Чернявская Юлия: другие произведения.

Сны про сказку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    В своем мире Эвелина потеряла все: любимого, не родившегося ребенка, желание жить. Случилось все, чего она боялась. Но судьбе угодно занести ее в другой мир, где она вызволяет из заточения одного из сильнейших магов и оказывается практически в центре политических интриг и борьбы за власть. Вот только ой как далеко Лине до героинь попаданских фентези. Ведь все, чего она хочет - чтобы в новом мире не сбылись ее сны. Закончено, доступно для приобретения на сайте Призрачные миры. Ссылка на главной странице.

  Глава 1.
  
  В памяти о том дне остался только пронзительный визг тормозов. Такой надрывный визг, со скрипом осей, скрежетом прицепа. И страшный крик. Неужели это она так кричала, словно ее разрывали на части. Уже потом вспоминалось, как они подали заявление на регистрацию. Через два месяца должна была состояться свадьба. Ровно между его и ее днями рождения. А потом он захотел купить ей цветы. Ну почему именно тогда, а не через минуту-полторы? Почему цветочный магазин был на другой стороне улицы? Почему тот водитель свернул на улочку, по которой шли они? Почему у фуры именно в тот момент отказали тормоза? Сколько вопросов и ни одного ответа.
  Лина сидела у костра. Чужие звезды подмигивали с неба. Чужие луны освещали степь. Ее спутники спали, а она сидела уже которую ночь. Благодаря магу необходимости в ночных караулах не было, но она упорно проводила полночи у костра, смотря в огонь. А потом падала на расстеленный плащ и засыпала сном без сновидений, чтобы утром встать и снова идти непонятно куда и зачем. Так было проще, чем просыпаться в слезах, или будить криком спутников. Если бы кто-то проснулся, то увидел, как огонь костра отражался в дорожках слез на ее лице. У костра в чужом мире, под светом двух лун, Лина вспоминала Игоря, его руки, губы, их дни и ночи.
  Все, что было после, происходило как в тумане. Похороны, закрытый гроб, пригородное кладбище, комья мокрого песка падают на крышку с глухим звуком, поминки - как будто это происходило не с ней. А потом череда серых дней без Игоря. Компьютер день и ночь повторял их любимые песни, солнце не проникало в комнату через плотные шторы. Мать приходила, что-то говорила, оставляла еду. Тарелки так и оставались нетронутыми. Она только пила крепкий черный кофе.
  В таком состоянии Лина провела полтора месяца. Очнулась ночью от сильной боли. Встала. Простыни были в крови. От ее крика прибежала мать. Кровь и дикая боль, от которой хотелось выть. Потом была больница, врач, отводя глаза, сказал, что она потеряла ребенка. В ту ночь ей в первый раз приснился визг тормозов и кровь на простынях. От кошмаров не спасал ни алкоголь, ни снотворное. Врачи прописывали различные таблетки, но ничего не помогало.
  Потом началась учеба. Лина избегала однокурсников, лишь бы не видеть в их глазах сочувствия, все свободное время проводила, читая учебники. После учебы - курсы языков. Она специально записалась на китайский и французский. Перед такой загрузкой сны отступали. Глубокой ночью она засыпала, не успев положить голову на подушку, а уже через четыре-пять часов ее поднимал будильник. И опять пробежка, кружка кофе с пирожком или бутербродом, институт, какая-то еда, курсы, вечерняя пробежка, совмещенная с выгулом собаки, зубрежка новых слов или правил грамматики, или подготовка к семинару. Пока однажды утром не проснулась от крика... в другом мире.
  Лина зябко поежилась. Магический купол защищал от врагов и дождя, но не от холодного ветра. Подкинув в костер несколько толстых веток, она посмотрела в чужое небо. Одна луна уже почти скрылась, вторая едва достигла середины своего пути. Надо было ложиться, но сон не шел. И это после целого дня пути с коротким привалом для обеда. Лина потянулась за плащом, завернулась в него, спрятавшись от порывов ветра. Сразу стало немного уютнее. Даже одолевающие ночами кошмары перестали казаться чем-то страшным. Лина подумала, что они никогда не пугали ее. Причиняли боль настолько сильную, что казалось, будто сердце вот-вот разорвется. Но не страх. Самое страшное, что могло случиться - смерть любимого и потеря неродившегося ребенка, осталось в том мире.
  Бескрайняя ночная степь, освещаемая светом теперь уже одной луны, глубокое небо с подмигивающими звездами, яркий огонь костра, ветер, играющий выбившимися из прически прядями волос, спящие спутники. Оставшись один на один с ночью, Лина внезапно почувствовала, что оживает, как сама степь после дождей. Никто не смотрел на нее сочувствующим взглядом, отводя глаза в последний момент, никто не пытался развеселить глупыми шутками, никто не устраивал вечеринок, чтобы отвлечь ее от боли. Прошлое осталось в том мире. Здесь было настоящее, а, возможно, и будущее. Она поймала себя на мысли, что не называет тот мир домом. Впрочем, он перестал им являться после гибели Игоря.
  Игорь... Впервые мысли о нем не причиняли боль. На смену пришла грусть. Лина вытерла слезы. Вот и все, она отпустила их обоих: Игоря и малыша. Где-то в другом мире осталась мать, брат с женой и племянниками. Пусть думают, что она ушла из дома и покончила с собой. Несколько раз она слышала, как мать говорила, что лучше бы она умерла вместе с женихом, чем изводила себя и родных. Нет, в лицо ей никто не сказал бы такого, но когда думали, что она не слышит, признавались в таких мыслях. Что ж, пусть они оплачут ее и забудут. А Лина попробует начать все заново. Ведь зачем-то же ее притащили в этот мир? Значит здесь она нужнее, чем там. А когда закончится поход туда, не понятно куда, она поселится в одном из городов, и устроится в одну из школ учительницей. Все-таки в своем мире позади остались четыре курса обучения в педагогическом институте на учителя русского языка и литературы.
  - Прости, Игорь, - это даже не шепот, просто чуть шевельнулись губы, - я не смогу так больше. Или я сойду с ума без тебя, или смогу отпустить и жить дальше. Мне придется научиться жить без тебя, - снова дорожки слез пролегли по щекам. Отпускать прошлое больно, но и жить с ним Лина не могла. - Прости, любимый, и прощай.
  Медальон в форме сердечка полетел в огонь костра. Позолоченный пластик, первый подарок любимого, когда у него еще не было денег на дорогие вещи, пошел пеной, протестуя против такого обращения, но пламя оказалось сильнее. Через минуту это был уже бесформенный комок. Лина не сомневалась, к утру от него не останется и следа.
  Очередной порыв ветра заставил поежиться. В костер полетела новая порция дров. Лина заметила, что вторая луна прошла уже полпути от верхней точки до горизонта. Обычно она ложилась после ее захода, но усталость давала о себе знать. Завернувшись в плащ, она улеглась на свою постель из еловых лап и моментально уснула.
  Ей снился какой-то сон, она куда-то брела по выжженной равнине, солнце приятно пригревало, ветер шуршал сухой травой. Внезапно, все звуки перекрыл визг тормозов, а под ногами оказались покрытые кровью простыни. Лина закрывала уши руками, зажмуривала во сне глаза, но ничего не помогало. Где-то внутри она понимала, что это сон, что надо проснуться, но не могла. Крик застывал в горле, прорываясь наружу тихим шепотом.
  И словно чьи-то руки коснулись головы Лины. Кровь перед глазами сменилась зеленой полянкой в лесу. Вместо визга тормозов - звон ручья. Тишина, покой, умиротворение. 'Все позади, - раздался в ее голове тихий шепот. - Все прошло. Я с тобой, я не оставлю'. Лина обернулась, но рядом никого не было. 'Не ищи меня во сне, - все тот же голос. - Я могу говорить с тобой, но ты должна помочь мне. Найди меня, освободи. Прошу тебя'. Голос смолк. Лина стояла на поляне, но, в то же время, чувствовала, как лежит, свернувшись клубочком под плащом. Единственное, о чем она успела подумать - надо понять, где она, и с какой целью ее куда-то тащат. И вновь провалилась в глубокий сон без сновидений.
  Разбудило Лину тихое перешептывание неподалеку от нее. Разговаривали двое. Насколько Лина смогла понять, один из них - это маг, а вот кто второй, оставалось загадкой. Судя по обрывкам фраз, которые ей удавалось разобрать, говорили о ней, точнее о том, для чего она нужна. Лина решила, что лучшей возможности узнать что-то касаемо планов на будущее не представится, а потому продолжала делать вид, что спит.
  Постепенно голоса мужчин стали громче, и Лине больше не приходилось прислушиваться, рискуя тем самым выдать себя.
  - Ты уверен, что она именно тот человек, что нам нужен? - неопознанный мужчина от чего-то нервничал.
  - Абсолютно, Аргел. Ты только посмотри на нее. Днем бредет покорнее, чем осел за морковью, ночью ревет в три ручья. Судя по всему, с ней уже случилось все, чего она боялась. Только такой человек и пройдет через пещеру страхов.
  - Пройти-то, она пройдет, вот только как ты уговоришь ее вонзить кинжал в сердце Сартона? - все еще сомневался не маг.
  - Не волнуйся, с этим не возникнет сложностей. Достаточно будет, когда мы придем на место, сказать девчонке, что в пещере находится главный виновник ее бед, и она сама побежит расквитаться с ним, - в голосе мага сквозило самодовольство. - А когда девчонка сделает свое дело, мы уберем ее.
  Лина с трудом сдержалась, чтобы не поежится. Как у них все было просто. Найти послушного исполнителя для своих грязных дел, а потом ликвидировать и его, и всех ненужных свидетелей. Если бы прошлой ночью она не порвала кокон из боли и отчаяния, в котором существовала последние месяцы, то планы мага со товарищи, безусловно, осуществились бы. Но что-то или кто-то заставил ее прошлой ночью очнуться от этого состояния, вложил жажду жизни, желание начать все сначала в новом мире. И она подалась навстречу этому желанию. Тот голос, который она слышала ночью, прогнал ее кошмары. В первый раз, благодаря неведомому созданию, Лина смогла по-настоящему выспаться. Теперь ему нужна помощь. Не окажется ли этот кто-то тем самым Сартоном, сумевшим достучаться до нее сквозь кокон жалости к самой себе? Во всем этом надо было разобраться, но время ждало.
  Гораздо важнее было решить, как вести себя с этой кампанией. С одной стороны нельзя, чтобы они заподозрили, какие с ней произошли изменения. Но в то же время надо аккуратно собирать информацию о том месте, куда они направляются, о ее предполагаемой жертве, да и вообще о мире, в который она попала. Действовать придется очень осторожно.
  Задачка, подумалось Лине. Одно дело - читать мегабайтами книги про попаданок в другие миры. Почему-то в книгах это всегда были рыжеволосые красотки с бойко подвешенным языком, внезапно пробудившимися способностями магии и обладающие навыками всех видов единоборств. А что делать такой тихоне как она, не привычной к интригам и способной убить разве что комара. Конечно, она знала, с какой стороны надо брать в руки меч, теоретически представляла, как стрелять из лука, и могла отличить кинжал от кухонного ножа. Вместе с братом они много чему научились. Но хватит ли ее знаний и умений для того, чтобы хоть чем-то помочь неизвестному в этом мире. Теперь от нее зависело, жить или умереть человеку, который ничего ей не сделал.
  - И надо было этим недоумкам оставить ему голос. Теперь приходится разбираться с этим чертовым проклятьем, - снова заговорил маг, но теперь в его голосе была одна злоба. - Ничего нормально сделать не могут.
  - Но у них получилось обездвижить его и запереть, - возразил второй. - А это уже не мало. К тому же он лишен доступа к источникам силы. Чем он может помешать нам?
  - Аргел, ты совсем идиот? - взревел маг. - Сартон жив, и одним этим он ставит все наши планы под удар. Если мы додумались найти марионетку для его устранения, то, как ты думаешь, неужели никто не додумается найти такого же исполнителя для обратного? Ладно, иди седлать коней, я разбужу девчонку, пока она своими воплями не перепугала животных.
  Лина на мгновение замерла. Сейчас ей придется делать вид, что она крепко спала и ничего не слышала. Но ведь маг сразу поймет, что она уже давно не спит. Или не поймет? Он весьма самоуверен, и вряд ли будет подозревать ее в подслушивании. Для всех она опять почти всю ночь сидела у костра, и лишь на рассвете легла.
  Дождавшись привычного ощутимого тычка в плечо, Лина завозилась под плащом. Прищуренные от яркого солнца глаза производили впечатление сонных. Впрочем, маг и в этот раз не стал пристально разглядывать ее, а сразу ушел на другой край поляны. Кто-то из воинов сунул ей в руки кусок хлеба с сыром и фляжку с водой. Все, как всегда. Только на этот раз Лина осторожно посматривала из-под опущенных ресниц на людей вокруг.
  Лагерь неспешно сворачивался. Лошади уже стояли оседланными. Вокруг них ходил невысокий жилистый мужчина с козлиной бородкой, проверяя подпруги и узду. Наверное, тот самый Аргел, подумала Лина. Крепко сложенные воины, коих было около десятка, заканчивали протирать мечи, крепить тетиву к лукам, чистить доспехи. Маг сидел на невысокой скамеечке и читал какую-то книгу. Лина предпочла не задерживать на нем взгляда. Читает и читает. То, что она понимает речь, еще не означает, что она так же будет понимать и письменность.
  Наконец, маг закрыл свою книгу и приказал садиться на коней. Костер залили водой из стоявшего неподалеку ведра и накрыли снятым накануне дерном. Один из воинов подвел к Лине тихую лошадку, помог забраться в седло, потом вложил в руки поводья. Никто не замечал произошедших в ней изменений. Маг последним сел на своего коня и маленький караван тронулся.
  Лина мысленно поблагодарила маму за несколько лет, проведенных в школе верховой езды. Лихой наездницей она не стала, но на рыси в седле удержаться могла. К ее счастью, быстрее они и не двигались. Видимо, маг не считал нужным сильно спешить. С другой стороны, найти свежих лошадей посреди степи также было проблематично. Оставалось только равнодушно скользить взглядом по серо-желтой равнине, да прислушиваться к долетавшим обрывкам разговоров.
  К середине дня на горизонте показалась серая дымка. Сначала Лине казалось, что это тучи, однако к вечеру стало понятно, что впереди горная гряда, к которой они направлялись. Сопоставив услышанное утром с тем, что видела, она сделала выводы, что именно там и находится неведомый Сартон, которого так боится их маг.
  Вечером Лина так же молча сидела костра, глядя в пламя. Внешняя безучастность скрывала активную работу мысли. Надо было сложить в одно целое ту скудную информацию, которую она получила из обрывков разговоров. К сожалению, про Сартона никто больше не говорил, но и без того узнать удалось не так уж и мало.
  По разговорам воинов, скакавших рядом, Лине удалось понять, что она попала в страну Лоренд, где правителем был король Леонсио второй. Наследников мужского пола у короля еще не было. Но королева вот-вот должна была родить второго ребенка. Все очень надеялись, что на этот раз у королевской четы будет мальчик. Судя по косвенным намекам воинов, и тем взглядам, которые они украдкой бросали в спину мага, последнего это меньше всего устраивало. Будучи учителем принцессы, он рассчитывал после ее восшествия на престол аккуратно прибрать власть к своим рукам. А если принять во внимание и совсем туманные намеки, обучал он четырнадцатилетнюю наследницу не только основам магии, которыми владели все высокопоставленные особы, но и любовным премудростям. Правда это или нет, Лина так и не поняла. Но такую информацию нельзя оставлять без внимания. Наученная своим миром, она понимала, что дым без огня если и бывает то очень редко.
  С магами в этом мире тоже было не все так просто. Судя по всему, было два противостоящих лагеря. Одни поддерживали предводителя их отряда, другие выступали за возвращение Сартона. Более подробно узнать ничего не удалось, собеседники не вдавались в такие детали. Да и опасно это было рядом с рвущимся к власти магом. Даже имени его воины не упоминали.
  Сами же сопровождающие-конвоиры оказались довольно веселыми ребятами. Лина успела запомнить их имена: Дин, Фрэнк, Оуэн и Том. Они периодически пытались растормошить ее, заставить улыбнуться, иногда обращались к ней с вопросами, не надеясь получить ответ. Но Лина продолжала делать вид, что не замечает никого и ничего.
  Последнее, о чем говорили воины - обстановка в Лоренде, которая была довольно напряженной. На севере активизировались племена варваров. Правда, Лине показалось, что для них варварами являются все, чья военная мощь слабее. Варвары эти устраивали набеги на небольшие деревни. Обычно они уводили скот или забирали девушек от пятнадцати до двадцати лет. Войска пытались устраивать засады. Но солдат Лоренда на севере было мало, а варвары каждый раз умудрялись появляться там, где их не ждали. На юге раскручивала маховик военная машина Аурденской империи. Ее нападения боялись намного больше, чем северных варваров. Потому король приказал аккуратно сосредоточить основные силы вдоль южной границы. Западные горцы сидели тихо, мирно, полностью завися от поставок зерна. Малейшая агрессия стоила им прекращения торговли, а значит голода. На востоке раскинулось море, где изредка пошаливали пираты. Но пошаливали в меру, купцы предпочитали ходить большими караванами, а кто пожадничал - сам виноват. Хотя, одиночек тоже не всегда трогали. В основном тех, кто шел с островов Тарука. Только там произрастало дерево чор-чор, кора которого использовалась как пряность, придавая блюдам чуть терпкий вкус.
  Конечно, нынешнее положение Лины от этой информации яснее не становится, но даже тех крох хватило, что бы сделать кое-какие выводы. Во-первых, возглавлявший их отряд маг желает окончательно избавиться от некоего Сартона, как от одного из препятствий на пути к власти. Во-вторых, у Сартона есть сторонники, которые могут сообразить, как его спасти. В-третьих, ей самой этот маг не сильно нравится. Это ж надо было додуматься, соблазнить малолетнюю принцессу. Нет, в том ее мире бывало, что девочки оказывались в постели взрослых мужиков. Но там за это была статья и срок, а тут он - одна из важных шишек в государстве, и вокруг него лебезит толпа. От воинов, сопровождавших мага, цель похода держится в тайне, что также не увеличивало приязни. Лине было страшно представить, что ее ждет, если узнают о такой осведомленности.
  Постепенно лагерь затихал. Фрэнк и еще один воин, чьего имени Лина не успела узнать, вымыли посуду, маг достал откуда-то дрова для костра. Видимо, что-то вроде сжатого пространства, или как оно там у них зовется, поняла она. Хворост в степи найти сложно, а вот разной гадости, которую может отпугнуть только огонь, предостаточно. Вскоре все, кроме нее улеглись. Лина решила не рушить традицию. Хотя очень хотелось свернуться под плащом и уснуть. Но надо было соблюдать предельную осторожность. Судя по тому, как вырастали на горизонте горы, до них оставалось не более трех дней пути. Значит, надо продержаться эти три дня. А потом или ее отправят спать вечным сном, или она уйдет от мага. Так или иначе, отдых будет обеспечен.
  Тем не менее, долго сидеть Лина не стала. Когда первая луна прошла половину пути до высшей точки, а вторая только выглянула из-за горизонта, она подбросила в костер несколько поленьев и оглядела спутников. Все спали, не обращая внимания на девушку. Лина подождала, когда поленья немного прогорят, потом аккуратно устроила в костре еще пару бревнышек, чтобы по количеству золы казалось, будто она сидела почти всю ночь. И вскоре она крепко спала, уютно устроившись под плащом и используя ветки в качестве подушки.
  Она стояла на каменной гряде. Внизу о скалы бились волны. Ветер развевал ее волосы. Чьи-то руки легли на ее плечи. Лина хотела обернуться, но ей не дали.
  - Кто ты? - с губ срывается тихий шепот. - Почему я не могу увидеть тебя.
  - Так надо, - у него приятный голос. - Скоро мы встретимся.
  - Это ты говорил со мной прошлой ночью?
  Он не ответил, лишь пальцы на ее плечах чуть сжались. Шаг назад, и она прижалась к нему спиной.
  - Спасибо, что разбудил меня, - закрыть глаза, обернуться. Ладони легли ему на грудь. - Что я могу для тебя сделать?
  - Не бояться. С тобой уже случилось все самое плохое. Когда ты войдешь в пещеру, думай о своих снах и об утратах. Это поможет тебе, - его пальцы скользнули по ее щеке, заправили за ухо выбившуюся прядь, очертили линию губ. - Я не могу больше оставаться с тобой. Мои силы на исходе.
  Мужчина медленно растаял в воздухе. Прикосновение никуда не девалось, но становилось все менее ощутимо с каждым мигом.
  - Ты Сартон? - не удержалась она от вопроса, но отвечать было уже некому.
  Лина открыла глаза. Сон. Это был всего лишь сон. Первая уж луна скрылась с небосвода. Вторая постепенно спускалась к горизонту. Костер чуть горел. Лина поежилась от прохлады и подкинула в огонь еще несколько поленьев. До утра должно хватить. А остальные могут думать, что она засиделась у огня. По-хорошему, надо было многое обдумать, но глаза предательски закрывались. Подождет до утра, решила Лина и снова заснула, на этот раз без сновидений.
  Следующие два дня пути прошли так же, как и предыдущий. Лине удавалось сохранять маску безучастности на лице. Воины рядом с ней пару раз менялись. О том, что это конвой она поняла из пары фраз, брошенных одним воином другому. Они, как и сама Лина, удивлялись, зачем сторожить одинокую девушку, погрузившуюся в себя, да еще и посреди степи, где каждый куст как на ладони. Бежать некуда, а если и попытаться - все равно увидят и догонят. Новый караул также обсуждал набеги северных варваров, королевскую дочь, последователей Сартона. К последним относились с определенной долей уважения, признавая за ними силу. Но, по большей части, их интересовала оплата этого похода, и кто как ее потратит.
  Аргел держался рядом с магом, ехал на корпус позади его коня, готовый в любой момент исполнить любое поручение своего господина. Но маг лишь молча ехал впереди всех, не обращая внимания на остальных людей.
  К концу третьего дня отряд добрался до гор. Солнце еще не село, поэтому маг приказал спешиться и повел их вверх по тропе. Примерно через час отряд вышел на большую площадку перед пещерой. Маг скомандовал привал.
  Лина как всегда молча спешилась и села, облокотившись спиной о практически отвесный склон горы. Судя по довольному взгляду мага, поход завершился. Дальше идти должна была одна девушка. Она внутренне напряглась, ожидая, когда ей начнут 'промывать' мозги на тему бедной девочки и плохого Сартона, поломавшего бедной девочке жизнь. Но маг не торопился, решив отложить все на утро. Что ж, это было ей только на руку.
  Ночью Лине не спалось. Не давали покоя слова человека из сна. Лина не рискнула назвать его Сартоном, все же это мог быть кто угодно. Он говорил не бояться и думать о потерях. А перед этим в случайно подслушанном разговоре маг явно дал понять, что внутри затаилось нечто, связанное с людскими страхами. Эх, жаль в любимых книгах ни о чем подобном не писали. Книжная героиня бы по-тихому обезвредила весь отряд, мага и Аргела загнала в пещеру, а сама пошла следом, наслаждаясь тем, что с ними происходит. Но она не книжный персонаж. Значит надо думать, пока есть время.
  Очередная порция хвороста отправилась в костер. В руках Лина крутила длинный прут, периодически зажигая на кончике огонь, а потом вертела им в воздухе, рисуя огненные круги и спирали. В голову ничего не приходило. Почему-то все намеки сводись к смерти Игоря и потере ребенка. Стоп! Тот мужчина из сна сказал, что с ней случилось уже самое страшное. Маг тоже говорил об этом. Значит, в пещере человека ждет испытание страхом. А что происходит с тем, кто его не пройдет? И чего боится она, Эвелина Вронченко, девушка из двадцать первого века, чье сознательное детство пришлось на девяностые годы. Девочкой она перед сном часто смотрела 'Кошмары на улице Вязов', 'Чужих', прочие страшилки и абсолютно спокойно после них засыпала.
  - Чего же ты боишься, Эвелина? - чуть слышно прошептала она.
  Ответа не было. Еще полгода назад она боялась потерять Игоря, боялась, что не сможет родить ему ребенка, что не станет хорошей женой и матерью. Было страшно даже думать, что она станет обузой для матери и брата. Еще весной все это пугало ее. Нет, это не был панический страх, но именно этого она боялась. И что теперь? Игоря больше нет, а его ребенка она потеряла, уйдя в свое горе. Семье от ее исчезновения явно станет намного легче. Она, наконец, перестала пугать племянников скорбным выражением лица и криками по ночам, невестка больше не вздрагивает от дикой тоски в ее глазах, а мать не просыпается каждый раз, когда ей снятся кошмары.
  Лина решила, что будет думать об этом: визг тормозов, кровь на простынях, похороны Игоря, шепот матери, что дочери лучше было бы умереть. Постепенно накатывало прежнее состояние тоски. Она с трудом заставила себя удержаться на хрупкой грани между засасывающей пустотой и ясностью ума. Ей нельзя полностью погружаться в отчаяние. Потом - все, что угодно, но не сейчас.
  Пара толстых веток полетела в огонь. По верху плясали яркие языки пламени, а в глубине костра мерцали красным угли. Лина смотрела на огонь, любовалась всполохами огня, переливами углей от темно-розового до глубокого рубинового цвета, а то и вовсе они покрывались тонким слоем пепла, чтобы через мгновение засиять еще ярче. Пятно света на фоне отвесных скал.
  Если бы кто-то сейчас увидел ее, то был бы удивлен. Невысокая хрупкая шатенка с карими глазами посреди ночи сидела на скалистом уступе и любовалась пляской языков пламени. А если бы кто-то узнал, зачем она здесь, то и вовсе ужаснулся. Но Лина понимала, что именно сейчас у нее нет выбора. Потом, когда она достигнет конечной точки своего пути, она будет решать. А сейчас надо подготовиться к тому, что может ждать ее завтра.
  В том, что Сартон не виновен во всем, что произошло с ней в том мире, Лина была абсолютно уверена. Виновен ли водитель фуры в смерти Игоря? Мужчина был трезв, пытался остановиться, отвернуть. То, что у фуры отказали тормоза - не его вина. Тем более, он ехал по городу, а значит, должен был притормаживать и останавливаться на светофорах. Просто все так совпало. А вот в потере ребенка кроме себя винить некого. Крепкий кофе, минимум еды, иногда алкоголь, многочисленные антидепрессанты - все это не могло не сказаться на организме. Она ведь и не знала о ребенке, пока не стало слишком поздно. Если бы знала - цеплялась за него до последнего, как за спасительную соломинку. То, что мать была бы рада ее смерти, что племянники прятались, когда она приходила домой, невестка избегала с ней общаться, брат не стеснялся в выражениях, объясняя, какая она дура - и в этом тоже виновата только она сама.
  Она носилась со своей болью и обидой на мир, не замечая, как причиняет боль близким людям. Жаль только, что она осознала это слишком поздно. Уже не попросить прощения у матери, брата, невестки, не поиграть с племянниками, не сводить их в зоопарк и на новый мультфильм в кино. Значит, надо начинать все сначала. Уже завтра она вступит в игру, начавшуюся задолго до ее попадания сюда. И от того, какой выбор она сделает, будет зависеть не только ее, Эвелины, жизнь, но и много других людей.
  Лина сама не заметила, как заснула. В этот раз она оказалась на берегу моря. На ней были коротенькие джинсовые шорты и белая майка. Она шла по полосе прибоя. Вода ласкала босые ноги. Он подошел и пошел чуть позади. Лина нее стала оглядываться, только протянула назад руку. Он поймал ее ладонь и чуть сжал.
  Какое-то время они так и шли, молча, она чуть впереди, он позади. Наконец, Лина закрыла глаза и остановилась. Сильные руки тут же обняли ее и прижали к себе. Она замерла, боясь проснуться и спугнуть красивую сказку.
  - Завтра тебя ждет сложное испытание, девочка моя, - тихо произнес он, - тебя ждет самая сложная борьба - с самой собой. Тебе придется преодолеть свои страхи, чтобы прийти ко мне.
  - Я знаю, - Лина осторожно обняла его. - У меня было достаточно времени, чтобы подумать. Все, чего я когда-то боялась, произошло. А новых страхов не появилось.
  - Уверена? - сколько надежды в его голосе. - Если бы я знал, что это будешь ты, малыш, я бы придумал что-то другое. Но тогда у меня не было времени, чтобы как следует подумать. У меня его вообще не было.
  - Сартон, я пройду, - Лина не хотел слышать этот виноватый тон. И зачем он так крепко прижимает ее к себе. Что это? Не надо. Все потом, не сейчас.
  Она отстранилась от него.
  - Что-то не так, малыш? - ну зачем, зачем это беспокойство в голосе. Оно порождает новый, самый опасный страх.
  - Покажи мне мой сон, - попросила Лина.
  - Девочка моя, зачем? - а теперь эта боль. Неужели он не понимает.
  - Покажи. Сегодня мне надо проснуться от крика, - шаг к нему, обняла, на мгновение крепко прижалась. - Или я стану одной их тех, кто не смог пройти.
  - Как скажешь, малыш, - Сартон, наконец, понял ее мотив. - Хоть мне и не хочется, чтобы ты видела все это, но смотри.
  Внезапно побережье сменилось уютной городской улочкой. Сартон исчез, вместо него появился Игорь.
  - Эвелинка, два месяца, и ты станешь моей женой, - все как в тот день. Его взгляд натолкнулся на цветочный магазин через дорогу. - Подожди пару минут, я быстро.
  Он целует ее, делает шаг на мостовую. Все как в замедленной съемке. Шаг, еще один, на другом конце улочки показывается фура. Она едет медленно, кажется, Игорь еще успеет сойти с проезжей части. Но он не торопится. Грузовик все ближе. Водитель давит на тормоза. Но поздно, слишком поздно. Резкий рывок ручника, скрип тормозов, но маленькая фигурка пешехода уже смята капотом. Сильный удар отбрасывает Игоря в сторону. Еще один удар, уже о металлическое ограждение. Металл прогнулся, а на асфальт падает изломанная человеческая фигурка. И кровь, как же много крови. Вся простынь в крови. Этого не может, не должно быть. Этот ребенок все, что у нее осталось от Игоря. Она не может потерять его. Только не это.
  - Нееет! - Лина подскочила от собственного крика. Лицо было в слезах. С большим трудом ей удалось поймать сознание, вновь соскальзывающее в бездну отчаяния. Нельзя, хватит. Но как же больно от этих воспоминаний. Что ж, пусть будет боль. Она осталась одна, больше никого нет, и больше никого не будет. Она не позволит никому завладеть своим сердцем. Как мантру Лина повторяла эти слова: 'Никого, одна, совсем одна'.
  Как только маг увидел, что Лина проснулась, то тут же подошел к ней.
  - Это сон, милая, только сон, - от избытка сочувствия в его голосе Лину чуть не передернуло. - Все прошло.
  'Спасибо, что обнимать не полез', - мелькнула непрошенная мысль, но она тут же отогнала все постороннее. Сегодня будет игра одного актера, и она сыграет свою роль до конца.
  - Почему они, - всхлипнула Лина, - почему именно они. Что я такого сделала, чтобы отнимать у меня всех.
  - Не надо, не плачь, - рука мага осторожно коснулась ее волос. Лина не удержалась и поежилась, но тут же замаскировала свою реакцию новым приступом истерики.
  - Мы ведь только хотели быть вместе, за чтоооо! - и новый поток слез.
  'Главное, не переиграть, - мелькнуло в голове, - иначе меня раскусят. Больше никаких слов, буду только плакать'.
  - Боюсь, Сартон не из тех, кто считается с нашими желаниями, - сколько же в словах сожаления, - но в твоих силах отомстить ему, милая. Ведь это сбудет справедливо, его жизнь в обмен на жизни родных.
  Лина молча кивнула, размазывая слезы по лицу и нещадно натирая глаза. Похоже, маг купился. Как же хорошо, что она снова увидела тот сон, иначе ее план с треском провалился, даже не начав претворяться в жизнь.
  Между тем маг извлек откуда-то кинжал. Серебристое лезвие украшала причудливая гравировка, рукоять же напротив была простой, лишь обмотана полоской кожи, чтобы не скользил в руке.
  - Держи. Тебе надо будет пройти сквозь пещеру. Там живут какие-то магические создания, но тебя не тронут, иди смело. В конце пещеры будет проход, а за ним укрытие Сартона. Только ты сможешь пройти туда. Там ты найдешь убийцу близких, - маг встал и протянул Лине руку, помогая подняться. - Иди, милая.
  Маг проводил Лину до входа в пещеру. Дальше ей предстояло идти одной. 'А ведь какой жмот, - подумалось Лине. - Мне тут, понимаешь ли, его конкурента устранять, а он завтрака пожалел. А вдруг я от голода не дойду, упаду по дороге'. Мысль эта так насмешила ее, что Лина ускорила шаги, дабы оставшийся снаружи маг не услышал ее хихиканья.
  Постепенно пол понижался. Скудное свечение, исходившее от стен, позволяло лишь идти, не спотыкаясь. Разглядеть же, что находится в десяти шагах, было уже невозможно. По коже забегали мурашки. Лина зябко поежилась. Хотя ее и снабдили одеждой, но тонкая рубашка и юбка не шли ни в какое сравнение с любимыми джинсами и водолазкой. Плащ остался на площадке, где они ночевали.
  Спустя какое-то время Лине стало казаться, что она слышит чьи-то голоса. О чем они перешептывались, она не могла разобрать. Но звуки были слишком зловещими. Хотелось уже поскорее добраться до Сартона, но ход, казалось, не имел конца. Что-то дернуло за волосы, потом за подол. Лина почувствовала, как нарастает паника. Все сильнее хотелось развернуться и побежать к выходу. Но что-то говорило, что есть только один путь - вперед. Стоит ей развернуться и конец.
  Лина остановилась. Злобное шипение раздавалось со всех сторон. Усилием воли она заставила себя сделать несколько глубоких вздохов. Затем в памяти вновь прокрутила последний сон, сосредотачиваясь на мельчайших деталях. Вот фура, Игорь лежит на дороге со смятой грудной клеткой - мгновенная смерть. Вот она смотрит на окровавленную простыню. Мать, не зная, что она уже вернулась домой, говорит кому-то по телефону, что желает своей дочери смерти. Шипение стало тише. Аура страха начала отпускать.
  - Что, съели? - обратилась она к невидимкам. - Вас я не боюсь. А все, чего боялась, уже случилось. Или не случилось, - чуть подумав, добавила она. Ведь последнее, чего она боялась - быть разоблаченной магом, - и уже никогда не случиться.
  Шипение затихло. Лина почувствовала, что невидимые создания оставили ее, не найдя лазейки в душу. Шаг, другой. И вот она уперлась в тупик. Стоило коснуться камня, как он подался в сторону, открыв темное помещение. Лина шагнула внутрь. Камень встал на свое место. На стенах вспыхнули факелы.
  Девушка стояла в небольшой комнате. На стене перед входом чадили два факела. Слева на стене висел меч в потертых ножнах. А вот справа на возвышении лежал мужчина. Светлые волосы свисали с алтаря. Глаза закрыты. Бледная кожа, под глазами залегли тени, прямой нос заострился. Лина поняла, что он уже давно так лежит на этом алтаре. Лишь слабое биение жилки на худой шее давало понять, что мужчина жив.
  - Сартон, - прошептала Лина. - Я пришла.
  Тишина была ей ответом. Сделав шаг к алтарю, Лина заметила окружавшее его сияние. 'Стазис', - подсказала память термин из книг о далеком будущем. Вот только как будить спящих магов, она не знала. Ей рассказали лишь как убить, впрочем, для этого особо и думать не надо было. В голову пришли лишь сказки о Спящей красавице и Белоснежке, которых будили поцелуями. Вот только как это подействует на мага из другого мира, Лина не знала. Опять же, если метод подействует, как к нему отнесется Сартон. То, что он обнимал ее во сне - еще ничего не значит. Это же сон, а там может твориться все что угодно сознанию спящего. Впрочем, выбора не было. Всаживать в спящего кинжал она не собиралась. А от поцелуя еще никто не умирал.
  Лина отбросила кинжал в сторону и шагнула к алтарю. Не удержавшись, провела рукой по лицу мага. Даже не смотря на истощение, все равно он красивый. Девушка вздохнула. Раньше она старалась избегать таких мужчин. В том мире чем мужчина симпатичнее, тем больше избалован женским вниманием. На нее они и не смотрели. Усилием воли Лина отбросила мысли о прошлом, наклонилась и поцеловала мужчину. Несколько мгновений ничего не происходило. А потом она почувствовала, как Сартон прижал ее к себе, и уже он целовал ее. И что еще более удивительно - она отвечала на его поцелуй.
  С тихим вздохом Лина отстранилась. И встретилась с внимательным взглядом зеленых глаз. Увидев испуганно-ошарашенную мордашку девушки, Сартон улыбнулся.
  - Не вижу ничего смешного, - буркнула Лина.
  - Ох, малыш, я, конечно, наделся на приятное пробуждение, но чтоб приятное настолько... - на лице мага цвела довольная улыбка.
  - Вообще-то меня не учили будить спящих магов. Вот убивать, сколько угодно. Могу продемонстрировать, - Лина поразилась собственной смелости. В том мире ее хватало только на то, чтобы покраснеть или убежать, а потом долго обдумывать, что же случилось. А тут, откуда только слова нашлись, и решительности хватило.
  - Достаточно было простого прикосновения, малыш, - голос виноватый, но в глазах чертики пляшут.
  Лина отошла к противоположной стене. В голове царил полный хаос. Внезапно подняла голову совесть и напомнила, что ее жених умер сравнительно недавно, чтобы спокойно целоваться со всякими зеленоглазыми блондинами, кои и в том-то мире ей не нравились, а сейчас и подавно не должны. Подсознание успокаивало, что она после смерти Игоря не то что ни с кем не целовалась, а даже и не смотрела в сторону особей противоположного пола. Разум убеждал, что это случайность и больше не повториться. А непонятно откуда взявшееся ехидство, хмыкнув, предложило всем троим с таким отношением к жизни и вовсе уйти в монастырь, а Лина очень даже может целоваться с кем хочет и сколько хочет. И вообще, два века назад по прошествии полугода повторно замуж выходили, а в двадцатом веке чуть ли не через неделю после похорон. Так что Лина большая девочка, чтобы решать, как жить дальше.
  А, в самом деле, что дальше? Она сидит в каком-то склепе, в обществе подозрительного мага, которого ей заказали убить. Впрочем, поправила она себя, когда заказывают, то деньги платят, а тут не только ничего не светит материального, но и жизни лишить могут. И, скорее всего, так и поступят, стоит ей высунуться из пещеры на площадку, где накануне они расположились лагерем. Сам заказанный сидит на алтаре, свесив ноги, рассматривает ее своими зеленущими глазами, и никуда от его взгляда не деться. Опять же теплом это место не отличается.
  Поежившись от ветерка, Лина обхватил себя руками за плечи. Вот что теперь ей делать. Мага не убила, более того, пробудила к жизни, да еще и довольно оригинальным способом - до сих пор немного стыдно. Попробуй она покинуть этот каменный мешок тем же путем, что и пришла, то она или станет пищей для обитающих в тоннелях духов или кто они там, или ее порубят на кусочки оставшиеся на площадке воины по приказу мага. Был еще третий вариант - пойти на компоненты для зелий того мага, который все это затеял. Хотя, она не девственница, для колдовства не подходит. Так или иначе, вариантов много, да все они для потенциальных самоубийц. А ей хочется жить, пусть даже и в этом мире.
  И тут пришло, наконец, осознание, что она и впрямь оказалась в другом мире, и рядом не будет не только Игоря, но и мамы, которая все силы и средства вкладывала в детей, брата, пусть временами вредного, но первого товарища по играм и проказам, больше ей не сидеть после пар с подружками по институту в парке, или уютном кафе на соседней улочке, не кататься с племянниками зимой на коньках, а летом на роликах. Не важно, что в последние месяцы этого не было. Ведь больше ничего и не будет. Все они остались там, в том мире, а здесь у нее никого нет. Ноги не держали, и девушка сползла по стене на пол. К горлу подкатил комок. На глаза предательски навернулись слезы.
  Сартон с сожалением отпустил девушку и сел на алтаре. Силы возвращались крайне медленно. Один он, может, и смог бы телепортироваться за пределы пещеры, но для качественного перемещения, да еще и с девушкой, нужно было время. Хорошо бы источник магии или обычная пища, но не было ничего. Лишь старый добрый меч на стене, да принесенный Линой кинжал на полу. Значит, надо было набраться терпения и ждать. В тусклом свете факелов он наблюдал за девушкой, стоявшей у противоположной стены. Впрочем, спрятаться ей все равно было некуда.
  Не высокая, ее макушка будет ему до плеча, длинные темные прямые волосы, глаза вроде карие, но что он там успел рассмотреть. Фигурка самая обыкновенная. В городах сотни таких по улицам ходят. Одета девушка в простую юбку из крашеной холстины и такого же материала рубаху с большим воротом. Что на ногах - понять невозможно. И в одежде этой чувствует себя неуверенно. В своем мире она привыкла к другим вещам. Явно Казар не особо заботился о внешнем виде своей жертвы. Да, скорее всего он уже подписал ей смертный приговор. Значит, надо будет найти ей убежище понадежнее. Впрочем, ничего надежнее своего замка Сартон придумать не мог.
  Задумавшись, он не заметил, как Лина сползла на пол. Вот только дамской истерики ему сейчас не хватало. Никогда Сартон не относил себя к утешителям излишне нервных девиц, даже находясь при дворе, старался как можно меньше времени проводить в дамском обществе. Ну, в последние годы так точно. Теперь же выбора не было.
  Сартон слез с алтаря. Ноги еще дрожали, но, благодаря заклинанию, мышцы не затекли. Парой шагов пересек небольшое пространство и опустился рядом с Линой. Все, что смогло придти в голову - обнять и прижать к себе.
  Через какое-то время Лина успокоилась. Напряжение, копившееся последние дни отпустило. Голова была на удивление ясной. Только покрасневшие глаза и хлюпающий нос выдавали, что несколько минут назад она устроила малознакомому магу истерику.
  - Успокоилась? - тихий голос прозвучал над ухом. И как она не заметила, что он все это время обнимал ее.
  - Да, извини, обычно я истерик не устраиваю, - Лине было немного неудобно. - Слишком много всего произошло, вот и сорвалась.
  - Все позади, девочка моя, - Сартон ослабил объятья, но не отпустил ее. - Теперь все будет хорошо.
  - Угу, хорошо. Сидим непонятно где, снаружи всякая гадость шляется, а на самом выходе отряд во главе с главным магом вашего королевства окопался. Стоит только высунуться, как нас прихлопнут не одни, так другие.
  - А ты оптимистка, - Сартон потрепал ее по голове.
  - Не лохмать мою бабушку, - привычно брякнула Лина, только потом сообразив, что рядом не Игорь, а человек, не имеющий представления о жаргонных выражениях того мира.
  - А причем тут твоя бабушка? - лицо мага, и правда, выражало искреннее недоумение. - Ты же тут одна.
  - Это выражение такое из моего мира, - она объяснила значение фразы, и оба рассмеялись.
  - Полегчало? - отсмеявшись, поинтересовался Сартон.
  - Вроде бы, - впервые в жизни Лина не знала, куда деваться от стыда за такие перепады настроения. Если бы ее увидел кто-нибудь из знакомых, то решил, что от переживаний она окончательно сошла с ума. Впрочем, не мудрено. Два потрясения за лето, два месяца кошмаров, а в довершение всего обнаружить себя в другом мире. А теперь сидит черти где, в объятьях красавца-мужчины, и то ревет как белуга, то ржет как лошадь. Подруги бы давно эту мечту всех женщин от восьми до девяноста восьми соблазнили и совратили. Лина поразилась тому, куда свернули мысли, и заставила себя отвлечься от пикантных размышлений. - Как ты планируешь выбираться отсюда, если не секрет?
  - Не секрет абсолютно, - улыбнулся он, поднимаясь и протягивая Лине руку. - Создам телепорт в замок. Сил на него должно хватить. А потом уже буду думать, что делать с Казаром и его прихлебателями. Ну и как возвращаться ко двору, - он снял со стены клинок, подобрал кинжал, принесенный Линой, и после тщательного осмотра сунул в голенище сапога.
  Мужчина изобразил перед собой странный символ. Воздух вокруг заискрился, и вскоре сформировалось туманное облако. Что оно скрывало, Лина не могла рассмотреть, как ни старалась. Маг подхватил девушку на руки и шагнул с ней в туман. В какой-то момент ей показалось, что вокруг нет ни верха, ни низа, только Сартон, крепко державший ее. А потом они вышли на зеленой лужайке парка. Он осторожно поставил Лину на землю и привалился к дереву. Переход выпил практически все силы.
  - Чуть-чуть до дома не дотянул, - осмотревшись, изрек Сартон. - Но тут совсем недалеко. Заодно можно будет понять, кто остался в моем замке, а кто ушел к Казару. Немного передохну, и пойдем.
  - Горе ты луковое, - вздохнула Лина. - Сколько лет провалялся, изображая собственный труп, а теперь на подвиги потянуло?
  - Во-первых, я не изображал труп. Просто максимально замедлил время вокруг себя. Другое дело, что сам я не мог сломать сферу, а защиту поставил такую, что ни один из моих сторонников не смог ее преодолеть, - Сартон вздохнул. Пока он лежал там, прошло много времени, изменился расклад сил в стране, да и в мире, скорее всего, тоже. Придется спешно все наверстывать. А так хотелось несколько дней просто отдыхать и восстанавливать резерв. - А, во-вторых, на подвиги меня не тянет, но придется их совершать. Иначе я даже представить боюсь, во что Казар втянет страну. Ладно, пошли что ли. От того, что я тут дерево подпираю, лучше не станет. Хочется поесть нормально, вымыться и переодеться. Тебе, кстати, тоже не помешает. И, в-третьих, да простит мне леди мое невежество, но я до сих пор не озаботился узнать ее имя.
  - Эвелина, - смущенно пробормотала девушка, - для друзей просто Лина.
  - Красивое имя, - маг шагнул к девушке, и в следующий момент она уже подхватила заваливающегося Сартона.
  - И все-таки ты себя переоценил, - усмехнулась она.
  - Лина, милая, ты же не бросишь бедного и несчастного мага на пороге его собственного дома, в нескольких десятках шагов от горячей ванны и тарелки жареного мяса с овощами? - шутить мужчина был способен в любом состоянии. Вот только девушка не всегда понимала, чего он добивается своими шутками.
  - И рада бы бросить, но завтраком меня накормить забыли, а возвращаться и напоминать не хочется, - отшутилась она и снова удивилась себе. Раньше бы только промолчала. Неужели книги все-таки учат, как себя вести в чужом мире. Или это стресс? Наверное, последнее.
  На счастье Лины до замка действительно оставалось недалеко. Сартон хоть и старался идти сам, но без ее помощи вряд ли бы устоял на ногах. Так они и предстали перед стражей на воротах: невысокая девушка, с растрепанными волосами и в несуразной одежде, и практически висящий на ней хозяин замка, бледный как смерть, с горящими глазами и мечом на поясе.
  
  Глава 2.
  
  После того, как Лина с Сартоном предстали перед стражами на воротах, замок ходил на ушах. Несмотря на бурные протесты, магом тут же занялся лекарь. После пары настоек сомнительного цвета лицо мужчины слегка порозовело, да и сам он относительно твердо смог стоять на ногах. После лекаря к ним явилась экономка - женщина лет пятидесяти, в строгом сером платье и черном фартуке, волосы ее были уложены в тугую прическу. Звали экономку акира Гарета. Как пояснил Лине Сартон, акира - это уважительное обращение к женщинам недворянского происхождения. К мужчинам следовало обращаться акер. К дворянам - элье и элиа. Экономка сдержанно поприветствовала господина, но Лина видела, что в глазах у нее стояли слезы. На саму девушку она смотрела настороженно. Лина почувствовала, что завоевать ее расположение будет не просто.
  Сартон тут же распорядился приготовить покои для Лины. К тому моменту, как девушка добралась до выделенной ей комнаты, ее уже ждала горячая ванна, в которую она с наслаждением погрузилась. К великой радости пришелицы, водопровод в замке имелся, как и горячая вода, наличествовавшая благодаря колдовству Сартона. Когда Лина закончила водные процедуры и решила, что пора всплывать, ее ждало чистое белье, черные брюки из плотной ткани, темно-коричневая рубашка со шнуровкой спереди и кожаные сапожки. Все оказалось впору. Девушка расчесала волосы, сложила их в прическу и заколола парой длинных шпилек, найденных на столике. Сушить волосы времени уже не было. Главное, что вода с них не капала.
  Практически тут же за ней пришел один из слуг, чтобы сопроводить в столовую. Сартон уже был там. Внимательно оглядел ее, отметив, насколько уверенно девушка чувствует себя в другой одежде. Не зря ему сразу же показалось, что платьям она предпочитает брюки. Акира Гарета поджала губы, но смолчала.
  Обед был великолепен. Пусть он и не отличался большим количеством блюд и напитков, но от этого еда не стала менее вкусной. О чем Сартон, а вслед за ним и Лина не преминули объявить экономке. От обильных похвал женщина слегка зарделась, однако отметила, что для двух голодных молодых людей вкусным будет даже нищенская похлебка, раздаваемая служителями пяти богов. Маг хмыкнул, но спорить не стал.
  После обеда он повел Лину смотреть замок. Казавшееся снаружи небольшим, внутри строение поражало всевозможными залами, галереями, переходами. В какой-то момент девушка поняла, что все равно не запомнит, что и где располагается, поэтому она попросила Сартона показать ей дорогу от комнаты в библиотеку и столовую. Лестница на первый этаж и выход в замковый двор располагались в конце коридора.
  В библиотеке Лина долго переходила от одного шкафа к другому, изучая корешки книг. Письменность оказалась не очень сложной. Буквы напоминали старорусский шрифт и некоторые латинские буквы. Чтобы максимально упростить знакомство с письменностью этого мира, Лина называла Сартону буквы по своему алфавиту, параллельно записывая ее на листе бумаги, а он писал рядом печатную и письменную версии их мира. После этого они подобрали Лине сборник стихов и рассказов известного литератора, чтобы девушка училась читать на новом для себя алфавите.
  Случайно выглянув в окно, Лина заметила, что уже стемнело. Не удивительно, что последние полчаса она старательно подавляло зевки.
  - Устала? - Сартон проследил за ее взглядом.
  - Есть немного, - честно призналась она. - А ты?
  - Физически нет, тем более что лекарь мне эликсиры, повышающие бодрость влил. А вот магический резерв практически на нуле.
  - И долго ты его восстанавливать будешь? - Лине было интересно, насколько реальность отличается от вымыслов всевозможных фантастов ее мира.
  - Все зависит от условий, - Сартон развалился на диване. - Если бы мы так и оставались в той пещере, то не меньше полутора недель, так что выбираться надо было в любом случае. В обычных условиях, вот как сейчас, на это уходит дней пять. Если рядом проходит источник силы, то достаточно несколько часов, но если выкладываешься полностью - полтора - два дня. В моем случае уйдет несколько дней. До ближайшего источника надо добираться полдня. Но у меня нет возможности терять время, да и лекарь может обеспечить специальными настойками, способствующими ускоренному восстановлению магии. Слишком много всего успело произойти, чтобы покидать замок. К тому же там могут находиться люди Казара.
  - Все настолько серьезно? - Лина в очередной раз подавила зевок, что не укрылось от мага.
  - Пока еще не знаю. Завтра надо будет наведаться в пару мест, потом поговорить с людьми, чтобы составить полную картину, - он так резко поднялся с диванчика, что Лина вздрогнула от неожиданности. - Пойдем, провожу тебя в твою комнату, а сам наведаюсь к лекарю. Акер Тавол помогает жителям ближайших от замка деревень. Хочу поговорить с ним, а завтра навещу трактирщика.
  Уже у самой комнаты Сартон неожиданно обнял ее.
  - Откуда же ты взялась, чудо мое, - тихо прошептал он, быстро коснулся ее губ своими в коротком поцелуе и скрылся в темноте коридора.
  Лина уже давно спала, а Сартон стоял у открытого окна в своем кабинете и думал, как ему быть дальше. Он был совсем еще мальчишкой, когда случайно оказал какую-то мелкую услугу бродячей гадалке. В благодарность женщина сделала ему предсказание. Когда он будет везде и нигде, то в одном из снов встретит девушку, которая пробудит его к жизни, а после ждет его полоса трудностей и лишь пяти богам известно, чем все закончится. 'От вас двоих будет зависеть, как обернется судьба. Будут рядом верные друзья, но еще больше будет врагов. Одного слова будет достаточно, чтобы оборвать жизнь. Одного взгляда, чтобы подарить жизнь'.
  Теперь он смотрел на небо, в надежде прочитать там ответ, а перед внутренним взором стояла Лина.
  - Это девушка из предсказания? - акира Герета всегда ходила неслышно.
  - Да, - маг вздохнул. - И я не знаю, что мне делать. Я всегда представлял себе ее другой...
  - Девой-воительницей, как элиа Теланора?
  - Да, как она, - по лицу Сартона скользнула печальная усмешка. - Кузина всегда была для меня идеалом. И не могу поверить, что она отважилась повесить меч на стену и выйти замуж.
  - Что вы теперь будете делать, элье? - женщина проследила взглядом, как Сартон пересек кабинет и опустился в кресло перед рабочим столом.
  - Если бы я знал, - вздохнул он. - Я не могу отпустить Лину. Демоны, да я бы не отпустил ее, даже если бы ей не угрожала расправа Казара. А после того, что она для меня сделала, этот замок единственное безопасное для нее место. Я даже боюсь представить, что ее ждет, попади она к этому подонку.
  - В таком случае, элье, я распоряжусь пригласить из деревни портниху, дабы она помогла акире подобрать гардероб, - за что Сартон ценил экономку, так за ее умение самой принимать решения. Вот и сейчас она не спрашивала его, что делать, а ставила в известность.
  - Спасибо, Герета, - Сартон посмотрел на женщину, - Я знаю, что она не нравится тебе, но попрошу не выказывать Лине свою неприязнь. Этой девушке пришлось нелегко в своем мире.
  - Благодарю за предупреждение, элье, - она тихо приблизилась к магу и положила руку ему на плечо. - Будь осторожен, Сартон. Предсказания не делаются просто так. Может, девушка и не несет для тебя угрозы, но ты вступаешь в крайне опасную игру.
  - Я знаю, - в голосе мага сквозила усталость, но эта женщина была ему как старшая сестра. Ее семья вырастила Сартона после того как умерли его родители. Только годы, проведенные в заточении, не изменили мага, а на подруге детства и юности они оставили свой отпечаток. - Но у меня нет выбора, Герета, и ты это знаешь.
  - Мы всегда уважали твой выбор. Я лишь прошу тебя тщательно взвешивать свои решения, - она как когда-то давно взъерошила его волосы. - Иди спать, Сартон. Твоя комната ждет тебя. Там все осталось, как будто ты ненадолго уезжал.
  - Спасибо, - маг улыбнулся. - Пожалуй, на сегодня это будет самое разумное решение. И вот еще, - повернулся он, остановившись в дверях, - не буди завтра Лину. Пусть отдохнет от пути и от своих кошмаров.
  Экономка лишь кивнула в ответ.
  
  Проснулась Лина от громкого щебета птиц за окном. Первой мыслью было закрыть окно и спать дальше. Потом память услужливо подсказала, что она не дома, где закрытый стеклопакет моментально решал проблему шума с улицы. Лениво потянувшись, Лина разлепила глаза.
  Комната, в которой она оказалась, была большой и светлой. Высокий потолок, выкрашен белой краской, а вдоль стен вился орнамент из цветов и трав. На стенах зеленые обои с абстрактным рисунком. Два больших окна с широкими подоконниками по обе стороны кровати. На противоположной стене дверь. Справа у стены стоял туалетный столик с пуфиком перед ним. Рядом изящный стул. У другой стены рядом с окном разместилось уютное кресло и еще один небольшой столик - для книг и вазы с фруктами, с одной стороны и камином с другой. Перед камином лежала большая шкура какого-то местного четвероного. В углу еще одна дверь. Сама кровать большая - можно было свободно разместиться вчетвером. Балдахина не было, что обрадовало девушку. Почему-то они прочно ассоциировались у нее с обилием насекомых, имеющих вредную привычку ночами падать на спящих.
  Девушка лениво потянулась. Вставать не хотелось. В кои-то веки можно было позволить себе поваляться на мягком матрасе и свежих простынях.
  Сколько она так провалялась, то погружаясь в полудрему, то слушая пение птиц и изучая орнамент на потолке, Лина не знала. Окончательно ее разбудило прилетевшее откуда-то из окна яблоко. Девушка взяла в руку желтый плод с аппетитным красным бочком и лишь потом повернула голову в сторону окна. На подоконнике сидел Сартон и широко улыбался.
  - Ну ты и соня, - маг спрыгнул с подоконника в комнату и устроился на краю кровати. - Я уже в деревню наведаться успел, а ты только глаза открыла.
  - Да кто бы говорил, - рассмеялась Лина. - Я полгода хорошо если пять часов в день спала, а ваше магичество прохрапели в тиши и уединении лет тридцать, если я не ошибаюсь.
  - А ты не завидуй, - улыбнулся Сартон и вздохнул. В глубине глаз мага плескалась грусть. - Пока я там валялся, Казар успел наделать дел.
  - Все так плохо?
  - Хуже, чем я предполагал. Против нас настроены все соседи. Лоренд сейчас находится в политической изоляции. Торговля ведется лишь горцами на западе. Да и то лишь потому, что они полностью зависят от нашего продовольствия. Империя торгует с севером напрямую, минуя нас. Купеческие корабли вынуждены ходить большими конвоями, иначе становятся добычей пиратов. А Казар призывает короля пойти войной на империю. Я даже не могу представить, каковы его мотивы, - Сартон оперся локтями о колени и положил голову на ладони. - Почти все мои друзья или в опале, или выехали из страны, или казнены.
  - Могу я чем-нибудь помочь тебе? - Лина выбралась из-под одеяла и села рядом с магом.
  - Не покидай земель вокруг замка, - маг развернулся и обнял Лину. - Когда Казар узнает, что я вернулся, он будет искать тебя. Я могу просто не успеть.
  - Знаешь, про Казара ходят интересные сплетни, - Лина осторожно выбралась из объятий Сартона. - Когда мы ехали по степи, я услышала разговор сопровождавших нас воинов. И они обсуждали далеко не учительские отношения верховного мага и четырнадцатилетней дочери короля.
  - Что? - удивлению мага не было предела. - Лина, ты уверена? Принцесса же еще ребенок. За такое тридцать лет назад на кол сажали.
  - Абсолютно. Они думали, что я все такая же амеба, какой была несколько дней до этого, - усмехнулась девушка, - и особо не стеснялись. Конечно, имени Казара они не называли, но довольно красноречиво косились в его сторону. А по опыту нашего мира могу сказать, что слухов на пустом месте не бывает. Или их распускают специально, чтобы тот, о ком треплются, вновь мелькал на всех экранах, в вашем случае был у всех на языках, но тогда бы они говорили более открыто, или не говорили об этом вообще, поскольку аудитория маловата, - девушка усмехнулась, - либо все обстоит именно так.
  - Малыш, да если это правда, то Казару грозит довольно мучительная казнь, правда, сей факт надо еще доказать. Но это однозначная казнь. С предварительным лишением магических способностей. Ты чудо, девочка моя, - Сартон сгреб Лину в охапку и так крепко прижал к себе, что девушка побоялась, как бы он не переломал ей все ребра.
  - Отпусти, медведище, - прохрипела она чуть слышно.
  - Ой, извини, - маг разжал объятья. - Кстати, я тебя хотел позвать на обед. Завтрак ты успешно пропустила, наслаждаясь сновидениями.
  - Ты даже не представляешь, каково это - впервые за несколько месяцев спать без кошмаров, - вздохнула Лина. - Буду через полчаса.
  Девушка скрылась в ванной комнате, а Сартон в очередной раз задал себе вопрос, что же такого в этой девушке, что он с трудом удерживает себя в рамках относительных приличий.
  
  Обед прошел за ничего не значащими разговорами. Сартон рассказывал о своем мире, народах, его населяющих, истории. Все это Лина могла бы прочитать и сама, но девушке надо было привыкать к новому алфавиту. Пока ей приходилось постоянно сверяться с листочком.
  После обеда прибыла портниха с помощницей. Час Лину крутили и замеряли. Потом втроем изучали имевшиеся образцы тканей, подбирали наиболее удачные цвета для рубашек, брюк, платьев, юбок, материю для белья, кружева, пуговицы. Девушка с ужасом представила, сколько всего заказал портнихе маг, и как она будет с ним расплачиваться.
  Не успела Лина перевести дух после ухода акир, как в комнату нагло ввалился маг и, не слушая протесты по поводу усталости, потащил ее в деревню по магазинам. Девушка возвела очи горе и послушно поплелась следом. На то, чтобы спорить сил тем более не оставалось.
  На ее счастье, деревня находилась в получасе ходьбы от замка спокойным шагом. Первым делом они с магом навестили лавку сапожника. Там Лина стала счастливой обладательницей хорошеньких черных сапожек на каблучке, пары золотистых туфелек, которые должны были идеально подойти к новому платью, а так же сделала заказ на две пары сапог на невысоком толстом каблуке и туфли вообще без оного. Все это должно было быть готово к концу недели. Сартон уменьшил пакеты с покупками и убрал их в свою сумку.
  После сапожника был визит в лавку готового платья. Там Лина выбрала себе пару светлых рубашек, длинную темно-синюю юбку и серый плащ с глубоким капюшоном. Потом выставила Сартона из лавки и долго и основательно выбирала себе на первое время белье и чулки. Маг нервно прохаживался рядом, что заставляло девушку улыбаться. Хозяйка, поняв, что это маленькая месть, активно помогала клиентке во всем.
  Потом уже сама Лина затащила Сартона в лавку кузнеца. Маг с улыбкой следил, как девушка изучает выложенные на прилавке ножи и кинжалы, проходит вдоль рядов мечей, с каким блеском в глазах любовалась на латы и щиты. Он не стал разочаровывать ее, что товары местного кузнеца далеки от идеала, а в замковой оружейной хранится вооружение, сделанное истинными мастерами. После покупки простенького кинжала из закаленной стали, девушка повисла у него на шее и одарила поцелуем в щеку. Маг был прощен окончательно.
  На закуску остались лавочки ювелира и аптекаря, где можно было приобрести не только лечебные снадобья, но и многие милые женскому сердцу бальзамы, духи и краски для глаз и губ. В результате девушка приобрела несколько медных фибул для плаща, несколько серебряных браслетов, пару цепочек, пять пар замысловатых сережек и кулон в форме креста. Продукция аптекаря также заинтересовала девушку. Сартон лишь посмеивался да расплачивался за покупки.
  - Ну, куда теперь, маленькая транжира? - усмехнулся Сартон, после того, как они вышли от аптекаря.
  - Да вроде бы все, - потупила взгляд Лина. - Извини. Я уже и забыла, каково это, покупать себе новые вещи.
  - Как же мало тебе надо, чтобы почувствовать себя молодой и привлекательной женщиной, - он ласково потрепал ее голове.
  - Я вообще ничего не хотела, Сартон, - тихо произнесла она. - После того, как узнала, что потеряла ребенка, мне хотелось только умереть.
  - Тише, малыш, - прижал он ее к себе. - Все в прошлом. Отпусти их, тебе будет намного легче. Я с тобой, девочка моя.
  Лина не знала, сколько они так простояли. Рядом с зеленоглазым магом ей было спокойно, боль, затаившаяся глубоко в сердце, отступала. Девушка понимала, что вскоре эти дни закончатся, Сартона ждет тяжелая борьба с Казаром, а она ничего не сможет для него сделать, лишь встречать после каждого отъезда, словно верная жена.
  - Успокоилась, малыш? - поймал маг ее взгляд.
  - Да, - Лина бодро кивнула.
  - Тогда приглашаю тебя на ужин в таверну. Найтио готовит превосходное жаркое с грибами, - заговорщицки прошептал он ей на ухо, - да и от его эля отказывать грех. Надеюсь, за прошедшие тридцать лет, все только стало лучше.
  Лина лишь рассмеялась, а Сартон наслаждался божественными для него звуками.
  - Веди, Сусанин, - произнесла Лина отсмеявшись.
  - Кто? - не понял маг.
  - Ой, - Лина сообразила, что сказала. - Ну, это из истории моего мира. Когда отряд врагов шел на столицу нашего государства, обычный мужик Иван Сусанин вызвался показать им дорогу, а в результате завел то ли в чащу леса, то ли в болото, где все и сгинули. Мужику за это почет и память в веках.
  - Малыш, неужели ты обо мне такого плохого мнения? - Сартон заглянул в ее глаза.
  - Нет, что ты. Просто в мое время так стали называть всех, кто должен показать дорогу, - объяснила она. - Своего рода шутливое обращение. Особенно когда ты приезжаешь в незнакомое место, и друзья показывают тебе окрестности.
  - Ну, тогда ладно, - хитро улыбнулся он. - Побуду этим вашим Сусаниным, но так, как это нравится мне.
  - Сартон, что ты собираешься... - закончить Лина не успела. Маг подхватил ее на руки и потащил к зданию в центре деревни. Естественно, все протесты девушки услышаны не были.
  Лина сидела в таверне и старалась не сильно вертеть головой. Впервые она оказывалась в таком месте. В очередной раз девушка отметила, что книги книгами, но все равно все оказывается не так, как пишут авторы. С другой стороны, возможно, это ей повезло оказаться в столь колоритном месте.
  Снаружи это было обычное здание, выделявшееся лишь вывеской. На картинке был нарисован красный дракон с ножом и вилкой в лапах и салфеткой, повязанной вокруг шеи. Рептилия облизывалась, глядя на стоящий перед ним окорок. Под картинкой была подпись 'Довольный дракон'. Оказавшись же внутри, Лина на время потеряла дар речи. Стены таверны были расписаны картинами, изображавшими драконов. На потолке красовался самый мощный представитель этих ящеров, выписанный с особым тщанием. Казалось, что сейчас он вздохнет, фыркнет дымом из ноздрей, свет заиграет на чешуе, а сам красавец потребует обещанный вывеской окорок и добрую кружку эля. Стоило ли говорить, что все светильники были в форме дракончиков. Стулья напоминали перевернутую лапу, когти которой изгибались, образуя удобную спинку. Ножки столов также были выполнены в форме драконьих лап. Только стойка, за которой устроился трактирщик, как и многочисленные его коллеги по цеху протирая кружки для эля полотенцем, была самой обычной. Да полки за его стеной украшали обыкновенные бутыли.
  - Нравится? - Сартон поставил Лину на пол.
  - А... - она не сразу поняла, что от нее хотят, увлеченная изучением необычного помещения. - Угу
  Как ни странно, при виде столь выдающегося гостя, трактирщик не сдвинулся с места. Посетители также лишь скользнули по нему взглядом, и вернулись к прерванной трапезе, кружкам и разговорам. Сартон провел девушку к столику в углу. Тут же к ним подошла девушка принять заказ. Лина позволила сделать выбор магу.
  - Люди всегда так спокойно реагируют на твое присутствие? - поинтересовалась она, когда служанка скрылась на кухне.
  - Да, а разве должны как-то иначе? - в свою очередь удивился мужчина.
  - Ну, ты же вроде хозяин всех этих земель, отсутствовавший тридцать лет. А они ведут себя так, будто ты простой житель, зашедший попить пивка.
  - И что в этом странного, - улыбнулся он, глядя на озадаченное лицо девушки. - Я ведь, и правда, зашел поужинать и выпить эля. Может, большинству наших придворных и доставляет удовольствие, когда люди бросают все свои дела, дабы оказать им полагающиеся почести, но я к таким не отношусь. Лина, я такой же человек, как и все, и то, что именно мне, а не моей сестре или старшему брату передался магический дар, еще не значит, что я имею право что-то требовать. Наоборот, это еще большая ответственность за себя и за людей, которые доверили мне защищать себя. Тебя ведь это беспокоило, да, малыш?
  Лина лишь кивнула. Сартон ответил на все вопросы, которые мучили ее с первых минут знакомства с магом. Она никак не могла понять, почему могущественный маг то ведет себя как мальчишка, то вдруг превращается в умудренного старца, только седины да морщин не хватает. А ведь Сартон и был, по сути, тем самым мальчишкой, которому пришлось рано повзрослеть и принять бремя ответственности за жизни других.
  - Открою секрет, - перегнувшись через стол, прошептал он, - пока кое-то отдыхал, я уже успел выслушать положенные охи и ахи по поводу моего возвращения.
  Пока Лина обдумывала все услышанное, несколько человек вынесли лишнюю мебель из центра зала. Другие, с музыкальными инструментами, уселись спиной к стойке. После недолгой настройки инструментов, они заиграли. Голос певца мягко вплелся в мелодию. Лина сидела, завороженная мелодией и текстом. Впрочем, все остальные так же слушали, затаив дыханье. И лишь когда отзвучал последний аккорд, посетители разразились аплодисментами. После баллады музыканты заиграли веселую мелодию. Посетители потянулись на освобожденное пространство. Вскоре многие лихо отплясывали под незатейливый мотив.
  - Пойдем, - Сартон протянул девушке руку, кивнув в сторону танцующих.
  - Я не умею, - смутилась она.
  - Не бойся, Лина, это не сложно, - маг улыбнулся.
  Она вложила свою ладонь в его руку. Движения действительно оказались простыми. Лина отдалась на волю партнера и получала удовольствие от музыки, танцев и общества мага. Давно ей не было так хорошо. Наверное, только когда после окончания четвертого курса они с ребятами отправились отмечать сданные экзамены в бар. Там они тоже пили пиво, танцевали, всячески веселились. Тогда она и не подозревала, что через неделю ее жизнь полностью изменится.
  Лина заставила себя отогнать неприятные воспоминания. Ей не хотелось портить такой дивный вечер, тем более что Сартон очень остро реагировал на ее грусть. Глядя в зеленые глаза мага, девушка не понимала, зачем она ему. Казалось бы, достаточно было дать ей денег, да отпустить на все четыре стороны. Но он всерьез озаботился ее будущим. Устроил в своем замке, готов исполнять все ее желания. Что же ему от нее надо? Впрочем, зачем торопить судьбу. Придет время - расскажет. А пока надо учиться жить в этом мире. Ведь не всегда маг будет рядом.
  В какой-то момент Лина почувствовала, что ноги ее уже не держат. Она с тоской бросала взгляды в сторону их стола и недопитой кружки эля.
  - Устала? - Сартон проследил за ее взглядом.
  - Да, немного, - они выбрались из толпы. Лина с наслаждением опустилась на стул, откинувшись на подобие драконьих когтей. - Давно я так не развлекалось.
  - Тебе понравилось? - спросил он, присаживаясь рядом.
  - Очень, - Лина подкрепила свои слова энергичным кивком.
  Какое-то время они просто сидели, потягивая эль и слушая музыку. Уставшие люди потихоньку возвращались на свои места. Тогда музыканты снова заиграли старинные баллады. Лина решила, что обязательно надо будет найти в библиотеке хоть какие-то упоминания о людях и событиях, про которые были сложены эти песни.
  - Я оставлю тебя ненадолго, - маг встал. Девушка лишь кивнула, заслушавшись очередной балладой. Можно было даже не предупреждать. Она настолько была поглощена пением, что не замечала никого и ничего более.
  Переговорив с трактирщиком, Сартон забрал у него обещанную утром подшивку информационных листов Лоренда. Вернувшись на место, он обнаружил спящую девушку. Голова лежала на руках, глаза закрыты, а на лице блуждала улыбка. Он осторожно поднял ее на руки, открыл телепорт в комнату девушки и шагнул.
  Лина не проснулась, когда он опустил ее на кровать и снял сапоги. Лишь улыбка чуть поблекла.
  - Малыш, - тихо позвал ее маг, - проснись, я тебя раздевать не буду.
  - Угу, - не открывая глаз, она пошарила рукой вокруг себя в поисках любимой пижамы. Не нашла. Открыла глаза. - А я и не заметила, как уснула.
  - Не хотел тебя будить, но не спать же тебе одетой.
  - Спасибо, - Лина встала и поплелась в ванную, где утром оставила рубашку и свободные штаны, заменившие пижаму.
  Когда девушка вернулась в комнату, Сартона там уже не было.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | М.Старр, "Сто оттенков босса" (Романтическая проза) | | М.Леванова "Я не верю в магию" (Юмористическое фэнтези) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать" (Любовная фантастика) | | П.Белова "Маша и Дракон" (Современный любовный роман) | | А.Минаева "Мой "идеальный" босс" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "Золушка из небоскрёба" (Короткий любовный роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы. Вторая книга" (Романтическая проза) | | Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"