Чернаков Алексей Валерьевич: другие произведения.

Я вижу небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  АЛЕКСЕЙ ЧЕРНАКОВ
  
  Я ВИЖУ НЕБО
  
  21.02.2003 - 22.08.2003
  
  
  1
  
  
  Я вижу небо. Облаков почти нет. Только ярко синее небо... И солнышко.
  Никогда в своей жизни не видал такого приятного на вид чистого синего неба. А еще этот запах! Запах свежести. Он бросается в нос и растекается по всему телу, заставляя проснуться мурашек.
  Сердце наполняется радостью и на душе становится спокойно. Никаких проблем. Они уходят, про них забываешь... Красивое место. Вот бы здесь остаться навсегда.
  Я поднимаю голову, хочу посмотреть на солнце. Оно настолько яркое, что приходится щуриться, как мой кот щурился, глядя на то, как я режу лук. Но постепенно глаза привыкают, и я уже смотрю на солнце с чуть приоткрытыми глазами.
  - Привет.
  Послышался крик какой-то птицы. Я повернул голову туда, откуда крик прилетел и увидел огромного орла. Он гордо парил в небе, расправив свои крылья, как самолет.
  - Привет.
  Красивая пти... Кто это сказал? Мне это не послышалось? Не уж-то я здесь не один?
  - Привет, Макс.
  Снова этот приятный мужской голос. Чем-то напоминает голос доктора. Психиатра. Неужели мое сознание пытается поговорить со мной?
  - Привет, - отвечаю я своему сознанию и продолжаю радоваться завораживающему меня виду.
  Я опускаю голову, и мой взгляд падает на зеленое поле, посреди которого растет одинокое дерево. Кажется, это дуб. Я начинаю движение к нему. Хочу прикоснуться, хочу погладить, поговорить с ним.
  Я ступаю по зеленой травке. По ней лазают всякие букашки. На некоторых, к сожалению, мне приходится наступать. Прошу прощения у каждой убитой мною букашки.
  До дерева совсем чуть-чуть. Несколько секунд приятной ходьбы и моя рука ляжет на кору древнего живого растения. Это дерево многое повидало за свою долгую жизнь.
  Сколько ему? Сто пятьдесят. Двести лет. К сожалению, нет с собой бензопилы. Да я и не воспользовался бы ей никогда.
  Пока расстояние между мной и дубом сокращалось, в голову пришло желание взобраться на самую верхнюю точку "старичка". Очутиться на самом верху и оглядеться вокруг. Я вспомнил свое детство, когда еще в детском саду взбирался на деревья с легкостью взрослой обезьяны. Почтил своим вниманием почти все деревья в детсаде. Этого и следовало ожидать. По гороскопу я обезьяна. Мне должно быть свойственно взбираться на деревья.
  А вот и дерево. Высокое и старое. Дерево многое повидавшее, дерево с большим жизненным опытом.
  Рука протянута. Она медленно тянется к нему. Доли секунды и она ляжет на него.
  Я никогда в своей жизни не видал такого красивого дерева. Просто загляденье! Думаю не вопрос: я заберусь на самую его верхушку. Я увижу сверху весь мир.
  Рука легла мне на плечо, и я слегка подпрыгнул. Внутри от неожиданности, будто ядерная бомба взорвалась. Меня чуть удар не хватил. Нельзя же так человека выводить из мира удовольствий.
  - Привет, Макс.
  Все тот же голос. Значит, мне это не послышалось, и сознание действительно пытается со мной пообщаться.
  - Привет, - отвечаю я, и тут же замираю. Стоп, если это мое сознание со мной на связи, то чья рука сейчас на моем плече. Вот теперь мне действительно становится страшно. Сердечко, которое еще не успело успокоиться, вновь набирает обороты.
  Думаю надо повернуться и взглянуть материализовавшемуся сознанию в лицо.
  Но я не стал поворачиваться. Я напрочь забыл о том, что кто-то сзади пытается завести со мной разговор. Мое внимание было привлечено другим.
  На моих глазах все то, что несколько минут назад радовало мою душу, постепенно теряло яркость своих красок. Трава переставала быть зеленой. Теперь дуб был не так привлекателен, как раньше. А небо будто наполнялось грозовыми тучами.
  Все стало серым и мрачным.
  И на душе не было радости. Там поселилась грусть и печаль. А с ними и удивление.
  Почему?
  И зачем?
  - Макс?
  Отстань. Не до тебя сейчас. Вместо того чтобы доставать меня разъяснил бы лучше причину всего этого. Почему все стало серым?
  - Потому что я хочу поговорить с тобой. Я хочу тебе помочь, поэтому нам обоим, а в первую очередь тебе необходимо многое прояснить.
  - Но почему?
  - Повернись ко мне.
  Пришлось повернуться. Не было другого выхода. На серое небо, серую траву и непримечательный дуб уже не хотелось смотреть. Я повернулся и чуть не лишился рассудка от увиденного.
  Я находился в маленькой комнате. Четыре стены и только одна дверь. Окон не было. По середине стоял стол. Рядом два стула. На одном из них сидел незнакомый мне седовласый мужчина, который правой рукой указал мне на второй стул и попросил присесть.
  - Где я?
  Я не обратил внимание на приглашение сесть. В голове кружились совсем другие мысли, и я почти не расслышал слов незнакомца.
  Что это за комната? Четыре стены и один маленький стол. Чем-то смахивает на комнату для допросов. А что, если это правда. Что я мог натворить?
  - Садитесь, Максим, - голос незнакомца звучал успокаивающе. Он закинул ногу на ногу и сплел на коленях руки. Поза серьезного человека.
  Эти слова дошли до меня. На этот раз мои уши были готовы к приему, а глаза уже внимательно разглядывали сидевшего на стуле.
  - Кто вы и где я нахожусь?
  - Для начала сядьте, - четко проговорил он, не сменив позы.
  Я послушался. Подошел к стулу и уселся. На спинку стула я не опустился, а наклонился слегка вперед. Во мне не было уверенности, что все идет хорошо и, что в ближайшее время мне не грозит опасность.
  Под мышками и по спине потекли капельки пота.
  - И все же, - заговорил я неуверенно. - С кем я имею честь вести разговор? И где я, черт возьми,... нахожусь?
  Незнакомец расцепил руки и наклонился к столу. Положив руки на край стола, он на мгновение задержал на них свой проницательный взгляд, а после посмотрел на сидевшего напротив. Я был весь во внимании. Ситуация требовала прояснения.
  - Зовите меня Александром. Не надо фамилий, не надо отчеств. Просто Александр.
  Полноценный ответ, не правда ли? Мне на стол поставили тарелку с едой, а ложки или вилки не принесли.
  - Я психиатр. Думаю такого ответа будет достаточно.
  Мои брови полезли вверх. Психиатр? Ни следователь, а врач. Простой психиатр.
  - Вы врач. А что же я делаю в этой комнате, напоминающую комнату для проведения допросов?
  - Вот именно на этот вопрос мы и будем с вами искать ответ. Для этого нам придется провести за этим столом не один час и даже не один день.
  - Я что-то вас не понял, доктор.
  Александр откинулся на спинку стула и вновь закинул ногу на ногу.
  Я ждал ответа.
  - А вы помните, Максим, что случилось недавно? Вы сами можете мне назвать причину вашего нахождения в этой комнате? Подумайте и попытайтесь вспомнить.
  И я попытался, но, к сожалению, не вспомнил. Я совсем ничего не помнил.
  - Вот именно для этого мне и придется видится с вами каждый день. Вы должны вспомнить, что случилось... Я, знаю, но вам сказать не могу. Вы должны мне сами это сказать, а главное осмыслить случившееся.
  - Я ничего не помню, - вырвалось у меня. - Ничего...
  
  
  2
  
  
   Вы когда-нибудь были одиноки? Думаю, были. Нет таких людей кто бы хоть раз не почувствовал одиночество в любой ее форме.
  Одиночество, одиночество.
  Я чувствую себя одиноким, но в этом я сам и виноват. Спрятался от реального мира в четырех стенах. Закрыл окна. Теперь даже солнечный свет для меня редкость, но это мое желание.
  Я целыми днями слоняюсь по квартире, как зомби, и у меня нет желания идти на контакт с внешним миром. Закрывшись в своей квартире, я буду находиться в ней до последнего.
  Каждый день я слышу голос своего лучшего друга. Я не пропустил еще ни одного его сообщения. Правда, некоторые пришлось стереть с автоответчика. У него не так много места, сколько он записывает последние дни.
  Он звонит мне, а я не отвечаю. Он звонит, хотя мог бы и прийти. Но он не придет. Я попросил его не делать этого. Пока я сам не покину свою крепость.
  День, когда я решил, что надо подышать свежим воздухом, наконец-то наступил. Сколько дней я находился в "заточении"? Я этого не знал. Только через несколько часов я вновь задумался об этом и пришел в ужас, узнав сколько дней мои глаза отвыкали от солнечного света.
  Семь.
  Я не выходил на улицу неделю. Целую неделю.
  Неделя - срок небольшой, но в тоже время и не маленький. Все зависит от человека. Есть люди, которые месяцами могут не покидать своих домов и не входить в контакт с людьми. А есть люди противоположные им. Я из таких. Для меня неделя - это тот срок, после превышения которого я начинаю сходить с ума от недостатка общения. Первые дни ты спокоен, ты занят своими делами. Но постепенно начинаешь закипать, тебе необходимо с кем-нибудь пообщаться. В такие дни, когда мне не с кем было поговорить даже за стенами своего дома, я ходил по магазинам и делал разные покупки. Эта привычка сильно отвлекала и в тоже время позволяла поразмышлять о жизни и насущных проблемах.
  Я поднялся с кровати и посмотрел на окно. Солнечный свет едва проскальзывал в спальню - окно было закрыто шторами. Я потряс головой, пытаясь проснуться и, вроде бы проснувшись, доплелся до окна и впустил солнечный луч, так настойчиво рвущийся внутрь.
  Свет ворвался в спальню, но в мои глаза он попал не сразу. С непривычки я минуты две стоял с закрытыми глазами, пока мое лицо привыкало к нежной теплоте. Наконец я решился и медленно открыл глаза.
  Здравствуй, солнце.
  Привет, Максим.
  Как долго мы не виделись с тобой?
  Долго. Я уже соскучилось.
  Я тоже.
  Я улыбнулся и оглядел улицу, соседние дома, прохожих. Мир жил своей жизнью. А он задумался хоть на минуту: "А где же парень со второго этажа, что-то давненько его не видно?"
  Я тяжело вздохнул и отвернулся от окна.
  Когда-то давно, лет пять назад, учась в университете, мне пришлось побывать на одной лекции, которую я запомнил надолго. Она вкралась мне в душу с того самого момента и иногда всплывала из памяти наружу. В такие моменты мне было не по себе.
  Лектору было лет шестьдесят, и то, что он сказал (именно этими словами лекция засела у меня в голове) было для его возраста дикой реальностью.
  "Счастье - это когда ты знаешь и чувствуешь, что ты кому-то еще нужен".
  Именно эти слова он произнес, и именно эти слова я до сих пор помню и полностью с ними согласен. Ведь мне действительно одиноко. В мои-то двадцать три года.
  Тогда у лектора выступили слезы.
  Когда одинок - очень тяжко. Ты постепенно сходишь с ума. А это до добра не доведет. Одиночество очень сильный фактор. Им нельзя пренебрегать...
  Я направился в ванную. Мы не виделись уже неделю. Грязь надо иногда смывать. Пора показаться на свет.
  Когда я проходил мимо кухни в ноги мне бросился грозный зверь. Он дико кричал. Не думаю, что он так признавался мне в любви.
  Привет, Кеша... Да, я виноват. Прости меня... Успокойся, успокойся... Как ты похудел! Боже мой! И в этом виноват я. Что я могу сделать, чтобы ты простил меня?
  Кеша перестал кричать и пошел на кухню, хмуро поглядывая за мной. Я не мог бросить своего друга в беде. Через минуту его миска наполнилась мясными шматочками, и тут же по кухне разлетелось радостное урчание моего кота.
  Я со слабой улыбкой на лице понаблюдал за ним с минуту и поплелся в ванную, где включил холодную и горячую воду и заткнул дырку в ванне. Вода стала заполнять белую емкость. Она текла медленно. Я не любил быстро наполнять ванну и после этого осторожно залазить в воду.
  Стянув с себя трусы, я нагишом полез в ванну. Вода еле-еле охватывала мои пятки. По телу побежали мурашки. Обожаю, когда они носятся по моему телу. Просто кайф!
  Вода немного поднялась. Чем медленнее она заполняет ванну, тем лучше. Кайф! Чувство неописуемо... Ха, у каждого свои загоны. Да, я люблю сидеть в ванне и ощущать, как вода постепенно охватывает мое тело. Кому-то понятны мои ощущения, кому-то не понятны. Каждому свое. Попробуйте - может и вам понравится.
  Когда вода добралась до пояса, я лег, и теплота окутала все мое тело, кроме головы и части ног. К сожалению, размеры моего корыта не позволяли поместить в него все тело, так что ногам приходилось прохлаждаться до тех пор, пока я не поднимался и не опускал их в воду.
  Привет, водица. Давно не виделись.
  Привет, Макс. Решил не дожидаться того момента, когда грязь будет падать с тебя кусками?
  Да, не хотел бы этого.
  Как ты? Что-то ты совсем печален. Что случилось?
  Лучше не спрашивай. Не хочу об этом говорить.
  Ну ладно. Наслаждайся моей теплотой.
  Я выключил воду. Ванна наполнилась до того уровня, до которого я всегда ее наполнял. В ванную зашел Кеша и без удивления запрыгнул на стиральную машинку и стал зачарованно наблюдать за тем как я плескаюсь в воде. Я, тем временем, поднял руку и метнул несколько капель в своего кота. Тот отстранился, но свое место не покинул.
  Плескался я недолго. Едва не заснув, я поднялся и намылил сначала мочалку, а потом ей и себя. Помыл голову, и, сполоснувшись, покинул ванну.
  Из ванной вышли двое: я и кот.
  Единственное что я забыл в это утро сделать, так это побриться. За неделю отшельничества мое лицо густо заросло. Но я не побоялся выйти в свет даже в таком состоянии. Это было мне не впервой. Бывало, когда я не брился и больше недели.
  После ванной я посетил кухню, где попытался сотворить себе завтрак из того, что было в моем холодильнике. Очень кушать хотелось. Кеша то уже валялся на полу и вымывался, а я еще был голоден.
  В холодильнике не было колбасы, не было сыра, не было яиц. Даже хлеба не было. Пришлось залезть в остатки картофеля и пожарить его. Так я и сделал. А после того, как завтрак был полностью мной поглощен, я быстренько оделся, попрощался с котом и покинул квартиру.
  Я направился на встречу с другом.
  Было половина первого. А в это время он мог быть только в одном месте. Именно туда я и направился.
  
  3
  
  
  - Расскажите мне про свое детство.
  Я поднял глаза и посмотрел на собеседника. Мне было не по себе от атмосферы, окружавшей меня. Очень хотелось попытаться понять, где я нахожусь.
  - А вам так уж интересно мое детство? - Я сделал паузу. - Может вы просто расскажете, что я такого натворил, а я уж попытаюсь вспомнить, что случилось в деталях и ради вас попытаюсь осмыслить.
  - Это не так-то просто, как вам кажется, Максим.
  - Не так-то просто... Ха... Чего ж здесь сложного? Просто скажите: Вы сделали это, там и вот таким вот образом. Это сложно?
  - Вы не...
  - Что еще, доктор?
  Я встал, резко отодвинув стул такой же серый, как стены в этой мрачной комнате. Доктор немного насторожился, но я прочел в его глазах уверенность в своих силах. Он был уверен, что ничего страшного не случится. И он был прав. Не знаю причин его уверенности, но с моей стороны угрозы не было. Я же не сумасшедший и не преступник. Или это не так?
  Я ходил из стороны в сторону, от одной стены до другой, а мой собеседник - доктор Фрейд - мирно сидел и наблюдал за мной.
  Я усиленно пытался вспомнить, что же случилось. Что? Я кого-то убил? Может изнасиловал?
  Что я натворил?
  - Успокойтесь, Максим. В таком состоянии вы ничего не вспомните. И мы никуда не продвинемся.
  Все тот же спокойный голос. А может ли он понять меня? Ведь это я заблудился, а не он. Перед глазами картинки из моего детства, юношества, но чем дальше от дня моего рождения, тем все белее перед глазами. Что случилось? Может я что-то натворил, и при этом потерял частично память? Возможно ли такое с точки зрения медицины? Я не знаю. А очень хотелось бы.
  Я перестал мерить шагами комнату и сел на стул, пододвинув его к столу.
  -Давайте начнем, доктор. Я очень хочу знать все, что случилось со мной.
  В ответ опять:
  - Расскажите мне про свое детство.
  Мы смотрим друг другу в глаза.
  - Что вы конкретно хотите знать?
  У него сильный взгляд. А ведь я многих смог пересмотреть.
  - Начните с раннего детства и постепенно продвигайтесь дальше. Рассказывайте все, что считаете нужным.
  - Это поможет в нашем деле?
  - Даже очень. Вы в этом скоро убедитесь.
  - Будем надеяться.
  Я все же первым отвел взгляд, который теперь покинул эту мрачную комнату и устремился за ее просторы. Куда? Я, к сожалению, знать не мог. Потому что не знал, что там за дверью, которая вела из комнаты, где я сижу.
  - У меня живы родители, жива сестра. Она младше меня на четыре года. Братьев нет. Только двоюродные, которых я не видел уже много лет. Недавно встретил двух девушек, которые узнали меня. По их словам они ходили вместе с моей сестрой в детский сад. И при этом хорошо помнят меня. Представить себе это можете. Почти двадцать лет спустя. Я не так сильно изменился? Интересно, а если бы мы встретились лет через пятьдесят, они также узнали бы меня?
  Иногда я прохожу мимо своего родного детского садика. Он сильно изменился. Очень сильно. Все стало совсем по-другому, да и дети теперь туда ходят другой национальности. Не изменился он у меня в душе. Я запомнил его таким, каким он был при наших встречах многолетней давности. Нет только тех деревянных домиков, которые мы разламывали. Просто брали и выламывали доски. Еще там были две беседки. По их кирпичам ползали большие пауки, и мы ловили их. Вот только не помню, что я с ними проделывал.
  Я много раз убегал из детсада, но меня всегда ловили. Далеко я не убегал. Только единственный раз воспитателям пришлось помучаться. Я убежал со своим другом. Нас нашли у его дома в часе ходьбы от детсада. Тогда на поиски бросились не только воспитатели, но и наши родители.
  Детство - это всегда проблемное время для наших родителей. У меня даже памятный подарок остался от детского сада. Над левым глазом шрам. Видите? Сантиметром ниже и нет глаза... Вот такие вот дела...
  Не помню с какими чувствами в душе я первый раз пошел в школу. Думаю, одновременно чувствовал волнение и любопытство. Но я просто не помню. У меня по жизни слабая местами память. Вот числа и фамилии откладываются замечательно, а все остальное - с большим трудом.
  - Наш мозг вмешает всю информацию, которую мы получаем в течение жизни, - проговорил Александр. - Просто надо уметь ее достать.
  - У меня не мозг, а мусорный бак. Из него трудно достать что-либо нужное.
  Александр улыбнулся. Уголки его рта слегка приподнялись. Не сдержался и я - выдал легкий смешок.
  - Я где-то прочитал в свое время, что мужчины вечно будут извиняться перед женщинами. Мне вспомнились начальные классы школы, когда я постоянно хулиганил, дергал девчонок за косы, а потом мне приходилось извиняться при всем классе при абсолютной тишине. Через это прошли все парни. Вы, наверное, тоже?
  - Приходилось извиняться.
  - А анкеты, которые вечно составляли девчонки? Помните? Они хотели узнать, кто в кого влюблен. Почему-то я всегда писал только правду, а потом с покрасневшим лицом наблюдал за той, кого я вписал в строку с вопросом: "Кого ты любишь?" Такое не забывается...
  
  
  4
  
  
  Приятно выйти на свежий воздух после недельного отшельничества. Мой нос поднят к синему небу. В его две дырочки затекает долгожданная прохлада. Чувствуешь себя так же, как после утоления жажды. Свежая жидкость растекается по сухому телу, наполняя его желанием продолжать жить дальше.
  После минутного застоя я опускаю голову и оглядываю все вокруг... Как я соскучился по вечному уличному движению... Все тело наполняется радостью, которая заполняет каждую клетку худощавого измученного тела. С этой радостью, с улыбкой на лице, я врываюсь в движущийся человеческий поток. Он засасывает меня, втягивает, и будет держать до последнего, пока моя воля не поборет волю "живого" движущегося существа.
  До кафе, в котором мой друг проводит обеденный перерыв, сорок минут ходьбы, и я решаю провести это время на улице, медленно сокращая расстояние между собой и кафе. Я медленно двигаюсь по многолюдной улице, прекрасно понимая, что следующие два-три дня мои ноги не дадут мне покоя. Те огромные расстояния - от спальни до кухни и обратно - просто мелочь по сравнению с тем километражем, который я преодолеваю в данный момент. Уф, и достанется же мне. Буду лежать еще два дня, корчась и моля Всевышнего о пощаде (раньше до Него редко долетали мои мольбы).
  Но сейчас я не буду думать о последствиях.
  Я просто буду получать наслаждение от прогулки среди надолго покинутых мною людей и...
  - Ой, простите, - бегло проговорила молодая блондинка. Ее папка, после столкновения со мной, упала на землю. К счастью, бумаги остались на месте. - Извините, я была не внимательной.
  Вот так всегда. Задумаешься о прекрасном, о возвышенном, а тебя обязательно кто-нибудь да и вернет на землю.
  Она подняла папку и поместила ее под мышку, придерживая другой рукой. Ее извиняющаяся улыбка напомнила мне кого-то. Меня будто током ударило. Всего вздернуло. Где же я видел эту улыбку? Эта улыбка...
  - Что с вами? Вам плохо?
  - Нет, нет. Все хорошо.
  Я потряс головой и посмотрел на девушку ясными глазами.
  - Все нормально? - спросила она. В ответ получила успокоивший ее ответ.
  На этом мы расстались... Но я еще долго не мог ее забыть. Где же я ее видел? Или просто она сильно на кого-то похожа. Две минуты общения с незнакомкой, а я уже нахожусь в замешательстве. Что со мной?
  Постояв с полминуты, продолжил движение, но уже не с той решительностью, что была пять минут назад. Проходя мимо магазина женской одежды, бросил взгляд на витрину. С витрины на меня смотрела симпатичная девушка и улыбалась. По телу тут же побежали мурашки. Что происходит? Я смотрел не на ее глаза, не на нос с маленькой горбинкой. Мой взгляд был направлен на ее губы. Еще секунду назад ее улыбка была мне не знакома, а теперь та, что и у незнакомки, с которой произошло столкновение.
  Я закрыл глаза и поднес руки к лицу, закрыв его ладонями.
  Что со мной происходит? Что случилось?
  Открыв глаза и убрав руки, я посмотрел на витрину и немного успокоился. Пока не было причин для сильного беспокойства. Пора идти, а то я так и до конца обеденного перерыва не успею дойти до кафе. Не хотелось отвлекать друга от работы.
  И все же, почему я вижу... Нет, я не страдаю галлюцинациями. Это не глюки. А может это сказывается неделя отшельничества? Может ли быть такое?
  Я посмотрел на часы. Половина второго. Половина обеда я пропустил. Надеюсь, мой друг все еще там. До кафе метров сто. Я уже вижу на другой стороне улицы вход в кинотеатр. А кафе напротив него. Еще совсем чуть-чуть.
  Как я соскучился по тебе, мой давний и верный друг. Через пару минут мы с тобой увидимся и я пожму твою руку.
  А вот и вход в кафе. "Старая кляча". Любопытное название, не правда ли? Последний раз я заходил сюда недели две назад. Я не любитель здешней кухни, в отличие от моего друга. И он это знает, но на меня обиду не держит.
  
  
  5
  
  
  - В моем классе были красивые девчонки, и я за многими пытался ухаживать. Правда, в слово ухаживание вкладывалось не то, что во взрослом возрасте. Не было кафе, ресторанов, цветов. Все ухаживание происходило в четырех стенах - в стенах класса. Записочки писались чуть ли не каждый день. А вы писали записки?
  Александр, который сидел в позе мыслителя, только кивнул в ответ.
  - В первом классе мне нравилась одна девчонка. Виктория ее звали, если мне не изменяет память. Она нравилась мне на протяжении нескольких лет. Вот только взаимности не было. Помню, я пытался ее поцеловать в щечку, но не удалось - мои губы легли на ее плечо, которое закрывала кофта. Но я даже после поцелуя кофты целый день скакал от радости.
  Бывало и так, что мне нравились две девчонки одновременно. Но как говорится: "За двумя зайцами погонишься - ни одного не поймаешь". Помню, постоянно теребил классного руководителя, чтобы меня посадили за одну парту с той, которая удостаивалась большего моего внимания. В девятом классе именно так и произошло. Я до конца учебы сидел с девушкой моей школьной мечты.
  - И какие же у вас с ней складывались отношения?
  Я откинулся на спинку стула, сцепил руки за головой и кинул взгляд в потолок.
  - Можно сказать никакие, - проговорил я, слегка улыбаясь. - Многие парни и девушки не могут избавиться от комплекса стеснения. Общение с девушкой, которая сильно меня не интересует, не составляет у меня труда, а вот с объектом мечтаний - слов не могу найти. Будто преграда в горле.
  Поэтому я так и не сблизился с ней. Перебрасывались словцами во время уроков, сидя за партой и все. Даже на дискотеках в школе я стеснялся к ней подойти. Хотя знал ее с первого класса.
  В каком классе не помню, кажется в девятом, появилась у нас новенькая. Сейчас она замужем за моим же одноклассником. С ее появления мое внимание уже раздваивалось. Но и с ней у меня ничего не сложилось.
  - У вас была девушка в школьные годы, с которой вы именно встречались, а не пытались завоевать взаимности?
  - Не было до одиннадцатого класса. Только к этому времени я немного смог сладить со своим стеснением. Девушку звали Инна. Она была младше меня года на два и была весьма симпатичной, но и в тоже время очень стеснительной. Я с ней повстречался три месяца и сбежал. В тот момент я уже был студентом первого курса. Так и не нашел я с ней за три месяца близкого языка. Тяжеловато было с ней в общении.
  Однажды мне случайно в руки попался ее дневник. Увидав какие у нее были оценки, я ужаснулся. За три четверти она получила шесть двоек и столько троек, сколько я за всю учебу в школе и даже университете не получил. Именно тогда я засомневался в нашем дальнейшем общении, и именно тогда меня посетила мысль о побеге.
  - Вы сбежали от нее, а виделись после этого с ней хоть раз?
  - Один раз. Она шла по дорожке через улицу. Это было два года спустя. И, кстати, выглядела еще более привлекательной... Инна. Не правда ли, красивое имя и при этом не часто встречающееся?
  - Да, симпатичное имя, - спокойно ответил Александр и поменял позу: левая нога теперь была сверху, а руки в карманах брюк. - Но мне больше нравится Оксана. Так звали мою жену.
  - Она умерла?
  - Нет, - проговорил он с нежностью и в тоже время с грустью.
  - Она ушла от вас?
  - Я ушел от нее. Но не по своей воле.
  - Что...
  - Давайте не будем так глубоко вторгаться в мою личную жизнь. Сейчас я в роли доктора, а не вы...
  
  6
  
  
  Улыбка буквально растянулась по всему лицу идущего мне навстречу молодого человека. Он развел руки и приготовился заключить меня в свои объятия.
  - Ну наконец-то ты покинул свою пещеру, друг мой.
  Мы заключили друг друга в объятия и слегка похлопали по спинам. На моих глазах появились едва заметные слезы. Я был очень рад видеть своего лучшего друга.
  - Привет, Андрей, - смущенно проговорил я и потянулся за ним к занимаемому им столику.
  - Целую неделю я ждал твоего появления. Просыпался с мыслью о твоем появлении, и потом весь день только об этом и думал. И вот дождался... Ты даже не догадываешься, как я рад тебя видеть.
  - Представляю.
  Андрей подозвал официантку и заказал чашечку кофе. Он не спросил моего согласия, но этого и не требовалось. От чашечки кофе я не откажусь никогда, и это мой друг прекрасно знал.
  Мы молча поглядели друг на друга. Не виделись неделю, а, кажется, будто вечность пролетела.
  Познакомились мы на первом курсе. Андрей учился в параллельной группе. Познакомились в лагере, если не подводит меня память. Кажется, на баскетбольной площадке. Но сдружились мы года через два. Теперь не разлей вода. Как жених и невеста. Правда вода чуть не разбила нашу дружбу навсегда. Прошлым летом мы компанией отдыхали на пляже. Я заметил, что Андрей со своим братом доплыли до буйка, и рванул к ним. Туда доплыл, но на обратный путь сил не хватило, и тут появилась госпожа Паника. Честно скажу - сильная она дама. Я так и не смог с ней справиться. До берега меня тащили на буксире. После я с полчаса лежал на покрывале и отходил от веселого речного путешествия.
  Теперь я у них в долгу. Но, надеюсь, квитами мы не станем. Пусть лучше счет один ноль не превратится в ничейный.
  - У тебя пучок седых волос возле виска, - проговорил Андрей и поднес чашку к губам.
  - Все нервы, нервы.
  Андрей пододвинулся ко мне поближе и положил руку мне на спину.
  - Я с тобой, друг. Вместе будет легче забыть то, что случилось.
  - Спасибо тебе за все.
  - На здоровье.
  Принесли кофе. Андрей расплатился. Я посмотрел на часы и протянул руку Андрею.
  - Ничего с ними не случится, если я задержусь.
  - Ты опоздаешь, а не задержишься, - уточнил я и поднес чашку к губам.
  - Ах, ну да. Я пока не начальство.
  Мимо нас прошла молодая девушка и заметила моему другу, что опаздывать не прилично. Андрей же аргументировал свое опоздание как беседу с клиентом. На этом они и расстались.
  - Вот лиса. Кстати, твой агент очень волнуется. Просил напомнить, что книга должна быть закончена к октябрю.
  - Не говори ему пока ничего. Ты вообще меня не видел.
  - Без проблем. Но книгу ты обязан закончить в срок.
  Андрей работал в издательстве в отделе маркетинга. Занимался изучением рынка. Естественно рынка книг, а не овощей и фруктов. А я занимался писательством. Время от времени пописывал. Писал, правда, когда приходила муза. Муза - дамочка привередливая и бывали времена, когда она попросту забывала обо мне. А писать надо - контракт подписан и существуют обязательства, которые я должен был исполнять, если, конечно, хотел жить хорошо.
  - Ты уже заказал столик у Виктории? - Я поставил пустую чашку на стол и раскинулся на стуле.
  - Еще чашечку? - ответил он вопросом на вопрос. В ответ получил отказ. - Как хочешь. А столик я заказывать не стал. Подумал, что так будет лучше для тебя.
  - Я уже в норме.
  - У меня другие мысли по этому поводу. Думаю, я сделал все правильно.
  - Его еще не поздно заказать? - спросил я и потянулся за чашкой Андрея. Он не отказал и позволил сделать мне глоток.
  - Не поздно, но стоит ли это делать? - Он отобрал у меня чашку, а то я уже намеревался сделать второй глоток. - Ты предлагаешь все-таки заказать столик? Твое твердое решение?
  - У кого через два дня день рождение? У меня, что ли?
  - Смотри сам.
  Андрей посмотрел на часы.
  На моих почти половина третьего. Заболтались.
  - Попадет от начальства? - спросил я.
  - Ничего не случится.
  - А вдруг начальника хватит удар, и ты до конца своей жизни будешь корить себя за это получасовое опоздание. Не жалко человека, пусть он хоть вредный и скользкий?
  - Ладно, пойдем. Проводишь меня. Чем сам то собираешься заняться сегодня? Может вечером в гости заскочишь. Есть желание?
  - Зайду. И не бойся - опять на неделю не пропаду.
  Мы поднялись из-за стола и направились к выходу. У самого выхода нас нагнала официантка. Андрей так рад был меня видеть, что забыл какие-то журналы, на которые я, кстати, не обратил внимания.
  "Космополитен", "Элль" и еще пару журналов в таком же жанре. Я вопросительно посмотрел на друга.
  - Не смотри на меня так, будто это я себе их купил. Жена попросила.
  - Ничего не говори. С тобой все ясно.
  - Шутишь? - спросил Андрей без всякой обиды.
  - Издеваюсь.
  Мы покинули кафе. Издательство находилось неподалеку от кафе, через дорогу по соседству с кинотеатром. Подождав пока машины проедут, мы перескочили через дорогу и оказались у дверей издательства.
  - Кто будет на дне рождении? - спросил я, когда мы остановились у дверей. - Кроме нас, конечно.
  - Наташа с Олегом. Возможно Лида придет.
  - Все?
  - Думаю, пригласить жену. Как ты считаешь?
  Я не ответил. Просто посмеялся и обнял своего лучшего друга. Андрей пригласил меня вечером в гости и советовал не скучать до нашей скорой встречи.
  Он скрылся за дверьми издательства, а я решил немного погулять.
  
  
  7
  
  
  Что-то не так. Александр говорит, что мы уже три дня общаемся, а мне кажется, что я эту комнату вообще не покидал. Как разговор начался, так он и продолжался.
  Очень странно.
  Все та же темная и мрачная комната без окон. Кровати нет. Уж точно не на стуле я провожу ночь в течение якобы трех дней.
  Три дня. Усталость по всему телу хозяйничает. Сколько можно укрывать от меня правду. Ведь он все знает. Знает, но пытается вытащить признание из меня. А если я так и не вспомню, что мне здесь всю жизнь провести.
  Бред полный!
  За дверью послышались шаги. Я не смотрю на дверь - я точно знаю, кто сейчас ее откроет.
  В комнату вошел Александр. Будто на всей планете только он и я.
  - Добрый день, Максим.
  Он прошел к столу и сел на свое место.
  - Добрый, добрый.
  Я посмотрел на него. Самоуверенный, спокойный. Как всегда.
  - Ваш взгляд не очень добродушен.
  - Вам бы на мое место, - проговорил я, не отводя глаз от собеседника.
  - Но я не на вашем месте. Продолжим?
  - Доктор... Я уже устал от этой приятной беседы. Вы обещали результатов, но их пока не видно. Всю жизнь мне, что ли, провести с вами в этой конуре? Устал я, доктор.
  - Вам надо потерпеть. Это в ваших интересах. Если вы вспомните, что произошло, то сильно облегчите себе дальнейшую жизнь. Если же нет, то проведете ее в месте, куда я бы не советовал попадать. Успокойтесь и давайте продолжим.
  - Легко сказать.
  - Я не говорил, что будет легко.
  Я промолчал. Тяжело было говорить. Тело находилось в невидимом колебании от эмоционального напряжения. Все сжималось, не давая проходу воздуху, который, кстати, в этом мрачном помещении был на удивление чистым и приятным для употребления.
  - Не знаю, не знаю.
  - Что вы не знаете, Максим?
  - Стоит ли все это продолжать?
  Александр поднялся и подошел ко мне. Встал за спиной. Я ощутил его дыхание: ровное, спокойное. Он положил руку на мое плечо.
  - Возьмите себя в руки, Максим. Результаты будут, я уверяю вас. Поверьте мне, осталось совсем немного. Вскоре будет легче и вам, и мне. Вы продолжите жить дальше без проблем, а я продолжу работать - у меня еще много пациентов, подобных вам. Главное - терпение.
  Да уж, легко он говорит. Терпение, терпение. У меня уйма терпения.
  Александр убрал руку с моего плеча и вернулся на место. И опять поза мыслителя.
  - Давайте продолжим. Раньше начнем, раньше кончим.
  - На чем мы остановились? - спросил я, слегка успокоившись. Я решил побыстрей закончить общение с Александром. Мне нужна правда, пусть хоть не от него. Сам все вспомню.
  - У вас были девушки в университете?
  Так. Все о том же. Ни мое хобби, ни увлечения. Именно вопрос о моих взаимоотношениях с противоположным полом. Куда он клонит?
  - Что вас интересует, доктор? С кем из них я спал, а с кем нет?
  - Все что считаете нужным. - Он не обратил внимания на мой слегка оскорбительный тон.
  - Были девушки, доктор, были... На первом курсе я познакомился с симпатичной девушкой. Ее звали Лиза. Белые кудрявые волосы, голубые глаза. Моя неопытность в амурных делах привела к тому, что мы через месяц расстались. Она порвала наши отношения, но мы остались друзьями. Причиной я так и не интересовался, хотя очень хотелось спросить.
  Тогда я первый раз по настоящему влюбился. Поэтому отказ с ее стороны сильно ударил по мне. Сколько я не старался вернуть ее - все попытки были тщетны. Отошел я только через год. Но, честное слово, доктор, стало общаться с противоположным полом попроще. Я узнал настоящую горечь поражения. Второе бы пережил.
  - Не зарекайтесь.
  Я не обратил на его слова внимания.
  - Лизу я давно не видел. Сам не звоню, только раз в год - в день ее рождения. В этом году не застал. Но, надеюсь, ее мама передала мое поздравление.
  - Какие у вас были к ней чувства?
  - Она была моей первой настоящей любовью. Что тут говорить? Этим все сказано.
  - Через год вы оправились. Как сложились дальше ваши дела?
  Я с полминуты молчал. Раскинулся в кресле, скрестив руки перед собой.
  - На втором курсе познакомился с двумя сестрами-первокурсницами. Нашел простой способ - спросил немного картошки. Одна из них - Ирина - мне понравилась, но за ней уже ухаживал парнишка, который был старше меня на два года. По началу я никак не мог повлиять на ход событий, но постепенно чаша весов перевесила в мою сторону. Они поссорились, расстались и как бы у нас стали налаживаться близкие отношения.
  Наступили частые походы к ним в гости и каждодневные просмотры сериалов. Знаете, доктор, девчонки просто прутся по этим сериалом. Ни скажу что все, но большинство точно не отходит от телевизоров. "Друзья", "Зачарованные" и в этом роде.
  Женщины - фанатики телесериалов, мы же - фанатики футбола, хоккея и так далее.
  Я усмехнулся, но не сказал, что иногда и сам посматривал телесериалы. Чужие примеры заразительны.
  - Как складывались у вас отношения с сексом?
  - Ни с Лизой, ни с Ириной я не спал, хотя вторую чуть не уложил. Все к этому и шло, но кто-то пришел, и все... В общем, ничего не получилось. Помню этот день. День Валентина. Этот вечер я провел не с Ирой, а кое с кем другим.
  С ней я познакомился на втором курсе зимой. С Ириной мы уже были вместе три месяца. Но... Всему всегда приходит рано или поздно конец.
  
  
  8
  
  
  Как все-таки хорошо на свежем воздухе. Конец августа, а на улице тепло. Ни капли дождя, ни тучки на небе. Хотя, как я заметил, с каждым годом погода все более не предсказуема. Зимы теплые, а все лето идут дожди. Скоро летом будет идти снег, а на Новый год люди будут ходить в легких курточках и с зонтиком.
  Я сидел в парке на лавочке. На другом конце лавочки молодая мама с ребенком лет пяти. Она листала журнал, а мальчишка кормил голубей, отрывая кусочки от батона. Мама часто напоминала ему, что батон можно использовать для кормления птиц, но большая его часть должна послужить им. Они покинули лавочку раньше меня, поэтому могу честно признаться: большая часть батона ушла на утоление голода птиц.
   В парке был небольшой водоем, где молодежь каталась на катамаранах. С того места, где я сидел, он хорошо просматривался. Один, два... Всего пять катамаранов и все на воде. А желающих много больше. Цепочка тянулась к домику, в окошке которого иногда показывалась голова старушки, принимающей деньги.
  В детстве я тоже сидел на катамаране. С друзьями катались по небольшой речушке. Некоторые прыгали с них в воду, я же не решался - просто не умел в то время плавать. Все боялся, как бы не перевернулся катамаран.
  - Вы с таким выражением лица смотрите на катающихся, будто сами ни разу не сидели на катамаране.
  Я опешил. Потерял дар речи.
  - Может покатаемся?
  Я продолжал молча смотреть на девушку, которая просто застала меня врасплох. Она присела на лавочку рядом со мной и нежно улыбнулась.
  - Не бойтесь меня. Я вас не съем. - Она слегка засмеялась, и я немного оттаял.
  Черноволосая девушка в коричневых бриджах и синей футболке пододвинулась поближе и представилась.
  Вера. Да уж, редкое имя.
  - Я Максим, - четко проговорил я и улыбнулся. - А на катамаране я катался, правда, в детстве. И вас я не боюсь. Просто задумался, а вы меня немного напугали. Да и таких решительных действий не ожидал.
  - Тогда примите мои извинения.
  - Не стоит извиняться. Вы же не собирались меня пугать. Просто я уж слишком погрузился в раздумья.
  Мы улыбнулись друг другу, и Вера повторила свое предложение. Я в который раз кинул взгляд на катамараны и согласился.
  - Вот и хорошо. Пойдемте занимать очередь, она и так уже выросла не маленькая.
  Мы поднялись, и я тут же был схвачен за руку. Боевая девушка, не правда ли? Я вновь немного опешил, но руку не убрал. Мы, как давно знающие друг друга люди, поспешили к кассе.
  Восемь человек в очереди перед нами. Сколько же нам ждать? На часах около пяти. Надеюсь, часа два мы в очереди не простоим. Мне сегодня в гости. Я не могу на нее не пойти. Итак неделю не показывался, а тут опять пропаду. Андрей наймет пару ребят - они обложат мою дверь взрывчаткой и снесут ее к чертям. А Андрей ворвется внутрь и... Кошмарики, кошмарики.
  Не надо разочаровывать друга.
  - Ты какой-то грустный, Макс. И молчишь. Может я зря к тебе подошла?
  У нее серьезный вид.
  - Нет, вовсе нет, - проговорил я. - Я рад общению с тобой. Просто давно не общался с противоположной половиной.
  Я улыбнулся, немного сбросил с лица маску грусти.
  - А я уж думала пропал вечер: ни катамаранов, ни общения с приятным парнем. Ты меня успокоил. В чем же причина долгого воздержания в общении с девушками? Ты боишься девушек?
  - Нет, не боюсь. В общем, долгая история.
  - Ладно, не буду вторгаться в твою личную жизнь.
  Мы немного помолчали. Тем временем, две пары сменились. Перед нами еще шесть. А в очереди мы уже пятнадцать минут. Ох, и долго придется ждать.
  - Ты сама-то одна по парку гуляешь с какой целью? - прервал я молчание. - Познакомиться с парнем?
  Она посмотрела на меня с едва заметным удивлением на лице. Уголки ее бровей слегка приподнялись. Она улыбнулась.
  - У меня не было такой цели. Я просто прогуливалась по парку, точнее шла домой. У меня дом вон за той пятиэтажкой. Высокое здание. Видишь?
  - Ага.
  - Проходила мимо и увидела тебя. Я учусь на пятом курсе на факультете двигателей.
  - Постой, - перебил я ее. - Так мы учились в одном университете. То есть я учился, а ты еще мучаешься. И как понимаю, я изредка попадался тебе на глаза?
  - Да, - смущенно ответила Вера и отвела на мгновение свой взгляд. - Я много раз тебя встречала, и все хотела с тобой познакомиться, но побаивалась.
  - Что-то не вериться. Особенно после сегодняшнего знакомства.
  Еще две пары сменились. Осталось четыре. На часах половина шестого.
  - Где преддипломную практику будешь проходить?
  - На заводе, - ответила Вера. - А диплом писать буду на кафедре. Уже руководителя назначили. Хороший преподаватель, но очень требовательный.
  - Свои плюсы, свои минусы, - сказал я и продвинулся немного вперед. Еще пара сдала свой пост. - Будет требовать с тебя много, но зато диплом будет на отлично. Можешь мне поверить. У всех у кого строгие и требовательные руководители имеют полный диплом и с отличием.
  - Да я и не особо то ленивая.
  - Это тоже хорошо.
  На катамаран мы сели в шесть часов. Чуть больше часа стояли в очереди. Я уже и не помню, когда я так долго простаивал в очереди. Наверное, в детстве, когда ранним утром хватал пару бидончиков и двигал к продуктовому магазину. Каждое утро привозили молоко, и каждый раз за ним выстраивалась очередь под сотню метров. Тогда я выстаивал очень долго, но мне это было в радость. Сейчас же я бы только матерился.
  Мы на воде. Ноги на педалях. Внутри все наполняется теплом - легкое возбуждение. Как же я давно не крутил педали этой игрушки. На наших лицах радостные улыбки: у меня от встречи с катамараном, у Веры, вероятно, от долгожданного знакомства со мной.
  - Как проводил лето? - спросила она, продолжая крутить педали, хотя большая часть работы, конечно, висела на мне.
  Улыбка медленно сползла с лица, а ноги слегка притормозили. Только через полминуты я ответил:
  - Нормально.
  Ответил таким тоном, что Вера больше про мое лето не спрашивала.
  - А ты как проводишь свои каникулы? - спросил я в тоже мгновение, чтобы не портить вечер.
  - Загораю на пляже с друзьями. Правда, с нашей погодой не позагораешь. Дожди, дожди.
  - Да уж. Тут не до пляжа... А в дождливые дни чем занимаешься?
  - Несколько раз ходила в кино. Люблю кино. Почти на все премьеры ходила. А в другое время или у друзей в гостях или дома за компьютером.
  - Грозная боевая женщина с пушкой в руках? - спросил я, усмехнувшись. Сам-то я, когда играл в компьютер, то это была бродилка с луком, испускающим огненные стрелы.
  - Что-то в этом роде, - еле-еле ответила она, пытаясь справиться со своим смехом. - Играю в "Героев".
  Я кивнул головой в ответ. Типа все с вами, мадам, понятно.
  Катались мы недолго. Почти до семи часов. Я объяснил Вере, что меня пригласили сегодня в гости, и я не мог проигнорировать это предложение. Она все прекрасно поняла и приняла мое предложение проводить ее до дому.
  Мы уступили катамаран другой желающей покататься паре и медленно, под ручку, потопали в направлении ее дома. Мы приятно беседовали, а я в тоже время думал о дальнейших наших отношениях. После того, что произошло не так давно, я немного оправился, но об окончательном выздоровлении и говорить нечего. В течение недели, которую я провел в полном одиночестве, я боролся с самим собой. Чуть с ума не сошел. Будет очень нелегко завести отношения с девушкой. Моя психика еще не готова к этому.
  - Кстати, я читала твой роман и несколько рассказов. Просто потрясно.
  - Рассказы возможно, роман - отстой.
  - Но ведь его назвали открытием года?
  - Только не для меня, - ответил я. - Я им не доволен.
  - Говоришь как истинный писатель. Они вечно недовольны своими произведениями. Читал Кена Кизи "Пролетая над гнездом кукушки"?
  Я кивнул в ответ. Мне потрясло его произведение.
  - Он написал его в 27 лет, - продолжала Вера. - И тоже не был доволен своим романом, хотя произведение было признано шедевром и последовало большое количество экранизаций и сценических постановок.
  - Писателям всегда кажется, что они написали не то, что задумывали. По себе знаю.
  - Вот видишь.
  Мы прошли мимо арки с названием парка и направились к пешеходному переходу. Вера по-прежнему держала меня под руку, а я и не знал: радоваться мне или сторониться такой близости почти незнакомой мне девушки.
  На светофоре красный для нас и зеленый для тех, кто в данный момент держит в руках руль. Мы остановились у светофора и я на секунду окинул противоположную сторону дороги. На той стороне стояли парень с девушкой, и они мило о чем-то беседовали. Мне показалось знакомо лицо девушки, особенно ее улыбка. Я видел уже эту улыбку, эти прекрасные губы, форма которых была мне очень знакома.
  Я закрыл глаза на мгновение, а когда открыл вновь посмотрел через дорогу. Уже не было знакомой мне улыбки, знакомых губ. Навстречу мне шла обыкновенная девушка, которую я не знал. В этот же момент Вера легонько дернула меня за руку, и мы пошли.
  Проходя мимо той парочки, я еще раз взглянул на девушку и абсолютно ничего знакомого в ней не разглядел. А вроде бы спал сегодня хорошо! К чему это у меня глюки целый день.
  - А вон мой дом, - заговорила Вера. - Осталось каких-то метров сто и я дома. Вы не бросите меня здесь, благородный рыцарь.
  Она кокетливо улыбнулась мне, и я немного успокоился. Ох уж эти женщины!
  - Я не брошу вас здесь, леди, - с трудом произнес я.
  - Вот и славненько. Пойдемте.
  Мы прошли совсем немного, когда за моей спиной послышался ужасный звук, от которого у меня чуть сердце не свалилось в пятки. Меня будто парализовало. Вера тут же обернулась и на ее лице появились одновременно и ужас и боль. Я же как стоял, так и продолжал стоять. Не было желания поворачиваться.
  Мое сердечко застучало еще сильнее, руки начали дрожать. На лице появилась неописуемая боль. Я схватился руками за голову и сжал ее, пытаясь избавиться от головной боли.
  Этот звук. Звук автомобильных шин, когда машина тормозит. Он заполнил мою голову. Перед глазами летали машины, в нос ударил запах горелой резины.
  Из глаз появились первые слезинки.
  - Что с тобой, Максим? - проговорила Вера взволнованным голосом. - У тебя слезы на лице.
  Тут я очнулся. Стерев слезинки с лица, я выдавил слабую улыбку.
  - Ничего, - проговорил я, пытаясь не смотреть ей в глаза. - Все нормально. Со мной все в порядке.
  Вера больше не задавала вопросов. Хорошая и умная девушка. Она сразу поняла, что вопросы здесь лишни.
  Я, как зомби, проводил Веру до дома. Точно не помню, но она, кажется, записала мне свой номер телефона. Она достала из небольшой сумочки блокнотик и, написав циферки, вырвала из него листочек. Я сложил его пополам и убрал в карман джинс.
  Вера с надеждой в глазах прощалась со мной. Я что-то бормотал в ответ. Сколько помню себя, я проговорил ей, что позвоню на днях, и мы вместе проведем вечер, но он будет намного лучше сегодняшнего.
  К моему удивлению Вера нежно поцеловала меня в губы и с улыбкой на лице вошла в подъезд своего дома. Я же с небольшой болью в голове потопал домой.
  
  
  9
  
  
  - Юле было столько же, сколько и мне. Блондинка, пострижена под карэ, глаза голубые. Мы с ней познакомились на дне рождении одной нашей знакомой. Именинница пригласила меня и моего, в то время, друга. Приглашение несло за собой цель нашего знакомства с ее одногруппницами. Одной из них была Юля, другую звали Вероника. На основании только одного фото мы решили, кто за кем ухаживает. Мой друг должен был ухаживать за Юлей, я за Вероникой. Но знаете, доктор, когда я чувствую, что мой друг нерешителен, то я поступаю немного по-свински. Хотя, если подумать: он же с ней не полгода встречался, а я потом вмешался в их отношения. Так что я особо то и не виноват.
  В конечном итоге я ухаживал за Юлей.
  Я сделал маленькую паузу, а затем продолжил:
   - Юля была прекрасной девушкой. Она была старше меня на тринадцать дней... Кстати, мне в свое время кто-то сказал, что, если в браке женщина старше мужчины лет на пять и больше, то первым на тот свет отправится муж. Вы верите в это?
  - Ничего не могу сказать по этому вопросу, - ответил Александр, продолжая сидеть в позе мыслителя и внимательно слушать пациента.
  - Я тоже, - задумчиво проговорил я и замолчал на секунду. - Мы были вместе примерно с полгода. С зимы до середины лета. Я сбежал от нее, доктор. Ничего не сказал, не позвонил, письма не написал. Почему я это сделал? Трудный вопрос. Может, если бы вы были на моем месте, вы бы знали ответ - вы никак психолог. Я же ответ так и не нашел... Мы были вместе полгода - я это уже говорил, но я никогда ее не видел раздетой. Она была из тех, кто с первого дня знакомства не ложится в постель. Да я и не поднимал вопрос о сексуальной стороне наших отношений. А тут летом мы пошли на пляж. У нее был полный купальник: верх соединен с низом. Вы меня понимаете? Так вот, доктор, я увидел ее в этом купальнике, и она мне показалось полной.
  - И это было последнее ваше свидание, - проговорил Александр, будто знал все за меня.
  - Да. Это был день, когда я виделся с ней в последний раз. После этого, спустя годы, возникали желания повидаться с ней. Просто поболтать, принести свои извинения. Но я ни разу так и не решился на встречу.
  Наступила мертвая тишина. Я прервал свой рассказ и ударился в раздумья. Устал язык. Требовалась пауза. Александр тоже молчал. Сидел и смотрел на меня. Я же опустил взгляд на стол, скрестив руки на груди и развалившись на стуле.
  Год спустя, после того, как я по-свински поступил с Юлей, ее подруга призналась мне, что Юля любила меня и сходила с ума от меня. Что мне оставалось ответить? Я спросил, не злится ли она на меня. Подруга ответила, что злости нет. Злость прошла, но вопросов, вероятно, было много.
  Почему я ушел? Вопрос без ответа.
  У Архимеда произошел взрыв в голове: "Эврика". Так и у меня: "Беги".
  Возможно так и должно было случиться. Что не делается все...
  - Что не делается все к лучшему, - проговорил Александр.
  И я удивился. Будто он читал мои мысли. Я поднес руку ко лбу. А может у меня на лбу все написано? Жаль зеркала нет - посмотрел бы.
  - Жизнь постоянно проверяет наши чувства, создавая те или иные ситуации. В спорах рождается истина. Так и в любви. Жизнь показывает, есть ли любовь или это просто привязанность.
  - Думаю, вы правы, доктор. Но как отличить любовь от привязанности? Ты встречаешься с девушкой несколько лет и как понять что у тебя к ней. Ты не можешь жить без нее, но что ты чувствуешь. Ты любишь ее или сильно привязан?
  - Каждый сам в себе ищет ответ на этот вечно мучащий нас вопрос.
  - А вы, доктор, любили свою жену? - спросил я. - Или просто за долгие годы так сильно привязались к ней, что попросту не могли расстаться?
  - Я уже говорил, что меня в наших беседах мы не должны касаться.
  Я ничего не ответил. Только слегка усмехнулся и вновь развалился на стуле. Скрестил руки на груди и посмотрел на Александра. А интересно, почему же он расстался со своей женой? Он говорил, что это произошло не по его вине. Что же произошло? Очень интересно, на самом деле.
  - Как дальше сложились ваши дела? - Александр вывел меня из раздумий. - Как вы провели остаток лета?
  - Нормально, если не считать учебы. Тогда я был на втором курсе. Оставил на осень три экзамена и зачет и пытался найти решение этой нелегкой проблемы. И нашел - ушел в академический отпуск. Я ни стал мучаться и бегать сдавать сессию, как некоторые из моей группы. Один добегался - ушел в армию на два года: закрыл второй курс, но в тоже время отстал с третьим.
  Осенью, на день первокурсника нашего университета, я с другом пошел в ночной клуб, где и была вечеринка. Там-то я и познакомился со своей следующей девушкой. Она села на мое место, а я ее согнал. Потом в течение всей ночи мы переглядывались, а под утром она подошла ко мне.
  Кстати, доктор, большинство людей при знакомстве не начинают беседу с имени. Обязательно с чего-то другого, но не с имени.
  Ее звали Ольга. Мы поговорили немного и она ушла. Ни телефона, ни адреса. Только номер группы. После мы встречались в коридорах университета несколько раз. Беседовали с минутку и разбегались по аудиториям. Тот семестр я не учился, но как бы и учился. Ходил на лекции к своей будущей группе. Многих я знал лично.
  Только через месяц я пригласил ее на свидание. Поход в кино. Я заехал за ней и познакомился с ее родителями. Почему-то я им не понравился. Почему я не знаю. Отец почти со мной не разговаривал. Я общался только с ее матерью и старшей сестрой. Ольга говорила, что мама защищала меня перед отцом, но я думаю, что и она не была рада моему частому появлению в их доме.
  Мне было плевать на их отношения ко мне. Я мило общался с ее мамой, хотя понимал, что ее улыбка полна фальши, не плохие отношения у меня были и с мужем ее сестры. Санек его звали. Хотя, признаюсь, точно не помню.
  - Какие у вас к ней были чувства? - спросил Александр.
  Я оторвался от спинки стула и подался немного вперед.
  - Что-то вроде влюбленности, - ответил я, уставившись в стол, будто что-то там разглядывал. - Что-то было в ней, что привлекло меня. Может глаза, возможно губы. Неплохая фигура. Сейчас уже трудно вспомнить. Я ее не видел больше года. Она сейчас встречается с одним моим знакомым. Они уже два года вместе, и вроде бы собираются пожениться. Говорят ее родители в восторге от ее нового парня. Не знаю, не знаю. Мне он никогда не нравился.
  Я спал с Ольгой. Но еще до того, как мы первый раз переспали, я успел ей изменить. Я уже говорил, что работал в то время официантом в клубе. Так вот там-то я впервые ей изменил. Честно говоря, это был мой первый сексуальный опыт. И в тоже время самый смешной. Так как он произошел в женском туалете.
  Вам не приходилось заниматься сексом в туалете, доктор? Признайтесь.
  - Нет, - ответил Александр без смущения. - В туалете не приходилось. Но признаюсь, был опыт милицейский. Перед городом пост. Вот именно там все и произошло.
  - Ух ты. Да вы недалеко от меня ушли.
  - Ладно, не будем о моем прошлом. Продолжайте.
  Признаюсь, мне все было интересно: Он запоминает все то, о чем я ему здесь рассказываю или нет? У него нет диктофона, пометок в блокноте он не делает.
  Пока я об этом думал, Александр слегка приподнялся и полез в карман брюк. Он достал и поставил на стол маленький черный диктофон. Моему удивлению не было предела.
  - Я только что думал о диктофоне, - произнес я слегка дрожащим голосом. - Вы прочитали мои мысли?
  - Вовсе нет, - спокойно ответил Александр. - Просто меня посетила мысль достать диктофон. Вот я его и достал. Больше ничего. Я не читал ваших мыслей и на лбу у вас ничего не написано. Можете мне поверить.
  Я немного успокоился и стер капельки пота со лба.
  - В клубе со мной кокетничала одна девушка. Она работала посудомойщицой. Только через четыре месяца ее поставили официанткой. В то время я уже уволился. Я отвечал на ее кокетство. С ней и случился мой первый сексуальный опыт. После с ней я еще несколько раз изменял Ольге. Но, честно признаюсь, совесть не мучила. Не настолько сильны у меня были к ней чувства, чтобы сгорать от стыда.
  Новый Год на третьем курсе я праздновал с Ольгой у нее дома. Набежали ее родственники - чисто семейный праздник. Один я чужой, и, вероятно, ни ее отцу, ни матери это было не по душе. Но куда деваться.
  Мы посидели до двух часов ночи и решили слинять ко мне. Родителям сказали, что идем на елку. До елки двести метров, да и сама она была великолепна.
  Мы ушли и на попутке добрались до моего общежития. Там-то мы впервые с ней легли в постель. Она была девственницей, и ей было больно. Но это нас не остановило.
  Утром я проводил ее до дома и вернулся обратно, не показываясь ее родителям на глаза.
  - Сколько вы были вместе? - спросил Александр.
  - Около года. Правда, не знаю, почему так долго. После того, как мы расстались я много думал и не находил ответа на вопрос: "Почему почти год?" Но я также как и с Юлей ушел и ничего не сказал. После мы виделись несколько раз, и Ольга пыталась выяснить причину моего ухода, но я так и не раскололся. Просто не хотел говорить об этом. Надоела она мне, да и наша интимная жизнь меня далеко не устраивала. Ушел и дело с концом.
  
  
  10
  
  
   Когда я открыл дверь, на меня набросился грозный зверь, мяукая так сильно, что уши закладывало. Как он еще соседей не достал своим криком.
  - Чего воем? А? Замолчи. Успокойся.
  Я слегка поддал коту под зад, от чего тот мяукнул и отбежал в сторону.
  - Подожди минутку. Дай разуться.
  Скинув ботинки, я прошел на кухню. По пути домой я посетил продуктовый магазин, где приобрел пачку кошачьего корма и корма для себя. Кормом были пельмени, майонез, килограмм помидор и две бутылки пива.
  Кеша радостно терся об мои ноги, когда его миска постепенно наполнялась мясными подушечками. Наполнив кошачью миску, я разгрузил пакет со своим ужином. Пельмени оказались в морозилке, пиво и майонез в другой части холодильника, а помидоры я положил на кухонный стол.
  Неплохо было бы поесть. Чем я, глядя на кота, и занялся. Сняв с полки кастрюлю, я наполнил ее наполовину водой и поставил на газ. Накрыл крышкой и сел на стул, поглядывая за котом. Кеша негромко мурлыкал; по кухне разлетался хруст мясных подушечек.
  Когда вода закипела, я посолил ее и бросил в кастрюлю два десятка пельменей. Остаток убрал обратно в морозилку. Через пять минут ужин был готов. Я достал из холодильника майонез, помыл несколько помидорин и выложил в тарелку пельмени.
  Кеша тем временем вымывался на полу, рядом с кухонным столом.
  - Что зверюга, наелся? - спросил я у кота. Правда, ответа не дождался. Он только лениво поднял голову и тут же вернулся к своему делу.
  Я же вернулся к своему ужину.
  Вера.
  Впервые встречаю девушку с таким... Ан нет. Прошу прошение. Была у меня знакомая с таким редким именем. Девчонка младше меня года на три. Была влюблена в меня и никак не могла смириться с тем, что взаимности не будет. Я просто считал ее другом.
  Вера.
  Что мне делать? Заводить новые отношения с представителем противоположного пола? Готов ли я к этому?
  Такие трудные вопросы. Найти ответы нелегко.
  После того, что случилось три недели назад трудно встать на ноги. Я еще сильно уязвим, и нервная система еще нескоро восстановит свои защитные порядки.
  Я закинул в рот последний пельмень и отправил за ним кусочек последнего помидора. Нет, я съел не весь килограмм. Всего лишь три небольших штучки. После чего бросил тарелку в раковину и полез в холодильник за двумя бутылками пива. Пошел в зал.
  "Клинское" - живительное пиво.
  Алкоголик - он и в Африке алкоголик. Никак не могу избавиться от привычки часто пить. Сегодня бутылку, завтра еще одну, и так почти каждый день. За неделю своего недавнего отшельничества ящик опустошил. Говорила мне бабушка в детстве: "Не пей внучок - козленочком станешь".
  Я ее не послушал, пью и теперь, наверно, похож на козла: ножки да рожки.
  Пиво поставил на столик, сам прыгнул в мягкое кресло. Открывалка тут как тут. Клик и первая бутылка открыта. И уже через секунду холодное живительное пиво растекается по стенкам моего пищевода, опускаясь на дно желудка.
  Надо расслабиться, унять головную боль, которая в последний час все усиливается и усиливается. Перед глазами продолжали мелькать сиреневые автомобили, перед носом иногда начинало пахнуть горелой резиной, а в голове все тот же звук тормозящего автомобиля.
  Голова будто медленно, но уверенно увеличивается. Еще немного и она лопнет, разлетится на части, и частички мозга заполнят весь зал.
  Никак не могу понять, что со мной происходит. Не уж то ужас трехнедельной давности возвращается. Опять головные боли, нервные срывы, бессонные ночи. Я думал, что немного успокоился, а теперь вновь все сначала.
  А ведь это ее улыбка, ее губы.
  Я сделал глоток и потянулся к телефону. Снял трубку и набрал номер Андрея. На том конце провода милый женский голос.
  - Привет, Лена, - проговорил я, стараясь не выдавать своего плохого настроения. - Как дела?
  - А-а, это ты, Максим, - радостно произнесла Лена - жена моего лучшего друга. - Очень рада тебя слышать. Муж уже поведал о вашей дневной встрече. Ты когда к нам? Скоро ночь на дворе. Мы тебя ждем.
  - Да, скоро стемнеет. Андрей далеко от телефона?
  - Да нет. Возится с видаком. Головку чистит.
  Лена позвала Андрея.
  - Да, старик. Я тебя слушаю.
  - Думаю, вам придется сегодня вечер провести без меня. Что-то плохо я себя чувствую.
  - Что случилось? - спросил Андрей встревоженным голосом.
  - Ничего страшного. Просто что-то нездоровится. Головные боли. В общем, настрой на нуле. Лучше я дома посижу.
  - Может мне приехать?
  - Нет, не стоит. Я посижу перед телевизором один. Попробую расслабиться.
  - Дай угадаю. Пиво на столе?
  - И там и уже во мне, - ответил я и слегка улыбнулся. Даже улыбка мне дается с болью в голове. Что за жизнь?
  - Завтра зайдешь? - спросил Андрей.
  - Видно будет. Если не умру, то, наверно, зайду. Обещать не буду.
  - Ну тогда давай. Спокойной тебе ночи и выздоравливай.
  - Баюшки.
  Он положил трубку и вслед за ним тоже сделал и я.
  Пододвинув телефон к стенке, я взял в руку бутылку с пивом и сделал небольшой глоток. Холод внутри и от этого немного легче.
  Чертово настроение. Глюки весь день. Что за жизнь? Не видел друга неделю, а минуту назад отменил долгожданную встречу.
  Голова болит. Будто весь день играл в футбол и только головой. Со мной уже было такое один раз. Зимой обычно мячи тяжелеют. А я его несколько раз на голову принимал. Потом всю ночь не мог заснуть. Голова разрывалась на части, еле сдерживал обеими руками.
  Вот и сейчас что-то подобное, только немного сильней.
  Маленькое движение - боль в голове. Миниатюрный ядерный взрыв.
  Я допил первую бутылку и поставил ее на пол, рядом с креслом. Открыл вторую и сделал глоток. Понемногу расслабляюсь, а боль хоть чуть-чуть бы уменьшилась. Сделал еще один небольшой глоток и поставил бутылку на стол. Взялся руками за волосы и потихоньку стал их тянуть. Вырывать с корнями не надо. Просто немного натягивать. Помогает. В свое время научили.
  Вот и сейчас помогает. Не сильно, но все же.
  Подергав волосы на голове с минуту, я бросил эту затею и вернулся к бутылке с пивом. Чуть больше половины осталось. Я не пьян, но сквозь головную боль уже немного чувствуется. Алкаш - что тут еще скажешь, нечего больше добавить.
  Я потянулся к лежащим на столе пультам от телевизора и спутниковой тарелки. Включил телевизор и через полминуты просматривал программу на канале "Евроспорт". Посмотрел на часы. По программе через десять минут футбол. Интересно, что покажут.
  Новости, новости, новости. Выпустили наших летчиков-вертолетчиков. Приятно. Вернулись домой. Церковные праздники. В общем, ничего интересного в Мире не происходит. Жизнь спокойна как стенки моей квартиры.
  На спортивном канале начался футбол. Товарищеский матч итальянской команды с немецкой. Думаю, посмотрю. Делать все равно нечего.
  Свисток арбитра, первый удар по мячу. Игра началась, а у меня последняя бутылка пива кончается. Жаль. Не подумал - надо было больше брать.
  Алкаш-алкаш.
  Увидел знакомое итальянское лицо. Довольно известное. За сборную своей страны играет.
  А я делаю последние глотки пива. Вот не задача. Да еще головные боли. Когда же это кончится?
  Гол. Чернокожий из итальянской команды забивает гол уже на первых минутах.
  А я ставлю пустую бутылку рядом с креслом. И теперь угадайте у кого больше радости: у меня или у чернокожего?
  Футбол я досмотрел, правда, под конец начал засыпать. Глаза то закрывались, то продолжали наблюдать за беготней на зеленом поле. Сделали свое дело прогулка по городу, две бутылки пива и душевная усталость за последние дни.
  Я выключил телевизор, свет и, не раздеваясь, упал на разобранный, но не застеленный диван. Не было сил. С болью в голове и в душе я уснул.
  Снились ли мне сны - я не помню. Помню только, что проснулся среди ночи. Бывает иногда такое, когда ложишься одетым и в тоже время трезвым. Обычно встаешь и на автомате стягиваешь с себя лишнюю одежду, разбрасываешь ее по комнате и падаешь обратно в постель.
  Так бывает обычно. Но в эту ночь повторно я ложился не на автомате. Да и встал не с целью раздеться. Возможно, я бы провалялся до самого обеда в одежде.
  Мне приснился кошмарный сон. Обыкновенный такой кошмарик, от которого просыпаешься весь в поту и потом долгое время не можешь уснуть, пялясь в потолок и постоянно переворачиваясь. В общем, как всегда безобидный сон.
  Но этот меня потряс основательно - я часа два подрагивал и пытался заснуть с включенной лампой. Лежал и чувствовал, как по телу растекались капельки пота.
  Во сне все тоже сиреневая "десятка" пытается резко затормозить и... Не хочу продолжать. Все одно и тоже. Все тот же сон на протяжении последних трех недель.
  Запах горелой резины чувствовался так сильно, будто кто-то у меня в зале прокатился, также сильно гудела голова от звука торможения.
  У меня нервы не железные. Можете мне поверить. Да и сам я не железный.
  Пролежав два часа весь в поту, я настороженно поднялся - боялся каждого звука, мало ли что еще за фокус произойдет - и прошелся в ванную. Дрожащими руками стянул с себя всю одежду и полез под холодный душ. Через пару секунд почувствовал себя снежным человеком (как он живет в своих Гималаях - там же холодно), но стало намного лучше.
  Под ледяной водой я просидел с полчаса. Уже не так было холодно, да и головная боль немного спала. В этом огромный плюс ледяной воды. Выползая из ванной, я чуть не наступил на кота. Тот заспанными глазенками лупился на меня, будто спрашивая: "Что случилось?". Я опустился на колени и погладил его. Кот подался мне на встречу.
  - Чего проснулся? Пойдем спать дальше. Думаю, я засну на этот раз, и кошмарики доставать больше не будут.
  Я поднялся и потопал в зал. Кеша медленно потянулся за мной. Обычно он уваливался со мной на диване, и его голова падала на мои ноги. Но когда было очень жарко, то он засыпал на подоконнике перед постоянно открытыми летом окнами.
  На часах половина седьмого утра, а за окнами солнце уже проснулось и медленно, но уверенно пробиралась в мою квартиру.
  Нет уж, я засну, и оно мне не помешает. С этой мыслью я и упал на диван и на этот раз спокойно уснул.
  
  
  
  
  11
  
  
  - Причина вашего ухода от нее все-таки ваши интимные отношения, а никак не остывшие чувства? Или нет?
  - Чувства всегда остывают, когда что-то тебя не устраивает в твоем избраннике или избраннице. Но вы правы, доктор, правы как всегда. Меня очень не устраивала наша интимная жизнь. За все время, которое мы провели вместе, мы спали пять раз. Что вы на это скажете? Пять раз почти за год. Нет, доктор, я не кролик. Мне не надо каждый день по пять раз, но в наши молодые годы хочется немного больше, чем раз в два месяца. Разве я не прав?
  - У каждого свои запросы, - таков был его ответ.
  Я слегка засмеялся, Александр же продолжал смотреть на меня серьезными глазами.
  - Был бы я один, то еще понятно. Но у меня была девушка. И при этом раз в два месяца. Это не для меня, доктор, я так не играю.
  Я ушел от нее и об этом никогда не жалел.
  - А что же дальше? - спросил Александр. - Как дальше сложилась ваша жизнь?
  Я подался вперед и положил руки на стол. Дальше, дальше, дальше. Что же дальше?
  - Одинокая жизнь со случайными половыми связями. И естественно поиск новой возлюбленной.
  Я опустил голову на стол. Коснулся лбом края стола и посмотрел себе под ноги.
  Что дальше? Конечно поиск любви. Мы все находимся всю жизнь в поиске любви. Ищем свою единственную и пытаемся найти смысл в жизни. Вот они две первостепенные цели всего человечества.
  - С Ольгой не официально я расстался вначале лета. Половых же связей не было до конца лета. Один из моих друзей познакомил меня со своей в то время подругой. Она показалось немного симпатичной, но я на нее не запал. Но однажды мой друг сказал, что они расстаются, а она в то же самое время пыталась привлечь мое внимание.
  Кстати, ее тоже звали Ольгой.
  В общем, я клюнул на ее знаки внимания, но своей девчонкой никогда не считал. Она приходила раз в неделю, иногда раз в две. Мы занимались сексом, а на утро я ее провожал. И всего-то.
  Она курила, и каждое утро я просыпался раньше ее и чувствовал запах сигарет. Мы целовались, и вновь этот запах.
  Я ненавидел такие подъемы с утра. Когда у меня нет к девушке никаких чувств, кроме как сексуальных желаний, то такие вот мелочи могут сильно раздражать. Поэтому я постепенно стал к ней охладевать. Стало пропадать сексуальное влечение. И она это, вероятно, почувствовала. Ее приходы ко мне свелись к одному разу в три недели.
  Вот так вот, доктор. Она это почувствовала.
  Друг мой потом сказал, что она параллельно еще с кем-то там спала. Но меня это не расстроило - у меня не было к ней никаких чувств. Да и сам я был не ангел.
  В то же время я переспал еще с двумя девушками.
  Анечка и Женечка.
  С Анечкой познакомился в общежитии на одном праздновании понятия не имею чего. Меня пригласили составить компанию молодым девушкам, пока не пришли их парни. Я согласился, и в ту же ночь переспал с одной из них.
  Такая маленькая и худая девчонка в моих руках и крики: "Милый, милый".
  Под утро она ушла, и на этом наши отношения прекратились. Иногда я встречал ее и кроме как: "привет, привет" - ничего не было.
  Худая такая девчонка. Женечка же была пополней меня. Вы меня видите, доктор?
  Я привстал и показался Александру.
  - Так вот она была полней меня, но чем-то меня привлекла. Вы слышали о гипотезе научного круга, что люди ищут друг друга по каким-то веществам в нашем организме? Мы, как бы, при встрече того или иного представителя противоположного пола чувствуем запах этих веществ и определяем: "Подходит нам этот человек или нет". Вероятно, у нас что-то было близкое в этих веществах.
  В общем, она мне понравилась, но познакомился я с ней еще задолго до того, как мы переспали. Я с ней был знаком еще весной, когда встречался с Ольгой.
  Еще летом мы чуть не переспали, но тогда у меня, простите доктор, не встал. Я не спал целые сутки, думаю, это сыграло свою роль. Я сильно расстроился, но в норму пришел быстро. Я всегда после тяжких потрясений быстро прихожу в норму.
  А осенью мы переспали. Удачно. Что тут еще говорить? Не буду вдаваться в подробности.
  Я прекратил свой рассказ. Надо перевести дыхание. Поднялся с негромким скрипом в коленях - это у меня с детства - и прошелся к стенке. Руки за голову, скрещены на затылке, взгляд в потолок.
  Когда же все это закончится? Хочу увидеть ясное теплое солнце, зеленую травку и почувствовать прохладу речной воды. Надоело сидеть в этой мрачной комнате и вести разговор ни о чем.
  Ради чего все это? Что я такое должен вспомнить и осознать? Если что-то произошло, этого не вернуть.
  - Успокойтесь, Максим, мы уже близко. Очень близко. Скоро все закончится, и вы увидите и солнце, и траву, и реку.
  Я даже не удивился услышанному. Он читал мои мысли - в этом я был уверен. Только как это ему удавалось? Я прошелся по комнате - от одной стены до другой, и так по всему периметру.
  Хоть бы одно окно. Можно было уставиться в него и наблюдать за происходящим снаружи. Насточертели эти серые стены.
  - Успокойтесь, Максим, и давайте продолжим. Мы уже очень близко к развязке. Осталось потерпеть совсем чуть-чуть.
  - Устал я, доктор. Вы знаете, что такое усталость? Или вам не знакомо это слово?
  Я по-прежнему мерил комнату своими шагами. Внутри тела все горело. Я чувствовал себя как чайник на газовой плите. Я закипаю, и скоро из меня пойдет пар.
  - А вы знаете, что такое терпение...
  - Нет, не знаю, доктор. И не хочу знать. Я хочу обещанных результатов. А их, к сожалению, не видно. Н-е в-и-д-н-о.
  Я встретился с ним взглядом. Все тот же серьезный и спокойный самоуверенный вид. Опять я отвел глаза первым. Трудно было его переглядеть. Александр будто съедал меня полностью своими глазами. Будто перед глазами пробегали все мои грехи, и я начинал чувствовать себя не в своей тарелке.
  Он молчал. Просто сверлил своим взглядом мою спину. Я чувствовал это: тепло разбегалось по телу. Капельки пота под мышками, на шее, на лбу.
  Я тяжело вздохнул и сел на свое место. Стер итак мокрой ладонью пот со лба и развалился на стуле. Руки свесил по обе стороны стула.
  
  
  
  
  
  12
  
  
  Солнце яростно билось в окно. Лучи пробегали по всему полу зала и нагло ложились на мое лицо. И откуда столько наглости! Не дают поспать по-человечески.
  Я отвернулся от окна, но через некоторое время почувствовал неприятное тепло на затылке. Хотелось вскочить, дотянуться до этого яркого шарика и порвать его на куски.
  Вставай, вставай. Ха, порвать он меня хочет! Не дорос еще.
  Давай, вставай. Хватит валяться.
  Я огрызнулся и залез под подушку. Но через секунду стало не хватать воздуха, точнее он стал не того качества - не для потребления. Моя голова появилась из-под подушки. Я приоткрыл, не зажмурившись, глаза - солнечные лучи пытались расплавить мой затылок - и тут же схватился за голову. Боль так и не прошла, по-прежнему пытается разнести голову на части.
  Перевернулся на спину и помассировал виски. Не помогло.
  Ну что за адская пытка!?
  Я поднялся. И тут же чуть не упал обратно - голова оказалась намного тяжелей. Уперся руками и остался в сидячем положении.
  Встал все-таки.
  Ага.
  Опять это солнце усмехается надо мной. Порву же. Я не шучу.
  На стене висели часы чуть больше баскетбольного мяча в разрезе. Половина второго. День на дворе.
  Блин, вроде бы не пил много, а состояние, будто пару бутылок водки высосал. Что за жизнь? Да еще голова медленно, но уверенно увеличивается в размерах. Скоро станет как воздушный шар, и я улечу к небу. Буду посматривать вниз, и смеяться над мелкими людишками. А потом замерзну как сосулька и со спокойствием на душе умру. Кому я такой нужен с большой тыквой на плечах.
  Еле держась на ногах - голова-то тяжелая, блин - я доплелся до туалетной комнаты, где быстренько справил нужду. Не понимаю, как некоторые люди - не буду тыкать пальцем - просиживают в туалетах минут десять, а то и больше. Неужто нравятся запахи? Что ж, я не из таких. Мы как-нибудь быстренько и на волю. К свежему воздуху - свежему по сравнению с воздухом туалетной комнаты.
  По соседству ванная. Туда я направился после туалета. Обычное расписание всего люда.
  В зеркале на меня уставилась какая-то обезьяна. Я еле удержался от проявления гнева. Хотел схватить что-нибудь тяжеленькое и врезать волосатой обезьяне. Удержался, возможно, к лучшему.
  Потянулся на полку за станком для бритья и пеной. Случайно задел гель после бритья, и флакон спикировал в ванну, но, к счастью, не долетел. Я успел справиться с его поимкой. Станок и пену поставил на раковину перед собой и включил воду. Сделал воду теплой и подставил под несильный напор свои ладоши, соединив их вместе. Наклонился и выплеснул воду из ладошек на свое кислое лицо.
  Кайф! Просто обалденно!
  В зеркале на меня смотрела все та же небритая обезьяна, только уже с более ясными глазами. Я зевнул, изо рта вылетел негромкий звук, будто кто-то дунул в трубу (музыкальную, а не по которой вода течет).
  Прибавил немного горячей воды и потянулся за станком, после чего добрых минут пятнадцать превращался в нормального человека. Обезьяньему образу жизни конец. Как еще Вера ко мне подошла. Волосы-то чуть ли не из носа растут.
  Вера, Вера. Что же мне с тобой делать?
  Как я уже говорил, через пятнадцать минут в зеркале отражался молодой парень, на которого можно было взглянуть. Зубы, кстати, я не забыл почистить. Хоть это происходило и не так часто, но иногда я об этом не забываю. А то совсем пожелтею.
  Вот она жизнь простых людей: утречком подъем, в туалет, в ванную - зубы почистить и умыться, затем завтрак, на работу - кто на автобусе, кто на метро, а кто и на своих колесах, после работы ужин, телевизор и спать. И так каждый божий день. Не скучно ли? Но бывают и такие как я - ленивцы, висящие на своем дереве. Вот уже как полгода я пытаюсь найти путевую работу, а не что попало, но все попытки тщетны. Да и на работу я ленив, поэтому, вероятно, так долго и не могу вписаться в списки людей, чей распорядок дня я описал чуть выше. Спасает художественная литература. Засветил первый свой роман и теперь есть контракт на несколько книг. Да и денег на жизнь появилось немного. С голоду не умираем.
  Но работу надо искать. На литературе не проживешь. Это только Стивены Кинги могут себе позволить расслабляться. Это он заслужил. А я пока еще нет. Будем работать и постараемся не лениться.
  Появился Кеша. Одновременно зевнул и что-то промяукал. Я опустился на корточки и погладил зверя.
  - Хочешь кушать? Я тоже хочу. Сейчас что-нибудь придумаем.
  На самом же деле думать и не пришлось. У кота были его мясные подушечки, а у меня остались еще вчерашние пельмени и помидоры.
  - Сейчас мы с тобой пообедаем, - проговорил я и потянулся на кухню. Очень хотелось кушать, а лень моя в таких делах не проявлялась. Кушать хочется всегда, а готовить жизнь научила. За это ей огромное спасибо и низкий поклон.
  Кеша потянулся за мной. Мешался под ногами и громко мяукал. А мяучит он действительно громко и в тоже время противно. После четвертого курса в конце лета я ходил на производственную практику. До завода почти час езды на трамвае, а появляться мы должны были в девять часов утра. Я вставал рано, а кот, живший у меня в то время, приучился и будил меня в те дни, когда я отдыхал. Грубо говоря - забивал на практику. Он будил меня по утрам, а спать хотелось очень. Так я с вечера стал его закрывать в тумбочке и спокойно просыпался к обеду.
  Вот такой вот я садюга.
  Пока я кормил кота и готовил свой обед, зазвонил телефон. Я особо не торопился - автоответчик сработает, а там будет видно.
  Автоответчик сработал, и я замер. Только монотонное кошачье урчание разлеталось по кухне.
  - Привет, Максим. Возьми трубку. Я знаю, что ты дома.
  Мой литературный агент, его голос. Вот зараза, откуда он узнал? Андрюха проговорился, что ли?
  - Подними трубку, Макс. Ты дома, я задним местом это чувствую. Возьми трубочку, давай.
  Для своего агента я уехал к родителям. Но вот дату своего приезда мы не обсуждали. Я просто сбежал, а Андрюха передал ему, что я уехал. Родителям я тоже звонил - предупредил.
  Вот достал. Нет меня, ушел гулять.
  - Отвечай, засранец. Тебя видели вчера в кафе. Ты приехал, и думаю, стоит поговорить.
  Я не выдержал. Пошел и снял трубку. Скажу, что много дел и закончу разговор.
  - Да, я тебя слушаю, Валера, - проговорил я, садясь в кресло. - Только что вошел, тебе повезло.
  - Привет. Как съездил? Я несколько раз звонил твоим родителям и ни разу тебя не заставал.
  - Много гулял. Сам понимаешь.
  - Да уж, как тут не понять, - вздохнув, сказал Валера. - Ужасная трагедия. Но жизнь продолжается, Максим. Ты уж извини, но как там твоя книга?
  - Работа кипит. Я закончу в срок.
  - Ты должен ее сдать к концу сентября. Нельзя позже, нельзя раньше. Да ты и сам все прекрасно понимаешь. Придется поработать
  Я промычал в ответ и тут же поднес свободную руку к голове. Резкая боль ворвалась в мой череп и взорвалась, уничтожая все живое.
  - Что такое, Макс? - взволнованно спросил Валера, услышав мои стоны. - Что случилось? Ты здоров?
  - Голова что-то побаливает последнее время, - ответил я, скрепя зубами от сильной боли. - И ничего не помогает. Не знаю что делать.
  - Боли частые? Работе над книгой не мешают?
  - Да нет, не мешают, - соврал я. Боли последние дни ужасные и почти постоянные. Да и над книгой я не работал уже как три недели. - Не волнуйся, книга будет в срок.
  Вот сволочь. Его только моя книга волнует. Деньги, деньги. А мое здоровье его совсем не трогает.
  - Ну, тогда до скорой встречи, - сказал Валера. - Мы еще поговорим. Работай и не болей.
  - Давай. Услышимся.
  Я бросил трубку, и обрадовался окончанию разговора. Какой же он надоедливый. Терпеть таких людей не могу.
  Пришел Кеша и потерся об мои ноги. Мяукнул и свалился на пол. Теперь будет облизываться целый час. И, правда, он тут же принялся умываться. Я нагнулся, погладил его и, поднявшись, вернулся на кухню.
  Я дорезал помидоры и достал из холодильника майонез. Люблю салат с майонезом, а не с растительным маслом. С растительным маслом не тот вкус. Намного хуже, но этот чисто мое мнение - я его никому не навязываю. Вот Татьяна обычно заправляла салат маслом, да и кроме помидоров и огурцов она бросала в чашку много зелени. Я же не любитель зелени, но куда деваться.
  Очередной взрыв в голове. Напалмом спалили весь мозг. Перед носом запах гари. Еле майонез удержал в руке.
  Перед глазами ее лицо, в ушах ее счастливый и немного смущенный смех, в голове - мысли о ней. Из глаз появились соленые капельки. Они появились, а вместе с ними...
  Боль, ужасная боль. Что мне с ней делать? Так дальше не может продолжаться. Я сел на диванчик, положил руки на стол и попытался немного расслабиться. Слезы уже текли ручьем. Они попадали мне в рот, и я чувствовал их солоноватость.
  На кухне появился бело-серый зверюга. Кеша подошел и запрыгнул на диван. Подошел ко мне и улегся на моих ногах. Я посмотрел на него. Кеша поднял голову, и мы встретились взглядами. Мне показалось, что он все прекрасно понимает: понимает по какой я причине плачу, понимает как мне сейчас плохо и одиноко. А говорят, что коты глупы. Я заглянул в его глаза и прочитал в них поддержку. Он был со мной, и я был этому рад. Очень рад.
  Я одной рукой гладил кота, другой утирал слезы. Боль медленно стихала, будто уходила в пушистого зверька, лежащего на моих ногах.
  
  
  
  
  
  13
  
  
  Сейчас бы воды. Что-то жажда замучила.
  Я сидел за столом, а стул напротив пустовал. Начался, вероятно, новый день. Только что-то я не припомню, чтобы я спал. Странно все это. Я не помню, как провожу ночи, да и все свободное от разговоров с доктором время тоже не откладывается в голове. Зато прогресс в другом. Некоторое время назад я не помнил абсолютно ничего о своих сексуальных похождениях. Сейчас же все прекрасно помню. Все рассказал доктору, будто благоприятно действует на меня его присутствие.
  Я вспомнил и последствия своих похождений. Уколы в заднее место по вечерам, каждодневный прием таблеток и запрет на распитие спиртных напитков. Нашел приключения на свою задницу.
  Вспомнил, как напился в ночном клубе и испортил сукно бильярдного стола. Отстегнул тысячу рублей и после этого бильярд любить не перестал, но когда подходил к столу у меня тут же начинался мандраж. Отходил я только через полчаса.
  Это был последний алкогольный день перед походами в течение месяца в кожно-венерологический диспансер.
  Кто же так отблагодарил меня из трех девиц? Женечка, Анечка или Олечка? Я не знаю. Но я им премного благодарен (иронично усмехаюсь).
  Где же доктор? Не пора ли начать сеанс. Как раз настроение на высоте. Не успел я о нем подумать, как он и появился. Александр вошел в комнату, а в руке держал... стакан с прозрачной жидкостью.
  Я уже не удивляюсь.
  - Доброе утро, - сказал Александр. - Пить не хотите?
  Я вопросительно посмотрел на стакан.
  - Это вода. Не бойтесь.
  Он сел на свое место, а стакан поставил на стол. Пододвинул его ко мне. Задержав взгляд на мгновение на стакане, я протянул к нему руку, и уже через секунду по телу приятно побежали мурашки. Почти ледяная вода - зубы не сводило - потекла по пищеводу подобно водопаду. Я на несколько секунд закрыл глаза и развалился на стуле. Открыв глаза, я допил воду и поставил пустой стакан на стол, сожалея о том, что приятные мгновения закончились. Через некоторое время опять будет мучить жажда.
  - Большое спасибо, - проговорил я.
  - На здоровье, - ответил Александр и после небольшой паузы предложил продолжить беседу обо мне. Я охотно согласился. Теперь уж прогресс был на лицо. Наши беседы приносят плоды. А мне очень нужен ответ на вопрос: "Что я натворил?" Я теперь смотрел на доктора без всякой ненависти. Он был моей надеждой.
  Александр принял свою привычную позу: нога на ноге, руки скрещены на груди. Я тоже скрестил руки на груди, ноги же согнул в коленях и убрал под стул.
  - Ко всем девушкам, с которыми вы встречались, вы испытывали поначалу влюбленность, которая позже таяла. Вы начинали новые поиски спутницы. А была ли девушка, в которую вы были не просто влюблены, а сходили по ней с ума? Девушка, которую вы любили и с которой готовы были прожить всю жизнь хоть на краю Света. У каждого человека есть его половинка, и поиск ее является целью всей нашей жизни. Встретили ли вы свою половинку или нет, Максим?
  Я попытался ответить, но слова застряли у меня в горле. Только слабый стон выскочил наружу. Перед глазами все побелело, на сознание напустили густой туман. Я ничего не понимал. До этого момента все события легко вспоминались и выстраивались в цепочку. Теперь же ничего не получалось. Не получалось продолжить эту цепочку.
  - Ничего не понимаю, - сказал я, держа голову руками. - Будто стерли запись. Все бело, как чистая новая простынь.
  - Ничего не стерто, - попытался успокоить меня Александр, но я не успокоился. - Информация у вас в голове. Надо только поискать ее в темных уголках памяти.
  - Пытаюсь, - бегло проговорил я. - Не получается.
  - Постарайтесь. Без этого все дни, что мы провели за беседой можно будет спустить в мусорное ведро. Они будут попросту бесполезны.
  Я замычал, натягивая волосы на голове. Тянул до тех пор, пока не появилась первая боль. Что дальше, что дальше? В уголках памяти!? Не память, а мусорный ящик. Надо потрясти головой - может нужная мне информация вывалится на видное место.
  - Не получается. Не могу вспомнить. Все бесполезно.
  - Старайтесь, Максим, старайтесь. Нам обоим, а в первую очередь вам, надо довести наши беседы до логического конца. Я не хочу, чтобы вас отправили в плохое место. Вы мне нравитесь, Максим. Пытайтесь, пытайтесь. Вы должны вспомнить.
  Я подался вперед и поставил локти на стол. Уставился на пустой стакан, будто пытался что-то разглядеть.
  Вспоминай, вспоминай.
  Перед глазами проплыла знакомая мне улыбка. Но кому она принадлежала, припомнить не мог. Но уже хоть что-то.
  - Что-то начинает проясняться. - В голосе полно надежды.
  Александр не ответил, только кивнул, не вмешиваясь в мои поиски.
  Перед глазами новая картинка. Я, Андрей и его жена сидим за барной стойкой. Пьем пиво, ведем беседу. Но важна ли для меня эта информация? Мы беседуем, и тут мой взгляд встречается с ее взглядом.
  Кажется, я начинаю что-то понимать. Я припоминаю это кафе и припоминаю девушку, на которую наткнулся мой взгляд.
  - Встретили ли вы свою половинку или нет, Максим?
  - Да, - уверенно ответил я. На лице улыбка и в тоже время вопрос. - Постойте, доктор. А где она? Я должен ее увидеть...
  - Она рядом, - перебил меня Александр. - Вы обязательно встретитесь, если, конечно, мы проясним все произошедшее с вами. Вспомните, и вы вернетесь к ней. Если нет, то, думаю, она останется только в ваших мыслях.
  - Что произошло, доктор? Скажите мне, пожалуйста. Я очень хочу ее увидеть. Все отдал бы сейчас за встречу с ней. Вы даже не догадываетесь, как я по ней соскучился.
  - Хотите увидеть - увидите. Все в ваших руках. Напрягайте мозг, вспоминайте.
  Я резко откинулся на спинку стула, чуть не выругавшись вслух. Мат прозвучал во мне. Ох уж эти доктора. Где их помощь? Я все знаю, но тебе не скажу. Вспоминай сам. Вскочить бы, схватить его за шиворот и вытрясти всю правду. Все до последней капельки.
  Что же произошло на самом деле? Что я натворил?
  Вспоминай. Давай, давай. Я должен это сделать. Я могу, я вспомню. Обязан вспомнить. Ради встречи со своей любимой.
  - Да, доктор. - Я смотрел ему в глаза. - Я нашел свою единственную, свою половинку.
  - Как вы познакомились? - спросил Александр. Какие же они спокойные, наши доктора-психиатры.
  Я нежно улыбнулся и уставился на стол. Мой взгляд молниеносно пронзил его и улетел далеко-далеко. Сам же я полетел на машине времени в прошлое. Сквозь пространство и время. Я полетел к тому дню, когда я впервые увидел ее прекрасные глаза, восхитительную улыбку. Мне приятно было вернуться к тому вечеру, вновь пережить те теплые чувства, которые я тогда испытал. Вспомнить свое состояние.
  - Мы впервые увидели друг друга в январе этого года...
  
  
  14
  
  
  Успокоился я только через час, когда доедал свой обед. Последний пельмень опустился в рот, за ним последовали остатки помидорного салата. В нем не было зелени и растительного масла. А она очень любила присутствие именно этих продуктов.
  Сидя за столом, я посмотрел на электронные часы, стоящие на полке с тарелками и стаканами. Четвертый час.
  Выбравшись из-за стола, я свалил грязную посуду в раковину и потянулся к электрическому чайнику. Вода уже вскипела. Пора залить жирную пищу кипяточком - желудок не должен страдать. Я снял с полки чистую чашку и налил в нее заварки. Зеленый чай, я пил только зеленый чай. На него меня перевела Татьяна.
  Я залил чашку кипятком и вместе с чаем покинул кухню, направляясь в зал. За мной побежал Кешка - наш нежный и ласковый зверь. Теперь он будет постоянно за мной следить, чтобы я ненароком не натворил плохого. Так и получилось. Я прыгнул в кресло, а он подошел и лег рядом с моими ногами, изредка поднимая голову и поглядывая на меня.
  Спасибо Кеша за помощь.
  Я подмигнул коту и поднес чашку с чаем ко рту. Лицо приятно обдало теплотой, а через мгновение кипяточек полился внутрь, слегка обжигая все на своем пути. Но температура чая была терпимой, иначе бы я его сперва охладил. Ходить с ожогами желания нет и, естественно, никогда не возникнет.
  Надо позвонить Андрею на работу. Головные боли не прошли, поэтому у меня нет настроения для походов в гости. Зачем портить настроение друзьям своим кислым видом. Надеюсь, что состояние мое улучшится к завтрашнему дню, и я смогу посетить день рождения своего лучшего друга. А сегодня никаких гостей. Никуда не пойду.
  Я потянулся за телефоном. Кеша поднял голову и проследил за моими действиями. Подмигнув коту, я снял трубку и набрал номер. На другой стороне телефонного провода послышался милый женский голос. Я попросил Андрея, а уже через пару секунд услышал его голос.
  - Да, я слушаю.
  - Привет, старик. Как работа?
  - Ты, Макс? - спросил Андрей с радостью в голосе и, вероятно, на лице. - Здорово старичок. Как твои дела? Как здоровье?
  - Думаю, я сегодня не ходок по гостям, - ответил я после небольшой паузы. - Не ходок.
  - Что такое?
  - Головные боли так и не прошли. Проснулся среди ночи и не мог заснуть до шести утра. Перед глазами все время ее лицо и... плохо мне. Медленно схожу с ума. Крыша съезжает.
  - Слушай, старик. Сиди дома, никуда не уходи. У меня тут маленькое дельце. Как закончу - сразу к тебе. Потерпи часок.
  - Хорошо. Толь...
  - Забегу только в магазин и прикуплю пивка, - перебил меня Андрей. - Потерпи.
  - Я как раз об этом тебя и хотел попросить. Возьми мне штучки четыре, а лучше пять. Это так, на будущее. Пиво - это вещь такая, сам понимаешь, без хозяина не останется.
  - Без проблем, - ответил Андрей. - Пять так пять. Ладно, не балуй там. Дождись. Скоро буду.
  - Думаю, мы увидимся. Ничего со мной не случится. Я на это надеюсь.
  - Через час я у тебя, - бегло проговорил Андрей и положил трубку. Связь прекратилась. На том конце провода слышались частые гудки.
  Я положил трубку и отодвинул телефон к стенке. Туда, где ему самое место. Посмотрел на кота и погладил его ногой.
  Что делать, что делать?
  Включить музыку, что ли? Голова немного побаливает, но, наверно, не взорвется от небольшого шума. Тяжело вздохнув, я поднялся и под пристальным взглядом кота проследовал к шкафу. В нем на нескольких полках располагалась моя музыкальная коллекция компакт-дисков, а рядом музыкальный центр. Дисков было двести с чем-то. Точно уж не помню, хотя где-то было записано точное количество. Да, такой вот я музыкальный маньяк. Я не могу ограничиться десятью или двадцатью дисками. Исполнителей много, как и произведений. Увидел что-то хорошее - купил.
  Правда, я не только музыкальный маньяк. На полках того же шкафа - он у меня на всю стену - имеются моя коллекция книг (штук триста) и коллекция видеокассет (около двухсот). И все это нажито непосильным трудом. Ха, ха, ха.
  Я сел на корточки и пальцем стал водить от диска к диску. Всегда трудно выбрать тот или иной диск, как и книгу, и видеокассету. Когда на полках столько много всего и при этом все хорошего качества, то трудно сделать свой выбор. Иногда я хочу почитать какую-нибудь книгу, а новой не прочитанной нет. Смотришь на книги - хочется прочитать вновь эту и вот эту, и ту тоже, а выбор сделать тяжело.
  Наконец-то я сделал свой выбор. Когда я хочу поднять себе настроение, то в дело вступают грозные и шумные мотивы. Выбор мой пал на бразильскую группу, играющую жестокий металл. Диск уже в руке, рука тянется к музыкальному центру. Я посмотрел на кота, его ушки навострились. Бывают случаи, когда Кешка, услышав песню, вскакивает и несется прочь. Такое случается редко, но бывает и такое.
  Я точно знал, что при первых же нотах того, что я сейчас загружал в центр, кот вскочит и моментально испарится. Он недолюбливал такую музыку. Я переключил на второй трек и нажал кнопку воспроизведения. Ух, зададим всем жару. Я поглядел на кота. Уши торчком, лапы напряжены, глаза выпучены. Еще не прозвучали первые нотки, а он уже готов к побегу. Предчувствие или просто заглянул в мои глаза и все в них прочитал. Умный кот - не перестает меня удивлять.
  А вот и музыка в тихой квартире. Мой взгляд на коте, его - на центре. Не прошло и полсекунды, а в комнате остался уже только я. Один, в полном одиночестве.
  Посмеявшись над котом, я сделал немного погромче и вернулся в кресло. Позвал Кешу, но его появления и не ожидал. Сейчас его ничем в зал не загонишь. Сидит где-нибудь, дрожит, глаза со старую пятирублевую монету.
  Я еще раз усмехнулся и потянулся к чашке, стоящей на столе. К моему огромному огорчению она оказалась пуста. Пока разговаривал с Андреем по телефону, выдул весь чай.
  В зале гремела музыка, а головные боли не усиливались. Это очень радовало и обнадеживало. Я очень надеялся, что они скоро пройдут, и я спокойно сегодня проведу ночь, да и на день рождения завтра попаду. Такой праздник раз в году и пропустить его грешно. Андрей вида, конечно, не покажет, но обидится уж точно. Я же его прекрасно знаю. Знаю, как свои пять пальцев на руке.
  Я посмотрел на часы. Час еще не прошел. Очень пить хотелось. Перед глазами летали бутылки с пивом, перед носом стоял приятный запах, а во рту до боли знакомый вкус. Уголки моего рта слегка приподнялись - получилось что-то вроде улыбки. Очень хотелось улыбаться и радоваться, но состояние было не радостное.
  Появилась маленькая слезинка. Она в полном одиночестве выползла из левого глаза и на мгновение задержалась под глазом, а потом поспешно скатилась по щеке и зависла у подбородка.
  Татьяна. Моя девочка.
  Появилась вторая слезинка. Из другого глаза, и вскоре и она зависла у подбородка, только с другой стороны.
  Было действительно паршиво. Нечего больше добавить. Я три недели вижу ее лицо. У меня перед глазами проплывают события того дня. И не только тот день всплывает из моей памяти - все дни, что мы знали друг друга у меня перед глазами. И ночью и днем.
  Я подался вперед, локти уперлись в подлокотники. Запустив руки в волосы, я заплакал. Я рыдал, слезы ручьем появлялись из моих глаз и стекали по лицу, падая на кресло и мои штаны. И пусть кто-нибудь скажет мне, что настоящие мужики не плачут. Я плюну ему в лицо. Мы тоже люди и мы тоже можем сломаться. Я не вижу ничего плохого в испускании слез. А если кто-то со мной не согласен, то посмотрел бы я на него, окажись он на моем месте.
  Появился Кеша, несмотря на грозные звуки, вылетающие из колонок музыкального центра. Он подошел к креслу, запрыгнул и потерся о мой подбородок, будто говоря: "Я с тобой, старик". Я погладил его, а он лег у меня между ног.
  - Ты, наверное, тоже горюешь. - Слезы попадали мне в рот, и я чувствовал их солоноватость, проводя языком по губам. - Тебе тоже ее не хватает. Я прав или нет?
  Кеша в ответ мяукнул и посмотрел на меня грустными глазами. Я могу поспорить, в них была именно грусть. И, наверное, печаль, как и в моих глазах. Не знаю, умеют ли коты плакать, но думаю, если бы умели, то сейчас в зале плакал бы не только я.
  Именно она принесла его в мой дом. Я прекрасно помню тот день. Я сидел в кресле и смотрел телевизор. Купил новый фильм и поторопился домой, чтобы успеть посмотреть до ухода в театр. Мы собирались в театр. Фильм только начался, и пяти минут не прошло, а тут звонок в дверь. На часах два часа дня. Таня обещала прийти к пяти. Кто это мог быть? Я недовольный поднялся и пошел поинтересоваться, кто ко мне заявился. Посмотрев в глазок, сильно удивился. Быстренько отворил дверь, и на моем пороге оказалась любовь всей моей жизни и... в руках она держала небольшого котенка. С виду месяца два, наверно, не больше.
  Когда я жил в общежитие кот у меня появился только на третьем курсе. Прожив со мной больше года, он сбежал. Когда переехал в январе этого года в свою квартиру, то животное никакое заводить не стал. Поэтому я был немного удивлен и слегка шокирован тем, что я теперь живу не один. Таня еще не жила со мной, но начало было положено.
  Она назвала его Кешой - я был не против. Так что и он очень скучал по ней. Только я не знал насколько сильно, но думаю, не меньше меня.
  В дверь позвонили. Я посмотрел на часы. Час прошел. Андрей пришел, как и обещал. Я вытер слезы, попытался не задавить кота, когда вставал и потопал в прихожею. Кеша, мяукнув, бросился за мной. Ему тоже интересно кто к нам пришел. Не правда ли, Кеша? Он мяукнул в ответ. Понимает меня. Животные всё понимают.
   Ключ в замочной скважине. Всегда держу его в замке, чтобы снаружи никто не мог вставить ключ, когда я дома. Я посмотрел в глазок и слегка улыбнулся. Под ногами путался Кеша.
  - К нам гости, - проговорил я.
  Я открыл дверь. Передо мной стоял мой друг. В руках у него было по пакету. Пиво, долгожданное пиво. Ну наконец-то.
  - Привет, старик, - сказал Андрей и прошел в квартиру.
  
  
  15
  
  
  - Мы впервые увидели друг друга в январе этого года. Я, Андрей и Лена - его жена - пошли в кафе отметить хорошо прошедшую предзащиту диплома. Я и Андрей подошли к окончанию университета. Женаты же они были несколько месяцев. Любовь, любовь. Что тут говорить.
  Был вечер. Где-то часов семь. Мы подъехали к кафе на моей почти новенькой сиреневой "десятке". У меня уже тогда была машина и своя квартира. В свой новый дом я заехал через неделю после Нового года, а машину отец мне купил через пять дней после покупки квартиры. Первые дни я ездил очень осторожно. В нашем городе движение далеко не медленное, сами знаете. Потом, конечно, привык.
  Так вот, мы приехали на моей машине...
  
  - Останови у той "девятки". - Андрей тыкал пальцем в лобовое окно. - Рядом с ней.
  - Окей, - ответил я, и мы остановились рядом с синей "девяткой". - Слушаюсь и повинуюсь.
  И мы рассмеялись. Громче всех рассмеялась сидящая сзади Елена. Было весело.
  Я покинул машину последним, как капитан со своего корабля. Нажал на кнопку на брелке, и сработала сигнализация. Негромкий писк постепенно растворился в воздухе. Я поспешил догнать своих друзей, которые медленно шли под ручку и о чем-то весело беседовали. Приятно видеть любящих друг друга людей и очень приятно, когда эти люди твои близкие друзья.
  В кафе было людно. Места были только у барной стойки. Но это нас не огорчило. За стойкой, так за стойкой. Раздевшись, мы прошли и сели на высокие стульчики. Все столы были заняты, а в дальнем углу гуляла большая компания, которая занимала аж два столики. И скажу вам, еле умещалась за двумя.
  Я огляделся. Знакомых нет. Это даже очень хорошо. Сегодня наш праздник и больше нам никто не нужен. Я, Андрей и Лена. Больше никого.
  - Максим, Максим, - обратился ко мне Андрей, когда мы заказали себе по кружечке холодного пива. - Оглянись вокруг. Столько симпатичных девчонок. - Тут он посмотрел на Лену и показал ей язык, что меня сильно рассмешило. - А ты до сих пор один. Давно бы познакомился с кем-нибудь.
  - Мне не надо с кем-нибудь, - ответил я другу. - Я хочу найти свою единственную. Ни на одну ночь, ни на неделю, а на всю жизнь. Как вы нашли друг друга. Я очень завидую вам, знайте об этом. Желаю вам счастья, а себе желаю удачи в поисках своей единственной и неповторимой. Выпьем за это.
  Мы подняли кружки и чокнулись. Прозвучал приятный звон и ледяное пиво полилось в наши разинутые рты. После глотка чуть зубы не потрескались - такое вот пиво холодное. Через пару глотков они уже привыкли и не давали о себе знать.
  - Знать бы кто будет в комиссии, - сказал я, попивая пиво.
  - Савельев точно будет, - ответил Андрей. - Это я тебе точно говорю. Если конечно не заболеет. Холодно на улице все-таки.
  - Да уж, - тяжело вздохнул я. - Не хотелось бы перед ним выступать. - Хотя против этого преподавателя я ничего собственно не имел. Просто строг он был, и многие нервничали, когда видели его в госкомиссии. - А еще больше я не хотел бы видеть Макарова.
  - Вот козел, так козел, - вставила Лена несколько словечек.
  - Как его еще не грохнул кто-нибудь. - В свое время этот преподаватель менеджмента потрепал мне нервы, да и не только мне. Желающих набить ему морду можно было бы выстроить в цепочку на футбольном поле от ворот до ворот, и то, наверное, место бы не хватило.
  - Ладно, не будем о грустном. - Андрей поднял кружку. - За нашу преддипломную защиту. И чтобы защитить диплом на твердую пятерку. Даже на пять с плюсом.
  - Точно, точно, - согласился я с ним, и мы чокнулись.
  У меня кружка опустела. Андрей почти тоже выдул все пиво, только Лена мучалась - даже половина кружки не опустело. Я заказал еще кружечку. Потом пойдет третья, а затем или пас или четвертая. Время покажет.
  Я взял протянутую мне барменом кружку, сделал небольшой глоток и поставил ее на стойку. Пока мои друзья о чем-то беседовали - их было слышно, но я не прислушивался - я оглядел помещение. Дам было, действительно, много. Причем многие симпатичные. Был бы я пьян, возможно, и подошел бы. Но я боязлив в знакомствах с прекрасным полом человечества. Очень редко подхожу первым. Увижу красивую девушку, смотрю на нее, но подойти не решаюсь.
  Мой взгляд перескакивал со стола на стол. Чисто женских столов не было. Обязательно присутствовал хотя бы один парень, но в основном парней было большее количество. В той самой компании, что занимала два стола и еле помещалась, было десять человек: шесть дам и четверо парней. Зрение у меня не очень, так что о красоте сидящих там девушек мне трудно было что-либо говорить. Но что-то так и тянуло мой взгляд в их сторону.
  - Давайте выпьем за прекрасный пол, - вернул меня к реальности тост Андрея.
  Я повернулся к друзьям, согласился с предложенным тостом и поднял кружку.
  - За мужчин, - уточнил Андрей. Такая вот концовка тоста. Кружки не успели соединиться в едином звоне. - Ладно, ладно. За прекрасных и симпатичных девушек. Я, конечно, пью за тебя, моя дорогая. - Мы чокнулись, и Андрей поцеловал Лену в губы. Я же улыбнулся, и в улыбке моей присутствовала и радость и в тоже время печаль.
  - Я, пожалуй, схожу в одно местечко, - сказал я и поднялся.
  - Сбросить лишний вес? - спросил Андрей.
  - Ага, - ответил я, поставил кружку на стойку и пошел в сторону туалета.
  По пути посматривал по сторонам, ловя взгляды и сидящих за столами девушек и парней. До небольшого помещения, где находились две туалетной комнаты, оставалось несколько шагов, как дверь открылась и передо мной появилась девушка невысокого роста. Она была в белых туфельках на каблуках и при этом была ниже меня примерно на полголовы. Рост у меня почти метр восемьдесят, так что откидывайте полголовы и считайте.
  Меня будто током ударило. Шаг мой сильно замедлился, в ботинки камней, будто, наложили. Мы смотрели друг другу в глаза, не отрывая взглядов. По ее глазам я тоже понял, что у нее схожие ощущения. Так вот, заторможено, мы прошли мимо друг друга. И перед тем, как войти в туалетную комнату, я обернулся. Она садилась за тот самый сдвоенный стол и в тоже время смотрела на меня.
  Я закрыл дверь и медленно прошел к мужскому туалету. Я шел на автомате, все мысли были только об этой незнакомке. Заходя в туалет, я совсем забыл, что хотел по нужде.
  Такой красоты я еще не встречал. Даже слов не мог подобрать, чтобы описать свое состояние. Справив нужду, я вышел в общее помещение. У большого зеркала стоял парень, вероятно, ждал девушку. Я достал телефон и набрал номер Андрея.
  - Я слушаю тебя, старик.
  - Я, кажется, встретил ее, - нервно проговорил я. Мой голос слегка дрожал. Да и руки тоже.
  - Кого ее?
  - Девушку своей мечты. Я ее встретил.
  - Постой. Прямо в туалете, что ли? - В трубке послышался его смех. Он что-то сказал Лене. Она тоже засмеялась. - А что она делала в мужском туалете, старик?
  - Да ну тебя, - ответил я и прекратил связь. Положил телефон в чехол на ремне и вернулся обратно в туалет.
  Я боялся выйти, боялся опять встретиться с ней взглядом. Я не понимал сон ли это или не сон. Все это наяву или просто плод моего воображения. Подойдя к раковине, я включил холодную воду. Наклонившись, я подставил ладоши под небольшую струйку и набрал ледяной водицы. Вода бросилась на мое лицо, весь ее холод, который мгновенно отрезвлял. По-крайней мере, я на это надеялся. Выключил воду, вытер лицо бумажным полотенцем, которые висели рядом с зеркальцем, и покинул туалет. Перед выходом в сам зал я остановился на секунду, набрался сил и решительно потянулся к дверной ручке. Резко открываешь, быстро пробегаешь мимо ее стола и садишься на свое место, откуда и устанавливаешь наблюдение. План прост.
  Но обернулось все наоборот. Я вышел, и тут же наши взгляды встретились. Тут-то я и потерялся. Не знал, что делать дальше: или стоять или идти. Будто передо мной выросла невидимая стена. Заминка длилась несколько секунд, потом я двинулся вперед, проходя мимо нее не отрывая взгляда от ее прекрасных глаз.
  - Кто она? - спросил Андрей, когда я подошел и сел на свое место. - Покажи ее?
  Моя рука потянулась к кружке с пивом, и я сделал большой глоток, пытаясь немного успокоиться.
  - Смотри, как сердечко у него бьется, - сказал Андрей Лене. - Чувствую, что очень быстро.
  - Ты там красавицу встретил или тебя напугало чудовище? - спросила Лена, и мы втроем засмеялись. Правда, мой смех был далек от их смеха. Больше похож на истерический. Такого со мной никогда не было.
  - Ладно, малыш, не издевайся над ним. - Андрей положил руку Лене на плечо. - По лицу видно ему сейчас не до шуток. Что стряслось, старик? Кого ты там повстречал?
  Я поднес кружку к губам и без остановок опустошил ее. Заказал еще одну.
  - Да, - прогудел Андрей. - Все, действительно, серьезно.
  Они замолчали, попивая пиво и поглядывая на меня. Заговорили они тогда, когда я сам произнес первые слова после того, как вернулся из туалета. Слова все-таки смогли прорваться к выходу.
  - Блин, будто все внутри меня замерло на мгновение, когда я ее увидел. - Я говорил с заминками, будто у меня были дефекты речи, нижняя губа слегка подергивалась. - Она вышла мне на встречу, и наши взгляды встретились. Меня тут же током как долбануло. А внутренний голос: "Это она". В ботинки свинца налили. - Пока я говорил ни Андрей, ни Лена, ни разу не приложились к своим кружкам. - В туалете стоял перед зеркалом и поливал себя ледяной водой, чтобы прийти в себя... Друзья мои, я, кажется, влюбился.
  Тут я замолчал. Вся энергия вышла и я, тяжело вздохнув, потянулся за пивом.
  - Вот выдал-то, - зачарованно проговорил Андрей. Лена покачала головой и приложилась к кружке, опустошив ее до конца. А я тем временем рискнул посмотреть в направлении большой и шумной компании. Я сидел к ним боком и чувствовал, что она смотрит в мою сторону. Повернувшись, я поймал ее взгляд на себе, но не увел глаза в сторону, а наоборот - продолжал смотреть. Она мило улыбнулась, и ее улыбка была пропитана нежностью, счастьем, легким волнением и небольшим возбуждением. Я тоже улыбнулся в ответ и тут же отвел взгляд. Продолжая улыбаться, я поднес кружку к губам.
  - Слушай, а он точно влюбился, - проговорил Андрей. - Смотри, как весь светится. А глаза аж блестят от счастья. Подойти к ней и познакомься, а то проворонишь счастье.
  - Легко сказать, но трудно сделать, - робко сказал я. - Я из туалета еле вышел, а ты хочешь, чтобы я подошел и познакомился. Да и народу у них многовато.
  - Слушай, мне ли тебя учить. - Ну совсем Андрюха унизить меня захотел. Пытается поймать меня на том, что я к незнакомой девушке не способен подойти. - Не поверю, что ты не сможешь к ней подойти.
  - Придется поверить, - ответил я, оценив свои силы. Я не был четко уверен, что смогу сегодня спокойно вернуться домой, а тут... Нет уверенности в своих силах.
  - Не трогай его, Андрюша, - заступилась за меня Лена. - Он втюрился накрепко. На его месте я бы тоже не подошла первой.
  - Так если эта девушка тоже обратила на Макса внимание, то она, как ты говоришь, тоже не сделает первый шаг. Ни она, ни ты, - обратился он ко мне. - И нету счастья. Я серьезно говорю, потом будешь убиваться несколько месяцев.
  - Я сам это прекрасно понимаю, - тяжело вздыхая, проговорил я. - Но ничего с собой поделать не могу. Хочу, очень хочу подойти, но ноги не слушаются. Как приклеенные.
  - Мда, - промычал Андрей и заказал себе третью кружку.
  Наступила тишина. Все трое уткнулись в свои кружки и о чем-то думали. Вероятно, о сложившейся ситуации.
  Забегая вперед, скажу, что я так и не смог к ней подойти...
  
  
  16
  
  
  Андрей протянул мне оба пакета, а сам присел на корточки и принялся развязывать шнурки на ботинках. Я поставил пакеты на диванчик и вытащил бутылки с пивом на стол. Восемь штук. Пять я убрал в холодильник - пусть померзнут немножко, - а три оставил на столе.
  - Проходи в зал, - крикнул я Андрею, а сам взял с полки два высоких стеклянных стакана. На душе немного полегчало от вида пива. Я обхватил одну бутылку рукой, холод побежал по руке вместе с мурашами.
  Я взял три бутылки, два стакана и прошел в зал. Андрей сидел в дальнем от меня кресле и игрался с Кешой. Когда я вошел, он посмотрел на меня. Взгляд его на мгновение наполнился серьезностью. Вероятно, увидел у меня под глазами мешки, да и сами глаза были заплаканы. Но он ничего не сказал - все прекрасно понимал. Он понимал, что мне сейчас нелегко.
  Я поставил свою ношу на стол и прыгнул в кресло, через столик от Андрея. Открывалка после вчерашнего так и валялась на столе, так что искать ее не пришлось.
  - Как ты? - его голос полон серьезности.
  - Пока держусь, - ответил я, открывая по очереди две бутылки и разливая их по стаканам. - Но крыша съезжает вот уже второй день основательно. - Я протянул ему стакан. - За встречу.
  Мы чокнулись.
  - Сегодня звонил Валера. Все беспокоится о моей работе.
  - Ты закончишь книгу к концу сентября? - спросил Андрей, поднося стакан к губам. - Ты должен, старик, должен это сделать. Иначе этот сукин сын тебя засудит.
  - Успею я, успею, - солгал я другу. У меня не было уверенности в своих силах. За компьютер садиться не было желания, и думаю, появится оно не скоро. - А он пусть идет в задницу.
  - Я того же мнения, - согласился Андрей. - Мне отменить завтрашнее торжество?
  - Не стоит, - ответил я. Не день независимости же завтра. - Я буду в норме.
  В этом у меня тоже уверенности не было, но я уж постараюсь. Приведу себя в порядок. Не хочу никому портить праздник, особенно имениннику. Андрей, конечно, все поймет и поддержит меня.
  - Кто завтра будет? Кого уже успел пригласить?
  - Я, Лена, Лида, Наташа с Олегом и ты. Больше никого не приглашал.
  - Кстати, все забываю спросить. Ты телефон то новый купил?
  - А, да, - ответил Андрей и потянулся к чехлу, который висел на ремне. Достал раскладушку "Самсунг". - Записывай номерок.
  Я взял блокнотик, который лежал рядом с телефоном, нашел пустой листочек и записал продиктованный номер.
  - Почем взял? - спросил я из любопытства. Очень он мне понравился. Почему бы ни сменить свою "Моторолу".
  - Почти червонец.
  - Да, не слабо, - прогудел я, протягивая руку к его телефону. - Богатый, что ли?
   - Лена помогла, подкинула немного. Ее повысили, соответственно и зарплата подросла. Это, кстати, ее предложение. Я уж хотел как-нибудь сам, откладывал бы понемногу. А тут вот такой подарок судьбы. Я не смог устоять.
  - Да уж. - Я вернул Андрею телефон. - Я бы тоже не устоял.
  Закончилось пиво в наших стаканах. Андрей взял открывалку и открыл третью бутылку, а я тем временем сбегал на кухню еще за парой бутылочек. Принес, поставил на стол и подошел к музыкальному центру. Диск уже закончился, и требовалось вернуть народу музыку. Андрей относился к моему вкусу спокойно, так что я мог ставить все, что душа пожелает. Я и поставил то, что мне захотелось. Врубил Роба Дугана. Мелодичные и в тоже время быстрые произведения будут к месту.
  Вернувшись на место, я уже держал в руке полный стакан живительного пива.
  - К скольким завтра? - спросил я. - Как обычно?
  - Да. Как всегда. В восемь.
  - Это хорошо. Подарок успею подобрать. Чего тебе подарить? Давай, не стесняйся. Предлагай.
  - Ничего мне не надо. - Андрей начал мяться. - Придешь - это и будет самым хорошим подарком.
  - Я так не могу, сам понимаешь. День рождение - значит должен быть подарок. Давай, давай, не мни титьки.
  Андрей покачал головой и поднял плечи.
  - Не знаю я. Дари, что захочешь.
  - Женские трусики подарю, - сказал я серьезным голосом. - Пойдет подарок?
  - Да хоть платье подари. Главное - приходи. Больше мне от тебя ничего не нужно.
  - Окей. Сам напросился.
  По комнате разлетелся мужской хохот, который не прекращался до тех пор, пока уже сил не было смеяться ни у меня, ни у Андрея. Две истерички.
  - Хорошо, что ты вернулся, - проговорил Андрей, вытирая слезы из-под глаз. - Я уж думал, что не увижу тебя месяц.
  - Я сам думал, что буду прятаться от внешнего мира минимум недели две. Хотя кто его знает.
  - Ты это о чем? - спросил Андрей, медленно ставя стакан на стол.
  - Головные боли вернулись, а главное - душевные тоже. Опять видения, да и кошмары по ночам. За неделю я немного успокоился, боли прошли и я вернулся. А теперь все заново. Боюсь, как бы не получилось, что после твоего дня рождения я опять закроюсь и не на неделю, а гораздо больше.
  - Старик, ты ничего такого не подумай, - робко проговорил Андрей. Было видно, что ему тяжело говорить. - Может тебе обратиться к врачу. Вдруг ты один не справишься.
   - Не знаю, не знаю. - Я сидел и смотрел в пол. Пиво в стакане уже никого не интересовало. Мы оба думали о решении сложившейся проблемы. Когда Андрей был рядом мне было полегче. По-крайней мере, крыша не съезжала. - Может ты и прав. Возможно, стоит обратиться к врачу, пока еще не поздно.
  Наступило молчание.
  Врач-психиатр. И будут меня лечить: пихать таблетки и колоть уколы. Будь парень паинькой, не буянь. Я усмехнулся, но в смехе не было радости и веселья. Из глаз выкатились первые слезинки.
  Андрей покинул свое кресло и присел на подлокотник моего, обняв меня за плечи одной рукой.
  - Поплачь, Макс, поплачь, - успокаивающе проговорил он. А я уже не просто плакал, я рыдал. Еще не все слезы кончились после вчерашнего вечера.
  - Это я виноват в том, что ее нет рядом, - еле выдавил я из себя.
  - Не морочь себе голову, Макс. Ты не виноват. Не думай об этом.
  - Тебе легко говорить. Ведь это я был за рулем, а не ты. Я вел машину.
  Андрей ничего не ответил. Он покачал головой и еще крепче сжал меня. Я был рад, что он сейчас со мной. Он ничего не ответил, но его глаза говорили что-то типа: "Ну вот, опять двадцать пять". И я его за это не виню. Подобные спектакли я уже выдавал, правда, неделями раньше. И уже в который раз Андрей рядом, и в который раз он успокаивает меня. Пальцев на руках моих и его не хватит, чтобы подсчитать.
  - Ты не виноват. Это не твоя вина и не забивай свою голову этим мусором. Пора просыпаться, Макс. Жизнь продолжается, и жить надо будущим, а не прошлым. - Он замолчал на пару секунд. Посмотрел на меня, похлопал по плечу и убрал руку. - Извини, конечно, что я с тобой так разговариваю, но по-другому нельзя.
  - Ты прав, - проговорил я, стирая слезы с лица. - Ты прав, и я тебя не виню. Я сам себя загоняю в могилу.
  - Ты не в могилу себя загонишь, а в сумасшедший дом. Где и просидишь до конца жизни. Если туда попадают, то обратно не возвращаются. Это уж я тебе точно говорю.
  Я ничего не ответил. Я посмотрел заплаканными глазами на недопитый стакан пива и потянулся к нему. Андрей же, увидав, что я немного успокоился, вернулся в кресло и тут же поднес к губам свой стакан.
   - Завтра из ресторана вернешься домой и сразу спать. А с после, каждый день я буду тебя навещать. Буду за тобой приглядывать, а то ты точно с ума сойдешь. Крыша у тебя едет серьезно - это точно. И пустота в глазах все чаще и чаще.
  - Хорошо. - Я попытался засмеяться, но не получилось. Истеричка. - Будешь моей нянькой.
  - Ага. Буду приносить фрукты и букет цветов. Тебе какие цветы больше нравятся?
  - Можешь розы. - Я поддержал его игру. И в тоже время не забывал про пиво. - Можешь хризантемы. Это первый цветок, который я подарил девушке. Правда, когда я их покупал, я об этом не знал.
  - О чем? О том, что они первые?
  - Нет. О том, что это хризантемы... Вот так вот.
  - Ну хорошо, - заявил Андрей. - Хризантемы так хризантемы. Как я могу отказать другу. Это будет большим грехом с моей стороны. Не отмолишься потом.
  - Бедняга, - вздыхая, сказал я и открыл очередную бутылку пива. - Помучаешься ты со мной.
  - Я всегда мечтал быть нянькой. Вот и попробую для начала. Наберусь опыта и устроюсь в детсад. Брошу издательство и пойду к детям. Послужу на благо Родины. Мамы потом мне спасибо будут говорить, а я буду вспоминать дни, проведенные с тобой.
  - Поймал на слове, - сказал я. - Послезавтра жду на первый рабочий день. Сколько тебе платить?
  - Я буду работать на благо обществу.
  - То есть бесплатно?
  - Бесплатно ничего не делается, - ответил Андрей. - За умеренную и в тоже время очень низкую цену.
  - Тебе задаток выдать? - поинтересовался я и похлопал по карманам домашних штанов. Естественно, в карманах было пусто. - Сколько? Не стесняйся.
  - Ммм, - замычал Андрей. - Соточку для разогрева.
  - Русских или американских рублей? - Игра продолжалась, и нам было весело. Андрей успокоил немного меня, я на время забыл о головных болях, видениях и кошмарах. Было очень приятно сидеть с другом, пить пиво и веселиться. Давно таких дней не выдавалось. Главное, чтобы друзья не забывали друг друга. Одиночество - вещь очень серьезная. С ней нельзя шутить.
  - Конечно американских, - заявил Андрей.
  - Без проблем, - ответил я и, поднявшись, подошел к шкафу. Открыл один из ящиков, порылся и вытащил на свет зеленую бумажку. Подошел и вручил ее Андрею. - Вот тебе на мороженое.
  Андрей подыграл мне и принял задаток. Сто долларов он убрал в карман своей белой рубашки.
  - Спасибо. Премного благодарен.
  - Будешь хорошо работать - больше заработаешь.
  Мы посмеялись, и Андрей вернул мне мои деньги. Но от должности моей няни отказываться не собирался. Я ответил, что справлюсь, на что мой друг сказал, что даже слушать меня не намерен. Он твердо решил и так и будет. Устоять я не смог. Растаял как снежная баба на солнце.
  Веселая беседа продолжалась еще долго. Забегая вперед, скажу, что Андрей покинул меня около десяти часов, естественно, вечера. Лена была предупреждена и дала добро, так что его ничего не торопило домой.
  Я рассказал ему про мою новую знакомую. Среди его знакомых, как и среди моих, также редко встречались девушки с именем Вера. Андрей поинтересовался, что я намерен предпринять по отношению к Вере. Я же честно ответил, что не знаю. Да и о ком я еще мог думать, как не о Татьяне. Все мысли были только о ней и ни о ком больше. Ни о Вере, ни о Клаве, ни о Дуне - ни о ком.
  Андрей ушел, пообещав убить меня, если я не появлюсь завтра на его дне рождении, а я остался один. Музыкальный центр давно уже молчал, пива на столе не стояло, стакан был пуст. Но мозг еще соображал и по моим подсчетам я определил, что одной бутылки не хватало. Поэтому мое тело быстренько, слегка покачиваясь, отправилось на кухню, где и было выявлено место расположение последней восьмой бутылки пива. Она мирно дожидалась меня в холодильнике, и я долго ее там не продержал. Через секунду пиво лилось в стакан, а еще секундой позже - в мой желудок.
  А спустя полчаса я уже спокойно посапывал в кресле, раскинув руки по обе стороны. Пиво подействовало как снотворное. Кеша лежал рядом с моими ногами. В таком положении я провалялся до трех часов утра. Немного подмерз. Дверь на балкон и окно были открыты, а очередная августовская ночь оказалась холодной. Слегка подрагивая и мыча, я поднялся и потянулся было к дивану, но передумал. Не было желания его расправлять, поэтому я поплелся в спальню, где расправил постель и свалился до самого обеда. И свалился я не один. Кеша пришел за мной и улегся у меня в ногах.
  
  
  17
  
  
  ...- Я вас прекрасно понимаю, Максим, - ровно сказал Александр. - На вашем месте я бы тоже сидел как приклеенный. Со мной было почти то же самое, когда я познакомился со своей единственной женой... Так чем же закончился вечер?
  Он по-прежнему сидел в своей обычной позе: нога на ногу, руки скрещены на груди. Я же сидел на стуле расслабленным и с сухостью во рту. Одного стакана воды было мало и очень хотелось пить. Когда нервничаешь уходит с потом небольшое количество воды - ее надо вернуть организму. Все всегда должно находиться в равновесии.
  - Вы бы не могли принести мне еще стаканчик воды, пожалуйста, - промолвил я. - Очень пить хочется.
  Александр ничего не ответил, только кивнул и поднялся. Подойдя к двери, он открыл ее и протянул руку. Через пару секунд он уже нес мне стакан с водой. Я думал, что это займет гораздо больше времени, а тут, будто за дверью стоит человек с готовыми наполненными водой стаканами. Других мыслей в голову не приходит. Я быстро отбросил эти мысли в сторону. Главное - стакан принесли, а как и почему - это не мои проблемы. Александр, как и в первый раз, поставил стакан на стол и пододвинул его ко мне. Я же подался вперед и принял стакан. Только в этот раз я решил экономить воду - пить небольшими глотками и не очень часто.
  - Ну что, продолжим? - спросил Александр, когда я сделал пару маленьких глотков и поставил стакан на стол.
  Я вытер губы и развалился на стуле.
  - В течение всего вечера я много раз поворачивался в ее сторону, и почти каждый раз наши глаза встречались. Мы смущенно улыбались друг другу. Когда она улыбалась, на ее щечках вырисовывались подобия месяца. Не ямочки, как у меня, а подобия месяца. Ни у одной девушки такого не встречал.
  Я пил пиво с близкими мне друзьями и часто поглядывал в ее сторону. Она была великолепна. Не знаю по какому поводу они собрались такой большой компанией, но одета она была по праздничному. На ногах белые туфельки, на шее белое ожерелье, а все тело закрывало длинное обтягивающее белое платье на бретельках, открывающее красивые плечи. У нее были темно-коричневые волосы, стекающие на плечи и едва скрывающие их. Справа волосы были заправлены за ухо, слева слегка закрывали щеку. Один раз услышал, как она громко смеялась - это было прекрасно. Она не хрюкала, не пищала - это был нормальный красивый смех. В этот момент мы посмотрели друг на друга и улыбнулись. Забегая вперед, скажу, что левая бровь у нее дальше от носа, чем правая (правая, если смотреть на нее).
   - Вы так и не подошли к ней в тот вечер? - Александр так спросил, будто уже знал ответ на этот вопрос.
  - Нет, я так и не подошел к ней.
  - Как же вы познакомились?
  - Она подошла ко мне, - ответил я и потянулся к стакану с водой. Было такое ощущение, будто стало очень жарко. На лбу появилась испарина. Если бы было солнце, то, наверно, мой лоб начал бы светиться. Я сделал два глотка, поставил стакан на стол и продолжил: - Мне не хватило решительности, а вот у нее хватило. На часах уже было половина одиннадцатого, начали освобождаться столы, но мы так и продолжали сидеть за барной стойкой. Я поставил на стойку пустую уже четвертую кружку и перевел взгляд в конец кафе, в сторону туалетных комнат. И тут мое сердечко забегало - колотилось о стенки моего тела, даже в пятках побывало. Большая и шумная компания поднималась и покидала свой сдвоенный столик. Я не знал что делать. Андрей пару раз толкнул меня в плечо, но я сидел на месте и не двигался. Снаружи я вел себя спокойно, но внутри все бесновалось. Я решил, что, когда она немного отстанет от своих друзей, я ее догоню и попрошу номер телефона. Но этого я так и не сделал. Мою нерешительность, вероятно, она и прочитала в моих глазах. Она видела мое желание подняться и подойти, но в тоже время понимала, что этого я не сделаю.
  Как оказалось, она все просчитала наперед. Она замыкала цепочку своих друзей, которые по очереди подошли к гардеробу и оделись. Потом они пошли к выходу. Она шла последней. Я, действительно, не знал, что делать. Подойти очень хотелось, но не мог я. Не знаю почему, но не мог. Ноги, буквально, вросли в пол. Полегчало мне, когда я увидел, что эта красота идет не к выходу за друзьями, а в мою сторону. Правда, мне полегчало, и в тоже время я занервничал еще сильнее. Что я ей скажу? Уверен на все сто - слов бы нужных я не подобрал, учитывая мое состояние.
  Я прервался на секунду и сделал несколько глотков воды. Стакан был на половину пуст, но пить все хотелось и хотелось - жажда не утолялась.
  - Она подошла ко мне. Андрей и Лена припали к своим кружкам и делали вид, что ничего не видят. Только я сидел вполоборота и смотрел на ее приближение. Она не назвала своего имени, не продиктовала номер телефона. Прекрасный голос нежно проговорил мне: "Привет". Я еле-еле поприветствовал ее и тут же принял от нее сложенный пополам небольшой листочек. Я не посмотрел, что было написано на листке, мои глаза смотрели на нее - я не мог оторваться. Ее красота слепила меня.
  "Очень надеюсь, что мы еще увидимся. Пока". Это были ее слова. Она проговорила их и пошла к выходу. У самых же дверей она обернулась и нежно улыбнулась мне. Я смотрел на двери еще минут пять, держа в руке ее листок. Андрей и Лена что-то говорили мне, но я их не слышал. Пробудился я после того, как кто-то - думаю, это была Лена - ущипнул меня. Я повернулся к ним, сияя от счастья. От радости у меня даже слезы появились. Я раскрыл листок и прочитал написанное приятным женским почерком.
  Татьяна и номер телефона.
  Я не положил листок в джинсы - так и держал до тех пор, пока мы не пошли к гардеробу. Одевшись, я положил его в карман и застегнул молнию. Ему некуда было деваться.
  Знаете доктор. По жизни я понял, что ничего просто так и легко нам не дается. За всем что-то следует, все поступки и действия имеют свои последствия. И тем, что случилось этим же вечером, но чуть позже, кто-то сверху пытался проверить меня. Будто мне дали то, о чем я всю жизнь мечтал, но я должен был это еще заслужить.
  - Что же произошло? - поинтересовался Александр.
  - Мы покинули кафе, сели в машину и я повез семейную пару домой. Всю дорогу я не закрывал рот. Во мне скопилось уйма энергии, и я выливал ее, рассказывая друзьям о великом счастье, о подарке судьбы. Андрей и Лена зачарованно слушали, почти не произнесли ни слова. Я довез их до подъезда, попрощался и поехал до дому, до хаты. Недалеко от моего дома есть круглосуточная платная стоянка. Гараж я еще пока не купил, поэтому машину ставил на стоянку. Я поставил ее и потопал домой через соседский двор, где и произошло то, что повлекло за собой плохие для меня дни. Счастье покинуло меня на долгий срок.
  Я шел через соседский двор и не заметил, как от одного из подъездов пятиэтажного дома отошли трое парней. Они перегородили мне дорогу, а сзади еще двое парней отрезали мне путь к отступлению. Конец был печальным. Мне досталось и по почкам и по голове, но это было не так страшно. Они отобрали у меня бумажник - мелочь по сравнению с другой кражей, - сняли с меня шапку, сняли зимнюю куртку, оставив меня лежать на снегу. Они ушли, а я поднялся, сплюнул слюну вместе с кровью и похромал домой. В тот момент я совсем и забыл, что в куртке лежал сложенный вдвое листочек с номером телефона и именем девушки, в которую я влюбился с первого взгляда. Только дома я осознал случившееся. Мысли мои были ни о деньгах, ни о шапке, ни о самой куртке. И даже ни о побоях. Потеря так много для меня значащего листочка принесла мне неописуемую боль, которая утихла спустя несколько месяцев.
  - Что вы предприняли после? - спросил Александр.
  - Что я мог поделать? - ответил я, тяжело вздохнув. - Общих знакомых у нас не было, в том кафе ее никто не знал. Единственное что я мог сделать так это частенько посещать это кафе и надеяться на встречу. Я бывал там почти каждый вечер. В те дни, когда я не мог, заменял меня Андрей. Я даже объявление в газету написал, но, вероятно, она не читала газет. Все мои друзья пытались хоть чем-то помочь, но все попытки были тщетны. Такая жизнь продолжалась чуть больше двух месяцев - у меня уже руки опустились. Хоть и говорят, что надежда умирает последней, но у меня она уже умерла.
  - Что же произошло спустя два с небольшим месяца? - поинтересовался доктор, меняя ноги.
  - Я отправился за покупками. Мне помогали Андрей и его жена. Мои вещи поустарели - требовалась новизна. Я хотел подобрать себе новый свитерок, новые джинсы и купить кожаный пиджак. Друзья мои тоже шли прибарахлиться. Мы гуляли по рядам крытого рынка: Андрей с пакетом в руке, в котором лежали свежие черные брюки и белая рубашка, Лена с джинсовой рубашкой и я с пустыми руками. Они уже все что хотели купили, одному мне ничего не нравилось. Я оглядывал ряды, а друзья мои терпеливо плелись за мной. Через пару рядов Андрей отпросился. Ему очень захотелось шаурмы. Проголодался. Я отпустил их - у них в глазах была усталость и не желание таскаться впустую. Я их не винил - рынок есть рынок. Они ушли, а я потопал дальше. Вскоре купил себе голубые джинсы и красно-черный свитер. Перед и зад у него были красные, а рукава черные. Мне он очень понравился. Оставалось найти кожаный пиджак.
  Я изучил еще пару рядов, как сзади подбежал Андрей. Он сказал, что нашел отдел с кожаными куртками и пиджаками, на что я ответил, что доберусь и до этого отдела. Но он настаивал на своем. Типа пиджаки там просто супер. Он уговорил меня, и мы пошли к найденному им отделу. Андрей сиял весь, что удивляло меня, а когда я увидел сияющую Лену, то поинтересовался у них, что у них на уме. Что-то странно они себя вели. Я увидел отдел с кожаными изделиями. Там уже шла примерка. Молодой парень примерял пиджак, а рядом стояла продавщица. Когда я подходил парень уже расплачивался. Не обращая внимания на продавца, я зашел в контейнер и стал разглядывать пиджаки. Один мне приглянулся. И тут за моей спиной молодой женский голос произнес: "Я надеялась на встречу, но никак не думала, что это произойдет спустя два месяца". Я узнал этот голос и от такой приятной неожиданности потерялся и не мог обернуться. Внутри меня все заносилось от стенки к стенке (не буквально сказано), сердце забарабанило. Я повернулся к ней со слезами на лице. Татьяна достала из кармана черных джинс носовой платок и подошла ко мне. Она стерла слезы и успокаивала меня, наверное, минут пять. А может и больше.
  Моей радости не было предела.
  В общем, кожаный пиджак я купил, не обращая на цену. Познакомился, как подобает, записал ее телефон себе на сотовый. Раньше все думал, почему я этого не сделал в тот самый вечер в кафе. Подошли Андрей и Лена. Познакомились и ушли к выходу. Я пообещал, что надолго не задержусь. Хотя с огромным удовольствием остался бы до конца ее рабочего дня. Счастьем была пропитана каждая клетка моего тела, а душа пела и плясала. Да и Татьяна сияла от счастья.
  Мы просидели в контейнере около часа. Я совсем забыл про Андрея и Лену. Все мысли были только об так случайно найденной мечте всей моей жизни. Уходя, я записал ее домашний адрес, а она мои координаты. Так, на всякий случай. Во второй раз я не хочу ее потерять. Я рассказал ей, что со мной случилось в тот день, и она меня простила. Таня очень сильно ждала моего звонка и, не дождавшись, все это время не находила покоя.
  Мы расстались, но пообещали друг другу, что сегодняшний вечер наш. Так оно и было. А друзья мои меня дождались. Они все прекрасно понимают.
  В этот вечер мы пошли гулять по городу. И я был очень счастлив, что мы вместе.
  Очень счастлив.
  До безумства.
  
  
  
  
  18
  
  
  Провалялся я до обеда. Точнее до двух часов. Открыв глаза, я увидел суетившегося рядом кота, который диким криком предлагал мне покормить его.
  - Ой, замолчи, - сонно проговорил я и перевернулся на бок. Но крики не прекращались. Кеша прекрасно понимал, что его хозяин проснулся, поэтому не имеет смысла молча уходить из спальни и ждать, когда корм наполнит миску. Мяу, мяу, мяу. Я готов был бросить в кота будильник. Но было жаль... будильник. Приступ гнева удалось успешно подавить. - Все, все, я встаю. Я проснулся. Заткнись лучше, а то посажу на строгую диету.
  Кеша замолчал и улегся у меня в ногах. Я помял руками лицо и уселся.
  - Ну что, зверь. Когда ж ты перестанешь меня будить вот таким вот образом?
  Кеша мяукнул в ответ.
  Болела голова. То ли с похмелья, то ли... В общем, думаю, она и не прекращалась, эта чертова боль. Все болит: душа, тело. Один большой комок боли. Я сполз с кровати, за мной слез и кот. Теперь лично проводит меня до кухни и потребует свой завтрак. Действительно, посадить бы его на диету: утром, днем и вечером только хлеб и вода. Тогда, наверно, крики не будут прекращаться.
  - Пойдем, пойдем, подлый кот. - Два тела прошлись на кухню и уселись: я на стул, Кеша на пол перед миской. Я посмотрел на кота, тяжело вздохнул и потянулся к коробке с мясными подушечками. - На, зверюга, ешь и лопни.
  Кеша ничего не сказал. Только с радостью накинулся на корм. Посмотрев на него, я решил заморить и своего червячка. Правда была одна маленькая проблема: холодильник пустовал. Даже помидоров не осталось, а пельменей и подавно.
  Что же делать, что же делать? Желудок пуст, червячок очень голоден. Заглянув в хлебницу, я нарыл пару кусочков батона, правда, вид был у них неважный, но все же они пригодились. Я намазал майонез на оба куска и съел их, запивая горячим чаем с сахарком - уж это у меня было. Червяк в желудке, конечно, успокоился, но это временно - очень трудно наесться двумя кусками хлеба. Не страшно. Пойду гулять - съем чего-нибудь.
  Подарок, подарок. Что подарить лучшему другу на день рождение? Не знаю, как и всегда не знал. Я всегда спрашивал у именинника, что он хочет. Пусть лучше он будет знать, что ему преподнесут и в тоже время желать этого, чем подарят совсем ненужную вещь.
  Что же подарить?
  Ладно, пройдусь по магазинам - найду чего-нибудь. На этом я и попрощался с Кешой и домом. Не известно - буду ли я дома сегодня или нет. На часах три, а я в голубых джинсах, в черной рубашке и с толстым бумажником в кармане. Про сотовый телефон, естественно, не забыл.
  - Пока Иннокентий, - сказал я коту, который выполз из кухни, полюбопытствовать, куда это решил свалить его хозяин. - Может еще вернусь до вечеринки, а может и нет. Ты тут не балуй: музыку громко не включай, телевизор допоздна не смотри, девок домой не води. Ты понял меня? А? Отвечай, подлый котяра.
  Кеша что-то промяукал себе под нос. В общем, как-то отреагировал, правда, я не разобрал, что он мне ответил. Ну да ладно. Я ему доверяю.
  Я открыл дверь и вырвался на лестничную площадку. В лифт не сел - второй этаж все-таки. Пробежал, поздоровавшись, мимо старых бабушек, которые арендовали местную лавочку, поздоровался с соседом по этажу и покинул родной двор. Поймал тачку и направил шофера по первой строчке своего плана. В путь, за подарком.
  Центральный универмаг. Здание с тремя этажами. Всякой всячины много, но главное - найти что-нибудь полезное. Правда, перед походом в дом торговли я посетил милое местечко. Червячок опять проголодался и требовал свое. Куда ни денься, а есть хочется.
  Милое кафе с бревенчатыми стенами, милое меню с качественными блюдами, милое обслуживание с красивыми дамами. Я заказал себе легкий салатик из крабовых палочек, картофельное пюре с котлеткой и кофе с молоком. Кушать, так кушать. Правда, мысли были не о приятном запахе и вкусе поедаемых блюд, а о выборе подарка Андрею и о постоянной головной боле. Никуда от нее не деться. Просто прилипла, как жвачка к штанам.
  Наполнив желудок, я тяжело поднялся и пошел в универмаг. На часах половина четвертого. У меня в запасе четыре с половиной часов. Время, думаю, предостаточно. Попробуем не тратить его зря.
  Так, что тут у нас. Первый этаж. Спорттовары, джинсы, книги, видео и аудио аппаратура. Что из этого дарить? Конечно, нечего. Не припру же я видеомагнитофон или телевизор. Прошел мимо замечательного отдела. А почему бы ни подарить ему большого плюшевого медведя. Шутка.
  Колечко золотое не подаришь, сережки ему тоже не нужны, ожерелье тоже не катит. Что же, что же?
  - Слушай старик, - сказал я, услышав голос Андрея в трубке. - Что тебе подарить? Брожу по магазину, и ничего не лезет в голову.
  - Ничего не надо. Я же говорил, что ты сам будешь подарком. Твоего прихода вполне достаточно.
  - Нет, я так не могу. И, кстати, с днем рождения тебя.
  - Спасибо.
  - Ладно, конец связи. А на счет подарка я что-нибудь придумаю. Без подарка не приду.
  - Смотри сам, - ответил Андрей, и мы потеряли друг друга.
  Я положил телефон в чехол и пошел на второй этаж. Сорок две ступеньки. После первых двадцати одной передо мной предстал отдел по продаже газет и журналов и азартный аппарат, который за пять рублей поможет тебе вытащить любую мягкую игрушку. Правда, в большинстве случаев, он все-таки помогает лишиться денег.
  Я прошел мимо газет и журналов и преодолел последующую двадцать одну ступеньку. Второй этаж. Здесь в основном одежда. Одежда спортивная, одежда свадебная, парадная, домашняя. В общем, любая. Также прокалывания ушей, ремонт ювелирных изделий, парфюмерия. Ничего интересного, но я все-таки решил пройтись.
  Все-таки как трудно сделать человеку подарок. Особенно, когда не знаешь, что он хочет. Андрей поганец, ему трудно было попросить чего-нибудь? "Макс я хочу вот то-то". Нет проблем, куплю. Это же совсем не трудно. Я так делаю. Собираю друзей и зачитываю список: ты подари мне вот это, а ты вот то. И они соглашаются. Мне хорошо и им не надо бегать по городу в поисках подходящего подарка.
  Так. Туалетная вода. Нужна она ему? Не знаю. Да и не оригинально. Сам я, кстати, пользуюсь двумя eau de toilette: Kenzo и Oriflame Midsummer. Кто знаком с запахами этих вод, то тому не стоит говорить о том, как нежно они пахнут.
  Я прошел мимо парфюмерного отдела. На очереди свадебные платья. Андрею необходимо платье? Кто его знает, конечно, но я думаю, что оно ему ни к чему. Так что и этот отдел я миновал.
  А может, действительно, забить на подарок. Он сам сказал, что я сам как подарок. Может так и сделать?.. Нет, нет и нет. Я так не могу. Не привык приходить с пустыми руками. Бывают случаи, когда просто нет денег - это можно понять. А когда они есть и ты приходишь пустым - это похоже на не уважение. Правда, это сугубо мое мнение, но думаю, со мной многие согласятся.
  Ох уж эти дни рождения!
  Джинсы ему не нужны, костюмы тоже, а уж надувная лодка для рыбалки и подавно. Можно было бы найти хорошую байдарку - он это любит, - но она у него уже имеется.
  Я проходил мимо большого отдела с рубашками, футболками. И прошел бы мимо, если бы не одна заинтересовавшая меня вещица. Я вошел в отдел и молодая девушка милым голосом полюбопытствовала о целях посещения ее отдела.
  - Меня интересует вот эта вот вещичка. - Я указал пальцем на объект моего внимания.
  - Очень модная рубашечка. Правда, осталась только одна. Померите?
  Я чуточку меньше Андрея в плечах, рост не так важен, а рисунки просто блеск.
  - Я не себе выбираю. Другу на день рождения. Давайте померим - вдруг подойдет.
  Девушка сняла рубашку и указала мне на примерочную. Я принял рубашку, но в примерочную заходить не стал. Отодвинул занавеску, снял свитер и накинул рубашку. Мне она была большевата в плечах, но Андрею должна быть в самый раз.
  - Если ваш друг побольше в плечах, то она будет ему как раз.
  - Я беру. Сколько?
  Через пять минут я выходил из отдела с упакованной рубашкой в руке. Подарок в руках. Дело сделано. На третий этаж идти смысла не было. Ничего нового я там не увижу.
  На часах почти половина пятого. Что делать? В ресторан к восьми, времени еще навалом, а домой ехать нет желания. На первом этаже я зашел в отдел оформления подарков. К моему счастью, мне нашли коробочку под размеры рубашки. Девушка осторожно вложила рубашку в коробку и обернула ее яркой разноцветной бумагой. Поверх обертки красовался красный бантик. Андрею точно понравится.
  Блин. Теперь, когда о подарке уже можно не думать, все мысли о не унимающейся головной боли. Чем бы таким заняться, чтобы хотя бы на время о ней забыть. Может завтра сходить к врачу, как советовал Андрей. Все эти боли начались после случившегося три недели назад. И с этим может справиться только психиатр. Сам я не справлюсь. Это точно.
  Когда я вышел из универмага и спустился по ступенькам к дороге, то передо мной проскочил лихач на иномарке. Перед глазами опять моя сиреневая "десятка", под носом запах горелой резины, а в голове звуки тормозящей машины. Опять это видение. Я схватился за голову и натянул волосы до ощутимой боли. Пот лился по всему телу, а на земле у моих ног лежала подарочная коробка.
  - С вами все в порядке?
  Я открыл глаза. Передо мной стоял пожилой мужчина с моим подарком в руках.
  - Все хорошо, - дрожа, проговорил я, принимая коробку. - Большое спасибо.
  Старик отошел от меня на десять шагов и обернулся. Удостоверившись, что я в полном порядке, он пошел своей дорогой. Я же, постояв еще с минуту, двинулся через дорогу, внимательно поглядывая по сторонам. Когда я выходил из универмага, у меня уже был план на оставшиеся три часа, поэтому ему я и последовал. Сегодня среда и сегодня очередной тур чемпионата по футболу. Наша команда играет с московским "Спартаком". Я поймал тачку и поехал в спорт-бар, где пройдет трансляция. Почему бы ни посмотреть футбол и не опустошить пару кружек пива.
  Опустошил же я только одну кружку. Игра так заинтриговала, что про пиво я совсем забыл. Это и к лучшему. Сегодня праздник, а я появлюсь подвыпившим - это не этично.
  В общем, посмотрев футбол, я покинул бар в семь часов и решил пешком пройтись до ресторана. За час я бы справился. Это и произошло. В ресторан я заходил ровно в восемь часов. В руках подарок, на лице улыбка, хотя она давалась мне с трудом, учитывая мое состояние, как физическое, так и душевное.
  
  
  19
  
  
  Что-то голова разболелась. Ноет и ноет. Сижу за столом и пытаюсь вспомнить, что же было после первого свидания с Таней. Ничего не получается - туман, белым бело. Когда Александр со мной, то память открыта и черпай из нее любую информацию, а когда я один, то ничего не получается. Хоть головой об стенку бейся, все равно ничего не вспомнишь.
  Послышались шаги за дверью. Мой взгляд на двери. Появился Александр с полным водой графином.
  - Как спалось? - Очень интересный вопрос, если учесть, что я не помню ни одну проведенную здесь ночь. Здесь же и кровати-то нет. Как я могу спать в этой мрачной комнате.
  - Нормально, - что я еще мог ответить. - Лучше, чем вчера. Правда, голова что-то разболелась.
  - Ничего, ничего. Бывает.
  Он поставил графин на стол рядом со стаканом. Сел напротив меня и забросил ногу на ногу. Такая его поза означала только одно: Пора начинать.
  - Расскажите, как прошло первое свидание. А потом продолжайте о ваших дальнейших отношениях.
  Я думал, что густой туман внутри меня не позволит начать, но как только я захотел что-то вспомнить, так туман разошелся, и память открылась передо мной.
  - Мы весь вечер гуляли по городу. Ни хотелось идти в кино в первый вечер, ни хотелось сидеть в кафе. Мы гуляли по главным улицам с бутылками пива в руках и беседовали на разные темы. В основном говорила она. Я заметил, что ей нравится говорить. Она, доктор, ужасная болтунья. А мне это даже нравиться. Таня красива и внешне, и внутренне. У нее тяжеловатый характер, но на самом деле в душе полно доброты.
  Виделись мы почти каждый день. Она приходила с работы и тут же звонок мне на телефон. А я уже весь день в ожидании нашей встречи. Только о ней и думаю (о Танечке). Ее нет рядом, а я не знаю куда деваться. Мотаюсь по квартире, выслушиваю крики кота (Таня принесла его спустя месяц после первого свидания), и все поглядываю на часы. Когда же приходит время, я с огромной улыбкой счастья на лице убегаю на встречу с самой красивой девушкой на планете.
  Захотелось пить и я потянулся к графину, но меня опередили.
  - Продолжайте, продолжайте, - бегло проговорил Александр, наполняя стакан водой.
  - Так продолжалось месяца полтора, а потом она переехала ко мне. До этого мы обговаривали эту тему, и я был даже рад этому. По-крайней мере, засыпать я буду в постели вместе со своей любимой. Да, доктор, она единственная девушка из всех с кем я встречался, к которой моя любовь была настоящей. Я был просто без ума от нее. Мои мысли были только о ней и ни о ком больше.
  - Если она согласилась к вам переехать, значит вы уже побывали вместе в постели?
  Конечно, вопрос был слишком личным, но обычно людям свойственно открывать душу перед незнакомыми людьми. Ты и больше не увидишь - так что тебя удерживает.
  - Да, мы уже побывали в постели, - ответил я, хотя слова мои показались мне полны грубости. - И скажу вам, доктор, по секрету, лучше девушки у меня не было. Она была великолепна. - Из глаз появились слезинки, причину появления которых я не знал.
  - Что с вами, Максим? - в его голосе не было взволнованности. - Почему вы плачете?
  - Сам не понимаю. - Я стирал слезы с лица, а они все продолжали появляться. Почему? Я не знаю. С чего они появились? У меня не было ответа на этот вопрос.
  - Успокойтесь и продолжайте свой рассказ.
  Мне, кажется, удалось приостановить поток соленых капель. Я стер последние капли и потянулся к стакану с водой. Организм требует равновесия - выделил жидкость, надо ее вернуть. Я опустошил весь стакан и немного успокоился.
  - Ее родители были не против переезда своей дочери ко мне. Только не подумайте, что переезд был к незнакомому молодому человеку. Мы уже успели до этого познакомиться. У нее были прекрасные родители. Я, кстати, определил в кого у нее такой тяжелый характер. Доброта и простота ей досталась от матери, а вот упрямство - от отца. Вроде бы я понравился ее родителям, иначе бы они не отпустили ее ко мне.
  - А со своими родителями вы ее познакомили?
  - Нет. Они далеко и поэтому это не так и просто. Правда, мама собиралась ко мне в гости. Они были в курсе, что я живу с девушкой и были не против. Я все-таки уже взрослый человек. Мне не пятнадцать лет. Из моей семьи с Таней была знакома только моя сестра, но какие у нее отношения были к моей возлюбленной, я не знаю - не интересовался. Да и зачем мне чьи-то советы и чувства. Я знал, что эта девушка мне нужна на всю жизнь, и никого я слушать не собирался.
  - У вас все было хорошо, родители вроде бы не против ваших отношений, вы жили вместе, в постели вы подходили друг другу. А что дальше?
  - Дальше. - Я замолчал. Подался вперед и наполнил стакан водой из графина. - Дальше... Как-то раз, в кафе, мы заговорили о женитьбе. Это не было целью нашей встречи, просто по ходу разговора эта тема вытекла на поверхность. Таня первой заговорила о женитьбе. Она заговорила на прямую, без всяких намеков. У нас было не принято говорить намеками. Она начала первой, хотя я уже давно - почти в первые дни нашего знакомства - знал, что она будет моей женой. По-крайней мере, я бы этого добивался.
  - Когда вы сделали ей предложение?
  - В тот вечер мы договорились о помолвке. Должна была приехать моя мать, и произошло бы знакомство родителей. Отец мой не смог бы приехать - я это знал, - потому что у него было полно работы. Но еще до этого мы с Таней договорились поговорить с родителями о самой свадьбе. Согласны они или нет, и тому подобное. Таня поговорила со своими родителями - они дали добро. Я съездил к своим - они тоже были не против, хотя и не были знакомы с моей будущей женой.
  - А как, если не секрет, вы собирались сделать предложение?
  - Честно, доктор, даже и не знал. Купить кольцо и пригласить Танечку в ресторан - вот что крутилось у меня в голове. Но с другой стороны хотелось что-то оригинальное. Пришлось думать.
  Как же все-таки легко открывается передо мной память, когда Александр рядом. Правда, что-то голова разболелась сегодня, да еще беспричинное появление слез. С чего бы все это? И к чему?
  - Вы помните день помолвки? - спросил Александр, поменяв ноги в своей обычной позе мыслителя.
  Я попробовал напрячься, но что-то не получалось. Даже присутствие Александра не помогало. Что-то было вдалеке, но разобрать, что именно не было возможности.
  - В этот день должна была приехать моя мама. - Я поднес руки к голове и стал массировать вески. Надо расслабиться, тогда все получится. - Мы договорились, что я ее встречу.
  - Так, хорошо. Вы договорились о встрече. Что дальше? Помните, что было дальше?
  Опять слезы. Да с чего же они появляются?
  - У вас опять слезы. - На этот раз Александр подал мне платок. Я не отказался от помощи. Минут пять по комнате разлеталось мое всхлипывание. Я избавился от слез с надеждой, что они были последними, и положил платок на стол.
  - Было воскресенье, - заговорил я. - Мама должна была приехать в обед, в два часа. На случай, если она приедет раньше, у нее был ключ от моей квартиры. Но мы договорились, что я встречу ее на машине. Таня ближе к обеду куда-то убежала, ничего не сказав. Бросила только, что хочет устроить небольшой, но очень приятный сюрприз. Она меня заинтриговала.
  Я решил поехать на автовокзал пораньше. Бывало, когда автобус приходил раньше положенного, но на этот раз я подстраховался. Вышел из дома в час и медленно потопал на стоянку. А уже через десять минут сидел в машине и покидал стоянку... Я ехал встречать маму. - Наступила тишина. Слова застряли в горле и не хотели выбираться наружу. Сердце забилось еще сильнее, а руки слегка стали подрагивать. Меня трясло, а причины этому не было. По-крайней мере, я ее не знал. - Я стоял на дороге, ожидая, когда светофор скажет добро, а когда мы получили разрешение на поворот, я тронулся. Одна за другой машины передо мной поворачивали налево. Дошла и до меня очередь и... Я уже... поворачивал... и тут услышал... за спиной звук тормозящей машины, а следом, - Из глаз показались слезы (сколько их еще осталось?), а воздух с трудом попадал мне в легкие. Я вспомнил, что произошло в тот день. Перед глазами пролетели все событии дня, все до мелочей. Запах горелой резины под носом и...
  - Что произошло, Максим? - Александр поднялся и подошел ко мне. Он постучал мне по спине. - Дышите, дышите. Вам не хватает воздуха? - Но воздух уже нашел лазейку в мои легкие. Я дышал, не часто, но дышал. Голова разрывалась на части, слезы лились ручьем, а сердце пыталось вырваться наружу. - Что случилось потом, Максим? Вы должны это произнести. Говорите, не молчите.
  А говорить-то было тяжело. Я похож был на корову, потому что вместо слов получалось сплошное мычание.
  - Я... я..., - что-то слетело с моих губ. - Я не справился с управлением после удара сзади и вылетел на тротуар.
  - А что дальше? - Его рука лежала на моей спине, а я согнулся, упершись локтями в бедра, и рыдал.
  - А потом... Потом я сбил человека.
  
  
  20
  
  
  Андрей держал в руках голубую рубашку с белыми в горошек далматинцами. Сколько их было на рубашке я не считал, но было много.
  - Супер, просто супер. - Его глаза блестели от радости, а улыбка растянулась на все лицо. - Рубашка обалденная. Спасибо большое, старик.
  Он потянулся ко мне, и мы слились в дружеских объятиях. Хорошо, что Андрюха не расплакался от счастья, а то намочил бы меня.
  За столом уже собралась вся компания. Я пришел хоть и во время, но последним. Рядом с именинником его женушка, слева от Лены - Наташа, Олег, Лида. Между Лидой и Андреем посадили меня. С ними я был знаком чуть больше года. Они все друзья Лены, поэтому, естественно, познакомился с ними и я. Хорошие ребята. Наташа с Олегом почти женаты. Лида пока не нашла своего избранника.
  - Ну что. Все собрались. Можно начинать.
  Андрей поднялся из-за стола и потянулся к бутылке водки, я же потянулся к бутылке красного полусладкого вина. Рюмочку беленькой я все равно опустошу, но продолжать буду вином. Когда на столе вино и водка, мой выбор без раздумий упадет на красненькое.
  Андрей наполнил шесть рюмочек и поставил бутылку на стол. Олег наполнил стаканы соком. Стол же был заставлен блюдами, которые мы всегда заказывали. Все выглядело аппетитно.
  - Слева начнем? - спросил именинник, поглядывая на свою жену. - Или справа? - Тут его взгляд упал на меня.
  - Я ничего говорить не буду, - высказалась Лена. Этого и стоило ждать. Она всегда отказывалась от тостов. - Начинай Макс.
  Как и Лена, я не был любителем тостов - не моя специализация, говорить вслух - это не писать на бумаге. Для этого надо уметь говорить, а я говорю только на бумаге. Но деваться некуда, и я поднимаюсь с рюмкой в руке.
  - Ну что тебе пожелать, наш уважаемый друг, - начал я, пытаясь быстренько подобрать нужные слова. Надо было найти книжку с тостами и выучить парочку. - Я не буду оригинален. Так что счастья тебе, здоровья, денег и побольше вам красивых детей (Олег поднял руку и вытянул четыре пальца)... С днем рождения тебя, старик.
  - С днем рождения, - все хором поддержали меня, и рюмки слились в едином звоне. В этот момент все лица, находящиеся в ресторане, повернулись к нашему столику, и кто-то порадовался за именинника, а кто-то, вероятно, был недоволен нашей вечеринкой. Нам было все равно. У нас сегодня праздник, а не у тех, кто сидит с недовольными лицами.
  Водку выпили, закусили, запили и набросились на аппетитные блюда. Набросились, конечно, никак голодные, а спокойненько, культурненько. Место культурное, мы тоже.
  Через минутку Андрей потянулся за водкой и наполнил пять рюмок, моя рюмка пустовала до самого конца, только еще один раз ее наполнили водкой. А так я поднимал бокал с вином.
  Очередь говорить тост перешла к Лидии. Она была девушка веселая, не стеснительная, поэтому с большим желанием поднялась и сказала тост. И вновь все хором поздравили именинника. Кстати, совсем забыл сказать, что сегодня Андрею исполнилось двадцать четыре года. Вот уже как семь лет мы знакомы. А через пару месяцев и мне стукнет двадцать четыре, но еще раньше мы успеем отпраздновать годовщину свадьбы Андрея и Елены. Этот срок уже близок.
   Жаль, что Татьяны нет рядом. Мое лицо бы сияло от счастья, а душа плясала бы и пела. Очень хотелось пустить слезу, но я сдержался - ни к месту и не вовремя. Я радовался, как и все за столом, но эта радость была фальшивой. Когда я смотрел на счастливых Андрея и Лену, то перед моими глазами пролетали наши с Таней счастливые свидания. Мне ее очень не хватает. Очень, очень.
  - Твоя очередь, Олег, - голос Андрея меня разбудил. Я так сильно ушел в себя, что не заметил, как пришло время поднимать рюмки и бокалы. - Поднимайся, поднимайся.
  В отличие от Лиды Олег был стеснительным. За весь вечер он мало говорил со всеми, общался в основном с Наташей. Да мы уже к этому давно привыкли и не обращали внимание на его сверх нормы стеснительность.
  - Я не знаю, что добавить, - робко начал Олег. - Хочу присоединиться к сказанному. Опять же счастья, здоровья и в первую очередь счастья вам (Андрею и Лене). С днем рождения.
  - С днем рождения, - опять хором. Негромко. Зачем шуметь в чужом помещении. Мы же не хотим, чтобы нас выгнали и закрыли двери ресторана навсегда.
  Принесли горячее. И мы припали к тарелкам. Люблю такие вечеринки за то, что не надо готовить себе ужин. Настроение бывает разным. Вчера ты был полон счастья, сегодня на тебя навалилась усталость. А когда устал как собака, да еще очень хочется есть - готовить желания нет. В такие моменты даже отрезать себе кусочек хлеба и кусочек колбасы очень тяжко.
  Я ел молча. Изредка отвечал на вопросы и вступал в беседу, но быстро выходил и продолжал молча расправляться с ужином. Я был среди друзей - близких друзей, - но в тоже время мне было одиноко. Моя оборона еле сдерживала слезы, в голове хозяйничала ужасная боль, а дышать было тяжело. Я чувствую, что скоро взорвусь. В таком напряжении я нахожусь уже несколько дней и уже чувствую, что предел близок.
  На часах чуть больше девяти. Время летит очень медленно - для меня медленно. Еще часа два и, наверное, я покину ресторан. Больше двух часов я не выдержу, и моя маска радости слетит с лица, открыв народу мое настоящее состояние. Но до этого я постараюсь не доводить.
  Таня, Танечка. Как мне тебя не хватает. Знала бы ты, как мне тяжело без тебя.
  Краем глаза я увидел руку Андрея, который наполнял мой бокал. Я посмотрел на него с улыбкой на лице, а в ответ он мне подмигнул. Наступило время для очередного тоста. Очередь Наташи.
  Тост был великолепным. В этом, правда, никто не сомневался. Что-что, а тосты Наташа говорила каждый раз разные, и каждый был по-своему хорош. Один оригинальней другого.
  Все чокнулись, и я опустошил бокал вина залпом. Хорошо, что никто не заметил. Мы чокнулись, только я чокнулся дважды. Крыша ехала основательно, я потихоньку сходил с ума. И поэтому сейчас мне очень хотелось напиться. Я потянулся ко второй бутылке вина и открыл ее. Наполнил бокал и сделал один большой глоток. Красное полусладкое легко пошло по стенкам пищевода.
  В ресторане зазвучала медленная песенка. С некоторых столов поднялись пары и закружились под музыку. Поучаствовал в танцах и наш столик. Андрей и Олег пригласили своих дам, а Лида пригласила меня. Я согласился. И теперь вот я танцую медленный танец с не той девушкой, с которой хотелось бы. А ведь, если посчитать, это первый медленный танец за последние четыре месяца, который проходит без участия Татьяны.
  Я вспомнил, как мы однажды в ночном клубе выиграли два пригласительных билета на посещение клуба в любой другой день. Тогда ведущий выбирал во время медленного танца пару лучше всех танцующую. Мы победили. А теперь я в танце, но не с ней.
  С Лидой мы покружились два танца и сели за стол. Я сразу же припал губами к бокалу. Лида попыталась завести разговор, но я был не в том настроении. Да и настроение за последние недели у меня не менялось.
  Через танец за стол вернулись остальные. Андрей тут же разлил водку по рюмкам и хитро посмотрел на свою жену. Лена просекла ситуацию и отказалась от тоста. Все кроме меня попытались уговорить ее, но ни у кого ничего не вышло. Да и никто не обиделся. Лена никогда тостов не говорила.
  Андрей потянулся к очередной бутылке водки и налил водки в мою пустующую рюмку.
  - Я не буду, - проговорил я, пытаясь ладонью закрыть рюмку. - У меня вино.
  - Надо, старик, надо, - настоял на своем Андрей.
  Наполнив рюмку, он поднялся. Все замолчали в ожидании тоста.
  - Я хочу выпить... за прекрасную девушку, которой, к огромному сожалению, нет с нами. Все мы, а ты в первую очередь, Макс, хотели бы видеть сейчас за этим столом рядом с нами, но судьба распорядилась по-другому. Она была хорошим другом, замечательным собеседником... За всегда нашу Татьяну. Она навсегда останется в наших сердцах.
  Мы подняли рюмки и опустошили их до самого дна. Никто не оставил ни капли. И на некоторое время наступило молчание. Вскоре Андрей его нарушил, а еще несколько минут спустя все опять веселились. Один я делал вид, что мне весело. На душе стало еще хуже. Правда, поток слез я сдерживал до сих пор.
  На часах десять. Еще часок, возможно, я продержусь.
  - Я в туалет, - сказал я и поднялся из-за стола.
  - Смотри, не утони, - кинул Андрей вдогонку.
  - Постараюсь, - ответил я.
  Моя оборона сломлена. Произошло что-то вроде крушения плотины. Еле успел скрыться в туалетной комнате. Туалет пуст. Я в полном одиночестве. Забежал в кабинку и зарыдал. Внутри скопилось уйму энергии, от нее следует избавиться. Надо успокоиться, а то так и до срыва недалеко.
  Я сидел на крышке унитаза и рыдал. Вместе со слезами уходила скопленная за несколько дней нервозность и в тоже время появлялась усталость - не физическая, а душевная. Кто-то вошел в туалет, и я перестал плакать. Я потянулся к туалетной бумаге и надорвал кусочек. За дверью кто-то включил воду в сливном бочке. Через пару секунд дверь в туалет закрылась, вновь оставив меня в одиночестве. Я еще немного повсхлипывал и потянулся к телефону. Дрожащими руками я нажал на кнопку вызова.
  - Слушаю.
  - Зайди в туалет, только не говори остальным куда пошел.
  - Хорошо. Я завтра, возможно, зайду. Ты сам как? Хорошо? Ну и славненько. Давай, до завтра.
  Я убрал телефон в чехол и достал из кармана джинс носовой платок. Через полминуты дверь в туалет открылась.
  - Ты где? - послышался голос Андрея.
  Я отодвинул щеколду и открыл дверь, продолжая сидеть на унитазе.
  - Да, весело ты устроился, - в голосе Андрея не было веселости. На лице маска серьезности. - Что случилось? У тебя глаза заплаканные.
  - Не мог больше сдерживать себя. Хотелось выплакаться, а то бы взорвался прямо в зале. Вот, успел добраться до туалета.
  Андрей подошел к кабинке и сел на корточки передо мной.
  - Интересно было бы посмотреть на лицо того, кто вошел бы сейчас в туалет и увидел нас. Я на унитазе, ты рядом на корточках.
  - Плевать, - резко бросил Андрей. - Тебе уже лучше?
  - Прихожу понемногу в себя. Хотя, сам понимаешь, хорошо мне не станет. Душа ранена, заражена неизлечимой болезнью. Да еще головные боли никак не пройдут.
  - Думаю, тебе стоит отправиться сейчас домой. - Он предложил именно то, что я и хотел сказать. Я не видел необходимости своего дальнейшего присутствия в ресторане. Обидно, конечно, вот так уходить со дня рождения лучшего друга, но не в том я сейчас состоянии, чтобы веселиться вместе со всеми. Да и нескоро вернусь в такое состояние. - Иди домой, а завтра - тебе мой совет - сходи, пожалуйста, к врачу. Очень тебя прошу.
  - Хорошо, - ответил я, убирая в карман мокрый от слез носовой платок. - Схожу завтра к врачу. Обязательно схожу.
  - Сходи, сходи. Тебе это пойдет на пользу. А теперь поднимайся.
  Я поднялся. Андрей обнял меня левой рукой, и мы покинули туалетную комнату. Мы вышли и остановились у дверей.
  - Сейчас иди к выходу и не оборачивайся. Я тебя как-нибудь отмажу. Придумаю что-нибудь. Иди домой и ложись спать. Хорошо выспись и к врачу. Завтра позвонишь мне. Окей?
  - Позвоню, - ответил я, пожал руку Андрея и быстренько потянулся к выходу.
  Что он скажет остальным, я не знаю, но то, что я покидаю ресторан - это очень хорошо. Маску веселья я оставил дома, а со слезами на глазах мне не место за праздным столом.
  Я закрыл за собой двери ресторана и вышел на улицу, попав под проливной дождь. Подняв голову к небу, я раздвинул руки и с полминуты простоял, наслаждаясь дождем. Капли падали мне на лицо, заплывали под рубашку, мои трусы намокали, а я полминуты стоял и не обращал внимание на прохожих. Я был один в этом прогнившем мире и мне никто не нужен. Никто: ни люди, ни машины, ни магазины, ни театры - ничего. Ничего, кроме дождя.
  Я и дождь.
  Дождь и я.
  И ничего и никого больше мне не надо.
  
  
  21
  
  
  - Я... я..., - что-то слетело с моих губ. - Я не справился с управлением после удара сзади и вылетел на тротуар.
  - А что дальше? - Его рука лежала на моей спине, а я согнулся, упершись локтями в бедра, и рыдал.
  - А потом... Потом я сбил человека.
  Я замолчал. Александр похлопал меня по спине и вернулся на свое место. Он подождал, пока я вытру слезы и посмотрю на него ясными глазами. Ждать ему пришлось минут пять. Не меньше.
  - Вы сбили человека, - как бы за меня начал Александр.
  Я посмотрел на него красными глазами. Потянулся к графину и наполнил стакан.
  - Я не успел затормозить. Когда я выскочил из машины и подбежал к пострадавшей...
  - Это была женщина?
  - Да. Она лежала на животе возле дерева. Мне не надо было переворачивать ее, чтобы посмотреть, кого я сбил. Я узнал ее голубое платье на бретельках.
  - Это была Татьяна?
  - Да, - ответил я, делая небольшие глотки из стакана и пытаясь сдерживать себя. - Я сбил девушку своей мечты.
  - Но ведь вы не виноваты, - спокойно, как всегда, заявил Александр. - Виноват тот, кто врезался вам в зад.
  - Он виноват по закону, но сбил-то ее я. Были бы вы на моем месте. Сбили бы случайно свое жену и потом бы спокойно всем говорили, а в первую очередь себе, что вы не виноваты. Я сидел за рулем машины, которая ее переехала. Я и никто другой.
  Я подошел к ней, упал на колени, перевернул к себе лицом и зарыдал. Ее лицо было в крови, кровь также шла с левого бока, но не так сильно, как из головы. Как потом было установлено, после удара ее отнесло к одному из деревьев, и она ударилась головой. Этот удар и был смертельным. Если бы не дерево, все было бы иначе.
  Я держал ее в руках и рыдал. Кто-то позвонил в скорую. Приехала милиция. Экспертиза показала, что у парня, который меня ударил в зад, отказали тормоза. Короче, что там и как там я не знаю. На мне обвинений не было. Дело направилось в суд, а вы же знаете, как быстро у нас работает суд. Никогда не забуду тот день. Я на коленях, джинсы и рубашка в крови, а рядом она - без движения, без дыхания. Первые дни мне снились кошмары и всегда перед глазами кровь, кровь.
  - А что с вашей мамой? - спросил Александр. - Вы же так и не доехали до автовокзала.
  - Я уже говорил, что у нее был ключ от моей квартиры. Она подождала с полчаса и поехала на автобусе. Домой я добрался к вечеру, там она и встретила меня всего в слезах и в крови. А знаете, доктор, что еще было самым трудным? Это смотреть в глаза ее родителям. Ведь для родителей нет случайностей. Ты был за рулем, хоть ты и не виноват, но сбил нашу девочку именно ты. Ее отец держался, хотя в глазах читалась ненависть, а вот с ее мамой мне пришлось столкнуться чуть ли не в боксерском поединке. Конечно, руку я на нее не поднял, но самому досталось. Я понимал их - мне самому было нелегко. Возможно, со временем они поймут, что я не виноват в смерти их дочери. Но это будет не скоро, если, конечно, случится. А вот себя я никогда не прощу. Это как родимое пятно, которое не так легко стереть. - Я налил в стакан воды и поднес его к губам. - На похоронах родственники Тани держались подальше от меня. Да и мне это было на руку. Не мог я смотреть им в глаза. Спасибо родителям и друзьям - они меня сильно поддерживали. Иначе бы я сошел с ума еще тогда.
  Я замолчал. Все. Конец. Моя память раскрыта передо мной. Я выяснил, что произошло.
  Я потерял того, кого так сильно берег и любил. Иногда я думаю, что лучше бы я не встречал ее тогда, на рынке. Конечно, не было бы прекрасных четырех месяцев, но и она тогда была бы жива. Может быть мы встретились бы намного позже и судьба бы распорядилась совсем по-другому.
  Не знаю, не знаю.
  - Вы это хотели выяснить? Пытались заставить вспомнить меня, что я поучаствовал в смерти того, кого очень сильно любил?
  - Отчасти, отчасти.
  - Что вы имеете в виду? - поинтересовался я.
  - Как протекала ваша жизнь дальше? До того, как вы попали ко мне. Помните?
  - Вероятно, я послушался совета своего друга. Он посоветовал мне посетить доктора. Думаю, все именно так и произошло.
  - Я хочу услышать все подробней.
  Я поднес стакан с водой к губам и сделал небольшой глоток. Воды в графине стало значительно меньше. Стоило экономить воду.
  - Недели через две после смерти Тани я счел нужным спрятаться в своей крепости. Решил покинуть мир на некоторое время. Если честно, то надоели постоянные звонки и приходы в гости. Все жалели меня, и от этого мне становилось еще хуже. Я хотел успокоиться, забыться на время, а они только расковыривали мою рану. Я сказал Андрею, что никого не хочу видеть, даже его. Он не обиделся. За это я его и люблю. Он всегда прекрасно понимал меня. - Я поставил пустой стакан на стол, а сам откинулся на спинку стула. - В полном одиночестве, если не считать кота, которого Танечка принесла в мою квартиру, я провел целую неделю. Я не отвечал на звонки, не подходил к двери. Забил на весь мир. Я прекрасно мог обойтись и без их жалости.
  Через неделю я вылез на свет. Чистый, немного голодный и сильно заросший - бриться было лень. Я пошел в кафе, где Андрей проводит обеденный перерыв, и встретил там своего друга. Просто так не опишешь его состояние - каждая его клетка была рада меня видеть. Будто мы лет пять не видались. Поболтали, он задержался со мной и пропустил почти час рабочего времени, а в конце договорились о встречи тем вечером. Он пригласил меня в гости. Но в тот вечер я в гости к нему и его жене Лене не пошел. Я думал, что за неделю отшельничества мне стало легче и я смогу продолжить жизнь в обществе. Но, выйдя на улицу, мне в каждой незнакомке виделась Татьяна, а от каждой звука тормозящей машины я подпрыгивал на месте. Перед глазами стояла картина того ужасного дня, голова разрывалась на части, а под носом стоял запах горелой резины. После этого ужасного случая я поклялся, что никогда не сяду за руль. Я пообещал себе, что избавлюсь от своей сиреневой "десятки". Подарю, продам - все что угодно, только бы не видеть ее.
  - Вы избавились от нее? - спросил Александр.
  - Пока стоит на стоянке.
  - Извините, что перебил. Продолжайте.
  - Постоянные головные боли, вернувшиеся кошмары. Я чувствовал, что скоро не выдержу и взорвусь. Предела я достиг на дне рождении Андрея. Тогда, кстати, он мне и посоветовал посетить врача. Я ушел намного раньше с его праздника. Просто не мог больше там находиться. Разрыдался в туалете ресторана, и Андрей, которого я позвал в туалет по телефону, посоветовал мне пойти домой. Он опередил меня, потому что как раз это я и хотел попросить.
  Александр потянулся к графину и наполнил стакан. Протянул его мне.
  - Спасибо, - проговорил я, принимая стакан с водой. - Я вышел из ресторана и попал под проливной дождь. Мне нравиться гулять под дождем. Естественно, я не стал ловить машину. Посчитал, что прогулка под дождем мне пойдет на пользу. Я сильно устал. Устал не физически, а душевно. Даже идти было тяжело. До дома полчаса ходьбы, но для меня дорога домой вылилась в час. Так медленно я шел, наслаждаясь дождем.
  - Вы пришли домой, легли спать, а на следующий день пришли ко мне. Так все было?
  - Думаю, да, - без раздумий ответил я, наслаждаясь вкусной водой.
  - Ладно, я продолжу за вас. По дороге домой вы зашли в магазин и купили две бутылки пива. Потом поднялись на крышу своего дома, минуя квартиру, и уселись на самом краю. В квартире дождя нет, а вы хотели побыть наедине с дождем. Поэтому и полезли на крышу. Не так, Максим?
  - Я что-то этого не припоминаю.
  - А вы попробуйте. Вспомните, как шли домой, как покупали пиво, как поднимались на крышу дома. Вспоминаете?
  - Что-то не получается.
  - Попробуйте.
  
  
  22
  
  
  Я не стал ловить машину. Мне нравится дождь, и я решил пройтись пешком. Как приятно, когда капли дождя касаются тебя, легкий ветерок хозяйничает под твоей рубашкой. Я весь мокрый пошел домой. С полчаса ходьбы, но мне кажется, что я буду идти чуть дольше.
  По тротуару я иду почти один. Иногда пробегают такие же, как и я - любители дождя. Но большинство попрятались. Они ничего не понимают. Они как роботы, у них нет чувств. Утром подъем, завтрак, на работу, с работы, телевизор, ужин и спать. И так каждый день. Я не хочу этого. Я хочу чувствовать жизнь, а не быть роботом.
  Мимо проехала машина, обрызгав мои джинсы. Но я как шел, так и продолжаю идти. Нет смысла кричать вдогонку, проявлять свое недовольство, когда его машины уже невидно.
  Пиво, пиво. Надо зайти в магазин и купить пару бутылок пива.
  Алкаш, алкаш.
  Ничего не могу с собой поделать. Тяжела жизнь, а алкоголь помогает ее пережить. Да и перед сном полезно.
  Я не стал покупать пиво в первом же магазине. Если бы я купил пиво в первом магазине, то до дома я бы донес только пустые бутылки. А я хотел пить пиво дома, а не на улице. Хотя желание было ужасное.
  Мимо мелькали витрины круглосуточных магазинов, а я, тяжело вздыхая, шел дальше. Шел, шел вместе с дождем. Рубашка совсем вымокла и стала слегка тяжела, также вымокли трусы в том месте, где была резинка, дальше джинсы не пускали капли дождя.
  - Мужчина, у вас джинсы грязные. - Молодая девушка, которая шла мне на встречу, показалось мне симпатичной. Темные волосы, стекающие до плеч, глаза карие, как цвет письменного стола у меня дома, а ростом она была почти моего. Чуточку ниже.
  - Спасибо. Я знаю. А вы не хотели бы прогуляться под дождем вместе со мной. Я вижу, вы тоже не равнодушны к дождливой погоде.
  - Я бы с радостью, но меня ждут дома. - Она отбежала к киоску и спряталась под выступающей частью крыши. Достала из сумочки блокнот, что-то написала на листочке и протянула его мне. - Я написала вам свой номер телефона. Позвоните мне, и мы встретимся. Хорошо?
  - С удовольствием, - ответил я и положил сложенный вдвое листочек в передний карман джинс.
  - До свидания, - нежно сказала Оксана (это имя было на листочке), и с улыбкой на лице пошла своим путем.
  - До свидания, Оксана, - почти шепотом проговорил я и пошел своим путем.
  А путь мой был известен. Жаль, конечно, что милая девушка, которой было лет двадцать, не согласилась составить мне компанию. Зато со мной дождь. Он-то меня не бросит. По-крайней мере, я на это надеюсь. Очень, очень.
  На часах почти одиннадцать, а до дома еще пару кварталов. Минут пятнадцать ходьбы. Справимся. Не забыть бы про пиво. Скоро будет магазин и в него надо бы заскочить.
  Когда тяжело на душе, всегда хочется пить. Не знаю почему. Женщины хотят выговориться, мужчины напиться. Совсем разные потребности. А вроде бы многим не отличаемся. Хотя интересно было бы посмотреть, когда в трудной ситуации мужики бежали бы к близкому другу выговориться, а девушки скакали бы в магазин за бутылями с алкоголем. Но все как раз наоборот. О чем это говорит? О том, что мужчины на самом деле слабее женщин?
  Опять какой-то козел меня обрызгал. И снова во мне ни капельки гнева. Я настолько сильно устал, что сил нет на ругательства. Да и нет в этом смысла.
  Показалась витрина круглосуточного магазина, того, в который я намеревался зайти. После магазинов не будет, поэтому я его не пропущу. Преодолев три ступеньки одним прыжком, я зашел в окутанное ярким светом помещение. В очереди к кассе стояло два молодых парня. Вероятно, стояли за тем же, что и я. Так и есть. Оба купили по паре бутылок водки и по паре бутылок лимонада. Вот молодежь пошла!
  Дошла до меня очередь. Я попросил не молодую женщину за кассой две бутылочки "клинского". Она их тут же принесла.
  - Что еще? - прозвучал ее хриплый голос. Прокурила, наверное.
  - Ничего, спасибо, - ответил я и пошел к выходу.
  Интересно, как она посмотрела на меня. У меня все джинсы в грязи. Не посмотрел ей в глаза - забыл, - да и чего в них смотреть. И так все понятно. Подумала, наверное, что парень напился. Большинство совсем не думает о том, что человека могли обрызгать. Дождь ведь на дворе. Ну да ладно.
  На душе полегче. А причина этому то, что я несу в руках. Сейчас бы забыться и уснуть. Хотелось бы попасть в аварию и потерять память. Забыть этот кошмар. Перестать его видеть во сне и наяву. Прошло три недели, а я все хожу, как комок нервов. Боль внутри просто разрывает меня на части.
  А вот и мой дом. Девять этажей. Ни больше, ни меньше. В окнах горит свет. Люди еще не спят, да и рановато для сна. Одиннадцать часов всего лишь. Сам-то я отправляюсь в постель обычно часа в два ночи. Я сова, а не жаворонок. Люблю днем спать, а ночью работать. Большинство моих художественных произведений творилось именно ночью, когда в комнате мрачная обстановка, горит ночник, а за окном изредка пролетают по дороге машины.
  Я вошел в подъезд и направился к лифту. Пока я шел по улице, появилось желание выйти на крышу дома, сесть на самом краю и наблюдать за ночной жизнь под проливным дождем. Хотя дождик, кажется, пошел на убыль, я все-таки надеялся, что он меня не покинет так рано.
  Передо мной открылись двери лифта, и я вошел внутрь механического зверя. Теперь он хозяин ситуации. Он проглотил меня и вправе делать со мной, что пожелает. Однажды, в детстве, я просидел два часа в лифте с другом. Баловались, вот лифт и встал. Ждали, пока не придет лифтер и не обложит нас не нормативной лексикой.
  На последнем этаже я оказался меньше чем за минуту. Механический зверь сегодня пожалел меня. Вероятно, почувствовал мое состояние и решил со мной не связываться.
  Крыша у нас, как оказалось, не закрывается. Когда я шел и думал о подъеме, то мелькали мысли о том, что на крышу ход закрыт. Но оказалось все наоборот. И я этому, конечно, рад.
  Поднявшись по железным ступенькам, я осторожно миновал маленькое окошко на крышу. Окошко - потому что это отверстие было трудно назвать дверью. Кто только его делал.
  Я на крыше. Снова встреча с дождем, который несколько минут назад шел на убыль, а теперь опять льет, как из ведра.
  - Привет. А вот и я.
  Я подошел к самому краю, посмотрел по сторонам и осторожно сел, свесив ноги вниз. Две бутылки пива тут как тут. Они никуда не пропали. Я нашел небольшую железяку и попробовал открыть бутылку. Получилось. Правда, пришлось немного помучаться. И уже через мгновение вместе с каплями дождя мне в рот потекло холодное пиво.
  Как хорошо все-таки сидеть на самом краю высотного дома. Не сидели? Обязательно попробуйте. Да еще с бутылкой пива в руках и под проливным дождем. Что может быть лучше?
  Эх, была бы машина времени. Вернуться бы на три недели назад и все изменить. Не было бы той ужасной аварии, не было бы моего одиночества, да и сейчас на крыше я сидел бы не один, а с девушкой, которой я собирался сделать предложение. Я так мечтал, чтобы она стала моей женой. Белое подвенечное платье. Я много раз видел ее в этом платье в своих снах.
  Но, к сожалению, у меня нет машины времени, а сам я без нее повернуть время вспять не могу.
  Не могу. А как бы хотелось.
  Из глаз появились слезинки, которые смешивались с каплями дождя и стремительно стекали мне за шиворот.
  Ах, Таня, Танечка. Почему судьба распорядилась с нами именно так, а не иначе? Почему? И никто мне не даст ответа.
  Кончилась первая бутылка пива. Ее место заняла вторая. А когда кончилась вторая, я посмотрел вниз и вспомнил своего первого кота Барсика. Кто-то скинул его с крыши девятиэтажного здания, и он разбился. Я нашел его на утро лежащим на асфальте, и в тот день я на улицу больше не выходил.
  Я смотрел вниз и ничего не видел. Перед подъездом не горела лампа, поэтому было темно. Но мое воображение само рисовало землю.
  Девять этажей. А ведь не так уж и много.
  
  
  23
  
  
  - Вспоминайте, вспоминайте. - Александр нависал надо мной и повышенным тоном пытался заставить вспомнить тот вечер в подробностях. Зачем это ему надо было, я не знал, но он доктор и я не хотел ему отказывать. Как никак ему ставить диагноз.
  - Вы покинули ресторан, и пошли домой. Шел сильный дождь.
  - По пути домой я встретил симпатичную девушку...
  - Ну наконец-то, - перебил меня Александр. - Уже лучше. Вспоминайте дальше.
  - Я шел домой и встретил девушку. Она, кажется, сказала, что у меня грязные джинсы. Она мне понравилась. Я хотел, чтобы она составила мне компанию, но у нее были другие планы. А я очень нуждался в тот момент в собеседнике. Хотелось выговориться. Столько всего накопилось, а выплеснуть не на кого. Она дала мне свой номер телефона и попросила позвонить.
  Александр больше не нависал надо мной. Он сидел на стуле в своей привычной позе. Мыслитель. Сидит и наматывает на ус. Чего он все-таки хочет услышать от меня, чего добивается? Он же уже все выяснил.
  - Вы попрощались. Потом вы пошли в магазин. Продолжайте.
  - Мне некому было выговориться, и я решил напиться. Я уже был слегка пьян, не хватало совсем чуть-чуть алкоголя. Я зашел по пути в магазин и купил две бутылки пива. В руках пиво, одежда мокрая, льет дождь, а в душе полная задница. Что-то вроде этого. Я не стал заходить в квартиру. Появилось желание подняться на крышу дома. Молился я только о том, чтобы вход на крышу был свободным. И мне повезло, Бог услышал мою молитву. Чуть не ударившись головой, я вышел на крышу девятиэтажного дома и подошел к самому... краю...
  - Что с вами, Максим? - вопрос прозвучал довольно спокойно, будто хозяин голоса не волновался за собеседника.
  - Я оказался у самого края дома... Я сел, свесив ноги вниз, и при этом ни чуточки не боялся. Словно всю жизнь только этим и занимался. Нашел какую-то железку и с ее помощи открыл бутылку пива.
  В голове вдруг стрельнуло, будто кто-то резко гвоздь в ухо сунул. Я застонал и схватился за голову.
  - Что случилось, Максим? - На этот раз Александр все-таки встал, но в его глазах было только спокойствие, умиротворенность. Никак не взволнованность. Он налил воды в стакан из графина и протянул мне стакан. Я поднял голову и принял стакан, продолжая одной рукой держаться за голову. Боль уже стихла, исчезла также резко, как и появилась.
  - Не знаю, что со мной. В голове, будто что-то взрывают время от времени, а мгновение назад, словно гвоздь в ухо сунули. Правда, боль уже прошла. Что бы это могло быть?
  - Не знаю, - ответил Александр, но в глазах было нечто иное. Он прекрасно понимал, что происходит. В глазах не было ни капельки удивления. - Продолжайте. Если конечно готовы.
  Я кивнул и продолжил:
  - Я пил пиво, смотрел по сторонам и думал о Тане. Как сильно меняются взгляды на жизнь, когда мы теряем что-то очень нам нужное. Я потерялся в этой жизни. В ней не было смысла. Я погубил ту, кем так сильно дорожил.
  - Иногда мы сами этого не хотя, уничтожаем то, чего так долго добивались и всю жизнь об этом мечтали. К примеру, вы долго копили деньги на какую-то очень модную вещь. Без нее ваша жизнь казалась вам мелочевкой. И вот вы скопили деньги, пошли в магазин и купили эту вещь и в первый же день пролили на себя кофе, либо порвали ее. Просто иногда бывает так, что мы о чем-то мечтает, мечтаем, а когда достигаем своей заветной мечты, то случайно, сами того не желая, мечта тает в наших руках. Может, когда сильно за что-то держишься, то вероятность того, что наступит беда, намного велика.
  - Я погубил ее и ничего не могу с этим поделать. - Передо мной полностью открылась моя память. Я уже знал, чем закончился тот вечер и мог говорить об этом совершенно спокойно. Этого и следовало ожидать. Другого выхода я и не видел.
  - Так чем же закончился тот вечер? - спросил Александр. Он ходил по комнате, меря расстояние от стенки до стенки. - Что с вами произошло?
  - Я допил первую бутылку, открыл вторую и тоже ее выпил, а потом окинул взглядом город и поднялся. Посмотрел вниз. Внизу темнота. Пропасть неизвестно какой глубины. Я заплакал, поднял голову навстречу каплям дождя, раздвинул руки, как крылья и...
  - Что и?
  - И полетел вниз. Я не мог жить в этом мире без своей возлюбленной. Для меня этот мир был потерян. Поэтому я и решился покончить жизнь самоубийством. У меня не было другого выхода. Рано или поздно я все равно бы к этому пришел.
  Александр перестал ходить от стенки к стенке. С улыбкой на лице он сел на свое место и уставился на меня.
  - Вы этого ждали? Это хотели услышать?
  - Я должен был довести вас до самого конца. Человек, который не осознал или не хочет осознавать то, что он натворил, не имеет права на светлую жизнь. Но мы с вами дошли до самого конца. Я заставил вас вспомнить и самому сказать то, что произошло. Да, конечно, все это я знал. От и до. Но для меня главное было в том, поймете вы или нет, и захотите ли понимать. Я в вас не ошибся. Вы мне нравитесь, Максим.
  - Доктор. Я бросился вниз с девятиэтажного здания, а сейчас я сижу перед вами и совсем не чувствую себя мертвым.
  - А вы и не мертвы. Для этого места. Вы мертвы для своего прежнего мира, а здесь вы ни мертвы, ни живы. Это что-то вроде чистилища. Судьи определяют человека в то место, в которое он заслуживает. Те сказки про самоубийц, что рассказывают на Земле, немного не точны. Самоубийцы изначально не попадают в ад, минуя суда. Но и судят их ни как обычных людей, умерших от пули, несчастного случая или естественной смертью.
  Их лишают определенной информации из их памяти. А затем с ними беседуют такие как я. Нас много, потому что самих самоубийц не так уж и мало. Кто не хочет вспоминать, что он сотворил с собой, отправляется прямиком в ад, а такие как вы - в рай. Так что вы сейчас на пути к светлой жизни. С диагнозом я уже определился.
  - Ничего не понимаю.
  - Со временем поймете, освоитесь. Со всеми такое бывает. Никто не верит, что умер и попал на небо. Но это явление временного характера.
  - Значит я в раю? - спросил я, смотря Александру в глаза.
  - Пока нет, но на пути. За вами сейчас придут. К сожалению, сам я вам компанию не составлю. Самоубийцы поступают и поступают. Работа. Да вам и лучше будет со своим проводником. А вот, кстати, и она...
  - Кто она? - перебил я Александра.
  - Увидите... Прощайте.
  И он исчез. Просто растворился в воздухе. Жаль, конечно, что он так быстро ушел. Он мне тоже нравился. А пока я думал о том, что со мной произошло, за моей спиной сквозь серую стену стал пробиваться яркий свет. Солнечные лучи. Я обернулся. Стена медленно исчезала, открывая потрясающий вид. Передо мной была та самая картина, с которой я начал беседы с Александром.
  Я узнал своего "старичка", на которого я хотел взобраться. Опять крик птицы. Я поднял голову и увидел гордо парящего орла. Передо мной расстелилась зеленая поляна. Мое внимание привлекла маленькая точка на горизонте, которая постепенно увеличивалась в размерах. Или, точнее сказать, приближалась. Не знаю, что это было, но меня тянуло в ту сторону.
  Мои ноги сами по себе оторвались от земли и потопали на встречу приближающейся точке. А точка была все ближе и ближе. Через полминуты я уже не сомневался, что мне навстречу шел человек. А еще спустя полминуты я был уверен, что это женщина.
  Да вам и лучше будет со своим проводником.
  Вспомнил я слова Александра и улыбнулся. В мое сердце пробралось счастье, которого я так давно не встречал. Сердечко застучало, все внутри пришло в яростное движение, а улыбка растеклась по всему лицу.
  - Таня, - прокричал я и побежал.
  Она побежала мне навстречу.
  Все тоже голубое платье на бретельках, но уже без единой капельки крови. Те же зеленые глаза, темно-коричневые волосы до плеч и с ног сшибающая улыбка.
  Мы встретились и слились в едином поцелуе.
  - Я так мечтал о нашей встрече. Как я мечтал.
  - Я тоже, милый мой. Я тоже...
  
  
  Конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"