Серидзава Рин: другие произведения.

Уроки английского с демоном. Книга 1 глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Обложка [Yukihara Shira]
Пролог
"Дистанционное обучение"
  
  Неудачница. Это слово в свой адрес ей приходилось слышать не раз. Да и порой сама она не могла удержаться, чтобы не присоединиться к этому мнению. И именно сейчас это самое слово эхом раздавалось в ее голове. Не-у-дач-ни-ца. Как ни произноси - все равно звучит одинаково унизительно, одинаково презрительно, заставляя почувствовать себя никем.
  Почти беззвучный удар кулака в кожаную обивку двери, затем еще один такой же. За дверью в коридоре орала друг на друга супружеская пара соседей-алкашей. Из единственной крохотной комнатушки в квартире Неудачницы ей подмигивал огонек компьютерного монитора.
  Слезы. На ее глазах блестели слезы.
  Постепенно, под грузом своих мыслей, девушка начала оседать на пол, скользя спиной по внутренней стороне входной двери. Ноги подгибались в коленях, и Неудачница растянулась на коврике в неудобной позе, начиная тихо всхлипывать.
  Наверное, почти каждый человек, не зависимо от пола, возраста, национальной принадлежности, вероисповедания и прочих социальных факторов, в какой-то период жизни чувствует себя растоптанным, когда просто не знаешь, что сделать для того, чтобы исправить что-то в своей жизни. И, опять-таки, у каждого свой способ, помогающий если не избавиться, то заглушить боль. Неудачница, например, заставляла себя вспомнить, что где-то дети подрываются на минах, а, значит, она не должна реветь от жалости к себе, ведь в какой-то степени это кощунство перед теми, кто страдает гораздо больше.
  Эта девушка живет не в "горячей точке" и не на холодной улице - разве не должна ли она уже быть довольна? Но отчего это не помогает быть счастливой?
  Она попыталась подняться с пола. В висевшей на плече внушительных размеров сумке звякнули бутылки, напоминая, что ими давно пора заняться.
  Девушка прикладывается к бутылке? Да, к пивной бутылке. Ведь это самый простой способ успокоить расшатанные очередным провальным собеседованием нервы. Увы, это было с ней не в первый раз. Неудачи в поисках работы сопутствовали ей постоянно, а тут, вообще, - второй отказ за неделю...
  Помотав головой из стороны в сторону, она встала. Сгрузила с себя на пороге комнаты звякающую сумку и принялась лениво раздеваться, безразлично глядя в зеркало. Стянула вязаную шапку, "дутое" пальто, шарф, а потом и сапоги. Вещи кое-как нашли свои места в крошечной прихожей. Она не стала разглядывать свое отражение. Зеркало безучастно отразило худую фигуру в белой блузке и черных брюках, маленькое личико с заплаканными карими глазами, под которыми уже образовались следы от туши, и копну встрепанных рыжих волос, по которым вряд ли можно было догадаться, что с утра их тщательно укладывали.
  Опустившись на корточки, девушка выудила из сумки две бутылки зеленого стекла и пересекла комнату. Ее путь лежал прямиком к той отдушине, которая всегда остается с человеком (если, конечно, не полетит система или не сгорит процессор), - к компьютеру. Вот такой он - "лучший друг" человека двадцать первого столетия, способный выполнять функции и друзей, и домашнего любимца, и средства развлечения.
  Компьютер был не нов и при включении гудел, словно идущий на взлет самолет. Стандартная загрузочная заставка операционной системы воспринималась уже как данность, потому что это "чудо техники" не имело обыкновения быстро загружаться. Неудачница уселась на стул, подогнув под себя одну ногу, и откупорила первую бутылку с пивом. Жидкость вспенилась. "И даже с дымком...", - рассеянная улыбка непроизвольно коснулась губ. Пара глубоких глотков немного помогла оттолкнуть отчаяние в сторону. Как надолго - неизвестно. Поэтому нужно было пользоваться моментом.
  Проверять электронный ящик она не стала. Вместо этого девушка решительно кликнула на иконку "Квипа". К ее счастью, в режиме онлайн было не так уж много знакомых, а из близких - так и вовсе никого. И она, колеблясь, приступила к исполнению замысла, возникшего еще во время возвращения с неудачного собеседования...
  "О-оу!" - после двух выпитых бутылок, нескольких выкуренных сигарет и кучи потраченных впустую нервов этот звук показался Неудачнице на редкость раздражающим. И все же, не надеясь на адекватный ответ, она развернула "окно" нового сообщения.
  - Привет, это ты писала, что хочешь "пообщаться, чтобы поднять уровень английского"? - сообщение было на соответствующем языке.
  - А ты не будешь до меня домогаться или просить виртуального секса?! - щелкнула клавиша отправки, и Неудачница запоздало сообразила, что ник-нейм англоговорящего собеседника женский.
   - Чего?! - это слово плюс "шокированный" смайлик говорили сами за себя - кажется, наконец-то откликнулся кто-то нормальный. Неудачница судорожно попыталась прикинуть в уме, как же объяснить на английском незнакомке, что те люди, которые отвечали до нее, вели себя как полные идиоты.
  - А, ясно, просто никто нормальный не откликнулся на твою просьбу! - виртуальная собеседница практически угадала ее мысли и прислала следом смеющуюся "рожицу". В ответ девушка отправила положительно качающий головой смайл.
  - И какого рода тебе нужна помощь?
  - Любого! - забегали пальцы по клавиатуре. - Буду рада любой помощи!
  На самом деле проблема Неудачницы была не в том, что она английского не понимает - понимала она его как раз неплохо, а вот когда дело доходило до общения с реальным собеседником, у нее начинался ступор. Как-то так девушка и описала свою проблему в разосланном доброй полусотне людей сообщении. Двух бутылок пива хватило только на ломаные, неуклюжие фразы, и то разговор проходил не лицом к лицу, но пока ее, похоже, понимали.
  На несколько минут повисла пауза в виртуальном диалоге, потом Неудачница заметила, что ее собеседница что-то увлеченно строчит. В ожидании ответа девушка пригляделась повнимательнее к первой части их беседы. Снова отругав себя за корявое общение, она только сейчас разобрала ник своей новой знакомой. "Кристанна... - вслух прочла Неудачница. - Хм, звучит красиво! Я сразу, еще в поиске, обратила на него внимание..."
  Наконец ответ пришел.
  - Я не против помочь, но в течение пары недель у меня будет много дел. В общем, я тут подумала, раз у тебя такие проблемы именно с разговорной речью - надо для начала услышать или почитать, как ведутся реальные диалоги на английском на самые разные темы! Вот, лови! На экране отобразился запрос на принятие файла. Неудачница навела курсор на слово "Принять" и замерла в нерешительности: "А вдруг вирус? Или какой-нибудь спам?" Ну и черт с ним! Указательный палец с силой стукнул по левой клавише "мышки", и началась загрузка.
  - Что это? - поинтересовалась "принимающая сторона".
  - Да так, одна юморная фигня, просто стеб - пишу сама чисто друзей повеселить...
  - Спасибо за такое доверие, не ожидала! Сейчас гляну. А конкретнее, что это?
  - Не парься, там много сленга, много ненормативной лексики и разных речевых примочек. Попробуй перевести на русский, как сможешь, потом еще спишемся, и тогда кинешь мне то, что у тебя получилось! У меня тут есть народ, который в русском шарит, я попрошу их глянуть...
  - Я даже не знаю, как и благодарить...
  - Да просто забей! - и снова она получила "улыбку" от Кристанны.
  
Глава 1
"This girl"s life"
  
  
  "Настало время, пробил час,
  Мы начинаем наш рассказ: О жизни, смерти и любви... Тьфу, вот черт!"
  
  Я старательно удалила клавишей бэкспейс первые строки. Какого черта я скачала вчера с Инета запись мюзикла "Нотр-дам де Пари", да еще и посмотрела его на ночь глядя на своем верном Маке.
  Говорила мне мисс Мейер: "Оставьте эту штуковину и ложись спать..." Но нет! Я же все делаю не так, как нормальные люди! Собственно, как и все в моем семействе, но давайте по порядку.
  Меня зовут Кристанна или Кристина Джозефсон, кому как больше нравится. Лично я предпочитала менее броский псевдоним "Кристина" настоящим паспортным данным, так как в мире шоу-бизнеса уже существовала одна звезда с точно таким именем. Впрочем, как и моя подруга Дженнифер Майкл.
  Сколько мы с Джен всего пережили... Так сходу и не расскажешь.
  Итак, мне двадцать один год. Я родилась и выросла в Нью-Йорке, где меня воспитывали в основном мои дедушка с бабушкой, Арман и Дагмара Джозефсоны. Моя мама умерла, когда мне было шесть лет. Ее я практически не помнила, а отец... Что ж, хороший вопрос - можно сказать, что тут все очень и очень... нестандартно. Дженнифер была самым близким мне человеком: подругой, наставником, немного стилистом, но больше - опорой и поддержкой.
  Всего пару месяцев назад мы с ней жили вдвоем в съемной квартире-студии в Сохо. Там был наш маленький оазис музыки. Мы, наверное, могли бы далеко пойти в шоу-бизнесе. Если бы, конечно, "попутный ветер" не занес сначала меня, а потом и ее, в полную ж..., простите, бредовую ситуацию, которую и под хорошей травой не вообразить.
  До недавнего времени я исполняла некоторые несвойственные мне "функции", а теперь вот валяюсь в постели (в качестве идущего на поправку пациента) под чутким наблюдением мисс Мейер и еще около десятка людей. Сегодня мне стукнуло в голову описать все наши приключения, а вчера я попросила Дженнифер тайком принести мой ноутбук (хотя от мисс Мейер этот факт не ускользнул, но она была уже порядком утомлена спорами с а... э... тем существом, в которое я имела 'удовольствие' превратиться).
  И вот я сижу, с колоссальной скоростью набиваю на компе свою историю. Комп опять тормозит, думаю, завтра надо будет переставлять "винду" (да, он у меня большой мученик и терпит две системы сразу). Правда, там, где я сейчас нахожусь, компьютер работать вообще-то не должен, но только не когда речь идет о моих вещах.
  Мой ноутбук специально адаптирован для работы в... несколько необычных условиях. Кроме того, я имею на него личное разрешение от Барбары Бересфорд. На него и еще кучу 'добра', типа сотового, эпилятора и других вещей, без которых современный человек, то есть, я хотела сказать, человек в нормальном мире не в состоянии существовать. Хотя кто сказал, что он нормален? Приспособить свой ноутбук к столь необычным условиям мне посчастливилось, однажды удачно... поколдовав, если можно так выразиться.
  И теперь, при желании, взломать базу Пентагона с его помощью, как два пальца обо..... об асфальт. Простите, выражаюсь я иногда крайне нецензурно, а порой еще и довольно путано, но это от переизбытка эмоций.
  Еще два месяца назад мы с Джен не имели понятия о том, насколько на самом деле все вокруг нас сложнее, чем принято думать. Да и жили вполне себе обыкновенно, если не учитывать тот факт, что я вообще-то не человек и никогда им не была. Зато Джен до определенного момента была самым что ни на есть полноценным членом общества.
  Эта история начинается с момента моего появления на Бродвее в поисках славы. Тогда я была одной из завсегдатаев всевозможных прослушиваний на роли в мюзиклах. Колледж давно был брошен ради старого как мир и глупого желания прославиться. Бездарностью меня назвать трудно - голос у меня был. Да и Школу Искусств, где мои оценки были достаточно высоки, чтобы позволить считать себя достойной пробиться в шоу-бизнесе, я окончила.
  До сих пор мне не слишком везло: то там подпевка, то тут подтанцовка, но надежды не теряла. Причина моих неудачных прослушиваний - актерское мастерство, вернее его недостаточный уровень. Если с вокальными партиями я справлялась, то игра явно не дотягивала до театра. Поэтому приходилось петь в маленьких клубах. Моих собственных финансовых средств, равно как и у моей подруги, едва хватило бы на съем жилья, причем весьма захудалого, в лучшем случае где-нибудь в Бруклине. И тут на помощь наивным молодым девушкам часто приходят... правильно, "спонсоры". Избежать подобной участи в лице продюсера средней руки не удалось и мне. Благодаря его вложениям, мы с Джен довольно неплохо жили, и на горизонте даже рисовались перспективы. До поры до времени.
  Помню, как это началось и жизнь стала фарсом. Хорошо помню, потому как началось оно со смерти моей бабушки, Дагмары Джозефсон. После чего мой дедушка Арман попал в больницу, и с тех пор был прикован к постели. Врачи говорили, что жить ему осталось недолго.
  После этих событий я временно отказалась от работы в шоу-бизнесе. Естественно, к всеобщему неудовольствию, - особенно сильно негодовал Джек Маршал (назовем его так) - тот самый продюсер, с которым у меня были довольно непростые отношения. А ведь Маршал как раз обещал в скором времени устроить личную встречу с молодым режиссером, который был под впечатлением от моего выступления в одном из клубов.
  Я бросила все, чтобы быть рядом с дедушкой в больнице. Предположения врачей сбылись - он прожил совсем недолго...
  Как-то раз, помнится, это был май месяц, я безвылазно провела четыре дня в больнице у деда и поехала, как обычно, отсыпаться домой в Сохо. Именно в ту ночь его не стало. А меня даже не было с ним.
  Как ни странно, дальнейшие события той ночи напоминали плохо режиссированную "черную" комедию. С первой секунды после смерти дедушки моя отлаженная жизнь пошла наперекосяк. Но я еще об этом не знала. Я спала, и так много изменивший звонок из больницы не успел раздаться.
  Мой сон был дерзко прерван чем-то тяжелым, упавшим на голову. Матюгнувшись, я проснулась в темной квартире. Дженнифер в тот день ночевать дома не соизволила. Я включила свет, осмотрелась, и, не обнаружив ничего подозрительного, предприняла попытку снова уснуть. Наверное, просто показалось. От хронического недосыпа еще и не такое может почудиться...
  Бум! Мне на голову опять что-то упало. В глубине души начало медленно подниматься негодование, свойственное разбуженному посреди ночи человеку. Но стоило опять включить свет, как раздался телефонный звонок.
  - Мисс Джозефсон?
  - Да, это я, - собственный голос зазвучал вдруг странно.
  - Мне нужно сообщить вам нечто очень важное...
  Куча официальных соболезнований - стандартный монолог дежурного врача, которому выпала доля сообщить о смерти.
  Телефонный разговор грозил затянуться надолго, в какой-то момент я подняла взгляд к потолку... и потеряла дар речи. Под потолком парила, именно парила, толстая книжица в красном переплете.
  Я протерла глаза, в голову полезли никак не вяжущиеся со случившимся событием мысли. "Черт, хороша была травка, которую я курила четыре дня назад с Джен". Но ни один наркотик не действует в течение такого времени.
  Вежливо попрощавшись со своим собеседником, я положила трубку. Тут с потолка книга снова рухнула мне на голову. Так вот какая зараза меня разбудила!
  Не знаю, каким образом, но томик вовремя сообразил, что на него крайне озлоблены, и отлетел в сторону, чем довел меня до окончательного бешенства. Вместо страха и горя мною овладел гнев. Вскочив с постели, я принялась скакать по комнате, пытаясь схватить ненавистную книгу, но это никак не удавалось. Тогда рассудок подсказал, что галлюцинацию поймать невозможно. Но для галлюцинации эта штука больно дерется! Этот цирк безмерно надоел, и я решила, что при первой же возможности необходимо будет посетить психиатра.
  И потом с досадой махнула рукой на книжку: "Пошел вон, глюк проклятый! Заколебал уже!"
  Повернувшись спиной к наваждению, я отправилась обратно в постель, с таким видом, будто забыла про его существование.
  Книга, похоже, обиделась, когда ее обозвали "глюком" и с разгона прицельно ударила меня по заднице. Я взвыла от боли и рухнула на пол. Гадкий книжный "НЛО" продолжал парить надо мной. Нет, галлюцинации не причиняют вреда, а может это какой-то неправильный глюк?
   - Чего тебе от меня надо?! - чуть ли не в слезах взмолилась я. Эмоции, наконец, прорвались наружу.
  Назойливая книга успокоилась и опустилась передо мной на пол, сама собой раскрывшись на первой странице.
  Я нервно сглотнула. На титульном листе аккуратно черными чернилами было выведено имя моей матери "Александра Джозефсон". Машинально пробежала глазами по тексту, следующему за именем: "Дорогая моя доченька, если сейчас ты читаешь эти строки, значит ни меня, ни моих родителей уже нет в живых. Этот дневник я вела с девятнадцати лет. Из него ты сможешь узнать правду, которую мы все сознательно скрывали, потому что любили тебя. И, наверное, немного боялись. Благодаря моим записям тебе распахнется дверь в новый мир, о существовании которого ты даже не догадывалась. Должна предупредить, тебе может не понравиться то, что ты узнаешь..."
  Я погрузилась в чтение.
  
  
* * *
  Пять утра. Плакать уже не было сил. Я ехала на такси в больницу. На сотовый позвонила Дженнифер и обещала скоро подъехать.
  Даже мысли о прочитанном причиняли боль. Зачем я вообще открыла этот дневник!
  Наша семья существовала обособленно от остального мира. Именно поэтому я съехала от них сразу после школы. Мы мало с кем общались. С самого детства я помню, в какой напряженной атмосфере жили мои родные. Теперь же знаю почему. Не могу сейчас пересказать полное содержание дневника, это слишком личное, да вы и так скоро все поймете - дайте хоть выдержать сюжетную интригу!
  Чрезвычайно трудно описать мой прежний ужас. Теперь я не принадлежала этому миру и не могла понять, где мое место. Мои мама и бабушка оказались не совсем обычными людьми, а я сама... Прежде у меня не было магической силы потому, что члены семьи ее блокировали, но теперь никого из них нет в живых, и заклятье больше не действует. Теперь я стала опасной. И ОНИ уже скоро прибудут за мной... это из-за наследия.... из-за той чудовищной мощи, которую я получила от своего деда...
  Глупо звучит, вы не находите? Но в моем случае уже, как там Джен выражается: " ...поздно пить "Боржоми"!
  Я была чем-то средним между демоном и человеком... Вопрос с моей сущностью не решен и по сей день, поэтому пока не станем на нем сильно акцентироваться.
  Путь у меня, как я тогда полагала, только один - бежать прочь из Нью-Йорка, и не контактировать ни с кем, даже с Дженнифер. Я собиралась исчезнуть сразу после похорон. Навсегда. В ту памятную ночь о том, чтобы лечь спать, и речи быть не могло. Я успела совершить еще много интересных открытий: от перепада моего настроения, пока читала дневник, полопались все лампочки в квартире. При этом ощущалась смесь страха и неестественной, истерической веселости, которая пробивалась даже сквозь слезы. Чего из этого было больше - определить так и не удалось. Минут пятнадцать я просидела в темноте - в осколках от лампочек и злая, как дюжина собак. После чего принялась-таки убирать этот мусор.
  Добираясь до больницы на такси, я ощущала себя как минимум зомби, у которого из уха потихоньку вытекает мозг. Было настолько паршиво что, когда водитель-индус объявил о прибытии к месту назначения, у меня напрочь отшибло восприятие... Как расплатилась, как дошла от машины до госпиталя... Ничего не помню!
  Мне навстречу уже спешил доктор Штейн, лечащий врач дедушки.
  - О, мисс Джозефсон, здравствуйте, - заговорил он. Голос врача казался каким-то далеким.
  - Здравствуйте... - я машинально поздоровалась и кивнула головой. Всё вокруг казалось серым и пустым, а порой - почти нереальным.
  - Мне поручено передать вам последние слова мистера Джозефсона.
  - Что? - безразличие как рукой сняло.
  - Вот, их записала сестра-сиделка, - доктор сунул мне в руки клочок бумаги. "Барбара! Я знаю, ты слышишь меня... Позаботься о ней. Моя последняя воля - не дай ей стать Злом!"
  
* * *
  Конечно, ни сиделка, ни врач не заподозрили в этом никакого мистического подтекста. Слова деда были приняты либо за предсмертный бред, либо Бог еще знает за что. Но только не за то, чем они были на самом деле.
  В день похорон я ходила как громом пораженная и ото всех шарахалась, а Майкл, по возможности старалась быть рядом. Пока мы ехали на кладбище, лил дождь. Ни с того ни с сего, честное слово! Ладно, вру... Это вполне могло быть моих рук делом... равно как, и делом рук Матушки-природы. Знать наверняка было невозможно.
  То, что начало происходить со мной и вокруг меня с момента смерти последнего члена нашей семьи, не поддавалось контролю. Иногда оно вырывалось неожиданно, вместе с неконтролируемым выбросом эмоций, как тогда, с ни в чем не повинными лампочками, а иногда происходило просто само по себе, будто от меня ничего не зависит. Других изменений в себе я еще не выявила, хотя, может, всего лишь не успела.
  Пока шли приготовления к похоронам, мне чудом удалось улизнуть так, чтобы Дженнифер меня не заметила.
  Какая ирония, похоронная процессия с полным набором: священник, проповедь... Интересно, как отреагировал бы на такие почести дед, увидев все это? Но с другой стороны это общепринятый обряд и отказаться от него - значит вызвать подозрения.
  Я, постоянно оглядываясь, ушла вглубь кладбища и, спрятавшись за стволом огромной плакучей ивы, облегченно вздохнула. А потом снова с трудом задышала, прикрыв глаза и прислонившись к дереву спиной. В моей голове все было перепутано. Попытки хоть как-то сконцентрироваться не принесли желаемого результата. Попробовала еще поплакать. На сей раз потому, что почувствовала себя совершенно одинокой и не знавшей, откуда ждать очередной беды. О помощи же не осмеливалась и мечтать.
  Несмотря на то, что в ночь смерти деда я учинила бардак в квартире, не пошевельнув и пальцем, мысли о сумасшествии снова посетили мою голову. Ну, разве может все это быть правдой? Летающие книги, магия, демоны и еще много чего из того, что написано в дневнике, и кое-что уже проверенное опытным путем. Ведь я не ощущала себя каким-то иным образом. Все было почти по-старому. Почти...
  "Я человек, обычный человек...", - и сама не заметила, как еще раз повторила эту фразу вслух.
  - Нет, боюсь, все же нет... - голос застал меня врасплох. Он раздался так неожиданно и близко, что тело инстинктивно дернулось, и мой затылок впечатался в ствол плакучей ивы, служившей мне укрытием.
  - Твою мать! - выругалась я, подаваясь вперед. Я открыла глаза и уткнулась лицом в пуговицы чьего-то пиджака.
  Так-так-так, кто-то оказался рядом со мной, если не сказать прямо впритык ко мне, а я даже этого не заметила?! Ну, супер! С таким подходом меня быстро поймает тот, кому надо, даже не напрягаясь особо.
  Я медленно подняла голову, изучая представшего передо мной человека. Черный пиджак, темно-синий шелковый галстук с красивым крупным узлом, белоснежная рубашка, шея, овал лица, бледная кожа, почти белая... Всмотревшись в его лицо, я невольно оцепенела. Меня внимательно, с отраженной в них глубокой задумчивостью, рассматривали небесно-голубые глаза. У меня, видимо, как-то не очень эстетично отвисла челюсть, потому что к внимательности и задумчивости в этом взгляде прибавилось еще и удивление с некоторой долей раздражения.
  Не успев понять, что происходит, я ощутила, как меня вдруг с силой вжали в дерево. Еще секунда и не миновать бы этому наглецу страшной расправы с использованием отборного, пробивающего даже камень мата и всех своих, в том числе вновь обретенных (правда, если только получится их применить), способностей, но мне предусмотрительно заткнули рот. Но тут что-то изменилось; перед моим мысленным взором поплыли багряные узоры. А еще его рука... нет, наверное, это просто я перенервничала, вот и мерещиться Бог весть что.
  В ход моих мыслей вмешался шелест травы. Непонятное видение пропало само собой так же внезапно, как и появилось. Мое внимание вернулось к происходящим событиям.
  Незнакомец склонился ко мне. Прямо напротив моего лица оказалось его: молодое, но в тоже время было в его выражении что-то чертовски странное. Оно завораживало. Черты лица... словно каменные. Голубые глаза и выразительные черные брови строго приказывали мне молчать и не дергаться. Одним уголком бледных тонковатых губ он едва заметно ухмыльнулся. Еще ни разу в моей короткой жизни мне не доводилось встречать человека с таким необычным лицом. Так, стоп! И, собственно, с какой стати этот тип прижимает меня к дереву, да еще и на кладбище? Извращенец, что ли?!
  Странный субъект с легким кивком, словно прося меня проследить за его взглядом, повернул голову влево. Почему-то я безропотно повиновалась на этот раз.
  Среди могил и деревьев легко двигалась высокая женская фигура в черной блузе и брюках. Темно-русые пряди с ореховым оттенком, выбились из собранных на затылке волос и от влажности слегка вились. Неожиданно девушка остановилась, хотя было совершенно ясно, что и я, и этот тип остались ею незамеченными. Факт был очевиден по элементарной причине: она стояла спиной к моему импровизированному "убежищу" в виде ивы.
  Конечно же, я сразу ее узнала. Джен. Дженнифер, моя дорогая Дженнифер. По-видимому, она забрела сюда в поисках меня. Моя подруга целенаправленно вглядывалась куда-то вдаль, а затем начала поворачиваться в сторону ивы. Когда я увидела такой знакомый профиль с высокими скулами, то не на шутку испугалась, что запланированная на сегодня попытка к бегству потерпит эпический провал. Это пугало меня гораздо больше, чем незнакомец, зажимающий мне рот рукой. Я должна справиться с ним сама! Не хочу, чтобы она была втянута во все это.
  Какая-то часть моего существа взмолилась о том, чтоб она не заметила ни меня, ни той ситуации, в которой я находилась. Похоже, молитвы были услышаны, и подруга вдруг направилась совсем в другую сторону.
  Взгляд голубых глаз проводил ее, а затем вновь устремился на меня. Он приложил палец к своим губам, давая понять, что кричать мне по-прежнему не следует. Я, для виду, согласно закивала головой. Стоило ему только убрать руку, как я - нет, не подняла визг - а ударом кулака проехалась по челюсти извращенца. И снова возникло пугающее чувство, которое мне уже доводилось испытывать, ощущая прикосновения этого человека.
  - Как только я вас увидел, то сразу понял, что будут проблемы... - сквозь зубы процедил неизвестный, прижимая ладонь к щеке.
  Он даже не шелохнулся, хотя била я, вкладывая вес своего тела в удар. Ну вот, а я, наивная, полагала, что постоять за себя умею! Стоит, конечно, заметить, что это было чисто по-человечески. Суперсила, или что-то в этом роде, либо просто отказывалась себя проявить, либо "кто-то" элементарно не умеет ею пользоваться.
  В этот миг мне послышался звук шипения. Весьма и весьма подозрительный звук.
  - Кто ты, мать твою, такой?! - хватило сил выдохнуть мне.
  Он промолчал в ответ, а затем убрал руку от лица с какой-то непонятной обреченностью. От его подбородка и до щеки протянулась отметина, похожая на небольшой шрам. Мои глаза непроизвольно округлились. Я прекрасно помнила, что пару минут назад его кожа была безупречной. Догадка испугала: кольцо-то на моей правой руке одето серебряное. От него могла образоваться либо ссадина, либо царапина, но уж никак не шрам. Пока координировала в голове свои наблюдения, отметина начала постепенно исчезать. Снова округлив глаза и почувствовав, что челюсть отвисла еще более неэстетично, я поняла, что начинаю на полном серьезе терять равновесие. И таки потеряла, усевшись задом на мокрую после дождя траву.
  Губы мужчины искривились в невольной усмешке. Теперь он возвышался надо мной подобно башне.
  - Чего вы хотите? - голос срывался и звучал вопреки моим попыткам тихо и неуверенно.
  Впервые на его губах появилось подобие нормальной улыбки, и он склонился ко мне, протягивая руку, чтобы помочь подняться. Но я не сразу приняла ее, вместо этого продолжая с опаской разглядывать незнакомца. Строгого покроя черный костюм был явно индивидуального пошива ввиду нестандартного роста мужчины. Длинные (до середины спины), гладкие иссиня-черные волосы забраны на затылке в тугой хвост.
  "Вот, блин, уставилась, будто на породистого жеребца!" - голос разума был, как всегда, не вовремя. Эта мысль почему-то начала зарождать в моей голове некие образы весьма фривольного содержания, которые в данный момент были совсем не к месту. В ответ на это голос разума обозвал меня "пошлячкой", и он был прав. Я помотала головой, словно отгоняя наваждение.
  Наконец, когда я приняла его помощь и меня с легкостью подняли с земли, прежнее загадочное чувство снова дало о себе знать.
  - Меня зовут Драйден Ван Райан. Мне поручено доставить вас к Барбаре Бересфорд в Англию, Кристанна. Вы понимаете, о чем я говорю?
  Драйден? Англия? Барбара? Барбара! Не верится, но, кажется, ко мне подоспела та самая помощь, которой я никак не ждала! Да, мне нужно к Барбаре, Барбаре Бересфорд!
  Ответить нечто вразумительное сразу у меня не получилось.
  - Да, в общих чертах, - я сглотнула. - Мне оставили предсмертное послание. И не зовите меня Кристанной, мне это не нравится.
  Он снова чрезвычайно внимательно посмотрел на меня.
  - Тогда как вас называть? - голубоглазый незнакомец говорил без акцента и совершенно не походил на простого американского парня. Он употреблял какой-то донельзя правильный английский, и употреблял его четко, плавно и спокойно. Еще я заметила, что от шрама на лице не осталось и следа.
  - Крис, в крайнем случае - Кристина, - с трудом выговорила я. Наши руки были все еще соединены, и "круги" снова плясали перед моими глазами. Сказать, что мне было от этого не по себе - ничего не сказать...
  - А теперь, - я постаралась вложить в свои слова и выражение лица все то радушие, на которое только была способна, словно мы говорим о том, какой хороший сегодня выдался денек, - не соизволите ли рассказать мне более подробно, кто вы все-таки такой? В противном случае я никуда с вами не пойду.
  Он хмыкнул в ответ.
  - А что вас смущает?
  - Ну, знаете, меня еще бабушка в детстве учила никуда не ходить с незнакомцами, - звучало это довольно беззаботно, ведь свои страхи и панику я попыталась запрятать так глубоко, как только могла. Но он резко отдернул руку.
  - Что же именно не дает вам покоя? - его взгляд был неприятен.
  - Я может, конечно, еще и "ламер" во всех этих ваших делах, но то, что вы не человек, догадаться способна! - не очень-то изящно пояснила я. - А мне ой как хочется знать, с кем же придется отправиться в Англию. Ничего личного, просто беспокоюсь о собственной безопасности.
  - Вы действительно уверены, что хотите знать ответ? - голубые глаза испытующе посмотрели на меня.
  - Определенно.
  - Что ж, в таком случае, вы не оставляете мне выбора, - и вместо продолжительных объяснений он неожиданно широко улыбнулся.
  - А-а-а-а! Вампир! - заорала я. Это было сравнимо с испугом ребенка, выяснившего, что монстры под его кроватью вполне реальны. Но так же быстро панику вытеснило неизвестно откуда взявшееся ощущение, будто все происходящие дурной сон, не лишенный специфического юмора.
  - Тише ты, еще не весь Нью-Йорк слышал! - мне показалось или его это задело? - Я полукровка, если уж быть совсем точным.
  Так, значит, это вовсе не было игрой моего воображения, - багряные узоры, прохладная кожа, ее цвет... Я недоверчиво прищурилась и спросила.
  - Откуда вы знаете Барбару Бересфорд?
  - Это длинная история, - уклончиво ответил тот. - Я знал и знаю многих из вашей семьи.
   Один вопрос закрался ко мне в мысли.
  - Стоп! А лет тогда вам сколько, батенька?
  - Почти пятьсот, - сперва Ван Райан скептически оглядел меня, но, видимо, посчитав возможным раскрыть эту информацию, ответил.
  - Охре... то есть с ума сойти! - у меня перехватило дыхание.
  "Вампир" снова хмыкнул.
  - Придется следить за тем, как вы выражаетесь. Вам предстоит стать временным помощником высокопоставленного должностного лица...
  - КЕМ?! - вот теперь я точно охре... очумела. Проснись, Джозефсон! Это точно сон!
  - Это для вас единственный способ скрыться сейчас и находиться рядом с Барбарой, не вызывая никаких подозрений.
  - Нет, ты рехнулся?! Почему? Что нет других вариантов? Я вообще своих способностей не знаю. Как можно мне - и такое! - разговор стремительно менял характер с хоть немного, но формального, на ярко выраженный неформальный. Особенно с моей стороны. Это было не специально - всего лишь накатила истерика.
  - Только так. Иначе твою сущность скрывать будет намного труднее.
  Мы бы спорили еще довольно долго, даже несмотря на мою крайне скупую осведомленность, если бы в определенный момент он меня не остановил.
  - Может, прекратишь свои препирательства, и поговорим по существу?
  Мы умолкли как-то одновременно. Я нервно теребила локон и, наконец, решилась спросить.
  - Ну и что конкретно я должна буду делать?
  - Делать вид, что обеспечиваешь защиту... Кристина, что с тобой?
  Ноги вторично подкосились, и я рухнула почти на то же место, что и прежде, увеличивая радиус примятой ранее травы.
  - Да это от меня надо защищаться! - Это был крик моей отчаявшейся души. Хотя он вышел немного визгливее, чем планировалось.
  - Не суди себя строго, я очень хорошо тебя понимаю... - как этот странный тип, вообще, может так спокойно о подобном говорить?
  - Понимаешь? - мои брови выгнулись от удивления. Он помог мне подняться.
  - У меня тоже очень любопытная биография, - я тут же вся обратилась в слух. - Моя мать была человеком, из другого мира, а мой отец... мой отец - Маркус Ван Райан, по крайней мере, так его зовут последнюю тысячу лет...
  И тут мое сердце замерло, потому что я вспомнила, где встречалась эта фамилия - в мамином дневнике. Она в общих чертах описывала тот мир, который рано или поздно должен был мне открыться. Скажем так, некоторые "константы" того мира.
  - Похоже, это имя тебе знакомо...
  - Знакомо, - в очередной раз переживая состояние потрясения или сходное с ним, пролепетала я. - Вампир. Старый вампир... - и это было все, что мне удалось сказать.
  - Кристина, ты опять?
  Да, я опять плюхнулась на свою филейную часть и, очевидно, это не в последний раз. От таких откровений у меня волосы шевелятся и не только на голове! М-мама, роди меня обратно!
  - Похоже, я явно перестарался с шоковой терапией, - безразлично констатировал факт этот полукровка.
  Я попыталась встать - на сей раз самостоятельно, но из-за узкого траурного платья получалось плохо. И выглядела, по меньшей мере, потешно.
  - Ладно... Дай, пожалуйста, руку. В последний раз, - мне уже было наплевать на все приличия. Действительно, какие уж тут приличия, когда впору умом тронуться? - И какого тебя, вампирообразного, за мной прислали?
   Голубоглазый вампир, э... полукровка опять поднял меня с земли.
  - А сейчас хотелось бы внести ясность. Во-первых, я сам выбрал сторону и из-за этого погиб не один невинный человек. Мне едва удалось избежать той же участи. Во-вторых, ты никому не будешь упоминать о сегодняшних событиях. Уверен, это легко уяснить, даже для такой, как ты.
  Нехотя я заставила себя проигнорировать последние слова.
  - Думаю, Барбара дара речи лишится, когда тебя увидит, - теперь уже трудно было сделать вид, что сарказм в его голосе остался мною незамеченным.
  - Надеюсь, что нет! У меня к ней слишком много вопросов, - и сама же нервно хохотнула при этих словах.
  - Нам пора уходить, - совершенно спокойно, не обращая внимания на мои слова, произнес этот "вампиристый". - Оставаться здесь дольше нельзя.
  На моем лице застыло такое выражение, что Ван Райан пустился в объяснения.
  - Прямо сейчас - пока не начались похороны. Я могу понять твое желание попрощаться с дедом, но нам еще нужно добраться до Сохо, - он сделал паузу. - Кристина, возьмешь только самое необходимое, и отправимся в Англию. Я понятно выражаюсь: только самое необходимое?
  Я кивала. Сейчас. Разбежался. Так я и оставила свою коллекцию с трудом приобретенных дизайнерских шмоток. Все возьму, до последних стрингов! И если этот "вампир" только попробует меня остановить - испепелю! Я теоретически очень даже должна быть на это способна! Теоретически...
  "М-да, и до чего же мне нравится лгать самой себе?!" - я прекрасно понимала, как он прав, но всё же не доверяла ему, а, возможно, в первую очередь - себе. Но в голову пришла и другая мысль: меня, наверное, ищут, ведь нужно начинать похороны.
  - Хорошо, допустим, я согласна...
  - Умница, - "вампир" улыбнулся мне, демонстрируя белоснежные зубы. Да, клыки у него определенно от отца! - Просто следуй за мной и, умоляю, постарайся, чтоб тебя не заметили...
  Он повернулся спиной и зашагал прочь, а мои ноги словно примерзли к земле.
  - Да что с тобой такое?! - бросил Ван Райан через плечо, понимая, что я за ним не последовала.
  - Перспектива оставаться наедине с вампиром как-то не слишком меня привлекает... - это только в фильмах и книгах про вампиров все пафосно и красиво, а как оно обстоит на самом деле, я отнюдь не горю желанием проверять.
  - Я такой же вампир, как ты демон! - послышался недовольный голос. - А ну живо за мной!
  Ладно, Бог с тобой! Дедушка меня простит, а вот Джен - ни за что! В моих же интересах смотаться как можно скорее.
  Шли мы быстро, что давалось мне с трудом - у меня же не такие длинные ноги, как у некоторых (еще и узкое траурное платье мешало идти быстрее), и вскоре оказались у небольшой калитки. Стоило выйти за пределы кладбища, как она исчезла. Я хотела удивиться, но следующее, что предстало моему взору, заслуживало большего внимания. Посреди абсолютно пустой улицы блистала "Феррари" модели F430, красного цвета. Я невольно присвистнула. Да, модельный ряд этого автоконцерна мне неплохо знаком. Пару раз даже удавалось их потрогать.
  Вот только как она вообще сюда проехала? Дороги у кладбищ не слишком-то рассчитаны на такие авто - можно остаться без подвески.
  - Чья? Неужели твоя? - обратилась я к Драйдену. Он только кивнул. Офигеть, у этого типа есть вкус! - Тогда поехали что ли, - на секунду в голосе даже появился энтузиазм, а глаза пожирали это чудо инженерной мысли.
  - Ну что ж, полетели... - поправил мой спутник и добавил, словно передразнивая меня, - что ли.
  Неуверенно пожав плечами, прошествовала к красавице-тачке. Что он хотел сказать этим нелепым или пафосным уточнением, я поняла не сразу, а только когда мы действительно полетели. К моему глубочайшему потрясению... Никакой игры слов - сплошная суровая реальность!
  С помощью какого-то переключателя, находящегося на руле, Ван Райан сделал машину невидимой и велел мне расслабиться.
  - Ох, ну ни фига себе! - изумилась я почти культурно.
  Сопровождающий меня опять скорчил гримасу недовольства моим лексиконом.
  - И что, у вас все так передвигаются?
  - Нет, сейчас только определенная группа людей.
  - Ух-ты, ни черта себе!
  - Не стоит так расслабляться, нам еще через океан лететь...
  Неужели так трудно было придумать напутствие перед побегом получше?
  
* * *
  Началось все с головокружительного, в прямом смысле, полета над городом, во время которого я могла только таращить глаза от ужаса и судорожно цепляться руками то за кресло, то за дверную ручку - а это были еще даже не цветочки. Затем последовало стремительное, почти вертикальное, приземление на крышу, больше похожее на падение. Не было криков и, что удивительно, даже ругани - я просто зажмурила глаза и отвернулась от лобового стекла, выставив руки перед собой.
  Все, прощай, Жестокий мир... Или правильнее будет - Жестокие миры?
  Но поняв, что удара не последовало, а в голове начался конкурс наилучших предсмертных фраз, открыла один глаз.
  Полукровка, судя по всему, проделал эти фигуры высшего пилотажа с абсолютно отсутствующим выражением лица. И ровно с таким же видом вышел из машины, в то время как я, переводя дыхание, высунулась из приоткрытой двери. Феррари по-прежнему оставалась невидимой; выглядело это так, словно половина моего тела торчит из какой-то "расщелины миров", а в самой расщелине угадывались черты салона спорткара. Я с трудом вылезла из автомобиля и тут же закрыла дверь для восстановления целостности невидимого покрова. Видели нас или нет, моего спутника, кажется, волновало мало. Или у него на этот случай были заготовлены свои ходы.
  Порчу частной собственности можно было вычеркнуть из повестки дня - выход на крышу в нашем доме почти никогда не закрывался. Спрятанный ключ от квартиры дожидался меня за ящиком с огнетушителем, так как я не брала с собой на кладбище ничего ценного. Ни телефона, ни ключей, ни документов, ни существенной суммы денег. Хотя где-то там, в одной из машин небольшого кортежа, нанятого в похоронном бюро, остался клатч со ста двадцатью долларами. Впрочем, уже не имеет значения.
  За тридцать минут вещи были полностью упакованы, ведь я заранее готовилась покинуть квартиру, которую так любила. Сумку с документами и деньгами, я спрятала на самом дне бельевой корзины, четыре собранных чемодана - под кроватью в своей спальне. Еще четыре стояли на виду; я соврала Джен, что хочу отвезти часть вещей в дом деда. И это был первый раз, когда я вообще ей соврала... Нужно только по-быстрому собрать оставшиеся вещи.
  Этот "белый воротничок" с заковыристым именем все равно выражал крайнее недовольство и через каждые три минуты терроризировал меня вопросом: 'Ну что ты там копаешься?' Чем больше напоминал, тем больше хотелось дать ему в глаз, но так как багаж был уже собран, мордобой терял актуальность.
  Когда мы вернулись с вещами, невидимый барьер распространился далеко за пределы Феррари, охватив большую часть крыши. Я осознала это, увидев внутреннюю сторону его оболочки, похожей на тонкий слой полупрозрачного жидкости.
  От беготни по этажам и погрузки багажа (кроме шуток, он весь влез в это таинственное авто) я изрядно вспотела. Мой компаньон, ввиду особенностей своего организма, похоже, просто на это не способен.
  - Что? Ты довольна? - уязвлено бросил полукровка, стоило мне штабелем завалиться на капот в попытке отдышаться.
  - Ну и чего мы злимся? - удивилась я.
  - Это спортивный автомобиль, а не микроавтобус для семейного пользования, чтоб запихивать в него все, что попало!
  - Ах, это мои-то самые необходимые вещи ты называешь "всем, что попало"?
  - Не бывает десяти чемоданов самых необходимых вещей, - отрезал Ван Райан.
  - Бывает, просто это доказывает, что ты плохо знаешь современных нью-йоркских женщин!
  - А что ж у тебя до сих пор нет своей машины, раз ты столь умна? - с издевкой поинтересовались у меня.
  - Ты видел улицы там, внизу в этом столетии? По Манхеттену проще перемещаться на такси или метро. Иметь машину слишком накладно... И, откуда тебе знать, может, я мечтаю о чем-то крутом? - вздохнула я и, встав с капота, отошла чуть в сторону.
  - Например? - спросил провожатый, не меняя тона.
  - О Ламборгини Галларде... - тихо ответила я.
  Вдруг этот полукровка в костюме пронзительно засмеялся, а я снова с недоумением уставилась на него.
  - Пойдем в машину. Нам пора, и разговор длинный предстоит.
  Мы уселись. Драйден, естественно, за руль, а я, с сумкой в руках, - на пассажирское место. Теперь вышло солнце. Я надела солнечные очки. Прежде всего, чтобы скрыть глаза - так будут менее заметны эмоции. Если с такими, как Ван Райан, это, вообще, прокатывает.
  Я думала, как скоро Джен или кто-нибудь еще обратится в полицию. Впрочем, там, куда мы направляемся, полиция вряд ли сможет меня отыскать. Над тем, как воспримет мое исчезновение Маршал, я старалась не думать.
  Ван Райан тем временем снова сделал невидимой только одну машину, и мы потихоньку начали взлетать.
  - На вот, посмотри! - он кинул мне черную папку с закладками.
  Раскрыла ее, и первое, что бросилось в глаза, были мои фотографии, на которых, в анфас и профиль, как преступница, я стояла по линейке с отметками роста. Что это? Фотошоп? Я точно никогда не попадала в полицию, и никто так меня не фотографировал. У меня появилось желание завизжать или выругаться, но это стало бы уже неприличным. Пора привыкать ко всем этим "новшествам". Или хотя бы делать вид.
  Пробежала по документам глазами. Не поверила. Еще раз перечитала. В пору было кричать "Караул!". Досье. Настоящее досье на меня: от моего рождения до настоящего времени. И все в мельчайших подробностях. Спасибо, не написали, с кем я потеряла девственность. А вот! Семнадцатая строка. Ладно, шучу. Этого там не было написано. О, еще интересный пункт: "Личность отца не установлена". Да, моя семья бережно хранила эту тайну.
  В голове крутилось множество вопросов. Ответы мне нужны были сейчас. И единственным, кому я могла их задать, был Драйден.
  - Это что? - я потрясла папкой в воздухе.
  - Это из личного хранилища Комитета. Мало кому известно о том, что история Армана и Дагмары реальна. Большинство считает ее красивой легендой нашего времени. Однако существует категория людей, знающих об этом любопытном факте. В поместье есть такие люди. Именно поэтому тебе придется жить и работать под официальной "легендой". Сейчас это единственное место на Земле, которое может дать тебе хоть какую-то гарантию безопасности.
  - Похоже на работу под прикрытием? - глупый какой-то вопрос получился.
  - Скорее на программу защиты свидетелей.
  - Чудненько, - фыркнула я, но вспомнила еще кое-что. - Почему меня называют демоном? Ведь фактически я им являюсь лишь на четверть.
  - Все очень не просто, - мы как раз пролетали над статуей Свободы. - Ты получила способности Армана, так сказать, в полном объеме. Причем, минуя Александру, у твоей матери не было и капли демонической силы. С тобой ситуация вообще беспрецедентная. У тебя почти человеческая физиология, и пока еще, человеческие эмоции и характер. Но на этом твое сходство с человеком заканчивается... В тебе заточена магия демонов. Это огромная мощь. Даже если ты сейчас и не чувствуешь в себе такого. Одной мысли достаточно, для... боюсь, что для очень многого. Но пока живешь в поместье, будешь, как миленькая, это скрывать... И ни в коем случае, слышишь, ни в коем случае, не применять истинные возможности!
  - Есть риск, что меня обнаружат и там?
  - Видишь ли, риск есть всегда...
  - Все ясно. Значит, скрываться всю жизнь. Я больше никогда не увижу Дженнифер?
  - Находиться с тобой рядом - все равно, что быть в постоянной опасности. Хочешь ли ты такого для дорогого тебе человека?
  - Нет... - я готова была разрыдаться, потом вернула досье и шмыгнула носом. - Что ты имеешь в виду, говоря "почти человеческая физиология"?
  - Периодическая подпитка демонической сущностью памяти, знаний и резервов организма, а также вмешательство в биологические процессы и психику... мне продолжать?
  - Подпитка?
  - Смотри... год рождения Ивана Грозного? - неожиданно резким голосом спросил он.
  - 1530, - я сама не поняла, как мои губы произнесли это.
  - Хорошо, - кивнул Ван Райан. - Когда убили Кеннеди?
  - Э-э-э, - теперь пришлось задуматься, - вроде в ноябре 1963 года...
  - Вот, теперь замечаешь разницу? - продолжил Драйден, многозначительно приподняв указательный палец правой руки прямо на руле. - Ответ на первый вопрос ты дала машинально, скорее всего, даже его не зная - в тебе сработала нечеловеческая память, а во второй раз ты уже была готова к следующему заданию, и пришлось вспоминать самой.
  Да, это так. Я была очень непростым ребенком, которого бросало из крайности в крайность, но были вещи которые давались мне поразительно легко. Хотя, я и сама с трудом в это верила.
  После шести лет я ни разу не болела, только иногда пыталась симулировать перед дедом, чтобы пропустить занятия в школе. Как правило, безуспешно. Сейчас я понимаю, почему было так, а не иначе. Дело вовсе не в том, что маленькие дети часто болеют, а в том, что до шести я была по всем показателям самым обычным ребенком. Была до тех пор, пока не умерла мама. Первая из трех, запечатавших мою сущность людей, первая из моей семьи. После этого заклинание впервые стало терять свою изначальную силу. Теперь все вставало на свои места: все странности, ставшие происходить со мной после смерти матери, как, например, быстрое заживание банального пореза.
  В некоторых пунктах досье, как мне подумалось, факты были заметно преувеличены. Подозреваю, что это отнюдь не говорит об их несостоятельности. Вероятно, была просто приведена характеристика моих, назовем их так, особенностей на стадии предположительного развития. Существование этого документа говорило о том, что кто-то очень долго меня изучал. Может, и это Драйдену известно.
  - Кто же за мной шпионил все эти годы?
  - Сьюкка Лоу, - казалось, ему неприятно произносить это имя.
  - Что? Женщина, которая преподавала мне боевые искусства по просьбе деда? Человек, которому доверяла моя семья?
  - Она не из этого мира, - устало произнес Ван Райан. - Уже очень много лет Лоу тайно работает на Комитет. Открой перчаточный ящик, там кейс с документами. В них вся необходимая тебе сейчас информация, и про твоего тренера в том числе. Кстати, а почему Арман обратился к ней за помощью?
   Я моментально сунулась за документами, но остановилась, услышав последнюю фразу.
  - Я плохо помню, но через несколько месяцев после смерти матери на меня и соседскую девочку напали. Дед тогда сильно разозлился и заставил меня ходить к Сьюкке.
  Тем временем в ящике я действительно нашла кейс. Сильно удивил меня размер бардачка - раз в десять больше, чем должен быть по всем законам физики. В очередной раз, отругав себя, успокоилась. Значит, открываю я кейс, раскрываю лежащую прямо сверху папку и с диким ужасом захлопываю ее обратно. Меня очень сильно напугала аббревиатура одной организации.
  - В чем дело, Кристина? - издевательским тоном осведомился Драйден. - Т-т-там, д-документы из ФБР с грифом "совершенно секретно"...
  - Правильно. Тебе еще многое предстоит узнать о том, каким образом взаимодействуют оба мира. Этот и Отраженный от него.
  - Угу, - отозвалась я, будучи уже не в состоянии удивляться.
  - Большинство из пришедших с той стороны совершенно спокойно относятся к этому лишенному магии миру, одеваются так, чтоб не выделяться в толпе, используют высокие технологии... В Америке позиции Комитета не так сильны. Его полномочия в США исполняют три ведомства. Все они сверхсекретны. Одно из них входит в структуру ФБР, и подчиняется второму директору Бюро...
  - У Бюро ОДИН директор!
  - Это для широкой общественности он один.
  - Так и быть, я затыкаюсь и слушаю.
  - ...второе ведомство входит в структуру ЦРУ, третье - в АНБ, - Драйден тяжело вздохнул. - Все эти службы используют как передовую магию, так и технику...
  Он, кажется, рассказывал что-то еще, но я уже пропускала это мимо ушей, с интересом заглядывая в секретную документацию. Действительно, под текстом одного из документов было следующее: "Второй директор ФБР", далее шла размашистая закорючка и расшифровка подписи, "Драйден Ван Райан".
  Драйден! Ван! Райан!!!
  - А-а-а-а! - извините, вырвалось.
  - Ну, вот, и чего ты опять кричишь? - раздраженно поинтересовался... директор, прости Господи!
  - Ты? Ты. Ты - ы - ы!
  - Я, - утвердительно мотнул головой этот.
  - Ты и есть тот самый второй директор Бюро! Ты... Ты почему сразу не представился, как положено?! - я с трудом подавила желание запоздало зажать рот рукой. Сколько же лишнего я успела ему наговорить за время нашего знакомства?
  - Хотел сделать сюрприз, - ехидно усмехнулся полукровка.
  - Ага, - я обвиняюще ткнула пальцем ему в плечо (разыгрывать добродетель было уже поздно), - так вот откуда у тебя такая тачка! Высокое положение и все такое!
  - Это подарок.
  - Так я тебе и поверила! Взятка, небось, - я сложила руки на груди. - И, естественно, ты - то самое должностное лицо, которое я якобы сопровождаю?
  - Не совсем так, но тебе, насколько я вижу, и в голову не приходит, как много у меня из-за тебя забот? - довольно резко произнес он. - Мы не можем позволить тебе окончательно переродиться в демона. Само твое существование может быть губительным для всего того, что тебя окружает.
  - Спасибо за напоминание, - мне ничего не оставалось, кроме как уставиться в окно и сидеть неподвижно. Говорить с ним больше не было желания.
  - Кейс возьмешь с собой. Тебе потребуется данная информация.
  Я что, совсем на дуру похожа? И сама бы его не отдала ни за что. Интересно, как я исполнять свою роль буду, совершенно ничего не зная?
  - Господин директор! - растягивая слова, начала я. - А как быть с моим ликбезом?
  - Это как раз для тебя труда не составит, - Драйден посмотрел на меня. - Многие бы захотели уметь такое. Берешь, например, книгу, кладешь на нее обе ладони и в течение двух-трех минут "впитываешь" ее содержание...
  Договорить он не успел.
  - Да ты заливаешь! - воскликнула я.
  - Боже, упаси! - с аккуратной, едва уловимой издевкой произнес Ван Райан, - Это правда. Из тех, с кем мне доводилось иметь дело, так мог только Арман Джозефсон, значит, и ты тоже можешь...
  Что ж, если это на самом деле так, то мне же легче. Но все же фраза "впитываешь ее содержание" осталась не совсем понятной и немного коробила. Просто на этот раз я решила не уточнять, что конкретно имелось в виду, не желая снова выглядеть идиоткой. Хотя за сегодняшний день я в этом преуспела. Вместо этого был задан другой более важный для меня вопрос.
  - А что если я не хочу жить под "легендой", будто бизнесмен, скрывающийся от налогов?
  - Никто не должен знать, что ты внучатая племянница Барбары Бересфорд и, главное, почему мы тебя прячем и от кого... ясно? - я кивала в знак согласия. - Там, в кейсе, есть твоя новая биография. Я думаю, тебе лучше заранее ее изучить.
  Чем я немедленно и занялась. Мне подкорректировали имя и фамилию. Прежде я по паспорту была Кристанной Арианной Джозефсон, но так меня именовали только дед с бабушкой и официальные власти. Теперь стала Кристиной Гвинет Йорк (надо было сильно постараться, чтобы выбрать столь неподходящее среднее имя). Мне увеличили возраст по документам - аж до двадцати пяти лет. Еще больший кошмар!
  - Может, тебе поспать? - предложил Драйден через какое-то время. - Прилетим к полуночи, а нормальный сон необходим...
  Во время полета мотор ревет не слишком сильно, может, что-то из этой затеи и выйдет. Убирая кейс с документами, биографию я положила сверху на крышку. Сразу после пробуждения надо будет еще разок пройтись по ней. Я поудобнее устроилась в кресле. Нужно ли было говорить, что я почти сразу уснула. Неудивительно, особенно если учесть тот факт, как плохо мне удавалось высыпаться последние несколько месяцев. Да и налицо крайняя информационная и эмоциональная перегрузка.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Истинная. Три мужа для принцессы"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"