Черникова Любовь: другие произведения.

Мой темный-претемный властелин 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:




    Моя мечта исполнилась, я покинула дворец в Миртене и оказалась в Темных землях. Но кто я? Невеста или пленница Анделара Рансовье, рассудит лишь темный огонь. Осталось только не потеряться по дороге и выжить до проверки, ведь не я одна претендую на сердце властителя Темных Земель?

    Продолжение истории двух единокровных сестричек Ирении и Анаретт.


    АВТОРСКИЙ ЦИКЛ: Темные Земли


    Авторская электронная версия на Litnet





  
  
   Глава 1.1
  
   Анделар сунул мне в руки сверток с одеждой.
   -- Переодевайся, Ренни я покараулю.
   Он тактично отвернулся и отошел в сторону. После того, что между нами произошло несколько минут назад, неожиданно. Но я испытала искреннее чувство благодарности. Все же мне необходимо время, чтобы это пережить и осознать
   Арандиль удивил предусмотрительностью, у него оказалась припасена вполне приличная туника по ильвийской моде, нижняя белая рубашка из тончайшего мягкого материала и лосины. Поначалу одежда показалась мне великоватой, но стоило ее надеть, как она стиснулась и укоротилась точно по размеру. Переодевание не отняло много времени, и я направилась к Анделару, то и дело поглядывая на браслет, приятной тяжестью оттянувший руку.
   О браслетах невест я знала, как ни странно, из детских сказок о Темных Землях, а у нас в землях Благоденствия приняты кольца.
   -- Нравится? -- улыбнулся Анделар. -- Ты выглядишь такой счастливой, что мне даже неловко.
   Я вопросительно посмотрела на него, чувствуя какой-то подвох.
   -- О чем ты? О! Кажется, я догадалась. Это все из-за приворота да? Из-за него ты надел мне браслет невесты?
   Я шагнула к нему, демонстрируя обвитое бегущими лошадьми запястье.
   -- Никакого приворота нет, Ренни.
   Анделар взял меня за руку и нежно погладил кожу с внутренней стороны. Затем прикоснулся губами.
   -- Невозможно приворожить темный огонь. Наконец-то, я это понял.
   -- Приворота нет? -- повторила я эхом, чувствуя, как против воли таю от его действий.
   -- Нет. Это я сам. Это то, что я чувствую. Просто мне потребовалось время, чтобы понять. Время и несносный Альберт Торвальд... -- добавил он.
   -- Это... Это значит, что я тебе все-таки нравлюсь? -- я мгновенно залилась краской.
   -- Нравишься? Это кое-что иное, Ренни. Гораздо большее, -- Анделар невесело усмехнулся. -- Но понравилась ты мне сразу, еще когда поднесла приветственный ковш, но приворот сбил меня с толку.
   -- Зачем ты тогда женился на Анаретт?
   -- По той же причине, по которой вынужден надеть ей такой же браслет.
   Анделар легонько стиснул мне руку, прежде чем выпустить совсем.
   -- Что?
   Я совершенно запуталась и чувствовала себя точно утлое суденышко в шторм. Каждое новое сказанное им слово могло вынести на песчаную косу или разбить в дребезги о камни.
   -- Я ничего не понимаю, Анделар.
   -- Ренни, решение примет темный огонь. Лишь в моем дворце в Дэме станет ясно, которой из вас предстоит по-настоящему стать моей женой. До тех пор я не имею морального права давать обещания кому бы то ни было. Прости.
   И снова передо мной оказался властитель Темных Земель, холодный и неприступный. Все вопросы разом застряли в горле, как и протесты. Что ж, я ведь полагала, что просто не будет.
  
  
   Глава 1.2
   От стоянки донеслись звуки разгорающегося скандала, особенно отчетливо раздавался голос Анаретт.
   -- Убери от меня свои руки, деревенщина! Я пожалуюсь мужу, он всех вас тварям Хаоса скормит! Не смей ко мне прикасаться, остолоп! Я принцесса Миртенская и требую к себе должного почтения!
   Анделар, раздраженно рыкнув, поспешил к месту событий, и мне не ничего не осталось, как последовать за ним.
   -- Что здесь происходит? -- его слова упали точно ледяные глыбы, в наставшем миге тишины.
   Выглянув из-за его спины, я увидела очаровательную картину. Монументальный, точно осколок Синих Гор иркан с невозмутимым лицом удерживал одной рукой медведицу Берту, а второй -- Анаретт, старательно разводя их в стороны. Лицо Берты сохраняло скептичное выражение, а сестры -- искажено злобой и спесью.
   При виде властителя Темных Земель заговорили обе разом.
   -- А ну тихо! -- рыкнул вдруг Бьорн так, что захотелось втянуть голову в шею.
   Кажется, я едва ли не впервые слышу его низкий, рокочущий голос. Впрочем, подействовало. Резким движением Берта освободилась и поправила одежду, мгновенно принимая независимый вид, точно и не медведица какая, а чистой воды кошка.
   -- Анделар, когда это ты успел жениться? -- она с подозрением прищурилась.
   Зуб даю, в ее голосе слышались нотки ревности. Так! Что-то я не понимаю. Она же вроде только что Арандиля за зад мацала!
   -- По их обычаям, не по нашим. Это не считается, -- буркнул недовольный и все сильнее мрачнеющий Рансовье.
   -- Но зачем тебе это понадобилось?
   Берта подошла еще ближе, и даже протянула руку, желая не то положить ему ладонь на грудь, не то дотронуться до плеча, но Рансовье перехватил ее.
   -- С каких это пор Властитель Темных Земель должен давать объяснения вассалам о своих решениях?
   Его глаза полыхнули багрянцем. Я уверена загляни под доспех, который он уже успел натянуть, и можно увидеть сияющие на плечах руны. Берта потянула кисть на себя, и он ее не сразу выпустил. Но как только освободил, медведица опустилась на одно колено, склонив голову.
   -- Простите мою дерзость, господин.
   -- Анделар, это несправедливо, -- вперед шагнул уже одетый красавчик-медведь.
   Головы сразу повернулись в его сторону.
   -- Еще один бессмертный выискался, -- негромко пропел ильв, но так, что его все услышали.
   Оборотень бросил на него короткий взгляд, но продолжил:
   -- Ты пропадаешь из Темных Земель, а возвращаешься с двумя красотками. Одна из которых утверждает, что ты ее муж, а вторая, -- он вытянул шею и сузил глаза, точно присматриваясь ко мне, -- носит браслет невесты. Это против наших традиций. Если ты решил доверить выбор Темному Огню, могу только порадоваться такому решению, но тогда все претендентки должны иметь равные шансы.
   Рансовье молчал, буравя медведя взглядом. Затем, усмехнулся и достал еще один браслет невесты.
   -- Держи. Сам наденешь сестре.
   Он кинул его, и Альберт ловко поймал.
   -- Что это значит?! -- Анаретт уже трясло от негодования. -- Да убери, наконец свои лапы! -- огрызнулась она на иркана, который продолжал ее удерживать.
   -- Бьорн, -- Анделар швырнул ему еще один.
   Мне кажется, или они появляются в его руках просто по желанию? Я даже немного переместилась, чтобы лучше видеть происходящее.
   -- Дай-ка свою ручку, -- на удивление нежно произнес Бьорн, и потянулся к Анаретт.
   -- Не смей! Что это еще за традиция такая? Я законная жена! Какой еще браслет невесты?! Анделар? Объяснись?
   Похоже терпнием иркан не отличался, потому что на удивление легко скрутил сестрицу и защелкнул браслет на ее запястье. Тем временем рядом разворачивалась еще более веселая сцена.
   -- Надевай, -- Берта протянула руку брату.
   Тот не торопился и принялся дразнить сестру. Мгновенно завязалась потасовка, которая больше напоминала демонстрацию боевого мастерства. Ни один ни другой не щадили соперника и не уступали друг другу. Над лагерем пронесся раскатистый рев, и вот уже два огромных медведя стиснули друг друга в объятиях. Впрочем, все быстро закончилось. Под возмущенные вопли Анаретт брат с сестрой снова превратились в людей. Берта сидела верхом на брате и с победным видом защелкнула браслет. Оба были полностью обнажены, но, похоже, это их совершенно не волновало.
   Анделар хлопнул себя ладонью по лбу, развернулся и пошел прочь.
   -- Рансовье! А мне один? Рансовье.
   -- Арандиль, ты издеваешься?! -- судя по тому, как резко развернулся Темный, он уже порядком устал от этого представления.
   -- Нет.
   -- Какая из тебя, на хрен, невеста, ильв?! -- взревел Анделар.
   -- Идеальная, -- тот кокетливо перебросил белоснежную гриву на одно плечо и захлопал ресницами.
   Рансовье отвернулся и пошел в прежнем направлении.
   -- Погоди! Это тебя избавит от кучи проблем. Представляешь сколько времени моим родичам потребуется, чтобы выбрать достойнейшую из достойных? А сколько она будет шить новые наряды, чтобы предстать перед тобой в лучшем свете? Ты так испытания и через столетие не закончишь, а добрая половина претенденток состарится или умрет.
   -- Тебе какой прок? -- спросил Рансовье не оборачиваясь?
   -- Берта и ее похотливый братец от меня отстанут.
   Не знаю, что ответил ему Анделар, но скорее всего выругался на незнакомом мне языке. Довольный победой ильв ловко поймал брошенный ему браслет и остановился рядом со мной улыбаясь.
   Я подняла голову и не удержалась от ответной улыбки.
   -- Не расстраивайся, -- подмигнул мне остроухий.
   -- Уже нет, -- ответила я, и моя улыбка стала шире.
   Причина была более чем веской. Несмотря на такое количество вдруг образовавшихся невест Анделара, я одна ощущала себя настоящей. Он надел мне браслет сам и лишь мне говорил о чувствах.
   -- Вот и правильно.
   Неожиданно ильв потрепал меня по волосам, точно мальчишку, но мне пришлось по душе. Уж очень походило на дружбу.
  
  
   Глава 2.1
  
   Собрались быстро, мгновенно свернув лагерь. Не все дефендеры были верхом, оказалось, несколько лошадей пропали после пожара в конюшне. Мне и Анаретт ожидаемо лошадей не нашлось.
   Анделар, величественный и суровый восседал на ренгаре с высоко поднятой головой и олицетворял собой не то правосудие, не то возмездие, не то кару. После раздачи браслетов он был сильно не в духе и даже Арандиль посерьезнел, не смея отпускать свои шуточки, а артефакт тактично прикрыл рукавом белой туники. И близнецы-медведи тоже притихли, прекратив на время сцепляться по любому поводу.
   Мне и Анаретт лошадей ожидаемо не нашлось, не привели их и оборотни, как оказалось у них верховая езда не в почете. Да и зачем кони тем, кто сам имеет четыре ноги, никого не боится и может пройти там, где ни одна лошадь не продерется?
   -- Я не пойду пешком! -- пискнула Анаретт, похоже и на нее действовала всеобщая атмосфера.
   Рансовье, не обращая на нее внимания двинулся вперед. Из-за деревьев тут же показались волки, где-то скрывавшиеся до этого момента. Обступили своего хозяина, точно молчаливые стражи, заняв каждый свое место. Отряд тронулся и, признаться, оставшись на месте я ощутила некоторую растерянность, но тут же была подхвачена ильвом. Усаживая меня перед собой, он тихонько пояснил:
   -- Дел сам не может тебя везти. Из-за этих браслетов, он не имеет права прилюдно выделить кого-то из нас.
   -- Из нас?
   -- Из невест, конечно же.
   -- Пресветелый Аэр, ничего более странного мне еще не доводилось видеть!
   -- Это Темные Земли, детка! Привыкай.
   Я лишь фыркнула в ответ.
   -- Убери от меня свои лапы, урод! -- раздалось слева, и мы повернули головы.
   Анаретт всеми силами пыталась высвободиться из рук иркана, который, усадив ее на свою лошадь, только теснее прижимал к себе.
   -- Пусти! Анделар! Анделар, я твоя...
   -- Приказ Властителя, -- флегматично пророкотал на это Бьорн. -- Успокойтесь, ваше высочество, или пойдете пешком.
   Сестрица дернулась еще несколько раз и переключилась на меня.
   -- А ты чего пялишься? Радуешься, что тебе повезло? -- намекнула она на то, что я еду с ильвом.
   -- Радуюсь, что еду, а не иду пешком, -- пожала я плечами, вызвав улыбки на лицах Арандиля и Бьорна, а также дефендеров, что слышали наш разговор.
  
  
   Глава 2.2
   Медведи встретили нас с радушием и большим вниманием. С удивлением я узнала, что среди дефендеров нашлись уроженцы этих мест. Оборотни не уставали удивлять своей открытостью. Они с любопытством нас рассматривали, особенно когда узнавали, что мы из Земель Благоденствия. Но что еще более удивительно, так это то, что почти все смотрели благожелательно и даже с некоторым покровительством, особенно молодые мужчины. Некоторые при том получали прилюдно тумаков от своих зазноб. Как бы невзначай поблизости объявился Альберт и затеял с Арандилем непринужденную беседу, и как-то сразу к нас стало меньше внимания. Так мы и дошли до хором вождя племени.
   Местный альфа Горных медведей Бер Торвальд встретил нас у внушительного частокола, огораживающего поселение -- Берлогу, как попросту именовал его Альберт Торвальд. Косматый и матерый он выглядел весьма внушительно, и, казалось, мог унести на руках ренгара, поглаживая точно котенка. Анделар выдержал его могучие объятия, и они оставили нас.
   Все медведи обитали в удивительном месте. Строение ничем не напоминало дворец, но весьма сильно ассоциировалось с берлогой. Внешне оно походило на нагромождение гигантских веток и корней, толщиной со ствол самого большого дерева, какое мне только доводилось когда-либо видеть. Все сооружение было каким-то чудом пристроено к выступу скалы, и держалось неведомо как. При ближайшем рассмотрении, я все же сумела рассмотреть красоту и замысел архитектора, заметила свой неповторимый порядок. На поверку оказалось, что все это не более, чем замысловатый фасад, призванный впечатлить гостей, а жилые помещения, расположенные за ним в пещерах внутри горы, выглядят вполне привычно. Разве что немного грубовато и словно увеличено в размерах. Но после того, как видела близнецов Торвальд в звериной ипостаси, оно и не удивительно.
   Молоденькая прислужница Тани, которой нас препоручили, показала нам комнату, отдаленно напомнившую мне постоялый двор, где довелось ночевать во время побега. Чистенько, но без изысков. Да потолки повыше и кровати вдвое больше.
   -- Пресветлый, -- брезгливо скривилась Анаретт. -- Что за клоповник?
   На этот раз ей достало самообладания, чтобы не скандалить, но на беду у оборотней оказался великолепный слух.
   -- Специально под тебя подбирали интерьер, думали оценишь, -- неведомо откуда рядом возникла Берта, сверкая белоснежной улыбкой.
   Анделара рядом не было, и сестрица сдержалась, лишь ответила не менее елейной улыбкой.
   -- Тогда это лучшая ваша комната? Я оценила. Сочувствую, -- сверкнула она глазами. -- Но почему здесь две кровати?! Я не стану спать с ней, -- она указала на меня.
   -- Боишься, что во сне задушит? Я бы точно на ее месте так и поступила, -- не осталась медведица в долгу.
   -- Анаретт, довольно. Мы в гостях, ты совершенно забыла о манерах? -- напомнила я.
   В конце концов неприятно, когда принцесса Миртенская ведет себя словно торговка рыбой. Мне на нее плевать, но не позволю ей позорит память отца.
   Анаретт гневно уставилась на меня. Затем, неожиданно потупилась.
   -- Прошу простить меня Берта Торвальд. Я и правда веду себя неподобающе. Это все так неожиданно. Здесь все для меня в новинку, я несколько потеряла самообладание. Свадьба с Анделаром, портал, новые люди... Мне очень стыдно.
   Судя по тому, как скептично поджала губы медведица, она ни капли ей не поверила, но великодушно кивнула, ответив в том же духе, после чего оставила нас.
   -- Не смотри на меня так! -- рявкнула Анаретт, стоило двери закрыться. -- Моя кровать -- та, что у окна.
   Без промедлений она рухнула на нее и потянулась всем телом. Я села на другую, а затем поступила так же. Непривычные к верховой езде мышцы немного болели, несмотря на то что я ничего не делала, полежать было приятно. Впрочем, долго разлеживаться не пришлось, за нами вскоре пришли и повели в купальни освежиться с дороги.
   -- Здесь есть горячие источники, вода в них целебная. К ужину будете как новенькие, -- рассказывала по дороге Тани.
   Купальни располагались в огромной пещере, потолок и стены которой терялись в дымке. Где-то капала вода, и, стоило разуться, как под босыми ногами оказался теплый камень. Пахло травами и ягодами, у входа располагался длинный стеллаж, уставленный рядами глиняных горшочков.
   -- Здесь мыло, масла и притирания. Герта, Лани!
   Откуда-то стороны вышли две крепкие девушки, с заплетенными в толстенные косы волосами. Они помогли нам раздеться. Анаретт, не стесняясь наготы, вошла в ближайший бассейн, выдолбленный прямо в камне. Я слегка оробела, но последовала за ней и даже позволила себя вымыть, чего раньше не делала. Но отчего-то здесь это казалось нормальным. Тани сама выбрала для нас снадобья. Мои пахли земляникой и чем-то незнакомым, но очень приятным. Анаретт благоухала более резким ароматом, но судя по отсутствию протестов, ей он пришелся по нраву.
   Оказалось, что мы здесь не одни. То и дело приходили медведицы. Брали необходимые снадобья с полки, быстро мылись и уходили, но никто никому не мешал, а висящий над чашами пар скрывал все на расстоянии пяти шагов, оставляя лишь силуэты. В конце я с чисто детским восторгом принялась перескакивать из чаши в чашу. Взвизгивала, когда вода оказывалась чересчур холодной и едва не стонала от блаженства, возвращаясь в теплую. Оказывается, я неимоверно соскучилась по воде, а здесь она была того же качества, что и в источнике Аэра. Я кожей чувствовала ее магию.
   -- Ирения! Довольно! Нам еще следует привести себя в порядок, --притопнула ногой Анаретт.
   Уже одетая в выданную нам простую и чистую одежду она нетерпеливо переминалась у выхода. Я уже была готова послать ее куда подальше, но помешала Тани.
   -- Госпожа, подходит мужское время. Я рада, что наши купальни вам так понравились, но нам и правда пора. Сюда придут с минуты на минуту.
   -- С минуты на минуту?! Так чего же ты молчишь!
   Мужское время? Это значит, что вот-вот тут окажется целая орава оборотней? Совершенно обнаженных и ни капли не стеснительных, если припомнить наследничков, дерущихся за браслет. Я стрелой выскочила из бассейна и буквально впрыгнула в развернутое Линой полотенце, наскоро вытералсь и натянула такую же как у Анаретт льняную тунику. Вовремя. От выхода уже послышались мужские голоса и смех.
   Мы столкнулись уже в коридоре. Среди тех, кто желал помыться, было с десяток оборотней, примерно столько же дефендеров. Не уступающий размерами Беру Торвальду иркан. Ильв, который с томным видом покручивая браслет невесты, что-то тихо говорил хмурому Анделару. По другую сторону от него шагал Альберт. При виде нас все как один повернули головы. От такого внимания я почувствовала себя голой. Надетая на влажное тело туника не в счет, она лишь подчеркивала фигуру и всякие излишества вроде сжавшихся в горошину сосков.
   На миг в коридоре повисла тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием разгоряченных и уставших мужчин, многие из которых наверняка успели выпить эля, о котором так много разглагольствовал при встрече Бер. Впрочем, я обо всем забыла, стоило только столкнуться взглядом с Анделаром. До того он смотрел куда-то вниз, но стоило ему поднять голову, и у меня перехватило дыхание. Я остановилась, не в силах сделать и шага. Альберт отпустил какую-то шутку, смысла которой я не уловила, но Рансовье среагировал. Легкая улыбка приподняла уголки его губ, едва заметным кивком головы он поприветствовал нас. Нет! Меня. И зубоскалящий отряд двинулся дальше, а я так и стояла с глупой улыбкой на лице, пока Анаретт не дернула меня за руку.
   -- Чего уставилась! Он на меня смотрел! Идем!
   -- Нет, властитель смотрел не на вас, ваше высочество, -- неожиданно вмешалась Тани.
   -- Тебя кто-то спрашивал? -- рыкнула сестрица почище медведя.
   -- Как тебя припекло, -- поддела ее я, когда снова оказались в отведенной нам комнате.
   -- Когда ты так осмелела? -- сузила глаза Анаретт. -- Тоже считаешь, что Рансовье на тебя смотрел? Если и смотрел, то из жалости!
   Когда осмелела? Когда осознала, что влюбилась во властителя Темных Земель, ответила я мысленно, понимая, что и правда готова задушить ее подушкой. Пресветлый Аэр! Что со мной?
   -- Зато я точно видела, как на тебя смотрит иркан. Мне, кажется, вы прекрасная пара. Ты бы присмотрелась.
   -- Заткнись!
   Анеретт подскочила ко мне и с размаха влепила пощечину. Тут-то и случилось странное. Не ожидая, я едва успела зажмуриться, но удара не последовало, зато сестрица ойкнула.
   -- Что еще за фокусы? Я тебя проучу!
   Она попыталась, как бывало, толкнуть меня в грудь, но и эта попытка провалилась. Стоило ее ладоням приблизиться, как меня окутала пленка, не давая коснуться. Зато Анаретт, вскрикнув отскочила, принялась трясти руками и растирать кисти. А затем остановилась и уставилась на браслет.
   -- Это же защитная магия!
   Неожиданно довольное выражение на ее лице, заставило насторожиться. С чего бы ей теперь так радоваться?
  
  
   Глава 3.1
   Солнце едва скрылось за вершинами Синих Гор, как начался пир во славу властителя Темных Земель и его предстоящей женитьбы. Повсюду горели костры, у самого большого на устланном шкурами постаменте соорудили что-то вроде низкого кресла или дивана. Там расположились Анделар и Бер Торвальд с женой, а также их дети, которых оказалось больше, чем двое уже мне знакомых.
   В свете костров сновали фигуры людей, группа музыкантов с бубнами, флейтами и рожками, наигрывали веселую мелодию. Длинные столы ломились от яств, и все желающие могли подойти и взять понравившийся кусок.
   Никаких церемоний и кричащих роскошью нарядов, как принято в Миртене здесь не было и в помине. Медведи надели чистую и удобную одежду, в основном беленый лен, украшенный незамысловатой вышивкой по подолу и вороту. Все краски приглушенные, среди них преобладали природные цвета -- коричневые, зеленые, желтые.
   Замужние дамы, улыбчивые, крепкие и ширококостные, щеголяли в юбках с запахом, завязки которых спускались по побоку на бедро. Девушки носили туники длиной чуть выше колена и бриджи, заправленных в мягкие кожаные сапожки. Точно такие же наряды выдали и нам с сестрой.
   Анаретт морщила нос, разглядывая столь непривычный наряд, но Тани пояснила, что подобная одежда уравнивает всех. Никто не завидует богатству другого, а вот богатство тела и духа преподносит не скрытым яркими красками и дорогими тканями. И добавила, что даже сам Анделар Рансовье не гнушается следовать традициям.
   Мне такое облачение показалось удобным, не стесняло движений и не требовало держать спину и тщательно следить за походкой. Пожалуй, спрошу, можно ли оставить комплект себе, самое то в дорогу. Выданные Арандилем вещи тоже неплохи, но это будет прочнее и меньше привлекает внимание.
   Я немного полюбовалась за развлекающимися на площади перед скалой людьми, прежде чем спуститься по неровным каменным ступеням вниз и влиться во всеобщее веселье. Казалось, на нас уже перестали обращать внимание, а между тем, куда ни глянь я натыкалась на приветливые улыбки. Какая-то девушка перебросилась парой слов с Тани и сунула нам с Анаретт в руки по глиняной посудину без ручки, наполненную чем-то горячим. Напиток терпко пах ягодами и пряностями, вызывая непреодолимое желание его попробовать.
   -- Не боишься, что отравят? -- спросила Анаретт, дождавшись пока сделаю глоток.
   -- Благодаря тебе, у меня иммунитет к любому яду, -- вернула я ей любезность.
   И правда, меня нельзя отравить, но благодаря моему дару. А напиток оказался на редкость вкусным и слегка кружил голову. Я не заметила, как опустошила еще две порции, после чего мгновенно и резко ощутила голод. Тани подвела нас к одному из столов и, взяв в руки большой нож, споро откромсала несколько идеально ровных тонких ломтиков мяса от разных блюд и одним ловким движением красиво разложила на большой тарелке.
   -- Хлеб, овощи, соус? Все вместе?
   -- А соусы какие? -- я с любопытством принюхалась, склонившись над множеством маленьких чашечек, расставленных на всем свободном пространстве стола.
   -- Чесночный, брусничный, горчица, медовый? -- медведица принялась совать мне под нос одну емкость за другой.
   Определившись с выбором, я не сходя с места и не обращая внимания на язвительное замечание Анаретт, принялась есть. Мясо таяло во рту, брусничный соус добавлял приятной кислинки. Проголодалась я основательно, и еда провалилась точно в бездонный колодец. За считаные минуты расправившись с блюдом и не обнаружив в поле зрения салфетки, я облизала каждый палец, прикрывая от удовольствия глаза. Анаретт брезгливо скривилась, а Тани с усмешкой указала на широкую чашу с водой неподалеку. Оказывается руки можно было просто вымыть.
   Моя оплошность показалась мне забавной. И ладно, буду я сегодня не принцесса, а медведь. Посмеявшись над собой, не стала заморачиваться, ведь еще не окончила трапезу. Вот наемся, тогда и вымою.
   -- Тани, что еще советуешь попробовать? -- повернулась я к нашей спутнице, но на ее месте обнаружился улыбающийся Альберт.
   -- Ой! -- я даже отступила на шаг.
   Оборотень удержал меня за плечи, когда обо что-то споткнулась и стала падать. Чем-то оказалось нога Анаретт, якобы невзначай подставившая подножку. Сестрица мило улыбнулась в ответ на мой гневный взгляд. Понятно. От такого браслет не защищает, только от прямой агрессии. Стоит запомнить и быть впредь повнимательнее.
   Медведь все еще склонялся надо мной, не спеша ставить на место. И... кажется принюхивался то прикрывая глаза, то, наоборот, с интересом вглядываясь мне в лицо. Я чувствовала, как каменеют его руки, все сильнее стискивая мою талию. Как его длинные до плеч волосы щекочат мне щеки. Еще чуть-чуть и невинная поддержка перерастет в жаркие объятия, судя по блеску в его зрачках. Отчего-то вспомнилось, как увидела его голым и окончательно смутилась.
   -- А-альбе-ерт? -- поторопила нараспев, но с нажимом: -- Хватит нависать. Поставь меня, пожалуйста.
   Ну правда, неприлично же так вот стоять, обнюхивая у всех на виду девушку? Вновь обретя почву под ногами, повернулась к сестре:
   -- Анаретт, чего ты добиваешься?
   Та, мило улыбнувшись, красноречиво посмотрела в сторону. Инстинктивно проследив ее взгляд, я увидела спину удаляющегося прочь Анделара. Дыхание мгновенно участилось, сердце застучало втрое быстрей. Он был одет так же, как медведи, и ему шло необыкновенно. По фигуре, походке и наклону головы с коротко стриженными темными волосами, я ощутила напряжение и поняла, он был здесь и видел нас с Альбертом. Но что же он мог подумать?
  
   Глава 3.2
   -- Анделар!
   Я успела проделала несколько шагов следом, желая догнать и все объяснить, но оборотень меня остановил, ухватив за руку.
   -- Ирения, не стоит. Никогда не бегай за мужчиной. Мы -- охотники, и сами любим загнать добычу. Р-р-р!
   При этом он резко притянул меня к себе, так что я впечаталась в него телом и ощутила вибрацию от этого его грудного рычания.
   -- Ты дрожишь, -- на удивление довольно констатировал он.
   -- Ты меня напугал! -- я мягко высвободилась, не понимая, как правильно реагировать на подобное внимание.
   -- Мое обоняние говорит другое, -- он многозначительно шевельнул бровями. -- Это желание, Р-р-ренни.
   -- Не льсти себе! -- огрызнулась я осознавая, что язык немного заплетается и зачем-то поправила. -- Меня зовут Ирения.
   -- Рр-енни, Рррренни! -- поддразнил он. -- Вкусное же у тебя имя!
   Альберт картинно почмокал, глядя на меня с прищуром. Отчего-то такая откровенная попытка флирта меня не смутила, а скорее развеселила. Или это напиток оказался немного более крепким, чем мне показалось сначала, да еще и на голодный желудок?
   -- Аллли, -- с придыханием передразнила я, но никакой смешной аналогии его высказыванию не придумала, потому что не выдержала и расхохоталась.
   На лице медведя отразилось недоумение пополам с весельем.
   -- Так меня еще никто не называл, но, если тебе так уж хочется, я не против. Погоди-ка, -- он отошел к другому концу стола и тут же вернулся с ковшиком. -- На вот. Мне кажется, "Пьяная ягода" на тебя странно действует.
   -- Что это?
   Я принюхалась, с удивлением осознав, что это чистая вода, и напилась, ощущая как отступает помутнение.
   -- Идем танцевать?
   Я оглянулась, обнаружив, что ни Анаретт, ни Анделара поблизости не видно, а музыка и правда стала громче и веселей. И что я теряю? Да это же первый на моей памяти настоящий праздник за последние десять лет! Я подняла глаза на медведя и улыбнулась.
   -- Я давно не танцевала, оттопчу тебе ноги.
   -- Ничего, ты все равно легче Берты, а она с самого детства по мне ходит, и в зверином облике тоже.
   Состроив жалостливую мину, протянула ему руку.
   Танцы горных медведей оказались такими же вольными как одежда или нравы. У большого костра собрался большая толпа и как только могли старались музыканты. Сначала мне показалось, что все пляшут как придется, но вскоре я уловила какой-то ритм и порядок.
   -- Стой-стой-стой! -- на мгновение растерялась, когда Альберт потянул меня в самый центр. -- Я не умею! Не знаю как надо!
   -- Надо, как подсказывает сердце.
   Он вдруг ухватил меня за руку и обвел вокруг себя, да так быстро, что пришлось едва ли не скакать вприпрыжку.
   -- А теперь так же, только быстрее и колени чуть выше.
   Я покосилась на окружающих и поняла, примерно так оно и есть. Вокруг никто не стоял, и я принялась копировать движения других медведиц. Судя по тому, что никто и не умер от смеха, у меня даже получалось как надо. Незаметно мы влились в общий рисунок, и я вовсе забыла о смущении, отдаваясь целиком лихой пляске. Мы расходились, сходились. Я вприпрыжку оббегала оборотня по кругу, хлопала со всеми в ладоши, когда он танцевал свою партию. И постепенно точно попадала под какую-то магию. Улыбка не сходила с лица. Мелькали огни и звезды. Блестели потные лица. Один танец сменял другой, а я, едва замечая это, отплясывая так, точно здесь родилась и прожила всю жизнь.
   Но вскоре народ подустал, и забава переросла в нечто иное. Все собрались в круг и принялись хлопать в ладоши, пока не выскочил какой-то справный, как и все медведи рыжеволосый парень, пританцовывая обошел по периметру, хитро вглядываясь в лица. А затем резко метнулся к противоположной стороне и выдернул оттуда под стать себе огневолосую девушку. Провел ее на центр, да сделала полный оборот, словно бы демонстрируя остальным, и только потом отпустил ее руку.
   Та в движениях выразила возмущение, затем остановилась, и теперь уже парень протанцевал перед ней что-то настойчивое. После они обняли друг друга за талию и вихрем облетели круг, выделывая стремительные коленца и то и дело меняясь местами. Да так ловко у них это выходило, что я невольно задержала дыхание. Похоже, это были местные заводилы -- всегда есть такие, что зажигают остальных.
   Зрители, забыв об усталости, притопывали на месте и не переставали громко хлопать. Девушка потащила парня за руку за собой, при этом уже она пристально вглядывалась в лица, пока не выбрала крупного, с виду неловкого увальня. Вытащила его за рукав из круга, а сама скользнула в образовавшийся проход, да и своего партнера утащила следом. Со смехом они принялись целоваться никого не стесняясь, да так и сбежали куда-то в темноту.
   Новый танцор выбрал себе пару для танца, и все повторилось. И еще несколько раз, пока на диво стройная и гибкая девушка не выбралаа Альберта. Тот не стал долго думать, да так и вышел, подхватив меня подмышку. Я взвизгнула, но, прежде чем успела выразить протест, уже оказалась на ногах, невольно изобразив что-то подобное, что и первая девушка. По крайней мере мой протест был настоящий.
   Альберт же решил показать что-то новое, и я снова оказалась в воздухе у него на руках. Взлетела к звездам, да так высоко мне показалось, что захватило дух. А когда приземлилась, ему в руки, то невольно ухватилась за плечи. Голова кружилась, кровь стучала в ушах. Ухватив меня за талию, Альберт повел в танце, я старалась не отставать. Наконец, он отпустил меня, и совершив несколько быстрых поворотов, я оказалась на противоположной стороне круга с Анделаром лицом к лицу.
   Разгоряченно дыша, уставилась на него, наблюдая как в глубине глаз тлеет багрянец. Рансовье моргнул, и в следующий момент вышел из круга и, обняв меня за талию, повел в обратном направлении. Толпа загудела, раздались выкрики, которые не то возмущались, не то подбадривали смельчака, нарушившего правила. Альберт не собирался спокойно смотреть на такое безобразие. Подскочил и ловкой подножкой попытался опрокинуть Темного на землю, одновременно перехватывая меня -- только ойкнуть и успела.
   Анделар, подпрыгнул, успев изобразить какое-то очень уместное па, и так же аккуратно вернул меня в свои руки. Народ воодушевился, а у музыкантов и вовсе открылось второе дыхание, музыка стала жестче и больше напоминала походный марш или что-то подобное. Некоторое время они продолжали танцевать, передавая меня словно переходящее знамя. Улучив момент я увернулась от обоих и оттанцевала в сторонку, попытавшись выскользнуть из круга. Меня не захотели пропускать.
   Соперники же не успокоились. Теперь каждый старался не подпустить меня к другому, каким-то чудом обходясь только танцем, хотя теперь он уж очень напоминал драку. Они лихо размахивали руками, прикладывали коленями, вскидывали ноги, точно нанося удары невидимому противнику. Разворачивались и наносили удары в прыжке. Все это было наполнено мощью, и совершенно не походило на придворные танцы. Я и не думала, что Темный способен на такое и не считает зазорным.
   Хотя вот именно сейчас я осознала, что ужимки, полагавшиеся по этикету в Миртене, выглядели бы здесь нелепо. Затаив дыхание, с колотящимся сердцем я наблюдала за происходящим. Одновременно восхищаясь и боясь, чтобы это шутливое состязание не переросло во что-то настоящее. Впрочем, окружающие меня люди ничуть не переживали, и я немного успокоилась.
   Вдруг кто-то бросил в центр круга изогнутый меч с широким лезвием, рядом тут же упал еще один. Я вздрогнула, когда соперники по танцу одновременно бросились к ним. А дальше все стало намного интереснее. Так интересно, что кровь одновременно стыла в жилах и пылала. Сверкала сталь, мелькали руки, безумная пляска продолжалась. Соперники танцевали, точно зеркальные отражения друг друга. То расходясь, то сходясь так близко что было не ясно, где чье оружие. Взмывали в воздух мощными прыжками, не забывая о музыке. Стальные полосы выделывали восьмерки, свистел разрезаемый ими воздух, но мечи так ни разу и не соприкоснулись.
   Оба уже порядком устали, ведь ни один не использовал ничего, кроме данный природой сил. Пот тек градом по их лицам, взмокли рубахи. В какой-то момент оборотень замешкался и недостаточно быстро развернулся и меч Анделара прошелся у самого его виска, сбрив приличную прядь. Темный тут же остановился и опустил оружие. Альберт что-то ему сказал, и провел ладонью по тому месту, Рансовье пошутил в ответ, и оба, смеясь обнялись, похлопывая друг друга по спине.
   -- Идем-ка, -- откуда ни возьмись взялся ильв, и вытащил меня из круга. -- Сейчас эти двое вместе напьются. А нет ничего хуже надравшихся оборотней. Брр! Вот только найдем твою сестру и сразу баиньки.
   Я даже не успела уточнить, как насчет надравшихся Темных Властелинов, когда он потащил меня за собой ловко лавируя в праздничной толкотне.
   Глава 4.1
   -- Где ты был все это время? Мне показалось, про нас все забыли, -- спросила я, как только ильв остановился и принялся осматриваться.
   --  Не поверишь, прятался от Берты.
   Я хохотнула и спросила:
   -- Не совсем понимаю, что вас связывает.
   -- Моя неосмотрительность и неразборчивость в связях. Понимаешь, в душе я коллекционер. Как-то раз я надрался и затащил ее в постель, нас застал ее брат и началось... Ох! Оборотни такие любвеобильные!
   -- Арандиль, пожалуйста, избавь меня от таких подробностей, -- взмолилась я, не желая вникать в перипетии его отношений с кем бы то ни было.
   Мне хватало и того, что на нем красуется браслет невесты. Одному штарну известно, что такого их с Анделаром связывает, раз он его выдал. Тьфу! И думать не хочу.
   -- Ну чтобы ты понимала, ей так понравилось, что она взялась преследовать меня и заставила Альберта ей помогать, -- не унимался ильв. -- Поначалу было забавно, но потом я уже не мог ее видеть. А вот она не прочь повторить, когда выдается такая возможность.
   -- Но ведь сейчас она носит браслет невесты! -- возмутилась я. -- Разве это не накладывает определенные обязательства.
   -- Тю! -- скривился ильв. -- Разве же это повод для оборотня отказывать себе в развлечении. Они же не истинные.
   Он заговорщически посмотрел по сторонам и наклонился ближе.
   -- К тому же ей все равно ничего не светит.
   -- Это почему же?
   -- Темный огонь вряд ли примет оборотня, слишком разная магия.
   -- Пресветлый! Как у вас тут все сложно...
   -- А то! -- усмехнулся Арандиль.
   И все же я не выдержала:
   -- А с Анделаром вы тоже?.. Ну... Подвыпили? -- смутилась я и залилась краской.
   -- Нет, но я не оставляю надежд его заполучить в коллекцию.
   Я с ужасом уставилась на ильва, пытаясь понять шутит он или нет.
   -- Вот она! -- радостно воскликнул он в этот момент и снова увлек меня за собой, но почти сразу остановился, застонав: -- Нет! Только не Берта! -- после чего обреченно продолжил путь.
   Девушки обнаружились у дальнего стола, на котором еще осталось хоть что-то съестное. Они стояли друг напротив друга и зло сверлили взглядами. Кулаки медведицы были сжаты, она буквально нависала над Анаретт. Та раскраснелась, но сохраняла независимый и даже насмешливый вид. Почуяв неладное, я прибавила шагу, догоняя ильва.
   Берта и правда была так зла, что с виду едва сдерживалась, чтобы не превратиться в медведицу. Кажется ее фигура плыла и подергивалась время от времени. На Арандиля она почти не отреагировала, что после всего, что он рассказал, выглядело подозрительно.
   -- Что происходит, красавицы? Вы выглядите так, точно готовы друг друга поубивать, -- томно протянул ильв, мгновенно накинув маску непринужденности. -- Скоро рассвет. Хорошим девочкам полагается крепко спать в своих кроватках. Давайте-ка расходится. Утро вечера мудренее.
   -- Ничего особенного, -- повела плечом Анаретт. -- Просто кое-кто не умеет поддерживать светскую беседу и слишком бурно на все реагирует, -- она хлопнула ресницами в сторону медведицы.
   Ну понятно, довела до белого каления и рада. Я поразилась безнаказанности и бесстрашию Анаретт. Неужели она так доверяет браслету?
   -- Я вырву тебе печенку, неженка! -- пригрозила, как оказалась, не слишком трезвая Берта. -- Даст Предок, случай выдастся!
   -- О, Бееерти, -- мурлыкнул Арандиль, вклиниваясь между девушками и заглядывая ей в глаза. -- Ты чего это так надралась?
   -- Берта расстроена, что браслет не позволяет ей перекинуться. А еще, что все удары возвращаются сторицей, -- заговорщическим тоном поделилась сестрица и поинтересовалась у медведицы: -- Больно было, да?
   Та рыкнула и подалась вперед, но ильв ее удержал. Принялся ласково гладить по спине.
   -- Все равно вам ничего не светит, неженки! -- рычала та, поперемнно глядя то на меня, то на сестру. -- Темный огонь сожжет вас до тла, останется только пепел! В Темных Землях не место слабакам из Земель Благоденствия!
   -- Так. Идем, я уложу тебя в постельку, -- Арандиль потянул ее прочь.
   Я кивнула.
   -- В таком случае, и тебе тоже не на что надеяться. Вряд ли Анделару Рансовье нужна такая несдержанная невеста! -- не смолчала Анаретт.
   -- Хватит! Идем, пока твой язык не довел нас до беды! -- потянула я сестрицу в другую сторону.
   -- Отвали, дура! -- она стряхнула мою руку и зашагала вперед.
   -- Жаль, что тебя никто не съел, -- пробормотала я себе под нос.
   Идти было несложно, мы заранее договорились с Тани, что будем возвращаться по отдельности. Девушка, краснея, поведала, что возиться с нами, конечно, великая честь и все такое, но она бы предпочла окончание праздника провести с любимым, потому мы предварительно проделали путь туда и обратно дважды, чтобы я запомнила дорогу.
   Как оказалось, и Анаретт не отлынивала, хотя ворчала и изводила нас нытьем. Зато теперь бодро вышагивала с гордо поднятой головой, опередив меня на целый десяток шагов. И поэтому вышедший из ответвления коридора оборотень схватил ее в охапку. По сбритому виску, я сразу узнала Альберта. Они яростно целовались секунд десять, прежде чем оборотень что-то понял и, отстранившись, уставился на меня. Перевел глаза на Анаретт, которую, так и продолжал удерживать в объятиях. Снова посмотрел на меня и выдал:
   -- Ой! Не та сестренка. Совсем "Пьяная ягода" нюх отбила!
   Зло отпихнув его в сторону, Анаретт молча прошла мимо и скрылась за дверью в комнату. Я так и осталась стоять посреди коридора, трусливо озираясь. Альберт двинулся ко мне. Ой-ой!
   Не успела даже развернуться, чтобы дать деру, как оказалась в жарких и крепких объятиях. Альберт без зазрения совести приник к моим губам. То есть попытался приникнуть.
   -- Ой! -- повторил он, когда синеватая молния зародилась между нами и нанесла удар.
   Чувствительный, судя по тому, как он дернулся. Дернулся, но не выпустил. Более того попытался снова. Вздрогнул от нового удара, и все же поцеловал. Дернулся еще раз, а я попыталась вывернуться. Третьего он не выдержал и отшатнулся, тяжело дыша.
   -- Интересная на вас защита. Это значит нет?
   -- Нет, -- согласно кивнула я, украдкой выдыхая. -- Не пытался сначала спрашивать для разнообразия?
   Оборотень пожал плечами.
   -- Мне редко отказывают. Я же наследник. К тому же самый сильный оборотень после отца. Любая здесь со мной ляжет, если пожелаю.
   Он говорил все это так спокойно, без доли хвастовства. Просто делясь фактами.
   -- Я... Я -- невеста Анделара, -- произнесла это вслух и покраснела.
  
   Глава 4.2
  
   -- Это ничего не значит.
   Альберт уже отошел от удара и снова оказался рядом. Я отступала, пока не уперлась в стену. На этот раз он не стал спешить, а просто ласково поправил мне прядку, обжигая кожу на виске своим дыханием. Внутри и впрямь что-то всколыхнулось, во рту стало сухо.
   -- Я чувствую тебя, Ренни. Я тебе нравлюсь, я уверен. И ты нравишься мне. С первого взгляда я понял, мы должны быть вместе.
   Угу. И сколько раз, мне интересно? Подумав так, я даже покраснела. Это Арандиль на меня так влияет, что я допускаю подобные мысли?
   -- Ты преувеличиваешь. Это все "Пьяная ягода". Завтра ты проснешься и забудешь обо всех глупостях. Спасибо за прекрасный вечер, никогда так не веселилась, но мне пора, -- поспешно протараторила в ответ.
   Альберт точно и не заметил, вместо этого принялся покрывать почти невесомыми поцелуями мой висок, слегка морщась от синих искорок, которые вспыхивали при каждом соприкосновении его губ и моих волос. Н-да, недаром ильв столько говорил о любвеобильности подвыпивших оборотней. Теперь верю, что Берта решила, что он любовь всей ее жизни. Я отклонила голову и настойчиво повторила:
   -- Отпусти, Альберт. Это все плохо закончится, если Анделар Рансовье узнает.
   Оборотень тяжело вздохнул, а затем посмотрел мне прямо в глаза.
   -- Откажись от этой затеи, Ренни. Попроси его снять твой браслет. Темный не для тебя, он опасен.
   -- Там, где я жила, было опасно не менее. Анделар, можно сказать, меня спас, взяв в... -- Я чуть не сказала "в плен", но вовремя одумалась: -- В невесты.
   -- Ха! Что опасного может быть в Землях Благоденствия? Что может угрожать там принцессе? Мышь в покоях?
   Это прозвучало так снисходительно и насмешливо, что во мне всколыхнулся гнев.
   -- Не смей говорить так! Ты ничего не знаешь о моей жизни! -- прошипела я ему в лицо и, оттолкнув -- не знаю откуда и силы взялись -- направилась к себе в комнату.
   Хлопнула дверью так, что на прибитой к стене полке попадали на пол резные фигурки.
   -- Ну что, намиловалась с блохастиком? -- снисходительно спросила сестра, стоило перешагнуть порог. -- Что-то вы недолго, или он передумал?
   -- Вроде бы это ты с ним целовалась, не я. И, судя по всему, была не против.
   -- С чего ты взяла?!
   -- Твой браслет не оттолкнул его. Так что забирай его себе, если сможешь, конечно.
   Глаза Анаретт зло сверкнули, она подскочила и засопела, не находя слов. А я не удержалась:
   -- Полагаю, скучаешь по Гансару? Не достает его ласк? Наверное, трудно быть такой шлюхой?
   Мило улыбнувшись, повернулась спиной и принялась раздеваться. Усталость навалилась неимоверная, заломило виски -- сказывалась бессонная ночь. Подозреваю, я и танцы-то пережила только потому, что меня восстановила вода в местных купальнях. Ослепительная вспышка озарила полумрак комнаты. Анаретт взвизгнула, и я резко обернулась. Сестрица сидела на полу и оглушенно моргала.
   -- Хм, -- пожала я плечами. -- Так разозлилась, что забыла о последствиях? Может, это тебя научит нормально относиться к людям. Когда стану женой Анделара, попрошу надеть тебе такой на шею, и чтобы за каждое гадкое слово с тобой происходило тоже самое. А еще... выдам замуж за иркана. Кажется, ты ему очень понравилась!
   Она бросилась на меня снова, но я даже не подняла рук, чтобы защититься. Наблюдать, как она скулит, валяясь на полу оказалось непривычно и немного приятно. Это меня слегка напугало.
   -- Осмелела, ведьма? Ты еще пожалеешь об этом! Клянусь!
   -- Крови накапай! Авось привлечешь еще одну тень, пусть они разорвут тебя, когда потащат в Хаос!
   Спать в ее присутствии расхотелось. Мало ли еще уронит что-нибудь тяжелое на голову, или выдумает что-то такое, от чего и браслет не поможет. Раздеться я так и не успела, только развязала пояс на тунике. Так что, затянув потуже концы, я вышла из комнаты.
   Разговор с Анаретт заставил почувствовать себя грязной. И что это на меня нашло? Никогда не позволяла себе подобного. Откуда эти мысли? Эта жестокость? Или просто накопилось, вот и выплеснулось здесь, где она не пожалуется тетке? Где можно быть собой, не опасаясь кары за неосторожно сказанное слово? Но грубить... Ладно, буду считать, что это на меня тоже так "Пьяная ягода" подействовала. Если что, завтра извинюсь, и не важно, что ни в чем не виновата. Просто на душе станет легче.
   В раздумьях брела по коридору, и сама не заметила, как вышла к купальням. Дальше было идти некуда, но и возвращаться не хотелось, к тому же я опасалась наткнуться на Альберта. Медведь и правда был мне симпатичен, несмотря на нахальство, но сейчас его внимание приведет только к ссоре, а ссориться больше желания не было.
   Прислонившись к стене, я закрыла глаза. Пробормотала, недобрым словом помянув Анаретт, которая умудрилась-таки испоганить мне прекрасное настроение:
   -- Последние соки выжала, гадина...
   И тут вдруг мне в голову пришла светлая мысль -- купальни! Можно забраться в одну из теплых ванн в дальнем конце и подремать. Вроде бы Тани говорила, что женское время традиционно с утра, а мужчины сначала тренируются, чтобы дважды не ходить и не тратить время. Решив, что риск минимальный, а выход из положения я нашла наилучший -- здесь уж точно меня не догадаются искать -- вошла под свод большой пещеры.
   Как и днем, здесь было полно пара и капала вода, но вопреки опасениям не было темно. По крайней мере у полок со снадобьями все еще чадил факел, рядом лежало несколько свечей, на крючках висели большие чистые полотенца. Похоже, их приготовили на завтра. Такой находке я только обрадовалась. Не придется мочить одежду. Быстро раздевшись, взяла одно и завернулась, оставив открытыми плечи, и поймала себя на том, что улыбаюсь в предвкушении. Вода! Пресветлый, спасибо тебе за это место и за воду, что напитана твоей силой.
   Аккуратно свернув одежду, пристроила ее на пустую полку и на всякий случай зажгла свечу. Аккуратно спустилась в первый -- самый широкий бассейн, не преодолев который нельзя попасть в остальные ванны. Вода тут была проточной и смывала первую грязь или пот. Мне такое устройство понравилось. Немного постояла, наслаждаясь тугими струями, что мягко били по икрам, пошла дальше. Если память меня не подводит, там чуть правее на отшибе есть такая теплая ванна.
   Послышался всплеск, шевельнулся огонек свечи и без того неверный и едва живой в облаке пара. Я насторожилась, тщетно вглядываясь вперед, но больше ничто, кроме далекой капели да журчания небольшого водопада в самом дальнем углу не нарушало тишины. Шла минут-другая. Решив, что это просто чуть сильнее плеснула вода, я двинулась дальше. Прошла прямо через одну чашу с теплой водой, обогнула по краю несколько прохладных, и лишь оказавшись у самого края той, к которой шла, увидела его...
  
  
   Глава 5.1
  
   Время точно замедлилось, когда Анделар не спеша поднялся мне навстречу. Я наблюдала как по его рельефному телу, стекают струи воды. Как напряглась рука, упершаяся в каменный бортик чаши-бассейна. Как текуче он выпрямился. Против воли взгляд заскользил вниз от мужественного, покрытого легкой щетиной, подбородка по шее, груди, кубикам пресса... Вдоль темной дорожки волос...
   Штарн! Да он совершенный!  Тьфу! То есть, совершенно голый! Совсем-пресовсем!
   К лицу бросился румянец, а свечка весьма кстати выпала из моих рук от такого открытия и погасла с тихим шипением. Вопреки моим надеждам, темнее не стало. Заставив себя оторвать взгляд от того самого, поспешно уставилась Анделару в глаза.
   Не полегчало.
   Скорее даже наоборот. Тем более, что в этот момент он улыбнулся краешками губ и шагнул мне навстречу.  Мягкое сияние рун на его плечах создало таинственный ореол, сделало тени на рельефе мускулов глубже, а выражение лица загадочнее. Его выражение немного испугало. Он смотрел так, будто сейчас наброситься и съест!
   Дух захватило, когда Анделар подхватил меня на руки. Дурные мурашки, словно бы ждали в засаде, а теперь накинулись скопом. Будь я дикобразом, то от меня во все стороны полетели бы иголки.
   -- Ты дрожишь, Ренни. Тебе холодно?
   -- А? Ахха... -- выдохнула я, соглашаясь.
   Я на все что угодно бы сейчас так ответила. Все равно ничего больше нет в голове. Там образовалась странная звенящая пустота и легкость. Но, кажется, он поверил мне на слово, потому что в следующий миг опустился в теплую воду, разместив меня поудобнее у себя на коленях. Прижал, не давая высвободиться.
   -- Это всегда так? -- я отстранилась и провела пальчиком по рунам на его плече.
   Анделар прикрыл глаза, словно от удовольствия. Ответил:
   -- Нет. Только когда имеет место напряжение сил.
   -- О... -- ответила я весьма глубокомысленно.
   Вся ситуация крайне смущала, но ничего менять не хотелось. Слишком уж приятным и естественным было сидеть с ним вот так. Неимоверно интимно и в то же время как-то правильно.
   -- Это лишнее, не находишь? -- Рансовье потянул полотенце, но я вцепилась в него мертвой хваткой.
   -- Нет!
   -- Ренни, ты знала на что шла, приходя ко мне сюда. Знала, что я не смогу удержаться дважды. Мне едва удалось этот днем, второй раз за сутки я на подобный подвиг не способен.
   Руны вспыхнули ярче. Видимо, "напряжение сил" усилилось. Анделар настойчиво потянул полотенце, одновременно завладевая моими губами. Под кожей точно вспыхнул огонь. Мир сузился до ощущения его власти над моим телом, над моей душой. Я растворилась под уверенными ласками чуть шероховатых ладоней, то нежными, то крепкими. Застонала, отзываясь на его поцелуй. Забыв про полотенце, обняла его за шею. И вмиг осталась без ничего. Последняя защита моей нравственности унылым комком уплыла в сторону, это немного привело меня в чувство. Я даже осознала, что он сказал
   Тяжело дыша, отстранилась, глядя на Рансовье точно загнанная лань на волка.
   -- Но я не искала тебя, я пришла сюда, чтобы просто выспаться.
   Анделар снова пытался поймать мои губы, но остановился, услышав это.
   -- Что?
   Я сглотнула образовавшуюся во рту сухость. И повторила:
   -- Я сильно поссорилась с сестрой и пришла сюда, чтобы немного поспать. Но я не подозревала даже, что встречу здесь тебя.
   -- Спать в купальнях?! Ну у тебя и фантазия!
   -- Все лучше, чем в коридоре на полу. Я люблю воду.
   Он некоторое время рассматривал меня.
   -- А, в этом определенно что-то есть. В любом случае я рад, что так вышло. Не пришлось беспокоить твою сестру.
   -- Ты собирался идти за мной?
   Отвечая, я попыталась нашарить плавающее поблизости полотенце, потому что взгляд Анделара все время возвращался к моей груди. Рансовье дотянулся, поймав его раньше, чем это сделала я, и ловко перебросил в дальний бассейн.
   --Эй! -- возмущенно шлепнула его ладонями.
   Он перехватил мои запястья, не давая убрать руки. Прижал и повел по себе, словно бы гладя и при том не разрывая зрительный контакт. Грудь. Живот. Я снова задышала чаще, чувствуя его тело под подушечками пальцев, еле слышно выдавила:
   -- Что ты делаешь?
   -- Компенсация Ренни. Ты весь вечер обнималась с Альбертом. Мне было несколько сложно сохранять вид, будто ничего не происходит.  
   -- Ты мог бы быть на его месте, -- невольно укорила я, озвучив то, что подспудно весь вечер не давало покоя. Закончила шепотом: -- Я так этого хотела...
   Его губы были так близко, и от них невозможно было оторвать взгляд. Даже из-под прикрытых от смущения ресниц я продолжала украдкой наблюдать.
   -- Я не мог.
   -- Это из-за браслета? Ты не мог прилюдно выделить кого-то из нас? -- повторила я то, что сказал Арандиль.
   -- И это в том числе. Я и так пошел против правил, когда ввязался в тот танец.
   -- А теперь?
   -- Ты здесь видишь кого-то еще? -- Рансовье осмотрелся по сторонам. -- Мы здесь совершенно одни, Ренни. Только ты и я.
   -- Если и так, ведь уже настало утро. Нас могут увидеть...
   -- Теперь не увидят.
   Он ничего не сделал. Не было ни пасса рукой, ни слов заклинания. Просто ярче сверкнули руны на его теле.
   -- Теперь никто не сможет сюда войти, пока я не сниму барьер. И выйти, кстати, тоже.
   Верно, посчитав разговор законченным, он уверенно положил руку мне на грудь, болезненно сжал вершинку, его губы одновременно завладели второй, к ним присоединился наглый язык. Я выгнулась от острого удовольствия, отозвавшегося яркой вспышкой внизу живота. Сердце гулко грохотало о грудную клетку. Щемящее чувство счастья и одновременно страха растекалось по венам, превращаясь в болезненное желание. И все же...
   -- С-стой! -- я попыталась отодвинуть его голову.
   Анделар тут же переключился на мое запястье.
   -- Я должна что-то тебе рассказать кое-что, -- выдохнула, вздрогнув, когда его губы коснулись сгиба локтя изнутри.
   Он поднял глаза.
   -- Ренни, ты выглядишь так, будто натворила что-то ужасное, -- он улыбнулся одним уголком рта, а в глазах все так же плескалась вожделение, заставляя соски съеживаться в горошины.
   -- Меня поцеловал кто-то другой! -- выпалила я и замолчала в растерянности.
   Не знаю, почему мне было важно, чтобы он знал. Но и подвергать Альберта опасности мне не хотелось, а смолчать показалось нечестным. Даже если Анделар сейчас снимет с меня браслет и отправит куда подальше, он должен знать про инцидент.
   -- И? -- Рансовье остановился, выжидательно приподняв бровь.
   -- Что и?
   -- Кто-то другой тебя поцеловал, и? Что произошло дальше?
   -- Его ударило молнией. Такой синенькой. Больно.
   -- Значит, Альберт все же пытался. Впрочем, меня это не удивляет, оборотень обязательно попробовал бы, даже если подобное граничит со здравым смыслом.
   -- Откуда ты...
   -- Ты ему действительно понравилась с первого взгляда, я это понял. Представители этой семейки славятся своим упорством в любви, взять хотя бы самого Бера Торвальда. Детки двигаются по его стопам. Он тебе что-нибудь говорил.
   Я покраснела.
   -- Ренни, это может быть важным. Расскажи мне, пожалуйста, -- в последний миг он смягчил приказной тон.
   -- Ну... Он уговаривал забыть тебя... Убеждал, что ты опасен и что я должна избавиться от браслета. Только не трогай его, пожалуйста. Ладно?
   -- Даже не собирался. Мне нет резона ссориться с оборотнями.
   -- Ты не беспокоишься? -- спросила недоверчиво.
   Как-то приготовилась уже внутренне встать на защиту медведя.
   -- У мен есть повод в тебе сомневаться? -- он прищурился.
   -- А у меня? -- встречный вопрос вырвался сам по себе.
   Пресветлый! О чем я говорю! Еще меньше суток назад я была его пленницей и смею заявлять на него права? Поделом мне если сейчас он объяснит мне, где мое место...
   Анделар со вздохом откинулся на бортик и запрокинул голову, уставившись в потолок. Я тихонько сползла с его колен, чувствуя собственную там неуместность в данный момент времени, и расположилась рядом, но тут же почувствовала, его руку на плече. Он притянул меня к себе и настойчиво уложил мою голову к себе на грудь. Погладил по волосам.
   -- Есть кое-что Ренни, о чем я должен рассказать тебе. Так будет честно.
  
Глава 5.2
   -- Темный огонь дает властителю великую силу. Такую, чтобы противостоять хаоситам на равных. Но он же многого лишает.
   Я затаила дыхание, слушая его слова. Слова и учащенный стук сердца как раз под моим ухом. Руки сами потянулись, обвивая его талию, и точно в благодарность он на короткий миг притиснул меня сильней. Кожа к коже... Душа к душе... Он впервые говорил с кем-то об этом, я так чувствовала.
   -- Я не могу отлучиться со своих территорий больше, чем на одну луну в год, темный огонь призывает меня обратно, постепенно сводя с ума. Если не подчинюсь ему, он вернет меня насильно, но при этом я потеряю личность. Забуду, кто я есть. Продолжу жить как холодный разум, почти бессмертный. Огонь не даст состарится телу, а все человеческое с годами атрофируется, останется только злоба и смертная тоска по той жизни, какую я бы мог прожить, будучи простым человеком.
   Отстранилась и посмотрела ему в глаза, Анделар грустно улыбнулся и погладил меня по волосам.
   -- Я всегда искал способ избавиться от этой зависимости. С тех самых пор как предыдущему властителю понадобился преемник. Я не хотел стать таким же как он.
   -- Так значит...
   -- Да, я не так стар, как думают в Землях Благоденствия. Мне действительно всего тридцать один год. Пожалуй, больше других знали только твой отец и Танелия. Прознав, что новым властителем стал зеленый мальчишка он пошел на меня войной, тогда-то я и создал Синие Горы -- это стало своеобразным ритуалом посвящения. Но Бенердик не успокоился, он смог вызвать меня на переговоры, пообещав в обмен на жизнь открыть способ остаться собой. Я слишком боялся снова превратиться в чудовище, потому согласился без промедления.
   Анделар усмехнулся и поцеловал меня в макушку. Затем приподнял и пересадил снова к себе на колени.
   -- Хочу тебя чувствовать, -- пояснил он и продолжил рассказ: -- Твой отец честно признался, что должен был меня убить, но, увидев, понял, что это пустая затея. Он предложил сделку. Я поклялся на крови, что женюсь на его дочери, когда той исполнится двадцать один год, а взамен он рассказал мне способ остаться собой.
   -- И какой же? -- я затаила дыхание, позабыв даже о том, что чувствую, сидя на нем верхом совершенно голой.
   -- Полюбить, Ренни.
   Он обхватил мое лицо руками и жадно приник к губам. Его язык проник внутрь, исследуя мой рот так тщательно, будто там спрятались твари Хаоса. Меня едва не приподняло его возбуждением, но он надавил мне на бедра, возвращая назад. Кровь набатом застучала в ушах. Огонь снова метнулся по венам, становясь все горячее, сжигая. Я громко застонала от удовольствия, переходящего в боль, когда он начал туго, с трудом проникать в меня, но вдруг Анделар вдруг остановился. Оторвался от моих губ.
   -- Твоя магия, Ренни. Я снова ее чувствую!
   Отчего-то в его словах и взгляде было слишком много беспокойства, а в следующий миг я заорала от новой боли, охватившей все тело. Откинулась у него на руках, чувствуя, как носом хлынула кровь, и я потеряла сознание, уходя под воду.
  
  
   Глава 6.1
   Анделар Рансовье
   Стон наслаждения так внезапно сменился криком боли, что я даже растерялся, посчитав, что сам тому причиной. Но уже через долю мгновенно понял -- это магия. У Ренни внезапно началась инициация. Я сам проходил это дважды. Относительно просто как маг в тринадцать и четырьмя годами позже в качестве властителя Темных Земель -- врагу не пожелаешь того, что довелось тогда испытать. И, судя по всему, сейчас Ренни не легче.
   Неожиданно любимая выгнулась дугой. Резко и сильно. Выскользнула из моих мокрых рук и ушла с головой под воду. Я мгновенно поймал и вытащил, не успела даже вдохнуть. Легонько пошлепал по щекам:
   -- Ренни? Очнись, родная!
   В груди защемило. Ей уже двадцать один, инициация в таком возрасте непредсказуема и болезненна. Я снова позвал, но напрасно, в сознание она не приходила. Нужно было срочно что-то делать, а в голове на миг помутилось от ужаса, что могу потерять то, что едва обрел.
   Браслет невесты на тонком запястье пульсировал синевой, свидетельствуя о колоссальном напряжении. Прижал к нему ладонь -- горячий. Одновременно ощутил отголоски боли, ломающей ментальное тело моей девочки. Хорошо, хоть артефакт защищает от физической, но надолго ли его хватит? Нужен мощный магический источник с магией необходимой направленности. Какая она у Ренни? Вот так сходу определить не удалось, но скорее всего что-то от Аэра, а значит купальни с их мягкой ненавязчивой силой вполне подходят...
   -- Стоп! Я идиот!
   Ведь видно, что ей становится все хуже и никакой связи не возникает. Источник не подходит, нужно что-то другое. Собрался было перенестись в свои покои, но вовремя одумался. Этого ни в коем случае нельзя делать во время инициации. Для сущностей, обитающих в темноте "коротких путей" чужая необузданная магия -- лакомый кусочек. На той стороне в лучшем случае у меня на руках окажется пустая кукла, в худшем хладный труп.
   Крепко выругавшись, крепче притиснул обмякшее тело к груди и полез на бортик, боясь поскользнуться с драгоценной ношей в руках. Пока шел к выходу, лавируя между бассейнами, осенила догадка:
   -- А ведь такое уже было!
   И это я виноват. Именно наше тесное общение спровоцировало у Ренни инициацию в Миртене неделю назад, но тогда она так и не завершилась.
  
  
   Глава 6.2
   Укоряя себя за то, что не вмешался раньше. Не захотел разбираться в чужих проблемах. Не понял ее, не понял себя. Не рассмотрел и не оценил до конца. Не доставил, наконец, лично к источнику Аэра, понадеявшись на мудрость их мага. Кстати, об этом еще нужно будет все выяснить.
   Выбравшись из последнего бассейна, На ходу снял барьер, не заботясь об одежде побежал по коридору, сетуя, что мне отвели покои на мужской половине. Я мог прикрыть нас пологом невидимости, мог запечатать комнаты, мог... Много чего мог, но дело в том, что сейчас любое магическое воздействие было для Ренни опасным. Мне следовало хорошенько подумать, но делать это с обнаженной девушкой в руках непросто.
   Коридоры пещер были пустынны, после завершившегося только к утру праздника, оборотни отсыпались, а редкие встречные спешили убраться с моего пути, я ловил на себе из встревоженные взгляды.
   -- Анделар? -- основательно помятый ильв вывернул с хозяйской половины на ходу запахивая длиннополый халат.
   Он мгновенно оценил ситуацию и прямо на ходу стащил его и набросил на ренни.
   -- Инициация?
   Кивнул.
   -- Ой, плохо! -- он нахмурил свои идеальные брови. И указал пальцем назад в сторону купальных пещер: -- а почему не...
   -- Не устанавливается связь. Похоже тут необходим другой источник.
   Стоило свернуть на мужскую половину, где располагались выделенные мне покои, как навстречу попался Альберт.
   -- Что вы с ней сделали? -- нахмурился он.
   Я ощутил волну ярости, предшествующую обращению. На руках выросли приличные когти. Мгновенная частичная трансформация
   -- Уймись, пушистая попка, у девочки началась инициация, -- отмахнулся ильв, используя свой самый поганый голос.
   -- Еще раз так меня назовешь, откушу голову! -- рыкнул Альберт, однако когти все же убрал.
   Он прошел вперед и отворил мне дверь. Я положил Ренни на свою постель, мысленно отметив, что желал бы это сделать при других обстоятельствах и без компании. Закутал в одеяло -- инициация отнимает много сил. И только после скрылся в соседней комнате и оделся. Когда вышел здесь уже были Бер Торвальд с Женой и Берта, которая совершенно невинно держала Арандиля за руку. Странно было их видеть такими...
   Иара присела на край постели и положила ладонь Ренни на лоб, ее губы беззвучно зашевелились.
   -- Моя жена -- целительница, она поможет, -- буркнул старший Торвальд. -- Сколько ей? -- указал он подбородком на Ренни.
   -- Двадцать один, -- ответил я.
   -- Так много! -- удивился медведь и переглянулся с сыном. -- Я думал она совсем еще ребенок.
   -- Это нехорошо, -- покачала головой Берта. -- Может, позвать ее сестру? -- спросила она без особого энтузиазма.
   -- Не стоит, эта... девушка лишь порадуется, что на одну претендентку на сердце нашего властителя станет меньше.
   Я вопросительно посмотрел на ильва. Нет, я понимал, что сестры не ладят, но неужели все настолько плохо?
   "Я поссорилась с сестрой и пришла сюда чтобы поспать" -- ответом прозвучал в голове мелодичный голос Ирении. Чего уж тут хорошего?
   Не выдержав, сел с другой стороны и взял ее за руку, переплел пальцы.
   -- Ну что? -- нетерпеливо спросил Бер Торвальд, когда его жена, открыла глаза.
   -- Я не могу ничего сделать, -- покачала она головой. -- У нее стл ный дар, но без подходящего источника,он не находит выхода. Девочка сгорает в собственной силе.
   -- Но так не бывает! -- воскликнул ильв.
   -- Где она родилась?
   -- В Миртене.
   -- Значит, нужен тот, что в храме Аэра? -- уточнил Бер. -- Анделар, ты можешь ее туда перенестись.
   -- Сдурел, медвежья твоя голова! -- выпучила глаза Иара. -- Никаких порталов, я запрещаю!
   -- Я не стану так рисковать, -- покачал я головой. -- Должен быть подходящий источник и здесь.
   Какая-то важная мысль. Крутилась в голове, я приложил к губам пальцы Ренни и закрыл глаза, вспоминая.
   Двенадцать мальчишек, таких же как и я всего несколько лет назад инициированных магов стояли на коленях на каменном полу. Раздетые до пояса, со склоненными в почтении головами. Мой сосед справа, бросил на меня украдкой взгляд, полный слез и ужаса. Я сделал вид, что не заметил. Мне и самому было страшно так, что зуб на зуб не попадал. Мы были не первыми, а выжить суждено лишь одному.
   Колени болели от твердого неровного камня, когда наконец Властитель заговорил. Мертвый Король, чье имя перешло ко мне по наследству произнес короткую речь о том, что ему пора, что он задержался на этом свете и что пора преемнику забрать это бремя, слишком тяжелое для одного. Что один из нас примет темное пламя, а остальные погибнут во имя безопасности других, напитав Черту собственной магией.
   Звучало пафосно, вот только умирать нам совсем не хотелось. К тому же мы были не первые, трижды уже Темный объявлял набор, раз в десять лет выбирая двенадцать лучших магов из новообращенных, и трижды не нашлось достойного -- погибали все. Я вдруг понял, шансов нет.
   Когда Властитель отпустил темный огонь, в сторону каждого из нас выстрелил луч багряного пламени: окутал с головы до ног, и я заорал от немилосердной ментальной боли. Меня приподняло над землей, выгнув в дугу, и я ощутил как плавятся кости, как перемалывается нутро, как выжигается моя магия.
   Не знаю как только мне удалось, наверное,из вредности, но по наитию, я принялся повторять на древнем языке, слова, что заставил выучить меня наставник. Каждый раз, когда я был наказан в детстве, я твердил эти слова стоя в углу. И потом уже сам, когда был недоволен собой.
   -- Покаяние. Прощение. Умиротворение. Спокойствие. Мудрость. Сила.  Власть. Справедливость. Жизнь. Вера. Надежда.
   На языке древних они звучали кратко и отрывисто. Я выталкивал их точно роженица дитя, с болью и облегчением. Тяжело дыша, прежде чем сказать новое. И при каждом на коже образовалась новая руна, в которой плескался темный огонь. Каждое даровало мне облегчение и надежду.. Я видел, как один за другим осыпаются пеплом такие же как и я мальчишки. Видел, как вспыхивают ярче глаза Мертвого Короля и заподозрил, что не так все просто, но я оказался ему не по зубам.
   Темный огонь выбрал меня, я выжил, в то время как его предыдущий хозяин рассыпался горсткой пепла, как и остальные.
   -- Я знаю, что надо делать! -- воскликнул, вырвавшись из плена воспоминаний.
  
   Глава 7.1
   Все присутствующие вопросительно уставились на меня, ожидая решения.
   -- Мы не сможем достаточно быстро доставить Ренни к источнику магии, но направить магию источника к ней принудительно способны. Это должно ей помочь пережить дорогу.
   -- Так. У нас есть целых три источника на выбор, какой? -- воодушевился ильв.
   -- Не три, а два, -- поправил его я. -- Темный огонь не подойдет, ей станет только хуже.
   -- Наш ближайший. Думаю, с него и стоит начать, -- внес предложение Бер Торвальд и повернулся к жене: -- Иара?
   Медведица, немного подумав, кивнула.
   -- Принудительная связь? Не по-нашему, но и не против природы. Вполне может сработать.
   Немного воодушевившись, она вновь склонилась над Ренни, лоб которой уже покрыли бисеринки пота, но повернулась за советом?
   -- Какая руна? -- и ответила сама себе. -- Полагаю, "здоровье" подойдет.
   Целительницы заговорила-запела, ее речетатив изобиловал рычащими нотами. Принялась водить над Ренни руками словно бы прислушиваясь. Затем откинула в сторону покрывало, обнажив ее по пояс и, тщательно выбирав место на теле, куда нанести знак. Погладила гладкое местечко под правой ключицей и, отрастив коготь, отрывисто процарапала символ -- руну здоровья. Выступившие бисеринки крови тут же засияли голубым и исчезли.
   -- Получилось! -- обрадовался было ильв, но скис, как только сияние погасло. -- Ан нет...
   -- Не выходит, -- расстроено обернулась Иара, качая головой. -- Я здесь бессильна.
   -- Арандиль? -- позвал, не глядя на друга, все равно не в силах был отвести глаз от лежащей на моей постели девушки.
   Внутри с каждым мигом зрело, набухало напряжение. Я физически ощущал, как та, что стала мне так дорога, угасает на глазах, сжигаемая собственной магией. Друг бросил на меня короткий взгляд и подошел ближе к постели, сменив целительницу. Пробормотал что-то благозвучное, но неразборчивое на ильвийском. Приложил ко лбу Ренни ладонь и повернулся ко мне, глянув на этот раз дольше и многозначительнее. Похоже, он видел намного больше, чем я. Я не был удивлен. Магия ильвов намного тоньше, магии темного пламени. Это как сравнивать меч и стилус летописца. Только в первом случае каллиграфия будет не та, а вторым, в принципе тоже можно убить, но это будет не так просто.
   -- Дел, я, конечно, попробую... Сделаю все, что смогу, -- словно бы решился он.
   Мелодичная вязь словесного заклинания подняла волоски на коже. Последовал изящный, но сложный пасс рукой, и прямо промеж дерзко торчащих в стороны грудок Ренни нарисовался завиток, следом еще один. Рисунок стремительно разрастался, оплетая ее грудную клетку красивой татуировкой в виде дерева с резной раскинувшейся кроной. Его ствол и корни расчертили плоский животик, линии тончайшего узора мерцали зеленью и золотом. От напряжения у Анделара покраснели кончики ушей, а сам он стал мертвенно бледным. Сил ильв явно не жалел. И правда, старался точно для кровной родственницы. Как будто спасал родную сестру или невесту.
   Когда он, закончив, пошатнулся, Берта тут же оказалась рядом, поддержав его за плечи раньше, чем успел кто-то еще, чем заработала взгляд благодарности.
   -- Все. Это сильнейшая из привязок дома Золотой Листвы. Почти такая же, как у меня, -- выдохнул он. -- Но магия Ирении, несмотря на сильную схожесть с нашей, почему-то отвергает связь. Любую. Словно ее что-то блокирует. Остался только ты, Дел. Может, попробуешь? Вдруг темный огонь справится?
   Сомнения рвали меня на части, точно твари хаоса.
   -- Нет. Я сделаю только хуже. Это из-за меня все и началось.
   Не знаю, кого я больше старался убедить, их или себя, но Иара согласно кивнула. Выходит, целительница считала также. Кто я такой, чтобы сомневаться. Я создан разрушать, а не созидать.
   -- Что ж, -- вздохнул я. -- Остался только один вариант -- обратиться к самому мудрому.
   К тому, в ком живет память поколений предков, к тому, кто вчетверо меня старше и многое повидал.
   -- ЛАВИРЕЛЬ! -- позвал я мысленно князя Хаоса.
   -- Анделар? -- удивленно откликнулся тот в моей голове, и боль привычно прострелила виски. -- Ты обеспокоен. Кто-то из наших нарушил договор и напал?
   -- Нет, у меня другое. Нужен твой совет. Срочно.
   -- Хвала Энтропии! -- выдохнул хаосит с облегчением. -- Рассказывай.
   Я сжато поведал суть происходящего.
   -- Мне нужно посмотреть самому, даешь разрешение и точку перехода?
   -- Без этого не обойтись?
   -- Как хочешь. Но тебе нужен совет, а я желаю удовлетворить любопытство, и взглянуть на твою избранницу, -- уговаривать он не стал, но кому как не мне знать, как, порой, хаосит принципиален.
   Взгляда на бледное осунувшееся лицо Ренни хватило, чтобы отбросить все колебания. Я притащу сюда даже самого штарна за хобот, если это поможет.
   Тоном, не допускающим возражений, объявил вслух:
   -- Сейчас сюда прибудет Лавирель Шаар Хар, верховный Князь Хаоса.
  
   Глава 7.2
  
   Точку перехода для него я указал подальше от Ренни -- в купальнях. Местный источник быстро нейтрализует магию хаоса. Я ждал, остальные молча смотрели на меня. Минуты текли точно патока. Одна, другая, третья...
   Дверь покоев резко распахнулась, заставив присутствующих синхронно повернуть головы и застыть в удивлении. Арандиль, судя по напряженному выражению лица, едва сдержался, чтобы не прыснуть, а Берта так и, вообще, открыла рот да так и забыла закрыть.
   Демонстративно хлюпая водой в щегольских сапогах, Лавирель преодолел гостиную и остановился в дверном проеме спальни, укоризненно глянув на меня. Вокруг его стоп тут же образовались лужицы.
   -- Извини, -- поморщился я. -- Нехорошо вышло.
   -- Скажи еще, что не специально самый холодный и глубокий бассейн выбрал? -- поморщился Вир и резким движением головы откинул назад насквозь промокшие потемневшие от воды волосы.
   Оправдания я посчитал лишними, потому просто промолчал. Сухо кивнув присутствующим, князь Хаоса прошел прямиком к постели, где лежала Ренни, все еще обнаженная по пояс между-прочим. Медленно и как-то плотоядно Лавирель осмотрел ее, и мое горло стиснула удушливая ревность.
   -- Вир? -- поторопил я.
   Хоть и старался держаться подальше от Ренни, чтобы не спровоцировать ухудшение ее состояния, но теперь, не выдержав, шагнул к кровати и набросил на нее покрывало. Мой поступок сделал улыбку хаосита шире, а я засомневался, что правильно поступил, вызвав его сюда.
   -- Так ты знаешь, в чем дело? Как ей помочь.
   Лавирель повернулся к остальным:
   -- Можете оставить нас одних?
   Бер Торвальд вопросительно посмотрел на меня. Оборотень не собирался подчиняться князю Хаоса. Я согласно опустил веки.
   -- Хороша, -- Лавирель с хищной улыбкой обратился ко мне, когда остались вдвоем, не считая Ренни. -- Свежа как лепесток лании, -- он с наслаждением втянул носом воздух и прикрыл глаза. -- Понимаю, почему тебе напрочь отшибло мозги.
   -- Не тяни время, Вир. Его у нее и так почти не осталось.
   -- Я знаю как ей помочь, -- наконец, ответил хаосит, но я почуял, что просто так он не скажет, потребует что-то взамен. -- Но прежде ответь, почему едва не на половине присутствующих браслеты невесты? С каких это пор ты следуешь традициям?
   -- Это так важно, чтобы обсуждать прямо сейчас? -- я уже злился по-настоящему.
   -- Да. Учитывая, что один из них на твоей избраннице.
   Меня обдало жаром изнутри и снаружи. Я идиот!
   -- Как я мог забыть! Браслет! -- воскликнул я, подскакивая к Ренни.
   Вот что на деле мешало установить связь с другими источниками. Невеста не должна подвергаться чужому влиянию, и он попросту блокирует любое магическое вмешательство подобного толка. Вот почему так употел Арандиль, ему с темным огнем не тягаться, как и прочим.
   -- Простительно. Ты ведь не каждый день их раздаешь, -- утешил меня Лавирель. Тебе лучше поторопиться, я подожду снаружи, -- он тактично вышел из покоев.
   Я смотрел на осунувшееся лицо, на печать страдания, что отразилось на нем, на холодные пересохшие губы. И не удержавшись запечатлел на них легкий поцелуй.
   -- Я сейчас родная.
   Откинул покрывало и принялся выбирать место для руны. Долго не стал раздумывать и попросту перевернул Ренни на бок. Мои когда-то проявились на спине и плечах, значит и этой здесь самое место. Погладил плавный изгиб талии и бедра, остановился на беззащитно торчащей лопатке. Здесь. Не отрывая взгляда, от выбранного участка открыл уже рот, чтобы произнести слово, но задумался.
   Покаяние. Прощение. Умиротворение. Спокойствие. Мудрость. Сила.  Власть. Справедливость. Жизнь. Вера. Надежда.
   Которую выбрать? И вдруг понял, что одной не хватает. Наверное, мой старый наставник посчитал ее лишней, но сейчас...
   -- Любовь! -- уверенно произнес я на языке древних и дотронулся до бархатной кожи двумя пальцами.
   Полыхнуло багрянцем. Вместо руны проявился нарисованный языками пламени цветок, изящный и хрупкий. В тот же миг темный огонь хлынул потоком, но не подчиняющим и сжигающим, а ласковым, наполненным жизнью. Соприкасаясь с бурлящей магией Ренни, он умиротворил и направил ее, точно опытный наставник. Повел за собой, устанавливая порядок, облегчая страдания и унимая боль. Она задышала ровнее, и в этот миг я понял, как напряжен был все это время.
   Опустившись подле кровати на колени, я уткнулся лбом, не понимая, что со мной происходит. И почти сразу ощутил робкое прикосновение к своим волосам, от которого по телу разбежались мурашки. Ренни осторожно, но настойчиво подняла мою голову и, заглядывая мне в лицо своими невозможными огромными глазищами, спросила:
   -- Что со мной было, Анделар? Я думала, что умру...
  
   Глава 8.1
   Я очнулась с мыслью, что сильно страдала, но сейчас уже все в порядке. Но так и не поняла это был сон или нет. Шевельнулась, поморщившись от мгновенной боли на правой лопатке, которая тут же сменилась теплом. Открыв глаза, поняла, что я не в своей комнате и не... в купальнях. Определенно. И тут все мгновенно вспомнила. И как поругалась с сестрой, и как решила спать в бассейне, и как встретила там Анделара. И даже все остальное, до момента, когда ослепляющая боль погасила сознание.
   Спешно оценив обстановку, поняла, что все еще голая, а мой Темный-претемный властелин все еще рядом. Стоит на коленях у моего "смертного одра", иначе не скажешь, голову понурил. Этот факт вдруг вверг меня в легкую панику. Что было? Что со мной приключилось? Потянулась дрожащими пальцами к нему, не обращая внимания на то, что покрывало съехало с груди. Заставила его взглянуть на меня. Мой голос дрожал, когда задавала вопрос.
   -- Ренни! -- выдохнул он, заключая меня в объятия. -- Моя, Ренни!
   Я оказалась у него на руках, точно ребенок замотанная в покрывало.
   -- У тебя началась инициация, -- заговорил он позже, когда мы оба немного пришли в себя. -- Я сначала решил, что сделал тебе больно.
   -- Мы... -- я густо покраснела, пряча лицо у него на груди.
   -- Нет. Тебе стало плохо чуть раньше.
   -- Прости... -- смутилась я еще сильней.
   -- За что ты извиняешься?
   Он заставил посмотреть ему в глаза. И серьезно и даже строго произнес:
   -- Запомни: ты ни в чем не виновата!
   Смягчая строгость этих слов, коснулся губами моих, и это был самый целомудренный поцелуй из всех, что у нас были. И в то же время один из самых значимых и нежных.
   -- Я спровоцировал ее своими ласками, и надел на тебя браслет невесты. Из-за моей неосмотрительности ты едва не погибла.
   -- Но как? Все что я знаю об инициации, так это то, что если не организовать ее вовремя, как это случилось со мной, то ее может вызвать какое-то потрясение. Неужели... Неужели ты стал таким потрясением для меня?
   Я нервно рассмеялась.
   -- Всегда считала, что для этого нужны какие-то особые обстоятельства... Нападение... Опасность... Боль или шок... Но всего этого было недостаточно, меня шокировали ласки?! Такое возможно? -- я снова смутилась, но на этот раз все же осмелилась взглянуть на него и улыбнуться.
   Анделар не улыбался, он выглядел так словно хотел кого-то убить.
   -- Боль или шок? -- переспросил надтреснуто, словно едва сдерживая ярость. -- Ирения, тебя били?! Кто посмел?
   Улыбка стерлась с моего лица. Хотелось по-детски начать жаловаться, рассказать все, но я взяла себя в руки. В конце-концов ему нельязя возвращаться в Миртен, чтобы наказывать моих обидчиков и так далее. К тому же я способна понять, что уходил он по-плохому.
   -- Что сейчас в Миртене? -- спросила я спокойно, изо всех сил контролируя голос.
   -- В некотором роде там смена власти. Атре Тан теперь будет править, королева Танелия с ним, но больше формально. Ее власть теперь вряд ли распространится дальше кухни и служанок. Это она, да? -- без труда вычислил он.
   -- Почему Атре Тан? -- ответила вопросом на вопрос я.
   -- Он выразил сочувствие к тебе, к тому же оказался достаточно мудр и лоялен. Теперь Миртен часть Темных Земель, хоть и формально. Он дал мне клятву верности. Не надо было жалеть Танелию, но я не привык убивать женщин.
   -- О! Если ты лишил ее власти, то это самое строгое наказание, какое только она могла понести, -- усмехнулась я, осознав, как тетушка бесится.
   Заодно и выдохнула с облегчением. Все же я не жаждала, чтобы ради меня кого-то убили. Или навязанное чувство вины за деяние моей матери все еще сидело глубоко во мне, или я просто была счастлива?
   Теснее прижавшись к любимому, вдохнула его запах. Мне так хотелось чувствовать его, и покрывало мешало. К тому же я ощутила, как желание вновь охватывает тело, и как хочется продолжить. Примерно с того же места, где мы прервались...
   -- Ренни, погоди, милая, -- Анделар придержал мои руки, пытавшиеся пробраться к нему под рубашку.
   Одного этого прикосновения хватило, чтобы я вздрогнула, и томная сладость прокатилась по телу. Я вопросительно взглянула на него.
   -- Я должен тебе кое-что объяснить. Инициация пока не завершена. Для этого необходимо оказаться рядом с магическим источником, сейчас я лишь установил связь с темным огнем -- источником, что находится в моем дворце в Дэме. Но это лишь поддержка, которая не дает твоей силе тебя убить. Если я... Боюсь, нам не стоит провоцировать новый приступ.
   -- Хорошо, -- кивнула я, испытав сильнейшее разочарование. Уточнила: -- Нам нельзя прикасаться друг к другу?
   -- Только немножко, -- улыбнулся он.
   -- Целоваться? -- спросила с надеждой.
   -- Чуть-чуть. Думаю, большого вреда не будет, если не увлекаться.
   -- А мне так хочется увлечься! И поцелуями и всем остальным, -- я засопела. -- Я только-только узнала, как это приятно...
   -- Ренни, я слишком сильно испугался за тебя, чтобы снова подвергать такой опасности. Если бы привязка была к Купальням или к Золотому Древу в ильвийском королевстве. Но Темный Огонь... Я вовсе не хотел этого делать, слишком опасно и совсем не сочетается с твоей собственной магией, только ничто другое не помогло. Это из-за браслета.
   Упоминание браслета невесты, напомнило мне и кое-что еще.
   -- Расскажешь, для чего они нужны? Почему ты его не снял?
   Глава 8.2
   -- Если бы я его снял, то ты никогда бы больше не смогла стать моей женой. Темный Огонь тебя бы не принял, -- он точно смутился.
   -- Вот как? То есть, если ты снимешь браслет с Анаретт, то она тоже уже не сможет стать твоей женой? -- мое сердце глухо забилось в груди.
   Он согласно кивнул, но тут же добавил, упреждая все, что я могла сказать:
   -- Раз уж я последовал этой традиции обязан идти до конца.
   И тут я озвучила то, что подспудно мучило меня все это время:
   -- Но что, если Темный Огонь выберет не меня, а другую? Тогда ты женишься на ней? Что тогда будет со мной, Анделар?
   Он выглядел так, словно и сам уже думал об этом. Потому ответил сразу, не отводя взгляд:
   -- Я не оставлю тебя, Ренни. Никогда. Что бы не случилось, мы будем вместе.
   Я застыла, внезапно подумав о своей матери. Хотела ли она быть с отцом. По своей ли воле меня зачала? Кто я? Плод преступной любви или результат принуждения? Кто посмел бы воспротивиться королю Миртена? Никогда раньше я не допускала подобных мыслей, считая, что отец был вынужден жениться на Танелии, а вот ее младшую сестру Анрелию любил по-настоящему. Я сделала такие выводы лишь потому, что он любил меня. Я никогда не говорила с ним об этом, принимая как должное. Но как все было на самом деле?
   Представить, что Анделар женится на другой, а я останусь при нем лишь любовницей, совсем расстроилась, и от вставших в горле слез перехватило дыхание и зажгло глаза. Кажется, он что-то заметил и хотел спросить, но тут в дверь постучали, а затем она и вовсе распахнулась.
   Появившийся на пороге тип не стал утруждать себя, ожиданием разрешения. Он пересек гостиную и вошел прямо в спальню. Ощутив, как Анделар инстинктивно крепче прижал меня к себе, насторожилась и принялась украдкой разглядывать незнакомца.
   -- Я побоялся, что ты не сдержишься, -- усмехнулся он, не отводя от меня холодного испытующего взгляда.
   У него оказался довольно приятный голос, но вид светлых, с черной вертикальной полоской зрачков из-под белесых бровей и ресниц, напугал меня еще больше. Вошедший отдаленно напоминал Арандиля -- такой же гибкий и сухощавый, но обладал светло-русой копной волос длиной до плеч, а выражение его лица было жестким и хищным. От всей его фигуры так и веяло опасностью, потянуло убраться куда-подальше. Срочно!
   -- Представишь нас? -- вкрадчиво спросил пришелец, не сводя с меня цепкого, пронзающего насквозь взгляда, от которого даже ноги замерзли.
   -- Это Лавирель Шаар Хар, верховный князь Хаоса, -- нехотя назвал его Анделар и представил меня: -- Ирения, принцесса Миртенская. Моя невеста.
  
   -- Одна из, так понимаю? -- не преминул отметить тот все с той же вкрадчивой улыбкой.
   Я впервые видела живого хаосита. Тот, для кого за Чертой -- родной дом. И сейчас он склонился в придворном полупоклоне, протягивая мне руку. Я бросила перепуганный взгляд на Анделара, но тот смотрел не на меня, и в его взгляде предупреждение.
   -- Ну же, -- поторопил тот. -- Это просто знак вежливости. Ничего более.
   Я опасливо подала руку для поцелуя.
   -- Лавирель! -- послышался предупреждающий оклик прямо над ухом, но он слился с мгновенной вспышкой.
   Я словно бы снова оказалась в купальнях, сидя верхом на Анделаре. События пронеслись стремительно вплоть до вспышки боли, но каждый момент я точно прожила заново, а потому, снова очнувшись в реальности, тяжело задышала. Хаосит уже выпустил мои пальцы, я даже не поняла, успел ли он коснуться их губами?
   -- Простите, -- поморщился он. -- Иногда я совершенно не контролирую это, но в нашем мире у всех есть естественная магическая защита. Я не ожидал... Еще раз прошу меня простить. Я давно не имел дела с простыми людьми и... неинициированными магами.
   Несмотря на покаянный вид и интонации, было заметно что на деле он не сожалеет ни капли, и, наоборот доволен. А его взгляд, брошенный в мою сторону, однозначно говорил, он тоже видел мои воспоминания. Я покраснела еще сильней и отвернулась, спрятавшись на груди Темного. И пусть не вежливо, но приветствия мне хватило с головой.
   Прижимая к себе края покрывала, осторожно высвободилась и, не глядя ни на кого, проскользнула в ванную -- здесь была и такая. Как оказалось, далеко не все пользовались купальнями. Скрывшись за искусно вышитой занавеской, которая заменяла в местной ванной дверь, я замерла, прислушиваясь и подглядывая в малюсенькую щелку.
   -- Тебе пора, Лавирель, -- донеслось из спальни. -- Спасибо за подсказку.
   Анделар говорил спокойно, но было похоже, что он настаивает.
   -- Да, -- покладисто ответил хаосит. -- Я и так задержался чрезмерно. Воздух по эту сторону Черты, да еще так далеко от нее, необычайно пьянит! Как и юные девственницы. Мне пора, пока не сорвался с катушек. Но прежде я все же надеюсь получить вознаграждение за свою помощь.
   -- Что ты успел увидеть?
   -- Небольшой, но очччень пикантный момент из вашей жизни, -- он бросил взгляд в сторону ванной, и я поспешила отпрянуть от щелки.
   -- Не так уж ты и помог, если честно. Проси соразмерно, -- в голосе Анделара звучала непреклонность. -- Хотя после того, что ты устроил, я бы хотел считать, что мы уже в расчете.
   -- Хорошо. Но мне нужна малость, в которой ты не можешь мне отказать. Таковы условия.
   -- Ну что еще?
   -- Всего лишь браслет невесты для моей сестры, Дел, -- как ни в чем не бывало ответил тот. -- Мард имеет на него полное право, после вашей совместной бурной юности.
   Что еще за Мард? Что за "совместная юность"?! Меня едва не затошнило от таких подробностей. Умом я понимала, что в жизни Анделара и до меня были женщины, но услышать подобное оказалось неприятно.
   -- О, нет! Только не Мард! -- враз растеряв все хладнокровие воскликнул Анделар, вскакивая на ноги. -- Ты же осознаешь, что браслеты -- это не больше, чем формальность? Я уже выбрал.
   -- То ты, а что скажет Темный Огонь? -- мягко спросил Лавирель.
   Рансовье хотел было что-то ответить, но устало опустился на кровать, уставившись между коленей в пол. Пробормотал, не поднимая головы:
   -- Ты ведь знаешь, что без ритуала в моей ситуации никак!
   Хаосит кивнул.
   -- Знаю и глубоко сочувствую. Но и ты знаешь, какие проблемы устроит мне сестра, если узнает, что я его даже не попросил.
   И тут у меня глаза полезли на лоб, потому что Анделар создал еще один и не глядя, протянул князю, сопроводив словами:
   -- Это бессмысленно...
  
  
   Глава 9.1
   На следующее утро я уже чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы двинуться в путь. Как оказалось, мне пока нельзя пользоваться порталами. Анаретт ворчала, обвиняя меня в том, что из-за меня теперь всем придется трястись в седлах. Уверена это все, потому что большую часть пути ей предстояло ехать вместе с ирканом, а вот меня взял к себе Анделар, и от перспективы предстоящего путешествия, я приходила в восторг. Общественности Темный объяснил такое повышенное внимание к одной из невест необходимостью наблюдать за Темным Огнем и его влиянием на мою магию.
   Я счастливо улыбалась всему миру, чувствуя спиной любимого, его руку на своей талии. Щекочущее кожу дыхание. И то, как он украдкой целует меня в макушку. Нюхает волосы, и тяжело вздыхает. Омрачали это благостное состояние лишь мысли о предстоящем испытании. Что если я его не пройду? Что если Темный Огонь выберет другую? О хаоситке я так и не решилась задать вопрос, и Анделар тоже молчал. Немного поразмыслив, осознала, что еще никогда мне не было настолько хорошо и спокойно. Разрушить все это собственными руками, то есть вопросами, у меня попросту не хватало духу. Может позже, или потом, когда доберемся до Дэма?..
   Вечер настиг нас у озера с простым и понятным названием -- Зеркало. Дорога огибала его по берегу и петляла по склону вниз к вставшему стеной лесу, который назывался Темным. Казалось бы, Темный Лес в Темных Землях -- вполне обычное явление, но отчего-то дефендоры хмурились, упоминая эту часть пути, а Анделар мрачнел и встревоженно поглядывал на меня. И хотя можно было ехать еще лишний час, Рансовье объявил ночевку, согласившись с прочими, что лучше продолжить путь с утра. Мы с Арандилем и несколькими дефендерами заканчивали ужин у костра, когда раздался визгливый голос:
   -- Где мой шатер! Вы, вообще, собираетесь разбивать шатры?
   Уперев руки в бока и гневно сверкая очами, Анаретт с негодованием переводила взгляд с одного дефендера на другого. Те как раз готовились к ночлегу, расстилая одеяла, на выбранных местах. Воины как-то беспомощно переглянулись и принялись рыскать глазами, в поисках поддержки. Связываться со склочной принцессой никто не желал.
   Я повернулась к сидевшему рядом Арандилю, тот закатил глаза и улыбнулся.
   -- Началось... -- пробормотал он и с хрустом впился крепкими зубами в морковку.
   Я передернулась. Кажется, с этим овощем у меня еще долго не будет дружбы.
   -- Не любишь свежую морковь? -- удивленно приподнял брови ильв.
   -- Не-а! -- яростно мотнула головой я.
   -- Хм... -- Арандиль с недоумением уставился на оранжевый огрызок.
   Тем временем скандал набирал обороты. Растерянные дефендоры даже пожертвовали свои одеяла, сунув с пяток в руки рассерженной Анаретт. Та недоуменно на них уставилась, засопела и, бросив в лицо ближайшему, завопила:
   -- И это, по-вашему, достойная замена?! Я погибну от холода! Анделар! Где ты, Анделар!
   -- Мне кажется, или твоей сестричке не хватает крепкой мужской руки? -- осторожно поинтересовался Арандиль.
   Его вопрос не требовал ответа, но я все же не удержалась, сделав глоток ароматного травяного чая, добавила:
   -- Ага, по заднице. И посильней.
   Ильв удивленно покосился на меня и снова расплылся в улыбке:
   -- А вот и она. Самая крепкая, которая только нашлась поблизости, -- вполголоса пробормотал он.
   Я с любопытством обернулась. Сзади к ничего не подозревающей Анаретт неумолимо приближался иркан. На лицах несчастных дефендеров, которым с такими чудовищами, как моя сестра, видимо, не доводилось иметь дело, отразилось неприкрытое облегчение. Бьорн одной ручищей сгреб взвизгнувшую принцессу, второй вырвал сразу несколько одеял из рук дефендера, и направился к нам, даже не замечая усилий Анаретт, пытавшейся выбраться.
   -- Ого... -- протянула я.
   -- Угу, -- в тон мне согласился Арандиль, расплываясь в предвкушающей улыбке.
   -- Я... Да, ты!.. Да, он!.. Отстань!.. -- невнятно задыхалась сестрица, пока иркан тщательно заматывал ее в одеяло.
   -- Ненавижу! -- выдохнула она. -- Будь ты прок...
   Договорить она не успела, Бьорн, не глядя на нас, ловко изъял у Арандиля морковку и сунул ее в рот пылающей праведным гневом Анаретт. Со звуком "ыээ" осклабился в довольной улыбке, явно удовлетворенный проделанной работой.
   Секунду я пялилась на замотанную по самые глаза сестру, которая теперь походила на спелёнатого ребенка с морковкой вместо пустышки, а затем зарыдала от душащего смеха. Всхлипы, спазмы в животе, слезы из глаз... Так я не смеялась еще ни разу в жизни. Рядом, упав с бревна на спину, хохотал Арандиль. Прятали улыбки, занимающиеся своими делами дефендоры.
   Анаретт что-то промычала.
   -- Что? -- переспросила я, продолжая давиться от смеха. Помотала головой: -- Не понимаю.
   Кое-как доползла до нее, держась за живот и вынула морковь.
   -- Я убью тебя, дрянь! -- прошипела она, стоило языку освободиться.
   -- Ничего нового... -- покачала головой я и сунула злосчастный овощ обратно, она даже не успела сообразить закрыть рот.
   Но смеяться сразу перехотелось. Это было жестоко по отношению к сестре, но все же решила, что это послужит ей уроком.
   -- Я прогуляюсь, -- тронула я ильва за плечо. -- Что-то здесь стало душно.
   -- Пойти с тобой? Или ты... -- он многозначительно приподнял брови, намекая на туалет.
   -- Сама справлюсь. Тут опасно?
   -- Нет. Территория под контролем оборотней, и Анделар все проверил. Но ты можешь споткнуться и сломать ногу, -- в зеленых глазах играли смешинки.
   Я кивнула и направилась к берегу озера.
   -- Осторожнее, Ренни. Я серьезно, здесь быстро темнеет. Не уходи далеко, -- встревожился ильв.
   На ходу заверила его, что скоро вернусь и пообещала тщательно смотреть под ноги. С тех пор как Анделар выразил желание поплавать, а Берта, которой вернули способность оборачиваться медведицей, ушла в лес, меня так и тянуло следом. За Анделаром, кончено. Не за Бертой. Немного размяться после длительной поездки, да и, вообще, прогуляться одной оказалось приятно. У меня такого, считай, и не было.
   Воздух к вечеру стал свежее, и я порадовалась, что поверх любезно подаренной Иарой туники, на мне еще и удобная курточка. В лесу, подступавшему к самому берегу было тихо, лишь изредка доносился короткий вскрик потревоженной птицы. Покойно -- ни ветерка. Над водой расстилался вечерний туман, а солнце почти село за горы, и, лишь оранжевая полоска над темными вершинами предупреждала, что совсем скоро на Темные Земли опуститься ночь.
   Я подошла ближе -- к самому краю, желая спуститься к воде, но с этой стороны берег был обрывистым, почти отвесным, совсем далеко до темной поверхности. Зато дальше он постепенно спускался, а лес отодвигался, уступая место зарослям каких-то кустов, совершенно мне незнакомых, но с виду весьма удобных для того, в чем меня заподозрил Арандиль. Собственно, я так и поступила, чтобы не ходить дважды. Когда, справив малую нужду, снова вышла к берегу, солнце окончательно скрылось за вершинами гор, но вопреки опасениям, я прекрасно все видела. Наверное, это звезды, подумала, глядя на чистое, точно драгоценными фаулзами усыпанное темно-синее небо. Вдохнула поглубже сырую свежесть и вдруг увидела его.
   Анделар выходил из озера как раз в том месте, которое я приметила ранее. Это было довольно далеко, и я не планировала туда спускаться, но теперь твердо решила, что пойду ему навстречу. Будет время немного побыть наедине. Мы вроде бы и провели вместе целый день, в седле, но стоило ему ненадолго уйти, и я сразу соскучилась. Почувствовала жгучую потребность в нем. Необходимость видеть.
   Прибавила шаг, насколько могла, старательно глядя под ноги, как и обещала Арандилю. И когда в следующий раз кинула взгляд, чтобы полюбоваться на обнаженный торс Анделара -- бриджи он не стал снимать, увидела, как по озеру за ним плывет медведь. Рансовье, словно бы не замечая хищника, принялся копошиться в оставленной на берегу одежде. Я подошла ближе к обрыву и остановилась.
   -- Эй! -- крикнула, сложив у рта руки. -- Сзади! Эй! Анделар!
   Кажется, меня не было слышно и, чтобы привлечь к себе внимание, я замахала рукой.
   Хищник тем временем подошел уже совсем близко, едва ли не вплотную, и мое сердце замерло. Сейчас нападет! Как Темный-претемный Властелин может быть настолько беспечным?!
  
   -- Андела... -- я было закричала-замахала снова, но осеклась, прекратив прыжки.
   В этот миг медведь внезапно превратился в совершенно обнаженную девушку. В Берту! И вот тут-то Рансовье обернулся. Взял ее за плечи и, что-то сказав, наконец, посмотрел в мою сторону.
   -- Ренни? -- прочла я вопрос по губам.
   Он что-то крикнул, резко махнул рукой, словно прогоняя меня. Картинка перед глазами вдруг смазалась, а в груди стало больно-больно. Темный, отодвинув с дороги озирающуюся Берту, зачем-то снова побежал к озеру, и в этот миг я потеряла опору под ногами и полетела вниз. По-настоящему! Вместе с осыпавшимся пластом земли. Осознав, что лечу испустила истошный визг, и с головой ушла под воду.
  
   Глава 9.2
  
   Тело обожгло холодом, грудную клетку сдавило -- из-за крика я даже не успела вдохнуть. Беспорядочно затрепыхавшись, открыла глаза, и в них тут же попала соль. Но и толку особого не вышло -- совершенно темно и непонятно, где верх, а где низ. Я окончательно запаниковала. Кто бы мог подумать, что вода... Вода! Мой главный в жизни союзник -- меня и убьет?
   Мгновения, что я пребывала в этом ужасном состоянии, показались вечностью, а потом меня обхватили за талию и потащили на поверхность. Я жадно втянула воздух, но вместо этого хлебнула соленой воды и закашлялась.
   -- Тише, тише. Я здесь. Я с тобой. Все хорошо, -- успокаивал меня Анделар, мощными гребками приближаясь к берегу.
   Я дрожала от холода, время от времени фыркая и судорожно цепляясь за него, когда на лицо попадала вода. Впервые я не относила ее к своим союзникам. На берегу нас встретила Берта, к счастью, уже одетая. Она подхватила меня под другую руку, помогая выбраться.
   -- Не умеешь плавать? -- она недоуменно посмотрела на меня? -- Совсем?
   -- Совсем! -- огрызнулась я, и вырвала руку.
   Оказалось, что ноги не держат, и я свалилась на четвереньки, дрожа точно лист на ветру от холода. Анделар тут же оказался рядом и, стащив с меня куртку, обнял. Я мгновенно ощутила тепло, разливающееся по телу. А от бриджей и туники повалил парок.
   -- Сапоги тоже лучше бы снять, -- сказал он.
   К моему удивлению Берта тут же подскочила и принялась их с меня стаскивать.
   -- Ты же вроде из Миртена? -- подняла она глаза. -- Насколько я помню, Лалла расположена прямо на берегу моря.
   Я зло на нее посмотрела, но ничего не ответила. Объяснять, что морем я любовалась только с крыши замка, да из окна покоев, и нигде глубже, чем в каменной чаше ванной, не купалась до сего дня, совершенно не было желания. Я прижалась к груди Анделара, совершенно сухая и согретая, а медведица уже протянула мне куртку.
   -- Нам пора.
   -- Идем.
   Рансовье встал, выпуская меня из объятий, помог надеть высушенную магией куртку и принялся одеваться сам, словно ни в чем не бывало.
   -- Зачем ты так близко подошла к берегу, неженка? -- вдруг спросила Берта. -- Это же опасно!
   -- Мне показалась, что опасность грозит вовсе не мне. Решила предупредить.
   Рансовье как раз поправлял перевязь с мечом и удивленно поднял голову:
   -- Мне?
   Он приблизился и тут же сообразил:
   -- Ты, наверное, увидела Берту в образе медведицы и не узнала?
   Та снисходительно усмехнулась.
   -- Для меня все медведи на одно лицо. Я не настолько с ними знакома, -- разозлилась я. Из-за этого и вылетел вопрос, который и задавать-то было неловко: -- А ты сама-то что здесь делала? Вроде как уходила в другую сторону.
   -- Ревнуешь? -- она состроила кислое лицо и подняла вверх руку, демонстрируя браслет невесты. -- Имею точно такое же право.
   -- Не имеешь, -- жестко отрезал Анделар, привлекая меня к себе. -- Ты прекрасно знаешь это формальность. Дань традиции и все такое. Властители Темных Земель никогда не женятся на оборотнях. Вообще не женятся. И перестань подтрунивать над Иренией, ей сейчас не до твоих шуток. Маг, не завершивший инициацию, нестабилен. Любые сильные эмоции могут привести к плачевным последствиям, а я не прощу того, кто причинит вред моей избраннице.
   Берта сразу как-то поникла, склонила голову и виновато извинилась:
   -- Простите, мой господин. Я не подумала. И ты, Ренни, прости меня. Я ничего плохого тебе не желаю. Мир? -- она протянула мне руку.
   Я с недоверием на нее посмотрела, жест не был мне знаком, и я не понимала, как реагировать. Медведица расценила это по-своему.
   -- Я не хотела ничего такого. Просто искупалась и подошла поблагодарить, за то, что властитель потратил время и магию, чтобы изменить мой браслет так, чтобы я могла становиться медведем. Это моя вторая суть, и лишенная ее я сильно страдаю. Все равно если бы меня разрубили пополам.
   Аргумент получился весомым, но я все же заметила:
   -- В Миртене не принято благодарить мужчину голой.
   -- У нас -- оборотней нет ничего зазорного в демонстрации собственного тела. Мы привыкли к подобному зрелищу с детства и не видим в этом никаких неудобств. Но если тебе это доставляет неудобства, то я постараюсь больше так не делать.
   Она снова протянула руку.
   -- Пожми ее, если прощаешь, -- тихонько подсказал Анделар, и я так и сделала.
   Несмотря ни на что, я чувствовала, что Берта искренна, и не прочь была установить с ней добрые отношения.
   -- Оставь нас, -- попросил Анделар, и медведица прибавила шагу.
   Некоторое время мы шли молча. Дорога шла наверх, и мы не торопились. Вдруг небо расчертила яркая вспышка.
   -- Звезда упала... Необычно для этого времени года, -- отметил Темный, и прижал меня к себе. -- Загадала желание? Я загадал.
   Он вдруг остановился, разворачивая меня к себе и нашел мой взгляд. Сердце зашлось от какого-то томления, когда он заключил мое лицо в ладони:
   -- Со мной такого никогда не было, Ренни. Я ехал в Миртен с мыслью об обузе, но нашел там то... -- он на миг запнулся. -- Тебя нашел. Теперь, мне кажется, еще до того, как ты протянула мне ковш я уже все решил, даже если бы ты оказалась простой служанкой или всего лишь дальней родственницей, я все равно предпочел бы тебя. Не знаю почему, так говорит мое сердце.
   Он наклонился и поцеловал меня нежно-нежно. Голова закружилась, ноги, как всегда, предали, и я буквально повисла на нем, отвечая с той же горькой нежностью, что захотелось плакать. С трудом оторвавшись друг от друга, мы пошли в лагерь, и я втайне жалела, что теперь нельзя допускать более смелых ласк. Показав мне однажды как это, Анделар пробудил во мне жажду.
   Лагерь уже спал, все знали, что выезжать придется на рассвете, лишь ильв и иркан сидели возле костра. Когда мы подошли, оказалось, что и Анаретт там же. Спит у огня, по-прежнему спелёнатая точно гусеница в коконе.
   -- Что за?!. -- возмутился было Анделар, но иркан неожиданно шикнул, приставив палец к мясистым губам.
   При этом у него было такое умильное выражение на страшноватом лице. Заботливый папаша ни дать ни взять!
   -- Берта сказала, что ты упала в озеро? -- шепотом спросил Арандиль? -- Ты все же не смотрела под ноги?
   -- Вроде того, -- я горько усмехнулась.
   -- Арандиль, головой за нее отвечаешь, -- строго сказал Анделар. -- Браслет невесты бы ее телепортировал в случае опасности, но я убрал эту функцию. -- Сам понимаешь, тогда ее было бы проще простого убить. Достаточно только напугать как следует.
   -- Понял, -- в кои-то веки серьезно кивнул ильв.
   Я вдруг ощутила, насколько все же устала. Веки мгновенно потяжелели, а по телу разлилась слабость. Укладываясь на лежанку, устроенную для меня неподалеку от костра, я бросила взгляд на сестру и увидела блеск огня, отраженный в спрятанных под густыми ресницами зрачках. Анаретт не спала и все слышала.
  
  
   Конец ознакомительного фрагмента
  
   Читать вторую часть:
   https://litnet.com/ru/book/moi-temnyi-pretemnyi-vlastelin-2-b113544
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Эванс "Мать наследника"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваВ цепи его желаний. Алиса СубботняяИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаHigh voltage. Виолетта РоманЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир Ясмина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна Шнайдер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"