Черникова Любовь: другие произведения.

Огонь в твоих глазах. Выбор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.54*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:




    Возможна ли любовь с первого взгляда? Собираясь на бал-маскарад, Кира думала о чем угодно, только не о том, что предстанет перед Князем невестой рука об руку с Паситой тин Хорвейгом. Близка ли дорога к счастью? Пешком до Излома и то поближе будет, но ведь то, что досталось с трудом, и ценится дороже. Может ли предательство обернуться во благо? Все зависит от того, кто кого предал. Выбрав путь, Защитница пойдет по нему до конца и обретет то, что давно искала.


    Заключительная третья книга цикла

    Приобрести на Lit-erа


    Автор обложки Елена Счастная

    интернет статистика


   Пролог
   Промозглый ветер бросал в лицо не то горсти мелкой мороси, не то снежинок, задувал под овчинный полушубок. Сырость пробиралась даже под тёплую стёганую поддёвку, а на душе было так же мрачно и отвратно, как и в серо-чёрной пустоши, простиравшейся по левую руку до самого Излома.
   - Микола, кажись, дым! - дозорный, с изборождённым морщинами, покрасневшим лицом, нахмурив седые брови, из-под ладони глядел вдаль.
   - Поражаюсь твоим глазам, Малюта! - наморщившись, что есть мочи его напарник, вглядывался в точку, куда указывая, потянулась рука в заскорузлой перчатке. - В серой степи, на фоне серого же неба увидеть серый дым!
   - Микола, ты вроде как и помоложе будешь, и даже вроде как грамотей, а точно крот.
   - Сам ты крот! Тоже мне сокол востроглазый выискался! - беззлобно огрызнулся второй ратник, на вид зим на десять моложе, худощавый и жилистый, с короткой кудлатой бородкой.
   Он подошёл к краю огороженной площадки на самом верху сторожевой башни, откуда было видно на многие версты вокруг. Тоненькая струйка дыма на горизонте теперь отчётливо выделялась - ни с чем не перепутать. Поодаль вдруг возникла ещё одна, а потом ещё три.
   - Сартоги, сартог их дери! - выругался Малюта и сплюнул вниз.
   Напарник странно на него глянул, словно осуждая за косноязычность, но вслух ничего не сказал, только спросил:
   - Трубить тревогу?
   - Погоди, ты! Им до нас дня два пути, а то и больше.
   - Нашим, чтобы собраться да подоспеть тоже день понадобится, возразил Микола. А голубя к воеводе и сейчас не грех высылать. Пойду-ка, тогда к сотнику, пусть решает.
   - Погодь! - остановил уже спустившегося на три ступени напарника Малюта. - Ты глянь-кась. Да не-ет! Не туда - левее смотри. Аккурат у корявой осины. У самых корней.
   - Храни Киалана! Неужто мертвяк! - округлил глаза дозорный помоложе, с недоверием всматриваясь в восставшую поодаль фигуру.
   Серо-зелёная рожа, старый кожух болтается на высохшем костяке как на пугале, космы клоками торчат...
   - Какой ещё мертвяк, Микола?! Сартог, растопырь его сартог! Обычный. Живой, гад, и невредимый.
   Дозорный, укоризненно покосившись на напарника, лишь покачал головой, срывая с плеча лук, бросился к другой стороне смотровой площадки, откуда бить было сподручней. Малюта досадливо дёрнул культей, то ощутила в пальцах стрелу давно утраченная кисть. Микола, высунулся над ограждением, натягивая к уху тетиву. В этот момент лазутчик их заметил. Петляя, что есть мочи дал дёру в сторону близкого леса. Вдогонку со свистом ушли три стрелы одна за другой. Может, и не был Микола таким зорким, как старший товарищ, да стрелял метко. Две из трёх настигли сартога. Тот, хромая и зажимая на плече рану, продолжил бежать.
   Звук рога раздался одновременно с лаем сторожевых псов, натасканные на чужаков, они повизгивали и ярились.
   - Разорвут, - опустил лук Микола.
   Дальше разведчиком было кому заняться.
   - Пущай, рвут, - Малюта не спешил расслабляться, с тревогой вглядываясь в горизонт. - Где один сартог - там и двое, а где два сартога - там и орда, дери их сартог...
   - Типун тебе на язык! - Микола покосился в сторону многочисленных дымков на горизонте. - Обязательно трепаться на ночь глядя? - отчего-то дозорному стало особенно неуютно, и взгляд против воли скользнул влево. Туда, где над Изломом словно крадучись поднимался туман.
  
   Глава 1
   Прода 14.11
   - Семьдесят четыре громовика?! - Великий Князь Богомил удивлённо глянул на советника, который самодовольно улыбался и совершенно не спешил пояснить сказанные слова. - Затолан, мне недосуг играть в твои игры, - на лице самодержца мелькнуло раздражение.
   Затолан тин Хорвейг украдкой вздохнул, и заплывшие жирком глаза на миг превратились в щёлки, когда он окинул взглядом уткнувшегося в бумаги Князя.
   Богомила легко можно было бы спутать с Защитником, если бы не полное отсутствие дара. Стать, разворот плеч, величественный облик, ни ростом, ни силой боги не обделили: "Ни умом..." - что весьма осложняло советнику жизнь, изрядно мешая, как только интересы государства расходились с интересами рода тин Хорвейгов.
   Надежды Затолана негласно прибрать к рукам власть не оправдались, когда молодой Князь взошёл на престол. Вертеть как угодно им не получилось, поэтому приходилось действовать хитростью и быть весьма осторожным. Это продолжалось уже двадцать три зимы, и советнику стало казаться, что он топчется на месте. Возраст ещё не брал своё, к счастью, век Защитника долог: "Особенно если не подвергать себя излишнему риску", - но у Князя подрастали сыновья: "Под стать отцу, даром что ещё мальчишки". Одна радость, первая княгиня оказалась бесплодной, но Богомил её слишком любил и даже не помышлял обзавестись другой женой. К несчастью, Алексия обладала слабым здоровьем и умерла, а нынешняя княгиня Любомира была молода, крепка и таскала детей точно кошка: "Четверых родила и опять на сносях! Ничто её не берёт!" - в очередной раз внутренне возмутился советник.
   Богомил поднял голову, настала пора отвечать.
   - Государь, это значит, Киррана тин Даррен на орденских испытаниях, призванных проверить наших подопечных на прочность, смогла победить ровно такое количество курсантов.
   - Ты хочешь сказать, будущие Защитники слабаки? - хитринка, мелькнувшая в светло-голубых глазах Князя, опровергла утверждение. Затолан понял - Князь так не думает, но желает сначала услышать его версию.
   - Дело не в этом. У внучки Махаррона небывалый потенциал, сравнимый, пожалуй, с древними Защитницами. Хотя здесь трудно что-то предполагать, сам знаешь. Кроме того, её сила отличается от прочих Защитников.
   - Она сможет запечатать Излом, если потребуется? - неожиданный вопрос вогнал советника в ступор.
   - Излом? - Затолан взял послание, протянутое Князем. Пробежался глазами и предложил: - У меня есть идея получше.
   Мысль пришла в голову неожиданно, но это могло сработать. Слишком много неприятностей грозит Княжеству Яррос, и пускай они ещё не постучались в дверь, но уже топтались у порога. Богомил все чаще хмурился, перечитывая очередное донесение или отчёт. Уже пошли по деревням рекрутёры, а молоты в кузницах с весны стучали круглые сутки не смолкая. На верфях сходили на воду боевые парусники, а что ни день прилетал новый голубь с неутешительными известиями. Достигнутые по осени договорённости с Акианским союзом в который уже раз нарушались, их корабли-разведчики нагло рыскали вблизи месторождений рения.
   - Говори?
   - Может, это и хорошо, если бы твари действительно вырвались на свободу, - упреждая негодование, советник продолжил: - Орда рядом, сартоги первыми и попадут под удар. А уж после Защитники совместными усилиями с Братьями Керуна и ратниками добьют остатки кочевников и загонят отродий обратно. И уж тогда пускай Защитница латает брешь.
   - Но как же люди? В Приграничье города, деревни? Ты об этом подумал? Пострадают не только сартоги! - Богомил был ошарашен подобным предложением.
   - Государь, иногда чем-то надо жертвовать, - развёл пухлыми руками Затолан. - Да и не спеши гневаться. Народ там крепкий, ко всему привычный. Справятся как-нибудь, особенно ежели предупредить. Им что тварь, что сартог. Стрела промеж глаз, вот и весь разговор. Соберутся кучнее, стен понастроят, рвов накопают. Выделим им по два Защитника из курсантов пятого круга, практикантов опять же - пускай тренируются. И им наука, и людям польза. Да и роптать не станут - не покинул, позаботился Князь-батюшка. За год-другой леса и повычистим, да и о сартогах думать забудем.
   Князь замолчал, хмуро глядя, как над морем встаёт красное зимнее солнце. В этом году холода пришли рано особенно на севере, где иных врагов не было - будто и природа ополчилась против незнавшего много лет горя Великого Княжества Яррос, добавляя ко всем выпавшим испытаниям ещё одно.
   - Людям на востоке Стаи мало?.. - выдал Богомил, ни к кому конкретно не обращаясь.
   Советник закатил на миг глаза, но ответил все тем же увещевающим тоном.
   - А что Стая? Стая с тварями тоже не дружит. Получится как с сартогами - потреплют друг друга, а Защитники добьют остатки.
   - Смело ты сегодня рассуждаешь, - усмехнулся Князь, почесав аккуратную русую бороду, чуть более тёмную, чем шапка волос, но голубые глаза остались холодными, и советник понял - не по нутру Богомилу его речи.
   - Решение за тобой, Князь, - Затолан тин Хорвейг учтиво склонился, скромно потупив глаза - пришло время помолчать и дать владыке подумать.
   - Сдаётся мне, про акианцев ты как-то и подзабыл. Вот отправим мы на восток большую часть Защитников и курсантов, а весь их флот тут как тут. Хотя что весь? У них флот одной Леардинии равен всему нашему.
   - Корабли строятся, материалов за лето заготовлено вдосталь...
   - Настроить новых кораблей недолго, беда в людях. Моряки у нас есть, да бойцов среди них маловато. Не воевали мы давно на море, так что на Защитников одна надежда.
   Князь замолчал.
   - Государь, - осторожно начал Затолан. С другой стороны, может, рано мы обеспокоились? Чёрные туманы над Изломом и раньше вставали, и ничего. Да и сартоги как приходили, так и уходили несолоно хлебавши. Нет! Расслабляться ни в коем случае нельзя, но ведь до весны у нас есть ещё время? Зимой они не нападут, а за Изломом мы постоянно следим. Пошлём туда с десяток Защитников, да ратников пару сотен, чтобы сдержали первую атаку. А мы пока попробуем договориться с акианцами. Авось и отсрочим войну, а то и вовсе мирно дело решим.
   Богомил мрачно кивнул соглашаясь. Видно, сказанное советником не расходилось с его собственными мыслями.
   - Я хочу познакомиться с Защитницей, - неожиданно вернулся к прежнему разговору Князь, хотя Затолан уже и не надеялся: - Пригласи-ка её во дворец, скажем, через седмицу.
   - Богомил, сила Кирраны сейчас нестабильна и требует особых условий, - мягко возразил Затолан. - Девочка только учится её контролировать и, хотя делает успехи, пока она попросту опасна. Я бы не рекомендовал...
   - Когда?
   - Думаю, к Зимнему маскараду вполне освоится.
   - Хм, хорошо. Пусть будет так, - заглотил наживку Великий Князь.
  
  
   Прода 17.11
   - Маскарад? - Махаррон недоуменно уставился на зажатое в руке официальное приглашение. - Но разве нельзя вызвать нас в столицу, в любой другой день? Зачем терять столько времени, ради пары-тройки ни к чему не обязывающих фраз? - Настоятель Северной Башни не мог взять в толк, о чём Князь хочет говорить с его внучкой.
   - Богомила одолела идея. Он хочет видеть Защитницу в качестве телохранителя для супруги, отсюда и желание взглянуть лично, а может, и с Любомирой познакомить.
   - Разве во дворце мало Защитников? Двое день и ночь охраняют княгиню, ночуя под дверью. После загадочной смерти Алексии Князь пристально следит за безопасностью семьи.
   - Махаррон, Любомира не Алексия. Несмотря на всех рождённых детей, она крепка, красива и по-прежнему весьма... любвеобильна. Возможно, Богомил как раз и опасается Защитников у дверей опочивальни.
   - Затолан, не мели ерунды! - одёрнул тин Хорвейга Настоятель.
   - В любом случае, Киррана сможет охранять и внутри покоев. Это гораздо безопаснее. Особенно сейчас, когда акианцы делают всё, чтобы завладеть нашей частью Ожерелья Киаланы.
   - Хорошо, но это-то здесь при чём? - Махаррон потряс грамотой, и с исписанного вычурной вязью листа посыпалась золотая пудра.
   - Мне кажется, Князь желает взглянуть как будет смотреться твоя внучка на светском приёме. Ты же знаешь, как Любомира любит праздники? Кирране придётся повсюду её сопровождать и быть достойной сего высокого положения. Подозреваю, это своего рода испытание, ведь для многих не секрет, что твоя внучка выросла в деревне и не получила соответствующего воспитания. Мы должны их приятно поразить, - советник с видом заговорщика понизил голос. - К счастью, твоя внучка достаточно хороша, - победно продолжил он, наблюдая как недоумение на лице Настоятеля сменяется сомнением. - Подозреваю, если её принарядить, она превзойдёт красотой и статью половину придворных барышень, но этого, конечно, недостаточно, - Затолан многозначительно глянул на Махаррона.
   - Хм... и что я должен делать?
   - Ты совсем одичал в своём Ордене? - Затолан едва скрыл довольную улыбку.
   - Может, у меня просто никогда не было дочери? - огрызнулся глава Северной Башни, всё ещё хмурясь. Ему страсть как не хотелось выпускать Киррану за пределы стен цитадели. Воспоминания о "Большой Охоте" до сих пор отзывались колотьем в сердце. Но не отказывать же Князю в такой мелочи? Он поиграл желваками: - Манеры, танцы, наряды?
   Затолан согласно кивнул.
   - И где я возьму учителя танцев? - он обвёл рукой кабинет, намекая на Орден в целом. - А портного? У меня нет времени ехать в столицу и заниматься поисками и проверками. И совсем нет желания пускать сюда какого-то хлыща с улицы. Тем более в кого не плюнь - попадёшь в акианскую морду. Да стоит кому-то прознать, и мы будем без конца сбрасывать со стены шпионов, - глава Защитников всё больше раздражался. - Примется шнырять, да вынюхивать. И это в то время, когда идёт подготовка курсантов, которых придётся отправить к границе с Изломом. Ты видел последнее донесение?
   - Ещё нет. Как только прибыл, сразу к тебе. Но Князю пришло письмо, про чёрный туман. Что-то ещё случилось?
   - От Дальней заставы отправляли ратников, те вернулись с половины пути, рассказав, что теперь к Храму-Киаланы-у-Излома не подобраться. Его уже отрезало от остальной пустоши. Неизвестно, что сталось с обитательницами. Невозможно передать им припасы, хорошо, что основная поставка была ещё до наступления холодов.
   - Святые стены охранят жриц от чудовищ хоть бы и до весны. Если будут экономить, припасов хватит. Источник внутри у них имеется. Если и стоит переживать, то только за их разум.
   - Верно, но только в том случае, если весной туман схлынет. Мы с Агилоном всю ночь корпели в архиве. Об этом явлении упоминается единожды. Около двухсот зим назад случилось нечто похожее. Туман накрыл пустошь целиком, но в старых записях нигде не сказано, как с этим бороться.
   - Махаррон я не хуже тебя знаю историю. Хотя на наш век пришлись лишь отголоски, но официально последнее чудовище, из волны порождений, вышедших из Излома, было уничтожено всего лет как двадцать назад.
   - К тому моменту уже давно все прекратилось, чёрный туман схлынул, а Излом затих. Новые твари больше не являлись, а добивая разбежавшиеся остатки по лесам, мы так и не смогли разобраться, что же произошло и почему все закончилось само по себе. Орден несколько лет проводил исследования на месте. Я уже седмицу изучаю записи, пытаясь понять. В том числе и те, которые сделали Хранители. Ни один Защитник, из тех, кто приблизился к Излому так и не смог вернуться, чтобы рассказать об увиденном. За ними посылали и простых людей, но...
   - Ты хотел сказать, отребье из каторжников, приговорённых к смерти?
   - Не только. С ними на расстоянии ходили и обычные ратники из добровольцев. В последний раз тех и тех пятеро - всего десять человек. У ратников были добрые луки. Вернулся только один, да и тот повредились мозгами. Лекари пытались что-то добиться, но тщетно. Хотя, в момент просветления удалось узнать, что каторжники на подходе к Излому побежали, и их пришлось застрелить. Затем два ратника вызвались пройти дальше и глянуть - там вроде как тело обнаружилось или какой-то предмет. Их привязали на верёвку, но один сумел развязаться и сиганул в Излом, только его и видели. Второй вернулся, но набросился на товарищей и чуть ли не зубами вырвал им глотки.
   - А тот? Который спасся?
   - Дёру дал заранее, так и бежал без остановки, пока к своим не вернулся, а того, кто за ним гнался, пристрелили с дозорной башни на всякий случай, чтобы заразу дозволили.
   - Кстати, а про сартога ты слыхал? - Затолан заинтересованно прищурил глазки.
   - Того, которого в плен недавно взяли? - уточнил Махаррон
   - Ага, о нём.
   - Слыхал. Вот же невидаль - по-нашему немного разумеет. Сказывает, что с Князем говорить хочет про Хыынг-Нуура своего и Излом талдычит. Сначала думали казнить, но кто-то из местных разобрал, что он там на своём бормочет - ратники-то по-ихнему талдычить тоже чуток навострились. Вот и решили, что сначала надо бы нам на него взглянуть. Хуже не будет, но вдруг что интересное узнать удастся об Орде?
   - И то верно. Казнить и здесь успеем, а один сартог вряд ли опасен. Они же как саранча, только скопом на что-то и годятся, - презрительно скривился советник. - Так, вот насчёт танцев, - повернул Затолан разговор в прежнее русло. - Я тут подумал, пускай мой племянничек Кирраной займётся, у него большой опыт, - Затолан многозначительно хмыкнул, намекая на времена, когда Пасита не пропускал ни одного приёма. Заодно и к портным съездит - молодёжь в моде лучше нашего разбирается.
   - Твой племянник? - нахмурил кустистые брови Настоятель. - Моя б воля я бы его, вообще, к своей внучке на версту не подпустил...
   - А кого бы подпустил? Твоя воля, ты б её в башне запер, чтобы девчонка не мешалась, и не отвлекала тебя от управления Орденом, - хохотнул советник. - Только осерчает она и спалит ту башню к сартогам. С её-то потенциалом даже камень оплавить можно. Нет уж, смирись, раз твой сын умудрился Защитницу заделать, - настроение Затолана тин Хорвейга заметно поднялось, с лица не сползала довольная улыбка. - Кстати, Махаррон, а ты уже определился с Инициацией? Мне кажется, лучше кандидатуры, чем Пасита тебе не найти.
   - Я не стану спешить и тем более неволить внучку! - отрезал Настоятель.
   - А кто сказал, что неволить? Ты бы получше к ним присмотрелся, - советник почти хулигански подмигнул. - Ладно, я пока пойду, отдохну с дороги и вечером присоединюсь к вам с Агилоном в архивах. Князь отпустил меня на целых три дня, может, вместе чего ещё отроем полезного. А про моё предложение, ты подумай, - кивнул он уже с порога.
  
  
   Прода 18.11
   Кира ухватилась за протянутую руку и встала.
   - Я не перегнул? - в глазах улыбчивого Всемила мелькнула неподдельная тревога.
   - В самый раз, - охотница отряхнула колени. - Ты победил честно, а я поддалась на уловку, но больше у тебя не выйдет это повторить, - она дружески пихнула курсанта в плечо.
   - Посмотрим. Хотя, я тогда что-нибудь новенькое придумаю, - белозубо рассмеялся тот. - Спасибо.
   - Я тебе придумаю, придумщик нашёлся! - подошёл Ратиша и буркнул в спину обернувшемуся Всемилу: - Иди уже! Кира, завтракать собираешься? Чего вы тут с этим, - он указал подбородком вслед уходящему парню, - делали?
   - Всемил попросил научить приёму, который показал мне Раэк. "Сети русалки".
   - И этот? - деланно вздохнул друг. - Ну и как, научился?
   - Ага, - охотница непроизвольно потёрла ушибленное бедро.
   Встречные курсанты торопились на учёбу, кто-то возвращался на поле, чтобы продолжить тренировку или помедитировать. Они то и дело здоровались, справлялись о самочувствии или просили как-нибудь показать приёмы Раэка. Кира улыбалась, кивала в ответ, обещала, а сама подумывала: "Это даже хорошо, что я снова живу в покоях Настоятеля, иначе дверь в келью бы не закрывалась. Пришлось бы как в лавках вывеску вешать".
   В этом был и еще один плюс, она редко видела Паситу тин Хорвейга, и если тот и приходил к деду, то вламываться к ней как раньше себе не позволял. Киррана подозревала, что на то воля Настоятеля и в глубине души была благодарна.
   - Кира, - они с Ратишей немного не дошли до входа, когда подбежал Радагаст, один из курсантов третьего круга. - Кира, - он остановился совсем рядом, - вот, возьми, - он протянул несколько исписанных аккуратным почерком листов. - Это домашнее задание по "Теории потоков". То, что вчера у тебя не получилось решить у доски. Успеешь переписать к последнему уроку?
   - Спасибо, - Кира благодарно кивнула. - Успею. Я твоя должница, но...
   - Что будет непонятно, могу объяснить вечером, - курсант бросился прочь, бегом нагоняя товарищей, которые помахали ей на ходу.
   Кира ответила тем же и с горестным выражением лица посмотрела на Ратишу:
   - "Теория потоков" - это жуть! Я едва ли хоть что-то соображаю.
   - И это мне говоришь ты? Та, кто на "Большой охоте" выстроила схему, какую никто из Защитников и повторить не в силах?
   - Да что там строить-то? Берёшь потоки, да лепишь, а тут... Сплошные формулы, расчёты... Это слишком! Зря меня на третий круг так рано определили, всё равно науками занимаюсь по программе второго, только, сверх того, ещё дополнительно приходится учиться. Скоро волком взвою. Не высыпаюсь совсем. Позавчера во время медитации уснула, и Раэк меня выгнал... - слова точно прорвали плотину, и Кира, не желая, выплеснула на друга, то что накопилось за полтора месяца.
   - Мне кажется, и для меня это тоже было бы слишком. Искренне тебе сочувствую, - Ратиша погладил охотницу по плечу. Да я бы удавился, наверное, семь дней подряд корпеть над уроками. Это ж не в город не съездить, ни в таверну, ни к девочкам... - он глянул на скептично приподнятую бровь охотницы. - Ну да, тебе это точно неинтересно.
   - Курсантка тин Даррен, ни о тавернах и девочках следует думать, а об учёбе! - Пасита тин Хорвейг возник словно из ниоткуда, и, бесцеремонно схватив за плечи, переставил на другое место, подальше от парня, при этом не прекращая выговаривать строгим тоном: - Как наставник по самоконтролю, считаю, тебе просто необходимо больше часов медитации, потому как вижу, что оный у тебя отсутствует напрочь! - он зверски глянул на лыбящегося Ратишу, и тот, вежливо поклонившись, поспешил внутрь.
   - Бывший наставник по самоконтролю, - возразила Кира и добавила: - Пасита, мне бы позавтракать, - она сильнее вцепилась в драгоценные листы с заданием, и это не осталось незамеченным.
   - Что тут у тебя?
   - "Теория потоков", - не сдержала тяжкого вздоха охотница.
   - Дай взгляну, - Кира обречённо протянула задание тин Хорвейгу. Тот взял и, пробежавшись глазами, криво усмехнулся. - Хм, за небольшую плату я тебе расскажу секрет, который поможет во всём этом легко и просто разобраться.
   Несмотря на против воли зародившуюся в душе надежду, Кира стрельнула глазами по сторонам, отметив, что на них смотрят. Курсанты, в большинстве своём, хоть и изменили отношение, но всё равно были уверены, что между ней и тин Хорвейгом что-то происходит. Тот же, словно нарочно, старался укрепить эту уверенность, лишний раз подтверждая подозрения своим поведением. Вот и сейчас на них косились украдкой те, кто занимались на ближнем поле. И те, кто спешил мимо, опаздывая на завтрак.
   При мысли о еде в животе красноречиво заурчало.
   - Ладно, иди поешь, а после загляни к Махаррону. У него есть для тебя новости, - в стальных зрачках Защитника плясали черти, а самодовольное выражение лица наводило на мысль, что ничего хорошего ждать не стоит.
   "И что же ты задумал?" - Кира на миг сжала челюсти, и вдохнула успокаиваясь:
   - Наставник Пасита, можно я заберу домашнее задание, оно не моё. Я обещала его вернуть в целости и сохранности.
   Тин Хорвейг, дёрнув бровью, медлил, будто бы ждал ещё каких-то слов, но охотница упрямо молчала, выдерживая его взгляд и прекрасно понимая, что он ждёт согласия.
   "Ну не могу я согласиться! Не теперь. Не после всего, что я тогда почувствовала!"
   После игры Кира стала опасаться Защитника ещё больше и, как могла, старалась избегать его внимания, благо занятия по самоконтролю продолжал вести Раэк, а в покои Настоятеля Пасита больше не был вхож. Охотница боялась, что снова возникнет то разрушительное желание сдаться, так поразившее её в тот миг после пробуждения: "Ведь ему не нужна я сама. Это лишь охотничий азарт! К тому же на него явно повлияла моя сила".
  
   Прода 19.11 
   Поднимаясь по каменной лестнице в покои настоятеля, Кира размышляла не рассказать ли деду про странный сон, что приснился уже второй раз за седмицу: "Вдруг вещий?"
   Сон ничем не напоминал давний случай во время медитации, и охотница всё же решила не беспокоить Настоятеля из-за подобной глупости, но от ощущения исподволь одолевающей тревоги избавиться так и не удавалось.
   А приснилось, что она снова парит в небе птицей, а внизу, поодаль словно гнилая рана уродует землю Излом, над которым уродливым облаком поднимается чёрный, непроглядный туман. Летела она со стороны степи - оттуда же, откуда двигалась Орда. Множество лошадей, отары, пешие женщины с детьми, немногочисленные повозки со скарбом. Это было не войско, это было - всё племя. И что-то неправильно чудилось в переселении степного народа. И если первый раз Кира не придала особого значения - мало ли что в ночи пригрезится, то сегодня чётко осознала - сартоги шли к Излому.
   Эта мысль прочно угнездилась в голове и не покидала то недолгое время, что охотница приводила себя в мыльне вместо завтрака. Кире показалось стыдным явиться пред очи Настоятеля потной и в запылённой форме, и она предпочла пожертвовать трапезой.
   - Входи, Киррана. Я ждал тебя, - дед величаво поднялся со стула, рассматривая мнущуюся на пороге кабинета внучку. - Как ты себя чувствуешь?
   - Х... хорошо, - опешила от неожиданности охотница.
   - Тебе надо больше отдыхать, а то уже и круги под глазами.
   - А... ага, - едва сдержав горестный смешок, Кира ответила несколько сдавленно и подумала: "Вот только разберусь с учёбой и сразу высплюсь".
   Она не могла не признать, что дед целиком прав. Самочувствие на тренировках оставляло желать лучшего, но она списывала это на не до конца восстановившийся после "Большой Охоты" потенциал, но от поддержки тин Хорвейга Кира всё же отказалась, несмотря на уговоры Нааррона. А дед не стал настаивать на продолжении "лечения", запретив Пасите без спроса являться в покои.
   Махаррон некоторое время внимательно её разглядывал:
   - Ты успела позавтракать?
   Охотница честно мотнула головой. Она уже опоздала не только в трапезную, но и на занятия. Оставалась предвкушать, как придётся оправдываться перед тин Брофером, старым и вредным преподавателем "Истории Ордена", который и так её недолюбливал с самой Церемонии Определения: "Продержит у порога неизвестно сколько, пытаясь всеми силами сделать из меня посмешище. Станет напирать, что девка, оттого и все беды. А то и вовсе прогонит..."
   - Идём, - Махаррон первым вышел в гостиную и указал рукой на накрытый у окна стол. - Тебе надо вовремя питаться, не то сил совсем не останется, и дар не поможет.
   - А как же занятия? - лишь последние крохи совести удерживали охотницу от соблазна. Есть хотелось зверски, а вот идти на "Историю" к наставнику тин Броферу - совсем нет.
   - Никакие занятия не могут быть важнее прямого приказа Настоятеля, - неожиданно тепло улыбнулся дед и хитро подмигнул. - Кажется, я перегнул палку, загрузив тебя учёбой сверх меры, - он приглашающе отодвинул стул.
   Кира не смогла отказаться, уж больно чудесно благоухала свежая выпечка, да и миска пшённой каши, щедро сдобренной маслом, выглядела весьма аппетитно, не говоря о блюде с мясным рулетом, от одного вида которого, потекли слюнки. Дождавшись, пока внучка набьёт рот, Настоятель, наконец, приступил к разговору:
   - С сегодняшнего дня в твою программу обучения внесены некоторые изменения. Вместо вечернего комплекса боевых искусств, три дня в седмицу, будешь посвящать светскому танцу, - Кира едва не поперхнулась, даже жевать перестала, а дед продолжил: - или больше, если потребуется. Вместо твоей любимой "Истории Ордена", будет занятие по этикету. Сегодня я сам его проведу, заодно и побеседуем. Нужно понять, где имеются пробелы. А с завтрашнего дня этим займётся наставник Дел, я уже отдал соответствующие распоряжения, - Настоятель лёгким движением руки откинул полотенце, доселе прикрывавшее ряд столовых приборов жуткого вида. Кире почудилось, как они зловеще поблескивают в тусклом зимнем свете.
   "Сартог дери!" - каша окончательно встала поперёк горла, и охотница даже позабыла о танцах.
   Кое-как проглотив потерявший всякий вкус комок, от отчаянья выдала:
   - Или этикет, или "Теория потоков", иначе я рискую сбрендить!
   - А что не так с "Теорией потоков"? - вылупил глаза дед, и Кира мгновенно покраснела, жалея о сорвавшихся с языка словах.
   - Простите, Настоятель, но я её не понимаю. Совсем. Слишком сложно для меня...
   - И это мне говорит та, кто...
   - Кто просто может передвигать потоки, как вздумается, а потом...
   - А потом едва не погибает от бездумного расхода силы, - Настоятель рассмеялся. - Кажется, мы начинаем понимать друг друга. Давай так. Я помогу тебе понять основы, хм... Есть простой ненаучный способ. Стишок... Его выдумал один, хм... нерадивый ученик, но, как ни странно, это работает.
   Кира навострила уши, мгновенно сообразив, о чём, а точнее, о ком говорит дед. Уловив в глазах внучки алчный блеск, смешанный с надеждой, Махаррон открыто рассмеялся:
   - Более, чем красноречиво. Похвальное стремление к знаниям!
   Он приглашающим жестом указал на приборы и на рулет, но охотница, все же закинула в рот ещё целую ложку заново обретшей вкус каши, прежде, чем приступить к пытке.
   - Ты должна прилежно учиться, Киррана, - Настоятель переместил её руку к правильному прибору. - Пресветлый Князь удостоил нас величайшей чести, он желает познакомиться с тобой лично. Нужно показать, неважно, где родился и вырос потомок тин Дарренов, он остаётся тин Дарреном.
   Дед говорил и говорил, то перескакивая с одного на другое, то требуя ответы на разные вопросы, то исправляя её оговорки. В процессе Кира выяснила, что-то из того, чему учил Пасита, в голове да осталось. А ещё поняла: "Чтобы не стать посмешищем, говорить стоит поменьше, и только когда спрашивают. Ничего нового", - тактика частенько выручала и на занятиях.
   - Киррана, я долго откладывал этот разговор, но почему бы и не сейчас, - неожиданно выдал дед, и охотница сдвинула брови, ожидая, что ещё свалится сегодня на буйну голову. - Как глава рода, я имею право распоряжаться твоей судьбой. Устраивать её, как мне вздумается. А, точнее, как будет выгоднее династии, - при этих словах у Киры внутри всё упало: "Отчего каждый разговор с дедом, заходящий дальше ни к чему не обязывающих фраз, заставляет так нервничать?" - Зря хмуришься, - ласково улыбнулся Махаррон. - Неволить не стану, можешь пока быть спокойной. Но знать хочу заранее, есть ли кто на примете? Люб ли кто? Может, в Приграничье осталось сердечко? - он выжидательно замер, и Кира нехотя мотнула головой. - Это хорошо, - с видимым облегчением кивнул дед. - Тогда, может, из наших орлов нашёлся такой?
   Кира никак не могла побороть чувство дурноты, и противно заворочавшуюся в животе тревогу, а потому ответила не сразу:
   - Какая разница. Я же почти Защитница.
   Настоятель вздохнул.
   - Так-то оно так, только вот "Кодекс" писан уже после того, как ни одной Защитницы не осталось в стенах Ордена. И если кто из наших мужчин оказывает тебе знаки внимания, гневиться не стану, но чтобы никакого греха до окончания учёбы! - он строго глянул на внучку.
   Кира, снова покраснев, ошеломленно кивнула, не веря, что дед заговорил о подобном, а Настоятель неожиданно выдал:
   - Скажи, а как ты относишься к тин Хорвейгу?
   - Дед, - охотница даже забылась. - Это только слухи!
    
   Глава 2
   Прода 20.11 (не проверено)
   - Может, довольно? - Кира остановилась посреди зала, и добровольные музыканты опустили инструменты, замерев в нерешительности.
   - Как скажешь, - Пасита тин Хорвейг, продолжая удерживать её руку, подошел ближе. - У тебя сносно получается, особенно если я буду вести, - он криво усмехнулся.
   Кира, испустила усталый вздох и, отняв пальцы у Защитника, отошла в сторону, наблюдая краем глаза, как замерли в предвкушении курсанты. В их глазах явно читался сдержанный азарт, а лица выражали затаённое ожидание. Не выдержав, охотница спросила:
   - Какие ставки?
   - Три к одному, - нестройным хором отозвались те, даже не думая отрицать её подозрения.
   - И как это называется? - наклонив голову, Кира со злым весельем повернулась к Пасите.
   - Я не при чём! - Защитник поднял руки, а затем чуть скривившись предложил: - Слушай, давай по-быстрому еще разок и разойдемся. Меня уже ждут.
   Кира и сама не поняла, что в этой фразе ей не понравилось. То ли поспешность, с которой Пасита всё это время покидал её после занятий, то ли тон, которым он это произнёс.
   "Мне стоило бы радоваться, если интерес тин Хорвейга угас. Разве не об этом я молила Киалану?"
   Вспомнилось, как три седмицы назад она впервые переступила порог огромного сводчатого зала танцев, что располагался во дворце для приёмов на Центральной площади: "Да, имелся здесь и такой", - хотя о его существовании Кира до того дня и не подозревала. Навстречу из полумрака, привычно ухмыляясь, вышел Пасита тин Хорвейг, и охотница едва не пустилась в позорное бегство, не желая оставаться с Защитником наедине. Случилось это вечером того же дня, когда Настоятель завел памятный разговор о её чувствах.
   "Хорошо удержалась, не то смеху бы было!"
   К счастью, Кира вовремя разглядела, что кроме них здесь присутствовали еще шестеро курсантов, и каждый держал в руках по инструменту. Ни на одном занятии они не оставалась один на один, за что Кира была благодарна: "Он что-то понял, или это приказ деда?"
   Всё это было странно, и не вязалось с привычным поведением Защитника. И если сначала Кира списала всё на то, что ловко избегает его внимания, то сейчас вдруг осознала, дело в самом тин Хорвейге.
   "Следует быть честной и признаться себе, что теперь будто бы чего-то не хватает..."
   Охотница с горечью поняла, что и испытала ничто иное, как укол глупой ревности, невольно позавидовав той, которая может себе позволить принять частичку этого огня: "Как бы странно это не звучало..."
   Танцевать совсем расхотелось, а возникшее было веселье от того, что раскусила парней, вмиг угасло.
   - Ну так что? - поторопил Пасита. - Еще разок или расходимся?
   - Все светские танцы такие унылые? - вместо ответа спросила Кира. - В них нет не жизни, ни огня... - говоря, она непроизвольна сделала два шага навстречу, пытливо вглядываясь в лицо Защитника. - То ли дело тогда на празднике, - тень улыбки коснулась ее губ. - Там все были настоящими... Я никогда не смогу забыть, как ты танцевал. Никогда раньше подобного не видела... Это было потрясающе. А теперь мы напоминаем кукол на веревочках. Знаешь, таких, что показывают в ярморочных балаганах? - охотница состроила постное лицо и, выполнив пару нарочито дурацких движений, отвернулась к ряду огромных от пола до потолка окон, за которыми давно стемнело. - Неужто такое и правда танцуют во дворце на праздниках? Тогда я не слишком хочу на этот самый маскарад...
   - Понимаешь, Кира, - вздохнул тин Хорвейг, и его слова звучали тихо и ровно, так, что присутствующие курсанты словно забыли, как дышать, прислушиваясь к каждому его слову. - Огонь и жизнь заключены в самом танцоре. Хочешь покажу?
   Он оказался так близко, и говорил так проникновенно, что охотнице едва удалось совладать с мурашками, которые так и норовили сорваться с привязи и табуном пуститься в забег по телу.
   - Расслабься, - шепнул Пасита в самое ухо, запуская пятерню под волосы у виска, и Кира ощутила волну острого удовольствия, прокатившуюся по коже.
   В этот момент грянула совсем иная музыка.
   Переходящие один в другой дерзкие переливы, то и дело сменялись ритмичным частым постукиванием и превращались в трель, вызывая безудержное желание сорваться с места.
   - Слушай музыку и меня, - уверенная рука Защитника легла на талию, резким движением бесстыдно прижимая к себе, и тут же отпустила, повинуясь мелодии, Пасита повел ее по залу тихо считая шаги, движениями подсказывая, что и как делать.
   Кира, уже привыкшая понимать его как наставника с полужеста, быстро осознала в чем суть. Танец, и правда, зажигал кровь, вызывая своей дерзостью приятное головокружение. Они, стремительные и легкие, быстро ступали в такт, преодолевая расстояние от стены до стены. Кружились, забыв обо всем и подчиняясь лишь правилам новой игры. Охотнице сейчас легко было представить себя кем-то иным: "Пускай хоть и дерзкой княжной из сказки, что убегала на бал, за ночь стаптывая пару башмачков".
   Легко, словно перышко, сильные руки то поднимали вверх, то отталкивали, рывком возвращая к себе, плотно прижимая к телу, лаская спину горячей пятерней. Кира послушно склонила на бок голову и опустила ресницы, словно бы открывая изящную шею для иллюзорного поцелуя, повинуясь ладони Защитника. Русые волосы то рассыпались по плечам, то взлетали, то едва ли не мели пол, когда Пасита заставлял выгибаться дугой её тело, прежде чем поднять снова и обернувшись вокруг оси поставить рядом с собой.
   Доморощенные музыканты, заколдованные происходящим, безбожно фальшивя старались изо всех сил, чтобы не отстать от танцоров, не сбить их с ритма. Но сказка закончилась вместе с финальным аккордом, и Кира, раскрасневшаяся, часто дыша не столько от усталости, сколько от странного напряжения и возбуждения вскинула влажные глаза на Защитника. В стальных зрачках вовсю полыхал голубоватый огонь силы. Судя потому, что в зале царил полумрак, это видели и курсанты. Тин Хорвейг, хрипло выдохнув, испустил короткий смешок и хищно оскалился.
   - Это называется лиардара. Надеюсь, тебе понравилось, - он долгое мгновение смотрел на невольно приоткрывшиеся губы охотницы, но, едва ли не оттолкнув ее в сторону, не говоря ни слова направился широкими шагами к выходу.
   Оставшись одна посреди величественного и мрачного зала, Кира особенно остро ощутила собственное одиночество. Она так и осталась стоять посреди зала, пытаясь побороть странное разочарование, словно прожигающее внутри дыру.
  
   Пасита тин Хорвейг как мог спешил в дом, куда переехал из своей наставнической кельи: гостиная на первом этаже, несколько спален на втором, молчаливая приходящая служанка средних лет - тут было намного удобнее и уютнее, чем в Северной башне.
   "А главное, здесь я достаточно далеко от Кирраны", - перед глазами Защитника до сих пор стоял вид приоткрытых пухлых губы, блеснувший влагой язык, когда девчонка непроизвольно облизнулась. А запах волос и ощущение упругого тела в руках, было настолько реальным, что достаточно закрыть глаза и казалось, что Кира все еще здесь.
   "Кольцо - не кольцо, сила - не сила... Хоть медитируй, хоть нет... Что такое, сартог дери, со мной происходит?!"
   Бежать не позволило лишь чувство собственного достоинства, да привычка поддерживать образ ублюдка, которому всё нипочем. Мороз и ледяной ветер, сбивавший свежевыпавший снег в сугробы у стен зданий, помогли остыть и потушили свет в глубине зрачков. Дом, как обычно, встретил тишиной, задернутыми шторами в окнах, теплом, запахом свежей древесины и полумраком внутри. Пасита затворил за собой дверь и прислонился к ней спиной прикрыв на миг глаза и переводя дух.
   - Господин, позволь снять сапоги, - тихий, едва ли не вкрадчивый шёпот, и гибкая фигурка в сером корсете - точь-в-точь, таком же, как носила Кира, - изящно склонилась к его ногам.
   Тин Хорвейг коснулся гладких волос, пропустил их сквозь пальцы, потянулся, нащупывая ошейник. Дождавшись, пока его освободят от обуви, показал взглядом, чего хочет. Эта игра приносила некоторое облегчение, и каждый раз Защитник стремился поскорее убежать от Киры настоящей, чтобы претворить в жизнь все свои фантазии с Кирой, которую выкупил в том самом борделе и тайком протащил в Орден.
   Девчонка была не то что не против, а скорее счастлива безмерно. Она не задавала лишних вопросов и хорошо знала свое дело. Ко всему он пообещал, что отпустит её по первому желанию, но прошло две седмицы, а та так ни разу и не попросилась на волю. Пока Паситу это устраивало, и единственное в чём он себе отказывал - это совместный сон. Удовлетворив все желания, просто указывал на выход, и та тихой тенью выскальзывала из его спальни.
   Вот и на этот раз, откинувшись на черных простынях, Защитник мрачно уставился  в никуда, держа в руках свечу. Задумавшись, принялся водить над огнем ладонью. Очнулся тин Хорвейг, когда запахло паленым. Грязно выругавшись, отдернул руку, расплескав воск себе на живот. Затушил огонек пальцами, и вместо того чтобы отшвырнуть в сторону, аккуратно поставил на столик подле кровати. Несмотря на умелые ласки шлюхи, настроение все равно осталось паршивым.
   "Боги! Я схожу с ума. Как мне выдержать еще целый год? Или два? Может попроситься обратно в Орешки?" - сейчас эта мысль уже не казалась глупой.
  
   Прода 21.11 (не проверено)
   Погода совсем испортилась, ветер свистел между зданий, кусал за щеки, забираясь под одежду и бросал в лицо мелкие колючие снежинки. Вдохнув полной грудью свежий, напоенный влагой воздух, Кира зябко поежилась, наблюдая как спина Тин Хорвейга скрывается за углом здания. Защитник направлялся в противоположную от Северной башни сторону.
   Завывая метель, казалось, бушевала не только снаружи, но и внутри, заставляя закаленную и оберегаемую силой охотницу особенно отчетливо почувствовать холод: "Во всем виновата усталость, - решила она, - на меня давит ответственность, не дает расслабиться даже во сне".
   Водруженный ей на плечи с легкой руки Махаррона незримый груз, пригибал непомерной тяжестью. Кира даже не способна была порадоваться, что удостоена чести побывать на балу во дворце: "Могла ли я раньше мечтать? Не мечтала. А теперь и подавно бы отказалась от подобной чести, - она так и не поняла, на кой ляд понадобилась Великому Князю, а Настоятель и остальные не удосужились объяснить, ссылаясь на то, что если Государь возжелает, то сам всё и расскажет, или отдаст такой приказ. Сама же охотница невольно подозревала худшее: - Ох неспроста дед завел тот разговор о моем сердце..." - было боязно, что Богомил самолично вздумал назначить новоиспеченной Защитнице жениха. Эта мысль, хоть и надуманная, все равно вызывала возмущение. Грызущая тревога прочно поселилась в сердце.
   Кира разозлилась, подумав, что в этом и кроется причина одолевшей тоски. Обида на Крэга хоть и прошла, но оставила в душе след: "А ведь я едва не влюбилась... Боги! За что вы наказали меня проклятым даром?! Как теперь мне понять, где действие силы, а где настоящие чувства? Как разобраться, любовь это или что-то ещё? Я не могу доверять даже себе! - мысли снова вернулись к Пасите, и горло сдавило обручем, да так, что и дышать получилось не сразу. Умом Кира не верила, что смогла бы так быстро забыть кого-то, и тем более простить тин Хорвейгу все его прегрешения, но то, что почувствовала во время танца, да и еще раньше, кричало об обратном.
   Хотелось сжаться в комок или завыть на луну, которая едва просвечивала сквозь затянувшие темное небо облака. Но еще больше хотелось найти ответы.
   - Кира, идем? - оказалось ребята всё еще топчутся поодаль, дожидаясь.
   - На что вы ставили? - огорошила их вопросом охотница.
   Курсанты переглянулись, но запираться не стали:
   - Поцелует сегодня тебя тин Хорвейг или нет.
   - И как долго ты вытерпишь, прежде чем ударить, - рассмеялся Всемил, который, как оказалось, не только отлично разбирался в "Теории потоков.
   Кира не сдержала мимолетной улыбки, - подумав о том, что с таким ее настроем кто-то сегодня бы точно проигрался.
   - С чего, вообще, решили спорить? Или больше нечем заняться?
   - Кира, ублю... - парень оглянулся по сторонам и исправился, - тин Хорвейга таким еще никто не видел. Он напоминает бродячего пса, даже будто похудел. Мне... Нам всем кажется, что он в тебя влюбился.
   - Всем это?..
   - Большинству курсантов Ордена, - припечатал Всемил.
   - Боюсь, у него интерес иного рода, - скептично хмыкныла Кира, стараясь не краснеть.
   - А тебе-то он разве не нравится? - спросил тин Шорр. - А то мы никак не можем определиться, - курсант так красноречиво наморщил лоб и почесал в затылке, что Кира даже прыснула, на миг забыв о бушующей в душе метели. Она неопределенно покачала головой: "Вот и я не могу..."
   Но ответила иное:
   - Какое это имеет значение, когда нами движет сила...
   - Не думаю, что ты права, - Всемил, скептично поджал губы, остальные согласно закивали. - Никакая сила не заставила бы ублюдка так изводиться.
   - А, знаете, что? - Неожиданно даже для себя выдала охотница, мгновенно приняв сумасбродное решение. - Не ждите меня. Пожалуй, я прогуляюсь до конюшен.
   - В конюшни? Ночью?! Мы тебя проводим! - решимости курсантам было не занимать.
   Кира чуть наклонила голову и криво усмехнулась, припомнив "Большую охоту". Вслух говорить ничего не пришлось.
   - Ну-да, ну-да. Куда уж нам... - немного обиженно протянули наперебой парни.
   - Ребята, пустое. Мне просто нужно подумать.
   - Не опоздай. В полночь двери запираются, - напомнил Всемил.
   Пожелав ей доброй ночи, курсанты направились к Северной башне.
   "И снова как в сказке, я должна вернуться до полуночи, иначе платье принцессы превратится в охотничий наряд... Вот только вернусь ли?" - от этой мысли краска бросилась к щекам, но, боясь передумать, Кира пошла еще быстрее, а затем и вовсе сорвалась на бег, как только решила, что парни ее не видят.
   Снег полностью укрыл каменные плиты, стало светлее и холоднее. Отчетливые поначалу следы, уже почти замело. На развилке, охотница свернула вовсе не к конюшням, а на маленькую улочку, образованную несколькими рядами аккуратных домиков - здесь жили в основном Хранители Знаний со своими семьями, но и некоторые Защитники постарше из тех, кто обитал в Ордене.
   Она почти успела, издалека увидев, как Пасита отворил дверь второго по счету дома и вошел. Кира на миг ошалела, едва не оглохнув, от собственного безрассудства. Даже остановилась в нерешительности: "Да что он мне сделает, в конце то концов? Разве что опять поцелует? - от этой мысли в душе что-то предательски радостно трепыхнулось. - Но вот ответит ли на прямой вопрос? Будет ли честен? Знает ли ответ на самом деле?"
   Думая о том, что в ее решении отчасти виноваты курсанты, которые своей уверенностью внушили надежду, что не только в силе может быть дело, Кира и не заметила, как оказалась перед самой дверью. Даже подняла руку, чтобы постучаться. Сердце трепыхалось в груди, норовя выскочить наружу, во рту стало так сухо, будто язык превратился в деревяшку: "Я так не переживала, даже когда на кабана ходила без спроса... И даже, когда потом Каррон ругался так сильно, что пообещал выдрать..."
   И все же рука так и опустилась, не коснувшись двери. В окне рядом что-то блеснуло, и охотница, воровато оглянувшись по сторонам, осторожно приникла к стеклу, заглядывая внутрь. Занавеска была задернута неплотно, и в щелку в свете свечи хорошо было видно склонившуюся перед Защитником фигурку. Рука Паситы легла девке на голову, и Кира отшатнувшись, тут же развернулась и понеслась обратно.
   Ругая себя за то, что полезла, куда не следовало, охотница едва сдерживала рвущие грудь рыдания. Отчего-то увиденное стало последней каплей: "Ну как? Получила ответы? Пасита влюбился?! Как же! Тин Хорвейгу не знакома любовь! - ветер и метель мгновенно заметали следы, точно добрые союзники: - И хорошо. Теперь никто не узнает, что я здесь была, - слезы обожгли щеки: - Нет, это не мой путь, и нечего больше выдумывать. Стоит вспомнить, что я тоже Защитница, а значит про любовь лучше забыть. Для меня её не отмерено".
   Остановилась Кира лишь у Храма Киаланы. Отдышавшись, вознесла короткую мольбу, попросив богиню укрепить ее дух. Помочь справиться с душевными терзаниями, научить не питать ложных надежд. Дальше пошла медленнее, часы на башне показывали без четверти полночь: "Я не девчонка из сказки, я - успела..."
  
   Прода 24.11 (не проверено)
   Поодаль от стойбища сартоги соорудили большой помост. На помосте стоял шатер, а вокруг собралось несметное множество народу. Шаман в звериной маске ударил в бубен и гортанно затянул странную песню, вибрируя на одной ноте. Стремительно темнело, вокруг помоста запалили высокие костры, и теперь отблески пламени зловеще играли на узкоглазых, плоских, выдубленных степными ветрами лицах.
   Интонации шамана сменились, и словно повинуясь невидимому сигналу толпа расступилась, образовав ровный прямой коридор. По нему в неторопливый забег пустились пары: один богато одетый и вооруженный воин, и второй, несмотря на холод, раздетый до пояса и босой. Пленников споро вели к помосту, накинув на шею короткие удавки. Те покорные, словно опоенные дурман-травой, совсем не сопротивлялись, лишь таращили глаза, да старались успевать перебирать ногами. Пары, гулко топая по деревянным ступенькам взошли на помост и выстроились по обе стороны - тридцать пленников ожидали своей участи.
   Узенький, высокий и остроконечный шатер, богато украшенный золотом и мехами неожиданно раскрылся, разом опав вниз и заставив толпу слиться в едином выдохе. На его месте осталась стоять девушка. На первый взгляд совсем юная и совершенно обнаженная. По ее спокойному лицу нельзя было понять, какие эмоции она испытывает, чувствуя на себе взгляды тысяч глаз и порывы ледяного ветра, жалящие тело. Кожа цвета слоновой кости даже издали казалась нежной. Черные как крылья ночи волосы спускались до самых пят и шлейфом ложились на пол. Небольшие грудки дерзко торчали темными ореолами сосков. Огромные, раскосые глаза блестели чернотой, отражая пламя.
   С противоположной стороны двумя стройными ручейками, семеня в лад, на помост взбежали девушки. Все с непокрытыми головами и в богато украшенных вышивкой, трижды опоясанных халатах, каждая несла в руках расписанную пиалу, а у одной - последней - была большая позолоченная чаша. Когда все сартожки разместились напротив пленников, последняя встала на колени спиной к обнаженной красавице и замерла, удерживая чашу на вытянутых руках.
   Снова гулко ударил бубен, и пение шамана стихло. Гортанный крик, и острые желобки одновременно вонзились в сердца пленников, затянулись туже удавки, не давая тем упасть, алые ручейки потекли в подставленные девушками пиалы, и порывы ветра бросали мелкие брызги на обнаженную грудь жертв, на склоненные женские лица, на деревянный помост. Уже совсем стемнело, и небо стало темно-синим, а кровь - черной, когда воины сбросили вниз тела пленников. Сартожки, чинно понесли наполненные кровью пиалы и, слив их содержимое в золотую чашу, огибали обнаженную фигурку, спускаясь вниз.
   Когда последняя капля была вылита, золотая чаша значительно потяжелела, это было видно по дрожащим рукам и напряженному лицу стоявшей на коленях сартожки. Казалось, она сейчас ее уронит, расплескав страшное содержимое, но подоспевший шаман успел забрать. Девушка с видимым облегчением скользнула в сторону, а шаман торжественно подал чашу сартогской красавице. Та, словно бы нежилась, закутанная в мехах, а не мерзла раздетая на степном зимнем ветру. Величественным жестом она приняла чашу, поверх края блеснули обрамленные пушистыми ресницами очи, и кто-то в толпе, сдавленно вскрикнув, упал.
   Бордовая жидкость потекла по подбородку, ручьями огибая холмики грудей, скатываясь по животу, по крутому бедру и ниже сквозь неплотно пригнанные доски помоста сквозь притоптанный снег в мерзлую землю, но обнаженная сартожка продолжала прилежно пить страшный напиток. По мере того, как крови в золотой чаше оставалось все меньше, все чернее и непрогляднее поднималась тень за ее спиной, и даже языки пламени были не в силах ее прогнать, словно бы сам огонь сторонится того, что происходило на помосте.
   Дева опустила чашу и медленно распахнула глаза, со светящимися алым зрачками.
  
   - Киррана! Проснись, дочка! Проснись! - кто-то бил по щекам, и тряс за плечи.
   Кира собрав остатки воли дернулась, пытаясь вырваться из вязкой тьмы, с горящими углями глаз, и ударила, что есть силы. Кулак попал в стальной капкан и застрял намертво. Это, как ни странно, помогло вырваться из паутины кошмара.
   - Тише, тише, - Настоятель Махаррон, осторожно выпустил руку, ласково погладив по волосам. - Ну все, ну всё, всё, всё, - приговаривал он, прижав ошеломленную охотницу к груди и ласково гладя, по влажным, спутанным волосам.
   Охотница хотела отстраниться, но дед не дал, лишь плотнее прижал к груди, обнимая за плечи. Кира открыла рот, чтобы сказать, что это просто сон, чтобы попросить прощения, за то, что ударила, что не хотела, но вместо этого шумно всхлипнула.
  
   Уснуть так и не удалось, было страшно сомкнуть глаза, кроме того Настоятель потребовал подробный рассказ, и раз пошло такое дело, запираться или отнекиваться было глупо. Тем более, что Махаррон неожиданно припомнил её давнее путешествие к излому, а заодно намекнул, что она не видела свои потоки, когда он будил. Рассказав без утайки в подробностях обо всех снах, Кира почувствовала облегчение даже несмотря на то, что дед пожурил, что не сказала сразу.
   - И что всё это значит?
   - Пока не знаю, но мне надо посоветоваться с Агилоном, - ответил тот.
   После разговора с дедом Кира неспеша собралась и отправилась на пробежку, где столкнулась с Наарроном. За братом позевывая и спотыкаясь плелась приличная компания человек из тридцати, в основном все адепты.
   - Доброе утро сестренка!
   - Доброе, Нааррон! Не спится? - удивившись, Кира подумала, что давненько не встречала брата на пробежке, но из-за учебы все забывала спросить.
   - Нет, мы просто решили бегать до побудки, чтобы вам не мешаться. Видишь, сколько нас уже набралось? Того и гляди к весне всех бегать заставлю, - брат широко улыбнулся. - Ты тоже рановато сегодня.
   - Не спится. Приснился плохой сон.
   - Плохой сон?
   - Подозреваю, очень плохой...
   Нааррон неожиданно резво развернулся и отвесил звонкий подзатыльник какому-то совсем молоденькому пареньку, в котором Кира с удивлением узнала того самого служку, рыжие вихры заметно подросшего за лето мальчишки сейчас скрывала неказистая шапка, она же и смягчила удар. Паренек, ойкнув, припустил вперед всех, впрочем, не сходя с дорожки.
   - Ты чего?
   - А нечего подслушивать, а то к обеду весь Орден знать будет. Звонок малолетний!
   Кира прыснула.
   - И за что ты его так не любишь?
   Брат неопределенно повел плечом:
   - Рассказывай.
   И Кира второй раз за утро принялась пересказывать увиденное. Выслушав, брат нахмурился:
   - Знаешь, давай-ка я тебе отвар сделаю, не нравится мне это и неизвестно, к чему приведет, А так будет спаться слаще и снов никаких, отдохнешь хоть немного, - он улыбнулся, переводя разговор в иное русло: - Слыхал, к маскараду готовишься? Вот и в княжеском дворце побываешь. Наверное, в предвкушении?
   - Ага, век бы мне того дворца не видеть, - еще пуще нахмурилась охотница, мрачное настроение которой не развеяла пробежка.
   - Кира! Я тебя не узнаю, - брат забежав вперед взялся за плечи. - Что-то случилось?
   - Ненавижу этикет и танцы, лучше уж "История Ордена"!
   - Что в танцах такого плохого, что ты предпочитаешь общество старика тин Брофера, - брат скорчил мину, в которой без труда читалось брюзгливое выражение лица наставника.
   Кира прыснула, но тут же снова погасла.
   - Или дело не в этом? Тебя ведь тин Хорвейг обучает? Что на снова натворил? Кира, скажи слово, и я сделаю все, чтобы его снова отослали в Орешки!
   - Нет! - поспешность, с которой ответила охотница, заставила покраснеть. - Пусть уж лучше бесчинствует в Ордене, чем снова измывается над ни в чем неповинными людьми.
   К счастью, ее ответ удовлетворил Нааррона, и он больше не заводил разговоров о Пасите.
  
   Вечером Кира последней пришла в зал танцев, музыканты и наставник уже собрались и на удивление мирно беседовали. Охотница замерла у входа, невольно прислушавшись к разговору и была удивлена - курсанты задавали Пасите вопросы по учебе, причем по самым разным предметам, а тот обстоятельно отвечал, разъясняя и почти не подтрунивая. А если и подтрунивал, то делал это вполне мирно, без привычного яда и унижений.
   - И где же моя ученица, что-то она задерживается.
   Пасита повернулся к выходу, явно не ожидая увидеть ее, а Кира, в свою очередь заслушавшись, как бывало во времена, когда тин Хорвейг обучал ее наукам в Орешках, неожиданно захлебнулась тоской, плескавшейся в глубине стальных глаз. Впрочем, Защитник мгновенно взял себя в руки, напустив привычный насмешливый вид.
   - Опаздываешь, - приглашающим жестом он указал на центр зала.
   Кира молча прошла и приготовилась начинать, опасаясь лишний раз смотреть на Защитника: "А ну как прознал про мои вчерашние похождения? С него станется!" - но тут же накатило равнодушие.
   Музыканты грянули, и охотница принялась бездумно проделывать заученные движения, витая мыслями далеко от этого места - там, где сартоги безжалостно убивали своих же сородичей, чтобы напоить кровью какое-то отродье.
   - Кира! - похоже, уже не в первый раз позвал Защитник и, потянув за руку, не дал завершить движение. - Где ты витаешь? Ты как будто не в себе.
   - Мне просто не даются танцы, - охотница, избегая взгляда тин Хорвейга, глядела ему через плечо в темноту за окном. - Может вообще оставим эту затею.
   - Слыхали? Ей танцы не даются, - курсанты возмущенно загудели. - Может снова станцуем лиардару? - голос Защитника стал тише и проникновенней, Кира снова почувствовала, как от одних воспоминаний покрывается мурашками, и это отрезвило:
   - Танцуй её со своими девками!
   Круто развернувшись вышла из зала и, выскочив на улицу, бегом припустила к Южной башне.
  
   Прода 26.11 (не проверено)
   Тихо зашипев, Райхо, опустился в наполненную горячей ароматной водой ванну. Поморщился, когда едва затянувшуюся рану на бедре немилосердно защипало. Асс-хэпт оказался не только глупым, но и тщеславным: "Впрочем, как и ожидалось. В четвертом клане без амбиций никак".
   Вместо того, чтобы побыстрее скрыться, убийца вернулся, чтобы проверить, кого же удалось задеть. Два смазанных сильнейшим ядом лахира впились точнёхонько в бедро не без горячего участия самого Райхо, и попадись на его месте, к примеру, Пайшан, то Хепт-тан вряд ли бы еще раз увидел ученицу. Самонадеянность сыграла плохую шутку не только с ассасином конкурирующего клана, но и с ним самим. Выведав все, что знал незадачливый наемник, Райхо убил его на месте, но несмотря на мощный организм Защитника и все тренировки, потерял сознание. Это стало большой неожиданностью и весьма напугало, когда он пришел в себя. К счастью, труп ассасина так и лежал рядом - прошло не много времени. Хепт-тану пришлось решать, потратить ли остатки силы на жидкий огонь, чтобы никто не нашел даже места, где исчез чужой ассасин, или же просто скрыться и поберечь неожиданно пошатнувшееся здоровье.
   "Что же это за яд такой? Впредь следует быть осторожнее".
   Негромко плеснув водой, Хепт-тан откинулся, расслабляясь и прикрыл глаза. Стоило это сделать, как перед внутренним взором снова всплыл накрепко засевший в душу облик.
   - Кира, - едва слышно шевельнулись губы, и сердце тоскливо заныло.
   Потеряв Киррану у водопада, Хепт-тан не смог ее отыскать и вскорости был вынужден вернуться, получив сигнал от своих людей. А потом случилась вереница неудач и открытий. Каждая ниточка, которую удавалось подцепить, заводила в тупик, пока ассасин не осознал, что его попросту водят за нос, подбрасывая ложный след, а каждый перехваченный наемник, лишь очередной сигнальный колокол, в который он бьет что есть силы, оповещая врагов о том, что заглотил наживку. Не зная точно, кто им противостоит противники, пошли иным путем.
   "Идиот! Я с радостью ошалевшего от первого снега щенка, что, вывалив язык, хватает резные звездочки, повелся! - водная гладь всколыхнулась, и несколько капель преодолев бортик упали на пушистый сагалийский ковер, в котором утопали гнутые ножки ванной. - Нужно действовать иначе. По-другому, - Райхо задумался. - Затаиться и подождать, пока они сделают ошибку. Риск есть, но в конце-то концов! Настоятель Махаррон и сам вполне о себе позаботится, да и прочие Защитники не даром едят свой хлеб, пусть ловят убийцу в Ордене. Князя тоже хорошо охраняют, так просто и не подобраться, - интуиция подсказывала, что если что-то и произойдет, то скорее всего на маскараде: - Там соберется много всякого народу. Самое время для провокации".
   Укладываясь в постель, Хепт-тан улыбнулся, и привычно в мыслях пожелал доброй ночи маленькой русоволосой Защитнице.
  
   В тот вечер Кира осталась у брата, отчасти опасаясь ночевать в одиночестве, отчасти потому что разговор тек рекой, и уходить из уюта маленькой, захламленной бумагами и свитками кельи совершенно не хотелось. Несмотря на уговоры, Нааррон уступил ей свою постель, а сам устроился на слишком короткой и узкой для него лавке, и охотница с легким чувством вины наблюдала, как он поджимает во сне свисающие ноги. Впрочем, спать брату это явно не мешало, и вскоре тот ровно засопел. Закрыть глаза было страшновато, но Кира, уверив себя, что снадобья, приготовленные Наарроном, действуют безотказно, все же решилась смежить веки.
   - Ну как? - первое, что спросил утром брат, осторожно коснувшийся её плеча.
   - Отлично! Никаких снов. Давно так сладко и спокойно не спалось. Спасибо!
  
   На танцы Кира больше не ходила: "Что требовалось, я освоила сносно, а лиардеры всякие - пусть другие танцуют".
   Первые два дня, возвращаясь в келью, она настороженно поглядывала на Настоятеля, но тот так и не поинтересовался ни разу, как проходит обучение, а вот про сны спрашивал. И даже одобрил успокаивающее зелье, выданное Наарроном, да и Пасита ее не искал, поговаривали, что он, вообще, отсутствует в Ордене, но расспрашивать охотница никого не стала: "С глаз долой, из сердца вон. К счастью, это работает в обе стороны".
   Бал был намечен на первый день снежника, и как бы Кире не хотелось оттянуть неизбежное, время пришло. Тин Хорвейг объявился в гостиной настоятельских покоев сразу после завтрака, Кира делила трапезу с дедом, который и во время приема пищи продолжал мучить ее великосветскими манерами. Величественно кивнув, в ответ на приветственный поклон Защитника, Махаррон молча удалился в кабинете оставив их вдвоем.
   - Собирайся. Лошадей уже седлают. Надеюсь, ты не против прокатиться до места верхом?
   Кира, не видев Защитника целую седмицу и успела остыть, успокоиться и что-то для себя решить, потому не слишком нервничала: "Пасита, скорее всего, и не понял, отчего я тогда так разозлилась. Главное, снова ничего себе не напридумывать, и помнить, с кем имею дело".
   Оказавшись в собственной спальне, в раздумьях застыла подле шкафа.
   - Киалана, а что же я надену?
   Внутри даже похолодело: "За все время я даже не удосужилась спросить, в чем мне ехать на бал! - Кира пожалела, что не приняла купленное тин Хорвейгом платье: - Наверное, так и лежит в сундуке в доме Защитника, если только Пасита не подарил его кому-нибудь. К примеру, Глашке..."
   Кира все еще мучилась в раздумьях, когда в дверь тихо постучали, затем она немного приоткрылась:
   - Помочь?
   Молча захлопнув ее поплотнее, Кира задвинула щеколду, отрезав себя от наглой морды Защитника, и тут в голову пришла довольно дерзкая идея:
   - Почему бы и нет? Это же маскарад.
  
   Глава 3
   Прода 27.11 (не проверено)
   - Это же маскарад? - прозвучало уже не столь уверенно под недоумевающим взглядом стальных глаз. - Я хотела сказать... Но у меня же нет больше никакого наряда! Ни даже маски... Может, - Кира судорожно осмотрелась по сторонам, прикидывая, что можно использовать в качестве подручных материалов, - может, стоит сделать маску? А лук можно взять? Хотя, наверное, туда с луком не пустят... - Защитник продолжал молча взирать с высоты своего роста, и Кира совсем стушевалась, жалея о сказанном, и почувствовала себя деревенской дурочкой: "Вот надо было это все вслух ляпнуть?"
   Но тин Хорвейг в результате пожал плечами, затем придирчиво осмотрел ее с ног до головы, даже обошел кругом. Щеки потеплели, когда он задерживался чуть дольше на особенно интересных местах. Пасита остановился прямо перед ней, вынуждая задрать голову.
   - Т-с-с! - прошипел, успокаивая, когда Кира хотела было отшатнуться от его руки.
   Что-то поправил, что-то пригладил, расстегнул несколько верхних застежек и хулигански потянул за косу.
   - Ну, так что? - Кира, стремительно растеряв уверенность, отступила.
   - Конечно нет! Как тебе такое пришло в голову?
   - К чему тогда всё это представление?! - в душе против воли зрела досада.
   Пасита многозначительно повел бровью и неожиданно рассмеялся.
   - Ничего смешного, мне больше не во что одеться, и как-то было не досуг об этом позаботиться, - вспылила Кира, злясь на собственную непредусмотрительность.
  
   Ехали молча, поначалу охотница осторожничала, но, когда спустились ниже, и дорога стала пологой, Полночь сама пустилась вскачь, чувствуя согласие хозяйки. Топот Ярого раздавался всё ближе, и вскоре Защитник поравнялся.
   - Торопишься? - усмехнулся он.
   - Ага, не терпится. Очень хочу станцевать лиардару, - съязвила она раньше, чем успела вспомнить данное себе обещание.
   - О! Твое желание - закон. Обязательно станцуем.
   - С чего ты взял, что я собираюсь танцевать с тобой?
   - А с кем же еще?
   "Такой уверенный, аж противно! - Кира продолжала злиться и ничего не могла с собой поделать, умом понимая, что впереди еще много потрясений, и нужно успокоиться и не распыляться по мелочам.
   Стольный Град поразил меньше, чем Кира ожидала: "Дома выше, улицы шире и многолюднее, а задворки, небось помрачнее, чем в Птичьем Терему будут. И, наверняка, зловоннее..."
   Но то ли от усталости, то ли от волнения прочие чувства будто притупились - ничто не удивляло, не заставляло таращиться во все глаза. Они ехали бок о бок с Паситой, и охотница то и дело ловила на себе его задумчивые взгляды.
  
  
   - Издеваешься?! Я это ни за что не надену! - Кира, кипя от ярости, развернулась и направилась к выходу.
   Путь ожидаемо преградили. Пасита встал как скала, скрестив руки на груди, и подвинуть его не было никакой возможности: "Не силу же применять?"
   - Госпоже не понравилось платье?
   Тоненькая, хрупкая модистка, робко переминалась рядом, на ее лице читалась искреннее огорчение вперемешку с надеждой. Она то и дело переводила взгляд с тин Хорвейга на Киру и обратно. В сторонке, совершенно не скрываясь, перешептывались две швеи, не сводившие восхищенно-кокетливых взглядов с Защитника. Впрочем, изредка они посматривали и на нее, но уже удивленно-недоумевающе до обидного. Кира невольно глянула в большое зеркало, и к неудовольствию отметила, как грубо и громоздко выглядит по сравнению с той же модисткой: "А я еще так на бал собиралась идти, дурында! Лук думала прихватить!"
   - Может, если бы у нас было больше времени... Но всего седмица... - продолжала расстроенно лепетать женщина. - Мы можем и лучше, намного лучше!
   - Полно! Платье просто чудесное! - Кира стало жаль девушку, тем более, что платье и правда напоминало произведение искусства достойное княжны. - Мне очень-очень нравится, но дело совсем не в этом, - она повернулась к Пасите: - Тин Хорвейг, ты в своем уме?! Это же платье невесты!
  
  
    
  
  

Оценка: 7.54*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"