Черевков Александр Сергеевич: другие произведения.

Юркина тайга.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ошибки совершаем мы для того, чтобы другие учились жить на наших ошибках.

   ЮРКИНА ТАЙГА.
  
   1.Ужасная жизнь на зоне.
  
   - Папа! Папа! После того, как умерла наша бабушка Мария, ты целых два года молчал и ничего не рассказывал о семейных историях. Расскажи нам про тайгу и про дядю Юру. - пристала ко мне, Виктория. - Ты давно ничего не рассказывал. Я помню, что бабушка писала о поисках дяди Юры, который через год сам нашелся.
   - Хорошо! Расскажу вам историю о похождении в тайге нашего Юрки. - согласился я. - Но, что бы не путать героев истории. Мое повествование будет от первого лица. Как бы Юрка рассказывал брату Сергею о себе.
   - До конца срока мне оставалось сидеть на зоне меньше года. - рассказывал Юрка. - В это время началась перестройка в Советском Союзе, а вместе с перестройкой начался такой балаган, что даже в местах заключения почувствовалось.
   Наша зона кормилась за счет ширпотреба, который изготовляли на зоне. Шили разные шмотки другим зонам, а также робу и перчатки гражданским строителям. Кроме того, у нас были мастерские по изготовлению садового инвентаря из дерева и металла. На нашей зоне, также была небольшая пилорама, которая распускала доски на нужды нашей зоны и на строительство в поселке жилых домов офицерам воинской части, которые охраняли нашу зону. По сравнению с другими зонами, в общем-то, на нашей зоне жилось не плохо. Почти все заключенные мотали большой срок. Знали друг друга хорошо. Никто из стариков не трогал молодых. Молодые никому не делали подлянку. Каждый знал свое место. Пахан зоны, по кличке Буфала, всю свою жизнь провел на этой зоне. Наша зона у пахана была родным домом. У пахана даже двое его родных сынов сидели на этой зоне. Оба сына мотали большой срок.
   Начальник зоны начал свою службу старшим лейтенантом на зоне. Офицер внутренних войск дослужился до полковника и до начальника зоны, не покидая этих мест. Здесь на нашей зоне работала вся семья начальника зоны. Жена и дочь работали в конторе. Сын офицер внутренних войск охранял нашу зону. Все шутили, что пахан зоны и начальник зоны вместе со своими семьями одинаково мотают срок. Сразу даже не поймешь, кто из них зек, а кто вольный поселенец. Начальнику зоны оставалось служить до заслуженной пенсии всего один год. Он не собирался никуда уезжать от нашей зоны. Рядом с зоной был хороший военный городок, в котором жила семья начальника зоны. Несмотря на то, что пахан зоны, сидел на зоне, а начальник зоны отвечал за всю нашу зону. Оба много лет знали друг друга. У них даже была дружба. Если можно назвать дружбой начальника зоны и заключенного. Однако во время ежедневной встречи пахан, и начальник зоны жали друг другу руки. Во время праздника и дня рождения, начальник зоны и пахан поздравляли друг друга. Чего нельзя было дождаться от пахана и начальника зоны с другими. Конечно, от этих двух стариков зависело благополучие нашей зоны. Пахан и начальник зоны, за столом в конторе на территории зоны, обсуждали работу, а также дисциплину на нашей зоне. Тут надо было посмотреть, кто из них был главнее внутри нашей зоны. В основном пахан зоны распределял работу. Пахан зоны также решал, кого можно опустить до петуха, а кого можно поднять до внеочередного свидания с родственниками и до передачи продуктов посылки со свободы. Если надо было применить силу против провинившихся, то пахан, не поручал это своим шестеркам. Пахан мог сам набить морду любому провинившемуся зеку и в тоже время мог похвалить зека за работу.
   С развалом Советского Союза на зоне сразу стало плохо. Заказы на ширпотреб резко упали. Сырье на работу стали завозить с опозданием. Наша зона была на собственном хозрасчете. Одежду и питание зекам приобретали на наши кровные деньги. Федеративные поставки были только офицерам и солдатам, а также на благоустройство военного городка. На содержание зоны федеративных денег было совсем мало. Если только на медицину давали деньги. В течение одного года со дня развала Советского Союза наша зона так сильно обнищала, что даже мыла туалетного не было на зоне. За время спада заказов на ширпотреб, сильно пошатнулась дисциплина на зоне среди зеков. Мучаясь от безделья и от голода, зеки занялись криминалом в нутрии самой зоны. Стали играть в карты на пайки, на посылки продуктов со свободы от родственников. На передачу, которую приносили родственники во время свидания. Во время таких игр в карты начались драки и поножовщина. Пахан и начальник зоны, как могли, подавляли драки и поножовщину среди зеков. Но с приходом зимы обстановка на зоне окончательно ухудшилась. Из-за недоедания зеки стали болеть и умирать. Производство ширпотреба на зоне упало не только из-за нехватки сырья и заказа, а также по болезни рабочих зеков. К весне половина зоны зеков валялись нарах. За зиму умерли от разных болезней и от недоедания почти двадцать человек из нескольких сот заключенных. Такой большой смертности зеков на зоне не было за несколько десятилетий. Тут же всего за одну зиму столько много умерло зеков. На зоне назревал ни просто скандал, самый настоящий бунт или даже восстание заключенных. Пацаны на зоне стали делиться на касты. Каждая каста разрабатывала свой вариант побега с нашей зоны. Многие были готовы лечь костями под очередью автомата, чтобы дать другим пацанам выбраться живыми с зоны на волю.
   - Мы тут с начальником зоны посоветовались, - сказал, пахан зоны на очередной воровской сходке, - решили некоторых пацанов досрочно отпустить на волю. Надо как-то разрядить нашу обстановку. Пока вас не перестреляли во время попытки побега с зоны. Начальнику зоны все давно известно. Кто-то на нас настучал. Стукачей мы накажем позже. Сейчас ни то время. Может быть, мы стукачам скажем спасибо. Благодаря стукачам у нас увеличился поек на зоне и охранять нас стали намного лучше, чтобы было меньше жертв, среди зеков и солдат во время попытки побега с зоны. Но это не значит, что мы на стороне стукачей. Мы им все равно порвем фуфло. Сейчас наш базар о другом. Мы на сходке должны определить, кто из нас откинется на свободу раньше срока и таким путем облегчит жизнь на зоне.
   - Буфало! Ты что-то темнишь насчет свободы. - не доверчиво, сказал зек по кличке Гнус. - Где было видано, что-бы менты просто так давали волю зекам. Менты скорее нас постреляют, как собак, чем отпустят на волю.
   - Сука буду! Если я вру. - заорал Быфало, рванув на себе рубаху. - Лично ты, Гнус, будешь первым откидываться на волю. Начальник зоны сказал, что те зеки, которым осталось сидеть полгода и меньше, пойдут на вольное поселение в тайгу. По окончания срока все получат вольные ксивы и могут, валят на все четыре стороны. Хоть за ближний кордон, где раньше жили. Хоть в любой конец России. Сейчас демократия и каждый свободен, жить по своему усмотрению. Даже за границей. Здесь же на зоне будет создаваться зона по европейскому стандарту с евроремонтом, как на зонах Германии, Бельгии, Голландии и других европейских стран. Начальник зоны получил разнарядку на этот год.
   - Пахан! Тебя, случайно, не купил начальник зоны на пайку кайфа? - поинтересовался зек по кличке Музя.
   - Если ты, Музя, узнаешь, что я продался, то сам воткнешь мне в бок перо. - со злостью прошипел пахан. - Но если я узнаю, что меня кинул начальник зоны, то я в присутствии всех пацанов заявляю, что начальник зоны получит от меня перо в бок. Эта зона лично мне дороже любой хаты на воле. Здесь прошла моя жизнь. Поэтому я не позволю никому марать мою зону и меня лично. Любой, кто хоть раз пикнет, насчет меня или моей зоны, того распишу при всех.
   - Пахан! Как мы будем определять, кто из нас откинется на волю? - осторожно, поинтересовался я. - Таких зеков много на нашей зоне, кому осталось сидеть полгода и меньше. Лично мне осталось сидеть на зоне меньше года. Затем я откинусь на волю без всяких проблем. Какой мне смысл пудрить себе мозги?!
   - Вот ты, Черепок, займешься этим вопросом. - сказал мне, пахан. - Я посчитал с начальником зоны, что на волю откинуться пятьдесят пацанов. Таких пацанов на зоне около сотни. Ты сделаешь сто закруток. Пятьдесят закруток пустых. Пятьдесят закруток с надписью "воля". Затем мы разыграем рулетку. Каждый будет тащить закрутку. У нас будет честная игра. С рулетки уйдет на волю половина везучих зеков. Все остальные зеки будут заниматься евроремонтом нашей зоны. Через год будем жить лучше, чем бомжи на свободе и лучше зеков в других российских зонах.
   Почти целый день я занимался приготовлением ста одинаковых листочков, в половине которые записывал "воля". Шестерки от пахана неотрывно следили за моими руками, чтобы я не сделал какие-то метки себя и своим кентам. Но я всегда был честным пацаном. Может быть именно поэтому пахан, доверил мне ответственную работу. Я одинаково записывал карандашом на каждом втором листке долгожданное слово "воля". Шестерки от пахана, делали скрутки. Когда все листочки, свернутые в трубочку были готовы, то кандидатов на волю оказалось восемьдесят пацанов. Двадцать пацанов отказались идти на волю. Пришлось убрать из кучи двадцать закруток. Так как досрочно на волю могли откинуться лишь половина желающих. Один из шестерок принес огромное цинковое ведро. Туда скидали все записки свернутые в трубочку. Ведро поставили на стол. Вокруг стола собралась вся воровская сходка вместе с кандидатами на волю. Ведро с записочками накрыли тряпкой. По жребию выбрали одного из шестерок, который будет доставать записочки с ведра и каждый раз тщательно перемешивать записочки в цинковом ведре покрытой тряпкой. Другой шестерка будет записывать всех кандидатов на волю, в свой блокнот на отчет пахана у начальника зоны. Почти целый час мы раскручивали рулетку перед пацанами, желающими досрочно откинуться на волю. Когда был сделан выбор на сорок кандидатов на волю. То оставшиеся записки сожгли прямо в ведре. Кандидатов на волю стали поздравлять. Среди кандидатов на волю оказался я и двое моих кентов по зоне, это зек по кличке Гнус и зек по кличке Хорек. В список кандидатов на волю попал зек по кличке Музя, который больше всех не верил словам пахана.
   - Буфало! Прости меня, что на тебя плохо подумал. - стал извиняться Музя перед паханом. - Голод меня замучил. Давно забыл, когда был сыт.
   - Передо мной извиняться не надо. - отдернув руку от Музи, сказал пахан. - Ты должен на воле поставить бутылку Черепку за то, что он случайно не забыл записать в черный список. Шестерку тоже должен благодарить, что его рука не пропустила твою записку со словом "воля". Когда будешь покидать зону, то все свое барахло отдашь шестерке.
   После того, как список зеков на волю попал в руки начальнику зоны, мы стали собираться в дорогу. Пахан нам сказал, что все свои шмотки и всякие заначки уходящих на волю останутся на зоне и будут поровну распределены между пацанами. На воле мы должны начать свою жизнь с чистого листа. О нас все равно менты позаботятся. Начальник зоны сказал, что на вольном поселении в тайге будет все необходимое нам к жизни на воле, кроме женщин и водки. Наступил месяц май. По старой советской привычке на зоне отметили усиленным пайком первомайские праздники пролетариата и девятого мая День победы над фашизмом. Мы стали жить ожиданием воли. Начальник зоны заранее выдал нам на руки копии документов, что мы получаем законное разрешение на вольное поселение в квадрате ?5 с дальнейшим выходом на волю по окончанию срок отбытия на вольном поселении. На вольном поселении все раны. Главное, что никто никого не опустит и не посадит на парашу. В документах был длинный перечень того, что мы должны делать на вольном поселении и что мы не должны делать на вольном поселении. В случае не выполнения условий на вольном поселении, каждый нарушитель получит добавочный срок заключения в размере двух лет и будет направлен на новую зону строгого режима. Каждый записанный на поселения может отказаться выезжать на поселение. Таким образом, уступит место другому на поселении. Из всех попавших в список на вольное поселение отказались лишь двое зеков, у которых срок отсидки был всего два месяца. Свободное место тут же по жребию заняли другие зеки. Никто из зеков, попавших в первый список на вольное поселение, не участвовал в определении жребия. Мы занимались лишь трудовой деятельностью на производстве в нашей зоне, а также общественными и бытовыми делами, которые выполняли все заключенные на зоне.
   Когда мы получили на руки документы, нас в этот же вечер вертолетом из зоны перекинули в международный аэропорт "Игнатьево" города Благовещенск. Там нас с группой других заключенных посадили в самолет, специально переоборудованный для переброски заключенных на дальнее расстояние. Куда мы летим, нам никто не говорил. Летели мы самолетом долго. Примерно, часа три или даже четыре. В полете нас дважды кормили и дали хорошо выспаться до посадки самолета. Когда нас из самолета пересаживали в крытый автомобиль "воронок" и там же аэропорту пересадили в вертолет, специально оборудованный под перевозку заключенных, то я случайно бросил свой взгляд на газету, которую читал офицер местного конвоя. На газете было написано "Красноярские новости". Я сразу понял, что нас перебросили в город Красноярск. Куда нас дальше будут отправлять, никто из нас даже не мог догадаться. Тайга в России огромная. Без конца и края. На вертолете нас перебросили прямо на зону рядом с городом Енисейск. Я когда-то был на этой зоне транзитом. Прежде чем меня отправили на зону возле города Благовещенск. Однако нас не отправили в общую зону к заключенным. Вначале нас определили в транзитную зону, где сразу разделили на группы по двадцать человек. Две группы зеков с нашей зоны держали вместе. Остальных зеков с другой зоны отправили в общую зону. Видимо этих зеков не собирались отправлять вместе с нами в тайгу на вольное поселение. Просто перебросили с нами транзитом на зону. За неделю до отправления на вольное поселение нас отделили от зоны на специальный карантин. К нам на карантин прибыли разные врачи. Стали тщательно проверять наше здоровье. Во время проверки забраковали семь зеков. Сразу им произвели замену. Новых кандидатов на поселение тоже тщательно проверили. После чего нам всем сделали прививки и уколы от энцефалитного жука, который в изобилии размножается в теплое время года во всей тайге. Всю неделю нас усиленно кормили, словно свиней на убой, а также постоянно контролировали наше здоровье. Можно было подумать, что нас готовят не на вольное поселение, а в спецназ, вылетающий в зону боевых действий или на мясокомбинат. Где из нас буду делать разные мясные продукты к питанию полезных заключенных, оставшихся зоне. Поэтому случаю, среди кандидатов на вольное поселение, прошел слух, что нас готовят к какому-то международного эксперимента. Хотят показывать зарубежным корреспондентам, как развивается демократия на зоне.
   Двадцатого мая 1998 года все наши переживания закончились. Нас разделили на две группы по двадцать человек. Каждую группу отдельно под конвоем повели на вертолетную площадку, которая была между нашей зоной и военным городком. С собой ничего не разрешили брать, кроме документов и сменного белья. Даже зубные щетки и мыло не взяли с собой. Нам сказали, что туалетные принадлежности получим на месте. В тайге нашего вольного поселения. Военный вертолет, в который посадили нашу группу, был оборудован как тюремная камера с решеткой. С той лишь разницей, что в этой воздушной тюремной камере были вместо нар длинные лавки возле стенок. С двух других сторон. Со стороны экипажа вертолета, а также со стороны хвоста вертолета, были металлические решетки. С небольшой решетчатой дверью на каждой решетке. Обе двери замыкались на английский замок, а также на засов и на цепь с амбарными замками. Кроме этих замков были два больших замка, которые перехватывали решетчатую дверь и саму решетку между собой. В общей сложности было на двух клетках десять замков. Можно было подумать, что мы можем голыми руками открыть десять замков. Затем двадцать зеков могли удрать из вертолета во время полета в воздухе, на высоте нескольких сот метром без парашютов. Наверно в этих вертолетах перекидывали опасных зеков. Огромный вертолет долго раскачивался, раскручивая пропеллера. Затем вертолет медленно оторвался от земли. Также медленно вертолет стал набирать скорость вместе с набором высоты. Нам не было видно ничего, что творится за бортом вертолета. Мы только ощущали движение вверх и вперед, а также ужасную вибрацию, от которой у большинства зеков стала кружиться голова. Стало дурно, как от сильного перепоя водкой или от удара по голове каким-то огромным предметом. Отчего некоторых зеков рвало. Другим зекам приходилось дышать чужой блевотной. Кроме того, переносить на себе ужасные испытания от вибрации вертолета. Мы едва не подохли во время полета в вертолете. Сколько времени лететь в тайгу на вертолете, нам совсем не было известно. Часов у зеков не было, конвой солдат нас не посвящал во времени. Солдаты словно во время газовой атаки сидели в противогазах, чтобы не задохнуться от рвоты зеков. В нашу сторону солдаты не смотрели. Под маской противогаза не было видно, куда смотрят солдаты. Привычные к повседневной тряске вертолета, видимо убаюканные вибрацией, солдаты просто спали во время полета. Так как армейская поговорка гласит, что пока солдат спит, то его служба идет. Вот только нам было не до сна.
   После длительного полета вертолет приземлился где-то в промежутке полета. Наверно на дозаправку горючим? Мы пришли к такому мнению по той причине, что нас ни стали высаживать из вертолета. Но в тоже время что-то вокруг вертолета громыхало и стучало о металл вертолета. Может быть, к вертолету подъезжали заправочные автомобили или какая-нибудь техника, которая обслуживала наш вертолет перед следующим полетом. В любом случае нам от этого легче ни стало. Нас никто не выпустил наружу из вертолетной клетки. Мы продолжали сидеть в своей вони. Прошло, наверно, около часа. Прежде чем в вертолет забрался экипаж вертолета, а следом за ними конвой. По довольным лицам экипажа вертолета и по лицам конвоя, было видно, что у них во время вертолетной стоянки был обеденный перерыв. От них даже исходил запах армейской кухни. В то время как у нас в клетке по-прежнему был отвратительный запах рвоты. К тому же наши кишки и желудок от голода играли марш и тоже издавали запах. Примерно столько же продолжался наш второй полет в вертолете, также как продолжался первый полет в вертолете. С той лишь разницей, что большая часть зеков, не выдерживая огромной нагрузки от вертолета, просто валялись на полу вертолета в бессознательном состоянии. В то время как другие более крепкие зеки сидели с безразличными ко всему лицами и видимо давно пожалели о том, что согласились поменять зону срока на вольное поселение.
  
   2.Жизнь на зоне вольного поселения.
  
   Когда вертолет наконец-то приземлился где-то в тайге далеко от населения, то у нас уже не было никаких сил на выживание. Мы даже не могли самостоятельно выбираться из вертолета. Вооруженные солдаты конвоя вытаскивали из вертолетной клетки зеков, которые находились в бессознательном состоянии. Зеков без чувств, клали на траву в стороне от вертолета. Туда же самостоятельно добирались зеки, которые еще могли сами хоть немного двигаться. Едва только вертолет освободили от зеков, как солдаты конвоя сразу забрались обратно в вертолет. Мы даже не успели ничего сообразить, уставшие после долгой вертолетной тряски, как вертолет в это время поднялся выше корабельных гигантских сосен и скрылся за могучей стеной деревьев, которые окружали нас плотным хвойным кольцом. Мы остались лежать в траве рядом с какими-то бараками, из которых не было никаких признаков жизни. Никого близко возле нас от представителей закона или нашей охраны с зоны не было. Нас просто бросили в глуши тайги на выживание. Кроме зверья, вокруг нас никого и ничего из цивилизации.
   - Мы крупно влипли! - едва очухавшись, выдавил Музя. - Я как чувствовал тогда, что так нас кинут менты.
   - Прекрати стонать! - заорал Гнус на Музю. - Свежий воздух в тайге, намного лучше колючей проволоки вокруг зоны. В тайге хоть немного поживем по человечески. Думаю, что в тайге не подохнем с голоду.
   - Самим предстоит определить, что лучше, а что хуже. - сказал зек, по кличке Цыпа, оглядываясь вокруг.
   - Пока солнце ни село за деревьями, надо определиться с ночлегом. - предложил Гнус. - Ночи в тайге холодные. Можно простудиться. Лекарств и докторов среди нас нет. Поэтому надо заботиться о своем здоровье сейчас.
   - Давайте мы разойдемся в разные стороны. - предложил я. - Затем вернемся обратно. Так определим, что имеем, на месте нашего вольного поселения. После этого будем решать, как поступать сегодня со своим ночлегом.
   - Черепок прав! - согласился Гнус. - Расходимся в разные стороны. В скором времени встречаемся обратно.
   - Развод придется отменить. - угрюмо, сказал Цыпа. - Козюля сдох, как собака. Не выдержал перелета.
   Зеки тут же сгруппировались вокруг своего кента по зоне, лежащего возле каких-то ящиков, на которых мы сразу не обратили внимание. Даже без помощи доктора было видно, что зек по кличке Козюля был мертв. Видимо скончался еще во время полета в вертолете. Солдаты конвоя, вытаскивая беспомощных зеков с вертолета, не обратили внимания на состояние зека Козюли. Вертолету надо было быстро убираться от нашего поселения задолго до ночи в тайге.
   - Давайте уберем в сторону труп Козюли. - предложил Гнус, после траурной паузы. - Надо посмотреть, что имеется в ящиках. Может быть, в ящиках есть что-нибудь съедобное или какие-то предметы к нашей жизни.
   - Тут в траве лежат разные ящики! - воскликнули зеки, которые отнесли труп Козюли дальше в густую траву.
   Зеки, не сговариваясь, принялись вскрывать деревянные, фанерные и картонные ящики прямо голыми руками без инструмента, которого у нас не было с собой в тайге. В ящиках были комплекты одежды, постельных принадлежностей, продукты разных консервов и много напитков в пластиковых бутылках. Не было режущих и колющих предметов, которые видимо, побоялись оставить менты у зеков, вышедших из зоны на вольное поселение.
   - Я так понял, что упаковки в ящиках и содержимое в них полностью принадлежат нам. - определил Гнус, беря на себя руководство над зеками. - Поэтому мы без базара, поровну распределим между собой передачу от ментов. Каждый пацан получит свое. Даже списки мы составлять не будем
   Гнус и Цыпа взяли на себя бремя распределения стандартных упаковок. Зеки выстроились в один ряд и по очереди подходили к Гнусу и Цыпе, которые давали каждому по одному совершенно одинаковому пакету. Когда закончился один вид пакетов, то Гнус и Цыпа приступили к распределению других видов пакетов. В общей сложности, сколько было разновидностей ящиков, столько было разных видов упаковок принадлежащих нам на вольном поселении.
   - Что будем делать с трупом Козюли? - поинтересовался кто-то, когда мы закончили разбирать упаковки.
   - Труп Козюли придется чем-то прикрыть. - ответил Гнус. - Иначе хищники сожрут труп Козюли. Завтра кто-нибудь из ментов сюда прилетит на вертушке и заберет труп Козюли. Думаю, что нас на совсем не забудут.
   Зеки стали рыскать по территории нашего вольного поселения в поисках чего-то подходящего, чем можно будет накрыть труп Козюли от хищников. Ничего подходящего не нашли, кроме огромной ржавой бочки. Засунули труп Козюли головой в бочку и поставили на ноги. Вокруг ржавой бочки положили много разных ржавых металлических предметов. Сверху бочки положили кусок рельсы. Теперь до трупа Козюли никто не мог добраться. Да и зачем зверям жрать труп Козюли, когда на вольном поселении столько много свежего мяса виде зеков. Ведь у нас нет никакого оружия, чтобы обороняться от хищников. Мы легкая добыча всякому зверью. В тайге нам надо выжить хоть одну ночь. Может быть, завтра утрам на зону вольного поселения прибудет вооруженная охрана нас от диких зверей. Избавившись от трупа Козюли, мы всей толпой направились к огромному полусгнившему бараку, который стоял особняком от других полностью сгнивших строений. От некогда небольшого поселка остались лишь торчащие из земли огромные бревна, вокруг которых когда-то были сооружены какие-то строения, напоминающие нечто вроде бараков или ферм содержания животных. На большой территории вольного поселения не было ни одной живой души. Некогда заселенное место давно проросло деревьями и кустарниками, которым на вид несколько десятков лет. Изнутри полусгнивший барак напоминал огромную камеру с нарами, а точнее барак концентрационного лагеря времен войны с фашистами. Внутри барака воняло гнилью досок и тканей, которые за давностью времени представляли собой с тлевшие бесформенные куски тканей. По клочьям звериной шерсти было видно, что до нашего появления на этом вольном поселении побывали хищники, но при виде нас или во время трескотни вертолета звери сбежали с площадки вольного поселения. Но если звери давно проживали в этих местах, то они обязательно вернуться к своему жилищу и устроят кровавую резню с безоружными зеками. Нам надо было принимать меры безопасности.
   - Видимо здесь в начале тридцатых годов был лагерь политических заключенных. - своими выводами нарушил Цыпа молчание зеков обалдевших от увиденного в полусгнившем бараке. - В современной прессе такое гнилое место называют Гулаг.
   - Интересно, куда делись отсюда политические заключенные? - поинтересовался зек по кличке Тюря. - По размерам территории заброшенного поселения здесь лет шестьдесят-семьдесят назад проживало несколько сотен человек. Может быть, даже больше было узников Гулага.
   - Скорее всего политических заключенных сожрали звери. - ухмыляясь, сказал Гнус. - Посмотри на нары и на столбы. Тут всюду звериная шерсть. Нас ждет та же участь. Если мы сейчас не примем никаких мер безопасности. Поэтому хватит базарить. Давайте быстро очистим барак от грязи. Закроем свободными нарами выход из сгнившего барака.
   Зеки, не сговариваясь, последовали примеру Гнуса. Вышли из гнилого барака со своими упаковками и положили их в стороне от барака. Затем обратно вошли в полусгнивший барак и стали выносить оттуда гнилье от бывшего имущества заключенных. Все гнилье стали складывать на краю поселения вдали от нашего барака, чтобы не пахло гнильем возле нашего ночлега. Кроме того, на собственный запах в гнилье могли вернуться звери. Так что запах гнилья в стороне от нашего места ночлега отвлечет зверей от нас. У зверей не будет повода нападать ночью на зеков. За пару часов до вечера барак стал относительно чистым по сравнению с тем видом, который застали мы при нашем появлении здесь на вольном поселении. В середине Гулага мы нашли большой родник под огромной сосной, которая наверно выросла здесь у родника после исчезновения политических заключенных. При наличии воды мы могли вымыть барак чистой водой. Но у нас не было ведер носить в барак воду. Поэтому каждый зек намочил более нормальную тряпку, выбранную из гнилья, мокрой тряпкой протер то место, где собирался спать на нарах. Таким образом, перед заходом солнца огромный барак был готов к ночевке зеков. Можно было нам располагаться спать. За весь прошедший день мы устали до такой степени, что не в силах были организовать общий стол на свой первый ужин в зоне вольного поселения. К тому же каждый из нас за время уборки барака перехватил немного из тех продуктов, которые оставили нам менты до нашего прилета сюда на вертолете. Так что нам оставалось лишь завалиться спать до самого утра. Утро покажет, как поступать дальше. Надо как-то обживать место нашего поселения. Тщательно завалив свободными нарами вход в барак, а также щели прорытые зверями под полом, мы улеглись на нарах каждый рядом со своими кентами. Точно так же, как мы жили на нарах в своей зоне. Среди нас не было опущенных, так как "петухов" даже не рассматривали в списке на вольное поселение. Поэтому нам не требовалось определение каст и рангов положенных на зоне по воровским законом. В нашем коллективе все зеки были равны. С той лишь разницей, что у каждого было свое количество ходок на зону, а также разница в сроках отсидки. В основном каждый зек имел по две и больше ходок на зону с минимальным сроком пять лет. Сидеть осталось каждому мало.
   Барак был рассчитан, примерно, на пятьдесят человек. Так как нас было девятнадцать человек, то мы сгруппировались ближе к центру барака. Так было намного теплее и безопаснее в случае проникновения хищников в наш барак. Хотя проникнуть к нам в барак хищники не могли. Потому, что им надо было приложить много усилия, чтобы отбросить от входа в барак несколько нар, тщательно уложенных на вход в барак. Если только пару медведей договорятся между собой и станут дружно вламываться в пролом в наш барак. Однако медведи никогда не нападали на жилища людей и тем более не были в сговоре между собой. Ведь в отличие от человека медведи не могут размышлять и быть в сговоре между собой. К тому же медведи в основном одиночки. Не живут стаями, как волки. Так что ночью в бараке нам ничто не грозит. Можно спать спокойно. "Утро вечера мудренее", - как говорит русская поговорка.
   Едва лишь сумерки вечера сменились на густую темную ночь, как сразу со стороны тайги послышались звуки леса. Вначале захихикали ночные птицы. Затем послышалось тявканье лисиц. Где-то к полночи со стороны леса до нас донесся вой волков. Изредка тайгу сотрясал рев медведей, а также трубный пугающий рев лосей. Ночь была совершенно безветренная. Поэтому нам было отчетливо слышно каждый звук со стороны тайги и вокруг нашего барака. Я стал было засыпать, как, вдруг, за стенкой барака отчетливо услышал шаги человека и легкое покашливание. Мне сразу стало страшно. Откуда среди ночи за стенкой барака могут быть люди или всего один человек? Беззвучно и не заметно для нас сквозь стенку барака или через заваленный проход в бараке никто из зеков не может выйти. Тогда где-то на месте нашего поселения живут люди или может быть это снежный человек? Конечно же, это не каптар. Так как каптары живут на Северном Кавказе, точнее, в горах Дагестана. Здесь же вполне возможно живет какой-то другой вид гуманоидов или пришельцы с других планет поселились в этой глухомани. Надо будет утром обследовать следы возле барака. Тем более что на этой стороне барака никто из зеков не был. Если мне это не послышалось сквозь сон, то на мокрой почве вокруг барака обязательно должны остаться какие-то следы от ног...
   Я так и заснул в размышлениях о ночном посетителе возле нашего барака. Мне снился Северный Кавказ, наполненный каптарами, о которых я знал из рассказов своего отца и старшего брата Сашки. Я мало верил тому, что слышал в нашей семье о каптарах. Хотя мы с братом-близнецом родились в городе Избербаш в Дагестане, где происходили истории связанные с каптарами. Но еще в нашем дошкольном возрасте семья переселилась из Дагестана, на реку Лаба далеко в горах на стыке границ Краснодарского и Ставропольского краев. Так что я не был участником историй с каптарами в горах Дагестана. Однако однажды возле реки Лаба во время рыбалки я увидел на другом берегу реки какое-то волосатое чудище, пьющее воду в реке, что я едва не сошел с ума от страха. Это нечто волосатое похожее больше на человека, чем на обезьяну, почти трехметрового роста, спокойно попило воду. Затем это чудище, оглядевшись по сторонам, увидело меня на другой стороне речки обезумевшего от страха. Совершенно не испугавшись моего присутствия, на расстоянии нескольких десятков метров по ширине реки Лаба, чудище спокойно повернуло в заросли леса и скрылось в гуще деревьев. Больше никогда я не видел таких существ похожих на людей.
   Я никому ни стал рассказывать о том, что видел такое ужасное чудище. Все равно мне никто не поверит. Так же как я когда-то не верил рассказам старшего брата и отца о каптарах, которые живут в горах Дагестана. Но с того времени во время моей встречи с волосатым человеком, я стал часто думать о том, что мы не одни не только во вселенной, но даже на планете Земля. Рядом с нами живут подобные нам разумные существа, которые отличны от нас высоким ростом и с могучим телом, покрытым густой шерстью или волосами. Вероятно, эти существа живут в глубоких пещерах и в другом измерении жизни. Лишь изредка эти разумные существа появляются в среде обычных людей, пугая нас своим видом и неизвестностью, которая недоступна обычным людям. Иначе бы мы давно имели контакты друг с другом и даже получили бы потомство между нашими видами. Как это происходит между людьми разных рас и народов. Отчего на Земле получаются прекрасные метисы. Может быть, когда-то мне придется войти в контакт с каптаром женского рода. Я наделаю с ней каптарчиков. Хотя это маловероятно, что каптары и обычные люди могут иметь между собой потомство. Ведь обычные люди и обезьяны похожие на людей давно живут рядом друг с другом, но что-то потомства от контакта между людьми и обезьянами до сих пор не появилось на белый свет. Так что меня не ждет половая связь с каптарами. Своих бы обычных детей воспитать. Как только выйду на волю, так сразу поеду к своей дочери Галины на Северный Кавказ. Можно было бы и к сыну съездить, но я не знаю, куда моего сына увезла вторая жена.
   Мой сон прервала вертолетная трескотня. Я открыл глаза. Яркие лучи солнца пробивались сквозь щели в потолке и в стенах барака. Все остальные зеки тоже только что проснулись от шума вертолета и стали подниматься с нар. Мы разом направились к входу в наш барак и стали оттаскивать завал из нар от входа в барак. Нам не терпелось увидеть, что притащили нам на вертолете менты. Наверно строительные материалы? Ведь жить в таких условиях не возможно. Надо как-то благоустраивать свое жилище на своем вольном поселении. Иначе мы погибнем в тайге. Когда мы выбрались из своего барака в сторону вертолета, то лопасти вертолета уже прекратили вертеться. Экипаж вертолета заглушил двигатели винтокрылой машины. Из вертолета выбрались несколько вооруженных солдат конвой и офицеры. Солдаты с автоматами на изготовке заняли круговую оборону вокруг вертолета. Офицеры открыли заднюю дверь вертолета, который был заполнен огромным количеством различных ящиков. Майор внутренних войск приказал нам подходить по двое к вертолету и забирать ящики из вертолета. Укладывать ящики в стороне.
   - Здесь все необходимое пригодное к вашему постепенному благоустройству на месте вольного поселения. - сказал майор внутренних войск, показывая на ящики сложенные горкой в стороне от вертолета. - Следующим вертолетом вам привезут полевую кухню и строительные материалы. Пока поближе к центру своего вольного поселения освободите место к установке временного жилья. В длинных ящиках жилая и хозяйственная палатки. Инструкции по установке палаток имеются. Вы должны разобраться между собой на две бригады. Одна бригада будет строить жилье. Друга бригада будет заниматься хозяйством, следить за порядком, готовить пищу, сажать огород и разводить скотину.
   - Нас сюда на вольное поселение, на всю жизнь прислали? - удивленно, воскликнул Гнус. - Лично я не собираюсь здесь долго отдыхать. У меня через три месяца кончается срок отсидки. Затем я буду вольная птица. Лечу куда хочу. Мне воля дороже всего. Если меня не отпустят отсюда, то я сам сделаю ноги на волю.
   - Насчет твоих полетов я сомневаюсь, чтобы ты мог далеко улететь, даже имея крылья. - ухмыляясь, сказал майор. - Даже крылатой машине приходиться дважды заправляться в пути, чтобы долететь до своей стоянки. Что же касается твоего освобождения, то пока здесь не будет благоустроенного поселка вольного поселения зеков, никто из зеков отсюда не улетит. Ты сам подписал документ на строительство вольного поселения. Обратной дороги отсюда нет. Пока каждый из вас не выполнит условия договора. Уйти отсюда просто невозможно. Сотни километров до ближайшего жилья. Вокруг глухая не проходная тайга, наполненная разными хищниками, которые порвут любого беглеца.
   - Выходит, что мы все добровольные заложники собственного вольного поселения. - угрюмо, сказал Музя.
   - Вы все вольные люди. - ответил майор. - Но на волю уйдете только тогда, когда будет заложен благоустроенный поселок, в котором можно будет перезимовать следующим вольным поселенцам из зоны. Новое поселение будет продолжать строительство благоустроенного поселка. Со временем не только зеки, но даже вольные люди захотят поселиться в этих местах. Через год здесь будет современная звероводческая ферма по разведению пушного зверя.
   - Кто будет в тайге руководить строительством современной звероводческой фермой? - поинтересовался я.
   - Пока будешь ты руководить стройкой вольного поселения. - ответил майор внутренних войск. - Затем сюда на вертолете прилетят специалисты. Сборные домики легко собрать. Ума много не требуется. Надо силу и желание. Все присутствующие свободны. Можете позавтракать перед работой. Начальник стройки остается со мной.
   Зеки поплелись обратно в барак на свой первый завтрак на вольном поселении. Я с майором остался возле вертолета подписывать бумаги на прием инвентаря и принадлежностей, которые завезли вертолетом вчера и сегодня утром. Бумаг было так много, что у меня стали болеть пальцы от перелистывания документов и от подписей каждого документа. Майор лишь шлепал печати на документы. Одну копию документов отдавал мне. Остальные брал себе.
   - Теперь ознакомься с чертежами по сборке домиков. - доставая из военного ящика пачку документов, сказал мне, майор внутренних войск. - Здесь ничего сложного нет. Каждый домик собирается из готовых деревянных конструкций. Затем обшивается огромными плитами из специального металла с утеплителем внутри. Специалисты такой домик собирают в течение одного дня со всеми подводками воды и электричества. Вас скоро научат собирать эти домики.
   - У нас здесь электричество будет? - удивленно, спросил я. - Откуда же подведут электричество к нашей звероводческой ферме, если от нас до ближайшего населенного пункта, несколько сотен километров?
   - У вас в поселке будет современный стационарный генератор, который работает от аккумуляторов и любого горючего, на котором могут работать автомобили. - ответил мне, майор внутренних войск. - Надо набраться терпения и постараться хорошо поработать. Через пару лет сюда придет прогресс современной электроники. Русская пушнина никогда не выйдет из моды. Весь мир ждет нашу пушнину. Вы будете выращивать соболей, куниц и серебристых лисиц.
   - Разве в дикой природе бывают серебристые лисицы? - удивленно, воскликнул я. - Вроде лисицы рыжие?
   - При современной науке выводят даже голубых лисиц. - смеясь, ответил майор. - Зависит от того, чем лисиц будут кормить. Все, хватит! На этом дискуссию мы закончим. Скоро прилетит следующий вертолет. Иди завтракать. Сегодня прилетят два вертолета с различными материалами. У тебя может быть много работы. Желаю вам выжить здесь. Тайга сохраняет только тружеников. Лодыри остануться лежать на погосте.
   - Извините! Я совсем забыл. - обратился я, к офицеру внутренних войск. - У нас вчера вечером умер один зек, по кличе Козюля. Надо чтобы вы труп забрали похоронить к себе на большую землю и сообщили о смерти зека его родным. Наверно кто-то у него остался на воле?
   - Я не уполномочен забирать отсюда мертвых и живых. - поспешил отказаться майор от трупа Козюли. - К тому же, не будем нарушать традицию этих мест. Отсюда за последние шестьдесят лет не вывозили не одного трупа. Живые тоже этих мест никогда не покидали. Здесь есть огромное кладбище. Там места всем желающим хватить.
   Майор побежал к вертолету, который начинал раскручивать свои огромные пропеллеры. Я отошел как можно подальше от вертолета, чтобы меня не сдуло с места. Как только майор забрался в вертолет, следом за ним в вертолет забрались солдаты конвоя. Через пару минут вертолет стад подниматься вверх и вскоре скрылся за верхушками корабельных сосен, уступая здесь место на посадку следующего своего винтокрылого брата. Я пошел завтракать.
   - Теперь ты не Черепок, а Череп. - завистливо, сказал Гнус, встречая меня в бараке. - Большой начальник поселения. Мы должны тебя беречь и уважать. Кланяются тебе в самые ножки. Ты у нас бог, царь и мент на зоне.
   - Если хочешь, то я с огромным удовольствием уступлю тебе место. - предложил я, Гнусу, который видимо рассчитывал стать паханом в зоне вольного поселения. - Мне лучше быть в стороне от командования пацанами на стройке. Я никогда не претендовал на руководящую роль. Тем более, здесь на зоне...
   - Я хочу пораньше уйти на свободу с вольного поселения. - ответил Гнус. - Должность начальника вольного поселения не светит свободой. Если поселок не будет построен в срок, то ты не скоро увидишь свободу вдали от тайги. Мне только перекантоваться до окончания срока.
   - Если поселок не будет построен в срок, то никто из нас не увидит свободу. - громко, сказал я, чтобы слышали все зеки. - Поэтому нам надо работать в темпе, чтобы за три месяца сдать первую очередь домиков вольного поселения. Я лично не намерен зимовать в тайге даже в самых лучших условиях.
   - Разве так быстро мы сможем здесь построить современный поселок? - удивленно, поинтересовался Цыпа.
   - Домики сборные блоками по европейскому стандарту. - не много, преувеличил я. - Собирать домик можно за день. Мы должны научиться собирать в день по два домика. Тогда точно успеем закончить работу к зиме.
   - Труп Козюли менты забрали на большую землю или ты забыл о трупе? - вспомнил Гнус, про труп Козюли.
   - Я сказал майору о трупе Козюли. - ответил я. - Майор сказал, чтобы мы похоронили труп на местном кладбище. Здесь места на кладбище хватит всем.
   - Мы что похоронное бюро своим пацанам! - возмутился Цыпа. - У нас тут даже досок и инструмента нет.
   - Козюля сам нашел себе гроб в ржавой бочке. - напомнил Музя. - Мертвому все равно, в чем его похоронят.
   - Похороны мы проведем после разгрузки двух вертолетов. - распорядился я, как начальник вольного поселения. - Сейчас пойдем ставить палатки рядом с родником. В этом бараке опасно нам ночевать. Первый же дождик промочит нас через щели в бараке. Кроме того, до нас могут добраться хищники. Барак до нашего прибытия стал их логовом.
   - Так в палатки хищникам легче попасть. - подметил Музя. - Палатки всего лишь кусок тряпки у хищников.
   - Армейские полевые палатки изготовляются из специального, крепкого материала, который даже ножом не прорежешь. - стал защищать я армейский инвентарь. - Мало того, палатка пропитана специальным препаратом, который своим запахом отталкивает любых хищников. К тому же палатки наше временное жилище. Как только мы соберем домики, так сразу переселимся жить в добротное жилье. Так что все вперед на работу. Мы должны быстро работать.
   Не успели мы выбраться из барака, как услышали трескотню вертолета и тут же пошли разгружать прибывший вертолет, в котором была армейская кухня, ящики с инструментом и комплект блоков на первый домик. Пока мы разгружали вертолет, пришло время обеда. После обеда прилетел следующий вертолет с мешками семян различных овощей и плодов на разведение нами огорода в пределах вольного поселения. В третьем вертолете также были предметы разного домашнего обихода, а также сахар, соль и другие продукты. Нас хорошо снабдили всем необходимым.
   - При таком пайке можно нам на второй срок остаться. - радостно, сказал Гнус, вскрывая ящик с продуктами.
   - Это вам на месяц прислали продукты, а не на один день. - сказал майор, направляясь к вертолету. -Закончатся продукты раньше. Будете есть траву или кору деревьев. Сажайте свой огород и будите с продуктами.
   - Среди нас имеется один повар. - сказал я, глядя на Музю. - Он будет готовить и следить за продуктами.
   Как только вертолет улетел, я тут же выделил двух помощников нашему повару, который занялся приготовлением в полевой кухне горячего ужина на всю нашу группу. Трем зекам сказал, чтобы они занялись похоронами трупа Козюли. Все остальные зеки с инструментами и с ящиками палаток направились в сторону большого родника. Там нам предстояло расчистить огромную площадку на две палатки, а также на временную стоянку полевой кухни с пищей. Оставлять кухню с пищей вдали от нас было опасно. Туда могли наведаться хищники и тот неизвестный пришелец, шаги которого я слышал среди ночи. Надо сходить к бараку посмотреть следы того неизвестного, кто живет в тайге. В четырнадцать пар рук расчистить площадку под палатки и под полевую кухню не представляло никакого труда. Но вот как грамотно поставить две огромные армейские палатки не знал, ни кто из нас. Среди нас не было бывших армейских офицеров, а бывшие солдаты никогда не принимали участие в сборке армейских палаток на службе. Так что нам пришлось долго копаться с армейскими палатками, по чертежам изучая каждую деталь армейской палатки. Как мы не старались установить жилую армейскую палатку, она все равно заваливалась в какую-нибудь сторону. Палатка была настолько тяжелая, что у нас даже появлялись мысли, о механизмах, которые устанавливают палатку изнутри. Но на чертежах армейской палатки механизмы не были указаны. Однако такие безумные выводы навели нас на мысль, что нам надо забраться под палатку с алюминиевыми стойками и там всем разом по команде подняться. Таким образом установить алюминиевые стойки по центру и затем закрепить растяжки по углам жилой палатки.
   - Раз! Два! Встали! - скомандовал я, забравшись вовнутрь палатки и поднявшись в рост следом со всеми пацанами. - Теперь снаружи ставьте алюминиевые распорки. Забивайте металлические колья с кольцами на растяжках по углам. Старайтесь палатку удержать до полного закрепления.
   - Какие вы все-таки молодцы. - похвалил нас, Музя, разглядывая установленную палатку. - Идите ужинать.
   - Покушать можно и при фонариках, которых у нас целый ящик. - сказал я, зекам. - Палатки должны закрепить сейчас. Скоро будет совсем темно. Мы не сможем установить вторую палатку. Надо быстро работать!
   Никто из зеков ни стал возражать. Все прекрасно понимали, что от нашего сохранения продуктов и от нашего благоустройства зависит вся наша дальнейшая жизнь в зоне вольного поселения. К тому же мы сейчас имели опыт в установке первой палатки. Так что установить вторую палатку не представляло для нас никакого труда. Минут за двадцать мы могли установить вторую палатку. Примерно за час перенести все ящики в хозяйственную палатку, а постельные принадлежности и фанерные листы под матрасы могли быстро перенести в жилую армейскую палатку. Воодушевленные быстрой работой мы ни стали откладывать передвижение полевой кухни после ужина. Мы пошли всей группой к полевой кухне. На ура за несколько минут перетащили кухню волоком на колесах в пространство между двумя палатками. Палатки стояли друг от друга на расстоянии десяти метром по обе стороны большого родника. Так что рядом с полевой кухней была вода, хозяйственна палатка и место нашего жительства. Можно было считать, что мы хорошо устроились на второй день нашего вольного поселения в тайге. Завтра можно начать строить домики.
   - Сегодня мы заслужили хорошего отдыха. - радостно, сказал я, пацанам после сытного ужина. - Завтра у нас начинается обычный рабочий день. Подъем и завтрак в шесть часов утра. Обед в два часа дня. Ужин в семь часов вечера. Ложиться спать будем с заходом солнца. Письменный график работы установим сообща. Выходных дней нет. Отдыхать будем на воле. Здесь надо волю заслужить, чтобы не гнить в тайге.
   - Как будем определять время дня? Почему не будем отдыхать в выходные? - удивленно, спросил Хорек.
   - Часами нам будет служить эта сосна возле родника. - стал я объяснять придуманный мной распорядок дня. - Мы расчертим огромный круг вокруг сосны. По кругу разметим циферблат по сторонам света, как в обычных часах. Во время движения солнца макушка сосны будет указывать нам время каждого часа. Минуты нам не нужны. Что же касается времени отдыха, то мы будем отдыхать во время завтрака, обеда, ужина и во время сна. Выходные дни и отпуска у нас будут во время дождя и тогда, когда мы выйдем на волю. Нарушителей порядка будем наказывать пайком и штрафными работами. Кто недоволен установленным порядком. Может покинуть наше вольное поселение. Тайга огромная места всем трупам хватит. Хищники давно вас ждут. Я намерен до холодов покинуть вольное поселение на волю. Поэтому я буду вкалывать наравне со всеми и наказывать всех, кто не согласен с моими порядками.
   - Правильно, Черепок! Я на твоей стороне. - поддержал меня, Гнус. - Я сам буду наказывать нарушителей нашего порядка. Мы должны все сделать, чтобы выстроить поселок до первых холодов и потребовать досрочного освобождения. Вообще-то я сторонник спокойной жизни. Если будет так, как говорят менты, то я останусь здесь надолго. Лишь бы нам сюда баб привезли трахаться и размножаться детьми в таежном лесу.
   Никто из зеков ни стал обсуждать установленный мной порядок на вольном поселении и выводы Гнуса о дальнейшей жизни на вольном поселении. Зеки, молча, помыли за собой посуду после ужина и тихо разбрелись по своим местам ночлега в жилой палатке. Я прекрасно понимал, что не все согласны с моим распорядком дня на вольном поселении. Многие зеки согласны были выбраться из зоны на вольное поселение лишь по той причине, чтобы не вкалывать на производстве на зоне. Просто увильнуть от работы на вольном поселении до своего освобождения звонком. Все произошло совершенно иначе, чем рассчитывали зеки. Надо вкалывать, как рабам, чтобы себе заработать волю. Иначе придется отматывать новый срок на зоне строгого режима, а сбежать отсюда просто не возможно.
   - Подъем! - громко, закричал я, когда первые лучи солнца, коснулись пластиковых стекол жилой палатки.
   Зеки нехотя стали выбираться из жилой армейской палатки и направляться к армейскому полевому умывальнику, который прибыл вчера в вертолете вместе с полевой армейской кухней. Умывальник был установлен в стороне от наших жилых палаток, а также дальше от полевой кухни. В дальнейшем я планировал установить утепленный современный туалет вместе с умывальником, который предусмотрен в планировке вольного поселения. Видимо планировка вольного поселения была задумана в начале перестройки. Но по каким-то причинам не была осуществлена. Наверно не было государственных денег на подобное решение. Российские спонсоры только зарождались. Зарубежные инвеститоры не рисковали своими деньгами в такие проекты, которые не могли принести зарубежным инвеститорам большой доход. Но привязка вольного поселения зеков к разведению пушного зверя России, сразу получила интерес со стороны зарубежных инвеститоров и местных спонсоров. По документам видно, что деньги вкладывают зарубежные бизнесмены, а звероводческой фермой будет руководить российский бизнесмен. То есть, будет совместное производство, которое на первых порах использует дешевый труд зеков на вольном поселении далеко в тайге.
   - Музя! Пока мы вместо физзарядки будем расчищать площадку под домики, ты со своими работниками го?товь нам завтрак. - сказал я, нашему повару, как только он умылся возле умывальника. - В дальнейшем ты составишь нормы продуктов из расчета на каждого человека. Эти временем твои работники углубят и расширят родник до двух местного бассейна, которым мы будем пользоваться водой в полном объеме. Затем мы общими усилиями выроем колодец с водой на предмет питья. Родниковая вода будет у нас на стирку и на купание. Когда будет расширяться родник, то не забывайте о корнях дерева. Это дерево пригодится нам тут, как наши легкие, без которых нам невозможно жить. Майор обещал забурить скважину на бытовые и на производственные нужды воды. Позже у нас будет собственный водопровод. Мы должны делать свою работу на совесть, чтобы пришедшие сюда после нас зеки и вольнонаемные рабочие вспоминали нас добрым словом. Может быть, даже кто-то из нас бросит свои корни на вольную жизнь.
   В то время как Музя занимался приготовлением завтрака со своими помощниками, остальные зеки взяли лопаты и грабли, стали очищать площадку под будущие сборные домики. Я работал наравне со всеми, чтобы зеки не говорили, что я стал как мент и отделился от пацанов. Мне хорошо было известно, что может быть с теми, кто хочет самостоятельно пробираться вверх без поддержки братвы. Я не хотел быть авторитетом на зоне, тем более на вольном поселении. Мне хотелось спокойно откинуться звонком на волю, как все остальные зеки. На воле все равно лучше жить. Можно обзавестись семьей. Можно выбрать лучшее место жительства. Много чего можно иметь нам на воле. После расчистки площадки под сборные домики не успели мы закончить с завтраком, как прилетел вертолет с различными строительными материалами и оконными рамами из алюминия с двойными вакуумными стеклами. Мы впервые видели такие оконные рамы и разглядывали их, как какие-то диковинки неизвестные русскому мужику. Сразу было видно, что эти оконные рамы собирались где-то в Европе, но не здесь в России. Прогресс пришел в тайгу.
   - Разве можно алюминиевые окна ставить здесь на морозе? - спросил Гнус, майора, рассматривая окна.
   - Этот сплав металла и стекла разработаны учеными европейских фирм специально рассчитанный на российский климат. - объяснил майор. - Таким окнам никакие морозы не страшны. Но вы будьте внимательны. Стекла и рамы очень дорого стоят. Если вы разобьете стекла, то стоимость окон будут высчитывать с вашей зарплаты, которую вы будете здесь получать. На волю вы будете выходить с деньгами. Следите за своей работой и за своими деньгами.
   - Да я любому пасть порву за свои бабки! - громко, сказал Гнус, чтобы слышали зеки. - Из-за денег я сел на зону. Поэтому никому не позволю проколом в работе посягать на мои деньги. Вы поняли меня, пацаны!? Я совсем не шучу! Мы все будем вкалывать на совесть и при большой скорости, как гоночные автомобили.
   Зеки ничего не сказали, только отошли подальше от упаковки с оконными рамами. Никто не хотел связываться с Гнусом. Все прекрасно знали, что Гнус псих и ему ничего ни стоит прирезать любого пацана за какой-то прокол в сторону Гнуса. Лично мне это нравилось, так как Гнус был мне хорошей опорой в руководстве над зеками, которые ни очень-то любили работать на зоне, но всегда остерегались злого нрава пахана нашей зоны. Теперь на вольном поселении зеков, фактически паханом зоны вольного поселения стал Гнус. Я был всего лишь производственный начальник, на которого повесили всю материальную ответственность по строительству в тайге нового вольного поселения. Целую неделю вертолеты прилетали к нам с различными строительными материалами. Майор видимо был куратором по строительству поселка вольного поселения. Майор был доволен нашей стремительной работой и всячески поощрял наши капризы, которые мы высказывали в отношении своего устройства на вольном поселении. Так благодаря нашим требованиям у нас на вольном поселении появились несколько щенков двух собачьих выводков. Щенки были настолько беспомощные, что мы потребовали на корм щенков коровьего молока и прямо из бутылочек выкармливали щенков в свободное от работы время. Щенки на вольном поселении стали нашим общим вниманием.
   Мне также удалось выпросить у майора несколько будильников, которые нужны были нам к раннему подъему на работу. Майор по собственной инициативе привез нам три современных приемника и кучу батареек, которые можно было заряжать с приспособлением, подключенным к напряжению не большого аккумулятора. Стационарные аккумуляторы и трансформаторы мы использовали на освещение своих палаток и домиков, а также на зарядку аккумуляторов разных электрических инструментов в установке сборных домиков, которые мы стали собирать лишь через неделю после прекращения частых прилетов вертолетов. Так как частая выгрузка вертолетов выбивала нас из колеи и никак не давала сосредоточиться на установке сборных домиков. Вскоре появилось время на установку домиков.
   - Вы пока занимайтесь благоустройством своего вольного поселения. - сказал майор, во время последней выгрузки вертолета. - В понедельник я привезу вам иностранных специалистов. Они покажут вам, как надо устанавливать сборные домики. К этому времени вы наведите у себя идеальный порядок. Не позорьте свою Родину. Сейчас от этих иностранцев зависит ваше личное благополучие на вольном поселении. Постарайтесь не ударить в гряз лицом перед иностранцами. Я тоже не забуду вашу отличную работу. Буду всячески поощрять ваш успех на работе в тайге.
   - Майор! Будь спокоен! Мы тоже не забудем твою доброту. - ответил Гнус за всех зеков. - Через два дня ты не узнаешь вольного поселения. Мы выдраим вольную зону так, что иностранцы позавидуют нашей жизни.
   Как только улетел последний вертолет, так мы сразу разбились на две бригады. Одной бригадой стал руководить я. Руководство другой бригадой взял на себя Гнус. Моя бригада занялась освобождением от хлама и досок всей территории вольного поселения. Бригада под руководством Гнуса приступила к благоустройству территории вольного поселения. Начали с разведения на территории вольного поселения огорода, овощей личного хозяйства вольного поселения. Ржавого железа, гнилых досок и разного мусора было так много на территории нашего вольного поселения, что мы решили определить специальное место в овраге расположенном между деревьями в стороне от нашего вольного поселения. Даже если иностранцы задумают обойти территорию нашего поселения, то они не смогут увидеть тот хлам, который мы вынесем с территории нашего вольного поселения в глубокий овраг. В стороне от строительства. К тому же не далеко от оврага с мусором была небольшая полянка в лесу, куда мог сесть вертолет, чтобы мы могли вывести хлам из тайги на большую землю. Если конечно захочет майор вывести этот хлам с территории вольного поселения. На тот случай, если хлам останется в тайге, то в дальнейшем хлам можно забросать сухими ветками или даже землей. Конечно, если к нам на вольное поселение привезут какие-нибудь миниатюрные машины и трактора.
   - Черепок! Черепок! Там кто-то есть. - тихо, сказал Цыпа, когда мы подошли к развалившемуся бараку. - Там под досками погреб. В нем кто-то живой прячется. Вроде дикий человек или леший в лохмотьях и в длинных волосах.
   - Какой тут леший или человек? - усмехнувшись, сказал я. - Здесь лет шестьдесят вообще не ступала нога человека. Наверно ты плохо выспался? Поэтому тебе что-то мерещится среди белого дня.
   - Он там. Посмотри внимательно. - уверенно, сказал Цыпа, показывая в дырку под досками. - Стонет и шевелится. Наверно больной или раненый.
   Я внимательно посмотрел под доски и обалдел от увиденного в небольшой дыре. Под досками в погребе, как в норе устланной сухими листьями и гнилыми тряпками, сидел мужичек, весь обросший седыми волосами. Это был ни леший, а одичавший старик, который больше был похож на лешего, чем на человека. Старик трясся от страха, шипел как змея и скалил беззубый рот, словно дряхлый хищник, который не в силах защищаться. Но способен ртом издавать угрожающие звуки против своих врагов в глухом таежном лесу.
   - Я присмотрю за ним, чтобы он от нас никуда не сбежал. - тихо, сказал я, Цыпе. - Ты позови сюда пацанов. Мы осторожно разберем гнилые доски и постараемся взять его живым и невредимым. Если, конечно, старик здесь не умрет от страха. Ведь он без людей совсем озверел в тайге. Сейчас ведет себя словно затравленный зверь.
   Прошло несколько минут, прежде чем Цыпа жестами своих рук собрал всех зеков вокруг норы этого странного старика. Мы стали осторожно разбирать доски вокруг норы старика, который трясся всем телом от страха, все также шипел и испуганно озирался по сторонам. Старик был, как загнанный беспомощный и больной старый зверь, который не мог противостоять против больше десятка здоровых людей. Старик готов был от страха провалиться сквозь землю, чтобы только не отдастся в руки здоровым пришельцам, которые пришли сюда, чтобы лишить его жизни.
   - Батя! Спокойно! Мы тебе не враги. - шепотом, сказал я, протягивая руку дрожащему старику. - Мы друзья.
   Старик перестал дрожать, как бы обмяк всем телом, смирившись с участью перед опасностью. По худым щекам старика из глаз потекли слезы. Я осторожно вытащил старика за руку из норы наружу. Мы все обомлели оттого, что увидели перед своими глазами. Нельзя было назвать человеком, стоящего перед нами сгорбленного существа, который был покрыть сверху донизу седыми волосами больше, чем тем покрытием, которое когда-то могло называться одеждой. На старике были обрывки каких-то тряпок и куски кожи неизвестного нам животного, с трупа которого когда-то старик содрал кожу и натянул на свое изуродованное тело, чтобы таким образом быть ближе к дикой природе.
   - Давайте мы его покормим хорошо. - предложил Муза. - Старик тут, наверно, лет тридцать не видел пищи.
   - Обильную пищу ему давать нельзя. - остановил я, добрые желания Музи. - Вы наверно забыли, что узники концентрационных лагерей при фашистах, а также блокадники Ленинграда после освобождения советскими войсками умирали в первую очередь от обильной пищи. Сегодня ему надо дать кусочек хлеба и стакан чая. Завтра поек увеличим.
   Музя взял за руку старика и осторожно повел его в сторону жилой палатки. Мы продолжили свою работу до завтрака. После кусочка хлеба и стакана чая старик уснул в жилой палатке. На приготовленной Музей свободной постели, которая осталась от умершего Козюли, так и не успевшего попользоваться благами вольного поселения. Мы ни стали беспокоить сонного старика. Я только сказал Музе, чтобы он присматривал за стариком, который сдуру может сбежать от нас в лес. Ведь старик, как Маугли из одноименной сказки, давно не видел людей. Пускай привыкает к нам.
   Старик действительно, когда выспался, пытался сбежать из жилой палатки. Лишь запах вкусной пищи и маленький кусочек хлеба, пропитанный мясным бульоном, остановили старика возле выхода из жилой палатки. Несмотря на мои предупреждения об опасности жирной пищи, Музя не выдержал жалобной просьбы глазами старика, дал ему кружку теплого чая и кусочек хлеба, который слегка обмакнул в жирный бульон теплого супа сваренного на обед. Больше старик не пытался бежать. Сидел в углу жилой палатки и испуганными глазами разглядывал все вокруг себя. Потому, как он так любопытно и с опаской разглядывал наш современный армейский инвентарь, можно было понять, что старик вообще ничего подобного не видел в своей жизни. Старик был больше похож на неандертальца или на гуманоида, прибывшего с другой планеты и затерявшегося в дремучем лесу тайги. На человека старик не похож. Разговаривать старик совершенно не мог. Мы думали, что он глухонемой. Но когда ночью со всех сторон из тайги стали доноситься звериные звуки, то старик стал реагировать на звуки леса. Угрожающе отзывался на звуки леса рычанием и воем, как хищники леса. Мы поняли, что старик просто озверел и отучился говорить, как человек. Нам надо было время, чтобы старик привык к нам и научился вновь разговаривать полюдски. Лишь бы старик не умер от болезней, а также от современной пищи, которая не знакома ему.
   - Надо старика сдать майору к врачам. - сказал я, в понедельник утром, когда мы ждали прилет вертолет.
   - Меня никому не надо сдавать. - впервые за трое суток, сказал старик. - Я должен умереть в тайге.
   - Хорошо! Мы тебя никому не сдадим. - сказал я, старику. - Придется тебя куда-нибудь на время спрятать.
   - Я уйду в тайгу. Пока большевики будут здесь. - сказал старик. - Затем обратно вернусь к вам в лагерь.
   - Старик думает, что мы политические заключенные. - сказал я, зекам, когда старик скрылся в чаще леса.
   - Когда старик вернется обратно, то мы ему скажем, что строим поселок таким, как он, жителям тайги. - печально, сказал Гнус. - Надо чтобы старик привык, что здесь его место. Пусть хоть немного поживет человеком. Со времени Гулага прошло шестьдесят лет. Ведь этому старику сейчас не меньше восьмидесяти лет. Как только он один выжил? Один в тайге, среди зверей!
   Вертолет с иностранными специалистами прилетел вскоре после нашего завтрака. Вполне возможно, что по фотографиям или по документальным кадрам о Гулаге, иностранцы знали о нашем вольном поселении. Но когда они увидели чистую площадку с палаточным городком с вылизанными клумбами огорода, то едва не потеряли дар речи, как наш одичавший старик. Майор не больше иностранцев был удивлен нашим усердиям. Он сразу стал хвалить нас. Майора и иностранцев удивлял наш вид с обросшими лицами. На вопрос к нам, почему мы не бритые? Я ответил за всех, что мы дали обед не бриться до сдачи вольного поселения под ключ хозяину стройки и звероводческой фермы. Майору и иностранцам понравилось наше стремление к работе. Иностранцы дружно стали приветствовать наше стремление к быстрой работе. Майор через переводчика сказал иностранцам, что обязательно будет поощрять нашу успешную работу и с разрешения хозяина этой таежной застройки увеличит нам месячную зарплату. Мы, конечно, не очень-то верили в большую зарплату, но насчет повышения пойка могли точно рассчитывать. Если мы будем работать за двоих, то питаться также должны за двоих. О своих выводах я поделился при всех с майором. Майор в свою очередь при всех зеках и при иностранцах заявил, что будет ходатайствовать перед высшим начальством об увеличении продовольствия перед строителями вольного поселения и строителями звероводческой фермы.
   - Сейчас специалисты из Германии будут устанавливать сборный домик. - сказал майор, всем зекам. - Вы должны принимать участие в установке сборного домика и хорошо запоминать каждую деталь сборки. Иностранные специалисты больше сюда не приедут показывать вам, как собирать стационарные и стандартные домики. Нам это очень дорого стоит. Поэтому вы будьте внимательны. Дальше вы сами будете заниматься сборкой стандартных домиков.
   На месте установки домика руководитель бригады иностранных специалистов сверил чертеж с планом местности. Затем распорядился выносить заготовленные бруски на пол и на фундамент установки сборного домика. Я заранее назначил самых бестолковых пацанов, которые будут участвовать в качестве грузчиков. Остальные пацаны вместе со мной и с иностранными специалистами будут участвовать в установке стандартных домиков на указанном месте. На первый взгляд установка сборных стационарных и стандартных домиков показалась мне настолько простой, что я даже высказал тайком свое мнение о целесообразности приглашения сюда за валюту иностранных специалистов. Однако майор пресек меня. Сказал мне, что это я такой умный при участии иностранных специалистов, которые отлично знают свое дело. Без иностранных специалистов такая работа покажется нам каторгой. Надо точно нам знать, куда прикрутить какой болтик, куда поставить какой щит, совершенно не заглядывая в чертеж по сборке домиков. Майор оказался прав, когда в конце рабочего дня, после полной установки сборного домика, иностранные специалисты предложили нам при них начать самостоятельно заняться установкой сборного домика. Мы сразу растерялись от такого неожиданного предложения и начали вытаскивать на улицу из своего склада совершенно ни те бруски, которые нужны были нам в начале установки сборного домика. У нас тут же произошла заминка. Работа остановилась.
   - Ничего страшного. - сказал нам переводчик со слов руководителя иностранных специалистов. - Образец установки сборного домика перед вами. Первый сборный домик самостоятельно вы соберете за несколько дней. Последний домик будет собран вами за несколько часов. Все приходит с опытом. Я тоже так начинал, как вы на сборке домика.
   Мы поблагодарили иностранных специалистов за помощь в установке первого сборного домика. Перед вылетом иностранные специалисты вытащили нам из вертолета несколько ящиков презента, которым оказались бутылки разных иностранных напитков и разных консервных банок. Мы с жалостью сказали, что сейчас весной в тайге ничего нет. Мы не можем им дать свой презент. Тогда иностранные специалисты предложили нам обменяться кепками, которые им очень понравились. Я с неуверенностью посмотрел на майора, который только развел руками. Мы охотно обменяли свои кепки заключенных, на размалеванные бейсбольные кепки иностранных гостей. Все были довольны.
   - Со следующими иностранными специалистами я махну свою робу на их джинсы. - сказал Гнус, когда иностранцы и майор сели в вертолет под вооруженной охраной конвоя. - Эти иностранцы какие-то с приветом. На робу зеков зарятся. Словно зона иностранцам в диковинку.
   - Это мы с приветом, а они миллионеры. - задумчиво, сказал Хорек. - Я тоже на воле обязательно займусь бизнесом. Буду разъезжать на импортных автомобилях, а также летать отдыхать за границу, как сейчас иностранцы прилетели к нам ни столько на работу, сколько на отдых. За границей нет такого таежного леса.
   - Ты вначале отзвони срок на поселении, а после мечтай о бизнесе. - напомнил Гнус, наше положение.
   Хорек больше ничего не сказал. У меня тоже на уме были свои совсем другие мысли. Завтра надо постараться установить второй сборный домик и переселиться из жилой палатки в два жилых домика. Последние две ночи был не большой дождик и мы чуть не подмокли на фанере в жилой палатке. Надо было вокруг жилой палатки прокапать дренажные канавки к стоку дождевой воды. Как сразу не догадались сделать дренаж? Едва не промокли от дождя.
   - Пока у нас есть время до сна, то надо прокапать вокруг палаток дренажные канавы. - сразу после ужина предложил я, зекам. - Иначе мы в эту ночь промокнем до ниток. Над тайгой собираются тучи. Ночью может быть сильный дождь.
   Зеки задрав головы к верху внимательно посмотрели в вечернее небо с огромными хлопьями черных облаков. Согласившись с моими выводами, зеки дружно взялись за лопаты. До полной темноты было около двух часов. За это время надо было выкопать канаву глубиной около полметра, такой же ширины и пару сотен метров вокруг двух огромных брезентовых палаток. С отводов стока дренажных вод в сторону от палаток. Земля в таежном лесу мягкая.
   - Отступить от палаток на один метр. - распорядился я с началом работы. - Грунт кидать на края брезента. Так будет намного теплее в наших палатках, также не будет у нас опасности попадания дождевой воды внутрь наших палаток.
   Не успели мы немного до конца прорыть сток дренажных вод, как над тайгой разразилась сильная гроза с молнией, громом и с проливным дождем. Мы едва успели скрыться в жилой палатке от проливного дождя, который сильно стал барабанить по нашей жилой палатке. Нам казалось, что дождь вот-вот пробьется сквозь брезентовую крышу и зальет нас с ног до головы, как рыбок в аквариуме. Но мы ведь не рыбки, а поэтому можем захлебнуться дождевой водой. Тогда наши планы на быстрое освобождение буду затомлены вместе с нами в тайге под проливным дождем. Однако брезент армейской жилой палатки оказался настолько прочным и не проницаемым, что к нам в палатку не проникла ни одна капля воды. Мы могли спокойно ложиться спать без опаски на то, что проливной дождь в тайге может подмочить нас и нашу репутацию на дальнейшую работу по установке сборных домиков на территории вольного поселения. Нам не страшна была грязь, которую создаст проливной дождь. У нас на эти цели имеются резиновые сапоги. Мы опасались лишь продолжительности проливного дождя, который может украсть у нас много времени.
   - Старик-то наш не вернулся из тайги. - вдруг, вспомнил Гнус, нашего старого Маугли. - Какие мы все-таки подлые люди. Мало того, что разорили логово старика, к тому же оставили старика жить в тайге под проливным дождем. Надо было передать старика ментам. Все равно ему срок не повесят. Он тут отсидел сполна.
   - Конечно, мы не хорошо поступили со стариком. - согласился я, с выводами Гнуса. - Я так думаю, что старик имеет где-то в тайге дополнительную нору от холода и дождя. Так что будет ему, где спрятаться от стихии до самого утра. Завтра мы поищем старика в лесу. Думаю, что старик вернется к нам. Он нам доверяет.
   Все согласились с моим мнением и стали укладываться спать. Я подождал, пока все зеки разместятся в свои постели, только после этого выключил контрольный свет. Нам надо было экономить напряжение аккумуляторов, от которых горели наши фонари. Ведь мы не знали, как часто будут посещать нас менты с большой земли, а на нашем островке жизни среди огромного моря зеленой тайги не было условий зарядки аккумуляторов. У нас вообще много чего не было из условий быта к нормальной жизни на вольном поселении зеков. Пока у нас все будущее на бумаге. Я стал было засыпать, как, вдруг, услышал сквозь стихший дождь, что кто-то стонет и скулит за пределами жилой палатки. Вначале я подумал о наших щенках, которые лежали в картонной коробке по самой середине нашей жилой палатки. Но со стороны щенков не было слышно никаких подозрительных звуков. Щенки копошились во сне в своем уютном местечке и тихо издавали какие-то легкие звуки, как зевание сквозь сон или подсасывание груди матери. Когда обратно кто-то заскулил и застонал за пределами нашей жилой палатки, то я сразу догадался, что наш местный старый Маугли вернулся из тайги и словно загулявший в лесу щенок, просится с холода в теплую жилую палатку. Надо впустить в палатку старика. Ни дай Бог помрет старик от холода и дождя у нашей жилой палатки. Нам только этого не хватало. Старик и без того настрадался за свои долгие годы проживания среди зверей в таежном лесу. Пускай хоть сейчас вместе с нами поживет по-человечески. Дальше время покажет, как нам быть.
  - Батя! Ты чего не заходишь в палатку? - спросил я, старика, расстегнув накидку на брезентовой двери жилой палатки. - Мы за тебя переживаем, а ты бродишь по тайге. Теперь наш дом - твой дом тоже. Живи вместе с нами.
   Старик ничего не сказал на мои замечания. Сгорбившись в три погибели, старик прошел в палатку так, словно пролез в свою берлогу, в которой он прожил много десятилетий свой жизни в дремучей тайге. Почти за трое суток проживания с нами, старик отказывался одеть на себя предложенную нами одежду. Так спал все прошедшие сутки в обрывках своих лохмотьев и в клочьях вонючей звериной кожи. Но тогда на нем все было сухое. Сейчас же со старика, как из-под душа лилась вода. Старик мог заболеть и намочить свою постель. Я достал из ящика комплект белья.
   - Батя! Тебе придется переодеться в сухое белье. - осторожно, сказал я, старику, протягивая ему полотенце и комплект сухого белья. - Ты можешь простудиться и умереть. К тому же постель у тебя будет мокрая. Переоденься и ложись спать в сухую постель. Чувствуй себя человеком, а не зверем. Мы все здесь равны...
   Старик не глядя на меня, взял у меня из рук полотенце и комплект нового сухого белья. Я ни стал смущать старика своим присутствием во время его переодевания. Я застегнул брезентовый вход в палатку и тихо прошел на свое место. В это время старик при свете сверкающих молний медленно стал снимать с себя свое барахло. По его движениям можно было понять, старик нехотя прощался с тем, что много лет было на нем, как его собственная шкура на теле. Теперь старик, словно пресмыкающееся или хищник, менял на себе то, чем его наградила дикая природа. Можно было подумать, что у старика наступила весенняя линька, которая бывает у многих животных в мире дикой природы. Может быть, таким образом, старик обновит свой вид в новой жизни и постепенно вернется к человеческой жизни.
   Треск моего будильника в шесть часов утра всполошил в первую очередь наших щенков и старика, которые заметались на своем месте. Они не знали, куда спрятаться от противного металлического трезвона будильника. Я тут же нажал на кнопку будильника. Наши щенки и старик, покрутились на своих местах и обратно улеглись спать. Я показал пальцем зекам, чтобы они не шумели. Дали выспаться нашим животным, которым не куда было спешить. У щенков вся жизнь была впереди. Щенки успеют послужить человеку, когда станут взрослыми собаками. У старика наоборот вся жизнь прошла в тайге. Теперь старику тоже некуда спешить, так как он у нас живет на полном пенсионе. Старику не нужно метаться по всей тайге в поисках пищи, которую надо старику отвоевывать от своих хищных конкурентов. Проливной дождь за ночь прошел. Отчего в тайге стало свежее и приятно пахло хвоей вперемешку с цветами, которые буйно цвели, вокруг нашего вольного поселения. Только грядки нашего огорода сильно пострадали от крупного дождя. Проливной дождь изрядно постарался на грядках. Так сильно поливал, что сквозь размытую мягкую почву видны труды нашей сельскохозяйственной работы. Почти все семена и клубни картошки оказались наружи почвы.
   - Надо майору сказать, чтобы он нам привез пару рулонов целлофановой пленки. - с тревогой за наш труд, сказал Гнус. - Иначе мы останемся без свежих овощей. Нужно чтобы посадки пустили корни и листья под пленкой.
   - Я обязательно скажу майору за целлофановую пленку. - ответил я, на просьбу Гнуса. - Пока вам придется обратно заняться своим огородом. Два человека сегодня будут заниматься устранением балагана на огороде. Остальные начнут устанавливать сборный домик. Нам надо сегодня к вечеру перебраться жить в сборные домики, в которых намного уютнее и суши, чем в жилой палатке. Армейский полевой сезон у нас закончился. Переходим в стационар.
   - Мне кажется, что полевой сезон не закончится до тех пор, пока мы будем пользоваться полевой кухней. - угрюмо, заметил Музя, хлопая рукой по баку полевой кухни. - Мы так и будем питаться на свежем воздухе.
   - По проекту имеются стационарная кухня и столовая со всему условиями домашнего быта. - объяснил я, на замечание Музи. - Третьим сборным домиком будет кухня. При хорошей погоде к концу недели соберем.
   - Надо придумать, куда убирать отходы после кухни. - пользуясь моментом, напомнил Музя. - Отходов у нас так много, что можно прокормить целое животноводческое хозяйство в таежном лесу. - У нас будет полностью безотходное хозяйство. - уверенно, заверил я. - Мы разведем скотину, которая будет пожирать все наши пищевые отходы. Пока пищевыми отходами корми наших псов и диких лосей, которые благодаря запахам твоей кухни шастают вокруг нашего вольного поселения. Так что ты, Музя, сейчас подкармливай животных в тайге. Смотришь, через пару месяцев мы будем с молоком, с мясом и с шерстью. Старайся Музя, на благо пацанов! Постепенно освоишься на пожизненное, вольное поселение в тайге.
   Зеки подхватили на смех нашего повара. Стали подшучивать насчет будущего хозяйства, которое разведет Музя. Я ни стал делать замечание на колкие шуточки зеков. Лишь напомнил Музе, о том, что от хорошей пищи бывает хороший труд. Музя понял мое замечание и тут же приступил приготавливать завтрак всей нашей компании. Наш завтрак каждый день был из двух блюд. Первого и третьего блюда. Первым блюдом был суп, борщ или какая-нибудь каша с мясом. Третьими блюдами у нас были чай или компот из сухих фруктов. Второе блюдо нам не в чем было варить. Я обещал Музе, что обязательно научу его, как готовить блюда восточной и кавказской кухни, чтобы разнообразить нашу пищу. Из мясных консервов можно было готовить плов, шурпо, лагман, харчо и много других разных мясных блюд, а также разнообразные мясные пирожки манты, беляши, самбуса и другие, которые изготовляют народы Средней Азии и Кавказа. Таким образом, можно было экономить на мясных консервах. Сочетая мясные консервы с мукой.
   Мне неизвестно, что было причиной не прилета вертолета в этот день к нам на вольное поселение. Плохая грозовая погода с громом, ветром, дождем и молниями или майор решил предоставить нам свободный день на самостоятельную установку сборного домика. В любом случае, нам было на руку отсутствие посторонних глаз. Зеки от души баз подсказки со стороны, старались быстро сообща установить сборный домик. Видимо всем надоело спать в жилой брезентовой палатке. Каждому зеку хотелось ощутить прелесть домашнего очага, чего они не ощущали многие годы своей отсидки на зоне. Независимо от преступлений совершенных зеками все они были выходцами из какого-то дома. Где были мама, папа, бабушка, дедушка, а также все другие многочисленные родственники и домашний уют. Установить самостоятельно первый сборный домик мы успели только поздно вечером. Собирать деревянные кровати, у нас не было времени и сил, которые мы потратили на установку сборочного домика. Однако все зеки решили перебраться в жилые домики, чтобы переспать эту ночь на своих матрасах прямо на полу. Щенков мы решили оставить в жилой палатке. Старик наотрез отказался переселяться с нами в собранные домики. Сказал нам, что ему уютнее спать с щенками чем с людьми. Так как животный мир дикой природы давно стал его семьей. Мы ни стали настаивать на переселение старика в наши стационарные домики. Нам самим было неуютно рядом с этим стариком. От старика пахло зверем, а не человеком. Мы предлагали старику помыться, но он сказал, что если он помоется, как все люди, то тогда тайга откажется от него. Он не хочет терять то место, которое было его домом на протяжении многих десятков лет жизни. В этом диком доме живой природы похоронены его враги и друзья. Он хочет быть с ними.
   - Батя! Расскажи нам кто ты? Откуда появился здесь? - обратился я к старику, когда он немного освоился жить у нас. - Мы, например, строители вольного поселения в таежном лесу. Прибыли сюда, чтобы строить здесь в тайге со?временный поселок. Будем разводить пушного зверя и отпускать зверя на волю в тайгу.
   - Я давно забыл свое имя и фамилию. - нехотя, стал отвечать нам старик. - Помню только, что мы жили в столице России в городе Санкт-Петербург. Наша семья была на приеме у батюшки царя Николая. Затем была революция. Мы хотели уехать из России. Но большевики схватили нашу семью. Всех расстреляли. Меня под конвоем привезли сюда. Заставили строить бараки, в которых жило много людей со всей российской империи. Со мной в бараке жили в основном бывшие приближенные царя. Нас били кнутами и заставляли рыть землю. Большевики думали, что здесь много золота. За год нашли всего несколько килограмм золота. После все большевики куда-то исчезли. Мы остались одни. Никто из нас не решил уходить с этого места. Так как отсюда было месяц ходьбы до ближайшего населенного пункта. К тому же нас всюду могли убить большевики. Мы жили здесь долго. Никто не считал года. Постепенно наши поселенцы стали умирать от болезней и от возраста. Все похоронены здесь на большом кладбище. Когда все умерли, то я остался здесь жить один. Летом я жил в бараках, которые постепенно разрушились и сгнили также как люди. Зимой я жил в берлоге с медведями, которые знали меня с первого дня своего рождения и не трогали меня никогда. Затем появились машины, которые могли летать по воздуху. Следом за этими машинами прибыли вы. Вам не надо было приходить сюда. Тайга никого не выпускает из своего дома. Все остаются до смерти в этом таежном лесу. Вокруг вашего лагеря весь таежный лес усеян скелетами ни в чем не виновных людей.
   Старик прекратил свой рассказ. Зеки не посмели нарушить молчание. Видимо каждый из нас подумал о том, что никогда мы не выберемся отсюда из таежной глухомани. Помрем все на этом вольном поселении. Не зря майор сказал мне, что нельзя нарушать традицию таежного места. Никто не должен отсюда вернуться на большую землю. Каждый должен быть похоронен здесь, как многие десятки лет тому назад. Тайга сделала нас всех своими заложниками. Поэтому так тщательно вооруженный конвой охраняет вертолет, чтобы никто не посмел захватить вертолет и вернуться на большую землю. После рассказа старика у нас в душах поселилась какая-то тревога. Мы больше не шутили и не слушали ра-диоприемник. Кто-то умышленно сломал приемник, чтобы мы полностью были оторваны от большой земли. Каждый понимал, что у нас нет обратной дороги на большую землю. Нам будут создавать условия жизни, чтобы мы могли быть трудоспособными создавать богатство на благо местных и зарубежных капиталистов. Мы все стали заложники тайги. Когда мы начнем стареть и умирать, то на смену нам пришлют других вольных поселенцев из зоны. Так будет всегда, пока тайга будет давать пушнину, а лагеря с заключенными будут поставлять дешевых рабочих на вольное поселение. Видимо новая власть, таким образом, решила извести поколение преступников, чтобы преступники не плодились, им не будут предоставлять на вольное поселение женщин. Так с годами через много лет на земле исчезнет ген преступного мира, по крайней мере, в одной взятой стране с названием Россия. Вот только мне никак не хочется оставаться здесь в этой золотой клетке. Надо как-то удрать отсюда. Лучше умереть в тайге свободным, чем жить здесь. Мы прекрасно понимали, что если мы прекратим хорошо работать, то в лучшем случае зимой вымрем все поголовно от холода. В худшем случае нас просто перестреляют, как бешеных собак. На наше место пришлют других зеков, которые клюнут на вольное поселение. Сделают все, чтобы сохранить свой бизнес и ни дать расползтись слуху среди зеков о методах вольного поселения в тайге. За бешеные бабки бизнесмены пойдут на все. Бизнесменам деньги дороже человеческой жизни. Надо что-то придумать, чтобы удрать отсюда. Пускай даже идти до людей целый месяц.
   - Черепок! Я не знаю как ты, но я отсюда сделаю ноги. - доверительно, шепнул Гнус, мне на ухо, когда мы остались одни. - Я не хочу заканчивать свою жизнь в тайге без кайфа и без женщин. Лучше погибну в тайге, чем буду жить здесь на вольном заключении среди зверей. Я не хочу озвереть также как этот старик.
   - Погибнуть в тайге не мудрено. - оглядевшись по сторонам, ответил я, Гнусу. - Вот как уйти из тайги живым? Мы с тобой должны хорошо подумать. На то у нас в голове имеются мозги. У нас впереди три месяца до морозов. Надо отлично работать, чтобы никто не заметил нашей подготовки к побегу. Где-то, примерно, через месяц, нам можно будет удрать. Двоим пройти тайгу сложно. Надо нам прихватить с собой Цыпу и Хорька. Вчетверо легче пройти тайгу. К тому же Цыпа с самого детства знает тайгу. Будет хороший проводник.
   - Цыпа и Хорек мне во всем доверяют. - согласился Гнус на мой вариант побега с зоны вольного поселения. - Я их подготовлю, а затем мы все четверо сядем за стол переговоров. Главное, чтобы никто не заподозрил, что мы хотим удрать. Если вольное поселение решит бежать, то нас легко обнаружат с вертолета и перестреляют с автомата или даже закидают гранатами.
   - Я скажу пацанам, что сложно одному выполнять задание по строительству вольного поселения. - предложил я свой вариант конспирации нашей группы побега. - Ты скажешь, что надо создать исполнительную группу и предложишь кандидатуру Цыпы и Хорька. Сам войдешь в эту группу, как пахан нашей зоны. Ведь ты сам стремился стать паханом нашей зоны вольного поселения. Я не виноват, что майор назначил именно меня начальником строительства вольного поселения. Пацаны все равно в душе признают тебя паханом зоны вольного поселения. Бери дела в свои руки.
   - Да, ладно! Хватит тебе оправдываться. - хлопнув меня по плечу, дружелюбно, сказал Гнус. - Ты не виноват перед пацанами и тем более передо мной, что тебя выбрали начальником строительства вольного поселения. Например, мне было бы невыносимо разбираться с правилами ведения строительных работ на вольном поселении зеков. Мне куда проще разбираться с воровскими законами, которые я знаю с малолетки. Так что не тушуйся и работай также.
   Мы в этот же день вечером собрали воровскую сходку и осуществили наш план выбора исполнительной группы. Цыпа и Хорек с огромным удовольствием приняли предложение Гнуса выбрать их в исполнительный совет. Я тут же за Хорьком закрепил строительную группу. Цыпе отдал руководство благоустройством и сельским хозяйством, а также контроль, за нашей кухней. Себе оставил общий контроль за вольным поселением, как посредник между майором и поселением. Гнус стал, как пахан зоны или как с партийный секретарь, который контролировал дисциплину зеков.
   - Теперь у меня гора с плеч! - радостно, воскликнул Музя. - Я один окончательно зашился с палевой кухней.
   - С тебя обязанности повара никто не снимает. - остановил я, чрезмерно возбужденного Музю. - Ты также будешь готовить нам вкусные блюда. Вот только за чистотой нашей кухни будет следить Цыпа. На его совести гигиена на кухне. Если Цыпа не сможет наводить со своими людьми чистоту на кухне, то ему самому придется после завтрака, обеда и ужина выполнять повинность на кухне. Драить до блеска на кухне котлы и кастрюли, как палубу на корабле. Убирать всюду грязь. От грязи можно получить любую инфекцию.
   Свои замечания я высказал искренне. Так как мне не хотелось, чтобы до нашего побега мог возникнуть какой-нибудь конфликт среди зеков или хуже бунт. Тогда сюда на вольное поселение могли менты прислать карательный отряд солдат или хуже поставить вокруг вольного поселения забор с колючей проволокой. В таком случае все наши планы на побег могли рухнуть. Нам пришлось бы вкалывать здесь до своей смерти. Надо умно удрать с вольного поселения, чтобы живыми и здоровыми добраться до большой земли.
   - С вами что-то произошло? - глядя на наши лица, вопросительно, сказал майор, когда через день прилетел на вертолете. - Вас словно подменили за одни сутки. Случайно инопланетяне не прилетали на ваше вольное поселение или вы задумали драпать отсюда? Так это глупо с вашей стороны. Отсюда уйти невозможно.
   - Нет! Ничего не случилось. - поспешил я, ответить за всех. - Просто мы сильно устали. Ведь мы работаем каждый день по пятнадцать часов без выходных. Поэтому у нас такой вид. Мне пришлось выбрать исполнительную группу заместителей по строительству и по сельскому хозяйству. Сразу стало легче работать на поселении.
   - Из тебя получится хороший директор звероводческой фермы. - гордо, сказал майор, как бы подчеркивая то наше положение, в которое мы вляпались на всю свою дальнейшую жизнь, что мы никогда не выйдем с зоны вольного поселения. - Я буду рекомендовать тебя хозяину фирмы, чтобы ты стал директором фермы.
   Майор даже не поинтересовался о моем мнении. Согласен я или нет, быть директором звероводческой фермы. Со слов майора во мне больше закрепилась уверенность побега из зоны вольного поселения. Я теперь был убежден в том, что майор все сторонне доверяет мне в строительстве поселка вольного поселения и звероводческого фермы. Оставалось только соблюдать строгую конспирацию перед зеками. Ведь кто-нибудь из них мог быть стукачом. Гнусу, Цыпе и Хорьку можно было доверять все сто процентов. У них было несколько ходок на зону. Так что они не могли клюнуть на досрочное освобождение, выполняя роль стукача перед майором. К тому же все трое зеков должны были откинуться на волю по звонку в течение трех месяцев. Им незачем марать себя перед пацанами. Легче уйти в тайгу.
   Однако почти за сорок лет моей жизни у меня тоже было несколько ходок на зону. За это время мне пришлось повидать всякого брата на зоне. Бывало так, что самые верные зеки и даже паханы зоны, сдавали своих пацанов начальнику зоны. Вполне возможно, что пахан нашей зоны со всеми потрохами сдал своих пацанов на вольное поселение, чтобы улучшить свою жизнь на зоне или откинуться с зоны досрочно с хорошей пенсией со своими детьми. Ведь пахан нашей зоны, а также начальник нашей зоны давно знают друг друга. Оба в хороших отношениях друг с другом. Оба пенсионного возраста. Почему бы им ни заработать хорошую пенсию на старости лет. Выслуживаясь перед высшим начальством или перед хозяином звероводческой фермы, на деньги которого строится поселок и сама звероводческая ферма. Сейчас такое время, что за большие деньги любой человек может мать свою продать.
   - Я думаю, что ты прав. - размышляя над моими выводами, сказал Гнус, когда я поделился с ним своими мыслями. - Мне на зоне сразу не понравился такой резкий поворот Буфалы в сторону начальника зоны. У меня было какое-то не здоровое предчувствие беды. Однако Буфала купил меня на зоне "лапшой", как салагу с вольным поселением.
   - Поэтому нам с Цыпой и Хорьком надо быть осторожным. - высказал я, свои опасения. - Как бы они не оказались стукачами. Будем проверять их до последнего дня перед нашим побегом. Думаю, что ты так низко не пал, как Буфала, который нас сплавил сюда, чтобы самому лучше жить на своей зоне?
   - Ты! Черепок! Осторожно с такими выводами. - прошипел Гнус, мне в лицо. - За такие слова ты можешь в бок перо схлопотать. Я уважаю свободу, но не потерплю подлянку в свой адрес.
   - Гнус! Извини меня! Сейчас такое время. Сам знаешь. Я должен был тебя проверить. - поднимая руки, извинился я. - Теперь я тебе доверяю с полна. Вижу, что ты толковый пацан. Будем жить мирно в тайге.
   - Ладно! Извиняю! Сам хотел тебя проверить. - опуская мои руки, спокойно, сказал Гнус. - Обговорим детали побега. Мы никак не должны проколоться. Все надо сделать чисто, чтобы нам не сгнить в таежном лесу.
   - Я думаю, что нам надо определить, где есть река в этой местности в глухой тайге. - начал я, объяснять свой план побега. - Нам стоило во время полета на вертолете, посмотреть на тайгу с высоты. Хотя бы в какую-нибудь щель, чтобы определить место таежной реки и сплава по реке к людям на большую землю.
   - Ты забыл, что вертолет ни сарай, а крытая машина. - тихо засмеялся Гнус, рассматривая в целях конспирации чертежи домика кухни. - Мы сидели в железной камере с плотными стенками без окон и дверей вокруг нашей клетки. Так что определять было нечего. Все свои определения мы сделаем во время побега.
   - Мы все равно как-нибудь определим место нахождения речки. - продолжил я, объяснять план нашего побега. - Расположение рек Сибири можно определить по звездам. Мы все со школьной скамьи хорошо знаем звездное небо России. Поэтому совершим свой маршбросок в сторону возможного расположения рек. Возле реки затаимся на время. Пока менты закончат поиски нас по тайге и по рекам с вертолета. Затем построим плот и спустимся на плоту по реке до ближайшего населенного пункта. Все реки ведут к населенным пунктам. Во всем мире люди всегда живут у воды.
   - Ну, ты прямо, как индеец следопыт! Все знаешь. - удивлено, сказал Гнус. - Я до такого никак не смог бы додуматься. Большую часть своей жизни провел на зоне и ничего толком не знаю на воле вокруг себя.
   - Не в обиду тебе скажу. Надо было больше учиться в школе, а не шарить по чужим карманам. - упрекнул я, Гнуса. - До того, как свалить на зону я много учился. Поэтому много чего знаю из жизни людей.
   - О прошлом мне больше не напоминай. - обиженно, сказал Гнус. - Давай лучше с тобой хорошо обсудим наш побег с зоны вольного поселения. Когда выберемся на волю, так я сразу буду учиться, как все люди.
   - Нам в дорогу надо взять с собой больше консервов и других не портящихся продуктов. - стал я дальше обсуждать план нашего побега с зоны вольного поселения. - Кроме того, с собой надо взять веревки, топоры и гвозди на постройку плота к сплаву в реке.
   - Откуда мы возьмем топоры и гвозди? - удивленно, поинтересовался Гнус. - У нас только дрели и шурупы имеются. Денег и магазинов в тайге нет, чтобы мы могли все это приобрести с целью будущего побега.
   - Я скажу майору, что нас достали лоси и медведи. Весь огород истоптали. - объяснил я, Гнусу, откуда возьмутся гвозди и топоры. - Скажу майору, что могу из веточек и старых досок сделать плетеный забор, который затем прорастет. Так делают терские казаки на Северном Кавказе. Такой забор без веревок, топора и гвоздей собрать невозможно. Майор клюнет на мое предложение. К тому же такой забор строить намного экономнее, чем строить стационарный забор. Рано или поздно, забор вокруг фермы и нашего вольного поселения строить придется все равно. Так как звери всех видов из тайги все равно повалят на запах человека и его пищевых отходов. Майор точно согласится с моей просьбой. Он полностью доверяет мне.
   Мои выводы насчет майора сбылись до мелочей. Даже превзошли мои ожидания. Майор следующим рейсом вертолета привез нам не только гвозди и топоры, но даже привез столбы и горизонтальные, длинные рейки, через которые можно было заплетать забор веточками. Так что я себе получил дополнительную работу. Но зато у нас Гнусом появился повод ходить далеко в тайгу, чтобы не оголять лесные заросли вблизи строительства поселка вольного поселения. Каждый день Гнус или я, по очереди, брали пару пацанов, отправ-лялись в лес за веточками кустарников, которые росли везде в просвете огромных хвойных деревьев. Нам надо было хорошо осмотреться вокруг по тайге.
   - Черепок! У нас беда. - закричал мне, Гнус, когда я с веточками вернулся из леса. - Наш старик скончался.
   Увлеченные работой и планами побега с вольного поселения, мы совсем забыли о своем старике, который постоянно возился с щенками и лишь во время прилета вертолета старик скрывался в тайге. Почему-то никто из нас не привязался к этому старику. Впервые дни, когда мы нашли старикам, мы постоянно следили за его звериными повадками. Но вскоре привыкли к его присутствию, также как привыкли к щенкам. Поэтому обращали внимание на старика только тогда, когда мы обедали. Старик садился кушать вместе с нами за стол и тут же подкармливал наших щенков.
   - Деда надо похоронить, как следует по христиански. - с грустью, сказал я, пацанам. - Сегодня и завтра не будет вертолета. Так что прямо сейчас надо сделать гроб и похоронить деда в середине кладбища рядом с его друзьями. Надо уважать старость покойника и христианский обычай, с которым жил наш старик.
   Мы тут же отложили всю свою работу по строительству вольного поселения. Занялись траурной церемонией похорон нашего старика. Гроб сделали из старых досок. Изнутри гроб обложили картоном из-под ящиков. Яму под могилу вырыли, как следует по канонам христианской религии. Длина могилы два метра. Ширина могилы один метр. Глубина могилы два метра. Когда подняли гроб с покойником, то удивились, что в старике почти нет веса. Настолько старик отощал на таежных харчах. На наших харчах не успел откормится. Удивительно, как он вообще ухитрился так долго жить в тайге. За пару недель проживания в нашем вольном поселении старик не поправился ни на один килограмм. Наверно калории нашей пищи уходили на содержание духа жизни и на рост волос, которые старик не постриг.
   - Мы даже не знаем его имени, что написать на кресте. - сказал Гнус, втыкая крест из черных реек в сырую землю. - Как поступить нам в данной ситуации с погребением старика по христианским обычаям.
   - Нам нельзя писать ничего на его кресте. - объяснил я, Гнусу. - Если майор заметит крест, то мы скажем, что поставили крест Козюле. Насчет отсутствия надписи на кресте мы скажем, что клички ворам на крест не ставят. Фамилию Козюли никто из нас не знает. Не к чему вору фамилия. Козюля родился вором, вором и умер. Земля ему будет пухом. Я имею в виду нашего старика, а не вора Козюлю, который ничего не заслужил.
   Немного подросшие щенки и звери в тайге, словно знали, что умер их лучший друг. Две ночи подряд из жилой палатки, а также из леса доносился жалобный вой щенков и диких хищников. Звери дикой природы словно прощались со своим другом. Мы тоже крепким чаем чифирь помянули старика, который унес с собой тайну своей жизни, но открыл перед нами тайну нашего ужасного будущего, которое ждало нас в таежном лесу здесь на вольном поселении. За месяц проживания в тайге на вольном поселении мы сильно продвинулись в своей работе и в подготовке к побегу. Вокруг нашего вольного поселения вырос надежный плетеный забор из зеленых веточек, которые по моему выводу могли пустить корни если не в этом году, то в следующем году точно. Но меня и Гнуса не интересовал забор, который может пустить корни. Мы точно знали, что скоро сделаем ноги из этих мест и никогда не увидим забора. Вот только Цыпу и Хорька в известность не поставили. Боялись, что кто-то из них может оказаться стукачом. Поэтому решили познакомить Цыпу и Хорька в известность нашего побега как бы за месяц до назначенного времени, а совершить побег значительно раньше, чтобы стукач и майор не успели приготовить нам ловушку. Если в день побега засветится стукач, ты мы вынесем ему свой приговор. Привяжем стукача к дереву далеко в лесу. Дальше будет видно, как ему повезет. Съедят стукача хищники или вскоре найдут его менты в таежном лесу во время поиска нас. За неделю до побега с зоны вольного поселения мы с Гнусом отправили всех зеков заканчивать плетенную изгородь возле кладбища, а сами остались в домике готовить месячный отчет по работе перед майором, который должен скоро прилететь на вертолете. В действительности мы решили перетаскать наши котомки, приготовленные к побегу в условленное место далеко в тайге, куда никогда никто из зеков не ходил. Стараясь обезопасить котомки от лесных хищников, мы договорились повесить котомки высоко на дереве, куда не может забраться ни один большой хищник.
   Пока я после завтрака занимался подготовкой отчета за месяц, Гнус отнес половину наших котомок в условленное место. После обеда, буквально за час до прилета вертолета, я отнес в условленное место вторую половину котомок. Хорошо, что я с собой прихватил дополнительный топор, как бы подстраховал себя. Когда я возвращался обратно из тайги, то в это время услышал треск летящего вертолета. Я тут же срубил несколько веток и потащил их в сторону плетенного забора вокруг нашего вольного поселения. Я заранее договорился с Гнусом, что он прикроет меня. Если прилетит вертолет или кто-то из зеков спросит, где я, то Гнус должен сказать, что я пошел за ветками на продолжения забора. Почти все зеки, иногда, действительно в одиночку ходили за ветками. Все зеки вольного поселения могли подтвердить мой поход за ветками к продолжению забора. У нас заранее были обдуманы все варианты прикрытия.
   - За неделю я сделаю несколько рейсом на вертолете. - сказал майор перед посадкой в вертолет. - У вас будет большой запас в работе по строительству поселка. Продукты вам тоже с запасом привезу. После на месяц я ухожу в отпуск. Так что вы постарайтесь так же, как в прошлом месяце хорошо поработать. Когда я вернусь из отпуска, то у меня к вам будет долгожданный сюрприз. Не всем, а некоторым, кто лучше всех будет работать. Вы сами определите, кто из вас самый достойный.
   - Не уж то на волю начнут отпуска? - осторожно и удивленно, поинтересовался я. - Рановато нам на волю.
   - О сюрпризе заранее никогда не говорят. - уклончиво, ответил майор. - Дождитесь моего возвращения.
   Слова майора, также как слова умершего старика, обратно посеяли сомнения в наших рядах. По лицам зеков можно прочитать, что пацаны в растерянности от сказанного. Никто не знал, как понимать ожидаемый сюрприз от майора. Сюрпризом будет наша воля или какое-то поощрение и почему только избранные. Ведь мы одинаково вкалываем ради свободы, которая одна на всех и мы здесь все равны перед мыслями о будущей свободе. Вполне возможно, что майор так сказал умышленно, чтобы мы не держали в голове мыслей о побеге с вольного поселения. После отпуска майора обратно все станет на свои места. Ежедневные прилеты вертолетов на вольное поселение. Постоянный контроль над зеками. Чего доброго поставят где-нибудь на соснах видеокамеры на аккумуляторах. Будут наблюдать за нами со стороны. Тогда точно никуда не сбежишь. Караул над нами поставить.
   - Я не знаю какой сюрприз готовит нам майор. - сказал я, Гнусу, когда улетел вертолет. - Но если мы не смоемся отсюда во время отпуска майора, то тогда мы точно никогда не удерем с этих мест. Так и подохнем мы здесь в таежном лесу на вольном поселении.
   - Как только майор улетит на последнем вертолете перед отпуском, так мы сразу будем смываться отсюда. - сказал Гнус. - Хорьку и Цыпе мы скажем после вылета последнего вертолета. Если даже кто-то из них окажется стукачом, то все равно не успеет настучать майора. За месяц мы далеко удерем из этих таежных мест зоны вольного поселения.
   Целую неделю, до последнего вертолета, мы вкалывали так усиленно, словно хотели получить сюрприз от майора, который был искренне доволен нашей работой. Майор постоянно напоминал нам, что сюрприз ограничен своим количеством. Поэтому нам придется выбирать к сюрпризу, самых, лучших из лучших. Самых достойных из достойных. Если все окажутся самые лучшие и достойные, то придется тянуть жребий по количеству ограниченных сюрпризов.
   - У нас к вам тоже есть сюрприз. - сказал я, Хорьку и Цыпе, когда улетел последний вертолет. - Мы с Гнусом делаем ноги с этого вольного поселения. Так как нам не хочется увеличивать местное кладбище на зоне вольного поселения. Мы предлагаем вам присоединиться к нам, так как другого такого случая удрать отсюда у нас больше не будет. Майор ни настолько глуп, чтобы оставлять рабскую силу без надзора. Вполне возможно, что его сюрпризом в наш адрес будет вооруженная охрана с сигнализацией и овчарками. Посмотрите на карту нашего вольного поселения. Вся наша зона обведена жирной линией с квадратиками по углам, по четырем сторонам и жирными точками между квадратиками. Я долго думал, зачем на нашей карте жирная линия, квадратики и жирные точки. Но когда я случайно услышал разговор между майором и капитаном о сигнализации на нашей зоне, то сразу понял расположение на карте жирной линии вокруг нашей зоны с квадратиками и жирными точка. Нас здесь хотят оградить современной сигнализацией.
   - Чего тут не понимать. - поддержал меня, Гнус. - Жирная линия, это ограждение с колючей проволокой. Квадратики - сторожевые будки с собаками. Жирные точки, это видеокамеры или собачьи будки с овчарками и снайперы кругом. Мы здесь скоро будем жить, как раньше жили политические заключенные в этом лагере.
   - Мы сами себе готовим зону с оцеплением, откуда невозможно будет удрать. - подчеркнул я, собственные выводы. - Через пару месяцев отсюда удрать никто не сможет. Все вокруг нас будут контролировать менты.
   - Я присоединяюсь к вам. - не задумываясь, согласился Хорек. - Готов дергать отсюда на волю с вами хоть прямо сейчас. Мне совсем не хочется гнить на зоне в таежном лесу.
   - Пацаны! Я хочу чтобы вы меня правильно поняли. - осторожно и задумчиво, сказал Цыпа. - У меня здоровье ни настолько крепкое, как у вас. Мне трудно будет пройти всю тайгу в быстром темпе. Я просто умру в тайге. Майор породил во мне надежду на волю своим неизвестным сюрпризом. Поэтому я останусь на вольном поселении до победного конца. Если вы думаете, что я стукач, то можете меня прикончить хоть сейчас. Я давно подозревал, что вы готовитесь к побегу. Видел, как вы готовили котомки и затем прятали их в лесу. Я сам готов был напроситься к вашему побегу. Но последнее время я стал себя плохо чувствовать. Поэтому решил остаться. Хочу в последний раз попробовать, по закону откинутся на волю и полностью завязать...
   - Тебя не здоровье подвело, а похвала и тайный сюрприз от майора. - со злостью, сказал Гнус, прямо в лицо Цыпе. - Ты ментам стал доверять больше, чем пацанам на зоне. Смотри, Цыпа, не прогадай с ментами.
   - Мы поверим тебе, но у нас здесь остается свой человек, как прикрытие к нашему побегу на случай стукача. - с угрозой в голосе, сказал я, в лицо Цыпе. - Так вот, наш человек будет внимательно следить за тобой. Если он засечет, что ты стучишь на нас, то тебе не жить на вольном поселении. Ты прекрасно знаешь, что делают на зоне с стукачами. Поэтому хорошо подумай, как дальше жить на вольном поселении в отсутствии нас или уйти в тайгу.
   - Пацаны! Если вы не верите мне, то можете меня прикончить прямо сейчас. - обиженным голосом, сказал нам, Цыпа. - Я никогда не был стукачом и сукой. Просто хочу закончить свою жизнь на воле, а не на зоне.
   - Мы успеем с тобой разобраться. - ехидно, сказал Гнус, перепуганному до смерти Цыпе. - Пока ты можешь жить спокойно. Но если в чем-то проколешься, то получишь перо в бок. Мы не оставим шкурника живым.
   Выпроводив Цыпу за дверь, мы втроем стали обсуждать время побега из зоны вольного поселения. Несмотря на то, что мы с Гнусом перестраховались на Цыпе и Хорьке, я все равно не доверял до конца никому из зеков, участников нашего побега. Поэтому я имел в голове собственное время к побегу с зоны вольного поселения. Против времени побега, установленного отдельно с Хорьком, а также Гнуса со мной. Так было лучше нам удрать с зоны вольного поселения без риска за потерю своей жизни и воли на свободе.
   3.Побег с зоны вольного поселения.
  
   Хорьку мы сказали, что будем дергать отсюда через две недели. Сами решили удирать через неделю. Я решил по своему, что лучше будет удрать нам в ближайшую субботу в ночь на воскресенье. По выходным дням мы договаривались ложиться спать на час раньше обычного времени, а вставать на работу на час позже обычного времени, чтобы немного больше отдыхать от обычного рабочего дня, когда мы все вкалывали по пятнадцать часов и сильно уставали. Так что в выходные дни у нас будет дополнительное время на отдых перед побегом, а также дополнительное время на время пробуждения зеков. Пока зеки определят, что мы удрали с зоны вольного поселения. Пока возможный стукач сможет связаться по рации с майором, который наверняка мог оставить рацию стукачу на случай побега зеков из зоны вольного поселения. К этому времени мы будем далеко от вольного поселения. Затеряемся в тайге.
   - Гнус! Тихо, поднимай Хорька. - шепнул я, на ухо Гнусу, в три часа ночи. - Вопросы будешь задавать позже. Мы уходим сейчас.
   Я быстро оделся в заранее приготовленную одежду и вышел на улицу. Чистое небо, усеянное звездами и освещенное яркой луной, давали мне надежду на успех быстро удалиться из зоны вольного поселения в тайгу. Не дожидаясь выхода из жилого домика Гнуса и Хорька, я сразу направился в сторону тайги, где на расстоянии нескольких сот метров от нашего вольного поселения на сучьях деревьев весели наши котомки приготовленные к побегу. Теперь на троих беглецов у нас будет четыре котомки. Одну котомку придется разделить между нами, чтобы легче было нести. Добравшись до окраины леса, я спрятался за дерево и стал смотреть в сторону забора вокруг вольного поселения. Вскоре оттуда появились Хорек и Гнус. Не успели они дойти до меня, как я увидел, что следом за ними из забора выбрался еще кто-то. Когда пацаны подошли близко ко мне, то я сказал тихо Хорьку и Гнусу, чтобы они не шумели, показал им за спину на двигающуюся в нашу сторону чью-то фигуру, которую нам было трудно издали разглядеть даже в лунную ночь. Когда фигура неизвестного нам человека приблизилась на расстоянии нескольких метров, то мы в этой фигуре признали Цыпу. Мы искренне были рады, что Цыпа все же решил присоединиться к нам с побегом.
   - Последние дни я все никак не мог решиться, как поступить с собой. - шепотом, объяснил нам, Цыпа. - Когда увидел, что вы уходите, решился идти с вами. Лучше умереть на свободе в тайге, чем умереть на этой зоне.
   - Цыпа! Ты правильно решил. - хлопая по плечу Цыпе, радостно, сказал Гнус. - С тобой нам легче удрать.
   Пацаны ни стали задавать мне вопрос, почему я сменил время побега. Видимо они подумали о том, что чем раньше удерем мы с зоны вольного поселения, тем раньше мы выберемся из тайги до того времени, пока нас кинутся искать. Теперь нам надо быстрее найти свои котомки и до рассвета уйти как можно дальше от места вольного поселения. После чего можно будет сбавить скорость и идти по тайге равномерным шагом. Надо нам беречь свои силы на длительный побег через таежный лес.
   - Черепок! Посмотри! Наши котомки валяются на земле. - удивленно, сказал Гнус, светя фонариком вниз под дерево. - Кто-то в наше отсутствие распотрошил все наши котомки с продуктами.
   - Мы должны были предвидеть, что в тайге хозяева не мы, а звери. - сказал я, собирая с земли распотрошенные котомки. - Наверно куницы и соболя хотели поживиться нашим добром. Хорошо, что у нас консервы в железных банках. Зверям понравились лишь мучные продукты и конфеты. Придется нам остаться без десерта на время нашего побега через таежный лес.
   - Сейчас в тайге имеется много спелых ягод. - напомнил нам, Цыпа. - В пути без десерта мы не останемся.
   Примерно полчаса у нас ушло на сбор распотрошенных котомок. Как только наши котомки обратно были поровну укомплектованы, так мы сразу стали набирать скорость своего побега от вольного поселения, чтобы наверстать утерянное нами время, затраченное на сбор распотрошенных котомок. До рассвета было часа три. За это время можно уйти далеко. Хорошо, что между гигантскими хвойными деревьями почти нет мелкой растительности. Поэтому в тайге легко идти даже ночью. Ничто не путается у нас под ногами. Кроме сухих веточек больше ничего нет в тайге. Когда солнечные лучи осветили верхушки хвойных деревьев, мы сбавили скорость движения по тайге. Надо было найти какое-нибудь укромное место на отдых и немного перекусить. Калории и силы надо беречь в дороге. Ведь, как сказал нам старик, то к людям мы можем выйти, примерно, через месяц своего пути через таежный лес. Если конечно у нас была бы с собой карта, то можно было ускорить время побега через таежный лес. Без карты мы можем блуждать очень долго по таежному лесу. Лишь бы окончательно нам не заблудиться в тайге. Главное, чтобы до холодов выбраться из тайги к людям. В населенном пункте все равно найдем место на отдых в тепле и продукты найдем.
   - С продуктами нам надо быть экономнее. - сказал я, пацанам, когда мы присели на завтрак на маленькой полянке. - Утром и вечером мы будем пользоваться своими продуктами, а в пути питаться плодами и ягодами таежного леса. Цыпа лучше нас знает тайгу, он родился в тайге. Будет говорить, что можно кушать, а что нет. Иначе мы отравимся.
   Пацаны что-то пробурчали в знак согласия с набитыми продуктами ртами. Затем мы вскоре собрались после легкого завтрака. Равномерным шагом направились строго на запад. Мы с Гнусом во время обсуждения побега решили двигаться строго в западном направлении. Так как реки России в восточном направлении текут на Север, а в западном направлении реки России текут на Юг. В северном направлении нам делать нечего. Там тундра. Сильно холодно. Мало людей. В южном направлении тепло и много живет людей. Сейчас на Юг нам никак нельзя. Там нас быстро вычислят. Зеки, как перелетные птицы, во время побега с зоны всегда стремятся удрать как можно дальше на Юг. Однако так как мы находимся севернее города Красноярск, то большинство малых рек здесь впадают в большие реки Сибири, такие реки, как Обь и Енисей. Обе реки имеют северное направление. Почему-то впадающие в Обь и Енисей малые реки в большем случае текут в юго-западном и в юго-восточном направлении по таежной низменности. Сейчас идти нам строго на юго-запад или строго на юг никак нельзя. Мы попадем либо в ту зону, откуда нас перебросили вертолетом на вольное поселение, либо угодим на зоны стоящие, вблизи реки Енисей. Поэтому у нас один выбор идти строго на запад. Там почти нет зон и населенных пунктов с ментами. Зато там есть много малых рек южного и западного направления, которые затем впадают в реку Обь. Кроме того, в южном направлении имеются железные дороги с маленькими полустанками, где нам товарным поездом можно уехать куда угодно дальше от тайги.
   - Черепок! Скажи! Почему ты стал зеком, а не путешественником? - удивленно, спросил Гнус, когда выслушал меня. - Ведь у тебя столько много знаний о природе, что можно путешествовать по всему миру.
   - Денег не хватило на путешествия по земному шару. - шутя, ответил я. - Иначе ты мог часто меня видеть не на зоне, а по телевизору в клубе путешественников.
   - Теперь нас всех будут показывать ни только по телику, но также в прессе о нас напишут. - ехидно, подметил Хорек. - Как только майор вернется с отпуска, так о нас заговорить вся Россия или даже целый мир.
   Первый день нашего побега из зоны вольного поселения прошел у нас вполне благополучно. Кроме лосей в тайге других зверей мы не встречали. Белки, куницы и соболя на ветвях деревьев не в счет. Мы к ним относились как к птица, которые в огромном количестве населяли тайгу. Я совершенно не знал тайгу. Поэтому в моем понятии птицы разделялись на синичек, дятлов и других неизвестных мне птиц, которых я видел лишь в книгах или в кино по телику. В месте нашего продвижения по тайге не было никаких вершин и скал. Всюду сплошная равнина, покрытая густым лесом. Спать в лесу под деревьями опасно. Ночные хищники могут напасть на сонных людей и загрызть их до смерти. Поэтому нам до заката пришлось искать деревья с такими ветками, на которые нам можно забраться на ночлег. Разжигать костер в тайге, нам было опасно по случаю обнаружения себя со стороны возможной погони. Нам надо было незаметно пройти сквозь таежный лес до ближайшей реки и там спуститься на плоту к населенным пунктам. Почти в сплошной темноте ночи мы наконец-то нашли хвойное дерево с низко росшими раскидистыми ветками. Кой-как забрались на дерево. Привязались к стволу дерева по кругу сплошной линией ремней и веревок под мышками. Чтобы нам было легко сидеть на ветках деревьев и не упасть с дерева вниз во время сна. Спать нам надо было обязательно. Иначе не сможем продвигаться днем. Нас днем постоянно будет тянуть ко сну. Идти будем медленно. Я никогда не думал, что так тяжело спать на ветках деревьев. Задолго до утра у меня болели задница и спина. Было такое невыносимо тяжелое состояние всего тела, словно меня под тяжестью огромного веса хотели продавить сквозь металлические прутья, к которым меня привязали за какую-то повинность. Поэтому я также как мои попутчики не смог терпеть до самого рассвета. Мы медленно спустились с веток и по очереди дремали возле дерева до утра.
   - Нам надо либо спать на ходу во время движения, привязавшись друг к другу, чтобы не упасть. - сказал я, пацанам после завтрака. - Либо спать на земле с дежурством по два часа каждому. Я с собой в побег прихватил будильник. Мы можем наблюдать свое время дежурства по будильнику и отправляться в дальнейший путь.
   - Надо быстрее добраться до какой-нибудь возвышенности и ночевать в пещере. - уныло, сказал Гнус.
   - Можно подумать, что мы находимся в горах Кавказа или Средней Азии или горы растут на заказ. - сказал Цыпа. - Будем отдыхать там, где застанет нас ночь. На месте разберемся, где нам отдыхать будет лучше. Сейчас нам надо идти в течении всего дня. Днем легче передвигаться в тайге, чем ночью без света.
   Никто ни стал спорить с Цыпой. В этом Цыпа был прав. Зачем нам обсуждать то, чего нет на нашем пути. Куда доберемся к ночи, там и будем отдыхать. Главное, чтобы у нас не было проблем в пути. Ночью вокруг нашего дерева шастали какие-то хищники. Ночь в тайге была темная. Ничего под ветками не видно. Но движение было слышно отчетливо. Шорохи было слышно не только мне, но также моим попутчикам. Они тоже сказали мне, что ночью кто-то ходил вокруг дерева и терся о ствол дерева так сильно, что раскачивал все дерево. Мы едва не попадали с дерева.
   - Так сильно раскачивать ночью дерево могли только лоси или медведи. - объяснил я, своим попутчиками. - Лоси людьми не питаются и медведи нападают на людей только с цель защиты своей берлоги или защиты своих детенышей. Так что нам не стоит боятся зверей. Летом сытые волки, тоже ни станут на нас нападать.
   В течение второго дня пути нам пару раз издали на глаза попадали медведи и лоси. Мы сразу начинали орать, как дикари, чтобы спугнуть со своего пути хищников и копытных животных. Больше всего нас боялись медведи. При виде нас медведи сразу давали деру. В то время как лоси удивленно смотрели на нас и после своего любопытного взгляда не спеша скрывались в глубине густого леса дальше от хвойных деревьев, по пути, из леса они обедали кустарники. Лоси и медведи не встречались нам среди огромных хвойных деревьев. Постоянно мы видели лосей и медведей в зарослях кустарника, а также среди небольших лиственных деревьев. Причем на одной и той же площади кустарников и лиственных деревьев, одновременно встречали на приличном расстоянии друг от друг стадо лосей и пару медведей. Они как бы делили площадь объедания кустарников на две семьи. Медведи и лось объедали зеленые кусты, а также низко растущие ветки деревьев. Мы обходили такие места стороной. Прекрасно знали, что медведи и лоси могут даже сообща напасть на нас, чтобы отстоять территорию своего постоянного места обитания и объедания. Если заросли кустарника и лиственных деревьев были небольшими. Там не было диких животных, то мы обязательно заходили туда. В кустарниках было чем поживиться. В таких зарослях было множество съедобных плодов и ягод. Мы словно лоси и медведи приступали объедать все подряд, что только можно было нам кушать. Некоторые ягоды нам были знакомы с детства. Поэтому мы без опаски съедали их. Другие ягоды были знакомы ни всем. Тогда мы обращались к Цыпе, который был родом с Сибири и в свободное время от воровских дел, иногда бывал в тайге. Если говорить вполне серьезно, то больше всего мы доверяли животному миру дикой природы. Ягоды и плоды, которые объедали до нас дикие животные и таежные птицы, можно было спокойно употреблять себе в пищу. Дикие животные и таежные птицы намного умнее людей. Кушать не съедобные плоды и ягоды, животные и птицы не будут. Мы без опаски за свое здоровье, могли съедать все, что употребляют себе в пищу дикие животные и таежные птицы. Вот только мошкара и комары доставали нас повсюду. Хорошо, что майор привез нам на вольное поселение целый ящик мази от комаров и марлевые накидки. На вольном поселении, постоянно продуваемом ветром, комаров мошкары почти не было. Зато в тайге возле болот, ручьев и маленьких озер, где были заросли кустарника и камышей, комары и мошкара летали целыми облаками вокруг нас. Мы спасались от полчищ комаров и мошкары лишь благодаря крему от насекомых, а также прикрывали лицо марлевыми накидками. Обильно пропитывали свое лицо и руки кремом от комаров. Кроме того, на руки надевали тонкие перчатки, которыми тоже снабдил нас майор после того, как иностранные специалисты сказали майору, что в таких условиях при комарах и мошкары мы долго не сможем работать. К тому же производительность резко упадет. Наша производительность иностранным капиталистам, прежде всего. Если мы не будем выращивать в русской тайге пушнину, то зарубежные капиталисты зачахнут без роскоши. Теперь в тайге во время побега с вольного поселения мы добрым словом вспоминали иностранных специалистов, которые позаботились о нас, чтобы майор, кроме рабочих рукавиц от мозолей, снабдил нас также кремом и перчатками от комаров. Помогали нам также и сетки от мошкары и от комаров, но сеткой от мошкары и от комаров мы почти не пользовались. Так как сетка от мошкары и от комаров мешала нашему движению, а также объеданию даров природы во время движения. Однако сетки от мошкары мы держали при себе за пазухой и одевали себе на лицо во время сна. Так что на нас была полная таежная экипировка, как у русского спецназа в тылу невидимого противника. Вторая ночь застала нас в небольшом овраге. Мы нагребли в овраг руками сухие ветки и листья. Сверху положили байковые одеяла, которые несли на своих плечах, как скрутки шинели у русских солдат. Котомки с пожитками положили себе под голову. Договорились дежурить по парам, чтобы не заснуть в одиночестве во время дежурства. Первой парой по жребию дежурил я с Гнусом. Второй парой два часа дежурили Хорек и Цыпа. Так прошла вторая ночь.
   - Вот это совсем другое дело. - радостно, сказал Гнус, когда мы утром после легкого завтрака двинулись дальше. - Так можно идти хоть на край света. После хорошего сна ночью, мы днем тут в таежном лесу наверстаем много верст на свои ноги.
   - Если бы мы поспали в пещере на сухих листьях и ветках, то было бы на много лучше идти. - сказал я, выбираясь из оврага. - Утром в овраге выпала обильная роса и подмочила нас. Теперь надо нам высохнуть во время своего движения, чтобы с потом на ветру проветрить свою одежду и тело тоже. Лишь бы не заболеть.
   Удивительно, как хорошо чувствуется запах в таежном лесу на огромном расстоянии. Едва мы прошли пару километров по тайге, как почувствовали запах дыма костра. Мы стали принюхиваться к запаху дыма костра. Таким образом, по легкому движению воздуха мы определили, откуда тянет дымком. Мы прошли несколько километров в таежном лесу, прежде чем точно смогли определить источник дыма. В огромной таежной просеке между корабельными соснами источником дыма оказалась какое-то небольшое поселение, чем-то сильно напоминающее нашу застройку на вольном поселении. С той лишь разницей, что вокруг нашего вольного поселения была плетеная изгородь. Все остальные строения точно такие же, как у нас на вольном поселении. Также две армейские палатки и несколько сборных домиков. Нет только огромного дерева с родником у своих корней, а также не видно какой-нибудь живности.
   - Так это же вторая группа с нашей зоны! - разглядев парней в робе, удивленно, сказал Гнус. - Капиталисты даже на зеках в тайге экономят. Нет бы, в одну группу нас поселить, на вольном поселении. Так менты в тайге сразу две группы зеков грабят. Было бы у нас оружие, так мы сразу разобрались бы здесь с ментами.
   - Жаль, что нам нельзя туда в сухие домики или хотя бы в солдатские палатки. - угрюмо, заявил Цыпа. - Могли бы хорошо выспаться, а завтра опять двинутся в дорогу. С пацанами можно найти общий язык.
   - Нам даже думать об этом нельзя. - сказал я, увлекая попутчиков в тайгу. - Там на вольном поселении могут оказаться менты с оружием. Тогда наши планы о побеге рухнут сразу при встречи с ментами. Отсюда нас отвезут не на вольное поселение, а на другую зону на новый срок с пожизненным заключением.
   - Вот бы было! Ели бы мы сейчас пришли к ним и сказали, что пришли обмениваться опытом, как строить зоны вольного поселения или устраивать побег с зоны вольного поселения. - тихо смеясь, сказал Хорек. - Тогда бы точно зеки и менты посчитали нас дебилами. Сразу первым вертолетом отправили бы в психушку.
   Мы поспешили удалиться от своих бывших сокамерников. Нам никак не хотелось возвращаться обратно к местам заключения. Впереди нас ждала свобода, которую мы обрели самостоятельно всего три дня назад. После развала Советского Союза за время перестройки и огромного бардака в России, когда всюду к власти рвался криминал, мы легко могли устроить свою жизнь в любом месте России, где нас никто не знает в лицо. Опыт в криминале большой. Здоровья у нас достаточно, чтобы честным путем и криминалом заработать деньги и сделать себе новые документы.
   По таежному лесу мы идем вторую неделю. Никто нас с вертолетов не ищет. В тайге мы ни разу не встретили, ни одной человеческой души. Вокруг нас лишь дикая природа. Хорошо, что мы так ни разу не побрились со времени нашего вылета с зоны на строительство вольного поселения. Теперь нас бороды греют во время прохладной ночи в таежном лесу. Сквозь бороды нас не достают комары и мошкара. Даже кремом не мажем, обросши участки лица. Днем нам не холодно. Мы постоянно в движении. Останавливаемся в пути лишь на прием пищи утром и вечером, а также на сон. Все остальное время идем равномерным шагом, чтобы не уставали ноги во время продвижения сквозь густой таежный лес. В течение дня питаемся за счет плодов таежного леса. От этого наш побег из вольного поселения у нас вроде прогулки по бесконечной тайге, которая действительно кажется бесконечной, как огромный космос. Пока у нас все идет без проблем. Вот только гроза нас достала в таежном лесу. Третий день льет проливной дождь. Хорошо, что мы догадались прихватить с собой целлофановые мешки из-под продуктов. Благодаря целлофановым мешкам и огромных деревьев мы в движении ни разу не промокли. Однако спать одну ночь пришлось стоя под деревом. Так как вся земля в тайге была пропитана дождевой влагой. Даже присесть под деревом нам не было места.
   - Мужики! Я себя плохо чувствую. - пожаловался Цыпа, после того, как мы дважды попали под проливной дождь и во время пробежки по лесу немного промокли. - Нам бы надо посушиться у костра и обсохнуть. Я весь промок до нитки. У меня нет никаких сил двигаться дальше. Я могу умереть на ходу.
   - Цыпа! Потерпи немного. - сочувственно, попросил я, Цыпу. - Как только выйдем к реке, так сразу разведем костер. Возле реки костер ни так сильно видно. Там дым прижимает ветерок вдоль реки. Если мы сейчас разведем костер, то нас за тысячу километров будет видно. Меты моментально найдут нас здесь без всяких проблем и отвезут обратно.
   Цыпа молча согласился с моей просьбой. Мы также продолжили свой путь. Однако к реке мы не вышли в течение следующих трех дней. Тем временем здоровье Цыпы сильно ухудшилось. Цыпа трясся весь, как веточка на сильном ветре и угасал прямо на наших глазах. Мы всячески старались помочь Цыпе, чтобы вылечить его от простуды. Нацепляли на Цыпу все теплое белье. Заставляли Цыпу бегать, чтобы он потел хорошо. Так как через пот выходит вся простуда. Кормили Цыпу одной тушенкой. В то время как сами питались исключительно дарами дикой таежной природы. Ночью во время сна укрывали Цыпу как можно теплее. Сами по очереди спали на двух байковых одеялах.
   - Все, мужики! Я помираю. - тяжело вздохнув, сказал Цыпа, медленно сползая по стволу дерева. - Свою жизнь я провел зверем. Поэтому не хороните меня. Оставьте меня зверем, как есть. Пускай звери съедят меня, как своего брата.
   - Брось говорить всякую чушь. - печальным голосом, неуверенно, сказал Гнус. - Сейчас мы разведем хороший костер. Ты согреешься и будешь вполне здоров. Наплевать нам на ментов и на лесников. Здоровье друга дороже свободы.
   Прямо у ног Цыпы мы стали разводить костер. Когда язык пламени охватил кучу хвороста, мы быстро переодели Цыпу в сухое белье. Подвинули Цыпу ближе к огню. Мокрое белье стали трясти над языками пламени. За тем сухое, горячее белье надели обратно на Цыпу. В это время он безразлично смотрел на огонь, даже не протягивал руки к огню. Можно было подумать, что Цыпа смерился со своей участью, ждал смерть. Мы старались спасти своего друга по зоне. Цыпа так остался сидеть в той самой позе, как был у костра. По соскользнувшей руке с колена Цыпы, мы поняли, что он скончался. Гнус потрогал пульс Цыпы. Убедившись, что Цыпа мертв, Гнус поднял свою котомку. Снял с себя импортную кепку. Молча, постоял несколько минут. Мы тоже последовали примеру Гнуса. Затем, не сговариваясь друг с другом, мы ушли от догорающего костра вглубь тайги. Выполняя последнюю волю покойника. Оставили труп Цыпы в том положении, в каком закончил свою жизнь в таежном лесу. Мы даже не взяли с собой личные вещи Цыпы. Весь этот день мы шли по тайге, не проронив ни единого слова. Каждый думал о своем. Мне было жаль Цыпу. Он словно предчувствовал, что умрет в таежном лесу. Поэтому вначале Цыпа отказался бежать с нами с зоны вольного поселения. Но в последний момент Цыпа все же решил сбежать из вольного поселения. Как он сам нам сказал, что лучше ему умереть свободным в тайге, чем рабом на вольном поселении или зеком за решеткой. Наверно всетаки Цыпа предчувствовал свою смерть. Я часто слышал от мамы, что многие наши родственники предсказывали дату своей смерти за много лет раньше, чем впоследствии уми?рали именно так, как предсказывали смерть через сон. Может быть, в день нашего побега Цыпе приснился сон, что он уйдет с нами и умрет в таежном лесу на съедение хищникам? Иначе бы с чего это Цыпа вскочил в два часа ночи и пошел за нами? Цыпа в обычные дни был тяжелым на подъем даже в шесть часов утра. Тогда без толчка со стороны вскочил с постели и последовал следом за нами с зоны вольного поселения. При этом, не забыл прихватить с собой в дорогу байковое одеяло и целлофановый мешок. Умер человек, а мы даже ничего о нем не знаем. Кроме воровской клички за ним больше ничего не осталось. По его коротким рассказам известно, что жил он где-то возле таежного леса в Сибири. Было у них какое-то хозяйство в таежном лесу. Затем он ушел из дома. На этом его рассказ обрывался. Никто не знает о его дальней-шей жизни. Даже возраст Цыпы никому не известен. На вид Цыпа мой ровесник. Примерно, около пятидесяти лет ему было от жизни. В своих траурных размышлениях мы не заметили, как наступила очередная ночь. Когда наше движение в ночи было бесполезно, мы остановились на небольшой возвышенности, на маленькой полянке между деревьями. Не говоря ни единого слова друг другу, побросали на траву свои байковые одеяла и тут же свалились спать. Не устанавливая дежурства. Даже не подумали об опасности, которая может нам угрожать со стороны диких зверей в таежном лесу.
   Проснулся я не от солнечных лучей, а отчего то, что дышало мне в лицо и щекотало щеку волосами. Сквозь сон я подумал, что это Гнус или Хорек наверно подумали, что я мертв и проверяют мое дыхание вблизи своего лица. Можно подумать, что у меня нет рук, по которым можно проверить пульс. Надо мне напугать мужиков. Сейчас осторожно открою глаза и укушу за усы того, кто своими мокрыми усами измочил мне лицо. Даже неприятно от мокрой рожи. Я чуть-чуть приоткрыл осторожно глаза и сквозь ресницы увидел любопытную рожу маленького медвежонка, который обнюхивал мое лицо своим влажным носом. У меня сразу в голове мелькнула мысль, что если мамаша медвежонка сейчас увидит, куда добрался ее сосунок, то от меня не останется мокрого места. Мама медвежонка размажет меня по всей поляне. В туже секунду меня охватил страшный ужас. Я заорал на всю тайгу. Резко отскочил в сторону. В туже секунду медвежонок с дикими воплями кинулся в сторону таежного леса. Следом за медвежонком с поляны кинулся еще один точно такой медвежонок. В том месте таежного леса, где скрылись медвежата, послышался рев взрослой медведицы. В одно мгновение мои попутчики вскочили со своих лежанок и словно ошпаренные заметались по маленькой полянке. Совершенно не соображая о том, что случилось здесь рядом с ними на маленькой полянке.
   - Ты чего это орешь, как резанный? - испуганно, спросил меня, Гнус. - Мертвецы, что ли во сне приснились?
   - Никакие мертвецы мне не снились. - ответил я, придя в себя от неожиданного страха. - Семья медведей нас на вкус определяла. Только что меня обнюхивал медведь.
   Я показал пацанам рукой в сторону тайги, где медведица угрожающе размахивала в нашу сторону своими огромными лапами. Нам нельзя было проявлять свою трусость. Тем более бежать с этого места. Иначе медведица тут же может кинутся за нами, чтобы до конца освободить свою территорию от своих незваных гостей. Провоцировать угрозой медведицу тоже нельзя. Медведица тут же может напасть на нас в защиту своих детенышей, которые крутились вокруг медведицы, находясь под ее защитой. Нам надо было выдержать мирную паузу, чтобы спокойно без вражды разойтись с хозяйкой тайги. Вступать на тропу войны с хищниками было опасно. У нас собой кроме топоров и ножей другого оружия не было. С таким холодным ору?жием мы выглядели, как дикари не?большой группы с каменными топорами против мамонта или того же медведя в дремучем лесу бесконечной тайги. Нам бы выжить в дикой природе.
   Медведица пару минут угрожающе постояла на задних лапах. Не обнаружив с нашей стороны никакой угрозы своим детенышам, медведица опустилась на все четыре лапы и неспеша ушла вглубь тайги, увлекая за собой своих сосунков. Мы подождали немного, пока медведица окончательно скроется из нашего вида. Затем быстро собрали свое барахло и поспешили удалиться с опасного для нас места. Позавтракать решили в пути движения на запад. В дальнейшем мы учли урок ночевки в открытом месте. Теперь обратно устанавливали дежурство на месте своего отдыха. Первый дежурный по жребию не спал три часа. Затем каждый следующий дежурный по жребию не спал по два часа в одиночку. Таким образом, у нас на сон ночью уходило семь часов. Этого было достаточно на время бодрого вида на весь день пути. Мало того, мы в течение дня понемногу дремали в пути своего следования, чтобы не изматывать себя. Ведь мы шли по тайге больше месяца, но долго-жданной реки на своем пути так и не встретили.
   - Лучше бы мы сразу двинулись прямо на юг. - сказал Гнус. - Тогда бы точно давно вышли к людям без реки.
   - Тогда бы точно давно вышли на зону. - напомнил я, Гнусу. - Ты забыл, что вертолет с нами летел на север.
   Гнус больше ничего ни стал говорить. Мы продолжили свое движение строго на запад, горизонт которого почему-то постоянно удалялся на возможную встречу от нас. Вполне возможно, что мы все время уходили влево. Наша прямая линия движения к реке получилась огромной дугой. Старший брат Сашка в детстве объяснял мне, что когда человек находится в огромном лесу, то во время ходьбы по огромному лесу человека постоянно немного как бы заносит в левую сторону. В результате чего любой человек, находясь в незнакомом лесу может заблудиться и погибнуть. Может быть, мы действительно заблудились в незнакомом огромном таежном лесу. Вместо прямой линии сделали огромный полукруг. Хотя мы постоянно ориентировались по солнцу и старались идти строго на запад. Сейчас нам бесполезно как-то менять траекторию своего движения в таежном лесу. В любом случае мы потеряли тот момент, когда могли изменить свое движение на северо-запад, чтобы природа движения человека в лесу вывела нас на прямую линию к западу. Точнее, к реке, которая возможно совсем близко от нас. Мы просто идем вдоль реки в нескольких километрах. Надо взять немного правее и тогда мы точно выйдем к реке, которая где-то совсем рядом с нами.
   - Может быть ты прав. - согласился Гнус с моими выводами. - Мы действительно заблудились и ходим почти гигантскими кругами. Давай немного возьмем правее. Если через пару дней не будет реки, то пойдем так, как природа диктует наше движение в лесу. Мы когда-нибудь выйдем к реке или к людям. Нам надо всего лишь здоровье и терпение.
   Насчет здоровья и терпения Гнус был прав. За время пути мы переболели простудными и кишечными заболеваниями. Лишь благодаря своему терпению и выносливости все свои болезни перенесли на ногах. Мы учли урок смерти Цыпы. Когда кому-нибудь из нас было худо, то мы тут же разжигали костер и начинали растирать больного до красна. Затем делали отвар из ягод в плоском армейском котелке, в котором у нас была на запас питьевая вода. Такая профилактика помогала нам восстановить здоровье больного. Так мы продолжали свой путь на запад в таежном лесу. Хорошо, что в тайге было много родников и небольших озер, которые снабжали нас ни только питьевой водой, но также яйцами из гнезд птиц расположенных на небольших деревьях и кустарниках возле водоемов в тайге. Вот только рек на нашем пути все также не было. Словно все таежные реки превратились в болота, озера и ручьи.
   - Ура! Река! Река впереди. - заорал Хорек, показывая в сторону длинного просвета в тайге, откуда доносился шум воды. - Наконец-то мы дошли до большой воды. Мы спасены. Теперь спустимся на плотах по реке к людям.
   От радости мы визжали на всю тайгу словно дети, которым показали долгожданную игрушку. Однако идти до реки нам пришлось пару часов. На пути к таежной реке оказалось множество оврагов. Очевидно, по этим оврагам когда-то было русло таежной реки. Овраги были обрывистыми и скалистыми. Так что нам вместо прямой линии к реке приходилось делать большой крюк, чтобы найти место перехода оврагов зачастую наполненных давно протухшей водой. Когда мы наконец-то вышли к таежной реке, то сразу поняли, что можем похоронить свою мечту на спуск по воде с помощью плота. Река оказалась настолько узкой, что никакой плот не мог двигаться по этой рек. Кроме того, вода в реке была стремительной. Берега были настолько обрывистые, что невозможно было спуститься к воде. К тому же берег таежной реки в основном был рыхлый. Здесь спуститься к воде было совершенно не возможно и даже опасно.
   - Дошли до реки! - со злостью, сказал Гнус. - Теперь вдоль реки плестись придется столько же много дней и недель, как мы плелись по тайге со времени нашего побега. Никто из нас не знает, когда мы выйдем к людям.
   Единственным преимуществом у реки нам было то, что на длинной многокилометровой полосе земли вдоль реки, с обрывами с двух сторон, нигде не было видно медведей. Даже следы медведей или каких-нибудь других животных отсутствовали на этой земляной косе между оврагами и устьем реки. Наверно часто здесь гибли хищники и травоядные животные во время обвала берегов рыхлой земли, поэтому у зверей выработался рефлекс опасности и сохранения особей. Здесь мы могли хорошо выспаться на земляной косе. В полной безопасности с отсутствием хищников. Мы хорошо посмотрели самое широкое место на естественном земляном валу. Выбрали место повыше и поближе к оврагу, обрыв которого вряд ли мог обвалиться. Если даже обвалится обрыв оврага, то мы просто свалимся в вонючую воду оврага. Нас никуда не унесет стоячая вода из оврага. Просто после придется искать чистую воду, чтобы отмыться от вони протухшей воды. Затем придется развести костер и высушить над огнем наше постиранное белье.
   - Ты смотри не свались в речку, когда будешь ночью выходить писать. - сказал Гнус, Хорьку, который имел привычку ходить ночью оправляться по меленькому в стороне от спячки. - Нам не хватало, чтобы ты утонул в речке.
   - Я перед сном отолью сполна, чтобы ночью не вставать. - сказал Хорек и пошел в сторону от нашего места.
   Расположившись ногами ближе к оврагу, чтобы не скатиться в овраг или в речку, мы тут же крепко уснули впервые с того времени, как умер Цыпа. Надо было хорошо выспаться. Так как больше такого места у нас в пути могло не быть. Вниз по течению, куда нам предстояло идти, могли быть острые скалы или заболоченные места. Там не будет такого уюта, какой выпал нам на эту ночь возле таежной речки. Так что нам надо тут выспаться на полную катушку. Несмотря на рев воды в таежной реке и на звериный рев из таежного леса, мы спали спокойно, как младенцы, до тех пор, пока солнечные лучи распарили нас до пота в теплой одежде. Мы так хорошо выспались в эту ночь, так что в этот день можно было ускоренным шагом преодолеть огромное расстояние вдоль реки. Тем более, что теперь мы будем всегда идти вниз по течению реки. Так мы за пару недель и без плота доберемся до места жилища людей.
  - Черепок! Куда наш Хорек делся? - спросил Гнус, потягиваясь на своей лежанке. - Опять его живот приперло что ли? Как он мне надоел с проблемами своего живота. По этой причине мы идем медленно...
  - Наверно Хорек в кусты за овраг пошел? - удивленно, ответил я, вглядываясь в заросли кустов на другой стороне оврага. - Меньше ягод зеленых ему надо было кушать. Тогда бы он не бегал каждый час в пути по кустам. Понос его пробрал так сильно, что не может терпеть. Может быт, у него дизентерия от лесных ягод?
   Мы разложили свои провианты на завтрак и стали ждать Хорька из кустов к завтраку. Но наш Хорек почему-то не хотел появляться из кустов. Тогда мы стали звать Хорька. Орали так сильно, что даже рев воды в реке глушили и птицы в тайге перестали издавать свое разнообразное пения. Наверно и звери сбежали с этих мест от нашего дикого крика. Вот только Хорек на наш дикий рев никак не хотел появляться. Возможно, что Хорька сильно приспичило, что даже голос потерял и не может ответить на наш зов. Надо нам пойти поискать Хорька в кустах за тухлым болотом.
   - Ты побудь здесь возле наших вещей. - сказал я, Гнусу. - Я схожу за овраг в кусты. Посмотрю, где там сидит Хорек. Если конечно засранного Хорька в лесу не загрызли хищники. Любым зверям не нравятся засранцы.
   Пройдя немного вниз по течению реки, я спустился вниз в доступном месте и по сухим веткам перебрался на другую сторону оврага с тухлой водой. Прошел вдоль оврага за кустами. Но никаких признаков Хорька там не было видно. На всякий случай, чтобы дважды не ходить сюда, я прошел вглубь леса и позвал Хорька зычным голосом. Но нашего Хорька нигде не было слышно и видно. Лишь одна медведица увлеченная объеданием ягод на кустах малины услышала мой крик и в страхе рванула вглубь леса, своим ревом сотрясая огромные заросли таежного леса.
   - Хорька нигде в лесу не было видно. - сказал я, Гнусу, подойдя к месту нашей спячки. - Куда только он мог деться? Столько много времени мы зря потеряли из-за поноса Хорька.
   - Ты посмотри туда. - с глазами полными слез, сказал мне, Гнус, показывая рукой с обрыва к веткам у самой воды. - Наверно мы потеряли Хорька навсегда.
   Я осторожно наклонился, чтобы посмотреть вниз с обрыва на ветки возле воды. Там отчетливо была видна кровь на куске торчащей скалы, а на ветках болталась разноцветная безбольная кепка, которую подарил Хорьку иностранный специалист. Не успел я как следует разглядеть место гибели Хорька, как в это время качнулась земля под моими ногами. Прямо как вратарь в прыжке я бросился в сторону оврага, сбивая по пути стоящего за мной Гнуса. В тот же миг обвалился край рыхлого обрыва, где я только что стоял с Гнусом. Мы тут же схватили в охапку свое барахло и поспешили в сторону переправы по веткам, на другую сторону оврага с тухлой водой. Дальше от опасного места. Едва мы оказались в безопасном месте, как место нашего ночного отдыха почти полностью обрушилось в бурлящую воду реки, которая смыла не только безбольную кепку Хорька, но также следы своего преступления. Теперь никто не узнает, как погиб Хорек и никому не будет известна его могила. Все получилось, как в одной воровской песне, где говорится, что никто не узнает где могилка твоя. Мы остались с Гнусом вдвоем возле опасной таежной реки.
   - На моей совести гибель Хорька. - сквозь слезы, печально, сказал Гнус. - Я вчера вечером накаркал ему смерть. Какой я все-таки подлый человек. Никто не тянул меня за язык сказать хорьку гадость.
   - Не надо себя винить в смерти Хорька. - печально, сказал я, Гнусу. - На то воля судьбы умереть нам в таежном лесу. Правильно говорили старик и майор, что никто не выйдет живым из таежного леса. Все тут сгниют.
   - Я тоже так думаю. - грустно, сказал Гнус. - Никто из нас не выйдет из этой проклятой тайги. Мы все помрем здесь. Все равно в нашей гибели виноват я. С меня началась затея побега через таежный лес из зоны нашего вольного поселения.
   - Мысли о побеге были у многих. Ты в этом тоже не причем. - не согласился я, с выводами Гнуса. - Не накручивай на себя. До появления старика, когда я сказал майору от трупе Козюли, то майор мне сказал, что не нужно нарушать традицию этих мест. Отсюда никто не вернулся на большую землю живым или мертвым. Тайга поглотила всех людей. Старик своим рассказом лишь подтвердил сказанное майором, что люди остались в дремучем таежном лесу.
   - Я так думаю, что отряд красноармейцев, которые ушли из зоны с золотом, так и остались в таежном лесу. - задумчиво, сказал Гнус. - Ты помнишь, как в пути нашего следования иногда попадались обглоданные кости людей. Нам надо было быть внимательными. Где-то на последней стоянке красноармейцев осталось лежать золото с зоны.
   - Если бы даже золото попалось мне не глаза, то я обошел бы золото стороной. - грустно, сказал я. - В том золоте затаилась смерть. В одном лишь поселении на зоне из-за этого золота остались лежать в земле сотни политических зеков. Я не хочу свою жизнь разменять на килограммы золотых самородков. Моя жизнь стоит дороже любого золота.
   - Глупость, какая! - усмехнувшись, сказал Гнус. - Ты зря стал таким суеверным. Представляешь, что такое несколько килограмм чистого золота?! Можно в наше время целый город купить вместе со всем имуществом и жить спокойно.
   - Ладно! Остап Бендер! Если мы найдем это золото, то я свою долю оставлю тебе. - глупым голосом, сказал я. - Посмотрим, как ты сможешь распорядиться килограммами золотого запаса. Если только останешься жив в этом таежном лесу.
   Гнус больше ничего ни стал говорить. Разделил пожитки Хорька на двоих. Собрал свою долю в котомку и не спеша отправился вниз вдоль реки. Я тоже собрал свои пожитки и поспешил догонять Гнуса, по пути объедая сочные ягоды малины, которая густой полосой кустарника проросла вдоль оврагов и возле берега таежной речки. Я понимал, что теперь мы не скоро присядем на отдых за пищей в наших котомках. Нам надо быстро догонять упущенное время. После того, как мы потеряли двух своих попутчиков, мы стали более внимательны к своему продвижению в южном направлении. Я прекрасно знал, что любой приток реки Обь рано или поздно по-вернет строго на запад, прежде чем будет впадать в реку Обь. Дальше у нас будем много проблем. Мы должны будем идти в южном направлении пешком против течения реки Обь или нам предстоит делать плот и спускаться по реке Обь строго в северном направлении. Конечно, сделать плот вдвоем мы едва ли сможем. Поэтому нам скорее всего придется пробираться в южном направлении к ближайшему населенному пункту или к железной дороге. Лишь бы нам успеть до первых морозов. Наверно за время своего пути мы окончательно потеряли счет времени или природа решила ускорить приход зимы. Но с каждым днем вечера становились все холоднее и холоднее. Опасаясь замерзнуть ночью, мы поменяли время нашего движения в южном направлении. Теперь мы днем спали где-нибудь у костра вблизи реки, чтобы не было видно дыма нашего костра. Зато ночью мы устраивали такой темп продвижения, что стали за ночь проходить на много больше, чем мы проходили днем. Даже по изгибу реки мы поняли, что река резко повернула строго на запад. Таким образом, получалось, что через несколько дней мы будем у реки Обь. Надо успеть до сильных холодов. Однако мы не успели дойти до реки Обь, как нас в таежном лесу прихватила зима. Ночью выпал крупный пушистый снег. От этого даже стало теплей. Снег словно белой шубой прикрыл землю замерзшую ночью от первых морозов. Но от этого нам легче, ни стало. Теперь мы не могли продвигаться по снежным сугробам вдоль реки. Надо было войти в дремучий таежный лес, который огромными верхушками гигантский хвойных деревьев прикрывал землю от первого снега. Нам по таежному лесу было идти намного легче, чем по открытой местности покрытой первым снегом. Когда мы в пути больше всего стали находиться в лесу. То теперь в наглую стали высматривать разные норы и медвежьи берлоги. Если возле больших нор и медвежьих берлог мы не замечали звериных следом, то тут же разводили костер у входа в логово зверя. Таким образом, мы утверждали себя хозяевами данной норы или берлоги хотя бы на одну ночь. Так отдыхать нам было намного легче, чем мы ютились где попало в течении всего пути. Нам надо было только собрать перед сном побольше дров и всю ночь по очереди следить за костром. Иначе к нам в гости ночью мог пожаловать старый хозяин берлоги, чей дом мы заняли без его спроса. Костер отпугивал от нас хищников.
   - Нашел! Нашел! - вдруг, радостно, закричал Гнус, когда мы с ним искали новое место к ночлегу. - Там в пещере мешок с золотом. Теперь мы будем самые богатые люди в России. Мы с тобой купить целый город с новыми машинами. Будем разводить "телок" и трахать каждый день новую "телку", как восточные шейхи.
   Я посмотрел в сторону орущего Гнуса и обомлел. Прямо на меня на двух лапах шел огромный медведь. Зверь был такой огромный, что я среднего роста был медведю где-то на половину его роста. Медведь был больше двух метров и шириной больше одного метра. Почему-то у меня в голове мелькнула первая мысль, что у медведя около тонны съедобного мяса. Я даже не подумал, что это ни зверь, а я сейчас буду лакомым кусочком у зверя в таежном лесу.
   - Черепок, спокойно. - тихо, сказал Гнус, вытаскивая из-за пояса свой топор. - Ты только не смей удирать от медведя. Звери гоняться за убегающими. Я сейчас прикончу косолапого, пока он не прикончил нас.
   Мне было не понятно, как Гнус собирается разбираться с таким гигантом. Ведь своим топором Гнус не сможет достать даже до головы медведя. Однако. Гнус подошел сзади с левой стороны медведя и что было силы, воткнул медведю топор высоко в бок в область сердца. Медведь ужасно страшно заревел от боли и тут же кинулся в сторону Гнуса. Словно обезумевший я кинулся в сторону медведя и нанес удар топором медведю в то самое место, куда только что медведя поразил топором Гнус. Медведь заревел сильнее прежнего и тут же упал сверху прямо на Гнуса. В этот момент, я что было силы, нанес медведю сразу два подряд удара обухом по голове медведя. В тоже мгновение понял, что лучше бить медведя лезвием топора и продолжил свои удары топором лезвия по толстой шее фактически мертвого медведя. Я бил медведя по голове и по шее лезвием топора до тех пор, пока это место медведя не превратилось в какую-то кровавую массу, смешанную с мозгами, костью и темно-красным мясом огромного зверя.
   - Прекрати бить медведя! Медведь давно мертв. - заорал из-под медведя Гнус. - Вытащи меня быстрее из-под медведя. Он сильно тяжелый. Я задыхаюсь от тяжести медведя.
   Я попробовал вытащить за руку из-под медведя всего окровавленного Гнуса. Но медведь почти всей тушей подмял Гнуса под себя. Тогда я взял за лапу медведя и что было силы, потянул тушу медведя в ту сторону, куда туша медведя больше был наклонен. Туша медведя поддалась. Гнус сам выбрался из-под наклонившейся в сторону туши медведя. Я посмотрел на Гнуса снизу вверх. В тоже мгновение обомлел от страха того, что я увидел перед глазами. Все тело Гнуса вместе с одеждой распорото, словно несколькими саблями одновременно. Из лохмотьев бывшей одежды Гнуса торчали оголенные ребра, а внизу под ребрами свисали кишки. Я буквально лишился разума и голоса. Гнус какое-то мгновение сгоряча ничего не мог понять о случившимся с ним. Жестикулировал руками, смеясь, рассказывал что-то мне о своей драке с медведем. Потом посмотрел на меня. В тот же момент перевел взгляд на себя.
   - Черепок! Быстрее заруби меня, как зарубил медведя! - заорал Гнус, оглушая тайгу. - Я не хочу умирать в мучениях! Выполни мою последнюю волю. Я все равно не желец.
   - Как я могу зарубить тебя! - опомнившись, заорал я, на Гнуса. - Ты же человек, а не зверь! Ты мой друг!
   - Заруби меня, как друга! - кричал Гнус. - Ни дай мне умирать в муках! Я все равно не выживу! Заруби!
   - Прости меня Гнус! Прости друг! Спасибо, что ты спас меня! - рыдая, сказал я, подойдя к Гнусу с топором.
   Гнус ничего ни стал говорить, опустил глаза и покорно подставил мне свою голову. Сколько у меня было сил, я размахнулся топором и с такой силой ударил Гнуса по голове, что Гнус буквально влип задницей в огромную лужу крови, которая натекла от трупа медведя и от только что живого тела моего спасителя Гнуса. Разделавшись с медведем и с Гнусом, я словно обезумевший пару часов бродил вокруг трупов зверя и человека. Никак не мог сообразить, что мне делать дальше. Умереть от разрыва сердца или утопится в таежной реке. Мне не хотелось жить после того, как я зарубил топором человека и остался совсем один в лесу. Однако от разрыва сердца я не умер и в таежную реку топиться не пошел. Кружил вокруг трупов зверя и человека до тех пор, пока ноги стали заплетаться и меня потянуло ко сну. Обтерев снегом лицо и руки от обильной крови. Я немного пришел в себя. Стал собирать к пещере сухие ветки и куски сухой коры от деревьев. Разжег у входа в пещеру такой огромный костер, что даже испугался о возможном пожаре в таежном лесу. Поэтому в пещеру сразу не пошел. Подождал, пока костер погаснет до безопасного пламени. Затем разбросал угли костра возле входа в пещеру. Когда я был готов отправиться спать в пещеру, то прежде всего посветил фонариком в глубину пещеры. Там в пещере тоже была не из лучших картин. У входа в пещеру валялась груда человеческих костей, видимо вытолканных медведями из пещеры. За грудой человеческих костей разодранный мешок, из которого поблескивали золотые самородки. Дальше за мешком с золотыми самородками лежали два небольших медвежонка, посасывая свои лапы. У медведей совсем недавно началась зимняя спячка в таежном лесу. Я ни стал тревожить малышей, ведь им спасть до самой весны. Если конечно они не умрут без материнского молока. По своим размерам малыши вроде выросли с того возраста, когда нуждаются в материнском молоке. Может быть, сама природа ни даст погибнуть малышам без матери. Здесь в тайге столько много медвежьих семей. Вполне возможно, что какая-нибудь медведица примет этих сирот в свою медвежью семью и не даст погибнуть медвежатам. Мне некуда было идти искать место ночлега. Я выгреб из пещеры ногой давно истлевшие белые кости людских скелетов. Посыпал освободившееся место теплым пеплом от костра. Подбросил в угли костра сухие ветки и кору деревьев. Постелил у входа в пещеру два байковых одеяла. Двумя байковыми одеялами укрылся сам и вскоре заснул так крепко, что проснулся лишь тогда, когда вокруг берлоги тайгу осветили совсем не позимнему яркие лучи солнца. Я посмотрел в сторону трупов медведя и человека. Они лежали все там же в застывшей луже собственной крови. За кустами у берега реки мелькнули серые тени. Наверно волки пришли на запах крови, чтобы полакомится свежатиной медвежьего и человеческого мяса. Мне тоже не мешало, полакомится медвежатиной. Говорят, что мясо медведя очень полезно людям. Уйти отсюда все ровно успею. Теперь у меня в таежном лесу остались всего лишь две дороги. Одна моя дорога к людям, куда я едва ли дойду. Другая дорога в пасть хищникам, которые давно ждут меня в кустах. Но я так просто хищникам не дамся. Пока у меня есть власть над огнем, то не один хищник не приблизится ко мне. В свою защиту я могу лес поджечь, но в пасть хищникам живьем не дамся. Если только сама старуха Смерть меня достанет во время болезни. Тогда пускай хищники наслаждаются моим мясом. Не пропадать же добру в тайге? Не освобождаясь от дурных мыслей, я стал собирать вокруг сухие ветки и кору деревьев, которых было так много в лесу, что хватило бы на сотню гигантских костров. Так что мне без труда удалось быстро собрать дрова на разведение хорошего костра, на котором я собирался поджарить мяса медведицы. Мне надо было хорошо подкрепиться в дорогу и сделать запас жареного мяса с собой на несколько дней. Из нашего совместного пайка осталось не больше десятка консервных банок с тушеным мясом. После того, как на нашу голову упал первый снег, то у нас стало мало доступа к спелым лесным плодам и ягодам, которыми питались на протяжении светового времени. Поэтому нам пришлось обратиться к своим запасам сухого пойка, который мы прихватили с собой из зоны вольного поселения. Если можно так сказать, то за счет утраты наших двух попутчиков, Хорька и Цыпы, нам нельзя было жаловаться на отсутствие натуральной пищи в виде тушеного мяса. Избавившись от гвоздей к сборке плота, который нам не суждено было построить, мы уравняли освободившееся место грузом дополнительных продуктов оставшихся от Хорька и Цыпы. За время движения по тайге вдвоем мы хорошо питались. Мне почти ничего не осталось от Гнуса. Теперь мне предстояло пополнить свой запас продуктов за счет жаренного медвежьего мяса. Такого случая у меня больше не будет. Скорее я достанусь следующему медведю, чем следующий медведь достанется мне в гуще таежного леса.
   Как только костер занялся огнем, я подошел к туше медведя. Бесцеремонно испортил медвежью шкуру на том самом месте, где по моим предположениям могло быть сочное мясо. Оголил мясо медведя от шкуры и стал срезать ножом филе мяса медведя. Длинные куски красного мяса продел тонкой веточкой и положил на рогатки из веток над углями костра. Пака мясо медведя поджаривалось над углями костра. Я продолжал срезать куски мяса с туши медведя и в это же время подкидывал кусочки коры в угли костра, чтобы поддерживать огонь в костре до тех пор, пока будет готово поджаренное мясо медведя. Провел почти полдня у костра. Стараясь больше нажарить в дорогу мяса. Когда я вдоволь насытился жареным медвежьим мясом и сделал хороший запас жареного мяса в дорогу, я собрал свои вещи и помолившись за упокой Гнуса, отправился дальше в путь. Мне обратно надо было наверстывать упущенное время и воспользоваться теплым днем, которых становилось, все меньше и меньше, в таежном лесу. Скоро наступят зимние холода. Тогда мне будет трудно продвигаться и обогреваться ночью кострами. Все будет засыпано снегом, который постепенно начинает падать на землю в тайге не только с неба, но также с верхушек деревьев. Сытому идти всегда легче, чем голодному. В половине этого дня я прошагал по тайге на много больше, чем в последний день мы прошли на пару с Гнусом. В котомке за плечами, а также в обеих руках у меня было жаренное медвежье мясо. Все запасное белье я одел на себя, чтобы не замерзнуть ночью. Поверх бейсбольной импортной кепки я натянул себе на голову свитер. Лишь лицо с прорезями глаз, губ и носа были доступны свежему воздуху. В таком виде я ложился спать. В таком виде я передвигался во время холода. От такого моего ужасного вида могли шарахаться не только звери в тайге, а также встречные люди. Если бы мне посчастливилось встретить в таежном лесу людей. Одна только борода на моем лице стоила многого. Среди черных волос моей бороды стало больше седых волос. Видимо я так сильно постарел от того ужаса, который мне пришлось пережить во время гибели попутчиков.
   Сколько дней я брел по тайге в одиночестве, мне не было известно. Давно не считал дни. Время мне тоже было не знакомо. Будильник выбросил на второй день своего одиночества. Лишний груз мне был ни к чему. На мне было лишь то, что спасало меня от холода, а также спички и зажигалки к разведению костра в таежном лесу. Я больше не думал о том, что меня могут обнаружить люди. Пускай даже люди посадят меня обратно на зону. Главное выжить. В котомках у меня находились десять банок мясных консервов и последний кусок жареного мяса медвежатины. Хорошо, что природа наградила меня отличным здоровьем. Столько много километров прошагал по тайге, а всего пару раз болел простудными заболеваниями, когда мы попали под дождь. Все остальное время чувствовал себя вполне здоровым. Единственное, что меня доставало в пути, так это усталость за целый день ходьбы по таежному лесу. Поэтому перед сном я едва дотягивал до своего лежбища. Если мне не удавалось найти какое-то укрытие в пещерах, норах или в пустом логове зверя с костром у входа. Тогда я забирался на дерево и спал в хвойных ветках, привязавшись к дереву ремнями, которые я прихватил с собой у погибших попутчиков. Мне также хотелось выжить в тайге.
   Последние три дня бреду налегке. Из запаса моих продуктов осталась банка тушеного мяса. Стараюсь питаться таежными плодами и ягодами. Держу в запасе банку тушеного мяса на тот случай, когда нечего будет кушать из лесных ягод и плодов, которые я изредка отыскиваю на деревьях и кустарниках. Дары природы, которые ни съели жители дикой природы, словно китайские фонарики ярко горят на фоне белого снега. Такие дары природы я вижу издалека. Сразу ускоряю шаг, чтобы до моего прихода жители леса не съели эти спелые ягоды, оставшиеся в запас диким животным на долгую холодную и голодную зиму в таежном лесу. Теперь я как таежный зверь пытаюсь плодами тайги. Вчера вечером съел последнюю банку тушеного мяса. Если сегодня не выйду к людям, то в тайге устрою пожар, чтобы таким образом привлечь к себе людей. Живут люди где-то совсем рядом. Вчера слышал лай собак и выстрелы из охотничьего ружья. Пытался кричать, но у меня совсем нет голоса. Потерял голос наверно потому, что вчера орал как резанный при виде волков, которые кружились стаей вблизи меня. Видимо волки хотели полакомиться моим мясом. Хорошо, что я смог разжечь костер возле пустой медвежьей берлоги. Таким образом, с помощью огня я отогнал от себя волчью стаю. Волки убежали в лес поживиться слабыми животными. Наверно не зря волков называют санитарами леса. Так как волки уничтожают слабых и больных животных леса. Более сильные животные могут постоять против стаи волков. Выходит, что я пока вполне сильный животный, если волки до сих пор не загрызли меня в лесу. Как только я увидел большую пещеру на склоне небольшой возвышенности, то сразу решил, что это место будет моим последним местом в таежном лесу. Натаскаю сюда множество сухих веток и древесной кары. Весь световой день буду заниматься запасом даров природы себе в пищу, а также запасом дров на костер. С наступле?нием темноты буду жечь костер у входа в пещеру. Постепенно сделаю пещеру теплой от углей и пепла. Буду тут жить до весны. Если старик полуголый ухитрился прожить в тайге несколько десятков лет. Причем не замерз в лютые морозы. Как говорил старик, что зиму проводил с медведями, которых своими руками выкормил с первых дней рождения. Каждое лето старик готовил запас на зиму. Чем питался всю холодную зиму. Одежда на мне вполне теплая. Пока лютых морозов нет, успею запастись лесными дарами дикой природы. В самые сильные холода буду отсиживаться в пещере. Если смогу выжить до весны, то тогда все равно дойду до людей. Жить в лесу, как тот старик, мне совсем не хочется. Стараясь случайно не спалить огнем, свое скудное имущество я убирал все из пещеры и в течение дня жег костер прямо в пещере. Таким образом, обогревал пещеру изнутри. На ночь разводил огромный костер возле входа в пещеру. Внутри пещеру на ночь обкладывал хвойными и сухими ветками. С наступлением дня хвойные и сухие ветки сжигал внутри пещеры. Вход в пещеру обкладывал хвойными и сухими ветками, сохраняя тепло внутри пещеры. На ночь пещеру обратно обкладывал сухими и хвойными ветками. Наутро обратно повторял все свои действия. Каждое утро и вечер, тщательно растирал свое тело и лицо чистым снегом. Так я соблюдал ги?гиену своего тела и постепенно приучал себя к холоду. Впереди у меня была целая зима. Мне надо было пережить тут в пещере холод, голод и смерть. Я должен был полностью приготовить себя ко всем сложностям проживания в условиях зимней тайги. Если верить старику, что он мог в течении многих лет жить в пещере с медведями, то мне стоило остаться в пещере с маленькими медвежатами. Шерсть медведя намного лучше греет, чем моя одежда, которая просалилась от моего жира и пота. От медвежат пахло лесом, а от меня пахнет дохлятиной от прогнившего белья. За все время нашего странствия по тайге, мы всего лишь пару раз стирали свое белье, когда задыхались от собственной вони. Столько же раз и купались в маленьких озерах, которые встречались нам в таежном лесу. Все остальное время жили бомжами в таежном лесу. Конечно, остаться с медвежатами было бы хорошо. Но у меня не позволила бы совесть быть рядом с сиротами, которых я оставил без матери. Кроме того рядом с пещерой два трупа. Человека и медведя. Мясо медведицы я мог использовать в пищу. Однако, я не хищник, чтобы съесть тонну мяса. Даже с огромным запасом на зиму, я все равно не смог бы осилить столько много медвежьего мяса, на которое положили глаз волки. Не отбиваться же мне от волков топором или ножом. Волки все равно меня достали бы вместе с медвежьим мясом и трупом Гнуса ни стали бы брезговать. К тому же быть всю зиму с трупом человека совсем неприятно. Я не людоед, не вампир и не кровопийца. Мало того, лежать каждую ночь в пещере на груде золотых самородков с постоянно изменяющимися мыслями о богатстве и нищете человека, мне совсем не хотелось. Мои мысли о том, что, то золото, которое вывезли красноармейцы из вольного поселения, несут смерть всем людям, сбылись с точностью до каждого слова, сказанного мной Гнусу в последний день нашего путешествия. Стоило только Гнусу увидеть груду золотых самородков среди людских скелетов, как Гнус тут же погиб от лап медведицы. Точнее от моих рук по собственной просьбе Гнуса. Если бы Гнус не полез в пещеру, то, вполне возможно, мы могли бы избежать нападения медведицы на нас. Но наше присутствие вблизи логова медведицы, с ее медвежатами. Мы заставили медведицу встать в защиту своих медвежат и погибнуть. Так что по всем правилам выживания мне лучше быть дальше от золота, которое несет людям смерть, а также от трупов человека и медведя. От них мне тоже нечего ждать хорошего. От медвежат тоже нельзя ждать добра. Вполне возможно, что их звериный инстинкт может подсказать им, что рядом с ними лежит убийца их матери. Даже таким подросткам медвежатам ничего не стоит задрать меня во сне или по весне, когда они проснутся от зимней спячки. Мне надо как можно лучше благоустроить на зиму свое собственное логово в этой пещере, чтобы спокойно дожить до весны. Хотя мне почему-то кажется, что из меня Маугли или Робинзон Крузо не получится. Я не приспособлен жить в таежном лесу. Всю свою жизнь я пользовался услугами своей мамы и своих жен, которые постоянно создавали вокруг меня домашний уют. Здесь же в глухом таежном лесу я остался совершенно один без средств существования. Единственное, что я могу сделать себе на костре, так это в армейском котелке кипятить какой-нибудь отвар из ягод. Попить этот отвар вместо чая и вместо целебного напитка к сохранению своего здоровья. Таким образом выжить в тайге. Ни на что другое я не способен. Одежда на мне рвется, и рабочие ботинки скоро сотрутся до подошвы. Если бы не занимался делом каждый день, то я либо умер от скуки, либо сошел с ума. В том, что я постоянно заготавливал себе на питание дары природы, а также ветки и кору деревьев на поддержание костра, я коротал свое время. Постоянно продвигаясь в сторону предстоящих зимних холодов, за которыми было долгожданная весна. Единственное, что я не мог себе позволить в таежном лесу. Так это грабить беличьи запасы. Белки так быстро привыкли ко мне, что даже пытались приблизиться ко мне, чтобы полакомится тем, что я мог собрать себе в пищу в таежном лесу.
   4.Спасенному в рай.
  
   Время неумолимо быстро летит даже в моем одиночестве. Наверно со времени первого снега целый месяц прошел. Жалко, что у меня не было современных наручных часов с календарем. Тогда бы я точно мог определить, сколько времени нахожусь в тайге с момента нашего побега с зоны вольного поселения. Наверно месяца три не меньше. Эти менты даже не искали нас. Думали, что нас задрали звери. Но я все-таки выжил всем смертям назло. Жалко мне пацанов, за счет которых не по своей воли мне суждено было выжить. Ведь каждому из них не было пятидесяти лет...
   - Ты мужик или леший? - неожиданно к моему слуху, кто-то сказал за моей спиной. - Подними руки вверх!
   Я поднял вверх руки. Повернулся в сторону голоса. Увидел перед собой мужика в тулупе, на лыжах с ружьем, с огромной собакой на поводке. В моей голове и в глазах все помутилось. Словно весь белый свет перевернулся к верх ногами. Я покачнулся и без памяти рухнул прямо в костер. Совершенно не соображая, что со мной происходит. Наверно, от неожиданной встречи с человеком, от радости или от накопившейся во мне боли я лишился рассудка.
   - Ты что мужик! Помирать, собрался? - услышал я, словно сквозь сон голос своего спасителя, кто-то за ноги потащил меня по снегу в сторону от костра, который быстро добрался до меня своими тлеющими углями.
   Я открыл глаза оттого, что мужик шлепал меня по щекам, а его собака слизывала с моего лица набежавшие слезы. Я ничего не мог с собой поделать. Слезы лились из моих глаз сами по себе. Вскоре я перешел в рыдание. Наверно со мной была истерика или временное помешательство разумом от неожиданно нагрянувшей долгожданной встречи с человеком. Опасаясь, что я могу окончательно сойти с ума мужик стал меня трясти со всей силы и бить по щекам ладонями. Собака тоже была в отчаянии от моего поведения. Стала лаять на меня прямо близко перед моим лицом. Успокоился тогда, когда мужик влил мне в рот из своей фляги медицинский спирт. Меня словно прожгло всего изнутри до самой задницы. Я вскочил на ноги. Стал сильно кашлять и бегать вокруг дерева, до тех пор, пока горечь внутри меня прекратилась полностью. В этот момент мужик и собака стояли в стороне и с удивлением смотрели в мою сторону, как устанавливаю таежный рекорд по бегу вокруг огромной сосны. Вскоре мужик стал громко смеяться.
   - Мужик! У тебя закуска найдется? - вдруг, неожиданно к самому себе, обратился я к своему спасителю.
   - Ну! Ты даешь! - громко смеясь шепелявым ртом, сказал мужик, доставая из кармана тулупа кусок домашней колбасы и домашнего хлеба. - Всего минуту назад подыхал от неизвестной болезни, а теперь закусить от меня требуешь. Значить долго будешь жить. Такая примет имеется у людей.
   - Человеческую пищу так долго не видел, что ты мне не поверишь. - закусывая хлебом и колбасой, сказал я, своему спасителю. - Давно сам забыл, когда в руках хлеб и колбасу держал. Наверно, с июня месяца будет?
   - Так ты, пожалуй, четвертый месяц тут по тайге бродишь. - перебирая своими пальцами, посчитал мужик.
   - Неужели сейчас на дворе октябрь месяц?! - удивленно, вытаращив глаза, спросил я, шепелявого мужика.
   - Он самый, браток! Он самый октябрь месяц на исходе. - ответил мужик. - Скоро по старинке октябрьские праздники будем справлять. Вот только не понятно мне, как ты ухитрился так долго плутать по нашей тайге?
   - Знаешь, что мужик, дай мне человеком стать, я тебе все расскажу, как есть на духу. - сказал я, своему спасителю. - Понимаешь, душа хочет кушать, пить и мыться. Надоело зверем жить в таежном лесу. По людям давно соскучился. Думаю, что ты не оставишь меня жить обратно в таежном лесу? Спаси меня и мою душу!
   - Это мы тебе устроим спасение и хорошую русскую баньку. - подал мне надежду мужик на спасение. - Вот только топать тебе придется километра три или даже больше. Тащить тебя по снегу я не в силах.
   - Теперь мне десяток километров прошагать не страшно. - бодро, сказал я, шагая следом за мужиком с собакой. - За четыре месяца по таежному лесу я прошагал наверно сотню километров, если не больше.
   Вполне отдохнувший в прошлую ночь. Разогретый изнутри медицинским спиртом, а также куском домашней колбасы и домашнего хлеба. Я быстро шагал по лыжне проложенной мужиком моим спасителем. Даже проживший всю свою жизнь в тайге вполне здоровый мужик едва успевал убежать от меня на своих лыжах. Так что, примерно, через два часа нашей беготни по снегу увидел впереди мужика хорошо срубленную деревенскую избу и двор с хозяйством.
   - Вот здесь мы остановимся. - сказал мне, мужик, освобождаясь от лыж. - Здесь вся мое лесное хозяйство. Ты пока в сенях скидай с себя всю эту гниль и подожди меня в сенях с полчасика. Тут тепло. Я сейчас растоплю баньку. После займусь тобой. Грязный по моей хате не шастай. Мне от тебя зараза совсем не нужна.
   Мужик и собака тут же пошли к небольшой избушки, которая видимо была деревенской баней. Я поднялся по скрипучим ступеням в прихожую избы и удивился, что за плотно прикрытыми дверями в прихожей было тепло от самой избы. Не смотря на то, что на дворе был снег и немножко пощипывал морозец. Видимо мужик, перед тем как идти в мою сторону хорошо топил в избе, словно ждал сегодня кого-нибудь к себе в гости. Видно, что заботливый хозяин. Пока мужик с собакой хлопотали насчет баньки, я снял с себя все прогнившее белье, которое пропахло потом, грязью, костром, моим жиром и неизвестно чем другим, чего я набрался в дремучем таежном лесу за три прошедших месяца. Освободившись до трусов от гнилой одежды я почувствовал себя ангелом только что появившемся на этот свет. Мне прямо летать хотелось. Вот только крыльев у меня за плечами не было. Поэтому я был на грешной земле.
   - Ты извини, браток, но в избу до баньки я тебя не пущу. - сказал мне, мужик, входя в прихожую своей избы. - Тебе вначале надо смыть с себя всю не честь. После будешь моим гостем. С портками тебе тоже придется расстаться. У меня тебе найдется чистая одежонка. Можешь не стесняться я тут совсем один. Семья моя в деревне проживает.
   Мужик открыл крышку с деревянной кадки, стоявшей здесь же в сенях на огромном столе. Зачерпнул деревянным ковшом из кадки какую-то темную жидкость. Прихожая тут же наполнилась ароматом русского хлебного кваса. Такой хлебный квас я пил давно в дошкольном возрасте, когда мы всей семьей ездили в город Гудермес в Старый хутор к своим родственникам терским казакам по материнской линии. У терских казаков тоже была огромная кадка с квасом.
   - Ну, ты мастер пить квас. - удивленно, воскликнул мужик, когда я на одном дыхании осушил ковш с квасом.
   - Так у меня в генах с рождения любовь к хлебному квасу. - похвастался я. - Мои предки терские и донские казаки. Моя мама из древнего рода терских казаков. Отец доской казак. У нас в доме всегда был домашний хлебный квас в городе и в деревне. Мы дома пили хлебный квас вместо обычной воды из подкрана.
   - Тогда мы с тобой найдем общий язык. - довольным голосом, сказал мужик, убирая в сторону пустой ковш.
   - Хочешь? Я расскажу тебе анекдот про квас терских казаков. - освоившись в гостях, обратился я, к мужику.
   - Почему не послушать хороший анекдот? - согласился мужик. - Хороший анекдот везде бывает к месту.
   - Везде на Северном Кавказе, где живут терские казаки, принято гостей встречать вином и квасом. - начал я, рассказывать старый анекдот терских казаков. - Даже если гость просто прохожий. Так вот суть анекдота. Идет по станице случайный прохожий. На улице стоит жара за сорок градусов. Нигде нет воды на улице. Все краны с водой только во дворах у каждого терского казака. Мужик испарился от жары. Стучит в первую, попавшую на глаза калитку. Из калитки выглядывает, конопатая девчушка лет шести. Мужик просит у девчушки немного воды, чтобы утолить свою жажду. Девчушка говорит мужику, что сейчас вернется к нему с напитком. Вскоре девчушка возвращается к мужику с огромным жбаном, наполненным свежим хлебным квасом. Мужик с удовольствием выпивает целый жбан русского хлебного кваса и хвалит девчушку за вкусный квас. Девчушка рада, что мужику понравился ее квас.
   - Много у вас такого вкусного кваса? - спрашивает мужик, допивая остаток кваса. - Наверно, целая бочка?
   - Мама залазила в бочку с квасом. - отвечает девчушка. - Так маме в бочке с квасом было по самые сиськи.
   Мужик с отвращением бросает глиняный жбан изпод русского хлебного кваса. Мужика сразу начинает тошнить от сказанного про мерку кваса. Глиняной жбан в дребезги разбивается о землю. Куски глиняного жбана разлетаются в разные стороны.
   - Куда теперь мой маленький братик какать будет? - плачет девчушка, собирая осколки от разбитого жбана.
   Мой спаситель катается в сенях от смеха, едва поняв смысл старого анекдота терских казаков про русский хлебный квас. Собака растерянно смотрит то на меня, то на своего хозяина и никак не может сообразить, как поступить с нами. Когда мужик наконец-то упокоился от своего смеха до слез. Собака начинает радостно скакать возле нас довольная тем, что все хорошо обошлось между хозяином и случайным гостем, от которого пахнет тайгой и хищным зверем.
   - Банька наверно готова. - говорит мне, мужик, вытирая слезы от смеха. - Можешь прямо голяком бежать в баньку. Я сейчас прихвачу кое-что тебе из одежды и приду, попарю тебя хорошо березовым веничком. Грязь от тебя отпарю и заодно заразу, которая прилипла к твоему телу. Будешь чистый и здоровый, как младенец.
   Мне не впервой приходилось бегать по снегу голяком. Когда мы жили на реке Лаба на Северном Кавказе, то мой старший брат Сашка постоянно гонял меня из бани в снег голяком. Напоминая мне о том, что терские казаки должны быть закаленными людьми, чтобы прожить больше ста лет. Старший брат сам тоже вместе со мной был на снегу и в жаркой русской баньке. Лишь моего брата близнеца не постигли эти испытания. Брат был инвалидом с рождения, вся наша семья пеклась о его здоровье. Так что все испытания на прочность за двоих доставались от старшего брата лишь мне. С годами эти испытания пригодились мне в жизни. Вот и сейчас я голяком побежал босыми ногами по снегу от избы до баньки, которая была метров сто от жилой избы. Сто метровка по снегу была мне как раз своевременно. За четыре месяца скитания по непроходимой тайге я совсем редко ступал босыми ногами. Мы снимали свою обувь только перед сном в пещерах и в звериных норах. Скорее всего, по той причине, чтобы отвратительным запахом пота отгонять подальше от нас любопытных хищников. Такой ужасный запах пота мог выдержать лишь человек. Свежесрубленная банька была с раздевалкой, большим предбанником, душевой кабиной и самое главное с парилкой. Построена банька была на современный лад, но с элементами русской старины. Сама банька с русской печкой топилась дровами изнутри, а парилка грелась углем и дровами с улицы под огромным железным коробом наполненным булыжником, который слегка потрескивал от раскаленного снизу железного короба. Во всем современный и древний русский уют. Словно сразу две эпохи развития русского народа встретились здесь в одной русской банке. Ознакомившись с интерьером русской баньки, я сразу пошел под душ. Вода в современном душе регулировалась точно также как в обычной современной квартире. С той лишь разницей, что все, кроме крана, здесь было из дерева. Причем в грубой деревенской работе из обыкновенных не строганных досок и реек. Это придавала всей русской баньки какой-то особенный деревенский колорит. Здесь всюду пахло русской таежной деревней и таежным лесом.
   - Хватит мылиться. Бриться будешь потом. Сейчас в парилку. - скомандовал мужик, заглядывая в душевую.
   Я тут же закрыл душевую и прошел через предбанник в парилку. В это время мужик запаривал березовый веник в деревянном ведре заполненном кипяченой водой. В парилке было жарко, но сухо. Влаги совсем не чувствовалось. Мужик вышел из парилки в раздевалку. Оттуда вернулся с пяти литровым бочонком кваса, с бутылью самогона, с двумя алюминиевыми кружками и с баночкой маленьких соленых огурцов. Все содержимое поставил на приступок.
   - Как говориться. Со знакомством! - наполнив алюминиевые кружки самогоном, сказал мужик. - Меня величают Кузьма Кузьмич или просто Кузя. Можешь звать меня, как тебе будет угодно. Я такой человек, что не обижаюсь на кличку, которая прилипла ко мне с самого детства. Моя кличка перешла ко мне от моего отца.
   - Меня зовут просто Юрка. Без всяких там прибавления. - назвал себя я. - Моего деда по материнской линии тоже звали Кузьма. Ты мне по возрасту и по имени почти годишься дедом. Буду называть тебя по обычному, как давно звали моего деда "Кузьмич".
   - Хорошо! - чокнувшись своей алюминиевой кружкой о мою кружку, бодро, сказал Кузьмич. - Будем здоровы, внучок! Мне приятно чувствовать себя дедом. Такой возраст сейчас у меня. Возраста я совсем не боюсь.
   Осушив алюминиевую кружку самогона, Кузьмич, налил в кружку русского хлебного кваса из бочонка и плеснул на раскаленные камни. Аромат русского хлебного кваса тут же приятно растекся по всей парилке. Мы распластались на средней ступеньке парилки, набирая в себя из окружающей среды жаркий дух русской парилки наполненной русским хлебным квасом, который подливал Кузьмич на раскаленные камни в металлической коробке. Чередуя хлебный квас с обычной водой. Причем, не забывая подливать в кружки самогона. Закусывая свежими огурчиками из стеклянной банки. Таким образом, поднимая градусы в нас сверху и снаружи. Так мы постепенно набирали в себя русский дух. Когда парилка и мы дошли до нужной кондиции, Кузьмич снял с гвоздика две пары вязаных шерстяных перчаток и две вязанные шерстяные шапки с ушами связанные специально для употребления в парилке. Мы напялили на себя шерстяные перчатки и шерстяные шапки ушанки. Немного полежали на средней полке. Затем встали и поднялись на самую верхнюю полку парилки, где плюсовая температура зашкаливала за целую сотню градусов. Здесь лежать долго было опасно. Можно было обжечь до волдырей свое лицо. Поэтому Кузьмич сразу взялся за березовый веник и начал самую главную работу веником, ради которого приходят в русскую баню не только мужики, но и русские бабы.
   - Бочки у нас с хлебным квасом нет, но в снег или в холодный душ пожалуйста. - шутя, сказал мне, Кузьмич, когда закончил свое издевательство с березовым веником над мой шкурой. - Потом опять сюда ко мне, пожалуй, в парок. За четыре месяца твоего блуждания по тайге в тебе много грязи накопилось.
   Чередуя парилку с березовым веником на холодный душ, постепенно я привык к такому издевательство над собой, что пошло мне на пользу. Кузьмич выбил из меня березовым веником в парилке не только грязь. Также все отвратительное, что накопилось во мне за четыре месяца пребывания в глухомани таежного леса от зоны вольного поселения. До встречи с Кузьмичом. Даже полбутылки выпитого самогона на двоих совсем не осталось в наших головах и душах. Мы стали, словно молоденькие соленые огурчики, которые недавно хранились в рассоле в стеклянной банке.
   - Вот теперь можно к нам в избу пожаловать. - добродушно, сказал Кузьмич, когда мы закончили париться в баньке. - Теперь ты равный душой и телом с любым чистым человеком. Особенно после русской баньки.
   В раздевалке меня ждали деревенские штаны на резинке у пояса и рубашка из холста, которые были так велики мне, что я был больше похож не на обычного современного мужчину, а на деревенскую куклу с длинными штанами и в рубахе с длинными рукавами. На ноги я надел валенки с носками и на голову большую меховую шапку из какого-то местного зверя, которого я никак не мог определить по шерсти, лишь догадывался по меху, что зверь очень ценный. Изба Кузьмича оказалась огромная и просторная. Тоже с элементами современности и древнего русского быта. Посредине избы стояла огромная русская печка, которая делила избу на две спальни, зал и одну современную кухню с газовой плитой и со всем необходимым современным электронным оборудованием. Включая микроволновую печь и холодильник. Как я понял, то русская печь нужна была лишь к отоплению избы, а также к декоративному виду избы.
   - Откуда в такой таежной глуши такие современные удобства? - удивленно, спросил я, Кузьмича. - Даже не верится, что далеко от современной цивилизации имеется такая современная роскошь.
   - Завтра днем рядом ни такое увидишь. - гордо, ответил Кузьмич. - Перестройка и прогресс шагнули далеко в тайгу. Мы давно живем по европейским, современным стандартам. Пожалуй, лет пять, как переменились.
   Пока я разглядывал интерьер чудо избы, Кузьмич стал накрывать на стол в самой середине комнаты. На столе появились современные европейские упаковки с продуктами и разные импортные закуски. Отчего я разочаровался. Предпочитая увидеть на столе обычную деревенскую кухню, которую приходилось когда-то видеть много лет назад, когда мы с семьей намеревались переехать с Северного Кавказа куда-нибудь в Россию ближе к деревенскому быту. Но смерть нашей первой дочери Анжелики во время наших странствий по России, разрушили все наши планы. После скитаний по огромным пространствам России, мы переехали жить к моей маме. Ради нас мама сменила свою жизнь на Северном Кавказе. На совершенно незнакомую жизнь в Республике Таджикистан. В это время в Таджикистане в городе Душанбе проживала средняя сестра нашей мамы, тетя Надя, которая переманила нас жить к себе.
   - Юра! Садись за стол. - окликнул меня, Кузьмич. - Давай по настоящему отметим знакомство. Поговорим на чистоту о всех твоих проблемах. Догадываюсь, что ты вовсе не случайно появился в наших местах в таежной глуши.
   - Вы правы, Кузьмич, я действительно не случайно появился здесь. - садясь за стол, начал я, свой ужасный рассказ. - Я расскажу все до мелочей без утайки, как на духу. Дальше вам будет видно, как поступать со мной.
   Кузьмич налил мне рюмку какого-то импортного коньяка, а себе налил обычной русской водки. Мы выпили. Я приступил к своему рассказу с того места, как меня привезли на зону, когда я уголовное дело своего друга взял на себя. Друг оканчивал учебу в институте. Тогда у него кроме дипломной работы намечалось рождение первого сына. В то время у меня за плечами был развод с первой женой. Со второй женой в семье не было порядка.
   - Ты правильно сделал, что не взял это золото, которое несет людям смерть. - выслушав меня, в заключении, сказал Кузьмич. - Об этом красноармейском золоте до войны с немцами рассказывал мой отец. Отряд сбежавших с золотом красноармейцев искали целые вооруженные экспедиции. Прочесали всю тайгу, но кроме людских скелетов по всей тайге, больше ничего не нашли. После войны с немцами, в моей бытности, снаряжали вооруженный отряд на поиски золота красноармейцев. Однако обратно ничего не нашли. Во всех поисковых вооруженных экспедициях были человеческие жертвы. Поэтому в народе это золото назвали "золото на крови". Если бы ты вынес сюда страшное золото, то тут пролилось бы много человеческой крови. Пускай это золото никому не достанется и останется лежать в тайге.
   - Даже ты, Кузьмич, наверно мог пойти на убийство человека ради страшного золота? - спросил я, Кузьмича.
   - Мы все грешны перед Богом. Мало ли что полезет в голову человеку при виде такого богатства. - уклончиво, ответил Кузьмич. - После перестройки я столько насмотрелся страстей из-за неожиданного богатства людей, а тут состояние целого города могло оказаться в одних руках. Такого богатого одного человека ждет смерть на каждом углу.
   Мы долго разговаривали с Кузьмичом на разные темы. Кузьмич поведал мне, что здесь рядом с его избой строят современный туристический комплекс на деньги иностранных вкладчиков. Сюда буду приезжать иностранные туристы на отдых в таежном лесу. Здесь в тайге столько много рыбы и разного зверья, что этого добра хватит на многие годы. Однако местные хозяева этого таежного края договорились с иностранцами, что в первую очередь построят звероводческие фермы и рыбные пруды, где будут разводить редких зверей и редкую рыбу. Затем отпускать на волю зверей и рыбу. Таким образом, не оскудеет местное богатство дикой природы после охоты и рыбалки богатых иностранных туристов. Наш таежный лес наполнится редкими животными. В реках и в озерах будет много редкой рыбы.
   - Так, что получается? Отчего бежал, к тому вернулся? - удивленно, воскликнул я. - Тогда верни меня обратно в лес. Я не поэтому, столько месяцев выстрадал в тайге, чтобы, обратно стать рабом зоны вольного поселения.
   - Успокойся! Ничего подобного здесь нет. - улыбаясь, сказал Кузьмич. - Здесь у нас работают иностранные рабочие. В основном турки и болгары. Бывают представители с Ближнего Востока. На зиму здесь будут работать представители скандинавских стран. Вокруг наших мест нет ни одного заключенного. Так что ты до весны можешь работать со мной. Сейчас моя семья живет в деревне. Когда здесь все благоустроят. Тогда мои дети и внуки переберутся сюда. Здесь будет современный поселок городского типа со всеми современными удобствами. Этот дом построили иностранные специалисты специально по моему капризу. С условиями современной городской и деревенской жизни. Я раньше здесь был лесничим. Сейчас у меня такая должность, что даже по-русски никак нельзя сказать. Я выполняю работу сторожа, завхоза, какого-то консультанта. По их нему понятию я просто какой-то менеджер. Звучит как собачья кличка. Но за такую собачью кличку мне платят хорошие деньги. К праздникам всякие презенты, подарки из-за границы привозят и присылают. Когда ко мне приезжают в гости иностранные специалисты, поэтому туристическому комплексу вместе со своим переводчиком, то я вожу их на охоту и на рыбалку. Иностранные специалисты постоянно зовут меня к себе в гости в Европу. Но я пока не созрел к разным зарубежным поездкам. Пускай пока они к нам почаще приезжаю с подарками на отдых. У нас имеется много хороших мест к любому отдыху.
   Мы с Кузьмичом беседовали почти до самой полночи. Потом Кузьмич спохватился, что ему рано утром вставать на работу. Кузьмич предложил мне постель в современной спальне, но я сказал Кузьмичу, что пока не отвык спать как зверь в пещере. Поэтому мне лучшим местом сна будет русская печь, которая напомнит мое далекое детство на Северном Кавказе, когда у нас в доме была точно такая русская печь. Мы с братом близнецом постоянно спали на печи. Впервые за четыре месяца я спал, как у битый. Даже не слышал, как ушел Кузьмич из избы рано утром на работу. Проснулся ближе к обеду. Осторожно сполз с печи и тут же отправился к умывальнику, который был в сенях возле туалета. Туалет и умывальник были тоже точно такие, как в современных городских квартирах. Мне удивительно интересно было смотреть на современный быт в русской деревенской избе, срубленной из огромных бревен. Снаружи новая изба ничем не отличалась от больших деревенских изб, которые приходилось мне видеть в деревнях Сибири и Урала. Внутри изба была отделана так, словно из одной эпохи передвигаешься в совсем другую современную эпоху. Освежившись ледяной водой, я пошел обратно в зал, где на столе Кузьмич оставил в мою честь завтрак, который в самый раз был мне ближе к обеду. Под полотенцем на столе была жареная картошка с мясом, несколько бутылок спиртных напитков, свежий русский хлеб и кувшин с русским хлебным квасом. Тут же лежала записка от Кузьмича, где он писал, что я могу чувствовать себя как дома. Приедет Кузьмич ближе к вечеру. Сегодня у него много работы. Я ни стал злоупотреблять добротой Кузьмича. Покушал немного жареной картошки с мясом. Выпил сто грамм русской водки. Запил все это кружкой русского хлебного кваса и впервые почти за год включил телевизор. То, что я увидел на экране телевизора, удивило меня больше, чем эта комбинированная русская изба в таежном лесу. На экране телевизора была какая-то международная спутниковая телевизионная программа. Раньше мне доводилось слышать от пацанов, что в крупных городах России и в Европе есть спутниковая телевизионная связь. По такой связи можно через пульт ловить телевизионные передачи всего мира. Чтобы нечто подобное я мог увидеть где-то в таежной глуши России?! О таком я даже во сне не мог по-думать, что вот так запросто буду сидеть у экрана телевизора и смотреть трансляцию спутникового телевидения с любого уголка всего земного шара. Даже могу посмотреть Северный Кавказ. Конечно, это благодаря перестройке в Советском Союзе и контакта с иностранцами, так быстро прогресс шагнул вперед, что даже в таежную глубину России проник. Наверняка иностранные гости Кузьмича позаботились о современном телевидении, чтобы во время своего отдыха в таежной глуши России не быть оторванными от современного прогресса в Европе. Пришел с таежной охоты или с таежной рыбалки, нажал на кнопку пульта и ты дома у себя в Европе. Наверно, скоро даже с родственниками можно будет общаться по телевидению, как по сотовому телефону. До самого вечера я просидел у экрана телевизора, осваивая современную телевизионную связь в русской таежной глуши. Переключал с канала на канал зарубежных телевизионных передач и поражался тому, как быстро шагнул человек по своей планете Земля. Сейчас, даже необязательно ездить за границу, когда вся заграница у тебя на телевизионном экране. Нажал на кнопку пульта, ты где-нибудь на другом конце земного шара. Даже в космосе можешь побывать рядом с космонавтами в космическом корабле. Скоро и на других планетах можно будет побывать с помощью межпланетного космического телевидения. Когда на каждой планете, точно также как сейчас на крыше деревенской избы, будет стоять космический телевизионный ретранслятор, который будет передавать межпланетные телевизионные новости между планетами всей вселенной. При такой шикарной жизни на планете криминалу не место с людьми.
   - Понятно! Тоже подхватил телевизионный вирус? - смеясь, сказал Кузьмич, когда вошел в избу. - Когда мне иностранные гости восстановили на крыше эту чудо технику, так я смеялся над их причудами, что скоро у меня на крыше инопланетяне будут высаживаться. Но стоило иностранным гостям включить свой телевизор, так я сразу дар речи потерял. Почти целые сутки смотрел зарубежные телевизионные передачи. Думал, что совсем разум потеряю. Однако быстро привык к современному телевидению. Сейчас редко включаю телевизор. Иностранные гости обещали весной привезти мне какой-то компьютер, который похлестче телевизора будет. В компьютере все современное есть.
   - Кузьмич! Меня интересует один вопрос. - обратился я к Кузьмичу, выключив телевизор. - Как ты оказался возле меня? Ведь от твоей избы до той пещеры два часа езды на лыжах. Отсюда совсем не видно пещеру с моей ночлежкой. Таежный лес своей стеной закрывает видимость на многие километры.
   - Это ты моему псу Тарзану скажи спасибо. - стал объяснять Кузьмич. - Мой пес Тарзан маленьким щенком угодил на пожар в тайге. Так с тех пор как увидит дым из тайги или учует своим носом, так сразу начинает выть. Три дня Тарзан выл почти круглые сутки в сторону тайги, где была твоя пещера. Дыма с нашей избы не было видно. Я думал, Тарзан сдуру воет или волки его беспокоят. На всякий случай поднялся на ближнюю сопку. Огляделся вокруг себя по тайге. Смотрю в ту сторону, куда Тарзан трое суток выл, ну а там дым столбом валет. Небось, кто-то обратно пытается тайгу спалить. Мы с Тарзаном пошли проведать, кто там костром в тайге озорничает. Когда туда пришли. Там леший с бородой огнем балует. Костер большой в тайге разводит. Я чуть было с ружья тебя не пристрелил, как лешего в тайге.
   - Кстати, Кузьмич! Ты напомнил мне. - ухватившись за бороду, вспомнил я. - У тебя есть бритва или хоть ножницы, чтобы я мог избавиться от бороды. Ничего подобного у себя на лице никогда не носил и сейчас не хочу носить. Пора мне превратиться в обычного человека, чтобы не выглядеть лешим их таежного леса.
   - У меня не только бритва есть, но также машинка к стрижке волос найдется. - радостно, сказал Кузьмич. - Парикмахер из меня никакой, но оболванить тебя я могу. Конечно, если ты сам захочешь от грязи таежной избавиться. Даже после русской баньки у тебя в волосах много чего непонятного осталось.
   - Если бы у меня было то кровное золото из пещеры с медвежатами, то я отдал бы тебе все золото за мою стрижку. - шутя, сказал я, Кузьмичу. - Я просто устал ходить обросшим. Голова и лицо требуют чистоты.
   - На золото с кровью я не падкий. Ты про то золото никому не говори. - строго, сказал Кузьмич. - Я не хочу, чтобы у нас в таежном лесу пролилась кровь человека. Но вот если ты согласишься побыть со мной до весны, то я весьма тебе благодарен буду. Я тебе даже зарплату платить буду. Мне нужен хороший помощник в избе. Один я по хозяйству не справляюсь. Чужого к себе звать не хочу. Мои домашние сейчас в учебе и в работе, у нас в деревне и в городе.
   - Кузьмич! Даже если ты откажешься меня стричь, я все равно останусь у тебя до весны. - согласился я. - Куда я сейчас без документов, без денег и без одежды в холода отправлюсь. Мне надо одежду и деньги на дорогу. На халяву получить от тебя не желаю. Поэтому, с огромным удовольствием, отработаю у тебя до самой весны.
   - Вот прекрасно! - сказал Кузьмич, направляясь к бельевому шкафу, откуда достал туалетные и парикмахерские принадлежности в импортной упаковке. - Это мои иностранные гости постарались. Привезли мне парфюмерный подарок. Я думал, что никогда им не буду пользоваться. Вот на тебе сейчас испытаю прибор по стрижке волос.
   Кузьмич вывел меня в сени. Заставил меня раздеться до портков. Посадил на армейский табурет с дыркой в середине сидения. Воткнул в розетку пластиковую вилку от электрической машинки для стрижки волос. Я закрыл глаза в ожидании чего-то ужасного, что не было со мной давно при встрече с электрической машинкой к стрижки волос. Можно было подумать, что вместе с волосами с меня сейчас сдерут шкуру с головы, как индейцы сдирают скальп. Издевательство над моей головой и над моим лицом продолжалось около часа. Пес по кличке Тарзан сидел напротив меня и с удивленными глазами крутил своей пушистой головой во все стороны, разглядывая меня, каждый раз лаял, когда Кузьмич менял мой облик и обращался к Тарзану с вопросом, как я выгляжу в этот раз. Я терпеливо ждал финала. Когда электрическая машинка к стрижки волос, наконец-то перестанет ужасно визжать над моей головой. Рядом не было зеркала. Я никак не мог наблюдать над тем, как меняется облик моей головы. Когда я пытался после стрижки волос подняться с места, то Кузьмич обратно пригвоздил меня к армейской табуретке и принялся из импортного флакона аэрозоли, как из огнетушителя, полевать меня обильной пеной. Я тут же плотно закрыл глаза, опасаясь, что обильная пена из импортного флакона аэрозоли разъест мои глаза, после чего я никогда себя не увижу. На бритье головы и лица ушел дополнительно один час. Я ни как не мог понять, зачем Кузьмич побрил мне голову? Ведь сейчас за окном конец октября месяца. Обычно голову бреют к лету в конце весны. В край?нем слу?чае, голову бреют круглый год только в Средней Азии, где почти весь год весна и лето. Но ни в коем случае нельзя брить голову в зиму в Сибири во время морозов. Здесь зимой с лысой головой можно простудить не только голову, но даже мозги.
   - У тебя вся голова в лишаях. - сказал Кузьмич, словно прочитал мои мысли. - Если тебе сейчас не побрить голову, то к весне у тебя не только волосы выпадут, но и кожа с головы облезет. У меня есть хорошая меховая шапка ушанка из соболя. В такой теплой шапке ушанке здесь ты со своей лысиной даже в самый трескучий мороз будешь потеть.
   После убедительных слов Кузьмича во всем моем теле и в мыслях прошло облегчение. Напряжение во мне словно свалилось вместе с моими волосами, которые, покинув мою тупую голову и мое бесстыжее лицо. Волосы беспомощно валялись горкой у моих ног, совершенно ненужные никому. Я наслаждался легкостью своего тела, а также свежестью своего лица, которое после каждого движения острого лезвия становилось нежнее и нежнее, как у рожденного младенца. Мне даже не верилось, что теперь я наконец-то после странствий приму нормальный человеческий облик.
   - Ну, как Тарзан?! Оцени мою работу. - обратился Кузьмич к своему псу, любуясь своей работой по стрижке.
   - Ву-у-у! - оценил Тарзан, работу своего хозяина продолжительным воем, после чего пес тут же облаял меня.
   - Вот! Видишь! Даже собака может достойно оценить работу настоящего мастера. - сказал Кузьмич, показывая рукой на меня и на собаку. - Ты, пока, стряхни с портков волосы. Я принесу тебе зеркало и веник с совком. Свое добро уберешь сам. Мне надо скотину напоит и хищников накормить. Завтра ты начнешь знакомиться с работой.
   Пока я стряхивал с портков волосы, нацеплявшиеся после стрижки, Кузьмич вернулся от умывальника с веником и совком. Под мышкой у Кузьмича поблескивало прямоугольное зеркало. Я взял у Кузьмича зеркало и едва не уронил зеркало из рук. Так как при свете лампочки на меня из зеркала блеснула худая рожа, как у Кощея Бессмертного, со сверкающей лысой головой. При такой роже самому хотелось выть волком на себя и не выходить из хаты к людям.
   - Ничего страшного. - сказал Кузьмич, видя мое испуганное лицо. - До весны волосы отрастут. Лицом тоже поправишься на домашних харчах, при свежем таежном воздухе. Были бы кости, а мясо само на тебе нарастет.
   Кузьмич накинул на себя тулуп и вместе с Тарзаном пошел кормить свое животное хозяйство. Я положил зеркало возле деревянного ведра с хлебным квасом. Затем взял с пола веник с совком и принялся тщательно выметать огромную кучу волос, которые совсем недавно свисали с моей головы и с моего лица. С таких огромных волос наверно можно было сделать пряжу, а затем связать шапку ушанку. Хотя кому нужна такая шапка с лишаями. За шапкой из человеческих волос надо тщательно ухаживать, точно также как за волосами своей головы. Иначе волосы на шапке скатаются и покроются лишаями. Людям невозможно будет носить ужасную шапку, тем более из волос человека.
   - Сегодня мы ляжем раньше спать. - сказал Кузьмич, вернувшись с улицы вместе с псом. - Завтра нам надо за час до моей работы встать. Я покажу тебе свое хозяйство. Расскажу, что тебе надо делать. Дальше ты сам разберешься. Ничего сложного в работе нет. Главное, чтобы животные были сытые. Всегда был порядок в клетках.
   - Так у вас, что, хищники в хозяйстве? - испугано, спросил я, Кузьмича. - Я не хочу обратно в лапы зверям попасть. Пока мне жизнь не надоела. После таежных походов мне еще больше хочется жить.
   - После того, как ты хозяина тайги уложил топором, то мои хищники перед тобой как котята. - шутя, сказал Кузьмич. - Ты быстро привыкнешь к моим хищникам и они с тобой будут вести, как равные по тайге.
   Я больше ни стал задавать Кузьмичу глупых вопросов. Выбросил остаток своих волос с пластмассового совка в мусорное ведро. Пошел к умывальнику поставил веник и пластмассовый совок. Там же под краном помыл руки. Погладил перед зеркалом умывальника свою лысую голову. После чего не спеша пошел в зал избы. Кузьмич в это время дал наставления своему псу на оставшуюся ночь. Уважительно склонив голову, пес внимательно выслушал наставления своего хозяина. Повилял хвостом в знак согласия и сразу направился на свой мягкий коврик в сенях избы. Войдя в зал избы, Кузьмич пригласил меня за стол. Мы с ним немного перекусили. Выпили по сто грамм русской водки. Затем пожелали друг другу хорошего сна и разошлись по своим местам. Кузьмич пошел к себе в спальню. Я полез на печку, которую протопил Кузьмич, как только пришел домой с работы. Вообще-то топить печь не было никакого смысла. Так как в избе возле каждого окна были сухие электрические батареи, которые никогда не выключались. Так что в избе была постоянная плюсовая температура. Однако ви?димо Кузьмич не очень доверял современной электронике. Поэтому по старой привычке топил русскую печь. Отчего в избе пахло хвойной древесиной и цветами. Так рано я никогда не ложился спать. Поэтому просто лежал на печи под легкой простыней и думал о том, как я выжил в таежном лесу. Последний месяц моего скитания по таежному лесу вовремя снега я был один в тайге. В то время, как в летнее время года и короткой осень мы были четверо. Трое моих попутчиков погибли по разным причинам, а мне удалось выжить. Хотя перед стаей волков я был в неравном положении. Если бы не мой костер, то волки задрали бы меня точно, как ягненка обившегося от стада. Костер меня спас от волков и навел на меня человека. Точнее, собака навела на меня своего хозяина. Если бы не пес по кличке Тарзан, то вряд ли бы я дожил до весны. Все-таки удивительным казалось мне ни то, что я выжил один в таежном лесу, а то, что мы небольшой группой кружили в таежном лесу целых четыре месяца. Хотя по карте Сибири, которая висит на стене в сенях избы Кузьмича, кажется расстояние между реками Енисей и Обь ни настолько огромным, чтобы бродить четыре месяца по тайге и не выйти к людям. Словно леший кружил нас по тайге, не желая выпустить живыми беглецов из таежного леса. Если посмотреть на карту между Египтом и Израилем, то Синайский полуостров меньше Сибири. Однако евреи бродили сорок лет по Синайскому полуострову, прежде чем вышли на землю Обетованную евреям Бо-гом. Хорошо, что таежный лес не был обетованный мне Богом. Иначе бы мне пришлось бродить по сибирской тайге до глубокой старости. Зачем я вообще сбежал с вольного поселения? Может быть, майор действительно собирался нас выпустить с вольного поселения до отсидки на зоне звонком? Мы же, как дураки рванули в тайгу. Не зря старик говорил, что никто живым из тайги не вышел. Так мы могли спокойно к концу лета улететь на волю из тайги вертолетом, после постройки звероводческого комплекса. Силой нас все равно ни кто не мог заставить работать после срока отсидки. Какие мы все-таки дураки! Ради какой-то радужной мечты о предстоящей свободе за гранью таежного леса угробили три человеческой жизни. Уж лучше бы сидели в тайге на зоне вольного поселения, чем угробили три свои жизни. Все равно без документов ничего нельзя добиться на воле. Куда теперь мне выжившему податься? Привыкший жить в больших городах, я не смогу долго жить в таежном лесу. Даже в такой шикарной избе, как у Кузьмича. Но как я смогу устроиться на работу и с жильем без документов в большом городе? Придется писать родственникам в город Избербаш, чтобы выслали мне метрики о моем рождении. Если конечно родственники живут в городе Избербаш, а архив с метриками никто не уничтожил. Почти за сорок лет с моего дня рождения столько много воды утекло и столько много перемен произошло, что там все могло случиться за эти пролетевшие годы. Хотя бы Кузьмич мне помог с документами. Ведь у него имеется какая-то сельская контора, которая может выписать мне справку на получение утраченного паспорта во время пожара или наводнения. С такими документами я мог бы передвигаться по всей стране...
   - Юра! Подъем! Пора хищников кормить. - сквозь сон, услышал я, голос Кузьмича. - Пять часов утра!
   - Да! Кузьмич! Я тоже встаю. - отозвался я, с печки. - Когда с печки слезу. Мои ноги слегка отекли от тепла.
   Кузьмич сходил к умывальнику и вернулся на кухню готовить легкий завтрак. Я последовал примеру Кузьмича и через пару минут помогал ему накрыть стол на кухне. С этого утра кончалась моя жизнь в гостях у Кузьмича. Теперь мы с ним должны быть равны в этой таежной избе. Кузьмич работает на производстве. Я работаю по хозяйству возле избы. У нас должно быть все согласовано. По-другому не может быть. Иначе куда я пойду в холод без одежды и без денег. Я даже до их деревни не дойду, которая видимо далеко отсюда, если его семья не может жить здесь, а работать и учиться в деревне. Наверно, пока в этом месте будет современный поселок. Времени и воды утечет много.
   - Ты несколько дней походишь в моей одежде. - сказал мне, Кузьмич, вытаскивая из платинного шкафа свою одежду. - На недели я буду в городе и в деревне. Куплю тебе подходящую одежду и новую робу принесу с конторы. Хорошую одежду будешь беречь на время своего выезда из моего заточения. Робу жалеть не надо. Я тебе принесу другую робу. Иностранцы привезли целый контейнер робы своим рабочим на стройке комплекса. Разные комплекты имеются.
   О размерах одежды Кузьмича можно судит по его виду и по той одежде, которую Кузьмич принес мне в баньку. В такой одежде клоуну Карандашу выступать, когда Карандаш выходил на манеж, а одежда за ним была еще на выходе перед цирковым манежем. Так вот и мне надо подвернуть рукава до локтя, а штаны дважды заправить в валенки вместо портянок. Зато соболиная шапка была мне в самый раз. В такой шапке никакая лысина не замерзнет. Надо только шапку обвязать шнурками вокруг головы. Иначе я потеряю столь драгоценную шапку в свое рабочее время.
   - В таком виде ты можешь, свободно выйти охотится на любого хищника. - смеясь, сказал Кузьмич. - Если зверь не помрет от страха при виде тебя, то от смеха зверь точно помрет. Я боюсь, как бы у моих хищников не обнаружилась истерика страха или смеха при виде тебя. Некоторое время зверям придется привыкать к тебе в моем присутствии.
   Мы вышли во двор. Огромный двор был хорошо огорожен огромными бетонными плитами, которые я хорошо не разглядел в тот вечер во время своего прибытия из таежного плена. Видимо я был в таком сильном шоке от-того, что меня нашли в тайге, что даже не замечал ничего вокруг себя. Видел лишь лыжню мужика, который спас мою жизнь. Дальше все закрутилось с такой быстротой, что я тут до этого утра ничего не видел толком из хозяйства Кузьмича. Теперь мне надо было хорошо ознакомиться с двором, а также с хозяйством, которым я буду управлять в течение трех-четырех месяцев. Такому хорошо охраняемому двору может позавидовать любая зона. На каждом углу прямоугольного двора стояли фонари, которые освещали молочным матовым светом всю территорию двора. Яркий свет с крыши избы падал на ворота, которые вчера вечером были настежь открыты. Выходит, что перед нашим приходом кто-то был в избе или даже сейчас находиться рядом. Под фонарями торчат маленькие камеры наблюдения. Такими камерами должен кто-то управлять и просматривать на экране прибора движение по всей территории этого огромного двора. Кузьмич что-то мне не договари?вает. Может быть, я сбежал из одной зоны вольного поселения, а попал в другую более совершенную зону вольного поселения, откуда мне никогда не удастся сбежать. Надо приглядеться лучше в этом дворе. Дальше будет понятно. Остаться мне жить на этой зоне или по весне обратно сбежать в тайгу. Озираясь во все стороны, почти натыкаясь на Кузьмича, я прошел за ним на задний двор. С правой стороны от избы мы прошли в самый конец длинного бетонного забора. Здесь в бетонной плите забора была с замком железная калитка, ведущая в приусадебное хозяйство, пахнущее хищниками. Хозяйство также огороженной бетонными плитами с колючей проволокой наверху и с множеством освещения такого же матового света, которое не беспокоило зрение остротой света, но зато давало возможность хорошо ориентироваться в пространстве двора во время движения. Когда мы прошли в хозяйственный двор, то пес Тарзан заскулил тревожно. Поджав свой хвост, Тарзан остался у калитки. Словно хозяйственный двор не был территорией пса. По законам природы, даже за самую сочную косточку, пес не мог нарушить табу чужой территории. Можно было подумать, что в хозяйственном дворе, жили какие-то чудовищные монстры, которые подчиняются хозяину, но смертельно ненавидят пса. Тарзан сам не в восторге от зверей.
   - Вот наше маленькое хозяйство. - сказал Кузьмич, когда мы вошли под навес какого-то вольера разделенного на клетки. - Здесь у нас взрослые хищники. Дальше есть молодняк, которого надо кормить молоком. На случай наступившей зимы мясо храним в обычных ящиках. Молоко у нас в бидонах в шкафу рядом с клетками малышей.
   "Вот почему пес поджал свой хвост." - догадался я, разглядывая клетки с волками. - "Здесь на зоне хищников настоящие враги пса и мои тоже. Таких хищников рукой не покормишь и не погладишь. Руку откусят с мясом."
   - Мясо руками волкам не давай. - обратно словно читая мои мысли, сказал Кузьмич. - Мясо волкам кидай сверху на решетку. Наверху решетка крупнее. Мясо провалится к волкам. Если даже мясо застрянет, то не старайся протолкнуть мясо сверху в клетку. Волки на такой высоте сами достают свисающее с клетки мясо. Соблюдай безопасность в работе с волками. Не забывай, что волки не собаки. Волки умные звери. Прекрасно знают, как напасть на человека.
   - Волки не могут прорыть лаз под клеткой к побегу? - спросил я, Кузьмича, разглядывая клетку с волками.
   - У нас под ногами бетонная плита покрытая тонким слоем дерна с травой. - объяснил мне, Кузьмич. - Волки ни настолько глупы, чтобы рыть бетон. Пока у нас никто не сбежит. Здесь тебе, ни зона вольного поселения.
   Я понял, на что намекает Кузьмич. Мне отсюда никогда не удрать. Даже если мне очень захочется. Придется терпеть до весны. Дальше буду надеяться на честное слово Кузьмича. Если конечно у Кузьмича есть честное слово. Люди так сильно меняются в наше время, что трудно в короткий срок разглядеть, кто твой друг, а кто твой враг. Пока Кузьмич легко стелет, но как бы, ни пришлось, мне позже жестко спать. Кузьмич вообще сложный человек. За деревенской душой Кузьмича проглядывается хватка крупного начальника. Хорошо знает свое дело. Умеет командовать.
   - Малышам молоко наливаешь в пластиковые бутылки с соской. - стал объяснять Кузьмич дальнейшую работу. - Затем бутылки с молоком засовываешь между прутьями решетки. Дальше малыши сами разберутся с сосками.
   В клетках молодняка кроме щенков волков были молодые лисицы разных мастей. Я даже не думал, что лисицы бывают черными, белыми, серыми и разных других мастей, а также рыжие, которые водятся повсюду разных лесах России. Всюду где мы жили по Северному Кавказу, а также в разных регионах России и на территории Средней Азии, мне часто встречались на дикой природе рыжие лисицы. Волков видел реже, но знал, что волки водятся повсюду. Здесь взрослые волки находятся в открытых клетках с небольшой подстилкой сухой травы и соломы. Молодняк живет в более теплых клетках закрытых с трех сторон. Со стороны кормления молодняка имеются прутья на клетке. В глубине клеток молодняка уютные искусственные норки, сделанные как в дикой природе. В норках даже подстилка сделана точно так же, как в настоящей норке в дикой природе. Интересно, зачем Кузьмичу здесь нужны хищники?
   - Мы хищников выращивает к будущей охоты иностранцам. - вновь прочитал Кузьмич мои мысли. - Я тебе рассказывал, что у нас при туристической базе у иностранцев будет своя ферма на разведение хищников. Затем мы хищников будем выпускать на волю в тайге вблизи туристической базы. После чего иностранные туристы будут проводить платную охоту. Возле моей избы образцы будущей звероводческой фермы. Опытное хозяйство.
   - Вы не боитесь, что выпущенные хищники могут отомстить вам за свою неволю? - спросил я у Кузьмича.
   - Ты не первый задаешь мне подобный вопрос. - ответил Кузьмич. - Мы такой вариант предусмотрели. У нас в деревне будет ферма по разведению породы охотничьих собак, которые могут свободно идти против целой стаи волков. Таких собак поселим в каждом деревенском дворе и возле туристической базы с иностранными гостями.
   Кузьмич показал мне, как поить и кормить хищников. После чего мы вышли из живого уголка образца будущей звероводческой фермы. Возле калитки нас радостно встретил пес Тарзан и тут же поспешил в другой конец огромного бетонного забора. Там тоже была калитка, при входе в которую сразу запахло домашними животными. Здесь пес Тарзан ни стал поджимать хвост и с радостным лаем побежал прямо к животным в теплую ферму, в которой все стены были обложены тюками сухой соломы и сена. Вокруг был привычный домашний уют, псу Тарзану и его хозяину.
   - Здесь мы выращивает будущее мясо своим хищникам. - объяснил мне, Кузьмич. - Пока мясо и молоко нашим хищникам привозят из деревенской животноводческой фермы. В дальнейшем у нас будет собственное животноводческое хозяйство, которое будит кормить мясом и поить молоком не только хищников, а также иностранных туристов. С весны нам завезут породистый рогатый скот из Голландии и Бельгии. Я так думаю, что мы зарубежную породу используем для иностранных туристов и для местных жителей. Хищникам у нас тут и своего животноводства хватает.
   - Однако, сильно развернулись. - с завистью, сказал я. - Зачем тогда вам камеры наблюдения у фонарей?
   - Это хорошо, что ты такой внимательный. - ответил Кузьмич. - Камеры наблюдения у нас от двуногих хищников. Сюда вначале стройки туристического комплекса часто наезжали браконьеры и просто воры. Мы вынуждены были оградить себя от незваных гостей. Территорию будущего туристического комплекса отгородили колючей проволокой. Скоро всюду будет сигнализация и вооруженная охрана с собаками. Сейчас наши строящиеся объекты охраняют солдаты и городская вневедомственная охрана. Я тебе когда-нибудь покажу наше хозяйство во всем цвете. Сейчас мне просто некогда. Совсем нет свободного времени. Наши иностранцы просто так деньгами не разбрасываются. Кормить наших рогатокопытных животных очень легко. Вилами подкинешь сено и откроешь кран с поилкой. Коров у нас дойных нет. Одни лишь бычки содержаться в загоне. Уборкой нашего хозяйства занимаются по выходным дням парни и девчата с нашей деревни. Смотри, только наших девчат драть не смей. Иначе у тебя здесь будет много врагов среди деревенских парней и родителей наших девчат. У нас парни драчливые. Чуть что, так сразу в драку лезут.
   - Девок деру всегда по обоюдному согласию. - шутя, сказал я. - Пока я холостой, то могу тут завести семью.
   - Ну, ладно, поговорили и хватит. - серьезно, сказал Кузьмич. - Я поехал по своим делам, а ты занимайся хозяйством. Как только сделаешь все в обеих фермах, так можешь отдыхать до обеда. Затем обратно корми животных в обед. Вечером мы с тобой оба покормим животных и хищников. Не перекармливай хищников. Иначе хищники погибнут на воле. Хищники должны сами уметь добывать себе пищу. Поэтому хищников выпустим весной, немного голодными.
   Кузьмич направился от стойла вместе с псом Тарзаном на выход во двор. Я остался возле телят подкидывать им вилами сено и открывать питьевую воду рогатому молодняку. Конечно, здесь у меня это была ни сложная работа кормить и поить рогатый скот. Вот с хищниками было сложней. Несмотря на то, что между мной и волками была клетка, волки все рано пытались достать меня своими клыками. Стило мне лишь приблизиться к клетке с куском мяса, как волку тут же кидались в мою сторону, пытаясь схватить острыми клыками или когтями лам. Я тут же в страхе отскакивал от волков. Хотя сам прекрасно знал, что волки меня не достанут. Ведь волков от меня разделяла железная решетка, через которую даже лапу было сложно просунуть. Особенно внизу клетки до уровня моего живота была мелкая клетка. На верху на крыше клетка размером с кулак человека, чтобы мог провалиться кусок мяса, но не мог пролезть взрослый волк. Это тут мои выводы. Вообще-то я знаю, что волки не могут лазить по клетке, как обезьяны.
   После того как я накормил и напоил все хозяйство Кузьмича, то пошел в избу посмотреть на время. Как я удивился, когда увидел, что часы с маятником на стене обозначили на своем циферблате стрелками начало первого часа дня. Мне даже телевизор не суждено было посмотреть. Надо было пообедать и спешить начинать кормить и поить рогатый скот. Затем обратно придется мне переходить на кормежку злых хищников, которые, наверно, с голоду и от злости грызут свои клетки. Однако, по рациону от меню Кузьмича хищников откармливать нельзя. Они звери, а не телята. Волк должен оставаться волком, даже если временно волк находится на зоне принудительного поселения. Волк так же как вор, постоянно должен думать о воле, чтобы не разучиться уметь прятаться от людей и не попадать на зону. Воля волку и вору, дороже жизни. Если волк или вор попались на зону, то они, рискуя своей жизнью стараются удрать на волю. Тому пример наш побег с зоны вольного поселения. Из четырех воров в таежном лесу, во время побега с зоны вольного поселения, в живых остался только один. Трое воров поменяли заключение на смерть в тайге.
   Мне неизвестно было когда Кузьмич, ухитряется приготавливать пищу. Вполне возможно, что ему кто-то из деревни привозить готовые блюда. Но когда я полез в холодильник за продуктами к своему обеду, то на нижней полке холодильника увидел две кастрюли. В одной кастрюле был борщ из квашеной капусты с свиным мясом. В другой кастрюле был гуляш из говядины. Там же в холодильнике находились разные напитки, которые приготавливают в деревнях. Я ни знал точно, когда Кузьмич приедет к себе в избу. Поэтому на всякий случай подогрел в кастрюле гуляш и вскипятил кастрюлю борща. Все равно подогревать отдельно себе на обед каждое блюдо у меня не было такой посуды. Шарить по избе в поисках меньшей посуды было как-то неудобно. Может быть, где-то в избе спрятаны камеры слежения. Кузьмич сейчас наблюдает за каждым моим движением, чтобы уличить меня в краже. Хотя здесь и ежу понятно, что он колючий. Какой резон мне воровать. Я все равно отсюда никуда не сбегу, а живу сейчас, как на курорте. Во время обеда из напитков я употреблял лишь хлебный квас. Пить спиртное во время работы с хищниками весьма опасно. Не дай Бог потеряешь свою бдительность во время работы вблизи клетки с хищниками. Серые волки воспользуются твоей нерасторопностью. Сразу оттяпают тебе кисть руки острыми клыками или даже яйца откусят. Какой из меня мужик без яиц и без мужского достоинства? Мне по-прежнему хочется драть баб и производить на свет детей. Так что лучше вечером вместе с Кузьмичом за ужином выпью сто грамм водки. Больше водку пить не буду. Иначе могу привыкнуть к спиртным напиткам и стану таким алкоголиком, как наш отец, из-за которого распалась семья. После обеда я сразу пошел в хлев к рогатому скоту. Отсюда я начинал завтрак животных. Отсюда начну и обед всех животных. Пока я накормлю скотину, к этому времени проголодаются хищники. Как раз к приезду Кузьмича закончу кормить всех животных и хищников. После ужина мы с Кузьмичом начнем сообща кормить ужином всех рогатых животных. Перед самым сном покормим хищников. Может быть, у нас будет время посмотреть какую-то телепередачу?
   Когда я заканчивал кормить хищников, то к этому времени наступили сумерки. Вокруг избы всюду загорелся свет фонарей. Мне с утра было известно, что на фонарях вокруг избы стоят чувствительные реле, которые срабатывают в течение дня на естественный свет. Стоит утром появиться солнечным лучам, как свет фонарей тут же выключается. Уступая солнцу освещать двор избы. Когда солнечные лучи прячутся за горизонт. Так сразу реле включают фонари ночного освещения. Двор избы всюду освещается молочно-матовым светом. Приятно смотреть на такое освещение. Просто фантастика в таежном лесу. Если бы пацаны были живы, то подумали бы, что мы попали в совершенно иную цивилизацию, нежели мы жили в местах заключения. Хотя места нашего проживания на зоне вообще нельзя назвать жизнью, а цивилизацией там и не пахнет. Единственный раз мелькнул лучик свободы и современной цивилизации на вольном поселении. Однако мы испугались чего-то нового. Сразу сбежали в таежный лес от современности. В то время когда я направлялся к дверям избы, огромные металлические ворота автоматически беззвучно отодвинулись в сторону. Во двор въехал импортный джип неизвестной мне марки легкового автомобиля. Теперь я понял, почему во время продвижения Кузьмича на лыжах были открыты ворота. Видимо Кузьмич или то же самое реле на расстоянии беззвучно открыли огромные железные ворота. Тогда мне показалось, что около избы нет у забора ворот.
   - Юра! Иди, сюда, помоги выгрузить коробки с рыбьим жиром. - крикнул Кузьмич со стороны своего джипа.
   - Ничто так не пугает мир, как рыбий жир. - сказал я, известную с детства поговорку. - Зачем вам рыбий жир?
   - Рыбий жир ни нам, а хищникам нужен, чтобы они на волю ушли здоровыми. - ответил Кузьмич, выгружая из джипа импортные картонные коробки с рыбьим жиром. - Там в джипе пакеты с импортной робой одежда тебя на вход и на выход. Пора тебе приспосабливаться к современной жизни после таежного леса.
   Я заглянул в багажное отделение серебристого джипа и увидел две большие упаковки, которые настолько тяжелыми, что можно подумать в пакетах ни импортная роба с одеждой на выход, а большие металлические гантели. Наверно одежда и роба в комплекте с бронежилетами, поэтому такое все тяжелое. Придется мне перетаскивать в избу каждый пакет отдельно. Иначе чего доброго надорву сам себя. Кому я буду нужен больной?
   - Юра! Ты не суетись. Не надрывайся. Нам некуда спешить. - сказал Кузьмич, словно читая мои мысли. - Пока я буду ставить джип в гараж, ты отнеси пакеты с робой и одеждой к нам в избу. Затем мы с тобой отнесем коробки с рыбьим жиром к хищникам. Кормить хищников и поить рыбьим жиром будем позже. Вначале мы поужинаем.
   Кузьмич закрыл багажник джипа. Сел за руль своего шикарного легкового автомобиля и поехал в гараж, который стоял за русской банькой и не был заметен со двора. Поэтому я до сих пор не видел этого шикарного джипа. Почему-то я примитивно думал, что Кузьмич на работу добирается на лыжах, а там у него имеется водитель и какая-нибудь полуторка времен войны с фашистами. Тут же такой шикарный автомобиль. Просто сказка рядом со мной имеется. Пока Кузьмич возился со своим импортным джипом в гараже, я за это время перетаскал в избу оба пакета с импортной робой и с обычной одеждой на выход. Вернулся обратно к коробкам с рыбьим жиром. Не дожидаясь прихода Кузьмича, принялся перетаскивать коробки с рыбьим жиром до клеток с хищниками. Когда я входил во двор звериной мини фермы, то волки метнулись не ко мне, а противоположную сторону клеток. Видимо волков, как людей, пугает рыбий жир. Не понятно, как будет Кузьмич поить волков рыбьим жиром. Ведь волки ни телята, которых можно напоить рыбьим жиром из тарелочки или смешать с молоком рыбий жир и дать его через соску с пластиковой бутылки.
   - Сейчас пропитаем мясо рыбьим жиром. - сказал Кузьмич, входя в звериную мини ферму с коробкой рыбьего жира. - Пока будем ужинать, рыбий жир пропитает все мясо насквозь. Волки против своей воли съедят мясо с рыбьим жиром. Голод ни тетка, заставит сожрать, что угодно. Малышам рано давать рыбий жир. В рационе малышей имеются в молоке витамины, которые развивают у малышей аппетит, предохраняют от разных болезней.
   - Кузьмич! Ну, ты, прямо, как настоящий Айболит, разбираешься в кормлении и в лечении зверей. - с удивлением, сказал я. - Можно подумать, что ты звериную академию заканчивал по уходу за больными хищниками.
   - Академию по хищникам я не оканчивал. - ответил Кузьмич, открывая коробку с рыбьим жиров. - Но в медицине разбираюсь совсем не плохо. В западной группе войск в Европе до полковника медицинских войск дослужился. После перестройки пошел в отставку и на пенсию одновременно.
   - То-то я думаю, что у вас какая-то офицерская захватка. - с понятием, сказал я. - Теперь ясно, откуда у вас имеется связь с зарубежными бизнесменами. Наверно вы сами предложили им устроить туризм с хищниками в лесу.
   - Не совсем это так было, как ты думаешь. - сказал Кузьмич, поливая мясо хищникам рыбьим жиром из пластиковой бутылки. - Но ты близок от действительности. Иностранцы сами навязали мне тему туризма в таежном лесу. Я им только предложил место, где проживали мои родители. Сейчас моя семья временно живет у родителей. Мои два сына заканчивают военную академию в Москве. Скоро будут полковниками. Сравнялись мои пацаны с отцом. Даже превзошли меня в звании. Жена работает учительницей русского языка и литературы в средней школе в деревне. Там же учатся мои внуки. Жены моих сынов живут и работают в Москве рядом с мужьями. Моя младшая дочь заканчивает школу. Решила пойти по стопам своей мамы. В новом году дочь поедет поступать в педагогический институт.
   Кузьмич был всего лет на десять старше меня. Можно сказать, что мы с ним почти ровесники. Но между нами в развитии, ни просто небольшая разница, а огромная пропасть, которую мне никак нельзя преодолеть. Всей жизни не хватит у меня, чтобы по образованию сравнятся с Кузьмичом. Ведь если бы я не увлекся криминалом, то свободно мог сейчас иметь то же самое, что имеет Кузьмич или его два сына. У меня на данный момент нет ничего. Нет образования. Нет своей семьи. Нет документов. Нет своей одежды. Даже постоянного места жительства нет. Может быть, меня самого нет? Просто моя пустая душа присутствует в чьем-то теле, которое не пригодно к нормальной жизни.
   - Твою жизнь тоже можно немного поправить. - сказал Кузьмич, глядя на мое кислое лицо, словно читая мои мысли. - Надо только постараться найти себя полезным к окружающим тебя людям. Тогда не нужно будет воровать деньги себе на проживания. Деньги сами хлынут рекой к тебе, лишь надо научиться работать и управлять своими деньгами. После отставки из советской армии я начинал свою жизнь с ноля. Всего два года ушло на то, чтобы научиться жить.
   - Кузьмич! Может быть, нам стоит отыскать пещеру с кровным золотом и вложить золото в общий бизнес? - необдуманно, предложил я, Кузьмичу. - Все равно когда-то люди доберутся до той пещеры с золотым запасом. Золота всем хватит. Все, кто мог претендовать на золото, давно вымерли. Сейчас золото бесхозное.
   - Младенцы умнее взрослых потому, что сосут одну грудь или один палец. - серьезным голосом, сказал Кузьмич. - Ты же хочешь засунуть в рот обе сиськи и сразу все свои пальцы. Так можно подавиться и погибнуть от жадности. Золото на крови не принесет нам удачи. Советую тебе навсегда выбросить из головы глупые мысли. Жить надо спокойно. Мы все равно не сможем реализовать кровное золото по назначению.
   Мне трудно было понять суеверие Кузьмича, который, несмотря на свою образованность и на службу в советской армии в западной группе войск, все равно размышлял, как деревенский мужик с таежных мест. Легенда о золоте на крови буквально пропитала гены людей здешних таежных мест. Даже если я всем здешним расскажу, что видел в пещере с медвежатами золото в гнилых мешках. Наверно никто из местных людей не отважится искать то золото, которое замешано на крови. Ведь по рассказам старика с вольного поселения и по рассказам Кузьмича, можно сделать вывод, что вначале тридцатых годов с несколькими килограммами золота погиб целый отряд красноармейцем. Затем перед войной с фашистами и после войны в поисках золота участвовали три вооруженные экспедиции, которые вернулись из тайги с большими людскими потерями и без золотого запаса. Поэтому все боятся золота на крови. Вполне возможно, что Кузьмич прав. Если бы я даже взял часть золота из пещеры с места зимовки медвежат, то все равно не смог бы никак распорядится этим золотом. В банк золото не сдашь. Сразу спросят, от?куда у меня золотые самородки. На рынке золото невозможно продать. Тут же обложит криминал и заставит силой показывать то место, откуда я взял золото. Сдавать золото государству нет никакого смысла. В лучшем случае выплатят двадцать пять процентов от стоимости золота. В худшем случае дадут срок за кражу золота. Никому не докажешь, что нашел клад с золотыми самородками, а не выкрал золото где-нибудь на золотых приисках Сибири или Дальнего Востока.
   - Ладно! Хватит себя мучить глупыми мыслями. - сказал Кузьмич, заканчивая поливать жирное мясо говядины рыбьим жиром. - Пойдем в избу. Тебе надо примерить робу и одежду. Если не подойдет, то завтра все обменяю.
   Когда в сенях избы я раскрыл оба пакета, то в каждом пакете оказался двойной комплект импортной робы и обычной одежды на смену белья. В пакетах было все, что надо носить зимой в лютый мороз в сибирской тайге. Поэтому пакеты с импортной робой, а также с обычным бельем были такие тяжелые. Одни только рабочие ботинки, кованные железом с шипами, весили килограмм пять, если не больше. Тут же лежали теплая куртка на меху и теплая меховая шапка. Теплые носки с нижним бельем и фирменный иностранный костюм голубого цвета. В таком шикарном костюме ни то, что работать, а даже на свидание к даме можно ходить. Лично в моем понятии, это форма высшего класса. В пакете с одеждой были два комплекта спортивной одежды. Прямо как олимпийские костюмы. Яркие с орнаментом красивые костюмы, что даже на себя одевать страшно. Отродясь ничего подобного вблизи не видел и тем более не держал в руках. Просто сказка, а не одежда. Две пары спортивных кроссовок. Одни кроссовки, утепленные на случай зимы. Другие кроссовки немного скромнее, видимо, рассчитаны на летние прогулки. Куртки, вязаные шапочки, носки и костюмы то же имеют зимний и летний вариант. Даже нижнее, спортивное белье, летнего и зимнего вида. Пока Кузьмич занимался приготовлением ужина на кухне в избе, я в сенях перемерил всю импортную робу и спортивную импортную одежду. Роба и одежда были словно на меня сшиты. Видимо у Кузьмича во время службы в советской армии был опыт работы с людьми и подготовкой им комплектов одежды. Кузьмичу было достаточно глянуть на меня, чтобы определить какой размер робы и спортивной одежды пригодиться мне на все времена текущего года.
   - Кузьмич! Большое, тебе, спасибо! На меня подошла роба и одежда подошли. - радостно и торжественно, сказал я, когда разобрался с пакетами и вошел в избу. - Я теперь перед тобой всю жизнь должник. Раб твой навечно.
   - Рабов мне не нужно, но от хорошего работника не откажусь. - сказал Кузьмич, приглашая меня за стол. - Если ты будешь стараться работать, то до весны хорошие деньги заработаешь. Я открою на тебя счет в банке и выпишу пластиковую магнитную карточку, по которой ты сможешь получить свои деньги в любом банке России. Так что старайся учись и работай на благо себе, а также на благо современному капитализму.
   - Вот! Здорово! - усаживаясь за стол, сказал я. - Но это несбыточно. У меня сейчас нет никаких документов.
   - На открытие банковского счета мне твоих документов не нужно. - объяснил мне, Кузьмич. - Достаточно твоей фамилии и имени, чтобы открыл тебе магнитную карточку при своем счете с указанной суммой расхода на каждый месяц и на целый год. С подтверждением получения всей суммы годового расхода при предъявлении паспорта. Так что тебе придется постараться получить новый паспорт, чтобы стать хозяином всех своих денег. Обратись по месту рождения.
   - Получить паспорт мне будет сложно. - уныло, сказал я. - Вначале надо иметь новые метрики своего рождения. Место моего рождения город Избербаш в Дагестане на Северном Кавказе. Сейчас туда ехать опасно. На Северном Кавказе резня. Особенно в Чечне и в Дагестане. Мне придется ехать к родственникам в город Калуга, который двести километров от города Москва. Оттуда буду делать почтовый запрос на документы о рождении из города Избербаш.
   - Да! Проблем ты себе наделал много. - тяжело вздыхая, сказал Кузьмич. - Надо хорошо постараться, чтобы обратно стать человеком. Сейчас человек без паспорта не человек. Просто бомж, без работы и без постоянного места жилья.
   Закончив с ужином, мы пошли вначале кормить травоядных животных, которые к этому времени проголодались. Я сразу сказал Кузьмичу, кто из животных первый на очереди кормления, а кто следующий будет. Удовлетворив страсть к пище и воде телят. Мы направились к хищникам, которые при виде Кузьмича, заметались по клеткам в ожидании куска мяса. Кузьмич открыл деревянный ящик с металлическим коробом внутри и стал оттуда доставать куски мяса, пропитанные рыбьим жиром. Несмотря на отвратительный запах рыбьего жира, волки внимательно следили за рукой Кузьмича с куском мяса. Как только мясо проскальзывало сквозь металлические прутья на крыше клетки. Волки сразу набрасывались на мясо. Стараясь силой за?владеть мясом. Более слабые волки уступали место сильному волку. Видимо волки были одногодками. Среди волков в стае не образовался вожак или в клетке волки равны между собой. Так что первым кусок мяса доставался тому, кто из волков ловчее и сильнее. Другим волкам приходилось смириться с тем, что они слабее. Покорно дожидаться своего куска мяса. Кузьмич специально не давал объедаться волкам, чтобы волки были немного голодными, а также злыми в борьбе за добычей куска мяса себе. Как говорил Кузьмич, что волки должны уйти в таежный лес злыми волками, а не откормленными собаками. Тогда на волков будет интереснее охотиться иностранцам. Волк умный хищник и так просто не даст себя подстрелить. К тому же неспроста гласит русская поговорка, что, сколько волка не корми, он все равно в лес убежит. Тем более не откормленный волк.
   В этот вечер мы с Кузьмичом не легли рано спасть. Теперь я хорошо знал свои обязанности на весь день. Можно было посмотреть телевизор и завтра утром встать в шесть часов утра. Как раз в это время Кузьмич собирается на работу. Кормить животных тоже надо, не раньше чем в шесть часов утра. Сегодня нам можно посмотреть новости. Также по расписанию американский фильм-боевик "Терминатор", о котором мне рассказывали пацаны на зоне. На следующий день в новой робе мне стало работать на много легче, чем я работал в первый день в том, что напялил на меня Кузьмич из своей одежды. Теперь я чувствовал себя настолько свободно и раскованно, что не работал, а просто летал между клеток с волками и в хлеву травоядных животных. Управлялся со своими обязанностями так быстро, что даже успел до обеда посмотреть по телевизору мультики и местные новости. После обеда прибавил скорость в своих движениях во время обеда. До приезда Кузьмича был свободен. Животные и хищники были сытые.
   - Я вижу, что ты сегодня намного раньше с работой управился. - сказал Кузьмич, заходя в избу. - Телевизор успел посмотреть. Молодец! Мы с тобой так быстро продвинемся в работе. До весны туристический комплекс откроем. Надо в рождественские праздники справиться с работой. Пока иностранцы будут отдыхать. После рождественских праздников, станет легче работать. На строительство туристического комплекса сюда приедет много иностранных рабочих.
   - Причем рождественские праздники? - удивленно, поинтересовался я. - У нас новогодние каникулы будут?
   - В рождественские праздники мы будем вкалывать за двоих. - объяснил мне, Кузьмич. - Вот только у европейцев в рождественские праздники сплошные каникулы. Любой прокол в работе, до иностранцев не дозвонишься или они находятся очень далеко от тех мест, которые зависят в связи с нашей совместной работой. Поэтому нам будет лучше, вдвойне поработать в отсутствии контроля иностранных хозяев туристического комплекса. Когда приедут сюда иностранные рабочие, то зарубежные хозяева туристического комплекса все внимание уделят своим рабочим. Нам по весне можно будет расслабиться и в свободное время заняться своими личными делами. Даже за границу можно будет съездить. Во время службы в советской армии у нас не было свободного времени на разные поездки по европейским странам. Мы служили Родине.
   - Пускай иностранцы завезут материалы с запасом. - посоветовал я, Кузьмичу. - Тогда у нас не будет сбоя в работе. Мы будем стараться выполнять свою работу с достоинством.
   - Все завести сюда нельзя. - объяснил мне, Кузьмич. - Бывает так, что какая-нибудь деталь сломалась от электронного оборудования. Таких деталей у нас в России нет. Надо вести необходимую нам деталь из Европы. В это самое время большая часть европейцев на рождественских праздниках. Даже правительство государства у них в эти дни отдыхают. Так что придется звонить хозяину фирмы, чтобы он отправил нам нужную деталь через своих людей, которые его замещают во время рождественских праздников. К этой детали нужен специалист, умеющий поставить деталь в нужное место. Специалист тоже на рождественских каникулах. Поэтому мы обойдемся своими материалами.
   - Я думал, что в Советском Союзе был бюрократизм, а у капиталистов ни чуть не лучше. - с кислой физиономией, сказал я. - Придется быть особо внимательным, чтобы в работе не было, ни каких проколов до самой весны.
   - Ты прямо как мой заместитель рассуждаешь. - удивленно, сказал Кузьмич. - Из тебя может выйти какой-то толк. Ты все схватываешь на лету. Хотя с звероводческим хозяйством никогда не сталкивался.
   - Моя мама так говорила, когда я начинал хитрить. - смеясь, подчеркнул я. - Мама говорила, что из меня выйдет толк. Я в это время добавлял, что бестолочь останется. Пока ни мама права, а я, к сожалению, прав в этом.
   - Человек никогда не должен унывать. - уверенно, сказал Кузьмич. - Иногда в последние годы человек живет лучше, чем жил всю свою жизнь. Конечно, бывает и по-другому. Чаще всего все благополучие зависит от самого человека. Надо стараться закрепиться в своем любимом деле. Тогда будет в жизни успех.
   За своими разговорами о работе и о жизни мы не заметили, как прошли телевизионные новости, а за ними американский фильм-боевик "Терминатор". Кузьмич через пульт управления выключил телевизор. Мы разошлись спать по своим местам. Мне все еще не хотелось спать. Я просто лежал на печке и обдумывал каждую деталь своей прошедшей жизни, а также будущей жизни. Надо было как-то сейчас спланировать свои дальнейшие действия, чтобы ни в чем не проколоться здесь в избе у Кузьмича и в дальнейшем на воле по пути к тете Нади Щепихиной, средней сестры нашей мамы. У нашей тети вся жизнь как у знаменитого сыщика Шерлока Холмса. Постоянно она что-то раскрывает, что совсем не нужно другим. Все мои похождения тетя Надя раскрывала раньше, чем это делали менты. Пока я был ребенком, то тетя Надя для меня была сыщиком и ментом, которые раскрывают дела преступные и наказывают виновных. За все мои похождения наказывала меня ни мама, а тетя Надя, от которой часто получал розги и пряники. Когда я приеду к ним, то ментам меня тетя Надя ни сдаст, но нотации мне читать будет очень долго. Хоть бы на время моего приезда к Щепихиным. Наша тетя Надя уехала к кому-нибудь в гости на Северный Кавказ или к нашей маме в город Благовещенск. Тогда мне будет легче решать все вопросы в присутствии двоюродных братьев, которые мне ровесники. Иначе придется мне выслушивать допрос и нотации со стороны любопытной тети Нади Щепихиной.
   Первую неделю своей работы у Кузьмича я отработал просто отлично. Кузьмич ни разу ни делал, ни одного замечания. Лишь хвалил меня за работу и подсказывал, как мне делать свою работу с хищниками безопасно к собственной жизни. Я сам старался не увлекаться некоторым доверием или привычкой ко мне серых волков. Какими бы волки не казались порой добродушными во время кормления, волки все равно были хищниками, которые думают о своей будущей жизни в лесу. Не зря говорит русская поговорка, что, сколько волка не корми, он все равно в лес сбежит. Так было всегда и никогда не изменится, пока в лесу водятся серые волки. Надо мне быть с ними в работе осторожным. В субботу рано утром, едва мы только успели позавтракать, во двор въехал огромный автобус со школьни?ками в салоне. В туже минуту двор наполнился смехом мальчишек и девчат. Кузьмич сказал, чтобы я внимательно смотрел, как сейчас будут школьники чистить волчьи клетки. Вполне возможно, что во время отсутствия Кузьмича, мне придется руководить школьниками по чистке волчьих клеток. Главное, быть внимательным при загоне волков в угол. Когда волки будут загнаны в узкое пространство, то тогда нам легче чистить клетки. Мальчишек к леткам не подпускать. Девчонки прямо с автобуса направились в скотный двор к молодым телятам. Мальчишки пошли вместе с нами в сторону хищников. Кузьмич по дороге к хищникам наказывал мальчишкам, как вести себя возле клеток с волками. Мальчишки поддакивали Кузьмичу, а в действительности были заняты своими мыслями. По уверенности девчонок и мальчишек было видно, что они в животноводческом и звероводческом хозяйстве разбираются ни хуже Кузьмича.
   - Главное, это отсечь волков к противоположной стене клетки. - объяснял мне, Кузьмич, просовывая между прутьев решетки щит из цинковой стали на третью часть клетки. - Надо всех волков нам загнать в угол за этот большой щит. После можно свободно и без опасности чистить клетки хищников.
   Кузьмич ловко зацепил верхнюю часть щита с колесиками за верхний металлический прут решетки. Легко прокатил щит до половины клетки. В это время мальчишки длинными палками стали загонять волков за щит. Когда все волки оказались за щитом, Кузьмич продвинул щит до конца клетки и закрепил щит карабинами на стропах с обеих сторон клетки. Мальчишки открыли дверь в клетку и принялись совковыми лопатами выгребать всю грязь из волчьей клетки. Затем помыли площадку струей воды из шланга. Когда стало чисто, мальчишки насыпали в клетку свежую пастилку. После чего Кузьмич переставил щит на противоположную сторону клетки и быстро перегнал волков на чистое место. С малыми хищниками и с лисицами было намного проще. Вначале весь молодняк закрыли в искусственных норах. Хорошо почистили клетки. Затем молодняк выгнали из искусственных нор в клетку. Норы открыли с обратной стороны. Тщательно вычистили норы. Также помыли клетки водой. Настелили в клетки, свежую подстилку. Молодняк напоили молоком с витаминами. Взрослым хищникам дали мясо с рыбьим жиром. Думаю, что звери были довольны.
   - Я на пару часов поеду в деревню. - сказал Кузьмич, когда мы закончили работу. - Мальчишки и девчонки покушают на веранде и поедут к себе в деревню. Ты проверь все наше хозяйство. Замкни калитки у зверей на ключ.
   Мальчишки не дожидаясь указания Кузьмича, шумной гурьбой высыпали во двор из нашего зверинца и отправились в избу на обед. Я проверил все замки на звериных клетках и отправился в хлев к травоядным животным. Там никого из девчат не было видно. Наверно девчата управились с работой раньше мальчишек и теперь хозяйничали на застекленной веранде с тыльной стороны избы. Оттуда доносилась музыка и смех девчат. Пахло ароматом деревенской кухни. Мне тоже хотелось кушать, но с молодежью было как-то не уютно. Ведь все ребята годились мне в дети. Придется подождать, пока они угомонятся и уедут к себе в деревню. Потом я немного отдохну на веранде за обедом. Надо только проверить, чтобы весь хлев с травоядными животными был перекрыт от стужи. Нигде ни текла вода. Стойло каждого теленка должно быть отгорожено задвижкой от других телят, чтобы они друг друга не покусали. Ведь телята как дети. Ничего не понимают, что творят. Хотя телята давно не сосунки. Травой и сеном питаются. Все равно ведут себя словно малые дети. Ласкаются к людям. Каждый норовит лизнуть в лицо. Мне неприятно быть в хлеву.
   Как только я прошел в конец хлева, так сразу услышал, как закрылась калитка и задвинулась задвижка. Я по-думал, что кто-то из ребят пошутил надо мной или по ошибке закрыли калитку. Наверно ребята подумали, что никого здесь нет. Решили закрыть калитку на ключ. Надо покричать, чтобы открыли меня. Иначе придется сидеть здесь под замком до возвращения Кузьмича, который может задержаться до поздней ночи в деревне. В хлеву спать не хочется. Я хотел было побежать к калитке. Закричать, чтобы оставили открытой калитку. Но едва я только выскочил в коридор между стойлами, как увидел полную девушку, которая уверенно шагала мне навстречу. Почему-то я сразу догадался, что калитка закрылась неспроста. Я просто попал в ловушку. Зачем мне сделала ловушку эта полная девушка? Хотя девушка выглядела намного старше своих ровесников. Но все равно по возрасту она пригодна мне в дочки.
   - Не задавай мне никаких вопросов. - уверенно, сказала девушка. - Я просто хочу с тобой переспать. Если ты будешь противиться, то я подниму шум и объявлю, что ты меня хотел изнасиловать. Тебе сразу дадут большой срок на зоне. Не старайся испортить себе и мне кайф ради пайка на зоне. Кайф всегда в цене.
   - Ты, что, хочешь забеременеть от меня? - прямо, спросил я. - Так я слишком старый, чтобы делать с тобой детей. Ты лучше подумай о своей будущей семейной жизни, чтобы при законном муже рожать детей.
   - Я ни такая дура, как наши деревенские девчонки, которые трахались со всеми подряд иностранцами, а теперь ходят брюхатые. - с сознанием женского дела, сказала девушка. - У меня есть жених, который далеко отсюда. Я буду от него рожать детей. Сейчас мне хочется просто трахаться с опытным мужиком. Все меры предосторожности против беременности я соблюдаю. Так что тебе нечего тут боятся. Пойдем на сеновал. Мне одного раза будет достаточно. Поймаем настоящий кайф в сексе. Дойдем до полного оргазма.
   Девушка потащила меня за руку в конец хлева, где был огромный сеновал. Я стал быстро снимать с себя одежду. Надо было успеть трахнуть эту девчонку до приезда Кузьмича. Если меня подловят с этой девчонкой, то дадут срок за развращение малолетки. Хотя эта малолетка до моего появления здесь развращалась с другим парнем, которого объявила своим женихом. Все равно она годиться мне в дочки. Моей дочки Галине сейчас примерно столько же лет.
   - Ну, давай, быстрее трахай! - снимая штаны и задирая к верху голые ноги, застонала малолетняя совратительница. - Я вся в твоей власти. Войди в меня поглубже.
   Я не заставил себя долго ждать. Больше трех лет я не ощущал женского тела. Мне стало все равно, кто лежит подомной. Словно голодный хищник, я кинулся на свою жертву. С силой вошел в пока не раздолбанную абортами и родами промежность совсем юной женщины, которая застонала подомной от боли. Затем страстно завертелась задом подо мной от удовольствия, как страстная сучка под кабелем или словно не потрошенная живая рыба на раскаленной сковородке. Почти разом мы закончили свой страстный порыв. Юная развратница тут же выскользнула из-под меня и побежала к источнику воды подмывать свою натертую докрасна промежность. Я тоже последовал ее примеру, помыл свой конец. Стал смывать со своего мужского достоинства липкую смазку, оставшуюся после страстного секса от половых губ юной сучки. В этот момент юная развратница осторожно своими нежными пальчиками взяла в руки мой член и скользнула бледно-розовым язычком по головке моего покрасневшего члена, который сразу возбудился от женского прикосновения. Юная совратительница тут же развернулась ко мне своим пышным задом. Приняла стартовую стойку, как во время забега на спортивной дорожке. Мой член в тоже мгновение догнал промежность юной совратительницы, войдя в нее с такой силой, что юная сучка вскрикнула от боли и с силой качнулась навстречу моему члену.
   - Ты чего орешь, как резанная? - спросил я, у юной совратительницы, рывками входя в ее промежность своим членом. - Сейчас прибегут сюда на крик твои сверстники. Нам обоим достанется за наш совместный разврат.
   - Все будет нормально. - ответила юная совратительница, натягивая на свою задницу импортные штаны. - Пока посиди здесь в хлеву. Когда уедет автобус, тогда выйдешь отсюда. Никто из парней в деревне не должен знать.
   Приведя в порядок свой вид, юная совратительница скрылась за железной калиткой. Я упал в солому спиной. Лежал в соломе до тех пор, пока рев двигателя огромного автобуса удалился от избы в сторону деревни. Я внимательно осмотрел место прошедшего только что разврата в соломе. Не нашел ни каких предметов выдающих место бывшего разврата. На всякий случай поворошил вилами солому. Лишь после этого я вышел из хлева, закрывая за собой на замок железную калитку. Теперь ни кто не узнает тайну происшедшего разврата. Если она сама не разболтает.
   - Ты чего так долго копался в хлеву? - подозрительно, спросил Кузьмич, неожиданно подойдя ко мне сзади.
   - Просто ждал, когда деревенская молодежь уедет отсюда. - вздрогнув от неожиданности, ответил я. - Не хотел стеснять своим присутствием шумную компанию. У меня дочка по возрасту ровесница вашей деревенской молодежи. Старикам нечего делать среди современной молодежи.
   - Ты, случайно, "телочек" наших в хлеву не трахаешь? - обнюхивая меня, более подозрительно, спросил Кузьмич. - От тебя спермой пахнет, как от матерого кабеля или матерого волка, который только что в хлеву трахал целую стаю зрелых "сучек".
   - Да ты что! Кузьмич! - вытаращив глаза, возмущенно, вскрикнул я. - Кроме "Дуньки Кулаковой" я больше никого не трогаю. Мне совсем не хочется возвращаться жить в волчий загон. Не по этой причине я бегал по лесу...
   - Ладно! Хватит тебе оправдываться. - спокойным голосом, сказал Кузьмич. - Я просто хотел тебе сказать, чтобы ты был осторожным с нашими юными деревенскими "сучками". У нас половина деревни девки брюхатые от иностранцев. Когда в первый раз приехали иностранцы сюда на стройку туристического комплекса, так наши деревенские "сучки" целыми стаями ходили за иностранными "кабелями". Никакие розги дома не помогли. Ведь у нас в деревне на каждого парня будет с десяток девок. Все девки зрелые и сочные. В мыслях у каждой секс...
   Кузьмич рассказывал мне про деревенский разврат, а я думал о том, что хорошо меня не подловили сегодня с юной деревенской сучкой. Иначе мне пришлось бы сесть за решетку или терпеть розги от деревенских мужиков. Один только Кузьмич мог мне всыпать такие хорошие розги, что запомнилось бы мне на всю жизнь. Теперь в присутствии молодежи мне придется держаться рядом с Кузьмичом или в его отсутствие быть подальше от хлева и от развратной молодежи. В противном случае я точно могу надолго угодить за решетку. Мне совсем не хочется на зону. В дальнейшем я строго соблюдал дистанцию между собой и развратной деревенской молодежью. Каждую субботу после чистки клеток с хищниками я искал любой предлог, чтобы не заходит в хлев, пока молодежь уедет на автобусе в деревню. Лишь после отъезда молодежи я выполнял свою работу по инструкции, разработанной Кузьмичом. Юная развратница искоса поглядывала на меня глазами голодной "сучки", которая страстно хотела случки с вполне созревшим "кабелем". Я всячески избегал встречи с юной развратницей. Даже в избу при ней никогда не заходил.
   - Через два дня к нам на рождественские праздники приедут мои сыны со своими женами. - сказал мне, Кузьмич, за неделю до нового года. - Мы с тобой должны приготовить достойную встречу будущим полковникам. Я пригоню суда со стройки снегоочистительный автомобиль. Надо хорошо вычистить двор до бетона. Ты почистишь баньку. Мои старики наведут порядок в избе. Новый год будем отмечать здесь, вдали от деревенского шума. Я завтра срублю в тайге хорошую пушистую елочку. Дамы сами нарядят елку к новогоднему празднику. Ты тоже с нами на новогодней елке.
   Два месяца проживания в избе Кузьмича не были такими напряженными, как последняя неделя перед новым 1995 годом. Я старался работать от всей души. Совсем не потому, что Кузьмич попросил или приказал мне сделать работу. Просто потому, что я впервые за несколько лет встречал новый год на свободе. Хотелось самому себе устроить праздник нового года, в котором мне исполнится сорок лет. Точнее, нам двоим близнецам, мне и Сергею. Как жалко мне своего брата-близнеца. Мало того, что с первого дня своего рождения, благодаря докторам, Сергей на всю жизнь остался инвалидом. Кроме того, у него бессовестная жена Галина, которая бросила своего мужа одного на произвол судьбы, а сама с детьми удрала к своей маме в город Ярославль. Хорошо, что в этом году, после отъезда старшего брата Сашки с семьей из Республики Таджикистан в Государство Израиль, мама переехала жить в город Благовещенск ближе к Сергею. Теперь Сергею с мамой будет намного легче. Перед моим отбытием на вольное поселение мама приезжала ко мне на свидание на зону и рассказывала мне, что свою квартиру в Республике Таджикистан, мама продала за два миллиона рублей. На вырученные деньги мама купила себе трехкомнатную квартиру в городе Благовещенск. У Сергея есть своя четырехкомнатная квартира. Но мама не захотела жить у Сергея, так как рассчитывает, что Галина одумается и вернется с детьми обратно к Сергею. В городе Ярославль у Галины все равно нет своего жилья. Сейчас живет Галина вместе со своими детьми в небольшой хате со своими родителями, у которых имеются свои холостые дети, младшие братья и сестры Галины. Живут они, как цыгане в таборе. Больше десяти человек в небольшой хате. Каждый день скандалы. Все время делят территорию хаты. Никто на квартиру не уходит. Мама купила трехкомнатную квартиру в городе Благовещенск больше из-за меня. Надеется, что как только я выйду из заключения, так сразу женюсь. Буду жить с семьей в этой трехкомнатной квартире, которую мама по завещанию хочет оставить мне после своей смерти. Мне не очень-то нужна мамина квартира. Мне больше нужно, чтобы была жива наша мама. Ведь по долгожителям наших предков, терских казаков, нашей маме исполниться в новом году всего семьдесят пять лет. Лет тридцать мама может жить спокойно. Лишь бы не болела на старости лет и жила долго.
   - Юра! Пойдем в избу. Я познакомлю тебя со своей семьей. - сказал Кузьмич, заглядывая в хлев. - Мои все приехали сюда. Сейчас будем накрывать на стол. Сегодня последний день перед новым годом. Наша живность никуда не денется. Мы и так их хорошо покормили, как в армии или на зоне, хищники и телята получили праздничный паек. Сегодня должно быть праздничное новогоднее настроение, как у людей, также у животных. Новый год все-таки у нас!
   Когда я вышел во двор, то на очищенной бетонной площадке двора увидел сразу четыре легковых автомобилей иномарки. Выходит, что семья Кузьмича живет богато. За два года контакта с иностранными инвесторами Кузьмич не мог так быстро разбогатеть. Получается, что богатым Кузьмич стал, будучи офицером медицинских войск в западной группе советских войск, в странах бывшего социализма. На одну зарплату многодетная семья не может разбогатеть. Отсюда получается, что Кузьмич воровал по-крупному или получил наследство. Другого вывода просто не может быть. Сомневаюсь, чтобы в стране советов у Кузьмича был богатый родственник, который оставил Кузьмичу миллионное состояние. Эти автомобили больших денег стоят. На много больше годового бюджета любой советской семьи.
   - Красивые автомобили у моих сынов? - спросил Кузьмич, заметив мое любопытство к двум шикарным автомобилям. - В нашей деревне пока таких автомобилей ни у кого нет. Хотя, позже, вполне возможно будут.
   - Очень, шикарные автомобили! - с удивлением, ответил я. - Наверно, больших денег стоят легковые автомобили заграничного образца. Как сейчас такие машины величают "иномарками".
   - Насчет денег я не знаю. - гордо, ответил Кузьмич. - Знаю только, что моим сынам пришлось хорошо потрудиться с переводом документов с английского языка на русский язык и наоборот с русского языка на английский язык. Благодаря моим сынам быстро пошел мой бизнес в строительстве туристического комплекса. Иностранные инвеститоры вместо гонораров за переводы документов подарили моим сынам эти два легковые автомобили марки "Мерседес".
   - Откуда твои сыны знают иностранные языки? - с любопытством, спросил я у Кузьмича. - Они же военные офицеры! Наверно, не оканчивали институт иностранных языков в Советском Союзе?
   - Мои дети родились в западной группе войск в соцстранах Европы. - стал объяснять Кузьмич. - Учились в специальной школе иностранных языков для детей советских военных и дипломатом. Затем я устроил сынов в суворовское училище, в группу с уклоном изучения иностранных языков. Дальше сыны сами постоянно повышали свою квалификацию. В двадцать пять лет поступили в военную академию, которую заканчивают на отлично. Скоро будут оба генералами после окончания военной академии.
   - Ты говоришь об одном возрасте детей. - удивленно, спросил я, Кузьмича. - Так что у тебя сыны близнецы что ли? Может быть, я просто ошибся насчет твоих детей?
   - Да! Мои мальчишки действительно близнецы. - гордо, ответил Кузьмич, показывая на двоих офицеров подошедших к нам. - Одного сына зовут Володя, а другого Виктор. Кто из них есть кто, ты у них сам спроси. Я до сих пор их не могу различать своих детей. Тем более, сейчас в одинаковой военной форме.
   - Между прочим, я тоже с братом близнец. - знакомясь с близнецами, сказал я. - Меня зовут Юра, а моего брата Сергей. Мы в детстве были очень сильно похожи друг на друга. Но сейчас нас легко все люди различают повсюду. С возрастом мы сильно изменились своим видом.
   - Моя дочь тоже отлично владеет английским языком. - вспомнил Кузьмич, показывая на подошедшую к нам девушку. - У нее английский и русский языки, как ее братья-близнецы, не отличишь друг от друга.
   Я посмотрел на девушку и едва не остолбенел от страха. Передо мной стояла та самая юная развратница, которую я трахал месяц назад. От такой неожиданной встречи я едва выдержал свое волнение, чтобы не выдать себя перед Кузьмичом в присутствии его детей. Сама дочь Кузьмича держалась достойно своего родителя. Даже бровью не повела в знак нашего интимного знакомства. Просто сделала вид, будто впервые видит и решительно подошла ко мне.
   Варвара Кузьминична! - протягивая мне свою ручку к поцелую, слегка приседая, назвала себя развратная девица. - Рада с вами близко познакомится.
   - Князь Юрий Долгорукий! - целуя протянутую ручку, в том же тоне, назвал себя я. - Приятно с Вами познакомиться.
   - Ну, вы даете! - смеясь нашей шутке, сказал Кузьмич. - Без приколов не можете жить. Я рад такому вашему знакомству. У моей дочери хороший характер. Господа! Проходите в избу. Стол к вам давно накрыт в зале.
   Все рассмеялись удачной шутке и направились вместе с Кузьмичом в избу. В самой середине зала в избе был раздвинут огромный стол, за которым между кухней и залом сновали два старика, две старухи и две дамы. Под наряженной новогодней елкой в углу зала скакали дошкольного возраста мальчики и девочки, которые совершенно не обращали никакого внимание на взрослых. Дети были увлечены новогодней елкой с игрушками.
   - Здесь находится вся моя огромная семья! - гордо, сказал Кузьмич, показывая рукой на присутствующих.
   - Молодец! Кузьмич! - искренне, поблагодарил я, Кузьмича. - Не каждому мужику удается, так поработать.
   Кузьмич засмеялся, шутя хлопая меня по плечу. К этому времени стол был накрыт. Все поглядывали на свои часы, которые упорно затягивали время к приходу нового года. Жена одного из близнецов и видимо отец Кузьмича, с кучей новогодних костюмов скрылись в одной из спален. В это время близнецы-офицеры усиленно отвлекали своих детей от внимания к спальне, где дедушка и мама одного из детей наряжались в дедушку Мороза и в Снегурочку. Самая старая женщина, наверно мама Кузьмича, пригласила гостей пройти к столу и сесть по своим местам за столом.
   - Скоро! Скоро к нам придет. Самый, самый новый год. - звонким голосом, сказала не наряженная мама двоих детей. - Сейчас мы будем всей семьей садиться за наш семейный стол.
   - Нет! Нет! Вначале к нам придут дедушка Мороз и Снегурочка с подарками! - хором, закричали дети у наряженной елки. - Мы хотим встретить новый год под елочкой, а после сядем за стол.
   - Вот и дедушка Мороз вам подарочки принес! - басом сказал дед малышей, ряженый дедушкой Морозом. - Снегурочка! Раздай нашим деткам новогодние подарки. До нового года осталось пять минут. Пора открыть шампанское к новому году. Новый год без шампанского, все равно, что новогодняя елка без подарков.
   Кузьмич открутил проволоку на пробке бутылки шампанского вина. Слегка пошевелил пластиковую пробку и когда настенные часы показали ровно полночь, из бутылки шампанского вина с хлопком вылетела пластиковая пробка и с силой ударилась в потолок. Все присутствующие завизжали от удовольствия. Стали подставлять свои бокалы под пенную струю шампанского вина, хлынувшего из огромной бутылки. Взрослые тут же стали поздравлять друг друга с Новым 1995 годом. Детишки тем временем увлеченно обследовали новогодние подарки. Не обращая ни на кого, ни какого внимания. Вскоре дедушка Мороз и Снегурочка пригласили своих детишек на новогодний хоровод под елочку. Новогодний праздник удался на славу. Все пили, кушали и веселились. Когда огромный новогодний торт был разделен на всех ровными частями и вскоре был съеден, детишки утомленные тортом и подарками стали клевать. Мамаши тут же уложили своих деток на теплую русскую печку, куда вскоре за внуками отправились бабушки. Варвара улеглась спать на кровать прямо в зале, не дождавшись середины новогоднего "Голубого огонька" по телевизору. Вскоре следом за Варварой разбрелись по спальням жены обоих офицеров близнецов. В зале остались мужики.
   - Наконец-то можно достойно отметить встречу нового года в тесном кругу мужиков. - шепотом, сказал Кузьмич, разливая по рюмкам русскую водку. - Наша водка всегда была настоящим русским напитком у русских мужчин.
   Чокнувшись рюмками с водкой, мы опрокинули содержимое в рюмках себе в рот. Хорошо закусили. Слегка приглушили звук телевизора. Стали смотреть по телевизору новогоднюю передачу "Голубой огонек". С интервалом в несколько минут, Кузьмич наливал в рюмки водку. Кто-то из нас говорил очередной новогодний тост или ново?годний анекдот. Мы выпивали водку и обратно уставлялись в экран телевизора смотреть новогодний концерт. Совершенно не соображая, что показывают там по телевизору. Так как после изрядно выпитой водки мы вообще не соображали. Проснулся я завернутый в тулуп в сенях рядом с Тарзаном. Тут же рядом с нами валялся Кузьмич. От нас обоих пахло псиной и русской водкой. Тарзан по виду был не лучше нас, такой же сильно потрепанный. Наверно пес изрядно нанюхался нашего водочного перегара и теперь в дупль пьяный валялся как тряпка между нами в сенях. У меня ужасно сильно болела голова. Совершенно невозможно было определить, где верх у меня находится, а где низ.
   - Нам надо опохмелиться. - сказал Кузьмич, когда едва открыл опухшие от выпивки глаза. - У меня здесь под столом есть небольшая заначка. Так что давай доползем до стола и там хорошо опохмелимся. Пока все спят...
   Я, молча, кивнул головой и пополз следом за Кузьмичом под огромный стол в сенях, где под столом стоял бутыль с самогоном и стеклянная банка с солеными огурцами накрытая пластиковой крышкой. Кузьмич открыл бутыль с самогоном и банку с солеными огурцами. У нас не было с собой никакой посуды под самогон, то мы по очереди отхлебнули из бутыли самогон и закусили самогон солеными огурцами. Спустя минуту мы повторили.
   - Надо так нажраться, что вместе с собакой заснули! - услышал я, сквозь сон, голос жены Кузьмича. - Хватит вам валяться под столом. Пора животных кормить. Вы всю ночь гуляли, а бедные животные и хищники голодные.
   Мы, с Кузьмичом молча, выползли из-под стола. Следом за нами с растрепанной шерстью выполз пес Тарзан. Все трое отправились в хлев к травоядным животным. Там в первую очередь разделись по пояс и хорошо помылись под краном с ледяной водой. Затем, не сговариваясь, стали обслуживать стойла животных, каждый с противоположной друг от друга стороны. Тарзан в это время лежал в соломе и тусклыми глазами нехотя следил за нашими движениями. Нам самим не очень-то хотелось работать после праздничной новогодней ночи. Животные не виноваты, что люди имеют привычку иногда устраивать себе праздники с пьянкой. Надо кормить животных.
   - Хищников покормишь сам. - измученным голосом, сказал мне, Кузьмич. - Мы с Тарзаном поедем на стройку. Посмотрим, как там прошла новогодняя ночь. Может быть, иностранцы отметили праздник, также как русские.
   Я ничего ни стал говорить Кузьмичу. У меня и без его слов голова ходила кругами. Надо выпить чего-нибудь холодного. Тогда станет легче. В избу ходить неудобно. Придется позаимствовать у молодых хищников кружку холодного молока с витаминами. Вполне возможно, что звериный витамин с коровьим молоком даст хороший осадок в моем организме. Я видел как Кузьмич пил коровье молоко со звериными витаминами, когда подготавливал такой коктейль у хищного молодняка. Если Кузьмичу можно молочный звериный коктейль, значит и мне тоже можно пить коктейль. Когда я вошел на звериную ферму, то взрослые волки голодными глазами проводили меня до клеток волчьего молодняка и разномастных лисиц. У взрослых волков был такой голодный взгляд, что они готовы были сожрать не просто кусок мяса, политый рыбьим жиром, а даже целого слона готовы были загрызть живьем. Почти в таком же состоянии были молодые хищники, которые заметались по клеткам при виде меня. Но я в первую очередь удовлетворил свою потребность кружкой коровьего молока с приторным вкусом витаминов, которые пошли мне на пользу. После того, как я управился с травоядными животными и с хищниками, то взял в руки огромную лопату и стал очищать от обильно выпавшего снега всю территории двора возле животноводческих участков. Это не обяза?тельно надо было делать сегодня. Но я решил таким способом отрезветь на чистом воздухе во время своей ра?боты. Так как идти обратно в избу, это значит обратно начинать пьянку с похмелья. Напиваться мне совсем не хочется. В пьяном виде я могу проболтаться, что трахал Варвару, младшую дочь Кузьмича. Тогда все мои планы на будущее рухнут. Мне придется сбегать от гнева Кузьмича или обратно садится на зону за разврат малолетки. Надо было как-то дожить до весны в таежном лесу в избе Кузьмича. С первой зеленью в таежном крае по весне сделать отсюда ноги на волю.
   На следующий день после новогодних праздников Кузьмич уехал чуть свет в город Красноярск по делам своего бизнеса. С вечера Кузьмич дал мне указание по хозяйству. Надо было подремонтировать стойла у телят. Телята растут на дармовщину. Стали тереться о загородки и раскачивать стойки на перегородках. Придется перегородки закрепить на болтах и поставить распорки с внешней стороны. Но это все равно не поможет. Телята растут ни по дням, а по часам. К весне телята будут вполне сформировавшимися взрослыми бычками. В стойлах бычкам будет тесно. Кузьмич говорит, что если к весне мы не успеем закончить строительство животноводческой фермы, куда надо перевести повзрослевших бычков, то придется бычков заколоть на мясо. Сюда поселим новых телят, которых будем также откармливать либо на размножение, либо на мясо хищникам. Пока другого выбора у нас с телятами не имеется. Я так сильно был увлечен своей работой в хлеву подрастающих телят, что не заметил чье-то присутствие в телятнике. Скорее почувствовал чье-то присутствие по запаху духов или по естественному запаху, который исходит от женщин. Я настороженно оглянулся в сторону выхода из телятника и увидел в проходе Варвара, стоящую около стойки первого теленка. Варвара демонстративно расстегивала молнию спортивного костюма, оголяя запретные места. Конечно, я догадывался, что распутная девчонка не остановится на одной ходке ко мне. Поэтому я всячески избегал встречи с Варварой. Однако я ни как не предполагал, что в отсутствии отца, в холодное время года, распутная девчонка придет сюда в таежный лес в избу, которая находится в нескольких километрах вдалеке от деревни.
   - Ты хоть соображаешь, что делаешь гадость мне и своему отцу? - заорал я, на Варвару. - Кузьмич доверяет мне, как своему родному брату, а ты подставляешь меня так, что я подло выгляжу перед Кузьмичом. Если твой отец узнает, что я трахаю его дочь, то он меня просто пристрелит, как собаку. Я бы на его месте тоже так поступил.
   - Какой же ты все-таки глупенький. - снимая с себя всю одежду, ласково, сказала Варвара. - Я тебе доставляю удовольствие прямо по месту работы, а ты противишься. Ни один мужик нигде не может отказаться от такой красы, как я, а также от страстного секса со мной.
   Варвара подошла вплотную ко мне. Расстегнув ширинку на моих брюках, нежной ручкой скользнула туда, где мужское добро торчало по стойке смирно до того, как до моего члена коснулась нежная рука юной развратницы. С этого момента я ничего не соображал. Мои руки и губы скользили по всем женским прелестям. В то время как Варвара, словно обезумевшая, стаскивала с меня одежду, постоянно возбуждая меня своим прикосновением. Мы так сильно были увлечены друг другом, что недотянули до сеновала и занялись сексом прямо возле стойла теленка, который испуганно таращил на нас свои глаза, совершенно не соображая, чем занимаются зрелый мужчина и юная женщина на расстоянии одного метра от места его стойла. От наших толчков едва не развалилась стойка между молодняком. Телята облизывал наши головы, а мы, обезумевши от страсти, друг к другу, даже не замечали слюны на наших головах от крупнорогатого молодняка. Нам было все равно, что будет с нами. После страстного секса, хоть конец света.
   - Ну, ты, девка, окончательно обезумела. - сказал я, Варваре, вытаскивая из ее промежности ослабший член.
   - Если б тебя не было, то я наверно сошла бы с ума без секса. - тяжело дыша, сказала Варвара. - Я с шестнадцати лет жила с лейтенантом, который служил в медицинском батальоне моего отца. Когда старшим лейтенантом он перевелся в город Красноярск, то я несколько раз из деревни на летних каникулах ездила к нему в воинскую часть. Сейчас он получил звание капитана. Отправился учиться в военную академию на повышение звания.
   - Так твой отец наверно давно знает, что ты трахаешься с офицером с шестнадцати лет? - удивленно, спросил я, Варвару. - Удивляюсь, как Кузьмич до сих пор не оторвал тебе голову за разврат.
   - Думаю, что отец ничего не знает. - ответила Варвара, обратно возбуждая меня. - Но мама наверно догадывается. Я видела, как мама пару раз проверяла мои трусы после встречи с этим офицером и интересовалась насчет месячных. Я маме прямо сказала, что после окончания школы я поступлю на заочное отделение в институт и выйду замуж за этого офицера. Мама больше не подходила ко мне со своими вопросами и ни стала следить за мной. Лишь один раз сказала мне, что если папа узнает о моей половой связи с этим офицером, то с меня и с этого офицера отец сдерет шкуру. Я сказала маме, что сама сообщу папе о серьезных намерениях, как только мне будет восемнадцать лет.
   - До шкуры того офицера Кузьмич едва ли дотянется. - настороженно, сказал я. - Но мне точно несдобровать от него. Ведь я тебе по возрасту в отцы гожусь. Меня могут судить за разврат молодежи.
   Варвара закрыла мой рот своими поцелуями и настойчиво потянула меня на себя. Я ни стал отказывать себе в таком страстном удовольствие, как заниматься сексом с юной женщиной. Показал юной развратнице, на что способен вполне зрелый мужчина. Варвара извивалась подо мной, словно помятая змея и стонала от боли своих половых прелестей так сильно, что я стал беспокоиться о том, что со двора услышит ее стон. Тогда нам точно несдобровать. Ведь крик женщины от секса можно отличить от секса хищников.
   - Все! Я больше не могу! - выскользнув из-под меня после третьего захода, вскрикнула Варвара и тут же раскинулась на соломе. - Теперь мне надо прийти в себя. Иначе я не смогу пройти пять километров на лыжах до нашей деревни. Пока отец не скоро будет тут, то я малость отдохну после секса с тобой.
   - Сколько километров до вашей деревни будет? - поинтересовался я, приводя себя в порядок после секса с девкой. - Наверно километра три или четыре на прямую по трассе, а в объезд намного дальше.
   - По прямой будет километров пять. - задумчиво, сказала Варвара. - Я добиралась сюда кругами, чтобы никто из деревенских не догадался, что я собралась на ферму в отсутствии отца. Так что будет, примерно, километров десять от деревни до секса с тобой. Хорошее удовольствие в спорте и в сексе.
   - Действительно хорошее удовольствие получаешь! - удивленно, воскликнул я. - Секс и спорт сразу в одной упаковке. Ты не боишься, что тебя по лыжне найдут в этой избе? Твое безумие может меня довести до решетки, а тебя отец просто убиет за твой разврат.
   - Так я иду на лыжах до другой дороги, которая пересекается с нашей дорогой. - объяснила Варвара, свою перестраховку в разврате. - Обе дороги хорошо накатаны автомобилями. Так что тут мою лыжню к тебе никто не обнаружит. Если только Тарзан не вздумает повести моего отца по лыжне прямо к нам домой.
   Варвара, отлежавшись после страстного секса с полчаса, подмылась теплой водой от калорифера. Быстро надела на себя спортивный костюм. На всякий случай осторожно посмотрела за калитку во двор. Поставила лыжи на снег и лихо заскользила в сторону ворот, которые автоматически раздвинулись и пропустили распутную лыжницу со двора. Наверно Варвара стащила из дома запасной пульт от управления воротами или ворота изнутри сами открываются. Зимние школьные каникулы каждый день Варвара навещала меня во время кормления травоядных животных. Видимо она заранее чуть свет вставала на лыжи, чтобы прибыть к избе перед отъездом отца по делам бизнеса в город Красноярск. Возможно, каждое рассчитанное утро Варвара караулила где-то за деревом, когда отец уедет на джипе в город. Через десять минут после отъезда Кузьмича, юная развратница врывалась в телятник. На ходу, снимая с себя одежду. Варвара спешила упасть в сено. Я тоже с этим не медлил. Через минуту совершал с ней обоюдное желание.
   - Мы с тобой до трахаемся до беды. - сказал я, Варваре, после очередной встречи. - Вдруг, отец вернется с города и застигнет нас на сеновале во время секса?
   - Сейчас на воротах сигнализация. - в оправдание, сказала Варвара. - Когда запищит сигнализация, так сразу я буду стоять с обратной стороны калитки и громко спрашивать у тебя, где сейчас Кузьмич. Отцу скажу, что соскучилась за ним. Пришла проведать его. До твоего появления здесь я часто так делала, когда приезжала к отцу.
   Так незаметно за сексом и за работой прошла зима. Как только начал таять снег, так я сразу стал напоминать Кузьмичу, что мне пора собираться в дорогу. Вполне возможно, что когда восстановлю все свои документы, то на законном основании приеду устраиваться сюда на работу, на новую животноводческую ферму. Опыт работы с травоядными животными и с хищниками у меня имеется. Работа мне вполне подходит. Лучше работать здесь, чем быть на зоне.
   - Если ты вернешься обратно, то я тебя сделаю заместителе управляющего туристическим компелексом по животноводческим фермам. - серьезно, сказал Кузьмич. - У тебя будет штат рабочих на каждой ферме. Тебе только надо будет следить за работой животноводческих ферм и обеспечивать фермы продуктами животных, чтобы всегда был фураж, мясо и витамины. За чистотой и кормежкой будут следить твои рабочие. Ты будешь руководителем хозяйства.
   - Ну, а зарплата у меня, какая будет? - заранее поинтересовался я. - Смогу я на эти деньги создать семью?
   - Первоначально ты будешь получать пять тысяч американских долларов. - ответил мне, Кузьмич. Точно так же, как получают зарплату заместители управляющего в европейских фирмах. Дальше по работе увидим.
   - По сегодняшнему курсу рубля к американскому доллару, - посчитал я в уме, - это, примерно, двести пятьдесят тысяч рублей. Просто с ума можно сойти от такой суммы денег! В течение года в рублях я буду миллионер. Прямо фантастика какая-то! Разве может человек за год стать миллионером? Ты, Кузьмич, наверно, шутишь? Это не правда! Вот ты, за сколько лет разбогател при своем современном бизнесе?
   - Какие могут быть шутки?! - удивленно, воскликнул Кузьмич. - Перед тобой стоит давно сформировавшийся русский миллионер. У меня первоначальная зарплата была ниже, чем я тебе предлагаю. После того, как моя работа стала ощущать прибыль в зарубежном банке моего инвестора, так он сразу увеличил мне зарплату. Когда туристический комплекс выйдет на финишную прямую запланированной прибыли, так сразу будет увеличена вдвое моя зарплата. То же самое будет с твоей зарплатой. Так что поспеши со своими документами. Мы должны в этом году полностью завершить работу по строительству туристического комплекса. Затем будем строить деревню.
   После такого откровенного разговора с Кузьмичом, у меня в действительности появился интерес к работе в качестве управляющего животноводческой фермой. К тому же Кузьмич сказал мне, что управляющим быть не обязательно иметь специальность. На ферме будут специалисты по травоядным и хищным животным. Ветеринар будет следить за здоровьем животных. Специалист по кормам будет следить за приростом веса животных. На ферме буду доярки и телятницы. За хищниками будет следить специально обученный зверовод. В мою ответственность будет входить оформление необходимых документов, а также руководство за фермами. Здесь нужен управляющий русский мужик.
   Вот, наконец-то подошло то долгожданное время, когда уеду к Щепихиным в гости. Буду там заниматься у них восстановлением своих документов. Кузьмич подготовил мне чемоданы с заграничным барахлом. Дал необходимые сопроводительные документы к чемоданам с барахлом. На тот случай, чтобы по дороге до города Калуга к Щепихиным, никто не мог докопаться, что я похитил эти чемоданы с барахлом у иностранцев. Даже справку с работы об утрате паспорта дал мне. Кузьмич сказал мне, что рискует своей репутацией ради моего возвращения обратно на ферму. Сегодня утром Кузьмич поехал в город Красноярск за банковской магнитной карточкой, приготовленной на мой счет, чтобы по приезду в город Москва я мог снять в банке деньги на восстановление своих документов. Сейчас настало такое время, что за все надо платить. Даже собственные документы придется восстанавливать за собственные деньги. Кузьмич даст немного наличных денег, чтобы я в дороге мог покушать в вагоне-ресторане. Также по приезду в город Москва понадобятся деньги на транспортные расходы по городу. До Щепихиных в город Калуга надо доехать.
   Конечно, я знал, что в мой последний день ко мне приедет на велосипеде дочь Кузьмича, чтобы я трахнул ее на прощанье. Я давно привык, что как только Кузьмич в отъезде по делам бизнеса на весь день, так Варвара тут как тут со своим голым задом. Поначалу я с удовольствием трахал ее, а сейчас мне даже противно видеть эту юную развратницу. Офицера жалко, которого она метит себе в мужья. Точно также Варвара будет вести себя за мужем, как сейчас при отце. Только муж за двери в воинскую часть, так она сразу к другим офицерам или даже к солдатам. В этот раз Варвара превзошла сама себя и все мои ожидания на случай ее визита в отсутствии отца. Варвара приехала на велосипеде не одна, а со своей лучшей подругой Леной. За шесть месяцев работы у Кузьмича мне довелось познакомиться со всем старшим выпускным классом деревенской средней школы. Весь класс каждую субботу приезжал на автобусе чистить телятник и звериные клетки. Со всеми парнями и девушками давно познакомился.
   - Вы, что это, вдруг, приехали вдвоем на велосипеде в учебное время? - с испугом и с подозрением, удивленно, спросил я, Варвару. - Наверно в школе вас сейчас ищут, а вы сюда на ферму обе прибыли.
   - Сразу видно, что давно в школе учился. - смеясь, ответила Варвара. - У нас сегодня уроки во вторую смену будут. В первую смену учатся дети начальных классов, а мы без пяти минут выпускники старших классов. Мы все-таки старшеклассники. Выпускной класс. До уроков успеем трахнуться и отдохнуть перед уроками.
   - Я не понял? На что ты намекаешь? - испуганно, спросил я. - Ты хоть соображаешь, что говоришь сейчас при мне, а также при своей подруге? Осталось сюда притащить ментов и своих родителей...
   - Да ты не тушуйся. От лучшей подруги я ничего не скрываю. - уверенно, сказала Варвара. - Леночка давно знает, что ты меня трахаешь шестой месяц. Сейчас разговор о другом. Дело в том, что Леночка собирается замуж после выпускного вечера. Семьи жениха и невесты готовятся к свадьбы. Но вот жених, как козел уперся и не хочет жениться. Говорит, что если Леночка девственница, то он с ней не будет расписываться, а если она жениха обманет, то после брачной ночи сразу на развод подаст. У нас в деревне все считают, что рас девка до свадьбы ни с кем, ни разу не трахалась, так значить, она никому не нужна. Тебе придется Леночку трахнуть, чтобы она к выпускному стала женщиной.
   - Да, ты, хотя бы соображаешь, что говоришь? - возмущенно, закричал я, на Варвару. - Мне вышка грозит за изнасилование несовершеннолетней девчонки. Мне рано умирать. Мне хочется пожить по-человечески. У вас дурдом какой-то, а не деревня. Почти с каменного века каждый мужчина от нищего до короля мечтает себе в жены получить девственницу и верную жену. К чему перед алтарем и в Загсе клянутся о верности друг другу. Тут же все наоборот говорят.
   - Прекрати кипятиться! - властно сказала Вервара. - Никто тебя под вышку ставить не собирается. У нас в деревне с шестнадцати лет девчонки трахаются. Потому что на каждого парня по десять девчат. Никто из девчонок не хочет оставаться в девственницах до глубокой старости. Когда к нам приехали иностранцы, то большая часть наших девчонок и даже замужних женщин сразу забрюхатели. Никто ни кого не подставил под вышку. Все целыми остались. "Пока сучка не захочет, то кабель на нее не вскочит." Так гласит русская поговорка. У нас в классе все девчонки давно трахались. Одна только Леночка трусиха. Бережет неизвестно кому свою девственность. Покажи, на что ты способен, как мужчина. Мне известно, что ты завтра вечером уезжаешь от нас навсегда. Я вчера видела у отца билет, на поезд до города Москва. Тебе все равно нечего терять и нечего бояться. Мы с тобой больше никогда не встретимся. Я после школы уеду к своему жениху в город Красноярск, а Леночка скоро выйдет замуж. Так что снимай штаны! Будем хором трахаться.
   Повинуясь приказу юной развратницы, я стал снимать с себя всю одежду. Мне совсем не хотелось испачкать свою одежду кровью девственницы. В это время Варвара раздевала Леночку, которая стеснялась моего присутствия и дрожала от страха всем телом. Даже пыталась оказывать сопротивление. Властная по характеру Варвара чуть ли не силой сдирала с Леночки вначале верхнюю одежду, а затем нижнее белье. Раздела девчонку до полной наготы.
   - Я никогда ни перед кем не раздевалась до гола. - шептала Леночка. - Мне стыдно и ужасно страшно ложиться под мужчину, чтобы потерять свою девственность.
   - Если ты не решишься трахаться сейчас, то до самой смерти будешь девственницей. - настойчиво, сказала Варвара. - Сейчас в самый раз трахаться. С годами будет труднее и больнее нарушить твою девственность. Так что быстро ложись под мужика, пока у него член возбужден на случку с тобой!
   Передо мной предстало юное создание с круглыми, как мячик упругими грудями и розовыми сосками, вызывающе торчащими на воне белой как снег нежной коже девственницы. Между ног был еле заметный пушок волос, по цвету сливающийся с телом девственницы. Леночка не знала, куда девать свои руки. То ладошками прикрывала прелестную грудь, то ладошки соскальзывали на пушок к промежности. Наконец, Леночка набралась смелости и опустила руки по стойки смирно, как обнаженный допризывник на медицинском осмотре перед призывом на службу в армии. Я воспользовался моментом и осторожно губами коснулся нежных сосков груди девственницы. Леночка закрыла глаза. Задрожала всем телом и рухнула без сознания под мои ноги. Я сам тоже испугался такого поведения девственницы.
   - Давай! Трахай Леночку, пока она без сознания. - приказала Варвара. - Иначе у нее будет сильная истерика.
   Повинуясь приказу юной развратницы, я опустился на колени в солому. В это время Варвара задрала ноги подруги в нужную позу перед сексом. Я осторожно ввел в промежность девственницы свое мужское достоинство. Головка моего члена уперлась во что-то упругое, как в воздушный шарик. Я совершил своим членом движение вперед и прорвал девственную плеву. Леночка слегка вздрогнула и вскрикнула от боли. Но в тоже мгновение проснулась в ней естественная женская потребность в сексе. Леночка со стоном завертелась подо мной. Я тоже не остался в долгу перед женщиной. Вполне вероятно, что я окончательно не потерял свой разум, когда начинал заниматься сексом с девственницей. Я прекрасно осознавал, что Леночка может сейчас забеременеть от меня. Надо было принимать какие-то меры предосторожности. Поэтому я, когда довел себя и бывшую девственницу до оргазма, то в последнее мгновение сладострастия вынул свой член из промежности бывшей девственности. Оросил ее своей спермой от пука до подбородка. Леночка резко вздрогнула, открыла прекрасные глаза и удивленно посмотрела на струю моей спермы на своем теле.
   - Что это за жидкость на моем теле? - брезгливо, спросила меня, неопытная женщина. - Это после можно смывать или я так буду ходить, пока все облезет вместе с моей кожей, как после загара на солнце?
   - Если бы я сейчас оставил эту жидкость в тебе, то ты тогда могла стать беременной. - ответил я, бывшей девственницы. - Я думаю, что тебе сейчас рано думать над этим и мне не хочется видеть тебя беременной.
   - Ты зря так старался. - ехидно, сказала Варвара. - До вашего секса я дала ей выпить таблетку от беременности. Так что можешь ее трахать сколько угодно без предохранения от возможной беременности.
   - Ты зря не сказала мне это раньше. - также ехидно, сказал я. - Теперь мне придется повторить свой урок с Леной, чтобы она таким образом почувствовала, как больно становиться женщиной с потерей девственности.
   - Достаточно с нее и одного раза. - ревниво, сказала Варвара. - Сейчас мы с тобой оба покажем урок секса.
   Варвара сказала мне и Леночки подмываться после нашего секса. Сама Варвара быстро стала снимать с себя всю одежду. Когда мы оба были готовы, Варвара тут же стала целовать меня всюду и возбуждать меня на предстоящий секс. Я тоже не остался в долгу перед юной развратницей. Принялся целовать и трогать прелестные места юной развратницы. Таким образом, возбуждая на секс себя и юную развратницу. Леночка удивленно смотрела на нас, как мы даем ей уроки настоящего секса между мужчиной и женщиной. Как только мы оба стали готовы к показу профессионального секса, я завалил Варвару в солому и вошел в ее промежность своим членом. Мы стали показывать Леночки профессиональный секс, которого она не могла видеть в своей глухой деревне, куда пока не добрался современный прогресс вместе с современным сексом. Не смотря на то, что тут побывали иностранные гости, которые заложили надолго свое новое потомство в таежной деревне в России.
   - Я тоже хочу попробовать сейчас, как узнала от вас уроки настоящего секса. - с надутыми губами, капризно заявила Леночка. - Мне хочется хорошо запомнить уроки настоящего секса до своей брачной ночи, после свадьбы, чтобы мой жених знал, что я настоящая женщина. Иначе я не смогу переспать с женихом.
   - Если в настоящее время наш партнер по сексу способен на что-то, - ухмыляясь, сказала Варвара, - то я не против секса подруги с нашим общим "кабелем". Попробуй разбудить страсть мужика своей близостью.
   - Все зависит от нашей ученицы. - ехидно, сказал я. - Как она сможет проявить свое знание в настоящем сексе, тогда все получит у нас в сексе по настоящему.
   Я подмыл свое мужское достоинство под струями теплой воды. Направился к обнаженной Леночки, которая с трепетом ожидала моего прикосновения. Конечно, я мог возбудиться в третий раз от прелестного прикосновения бывшей девственности. Из своего многолетнего опыта прекрасно знал, что, даже возбудившись от бывшей девственницы, не могу довести себя до оргазма, так как во мне больше не было спермы к оргазму. Я мог просто устать от секса. Леночку не надо было вторично возбуждать на секс. Во время моего профессионального секса с Варварой, бывшая девственница сама возбудилась до такой степени, что готова была заниматься сексом прямо сейчас и в любой позе. Мне требовалось время, чтобы мое мужское достоинство могло вновь возбудиться до такой степени, чтобы уметь профессионально заниматься сексом с совершенно неопытной бывшей девственницей. Лишь бы член стоял.
   Когда я наконец-то был возбужден и мой член упруго торчал, как резиновый шланг под напором воды, я осторожно ввел свой член во влагалище бывшей девственницы, которая дрожала всем телом и свои женским добром подалась навстречу моему мужскому достоинству. Желая подразнить бывшую девственницу и довести ее до высшей планки страсти, я вытащил свой член обратно из влагалища и поводил им по половым губам бывшей девственности. Леночка страстно задрожала всем телом. Схватив меня за задницу. Силой втолкнула мой член в свою промежность. Я медленно провел движения навстречу к ней, отчего Леночка, словно взорвалась от страсти к сексу. Леночка похабно закрутила своим задом, отчего вызвала улыбку Варвары. Я обратно стал водить членом по половым губам Леночки. Похабно двигая задом, Леночка мешала нам заниматься сексом. Я придержал руками Леночку за зад и принялся заниматься профессиональным сексом с бывшей девственницей. Мне прекрасно было известно, что после моего третьего секса бывшая девственница не только не сможет ездить на велосипеде, но даже ходить ногами она сможет лишь к вечеру. Но я не мог отступить назад. Мне надо было давать уроки секса, чтобы показать свою способность. Несколько минут Леночка наслаждалась сексом со мной. Я чувствовал, как она доходит до оргазма. Отчего мой член прямо плескался в жидкости ее обильной семени. Но от этого я не мог дойти до оргазма. Мои движения были больше похожи на онанизм. Чем на профессиональный секс, так как никакого трения о женские половые органы у меня не было. Я просто плюхался своим членом, как в огромную емкость с жидкостью и не имел никакого трения. Между тем после своего оргазма Леночка была не в силах выдержать движение моего члена в своем влагалище. Бывшая девственница плакала, кусалась, извивалась во все стороны, пыталась выскользнуть из-под меня. Но я все никак не мог дойти до оргазма, лишь все с большей страстью разжигал свою сексуальную потребность. Не мог ни как остановиться, пока наконец-то мой член извергнул остатки спермы на встречу разгоревшейся матки и сам ослаб.
   - Боже мой! Как я смогу двигать ногами, если во мне все горит? - спросила Леночка, когда я наконец-то оставил ее в покое. - У меня ноги распухли до такой степени, что я не смогу надеть на себя джинсы. Как пойду домой?
   - Зато ты получила хороший секс и хорошее удовольствие. - ревниво, сказала Варвара. - Такой секс запомниться тебе на всю жизнь. Считай за праздник, что я привела тебя сюда к настоящему мужчине.
   - После такого удовольствия не захочешь под мужчину ложиться. - сказала Леночка, в раскорячку направляясь подмываться к теплой воде. - Хотя, может быть, я только сейчас так думаю. Со временем все пройдет. Я захочу секса и обратно подумаю о встрече с мужчиной.
   - Со мной в первый раз тоже такое было. - честно, призналась Варвара. - Сейчас я каждый день думаю о сексе с настоящим мужчиной. Хорошо, что Юра повстречался на нашем пути. Иначе бы нам в деревне, не доставало секса от настоящего мужчины.
   Леночка долго направляла струю теплой воды себе на половые губы, которые были красными, как вареный рак. Мой член был ничуть не хуже половых губ у Леночки. Мы оба без стеснения полоскали теплой водой свои раздраженные половые органы. Варвара стояла рядом с нами и подшучивала над нами. В этот момент мы услышали звуки сигнализации на раздвижных воротах во дворе избы. Нам стало ясно, что вернулся Кузьмич. Совершенно забыв о боли своих половых органов, мы оба быстро напялили на себя свою одежду. Поправили вилами сено на месте секса.
   - Юра! Быстрее открывай калитку к очистки навоза. - промчавшись возле меня с велосипедом, сказала Варвара. - Нам во двор никак нельзя. Отец сразу догадается, что мы здесь занимались сексом. Мы уйдем через тайгу.
   Я быстро открыл калитку в задней стороне хозяйственного двора. Буквально вытолкал юных развратниц на кучу навоза. Закрыл калитку на замок. Добавочно вилами поворошил солому на месте бывшего секса. Воздухом калорифера обдул все пространство вокруг сеновала. Как ни в чем не бывало, завалился на сеновал. Словно от тяжелого рабочего дня, я прилег, отдохнут на сено и случайно заснул. Даже не услышал приезд Кузьмича на автомобиле.
   - Юра! Ты где пропал? - услышал я, голос Кузьмича со двора. - Юра! Иди сюда, помоги мне с большими коробками. Надо срочно разгрузить мой автомобиль. У нас с тобой много работы.
   - Извини, Кузьмич, что я вздремнул немного. - сонно потягиваясь и протирая глаза, сказал я, Кузьмичу. - Целый день вкалывал, как лошадь. Устал малость. Прилег на сено и уснул. Даже не слышал твоего приезда на автомобиле. Мы сейчас быстро разгрузим все коробки.
   - За шесть месяцев работы у меня, ты заслужил хороший отдых. - сказал Кузьмич, открывая багажник своего джипа. - Скоро будешь отдыхать на полную катушку.
   Как всегда в багажнике джипа были картонные коробки с бутылками витаминов и рыбьего жира хищникам. Мы перетаскали картонные коробки под навес к хищникам. Заодно покормили молодняк хищников и взрослых волков. Затем Кузьмич вернулся обратно к джипу, чтобы перегнать джип в гараж. Я закрыл на замок калитку, ведущую к клеткам хищников. Отправился готовить на стол запоздалый обед, который был ближе к ужину. Пока я занимался сексом с юными деревенскими развратницами, то за это время прошло пару часов. Я потерял так много калорий во время секса с блудницами, что хотел жрать так сильно, как кобель производитель после случки с несколькими сучками. Поэтому я ни стал ждать указания Кузьмича. Сам решил накрыть на стол, так как по уставшему виду Кузьмича можно было определить, что он тоже сильно голодный. В самый раз можно нам хорошо покушать и малость выпить водки.
   - Хорошо, что ты догадался накрыть на стол. - сказал мне, Кузьмич, когда зашел на кухню. - Не поверишь! Я с самого раннего утра как позавтракал тут в деревне в своей избе, так больше во рту ни кусочка не держал за целый день. Голодный, как волк. Готов целого барана съесть за один раз.
   - Я тоже после твоего отъезда в избе целый день не был и совсем ничего ни ел. - как бы оправдываясь, сказал я, Кузьмичу. - Голодный, как собака. Такое состояние голода, что мне кажется, сейчас я мог бы скушать целого теленка. Так что будем наверстывать пропущенный обед.
   - К с тате о собаке. - вдруг, вспомнил Кузьмич. - За шесть месяцев совместной работы я заметил одну закономерность. Когда меня долго нет в избе, то по возвращению поздно вечером в избу я от тебя ощущал запах спермы, точно так же, как я ощущал запах спермы от своего кабеля после связки Тарзана с деревенскими сучками. Ты во время моего длительного отсутствия в избе, наверно трахал здесь на сеновале деревенских девок? Признайся честно, как мужик мужику. Я все равно не в праве тебя винить за это. Просто хочется знать, что не подводило меня мое чутье старого "кабеля". Ведь я за время службы тоже драл всех девок подряд в своей воинской части. Ну, а ты, сам как относишься к деревенским "телкам"?
   - Мы все не без греха. - уклончиво, ответил я. - Я тоже зрелый мужчина в самом соку. Однако, трахал я всегда баб по их согласию. Как тебе известно, я дальше этой избы за шесть месяцев ни разу никуда не ходил. Я даже не знаю, где находится ваша деревня. Но деревенским бабам в телятнике на сеновале я не мог отказать. Ваших баб тоже трахал по их согласию. Точнее, по просьбе деревенских "телок".
   - Вот сучки! - возмущенно, воскликнул Кузьмич. - Мало им было иностранцев, из-за которых чуть не случился международный скандал в нашей деревне. Так они до тебя добрались. Я не спрашиваю тебя имен тех баб, которые побывали здесь на сеновале, но свежих брюхатых баб не нужно будет спрашивать, от кого они беременны. Ладно! Оставим деревенских баб в покое. Давай выпьем с тобой на прощанье. Ты хорошо поработал шесть месяцев на ферме. Вот тебе пластиковая банковская карточка, по которой ты можешь снимать в банке каждый день в течение месяца по одной тысячи рублей. Код банковского счета и карточки ты должен хранить у себя в голове или зашифровать код под телефонный звонок. Иначе какие-нибудь шулеры стащат у тебя банковскую карточку и воспользуются твоими деньгами. Тебе надо быстрее восстановить свои документы и открыть доступ к банковскому счету. В противном случае ты можешь потерять свои права на снятие денег по карточке с банковского счета. Сейчас у тебя на счете сто тысяч рублей. Если ты умно распорядишься с деньгами, то эту сумму можно увеличить под проценты своего вклада в тот банк, за которым ты закреплен или в любом другом банке, куда ты пожелаешь перевести свои деньги. Так что тебе самому разбираться, как поступать с деньгами. Главное, научись управлять деньгами. Тогда деньги сами увеличат сумму.
   - Кузьмич! Я очень благодарен, что ты так здорово выручил меня. Спас меня от неминуемой гибели в таежном лесу. - взволнованно, сказал я, разглядывая золотистую банковскую карточку с надписью "VISA" на английском языке. - Если бы не ты, то сейчас мои косточки обгладывали медвежата сироты или серые волки в тайге.
   - Если ты решишь вернуться обратно к нам в тайгу, то ты вскоре будешь хозяином этой тайги. - напомнил Кузьмич, наш разговор насчет моего возвращения. - В тайге так много вполне законных перспектив на развитие, что, то золото на крови, которое осталось в пещере с медвежатами, просто золотая пыль в мире современного бизнеса. Когда ты станешь полноправным хозяином этой тайги, то сам сможешь умно распорядиться золотом на крови, так как кроме тебя никто не знает о месте нахождения золота на крови, то ты его полноценный хозяин. Запомни хорошо мои слова.
   - Я вижу, что ты все равно стал заложником золота на крови, рас думаешь об этом золоте. - серьезно, сказал я, Кузьмичу. - Может быть, мне не следует сейчас уезжать? Давай мы отправимся с тобой на поиски золота в таежном лесу. За пару дней мы найдем пещеру с золотом. Пещер тут ни так уж много имеется.
   - Мы с тобой обязательно отправимся на поиски золота на крови. - согласился со мной Кузьмич. - Но только тогда, когда у нас будет запущен полностью туристический комплекс вместе с животноводческими и звероводческими фермами. Когда у нас будут достойные заместители, которым можно будет доверить свой бизнес. Сейчас отправляться на поиски золота на крови весьма опасно. Золото мы можем не найти, а не завершенный проект нового бизнеса можем потерять. Так как кроме нас сейчас бизнес просто некому контролировать. Так что возвращайся скорее сюда.
   Мы с Кузьмичом долго беседовали о возможностях современного бизнеса. Хотя мне совершенно не понятно было, как можно зарабатывать такие огромные деньги честным трудом. С самого детства я был лишен куска хорошего хлеба. Мои попытки заработать честным трудом огромные деньги не увенчались успехом. Постоянно меня всюду обманывали. Даже при советской власти зарабатывали себе деньги за счет обмана, таких как я пацанов. Тогда я решил воровать везде и все, что попадет под мои руки. Так я стал вором. Но даже такой профессии я не смог хорошо научиться. Первая моя кража обернулась мне двумя годами лишения свободы. После срока стали расти, как грибы. Кто бы мог подумать, что пока я учился воровать, а затем отсиживал срок за свою неудачную учебу, в это время изменился весь Советский Союз, а вместе с ним и весь мир на Земном шаре. На пятую часть земной суши пришли править умные мошенники и просто умные люди, которые стали соревноваться за право владеть богатствами бывшего Советского Союза. Просто случайно я оказался в среде шарлатанов на вольном поселении, а затем после побега с зоны вольного поселения волею судьбы я попал в современный бизнес. Куда дальше поведет меня дорога.
   - Юра! Грузи свои чемоданы в джип. - сказал Кузьмич, когда мы после завтрака покормили животных и закрыли калитки на замки. - Надо успеть до обеда приехать в город Красноярск. Я тебя оставлю на железнодорожном вокзале, а сам вернусь обратно. Сегодня животным придется в обед немного поститься. В ужин покушают хорошо.
   Загрузив свои чемоданы с импортным барахлом в багажник джипа. Целлофановый пакет с домашними продуктами в дорогу, я взял с собой в кабину. Так как продукты в багажнике могли рассыпаться от езды по плохой дороге. Однако мои опасения на плохую дорогу оказались напрасны. От туристического комплекса до главной российской магистрали через деревню была проложена современная бетонная дорога с асфальтовым покрытием и с разметкой полос.
   - Вот моя деревня. Там мой дом родной. - почти стихами, сказал Кузьмич, когда мы мчались на джипе по новой трасе мимо черных от времени рубленых домов. - Скоро мрачный пейзаж измениться. Иностранцы обещали выстроить по обеим сторонам трассы два современных поселка по европейскому стандарту. Заживем, как в городе.
   - Затем вашу деревню спалят? - поинтересовался я, разглядывая старинные полусгнившие хаты и дома.
   - Нет! Никто не будет уничтожать нашу деревню. - ответил Кузьмич. - Дома будут отреставрированы. Под открытым небом к приезду иностранных туристов. Здесь будет открыт музей русского зодчества в сибирском таежном лесу. Заодно и место отдыха иностранным туристам, которые захотят отдыхать по старинке в лесу.
   - Если такой проект будут осуществлять русские, то нам с тобой не суждено будет видеть твою фантазию. - уныло, сказал я, представляя, как долго будет строительство. - Мне с детства знаком русский долгострой, тем более в глуши. Поэтому ни скоро сбудется твоя мечта. Вполне возможно, что ты до этого не доживешь.
   - К весне следующего года здесь будут виллы и коттеджи. - уверенно, сказал Кузьмич. - Русские будут подсобниками у иностранных специалистов. На стройке будут работать одни только трезвенники. Вот эту современную трассу мы построили всего за один месяц. Лишь после строительства трассы приступили к строительству туристического комплекса. Иностранцы знают, куда вкладываю свой капитал. Заранее разрабатывают свой бизнес с перспективой на будущую прибыль. Мы всего за один год построили целый туристический комплекс. Сегодня двадцать шестое мая 1995 года. Запомни эту дату. Так как с сегодняшнего дня начинается туристический сезон иностранцев в российском таежном лесу. Сегодня вылетают из Европы иностранные туристы. Завтра утром иностранные туристы будут у нас.
   - Мне эта дата с рождения хорошо известна. - грустно, ответил я. - Так как сегодня мне исполняется ровно сорок лет. Наверно, мама с моим братом близнецом сейчас отмечают дел рождения у себя в квартире.
   - Почему ты раньше об этом мне ничего не сказал? - удивленно, спросил Кузьмич. - Я бы тебе подарок хороший купил и стол накрыли в честь твоего дня рождения. Вообще-то можем наверстать этот прокол.
   - Спасибо! Кузьмич! Мое знакомство с тобой сплошной подарок у меня. - поблагодарил я, Кузьмича за внимание. - Если бы ни ты со своим Тарзаном, то вообще у меня больше никогда не было праздника.
   - Все, что ты от меня получил, это твои заслуги. - настаивал на своем Кузьмич. - Подарок к дню рождения все равно за мной. Как только приедем в город Красноярск, то я тебе куплю самые лучшие часы. Конечно, швейцарских часов мы в городе Красноярск не найдем. Зато японских электронных часов, там огромный выбор. Любые часы будут твои.
   После новой современной трассы джип выскочил на государственную российскую магистраль, которой давно требовался ремонт. Края государственной магистрали в некоторых местах были подмыты потоками дождей, которые постарались оторвать от магистрали лакомые куски искусственного покрытия. Поэтому большинство автомобилей придерживались середины полотна дороги. Отчего создавали аварийную ситуацию на государственной трассе. Мы ни стали заезжать в город Ачинск. Кузьмич сократил путь по трассе вокруг города Ачинска. Кузьмич сказал, что так намного быстрее мы доедем до города Красноярск. Старинный город Ачинск хоть небольшой по своим размерам в сравнении с краевым городом Красноярск, но мы можем там застрять в автомобильной пробке. Окружным путем через город Ачинск, мы доберемся до города Красноярск, примерно, часа за три. Может быть, даже раньше приедем. Наверно очень часто Кузьмич ездил по этой трассе. Так как ровно через три часа, как рассчитывал Кузьмич, вдали по трассе из-за сосен показались вначале заводские трубы, а вскоре и сам город Красноярск. Я никогда не останавливался в городе Красноярск. Хотя проездом или пролетом через город Красноярск бывал часто, когда был на воле или когда меня переправляли из одной зоны в другую транзитом через город Красноярск. Даже когда меня пересылали из зоны рядом с городом Благовещенск на вольное поселение в тайгу, то мне также довелось перелетать транзитом через аэропорт города Красноярск самолетом и вертолетом. Теперь я впервые мог посмотреть на город.
   Словно иностранный турист, прилетевший из Европы в центральный город сибирского края, я вертел головой во все стороны, любуясь почти миллионным городом с его национальной и современной архитектурой. Здесь наряду с религиозными храмами и монастырями из красного кирпича, соседствовали белокаменные высотные здания, обрамленные алюминием и стеклом. В городе Красноярск пересекались воздушные, автомобильные, железнодорожные и речные трассы транссибирских магистралей. Через реку Енисей были переброшены красивые мосты, по которым мчались различные виды современного транспорта. По реке Енисей плыли современные речные корабли и допотопные баржи, которые перевозили различные грузы Сибири. Наверно таким шустрым город был во все годы развития. Примерно минут двадцать мы кружили на джипе по улицам города Красноярск, пока джип наконец-то припарковался около современного магазина, который находился вблизи огромной площади. Мы вышли из джипа и прошли в магазин, который в основном состоял из японской электроаппаратуры. Здесь находились компьютеры, телевизоры, радиоприемники, магнитофоны, стиральные машины, пылесосы и холодильники японских фирм. Мы подошли к длинному стеклянному прилавку с двух ярусной стеклянной витриной заставленной различными часами японских фирм. Часов так много, что у меня устали глаза разглядывать часы. Все часы, на мой взгляд, были самыми красивыми.
   - Выбирай самые дорогие и самые красивые часы. - предложил Кузьмич, когда мы подошли к стеклянной витрине с японскими часами. - Лично я ничего не соображаю в разновидности часов. В моем понятии они все равны.
   - Я слышал, что среди японских часов славиться фирма "Ориент" - вспомнил я, японскую часовую фирму.
   - У вас есть хорошие часы "Ориент"? - спросил Кузьмич, у продавца, подошедшего с со стороны витрины.
   - У нас все часы хорошие. Вас интересуют, какие виды часов фирмы "Ориент"? - поинтересовался продавец. - Есть часы электронные и механические, из металла и стекла, водолазные и против ударные. Какие?
   - Мне нужны часы с календарем и с будильником, а также против влаги. - осмелился я, проявить желание.
   - В таком случае вам подойдут часы электронные из пластика. - предложил продавец электронные часы из пластика. - В часах есть календарь, будильник, калькулятор, хорошая ночная подсветка, прокладка от влаги.
   - Кузьмич! Я беру эти часы. - сказал я, Кузьмичу, застегивая часы на руке. - Такие часы меня вполне устраивают.
   Кузьмич рассчитался за выбранные мной наручные часы. Прямо из магазина японских фирм по электроники мы направились к джипу. Кузьмич сказал мне, что он сейчас отвезет меня к ресторану, который находится вблизи железнодорожного вокзала. До посадки на фирменный поезд "Красноярск-Москва" пять часов. За это время я могу хорошо отдохнуть и покушать, чтобы в пути следования поезда не бегать в вагонресторан. Так как сейчас такое время, когда меня могут обобрать воры и разного рода мошенники. Поэтому мне лучше сидеть в своем купе до самого города Москва. Там тоже надо быть предельно внимательным, чтобы не пострадать от подобных себе собратьев. Ведь в недалеком прошлом я тоже находился в такой же среде мошенников. Сейчас мне надо стать честным человеком. По тому, как Кузьмич уверенно чувствовал себя в ресторане возле железнодорожного вокзала, то можно было подумать, что Кузьмич завсегдатай в этом ресторане. Вполне возможно, что Кузьмич даже хозяин этого ресторана. Так как официанты и шеф-повар этого ресторана буквально заглядывали в рот Кузьмичу и ловили на лету каждое его слово. Даже на дорогу приготовили какой-то гостинец Кузьмичу. Пока Кузьмич давал официантам указания насчет моего обслуживания, сверток с гостинцем от ресторана шеф-повар отнес в джип Кузьмичу, с согласия Кузьмича.
  
   5.На свободу с чистой совестью.
  
   В общем-то, я не был особо голодным, а напиваться в дорогу мне не хотелось. Потому, что меня в пьяном виде действительно могли обобрать в дороге мои бывшие коллеги по криминалу. Поэтому я хотел просто сытно покушать в дальнюю дорогу то, что считал деликатесом на вкус своему желудку, а также то, что мог видеть лишь в рекламных роликах по телевидению в избе Кузьмича. Когда при виде деликатеса по телевизору у меня буквально текли слюни. Сейчас мне было дозволено в натуре, приблизиться к таким блюдам.
   - Какие блюда я могу заказать у вас? - спросил я, официанта, который был готов выполнить любое желание.
   - Все, что вы видите в меню будет за вас оплачено. - ответил официант на мой вопрос. - Выбирайте любое.
   - В таком случае подайте мне одного вареного омара, один бутерброд из черного хлеба с красной икрой. - стал перечислять я официанту свои пожелания. - Другой бутерброд из белого хлеба с черной икрой. Красных вареных креветок десять штук. Белых вареных креветок десять штук, а также штук пять устриц самых свежих. Не забудьте, то же самое, приготовить мне в дорогу. Думаю, что достаточно. Несите мой заказ.
   - Напитки, какие будете употреблять? - поинтересовался официант. - У нас в ресторане есть разные хорошие вина. Имеется французский и армянский коньяк. Есть десятки видов русской водки. Что будете пить?
   - Никакие спиртные напитки я не употребляю. - деловито, отказался я, от спиртных напитков. - От двух кружек хорошего импортного пива я не откажусь. Если у вас нет импортного пива, то мне сойдет две кружки отечественное пиво. Две бутылки фруктовых напитков приготовьте мне в дорогу. Больше ничего не надо.
   Когда официант выполнил мой заказ. Принес к моему столу все то, что я перечислил. Оказалось, что меня не-чем было удивить. Так как большинство деликатесных продуктов были известны мне с самого детства. Даже заморский омар оказался обычным раком большого размера. С устрицами я был знаком, когда я со своей семьей жил возле озера "Ханка" на китайской границе, а также в городе Находка у Японского моря. Там всюду были устрицы, двустворчатые ракушки, содержание которых мы ели сырыми лишь слегка солили. Икру кушал разных видов. На протяжении многих лет. Когда был на свободе до следующего заключения. Наевшись от пуза деликатесными продуктами, а так же напившись светлого импортного пива, я еле передвигался от столика зала ресторана к выходу на улицу. Где у двери меня ждал тот самый официант с моими двумя чемоданами набитыми импортным барахлом, а также с целлофановым пакетом, который после посещения ресторана увеличился вдвойне и значительно прибавил в весе. Такой груз я не мог нести один до поезда. Мне нужна была помощь со стороны грузчика. Но возле ресторана грузчика не было.
   - Любезный! Будь ласков. Помоги мне донести груз, до моего купе в фирменном вагоне. - обратился я к оторопевшему официанту, который посмотрел в сторону своего шеф-повара. - Мне одному не донести такой груз до вагона. Мой фирменный поезд скоро будет. Нам надо поторопиться. К посадке на фирменный поезд.
   Шеф-повар стоявший недалеко от выхода, показал официанту жестом руки, что тот может помочь мне донести груз до моего купе в вагоне фирменного поезда. Официант снял с себя фирменный халат ресторана. Вял в руки два моих чемодана. Я взял целлофановый пакет со своими продуктами и не спеша пошел следом за официантом. До посадки на фирменный поезд "Красноярск-Москва" было меньше одного часа. Посадка пассажиров пока не началась. Однако на перроне было достаточно много людей ждущих посадку в вагоны. Когда мы вышли на перрон железнодорожного вокзала, то в это время локомотив подавал на первый путь фирменный поезд "Красноярск-Москва" который состоял из двенадцати новеньких вагонов расписанных в светло-голубой, белый и в светло-зеленоватый цвет. Вагоны фирменного поезда очень соответствовали цветам зимней сибирской тайги. Точно такие цвета видел я, когда бродил четыре месяца по таежному лесу. Просто чудо, как я выжил в таежном лесу! Жаль пацанов, которые не дожили до своей свободы.
   Едва только фирменный поезд остановился на первом пути напротив здания вокзала, как в туже минуту из вагонов стали выходить проводницы. Одетые в специальную униформу, которая больше напоминала униформу стюардесс, а не проводниц железнодорожных сообщений. На головах проводниц, вместо привычных железнодорожных фуражек, красовались пилотки, которые соответствовали фирменной раскраске вагонов поезда. Протерев поручни на тамбурах белыми тряпками, проводницы пригласили пассажиров на посадку. Я ни стал отказываться от посадки в вагон. Официант проводил меня до указанного на билете номера купе в восьмом вагоне. Поставил мои чемоданы в багажное отделение под нижней полкой. Пакет с продуктами я поставил под столик между нижними полками. Поблагодарив за помощь официанта, я дал ему пятьдесят рублей чаевыми. Удивленно проводил взглядом сконфуженный вид официанта. Видимо, я мало дал ему чаевых. После ухода официанта я стал снимать с себя импортную куртку, в которой не по сезону было слишком жарко. Куртку повесил у себя над головой. Разувшись, прилег, на нижнюю полку, не раздеваясь. В спортивном костюме, можно было спать, не раздеваясь, как в спортивной пижаме у себя дома.
   Вскоре в мое купе пришли двое парней и девушка, которые, согласно купленным билетам, тоже ехали поездом до города Москва. Мы сразу познакомились друг с другом. По рассказам парней и девушки они были студентами МГУ заочного отделения. Ехали в город Москва на очередную сессию, которая состоится в начале июня. После того, как очное отделение студентов МГУ уйдет на летние каникулы, у заочного отделения МГУ начнется пора зачетов. До этого времени им надо поселиться с местом жительства и с местом работы в городе Москва на время предстоящей сессии. Так как на время учебы нужны большие деньги, которых у нет. Родители тоже не могут им помочь деньгами. Мне было приятно общаться с ученой молодежью. Хотя они по возрасту годились мне в дети. Мы быстро нашли между собой взаимный интерес. Стали рассказывать друг другу анекдоты и разные байки. Я представился им, как бизнесмен. Рассказал студентам биографию Кузьмича. Сказал, что еду к родственникам на свадьбу. Везу своим молодоженам гостинцы. Всю дорогу вешал студентам на уши "лапшу" про свою жизнь, которую услышал от Кузьмича.
   Когда утром мы проснулись, то я предложил студентам импортный деликатес, которым был набит целлофановый пакет под столиком. Студенты растрогались от вида такого импортного деликатеса. Вначале стеснялись садиться со мной за стол. Потом достали из своих сумок домашнюю выпивку. Предложили мне побаловаться домашним винцом. Сами студенты вина не пили, так занимались спортом и поддерживали спортивную фигуру. Вино студенты везли своему преподавателю, который был не против, выпить вина, а затем поставить хорошие оценки студентам. Так как в сумке было несколько бутылок, то от одной бутылки вино не убудет. Я ни стал обижать студентов своим отказом. Весь день мы кушали импортный деликатес из моего целлофанового пакета. Я потихоньку попивал приятное на вкус домашнее вино. Мы как могли, коротали время, чтобы не утомиться в дороге до столицы. Так как от города Красноярска до города Москва почти двое суток езды поездом. Надо было постараться занять время, чтобы быстро и незаметно прошло время езды в поезде. Мне просто повезло, что попались такие хорошие попутчики в поезде.
   Я помню, как допил бутылку вина, меня так сильно развезло, что я даже удивился о крепости вина. Мы с Кузьмичом шесть месяцев пили разные спиртные напитки. Лишь однажды на новый год я был пьян. Когда мы пятеро мужиков так много употребили спиртного, что не грех было стать пьяным в новогоднюю ночь. Тут же от одной бутылки вина, которую облизывал почти весь день, вдруг, словно мне чего-то подлили. Я просто вырубился от выпитого вина. Проснулся я где-то перед рассветом. В купе совершенно пусто. Никого из моих попутчиков нет. Даже постели убрали и верхние полки подняли. Если бы "Ярославский вокзал" в городе Москва не был бы конечной станцией, то я мог бы подумать, что проехал свою станцию. Но до города Москва осталось несколько часов езды поездом. Куда же тогда подевались мои попутчики? Может быть, они пошли в вагон-ресторан? Так у них нет таких денег, чтобы посещать вагон-ресторан. К тому же вагон-ресторан открывается в одиннадцать часов дня. Выйти курить в коридор они тоже не могли. Все трое не курят. Так куда же тогда подевались эти мои попутчики? Странно?! Куда делись студенты?
   - Женщина! Скажите, куда делись студенты из купе? - спросил я, проводницу вагона, выглядывая из купе.
  - Ваши попутчики вышли час назад на полустанке. - ответила проводница вагона. - Я приняла у них постели.
   Повернувшись в сторону своей нижней полки, я заметил, что на вешалки нет моей спортивной импортной куртки, так же как нет моей одежды, которую я снял с себя перед сном. Я поднял нижнюю полку. В багажном отделении не было моих чемоданов с барахлом. Обратил внимание на левую руку, на которой не было японских часов "Ориент", подаренных Кузьмичом. Даже пакет с деликатесными продуктами забрали. Меня, как настоящего лоха, обобрали мошенники под видом студентов попутчиков. Так мне и надо! Дурак!!!
   У меня началась истерика. Я стал кричать, как чокнутый. Хотел разгромить все купе, но вовремя опом?нился. Ведь если бы я устроил погром в вагоне, то мне грозил бы срок от трех до пяти лет. Плюс пару лет за побег. Сидеть такой срок ни за что я не хотел, мне надо было что-то придумать, чтобы спокойно добраться до тети Нади в город Калуга, который всего двести километров от города Москва. Где мне взять деньги? Воровать мне совсем не хотелось. Опять грозит тюрьма. Обращаться в милицию? Так меня там давно ждут. В столице у меня нет друзей и родственников.
   - Мужчина! Что с вами случилась? - с испуганным лицом, спросила проводница, прибежавшая на мой крик.
   - Меня подчистую обокрали! - отчаянно, в слезах, ответил я. - Кроме трусов и майки на мне ничего нет.
   - Надо вызвать сюда милицию. - сказала проводница. - Всего час прошел, как они вышли на станции.
   - Милиция мне никак не поможет. - отказался я, от услуг милиции. - Воры давно на такси уехали или их на машине встретили друзья. У меня теперь другая проблема. Как я доеду к родственникам в город Калуга без денег, без документов и в одних трусах. Меня московская милиция сразу загребет. Будет держать до выяснения моей личности. Я даже к себе домой не могу вернуться в таком виде.
   - Влип ты по крупному. - сочувственно, сказала проводница. - Эти воры оставили мне какие-то тряпки на протирку поручней вагона. Если там имеется какая-то подходящая одежда, то она твоя. Насчет денег я поговорю с проводниками по рации. Мы что-нибудь нагребем тебе на дорогу. Не обворовывать же тебе себе подобных в нашем вагоне? Тогда тебе посадят в тюрьму.
   - Мне только этого не хватало, чтобы меня посадили в тюрьму. - испуганно, сказал я. - Я очень люблю свободу. Идти на зону мне совсем не хочется. К тому же без меня лопнет мой таежный бизнес.
   Проводница ушла за тряпками в свое служебное купе и вскоре вернулась с моим целлофановым пакетом набитым какими-то тряпками. Я поблагодарил проводницу за тряпки и тут же стал рассматривать содержимое целлофанового пакета. Там была та одежда, в которой были мошенники. Эти гады оделись в мою импортную одежду, а сами оставили мне свою грязную одежду. Они даже нижнее белье своей ворюги-подруги оставили, которая была с ними заодно. Пока я выбирал на себя напялить какое-то барахло, чтобы доехать до города Калуга, в это время вернулась проводница вагона. Принесла мне пятьсот рублей, бутерброд с сыром и стакан горячего чая. Проводница мне сказала, что бригадир поезда разрешил дать тебе пятьсот рублей. Потом они всей бригадой соберут по кругу деньги и погасят долг государству. Главное, чтобы мне из столицы благополучно удалось добраться до родственников в город Калуга.
   Я поблагодарил проводницу за помощь. На последнем полустанке вышел из вагона. Ехать поездом на конечную станцию в центр города Москва опасно. Без документов меня мог задержать любой мент. Дальше менты по своей картотеке или по компьютеру могли определить, что я совершил побег. Меня разыскивают не только милицией, но даже Интерполом. Хозяева вольного поселения иностранцы. С пригорода Москвы можно уехать любым автобусом. Двумя пересадками на автобусах я добрался до города Калуга поздно вечером. Так как наши родственники жили ни в самом центре города Калуга, а в поселке Турынино на окраине города, куда общественный транспорт не ходил, то до дома родственников пришлось идти пешком через весь город Калуга. Брать такси было бесполезно. Стоимость такси от центра города Калуга до поселка, где жили наши родственники. Превышала стоимость моего проезда двумя автобусами от полустанка в пригороде Москвы до центра города Калуга. Такая такса за проезд на такси мне не по карману. Лучше пройтись пешком и пошевелить мозгами. Мне стоит подумать, как мне жить дальше без документов.
   Когда я наконец-то добрался до поселка, в котором жили наши родственники, то у меня в кармане было всего пятьдесят рублей. С такими деньгами не разгуляешься и ничего приличного не купишь. Идти к родственникам с пустыми руками мне тоже не хотелось. Тем более, что из рассказа моей мамы мне было известно, что за годы нашего расставанья семья Щепихиных увеличилась в двое. Поэтому я решил купить гостинцы хотя бы младшим детям. Зашел в ближайший магазин и попросил, чтобы мне на пятьдесят рублей дали разных конфет по сто грамм. Мой заказ едва уместился в двух целлофановых пакетах. С таким грузом я с трудом дотащился до дома, в котором была квартира родственников. Определил местонахождение квартиры родственников. Тут же набрался храбрости и вошел в квартиру родственников почти также осторожно, как я входил в пещеру с медвежатами, где было кровное золото.
   - Черевков Юра! Явился и не запылился. Как всегда в своем репертуаре! Ободранный и нищий, но с подарками детям. Знаешь, как подъехать к тетки. - встретив меня у порога своей квартиры, воскликнула тетя Надя. - Обратно в бегах по белому свету. Откуда на этот раз ваше величество ухитрилось сбежать? По виду издали бежал.
   - С чего взяли, что я сбежал? - поинтересовался я у нашего Шерлока Холмса в юбке. - Я проездом домой.
   - Ага! Проездом из Одессы через Канаду. Кому это надо! - возмущенно, воскликнула наша сыщица. - Да тебя целый год менты с Интерполом ищут. Давай выкладывай, где был целый год. Иначе я тебя сама расколю...
  Тетка схватила влажную тряпку у порога и замахнулась на меня этой влажной тряпкой. Я быстро увернулся от влажной половой тряпки. Половая тряпка со всего размаха прилипла к заднице Павлика, среднего сына тети Нади. Павлик стоял в трусах среди целой оравы своих детей и внуков, созерцавших сцену допроса местного сыщика над родственником, которого младшее поколение родственников видали у себя впервые и не знали, как ко мне подойти. Присутствующие на дознании господа присяжный залились звонким визгом и веселым смехом. Старшее поколение родственников радостно стали обнимать меня и приглашать пройти в квартиру. Младшее поколение родственников принялись осваивать два огромных целлофановых пакета с конфетами, которые я принес им в подарок. У нас в роду родственников принимали всегда. Какие бы слухи не распространялись о прибывших гостях. Родня всегда примет.
   - Ну, племянник! Рассказывай, каким ветром тебя занесло в наши края? - крепко обнимая меня и усаживая за стол, спросила тетя Надя. - Мы всегда рады любому родственнику. Но меня беспокоит твоя совсем пропавшая жизнь. Пора давно стать нормальным человеком.
   Средняя сестра моей мамы, тетя Надя, всегда была прямолинейным человеком. Поэтому я ничуть не обиделся на колкие вопросы тетки. Мне с детства было известно, что как тетка поругает, так и приласкает каждого. Конечно, с годами мы все сильно изменились. Не только видом, но и характером. Однако родственные узы с годами между нами не постарели и не изменились. Нас всех притягивало друг к другу наша родословная связь терских казаков. Тем более что приехал я к родной сестре своей мамы, которая в настоящее время была самой старшей у терских казаков. Пока невестки накрывали на стол, как на духу перед святым алтарем я рассказывал тетке и своим двоюродным братьям о том, что со мной приключилось в тайге за последний год. Даже о том, как трахал деревенских девчонок и о том, как меня поимели воры-студенты в фирменном поезде "Красноярск-Москва" я тоже все подробно рассказал. Мне нечего было скрывать от родственников. К тому же душу свою мне надо было освободит от тяжести. Ведь столько на душе накипело, что если бы не мой рассказ родственникам, то я в пылу гнева мог натворить многое. После чего, многие годы, находясь за решеткой, раскаивался бы за содеянное мной на воле. Так было всегда, когда я по какой-то глупости совершал противоправные поступки и попадал за решетку. Больше за решетку садиться не хотелось.
   - То, что ты мастер фантазировать мне это известно с дня твоего рождения. - выслушав меня, сказала тетя Надя. - Менты за прошедший год несколько раз были у нас. Ты хоть раз послушай теткин совет. Отправляйся в город Благовещенск. Там, не заходя в дом к матери, сдайся на ту зону, откуда тебя отправили на вольное поселение. Тебя ищут повсюду в России и за границей. На тебя вешают все земные грехи. Как только ты обратишься за метриками по месту своего рождения, так сразу к нам явятся менты за тобой. Я не хочу на старости лет свою жизнь закончить в тюрьме за укрывательство преступника. Пускай даже этот преступник мой племянник. Мы тебя не выгоняем из своей квартиры и ментам не сдаем. Но ты в ближайшие дни должен уехать поездом в город Благовещенск в места своего заключения. Ты мастер фантазировать. Тебе легко будет отмазать себя от срока и в скором времени выйти на волю.
   - Из того, что я рассказал вам сейчас, нет ни одной выдуманной истории. - обиженно, сказал я, своей тетке. - Ухать в город Благовещенск мне не на что. Поэтому я сейчас разобью витрину вашего магазина. Меня отвезут менты на зону за счет государства. Но к вам я больше никогда не приеду. Я не ожидал такого от своей родной тетки. Прощайте!..
   - Ты зря кипятишься. - прервал меня, двоюродный брат Павел. - Мы тебе добра желаем. Ты же знаешь, свою тетку со дня своего рождения. Когда меня не было на свете, вы были знакомы. Она тебе желает только добра.
   - Ты чего передним распинаешься?! - разозлилась на меня, тетя Надя. - У него такая же порода, как у его отца. Тот всю свою жизнь обвинял родственников в своих грехах, пока не умер в одиночестве. Его сын Юрка тоже такой. У него все виноваты. Один он чистенький. Цацка среди терских казаков. Ты посмотри на него! Уши в дерьме и обижается! Если у него нет мозгов, то нечего с ним говорить. Пусть валит на все четыре стороны.
   - Меня не нужно сравнивать с отцом! - рассердился я, на свою тетку. - Каждый человек живет свою жизнь...
   - Хватит вам между собой с сориться! - вступил в разговор, старший двоюродный брат Женька. - Видитесь в несколько лет один раз, а устраиваете балаган, словно каждый день встречаетесь. Мы завтра что-нибудь придумаем. Сейчас давайте выпьем за нашу встречу и разойдемся по домам. Завтра у нас не праздник. Обычный рабочий день. Утро вечера мудренее. Будет время нам всем хорошо подумать над создавшейся проблемой.
   - Никто из вас не вспомнил, что у меня два дня назад был день рождения. - напомнил я, родственникам.
   - Так тебе исполнилось сорок лет! - вспомнил первым двоюродный брат Женька. - Я бы тебе сейчас подарил что-нибудь. Но в данной ситуации тебе лучшим подарком будут деньги. Вот тебе четыреста рублей. Сотню за каждый десяток лет. Пускай деньги принесут тебе удачу и свободу. Пускай к тебе вернется успех.
   - Я тоже дам тебе четыреста рублей, чтобы твоя удача удвоилась. - сказал двоюродный брат Павел, пожимая мне руку и протягивая четыре сотенные купюры. - Ты хороший парень, но в тюрьму больше не попадай. Живи...
   - Я не буду давать деньги. - сурово, сказала тетя Надя, едва сдерживая улыбку. - Я куплю билет до города Благовещенск. На зону ты можешь не ходить, это твое личное дело, но своим приездом обрадуй маму. Твоей маме через месяц семьдесят пять лет. Еще одной твоей отсидки на зоне она не переживет. Пожалей свою маму. Побудь рядом с ней до конца ее жизни. Она совсем плохая стала. В том есть твоя вина. Сергей тоже часто болеет...
   Мне нечего было сказать в упрек со стороны своей тетки. Последние десять лет от меня мама страдала, пожалуй, больше чем от болезней моего брата двойняшки, который хотя бы рядом с ней живет. Сергей своим присутствием морально поддерживает нашу маму. Мне действительно пора завязывать с криминалом. Надо начинать нормальную человеческую жизнь. Ведь у меня есть взрослая дочь и школьного возраста сын. Надо как-то связаться с ними перепиской и примкнуть хотя бы к одному берегу жизни. Если даже дети меня не примут, то я ни настолько старый, чтобы жить в одиночестве. Могу встретить какую-нибудь разведенную женщину и с ней создать новую семью. Даже новых детей произвести на свет могу. В этом женщины на меня могут не обижаться.
   Мы долго не сидели за столом. Выпили одну бутылку водки на троих. Двоюродные братья отправились спать. Мы с тетей Надей остались за столом. Тетка постоянно угощала меня своими блюдами, как бы извиняясь за сказанное мне сгоряча. Я набивал желудок вкуснятиной и перекидывался с теткой нашими воспоминаниями о далеком прошлом. Когда мы огромным кланом, родственников, терских казаков, жили на Северном Кавказе. Как мы часто приезжали к родственникам в гости целыми цыганскими ордами, отчего страдали сады и огороды в местах нашего пребывания. Поэтому многочисленную орду детей на следующий год принимали другие родственники, которые на своей шкуре не успели испытать погромов, которые устраивали многочисленные оравы потомков древнего терского рода. Благодаря тому, что наши родственники заселяли все побережье реки Терек от истока до устья. Нам не приходилось скучать на летних каникулах у себя дома или в пионерских лагерях, куда нас не принимали из-за отвратительной дисциплины. Каждое лето десантом с батальон мы высаживались к следующему родствен?нику где-нибудь по берегам реки Терек или на одном из ближайших морей омывающих Северный Кавказ с двух сторон. Там у нас тоже были родственники, которые еще не познали, что такое имеет батальон детей своих родственников. Так было до тех пор, пока мы все повзрослели. Затем расселились не только по Северному Кавказу, а также по всему белому свету.
   - Юра! Вставай! Утро давно наступило. - услышал я, голос тети Нади. - Я купила тебе билет на вечерний поезд с "Ярославского вокзала" города Москва. Павлик сейчас едет на своей машине по делам в столицу и тебя туда подвезет. Ближе к "Ярославскому вокзалу", чтобы менты тебя в городе Москва не замели к себе в каталажку. Я тебе на дорогу харчей приготовила, чтобы ты на перроны в буфет за продуктами не бегал и в ресторан не ходил, а то обратно в какую-нибудь историю вляпаешься. Сиди в купе до самого города Благовещенск. Ни с кем, ни пей. В карты не играй. В туалет можешь ходить. У тебя ворам все равно нечего воровать. К маме своей ты съездий...
   - Тетя Надя! Вы не могли взять билет на поезд из Калуги? - поинтересовался я, почему тетка взяла билет из Москвы. - При моем положении в Москву никак нельзя ездить. Без документов менты загребут на вокзале.
   - У нас из города Калуга нет прямого поезда до станции города Благовещенск. - объяснила тетя Надя. - С пересадкой долго добираться и риска попасться ментам намного больше. В столице ты садишься в свое купе и едешь почти до конца. Смотри не прозевай станцию город Благовещенск. Следующая станция город Владивосток. Тебе не нужно объяснять, что из города Владивосток сложнее выехать, чем из города Москва. Приграничные города досматривают тщательнее, чем любые другие города России. Поэтому едешь из Москвы. Павлик тебя проводит до самой Москвы.
   Пока тетя Надя хлопотала с моими сборами, к этому времени приехал Павел на своей огромной машине. Я попрощался с тетей Надей и со всеми остальными родственниками, которые были в это время дома. С двумя целлофановыми пакетами харчей от тети Нади, а также с пакетом сменного белья от двоюродных братьев, я вышел на улицу. Пошел садиться в грузовой автомобиль Павла, который стоял со штыковой лопатой в руках рядом со своей женой Ольгой. Видимо чистил штыковой лопатой грязь с грузовой машины.
   - Давай хоть сфотографируемся на память. - предложил я, Павлу. - Может быть, больше никогда не увидимся. Вот ты лопату приготовил, чтобы мне могилу рыть. Дай пацану фотоаппарат. Пусть нас сфотографирует.
   Павел ничего ни стал говорить мне на мою глупую шутку. Достал из кабины своего грузовика фотоаппарат и попросил рядом стоящего пацана, чтобы он нас сфотографировал. Я обнял Павла и Ольгу за плечи, а пацан несколько раз щелкнул нас из цифрового фотоаппарата. Павел передал цифровой фотоаппарат Ольге и вместе со мной забрался в кабину импортного грузового автомобиля. Через пару минут Павел завел двигатель грузовика. Мы быстро поехали на трассу в сторону города Москва.
   - Это твой такой шикарный грузовой автомобиль или твоего хозяина? - спросил я, у Павла, разглядывая кабину грузового автомобиля. - Я первый раз такую машину вижу.
   - Откуда у меня такие деньги?! - удивленно, воскликнул Павел. - Я в тайге золото в пещере не находил. Этот автомобиль принадлежит моему брату Женьке, который в начале перестройки увел из Республики Таджикистан целую автобазу по приватизации. Здесь в городе Калуга они создали огромную строительную организацию, в которой мы почти все работаем. Наш поселок мы тоже построили. Так что не зря приватизировали автобазу. Иностранные автомобили стали покупать совсем недавно. После того, как разбогатели на стройке и создали здесь собственную фирму по перевозкам.
   - Как ты меня собираешься подвозить на таком огромной машине к "Ярославскому вокзалу" в Москве? - удивленно, поинтересовался я. - Ведь в столицу такие автомобили по спецпропускам пускаю и даже не все.
   - Я в центр столицы не собираюсь ехать. - ответил Павел. - Автомобиль оставлю на торговой базе, а тебя отвезу на такси за два часа до отправления поезда. Пройдешь сразу на посадку в поезд и никаких проблем.
   - Ну, тогда полный порядок. - согласился я с таким видом моей доставки к поезду. - Сидеть в столице не хочу.
   Всю дорогу мы больше болтали о нашем детстве. Павел иногда переходил на свои семейные темы, но так как мне нечего было сказать о своей семье, которой у меня не было, то я обратно переключал разговор на воспоминание о детстве. Иногда я начинал рассказывать о своей жизни на зоне. Но двоюродного брата не интересовала криминальная тема. Павел тоже переключал такой разговор на воспоминания о нашем далеком детстве, в котором у нас были только самые добрые и безоблачные дни нашего счастливого детства на Северном Кавказе. Особенно в Беслане.
   Так незаметно за разговором мы быстро добрались до города Люберцы, который находится через большую кольцевую дорогу с городом Москва. Город Люберцы весь утопал в свежей зелени пока не ушедшей весны. Минут десять мы петляли по улицам города Люберцы. Наконец подъехали к огромной торговой базе строительных материалов. Павел пошел оформлять документы на строительный груз. Мне сказал сидеть в кабине и охранять грузовой автомобиль. Я поставил в магнитолу автомобиля кассету с блатными песнями. Откинувшись в кресле, стал тихо дремать.
   - Пока подойдет наша очередь на погрузку, пойдем, выпьем пива. - предложил Павел, заглядывая в кабину. - Я буду пить безалкогольное пиво. Ты можешь к пиву заказать водки. Сегодня я оплачиваю весь твой заказ.
   - В моем положении и пиво опасно пить. - отказался я от спиртного. - Безалкогольное пиво тоже не по мне.
   Из пивного бара рядом с торговой строительной базой. Хорошо просматривался грузовой автомобиль Павла, а также сама очередь медленно продвигающихся на погрузку грузовых автомобилей разных мастей и разных марок. Прошло то время, когда весь грузовой транспорт был одной марки и одного зеленого цвета. Прошло время холодной войны. Автомобильный парк России нарядился в разные цвета и марки иностранных фирм. Словно сам Мир пришел в Россию.
   В пивном баре Павел взял по две порции шашлыка и по две кружки пива. Павел себе взял две кружки светлого безалкогольного пива. Мне взял одну кружку бархатного баварского пива и одну кружку светлого бельгийского пива. К пиву и шашлыкам пришла одна тарелка салата, а также несколько кусочков черного бородинского хлеба. Немного поразмыслив, Павел заказал добавочно десять баночек разного пива мне в дорогу. Я ни стал отказываться от пива. От баночного пива я не опьянею во время поездки в поезде.
   - За неделю езды в поезде просто засохнешь без пива. - смеясь, сказал Павел, протягивая мне целлофановый пакет с баночками пива. - В дороге вспомнишь своего двоюродного брата Павла хорошим словом. Отдохнешь от всего. Главное, чтобы до своего дома добрался благополучно.
   - В этом ты прав. - принимая пакет с пивом, согласился я, с выводом Павла. - Без пива я живу, как рыба без воды. Благополучная поездка на поезде мне тоже пригодиться. Хватит мне странствовать по миру.
   Пиво было терпкое и приятное на вкус. Бородинский хлеб тоже мне понравился своим кислым запахом и вкусом. Но вот шашлык и салат нам были не по вкусу. Мы привыкшие к кавказским, сочным шашлыкам с самого детства и к свежей сочной зелени салата. Без всякого удовольствия и с трудом доели шашлык с салатом. Оставить шашлык и салат не решились из-за денег, которые Павел с трудом зарабатывает, а также из-за того, что в этом пивном баре больше ничего подходящего к пиву не было. Нам же хотелось просто хорошо покушать, чтобы никуда не заходить.
   - Вроде наша очередь продвинулась. - сказал Павел, поглядывая в сторону своего грузового автомобиля. - Надо быстрее продвинуться в очереди, а то здесь бывают шустрые водители, которые норовят залезть вперед других машин. Мне совсем не хочется балаганов во время переброски груза от Москвы до Калуги.
   Павел ни стал ждать, пока я допью свое пиво и дожую шашлык по твердости похожий на жареную резину. Павел пошел к своему автомобилю. К тому времени как я закончил свое посещение пивного бара, Павел был возле ворот торговой строительной базы. Я забрался с пакетом баночного пива в кабину автомобиля и стал слегка дремать, пока Павел занимался погрузкой строительных материалов и оформлением документов на выезд из торговой строительной базы. Мне хотелось немного отдохнуть от поездки в кабине автомобиля, а также от двух кружек выпитого пива.
   - Сейчас здесь в Люберцах, мы поставим автомобиль на охраняемую платную стоянку. - сказал мне, Павел, когда мы выехали из торговой строительной базы. - Затем я поймаю такси. Мы поедем на такси к "Ярославскому вокзалу". Думаю, что мы вполне успеем к твоему поезду. Лишь бы в дороге не было проблем.
   - До поезда целых три часа! - удивленно, сказал я, Павлу. - Чего я буду делать столько времени на перроне вокзала? Может быть, мы поедем чуть позже в Москву?
   - Ты моли Бога, чтобы мы успели доехать на такси к поезду. - ответил Павел. - Отсюда легче добраться до Калуги, чем до центра столицы. Хотя сама столица находится всего через кольцевую трассу от Люберцов.
   - Тогда может быть, легче добраться до ближайшего метро? - подсказал я, Павлу. - Так нам быстрее будет.
   - Сейчас в метро из-за терактов, бывает, проверяют документы. - объяснил Павел. - Тебя при первой же проверки загребут менты. Будешь сидеть у них срок только за то, что у тебя нет документов. Так что потерпи не много. Я думаю, что за три часа мы успеем добраться до "Ярославского вокзала". Я знаю короткий путь.
   - Нам через Люберецкий район на "Комсомольскую площадь" к "Ярославскому вокзалу". - подсказал Павел, таксисту, когда мы сели в такси. - Экскурсии по Москве нам устраивать не надо. Мы с братом местные.
   - Мне хоть кремлевские братья. - сказал таксист, повернув на улице. - Тариф до трех вокзалов отсюда один.
   Такси быстро выбралось из города Люберцы. По новой дороге пересекли по автомобильному мосту большую кольцевую трассу и едва въехали в переплетение столичных улиц, как тут же попали в огромную автомобильную пробку. Павел словно накаркал, что мы будем долго торчать в автомобильной пробке на территории столицы. Здесь даже развернуться или свернуть в какой-то переулок негде. Всюду тут барьеры из автомобильных парковок и постов ГАИ. Около часа мы медленно продвигались по улицам столицы. Таксист постоянно связывался по рации с диспетчером таксопарка и выяснял у него как лучше добраться к трем вокзалам из сплошной пробки на улице. Диспетчер подсказал таксисту, что через двести метров от нашего места движения будет небольшая улица, по которой можно будет объехать место аварии и выбраться на проспект "Карла Маркса" откуда, совсем близко к трем вокзалам. Таксист поблагодарил диспетчера за подсказку и стал прижимать автомобиль к левой стороне улицы. Вскоре сделали небольшой крюк по улицам. Перед проспектом "Карла Маркса", мы обратно угодили в длинную автомобильную пробку. Таксист терпеливо дожидался выезда на проспект "Карла Маркса". Павел постоянно поглядывал на свои часы. До посадки на поезд "Москва-Владивосток" осталось меньше часа. Могли опоздать к поезду на "Ярославский вокзал".
   - Мы, наверно, пешком быстрее дойдем. - сказал Павел, когда такси пробившись на проспект "Карла Маркса" обратно застряло в автомобильной пробке. - Здесь идти метров двести осталось до вокзала. Спасибо!
   Павел рассчитался с водителем за проезд на такси, от города Люберцы, почти, до столичного "Ярославского вокзала". Дальше последние сотни метров в сторону "Ярославского вокзала" мы побежали, вызывая на себя подозрительное внимание со стороны сотрудников охраны порядка в столице и просто прохожих по тротуару на проспекте "Карла Маркса". До посадки на поезд "Москва-Владивосток" осталось двадцать минут. Лишь бы нас не задержали менты. Любая проверка документов может лишить меня свободы на воле. Вблизи здания "Ярославского вокзала" мы прекратили бег, чтобы не быть задержанными железнодорожной милицией охраняющей порядок вокруг "Ярославского вокзала". До посадки на поезд оставалось десять минут. По электронной таблице возле платформ "Ярославского вокзала" мы определили место нахождения нашего поезда. Не спеша, мы направились к вагону указанному в моем билете. Возле вагона встали в очередь за пассажирами, которые собрались быть моими попутчиками на разные расстояния в поезде "Москва-Владивосток". Лишь бы без шулеров доехать мне благополучно до дома.
   - Хорошо, что мы вышли из такси. - сказал Павел, становясь к очереди пассажиров. - Иначе бы не успели.
   Павел решил быть со мной до моей посадки в вагон. Так как таким образом Павел подстраховывал меня на случай проверки документов железнодорожной милицией или какими-то розыскными службами. Своим паспортом и водительскими правами на автомобиль, Павел мог подтвердить законность сказанного им в мою защиту. Павел собирался сказать, что я его брат, у которого в столице похитили все документы. Поэтому брату приходится добираться в город Благовещенск поездом "Москва-Владивосток", а ни лететь самолетом. Другого выбора поездки у меня не было.
   - Ну, братан! Держи "краба"! - протягивая на прощанье руку, сказал я, двоюродному брату, перед входом в вагон. - Большое тебе спасибо за то, что меня выручил. Если бы ни ты, то я не смог бы успеть к поезду.
   - Я искренне рад, что ты к нам в гости заехал. - крепко пожимая мне руку, сказал на прощанье Павел. - Передавай привет тете Марии и своему брату Сергею. Наша мама обязательно приедет к вам в гости летом.
   Мы обнялись побратски с Павлом на прощанье. Я прошел со своими вещами в вагон. Павел поспешил в сторону "Комсомольской площади". Павлу надо было успеть засветло, прибыть к своему грузовому автомобилю на платной парковке в городе Люберцы. Затем оттуда надо ехать более двухсот километров до города Калуга. Наверно свой грузовой автомобиль со строительным грузом Павел оставит возле своего дома. Пока он доберется на своем грузовом автомобиле до города Калуга, то будет поздняя ночь. Конечно, контора будет закрыта. Хотя, по рассказам Павла, у них на автобазе все от сторожа до директора родственник. Друзья со времени выезда из Республики Таджикистан. Так что Павел в любое время может поставить свой грузовой автомобиль под охрану на стоянку в своем автопарке. По иронии судьбы по железнодорожному билету мне достались тот же самый вагон, то же самое купе и даже то же самое место, как в поезде "Красноярск-Москва". Разница была лишь в том, что следовал в обратном направлении в поезде "Москва-Владивосток". Но все равно по той, же самой железнодорожной ветке в обратном направлении. Если бы в мое купе сели те студенты-мошенники, то я их бы разорвал в клочья за то, что они меня обворовали. Хотя доказать их причастность к краже моих вещей и документов у меня не было никаких шансов. Воры могут сказать, что они впервые видят меня. К тому же по документам они вполне добропорядочные граждане России. В отличие от меня у студентов-мошенников имеются паспорта, даже место прописки, чего у меня нет давно. Скорее меня заметут. Вместе со мной в купе села молодая семья с пятилетним ребенком. Так как им достались верхние полки, то я матери и ребенку охотно уступил свою нижнюю полку. В этот раз мне нечего было терять. Поэтому целлофановый пакет с барахлом от тети Нади я положил на самую верхнюю багажную полку над дверями. Другой пакет с продуктами оставил под столиком. Одежду с деньгами ни стал снимать с себя. Теперь я никому не доверял. Даже молодая пара с ребенком могли оказаться мошенниками, которые прикрывались ребенком или даже выкрали ребенка у родителей. На приглашение семейной пары к столу, я ответил молчанием. Просто отвернулся к стене салона купе и претворился спящим. Вообще-то мне действительно хотелось спать. Так как за целый день езды на грузовом автомобиле и после двух кружек импортного пива меня так сильно клонило ко сну, что я вскоре крепко уснул и проспал почти до середины нового дня. Проснулся от резкого толчка поезда и от неудобной позы на полке. Я тут же посмотрел вниз. Мои попутчики по купе уже ни спали. Заканчивали свой поздний завтрак с горячим чаем. Мне тоже захотелось кушать. Я осторожно слез с верхней полки. Пожелал попутчикам приятного аппетита. Обул кроссовки, которые достались мне от студентов-мошенников. Взял казенное полотенце и отправился в умывальное купе. Терпеливо подождал, пока незнакомая семейка с другого купе вымоет под краном своих малолетних детей. Я ели дождался в туалет. Тоже долго мыл свое лицо и руки под струей холодной воды. Пока кто-то нетерпеливый стал стучать в дверь умывальника. Мне пришлось на ходу тщательно вытирать мокрые руки и лицо, уступая место нетерпеливой дамы, которая переминалась с ноги на ногу, словно стояла в очередь не в умывальник, а в туалет, который был занят с самой Москвы. Уступив место нетерпеливой даме, я сразу заглянул в купе проводницы вагона. Заказал два стакана чая.
   Когда я вернулся в свое купе, то молодая семейка освободила столик от объедков своего позднего завтрака. Мама с пятилетним сыном рассматривала какие-то детские картинки в стороне от столика. Папа маленького семейства, лежа на второй полке, читал вчерашнюю московскую газету. Я достал из своего целлофанового пакета свой завтрак, приготовленный мне тетей Надей в дальнюю дорогу. Проводница принесла мне два стакана чая. Я ни стал кушать ничего мясного на завтрак. Просто выпил два стакана чая с домашними пирожками, которые тетя Надя напекла специально мне в дальнюю дорогу и замотала пирожки в льняное полотенце. В такой упаковке пирожки, могли продержаться, целую неделю. Не испортится до самой конечной станции. До города Благовещенск ехать больше трех суток. Мои скитания по тайге в какой-то степени помогли моему здоровью. В отсутствии сигарет во время блуждания по тайге, незаметно от своего желания я прекратил курить. Теперь после легкого запоздалого завтрака меня не тянуло к сигаретам. Я просто вышел из купе в коридор вагона и стал смотреть в приоткрытое окно на яркую зелень природы. За окном мелькали хвойные деревья и густо поросшие травой огромные поляны в таежном лесу. Редко перед окном вагона проскакивали небольшие таежные деревни, а иногда просто лесные сторожки или небольшие полустанки.
   По ландшафту природы можно было определить, что поезд за ночь преодолел расстояние где-то в полторы тысячи километров. Мы пересекли уральские горы и сейчас находимся на территории Свердловской области. Где-то здесь должен стоять столб, определяющий границу между Европой и Азией. Если взять расстояние европейской части России от Балтийского моря до Уральских гор, то даже после развала Советского Союза, европей?ская территория России раза в два превышает территорию европейских государств вместе взятых. Какая все-таки великая держава Россия! Поэтому на протяжении многих веков многие государства с завистью смотрят на Россию, территория которой огромна. Здесь находится множество полезных ископаемых, больше чем в Европе и в Азии вместе взятых. Одних только таежных лесов так много, что можно месяцами блуждать в тайге и никогда не выйти к местам поселения. Надышавшись свежего воздуха у раскрытого окна в вагоне, я вернулся обратно в свое купе, взял со столика газету железных дорог, которую принесла мне проводница вагона вместе с чаем. Забрался к себе на верхнюю полку. Развернул газету, чтобы читать и едва не свалился с верхней полки от удивления с того, что на развороте газеты увидел фотографию мошенников-студентов, которые обокрали меня в купе поезда с города Красноярск до города Москва. Под жирным заголовком "Разыскиваются преступники" было написано, что в пути следования поезда "Москва-Владивосток" гастролируют воры-мошенники, которые входят в доверие к пассажирам поезда. Усыпляют бдительность пассажиров поезда. Обворовывают доверчивых пассажиров. После чего выходят на ближайшей станции в пути следования поезда. Оставляя пассажиров без документов и средств существования в пути следования. Сотрудники милиции убедительно просят пассажиров быть внимательными к своим попутчикам. Пассажиры, увидевшие воров-мошенников, обязаны немедленно сообщить проводнику вагона и вместе с милицией провести задержание воров. Конечно, если бы я увидел этих воров-мошенников, то смог бы сдать их ментам, рискуя собственной свободой. На зоне я сам разобрался бы с ними по-свойски. Как разбираются воры с теми, кто посягает на собственность воров. Сделал бы обоих "студентов" обычными "петухами" доступными всем пацанам на зоне. Кроме того, оба "студента" стали бы моими "шестерками" до конца моего срока, если б их не убили за кражу имущества у воров. Но только ничего этого никогда не сбудется. Я больше никогда не встречусь с этими ворами-мошенниками, которые испортили мне всю мою жизнь на воле. Жизнь бизнесмена, так хорошо налаженную у меня в таежном лесу на ферме у Кузьмича. Если бы туристический комплекс был с десяток километров от города Красноярск, то я пошел бы туда пешком, чтобы там остаться навсегда. К мо?ему сожалению это не осуществимо. Ведь я даже не знаю фамилию Кузьмича. Не знаю название деревни, за которой строится туристический комплекс, который может быть даже в другом крае или области граничащей с Красноярским краем. Как мне теперь осуществить свою мечту, чтобы вернуться к Кузьмичу?
   Поезд остановился на какой-то станции. Мои мысли прервал чей-то женский знакомый смех, который я слышал где-то совсем недавно. Даже мужской разговор был мне знаком. Наверно на перроне незнакомой станции стояли знакомые мне люди, которые собираются сесть в наш вагон или провожают кого-то на наш поезд. Жалко, что с верхней полки плохо видно пустой перрон не знакомой мне станции, откуда доносятся голоса. Может быть, мои друзья? Когда поезд тронулся с места, а знакомые голоса остались у меня на слуху, то я сразу понял, что смеются и разговаривают в соседнем купе. Я спустился с верхней полки и с газетой в руке направился в соседнее купе. Решил проведать знакомых попутчиков, с которыми я уже где-то когда-то встречался. Может быть, от этих знакомых мне людей будет какая-то польза у меня в пути следования, чтобы я мог вернуться к нормальной жизни обычного человека. Мне так не терпелось, как можно быстрее посмотреть на знакомых людей, что я совсем забыл о такте приличия и сходу отрыл дверь соседнего купе. Какого же было мое удивление, когда в соседнем купе я увидел тех самых студентов-мошенников, которые три дня назад обчистили меня до самой ниточки. Теперь эти мошенники обрабатывали такого же лопуха как я, к которому они яко бы подсели случайно в купе этого вагона. В действительности же эти мошенники не случайно ездили в поездах втроем. Ведь в купе всего четыре места. В таком случае мошенникам втроем легче обработать одного своего попутчика или даже убить его в пути. Ведь посторонних людей в купе больше нет.
   - Вот что, многоуважаемые студенты-мошенники! - сходу, сказал я, войдя в купе, "студентам", которые тоже признали меня. - Либо вы возвращаете мои вещи и документы. Либо я вызываю сюда проводника и ментов.
   - Мы твои вещи сразу продали на вокзале в городе Муроме. - сказал блондин, испуганно поглядывая на мой палец, который застыл у кнопки вызова проводника вагона. - Никаких документов в чемоданах не было...
   - Банковской карточки "VISA" в моей одежде тоже конечно не видели. - громко, напомнил я, мошенникам.
   - Мы ни стали рисковать банковской карточкой "VISA". Продали ее за сто рублей барыге. - сказал брюнет.
   - Продать банковскую карточку "VISA" на пятьдесят миллионов долларов за сто рублей!? - соврал я, мошенникам. - Такого я от вас никак не ожидал. Как вы смогли меня облапошить?! Тогда я считал вас умными мошенни-ками, чтобы придумать такую профессиональную кражу. Вы оказались пустышками в криминале.
   - Как пятьдесят миллионов долларов?! - хором в один голос воскликнули три мошенника, теряя дар речи.
   - Вот, что дорогуши! - сказал я, нажимая на кнопку вызова проводницы. - Пока проводница и менты идут сюда. Вы должны снять с себя мою одежду и передать в целлофановом пакете мне. Если вы это ни сделаете, то я ментам расскажу, как вы продали за сто рублей мою банковскую карточку "VISA" на пятьдесят миллионов долларов. Думаю, что вам менты такого прокола не простят. Если не пожизненное заключение, то инвалидные коляски вам будут обеспечены. Так что быстрее пошевеливайтесь, пока проводница и менты не подошли к вашему купе. Я это вам говорю! Пошевеливайтесь быстрее! Иначе будет поздно для вас.
   Студенты-мошенники тут же перед глазами до смерти перепуганного попутчика стали показывать свой принудительный стриптиз. Сняли с себя всю одежду и положили ее в целлофановый пакет, который передали мне. Покопались в своих сумках. Достали из сумок запасную мою одежду и положили в другой целлофановый пакет. В это время дверь в купе открылась и у двери показалась проводница. Не говоря ни слова, я передал проводнице газету с фотографией воров-мошенников. Проводница тут же по рации вызвала к себе ментов и заблокировала дверь в купе на выход за пределы вагона.
   - Я сейчас принесу мошенникам их одежду. - сказал я, проводнице. - Три дня назад при выходе из моего купе они случайно спутали мою одежду со своей одеждой. Мы сейчас при свидетеле обменялись обратно вещами.
   Вернувшись в свое купе, я попросил даму-попутчицу выйти на минутку из купе, чтобы я мог переодеться. Когда дама вышла из купе, я сразу надел на себя свежую свою одежду, взятую у мошенников из сумок. В целлофановый пакет положил грязную одежду воров-мошенников и ту их одежду, которая была у меня в целлофановом пакете с одеждой от тети Нади. Оба пакета с одеждой мошенников я принес в соседнее купе и протянул ворам-мошенникам. Едва только мошенники успели прекратить свой стриптиз и одеться в свою одежду, как в это время в купе заглянул бригадир поезда в сопровождении двух милиционеров. Проводница вагона показала газету с фотографией и тут же присвоила себе бдительность в своей работе, что именно она обнаружила группу мошенников. Лично мне это признание проводницы было на руку, что менты не будут меня таскать, как пострадавшего в этом деле вместе с мошенниками. Я мог быть лишь, как свидетель задержания, который присутствовал в задержании мошенников в поезде "Москва-Владивосток". Мошенникам тоже было на руку отделаться лишь задержанием по снимкам в местной газете.
   После того, как менты увели воров-мошенников в наручниках из соседнего купе, я вернулся обратно в свое купе. Мои попутчики, которые, сгорая от любопытства, стояли у дверей соседнего купе во время задержания мошенников, теперь смотрели на меня любопытными глазами, как на героя происшедших событий. Им не терпелось из первых уст узнать то, что было через стенку в соседнем купе, чего они пропустили мимо своих ушей. Хотя сами были всего на шаг от такого события, которое если не потрясло мир, то хотя бы потрясло поезд, в котором предстояло ехать моим попутчикам в течение целой недели. Я не смог устоять перед естественным любопытством своих попутчиков. Тем более что мне самому нужно было скинуть то напряжение, которое накопилось во мне за последние три дня после того, как меня облапошили студенты-мошенники. Я стал услаждать любопытство молодой семьи своим рассказом.
   - Три дня назад я ехал в столицу по делам своего бизнеса, этим поездом даже в этом вагоне и в этом купе. - немного соврал я своим попутчикам по рассказу о делах происшедших событий. - Эта тройка молодых людей подсели ко мне в купе в городе Красноярск. Представились бедными студентами заочникам МГУ, которые яко бы едут на весеннюю сессию в МГУ. Мне стало жаль молодых людей, которые в нищете стремятся к знанию. Всю дорогу я их кормил своими импортными деликатесами, которыми я торговал по делам своего бизнеса. Молодежь предложила мне домашний напиток вроде вина, который якобы они везли на угощение своего преподавателя. В беседе с молодежью я потихоньку выпил этот приятный на вкус домашний напиток. Когда на подъезде к столице я проснулся после употребления этого прекрасного домашнего напитка, то кроме нижнего белья на мне ничего не было. У меня похитили два чемодана вещей, которые я вез в подарок к родственникам в город Калуга, а также все мои документы вместе с банковской пластиковой карточкой "VISA", на которой была огромная сумма денег в рублях и в американских долларах. Проводники поезда помогли мне деньгами, чтобы я мог добраться до своих родственников до города Калуга. Кроме того, проводница вагона отдала мне грязные вещи, которые остались в вагоне после студентов-мошенников. В этой одежде я добрался до города Калуга к своим родственникам. Там родственники купили мне билет на поезд в обратную сторону. Так как без документов лететь самолетом я не мог. Здесь в вагоне я увидел в местной газете портрет разыскиваемых милицией преступников, в которых я признал тех студентов-мошенников. Через стенку в нашем купе я услышал знакомые смех и речь. Когда я заглянул в соседнее купе, то увидел там студентов-мошенников, которые три дня назад обокрали меня в этом поезде. Моих документов и чемоданов с вещами у преступников не было. Но зато они были одеты в моей импортной одежде, которую мошенники стащили с меня три дня назад. Вполне понятно, что свою одежду с них я снял и тут же вызвал милицию. Остальное вы видели и слышали сами от проводника вагона.
   - Теперь нам стало вполне понятно, почему ты так недоброжелательно отнесся к своим попутчикам в купе поезда "Москва-Владивосток". - понимающе со вздохом, сказал мужчина. - Мы не относимся к мошенникам. Мы возвращаемся домой в город Владивосток. У нас почти такой же случай. Нас обокрали в столице, в пути следования из Белоруссии через столицу в город Владивосток. Поэтому мы тоже добираемся не в самолете, а в вагоне скорого поезда.
   Как всегда я нашел общий интерес с попутчиками. Но все равно с полным доверием не относился к ним. Никакие напитки с ними не пил. В азартные игры с ними не играл. Просто травили разные байки и анекдоты про жизнь, а также обсуждали статьи в газетах, которые прочитали во время совместного пути следования в поезде. Нам надо было как-то скоротать утомительную езду в поезде почти через всю территорию России. Особенно тяжело было семье. Ведь им надо добираться до дома через всю Россию почти две недели.
   Когда ночью следующего дня поезд прибыл на железнодорожную станцию города Красноярск, то я с жадностью вглядывался в лица людей находящихся на перроне железнодорожного вокзала. Надеялся увидеть знакомое лицо Кузьмича или хотя бы кого-нибудь из молодежи той деревни, вблизи которой я прожил в избе Кузьмича целый шесть месяцев. Хотелось, чтобы судьба вновь улыбнулась мне, как тогда в тайге, когда Кузьмич вместе собакой по кличке Тарзан набрел на дым моего костра и спас меня от неминуемой гибели. Тогда я счастливо прожил время у Кузьмича. Одна и та же удача дважды не является к одному человеку. На перроне железнодорожного вокзала, станции города Красноярска не было видно ни одного знакомого лица. Даже воров-мошенников, которых я сдал ментам, высадили с поезда где-то раньше до прибытия поезда на станцию города Красноярск. Наверно воров-мошенников сдали в милицию на железнодорожной станции города Свердловск, чтобы поскорее отправить их в изолятор предварительного заключения, куда придут на них все собранные материалы по их грабежам. Каждый из них получит срок лет по пять.
   За сутки до прибытия нашего поезда на железнодорожную станцию города Благовещенск. Мы так сильно устали в пути, что не знали, куда себя деть. От бесконечного лежания на полках у всех четверых пассажиров болели бока. Газеты читать надоело. Тут пятилетний пацан заболел. Скорее всего, болезнь ребенка была вызвана от переутомления в пути. Целую неделю трястись в поезде и питаться фактически одной сухомяткой, любому ребенку так тяжело. Поэтому случаю я вспомнил свою дочь Анжелику, которую мы сгубили маленьким ребенком во время своих путешествий на поезде, как раз в этих местах. Похоронили ребенка в городе Биробиджан. Так и не довезли свою дочь до озера Ханка, где мы собирались поселиться семьей. Но все равно малютка была обречена на смерть в этих местах. Так как после смерти дочери мы сами едва не погибли на своем поселении возле озера Ханка. Где с одной стороны через озеро был Китай, а с другой стороны глухая тайга без признаков цивилизации. Мы сами едва дожили до весны следующего года. Ушли пешком из поселения через глухую тайгу большим отрядом не прижившихся переселенцев. Шли пешком до тех пор, пока увидели железную дорогу. Добрели до ближайшего населенного пункта в тайге возле железной дороги и оттуда разъехались во все стороны Советского Союза. Мы с Раей вначале уехали жить в город Находка. Но там тоже не нашли места жительства. Вскоре отправились на постоянное место жительства в Республику Таджикистан. Куда к этому времени в город Орджоникидзеабад из Беслана переехала жить с Сергеем наша мама.
   В город Благовещенск поезд прибыл поздно вечером. Мои попутчики спали утомленные за день поездки. Я ни стал их беспокоить. Осторожно собрал свои вещи и вышел в коридор. Сменная проводница вагона готовила тамбур к выходу пассажиров. Чистила тряпками поручни, стекла и двери тамбура. Я подождал, пока проводница освободит проход к тамбуру. После чего прошел в тамбур, где кроме меня больше никого не было. Я вышел из вагона совсем один. Несмотря на первую неделю лета, погода в городе Благовещенск была прохладная и сырая. С неба моросил нудный дождь. Температура воздуха желала быть лучше. Несмотря на то, что я несколько лет сидел на зоне вблизи города Благовещенск, сам город я не видел ни одного раза. Поэтому совсем не знал, как мне пройти на улицу Богдана Хмельницкого, где в это время жила наша мама вместе с моим братом-близнецом Сергеем. Надо было у кого-то спросить адрес места жительства моей мамы и моего брата-близнеца.
   - Вы скажите, как проехать в центр на улицу Богдана Хмельницкого? - спросил я, у дежурного по вокзалу.
   - Выйдешь на привокзальную площадь, там есть автобусная остановка. - объяснил мне, дежурный по железно-дорожному вокзалу. - Я не знаю улицу Богдана Хмельницкого. На автобусах написаны все улицы.
   Когда я вышел на привокзальную площадь, то почти сразу увидел автобусную остановку и автобус с надписью "улица Богдана Хмельницкого". Я спросил у кондуктора полупустого автобуса, как мне проехать на улицу Богдана Хмельницкого. Получив необходимую информацию, я заплатил за проезд в автобусе и сел на ближайшее свободное, место возле кондуктора, чтобы услышать нужную улицу и вовремя выйти с автобуса. Номер дома, где проживает мама вместе с Сергеем, я помнил наизусть. Поэтому смог легко найти нужный номер. По окнам стал определять место жительства мамы и Сергея. Почти сразу нашел окно мамы по занавескам из тюли, а так же по свету в окне. Видимо мама всегда ждет, когда найдется ее непутевый сын, который последние годы провел больше в местах заключения, чем в гостях у своей родной мамы. Даже не знаю, как войти в квартиру мамы.
   - Юра, сынок, это ты пришел навестить свою маму? - странно, спросила мама, на звонок в дверь квартиры.
   - Да, мама, я приехал к тебе из далека. - также странно, ответил я. - Открой, пожалуйста, дверь, я замерз.
   В двери заерзал ключ в английском замке. Дверь осторожно открылась. Перед собой я увидел изможденную болезнью и ожиданием старую женщину. С белыми, как лунь, седыми волосами. Совсем не похожую на прекрасную маму, которая, никогда не пользуясь косметикой, всегда выглядела прекрасно, как юная леди. Боже мой! Как время быстро изменяет людей? Я никогда не думал, что так быстро постареет мама. Хорошо, что мама жива. Могу порадовать маму своим прибытием. Буду рядом с мамой налаживать свою жизнь.
   - Ни говори мне, ни чего. - сказала мама, обнимая меня и пропуская в свою квартиру. - Я все знаю. Надя звонила мне сразу, как только ты уехал на поезде из столичного "Ярославского вокзала". Я плохо себя чувствую. По-этому сегодня не смогла встретить тебя на нашем вокзале. Сережа тоже болеет. Не встает с постели четыре дня. У нас все плохо. Мы давно не были на улице и не дышали свежим воздухом.
   Мама сразу пригласила меня за стол. Но я отказался от еды. Сказал, что после города Калуга неделю не мылся в бане. Мне надо принять ванну или хотя бы помыться под душем. У меня все тело горит оттого, что я так долго не мылся. К тому же у меня нервы сдают по той причине, что у меня сплошная полоса невезения. Хочется пробиться к лучшей жизни быть нормальным человеком. Но все время со мной что-то случается против моей воли. Надо мне полежать в воде. Люди говорят, что вода всегда есть источник здоровой энергии. Мне надо прийти в себя после дороги.
   - Сынок, ты приехал в дом к маме. Все в этом доме твое. - грустно, сказала мама, направляясь на кухню.
   Я снял с себя всю одежду и отправился в ванную комнату. Напустил в ванную горячей воды. Побрызгал в воду шампуни, чтобы в ванной было много пены. Когда вода вспенилась доверху, я забрался в ванну. Погрузился в воду с пеной по самую шею и стал наслаждаться прелестью горячей воды, которая буквально облагораживала все мое тело. Это было несравнимое ни с чем блаженство. Когда ты находишься в воде с пеной, которая щеко-чет, твои чувства и придает тебе такое воздушное наслаждение, ты словно порхаешь в облаках от блаженства рядом у ворот Рая.
   - Сынок! Ты не уснул в ванной? - спросила мама за дверью ванной комнаты. - Ты целых два часа в ванной.
   - Мама! Скоро выйду. - ответил я, из остывшей воды. - Сейчас лишь хорошо вытрусь полотенцем и оденусь.
   Когда я вышел из ванной комнаты, то к этому времени вся квартира наполнилась блюдами кавказской и азиатской кухни. Сразу было видно, что мама готовилась к встречи со мной с самого утра. Несмотря на свое слабое здоровье, мама весь день не отходила на кухне от газовой плиты. Готовила мои самые любимые азиатские и кавказские блюда. Можно было подумать, что я приехал домой к маме на праздник или на собственную свадьбу, которую откладывала мама много лет и наконец-то решила сыграть назло всем моим врагам. Как мама играла свадьбу своему старшему сыну Сашки на свои гроши. Хорошо, что тогда мы жили в городе Беслан. Друзья осетины и родственники помогли нашей мамы выбраться из долгов после свадьбы старшего сына. Так же было с моей свадьбой и свадьбой Сергея.
   - Мама! Если ты в курсе всех моих проблем, то подскажи мне, как поступить дальше. - сказал я, маме после обильного ужина, который устроила мама за столько лет моего отсутствия. - Сам не знаю, как быть дальше.
   - Сынок, ты давно взрослый человек и ни мне тебе подсказывать. - уклонилась мама от ответа . - Как твой разум подсказывает, так и поступай. Я могу тебе одно сказать, что без документов нигде не сможешь жить.
   - В таком случае я завтра поеду на зону и сам лично сдамся ментам. - решительно, заявил я. - Скажу в зоне, что во время заготовки веток на нас напали медведи. Мы разбежались по тайге в разные стороны. Я заблудился. Затем меня в тайге подобрал лесничий, у которого я жил шесть месяцев, пока прошли зимние холода. Затем я вернулся сюда в город Благовещенск, чтобы объявить о своем возвращении из таежного леса.
   - Сынок! На той зоне, где ты сидел, было ЧП. - с тревогой, сказала мама. - Заключенные подняли бунт в связи с голодом и большой смертностью. Было много убитых среди заключенных и военнослужащих. Оставшихся живыми заключенных и военнослужащих расформировали по всем зонам России. Сейчас там совсем другие люди находятся. Власть на зоне полностью переменилась. На зоне навели хороший порядок.
   - Проблема конечно серьезная, но мне больше некуда податься. - задумчиво, сказал я, маме. - В милиции меня не поймут. Могут накрутить новый срок, как рецидивисту, пришедшему с повинной. В зоне все будет иначе. Из-вини меня, мама, но зона мне как дом родной. Там я знаю, как себя вести. Так что завтра поеду в зону. Ты мне только скажи, как туда доехать. Благовещенск совсем не знаю. Сегодня был в городе впервые.
   Как всегда, мне не терпелось довести задуманное до конечного результата. Поэтому, рано утром следующего дня, после сытного завтрака я решил ехать на зону. Оставил маме и брату Сергею все-то барахло, которое было у меня в целлофановых пакетах, с собой взял лишь деньги на дорогу в оба конца. Сергея ни стал будить, так как Сергей после принятых ночью лекарств от своего заболевания должен спать несколько часов. Попрощался только с мамой. Мама рассказала мне, как добираться двумя автобусами до той зоны, где я сидел, а мама приезжала ко мне на свидание один раз в месяц. Привозила мне передачу, сигареты и теплые вязаные носки, которые мама вязала сама, чтобы мне было тепло. Так как в этих местах зимой бывает очень сильно холодно. Зона плохо обогревалась, особенно в начале перестройки в Советском Союзе, когда нас на зоне забыли все республики. Поэтому в зоне был бунт.
   До городка Екатеринославка я добирался рейсовым автобусом почти четыре часа. Там же на автобусной станции сел на маленький автобус, который повез меня в деревню Бухта. Добирался я до деревни бухта очень долго. Лишь во второй половине дня я был на месте. От деревни Бухта до той зоны, где я сидел идти пешком три километра. Никакой общественный транспорт до зоны не ходит. Я представил себе, как тяжело было моей больной маме. Добираться от города Благовещенск на зону. До меня на свидание в дождь, в снег и в морозы, мама каждый месяц была.
  
   6.Ловушка в зоне.
  
  
   Когда издали, я увидел высокий забор зоны, то почему-то подумал, что сюда вернулся надолго. Словно приехал к себе домой, где не был целый год. Соскучился по двух ярусным нарам, по запаху гнилых тряпок и по той баланде, которую ни ели даже собаки, охраняющие вместе с солдатами нашу зону. Захотелось обратно окунуться в водоворот неожиданных событий, которые постоянно кипели на зоне параллельно с переменами в бывшем Советском Союзе. Несмотря на то, что между заключенными и страной был колючий забор, зона отчетливо чувствовала все перемены в бывшем Советском Союзе, которые происходили на воле за колючей проволокой. Все экономические и политические перемены в бывшем Советском Союзе, а позже на территории России, отражались в быте заключенных, а также солдат охраняющих зону. Если на воле было худо с проживанием, то на зоне становилось хуже в двойне.
   - Мне надо поговорить с начальником зоны. - сказал я, солдату стоящему на КПП. - Я здесь когда-то сидел.
   - Господин майор! Здесь на КПП пришел бывший зек. - сказал солдат по рации. - Хочет срочно вас видеть.
   - Пускай бывший зек назовет свою фамилию и причину встречи со мной. - послышался командный голос.
   - Меня зовут Черевков Юрий Сергеевич. - громко, сказал я, чтобы было слышно в рации у солдата. - Год назад заблудился в таежном лесу. Вернулся в зону, чтобы отбыть срок и выйти на свободу с чистой совестью.
   - Пускай охрана проверит зека на предмет оружия и проведет его ко мне в кабинет. - услышал я, указания.
   Из дверей КПП вышли два солдата с автоматами. Обыскали меня с ног до головы. У меня в кармане кроме денег больше не было ничего. Я даже ключи от квартиры мамы не взял с собой, словно предчувствовал, что ключи от квартиры не скоро понадобятся мне. Поэтому солдатам не к чему было придраться. Не надевая на меня наручники, солдаты показали мне куда идти. Стали сопровождать меня до дверей кабинета начальника зоны, который располагался на втором этаже административного здания с толстыми решетками на окнах. Отсюда можно было сделать вывод, что зеки тянут срок на зоне, а офицеры зоны сидят тут же на зоне всю свою жизнь. Причем все по доброй воле.
   - Оставь меня, наедине с ним. - сказал начальник зоны, майор внутренних войск, по возрасту моложе меня.
   Солдата охраны вышел за дверь. Начальник зоны показал мне на привинченный к полу массивный табурет. Сам стал копаться в своем столе в поисках каких-то документов. После того, как не нашел нужные документы в столе и в шкафу, майор, вдруг, спохватился, что перед ним стоит современный хранитель нужной информации. Включил компьютер на своем столе. Подождал пока пройдет включение и загрузка информации. Поискал что-то "мышкой" и клавиатурой на экране монитора компьютера. Сделал какие-то пометки на листке бумаги. Строго глянул на меня. О чем-то задумался на пару минут.
   - Рассказывай мне подробно, как ты с подельниками сбежал с зоны вольного поселения. - обратился ко мне, начальник зоны. - Раскалывайся сразу о всех преступлениях совершенных тобой на воле во время побега с зоны вольного поселения. Рассказывай мне, где твои подельники отсиживаются после краж.
   - Ни откуда я не убегал! - разозлился я, на тупые вопросы начальника зоны. - Зачем мне было бежать с зоны вольного поселения, если я там был фактически начальником вольного поселения, а до моего "звонка" на волю оставалось два месяца? Я наоборот хотел остаться вольным поселенцем и работать начальником звероводческой фермы. Как мне предлагали сам майор внутренних войск, куратор нашего строительства.
   - Тогда объясни, почему ты сбежал с зоны вольного поселения? - как баран, настаивал на своем, начальник.
   - Никуда я не сбегал. В тот день мы заканчивали устанавливать плетеный забор вокруг вольного поселения. - стал я коротко рассказывать причину своего яко бы случайного побега с зоны вольного поселения. - Когда мы углубились в тайгу в поисках веточек кустарника, то, вдруг, на нас напала медведица с двумя медвежатами. Мы кинулись врассыпную в тайге. Я бежал изо всех сил вглубь тайги. Когда я обнаружил, что медведица за мной не бежит, то вокруг меня никого не было. В дремучем лесу в тайге я был впервые в жизни. На Северном Кавказе, где я родился и вырос, нет такого дремучего леса. Короче, я заблудился в тайге. Блуждал по тайге долго. Питался тем же, чем питались птицы, звери и животные в тайге. Спал на ветках деревьев, привязываясь ремнем. Блуждал по тайге до самого первого снега. Когда я почти умирал в тайге, то меня, совершенно случайно, нашел лесничий по прозвищу Кузьмич, который всю зиму выхаживал меня в своей таежной избе. К весне я пошел на поправку. Кузьмич посадил меня на поезд в городе Красноярск. Кузьмич сказал мне, чтобы я ехал домой в город Благовещенск, к своей маме, которая наверно ищет меня. Когда я приехал к своей маме, то она сказала мне, что меня всюду разыскивает милиция. Я ни стал дома ждать, когда на квартиру к маме приедут милиционеры за мной. Поэтому я приехал сам сюда на зону отбывать срок.
   - Фантазер ты классный и про медведей, наверно с картины Ивана Шишкина придумал. - ехидно, сказал начальник зоны. - Меня интересует твоя правда. С какой целью бежал из зоны? Какие совершил преступления? Где сейчас находятся твои подельники? Почему пришел на зону. Пока ты не расскажешь всю правду из зоны на волю не выйдешь. Я имею полное право держать тебя до твоего чистосердечного признания.
   - Мне тебе нечего больше рассказывать. - со злостью, процедил я. - Весь мой рассказ был чистой правдой.
   - Если ты отказываешься говорить мне правду, то в таком случае я тебя задерживаю. - сказал начальник зоны, нажимая на кнопку вызова охраны моего сопровождения на зону. - Будешь сидеть тут всю свою жизнь.
   Когда в кабинет начальника зоны пришли солдаты охраны, то на меня надели наручники и отвели на зону в камеру предварительного заключения перед распределением с местом жительства в отрядах закрытой зоны. Так сбылись мои предчувствия, что я буду сидеть на зоне. Вот только, сколько сидеть мне на зоне я не представлял. Если учтут мое добровольное возвращение на зону, то я буду сидеть от силы шесть месяцев. Если зачтут мне побег с зоны вольного поселения, то мне припаяют пару лет. В таком случае я буду сидеть чуть больше двух лет или даже полных три года. Но если на меня повесят какое-нибудь уголовное дело, то тогда вполне возможно, что я могу провести на зоне всю свою оставшуюся жизнь. Пока помру на этой проклятой зоне. Лучше бы я от Кузьмича вообще не уходил. Меня все равно никто не искал в таежном лесу. В этот день меня на зоне не кормили. На следующее утро принесли кружку воды и кусок хлеба. Перед обедом повели меня обратно в кабинет к начальнику зоны. Там мне обратно были заданы те же вопросы о моем побеге с зоны вольного поселения, о якобы совершенных мной преступлениях, а так же о месте укрытия моих подельников, с которыми за год своего побега я совершил крупные преступления, включая убийство людей. Дело на меня сейчас в суде.
   - Больше меня ни в какой кабинет не вызывайте. - сказал я, начальнику зоны. - Оговаривать себя я не буду.
   - В таком случае будешь долго гнить в карцере. - со злобой сквозь зубы процедил начальник зоны. - Признаешься сам через пару недель отсидки или подохнешь, как собака и тогда никто не узнает, где могилка твоя.
   Я больше ничего ни стал говорить начальнику зоны. Солдаты охраны тут же отвели меня в холодный карцер, где кроме деревянных нар и параши больше ничего не было. С этого момента я понял, что сделал ошибку, придя сюда на зону. Если бы здесь на зоне был старый начальник зоны, то с ним можно было бы договориться и отсидеть на зоне оставшийся срок звонком. Выйти с зоны с нормальными документами и начать новую жизнь, как любой нормальный человек. Даже если бы мне прибавили небольшой срок за побег с зоны вольного поселения, то мне все равно было бы легко досидеть срок на зоне при старом "пахане" зоны. Но как видно по состоянию зоны после бунта на зоне здесь никого из "стариков" зоны не осталось. Начальник зоны отправили на пенсию. "Пахана" зоны либо перевили отсиживать срок в другую зону, либо просто пристрелили во время бунта на зоне. Так что за меня некому заступиться на зоне. Придется тянуть здесь неопределенный Законом срок. Хотя бы на?чальник зоны сказал, за что я сел.
   Начальник зоны меня больше не вызывал к себе в кабинет на допрос и на постоянное жительство в зону не переводил. Постоянным местом жительства у меня стал карцер. Как я пришел в своей спортивной импортной одежде на зону, так и сидел в ней в карцере. Посадили меня на хлеб и на воду с солью. Все, что я ел три раза в день, уходило у меня в организме на калории. Даже на парашу ходить было нечем. Желудок мой был пуст. Как пустая бочка из под пива. Внутри меня все бурлит от хлеба, воды и соли, а на парашу сходить нечем. Даже по малому ничего из меня не выходит. Может быть, желудок вообще перестал работать? Ведь я почти неделю сижу на голодном паке и в холоде. Стараясь как можно больше сохранить у себя в организме калорий на сохранение своей жизни. Я больше спал, не смотря на жесткие доски на нарах, от которых у меня болели все части тела. Словно я был дистрофиком, у которого пролежни из-за отсутствия мяса на костях. Мне надо было выдержать испытание временем, чтобы не умереть в карцере и таким образом наконец-то добиться свободы или моего поселения в зону на постоянное место жительства.
   Не знаю, сколько прошло времени с того момента, как я добровольно пришел на зону. Дневного света в карцере нет, а тусклая лампочка в потолке карцера не отражает времени суток. В карцере время как бы остановилось на одном месте, нет времени суток, нет жизни и нет смерти. Одно и то же постоянство. Даже парашу их карцера никто не выносит. Наверно рассчитывают, что когда параша будет полной, то я эту парашу вынесу сам. Но они не дождутся от меня этого. Парашу мне заполнять нечем. Выносить парашу из карцера, нет моих сил. Я чувствую, как постепенно покидают меня мои силы. Давно не встаю с нар. Даже боли во всем теле давно не чувствую от досок. Наверно я давно умер? Лишь моя душа и разум остались жить отдельно от моего тела. Хотя бы моя мама не узнала, что со мной.
   Осторожно открываю глаза и вижу вокруг себя белый цвет, которого никогда не было в карцере. Вокруг меня какой-то приятный запах чистых тканей. Наверно я в морге или на том свете. Больше мне негде быть. Если бы я был на том свете, то попал бы Ад, а не в Рай. В моем понятии все в Аду почти также как в карцере на зоне, темно и грязно. Здесь же все белое и вокруг меня какие-то прозрачные трубочки, в которых какая-то жидкость. Наверно меня из карцера похитили инопланетяне. Сейчас я нахожусь в НЛО, где гуманоиды проводят надо мной опыты. Затем из меня сделают биологического робота и будут из меня клонировать точно таких людей, как я сам. Хотя нет! Какое из меня клонирование на другой планете?! Кому я нужен? Вор и бездельник. Меня только на опыты можно использовать...
   - Приходит в себя. - услышал я, чей-то голос в пространстве. - Надо сделать ему укол и сообщить доктору.
   Чья-то нежная рука взяла мою руку. Протерла чем-то мягким смоченным по запаху в спирт. Затем я почувст-вовал легкий укол, после которого через пару минут у меня стало проясняться сознание. Я стал понимать, что вокруг меня не загробная жизнь и не гуманоиды в своем летательном аппарате, а обычная медицинская палата в санитарном блоке на зоне. Тут я был когда-то пару раз за время моей отсидки срока на этой зоне.
   - Молодой человек! Посмотрите в мою сторону. - услышал я, мужской голос. - Можете повернуться на спину.
   Я осторожно повернулся с правого бока на спину и посмотрел туда, откуда доносился голос мужчины. Увидел перед собой сразу несколько человек в белых халатах. Среди присутствующих возле меня я сразу узнал того майора. Который прилетал к нам на зону вольного поселения на вертолете из города Красноярск или с какой-то ближайшей товарной зоны. Куда из европейских фирм привозили необходимые строительные материалы и аппаратуру к будущей звероводческой фермы в тайге. Я улыбнулся знакомому лицу майора, как моему ангелу спасителю из таежного леса.
   - Расскажи, зачем ты удрал с вольного поселения? - спросил майор, куратор с зоны вольного поселения.
   - Ничего не помню. - прикинувшись дурачком без памяти, ответил я. - Не было у меня никакого вольного поселения. Никуда я не бегал. Я заблудился в таежном лесу и пришел в себя вот только сейчас в больнице.
   - Ты рассказывал здесь на зоне, что руководил вольным поселением. - пытался майор с зоны вольного поселения навязать мне бывший разговор с начальником зоны. - После направился далеко в тайгу за ветками.
   - Совсем ничего не помню ни о вольном поселение, ни про плетень. - настаивал я на потери своей памяти.
   - Зачем вы убежали с зоны вольного поселения? - продолжал настаивать на своем майор с зоны вольного поселения. - После отпуска я вам привез документы о досрочном освобождении за отличный труд. Зачем вы сбежали в тайгу? Вы сами себе все испортили и меня подвели под "монастырь". Все мое дело сорвали.
   - Ничего не помню! - повысив голос, повторил я. - У меня болит голова. Вы мешаете мне нормально жить.
   - Может быть, у него амнезия? - обратился майор с зоны вольного поселения с вопросом к главному врачу зоны. - Наверно кололи всякую гадость? От этого пациент окончательно поехал. У него и так слабый разум.
   - Кроме витаминов мы ничего не кололи. - возразил главный врач зоны. - От такого срока в карцере можно потерять не только разум, но даже свою жизнь. Пациенту просто надо набрать вес. Память восстановится.
   - Переведите его на усиленное питание и помогите восстановить ему память. - распорядился майор с зоны вольного поселения, направляясь к выходу из палаты. - Обязательно надо получить от него нужную информацию о беглецах, а также о кражах со стороны его подельников.
   После ухода с палаты главного врача зоны и майора с зоны вольного поселения вокруг меня сразу все завертелось. Вскоре медицинские сестры и санитары навели идеальный порядок в моей палате, где и без того все сверкало чистотой и уютом. Затем в палате запахло вкусными блюдами, которые я давно ни ел. Меня усадили в кровати и вскоре прямо к моему носу подкатили коляску с разными блюдами первого, второго и третьего. Стали кормить с ложки, как совершенно беспомощного ребеночка, который впервые сел на кроватку и пока не научился держать в руке ложечку. Мне даже слюнявчик повесили на грудь, чтобы я не испачкал едой санитарный костюм?чик на голом теле. Когда я съел все то, что могло лесть мне в желудок, объедки после сытных блюд от меня отвезли куда-то в коридор. В палату привезли тумбочку на колесах. На тумбочке стоял телевизор. Стопка газет и пульт от телевизора. Телевизор оставили на месте. Зато стопку газет и пульт от телевизора принесли мне в кровать. Не успели санитары покинуть врачебную палату, ко мне в палату вошла санитарка, в руках которой были четыре бутылки с напитками.
   - Если вам будет нужна какая-то помощь, то нажмите на эту красную кнопку. - сказала медицинская сестра, показывая мне на какой-то прибор прикрепленный к тумбочке возле моей кровати. - Я сразу тот час приду к вам на помощь. Над вами должно быть постоянное наблюдение.
   "Видимо наш побег из зоны вольного поселения сильно достал ментов и иностранцев?" - подумал я, когда медицинская сестра ушла из моей палаты. - "В мою честь полный сервис на зоне. Надо подольше продержаться."
   Я прекрасно понимал, что главная цель ментов расколоть меня до самой задницы с нашим побегом с зоны вольного поселения. Ментам надо закрыть дело с нашим побегом с зоны вольного поселения. Каким-то образом показать свое лицо с лучшей стороны перед иностранными инвесторами, которые вложили свои деньги в проект по созданию звероводческой фермы в тайге. После нашего побега с зоны вольного поселения видимо иностранные инвесторы приостановили поставку валюты под строительство звероводческой фермы в таежном лесу. Зря валюту не тратят.
   Целый месяц меня никто не беспокоил. Кормили меня, как поросенка на убой. Каждый день проверяли состояние моего здоровья. Вечером взвешивали на весах. Медицинские сестры записывали все мои данные в какую-то тетрадь. С первого дня я догадался, что за мной наблюдают по видеокамере. Поэтому я прикидывался безразличным ко всему. Газет не читал. По телевизору смотрел только детские мультфильмы и только тогда, когда телевизор включала медицинская сестра. Ко всему остальному относился равнодушно. Словно меня вообще не интересует окружающий мир. Со стороны можно было подумать, что я отрешенный от жизни или досрочно впал в старческое детство.
   Через месяц пришел ко мне в палату какой-то доктор не из зоны. Наверно привезли психиатра или психолога. Я так думаю по тому, что у него не было ничего в руках. Никаких приборов, которыми можно проверять мое здоровье. Доктор задавал мне всякие дурацкие вопросы, которые задают маленьким деткам, глубоким старикам или умалишенным больным. На каком уровне мне задавали вопросы, на таком уровне я отвечал. Когда доктор задавал серьезные вопросы, то я прикидывался, что не понимаю его вопросов ко мне. Делал кислую мину лица и ковыряясь пальцем в носу. Козюльки из носа стрелял пальцем в потолок. С выражением глупого лица любовался своей работой на потолке. Как подопытный кролик я находился под присмотром врачей почти полгода. Несколько раз приходили менты ко мне с допросом. Но я вел себя при ментах точно так, как при разговоре с докторами. Менты даже пытались меня спровоцировать на скандал, чтобы я раскрутился и заговорил с ними на блатном жаргоне. Однако у них ни чего не получалось. Во время провокации со стороны ментов, я начинал по настоящему плакать и трястись, словно псих больной. Я рассчитывал, что меня переведут в городскую психиатрическую больницу, куда однажды хотели определить нашего Сергея во время его приступов эпилепсии. Однако мама и Сергей отказались от таких услуг. Потому, что мама и Сергей боялись дальнейших последствий, как по здоровью Сергея, также за его четырех-комнатную квартиру, которую могли передать другой семье, а Сергея до конца жизни оставить в психиатрической больнице. В это время дети Сергея болтались где-то по белому свету и фактически потеряли права на жилье. Я тоже в те года сидел на зоне. По рассказам Сергея психиатрическая больница в городе Благовещенск выглядела, как обычная больница. Совсем ни так, как психиатрическая больница в городе Орджоникидзе на улице Камалова, куда однажды угадил за драку мой старший брат Александр, который обрисовал нам в последствие ужасную картину жизни на "Камалова". Оттуда мой старший брат выбрался лишь благодаря нашему дяди Илье Петровичу Цалоеву, который в то время был военным комиссаром в городе Беслан. Иначе моему старшему брату пришлось бы там гнить до конца своей жизни, как подопытному кролику, о месте нахождения которого никто тогда не знал. Просто случай спас нашего старшего брата. Попасть в психиатрическую больницу города Благовещенск было выгодно. Там все-таки лучше, чем на зоне. Но, ни в этом была цель моего стремления попасть в психиатрическую больницу города Благовещенск. Фактически я отмотал свой срок сполна, который не досидел на зоне вольного поселения. Если на меня ничего не повесили, то в психиатрической больнице меня должны, как бы подлечить и отпустить на волю. Если же на мне весит какое-то дело, о котором я все равно узнаю от врачей или от самих ментов, то тогда я удеру из психиатрической больницы. Конечно, это не выход из положения, но это шанс вернуться в тайгу к Кузьмичу, который поверит моему честному рассказу о моих проблемах и примет меня обратно к себе на работу. Там меня не найдут. Так лучше мне, чем сидеть на зоне. Все мои расчеты попасть в психиатрическую больницу в город Благовещенск не состоялись. Без всяких объяснений меня определили в отряд на закрытую зону. На какой срок и за что меня посадили на зону, я не знал. Вполне возможно, что мне сделают подсадку, чтобы расколоть меня по вопросу моего побега с зоны вольного поселения. Могут применить какие-то другие методы, чтобы докопаться до истины побега с зоны вольного поселения. Наверно больше всего ментов интересовала исчезновение троих зеков, которые бежали со мной с зоны вольного поселения? Может быть, менты думали, что я убил своих подельников из-за кровного золота, на которое мы могли случайно наткнуться в тайге. Наверно зеки на зоне вольного поселе?ния раскололись насчет ста?рика, который рассказал нам о краже красноармейцами кровного золота на месте "Гулага". Иначе тогда, зачем настойчиво хотят меня расколоть?
   С первого дня возвращения в отряд на зону, я прикинулся тупым и нелюдимым. Никого из "старых" зеков на зоне не было. Также не было никого из службы вольных людей работающих ранее на зоне. Видимо в мое отсутствие на зоне действительно произошел голодный бунт заключенных. Как рассказывала мама, что после бунта на зоне не осталось никого из зеков и служащих. Всех расформировали по другим зонам и местам нахождения различных зон. Наверно такие подробности мама узнала, когда приезжала ко мне на свидание. Ведь мама не знала, что меня перевели в зону вольного поселения. Я так и не успел маме написать об этом, а до последнего свидания с мамой мне самому ничего не было известно, что нас будут переводить в тайгу в зону вольного посе-ления. Представляю, какая здесь была резня и побоище зеков с ментами. Наверно половину зеков перестреляли во время бунта. Остальным добавили срок и распределили по многочисленным зонам России. По глазам зеков и по разговорам за моей спиной, я понял, что зеки знают все про бунт на этой зоне, а также зекам известно о моем побеге с зоны вольного поселения. Совсем недавно сформировавшаяся зона, не имела ни одного вора в законе, также как не было "малины", которая могла бы собирать вместе зеков по каким-то интересам и по воровским кланам. Каждый зек осторожно изучал друг друга, чтобы не навредить себе на зоне. Поэтому когда у подсадок ничего не вышло выудить у меня хитростью рассказать о моей воровской жизни, то они решили выдавить из меня информацию силой. Когда меня завели в глухой угол, я тут же дал бой нападающим. Устроил большую драку. Меня не посадили в карцер за драку, так как дежурный офицер по отряду видел сам, что на меня полезли с кулаками сами зеки, а в руках у одного зека была заточка, которой зек пытался пырнуть меня. Зека с заточкой сразу посадили в карцер. Участников драки, поодиночке вызывали к начальнику зоны на разборку. Видимо начальник зоны боялся потерять тепленькое местечко работы на нашей зоне, а нового бунта на нашей зоне вообще никто не желал. Вскоре меня оставили в покое все зеки и службы охраны зоны. Наверно меня все-таки считали чокнутым. Так как на опасные участки работы меня не пускали. Я занимался уборкой территории зоны и кормил животных, которые были у нас на зоне. Иногда меня посылали на кухню чистить картошку и то под присмотром офицера охраны нашего отряда. На производственную территорию зона мне ход был закрыт навсегда. Дела против меня никакого не было.
   Связь с мамой я получил лишь через год. Вполне возможно, что после моего нового исчезновения мама привлекла к поиску меня общественность и прессу или сама часто приезжала на зону с требованием встречи со мной. Но лишь через год моей отсидки на зоне я получил от мамы письмо, в котором она писала, что все свои сбережения отдала в дом престарелых, куда поселилась сама. Так как ухаживать за собой она больше не может. Часто болеет. Сергей тоже устал ухаживать за ней. К тому же у Сергея появилась женщина. Мама не хочет мешать Сергею и этой женщине жить своей семьей. Может быть, у них наладится семейная жизнь. Дети нашего Сергея катаются между городами Благовещенск и Ярославль. Алена без конца беременеет от неизвестных мужчин, как сучка в подъезде от кабелей. Но дети у Алены рождаются мертвые. Наверно Бог наказывает Алену за распутство и за воровство. Максим ни с отцом ни с матерью не живет. Женился на какой-то девчонке, которая родила ему сына. Теперь мама стала про бабушкой. Максим живет вблизи города Ярославль в деревне на чужой квартире. Сын и дочка вспоминают Сергея лишь тогда, когда им нужны деньги. Сергей не может отказать своим детям. Помогает им деньгами. Хотя сам живет на маленькую пенсию. Других подработать по состоянию своего здоровья Сергей не может найти. Живет он впроголодь.
   С письма мамы я понял, что от нее и от Сергея, больше я не смогу получить передачу и свидания у меня не будет. От своих бывших жен и детей мне тоже ждать нечего. Мне даже неизвестно где сейчас находится моя взрослая дочь и мой сын подросток, который пока что ходит учиться в среднюю школу. О матерях моих детей мне вообще ничего не известно. Ждать какой-то помощи от старшего брата Саши, который живет с семьей в Государстве Израиль, тоже нет никакого смысла. После того, как я развелся с первой женой Раей, то старший брат сразу сказал мне, что не хочет со мной знаться из-за развода с женой и по той причине, что я часто сижу на зоне. Долгие годы занимаюсь криминалом. Я так и не понял, за что отсидел на зоне пять лет. Никто из заключенных и служащих нашей зоны, мне ничего не сказал о моем сроке и о причине заключения. На зоне я сидел, как отшельник, брошенный всеми, как на зоне, так и на воле. Словно бомж неандерталец или инопланетянин среди людей. Изредка в переры?вах между болезнями мама присылала мне короткие письма. Два раза прислала скудные посылки, которые отдавал я в создавшуюся на зоне "малину" без своего участия в "малине". Может быть, именно поэтому зеки относились ко мне уважительно, хотя к себе в "малину" никогда не звали. Наверно по-прежнему считали меня чокнутым. Кроме того, по возрасту на зоне я был старше всех других зеков, а ходок на зону у меня было больше чем у других. Если бы меня не считали чокнутым, то я свободно мог претендовать на вора в законе или даже короноваться "паханом" зоны. Но мне самому не нужны были привилегии на зоне. Просто хотел освободиться и в который раз попробовать жить, как все нормальные люди.
   - Черевков Юрий! Быстро к начальнику зоны с вещами. - сказал мне, офицер дежурный по отряду на зоне.
   - Наверно в другую зону переводят? - сказал кто-то из зеков за моей спиной. - Старик! Желаем тебе удачи.
   - Спасибо пацаны, что вы дали мне выжить на этой зоне. - грустно, сказал я на прощание. - Живите дружно.
   Собрав свою робу и туалетные принадлежности, я медленно без особого энтузиазма поплелся между двумя солдатами сопровождения. Откровенно, мне не хотелось перебираться в другую зону. Я здесь привык за пять лет отсидки на зоне. Никто меня не трогал и я ни с кем не был в соре. Так бы и сидел на этой зоне до конца своего срока или до конца своей жизни. Теперь мне снова придется привыкать к новой зоне и к зекам. Неизвестно куда меня отправят. Уж лучше бы я подох, чем мучаюсь ни за что в местах заключения.
   - Гражданин Черевков Юрий Сергеевич. Получите в конторе документы на свое освобождение. - без тени улыбки и поздравления, сухо сказал мне начальник зоны. - У коменданта зоны возьмите свою одежду с воли и денег на дорогу. Вы свободны на все четыре стороны. Больше не попадайте на зону, это в вашу пользу.
   - Тогда у меня в кармане куртки были шестьсот рублей. - напомнил я, о своих деньгах пятилетней давности.
   - Все-таки помнешь все хорошо! - со злобой в голосе, сказал начальник зоны. - Пять лет прикидывался дураком без памяти. Все уже давно осталось позади. Ты свободный человек. Может быть, расскажешь мне про свой побег? Тебя все равно не посадят на зону за давностью лет.
   - Про какой побег? - удивленно, спросил я, начальника зоны. - За пять лет срока я никуда не бегал из зоны.
   - Ладно! Хватит мне твоего театра за пять лет. - зло, сказал начальник зоны. - Твои деньги там же у тебя в спортивной куртке в кармане. Твои деньги давно устарели. За пять лет в России были денежные реформы.
   - На какие деньги могу уехать к себе домой в Благовещенск? - глупо, поинтересовался я у начальника зоны.
   - За пять лет работы на зоне тебе причитаются какие-то деньги. - ответил, начальник зоны. - Получи в кассе.
   - Ты хоть скажи на прощанье. За что я отмотал на зоне пять лет? - спросил я у начальника зоны на выходе из его кабинета. - Может быть, ты тоже потерял свою память, как я когда-то, когда меня ни за что посадили.
   - С этим вопросом ты обратись к тому майору, который был начальником зоны вольного поселения. - не поднимая глаз, ответил мне, начальник зоны. - Это он упрятал тебя на зоне без суда и следствия на неопределенный срок. Сказал мне, чтобы тебя отпустили с зоны тогда, когда у него все наладится с иностранцами и с руководством. Как у него получилось урегулировать свою проблему с иностранцами, это мне неизвестно. Но по линии службы он продвинулся сильно. Недавно я встретил бывшего майора в чине полковника. Он сказал мне, что окончил московскую военную академию. За разговором мы вспомнили о тебе. Полковник приказал мне отпустить тебя на волю. Ты свободен. Можешь ехать, куда тебе вздумается.
   - Если б не случайная встреча с бывшим начальником зоны вольного поселения, то сидеть мне на зоне всю оставшуюся жизнь. - сказал я, начальнику зоны. - Спасибо за то, что через пять лет вспомнили обо мне.
   Начальник зоны больше ничего не сказал мне. Я вышел из его кабинета и тут же с документами об освобождении направился в каптерку к коменданту зоны. Там получил свою спортивную одежду, которую не стирали все пять лет. Благодаря тому, что спортивная одежда и кроссовки были из какого-то синтетического материала, то они не сгнили от времени, а лишь имели какой-то специфический запах, который не свойствен обычным материалам из естественного волокна. Теперь по запаху я точно был похож на гуманоида. С какой-то не обитаемой обычными людьми планеты с другой галактики. Я случайно выпал из НЛО на головы обычных людей. Мне придется привыкать к жизни обычных людей, которые пока ничего не знают о моем существовании. Всю свою жизнь перечеркну и начну вновь жить заново.
   - Начальник зоны сказал, что я могу получить какие-то деньги. - обратился я в окошко кассы бухгалтерии.
   Молоденькая кассир посмотрела на мои документы по освобождению. Поискала "мышкой" информацию на мониторе компьютера. Нажала на кнопки клавиатуры компьютера. Из принтера вылезли один за другим два исписанных листика размером с печатную страницу. Девушка показала мне, где расписаться в обоих листках. Один листок девушка взяла себе. Другой листок оставила мне. Вытащила из сейфа пачку денег и отсчитала мне сумму денег, которые причитались мне за пять лет незаконного пребывания на зоне. Сумма составляла тысячу рублей. Так оценили мой труд за пять лет незаконного пребывания на зоне. В то время как мне двоюродные братья и проводники в фирменном поезде "Красноярск-Москва" дали просто так общую сумму денег, которые превышали мой пятилетний заработок на зоне. С того времени у меня до сих пор остались в кармане спортивной куртки шстьсот рублей, которые дали мне на прощание двоюродные братья. Я так и не истратил свои деньги до конца. Просто забыл отдать деньги маме и Сергею. Из своих восемьсот рублей, я истратил всего двести и то на проезд по городу Благовещенск, а также сюда на зону, где просидеть ни за что пять лет сроку. Теперь жалко зря потраченные годы, которые мне не вернуть.
   7.Попытка выжить на свободе.
  
   Когда я выходил из зоны, то обратил внимание на электронные часы, которые указывали, что сегодня 7-го июня 2000 года. Ровно пять лет день в день я просидел на зоне. Я совсем забыл, что всего две недели назад мне исполнилось сорок пять лет. Первый мой юбилей, который никем не замечен. Даже мама и Сергей не поздравили меня с днем рождения. Видимо оба сильно болеют. Хотя бы захватить их здоровыми и живыми. Иначе, мне негде жить?! В день моего освобождения погода была капризная. Словно не желала встречи со мной на воле. Так же как пять лет назад с мрачного неба моросил нудный дождь. Между зоной и деревней Бухта за пять лет расстояние не сократилось ни на один метр. Все также надо топать под дождем три километра. В общем-то, после моей таежной прогулки расстояние не великое. Если бы ни дождь, то за двадцать минут я мог спокойно преодолеть такое расстояние. Сейчас придется каждую лужу обходить. Как назло у меня нет с собой зонтика от дождя. У меня наверно действительно наступил старческий склероз. Сейчас не могу вспомнить. Был у меня пять лет назад зонтик от дождя или нет? Поправляя на шее воротник импортной, спортивной куртки, я нащупал на воротнике что-то упругое. Снял с себя спортивную куртку. Расстегнул молнию на воротнике и обнаружил под молнией непромокаемый капюшон от дождя. Конечно, капюшон не зонтик от дождя. Но на половину спастись от дождя с помощью капюшона все-таки можно. Хотя бы до автобусной остановки сильно не промокнуть. За время езды в двух автобусах в пути я просохну. Дальше в центре города Благовещенск до дома Сергея от автобусной остановки не очень далеко. Можно пробежать под дождем. Пока я обходил каждую лужу на своем пути, уступая дорогу автомобилям. Транспорт двигался в военный городок вблизи зоны. Нудный дождик окончательно смирился с моим присутствием на воле и больше не моросил. Облачное небо надо мной пока было мрачным и серым. Но в небе иногда мерцали солнечные лучи, которые сквозь кучные облака пытались посмотреть на меня, как на пришельца с другой космической планеты. Я был не против встречи с яркими солнечными лучами. Вот только погода сегодня была капризная и никак не хотела уступать дорогу солнечным лучам, с которыми у меня было взаимное желание к нашей встрече на воле. Я давно не видел лучи солнца на воле. В это утро мне хоть на автобус немного повезло. Когда я пришел в деревню Бухта на автобусную остановку в это время деревенские бабы и мужики осваивали посадку на рейс очередного автобуса до города Благовещенск. Не желая остаться без места в автобусе, я в наглую протиснулся сквозь местную деревенскую толпу к автобусной кассе. Деревенские бабы и мужики, опасаясь остаться без кошельков в присутст?вии рядом с ними бывшего зека, неохотно расступались в разные стороны, пропуская меня к автобусной кассе. Хорошо, что были билеты в кассе на автобус. Как только я приобрел себе билет в автобусной кассе, то, работая усиленно обоими локтями в обратную сторону, я наконец-то выбрался на свободное место. Отойдя в сторону от толпы, я сразу пошел на посадку в автобус, занимать себе место у окошка. Я не хотел контактировать близко с местными пассажирами, чтобы меня не обвинили в краже чьего-то кошелька или в приставании к сочным деревенским "телкам", которые возбуждали меня на расстоянии. Уставившись в окно салона автобуса, всю дорогу я созерцал панораму окружающей местности, которая ближе к городку Екатеринославка стала резко меняться. За пять лет моего отсутствия городок Екатеринославка сильно изменился по своей архитектуре. На улицах появились новые дома и красочные рекламы на разные сферы услуг, в которых преобладали больше китайские и японские фирмы, нежели русские фирмы. На улицах городка Екатеринославка народ был в основном с узкими глазами. Можно было подумать, что я приехал ни на территорию России, а на территорию Китая или Японии. Даже автобусная остановка в городке Екатеринославка больше похожа на китайский стиль. Пробившись к автобусной кассе, я взял у русскоговорящей китаянки билет на автобус до города Благовещенск. Вместе с той же деревенской толпой ринулся на посадку в автобус рейсом до города Благовещенск. Теперь привыкшие ко мне во время поездки в автобусе деревенские бабы и мужики принимали меня как своего. Без церемонно навалили вокруг меня свои мешки и корзины с товаром, который, видимо, деревенские бабы и мужики везли на областной колхозный рынок. Из корзин и мешков приятно пахло различными деревенскими продуктами, а также фруктами и овощами. Мне ужас как хотелось попробовать этой деревенской вкуснятины, что у меня даже голова закружилась.
   - Мужик! На выпей кружку молока и поешь деревенского хлеба. - сжалилась надомной деревенская баба. - Ты с таким видом до своего дома не дотянешь. Небось, лет пять ничего нормального на зоне ни ел. Не стесняйся. Кушай. Я с тебя за продукты денег не требую.
   - Вы словно мое дело читали. - удивленно, сказал я, принимая от бабы кружку молока и деревенский хлеб. - Я действительно пять лет на зоне тянул. За пять лет даже разучился нормальную пищу кушать. Спасибо вам за доброту. Если бы не вы, то я и в правду не смог бы дотянуть до своего дома.
   - За что тебя милок спрятали на такой срок? - спросила, любопытная баба. - Наверно опять баба виновата?
   - Все из-за них родных. Любовь и горе. - соврал я в пользу любопытной бабы. - С соперником бабу делили.
   - Хороших баб ни в городе надо искать, а в деревне. - похвалила баба свое болото. - Посмотри, какие у нас сочные девки, все как на подбор. Ни то, что городские тощие бабы. Даже детей нормальных не могут рожать. Приезжай к нам в деревню жить. Мы тебя хорошо откормим и бабу тебе добрую найдем. Ты сам не пожалеешь, мил человек, что поселишься жить в деревне.
   - Я охотно к вам приеду. - как бы согласился я с предложением деревенской бабы. - Вот только документы нормальные сделаю. С такими документами, как у меня, даже в деревне на работу никак не устроишься. Паспорт в городе сделаю и сразу к вам приеду.
   - Если приедешь к нам в деревню, то спроси на деревне тетку Нюрку. - сказала мне, деревенская баба. - Меня всяк знает в нашей деревне Бухта. Так нашу деревню кличат, потому, что мы во время работы часто бухтим. Может быть, именно поэтому в деревне так мало мужиков, а много деток. Мы как настоящие квочки.
   За разговором с деревенской бабой я не заметил, как мы подъехали к городу Благовещенск, который изменился в хорошую сторону намного больше чем городок Екатеринославка. Все-таки город Благовещенск областной центр на реке Амур. Здесь город Благовещенск через реку Амур граничит с Китаем. Поэтому в городе Благовещенск китайцев, намного больше, чем в городке Екатеринославка. В городе Благовещенск на каждой улице китайские магазины, бары и рестораны. По рассказам деревенской бабы Нюрки на колхозном рынке в городе Благовещенск китайцев больше, чем разного зверья в тайге вблизи деревни Бухта имеется. Так что наверно китайцы скоро полностью заселят город Благовещенск, а после ассимиляции с русскими, китайцы назовут город Благовещенск своей родиной и переименуют город на свой китайский лад. Куда только русское правительство смотрит? Так постепенно весь Дальний восток между собой поделят китайцы, корейцы и японцы. Без войны с китайцами вскоре Дальний Восток станет китайским.
   В город Благовещенск автобус прибыл к обеду. Над городом ясное небо и солнце парит по-летнему. Словно сегодня вообще не было дождя с пасмурным небом, покрытым кучевыми облаками. Наверно это над тайгой собрались дождевые тучи, чтобы оросить тайгу. Там возле зоны много речной и озерной воды. Отсюда большое испарение и тучи. Возле широкой реки Амур постоянно циркулирует воздух. Над городом Благовещенск не за-держиваются тучи. Мне неудобно было дамой идти с пустыми руками. Поэтому я прямо с автобусной станции города Благове?щенск пошел в продуктовые магазины. Купил там копченой колбасы, рыбные консервы, рис и мясо на плов. Сходил на рынок за зеленью к азиатским и кавказским блюдам. Взял несколько пакетиков с острой корейской морковкой. У деревенских баб купил огромный деревенский каравай. С этим грузом еле доплелся до квартиры Сергея, который долго не отвечал на мой звонок в дверь. Видимо спал брат после приема своих лекарств. Пришлось подождать Сергея.
   - Юра! Как хорошо, что ты купил продукты. - с болезненным видом, удивленно, сказал Сергей. - Я третий день ничего ни ем. Сильно болею. В магазин не могу сходить. Мама тоже болеет у себя в доме стариков.
   - Сейчас мы устроим азиатскую и кавказскую кухню! - радостно, сказал я, проходя на кухню, словно я не отсутствовал пять лет в этой квартире, а всего лишь отлучался куда-то на несколько дней. - Соль у тебя есть?
   - Соль у меня всегда имеется. - ответил Сергей показывая на продуктовый шкаф на кухне. - Когда у меня в холодильнике кушать нечего я соль облизывая, как голодный хищник. Вроде, утоляю немного свой голод.
   - Голод можно утолить только пищей. - уверенно, сказал я. - За время блуждания по таежному лесу я это понял твердо. Больше в этой квартире голода не будет. Я завтра восстановлю себе паспорт. Затем пойду, устроюсь на работу. Тебе не нужно будет бояться, что ты умрешь с голоду во время болезни. Я позабочусь о тебе братишка. Все сделаю, чтобы вы с мамой были сытые и здоровые.
   Сергей ничего ни сказал на мои уверенные обещания. Наверно брат окончательно перестал мне верить. Последние десять лет я занимался только тем, что выпрашивал у него деньги на сигареты себе в зону и на посылки, которые иногда посылал мне Сергей, когда мама по состоянию здоровья была не в силах сходить на почту, чтобы отправить мне на зону деньги или посылку. Я прекрасно понимал, что фактически грабил свою маму и брата близнеца. Так как они жили на свою пенсию и не имели других доходов. Но мне тоже надо было как-то жить на зоне. Жить на одну баланду я не мог. Мне нужна была нормальная пища и сигареты. В зоне этого не было. Я не хотел умереть на зоне. Почти до самого вечера я не отходил от кухни, лишь в перерывах во время приготовления блюд искупался под душем и переоделся в чистую одежду Сергея. Ведь мы с ним были во всем близнецы. Даже рост и вес у нас был почти одинаковый. Несмотря на то, что Сергей постоянно болел, а я постоянно сидел на зоне. Мы оба были худощавого телосложения. Теперь мы оба будем набирать вес. Я буду работать по две смены. Все заработанные деньги тратит на питание Сергею, маме и конечно себе. Хватит мне жить волком среди людей. Надо хоть на старости лет пожить.
   - Сережа! Иди на кухню покушать. - позвал я, брата, который сидел в зале своей квартире. - Сейчас мы поужинаем и пойдем в гости к нашей мама. Понесем ей плов и лагман. Таких блюд в доме престарелых совсем нет. Пусть мама покушает азиатских блюд, готовить которые учились всей семьей, когда жили в Таджикистан. Мы там жили хорошо. Если б не гражданская война, то не надо было вам уезжать из Таджикистана.
   - Тебя в дом ветеранов так поздно не пустят. - грустно, сказал Сергей. - Там у них строгий режим ко всем.
   - Пять лет не видел свою маму! - решительно, заявил я. - Если меня не пустят к маме, то я там всех побью.
   - Ты, что? Опять хочешь сесть в тюрьму? - испуганно, сказал Сергей. - Половину своей жизни сидел на зоне.
   - Я так к слову сказал. - стал я успокаивать брата. - Мы попробуем уговорить санитар отпустить маму домой.
   Когда мы вышли из квартиры Сергея, то на часах было около восьми часов вечера. Я не знал, как далеко от дома Сергея находится дом ветеранов, в котором живет наша мама. Но брат сказал, что минут за десять мы туда дойдем. Выходит, что от дома Сергея дом ветеранов находится, примерно, чуть больше километра. Если бы я знал точное место нахождения дома ветеранов, то мы могли бы сократить расстояние и пройти туда быстро, чтобы не плестись. Как жалко, что мама живет в доме престарелых. У нас на Северном Кавказе всегда считалось не прилично и позорно сдавать стариков в дома престарелых. Даже если некому было смотреть за стариками, то на это время нанимали сиделок, чтобы только старики были дома и в безопасности. Вообще-то старики терских казаков до ста лет и больше были такими бодрыми, что сейчас многие молодые могут им позавидовать. Старики даже сами за собой смотрели. Исключением была лишь наша бабушка Нюся, мамина мама, которая была парализована на обе ноги и ей по-стоянно нужна была сиделка или кто-то из родственников. Даже в этом случае никто ни стал сдавать в дом престарелых, нашу бабушку, парализованную на обе ноги. Бабушка постоянно жила у многочисленных родственников. Но большую часть своей жизни прожила у нашей маме, своей старшей дочери. Пока сама не отравилась в день своего рождения. Хотя многие родственники думают, что кто-то по просьбе самой бабушки дал ей отраву, чтобы она отравила себя. Так как бабушка сама не могла достать себе отраву и отравить себя. Бабушка сама часто говорила, что устала так долго жить и мучиться, а также мучить собой других людей. Кроме парализованных ног во всем остальном бабушка Нюся была вполне здоровой женщиной. Жалко, что в те года не было передвижных колясок инвалидам. Иначе не было бы у бабушки Нюси травить себя. На инвалидной коляске бабушка Нюся могла бы передвигаться и заниматься хозяйством по дому. Тогда бы смогла жить до ста лет, как жили ее многочисленные братья и сестры. Наверно наша мама за многие годы своей жизни, так сильно настрадалась от парализованной своей мамы, что после смерти бабушки постоянно твердила о доме престарелых, куда ее надо будет определить на старости лет. Мама не хотела, чтобы кто-то с ней мучился так, как она мучилась со своей парализованной мамой. Если бы мы все жили на Северном Кавказе, то никто из наших родственников не позволил бы нашей маме добровольно отправиться жить в дом престарелых. Конечно, в этом больше всего виноват я, что мама напросилась в дом пре?старелых. Даже квартиру свою продала в этих целях. Видимо не хотела жить и умереть в одиночестве. Быть обузой детям тоже не хотела. Хотя всю жизнь зарабатывала себе собственную квартиру. Но мама была в таком положении, что другого выбора у нее не было, как только продать свою квартиру и поселиться в дом престарелых. Сергей не мог ухаживать за престарелой мамой, так как сам часто болел и за ним требовался уход. Я из зоны не выхожу.. Постоянно за что-то сижу на зоне. Старший брат Сашка живет с семьей за границей в Государстве Израиль. Родственники далеко на Северном Кавказе. Выходит, что предсказания мамы сбылись. Также как сбылись многие предсказания наших тер?ских казаков.
   - Вот он, дом ветеранов. - сказал Сергей, когда мы подошли к огромному зданию. - Здесь давно живет мама.
   - Сестренка! Пожалуйста, позови Черевкову Марию Кузьминичну. - обратился я к дежурной медсестре. - Скажи ей, что к ней в гости пришли ее два сына-близнеца. Блудного сына наша мама не видела пять лет.
   - Я не могу нарушать распорядок дома ветеранов. - жалобно, сказала медсестра. - Меня выгонят с работы.
   - Никто тебя не выгонит с работы, так как я сама пойду к детям. - услышали мы голос мамы из коридора. - Я добровольно суда поселилась. Добровольно могу уйти к детям в гости, когда мне захочется. Запиши в книгу.
   Медицинская сестра робко стала записывать в свой дежурный журнал время выхода из дома ветеранов Черевковой Марии Кузьминичны. Мы стояли рядом возле стола дежурной медсестры и ждали, когда мама распишется в журнале напротив своей фамилии. Я смотрел на маму и поражался тому, что как сильно она постарела. Стала ужасно худой и длинной. Словно подросла на пять сантиметров за пять лет нашего расставания. В этом виноват только я. Мама постарела ни от возраста, а от переживания за здоровья Сергея, а также за то, что я пропал.
   - У вас в посуде сейчас имеется плов и лагман? - спросила мама, определив по запаху содержание посуды.
   - Да, мама, это я сварил, чтобы накормить тебя и Сергея азиатские блюда. - гордо, ответил я, на ее вопрос.
   - Я думаю, что у нас дома имеются те же блюда. - деловито, сказала мама. - Угостите девушку восточной кухней. Здесь никогда не готовят такие угощения. Ты не стесняйся, кушай сестренка. Пускай у тебя будет прекрасная жизнь, как эти азиатские блюда. Будь всегда здоровой. Живи долго.
   - Спасибо вам за угощение. - растерянно, поблагодарила медсестра нас и нашу маму. - Я угощу сотрудниц.
   Мы оставили посуду с угощениями на столе дежурной медицинской сестры, а сами налегке пошли домой. Наверно мама недавно сильно болела, так как шла она по тротуару тяжело и медленно. Отдыхала почти на каждой скамейке, которые стояли воле жилых домов почти через каждые пятьдесят-сто метров. Мы не торопили свою маму. Нам некуда было спешить. Сергей все равно на пенсии и по болезни редко бывает на свежем воздухе. Я тоже пять лет находился на зоне, территорию которой каждый день измерял ногами вдоль и поперек. Каждый метр зоны запомнил на всю свою жизнь. Теперь на свободе я мог независимо от расстояния просто так гулять по городу в любую сторону.
   - Тебя за что так много лет держали на зоне? - присев на скамейку, спросила меня мама. - Ты пять лет сидел.
  - Я добровольно пришел на зону, чтобы досидеть звонком последние пять месяцев. - стал объяснять я, маме причину столь долгого моего отсутствия. - Там на зоне все сменились, от зеков до начальника зоны. Начальник зоны стал задавать мне провокационные вопросы, на которые я не мог ответить. За это меня посадили в карцер, в котором провел много месяцев до потери сознания. После чего меня поселили в медицинскую палату. Там меня допрашивали психиатры, психологи и начальник зоны вольного поселения. Всех интересовал вопрос, зачем я бежал с группой зеков? Где сейчас находятся подельники? В первый же день моего прихода на зону я объяснял начальнику зоны, что заблудился в лесу, когда на нас напал медведь. Подобрал меня в тайге лесничий, у которого я находился всю зиму. После чего добровольно вернулся на зону. Психиатру, психологу и нчальнику зоны вольного поселения я ничего ни стал говорить. Так как говорить с ними было бесполезно. У них в голове были вопросы о нашем побеге с зоны вольного поселения, а также о каких-то выдуманных ими преступлениях, которые я не совершал. Я прикинулся пришибленным после длительного пребывания в карцере и в медицинскойпалате. Постоянно говорил докторам и офицерам, что ничего не помню и ничего не знаю. Меня оставили в медицинской палате на полное обследование врачами и на откорм, как поросенка. Ведь я во время карцера сильно похудел, что даже едва не умер от голодания. Несколько месяцем я был в медицинской палате. Растолстел как настоящий боров. Но все равно прикидывался чокнутым. Думал, что меня переведут в психиатрическую больницу, откуда я собирался выти на волю, как больной или сбежать из психиатрической больницы. Но меня в психиатрическую больницу не перевели. Отправили меня в отряд в закрытую зону. Там я также продолжил прикидываться придурком. Так просидел на зоне пять лет. Когда меня выпускали с зоны, то начальник зоны сказал мне, что меня на зону посадил на неопределенный срок начальник зоны вольного поселения. Начальник зоны вольного поселения сказал начальнику нашей зоны, что пока из-за нашего побега с зоны вольного поселения у него имеются проблемы с начальством и с иностранными фирмами, то я буду сидеть на зоне бессрочно. Пуская даже, там заживо сгнию. Таким образом, я сидел на зоне пять лет совершенно не законно, без всяких причин. Прошло пять лет с тех пор, как меня не за что спрятали на зону. Начальник нашей зоны случайно встретился с бывшим начальником зоны вольного поселения. Теперь майор стал полковником. Окончил московскую военную академию. Начальник нашей зоны напомнил полковнику разговор пятилетней давности. Полковник раздобрился с повышением своего звания. Сказал начальнику нашей зоны, чтобы меня они выпустили на волю без всяких условий.
  - Бог с ней с этой зоной. - облегченно вздохнув, сказала мама. - Главное, что ты живой и здоровый. Остальное, просто пустяки в нашей жизни. Завтра ты получишь паспорт. Временно пропишешься в квартире Сергея. Устроишься на работу. Затем постепенно будешь налаживать свою жизнь. Ты совсем не старый. Можно жениться...
   Мама тяжело поднялась с очередной скамейки. Мы медленно отправились в сторону дома, где жил наш Сергей. Теперь я был уверен, что с помощью моей мамы и брата Сергея встану на правильный путь. Больше не буду скитаться по зонам. Сколько можно отравлять жизнь себе и своим родственникам. На первых порах надо хотя бы морально поддержать маму и брата Сергея. Дальше будет видно. Как только устроюсь работать. Начну помогать материально маме и брату Сергею. Хотя вполне вероятно, что у них главная помощь будет от меня в том, что я встану на путь самостоятельного материального обеспечения. Больше не буду тянуть с них деньги. Ведь они оба получают пенсии по старости и по инвалидности. Так что им достаточно своих денег. Я могу маму и брата частично содержать.
   Домой пришли поздно ночью. Все мои восточные блюда давно остыли. Я подогрел на газовой плите маме немного плова и тарелку лагмана. Мама была ни столько сытая, сколько уставшая после нашей прогулки от дома ветеранов до дома, где жил Сергей. Поэтому мама лишь, немного попробовала мои восточные блюда. Оценила мою способность приготавливать восточные блюда. Сославшись на усталость, мама пошла спать. Сергей в это время уже спал после принятия таблеток аминазина от эпилепсии. Я тоже ни стал надолго задерживаться на кухне. Убрал грязную посуду со стола в раковину. Сразу пошел спать в отдельную комнату. Фактически у нас на каждого было по комнате.
   После пяти лет жизни на нарах, я получил великое блаженство, опустившись спать в пуховую перину, которую мама заполнила лебяжьим пухом в городе Избербаш перед нашим днем рождения. Выходит, что эта пуховая перина наша ровесница. Пуховой перине почти пятьдесят лет со дня рождения моего и моего брата близнеца Сергея. Благодаря терпению и старанию нашей мамы так долго была сохранена не только пуховая перина, но также вся наша жизнь. Утром я ни стал будить маму и брата Сергея. Пошел на кухню покушал свои восточные блюда. Осторожно и тихо надел на себя вчерашнюю одежду Сергея. В шкафу взял паспорта Сергея и мамы, а также все три наши метрики о рождении. Положил все документы в целлофановый пакет вместе с документами о моем освобождении с зоны. Взял с собой запасные ключи от входной двери в квартиру Сергея. Потихоньку вышел на улицу. Пошел в паспортный стол. Утро первого дня на воле было прекрасное. Ночью в городе прошел мелкий дождь. Растительность в городе благоухала своей свежестью. Город был насыщен кислородом не испорченным с утра выхлопными газами автомобилей. Городской транспорт только начинал свое движение. Первые легковые автомобили и общественный транспорт начинали развозить своих пассажиров по местам их повседневной работы. Мне надо было узнать, где находится паспортный стол по месту жительства Сергея или центральный паспортный стол города Благовещенск. За общие десять лет отбывания срока в заключении я давно забыл, в какой конторе получаю паспорта. Тем более в центре города.
   - Скажите, где находится паспортный стол этого района? - спросил я, на улице старушку с пакетом мусора.
   - На следующей улице возле райисполкома. - объяснила старушка, показывая мне направление моего движения к паспортному столу этого района. - Там рядом находится районный ЗАГС и паспортный стол. Здесь не заблудишься. На вывеске прочтешь название паспортного стола..
   Поблагодарив старушку за объяснение. Не торопясь, я пошел в указанном мне направлении. До открытия государственных учреждений было два часа. За такое время можно обойти весь город в поисках чего-то. По-этому я вначале зашел в гастроном, там купил себе бутылку газированной воды. Покупать пиво ни стал, а то чего доброго придерутся, что я пришел прямо с зоны получать себе новый паспорт в нетрезвом виде. Пиво выпью на обратном пути к дому. Паспортный стол и ЗАГС я нашел быстро. Немного времени посидел в сквере, пока пил газировку. Затем подошел ближе к паспортному столу, чтобы быть первым в очереди. Я не знал, какой порядок в паспортном столе. Знал только расписание, когда открывается паспортный стол на прописку и на получение новых документов. Мне этого было достаточно, чтобы пробиться к служащей паспортного стола и получить паспорт. Дальше все сделаю по очереди. Едва дождавшись, когда откроется паспортный стол, я прошел вовнутрь конторы паспортного стола. Сразу в коридоре остановился у окошка по оформлению документов на получение паспорта. Тут же за мной стала выстраиваться огромная очередь желающих получить новые паспорта или обменять старые советские паспорта на паспорта российской федерации. Так как у меня, кроме бумажки по освобождению с зоны, ничего больше не было, то я выглядел в этой толпе как бывший несовершеннолетний подросток, который впервые пришел получать документ на подтверждение своего совершеннолетия, а также на приобретение взрослого права, на одинаковое проживание со всеми.
   - Я не могу выдать вам новый паспорт России. - сказала мне, женщина в окошке по выдаче паспортов. - Пас-порт выдается по последнему месту жительства. Вы гражданин Республики Таджикистан. Паспорт в России вам не дадут. Можете ехать по месту жительства в Таджикистан и там получить гражданство России.
   - Как это не дадут паспорт в России? - удивленно, воскликнул я. - Как сажать меня на зону, так я гражданин России. Как получать паспорт, так я не гражданин России. Может быть, по месту рождения ехать получать паспорт?
   - Куда хотите езжайте. Паспорт дают лишь по месту гражданства и по месту жительства. - стаяла на своем служащая паспортного стола. - Я не могу нарушать закон государства. Меня тоже могут на зону посадить за нарушение российского закона.
   Я ни стал больше спорить со служащей паспортного стола. Меня за скандал тоже могут упрятать за решетку. Надо мне посоветоваться с мамой. Она все-таки лучше меня знает, как подходить к людям с таким вопросом. Конечно, к маме в дом ветеранов меня не пропишут. Может быть, пропишут на квартиру Сергея? Мы все-таки с ним братья-близнецы. Нет нигде на всем белом свете такого закона, который мог бы разлучать братьев-близнецов. Надо попробовать через маму поговорить с начальником паспортного стола. Ведь надо же как-то мне выходить с положения. В таком случае меня и в Республику Таджикистан не пустят, как уроженца России. Я все-таки с рождения русский.
   - Ты зря пошел в паспортный стол без меня и без Сергея. - сказала мне, мама, после того, как выслушала мою проблему. - С этой дамочкой я уже сталкивалась. Без взятки с ней не договоришься. У меня была проблема во время купли и продажи квартиры. Так эта дамочка у меня тоже нашла нарушение паспортного режима. После того как я поговорила с ней один на один и дала ей тысячу рублей. Законы сразу изменились. Сейчас с ней сложно будет разговаривать. Так как она сама тебе намекнула, что за нарушение закона ее могут посадить за решетку. Теперь нам придется искать другие каналы. Я без тебя разберусь. Ты, пока, займись своими зубами. Рядом с тобой невозможно стоять. Изо рта неприятный запах. Зубы сгнили у тебя до десен. Рядом с нами находится клиника с хорошими врачами.
   - Мама! Как я буду тут лечить зубы, если у меня нет прописки и паспорта? - с удивлением, спросил я, маму.
   - Сейчас всюду зубные мастера частники. - объяснила мама. - Им нужны не паспорта, а наличные деньги.
   - Но у меня нет денег на зубы! - с большим удивлением, сказал я, маме. - Мне надо заработать эти деньги.
   - Мы с Сергеем тебе поможем вставить зубы. - грустным голосом, сказала мама. - Потом ты нам деньги вернешь. Мы с Сергеем отложили деньги себе на похороны. Поэтому ты обязательно нам верни деньги обратно, хоть на похороны. Иначе нас даже хоронить не будут. Сейчас даже после смерти платить надо.
   - Хорошо, мама! Как только начну работать, так сразу всю свою получку буду отдавать тебе. - согласился я, с предложением мамы. - Вспомни, как у нас раньше было заведено в семье, что ты руководила деньгами...
   - Когда, это было! - угрюмо, сказала мама. - С того времени целая жизнь прошла. Теперь все по-другому.
   В этот же день я вместе с Сергеем пошел к зубному технику, который с марлевым намордником на своем лице внимательно осмотрел все мои зубы и объявил мне приговор, что почти все зубы придется удалять. Затем при-ется ставить мосты и протезы, которые могут быть съемными или сразу можно протезы прикрутить к кости челюсти вместе с мостами. Стоить это будет дорого, но зато надежно. Таким вставным зубам нет никакого сноса до конца жизни. Когда дантист объявил приговор насчет стоимости зубов, так я сразу едва не лишился разума. За такие баснословные деньги можно было купить шикарный импортный автомобиль. Надо было поговорить с мамой насчет денег. Теперь только она может распоряжаться моим здоровьем. У меня таких огромных денег нет, и, никогда не будет. Зря я тогда в пещере не взял хотя бы горсть кровного золота. Сейчас бы решил все проблемы с зубами и с пропиской.
   - Мы начнем лечить твои зубы в кредит. - сказала мама, выслушав мои стоны насчет проблемы с зубами. - Сначала будем использовать деньги с пенсий мои и Сергея. После твоя зарплата пойдет туда. Здоровье надо беречь до конца жизни.
   Пока я занимался своими зубами, мама занималась моим паспортом и моей пропиской. Сколько мама угробила своих денег на мой паспорт и на мою прописку? Мне мама не сказала. Думаю, что никогда не скажет. Лишь ответила, что это ни моя проблема, а проблема матери, которая должна помочь своему сыну стать на ноги в прямом и переносном смысле. Может быть там, на том свете ей зачтутся все ее заботы о детях. Все остальное второстепенно. Почти месяц я ходил с распухшим ртом. Каждый день был на приеме у зубного врача или дантиста. Целый коллектив специалистов по зубам занимался моими зубами. Те зубы, которые можно было спасти, сверлили, пломбировали, зачищали. Пичкали в зубы какую-то гадость. Применяли все современные способы лечения моих зубов. То, что нельзя было спасти. Просто выдирали медицинскими щипцами. Зачем-то мне в рот напихивали какие-то тампоны. Полость рта смазывали различными препаратами. В десны кололи уколы, от которых мне сводило не только челюсть, но даже мой разум заметно тупел от таких уколов и разных лекарств. Ради здоровья, терпел издевательства. Когда мне наконец-то дали передышку с зубами перед слепком протезов, я решил заняться поиском работы. К этому времени мама сделала мне новый российский паспорт и временную прописку на квартире у Сергея. Постоянную прописку на квартире у Сергея я получить не мог. Так как на постоянную прописку, на квартиру у брата, требовалось согласие всех взрослых жильцов этой квартиры. То есть, чтобы прописаться на квартире у Сергея, я должен был взять письменное соглашение на прописку у детей и жены Сергея. Дети и жена Сергея с ним давно уже ни жили, но имели полные права на четырехкомнатную квартиру. Так как были прописаны в квартире со времени получения квартиры. Со временем мне предстояло искать себе съемную квартиру на длительный срок или покупать себе квартиру. Прежде чем думать о собственной квартире. Мне нужно было подумать о работе и о долгах, в которые забрались, мама и Сергей после моего возвращения с зоны на волю. О сумме долгов я не спрашивал маму и Сергея. Сам знал, что теперь мне с ними никогда не рассчитаться. Долги погасятся лишь после смерти од?ного из сторон. Смерти я никому не желал. Самому мне умирать тоже не хотелось. Надо было работать и жить. Конечно, надо мне жениться. Без семьи одному человеку никак нельзя жить. После перестройки в Советском Союзе и с наступлением капитализма в России, почти все предприятия в России стали частными. Ни один серьезный новоиспеченный капиталист в России не желал принимать к себе на работу бывшего зека, который отсидел полжизни. Большинство государственных предприятий относились к оборонной промышленности или к государственному аппарату. На такие предприятия принимали самых проверенных рабочих.
   - Мне, что, обратно на зону идти? - сказал я, служащим в городском, исполнительном комитете, после того, как нигде не нашел себе работу. - Я не могу жить за счет пенсии своей престарелой мамы и за счет инвалидной пенсии своего брата. Я вполне здоровый человек. Мне хочется жить и работать, также как другие люди. На зону я не хочу садиться.
   - Хорошо! Мы найдем тебе под свою ответственность временную работу. - согласился с моими требованиями представитель городского, исполнительного комитета. - Дальше ты сам должен себя зарекомендовать с хорошей стороны и подыскать себе подходящую работу. Прошло то время, когда со всеми нерадивыми людьми нянчилась советская власть. Сейчас при капитализме в России, ты должен сам научиться следить за собой, как дома, также на работе.
   Устроили меня на завод металлоконструкций простым рабочим с минимальным окладом. Как сейчас в России называют "прожиточный минимум". Мне предстояло выполнять самую грязную и самую физическую на заводе работу. Надо было чистить до блеска ржавое оборудование, которое никто и никогда не чистил со дня выпуска этого оборудования. Целыми днями занимался чисткой территории предприятия от различной грязи. Вплоть до того, что мне приходилось вытаскивать из потайных углов предприятия давно дохлых кошек, собак, крыс и птиц. Даже выгребал из потайных углов навоз, который наложили местные рабочие в отсутствии туалета на предприятии частного хозяина. Постепенно. День за днем. Месяц за месяцем. Я начинал привыкать к работе на частном предприятии. Прошло несколько месяцев, после моего возвращения на волю. Мой рот украшали белые как снег искусственные зубы и фиксы с золотыми коронками. Я нашел себе съемную квартиру и съехал туда из квартиры Сергея. Мама тоже ушла от Сергея в дом ветеранов. Маме требовался медицинский уход и постоянное внимание со стороны посиделок. Ведь нашей маме недавно исполнилось восемьдесят лет. Мама была не только старая, но и больная. Наружу вылезли все проблемы за ее прошедшую жизнь. Рабский труд во время оккупации фашистами Северного Кавказа. Работа на колхозных полях после войны с фашистами. Тяжелые роды детей. Хамское отношение со стороны мужа. Воспитание одной троих детей после развода с мужем. Все отразилось на здоровье нашей мамы, которая стала словно тень. Мама жила одними мыслями о спокойной и не мучительной смерти. Мы с Сергеем морально поддерживали маму.
   Жить одному мне было тяжело. После тяжелой физической работы я едва дотягивал до постели. Думать о стирке белья. Ухаживать за квартирой. Готовить себе пищу. На все это у меня не было сил и времени. В моей съемной квартире не было даже телевизора или обычного радиоприемника. Жил я словно волк среди людей в большом городе. Часто ходил весь грязный и не бритый. За что мне на работе стали делать замечание. Надо было подумать о семье. Одному жить просто невозможно. Даже в большом городе можно одному одичать. Давно пора обзавестись семьей. На молодую женщину, провожающую утром двух девочек в школу, я давно обратил внимание. То, что она не замужем я понял это сразу. Ни разу не видел, чтобы она была в сопровождении какого-то мужчины. После работы вечером белокурая женщина обратно в одиночестве спешила к себе домой. Вскоре из дома в сопровождении тех же двух белокурых девочек, женщина спешила в ближайший магазин за продуктами. Девочки очень сильно были похожи на молодую белокурую женщину. Отсюда можно было сделать вывод, что эта белокурая женщина, скорее всего старшая сестра белокурых девочек. В крайнем случае, эта молодая женщина вполне может быть матерью этих девочек. На вид этой молодой женщине чуть больше тридцати лет от роду. Девочки-подростки учатся в начальных классах. Я решил поухаживать за молодой женщиной. Поэтому поводу сходил в квартиру к Сергею постирать свою одежду. Сам тщательно помылся с шампунем. Выбрил начисто свое обросшее лицо. Навел в квартире идеальный порядок. Попросил на время у Сергея кой какую посуду на кухню. Купил в магазине и на рынке необхо?димые продукты к приготовлению восточных блюд, которые по оценке мамы я мог хорошо готовить. Поэтому у меня не было проблем с кухней. В субботнее утро подъезд дома наполнился ароматом восточных блюд. Я решился на встречу с женщиной.
   - Вас и ваших прекрасных девочек я могу пригласить к себе домой на восточный обед? - обратился я, к белокурой женщине, которая давно обратила на меня свое внимание. - Сегодня не праздник. Я просто приглашаю вас на обед. У меня праздник на душе при виде таких прекрасных соседей.
   - Если мои дочки не против, мы придем к вам в гости минут через двадцать. - сразу, согласилась белокурая дама, мать двоих девочек.
   - Мама! Мама! Мы согласны! - совсем без комплексов, разом согласились белокурые девчушки. - Прямо хоть сейчас идем в гости к дяде.
   - Прямо сейчас мы не можем. - не согласилась молодая мама. - После улицы надо привести себя в порядок.
   - Тогда мы не прощаемся. - сказал я молодой маме с дочкам. - Моя квартира вам известна. Жду вас в гости.
   Пока молодая мама с дочками приводила себя в порядок после улицы, я сбегал в цветочную лавку. Купил большой букет цветов. В гастрономе взял бутылку шампанского вина, шоколадный торт и разных шоколадных конфет. С этим грузом поспешил в свою съемную квартиру и прямо сходу принялся накрывать на стол в зале. Хорошо, что съемная квартира была меблирована хозяевами квартиры. Мне не стыдно было пригласить гостей. По этому случаю я заранее взял на время у Сергея магнитолу, которой Сергей никогда не пользовался. Своего телевизора у меня не было.
   - К вам можно войти или вы заняты? - увлеченный сервировкой стола, вдруг, услышал я, женский голос.
   - Ой! Извините! Я закрутился с сервировкой стола. Совсем вас не слышал. - честно, признался я. - Проходите, пожалуйста, в зал к столу. Руки заняты. Цветы вам. Торт и конфеты девочкам. Располагайтесь. Я тоже скоро приду к вам. Вот только помою руки после теста.
   Проводив гостей в зал, я принялся готовить на стол свои восточные блюда, которые приготовил в честь гостей. Вначале налил в тарелки суп лагман, посыпал зеленью салата и поставил перед гостями. Затем положил с зеленью в большую алюминиевую чашку душистый плов. Накрыл чашку с пловом большой тарелкой и поставил на середину стола в зале. После чего взял на кухне свободный стул себя и сразу вернулся с ним в зал к сервированному столу.
   - Давайте выпьем за наше знакомство. - предложил я гостям, наливая детям сок, а даме шампанское вино.
   - Давайте выпьем за знакомство. - улыбаясь, согласилась дама. - Меня зову Эля. Моих дочек Надежда и Любовь. Мы рады с вами познакомиться.
  - Эля, Надежда и Любовь! - удивленно, воскликнул я. - Какое приятное сочетание имен. Меня зовут Юра.
   Мы чокнулись бокалами. Выпили шампанское и напитки. Принялись кушать лагман, от которого, исходил аромат свежей зелени, курдючного сала баранины и приятный вкус лапши с говяжьим мясом. Ко второму бокалу шампанского вина и напитков я положил в блюдца гостям душистый плов с сочным мясом молодого барашка прикрытым свежей зеленью. Когда на десерт я поставил детям душистый зеленый чай, а мне с дамой черный бразильский кофе с шоколадным тортом, то мои гости уже были равнодушны к продуктам и только к приличию чуть коснулись десерта. Вскоре девчушки увлеклись музыкой и песнями из магнитолы. Мы с Элей просто разговаривали о светских и политических делах, совершенно не касаясь семейных вопросов. Когда во время разговора мы случайно обратили внимание на дочерей Эли, то те спали на диване валетом. Эля сняла с ног дочек сандалии. Прикрыла дочерей пушистым пледом. Эля выключила в зале свет. Не ожидаясь моего приглашения, направилась следом за мной в спальню. Снимая на ходу с себя одежду. Плотно прикрывая в спальню дверь на ключ, чтобы сюда не вошли сонные дочери. Едва коснувшись к постели, мы словно голодные хищники накинулись друг на друга. Сразу начали, страстно занимаясь сексом. По нашему поведению в постели было видно, что мы оба изголодались по влечению к противоположному полу. Мы даже не подумали о том, что наши страстные занятия сексом будут слышны не только девочкам спящим в зале, но также соседям и людям, отдыхающим вечером под окнами дома на лавочках. Мы оба были в ударе. После страстного секса мы так сильно разомлели, что почти сразу уснули, словно нам дали снотворного. Хорошо, что эта ночь была перед выходным днем. Иначе меня точно могли выгнать с работы за прогул. Так как мы оба проснулись только к десяти часам утра и то от хихиканья девчушек, которые видимо ничего не понимали о сексе. Видимо мы не замкнули дверь в спальню. Девчонки заглядывали в дверь спальни. Хихикали, наблюдая нас обнаженными.
   - Оттого, что папа с мамой так спят. Потом получаются такие хорошие детки как вы. - нашла Эля выход из положения. - Идите в зал. Мы скоро придем туда.
   - Юра будет нашим папой? - почти в один голос, удивленно, спросили девочки. - Он будет с нами играть?
   - Если мама не против, то я согласен с вами играть в свободное время. - прикрывая свое добро, ответил я.
   - В общем-то, я вполне согласна, чтобы Юра был вашим папой. - подтвердила Эля, согласие, мое и дочек.
   Эля ласково попросила своих дочек, чтобы они пошли к себе домой почистили зубки перед завтраком. Пока девочки отсутствовали в моей квартире. Я замкнул дверь в квартиру на ключ, чтобы обратно заняться с Элей сексом. Эля тоже была не против секса со мной. Только после секса Эля сказала мне, чтобы я поспешил одеться. Так как дочки сейчас придут к завтраку. Сама Эля взяла свое белье и голая пошла в ванную комнату, приводить себя в порядок. Я тоже быстро оделся и заправил разворошенную после секса кровать. Пошел следом за Элей помыться в ванную.
   - Вот наконец-то пришли на завтрак наша Надежда и Любовь. - сказал я, девчушкам, открывая перед ними входную дверь в квартиру. - Сейчас мы хорошо позавтракаем, а после все пойдем гулять в городской парк.
   Девчушки тут же стали хозяйничать по сервировке стола вместе с мамой. Я пошел вторично в ванную комнату принять душ. Так как от меня после занятия сексом исходил запах спермы на большом расстоянии. Как говорил Кузьмич, что от меня после секса с деревенскими "телками" пахнет спермой за километр, как от его кабеля после случки с деревенскими сучками. Мне было неприятно быть носителем такого запаха перед девчушками. Надо освежиться. После того, как мы позавтракали и пошли гулять в городской парк, то фактически все вокруг знали о нашем страстном сексе в прошедшую ночь, а также о том, что я стал папой Надежды и Любови. Девчушки трещали всю дорогу со своими подружками и их мама, что у них теперь тоже есть свой папа, с которым они идут гулять в городской парк и даже на бульвар. Мне с Элей ничего не оставалось, как только подтверждать слова девчушек и принимать поздравления от своих соседей. С этого времени мы фактически стали мужем и женой, с пророческих слов дочерей Эли. В этот же вечер, после гуляния в парке, я переехал в собственную квартиру Эли, которая жила этажом выше меня. На следующий день мы объявили о своей помолвке родным и знакомым. Стали готовиться к свадьбе. У нас обоих были серьезные намерения узаконить свой брак. Поэтому мы решили не обойтись просто формальной регистрацией брака в отделении ЗАГС. Приняли решение сыграть настоящую свадьбу с венчанием в одной из церквей города. Мы оба были фактически нищие. Эля на одну зарплату служащей в городской больнице содержала себя и своих двух дочек. Я был по уши в долгах перед мамой и перед братом Сергеем. Кроме того, на мне кредит за мои новые зубы. Мама и Сергей решили отдать свои гробовые сбережения на мою свадьбу. Мама сказала, что мертвому все равно как его похоронят. Главное, чтобы живым была польза от денег. Особенно по случаю создания новой семьи. Я не знаю, откуда Эля взяла деньги? Мы с ней на этот счет не разговаривали. Однако наших совместных денег хватило сыграть хорошую свадьбу с гостями человек на двести, а также с венчанием в церкви. Все гости прекрасно знали о нашем нищенском положении. Поэтому нам не дарили подарки, а все гости давали в конвертах деньги. Кто сколько мог дать денег. Сумму свадебного гонорара никто не обговаривал. До сих пор в России свадьбы по старинке. В какой-то степени свадьба помогла нам немного освоиться со своим материальным положением. Половину собранных денег мы отдали моей маме и Сергею за старые долги. Другую половину денег истратили на постельные принадлежности и на посуду. Немного денег оставили на повседневные нужды семьи. Купили в квартиру холодильник. Медового месяца у нас не было. Во время отпуска, через неделю после свадьбы, мы оба вышли на свои работы. С этого времени я снова стал семейным человеком. Несмотря на то, что мне было далеко за сорок лет, а моей жене было чуть больше тридцати лет. Я все равно планировал сделать хотя бы одного ребенка. Однако моя молодая жена была, на оборот против рождения ребенка. Говорила, что при нашем материальном положении думать о третьем ребенке пока рановато. Надо нам вначале выбраться из материальных долгов, а после планировать себе детей. Зато секс и внимание к своим дочкам, Эля требовала каждый день и на полную катушку. Жене было все равно, что я работаю на тяжелой физической работе и выматываюсь до такой степени, что мне порой не до секса и тем более не до игры с приемными дочками, на которых мы пока не успели оформить моего опекунства или удочерения. Девчушки все также числились по старой фамилии. У нас двоих была моя фамилия. Надо было заняться удочерением девчушек. Я с удовольствием хотел удочерить девчушек. Вот только Эля почему-то оттягивала удочерение дочек. За год нашей совместной жизни я фактически превратился в "половую тряпку" секса моей жены. Каждое рабочее утро я едва дотягивал свои ноги до предприятия и постоянно прятался где-то в потайном углу территории предприятия, чтобы там отоспаться после страстного секса с женой. Меня часто находили спящим на моем рабочем месте. Вначале за сон на рабочем месте я получал замечаниями со стороны руководства предприятия. Затем меня стали наказывать рублем. Когда я объяснил своей жене, по какой причине у меня проблемы на производстве. Жена закатила мне истерику. Мы почти месяц спали на разных кроватях. Однако влечение сексом притянуло Элю ко мне. Вскоре я заметил, что жена вообще ни с того ни с сего перестала требовать от меня секса. Такой поворот жены ко мне сразу меня встревожил. На мой вопрос насчет утраты между нами сексуальных отношений, жена мне сказала, что она решила меня больше сексом не беспокоить. Главное, чтобы у нас была хорошая семья, а дочкам было внимание от "папы". Конечно, я не поверил в басни молодой жены, которая не могла жить без секса. Хотя обе мои предыдущие жены не изменяли мне никогда, а наоборот избегали встречи со мной в постели после моего страстного секса. Так как я тогда был молодым и страстным в половой связи со своими женами. Сейчас все стало наоборот. Однако я никак не мог поверить своей молодой жене, чтобы она в таком возрасте отказывалась от секса. К тому же мне было известно, что своих дочек Эля родила от разных мужчин. Эля была просто шлюха, в русском понятии. Мои предположения вскоре подтвердились. Когда во время работы на другом предприятии, я случайно увидел в кустах за забором предприятия легковой автомобиль, в котором моя жена занималась сексом с каким-то парнем. Я у руководителя предприятия попросил кинокамеру, на которую снял сцену измены жены. Вечером принес домой видеодиск.
   - Летом я могу ходить без головного убора. - сказал я, жене, когда вечером пришел домой с работы. - Но зимой я не смогу носить головной убор. Так как "рога" мне будут мешать. Давай мы разойдемся мирно и без скандала.
   Я тут же показал через видеоплейер сцены измены своей жены. Эля ни стала закатывать истерик. На следующий день мы подали заявление в ЗАГС на развод. В этот же день я ушел жить на съемную квартиру. Так мое последнее стремление создать семью рухнуло через год совместной жизни. Теперь мне было все равно с кем и когда заниматься сексом. Я прекрасно понимал, что к новой семейной жизни я сильно устарел и детей у меня больше не будет. У меня была всего лишь одна забота, это рассчитаться с долгами, которые я должен маме, Сергею и в банк по кредиту за свои зубы. Надо было найти где-то хорошую высоко оплачиваемую работу, чтобы быстрее рассчитаться с долгами. Так как я не имел ни какой специальности, то мог работать лишь обыкновенным рабочим, которым платят мало. Поэтому у меня появилась идея поехать на туристическую базу к Кузьмичу. Устроиться работать на ферму. Пускай я даже не специалист по звероводству, но кормить и ухаживать за хищниками научился. Смогу там работать.
   - Мама, я поеду работать на звероводческую ферму за город Красноярск. - сказал я, маме о своих намерениях. - Там буду получать большие деньги. Помогу себе и вам рассчитаться со всеми долгами. Здесь у меня нет ни какой перспективы на хорошо оплачиваемую работу.
   - Сынок! Я стала сильно старая и сильно больная. - со слезами на глазах, сказала мама. - Больше мы с тобой не встретимся. В этом году я умру. У меня к тебе две просьбы. Не ввязывайся, ни в какие истории. Больше не садись в тюрьму и после моей смерти поддержи Сергея. В одиночестве Сергей долго не продержит. Я мысленно хоронила и спасала Сергея всю его жизнь. После смерти моей маленькой дочери, а также после смерти двух моих внучек Анжелочек, я всю свою оставшуюся жизнь винила себя в смерти маленькой дочери и двух маленьких внучек, что я не смогла их уберечь. Всю свою жизнь я молила Бога, чтобы он помог моему сыну инвалиду пережить меня. В этот раз Бог меня услышал. Сергей переживет меня. Но вся дальнейшая жизнь Сергея зависит только от тебя мой сынок.
   Я не мог выдержать стоны мамы. Прекрасно понимал, что она права. Теперь мы с ней больше не встретимся. Но жить рядом с умирающей мамой и ничем не помочь ей, я тоже не мог. Мне надо было спешить заработать деньги, чтобы хоть достойно похоронить маму. Ведь это на меня потратила мама все свои гробовые деньги. За полгода я едва ли успею заработать деньги на похороны мамы. Надо пойти в тайгу и найти кровное золото, которое лежит в пещере, где живут медвежата, которые повзрослели почти на десять лет. Там наверно целое племя медведей. Без ружья мне не обойтись. Надо будет поговорить с Кузьмичом. Он толковый мужик. Поможет мне найти кровное золото, которое мы поделим с ним поровну. Там много золота. Золото в мешках хватит хорошо содержать сотни семей.
   - Маму я возьму к себе из дома ветеранов. - сказал Сергей, когда услышал мой разговор с мамой. - До твоего приезда домой, я буду за мамой ухаживать. Поможет мне женщина Галина, которая часто приходит до меня.
   Из-за того, что у меня было много долгов, я не мог полностью рассчитаться с производства и выписаться из города Благовещенск. Так как меня тут же могли арестовать за долги перед банком и посадить за решетку. Мне никак не хотелось садиться в тюрьму. У меня были благие намерения честно разбогатеть и покрыть все долгу. Перед банком по кредиту тоже хочу честно рассчитаться. Поэтому я решил взять обыкновенный отпуск под предлогом съездить на Северный Кавказ к своей дочери, которая осталась одна после смерти своей матери, моей бывшей жены Раи. Ничуть я в этом не врал. После смерти Раи, моей бывшей жены, моя дочь Галина действительно осталась одна в городе Каспийск. Мы приглашали ее приехать к нам в город Благовещенск. Но дочь наотрез отказалась ехать к нам, лишь по той причине, что вместо того, чтобы помогать ей в трудные годы, я постоянно находился на зоне и забыл о ее существовании. Теперь дочка стала вполне взрослой. Она может сама спокойно распоряжаться собственной жизнью.
  
   8.Полный облом.
  
   Я все равно намерен был поехать к дочери. Просить ее на коленях, чтобы она простила меня за все мои грехи. Однако ехать к дочери с пустыми карманами я не мог. Зачем дочери нужен старый и нищий отец. Надо убедить Кузьмича пойти с ним за кровным золотом. Пускай он переступит через свое суеверие, что от кровного золота всем только одна смерть. Сейчас все поставлено на золото и на деньги. Так что теперь умирать нам, что ли от блеска золота? В тот же день, после того как я получил отпускные деньги, я купил себе на вечер билет до города Красноярск на пассажирский поезд "Владивосток-Москва". Перед отъездом в Красноярский край, я пришел к Сергею. Отдал ему половину заработанных денег. Остальные деньги оставил себе на содержание до нахождения кровного золота или до первой зарплаты, которую я мог заработать на звероводческой ферме при туристическом комплексе в тайге. В день моего отъезда наша мама жила у Сергея. Вместе со своей сожительницей Галиной мой брат Сергей ухаживал за нашей мамой. В день моего отъезда мама была невменяемой или просто не хотела видеть меня перед моим отъездом. Мама просто сидела как вкопанная в мягком кресле и смотрела куда-то в пространство. Словно там далеко мама хотела увидеть свою прожитую жизнь полную невзгод и трагедий, без выражения на лице и без страдания.
   Стараясь зря ни тратиться в пути на вагон-ресторан, я взял на колхозном рынке дешевые продукты с собой в дорогу. Купил несколько бутылок напитков. С собой взял сменное белье. Ключи от съемной квартиры и от своих вещей отдал Сергею. Сказал брату, что если до конца оплаты за квартиру, не вернусь обратно в город Благовещенск, то Сергей может прервать договор с хозяином съемной квартиры. Мои вещи Сергей может забрать себе. Если даже я вернусь обратно в город Благовещенск, то все равно первое время придется жить у Сергея. Затем устроюсь обратно на работу. Может быть, на тот же завод. Пока заработаю деньги, где-то надо жить. Дальше я сниму себе квартиру. В купе вагона, куда я сел по своему билету, ехали какие-то геологи или нового вида мошенники. После того, как меня облапошили студенты-мошенники, я больше не доверял никому. Воровать у меня им было нечего. Кроме смены белья и продуктов со мной ничего ценного не было. Деньги у меня были в кармашке на майке пристегнутые булавкой. Легкую спортивную одежду, надетую на себя в дорогу, я не собирался снимать в купе. Пакет со сменной одеждой я положил под подушку. Сумку с продуктами положил на верхнюю багажную полку над входной дверью. Залез на верхнюю полку, согласно купленному билету. Вскоре там заснул до самого утра. Спешить мне сейчас больше некуда. Двое суток езды в поезде до города Красноярск я отлеживался на своей полке. В контакт ни с кем не входил. Археологам сказал, что плохо себя чувствую. Археологи перестали приглашать меня поиграть с ними в карты. Вниз спускался лишь покушать и по нужде в туалет. За пять часов до прибытия на станцию города Красноярск, попросил дежурную проводницу нашего вагона, чтобы она меня разбудила за час перед станцией города Красноярск. Так как по своей сонливости и по старческому склерозу мог свободно проехать нужную мне на выход станцию Красноярск.
   - Мужчина! Скоро будет ваша станция. - услышал я, сквозь сон, голос проводницы. - Вы больше не спите.
   - Спасибо, что разбудили! Больше я не засну. - поблагодарил я, проводницу, спускаясь вниз с верхней полки.
   Геологи, наигравшиеся в карты за весь день, безмятежно спали на своих местах согласно купленных билетов. Наверно действительно были геологами. Я не красиво с ними обошелся. Даже в карты с ними играть отказался. Сейчас такое время. Вокруг одни мошенники и воры. Когда-то такие люди-мошенники были позором советской власти, которая хотела истребить всех воров и мошенников. Сейчас воры и мошенники, обычные люди среди доверчивых людей. Несмотря на то, что на дворе был июнь месяц, первый месяц лета, в городе Красноярск ночью было сильно прохладно. Выйдя из теплого купейного вагона на перрон, я надел на себя почти всю запасную одежду и пошел налегке. В руках остался лишь один целлофановый пакет с остатками пищи, которую взял с со?бой в дорогу из дома. За время блуждания по городу Красноярск, собирался доесть и допить все то, что брал с собой из дома в дорогу на поезде. Спать идти в гостиницу я не хотел. Все равно выспался в течение двух суток езды на поезде. К тому же мне было жалко тратить деньги. Ведь совсем неизвестно, как у меня сложатся дела у Кузьмича. За девять лет моего отсутствия в этих краях Кузьмич давно мог состариться и умереть. Хотя тогда Кузьмич был такой крепкий мужик, что мог свободно прожить до ста лет и больше. Сейчас Кузьмичу чуть больше шестидесяти лет. Кузьмич почти такого же возраста, как мой старший брат Сашка. Как рассказывала мне мама, из писем старшего брата, так Сашка в Государстве Израиль, не смотря на свой пенсионный возраст, вкалывает грузчиком или рабочим на бетонном заводе. Независимо от своего высшего образования, Сашка давно сровнялся со мной по работе у себя в Государстве Израиль.
   Всю ночь я гулял по городу Красноярск на видном месте, чтобы менты не обвинили меня в краже какого-нибудь магазина или ларька. В тех местах, где сработала сигнализация, держался я на безопасном расстоянии. Дважды менты останавливали меня к проверки документов. Приставали с вопросами, почему гуляю по городу Красноярск, среди ночи. Почему не устроился спать куда-нибудь в гостиницу. На что я отвечал ментам, что ни настолько богатый человек, чтобы оплачивать сон в пару часов ночи за полную стоимость в дорогой гостинице города Красноярск. Гуляя ночью по городу Красноярск, я размышлял о том, как мне быстрее за день добраться до туристического комплекса в тайге за городом Ачинск. Если просто ехать на бум автобусом, то я никуда не попаду. В тайге столько много деревень и дорог, ведущих в тайгу, что можно просто заблудиться и не выбраться оттуда. Совсем не хочется обратно блуждать по таежному лесу, как во время моего побега из зоны вольного поселения. Сейчас тоже хочется выжить. За два часа до рассвета я примостился на лавочке возле туристического агентства. Хорошо выспался до самого открытия конторы туристического агентства. Проснулся лишь тогда, когда возле меня на тротуаре ходило много народа, а рядом по проезжей части улицы носился многочисленный транспорт. Во время сна у меня слегка опухло лицо, а также закисли глаза. Я пошел в парк до небольшого фонтана. Вымыл свое лицо. Освежившись под влагой холодной воды, направился с вопросами в туристическое агентство, которое находилось рядом за городским парком.
   - Девять лет назад я работал в тайге на строительстве туристического комплекса за городом Ачинск. - обратился я к служащей туристического агентства. - Скажите, пожалуйста, как туда можно сейчас добраться?
   - Информацией конкурентов мы не владеем. - сухо, ответила служащая туристического агентства. - Если вы сами говорите, что туристический комплекс, строился за городом Ачинск, в этом городе укажут вам адрес.
   Я больше ни стал допытываться у служащей туристического агентства, где в городе Красноярск находится автобусная станция, так как предвидел, что эта дама скажет мне, что она не справочное бюро. Поэтому можно было у любого прохожего узнать место расположения городской автобусной станции или спросить у того же мента. Думаю, что за вопросы меня менты не будут задерживать. Укажут расположения городской автобусной станции.
   - Отсюда до городской автобусной станции можно доехать десятым автобусом. - ответил мне, сержант милиции. - Если переулками напрямую, то за десять минут можно спокойно добраться до автобусной станции.
   Поблагодарив сержанта милиции за подсказку, я не поехал автобусом до городской автобусной станции, а пошел переулками пешком, чтобы так экономить время и свои деньги. То, что сержант милиции сказал можно преодолеть за двадцать минут, я потратил два часа. Видимо сержант милиции имел в виду добираться своей милицейской милицией, а я подумал пешком. Однако на автобус восьмого рейса до города Ачинск я все же успел. Забился в самый угол на последнее сидение в салоне автобуса и сразу заснул. Надо было отдохнуть до города Ачинска. Пока я доберусь следующим автобусом с города Ачинск до той деревни, за которой строился туристический комплекс, то будет глубокая ночь. Как бы мне не пришлось заночевать на улице в самой деревне или где-нибудь на дереве в таежном лесу.
   - Мужик! Ты чего здесь спишь? - услышал я, сквозь сон, мужской голос. - Я чуть не замкнул тебя в автобусе.
   - Мы приехали на автобусную станцию города Ачинск? - протирая глаза, удивленно, спросил я, водителя.
   - Мы давно в гараже на автобусной базе. - улыбаясь, ответил мужик. - Ты наверно пару рейсов сделал на автобусе между городами Ачинск и Красноярск. Я помыл автобус и случайно заметил тебя в углу салона.
   - Вот влип! Как теперь я ночью доберусь до туристического комплекса? - ругая себя, вслух, поду?мал я.
   - Тебе до какого именно туристического комплекса надо? - поинтересовался водитель. - Здесь много настроили разных туристических комплексов.
   - Я помню то, что туристический комплекс за таежной деревней. - стал объяснять я, водителю приметы туристического комплекса. - Там строили звероводческую и животноводческую фермы. Деньги на строительство всего туристического комплекса давали иностранцы. Управляющим комплекса был Кузьма Кузьмич. Фамилию я забыл.
   - С управляющим туристического комплекса я не знаком. - сказал водитель автобуса. - Туристический комплекс находится в таежном лесу за деревней Осиновка от магистральной трассы километров десять. Люди говорят, что туристический комплекс иностранных охотников. Иностранцы новый поселок построили. Деревню переселили в поселок. Каждый год туда приезжают отдыхать иностранцы.
   - Это точно там! Кузьмич мне говорил, что скоро здесь будет новый поселок. - подтвердил я, определения водителя автобуса. - Вот только как до той деревни Осиновка доехать я совсем не знаю. Объясни мне, пожалуйста, как сейчас туда можно добираться.
   - Да чего тут объяснять! - удивленно, воскликнул водитель автобуса. - Наша деревня Васильевская находится по трассе километров двадцать от деревни Осиновка. Я тебя подброшу до перекрестка, а там ты дальше сам доберешься попутной машиной до деревни Осиновка или дойдешь пешком десять километров.
   - Я не знаю какой у вас тут тариф на легковые автомобили. - растерянно, сказал я. - У меня денег не богато.
   - Да, ты, что! Спятил что ли! - возмущенно, воскликнул водитель автобуса. - Я работяга, а не какой-то капиталист. Как я могу брать деньги с такого же мужика, как я сам. По тебе видно, что деньги тебе также тяжело достаются как мне. Лучше пойдем быстрее к машине. Время позднее, а нам надо ехать.
   - Извини, братан! Я не хотел тебя обидеть. - сказал я, водителю. - Время сейчас такое. Меня Юра зовут.
   - Очень, приятно! Меня зовут Володя. - крепко пожимая мне руку, назвал себя мужик. - Моя машина рядом.
   Мы вышли за контрольный пункт автобазы и направились к парковке легковых автомобилей, которые стояли на бетонной площадке недалеко от ворот автобазы. На бетонной площадке стояло несколько автомобилей иномарок и один старенький автомобиль советского производства, марку которого трудно было определить, так как кузов автомобиля был собран из разных отечественных автомобилей и покрашен обычной масляной краской зеленого цвета. Такой транспорт вообще невозможно назвать транспортом в современном смысле слова. Одна груда металлолома, который валяется по всюду в больших городах.
   - Классную "тачку" я себе собрал! - сказал мужик, когда мы подошли к неизвестной марке автомобиля. - Пять лет по свалкам собирал автомобильные запасные части. После сварил кузов. Двигатель к машине сам собрал. Такую "тачку" можно оставлять где угодно. Никто не украдет машину. Зато имеется вполне надежный транспорт.
   Володя вытащил откуда то сбоку железный штырь блокирующий дверь "тачки". Без ключа открыл дверь своего транспорта. Вначале сел сам за руль. После чего открыл изнутри боковую дверь и пригласил меня. Я осторожно сел, в общем-то, в уютный транспорт неизвестного образца. Как полагается в легковом автомобиле, пристегнулся страховочным ремнем. Автомобиль завелся почти сразу. Заскрипел железом и тихо поехал в сторону ближайшей улицы.
   - Тебя гаишники не останавливают на таком транспорте? - поинтересовался я. - Один только вид твоего легкового транспорта может испугать любого мента. У тебя, наверно, нет никаких документов на этот транспорт.
   - У меня один только водительский стаж на автобусе скоро будет тридцать лет. - объяснил мне, Володя. - Здесь меня каждая собака знает. Менты сами мне помогали собрать мою "тачку". За тридцать лет на транспорте я ни сделал, ни одной аварии. Ты, Юра, тут будь спокоен. Я тебя подвезу на высшем уровне, как иностранца на туристическую базу.
   По городу Ачинск мы ехали со скоростью не больше шестидесяти километров в час. Я подумал, что на большую скорость такой автомобиль вообще не способен. Однако едва мы выбрались на государственную трассу, как тут же сборная "тачка" стала набирать скорость. Если верить спидометру на панели автомобиля, то через километр мы мчались со скоростью сто пятьдесят километров. Больше по спидометру автомобиль выжать не мог. Так как на спидометре была шкала всего на сто пятьдесят километров, а спидометр автомобиля зашкаливал до конца. Отсюда можно сделать вывод, что собранная модель мчится, около, двести километров в час. Просто классный автомобиль.
   - Ну, Володя! У тебя ни "тачка", а авто зверь. - похвалил я, хозяина автомобиля. - Ты тут прямо рекорды побиваешь по скорости на гоночной трассе.
   - У меня двигатель прямого сгорания. - объяснил Володя тип своего автомобиля. - Расходует бензин четыре литра на сто километров. В то время как иномарки жрут бензин в два-три раза больше. Я постоянно что-то усовершенствую на своем автомобиле. Хочу добиться, чтобы мой автомобиль развивал скорость триста километров и больше. Затем поставлю свой автомобиль на международные автомобильные гонки, чтобы на ставках выиграть себе высший приз. Пока кроме тебя никто не знает, как бегает моя "тачка". Тайну храню специально на автомобильные соревнования.
   - Ты, просто молодец! - искренне, похвалил я, хозяина автомобиля. - Это сколько же надо терпения, чтобы кустарным образом собрать такой классный автомобиль!? У меня никогда не хватило бы терпения копаться в ржавом металле. Ты настоящий мастер по автомобилям. Точнее сказать, конструктор по машинам.
   Навстречу нам не было автомобилей. Затаив дыхание, я следил за линией трассы, которая мелькала в вечерних сумерках и при свете фар скоростного автомобиля. Крепко вцепившись в ручки кресла автомобиля, я ощущал себя пилотом на гоночном автомобиле "Формула-1". Мне никогда не доводилось ездить на таких скоростных автомобилях. Откровенно говоря, было ужасно страшно, что мы можем разбиться в дряхлой "тачке". Лишь уверенность хозяина автомобиля придавала надежду, что все-таки доедем благополучно по скоростной магистрали до перекрестка.
   - Мой автомобиль не может перевернуться. - словно читая мои мысли, сказал Володя, увеличивая скорость. - Во время набора скорости в моем автомобиле происходит гидравлическое выдвижение и развал колес нижней частью наружу. Отчего автомобиль приобретает устойчивость на трассе во время большой скорости и как бы прижимается к трассе. Кроме того, в автомобиле имеется большая балансировка центра тяжести между колесами и кузовом. По своему виду на большой скорости мой автомобиль напоминает гоночный автомобиль. В этом его преимущество...
   - Однако, гоночные автомобили на большой скорости легко переворачиваются и катаются по трассе, как пустые консервные банки. - не согласился я с выводами Володи. - У тебя тоже, может произойти на вираже трассы.
   - Гоночные автомобили легко переворачиваются на трассе по той причине, что у них нет развала колес. - принялся Володя отстаивать свою точку зрения к спортивным автомобилям. - Кроме того, гоночные автомобили барахтаются по трассе, как пустые консервные банки по той причине, что у них неправильно рассчитана балансировка тяжести.
   Я больше ни стал спорить с водителем скоростного транспорта хотя бы по той причине, что совершенно ничего не знал о двигателях внутреннего сгорания, которые в моем понятии были только средством передвижение на колесах. Однако меня удивляло то, что где-то в российской глубинки живут такие самородки, которые могут из металлолома создавать нечто такое. Над, чем размышляют огромные современные институты и автомобильные гиганты. Здесь же налицо талант изобретателя автомобилей. Без электронных вычислительных аппаратов создает скоростной автомобиль, на котором собирается в международных гонках победить лучших автогонщиков на спортивных машинах.
   - Тебе надо тут выходить. - сбавляя скорость, сказал Володя. - Здесь часто бывают попутные машины.
   - Володя! Ты не обижайся, что я тебе скажу. - осторожно, сказал я, хозяину автомобиля. - Я родом из Северного Кавказа. Там за удовольствие принято платить. Пускай даже человек получивший удовольствие совсем нищий. Я хочу тебе дать сто рублей за удовольствие, которое получил от езды на этом транспорте. Хочу, чтобы ты выпил за мое удовольствие и за мою удачу, которую я жду от поездки в тайгу. Если ты не пьешь, то пускай на эти деньги выпьют другие за мою и твою удачи. Я хочу, чтобы твое желание сбылось. Ты взял высший приз на международных гонках..
   - Спасибо, Юра! За теплые слова. - пожимая мне, крепко руку, сказал на прощание Володя. - Пускай тебе повезет в этой поездке. Удача всегда нужна людям. Всего тебе хорошего. Извини, я спешу. У меня много дел. Утром обратно работа на автобусе.
   Я осторожно выбрался из ржавого, скоростного автомобиля, на полотно современной государственной трассы. За несколько секунд, груда ржавого металла набрала огромную скорость. Скрылась вдали государственной автомобильной магистрали. По прямой, как стрела, полосе дороги, которая за девять лет моего отсутствия приняла современный вид. Здесь на этом участке государственной автомобильной магистрали были учтены все правила дорожного движения. Середина государственной магистрали и края трассы, огороженные металлическим бордюром. Встречного движения автомобилей нет. Водитель может развивать на автомобиле любую разрешенную скорость. На перекрестках имеются дорожные знаки и линии определения движения автомобилей. Лишь не внимательный или пьяный водитель автомобиля может совершить аварию на таком современном участке государственной автомагистрали.
   Как только автомобиль Володи скрылся из моего вида, я оглянулся вокруг себя и обалдел. Всюду, куда только я мог смотреть, была дремучая тайга. Вокруг меня ни одной человеческой души и никакого транспорта. Огромные хвойные деревья, словно стражи дикой природы, стояли вокруг меня. Меня поражало то, что как я смог тогда зимой во время побега с зоны вольного поселения выжить один в такой дикой природе среди хищников, которые сейчас издают угрожающие звуки вокруг меня. Наверно тогда на пути мне попадали сытые хищники. Теперь же вокруг меня голодные хищники, а у меня с собой нет никакого оружия. Даже перочинного ножа с собой не имею. Стоять здесь на перекрестке и ожидать попутного транспорта равносильно тому, что ожидать, когда хищники решат разделить меня между собой на первое и второе. Надо двигаться отсюда, как можно быстрее. Мне жить не надоело. Надо спешить вперед. Подобрав на обочине какой-то железный прут, я направился в глубь таежного леса, куда указывала табличка с надписью "Осиновка-10 км.". Набравшись смелости я молча направился по поселковой трассе сделанной десять лет назад иностранцами. Пройдя километр по дороге, я подумал, что идти по таежному лесу молча опасно собственной жизни. Хищники могут подумать, что я струсил. Звери быстро осмелеют и кинутся делить меня между собой на ужин.
   Немного поразмыслив, я во всю глотку стал орать песни, которые были известны мне с детства. Два огромных лося, стоявшие вблизи дороги возле молодой сочной растительности. При слабом свете луны объедавшие зеленые ветки, с удивлением обратили свое внимание на меня и на мои дикие вопли. Видимо решили не связываться с таким дураком как я, поэтому на всякий случай перебрались в сторону от дороги на безопасное место, продолжая жевать сочную зелень. Я словно, как собака Моська перед слоном, почувствовал свою силу перед исполинами тайги и с еще большим рвением стал орать свои песни, которые больше были похожи на вой раненого зверя. От такого ужасного крика, который страшным эхом умножался и заглушал тайгу, мне самому было страшно. Однако я орал до хрипоты и быстрым шагом спешил туда, где была таежная деревня. Среди людей мое спасение от хищников в таежном лесу. Моеuо дыхания на крик песен хватило километра на три. Дальше я мог только хрипеть. Едва совсем не сорвал голос. На дороге между государственной автомобильной магистралью и деревней Осиновка, не было ни каких дорожных знаков. Вокруг меня лишь густая не проходимая тайга. Сколько километров отмотал совсем невозможно понять. Хотя бы дорога была чуть прямая. Тогда мне можно было бы ориентироваться на расстоянии на каком-то предмете. Дорога виляет в каких-то небольших впадинах и земных разломах между деревьями. Всюду непроглядная темнота ночи. Вначале тусклая луна хотя бы светила сверху над головой. Сейчас луна скрывается за верхушками гигантских хвойных деревьев. Иногда луна видна сквозь ветки деревьев полоской света. Вокруг меня страх и таска от бледной луны. Наверно от тоски на луну воют шакалы и волки. Ухают где-то на ветках филины. Пугают меня своими криками. Вполне возможно, что совсем близко деревня Осиновка. Голоса диких животных немного поубавились. Зато за деревьями стали лаять собаки и в ночи мычат перепуганные до смерти коровы. Вокруг меня в тайге быстро увеличилась такая тишина, что даже стало слышно, как лоси жуют молодые побеги кустов. Акустика настолько мощная, что любой звук и шорохи в лесу отражаются эхом, как органная музыка дикой природы в дремучем таежном лесу. С приближением к деревне страх пропадает. На смену страху приходит любопытство к звукам тайги. С увлечением слушаю приятные звуки леса, которые совсем недавно пугали меня, как заблудившегося ягненка, перепуганного до такой степени, что лучше быть съеденным заживо волками, чем переносить страх. Однако не хочется быть ягненком. Вот из-за густых деревьев появилась просека, за которой мерцают огоньки деревни. Я прибавляю шаг к заветной цели, за которой меня ждет богатство и наслаждения. Привыкший к долгой ходьбе, я почти не ощущаю усталости. У меня лишь одна мысль, это тихо и незаметно пройти всю деревню. Через пять километра прийти к избе Кузьмича. В деревне нельзя шуметь. Иначе встревоженные собаки и петухи поднимут хамские крики. Вслед за этим проснется вся деревня. Тогда придется отчитываться перед деревенскими мужиками и бабами за свое вторжение к ним на землю обетованную дальними предками. Уж лучше я прошмыгну, словно мышка подальше от скандалов в гущу леса.
   После того, что я видел здесь девять лет назад, когда мы проезжали на джипе возле деревни, то все тут изменилось именно так, как тогда говорил мне Кузьмич. По сторонам дороги стоят две деревни. С левой стороны деревня с почерневшими бревенчатыми избами без признаков жизни. С правой стороны не деревня, а современный европейский поселок с домами, коттеджами и виллами. Чистые ухоженные дворы с тротуарами из каменной брусчатки. Возле каждого жилого здания и возле калитки с небольшим забором горят ночные фонари, которые освещают все пространство каждого двора. Почти в каждом дворе гаражи автомобилей. По очертанию некоторых автомобилей можно понять, что в деревне тоже не лыком шиты. Здесь в современном поселке имеют марки зарубежных автомобилей. Все мои старания пройти через деревню незаметным не увенчались успехом. Какая-то бдительная шавка подняла истошный лай. Любой плохой поступок заразителен. Не желая оставить подругу в одиночестве рядом со мной, другие собаки поддержали свою подругу раздирающим душу лаем. Вскоре вся деревня собак захлебываясь от собственного тявканья, подняли такой сумасшедший шум, что некоторые хозяева не выдержали лая собак. Из жилищ на улицу вылезли полуголые мужики. Кто-то из мужиков стал покрикивать на собак. Другие мужики стегнули чем-то не в меру увлекшихся лаем собак, отчего те заскулили и спрятались от хозяев. Один мужик, видимо с похмелья, вышел во двор с ружьем и пальнул в воздух сразу из двух стволов. Отчего лай собак сразу прекратился, наступила тишина. Через какое-то мгновение после стрельбы мужика из ружья, вокруг с небес посыпалась мелкая дробь или соль. Было слышно падение чего-то более плотного, чем снег или дождь, но более мелкого, чем весенний град, который губит молодую природу. Перепуганные до смерти лающие собаки после стрельбы сразу заткнулись и больше не сопровождали меня своим лаем, пока я не прошел насквозь деревню. Обратно углубляясь в дремучий таежный лес. После деревни я сбавил шаг. Теперь мне спешить было некуда. Сейчас через два километра будет ограждение туристического комплекса, а дальше за ограждением через три километра в сторону от дороги в гуще леса изба Кузьмича. Наверно сейчас всюду на территории туристического комплекса стоит сигнализа?ция и видео камеры. Совсем не заметно я здесь не пройду. Придется просить охранника, чтобы вызвал ко мне Кузьмича или выделил кого-то сопровождающего, который будет сопровождать меня под охраной прямо в тайгу до ворот двора вокруг избы Кузьмича.
   - Сторож! Охрана! Люди! Отзовитесь! - заорал я, что было силы, так же как горланил песни на всю тайгу.
   - Чего орешь? - выглядывая из домика сторожки, спросил мужик с сонным лицом. - Зверей распу?гаешь.
   - Мне нужно пройти к Кузьмичу. - сказал я, охраннику, протягивая свой паспорт. - Я старый друг Кузьмича.
   - То, что ты старый я вижу и без паспорта. - сказал охранник, возвращая мой паспорт. - Насчет вызова Кузьмича, ты давно опоздал. Кузьмич не живет здесь больше года. Ты зря ехал сюда в тайгу в такую даль.
   - Как это уехал Кузьмич? - удивленно, спросил я, охранника. - Кузьмич планировал тут хорошо жить и долго.
   - Кузьмич сейчас живет лучше, чем планировал. - ответил охранник. - В позапрошлом году в гости к Кузьмичу приехали оба его сына генералы. Кузьмич с сыновьями пошел куда-то в тайгу чего-то там искать. Целый месяц Кузьмича и его сынов не было из тайги. Когда их жены собирались обратиться в милицию на поиски Кузьмича с сынами. Пропавшие сами вернулись из таежного леса. Вскоре разом собрались семьи Кузьмича и уехали жить за границу. Люди говорят, что какой-то зек рассказал Кузьмичу о месте кровного золота, пропавшего в гражданскую войну. Так вот, Кузьмич с сынами нашли кровное золото, из-за которого в наших местах с гражданской войны много людей полегло...
   - Вай-во-вой! Какой я, дурак! - заорал я, словно резанный зверь, на всю округу. - Зачем я доверяю людям?!
   - Так это ты тот самый зек?! - удивленно, вытаращив на меня глаза, спросил охранник. - Конечно, зря ты доверил тайну кровного золота людям. С такими тайнами люди появляются на этом свете и тайно уходят куда-то вместе с кровным золотом. В наших краях полегло много людей из-за кровного золота...
   У меня была такая ужасная истерика, что я рвал на себе одежду и волосы. Бился головой об загородку. Разодрал себя в кровь. На крик выбежали два других охранника. Силой скрутили мне руки. Охранники затащили меня к себе в сторожку. Там в сторожке охранники влили мне в глотку стакан водки. Я едва не задохнулся от стакана водки. Охранники дали мне запить водку каким-то соком и закусить соленым огурчиком с большим куском деревенского хлеба. После водки я успокоился. Постепенно нервный срыв пошел на убыль. Охранники налили мне дополнительно стакан водки. На закуску дали кусок мяса медвежатины. Я сразу догадался, что это мясо медведя. Так как до моего появление в тайге и после я никогда ни ел мясо медведя. Зато хорошо запомнил на вкус мясо медведицы, которую зарубил зек по кличке Гнус спасший мне жизнь. Тогда мясо медведицы я жарил на костре и кушал прямо у трупа зека.
   - Ну, что, малость оклемался? - спросил охранник, сказавший мне, ту страшную весть. - Я думал, что ты чокнулся от такого известия. Ты уж прости милок, что я тебе такое рассказал. Откуда мне было знать, что ты тот самый зек, который проворонил кровное золото.
   - Ничего страшного. Я сам во всем виноват. - скупо, сказал я, подымаясь к выходу. - Поеду обратно домой.
   - Извини, мил человек, но в таком виде я тебя домой не пущу. - сказал охранник, преградив мне дорогу. - Тебя в таком виде, ни в какой транспорт не пустят. Первый же мент заберет тебя в каталажку. Вначале приведешь себя в порядок, а после можешь двигаться на все четыре стороны. Я не хочу, чтобы ты из-за меня еще раз где-то пострадал. После такого прокола тебе спешить некуда. Больше тебе кровного золота не видать.
   Я согласился с предложением охранника. Мне действительно нельзя было идти в таком виде в обратный путь. К тому же до утра часа три будет. Надо отдохнуть немного. Да и от выпитых двух стаканов водки почти без закуски тоже надо очухаться. В таком пьяном виде меня дальше деревни никто не пустит. Чего доброго сразу сдадут в милицию. Сейчас надо хорошо выспаться. Утро вечера мудренее. Все будет хорошо. Кровного золота все равно мне не вернуть, что упало, то пропало. Какой я все-таки дурак! Мог тогда свободно перепрятать кровное золото в таежном лесу. Затем выйти к людям. Окрепнуть малость от своих длительных походов по тайге. Дальше можно было придумать, как вернуться в тайгу за кровным золотом. Так нет же, первого встречного навел своими рассказами на ту пещеру с медвежатами, где в рваном мешке хранились самородки давно пропавшего золота, которому в народе дали название "кровное золото". После сильного стресса и по пьяному делу я не заметил, как охранники уложили меня спать на какую-то мягкую лежанку возле электрической печки. Я сразу уснул, как младенец и проспал до половины следующего дня. Деревенские мужики оказались понятливые и не будили меня до того времени, пока в сторожку явился тот самый охранник, который уложил меня спать. После того, как он с работы выспался, то пришел обратно проведать меня в сторожке.
   - Меня зовут Василий Степанович. - протягивая мне руку, сказал охранник. - Я думаю, что тебе пора в баню.
   - Очень приятно! Меня зовут Юрий Сергеевич. - назвал я себя, крепко пожимая руку Василию Степановичу.
   - Вот, что, Юра! Давай мы с тобой перейдем на ты. - сказал Василий Степанович. - Мы с тобой почти ровесники. После дежурства ночью, я лишь на трети сутки вступаю в дежурства. Так что три дня ты мой гость.
   Мы вышли из сторожки. За воротами в сторону деревни стаял легковой автомобиль импортного производства. Кнопкой на расстоянии Вася открыл дверь своего легкового автомобиля. Пригласил меня сесть рядом. Едва я сел на мягкое сидение нового легкового автомобиля, как автомобиль в туже секунду беззвучно тронулся вперед. Как только автомобиль развил скорость, как тут же появились старая и новая деревни. Василий притормозил свою иномарку. Нажал на другой пульт на связке ключей. Мы проехали во двор перед автоматически открывшимися воротами. От удивления едва я не потерял челюсть, когда увидел такой шик в таежной деревне, точнее, в поселке городского типа.
   - Я не знаю, что произошло между тобой и Кузьмичом, но вся деревня благодарна Кузьмичу за ту роскошь, которую он строил нам благодаря своему бизнесу. Мы стали лучше жить. - сказал Вася, выбираясь из своего автомобиля. - Благодаря строительству туристического комплекса изменилась вся жизнь в нашей таежной деревне. Мы все работаем во всех отделениях туристического комплекса для иностранцев, которые платят нам хорошие деньги за нашу работу. Отсюда у нас такое богатство в деревне. Спасибо нашему Кузьмичу.
   Я ничего ни стал говорить Василию о моей рабочей связи с Кузьмичом. Хотя я прекрасно понимал, что Василию ни терпится из первых уст узнать ту информацию о кровном золоте, которое будоражит умы всех жителей деревни на протяжении многих десятков лет. Но у меня в мыслях было одно желание, это хорошо помыться и вернуться обратно в город Благовещенск на свою прежнюю работу грузчиком на заводе. Там хоть ни так хорошо платят, как здесь в деревне. Зато заработок постоянный и никто меня не может упрекнуть за маленькую зарплату. Придется смириться с тем положением, в котором оказался я после выхода на волю. Большинство людей в России живут на одну зарплату.
   - У меня банька ни такая шикарная, как была в избе Кузьмича, но помыться в ней можно. - сказал мне, Василий, показывая на маленькую русскую баньку на заднем дворе. - Иди мойся в баньку, а я пока накрою стол у нас на кухне. Мы отметим с тобой наше знакомство по-русски, точнее, по-таежному.
   Я ни стал ломаться, как сдобный пряник перед Василием, а сразу пошел в русскую баньку. Из того, что Василий пошел накрывать стол на кухне, то я понял, что сегодня он дома один. Наверно вся семья у него на работе, а Василий решил посвятить мне один свободный день. Вообще-то мне неудобно было эксплуатировать чужой день отдыха. Что поделаешь! Не могу я ходить целую неделю грязный в крови и в рваной одежде. Надо помыться в русской бане. Как мне напомнил сам Василий, русская банька у Кузьмича действительно была намного больше, чем у Василия. Здесь не было роскошной прихожей, как в русской баньке у Кузьмича. Вместо железного короба русская печка с булыжниками. Печка отапливалась двумя способами. Газом снаружи и дровами изнутри. Кроме парилки была небольшая душевая и такая же маленькая раздевалка, где был раздвижной шкаф и вешалка на предмет верхнего белья. Наверно Василий специально истопил русскую баньку для меня. Так как по старому опыту знаю, что в русских деревнях моются в русских банях с парилкой лишь по субботам и по предпраздничным дням. Сегодня же был обычный рабочий день. Никакого повода для мытья в русской бане не было. Тем более в такой теплый летний день, какой выдался сегодня, обычно все деревенские купаются в речке, которая течет сразу за дворами деревни в таежном лесу.
   - Ну, Юрок, садись за стол. - пригласил меня, Василий, когда я зашел на кухню. - Знакомство надо отметить.
   Несмотря на то, что сборный финский дом был не очень большой, но кухня была современная и просторная. Между кухней и залом была подвижная стена, которая отодвигалась в стену, в случае присутствия в доме большого количества гостей. Все остальное в кухне было точно также как во всех современных кухнях европейского стандарта. Даже микроволновая печь присутствовала и встроенный в стену большой холодильник. В этом доме нет русской печки. На зиму электрическое отопление с масляными батареями. Русская печка теперь стала историей таежного леса.
   - Юра если ни секрет, откуда ты родом? - поинтересовался Василий после первой рюмки водки. - На сибиряка ты совсем не похож и на южанина тоже. Но акцент у тебя совсем не знакомый мне. Тогда откуда ты родом будешь?
   - Вообще-то я южанин. Родом с Северного Кавказа. По национальности русский. Терский казак по матери. - стал я объяснять, место своего происхождения. - Поэтому у меня такой странный акцент. У себя на родине не был лет двадцать. Оттого такой белый, как местный сибиряк. Давно не загорал на солнце. Нет у меня времени на отдых.
   - Если у тебя есть желание, то мы с тобой хоть сейчас можем пойти загорать на речку. - предложил Василий.
   - Мне как-то неудобно тебя стеснять. - виновато, сказал я, Василию. - У тебя выходной, а я к тебе с загаром.
   - Чего тут неудобного! - удивленно, воскликнул Василий. - Речка-то за двором и отдых там лучше, чем дома.
   Сразу после еды борща с мясом мы собрали с собой хорошую закуску, бутылку русской водки и два потускневших граненых стакана. Прямо через маленькую калитку в заднем дворе мы прошли метров сто от дома и спустились на берег речки. Василий разложил все закуски прямо на траве. Налил в граненые стаканы водки. Мы тут же выпили за хорошую погоду в сибирской тайге, где можно хорошо отдохнуть, искупаться в речке и позагорать на свежем воздухе. Закусив куском мяса с соленым огурчиком, мы быстро разделись и в семейных трусах полезли купаться в реку. Кроме нас в это время никого на берегу речки не было. Даже если б были люди, то все равно никто нас ни стал бы обсуждать, что мы купаемся в семейных трусах, а не в пляжных плавках. Здесь не пляж на берегу Каспийского или Черного морей. Возле деревни в речке можно купаться хоть голяком. Все друг друга со дня рождения знают. Наверно семьями деревня перероднилась. Каждый мужик и баба переспали друг с другом. Некого больше стесняться. Единственный приезжий и тот не парень, а старик, который давно впустую прожил свою жизнь. Некого тут мне стесняться. После купания в холодной воде небольшой речки и под хорошую закуску, мы быстро уговорили бутылку русской водки и не были до свинства пьяны. Нам просто было хорошо отдыхать на свежем воздухе. Ну, как после такого хорошего приема не рассказать хозяину о том, ради чего меня пригласил Василий на отдых. Собственно говоря, мне скрывать было нечего. В том, что тогда со мной в тайге случилось, с моей стороны нет никакого криминала. Даже если была какая-то погрешность, так я отмотал срок на полную катушку за все, что было и чего не было. В общем, снял я со своей души перед Василием все, что накопилось у меня на душе за десять лет жизни. Единственное, что не рассказал Василию, так это про то, как трахал на сеновале деревенских девчат, которые мне в дочки годились.
   - Все-таки кровное золото принесло людям больше горя, чем добра. - тяжело вздыхая, задумчиво, сказал Василий после моей исповеди. - Сотни, если не тысячи людей погибли из-за мешка золотых самородков. Даже насчет Кузьмича, скажу тебе, что не со зла к тебе так поступил Кузьмич. Кузьмич добрейшей души человек. Целую деревню на ноги поставил и тебя шесть месяцев содержал, как родного себе человека. Кто знает, если бы ты не задержался на девять лет в дороге к нашей деревне, то, может быть, Кузьмич вместе с тобой пошел искать ту пещеру с мешком золотых самородков. Ведь почти восемь лет после твоего отъезда Кузьмич не ходил в тайгу за золотом. Хотя его сыны каждый год приезжали на отдых к отцу в тайгу. Выходит, что Кузьмич ждал твоего приезда. У него не было корыстных целей. Но после того как ты пропал без вести, то видимо Кузьмич решил, чтобы зря не пропадало в тайге кровное золото, Кузьмич взял то золото на благо людей. Хотя я сомневаюсь, чтобы кровное золото принесло пользу людям. Если здесь в тайге от кровного золота были только беды, то и за границей от этого золота не будет людям добра. На это у меня есть собственный вывод. После того, как из наших мест исчезла семья Кузьмича, к нам сюда наведывались милиция, ФСБ и прокуратура. Погрешностей по работе с иностранцами у Кузьмича не было. Кузьмич был честный бизнесмен. После исчезновения Кузьмича иностранцы сетовали на то, что в лице Кузьмича потеряли хорошего компаньона и управляющего зарубежным туристическим комплексом. Даже российские органы правопорядка не копались в делах Кузьмича. Милиция, ФСБ и прокуратура интересовались лишь тем, что нашел в тайге Кузьмич со своими сынами. Конечно, вспомнили таинственную историю исчезновения мешка золотых самородков в тайге вместе с красноармейцами. Наши деревенские старики не забыли, как за десятилетия советской власти в тайгу уходили несколько поисковых экспедиций за кровным золотом, из-за которого сгнили в тайге тысячи человеческих душ. Нам нечего было скрывать. Мы до перестройки в Советском Союзе хоть не очень-то богатые были люди, но на кровное золото никто из деревни не позарился. В тайгу ходили лишь на охоту, чтобы добыть дичь на благополучие своих семей. Я думаю так, что если органы власти ищут семью Кузьмича по всему белому свету, то значит, кровное золото не пошло на пользу людям и за границей. Скорее всего, семья Кузьмича не уехала за границу, а сгнила по пути за границу. Ведь не могли почти двадцать человек семьи Кузьмича просто исчезнуть с лица земли. В космос жить пока не летаем, а через ИНТЕРПОЛ и Интернет по компьютеру, кого хочешь, сейчас найдут на земном шаре в любом месте.
   - Ладно, Вася, давай оставим в покое Кузьмича и его кровное золото. - сказал я, своему напарнику по пьянке. - Все равно кровное золото мы не вернем. Давай лучше с тобой выпьем за хороших людей, таких как ты и каким был Кузьмич. Я сам виноват, что сразу не взял с собой кровное золото, а разболтал Кузьмичу о нем.
   - Давай выпьем! - согласился Василий с моим предложением. - Таких хороших людей, как мы, осталось мало на этом свете. Вокруг развелись одни гады, которые пьют нашу рабочую кров. Когда-то обязательно вернемся к со...
   - Если мы с тобой будем напиваться, то точно никуда не вернемся. - напомнил я, Васе, о нашем состоянии.
   - Тц-ц-ц! Жена моя идет. - предостерег меня, Вася, показывая в сторону своего дома. - Сейчас будет война.
   Я посмотрел в ту сторону, куда мне головой показал Вася и почти сразу отрезвел. Со стороны дома Василия шла довольно крупная, сочная деревенская баба, которая в руках держала большую хворостину. Мне сразу стало понятно, что деревенской бабе все равно, кто пьянствует голяком на берегу реки возле ее дома. Такой бабе нужен порядок в доме и вокруг дома. Поэтому нам лучше быстрее дергать отсюда от реки, пока нам от этой бабы не досталось...
   - Ах! Вы, несчастные алкоголики! - закричала баба, угрожающе взмахнув на нас хворостиной. - Мало вам в избе было пьянствовать, так вы дикую природу пошли поганить. Я вам сейчас устрою здесь профилактику.
   Не дожидаясь нашего согласия на профилактику, деревенская баба ловко прогулялась хворостиной по нашим голым задницам. Мы взвизгнули от жгучей хворостины, как нашкодившие поросята и разбежались в разные стороны. Деревенская баба весело засмеялась от нашей прыти, которую мы проявили, спасаясь от хворостины прогулявшейся по нашим голым задницам. Насладившись своим успехом над нами. Деревенская баба собрала в целлофановый пакет весь мусор, оставшийся после нашей пьянки и довольная своей победой отправилась опять к своему дому.
   - С моей Клавдией лучше не связываться. - сказал Василий, потирая на своей голой заднице красную полосу оставшеюся от хворостины жены. - Мою бабу мужики в деревне боятся. Клавдия терпеть не может тех, кто пьет на дикой природе. Говорит, что когда мужик выпил дома, то с ним ничего не случиться. На дикой природе пьяного мужика может медведь задрать, волк зарезать или пьяный может просто в речке утонуть. Клавдия в этом права. У нас в деревне, такие случаи с пьянкой на природе происходили. В остальном Клавдия отличная баба. Хорошая жена, хорошая хозяйка и мать для детей такая, что все в деревне завидуют. Сейчас минут через десять Клавдия упокоится. Будет нас звать к обеду. Давай мы немного окунемся в холодную воду реки, чтоб малость отрезветь и будем собираться.
   Прежде чем полезть в воду и там по пьянке не утонуть, мы перестраховались ветками кустов растущих на берегу у самой воды таежной речки. Зацепившись за свисавшие над водой длинные ветки кустов, мы вошли в воду по пояс и несколько раз окунулись с головой в холодную воду таежной реки. Отчего нам действительно стало легче после пьянки. До полной трезвости нам было далеко. Но добраться до дома Василия могли самостоятельно без хворостины. Нам оставалось, как малым пацанам, выжать в кустах мокрые трусы и одеться, как подобает взрослым мужикам.
   - Хватит пугать в кустах дикую природу голым задом! - закричала Клавдия от дома. - Идите в дом обедать!
   Мы быстро напялили на себя одежду и словно проголодавшиеся мальчишки поспешили на зов своей матери, которая звала нас к обеду. После хорошего разгона за нашу шалость у реки нам больше ничего не угрожало. Ураган хворостины, пронесшийся над нашими голыми задницами, утих. Теперь спокойно могли пойти в дом пообедать, а после заняться своими делами, которые сейчас могут посетить наши отрезвевшие головы в присутствии хозяйки дома.
   - Ты дай мужику какую-нибудь одежонку. - посмотрев на меня сверху донизу, сказала Клавдия, своему мужу. - На его одежду невыносимо смотреть. Одежда вся грязная и рванная. Надо вначале постирать одежду, затем зашить дыры. В таком задрипанном виде я гостя не выпущу из своего дома. Раздевайся милок. Шмотки штопать будем.
   - Этого мужика Юра зовут. - роясь в шкафу со своей одеждой, пробурчал Василий. - Он у нас пока малость погостит. Ему спешить некуда. Он издалека в гости к Кузьмичу приехал, а Кузьмич то год как съехал отсюда.
   - Гостю мы всегда рады, но больше пьянку на дикой природе не устраивайте. - грозно, сказала Клавдия, поглядывая в мою сторону. - Хотите выпить малость, я не против того, но обязательно в доме за столом под хорошую закуску. Иначе вас зверье может задрать у речки или чего доброго вы можете утонуть по пьянки.
   Василий принес свою одежду и отправил меня с глаз Клавдии в маленькую комнату, которая очевидно принадлежала гостям. Я снял с себя все до трусов и тут же надел на себя одежду хозяина дома. Василий собрал мою одежду, пошел с моей одеждой на небольшую веранду, где стояла стиральная машинка. Через пару минут я услышал, как закрутился двигатель стиральной машинки. Я без приглашения прошел на кухню. Сел за стол рядом с Василием. Клавдия сразу засуетилась на кухне с приготовлением хорошей закуски.
   - К аппетиту по маленькой я вам налью. - сказала Клавдия, приглашая нас к столу. - На этом сегодня хватит.
   На современном деревенском столе на этот раз были галушки с чесноком и жареная картошка с салом. Стараясь не пьянеть даже от стопки водки, мы вначале хорошо покушали галушки. После чего опрокинули в себя по стопки русской водки и принялись прямо из сковородки вилками кушать жареную картошку. В это время Клавдия стала куда-то собираться. Наверно домой Клавдия приехала с работы на перерыв. Вот обратно едет работать.
   - Клавдия! Ты говорила, что Степан в звероферме собирается в отпуск? - спросил Василий у своей жены. - Может быть, ты Юрку туда на работу на месяц возьмешь? Твоим бабам легче с мужиком будет. Юра у Кузьмича работал, ему дело знакомо. Моя женка на звероводческом комплексе заведующей работает. Готовит хищников к вольной жизни на дикой природе. Затем выпускает хищников в таежный лес на развлечение иностранных гостей.
   - Я не против того, чтобы он у нас во время отпуска Степана поработал. - разглядывая меня, согласилась Клавдия. - Если хоть раз увижу пьяным на работе или баб наших будешь лапать, так сразу уволю с работы.
   - Я выпиваю в гостях и по великим праздникам. - заручился я сам собой. - Лапать баб у меня ни тот возраст.
   - Хорошо! Договорились! Ты принят к нам на работу. - утвердила Клавдия, мой прием на работу. - Завтра утром выходи на работу. Сейчас взять на работу не могу. Ты сегодня пьян, а звери в клетках на дух не любят пьяных мужиков. Так что у тебя сегодня небольшой прогул за будущий отгул. Дальше посмотрю в работе.
   Клавдия вышла из дома. Вскоре я услышал, как заводится легковой автомобиль. Я выглянул в окно и увидел, как Клавдия за рулем проворно управляет серебристым джипом. Почти такой джип, какой я видел у Кузьмича, когда жил в избе Кузьмича и работал у него на фермах с животными. Все-таки сильно продвинулись люди вперед. В глуши непроходной тайги российская деревня превратилась в современный европейский поселок. Бывшие доярки разъезжают на современных джипах. У лесничих появились вездеходы иностранного производства. Даже персональные компьютер в каждом доме имеется. Хотя совсем недавно, лет так двадцать назад, здесь не было даже электричества.
   - Василий, ты пойми меня правильно. - обратился я, к хозяину дома. - Мне неудобно вас стеснять. Может быть, на месяц моей работы у вас в звероводческой ферме я все же поживу на рабочем месте на сеновале или у стойла. Хочется пожить в таежном лесу рядом с природой. В городской черте такого не увидишь.
   - Как все-таки далеко ты отстал от нашего развития. - удивленно и гордо, сказал Василий. - Между звероводческим и животноводческим комплексом ферм у нас имеется целый поселок разных служб обслуживания комплекса. Там у нас есть своя ветеринарная служба, автоматизированная столовая кормления людей и животных, техническая служба, домики отдыха для рабочих и служащих. Даже крытый бассейн, теннисный корт и сауна имеются. Причем питание и проживание в нашем комплексе бесплатное. Все расходы на себя берет туристический комплекс, на который мы все работаем. Так что ты там можешь жить и работать, сколько тебе будет угодно. Думаю, что тебе понравится.
   В отсутствии Клавдии мы выпили еще по одной рюмки водки под хорошую закуску и на этом у нас пьянка закончилась. Мне предстояло до утра окончательно отрезветь, чтобы не нервировать хищников в клетках. Василию надо было заняться своими домашними делами, чтобы поддерживать свой дом в хорошем виде. Я напросился помочь Василию в его домашних делах. Сидеть на халяву в доме хозяина мне было неудобно. В этом доме, фактически, я ни гость, а просто случайный человек. Так что харчи мне надо как-то отрабатывать. Помогу по хозяйству Василию. На заднем дворе у калитки был поврежден забор в нескольких местах. Василий говорит, что зимой к нему на пасеку наведывались медведи, а в конце весны на огород повадились дикие свиньи. Убивать свиней и медведей нельзя, так как дикие животные принадлежат иностранцам-охотникам, которые оплачивают нам разведение диких животных в необходимости своей охоты. Поэтому деревенским жителям приходится лишь отпугивать из ржья от своего хозяйства, слишком обнаглевших диких животных. Волки, лисицы и лоси заходят сюда к нам в гости почти каждый день.
  - Если не убиваете диких животных. Так откуда тогда у вас имеется мясо медведя? - спросил я, у Василия.
   - Иностранцев интересует только охота на зверей и трофей в виде шкуры домой. - объяснил мне, Василий. - Мясо медведей иностранцы не едят. Даже мясо диких свиней и лосей не каждый иностранец употребляет себе в пищу. Не выкидывать же такое добро на помойку. Вот мы и заготавливаем мясо диких животных себе домой впрок. У каждого в доме имеется из мяса диких животных тушенка, окорока, колбасы и разные полуфабрикаты. Так что дикие животные вокруг нашей деревни ходят целыми племенами. Аппетитный запах, исходящий от нашей деревни, а также от комплекса наших ферм притягивает сюда диких животных словно магнитом. Дошло даже до того, что мы решили опоясать всю нашу деревню колючей проволокой, также как туристический и животноводческий комплексы. Иначе через пару лет невозможно будет выйти во двор из-за диких животных, так как эти незваные гости из таежного леса начинают окончательно наглеть. Звери собираются стадами вокруг нашей деревни, как хозяева этих таежных мест.
   - Я когда шел к вам в деревню по дороге от государственной магистрали, то видел множество лосей у дороги. - подтвердил я, сказанное мне Василием. - Лоси даже не обращали на меня никакого внимания. Просто стояли возле дороги и объедали молодую зелень кустарников. Когда я от страха горланил свои дикие песни, то лоси отходили чуть-чуть от дороги. Наверно не потому, что боялись меня. Скорее всего, лосям не нравились мои песни. Ведь мои песни были больше похожи на дикий вой раненого зверя, а не песни обычного человека. Но лоси меня не боялись. Просто с презрением смотрели на меня, как на одичавшего человека.
   До самого вечера я с Васей поправлял забор, израненный дикими животными. Когда стало темнеть, то мы собрали весь инструмент и пошли в гараж импортных автомобилей, где у Василия были небольшие столярная и слесарная мастерские. Там же находились шкафы под инструмент разного предназначения. В шкафах под инструмент полки и крючки. Каждый инструмент находится на своем месте. Прямо как у настоящей иностранной фирме. Сразу видно, что в российскую деревню проникло "дурное влияние запада". От российского бардака в каждой деревне, здесь не осталось даже следа. Словно русская деревня попала в другое измерение жизни или в космос на другую планету.
   - Мужики! Хватит капаться. Идите ужинать. - услышали мы голос Клавдии от дома. - Все остывает на столе.
   - Действительно, хватит на сегодня работать по дому. - согласился Василий с предложением жены. - Завтра у меня есть один свободный день от работы. Так что завтра, я точно закончу свои домашние дела по хозяйству.
   Мы помыли руки под умывальником прямо здесь в гараже. После чего отправились на кухню. В это время Клавдия штопала мою одежду, которая давно высохла после стирки и готова была к ремонту. Если бы ни Клавдия, то пришлось бы мне в рванной и грязной одежде возвращаться к себе домой в город Благовещенск. Как раз бы в таком ужасающем виде я мог стать у ментов хорошим объектом моего задержания. Хотя менты могут придраться к любому человеку. Даже к отдельно стоящему столбу, который оторвался от общества точно как я и не знает куда приткнуться.
   - Вася! Извини за любопытство. - обратился я с вопросами к Василию после нашего ужина. - У тебя с Клавдией такой возраст, когда имеют взрослых детей и даже внуков. Почему у вас в доме больше нет никого? Где ваши дети и внуки? Наверно у вас большая семья?
   - Пойдем в зал. Я там покажу тебе фотографии своих детей и внуков. - предложил Василий после ужина.
   В небольшом зале за столом я сел смотреть телевизор, пока Василий копался в книжном шкафу в поисках альбома с семейными фотографиями. По телевизору показывали политические и криминальные новости, которые чередовались между собой рекламой на детское питание, книжные издательства и женские прокладки. Можно было подумать, что всех телезрителей интересуют именно темы показанной рекламы. Все остальное людям совершенно не надо.
   - Вот посмотри какие у меня дети и внуки. - сказал Василий, открывая передо мной огромный семейный альбом. - Это мой старший сын Николай со своей семьей. Здесь второй сын Андрей с детьми и женой. Тут моя дочь Оксана с детьми и мужем. Все они живут и работают в городе Красноярск. Иногда наведываются к нам в гости на выходные дни. У нас с Клавдией все дети образованные. Имеют высшее образование мужья и жены. Вот лишь нашей младшенькой дочери немного не повезло в любви. Когда нашей Леночки было чуть больше семнадцати лет, дочка заканчивала учебу в средней школе, решила посвататься с нашим деревенским парнем, которого, между прочим, тоже звали Юркой. Так вот этот парень заявил, что на девственнице жениться не будет. Если нашу Леночку никто не трахал до свадьбы. Значит, наша Леночка никому из мужиков не нужна. Ему такая девственница тоже не нужна. После такого разговора у Леночки была истерика. Она даже пыталась со своей жизнью покончить. Мы с Клавдией буквально из петли Леночку достали. В это время у нас в деревне, все бабы от шестнадцати лет, были иностранцами траханные. Лишь наша Леночка берегла свою девственность своему будущему мужу, который оказался не доволен именно девственностью Леночки. В общем, после окончания средней школы не состоявшийся жених уехал с деревни и больше не появлялся здесь. Однако после отъезда нашего не состоявшегося жениха наша Леночка забеременела. Мы хотели отыскать этого деревенского извращенца и насильно женить на нашей Леночке, но наша дочка сама наотрез отказалась выходить за него замуж. Леночка сказала нам, что если она не нужна была своему жениху девственницей, то женщиной с ребенком она тоже ему не нужна. В общем, наша младшенькая дочка родила нам внука, которого назвала Юрой в честь своего несостоявшегося мужа. То есть наш незаконнорожденный внук Юрий Юрьевич недавно закончил второй класс. Леночка со своим сыном тоже живет в городе Красноярск. Два года назад наша младшая дочь, также как все наши дети окончила институт на экономиста-программиста. Имеет собственную квартиру и хорошую работу. Вот только замуж дочка, ни в какую не хочет. Леночка у нас однолюбка. Хотя к ней сватаются мужики. Однако нам Леночка сказала, что ей достаточно в доме одного мужика, своего любимого сыночка Юры.
   Василий показал мне фотографию своей младшенькой дочери Леночки с ее сыном Юрой, фотография которого была копией фотографии моего детства. Выходит, что Варвара меня тогда обманула. Леночка тогда во время секса со мной не принимала никаких таблеток против беременности и сразу забеременела от меня. Вот так я в четвертый раз стал отцом от третьей женщины. Какой я все-таки хам и дурак, в отношении женщин с детьми. Наклепал детей по всему белому свету, а сам никакого воспитания детям не оказываю. Не мужчина, а просто какой-то кабель производитель с криминальным уклоном. Живу лишь в пользу своего сексуального удо-вольствия. Прямо жалко мне баб, которые пострадали когда-то от меня ...
   - Был бы ты моложе, то свободно мог стать мужем нашей дочери. - разглядывая фотографию Леночки с сыном, задумчиво, сказал Василий. - Ты даже чем-то похож, на лицо нашего Юрки. Мог свободно стать отцом нашему внуку. Жаль мне, что у тебя не сложилась семья. Так с виду ты нормальный мужик, но не везучий.
   - Какой из меня отец, если я не занимаюсь воспитанием собственных детей. - отрешенно в слух, подумал я. - Всю свою жизнь по зонам скитался. Растерял детей по всему белому свету. Даже не знаю, где мои дети.
   - Ничего, Юра, жизнь твоя не потеряна. - рассудительно, сказал Вася. - Заработаешь у нас хороших денег за месяц на звероводческой ферме. Поедешь к себе на родину, на Северный Кавказ. Можно ехать к брату с мамой, в город Благовещенск. Найдешь себе по возрасту хорошую женщину. Будет у тебя прекрасная семейная и жизнь на свободе. Свою жизнь всегда можно изменить. Надо только собственное желание.
   - Твоими бы устами мед пить. - грустно, сказал я. - Но только через год мне будет пятьдесят лет. Так что наладить мне свою семейную жизнь никогда не придется. Дал бы Бог найти мне хоть какую-то старую вдовушку и то хорошо. Было бы с кем прожить спокойно до гробовой доски. Больше мне ничего не надо.
   - Кстати о мёде! - вдруг, спохватился Василий, закрывая семейный альбом. - Пойдем на кухню. Я угощу тебя чаем с лесными ягодами и с первым весенним мёдом. Такого душистого мёда из таежного леса ты никогда не пробовал. Мёд пахнет таежным лесом и таежными цветами. Аромат в мёде напоен ароматом природы.
   Первый весенний мед и чай с лесными ягодами действительно оказался отличным. Такого чая заваренного на лесных ягодах и травах я никогда не пил. Однако таежный запах дикой растительности сразу напомни мне те тревожные месяцы нашего блуждания по непроходной тайге, когда мы больше трех месяцев блуждали по тайге, питаясь в основном таежными плодами и ягодами. Если бы не таежный дар дикой природы, то мы едва ли смогли выжить в дремучем таежном лесу, который оберегал нас от зверей и непогоды, а также кормил нас плодами дикой природы. Клавдия постелила мне на ночь постель в спальне к приему своих гостей. Сама семейная пара разместилась в спальне через стенку. Я не мог сразу уснуть от мыслей о своем сыне Юрке, который живет совсем не далеко в городе Красноярск, всего километров двести от деревни. Наверно сын даже не знает о моем существовании. Скорее всего, Леночка, как все матери одиночки, рассказывает нашему сыну о его отце летчике переметчике. Как бы мне хотелось встретиться со своим сыном. Хотя бы издали краем глаза посмотреть мне на своего сына. Ведь Юра моя кровь. Пока я размышлял лежа на кровати, видимо семейная пара через стенку думала, что я сплю. Наверно поэтому они занялись сексом. Вот только секс у них был какой-то странный. От стонов и криков, которые доносились до меня через стенку и через приоткрытую в спальню дверь, можно было подумать, что это ни Василий трахал Клавдию, а наоборот Клавдия трахала Василия. Так как его стоны и крик, я слышал из соседней спальни. Такая мощная деревенская баба, как Клавдия, может запросто трахать любого здорового мужика. Мне бы сейчас такую бабу на ночь.
   Когда наконец-то в соседней спальне все стихло, я через приоткрытую дверь в своей спальне увидел, как через зал прошла Клавдия. Совсем голая баба со своими сочными объемами, на ходу накидывала на себя домашний халат. Клавдия была настолько привлекательна, что я готов был вскочить с постели и пойти трахнуть ее там, куда она отправилась пописать или подмываться после секса с мужем. Жаль, что я в гостях, а не у себя дома с такой женщиной. Видимо Клавдия почувствовала мой взгляд через приоткрытую дверь в спальне. Возвращаясь обратно через зал в свою спальню, Клавдия на ходу перед моей дверью сняла с себя свободный халат. Проходя мимо моей двери в обнаженном виде, демонстративно раскачивая своими женскими прелестями, Клавдия вошла в свою спальню. Вскоре в спальне все стихло. Я перед сном немного помучался в мыслях о возможном сексе с Клавдией. Однако сон окончательно одолел мои блудные мысли. Мои глаза стали слипаться. Минут через десять я крепко заснул до утра.
   - Юра! Вставай! Нам на работу ехать пора. - услышал я голос Клавдии у своей приоткрытой двери. - Завтрак на столе. Я пошла к своему автомобилю через тридцать минут мы выезжаем. Пожалуйста, ты поторопись.
   Я хоть не служил в советской армии, но по рассказам старшего брата Сашки, служившего в советской армии, знал, что в советской армии быстрый подъем за сорок пять секунд. Старший брат за время своих отпусков из армии, а также после службы в армии, часто учил меня, как надо быстро одеваться за сорок пять секунд. Хоть мне не довелось служить в советской армии, однако уроки старшего брата мне пригодились в зоне и на воле. Собрался в путь я быстро. На столе на кухне был теплый борщ с мясом, рагу с мясом, свежий деревенский хлеб и кружка черного кофе. Я с удовольствием быстро покушал и через десять минут был на улице возле джипа Клавдии. Проворно из пожарного шланга со шваброй из губки, Клавдия мыла свой, в общем-то, чистый джип. Видимо эта деревенская баба была ужасная чистюля. Любила, чтобы вокруг нее все блистало своей первозданной чистотой. Даже джип словно новенький по?блескивает от солнечных лучей.
   - Однако, ты молодец! Легкий на подъем. - радостно, сказала Клавдия. - Ни то, что мой Василий, тяжелый на подъем. Утром его никогда не добудишься. Разленился на своей работе сторожем. Он когда-то лесничим был.
   Клавдия быстро закончила мыть свой джип. Свернула пожарный шланг кольцами и положила его в пожарный щит. Убрала в другой шкаф швабру с ведром и с губкой к мойки машин. Затем Клавдия села за руль джипа. Я сел в джип рядом с Клавдией с другой стороны. Мы оба пристегнулись страховочными ремнями к сидениям. Клавдия дистанционным пультом открыла автоматические ворота на выезд из двора. Джип проворно выскочил на дорогу у дома.
   - Я почувствовала, как ты голодными глазами смотрел на меня, когда я после секса с Васей обнаженная проходила мимо твоей двери. - откровенно, сказала Клавдия, когда мы в джипе ехали по дороге. - У нас в деревне есть одна вдовушка, которая страсть как голодная до секса. Я обязательно познакомлю тебя с вдовушкой. У нее уже климакс, так что ты можешь трахать ее без опаски. Дальше сам посмотришь, как быть с вдовушкой. Если вы принюхаетесь друг к другу и притретесь.
   - Спасибо тебе Клавдия за откровенность. - также откровенно, сказал я. - У меня при виде тебя обнаженной было такое напряжение, что я едва сдержал себя, чтобы не побежать следом за тобой и трахнуть в ванной комнате.
   - Все то, что есть во мне, это принадлежит Василию. - откровенно, сказала Клавдия. - Я всегда была ему верной женой. Нарожала ему четырех детей. Вася тоже никогда не изменял мне. Мы вместе тридцать пять лет живем, душа в душу. Лучшей семейной жизни нам не надо. Главное в семье, любовь и согласие.
   - Я гость, а у меня на родине на Северном Кавказе гостеприимство в почете. - сказал я, к теме затронутой Клавдией. - Я всегда соблюдаю обычаи своих предков. Поэтому никогда не зарюсь на добро своего гостя или хозяина дома, у которого я в гостях. От всего остального, что дается в руки, я никогда не отказываюсь.
   Клавдия больше ничего не сказала. Мы быстро доехали до КПП перед загородкой на территорию туристического комплекса. Клавдия просигналила задремавшим на работе сторожам, которые пультом из окна сторожки на расстоянии открыли автоматические ворота. Клавдия приветливо помахала рукой сторожам. Джип продолжил движение в глубину территории туристического комплекса, в котором девять лет назад я жил и работал, словно в раю у Бога. Едва мы оторвались от ворот на территорию туристического комплекса, как прямо на моих глазах стала появляться панорама застройки с европейским почерком. От большой бетонированной дороги, ровной как стрела, через каждые сто метров в разные стороны разбегались аккуратные дорожки, мощенные каменной брусчаткой. Между дорожками в глубине леса, под деревьями ажурные беседки в древнерусском стиле. В небольшом пустом пространстве между деревьями аккуратно постриженная мелкая декоративная зеленая трава. Всюду в лесу красота и уют. За бывшей избой Кузьмича дорога разделяется на три бетонные полосы. Центральная полоса продолжает свое направление прямо в лес. Две боковые полосы поворачивают в разные стороны. Джип поворачивает вправо. Примерно через километр езды перед нами предстают удивительные строения, по которым никак нельзя сказать, что мы в глухой тайге центральной части России. Словно где-то в промышленной зоне современного европейского города. Прямоугольные здания из цветного стекла, крашеного бетона и различных форм алюминия, опоясывает огромный забор из фигурного литья бетонных плит. Верх забора с колючей проволокой, которая вначале пугает меня, так как колючая проволока в моем понятии, это огороженная зона территории заключенных. Поэтому можно подумать, что перед нами суперсовременная колония заключенных напичканная электроникой и видео камерами наблюдения за заключениями. В близости от этого строения в стиле модерн, начинаешь мысленно склоняться к тому, что это какой-то научный европейский центр, построенный по программе ООН или ЮНЕСКО, здесь в таежной глуши России. Едва только мы подъезжаем на джипе к огромным воротам из стекла, легкого бетона и алюминия, как в это время с виду массивные ворота легко раздвигаются. Мы проезжаем на территорию звероводческого комплекса. Так я определяю место по звериному запаху, который доносится до нас из глубины длинных построек. Клавдия поворачивает сверкающий джип вправо на бетонную площадку, размеченную под служебную парковку легковых автомобилей.
   - Здесь звероводческий комплекс по разведению хищников. - объясняет Клавдия. - Животноводческий комплекс находится в левой стороне от разворота дорог. С целью сохранения здоровья хищников, всюду соблюдается вакуумная гигиена. Тебе придется пройти в раздевалку и переодеться в специальную фирменную одежду.
   Мы прошли в здание с длинным коридором и с многочисленными дверями по обе стороны. Пол коридора застелен каким-то ворсистым волокном и слегка пропитан жидкостью с запахом лекарства. Клавдия объясняет, что гигиенический коврик от различных заболеваний, которые могут внести с улицы работники и служащие звероводческой фермы. По обеим сторонам находятся раздевалки и душевые камеры, рабочих и служащих звероводческой фермы. Каждый рабочий и служащий входящий в помещение к клеткам с хищниками проходит здесь санитарную профилактику. Обязательно надо раздеться, затем принять душ и лишь, после этого одеваться в специальную фирменную одежду.
   - На переодевание и легкий душ полчаса. - сказала Клавдия, показывая мне раздевалку с душем и новой спецодеждой. - Затем пройдешь в другой конец коридора. Там имеется дверь в здание к месту содержания хищников. Я буду тебя ждать в диспетчерской. Тебе меня не надо искать. Я тебя увижу сама и познакомлю с работниками.
   Клавдия пошла в свою раздевалку. В это время я в своей раздевалке быстро разделся. Принял легкий душ, как мне объяснила Клавдия. Высушился под струями теплого воздуха, который подул со всех сторон в душевой, после того, как прекратила течь с душа теплая вода с какой-то примесью наподобие шампуня. Затем я прошел обратно в раздевалку и раскрыл пакет со спецодеждой. В пакете халат и легкая одежда голубого цвета, а также нижнее белье белого цвета. В ящике под чистой одеждой резиновые сапоги голубого цвета с белыми носками. Внутри сапоги мягкие. На руки мягкие перчатки белого цвета. На голову надел мягкий берет голубого цвета и на лицо марлевая повязка белого цвета. Одежда вся крепится на резинках. Специальная фирменная одежда красивая, совсем легкая и просторная. Я вышел в коридор и осторожно пошел в сторону противоположного выхода к месту расположения диспетчерской. Стены и потолок в раздевалке белого цвета, а в коридоре стены бледно-зеленого цвета, а потолок белый. Всюду в здании постоянный воздух, от которого нельзя замерзнуть или вспотеть. Здание полностью изготовлено из легких огнеупорных плит с алюминиевыми, бетонными и деревянными соединениями. На окнах стекло слегка матового цвета, через который не пробиваются солнечные лучи. Мягкое освещение помещений откуда-то из полос между соединениями стен и потолка. Электрический свет в помещении совсем не мешает зрению обслуживающего персонала. Когда я вышел за дверь корпуса раздевалок, так сразу попал в длинный коридор с клетками хищников по обе стороны. Прямо возле корпуса раздевалок огромное прозрачное витринное стекло, за которым собрались мужчины и женщины. Одеты рабочие и служащие в голубых, зеленых и желтых одеждах с одинаковыми эмблемами на груди, но с разными знаками на левом рукаве. Понятно, что спецовка относятся к разным службам в звероводческой ферме.
   - Познакомьтесь! Этого мужчину зовут Юра. Он на один месяц заменит нам Степана. - объяснила Клавдия, которая в своей спецодежде немного выделялась от других. - Дарья, на тебя возлагается объяснить Юре правила его работы. Николай и Борис, подготовьте сегодня стаю взрослых волков к выпуску в тайгу. На этом наша планерка закончилась. Все быстро разойдитесь по рабочим местам. Рабочие и служащие тут же разошлись по своим рабочим местам. Дарья, такая же сочная деревенская баба, как сама Клавдия, с первой минуты буквально сжирала меня своими глазами. Как я понял со слов Клавдии во время нашей поездки в джипе, Дарья была той самой вдовушкой, которая проголодалась по мужикам. Представляю, какой у меня будет страстный секс с такой голодной по мужикам деревенской бабой. Если эта деревенская баба будет такой же требовательной к сексу, как моя бывшая жена Эля, так я в первую же неделю сбегу отсюда без расчета за свой труд на звероводческой ферме в туристическом комплексе. Мне бы выдержать месяц, чтобы хорошо заработать.
   - У тебя работа будет не сложная. - сразу Дарья перешла на "ты", когда мы вышли в коридор возле клеток с хищниками. - Здесь все механизировано. Компьютер в диспетчерской следит за порядком и кормежкой хищников. Тебе надо ходить перед барьером возле клеток с хищниками и следить за тем, что хищники выбрасывают за территорию клеток. Грязь веничком и совком надо собирать в пластиковое ведерко. Грязь выбрасывать в пластиковую бочку в конце коридора. Специальные рабочие позже уберут бочку. Если, вдруг, ты заметишь какую-то аварию или балаган в клетке хищников, то нажми красную кнопку на барьере напротив клетки. Компьютер сам определит причину аварии или балагана в клетке. Тебе ни надо лезть в клетку. У нас все контролируется...
   Дарья показала мне, как поддерживать порядок возле клеток. Затем Дарья ушла по своим рабочим делам. Я остался один на один рядом с хищниками в длинных клетках по обе стороны коридора. Клетки представляли собой длинный загон по двум сторонам возле стен. Загон был разделен на небольшие вольеры по несколько хищников в каждом вольере. Видимо хищники делились по возрастам. Так как ближе к диспетчерской был молодняк, а на выход в вольерах находились взрослые хищники. Даже клетки у хищников по возрастам сильно отличались друг от друга. Если первые клетки были похожи больше на колыбель, то последние клетки соответствовали обстановке в дикой природе. Можно сказать, что в последних клетках были все неудобства, которые бывают у зверей на дикой природе. С левой стороны в клетках были не большие пушные зверьки, которые только могут жить в сибирской тайге. В правой стороне в клетках более крупные хищники. В большинстве волки, росомахи, обычные рыжие лисицы, шакалы и белые лисицы. Медведей в этих клетках нет. Наверно медведей держат в отдельных клетках от этих хищников. Вполне возможно, что для разведения медведей применяют открытые вольеры без контакта с человеком. Ведь медведь быстро привыкает к человеку. После может погибнуть один в дикой природе тайги. Как я едва не погиб без людей.
   - Юра! Пойдем обедать. - сказала Дарья, подойдя до меня с парнем. - Тебя пока в работе Борис подменит.
   Напротив диспетчерского кабинета, возле клеток с пышными зверьками, был расположен большой зал со шторами жалюзи, наверно по той причине, чтобы хищники не видели, что кушают люди. Перед большим залом был коридор метра в два шириной и длиной на всю длину большого зала. Прежде чем войти внутрь коридора. Нам приходится тщательно мыть резиновые сапоги струей воды. В коридоре пластиковые шкафчики, в которых тапочки, чтобы переобуться. Затем оставить в шкафчике халаты, перчатки, береты и резиновые сапоги. В чем нельзя заходить в столовую для рабочих и служащих. Звери тоже могут занести людям какую-то болезнь. Люди тоже относятся к животным. В зале небольшие столики на четыре человека. В зале столовой всего шесть человек. Сидят за каждым столом по два человека. Мы с Дарьей тоже садимся вдвоем за один столик, который сервирован специально к нашему приходу. На столе лежит меню на ужин. Дарья говорит мне, что надо отметить галочкой, что я буду сегодня ужинать. Конечно, я представлял, как сегодня ночью потрачу много калорий на секс с Дарьей. Поэтому в своем меню на ужин отметил самую жирную пищу. Мясные блюда, а также два куриных яичка, сливочное масло, пирожное и стакан молока. Дарья то же самое по своей комплекции и по предстоящей страстной ночи со мной, также заказала аппетитные блюда. Отмечая себе блюда на ужин, Дарья поглядывала на мои отметки и улыбалась. Видимо она поняла, что я перестраховался калориями, чтобы не сконфузиться с ней в постели, как мужчина. Так как я по сравнению с Дарьей выглядел, как моська перед слоном. Конечно, я немного преувеличиваю в своем сравнении, но то, что Дарья выглядела, как мощная деревенская баба, которая коня на скаку остановит и в горящую избу войдет. Так это точно про такую русскую бабу сказано, как Дарья, с которой я должен провести свою первую страстную ночь в постели на ферме. Я не оговорился, когда подумал "должен". Перед такой русской бабой, как Дарья, все русские мужики в долгу. Так как на таких русских баба, как Дарья, вся Россия держится. Я думаю о тех мужиках, которые выжили рядом с такими мощными бабами, как Дарья. Ведь сколько же здоровья мужику надо иметь, чтобы объездить такую мощную бабу, как Дарья или Клавдия. Наверно поэтому Василий стонал и вскрикивал ночью во время секса с Клавдией. Сколько калорий и здоровья понадобилось потратить Василию, чтобы удовлетворить свою женку? Ведь по своей мощности Клавдия смахивает на здоровую русскую породистую кобылу. Дарья точно затрахает меня в первую ночь с ней.
   - Юра! После работы будешь размышлять. - прервала Дарья мои размышления. - У нас обед всего тридцать минут. Сейчас будет кормление хищников. В это время наши зверьки много сорят. Будет тебе много работы. -
   Да! Да! Конечно! Я быстро поем. - словно проснувшись, спохватился я. - За десять минут все блюда съем.
   Мы вовремя успели закончить с обедом и поспешили надевать свое снаряжение перед предстоящей работой во время кормления хищников. Мы быстро надели на себя халаты, резиновые сапоги, береты, перчатки и быстро вышли в коридор к клеткам с хищниками. Туда же вышли еще несколько человек. На помощь мне и Дарье, которая тоже вооружилась метелкой, пластиковым совком и пластиковым ведром. Мы приготовились к бою или к спортивному соревнованию наперегонки с хищниками, которые собирались сорить, а нам надо будет быстро убирать за ними грязь. Потому как возле клеток с хищниками я был не один, то можно было представить, что сейчас здесь будет происходить во время кормления хищников. Хищники тоже предчувствовали перемены, которые произойдут сейчас во время их кормления в клетках. Задирая свои морды к верху, хищники смотрели в люки над клетками, откуда будут падать лакомые кусочки сочного мяса. Звери дикой природы привыкли к современной технике и электрон?ным приборам. Когда присутствующие у клеток, люди и хищники, были готовы к обеду зверей, над клетками хищников медленно и почти беззвучно двинулся конвейер с ковшами заполненными мясом каждому хищнику. Едва только ковши с мясом поравнялись над люками воле каждой клетки, ковши тут же перевернулись. Мясо с каждого ковша упало в люк, который от прикосновения мяса мгновенно раскрылся. Мясо падало прямо на морды хищников, каждому персонально. Однако сразу в клетках началось настоящее столпотворение. Хищники кинулись делить между собой лакомые кусочки мяса. Во все стороны полетели клочья звериной шерсти, кусочки мяса и подстилка из клеток зверей. Рабочие возле клеток стали убирать мусор, который раскидали звери во время дележки пищи. Так как в клетках с хищниками еще не была определена семейная власть в стае, то хищники, имея равные права на пищу, дрались между собой по силе. Кто был смелым и сильным, тому доставался самый лучший кусок свежего мяса. Слабые хищники довольствовались тем, что смогли стащить из-под лам более сильного своего собрата. Все, так как у зверей в дикой природе. После того, как прошел буйный процесс в употреблении пищи, хищники запили продукты водой из автоматической поилки и медленно разбрелись по местам своего отдыха. Рабочие возле клеток с хищниками убрали остатки мусора после хищников и тут же покинули коридор между клетками хищников. Вскоре я остался один на один между клетками хищников, которые после сытного обеда стали дремать, переваривая в желудках сытные куски жирного мяса.
   - Юра! Пора на ужин. - сказала мне, Дарья, когда закончился рабочий день после вечернего кормления хищников. - Сейчас можем ужинать не спеша. Наш рабочий день закончился. После ужина я покажу тебе место твоего проживания на один месяц. Можно устроить и постоянное место жительства. Но на этот случай тебе в течение одного года надо показать себя в работе или, в самом крайнем случае, жениться здесь на местной женщине.
   - Один день работы с хищниками ничего не значит мне и звероводческому комплексу. - уклончиво и рассудительно, сказал я, Дарье. - Время покажет мои способности и мое влечение к современ?ной деревенской жизни.
   Дарья ни стала дальше обсуждать со мной вопрос моего дальнейшего пребывания здесь на звероводческом комплексе. Прежде чем ужинать, мы заполнили карточку меню на завтрак. Дарья объяснила мне, что здесь завтракают рабочие и служащие ночной смены, а также те, кто живет на территории туристического комплекса. Остальные рабочие и служащие дневных смен завтракают у себя дома в деревне. Приходят на работу на час позже, как мы сегодня. Закончив не спеша трапезу с ужином, мы пошли в раздевалку. Как только я снял с себя рабочую форму, то тут же принял душ, прежде чем одеваться в свою одежду. Гигиена после работы с хищниками не помешает. К тому же мне предстоял секс с Дарьей. Как-то неудобно заниматься сексом с дамой, когда от тебя исходит запах пота и хищников. Я все-таки не хищник из дикой природы, а обычный человек, пускай даже немного заблудившийся в своей жизни. Поселок на проживание временных рабочих состоял из десятка небольших финских домиков расположенных в самом центре туристического комплекса. От деревни и туристической базы, а также от животноводческого и звероводческого комплексов рабочий поселок находился на расстоянии двух километров. Получалось так, что весь туристический комплекс вместе со своими вспомогательными базами был расположен на территории пяти квадратных километров. Дальше этой использованной под хозяйство площади была не тронутая людьми тайга с дикой природой.
   По рассказам Кузьмича и Василия, в таежном лесу на десятки квадратных километров запрещалась какая-либо хозяйственная работа. Разрешалась в тайге охота на зверей разведенных специально иностранцам по лицензиям России. Промысел на пушнину, а также охота на дичь в этих местах тайги были строго запрещены. Поэтому зверья было, столько много, что медведи, лоси, волки и шакалы постоянно были в гостях у людей в таежной деревне. Домик проживания гостей и временных рабочих состоял из одной спальни, маленькой кухни, а также раздельных туалета и душевой комнаты. В спальне две кровати, тумбочка, шкаф постельного и верхнего белья, стол, два стула, телевизор, телефон и небольшие электронные часы с будильником. На время холодов в зимнюю пору финский домик с дистанционным управлением отапливается электрическими сухими тэнами, вмонтированными в искусственные плиты стен и пола. Каждая кровать раздвижная. Пригодная на одного и на двух человек. Постель пахнет свежестью.
   - На время работы ты можешь жить здесь. - сказала Дарья, делая вид, что собирается уходить к себе в деревню. - На ночь можешь замкнуться изнутри на щеколду, чтобы хищники тебя не задрали. Воров у нас нет.
   - Может быть, ты останешься у меня? - напрямую, предложил я, Дарье. - Мне одному здесь будет скучно жить.
   - Ну, если ты желаешь, то я могу погостить у тебя. - согласилась Дарья. - Я женщина одинокая и свободна. Мой муж умер пять лет назад. Дети давно выросли и переехали жить в город Красноярск. Я к твоим услугам.
   - Тогда я закрою дверь на щеколду, чтобы нас хищники ночью не задрали. - сказал я, закрывая дверь на щеколду. - Мы пока посмотрим телевизор. Я давно не был у телевизора, как уехал из своего дома работать.
   - Можешь не оправдываться передо мной и не приспосабливаться ко мне. - откровенно, сказала Дарья. - Я прекрасно понимаю, что ты побаиваешься меня. Но я не хищница, а деревенская баба, изголодавшаяся по мужику. Поэтому не буду сейчас особо требовательна к тебе во время секса. Мы будем взаимно внимательны в постели.
   По старой привычке Дарья задернула на окнах шторы от любопытных глаз, которых не было за два километра от нас. За тем, не включая свет в спальне, Дарья разделась на гало и легла в постель. При виде такой огромной массы обнаженного женского тела перед собой, меня затрясло от страха и страсти одновременно. За все годы своей зрелой жизни я ни разу не спал в пастели с такой огромной массой женского тела. Прямо настоящая телка, а не женщина. Как бы мне в ней не заблудиться.
   - Если я совладею с тобой, то моя жизнь не потерянная. - раздевшись на голо, дрожащий от страсти к женщине, а также от волнения, сиплым голосом, сказал я. - Если я умру в твоих объятьях, то умру самым счастливым мужиком в объятьях сладкой и сдобной деревенской бабы.
   Своим возбужденным членом я вошел в промежность пышной деревенской бабы и словно растворился там. Чего я больше всего боялся, то и случилось со мной во время секса с Дарьей. Я усиленно двигался на этой мощной деревенской бабе, как на пуховой перине и совершенно не ощущал трения своего члена о промежность бабы. Мой член и яйца буквально утопали в половых губах этой огромной женщины. Дарья изо всех сил старалась мне помочь, задирая, как можно выше, свои мощные ноги. Но у нас все равно ничего не получалось. Я просто растворялся в бабе. Мы так сильно разгорячились от попытки достичь своего оргазма во время секса, что весь финский домик содрогался от нашего движения во время секса. Однако у нас все равно ничего не получалось. Тогда мы не говоря друг другу ни единого слова, просто сползли на пол с кровати. Принялись заниматься сексом в собачьей позе. Такая поза пошла на пользу. С десяток толчков и мы оба дошли до оргазма. Мы словно растаяли от наслаждения друг в друге.
   - Нам с тобой надо было сразу начать с такой позы. - развалившись на ковре, тяжело дыша, сказала Дарья.
   - Мне как-то неудобно было предложить тебе непривычную позу. - как бы извиняясь, сказал я, Дарье. - Мы ведь с тобой первый раз занимались сексом. Ты баба мощная. Откровенно, я немного побаивался тебя.
   - Чего бояться? - удивленно, сказала Дарья. - Я же не девственница и не молодая кобыла, чтобы дрыгать копытами от взбесившегося перед сексом молодого жеребца. Мы давно взрослые люди. Стесняться и бояться нам нечего. Встретились здесь ради удовольствия. Поэтому надо сексом заниматься в любой позе, как получится.
   Немного отдышавшись, Дарья прямо голяком пошла, подмываться под душ. Затем, оттуда не включая света, Дарья отправилась на кухню. Через пару минут из кухни потянуло ароматом черного кофе. Тем временем я принял душ. Поправил постель, разбросанную нами во время секса. Взял пульт управления и включил телевизор. Нашел по телевизору канал с художественным кинофильмом, который видимо, шел давно. Я никак не мог понять сюжет этого нового художественного фильма. Смотреть фильм с середины было неинтересно. Поэтому я переключил телевизор на зарубежный, спортивный канал, по которому была трансляция какой-то футбольной встречи в европейской стране.
   - Давай выпьем по чашечки черного кофе, а затем исправим ошибку в секса. - сказала Дарья, протягивая мне чашечку черного кофе. - Я не знаю как тебе. Мне перед тобой как-то неудобно от неудовлетворенности.
   - Я тоже был такого мнения. - честно, признался я. - В отличие от тебя, мне надо немного набраться силы.
   - Сейчас всего восемь часов вечера. - напомнила Дарья, показывая на часы. - Мы с тобой все успеем.
   После чашечки черного кофе я немного взбодрился. Дарья тоже пришла в норму. Так как рядом мы не могли поместиться на одной кровати, то Дарья легла на соседнюю кровать, искоса поглядывая на мое мужское добро. Дожидаясь пока мой член, будет стоять торчком. Но мне пока было не до секса. Я буквально весь выложился, пока смог одолеть такое мощное препятствие в виде здоровой грудастой деревенской бабы, какой была Дарья в постели. Прошло около часа терпения со стороны Дарьи. Не дождавшись от меня инициативы к сексу, Дарья встала на колени возле моей кровати и своим языком стала щекотать головку моего члена, который сразу встал торчком. Дарья поцеловала головку моего члена и сама встала в собачью позу. Я не заставил женщину долго ждать меня. Взаимно лизнул Дарью в половые губы. Дарья тут же задрожала вся от страсти. Изогнулась как можно больше и ее половые губы раскрылись, словно алые лепестки бутона розы. Я поцеловал Дарью в половые губы и только после этого вошел головкой своего члена по самые яйца между половых губ Дарьи. Мы оба сразу пришли в восторг от своего секса.
   - Ой! Как хорошо! - вздохнув от удовольствия, сказала Дарья. - Давай глубже! Давай сильнее! Я вся горю!
   В этот раз мы с Дарьей оба не оплошали. Я старался как можно дальше и дольше входить в промежность Дарьи. Она тоже изгибалась как можно сильнее навстречу моему члену. Иногда Дарья слегка вскрикивала и стонала. Очевидно, я доставал головкой члена до шейки матки, отчего Дарья получала боль и удовольствие во время секса. Несмотря на такую непривычную позу во время секса, мы все же получили полный оргазм и имели огромное наслаждение от секса. Лично я так сильно устал от секса с Дарьей, что думать о приеме душа просто не мог. Едва дотянул до своей кровати и сразу заснул. Дарья тоже не пошла под душ. Просто свалилась на свою кровать, едва не развалив лежбища своим массивным телом. Несмотря на огромную массу тела Дарьи, я видимо тоже измучил ее своим сексом, отчего она получила такое же удовольствие и усталость, какие, сейчас достались мне во время нашего страстного секса.
   - Юра! Вставай! Мы проспали на работу! - сквозь сон, услышал я, голос Дарьи. - Скоро завтрак, а мы с тобой в постели. Душ примем в раздевалке. Сейчас некогда мыться под душем. Быстрее одевайся! Нам надо успеть на ферму. Иначе Клавдия с нас шкуру сдерет.
   Я быстро натянул на себя трусы и брюки. На босую ногу надел кроссовки. На ходу надевая на себя все остальное, поспешил следом за Дарьей, которая на голое тело натянула плате. Свои женские доспехи Дарья засунула в косметическую сумку. В таком виде мы преодолели расстояние до звероводческого комплекса минут за десять. Хотя вчера пешком ровным шагом шли минут двадцать. Едва успели к своему завтраку, который почти остыл на нашем столе. После завтрака Клавдия с подозрением разглядывала нас на планерке в диспетчерской, как на двоих провинившихся школьников. Однако Клавдия ни сделала нам, ни какого замечания. Клавдия просто ухмыльнулась после планерки, когда проходила мимо меня. Наверно на мне, как в зеркале, был отражен весь ночной секс с Дарьей. На всякий случай я посмотрел на себя в зеркало, прежде чем выйти из диспетчерской. Ничего странного на мне не было. Просто мое лицо выглядело глупо. По такому выражению лица можно подумать чего угодно, не только о прошедшем сексе.
   Второй день моей работы в звероводческом комплексе прошел на много лучше, чем первый день. Я усвоил все подходы к своей работе. Больше не суетился, как в первый день работы. Ничего сложного в моей работе не было. Надо было лишь успевать убирать с территории коридора грязь за хищниками. Во время крупной драки между хищниками я нажимал на красную кнопку на клетке разборки между хищниками. Диспетчер на пульте управления вызывал к проблемной клетке ветеринара, который изолировал дерущихся хищников друг от друга. Пострадавшему хищнику оказывалась медицинская помощь. Пострадавшего хищника переводили сразу на карантин в отдельную клетку. Обоим подравшимся хищникам ветеринар делал уколы от бешенства, а также вводил снотворное на время лечения.
   Постепенно я втянулся в работу на звероводческой ферме. Через неделю мою работу усложнили. В свободное время во время работы я учился заниматься автоматической уборкой клеток. Подвижная стенка решетки оттесняла хищников в одну сторону клетки. В это время освободившийся участок пола из пластиковых пластинок автоматически переворачивался вниз. Наверх поднимались чистые пластины. Грязные пластины пола под клеткой очищались мокрыми ершиками. Вся грязь смывалась струей воды на конвейер, который вытаскивал грязь за территорию звероводческого комплекса. Затем происходил процесс в обратную сторону без участия человека. За чистотой следили аппараты. Даже свежая подстилка в клетках хищников проводилась автоматически без участия ручной работы.
   После работы у себя в домике мы с Дарьей уже ни кидались друг на друга во время секса, как хищники во время гона. Дарья фактически поселилась у меня в домике временных рабочих. Мы по вечерам пили чай. Смотрели художественные фильмы по телевизору и только перед сном занимались сексом. Видимо не только у меня, но также у Дарьи года брали свое. Мы с Дарьей фактически были ровесниками. Дарья родилась в начале 1956 года. Я родился в середине 1955 года. Между нами разница по возрасту была всего в шесть месяцев. Можно иметь взаимную семью.
   Мы с Дарьей работали всегда только в первую смену. В ночную смену работали две смежные бригады, которые меняли друг друга каждую одну ночь. Одну ночь в смену. Сутки отдыха. В ночных бригадах работали молодые парни до тридцати лет. Женщины в ночную смену не работали. Управляющая звероводческим комплексом иногда выходила в ночь с проверками. Когда подготавливали очередную группу хищников выхода на волю. Подальше в таежный лес. Беременных хищниц на волю не выпускали. От беременных хищниц оставляли на разведение новое потомство. Самок давших новое потомство в неволе отпускали лишь после того, как самки прекращали кормить своих щенков грудью. Молодняк освоивший взрослую пищу, виде сырого мяса, переводили в питомник. За молодыми хищникам постоянно наблюдали ветеринары, чтобы новое потомство было вполне здоровым. Больных зверей не выпускали.
   В субботу у нас с Дарьей был короткий рабочий день. В воскресенье ранним утром мы ходили в тайгу за грибами и ягодами. Во второй половине воскресного дня отдыхали возле речки. Загорали на солнце. Ловили рыбу и жарили шашлыки. Вечером дома варили свежую уху. Немного выпивали водку, чтобы утром в первый рабочий день недели от нас не пахло спиртным. Так как хищники на дух не переносят водочного перегара. Звери могли даже взбеситься. Увлеченный интересной работой в звероводческом комплексе и хорошим отдыхом на природе в таежном лесу, я не заметил, как прошел месяц моей работы в звероводческом комплексе. За месяц работы и отдыха в тайге, я сильно возмужал и прибавил в весе. Хороший режим пошел мне на пользу. Даже слишком сильно располнел. Я стал немного неуклюжим от своей полноты. Пришлось в свободное от работы время заняться пробежкой по лесу. Также вспомнил, про турник и штангу, до которых не подходил пару лет после выхода из зоны. Мужчины не должны полнеть.
   - Ну, что, Юра! Кобель ты хороший к нашей Дарьи и работник справный. - сказала мне, Клавдия, в последний день месяца перед выходом Степана на работу. - Жалко такого мужика и работника упускать из деревни. Может быть, ты сменишь еще одного рабочего на месяц? Дальше, вполне возможно, что найдем тебе постоянную работу в нашем туристическом комплексе. У нас животноводство начинает расширяться, а людей в деревне маловато. Молодежь наша в город бежит, а со стороны кого попало, нам брать на работу не хочется. Подумай над моим предложением.
   - Откровенно, я хочу тут пустить свои корни. - честно признался я. - Если только Дарья меня к себе примет.
   - Дарья того же мнения. - откровенно, сказала мне, Клавдия. - Она просто боится спугнуть мужика. После смерти мужа у Дарьи был один хахаль. Но он не осилил деревенской бабы и через две недели сбежал.
   - Мы с Дарьей вроде притерлись друг к другу. - как бы оправдываясь в свою защиту, сказал я, Клавдии. - Мы поняли, что у нас не тот возраст, когда можно заниматься сексом до потери пульса. На все нам нужна мера.
   - Вот и хорошо, что мы нашли с тобой общий язык. - перешла Клавдия к делу. - Завтра выйдешь в помощники к зоотехнику. У него напарник уходит в отпуск. Там работа немного грязная. Зато зарплата больше.
   - Меня грязная работа не пугает. - согласился я, с объяснением Клавдией новой работы. - Главное, чтобы больше денег платили. Но как мы с Дарьей встречаться будем? Ведь работать мы будем в разных местах.
   - У вас все будет точно также, как у меня с мужем. - объяснила мне, Клавдия. - Реже будете видеться. Больше будет страсть в сексе. Когда постоянно рядом мужчина и женщина, то надоедают друг другу. Скоро все у вас образуется. Потерпи немного. В таком возрасте надо беречь свою страсть в сексе.
   В работу зоотехника входили кормление и содержание хищников в клетках в течение суток. Кроме меня у зоотехника была целая бригада рабочих и служащих в количестве десяти человек. Каждый был занят своим делом. Два человека занимались разделкой туш животных для кормления хищников. Два человека проводили кормление хищников мясом и витаминами, способствующими быстрому развитию хищников. Два человека следили за чистотой и сменой подстилки в клетках хищников. Два человека проводили ремонт аппаратуры. Иногда я там тоже подрабатывал. Мне досталась самая грязная работа в бригаде зоотехника. Я должен был следить за чистотой конвейера кормления и смены подстилки в клетках хищников. По должности я числился заместителем зоотехника, а на деле был разнорабочим. Целый рабочий день бегал с граблями, метлой, грязным ведром и лопатой по технической части звероводческого комплекса с наружной стороны от клеток с хищниками. Выгребал наружную грязь за клетками хищников. Затем грязь перетаскивал ведром и на тачке в отстойник мусора в конце звероводческого комплекса. Куда в течение дня стекала вся остальная грязь по конвейеру от клеток с хищниками. Чистил площадку за общим двором в лесу. Я никогда не думал, что хищники так сильно могут гадить. В течение недели заполнялся грязью и отходами огромный отстойник, который находился под навесом за территорией звероводческого комплекса. На территории отстойника была такая ужасная вонь, словно здесь рядом был не звероводческий комплекс, а кладбище дохлых хищников, от которых воняло трупами и звериной падалью. Мне приходилось надевать на себя респиратор, чтобы не умереть от этого невыносимого запаха. Перед обедом и ужином я тщательно мылся под душем. Мне казалось, что я сам стал носителем звериного запаха и от меня исходила вонь на большом расстоянии. Даше профилактика мне не помогала.
   Наверно так и было. Об этом можно было судить хотя бы по тому, что у Дарьи пропал интерес ко мне. Вначале она стала искать причину своего ухода по домашним делам в деревне, а после вовсе пропала из моего вида. Я сам был не против того, чтобы прекратить свою сексуальную связь с деревенской бабой. Так как после тяжелой работы я едва таскал ноги. Мне было не до секса. Надо было хорошо выспаться и отдохнуть до утра после тяжелой работы. Зоотехники и механики имели отдельный зал в столовую от основного коллектива звероводческого ком?плекса. Мы также имели отдельную раздевалку в хозяйственной части звероводческого комплекса. Поэтому в течение рабочего дня я не мог видеть Дарью, которая работала внутри звероводческого комплекса. Даже Клавдию управляющую звероводческого комплекса мы видели очень редко. Клавдия приходила к нам лишь тогда, когда по какой-то причине останавливался конвейер или была неправильная расфасовка кормления хищников. Также проверяла аппаратуру.
   За два месяца работы в звероводческом комплексе я так и не увидел всего туристического комплекса, который был расположен на территории пяти квадратных километров. Четыре выходных дня последнего месяца проводил в кровати у телевизора. Одному скучно ходить в лес за грибами и за ягодами. Возле речки жарить шашлыки одному тоже не интересно. В этот раз не мужик сбежал от Дарьи, а сама Дарья сбежала от мужика. Не потому, что я такой страстный сексуальный мужик. Скорее всего, Дарья нашла себе другого постоянного любовника, которому не нужно привыкать к новому месту или Дарья погналась за волютой. По рассказам местных мужиков в это лето в туристическом комплексе был огромный наплыв иностранных туристов. Наверно деревенская баба затрахала этих иностранцев. Вообще-то ни мне судить Дарью. Она давно взрослая и одинокая женщина, которая сама вправе распоряжаться собой как ей вздумается. К тому же по рассказам самих деревенских мужиков у них в деревне нет ни одной бабы, которую не трахали бы иностранные туристы. Даже дети в деревне на половину от иностранцев, за десять лет существования туристического комплекса. Поэтому иностранцы по следующим своим заездам в русскую тайгу все чаще и чаще видят в русской деревне свои родные лица.
   Деревенские мужики вначале бесились оттого, что иностранцы трахают деревенских баб, а сейчас вроде довольны от участия иностранцев в производстве местного населения. Метисы в деревне крепкие и красивые. К тому же с приездом иностранцев в русскую тайгу деревенская жизнь в корне изменилась к лучшему. Прогресс влился в таежную деревенскую глушь. В деревне стали жить по-европейски и без пьянок. Из деревни даже за границу стали ездить. Ведь теперь у нас заграницей появились русские родственники.
   - Юра! Мне очень жаль расставаться с тобой, как с хорошим работником. Но я не вправе решать судьбу наших кадров во всем туристическом комплексе. - сказала мне, Клавдия, через месяц моей работы в бригаде зоотехника. - Хозяин туристического комплекса заказал строителей из Финляндии. Других рабочих мест и жилья у нас тебе нет. Расчет по зарплате получишь в кассе управления. Я тебя отвезу туда. У моего мужа с пятницы до по-недельника свободные дни. Василий поедет в город Красноярск к нашим детям и тебя туда подвезет к поезду. Спасибо тебе за работу.
   В этот же день я получил полный расчет в рублях за время работы в течении двух месяцев. Я даже не мог предполагать, что за уборку навоза от хищников платят такие большие деньги. Мой заработок составил сто тысяч рублей за два месяца. За такие деньги в течение года можно построить себе шикарный дом и даже купить импортный автомобиль. Поэтому так шикарно живут деревенские жители, у которых имеются собственные дома и даже автомобили. За два месяца работы на звероводческом комплексе я всего три раза виделся с Василием. Первый месяц я полностью был занят работой и сексом с Дарьей. Второй месяц мне было ни до кого. От тяжелой работы я просто валился с ног и спал как убитый. Василий тоже был занят подготовкой к осени и зимы. Вместе с деревенскими мужиками в свободное от работы время Василий занимался строительством колючего забора вокруг деревни от хищников. С приближением холодов звери окончательно обнаглели. Стали часто наведываться в деревню. Вокруг ночью шастают.
   - Сегодня гуляем на полную катушку. - сказал Василий, когда в пятницу после ночной смены приехал за мной в домик временных рабочих. - Завтра, когда выспимся после пьянки, сразу едем в город Красноярск. Завтра я повезу своим детям и внукам деревенские гостинцы. Заодно и тебя отвезу к твоему поезду. Я был рад такому гостю в своем доме.
   Пока утром после ночной работы Василий спал, я хозяйничал на кухне в доме Василия. Решил на прощанье угостить Василия и Клавдию восточной кухней. Так как они никогда не были в Средней Азии, то для них восточная кухня должна быть экзотикой. Особенно о блюдах лагман и шурпо, о которых здесь никто не знает. Кроме, как в республиках Средней Азии больше нигде не варят такие блюда. Даже всем известный плов является блюдом Средней Азии. Пожалуй, я был первым человеком в тайге, кто варил азиатские блюда из мяса медведя. Буквально за два дня до моего возвращения, в дом к Василию у них в гостях был хозяин тайги. Обычно деревенские мужики отпугивали медведей выстрелами из ружья. Но тут был такой уникальный случай, что медведя пришлось застрелить. Медведь ночью пытался пробраться на пасеку во двор Василия через колючую проволоку и запутался в ней. Пуль со снотворными ампулами против хищников в деревне не было. Медведь изодрал себе всю шкуру колючей проволокой. Помочь медведю было невозможно. Медведь все равно мог погибнуть от потери крови. На деревенском совете решили пристрелить хозяина тайги, чтобы таким образом избавить его от мучения. Затем мясо медведя разделили между семьями деревни. Василию достался самый большой кусок медвежатины. Современная деревня была с запасом мяса. Я не успел закончить свои восточные блюда, как к дому Василия потянулись соседи на запах странного блюда. Конечно, я не рассчитывал на приход гостей. Поэтому сварил блюда в расчете на десять порций. На обед, ужин и завтрак в этом доме на троих человек. Теперь надо было все блюда восточной кухни разделить между гостями, которые пришли к дому Василия со своими бутылками водки и разными домашними соле?ниями. Так что во дворе Василия за длинным столом получился какой-то непонятный праздник гостю и всем жителям деревни. Наверно, в мою честь?
   - Вот так мы с соседями давно не собирались. - радостно, сказала Клавдия, которая приехала на обед и попала к накрытому столу с гостями. - Мы постоянно занятые работой и домашними делами. Мне, конечно, нельзя пить во время работы. Все остальные могут себе позволить выпить. Сегодня у нас дома праздник восточной кухни...
   Пока деревенские бабы накрывали стол во дворе дома Василия, сам хозяин со сна не мог понять, что случилось в его дворе. Василий удивленно ходил вокруг накрытого стола и постоянно спрашивал присутствующих, что случилось у него во дворе. Все присутствующие во дворе, словно заранее договорившись между собой, подшучивали над Василием, но о причине праздничного стола хозяину двора не говорили. Да и сказать было нечего. Никто толком не мог понять, что привело их во двор Василия. Может быть, тут восточная кухня была совсем не причем? Просто соседям нужен был какой-то повод собраться за одним столом, как было испокон веков в русской таежной деревне. С приездом сюда иностранцев старые традиции в русской таежной деревне были забыты. Европейский прогресс своим благополучием потеснил все русские обы?чаи. В деревне вырастало новое поколение. Надо было вспомнить о старом.
   - Давайте выпьем за то, чтобы мы даже в космосе не забывали русских традиций. - сказал Василий, поднимая рюмку наполненную русской водкой. - Конечно, мы ни те, что были десять лет назад, но в нас по-прежнему течет русская кровь. Это не мы ассимилировались в иностранцах, а иностранцы ассимилировались в нас. Россия будет крепче от вливания в русский народ иностранной крови. Метисы всегда выделяются своей силой и красотой.
   - Хорошо, что у нас в стране произошла перестройка. - сказал Степаныч, сосед Василия. - Теперь весь мир узнал по настоящему русскую душу. Те же немцы, которые пытались завоевать нас, сейчас приезжают к нам в гости. Мы не остались в долгу перед иностранцами. На земле нет такого места, где нельзя услышать русскую речь. Так выпьем за то, чтобы как на Земле, так же на других планетах была слышна русская речь. За нашу Россию!
   Клавдия ни стала засиживаться за столом. Немного изведала моих восточных блюд и поспешила на работу. Мы разлили русскую водку в рюмки по второму кругу. Я не знаю, как проводят застолье в других странах. Мне никогда не приходилось бывать за границей. Но то, что русские любят хорошо погулять, это мне известно с детства. Особенно если учитывать, то обстоятельство, что в русской крови намешана кровь более ста наций, то гремучая кровь русского человека требует много разных гремучих напитков. Так, чтобы гуляла душа нараспашку, это все от русских мужиков. Несмотря на то, что осень была на пороге деревни, этот день в тайге был солнечным. Словно погода хотела дать русскому народу хорошо погулять на свежем воздухе в таежной деревне. Поэтому мы гуляли на полную катушку. Все присутствующие за столом отработали свою рабочую неделю и могли позволить себе гулять до потери пульса, не нарушая строгие порядки в работе на туристическом комплексе устроенные иностранцами для русской деревни. Гуляли мужики с обеда и почти до середины ночи. Разошлись по дома лишь тогда, когда половина гостей отрубленные лежали головами на столах, а то прямо в тарелках с салатами. Как положено по русской традиции после бурной пьянки с друзьями. Я тоже не был исключением из правил. Пришел в себя на следующее утро, под столом среди объедков, рядом с собакой хозяина, который тоже был ни хуже своих гостей после пьянки. Валялся рядом.
   - Все, мужики! Хватит землю давить. Пора знать честь. - услышал я, голос Клавдии над столом. - Похмелитесь от пьянки. После в баньку с парком и холодным душем. Вам надо прийти в себя до обеда. Затем ехать в город Красноярск. Пьяных в дорогу не отпущу. Так что быстро, поторапливайтесь! Приводите себя в баньке в порядок.
   Василий не говоря ни слова, выпил рюмку водки, поставленную Клавдией. Я последовал примеру хозяина. Закусили мы давно остывшим пловом прямо из чугунка и пошли в баньку выпаривать свою пьянку. Клавдия не обращая внимания на наши голые задницы, забрала у нас с бани грязное белье в стирку. Нам в замен принесла чистое белье. Чтобы на после парилки было, во что мужикам одеться. Не ходить же двум мужикам по двору с голыми задницами.
   - Нам надо хорошо попариться, чтобы дурь вся из нас вышла. - сказал Василий, брызгая воду на раскаленные камни. - Иначе Клавдия из дома не выпустит. За рулем пьяному садиться ни даст. В ночь пьяным ехать никак не хочется. Наслаждайся русской банькой перед дорогой.
   Мы парились и шлепали друг друга березовыми вениками до тех пор, пока у нас хватало сил и здоровья. После того, как кожа на теле несколько раз изменила свой вид от истязаний, мы приняли холодный душ, который придал нам бодрость, но окончательно не вывел из состояния опьянения. Тогда мы обратно забрались на верхнюю полку в парилку. Вновь стали истязать тело и душу, которые были едва живы от нашего перевоплощения из пьянки в настоящий вид обычного человека. Так продолжалось до тех пор, пока нас полностью покинула пьянка, а тело и душа пока едва смогли удержаться в нас после такого истязательства над собой после пьянки в парилке русской баньки.
   - Мужики! Идите обедать на кухню. - позвала нас, Клавдия, когда мы вышли из бани. - Надо набраться сил.
   - Силы нам действительно нужны. - пробурчал под нос Василий. - В таком состоянии за руль я не сяду.
   От моих вчерашних, восточных блюд ничего не осталось. Клавдия сварила русский красный борщ из свеклы на выжарках свиного сала. Клавдия налила нам по полной глубокой тарелке борща. Вторым блюдом был мясной соус с картошкой. Напитком у нас на столе было молоко лосихи. Я никогда не пил такое молоко. Хотя на вкус молоко лосихи показалось мне намного вкуснее и жирнее, чем молоко обычных коров, коз, лошадей и других травоядных животных, молоко которых пришлось мне пить в своей жизни. Я бы ни сказал, что это было самое лучшее молоко, но все же разнообразить свою пищу мне было вполне приятно и даже наверно полезно. Природа излечит меня от алкоголя.
   - Откуда у вас молоко лосихи? - спросил я у Клавдии, заканчивая свой обед. - Вроде у вас дома нет лосей.
   - Зато у нас в животноводческом комплексе имеются ни только коровы и бычки на мясо хищникам. - улыбаясь, ответила Клавдия. - Мы разводим лосей и оленей, как на отстрел иностранцам, так по своему хозяйству.
   После обеда мы стали собираться в дорогу. Клавдия набивала багажник автомобиля мужа гостинцами своим детям и внукам. Про меня Клавдия тоже не забыла. Приготовили чемодан с разными солениями и варениями. Я пытался было отказаться от подарков, но Клавдия категорически заявила, что эти подарки не для меня, а для моей мамы, которая по состоянию здоровья и по возрасту нуждается в дарах природы. Отказываться от подар?ков для мамы я никак не мог. Готов был нести на себе все, лишь бы мама была здорова и жила долго. Я так давно не видел свою маму.
   - Сейчас государственная автомобильная магистраль свободная. - сказал Василий, когда мы выехали из деревни на проселочную дорогу. - Будем выжимать все из автомобиля, чтобы засветло успеть добраться в город Красноярск. Тебе надо успеть на поезд "Москва-Владивосток". Мне надо успеть побывать в гостях у своих внуков и детей. Завтра в ночь на работу. Пересплю у кого-нибудь из своих детей, а утром выеду обратно в деревню. Думаю, что мы успеем.
   Василий словно знал расписание движения автомобилей по государственной автомобильной магистрали. Когда мы выехали на государственную трассу, то встречных автомобилей совсем не было. Никто не хотел в субботу под воскресенье отправляться в дальний рейс. Даже дальнобойщики остались на воскресные дни в больших городах. Не потому, что устали в дороге, а потому, что в одиночку ездить по государственной автомобильной трассе крайне опасно. После развала Советского Союза на трассах России появились многочисленные банды, которые останавливали одиночные автомобили и грабили всех подряд. Могли на большой трассе из-за червонца убить любого человека.
   - Ты не боишься, что нас могут ограбить на государственной магистрали? - спросил я, Василия на пустой трассе. - Часто слышу по радио и смотрю по телевизору, как банды грабят автомобили на вашем участке.
   - У меня на лобовом стекле автомобиля и на кузове стоит знак вневедомственной охраны. - сказал Василий, показывая на лобовое стекло. - Кроме того, у меня имеется табельное оружие, которое тоже всегда со мной. На пустой государственной трассе я даже возле ментов не останавливаюсь. Пытались банды несколько раз остановить меня. Но я на огромной скорости проскакивал мимо банд и они не могли меня догнать до города. Если даже от ментов буду удирать, то у меня на этот случай тоже есть оправдание. На этой трассе часто встречаются банды одетые под ментов. Поэтому я имею полное право не останавливаться на трассе ни перед кем до самого ближайшего города или какого-то населенного пункта.
   На спидометре автомобиля было под двести километров пока мы ехали до города Ачинск. Когда до города Ачинск оставалось километров пять, Василий стал притормаживать. Видимо не хотелось Василию встречаться с гаишниками, у которых сейчас собачьи клички ГИБДД. С такими ментами нам лучше не сталкиваться. Могут свободно автомобиль отобрать за нарушение правил движения. Тогда проблем не оберешься. Лучше тише едешь - дальше будешь. Мы ни стали заезжать в город Ачинск. Проехали окружной дорогой, на которой мало ментов и нет светофоров. Всего один светофор на перекрестке выезда из города Ачинск. Дальше свободная государственная трасса до самого города Красноярск. Хоть мы мчались словно ветер, но все равно время скорее ветра, летит неумолимо быстро. Мы не проехали и половину пути, а солнце устремилось в сторону сопок. Скоро станет в тайге темнеть. Надо нам успеть.
   - Вот заразы! Не могут нормально ездить. - выругался Василий, показывая на аварию за городом Ачинск. - Теперь будем торчать здесь, пока менты растащат автомобили в разные стороны. Один раз в месяц к детям еду. Каждый раз, что-то случается на трассе. В этот раз тоже ни так, как планировал на эту поездку. Опять авария!
   Василий жаловался на проблемы по государственной магистрали, а я вглядывался в аварию, где два большегрузных автомобиля зацепив друг друга, развернулись поперек дороги и закрыли проезжую часть трассы. На обочине невозможно проехать. Видимо утром прошел сильный дождь и подмочил обочину трассы. Наверно по этой проблеме произошла авария. Занесло автомобили на скользкой дороге друг к другу. Хотя могло быть иначе.
   - Хорошо, что военный и тягач пришел. - сказал Василий показывая на военную технику. - Сейчас тягач быстро растащит автомобили. Недалеко отсюда есть ракетная база противовоздушной обороны. Поэтому этот участок трассы считается стратегическим. Военные не будут ждать ментов, пока разберутся с аварией на этом участке.
   Нам все равно пришлось ждать минут двадцать, пока менты и военные согласовали свои действия. Лишь после согласования дальнейших действий тягач зацепил тросом за бампер грузовой автомобиль и оттащил его в сторону на обочину дороги. Мы ни стали ждать, когда тягач освободит вторую часть трассы на противоположной от нас стороне. С разрешения офицера ГАИ мы медленно проскользнули между краем трассы и тягачом, цеплявшим тросом второй автомобиль, потерпевший аварию на этом стратегическом участке государственной автомобильной трассы. За время происшедшей аварии и до очистки трассы от разбитых автомобилей с обеих сторон трассы накопилось множество автомобилей. Так что мы были не одиноки в своей безумной езде по государственной магистрали перед выходными днями. Нам пришлось минут десять плестись за автомобилями впереди нас, пока освободилась противоположная сторона от встречных автомобилей. Лишь после этого мы пошли на обгон впереди идущих машин.
   - На твой поезд мы опоздали. - сказал Василий, когда мы подъезжали к городу Красноярск. - Леночка живет ближе всех к железнодорожному вокзалу. Мы сейчас заедем к Леночке. Ты у нее оставишь свои вещи. Сходишь в предварительную кассу за билетом на поезд, на завтрашний день. Можешь заночевать у Леночки. Утром уедешь.
   - Как то неудобно у одинокой молодой женщины ночевать. - стал отказываться я, от услуг со стороны Васи.
   - Эта молодая женщина тебе в дочери годится. - принялся настаивать Василий. - Заночуешь, как у своей дочери. Посмотришь, как твой тезка на тебя похож. У дочери есть две комнаты. Они в спальне поспят, а ты в зале на диване. Можешь чувствовать себя спокойно. Никто не претендует на твою свободу.
   Если быть откровенным перед самим собой, то мне очень хотелось встретиться со своим сыном. Но я почему-то боялся этой встречи. Тогда до моего второго приезда в таежную деревню все в деревне думали, что Леночка беременна от своего одноклассника Юрки, который сбежал навсегда из деревни. О том, что я считаюсь отцом этого ребенка, знает одна только Леночка. Вполне возможно, что даже Варвара не знает о беременности Леночки от меня. Ведь после моего отъезда из таежной деревни, следом за мной из деревни уехала Варвара к своему офицеру в воинскую часть. Хотя едва ли офицер будет ждать распутную Варвару, с которой спали солдаты воинской части. Как только мы подъехали к дому, в котором жила Леночка, так у меня сразу бурно стало стучать сердце. Я так сильно разволновался, что у меня сразу загорелось лицо. Мне было как-то не по себе перед Василием, а также перед Леночкой и перед своим сыном Юркой. У меня даже появились мысли прикинуться больным. Однако все равно меня даже больного Василий затащит в дом к своей дочери. Придется мне идти к Леночке самому добровольно.
   - Юра! Помоги мне отнести гостинцы в квартиру дочери. - сказал Василий, открывая багажник автомо?биля.
   Я взял свой чемодан с подарками нашей маме, а также картонную коробку с подарками дочери и внуку Василия. После чего медленно поплелся следом за Василием, на третий этаж без лифта. С каждый ступенькой у меня все сильнее и сильнее стучало от волнения сердце, а голова просто гудела от напряжения. Мне даже стало страшно оттого, что я не дойду до двери и рухну прямо на лестничной площадке между этажами дома. Даже не дотяну до сына.
   - Мама! Дедушка с каким-то дядей приехал. - закричал белокурый мальчуган открывший нам дверь.
   - Здравствуй внучек! - сказал Василий, проходя в квартиру дочери. - Познакомься, этого дядю тоже зовут Юра. Он работал у нас в деревне в звероводческом комплексе, у твоей бабушки. Сейчас Юра едет домой.
   - Как поживаешь тезка? - спросил я, протягивая руку сыну. - В какой класс ты пойдешь учиться в этот год?
   - Поживаю я хорошо. - ответил сын, подозрительно разглядывая меня. - Учиться буду в четвертом классе.
   - Познакомься Юра, это моя Леночка. - сказал Василий, когда к нам подошла Леночка. - Младшая дочь.
   - Лена! Проходите в дом. - назвала себя дочь Василия, сразу не признавшая меня. - Будьте гостем в доме.
   Леночка видимо хотела что-то добавочно мне сказать, но тут же осеклась, разглядев меня при ярком свете в зале. Леночка едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть от неожиданности или не упасть в обморок от неожиданной встречи со мной. Хорошо, что Василий был занят с внуком. Они оба не увидели нашего волнения. Мы оба без слов сразу поняли друг друга, что нам надо сохранить тайну от сына и его деда. Нас могут сразу не понять, а травма на сердце ребенка останется на всю жизнь. Все равно не смогу с ними жить и дать сыну воспитание. Лучше сохранить тайну.
   - Леночка! У нашего гостя поезд будет завтра утром. - сказал Василий, когда оставил внука с гостинцами. - Он заночует у тебя в зале. Сейчас пойдет в кассу купит предварительный билет, чтобы уехать без проблем.
   - Вы располагайтесь дома. - сказала Лена. - Я сама схожу куплю билет гостю. Он все равно не знает город Красноярск, а у меня в предварительной кассе железной дороги есть знакомые. До какой станции билет?
   - До станции Благовещенск. - ответил я, Леночке, протягивая деньги. - Одно место в купейном вагоне.
   Леночка накинула на себя легкий плащ и вышла на лестничную площадку. Сын закрыл на ключ за своей мамой входную дверь в квартиру. Затем пошел на кухню к деду, раскладывать подарки из деревни по кухонным ящикам с продуктами. Я прошел в зал и стал разглядывать интерьер квартиры, которая была обставлена дорогой мебелью со вкусом. Сразу было видно, что так старался Василий обставить квартиру своего внука и младшей дочери.
   - Чего там сидишь? - услышал я, голос Василия из кухни. - Иди сюда! Мы перекусим с дороги. Затем я поеду к другим своим детям и внукам. Мне надо сегодня всюду успеть. Завтра рано утром я поеду обратно домой.
   Я прошел на кухню. Там дед и внук хлопотали с сервировкой стола. Фактически угощением на столе было то, что мы привезли из деревни. Из городских блюд были фирменные напитки и городской хлеб, который было неприятно кушать после деревенского хлеба. Даже городские напитки были как бы ни к столу после молока лосихи и домашнего хлебного кваса. После длительной поездки я был готов к встречи с любой пищей в присутствии своего родного сына.
   - Вот какая у меня догадливая дочь! Водочку к столу принесла. - воскликнул Василий, когда Лена вошла на кухню с бутылкой водки. - К сожалению, мне пить нельзя. Я сегодня за рулем. Нашему гостю можно выпить.
   - На утро билетов не было. - сказала Лена, протягивая билеты и сдачу. - Я взяла билет на вечерний поезд.
   - Спасибо! Ничего страшного. - поблагодарил я, Лену, пряча билет в карман. - Мне все равно пока спешить некуда. Завтра могу погулять по вашему прекрасному городу, а вечером уеду на поезде. Я плохо знаю город Красноярск. Всего один раз был проездом в этом прекрасном городе. Знаю город только из вагона поезда.
   - Мой сын хорошо знает Красноярск. - хитро, сказала Лена. - Он завтра познакомит вас с нашим городом.
   - Вот и хорошо! Вы дальше без меня разберетесь. - сказал Василий, поднимаясь из-за стола. - Мне надо спешить. Пока мои другие внуки не улеглись спать. Юра! Всего тебе хорошего. У нас твой адрес имеется. Если в нашем туристическом комплексе будет тебе хорошая работа, то мы тебе сразу сообщим письмом.
   - Спасибо за хороший прием в деревне. - крепко пожимая Василию руку, сказал я, на прощание. - Мне было приятно с вами работать и отдыхать. Если в туристическом комплексе будет работа, то обязательно приеду.
   Василий на прощание поцеловал дочку и внука. Лена закрыла за отцом дверь и вернулась к нам на кухню за стол. Сын метал за обе щеки сладкие ягоды, собранные дедом в тайге. Совершенно не обращал на нас ни какого внимания. Лена с восторгом смотрела на меня, словно все эти десять лет ждала встречи со мной. Я не знал как вести себя рядом с молодой мамашей, которую когда-то сделал такой совсем не по своему желанию. У меня в голове бродили скверные мысли в отношении самого себя. Я готов был себя прикончить за то, что десять лет назад поймался как мальчишка на удочку распутной девчонки, которая сделала из меня кабеля производителя. Надо было тогда откровенно сказать Кузьмичу, что его малолетняя дочь разврат?ница. Сейчас бы не пришлось, краснеть перед Леночкой. - Давайте выпьем с вами за наше знакомство. - неожиданно, предложила Лена, прервав мои скверные мысли.
   - Мы с Юрой редко принимаем гостей. Если только наши родственники когда-то заглянут к нам в гости или дедушка с бабушкой. Все остальное время у нас расписано по минутам. Каждый день у нас работа, учеба, разные кружки и спорт. Даже на личную жизнь нет совсем времени. Такая сейчас современная жизнь.
   - Давайте выпьем! - торжественно, сказал сын, наливая в кружку фирменный напиток. - За наше знакомство!
   Я ничего ни стал говорить. Просто поднял бокал, наполненный водкой. Чокнулся бокалом с Леной и сыном. Втроем посидели за столом минут десять. Потом сын побежал в зал смотреть по телевизору вечерние мультики. Лена налила в бокал водки себе и мне. Почему-то я не прекратил пить водку и не посмел остановить Лену перед очередным бокалом с водкой? Я прекрасно понимал, что Лена неспроста решила напиться. Видимо ей хотелось что-то высказать мне, но на трезвую голову язык никак не поворачивался. Поэтому Лена пила водку со мной на ровне почти не закусывая.
   - Ты извини, что я тебя тогда обманула. - наконец-то выдавила Лена из себя все накопившееся. - Я тогда была очень злой в отношении своего жениха Юры. Решила, во что бы то ни стало стать женщиной и забеременеть от первого встречного мужика, чтобы утвердиться в глазах жениха, что я настоящая женщина.
   - Представляешь, в какое дурацкое положение ты поставила меня перед своими родителями. - шепотом, сказал я. - Когда твой отец показал мне фотографию сына, то я просто обомлел от неожиданности. Сын моя копия в таком возрасте. Даже твои родители заметили нашу схожесть. Мне им просто нечего было сказать.
   - Не тушуйся! Никто никогда не узнает, что ты отец моего сына. - шепотом, сказала Лена. - На выпускном вечере в школе я подсыпала своему бывшему жениху возбудителя в вино. Затем соблазнила его на секс. Он меня трахал всю ночь почти на виду у всей деревни. Так что на следующий день вся наша деревня знала о нарушении моей девственности. Через неделю я объявила своей матери, что у меня нет месячных. Когда бывший жених узнал, что я беременна от него, так сразу сбежал из деревни. Больше его никто не видел. У меня с нашим сыном все прекрасно. Мы любим, друг друга и понимаем друг друга с первого слова.
   - Ты больше месяца была беременна от меня! - удивленно, сказал я. - Как никто не заметил беременности?
   - У меня месячные были как раз в день нашей встречи. - ответила Лена. - Может быть, именно поэтому я с первого раза забеременела. Вторые мои месячные по срокам совпадали, как раз после секса с бывшим женихом. Так что все было в норме. Никто в деревне никогда не контролировал беременность наших женщин. Многие мои подруги, которые трахались с иностранцами, узнавали о своей беременности лишь тогда, когда живот сам показывал о своем положении. Между прочим, мой бывший жених сам был девственником. После выпускного вечера в школе и нашего секса всю ночь, мой бывший жених целую неделю ходил с опухшим концом. Я со злости сама своими руками оборвала ему головку члена от пленки, как евреи делают обрезания мальчикам. Просто со злости хотела отомстить ему.
   - Ну, ты, прямо садистка! - возмущенно, сказал я. - Разве так можно поступать с девственностью мужчин?
   - Он сам виноват в случившемся. - со злостью, сказала Лена. - Не надо было врать на всю деревню, что он трахает всех девок напропалую, я хранила девственность неизвестно зачем и кому. Он настоящая дрянь!
   - Ладно! Оставим бедолагу в покое. - сказал я, машинально наливая водку в бокалы. - Как сейчас у тебя дела с мужчинами? Почему ты не замужем? Ведь тебе скоро тридцать лет. Тебе давно пора иметь семью.
   - Все годы я была верна тебе. - шепотом, сказала Лена, гладя мне руку своей нежной рукой. - Дала себе слово, что если у меня будут дети, то от тебя. Видит Бог, что я не вру. Поэтому ты тут со мной. Я хочу тебя.
   - Лена! Ты просто пьяна. Тебе надо выспаться после пьянки. - с тревогой сказал я, убирая от себя руку Лены. - Завтра на трезвую голову ты будешь думать совсем иначе. Иди спать, а я с сыном посмотрю мультики.
   - Давай не будем устраивать драму в семье. - настойчиво, сказала Лена. - Ты все равно не выйдешь из квартиры, пока не переспишь со мной. Я спрятала ключи от входной квартиры и билет на поезд купила тебе на ночь специально, чтобы переспать с тобой целые сутки. Скоро сын будет спать, а мы займемся сексом.
   - Ты обратно ставишь меня в неловкое положение перед своим отцом. - возмущенно, сказал я. - Любая тайна становиться явью. Когда твой отец узнает от кого у тебя дети, то Василий меня просто пристрелит из своего табельного оружия. Ты сама знаешь, какой у тебя строгий отец и мама тоже на этот счет строгая.
   - Не тушуйся! Я обратно могу повторить старый трюк. - серьезно, сказала Лена. - Тут один кавалер буквально увивается передо мной на виду у всех. Затащу я парня на одну ночь к себе в пастель. Все сразу решат, что я от него беременна. Поверь мне, такой трюк хорошо срабатывает. Тебе нечего опасаться. Я своих детей хочу иметь лишь от тебя, а замуж мне совсем не охота. За девять лет я привыкла жить одна и сын тоже не хочет в доме иметь чужого папу. Мы с сыном понимаем друг друга, не смотря на то, что он подросток.
   - Ну, ладно, убедила ты меня. - согласился я, с решением Лены. - Но мне это не очень нравится. Я имею в виду не тебя, а метод секса с последующей беременностью. Может быть, мы будем предохраняться во время нашего секса? Зачем тебе матери одиночке следующий ребенок? Тебе с одним ребенком забот...
   - Никаких "предохраняться"! - решительно, возразила Лена. - Наш секс ради беременности, а переспать с предохранением против беременности могу с кем угодно. Я серьезно хочу иметь от тебя вполне здорового ребенка.
   Мне больше нечего было сказать Лене. Она стала убирать со стола, а я пошел в зал смотреть мультики по телевизору вместе с сыном, который словно чувствовал, что я его отец. Забрался ко мне на колени. Прижался ко мне всем телом. По окончанию мультиков уснул в моих объятьях. У меня от жалости к сыну ныло сердце и на душе была такая ужасная боль, что мне просто не хотелось жить от моих пакостных мыслей. За то, что я не законно сделал ребенка. Все эти годы не мог оказать какой-то помощи собственному сыну. Ведь у любого ребенка непременно должны быть рядом мать и отец, чтобы ребенок получал родительскую ласку. Сам по себе знаю, как плохо жить без отца. Когда мы ушли от отца, то мне и Сергею было всего десять лет на двоих. Знаю, как тяжело быть пятилетнему ребенку без отца. Может быть, поэтому я стал на путь криминала. Потому что не мог найти поддержку отца и не знал как мне жить.
   - Давай отнесу сына в постель. - шепотом, сказала Лена, протягивая руки к сыну. - Пусть он спит в спальне.
   - Сам отнесу своего сына в постель. - шепотом, сказал я. - Хоть раз поухаживаю за своим родным сыном.
   Лена ничего ни стала говорить мне. Лишь улыбнулась лукаво и открыла перед нами дверь в спальню. Я осторожно прошел с сыном на руках в просторную спальню. Положил сына в кровать, купленную ему на вырост. Когда я вышел из спальни, Лена закрыла спальню на ключ. Выключила свет в зале. Стала раздеваться передо мной, как жена перед мужем. Словно мы с ней прожили вместе долгую жизнь. Всего несколько месяцев я был где-то в командировке. Теперь приехал обратно домой. Как всегда буду заниматься с женой обычным сексом. Без мыслей о последствии. Готовые с рождением нового ребенка продолжить свой род.
   - Я всегда перед сном принимаю душ. - ласково, сказала Лена. - Пойдем мы вместе помоемся под душем.
   - С дороги мне тоже полезно принять душ. - согласился я, снимая одежду. - Тем более, после нашей пьянки.
   Мы долго ласкали друг друга под струями теплого душа. До такой степени возбудили друг друга, что стали заниматься сексом прямо под струями душа. В отличие от своей мамы Лена была по весу словно балерина. Я просто поднял ее за бедра. Мой член туго вошел между ее половых губ, словно я вторично нарушал ее девственность. Лена обхватила меня руками за шею, впиваясь в мои губы страстным поцелуем. Затем стала раскачиваться на мне, слегка вскрикивая от боли во время углубления моего члена в ее промежность. Вскоре мы оба получили в ванной полный оргазм.
   - Как прекрасно жить сексом с любимым! - радостно, сказала Лена, опускаясь в ванну с обвисшего члена.
   - Так может быть мне остаться с тобой навсегда со своим сексом к тебе? - неожиданно, спросил я, Лену.
   - Нет! Нет! - всполошилась Лена. - Я не хочу терять свободу и независимость. Секс вторичное чувство.
   Выбравшись из ванной комнаты, Лена отправилась голяком на кухню. Я тоже ни стал одеваться и последовал за Леной на кухню. Лена приготовила две чашечки черного кофе с молоком и два бутерброда с жареным мясом. Водку мы больше ни стали пить. С нас было достаточно того, что мы выпили почти половину бутылки водки на двоих. Сейчас у нас обоих на уме был только секс. Мы прекрасно понимали, что больше никогда не встретимся. Поэтому Лена имела цель забеременеть от меня, а я просто хотел насладиться сексом с женщиной, которая давно любит меня.
   - Пойдем, займемся сексом в зале. - шутя, сказала Лена, увлекая меня за собой. - Наверстаем упущенное за годы разлуки на всю оставшуюся жизнь. Хочу, чтобы эта ночь запомнилась тебе навсегда. Я люблю тебя.
   - Я не против страстной ночи. - сказал я, Лене, целуя соски ее груди. - Готов совершить с тобой новый грех.
   От моих поцелуев сосков груди Лены, она вся возбудилась и затряслась от страсти ко мне. Я взял Лену на руки и положил ее на заранее раздвинутый диван. Стараясь продлить наше наслаждение, я медленно стал вводить свой член в ее промежность. Отчего Лена еще сильнее возбудилась и устремилась вся ко мне навстречу, в так с моим страстным азартом в сексе, раскачивая своими вспотевшими бедрами и тихо вскрикивая от углубления моего члена в ее промежность. Я старался продлить удовольствия до высшей точки взаимного оргазма. Как только я почувствовал, что Лена будет кончать, так тут же моя сперма оросила ее яйцеклетки. Мы оба взаимно хотели новой беременности.
   - Все! Отдыхаем пару часов. - откинувшись на диван, сказала Лена. - Потом мы вновь займемся сексом.
   Стараясь не заснуть в течение двух часов ожидания. Пока созревает в этот период в моих половых органах свежая сперма. Я пошел помыться под холодный душ. Затем из ванной комнаты отправился на кухню. Приготовил там две чашечку черного кофе и два бисквита. Все приготовленное принес в зал и предложил Лене подкрепиться. Лена поблагодарила меня за оказанное внимание. Подвинула на диване, уступая мне место. Мы просто наслаждались. За чашечкой черного кофе и за просмотром художественного фильма по телевизору время пролетело быстро. К этому времени мы отдохнули от секса. Были готовы обратно разжигать свою страсть к сексу. Конечно мне как старому "кабелю" было сложно возбудиться на третий секс. Зато Лена от первого моего прикосновения к ее грудям и к половым органам, возбудилась мгновенно и в позе сидя на мне, ввила к себе во влагалище окончательно не поднявшийся мой член. Так что мне возбуждаться пришлось внутри промежности Леночки. Стараясь не опозориться перед молодой и не опытной дамой, я долго трахал Леночку в разных позах. Отчего Леночка стонала, вскрикивала, кусалась, просила меня быстрее кончать, но сама не освобождалась от моего члена, который просто пылал в разгоряченном влагалище и никак не мог дойти до точки оргазма. Между нами была прямо агония половой страсти в сексе.
   - Это не секса, а просто насилие друг друга. - сказала Леночка, когда мой член обмяк между ее половых губ.
   - Зато насладились сексом под самую завязку. - сказал я, Леночке, развалившись рядом с ней на диване.
   - Теперь спать. - тяжело зевая, сказала Леночка, целуя меня в щеку. - Утром мы продолжим страстный секс.
   Я посмотрел на светящиеся электронные часы и удивился, что было всего двенадцать часов ночи. Действительно до утра можно было хорошо отдохнуть и продолжить наш страстный секс. Хотя, откровенно, меня уже больше не тянуло к сексу. Я так сильно устал от трех заходов на секс, что утром едва ли смогу быть готовым к новому страстному сексу. Мне бы быстрее погулять с сыном по городу Красноярск и на поезд. Иначе меня изнасилует милая дамочка. Проснулся я от запаха поджаренного мяса на кухне. Звериная страсть к мясу после страстного секса разбудила меня в пять часов утра. Рассвет на улице едва пробивался розовой полосой сквозь темноту прошедшей ночи. Город Красноярск и природа находились в спячке предстоящего воскресного дня. Никто никуда не спешил. Каждый мог выспаться столько, сколько позволяла его здоровье. Вот только Леночке не терпелось быстрее заняться со мной сексом, чтобы действительно забеременеть от меня. Если конечно сперма старого "кабеля", пригодна оплодотворить яичники молодой "сучки". Иначе старания Леночки забере-менеть были напрасны. Надо постараться еще один раз.
   - Пока я готовлю завтрак. Ты пойди, помойся под душем. - сказала мне, Леночка, целуя меня в щеку. - От тебя такой ужасно сильный запах спермы, как от племенного "кабеля" после длительной случки с сучками.
   - Точно так говорил мне Кузьмич, когда я трахал его дочку. - вспомнил я, секс десятилетней давности. - Если бы Кузьмич узнал о моем сексе с его дочерью, то мог убить меня за это. Я тогда сильно рисковал с вами...
   - Да ничего ты не рисковал. - возмущенно, сказала Леночка. - Варвару трахали парни всей деревней. Кузьмич прекрасно это знал. Но из-за своей должности молчал. Боялся, что из-за скандала в деревне может лишиться доходного места. Кузьмич еле дождался, когда Варвара закончит школу. Уедет к своему жениху в воинскую часть. С этим офицером Варвара трахалась за границей с восьмого класса. Кузьмич, когда узнал о разврате своей дочери за границей, так всыпал ей дома хорошего ремня. Держал ее под замком целый месяц. Как только выпустил из дома, так Варвара сразу побежала к своему офицеру. Кузьмич пытался остановить свою дочь, так она отцу заявила, что если он не даст ей встречаться с офицером, то ее будут трахать солдаты воинской части. Наверно так все было в действительности.
   Пока я мылся под душем, Леночка рассказывала мне все тайны своей распутной подруги и ее уроки секса в средней школе в деревне. Я слушал и удивлялся тому, что как быстро созрело новое поколение в области секса. Если мне о сексе стало известно, лишь после того, как я сбежал из дома в возрасте семнадцати лет. Случайно попал жить домой к сорокалетней, одинокой женщине, которая сделала меня мужчиной и дала в постели первые уроки секса. Так сейчас современные девчонки знают о сексе в четырнадцать лет, а рожают в шестнадцать лет. Даже в глухой таежной русской деревне, где всегда отсутствовал разврат и тайну секса познавали после регистрации брака, то теперь деревня трахается от подростков до глубоких стариков. Весь мир словно перевернулся после перестройки в Советском Союзе. Особенно после развала Советского Союза. Когда в закрытое ранее государство хлынули не только политика и культура, но также разврат и криминал со всех зарубежных стран, чего раньше, ни кто из нас не знал.
   - Давай хорошо покушаем и быстрее займемся сексом до того, как проснется наш сын. - предложила Лена.
   На столе традиционная жареная картошка с жирным мясом и с варенными куриными яйцами. Лена приготовила в напитки по чашечке черного кофе и по рюмке водки, чтобы мы окончательно созрели к утреннему сексу. Днем у нас секс едва ли состоится. Не будем же мы девятилетнего сына укладывать спать среди дня ради секса, это просто смешно. Хотя сына можно отправить погулять на улицу к друзья. Сын стал самостоятель?ный человек.
   - Пойдем быстрее на диван. - сказала Лена, после раннего завтрака. - Через час сын может проснуться. Нам после секса надо помыться, убрать за собой признаки секса, чтобы у сына не было никаких подозрений насчет нас.
   В этот раз мы так бурно не занимались сексом. Просто стараясь не создавать много шума, довели друг друга до синхронного оргазма и тут же оба поспешили под душ. Я как джентльмен пропустил даму под душ мыться первой. Быстро сполоснувшись под струями теплого душа, Леночка отправилась наводить порядок в зале после нашего буйного секса. Тем временем я долго мылся под душем, стараясь хорошо смыть с себя запах спермы, чтобы перед сыном от меня не пахло спермой, как от плодовитого "кабеля" после встречи с стаей "сучек". Сын пока в этом юнец. Пока я мылся под душем, Леночка навела порядок в зале и на кухне. После чего принялась заниматься приготовлением завтрака всей семьи. Конечно, если бы я не был таким старым по отношению к Леночке, то у нас могла быть хорошая семья. Но так как у нас разница в возрасте больше двадцати лет, то как-то неприлично создавать семью в такой огромной разнице в возрасте. Соседи, знакомые и просто люди на улице постоянно будут интересоваться наш отношением друг к другу. Придется каждому объяснять, что мы не отец и дочь, а муж и жена. К тому же с годами у меня пропадет страсть к сексу, а у Леночки страсть к сексу возрастет. Отсюда у нас могут возникнуть ссоры и разногласия в сексуальном отношении друг к другу. Даже возможна измена со стороны жены, чего я никак не смогу терпеть. Кому из мужчин хочется прослыть рогоносцем? Пускай лучше после моего отъезда Леночка найдет себе мужа.
   - У вас неприятный запах на кухне? - сказал сын, войдя со сна к нам на кухню. - Словно сдох кто-то в доме?
   - Это у дедушки в дороге одна баночка с мясом пропала. - подозрительно переглянувшись со мной, ответила Леночка. - Я выбросила пропахшую баночку в мусоропровод, а запах пока остался. Надо немного проветрить нашу кухню. Я сейчас открою форточку на кухне. Все обратно будет свежо и без запаха.
   Леночка открыла форточку на кухню и показала мне кулак, когда сын отправился в ванную комнату умываться и чистить зубы. Я улыбнулся на смешную угрозу со стороны Леночки и показал ей жестом руки, что в этом неприятном запахе в квартире виноваты мы оба. Леночка тихо засмеялась и осторожно поцеловала меня в щеку. В это время с ванной комнаты на кухню зашел наш сын. Он подозрительно посмотрел на нас обоих. Мы растерялись.
   - Дяди Юры в глаз попала маленькая соринка. - в оправдание за наш поступок, сказала Лена. - Ты же сам прекрасно знаешь, что соринку с глаза можно снять только языком. Я тебе часто с глаз снимаю языком соринку.
   - Спасибо! Вроде все прошло. - часто моргая и протирая глаз, сказал я, в поддержку сказанных слов Лены.
   - Я то думал, что вы целуетесь. - громко рассмеявшись, сказал сын. - Вот тогда у меня была умора с вами!
  - Сынок! Какую глупость ты говоришь?! - возмущенно, сказала Лена. - Чего это я буду целоваться с гостем?
   - Да ладно, мама, чего ты, вдруг, возмущаешься. - махнув рукой, сказал сын. - Ничего позорного в этом нет.
   - Вы вроде обещали показать мне город? - напомнил я, Леночке и сыну. - За разговором мы теряем время.
   - Да! Конечно! Мы сейчас быстро позавтракаем и пойдем гулять. - засуетилась Лена, усаживаясь за стол.
   Мы с Леной попили только чай с бисквитом. Нашего сына Лена накормила досыта первым, вторым и третьим блюдом. В отличие от своей мамы наш сын был телосложением полнее. Тем более при естественном росте сына ему требовалось хорошее калорийное питание и чистый воздух на природе. Леночке надо было следить за хорошим питанием нашего сына, чтобы наш сын был вполне здоровым и крепким.
   - В зоопарк мы не пойдем, - распорядился сын, когда мы вышли на улицу. - Лучше пойдем в городской парк кататься на качелях и каруселях. Там продают хорошее шоколадное мороженое. Грузины жарят свежий шашлык из баранины. Можно хорошо отдохнуть на природе и вдоволь покушать мороженное с шашлыком.
   - Конечно, в городском парке лучше чем в зоопарке. - поддержал я, выбор сына. - Я тоже люблю кататься на качелях и кушать мороженое, а грузинские шашлыки люблю с самого детства. Я родом с Северного Кавказа.
   Лена радостно улыбнулась на взаимный интерес между сыном и его отцом. Мы ни стали садиться на городской транспорт, а отправились пешком в городской парк. Наш сын, выходя из квартиры, сразу предложил нам передвигаться по городу пешком, чтобы я мог лучше ознакомиться с городом Красноярск. Так что мы весело шагали по улицам города Красноярск. Сын рассказывал мне, о достопримечательностях огромного таежного города Красноярск. К моему удивлению в городском парке действительно грузины в небольшом баре жарили шашлык и даже варили хинкали (огромные пельмени с перченым фаршем). Я так давно не кушал хинкали. Несмотря на хороший домашний завтрак утром, я взял пятнадцать штук хинкалей и по одной порции шашлыка. Себе и Леночке взял по кружки пива, а нашему сыну взяли большую бутылку Кока-колы. Грузины с удивлением смотрели на такой большой заказ хинкалей. Когда я объяснил им, что с детства люблю грузинские хинкали, так как я тоже родом с Кавказа. Грузины были польщены моими похвалами. В знак вниманий к землякам с моей стороны, грузины положили нам в тарелки по одному хинкалю бесплатно и подлили в тарелки мясной бульон. Оба грузина всячески старались угодить своему земляку. После такого сытного питания с перерывом катания на качелях и на каруселях у нас не было никаких сил кушать шоколадное мороженое. Сын просто тяжело вздохнул, проходя мимо лотка с шоколадным мороженым, но на мое предложение купить мороженое, сын категорически отказался. Хлопая себе по выпуклому от пищи животу, сын сказал мне, что после одной порции мороженого он может просто лопнуть, как большой воздушный шар. Мы с Леной засмеялись на реплики нашего сына. Медленно, словно как черепахи, мы отправились дальше гулять по городу. Во второй половине дня, мы чуть живые от усталости поплелись по городу Красноярск в обратном направлении. Пришли домой за три часа до отправления моего поезда. Сын сказал нам, что сыт по горло гулянием и отправился спать. Пока сын заснет, мы посидели на кухне за чашечкой черного кофе с бисквитом. Когда сын заснул, Леночка потихоньку замкнула спальню на ключ. Мы с ней занялись прощальным страстным сексом, перед моим отъездом.
   - Меня провожать не надо. - сказал я, Леночке у порога. - Здесь до вокзала не далеко. Спасибо тебе за сына и за любовь ко мне. Жалко, что мы больше никогда не встретимся. Если тебе будет нужна моя помощь, то сообщи мне в любое время. Адрес мой у твоих родителей и у тебя теперь есть. Я буду у твоих ног, когда ты пожелаешь.
   - Мне не будет тебя хватать. Но мы не можем быть вместе. - в слезах сказала Лена на прощанье. - Если у меня от тебя будет ребенок, то я обязательно расскажу нашим детям, как мы с тобой любили друг друга.
   9.Ловушка жизни.
   Когда я вышел из дома, то на улице меня встретил мелкий и нудный дождь. Природа словно оплакивала мою разлуку с молодой женщиной, которая десять лет хранила в себе любовь ко мне. Теперь мы расстались навсегда и никакие слезы не помогут нам вернуться обратно друг к другу. Моя сексуальная жизнь находится на закате, а сексуальная жизнь Леночки лишь только в самом своем рассвете сил. Мне хочется, чтобы Леночка не была замкнута на воспоминании обо мне и встретила в своей жизни настоящую любовь к себе. Человек не должен оставаться однолюбом, на оборванной первой любви. При ограничении в любви человек может быстро состариться, сойти с ума или умереть преждевременной при отсутствии любви. Человек рожден от любви и к любви, которую должен хранить всю жизнь. С такими мрачными мыслями я не заметил, как добрался до железнодорожного вокзала. На электронных часах в зале ожидания было указано, что до прибытия поезда "Москва-Владивосток" осталось тридцать минут. Я посмотрел, какой вагон написан в моем билете и тут же вышел под навес на перрон напротив того места, куда должен прибыть указанный в билете номер вагона. Желающих ехать поездом в моем направлении было не так уж много. Наверно сейчас люди предпочитают больше добираться самолетами. Видимо люди стали намного лучше жить. При таких зарплатах, как в туристическом комплексе в таежной деревне можно на одну деревню имеет свой собственный самолет. По сравнению с советским временем поезд "Москва-Владивосток" опоздал всего на десять минут. Наверно не хотел полностью нарушать старую традицию на Руси "тише едешь - дальше будешь". Однако все-таки в железнодорожном транспорте большой прогресс. Намного лучше стало обслуживание пассажиров в вагоне. В вагоне и в купе идеальная чистота. Постель на местах свежая и чистая. На столике между полками программа обслуживания пассажиров. За деньги можно заказать из ресторана любые продукты питания или прямо из вагона позвонить себе домой. Вот только я этого делать не буду. Не потому, что мне жалко деньги, а потому, что не люблю особого комфорта. Наверно я сильно отстал от современности. Давно не летал на самолете. Никогда не плавал на кораблях. Ничего толком не знаю о том, что происходит вокруг меня. Все также по своему уму и знанию нахожусь где-то на том уровне своего развития. Когда первый раз попал на зону. Даже там, на зоне ничего не освоил в криминальном мире. Нахожусь постоянно в каком-то неопределенном пространстве своей жизни. Давно пора научиться жить на старости лет. Войдя в купе, я сухо поздоровался со своими попутчиками, которые по своему расположению в купе, видимо, ехали из самой столицы до конечной остановки в городе Владивосток. Захлопнув за собой двери в купе, я поставил оба своих чемодану на багажную полку над дверью. Снял с себя обувь и залез на свое место на верхнюю полку. Хорошо, что Лена купила мне билет на поезд в купейном вагоне на верхней полке. Иначе до города Благовещенск мои попутчики меня просто заживо истоптать. Целая семейка с детьми едет со мною. С одной стороны не комфортно ехать с таким шумным семейством. Но с другой стороны такая поездка не опасна в пути. По крайней мере, меня не обворуют в дороге. Хотя страховки ради лучше всего деньги держать во внутреннем кармане легкой спортивной куртки и спать прямо в ней без одеяла. Так будет в дороге безопасно, не холодно и не жарко. Так спокойно доеду до своей станции.
   - Мужчина! Вы будите пить с нами чай или нет? - спросила меня, с нижней полки полная хозяйка семейства .
   - Нет! Спасибо! Я сильно устал за целый день. - ответил я, не глядя вниз. - Мне хочется хорошо выспаться.
   После двух суток бурной пьянки, а также после страстного секса в прошедшую ночь, я действительно чувствовал себя сильно уставшим. К тому же за прошедшие сутки я постоянно набивал себе желудок для накопления калорий, чтобы не оплошать в сексе с молодой партнершей. Поэтому мне ничего не хотелось, кроме глубокого и длительного сна. Пока у меня не будут болезненные пролежни от спячки на верхней полке в купе, я не спущусь на пол вагона. Проснулся я от резкого толчка вагона на какой-то станции. Я посмотрел через вспотевшее окно нашего купе. За окном были сумерки непонятного времени суток. Как назло мои электронные часы остановились. Надо поменять батарейку на часах. Иначе я никак не смогу разбираться со временем. В купе часов тоже как назло нет. Спрашивать у попутчиков время тоже как-то неудобно. Попутчики заняты своим завтраком или ужином. Я потерял счет времени.
   - Мужчина! Вы хотя бы ужинать спустились. - сказала мне, заботливая хозяйка семейства, увидевшая мое пробуждения. - На голодный желудок далеко не уедешь. Надо вам в пути восстанавливать свои калории.
   - Вообще-то я перед отъездом на поезде работал и кушал сразу в две смены. - вступил я в диалог с полной дамой. - Поэтому больше хочется спать, чем кушать. Хотя за компанию с вами я готов рискнуть желудком.
   - Это с кем вы собрались рисковать своим желудком? - шутя, грозно, поинтересовался хозяин семейства.
   - Ну, конечно не с вашей женой. - шутя, ответил я. - Куда мне до таких потребностей. Другое дело ваш вид.
   - Видишь, душечка, даже попутчик такого мнения. - сказал мужчина своей жене. - На диету садится пора.
   - На диете манекенщицы сидят. - смеясь, ответила толстушка. - Русской бабы всегда должно быть много.
   - В этом вы правы вполне. - согласился я с выводами полной дамы. - Русская баба коня остановит и в горящую избу войдет. С дохлыми манекенщицами в условиях экстремальных жизни рядом нечего делать.
   Я спустился с верней полки на пол. Сходил с полотенцем в купе умывальника. Тщательно почистил зубы. Вымыл с мылом лицо опухшее от сна. Тут же сходил в туалет. Обратно вернулся к умывальнику, чтобы тщально помыть руки после туалета. Лишь после тщательной гигиены над собой, я вернулся обратно в свое купе. В это время заботливая хозяйка семейства, накрыла на столик богатую сервировку. Наверно готовила угощение в расчете на мой желудок. Садится с пустыми руками на стол, мне было как-то неудобно перед попутчиками. Поэтому я достал свой чемодан с таежными подарками из деревни Осиновка от Клавдии и Василия в подарок нашей мамы. Я точно не знал, что находится в этом чемодане, так как впервые заглянул в него. Однако в чемодане было то, что я предполагал заранее. В основном это были разные соления, варенье, сушеные плоды и грибы, а также тушеное мед?вежье мясо в своем соку. Я ни стал долго раздумывать и достал из чемодана из продуктов то, что не могло быть на столе представителей нашей столицы или жителей города Владивосток. Так как оба города равнозначно отдалены от таежного Красноярского края. Поэтому я достал из чемодана одну баночку варения из таежных ягод, одну баночку соленых грибов и одну баночку тушеного медвежьего мяса в собственном соку. После чего закрыл чемодан и вернул на верхнюю полку.
   - Думаю, что такого продукта вы не видели в столице и не увидите в городе Владивосток. - сказал я, попутчикам, выставляя баночки на столик. - В трех баночках соленые грибы, варение таежных ягод и медвежье тушеное мясо в собственном соку. Все три вида продуктов равнозначно полезны как взрослым людям, также малым деткам.
   - Неужели это действительно тушеное медвежье мясо? - удивленно, спросила пышная дама, разглядывая баночку с тушеным медвежьим мясом. - Я много раз слышала о целебном тушеном медвежьем мясе, но никогда его, ни ела. Можно я попробую немного тушеного медвежьего мяса?
   - Конечно можно! Я достал не к рекламе баночку тушеного медвежьего мяса. Эти все продукты совершенно свежие и целебные. - уверенно, сказал я. - Еще на той недели эти целебные ягоды и грибы росли в таежном лесу, а этот жирный медведь всего два дня назад топтал траву вокруг таежной деревни, пока его потушили.
   - Вам не страшно и не жалко было убивать самого хозяина тайги? - с опаской глядя на меня, спросила толстушка. - Ведь он мог вас задрать, как липку в лесу. К тому же медведь красавец. Мне жалко его стрелять.
   - Ну, во первых я медведя не убивал. - откровенно, признался я. - Мясом медведя угостили меня, а я вас. Во-вторых, медведя специально на мясо в тайге никто не собирался убивать. Хозяин тайги сам пришел к людям в таежную деревню, на пасеку за медом. Там запутался в колючей проволоке и не мог никак выбраться из колючей проволоки. Если бы воришку не пристрелили, то он все равно сам мог мучительно погибнут в колючей проволоке. Хозяина тайги мужики избавили от мучительной смерти, а его целебное мясо просто разделили в таежной деревне по своим домам.
   Дети попутчиков, не ожидая приглашения от меня и от родителей, сами освоили баночку с варением из таежных ягод. Через пару минут дети проворно вылавливали чанной ложечкой таежные ягода из баночки. Зато их родители с недоверием смотрели на баночку с тушенкой, из медвежьего мяса в собственном соку. Так что мне самому пришлось начинать свой ужин с тушеного медвежьего мяса. Лишь после того, как приятный запах тушенки из медвежьего мяса распространился по нашему купе, попутчики немного осмелели. Принялись кушать медвежье мясо впервые в жизни.
   - Мы вообще-то не пьющие. - застенчиво сказал хозяин семейства. - Под такую закуску пиво выпить не грех.
   - Я тоже не против побаловаться хорошим пивком. - согласился я, принимая бутылку пива из рук своего попутчика. - Пиво самый благородный и целебный напиток к мужскому достоинству. Дамам это надо знать.
   Спать мы укладывались поздно ночью, сытые и довольные нашим столиком, на котором было такое угощение, которому мог позавидовать любой домашний банкет. Единственное чего не было за этим столиком, так это спиртных напитков. Пиво не в счет, так как пиво по моему понятию годится в тонизирующие напитки. На сколько мне известно, то во многих европейских странах пью пиво от мала до велика и женщины тоже. Причем национальное домашнее пиво на Северном Кавказе пьют все народы как мусульмане и христиане, так иудеи и поклонники буддизма. Так что пиво за нашим столиком было тут в самый раз под хорошую закуску. Теперь можно было хорошо отдыхать в дороге. В этот раз я ни спал как вчера до самого вечера следующего дня. Так как мой мозг был словно запрограммирован, как современный компьютерный аппарат на определенное время. Проснулся я за три часа до прихода поезда на железнодорожную станцию города Благовещенск. Такого времени было вполне достаточно, чтобы сходить в туалет, почистить зубы, начисто побриться, собраться на выход и терпеливо ждать прихода поезда на станцию моего назначения. Даже с опозданием поезд все равно придет на станцию назначения. Поезд не автомобиль, не самолет и не корабль. Не может свернуть в сторону куда-то с железной дороги. Все равно придет прямо на свою станцию по билету.
   - Спасибо вам за компанию. - сказал я на прощание своим попутчикам. - Мне приятно было с вами ехать.
   Погода в городе Благовещенск встретила меня точно таким же нудным дождем, как в городе Красноярск. Мне было как-то не по себе от такой плакучей погоды. Сердце щемило от какой-то надвигающейся на меня неизвестной беды. Было такое предчувствие, что мне не нужно было ехать сейчас в город Благовещенск, где кроме беды и проблем меня больше ничего не ждет. Но я должен осилить такое предчувствие и ехать туда, где меня ждет престарелая мама и мой брат близнец пенсионер с самого дня рождения. Я должен им как-то помочь и вернуть хотя бы часть тех долгов, которые весят на мне и на них после моего возращения из зоны. Я должен стать человеком и помочь своим родным. Идти с двумя тяжелыми чемоданами до дома, где живут Сергей и мама, мне было тяжело и неприятно идти под нудным дождем. Как назло нет на автобусной остановке никакого автобуса, который направляется к нужному мне адресу. Хотя бы маршрутное такси или микроавтобус в ту сторону были. Можно подумать, что весть транспорт испугался плаксивой погоды и остановился где-то под огромными навесами старинных зданий. Хотя бы какой-нибудь автобус пришел. Иначе я скоро промокну с головы до ног. Все мои гостинцы придут в непригодность к употреблению. После десяти минут ожидания наконец-то пришел городской автобус нужного мне направления. Я уплатил за проезд и не торопливо прошел на ближнее, свободное сидение в салоне полупустого автобуса. Дверь автобуса закрылась со скрипом, общественный городской транспорт медленно двинулся по давно знакомому маршруту. Я слегка откинулся на сидение и терпеливо ждал, когда кондуктор назовет долгожданную остановку моего выхода из автобуса. От автобусной остановки до дома, где живут мама и Сергей, метров сто. Окно у них как всегда светится. Наверно сейчас мама читает газету, а Сергей спит после таблетки аминазина. Вся жизнь Сергея состоит из проблем семейных и по здоровью. Если бы кто знал, как мне жалко братишку. Ведь он в прямом смысле слова мой спаситель и моя вторая половинка жизни. Оттого, что Сергей родился первым, зависело напрямую мое следующее рождение на свет.
   - Кто там по ночам шляется? - услышал я, голос брата, когда долго звонил в дверь. - Спать людям не дают.
   - Братишка! Открывай. Я вернулся к вам с деньгами и подарками. - сквозь слезы, ответил я, своему брату.
   - Входи братик! Как я рад, что ты приехал. - обнимаясь, со слезами, сказал Сергей, пропуская меня в дверь.
   Я прошел в прихожую со своими чемоданами. Поставил чемоданы на пол и обнял своего брата двойняшку. Какой бы не была моя жизнь, плохой или хорошей, мои мысли всегда были возле Сергея и нашей мамы. Вот и сейчас по запаху я чувствую, что наша мама в этой квартире. Наверно наша мама спит? Иначе бы она обязательно встретила меня. Какой бы я не был в жизни человек, я все равно нашей маме просто ее родной ребенок. Пойду, обниму маму.
   - Юра! Дела у нас очень плохие. - с горем в голосе, сказал Сергей. - Мама при смерти, а тебя повсюду ищут.
   - За что меня ищут? - испуганно, спросил я, Сергея. - Сейчас за мной нет никаких уголовных дел. Я чист.
   - Тебя обвиняют в краже машины стекловаты. - ответил Сергей. - Говорят, что ты перед отпуском украл...
   - Ты прекрасно знаешь, что я не могу водить машины. - тихо, сказал я, проходя в зал к нашей маме, которая си-дела в мягком кресле, перед телевизором. - Стекловату всегда грузил в автомобиль по приказу мастера. Куда по?везли автомобиль стекловаты? Этого я не знаю. Поэтому ментам не в чем меня подозревать. Я чист.
   Я осекся, когда увидел перед собой ужасно страшное лицо нашей мамы. Из красивой женщины мама превратилась в копию той старухи, которую рисуют с косой и в черной одежде. Передо мной сидела типичная смерть. Даже всегда теплые руки нашей мамы теперь казались мне костяшками льда. Можно было подумать, что наша мама мертва. Но по тому, что покрывало на теле нашей мамы двигалось, я понял, что мама жива. Она просто спит в ожидании меня. В то время как я болтаюсь где-то по всему белому свету.
   - Что говорят местные врачи насчет болезни нашей мамы? - с грустью в голосе, спросил я, своего брата.
   - У нашей мамы целый букет болезней. - грустно, ответил Сергей. - Все врачи говорят, что мама скоро умрет.
   - Жалко, что я не могу ничем помочь нашей маме. - сквозь слезы, сказал я. - Я тут привез гостинцы и деньги. Все, что есть в чемоданах, это тебе и наше маме. Деньги поделю с вами поровну. Себе возьму третью часть денег. Прямо сейчас поеду на Северный Кавказ к родственникам. Там буду жить. В тюрьму я больше не сяду. Я не преступник. Мне хочется жить по-человечески и без всяких проблем. Буде жить с дочерью...
   - На Северный Кавказ ты не сможешь попасть. - грустно, сказал Сергей. - Северный Кавказ русским закрыт .
   - Как это Северный Кавказ русским закрыт? - удивленно, воскликнул я. - Там находится наша общая Родина!
   - Так ты оказывается, совсем ничего не знаешь. - сказал брат, включая телевизор. - Вчера террористы в городе Беслан захватили вместе с учениками, родителями и учителями среднюю школу?1, где мы учились.
   Весь ужас, который выплеснулся с голубого экрана телевизора, буквально мгновенно разрушил мое сознание. Я никак не мог поверить в то, что происходило перед моими глазами. Такое не должно быть в природе людей. Перед моими глазами мелькали знакомые лица и развалины знакомого здания, покрытые копотью, огнем и кровью. Из здания нашей школы и со стороны множества знакомых людей велась ожесточенная перестрелка. Взрывы в спортивной зале нашей школы буквально в клочья разнесли крышу спортивного зала. Сквозь всполохи огня и дыма из спортивного зала нашей школы доносятся детские крики о помощи. Между школой и толпой мечутся люди покрытые кровью. Бронетехника вплотную подошла к зданию нашей школы, откуда выносят обгоревшие трупы детей. Бесланские родители при виде сгоревших детей падают в обморок. Кто-то из родителей наверно умер от сердечного приступа. Всю ночь до самого утра я смотрел тот кошмар, который проходил перед моими глазами за тысячи километров от нас. В огне боев с террористами, захватившими нашу школу, погибли сотни детей и взрослых, среди которых были наши родственники, друзья и просто знакомые, с которыми когда-то мы делили хлеб и соль. Я буквально рыдал при виде этой ужасной картины. Я сожалел о том, что тогда в седьмом классе у меня с другом не получилось взорвать нашу среднюю школу в городе Беслан. Если бы мы на каникулах взорвали школу, то сейчас не было бы горя людей.
   - Сережа! Страх перед зоной свыше моих сил. - сказал я, братишки, выключив телевизор. - Я найду себе убежище, но на зону больше никогда не сяду. Тем более, что я не совершал ни какого преступления. Один раз я сидел пять лет ни за что. Больше этого не будет. Я лучше прикончу себя, но не сяду на зону. Мне хочется жить и умереть свободным.
   Сергей никак ни стал отговаривать меня. Так как он прекрасно знал, что если я так решил, то так и будет всегда. После того ужаса, который я видел всю ночь, мне совсем не хотелось кушать. Я отказался от угощения, которое приготовил Сергей на кухне. Сослался на то, что совсем не голоден и хочу смыться из города Благовещенск до рассвета. Пока менты в городе спят и не догадаются проверить нашу квартиру, чтобы поймать меня прямо дома с поличным.
   - Сколько сможешь, береги нашу маму. - сказал я, братишке на прощание. - Когда заработаю денег, так сразу вышлю тебе деньги. За меня не беспокойся. Я живучий человек. Всегда смогу выбраться из любого положения в сложных ситуациях своей жизни.
   Мы обнялись на прощание, я вышел из квартиры Сергея с котомкой сменного белья в руках. Теперь мой путь лежал в неизвестность. Если бы сейчас в таежной деревне Красноярского края была мне любая работа, то я вернулся бы туда без колебания. Там в тайге меня ни какие менты не найдут. Можно бы у Леночки остановиться, но мне, ни как по возрасту нельзя переступить через себя и просить у молодой женщины себе приют на остаток собственной жизни. Пожалуй, осталась мне грешнику одна дорога в монастырь. Помню, что по телевизору два месяца назад показывали мужской монастырь Гаврило-Архангельский. В народе говорят, что монахи в монастырь принимают всех подряд мужчин и не спрашивают мужиков о прошлой жизни. Вот мне туда самый раз одна дорога. Надо только узнать, как добраться до этого монастыря. Жалко, что у меня карты города Благовещенск и Амурской области нет с собой. Надо хотя бы мне поймать такси и доехать до мужского монастыря.
   - Браток! Отвези меня в Гаврило-Архангельский мужской монастырь? - попросил я на улице таксиста.
   - Конечно отвезу тебя в мужской монастырь. - согласился таксист. - Проезд стоит туда, одна сотня рублей.
   - Я заплачу тебе такие деньги. - согласился я, садясь в такси. - У меня с собой тут такие деньги имеются.
   Таксист быстро развернул свой автомобиль на другую сторону улицы и на большой скорости помчался по сонным улицам города Благовещенск. Рассвет только начинал пробиваться сквозь лохматые грозовые тучи над городом Благовещенск. Где-то далеко за городом громыхал раскатистый гром, а здесь над городом Благовещенск проливной дождь шел всю ночь. Теперь у горожан была надежда, что субботний день не будет столь пасмурным у них на выходные. Можно будет отдыхать на природе в городских парках. Сейчас пока весь город спит после грозы с дождем.
   - Чего вдруг тебя такого здорового мужика в монастырь потянуло? - спросил таксист, выезжая из города.
   - Устал от мирской жизни и грехи свои надо замолить. - откровенно, признался я. - Путь истинный нужен.
   - Если бы у меня не было семьи, тоже подался в монастырь. - уныло, сказал таксист. - Надоело так жить.
   Когда над городом Благовещенск тучи рассеялись. Сквозь открытое боковое окно в такси повеяло свежим воздухом с осеннего леса, наполненного ароматом пожелтевших листьев, хвоей, грибами и спелыми лесными плодами. Мне хотелось выйти из такси и побродить по осеннему лесу почти в городской черте или в городском парке. Может быть так и будет, если только меня примут в мужской монастырь. В народе говорят, что большинство монастырей всегда находятся вблизи зарослей на дикой природе. Однако Гаврило-Архангельский мужской монастырь находился в городской черте Благовещенска на улице Горького. Я узнал адрес только тогда, когда таксист покатал меня по городским закоулкам в сумерках предстоящего рассвета и остановился на улице Горького, с табличкой 133. Я ни стал ругаться с таксистом, так как посчитал, что таксист не обокрал меня, а просто заработал деньги на пропитание своей семьи своим трудом.
   - Вот твоя обитель на оставшуюся жизнь. - сказал таксист, останавливаясь у красивого старинного здания.
   Рассчитавшись за проезд с таксистом, я вышел из автомобиля и сразу понял, что теперь мне обратной дороги нет. За такими массивными стенами храма я найду себе уединение и спокойствие от всего мира. Мне надоело жить в криминальном мире с опасностью к своей жизни. Среди обычных людей нет мне места. Кроме пакостей в отношении обычных людей на лучшее я не способен. Стоит мне обратиться к Богу с прощением за все свои грехи. Может быть, таким образом, я смогу получить прощение от Бога и таким образом смогу послужить Богу до конца своих дней. Другого выбора у меня нет на продолжение своей жизни.
   - Чего надо сын божий? - спросил меня, монах, вышедший из храма. - Сюда в приют или на экскурсию?
   - Я хочу найти приют в храме божьем. Уединиться от мирской жизни. - ответил я, монаху, как по молитве.
   - Иди за мной. Отведу тебя к игумену Серафиму. Он у нас старший. - сказал монах, медленно входя в храм.
   Мы пошли по длинному сводчатому коридору храма с расписными стенами на религиозные темы. В храме была такая тишина, что наши шаги гулко отзывались по всему храму и раскатывались куда-то вглубь самого храма. В храме было такое спокойствие, словно кроме меня и монаха больше никого нет. Лишь где-то за пределами храма было слышно, что кто-то ходит на территории дикой природы вокруг храма и выполняет какую-то работу в полном своем молчании. Мне было приятно окунуться в тишину дикой природы в черте города. Можно было подумать, что божий храм находится где-то далеко за городом Благовещенск.
   - Батюшка Серафим, я привел к вам прихожанина, который хочет поселиться у нас. - сказал монах, высокому мужчине с поседевшей окладистой бородой в черной расе, когда мы прошли в помещение за резной, массивной дверью. - С вашего разрешения оставлю вас наедине. У меня сейчас имеются неотложные дела.
   Батюшка Серафим слегка кивнул головой в знак согласия. Монах тут же скрылся за дверью кабинета игумена Серафима. Главный монах мужского монастыря разгладил свою окладистую поседевшую бороду. Задумчиво осмотрел меня со всех сторон. Жестом руки показал мне на огромный старинный стул за таким же большим столом. Медленно обошел стол вокруг. Игумен Серафим сел напротив меня. Стал долго и пристально вглядываться в мои грустные глаза. Словно пытаясь узнать причину моего прихода в храм божий.
   - Чего тебя привело в нашу обитель, сын божий? - спросил батюшка Серафим. - Грехов много набралось?
   - Устал я от мирской жизни. - стал объяснять я, свою проблему прихода. - Хочу послужить во славу Богу.
   - Как тебя зовут сын божий? Какими профессиями владеешь? - стал допытываться у меня, игумен Серафим.
   - Зовут меня Юрий Сергеевич Черевков. - стал представляться я перед батюшкой Серафимом. - Я больше в сельском хозяйстве был занят. Могу ухаживать за хищниками и травоядными животными, немного плотник.
   - Хорошо! Мы принимаем тебя в нашу обитель. - согласился игумен Серафим с приемом меня в мужской монастырь. - По первой будешь послушником при монастыре по сельским делам и по животноводству. Сейчас тебя монахи сводят в баньку. Тебе надо очистить от грязи мирской свое тело и душу. Там монахи тебя переоденут и покажут твою келью, где ты будешь почивать после трудового дня. Желаю тебе всего хорошего в обители. Может быть, Всевышний простит тебе твои грехи мирские и ты найдешь покой своей души.
   Игумен Серафим слегка позвонил в медный колокольчик и вскоре в кабинет пришел тощий монах, которого наверно за какую-то провинность давно не кормили. Батюшка Серафим представил меня тощему монаху. Коротко объяснил тощему монаху, как поступить со мной дальше в мужском монастыре. Монах назвался братом Иоанном. Приветливо пригласил меня следовать за ним вглубь монастыря, который находился рядом за храмом в огромном каменном здании старинного образца, на вид реставрирован недавно. От храма и мужского монастыря пахло свежими досками, лаком и красками. Несмотря на то, что сам храм и здание мужского монастыря были старинными, однако выглядели они так свежо, словно их только что построили. Даже массивные резные деревья блестели свежим темно-красным лаком, который наносили руками, а не современной техникой. Обычные окна и цветные витражи в храме выглядели совсем новыми. Наверно витражи реставрировали?
   - Брат Юрий! Ты пока помойся в баньке, а я тебе принесу одежду. - сказал мне, брат Иоанн, проведя меня в русскую баню с современным душем и парилкой. - Здесь в кадке имеется дубовый веник и мыло на полке.
   Тощий монах ушел за дверь. Я остался один в огромной русской бане, в которой наверно моются сразу с десяток монахов. Обычно монахи моются по пятницам и субботам. Наверно монахи мылись вчера или только собираются мыться сегодня. Поэтому русская баня вся пышет паром и готова принять таких грешников, каким являюсь я в настоящее время. Надо мне отмыть от грязи свое тело и душу, как мне сказал Серафим, чтобы всему быть чистым. Раздевшись наголо, я пошел вначале освоил привычный душ. Помывшись хорошо под струями теплого душа, я перешел в парилку и сразу полез на верхнюю полку. Так как в парилке не было много пара. Но как только я расположился на верхней полке, так сразу откуда-то из щелей потянулись струйки горячего пара. Наверно брат Иоанн сообщил обо мне банщику, который поддал мне хорошего парку. Надо спуститься ниже на ступеньки. Иначе я могу задохнуться от сильного пара. Нужно мне потихоньку привыкать к усиленному пару в парилке. Нельзя умирать в храме. Я ни знал никаких порядков в мужском монастыре. Поэтому парился с березовым веничком до тех пор, пока монахи догадались отключить пар в парилке. После чего я пошел, помылся под струями воды из душа. Смыл с себя ту грязь, которая выделилась из моей кожи вместе с паром и потом. Ведь должен же я наконец-то отчиститься от всей телесной и душевной грязи? Надо мне окончательно порвать связь с мирской жизнью. Жить во имя Бога.
   Когда я вышел в раздевалку весь распаренный и чистенький, как младенец, то меня в раздевалке встретил брат Иоанн с маслеными от счастья глазами, по которым можно было подумать, что этот монах "голубой". От того, что я вообще ничего не знал о монахах, поэтому мне в голову влезли такие поганые мысли. Может быть у монахов принято так встречать своих братьев от народа, очищенных перед богом от мирской грязи на теле и даже в грешной душе? Мне неудобно было задавать глупые вопросы тощему монаху. Все должно прийти постепенно от познания жизни в мужском монастыре. Пока мне предстояло надеть на себя доселе не знакомую мне одежду монахов. Одежда монахов состояла из обычного древнего обряда времен первого крещения в Киевской Руси. Белого цвета нижнее белье состояло из кальсон на завязочках и свободного покрова белой рубахи. Верхняя, черная одежда была такого же свободного покрова, что и нижнее белье. Все на завязочках и на веревках без ремней. На ноги теплые шерстяные носки серого цвета и огромные, как колодки, большие ботинки на шнурках. Сверху на голову вязаная шапочка, чем-то похожая на шапочку из дурдома. С той лишь разницей, что в дурдоме шапочка белого цвета, а в мужском монастыре шапочка черного цвета. В общем-то, в этом маскараде монаха в мирской жизни меня точно могли принять за чокнутого и определить в городскую психушку. Пока на мне подобный монашеский наряд выглядел довольно странно.
   - Теперь, брат Юрий, я покажу твою келью. - сказал мне, брат Иоанн, когда я обрядился в одежды монаха.
   - Мне можно что-то забрать из своих вещей? - спросил я у тощего монаха. - Хотя бы деньги или документы.
   - Все твои деньги и документы с вещами будут храниться в специальной комнате. - объяснил мне, брат Иоанн. - Если передумаешь жить в обители, то можешь в любой момент забрать свои вещи и уйти из храма.
   Брат Иоанн сказал мне, что я сам могу положить свои вещи с деньгами и документами в ту комнату, где хранятся вещи новых послушников. Комната на хранение мирской одежды была по пути в ту келью, где предстояло мне прожить оставшуюся жизнь. Пока я не сожалел о том, что пришел жить в мужской монастырь. Однако монахи дали мне время подумать о моей жизни в качестве послушника монаха или вернуться обратно к мирской жизни. Но у меня в мыслях совсем не было никаких противоречий о моем приходе мужской монастырь на всю свою оставшуюся жизнь. По полкам в комнате хранения с мирской одеждой можно было определить, что я был не одинок в своем решении, отрешиться от мирской жизни и найти себе покой в мужском монастыре. На аккуратных полках находилось больше десятка свежей мирской одежды. Брат Иоанн мне объяснил, что когда послушники принимают сан монаха, окончательно порывают с мирской жизнью. Тогда документы бывших послушников переходят в архив мужского монастыря. Деньги жертвуются на нужды монастыря. Мирская одежда сжигается. Монах дает обет служения Богу на всю оставшуюся жизнь. Добровольно избавившись от мирской одежды, я прошел следом за братом Иоанном в келью на четыре человека. Монастырская келья чем-то была похожа на тюремную камеру. Такой же мрачный цвет с решетками на окне. С той лишь разницей, что в монастырской келье в отличие от тюремной камеры, были хорошие мягкие кровати вместо тюремных нар. В келье чистота и уют. Ничего лишнего. Тумбочка для зубной пасты и мыла, а также общий шкаф для верхней одежды. Может быть, келья больше напоминала армейскую казарму? Я не служил в армии и мне нельзя об этом судить. В общем-то, жить в такой келье вполне возможно, все же не зона. Скорее просто вольное поселение.
   - Сейчас пойдем, я познакомлю тебя с местом твоей работы. - сказал мне, брат Иоанн. - Затем у нас будет обед. Думаю, что тебе у нас понравится. Я тоже когда-то был как ты в миру. Сейчас живу здесь третий год.
   Хозяйство в мужском монастыре оказалось огромным. Здесь было большое животноводческое хозяйство, состоящее в основном из коров. Были также разного вида мастерские, в которых изготовляли различный инвентарь на нужды мужского монастыря. Был даже небольшой завод по переработке продуктов животноводства. Большая пекарня, в которой делались различные выпечки не только для мужского монастыря, но также на продажу прихожанам. Меня удивило то, что нигде на всем огромном хозяйстве нет ни одного замка. Ведь это настоящая кормушка местных воров. Если кто-нибудь из воров пронюхает, о таком огромном хозяйстве без замков, то хозяйство мужского монастыря обязательно обчистят полностью. Здесь даже ума особого не требуется для предстоящего "дела". Бери все, что тебе под руку попадется. После это богатство можно хорошо продал в городе на рынке или коллекционерам. Опять мне в голову лезут воровские мысли. Пора бы мне остепениться с воровскими делами. Окончательно решиться, закончить свою жизнь в стенах мужского монастыря. Сколько мне можно издеваться над собой и над людьми?! Какой я все-таки дурак! Лучше бы не Гнуса, а меня тогда в тайге задрал медведь. Так лучше было бы от меня всем людям. Мама и братишка в тот время смирились с моей утратой. Может быть, наша мама без моих похождений жила бы дольше и не знала от меня горя. От меня всем людям одна беда на этом свете. Когда это все закончится?
   - Брат Юрий! Спуститесь на землю. - прервал мои мысли брат Иоанн. - Нам с тобой пора идти обедать.
   - Да! Да! Конечно! Извини! Я задумался. - затарахтел я на обращение монаха. - Куда ты скажешь. Туда иду.
   Местом приема пищи в монастыре оказалось огромное помещение с дубовыми столами и дубовыми лавками вдоль стены, а также дубовыми скамейками с другой стороны дубовых столов. Здесь могли поместиться за обедом сразу несколько десятков монахов. Но в это время на обеде было не больше двух десятков человек. Наверно монахи обедают в две смены? Ведь в монастыре огромное хозяйство, за которым надо постоянно смотреть. Иначе может произойти какое-нибудь несчастье, которое принесет неисправимый убыток храму, а также мужскому монастырю.
   - Мы с тобой сядем здесь. - сказал брат Иоанн, указывая на край дубового стола. - Постепенно с этого места ты будешь продвигаться вперед ближе к месту игумена Серафима. Все зависит от твоего послушания Богу.
   - На сегодняшний день, где твое место за столом? - неожиданно, проявил я любопытство к монаху Иоанну.
   - Мое место пока за этим столом. - угрюмо, ответил брат Иоанн. - Я лишь недавно получил первый сан монаха. За столом с игуменом Серафимом буду сидеть не скоро. На это уйдут годы. Мне надо будет учиться.
   - Выходит, что выше послушника я тут не поднимусь? - поинтересовался я о своем будущем в монастыре.
   - Мы позже поговорим в свободное время. - сказал брат Иоанн. - За употреблением пищи грешно говорить.
   Вообще-то меня не интересовали ранги монастыря. При моем положении даже быть послушником в мужском монастыре большая привилегия. Меня удивляло в рангах монастыря то, что монастырь по своим рангам и по некоторым бытовым порядкам в некотором роде смахивает на порядки в зоне. С той лишь разницей, что вокруг мужского монастыря нет колючей проволоки, вооруженной охраны с собаками и решеток на окнах нет. Свобода всегда рядом. Обед в монастыре оказался отменный. Ну, прямо как в богатой русской деревне. Русский борщ с мясом и овощами. Жареное мясо с картофельным пюре и со свежей зеленью. Компот вишневый и домашний хлеб. Наверно монахи как работают, так и едят. С плохой работой хорошо не покушаешь. Ведь монастырь живет полностью на собственном подсобном хозяйстве. Денежные пожертвования прихожан и туристов, идут на обслуживание храма и мужского монастыря. Одна только реставрация храма и мужского монастыря стоила монахам огромных денег. На одни подачки такую реставрацию не сделаешь. Наверно монахи занимаются изготовлением и торговлей разных своих изделий.
   Наверно игумен Серафим закрепил за мной опекуном брата Иоанна, так как до конца первого дня моего пребывания в мужском монастыре брат Иоанне ни на шаг не отходил от меня. До самого ужина брат Иоанн водил меня по всему мужскому монастырю и храму "Гаврило-Архангельскому". Целый день рассказывал мне всю историю этого монастыря и храма. От закладки первого камня и до последней реставрации целого религиозного комплекса. Вероятно все монахи этого монастыря такие грамотные и начитанные, как в истоии собственного монастыря, так и в православных учения. Весь день я был словно на экскурсии в данном монастыре. Изучал достопримечательности.
   После легкого молочного ужина и молитвы в храме перед священными алтарями, монахи разбрелись по всему мужскому монастырю. Каждый монах занялся своим личным делом. Брат Иоанн отвел меня в монастырскую библиотеку. За столом в библиотеке монастыря брат Иоанн долго рассказывал мне о порядках в мужском монастыре. Доходчиво и скрупулезно объяснял мне, что можно и что нельзя делать в мужском монастыре в течение суток. В десятом часу ночи брат Иоанн отвел меня в келью, где я должен почивать в свободное от работы время. Брат Иоанн спал в другой келье. Вместе со мной в келье ночевали три несговорчивых монахов, которые только познакомились со мной и тут же после короткой молитвы стали укладываться спать. Мне тоже оставалось лишь последовать примеру моих соседей по монастырской келье. Так как молитв я никаких не знал, то просто разделся и лег спать в свою пружинную кровать, которая оказалась даже очень мягкая по сравнению с современными кроватями на досках. В этой кровати я вспомнил свое детство, когда у нас в доме были такие точно мягкие кровати на стальных пружинах. Я думал, что в мужском монастыре спят до потери пульса. Но оказалось, что я был не прав. Задолго до рассвета мужской монастырь оживился. Повсюду стало слышно движение. Мои соседи по кельи тоже встали чуть свет. Я не знал как себя вести в первое утро моего пребывания в мужском монастыре. Поэтому я встал следом за своими соседями по кельи. Пошел следом за ними к умывальнику, под навесом в большом дворе, в котором было много монахов.
   После такого же легкого завтрака, как вчерашний ужин, брат Иоанн повел меня в раздевалку хозяйственного двора. Там меня облачили в рабочую одежду. Затем мне показали, чем я буду заниматься в свой первый рабочий день в мужском монастыре. Работа моя, в общем-то, была не сложная. Очень похожая на работу в звероводческом комплексе, когда я работал в бригаде зоотехника. Мне надо было следить за чистотой и порядком в большом коровнике. Так спокойно и не заметно я начал втягиваться в жизнь мужского монастыря. Каждый день мне давали какое-то новое поручение в работе. Наверно, хотели посмотреть, какую работу я выполняю лучше, чтобы затем закрепить меня за местом этой работы. Может быть, это всего лишь мое предположение. Вполне возможно, что послушники выполняют всю грязную работу, чтобы таким образом испытать послушников на дальнейшую жизнь в мужском монастыре. Возможно, слабые послушники вскоре покидают мужской монастырь. Хотя по тощему монаху брату Иоанну не скажешь, что столь тяжела работа в мужском монастыре. Иначе бы слабый монах брат Иоанн давно бы сбежал из мужского монастыря. Однако меня совсем не пугает жизнь в мужском монастыре. Давно прошел я адский труд на зоне.
   Как таково в мужском монастыре выходных дней нет. Выходные дни от обычных рабочих дней отличаются лишь тем, что в выходные дни монахи уделяют больше внимание себе, а не хозяйству. Конец пятницы и суббота посвящены русской баньке, стирке и штопке собственного белья. В воскресенье монахи заняты чтением религиозных книг и молитвой. В воскресный день животными занимаются лишь дежурные монахи по хозяйству мужского монастыря. Туристы в мужской монастырь и в храм приезжают в течение всей недели. На встречу с туристами всегда выходит игумен Серафим в сопровождении нескольких монахов, которые как телохранители сопровождают игумена Серафима и прибывших туристов. С туристами приезжает из туристического бюро экскурсовод, который водит туристов по всем уголкам мужского монастыря. Рассказывает всем туристам историю зарождения храма и мужского монастыря. Ежедневно два монаха обходят снаружи весь огромный двор мужского монастыря и храма, чтобы не только внутри, но также снаружи мужской монастырь и храм были в полном порядке. Если снаружи возле стен мужского монастыря и храма появилась какая-то грязь или засохшая ветка, упавшая с древа, так дежурные монахи наводят порядок за стенами мужского монастыря и храма. Особенно много заботы внутри и снаружи, мужского монастыря и храма с наступившей осенью. Приходится повсюду собирать сухие ли?стья, упавшие с деревьев и сжигать листья на специальной площадке за двором мужского монастыря и храма. Затем пеплом сгоревших листьев удобряют огромные грядки на сельскохозяйственной территории мужского монастыря и храма. Излишки пепла и грязи собирают в специальный контейнер, который затем вывозят на городскую свалку, где мусор утилизируется рабочими города Благовещенск.
   За месяц своего проживания в мужском монастыре я дважды с братом Иоанном дежурил вокруг мужского монастыря и храма. Сегодня третий раз занимаемся уборкой листьев и сухой травы, вокруг мужского монастыря и храма. Как начали с петухами собирать листья и сухую траву, вокруг стен мужского монастыря и храма, так до самого вечера работаем. Отдыхать ходили лишь во время завтрака, обеда и ужина. После ужина обратно продолжили работу. Брат Иоанн говорит, что через неделю здесь больше не будет сухих листьев и травы, а через две недели выпадет снег. Тогда вообще будет благодать. Будем только снег лопатами отгребать от стен мужского монастыря и храма, как внутри, так и снаружи подворья. Наш храм всегда надо содержать в чистоте. Ведь к нам сюда туристы едут со всего света. Посмотреть на нашу духовную обитель.
   Я так увлекся своей работой и размышлениями, что не заметил, как удалился от брата Иоанна. Когда за моей спиной раздался какой-то шум и возня, то я поспешил на этот шум. Мало ли что может случиться. Вдруг к монастырю пришел какой-нибудь зверь из таежного леса. Звери всегда тянутся к человеку. Хотя откуда в городской черте звери? Особенно в холодное время года. Хищники и травоядные приходят к монастырю на запах, чтобы поживиться по?дачками человека. Монахи часто подкармливают бродячих животных. Особенно кошек и собак, ко?торые целыми семействами расселились в городском сквере возле храма. Когда я повернул за угол кирпичной стены мужского монастыря в сторону храма, то увидел, как трое мужиков молотят кулаками тощего монаха брата Иоанна. Я кинулся на помощь своего собрата по мужскому монастырю. Хотя силы между нами и тремя мужиками были не равными, но все-таки мы могли отбиться от этих мужиков и позвать на помощь других монахов. Однако когда я подбежал к дерущимся, то увидел у двоих мужиков огромные ножи-тесаки. Я сразу понял, что обратно влип в криминальные разборки с ворами.
   - Ты смотри! Так это сам Черепок! - удивленно, воскликнул один из мужиков. - Ты чего в монахи нарядился?
   - Да он наверно решил без пыли и шума награбить изнутри добра. - сказал другой мужик, удерживая брата Иоанна одной рукой, а в другой руке держа нож у горла монаха. - Вот кто нам поможет тащить сумку с монастырским добром. Черепок хорошо знает свое дело. Он поможет нам сбыть все церковное добро.
   - Сморчок! Оставь в покое монаха и сумки не бери. - злобно, сказал я вору. - Иначе тебе тут несдобровать.
   - Иначе он нас в монастырь заточит. - засмеялся другой вор и достал из-за пазухи пистолет. - Мы свою братву не трогаем. Если ты не пойдешь с нами, то мы монаху отрежем голову и тебя тоже сразу пристрелим.
   - Хорошо! - согласился я, не видя другого выбора. - Я иду с вами. Но монаха отпустите. Не надо его трогать.
   - Ты смотри, как он зачирикал. - сказал Сморчок, отпуская тощего монаха. - Хорошо, что братву уважаешь.
   - Бери сумку и полный вперед. - сказал вор с пистолетом в руках. - Не вздумай шуметь. Сразу пристрелю.
   Я схватил сумку набитую церковным инвентарем из храма и побежал следом за Сморчком, который тащил другую огромную сумку набитую церковным инвентарем. Следом за мной с сумками бежали два других вора. Один из них всю дорогу тыкал меня стволом пистолета в спину. От мужского монастыря и храма до городского сквера совсем близко. Со стороны воров было безумием обворовывать мужской монастырь и храм в городской черте. Воров все равно достанут монахи или городская милиция. Тогда нас быстро повяжут.
   - Вот и прибежали к нашей тачке. - радостно, сказал Сморчок, когда под деревом показался нос машины.
   - Ты извини браток, но нам придется одного пассажира с собой прихватить. - сказал таксисту вор с пистолетом, когда мы приблизились к такси. - Ты не волнуйся. Мы оплатим провоз лишнего пассажира за город.
   Пока воры складывали краденое добро в багажник такси. Вор, не принимавший участие в краже, а карауливший связанного таксиста, этим временем развязал таксиста и под прицелом пистолета усадил таксиста за руль автомобиля. Вскоре воры втиснули меня на заднее сидение такси. Сами втиснулись с боку меня. Таксист нехотя завел свой автомобиль. Развернулся на месте по кругу. Медленно стал набирать скорость.
   - Лучше бы я остался с тобой в мужском монастыре монахом. - сказал таксист, разглядывая меня в зеркало.
   - Теперь мы с тобой оба долго будем кормить вшей на зоне. - ответил я, разглядывая знакомого таксиста.
   - Так вы оказывается, хорошо знакомы!? - удивленно, воскликнул Сморчок. - Так это меняет дело. Теперь мы все одна банда. Сейчас поедем, отдохнем хорошо на одной хате в малине. После пойдем на другое дело.
   - Мне в город никак нельзя. - возразил я, против выводов Сморчка. - Меня менты по всему миру ищут. Я вам лишь завалю задуманное вами новое дело. Меня менты, как облупленного знают. Вы лучше высадите меня.
   - Просьба пацана, закон каждому вору. - сказал вор с пистолетом. - Мы тебя высадим из тачки, за городской чертой, чтобы ты не вернулся в мужской монастырь и по телефону не мог покаяться ментами за свои грехи.
   - В мужской монастырь поселился ни к тому, чтобы ментам безбожникам о своих грехах сообщать. - со злостью, сказал я. - В монастыре я перед богом свои грехи замаливал, а вы помешали мне исцелиться душой.
   - Шеф! Останови тачку! Пускай праведник исцеляется перед богом на природе. - сказал Сморчок, таксисту.
   Таксист остановил свой автомобиль у обочины, где-то по самой середине пути между городом и деревней. Воры выкинули меня из такси на обочину дороги, а сами уехали дальше с краденым церковным инвентарем. Я сразу оказался перед выбором, куда мне идти. Если идти просто в город, то сразу сдаться ментам и кается в том, чего я не совершал? Тогда могу получить минимальный срок заключения. Вернуться обратно в мужской монастырь? Так меня, как вора, едва примут обратно в мужской монастырь. В таком положении хоть вешаться на первом дереве или добровольно отдаться на съедение диким хищникам в таежном лесу. Пускай дикая природа сама разберется со мной, оставить меня живым или полакомится мною. Я встал с обочины дороги, куда меня выбросили воры из такси, отряхнул грязь с монастырской одежды и поплелся туда, куда меня ноги сами потащили. Глаза мои не видели дороги, так как слезы застелили мой взгляд. Я плакал над собой и над своей судьбой, которую я сам себе испоганил. Такое ничтожество, как я, ни должно жить на этом свете. Почти пятьдесят лет своей жизни я творил только зло себе и окружающим людям. До чего я так низко пал перед людьми и перед Богом! Даже самого себя прикончить не могу. Хотя бы скорее дикие хищники со мной здесь кончали.
   Однако хищники не собирались меня кончать на дикой природе. Видимо я был настолько поганым, что даже диким хищникам был не по вкусу. Хотя бы сама природа меня как-то прикончила. Как назло в эту ночь погода стабильная. Нет никаких признаков дождя или снега. Даже ветра в лесу нет совсем. Словно я напугал дикую природу своим присутствием. Если бы у меня в карманах был какой-нибудь режущий предмет, то давно мог вскрыть себе вены на руках. С такими ужасными мыслями я бродил целую ночь. Под утро в лесу началась, не по-осеннему в этих местах, сильная гроза с проливным дождем и с молнией. Истерика с концом моей жизни у меня давно закончилась. Теперь мне хотелось жить. Как назло в лиственном лесу негде укрыться. Деревья совершенно голые без листьев. Вблизи нет никаких вершин с каменными карнизами или пещерами, где можно укрыться от проливного дождя. Даже хвойных деревьев нет, которые могли бы меня спрятать от стихии. Вообще-то сейчас меня ничто и никто не спасет. Я промок весь с головы до ног, а в карманах нет спичек или зажигалки, чтобы я мог где-то в укрытии разжечь костер и просушиться вместе с намокшей на мне одежде. Наверно на этом моя поганая жизнь закончится. Подохну здесь в таежном лесу от простуды.
   С наступлением нового дня проливной дождь с грозой и с молнией не прекратился. Над моей головой сверкало и громыхало. Словно сам Бог разгневался на меня. Дождевая вода лилась на меня прямо как из ведра. Но мне обратно было все равно. Меня всего трясло с такой силой, что мне казалось, я вот-вот рассыплюсь на мелкие кусочки по всему осеннему лесу. Тогда точно никто не узнает, где осталась могилка моя. Так издохну, как бродячая собака, которая никому не нужна. Конечно, лучше было бы, если б я умер мгновенно и без мук. К сожалению, все зависит не от меня лично, а от дикой природы. Сама дикая природа беспощадна ко мне за все мои прошлые гадости к людям и ... ...Я не помню, что случилось со мной в лесу. Просто потемнело перед глазами. В одно мгновение надо мной из-верглись небеса. В тот же миг подо мной изверглась земля. Я провалился куда-то в бездну, в которой не было ничего. Я не ощущал ничего, кроме ужасного полета, в безвоздушном пространстве, от которого мне было до такой степени дурно, что я проклял все на белом свете. Мне хотелось как можно быстрее умереть без мучений в дикой природе.
   - Смотрите! Он приходит в себя. - услышал я, чей-то голос над собой и увидел лица людей одетых в белом.
   - Лучше бы я умер в таежном лесу от медведей. - подумал я вслух, разглядывая людей в белых халатах.
   - У тебя будет такая возможность. - ехидно, сказал мужчина с фуражкой мента. - Зона в тайге ждет тебя.
   От одной мысли о зоне во мне все обратно перевернулось. Я едва не потерял сознание. Мне захотелось умереть и больше никогда не воскреснуть. Мент заметил мое состояние и потребовал, чтобы меня обратно привели в чувство. Медсестра тут же поднесла мне к носу ватку с нашатырным спиртом и этой же ваткой протерла мне виски. Нашатырный спирт так сильно долбанул мне по мозгам, что я сразу едва не вскочил на ноги, как вполне здоровый человек.
   - Теперь он будет жить. - улыбаясь, сказала плотная женщина в белом халате. - Можете с ним беседовать.
   - Сейчас же выкладывай мне. Куда ты с подельниками дел церковный инвентарь? - сходу стал меня допрашивать мент. - Кроме того, меня интересует грузовая машина стекловаты, похищенная тобой с завода.
   - Я не знаю, о чем вы меня спрашиваете. - стал тут же прикидываться я дураком потерявшим свою память.
   - Ничего страшного! Мы память тебе вернем. - сказал со злобой мент в белом халате. - Одевайте вора!
   Мент вышел из больничной палаты. Медсестра принесла мне мою одежду, которую оставил я в мужском монастыре. Выходит, что менты в курсе всех моих дел. Если менты даже одежду мою махнули на одежду монаха, то ментам известно все до мелочей во время кражи. Надо мне все хорошо обдумать, прежде чем предстать перед ментами в нормальном виде. Пока меня не допрашивают психиатры и психологи, на уровне адвокатов и ментов, мне надо придумать стопроцентную версию в собственную защиту. Необходимо разложить в памяти все свои прошлые события. Я прикинулся совершенно не вменяемым и дряхлым, как старая половая тряпка. Нежные ручки медсестер стали снимать с меня больничную одежду и надевать на меня то, в чем я приехал на такси в мужской монастырь. Отсюда я мог сделать вывод, что я давно без сознания. По крайней мере, без памяти несколько дней. Ведь не будут же меня сразу из леса переодевать в больничную одежду. Наверно меня вначале обследовали. Затем подвели под меня капельницу, от которой у меня колотые руки. После того, как я стал приходить в норму, меня переодели в больничную одежду. Лишь только после этого я предстал перед ментами ни как пострадавший от воров, а как преступник и вор. Когда медсестры своими нежными руками обличили меня в гражданскую одежду, два амбала в белых халатах жестко поставили меня на ноги. Надели на меня наручники и волоком потащили из больничной палаты на улицу. Там меня посадили в "воронок" с решетками и повезли куда-то в закрытом "воронке" по городу Благовещенск. По звукам общественного городского транспорта я мог определить, что дальше города Благовещенск меня менты не вывозили. В полне возможно, что больница, в которой я сейчас лежал, находилась довольно далеко от милиции, куда меня сейчас везли. К месту моего дальнейшего допроса ехали долго. Наверно минут двадцать или даже больше, мы крутились по улицам города Благовещенск. Прежде чем "воронок" заехал во двор за скрипучие железные ворота и остановился возле каких-то дверей, которые также тяжело открылись как ворота и менты туже открыли дверь "воронка". Меня вытащили из "воронка" как мешок с навозом. Сразу потащили в здание. Очевидно, это была тюрьма. Вначале меня поместили в камеру предварительного заключения. Где кроме подсадной "утки" больше никого не было. Мент с нарисованными наколками, как с кинофильма "Джентльмены удачи", туже стал допытываться, за что меня посадили. По театральному блатному жаргону я сразу понял, что у меня в камере подсадка. Даже если бы он был настоящим блатным пацаном, то я все равно ни стал бы вести с ним "баланду". Я даже на зоне не очень-то был разговорчивым. В данном случае тем более нечего распростроняться. Пускай мент впустую трепет своим языком. Если я не буду "колоться", то меня не смогу долго держать без статьи. Когда меня держали на зоне пять лет без статьи, то был совершенно уникальный случай. Можно сказать, что я сам тогда подсел на срок по договоренности между двумя начальниками зон. Мне не стоило ехать на зону. Даже по сроку светило мне всего два года за побег. Начальники зон держали меня у себя как раба, с которым можно было поступать как угодно. Если бы я добровольно не прибыл на зону, то вполне возможно, что меня вскоре вообще могли забыть, как пропавшего зека в таежном лесу. Ведь со времени побега из зоны вольного поселения и моей жизни у Кузьмича прошел целый год. Наверно на меня даже дело закрыли за давность времени из зоны вольного поселения. Скорее всего, в моем деле было записано, что баз вести пропал в таежном лесу или умер на зоне при не выясненных обстоятельствах. В таком случае дело закрывается и сдается в архив. Так нет же, тогда я как полный идиот, сам явился в лапы ментов и сразу получил срок.
   - Юрий Черевков! Быстро на выход! - сказал сержант милиции, открывая дверь в мою камеру заключения.
   На крик сержанта милиции я никак не отреагировал. Сидел на том же месте, куда меня посадили менты. Просто уставился глазами в одну точку, разглядывая таракана бегавшего между моих ног. Я был готов прикидываться придурком сколько угодно, пока менты не отправят меня в психушку. Уж лучше сидеть мне в психушке на аминазине, чем в зоне на баланде. В любом случае дурдом лучше зоны. Тем более менты наверняка знают, что я пять лет прикидывался дебилом на зоне, когда меня держали без статьи и без срока. В этот раз все дело пройдет через суд. Не дождавшись от меня никакой реакции, сержант милиции позвал к себе двоих ментов, которые надели на меня наручники и потащили на допрос в кабинет к следователю. Менты посадили меня за столом следова?теля к прикрученному к полу большому стулу. Менты сразу вышли за дверь кабинета следователя. Передо мной за столом с чистым листом бумаги сидел худощавый мужчина, примерно, такого же возраста как я и такой тощий, как монах Иоанн.
   - Первого октября, не приходя в сознание, умерла твоя мама. - неожиданно, сообщил следователь страшную весть. - Сегодня девять дней со дня смерти твоей мамы. Твой брат-близнец Сергей похоронил маму.
   Я не смог удержаться от такого трагического известия о смерти мамы. Стал рыдать навзрыд, размазывая слезы по своим щекам. Мои планы косить дураком рухнули в одно мгновение. Теперь после смерти мамы мне было все равно, как жить дальше или умереть по любой причине. Однако садиться на зону совсем не хотелось. Надо было придумать мне какую-то другую версию в свою защиту, чтобы у меня были твердые алиби, как у заложника банды грабителей.
   - Я сочувствую вашему горю. - наигранно, посочувствовал следователь моему горю. - Но у меня такая работа. Даже в трагический день подозреваемого, я должен вести допрос по вашему делу. Рассказывайте, как было.
   - У меня нет никакого дела до вас. - всхлипывая от слез, сказал я, следователю. - Мне нечего рассказать.
   - Вы зря так говорите. - продолжил следователь допрос. - На вас весит кража в особо крупных раз?ерах, а также разбойных грабеж церковного инвентаря из храма и мужского монастыря. Вы подумайте хоть о себе.
   - Мне нечего думать. - продолжил я, отстаивать свои права. - Когда вы устроите мне очную ставку с ворами в присутствии адвоката с моей стороны, тогда мы будем с вами разговаривать. Больше мне нечего сказать.
   - Вы не забывайте, что вас обвиняют сразу по нескольким статья. - настаивал следователь. - При таком положении вам грозит срок до двадцати пяти лет. Вам придется встретить свою старость и смерть на зоне...
   - После смерти мамы мне все равно, где встречать старость и смерть. - грустно, сказал я, следователю.
   - Вы хотя бы о своем брате-близнеце подумали. - на больное давил следователь. - Ведь он у вас с детства инвалид и в любое время может погибнуть. Сейчас рядом с вашим братом инвалидом нет никого из родных.
   - Вот именно по этому я не хочу говорить ничего. - сухо, сказал я следователю. - Я однажды проявил свое благородство. Хотел помочь следствию раскрутить сложное уголовное дело, а в результате этого оказался виновным в преступлении, которого не совершал. Отмотал тогда на зоне звонком целых пять лет без суда.
   - Расскажите о деле. - допытывался следователь. - Может быть, я вам смогу помочь оправдаться от дела.
   - Вы, что, сможете вернуть потерянные пять лет моей жизни? - удивленно, спросил я у следователя. - Мне не нужна реабилитация. Я не политический деятель, которого сажали в ГУЛАГ во время репрессий. Я вор.
   - Я не собираюсь проводить реабилитацию за прошлый срок. - опять взялся за свое следователь. - Хочется разобраться в этом деле, чтобы вы не получили большой срок заключения сразу за два уголовных дела...
   - Вы своими словами навязываете мне статью за то, чего я не совершал. - сказал я в заключении настойчивому следователю. - Поэтому я больше с вами не буду говорить ни о чем. Никаких бумаг тут не подпишу.
   Следователь пытался разными вопросами раскрутить меня расколоться по навязываемым мне делам. Но я больше, ни стал говорить, ни единого слова. Просто молча сидел на стуле прикрученном к полу. Терпеливо ждал, когда наконец-то следователь выдохнется. После чего меня отведут обратно в камеру предварительного заключения. Не думаю, чтобы меня посадили только за подозрение или за то, что кто-то нашел меня в диком лесу почти мертвого. Мне было интересно узнать, каким образом я оказался в больнице. Я хорошо помню, что после того, как воры выкинули меня из такси ночью посредине дороги между городом Благовещенск и мужским монастырем. Затем я всю ночь бродил по лесу в ужасную грозу под проливным дождем. В результате чего я сильно простудился. Потом мне стало до такой степени плохо, что я решил покончить с собственной жизнью и все. Больше мне нечего не надо знать. Дальше я ничего не помню. Настоящий провал в памяти, вместе с моим телом и душой. Словно я побывал на том свете, откуда меня кто-то вытащил и привез в больницу. Но кто был этот человек, которому я обязан своей жизнью и смертью? Хотя бы об этом мне сказали менты. Вытащили меня с того света лишь по той причине, чтобы обвинить меня не в совершенном мной преступлении и отправить на зону до конца моей жизни. Тогда лучше бы они вообще меня не доставали с того света. Списали бы на меня менты посмертно все свои не раскрытые уголовные дела.
   Не найдя ко мне ни какого подхода в допросе, следователь сказал ментом, чтобы меня отправили обратно в камеру предварительного заключения. Я поднялся со стула и не спеша пошел между двумя ментами обратно на место своего неопределенного пребывания в стенах заключения. Если бы в России соблюдались все права граждан, то меня сегодня должны отпустить домой не найдя против меня никаких улик в совершенном преступлении. Самих воров не поймали. Свидетелей по делам преступлений тоже менты не имеют. Выходит, что дела у них совсем нет никакого. Хотя я совсем забыл про монаха брата Иоанна. Если монах был при сознании, то он самый лучший свидетель в мою пользу. Ведь я фактически спас ему жизнь. Брат Иоанн может подтвердить, что я спасая ему жизнь фактически стал заложником в руках воров под дулом пистолета. Если бы я не захотел следовать за ворами, то мог получить пулю в лоб, а монаху Сморчок просто отрезал бы голову. Сморчок вполне способен на мокрое дело. За это он сидел. Кроме монаха свидетелем может выступать так же таксист, который видел, как воры держали меня под дулом пистолета, а после выкинули меня из автомобиля посередине дороги между городом Благовещенск и мужским монастырем. К тому же у меня имеется одна уважительная сторона. Меня фактически вернули с того света. Как известно во всем мире мертвых не судят и о мертвых не говорят плохо. Так что мне хотя бы в этом должны сделать скидку на мое оправдание. Но от российских ментов едва ли дождешься каких-то скидок в свою пользу. Поэтому буду молчать.
   Когда менты привели меня в камеру предварительного заключения, то подсадной "утки" там не было. Наверно отправили подсадку домой отдыхать? Скорее всего, следователь распорядился, чтобы меня оставили в покое после известия о смерти моей мамы. Хотя на жалость со стороны следователя не стоит рассчитывать. Таким людям чужую беду не видно. Им лишь бы заработать хорошие деньги на раскрытых делах и посадить как можно больше людей. Сейчас наверно уголовные дела платные. Кто шустрее в уголовных делах, то богаче. В таком случае мне придется защищаться самостоятельно без адвоката. Так как у меня денег с собой нет, а те деньги, что были у меня с вещами и документами в мужском монастыре, менты наверняка присвоили себе. Так что я сейчас гол, как сокол. Если даже меня оправдают, чему я ни очень-то верю, то мне обратно придется залезать в долги перед Сергеем. После смерти мамы, кроме Сергея больше никто мне ни в чем не поможет. Старший брат давно отказался от меня за мои отсидки.
   Мне совершенно неизвестно, сколько времени я был без сознания. По крайней мере, двое суток точно я ничего ни держал во рту. Если от капельницы мне в организм поступали какие-нибудь калории, то можно приплюсовать сюда еще два дня отсутствия в моем желудке продуктов. По этой причине у меня сосет в желудке до такой степени, что аж волком голодным выть хочется. Хотя бы какую-нибудь баланду в камеру принесли, чтобы здесь не умер с голоду. С голодным желудком и с жуткими мыслями я просидел в предварительной камере до того времени, пока у меня хватало сил терпеть. Так как с камеры предварительного заключения в отсутствии окон я не мог определить время суток, то находился в голодном состоянии до тех пор, пока хватало сил и калорий. Как только у меня поплыло все перед глазами, так сразу отключился толи от голода, толи оттого, что сильно хотел спать. Наверно буду умирать? Когда открыл глаза, то обратно увидел вокруг себя белые халаты женщин, которые хлопотали над моим телом, прикрепляя к моей руке прозрачные трубки, ведущие от капельницы стоящей рядом с моей кроватью. Мне не хотелось, чтобы все обратно повторилось от больницы до камеры предварительного заключения. Поэтому я сразу закрыл глаза. Претворяясь быть сонным или находиться в бессознательном состоянии. Лучше быть под капельницей в больнице, чем умереть у ментов с голоду в камере предварительного заключения. Буду косить до самого конца.
   - Скоро он придет в нормальное состояние? - спросил кого-то, мужской голос. - Нам надо допросить мужика.
   - До нормального состояния пациенту далеко. - ответил женский голос. - У него истощение организма. Просто удивительно, как за две недели ваших пыток в милиции, пациент подает какие-то признаки своей жизни.
   - Ладно! Пусть пару недель он побудет у вас. - согласился мужчина с выводами женщины. - Наши агенты будут стеречь за вашей дверью. Постарайтесь поставить его на ноги. Он у нас единственный свидетель и подозреваемый. Когда мужчина будет в норме, сообщите нам. Мы будем заглядывать к вам каждый день.
   Женский голос больше ничего ни стал говорить. Мужчина ушел за дверь палаты. Женщины все продолжали копошиться надомной. Я чувствовал дыхание и запах женского тела. Запаха духов или косметики я не чувствовал. Наверно женщинам нельзя подходить к больным в косметике и с духами. Возможно из-за аллергии у больных на косметические запахи. Но все равно от женщин приятно пахнет их телом и душистым мылом. Просто какая-то спелая баба.
   - Мужчина! Смело открывай глаза. - сказал женский голос, когда в больничной палате все стихло. - Я не мент, а доктор. Хочу помочь тебе встать на ноги и живым покинуть больницу. Ты можешь довериться мне.
   - Я ни кому не могу доверить. - откровенно, сказал я, открывая глаза. - Меня подставили так, что все улики лежат на мне и я не имею никаких алиби, чтобы доказать свою невиновность. Поэтому бежать с больницы я не буду. Если убегу с больницы, так на меня повесят все нераскрытые преступления. Я невиновен ни в чем.
   - У меня брата, примерно твоих лет, посадили за то, что он подвез на такси воров с награбленным церковным инвентарем. - серьезным голосом, сказала полная женщина в белом халате. - Я представляю, как тебе от ментов досталось. Ты в таком положении, как мой старший брат. Поэтому я полностью на твоей стороне.
   Я слушал, как говорит женщина фактически об одном и том же деле с серьезным голосом. Однако я никак не мог взять в толк, что эта женщина подсадка или действительно сестра того таксиста, который подвозил меня и воров с краденым церковным инвентарем. В любом случае я не собирался ни перед кем колоться в тех преступлениях, которые я не совершал. Если эта женщина действительна сестра того таксиста и таксист сидит за то, что подвозил воров с краденым церковным инвентарем. Тогда рано или поздно нас двоих сведут вместе на опознании или на очной ставке, как подельников в совершении кражи церковного инвентаря. В этом случае есть шанс на мои алиби с таксистом. В каком бы лице не выступала эта женщина в белом халате, но в любом случае я постараюсь получить выгоду от ее внимания ко мне. По крайней мере, две недели отдыха в больничной пала мне обеспечены. Сам мент подписал мне принудительный отдых в больничной палате. Конечно если эта врачиха и мент не в сговоре между собой. В любом случае в присутствии ментов я буду косить на свою слабость, как можно больше, чтобы растянуть свой кайф. Женщина в белом халате говорила о своем горе до тех пор, пока не открылась дверь в больничную палату и к моей кровати медсестра подкатила тележку с продуктами на столике. Врач ушла от меня за дверь больничной палаты. Медсестра подняла рычагом мою голову с подушкой в положение сидя. Закрепила передо мной на кровати небольшой столик. Поставила на столик продукты и стала кормить меня столовой ложкой, как кормят маленького ребенка.
   - Кто эта женщина, которая была у моей кровати? - поинтересовался я, когда закончилось мое кормление.
   - Женщину зовут Вера Степановна. - убирая от меня посуду, ответила медсестра. - Главный врач больницы.
   Медсестра ушла из моей больничной палаты с тележкой пустой посуды и объедков после моего первого завтрака за последние две или даже три недели. Теперь я мог определить по солнечным лучам за окном с решеткой, что сейчас утро. Но сколько дней прошло со дня кражи церковного инвентаря, пока я никак не мог определить. Так как календаря рядом со мной не было, а какой день сегодня я просто забыл спросить у главного врача или у медицинской сестры. Хотя по снегу за окном не трудно определить, что за окном ноябрь месяц. Получается, что с момента кражи церковного инвентаря в храме и в мужском монастыре прошло больше месяца. До настоящего месяца менты не могут поймать главных воров и таким образом раскрутить дело. У меня в запасе имеется много времени на раздумье. Наверно все-таки я ошибся с определением времени. У меня все никак не получалось спросить у лечащих меня врачей и медсестер какое сейчас время. Когда врачи занимались моим лечением, то было, как бы ни к месту, спрашивать об определении настоящего дня. Как только возле меня появлялась кормящая медсестра, так я сразу почему-то забывал спросить какой сегодня день. На меня словно находило от прикосновения прекрасных рук очаровательных созданий. В моей голове сразу появлялись мысли о сексе. О другом я думать не мог. Мне неудобно было быть в таком состоянии перед девушками, которые годились мне в дочери. Но так как они умели держаться при мне даже тогда, когда меня трясло от страсти к ним, то я постепенно привык к такой близости к этим прекрасным девушкам. Вскоре я вообще чувствовал себя в палате, как у себя дома. Мог передвигаться по своей палате свободно.
   Когда медсестры принесли ко мне в больничную палату, наряженную маленькую новогоднюю елку, то я сразу понял, что до нового года осталась неделя. Выходит, что с момента кражи в храме мужского монастыря прошло почти три месяца. До сих пор менты не раскрыли, в общем-то, не сложное уголовное дело. Настоящие сыщики перевелись в России. Воров менты тоже не поймали. Таксист и я не можем дать полную картину кражи церковного инвентаря в храме мужского монастыря. Нас даже держат больше в качестве свидетелей. Иначе бы начали уголовное дело. Следователь несколько раз пытался провести со мной беседу по двум уголовным делам. Я каждый раз претворялся немощным больным или просто говорил, что не намерен разговаривать по делу, которого не совершал, а поэтому ничего не знаю и не могу сказать. Пускай хоть сколько времени меня держат в больнице или в камере предварительного заключения, но я все равно не изменю свою позицию. Так как действительно ничего не знаю о преступлениях.
   Вера Степановна перестала меня доставать своими рассказами о проблеме своего брата-таксиста. От медицинской сестры я как бы случайно узнал, что брата Веры Степановны отпустили из-под стражи на подписку о невыезде за пределы города Благовещенск. За недостаточностью улик против него. По уголовному делу о краже церковного инвентаря в храме и в мужском монастыре. Воры и краденый церковный инвентарь из монастыря до сих пор не найдены. Сейчас к поиску исторических церковных ценностей подключен Интерпол. Так как многие считают, что церковный инвентарь огромной исторической ценности ни один коллекционер в России не купит. Поэтому считают, что воры украли церковный инвентарь по заказу иностранных туристов посещающих часто этот храм и мужской монастырь.
   Однако меня не выпускали на волю из больницы и в камеру предварительного заключения не сажали. Так как по любому уголовному закону в любой стране меня должны были выпустить. Ведь против меня нет никаких улик в моем участии по краже церковного инвентаря. Даже по краже грузового автомобиля стекловаты ментам нечего сказать в адрес моего обвинения. Кроме слов водителя, что я участвовал в краже стекловаты, больше никаких доказательств нет. Тем более что во время продажи одного автомобиля стекловаты я находился далеко за пределами города Благовещенск. Поэтому не мог получить прибыл после реализации машины стекловаты. Машинами управлять не могу.
   Мне неизвестно по какой причине меня держали в больнице в одиночной палате за решеткой целый месяц. Вроде в реанимацию я не годился. Меня давно вывели из комы от сильного истощения организма. Наверно я был один уголовник на всю больницу и меня держали в одиночной больничной палате под охраной и с решетками на окнах. В любом случае мне не было скучно. Я отдыхал в больнице, как на курорте. Все время за мной ухаживали медицинские сестры и откармливали меня от истощения. Вот и сейчас в канун нового 2005 года ко мне в палату явились с новогодними поздравлениями медицинские сестры, а главврач принесла мне новогодний подарок. Я так и не понял до сих пор, кто эта Вера Степановна, главврач больницы или подсадка от ментов? Я ни кому из людей давно не доверяю.
   - Юрий Сергеевич! Поздравляем Вас с новым 2005 годом! - торжественно, сказала мне, Вера Степановна. - Желаем Вам в новом году выти из больницы здоровым и честным во всех отношениях. Как говорят на зоне "На свободу с чистой совестью!". Сколько я могла, столько Вас держала у себя в больнице в одиночной палате. После новогодних праздников Вас ждет одиночная камера. Я не знаю, что решили менты в отношении вас. В любом случае, я от души желаю Вам хорошего здоровья, свободы и счастья в личной жизни! Пускай все ваши желания сбудутся в новом году.
   - Спасибо, Вера Степановна! Я постараюсь оправдать ваше доверие. - сказал я первое, что взбрело мне на ум. - Вам и вашим прекрасным медсестрам, желаю быть всегда такими красивыми и счастливыми! Спасибо!
   Медсестры одарили меня своими улыбками и комплементами перед уходом из моей больничной палаты. Вскоре я остался один на один с огромным пакетом новогодних подарков. Я заглянул в пакет новогодних подарков. Там были разные конфеты, печение, фрукты и бутылка пива. Теперь я мог в одиночестве хорошо отметить встречу нового 2005 года, в котором мне и моему брату близнецу на двоих будет юбилей сто лет жизни. Хорошо бы нам на двоих ухитриться встретить юбилей в 200 лет жизни. Но едва ли мы дотянем до такого возраста. Сергею тяжело долго жить с эпилепсией, а мне тяжело долго жить с моими проколами в жизни. Скорее бы все закончилось, я вышел на свободу. Первого января 2005 года весь день меня никто не трогал. Наверно весь медицинский персонал отходил после новогодней пьянки. Я сам сходил кушать в столовую на завтрак, обед и ужин под охраной дежурившего мента у двери моей больничной палаты. С того времени, как мне разрешили вставать с постели, я постоянно нахожусь под присмотром мента, который сопровождает меня до дверей столовой, туалета, умывальника, душа и обратно в мою одиночную палату. Пару дней оставляли меня без присмотра. Наверно хотели дать мне возможность удрать, чтобы после обвинить меня в тех преступлениях, которые на меня вешали. Но я не клюнул на такую приманку. Мне не хотелось мотать срок, а в больнице мне было хорошо, прямо как на курорте. Я здесь даже в своем весе сильно прибавил.
   - Ну, что, уважаемый зек! Собирайся в дорогу. - сказал капитан милиции, который прибыл за мной утром второго дня нового года. - Твой курорт в больнице закончился. Теперь тебя ждет длительный срок на зоне в таежном лесу.
   Два сержанта милиции повели меня в ординаторскую, где меня ожидала моя чистая гражданская одежда. Переодевшись под охраной сержантов милиции, без наручников я вышел на улицу засыпанную снегом. Белизна снега буквально ослепила меня, а чистый зимний воздух перехватил мое дыхание. Сильный мороз пробежался по моей душе и телу. Я так давно не был на свежем воздухе. Поэтому на улице едва не потерял сознание у крытого "воронка". Сержанты милиции подхватили меня руками и впихнули в открытую дверь "воронка". Ментовский автомобиль медленно тронулся с места и запетлял по улицам города Благовещенск. Наверно меня обратно везли в туже самую каталажку, где я сидел в одиночной камере предварительного заключения до того времени, как меня чуть живого от истощения отправили на длительный отдых в больницу. Хотя едва ли мое истощение было причиной моего заключения в больницу. Просто менты не могли меня держать в камере предварительного заключения длительный срок. Посадить меня на зону без суда и следствия у них не было никакого основания. Отпустить меня на свободу даже под подписку о не выезде с города Благовещенск менты просто боялись. Ведь я мог свободно удрать на Северный Кавказ, куда менты боятся ездить, так как там идет настоящая война между чеченскими бандами и русскими войсками. На территории Северного Кавказа каждый бугорок полная защита меня от любого преследования. Там моя Родина.
   В этот раз привезли меня к зданию областного суда. Я думал, что сразу начнется судебное разбирательство. Но мои выводы оказались напрасны. Меня обратно посадили в камеру предварительного заключения с той лишь разницей, что камера предварительного заключения была при здании областного суда. Здесь держат не долго. Выходит, что меня еще пару раз допросят. Затем здесь будет суд по какому-то уголовному делу, которого я сам пока не знаю. По сравнению с камерой предварительного заключения в милиции. Камера предварительного заключения в здании областного суда была просто местом отдыха перед зоной или перед свободой. Все в руках предстоящего суда. Однако прежде чем вызвать меня на суд или на допрос, в камеру предварительного заключения мне принесли завтрак. Так как утром в больнице я успел позавтракать, то в камере предварительного заключения у меня был второй завтрак в этот день. Вообще-то я был вполне сытый больничным завтраком. Но от завтрака в камере, ни стал отказываться. Мало ли что произойдет после суда или допроса? Мне не хотелось обратно тощать на голодный желудок. События сегодняшнего дня мне подсказывали, что больше курорта в больнице мне не видать. Меня либо посадят на зону на большой срок, либо отпустят на волю. Так что надо хорошо покушать. Под голодный желудок косить не буду. Конечно завтрак завтраку рознь. После больничного завтрака завтрак в камере казался мне порнографией на пищу вообще. Просто переводили продукты в столовой, которая не пригодна не только гражданским лицам на свободе и в больнице, но даже на зоне продукты готовили лучше. Здесь подали мне тарелку манной каши неизвестной давности, черствый черный хлеб с неопределенным сроком давности и какой-то стриптиз в стакане похожий на бывший кисель.
   - Черевков Юрий! На выход! Вперед! - скомандовал мне, сержант милиции, когда я закончил завтракать. - Руки за спину! Быстро шагом марш! Прямо по коридору седьмая дверь с право, с номером десять на двери.
   Прежде чем выполнить приказы пацана в сержантской форме. В шутку я огляделся в камере предварительного заключения, как бы пытаясь увидеть кого-то рядом со мной. Ведь сержант милиции обратился ко мне так, словно в камере предварительного заключения находится несколько человек. Не найдя взглядом никого в камере предварительного заключения. Я не спеша вышел в коридор, где меня ждал еще один такой же сержант милиции. В сопровождении двух сержантов милиции я пошел к указанной мне двери. Спешить мне некуда, я пока не на зоне.
   - Проходите пожалуйста к столу. - приветливо, сказала мне, женщина лет сорока. - Меня зовут Наталия Викторовна Савирская. Я ваш адвокат. Буду представлять в суде вашу защиту по делу о кражи стекловаты...
   - Мне очень приятно, что меня будет защищать такая прекрасная дама. - усевшись на стул через стол с адвокатом, стал отвечать я с комплементами в адрес адвоката. - Но мне действительно нечего вам сказать. Я работал на заводе целый год грузчиком. Выполнял разные погрузки и разгрузки по приказу начальников. Никто ни разу ни сказал мне, что я что-то воровал с завода. Затем я на время отпуска уехал работать в тайгу, где я работал раньше. В тайге я зарабатывал хорошо. После отпуска остался работать на один месяц. Когда я вернулся с отпуска домой, то мой брат близнец сказал мне, что меня разыскивает милиция по краже на заводе. Я однажды добровольно пришел на зону, когда меня хотели в чем-то обвинить. Так меня без суда и следствия упрятали в зону на пять лет. После выкинули меня как тряпку на свободу без средств существования. Хорошо, что в это время мама была жива. Мама помогла мне с пропиской в городе Благовещенск. На то, чтобы мне стать нормальным человеком, мама и мой брат близнец инвалид, ухлопали на меня все свои пенсионные сбережения. Залезли в долги перед банком. Когда я работал и получал деньги, то все свои деньги отдавал маме и своему брату на покрытие долгов. Но когда я узнал, что меня обратно хотят обвинить в краже. Я в этот раз решил больше не ходить добровольно в милицию с повинной в том, чего я не совершал. Хватит с меня пять лет безвинно пропавшей жизни. Поэтому я решил стать монахом, пойти в мужской монастырь. Мне и там не повезло. Я больше ничего не могу сказать. Пускай суд сам решает, как быть со мной. В любом случае сейчас за мной никакого криминала нет и никогда не будет. Я чист перед Законом.
   - Я постараюсь вас защитить, как могу. - сказала адвокат. - Но у вас нет алиби в вашу защиту, а свидетелей достаточно много, чтобы обвинить вас в краже одной машины стекловаты с завода. Если я договорюсь с судом насчет вашего опекунства над братом инвалидом, то вам могут дать срок условно. Машину ворованной стекловаты успели найти до реализации на продажу. Поэтому завод никаких убытков от кражи стекловаты не понес. В этом шанс вашего дела.
   После беседы с адвокатом я понял, что прокуратура решила дать ход уголовному делу шестимесячной давности, чтобы хоть как-то освободиться от уголовного дела, которое весит на них не раскрытым. Наверно после уголовного дела по кражи стекловаты перейду ко второму делу по краже церковного инвентаря из храма и мужского монастыря. Надо же им как-то освобождаться от нераскрытых уголовных дел. Ведь уголовные дела долго весят на их работе. Целую неделю я сидел в камере предварительного заключения при здании областного суда. Следователи и прокуратура пытались как-то раскрутить уголовное дело по кражи стекловаты против меня. Каждый день вызывали меня на допрос. Однако я был тверд, как камень и ничего не говорил следователям, а также представителям прокуратуры. Не добившись ничего от меня, в который раз отложили судебное дело по поводу кражи стекловаты. Меня больше ни стали держать в камере предварительного заключения при здании областного суда. Обратно посадили в "воронок" и отправили в следственный изолятор в областную тюрьму до суда. Следствие по моим делам продолжили дальше.
   В следственном изоляторе областной тюрьмы я провел шесть месяцев до суда. Там встретил свой пятидесятилетний юбилей. Почти за год моего предварительного задержания по открытым делам мне впервые разрешили свидание с моим братом-близнецом в честь нашего юбилея. Свидание назначили на следующий день после нашего дня рождения. Наша встреча состоялась в камере свидания через стекло в присутствии ментов. Сергей принес мне передачу, которую заранее проверили менты. Даже хлеб порезали на куски, чтобы Сергей ничего за?претного не передал мне с продуктами. Мои мысли прямо раздирало от злости к ментам. Так и хотелось плюнуть им в рожу из-за скотского отношения к Сергею. Мне за всю мою жизнь не пришлось увидеть более честных людей, чем наша мама и мой брат Сергей. Они всю свою жизнь жили на благо людей. Часто помогали, как могли мне на зоне в таежном лесу. Наше юбилейное свидание было слишком грустным. Встреча больше похожа на траур, чем на юбилей. В основном говорили о последних днях жизни нашей мамы, а также о похоронах нашей мамы. Потом говорили о том, что Сергей остался совсем один. Дочь и сын Сергея живут в городе Ярославль. Сергей давно живет один в четырехкомнатной квартире, которую собирается приватизировать, чтобы в случае его смерти квартира досталась детям, а не государству. Иногда с Сергеем живет все та же женщина Галина, которую он иногда выгоняет из своей квартиры за пьянку. После того как Галина отрезвеет, то обратно просится к Сергею. Добрая душа Сергея не может отказать в помощи женщине. Сергей обратно живет с этой женщиной до первой ее пьянки с подругами. У моего брата добрая душа.
   - Ваше свидание закончится через пять минут. - сказал сержант, который стоял рядом за спиной Сергея.
   - Я совсем забыл! - спохватился Сергей в конце свидания. - Тебе пришло письмо из Красноярского края.
   Сергей передал мне под стеклом конверт с письмом, которое прошло цензуру охраны следственного изолятора при областной тюрьме. Попрощавшись с Сергеем, я тут же поспешил в свою камеру следственного изолятора. Мне не терпелось прочитать письмо от Василия, адрес которого был указан на конверте. Может быть, в деревне на туристическом комплексе есть работа пригодная мне. Как только после суда меня выпустят на свободу, так я сразу первым же поездом отправлюсь туда в Красноярский край, где у меня будет хорошая работа и, возможно, даже своя семья...
  - Проклятый "кабель"! - с удивлением, прочитал я, первую строчку письма. - Мало того, что ты обесчестил мою дочь во время ее учебы в средней школе и сделал ей первого ребеночка. Ты еще посмел перешагнуть через мое гостеприимство и сделал мою младшую дочь беременной во второй раз. Леночка едва не умерла во время родов, когда ей делали кесарево сечение. Так как она не могла нормально родить двоих мальчиков. Предчувствую свою смерть, Леночка призналась нам, кто сделал ей двоих крупных близнецов. Слава Богу, все обошлось! Леночка назвала своих близнецов первого сына Василием, в честь меня, а второго сына Сергеем, в честь твоего брата-близнеца. Леночка по своей доброте не хотела, чтобы ты после ее смерти отвечал передо мной. Но даже после того, как Леночка выжила, я все равно не могу тебе простить такой скверный поступок. Если когда-то мы с тобой встретимся, то первая пуля моего табельного оружия будет твоей. Вторая пуля будет моей. Пускай простят меня дети и внуки, но я не могу поступить иначе в отношении тебя. Объезжай стороной наш Красноярский край. Остерегайся меня старый "кабель"!
   Такое письмо было лучшим подарком в мой пятидесятилетний юбилей. Мне все равно было, что мне угрожал Василий в своем письме. Василий должен радоваться, а не угрожать, что я ему на старость сделал близнецов внуков, а себе близнецов детей. Теперь мне все равно, что будет со мной после суда. Потому что я самый счастливый человек на всем белом свете. Когда-нибудь я все равно буду на свободе и поеду в гости к своим детям, которых у меня сразу трое от одной женщины. Пускай меня, застрелит Василий в объятьях моих детей. Я готов умереть от счастья, что хоть таким образом я сделал счастливой женщину, которая искренне любила меня, не смотря на то, что по возрасту годилась мне в дочки. Я все равно счастливый человек! Теперь стал многодетным отцом. Могу этим гордиться всюду. От радости я пел и скакал на всю камеру следственного изолятора. Солдаты охраны следственного изолятора с удивлением заглядывали на меня через "волчок" в двери моей камеры предварительного заключения. Солдатам было невдомек, чему радуется зек, которому может грозить длительный срок заключения. Им было не понятно, что радость и счастье приходят не только в праздничные дни, но также от писем, в которых приходит известие, что зек стал отцом, причем дважды сразу. Нет большего счастья человеку, чем рождение от него нового человека, который плотью и кровью похож на тебя. Поэтому можно умереть даже от радости, хотя остаться живым все равно лучше. С этого времени все мои мысли и заботы о моих детях, которых родила мне Леночка. Я обязательно поеду к детям. После получения письма от Василия прошел целый месяц. Прежде чем адвокат сообщила мне, что суд состоится через неделю. Мне в последний раз дали обдумать, как мне вести себя перед судом. Так как от моих показаний зависит весь судебный процесс и окончательный приговор. Несмотря на все давления со стороны прокуратуры, следствия и адвоката, я все равно стоял на своем, что я непричастен ни к одному совершенному уголовного делу. Я полностью чист перед людьми, перед своей совестью и перед законом!
   В этот раз суд состоялся в назначенное время. В зале заседания областного суда было много зевак с пострадавшего грузового автомобиля на котором возили ворованный груз со склада и бывший грузчик в моем лице, который яко бы грузил на машину ворованный груз. У каждого обвиняемого было собственный адвокат. У меня адвокат был назначен со стороны суда, так как нанимать себе за деньги адвоката я не мог в связи с отсутствие денег. У других двоих обвиняемых адвокаты были наняты за деньги. Сразу видно кто из нас был вор, кто пострадавший. Однако уголовное дело свалили в одну кучу. Стали промывать косточки сразу всех троих обвиняемых. Проверяли уголовное дело до мелочей. Свидетелей оказалось так много, что сразу напрашивался вопрос. Почему свидетели присутствовали на месте кражи и не остановили сам произвол во время кражи? Получалось так, что свидетели скорее были не свидетелями кражи с центрального склада, а скорее участниками всех краж с центрального склада завода. В таком случае можно было отдавать под суд весь коллектив завода, который фактически разорил завод с кражей имущества из склада. В связи с тем, что за время работы в течение года на заводе я фактически ни с кем не общался, то обо мне никто толком ничего не мог сказать. Свидетели чаще говорили о проблемах завода, как когда-то на партийном или профсоюзном собрании, в результате такого заседания суда никто не мог толком сказать о самом уголовном деле. Прокурор больше склонялся к расхищению материалов со склада, при участии управляющего центральным складом, чем о краже стекловаты, по которой был главный вопрос, но не было видно преступления. Прокурор потребовал наказания, заведующего центральным складом завода к восьми годам лагерного заключения строгого режима, за массовое расхищение доверенных материалов с центрального склада завода. Водителю прокурор требовал дать три года за перевозку краденых материалов центрального с склада завода. Срок грузчика определял прокурор условно двумя годами. Скорее ни как за участие в краже, а как за свое молчание во время кражи стекловаты в одном автомобиле. Адвокат управляющего центральным складом завода не мог требовать оправдательного приговора своему подзащитному, так как массовое ограбление центрального склада завода было перед судом на лицо, о чем указывала ревизия, проведенная во время следствия на центральном складе завода. Адвокат управляющего центральным складом завода указывал на тяжелое материальное положение в семье своего подзащитного. Адвокат настаивал на том, что социальное и материальное положение подзащитного толкнули на воровство. Адвокат просил учитывать состояние здоровья обвиняемого. Дать минимальный срок по указанной прокурором статье от трех да пяти лет заключения. Адвокат водителя считал, что подзащитный вообще ни в чем не виновен. Так как он перевозил на своем автомобиле тот груз, который указывался в путевом листе автомобиля, по разнарядке указанной начальником завода. Наличных денег за перевозимый груз водитель не получал. На автомобиле с ворованным грузом не скрывался. Никто водителю не говорил, что груз ворованный. Поэтому водителя надо полностью оправдать за недо-казанностью вины.
   Моему адвокату в деле было куда проще защищать меня. Мой адвокат указывала на то, что согласно закону о трудовой деятельности грузчик ушел в законный заработанный отпуск. На время получения денежного расчета на отпуск грузчика никто не обвинял в воровстве или в мошенничестве. После своего отпуска подзащитный никуда не бежал. По возвращению в город Благовещенск подзащитный решил посвятить свою дальнейшую жизнь богослужению. Подзащитный постригся в монаха в "Гаврило-Архангельском" храме в мужском монастыре. Поэтому стоит подзащитного полностью оправдать и отпустить к брату-близнецу, который нуждается в опекунстве от своего брата-близнеца после смерти общей матери. Другого решения суда не должно быть, так подзащитный ни виновен в предъявленном деле. Когда суд вышел на свое заседание по рассмотрению определения наказания подсудимым, то все присутствующие с тревогой ждали заключительного решения суда. Так как в речи судьи решалась вся наша дальнейшая судьба. Никто из присутствующих в зале суда, толком не мог определить, в какую сторону потянут веси правосудия. Вполне понятно, что даже виновные не хотят мотать срок, а мне этот срок вообще поперек горла. Я и так ни за что отмотал пять лет срока на зоне. Опять сидеть срок ни за что мне совсем не хотелось. Я думал лишь о собственной свободе.
   - Встать! Суд идет! - объявила секретарь, присутствующие дружно встали, желая быстро закончить с судом.
   - Суд постановил! Подозреваемых считать виновными. - как гром среди ясного неба, объявили приговор.
   Затем судья зачитал решение суда. Управляющего центральным складом за кражу в особо крупных размерах приговорили к десяти годам заключения в лагере строгого режима с полной конфискацией имущества. Водителя грузового автомобиля за многолетние перевозки краденых материалов с центрального склада приговорили к пяти годам в лагере строгого режима, с частичной конфискацией личного имущества обвиненного в пользу хозяина предприятия.
   - Виду того, что причастность грузчика в воровстве имущества с центрального склада не доказана. - сказал судья в заключении. - Считать Черевкова Юрия виновным лишь в участии кражи одного автомобиля стекловаты. Так как стекловата была возвращена на завод, то грузчику Черевкову Юрию назначить заключение сроком на три года условно. Но в связи с тем, что Черевков Юрий находится под подозрением в совершении другого преступления, то свободу заменить содержанием в следственном изоляторе до окончания нового дела. Оправданного конвоировать.
   - С вашего разрешения, я буду вас защищать в следующем уголовном деле, в котором обвиняют вас. - сказала мне, адвокат, прежде чем меня отправили в места заключения. - Я докажу вашу не виновность в предъявленных делах.
   - Я согласен с вашим предложением. - с комплиментами, согласился я. - Такие приятные дамы, как талисман в моей жизни. Если б ни ваше участие в законченном уголовном деле, то мне пришлось бы сидеть на зоне свой новый срок.
   Из зала областного суда меня отвезли обратно в следственный изолятор городской тюрьмы. Там я стал принимать свое участие, на встречах с адвокатом по уголовному делу в краже церковного инвентаря. С подсказки адвоката, я ни стал участвовать в следственных делах прокуратуры, так как имел право молчания. Зато адвокату во всех деталях до мелочей рассказал все то, что произошло в тот последний вечер возле храма мужского монастыря, а также рассказал, как я бродил по лесу во время грозы с мыслями закончить в лесу свою жизнь. Нашли меня почти мертвым.
   - Я не помню ничего с того момента, как потерял сознание в лесу во время грозы. - сказал я, адвокату. - Очнулся в больнице. Кто меня доставил в больницу, я не знаю. Следователи из прокуратуры тоже молчат.
   - Когда нашли такси, на котором воры перевозили ворованный церковный инвентарь, - сказала мне, адвокат, - таксист сказал следователям, что тебя выкинули воры из такси в лесу по середине дороги между городом Благовещенск и ближайшей деревней. Направили поисковую бригаду из милиции. Нашли тебя на третий день. Ты был без сознания и сильно истощенный. Неделю ты находился в больнице без сознания под капельницей. Потом ты пришел в себя и с того времени началось полное расследование по делу монастыря.
   От адвоката я узнал, что совсем недавно, почти два года после кражи, нашли воров краденого церковного инвентаря. Сейчас задержанные дают показания. Пока адвокату ничего не известно по данному расследованию уголовного дела о краже церковного инвентаря. Прокуратура и ФСБ считают, что уголовное дело каким-то образом связано с международным криминальным синдикатом по краже церковного антиквара в России. Вначале ФСБ проведет расследование совместно с прокуратурой. Затем к задержанным, подозреваемым, по краже церковного инвентаря, допустят адвокатов. Ко мне допустили адвоката лишь по тому, что я считаюсь чуть-чуть подозреваемым в этой краже. Слова "чуть-чуть", как братья-близнецы, согревали мне душу и подавали надежду на близкое освобождение из мест заключения. Почти два года я без вины виноватый сижу за решеткой. Держат меня в заключении неизвестно за что. Тают как снег мои годы в местах заключения без пользы мне самому, моим близким родным и обычным людям. Лучше бы врачи использовали мои вполне здоровые органы больным людям, чем меня вполне здорового человека держат за решеткой. Если бы можно было в современном мире использовать операцию профессора Доулера по пересадке головы, то я с удовольствием уступил свою голову своему брату-близнецу Сергею, у которого доброе сердце, но травмированная с рождения голова. После такой операции от моей головы было бы больше пользы. Доброе сердце Сергея научило бы мою голову думать иначе, чем я думаю сейчас. Скорее бы мои проблемы закончились. Прошел целый месяц моих ожиданий, прежде чем адвокат сообщила мне, что через десять дней будет долгожданный суд, который наконец-то решит, кто в этом деле виноват, а кто просто случайный свидетель во время кражи церковного инвентаря из храма и мужского монастыря. Откровенно говоря, за два года неопределенного ожидания я стал совершенно безразличен к тому, что будет происходить на суде вокруг дела по краже церковного инвентаря.
   Наконец-то 20 октября 2006 года в пятницу после завтрака в следственном изоляторе тюрьмы города Благовещенск, на меня надели наручники и на "воронке" повезли к зданию областного суда, где было множество народу. По черным одежда монахов и по скромным одеждам прихожан, было видно, что многие пришли за тем, чтобы сегодня быстрее вернуть в церковную обитель храма и мужского монастыря святую собственность христианской общины. В зале заседания областного суда было многолюдно. Впервые за два года моего нахождения под следствием я увидел в клетке тех "хищников" к чужому добру, из-за которых я сижу. Меня почему-то не посадили за решетку к "подельникам", а посадили рядом с моим адвокатом за стол, который был близко к клетке с ворами. Таксист вообще сидел в зале на первой скамейке, где обычно сидят свидетели и пострадавшие от данного уголовного дела. Там же среди монахов я увидел монаха, брата Иоанна, который при виде меня встал со своего места с приветствием ко мне. Вместе с братом Иоанном меня приветствовали другие монахи, которых я знал давно по моей жизни с монастыре.
   - Встать! Суд идет! - объявила секретарь, призывая присутствующих приветствовать стоя областной суд.
   - Областной суд объявляет о своем заседании. - объявил судья, причину заседания областного суда. - Заседание областного суда проводится по делу о краже церковного инвентаря из "Гаврило-Архангельского" храма и мужского монастыря...
   Дальше судья перечислил все правила ведения заседания областного суда города Благовещенск. Затем судья перечислил по списку всех присутствующих в зале областного суда, по делу о краже церковного инвентаря из "Гаврило-Архангельского" храма мужского монастыря. После судья перечислил обвиняемых и подозреваемых в краже церковного инвентаря из "Гаврило-Архангельского" храма и мужского монастыря. Я попал в список людей подозреваемых в краже церковного инвентаря. В список подозреваемых попали два мужчины, которых я вообще не знал. Наверно мужчины были наводчиками или заказчиками в краже церковного инвентаря из храма и монастыря. Таксист тоже был включен в список подозреваемых людей, по делу в краже церковного инвентаря из мужского монастыря. На этом длинная речь судьи по нашему делу закончилась. Прежде чем дать слово прокурору по обвинению, судья обратился ко всем присутствующим о возможном отклонении представителей областного суда. Прокурор и адвокат согласились с присутствием данных лиц представителей областного суда. Из зала послышалась реплика со стороны монахов, мужского монастыря о моей невиновности в краже церковного инвентаря из храма и мужского монастыря.
   - Мы тоже не согласны с решением областного суда. - выступил с речью Сморчок со стороны воров. - Таксиста и Черепка, то есть, Черевкова Юрия, надо пересадить со скамьи подозреваемых на скамью пострадавших или свидетелей. Они совершенно ни в чем не виновны. Мы их захватили силой оружия в заложники во время дела...
   - Правильно говорят обвиняемые! - выступил с места брат Иоанн. - Брат Юрий спас мне жизнь и добровольно пошел в заложники, так как обвиняемые угрожали брату Юрию пистолетом, а мне собирались отрезать голову...
   Пока вор Сморчок и брат Иоанн настаивали, на освобождении меня и таксиста, судья по очереди переговорил с заседателями, адвокатами и прокурором. Стороны были не против такого вывода со стороны обвиняемых и со стороны пострадавших. Прежде чем выступить с дополнительной речью, судья сделал куда-то экстренный звонок по сотовому телефону. Коротко рассказал о требованиях со стороны обвиняемых и пострадавших в зале областного суда.
   - Учитывая требования со стороны обвиняемых и пострадавших, а также с согласия обвинения и защиты. - выступил судья с короткой речь. - Суд постановил! Таксиста, а так же монаха брата Юрия, он же в миру Черевков Юрий Сергеевич. Перевести из подозреваемых лиц в пострадавших и в свидетелей. Остальное решение областного суда в уголовном деле оставить без изменения. Адвокат Черевкова Юрия Сергеевича свободен от своих обязанностей. Прения по данному уголовному делу закончили. Слово по настоящему уголовному делу предос-тавляется прокурору.
   Потрясенный таким поворотом уголовного дела в мою пользу, я был словно парализованный. Не мог подняться, со скамьи подозреваемых, чтобы перейти в зале суда на скамью свидетелей и пострадавших. Монахи увидели мое состояние. Помогли мне перебраться поближе к ним. Мой адвокат пожелала мне всего наилучшего и сразу покинула зал заседания областного суда. На этом функции моего адвоката закончились. Фактически я был досрочно оправдан. Во время заседания областного суда по уголовному делу, о краже церковного инвентаря из храма и мужского монастыря, я был словно в тумане от неожиданных перемен в моей жизни. Как птичка длительное время просидевшая в клетке не умеет летать в пространстве, когда птичку выпускают на волю. Точно также как я сейчас не мог сообразить, что мне делать, когда выйду из зала заседания областного суда. Ведь я потерял два года жизни и нигде не устроен.
   В заключении суд определил ворам и заказчикам различные сроки тюремного заключения. Таксист тоже был оправдан. После суда мне и таксисту сказали, в какой кабинет пройти, чтобы получить свои документы. Таксиста, находившегося два года под подпиской о не выезде за пределы города Благовещенск, возле здания областного суда встречали коллеги, друзья и родственники. Таксист предложил мне свои бесплатные услуги, чтобы подвести меня домой. Я отказался от бесплатных услуг такси. Так как после такого случая такси теперь заказаны мне навсегда. Можно сказать, что с такси начались все мои проблемы двухлетней давности. Мне совсем не хотелось, чтобы в первый день моего освобождения, я обратно попал в какие-то переделки с городским такси. Лучше ходить пешком. От здания областного суда до дома, где жил мой брат Сергей, я шел пешком, с непривычки шарахаясь от любого тревожного городского шума. Теперь мне приходилось заново привыкать к городской среде. Настолько я от всего отвык за два года заключения, что даже на зеленый светофор переходил улицу с опаской. Наверно данное время я был больше похож на инопланетянина, чем на жителя города Благовещенск. Я словно познавал жизнь на планете. Вместе с моими документами выдали тридцать тысяч рублей, которые передали в областной суд по списку монахи из мужского монастыря вместе с моими вещами и документами. Мне также были предназначены деньги по реабилитации и за нанесенный ущерб. Исключительно к формальности должен был встретиться со своим адвокатом. Заполнить в областном суде какие-то документы, на получение энной суммы денег из суда за нанесенный мне ущерб. Однако я напрочь отказался от услуг областного суда, так как мне было противно получать какие-то деньги от ментов. Прямо от здания областного суда я пошел пешком домой к Сергею, которого за два года во время разбирательства по делу, видел всего два раза. Все остальное время Сергей болел и хоронил нашу маму. Я не был в обиде за своего братаблизнеца, за то, что он так редко навещал меня в местах заключения. Мы хоть с Сергеем встречались всего пару раз на свидании за два года моего тюремного заключения. Однако я всегда предчувствовал. Когда у Сергея со здоровьем хорошо, а когда плохо. Вот и сейчас Сергей дома болеет. Надо братика поддержать хорошим питанием. Не доходя до дома Сергея, я зашел в магазин гастроном. Купил в гастрономе из продуктов все, что нравится моему брату Сергею, а также то, что могло пригодиться к приготовления мной на печке разных восточных блюд. На маленьком рынке вблизи гастронома, купил к плову свежую парниковую зелень и длинный рис. На дворе вторая половина октября месяца. Начинает срываться с посидевшего неба первый снег. Здесь на реке Амур в такое время года свежей зелени с огорода не купишь на рынке. Хорошо, что парниковая зелень имеется. Будет у нас восточная кухня.
   - Черевков Сергей здесь живет? - спросил я, пожилую женщину, которая вскоре открыла мне входную дверь.
   - Да! Входите, пожалуйста. - растерянно разглядывая меня, ответила женщина. - Вы Юра, брат Сергея?
   - Вы угадали. Я Юра брат Сергея. - ответил я, проходя на кухню с пакетами наполненными продуктами.
   - Братик! Здравствуй! - радостно, воскликнул Сергей, входя на кухню. - Я к тебе с письмом собирался. Тебе из города Красноярск письмо пришло, но я малость приболел и пока никак не мог к тебе с письмом прийти.
   - Теперь мы каждый день, будем видеться с тобой. - сказал я, Сергею, осторожно обнимая за плечи брата.
   Я оставил пакеты с продуктами на кухне на столе. Затем снял с себя куртку и прошел в зал прочитать письмо. Даже не заглядывая на адрес, я понял, что письмо от Леночки. Наверно у нее какая-то проблема с детьми. Надо будет поехать к сынам и помочь им. Пускай пугает меня, Василий, за то, что я ему сделал не брачных внуков, но все равно все трое мальчиков мои дети. Я никогда не откажусь от своих детей. Пусть даже мы врозь живем с моими детьми.
   - Здравствуй, Юра! Я знаю, что ты не ожидал от меня письмо, но я все-таки пишу тебе. - писала мне, Леночка. - Папа сказал мне, что написал тебе грозное письмо, когда я едва не умерла во время родов наших двух мальчиков. Однако все обошлось хорошо. Наши сынки крепкие. Уже пытаются ходить по своему манежу. У нас дома почти каждый день гости. Мои братья и сестры со своими детьми часто бываю у нас. Дедушка и бабушка по выходным к нам в гости приезжают. Папа никак не нарадуется на своих внуков, особенно на близнецов. Так к острастки иногда бурчит в твой адрес, а самого от внуков невозможно оторвать. Папа у нас вспыльчивый, но быстро отходит и зла на людей не имеет. Однако я пишу тебе не поэтому вопросу. Я долго думала, как поступить со своей дальнейшей жизнью. У меня в семье нет никаких недостатков. Но нашим детям нужен отец. Поэтому я решила нарушить собственное слово и недавно вышла замуж за того самого соседа, о котором я тебе рассказывала. Ты уж извини меня, что я ни тебя позвала в мужья. Не хочу иметь комплексы между нами, детьми и людьми, чтобы постоянно объяснять вокруг людям кем мы друг к другу относимся, а также кем к тебе относятся мои дети. Слишком велика между нами разница в возрасте. Но я не лишаю тебя отцовства. Можешь в любое время увидеть своих детей. Я все равно расскажу детям о том, как они появились на свет. Может быть, я не буду так счастлива с мужем, как была счастлива с тобой, но нашим мальчишкам нужна постоянно мужская опора. Мне всего тридцать лет. Моему мужу тридцать три года. Десять лет этот парень ухаживал за мной. Несмотря на то, что я производила на свет детей от другого мужчины. Парень все равно ухаживал за мной даже тогда, когда я была беременна от тебя близнецами. Видимо он вправду меня любит. Я буду рожать ему детей. Мы с ним будем счастливы. Спасибо тебе за то, что ты был в моей жизни. Извини и прощай. Твоя Леночка.
   Я не был потрясен таким письмом от Леночки. Наоборот, был рад тому, что наконец-то у Леночки будет своя семья, а у наших совместных детей в ее семье будет хорошая мужская опора. Все равно я не мог быть надежным отцом своим детям. Так пускай кто-то другой будет надежным отцом у моих детей. Конечно, когда-нибудь, я приеду в гости к своим детям. Посмотрю хотя бы со стороны, как живут там мои детки, мои мальчишки, в семье с другим мужчиной. История жизни из письма Леночки, послужила примером к моим дальнейшим поступкам. Я подумал, что стоит вернуться к Эли и начать с ней новую семейную жизнь. Придется простить Эле, что она тогда наставила мне "рога". Я сам виноват в том, что у нас в то время не сложилась семейная жизнь. Если бы я был больше внима?телен к своей жене, а не к работе, то у нас все было бы хорошо. Надо мне обратно начать новую жизнь в своей семье с Элей.
   - Сережа! Я схожу в гости к Эли. - сказал я, брату, когда побрился и почистил зубы. - Вернусь домой поздно.
   - Возьми ключи с собой. - сказал мне, Сергей, протягивая брелок с ключами. - Квартиранты и я, будем спать.
   Вечер едва коснулся крыш большого города. С неба стал падать первый снег. Температура была где-то на границе между плюсом и минусом. Сергей мне предложил свою теплую куртку и меховую шапку. Мы с ним по-прежнему были похожи во многом. Одного телосложения и одного роста. Вот только лицом Сергей выглядел на много старше меня и волосы на голове у Сергея, совершенно белые от седины. Так болезнь и сплошные переживания, доконали моего братика. Сейчас со стороны Сергей больше похож на моего отца, чем на брата близнеца. Хотя в рождении между нами разница всего несколько минут. Первым родился Сергей, а я позже. Все-таки болезнь достала моего братика. От дома Сергея до дома, где жила Эля со своими дочками и мамой, было всего минут десять ходьбы. Надо было всего лишь пересечь две улицы и пройти в сторону центра. Если конечно они никуда не переехали за два года моего бессмысленного заключения. Вроде на окнах все те же занавески и даже музыка звучит все та же. Хорошо бы Эля была дома. Я должен наладить свою жизнь и жить также хорошо, как живут другие люди. Хватит быть бомжем.
   - Тебе чего мужик надо? - спросил парень большого роста, когда я позвонил в дверь. - Видишь, мы гуляем!
   - Позовите Элю. - сказал я, пьяному парню, вглядываясь в квартиру, где слышался смех. - Я ее бывший муж.
   - Бывший муж объелся груш. - засмеялся пьяный парень, пытаясь закрыть дверь. - Нам рогоносцев не надо.
   - Позови Элю. Я скажу пару слов и тут же уйду отсюда. - настаивал я на своем. - Мне надо с ней поговорить.
   - Ты, чего в натуре, мужик, совсем не понимаешь? - удивленно, сказал парень. - Мы сейчас ее трахаем!
   - Уходи! Тебе в нашей квартире нечего делать . - сказала мне, бывшая теща, закрывая передо мной дверь.
   В первый день на свободе я не хотел поднимать скандала. Не хватало мне попасть на пятнадцать суток за драку с пьяницами. Тем более, сейчас в ночь разбираться с пьяными мордами. Могут по голове стукнуть чем-нибудь и вместо заключения в морг. Лучше завтра разберусь с ними на трезвую голову. За два выходных дня все станет ясно. Будет у меня время поговорить с Элей и решить свою дальнейшую судьбу среди людей. Я должен сам измениться. Домой я возвращался в плохом настроении. Не хотелось беспокоить Сергея. Он и так горя натерпелся от меня. Недавно отмечал вторую годовщину смерти нашей мамы. Не хватало еще, чтобы меня похоронил из-за бабы. Надо как-то мирно решить все свои жизненные проблемы хотя бы ради братика. Ведь он у нас больше всех страдает. Маму похоронил в полном одиночестве. Семья от него разбежалась по всему белому свету из-за его жены Галки. С другой женщиной ничего хорошего у него нет. Я меньше водку пью, чем его новая Галка. Не дай Бог, если со мной что-то случиться, то тогда Сергей после такого потрясения один долго не проживет. Надо позаботиться о своем братике. Сергей очень сильно похож на нашу маму. Никогда не ляжет спать, если все домой не вернулись. Вот и сейчас, наверно сидит перед телевизором, ждет. Когда я наконец-то вернусь домой. После приема таблеток Сергею надо обязательно спать, а он из-за меня теперь не уснет до тех пор, пока я не вернусь домой. Надо быстрее вернуться домой, чтобы мой братик за меня не беспокоился. Сергей без того на грани жизни и смерти. Как мне жаль моего братика!
   - Ты чего так рано сегодня домой пришел? - спросил меня, Сергей, когда я открыл квартиру своим ключом.
   - Я переживал за тебя. - ответил я, Сергею. - Я знаю, что тебе после лекарства надо спать. Ты, как наша мама, не заснешь, пока все домой не вернулись. У меня есть два дня, после суда, чтобы решить все дела.
   - Спасибо братик! Я всегда знал, что у тебя добрая душа. - со слезами на глазах, сказал Сергей. - Я пойду спать. Мне после лекарства действительно надо спать. Иначе я сойду с ума или просто умру. Ведь ни у кого в мире не находится так близко разум, как у меня. Поэтому я больше всех ощущаю страдания своих близких. Спокойной ночи братишка.
   Сергей ушел в спальню, а я остался возле включенного телевизора и просто смотрел в мерцающий экран. У меня в голове было столько разных мыслей, что я никак не мог понять самого себя, как мне быть дальше. Ехать к дочери Галине в город Каспийск поздно и опасно ни только моей жизни. Хотя бы дочь приехала жить сюда к нам. Наверно дочь вышла замуж. Ей совершенно не нужен ее отец, который большую часть своей жизни провел в заключении. У дочери своя жизнь. К тому же сейчас всюду на Северном Кавказе опасно. Даже передвигаться по Северному Кавказу опасно для жизни. Война русских с чеченцами нескоро закончиться. Всюду по Северному Кавказу банды наемников. Ехать жить в город Красноярск к Леночке, мне тоже дорога закрыта. Если бы я освободился немного пораньше, то мог бы уговорить Леночку выйти за меня замуж. Ведь все трое сынов у Леночки мои дети. Сейчас поздно что-то изменить в моих отношениях с Леночкой и с нашими детьми. Сейчас у них своя семья и дай Бог, чтобы у моих детей была прекрасная жизнь. Ни такая, как у непутевого отца, который испоганил жизнь не только себе, но также другим людям. Надо хотя бы остаток жизни пожить по-человечески с новой семьей. В первую очередь надо помочь брату. Дурные мысли лезли мне в голову всю ночь. Было такое скверное предчувствие, словно я нахожусь на краю собственной жизни и смерти. Стараюсь перед смертью как-то замолить свои собственные грехи. Перед глазами плыли все картины моей прошлой жизни. Говорят, что так бывает с человеком перед смертью во время комы. Однако я был жив и вполне здоров. Зачем мне, вдруг, ни с того, ни с сего. Видеть такие предсмертные картины своей прошлой жизни. Всего только два выходных дня после заключения и с понедельника у меня начнется новая жизнь с новой семьей.
   - Тебе не надо идти к Эли. - сказал мне, Сергей, когда увидел утром, что я не спал всю ночь. - Мне приснился скверный сон, что ты умрешь из-за этой проститутки Эли. Найди себе порядочную женщину и живи спокойно.
   - Сережа! Я рад тебя послушать, но у меня нет другого выбора. - ответил я, брату. - Если я умру из-за проститутки, так значит, написано в моей судьбе. Судьбу не изменишь. Похорони меня рядом с мамой и прости меня.
   - Брось болтать! Нам всего пятьдесят лет. - возмущенно, сказал Сергей. - У нас вся жизнь впереди. Давай лучше поздравим с днем рождения нашего старшего брата Сашку. Нашему старшему брату через месяц будет шестьдесят лет. Наша поздравительная открытка за месяц как раз придет к его дню рождения в Государство Израиль. Ведь Сашка хоть и в ссоре с тобой из-за твоих "подвигов", но он все равно наш старший брат. Не было ни одного нашего дня рождения или какого-то праздника, чтобы Сашка не поздравил нас. Пришло время, когда надо братьям помириться.
   - Прямо сейчас пойду на почту и куплю самую шикарную открытку к дню рождения старшего брата. - согласился я с решением Сергея. - Старшего брата обязательно надо поздравить. Сашка нам был как брат и как отец.
   На улице погода настолько скверная, что я даже не припомню в своей жизни такой погоды. По улицам гулял холодный ветер, а с неба валил густой мокрый снег вперемежку с дождем и градом. Было такое ощущение, что сама погода восстала против меня, чтобы я не выходил из дома, а поберег свое здоровье и свою жизнь. Однако мне надо было сдержать слово перед самим собой. Надо поздравить старшего брата с днем рождения и вскоре устроить собственную жизнь. Сколько можно издеваться над собой и над другими людьми? Пора мне стать настоящим человеком.
   - Мне, пожалуйста, самую дорогую телеграфную заграничную открытку с шестидесятилетием. - сказал я, служащей в городском почтовом отделении. - Открытку я возьму с собой. Мы сами с братом подпишем открытку.
   - Открытка вместе с отправлением обойдется Вам около ста рублей. - предупредила меня служащая почты.
   - Шестьдесят лет один раз бывает. - сказал я служащей почты. - Тем более мы поздравляем старшего брата.
   Рассчитавшись со служащей почты за конверт с поздравительной открыткой, я спрятал открытку за пазуху от дождя и бегом побежал домой к Сергею. Мне надо было немного очухаться оттого, что я не спал всю ночь. Где-то к обеду надо пойти домой к Эле. Поговорю с ней насчет нашей будущей семейной жизни. Думаю, что она меня поймет. Надо как-то устраивать свою жизнь. Надоело быть бомжем в собственной жизни. Бродяжничать по свету больше не буду.
   - Сережа! Я купил самую лучшую открытку. - сказал я, своему братику, когда вошел в квартиру. - Ты прямо сейчас отправь брату открытку. Я немного посплю на диване. Когда вернешься с почты, то разбуди меня.
   Едва только Сергей вышел из квартиры, как я тут же упал на диван и крепко уснул. По старой привычке во время похождений в тайге мне достаточно было поспать всего два часа, чтобы затем быть бодрым много часов подряд. Особенно если перед сном хорошо покушал. Сейчас, правда, я лег на голодный желудок спать, но как только проснусь, так сразу хорошо покушаю и восстановлю свой организм к бодрости до встречи с Эли. Надо мне пойти к ней. Видимо брат просто пожалел меня и не разбудил, когда вернулся из почтового отделения. По-этому я проснулся сам, во второй половине дня, когда окончательно выспался. Был в бодром настроении на весь день. Думаю, что к этому времени Эля пришла в себя от вчерашней пьянки. Теперь на трезвую голову я мог с ней поговорить в нормальных тонах без посторонних людей. Должна же, Эли, понять меня в этот раз? Я ни в чем не виноват перед ней. Точно так же, как вчера вечером, я тщательно побрился. Почистил зубы. Принял теплый душ. Затем пошел на кухню и поел то, что успел Сергей приготовить с утра из моих продуктов купленных вчера вечером. Конечно, Сергей не мог так прекрасно готовить восточные блюда, как делал я. Зато русский борщ по рецептам нашей мамы Сергей готовил отлично. От такого русского борща просто невозможно было отказаться. Сытость в моем желудке умножилась.
   - Сережа! Я ключи брать не буду. Скоро вернусь. - сказал я, брату, выходя из квартиры. - Ты закрой двери.
   Спускаясь вниз по лестничным ступеням, я услышал, как Сергей замкнул за мной дверь. Теперь мне можно было спокойно идти к Эле домой. Лишь бы она никуда не ушла из дома, чтобы мне дважды за день не ходить к ней в гости. Надо к маме на кладбище сходить. Сегодня не получится. День слишком плохой после дождя. Завтра вместе с Сергеем схожу. Надо по-русски помянуть нашу маму. Ведь я тогда никакого участия не принимал в похоронах мамы.
   - Эля! Мне надо с тобой серьезно поговорить. - сказал я, Эли, когда она сама открыла на звонок в квартиру.
   - Мне с тобой не о чем говорить. - сходу, сказала Эля, пытаясь закрыть дверь. - Мы с тобой разошлись.
   - Если ты не поговоришь со мной, то я тебя оболью кислотой. - со злостью, сказал я. - Себя тоже прикончу.
   - Хорошо! Я поговорю с тобой завтра вечером. - ответила Эля, ехидным голосом. - Сегодня я себя плохо чувствую. Если я не смогу прийти к тебе, то пошлю кого-нибудь за тобой. Дождись гостей, никуда не уходи.
   - Я согласен с твоим выбором. - легкомысленно, согласился я. - Завтра вечером мы встретимся у нас дома.
   Эля закрыла дверь перед самым моим носом, не дожидаясь пока я отойду от двери. Я медленно спустился вниз на улицу и пошел в ближайший магазин гастроном за водкой. Надо было сегодня купить водку на поминки нашей мамы. Завтра могут быть магазины закрыты. Тогда мне негде будет взять водку на поминки мамы. Сегодня у меня вторая половина дня свободна. Можно будет заняться варкой разных блюд восточной кухни. Хорошо накормлю братишку.
   - Сережа! Я сегодня больше никуда не пойду. - радостно, сказал я, своему братику. - Сегодня я вам всем устрою праздник восточной кухни. Тебя и квартирантов твоих накормлю такими угощениями, которых никто и никогда не пробовал. Если я умру раньше вас, так вам всем, хоть будет что хорошего вспомнить обо мне за своим обедом.
   - Ты чего болтаешь, как перед смертью? - сурово, спросил Сергей. - Можно подумать, что завтра ты умрешь.
  - Ты же сам утром сказал, что я умру от связи с Эли. - напомнил я, Сергею. - Завтра у меня встреча с Эли.
   - Мало, что может мне присниться. - возмущенно, сказал Сергей. - Можешь к Эли не ходить и будешь жив.
   - От судьбы не скроешься. - грустно, сказал я, братику. - К тому же в нашем роду предсмертные сны вещие.
   - Если ты придерживаешься к этому понятию о снах, то тем более тебе надо порвать с Эли. - настаивал Сергей. - На свете столько много прекрасных женщин, что с любой можешь связать свою жизнь. Осмотрись на жизнь вокруг себя. Научись жить по-человечески. В таком возрасте можно создать свою семью.
   Мне больше не хотелось спорить с Сергеем. Возможно, Сергей был прав в том, что предлагал мне поискать себе другую женщину на стороне. Но мне было как-то все равно. Если мне суждено завтра умереть, так значить так и будет. В другом случае, я устрою себе иную жизнь с проституткой по имени Эли или с порядочной женщиной, которая мне неизвестна пока. Завтра вечер на встрече покажет мне, как будет построена дальнейшая моя жизнь или смерть. К вечеру не только квартира Сергея, но и весь подъезд пропах ароматом восточной кухни. Я как заправский, восточный повар готовил все возможные блюда Средней Азии и Северного Кавказа, которые только я когда-то мог готовить, или видел, как готовят другие. По столу, накрытому в зале квартиры Сергея, можно было подумать, что сейчас здесь в квартире будет какой-то грандиозный семейный праздник, свадьба или даже похороны знаменитого гостя. Лично я почему-то думал, что справляю поминки по самому себе. Сергеев сон никак не выходил из моей головы. Ведь у нас в нескольких поколениях родственники предсказывали время смерти себе и своим близким. Конечно, я не очень-то верю в предсказания снов. Однако от фактов никуда не денешься. Наша бабушка Нюся день в день предсказала свою собственную смерть. Дедушка Гурей и бабушка Маня тоже знали день своей смерти. Мой старший брат Сашка до рождения моей первой дочери Анжелы предсказал ее смерть. Наконец наша мама за месяц до трагедии в городе Беслан предсказала, что над средней школой, где мы все учились, выпадет первого сентября черный снег. Через месяц после бесланской трагедии мама умрет от страданий. Точно так и случилось, как приснилось маме.
   - Пускай все ваши хорошие пожелания сбудутся. - сказал я, за столом, когда квартиранты налили принесенное ими к столу красное вино в бокалы. - Люди должны делать добро друг другу, чтобы было хорошо всем вокруг нашей жизни.
   Квартиранты и Сергей, тоже словно предчувствовали надвигающуюся беду и поэтому не шутили в этот вечер. Мы просто кушали восточные блюда, приготовленные мной на славу, как перед смертью. Мы вспоминали хорошие дни нашей жизни. Конечно, нам все было вспомнить что-то хорошее, что у нас было за долгие годы жизни. Ведь не всегда же мы были в трауре, когда-то даже в советское время на нашей улице был настоящий праздник нашей жизни. Наследующее утро, отоспавшись от траурного праздника вечером по мне за столом с восточными угощениями, мы с Сергеем отправились на кладбище поминать нашу маму. До нового городского кладбища пока нет рейсового автобуса. Поэтому посетители нового городского кладбища, добираются до могил родственников своим или попутным транспортом. Так как у нас с Сергеем нет никакого транспорта, то мы едем на городском автобусе до конечной автобусной остановки, а дальше идем пешком. Лично для меня это не сложно, а Сергею проблема. Ведь из-за приема лекарства по болезни всю свою жизнь, Сергей, как старик, не может много ходить. Я предлагал Сергею остаться дома. Однако Сергей наотрез отказался оставлять меня одного в этот день. Братик боялся потерять меня навсегда.
   В это утро погода словно вспомнила о чистой душе нашей мамы. Вместо вчерашней скверной погоды со снегом, дождем и градом. Над нашими головами сквозь мрачные тучи пробились яркие лучики солнца, которое освещала городской погост с могилой нашей мамы. Конечно, от солнечных лучей над нашими головами легче нам не будет. Нашу маму с того света все равно не вернешь. Но хотя бы возле могилы мамы будет сухо и нам не придется тащить к могиле мамы на своей обуви городскую грязь. Само новое городское кладбище чистое от зелени, которая почему-то к осени не пожелтела, несмотря на то, что на дворе давно поздняя осень. Наверно здесь подкармливают зелень? Возле нового кладбища пока нет признаков ограждения территории. При входе на кладбище стоит здоровенный мужик кавказской внешности с букетом кавказских цветов. Под огромным цветным зонтом от солнца и дождя, за тысячи верст от родины, земляк зарабатывает себе благополучие на чужом горе. Порывшись во внутреннем кармане теплой куртки, я достаю две сотенные купюры и протягиваю их своему земляку по Кавказу, за букет ярких цветов.
   - Сдачи мне не надо. - на кавказском акценте говорю я, забирая из рук букет цветов. - Будь всегда здоров.
   - Вы тоже всегда будьте здоровы. - почти как пионер, отвечает земляк, с удивлением разглядывая деньги.
   На кладбище в чистом поле с кромкой дикого леса вокруг кладбища нет никого из людей. На городском погосте несколько десятков памятников. Около сотни свежих вырытых могил. Траурный бизнес полный банкрот. На по-стройку церкви у кладбища в городе нет денег. Свежие построенные стены будущей церкви в строительных "лесах". Церковь обязательно надо достроить. Людям могилы на кладбище раньше времени капать не стоит. Хотя мне лично наверно давно пора вырыть могилу, чтобы я своими проблемами не погнил жизнь. Скорее бы мне встретиться с мамой. Могила нашей мамы из белого камня с позолотой и со свежей оградкой. Сразу видно, что доброе сердце Сергея и после смерти нашей мамы заботится о ней. Даже цветы свежие на могиле мамы. Наверно каждый выходной день Сергей приходит на могилу к маме с цветами. Как мне жалко до слез нашу маму и Сергея, который всю свою жизнь провел в тревоге за собственную жизнь, а так же за жизнь своих близких людей, которых братик давно хоронит.
   Я раскладываю цветы на могилу нашей мамы возле памятника. Наша мама была не пьющим человеком, но по русской традиции я наливаю стопку водки нашей маме и себе. На стопку водки кладу кусочек хлеба, посыпанный солью. Себе тоже слегка солю хлеб и выпиваю стопку водки. Так с хлебом и с солью я встречаюсь обратно с нашей мамой. Жалко, конечно, что при жизни я не был так близко с нашей мамой. Может быть, скоро, если сбудется вещий сон брата, то я с мамой буду рядом хотя бы здесь на этом городском погосте. Хоть на том свете буду рядом с мамой. Едва я помянул нашу маму, как тут же стала портиться погода. Словно природа больше не захотела отпускать мне солнечного времени этого дня перед моей смертью. Какая-то неведомая сила хотела ускорить приближение моих проблем навязанных мне на сегодня. Скорее бы все заканчивалось сегодня в такой мрачный день моей жизни. Как мне надоело постоянно ожидать чего-то необычного в повседневных проблемах собственной жизни. Наверно по счету проблем в моей жизни было гораздо больше, чем самих прожитых лет моей жизни. Мне просто надоело мучиться.
   Возле кладбища много частных легковых автомобилей и несколько катафалков, какой-то ритуальной местной фирмы. Опять кого-то хоронят и заодно выполняют ритуальные услуги местному населению, за что получают огромные деньги. На смерти людей сколачивают свой первоначальный капитал. Помню, как раньше на Северном Кавказе ритуальные услуги на себя брали все без исключения. Помогали родственники, друзья, знакомые и просто соседи. Сейчас бремя разных траурных услуг полностью ложится на плечи ближайшего родственника умершего человека. Представляю, каково было Сергею хоронить нашу маму. Наверно все свои сбережения Сергей вложил в похороны нашей мамы. Теперь, если сбудется вещий сон Сергея, то ему придется лезть в долги, чтобы похоронить меня по-человечески. Хотя лично я этого никак не заслуживаю. Как говориться "собаки - собачья смерть". Лучше бы меня в таежном лесу съел медведь. Тогда бы мои похороны были бесплатными за счет дикой природы, а не за счет брата .
   - Я могу вас бесплатно до города довести . - сказал нам, водитель иномарки. - Мне все равно туда ехать.
   Мы ни стали с Сергеем отказываться от бесплатных услуг. Наверно у мужчины тоже умер кто-то из родителей. Иначе бы хозяин иномарки из центра города Благовещенска не был таким щедрым и бесплатно нас ни стал возить. Вообще-то среди богатых тоже бывают щедрые люди. Взять хотя бы в пример нашего старшего брата Сашку. Когда он в Республике Таджикистан занимался крупным бизнесом, то в трудные времена гражданской воны в Республике Таджикистан, будучи хозяином крупной фирмы, Сашка часто привозил наличные деньги из России, чтобы за свой счет поддержать своих рабочих и служащих, которые бедствовали в это трудное время. Зря в ссоре со старшим братом.
   - Могила моей мамы находится недалеко от могилы вашей мамы. - прервал молчание хозяин иномарки. - Мы почти в одно время хоронили наших матерей. Я каждое воскресение приезжаю на могилу своей мамы.
   - Нам надо было при жизни чаще навещать своих матерей. - сказал Сергей, видимо в укор моим поступкам.
   - Вы в правы. - подтвердил хозяин иномарки сказанные Сергеем замечания. - Лишь после смерти самых близких людей начинаешь по настоящему понимать, как мы были не справедливы к ним во время их жизни...
   - Пожалуйста, остановите здесь. - сказал я, хозяину иномарки, в центре города. - Спасибо вам за внимание.
   До нашего дома было пару километров. Но я не мог слушать такие слова, которые словно ножом резали мое сердце и душу. Я прекрасно понимал, что поступал очень плохо в отношении нашей мамы. Прошлой жизни уже не вернешь и ничего не изменишь. Лучше бы я умер раньше нашей мамы. Тогда мне не пришлось, сейчас выслушивать со стороны упреки в свой адрес. Сергей по своей доброте, конечно, никогда мне не скажет упреков за мои скверные поступки. Но мне от этого не легче. Я сам себя считаю подлым в отношении людей. Особенно в отношении мамы.
   - Сережа! Я прогуляюсь немного. - сказал я, брату, когда от нас уехала иномарка. - Ты иди домой. Тебе надо принимать лекарство. Со мной ничего не случиться. Я скоро вернусь домой. Мы обратно оба будем вместе.
   - От тебя никуда не уйду. - с тревогой в голосе, сказал Сергей. - Буду с тобой, пока ты не разберешься с Эли.
   - Ну, ладно, больше не будем ссориться. - согласился я с требованиями Сергея. - Мы пойдем вместе домой.
   Сергей больше ничего ни стал говорить мне, только прибавил шаг к дому, словно опасаясь городского пространства, где можно простудиться от плохой погоды или умереть от чужой руки. Я прекрасно понимал брата, который всю свою сознательную жизнь думал лишь о том, чтобы никто и никогда не мог дотронуться до его головы, где мозги находятся под тонкой кожей и легко уязвимы от любого прикосновения. Даже обычным щелчком в голову любой пацан в детстве мог совершенно случайно убить моего братика. Поэтому когда мы были вместе, то я дрался с каждым, кто хотя бы на расстоянии вытянутой руки мог приблизиться к моему братику. Когда меня не было рядом, то Сергей никого и никогда не подпускал к себе на расстоянии вытянутой руки. Если кто-то пытался приблизиться к Сергею ближе разрешенного расстояния, то тут же получал от Сергея удар в челюсть кулаком. В детстве у Сергея были защитники. Мама была права, когда при жизни говорила мне, что после ее смерти Сергей будет самым уязвимым человеком в мире. Любое прикосновение к голове Сергея будет у него летальным исходом. Теперь мне стало Сергея во много кратно раз жалко. Ведь после моей смерти Сергей будет более самым уязвимым человеком в мире. Если мне суждено умереть раньше Сергея, то в смерти я не уступлю место своему братику. Пускай Сергей живет дольше меня. Сергей заслужил себе долгую жизнь.
   До самого вечера я ждал в тревоге встречи с Эли или с теми, кого она ко мне пошлет. Но когда допустимое время было исчерпано, то, дождавшись пока заснет Сергей после принятия лекарства, я осторожно покинул квартиру Сергея. Однако мои старания ускорить развязку при встрече с Эли у меня не получилось. Дочери Эли хором сказали, что их мама сегодня уехала в гости к подруге и приедет домой лишь завтра утром после работы в городской больнице. Я ни стал допытываться у дочерей Эли, где живет подруга их мамы. Все равно дочери не знают этого адреса, а если бы даже знали, то наверняка им сказали не говорить мне этого адреса. Так что судьба дала мне шанс прожить лишний день. Может быть, мне послушать Сергея и оставить Эли в покое? Но как тогда я буду смотреть сам на себя со стороны? Каждый встречный человек будет тыкать пальцем в мою сторону. Смеяться над моей трусостью из-за какой-то бабы. Я никогда не был трусом. Не буду трусом и в данное мне испытание. Как распорядиться судьба, так все и будет. Лишь бы скорее прошло время моего испытания на жизнь и на смерть. Давно мне надоело, так мучится.
   - Ты куда собрался? - спросил я, Сергей, когда встретил брата на лестнице в подъезде. - Тебе надо спать.
   - Я думал, что тебя увели из квартиры. - дрожащим голосом, сказал мне, Сергей. - Я собрался тебя искать.
   - Никто меня никуда не уведет против моего желания. - сказал я, Сергею, обнимая брата за его плечи.
   Мы вернулись с братом обратно в квартиру. Я разделся до трусов и лег спать в зале на диване. Сергей открыл дверь в свою спальню и лег на кровать так, чтобы из спальни ему было видно меня. Наверно кошмарный сон Сергея о моей смерти снился братишке не одну ночь. Раньше бы я посмеялся над этим. Но сейчас мне было не до смеха. Так как предчувствие беды преследовало меня со времени моего выхода на свободу. Наверно я точно скоро умру? Заснул я ни сразу. Долго вертелся на диване с боку на бок, под пристальным взглядом Сергея, который боялся заснуть и навсегда потерять меня из виду. Я тоже боялся заснуть и не проснуться. Хотя в квартире Сергея мне ничто не угрожало. Даже квартиранты в квартире Сергея были изолированы от нас своей дверью. Но все равно по квартире Сергея бродил неуловимый взглядом призрак надвигающейся на меня старой клячи с ржавой косой и в черном. Едва только слиплись мои глаза от неизбежного сна, как тут же ко мне во сне явились трое парней, которые должны меня завтра убить. Парни ничуть не скрывали от меня своего желания убить меня. Даже показали мне мой последний путь от квартиры Сергея до квартиры Эли, которой опять не оказалось дома. После чего я пошел от дома Эли в сторону городской больницы, в которой Эли работает медицинской сестрой. На этом отрезке пути все прекращается. Словно где-то там, рядом возле городской больницы, обрывается моя жизнь. Наверно я завтра точно умру.
   Проснулся я весь в холодном поту под пристальный взглядом Сергея, который видимо от сильного предчувствия приближения неминуемой беды не мог заснуть всю ночь даже под воздействием своих снотворных лекарств. Я ни стал ничего говорить Сергею. Все ночные кошмары отчетливо отражались на наших лицах. Мне даже показалось, что Сергей постарел сразу на несколько лет. На измученном лице Сергея затаились переживания обо мне. Я был не в силах как-то помочь своему брату, хотя прекрасно знал о предстоящей развязке. Однако смерти больше не боялся. Весь день я был занят чистотой своего тела. Длительное время мылся под душем. Обрезал ногти на пальцах ног и рук. Тщательно побрился и даже подстригся перед зеркалом. Несколько раз кушал на кухне и каждый раз после еды в ванной комнате тщательно чистил зубы перед зеркалом. Проверил себя на чистоту со всех сторон. Мне не хотелось уходить на тот свет с грязным телом. О душе моей пускай лучше позаботится сам Бог после моей смерти. Во второй половине дня, когда наши квартиранты пришли домой с работы и с учебы, я осторожно посмотрел в спальню на спящего Сергея. Убедившись в том, что Сергей крепко спит, я подошел к столу в центре зала и на чистом листе бумаги крупными буквами написал "Сережа! Прости меня за все мои гадости. Я придал тебе много проблем и горя. Если можешь, то похорони меня возле мамы. Ты всегда был у меня самым дорогим человеком. Брат Юра.".
   Не знаю почему, я взял на кухне с холодильника маленькую бутылочку с водой? Можно было подумать, что вместо холодной осени на улице вдруг стало знойное лето. Мне стало жарко и душно. Я надел на себя самую простую одежду, чтобы не пачкать дорогую одежду брата своей грязной кровью, которая не заслужила находиться на чистой и дорогой одежде. На ноги надел самые старые рваные кроссовки, давным-давно видавшие разные времена года. Когда я направился к двери на выход, то мне показалось, что Сергей пытается подняться, чтобы остановить меня. Жестом руки я показал Сергею, что все будет нормально. Шепотом сказал Сергею, чтобы он спал. Сергей поворочался на кровати и повернулся на другой бок. Постоял я всего несколько секунд у двери. Осторожно навсегда покинул квартиру Сергея, который был все годы моей второй половиной в нашей жизни. Сегодня мы утратим друг друга.
   На улице была удивительная тишина, чего никогда не дождешься в огромном городе Благовещенск. Весь белый свет словно желал навсегда запечатлеть в сознание последний маршрут моей жизни. Даже трое моих будущих убийц не посмели шелохнуться с места, когда я направился дворами в сторону дома, в котором жила Эли. Мои будущие убийцы проводили меня взглядом на приличное расстояние. Лишь после отпра?ились следом за мной до дома Эли. Моим будущим убийцам не нужно было опережать события. Они давно рассчитали каждую секунду от встречи со мной до моего убийства. Вот только в моей жизни время словно остановилось. Расстояние в несколько сотен метров растянулось на несколько сотен километров во времени. Каждый метр к своей смерти прохожу, словно несколько километров прожитой жизни. Можно подумать, что я топчусь на месте, как во времени, так же в движении своей жизни, которую никак нельзя назвать жизнью. Так сама жизнь человека давно утратила свое назна?чение к моей бездарной личности. Даже мой разум не совершает никакого мышления в пользу моей жизни. Мое существование утратило всякий смысл к обычной человеческой жизни. Мне самому не понятно. Почему до сих пор не нахожусь на том свете?
   - Мама не пришла с работы. - сказали дочери Эли, на мой звонок в дверь. - Она во вторую смену работает.
   Я ничего ни стал говорить девчонкам, так как прекрасно знал, что должен идти навстречу своей смерти к городской больнице. Поэтому сразу направился в сторону городской больницы. Мои будущие убийцы, так же отправились следом за мной. Чем ближе я подходил к больнице, тем ближе ко мне приближались мои будущие убийцы. С каждым шагом я все отчетливее слышал громкие шаги моих будущих убийц, которые вскоре перешли на строевой шаг. Когда в темном переулке расстояние между нами сократилось на вытянутую руку, я прекратил быстро идти. Замедлил шаг.
   - Может быть, ты выпьешь стакан водки перед смертью? - вдруг, предложил за спиной, мой будущий убийца.
   - Нет! Лучше умру на трезвую голову и со свежей памятью. - ответил я, выливая на голову воду из бутылки.
   - Ну, как знаешь! Тебе виднее. - сказал на прощание убийца, за моей спиной. - Никогда не думал, что мне придется убивать своего тезку. Сам напросился, за то, что трахал наших подруг. Привет от Леночки и Эли.
   Едва я услышал последние слова о женщине родившей мне троих прекрасных детей, как сразу получил сильный удар в голову в области лба. Очевидно, били битой с боку. Так как удар пришелся с право налево. Как раз в тот момент, когда я шагнул вперед и тем самым усилил удар в область лба с такой силой, что у меня из глаз посыпались искры. Затем появилось ощущение боли и наслаждения. Я понял, что все кончено. Некоторое мгновение я стоял на своем месте, но, вдруг, все вокруг меня закрутилось со стремительной скоростью. Сразу в одно мгновение моя душа отделилась от тела. Я отчетливо видел со стороны, как мое тело лежит в луже собственной крови. Вокруг меня нет никого, кто бы мог прийти ко мне на помощь. Всюду безлюдно. Лишь вижу, как, не спеша, удаляются от меня мои убийцы, которые даже не боятся понести наказание за мое убийство. Видимо я так сильно достал людей своими проблемами, что сейчас никого не тревожит моя смерть. Наконец-то все успокоятся. Я больше никому не причиню вреда.
   Моя душа не успела сообразить, как быть дальше с моим телом в данной ситуации, как, вдруг, из-за поворота со стороны больницы появился автомобиль скорой помощи. Наверно кто-то из моих убийц сжалился над моим телом и позвонил в городскую больницу. Теперь санитарам скорой помощи и врачам больницы будет сегодня вечером лишняя работа. Лучше бы медики сразу закопали мое тело на кладбище. Не было бы ни у кого от меня новых проблем. Санитары скорой помощи вытащили из своего автомобиля носилки. Взяли меня за руки и за ноги. Словно мешок с навозом бросили на носилки и тут же носилки закатили в автомобиль скорой помощи. Видимо мое тело так близко валялось от забора городской больницы, что через пару минут меня раздевали на холодном столе операционной палаты. Хотя оперировать было нечего, так как тяжелой битой разбили весь лоб. Отчего даже опухло мое лицо. Меня действительно ни стали оперировать. Словно прислушались к мыслям моей души. К моему телу и к голове от различных приборов потянулись разноцветные трубки и провода. Через несколько минут мое тело обволокла разноцветная паутина современной аппаратуры. Из тела человека мое тело превратилось в какой-то испытательный предмет. Теперь от современной аппаратуры зависело мое настоящее и будущее, если конечно у меня будет какое-то будущее после смерти. Но по расквашенной голове видно, что дни мои давно сочтены. Моей жизни пришел конец.
   Третий день над моим телом глумятся менты. Лучше бы ловили моих убийц, а не выясняли у медиков, сколько времени отпущено мне, жить на белом свете. Хотя по состоянию электронных приборов ничто невозможно назвать жизнью. Это просто пространство между жизнью и смертью. Далеко ни всем счастливчикам удается когда-то вернуться из комы или с того света к своей обычной жизни. Многие люди, пережившие клиническую смерть, каждый раз говорят, что видят яркий свет в конце туннеля, куда их влечет какая-то необычная сила наполненная чем-то красивым и неповторимым. Чего-то не видно у меня никакого туннеля, хотя я прекрасно понимаю, что с каждый мгновением ко мне приближается моя смерть. Выходит, что многие люди даже перед собственной смертью кривят своей душой, чтобы только прославиться перед Богом и во время настоящей смерти попасть не в Ад, а в Рай. Какие все-таки подлые люди подхалимы! Не могу даже нормально умереть. Я не ощущаю и не вижу ни какого туннеля, наполненного неведомой красотой и силой. Вокруг меня лишь картины моей прожитой жизни и лица людей, которые покинули этот свет раньше меня и против своей воли. Все смотрят на меня грустными глазами без всяких эмоций. Словно хотят понять, куда я собрался в Ад или в Рай. Мне собственно теперь все равно. Терять мне совсем нечего. Жалко лишь то, что даже на том свете я больше никогда не увижу маму.
   На календаре 28 октября 2006 года. Ровно один месяц до шестидесятилетия нашего старшего брата Сашки. Как жалко, что мы с ним не померились перед моей смертью. Может быть, с получением нашей телеграммы с поздравлением в честь его юбилея или после известия о моей смерти старший брат меня простит за мои многочисленные ошибки? Тогда я найду покой на том свете. Может быть, Бог позволит мне встретиться с нашей мамой. На этом моя жизнь заканчивается, так и не достигнув никакой выбранной цели, которых не было в моей жизни. Я так и не понял смысла собственной жизни. Жил как паразит, только ради себя. Даже не думал я о своих близких родственниках. Прожил свою жизнь бессмысленно...
   10.Птенчики-пикули.
   Мне кажется, что ничего случайного не бывает. Наша жизнь и события вокруг нашей жизни, как бы запланированы или запрограммированы заранее кем-то или чем-то. Когда какие-нибудь серьезные события происходят рядом с нами, то мы почему-то часто точно знаем, что события должны были произойти именно здесь так и никак иначе. Порой даже до мелочей знаем, как должны закончиться преднамеренные события. Вот только воздействовать на ход происходящих событий мы не можем никак. Часто даже страдаем от неумения воздействовать на ход происходящих событий, которые порой с виду ничего особенного нам не значат. Живем мы не разумом, а чувствами рядом происходящих событий. Конечно, бывают некоторые случаи, когда мы можем повлиять на ход некоторых событий в своей жизни. Как было у нас с отъездом из Республики Таджикистан. Когда задолго до гражданской войны в Республике Таджикистан, мне приснился цветной сон, что нашего старшего сына Артура призовут воевать в таджикскую армию, в которой Артур погибнет во время боевых действий между таджикскими кланами. После чего начнутся боевые действия вокруг нашего дома. В нашу квартиру попадет артиллерийский снаряд системы "град", от которого погибнет вся наша семья. Как только к нам домой пришла из военкомата первая повестка на Артура, так я сразу начал принимать все необходимые меры, чтобы Артура не забрали служить в боевые войска Республики Таджикистан. В первую очередь я выписал Артура с воинского учета в военкомате Республики Таджикистан. После чего ни стал ждать, когда в нашу квартиру влетит артиллерийский снаряд системы "град". Несмотря на то, что мой бизнес быстро развивался, а мы прекрасно жили в Республике Таджикистан, я пожертвовал своим бизнесом во благо спасения нашей семьи. В короткий срок вывез семью из Республики Таджикистан на землю обетован?ную в Государство Израиль. Так спас свою семью.
   Я прекрасно понимаю, что это была мой ошибка привезти семью в Государство Израиль, где военные действия идут с некоторым затишьем в течение нескольких десятков лет. Но на тот момент у меня не было другого выбора. Если бы я не вывез семью из Республики Таджикистан, то в первую очередь мог потерять своего старшего сына Артура. Наша семья во время боев в нашем районе могла погибнуть в любой момент во время обстрела нашего квартала системой град. Достаточно было таджикским воюющим кланам сменить боевую позицию напротив нашего дома. Первым снарядом угодить в нашу квартиру. Как было в других домах попавших под обстрел, где погибли люди. Конечно, нашего Артура помиловала судьба или даже сам Бог, когда Артур все равно попал на воинскую службу в боевые войска в Государства Израиль. Однако нашего младшего сына я не смог спасти от трагического случая во время его службы в той же самой израильской армии, где в тот момент заканчивал воинскую службу Артур. Кто бы мог подумать, что наш самый спокойный ребенок сойдет с ума во время службы в армии обороны Государства Израиль. Я не смог предвидеть и предотвратить трагический случай, который произошел с Эдиком за время воинской службы в (ЦАХАЛ) армии обороны Государств Израиль. Поэтому еще раз хочу подчеркнуть, что человек пока не может воздействовать на ход событий, которые возникают рядом с ним за годы его жизни. Разум не созрел у человека.
   Может быть, есть какой-то умственный или, я сказал бы, сознательный вариант воздействия на ход происходящих событий вокруг нас. Мы пока не владеем своим сознанием настолько, чтобы нам научиться за ранее, считывать предстоящее событие и уметь воздействовать на ход происходящих событий в нужном себе положительном завершении событий. Мы просто биологические роботы, запрограммированные на присутствие в происходящих событиях. Пока мы не можем воздействовать на происходящие события, которые отнимают у нас здоровье и даже саму жизнь. Однако, вполне возможно, что когда-то наступит то время, когда человек научится не только предугадывать предстоящие события в своей жизни, но также научится изменять ход происходящих событий в лучшую сторону. Например, как сейчас в гидрометеорологии могут заранее предсказывать прогноз погоды и с помощью науки принимаь необходимые меры, чтобы педотвратить стихийные последствия во вред человеку. Точно также сейсмологи могут заранее предсказать землетрясение, цунами или какие-то другие земные кааклизмы, котоы могут навредиь человеку. Правильные предсказывания сейсмологов помогают человеку избежать массовых трагедий и гибели массы людей. Человек давно научился если не управлять природными катаклизмами, то хотя бы предсказывать ход событий. Вот только частные события мы иногда умеем предугадывать, но никак не можем воздействовать на ход этих событий. Даже наш сегодняшний разговор о судьбе моего брата Юрки был неслучайным, а подсказанным откуда-то извне нашему сознанию. Я так думаю, потому, что прошлую ночь мне приснился странный цветной сон. Якобы мы всей своей семьей живем где-то в России совсем недалеко от места жительства моих братьев-близнецов Сергея и Юрки.
  Мы живем каждый своей семьей. Однако в гости друг к другу не ходим. Словно между нами находится какое-то не виданное ни кем препятствие, которое нельзя преодолеть даже с помощью современной техники. Мы живем как в рыбки в двух рядом стоящих аквариумах. Видим, друг друга прекрасно сквозь толстые прозрачные стекла, а также с помощь воды, которая словно увеличительное стекло приближает нас друг к другу, но не дает возможности коснуться. Благодаря источникам современной электронной связи мы общаемся друг с другом письмом и речью, даже по?сылаем друг другу виртуальную видимость. Однако никак не можем коснуться друг друга руками и те?лом. Даже морально и материально не можем помочь друг другу. Так как между нами все также остается та самая невидимая стена препятствия, которая с каждым годом все больше и дальше разделяет нас друг от друга от нашей душевной близости. Мы давно не касаемся возможности наших прямых контактов. Даже виртуальные контакты постепенно угасают между нами. Мы словно угасаем друг перед другом от своей безысходности сложившихся обстоятельств. Почти смерившись со своим положением в обществе и в своем измерении жизни, вдруг, неожиданно перед самим собой, мы начинаем проявлять такие способности, о который раньше даже подумать не могли. Мы начинаем созидать, творить, изобретать, строить, выполнять разные физические и умственные работы, создавать нечто такое, что раньше нашему разуму и физической силе вообще не было доступно. Даже наше сознание никак не может осознать. Откуда взялись такие способности мышления и физической силы, нашего стареющего разума и дряхлеющего тела? Если раньше по молодости мы не знали, куда деть свое свободное время и избыток своей физической силы, то сегодня нам не хватает светового дня, чтобы до конца выполнить намеченные планы, на которые не хватает времени и сил. Своей постоянной занятостью и своим физическим трудом, мы всячески стараемся растянуть отпущенное нам время на остаток нашей жизни. Однако время, независимо от нашего желания, неумолимо мчится к финишной черте.
   В настоящее время я работаю столяром в небольшой столярной мастерской по изготовлению мебели в синагоги. Благодаря тому, что столярная мастерская в пяти минутах ходьбы от моего места жительства. Поэтому я начинаю рано утром работать в столярной мастерской, задолго до начала рабочей смены. Когда хозяин столярной мастерской наверно в это время спит у себя дома, а рабочие столярной мастерской начи-нают собираться на работу. Мне не платят за мой энтузиазм в сверхурочное рабочее время. Вполне возможно, что никто даже не знает, что я так рано прихожу на работу. Просто хозяин доверяет мне ключи от столярной мастерской, чтобы я в дождливую погоду не ждал когда кто-то с ключами приедет на работу и в пустит меня в столярную мастерскую. Ведь я живу ближе всех от места работы. Поэтому я прихожу раньше всех на работу и в свое удовольствие своим трудом растягиваю дневное время. Внушаю себе, что таким образом растягиваю время, отпущенное мне судьбой и природой до конца моей жизни. Хотя сам прекрасно понимаю, что нам отпущено судьбой, то мы получим, не смотря на наши старания растянуть время, отпущен?ное нам на жизнь. Мы представители племени обычных людей. Живем тем, что нам дано свыше.
   Другое дело представители племени людей-птиц, которые живут не по времени отпущенным Высшим разумом, дикой природой, Всевышним или кем-то другим из космоса. Откуда прибыло племя людей-птиц. Представители племени людей-птиц живут своим разумом и своей физической силой, которыми с избытком наделила, неизвестная обычным людям всевышняя сила природы. Поэтому представители племени людей-птиц живут до того времени, пока их разум и физическая сила способны приносить пользу своему племени, а также племени обычных людей. Отсюда долголетие представителей племени людей-птиц исчисляется не временем, а способностями мыслить и трудится. Чего всегда катастрофически не хватает на долголетие в племени обычных людей. Как бы мы не старались своим разумом и своей физической силой угодить своим соплеменникам, а также окружающей нас дикой природы. Хоть лоб разбей от усердия приклоняться своим соплеменникам и дикой природы, чтобы таким образом за старание получить лишнее время на продолжение своей жизни, которое в среде племени людей-птиц называется "долголетие". Вполне естественно, что некоторые отдельные представители племени обычных людей ухитряются прожить сто и более лет своей жизни. Никто точно не может сказать, каким образом долгожители ухитряются так долго жить. Даже сами долгожители не могут точно сказать, откуда у них такие возможности так долго жить в здравом уме и в силе. Ведь они, долгожители, такие же, как мы из одной плоти и крови. Вышедшие из чрева обычной смертной женщины нашего племени обычных людей. Однако какая-то неведомая нам сила дала время долгожителям так долго жить?
   Можно конечно предполагать, что долголетие обычных людей заключается в том, что будущие долгожители с детства следили за своим здоровьем, не употребляли себе в пищу не пригодные организму продукты, занимались трудом, рассчитанным на благо своего здоровья, всю свою жизнь были в спортивной форме. Среди обычных людей много таких, кто соблюдает выше перечисленный режим своей жизни. Однако долгожителей единицы среди миллионов. Я так думаю, кто думает иначе, пусть убедит меня в своем определении, что в генах долгожителей изначально заложена способность долго жить. Рассудите сами. Каждый будущий долгожитель с рождения живет среди обычных людей. Так же как все будущий долгожитель всю свою жизнь подвергается окружающей опасности, питается теми же продуктами, как все его соплеменники. Будущий долгожитель болеет теми же заболеваниями, как все обычные люди, дышит тем же воздухом, которым дышат все виды животных, к которым относятся обычные люди. То есть, будущий долгожитель находится в той же среде, в которой находятся все виды животного мира в дикой природе планеты. Однако из миллионов всех видов животных в дикой природе выживают долгожителей всего единицы. В том числе единицы долгожителей среди миллионов обычных людей. В чем все-таки секрет единиц долгожителей среди массы обычных людей? Конечно в генах этих единиц долгожителей. Это можно проследить в отдельно взятой семье, в которой из поколения в поколение рождаются будущие долгожители. Наверно поэтому в племени обычных людей иногда происходит естественный отбор среди населения. Например, на Северном Кавказе, независимо от национальности и вероисповедования, стараются взять в жены или выдать замуж представителей семьи физически здоровых людей и долгожителей. Все равно, подобный естественный отбор среди обычных людей, как капля в море, среди миллионов представителей племени обычных людей. Таким способом нельзя продлить жизнь каждого человека.
   Наверно давно пора научно создать искусственный генофонд долгожителей всего человечества. На примере племени людей-птиц или резервации обратного измерения жизни, хранящих генофонд всего человечества, собрать в одну "стерильную пробирку" все данные по генам долгожителей всей планеты. Затем методом искусственного оплодотворения клонировать вполне здоровых представителей племени обычных людей, независимо от рас и вероисповеданий. Таким образом, искусственным отбором, мы получим вполне здоровых будущих долгожителей среди обычных людей. Думаю, что миллионы вполне здоровых семей не пожалеют никаких денег, чтобы так продлить свой род. Таким путем, год за годом, из поколения в поколение, на планете появится новое племя здоровых долгожителей. В истории человечества имеется несколько подобных примеров, когда почти таким путем отбора, на земле появлялось новое поколение. Взять, к примеру, выход из Египта евреев на землю Обетованную Богом евреям. Моисей сорок лет таскал по пустыне своих рабов-соплеменников, пока на свет появилось новое поколение евреев, не знающих рабство. Лишь после сорока лет скитания по пустыне на землю Обетованную евреям Богом, встало новое поколение очищенных евреев, не знающих рабства. Таким образом, можно поступить с созданием будущего поколения долгожителей среди племени обычных людей. Надо все поколение физически здоровых людей отправить путешествовать в "стерильную пробирку" генофонда физически здоровых долгожителей отобранных из всех племен на планете.
   Спустя сорок лет, на планете появится новое поколение физически здоровых долгожителей. В прошлом больное поколение обычных людей отсеется естественным путем от будущего поколения физически здоровых долгожителей. Вместе с болезнями старого поколения исчезнет на планете вирус войн и разборок между племенами разных народов. Так как с исчезновение большей части больных людей резко сократиться население на всей планете. В тоже время расширится родственная связь между людьми через искусственный отбор между здоровыми семьями и генофондом здоровых долгожителей. Ссора между родственниками редкость на планете. Постепенно ссоры между родственными племенами сами по себе отпадут. Борьба за раздел на планете, также сама по себе отпадет. Потому что произойдет увеличение свободных земель в связи с естественным сокращением численности населения. Кроме того, к этому времени люди сообща начнут осваи-вать свободные планеты в космическом пространстве. Всюду наступить долгожданная благодать. Одно будет жалко, что мы с вами, как больное поколение, не доживем до того времени...
   Конец рабочей смены. Хозяин столярной мастерской и рабочие уходят по домам. Я задержался на работе, чтобы закончить срочный заказ по изготовлению мебели в новую синагогу. Одному работать легче. Меньше шума во время работы и нет надзирателей со стороны хозяина столярной мастерской. В остальном благодать хотя бы во время работы в столярной мастерской в полном одиночестве. Когда работаешь больше в свое удовольствие, чем ради денег. Во время работы в столярной мастерской с выключенными станками, слышу за ок-ном какие-то странные звуки. Словно кто-то пиликает на каком-то детском музыкальном инструменте. Точнее на музыкальной игрушке, которая издает приятные звуки похожие на писк малых птенцов. Эти странные звуки напоминают мне мое далекое детство. Когда мама из роддома принесла двоих новорожденных. Близнецов, Сергея и Юрку, которые попискивали в кроватке. Осторожно выглядываю за ткань занавески на окне. Вижу на жердочке у окна двух удивительно красивых птичек, которые немного похожи на голубей. Лишь окрас оперенья птичек бледно-розового цвета, как нежное тельце младенца. Вокруг головы на шее птичек оперенье в виде кокошника, которым украшают терские казачки головы своих грудных деток. Независимо от того, кто родился, мальчик или девочка. В грудном возрасте детки равны между собой. Внимательно вглядываюсь в прекрасных птичек и замечаю, что они настолько похожи друг на друга, ну прямо как детки-близнецы. Точно как мои братья-близнецы, Сергей и Юрка в возрасте грудничков, когда даже наша мама с трудом их отличала друг от друга. Все равно с пеленок мама не делала разницы между детьми-близнецами. Мама одевала близнецов во все одинаковое. Даже кокошники на головах у братьев-близнецов были такие же одинаковые, как сами братья-близнецы, которые постоянно что-то щебетали на своем детском языке, точно как эти красивые птички.
   - Мои птенчики-пикули. Мои красавчики. - приговаривала мама, поправляя кокошники на головах у своих детей. - О чем вы беседуете между собой. Как вы прекрасно щебечите. Радость моя не наглядная. Пойте песенки маме.
   Я не знаю, откуда появилось у мамы слово "птенчики-пикули". Ни на каком языке я не встречал этого слова и птичку пикулю не знаю. Может быть, мама сама придумала это ласковое слово своим деткам близнецам. Однако эти две птички за окном так сильно напоминали мне моих братьев-близнецов, когда они били грудничками. Я подумал, что именно такими должны быть птички пикули, птенчиками которых мама считала своих любимых сынов близнецов. Мне захотелось показать своим братьям-близнецам удивительно красивых птичек, которые напоминают мне младенцами моих братьев близнецов. Я осторожно продвинул свои руки через ткань занавески к удивительным птичкам, которые не чувствовали опасности и пиликали между собой на своем языке, который не понятен другим птицам и даже людям. Птички пикули беседовали между собой на языке младенцев, язык которых не будет понятен взрослым. Когда я осторожно обхватил птичек обеими ладонями, то почувствовал, какие птички упругие, полные сил и здоровья. Птички яростно забились в моих ладонях. Но человек наверно не зря считает себя царем животного мира дикой природы. Несмотря на старание птичек освободиться из моих рук, им не удалось обрести свободу. Мои руки способны были силой удержать сопротивление птичек в моих ладонях. Поэтому птички вскоре притихли в моих ладонях. У меня не было никакого желания погубить прекрасных птичек. Я просто хотел выпустить птичек в закрытом помещении. Затем поехать за братьями и показать им этих прекрасных птичек, которые так сильно похожи на моих братьев-близнецов. Вот только закрыть окна в столярке с птичками в руках я никак не мог. Прежде чем отпустить птичек из рук, я должен был притянуть оконные рамы вовнутрь и закрыть окна на щеколду. Но у меня в руках были птички, которые с определенным интервалом во времени постоянно пытались освободиться от моих рук. Поэтому я решил пойти в сторожку, которая была на первом этаже в отличии от второго этажа в столярной мастерской. Окна в сторожке я мог закрыть плечом с улицы, а затем выпустить птичек в сторожке. Я ни в коем образе не хотел птичкам смерти. Однако когда я вышел на улицу, чтобы через двор пройти к сторожке, то почувствовал, что обе птички, как-то обмякли в моих ладонях, а тушки у птичек потеряли свою упругость. Я посмотрел на птичек и увидел, что у них головки свисают с моих ладоней. Мне сразу стало понятно, что птички либо умирают, либо давно отдали Богу свои души. Надо было срочно принимать какие-то меры, чтобы спасти от смерти таких ангельски прекрасных созданий природы. Я положил обеих птичек на травку. Затем стал брать птичек по очереди в руки и рот в рот делать птичкам искусственное дыхание. Точно так, как делают искусственное дыхание людям, которые собираются умереть от удушья. Такой метод искусственного дыхания видимо вначале помог бедным птахам. Птички немного зашевелились. Птаха, которая напоминала мне Сергея, чуть-чуть ожила и глазами полными упрека посмотрела на меня. В то же самое время птаха похожая на Юрку, подняла свою головку. Жалобно посмотрела на меня своими глазками и уронила головку между моими пальцами. Изо рта птахи похожей на Юрку потекла ярко-красная кровь. Я понял, что птичка умерла. Такое состояние птахи похожей на Юрку напомнило мне состояние Щепихина Мишки, младшего двоюродного брата, который попал в аварию на мотоцикле. Тогда мне тоже приснился цветной сон, что кто-то подбил палкой птичку похожую на Щепихина Мишку, у которой ртом идет ярко-красная кровь. Вскоре я получил письмо от мамы, что Щепихин Мишка попал в аварию на мотоцикле во время езды по улице в городе Беслан. Не приходя в себя в реанимации, двоюродный брат Мишка скончался. Письмо от мамы получил с опозда?нием. На похороны приехать никак не смог. Я понял, что нечто подобное может случиться с моим братом Юркой. Надо во что бы то ни стало спасать Юрку. Любое промедление смерти подобно. Если прямо сейчас не увижу брата Юрку, то тогда точно никогда не смогу увидеть его. Только мне успеть. Пока беда не опередила меня. Хватит с меня смертей двух Анжел и мамы. Следующей смерти я не выдержу и последую сам следом за умершими. Надо успеть опередить смерть. Обязательно надо успеть спасти своего брата. Столярная мастерская находилась где-то вблизи железнодорожной магистрали. Я заметался вдоль полотна железнодорожного линии в попытке заскочить на проезжающие поезда в ту сторону, где жили мои братья-близнецы, Сергей и Юрка. Проходящие поезда мелькали, словно молнии перед моими глазами, я никак не мог зацепиться за них. Когда мимо меня на скорости проезжал маневровый тепловоз, то я вцепился в поручни тепловоза и буквально повис на них.
   - Мужик! Ты что, совсем сошел с ума? - закричал на меня, машинист тепловоза. - Чуть под колеса не угодил.
   - Мне надо попасть домой к братьям-близнецам. - жалобно, сказал я машинисту тепловоза. - Там беда!
   - Я тебе сочувствую. Ничем не могу помочь. - искренне, сказал машинист тепловоза. - Мой транспорт дальше товарной станции не едет. Тебе придется пойти на станцию и оттуда ехать пассажирским поездом...
   Машинист тепловоза остановил свой подвижной состав, терпеливо дождался, пока я отцепился от поручней тепловоза. Затем тепловоз уехал по своим делам, а я остался совсем один у полотна железной дороги. Я понял, что скоро произойдет беда в нашей фамилии. Никак не смогу принять никакого участия в предотвращении надвигающейся беды. Мне даже неизвестно откуда надвигается беда. Кто следующий из нашей фамилии должен пострадать от беды. Я готов был покончить жизнь самоубийством лишь бы не пережить смерть близкого мне человека. Совершенно не соображая, чем занимаюсь, я лег на железнодорожное полотно в ожидании скорого поезда, который из-за угла переедет меня и даже не заметит той жертвы, которая осталась под колесами скорого поезда. Но поезда как назло перестали идти, словно знали, что я лежу у них на пути и жду своей кончины под колесами быстро проходящего поезда. Из меня не получился герой романа, который ради своих близких кончает свою жизнь под колесами скорого поезда. Минут через десять я понял, что жизнь свою под колесами поезда я не потеряю, а вот здоровье свое потерять могу. С самого детства я всегда, прежде всего, думал о своем здоровье и лишь после обо всем другом. Поэтому лежать глубокой осенью на холодных рельсах было опасно для моего драгоценного здоровья. Могу простудиться от холодного металла железной дороги. Попаду в больницу, которую ненавижу с самого детства, за то, что мне там делали уколы. Надо было принимать какие-нибудь меры хотя бы в отношении птичек пикуль лежащих на траве. Ведь птички пикули, как мои братья-близнецы. Не могу я оставить птичек пикуль без присмотра. Если они живы, то надо их покормить. Ну, а мертвых птичек пикуль надо похоронить достойно, как хоронят людей. В любом случае, птички пикули напомнили мне мое детство и в первую очередь нашу маму, на похороны которой я не смог приехать из заграницы. Мама тоже за столько лет нашей разлуки так и не смогла приехать к нам погостить погреться у берега Средиземного моря.
   Словно опущенный в воду, я поплелся в ту сторону, где оставил лежать на траве птичек пикуль. Совершенно не соображая о том, что я иду не по тротуару, а напрямик через дождевые лужи, я промок от дождевых луж до самого колена. Лишь тогда, когда я едва не угодил в открытый канализационный люк, я понял, что надо выйти на сухую часть дороги и без проблем дойти до сторожки возле столярной мастерской, где на траве лежат обе птички пикули. На траве возле сторожки птичек пикуль не оказалось. Можно было подумать, что птичек пикуль вообще не было. Такие птички вообще не существуют в дикой природе. Однако я отчетливо помню, как поймал бедных птах у окна столярной мастерской. Затем бегал с птахами в руках по столярной мастерской и по двору, чтобы найти место, где можно отпустить на время в помещении прекрасных птах, которых хотел я показать своим братьям-близнецам. Не могли птички пикули испариться с этого места на траве. Бездомных кошек возле столярной мастерской никогда не было. Пес охраняющий столярную мастерскую сидит на цепи далеко от полянки с птичками. Улететь птички пикули тоже не могли. После того как птички пикули обессилели в моих ладонях им надо какое-то время, чтобы набраться сил и улететь к себе в гнездо или куда-то в другое место, откуда птички пикули прилетели ко мне прямо в столярку. Я осторожно провел ладонью по тому месту на траве, где несколько минут назад лежали птички пикули. Мне хотелось во, чтобы то ни стало убедиться в том, что именно здесь на траве были птички пикули. Едва только я провел ладонью по зеленой траве, как моя ладонь тот час окрасилась в алый цвет свежей крови, которая недавно текла из клюва птички пикули похожей на моего брата Юрку. Я вздрогнул от неожиданно испачканной в кровь ладони моей руки. Мне стало ужасно страшно оттого, что все происшедшее несколько минут назад в столярной мастерской, на этом дворе и на тепловозе железнодорожного полотна, оказалось полностью подтвержденной действительностью. Меня, вдруг, охватила жалость по птичкам пикули и по моим родным братьям-близнецам. У меня перехватило горло. Я тот час стал рыдать по безвременно ушедшим от нас птичкам пикули и по моим братьям-близнецам, которые после смерти мамы остались совсем без присмотра. Теперь никто им не может помочь в трудную минуту и во время опасности. Во всем виновата проклятая судьба, которая навсегда разбросала нас по свету далеко друг от друга.
   - Саша! Проснись! Что случилось? - услышал я, голос Людмилы. - Тебе обратно приснился ужасный сон?
   - Настолько ужасный, что боюсь тебе о нем говорить. Вдруг, мой сон может сбыться. - в слезах, ответил я.
   Как теперь вы поняли. Мой рассказ о Юрке не был случайным. Исподволь, откуда-то проникла тревожная информация сквозь цветной сон вначале в мое сознание, а после в сознание представителей моей семьи. Я не знаю чем закончиться этот странный случай с тревожной информацией ниоткуда. Время покажет. Прав я или нет в том, о чем рассказал про своего брата Юрку. Против своей воли, думаю, что беды нам не избежать и помешать беде мы никак не можем. Сознание человека не выросла до такого уровня, чтобы уметь предотвратить приближающуюся беду.
   11.Тревожный телефонный звонок.
   Мне совершенно не понятно, откуда приходит ужасная информация о жизни? Во время своего повествования о жизни моего младшего брата Юры, я словно проследил всю его жизнь от первого дня рождения до последнего мгновения перед его смертью. Увидел в жизни брата даже то, что было известно одному ему. Даже эмоциональные потрясения моего младшего брата отчетливо проявились в моем сознании. Словно события связанные с жизнью и смертью моего младшего брата протекали во мне, как течет кровь в моих жилах, пока я жив. Сквозь мое сознание отчетливо прошли, словно кадры в кино, картины жизни моего брата Юрки. Откуда берутся такие подробности? Если мои предвидения и вещие цветные сны о моем младшей брате Юрке, подтвердятся в письмах, в телеграммах или в телефонных звонках моего младшего брата Сергея, который был всегда ближе к Юрке. В таком случае я буду вынужден поверить в существование других измерений жизни, в Высший разум, в племя людей-птиц, в резервацию нового чистого генофонда человечества, а также в информационный центр земной цивилизации расположенный в космическом пространстве вокруг нашего сознания. Пока до настоящего времени, независимо оттого, что происходило со мной в жизни, я ни верил в другие измерения жизни и в разные чудеса происходящие снами и вокруг нас. Мои размышления о другом измерении жизни прервал телефонный звонок в телефонном аппарате на кухне. Людмила была ближе к телефонному аппарату и первой сняла телефонную трубку. Несмотря на то, что нам домой на этот телефонный аппарат звонят десятки раз в день, я все равно даже без трагического выражения лица Людмилы сразу догадался, что звонит Сергей из города Благовещенск, с траурным звонком о трагедии с моим братом Юркой.
   - Сережа! Здравствуй! Что случилось с Юркой? - сразу спросил я, младшего брата. - Что Юрка натворил?
   - Юра ничего не натворил. - ответил Сергей, сквозь слезы. - Нашего Юрку оправдали по всем статьям и по всем делам. Отпустили на волю 20-го октября 2006 года. Юрка просидел два года под следствием за преступление, которого он не совершал. Как только вышел на волю, так сразу пошел к своей бывшей жене Эли, чтобы обратно с ней расписаться. Эля отказала Юрке в бракосочетании. Тогда Юрка пригрозил ей, что если она не согласиться, с ним жить, то он обольет ее кислотой, а сам покончит жизнь самоубийством. Я отговаривал Юрку не связываться с Эли. У нее двое детей от разных мужчин и после Юрки проститутка Эли дважды была замужем. У нее в квартире настоящий притон. Весь город знает, что Эли гулящая баба. Постоянно возле дома Эли собираются толпы мужиков-кабелей...
   - Оставь проститутку в покое. Она меня не интересует. - прервал я, младшего брата Сергея в ненужной мне речи. - Лучше расскажи мне, что случилось с Юркой? Где сейчас находится наш брат, что с ним произошло?
   - Наш Юрка сейчас находится в реанимации в городской больнице. - рыдая в телефонную трубку, сказал Сергей. - Мне говорят в больнице, что Юрка наглотался каких-то таблеток или выпил паленую водку и отравился. Но это совершенно не правда. Над своими таблетками от эпилепсии я всю жизнь веду учет. Юрка никогда не брал моих таблеток аминазина. Других опасных таблеток у Юрки не могло быть. Наш брат ни такой дурак, чтобы травиться. Наверно Юрку отравили или просто убили. В реанимации ничего толком не говорят. Все время ссылаются на расследования со стороны уголовного розыска. Причем тут уголовный розыск?
   - Сережа! Дай мне номер телефона реанимации. - сказал я, Сергею в телефонную трубку. - Я прямо сейчас им позвоню и узнаю всю причину трагедии с нашим братом. Потом сообщу тебе. Может быть, помогу чем-то Юрке? Сережа, будь дома до моего звонка к тебе. Надо как-то помочь нашему брату.
   - Сейчас я открою блокнот с телефоном. - сказал Сергей в телефонную трубку и вскоре вернулся. - Записывай! Код города Благовещенск 41-62. Телефон реанимации 51-18-53. как набирать международные номера ты знаешь сам. Звони мне, я обязательно буду дома.
   Сергей повесил телефонную трубку и на другой стороне связи раздались тревожные короткие телефон?ные гудки. Я тут же стал набирать номер телефонной связи с реанимацией больницы города Благовещенск. Связь никак не получалась. Я постоянно попадал куда-то в совсем другое место, но не в город Благовещенск. Можно было подумать, что со мной хотят связаться все, чтобы только не дать мне связаться с реанимацией больницы города Благовещенск. В телефонной трубке постоянно слышно разные языки земного шара. Все люди хотят мне что-то сказать по телефону.
   - Говорите громко! Вас слушают. - наконец-то услышал я, голос в телефонной трубке на русском языке.
   - Вас беспокоят из Государства Израиль. - растерянно, сказал я в телефонную трубку, так как подумал, что обратно ошибся и случайно позвонил русскоязычному еврею рядом на соседней улице в городе Ашдод. - Мне надо больницу города Благовещенск.
   - Вы сейчас куда и откуда звоните? - удивленно, переспросилмужской голос на русском языке. - Вы кто?
   - Меня зовут Черевков Александр Сергеевич. - стал я подробно сообщать о себе в телефонную трубку. - Мне срочно нужна реанимация больницы города Благовещенск. Я звоню вам из города Ашдод, который в Государстве Израиль...
   - Теперь мне все стало понятно. - прервал меня мужской голос в телефонной трубке. - Вы точно попали в реанимацию больницы города Благовещенск. Пожалуйста, подробно повторите интересующий вас вопрос.
   - Мне сообщили, что мой младший брат Черевков Юрий Сергеевич находится в реанимации. - сказал я в телефонную трубку. - Меня интересует, что с моим братом случилось? Почему он находится в реанимации?
   - Ваш брат находится у нас в реанимации в очень тяжелом состоянии. - ответил мужской голос в телефонной трубке. - Сейчас проблемой вашего брата занимаются следственные органы. Больше ничего я не знаю. Мы сейчас здесь делаем все возможное, чтобы только сохранить жить вашему брату. Пока ваш брат в коме.
   В телефонной трубке раздались короткие тревожные гудки. Я повесил свою телефонную трубку. У меня тут же перехватило горло, а к глазам подкатились слезы. Я отвернулся от Людмилы и стал рыдать в голос. Какой бы не был Юрка, он все равно мой родной брат. Мне искренне было жалко Юрку. В общем-то, он не плохой человек. Почему судьба и жизнь были так не справедливы к моему родному брату? Юрка всячески старался как можно лучше построить свою жизнь и своими способностями помочь другим людям жить как можно лучше. Какая не справедливость!
   - Позвони прямо сейчас Сергею по телефонной магнитной карточке с улицы. - сказал я, Людмиле, немного придя в себя. - Спроси у Сергея, причем здесь милиция? Если нашего Юрку пытались убить или отравить, а не он совершил преступление. Пускай расскажет Сергей, что произошло в действительности с нашим братом. В реанимации города Благовещенск уклоняются от откровенного разговора со мной. Наверно Юрка знал, что его должны убить, раз написал Сергею предсмертное письмо. Может быть, нашего брата никто не убивал? Сам покончил жизнь самоубийством?
   - Хорошо! Саша! Я все сделаю так, как ты просишь. Только не волнуйся. - сказала Людмила, собираясь выходить на улицу. - Ты не забывай, что тебе скоро шестьдесят лет. Тебе надо беречь здоровье. У тебя семья.
   - Причем тут мое здоровье? - возмущенно, спросил я. - Сейчас речь идет о жизни моего брата, а не обо мне.
   Людмила ни стала спорить со мной в такой проблемный момент моей жизни. Людмила надела на себя длинную куртку от дождя. Взяла с собой большой зонтик от дождя и вышла на улицу позвонить с телефонного аппарата по карточке домой Сергею в город Благовещенск. Мы не настолько богатые, чтобы постоянно звонить напрямую за границу из домашнего телефона. Звонить по карточке с телефонного аппарата на улице намного дешевле. К тому же звонить с телефонного аппарата на улице, это почти прямая телефонная линия за границу, чем телефонная связь через линию домашний телефон. Я и так сегодня назвонил на половину своего пособия по безработице. Как мне все надоело! Когда мы будем жить нормально и не считать свои копейки в кармане? Скорее бы найти хорошую работу. Людмилы не было долго. Наверно никак не могла связаться по телефону с Сергеем? Наконец-то я услышал шаги Людмилы между этажами и пошел открывать входную дверь в нашу квартиру. Мне ни терпелось как можно быстрее узнать, что все-таки произошло с моим родным братом Юркой. Не зависимо от того, в каком отношении мы были друг с другом, но я все равно думал о Юрке. Хотя после его развода с Раей, он с нами не переписывался много лет.
   - Ну, что Сергей говорит насчет Юрки? - с нетерпением спросил я, Людмилу. - Ты дозвонилась к Сергею?
   - Да! Я разговаривала с Сергеем. - ответила Людмила, закрывая зонтик. - Сергей говорит, что Юрка в коме. Врачи ничего толком не знают. Ведут расследование медики и милиция о причине трагедии вашего брата. В реанимацию звонить не надо. Сергей постоянно связывается с больницей. О результатах состояния Юрки врачи два раза в день докладываю Сергею. Если будут какие-то перемены в состоянии здоровья Юрки, то Сергей обязательно сразу сообщит по телефону. Сейчас надо молиться богу за Юрку, чтобы он выжил...
   - Бог едва ли поможет нашему Юрке. - с грустью, сказал я. - Юрка должен сам себе помочь перестроиться. Каждый день звонить Сергею не надо. Через неделю позвонишь Сергею, к этому времени нам все будет известно.
   После того, как мое литературное повествование о моем брате Юрке до мелочей совпало с действительностью. Я нисколько ни стал сомневаться в том, что между людьми в природе есть какая-то информационная связь на расстоянии между прошлым, настоящим и будущим. Наверно эта связь называется Высшим разумом или Ноосферой? Вполне возможны другие названия и источники информации во вселенной. Теперь у меня перед этой непонятно откуда берущейся информационной связью стоит лишь один вопрос. Можно ли мне вмешаться в эту информационную связь, чтобы предотвратить гибель моего младшего брата Юрки или я должен быть пассивным перед неизбежной смертью брата Юрки? Надо пошевелить своим разумом, чтобы быстро докопаться до истины настоящих проблем. Мне жалко, что Старик ОН из племени людей-птиц не может вмешиваться в судьбы обычных людей. Я пошел бы к Старику ОН на любую сделку, чтобы только спасти своего брата Юрку от смерти. Ну, почему разум обычных людей настолько сильно приторможен в сравнении с разумом представителей из племени людей-птиц? Ведь могут же в племени людей-птиц избегать проблемы преждевременной смерти. В племени людей-птиц нет никаких конфликтных ситуаций между соплеменниками. Наверно из-за того, что обычные люди находятся на низком уровне своего разумного развития, поэтому люди-птицы не идут на контакт с нами. Иначе в данной ситуации я мог бы предотвратить неизбежную смерть моего брата Юрки, который сам виноват в этой трагедии. Надо было Юрке просто спокойно жить. Если Юрка прекрасно знал, из сна Сергея, а также из своего собственного цветного сна, что его хотят убить из-за проститутки Эли, то почему тогда Юрка пошел навстречу своей смерти? Ведь мог Юрка послушать Сергея или хотя бы учесть свой трагический сон и отказаться от встречи с Эли. Наверно у Юрки была какая-то причина, которая толкнула Юрку на встречу к своей смерти. Может быть, Юрка просто устал жить от своих постоянных проблем, которые всю жизнь преследовали Юрку вопреки его желаниям. Вполне возможно, что Юрка жил лишь благодаря нашей маме, которая постоянно заботилась о Юрке, как на свободе, так и на зоне. Как только ни стало нашей мамы, так у Юрки сразу пропал интерес к жизни. Встреча с проституткой Эли была просто поводом к смерти Юрки. Если бы не убийцы, нанятые со стороны проститутки Эли, так кто-то другой должен был убить Юрку или Юрка сам мог покончить свою жизнь самоубийством. Ведь неспроста Юрка написал Сергею свое предсмертное письмо. Значить Юрка точно был готов любым способом покончить со своей жизнью. Просто ужасно! До какой степени человеку надо себя довести?!
   Сегодня 26-го октября 2006 года. Если мое литературное повествование о моем брате Юрке совпадает с действительностью, то Юрка умрет 28-го октября 2006 года за месяц до моего 60-ти летнего юбилея. Юрке осталось жить всего два дня. Я ничем не могу помочь своему младшему брату Юрке. Я не знаю, что меня толкнуло писать повествование о жизни и смерти своего брата Юрки? Словно чья-то рука водила моей рукой по клавиатуре компьютера. Когда я выводил строки своего письма от первого дня рождения Юрки до последнего дня жизни, который будет через два дня. Почему-то мне этот траурный день был известен тогда, когда Юрку ударили по голове каким-то огромным предметом. Выходит, что с 23-го октября 2006 года, после удара по голове, находясь в коме в реанимации, Юрка в данное время фактически мертв. Душа Юрки со стороны наблюдает за приближением смерти собственного тела. Я не знаю, как к собственной гибели относится душа Юрки. Лично для меня такое известие равносильно тому, как если бы сейчас меня резали живьем бритвой по моему сердцу. Мне совсем не нужен такой подарок к шестидесятилетию. За свою жизнь мне приходилось видеть всякие странные и ужасные явления в природе. Несколько раз побывал в таких ситуациях жизни в природе, где, возможно, бывали всего единицы обычных людей со всего земного шара. Но я никогда не мог даже подумать, что через сознание своего разума смогу проследить досрочно до мелочей последние дни жизни своего младшего брата Юрки. Непонятно зачем мне суждено было познать такое ужасное известие о предстоящей смерти младшего брата Юрки, через восприятие потока информации собственным разумом? Кто или что постоянно движет потоком странной информации через мое сознание? Зачем мне нужны такие подробности?
   На следующий день, после нескольких попыток связаться по телефону с Сергеем, наконец-то на исходе дня Людмила смогла связаться по телефону с городом Благовещенск. Из телефонного разговора Людмилы с Сергеем, стало известно, что Юрка по-прежнему находится в коме на столе в реанимации. Врачи делают все, чтобы спасти Юрку и вывести его из комы. Милиция ведет расследование уголовного дела о покушении на Юрку. В настоящее время имеются две версии покушения на жизнь Юрки. Одна версия, отравление Юрки какой-то недоброкачественной жидкостью. Например, паленой водкой. Другая версия, прямое убийство Юрки каким-то тяжелым предметом по голове. В предчувствиях неизбежной беды я долго не мог уснуть. Долго смотрел телевизор. Пил много баночного пива с водкой. Долго морил себя, чтобы заснуть. Заснул где-то за полночь. Остаток ночи мне снились кошмарные сны. Мне снилось, как из реанимации позвонили Сергею домой и сообщили ему, что умер наш брат Юрка. Диагноз смерти при вскрытии тела нашего брата ни стали определять. Наверно врачам было, что скрывать от нас по просьбе милиции или по просьбе коллеги, которой являлась проститутка Эли, бывшая жена нашего Юрки. Кто убил нашего брата? Из этого можно сделать вывод, что нашего брата Юрку убили по наводке проститутки Эли. Если даже проститутка Эли не желала смерти Юрки, то все равно Юрку убил кто-то из окружения проститутки Эли. Думаю, что было бы не сложно восстановить истинную причину смерти нашего брата Юрки и конкретно указать на убийц. Но почему-то милиция не хочет заниматься раскрытие преступления связанного с убийством? Наверно всем все понятно. Саму причину смерти, а также убийц нашего брата Юрки скрывают лишь от нас. Боятся возмездия с нашей стороны или не хотят подмочить репутацию какого-то чиновника, родствен?ником которого является убийца. Я все равно найду убийц!
   Сегодня 28-го октября 2006 года. Ровно месяц до дня моего рождения. Сегодня произойдет что-то необычно ужасное в моей жизни. Если мой цветной сон и мои литературные фантазии совпадут с реальной жизнью, то в один и тот же день я сделаю лично себе какое-то неожиданное открытие в жизни природы и потеряю своего родного брата Юрку. Либо ничего особенного не пройдет. Юрка пойдет на поправку. Вскоре его выпишут из городской больницы домой.
   - Саша! Тебе пришла поздравительная открытка ко дню рождения от твоих братьев.. - сказала Людмила, вернувшись домой после работы. - Странно как-то? Сергей и Юрка знают прекрасно, что у тебя день рождения 28-го ноября. У вас, я имею в виду терских казаков, не принято поздравлять с днем рождения раньше установленной даты, это плохая примета. Выходит, что сегодня в этот день должно что-то ужасное случиться у вас в роду. Я правильно думаю?
   - Я тоже так думаю. - согласился я с выводами Людмилы. - Мне сон скверный приснился в прошлую ночь насчет Юрки. Надо обязательно связаться с Сергеем и от него узнать, как идут дела в реанимации по спасению Юрки.
   В течение трех дней мы с Людмилой несколько раз пытались связаться по телефону с Сергеем. Но в телефонной трубке гудки указывали на занятость линии связи или на отсутствие абонента телефонной связи. В последний день октября месяца, когда мы потеряли всякую надежду связаться по телефону с Сергеем, поздно вечером Людмила пошла на улицу. По магнитной телефонной карточке с городского аппарата телефонной связи она позвонила Сергею.
   - Как идут дела у моих братьев? - спросил я, Людмилу, когда она вошла в квартиру. - Юрка выздоравливает?
   - У твоих братьев дела идут плохо. - грустно, ответила Людмила со слезами на глазах. - Юрка умер 28-го октября 2006 года в тот день, когда ты получил от братьев поздравительную открытку с твоим шестидесятилетним юбилеем. Сергей в тот же день похоронил Юрку на новом городском кладбище. Далеко от могилы вашей мамы. Сергею не удалось выполнить просьбу Юрки похоронить его рядом с вашей мамой. Сейчас Сергей готовиться отметить поминки девять дней Юрки шестого ноября. Сергей говорит, что Юрка не отравился, а его просто убили ударом по голове. Между висками на голове Юрки, огромная вмятина на лбу от удара тупым предметом. Я хотела спросить у тебя. Может быть, надо отправить Сергею сто американских долларов через нашу почту? Надо как-то помочь Сергею в беде.
   - Могла не спрашивать, а отправить валюту сразу. - ответил я, Людмиле. - Сейчас речь идет о моих братьях.
   - Сегодня в любом случае не могла отправить американские доллары. - сказала Людмила. - Почта закрыта.
   - Тогда сегодня ты купи бутылку водки. - сдерживая слезы, сказал я, Людмиле. - Мне надо помянуть брата.
   Людмила ушла в соседний магазин за бутылкой русской водки. Дождавшись ухода жены, я стал рыдать в голос по кончине своего родного брата Юрки. Я проклинал убийц, а также то, что заставило меня при жизни Юрки написать повесть о Юркиной жизни, со дня его рождения и до дня его смерти. Можно сказать, что я заранее написал приговор своему родному брату Юрке, совершенно не думая о том, что все мои предсказания сбудутся в скором времени. После того, как мои слезы вытекли из меня. У меня больше не было никаких сил рыдать. Я пошел в ванную комнату и там долго мыл опухшее от рыдания лицо холодной водой. Пока наконец-то в зеркале увидел свое отражение, которое можно было хотя бы внатяжку назвать нормальным, чтобы не было стыдно самому себе быть заплаканным, как расстроенная женщина. Я ведь все-таки мужчина. Мне надо как-то сдерживать свои эмоции в семье и на людях.
   Я вернулся на кухню, не поднимая глаз в сторону Людмилы, прошел к столу. Наверно у меня был паршивый вид после рыдания. Так как Людмила не говоря ни единого слова, тут же ушла из кухни в спальню. Вполне возможно, что Людмила тоже рыдает по кончине моего брата Юрки. Ведь мы когда-то при семейной жизни Юрки с Раей дружили семьями. Все три наши невестки к братьям относились точно так же, как своим родным братьям. Это после того, как Юрка развелся с Раей и ушел жить к очкастой женщине, имени которой мы так и не узнали, лишь после этого случая мы навсегда порвали всякую связь с Юркой. Больше никогда мы не встречались с Юркой в своем семейном кругу. Я открыл бутылку "Русской водки". По русскому обычаю налил русскую водку себе в стакан. Затем посыпал хлеб солью и на одном дыхании выпил содержание в стакане. После чего слегка запил водку фруктовым соком и закусил черным хлебом с солью. Помянул Юрку добрым словом. Какой бы не был Юрка в жизни, но он все-таки был мой родной брат. Может быть, при жизни Юрки, надо было найти с ним общий язык даже после того, как Юрка развелся с Раей. Тогда, вполне возможно, что Юркина жизнь сложилась бы со-всем иначе. Но наша взаимная гордость не позволила пойти на какой-то компромисс. В результате чего мы долго не общались друг с другом. Даже в переписке с мамой и с Сергеем я никогда не упоминал Юрку. Хотя сам в душе всегда думал об обоих братьях-близнецах и о нашей маме. Как бы ни сложилась за десятилетия вся наша жизнь, но мы все равно были родные братья. Нас родила в муках одна и та же женщина, которую мы ласково называли мамой. Почему я не поддержал Юрку в трудное время?
   За вторым стаканом водки я попросил Бога, чтобы он помог Юрке устроиться лучше на том свете, чем ему жилось на этом свете и непременно встретиться там с нашей мамой. Ведь если думать о нашей духовности, то мы все живем вечно. Лично в моем понятии давно ни секрет, что с помощью собственной души мы иногда можем посмотреть на себя со стороны. Так было со мной, когда я был на краю смерти после того, как меня сбил мотоцикл во время игры в волчок на проезжей части дороги. Если бы я тогда в критический момент своей жизни не посмотрел на себя со стороны с помощью своей души, то едва ли я смог бы жить до настоящего времени. Наверно такая у меня судьба. Точно также моя душа помогла мне выжить в Варзобском ущелье. Когда мой бывший партнер по бизнесу едва не отправил меня на тот свет. Правда в тот момент моя душа была всего лишь в качестве наблюдателя. Главным спасателем моего тела был Старик ОН из племени людей-птиц. Если быть точнее, то тогда меня спасли пилоты дисколетов, которым Старик ОН приказал нарушить заповедь и табу племени людей-птиц не вмеши?ваться в судьбы обычных людей. Перешагнув через собственное табу, племя людей-птиц спасло мне жизнь. Наверно чем-то они рисковали?
   - Почему тогда в этот раз Старик ОН не спас моего брата от смерти? - подумал я вслух, наливая себе водку в стакан. - Старик ОН прекрасно знал моего брата Юрку, также как меня, при встрече в пещере духов в Рамитском ущелье. Так почему тогда Старик ОН не спас от смерти моего брата Юрку? Каким-то образом Старик ОН мог остановить убийц.
   - Твой брат сам хотел уйти из жизни. - почувствовал я, размышления Старика ОН. - Твой брат устал от собственных проблем. Убийцы были предлогом к утрате собственной жизни, на которую никак нельзя самому посягнуть.
   Наверно в этот раз Старик ОН обратно был прав? Я ни стал спорить со Стариком ОН. Именно поэтому представители племени людей-птиц во многом отличаются своим разумом от обычных людей. В племени людей-птиц каждый поступок обдумывается заранее. У обычных людей в начале вершат свои поступки, а после обдумываю содеянное. Вполне возможно, что поэтому в племени людей-птиц живут значительно дольше, чем среди обычных людей. Если бы наш брат Юрка заранее обдумывал свои поступки, то наверняка мог жить долго, как жили больше ста лет наши предки терские казаки на Северном Кавказе. Выходит, что наше поколение в области собственных поступков не продвинулось вперед навстречу познания собственного разума и долгожитель?ства. Наоборот вернулось куда-то в древнее начало своего развития. Когда обычный человек больше думал о собственном желудке, чем о своей жизни.
   12.Реальный фантом.
   Несмотря на то, что Старик ОН пытался своим разумом навязать мне свои выводы насчет добровольной смерти брата Юрки, как пожелание брата Юрки избавиться от себя и от собственных проблем. Я все равно придерживался своего мнения насчет смерти брата Юрки. Ведь по телефону Сергей ясно сказал мне, что Юрка не мог посягнуть на свою жизнь ни каким образом. Так как во время выхода на волю, братья планировали совместную жизнь на длительное время в четырехкомнатной квартире. Юрка хотел, чтобы у них обратно появились семьи, как это было раньше до развода Юрки с Раей, а Сергея с Галкой. Значить теория самоубийства, выдвинутая ментами, полностью отпадает. Почему тогда Юрка вышел на улицу, когда прекрасно знал, что на улице его ждут убийцы? Что-то тут ни так? Либо Сергей ни все мне рассказал? Либо я во время повествования Юркиной жизни что-то пропустил в своем цветном сне? Какой-то эпизод Юркиной жизни был мною опущен. Надо внимательно просмотреть виртуальные слайды цветного сна о Юрке. Также в записях на компьютере пролистать страницы файла Юркиной жизни хотя бы за последние десять лет. В эти годы часть Юркина жизни выпала из моего зрения. Самый главный участок Юркиной жизни я пропусти, как огромную птицу в небе, когда смотрел в бездну. Я не помог брату спастись от какой-то загадочной смерти.
   В этот вечер после поминок Юрки, во время значительно выпитой русской водки, я был не в состоянии здраво мыслить. Однако когда отрезвел на следующие сутки, то отчетливо вспомнил короткий диалог в размышлении со Стариком ОН из племени людей-птиц. Отчетливо вспомнил, как Старик ОН пытался своим разумом навязать моему разуму, что Юрка устал от собственных проблем. Поэтому искал какой-нибудь повод, чтобы уйти из собственной жизни. В этом случае никто и ничто не могло спасти Юрку от неминуемой смерти. Он сам умышленно ис?кал свою смерть. Конечно, проспавшись, в этот раз с выводами Старика ОН, впервые я не был согласен. Здесь надо найти причину смерти нашего брата Юрки, а также вычислить имена убийц нашего брата Юрки. Ведь не могли убийцы, словно фантом появиться из другого измерения жизни? Если не только во сне, а также наяву Юрка и Сергей видели троих парней, которые преследовали Юрку, то парни не могут быть фантомами. Так как фантом можно вызвать либо по обоюдному согласию двух сторон, либо кто-то должен уметь самостоятельно быть фантомом с добрыми намерениями. Как я сейчас понимаю, то в настоящее время на планете Земля реальным фантомом могут обладать лишь представители племени людей-птиц или единицы среди обычных людей, которые знакомы между собой через племя людей-птиц. Ни один реальный фантом не может причинить смерть своему двойнику или самому близкому человеку. Другие фантомы просто не реальны в лице террористов, так как Высший разум отвергает любой вид террора. Даже если бы появился реальный фантом, как было между Эльруссом и дедушкой Гуреем, а также между мной и моими близнецами от других женщин, то в этом случае реальный фантом может лишь созерцать. Но не совершать какие-то физические действия. Реальный фантом проявляется лишь в мирных целях. Никогда нельзя допустить, чтобы реальный фантом был убийца. Убийц нашего брата Юрки надо искать среди обычных людей. Где-то в эпизодах Юркиной жизни были отмечены имена убийц? Надо хорошо покопаться в Юркиной жизни. Там определить его убийц.
   Я тут же сел за свой персональный компьютер. Включил файл своей многотомной трилогии "Наша жизнь". Открыл книгу "Смысл жизни". Затем нашел в файле страницу с главой "Юркина тайга". Где-то здесь затаились имена убийц нашего брата Юрки. Если копаться среди зеков, то зек зеку, как ворон ворону в глаз не клюнет. Они на зоне были как братья. Да же во время путешествия по тайге, зеки отдали свои жизни ради жизни одного зека, нашего брата Юрки, чтобы он выжил и добрался до свободы. Благодаря друзьям по зоне Юрка выбрался из таежного леса и остался жив. Отсюда в пользу Юрки можно сделать вывод, что выживший в одиночку в таежной глуши не пойдет на самоубийство и по собственному желанию не подставит свою голову под удар убийц. Выходит, что тут была какая-то серьезная причина, которая толкнула Юрку навстречу с убийцами. Иначе бы Юрка ни за что не пошел бы на встречу к убийцам. Надо найти вескую причину, толкнувшую Юрку навстречу смерти. Такая причина может быть похожа лишь на собственное пожертвование во имя жизни самих близких тебе людей и не может быть обычное убийство без всякой цели.
   -"Никогда не думал, что мне придется убивать своего тезку." - прочитал я последние слова, сказанные нашему брату Юрке убийцей. - "Сам напросился на смерть, за то, что трахал наших общих подруг. Привет тебе от Леночки и Эли"
  - Так вот где была зарыта собака? - возмущенно, подумал я вслух. - Выходит, что одного убийцу звали Юрка, как нашего брата. Из всех знакомых между Леночкой и Юркой, был Леночкин одноклассник Юрка, который набивался в женихи до выпускного вечера в школе. Того жениха звали Юрка. Одного убийцу я вычислил по речи во время убийства. Двух других убийц нет даже смысла вычислять имена.
   Сергей сам сказал по телефону, что у Эли оба первые мужья тянули срок за убийство соперников. За полгода до освобождения Юрки, бывшие мужья Эли, сбежали из зоны или были выпущены по амнистии. Они вместе сидели на зоне. Там договорились на мировую, что вдвоем будут трахать собственную бывшую жену. К этому времени из зоны откинулся Юрка, который тоже стал претендовать на бывшую жену. Так получалось, что Юрка стал третий лишний мужик в одной хате с бывшей женой. В чем причина убийства? Ну, а причем здесь одноклассник Юрка, который сам сбежал от Леночки? Как я понимаю, то именно он нанес удар битой по голове нашему брату Юрке. Ведь именно он сказал "Никогда не думал, что мне придется убивать своего тезку". Выходит так, что, не желая этого, Юрка убивает Юрку по воле кого-то. Может быть, эти два бывших мужа Эли, не желая вновь садиться на зону по "мокрому делу" принуждают по какой-то причине одного Юрку убить другого Юрку, чтобы одним ударом сделать сразу два уголовных дела чужими руками и быть чистыми. Надо мне как-то разобраться во всем и наказать виновных за убийство нашего брата Юрки. Убийцы не должны жить на воле без страха. Если бы Юрку убили в Республике Таджикистан, то мне легче было наказать виновников за убийство нашего брата Юрки. Я мог просто прилететь в гости на самолете к своим братьям. Затем пойти в микрорайон "Зеравшан". Лишь мне одному известно, где на возвышенности вблизи наших домов спрятана снай?перская винтовка с глушителем и с оптическим прицелом. Снайперская винтовка помогала нашей семье по справедливости разобраться с врагами по всем законам военного времени. Если бы ни я их, то они меня могли. Дальше просто работа снайперской винтовки. Сейчас убийцы брата Юрки находятся за тысячи километров в совершенно незнакомом мне городе Благовещенск. Надо что-то придумать, чтобы наказать виновных и полностью разобраться в причинах убийства нашего брата Юрки. Подключать к разборкам Сергея я никак не могу. Мало того, что он страдает всю свою жизнь по вине акушеров гинекологов, которые при рождении щипцами проломили Сергею голову. К тому же Сергей дважды подряд пострадал от смерти нашей мамы и от убийства своего брата-близнеца Юрки. К тому же Сергей по телефону сказал, что кто-то постоянно звонить ему домой. Угрожает по-домашнему и по сотовому телефону. Нельзя мне подставлять Сергея. Нужно как можно быстрее вмешаться в преступление совершенное против нашей фамилии. Честь фамилии надо защищать независимо от времени и от расстояния. Откладывать возмездие никак нельзя. Иначе может пострадать второй оставшийся в живых брат близнец Сергей. По своей инвалидности и по состоянию здоровья Сергей не сможет один постоять за себя. Без моего желания безработица высосала у меня деньги на содержание семьи. Сразу, как назло проблемы одна за другой обрушились на наших родственников. В нашей семье тоже проблем, полным-полно. Везде одни денежные расходы. На одни поездки по решению разных вопросов было много материальных расходов. В кредит, а так же в долг, я никогда принципиально ни давал и не брал денег. Так как возвращать деньги всегда сложнее, чем брать взаймы. Достаточно в этом случае проблем у наших родственников. В частности у моего старшего сына Артура. По своей доброте давали свои последние деньги нуждающимся людям в долг. В труд?ное к себе время ни смогли вернуть свои деньги обратно. Никто не может доказать, что давали деньги в долг этим проходимцам. Боже мой! Почему обычные люди не могут жить нормально, как в племени людей-птиц? Когда проблемы закончатся? Лучше бы я вообще не женился, а сразу в детстве, как мои дети-близнецы, отправился в обратное измерение жизни. Тогда бы мне не пришлось переживать за своих многочисленных родственников, а также за своих многочисленных детей, которые появились на свет значительно позже моего появления на этот белый свет. Какая не справедливость!
   - Если бы у тебя не было того, что ты прожил, то не имел бы того, что сейчас имеешь. - вмешался Старик ОН в мой разум своим в размышлением. - Благодаря твоей семейной жизни у нас с тобой давно налажена разумная связь. Через твою генетическую связь с племенем людей птиц мы с тобой имеем разумную связь.
   - Так почему тогда ты, не помогаешь мне, как равному? - возмущенно, обратился я, разумом к Старику ОН.
   - Мы равные с тобой по разумной связи во время мышления. - ответил мне, Старик ОН. - В остальном мы совсем разные. Нас связывает генетическая нить, которая настолько тонка, что не позволяет представителям из племени людей-птиц вмешиваться в судьбы обычных людей. Пока вы не созрели к разумной связи.
   - Так помоги мне хотя бы перейти в реальный фантом. - мысленно, не унимался я. - Дальше я сам соображу, как помочь своему второму брату-близнецу избежать смерти от убийц. Ты сам помогал мне быть фантомом, когда мне надо было перейти из одного измерения жизни в совершенно другое измерение жизни.
   - Я никогда не вмешиваюсь в судьбы обычных людей. - в резком тоне, мысленно, напомнил мне, Старик ОН. - Благодаря твоим связям с племенем людей-птиц ты давно приобрел способность перевоплощаться в реальный фантом. Просто твое мышление не созрело окончательно воспринимать себя разумно в реальном фантоме, так же как в обычной жизни. Так как ты определяешь одинаково свое перевоплощение в жизни.
   Последнее размышление Старика ОН словно пронизало мой разум вспышкой моего сознания. Я посмотрел впереди себя и обнаружил, что нахожусь в незнакомой комнате за столом. Хотя всего лишь мгновение назад я был за столом у себя дома. Обхватив голову руками, с закрытыми глазами, я размышлял о проблемах своей жизни. Может быть, в этом Старик ОН был прав, что разум обычного человека не созрел до превращения в реальный фантом. Мне действительно надо подумать над проблемой своего сознания, чтобы научиться управлять реальным фантомом.
   - Ты кто такой? Откуда взялся? - вскочил из-за стола, перепуганный до смерти, парень лет тридцати.
   - Я пришел взять твою жизнь, взамен жизни моего брата Юрки убитого тобой. - голосом демона, произнес я.
   - Я не хотел убивать твоего брата Юрку. - рухнув передо мной, застонал парень. - Он сам хотел умереть.
   - Ты чего плетешь?! - с удивлением, воскликнул я. - Своими ушами слышал твою речь в ночь убийства!
   - Вы просто ни все знаете. - взмолился о пощаде парень. - У меня с вашим братом Юркой была встреча...
   - Так расскажи мне сейчас, пока ты жив, что произошло между тобой и моим братом. - злобно, потребовал я.
   - После выпускного вечера в деревне я сбежал из дома, как подлый трус. - стал рассказывать парень из деревни. - До выпускного вечера в школе ни спал, ни с одной девушкой. Даже ни разу не целовался. Когда утром отрезвел и понял, что по пьянке нарушил девственность у Леночки, то испугался, что меня посадят в тюрьму за изнасилование. Даже если бы не посадили в тюрьму, то отец Леночки точно мог меня убить за то, что я опорочил его дочь. В этот же день я уехал к родственникам за тысячу километров от нашей деревни, чтобы там, вдали пережить свою трусость. Вскоре меня призвали служить в армию. Побывал в горячих точках России. Со временем осознал свой глупый и подлый поступок к Леночки. Во время службы в армии получил от мамы письмо, из которого узнал, что Леночка от меня родила сына. После службы в армии вернулся в деревню. Решил попросить у Леночки прошенье за свою трусость и жениться на ней. К этому времени Леночка в нашей деревне не жила. Родители Леночки приняли меня плохо. Пригрозили, что если буду искать Леночку, то они меня пристрелят, как одичавшую собаку, которая сбежала из дома. Я знал, что дядя Вася, отец Леночки, способен на такую крайность. Поэтому ни стал искать Леночку. Просто уехал жить в город Красноярск. Женился на первой встречной девушке, которую совсем не любил. Я всегда любил одну только Леночку. Но по юности совершил глупость в отношении любимой девушки. Никогда не прощу себе ошибки. Надо же было так случиться, что моя жена познакомилась с Леночкой и стала ее подругой. Я совершенно случайно узнал, когда пришел в садик за своим сыном и увидел там Леночку рядом с моей женой. В этот раз я ни стал бегать, как подлый трус. Просто подошел к подругам и рассказал все, что согрешил когда-то в деревне. Я тогда даже подумать не мог, что подруги давно между собой разобрались насчет моих похождений на выпускном балу в деревне.
   - Можешь особо не волноваться насчет своего отцовства к моему сыну. - сказала Леночка. - Я была беременна до выпускного вечера. Поэтому ты никак не мог нарушить мою девственность. Отца моего сына тоже звали Юра. Мне просто хотелось отомстить тебе за свою отвергнутую любовь. Больше ко мне не приходи.
   Конечно, я ни очень-то поверил Леночки, насчет того, что она была беременна до выпускного вечера. Меня все равно мучила совесть, что рядом со мной по городу Красноярск ходит мой сын, а я не могу с ним общаться. Я даже пытался к распознаванию тайны подключить свою жену. Но жена закатила мне истерику и мы едва не развелись с ней на почве ревности. Я мог и так уйти от своей жены. Однако мне было жалко нашего сына, рожденного от жены. Когда моя жена погибла во время автомобильной аварии. После траура, я хотел, было, переметнуться к Леночке. В это время Леночка ходила беременная близнецами. От самой Леночки, я узнал, кто настоящий отец первого сына и двоих близнецов. Однако я все равно был неуверен насчет первого сына. Так как по-прежнему считал, что нарушил девственность Леночки, в результате чего она стала беременной в тот выпускной вечер. Я добивался прав на сына.
   - Ну, ты меня просто достал! - закричала на меня, Леночка, когда я в очередной раз пришел с одним и тем же вопросом. - Отец моих детей Черевков Юрий Сергеевич. Проживает в городе Благовещенск. Если ты мне не веришь, можешь поехать к нему в гости и спроси у него сам. Ко мне больше никогда не ходи. Я не люблю тебя и выхожу замуж за первого встречного мужика, который по настоящему любит меня...
   В этот же день я отправился поездом в город Благовещенск. Через справочное бюро узнал адрес, по которому ранее проживал Черевков Юрий Сергеевич. Оказалось, по этому адресу проживала бывшая жена вашего брата. Когда ваш брат подавал на развод с этой женщиной, то она была от него беременна близнецами. Ваш брат об этом не знал ничего, так как вскоре он уехал из города Благовещенск, а после получил срок на зону. Юра не знал о своих близнецах, которых ему родила Эли. Надо было такому случиться, что в этот день, когда я приехал встретиться с вашим братом на его старой квартире, в это самое время ваш брат освободился из зоны. Пытался вернуться жить к своей бывшей жене Эли. Конечно, ваш брат ничего не знал о своих близнецах от Эли. Ваш брат так же ни знал о том, что незадолго до его освобождения из заключения, к Эли из зоны вернулись два ее бывших мужа, которые сидели на зоне за убийство своих соперников.
   - Ты вот что сделаешь. - сказали мне, два бывших мужа Эли. - Пойдешь, расскажешь своему тезки о том, что у Эли дети-близнецы от него. Мы не хотим, чтобы он отирался возле окон нашей общей жены. Пускай выбирает, что-то из двух зол. Мы убиваем его "щенков" в городах Благовещенск и Красноярск. Либо пускай он сам умрет, чтобы избавить от проблем себя и своих детей. Другого выбора у "кабеля" не будет. Нашу "телку" он трахать больше не будет.
   - Конечно, я выбираю свою смерть. - на раздумывая, сказал ваш брат, когда внимательно выслушал меня. - Жизнь детей дороже моей жизни. Я мог бы убить кабелей Эли. Вот только на зону я больше не сяду. Но так как я сам себя убить не могу, то это убийство совершишь ты. У тебя тоже нет другого выбора. Так как эти два мужа Эли убьют тебя. Им легче повесить мокрое дело на тебя, чем оставить тебя в живых. Если я погибну от их руки, то им дадут вышку.
   В этот же вечер ваш брат сам купил биту в спортивном магазине и дал ее мне. Затем мы назначили встречу и место убийства. Перед совершением убийства ваш брат хотел увидеть своих близнецов от Эли. Однако бывшая теща позаботилась заранее и спрятала куда-то своих внуков-близнецов. Сказала, что якобы Эли забрала детей к себе на работу в больницу, где Эли работала медицинской сестрой. Туда мы пошли за вашим братом. Когда по дороге к больнице ваш брат понял, что его просто обманули, то по договоренности между нами ваш брат подал мне знак к совершению собственного убийства. Ваш брат вылил на себя воду. В это время я совершил убийство своего тезки.
   - Если ты говоришь чистую правду, то тебе стоит написать чистосердечное заявление в прокуратуру. - печально вздохнув, сказал я, убийце своего брата Юрки. - Если ты врешь, я вскоре узнаю, то я сам лично убью тебя. Мне время и расстояние не помеха. Всюду найду тебя. С мужьями Эли разберусь со всей строгостью старшего брата.
   Не дождавшись ответа от парня с деревни, я встал из-за стола, повернулся к выходу и тут же увидел, что нахожусь в совершенно другой комнате. По детским предметам обихода в комнате, я понял, что нахожусь в квартире Эли. Так как, будучи реальным фантомом, по траурному вызову я мог попасть лишь в квартиры убийц. Другого места в моей жизни на это время не могло быть. Месть за брата была выше моих желаний, на другие встречи я не был способен.
   - Я пришел лишить вас жизни за смерть своего младшего брата. - не давая опомнится убийцам, громогласно, сказал я в облике фантома, мужьям Эли. - Вы сами покончите жизнь самоубийством! Либо я буду, очень долго мучить вас!
   Сильно пьяные парни, обезумевшие от страха при виде моего фантома, побежали на балкон и бросились вниз головами с балкона шестого этажа. Я ни стал смотреть на ужасное зрелище смерти убийц моего младшего брата Юрки. Просто повернулся в другую сторону и обнаружил себя обратно в своей квартире. Едва не перепугал до смерти собственную жену. Выходя из пустой кухни, жена услышала шорох за своей спиной. Людмила повернулась в мою сторону. Тут же схватилась рукой за область сердца и села рядом на стул возле стола. Я слегка придержал жену за руку, чтобы она не рухнула на пол в нашей кухне, где пол из камня. Не хватало мне вдобавок гибели своей жены.
   - Ты откуда, вдруг, сейчас появился? - испугано, спросила Людмила. - Пару минут назад тебя тут не было.
   - Я стоял на балконе у окна. - выкрутился я. - Когда ты повернулась на выход из кухни, то я зашел за тобой.
   - Саша! Мы с тобой живем в месте много десятков лет. - удобно приседая на стул, грустно, сказала Людмила. - Если у тебя появилась какая-то серьезная тайна от меня, то можешь мне о ней не говорить. Я все равно тебе доверяю во всем. Вот только врать мне не надо никогда. Я прошла через кухню с балкона. В это время тебя на балконе не было.
   - У меня нет от тебя ни каких тайн. - уклончиво, сказал я. - Мне надо было разобраться с убийцами брата.
   Людмила больше ни стала спрашивать меня не о чем. Видимо за долгие годы совместной жизни Людмила привыкла к моим неожиданным происшествиям, от которых никак не страдала наша семья. Наверно с годами Людмила готова была жить со мной и с моими выкрутасами, лишь бы от этого не пострадали наши дети, которых она любила безумно. Людмила готово была ради наших детей пойти на все неожиданности перемены в нашей совместной жизни и на разные капризы детей, чтобы только дети были вполне здоровы и счастливы. Наверно такова любовь матери? Даже когда у нашей дочери Виктории резко менялся характер, а также ее личные интересы к обычной жизни, то Людмила постоянно ссылалась на солнечные вспышки, от которых якобы менялся характер на?шей дочери. Может быть, в чем-то Людмила была права, так как в действительности в то время, когда у Виктории менялся характер, то в природе происходили какие-то неожиданные катаклизмы. Прогноз погоды можно было сверять по нашей дочери.
   - Сегодня на солнце вспышки. - шутя, говорил я, жене, когда Виктория являлась дома в плохом настроении.
   В этот день действительно по телевидению сообщали об интенсивных вспышках на солнце. При ярком солнечном дне наша дочь была радостной и приветливой ко всем без разбора людям. В скверный пасмурный день к дочери не возможно было подступиться. От настроения нашей дочери Виктории зависели будничные и праздничные дни. По этой причине Виктория часто меня своих друзей и подруг. Даже в плане любви у нашей дочери были резкие перемены. Едва познакомившись с парнем, она сама предлагала ему законное бракосо-четание. Через короткое время Виктория говорила избраннику, что они вообще не походят друг другу. Вскоре знакомилась на время с другим парнем.
   У старшего сына Артура тоже не все было в порядке с обычной повседневной жизнью. Во многом наш сын Артур чем-то копировал своего дядю Юру, моего брата, который погиб от рук криминальных убийц. Как Юра, так и Артур постоянно влипали в какие-то скверные истории, которые стоили им свободы и благополучия. В конце концов, скверные истории для Юрки закончились его смертью. Теперь я беспокоился за Артура, чтобы с ним такое не случилось. При жизни своего дядьки и после его смерти, Артур точно так же, как в прошлом дядя Юра, находился в состоянии депрессии, обиженного и обманутого всеми людьми. Артур часто в повседневной жизни, точно так же как в прошлом дядя Юра, постоянно шел на какие-то авантюрные сделки с подозрительными личностями, от которых он имел лишь головные боли. Собранные с трудом заработанные деньги Артур отдавал в долг своему сослуживцу под приобретение квартиры или под не реальный бизнес. Вскоре "партнер" отказывался Артуру возвращать деньги, а то вообще исчезал вместе с деньгами с поля зрения нашего сына Артура. Даже работающие рядом с Артуром парни никогда не отдавали свои деньги, взятые в долг у нашего старшего сына Артура. Наш старший сын Артур слишком доверчивый.
   Другое дело было с нашим младшим сыном Эдуардом, который был воплощением всего прекрасного, что могло быть в наших детях. Любые родители мечтают иметь такого покладистого ребенка, который всегда находил взаимный интерес с родителями. Моя мама говорила о нашем Эдике, что ласковые телята двух маток сосут. Эдик и в правду выглядел внешностью лучше старшего брата и младшей сестры. Словно ангел наяву жил в нашей семье. Надо было такому случиться, что именно наш ребенок с ангельской внешностью и с ангельским характером пострадал больше всех в нашей семье. После службы в армии обороны Государства Израиль (ЦАХАЛ) наш прекрасный ребенок превратился в хронического инвалида. От израильской "дедовщины" (если так можно назвать службу в ЦАХАЛ) наш сын превратился в замкнутого и забитого взрослого человека, которого били прикладами по голове и заковывали в наручники из-за того, что он отказался учиться убивать арабов. Так как считал, что люди на Земле равны между собой независимо от цвета кожи, расы, национальности и религии. Взгляды Эдика на окружающую жизнь не совпадали со взглядами местного населения в Государстве Израиль. По этой причине Эдик стал инвалидом. Разве мог я при таком раскладе жизни своей семьи и ближайших родственников, оставить все проблемы без своего внимания и поддаться искушениям длительной, беззаботной жизни, которую предлагал мне Старик ОН при моем переходе в другое измерение жизни ближе к племени людей-птиц. Мне трудно было как-то обсуждать столь странное предложение со стороны Старика ОН. Может быть, Старик ОН рассматривал в этом деле корыстные цели или у него были какие-то другие намерения как-то связанные с проблемами пле?мени людей-птиц с жизнью обычных людей. Наверно, Старик ОН все-таки мог как-то переместить меня в другое измерение жизни без моего согласия. Если бы это нужно было Старику ОН совершить в своих личных интересах или в интересах племени людей-птиц. Ведь Старику ОН передвижение в пространстве и в других измерениях жизни не имеет никаких границ. Вполне возможно, что у Старика ОН были насчет меня какие-то благие намерения. Видимо, Старик ОН хотел сделать мне одолжение за мою доброту и за помощь. Продлить мою жизнь, как жест доброй воли в знак благодарности за мою бескорыстную работу в пользу племени людей-птиц. Когда я помог им вернуть реликвии. Совсем не требуя взамен от них ничего. Я подарил племени людей-птиц самые дорогие реликвии, без которых племя людей-птиц могло просто навсегда раствориться во времени и в пространстве. Утерять свою культуру в безмерном пространстве обычной жизни. В самую первую очередь с помощью дедушки Гурея, а после почти через сто лет с моей подачи, представители племени людей-птиц смогли наконец-то задуматься о своем возвращении туда, откуда они когда-то прибыли на планету Земля. Конечно, мы тоже, я имею в виду обычных людей, должны быть благодарны племени людей-птиц за их бескорыстную заботу об обычных людях. Ведь если бы не племя людей-птиц, то едва ли человечеству удалось сохранить свой генофонд и вообще выжить на волне различных заболеваний, а также бесконечных войн между племенами и народами. Частичное расселение среди обычных людей представителей племени людей-птиц помогло спасти человечество от разных невзгод и катаклизмов, которыми всегда на планете Земля торпедировалось все человечество. Наверно, кроме расселения представителей племени людей-птиц среди обычных людей, был также обратный процесс размещения обычных людей среди представителей племени людей-птиц. С целью сохранения генофонда всего человечества на планете Земля. Например, как во времена всемирного потопа. Сейчас достоверно доказано, что во времена всемирного потепления и таяния ледников земная суша всюду неоднократно полностью покрывалась водой. Сразу напрашивается вопрос. Куда же тогда делись обычные люди, хотя бы часть людей для сохранения рода человеческого, если вся поверхность суши была покрыта водой? Допустим, что был Ноев ковчег, где были спасены "каждой твари по пары". Хотя это выглядит совсем не реально. Если учитывать, что любая тварь хотела пить, кушать и размножаться, а вокруг было соленое море и пищи всем на один ковчег не наберешь. Без пищи и воды не проживет ни одна тварь на вершинах горы Арарат. Даже если допустить, что трех ярусный Ноев ковчег принял каждой твари по пары, то едва ли указанные твари смогли бы выжить в двух или в одном нижних ярусах, которые под своей тяжестью были погружены в морскую моду. Как известно в то время не могли все твари одновременно жить на суше и в воде. Так что вариант сохранения в Ноев ковчег всех животных от каждой твари по пары у нас сразу отпадает полностью. Так куда тогда были перемещены все животные дикой природы на сохранение, от каждой твари по пари, на время всемирного потопа? В полнее возможно, что на сохранение каждой твари по пары во время всемирного потопа в пространстве на планете Земля были какие-то другие измерения жизни. В которые смогли на время потопа поместить каждой твари по паре и сохранить их там до тех пор, пока над водой появились участки земной поверхности. Куда впоследствии обратно могли переместиться от каждой твари по паре. Вполне возможно, что первым измерением жизни была Мера, которая смогла сохранить каждой твари по пари в каком-то пространстве или в другом измерении жизни. Отсюда Мера жизни. Вторым измерением жизни была Цена, которая смогла оценить Меру жизни перед размножением каждой твари по пари. Наконец третьим измерением жизни был сам Смысл жизни, чтобы выжить хотя бы каждой твари по пари в ином пространстве жизни. Надо было иметь сам Смысл жизни на планете. Иначе, зачем жить? Видимо по этой причине Всевышний разум с помощью племени людей-птиц сохранил жизнь обычных людей. Конечно, без представителей племени людей-птиц не один представитель обычных людей не мог попасть в выше указанные три измерения жизни "Мера, Цена и Смысл". По моим приблизительным расчетам тогда было первое поколение представителей племени людей-птиц, которыми руководили первые Старуха ОНА и Старик ОН. Вполне вероятно, что Старуха ОНА и Старик ОН были не только первыми родоначальниками в племени людей-птиц, а также первыми родоначальниками всего человечества на планете Земля. О них сложилась в народах легенда об Адаме и Еве, которых якобы поселил Бог в саду Эдема. Хотя тогда, вполне возможно, что на святой земле в саду Эдема жили Старуха ОНА и Старик ОН. Таким образом, впоследствии в доброй памяти народов, Старуха Она и Старик ОН получили свои имена. Благодаря местным народам родоначальники племени людей-птиц, превратились в Адама и Еву. Ведь неспроста Старик ОН с третьего поколения племени людей-птиц, искал утраченные реликвии племени людей-птиц именно в том месте. Где когда-то поселились в саду Эдема первые Старуха ОНА и Старик ОН с племенем людей-птиц, которые прибыли на планету Земля откуда-то с далекой галактики с планеты заселенной племенами людей-птиц. Одним из этих племен могли быть обычные люди, которые в своем развитие ниже племени людей-птиц, но сильно плодовиты. Вполне возможно, что первые представители племени людей-птиц взяли с собой на заселение планеты Земля, представителей племени обычных людей. Вполне возможно, что даже в своих корыстных целях, чтобы иметь рядом с собой помощников в освоении новой планеты. По какой-то причине племя людей-птиц и племя обычных людей были разделены в пространстве в разные измерения жизни. Племя обычных людей стало быстро размножаться в основном измерении жизни. В то время как племя людей-птиц смогло сохранить свою численность и долголетие в рамках разумного. Таким образом, представители племени людей-птиц научилось здесь жить разумно. Может быть, в настоящее время Старик ОН предвидит назревающую беду над всем человечеством? На-верно, поэтому Старик ОН на сохранение генофонда всего человечества создал в пространстве дополнительное измерение жизни, которое назвал "Обратным измерением жизни". Затем Старик ОН поселил в Обратное измерение жизни представителей нового чистого генофонда зарожденных в племени обычных людей, с помощью непосредственного вмешательства, представителей племени людей-птиц. Старик ОН пытается в резервации Обратного измерения жизни поместить из обычных людей именно тех, кто был связан с зарождением нового чистого гено?фонда среди обычных людей. С непосредственным вмешательством племени людей-птиц, с рождением нового чистого генофонда. Я не знаю, насколько точны мои выводы с целью возможного переселения в другое измерение жизни, о котором часто напоминает Старик ОН. Но в любом случае я не готов покидать обычный образ жизни среди обычных людей, хотя бы во славу своего долголетия. У ме6ня столько много обязательств перед близкими родственниками, что я готов умереть среди обычных людей, чем бесцельно настраивать свою жизнь на бессмертие. Если я сумел помочь племени людей-птиц найти до конца свои племенные реликвии. Так почему я не могу помочь племени обычных людей найти свое долголетие? Видимо, человечество действительно ограничено в своем мышлении от племени людей-птиц, которые могут, не ограничено продлевать собственное долголетие. Надо мне хорошо во всем разобраться.
   - Саша! Я забыла тебе сказать, что сегодня вечером разговаривала по телефону с Сергеем. - сказала Людмила, когда вернулась из магазина. - Сергей получил сто американских долларов от нас. Сергей говорит, что по всем признакам смерть Юрки произошла от удара бейсбольной битой по голове. Однако врачи и следствие пытаются доказать, что Юрка умер от отравления каким-то неизвестным ядом. Когда Сергей рассказал следователям, что Юрку преследовали бывшие мужья Эли, которые отсидели срок за убийство своих соперников, то следователи тут же отправились домой к Эли. На подходе к дому Эли, на глазах у многочисленных свидетелей, следователи видели, как с балкона шестого этажа квартиры Эли один за другим бросились вниз головой оба бывшие мужа Эли. Смерть самоубийц наступила мгновенно. Следователи поспешили наверх, чтобы застать в квартире Эли того, кто мог помочь пьяным мужикам броситься с балкона шестого этажа вниз головой. В квартире никого не было. Эли вместе со своими детьми и бабушкой гуляли в городском парке и ничего не знали о самоубийстве бывших мужей Эли. Однако этим странности вокруг смерти Юрки не закончились. На следующий день из прокуратуры города Красноярск, в прокуратуру города Благовещенск поступило заявление. В данном заявлении сообщается, что в прокуратуру города Красноярск поступило заявление от господина Волошина Юрия Степановича, который сообщает, что он убил бейсбольной битой Черевкова Юрия Сергеевича под нажимом двоих мужей Эли, фамилии и имена которых ему неизвестны. Мужья Эли хотели убить детей Черевкова Юрия Сергеевича, который взамен настоял на том, чтобы убили его, а многочисленных детей оставили живыми. Мужья Эли и сам Черевков Юрий Сергеевич. Исполнителем убийства выбрали Волошина Юрия Степановича, который провел убийство Черевкова Юрия Сергеевича бейсбольной битой вблизи больницы. Когда следователи стали выяснять, почему вдруг Волошин Юрий Степанович решил признаться в совершении убийства? Волошин Юрий Степанович заявил, что вчера вечером к нему явился призрак в виде старшего брата убитого Черевкова Юрия Сергеевича и потребовал обратиться с заявлением в городской суд об убийстве его младшего брата. В противном случае призрак старшего брата погибшего, обещал с убийцами разобраться самостоятельно тем же путем, каким был убит его младший брат Черевков Юрий Сергеевич. Волошин Юрий Степанович посчитал лучше добровольно признаться в убийстве Черевкова Юрия Сергеевича, на убийство которого подтолкнули мужья Эли.
   Я внимательно слушал Людмилу о свершившемся возмездии по уголовному делу, о смерти нашего брата Юрки. Хотя я сам какое-то время сомневался, что у меня действительно был реальный фантом, а не сон во время переживаний о смерти брата Юрки. Наконец-то моя месть состоялась. Конечно, лучше было бы, если бы все остались живы. Однако происшедшего вспять не повернешь, а убийц нашего брата-близнеца наказывать обязательно надо.
   - Так это было в тот вечер, когда ты неожиданно появился на кухне и перепугал меня? - поинтересовалась Людмила. - Я не вправе выяснять, как ты ухитрился быть одновременно в России и в Государстве Израиль. Меня просто интересует, что в действительности это ты превратился в призрак, так странно отомстил за смерть своего брата Юрки.
   - Любое преступление должно быть наказано. - с загадкой, ответил я. - Я только ускорил месть за брата.
   Людмила ни стала уточнять мое столь странное возмездие за гибель брата. Просто ушла из нашей спальни. Стала заниматься своими домашними делами. Словно ничего особенного не произошло в нашей семье после гибели моего брата Юрки. Ну, полетал муж куда-то, как призрак с возмездием за убийство родного брата и больше ничего. Можно подумать, что такое явление в повседневной жизни обычных людей и в нашей семье встречается довольно часто. Конечно, я не думаю, что Людмила знала о моих связях с племенем людей-птиц и в частности со Стари?ком ОН. Видимо, с первых дней нашей семейной жизни Людмила привыкла к моим необычным явлениям в жизни. Когда я выходил из дома просто за хлебом в магазин, а домой являлся через десяток дней уставшим и обросшим щетиной. Словно ходил не за хлебом в магазин, а в длительное путешествие куда-то далеко в горы к племени людей-птиц. Даже мои обычные походы в горы на пару дней исчислялись иногда месяцами. Как путешествия легендарного Одиссей и ожидания его жены Пенелопы. Причем после каждого своего странного исчезновения явившись обратно домой целым и невредимым, я напоминал Людмиле, что где бы я ни был, всегда вернусь домой живым или трупом. Поэтому заниматься поиском меня не надо. Так как мои дороги приведут меня домой. У меня одно место жительства.
   Наверно моей жене при жизни надо поставить памятник за терпение и ожидания от такого бестолкового мужа. В отличие от Людмилы я всегда был нетерпелив в ожидании. Стоило кому-нибудь из нашей семьи задержаться после работы или после учебы, а то и просто после гуляния на улице или какого-то мероприятия, как я тут же не мог найти себе места в квартире. Начинал звонить во все инстанции и спрашивать о своем задержавшемся родственнике, который опаздывал домой всего на пару часов. Время ожидания лично в моем понятии всегда казалось вечностью. В данный момент мои мысли были не о бытовой теме нашей совместной жизни. Меня по-прежнему беспокоили мысли о гибели брата Юрки. Я никак не мог понять одной проблемы. Зачем мой брат Юрка вышел из своей тайги хотя бы тогда, когда жил и работай на туристическом комплексе у Кузьмича? Ведь тогда Юрка мог спокойно жить и работать даже без своих документов. Ни у кого и в мыслях не было искать Юрку в таежном лесу. Наверно, даже наша мама и брат Сергей к тому времени свыклись с тем, что Юрка бесследно пропал в тайге. Юрка свободно мог жить в своей тайге и плодиться там детьми. Наверно просторы России были Юрке дороже, чем своя семейная жизнь. Менты тогда списали пропажу людей из зоны свободного поселения на проблемы дремучего таежного леса, где давно неоднократно бесследно пропадали целые экспедиции, которые искали в тайге кровное золото. Ничто не мешало Юрке спокойно прожить свой век в тайге. Даже мог обзавестись своей семьей. Народить на белый свет таежных детей. К тому же семя моего брата Юрки было столь плодовито, что от него появлялись близнецы, как однополые, также разнополые дети. Фактически у моего брата Юрки могло родиться в тайге свое племя новых людей. Таких близнецов нельзя назвать представителями чистого генофонда. Дети не были альбиносами и брюнетами, как было положено иметь отличие от обычных людей представителям чистого генофонда на планете Земля. Очевидно, любые близнецы всегда чем-то отличаются от обычных людей. Близнецы почти естественный клон в природе обычных людей. Наверно близнецы одна из ступеней перехода обычных людей к естественному ускорению и сохранению нового чистого генофонда всего челове?чества, а также увеличние преемственности умственного развития обычных людей от племени людей-птиц. Обычным людям надо лишь принять отправную точку увеличения потенциала умственного развития среди близнецов, за которым открыты просторы познания разума всего обычного человечества. Однако почему Юрка ушел из тайги к городским людям? Может быть, на это были какие-то веские причины, кроме любви к матери и к брату-близнецу? Вполне возможно, что здесь была какая-то взаимная связь между генами, не родившихся близнецов, которые должны были непременно появиться от Юрки у других женщин? По-чему мне ничего не известно об этих событиях, которые произошли с Юркой в двух разных городах России? Наверно все-таки есть какая-то генная связь между новым чистым генофондом и племенем людей-птиц? Вполне возможно, что Старик ОН умышленно скрывает от меня истину рождения и развития близнецов. Мне ничего не известно о массовом рождении близнецов у терских казаков. Скорее всего, не случайно на одном родовом де?реве терских казаков на протяжении нескольких поколений чаще всего рождаются однополые близнецы и только изредка разнополые близнецы. Причем один из разнополых близнецов обязательно брюнет, в то время как другой разнополый близнец обязательно альбинос. В полнее возможно, что в таком случае просматривается след представителей племени людей-птиц. Ведь именно в племени людей-птиц дети близнецы всегда рождаются разнополые, причем всегда брюнеты и альбиносы. Может быть, представители племени людей-птиц проводят искусственное оплодотворение вполне здоровых женщин в основном будущих долгожителей в племени терских казаков. Вероятно, не всегда искусственное оплодотворение казачек бывает удачной со стороны представителей племени людей-птиц. Тогда на свет появляются однополые, однояйцовые близнецы, как две капли похожие друг на друга. Такие, как мои два дядьки, Леня и Саша, а также мои родные братья Сергей и Юрка, по линии моей мамы, терской казачки, в роду которой было много близнецов. В том числе разнополые близнецы, брюнеты и альбиносы, представители нового чистого генофонда. Однако почему я ничего не знаю сквозь свои цветные сны о подробностях зарождения своих братьев-близнецов? От кого мои братья?
   - Твои братья-близнецы никаким образом не связаны с новым чистым генофондом человечества. - вмешался своими мыслями в мои размышления Старик ОН. - Даже твои ДНК частично связаны с чистым генофондом. Ближе всех к чистому генофонду были близнецы Гурей и Мария(Маня). Близнецы, рожденные от тебя, по своей материнской линии ближе к чистому генофонду после Гурея и Марии(Мани). Если бы твоя мама родила следующую пару близнецов, то они могли быть представителями нового чистого генофонда. То же самое касается твоих близнецов, которые, опережая события, ни стали рожать близнецов с новым чистым генофондом среди обычных людей, а сразу перешли в обратное измерение жизни с резервацией нового чистого генофонда. Вполне возможно, что такая поспешность твоих близнецов была ошибочна или наоборот прогрессивна к сохранению нового чистого генофонда всего человечества на планете Земля. Время покажет, кто был прав, а кто нет? Лично я считал, что новый чистый генофонд должен развиваться не изолированно, а в среде обычных людей. Конечно, в этом есть какая-то частица риска, болезни среди обычных людей всегда будут присутствовать рядом с разви?тием нового чистого генофонда. Однако не нужно будет никаких промежуточных ступеней в измерениях среди обычной жизни, чтобы быстрее довести новый чистый генофонд до обычных людей. Вообще, это спорный вопрос развития не только людей, но также любого животного вида на планете. Вначале надо где-то изолированно апробировать зарождение нового чистого генофонда. После по согласию представителей нового чистого генофонда будет решать, куда их поселять. В резервацию нового чистого генофонда в обратном измерении жизни или лучше сразу расселять среди представителей обычных людей.
   - Не понятна моя роль в создания резервации чистого генофонда. - поделился мыслями я со Стариком ОН.
   - Твоя роль в новом чистом генофонде, как роль бактерий в молоке при создании кефира или какого-то другого молочного продукта. - мысленно, объяснил мне Старик ОН. - После твоей естественной смерти твои органы и гены могут быть использованы в создании представителей нового чистого генофонда в виде клонирования. Чего не могут получить обычные люди в обычном измерении жизни. В другом измерении жизни людей получить клон намного проще. Таким образом, путем искусственного и естественного отбора, мы получим носителей семени чистого генофонда.
   - Наконец-то я понял, зачем нужно мое присутствие в другом измерении жизни среди представителей племени людей-птиц вблизи нового чистого генофонда! - мысленно, воскликнул я. - Все равно я к этому не готов! Я хочу просто жить! Пускай я буду такой как все обычные люди. Буду болеть, мучится и мало жить. Однако я всегда буду жить в своей среде. Рядом с такими, как я, обычными людьми. Мне совсем не хочется выделяться среди обычных людей.
   - Тебя никто не торопит. - мысленно, напомнил Старик ОН. - Однако время не может так долго ждать. Подумай сам над своими возможностями. Может быть, польза всем от тебя больше будет заметна в другом измерении жизни?
   Старик ОН, как всегда был прав. Наверно действительно надо все взвесить не ради своего долголетия, а ради будущего генофонда всего человечества стоит перейти в другое измерение жизни или в племя людей-птиц. Однако как объяснить жене и детям мое положение среди обычных людей? Даже самые близкие люди могут подумать, что на старости лет я потерял свой разум. За такие мысли определят в психиатрическую больницу. Александр Черевков
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"