Черникова Любовь: другие произведения.

Протеже советника. Подчинить тени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:




    Чтобы избежать брака с первым попавшимся аристократом, кто пожелает меня в жены и окажется достаточно именит и состоятелен, я поступила в академию магии, где нашла друзей и даже влюбилась.
    Жизнь обрела новые краски, и я думала, что, наконец-то, счастлива, но нападение культистов все круто изменило. Теперь по ночам мне снятся кошмары, а мужские прикосновения вызывают обморок. Но настоящая трагедия, что, вместо учебы на любимом факультете, меня твердо вознамерились выдать замуж!


    АВТОРСКИЙ ЦИКЛ: Академия Великой Матери

    АВМ-3 (История Тильи)


    Авторская электронная версия на Litnet





  
   Пролог
   Беседка, в которой мы с подругами расположились, утопала в зелени, аккуратные насыпные дорожки вели от нее в разные стороны: вглубь разбитого по классическим канонам парка, к пруду и к красивому двухэтажному особняку с белыми стенами и лепниной.
   Так случилось, что, поступив этой осенью в Академию Великой Матери на факультет друидов, мы стали соседками по комнате и крепко сдружились, а сегодня вот отмечаем девичник Льяры. Она первой покидает наши холостяцкие ряды.
   -- Тил, передай, пожалуйста персик, -- попросила Кассандра Эллэ.
   Я бросила ей фрукт. Подруга ловко поймала, а я потянулась за стаканом вишневого сока. Пригубила густой, ароматный напиток и поставила на низенький, заставленный закусками, фруктами и выпечкой стол.
   Изящно поджав точеные ножки, Кэс откинулась на подушки и с видимым удовольствием вгрызлась в сочную мякоть. Хрупкая сероглазая блондинка, младшая и единственная дочь Мая Эллэ, главнокомандующего империи Эрессолд, была очень сильной природницей, магический потенциал которой только начал раскрываться.
   -- Придумала! -- воскликнула Льяра.
   В победном взгляде дочки советника мелькнуло что-то хищное. Да и не мудрено, из девочки с запечатанным даром, за время учебы она превратилась в оборотницу с целыми двумя ипостасями! Именно благодаря Льяре я осталась жива, в страшный день нападения на академию три недели назад. Ей и ее отцу -- лорду Сатему Ярранту.
   Она все еще держала многозначительную паузу, когда я не выдержала:
   -- Так что за идея? Прибить Иртона?
   Грохнуть навязываемого моей родней жениха и правда казалось сейчас самым надежным выходом из ситуации. Совершенно несимпатичный мне престарелый мужик после совместного обеда и вовсе стал мне отвратителен.
   -- Тогда уж лучше начать с Лаиссы, -- добавила Кэс. -- Сдается, все беды из-за нее. Она -- заводила. Избавимся от Иртона тут же найдется новый желающий.
   Как ни прискорбно, но природница права. Проблема не столько в Иртоне, сколько в Лаиссе -- дядиной пассии. Когда погибли мои родители, дядя Раш забрал меня к себе. А пять лет назад не стало и тети. Он сильно переживал, пока не встретил холодную блондинку Лаиссу Соронг. Той было едва за тридцать, но она уже успела дважды овдоветь. Нам с кузеном Кэсси она не слишком нравится, и мы зовем ее Змея, но с ее появлением дядя воспрял духом, словно она вернула ему жизнь, и только за это мы были готовы ее терпеть. Только вот теперь Змея обнажила жало, и не повезло именно мне.
   -- От Лаиссы не так просто избавиться, да и жалко дядю.
   -- Вот зачем ты обратилась к ней за помощью? -- раздосадовано спросила Льяра. -- Если тебе было так важно вернуть девственность, сказала бы мне. Мэтр Райдус помог бы найти хорошего врачевателя.
   -- Или ко мне, -- присоединилась Кассандра. -- Дядя Октябрь согласился бы помочь, и про то ни одна живая душа не узнала.
   -- После нападения я была в таком состоянии... Мне просто нужно было поделиться, а Лаисса... Она лишь запугала меня и едва ли не за руку потащила к своему лекарю. Но что сделано, то сделано. Я думала это поможет забыть, но нет...
   -- Прости, -- Кассандра дотянулась и погладила меня по лодыжке
   -- Ладно, что уж теперь...
   Я всеми силами старалась оставить произошедшее в прошлом. Мне повезло больше, чем многим другим.
   -- Так что у тебя за идея, Льяра? -- вернулась я к тому, с чего начался этот разговор.
   -- Все просто. Ты должна выйти замуж.
   -- Что? Да не хочу я за Иртона!
   -- Так выйди за кого хочешь. Уверена, Джентор Парами все еще помнит о тебе, -- она многозначительно пошевелила бровями.
   Я открыла рот, но тут же его закрыла, не зная, что и сказать. Почему-то с того дня я почти не вспоминаю о своем парне. Положа руку на сердце, я порой заставляю себя думать, что скучаю, потому что не скучать как-то неправильно. Ведь неправильно же?
   -- Да! -- подхватила идею Кассандра. -- Тебе нужно срочно встретиться с Джентором и все обсудить. Уверена, он не откажется помочь.
   Я задумалась. Идея выглядела не так уж и плохо, не считая нескольких моментов. Занятия в академии начались неделю назад, с тех пор как лорд Яррант временно заменил там ректора и навел порядок жесткой рукой.
   -- Передам ему привет через Кэсси, -- решила я. -- Брат повздорил с отцом и сегодня же вечером планировал вернуться к учебе.
   Стоило упомянуть Сандра, как глаза природницы радостно заблестели -- они с Кэс встречались, хотя и не особо афишировали свои отношения. Да и как тут не скрываться, когда среди безопасников академии у природницы родной брат, который ревностно блюдет ее честь.
   Кассандра пристально глянула на меня.
   -- Сдается мне, Тил, что ты не слишком-то и скучаешь по Джентору.
   Я ответила не сразу
   -- Не знаю. Иногда мне кажется, что мы совсем не подходим друг другу...
   -- Но попробовать стоит. Не убивать же Иртона и Лаиссу на самом деле? -- усмехнулась Льяра.
   -- Тогда Тилье предварительно стоит за него выйти! -- коварно посоветовала Кэс.
   Мы рассмеяличь, но без особого веселья, а я задумалась над предложением Льяры. С Джентором мы начали встречаться едва ли не в первую неделю учебы и формально до сих пор вместе. Я частенько его ревновала, и он меня тоже. Между нами была искра, страсть. Мы довольно далеко заходили порой, оставаясь наедине, и иногда мне казалось, что это навсегда. Что люблю его. Куда сейчас все это делось?
   -- А насчет Джентора, -- Льяра махнула канапе, которое собиралась съесть. -- Полагаю твои чувства вполне логичны в сложившихся обстоятельствах.
   -- Ты права, -- согласилась я и пояснила для Кэс: -- Он повел себя как полный придурок тогда, -- намекнула на день нападения. -- Увидел меня после всего и зачем-то целоваться полез... -- я обхватила себя руками.
   Подружки переглянулись.
   -- Неудачный момент выбрал. Согласна.
   Брови Льяры сдвинулись.
   -- Но... -- продолжила она чуть подумав. -- Он сильно за тебя испугался. И не забывай, Джентор оборотник. Мы в таком нуждаемся, хотя я это поняла, только когда сама, наконец, обрела ипостась.
   -- Да! И мои братья постоянно тискаются со своими женами. И папа частенько пристает к маме, -- поддержала ее Кассандра и усмехнулась.
   -- Вот поэтому у тебя целых восемь старших братьев, -- поддела ее я.
   -- Важное уточнение! -- подняла вверх указательный палец Льяра. -- Для этого оборотником должен быть именно отец. Судя по тому, что моя мама -- оборотница, а я одна... -- она резко замолчала и посмотрела на нас расширенными в притворном ужасе глазами. -- Бесы!
   Мгновенно сообразив, что она намекает на своего мужа и потенциальный десяток детей, первый из которых уже зреет в ее пока еще плоском животике, мы дружно расхохотались.
   -- Кстати, лорд Яррант дома или как обычно погряз в делах? -- вдруг спросила Кассандра. -- Мой с этими культистами совсем с ног сбился.
   При упоминании советника меня обдало жаром. Чтобы скрыть неожиданно накатившее волнение, схватила стакан с соком и пригубила, пряча под ресницами глаза. Что со мной такое? Наверное, дело в том, что я слишком много в последнее время думаю о советнике? И во снах, что пришли на смену кошмарам? Вспоминая о Дженторе, я оставалась спокойной, а имя Сатем Яррант для меня тождественно защите и спасению.
   Мелькнула шальная мысль, обратиться за помощью к нему, но я ее тут же отмела. В высших кругах не принято вмешиваться в семейные дела другого рода. Советник, конечно, вправе приказать лорду Хортесу, и тот даже починится. Но... Есть одно большое "Но". Это станет унижением для дяди.
   Великая Мать! Ну о чем это я? Да какое Грозному Теневому Магу дело до меня? Кто я такая? Да советник совсем недавно родную дочь чуть не втюхал принцу файбардскому не взирая на протесты. То-то же!
   Но как ни старалась себя уговаривать, внутри неумолимо вызревало желание хотя бы просто снова увидеть его, раз уж я здесь. Щеки предательски вспыхнули, и я, отодвинув стакан, приложила к ним ладони.
   -- Хорошая идея, Тил? -- неожиданно спросила Кэс.
   -- Может и выгорит, если Парами согласиться, -- пожала я плечами.
   Девчонки так и прыснули.
   -- Да, Джентору совершенно необходимо утверждать цвет белья Льяры в первую брачную ночь, -- едва не рыдая от хохота выдала Кассандра сквозь проступившие слезы.
   Я уже успела набрать в рот новую порцию сока, и поспешно схватила салфетку.
   -- Прости, я все прослушала.
   Я вытерла губы и поднялась.
   -- Мне нужно в туалет.
   -- По крайней дорожке к особняку и там налево через черный ход, --пояснила Льяра. -- Тебя проводить?
   Я отрицательно махнула рукой, и потопала в указанном направлении. На деле мне не столько нужно в уборную, сколько побыть немного одной и привести в порядок мысли. В кронах безмятежно чирикали птицы, сквозь листву было видно голубое небо, солнечные лучи ласкали теплом кожу, и ничто не напоминало, что дело давно идет к зиме.
   Тропинка привела меня к боковому входу в особняк. За дверью имелся небольшой тамбур, сразу за которым находилась лестница на второй этаж, но подниматься не хотелось, и я свернула в коридор для слуг. Во всех особняках подобный имеется, а значит там есть туалетная комната.
   Так и оказалось. В резиденции Яррантов он, по обыкновению, проходил по задней части через весь дом, позволяя слугам быстро и незаметно появляться там, где это необходимо. Дверей по правую руку вели в большой холл, портальную комнату, в столовые, сколько бы их тут не было. В залы для приемов, или бальные залы.
   Интересно есть у лорда Сатема что-то подобное? Что-то я не слышала о вечеринках в доме советника. Представила, как бледнеют аристократы, получив приглашение на вечеринку от главы имперской службы безопасности, и улыбнулась.
   Перед глазами возник пустой зал, который не разу не видел гостей. Здесь не раздавался смех, не звучала музыка. Зашторенные наглухо окна, полумрак и тишина. На мне сотканное из теней платье, подол которого стелился по полу. Волосы убраны в высокую прическу, открывающую шею и плечи... Лорд Сатем Яррант приближается ко мне и молча протягивает руку. Я принимаю ее, и мы танцуем в полном безмолвии. Его рука уверенно покоится на моей талии, вторая сжимает ладонь. Необычные для теневика светло-серые глаза, кажется, смотрят в самую душу, и я растворяюсь в его взгляде...
   По телу побежали мурашки, и я глубоко вдохнула. Оказывается я застыла на месте и даже дышать перестала. В зеркальной полосе, что украшала стену, отразились мои порозовевшие щеки, и я приложила к ним прохладные ладошки. Встряхнулась, прогоняя странную истому, что овладела телом.
   -- Я такая дура! -- прошептала себе под нос и, встряхнувшись, пошла дальше.
   Как я, вообще, могу о таком думать теперь? Судя по опыту последних дней, если мужчина до меня хоть пальцем дотронется, я попросту брякнусь в обморок. Тут уж совершенно не до танцев. Состроив себе рожицу, свернула в тупичок, где обнаружились целых две туалетные комнаты. К слову, обе запертые изнутри.
   Стоять под дверью было неловко, а мрачноватая прохлада особняка, словно бы опустевшего -- я так и не встретила никого из слуг по пути -- вызывала желание побродить в одиночестве. Манила, точно запретный плод. Решив не отказывать себе в подобной малости, поднялась по лестнице. Моя комната располагалась в противоположном конце особняка, и неспеша двинулась по коридору, рассматривая по пути обстановку.
   Магия теней здесь ощущалась еще отчетливее, на полу дорожка с лиственным узором скрадывала шаги. Было много старинной мебели и антикварных вещей. Дом дышал сдержанной роскошью и своеобразным уютом. Похоже, лорд Яррант предпочитает классические решения.
   Оказавшись в комнате для отдыха с большим, выходящим в сторону центрального входа окнами, поняла, что преодолела ровно половину пути и остановилась, чтобы немного полюбовалась открывающимся видом на парк-лабиринт.
   Неожиданно до меня донеслись приглушенные голоса. Поначалу я не придала этому значения, пока отчетливо не разобрала, что один из них -- женский. Ему отвечал лорд Сатем. Его-то голос и заставил меня прирасти к месту. Взгляд вдруг выхватил еще один проход по правую руку, которого изначально вроде бы и не было. На поверку там оказался короткий коридор и две расположенные напротив друг друга двери. Из-за одной из них и доносилась беседа.
   -- Я не должна подслушивать! Не должна! Не должна!  -- твердила себе, но ноги уже шагнули ближе.
   Да и недавний опыт говорил, что так, порой, можно узнать что-то полезное.
   -- Я считаю, Элье лучше пока ничего не знать. Ни к чему лишнее волнение в ее положении.
   -- Она твоя дочь, Дариа! И у нее сегодня девичник. Как ты можешь быть такой жестокой?!
   Никогда раньше не представляла, что в голосе Грозного Теневого мага может звучать столько мольбы и укора одновременно.
   -- Не может быть! -- беззвучно шевельнулись мои губы. -- Это... Это же... Мама Льяры?!
   А подруга, похоже, ни тычинкой, ни пестиком о том, что она здесь! Да это же ни в какие порталы не лезет!
   -- Как смеешь ты обвинять меня в жестокости?! -- возмутилась Дариа.
   Говорила она негромко, но кошачье шипение отчетливо прорвалось сквозь маску холодности.
   -- Дари, -- лорд Яррант смягчился. -- Наша дочь ждала тебя всю свою жизнь. Ложилась и засыпала с надеждой, что в один прекрасный день увидит маму. А я... Я ждал тебя вместе с ней!
   -- Сатем, не начинай, -- отчетливо послышалось раздражение. -- Ты не хуже меня знаешь, что наш брак был большой ошибкой. Алларик так боялся твоего потенциала, что ему показалось мало одной лишь клятвы верности на источнике и он привязал тебя мной.
   -- Алларику нечего бояться. Я не давал повода и никогда не стал бы претендовать на корону. К тому же он мой друг, а я не предаю друзей!
   Дариа хмыкнула.
   -- О! А они у тебя еще остались?
   Советник проигнорировал выпад.
   -- А как же ты? Ты ведь меня любила?
   Я бы поклялась, что слышу отчаяние в этих словах, и поняла, что начинаю ненавидеть эту женщину. Никто не в праве поступать так с этим достойнейшим человеком!
   -- Любила... -- эхом повторила сводная сестра императора. -- Или думала, что люблю, до тех пор, пока ты не запер меня здесь...
   -- Дари, все, что я делал, это ради твоей же безопасности. Времена настали непростые. Я переживал, что могу тебя потерять...
   -- И сделал все, чтобы это случилось! -- перебила его она, окончательно теряя самообладание. -- Ты посадил кошку на цепь, Яррант, но кошка жаждала свободы! Ты превратил меня в свою пленницу, я днями просиживала здесь одна, пока ты трудился на благо Эрессолда. Беременная и глубоко несчастная, а в перспективе меня ждала такая же безрадостная жизнь. Долгие годы одиночества! Я ненавижу это место!
   -- Это не так! Ты была вольна делать, все, что вздумается. Почему ты молчала?
   -- Я говорила, Сатем, но ты не слушал. Никогда. Ты никогда не пытался меня услышать. Не ты, ни мой брат! Женщины семьи для вас лишь разменные монеты в борьбе за власть. Так всегда было.
   -- Нет!
   -- Сколько лет ты не выпускал Оэльрио из особняка? Уверен, что она была довольна такой жизнью? Кстати, про свадьбу с принцем Файбардским я тоже наслышана...
   На несколько мгновений повисла тишина
   -- Я лишь хотел как лучше! Всегда. Хотел защитить и обеспечить достойное будущее...
   -- Для кого?! -- неожиданно сорвалась на крик женщина. Затем, чуть успокоившись продолжила: -- Я буду жить во дворце, но с дочерью я пока не готова увидеться. Мне, между прочим, все это тоже довольно тяжело. Сам скажешь ей, но позже. Найдешь слова и все объяснишь. И... Я подаю на развод, Алларик уже в курсе и не возражает. На неделе тебе пришлют бумаги.
   Кажется, я услышала все, что можно и что нельзя. Пора делать ноги.
   Едва успела пересечь гостиную и выйти в коридор, как следом фурией вылетела Дария Яррант. Грациозная, тонкая, гибкая, красивая и так похожая на свою дочь. Скользнув по мне взглядом, словно по пустому месту, она пролетела мимо, обдав мощной аурой жизни, которой так славятся оборотники. Я поспешно посторонилась, чтобы принцесса меня не сбила, а затем поспешила в отведенную мне комнату.
   Стоя у раковины, я никак не могла прийти в себя, и раз за разом набирала ледяную воду в ладони, умывая лицо, которое никак не желало возвращать присущий нам -- рыжикам бледный цвет.
   -- Великая Мать, как же теперь удержаться и не выложить все Оэльрио? -- спросила у собственного отражения.
   Стоит ли просветить подругу, или все же оставить это право ее отцу?
   -- Ну за что мне все это, а?
   Отражение вернуло мне жалобную рожицу.
   Кажется, я потеряла счет времени, и настала пора возвращаться, пока девочки не пошли меня искать. Наверняка теперь придется объяснять длительное отсутствие.
   Едва я аккуратно притворила дверь и развернулась, как вздрогнула от неожиданности. Передо мной стоял лорд Сатем Ллорг Яррант, Грозный Теневой Маг, Первый советник императора и тот, кто меня спас.
   Выглядел он, надо сказать, весьма непривычно. Сейчас в его облике не наблюдалось привычной строгости. Длинные волосы растрепаны, а их концы печально поникли, не подавая привычных признаков самостоятельной жизни. Темно-синяя рубашка аррендольского шелка расстегнута на груди. Верхняя пуговица напрочь оторвана, следующая болтается на честном слове, точно его трепали за грудки. Нет, поняла я, это он сам разорвал ворот, потому что было трудно дышать. Внутри что-то сжалось, от понимания и сочувствия.
   От мужчины разило крепким алкоголем, но и не мудрено. После такого-то разговора, кто угодно приложился бы к горлышку на его месте.
   Зрачки теневика расширились, за чернотой полностью скрыв радужку, свет не отражался в их темной глубине. Черты лица заострились. Тени залегли под глазами. Тени же на глазах заклубились по углам, отражая эмоции своего господина. Разом стало темнее.
   -- Все слышали? -- вместо приветствия холодно спросил он.
   И я поняла, не время для реверансов и любезностей. Но, как ни странно, я совсем не боялась.
   -- Врать, так понимаю, бесполезно? -- спросила точно равного.
   Ой! Что я порю? Ну почему мой язык живет собственной жизнью в такие моменты. Я снова покраснела, точно и не устраивала только что ледяную ванну для щек. Сглотнула враз пересохшим горлом.
   Сатем чуть склонил набок голову, и тени в коридоре ожили, соткавшись в девичью фигурку, которая поспешно выворачивает из-за угла. И разве что полностью слепой не увидел бы в ней поразительного сходства со мной.
   -- Вау! -- восхитилась столь детальной магической проработкой.
   Не знаю как это ему удалось, но у нее даже веснушки были видны! Ничего подобного мне не доводилось видеть. В академии теневики обычно удивляют неожиданными появлениями или оружием.
   Тем временем моя копия уже исчезла в гостиной, задом наперед повторяя все мои движения.
   -- Ничего не говорите мой дочери, Тилирио. Я сам.
   Взгляд лорда Сатема завораживал, запуская волны странного жара по всему организму, но ни одна его тень так и не коснулась моих ног, и я вдруг поняла, что немного разочарована. Советник поднял руку и потянулся было ко мне, но, раньше, чем успела сообразить, что происходит, я отшатнулась, вжавшись лопатками в дверь. Его рука замерла и опустилась.
   -- Я ничего не скажу Льяре, -- ответила я с запозданием.
   Хозяин поместья кивнул и покинул было меня, но сделав несколько шагов остановился и спросил не оборачиваясь:
   -- Интересно, как это у вас вышло?
   Оставив меня в недоумении и смешанных чувствах, он молча исчез.
  
  
   Глава 1.1
   Неделей ранее
  
   "Лорд Сатем!"
   Безмолвный призыв помог вырваться из липких объятий кошмара. Я села на кровати часто дыша и прислушиваясь к уютной тишине дома. За окном все еще было темно, тяжелые напольные часы, старинные с маятником, мерно тикая, подтвердили догадку. Всего-то полвторого.
   -- Великая Мать, когда все это кончится? -- шепнула в полумрак комнаты.
   Устало поднявшись, поплелась в ванную и долго умывалась прохладной водой, прежде чем взглянуть на себя в зеркало. Отражение "порадовало" затравленным взглядом серо-зеленых глаз и бледным лицом в обрамлении мокрых прядей. На миг почудились разбитые губы, и я моргнула, прогоняя наваждение.
   Зло ударила кулаком по мраморной поверхности умывального столика и зашипела от боли. Потирая руку, вернулась в постель, раздумывая не принять ли снотворное, что дала мне Лаисса? Стрелки напольных часов сделали целый круг, когда я снова побрела в ванную. Достала пузырек и задумалась, катая его в пальцах. Не хочу его пить, и все! Должен быть и другой способ. Наверняка, можно как-то усыпить себе магией.
   Эта идея впервые за две недели пришла мне в голову. Вылив снадобье в унитаз, вернулась в комнату и достала тетради с лекциями. Уверена, что-то такое мелькало на занятиях, память меня редко подводит. Искомое обнаружилось быстро. В лекции по первой помощи рассказывалось, как успокоить раненого, если тот может навредить себе или окружающим.
   Я внимательно изучила аккуратно нарисованную схему, пока не запомнила раппорт, дозу и последовательность вливания энергии. Сразу под ней в красной рамке было предупреждение, какое из нарушений раппорта будет иметь снотворное действие.
   -- Есть!
   И как мне раньше не пришло это в голову? Я принялась за дело сознательно вливая чуть больше энергии и при том растягивая интервалы.
   -- Главное не перестара...
   Лорд Сатем оборачивается, когда я хватаю его за руку раньше, чем он успевает сделать хоть шаг прочь. Прежде чем осознаю всю дерзость своего поступка, провожу рукой по его обнаженной груди, пальцами ощущая края пореза. Щедрый поток энергии жизни, льющийся от моей ладони, настолько мощный, что не оставляет от глубокой раны и следа. Никогда раньше не делала ничего подобного. Чистая энергия на такое не способна, ведь так?
   Советник осторожно берет мою руку в свою и медленно подносит к лицу. Наблюдаю широко распахнутыми глазами, как он это делает. Как опускаются его черные ресницы, оказывается такие пушистые и мягкие...
   Его губы касаются подушечек моих пальцев. Он смотрит поверх наших рук. Напряженно, словно пытается что-то прочесть на моем лице. На долгое и одновременно такое краткое мгновение наши глаза встречаются, и что-то происходит. Не знаю, что. Не могу объяснить...
   На смену его взгляду приходит крашенный старинной лепниной потолок моей собственной комнаты. А я все еще лежу поперек кровати и без одеяла. Ноги свисают с краю и от неудобной позы жутко затекла поясница.
   -- Ойййй! -- зашипела, переворачиваясь на бок и пытаясь выгнуть себя в другую сторону. -- Кажется я перестаралась.
   Зато спала крепко и без кошмаров, так что фиг с ней, с поясницей. Взгляд наткнулся на часы.
   -- Лесные бесы!
   Путаясь в подоле длинной старомодной ночной рубашки и постанывая, понеслась в ванную, приводить себя в порядок, дядя страшно не любит, когда опаздывают. Внизу все уже были в сборе.
   -- Доброе утро! -- поприветствовала домашних.
   -- Доброе, сестренка! -- первым откликается Кэсси, уже украдкой жующий любимый двоюродный братик.
   Змея Лаисса, очаровательно улыбнувшись, жестом пригласила за стол, а вот дядя Раш проигнорировав мое появление, уткнулся в свежий выпуск "Гласа Эрессолда". Упс! Плохой признак.
   -- Тилирио! -- Лорд Хортес, наконец, удостоил меня внимания и отложил газету, которую тут же умыкнул Кэсси.
   Ну все! Ждет меня головомойка и прополка мозгов.
   -- Ты в четвертый раз за две недели опаздываешь к завтраку, --констатирует факт и одновременно порицает подобное поведение глава дома Хортес. -- По-моему, ты достаточно долго живешь в этом доме, чтобы знать правила
   Все, что касается распорядка дня, дядя возводит в абсолют. Это отголоски времен, когда его род был богат и приближен к императору. Выговор, конечно, неприятно, но не смертельно, к тому же в кои-то веки я чувствую себя бодро. Богиня! Как же мало нужно человеку для того, чтобы мир стал прекраснее -- просто хорошенько выспаться.
   -- Простите, это больше не повториться. Обещаю.
   На деле мне совершенно не стыдно, а про кошмары дядя не знает. Лаисса убедила меня не вдаваться в подробности произошедшего, а Кэсси, зная собственного отца и его консервативность, поддержал эту мысль. Если дядя узнает, что я больше не девственница, станет относиться ко мне как порченному товару, даже не смотря на то, с помощью врачевателей все было легко восстановить. Слишком уж он консервативен.
   Но самое страшное, не видать мне тогда больше академии. Дядя Раш постарается подыскать подходящего кандидата в мужья. Подходящего на его взгляд, конечно. Того, кого не смутит моя порочность "и тэ дэ и тэ пэ". Скорее всего, это окажется глубокоуважаемый лорд в возрасте, читай: очередной старый извращенец с толстым кошельком, предположил тогда Кэсси, окончательно вогнав меня в ужас.
   -- Отец, подумаешь, проспала чуток... -- вступился за меня брат. --Эта зубрила наверняка перечитывала леции. Она же уснуть не может, пока парочку тем не повторит! -- он содрогнулся всем телом и скривился так, точно это приравнивалось к глотанию туалетных слизней живьем.
   -- Мне приснился нехороший сон, и я действительно повторяла тему по первой помощи, -- подтвердила я слова Кэсси.
   -- Какая старательная ученица! Не чета некоторым, -- без толики иронии воскликнула Лаисса и тронула дядю за руку.
   -- Похвальная тяга к знаниям, -- сухо кивнул лорд Хортес. -- Но это не дает право пренебрегать традициями.
   -- Я все поняла, дядя.
   -- Возблагодарим Великую Мать за данную нам пищу! -- начал лорд Хортес короткую утреннюю молитву, разрешив мне сесть.
   Молчание, разбавленное звуками трапезы и тихой музыкой из проигрывателя, нарушил нежный голосок:
   -- Раш?
   -- Иса? -- дядя вопросительно глянул на нее, и кивнул.
   Змея дождалась, пока экономка поставила перед главой рода малюсенькую фарфоровую чашку, по столовой тут же разнесся терпкий аромат кофе. Хороший кофе -- единственная роскошь, которую дядя себе позволяет в последние несколько лет. Дела семьи Хортес идут не так хорошо, как хотелось бы.
   -- Тилья, сегодня на ужине у нас будут гости.
   Изящная, тщательно выращенная и оформленная бровь многозначительно шевельнулась, и я невольно задалась вопросом, не на первоклассных ли друидов-стилистов уходят остатки состояния дяди Раша?
   -- Я тебе помогу подготовиться. Ты совершенно себя запустила в этой своей академии.
   Ну как же! Энтузиазму Лаиссы нет границ. Это значит очередного жениха на мою голову. Она будет приводить меня в товарный вид во что бы то ни стало. А ведь Змея прекрасно понимает, что мне сейчас не до женихов и отношений, но убеждает дядюшку поскорее сбагрить меня хоть кому-нибудь.
   Раньше в подобных случаях я старалась придать своей внешности как можно более непрезентабельный и благочестивый вид. Делала неприглядные прически. Надевала глухие, застегнутые под самое горло платья, скрывающие особенности фигуры. Помню, ходили однажды с Кэсси выбирать такое. Ох и повеселились! Только Лаисса меня мгновенно раскусила, но спасла академия, а вот сегодня мне не позволят провернуть обычный финт.
   Я посмотрела на Змеюку. Н-да. Судя по энтузиазму, что горит в ее глазах, "покупатель" очччень выгодный.
   -- И никаких возражений! -- она почувствовала мое настроение.
   -- Спасибо, Лаисса, ты так добра, -- я едва сдержала сарказм в голосе и
   украдкой бросила страдальческий взгляд на Кэсси.
   Тот ответил сочувственным и тут же перевел тему:
   -- Вот это да! Только послушайте! Вчера вечером в Сатор-Юти воин-оборотник из расквартированного там гарнизона взбесился и напал на девушку.
   Я навострила уши. В Сатор-Юти мы были на практике утром в день нападения на академию перед тем, как все это началось. Это небольшой городок на границе с Файбардом.
   -- Как это случилось?
   -- Пишут, что пришел на свидание, а потом неожиданно напал. К счастью, поблизости оказались ребята из его отряда. Девушку отбили, но оборотник был совершенно не в себе, завязалась схватка и его убили. Только так и смогли остановить! Представляете? Четверо закаленных боями оборотников не справились с одним! Участники инцидента утверждают, что другого способа спасти ее не было.
   -- Какой кошмар! Кассандра, зачем ты с утра читаешь такие ужасные вещи! Давайте лучше обсудим меню на вечер, -- перебила кузена Лаисса.
   Брат поморщился, свое полное имя он страшно не любит. Да и здоровенный нескладный бугай, сухопарый и бритоголовый, со сдерживающей татуировкой на загривке, он совершенно не похож ни на какую Кассандру. Но что поделать, таковы традиции рода Хортес, и имя прославленного предка исправно передается от деда внуку.
   -- Дай-ка?
   Кэсси протянул мне газету. Быстро пробежав глазами по строкам, пришла в ужас. Статья была подробной и в деталях описывала впечатления участников, а я уставилась на редкость -- фото, сделанное за несколько минут до печальных событий. На нем девушка прижимает к лицу букет, и нюхает цветы, судя по прикрытым глазам. Часть пространства на изображении занимает голова и затянутое в повседневную форму оборотника плечо мужчины.
   -- Мир снова сходит с ума, -- дядя забрал газету. -- Это грядущее затмение так действует. В столице нельзя и шагу ступить, чтобы не наткнуться на очередного юродивого проповедника, воющего о конце света.
   Глава 2 Салон
   После завтрака вернулась в свою комнату, и прилегла на кровать. От новостей голова вдруг разболелась и я, сосредоточившись, уняла боль легким усилием воли. Жалко, что выспаться таким же образом нельзя. Тихонько скрипнула дверь.
   -- Благовоспитанной леди не пристало в такое время валяться в постели.
   Сдержав гримасу, я села.
   -- Лаисса, может, отменим этот ужин, а? Я плохо себя чувствую, ты же знаешь, мне никак не удается нормально выспаться из-за кошмара.
   -- Ты слишком много думаешь о том, что произошло. Перестань, и тебе сразу станет легче. Врачеватели сделали все что могли. Ты теперь как новенькая, твой будущий супруг и не заметит изъяна, проблема осталась только у тебя в голове.
   Меня покоробили эти слова. Изъяна?! Так и подмывало поставить ее на место, но я сдержалась, ведь у меня была одна просьба.
   -- Лаисса, я хочу посетить Храм Великой Матери. Помоги, пожалуйста, уговорить дядю.
   -- Не сегодня. Но, -- змея многозначительно посмотрела на меня. -- Если обещаешь быть нынче паинькой, так и быть, замолвлю словечко, -- она приторно улыбнулась. -- А теперь собирайся, идем приводить тебя в порядок.
   Пришлось сделать, как она велит.
   По пути в нашу портальную залу, в которой работало только два портала из трех, встретился дядюшка.
   -- Дорогой, -- улыбнулась Лаисса, -- постараемся вернуться к семи. Представляешь, оказывается твоей племяннице совершенно нечего надеть! -- она с укоризной посмотрела на меня...
   А я то тут при чем?
   -- Кхм... Может, одолжишь что-то из собственных нарядов? -- замялся дядя. -- Что-нибудь, что ты не носишь...
   -- Раш! Как сожно?! Это оскорбление для леди! Не обижай нашу девочку, -- она притиснула меня к себе, словно бы защищая. -- К тому же мои платья будут ей тесны. Ты всегда забываешь, что не все женщины носят один и тот же размер, -- Змея ухитрилась снисходительно и одновременно соблазнительно рассмеяться, и на строгом лице дяди расцвела идиотская улыбка.
   -- Хорошо, не тратьте слишком много и не опаздывайте. Наш гость не должен решить, что ему выказывают пренебрежение.
   -- Ну как же, дорогой, -- пропела Лаисса, -- леди положено слегка опоздать!
   Но только не на завтрак, подумала я.
   Ступив на портальную площадку, мы перенеслись сразу в салон.
   -- Здесь, конечно, не столица, но мастера искусные, -- шепнула она и сделала приглашающий жест рукой.
   Навстречу нам уже спешили две друидки и утонченного вида световик. Судя по тому, как уверенно Лаисса принялась раздавать указания, стало понятно, он имеет насчет меня определенные планы.
   -- Тилирио я отлучусь, заберу в ателье твое платье.
   -- Мое платье?!А как же магазины? -- я едва не поперхнулась.
   Лаисса заговорщически подмигнула словно мы -- подружки.
   -- Выполняй все указания мэтра Адоранта, он просто бог во всем, что касается моды и красоты.
   -- Мое платье... -- пробормотала я вслух, наблюдая как она растворяется в портале.
   Да она же заранее знала об этом ужине и даже успела подготовиться! Сердце сильнее заколотилось о грудную клетку. Это плохой-плохой знак! Похоже отвертеться от этого замужества будет очень не просото.
   -- Меня зовут мэтр Адорант, дитя, -- обратился ко мне лощеный световик.
   По традиции стилистов он разговаривал мягко, растягивая гласные в словах, и выглядел несколько женственно.
   -- Будем делать из тебя фею! -- он высокопарно вскинул руки и лучезарно улыбнулся. -- Девочки-девочки! Ату ее! -- захлопал он в ладоши, словно науськивая на меня свору собак.
   Мелькнула крамольная мысль сбежать, да вот только кроме кодов доступа к поместью Хортес, других у меня не было. А там дядя.
   -- Вы только посмотрите, она же настоящее сокровище! -- не унимался сияющий. -- Нет! Госпожа Лаисса не права, сделаем все по-моему!
   Он яростно зажестикулировал, раздавая команды, и вокруг начало твориться волшебство. Меня препроводили в одну из комнат, где попросили раздеться полностью и лечь на стол. Это вернуло меня в тот день, когда Лаисса, потащила меня к врачевателю, чтобы за кругленькую сумму вернуть утраченную во время нападения невинность.
   -- Расслабьтесь, леди. Больно не будет. Разве что небольшой зуд почувствуете, -- улыбнулась совсем молоденькая друидка в светло-бирюзовом халате и с убранными под шапочку волосами.
   "Легкий зуд" на поверку оказался "бесовской почесухой". Благо моих способностей врачевания доставало, чтобы совладать с неприятными ощущениями, которые, к счастью, скоро закончились, а я стала гладкой как младенчик везде и всюду.
   -- Через год придется повторить, -- улыбнулась друидка, передавая меня следующему мастеру.
   Вскоре я потеряла счет времени за бесконечными массажами, масками, ванночками, маникюром и прочими процедурами, призванными превратить меня в фею.
   -- У вас, наверное, помолвка? -- спросила одна из мастериц, и мое сердце нехорошо йокнуло.
   -- с чего вы взяли?
   -- Ну... Вы так свежи и прекрасны, но не выглядите счастливой, -- сказала вместо ответа девушка, поправляя мне прическу. -- У вас глаза грустные.
   Я улыбнулась, почувствовав, как она легонько сжала мне плечо.
   Великая Мать! Помолвка?! Медленно приходило осознание. А что? С Лаиссы станется и такое мне организовать! И платье! Что еще за платье она мне заказала?
   -- Вы так побледнели! -- подскочил ко мне мэтр Адорант со стаканом воды на готове. -- Выпейте-ка!
   Он приобнял меня за плечи, чтобы поддержать, а я оцепенела. Прикосновение его руки показалось липким и жгущим одновременно. Хотела сказать, чтобы он отодвинулся и не трогал меня, но все что получалось -- лишь часто вдыхать воздух, не в силах вымолвить ни слова. Паника накрыла с головой. Голоса стилистов доносились точно издалека, а смысл сказанного едва достигал рахума.
   -- Что с вами, леди Тилирио! Не пугайте нас так! Карнелиа, зови врачевателя! Срочно!
   В полубессознательном состоянии меня положили на диванчик, на лицо побрызгали водой, но это не помогало. Голоса слились в единый гул, темнота затягивала в свои объятия, но лишиться чувств мне не позволили.
   -- Что с ней? -- голос Лаиссы беспощадно резал мою новую реальность. -- Отойдите все!
   Она схватила меня за руки, потрогала лоб, легонько пошлепала по щеке.
   -- Одеяло, немедленно! Она вся ледяная. Да не стойте точно старое дерево! Заварите успокаивающий сбор и немедленно позовите лекаря!
   -- За ним уже отправились, миледи, -- ответила одна из друидок.
   Как ни странно, но появление Змеи помогло мне собраться. Она, конечно, зло, но зло привычное, знакомое. К моменту, когда прибыл врачеватель, я уже сидела на диванчике, закутанная в плед и пила горьковатый травяной настой. Головокружение прошло, и лишь легкая бледность выдавала слабость.
   -- Юная леди попросту переволновалась, такое бывает, -- заключил пожилой врачеватель.
   Он заговорщически улыбнулся в седые усы и хитро мне подмигнул. Похвалил мои навыки по самовосстановлению, порекомендовал больше времени проводить на свежем воздухе, лучше спать и есть свежие овощи и ушел.
   -- Продолжим, у нас осталось не так много времени, -- скомандовала Лаисса.
   Повинуясь скупому жесту ее холеной руки, в комнату внесли платье нежного зелено-голубого цвета. Ясно. От классики решили не отступать. Две друидки приблизились, чтобы помочь мне разоблачиться, две другие ждали наготове с платьем, а мэтра Адоранта с шутками и прибаутками выставили прочь из комнаты, несмотря на его жгучий энтузиазм принять активное участие в "создании шедевра".
   Лаисса, и правда, предусмотрела все. В большой коробке оказалось изящное и довольно целомудренное белье нежного кремового цвета. Надо сказать, очень красивое и, судя по известному во всем мире стилизованному изображению одуванчика, весьма дорогое. Мне о таком приходилось только мечтать. К комплекту прилагались тончайшие чулки из паутины рамелиса -- весьма редкого и полезного паучка, и пояс в тон. В коробкк поменьше обнаружились изящные туфли-лодочки телесного цвета на головокружительной шпильке. Роскошь в чистом виде! Но зачем это все?
   -- Лаисса, -- решилась я на вопрос. --Вечером точно будет просто ужин?
   Ожидая ответ, крепче стиснула кружку с недопитым отваром.
   -- Да, -- выдала та, несколько мгновений спустя. -- Почему ты спрашиваешь?
   -- Потому что только ленивый меня еще не поздравил, а я так и не пойму с чем?
   Змея пожала плечами.
   -- Я не несу ответственности за домыслы других. Поспешим.
   Кружку у меня отняли, а вместо нее протянули коробку с бельем. Пришлось натянуть новое белье.
  
   -- Верх не понадобится! -- воскликнула Лаисса, стоило показаться из примерочной.
   Тут же подскочила друидка и ловко стащила с меня бюстгальтер, приглашающим жестом указав на постамент. Стоя на нем, пока меня измеряли и что-то записывали, я ощущала себя как в музее. В стене напротив на расстоянии нескольких шагов было большое зеркало. Мое отражение одетое в только в чулки, туфли и трусики, казалось беззащитным. Друидка прекратила измерения и словно бы забыла обо мне. Все эти манипуляции были вполне уместны в ателье, но не в салоне красоты. Я не выдержала, сложила на груди руки, хоть как-то ее прикрыв и спросила:
   -- А не проще ли просто примерить?
   И, о чудо! На меня тотчас надели платье. Холодная скользкая ткань обласкала кожу и заструилась по ногам до самых туфель. Я вздохнула с облегчением. Лиф украшала сложная драпировка цвета молодой зелени, среди складок которой огоньками сияли, преломляя свет, мелкие "слезки" горного хрусталя. Плечи оставались открытыми, а вот юбка была двухслойной. Верхний из прозрачной органиди того же цвета и нижний -- из зелено-голубого шелка. Вместе они выдавали интересный эффект.
   Рядом возник мэтр Адорант и ловко прицепил голубую розу к декоративной лямочке на левом плече. Незамысловатую прическу, на которой он настоял в самом начале, украшала такая же, но крупнее. Нанеся завершающий штрих, стилисты оставили нас как по команде.
   -- Тилья, ты же не планируешь испортить нам вечер? -- негромко спросила Лаисса, пристально рассматривая мое лицо.
   -- Для этого есть повод? -- ответила я вопросом на вопрос.
   Змея усмехнулась.
   -- Значит так. Ты примешь все знаки внимания лорда Иртона с благосклонностью. Это главная твоя задача. Ты же осознаешь, что все решено, прочее -- не более, чем формальность и дань традиции?
   -- Вот как?
   Порадовалась, что удалось спокойно отреагировать на новость. Успела-таки морально приготовиться и не выказать растерянности пред Змеей.
   -- Что будет, если я не послушаюсь?
   Лаисса повела изящной бровью.
   -- Лорд Хортеса заботиться о тебе и хранить твое наследство, выполняя волю твоего отца, пока ты не выйдешь замуж. Но в завещании есть один интереснейший пункт, который гласит, что поместье Нэпингтон окончательно перейдет в твою собственность, только при условии, что ты вела благопристойный образ жизни.
   -- И? -- внутри меня все кипело. -- Что ты хочешь этим сказать?
   -- Глубокоуважаемый мэтр Меркель, подтвердит и предоставит все необходимые доказательства того, что ты приходила к нему за одной весьма распространенной среди ветренных особ услугой? Любой законник подтвердит, что разгульный образ жизни подходит под определение "недостойного леди поведения", а поместье перейдет в собственность лорду Хортесу.
   Она победно на меня посмотрела. Я испытала легкий шок, от такого поворота. Я когда-то читала завещание, но даже не придала значения подобным деталям.
   -- Раш, конечно, захочет отчислять тебе некоторые средства, но я постараюсь его убедить, что твой муж вполне способен тебя содержать, а Хортесам эти деньги нужнее.
   Алчный блеск холодных голубых глаз прямо-таки кричал, что мое имение тотчас уйдет с молотка, а денежки заграбастает Лаисса.
   Задохнувшись от негодования, я крепко стиснула зубы и мысленно взмолилась Великой Матери, чтобы достало выдержки не наговорить того, что не принесет никакого проку.
   -- Искренне тебе сочувствую, -- равнодушно произнесла Змеюка, пока мы шли к порталу. -- Ты вправе меня ненавидеть, но, поверь, потом еще спасибо скажешь. Лорд Лео Данч Иртон -- именно то, что тебе нужно. Он достаточно состоятелен, чтобы исполнить любой твой каприз. Не будешь дурой, станешь действовать похитрее и будешь как сыр в масле кататься. Конечно, поначалу придется быть послушной, но, поверь мне, опыт мужа пойдет во благо вам обоим.
   -- Похитрее?! Это как ты с моим дядей?
   По взгляду, которым меня одарила Лаисса, я поняла, что стоило промолчать. Тем более, что мне потребуется ее помощь, когда стану отпрашиваться у дяди. Не то чтобы я сама не могла отпроситься, но с нее станется сделать так, чтобы он отказал.
   -- Хорошо, -- выдавила я хрипло, буквально проталкивая слова сквозь глотку. -- Буду сегодня паинькой.
  
  
  
   Глава 3. Ужин
   В Хортес Холл прямо у портала нас встретила госпожа Натиль. Неразговорчивая женщина пожилого возраста с незапамятных времен, исполняющая роль экономики, дворецкого, домоправительницы и добрую дюжину других ролей.
   -- Милорды уже ждут вас в малой столовой, -- с излишним пиететом уведомила она.
   Пытаясь подавить нервную дрожь, я постаралась настроиться на предельный уровень лицемерия. И даже умудрилась изобразить скромную улыбку, чувствуя, как от злости приливает кровь к щекам.
   -- Умница! -- похвалила Змея. -- И, как только тебе удается так мило краснеть?
   Ответить я не успела, потому что навстречу нам поднялся дядя и наш гость.
   Лорд Иртон оказался невысоким, полноватым и краснолицим. Не старик, но и не первой свежести -- примерно одного с дядей возраста. Каштановая шевелюра зачесана назад, пухлые щеки и подбородок украшала пегая с проседью бородка. Голубые водянистые глаза глядели на меня с прищуром, точно изучали. Потенциальный жених совершенно мне не понравился, и это сильно осложняло задачу.
   -- Лео, позволь представить тебе мою племянницу Тилирио Нэппингтон.
   Пересилив себя, я протянула руку для поцелуя. Иртон прикоснулся к ней губами, задержав чуть дольше, чем полагается. Ужасное ощущение! Не выдержав, отняла ладонь и едва сдержалась, чтобы не вытереть ее о юбку. Это не укрылось от внимательного взгляда Лаиссы, глаза которой недовольно сузились.
   -- Зови меня Лео, Тилья. Ты же не против, если я буду обращаться к тебе так?
   Поддерживая меня за локоть, он повел меня к моему месту за столом. То же, что и в салоне ощущение накатило так резко, что я пошатнулась, и Иртон придержал меня за талию не давая упасть, и я едва не заорала, но воздух словно не желал поступать в легкие.
   -- Тилья? Тил! --забеспокоился Кэсси, заметив мое состояние.
   -- Тилирио?
   -- Тилья?
   Звали меня наперебой, а я балансировала на грани и изо всех сил стараясь не сорваться снова в черную яму обморока.
   -- Что с тобой?
   Навязанный жених подхватил меня на руки и склонился, заглядывая в лицо. Это и подтолкнуло в "пропасть".
   -- Ничего страшного, юные леди, порой, такие впечатлительные, -- рассыпалась в заверениях Лаисса.
   Ее доносящийся словно сквозь вату голос было первым, что я услышала, приходя в сознание. Рядом стоял Сандр, старательно обмахивающий меня "Гласом Эрессолда". Экономка попыталась сунуть мне под нос нюхательную соль.
   -- Благодарю, Натиль, уже не нужно, -- сдавленно пробормотала я, воротя нос от вонючего сосуда.
   Брат помог мне сесть.
   -- Как себя чувствуешь?
   -- Нормально.
   -- Вот. Это вода.
   Лорд Иртон протянул мне стакан, и я осторожно приняла его, стараясь не коснуться его пальцев.
   -- Спасибо.
   -- Хотелось бы верить, что не я причина вашего обморока. Я считаю себя достаточно привлекательным, но не настолько же, чтобы юные девы лишались чувств от одного моего вида, -- неуклюже пошутил он.
   -- Тилирио, мне стоит позвать врачевателя? -- тревожно хмурясь, спросил, лорд Хортес.
   -- Не нужно, я в порядке.
   -- Тогда, может ты чего-то желаешь?
   Участие на лице дяди было таким искренним, что я не удержалась:
   -- Дядя Раш, я хочу посетить столичный Храм Великой Матери, можно?
   Кажется, дядя растерялся. Он не ожидал подобной просьбы. Тут же вступилась Лаисса, хотя в том и не было большой нужды.
   -- Дорогой, позволь ей эту малость. Она довольно уже просидела взаперти, пускай прогуляется.
   Змея очаровательно улыбнулась, нежно коснувшись его плеча, и как обычно дядя поплыл.
   -- Хорошо. Сын, сопроводишь сестру.
   Кэсси кивнул, а я была готова прыгать от радости, но сдержалась и чинно поблагодарила, а затем мы сели ужинать. Работая челюстями, обдумывала случившееся. Не привыкла я брякаться в обморок по пять раз на дню. Сегодня ко мне прикоснулся мэтр Адорант, после чего я чуть не потеряла сознание. Теперь вот Иртон -- примерно тот же эффект. А Джентор? Впервые за все время, что пробыла дома, я вспомнила про своего парня... Что будет, если меня коснется Джентор?
   С Джентором Парами мы не виделись и не общались с тех пор, как все случилось. Выдержат ли наши чувства все эти испытания? Остались ли они, вообще? Чтобы это понять, нужно встретиться, решила я, жалея, что мы так и не удосужились обменяться почтовыми адресами, не говоря уже об амулетах вызова.
   -- Тилирио! -- меня звали едва ли не хором.
   -- Простите, задумалась, -- я виновато улыбнулась
   -- Надеюсь, это были мечты о свадебном платье? -- не то пошутил, не то попытался сделать мне приятное лорд Иртон. -- Вина?
   Он привстал, чтобы наполнить мой бокал. Я украдкой покосилась на Лаиссу, и та состроила строгую мину и едва заметно шевельнула бровями, призывая меня согласиться.
   -- Да, спасибо.
   Золотистое игристое полилось тонкой струйкой в бокал, который я пригубила, поддержав какой-то витиеватый и банальный тост. Змея неожиданно оказалась рядом:
   -- Мне очень нужна твоя помощь, Тилья. Вы нас простите?
   Увлекая меня следом, она направилась к выходу из гостиной и, свернула в коридор.
   -- И что это сейчас было?! -- круто обернулась ко мне. Кажется, мы договорились: я помогаю тебе отпроситься у Раша, а ты принимаешь все знаки внимания Иртона!
   -- Я и принимаю... -- на миг меня одолела растерянность.
   -- Он трижды к тебе обратился, прежде чем ты соизволила поднять голову! Он задает тебе вопрос, а ты молчишь и как идиотка! Состояние Лео Иртона вчетверо превосходит состояние твоего дяди. Его внимание к тебе -- большая удача, не смей все испортить!
  
   Я вздохнула, с трудом удержавшись от предложения забрать его себе, раз он такой весь и себя состоятельный, но ссориться с ней не стоило.
   -- В конце вечера лорд Иртон кое о чем тебя попросит, -- Лаисса заговорила спокойнее, но с угрозой в голосе. -- Ты должна согласиться. Поняла?
   -- О чем ты? -- мне совершенно не нравилось то, о чем она просит.
   -- О твоей дальнейшей судьбе, Тилирио, -- нехорошо усмехнулась Лаисса.
  
   Тем же вечером.
  
   Не обращая внимания на то, что безжалостно мнет свой лучший парадный костюм, Кэсси валялся на моей кровати, заложив руки за голову. Нещадно натянувшаяся на потертых позолоченных пуговицах ткань морщила и растягивалась на глазах, придавая облачению еще более затрапезный вид. Раньше я как-то не обращала внимания на такие мелочи, но сегодня мир виделся иначе. Тому виной "финансовые" разговоры Лаиссы.
   -- Еще чуть-чуть и я заподозрю ее в колдовстве, -- передернула я плечами.
   -- Брось, Тил. Отец просто в нее влюблен, вот и не видит недостатков. Ему нелегко пришлось с тех пор, как умерла мама. А характерец у лорда Хортеса и раньше был не сахар.
   -- Ты просто не замечаешь, какая она расчетливая. Мне совершенно не нравится, как Лаисса себя ведет.
   -- Зря ты к ней обратилась, -- помрачнел Кэсси.
   -- Я была в полном раздрае и нуждалась в помощи. Тогда мне показалось, что Змея искренне мне сочувствует.
   -- А теперь пляшешь под ее дудку. Надо было сразу рассказать все моему отцу.
   Брат жалел меня и сочувствовал, но, как и любой мужчина, не мог до конца понять, мое состояние. Идем прямо сейчас, нельзя так больше!!
   -- Кэсси, нет! -- я преградила кузену путь. Зтараторила: -- Ни в коем случае! Ты не представляешь, что тогда начнется. Лучше поговорю завтра с Льярой, все вместе мы что-нибудь придумаем.
   Брат хмурился и кривился, раздумывая как поступить:
   -- Ладно, -- наконец, ворчливо протянул он. -- Не буду.
   Кэсси с размаха завалился на прежнее место, точно и не вставал, я села в ногах.
   -- Бесы меня дери, сестренка! Как по мне, ты только глубже увязнешь во всем этом. Думаешь, что этому извращенцу от тебя нужно?
   -- Не знаю. Но, надеюсь, просто хочет поужинать без свидетелей. Будет говорить дурацкие комплименты... Или предложение сделает, не приведи Великая Мать! Встанет на одно колено, а мне будет неловко. Брр!
   Я искренне надеялась, что тем все и кончится. Не предложением, комплиментами конечно.
   -- Только не ведись на его обещания. Извращенцы всегда настаивают дать авансом.
   -- Сандр!
   -- Эх! Не была бы ты моей кузиной, Тил, сам бы на тебе женился. Тогда никто бы не посмел тебя обидеть. Никогда.
   В возмущении я запустила в брата подушкой. Кэсси со смехом увернулся, зато вторая пришлась четко в цель. Я предупреждающе ткнула указательным пальцем.
   -- Не ржи так сильно, пуговицы оторвутся!
   Точно нарочно, Кэсси лениво поднялся с кровати и сладко потянулся, издавая смешные тоненькие звуки, а мое пророчество тут же сбылось. Одна из пуговиц, не выдержав такого издевательства, выстрелила и улетела куда-то в угол. Это получилось так забавно, что мы согнулись от хохота.
   -- А, и бесы с ней! -- вытер выступившие слезы брат. -- Пойду спать. Поздно уже. Приятных снов, сестренка.
   Он подошел и нежно чмокнул в макушку, а потом строго выдал:
   -- Ну-ка не реви!
   Я часто закивала, стараясь удержать подступившие к глазам слезы, и широко улыбнулась.
   -- Как же я тебя люблю Кэсси!
  
   Глава 4. Храм
   -- Тилья, Тил! -- Льяра бросилась мне навстречу, и мы крепко обнялись.
   Я всеми силами старалась не расплакаться, подруга, кажется, тоже. Мы не виделись со дня нападения и не говорили о нем, но слова сейчас были излишни, я не забуду того, что она для меня сделала. Она и ее отец.
   -- Эй, ладно вам уже тискаться! -- проворчал Кэсси. -- Нет, мне-то всегда нравилось наблюдать за девочками...
   -- Придурок! -- шлепнула его по плечу Льяра.
   -- Как себя чувствуешь? -- поинтересовалась я.
   Подруга с улыбкой положила ладонь на живот:
   -- Отлично, малыш меня совершенно не беспокоит, только есть все время хочется. Собираешься внутрь? -- она указала головой на окруженную колоннами стену храмовой рощи. -- Я бы хотела заглянуть.
   Естественно, вся затея была лишь предлогом для встречи, но отчего бы и не зайти? Я согласно кивнула.
   Оэльрио обернулась к тактично замершему в сторонке будущему мужу. Принц Вердерион отличался особой оборотнической статью, невольно выделяясь среди прохожих. От него исходили волны уверенности и особый, присущий сильным мира сего магнетизм. Как же! Он теперь полноправный хозяин собственного магического источника. Такое накладывает отпечаток.
   -- Здравствуй, Тилья.
   -- Мой принц, -- оробев, выдохнула я, присаживаясь в глубоком реверансе, благо наряд позволил исполнить его как следует.
   Рядом припал на одно колено Кэсси.
   -- Ребята, ну прекратите! Мы и так привлекаем лишнее внимание.
   Оставив парней нас дожидаться на лавочке в сквере, отправились в храм.
   -- Покайтесь!
   Мы уже поднимались по широким ступеням на крыльцо, когда крик уличного проповедника заставил вздрогнуть и шарахнуться в сторону.
   -- Покайтесь! Ибо скоро взойдет Кровавая Луна! -- не унимался мужик неопределенного возраста, одетый в грязные лохмотья. -- Покайтесь! И она наполнит реки багрянцем, и очищающая влага омоет улицы городов! Покайтесь! И да снизойдет на вас благодать Великой Матери! Покайтесь! И молите Богиню о прощении!
   За миг до того, как рядом с ним соткались фигуры теневиков-безопасников, я что-то почувствовала. Пророка профессионально скрутили за пару мгновений и тут же ушли тенями. Стало необычайно тихо, лишь редкие снежинки кружась опускались на брусчатку.
   -- Будто и не было, -- Льяра показала большой палец, сигнализируя насторожившемуся Верду, что все в порядке.
   В этот момент мое внимание приковала спускающаяся по ступеням женщина. Незнакомка уже перешагнула черту юности, и была потрясающе красива, но поразило меня не это. И даже не мгновенное ощущение звериной силы и грации -- многоопытная оборотница с какой-то очень крутой ипостасью.
   Больше всего меня поразило ее явное сходство с Оэльрио.
   -- Льяра, смотри, -- я дернула подругу за руку. -- Та женщина!
   За какое-то мгновение, что я переводила взгляд, незнакомка успела испариться.
   -- Да где же она... -- бормотала я, озираясь по сторонам, но женщины уже нигде не было видно.
   -- Что? Что ты видела, Тил? Куда мне смотреть? -- жизнерадостно вопрошала Оэльрио, вертя головой.
   -- Показалось. Забудь, -- решила я не вдаваться в разъяснения.
   Льяре не стоит волноваться, а упоминание о пропавшей матери уж точно не придаст ей спокойствия.
   В Храме Великой Матери ничто не нарушало тишину, кроме умиротворяющего шелеста листвы и пения птиц. Сквозь ветки деревьев проникали золотистые солнечные лучи, создавая ощущение, что здесь совсем иной мир. Существовала теория, что аркообразный вход -- не более, чем хитроумный портал, который переносит прихожан совершенно в иное место, но доказательств ей пока не нашлось.
   В самом центре окружности, ограниченной храмовой стеной и обводной дорожкой рос бук-реликт. Вокруг него на равном расстоянии росли еще восемнадцать растений разных видов в соответствии с друидским календарем друидов. К каждому вела собственная тропинка, выложенная светлым мрамором с зеленовато-розоватыми прожилками. Они делили всю площадь на сектора, пространство между которыми было засаженные вечно цветущими петуниями белого цвета -- сплошной ковер без малейшего проблеска зелени придавал особое ощущение чистоты.
   У входа можно было обзавестись белой накидкой, какая полагалась всем прихожанам.
   -- Встретимся здесь?
   Льяра дождалась моего кивка и, накинув капюшон, направилась в сторону зимних секторов. Я двинулась в противоположную сторону -- туда, где рос мой орех. Шла неспешно, прокручивая в голове встречу с той женщиной, так напомнившая мне маму Льяры. Как она здесь оказалась и почему спряталась от дочери? Неожиданно глаз выхватил что-то неправильное. Что-то, чего попросту здесь не могло быть. Не могло и не должно было!
   Ярко-красное пятно среди белоснежных петуний, выглядело зловеще. Сердце пропустило удар, а затем пустилось вскачь. Кровь! Откуда здесь взяться крови?! Застыла, уставившись на алое на белом, но, присмотревшись, выдохнула с облегчением.
   -- Богиня! Всего лишь цветы!
   Я прижала ладонь ко лбу и провела по лицу вниз.
   -- Совсем нервишки ни к бесам! Это надо же было так испугаться простого букета! -- пробормотала вслух, по большей части успокаивая нервы.
   Красные сорванные петунии сами по себе уже были кощунством, и как истинная друидка, я была возмущена таким нарушением традиций -- в храм Великой Матери не принято приносить мертвые растения.
   Неожиданно меня толкнули. Да так, что, оступившись, я вынужденно сошла с тропы.
   -- Простите, -- не слишком вежливо буркнула незнакомая девушка, поправляя свалившийся с головы капюшон.
   -- И вы меня, -- извинилась на всякий случай.
   Возможно, тут я виновата. Встала на пути как вкопанная, а она тоже засмотрелась на красные цветы, вот и не заметила. Девушка ушла, а я принялась осматриваться в поисках жреца, который неизменно прохаживался вокруг растущего в центре храма бука. Завидев зеленый, расшитый по подолу золотыми колосьями балахон, поспешила к нему.
   -- Как с ума все посходили с этим затмением! Одни орут на крыльце, другие тащат сюда всякую гадость! -- весьма бурно отреагировал жрец на мой рассказ. -- Ступайте, я во всем разберусь. Да осенит вас животворящей дланью Великая Мать!
   Я ритуально поклонилась, прижав к сердцу скрещенные ладони, и вернулась на тропу.
   У орешника было пусто -- еще одно храмовое чудо. На обводной тропинке всегда можно кого-нибудь встретить, но подле своего растения, ты всегда оказываешься в одиночестве, даже если придешь сюда за руку с кем-нибудь. В любой другой Роще такого не увидишь, только здесь.
   Ступив под сень развесистой кроны, приложила руку к шероховатому стволу. Настраиваясь, полюбовалась ярко-зеленой, пронизанной светом, резной листвой и прикрыла глаза, вознося молитву Богине. Принялась рассказывать о постигшем меня несчастье, и впервые слова давались мне легко, а слезы, что лились ручьем из глаз, приносили настоящее облегчение.
   Приятное ощущение пришло неожиданно. Словно бы солнечный лучик, согревая, коснулся макушки, а затем плавно залил сиянием все тело. Возникший в воображении образ оказался настолько ярким и реалистичным, что нестерпимо захотелось открыть глаза и проверить, так ли это? Вовремя спохватившись, я вспомнила, что если Великая Мать удостоила вниманием, то подсматривать не следует. Любопытство мгновенно разрушит чудо.
   Я купалась в теплой ласке, вызывающей сонмы мурашек и легкое колотье в носу. Чувствуя, как без следа исчезает оставленная на душе рана, с которой уже почти свыклась. Я не слышала никаких голосов или слов, но в душе крепла уверенность -- теперь все будет хорошо. Мне ответили! Про меня знают и помнят! Прокатившись по телу мощной, ощутимой волной теплого тугого ветра, сияние мягко опало, оставив после себя приятное покалывание в кончиках пальцев и у основания черепа.
   Я открыла глаза, продолжая держаться за шершавый ствол, голова немного кружилась, а земля и лепестки белых цветов вокруг мягко мерцали, словно бы кто-то небрежно высыпал на них горсть золотой пудрой. Мерцание потихоньку померкло, одновременно я обрела твердость в ногах и поняла -- мне пора.
  
  
   Глава 5
   Льяра ждала в просторном холле, где тянулись ряды вешалок. Избавляясь от балахонов, мы делились впечатлениями, а когда вышли на крыльцо, нас снова напугал очередной проповедник, которого постигла та же участь, что и предыдущего.
   Верд и Кэсси встретили нас прямо у входа.
   -- Четвертый, -- констатировал брат, наблюдая, как растворяются теневеки вместе с очередным нарушителем. -- Будто медом им тут намазано, -- усмехнулся он, покачнувшись с носка на пятку.
   Верд обнял Льяру за плечи, притискивая к себе.
   -- Ребята бдят, молодцы. Вот только эти горлопаны -- ерунда, идут на это ради выпивки или дозы карэша, но ничего на деле не знают о своих нанимателях и их делишках.
   Синие внимательные глаза, точно сканер прошлись по многолюдной площади.
   -- Опасаться стоит тех, кто незаметен. Тех, от кого крикуны отвлекают внимание.
   -- Да, в газетах, что ни день, так какое-нибудь происшествие, -- согласился с ним Кэсси. -- Вот буквально на днях оборотник озверел ни с того ни с сего.
   Пока мужчины обменивались мнениями о культистах, мы с Льярой снова оказались рядом и заговорили о более приятных вещах:
   -- Ну так что, сможешь вырваться на девичник?
   -- Очень постараюсь, -- ответила я с долей неуверенности в голосе.
   -- И что это значит, -- мгновенно раскусила меня Льяра и подозрительно прищурилась.
   -- Есть кое-какие затруднения, -- я поморщилась. -- Помнишь, я как-то упоминала Лаиссу?
   Я поведала вкратце о своих проблемах, но не успела толком договорить, как Верд оборвал разговор с Кэсси на полуслове, и его лицо приняло отстраненное выражение, выдавая мысленный разговор.
   -- Котенок, нам пора. Твой отец требует, чтобы мы вернулись и срочно. Прямо сейчас.
   -- Извини! -- Льяра нахмурилась. -- Разговор откладывается, но у меня с собой разовый амулет вызова, сообщи, если сможешь прийти на девичник.
   У порталов мы тепло распрощались, и я с теплым чувством наблюдала, как могучий оборотник смотрел на лучащуюся счастьем невесту. В каждом его жесте и движении сквозила нежность и искренняя забота о любимой. Испытав тянущее чувство тоски, я вознесла еще одну короткую молитву Богине, чтобы у них так все и осталось, чтобы не охладели с годами их чувства, чтобы любовь всегда была обоим в радость.
   Когда пришла наша очередь, я потянула, шагнувшего было на мерцающие зеленой вязью плиты, брата за рукав.
   -- Может, теневым?
   -- Сдурела? Потом еще минут пятнадцать мутить будет.
   Кэсси плохо переносил теневые порталы.
   -- Зато намного быстрее.
   -- Я тебя не узнаю, -- пробормотал он, послушно перебираясь на другую плиту.
   Холод сковал на миг тело, когда начался переход, но впервые я отнеслась к этому с любопытством.
   Говорить с дядей насчет девичника решила втайне от Лаиссы, мало ли что она удумает. Время выбрала после ужина, когда лорд Хортес, по-обыкновению, запирается в кабинете и работает или читает перед сном. Змея же занимается процедурами, призванными сохранить ее красоту и молодость или отдыхает. Идеальный момент!
   Когда встали из-за стола, я выждала почти час, чтобы дядя гарантированно пришел в благостное расположение духа, но на подходе к его кабинету поняла, он не один. Дверь оказалась приоткрыта, и до меня отчетливо донесся возбужденный голос Лаиссы:
   -- Раш, ты должен на это пойти! Иртон станет достойным мужем для Тилирио, стоит его уважить. И потом, ничего плохого в том, что они поужинают вместе, нет!
   Вот же гадина! И чего только так ратует за этого Иртона, словно он ей денег обещал, в случае успеха? Не удивлюсь, если так оно и есть.
   В коридорах Хортес Холл давно уже не сновали слуги, так что не боясь быть застигнутой за столь неблагородным делом, я приоткрыла дверь чуть шире и превратилась в слух.
   -- Это позволит им обоим расслабиться, -- убедительно звенел голос Змеюки. -- Они побеседуют, познакомятся ближе. Согласись, ведь на семейном ужине это попросту невозможно!
   Умело давит! Резонные доводы приводит.
   -- Не знаю, -- сомневался дядя. -- Тилья желает прежде окончить академию. Думаю, моя сестра не одобрила бы подобного, я ведь я обещал заботиться о ее дочери.
   Я стиснула кулаки и закусила губу. Мамочка, почему ты оставила меня так рано? Я сейчас так в тебе нуждаюсь! Слезы затуманили взор, и я крепко зажмурилась, прислонившись лбом к стене.
   -- И потом, разве ты забыл, что за нравы царят в академии? Эти же сплошь вечеринки, соблазны и свободная любовь. Молодёжь отрывается по полной, вырвавшись из-под родительской опеки. Только вот последствия выражаются обычно в денежном эквиваленте. Кому потом придется это расхлебывать?
   От негодования у меня даже дыхание перехватило, и прояснилось в глазах. Это она на что сейчас намекает?!
   -- Исса, Тилья планирует стать врачевателем, у нее отличные отметки. Не думаю, что у нее в голове только вечеринки и... Хм. Свободная любовь, как ты выразилась.
   -- Пусть так, но что будет потом? Ты будешь годами в нее вкладывать средства, а он примется лечить бродяг за гроши в какой-нибудь дыре вроде Сатор-Юти?
   -- Ну почему же сразу дыре? -- возмущенно поинтересовался дядя.
   -- Полагаешь, ее сразу же возьмет в помощницы Октябрь Эллэ? -- скептично хмыкнула Лаисса, упомянув имя личного императорского доктора.
   А вот из кожи вон вылезу, но стану лучшей на факультете, а потом попрошу Кассандру мне поспособствовать с трудоустройством. Октябрь Эллэ ее родной дядя в конце концов, и ее-то точно выслушает.
   -- Тилья молода и неопытна, правильно ты сказал. Стоит девушке вроде нее остаться без твердой руки, и тут же наделает глупостей. От скуки спутается с каким-нибудь пройдохой, тот вскружит ей голову и враз лишит наследства!
   Я едва сдержалась, чтобы не ворваться и не высказать, все, что думаю. Лишь любопытство удержало на месте, и страх, что она выложит как на духу мой секрет, да еще и вывернет все так, что дядя прямо с утра и выдаст меня за Иртона.
   -- Ты преувеличиваешь. Тилирио благоразумная девушка, у меня нет повода в ней сомневаться.
   Спасибо дядя. Я не забуду эти слова.
   Лаисса расхохоталась.
   -- О! Уверяю, это произойдет даже раньше, чем она закончит учебу. Тогда-то попомнишь мои слова!
   -- Да что ты такое говоришь, Лаисса! Ты нарочно пытаешься меня разозлить?
   Дядя вскочил со стула и нервно пересек кабинет. Змея скользнула следом, положила руки на его плечи и понизила голос. Сейчас я еле-еле ее слышала:
   -- Раш, твоя племянница порочна до мозга костей, -- принялась петь она. -- Как ты можешь этого не видеть? Вы, мужчины, порой, как слепцы, но, поверь мне, познав однажды радость плотских утех, она уже не сможет остановиться, пока не скатится окончательно. Она опозорит тебя и весь род Хортес. Прими меры, пока еще не поздно,
   Я вцепилась зубами в палец, чтобы не заорать от гнева. Вот кто бы только говорил про порочность!
   Однако же дядя замялся, и я испытала глубочайшее разочарование. Да как же так?! Он что, правда ей верит? Нет, она. ОНА! Требует, оставить меня наедине с этим старым извращенцем, убеждая его, что это нормально, но обвиняет меня в чересчур легком отношении к жизни? И дядя тоже хорош! Я выросла у него на глазах и ни разу не давала повода в себе усомниться, а он!
   -- Лаисса, моя племянница хороша собой и воспитана. К тому же у Тилирио есть собственное поместье. Правда, девочка еще слишком неопытна, чтобы управлять им, но придет время, и она научится...
   -- Чему-то другому научится она, Раш! -- перебила Змея. -- Ну открой, наконец, глаза! Я не удивлюсь, если твоя племянница уже ввела во грех твоего собственного сына.
   -- О чем ты?!
   -- Сандр каждый вечер бывает у нее в комнате и зачастую поздно уходит. По-твоему, это нормально! Только не говори, что дети дружат с детства и все такое, -- слова Змеищи прямо-таки сочились скепсисом.
   Я окончательно потеряла дар речи, задохнувшись от возмущения. Она покусилась на святое, на самое дорогое, что у меня осталось -- на брата!
   Дядя пробурчал что-то невразумительное, он тоже не желал соглашаться с подобными доводами, но кровь стучала в ушах, и я не разобрала, что именно он ей ответил. Их уже не было слышно, и я осторожно заглянула внутрь.
   Лаисса обвила шею дяди руками, а он ее целовал, сминая рукой зад. Что ж мне здесь точно делать больше нечего, придется отложить разговор о девичнике на завтра. С пылающим лицом и камнем на сердце я ворвалась в свою комнату и плашмя упала на кровать.
   -- Хочу в академию... Хочу в академию... Хочу в академию, -- шептали почти беззвучно мои губы, и слова терялись, приглушенные покрывалом.
  
   Совершенно обнаженная я стояла на вершине холма. Вокруг, куда не кинь взгляд, расстилалась багровая пустошь, переходящая у горизонта в темное сумрачное небо. Дул пронизывающий ветер, но я не ощущала его порывов, ведь меня защищало что-то вроде марева или... тени? В тенях терялись босые ступни, а стоило пожелать одеться, как тени соткались в платье старинного фасона -- с корсетом, открытыми плечами и пышной юбкой, подол которой ничем не заканчивался. Красиво и немного жутко.
   Почудилось чье-то присутствие, и я медленно повернулась.
   -- Милорд, Сатем?
   Лорд Яррант не ответил, лишь свел к переносице брови хмурясь. Словно бы не ожидал меня здесь увидеть.
   -- Вы мне не рады? -- спросила севшим голосом.
   Отчего-то его реакция меня расстроила.
   -- Я не должен тебя видеть, но отчего-то вижу, -- ответил он и пошел ко мне.
   Залюбовалась его худощавой, и жилистой точно плеть фигурой. Я помнила, каким стремительным и смертоносным может быть его тело. Сегодня его волосы, не были стянуты шнурком, а свободно свисали на спину, и их концы терялись в тенях. Сами были тенью. Я вдруг поняла, что не знаю, где кончаются они и начинается мое платье. Стоило об этом подумать, как тени шевельнулись, подарив невесомую ласку. Одновременно Сатем протянул руку и дотронулся до моей щеки
   Я вздрогнула и проснулась. Часто дыша обвела взглядом привычную с детства комнату и решила, что так намного лучше, чем кошмары.
  
   Глава 6
   -- Кошмар! -- Кэсси, состроив неподражаемую физиономию, уставился на первую полосу газеты. -- Вы это видели?!
   Вопреки обыкновению, дядя тоже выглядел взволнованным, кажется, он сегодня еще до завтрака изучил прессу.
   -- Пожалуй, это весьма странно. А ведь вы вчера были там! Знал бы, ни за что не позволил бы вам туда отправиться.
   Брат принялся в красках рассказывать про уличных проповедников и про то, что "совершенно случайно" там же встретил принца Вердериона, тем временем я забрала у него из рук газету. Громкий заголовок гласил "Самоубийство в столичном Храме Великой Матери". Полагаю, мое лицо, когда я его прочла, мало чем отличалось от того, что изобразил Кэсси. Брови просто сами поползли наверх.
   Жрец Храма Великой Матери совершил самоубийство. Его обнаружил один из младших друидов-природников, который как обычно пришел вечером наводить порядок. Безопасники отрицают вероятность преднамеренного убийства...
   -- Довольно глупостей! -- Лаисса вырвала газету у меня из рук и добавила, с приторной улыбкой: -- Леди не стоит с самого утра портить себе настроение. Оставь это мужчинам, а нас ждет более приятное времяпрепровождение.
   -- Что ты имеешь ввиду? -- задала вопрос, уже понимая, что ее "уговоры" вчера подействовали.
   -- Раш? -- Змея повернулась к дядюшке.
   -- Тилирио, кхм! -- тот неловко заелозил на стуле, что было совершенно нехарактерно для лорда Хортеса. -- Лорд Иртон желает сегодня пообедать с тобой. -- Вдвоем. Я дал согласие, если, конечно, ты не против.
   Я чуть наклонила голову и заморгала, словно не понимая, о чем идет речь, внутри же все закипело.
   -- Лорд Иртон снова придет к нам в гости?
   -- Нет, сегодня он пригласил тебя в ресторацию "Тень Эрессолда".
   -- "Тень Эрессолда"? -- переспросила я.
   Название отчего-то показалось знакомым.
   -- Там даже император не гнушается отобедать, -- шепнула Лаисса. -- Это большая честь.
   -- О! -- не нашлась что ответить я. -- Дорого, наверное? Разве лорд Иртон настолько богат?
   -- Просто он очень щедр и желает произвести впечатление на потенциальную невесту, -- приторно улыбнулась Лаисса.
   Мы с Кэсси переглянулись, и брат все понял без слов.
   -- А как же традиции рода Хортес? -- спросил он. -- Это же против всех правил, да и вовсе неприлично!
   -- Поговори мне еще о приличиях! -- неожиданно рявкнул на него дядя. -- Чтобы духу твоего больше не было у Тилирио в комнате!
   Брат едва успел набрать в рот вишневый сок, потому от неожиданности прыснул, точно в детстве. Часть брызг попало в лицо Лаиссе, и та возмущенно открыла рот, задыхаясь и напрасно силясь что-то сказать. Я сунула ей в руки салфетку, лишь бы не слышать ее визгливого голоса.
   -- Надоело!
   Сандр вскочил на ноги, татуировка на его затылке засветилась зеленью, что говорило о том, что он стремительно теряет контроль над своим зверем.
   -- Вы тут совсем с ума посходили? Выдумываете неизвестно что. Тил и без вас досталось, а вы со своим замужеством! Не терпится спихнуть ее старику, будто она нищая или бедная родственница? Отец, между прочим, это мы живем на доходы от ее поместья!
   -- Ее поместье убыточно, -- скривилась Змея, обернувшись к дяде за поддержкой.
   -- Тем не менее, Лаисса, благодаря Тилирио, ты покупаешь свои тряпки и драгоценности, будь хоть немного благодарной!
   -- Сын! -- взревел Раш Хортес тоже вскакивая на ноги. -- Как ты смеешь?
   -- Смею! -- огрызнулся Кэсси.
   -- Вон отсюда!
   -- Да с радостью! Сегодня же отправлюсь в академию подальше от вас -- лицемеров.
   Брат развернулся и стремглав покинул столовую, а взгляды разъяренных опекунов сошлись на мне. М-да. И снова не самый подходящий момент для того, чтобы проситься не девичник...
  
   В ресторации "Тень Эрессолда" играла ненавязчивая музыка и все дышало сдержанной роскошью, а в воздухе витали ароматы утонченных деликатесов по баснословным ценам. Я зябко поежилась, прикинув, сколько здесь просят за стакан простой воды, если, конечно, слухи об этом месте не преувеличены.
   Дядя лично проводил меня через портал и, прежде чем передать в руки молчаливого лакея, сообщил:
   -- Буду ждать тебя здесь же через полтора часа.
   Я кивнула, сохраняя бесстрастное выражение на лице. Соглашаясь, на эту встречу я вежливо напомнила о своих планах закончить академию и выразить протест против замужества в целом и кандидатуры Иртона в частности.
   -- Тилирио, -- дядя замялся. -- Порой, я бываю чрезмерно строг к вам с Кассандрой. Прости.
   -- Дядя, я не держу на вас зла. Понимаю, традиции рода Хортес...
   При этих словах он поморщился, точно глотнул полынной настойки.
   -- Мне, кажется... Мне, кажется, что я не совсем прав в том, что делаю.
   Отчего-то мне стало его жаль.
   -- Все нормально, дядя Раш, -- я тронула его за плечо. -- Я поужинаю сегодня с лордом Иртоном, и изложу ему свои взгляды. Надеюсь, он поймет.
   Дядя кивнул и ступил уже на портальную площадку, помялся и спросил.
   -- Тилья, может тебе что-то нужно?..
   И я решила, что лучшего момента попроситься на девичник и быть не может, к тому же рядом нет Лаиссы.
   -- Льяра Яррант пригласила меня на девичник в следующую субботу, можно? И на свадьбу я тоже приглашена. Можно?
   -- Льяра? Оэльрио Яррант?! Ох! Никак не привыкну к таким высоким знакомствам. Только подумать, дочка советника и племянница императора дружит с тобой? Я считал, что ты это говорила для красного словца. Ну, знаешь, как это водится? Козырнуть высокими знакомствами...
   -- Дядя! -- я улыбнулась с легкой укоризной. -- мы и правда дружим.
   -- ну раз дружите, как я могу препятствовать? -- он вдруг тепло, как в детстве, улыбнулся и распахнул объятия.
   -- Спасибо дядя!  Ты самый лучший! -- обняв его, чмокнула в щеку.
   Настроение стремительно взлетело к небесам, а в душе поселилась надежда, что не все потеряно. Осталось только убедить Иртона отказаться от мысли на мне жениться, и все будет как раньше.
   Лакей, терпеливо ожидавший, пока мы попрощаемся, проводил меня в одну из приватных комнат, где уже ждал лорд Иртон, который тут же поднялся навстречу.
   -- Прелестно выглядишь, Тилья!
   Его взгляд придирчиво скользнул по моей фигуре и задержался на коленях. Я невольно огладила подол простого кремового платья, подумав, что надо было надеть что-то подлиннее.
   -- Здравствуйте, лорд Иртон! Спасибо. -- ответила сухо и официально.
   Жених разморозился и, шагнув навстречу, ухватил меня за руку, приложившись губами. К счастью, тут же выпустил. Кожа в том месте сразу зачесалась, и безудержно потянуло вытереться о платье, что я и сделала, стоило ему отвернуться. Иртон подхватил лежавший на кресле букет крапчатых амариллисов, каждый размером с две моих ладони, их белая с красной крапиной расцветка, отчего-то напомнила вчерашний случай в храме.
   -- Голодна? -- спросил меня ухажер, указывая на место на диване.
   Я пожала плечами. Надо бы в меню заглянуть, прежде чем заказывать, а то, кто его знает, вдруг выставит потом счет за потраченное напрасно? Я и о таком наслышана. Аристократы по большей степени те еще скряги.
   -- Есть какие-то особые пожелания? -- поинтересовался Иртон, усаживаясь напротив и собственноручно наливая вино в бокал.
   -- Что-нибудь легкое, пожалуйста. Например, фруктовый салатик.
   Пока Иртон плюхнулся рядом и принялся увлеченно листать страницы меню на встроенном в столешницу планшете. Не слишком довольная подобным соседством, я принялась осматриваться. Вряд ли когда еще доведется побывать в подобном месте, и мое любопытство требовало удовлетворения.
   Панели тёмного дуба с бронзовой патиной укрывали стены. Хрустальная люстра давала приглушенный свет, но не создавала его недостатка. Все сидения -- два кресла и небольшой диванчик были обтянуты шоколадного цвета сукном, скорее всего арендолльским. Того же цвета тяжёлые портьеры, на окнах -- задернутые и лишающие чувства времени. Овальный стол с экраном планшета, искусно вышитыми салфетками и серебряными приборами на две персоны.
   Или не серебряными? Я уставилась пристальнее, понимая, что здесь в почете более дорогие металлы.
   Иртон сделал заказ и уставился на меня.
   -- Что же Тилья, пора узнать друг друга получше? -- он неприятно усмехнулся. -- Ты девушка современная, а мне очень интересно узнать, чем живет современная молодежь. Расскажешь?
   Я пожала плечами и принялась задумчиво крутить бокал в ладонях. Непринужденно беседовать о чем-либо с этим мужчиной мне совершенно не хотелось, но я решила, что нужно как-то мирно донести до него, что не собираюсь замуж.
   -- Ну происходит же там что-то интересное?
   -- Вы хотите услышать о нападении, лорд Иртон, -- спросила напрямую.
   -- Нет. Думаю, тебе неприятно вспоминать этот ужас. И, зови меня Лео, пожалуйста.
   Знал бы насколько неприятно. И все равно, больше всего я сейчас хотела оказаться именно в академии. Пока там лорд Сатем, это для меня самое безопасное место в мире. На секунду я представила, что, если бы сейчас рядом со мной сидел императорский советник.
   "Зови меня Сатем, пожалуйста..."
   Фантазия вышла настолько яркой, что кровь прилила к щекам. И... Я снова прослушала, что сказал Иртон.
   -- Ну вот же! -- обрадовался жених, по-своему расценив мою реакцию. -- Наверняка, вы весело проводите время, а? Интересно послушать о том, что стыдно рассказывать внукам, -- он расхохотался собственной шутке, а мне стало неприятно до омерзения.
   -- Тилья, ты так побледнела. Неужели тебе опять нехорошо? -- поинтересовался он с долей плохо скрытого раздражения. -- Может, стоит посетить врачевателя? Болезненные девушки ныне не в моде.
   Ответить на его неуклюжую шутку я не успела, принесли наш заказ и, конечно же, Иртон не ограничился салатиком для меня. Официант поставил букет в вазу, обновил вино и оставил нас одних. Пахло вкусно, но я все же решила ограничиться собственным выбором, а если Иртон в конце ужина потребует компенсацию за угощение, отправлю его к Лаиссе, чего бы он не потребовал. Тем более что слова Кесси, сказанные утром, крепко запали мне в душу, и я твердо решила, что перечитаю завещание отца, вдруг там есть что-то еще, на что я могла не обратить внимание по неопытности.
   -- Приятно, что моя будущая жена так хорошо воспитана, -- отметил лорд Иртон мой скромный выбор.
   Оказывается он наблюдал за мной все это время. Аппетит мгновенно пропал, и я отложила приборы.
   -- Давай поднимем тост. За нас!
   -- Лорд Иртон, простите...
   -- Лео, Тилья. Просто Лео.
   -- Лорд Иртон, -- с нажимом повторила я. -- Я не стану вашей женой. Я пришла сюда сказать вам об этом. Простите. Я, вообще, не собираюсь замуж. Единственное мое желание, закончить академию. Мне нравится учиться, тем более я только начала, а впереди еще столько всего интересного.
   -- О! -- на лице мужчины мелькнуло и пропало недовольное выражение. -- Я понял. Но ведь это не проблема, многие девушки заканчивают учебу будучи замужем. Обещаю не запирать тебя в четырех стенах и не торопить с наследниками.
   -- Давайте вернемся к этому разговору, лет через пять, -- я постаралась быть вежливой и смягчила слова улыбкой.
   Иртон скосил глаза на мои колени и заговорил совсем другим тоном.
   -- Тил, дорогуша, тебе лучше уже сейчас смириться с мыслью, что наш брак неизбежен. Но лучше, если ты согласишься на него добровольно и осознанно. Тогда будем жить мирно, уважая желания и маленькие слабости друг друга. Понимаешь, о чем я говорю? -- он пытливо заглянул мне в лицо.
   Я медленно мотнула головой, незаметно отодвигаясь подальше. Он испустил тяжкий вздох и снова сально посмотрел на мои колени, и, не выдержав, я демонстративно прикрыла их ладонями.
   -- Так как, как нынче развлекаются в академии? Хочу знать. -- навязчиво повторил он, словно его заклинило.
   -- Как всегда, полагаю, -- буркнула, как никогда жалея, что здесь нет часов.
   Полагаю, пора мне прощаться с Иртоном, пока настроение окончательно не испортил.
   -- Я прекрасно знаю о свободных нравах современных студентов. И не собираюсь тебя неволить. Я достаточно богат, Тилья. Со мной ты будешь жить ни в чем не нуждаясь. Приглашаю тебя в мое поместье. Уверен, познакомившись со мной поближе, ты не будешь столь категорична в своих суждениях, его рука легла мне на колено.
   -- Лорд Иртон, это переходит все границы! -- я вскочила и встала так, чтобы между нами был стол.
   -- Лео!
   Мы долгое мгновение меряли друг друга взглядами, я возмущенным, он -- снисходительным.
   У меня вечно само собой вылетало "лорд Сатем", как принято называть старших родственников, но этого я просто не заставлю себя назвать по имени. В голове тут же сформировалась омерзительная картина, как он нависает надо мной во время брачной ночи и говорит: "Зови меня Лео!".
   Представила так ярко, что даже передернулась, и отшатнулась. Вовремя, как оказалось.
   Иртон успел вскочить и, кажется, намеревался меня поцеловать, да так и замер в странной позе над пустым местом. Эта реакция у меня еще в академии выработалась, во время размолвок с Джентором Парами.
   -- Зачем я вам? Оставьте меня в покое! -- прошипела я пятясь к двери и каждый миг ожидая новой попытки.
   -- Ты мне понравилась, и я хочу тебя, -- он ответил.
   -- Не надейтесь на взаимность! -- я выскользнула за дверь и направилась к порталам, едва сдерживаясь, чтобы не побежать.
  
   Глава 7.1
   Девичник и встреча с подружками подняли настроение, но подслушанный разговор лорда Сатема с объявившейся спустя столько лет женой выбил из колеи. А еще больше наша встреча. Данное советнику обещание ничего не говорить его дочери, выполнить будет непросто. Как я смогу смотреть в глаза подруге и молчать?
   С ощущением, что мне на плечи повесили каменную глыбу, я поплелась обратно. Льяра обнаружилась у входа. Она сидела прямо на газоне, обхватив колени руками и прислонившись спиной к стене. Было похоже, что она плакала. Я мгновенно сообразила, что случилось, и опустилась рядом.
   -- Она была здесь, -- надтреснуто произнесла оборотница, не глядя на меня. -- Просто прошла мимо, точно и не заметила... Точно меня никогда и не было...
   Ее голос звучал подозрительно ровно и бесстрастно, но необыкновенные бирюзовые глаза оставались сухими. Она сумела взять себя в руки, как и подобает настоящей принцессе.
   Данное мной обещание разом стало неактуальным. Выдохнув с облегчением, я принялась ее успокаивать:
   -- Льяра, у тебя есть отец, который тебя любит. Вердерион и мы, -- я стиснула лежащую на колене ладонь и ощутила ответное рукопожатие. --Подумай о своем ребенке, тебе не стоит волноваться.
   -- И правда, -- Льяра, наконец, взглянула на меня и недобро ухмыльнулась. -- Она же обо мне не вспоминала столько лет, с чего бы мне теперь думать о ней? Идем! Кассандра нас уже потеряла, наверное.
   Она поднялась на ноги, отряхивая штанишки цвета хаки. Точно такие же, какие были на ней в первую нашу встречу в академии.
   -- Расскажем Кэс? -- уточнила я линию поведения.
   -- Позже, -- мотнула головой оборотница. -- Не хочу пока это обсуждать и портить себе настроение в такой день, -- предупредила Льяра. -- Не сейчас.
   Я согласно кивнула. Обидно, конечно. Возвращение матери накануне свадьбы могло бы стать отличным подарком, но судьба распорядилась по-другому.
  
   -- Наконец-то! Я уже решила, вас там кто-то ворует прямо на входе. Уходите по одной и не возвращаетесь, -- проворчала Кассандра при нашем появлении. -- Только это и удержало меня от спасательного рейда.
   -- Что-то мне надоело сидеть, предлагаю экскурсию по нашей конюшне. Я же вам рассказывала про Апэль? -- как ни в чем не бывало предложила Льяра. -- Отец подарил мне ее на девятнадцатый день рождения. Она просто прекрасна!
   Мы с природницей дружно последовали за хозяйкой, которая направилась по дорожке в сторону виднеющихся неподалеку хозяйственных построек.
   -- Представляете, я в первый раз поцеловалась с конюхом, -- понизив голос и смущенно зажмурившись, призналась Льяра, когда мы гулко затопали по деревянному настилу. -- Его звали Михаль, но больше он у нас не работает.
   -- Отец узнал? -- поинтересовалась я.
   -- Подозреваю, что так. Жаль немного. Мы, кажется, были друзьями. Он доставал мне новые альбомы "Смерти Реликта" и дамские журналы.
   Мы дружно рассмеялись.
   -- Как ты могла! -- с укором произнесла Кэс, с трудом изобразив серьезное выражение лица.
   -- Вот какое дело, мне до жути хотелось попробовать. Прямо навязчивая идея одолела. А других подходящих кандидатур вроде Верда Аллакири в тот момент под рукой не было.
   -- Не могла подождать до академии? Якшаться с прислугой моветон, -- нарочито ханжески задрала носик природница, но не выдержала и все-таки прыснула.
   -- Это случилось как раз перед тем, как я узнала, что, вообще, отправлюсь учиться, -- напомнила Льяра.
   Болтая, мы неспеша шли вдоль рядов пустых стойл.
   -- Это произошло здесь, -- оборотница остановилась у одного из них. -- Я сама впихнула его внутрь. Видели бы вы глаза парня.
   -- О, да! -- Кэс иронично хмыкнула. -- Он явно представил в этот момент, что с ним сделает лорд Яррант, если узнает.
   Мы снова рассмеялись, и я ощутила, как постепенно покидает напряжение.
   -- И как это было? -- спросила, чтобы поддержать разговор, что столь благотворно влияет на женскую психику.
   -- Странно, -- поджала губы Льяра. -- Зато было с кем сравнить Верда. -- Ну а тебе, Тил есть с кем сравнивать? -- поддела она
   -- Ты права. Джентор не первый с кем я поцеловалась, но что-то подсказывает, что и последним не будет, если меня выдадут за Иртона, -- я красноречиво передернулась.
   -- Да уж, Парами придется постараться, чтобы и впредь сохранить право тебя целовать за собой, -- поддержала Кэс без задней мысли.
   Я не стала сбивать подругам игривый настрой, замечаниями на тему, что пока, вообще, не собираюсь ни с кем целоваться. Не собираюсь и не могу скорее всего.
   -- Девочки, это Апэль, -- с гордостью в голосе, Льяра вывела из стойла лошадку.
   Мы с Кассандрой ахнули. Лошадь Льяры и правда оказалась красавицей. Тонконогая с длинной светлой гривой и редким окрасом -- серая в яблоках. Любая лошадь в Эрессолде и Файбарде -- роскошь, а уж такая красавица и вовсе должно быть стоит баснословных денег. Это, не говоря о том, что для ее содержания требуется собственное имение, а для транспортировки по Чаще целый отряд -- они на редкость плохо переносят порталы. В городах и поселках предпочитают использовать тех животных, что способен подчинить природник.
   -- А тут -- Демон, -- Льяра указала на стойло неподалеку. -- Жеребец отца. Изредка мы катаемся вместе, правда давно уже такого не было.
   -- В поместье Нэппингтон тоже была конюшня, но я никогда не видела, чтобы там держали лошадей. Скорее ее построили ради моды, да так и осталась, -- констатировала я.
   -- А у нас слишком много оборотников в семье, чтобы лошади могли себя спокойно чувствовать. Кстати, Апэль, похоже, спокойно реагирует на твоего зверя.
   Кассандра потянулась и погладила лошадь по мягким губам.
   -- У нас были и другие, но отец их продал за ненадобностью. Жаль, сейчас как раз бы они пригодились.
   -- Ты хочешь прокатиться? -- удивленно вскинула брови природница.
   -- Почему бы и нет?
   -- Но ты же беременна!
   -- У оборотников крепкий организм, это совершенно не повредит, я уточняла у нашего семейного доктора.
   -- Только не надо мне говорить о докторах и оборотниках!
   Краем уха слушая перепалку подруг, я подошла к стойлу, где стоял черный как смоль жеребец лорда Сатема и застыла в восхищении. Апэль без сомнений была подобна дорогому украшению, но Демон... Воплощение силы и мощи, а еще какой-то внутренней мудрости. Животное под стать своему хозяину.
   Я прикрыла глаза, потянувшись к его сути, неосознанно вытянула вперед ладонь. Так и есть -- это реликт. Молодая кровь, едва зародившаяся магическая составляющая. Интересно, это произошло само по себе или животное уже имело склонность, когда его владельцем стал теневой маг?
   -- Тилья? -- шепотом позвала Льяра.
   Я открыла глаза и увидела направленный на меня встревоженный взгляд.
   -- Осторожнее!
   Я поняла, что моя ладонь лежит прямо на морде застывшего точно статуя жеребца, и лишь его дыхание горячит мне кожу.
   -- А можно на нем прокатиться? -- не знаю, почему я задала этот вопрос.
   Желание пришло настолько спонтанно, словно кто-то поместил его прямо мне в голову. Оборотница растерянно взглянула на природницу, точно в поисках поддержки.
   -- Если это неприемлемо, я пойму, -- понурилась я.
   Уж больно ярким был промелькнувший в моей голове образ.
   -- Ты ездишь верхом? -- уточнила подруга.
   -- Каталась однажды. Еще в детстве. В гостях у кого-то из папиных знакомых... -- звучало крайне жалко. -- Ладно. И впрямь, глупая идея...
   Неожиданно поняла, что сейчас расплачусь и направилась прочь из конюшни, не понимая, что меня так задело, и чувствуя себя точно капризный младенец, которому не позволили опасную игрушку.
   -- Ладно!
   Я не сразу поняла, что это сказано мне.
   -- Да постой же, Тил! -- Льяра оказалась прямо передо мной, преграждая дорогу.
   -- Раз тебе так хочется, попробуй. Только будь осторожна. Ну и условие: если выведешь его и сможешь сесть верхом самостоятельно. Седлать его я не стану, и не проси. Старшего грума тоже не стоит звать, он точно не одобрит таких экспериментов. Если честно, не понимаю, как ты собираешься договариваться с этой зверюгой, он меня не подпускает. Но, кажется, у вас нашелся общий язык.
  
  
  
   Глава 7.2
  
   Лорд Сатем Яррант пребывал в угнетенном расположении духа. Разговор с пропавшей много лет назад женой совершенно выбил его из колеи, в добавок ко всему прочему он беспокоился за дочь. Как Льяра воспримет подобное пренебрежение? Особенно теперь, когда сама ждет ребенка?
   По этой же без сомнений веской причине у него в руках и очутилась бутыль темного стекла, со старинной, почти стершейся этикеткой, надпись на которой едва возможно было прочесть: "W...ky". Он схватил ее не глядя. Откупорил, но так и не пригубил. Но вовсе не потому, что жидкость внутри, скорее всего давно пришла в негодность. И даже не потому, что это был один из артефактов, найденный в чаще и обошедшийся в кругленькую сумму в свое время.
   Причиной тому была открывшаяся из окна кабинета картина. Настолько невероятная, что бутылка выскользнула из рук советника и разбилась вдребезги о кованую декоративную подставку для цветов.
   В помещении тут же повис острый запах крепкого алкоголя. Не замечая ни его, ни хрустнувших под подошвами сапог осколков, советник подошел ближе и облокотился на подоконник, а потом и вовсе зло распахнул створки, да так и замер, высунувшись наружу.
   По леваде скакала наездница.
   И все бы ничего, если бы вороной под ней не был Демоном -- его жеребцом. Рыжие волосы составляли невероятный контраст со смоляной шкурой коня. Гармонировали словно копоть и языки пламени на пожаре. Так же взлетали и опускались, взлетали и опускались...
   Это зрелище на некоторое время заворожило лорда Ярранта. Сам того не заметив, Сатем засмотрелся, позабыв на миг обо всех своих неприятностях разом. Легкая улыбка тронула губы советника, но тут он увидел собственную дочь...
   Элья бежала рядом, что-то подсказывая. Следуя ее советам, Тилья пыталась управлять жеребцом. И, о чудо! У нее даже что-то получалось! Но стоило ему осознать происходящее, как он взял себя в руки. Беспокойство нахлынуло с новой силой. Причиной тому была нелюбовь жеребца к его дочери. То ли он и раньше еще до того, как проявилась ее вторая суть, чувствовал внутреннего зверя. То ли пронес сквозь годы воспоминания об уроке, однажды полученном от Дариа в ипостаси арр'тхэллэ...
   Советник испугался за обеих, мысленно пообещав серьезно поговорить на эту тему с Оэльрио.
   -- Пора прекращать, пока не дошло до беды! -- пробормотал он и точно сглазил.
   Жеребец внезапно перешел на галоп. Без седла Тилирио стало трудно на нем держаться. Его дочь, пытаясь помочь, едва удерживающейся на спине Вороного подруге, прибавила шагу, но догнать жеребца никак уже не получалось.
   -- Нет! Элья, нет! Только не оборачивайся!
   Но поздно, Оэльрио уже приняла ипостась и в несколько прыжков поравнялась с конем. Тут-то и случилось самое страшное. Тот шарахнулся в сторону и взвился на дыбы, одновременно пятясь. Похоже, дочь сообразила наконец, что делает только хуже и отпрянула, а Тилья чудом удержалась на конской спине, вцепившись что есть силы в гриву. Огромными скачками Демон рванул прочь и, проломив символическое ограждение, скрылся в зарослях, которые тянулись до самого барьера. Последнее, что увидел Сатем, была неотвратимо соскальзывающая с гладкого бока рыжеволосая девчонка, а затем он ичез.
   Перемещаться тенями прямо на спину скачущего во весь опор животного та еще задачка, но советник справился с ней в считанные мгновения.
  
  
  
   Глава 7.3
   Сначала все шло неплохо. Демон послушно вышел за мной из стойла и позволил надеть на себя уздечку. Льяра стояла поодаль и удивлялась подобной покорности, а Кэс в открытую выражала все, что думает о моей затее. Я и сама уже считала, что идея плохая. Если упаду и сверну себе шею, ни один врачеватель меня уже не спасет. Но и пойти на попятную отчего-то не могла, как и объяснить себе такую уверенность в правильности собственных действий.
   -- Хороший мальчик, -- гладила я коня, нашептывая ласковые прозвища.
   Тот вроде как прислушивался, благосклонно принимая мое внимание.
   -- Одумайся, Тил! -- замогильно подвывала сквозь зубы Кассандра, стараясь держаться подальше.
   -- Кэс, ты как тот проповедник на площади: "Покайтесь" -- сымитировала я идиотов, которых мы видели с Льярой.
   И хоть не особо в этом усердствовала, чтобы не напугать коня, все равно вышло довольно похоже. Девчонки рассмеялись, и обстановка слегка разрядилась.
   -- Сюда! -- позвала Льяра, указав мне на небольшую скамеечку у стены. -- Так будет легче взобраться.
   Демон и правда был длинноногий, и с земли залезть на него для меня было бы сложно. Даже с помощью скамейки, я еле вскарабкалась ему на спину, бормоча себе под нос:
   -- Богиня, что же я делаю? А, главное, зачем?!
   Земля отсюда -- сверху казалась намного дальше, чем я представляла, и стало не по себе.
   -- Прижми шенкели, чтобы он пошел, -- подсказывала держащаяся на почтительном расстоянии Льяра.
   Видя мой непонимающий взгляд, она пояснила:
   -- Надави ногами ему на бока, только осторожно.
   Я сделала как она говорит, и жеребец тронулся с места. Продолжая выполнять указания подруги, я потихоньку осваивала управление, и у меня получалось!
   Демон слушался беспрекословно, и постепенно эйфория вытеснила страх и осторожность. Я пустила коня быстрее, но снова испугалась, когда он побежал трусцой.  Держаться на его спине теперь оказалось намного сложнее. Встревоженная Льяра побежала рядом, на ходу объясняя, как остановить животное, но то ли я была слишком напугана, то ли что-то делала не так, но у меня ничего не получалось. Наверное, в какой-то момент я слишком сильно стиснула колени, стараясь удержаться, но, вместо того чтобы замедлиться, жеребец перешел на галоп.
   Конь скакал, совершенно забыв обо мне, оставалось только что есть сил цепляться за его гриву, рискуя в любой момент свалиться под копыта. Я внутренне сжалась, каждый миг ожидая падения, или того, что он меня намеренно сбросит. Мелькнула мысль: может, стоит самой упасть? Контролируемо. Но я так и не могла заставить себя разжать пальцы, ни когда Демон, испугался принявшую ипостась Льяру и взвился на дыбы, ни после.
   Проклиная собственную глупость, я неумолимо сползала на бок, а конь уже несся сквозь какие-то заросли, не собираясь останавливаться. В следующее мгновение мои сведенные напряжением пальцы все-таки разжались, и я зажмурилась, ожидая удара и неминуемой боли, но... Неожиданно повисла в воздухе, а после снова вернулась на спину коня, удерживаемая сильной рукой точно котенок.
   Не в смысле легкого веса, а в смысле -- за шкирку.
   Не говоря ни слова, лорд Сатем прижал меня к себе за талию, одновременно осаждая жеребца, который вновь превратился в послушную лошадку под уверенной рукой хозяина.
   Осознав, что я спасена если не от глупой смерти, то от травм и переломов точно, испытала неимоверное облегчение. Бурлящий в крови адреналин, обернулся противной дрожью. Громко всхлипнув от внезапно накативших чувств, пережитого страха и раскаяния за содеянное, обернулась и обхватила советника руками, стиснув с такой силой, как будто снова пыталась удержаться от падения.
   -- Вы так рады меня видеть, Тилирио, или попросту боитесь свалиться?
   Голос лорда Сатема прозвучал вроде бы сухо, но отчего-то мне почудилась в нем насмешка и раздражение? Противореча собственному тону, он вдруг обнял меня в ответ погладил по спине.
   -- Все кончилось. Все хорошо. Не бойтесь.
   Голова закружилась, вынуждая крепко зажмуриться. Я затаила дыхание, не понимая от чего это. Ждать ли мне теперь традиционного уже приступа, или обойдется в этот раз? Однако, деваться с конской спины все равно некуда, а вырываться с воплями по меньшей мере странно. Да и совершенно нет желания, если честно. Решив, что если и потеряю сознание, то советник все равно не даст мне упасть, немного успокоилась.
   -- Можете продолжать, Тилирио, мне даже в некотором роде льстит подобное внимание, -- внезапно отметил советник, и стало совсем неловко.
   -- Простите, -- почти прошептала я, окончательно стушевавшись, и расцепила руки, неловко попытавшись отодвинуться.
   Хотя бы чуточку, чтобы не соприкасаться телами. Однако, лорд Яррант придержал меня и уточнил:
   -- За что именно вы просите прощения, Тилья? Вы не против, если я буду называть вас так?
   -- За то, что затеяла все это. Не стоило мне настаивать и садиться на вашего коня, -- покаялась искренне, но больше ни за что извиняться не посчитала нужным. -- Льяра предупреждала меня, что он опасен...
   -- Я сейчас же серьезно поговорю со своей дочерью! -- перебил меня советник. -- Такая безответственность, уму непостижимо! Да и вы... О чем вы только думали?
   -- Простите...
   Больше мне сказать было нечего. Логически объяснить странную потребность, которую испытала, я не могла. Вдобавок, меня начало мутить. Одновременно тянуло отодвинуться подальше от жилистого мужского тела, которое отделяла лишь тонкая рубашка, да моя одежда, и наоборот прижаться, полной грудью вдыхая едва заметный горьковатый древесный запах, отдающий цитрусами. Что из этого приводило мои чувства в еще больший раздрай, я не могла понять. К счастью, мы как раз подъехали к конюшням, а в следующий миг советник, не утруждая себя лишними телодвижениями, просто переместился тенями со спины коня, прихватив меня с собой.
   Магия жизни плохо сочетается с магией теней. Мне доводилось перемещаться теневыми порталами, и как для любого друида, это было не слишком приятно. Что-то подобное я испытала и на этот раз, но все же с теневиком это было иначе. Не настолько противно что ли? Теперь я понимала, почему Льяра так спокойно переносится с Вердом.
   -- Оэльрио! -- тоном, не предвещающим ничего хорошего, тем временем позвал советник, намереваясь направиться дочери навстречу.
   Та уже снова приняла человеческое обличие и не слишком торопилась, встретиться с разгневанным отцом. По ее виду было понятно, что она готова обойти по кругу и леваду, и особняк перед этим, лишь бы оттянуть позорный момент.
   -- Лорд Сатем, -- осмелившись, я ухватила советника за руку.
   В серых, слишком светлых для теневика глазах, повернувшегося ко мне теневого мага, мелькнуло ледяное раздражение. Мощная аура обрушилась на меня, едва не раздавив. Я тяжело задышала и даже зажмурилась от враз накатившего страха, но... так и не выпустила его руки.
   Это же лорд Сатем, в конце концов. Тот, кто спас нас от культистов. Тот, кто сам того не осознавая продолжает спасать меня от кошмаров. Мгновенно стало легче, и я даже постаралась выдавить виноватую улыбку и просительно посмотрела на него:
   -- Пожалуйста, не ругайте Льяру. Это я виновата, она меня предупреждала...
   -- Я сам решу, кто виноват и как поступить! -- тихо отрезал советник и едва ли не стряхнул мою ладонь. -- Пока все еще я решаю, чего она заслуживает, а чего нет. Я ее отец.
   Уверена, придворные седели под таким взглядом, не зря же ко всему прочему лорд Яррант глава имераторской службы безопасности, но... Я чувствовала вину перед Льярой, из-за меня она будет наказана отцом, с которым едва-едва установила хрупкий мир.
  
   Вздернув подбородок выше, настояла:
   -- Лорд Сатем, пожалуйста! Она только что встретилась с мамой. Ей очень плохо...
   Советник мгновенно изменился в лице. Скривился, точно хлебнул кислого, и на миг прикрыл веки.
   -- Прости, пап, -- раздалось тихо у него из-за спины. -- Это было неразумно. Я не должна была...
   Резко повернувшись, советник заключил дочь в объятия. Они долго так стояли и молчали. Испытав легкий укол ревности и тоску по погибшим родителям, а я предпочла тактично отвернуться и тихонько отойти к имитирующей обстановку Кэс. Природница укоризненно покачала головой, но обняла меня за плечи.
   Позже вечером мы сидели в комнате у Льяры -- я и мои самые близкие подруги. Ближе нет. Наплакавшиеся, наговорившиеся вволю и опустошенные.  Кажется, ни у кого больше не осталось секретов, разве что самые-пресамые. Потаенные. Такие, о каких вряд ли кому решишься поведать. Мы пили горячий шоколад с малюсенькими булочками с корицей и все больше молчали. Девичник выдался насыщенным событиями, даже слишком, несмотря на то что совершенно не походил на отвязную вечеринку, о каких нам рассказывали. Видно, было, что Льяра устала, и настало время отправляться по домам.
   -- Ты уверена? -- Кэс недоуменно посмотрела, как я ступаю на площадку теневого портала.
   -- Да. Так намного быстрей. К тому же я решила, что буду тренироваться. Вычитала, что со временем привыкаешь.
   Природница лишь пожала плечами, выбрав друидский. Она все еще стояла в зеленых светящихся вихрях, когда я провалилась на миг в темноту. На деле меня волновало несколько иное -- мои ощущения тогда и сейчас. Мне нужно было срочно сравнить переход с лордом Сатемом и этот. И еще переход с каким-нибудь другим теневиком. Сравнить и понять, есть ли разница в ощущениях, и какая?
  
  
   Конец ознакомительного фрагмента
  
   Читать роман полностью
   https://litnet.com/ru/book/protezhe-sovetnika-podchinit-teni-b107700

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк) У.Михаил "Ездовой Гном 5. Возрождение. Росланд хай-Тэк"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Рейн "Обряд в снежную ночь"(Любовное фэнтези) О.Обская "Невеста по пятницам, или Семь пятниц на неделе"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Записки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиМаг и его тень (Темный маг - 2). Валерия ВеденееваЛили. Сезон первый. Анна ОрловаИмператрица Ольга. Александр МихайловскийКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНарушенное обещание. Шевченко ИринаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"