Чернов Кирилл Николаевич: другие произведения.

Глава 16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

  Глава 16 "НАВЕРХ,О ТОВАРИЩИ, ВСЕ ПО МЕСТАМ !"
  
  
  
   Японцы начали почти как в реале, но немного припозднились, а именно 14 февраля по новому стилю. До этого было всё как в реале, переговоры, требования уступок, давление Британии и США, холодность Франции, и расчётливое выжидание Германии.
   Японии и Россия готовились к войне, а мир, продавал им обеим для это всё, что мог, и покупал попкорн, предвкушая зрелище. И готовясь вновь сбывать всё, что у него захотят купить для войны, когда она начнется, и будет идти своим чередом.
   Готовился и я. Именно на конец 1903 года, январь 1904 года должны были быть готовы мои заказы по артиллерии. 152 мм, 120 и 75 мм Канэ во Франции, и БК к ним с мелинитом, там же и в России, причём 75 мм фугасы. В России меня ждали десять батарей по шесть орудий переделанных из 107 мм пушек в гаубицы, с БК и тоже с мелинитом. В Германии сотня Максимов станкачей, в Дании две сотни Мадсенов. Русский автопром заканчивал выполнять мой заказ в 50-ть больших грузовиков, автокраны, экскаваторы, дорожную и строительную технику, дирижабль, и ряд других заказов, перекупка которых могла бы помочь России в первый этап войны. Такие например,как бронепоезд, аэростаты, морские катера, полевые радиостанции на повозках, шанцевый инструмент
   Две трети или три четвёртых из всего этого я планировал продать России с началом войны, с небольшой, но выгодой для себя. И всё же главная подготовка должна была идти в самой России, войну русские должны были выиграть сами, и всё для этого возможно я им уже дал. Если война как в реале пойдёт по варианту реала, когда "львами командовали шакалы и бараны", то продай я в России сотню гаубиц, и три сотни Максимов, отправь своих "Львов" и Гвардию, всё равно это не поможет.
   Из книги генерал-лейтенанта Максимова Е.Я. 'На страже Империи' , из главы " Укрощение дракона".
   "В силу моей деятельности мне после прибытия в Россию из Африки, достались дела внутренние, разведка, и контрразведка, но с осени 1902 года, я полностью переключился на последние.
   В ноябре 1902 года, с прибытием японского военного атташе полковника Ака́си Мотодзиро в Россию мы его взяли в разработку, и через несколько месяцев мы знали обо всех его делах в России и за рубежом, его круге общения и связях. Акаси был важен, но больше для дел политических. Для дел военных я в феврале 1903 года, перебрался на Дальний Восток и действовал там. Именно там нам предстояло нейтрализовать японскую, британскую разведку, и начать, как говориться шпионские игры. И превратить врагов японцев в наших друзей и помощников.
   Владивосток, Харбин, Порт-Артур, Дальний, Инкоу, Мукден, Ляоян, Хабаровск, там до 1903 году уже были направлены наши люди, и они многое уже успели сделать. Многих японцев и их людей они уже сумели вычислить или держали на карандаше. Бордели, парикмахерские, кабаки, и прочие заведения которые держали азиаты или имели отношение взяли под контроль, азиаты торговцы, портные, сапожники тоже, и их круг связей. Некоторых мы сумели перевербовать на себя, и они стали двойными агентами, несколько человек внедрили к японцам.
   Мне и моей группе, предстояло взять их под плотный колпак, и с началом войны сделать японцев как можно сильней подслеповатыми и глуховатыми в России. Надо признать мой оппонент Фуццо Хаттори из "Чёрного океана" поработал очень хорошо, сеть его агентов была многочисленной, а они были подготовлены. Поскольку жандармы и военные не особо мышей ловили, свою работу мы делали в частном порядке или через Охранную стражу КВЖД. Там в декабре 1902 года был создан отдел по работы с местным населением, он и стал нашей базой на Дальнем Востоке, я в нём получил должность помощника заместителя отдела.
   Решали и языковую проблему. Фонд "Благовест" отобрал сотню молодых людей, и отправил часть их в столицу на факультет Восточных языков Императорского Санкт-Петербургского университета и Владивосток в Восточный институт, изучать китайский, корейский, маньчжурский и японский. С началом войны они должны были добровольцами поступить на военную службу в армию и флот. Для офицеров и унтеров КВЖД тоже сделали курсы языков, мы активно стали привлекать проверенных китайцев и корейцев из местных, для них были созданы курсы русского языка. Всё это делали для накопления к войне как можно большего количества переводчиков, чтоб не быть в ней бессловесными входя в контакты с местным населением. Были отправлены в северную Корею, Ляодун, южную Маньчжурию, несколько групп натуралистов, чтоб решить нашу вечную проблему с картами и ориентирование на местности.
   В частном порядке начали работу по созданию сети агентов в самой Японии. Здесь мне пригодились мои бурские связи, несколько ирландцев с британским подданством и паспортами САСШ уехали жить и работать в Японию, был и один испанец. Из самой России люди тоже были. Они, поменяв подданство на европейские и американское, так же отправились в Японию. Начали мы сами заниматься и морскими делами, рассаживать своих агентов в крупных портах Англии, Германии, в Сан-Франциско, Гонолулу, Порт-Саиде, Коломбо, Сингапуре, Шанхае, Гонконге, Маниле, Сайгоне.
   Всё это было только частью, той большой работы по подготовке к войне с Японией, которую начали вести "африканцы" и все те, кто продолжал, служит честно России. А в нашем Отечестве славу Богу всегда были такие люди.
   Вот их через фонд "Соратник" и "Союз добровольцев России" начали формировать добровольческие части, которые с началом войны должны были влиться в армию и внести свой вклад в победу. А для этого их предполагалось не всегда использовать как линейные части.
   Ещё в первой половине 1902 года, начали подбирать для формирования кадры для ведения необычной войны. Для войны в удалении от основных сил и баз снабжения, в достаточно дикой и гористой местности, против превосходящих сил противника. То есть в северной Кореи, Маньчжурии и Ляодуне.
   "Горцев" набирали в Сербии и Черногории, в России из горных народов Кавказа, и тех, кто был уроженцем горного Урала, Алтая, восточной Сибири, и уже отслужил в армии. Для них гористая местность не будет создавать сложности, они в подобной родились и выросли, тем более подбирали помоложе и по физическим данным выше среднего, впрочем, как и по умственному развитию.
   Из добровольцев -"горцев" были сформированные усиленные роты в 220-230 человек, и получилось следующее. Сербы, черногорцы, кавказцы, которых прозвали "дикая рота", и две роты из России, итого до 1200 человек. В феврале 1903 года, они прибыли на Дальний Восток, были включены в Охранную стражу КВЖД, и начали отлаживать боевое слаживание. Делали они это на хунхузах, как говорил один мой африканский знакомый, "совмещали полезное с полезным". И надо сказать им было чем заняться. В 1903 г. в районе плоскогорья Чанбайшань на границе Китая и Кореи действовали несколько хунхузских отрядов общей численностью до 10 тысяч человек, подчинявшихся "авторитету" Ван Лаодао. При этом непосредственно в распоряжении последнего было "всего" около 600 хунхузов. К началу войны с Японией хунхузов в это районе стало в разы меньше, а спокойствия у местных жителей и боевого опыта у добровольцев больше.
   Вооружали их по варианту суданских львов. Винтовки и карабины Мосина нового образца, револьверы и браунинги, на роту два станковых пулемёта, по ручному на взвод, имели четыре вьючные ракетные установки, четыре миномёта калибром 63 мм и четыре горных орудия. Очень хотели купить японские горные пушки образца 1898 года, она имела дальность 4,3 км, но, не получилось. Выбирали между Круппом образца 1896 года и испанской Plasencia, образца 1874 года в 78,5 мм, испанская весила меньше, но Крупп имел большую дальность и более тяжелые снаряды, поэтому через Судан он был и куплен . И купили его ... у самих себя же. Оказалось в Порт-Артуре, на складах есть 13 орудий данной модели со снарядами к ним ! Достались они русским от китайцев, после захвата и растаскивания арсеналов и складов Таку.
  
   Снаряжали и экипировали их тоже как суданцев, стальной шлем, бронежилет, перчатки, наколенники и налокотники, разгрузка, лопатка, фляжка, вещмешок, спальный мешок, плащ палатка, походные палатки, разборные печки. Отобрали им конный парк, сделали усиленные повозки, полевые кухни. В итоге получилась грозная сила, и это доказал начальный этап войны и дальнейшие события.
   1200 отлично обученных и вооруженных бойцов это много, но против полков и дивизий с горной артиллерией мало. Поэтому по совету знающих людей, уже в 1901 году началась работа с корейцами. Они были многовековые враги японцев, а в японо-китайской войне, последние относились к корейцам как к скоту, и были к ним весьма жестоки. В ответ жители Кореи ответили движением Ыйбён (Армия справедливости), которое было именно антияпонским в отличие от Тонхака, к началу русско-японской войны повстанцев было тысячи, среди них много корейских военных,которые не признали власть японцев. Нам нужно было только раздувать пламя и поддерживать огонь, использовать Ыйбён в своих интересах, уж кому как не нам знать про эффективность партизанской войны. Вот и начали из местных корейцев, а их на русском Дальнем Востоке по переписи 1897 года проживало 25 868 человек, неофициально же гораздо больше, и в связи с активной деятельностью "Руспромтеха и К" число корейцев только вырос, им в качестве рабочей силы отдавали предпочтение перед китайцами.
   Через "русских" корейцев устанавливали связи с большой Кореей, большую роль здесь сыграл Чхве Джэхё, в православии Пётр Семенович Цой, волостной старшина Янчихэнской волости Приморской области, где массово проживали корейцы, и корейский посланник в России Ли Бомджин. Через них мы в дальнейшем вышли на лидеров повстанцев, Ли Бомъюна, приближенного императора Коджона, установили связь с Ли Сансолем, авторитетным политическим деятелем, бывшим заместителем министра юстиции корейского правительства, к организации антияпонской борьбы были привлечены Ли Джун и Ли Виджон, последний был сыном посланника в России Ли Бомджина. Вот через посланника в России и Ли Бомъюна, мы установили связь с императором Коджоном, оказал нам в этом негласную помощь и Карл Иванович фон Вебер, бывший русским посланником в Корее в 1896-1897 годах, в апреле 1903 года он вновь посещал Сеул и встречался с корейским императором, так же К. А. Алексеев бывший у Коджона главным советником министерства финансов и управляющим таможенным ведомством Кореи.
   К началу войны было создано Кунминхве - Корейское национальное общество, которое стало центром организации борьбы корейцев против японцев, в общество приходили деньги, люди, и через него же они и уходили в нужные направления. Наши власти, как на Дальнем Востоке, так и в Петербурге закрывали на это глаза, а с осени 1903 года стали оказывать поддержку, проблем с переходом границы для "наших" корейцев с грузами или без теперь не возникало, как на суше, так и на море. Наконец-то были сделанные положительные выводы из британского опыта в мире и на Кавказе против нас и нашего против британцев у буров.
   Во многом благодаря этому, и нашим собственным усилиям под прикрытием горных и лесозаготовительных работ в глухих местах Приморья на границе с Кореей были созданы учебные лагеря, где из отобранных корейцев с нашей и корейской стороны с лета 1902 года начали формировать и обучать сначала две роты, а с весны 1903 года два усиленных батальона до тысячи человек каждый. В них старались как можно больше привлечь кадровых военных из корейцев, офицеров, унтеров и рядовых, и тех, кто уже повоевал в рядах Тонхака и Ыйбёна, сумели подключить для обучения восемь унтеров и одного офицера, Л. Афонасьева, которые обучали корейцев в составе миссии полковника Генерального штаба Д.В.Путята в 1896-1898 годах.
   Пресловутая безобразовская "Восточноазиатская промышленная компания" своими действиями для этих дел сыграла положительную роль, она отвлекала на себя внимание, японцев и британцев, и делала это весьма успешно.
   Вооружали корейские батальоны китайскими винтовками, их самих и патронов к ним оказалось много на складах в Порт-Артуре, это были забытые трофеи из Таку, но, нам о них напомнили, как не странно из Африки. Кроме винтовок корейцев вооружали, русскими списанными ракетными установками, горными пушками Барановского, трёхствольными картечницами Пальмкранца, всё это покупал Судан как бы для себя и, перепродавал, как металлоконструкции подставной корейской фирме в России. Корейцы так же получали боевой опыт через натаскивание на хунхузах, тем более у них к ним были свои старые счёты.
   Планировалось, что эти батальоны и отряды партизан в самой Корее, должны были стать костяком повстанческой армии, которая, по сути, откроет японцам ещё один театр боевых действий и заставит отвлекать на него значительные силы и ресурсы.
   Но, это было не всё. У японцев кроме Корем, ещё была ахиллесова пята, и создали они её из-за своей жадности. Речь идёт о Формозе.
   Идея во время войны с Японией вновь разжечь на прекрасном острове пламя антияпонского восстания, имела африканские корни. Впервые её озвучил Леонид Константинович Артамонов, после своего возвращения из Африки. Озвучил в крайне узком кругу. После этого началась работа, и в ходе накопления сведений стало приходить понимание, что это вполне возможно !
   Во время японо-китайской войны, когда стало понятно, что империя Цин её проигрывает, на Формозе началось брожение по поводу объявления независимости. Передача Тайваня Японии по Симоносекскому договору вызвало массовый протест на Тайване. 25 мая 1895 года группа чиновников и шэньши объявила об отделении острова от империи Цин и провозглашении Тайваньской республики с бывшим губернатором острова Тан Цзинсуном в качестве её президента. Целью этой акции было сохранение Тайваня под китайской властью, так как под верховенством Тайваньской республики китайские войска на острове могли бы сопротивляться японцам без формального нарушения Симоносекского договора. Возглавил войска Лю Юнфу - бывший командующий Войск Чёрного знамени, воевавших с французами во Вьетнаме. Начав завоевание Тайваня, 29 мая 1895 года японские войска высадились под Цзилуном, и 3 июня взяли город; президент Тан и вице-президент Цю Фэнцзя бежали на континент. В конце июня оставшиеся сторонники Республики собрали силы в Тайнане, провозгласив новым президентом Лю Юнфу. Японцы разгромили республиканцев и взяли Тайнань в октябре 1895 года. Но, после этого массовое вооружение сопротивления японцам продолжалось, особенно со стороны местного не китайского населения острова. Окончательно его подавили только в 1902 году, с помощью жестоких расправ над повстанцами и одновременно реформ, уступок, кнут и пряник.
   Начиная с 1901 года наши люди начали устанавливать контакты с бывшими президентами республики Тайвань, с первым,- Тан Цзинсуном и последним, - Лю Юнфу. Опять задействована схема люди, деньги, связи, интересы. В 1903 году Тан Цзинсуном к сожалению умер, и всё внимание было переключено на Лю Юнфу, и он надо сказать не разочаровал. Как человек, который наверняка читал "Искусство войны" Сун Цзы, он начал использовать нас, а мы его, враг то один, - японцы. С конца 1903 года подготовка восстания против японцев на Формозе вошла в активную фазу, Лю Юнфу начал формировать отряды для вторжения на остров. Мы готовили свои действия. И все вместе готовили японцам сюрприз, в виде ещё одного театра военных действий на острове Формоза.
   В войне против Японии было предложено использовать опыт добровольцев, набрать полк или даже бригаду, вооружались, снаряжались и добирались до Маньчжурии они сами, и снабжаться должны были во время войны не за счёт военного министерства. Получить целую бригаду вне бюджета для министерства было выгодно, в итоге получилось даже больше.
   Добровольцев набирали в основном России, Балканах, сербы, черногорцы, болгары, греки, было под сотню буров, и более чётырёх сот абиссинцев, и с началом войны в Россию должен был прибыть суданский батальон, это предложил сам халифа Абдаллах, в течение войны планировалось набирать и китайцев. Первые сотни бойцов будущей легендарной добровольческой бригады получившие неофициальное название "За други своя" начали прибывать на Дальний Восток уже в конце 1903 года, когда стало очевидно, что войны не избежать.
   Особое внимание к себе среди добровольцев до сих пор привлекают конечно, суданцы, абиссинцы, буры и наши российские горцы, которые с началом войны выставили более двух тысяч всадников, из них была сформирована отдельная кавалерийская "Дикая бригада", в её же состав вошли пять сотен джигитов киргиз-кайсаков, калмыков, бурятов. Пленные японцы глядя на это разноплеменное войско, и большое количество в нём явных азиатов, часто спрашивали, - "Как удалось русским заставить воевать за себя нерусские народы ?", когда им говорили, что, это добровольцы, японцы очень сильно удивлялись.
   Дела в Кореи, Формозе, тысячи добровольцев, должны были помочь в достижении победы, но, Япония имела мобилизационный ресурс в несколько миллионов человек, развитую промышленность, за её спиной стояли Британская империя и САСШ, армия и флот Японии вкусили вкус победы в войне с Китаем. Поэтому побеждать её должна была русская императорская армия и флот, и к этому надо было готовиться. Русские "африканцы" начали это делать сразу после бурской войны, и сумели внести свой немалый вклад в подготовку к войне, теорией, практикой, личным участием. Новые уставы, пулемёты, тяжёлая полевая артиллерия, гаубицы, новая винтовка Мосина, снаряжение солдат, полевая медицина, новая полевая фортификация, бронепоезда и артиллерийские, радиосвязь в армии, аэростаты, дирижабли, автомобили в армии, бронеавтомобили и многое другое сделали "африканцы". Но, всё это надо было пробивать через многочисленные линии обороны в виде различных комиссий, комитетов, управлений и прочую бюрократическую фортификацию военного министерства. Это было очень трудно, поэтому нужен был помощник и союзник в этом трудном деле. И он нами был найден ! Им стал ни кто иной как ... Алексей Николаевич Куропаткин, военный министр Российской империи !!!
   Досьё на него, его людей в министерстве и армии начали собирать ещё в 1899 году, но, окончательно он стал "нашим" после исчезновение С.Ю.Витте, и "потери" сына на трое суток осенью того же 1902 года.
   Вот такими гнусными и неправедными способами мы были вынуждены заставлять честно, согласно данной присяги служить Отечеству, военного министра Империи !!! Это одна из самых позорных страниц в истории русской армии !
   Материалы досье Куропаткиным были прочитаны, сын нашелся, и после этого военный министр начал исправляться, стал, тем, кем и должен был быть по долгу службы, защитником Отечества ! Вернулся к своей профессии, о которой мне написал мой знакомый в Судане, - "Есть такая профессия, Родину защищать!"
   Через "обновленного" министра начали готовить армию к войне с Японией в режиме крайнего форс-мажора, благо тоже "обновлённые" министры финансов Эдуард Дмитриевич Плеске и сменивший его Влади́мир Никола́евич Коко́вцов, не особо были против его предложений по улучшению положения в армии, особенно касаемо Дальнего Востока. Пасхальные события 1903 года, ещё больше упростили и ускорили подготовку к войне, ведь благодаря им были убраны многие препятствия для этого.
   В первую очередь взялись на увеличение пропускной способности Транссибирской магистрали, кому как не участнику походов в Среднюю Азию знать о важности путей сообщения для снабжения и увеличения сил и средств армии, на удаленных театрах военных действий, каким и должна была стать война с Японией. В июне 1903 года император отдал категоричный приказ министру путей сообщений князю Михаилу Ивановичу Хилкову и Минфину, начать решать этот вопрос незамедлительно, армия к этому подключала свои инженерные войска и железнодорожные части.
   Не без давления из вне Куропаткин к удивлению многих сам поднял вопрос об усилении роли Генерального штаба в жизни армии, но в составе Военного министерства, ссылаясь на опыт Германии, а так же оставшийся в тени этого, предложение о передачи береговой обороны флоту, на,что флот в лице генерал-адмирала великого князя Александра Михайловича, уже без приставки в.и.о отреагировал быстро и положительно.
  Начали разрабатываться на основе новейшего опыта последних войн новые уставы, в армию пошли пулемёты, сделали заказы на них в Германии и Дании, вновь подняли вопрос об использовании имеющихся тяжелых орудий в качестве полевых, было отдано распоряжение решить этот вопрос уже на практике в ближайшее время, заказали изготовление полевых кухонь, пакетов первой медицинской помощи, тем более, что имелись уже готовые образцы, и в России уже выполняли подобные заказы. На Дальнем Востоке начали делать съёмку местности, пошёл в гору процесс строительства укреплений во Владивостоке, арсеналы и заводы получили заказы на переделку 107 мм батарейных орудий в гаубицы, картечницы в станковые пулемёты. От пушечных заводов потребовали увеличить производство новых 76 мм полевых орудий,от патронных увеличить производство своей продукции, начали перезаряжать снаряды полевой артиллерии мелинитом и пироксилином. Принялись создавать запасы боеприпасов, снаряжения, продовольствия и прочих припасов на Дальнем Востоке, планировали создать цеха по производству и перезарядки патронов в Иркутске и Владивостоке, и многое другое, из того, что нужно уже было сделать, как говориться ещё вчера. Вольно невольно военный министр был вынужден разгонять своё министерство, чтоб успеть хоть немного подготовить армию к надвигающейся войне. Так в ноябре 1902 года военный агент полковник Б.П. Ванновский был отозван из Японии, поскольку с момента своего назначения в 1898 году, оказался бесплодным в плане выполнения своей миссии как явной так и не явной. На его место был назначен полковник Евге́ний-Лю́двиг Ка́рлович Ми́ллер, до этого бывший на той же должности в Бельгии и Италии, который должен был успеть сделать хоть что-то.
   Военный министр после поездки в Японию и на Дальний Восток не стал публично бить тревогу о реальном положении дел, то есть о том, что японцы к войне готовы и создают внешнеполитические выгодные условия, что её начать. Его доклад по итогам поездки был успокаивающе - победоносным, в духе "мы войны не хотим, но если надо, разобьём супостата". МИД в лице своего главы графа Ламздорфа поддерживал эту линию. Но, в тоже время в течение лета и осени 1903 года, началось наращивание количества войск и средств вдоль уральско-сибирского участка Транссиба. К имеющимся частям добавлялись роты, батальоны, корпус по охране КВЖД был в течение этого времени, усилен на два полка и несколько батарей, пошли в рост численности гарнизонов Омска, Красноярска, Иркутска,Читы, Хабаровска, Благовещенска,это в сумме должно было дать в первые недели войны рост сил на Дальнем Востоке. Для этого взяли две дивизии из Московского и Казанского военных округов и расставили их частями вдоль железной дороги.
   И было принято весьма важное решение для успешного ведения будущей войны, а именно. С началом войны в больших западных военных округов приняли решение снимать сразу армейские корпуса, в остальных дивизии и перебрасывать на Дальний Восток, на основе Гвардейского корпуса сформировать сводную Гвардейскую дивизию. То есть формировать армию на Дальнем Востоке с опорой на кадровые части, а не из резервистов. Это позволит быстро нарастить силы и повысить боеспособность армии.
   Россия готовилась к войне".
  
  
   ПРОДА
  
  
  
  Я в Судане после 1900 года, когда война в активной фазе для него закончилась, занимаясь мирным строительством, не забывал о подготовке к своей любимой войне. И готовился к ней не только в плане материальном, пушки, пулёметы и другое так сказать 'железо'. В своё свободное время, которого у меня стало больше, я вновь и вновь играл в русско-японскую на море и суше. И даже держа в голове вариант, что с моей подачи начатые изменения в России дадут положительный результат в плане подготовке к войне, всё больше склонялся, к мысли, что всё равно лучше, по крайней мере, начать войну, как и в реале от обороны, только не уходить в глухую оборону, а реализовывать стратегическую концепцию стратегической обороны. Во как получилось ! Активно обороняться, наносит удары по слабым местам, и подготавливать стратегическое наступление.
   И для этого я 'играл', играл в командно-штабные военные игры, первый раз ещё в 1898 году с Артамоновым, потом своим Генштабом, далее с Юденичем и Май-Маевским. Давались вводные, я играл за японцев, я то знал, как они будут действовать. И всегда получалось, что лучший вариант это стратегия 'кровопускания'. Наносить умелыми действия в обороне японцам существенные потери, растягивать их коммуникации, не давать им с первого раза или совсем занимать стратегические пункты. То есть замедление продвижения японцев в Кореи силами добровольцев, корейцев и генерала Мищенко, кровопускание на Ялу, один раз точно, можно и два, если будут благоприятные условия. Далее отход в район Инкоу и Ляояна при отходе пропускать японцев через мясорубку обороны на перевалах в горах Ляодуна. Лучший вариант, конечно вообще не выпускать их оттуда в долину Ляохэ, но, как говориться не факт. Вообщем у Ляояна встать намертво, и давать там японцам оборонительные сражения с максимальными потерями для них. В реале получилось же, только Куропаткин слил, по сути, выигранное сражение, отдав приказ отступать. Здесь же можно вымотать японцев в обороне, и накопив предварительно силы, перейти в наступление.
   На Ляодуне так же пускать кровь японцам и замедлять продвижение к Квантуну, для этого было бы идеально, если бы они высадились НЕ в Бицзыво, а дальше, в Дагушане или вообще на Ялу. Но, эту задачу мог решить только флот.
   Русским силам не сидеть сиднём во Владивостоке и Приморье, силами полка, бригады продвинуться на юг по побережью в направлении на Хамхын и Гензан, пусть у японского Генштаба голова болит, что с этим делать. Прикрывать это направлении им придётся, значит, минус полк, бригада от сил в Маньчжурии и Квантуне.
   Квантун должен был стать ловушкой, как для армии, так и для флота. Хотя они и так будут туда ломиться, как моряк в бордель после кругосветки. Вот и надо их там встречать по полной программе. Армию на перешейке у Цзинчжоу и дальше, флот на островах Эллиота и заливе Талиевань. Тем более из залива флот может оказывать поддержку армии на перешейке.
   На нём самом построить укрепрайон, насытить его тяжелой артиллерией, создать оборону которую без по-настоящему тяжёлой артиллерии японцам не взять. А что они её не доставили туда, или доставляли долго и трудно, удерживать силами флота и береговой обороны залив Талиевань, где находился отличный порт Дальний. Получив, который в той войне, японцы резко улучшили себе ситуацию со снабжение армии Ноги против Порт-Артура, и армии в Маньчжурии, а так же для базирования и обслуживания потребностей флота, который блокировал Порт-Артур. В принципе японцев можно пустить и на Квантун, заставляя их пробиваться с большими потерями через позиции у Нангалина,перевалах, Зелёных горах, и останавливать их на линии Волчьих гор и держать их там. Имея в запасе ещё линию фортов, которую к этому времени точно можно будет сделать, особенно если будут для это материалы, средства и рабочая сила. Не занятый японцами долгое время Квантун как раз это русским и даёт. То есть Ноги будет армией в десятки тысяч солдат и сотни орудий рваться к Порт-Артуру, тем самым ослабляя силы японцев в Маньчжурии. А там глядишь и 2-я эскадра подойдёт, если не раньше. Только к такой обороне Квантуна , конечно надо было подготовиться. Увеличить гарнизон, и всевозможные запасы всего и вся для него.
   Вот для отработки действий по обороне залива Талиеваня, я привлек к своим игрищам моряка профессионала ... Дэвида Битти ! Лейтенанта Роял Нави, который в этой истории волей судеб оказался у меня в плену. Зачем таланту зря пропадать ? Всё равно адмиралом ему уже не стать. Пусть поработает головой во благо, но не Британии.
   Когда, его ввели в комнату, увидев меня, он одновременно удивился и растерялся, но испуга не было заметно.
   - День добрый, Дэвид ! - посмотрев на него сказал я, естественно без "сэр". -Я хочу вам предложить немного скрасить ваши монотонные будни. Внести в них разнообразие. Надеюсь вы не против ?
  - Нет. Но, как вы это будете делать ?, -и посмотрев на мою охрану добавил, -Сэр.
   -Как? - сказал я.-Можно вас перевести в южный лагерь на лесозаготовки. Может там вы станете лучше работать?
   Решил я его немного постращать, перед встречей мне сказали, что наш не состоявшийся адмирал, не очень то и покладист, но, меру знает. До карцера и тем более плетей ситуацию не доводит. Он переступил ногами, повел плечами, но смотрел на меня спокойно и уверено. Хотя в южном лагере условия содержания и работы были жёстче, туда отправляли наиболее строптивых как пленных, так уголовный элемент, плюс климат. Да, и заразу какую-нибудь можно подцепить, санитарные условия соблюдали жестко, но, Африка, есть Африка, тем более это ближе к экватору. 'Гордый брит!', вспомнились мне строки, вроде из Пушкина. Значит, будем брать выгодой и лаской.
  -Я предлагаю вам поиграть, -начал я прельщать Битти. Он на меня посмотрел с удивлением и вопросом во взгляде одновременно.
  -Поиграть в морской бой. Вновь дать вам возможность вдохнуть запах моря и дыма, отдавать команды, принимать решения, -говорил я. Битти даже прикрыл глаза слушая это, наверняка представляя себе всё это. -Играть будете со мной, и здесь. Вернул я его на землю.
  - Соглашаетесь, Дэвид ! Это однозначно лучше, чем работать в мастерских, какой никакой отдых и отвлечение от тюремных будней. Мало того, вас будут лучше кормить, дадут сигареты, хотя вы уже бросили курить. Значит вы сможете всё это или часть передавать своим соотечественникам сидельцам, кроме того, вы сможете после каждой встречи со мной писать домой, и прямо сейчас отбить родным телеграмму, а так же приминать душ, -расставлял я приманки для Битти. -И никаких государственных и военных секретов Британии я у вас выпытывать не буду. Я их и так знаю.И я улыбнулся после этих слов. - Подумайте и соглашайтесь, Дэвид Битти.
   Через день мы с Битти начали играть в морские бои. Ему дали копирку карты района залива Талиевань, и предложили создать его оборону, используя артиллерию, мины, корабли, все доступные в то время морские вооружения и средства. Я играл за японцев. В первую и во вторую встречи Битти выпадал в осадок, от моих знаний по военно-морской тематики, но постепенно привык к этому. И мы с ним наиграли много интересного.
   На островах Сандашао, он поставил батареи, точнее на большом, южном острове как для ведения огня по кораблям, которые придут со стороны моря, для прикрытия минных постановок, так и против возможного десанта. На маленьком острове наблюдательный пост. От островов проложил телеграф, узнав от меня, что уже есть радио, британец одновременно обрадовался и загрустил. Флот развивается, а он тут с папуасом в морской бой играет.
   Проходы в залив Битти понятно, дело закрыл минами, ставя их он уточнил:
  -Сэр, а сколько у меня мин ?
  - Достаточно, Дэвид,- был мой ответ.
   И тогда он ещё раз перекрыл залив уже внутри его акватории, а потом ещё и подходы к порту. И выставил минные банки у островов Саншандао. На мысе южнее Дальнего поставил две батареи калибром не менее 9-ти дюймов, с учётом того, чтоб они доставали до островов и проходов. Мне здесь виделись конечно орудия в 10 дюймов, они при большом возвышении могли бить на 100 кабельтовых, так я помнил по броненосцу 'Победе', а это на минуточку 18,5 км. Они так и до бухты Керр достанут и до перешейка.
   Получив ответ, что и орудий крупного калибра достаточно, Битти предложил поставить батареи и на полуострове Талиевань. Для прикрытия минных постановок в заливе установил батареи скорострельных пушек не менее 120 мм, с мощными прожекторами.
   Касаемо сил флота в заливе, то он, получив вводные о возможных силах прорыва, отправил в Талиевань, два и более не очень новых эбра. Хм, ему легче, 'у короля много'. Или хотя бы броненосцы береговой обороны, ну или броненосные корабли с главным калибром от восьми дюймов, то есть 203 мм. К ним он добавил миноносок, миноносцев и эсминцев, причём десятками. 'Ишь как вошёл в роль! Всё равно адмиралом тебе не быть!',- с ехидством подумал я глядя на Дэвида Битти, который у меня в Омдурмане уже повёл эскадры в бой, во славу Британии. Явно думает, что Роял Нави будет обороняться. Примерно и я так видел оборону Талиеваня, Битти только ещё добавил мин и батарей. Что ж, 'Одна голова хорошо, а две лучше !'
   Хотя, не всё так грустно и для русского флота. Уж миноносок у него точно много ! И броненосцы есть, если не новые броненосцы береговой обороны типа 'Апраксин' можно туда направить, то два броненосца-тарана можно. 'Николая 1-й' и его сына 'Александра 2-го', с 'Микасой' или даже с 'Фудзи' им не тягаться в эскадренном бою, артиллерия у них старая, хоть главный калибр и 12 дюймов, и всего два орудия на борт, бронированы они неплохо, закрыта вся ватерлиния, но даже не броней Гравея. Так ,что направить их в залив Талиевань само то, усилить их можно броненосными канлодками тип 'Отважный' с 229 мм, и двумя 'Корейцами' с парой 203 мм. И они все вместе, при правильном применении в совокупности с береговой обороной могут создать большие проблемы для Хэйхатиро Того. О ! Помню ещё как его зовут. И пусть он ломится в залив, может его броненосец или броненосный крейсер на мине подорвётся или русские, если сподобятся используют успешно против Того вундерваффе. И после этого или без этого решаться на большое сражение, базы то у них рядом.
   Эх, флот! Сколько раз я выигрывал сражение в Жёлтом море, бой крейсеров 1 августа, и даже Цусиму, ну или не проигрывал их как минимум, добивал 'Ясиму' и 'Сикисиму', после подрыва на минах у Порт-Артура. И вот сижу я в Судане, год 1901, и вновь думаю, как не допустить того отстоя,что вытворяли русские в той русско-японской на море. Как говориться,- 'Близок локоток, а не укусишь'.
   Что надо сделать для улучшения кораблей, вооружения я передал, через Артамонова ещё в 1898 году,тонкости ,которые вспомнил ещё продолжал передавать,например про трал Щульца, который он предложил как раз таки в 1898 году, но,он в реале увы, потонул в море бюрократии Морведа. Теперь надеюсь, трал Шульца попал в руки сразу нескольких толковых адмиралов, и ему дадут ума. Тем более генерал-адмирал сменился,на молодого, энергичного и надеюсь более толкового. Но, мне хотелось стратегии, эскадр,больших сражений и рейдов крейсеров! Всё таки в душе я мореман! Ха-ха ! Здесь я уже мог обойтись и без Битти.
   Три броненосца типа 'Полтава', 'Наварин', 'Сисой' и 'Ретвизан', 'Николай 1-й' и 'Александр 2-й', итого 7,25 эбров в Порт-Артуре. Поскольку броненосцы -тараны под категорию, эскадренные броненосцы в сравнении даже с 'Навариным' не подходят. Там же крейсера,- 'Баян', богини 'Аврора, Паллада, Диана', 'Новик' и 'Боярин', плюс старые крейсера 'Нахимов', 'Мономах', но последний с новой артиллерией, для защиты внешнего рейда, и бодания с отрядом Катаоке, вполне достаточно. Минные крейсера, которые надо утыкать 75 мм и сделать из них грозу японских минарей, эсминцев за 30-ть единиц, миноносцев бы ещё в 150 тонн штук 8-12 и десятка два-три или больше миноносок. Канлодки, клипера, минные заградители само собой, два,три, четыре парохода, потенциальных вспомогательных крейсера.
   Во Владивостоке 'Рюрик, Россия, Громобой' желательно уже с усиленной артиллерией, к ним в дополнение ' Богатырь, Аскольд, Варяг'. Очень бы хотелось, чтоб моему любимому кораблю вернули былую скорость. Брата -близнеца 'Богатыря', 'Витязь' я не уберёг, не вспомнил о нём, и он как и в реале сгорел на стапелях в 1901 году. Когда узнал об этом, отматерил себя, но, увы, а он ведь к началу войны точно бы уже вошёл в строй.
   Для охраны рейда и выходов не далеко в море, крейсер 'Дмитрий Донской' и 'Рында', 'Донской' с новой артиллерией, неплохо бы иметь во Владике, хотя бы тройку -четверку больших эсминцев, и шесть-восемь миноносцев в 150 тонн. Как минимум иметь к началу войну 'Лену' и 'Ангару', а лучше ещё и 'Монголию' с 'Маньчжурией', это пароходы КВЖД, они за 6 тысяч тонн тоннажа, и скорость под 17 узлов.Но, вишенкой на этом торте, должна была стать 'Победа' или 'Пересвет', ублюдки русского флота, недоброненосец и переброненосный крейсер, предтеча линейных крейсеров. Его 10-ти дюймовки и броня, резко усилят боевую устойчивость рюриковичей против броненосных крейсеров японцев, который они будут вынуждены держать против них в Цусимском проливе. В принципе во Владивостоке получается 2-я Тихоокеанская эскадра. А должна быть в моих планах и 3-я эскадра.
   Это 'Цесаревич', 'Александр 3-й', 'Ослябя', 'Пересвет' или 'Победа', это главные силы, крейсера 'Олег', 'Светлана', и царские яхты,- 'Штандарт', 'Полярная звезда' , император вполне может их под крейсера 2-го ранга отдать. У 'Штандарта' тоннаж более 5-ти тысяч тонн, скорость за 22 узла, так что шесть-восемь 152 мм-х орудия он потянет легко, их, кстати, и планировали использовать как крейсера в случаи войны. Плюс "камешки", 'Изумруд', 'Жемчуг' и 'Алмаз', на него только хотя бы четыре 120 мм поставить. К крейсерам, добавить не менее квартета вспомогательных крейсеров, и хотя бы четвёрку эсминцев.
   Ко всему этому я хотел добавить флот Судана, четыре паровых шхуны-баркентины, и ещё шесть, которые должны войти в строй по плану в 1903 году, две из них будут на уровне крейсеров 2-го ранга. Попасть они должны были под славный Андреевский флаг по обоюдному согласию сторон и в рамках международного права, спускают флаг Судана и поднимают Андреевский. И в море ! Потрошить морскую торговлю Японии!
   И у России в запасе ещё оставалось три броненосца тип 'Бородино', -'Князь Суворов', 'Орёл' и собственно 'Бородино', три броненосца береговой обороны, и целый Черноморский флот.
   Виделось мне так. 1-я эскадра в Порт-Артуре, привязывают к себе главные силы Того, и в тоже время своими действиями не дают ему возможность высадить армию в Бицзыво, здесь будет борьба за Эллиоты. В тоже время приглашает его к сражению за залив Талиевань, как только японцы дошагают до Квантуна, и дай Бог получат раз-другой бойню на перешейке, армия потребует, чтоб флот вошёл в залив, и своими калибрами выбил оттуда русских. Если Того потеряет на минах или от использования чудо-оружия броненосец, другой, то 1-й ТОЭ (Тихоокеанской эскадре) или ПАЭ (Порт-Артуровской эскадре) можно выйти на генеральное сражение, главное самим на минах броненосцы и крейсера не терять.
   2-я ТОЭ или ВлЭ (Владивостокская эскадра) держит на привязи в Цусимском проливе броненосные крейсера адмирала Камиммуры, в принципе при выгодных условия даже могут сойтись в бою, 10 дюймов могут сыграть роль в пользу русских.
  Вспомогательные крейсера и мои суданцы с первых дней войны выходят на коммуникации и начинают крейсерскую войну, а лучше морскую блокаду Японии. К ним могут со своей автономностью присоединится большие крейсера, и начать ловить на живца. Поскольку японцы будут вынуждены принять меры по противодействию рейдерам.
   3-я ТОЭ опираясь на порты Судана, Массауа, Берберу, Лангкави, французский Индокитай, крейсеруя по пути идут на Дальний Восток. Она может занять, японские Пескадорские острова, они как раз по середине Формозского пролива, а через него идёт до 60 % импорта в Японию, это я помнил по спорам на Цусимском форуме. Егорьева, 'Операции Владивостокских крейсеров' я перечитывал не раз.
   Может занять острова на юге Рюкю, Мияко и Яейема вроде, там глубины большие, места для стоянки эскадры хорошие. Стой там,крейсируй, высасывай соки из Японии. Высаживай десанты на Формозу, Окинаву, обстреливай порты Японии, туда и большие крейсера из Владивостока могут придти, все или хотя бы пара. С ними можно идти в Цусимский пролив, и смело топить Камиммуру если он не успеет убежать. Оттуда можно идти во Владивосток, вокруг Японии или через Цусиму, если грамотно разработать операцию флота для этого. Или просто там стоять и ждать прихода 4-й ТОЭ, заставляя японцев нести потери в экономике, и разрываться Того на четыре театра морской войны, -Жёлтое море, Японское, Восточно-Китайское и Тихий океан, действия русских вспомогательных крейсеров в Красном море и около него, у Малаккского пролива, мыса Доброй Надежды, вообще японцам будут не доступны. Так можно и без генерального сражения обойтись, да, и британцы, при правильных ответных действиях со стороны России, японцам не особо помогут.
  Броненосные крейсера Камиммуры при усилении 3-й ТОЭ, силами из Владивостока, могут стать легкой добычей. Если его подловить, вот таким составом,- 'Цесаревич', 'Александр 3-й', 'Ослябя', 'Пересвет' или 'Победа', с добавкой этого 'Победой (Пересветом)', 'Россией', 'Громобоем', 'Рюриком', 'Варягом' и 'Аскольдом', то в течение часа японцы будут утоплены, и это будет не особенно болезненно для русских. После этого можно будет занимать удобную позицию на островах и шхерах юга Кореи, вызывать остальные силы флота из Владивостока, умервщлять перевозки из Японии в порты Кореи, и ставить мат Того, а затем и маршалу Ойяме, генералу Ноги на материке. Но, это мои планы и мечты здесь в Судане! И в 1902 году нашёлся человек, который это и не только это слушал очень внимательно.
   Дело в том, что вслед за Юденичем, который стал первым русским военным атташе в Судане, у меня появился советник по морским вопросам, и стал им по моей очень большой просьбе ... капитан 2-ранга, Николай Оттович фон Эссен !!! Уж я то знал, кем он станет в будущем ! И кому как не ему мне излагать свои 'мечты' и послезнания на морские темы. Тем более он уже имел прямой доступ к адмиралу С.О.Макарову и Н.И.Скрыдлову, он служил на Балтике и в Средиземном море под их началом.
  
  
   ПРОДА
  
  
  
   Встречались мы в Суакине, когда я был в очередной поездке по стране, ручной режим управления однако. Прям как полюдье, ха-ха !
   Веранда. Вечер. Море. С него потянуло относительно прохладным бризом. Кувшины с холодным квасом, легкая к нему закуска. И стоящий передо мной в парадной форме капитан второго ранга русского императорского флота, Николай Оттович фон Эссен. Сорокаоднолетний! Лепота!
   -Добрый вечер, Николай Оттович! Капитан второго ранга, славного русского флота. Уже его гордость и надежда! Будущий его адмирал ! Присаживайтесь, располагайтесь, угощайтесь,- начал я разговор на русском языке, приглашая жестом его сесть в плетеное кресло, и утолить жажду,- Разговор у нас будет долгий, интересный и весьма полезный для вас, и для России.
   Эссен продолжал стоять, но его глаза стали похожи на иллюминаторы.
   - Садитесь же, Николай Оттович!, - смеясь, и немного командным голосом сказал я.- Сейчас я дам ответы на ваши вопросы.
   После этого, по уже отработанной схеме, я разъяснил Эссену, что по поводу русского языка, моих знаний и всего прочего, что будет его удивлять. Это всё к Богу, у него, надо спрашивать, откуда, это у меня. Но, главное зачем ? И мой вопрос,мой же ответ мой был прост до безобразия, -'Чтоб изменить судьбу Судана и России в лучшую сторону. Это наш долг, мой, как правителя, ваш как офицера и патриота своей страны'.
   - Кто же будет против этого. Верно Николай Оттович ?,- спросил я его, ещё немного ошарашенного, глядя прямо ему в глаза. - Кто же отказывается от дара Всевышнего, который поёдёт на пользу своей стране и её народу. Вы готовы его принять от меня ?
   Эссен встал, машинально поправил китель и, глядя на меня и сказал:
   -Если это принесёт пользу России. То я готов. Это мой долг и обязанность, как русского офицера.
   - Я рад это вновь слышать от русского офицера,- ответил я, давая знать, что он будет не одинок, и у него уже соратники в России. И предложил ему сесть.
   -Вы получали письмо о флотских делах в 1899 году?,- спросил я его. - Как вы оцениваете мысли, предложения изложенные в нём ?
   - Да, получал. И оно удивило и поразило меня,- ответил Эссен. - Человек, который его писал не до конца разбирается в морской теме, но, его советы и предложения, дельные, и многие просты в исполнении. Например, во время войны, и тем более перед боем убрать с корабля катера, вельботы, всё лишние, что может гореть. А идея одеть в защитные кирасы и каски, расчёты орудий, и всех кто во время боя находится наверху, можно сделать силами и средствами самой команды. 'Ишь ты ! Не разбирается!'. Про себя ухмыльнулся я, хотя я и сам себя называл комнатным адмиралом. ' А так Эссен во всей красе ! Уж его то команда на 'Новике', точно будет в брониках и касках щеголять во время боя',- похвалил я его ... не вслух конечно.
   -Вот темой наших бесед и будет, как вы сказали морская тематика, Николай Оттович,- проговорил я в ответ.- И я думаю, вы простите мне мой не профессионализм в этой теме.
   И после этого на протяжении нескольких вечеров я вывалил на него, ВСЁ по морскому делу. От русско-японской до жесточайшего табу на строительство линейных крейсеров.
   Опять прошлись по улучшению кораблей 1 ТОЭ для ведения боя, своё видение плана войны на море, расстановки сил флота перед войной, ведения возможные боёв, например ночная торпедная атака на Порт-Артур и дневной бой у него же, сражение главных сил, и многое чего ещё. В первую беседу, я ловил на себе взгляды Эссена, в варианте, что я какой-то небожитель.
   Ещё бы, ведь я, халифа Судана, в разговоре с офицером русского флота, свободно оперировал названия кораблей, их ТТХ, калибрами, весом снарядов, именами адмиралов и командиров кораблей, названиями портов и островов, данными по морским перевозкам. Не только русского флота, но и японского. А ведь он видел перед собой, АРАБА !!! Потом понемногу привык к этому.
   Про адмиралов, я ему прямо сказал, что флот в войне с Японией должны возглавить адмиралы С.О Макаров, Г.П. Чухнин, Ф.В. Дубасов. И обязательно как можно раньше до войны успеть создать Морской Генеральный штаб ! У меня он и то был, а у России его до сих пор нет.
   Г.П. Чухнина, командовать 1 ТОЭ и лучше его назначить перед войной, от то дрюкать её будет по полной, С.О Макарова на 3 ТОЭ, то есть подкрепления, идущие на Дальний Восток, он её и подготовит, и помня макаровский девиз, -'В море, значит дома!', вот и пусть себя чувствует как дома в районе Формозы и островов Рюкю. И вообще, говорил Эссену: -'Как можно больше крейсерской войны против Японии с первых дней войны. Япония остров, и много чего необходимого для войны она завозит. Меньше завёзет, больше шансов у России на победу'. Тем более Судан дал России такую возможность, Порт-Судан, Массауа, Бербера, Лангкави, они свои или как свои. Буры, немцы, испанцы, эфиопы уверен будут весьма доброжелательны к русским крейсерам в своих портах и водах, ну и французы тоже. Атаковать второстепенные порты, высаживать десанты, топить тоннаж в них и крушить сами порты. Это будет выгодней, чем гонятся за пароходами и шхунами, на той же 'России' по океану. И назвал первую жертву для этого, порт на Хоккайдо, -Отару. Относительно рядом с Владивостоком, нет береговой обороны, уничтожается в течение светового дня. А Ф.В. Дубасов как председатель Морской Технической комиссии, исправляет свои и чужие косяки. Готовить ещё подкрепление из броненосцев типа Бородино, и пробивает тему линкоров. Вот тут я вновь был вознесён Эссеном на Олимп !
   Это произошло после того, как я ему показал рисунки линкора в линейно-возвышенном варианте, и дал приблизительные ТТХ. Тоннаж около 20 тысяч, скорость уверенно за 20 узлов, главный калибр восемь 12 дюймовок, противоминный 120 мм, корабельная система управления артиллерийским огнём(СУАО), по метод пристрелки Гревеница, схему максимального эффективного бронирования, тут его удивила палубная броня в 152 мм и больше, и не в один слой. Я ему предложил подумать почему так ? Подумал. И потом сказал, что у таких линкоров дальность артиллерийского боя возрастёт, и угол падения снарядов увеличится. Ну, Эссен чистой воды !!!
   Была ещё гонка калибров на тех же линкорах, в моё варианте, -305, 356, 406 четырёх орудийные башни на них же, паровые турбины само собой. Говорили о подлодках, торпедных катерах, 'длинных копьях', и их носителёй эсминцев более, чем две тысячи тонн и скорости в 42 узла. От всего этого волшебства на 1902 год, фон Эссен опять немного впал в ступор. Вывел я его из него ... морской авиацией, торпедоносцами, авианосцами и АУГ (авианосное ударная группа) и радиолокацией. А-ха-ха !!!
   Это было отличное время ! Я и Эссен ! Общая тема флот, на русском языке. Где я выступаю в роли суданского оракула, учителем Эссена!
   Хотелось бы видеть перед собой Степана Осиповича Макарова, и ему это рассказывать и показывать. И такой случай, может быть. Если он поведёт подкрепление на Тихий океан, то я обязательно потребую личной встречи с ним.
   Но, всё хорошее, увы, иметь свойство заканчивается. Завершился и наш цикл бесед с Эссеном. Я уехал в Омдурман. А он по моей просьбе, занялся практикой. Провёл смотр кораблей военного флота Судана, составил Морской устав, на основе русского, сделал наставления по стрельбе, провёл учения по полному курсу, разбор полётов по их итогам. Сводил шхуны, они же крейсера 2-ранга и миноносцы в Массауа, потом оттуда только шхуны в Берберу, и обратно в Порт-Судан. Заодно проинспектировал состояние дел на русских базах флота.
   'Новик' ему, кстати, не достался, после Судана, он погрузился в дела в России. Но, обделённым Эссен не остался. В мае 1903 года ему достался крейсер 'Алмаз', который построили в Дании вместо яхты 'Алмаз', который для себя заказал адмирал Алексеев в той истории, гедонист х..ев, но умный и хитрый новый генерал-адмирал Александр Михайлович, переиграл его, заказав именно крейсер, и у датчан. Против вдовствующей императрицы Марии Федоровны, бывшей принцессы Дании Дагмары, Алексеев бы не пошёл.
   Вот так через интриги в высших сферах русский флот получил отличный крейсер 2-ранга 'Алмаз'. Он стал своего рода 'работой над ошибками' взяв в себя лучшие стороны 'Боярина' и 'Новика', но с уклоном к последнему. В итоге этого действа получился улучшенный вариант 'Жемчуга' той истории, 3200 тонн, скорость ближе к 25 узлам, 8-мь 120 мм и столько же 75 мм, сбалансированным бронированием, хорошей дальностью плавания. Поэтому проекту в России и были заложены остальные крейсера 'камешки'.
   И всё равно как к войне не готовься, всё равно к её началу не будешь готов. Наполеон 3-й верил своим генералам, что у них всё готово, ' до последней пуговицы, у самого распоследнего солдата, мой император!', и окончил войну для себя в Седане. Страстотерпец наш Николай 2-й тоже пошёл тому варианту, и вообще вместе с семьёй попал в подвал, и был там убит. Я очень надеялся, что эта модель истории будет всё таки другой. Ну, не зря же сделали круглыми сиротами детей опять же Николая 2-го, позволили убить Сипягина, Плеве, погибли десятки мирных людей в ходе еврейских погромов после событий в Пасху в Москве. Ведь их гибель по сути и на моей совести тоже !!! Ох, как этого было хотелось ! Понимать,что всё НЕ зря!
   Поэтому, когда пришла молния, что Япония 14 февраля по новому стилю 1904 года атаковала ночью Порт-Артур, даже как -то отпустило напряжение, я же уже не мальчик всё-таки. Прихватить меня миокард, и всё алес капут! А я ведь хотел ещё пожить, дел то ещё много сделать надо.
   Начали войну японцы не очень хорошо. Никакого 'Варяга' и 'Корейца' в Чемульпо они не получили, так же как и 'Манчжура' в Шанхае. Им как я понял специально подсунули три не новых русских парохода в балласте, один шёл в Японию, два в Дальний. Зато потом русский МИД всё войну и после эксплуатировал в пользу России, тему нападения на Порт-Артур, захват пароходов ДО объявления войны. Новый глава министерства, тоже граф, Николай Дмитриевич Остен-Сакен спуску в этом плане особо не давал. Ламздорфа император Михаил, снял в январе 1904 года, за провал дел с Японией.
   Командующий Тихоокеанским флотом и Порт-Артуровской эскадрой (ПАЭ) стал вице-адмирал Федор Васильевич Дубасов. Адмирал Ду, был известен на Дальнем Востоке ещё с 1898 года, когда, он самовольно занял остров Каргодо и порт Мозампо в Корее, но, по приказу из России вынужден был их оставить. Его назначили в ноябре 1903 года. Вот он японцев с их ночным нападением на эскадру объегорил.
   Получив 100% подтверждение, что будет нападение, а именно вывоз японцев из Порт-Артура и Дальнего, он приготовил им 'подарунок'.
   Японцы, так же как и в реале, ночью атаковали, русские корабли. Так же горел маяк, огни эскадры, силуэты кораблей с двумя, тремя трубами, пуск торпед, позднее обнаружение, уход в темноту и беспорядочный огонь в ответ. И о ужас !!! Берег !!!
   В общем, коварный Дубасов дал возможность японцам атаковать 'ложную' эскадру, которую сделали из клиперов, канлодок и пароходов, которые были в Порт-Артуре, прикрыв их противоминными сетями в два слоя. Для достоверности поставил, крейсер ' Адмирал Нахимов'. Настоящую эскадру он спрятал в полной темноте, около Ляотешаня, говорят Дубасов сам выходил на миноносце в море перед нападением проверять светомаскировку.
   Два из двенадцати эсминцев, которые участвовали в этой атаке, вылетели на берег, и достались русским в виде трофеев, часть их экипажей, пришлось немного уменьшить винтовочным и пулемётным огнём. Потери боевых кораблей у русских ноль, только пароход получил торпеду, его команда не сумела сама поставить сети, и доверилась члену команду с фамилией Авось. Он не помог, но выбросится на берег пароход сумел, благо он был рядом. В Дальнем для японцев тоже было как и в реале было пусто.
   Утром пришёл Того к Порт-Артуру. Пришёл, увидел и ... не победил. Пришёл он, кстати, без двух крейсеров, не было 'Асамы' и 'Иосино'. И вот оказалось почему.
   Ночью, японскую эскадру, которая стояла у острова Раунд, в ожидании утра и боя с русскими, атаковали неизвестные корабли, их насчитали четыре, определили как миноноски, только намного быстрее. Вот они и засадили в 'Асаму' торпеду, но, одной ,чтоб ему утопнуть оказалось мало. Поэтому утром 'Иосино' повёл 'Асаму' подальше от неожиданно опасных вод Квантуна.
   После тоже бурой ночи явился Того к Порт-Артуру, и увидел выстроенную в боевой порядке русскую эскадру в почти полном составе, с целым флагманом 'Ретвизаном' под флагом командующего. Электрический Утёс встретил японцев ШЕСТЬЮ орудиями, и наверняка не снарядами с песком.
   Того как и в реале пошёл в бой, у него шесть эбров и пять отличных броненосных крейсеров всё-таки, против шести у русских, ( 'Николай 1-й' и 'Александр 2-й' уже были в заливе Талиевань, боялись десанта японцев в Дальний, а японцы думали, что они их утопили ночью).
   Первый бой главных сил начавшийся войны Того проиграл. Он нахватался попаданий от береговых батарей, который в это раз оказались полностью готовые к бою, и от эскадры Дубасова. Он не Старк, у него не забалуешь, драил он командиров, команды перед войной основательно, были выходы в море, маневры, стрельбы, ряд офицеров даже подали рапорты в отставку сами, а кого-то и 'ушли'. А защиты искать было не у кого. Наместник Е.И.Алексеев был, и наместничество на Дальнем Востоке было создано, только власти над армией, флотом и внешними делами у него не было.
   Положительный результат дубина 'дубасовщины' дала уже в этом бою. Когда Того понял, что бой на контркурсах с русскими при поддержки артиллерии с берега ему невыгоден, он стал из него выходить. И подставил под удар как и было в реале свой 3-й боевой отряд, крейсера адмирала Дэва, он шёл у него концевым. Вот в него и вцепился Дубасов, он перестроил эбры строем фронта и дал, как говориться по газам. Вот тут впервые и отличилась 'Полтава' своей снайперской стрельбой из главного калибра, её попадание и отдало концевому 'Кассаги' 'стоп-приказ'. После того как он потерял ход, и развернулся боком, его русские броненосцы утопили за 18 минут, подошедшие миноносцы спасли всего 138 человек из 405-ти.Того ушёл.Прикрывать 'Кассаги', и заходить на второй раунд он не стал.
   Итог первых суток войны, получился для русских неплохим, у них потеряны четыре старых парохода, у японцев два крейсера, один из них на дне и два эсминца взяты трофеями. Победа ! Про ложную эскадру и вариант боя 27 января я адмиралам писал, а вот, торпедная атака японцев ночью у острова Раунд, это чья-то частная инициатива. Но, она дала результат !
   С началом войны, и я тоже стал шалить, проявлять личную инициативу, реализуя домашние заготовки.
   14 февраля в Чемульпо среди белого дня взорвался транспорт в две тысячи тонн, пришедший за два дня до начала войны из Гонконга под английским флагом и вставший ближе к порту, то есть там, куда встали и японские транспорты с войсками, пришедшие в Чемульпо. Груз у него был сахар, цемент, мука, селитра, гвозди, проволока, железные окатыши, бочки с керосином. В мешках был ВВ, я скупиться не стал, покупал для этого динамит, мелинит, тротил, гексоген ещё не заказывал, селитра и керосин,что на них списать взрыв, если, что, мол, керосин протёк, туда сюда, и бабах!!!
   Рвануло так мощно, что один японский транспорт затонул сразу, ещё один позже, третий сгорел. Катера и буксиры с перевозящие японских солдат и грузы на берег, разметало в щепки, пострадал порт, его разрушило волной, взрывной и морской, после этого он ещё и сгорел. Досталось и стационерам, 'Виксбург' перевернулся, 'Тэлбот', 'Эльба' и 'Паскаль' получили повреждения от взрыва, разлетевшегося на куски парохода и его начинки, были у них убитые и раненые, коммондор Левис Бейли был убит железным окатышем. Японской 'Чиоде' снесло трубы, повредило надстройки, корпус, выбросило на мель, миноносец, который был ближе всех к транспорту тоже перевернулся.
   У японцев счёт убитым, утонувшим, без вести пропавшим и раненым, как писали газеты был более 1 500 человек. Некоторые въедливые журналюги, отметили, что в день взрыва корейцы, живущие в порту и около него устроили массовый исход, корейских кули тоже было немного в порту, и объясняли это высадкой японцев, мол, боялись резни с их стороны. 'Что ж пусть так и думают дальше',- говорил я вслух и про себя читая об этом событии в газетах. Капитана, членов команды парохода, 'который погубил японский десант в Чемульпо' не нашли. Правильно !!! Они же погибли.
   'Ниссин 'и 'Кассуга' ! Одна из любимых тем для альтернативщиков кто погружается в тему РЯВ (русско-японской войны), их топили, интернировали, брали на абордаж и вводили в состав русского флота. Я решил их разломать.
   'Ниссин' сломался на выходе из Сингапура, он каким-то образом намотал, причём на оба винта разом всякой дряни, сети, канаты, тросы. Из-за этого, сорвало один винт и вырывало руль, заклинило машины, погнуло валы, появилась течь, крейсер оказался теперь надолго не ходок. И с началом войны Россия начала добиваться его интернирования, и через месяц добилась. Но, несчастье не отпускало японские покупки.
   'Кассуга' проходя район островов Спартли, неожиданно напоролась на какой-то риф, потеряла винт и получила пробоину в месте, где вал входит в корпус. Пришлось крейсеру дохромать до ближайшего острова, и сесть на мель. Всё бы ничего, но, через двое суток, корабль подвергся нападению неизвестных, скорее всего местных жителей с Калимантана, Палавана, которым был не чужд и морской разбой, наряду с ловлёй, рыбы и жемчуга. Пришлось англичанам и итальянцам попасть к ним в плен. Позже бриты нашли крейсер, но, оказалось он был 'запорот' по полной, все орудия главного и среднего калибра были выведены из строя взрывами внутри ствола, котлы и машины тоже искорёжены взрывами, но, главное, что некогда новенький крейсер был сожжён.
   Что ж можно сказать не зря я у себя развивал промысел ловли жемчуга, маски, трубки, ласты тоже пригодились. 'Адские машинки' с часовым механизмом мне сделали в НИИ ТОЧМАШ 'Руспромтеха и К'.А винты для тренировок есть и у моих шхун.
   Покупку же крейсеров Японией у Италии, коварно-поумневшая в этой истории Россия повернула в свою пользу.
   Через месяц после сделки между ними,но,до начала войны Россия купила у Германии два бронепалубных крейсера, 'Кайзерин Аугуста' и 'Гефион'.
   Фройляйн почти идеально подходила к 'Олегу', тоннаж 6 300 тонн,скорость 21,4 узла, дальность плавания 3 200 миль, схожее бронирование, конечно Круппом, 12 орудий С\97 150 мм в 40 калибров, восемь 88 мм, 5-ть торпедных аппаратов. На основе кайзерин и немцы и создавали для русских "Богатыря",то есть крейсера получается были двойняшки брат и сестра. На начало войны с Японией он уже прошёл модернизацию и был в резерве.
   Крейсер 'Гефион' тоже был почти сестра -близнец русской 'Светланы'. Он имел 3 746 тонн, 20,5 узлов, 3 500 миль на 12 узлах, а вот орудия он имел 105 мм, но десять штук. На момент начала войны он, пройдя модернизацию, находился в резерве. Русские и германские крейсера даже были похоже друг на друга, у всех три трубы, ярко выраженные тараны.
   'Кайзерин Аугуста' и 'Гефион' были к тому моменту уже не топовыми бронепалубниками, и тем более были построены в количестве 'один штук'. В русском флоте 'Аугуста' поменяла пол и стала 'Витязем', 'Гефион' стала 'Роксоланой'. Первому крейсеру не стали менять вооружение, девице установили вместо десятка 105-мм/35 SK L/35, поставили шесть новых 150-мм/40 С\97 пушек, плюс к ним остались восемь 88 мм орудия. Для японских визави это серьёзные аргументы.
   И в той же Германии Россией были куплены океанские пароходы они же будущие вспомогательные крейсера и угольщики для подкреплений на переходах . Здесь император Михаил показал пример, на собственные средства императорской семьи, был куплен океанский лайнер 'Кайзерин Мария-Терезия', за 2,5 млн. рублей для нужд Доброфлота, она с начало войны стала 'Уралом', у немцев же приобрели и вооружение для него, но уже не публично. Высочайший пример был показан, после этого ещё пять вспомогательных крейсеров были куплены и подготовлены в Германии, на деньги частных лиц вскладчину. Ещё один вскр в частном порядке был куплен в Испании, 'Альфонсо 12-й' при рождении 'Хафель' однотипный с 'Кайзерин Мария-Терезия' он стал 'Доном', вот только и артиллерию к нему пришлось покупать у испанцев, но на круг говорят, вышло дешевле, чем у немцев.
   Прибавил России и Судан военной мощи, так совсем чуть-чуть. Весной 1903 года сторговал я у Испании торпедные канлодки типа 'Донья Мария де Молина', все три единицы, в русском флоте их именовали минные крейсера, в других флотах авизо. Достаточно интересные агрегаты для этого класса.
   830 т, 19,5 узлов, 120 т угля. Броня: рубка 152 мм. Экипаж 89 чел. 2-120 мм, 4 - 47 мм, 2 пул., 3 торпедных аппарата. Построены на верфи в Ферроле в 1894- 1898 годах. Одно из них я купил на свои личные деньги, я ведь был реально богатым человеком. Их откапиталили, перевооружили по варианту, 4 - 120 мм Канэ, 4-75 мм, 2 ТА, облегчили рубку, поставили приспособу для постановки мин на ходу по принципу салазок, это делали уже на месте. Перегнали в Судан и начали активно осваивать именно в Массауа, конечно не без помощи русских моряков. Вот я их России и продал одновременно с немцами, с небольшим прибытком для себя, не без этого. Так, что получит 2 ТОЭ подкрепления в два нормальных крейсера и три отличных авизо, что весьма неплохо и немало.
   Лондон и Токио, от такого хода России и Германии, немного опешили. Подняли скандал, но, их прежде всего в прессе послали на хрен. Просто и ясно написали,-'Рыночная экономика же, спрос -предложение, так, что идите на хрен'. Уже в ходе войны поднималась тема покупка Японией через латиносов, у самой Англии или напрямую у самих латиносов. Берлин, Мадрид и под некоторым давлением России Париж, заявил, что тоже готовы продавать Петербургу корабли. Судан, буры выразили желание стать посредниками в случаи чего или просто купить корабли себе. Флагман суданского флота броненосный крейсер 'Махди Суданский', например, он же бывший 'Фюрст Бисмарк", а-ха-ха,который по своим характеристикам идеально в пишется в дуэт "Пересвет", "Ослябя". Так, что тему продажи кораблей Японии потихоньку закрыли.
   В первый день войны вышли в море и Владивостокские крейсера. Четвёрка больших крейсеров 'Россия, Рюрик, Громобой" и 'Победа'. Моя маленькая победа, что 'Победа' во Владике оказалась ! С ними был 'Варяг'. Они вышли к Цусиме, 'Аскольд' и 'Богатырь' двинули в залив Вакаса. 'Лена', 'Ангара' пошли к Сангарскому проливу.
   Пришли русские к Цусиме в надежде легкой добычи хапнуть, но, увы, японцы не идиоты, они этого ждали. Не зря же русские собрали столько крейсеров во Владивостоке. Крейсера Уриу вместе с авизо и миноносцами стояли в дальнем дозоре, заметив русских, подняли тревогу, дали полный ход и убежали в Такасеки на Цусиму, где уже сидел тихоходный Катаоке. Так, что утопили в Цусимском проливе здоровенные русские крейсера, каких-то небольших пару дуриков залётных, и всё. Никаких транспортов с войсками им японцы не стали дарить, как и свои корабли. Э-эх, бейбасы, к Цусиме то надо было на рассвете подходить, может, кого из крейсеров Уриу и можно было бы зацепить. И кабель телеграфный не обрезали, а я писал об этом.
   Большие крейсера пройдя на обратном пути, вдоль корейского берега и заходя в заливы и бухты, где могут стоять японцы, потопили ещё четыре шхуны и два пароходишка. Не густо для пяти крейсеров. 'Аскольд' и 'Богатырь' в заливе Вакаса натопили на двоих девять шхун и каботажных парохода, провели разведку. 'Лена' и 'Ангара' у Сангарского пролива потопили два небольших парохода и две шхуны.
   Результаты конечно не очень, но, явно лучше реала. Контр-адмирал Николай Иванович Небогатов, только учился воевать. Хотя для корейских дел Максимова это выход был выгоден. Использую поход крейсеров, его люди на шхунах в район Хамхына и Гензана, доставили людей и грузы для ыйбенцев. Чуть позже это сработало в плюс.И всё таки история оказалось упрямой.
   В Талиевани как и в реале, но 16 февраля погиб 'Енисей'. Но, были и корректировки, мины он выставил все, и после подрыва, корабль тонул не быстро, поэтому спаслось большинство экипажа и командиру корабля капитану 2 ранга В. А. Степанову, не дали совершить красивый, но, туповатый поступок, погибнуть вместе с со своим кораблём. Его страна учила, кормила, а он, на дно. А кто воевать дальше будет !? В этом случае не сильно изменил историю и адмирал Дубасов. Получив сообщение о взрыве, туда послали из Дальнего канлодку 'Кореец', он то и схлопотал мину для 'Боярина'. Но,командир канлодки, капитан 2-го ранга, Григорий Павлович Беляев, оказался не как Сарычев, командир крейсера. Корабль не бросил. Борясь с водой, он, идя задним ходом, сумел посадить канлодку на грунт на острове южный Саншандао. Через несколько дней корабль сняли и увели в Дальний на ремонт.
   С началом русско-японской закончились мирные дни и для Судана. Придётся и ему вновь повоевать, хоть и малыми силами.
   Мои рейдеры к началу 1903 года, мною были заботливо были расставлены по позициям, и имели пакеты с приказами, вскрывались они с началом войны
   Две шхуны и два миноносца в Массауа, две в Бербере. Начинается война, они в русских базах поднимают Андреевский флаг, берут на борт русских моряков и выходят в море. Получалось такое сито, через которое должна проходить добыча. Упустят в Красном море, перехватят в Аденском заливе. Тем более, что в Массауа и Бербере был телеграф, а в Порт-Саиде и Суэце уже несколько лет работали мои люди, так, что жирная добыча будет обеспечена, особенно в первое время.
  
  
   ПРОДА
  
  
  
  Второй отряд, четыре шхуны, обретались в районе Лангкави, чтоб с началом войны поднять там флаг, взять вооружение, запасы, полный экипаж, и айда в море. В первые дни войны они должны были перекрыть север Малаккского пролива. Очень удобно, остановил, призовал, и в суд на Лангкави. У русских там были крейсера 2 -ранга 'Рында' и 'Память Меркурия', два больших миноносца за 100 тонн и несколько миноносок. Из крейсеров частей света, 'Африка' и 'Азия' служила в Африке, меняли друг друга в Массауа и Бербере. Потом, рейдеры уходят в Южно-Китайское море, к Формозе, чтоб не сильно раздражать британцев у Сингапура. Улов у моих рейдеров должен был быть немалый. Я хотел в самом начале войны немного пошалить, провернуть схему с 'потеряшками'. Остановили судно, там много ценного груза, вот оно раз и потерялось. Экипажа нет, значит по морскому праву моё. Но, отказался от этой затеи, получается экипажи 'потеряшек' либо в расход, либо в Судан навсегда, это десятки, сотни людей, я ж не душегуб. И команды на моих кораблях не полностью суданские, командиры русские, многие офицеры тоже, немцы есть, ирландцы. Этим то пофиг на англичан, а остальные ? Захотят ли по сути в пираты ? Вот и решил, идти путём праведным. С началом войны корабли моего флота переходят под Андреевский флаг с командами, и действую как боевые корабли русского флота. Русские их снабжают, призы и стоимость контрабанды делим 60 на 40, 60-т мне. Если, что топить то будут мои корабли. И обговорили некоторую свободу действий для суданских рейдеров, но, в интересах России, хотя не сразу согласились, но, довод, что топить будут опять таки мои корабли и людей сработал.
  Красавцы корветы, гордость флота Судана, собственно 'Судан' и 'Слава Омдурмана' ждали войны во Владивостоке. Именно они и должны были наделать шуму и дел в её первые недели. Готовили мы свои корабли основательно. Не новые корабли в России хорошо отремонтировали, для всех под цвет моря подобрали краску для корпусов, под колор неба паруса.
  Из книги Бориса Питова (Брэда Питта) 'Как я стал русским американцем'. 'После того, как меня взяли русские на браконьерстве в 1903 году, мне предложили, каторга или выкуп и работа на них. Конечно, я выбрал второе. Всё лето я драил палубы на паровой шхуне 'Русалка', которая ходила Владивосток - Де Кастри - Николаевск -на-Амуре - Магадан. Это было надо сказать невесело, ведь до этого я был капитаном своей 'Малышки Джоли', а тут палубный матрос. Нет, русские меня не били, иногда только 'леща' давали, и больше смеялись надо мной, называли 'мериканец' или Бред Пыт. В октябре у нас случилась поломка машины и мы встали на ремонт во Владивостоке. Там я и встретил её ... Евдокию ! Она приносила своему брату Афанасию обед, пока шёл ремонт судна. Когда я увидел её впервые, я сразу забыл свою Джоли. Потом я понял, чем она меня пленила. Она была настоящей ! По-настоящему смеялась, хмурила брови, упирала руки в бока. И он была мягко, женственно очень красива! Мы начали общаться, русский я уже немного знал. Мои русские из команды, через несколько дней стали, говорить, -'Наш то, мериканец в Дуньку втрескался по уши !' И смеялись надо мной,поговаривая, - ' Смотри Бред, её ухажер, Петруха, наваляет тебе за Дуню'.
   И правда через несколько дней, этот Петруха, пришёл, и сказал, чтоб, я на Евдокию и смотреть не мог, не то, чтоб цветы дарить. Если не откажусь, то он мне 'начисть е...ло!' Но, ради неё я был готов на всё ! Как у русских говориться слово за слово, а 'крыть матом' я уже тогда умел, началась драка. Некоторые из нашей команды были за меня, подбадривали. Петруха оказался неплохим противником, но, моё желание победить, и опыт посещения кабаков и притонов Фриско помогли мне его одолеть. Я свалил его с ног. Его друзья хотели на меня навалится, но, наши с 'Русалки' заступились, сказав,- 'Всё честно было!' Правда после этого, Евдокия перестала приходит на верфь к брату, он сказал, что она уехала к тетке. Я впал в тоску, начал даже пить 'казенку'. Вот тут мне и предложили перейти на новый корабль. Мне было, тогда всё равно, и я согласился. И не жалею об этом до сих пор.
   О, какой это был красавец !!! Большой трехмачтовый парусник, типа 'выжимателя ветра'. Я прикинул, что узлов 16-ть под парусами он должен давать, оказалось все 20-ть ! К этому у него была мощная машина. И как потом я узнал именно ' Слава Омдурмана', так назывался корабль, захватил моего знакомого капитана Брюса Уиллиса. Шансов у него уйти, от него, конечно, не было. Но, меня поразило больше всего, что большинство команды и даже некоторые офицеры были ... ЧЁРНЫЕ !!! Но, не ниггеры, а арабы. И как показали дальнейшие события, между ними огромная разница, не в пользу наших черномазых. Все неплохо знали английский, именно английский, а не американский, но, я их понимал хорошо, как и они меня. Поначалу я хотел отказаться, служить с чёрными на равных как-то было не очень. Но, потом плюнул, решил остаться, тем более меня сразу поставили старшим матросом, обещали неплохо платить, да, и что, мне делать на берегу. Евдокии там всё равно нет. Я и остался.
   7 февраля 1904 года наш корвет неожиданно для меня стал вооружаться. На него установили орудия с щитами в 4,7 дюйма (120 мм) и в три дюйма, большие гатлинги, погрузили снаряды, и даже мины. У нас и радио было. Взяли на борт, морских пехотинцев, арабов и русских и ещё моряков.
  Утром 15-го мы узнали, что Япония напала на Россию. Я слышал разговоры русских про япошек, но, мне это было не интересно. Хотя в Японию я ходил не раз, заходил в порты Хоккайдо, был в Иокогаме, Осаке, Нагасаки. И в тот же день, был поднят русский Андреевский флаг, и мы с корветом близнецом нашего ' Слава Омдурмана', 'Суданом', и с большими русскими вооружёнными пароходами пошли на восток. Так я стал участником русско-японской войны.
   Мы прошли Сангар ночью, утром вышли в океан, и взяли курс на юг. Шли под парусами, но быстро. Нам попадались японские шхуны и каботажные пароходы, их мы не трогали. А вот английский большой пароход остановили, досмотрели, оставили там призовую команду и отправили во Владивосток, потом ещё два парохода один из них американский, его тоже призовали. Прошли Токийский залив, и утром вышли, к заливу Хамана, к Хамамацу. Встав у входа в залив с обоих кораблей спустили большие катера, как оказалось с газолиновыми двигателям, погрузили в них ящики, и они удивительно быстро пошли к дамбе и опорам железнодорожного моста. И русские просто это всё взорвали !!!
   После этого мы уже беспощадно топили всё, что попадалось нам под японским флагом, забирая перед этим всё ценное, пересаживая испуганных и не очень японцев на оставленные для это суда. Но,перед этим русские составляли списки отпущенных японцев, фамилия,имя, место проживания, делали фотографии некоторых из них. Я сначала не понимал зачем им эти сведения и фотокарточки этих азиатов. Вернувшись в Россию,понял, зачем это делали. Британские и штатовские газеты писали о русских пиратах,которые якобы не спасают японцев с потопленных ими судов. Вот русские газеты им и ответили списками и фотографиями японцев, которых вроде как убили кровожадные русские. Потом были иски в суды, и русские их выигрывали.
   Несколько дней в районе Токийского залива, 100 миль на север и юг, задерживали, топили, отпускали или призовали пароходы. Топили и призовали английские и американские пароходы, отпускали немцев, и был один француз. Не все японцы и другие пароходы с первого раза останавливались на наши сигналы с приказом,- 'Стоп машина! Лечь в дрейф!', и нам приходилось их останавливать стрельбой из пушек. Несколько шхун использовали, как мишени. Поднимали пары, снимали команды, фиксировали руль, давали ход и расстреливали их. Как говорили русские, -' Набивали руку!' Себе оставили шхуну гружённую продовольствием и захваченный угольщик. Ночью выставили мины в проливе Урага, и ушли в океан. Но, оказалось не совсем в океан.
   Вскоре мы обрушились как тайфун на остров Хатидзё. Который был в 127 милях от пролива Урагу. На рассвете корветами и катерами зачистили море и гавани острова на предмет шхун, джонок, больших лодок, чтоб местные смельчаки не смогли сообщить о том, что мы пришли на остров. Тех кто нам попались собрали в одном месте. Потом высадили десант.
   Я сам был в десанте. Мы спокойно вошли в посёлок, обычное селение рыбаков. Японки и мальчишки с опаской поглядывали на нас. Несколько русских знали японский, и мы быстро нашли дом главы селения и его самого. Это был немолодой, но и не старый японец. Ему сообщили, что между Россией и Японией идёт война, и что Япония напала первой, показали японские газеты, которые с радостью писали об этом. Их находили на захваченных и потом потопленных японских шхунах и пароходах. Поэтому остров занят Россией, на нём подняли Андреевский флаг и сделали фотографии русских на острове. И сказали, что русские никого не тронут, отпустят мужчин, но, при условии, что не будет попыток сообщить о пребывании их на Хатидзё. Японец обещал подчиняться и безусловно следовать нашим приказам. На высоченной горе поставили наблюдательный пост, высылались дозоры на катерах в море. Японцев кормили, рисом, рыбой, их водорослями, что были на призованой шхуне.
   Девять дней мы спокойно стояли на острове, отдыхали, чинились, грузили уголь. На десятый на рассвете сыграли тревогу, дозорным катером и с горы, был замечен дым. Пришедший дозорный сообщил, что к острову идёт военный корабль. Значит, кто-то сумел с острова удрать и сообщить о нас. За это стоило бы сжечь японское селение, раз они нарушили договор, но, русским было не до них. Хотя при отходе мы из гатлингов начали бить по собранным вместе японским джонкам, разбивая их на куски. Что было понятно, что русские слово держат, и не позволяют себя обманывать.
   Как не странно, но мы не стали убегать от японца, а пошли ему на встречу, хотя ясно было видно, что это, скорее всего небольшой крейсер. ' Это 'Такао', -сказали офицеры рассматривая его в бинокль. Были подняты боевые флаги, и спущены на воду четыре катера, все кто был на палубе и у орудий одели стальные каски и кирасы, в том,числе и офицеры. А потом был морской бой.
   Японец шёл к нам носом, сойдясь с ним на 35 кабельтовых русские развернулись к нему бортами и начали пристреливаться, он в ответ повернул, тоже встал к нам бортом и открыл огонь. Мы, имея преимущество в скорости, всё время обходили его, как бы нависали над ним, это позволяли вести стрельбу всеми бортовыми орудиями, поэтому и первые попали в японца. Я ясно видел взрыв у него на баке, одно его орудие замолчало, но, через несколько минут вновь открыло огонь. Вскоре мы вновь добились нескольких попаданий, японец горел, одно орудие совсем прекратило огонь.
  В наш корабль слава Богу не попали ! Но, было пару совсем близких разрывов снарядов об воду, и осколки ударили по корпусу, я это слышал сам. После был отдан сигнал, и в атаку пошли катера, которые, оказывается, были с торпедами. У японца не было шансов против них, небольшие, очень быстрые, маневренные, и четыре сразу. Они и атаковали его все с одного борта взвыв сиренами, японцы били по ним из орудий и пулемётов, но это не помогло, хотя раненые были на катерах. С двух кабельтовых из четырёх выпущенных торпед попало две. Столбы воды встали у борта почти одновременно, когда они опали, корабль начал резко крениться на левый борт, а через минуту уже тонул, быстро погружаясь в океан. Из 230 человек экипажа 'Такао' спасли только девять.
   После боя ' Судан' и 'Слава Омдурмана' разделились и пошли вдоль берегов Японии на юг, топя японцев и суда с контрабандой, призовых команд уже не осталось. Их всех к себе забрали призы, взятые у Токийского залива. Через месяц и семь дней после выхода из Владивостока, мы пришли на русскую базу флота на Лангкави.
   Для России мы были героями ! Десятки потопленных судов японцев и с контрабандой, несколько призов, на каждый наш рейдер. О нас писали в газетах, английские и штатовские называли нас русскими пиратами. Но, бывало, сравнивали и с 'Аламабой'. Знали бы они состав команд наших рейдеров!
   После этого мы в 1904 году ещё четыре раза ходили в поход. Досматривали, топили, призовали, уничтожали на Курилах японских браконьеров. Заходили в Петропавловск-Камчатский, Владивосток на Сахалин. Во втором походе высадили десант и уничтожили порт Кусиро на острове Хоккайдо. Были подняты Андреевские флаги, и на островах Бородино.
   За это время я заработал себе вновь приличную сумму, членам команды шли проценты от призов и стоимости грузов. А в Штаты я не вернулся. Там мне грозил суд за участие в войне и пиратство, хотя я ходил в походы под русским флагом, только без подданства России. Приняв его и православие, и став Борисом Питовым, женился на своей ненаглядной Евдокии. Как она говорила, 'отказать такому герою она не уже смогла'. У нас два сына и две дочери, я вновь завёл своё дело. Позже меня наградили медалью ' За победу над Японией'. Так я стал русским американцем, и обрёл свою вторую, наверно можно сказать настоящую родину. И не жалею об этом'.
  
  
   ПРОДА
  
  
  
   В этой истории Россия объявила Японии блокаду, несмотря на возмущение британцев и американцев. Немцы не сильно возмущались, причина проста, их сильно не трогали, так показушно, чтоб указать англо-саксам, 'Вот, и немцев тоже досматриваем и даже топим!'
   Врезали по морской торговли Японии в первые недели неплохо, были взяты десятки призов, как следствие страховки и фрахт полезли вверх, иена и японские бумаги вниз. Этот момент я не упустил и через своих брокеров на биржах получил для себя и Судана неплохую маржу. Здесь Россия во всю использовала свои полученные от Судана и благодаря ему базы, не отказалась и от его помощи в крейсерской войне, да, и я сам очень себя предлагал. Мне она тоже была нужна, и помощь России и заработок.
   Русские и суданские вспомогательные крейсера резали морскую торговлю Японии, только визг стоял. Россия в первые два месяца войны отправила в океан дюжину рейдеров. В первый день "лена " И "Ангара", из Порт-Артура вышли в поход бывшие пароходы КВЖД 'Монголия' и 'Маньчжурия', потом из России ещё шесть, плюс к этому крейсера -пароходы в Массауа и Лангкави, позже были выпущены на охоту ещё несколько вскр. Японию обложили на ближних и дальних подступах. Отойдя от полученного шока, широкомасштабной крейсерской войны и блокады с первых дней со стороны России, и поняв, что дипломатически её не продавишь, тут мощную поддержку оказал вновь Берлин, поддержали буры, испанцы, Франция вежливо молчала и в сторону России и в сторону Англии. Британцы сделали, как я и писал в Россию. Они начали грузы в Японию по документам отправлять в Гонконг, Шанхай, Вэйхавей. Американцы тоже в Шанхай или к себе на Филиппины. Тем самым район действий против военной контрабанды резко сузился, но в тоже время плотность русско-суданских рейдеров в этом районе возросла. В мае крейсера из Владивостока, вероятно посмотрев на действия суданцев, нанесли сразу двойной удар. Пока большие крейсера и 'Варяг' ходили к Цусиме, отвлекая Камиммуру, 'Лена', 'Ангара' и 'Дмитрий Донской' пришли в Отару, что на Хоккайдо, высадили десант в порт и уничтожили его, и тоннаж, что там был.
   Тоже самое сделали с Ниигатой на Хонсю 'Богатырь' и 'Аскольд'. Россия ликовала, японцы были в ярости, англичане вновь развозмущались действиями русских, но они им напомнили Копенгаген, Кагосиму, Моргана, Дрейка и другие их грехи против портовых городов, указав, что от их действий пострадали города и мирные жители, а от деяний русских только порты. Русские можно сказать раздухарились в плане ведения крейсерской войны. Их вскр стояли на островах Бородино, брали там уголь и запасы. А в июне в их капкан по крупному попались японцы.
   В июне на остров Хатидзе пришли 'Лена' и 'Ангара', первая прикинулась подранком, вторая её типа помогала. Японцы, учтя ранее им данные уроки судано-русскими рейдерами, туда проложили телеграф и отстучали по нему про русских куда надо.
   За русским вскр пришли два японских вскр и броненосные корветы "Конго"и 'Хией'. Сибирские реки начали уходить в океан, японцы за ними, русские дали им возможность догонять себя не спеша. И вывели уже вкушающих месть сынов Ямато, гайдзинам за морской разбой и порты на ... обновленный крейсер 'Рюрик', который прятался и ждал их сигнала у острова Аогасима. Перед войной ему и его потомкам сняли на хрен не кому не нужную, кроме недоумков адмиралов, третью мачту, поставили ещё три 203 мм орудия в 35 калибров. Он и утопил японские корветы, вспомогательный крейсер и добил второй, который избили своими 120 мм вдруг выздоровевшая 'Лена', и её подруга 'Ангара'. Они в дуэте имели на борт шесть 120 мм и 75 мм, и 19 узлов хода, поэтому у их японских визави против них шансов было мало. После этого втроём бесчинствовали несколько дней у Токийского залива. Появление полноценного боевого корабля у столичного залива вызвала большую тревогу в этом самом Токио, хотя и было понятно, что береговые батареи, стоящие у входа в залив, не то, что 'Рюрику' не пройти, это и броненосцам не по силам.
   Судан на крейсерской войне очень, очень неплохо заработал, окупил свои рейдеры, прирос тоннажем торгового флота, и получил сотни суданских моряков и морских офицеров, прошедших суровую школу войны на море.
  Противостояние главных сил флота и в этой истории было неинтересным для любителей быстрых побед. Японцы начали купорить проход Порт-Артура, отправляя на погибель и в трофеи всё новые и новые брандеры с самыми отчаянными моряками японского флота. Взбодрённая адмиралом Дубасовым накануне войны русская эскадра не сказать,что работала как часы, был и огонь по своим и миноносники плутали в водах вокруг Квантуна, садились на камни, но, брандеры японцев топились торпедами и артогнём, избивались кораблями и с берега в хлам, не успевая даже подойти к проходу. Эскадра, усиленная в этой истории броненосным крейсером 'Адмирал Нахимов', легким крейсером 'Алмаз' под командованием Н.О.Эссена, великолепной семеркой эсминцев на букву 'Б' тип 'Буйный', восемью миноносцами типа 'Циклон' и дюжиной миноносок, стали непреодолимым препятствием даже для самоубийственно смелых японских моряков на брандерах. 'Буйные' и другие эсминцы получили по две 75 мм и фугасы к ним, последнее точно благодаря мне, что позволило им теперь сравняться с японскими одноклассниками по огневой мощи. Героической гибели "Стерегущего" здесь не случилось. Коварно-мудрый Дубасов, в дальнюю разведку отправлял эсминцы четверками. По этой причине у японцев и ничего не вышло как в той истории, произошла небольшая перестрелка,и они вышли из боя,на равных биться им не очень хотелось.
   Хэйрахито Того приходил четыре раза в феврале и марте под Порт-Артур, смотреть результаты деятельности брандеров, но, каждый раз встречал вышедшую на внешний рейд и готовую к бою русскую эскадру, под её главный калибр и береговую артиллерию он больше не желал подставлялся. Русские не выходили к нему в море на большой бой. Поэтому эскадры для солидности обменивались несколькими залпами с предельных дистанций и расходились. Этап брандеров русские прошли, теперь им предстоял более сложный квест ... мины и борьба за острова Эллиота, овладев, которыми можно высаживать армию в Бицызиво, и шагать оттуда на Квантун. Обстрела Порт-Артура и Владивостока в этой истории не было.
   Во Владике Камиммуру если б он пришел, ждала Владивостокская эскадра этакий ВОК усиленный в сравнение с реалом,- 'Победой', 'Варягом', 'Аскольдом', 'Дмитрием Донским', четвёркой 'Циклонов', парой миноносцев 'улучшенный Сунгари'. К этому плюсовались срочно построенные временные береговые батареи в 11-ть и 9-ть дюймов. Орудия хоть и не современные, но калибр для его крейсеров асамоидов неприятный, а из современных орудий, ударными темпами строилась батарея из четырёх 10 дюймовок на острове Русский. И ещё в этой истории в отличие от той, во Владивостоке к войне были созданы серьёзные судоремонтные мощности, и угля было завались.
   Несмотря на потери от взрыва в Чемульпо, японцы всё-таки начали продвижение на север, на Пхеньян. 1 марта в него вошёл японский разведывательный отряд в 20 человек ... и был там уничтожен бойцами улучшенного Ыйбена, разъезд казаков генерала Мищенко не вмешивался, только наблюдал. Через день всё повторилось, только с японским отрядом кавалерии 12-й пехотной дивизии, тут уже участвовали и казаки.
   Отряд который японцы высадили 1 марта для занятия Гензана ( Вонсана) в первую же ночь после ухода транспорта был вырезан местными и русскими корейцами. Японцы обеспокоились молчанием Гензана, и вновь прибывший туда военный транспорт был встречен с берега стрельбой. Только под прикрытием огня его орудий японцы высадили десант и сумели закрепиться в порту. В самом городе их уже ждал 2-й корейский батальон и ыйбеновцы. Его доставили на трех транспортах в залив Коанпо, что южнее устья реки Сиончёон. Линия Пхеньян - Гензан в этой реальности не упала в руки японцев как зрелый плод, им за неё предстояло побороться.
   4 марта при подходе к Пхеньяну рота посланная генералом Куроки, командующим 1-й армией, попала в засаду и, понеся потери под сто человек отошла назад. Это провели свой первый бой с японцами, авангард русских добровольцев 'горцев' и корейцев, каждых по роте. В бою принял участие и русский разведотряд лейтенанта Лошакова с казаками, были и местные повстанцы.
   8 марта началось сражение за Пхеньян. Куроки бросил в бой сразу два батальона усиленные артиллерий. Но, уже три роты русских и три корейцев тоже с артиллерий, русские регуляры и ыйбенцы отбили атаки японцев с потерями для них. Наверняка не ожидавший таких трудностей генерал Куроки Тамэмото, на следующий день вновь атаковал, но уже тремя батальонами, но, тоже был отбит. Он был неприятно удивлён, что русские активно используют пулемёты, и уже полузабытые ракеты, нанося ими чувствительные потери.
   10 марта в бой пошёл полнокровный полк 12-й пехотной дивизии, две батареи, плюс два эскадрона кавалерии. Но, победы не случилось, противник оставил позиции, при занятии, которых произошло несколько подрывов фугасов. Оставил он и город, отойдя на север. Ушёл, но, как выяснилось через неделю, не совсем. Он оставил после себя вокруг Пхеньяна и в самом городе сотни вооружённых, в том числе и японским оружием, собранным с убитых и раненых, бойцов Ыйбена. Они начали совершать нападения небольшие японские отряды устраивая им засады, на склады, не проходило и ночи без стрельбы по караулам, патрулям. Японцам пришлось отвлекать силы на борьбу с повстанцами.
   13 марта посланный в Цинампо (Нампхо) для сооружения пристаней японский отряд сапёров и прикрывавший их взвод подвёргся нападению, понёс потери и был вынужден отступить. Только 18 марта под прикрытием двух рот и эскадрона японцы вошли в Цинампо. В ночь с 22 на 23 марта построенная пристань, была взорвана и сожжена, повстанцы сделали это придя с реки. Лишь только 30 марта взяв под полную охрану место работ с суши и реки, японцы сделали пристань . И только после этого авангард 1-й армии смог приступить к полномасштабной высадке.
   20 марта усиленный авангард, а по сути, ударная группа в составе 8 эскадронов кавалерии, 6 батальонов пехоты и инженерного батальона, трёх батарей горных пушек подошёл к городу Анджу. Японцы наученные потерями в Пхеньяне не стали с ходу вступать в него, тем более, что постоянно наблюдаемые разъезды русских говорили о том, что их силы где-то рядом, и предстоит бой, без него они японцев дальше не пропустят.
   В.А.Апушкин 'МИЩЕНКО. Из воспоминаний о русско-японской войне'. Генерал Па́вел Ива́нович Ми́щенко получив к своей Забайкальской казачьей бригаде, три батальона, артиллерию и пулемёты,решился задать японцам хорошую трёпку. У него были 1-й Аргунский, 1-й Читинский и 1-й Верхнеудинский забайкальские казачьи полки. Батальон добровольцев и столько же регулярных корейцев и их собратьев повстанцев. Орудия и зарядные ящики 1-й Забайкальской Казачьей батареи оказались слишком тяжелы для трудного горного театра в Корее и генерал Мищенко отослал их назад. То есть у русских и корейцев были только горные Круппа и Барановского, к этому добавлялись ракеты и миномёты. Но, было много пулемётов.
   На совместном военном совете было решено оставить Анджу без боя, и занять позиции в 60-ти верстах на правом берегу устья реки Чхончхонган, там, где высоты были свыше ста метров,и они как бы зажимают единственную хорошую дорогу от Анджу на Ыйнджу, который стоит на реке Ялу. Фланги позиции прикрыты высотами и заливом.
   Двумя ротами, четырьмя сотнями с четвёркой орудиями, японцев придержали, не давая им свободно возводить переправу через реку у Анджу. Мост взорвали, когда на него зашёл передовой отряд. Только сильный огонь подошедшей артиллерии противника вынудил силы Мищенко отойти с этих позиций.
   Бой 24 марта 1904 года на вновь выбранных русскими позициях дался японцам тяжело,хотя они и атаковали сразу двумя полками, с поддержкой нескольких батарей. Русская артиллерия в этом бою, как и прежде не вступала в бой раньше времени и вела огонь с закрытых позиций. Эффективен был и огонь ракет по колонам и густым цепям японцев, но, лучше всех показали себя вновь пулемёты. На открытой местности, которая была перед русскими позициями на возвышенностях их огонь был убийственным. Армия Куроки опять получила тяжёлые потери, и отошла. И только сильный огонь японской артиллерии заставил русских покинуть позиции. В этом бою добровольцами были широко использованы минные поля.
   После этого боя силы Мищенко разделились, русские пошли на Ялу к своим главным силам, часть корейцев на север к городу Кусонг, чтоб остаться для действий в тылу японских войск и на их путях снабжения. Японцы своей не лучшей кавалерией пытались преследовать Мищенко, но, это вышло, как говориться себе дороже. 'Тачанки', ракетные установки на повозках, ручные пулемёты, меткий винтовочный огонь, и нанесённые всем этим потери, очень скоро отбили охоту у японцев преследовать русских, и пытаться навязать им бой, используя своё численное превосходство.
   30 марта отряд Мищенко, добровольцев с оставшимися корейцами, восторженно встречали на правом русском берегу Ялу. Такого начала войны на суше японцы точно от нас не ожидали. Впереди было сражение на Ялу'.
  
  
   ПРОДА
  
  
  
   Чтоб британцам было чем заняться вместо помощи Японии и вставления палок в колеса России, их заняли делом. В момент, когда обострение отношений между Россией и Британией из-за крейсерской войны стремилась к апогею, и в газетах и даже парламенте звучали голоса, что пора русских поставить на место, загнать в берлогу, Сибирь. В Южном Йемене, землях Хадрамаута, в бывшем султанате Лахедж, султанате Куайти, созданный в 1902 году султаном Умар Куайти, который стал частью протектората Аден Великобритании, началось масштабное вооружённое восстание против местной знати и британцев. Настолько сильное и организованное, что уже к августу 1904 года англичане удерживали за собой только город Аден, связь с малым Аденом поддерживали только по морю, через залив.
   С 1899 года, я там работал. Наладили связи с местными влиятельными людьми, потенциальными лидерами восстания, провели отбор среди них и начали подкидывать им немного оружия, некоторых наиболее перспективных приглашали к себе, отправляли военспецов, создали военные лагеря.
   Активно начали, прежде всего, в северном Йемене, врагами для главенствующих там зейдитов были турки, шафииты были суннитами и поэтому были к ним более лояльны, и жили они на юге по побережью страны, как раз во владениях англичан. Но, зато они были ближе к нам к суданскому теперь уже социально направленному суннизму. А найти общие моменты в постулатах и обрядовости,чтоб повысить уровень доверия это была невеликая проблема для моих муфассиров, то есть богословов. Зейдиты были шииты, но в вопросах поставок оружия это роли не играло. Они платили, мы продавали.
   По всему Йемену распространяли слухи, что турки и англичане хотят поделить его между собой, это вызывало возмущение и у знати и у бедноты. Первые боялись ещё потерять и без того уже урезанное влияние и богатство, вторые понятно, от такого раздела не ждали для себя ничего хорошего. В Йемене всё громе звучали призывы начать вновь борьбу против турок и англичан. Для этого нашли даже нескольких участников похода 1858 года похода на Аден султана Лахеджа Али 1-го и сражения у Шейх-Усманом. А уж участников восстаний против османов в 1891 - 1892, 1894 - 1895 и 1898 - 1899 годах было полным полно, и многие из них были в расцвете сил, имели боевой опыт и умели обращаться с оружием. Хотя в Йемене все умели обращаться оружием, что сказать ... наши люди. Оставалось только их вооружить, но современным оружием.
   После того как в марте 1903 года якобы турки совершили покушение на имама зейдитов Яхья бен Мухаммеда Хамид-ад-Дина, и других их нобилей, несколько из них были убиты, он поднял восстание против турок. Тем более ему было чем это делать. Судан ему активно продавал, трофейное английское и итальянское оружие, винтовки, пулемёты, картечницы Пальмкранца-Нордефельта, артиллерию, ракетные установки, ручные гранаты уже своего производства. Пулемёты, патроны, артиллерию, частично покупали у буров и Менелика у них этого добра было много. План действий в Йемене был прост, зейдиты начинают против турок, остальные по всему Йемену подхватывают знамя борьбы уже против британцев и всех кто с ними заодно.
   Хорошо вооружённые отряды имама Яхья бен Мухаммеда Хамид-ад-Дина, весьма быстро разогнали турок, и в декабре 1903 года заняли Сану и другие города. В том, числе и несколько точек на побережье Красного моря. И из северного Йемена в земли Хадрамаута, то есть южный Йемен, пошёл поток оружия и людей. С началом восстания в северном Йемене на юге резко усилилась агитация против местных султанов и знати, которые за деньги признали власть неверных и предали веру. Собранные коллаборантами отряды, повстанцы махом разогнали и уменьшили количественно с помощью пулемётов и артиллерии, некоторая часть знати была казнена за предательство.
   К лету 1904 года южный Йемен охватило пламя восстания, как против местных богачей и знати, так и англичан. В Восточном протекторате Аден они потеряли его центр Эль-Мукаллу, в Западном протекторате сидели только в самом Адене и малом Адене. Это меня вполне устраивало. Пусть лучше этим занимаются, чем лезут в русско-японскую войну. Собирают войска и пробуют одолеть повстанцев, которые вооружены теперь далеко не карамультуками и заряженные идеей построения своего государства. Британские газеты обвиняли в этом то Россию, то Судан или обеих сразу. Они то думали, что только они умеют или только им позволительно использовать повстанцев в свою пользу. Бумеранг однако. Он конечно и обратно может прилететь, но, пока идёт война России и Японии бриты будут заняты ей. Если Россия её выиграет или не проиграет, то бритам придётся очень серьёзно заняться Большой Игрой, ведь положение дел в мире будет уже совсем не в их пользу. И чтоб жЕнтельмены вели себя адекватно, в Лондоний был послан ещё один явный сигнал.
   В разгар истерии по поводу русско-суданских пиратов, в Россию убыл с длительным визитом мой сын, наследник - Осман Шейх-эд-Дин сотоварищами. Сын радовал меня, свою роль наследника он понимал правильно, великосветской муйнёй не занимался. Как впрочем, и остальная молодая поросль племенной знати Судана. Они учились, служили в армии, на госслужбе.
   Его принял император - Михаил 2-й, ряд топовых министров, о совершил несколько поездок по стране. Был заключен договор о дружбе и сотрудничестве, соглашения и договора по экономике, военному сотрудничеству. Две сотни молодых суданцев стали курсантами профильных военных училищ в России, студентами университетов. Вот и пусть на Даунинг-стрит ломают голову, заключили Россия и Судан союз против них или нет. Военный союз не был заключён, но, было принято решение в варианте, 'как только так сразу'. Хотя конечно в новую войну мне влазить не хотелось, и я был уверен, что благоразумие бритов и их умение играть в долгую будет тот путь, по которому они пойдут. И не будут влазить в войну на стороне Японии прямо.
   Черногория в этой истории не подвела, и вновь объявила Японии войну, и не без влияния из России даже отправила на Дальний Восток, полк из своей армии, только его перевооружили и экипировали по образцу русской армии. Было ещё под две сотни добровольцев, кроме набранных ранее, с началом войны добровольцами по зову души откликнулись сербы, буры, греки, все они были включены в части добровольческой бригады "За други своя". Англы начали было раздувать тему участия Черногории в войне и посылки ей регулярных частей на войну, намекая на англо-японский союз, но Лондон в России и европейских столицах подняли на смех. Да и сами бриты поняв, что они смешны со своим казус белли, отыграли назад. Точнее не с поводом для вступления войну, а с самой войной. Мол, невместно им воевать с Россией, пусть азиаты это делают, а мы им помогать будет. Не справятся, сами виноваты, мы и из их поражения получим себе выгоды.
   Вероятно, проложенная в этой истории железная дорога до Термеза, базы русского флота в Массауа, Бербере и Лангкави, десятки дружественных портов в мировом океане, фактор Судана, буров и может быть Эфиопии, русско-германское сближение заставляли деятелей в Лондоне быть более вдумчивыми в процессе выработки и принятия решений. Да, и проигранная бурам война шла на пользу в этом деле. Но, главная причина таких мыслей в Лондоне это были итоги сражения на реке Ялу, в далекой Корее.
   Оно состоялось 31 мая 1904 года. То есть точно не как в той истории, а позже. Генерала Засулича, который проиграл первое по-настоящему крупное сражение русско-японской войны во главе всё равно Восточного отряда, а не армии, не было. На войну он даже не попал. Его загнобили в прессе, нашли все его грехи, и прежде выставили напоказ главный ... он был родным братом Веры Засулич, оправданной судом присяжных террористки, в этой реальности заплативший всё-таки по счетам. После убийства царя и великих князей, это означало только одно ... отставка, куда генерал Засулич и убыл сам, по собственному желанию, тем самым облегчив задачу Куропаткину в подборе кадров.
   В.А.Апушкин 'ЗАРУБАЕВ. АРТАМОНОВ'. Из воспоминаний о русско-японской войне'. 'Командующий русской армией в Маньчжурии генерал-адъютант Никола́й Петро́вич Лине́вич назначил командующим Восточным отрядом, который должен был первым принять первый бой с главными силами японцев, генерал-лейтенанта Никола́я Плато́новича Заруба́ева, в его распоряжении был 3-й сибирский армейский корпус в составе 3-й и 6-й Восточно-Сибирской стрелковых дивизий, две пулемётные роты, 3-я и 6-я Восточно-Сибирская артиллерийская бригада плюс к ним 1-я Восточно-Сибирская горная батарея и 2-й Восточно-Сибирский саперный батальон. Кроме того под его командование перешла Забайкальская казачья бригада генерала Мищенко, батальон добровольцев, который успешно действовал в Корее и первый принёс победы в этой войне русскому оружию. С ним было две роты корейцев. Добровольцы добавили генералу Зарубаеву, четыре горных орудия Круппа, столько же ракетных установок и миномётов в 63 мм, восемь Максимов, двадцать четыре ручных Мадсена.
   В начале мая на Ялу прибыл ещё один батальон добровольцев из бригады 'За други своя' со своими горными орудия Круппа, пулемётами, а так же двумя армейскими батареями горных пушек 1883 года по шесть орудий, с дюжиной картечниц Гатлинга-Барановского переделанных в станковые пулемёты, обозом боеприпасов, полевыми кухнями и шанцевым инструментом. Получалось пулемётов у Зарубаева было больше, наверное, чем у всей русской армии в Маньчжурии на тот момент. Но, главное, что с добровольцами, на Ялу появился генерал-майор Леонид Константинович Артамонов, главный русский 'африканец', новатор, герой Китайского похода, тот, кто на протяжении последних лет продвигал в русскую армию теорию и практику современной войны и будущих войн. Автор чрезвычайно важной для русского военной науки книги 'Война будущего' под псевдонимом Поль Бонапартов. Генерал Артамонов занял должность начальника штаба Восточного отряда, и начал действовать с первого же дня. Пехота, артиллерия начала усиленно закапываться в землю, в местах, где атака была наиболее вероятна, сооружались ДЗОТы, огневые точки для пулемётов, для стрелков делались блиндажи, окопы в полный профиль и по новому образцу, батареи ставили на закрытые и полузакрытые позиции, и артиллеристы были вынуждены очень быстро вспоминать правила стрельбы с них, и осваивать в полевых условиях ведение огня по квадратам. Между позициями улучшали или прокладывали вновь дороги, сделали даже указатели, где располагается та или иная часть, батарея.
   Между командными пунктами полков, батарей и даже батальонов прокладывали линии полевых телефонов. Не пожалели сил и времени на создания ложных позиций пехоты и артиллерии, на это был категоричный приказ генерала Артамонова, и даже был своего рода поставлен спектакль для японских шпионов, где наши войска изображали уверенность и расхолаженость на своих открытых позициях как пехоты, так и артиллерии. На островах Ялу и Айхэ ближе к русским позициям саперы и добровольцы устанавливали мины и инженерные заграждения. Особое внимание уделили укреплению высоты Тигровый холм у селения Хусан, поскольку он закрывал собой путь на остров Айхэцзян и правый берег Айхэ, где уже были позиции русских войск. Правой рукой генерала Артамонова в делах по возведению укреплений был выпускник Николаевского инженерного училища, поручик Дмитрий Карбышев, который прибыл на Ялу вместе с Артамоновым.
   Все работали не покладая рук до момента появления у Ыйджу главных сил японцев, после этого доделывали уже по ночам, чтоб не выдать подготовку позиций противнику, к работам широко привлекали местных корейцев, наиболее годными из них к военной службе усилили корейские роты, доведя их численность до батальона. Именно корейцы вместе с отрядами добровольцев и охотников не давали возможности японцам вести ближнюю разведку, вступая в перестрелки с их разъездами и разведчиками, на островах и левом берегу Ялу. Прибывшие с Артамоновым офицеры разведки и контрразведки, с помощью прибывших с ними и местных корейцев за две недели ослепили и оглушили японскую агентуру в районе расположения Восточного отряда, и от корейцев же получали сведения о продвижении и силах японцев.
   Главные силы Зарубаев и Артамонов расположили на линии селений Тюренчэн - Потэнтынза напротив Ыйджу, там встала 3-я сибирская стрелковая дивизия и 21-й полк 6-й сибирской стрелковой дивизии тем самым перекрыв наиболее выгодные места для переправы через реки Ялу и Айхэ. 22-й, 23-й и 24-й полки 6-й дивизии под общим командованием полковника Н.Н. Юденича, командира 23-го полка, который был назначен в него перед самой отправкой дивизии на Ялу, заняли позиции у деревни Чингоу, закрывая тем самым ещё один путь для переправы через реку Айхэ, и возможность обхода главных сил Восточного отряда с севера. Их усиливал батальон добровольцев, другой их батальон был поставлен на главном направлении у Тюренчэна с 3-й дивизией,там были и корейцы. В резерве был оставлен саперный батальон и два сводных батальона состоящий из рот, 3-й и 6-й сибирских стрелковых дивизий, четыре сотни казаков, шесть орудий и обозники.
   Забайкальская казачья бригада генерала Мищенко должна была выполнять роль засадного полка, её отвели в сторону селения Амбихэ, вверх по Ялу, она должна была ударить по переправившимся японцам через Ялу с острова Киури, когда она завязнут атаками в обороне при попытке перейти Айхэ, чтоб окружить наши главные силы. Эти силы будут отсечены от главных сил японцев, и их можно будет зажать между позициями на правом берегу Айхэ и бригадой генерала Мищенко. Генералу Куроки, командующему 1-й армией, Зарубаев и Артамонов отдавая острова на реках, создавали иллюзию слабости и пассивности русских, условия для разделения сил и открытия своих тылов для внезапного удара.
   В ночь на 26-е апреля передовые силы японцев после непродолжительной перестрелки с командами охотников как им казалось беспрепятственно высадились на острова Киури, Осеки, Кинтеи и Сямалинду, и начали закрепляется на них, и строить понтоны. Но, перед этим попали на минные поля и понесли от этого потери. С рассветом по ним был открыт огонь из артиллерии с закрытых позиций, это приостановили их продвижение и строительство понтонов. Только когда японцы огнём двух батарей плотно обстреляли район, откуда велась стрельба, русские пушки замолчали.
   С рассветом 27-го мая японцы было двинулись вновь вперёд, с острова Осеки, чтоб перейти рукав Ялу и занять Тигровый холм на мысу,который разделял Ялу и Айхэ, но опять их остановили минные поля. Уже через два часа можно было наблюдать следующую картину. Впереди шли толпы корейских кули, а за ними японцы, это была японская гвардия. Корейцы своими телами прокладывали путь японцам, и всё это происходило на глазах у других корейцев, две роты которых вместе с ротой добровольцев и командой охотников занимали Тигровый холм, но, японцы об этом не знали. Безжалостно бросив на мины корейцев, японская гвардия за это заплатила дорого. Их подпустили на 400 метров и открыли по ним шквальный огонь, из винтовок ,пулемётов, ракет и миномётов. Японцы, неся потери и грозно крича свой 'банзай' всё- таки бросились в яростную атаку, но из-за инженерных заграждений, мин, большого количество пулемётов у русских на позициях, она захлебнулась. Японцы в ответ на такое коварство забросали холм снарядами, и, добавив к уменьшенным на треть батальонам две роты, через час пошли в новую атаку, перед атакой ударив артиллерией по холму ещё раз. Но, против японских полевых и горных пушек в 75 мм блиндажи и перекрытые окопы устояли и сохранили жизни солдат. Поэтому они опять сумели забрать жизни многих японских солдат, и, те, поняв, что их противник сохранил боеспособность, уже не лезли безрассудно на пулемёты. Прикрыв отход своих артиллерией, японцы через два часа подвергли обстрелу Тигровый холм из тяжелой артиллерии, но, только зря потратили снаряды, на тот момент там уже никого не было. И после этого с осторожностью идя можно сказать по телам своих павших товарищей и собирая выживших раненых, японцы заняли доставшуюся им немалой кровью высоту. И при этом всё рано понесли дополнительные потери, подорвавшись на оставленные русскими фугасах. Кроме этого неожиданно для себя японцы на занятом ими с таким трудом холме были обстреляны русской артиллерией, который заставил их отойти на не подбойную сторону холма.
   Рано утром 29 мая 12-я пехотная дивизия японцев при переправе с острова Киури на правый берег Ялу была встречена вновь минами и редким, но, чрезвычайно метким огнём снайперов-добровольцев и охотников. Их заставили отступить только после обстрела района переправы из артиллерии.
   В ночь на 30-е началась переброска артиллерии на захваченные острова, с последующей тщательной маскировкой и укреплением позиций. Лишив наши войска возможности наблюдения за Ялу, японцы начали возведение основных мостов через главное русло реки. В ночь на 31-е мая части 2-й и Гвардейской дивизий с артиллерией заняли позиции в непосредственной близости от русских, на правом фланге японцев 12-я дивизия вышла на берег Айхэ и также изготовилась к атаке. Японцы сосредоточили для наступления 40 батальонов, 10 эскадронов, 22 батареи и 9 саперных рот - всего 32 515 штыков, 1 434 сабель, 122 орудия (72 полевых, 30 горных, 20 тяжелых).
  Основной удар они направили на Тюренчэнский участок, ограничившись демонстрациями против правого фланга русских. Но, командующий 1-й японской армией Куроки к началу боя так и не узнал, что против него на выгодных позициях стоит полнокровный русский корпус, с приданной ему казачьей бригадой , усиленный тремя батальонами (более 1000 человек), если считать и корейцев, и располагавший 62 полевыми орудиями, 20-ю горными, восьмью ракетными установками, и что самое главное, десятками пулемётов.
   Утром 31-го мая, как только развеялся туман, японская артиллерия 1-й армии в 72 полевых орудия, 30 горных и 20 тяжёлых (120-мм гаубиц) открыла огонь по нашим позициям, которые японцам после занятия Тигрового холма были хорошо видны. Сражение на Ялу началось.
   Русская артиллерия ответила огнём четырёх батарей, из которых только одна была настоящая. После того как японцы начали подавлять стоящие открыто батареи, она быстро покинула свои позиции, поэтому прилетевший в ответ град японских снарядов столь удачно приняла на себя бутафория.
   В 7.00, так и не дождавшись деятельного ответа русской артиллерии, генерал Куроки приказал 2-й и стоявшей за ней Гвардейской дивизиям начать наступление, не дожидаясь завершения 12-й дивизией обходного манёвра. И как только японские цепи по грудь в воде перешли середину обеих рек, одновременно по заранее разведанным позициям японской артиллерии и переправляющей пехоте ударили со стороны русских позиций. По японской артиллерии на острове Сямалянду, артиллерией, по пехоте на острове Айхэцзян из расставленных парами горных пушек, по тем, кто шёл в воде из ракетных установок, миномётов, пулеметов и ружейным огнём. Уже в первую минуту боя по реке поплыли вниз по течению десятки трупов убитых японцев. Тем немногие ,кто сумел дойти до берега были уничтожены миномётами и ружейно-пулемётным огнём,часть подорвалась на минах. Причём в ходе боя многими офицерами было отмечено, что батальон добровольцев и даже корейцы били не залпами, как русские части, их стрелки вели одиночную прицельную стрельбу по противнику.
   Японцы отошли с большими для себя потерями на остров Айхэцзян, но, горные пушки и часть нашей артиллерии, начали бить по ним и там. Серьёзных укреплений японцы не успели там соорудить, поэтому несли потери. После такой неудачи своей пехоты, часть японской артиллерии перенесла свой огонь на позиции русской пехоты, которая так жёстко встретила японцев, другая пыталась подавить своих русских визави, которые весьма удачно вели стрельбу закрытых и полузакрытых позиций, и тоже оказались замаскированными. Вскоре артиллерийская перестрелка закончилась, стороны стали готовиться ко второй попытке.
   В новое наступление генерал Куроки перешёл всеми силами, решив одновременно нанести удар по всем русским позициям сразу, у Тюречэна, Потэтынзы и Чингоу, там силами 12-й дивизии.
   В 11.15 японцы начали сильный обстрел русских позиций, русская артиллерия им ответила, отвлекая часть огня на себя и заставляя японцев под ответным обстрелом вести менее сильный и точный огонь. Около полудня японская пехота как казалось неудержимым потоком вновь пошла в атаку на русские позиции. Сначала её встретили огнём горные орудия, потом вновь пошли в дело пулемёты, миномёты, ракеты и винтовки. Но, японцы упорно шли вперёд, отталкивая руками и прикладами плывшие тела своих уже убитых товарищей. И всё же смогли большими силами выйти на берег,и со своим "банзаем" сразу бросились в атаку. Но, несмотря на всю ярость и желание, даже бойцы гвардейской дивизии не могли пройти импровизированные засеки, рогатки, мины, и прежде всего шрапнель и даже картечь горных орудий, ДЗОТы с пулемётами и пулемётный огонь из окопов. Вскоре весь берег на месте атаки покрылся телами убитых и раненых японских солдат. По прикрытием огня своей артиллерии генерал Куроки, отвел свои силы Гвардейской и 2-й пехотной дивизии даже с островов, поскольку по позициям японцев на них вела огонь так и не подавленная русская артиллерия. Но, тяжелее всего пришлось в этой атаке, 12-й японской дивизии.
   У неё в отличие от других у неё было артиллерийского прикрытия. А русские начали по ним бить из 75 мм горных Круппа уже на их позициях на левом берегу Айхэ.При переходе реки японцы попали ещё под огонь пулемётов, картечниц и винтовок. И только несколько десятков отчаянных везунчиков сумели под этим свинцовым градом дойти до русского берега, где и залегли. Их перебили своим метким огнём снайпера добровольцев и стрелки из охотничьих команд. И когда понёсшая немалые потери при попытки перейти Айхэ японская 12-я дивизия отходила от берега, чтоб выйти из под огня русских пушек, их атаковал с севера генерал Мищенко со своими казаками.
   От неожиданной атаки казаков, поддержанной огнём пулемётов и ракет, принявшие на себя первый удар японцы все погибли, их перекололи пиками и порубали шашками, те, кто были за ними начали спешно отступать. Удар казаков был внезапен и силён, но, их было немного, 1 600 человек, а японцев, несмотря на потери, несколько батальонов. Поэтому почувствовав нарастающие сопротивление, и получив в ответ пока ещё нерешительные контратаки японцев, Мищенко отвёл своих забайкальцев, при этом продолжая, создавая угрозу новой атаки. Опасаясь совместного удара русских с правого берега и казаков, части 12-й дивизии начали отходить на юг к Тигровому холму под прикрытие свой артиллерии, но, там до них дотягивалась и русская артиллерия, которая начала их беспокоить обстрелами. Но, на этом неприятности от генералов Зарубаева и Артамонова для их визави генерала Куроки не закончились.
   В момент второй атаки японцев четыре сотни казаков при поддержки двухсот корейских повстанцев атаковали переправы японцев на остров Киури на левом берегу Ялу. Караулы и часть сапёров были уничтожены, остальные оттеснены внезапной и дерзкой атакой русских там, где её и не ждали. Корейцы уже начали разрушать ближний к себе понтон с левого берега на остров Киури, а подошедшие сверху реки лодки с бойцами начали разрушать понтон с острова на правый берег. Возникла явная угроза отсечения 12-й дивизии от главных сил. Только подошедший японский батальон из резерва и перенесённый огонь японской артиллерии с острова Сямалянду по атакующим казакам и корейцам заставил их отойти.
   Такого сопротивления и решительных действий от русских, которые перед сражением убаюкивали японцев своей пассивностью, генерал Куроки точно не ожидал. К шести часам вечера японцы оставили острова Айхэцзян, Сямалянду, чтоб выйти из зоны обстрела русской артиллерии, которую они так и не сумели уничтожить. Потери японцев были большими, более восьми тысяч человек, из них убитыми, утонувшими, без вести пропавшими, более половины от всех потерь, было и немного пленных. У русских потери, около двух тысяч, большей частью ранеными и контужеными. Меньше всего потерь было в батальонах добровольцев, после боя, офицеры и солдаты, уже с большим вниманием, чем до него рассматривали и примеряли на себя 'железяки', многие, которые имели отметины от попадания осколков и пуль, но, при этом сохранили жизнь и здоровье своим владельцам.
   Река, где при попытки перейти её, было пролито столь много японской крови вновь разделила противников. Японцы оставались на только Тигровом холме, острове Осеки и Киури где уже сделали более основательные укрепления.
  В ночь с 3-го на 4-е июня, силами двух батальонов, добровольцев и корейцев внезапным ночным штурмом они выбили японцев с Тигрового холма. Корейцы вполне мирный народ, в отместку за уничтоженных на минных полях соотечественников на своём участке атаки, японцев в плен не брали. С рассветом ведя корректировку с захваченного холма, русская артиллерия силами шести батарей обстреляла японские позиции и переправу на северной части острова Осеки. Эти действия генералов Зарубаева и Артамонова принесли японцам новые немалые потери. В тот же день Тигровых холм был оставлен, на нём остались только наблюдатели. Поэтому обстрелу из 120 мм гаубиц Круппа подверглись опять уже покинутые позиции. После этого происходили только небольшие перестрелки между сторонами, и ночные нападения на японцев, здесь неоценимую помощь нашим силам оказали местные корейцы, многие из которых взялись за оружие.
   Начиная с 5 июня 3-й сибирский армейский корпус по ночам начал покидать свои позиции на Ялу, уходя на Фынхуанчэн, чтоб вновь встретить японцев на перевалах Ляодуна. 10 июня последними ушли добровольцы, при чём они ушли на Квантун, оставшиеся корейцы ещё целый день изображали деятельность на оставленных позициях, и вечером тоже ушли. Японцы заподозрили подвох только на следующий день, и начали осторожно продвигаться вперёд, но, время от времени всё же подрываясь на расставленных русскими минах, и 12 июня заняли уже бывшие их позиции.
   Русские ушли, но, остались воодушевленные победой, приобретшие боевой опыт и наполненные ненавистью к японцам корейцы. Их партизанские отряды, которые могли доходить численностью до батальона, снабжённые русским оружием и японскими трофеями, в течение всей войны создавали очень серьёзные проблемы для японцев. Они в ответ на действия корейцев вынуждены были держать гарнизоны и отвлекать крупные силы для охраны путей сообщения, складов, магазинов, обозов от нападений партизан. Проводили японцы и 'примирительные' операции, которые отличались по отношению к местному населению большой жестокостью, что, в ответ увеличивало численность корейских отрядов, и уменьшало число кули из местных.
   Сейчас и наверняка потом, историки, различные стратеги, высказывают мнение, что не стоило так легко отдавать позиции на Ялу, после так успешно выигранного сражения. Что надо было дать ещё одно сражение, ведь шансы ещё на одну победу были всё ещё высоки. Но, я и многие военные, историки, уверены, что генерал Зарубаев и Артамонов поступили совершенно верно уйдя с Ялу.
   Генерал Куроки несомненно запросил подкреплений, и получил их, пехоту, артиллерию, в том, числе и тяжёлую. Во второй раз он, учитывая опыт первого сражения, организовал бы наступление в трёх, а может и более направлениях, более широко использовал бы именно тяжёлую артиллерию,и использовать аэростаты, могли даже привлечь силы флота для действий на Ялу. Учитывая всё это, и упорство японцев, их не особую чувствительность к потерям, с большой долей вероятности это привело бы к поражению Восточного отряда. Отход же его на перевалы за Фынхуанчэн, укорачивало транспортное плечо для него, и, наоборот увеличивало его для японцев, и они вновь должны были атаковать русские войска на заранее подготовленных и выгодных позициях, получая при этом значительные потери, без гарантии достижения успеха. И как показали дальнейшие события, стратегия тореадора оказалась верна'.
  
   ИНТЕРЛЮДИЯ
  
   Генерал Куроки Тамэмото командующий 1-й японской армией и генерал сэр Ян Стэндиш Монтит Гамильтон, британский военный агент в армии Куроки обходя 13 июня столь неожиданно оставленные русскими выгодные позиции на Ялу, думали примерно, одно и тоже. Думали о том, что исходя из событий в Кореи в самом начале войны и этого сражения война обещает быть более тяжелой, чем планировалось и хотелось. Осматривая русские позиции оба видели, что русские основательно изучили опыт англо-бурской войны.
  При воспоминании о бурах сэр Гамильтон невольно поморщился. Он был на этой войне, участвовал в сражении у африканского Ганновера или как её ещё называют Ганноверской бойни, где британцы проиграли бурам и добровольцам воевавшим на их стороне, в том, числе и русским. Именно его бригада сумела ворваться на позиции грязных индусов, но, штыковая атака диковатых русских, ублюдков ирландцев и суданцев, которые не иначе как исчадие Ада, заставила британских солдат отступить с большими потерями.
   'Хм. Теперь понятно, почему русские несли там мало потерь от артиллерийских обстрелов, -думали про себя оба генерала, шаг за шагом обходя позиции ушедшего противника. -Окопы в полный профиль ломаной линией, в два, а то и три ряда, сооружения,что-то типа землянок, выемки в самих окопах, где скорее всего пехота пережидала артиллерийский обстрелы. Это позволяло им уцелеть и встречать сильным огнём наступающих солдат Ямато ( ... этих макак). И эти чертовы мины ! Которыми русские так щедро засеяли подходы к своим позициям. Но, хуже всего из это, то, что русские уже в первом бою так широко использовали пулемёты. При чём не на открытых позиция как орудия, а включили их порядки пехоты. Так уже стали делать буры и добровольцы в той войне. И если русские и дальше будут так воевать, то Японии придётся приложить очень большие усилия для того, чтоб достичь победы над гайдзинами. И боги, хранящие Ниппон обязательно помогут нам в этом ! А не эти англичане своими советами. Они проиграли войну бурам, у которых, по сути, были территориальные войска, и всё равно мнят себя лучшей армией в мире. (Если русские и дальше будут так воевать, то этим японским макакам возомнившие себя властителями Азии, придётся положить не один десяток тысяч своих солдат, чтоб добиться победы на русскими. Что ж пусть белые и жёлтые азиаты это делают друг с другом. Надо, похвалить Куроки, сказать, что русские просто струсили, ушли, не приняв нового боя с доблестными японскими солдатами. И что у него ещё впереди большие победы над русскими. Хотя это азиат слишком умён, чтоб верить мне, как какой-то туземный царёк. Ох, не просты эти макаки... союзники его величества '.
  
  
   ПРОДА
  
  
  
  Японцы упёртые робята, поэтому, несмотря на неудачи вначале войны, всё равно пёрли вперёд по уновь утверждённому плану войны с Россией.
   В конце марта японцы, высадив в Гензан усиленный полк с артиллерий выбили из города корейцев, оттеснили их к северу к городу Коуён, и на восток. Но, надежной линии связи и свободного передвижения Пхеньян - Гензан им установить не получилось, ыйбеновцев с каждой неделей войны становилось больше. Китайских винтовок у русских было ещё много, а бердан так вообще пруд пруди.
   На море было скучно. Адмирал Того прикрывал главными силами Цинампо и Чемульпо, Дубасов два раза всей эскадрой приходил к Эллиотам и островам Блонд. Чётко сигнализируя Того, что он его туда не пустит. Из-за активности русского флота, в водах Квантуна снизилась активность японцев, блокады как таковой не было. В Порт-Артур раз в несколько дней приходили пароходы из Чифу, Вэйхавэя, Инкоу. Не получалось из-за многочисленности и действий легких сил у русских, выставлять как в реальности минные банки у Порт-Артура. Крейсерами 2-го ранга, эсминцами, минными крейсерами, миноносцами, миноносками, минными катерами, наблюдательными постами, береговой артиллерией и постоянным тралением внешнего рейда, командующий Тихоокеанским флотом и Портартуровской эскадрой вице-адмирал Дубасов пока перекрывал адмиралу Того возможности поймать русских на минах. Но, сам адмирал Ду не получал, такого случая, японцы не приходили к Порт-Артуру и Дальнему. А ведь у него для этого был козырь в рукаве.
   Того может, был и рад сойтись с русскими в большом сражении, но шесть полноценных русских эскадренных броненосцев (эбр) плюс два не полноценных, два броненосных крейсера у Дубасова, против шести эбров и двух броненосных крейсеров у него не давали особой надежды на успех, тем более у русских было два порта рядом с судоремонтом, а у него нет. Если б у него было полный комплект в варианте шесть эбров + шесть броненосных крейсеров, то он мог решиться на большой бой. Но, русские крейсера во Владивостоке, не давали ему возможности собрать все броненосные корабли в кулак. Они внаглую ходили к Цусиме, и адмирал Камимммура был вынужден избегать боя с русскими. Несмотря на то, что у него были отличные броненосные крейсера, подставлять их под 10-ти дюймовые орудия 'Победы' ему не сильно хотелось. Её как я узнал после войны всё-таки переделали. Скинули ей запасы угля, и вставками в 54 мм закрыли ватерлинию у оконечностей, и добавили брони по борту, и получили тем самым корабль ,который был теперь намного ближе по своим характеристикам к броненосцу. 'России' и 'Громобою' добавили таки по паре 203 мм орудий в 45-ть калибров, два взяли с канлодки 'Храбрый', ещё четыре орудия успел к осени 1903 года сделать Обуховский завод, взятый за жабры генерал-адмиралом великим князем Александром Михайловичем, вместе с ' беспокойными' адмиралами. 'России' и 'Громобою' так же усилили бронирование, адаптируя их к эскадренному бою. А ведь у Небогатова были ещё усиленный 'Рюрик' и трио одних из лучших бронепалубных крейсеров в мире ' Варяг', 'Богатырь' и 'Аскольд', как их называли на мореманских форумах, 6-ти килотонники. Втроём они могли растерзать одинокий броненосный крейсер типа 'Асама', против двух, используя преимущество в скорости, вести бой на паритете. А для бронепалубных крейсеров адмирала Уриу при встречи один на один, пару на пару они были просто смерть, не уйти, не отбиться. Самым страшным из них был мой любимец 'Варяг' ... его на удалении можно было принять за 'Громобой' или 'Россию'. Ему на носовые и кормовые орудия поставили полубашни, бортовые закрыли щитами, но, количество шестидюймовок не добавили, жаль. А ведь во Владивостоке был ещё броненосный крейсер 'Дмитрий Донской' старый, не быстрый, но имеющий броню по всей ватерлинии и новую артиллерию.
   Японцы и русские быстро учились воевать. В первый поход русские припёрлись в Цусимский пролив днём, и получили почти голяк. Во второй раз адмирал Небогатов пришёл в пролив на рассвете, дозоры японцев не сумели обнаружить русские на подходе, и ему достались на утопление несколько военных транспортов идущие в Корею. Пошли на дно не только грузы для армии, но и две роты солдат, эскадрон кавалерии и две батареи полевых орудий.
   Этот транспорт утопил 'Варяг'. Его командир Евгений Романович Егорьев хотел дать время для того, чтоб все кто был на судне покинули корабль, и только после этого пускать его на дно. Но, с японца по катеру с досмотровой командой и по крейсеру был открыт огонь из винтовок, и даже из полевых орудий, которые стояли у него на верхней палубе. 'Варяг' был вынужден ответить, и один из снарядов угодил, туда, где были толи снаряды, толи взрывчатка. Произошёл взрыв внутри транспорта, ему сильно разорвало борт, и он стал быстро тонуть. Из более чем тысячи человек, что были на борту, русские спасли только тридцать три. Армия была в ярости, и обвиняла флот пока только в бездействии. И флот был вынужден ответить на вызов.
   1 июня Небогатов вновь пришёл к Цусиме со всеми большими крейсерами, и его противник адмирал Камиммура решился дать ему бой. Встретились они между Ульсаном и Цусимой, японцы решили не пускать русских в пролив. 'Победа', 'Россия', 'Громобой', 'Рюрик', 6-ти килотонники 'Варяг', 'Аскольд' и 'Богатырь',они крейсера 1-го ранга, против 'Идзумо', 'Токива', ' Ивате', 'Адзума' и бронепалубные крейсера адмирала Уриу ' Нанива', 'Такачихо', 'Нийтака', 'Цусима', авизо 'Чихайя', четыре миноносца. Для уверенности Камиммуре придали ещё три бронепалубных 'симы', крейсера 'Мацусиму', 'Ицукусима' и 'Хасидате', 4200 тонн, скорость узлов под 16-ть и три на троих ... 320 мм пушки !!! И по 11-12-ть 120 мм орудия. Всё это должно было остановить русских или напугать. Но, адмирал Небогатов пошёл в бой.
   Русские сошлись с японцами на 60 кабельтовых и начали бить по ним неторопливо из 10-ти дюймовок 'Победы', явно беспокоя их высоченным столбами воды от попаданий. Камиммура решил, используя небольшое преимущество в скорости попытаться сесть на флагмана, которым и была 'Победа', но Небогатов не давал манёвром это сделать. После получасовых плясок, Камиммура решился пойти на сближение, чтоб использовать своё как ему казалось превосходство в главном калибре, как никак 16-ть 203 мм орудий на борт, но ... не тут то было. Вскоре он понял, что кроме 10-ти дюймовок у русских рюрюриковичей на борт не по два как в справочниках , а по четыре 203 мм орудия. Так же как и у него ! Его флагман 'Идзумо' уже обзавёлся двумя попаданиями в два 10-ти дюймовых снаряда, один из, которых уничтожил каземат 6-ти дюймового орудия, другой легко пробил с 35 кабельтовых надводный пояс и всё, что было после него, но, на счастье японцев не взорвался. Остальным его крейсерам тоже уже досталось, от неожиданно довооружённых русских как считалось крейсеров-рейдеров. Они тоже получали попадания, и уже имели повреждения, на 'Победе' и 'России' были небольшие пожары, но их огонь не ослабевал. И когда третий снаряд в 254 мм (10-ть дюймов) разнёс на куски кормовую бронированную рубку со всеми кто там был, а на концевом 'Ивате', который немного вывалился из строя в сторону русских стал виден сильный пожар, Камиммура отдал приказ на 'поворот все вдруг', и начал на самом полном ходу выходить из боя. Русские ещё постреляли вдогонку, но, тоже не стали продолжать бой. Всё-таки 16-ть 203 мм на борт это весьма ощущаемо, даже для усиленной 'Победы', да и Владивосток далеко.
   Русские 6-ти килотонники в это время деловито издевались на бронепалубниками японцев, лупя по ним из своих шестидюймовок. Больше всего получил флагман адмирала Уриу, крейсер 'Нанива', но, сам адмирал уже это мог наблюдать, имея для этого прекрасный обзор ... с небес. Его на 13-й минуте боя буквально испарило попаданием в мостик снарядом с 'Варяга', русский мелинит тоже хорошо взрывался. То, это вам не в шесть рыл на одного 'Варяга', ещё и при выходе из порта. Русские утопили бы 'Наниву', и следующий крейсер 'Такачихо' но, положение спасли 'симы' и авизо 'Чихайя' с четвёркой миноносцев. 'Симы' выжимали всё из своих машин, идя навстречу отходящим к ним японским бронепалубникам, и начали бить по-русским хищникам из своих 320 мм чудовищ издалека, авизо с миноносцами решили пугнуть русских торпедной атакой.
   'Береженного Бог, бережёт !', наверно подумал командующий отрядом 6-ти килотонников командир 'Богатыря' капитан 1-го ранга Александр Фёдорович Стемман, когда в нескольких кабельтовых встали пугающие своей высотой столбы воды он 320 мм снарядов 'сим', и вокруг крейсеров начали падать 120 мм снаряды с тех же 'сим', которые открыли огонь с максимальной дистанции для этого калибра. И приказал дать сигнал отряду к повороту, но, сделали его в сторону смело идущего в атаку на них авизо с миноносцами. Вот по ним и прошли шквалом огня все двадцать 6-ти дюймовых и восемнадцать 75 мм орудий на борт больших русских бронепалубников, через одиннадцать минут после этого на поверхности были только какие-то обломки, и несколько человек, кого наверно японские боги берегли больше других. Из четверки миноносцев, вышли из боя три, чётвертый ушёл на дно. Хищники хотели крови, они её получили.
   Но, после боя русские ушли не сразу, их практические целые крейсера 1-го ранга рванули к Симоносеки и утопили там три японских транспорта идущих из Кореи, четвертый не стали, когда узнали, что там раненые и больные солдаты.
   Небогатов и Камиммура разошлись по своим базам ремонтироваться, благо теперь во Владивостоке проблем с судоремонтом нет. Обе стороны объявили о своей победе, хотя было ясно понятно, что победа за русскими, но японцы и британцы больше писали о моральной победе японцев. Но, факты то вещь упрямая. Скрыть гибель кораблей и десятков людей можно, но, в этом случае не получилось. После этого боя через месяц, на плечи капитана 1-го ранга Александра Фёдоровича Стеммана, приятной тяжестью опустились орлы, он получил звание контр-адмирала.
   После таких потерь, японцы разместили своих наблюдателей на острове Дажеле или Уллындо, островах Лианкур, Окиносима и Нисиносима, а так же на побережье Кореи. Их там время от времени уничтожали корейские повстанцы. С Дажеле было видно далеко, далеко, самый высокий пик острова Сонинбон был высотой 984 метра. При обнаружени русских, дежурный миноносец с острова Дажеле, летел на полном ходу к ближайшему телеграфу, между Лианкуром и Окиносима, Нисиносима патрулировали тоже миноносцы, и при появлении русских сообщали о них тоже через ближайший телеграф. Сходив два раза впустую к Цусиме, русские поняли, откуда их обнаруживают. Прошли у Лианкура ночью, и вновь нашли себе жертвы в водах у Цусимы. Большие крейсера и 'Богатырь' держали крейсера Камиммуры под замком в Такасеки, 'Варяг' и 'Аскольд' охотились, им досталось три транспорта и три каботажника. На обратном пути, наблюдатели на Лианкуре десантом были взяты в плен. 'Дмитрий Донской' в это же время с большими миноносцами тоже искали добычу и находили её у Сангарского пролива.
  В ответ на это японцы изменили график движения транспортов. Из ближайших портов Японии они хорошим ходом ночью шли к Цусиме или острову Квельпатру (он же Чеджудо), прятались там днём, и ночью же опять уже шли в Фузан, Чемульпо, Цинампо. После этого, походы в Цусимский пролив стали для Владивостокского отряда напрасной тратой угля и ресурса машин, плюс к этому добавлялся риск, что Того может усилить крейсера Камимуры двумя быстрыми броненосцами, броненосными крейсерами и 2 -го ранга, и тогда встреча с такими силами может закончиться для русских поражением. Поэтому владивостокский отряд в июле переключился на порты Японии. Цуцидзаки, Саката, Камо, остров Садо по этим портам были нанесены удары, топили тоннаж, который был там, и разрушали портовые сооружения. Япония одновременно была в ужасе и ярости. Бездействие флота уже называли трусостью.
   И всё таки упорство и смелость японцев дало им результат, постановку мин у себя под носом русские всё-таки прозевали. И это было немудрено.
  В ночь с 31 мая на 1 июня сыны Ямато будто впали в состояние берсерков, они вновь бросились брандерами в безумной смелой попытке закупорить проход, и одновременно в открытую на внешнем рейде начали ставить с эсминцев мины. Всё это как казалось сумасшествие, русские пресекли силами флота и береговой артиллерии, два брандера были утоплены, один выбросился на берег, три ушли обратно в море. Постановщиков мин разогнали крейсерами и эсминцами, при чём одного из них утопили, но, был ещё один отряд миноносцев, который используя устроенный спектакль, втихаря наставил мин в восточной части внешнего рейда. Вот на них даже после траления и подорвались при выходе эскадры 3 июня, флагман портартурской эскадры 'Ретвизан', лучший броненосец Тихоокеанского флота, и как насмешка судьбы, богов, фортуны или ещё кого, самое слабое звено эскадры броненосец в 0,75 даже от 'Наварина', 'Александр 2-й'. Адмирал Дубасов рвал и метал, даже говорят, показал свой высокий уровень владения морскими загибами, в адрес всех и вся, слышно было от миделя до клотика. Адмирала Лощинского, командира тральных сил снял в тот же день с должности, грозил трибуналом, он был отправлен в Россию. История кстати повторилась как и при гибели 'Петропавловска'. С кораблей эскадры по воде был открыт панический огонь, думали, что японцы применили подлодки.
  Натасканные регулярными учениями по 'водяной тревоге' команды подорвавшихся кораблей остановили поступление воды, выровняли контрзатоплениями крен и пошли в порт на ремонт. Пустующие то этого доки Порт-Артура приняли их в свои объятия, и начался круглосуточный аврал, по их ремонту, боеспособные броненосцы в кратчайшие сроки адмиралу Дубасову были нужны кровь из носу. Охрану внешнего рейда усилили, командиром тральных сил назначен был контр-адмирал Никола́й Алекса́ндрович Матусе́вич.
  Несмотря на потери адмирал Дубасов уже 4 июня повел уменьшенную, но всё равно внушительную эскадру к островам Эллиота, как говоря бы Хейрахито Того ,-' Ты не пройдёшь !!!' Где силы русских и пересчитали японские разведчики. После этого русская эскадра более трёх недель базировалась в Талиевани, закрывая японцам путь к месту высадки, куда им там хотелось высадиться ... в Бицзыво. Туда куда они беспрепятственно выгрузили целую армию Оку в той истории, здесь им этого сделать не давал адмирал Дубасов.
   Японцы жевать сопли не стали, 24 июня 2 -я армия генерала Оку начала высадку в Дагушани. Японцы рисковали. Но, Того постоянно держал у Талиеваня разведку, поэтому по ночам часто были стычки между легкими силами, и когда началась высадка в Дагушани приходил к Талиеваню каждый день. Как бы отвечая Дубасову ,-'Ты тоже не пройдёшь!!!' , вот такие Гендальфы собрались у берегов Квантуна, ха-ха. И что раздражало русских, Того не приближался к южному острову Саншандао, где стояли 229 мм мортиры образца 1877 года,мины у островов, пытались русские ставить и мины, но, постоянно рыскающие по ночам эсминцы и миноносцы японцев не давали это делать спокойно,да,и Того не был дураком,каждый раз он приходил с разных направлений, не ходил одним и тем же курсом. Но, у адмирала Дубасова всё таки был волшебный посох способный действовать на расстоянии, в отличие от мин.
   26 июня Того всеми главными силами вновь пришёл к Талиеваню, и в 12.27 минут получил первую в истории войны на море успешную торпедную атаку из под воды.
   У Дубасова было в Порт-Артуре две подлодки, 'Дельфин' и 'Касатка'. Первая субмарина это был мой заказ в России, вторая её уже улучшенный вариант. Именно 'Касатка' и стала родоначальницей первой серии русских подлодок ещё в шесть единиц. Они должны были достраиваться в России. Она под командованием лейтенанта А.В.Плотто и всадила торпеду в 457 мм в броненосец 'Хатцусе'. Японцы в ответ стали тоже, как и русские истерично, из всего, что у них могло стрелять бить по воде вокруг кораблей, может это и помешало 'Дельфину' совершить свою успешную атаку. Но, пуск торпед он сделал. Подраненный японский броненосец с креном уходил от опасных мест под прикрытием всех сил Того, легкие крейсера, авизо, эсминцы, носились вокруг броненосцев и больших крейсеров как в зад ужаленные, иногда открывая стрельбу по воде.
   Относительный паритет сил в Жёлтом море русские восстановили, и вновь вошли в историю пионерами. Первая успешная атака торпедой с катера, теперь и с подводной лодки. Новость о появлении нового грозного оружия для войны на море, вызывало большое оживление в газетах, особенно британских, германских и конечно русских. Последним подлодки были очень симпатичны, британцы же называли их подлым оружием, не для Жентельменов, конечно, ведь теперь британские броненосцы и крейсера, их военно-морскую мощь можно топить дешево и сердито, для них это точно неприемлемо.
   В этой реальности японцы были на распутье, высадка в Дагушани 2-й армии генерала Оку усложняла им задачу на 142 километра, столько было с места высадки до Бицзыво и 210 км до Цзиньчжоу на перешейке Квантуна. И время поджимало, конец июня, а японцы даже не подошли к Квантуну. Русские же заняли выжидательную стратегию на удобных для себя позициях.
  Восточный отряд (3-й Сибирский корпус) генерала Зарубаева отойдя с Ялу занял выгодные позиции на перевалах за Фынхуаченом на реке Чао-хэ как бы вновь приглашая Куроки пытаться пробиться через них.
   В 70 км по прямой от генерала Зарубаева у города Сюянь тоже на перевалах гор Ляодуна, реки Даянг стоял 4-й Сибирский корпус под командованием уже генерал-лейтенанта Александра Алексеевича Гернгросса, перед ним стояла та же задача, что сделали русские ранее на Ялу, встретить японцев по полной. Если придётся отходить, то на подобные позиции у Симучена. Где русским до железной дороги 37 км, а японцам до Дагушаня 138 км, и по грунтовым дороги по вполне гористой местности. Там одним из полков командовал "весенний" генерал,- Май-Маевский Владимир Зенонович, очерёдной 'африканец', который должен быть сделать быстрый карьёрный рост, если не погибнет конечно. Н.н, Юденич после успеха на Ялу, уже стал начштабом дивизии, Артамонов тоже получил повышение, он сразу стал командиром 1-го Сибирского корпуса, того, самого, которым командовал Штакельберг, и потерпел неудачу при Вафангоу. Конечно рост в должностях 'африканцев' шёл не без протекции от Куропаткина, командующий генерал Линевич был наверняка не восторге от ценных указаний, кого и куда назначать, но волю военного министра выполнял.
   Направление на Гайчжоу прикрывала усиленная 8-я сибирская дивизия под командованием генерал-майора Па́вела Ка́рловича фон Ренненка́мпфа. Он должен был не дать пройти японцам в этом направлении, и в случае чего отходить на Гайчжоу в расположение 1-й русской армии под командованием генерал-адъютанта Оскара-Фердинанда Казимировича Гриппенберга. Именно его армия, судя по плану русских должна была не пустить 2-ю армию Оку в Маньчжурию, и удерживать район Инкоу. Русские генштабисты, не хотели пускать Куроки в район Ляояна, где стояла 2-я русская армия, а на Ляодун, между Квантуном и Инкоу пожалуйста, но, Инкоу не сдавать как в реале. Копить силы в Маньчжурии и держать связь с Порт-Артуром, тем более, что морской блокады его как таковой не было. Японцев заставляли растягивать линию снабжения в гористой местности и собирались размерено в обороне наносить потери, и наверно готовить решающий удар. Так, по крайней мере, мне и моим генштабистам виделось на карте, в Судане внимательно следили за ходом русско-японской войны.
   Война шла своим чередом. Ровно через месяц после сражения на Ялу армия Куроки попробовала сбить с позиций своих старых знакомых у Фынхуачена, но, не сбили, несмотря на увеличение количества тяжелой артиллерии, ни попытки обойти русских. Везде японцы встречали огонь, горных пушек, пулемётов и артиллерии, который у русских стало тоже больше, чем при Ялу. И японцы испытали на себе действие русских 152 мм полевых мортир... с мелинитом и 700-та пулями, если шрапнелью. Им не понравилось. И всё равно Зарубаев имея явный успех вновь оставил позиции, и ушёл к перевалам Фыншуйлин и Шимыньлин, где горы уходили вверх на шестьсот метров и нужно было переходить реки, всё это в 176 км от Ялу для японцев, и 60-ть для русских от Ляояна. И вдоль этих километров от Ялу, Фынхуачена коварные русские оставляли свои партизанские отряды и сформированные из местных китайцев, которые постоянно жалили японцев, не смертельно, но больно, выпивая немного крови и заставляя их выставлять для охраны путей, складов сотни, а в сумме тысячи солдат. Вроде у японцев победа, противник ушёл с позиций, но, кто без эмоций смотрел на события так не считал.
   Абсолютно зеркально повторил положение дел в июле 4-й Сибирский корпус под командованием генерал-лейтенанта Александра Алексеевича Гернгросса, только с той разницей, что генерал Кавамура потерпел под Сюянью серьёзное поражение. Не вняв полученному большой кровью опыту Куроки, он после высадки Оку в Дагушане, раз за разом бросал на позиции русских храбрых японских солдат, которые раз разом шли на смерть. И лишь только потеря более шести тысяч из двадцати четырёх остановило это безумие. Японцы остановились и закрепились на позициях прикрывая им Дагушань от возможных атак со стороны русских.
   А вот флот при высадке и генерал, Оку ведя свою армию к Квантуну этом опыт учёл. После того, первые группы десанта у Дагушаня высадившись, попали под обстрел, флот своим морским калибром накрыл все возможные места, где могла скрытно стоять наглая батарея. Обстрелов больше не было. Всё попытки батальонов добровольцев препятствовать продвижению японцев, как это было в Корее, креативный Оку пресекал огнём не менее двух -трёх батарей, атакой не меньше полка и обходными манёврами. Для добровольцев закончилась лёгкая война. Японцы учились быстро, и время их поджимало, поэтому попробовав пройти дивизию Реннекампафа на перевалах и через реку Били-хэ, они оставили эти попытки, выставили заслон против него, и гоня перед собой батальоны добровольцев ровно через месяц генерал Оку вышёл к горе Самсон, которая открывала ему путь на Квантун. За неделю до этого, 23 июля целой бригадой с тремя батареями японцы заняли станцию Пуландян и Порт Адамс, тем самым отсекли Квантун от Маньчжурии. Путь по суши был перекрыт, оставался теперь только по морю через Инкоу. Блокада Квантуна с суши началась.
   К испытанию блокадой Квантун был готов лучше реала. Квантунский укрепрайон имел две полнокровные дивизий, 4-ю и 7-ю восточно-сибирские дивизии, их усилили в течение весны и июня месяца армейской стрелковой бригадой, полком добровольцев из добровольческой бригады 'За други своя', в нём был и суданский батальон. На Квантун отошли пришедшие с Ляодуна два батальона добровольцев, плюс к этому пограничники. С начала войны из населения Квантунской области и окрестности был сформирован полк из китайцев, готовился ещё один. Их создавали под видом китайских рабочих. Выбрать было из кого.
   По переписи 1898 года, население Квантунской области приблизительно равнялось 260 тыс. чел., из них русских - 3286 (не считая военнослужащих), маньчжур 65 576, китайцев - 192 457 человек, хотя понятно, было, что большинство маньчжур это китайцы. Здесь большую помощь русским оказал Николай Иванович Тифонтай, который ещё в 1900 году стал партнёров 'Руспромтеха и К' в Маньчжурии и Квантуне. Выбирали, проверяли, готовили. Старались брать тех, кто видел, помнил, кого лично коснулись действия японцев на Квантуне в 1894-1895 годах, чтоб злее были. И зазывали в добровольцы китайцев кто прошёл войну с японцами или служил в армии, рядовых, унтеров, офицеров. Вооружали добровольцев -китайцев за счёт китайского же оружия, которого было полно на складах Порт-Артура со времён Китайского похода. 'Руспромтех и К' через взятки русским чиновникам и властям собрал всё это в нескольких местах и содержал в порядке. А ведь было за что деньги платить. Ведомость артиллерийскому вооружению... к 22 марта 1902 года сообщала такие сведения. Китайские орудия военной добычи 24 см пушек в 35 калибров - 1 (свободна) 21 см пушек - 8 (на батарее ?13 Цзиньчжоуской позиции - 4, свободно - 4) 15 см пушек - 21 (на форте Инкоу - 7, на батарее ?3 Цзиньчжоуской позиции - 6, свободно - 8) 12 см патронных - 6 (на батарее ?10 Цзиньчжоуской позиции - 3, на батарее ?4 Цзиньчжоуской позиции - 3) 87 мм осадных патронных - 13 (на 3 батареи в заливе у г. Дальнего - 12, свободно - 1) 87 мм непатронных - 17 (на батарее ?11 Цзиньчжоуской позиции - 4, на батарее ?2 Цзиньчжоуской позиции - 4, на форте Инкоу - 8, свободно - 1) 75 мм полевых патронных - 20 75 мм конных патронных - 7 75 мм полевых для снарядов со свинцовой оболочкой - 6. Всего 75 мм орудий - 33 (на батарее ?15 Цзиньчжоуской позиции - 5 или 6, на батарее ?1 Цзиньчжоуской позиции - 4 или 6, на батарее ?5 Цзиньчжоуской позиции - 4 или 6 и 4 конных, на батарее литера "А" - 4 или 6, свободно от 5 до 13) 57 мм полевых патронных - 6 (свободны) 57 мм горных патронных - 5 (на горном хребте Ляотешаня - 2, свободно - 3) Пулеметов Максима - 2 (свободны). Были ещё какие -то пушки в 61 мм.
   Для того, что можно было из всего этого богатства реально пустить в дело Судан начал с середины 1903 года покупать боеприпасы и таблицы стрельбы, прежде всего в Германии, причём купленное везли сразу в Порт-Артур и Дальний, где размещали на складах 'Руспромтеха и К'. Для комплекта приобрели орудие в 240 мм в 35 калибров. С началом войны сообщили об этом "богатстве" Куропаткину и он дал 'добро' на покупку всего этого у Судана. Оприходовала корпорация и трофейные станки, запасы металла, узкоколейку и много чего ещё полезного для военных будней в осаде. Вот так коррупция помогла укрепить оборону Квантуна !
   Умники из сельхозотдела корпорации выяснили, что на Квантуне мало мяса. А,что такое мясо для солдата ? Это мясо !
  'Скотоводство развито мало и исключительно для местных потребностей; все породы животных, кроме мулов, разводимых в северной части края, имеют скорее отрицательные, чем положительные свойства. В 1903 г. в области насчитывалось скота (голов): Лошадей 1681; Рогатого скота 16396; Мулов 9078; Ослов 9425; Свиней 8397; Козлов и овец 6110. Мясной скот привозится из Чифу или из юго-восточной Монголии, часть пригоняется даже из Кореи'. Писал Брокгауз о Квантуне. Вот и сделали упор на разведение ещё за несколько лет до войны лошадей, рогатого скота и свиней, первые для транспорта, вторые для еды. С началом войны часть скота, которая была на севере Квантунской области, и скоро должна была быть потеряна, превратилась в тушёнку. Помимо это 'Руспромтех и К' вложился в промышленные мастерские, литейные цеха, в Порт-Артуре и Дальнем, добычу и производство стройматериалов. На его складах лежали и ждали своего часа десятки километров железной дороги, телеграфных проводов, телефоны, телеграфы, радиостанции, тысячи кубометров леса, тонны и тонны цемента, металла, парк строительной техники, шанцевый инструмент , авто и паромобили, ДВС и мобильные паровые двигатели, запасы ГСМ, два аэростата, дирижабль, комплект для легкого бронепоезда, запасы зерна и муки, медикаментов и медицинских материалов и ещё много чего нужно и полезного для войны.
   В сумме вместе с китайцами на Квантуне получалось три дивизии, сила ! К ним кроме китайской артиллерией, попадали 'заблудшие' стволы, которые Судан купил для себя в России, гаубицы в 107 мм с двойным БК, в количестве 18-ти орудий, дюжину 152 мм в 190 пудов, столько же крепостных орудий в 107 мм, 18-ть 87 мм полевых пушек 1895 года образца, 24-е горных и десантных пушек Барановского, они должны были играть роль 'полковушек'. К артиллерии плюсовались ещё две батареи РСЗО по четыре установки, миномёты в 63 и 87 мм. Часть артиллерии должно было уйти добровольцам, остальное в русские дивизии, но, всё за деньги. Халява расслабляет.
   Как оказалось я плохо думал об 'африканцах' и обновленном Куропаткине. Оказывается они и без меня решали вопрос об усилении артиллерии на Квантуне и в Маньчжурии.
   На Квантун добавили осенью 1903 года, 24-е 152 мм пушки в 190 пудов, 18-ть крепостных 107 мм, 8-мь 203 мм и 12-ть 152 мм полевых мортир, из этого крупняка и того, что уже было на Квантуне в ходе боёв были сформированы отдельные артиллерийские бригады тяжёлой артиллерии. И они реально стали богами войны. Подкинули боги войны царице полей в её ряды своих так сказать посланцев, ими стали остатки горных пушек Барановского и его же десантные, их отдавал флот. С расчётом по шесть орудий на полк, у них боеприпасы совпадали полностью.
   Русские армии в Маньчжурии тоже перед войной и в ходе неё приросли количеством крупного калибра, только там использовали 152 мм в 120 пудов, а не 190, на более 1 500 кг всё таки легче. Но, более широко в качестве тяжелой полевой артиллерии использовали крепостные 107 мм, из-за веса, прежде всего, и 107 мм гаубицы. В пехоту пошли горные орудия. И слава Богу не напутали с горными Барановского и горными тоже калибром в 63,5 мм ,но, образца 1883 года.
   Пехоту на Квантуне ждали несколько десятков пулемётов Максима и Мадсена, четыре тысячи новых мосинок с патронами ко всему этому, пехотные ракетные установки, РПГ. Плюс полевые кухни, госпиталя, шанцевый инструмент и прочие штучки-дрючки. Вообщем вариант, 'всё своё с собой' и 'чтобы было'.
   Кроме этого, полный комплект боевой экипировки бойца по суданскому образцу на два полка, полк добровольцев должен был прибыть на Квантун налегке, второй комплект уходил полку, который должен был стоять на перешейке. Надеюсь это так же будет 5-й Восточно-Сибирский полк под командованием Никола́я Алекса́ндровича Третьяко́ва. В этой истории он прошёл англо-бурскую, ад сражения у Ганновера, и вышел там победителем, и теперь все полученные знания и опыт ведения современной войны должен реализовать на японцах. Здесь у Цзиньчжоу, вратах Квантуна или можно сказать его Фермопилах.
  
  
   ПРОДА
  
  
  
  Тем более у русских был свой царь Леонид, генерал Рома́н Иси́дорович Кондрате́нко, и спартанцев у него было за 45 тысяч человек, а от Эфиальтов избавились в начале войны.
   Генералов Стесселя и Фока отозвали с Квантуна аж в Россию в конце марта, и правильно сделали. Обоих подальше от действующей армии, позже им предъявили претензии за их неблаговидные дела во время китайского похода, и по Квантуну, по его подготовке к войне. И они быстренько ушли в отставку без особых плюшек. Р.И.Кондратенко был назначен и.д (исполняющий должность) начальника Квантунского укрепрайона. Когда японцы отрезали Квантун от Маньчжурии из Инкоу прислали приказ, что генерал Кондратенко командует там уже без приставки и.д.
   Британцы с началом русско-японской войны не сидели сложа руки, не те они ребята по складу ума.
   После неудачи дипломатической миссии полковника Янгхазбенда летом - осенью 1903 года в Тибете, англичане с началом войны активизировались. И уже в середине марта вице-король Индии лорд Джордж Натаниел Керзон, известный политик, востоковед и путешественник, прекрасный знаток Ближнего Востока, Средней и Центральной Азии. Он был одним из идеологов и исполнителей 'наступательного курса' (forward policy) Англии в этом обширном регионе и нормальным русофобом. По согласованию с Лондоном Керзон отдал приказ отправить в Тибет дипломатическую миссию, которую возглавлял вновь полковник Фрэнсис Эдуард Янгхазбенд. Сопровождал миссию военный отряд во главе с бригадным генералом Джеймсом Мак-Дональдом. В состав отряда входили 23-й и 32-й сапёрные и 8-й гуркхский полк, пулемётная команда Королевского Норфолкского полка и команда мадрасских сапёров, всего более 3000 солдат. Кроме того, в экспедиции участвовало ещё 7000 человек для снабжения и прочих вспомогательных функций. А что, нормальная такая дипломатическая миссия с трёмя тысячами штыков и пулемётами, очень даже в стиле бритов.
   Что им могли противопоставить тибетцы ? Они в 1904 году ещё пользовались преимущественно ружьями с фитильным замком, хотя были и более современные. В тибетской армии имелось некоторое количество ружей российского образца. В битвах иногда использовались малые пушки. Порох и олово производили в Тибете и складировались в большом количестве. Так было до прихода паломников из России в 1903 году. С ними ситуация изменилась.
   Для обеспечения своей безопасности паломники в количестве двухсот двадцати двух человек имели мосинки, казачьи винтовки. Кроме этого было на человека ещё по четыре винтовки Бердана, тоже казачьих, восемь пулемётов Мадсена С (суданский), ракетные вьючные установки, получалось более тысячи человек можно было вооружить винтовками. Но, и это было не всё. В России зная, что войско Тибета вооружёно на уровне века 17-го, мушкеты, мечи, лук, стрелы, копьё, щит, латы времён средневековья. Ещё были какие-то ружья лхасской выделки, вроде современные, которые, мастера мусульмане из Индии делали, целых два мастера. Скорее всего, ударные ружья. Занимался модернизацией армии Тибета и Агван Доржиев, по его проекту в Лхасе построили водяную мельницу, и собранные кузнецы начали переделывать старые китайские ружья.
   Вот поэтому русские паломники и привезли с собой ударные замки для тибетских мушкетов и пулелейки для изготовления пуль Нейслера для гладкостволов. Наделали кустарных гранат для пушек и ручных, ракет, дали ума пушкам тибетцев, чтоб хоть, чем то относительно боеспособным можно было встретить англичан, используя местность и опираясь на дзонги, тибетские крепости-монастыри. Русские военспецы паломники усиленно готовили тибетское войско к встречи со скорострельной артиллерией и пулемётами англичан.
   Буддист Далай лама имел так сказать армию до 6-ти тысяч солдат максимум, она делилась на отряды в 500-т бойцов, а те на батальоны в 250. К имеющимся солдатам собирались добавить вновь созданные отряды. Вот такой армией и должны были капитан Лавр Георгиевич Корнилов и есаул Наран Эрценович Уланов, со своими урядниками и рядовыми казаками, встретить и желательно победить англичан.
   Британцев решили пустить в Тибет, дать далеко зайти, приманивая Лхасой, потом перекрыть пути отхода уничтожить или принудить к сдаче. Что-то мне это напоминало ? Ха-ха.
   Из описания экспедиции полковником Остином Вадделом,- 'Поход начался от Силигури, где у железнодорожной станции базировались английские войска. Британский отряд, сосредоточенный в Сиккиме в течение ноября 1903 года, 1 января вступил в Тибет. Продвижение было внезапным. Войска перешли перевал Нату-Ла (4310 м), сгруппировались и к 13 января спустились в долину Чумби(2800 м). Никакого сопротивления оказано не было, в каменной стене, преграждающей ущелье, была открыта небольшая калитка, через которую просачивалось всё войско. Руководство долины и маньчжурские чиновники попытались запретить продвижение англичан, пообещав немедленно связаться с Лхасой и вызвать компетентных лиц для переговоров, но англичане отказались вести переговоры из-за отсутствия ответственных лиц высокого ранга с тибетской стороны. Тибетцы заявили формальный протест, но по причине значительного превосходства войска британцев вынуждены были подчиниться. Маньчжурские чиновники устроили приём для высшего английского офицерства.
   Главные силы отряда остались в долине Чумби, а авангард в составе 4 рот и пулемётной команды выдвинулся на Пагри-дзонг (4300 м). Пагри, находясь на плато после крутого подъёма, был очень важен в стратегическом отношении. На дороге к перевалу было китайское укрепление в узком месте под высокой скалой - если бы тут была организована оборона, пробиться можно было только ценой очень больших потерь. Однако войска были отведены и в заграждении предусмотрительно оставлена открытая калитка.
   В Пагри делегация тибетцев просила отряд вернуться, но город был занят 'из военных соображений'. Англичане при этом вели себя корректно с местным населением и оплачивали по твёрдым тарифам услуги по снабжению войска. Между тем к Пагри подошли чиновники и высшие ламы, настоятели монастырей Дрепунг, Сэра и Ганден, и запретили местному населению снабжать англичан продовольствием и топливом. Английское руководство выдвинуло ультиматум тибетским властям. Тибетцы, однако, стали отказываться вести переговоры до тех пор, пока англичане не отведут войска обратно к границе.
   В Пагри был оставлен небольшой передовой отряд, а вся экспедиция вернулась в Чумби, готовясь к серьёзному походу. Снизу тянули телеграфные провода, войско поддерживало постоянную связь с Лондоном и узнавало оттуда свежие новости. Носильщики по частям подняли телеги и собрали их уже на тибетском плоскогорье.
   С начала февраля 1904 года от Пагри войско стало перерассредотачиваться к урочищу Туна за перевалом Тангла (4580 м), на главное тибетское плато. В этом положении британские войска простояли до 1904 года, устраивая свои сообщения. В пяти милях за Туной сосредоточилось тибетское войско, около 2000 человек, которое стремилось блокировать проход в Гьянгдзе.
   К 30 апреля весь отряд сосредоточился у Туны, а 31 марта он продвинулся к Гуру, где состоялся первый бой с тибетцами. После неудавшихся переговоров английское войско долго маневрировало, потом в результате инцидента тибетский генерал выхватил мушкет у сипая и выстрелил, что было сигналом для тибетцев к атаке. Они пошли в атаку, англичане быстро отреагировали, офицеры стали отстреливаться из винтовок, ударили из пулемёта. Тибетцы на удивление остановились,и начали вести весьма меткий огонь из своих ружей можно сказать древних ружей, некоторые из-за укрытий, другие с колена, у англичан в этом бою появились первые убитые и раненые, убитых шесть, раненых 39 человек. После усиления огня тибетцы отошли, у них тоже были потери, 38-мь убитых, 127 раненых, в бою погиб лхасский генерал. Англичане оказали медицинскую помощь раненым, многие из них после лечения были отпущены.
   После этого тибетское войско отошло к северу. 4 мая англичане стали продвигаться дальше. 9 мая в ущелье по дороге в Гьянгдзе состоялась вторая битва. Тибетцы перекрыли проход в узком месте и установили пушки. Тибетцы начали стрелять, когда англичане дошли до зоны обстрела, попав под обстрел они понесли потери, и отошли. Британцы послали отряд сикхов обойти тибетцев с холма. За три часа сикхи взобрались на холмы и хотели атаковать тибетцев, но, были встречены отрядом, который прикрывал пушки, он ружейным огнём отбил атаку сикхов, в то же время англичане начали обстрел снизу, и пошли в новую атаку. Их подпустили на дальность картечи и ружей, и открыли огонь. У британцев вновь были потери. Но, после этого успеха тибетцы оставили позиции, и отошли к Гьянгдзе.
   Британский отряд продолжал движение, и 12 мая подошёл к Гьянгдзе. В городе не было войск, англичане свободно расположились, около него. Дзонг был занят тибетцами, но они бездействовали, силы их были неизвестны. Солдаты за индийские рупии покупали провиант и товары у местного населения по ценам, которые по сравнению с индийскими были очень низкие.Часть войска было отведено назад для организации тылового обеспечения. После того как отряд полковника Брандера ушёл дальше, чтоб занять ключевой перевал Каро-ля для обеспечения продвижения к Лхасе. 4 июня лагерь англичан был атакован тибетцами, точнее взят в осаду несколькими тысяч солдат, позже выяснилось более четырёх тысяч. Телеграф был перерезан, группы, посланные его восстановить, назад не вернулись.
   Тибетцы опять удивили британцев, обычной атаки массами пехоты не было. Их противник вокруг лагеря возвёл укрепления, установил несколько пушек и из них начал обстреливать лагерь, когда англичане открывали ответный огонь из своих орудий,противник менял позицию. Но, главная неприятность была не в обстреле из нескольких гладкоствольных пушек, проблема была в ракетах и стрельбе снайперов. На позиции англичан с небольшими перерывами регулярно падали и взрывались, хотя и не всегда тибетские ракеты,начинённые шрапнельными пулями из олова и камней. Количество раненых выросло в первый день за сотню, а от огня в тот же день снайперов погибло более 50-ти офицеров и солдат, причём огонь они вели из винтовок с бездымным порохом. Так продолжалось ещё несколько дней, хотя потерь стало меньше. Командующий отрядом бригадный генерал Джеймс Мак-Дональд, не мог позволить тибетцам, чтоб события развивались по такому неприятному для англичан сценарию.
   10 июня британцы сами пошли в атаку на укрепления тибетцев, рассчитывая их оттуда выбить, нанести им поражение и снять осаду. Проведя артиллерийский обстрел позиций противника, в атаку пошла пехота, она была встречена плотным ружейным, и к огромной досаде англичан винтовочным огнём из нескольких сотен стволов, были так же пушки и ракеты, но хуже всего было то, что у диких тибетцев были ... пулемёты !!! Только роты беспримерно храбрых гуркхов из 8-го полка, неся потери от огня сумели дойти до позиций тибетцев, и сошлись с ним в рукопашной, но, перед этим вновь понесли потерь от ручных бомб, которыми их атаку встретил противник. Несмотря на своё бесстрашие и грозные ножи кукри, одолеть многочисленных тибетцев, которые тоже хорошо владеют холодным оружием они не смогли. Атака англичан с большими для них потерями была отбита. Они отошли в лагерь, и были вынуждены зарыться в землю как можно глубже. Осада и обстрелы продолжились.
   Оставалась надежда на отряд полковника Брандера, он должен был занять перевал Каро-ля, который открывал путь дальше, на Лхасу, оставить там часть сил и с остальными вернуться, у отряда были пулемёты. Надеялись и на подкрепления, которые должны были подойти со стороны Кангмы. Но, надеждам не суждено было сбыться. 18 июня с перевала пришёл отряд, но не англичан, а тибетцев.
   Силы полковника Брандера на перевале Каро-ля, были разбиты и пленены отрядом противника в три тысячи человек, у него были ракеты, сотни винтовок и вновь пулемёты. Попав в заранее устроенную засаду, отряд англичан понёс большие потери, в ходе ожесточенного боя не смог пробиться обратно. Он был блокирован, два дня подвергался обстрелам и атакам, и вынужден был сдаться.
   Лагерь британцев у Гьянгдзе после прихода подкрепления к тибетцам трое суток днём и ночью подвергался обстрелу из пушек, ракет и винтовок. 23 июня генерал Мак-Дональд принял предложение о сдачи. После этого тибетцы, вооружившись британскими трофеями, большими силами пошли на юг, с ходу выбив и пленив пост в Кангме и разбив идущие из Мак-Дональду подкрепления, 1 августа 1904 года они заняли Пагри-дзонг, 9 августа вышли на перевал Нату-ла, и остановились. Вскоре мир узнал о поражении британцев в Тибете'.
   Вот так тибетцы со своим сострадательным далай-ламой с помощью паломников из России, отбились от англичан, и, по сути, создали уже независимый от Китая Тибет. В России после этого появился постоянный представитель далай-ламы, в Лхасе от России. Была налажена постоянная торговля, и наверняка военно-техническое сотрудничество.Что ж как говориться всё в кассу.
   2 августа, в Ильин день Япония вздрогнула. Из Либавы вышла 2-я Тихоокеанская эскадра (ТОЭ) под командованием вице-адмирала Степана Осиповича Макарова. Символично, и не зря.
   В состав эскадры входили эскадренные броненосцы 'Цесаревич', 'Александр 3-й', 'Князь Суворов', 'Бородино', плюс к ним два монаха-воина 'Пересвет' и 'Ослябя', крейсера 1-ранга 'Олег', ' Витязь', 'Штандарт' (император Михаил 2-й не пожалел для дела свою лучшую яхту), 2-го ранга ' Жемчуг', 'Изумруд', 'Светлана' и 'Роксалана',старички крейсера"Память Азова", "Владимир Мономах", улучшенные эсминцы 'Грозный', 'Громкий','Громящий' 'Пронзительный', 'Прозорливый', 'Резвый',"Ретивый", "Рьяный". Транспорты снабжения, угольщики, две плавмастерских, госпитальное судно, аэростатоносец, морской буксир. В Массауа к эскадре должны были присоединиться три бывших испанских минных крейсера, переделанные по заказу Судана по сути в крейсера 3-ранга.
   Не знаю сами русские додумались или мои подсказки сработали. Но, самый медленный транспорт в эскадре имел 12 узлов, а не так как транспорт "Иртыш" 10-ть в той реальности и другие судна снабжения. Угольщики уже по моей прямой подсказки,плюс данные от флотских офицеров Роял Нави в Судане, сделали 'этажерками', и была даже механизация загрузки-выгрузки. Эскадра должна была с помощью всего этого, и, опираясь на доброжелательные порты и свои базы появиться на Дальнем Востоке быстрее обычного. Время и внезапность на войне дорого стоят.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"