Чернованова Валерия: другие произведения.

Колдун моей мечты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Отправляясь в путешествие по солнечной Италии, запомните несколько важных правил:
    1. Остерегайтесь сумасбродных духов, возомнивших себя Купидонами.
    2. Не позволяйте всяким загадочным незнакомцам зачаровывать вас в баре и проводить с вами ночь.
    3. Но главное - не переходите дорогу ревнивым ведьмочкам. Ведь может статься, что вам навяжут свою волшебную силу и своего жениха.
    Я нарушила все три правила и оказалась в мире, о существовании которого раньше даже не подозревала. Где случайно обзавелась супругом, стала мишенью для мстительного стрэга и чуть не погибла от яда демона. Но, быть может, всё не так уж и плохо, и, если смогу преодолеть все свалившиеся на мою голову испытания, наградой мне станет то самое большое и светлое чувство. Как в старых добрых сказках про любовь...

    Победитель конкурса "Руны любви". Зима/Весна 2016. Оставлен ознакомительный фрагмент. Роман вышел в издательстве АСТ в августе 2016.

    Купить книгу



КОЛДУН МОЕЙ МЕЧТЫ

  
   Аннотация:
   Отправляясь в путешествие по солнечной Италии, запомните несколько важных правил:
   1. Остерегайтесь сумасбродных духов, возомнивших себя Купидонами.
   2. Не позволяйте всяким загадочным незнакомцам зачаровывать вас в баре и проводить с вами ночь.
   3. Но главное - не переходите дорогу ревнивым ведьмочкам. Ведь может статься, что вам навяжут свою волшебную силу и своего жениха.
   Я нарушила все три правила и оказалась в мире, о существовании которого раньше даже не подозревала. Где случайно обзавелась супругом, стала мишенью для мстительного стрэга и чуть не погибла от яда демона. Но, быть может, всё не так уж и плохо, и, если смогу преодолеть все свалившиеся на мою голову испытания, наградой мне станет то самое большое и светлое чувство. Как в старых добрых сказках про любовь...

ГЛАВА 1

  
   Руслана
   Путешествовать по Италии в разгар лета -- развлечение не для слабонервных. Это я поняла после первого же дня, проведенного под палящим солнцем ее древней столицы.
   По мере того как стрелки часов медленно, но верно приближались к цифре двенадцать, а температура грозилась перевалить за отметку сорок, увеличивались и мои шансы получить тепловой удар.
   Не подумайте, я вовсе не привередливая. Мне нравилось бродить по мощеным улочкам, овеянным дыханием старины; любоваться роскошными фонтанами, служившими украшением маленьким, будто нарисованным площадям; сидеть на ступенях всем известной Испанской лестницы и восхищаться великолепием античных творений.
   Но делать это на солнцепеке, когда воздух раскален до предела, а вокруг тебя снуют толпы галдящих туристов -- удовольствие, скажу я вам, ниже среднего.
   Сами римляне с гордостью утверждают, что для изучения их города не хватит и целой жизни. Мне же с лихвой хватило и половины дня. И теперь единственное, о чем я мечтала, это как можно скорее добраться до ближайшей станции метро, вернуться в гостиницу и провести остаток дня под холодным душем.
   Инка -- заядлая путешественница, спортсменка и активистка, а по совместительству еще и моя лучшая подруга, в отличие от меня ленивой, плевать хотела и на жару, и на толчею на римских улочках. Только попискивала от восторга, когда мы приближались к очередной достопримечательности, и спешила сделать уже не знаю какое по счету селфи.
   Когда добрались до достославного Колизея (пешком!), я была готова отдать богу душу. Глотнув в последний раз из бутылки теплую воду, принялась осматриваться, выискивая взглядом юрких торговцев, предлагавших туристам минералку, палки для селфи и прочие мелочи. Поймав одного из них, смуглого паренька, изъяснявшегося на ломаном английском, протянула ему монетку, взамен получив очередную порцию живительной влаги.
   Кажется, еще поживу.
   -- Колизеюшка! -- подруга издала победный клич и ринулась к бесконечной очереди, длинным шлейфом тянувшейся от древнего сооружения.
   -- Нет, Инна, мы в него не пойдем! -- Придерживая рукой соломенную шляпку, я понеслась за подругой. -- Ты видела это столпотворение? Мы и через час туда не проберемся!
   -- Но это же Колизей, -- посмотрела на меня, как на умалишенную, Инка. -- Разве можно побывать в Риме и не увидеть это чудо?
   -- Может, завтра увидим, а? Чудо ведь никуда не денется, -- пошла я на компромисс. -- Или сегодня вечером. -- Сложила ладошки возле груди и протянула жалобно: -- Пли-и-из...
   -- Вечером будет закрыто! -- осталась непреклонной подруга. В серых глазах появился знакомый маньячный блеск. Инка уже предвкушала долгую фотосессию на руинах амфитеатра и последующее за этим распространение фотографий по всем существующим соцсетям.
   Я застонала. Поняла, что отговаривать ее бесполезно, и с видом мученицы поковыляла к доисторической громаде.
   Признаюсь, насчет часа я немного ошиблась. Мы проторчали в очереди целых полтора. И вот наконец, расставшись с очередной банкнотой и получив вожделенные билеты, миновали металлическое ограждение. Инка решила начать осмотр сверху и прыткой козочкой поскакала по лестнице на второй этаж. Тяжело вздыхая, я поплелась за нею следом.
   Пока подруга занималась самопозированием, я, свесившись вниз, смотрела на узор из полуразрушенных стен, располагавшихся под самой ареной и некогда составлявших подвальные помещения, в которых метались хищные звери и готовились к бою бесстрашные гладиаторы.
   Почему-то подумалось, что снаружи Колизей выглядел куда более впечатляюще, чем изнутри. Особенно вечером, в ореоле желтых огней, подернутый дымкой таинственности. Конечно же, если верить просмотренным в сети фотографиям.
   Все-таки надо было приходить сюда вечером. Полюбовались бы со стороны на это чудо света и хватит.
   От запоздалых сожалений меня отвлекла девушка в необычном ярком платье, как будто сотканном из цветов. Она показалась из-за одной из стен и, вскинув голову, посмотрела прямо на меня. А поймав мой взгляд, весело подмигнула и снова исчезла в каменном лабиринте.
   -- Инна, мы можем спуститься вниз, под арену?
   -- Неа, -- подруга приняла кокетливую позу и сделала еще один снимок, -- не пустят. Хотя за такие деньжищи...
   Я не дослушала ее, отвлеклась, когда тренькнул телефон.
   -- Ну наконец-то, -- проворчала беззлобно. -- Неужели вспомнил о своей невесте?
   Еще утром, только прилетев в аэропорт Фьюмичино, сразу же отправила Димке сообщение. Второе послала, когда мы приехали в гостиницу. Но ответом мне была тишина. Посчитав, что любимый с головой ушел в работу, а телефон, как обычно оставленный в режиме "без звука", затерялся где-то среди папок на рабочем столе, решила его больше не беспокоить и смиренно ждала от него звонка.
   Пока рылась в своем бездонном плетеном бауле в поисках телефона, Инка уже успела переместиться в другую часть амфитеатра и теперь щелкала фотоаппаратом оттуда. Помахала мне и приказала замереть, чтобы она могла запечатлеть кареглазую красотку в длинном белом сарафане, то бишь меня.
   Ну я и замерла. Вернее, остолбенела. Потому как в тот момент лихорадочно читала полученное сообщение, с трудом вникая в смысл жестоких строк.
  
   Лана, я люблю тебя. Но, как оказалось, совсем не той любовью. Ты замечательный, солнечный человечек, который способен одной только улыбкой осчастливить любого мужчину. Но, к сожалению, не меня.
   Наша любовь уже давно перестала быть настоящей. Может, время убило чувства. Может, изменились мы. Или изменился я.
   Было сложно сказать тебе об этом в глаза... Прости. Надеюсь, когда-нибудь ты сумеешь преодолеть обиду, и мы снова станем друзьями.
  
   В изнеможении прислонилась к каменному выступу, вновь и вновь вчитываясь в коротенькое послание, отказываясь верить в смысл больно ранящих слов.
   -- Руся...
   Я даже не заметила, как вернулась Инна, и теперь смотрела на меня с недоумением и тревогой, силясь понять, что же только что произошло.
   Молча протянула ей телефон и зажмурилась, не в силах сдержать слезы.
   Бросил меня при помощи СМСки. Пять идеальных, сказочных лет псу под хвост.
   -- Вот урод! -- кратко резюмировала Инна. Глянув на меня, зашептала быстро: -- Ну, ну, Руся, не плачь. Еще пожалеет и передумает. Мало ли что на него нашло! У мужиков у всех перед свадьбой крышу сносит. Будем считать это предбрачным помутнением рассудка. Уверена, не успеешь вернуться домой, как он приползет к тебе на коленях вымаливать прощение за идиотскую СМСку.
   -- Не приползет, -- я шумно выдохнула, нервно смахнула слезы, почувствовав на себе любопытные взгляды остановившихся рядом туристов.
   Димка не такой. Слов на ветер не бросает и, если уж что-то решил, то от решения своего не откажется. Никогда.
   Исключением стали только я и наша с ним свадьба, с мыслью о которой теперь можно благополучно распрощаться.
   Подумав об этом, дрожащей рукой нацепила очки, надвинула пониже шляпу. Ее широкие поля, как оказалось, не только защищали от коварного солнца, но и помогали маскироваться.
   -- Пойдем. -- Инна взяла меня за руку. -- Вернемся лучше в гостиницу.
   К тому моменту мне уже было все равно, куда мы отправимся и что будем делать. Хоть пешком через весь Рим. А лучше сразу с ближайшего моста в Тибр.
   Перед входом в метро подруга притормозила и, достав из сумочки мобильный, с каменным выражением лица принялась искать в контактах чей-то номер.
   -- Инн, а смысл? -- сразу догадалась я, с кем она решила пообщаться.
   -- Хочу понять, что это за фокусы, -- ответила несостоявшаяся подружка невесты.
   Я в сотый раз глянула на экран телефона, что сжимала в руке, в тайне надеясь, вдруг проклятое сообщение -- всего лишь глупая шутка, и следом за ним придет еще одно с кучей смайлов и заверениями в вечной любви. Но новая СМСка так и не появилась.
   -- Звони, -- прошептала тихо.
   Секунды, пока из Инкиного телефона доносились гудки, показались мне вечностью. Наконец девушка подобралась и громко затараторила:
   -- Дима! Ты совсем сдурел?!
   Я слышала его, такой родной мне голос, но разобрать, что он говорил, не смогла. Стояла, затаив дыхание, и не шевелилась, только с надеждой смотрела на подругу.
   -- Урод! -- резко свернула разговор Инна и сунула телефон обратно в сумку.
   -- Что он сказал?
   -- Пойдем, Руся, -- схватив за локоть, девушка потащила меня в подземку.
   -- Инн...
   -- Сказал, что он трусливая сволочь, которой не хватило смелости расстаться с тобой лично, -- явно подкорректировала слова моего бессердечного жениха подруга и воскликнула в сердцах: -- Какая же он все-таки скотина! За неделю до свадьбы!
   Я горько усмехнулась.
   Идея отправить меня в Италию принадлежала Диме. Он даже билет мне оплатил в подарок по случаю окончания универа. В аэропорту, прощаясь со мной, не переставал повторять, что будет скучать и считать дни до моего возвращения. Советовал отдохнуть, повеселиться, как следует пошопиться и ни о чем не переживать.
   Не переживать!
   Интересно, он уже тогда знал, что бросит меня? Может, специально и сдыхался. Сам ведь признался, что духу хватило только на одну единственную жалкую СМСку.
   -- Вот скот, -- еще раз подытожила Инна.
   Я зажмурилась, чувствуя, как по щекам снова бегут слезы. Стоило подумать о свадьбе, как все внутри меня сжималось от тоски по любимому.
   Можно сказать, он бросил меня прямо у алтаря. На неделю раньше, конечно, но легче от этого не становилось. Скверное ощущение.
   Теперь нужно будет возвращать платье, извиняться перед приглашенными, выслушивать стенания родителей...
   Черт!
   С Димкой я познакомилась на первом курсе университета. Увидела его и сразу пропала. Наши отношения можно было сравнить с фейерверком. Феерия страсти. Подруги завидовали мне черной завистью и не уставали шутливо напоминать, какой идеальный мне достался мужчина.
   Да я и без них это прекрасно знала. Димка был самым внимательным и самым нежным ухажером, чуть ли не на каждое свидание таскавшим мне букеты и распевавшим под моими окнами полуночные серенады.
   Согласитесь, в наше время таких романтиков днем с огнем не сыщешь. А мне повезло встретиться с этим раритетом, понравиться ему, завязать отношения.
   Мама с папой разве что не молились на будущего зятя и благословляли день, когда я случайно столкнулась с ним в коридоре университета.
   Дима стал моим первым мужчиной, смыслом моей жизни. Я уже заранее придумала имена троим нашим будущим малышам и мечтала прожить с ним до глубокой старости.
   А теперь понимаю, что мечты так и останутся всего лишь мечтами. Я в чертовой Италии. С обручальным кольцом и разбитым сердцем.
   Оказавшись в гостинице, заперлась в ванной и ревела там как белуга, пока не закончились слезы. Только когда подруга начала осторожно скрестись в дверь, намекая, что ванная одна, а нас вообще-то в номере двое, я вернулась в комнату.
   При виде меня Инна почему-то разозлилась.
   -- Руся, ну ты чего в самом деле?! Будешь рыдать теперь дни напролет? Из-за какого-то там урода?!
   -- Не из-за какого-то урода, -- хлюпнула носом. -- А из-за моего.
   Хотя нет, теперь уже и не моего. Чужого...
   -- Ну ладно бы, если бы он умер, -- выхаживая по комнате, своеобразно утешала меня подруга. -- Тогда в твоих слезах был бы смысл. А так... Это он должен волосы на себе рвать и посыпать голову пеплом, что пренебрег такой красоткой. Иди-ка сюда!
   Инна подтащила меня к шкафу с зеркальными створками. В них отражались высокая пышногрудая блондинка с коротким каре и ярко подведенными серыми глазами и среднего роста худенькая шатенка с припухшим от слез лицом и поникшими плечами.
   -- Если думаешь, что я позволю тебе киснуть всю неделю в номере, страдая по этому гаду ползучему, даже не надейся. Так! Сейчас быстро приводишь себя в порядок, и мы идем есть пиццу. Итальянская пиццерия занимает второе место после Колизея в моем списке достопримечательностей.
   -- Инн, -- я снова шмыгнула носом, -- может, ну ее, эту пиццу? Лучше пойдем напьемся, а?
   Подруга что-то прикинула в уме, и на ее лице появилась так хорошо знакомая мне предвкушающая ночное безумие улыбка.
  
   Вечером мы с Инной узнали об итальянцах один интересный факт: в большинстве своем они не дружат с английским. Совсем. По крайней мере, те прохожие, с которыми нам довелось пообщаться в попытке выяснить, где в центре Рима можно найти приличное и не слишком дорогое заведение, либо глупо улыбались в ответ и разводили руками, либо пытались что-то сказать-показать, перемежая слова иностранного языка с итальянским. А заканчивалось все настырными попытками узнать наши имена и название гостиницы, где мы остановились, или, на худой конец, разжиться нашими номерами телефонов.
   От очередного аборигена, к которому имели глупость обратиться со злободневным вопросом, спасались чуть ли не бегством, слыша вдогонку назойливые "Bella!" и "Ti amo!". Так с Инной и не поняли, в кого же из нас двоих он успел влюбиться и кого посчитал непревзойденной красавицей. Но возвращаться и уточнять не стали.
   В популярные места, куда стекалось большинство туристов, идти не хотелось. В субботу вечером там наверняка будет аншлаг и цены окажутся заоблачными. А мы, пока еще безработные двадцатитрехлетние выпускницы, могли позволить себе только скромную попойку и не имели права шиковать.
   "Все-таки Димка еще тот гад", -- снова вспомнила я о своем коварном возлюбленном. Не мог подождать несколько дней и испортить мне жизнь в конце отпуска. Наверное, не терпелось избавиться от статуса обрученного.
   С грустью посмотрела на украшавшее безымянный пальчик колечко, с которым у меня так и не хватило духу расстаться, и почувствовала, как к горлу снова подступает комок.
   -- Руся, не начинай, -- сразу уловила перемену в моем настроении Инна.
   -- Не буду, -- взяв себя в руки, пообещала я и ринулась пытать счастья у идущих навстречу нам девушек.
   Парней решили обходить десятой дорогой, дабы избежать новых восторгов по поводу нашей внешности и очередных признаний в любви. Сейчас я была настроена весьма категорично против этого злого чувства.
   На сей раз нам повезло. Девушки хорошо владели английским и подробно объяснили маршрут к популярному, но известному в узких кругах ночному клубу. Оставалось только спуститься в метро, проехать одну остановку, немного попетлять по лабиринту улочек, и мы на месте.
   Поблагодарив добрых самаритянок, направились к подземке.
   Уже через полчаса мы сидели за барной стойкой и пытались объяснить стоявшему по другую ее сторону парню, что нам нужно покрепче и побольше. Благо бармен попался смышленый, а на мою просьбу приготовить эликсир от разбитого сердца с улыбкой заявил, что хотел бы посмотреть на того сумасшедшего, который посмел разбить сердечко такой красавице.
   -- Нравятся мне эти итальянцы, -- когда парень занялся коктейлями, доверительно сообщила Инна. -- Сплошные комплименты. Я себя прям богиней чувствую.
   -- Димка тоже их не жалел, этих самых комплиментов, -- подперев рукой щеку, подавленно пробормотала я.
   Инна знаком показала бармену, чтобы готовил скорее свой живительный эликсир и не заморачивался закуской. Подруга считала, что на голодный желудок я быстрее дойду до нужной кондиции и перестану разводить сырость.
   -- Предлагаю игру! -- оживилась "моя жилетка". -- Одно упоминание об этом гуманоиде -- один шот.
   -- Я же себе коктейль заказала, -- меланхолично напомнила ей и с тоской прошептала: -- Интересно, чем он сейчас занят? А вдруг уже нашел мне замену?
   От этой мысли сердце пронзила боль напополам с ревностью.
   -- Первый шот! -- не терпящим возражений тоном распорядилась Инна.
   Как по мановению волшебной палочки передо мной появилась стопка с чем-то прозрачным и, по-видимому, очень крепким.
   -- Граппа, -- сверкнул белозубой улыбкой бармен.
   Я подозрительно принюхалась и под бдительным оком своих надзирателей заглотнула итальянское пойло.
   -- Ну ничего себе, -- просипела, почувствовав, как у меня перехватило дыхание. -- Жесть!
   Инна заботливо пододвинула ко мне коктейль в высоком бокале, предлагая запить иностранную гадость розоватой бурдой, тоже иностранного происхождения, с нелепым названием "Клубничные ласки".
   -- Хочешь, чтобы в гостиницу я возвращалась ползком? -- с сомнением покосилась на подругу.
   -- Все под контролем, положись на меня, -- беспечно отмахнулась Инна.
   Я недоверчиво хмыкнула. В последний раз, когда решилась на нее положиться, это закончилось плохо для нас обеих.
   К сожалению, чем больше я хмелела, тем болтливее становилась и тем сильнее мне хотелось говорить о Диме. Вспоминать наши с ним самые яркие моменты и делиться ими с окружающим миром. Под окружающим миром я подразумевала себя, Инну и ни бельмеса не понимавшего по-русски бармена, но поглядывавшего на несчастную туристку с сочувствием.
   Иногда на горизонте появлялись желающие завести с нами знакомство, но подруга с помощью жестов доходчиво объясняла, в каком направлении им следует двигаться, и мы снова оставались наедине с нескончаемыми стопками и моими омраченными грустью воспоминаниями.
   "Душеизлияние" провоцировало появление новых шотов и, как результат, более тяжелую степень алкогольного опьянения.
   -- Лана, -- в конце концов не выдержала Инна, -- ну хватит! Пострадала немного и баста! Давай двигаться дальше.
   -- А может, со мной что-то не так? -- вдруг почувствовала острый приступ закомплексованности. -- Может, я недостаточно для него хороша? Больше не привлекаю его как женщина?
   Инна сделала глубокий вдох, затем выдох, настраивая себя на благодушный лад и наверняка борясь с желанием треснуть меня по голове, чтобы я наконец перестала ныть и страдать.
   -- Ставлю на то, что ты за пять минут охмуришь любого в этой забегаловке.
   -- Из тех, что к нам клеились? -- пьяно хихикнула я. -- И минуты будет много.
   -- Нет, -- Инна крутанулась на высоком стуле и, закинув ногу на ногу, обвела полутемное помещение сосредоточенным взглядом, -- выберем в жертвы кого-нибудь посолиднее, а не эту шпану. Тех, кто нас игнорирует.
   Я равнодушно передернула плечами и продолжила потягивать приторно-сладкий коктейль.
   -- Нашла! -- воскликнула Инка и резко развернула меня лицом к залу, так, что перед глазами поплыли круги. -- Видишь тех стильно одетых красавчиков?
   -- Которые с каменными рожами? -- заметила в дальнем углу на диванчиках трех парней, скучающими взглядами обводящих танцпол.
   -- Именно, -- удовлетворенно кивнула подруга. -- Засекаю время. Через пять минут как минимум один из них окажется у твоих ног. И потом не ной и не компостируй мне мозги своими несуществующими комплексами.
   -- А давай! -- неожиданно для себя самой азартно согласилась я.
   Что мне терять в этой жизни? Самое главное я уже потеряла.
   Допив для храбрости коктейль, одернула шелковую блузку, откинула волосы на спину и отправилась воплощать в жизнь план подруги.
   Если бы знала, во что вляпаюсь, ни за что бы не потащилась на чертов танцпол!
  
   -- Какой-то унылый у нас получается мальчишник. -- Лука скучающе зевнул и мельком глянул на экран телефона. Еще не было даже одиннадцати, а он уже мечтал поскорее убраться из затрапезного, по его мнению, клуба. -- Говорил же устроить частную вечеринку, заказать девочек, а не тащиться на эту помойку.
   -- Уже забыл, чем закончилась последняя твоя частная вечеринка? -- усмехнулся парень в светлых джинсах и белой футболке. -- Мне перед свадьбой проблемы не нужны.
   -- Согласен с Лукой, -- пробормотал сидевший напротив них молодой человек в очках. Знаком велел официантке повторить их заказ и, закинув руки на спинку дивана, меланхолично продолжил: -- Просто напиться я вполне мог и дома.
   -- Во-о-от! -- возвращая на столик пустой бокал, громко подчеркнул Лука. -- Даже святоша Габриэль не против развлечься. Предлагаю найти более интересное заведение, есть тут одно неподалеку. Что скажешь, Дарио?
   -- Ну да, святоша, -- оставив без внимания адресованный ему вопрос, хмыкнул жених и покосился на Габриэля.
   В глазах последнего впервые за вечер мелькнул интерес. Проследив за взглядом друга, Дарио понял, что вызвало у того любопытство. Девчонка в коротких шортах и темно-синей блузке, с копной каштановых волос, прикрыв глазах, соблазнительно двигалась в такт музыке.
   -- Предлагаю все-таки остаться здесь, -- вдруг передумал Габриэль. На лице ведьмака появилась предвкушающая веселье улыбка. -- Устроим нашему жениху маленькое испытание.
   Дарио недовольно скривился.
   -- Что, прям сегодня? Накануне моей собственной свадьбы?
   -- Боишься переутомиться? -- подначил его Габриэль.
   -- Иди ты к демону! -- беззлобно отозвался жених.
   -- Уже был там, -- усмехнулся ведьмак и выжидательно посмотрел на друга, напоминая тому о проигранном когда-то пари.
   Зная, что платить за свой проигрыш все равно рано или поздно придется, Дарио, в очередной раз припомнив бедного демона и всю его родню, поднялся и направился к наслаждавшейся танцем девушке.
   -- А это должно быть интересно, -- поудобнее устраиваясь на диване, протянул Лука. -- Пожалуй, я все-таки задержусь.
  

ГЛАВА 2

  
   Руслана
   Инна как в воду глядела. Спустя несколько минут один из троицы -- высокий брюнет с темно-карими глазами и сексуальной щетиной на холеном лице -- нарисовался передо мной.
   Стоит отметить, нарисовался он очень вовремя. Как раз в тот момент коварный алкоголь одержал верх над слабым телом, и меня повело. Возникло странное ощущение, будто земля уходит из-под ног, и все вокруг подернулось непроницаемой пеленой. Все, кроме смазливого итальянца, ловко подхватившего меня и заключившего в свои объятия.
   Но лучше уж в его объятиях, чем на полу.
   -- Привет, -- сказал он на... Так и не поняла, на каком языке ко мне обратился.
   Чертовы шоты...
   Слабость в коленях не спешила проходить, и я на всякий случай решила пока не отказываться от подпоры.
   -- Такая аппетитная девочка, -- продолжил он наше знакомство. Погладил меня по щеке и, демонстративно втянув носом воздух, заявил шепотом: -- Сладко пахнешь. Пойдешь со мной?
   -- И что, это работает? -- хмыкнула я. -- Хоть кто-нибудь ведется на твое самоуверенное "пойдешь" и "пахнешь"?
   -- Все без исключения, -- самодовольно признался незнакомец и, не ослабляя хватки, снова зашептал мне что-то на ухо.
   После его абракадабры перед глазами окончательно все помутнело. Попробовала обернуться, чтобы отыскать взглядом подругу, но в обволакивающем помещение тумане могла различить только обнимавшего меня итальянца.
   Мне бы разозлиться, оттолкнуть от себя прилипалу. На худой конец позвать Инну или того душку-бармена, что стойко терпел мое нытье на протяжении всего вечера. Но ни злости, ни страха, как ни странно, я не почувствовала. Безвольной куклой замерла в его руках, не способная ни закричать, ни пошевелиться.
   -- Отпустишь? -- попросила, хоть и предчувствовала, каков окажется ответ.
   -- Не сейчас... -- карие глаза гипнотизировали, подавляли волю.
   Уплывая в туман, я надеялась, что подруга все-таки где-то рядом и сумеет меня защитить. Говорила ведь, что все у нее под контролем.
   К сожалению, под контролем оказалась я. В незнакомом городе, во власти совершенно незнакомого мне мужчины.
  
   По коже бежали мурашки. То ли из-за работавшего в комнате кондиционера, то ли на меня так действовали прикосновениях чужих рук и губ.
   На миг зажмурившись, снова распахнула глаза, пытаясь понять, где я. Но и вторая попытка осмотреться тоже оказалась неудачной.
   Ролеты были опущены, и в темноте едва угадывались очертания мебели. Кажется, меня занесло в чью-то спальню. Бессовестный похититель обнаружился рядом. Я не видела его, но чувствовала у себя за спиной его дыхание, его губы, увлеченно исследовавшие поцелуями мои плечи, шею.
   Пыталась запаниковать, скинуть удерживавшие меня руки, попробовать позвать на помощь, но мое собственное тело меня не слушалось. Чем сильнее хотела испугаться, тем слабее и, к своему стыду, податливее становилась.
   Что за черт! Может, бармен заодно с этим маньяком? Подмешал мне что-то в коктейль, вот я и превратилась в безвольную игрушку.
   Блузка как-то незаметно оказалась приспущена, горячие ладони теперь мягко оглаживали живот и бедра, и заканчивать на этом свои тактильные исследования незнакомец явно не собирался. Почувствовала, как пальцы его добрались до пуговицы на шортах и, легко справившись с ней, скользнули под ткань трусиков. Я шумно выдохнула, невольно прикрыла глаза, разве что голову ему на плечо не пристроила. К счастью, вовремя спохватилась и принялась ругать себя последними словами. Мысленно. На что-то большее сил не осталось.
   -- Кто такой Дима? -- неожиданно спросил он, вероятно, решив разнообразить диалогом наше с ним... хм, тесное общение.
   -- А кто такой Дима? -- на миг выплывая из эйфорического состояния, пробормотала я.
   Поняв, что только что сморозила, до боли прикусила губу. Кажется, так низко в своих глазах я еще не падала.
   Туман в голове мешал сосредоточиться, а от становившихся все более откровенными ласк внизу живота появилось приятное томление.
   И дернуло же меня отправиться в чертов клуб...
   -- Так кто такой этот Дима? -- допытывался тем временем мой соблазнитель. Задрав несчастную блузку, легонько сжал вдруг ставшее болезненно чувствительным полушарие. -- Ты всю дорогу о нем вспоминала.
   -- Дима, -- выдохнула, тщетно пытаясь собраться с мыслями, -- мой будущий муж... То есть уже бывший будущий.
   -- Больше не произноси это имя, -- посоветовали мне хриплым шепотом.
   Слушаюсь и повинуюсь, блин.
   Очень хотелось послать чертового командира куда подальше. Но вместо этого, подвластная очередному его приказу, я покорно подняла руки, и блузка в один миг переместилась на ковер. Позже там же оказалась вся остальная моя одежда.
   -- Что ты со мной сделал? Это какой-то наркотик? -- едва удерживаясь на ногах от накатывающих слабости и наслаждения, пробормотала я.
   Ох, боюсь, завтра я буду люто ненавидеть себя и проклинать за сиюминутное удовольствие, что дарили мне сейчас его прикосновения.
   -- Никаких наркотиков. Ты ведь сама хотела. Иначе бы не извивалась так соблазнительно перед нами в клубе.
   -- Я не хотела и не изви... -- мой ответ смешался с предательским стоном.
   С каждой секундой все сложнее становилось противиться страстному влечению. Откинув назад голову, я растворялась в его ласках, его поцелуях, стремительно приближаясь к желанному финалу.
   -- Все еще не хочешь? -- сорвав с моих губ очередной полустон-полувсхлип, мерзавец неожиданно остановился.
   А по-другому его и не назовешь. Довел девушку до невменяемого состояния и в конечном итоге лишил оргазма.
   Мои мысленные возмущения немного притупились, когда он развернул меня лицом к себе и завладел моими губами, одним только поцелуем чуть снова не погрузив в пучину блаженства. Потом, отстранившись, принялся нарочито медленно стаскивать с себя одежду.
   Ненавижу...
   Когда с церемонией раздевания было покончено, меня осторожно уложили на постель. Как и в клубе, все вокруг затянуло туманной пеленой. Лишь силуэт высокого стройного мужчины обозначился в темноте и татуировка у него на предплечье -- черная змейка из непонятных символов, которую успела заметить, когда он ко мне наклонился.
   А дальше перестала что-либо замечать и понимать, всецело отдавшись во власть головокружительных поцелуев и чувственных прикосновений.
   Определенно, мне попался очень нежный и внимательный любовник. Что весьма странно, если учесть, что оказалась я с ним в постели не по своей воле. Мог бы быстренько удовлетворить свои плотские желания и оставить меня в покое, не заморачиваясь долгими прелюдиями. Но он не спешил, превращая мгновения нашей близости в некий любовный ритуал. Его мучительно медленные движения во мне, сводящий с ума шепот, перемежавшийся с поцелуями, действовавшими похлеще любого афродизиака, сделали свое дело. Я, как это поэтично описывают в романах, воспарила к небесам. Вместе со своим загадочным похитителем.
   Уже потом, медленно уплывая в сон в его объятиях, пробормотала:
   -- А я думала, Димка самый нежный в мире любовник...
   Развить тему о бывшем женихе мне не дали, закрыв рот очередным поцелуем.
  
   Девушка резко села на постели и прижала ладонь к губам, стараясь подавить в себе крик. Сердце в груди тревожно отсчитывало удары, и в унисон с ними где-то вдалеке послышались первые громовые раскаты. Заглушив невольный всплеск Силы, Вероника босиком пересекла комнату и вышла на балкон.
   Несмотря на все попытки успокоиться, взять себя в руки, сама того не желая, она продолжала призывать ненастье. На небе заклубились тучи, рассекаемые яркими вспышками молний. Недовольно зашумели деревья, нашептывая ведьме о чем-то своем, сокровенном, и словно бы негодуя.
   Некоторое время Вероника стояла неподвижно, впившись пальцами в каменные перила, и прислушивалась к этому ропоту, понятному только ей одной.
   -- Он не способен на такое, -- наконец прошептала она, отвечая невидимому собеседнику, и по бледным щекам ее побежали горькие слезы. -- Только не он...
   Будто подстраиваясь под настроение юной ведьмы, небо снова осветилось молнией, и из его черных глубин на землю посыпались крупные дождевые капли.
   Вернувшись в комнату, Вероника стала поспешно собираться, словно молитву повторяя одну единственную фразу:
   -- Он не такой, не такой... -- Переодевшись в джинсы и футболку, стянула с вешалки легкую кожаную куртку и невольно скользнула взглядом по алому платью, приготовленному для обручального обряда. Вытерев слезы, твердо произнесла: -- Дарио любит меня, и ты ошибаешься. Он не способен на измену!
   И тем не менее Вероника понимала, что пока не убедится в этом сама, не успокоится. Несмотря на веру в любимого, девушка была вспыльчива, импульсивна и очень ревнива. Снедаемая ревностью и подозрениями, она не сможет пройти обряд слияния Силы, и духи снова окажутся ею недовольны.
   Крадучись, юная ведьма бесшумно спустилась по лестнице, пересекла просторный холл, в тайне надеясь, что все обитатели особняка уже давно спят и о ее спонтанной вылазке в город никто не узнает.
   Выскочив на крыльцо, помчалась к своему автомобилю. Машина брата уже находилась в гараже, и на какой-то миг Вероника засомневалась, не зная, как поступить: прислушаться к словам гианы1 и самой все проверить или же разбудить Габриэля и спросить у него, что произошло на злополучном мальчишнике. И куда, а главное, с кем(!) после их посиделок уехал Дарио.
  
  
   #?#?1 Гианы -- женские духи в итальянском фольклоре.
  
   Понимая, что старший брат только посмеется над ее опасениями, обзовет ревнивицей и паникершей, а в довершении ко всему велит возвращаться в постель, девушка решила последовать совету своей незримой подруги.
   После помолвки Вероника чувствовала жениха, знала, когда он применял Силу, и по ее следам могла отыскать Дарио в любом уголке Рима и даже далеко за его пределами.
   Чем ближе она приближалась к центру города, тем отчетливее ощущала его магию. Заклятие, которым воспользовался ведьмак, должно было изрядно его вымотать.
   -- Идиот! -- со злостью прошипела ведьма и гневно ударила ладонью по рулю. -- Я месяц не обращалась к чарам, берегла себя для обряда, а он за один вечер израсходовал столько Силы!
   Магический след привел ведьму к небольшой гостинице в историческом центре Рима. Под действием ее чар двери бесшумно отворились, и девушка, миновав пустынный холл, поднялась на второй этаж. Пройдя по полутемному коридору, остановилась возле двери под номером тринадцать.
   Где-то глубоко внутри тихий голос советовал ей повернуть обратно и уйти, положиться на верность Дарио и его любовь к ней. Но Сила жениха, та, что вскоре должна стать и частью ее самой, звала Веронику переступить порог проклятой комнаты.
   "Наверное, Дарио просто перебрал на вечеринке и решил заночевать здесь. А всплеск Силы... Да мало ли что могло произойти! Может, в этом как-то замешаны его друзья. Все-таки надо было разбудить Габриэля..." -- С этими мыслями юная ведьма, взволнованно вздохнув, распахнула дверь и замерла на пороге.
   Дарио в номере не оказалось. Зато на постели, окутанная его Силой, в обнимку с подушкой спала незнакомая девушка.
   Несколько секунд ведьма сверлила ненавидящим взглядом беспечно дрыхнувшую иностранку, после чего заклеймила ее с яростью:
   -- Шлюха!
   Спящая красавица никак не отреагировала на столь оскорбительное замечание в свой адрес. Только сладко улыбнулась чему-то во сне и перевернулась на другой бок.
   Даже усилившийся дождь и участившиеся раскаты грома за окном не потревожили крепкий сон девушки. Не встрепенулась она и когда охваченная ревностью невеста приблизилась к ней с твердым намереньем организовать любовнице жениха короткую, но весьма болезненную кончину.
   Девушка опустилась на край постели и некоторое время всматривалась в безмятежные черты иностранки, гадая, что же такого нашел в ней Дарио, что посмел предать ее, Веронику, да еще и накануне их свадьбы.
   "А вдруг это не первая его измена, и он уже давно путается с шалавой?" -- подозрение острой занозой засело в сердце, и желание покончить с соперницей стало почти непреодолимым.
   Ведьма уже занесла над девушкой руки, намереваясь прочитать смертельное заклинание и направить на нее свои чары, но в последний момент сжала пальцы в кулаки и с досадой воскликнула:
   -- Демоны! Не могу!
   "Может, разбудить эту дрянь и оттаскать ее за волосы по всем площадям и улицам Рима? Пусть все узнают о воровке чужих женихов!" -- снедаемая гневом, подумала девушка, но тут же, поморщившись, отказалась от глупой идеи. Она, Вероника Салвиати, никогда не опустится до тривиальных выяснений отношений. Особенно с жалкой плебейкой.
   Закатить Дарио скандал? Но родители, которых больше заботил престиж и сохранение кристально чистой репутации рода, а не чувства собственной дочери, быстренько поставят ее на место. Велят проглотить обиду и изображать на празднике, куда слетятся все самые могущественные ведьмы и ведьмаки, счастливую, ни о чем не подозревающую дурочку-новобрачную.
   Встрепенувшись, будто что-то услышав, Вероника посмотрела в темноту.
   -- Думаешь, это хорошая идея? Духи еще не простили мне моего прошлого побега. Они будут в ярости.
   Минуту она сидела, натянутая как струна, вслушиваясь в чей-то беззвучный шепот.
   -- Но ты должна будешь мне помочь! -- поколебавшись, все-таки решилась девушка. -- Иначе план не сработает.
   По лицу ведьмы скользнула печальная улыбка, когда она получила ответ от своей невидимой собеседницы. Смахнув слезу, оставившую на щеке влажный след, снова перевела взгляд на спящую незнакомку.
   -- Дарио, ты сам сделал свой выбор. Предпочел ее мне? Что ж, забирай на здоровье! Вместе с моей Силой, -- тихо проговорила ведьма и горько усмехнулась. -- Считай это моим тебе прощальным подарком. А ты! -- с презрением посмотрела на иностранку. -- Добро пожаловать в ад! Моя семейка тебе будет очень "рада"...
   Вероника провела над девушкой рукой, погружая ту в еще более глубокий сон, чтобы ничто не смогло помешать ритуалу отречения. Убедившись, что теперь незнакомка не проснется, даже если ее начнут поджаривать на костре, с силой сжала тонкие запястья.
   Заметив на безымянном пальце правой руки золотое колечко, стянула украшение, брезгливо хмыкнув:
   -- Бижутерия, -- и швырнула его на пол.
   После чего прикрыла глаза, настраиваясь на ритуал, и зашевелила губами. Произнося слова древнего языка, сплетавшиеся в тихий звуковой узор, ведьма создавала последнее свое заклинание. Замысловатым рисунком ложилось оно на кисти рук ни о чем не подозревающей девушки, оставляло свой след на ее лице. Будто впитываясь в кожу, символы исчезали, а Сила, сопутствовавшая Веронике с рождения, нехотя покидала свою хозяйку и вливалась в новый, выбранный для нее сосуд.
   Лежавшая на кровати девушка тревожно заворочалась, заметалась, что-то бессвязно бормоча и пытаясь вырваться из оков сна. И вдруг выгнулась от пронзившей ее тело внезапной боли, а потом снова замерла. Постепенно черты лица ее разгладились, и она вновь погрузилась в глубокий, безмятежный сон.
   В последний раз посмотрев на незнакомку, Вероника отвернулась от нее и прислушалась к новым для себя ощущениям.
   -- Я буду скучать по тебе, Фьора, -- печально улыбнулась девушка, прощаясь с гианой.
   Поднявшись, на нетвердых ногах направилась к выходу. Оставалось надеяться, что Фьора не подведет и выполнит свою часть плана. Ну а она сосредоточится на том, чтобы исчезнуть из поля зрения дорогих родственничков раз и навсегда и больше никогда не вспоминать о разбившем ей сердце изменнике.
  
   После прохладной, дождливой ночи Рим и его окрестности снова плавились под жаркими лучами полуденного солнца.
   К досаде жениха, невеста не спешила на самый важный праздник в своей жизни, и Дарио, немного нервничавший из-за опоздания Вероники, не мог устоять на месте: нетерпеливо вышагивал перед священным алтарем. Уже более двух веков эта вырезанная из камня октограмма серым пятном выделялась на фоне оливковых и лимонных деревьев в саду семейства Амидеи, верой и правдой служила своим хозяевам во время проведения торжественных собраний ковена и тайных вечерей старейшин.
   Именно здесь должен был состояться обряд слияния Силы. А в другой части сада, возле голубого пруда, раскинулся остроконечный шатер, в котором в данный момент слуги заканчивали приготовления к праздничному обеду.
   -- Думаешь, это Вероника приложила руку к ночной грозе? -- сам не понимая из-за чего, Дарио испытывал тревогу.
   Габриэль неопределенно пожал плечами.
   -- Возможно. Сестра с утра сама не своя. Заперлась в спальне и наотрез отказалась выходить к завтраку. Только рычала, чтобы все оставили ее в покое и дали настроиться на ритуал. Мать в конце концов не выдержала, и мы отправились без Вероники. Паоло привезет ее, когда она закончит психовать.
   -- Может, Вери сомневается? -- нервно предположил Дарио. Он изнемогал от жары и чувствовал себя нелепо в традиционной алой с серебряными нашивками тунике, надетой поверх брюк и рубашки.
   Габриэль на опасения друга отреагировал беспечной улыбнулся.
   -- Кто, Вероника? Да она влюблена в тебя по уши! Это обычный предсвадебный мандраж. Мать говорит, она себя перед обрядом точно так же вела. Расслабься. Все невесты опаздывают. -- Заметив под глазами у ведьмака темные круги от усталости, коротко спросил: -- Ты как?
   -- Сначала подводишь под монастырь, а потом беспокоишься? -- громко хмыкнул жених и уже спокойнее добавил: -- Нормально. Хоть и вымотан как демон. Но на слияние Силы хватит. А ты? -- честно стараясь казаться серьезным, поинтересовался в ответ. -- Сила уже вернулась?
   -- Пока нет, -- досадливо поморщился Габриэль. Сегодня на нем были классические черные брюки, белая рубашка и светлый, кремовый жилет с подобранной в тон ему бабочкой. Машинально поправив очки, молодой человек оглядел разгуливающих по саду приглашенных.
   Почти сотня ведьм и ведьмаков, слетевшихся почтить наследников двух могущественных кланов. И среди всей этой разряженной орды одна зловредная ведьмочка, которой хватило ума, наглости и безрассудства его проклясть.
   -- Чувствую себя беспомощным и жалким. Эта психопатка расстаралась на славу, не пожалела для мести Силы!
   Дарио не сумел сдержать смешок. Уже прошло две недели с той ночи, когда хозяйка зельевой лавки наслала на Габриэля проклятие, заблокировавшее на время его Силу.
   -- Надо было сразу предупредить Лучию, что интересует она тебя только в качестве постельной игрушки.
   -- Кто ж знал, что эта ведьма после первой же ночи вообразит себе демон знает что и возомнит себя чуть ли не любовью всей моей жизни! -- Габриэля охватывала злость всякий раз, когда кто-нибудь из друзей начинал над ним подтрунивать, упоминая о его тайной, а теперь уже явной бывшей любовнице.
   -- Кстати, мама сдуру посадила вас с Лучией за один столик, -- стараясь за кашлем скрыть смех, предупредил друга Дарио.
   Ведьмака аж передернуло от такой новости.
   -- Советую подыскать мне другое место, если надеешься обойтись на свадьбе без трупов.
   -- Боишься, что проклятия травнице покажется недостаточно, и она потребует крови за свою поруганную честь? -- продолжал веселиться Амидеи, не забывая поглядывать на ворота, чтобы не пропустить момент появления Вероники.
   -- Во-первых, не поруганную, а добровольно и с радостью отданную, на первом же свидании, -- в свою защиту уточнил Габриэль и процедил мрачно: -- Во-вторых, боюсь, это я не выдержу и сверну ее тонкую цыплячью шейку еще до подачи десерта.
   Но Дарио его уже не слушал. Внимание ведьмака было приковано к въезжающему в ворота лимузину, и лицо его, немного осунувшееся от усталости и потери Силы, осветила нежная улыбка.
   Узнав, что невеста наконец прибыла, приглашенные поспешили занять свои места. Старейшины обоих кланов встали в круг подле алтаря, остальные отмеченные Силой следили за церемонией за пределами живого рисунка.
   Жених остался стоять возле октограммы. Тщетно пытаясь сдержать волнение, смотрел, как к нему приближается девушка в ярком алом платье. Длинный шлейф его стелился по зеленому покрову, а полупрозрачная вуаль с изящной кружевной каймой, покрывавшая лицо и каштановые локоны невесты, кокетливо развивалась от малейшего движения ласкового летнего ветра.
   Алый цвет, отождествлявшийся с кровью, являлся для ведьмаков священным. Символизировал начало, саму жизнь, зарождение всего нового. В данном случае зарождение семьи, которая должна была объединить два могущественных клана.
   -- Ну вот, а ты паниковал. -- Габриэль ободряюще похлопал жениха по плечу и, выйдя из круга, присоединился к остальным гостям.
   Старейшины расступились, пропуская невесту к ее будущему защитнику и покровителю. Приблизившись к октограмме, девушка молча опустилась на колени. Дарио, ласково ей улыбнувшись, тоже склонился перед алтарем, отдавая дань почтения духам предков.
  
   Руслана
   С раннего детства мне снились яркие, живые сны. Такие, что хоть романы по ним пиши или снимай фильмы в самом Голливуде. Сегодняшнее сновидение имело бы все шансы на успех.
   Наверняка каждая девушка мечтает, чтобы хотя бы раз в жизни ей пригрезилась собственная свадьба. Да еще и в Риме!
   Сидя на заднем сидении роскошного лимузина (за что себя люблю, так это за буйную фантазию), я наслаждалась видами великолепного, хоть и немного хаотичного города. Получше рассмотреть римские пейзажи мешала фата, почему-то ярко-алая и словно приклеенная ко мне намертво. Сколько ни пыталась откинуть ее назад, не получалось. И в этом для меня заключался единственный минус снов: в них мы не способны контролировать происходящее.
   После неудачных попыток убрать с глаз красный тюль, я все-таки смирилась с его наличием и для разнообразия решила отлипнуть от окна и оценить платье. Тоже, кстати, цвета вырви-глаз и, судя по ткани, искусно расшитой мелкими красными камешками (пусть будет рубинами, это ведь моя фантазия или как?), тянувшее не на одну тысячу евро.
   Уж я-то на подвенечных платьях собаку съела. Только месяц назад сестру выдала замуж и, пока себе свадебный наряд выбирала, оббегала все питерские салоны. К сожалению, мое платье этой красной роскоши и в подметки не годилось. Ну хотя бы во сне побалую себя и утешусь.
   Шумные улицы как-то незаметно исчезли из поля зрения, и вот мы уже катим по широкой дороге, с обеих сторон которой вырастают, как грибы после дождя, шикарные виллы. Перед ними пестреют зеленые лужайки и цветочные клумбы в ансамбле с цитрусовыми деревьями. Так и хочется протянуть руку и сорвать сочный плод, но опять же это всего лишь сон, и выйти из лимузина у меня не получится.
   Один вид спелых, ярких фруктов вызвал в животе жалобное урчание. Оказывается, даже в ночных фантазиях можно испытывать голод. Очень надеюсь, что я не проснусь раньше десерта, и мы с Димкой успеем разрезать свадебный торт.
   При мысли о любимом сердце в груди забилось радостно. Решила, что без еды я еще как-нибудь протяну. И жару, и дурацкую фату тоже вытерплю. Только бы с ним обвенчаться. Хотя бы во сне.
   А может, моя поездка в Италию тоже сон? И сейчас я просто вижу его продолжение? И значит, Димка меня не бросал, чертов итальянец не похищал -- я дома, сплю под боком у своего суженого.
   Эта мысль окончательно меня успокоила и окрылила, и дальше ехала, напевая себе под нос что-то веселое и жизнерадостное. Правда, мотивчик мой резко оборвался, стоило увидеть, где будет проходить наше с Димкой венчание. Огромный белокаменный... дворец (по-другому и не назовешь это сказочное строение) возвышался в центре зеленого сада. Все вокруг утопало в цветах, но преобладали розы -- алые, бордовые, почти черные -- они были повсюду. Даже подъездную дорогу, по которой мягко прошелестели колеса лимузина, укрывали бархатистые лепестки.
   Кажется, кто-то распахнул для меня дверцу автомобиля и протянул руку, помогая из него выбраться. Не способная противиться своей в конец разгулявшейся фантазии, я послушно направилась к пестрому столпотворению. Чем ближе подходила к своим... гостям(?), явно итальянской наружности, тем отчетливее видела, что приглашенные поделены на две неравные группы. Большинство стояло в стороне от малочисленной кучки людей, оцепивших, словно почетным караулом, какой-то серый булыжник. А рядом с восьмиугольной махиной стоял мой Дима.
   Я чуть не прыснула со смеху. Орлов смотрелся уморительно в нелепой красной тунике, да еще и с серебряными нашивками на груди: то ли символами, то ли просто какими-то закорючками.
   Подойдя к своему суженому-ряженому, хотела поделиться с ним мнением по поводу нелепости его наряда, но какая-то сила заставила меня замолчать и опуститься на колени перед каменной глыбой. Димка, подарив мне ласковую улыбку, пристроился рядом.
   А дальше в мой сон добавили немного абсурда. А может, щедро сыпанули целую пригоршню. К нам подошел крупный черноволосый мужчина, наверное, местный падре -- кажется, так у них величают священников, -- тоже в тунике, только в более импозантной: черной, расшитой золотом. Возвышаясь над нами, принялся что-то бормотать себе под нос на незнакомом мне языке. Предположительно, итальянском. Хотя больше смахивало на латынь.
   Остальные участники необычного действа -- те, что стояли по кругу, -- заунывно, как-то даже тоскливо ему подпевали. Право, такое ощущение, что это не свадьба, а какая-то панихида...
   Не знаю, сколько прошло времени, пока он говорил, певуче растягивая слова, но я уже умаялась стоять истуканом, колени порядком занемели. Да и в животе, как назло, снова предательски заурчало.
   Димка скосил на меня вопросительный взгляд. Я покраснела, потому как строптивый желудок вошел во вкус и замолкать, пока не доберемся до закусок, похоже, не собирался. Благо под алой вуалью мой алый румянец, выражавший смущение, не просматривался. И на том спасибо.
   Наконец священник умолк, и сразу же, как по мановению дирижерской палочки, захлопнули рты остальные. Я уже понадеялась, что сейчас нам предложат обменяться обручальными кольцами и мы наконец-то поцелуемся, но не тут-то было.
   Обойдя серую глыбу, мужчина обратился ко мне. Я не поняла ни слова, но почему-то доверчиво протянула ему правую руку. Которую он вдруг схватил и... шустро полоснул по ладони необычного вида кинжалом. Не знаю, как удержалась от крика. Было больно. Совсем как наяву.
   Не успела отойти от шока, как он уже требовал вторую. Левая рука-предательница послушно взметнулась вверх, и вот уже на ней -- глубокая темная борозда. Брр...
   Проделав то же самое с Орловым, мрачный тип велел нам повернуться друг к другу и соединить ладони. Это я поняла уже после того, как мое тело, не спрашивая дозволения своей хозяйки, развернулось на сорок пять градусов, а руки сами по себе потянулись к любимому.
   Потом меня охватило неприятное чувство слабости. Перед глазами все смешалось, и я едва не грохнулась в аристократический обморок, прямо на траву. Но Дима крепко держал меня за руки, не давая потерять равновесие от неожиданного упадка сил. Спустя несколько минут наоборот -- во мне будто зарядили батарейку. Тело получило мощный импульс, как после удара электричеством.
   Все-таки это был очень глупый обряд. И, как ни странно, очень романтичный. После всех этих церемоний мой уже, наверное, супруг выглядел таким милым, таким растроганным. Лицо его излучало столько любви и нежности, что меня даже пробрало на слезу.
   Ох уж эта излишняя женская сентиментальность.
   И вот наконец настал момент, которого я с таким нетерпением ждала. Димка потянулся ко мне, чтобы убрать с лица фату и закрепить наш союз страстным поцелуем.
   Я даже зажмурилась, предвкушая сладостные мгновения.
   Только бы не проснуться, только бы не проснуться... Не сейчас...
   А потом услышала, как совсем близко вскрикнул какой-то мужчина.
   Открыла глаза, желая выяснить, кому ж это хватило наглости помешать моему воображаемому поцелую. А увидела наглые карие глаза на так хорошо запомнившейся мне смазливой физиономии.
   -- Ты-ы!!! -- зашипели мы в один голос и продолжили стоять на коленях, с ненавистью таращась друг на друга.
   Я опомнилась первой и в лучших итальянских традициях от всей широты русской души залепила негодяю две пощечины. Чтобы одна щека за другую не отдувалась.
   И тут же досадливо выругалась.
   Черт! А вот теперь я очень хочу проснуться!
  

ГЛАВА 3

  
   По-видимому, кто-то там наверху решил продублировать немую сцену, и после моих пощечин и образных выражений на родным языке в саду снова повисла напряженная тишина. Пока итальянский гад сверлил меня взглядом, я задавалась мучительным вопросом: сон это все-таки или не сон? Тихий голос разума, до этого, похоже, пребывавший в глубокой отклчючке, нашептывал, что все случившееся со мной -- реальность. Жестокая, очень подлая, но все-таки реальность. И краснощекий тип мало того, что похитил меня вчера и с помощью какой-то дряни принудил к сексу, так еще и непонятно с какого перепугу на мне женился.
   Кажется, к тому моменту наркотик из организма еще не выветрился, потому как на ум вдруг непонятно отчего пришли известные строки из "Молодого Франкенштейна": "Могло быть и хуже. Мог пойти дождь".
   Не успела я так подумать, как по закону подлости на землю обрушился настоящий ливень. Прогремел гром, и сумрачное небо пронзила слепящая вспышка. Головы всех, как по команде, повернулись к оливковому дереву, разрезанному пополам ударом молнии. Всего за несколько секунд я промокла до нитки. Зато благодаря освежающему "душу" и неожиданному светошоу народ наконец-то отмер.
   -- Portatela via!1 -- крикнул стоявший в кругу мужчина и, прежде чем я успела что-либо сообразить, двое громил в смокингах подхватили меня подмышки и понесли к дому.
  
  
   #?#?1 Уведите ее!
  
   А я, окончательно сбитая с толку всем происходящим, поначалу растерялась и даже не подумала оказать им сопротивление. Уже у самой лестницы оглянулась на кареглазого маньяка и увидела, как тот, отчаянно жестикулируя, что-то объяснял отдавшему приказ мужчине.
   В доме я все-таки попыталась вырваться, но, как и ожидала, никто никуда меня не отпустил. Грубо втолкнув в полутемное помещение, верзилы молча захлопнули за мной дверь. Несколько секунд я стояла, не шевелясь, -- мокрая, злая, растерянная и испуганная -- не зная, что делать, и не способная найти ни одного мало-мальски логичного объяснения приключившимся со мной несчастьям. Уже поняла, что никакой это не кошмар. Вернее, кошмар, только не ночной, а самый что ни на есть настоящий.
   Не знаю зачем, наверное, просто на всякий случай, подергала ручку, но дверь, естественно, не открылась. Мельком глянув на возвышавшиеся вдоль стен книжные стеллажи, обошла просторный кабинет по кругу, оставляя шлейфом на ветхом, наверняка антикварном ковре влажную дорожку. Попробовала открыть окно, занавешенное бордовыми шторами. Решила, что лучше уж прыгнуть с первого этажа и бежать отсюда сломя голову, нежели сидеть тут и ждать у моря погоды.
   Даже боюсь предположить, кто эти люди и зачем им понадобилась я, обычная русская туристка. Наметив план -- сначала спасение, потом вопросы, -- распахнула окно и попыталась перелезть через подоконник. Тяжелый мокрый шлейф мешал, сковывал движения и никак не хотел отрываться. Подбежав к письменному столу, стала искать ножницы или нож для резки бумаги.
   Последний обнаружился в длинном кожаном футляре и, как вскоре выяснилось, оказался совершенно бесполезным. Эта доисторическая вещица только и годилась на то, чтобы ей любоваться.
   Попытки отодрать чертов шлейф забрали у меня драгоценное время, и, как назло, створки снова распахнулись, громко ударившись о стены, а с потолка осыпалась штукатурка, припорошив мокрый ковер.
   Заметив застывшего в дверях разъяренного итальянца, я испуганно вскрикнула и прижала к груди свое ни на что негодное оружие. А тип в очках, бледный от гнева, бросился ко мне, словно бык на красную мулету матадора.
   Метнулась к окну, но была перехвачена на полпути и бесцеремонно прижата к стене. Серо-зеленые глаза незнакомца, смотревшего на меня сквозь линзы очков, налились кровью.
   -- Dov'Х mia sorella?!1 -- отчеканил он резко и еще сильнее сдавил мне горло.
  
  
   #?#?1 Где моя сестра?!
  
   Я сдавленно захрипела, часто заморгала, прогоняя застлавшие глаза слезы, и взмолилась всем святым, православным и католическим, чтобы защитили меня от этого чокнутого.
   -- Я не понимаю... -- просипела уж не знаю на каком языке, русском или английском, когда иностранный псих немного ослабил хватку. В тот момент вообще плохо соображала и чувствовала, как коленки подкашиваются от ужаса.
   Наверное, он бы все-таки меня додушил или как минимум испепелил взглядом, если бы в кабинет не влетел мой кошмар номер один. Второй кошмар почему-то сразу стушевался, разжал пальцы, и я по стеночке плавненько сползла вниз.
   Но приземлиться на пол мне не дали. Незнакомец снова сграбастал меня в охапку и одним точным рывком поставил рядом с собой.
   -- Che cavolo stai facendo?! Gabriele!1 -- заорал на своего "подельника" кареглазый.
  
  
   #?#?1 Что, черт возьми, ты делаешь?! Габриэль!
  
   Я, как обычно, ни черта не поняла, но этот Габриэль хотя бы оставил меня в покое. Правда, радовалась недолго. Причина всех моих бед с грозным видом уже неслась ко мне. Тоже, наверное, разбираться.
   Испуганно вскрикнув, вжалась в стену. Пусть только попробует еще раз ко мне прикоснуться! Я его, я...
   Так и не додумала, как я его. Ведь я всего лишь слабая, беззащитная девушка и только и могу, что залепить негодяю еще пару пощечин, но не факт, что в ответ не получу то же самое.
   Черт их знает этих итальянцев, на что они способны! Вон уже один пытался меня придушить. Стоит сказать, весьма успешно. Теперь чувствовала, как саднит шея да и голос сипит.
   С минуту они разговаривали на своем тарабарском, после чего проклятый похититель доверчивых туристок что-то сдавленно процедил и щелкнул пальцами. Перед глазами снова все поплыло.
   -- Повторяю, где моя сестра? -- вернулся к допросу Габриэль.
   На сей раз я его прекрасно поняла, вот только сказать, на каком языке ко мне обратился, с уверенностью не могла. В голове опять была каша.
   -- Ка-какая сестра? -- помимо воли дрожали не только колени, но и пострадавший при удушении голос, а сердце, бедное, казалось, и вовсе отсчитывает последние удары. -- Кто вы? Что вам от меня нужно?! -- всхлипнула истерично и ткнула пальцем в сторону Габриэльского дружка. -- Если еще хоть раз этот... этот... монстр дотронется до меня, я вас обоих засажу за домогательства и попытку убийства!
   Со стороны, наверное, выглядело так, как если бы моська тявкала на слона, а вернее, на двух. Но постоять за себя я была обязана. Или хотя бы попытаться.
   -- Где Вероника? -- теперь уже на меня шипел кареглазый. -- Тебя Альфео подослал? Он все подстроил, да?! Я так и знал! Что вы сделали с моей невестой?! -- последнюю фразу он буквально прорычал.
   Нет, он не слон. Он бульдог, прям вылитый.
   В тот момент мне стало так за себя обидно, что захотелось плакать. Блин! Ну где в этой жизни справедливость?! Опоил, совратил, а теперь еще и орет как резаный, требуя, чтобы я сказала, куда подевалась его невеста! А мне почем знать?! Небось плюнула на все и сбежала от такого гуляки. И я ее очень хорошо понимаю.
   Вот только не понимаю, как на ее месте оказалась я?!
   Постаралась взять себя в руки и скороговоркой произнесла:
   -- Знать не знаю никакого Альфео, понятия не имею, кто такая Вероника, и куда подевалась твоя невеста! Может, сбежала, проведав о твоей бурной ночке... -- Осознав, что отклонилась от темы, вернула себя в нужное русло: -- Отпустите меня. Пожалуйста! Обещаю, что забуду все, никому ничего не скажу. Улечу домой! Сегодня же! Пожалуйста, прошу... И не буду на вас заявлять в полицию...
   Они молча переглянулись. А потом кареглазый ни с того ни с сего... со всей силы заехал зеленоглазому по морде. Тот пошатнулся, но на ногах устоял, а вот очки с носа слетели. Я же от удивления даже дурацкий нож выронила и стала бочком отодвигаться в сторону. Подальше от этих психованных.
   -- Значит, это я монстр?! Я?! -- ярился итальянец, пока его друг с сосредоточенным видом стирал сочащуюся из разбитой губы кровь. -- А хочешь...
   И с такой злостью зыркнул в мою сторону, что я тут же жалобно пискнула:
   -- Не хочу. Мне от вас ничего не нужно! Пожалуйста, отпустите...
   Но, кажется, мои мольбы были маньяку до лампочки. Он собирался закончить страстную тираду, когда ему помешал Габриэль. Тот уже успел подобрать очки и нацепить их обратно.
   -- Дарио, потом об этом поговорим. -- Добавил с нажимом: -- Не здесь.
   -- Да черта с два не здесь! -- в конец разошелся итальянец и ринулся в мою сторону. -- Здесь и сейчас!
   От одной только мысли, что гад снова посмеет ко мне прикоснуться, все внутри меня сжалось в новом приступе паники.
   -- Дарио! -- Зеленоглазый метнулся следом, и мне показалось, что вот сейчас они оба дружненько набросятся на меня.
   Уж слишком безумные у этой парочки лица.
   -- Да оставьте же меня наконец-то в покое! Ненормальные!!! -- закричала я, отскакивая в сторону, и от всей души с ненавистью пожелала: -- Горите вы все синим пламенем!
   А они взяли и... загорелись. Синим. Даже каким-то ультрамариновым.
   Чувствуя, что если задержусь в этой комнате еще хотя бы на секунду, то свихнусь как пить дать, я бросилась к выходу. Никто не пытался меня задержать. Оба мои кошмара (может, от них мне передался вирус безумия?) принялись громко материться и стаскивать с себя горящую одежду. Что стало с ними дальше -- я не знала, потому как со всех ног уже мчалась к выходу.
   А в доме и в саду тоже кипели страсти. Или полыхали. Потому как огненная кара обрушилась не только на итальянских выродков, но и на всех гостей. То тут то там я замечала, как искрится и пламенеет нарядная одежда.
   "Это все глюки, глюки! -- как мантру повторяла я. -- Наверное, все-таки сплю. Или действительно чокнулась?!" -- последняя мысль напугала меня еще больше, если такое вообще возможно, и придала мне ускорения.
   Скинув в траву лабутены, а потом с трудом подавив в себе желание вернуться за ними и прихватить с собой, я по газону бросилась к подъездной дороге. Главное добраться до ворот, а там уже поймаю какую-нибудь попутку и буду умалять водителя, чтобы доставил меня в полицию.
   Господи, помоги!
   Но Господь в тот день, так же, как и в предыдущий, почему-то от меня отвернулся. Я так и не достигла ворот. Остановилась как вкопанная, когда передо мной вдруг непонятно откуда возникла темноволосая девушка. Та самая, что разгуливала по руинам амфитеатра и, улыбаясь, подмигивала мне.
   Сейчас она тоже улыбалась. Весело и как-то заговорщицки, будто нас с ней связывала какая-то тайна.
   А вот мне стало совсем не до улыбок. Я попятилась от незнакомки, когда заметила, что ее одежда да и она сама начали блекнуть, постепенно исчезая.
   Странный обряд, горящие синим пламенем люди, а теперь еще и тающая девушка в платье из цветов. Все, я сдаюсь!
   Подумала так и ушла в блаженное небытие.
  
   Очнулась от пронизывавшего меня холода. Открыв глаза, несколько секунд разглядывала потолок с узорчатой лепниной и осыпавшейся штукатуркой, а потом с тихим стоном закрыла их обратно.
   Нет, верните меня в обморок. А здесь находиться я не хочу.
   К сожалению, я снова была в чертовом кабинете. Лежала на диване, по-прежнему мокрая, да еще и под раскрытым окном, в которое, гонимые ветром, залетали дождевые капли.
   Погода, будто обезумев со мной из солидарности, опять переменилась. Небо затянуло свинцовой пеленой, в которой не нашлось лазейки даже для одного солнечного лучика. Заметно похолодало, и теперь в мокром платье я чувствовала себя как никогда мерзко. На душе тоже было мерзко и муторно. Хотелось забиться в какой-нибудь темный угол, укутаться в теплый плед и просто банально уснуть, надеясь, что когда проснусь, все изменится.
   Но пледа не было. Спасительного угла тоже. А спать, когда у тебя под носом бурно обсуждают твое собственное будущее, не получалось. Сейчас помимо слегка подкопченных Дарио и Габриэля в кабинете находились еще четверо человек: две женщины в элегантных длинных нарядах с выгоревшими на них прогалинами и двое мужчин. Первый -- высокий тощий брюнет очень походил на кареглазого. Другой, как вскоре выяснилось, приходился отцом Габриэлю и загадочной Веронике.
   Решила еще какое-то время побыть "без сознания", чтобы подслушать их разговор. Благо я все понимала и стала с жадностью ловить каждое слово.
   -- Девушка останется здесь! -- грозно распорядился папаша Дарио. -- Пока что она его жена.
   На что сам Дарио отреагировал самым отвратительным образом.
   -- Только через мой труп! Какая к демонам жена?! Еще скажи, что мне придется выполнять с ней супружеский долг?! -- выпалив это, состроил такую рожу, будто только что нюхнул нашатыря.
   Брезгуешь, значит? И где была эта твоя брезгливость прошедшей ночью? Вот ведь, двуличная скотина...
   -- Дарио, угомонись! Без ее Силы ты действительно станешь трупом, -- отчеканил в ответ брюнет.
   -- Нет! Она поедет с нами! -- вмешалась в воспитательный процесс дама с высокой прической из рыжих, крашенных буклей. -- Мало того что Дарио все заварил. Так теперь вы еще и требуете оставить вам девчонку, носящую в себе Силу нашей дочери!
   -- Ах, значит, Дарио заварил! -- уперла руки в боки вторая синьора, румяная и круглолицая, точно наливное яблочко. -- А ваш сыночек...
   Но их сыночек ее быстро перебил:
   -- Пока Вероника не отыщется, девушке действительно будет лучше и спокойней у нас. Лана, -- из-под полуопущенных ресниц заметила, как Габриэль недобро покосился в мою сторону, -- она подсознательно боится Дарио.
   Лана? И когда только успели познакомиться...
   -- Ну да, ведь это же я здесь самый страшный и ужасный! -- огрызнулся хамоватый брюнет и снова схлестнулся со своим дружком взглядом. -- Но тут я с тобой соглашусь -- забирай ее на здоровье. Мне это "сокровище" и даром не нужно!
   -- Как раз-таки, Дарио, нужно! -- снова заводясь, парировал его отец. -- И ты ей нужен. Без обмена вам обоим будет плохо. Ты просто еще не знаешь, насколько.
   Меня так и подмывало спросить: чем я могу с ним обменяться и почему нам должно стать плохо? Усилием воли сдержавшись, продолжила слушать и наблюдать.
   Так и не придя к общему знаменателю, компания дружно загалдела, при этом активно жестикулируя руками. В конце концов из производимого ими шума я сумела вычленить всего три ключевых слова: заклятие, Вероника, смерть.
   Последнее, как ни парадоксально, в одно мгновение вернуло меня к жизни, и я начала продумывать план побега.
   К счастью, в безумное путешествие я отправилась не одна, а в компании верной подруги. Инка уже небось пол-Рима на уши поставила. Наверняка меня разыскивает вся местная полиция, неплохо было бы как-то ей помочь. Вот только как?
   Сбежать сейчас, из-под носа этих ненормальных, толкующих о каких-то силах, чарах и священных ритуалах, не получится. Это я уже поняла. Но ведь не будут же они стоять над душой вечно. Оставят одну, и тогда я сразу тю-тю.
   Пока размышляла, слово снова взяла рыжеволосая синьора.
   -- Все из-за Фьоры! Мерзавка! -- зло причитала она. -- Вери бы сама до такого никогда не додумалась! Одурачила всех иллюзией! Маленькая дрянь! И как только хватило наглости подсунуть нам эту?!
   Под "этой" мадам явно подразумевала меня.
   -- Пусть только попадется мне на глаза -- выпорю, -- мрачно поддакнул Габриэль, но в отличие от матери, в его голосе не слышалось злости.
   Не совсем поняла, какую роль во всей этой истории сыграла некая Фьора, но если благодаря ей я оказалась здесь, сама найду ее и выпорю. Или лучше придушу. В порыве искренней "благодарности".
   -- Если кого и обвинять, так только вас, двух олухов, -- поделился мнением отец Габриэля. Он был ниже сына, зато шире в плечах и крепче телосложением. Черные волосы тронуты сединой, а в уголках серых глаз, когда хмурился, вот как сейчас, собирались мелкие морщинки.
   Закадычные друзья попытались ему возразить, но мужчина властным жестом велел им заткнуться.
   -- Вероника и так была эмоционально нестабильна в последнее время, и вот к чему вы ее подтолкнули. Но ничего! -- не стал он впадать в отчаянье. -- Дочь свою я так просто не отпущу. Найду ее. А пока что девушка поедет с нами.
   -- Но... -- хором заикнулись несостоявшиеся сваты.
   Правда, закончить не успели, отец Габриэля и их заставил умолкнуть и все так же невозмутимо проговорил:
   -- Дарио будет к нам приезжать. Для обмена ей необязательно все время находиться под вашим надзором. А я прослежу, чтобы девушка не навредила ни себе, ни окружающим, пока будем искать Веронику.
   -- Согласен, забирайте! -- радостно выпалил мой как бы муж.
   Не скрою, мне самой хотелось убраться из проклятого дома. Куда угодно, только бы подальше от этого морального урода. А пока буду в машине, постараюсь незаметно запоминать дорогу и, если повезет, раздобуду себе телефон и свяжусь с Инной. Невесть какой план, но все же лучше, чем никакого.
   Приняв решение, немного успокоилась.
   -- Тогда поехали! -- ринулся ко мне Габриэль с намереньем транспортировать бедную пленницу в машину.
   Я тут же напряглась и зажмурилась.
   -- Сначала нужно усыпить девушку, -- снова заговорил его отец.
   -- Она ведь и так в отключке, -- совсем близко послышался голос зеленоглазого. Почувствовала, как он склонился надо мной, и теперь, кажется, пристально изучал. С трудом удержалась, чтобы не оттолкнуть негодяя.
   Мужчина усмехнулся:
   -- Она уже давным-давно пришла в себя и все это время нас подслушивала. Надумала стащить телефон и связаться со своей подругой. Хватило хоть ума позаботиться о ней?
   -- Да.
   -- Хватило, -- нестройным дуэтом отозвались Дарио и Габриэль.
   -- Что значит позаботиться?! -- перестала я изображать из себя труп. С ненавистью посмотрела на Габриэля, мрачным истуканом нависшего надо мной.
   Сказать, что в тот момент снова испугалась, -- это не сказать ничего. За Инну теперь переживала даже больше, чем за себя. Почему-то была уверена, что ночью схватили только одну меня. А если и ее тоже... Господи...
   И как эти монстры узнали, о чем я думаю?!
   Ни на один вопрос ответа так и не получила. Услышала тихий шепот и снова уплыла в пустоту.
  

ГЛАВА 4

  
   Новое пробуждение мало чем отличалось от предыдущего. На мне по-прежнему было платье сбежавшей невесты. Одна радость -- ткань уже успела просохнуть, и я больше не тряслась от холода.
   Сознание, словно отказываясь примириться с жестокой реальностью, возвращалось медленно, с неохотой. Мазнув по окружающей обстановке взглядом, с какой-то фатальной обреченностью поняла, что мне снова сменили клетку.
   На сей раз я оказалась в просторной спальне светлых тонов. Наверное, в погожие дни всю комнату заливало ярким солнечным светом. Но сейчас здесь царил мрачный сумрак. То ли уже наступил вечер, то ли это природа, сочувствуя мне, продолжала выражать свое недовольство посредством ненастья.
   В кресле, приставленном к кровати, ждал пробуждения пленницы "гостеприимный" хозяин. При виде отца Габриэля я нервно вздрогнула и со стоном повалилась обратно на кровать.
   -- Прошу прощения за эти вынужденные меры предосторожности, -- спустя несколько долгих секунд нарушил он молчание. -- Поверь, я сам не в восторге от сложившейся ситуации и сделаю все возможное, чтобы как можно быстрее изменить ее к лучшему.
   -- Тогда отпустите меня, -- попросила с мольбой в голосе, хоть и понимала, что никакие уговоры и слезы тут не помогут. -- Только так вы сможете все исправить.
   -- Отпустить не могу, -- покачал головой итальянец. -- И сейчас объясню, почему. -- Закинув ногу на ногу, сцепил перед собой пальцы и все в той же невозмутимой манере произнес: -- Но для начала позволь представиться. Я Джулиано Салвиати. Как ты уже, наверное, догадалась, отец Вероники и Габриэля.
   -- Руслана, -- тихо отозвалась в ответ.
   Решила не усложнять свое и без того катастрофическое положение. Довольный тем, что пленница пошла на контакт, надзиратель вернулся к объяснениям:
   -- К сожалению, Руслана, ты оказалась случайной жертвой. Жертвой недопонимания и злой шутки одного сумасбродного духа.
   -- Ду... Кого? -- пролепетала я, чувствуя, что новый обморок уже не за горами.
   -- Могу только представить, каково тебе, -- с жалостью посмотрел на меня мужчина. -- Подобную новость нелегко принять и переварить. Но уверен, очень скоро ты свыкнешься с мыслью, что наш мир не так прост, как кажется. В нем есть место и силам света, и силам тьмы, магии, духам, демонам и ведьмам. -- Заметив, что собеседница ушла в прострацию и выходить из нее в ближайшее время не планирует, Салвиати-старший, кажется, решил окончательно меня добить: -- Так вот, почему мы не можем тебя отпустить? Все очень просто, Руслана: благодаря Фьоре Сила моей дочери теперь перешла к тебе. Сама понимаешь, мы не имеем права разбрасываться подарком предков и передаривать его кому ни попадя. Не обижайся на мои слова, но отмеченными Силой становятся только избранные.
   -- Это какой-то розыгрыш, да? -- ошарашенно пролепетала я.
   -- Думаю, в глубине души ты понимаешь, что все правда. Просто тебе понадобится время, чтобы ее принять.
   -- Если не розыгрыш, значит, схожу с ума, -- не слушая его, продолжала я делать выводы.
   Готова была поверить чему угодно, принять любые объяснения. Кроме магических. Потому что это полный бред!
   Будто прочитав мои мысли, Джулиано печально вздохнул и снова принялся меня убеждать:
   -- Магия действительно существует, и сейчас в тебе есть ее частичка. Но, уверяю, это ненадолго. Как только Вероника отыщется, ты освободишься от чужого бремени и сразу же отправишься домой.
   -- И сколько потребуется времени, чтобы вернуть вашу блудную дочь? День, два, неделя? -- горько усмехнулась я. -- Сколько планируете держать меня здесь пленницей?
   -- Ну почему сразу пленницей? -- удивился мой похититель. -- Я бы предпочел считать тебя своей гостьей.
   -- Гостьей? Ну да... А может, все-таки отпустите с подпиской о невыезде? -- предприняла очередную отчаянную попытку вырваться. Стараясь подыграть сумасшедшему, с самым серьезным видом произнесла: -- А когда найдете дочь, свяжетесь со мной, и тогда я отдам вам всю вашу Силу. Всю до последней капельки. Клянусь. Она мне без надобности.
   -- Ты чуть не спалила живьем почти сто человек, -- неожиданно заявил Салвиати. -- К счастью, все они ведьмаки, сумевшие вовремя о себе позаботиться. А если бы на их месте оказались обычные люди? Что тогда? Смогла бы простить себе убийство?
   -- Это была не я, -- прошептала дрогнувшим голосом. Вспоминание о вырвавшемся в порыве ненависти пожелании, признаюсь, на какой-то миг посеяло в сердце зерно сомнения.
   Я ведь действительно в тот момент мечтала превратить их в пепел, а они взяли и загорелись. Да еще и эта таящая девушка в цветах...
   -- Лана... Можно я буду называть тебя так? -- Дождавшись моего неуверенного кивка, продолжил: -- Пойми, любое потрясение может спровоцировать выброс Силы, а ты понятия не имеешь, как ее укрощать. Из-за тебя могут пострадать невинные. Твои близкие, например, да и ты сама.
   Не сразу нашлась, что возразить. Думая о странных событиях последних суток, понимала, что если смотреть на них с магической точки зрения, то все видится не таким уж и безумным. Хотя сама идея существования магии казалась мне дикой.
   -- Хорошо. Предположим, лишь на секунду(!), что я вам поверила. Тогда у меня вопрос: можно ли эту Силу каким-то образом контролировать?
   -- Можно. Однако, чтобы научиться справляться с ней, нужно время. Не день и не два. Впрочем, как уже сказал, долго тебе с чужим даром мучиться не придется. Обещаю, очень скоро моя дочь вернется.
   -- А пока, значит, предлагаете жить с этими непредсказуемыми способностями, -- обреченно пробормотала я. -- Да еще и странный обряд... Этот Дарио, он что, действительно стал моим мужем?
   Получив в ответ утвердительный кивок, взволнованно уточнила:
   -- А как у вас, ведьмаков, -- Господи, я действительно произнесла это слово! -- обстоят дела с разводами?
   -- У нас их нет.
   -- Что, совсем?!
   -- Совсем. Свобода возвращается только в случае смерти одного из супругов...
   Очень надеюсь, что моему дражайшему муженьку не взбредет в голову такой радикальный способ, чтобы от меня отделаться.
   Видя, что я уже готова снова впасть в отчаянье, Джулиано поспешил заверить:
   -- Лана, успокойся. Никто тебя убивать не станет. Мы ведь не какие-нибудь монстры.
   А я почему-то думала именно так...
   -- Но ведь должен же быть какой-то способ нас развести? Потому что я с этим козлом жить не собираюсь!
   Хотя и в смерти тоже приятного мало.
   -- Пары у ведьмаков -- навсегда, -- подвел итог Салвиати. Побарабанив пальцами по подлокотнику кресла, с сосредоточенным видом проронил: -- Но здесь несколько иной случай. Ты не потомственная ведьма.
   "А всего лишь инкубатор для чертовой Силы", -- добавила я про себя.
   Кажется, хитрый змей опять прокрался в мои мысли, потому как на какой-то миг лицо его осветила улыбка.
   -- Да и Дарио, когда проводил обряд, был уверен, что женится на моей дочери. Они с Вероникой -- изначальная пара, две половинки одного целого. Даю тебе слово Хранителя клана, что освобожу тебя и от Силы, и от брачных уз.
   -- И вас совсем не смущает тот факт, что этот подлец околдовал меня (он ведь именно это сделал, да?), чтобы со мной переспать? Да еще и накануне свадьбы с вашей дорогой Вероникой. И тем не менее вы все равно готовы отдать ее насильнику и изменнику, только потому что считаете их какими-то там половинками?
   Мужчина помрачнел и отвел взгляд, словно избегал смотреть мне в глаза.
   -- Уверяю, за все доставленные тебе неприятности ты получишь щедрую компенсацию. И за моральный ущерб тоже.
   Нет, такое ощущение, что мы говорим с ним на разных языках.
   А и правда, на каком языке мы сейчас общаемся? На русском? Или итальянском?
   -- Теперь вы пытаетесь меня подкупить, -- грустно усмехнулась я. -- Думаете, деньги помогут забыть пережитые кошмары?
   -- Зачем ты приехала в Рим? -- проигнорировал мой вопрос ведьмак.
   -- За тем же, зачем и все остальные туристы: отдохнуть, полюбоваться на местные достопримечательности.
   -- Работаешь? -- теперь наше с ним общение больше напоминало допрос.
   -- Нет. Только месяц назад закончила университет.
   -- По какой специальности?
   -- Переводчик английского языка.
   -- Ну вот и здорово, -- непонятно чему обрадовался мужчина. -- Идеальный предлог, чтобы задержаться. Скажешь семье, что нашла работу на лето. Свяжешься с ними сегодня же.
   Как у него все просто!
   -- А Инна? -- сердце замерло от волнения. -- Что вы с ней сделали? Вы должны ее отпустить! Она ведь тоже случайная жертва.
   -- Ее никто не удерживал, чтобы отпускать. Твою подругу просто усыпили на время. Сейчас она преспокойно спит себе в номере. Обещаю устроить вам встречу, чтобы ты озвучила ей придуманную для близких легенду.
   А они, оказывается, все продумали.
   -- Вы отвезете меня к ней? -- спросила с надеждой.
   На что ведьмак отрицательно покачал головой.
   -- Для твоей же безопасности и безопасности окружающих лучше тебе пока не появляться в городе. Но я что-нибудь придумаю. Дай мне время до конца дня.
   А потом еще уверяет, что я здесь гостья. Пленница я, самая что ни на есть настоящая, не смеющая даже проведать заколдованную подругу!
   Поднявшись, ведьмак направился к выходу. На полпути обернулся и проговорил:
   -- Да, Лана, забыл сказать. В шкафу найдешь некоторые вещи Вероники. У вас с ней схожие фигуры. Потом тебе привезут твою одежду, да и через интернет можешь заказать себе все что угодно. Деньги на твой счет я перечислю.
   -- Спасибо, конечно, но как-нибудь обойдусь без ваших перечислений, -- не согласилась на очередную попытку меня подкупить.
   Но итальянец и на сей раз предпочел прикинуться глухим.
   -- Пройдись по дому, осмотрись, погуляй по саду и ни в чем себе не отказывай.
   Ни в чем, кроме свободы.
   -- Да! И не снимай кольцо. Специально для тебя его заговаривал, чтобы ты могла нас понимать. А мы тебя. Увидимся вечером за ужином.
   Салвиати ушел, а я принялась рассматривать массивный перстень из черненого серебра, украшенный множеством змеек, оплетавших зеленый камень. Колечка, подаренного Димой полгода назад, на безымянном пальце не было.
  
   Смириться с участью временной жены морального урода, да еще и ведьмака, было непросто. Но еще сложнее оказалось во все это поверить и переварить. Тут Джулиано прав. Мне действительно требовалось время.
   А еще душ и новая одежда. С наслаждением скинув с себя чужой свадебный наряд, отправилась в чужую ванную. Небольшая, светлая, с симпатичной мозаикой на морскую тематику на всю стену. В углу обнаружилась просторная душевая кабина, а рядом на крючках висели полотенца и махровый халат.
   Долго стояла под горячими струями, невольно вспоминая каждое прикосновение чужака. Не знаю, как должна себя чувствовать жертва насилия, но биться в истерике мне почему-то не хотелось. Возможно, потому что ночь с ведьмаком стала не самым страшным моим кошмаром. Настоящий кошмар -- это наша с ним свадьба и мой бессрочный плен. Но уж лучше здесь, чем в доме ненавистного муженька.
   Я всегда старалась быть с собой откровенной и сейчас приходилось признать, что воспоминания о ночном приключении не вызывали во мне отвращения. Скорее, наоборот -- волновали, будоражили. Но лишь до того момента, как я начинала рисовать в уме образ гадкого похитителя. Сразу вспоминались узкие, прищуренные карие глазки, смотревшие с пренебрежением; тонкие губы, кривившиеся в откровенном презрении, стоило ему взглянуть в мою сторону. Представляя итальянца, я чувствовала, как на меня накатывают гнев и злоба.
   В общем, противоречила самой себе. Тело и разум никак не могли прийти к консенсусу.
   Высушив волосы, приступила к изучению гардероба. Вещи Вероники действительно оказались мне впору. Остановив свой выбор на светло-голубых джинсах и ажурном белом свитерке с рукавами три четверти, добавила к ним белые кеды. Переодевшись, вышла на балкон.
   Хоть дождь и прекратился, но было по-прежнему сыро, а хмурое небо обещало продолжение ненастья. Отведенные мне покои оказались на втором этаже, и с балкона сад был виден как на ладони. А за высокими пальмами простирались не менее высокие каменные стены, окружавшие эту ведьмовскую обитель.
   Заметив, как несколько человек вытаскивают из машин и несут к дому так и не тронутый свадебный торт, всевозможные коробочки и пластиковые судочки, сглотнула набежавшую слюну. Есть хотелось неимоверно. В последний раз я перекусывала вчера утром в аэропорту одним несчастным круассаном да капучино и сейчас готова была продать душу за кусочек чего-нибудь съестного.
   Хотя, может, тот же торт только с виду такой вкусный? А внутри обнаружатся лягушачьи лапки да крысиные хвостики. Кто его знает, какие гастрономические пристрастия у всей этой нечисти.
   И тем не менее решила рискнуть, пока не свалилась в голодный обморок.
   Подождав, пока перетаскивание еды закончится и машины уедут, вышла в коридор. То и дело оглядываясь по сторонам и моля создателя уберечь меня от нежелательных встреч, отправилась вниз, на поиски кухни.
   Огромный, забитый антикварной мебелью и произведениями искусства дом в моем представлении являлся идеальной резиденцией для семейства чародеев. А тишина и сумрак только добавляли особняку мрачной таинственности.
   Стараясь производить как можно меньше шума, осторожно спустилась на первый этаж и замерла посреди пустынного холла, гадая, в какой из коридоров лучше свернуть.
   Решила довериться обонянию и как зачарованная последовала за кружащими голову ароматами. И не обманулась. Бесконечно длинный коридор привел меня на кухню. Размером эдак с Димкину двушку.
   Светлый пол под ногами буквально сверкал и контрастировал с мебелью из темного дерева. Куда ни глянь -- всюду навороченная бытовая техника, идеальные порядок и чистота. Но больше всего меня впечатлили два, тоже не маленьких холодильника, в зеркальной глади которых отражалась голодная я.
   Решила, что хотя бы один, но изучить просто обязана. Да и торт, оставленный на накрытом ажурной скатертью столе, конечно же, не обойду вниманием. Вон уже кто-то кусочек себе оттяпал. Значит, можно и мне. И вообще, моя ж вроде как была свадьба, а соответственно, и тортик тоже мой.
   Желудок недовольно заворчал, требуя как можно скорее перейти от созерцания к делу. Подгоняемая чувством голода, поспешила на штурм холодильника. Но так и не добравшись до него, не менее прытко отскочила обратно. Поздно заметила дверь, ведущую на улицу, и прислонившегося к ней Габриэля, с задумчивым видом поедавшего свадебный бисквит.
   Как назло, отскочила я неудачно и очень громко. Напоролась на стол, да еще и нечаянно смахнула рукой пару столовых приборов, и те со звоном шмякнулись об пол. Благо хоть торт не опрокинула, а то бы потом сама себя не простила... Замерла под пристальным взглядом серо-зеленых глаз.
   Без очков ведьмак (не знаю, привыкну ли когда-нибудь к этому жуткому слову) выглядел ненамного старше меня и казался не таким грозным. А может, это оттого, что сейчас он не хмурился и не пытался испепелить меня взглядом. Смотрел, скорее, с интересом и немного с напряжением.
   Подпаленный костюм был заменен на джинсы и светло-зеленый свитер, а элегантные черные туфли на более удобные и практичные кроссовки.
   Несколько секунд мы молча сверлили друг на друга взглядами. Я сдалась первой.
   -- Лучше попозже зайду, -- и стала бочком продвигаться к выходу.
   -- Лана, подожди! -- Оставив тарелку с недоеденным тортом на подоконнике, Габриэль вернулся в кухню. -- Ты, наверное, уже забыла, когда в последний раз ела.
   -- Вроде того, -- запихнув руки в карманы джинсов и отчего-то немного тушуясь, пожала плечами я. -- Но все-таки лучше пойду...
   -- Все-таки давай лучше я сначала тебя накормлю, -- не отпустил меня Салвиати.
   -- Э-э-эм... -- отозвалась лаконично.
   С одной стороны, очень хотелось развернуться и дать деру. С другой -- готова была стерпеть что угодно, даже общество пытавшегося придушить меня ведьмака, лишь бы наконец-то утолить голод.
   Так и не дождавшись от меня более вразумительного ответа, Габриэль принялся извлекать из холодильника только что доставленные угощения.
   -- Как относишься к морепродуктам?
   Кажется, еще немного и слюной захлебнусь.
   -- Положительно.
   Я бы сейчас и от лапок с хвостиками не отказалась. А уж от морепродуктов...
   -- Нужна помощь? -- несмело поинтересовалась я, наблюдая за тем, как стоящий спиной ко мне ведьмак ловко наполняет тарелки.
   -- Только в дегустации, -- обернувшись, улыбнулся он и кивком головы предложил устраиваться за барным столом.
   Дивясь столь неожиданному проявлению внимания и заботы, я села на высокий стул, и тут же передо мной оказалась тарелка с устрицами, кусочками рыбы в розовом соусе, сырными шариками из моцареллы и прочими деликатесами. А спустя пару минут подоспел разогретый рис с кальмарами и овощами.
   "Может, в этом доме есть два Габриэля?" -- подумала я и, настороженно покосившись на ведьмака, переключилась на дразнящие ароматами блюда.
   Уходить тот почему-то не спешил. То и дело косил в мою сторону, что, конечно же, держало в напряжении, мешая просто наслаждаться вкусной едой. А потом и вовсе уселся рядом, намереваясь завязать со мной разговор.
   -- Извини за то, что случилось утром. Я не хотел тебя напугать и уж тем более причинить тебе боль.
   -- Я так и поняла, -- выковыривая из риса кальмары, пробормотала с усмешкой.
   -- Просто не знал, что и думать в тот момент. Когда увидел тебя возле алтаря на месте Вероники. -- Он замолчал и, следуя моему примеру, тоже принялся ковыряться вилкой в тарелке, превращая так и не доеденный кусок торта в неприглядного вида месиво. Чуть погодя, задумчиво проронил: -- Связанной с Дарио.
   Стоило услышать имя кареглазого подлеца, как меня снова накрыло яростью.
   -- Ясно! Решил, что я специально куда-то подевала твою сестру и нагло заняла ее место. Ну конечно! Это же мечта любой женщины -- выскочить замуж за конченого мудака, которому только и хватает храбрости околдовывать и затаскивать одурманенных чарами девушек в койку!
   Ведьмак резко побледнел и одним движением пальцев согнул ни в чем неповинную вилку.
   А я, не способная остановиться, продолжала выплескивать на него свои возмущения. До этого даже не представляла, насколько мне хотелось выговориться. Сложно удерживать в себе ненависть к проклятому муженьку.
   -- Ты ведь тоже вчера был в клубе, вместе с Дарио. Я помню. И наверняка знал о его грязных намерениях. Понятно, что я совершенно незнакомая тебе девушка, на которую вам всем наплевать. Но за сестру тебе разве не обидно? Или у вас, ведьмаков, в порядке вещей изменять любимой накануне свадьбы?
   -- Лана, все совсем не так, как ты думаешь... -- начал Габриэль, но я его перебила.
   Нетушки. Сам захотел со мной пообщаться, вот пусть теперь и слушает! А то я тут так быстренько свихнусь, в этой клетке, снедаемая собственными страхами и обидами.
   -- А может, это у вас что-то вроде спорта? Используете беззащитных девушек, а потом хвастаетесь друг перед другом своими постельными победами. Наверное, сам частенько прибегаешь к такому способу знакомства, раз не остановил своего дружка. Да, Габриэль?
   После "исповеди" мне полегчало. А вот ведьмаку, кажется, наоборот поплохело. Из бледного он стал пепельно-серым, зеленые глаза сначала потемнели, а потом в них появился какой-то подозрительно нехороший блеск.
   "И чего это он в самом деле?" -- испуганно сглотнула я. Неужели так распереживался из-за того, что я посмела оскорбить его друга? Мужская солидарность, чтоб ее.
   Аппетит пропал, осталось только желание поскорее куда-нибудь убежать, спрятаться ото всех и ждать, пока все само собой не образуется.
   -- Вернусь-ка я лучше в свою клетку, -- буркнула еле слышно и попыталась выскользнуть из-за стола.
   Но Габриэль и на сей раз меня удержал. Накрыл мою руку своей, заставив невольно вздрогнуть.
   Справившись с эмоциями, спокойным голосом предложил:
   -- А как насчет прогулки по Риму? Поможет развеяться.
   -- Мне в город нельзя, -- усмехнулась грустно. -- Распоряжение твоего батюшки. Да и, если честно, я предпочитаю от всех вас держаться подальше. Спасибо за обед.
   Руку все-таки отвоевала и, развернувшись на девяносто градусов, дернула к выходу. Однако у самых дверей замерла, услышав слова зеленоглазого искусителя:
   -- Могу отвезти к подруге. Думаю, вам есть о чем поговорить.
   -- Но твой отец...
   -- Перестраховщик, -- беспечно заулыбался Габриэль. -- Побудешь с ней, а потом я угощу тебя лучшим в Риме мороженым. Раз уж от торта ты отказалась.
   -- И в чем подвох?
   -- Просто стараюсь загладить свою вину, -- заявил с самым честным видом и зачем-то уточнил: -- За неприятный инцидент утром. Ну что, поехали?
   Разве могла я ответить "нет"? Безумно хотелось увидеть Инну, убедиться, что с ней все в порядке, а если получится, то и поплакаться у нее на плече.
   Кивнула в знак согласия и, сама того не желая, невольно улыбнулась ему в ответ.
  

ГЛАВА 5

  
   Загрузившись в черную "ауди", мы отправились в город. Пока машина неслась по периферии, я все оглядывалась назад, подсознательно опасаясь, что вот сейчас увижу в одном из мчащихся за нами автомобилей отца Габриэля. Или же его рыжеволосая маман, как классическая ведьма из старых сказок, верхом на метле пустится за нами в погоню. И тогда плакала моя встреча с Инной. Посадят под домашний арест, и буду я торчать в четырех стенах до возвращения их Вероники.
   -- Лана, не дергайся, никто за нами не следит, -- заметив, что я снова что-то высматриваю в зеркале заднего вида, нарушил молчание Габриэль. -- Отец у Амидеи, а мать напилась успокоительного и уехала к подруге на расслабляющую медитацию.
   Ясно, предпочла уйти в астрал, вместо того чтобы озаботиться поисками дочери.
   -- Габриэль, а ты тоже умеешь читать чужие мысли? -- на всякий случай поинтересовалась я.
   Мало ли, какие у ведьмака таланты. Вдруг, подобно своему папочке, тоже не стесняется копаться у меня в голове. А я за последний час успела много чего передумать. В основном нецензурного. Про его дружка Дарио и про все их ведьмовские семейства. Да и самому Габриэлю в мыслях тоже от меня досталось.
   -- Не нужно никакого дара, чтобы понять, что творится в твоей душе. У тебя все на лице написано, -- губ ведьмака коснулась едва заметная улыбка.
   Не сразу поймала себя на том, что беззастенчиво разглядываю его профиль. Эти самые немного полноватые губы, прямой, будто точеный нос, острые скулы. Вернее, скулу. Не сумела сдержать завистливый вздох, отметив, какие у Габриэля длинные ресницы. И этот необычный цвет глаз, который почему-то менялся, когда он злился или нервничал. Тогда радужка темнела, превращаясь в бездонный омут. А когда ведьмак был спокоен, вот как сейчас, глаза снова становились светло-зелеными с серой каймой.
   Мысленно одернув себя и приказав перестать пялиться на итальянца, решила разобраться до конца.
   -- Значит, мысли ты читать не умеешь?
   -- Нет. К сожалению, этим даром меня обделили. -- Утопив педаль газа, Габриэль понесся за вереницей машин через перекресток. Немного погодя, осторожно проговорил: -- Лана, ты ведь понимаешь, что твоя подруга не должна о нас знать. Так же, как и о том, почему тебе придется задержаться в Риме.
   -- Да уж не дура, -- хмыкнула я.
   Представила выражение лица Инки, узнай она, что ее лучшая подруга теперь вроде как ведьма и чья-то случайная жена. А ее провожатый -- потомственный колдун. Который, кстати, за время, пока колесили по столице, не переставал коситься в мою сторону и тоже меня изучал.
   -- Постараюсь сочинить что-нибудь правдоподобное, -- пообещала я.
   -- Если что, я помогу, -- обнадежил меня Габриэль.
   -- Кто б сомневался, -- буркнула в ответ, прощаясь с надеждой хотя бы недолго побыть наедине с подругой.
   Не сразу удалось добудиться спящей красавицы. Я уже подумывала начать паниковать и ругать на чем свет стоит брехливую волшебную семейку, когда дверь наконец-то распахнулась, и на пороге нарисовалась сонная и взлохмаченная, но вполне себе целая и невредимая Инна.
   -- Ой, Руся, привет, -- широко зевнула подруга и окинула нас с Габриэлем ничего не понимающим взглядом. По-видимому, колдовской либо же алкогольный дурман еще не до конца выветрился из ее организма. -- А ты где была? И что это за умопомрачительный красавчик стоит у тебя за спиной? -- Не дав мне вставить и слова, продолжила с упоением частить: -- Правильно! Так Димке и надо! Говорят же, клин клином вышибают. Подлечишься бурным сексом с этим зеленоглазым Аполлоном и с чистой совестью махнешь обратно домой.
   -- Инна! -- невольно покраснев, шикнула на нее я.
   -- Ну а чего? -- все-таки догадалась посторониться болтушка. -- Он же все равно по-русски ни черта не понимает. А вы, кстати, на каком языке общались? Небось на языке тел, -- вовсю веселилась Инка.
   Чувствуя, как горят уши, щеки, а еще чешутся руки что-нибудь подпалить, например, пижаму чересчур болтливой подруги, быстро протараторила на английском:
   -- Габриэль -- сын синьора Салвиати, на которого я с сегодняшнего дня работаю.
   -- Ого, -- перестав улыбаться, удивленно пробормотала Инна. Потом, нахмурившись, решила уточнить, тоже на иностранном: -- Работаешь в качестве кого?
   Мы с ведьмаком переглянулись и ответили вразнобой:
   -- Переводчиком.
   -- Секретарем.
   -- Так все-таки переводчиком или секретарем? -- еще больше насторожилась подруга.
   -- И тем, и другим, -- не растерялся Габриэль. -- У Ланы будет широкий круг обязанностей.
   -- Широкий круг обязанностей, говоришь... -- сканируя недоверчивым взглядом поочередно то меня, то ведьмака, пробормотала Инна. Потом повернулась ко мне. -- А на кой черт ты вообще им понадобилась? Незнакомая девчонка, туристка, да к тому ж еще ни слова не понимающая по-итальянски.
   -- В нашей фирме намечается крупная сделка с клиентом из России. Лане придется присутствовать на деловых встречах и сопровождать нас на некоторые мероприятия, -- продолжал вдохновенно врать Габриэль. -- Плюс переводить контракты на английский. Ваша подруга отличный специалист! -- ткнул он пальцем в небо.
   Но оказался прав. Студенткой я была прилежной, ответственно относилась к учебе и университет закончила с красным дипломом.
   -- Стой тут! -- грозно велела ведьмаку Инна и, схватив меня за локоть, утащила в другой конец комнаты. -- Русь, ну ты чего? -- зашипела мне на ухо. -- Я, конечно, понимаю, что у тебя сейчас непростой период в жизни, сердечный кризис и все такое... Но ведь это же не повод соглашаться на какую-то сомнительную работенку, да еще и в чужой стране! А если тебя продадут в сексуальное рабство?
   -- Инн, я уже подписала контракт, -- с усилием вытолкнула из себя. Врать подруге не хотелось. Успокаивала совесть тем, что проведенный под чарами обряд вполне можно считать неким подобием контракта. Да еще и скрепленным кровью. А это вам не абы что.
   -- Ох, Руся, бедовая твоя голова, -- всплеснула руками девушка. -- А как же наш отпуск? Ты с родителями хоть посоветовалась? Они, наверное, тоже в шоке от твоих наполеоновских планов.
   -- Вечером с ними свяжусь. А отпуск... Инн, извини, -- покаянно опустила глаза.
   -- Ну ты ведь не собираешься пахать двадцать четыре часа в сутки? До пятницы ж еще увидимся, да? -- с надеждой спросила она.
   Сказать, что после сегодняшнего променада мне вообще, скорее всего, запретят нос из комнаты высовывать, я не могла. Но и продолжать врать ей язык тоже не поворачивался.
   -- Я сейчас свободна. Может, по мороженому? -- предложила вмиг просветлевшей подруге и покосилась на ведьмака.
   Тот дернулся, точно от пощечины. Небось слух как у кошки, а вернее, у кота. Зеленоглазого и до безобразия... красивого.
   Снова отругав себя за неположенные мысли, поспешно отвернулась от колдуна.
   Интересно, а как Габриэль понимает Инну? Меня-то ясно -- при помощи презентованного синьором Салвиати колечка. Но вот мою подругу... А то, что он понял каждое ее слово, прежде чем мы перешли на английский, в этом я даже не сомневалась. Видела, как вытянулось лицо у ведьмака, когда Инка принялась болтать про язык тел и "сексотерапию".
   Тоже, наверное, имеет с собой какую-нибудь хитрую штучку. Успела заметить на указательном пальце правой руки Габриэля, когда вел машину, серебряный перстень с крупным черным ониксом и непонятными символами-закорючками по его ободку. Наверняка не просто готичное украшение, а с магическими заморочками.
   -- Окей! Через десять минут буду готова! -- радостно воскликнула Инна и, схватив из шкафа джинсы и ярко-розовую кофту, заперлась в ванной.
   Пока подруга оживала в душе, я собирала чемодан. Габриэль тем временем мрачной тенью слонялся по номеру. Мне и слова не сказал, но по его не слишком-то счастливой физиономии поняла, что кормить мороженым он собирался одну меня, а общество Инны не входило в его планы.
   Ничего, потерпит. Кто знает, когда я в следующий раз увижу свою подругу. И увижу ли вообще...
   От последней мысли предпочла откреститься, дабы снова не удариться в панику. Какой-то половинке меня хотелось верить, что после возвращения Вероники все образуется. Другая же настойчиво твердила, что так просто никто и никуда меня не отпустит. Ведь теперь я в курсе существования их колдовской банды.
   Решив, что над этой проблемой непременно подумаю, когда утрясу все с Инной и родителями, вернулась к сборам.
   Девушка несказанно удивилась, узнав, что мне предстоит не только работать, но и жить под одной крышей с загадочным господином Салвиати. Погрустила из-за того, что теперь ей придется бродить по Риму в гордом одиночестве, а вечерами тосковать одной в нашем с ней номере.
   Вскоре мы уже выходили из гостиницы. Заметив черный автомобиль последней модели, Инна тихонько присвистнула и, взяв меня под локоток, заговорщицки протянула:
   -- Русь, а Русь, а сколько хоть платить пообещали?
   Соврать я так и не успела, подруга уже переключилась на другую, более интересную ей тему.
   -- А у Габриэля, -- кинула на впереди идущего ведьмака плотоядный взгляд, -- имеется девушка? Может, пока будешь пахать на его папочку, подсуетишься и охмуришь этого итальянского мачо?
   -- Инна, ты что несешь? -- попыталась осадить чересчур прыткую подругу. -- Не собираюсь я никого охмурять! И вообще, у Габриэля есть невеста, -- ляпнула первое, что пришло в голову. Готова была наплести что угодно, только бы Инка от меня отлипла.
   Заметила, как ведьмак вздрогнул и ускорил шаг, в одно мгновение оказавшись рядом с автомобилем.
   Устроившись вместе со мной на заднем сиденье, Инна продолжила допрос. Слова из нее сегодня лились, словно из рога изобилия. Небось побочный эффект магического воздействия.
   -- А как вы познакомились? Последнее, что помню, это как ты вчера танцевала с приятелем Габриэля. Он что, тоже сотрудник вашей фирмы?
   -- Вроде того, -- мрачно процедила я, чувствуя, как при упоминании о муженьке готова зарычать от ярости. Определенно, у меня на Дарио стойкая аллергия.
   -- И на какое время заключили контракт?
   -- Э-э-э... На месяц, -- снова ступила на скользкую тропку лжи. -- С возможным его продлением. Да, Габриэль?
   -- Угу, -- подтвердил он мою версию и стремительно увеличил скорость. Явно торопился доставить нас в кафе, чтобы хоть ненадолго заставить Инну умолкнуть.
   Лучшая, по словам Габриэля, джелатерия располагалась неподалеку от виллы Боргезе, одного из самых крупных римских парков, тоже являвшегося местом паломничества туристов.
   Заняв столик на свежем воздухе возле зеленой изгороди, мы с Инной долго не могли определиться со вкусами итальянского джелато. Кто ж знал, что тех в меню окажется целая дюжина и нам в срочном порядке захочется попробовать их все.
   Ведьмак к тому моменту уже успел впасть в отчаянье и с горя заказал себе пару рюмок какого-то желтого ликера, вкусно пахнущего лимонами. По-видимому, бедолага решил, что без выпивки он нас долго не выдержит.
   Предлагал составить ему компанию и отведать их фирменное лимончелло, но мы с Инной, помня вчерашнюю дегустацию в клубе, решительно отказались.
   Наконец с выбором мороженого было покончено, и Габриэль отправился озвучивать наши пожелания стоявшей за стойкой улыбчивой итальянке.
   Спустя пару минут вернулся с заказом. На Инну не поскупился. Купил ей рожок с тремя разноцветными прямо-таки гигантскими шариками и блаженно зажмурился, когда моя сверхэнергичная подруга сосредоточилась на лакомстве. Правда, молчание ее длилось недолго. Инна ухитрилась совместить поглощение холодной вкуснятины с дюжиной новых вопросов.
   Приговорив очередную рюмку ликера, Габриэль резво подхватился.
   -- Может, доедим мороженое в парке?
   Похоже, любопытство Инны его нервировало. Но что поделаешь... Такая уж у меня заботливая и дотошная подруга.
   Словно откликаясь на мои мысли, глаза ведьмака снова потемнели. Дабы вернуть ему душевное равновесие, я согласилась на променад.
   Не скажу, что мне нравилось проводить с ним время. Если честно, по-прежнему его опасалась. Но раз такова цена за возможность побыть с подругой, то я готова ее заплатить. Да и возвращаться в ведьмовское логово совсем не хотелось.
   В виллу Боргезе влюбилась с первого взгляда. И, похоже, не я одна. Даже сейчас, в пасмурную погоду, парк был полон туристов и горожан.
   Некоторые просто прогуливались по его зеленым аллеям, некоторые, несмотря на сырость, устроили пикник на траве. А кто-то, как мы, любовался невероятной красоты озером, в центре которого белел миниатюрный храм с четырьмя подпиравшими его свод колоннами. Увенчанный статуями и окруженный пышными деревьями и розовыми кустами, он отражался в темной воде.
   -- Если смотреть на виллу с высоты, то своей формой она напоминает сердце, -- подпитал нас информацией Габриэль.
   -- Как романтично, -- вздохнула Инна и многозначительно пихнула меня локтем в бок.
   Вот ведь неугомонная...
   Как оказалось, Салвиати пригласил нас на прогулку с умыслом. Будто знал, что в парке моя подруга из дознавателя превратится в фотокорреспондента. Пока девушка с энтузиазмом фотографировала себя и окружающие пейзажи, мы с Габриэлем неспешно бродили по бесчисленным дорожкам виллы, наслаждаясь созерцанием окутанных сумерками фонтанов и скульптур, уютных кафе и ресторанчиков.
   -- Спрашивай, -- вырвал меня из раздумий мой новый знакомый.
   -- О чем? -- встрепенулась я.
   -- Тебя ведь мучает любопытство, я вижу, -- улыбнулся он неожиданно доброй и ласковой улыбкой. Даже не верится, что еще утром этот же парень готов был меня задушить.
   -- А ты точно не умеешь читать чужие мысли? -- подозрительно сощурилась я.
   Колдун рассмеялся:
   -- Нет, Лана, не умею. Разве что только твои. И то лишь потому, что ты совсем не умеешь скрывать эмоции.
   -- Ну ладно, -- задумчиво протянула я. -- Если честно, даже не знаю, с чего начать... Столько всего хочется узнать о вашем мире.
   -- Полагаю, у нас есть время, -- покосился он на Инну, сосредоточенно фотографировавшую очередной кустарник. -- Много времени.
   -- Что ж, -- я прикусила губу и задумалась над первым вопросом, -- почему сбежала Вероника? То есть я, конечно, догадываюсь, почему -- из-за твоего озабоченного дружка. Вот только не пойму, зачем понадобилось отказываться от Силы? -- Повернувшись лицом к ведьмаку и отступая назад, призналась: -- Знаешь, в детстве я мечтала стать волшебницей. Или доброй феей. И, наверное, если бы мне при рождении достался такой подарок, ни за что бы от него не отреклась.
   -- Обладать Силой -- это не только большие возможности, но и большая ответственность, -- грустно улыбнулся Габриэль. -- У Вероники всегда были непростые отношения с родителями и магией. Она считала, что та делает ее не особенной, а странной. Изгоем в мире людей. Вери ненавидела семейные ритуалы, не почитала духов, не любила практиковать. Хотя от нее, как от дочери Хранителя клана, ожидали многого. И в первую очередь покорности и послушания.
   К сожалению, характером сестра пошла в мать. Они обе очень несдержаны, и из-за причуд Вери в нашей семье частенько вспыхивали скандалы. Мать пыталась ее учить, но Вероника, наоборот, еще больше в себе замыкалась. Это не первый ее побег.
   Вот ведь глупая девчонка! Все у нее есть: дом, семья, Сила. А она взяла и сбежала. Могла бы просто бросить неверного козла и жила бы себе припеваючи. Не впутывая в их разборки меня!
   -- Наверное, только любовь к Дарио и удерживала ее в колдовском мире. А теперь... -- Габриэль осекся и дальше шел, устремив взгляд на потемневшую в сумерках дорожку.
   Некоторое время мы хранили молчание, пока я раздумывала над следующим вопросом.
   -- Что такое изначальная пара? -- вспомнила оброненную невзначай синьором Салвиати фразу.
   После моих слов настроение ведьмака снова переменилось. Он помрачнел и напряженно процедил:
   -- Откуда узнала? Это все Фьора, да?
   -- Твой отец так сказал про Дарио и Веронику, -- недоуменно пробормотала я.
   Очевидно, Габриэль тоже характером пошел в мамочку, раз при любом поводе и без вспыхивает как спичка.
   Кажется, мой ответ его немного успокоил, потому как после короткой паузы ведьмак все-таки пояснил:
   -- Изначальная пара -- это два человека, идеально подходящие и дополняющие друг друга. Простыми словами, две половинки одного целого.
   -- И что, вы действительно верите, что у каждого есть своя половинка? -- хихикнула я.
   -- Верим, -- кивнул Габриэль с самым серьезным видом. -- Правда, не всем удается ее отыскать. Дарио и Вероника счастливчики.
   -- Жаль только, что твой друг из-за мимолетной слабости разбил идеальный союз, -- горько усмехнулась я.
   Да и Димка мой, которого считала тем самым, единственным, тоже повел себя как самая распоследняя сволочь. Бросил при помощи СМСки. Поэтому лично я ни в какие половинки не верю. Так же, как и в судьбу, и в вечную большую любовь.
   Приказав себе не думать о бывшем, вернулась к расспросам:
   -- А эта ваша Сила, она у всех одинаковая или у каждого ведьмака свой дар? Вот твой отец, например, любит читать чужие мысли...
   -- Сила для всех одна, -- перебил меня Габриэль. -- Но у кого-то она проявляется в большей мере, а у кого-то в меньшей. Дары же, вроде того, что есть у моего отца, -- это своего рода приятные бонусы.
   -- И какой же бонус у меня? То есть, конечно же, у Вероники, -- уточнила с поспешностью, пока он не вообразил, что я надумала прикарманить чужую силу.
   -- Вери -- стихийница. Чувствует природу и в некоторой степени может ей управлять.
   Мы вышли на террасу, с которой открывался потрясающий вид на вечерний город. Вдалеке, тронутые последними лучами заходящего солнца, едва пробивавшегося сквозь пелену облаков, виднелись купола собора Святого Петра. А прямо под нами простиралась Пьяцца-дель-Пополо, в центре которой возвышался величественный египетский обелиск.
   Инна примкнула к остальным туристам, желавшим запечатлеть панораму Рима в золотых огнях, я мы с Габриэлем, остановившись в стороне, продолжили говорить на тему магии и чудес.
   -- Это из-за меня после ритуала пошел дождь и до сих пор небо хмурится? -- Если честно, в тот момент я завидовала строптивой Веронике черной завистью. Была бы на ее месте, ни за какие коврижки не рассталась бы с такими талантами.
   -- Ты вызвала лишь кратковременные осадки, -- на сей раз улыбка у парня вышла снисходительной, мол, раскатала губу на ненастье вселенского масштаба. -- А дополнили уже приглашенные. После того как ты чуть не похоронила всех в братской могиле. Сегодняшняя гроза -- проявление недовольства сотни ведьмаков.
   -- Ой, -- испуганно поджала губы. -- Нехорошо, конечно, получилось. Но я ведь не знала.
   -- Думаю, гости об этом догадались и это их очень порадовало, -- с иронией откликнулся зеленоглазый. Попытался меня приободрить, а заодно и постращать: -- Не переживай, через пару-тройку дней погода наладится. Зато теперь ты знаешь, какой сокрушительной и опасной может быть Сила. Не только для окружающих, но и в первую очередь для тебя.
   Знать-то знаю, но это навряд ли мне помешает еще раз попробовать поколдовать. Хотя бы немножечко. Решила, что как только останусь одна, обязательно изображу что-нибудь магическое. Понятия не имею, как все работает, но воспользуюсь старым добрым методом тыка. Ведь обладать, пусть и временно, такими супер-способностями и ими не пользоваться, согласитесь, верх идиотизма.
   -- У Дарио тоже есть таланты? Просто спрашиваю из любопытства, да и чтобы знать, к чему, если что, готовиться.
   -- Он стихийник, как и Вероника, -- совсем не впечатлил меня ведьмак.
   -- А какой у тебя дар?
   -- Даров никаких. Одни проклятия, -- то ли пошутил, то ли сказал серьезно. По выражению его лица -- немного задумчивому, немного ироничному -- понять, что он имел в виду, так и не смогла.
   -- После твоих ответов вопросов становится еще больше, -- насупилась я.
   -- Давай сначала переваришь уже полученную информацию, а потом, если захочешь, продолжим лекцию, -- попробовал спрыгнуть с магтемы Салвиати.
   Не парень, а сплошная загадка.
   Продолжения лекции я хотела. Но не потом, а здесь и сейчас. О чем собиралась сообщить Габриэлю. Если бы в тот момент коленки вдруг не подкосились. Тихонько ойкнув, я угодила прямо в объятия ведьмака.
   -- Что-то мне нехорошо, -- прошептала угасающим голосом.
   Почувствовала, как вокруг нас закружил не по-летнему холодный ветер, а потом меня подхватили на руки. Последнее, что увидела, это огненную стрелу молнии, вонзившуюся в небо прямо над нашими головами. Ощутила прикосновения дождевых капель к лицу, и меня поглотила темнота.
  

ГЛАВА 6

  
   По дороге в колдовскую обитель сознание возвращалось ко мне с переменным успехом. Помню, как мой носильщик бережно укладывал меня на заднее сиденье машины. Голова страшно кружилась, перед глазами все мельтешило и прыгало, отчего казалось, что передо мной маячили не один, а целых три Габриэля. Я слышала его такой далекий голос, будто доносившийся из другого мира.
   Ведьмак все повторял, чтобы была сильной и продержалась до появления чертового муженька. Протестующе промычав в ответ на такое заявление, снова уплыла в обморок.
   Во второй раз очнулась, когда машина сделала резкий поворот, и я чуть не завалилась под сиденье. Габриэль гнал "ауди" на запредельной скорости, будто мы участвовали в Формуле-1 и от победы на чемпионате зависели наши с ним жизни. Лихо ведя машину, еще и умудрялся болтать с кем-то по телефону. А у меня даже на то, чтобы испугаться и попросить его ехать помедленнее, не осталось сил.
   Да и навряд ли бы он меня услышал. В данный момент ведьмак был поглощен тем, что с упоением орал в трубку, получая в ответ не менее раздраженные реплики.
   -- Что, значит, не приедешь?! Дарио, ты совсем охренел? Ей нужна твоя Сила!
   Несколько секунд Салвиати молчал, вслушиваясь в доносившееся из телефона шипение, потом нервно повторил за ведьмаком:
   -- Ах, тебе глубоко на нее наплевать... И ты в гробу видел свою дражайшую супругу... -- На этом месте интонация его изменилась, голос зазвучал спокойно, но в нем сквозили угрожающие нотки. -- Угадай, что я сделаю, как только избавлюсь от проклятья и обрету Силу? Ты какого демона в спутники предпочитаешь? Обещаю наслать такого, от которого век не отвяжешься!
   Короткая пауза и мрачное прощание:
   -- Чтобы через полчаса был у нас дома! -- Бросив телефон на соседнее сиденье, буркнул: -- Вот идиот...
   Тут я с ним полностью солидарна.
   В третий раз очнулась, уже когда Габриэль забирал меня из машины.
   -- Натаскался бедняга со мной. Так и надорваться недолго.
   Кажется, произнесла вслух, потому как ведьмак с улыбкой ответил:
   -- Ты легче перышка. Тебя что, дома совсем не кормили?
   -- Димка не любил, когда я поправлялась.
   -- И снова этот козел...
   В оценке бывшего я с Габриэлем тоже была согласна на все сто. Правильно говорят, у умных людей мысли сходятся.
   Толкнув плечом створки, парень затащил меня в холл.
   -- Дарио приехал? -- так и не поняла, к кому он обратился с вопросом, потому как в тот момент перед глазами все снова пустилось в безумную пляску.
   -- Еще нет, -- послышался звонкий детский голос.
   Ему вторил уже знакомый бас синьора Салвиати.
   -- Когда закончат с обменом, зайдешь ко мне.
   -- Ладно, -- покорно, но без энтузиазма отозвался зеленоглазый и двинулся к лестнице.
   Как добирались до моего временного пристанища -- хоть убейте не помню. В себя пришла, уже будучи на кровати. Даже веки разлепить не удалось, однако по звучавшим голосам определила наличие в спальне парочки ведьмаков.
   -- Может, она уже того? -- выразил надежду этот гаденыш -- мой муж. -- Хорошо бы...
   -- Не пори чушь! -- прикрикнул на него закадычный приятель и легонько похлопал меня по щекам. -- Лана, Дарио приехал. Вам нужно провести обмен. Справишься?
   -- А давай я лучше проведу обмен с тобой, -- плохо соображая, что говорю, промямлила сквозь дрему.
   Непонятно отчего кареглазый заржал как необъезженный конь.
   -- Обмен какого характера ты собралась с ним проводить? Такой же, как и...
   Его смех неожиданно оборвался, а я так и не поняла, что вызвало сей приступ нездорового веселья и почему негодяй умолк. Попробовала приоткрыть глаза -- комната по-прежнему утопала в густом тумане.
   -- Давай, бегом в ритуальную! -- велел Габриэль своему дружку. -- Пока не свалился рядом с Ланой.
   Амидеи раздраженно ругнулся и, с шумом распахнув двери, выскочил из комнаты. А меня, в который раз уже подхватив на руки, вынесли в коридор.
   Кажется, я была перемещена в ту самую ритуальную, о которой упомянул Габриэль. Будто во сне увидела маленькую круглую комнату в бордовых тонах. Единственное окно занавешивали тяжелые портьеры. Мебели как таковой здесь не имелось, только несколько цветастых подушек украшали темный паркет да вырезанные из дерева фигурки то ли мифических животных, то ли божков красовались на небольшом возвышении в центре. Воздух напитался приторно-сладким запахом благовоний. И, наверное, потому у меня снова закружилась голова и зачесался нос.
   Ненавистный супруг устроился на полу возле задрапированного бордовой тканью постамента и, достав из кармана маленький ножик с тонким, извивающимся змейкой лезвием, стал угрожающе им поигрывать.
   Габриэль попробовал усадить меня напротив ведьмака, но я принялась упираться. Уж больно зловещий был у кареглазого взгляд. И этот поблескивающий в пламени свечей клинок...
   -- Лана, он не причинит тебе вреда. Я буду рядом.
   -- У нас теперь что, шведская семья? -- криво усмехнулся Амидеи и снова крутанул между пальцами чертов нож.
   Сопротивляться долго не получилось. Будто куклу посадили меня перед увенчанным уродливыми статуэтками постаментом. Но я даже не взглянула на них. Как зачарованная смотрела на блики пламени, игравшие на гладком лезвии ножа, и цепенела от страха.
   -- Давай сюда руки! Живее! -- нетерпеливо воскликнул колдун.
   Неуверенно оглянувшись на Габриэля и получив от него утвердительный кивок, с опаской положила на возвышение одну руку. Дарио тут же грубо сцапал ее, и я словно испытала дежавю. Спустя мгновение ладонь снова пересекал длинный порез, из которого сочилась густая, темная кровь.
   Меня замутило.
   -- Не стони, все быстро заживет, -- буркнул ведьмак и, подавшись вперед, вцепился в мою левую руку.
   Потом, не потрудившись даже продезинфицировать оружие (не хватало еще подцепить какую-нибудь заразу!), изобразил такие же полосы на себе. Велев положить руки ладонями вверх, накрыл их своими.
   -- Повторяй за мной, слово в слово, -- снова раскомандовалась эта сволочь. Прикрыв глаза, принялся что-то бубнить себе под нос.
   Я покорно, хоть и не без немого протеста, стала проговаривать за ним непонятные фразы.
   Прикосновения ведьмака вызывали во мне гамму эмоций, и все отрицательные. От ярости -- бессильной, но оттого еще более жгучей, -- что оказалась связана именно с ним, до глубокого отвращения.
   Одно радовало: с каждой секундой проводимого ритуала в меня по капельке вливалась живительная сила. Я постепенно становилась собой. Не увядающим цветком, а прежней жизнедеятельной Ланой. Краски стали ярче, звуки четче. Увидела Габриэля, замершего неподалеку и с напряжением следящего за обрядом.
   Потом перевела взгляд на Дарио и снова почувствовала, как меня заполняет гнев. Вот бы хорошенько приложить обо что-нибудь этого мерзавца. За прошлую ночь и за сволочное ко мне отношение.
   Оказывается, наши мысли очень даже материальны. Не успела я так подумать, как руки колдуна выскользнули из моих. Совершив живописный полет через всю комнату, тот впечатался в потертый гобелен. А потом по стеночке плавно сполз вниз.
   -- Совсем спятила?! Ненормальная! -- немного очухавшись, не своим голосом завопил он. -- Я с тобой не для того делился Силой, чтобы ты жонглировала мной, как мячиком!
   -- Согласись, эта ничтожная плата за прошлую ночь!
   -- Ах за прошлую ночь... -- Пошатываясь, ведьмак с угрожающим видом двинулся в мою сторону. -- Решила, значит, расплатиться со мной, да?!
   Я тут же напряглась и приготовилась, в случае чего, снова подать им пас в стену. Но на сей раз так, чтобы уж наверняка отрубился. К сожалению, нашу первую семейную ссору так не вовремя прервал Габриэль.
   -- Угомонитесь! Оба! -- Повернувшись ко мне, вкрадчиво проговорил: -- Лана, вам нужно закончить обмен. Дарио твоя Сила нужна не меньше, чем тебе его.
   -- Перебьется, -- воспротивилась я.
   -- Стерва!
   -- Урод!
   -- В следующий раз я вас сначала свяжу, а потом сам проведу демонов обряд! -- разнервничался Салвиати и, как результат, его глаза снова загадочным образом потемнели. -- Лана, не будь ребенком. Чем быстрее вы закончите, тем скорее он уйдет.
   -- Ну разве что только ради этого...
   Похоже, моему муженьку тоже пришлось несладко. Его силушку я себе забрала, а вот Вероникину отдать не успела. И теперь он чувствовал на себе все прелести магической ломки.
   По-хорошему, нужно было так с ним и поступить -- оставить без подпитки. Пусть бы помучился день-другой. Или лучше бы вообще сдох! Вот только кто ж мне позволит... Посему постаралась взять себя в руки и закончить злосчастный обмен.
   В комнату возвращалась, будто рожденная заново. Смотрела на свои ладони с рубцами, исчезающими на глазах, и предвкушала, как в самое ближайшее время начну проводить магические эксперименты.
   Интересно, у этих ведьмаков имеются волшебные гримуары? А может, и лаборатория по изготовлению колдовских снадобий обнаружится где-нибудь на чердачке? Надо будет обязательно все разведать.
   Улыбнувшись своим мыслям, отправилась отдыхать.
  
   -- Хотя бы найди в себе мужество признаться Лане, кто с ней в кровати кувыркался! Это все из-за твоего "хочу"! Ты развлекся, а я расплачиваюсь! -- вылив на друга ушат обвинений, Дарио с яростью хлопнул дверцей.
   Жалобно заскрипели покрышки, и автомобиль, осветив подъездную дорогу пятном желтого света, пронесся сквозь появившуюся словно из ниоткуда девушку. Раздраженно посигналив напугавшему его духу, Амидеи выехал за ворота и исчез в темноте тихой улочки.
   -- Фьора, подожди! -- попытался задержать гиану Габриэль. Но та лишь весело рассмеялась в ответ и, словно потревоженная пташка, упорхнула прочь, чтобы спрятаться от ведьмака среди фруктовых деревьев.
   Отправиться на поиски зловредного духа молодому человеку помешал Джулиано, вышедший в сад за ним следом.
   -- Пойдем, -- бросил он хмуро и вернулся в дом.
   Тяжело вздохнув, Габриэль поплелся к лестнице.
   В кабинете отца, как обычно, пахло кофе и кубинскими сигарами. Резкий запах, который так раздражал супругу Хранителя клана, прекрасную Марилену, уже давно проник в каждый уголок этого помещения. Навсегда въелся в старинный письменный стол из красного дерева с тяжелой мраморной столешницей, пропитал ворс дорогого персидского ковра, окутал собой темно-зеленые шторы с золотыми кисточками. Последние были специально подобраны в тон софе и двум креслам, созданным еще в начале XIX столетия.
   Джулиано опустился в одно из кресел и взглядом велел сыну устраиваться напротив. Поначалу просто смотрел на Габриэля, словно пытался проникнуть в самые потаенные его мысли и понять, что на самом деле происходит с сыном.
   -- Перестань! -- поморщился Салвиати-младший, почувствовав, как отец пытается взломать им же наложенный ментальный блок. -- Ты не имеешь права!
   -- А ты имеешь права нарушать мой приказ? Я велел ей оставаться в доме! -- Мужчина редко повышал голос, особенно на домочадцев. Но сегодня сдерживаться ему удавалось с трудом. Из-за глупой выходки старшего сына пострадали многие и в первую очередь его любимица Вероника.
   -- Лане в любом случае следовало увидеться с подругой и забрать из гостиницы вещи, -- не замедлил с объясненьями молодой человек.
   Подавшись вперед, Хранитель сцепил перед собой пальцы и, продолжая пристально вглядываться в лицо сына, проговорил:
   -- Габриэль, ты хоть понимаешь, что натворил? Это из-за тебя сбежала Вероника.
   -- То есть Фьора здесь, по-твоему, ни при чем? -- хмыкнул колдун.
   -- Все началось с тебя. Из-за твоей прихоти. А Дарио слабохарактерный дурень -- не хватило смелости сказать тебе "нет". -- Совладав с собой, невозмутимо продолжил: -- Я хочу понять, что для тебя значит эта девушка?
   -- Ничего. -- Габриэль встретил испытывающий взгляд отца с ледяным спокойствием. -- Всего лишь развлечение на одну ночь.
   -- Которое обошлось нам всем очень дорого... -- пробормотал Хранитель. -- Но если это, как ты утверждаешь, всего лишь разовое развлечение, почему же сегодня полдня колесил с ней по городу?
   -- Чувство вины, -- коротко оправдался ведьмак. -- И опять же повторяю -- нужно было что-то решать с подругой. Теперь хотя бы одной проблемой стало меньше.
   -- Хорошо, -- удовлетворенно кивнул Салвиати и предупредил: -- Но чтобы это в первый и последний раз.
   -- Ты не можешь все время держать ее взаперти! -- на миг дав волю эмоциям, воскликнул Габриэль.
   -- То есть ты планируешь и дальше устраивать ей свидания? -- испытывающе посмотрел на него отец.
   -- При чем тут я? -- пошел ведьмак на попятную. -- Кто угодно может сопровождать ее в город. Хотя бы изредка. Чтобы она не чувствовала себя затворницей. Нам повезло, что девушка попалась здравомыслящая, восприняла все спокойно и без истерик.
   -- И это, по-твоему, везение? -- снова начал заводиться Джулиано. -- Сила моей дочери у незнакомой девчонки, с которой тебе приспичило переспать. А Вероника исчезла! И я понятия не имею, где ее искать.
   -- И мне паршиво от этого не меньше, чем тебе! Все, я спать. Захочешь, завтра продолжишь обвинять меня во всех смертных грехах. -- Ведьмак направился к выходу, но на полпути был вынужден остановиться.
   -- Габриэль! Ты знаешь, я никогда не вмешивался в твою личную жизнь. Спи с кем хочешь. Но не забывай, что скоро все изменится. Ты мой наследник. Не подведи меня, как Вероника.
   -- Не подведу, -- не оборачиваясь, тихо бросил в ответ и вышел из комнаты.
   После разговора с отцом и без того паршивое настроение испортилось окончательно. Если бы вчера ему сказали, что из-за какой-то девчонки его жизнь перевернется с ног на голову, ни за что бы не поверил.
   К тому же девчонки, совершенно ему незнакомой. Чужой... И в то же время такой манящей.
   С загадочными, миндалевидными глазами; лучистой улыбкой; нежными чертами лица, которыми он украдкой любовался на протяжении всего вечера. У Ланы были пухлые чувственные губки, вкус которых, сколько ни пытался, забыть оказался не в силах. Аккуратненький, немного курносый носик, забавно морщившийся, когда она проявляла недовольство. Прямые каштановые волосы даже в столь пасмурный день на свету отливали золотом. А аромат нежной, шелковой кожи девушки, казалось, до сих пор кружил ему голову.
   Худенькая, среднего роста, она выглядела такой хрупкой и ранимой. Габриэль уже сто раз сам себя проклял за то, что утром так напугал ее да еще и сделал ей больно. И даже мысль, поначалу посетившая ведьмаков, что вся эта история -- дело рук Альфео, не могла его оправдать.
   Узнав, что Лана -- невинная жертва, а не игрушка проклятого колдуна, Габриэль почувствовал облегчение. Вместе с уколом совести.
   Ведь эта милая, наивная девочка оказалась в ловушке из-за него. И, несомненно, Дарио прав, она имела право знать правду. Вот только это значило бы разрушить едва начавшее зарождаться между ними доверие и снова причинить ей боль.
   Ведьмак не стал подниматься к себе, а отправился в сад на поиски Фьоры, которую считал виновником всех своих бед. К счастью, гиана отыскалась быстро. Похоже, она сама была не прочь поболтать, иначе бы ни за что не выдала своего присутствия.
   Девушка сидела на увитых цветами качелях. Подвластные ее магии, с тихим скрипом те взмывали к темному небу, с каждым разом увеличивая разбег.
   -- Не хочешь объяснить, зачем все это устроила? -- Габриэль ухватился рукой за старые, оплетенные зелеными стеблями цепи, и качели замедлили свой ход. -- Уверен, вчера в клубе не обошлось без твоего участия.
   -- Может, да... А может, и нет, -- игриво ответила гиана. Легко вспорхнув, покружила вокруг ведьмака, подарив ему очередную загадочную улыбку.
   -- Фьора, зачем ты наслала на меня чары?
   -- А разве тебе не понравилась девушка? -- захлопала веером пышных ресниц.
   -- Ты опять увиливаешь от ответа, -- с трудом сдерживая раздражение, процедил колдун.
   Фьора прошлась по его лицу невесомым прикосновением тонких пальчиков.
   -- Габриэль, ты ведь знаешь, я люблю тебя не меньше, чем Вери и Сандро. Вы все одинаково дороги мне.
   Молодой человек отстранился от новой ласки и мрачно проговорил:
   -- Выходит, из любви к нам ты расстроила свадьбу моей сестры и подтолкнула ее к отречению.
   Гиана беспечно пожала плечами.
   -- Веронике необходим был глоток свободы.
   -- А мне за что так удружила?
   -- Зачем спрашиваешь? -- удивилась Фьора и, подавшись вперед, прошептала ему на ухо: -- Сам ведь все прекрасно понимаешь.
   -- Боюсь, ты зря все затеяла. Или забыла, что у меня есть обязательства перед кланом и семьей?
   -- Но ведь это же твоя жизнь, -- капризно возразила девушка. -- И только ты вправе ей распоряжаться. Не клан и не семья.
   -- Живешь уже столько веков, а наивная как ребенок, -- с горечью сказал ведьмак.
   -- Что бы ты ни говорил, а она тебе понравилась, -- упрямо отстаивала свою позицию Фьора. -- Хотя бы самому себе не ври.
   -- Это неважно.
   -- Думаешь, сможешь бороться с собой? Жить с ней под одной крышей, видеть ее каждый день и оставаться ледышкой?
   -- Хочешь проверить? -- с усмешкой откликнулся Габриэль. -- Обещаю, с завтрашнего дня даже не взгляну в ее сторону. Представлю, что ее здесь нет. -- Отвернувшись от разобиженной гианы, зашагал прочь. -- И больше не смей насылать на меня чары!
   -- Упрямый мальчишка! -- бросила Фьора ему вслед, а потом тихо проронила, обращаясь самой к себе: -- А ведь такой замечательный был план. Ну ничего! Я еще что-нибудь придумаю...
  
   Юркнув в приоткрытую дверь, черный кот мягко потянулся и не спеша потрусил к креслу, в котором, перебирая четки, сидел задумчивый мужчина. Почувствовав появление животного, ведьмак оторвался от созерцания почти угасшего в камине пламени и зашевелил губами. Длинные, жилистые пальцы его касались бусин из мориона, монотонный шепот устремлялся к темным сводам, а потом эхом разлетался по всему залу. Такому же холодному и мрачному, как и его господин.
   Сторонний наблюдатель, взглянув на этого угрюмого человека, решил бы, что тот поглощен молитвой. Вот только слова, что срывались с тонких, бескровных губ, предназначались не католическим святым, а порождению тьмы.
   Кот зашипел, оскалился, лоснящаяся шерсть встала дыбом. Животное заметалось у ног ведьмака, издавая страшные, леденящие душу звуки.
   Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины, оно по-прежнему хранило выражение невозмутимого спокойствия. Стрэг1 продолжал шептать слова заклинания, пока от беснующегося животного не отделилась едва различимая дымка. Бесформенное существо, которое в сумерках можно было принять за тень, отбрасываемую вновь ожившим в камине пламенем, скользнуло по стене и, словно опасаясь чего-то, затаилось в углу под сводом.
  
  
   #?#?1 Стрэг -- ведьмак, посвятивший себя служению силам тьмы, взамен получивший способность призывать демонов и управлять ими.
  
   -- Шан, это правда? Девчонка отреклась от Силы? -- Альфео брезгливо отодвинул ногой подальше от кресла дохлое животное и перевел взгляд на подрагивающий сгусток тьмы.
   -- Ведьма сбежала, -- прозвучал тихий, шипящий голос.
   Стрэг удовлетворенно кивнул, и лицо его в тот момент будто сбросило неживую маску. На нем появились краски, черные глаза заблестели, а губы искривились в некоем подобии улыбки.
   -- Кому теперь принадлежит Сила?
   -- Какой-то человечке. Жене ведьмака. Случайной, -- немного подумав, на всякий случай уточнил демон.
   -- Ну я и без тебя уже догадался, что случайной, -- усмехнулся Альфео и, сунув четки в карман, поднялся. Долго рассматривал выставленные на каминной полке деревянные статуэтки, размышляя, к какому демону лучше обратиться за помощью. Шан для такого задания был слишком слаб и слишком туп.
   -- Могу убить человечку и забрать для тебя ее Силу, -- вызвался добровольцем демон, не догадывающийся об оценке его умственных способностей.
   Стрэг закатил глаза, мысленно посылая идиота обратно в бездну.
   -- А дальше что?! Мне сейчас только разборок с Салвиати не хватало! Нужно быть хитрее, Шан. Отнять Силу так, чтобы они потом не смогли ко мне придраться. А убить девчонку я всегда успею.
   Ведьмак уже коснулся фигурки с львиной головой и пятью растопыренными, точно солнечные лучи, копытообразными конечностями, но тут же отдернул руку. Нет, для воплощения его плана нужен кто-то особенный. Такой, которого Салвиати засечь не смогут. Особенно дорогой племянничек, чувствующий малейшее проявление демонической силы...
   Цепкий взгляд черных глаз снова прошелся по каждой фигурке, пока не остановился на маленькой, свернутой кольцом змейке с одним единственным глазом -- крошечным изумрудом.
   Улыбка ведьмака стала шире.
   -- А вот с этим можно и поработать.
   Вызов Иереи дорого ему будет стоить. Но с ней он точно одержит победу. Сначала заберет Силу строптивой племянницы, а со временем и об остальных позаботится. Наконец-то отомстит Салвиати.
  

ГЛАВА 7

  
   Руслана
   Перевернувшись на спину, сладко потянулась и открыла глаза. А увидев, где нахожусь, сразу все вспомнила и со стоном закрыла их обратно. Какая-то часть меня продолжала наивно верить и надеяться, что события прошедших двух дней всего лишь плод моей неуемной фантазии. Но нет. Моя фантазия с ведьмовской реальностью и рядом не стояла.
   Вечером, перед тем как лечь спать, я все-таки связалась с родителями по скайпу. Бедные. Оказывается, они ни сном ни духом не ведали о том, как подло поступил со мной Димка. Наш разрыв партизан держал ото всех в тайне. Даже своей родне ни словом не обмолвился.
   В общем, трус он. Да еще и подлый.
   Эта новость стала для моих родных неприятным сюрпризом. А второй сюрприз -- нежданно-негаданно свалившаяся на меня непонятная работа в Риме -- окончательно их добил.
   Хотя мне шок отца и замешательство матери сыграли на руку. Быстро протараторив уже отточенную на Инке версию и ответив на парочку заданных в растерянности вопросов, я поспешила свернуть разговор. Оправдалась тем, что хочу пораньше лечь спать, дабы хорошенько отдохнуть перед первым рабочим днем.
   К моему удивлению, Салвиати-старший вернул мне мобильный и посоветовал созвониться с подругой, чтобы объяснить той свое внезапное исчезновение из парка. По-видимому, от сынка получил подробнейший отчет о нашей прогулке. Пришлось звонить Инне и скрепя сердце кормить ее очередной байкой.
   В общем, теперь у меня была не жизнь, а сплошной бардак. Я в чужом доме, замужем за чужим мужиком, храню в себе чужую Силу. Хотя последнее меня не особо огорчало. Скорее, наоборот! Я уже предвкушала, как буду пытаться с ней подружиться. Авось действительно получится поколдовать.
   Снова потянувшись и коротко зевнув, решила, что пора вставать собираться на завтрак. На ужин меня вчера так никто и не пригласил. Но если они задумали заморить свою пленницу голодом, то не дождутся. Сейчас же пойду и слопаю весь свадебный торт. Ну или хотя бы большую его часть.
   С таким решительным настроем я поднялась. И тут же плюхнулась обратно на кровать. Возле небольшого круглого столика заметила девушку, ту самую брюнетку в необычном воздушном платье, с сосредоточенным видом составлявшую букет из белых роз. Или не белых... Я часто заморгала, увидев, как лепестки одного из цветков вдруг стали ярко-бордовыми. Отойдя на пару шагов, девушка придирчиво оглядела цветочную композицию и "добавила" в нее еще две темные розы.
   А я снова потерла глаза. Так, на всякий случай. Но незнакомка и не думала исчезать. Хоть я могла поклясться, что когда проснулась, в комнате ее не было.
   -- Доброе утро! -- весело улыбнулась мне и бесшумно скользнула к выходу. -- Не буду тебе мешать.
   -- Постой! -- хотела задержать ее, но девица и ухом не повела. Преспокойненько... просочилась сквозь закрытую дверь.
   "Полагаю, это и есть та самая Фьора. Зловредный дух. Ну держись, дорогуша!", -- воинственно подумала я и, зачем-то схватив подушку, наверное, чтобы метнуть ее в бестелесное существо, бросилась в коридор.
   К сожалению, с преследованием в то утро у меня не сложилось. Не сумев вовремя притормозить, я налетела на Габриэля. Парень шел себе спокойно к лестнице, глубоко погруженный в себя, когда в него на всей скорости врезалась растрепанная девчонка, то бишь я. Орудие истребления Фьоры спикировало на пол. Вместе с папкой ведьмака. Листы бумаги в творческом беспорядке рассыпались по паркету.
   -- Упс, извини, пожалуйста! -- Опустившись на корточки, я стала с поспешностью подбирать листки.
   -- Ничего, -- только и буркнул Салвиати и выхватил у меня собранную кое-как стопочку.
   Интересно, какая на сей раз муха его укусила?
   Схватив подушку, я поднялась. Габриэль тоже встал с колен. Сегодня на нем были черные брюки со стрелками, элегантная рубашка и серый галстук. Довершали деловой образ очки в тонкой серебристой оправе.
   -- Ты завтракать? -- спросил, скользнув по мне быстрым взглядом. И тут же уткнулся глазами в пол.
   Вот блин!
   Смутившись, прижала к груди подушку. Хватило же глупости отправиться на охоту в пижаме, состоящей из шелковых шортиков и шелковой маечки. Почти прозрачных.
   -- Я... э-э-э... наверное, к вам потом присоединюсь. Сначала переоденусь.
   -- Хорошая идея, -- кашлянул Салвиати, продолжая сверлить взглядом дыру в паркете.
   А я покраснела до кончиков ушей.
   Потом мы честно пытались разойтись, а вместо этого снова напоролись друг на друга.
   -- Ты вправо, я влево! -- почему-то свирепея, распорядился ведьмак и, резво отскочив от меня, широким шагом зашагал к лестнице.
   Я же, пунцовая от смущения, помчалась искать укрытие в спальне.
   Быстро приняв душ и переодевшись в джинсовые шорты и первую выхваченную из чемодана футболку с абстрактным принтом, отправилась добывать завтрак. Очень надеялась, что Габриэль уже накушался и отбыл на свою работу или куда он там весь такой из себя собирался. Видеть ведьмака после маленького инцидента в коридоре и снова краснеть мне совсем не хотелось.
   Но, кажется, удача решила окончательно забить на невезучую туристку. Габриэль обнаружился на кухне, вместе с остальными членами волшебной семейки.
   Остановившись на пороге, я негромко поздоровалась:
   -- Доброе утро.
   Каждый отреагировал на мое приветствие по-своему. Джулиано, сидевший во главе стола с газетой и чашечкой кофе, оторвал взгляд от корреспонденции и почти дружелюбно мне улыбнулся. Его жена, имени которой я так пока и не узнала, ограничилась лишь коротким кивком и продолжила как птичка клевать из тарелки какие-то орешки и фрукты, при этом пялясь в экран телевизора.
   Габриэль -- тот так вообще предпочел отморозиться. Решил, наверное, что мы уже достаточно наприветствовались в коридоре, и сейчас делал вид, будто на кухню вплыла не я -- их, между прочим, гостья -- а какая-нибудь там бестелесная Фьора. Как сидел с тостом в одной руке и с телефоном в другой, так и остался сидеть. Даже не взглянул в мою сторону.
   Если честно, мне в тот момент стало ну очень обидно. Появилось ощущение, что я тут некое подобие мебели. Сейф для хранения магической ценности.
   Только темноволосый мальчишка, сидевший рядом с зеленоглазым гадом, подарил мне дружескую улыбку и громко сказал:
   -- Доброе утро, Лана! Будешь торт?
   -- Не откажусь, -- улыбнулась ему в ответ и, посчитав, что уже достаточно потопталась на пороге, направилась к накрытому ажурной скатертью столу. К той его части, где восседали младшие члены итальянского семейства.
   -- Сандро, мой брат, -- снизошел до представления мальчика Габриэль и тут же снова вычеркнул меня из присутствующих. По-видимому, было там что-то такое очень важное или интересное в этом чертовом телефоне, раз он никак не мог от него оторваться.
   Я невольно начала закипать.
   Смотрите-ка, какие мы занятые! Удивительно, что вообще удосужился открыть рот и представить брата.
   Решив, что лучше обоюдное, чем одностороннее игнорирование, демонстративно отвернулась от ведьмака и снова улыбнулась мальчику.
   Тот похлопал по соседнему стулу, предлагая составить ему компанию. Приглашение я с радостью приняла, вместе с кусочком торта и стаканом апельсинового фреша.
   Беря пример с рыжеволосой мадам, вперилась взглядом в висевший на стене телевизор. Пока ела, рассеянно следила за тем, как на подиум одна за другой выплывают худосочные модели в нелепых, на мой вкус, нарядах.
   Торт оказался изумительным и, если бы не моя врожденная скромность, точно бы приговорила еще кусочек. А так приходилось только облизываться и прикидывать, когда смогу вернуться к дегустации этого бисквитного чуда. Пожалуй, когда все уберутся из кухни, а я тайно в нее проникну.
   Почувствовав, как Сандро легонько дернул меня за футболку, наклонилась к нему и услышала тихий, заговорщицкий шепот:
   -- Хочешь поколдовать?
   Не сразу нашлась с ответом. В тот момент синьор Джулиано, опустив газету, так на нас зыркнул, что слова застряли в горле.
   -- Потом договорим, -- тоже заметил реакцию отца мальчик и уже громче с самым невинным видом предложил: -- Может, еще тортика?
   Покосившись на тарелку матери Габриэля с тремя сиротливо лежавшими на ней орешками и позавидовав ее силе воли, а заодно посетовав на отсутствие оной у меня, была вынуждена отказаться. Еще не хватало, чтобы меня тут приняли за обжору.
   -- Лане можно смело есть торты на завтрак, обед и ужин, -- быстро водя большим пальцем по сенсорному экрану телефона, подал голос Габриэль. -- Точно не повредит. А может, еще и поможет.
   -- Меня моя фигура вполне устраивает, -- отбила я пас.
   -- Как по-мне, ты слишком тощая, -- не унимался зеленоглазый.
   И чего спрашивается прицепился? То чем-то недоволен, то критикует.
   А потом еще и его маман подключилась к спору.
   -- И когда только успел рассмотреть ее фигуру... -- голос ведьмы сочился ядом.
   Почувствовала, как щеки снова предательски запылали. Неужели застукала нас в коридоре?
   -- Марилена! -- одернул супругу Джулиано и уже более сдержанно проговорил: -- Ты, кажется, собиралась по магазинам с Джованной? Нехорошо заставлять подругу ждать.
   -- Скрытность у Габриэля уж точно не от меня! -- ни с того ни сего раздраженно выпалила синьора и, гордо поднявшись, царственной походкой продефилировала к выходу из кухни.
   Точно, в маму пошел характером.
   -- Габриэль, нам тоже пора, -- отложив прессу, сказал Салвиати. После чего переключил внимание на меня и младшенького. -- Сандро, устрой нашей гостье небольшую экскурсию. Полагаю, вчера у нее не нашлось времени здесь осмотреться, -- уколол намеком. -- Лана, чувствуй себя как дома.
   "Но не забывай, что ты в гостях", -- добавила я мысленно.
   -- Увидимся вечером за ужином.
   Старший ведьмак ушел, утащив с собой младшего. А точнее, среднего. Потому как самый младший остался со мной.
   -- Может, все-таки еще кусочек? Я вот съем, -- принялся искушать меня Сандро.
   -- А давай, -- согласилась с горя. Говорят же, стресс надо заедать сладким. А то с этими психованными у меня стресс на стрессе и стрессом погоняет. -- И еще бы чайку.
   Пока закипала вода в чайнике, я расхаживала по кухне и невольно думала о странном отношении ко мне ведьмака.
   Нет, вот скажите, разве это адекватное поведение? Сначала хотел придушить. Потом угощал мороженым и таскал на руках по парку. А утром сделал вид, что я никто и звать меня никак. И вообще, пустое для него место. Да еще и в довершение ко всему обозвал тощей! В общем, капитально посадил мою самооценку.
   -- Скажи, Сандро, -- все-таки не сумела сдержать любопытство, -- а Габриэль он всегда такой... переменчивый?
   -- Габри? -- с набитым ртом переспросил мальчик. -- Не, он обычно спокойный и добрый. Наверное, просто психует из-за Вероники. -- Отправив в рот последний кусочек угощения, деловито спросил: -- Ну так что, ты подумала над моим предложением? Хочешь поколдовать? Могу и с Фьорой познакомить.
   -- С Фьорой -- это я с превеликим удовольствием, -- ответила, невольно разминая кисти рук. -- А поколдовать... Хочу, но боюсь, -- призналась честно.
   На что Сандро беспечно улыбнулся:
   -- Если со мной, то можешь ничего не бояться. Я тебе все объясню и покажу. Только сначала надо найти книгу заклинаний Вери. Она вечно ее куда-то девает.
   -- У Вери и книга заклинаний имеется? -- испытала я очередной приступ зависти.
   -- Ага, от бабушки досталась, -- похвастался за сестру мальчик. -- Пойдем, быстренько покажу тебе дом, заодно и книгу поищем.
   Пришлось допивать чай на ходу, зато в приятной компании юного ведьмака -- единственного адекватного существа в этой чокнутой семейке.
   -- Сандро, а сколько тебе лет? -- продолжила я наше знакомство.
   С первого взгляда на мальчика становилось понятно, что внешностью он пошел в мать. От нее унаследовал тонкие черты лица, высокий лоб и медово-карие глаза с прямыми, длинными, как и у Габриэля, ресницами.
   Как и у Габриэля... Черт! И чего постоянно лезет в голову?
   А вот буйная копна темных, слегка вьющихся волос Сандро явно досталась от папочки. Кого следовало благодарить за озорную и такую милую улыбку -- утверждать не берусь. Благородное лицо Джулиано, как уже успела заметить, зачастую вообще было лишено эмоций. А видеть синьору Марилену улыбающейся мне пока что не довелось. Только раздраженной либо чем-то недовольной. В основном фактом моего здесь присутствия.
   -- Мне скоро исполнится двенадцать, -- напыжившись, важно произнес мальчик. -- Осталось потерпеть еще немного, и я тоже смогу колдовать!
   -- То есть сейчас ты еще не можешь? -- удивилась я.
   Сандро горестно вздохнул и признался:
   -- Нам блокируют Силу, сразу после рождения. Чтобы мы случайно себе не навредили. И возвращают только когда становимся взрослыми.
   -- Взрослыми -- это в двенадцать лет? -- уточнила, стараясь скрыть улыбку.
   На что мой новый друг с самым серьезным видом заявил:
   -- Ну да, скоро я стану мужчиной. Третьим Хранителем нашего древнего рода, после папы и Габриэля.
   -- А третьему Хранителю не настучат по голове за то, на что он подбивает гостью? -- Теперь стало понятно, почему Сандро решил со мной подружиться. Нашел во мне халявный источник магии для своих развлечений.
   -- Ну мы ведь не собираемся придумывать что-то супер сложное, -- не растерялся еще пока не волшебник и с напускным равнодушием бросил: -- Но если не хочешь...
   -- Давай сначала найдем эту твою книгу, а потом решим, как быть, -- не стала я его разочаровывать. Самой не терпелось поупражняться в магии, хоть и было немного боязно.
   Удовлетворенный таким ответом, Сандро быстро показал мне забитые антиквариатом комнаты первого этажа и потащил на второй. В спальню хозяев мы заглядывать не рискнули, а вот детскую, которую он таковой, разумеется, не считал, мальчик продемонстрировал мне с готовностью.
   Не отказался провести и в комнату Вероники. Спальня беглянки оказалась светлой, просторной и очень уютной, полной милых девичьих безделушек вроде: изящных статуэток, резных шкатулочек, разномастных флакончиков с духами и бальзамами, а также фарфоровых кукол в пышных платьях и кокетливых шляпках. Последние красовались на обитой кремовой тканью банкетке у изножья кровати.
   Заметила на туалетном столике и прикроватной тумбочке множество фотографий в белых рамках. Почти на всех запечатлена счастливая улыбающаяся шатенка, по виду моя ровесница, в обнимочку со своим женихом, а теперь уже моим законным супругом.
   Так бы и заехала чем-нибудь тяжелым по этой смазливой роже. А если б могла, то и какую-нибудь заразу магическую на него наслала.
   Подумав так, решила, что мне позарез нужна чудо-книга. С ее помощью буду оттачивать свои способности на дорогом муженьке. Другими словами -- использовать его в качестве расходного материала.
   В комнате старшенького тоже царили порядок и прямо-таки стерильная чистота. Ничего лишнего. У Габриэля не было ни фотографий с друзьями или, например, любимой девушкой, ни разбросанной в творческом беспорядке одежды, как это обычно бывает у нормальных парней, ни залежей компьютерной техники.
   Только тонкий серебристый ноутбук тосковал на письменном столе в компании канцелярских принадлежностей и идеально ровной стопки учебников. В другой части комнаты -- двуспальная кровать, накрытая простеньким серым покрывалом, шкаф да стеллаж с книгами, на верхней полке которого пылились несколько кубков и парочка золотых медалей.
   -- Габри раньше увлекался плаванием, -- проследив за моим взглядом, не без гордости пояснил Сандро. -- Но, поступив в университет, забросил все и сосредоточился на учебе.
   -- А на кого он учится? -- спросила, силясь прочесть названия выставленных на полках книг. Благодаря волшебному колечку понимала устную речь, но разобрать, что написано на толстых корешках, так и не получилось.
   -- Уже отучился и два года как работает в нашей фирме младшим юристом. Через месяц у него государственный экзамен на получение статуса адвоката, -- на сей раз в голосе Сандро звучало чуть ли не благоговение.
   Я усмехнулась:
   -- Что ж, думаю, экзамен для ведьмака -- не проблема.
   -- Не, Габри не такой, -- вступился за своего кумира мальчик. -- Он бы ни за что не стал прибегать к Силе, особенно в таком важном деле. Да и, -- Сандро хихикнул, -- если бы даже и захотел, не смог. Он недавно поссорился с Лучией, и она его прокляла.
   -- Что значит прокляла?! -- невольно испугалась я за итальянца. Хоть он моего беспокойства и не заслуживал.
   -- На время лишила Силы, -- безмятежно пояснил младшенький. -- Не бледней, это скоро пройдет. И надеюсь, они помирятся. Мне нравится Лучия. У нее такой прикольный магазинчик со всякими магическими штуковинами в центре Рима. Если папа разрешит, я тебя туда отведу.
   В ответ я кисло улыбнулась. Желания смотреть на магический магазинчик и знакомиться с его хозяйкой почему-то не возникло. Хотя это вообще не мое дело, с кем встречаются и ссорятся некоторые зеленоглазые личности.
   -- Вернемся лучше к поискам. -- Мысленно отругав себя за глупости, что со вчерашнего дня лезли мне в голову, решительно направилась к выходу.
   Надо будет осторожно разузнать у Сандро, как работают эти их проклятия. Может, удастся чисто "случайно" и мне проклясть мерзопакостного муженька?
   Бегло осмотрев библиотеку, тоже располагавшуюся на втором этаже, отправились изучать мансарду.
   -- Поищем в мастерской Вероники. Если и там книги нет, то я не представляю, куда она могла подеваться! -- совсем сник мой новый знакомый. Заметив недоумение в моих глазах, приободрился и хвастливо продолжил: -- Вери -- художница. Многие ее работы выставлены в самых известных галереях Рима.
   Я мало что смыслю в живописи, но творения юной ведьмы мне понравились. Правда, были они несколько мрачноватыми, я бы даже сказала психоделическими, и тем не менее картины притягивали взгляд. Они завораживали некой мистической таинственностью.
   Пока рассматривала полотна художницы, Сандро шарился по шкафам и вытирал собой полы, заглядывая под немногочисленную имевшуюся в мастерской мебель.
   -- Нашел! -- наконец воскликнул он радостно.
   Я тут же позабыла о картинах и переключила внимание на внушительных размеров талмуд в кожаном, выцветшем от времени переплете. Только хотела дотронуться до волшебного раритета, как Сандро, шустро поднявшись, припустил к лестнице.
   -- Пойдем лучше в сад. Родители сразу засекут, если будем колдовать в доме.
   В сад так в сад. Тем более что сегодня погода заметно улучшилась, и я была не прочь понежиться в лучах ласкового итальянского солнышка.
   Облюбовав для магического эксперимента увитую виноградными лозами беседку, мальчик протянул мне свою находку.
   -- Я книгу открыть не смогу, -- вздохнул он печально, -- потому что пока еще не ведьмак. Попробуй ты.
   Взяв в руки старинный фолиант, осторожно коснулась замысловатого тиснения на обложке и от неожиданности чуть не выронила книгу. Та задергалась, точно живая; заманчиво зашуршала пожелтевшими страницами.
   -- Вау! -- взволнованно выдохнул Сандро. -- Не думал, что будет так просто! Сила сама просит, чтобы ты ею воспользовалась. Читай! -- и нетерпеливо ткнул пальцем в страницу, испещренную непонятными словами. Столбики текста перемежались с поблекшими от времени рисунками, тоже, кстати, как и картины Вероники, мрачновато-готичными. Взять, например, изображение черепа, оплетенного змеями и темными розами.
   -- Что читать? -- нахмурилась я. -- Ничего ж непонятно. Я должна знать, что творю. А то как наколдую...
   -- Ты не владеешь латынью? -- удивленно уставился на меня будущий ведьмак.
   -- Учила когда-то в универе, но уже мало что помню, -- отчего-то смутилась под его укоряющим взглядом. Откуда ж мне было знать, что в будущем знание мертвого языка может пригодиться.
   Сандро покачал головой, мол, угораздило Веронику подарить Силу тупой туристке, и принялся терпеливо пояснять:
   -- Это простейшее заклинание исцеления. Смотри! -- и, потянув на себя, надломил в двух местах виноградную веточку. -- А теперь сконцентрируйся на растении и прочитай то, что написано вот здесь, -- указал на верхние три строчки, -- произноси слова четко и не спеша.
   -- Ну смотри, Сандро, -- все еще сомневаясь, пробормотала я и, положив раскрытую книгу себе на колени, на свой страх и риск принялась читать эту абракадабру.
   Оказалось, что колдовать совсем несложно и ничуть не страшно. На моих глазах надломленная веточка ожила, и от нее завились зеленые усики, быстро оплетая стенки беседки.
   -- Обалдеть! -- восторженно выдохнула я и азартно потребовала: -- Еще!
   Страницы снова ожили, начали сами собой перелистываться, пока не раскрылись на той, что была угодна моей загадочной Силе.
   Под чутким руководством юного Салвиати я прочла еще одно заклинание -- попробовала поменять, как утром это сделала Фьора, цвет нескольких белых роз, растущих в клумбе неподалеку. Правда, у моих "подопечных" лепестки отчего-то получились грязно-розовыми, а не ярко-бордовыми. Но Сандро утешил меня, сказав, что в магии главное настрой, концентрация и практика. А я и так для первого раза справилась на твердую четверочку.
   После магических экспериментов во мне проснулся зверский аппетит, и мы вернулись на кухню доедать праздничный торт.
   -- Сандро, а если я попрошу о чем-нибудь Силу, она мне поможет? -- поинтересовалась, отправляя в рот очередной кусочек бисквитного лакомства. -- Ну, например, выражу какое-нибудь пожелание, а она сама подберет, исходя из него, нужное заклинание. Раз уж в латыни я ничего не смыслю.
   -- Конечно! -- обрадовал меня мальчик. -- Сила ведь часть тебя самой. Можешь просить ее, о чем угодно. Тем более что ты ей понравилась.
   -- Супер! -- улыбнулась я и решила, что как только останусь наедине с книгой, попробую воплотить в жизнь свой маленький, коварный план.
   Так что держись, Дарио. Еще пожалеешь, что со мной связался! Раз и навсегда отобью у тебя желание зачаровывать и затаскивать в постель беззащитных девушек. Тебе скоро вообще на них смотреть не захочется.
   Наше чаепитие прервало появление репетитора, приехавшего к Сандро заниматься английским. Молодой итальянец поздоровался со своим учеником, но увидев меня, тут же позабыл о его существовании. Шагнув навстречу, ослепил белозубой улыбкой и протянул для рукопожатия руку.
   -- Стефано. Очень, очень рад знакомству.
   Почему-то сразу же возникло ощущение, что меня только что раздели взглядом, а следом за ним пришло и желание сменить шорты и футболку на паранджу.
   -- Он не ведьмак, поэтому магия кольца на него не действует, -- успел шепнуть мне Сандро, прежде чем я открыла рот, чтобы представиться.
   -- Лана. Приятно познакомиться, -- не растерявшись, перешла на английский и изобразила дежурную улыбку.
   -- Так чудесно говорите! Без малейшего акцента, -- елейным голосом запел итальянец, а потом непонятно с какого перепугу предположил: -- Вы, наверное, девушка Габриэля?
   Мы с Сандро переглянулись и одновременно выпалили:
   -- Нет!
   -- Лана... хм, знакомая Вероники из России. Она пока что поживет у нас, -- медленно выговаривая и коверкая слова иностранного языка, не краснея, соврал юный ученик.
   Улыбка итальянца стала еще шире.
   -- Сандро, какая очаровательная у твоей сестры подруга! И как вам, Ланочка, Рим? Уже успели познакомиться со всеми его достопримечательностями?
   -- К сожалению, нет, -- ответила честно и тут же об этом пожалела.
   Стефано чуть с ума не сошел от радости. За каких-то пару минут составил для меня развлекательную программу на месяц вперед, разумеется, с ним в качестве гида. Я только и успевала, что обалдело кивать в ответ на выскакивающие из него предложения.
   Улучив момент, когда Стефано принялся с упоением живописать очередной уголок столицы, который мы с ним непременно должны будем посетить (понятное дело, только вместе и желательно ближе к ночи), я с мольбой воззрилась на Сандро. Благо мальчик оказался смышленым и поспешил переключить внимание любвеобильного репетитора на себя, заявив, что сгорает от нетерпения получить порцию знаний.
   -- Договорим позже, Ланочка, -- сразу сдулся учитель. В отличие от Сандро, принесшего себя в жертву на алтарь дружбы, у Стефано рвения к занятиям не наблюдалось.
   В последний раз раздев меня взглядом, он нехотя отвернулся и потащился за своим подопечным на второй этаж. А я, подхватив со стола заветную книгу, поспешила обратно в беседку воплощать в жизнь свою маленькую, но такую сладостную и долгожданную месть.
   В саду возле клумбы, над которой я успела поиздеваться, хозяйничала Фьора. На сей раз убегать она не спешила. Сделала вид, что поглощена цветами, а моего появления вроде как даже и не заметила. Пройдя мимо, я опустилась на скамейку в беседке и стала наблюдать за тем, как дух, неспешно прохаживаясь вокруг клумбы, возвращает розам их первозданный вид.
   Невольно залюбовалась миловидными чертами девушки. Сейчас на ее губах играла мечтательная улыбка; длинные, изогнутые ресницы бросали тень на светлую, чуть тронутую нежным румянцем кожу; черные кудряшки кокетливо обрамляли узенькое личико. Пальчики Фьоры бережно касались бутонов роз, и лепестки, подвластные ее магии, снова становились белыми.
   Если бы синьор Салвиати не обмолвился, что это по ее милости я случайно выскочила замуж, ни за что бы не подумала, что этот черноокий ангел способен на такую подлянку.
   Да и синьора Марилена, помнится, утверждала, что без участия милой Фьоры Вероника ни за что бы не додумалась до побега. А значит, вина за мои злоключения лежала не только на ненавистном муженьке, но и на хитроумном духе.
   -- Решила поколдовать? -- не отрываясь от цветов, поинтересовалось дитя природы. -- Будь осторожна, Лана. Сила -- она как прекрасная дева: капризна и переменчива. Думаешь, красавица к тебе благоволит, а она возьмет и ни с того ни с сего на тебя обидится. И даже может жестоко над тобой подшутить.
   -- По-моему, жестокие шуточки -- больше по твоей части, -- с усмешкой заметила я, машинально водя пальцами по тиснению на обложке. -- Не хочешь объяснить, почему так подло со мной поступила?
   Фьора вскинула на меня удивленный и немного обиженный взгляд, как будто недоумевала, с чего это я вдруг решила предъявлять ей претензии, к тому же явно незаслуженные.
   -- Мне хотелось подарить Веронике капельку свободы. Вери всегда мечтала о другой жизни, считала, что без магии ей будет лучше. Вот пусть теперь посмотрит и сравнит: так это или нет.
   -- Ты не ответила на мой вопрос: при чем здесь я? -- повторила раздраженно. -- Хотела удружить Веронике -- пожалуйста, на здоровье! Но зачем нужно было впутывать в ваши заморочки меня?! Я не просила ни о муже, тем более о таком(!), ни о вашей Силе.
   -- Извини, но я пока не могу ответить на все твои вопросы. -- Девушка скользнула внимательным взглядом по остальным клумбам, словно хотела удостовериться, что я не успела и там напортачить. -- Возможно, потом, когда ситуация прояснится. Сейчас же ты все равно меня не поймешь.
   -- А я постараюсь!
   -- Всему свое время, Лана, -- весело улыбнулась нахалка, а потом еще и хитро мне подмигнула, чем окончательно вывела из себя. -- Уверена, когда-нибудь ты еще спасибо мне скажешь.
   -- За то, что подставила меня и выдала замуж за насильника, от Силы которого я теперь оказалась зависима? Даже не надейся!
   Интересно, существуют ли проклятия для таких вот бестелесных девиц, которым хватает наглости вмешиваться и рушить чужие жизни? Если существуют, то я обязательно таким воспользуюсь. Как только закончу с Дарио.
   -- Еще увидимся, Лана. -- Девушка начала таять, словно предрассветная дымка. Последнее, что услышала, -- это прозвучавший серебряным колокольчиком голос: -- Будь осторожна с магией. Сила порой бывает очень коварна.
   После разговора с Фьорой от хорошего настроения, вернувшегося ко мне благодаря общению с Сандро и нашим с ним посиделкам в беседке, не осталось и следа. Я до последнего надеялась, что дух мне все объяснит, а она вместо этого еще больше меня запутала. Да и зачем-то начала пугать непредсказуемостью Силы.
   А мне так хотелось воспользоваться ею, чтобы отомстить Амидеи! Ужасно злило, что никто не придал его мерзкому поступку значения. Подумаешь, попользовался случайной, никому неизвестной девицей! Кому вообще есть дело до ее чувств?
   Более того, подонок еще и на меня фыркал, косился с таким презрением и отвращением, будто я самое омерзительное существо на всем белом свете.
   И как мне после этого себя с ним вести? Проглотить обиду, простить и забыть? Не могу. Знаю точно: не успокоюсь, пока проклятый ведьмак не понесет наказание за то, как дурно со мной обошелся.
   Посему, выбросив из головы страшилки Фьоры, сосредоточилась на Силе. Постаралась как можно четче объяснить той свои пожелания и предпочтения. Лежавшая на коленях книга ожила, услужливо раскрылась, шурша старыми страницами. По выбранному Силой заклинанию пробежали золотые искры.
   Придушив в зародыше сомнения, я шумно выдохнула и приступила к чтению.
   Пока упражнялась в латыни, невольно вспоминала каждый неприятный момент, что довелось мне пережить по милости Дарио. И небо, будто уловив мои негативные эмоции, снова затянулось тучами. Резко потемнело, поднялся сильный ветер, с жадностью набросившись на так опекаемые Фьорой клумбы. Принялся безжалостно трепать цветы и завывать в кронах деревьев. В довершении ко всему засверкали молнии, и на землю обрушился настоящий ливень.
   Позабыв о наставлениях Сандро, я кое-как в спешке дочитала заклинание, глотая слова мертвого языка. Засунув волшебную нетленку под футболку, помчалась в дом, мечтая о горячем душе, не менее горячем чае и теплом пледе.
  

ГЛАВА 8

  
   Следующие пару часов просидела как мышка, боясь высунуть нос из комнаты. Дождь и не думал стихать, бился как ненормальный в окна. Небо сотрясали громовые раскаты, настолько оглушительные, что пару раз даже появилось желание нырнуть с головой под одеяло, зажмуриться и не шевелиться. Или отправиться на поиски Сандро. В компании и время бежит быстрей, да и не так страшно.
   Но выйти из спальни так и не решилась, опасаясь снова нарваться на болтливого ловеласа. Такому, как Стефано, бесполезно объяснять, что ни на какие экскурсии я с ним отправляться не намерена. Да и не могу. Потому что фактически нахожусь под домашним арестом. А после сегодняшних упражнений в магии меня, скорее всего, и вовсе посадят на цепь. Если, конечно, узнают...
   От очередного прокатившегося по небу грохота в окнах задребезжали стекла, и лампочки, несколько раз тревожно мигнув, погасли.
   -- Только этого не хватало... Черт.
   Хочешь не хочешь, а пришлось подниматься. Потому как куковать одной в полутемной спальне боязно и неприятно. Следовало раздобыть себе где-то свечки, а еще лучше -- фонарик.
   Не успела добраться до двери, как в нее тихонько постучались. Не знаю почему, но от этого совершенно обычного звука меня сначала бросило в жар, потом в холод, а затем и вовсе унесло к кровати.
   Все-таки не стоило слепо доверять Силе и полагаться на ее выбор. Мало ли что я там наколдовала. Теперь от малейшего звука шарахаться буду.
   Но, как говорится, хорошая мысля приходит опосля. Толку себя ругать? Лучше попробую обуздать свою чересчур буйную фантазию и буду верить, что все обойдется. И вообще, погоду испортила не я, это просто досадное совпадение.
   -- Лана, это я, Сандро, -- дверь приоткрылась, впустив мальчика, а с ним и тусклый луч света.
   -- Я здесь, проходи, -- подала голос из-под одеяла.
   Поставив на прикроватную тумбочку подсвечник, Сандро уселся со мною рядом.
   -- Стефано уже уехал? -- присутствие юного мага меня немного успокоило и отвлекло от тревожных мыслей.
   -- Минут десять назад. -- Мальчик хихикнул: -- Очень хотел с тобой попрощаться, но я сказал, что ты после обеда привыкла отдыхать и не любишь, когда тебя беспокоят.
   -- Спасибо, -- выдохнула облегченно.
   -- Лана, -- младший Салвиати посмотрел в окно, потом скользнул взглядом по лежавшей на кровати книге, -- а ты после того, как я ушел, больше не колдовала?
   -- Эмм... нет, -- пискнула осторожно. С такими темпами скоро я стану профессиональной лгуньей. -- А что?
   -- Просто такое ненастье обычно является побочным эффектом мощного заклинания, наложенного магом-стихийником. Вот я и подумал...
   -- Да просто разыгралась непогода, -- как можно беспечнее отозвалась я. -- Летняя гроза и все такое. -- Невольно вжала голову в плечи, вдруг осознав, что если Сандро мне и поверит, то остальные члены волшебной семейки вряд ли.
   -- Ну, может, ты и права, -- неуверенно согласился мальчик и к моей великой радости сменил тему. -- Пойдем сделаем бутерброды, а? Если дадут свет, можем фильм какой-нибудь посмотреть. Или хочешь поколдовать? Правда, на улице сейчас противно и мокро.
   Колдовать мне уже не хотелось. Да и аппетит куда-то пропал. Но дабы не вызвать у Сандро ненужных подозрений, постаралась растянуть губы в беззаботной улыбке и отправилась за ним на первый этаж.
   К сожалению, свет так и не дали, поэтому просмотр фильма пришлось отложить. До самого вечера просидели в гостиной. Сандро показывал мне семейные фотоальбомы и вдохновенно отвечал на мои вопросы о ведьмовской жизни, традициях и обычаях колдунов. За разговорами с будущим чародеем время пролетело незаметно, и даже тревога постепенно начала отпускать. Пока я не увидела, как сад осветили фары подъезжающей к дому машины.
   "Либо мадам вернулась с шоппинга, либо наши трудоголики пожаловали", -- первой мелькнула мысль, прежде чем я услышала топот шагов, раздавшийся на лестнице.
   А потом кто-то громко принялся тарабанить в дверь. Мне сразу поплохело. Шестое чувство испуганно зашептало, что никакая это не Марилена. И Джулиано с Габриэлем наверняка еще на работе. А значит...
   Совсем не вовремя ощутила легкое головокружение, которое в любой момент могло обернуться обмороком. Мой организм снова нуждался в силовой подпитке.
   -- Пойду открою! -- сорвался с места Сандро и бросился в холл, утащив с собой единственную оставшуюся в живых свечку.
   Сидеть одной в темноте в огромной гостиной, забитой громоздкой старинной мебелью, отбрасывавшей на пол кривые тени, было жутковато. Вздрогнула, когда совсем близко снова послышались громовые раскаты. А следом за ними и яростный вопль:
   -- Сандро! Где эта маленькая дрянь?! Я ей сейчас такой обмен устрою!
   Я испуганно ойкнула и сжалась на диване, чувствуя, как с каждой секундой мне становится все хуже. От слабости и страха перед неожиданным гостем. Который, судя по угрожающим выкрикам из холла, вполне мог сию же минуту воплотить в жизнь мечту стать вдовцом.
   Затравленно огляделась, в панике гадая, где бы схорониться. Старшие Салвиати еще не вернулись, а сама я вряд ли отобьюсь от этого психа. Да и Сандро тут не помощник.
   Святые небеса! Что же я натворила?!
   -- Дарио, ты в порядке? Что с твоим лицом? -- удивленно воскликнул мальчик. -- Чем-то отравился?
   -- Отравился! -- гневно рыкнул брюнет. -- Ядом "любимой" женушки! Лана!!!
   Женушку тут же унесло за диван. Не знаю, откуда только взялись силы, но я не хуже гимнастки ловко перемахнула через высокую спинку и, на корточках приникнув к полу, на всякий случай даже перестала дышать.
   Спустя несколько мучительно долгих секунд, которые ударами отсчитывало мое бедное сердце, в гостиной раздался голос Сандро. Ему вторил кареглазый маньяк.
   -- Она только что была здесь, -- недоумевал по поводу моего загадочного исчезновения мальчик.
   -- Лана, выходи по-хорошему, -- почти ласково позвал меня Амидеи. -- Обещаю, смерть будет легкой.
   -- Ты бы лучше так не шутил, -- очень кстати заметил мой юный знакомый. -- Она и без того малость дерганая. От грозы под одеялом пряталась.
   -- А кто здесь намерен шутить? -- зло усмехнулся безжалостный изверг.
   Я задрожала как осиновый лист и посильнее стиснула зубы, стараясь подавить истеричные всхлипы. Возможно, если бы в помещении горел свет и фоном звучали посторонние звуки, например, работал телевизор, я бы сейчас не сходила с ума от ужаса. Но сидеть в темноте, едва не теряя сознание от слабости, не видя своего врага, а только слыша его издевательский голос и тихие, подкрадывающиеся шаги, и понимать, что с каждой секундой он подбирается все ближе, было невыносимо жутко.
   -- Неужели ты думала, что сможешь издеваться надо мной, а я буду молча терпеть твои выходки? -- запугивал кареглазый садист. -- Вообразила, раз на халяву перепало немного Силы, можешь творить, что тебе вздумается? Идиотке, видите ли, вздумалось мне отомстить! А немного пораскинуть мозгами и во всем разобраться -- она даже не потрудилась! Лана, а если я захочу тебе отомстить? Угадай, кому из нас будет хуже?
   -- Дарио, успокойся. Пойдем лучше на кухню, -- теперь уже и Сандро заволновался. -- Дождемся папу и Габриэля. Вместе потом все решите.
   -- Шел бы ты лучше куда-нибудь поиграть, -- не внял здравому совету Амидеи.
   Я чувствовала, он совсем близко. Настолько близко, что от страха даже голова начала кружиться. А может, всему виной была потребность в очередной подпитке...
   Зажмурилась, стараясь собрать воедино остатки силы. А когда открыла глаза, завопила от ужаса. Это чудовище склонилось надо мной. Пламя свечи, которую держал в руках Сандро, осветило перекошенную физиономию ведьмака. Почему-то всю в красных пятнах.
   -- Mamma mia... -- невольно вырвалось у меня.
   В ответ он зарычал, ну прямо как гиена. Схватив за шкирку, грубо поставил на ноги и прошипел прямо в лицо:
   -- Что за заклинание ты использовала? Отвечай!
   -- Я... я не знаю, -- промямлила честно.
   -- Дарио, отпусти ее! -- попытался вмешаться мой храбрый защитник.
   -- Значит, решила поиграть? -- осклабился Амидеи. -- А давай и тебе подпортим личико. За компанию!
   Он уже занес надо мной руку, тоже слегка пятнистую, явно собираясь оказать на меня магическое воздействие. И тут вдруг пошатнулся. Ослабил хватку и начал медленно оседать на пол, попутно просверливая во мне дыру своими бешеными глазами.
   Я отступила назад. В поисках опоры прислонилась к дивану. Хотелось убежать, но ноги не слушались, и я тоже по мягкой спинке сползла на паркет.
   -- Оставайся здесь! Я за книгой! -- выпалил Сандро и бросился на второй этаж.
   Если мне было откровенно хреново, то кареглазый, кажется, и вовсе уже готов был отдать богу душу. Лицо и руки его заметно припухли; пятна, точно грибы после дождя, продолжали покрывать тело. А в довершении ко всему он еще и начал задыхаться.
   И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы с работы так вовремя не вернулись наши юристы. Спасибо синьору Салвиати, что не растерялся. С помощью сына быстро переложил приболевшего моими стараниями ведьмака на диван и, склонившись над ним, стал неразборчиво бормотать какое-то заклинание.
   А я продолжала сидеть на полу, ежась от ужаса. Вернись Салвиати на несколько минут позже, и вдовствующей недоведьмой оказалась бы я. Хотя у меня и в мыслях не было желать Дарио смерти! Просто хотела проучить его за ту ночь. Чтобы в ближайшее время ему даже смотреть на девушек стало тошно.
   Именно это я и озвучила в свое оправдание, когда дыхание Амидеи выровнялось, и он, расслаблено откинувшись на подушки, прикрыл глаза.
   Габриэль помог мне подняться и, усадив в кресло, опустился рядом. Джулиано устроился подле жертвы моего безрассудства, вместе с Сандро, который уже успел вернуться и притащил с собой злосчастную книгу.
   -- Покажи, какое заклинание ты использовала, -- обратился ко мне старший ведьмак, абсолютно бесцветным голосом.
   От отсутствия у него эмоций, признаюсь, мне и раньше становилось не по себе, а сейчас так вообще мурашки побежали по коже. Лучше б он на меня наорал, выпустил, как говорится, пар. А то сидит весь такой из себя спокойный и невозмутимый и непонятно, что у него на уме. Предпочитаю сразу узнать о наказании, чем мучиться неведеньем и догадками.
   Сандро, стрельнув в меня обиженным взглядом за то, что посмела его обмануть, сунул мне в руки книгу. Принялась было ее листать, но волшебная рукопись от моих прикосновений снова ожила и услужливо раскрылась на искомой странице.
   -- Вот, -- передала манускрипт невозмутимому брюнету. -- Как уже говорила: я просто хотела немного его проучить. За себя и за всех остальных девушек.
   -- Тебя послушать, так я прям монстр какой-то озабоченный, не пропускающей ни одной юбки, -- не открывая глаз, ядовито процедил мой случайный супруг.
   -- А мне почем знать?! -- огрызнулась нервно. -- Может, и не пропускаешь. Мало верится, что только я одна удостоилась такой "чести"! А до этого ты всю жизнь был белым и пушистым! Тьфу!
   Итальянец приподнялся на локтях и снова опалил меня своей яростью, смешанной с таким лютым гневом, что я даже вжалась в бархатистую спинку кресла, интуитивно пытаясь оказаться от ведьмака как можно дальше.
   -- Остались бы мы с тобой наедине, Лана, -- с не меньшей неприязнью покосился он на сидящего рядом со мной Габриэля, -- я бы тебе быстренько вправил мозги.
   -- Даже не мечтай! Я с тобой, психом таким, наедине больше ни за что и никогда не останусь!
   -- Брейк! -- снова нарушил семейную "идиллию" зеленоглазый. -- Ну что там? -- нетерпеливо спросил у отца.
   -- Ты хоть понимаешь, что за чары против него использовала? -- никак не отреагировав на оклик сына, спросил у меня ведьмак.
   -- Смутно, -- призналась честно и, тяжело вздохнув, поспешила добавить, дабы хоть как-то реабилитироваться в его глазах: -- Я пожелала, чтобы он девушек, в том числе и меня, обходил десятой дорогой и выразила это пожелание Силе. Вот она и...
   Договорить мне не дали. Салвиати нахмурился, наконец-то отобразив на своем бесстрастном лице хоть какую-то эмоцию.
   -- Можно сказать, Дарио фантастически повезло. Уж не знаю, то ли ты, Лана, что-то напутала, когда читала заклинание, то ли была недостаточно на нем сконцентрирована, но вместо летального исхода Дарио отделался лишь тяжелой формой аллергии на представительниц прекрасного пола.
   -- Тяжелой формой аллергии, -- прошептала, ежась под его таким строгим, осуждающим взглядом.
   Джулиано мрачно кивнул.
   -- А должен был и вовсе умереть в муках, только увидев особу женского пола. Причем неважно кого.
   -- "Веселье" началось, когда я просматривал наши с Вери фото, -- ни с того ни с сего разоткровенничался Амидеи. -- Мне уже тогда стало хреново. А потом в комнату вошла служанка, и я ощутил на собственной шкуре все прелести Ланочкиного заклинания. Ох, как же я в тот момент хотел тебя убить! Да и сейчас хочу! -- снова начал заводиться этот ненормальный.
   -- Проведете обмен, и Лана все исправит, -- постарался сгладить неприятную ситуацию Джулиано.
   -- Как исправлю? -- нервно вскинулась я.
   -- Отзовешь наложенные тобой чары.
   -- Не надо! -- в один голос завопили мы с Амидеи.
   -- Хотите, чтобы она меня добила?!
   -- А если нечаянно ошибусь? -- в кои-то веки проявила я солидарность с муженьком. -- Тогда опять все шишки полетят на мою голову.
   -- Угомонились! Оба! -- прикрикнул на нас клановской Хранитель.
   Стоит признать -- кричал Джулиано грозно. Даже Сандро и тот, бедолага, вздрогнул и втянул голову в плечи, хоть гнев отца был обращен исключительно на меня и моего ненавистного суженого.
   Мы с суженым тут же заткнулись и под конвоем мрачного Габриэля отправились на второй этаж, в уже знакомую мне ритуальную.
   Прикосновения ведьмака и раньше вызывали во мне только пренеприятнейшие эмоции, а сегодняшний обмен стал апофеозом испытываемой к нему неприязни. Да и Дарио от ритуала навряд ли получал кайф. У него все еще была на меня аллергия, причем теперь уже не только в переносном, но и в прямом смысле слова.
   Дабы не терять драгоценное время, не стали больше собачиться, а сразу приступили к взаимному кровопусканию, произнося при этом надлежащее заклинание. Покончив с обрядом, принялись молча ждать появления Джулиано, стараясь даже не смотреть друг на друга. Габриэль все это время скромненько стоял в уголке. Наверное, решил поприсутствовать на всякий случай, опасаясь, что его эмоционально нестабильному дружку взбредет в голову очередная блажь, и он снова примется за разборки.
   Забота зеленоглазого ведьмака немного согрела мое разнесчастное сердце.
   Потом снова была книга и чтение очередного заклинания. Во время которого Дарио сидел как на иголках, да и у меня от волнения язык чуть не заплетался. Но, кажется, все сделала верно, потому как в итоге удостоилась благосклонного кивка от старшего Салвиати. Муженьку после моего колдовства вроде как полегчало. По крайней мере, помирать пока что он не собирался.
   -- Еще день-два будешь чувствовать себя неважно, -- напоследок предупредил Джулиано своего несостоявшегося зятя. -- Постарайся пока что избегать женщин.
   -- Конкретно эту -- с превеликим удовольствием, -- бесцеремонно ткнул пальцем в мою персону кареглазый. После чего поднялся, намереваясь избавить нас от своего постылого общества, и ехидно проговорил: -- Кстати, Лана, я выносливей тебя и смогу какое-то время обходиться без подпитки. А вот ты -- не уверен. Но вернусь сюда только, когда самому приспичит. Считай это моим тебе наказанием.
   -- Дарио! -- попробовал остановить мерзавца Габриэль, но тот уже выскочил из ритуальной комнаты.
   Какой же он все-таки гад! Мало его обсыпало...
   -- Пусть идет, -- удержал старшего сына Джулиано, уже готового броситься следом за ведьмаком. Стараясь меня успокоить, провел внушение: -- Лана, не переживай, это всего лишь пустые угрозы. Перебесится и вернется. Иди пока что к себе, отдохни. Увидимся за ужином.
   Просить меня дважды не было необходимости. Самой не терпелось остаться одной. Быстро подхватившись, я поспешила в гостевую комнату.
  
   Когда за девушкой закрылась дверь, Джулиано подобрал с пола книгу и, потрясая ею перед угрюмыми сыновьями, четко, с расстановкой проговорил:
   -- Откуда. У нее. Взялся. Гримуар Вероники?
   -- Сандро, пойди узнай у Катарины, что она готовит на ужин, -- подражая манерой отцу, невозмутимо сказал Габриэль. Заметив замешательство мальчика, ободряюще ему улыбнулся. -- И попроси, чтобы поторопилась. Умираю от голода.
   Младшего Салвиати как ветром сдуло. Отца Сандро очень любил и вместе с тем, находясь с ним рядом, начинал испытывать благоговейный трепет, а порой даже и страх.
   -- Это я дал Лане книгу, -- оставшись наедине с родителем, взял на себя вину будущий Хранитель клана. -- Подумал, ей будет полезно потренироваться и побольше узнать о своих способностях. Неизвестно, когда вернется Вери. А раз девушке предстоит жить с ее Силой, будет лучше, если она научится ее понимать и контролировать.
   -- Лана оказалась очень способной ученицей. В первый же день чуть не угробила собственного мужа! -- Джулиано шумно выдохнул, тщетно пытаясь вернуть себе душевное равновесие.
   -- Он ей не муж, -- поморщился Габриэль. Надеялся оставаться бесстрастным, но от одной лишь мысли, что девушка связана узами с его лучшим другом, в ведьмаке начинала концентрироваться гремучая смесь из самых противоречивых эмоций. -- Это так, досадное недоразумение... И я не предполагал, что Лана захочет ему отомстить.
   -- Даже боюсь представить, как она захочет отомстить тебе, когда вся правда откроется, -- ухмыльнулся колдун. -- А благодаря стараниям Дарио рано или поздно Лана все выяснит. Пока что Амидеи еще сдерживается, но уже на грани срыва. Ты сам видел.
   -- Я разберусь. -- Габриэль поднялся, надеясь свернуть очередной неприятный для него разговор.
   -- Уж постарайся. Реши эту проблему со своим другом либо найди подход к девчонке. Мне скандалы в доме не нужны. Марилена и так вся на нервах. -- Джулиано окликнул сына, когда тот уже потянулся к дверной ручке. -- И, Габриэль, в следующий раз, когда решишь построить из себя благодетеля, потрудись присутствовать при ее общении с Силой. Пока Лана все-таки кого-нибудь не угробила.
   Только в собственной спальне будущий адвокат сбросил привычную для него маску невозмутимости и дал волю чувствам. Громко выругавшись, в порыве ярости смел с письменного стола немногочисленные предметы. Ведьмаку вроде полегчало, а вот его ноутбуку после короткого полета и громкого приземления на паркет теперь требовался визит к компьютерщику.
   -- Найди к девчонке подход, -- припомнил наставления отца Габриэль. -- Как?! Рассказав ей правду?! Хочется ему, видите ли, избежать скандалов...
   Целый день молодой человек только и делал, что запрещал себе о ней думать. Старался уйти с головой в работу, лишь бы отвлечься от навязчивых мыслей. Но в конце концов был вынужден признать, что забыть о девушке сможет только, если сотрет себе память. О последних двух днях. И о роковой ночи, эпизоды которой никак не хотели покидать его сознание.
   -- Демонова гиана! Кто ее вообще просил искать мою ланиму1?!
  
  
   #?#?1 Ланима -- половинка в изначальной паре.
  
   Так и не удосужившись подобрать с пола ноутбук и книги, ведьмак принялся нервно вымерять комнату шагами и размышлял. Может, даже лучше, если он во всем ей признается. Раз не способен выбросить ее из головы и все больше погрязает в чувствах, что она в нем вызывает, значит, нужно, чтобы Лана сама его оттолкнула. Возненавидела, как сейчас ненавидит Дарио.
   И тогда коварные замыслы Фьоры останутся лишь ее несбыточными мечтами, мимолетным капризом. А он наконец-то успокоится.
   Подумав так, Габриэль горько усмехнулся. По-настоящему он сможет успокоиться только когда девушка окажется от него за тысячи километров. Да и то вряд ли удастся сразу ее забыть. Возможно, со временем...
   За ужином ведьмак старался не смотреть на гостью. Хотя в столовой, как назло, Сандро предложил Лане занять пустовавшее между ними место. Было невыносимо чувствовать ее так близко, слышать ее нежный голос, улавливать тонкий цветочно-фруктовый аромат ее духов и при этом изображать из себя ледышку.
   Впервые в жизни Габриэль не находил себе покоя из-за девушки. И потому злился еще больше. На себя за слабость, на Фьору за безрассудность и на Лану. Просто потому что она находилась здесь, одним своим присутствием разрушая его идеальный, продуманный до мелочей мир. В котором не было место хаосу. Только порядку и уже давно составленным на будущее планам. От которых отказываться Габриэль в любом случае не собирался. Даже из-за свалившейся ему как снег на голову второй половинки.
   Хорошо хоть мать вернулась после посиделок с подругой в приподнятом настроении, а отцу хватило ума не рассказывать ей про инцидент с Дарио. Иначе бы снова не удержалась от язвительных реплик и завуалированных намеков, которыми так любила сыпать, и тем самым окончательно бы взбесила старшего сына.
   Марилена никак не могла определиться, что ее возмущает больше: присутствие в их доме незнакомой девушки или тот факт, что ее сын переспал с этой самой незнакомкой и никак не может ей в этом признаться.
   -- Синьор Салвиати, -- закончив расправлять на коленях ажурную салфетку, позвала ведьмака Лана. Поймав его вопросительный взгляд, спросила: -- Как обстоят дела с поисками Вероники? Есть предположения, где она может быть?
   -- Да где угодно! -- нервно ответила за мужа Марилена. -- Вери успела опустошить свой счет, так что в деньгах в ближайшее время нуждаться не будет. Вполне возможно, она уже на другом конце света.
   -- Рано или поздно, Мари, деньги закончатся, -- заметив, как поменялась в лице Руслана, поспешил добавить светлых красок в палитру безысходности старший Салвиати. -- И тогда нашей дочери придется либо вернуться, либо начать рисовать и продавать картины. Ничего другого она делать не умеет. А по этому следу ее будет легко отыскать.
   -- Рано или поздно... -- подавленно повторила Лана и уткнулась взглядом в тарелку.
   Габриэля покоробило то, как ей не терпелось убраться из Италии. Хотя в этом их желания по идее должны были совпадать.
   Вопросы девушки были ему понятны. Лану тянуло домой, к семье. Кажется, в России у нее остался жених. С которым они вроде как разбежались. Но ведь все может измениться. Когда она вернется...
   Мысль про жениха еще больше подпортила ведьмаку и без того паршивое настроение, в очередной раз доказав, что он сам себе противоречит. Пытается найти способ оттолкнуть Лану и в то же время желает ее удержать.
   Столовую Габриэль покинул последним. Намеренно дождался ухода гостьи в компании младшего брата, чтобы избежать с ней общения. Подождав еще какое-то время и посчитав, что девушка уже наверняка у себя, отправился наверх. Однако на втором этаже, к своей досаде, столкнулся с Ланой.
   Кажется, именно его она и караулила. Прохаживалась по коридору из стороны в сторону, машинально покусывая в задумчивости губы, а увидев Габриэля, смущенно улыбнулась, нанеся этой мимолетной улыбкой ощутимый удар по его хладнокровию.
   -- Сандро рассказал, что ты взял вину на себя, -- негромко начала девушка и покаянно опустила глаза. -- Извини за то, что все так вышло. И сама вляпалась, и тебя с братом втянула.
   -- Проехали, -- буркнул Габриэль, прикидывая, как бы поскорее сбежать в свою спальню, и борясь с вновь нахлынувшими чувствами. Из-за которых сбегать как раз и не хотелось. Мысленно отругав себя последними словами, сквозь зубы процедил: -- Но в следующий раз постарайся думать головой, прежде чем разбрасываться смертоносными заклинаниями.
   Слова ведьмака прозвучали резко и грубо, хоть на самом деле в случившемся он винил только себя и интриганку Фьору. Но Лана об этом не догадывалась, и по ее поджатым губам сразу стало понятно, что девушка обиделась.
   -- Спасибо за совет. Учту. -- Собиралась развернуться, чтобы отправиться к себе, но вдруг передумала. Шагнула ближе, в очередной раз испытав на прочность его силу воли, которой с каждой секундой становилось все меньше. -- Габриэль, я правда ничего такого не хотела. А теперь места себе не нахожу. Сандро рассказал, как твоя девушка наслала на тебя проклятие. Но не опасное. Вот я и подумала, что у меня тоже получится сделать нечто подобное с Дарио.
   -- Моя девушка? -- клацнул зубами от досады Салвиати. Оказывается, о его однодневной интрижке было известно даже младшему брату. А теперь вот... и Лане.
   Гостья стушевалась и слегка покраснела, что -- невольно отметил про себя молодой человек -- ей очень шло. Потом тихо пробормотала:
   -- Извини. Сама не понимаю, почему заговорила о твоей Лучии. То есть... -- ее щеки еще больше порозовели. -- В общем, это не мое дело.
   -- Согласен. Не твое, -- хмуро отчеканил Габриэль, которого упоминание о травнице, да еще и прозвучавшее из уст Ланы, окончательно выбило из колеи.
   -- Спокойной ночи, -- на сей раз грустно улыбнулась девушка и, не дождавшись ответа, пугливой, а скорее, обиженной пташкой упорхнула прочь, оставив ведьмака один на один со своими безрадостными мыслями.
  

ГЛАВА 9

  
   Руслана
   На следующее утро проснулась я рано, но вставать не спешила. Куда мне здесь торопиться? На выдуманную работу идти не надо, в город на экскурсию никто не отпустит, а значит, могу хоть до вечера валяться в кровати и бить баклуши. Одна проблема -- как не свихнуться от скуки?
   Практиковаться в магии мне больше не позволят. Да я и сама не уверена, что хочу. То есть, конечно, хочу, вот только слепо доверять Силе уж точно не стану. А Сандро после вчерашнего навряд ли согласится стать моим проводником в мир чудес. Он на меня до сих пор, кажется, дуется.
   Прошло еще полчаса, и оставаться в кровати стало уже невмоготу. Поднявшись, тяжко вздохнула и почапала в ванную на водные процедуры.
   Все-таки не создана я для безделья, привыкла к сумасшедшему ритму: дом-учеба-частные уроки. И ведь обидно-то как! Из-за чертового "отпуска" всех своих учеников растеряю и не факт, что по возвращении в Питер сразу устроюсь на работу. Мало того что теперь благодаря Димке я бездомная, так еще и благодаря Салвиати мне грозит статус безработной. Придется тогда снова садиться родителям на шею.
   В общем, куда ни посмотри, -- везде облом.
   В очередной раз горестно вздохнув, включила воду и подставила лицо под теплые струи. За омовениями прошло еще полчаса, потом я намеренно долго сушила волосы. Как могла растягивала бесконечно длинные минуты, нанося легкий макияж.
   Зачем, спросите вы, краситься пленнице, которую все равно не выпустят из золотой клетки? Опять же чтобы убить время. Ну и немного его потянуть. Потому что на завтрак идти совсем не хотелось.
   Вернее, хотелось. Поесть. А вот видеть членов достопочтенного семейства нет. Особенно встречаться с Габриэлем. Я, конечно, бесконечно благодарна ему за периодические проявления заботы. Но почему-то за этими самыми проявлениями следуют либо периоды раздражения, либо полного меня игнорирования.
   Подумаешь, случайно обмолвилась о его подружке! За это не испепеляют взглядом. А его последние слова, произнесенные с надменным пренебрежением, меня вообще взбесили. Не знаю, как только сдержалась и не высказала ему все, что думаю о его поведении и о нем самом.
   Вот зачем вести себя как напыщенный индюк? Аристократишка чертов!
   Посему на кухню решила заглянуть только после того, как наши юристы отбудут на работу.
   Поплотнее запахнув махровый халат, вышла из ванной. Ночью даже успела замерзнуть под тонким одеялом, да и сейчас в комнате не жарко. Уж не знаю, из-за моего ли колдовства или все-таки просто совпало, но за ночь погода испортилась окончательно. Всю ночь продолжал лить дождь и утро тоже теплом не порадовало. Небо капризно хмурилось, намекая на продолжение ненастья.
   -- Buongiorno signorina1, -- улыбнулась мне девушка, кажется, Катарина, старательно взбивавшая на моей уже заправленной кровати подушки. Вещи, что я вчера, неряха такая, раздевшись, как попало бросила в кресло, теперь лежали на нем аккуратной, идеально ровной стопочкой.
  
  
   #?#?1 Доброе утро, синьорина.
  
   -- Buongiorno, -- ответила машинально и принялась озираться, выискивая взглядом волшебное колечко.
   Вечно бросаю украшения где ни попадя, а потом трачу кучу времени и нервов на их поиски.
   -- Ha perso qualcosa?1 -- с вопросительной интонацией сказала ведьма, исполнявшая в доме Салвиати обязанности кухарки и горничной в одном флаконе.
  
  
   #?#?1 Вы что-то потеряли?
  
   -- Ась? -- растерялась я, а потом на ум так удачно пришла всем известная фраза: -- Uno momento!
   Итальянка вздернула брови, недоумевая, как это я вчера за ужином так бойко общалась с Сандро, а сегодня и двух слов связать не могу.
   Я ринулась к туалетному столику, на котором в творческом беспорядке валялись заколки, кое-что из косметики, моя немногочисленная бижутерия, а рядом со всем этим богатством сиротливо стоял полупустой флакончик духов. Но колечка нигде видно не было. Хотя я могла поклясться, что вечером оставила его именно там. Ну или на прикроватной тумбочке.
   На которой тоже ничего обнаружить не удалось. Пришлось изучать в поисках магической штуковины пол. Нагнувшись, под недоумевающим взглядом Катарины заглянула под кровать и обрадованно воскликнула:
   -- Нашла! Вон аж куда закатился. -- Нацепив перстенек на безымянный палец, поднялась с колен и спросила у ведьмы: -- Так что вы там говорили?
   Увидев украшение, инкрустированное зеленым камнем, та понимающе улыбнулась.
   -- Могу закончить с уборкой позже.
   -- А синьор Салвиати уже уехал? -- в свою очередь поинтересовалась я.
   -- Только что.
   Настроение сделало резкий скачок вверх. Раз Габриэль убрался, то можно со спокойным сердцем отправляться на завтрак.
   -- Продолжайте, не обращайте на меня внимания. Переоденусь в ванной, -- улыбнулась Катарине и, взяв из шкафа светло-голубые джинсы и ярко-желтый свитерок, с девизом "ударим яркими красками по тоске и серому дню!" шмыгнула обратно в ванную.
   Собравшись, отправилась вниз, в тайне надеясь, что синьора Марилена и сегодня умчалась на посиделки с подругами куда-нибудь подальше от дома. В ее присутствии я откровенно робела и чувствовала себя не в своей тарелке.
   К счастью, хозяйки в кухне не обнаружилось. Зато там оказался Габриэль собственной персоной.
   Хотела повернуть обратно и бесшумно смыться, дабы избежать очередных замечаний с его стороны либо так раздражающего меня "игнора", но ведьмак услышал мои шаги и оторвал взгляд от компьютера.
   -- Buongiorno, -- для разнообразия решила поздороваться с ним по-итальянски.
   А в ответ получила еле слышное и мрачно-недовольное:
   -- Привет.
   Пожав плечами, стала наливать воду в чайник. Габриэль вперился взглядом в экран ноутбука, снова сделав вид, что его гостья -- невидимка. На кухне повисло неловкое (для меня) молчание.
   Какой-то он замороженный, ей-богу. Как будто именно сейчас наступил ледниковый период...
   -- А тебе что, не надо на работу? -- спросила, когда тишина стала уж совсем невыносимой.
   -- Скоро поеду, -- прозвучал лаконичный ответ все в той же невозмутимо-отстраненной манере.
   Появилось желание запустить в хмурую физиономию чем-нибудь из кухонной утвари. Да вон хотя бы тем увесистым чайничком, в данный момент оглашавшим кухню задорным свистом.
   Вообще-то я по натуре не кровожадная, если не брать во внимание досадное недоразумение с муженьком. Но поведение Габриэля меня прямо-таки бесило. Не знаю почему, но хотелось подскочить к нему и хорошенько треснуть по башке вышеупомянутым чайником или хотя бы залепить пощечину, а лучше две. За то, что так нагло меня игнорирует.
   В общем, странные чувства вызывает у меня этот очкастый субъект, определенно, странные. Синьора Марилена, например, тоже старательно делает вид, что я для нее нечто вроде мелкой, противной букашки, с существованием которой до поры до времени ей приходится мириться. Меня это, конечно, напрягает, но желания огреть ее чем-нибудь тяжелым почему-то не возникает. Только Габриэля.
   Наверное, я бы так и продолжила в тайне обижаться и мысленно ругать ведьмака на чем свет стоит, если бы от припоминания всех нецензурных словечек меня не отвлек громкий возглас:
   -- Ciao bellissima!1
  
  
   #?#?1 Привет, красавица!
  
   Я даже ойкнуть не успела, как метеор под названием Стефано пронесся по кухне и от всей широты страстной итальянской натуры облобызал меня в обе щеки.
   От такой прыти я немного оторопела и не подумала оттолкнуть от себя нахального репетитора, левая рука которого как-то незаметно оказалась у меня на талии или даже где-то в районе бедра. Причем убирать ее оттуда ловелас не спешил.
   Краем глаза заметила, как Салвиати вдруг странным образом оживился. Отставил в сторону чашечку с кофе, и теперь серо-зеленые глаза, отчего-то снова темнея, яростно прожигали брюнета.
   -- Привет, Стефано, -- поздоровалась по-английски, аккуратно убирая с бедра его ладонь и на всякий случай отодвигаясь в сторону.
   -- У Сандро ведь не должно быть сегодня урока, -- не размениваясь на приветствия, хмуро сказал Габриэль.
   -- Вчера, как увидел Ланочку, совсем голову потерял и забыл у вас свой ежедневник, -- елейным голосом запел учитель и продемонстрировал нам пухлую, видавшую виды записную книжку. -- Я без него как без рук, в нем расписание всех моих встреч и уроков.
   -- Мог бы позвонить, я бы завез тебе его в школу, -- не удовлетворился объяснениями репетитора ледяной принц.
   -- И отказать себе в удовольствии снова увидеться с вашей прекрасной гостьей? -- Стефано демонстративно отвернулся от ведьмака и, растянув губы в ослепительной улыбке, поинтересовался: -- Ланочка, а что вы делаете сегодня вечером? Знаю один уютный ресторанчик, где изумительно готовят рыбу, и хотел бы вас туда пригласить. А еще мне удалось раздобыть два последних(!) билета на художественную выставку одного очень популярного живописца. Ланочка, вы любите искусство?
   -- Я-а-а... э-э-э... -- замялась, не зная, что бы такого ему соврать, дабы отклонить приглашение, но при этом и не обидеть.
   Непростую дилемму решил за меня Габриэль.
   -- У Ланы на сегодняшний вечер уже имеются планы.
   -- Правда?! -- в один голос воскликнули мы со Стефано.
   -- Не хочу показаться назойливым, но что же это за планы, что их нельзя отменить ради нашумевшей выставки? -- пошел в наступление черноглазый мачо. -- Сегодня, между прочим, последний день перед ее закрытием.
   Я выразительно посмотрела на Габриэля, намекая, что врать у него получается лучше, чем у меня, а значит, ему и карты в руки.
   -- Встреча с подругой, -- не растерялся Салвиати. -- Она через три дня возвращается в Россию, и Ланочка, -- желая поддеть учителя, скопировал его слащавую манеру говорить, -- очень хотела с ней увидеться.
   -- Как жаль, как жаль, -- разочарованно поджал губы репетитор и, снова повернувшись к Габриэлю задом, а ко мне передом, решил в последний раз попытать счастья: -- Точно не передумаете?
   -- Уже пообещала подруге, неудобно, -- с улыбкой оправдалась я. Покосившись на ведьмака, неожиданно для себя самой громко заявила: -- Но, возможно, в следующий раз и приму ваше приглашение. Обожаю морепродукты.
   Такой ответ хоть немного, но утешил Стефано. А вот у Габриэля глаза стали напоминать две маслины. Никак не привыкну к этому его фокусу.
   Благо брюнет не заметил метаморфоз, произошедших с братом своего подопечного. Попрощавшись со мной нежными поцелуями, от которых я снова не успела увернуться, даже не взглянув в сторону ведьмака, вышел из кухни.
   -- Про встречу с Инной ты, конечно же, говорил несерьезно, -- сунув руки в карманы джинсов, грустно вздохнула я.
   Салвиати захлопнул крышку ноутбука и, стремительно поднявшись, коротко обронил:
   -- Заеду за тобой в пять. Предупреди подругу.
   Не сказав больше ни слова, вышел через дверь, ведущую в сад.
  
   Бессонная ночь не прошла даром: решение было принято, и Габриэль собирался разобраться со всем уже сегодня. Отец просил избежать дома скандалов? Что ж, все произойдет так, как того пожелал Хранитель. Габриэль увезет Лану в город и уже там расскажет ей правду. А потом, если надо будет, съедет на время, чтобы и себе душу не бередить, и девушке дать успокоиться. До возвращения Вероники он вполне может пожить на съемной квартире.
   И все бы ничего, если бы не неожиданное появление идиота Стефано, основательно пошатнувшее уверенность Габриэля. Нет, он в любом случае признается во всем Лане, но вот уехать из дома на радость демоновому ловеласу духу у него теперь точно не хватит.
   Стоило только подумать об этой мило ворковавшей утром парочке, как в глазах начинало темнеть от гнева. Мало того что мерзавцу хватило наглости пригласить ее на свидание, так еще и полез к ней целоваться! Дважды! Габриэлю стоило огромных усилий сдержаться и там же, на кухне, не разукрасить смазливую физиономию репетитора синяками.
   Да и Лана тоже хороша! Нет бы сразу поставить на место волокиту, в постели которого побывало бог знает сколько девушек! Но вместо этого она так мило ему улыбалась, кокетничала, да еще и заочно согласилась на свидание.
   Которому в любом случае не бывать! Пусть Лана и не принадлежит ему, Габриэлю, а после сегодняшних откровений так вообще его возненавидит, но и другим заигрывать с ней он не позволит! По крайней мере, не в его доме и не у него на глазах.
   Вот улетит к себе на родину, а там, пожалуйста, пусть делает, что хочет. И встречается, с кем ей заблагорассудится.
   И, наверное, хорошо, что к нему до сих пор не вернулась Сила. Искушение оказать воздействие на Стефано с помощью магии и отбить у того охоту приставать к девушке нет-нет да и заволакивало разум.
   Такие собственнические замашки и нездоровое отношение к незнакомке пугали Габриэля. Более того, с каждым днем испытываемое к ней чувство становилось все сильнее. А вместе с ним росла и злость на самого себя. И на доморощенного купидона Фьору. Которую тоже надо будет обязательно проучить. Потом. Когда он решит проблему с Ланой.
   И если время не поможет ее забыть, то магии точно удастся навсегда вытравить девушку из его сердца.
   -- Инна будет ждать нас возле гостиницы, -- юркнув в машину, с улыбкой проговорила та, которая с недавних пор владела его мыслями. Правда, стоило Лане взглянуть на ведьмака, как в лучистых карих глазах появилась тень грусти. -- Ты опять чем-то недоволен?
   -- Это я такой серьезный, потому что пытаюсь морально настроиться на очередную встречу с твоей подругой, -- отшутился молодой человек.
   -- Если станет совсем невмоготу, можешь снова угостить нас мороженым, -- удовлетворившись таким объяснением, сразу повеселела девушка. Хихикнув, добавила: -- А себя -- литром лимончелло.
   -- Уже понял, что с твоей подругой необходимо что-нибудь покрепче. -- Ведьмак почувствовал, как его губы невольно растягиваются в ответной улыбке.
   -- Габриэль... -- ее голос ласкал, завораживал, заставлял замирать сердце. -- Спасибо, что согласился отвезти меня к Инне. Даже не представляешь, как для меня это важно.
   -- Все в порядке, не нужно благодарностей. -- Ведьмак посильнее сжал руль и увеличил скорость, стараясь справиться с очередным шквалом эмоций, обрушившихся на него благодаря прекрасной пассажирке.
   А девушка продолжала беззаботно щебетать, не догадываясь ни о его переживаниях, ни о признании, которое ждало ее этим вечером.
  
   Шан уже давно верой и правдой служил своему господину, исполнял любые его прихоти и капризы, а взамен просил совсем немного крови, всего несколько капель в день только лишь для того, чтобы иметь возможность существовать в этом мире.
   В отличие от других демонов, жадных и ненасытных, за малейшую услугу требующих у стрэгов кровь и Силу ради своей услады, Шану хотелось от господина другого -- хотя бы редких слов благодарности за верную службу, а не презрения, которое часто выказывал ему Альфео.
   Маленький демон из кожи вон лез, пытаясь выслужиться перед призвавшим его в мир живых стрэгом, но тот, казалось, не замечал, какой преданный достался ему помощник. Старательный и неприхотливый.
   Шан уже не раз ломал голову, гадая, как бы ублажить своего господина, возвыситься в его глазах. История со сбежавшей ведьмой, отрекшейся от Силы, показалась демону удачным шансом, которым он не мог не воспользоваться.
   И ничего, что стрэг запретил приближаться к девчонке, подослав разобраться с ней проклятую Иерею. Пока та выжидает удобного случая, чтобы нанести удар, он, Шан, медлить не станет. Прикончит девчонку и до поры до времени спрячет Силу Вероники.
   А когда волнения улягутся и Салвиати убедятся, что наследие их дочери не у Альфео и он не причастен к убийству девчонки, Шан торжественно преподнесет трофей своему господину.
   Укрывшись в густой листве, черный ворон смотрел в окно, наблюдая за будущей жертвой. Птица гордо вздыбила перья, в который раз похвалив себя за блестящую идею. Сегодня он уничтожит эту случайную ведьму, а Габриэль не сможет ни почувствовать его, ни помешать.
   Как же удачно Салвиати заблокировали Силу...
   Услышав, как просигналил подъехавший к воротам автомобиль, девушка в последний раз глянула на себя в зеркало, поправила волосы, которые зачем-то крутила последние полчаса, а потом столько же времени убила на разукрашивание и без того чересчур смазливого, по мнению Шана, личика. Да и переодеться уже успела тысячу раз, чуть не доведя своей возней бедного демона до нервного срыва.
   Задорно улыбнувшись своему отражению, девушка схватила сумку и выбежала из комнаты. А черный ворон, радостно расправив крылья, оставил надежное укрытие и полетел следом за ни о чем не подозревающей жертвой.
  

ГЛАВА 10

  
   Руслана
   Несмотря на непрекращающуюся морось, бродить по пасмурному Риму оказалось намного приятнее, чем изнывать на его улицах от жары.
   -- У вас всегда такая сумасшедшая погода? -- поинтересовалась у моего надзирателя Инна и демонстративно обхватила себя за плечи. -- Вчера полдня палило солнце, а сегодня опять все небо черное.
   -- Для Рима -- это вполне нормально, -- расщедрился на ответ зеленоглазый и покосился на меня, напоминая, что очередным ненастьем горожане и туристы обязаны одной ведьмочке-самоучке.
   -- Говорила же: возьми кофту. А ты вырядилась в легкий сарафанчик и теперь трясешься от холода, -- пожурила я свою упрямую подругу. -- Смотри, еще простынешь.
   Инка ничего не ответила, отмахнулась от моих предостережений и принялась фотографировать фонтан Треви, к которому мы только что вышли. Сегодня туристов на площади оказалось не так много, как в наше первое ее посещение. Оккупировав скамейку возле фонтана, я любовалась величественным фасадом дворца, к которому примыкало это великолепное сооружение.
   Инна расщедрилась и сыпанула в воду не одну монетку, а целую пригоршню. Наверное, настолько ей хотелось сюда вернуться. А вот я воздержалась, потому как не была уверена, что после всего пережитого когда-нибудь снова пожелаю увидеть сказочную Италию.
   Пока подруга фотографировала с разных ракурсов сей архитектурный шедевр, я решила немного помучить Габриэля вопросами. Потому что сам зеленоглазый не спешил нарушать возобновившееся после ухода Инки молчание, а я из-за этого опять чувствовала себя неловко.
   Ведьмак с задумчивым видом рассматривал старинные статуи, будто видел их впервые в жизни. А вот на меня почему-то наоборот -- лишний раз взглянуть боялся. И, кажется, из-за чего-то переживал. Возможно, из-за того, что снова отважился "выгулять" пленницу без разрешения на то Хранителя.
   -- Габриэль, -- негромко позвала я, привлекая к себе внимание, -- помню, как в первый наш разговор синьор Салвиати обмолвился о демонах. Они что, действительно существуют?
   -- Существуют, -- подтвердил ведьмак, не отрывая взгляда от поблескивавших в воде монеток. -- Так же, как и призраки, духи, гианы.
   -- Гианы? -- зацепилась я за слово, которое, кажется, уже где-то слышала.
   -- Тоже своего рода духи. Прекрасных невинных дев, погибших в юном возрасте от руки сверхъестественного существа. Например, того же ведьмака или демона. По крайней мере, так гласят старинные легенды, -- на губах сверхъестественного существа в кои-то веки промелькнула улыбка. -- Гианы считаются хранительницами природы, домашнего очага, любовных уз. Они способны отличать фальшивые чувства от настоящих. -- Тут его глаза сузились, а в голосе послышались нотки недовольства. -- Самые вредные еще и имеют привычку совать нос в чужие жизни, считая, что у них есть право составлять по их усмотрению пары.
   -- Другими словами -- своенравные амурчики, -- подытожила я и вернулась к интересующей меня теме: -- Расскажи лучше о демонах. Какие они? Жуткие, монстрообразные существа с рогами, копытами и светящимися глазами? Вы можете их использовать? Например, в своих ритуалах. Или как-то там призывать...
   -- Хочешь и с ними познакомиться? -- усмехнулся Габриэль, а посерьезнев, заявил: -- Связь с потусторонним миром запрещена. Она порицается и наказывается, вплоть до отлучения от клана и лишения всех даров. Но все равно находятся безумцы, заключающие с демонами союз. В основном это слабые ведьмаки, которым хочется больше Силы. Либо же те, кто жаждет богатств, власти или, например, мечтает о мести... Существует множество причин, способных толкнуть ведьмака на сторону тьмы. Отступников у нас называют стрэгами.
   -- Типа темные маги? -- нашла я для себя более понятное определение. -- И что, демоны... хм, сотрудничают с ними за просто так?
   -- Одаренные стрэги платят Силой или кровью. У более слабых можно забрать только кровь. Те, что похитрее, предпочитают расплачиваться жизнями других ведьмаков.
   -- Это как?
   -- Заклятиями превращают в своих марионеток и постепенно выкачивают из них все, что можно, пока те не умирают, -- невозмутимо пояснил Габриэль, будто мы разговаривали о чем-то абсолютно естественном.
   -- Ужас какой! -- меня передернуло. -- Это же безжалостное убийство!
   -- Есть и такие, которые не гнушаются жертвоприношениями младенцев, только бы подчинить себе демона высшей касты, -- еще больше напугал меня ведьмак.
   -- Зачем? -- прошептала тихо. После его откровений на душе стало муторно и тревожно. Лучше б вообще не заговаривала об этом.
   -- Чем могущественнее призванный демон, тем больше его возможности, а значит, он будет более полезен для стрэга.
   Без физической оболочки находиться на земле демоны долго не могут. Сильные предпочитают вселяться в людей и способны жить в человеческом теле до нескольких недель. Однако рано или поздно природа берет свое, и тело начинает разлагаться. Слабые проникают в животных, но остаются в такой оболочке всего несколько часов, а потом вынуждены возвращаться за подпиткой к хозяину.
   -- То есть... Подожди! -- я нахмурилась. -- Ты сказал, что с этими тварями связываются только отступники, а сам недавно пугал Дарио демоном, если дорогой супруг откажется обменяться со мной Силой. Ты ведь не стрэг?
   -- Нет, конечно, -- успокоил меня Габриэль и снова порадовал улыбкой, правда, на сей раз немного грустной. -- Но я чувствую демонов, вижу их, а некоторыми -- теми, что послабее, -- могу даже управлять.
   Я оглянулась на подругу, надеясь, что та все еще занята фотосессией, и у меня есть немного времени, чтобы разузнать о необычных способностях ведьмака.
   -- Значит, это твой талант? Как у Вероники -- подчинение стихий?
   -- Никакой это не талант, Лана, -- горько усмехнулся Салвиати. -- Скорее, мой дефект. Или проклятие. Называй, как больше нравится.
   Пришлось поуговаривать скрытного нашего, но в конце концов он все-таки сдался и рассказал, откуда взялся этот самый дефект.
   -- Когда я только родился, мой дядя, Альфео, выкрал меня и собирался принести в жертву одному демону, потребовавшему взамен на свое покровительство первенца Салвиати. Родителям удалось меня вовремя отыскать и прервать ритуал до того, как эта тварь успела высосать мою душу. Но на мне осталась его метка, навсегда связавшая с потусторонним миром. Это не дар, Лана, а наказание: жить в мире живых, а видеть мертвых.
   -- Каким же надо быть больным на всю голову монстром, чтобы захотеть принести в жертву собственного племянника! -- воскликнула я, и небо отозвалось на мое негодование громовыми раскатами. -- Да и любого другого младенца тоже!
   -- С помощью меня Альфео надеялся наказать моего отца.
   -- Наказать за что?
   На сей раз Габриэль заартачился и не захотел откровенничать, сказав, что это не его тайна и он не имеет права ни с кем ею делиться.
   Пришлось моему неуемному любопытству смириться и довольствоваться тем, что сегодня я и так получила достаточно пищи для размышлений. Еще нескоро удастся переварить все эти ужастики про демонов и злобных магов.
   -- Дождь усиливается. -- Габриэль поднялся и, как истинный итальянский джентльмен, протянул мне руку. -- Пойдемте, угощу вас чем-нибудь горячим, пока твоя подруга совсем не окоченела.
   За руку я его взяла, признаюсь, не без волнения. А почувствовав тепло его пальцев, еще и вздрогнула, как малолетняя школьница. Да и пока сидели рядом, несколько раз ловила себя на мысли, что была бы не прочь придвинуться к нему поближе.
   Дурацкая мысль. Глупые желания.
   Такие же, как и их обладательница. К поездке в город я готовилась как на смотрины. Половину шмотья своего перемерила, да еще и в Вероникин шкаф на всякий случай заглянула. Волосы зачем-то накрутила, опять же -- накрасилась. Уж явно не для подруги так наряжалась.
   Чувства, что вызывал во мне ведьмак, меня пугали, смущали и... заставляли все внутри трепетать от непонятного волнения. На лицо первые признаки никому не нужной влюбленности. Что есть не совсем хорошо. Вернее, совсем нехорошо, ведь всего несколько дней назад я была помолвлена и собиралась замуж. И по идее сейчас должна носить траур по своим разбитым надеждам и несбывшимся мечтам.
   А вот что-то не получается горевать...
   В общем, крыша у меня нуждается в капитальном ремонте.
   Горячий шоколад и пирожные подействовали на мою подругу благотворно. Она перестала ворчать по поводу переменчивости погоды и сосредоточилась на угощениях. Я тоже не сумела отказать себе в удовольствии, попробовала песочную корзиночку со взбитыми сливками, украшенную дольками фруктов, и канноли -- хрустящую вафельную трубочку, наполненную кремом из рикотты. С радостью продолжила бы знакомство с национальными сладостями, потому как Габриэль заказал целую дюжину пирожных и все разные, вот только в девять нам еще предстоял обильный ужин. Посему решила воздержаться от дальнейшей дегустации и оставить местечко для вечерних яств.
   К сожалению, все хорошее рано или поздно кончается. Закончилась и эта прогулка. Возле гостиницы мы с Инной обнялись и стали прощаться.
   -- До пятницы ж еще увидимся? -- состроила жалобную мину подруга.
   Я оглянулась на Габриэля. Привалившись к машине и скрестив на груди руки, тот снова погружался в себя.
   Интересно, получится развести зеленоглазого еще на одну вылазку в город?
   -- Надеюсь, что увидимся. Я тебе позвоню. -- Дождавшись, когда Инна, взбежав по ступеням, скроется за дверями гостиницы, вернулась к машине.
   -- Можем ехать.
   -- Не хочешь прогуляться? -- удивил предложением ведьмак. Обойдя автомобиль, раскрыл передо мной дверцу, еще больше обескуражив столь галантным поведением.
   -- Хочу! -- ответила, не задумываясь.
   Правда, тут же мысленно себя приструнила и постаралась придать лицу невозмутимое выражение. Не дай бог еще догадается, чего это я такая радостная. Говорил же, что все эмоции отображаются у меня на лице.
   -- Где будем прогуливаться? -- спросила, когда черная "ауди" влилась в поток гудящих машин.
   -- Пьяцца Сан Пьетро. Вечером, в огнях, там очень красиво. Да и народу в это время должно быть немного.
   На площади Святого Петра, разбитой перед одноименной базиликой, из которой каждое воскресенье Папа Римский читал проповеди перед сотнями верующих, мне бывать не приходилось. Хотя, если честно, в данный момент меня не особо волновало, куда мы отправимся. Намного интереснее было выяснить, почему Габриэль решил продолжить наше свидание.
   То есть, конечно же, не свидание, а так... просто прогулку.
   -- А как у вас, ведьмаков, обстоят отношения с церковью? -- вернулась к допросу, пока Салвиати, теряя терпение, кружил в окрестностях площади, пытаясь отыскать свободное для парковки место.
   -- В смысле? -- нахмурил он брови.
   -- Если мы окажемся возле собора, тебе вдруг не поплохеет? Да и мне, кстати, тоже. Я ведь теперь тоже вроде как одна из вас, короче, ведьма.
   -- Ты не ведьма, ты фантазерка, -- улыбнулся Габриэль. Свернув в переулок, втиснул "ауди" между двумя огромными внедорожниками и заглушил мотор. -- И обычные ведьмаки, и стрэги вполне комфортно чувствуют себя на освященной земле.
   -- А демоны?
   -- С демонами все немного сложнее. Сильные способны проникать в храм, хоть для них это настоящая пытка. Слабые могут находиться поблизости, но не смеют переступить его порог.
   -- Как интересно...
   Мы не спеша двинулись к площади. Не знаю как днем, но вечером здесь действительно очень красиво. На какое-то время я даже позабыла о своем спутнике, поглощенная созерцанием монументальных строений.
   Теплый свет фонарей золотыми дорожками стелился по серому камню. Посреди площади находился египетский обелиск, а по обеим от него сторонам задорно журчала вода в фонтанах, выплескиваясь на мощеную площадь искрящимися брызгами.
   Отдельного внимания заслуживал величественный собор, белевший на фоне темно-синего неба, увенчанный статуями святых, которые, казалось, окружали серебряные ореолы света. Площадь обрамляли полукруглые колоннады, тянущиеся до самой базилики. Именно по ним и предложил пройтись Салвиати, не оценивший красоты фонтанов, облепленных туристами. Ведьмак явно искал уединения. Чем заинтриговал меня еще больше.
   Вот ведь, непонятный и нелогичный тип.
   Я шла с ним рядом, ругая себя за странное, но чертовски приятное волнение, охватившее меня, стоило нам остаться наедине: среди колонн, подальше от говорливых туристов. Поначалу Габриэль просто молчал, снова вгоняя меня в смущение. Потом вдруг резко остановился. Повернувшись, оказался так близко, что мне пришлось подпереть собой ближайшую колонну.
   На всякий случай. Из-за дурацкой дрожи, пробежавшей по телу, просто необходимо было к чему-нибудь прислониться.
   -- Лана... я хотел с тобой поговорить, -- сказал он тихо, умело гипнотизируя своим колдовским взглядом.
   Точно колдовским. Зеленые глаза снова изменились, став почти черными. А может, мне так показалось из-за окутавшей нас темноты.
   Очень интимной, должна признать, темноты.
   Хотелось протянуть руки, снять с него дурацкие очки, а потом... положить эти самые руки ему на плечи. Ну а дальше уж как получится...
   Искушение оказалось настолько сильным, что противостоять ему было невозможно. Я даже посильнее прикусила губу, надеясь, что боль отрезвит немного. Не отрезвила.
   Зато эта попытка привести себя в чувство не укрылась от внимания ведьмака. Он как-то быстро позабыл о моих глазах и переключился на мои губы.
   А я уже готова была вспыхнуть как щепка.
   Может, это какие-нибудь чары? Вдруг Габри решил перенять опыт своего дружка и одурманил меня заклятием? Ведь еще даже не успел прикоснуться, а я уже сгораю от желания.
   Тут же отругала себя и за неприличные мысли, и за недоверие по отношению к ведьмаку. Габриэль не такой! Он бы ни за что не стал опускаться до жалких приемчиков Амидеи, чтобы очаровать девушку. Да к тому ж еще и временно недееспособен. Другими словами, находится в проклятом состоянии.
   -- Лана, ты должна зна...
   -- А? Ты что-то хотел сказать? -- как будто со стороны услышала свой собственный голос.
   И руки -- абсолютно случайно -- все-таки скользнули ему на плечи. А его оказались у меня на талии. Чувство близости дурманило и опьяняло. Оставалось только дотянуться до его губ, чтобы окончательно потерять голову...
   Я почти почувствовала вкус его поцелуя. Наши губы уже почти соприкоснулись, прозвучав финальным аккордом в этой романтической пьесе... И тут ни с того ни с сего руку обожгло острой болью, будто кто-то вцепился в меня зубами. Испуганно вскрикнув, отскочила к колонне. Прижавшись к шероховатому камню, ошеломленно смотрела на две кровавые отметины, проступившие на левом запястье, точно след от укуса. Мир вокруг потускнел, стал блеклым и каким-то размытым. Остались только боль и жуткий, леденящий душу страх перед неведомой силой.
   -- Габриэль, что со мной? -- прошептала угасающим голосом, будто в любой момент готова была отдать Богу душу. Правда, на новый крик сил хватило -- результат очередной вспышки боли и точно такого же кровавого "натюрморта", появившегося уже на правом запястье.
   Меня затошнило. Мир окончательно померк, и, если бы не ведьмак, успевший вовремя меня подхватить, как подкошенная свалилась бы на землю. Перекинув мою руку себе на плечо, Габриэль потащил меня за собой, быстро переходя на бег.
   -- Нужно добраться до собора. Справишься?
   Я ничего не ответила, язык и ноги заплетались. Перед глазами все двоилось и прыгало, постепенно застилаясь кровавой пеленой.
   -- Проклятая тварь! -- в бессильной ярости выкрикнул Салвиати, когда я жалобно заскулила.
   Незримое нечто снова цапнуло меня, на сей раз за лодыжку. И, кажется, цапнуло от души: джинсовая ткань пропиталась кровью.
   -- Что это? -- всхлипнула истерично.
   -- Демон. Пытается забрать твою Силу.
   Из глаз градом хлынули слезы.
   -- Лана, послушай меня. -- Ведьмак немного сбавил скорость, поняв, что я едва переставляю ногами. -- Нужно как можно скорее попасть в церковь, по-другому отделаться от него не удастся. Ты должна оставаться со мной, в сознании.
   Легко сказать, но трудно сделать. Когда тебя тошнит, мутит, колонны перед глазами кружатся и скачут, а какая-то дрянь то и дело набрасывается на тебя и ты не знаешь, за что на сей раз она решит тебя цапнуть, -- гуманнее и проще отключиться.
   -- Повторяй за мной, слово в слово, -- пытался достучаться до моего уже почти угасшего сознания Габриэль. -- Нужно проникнуть внутрь незамеченными.
   Даже встряхнул хорошенько, надеясь, что это поможет вернуть меня в чувство. Вроде подействовало. По крайней мере, голос его зазвучал четче, и я даже стала выдавливать из себя слова, послушно повторяя за Салвиати.
   Содрогнулась, в очередной раз почувствовав, как эта пакость впилась в меня невидимыми клыками. Слабость тяжелым камнем навалилась на плечи, и дальнейший отрезок пути до церкви пропутешествовала уже на ведьмовских руках, из последних сил лепеча непонятные фразы.
   Не знаю, моими ли стараниями, но одна из дверей, ведущих в собор, услужливо распахнулась, стоило нам к ней приблизиться. А ошивавшийся неподалеку охранник даже не взглянул в нашу сторону.
   Услышала, как позади что-то яростно взвизгнуло и зашипело. Послышался глухой стук, будто демоническое отродье пыталось головой протаранить себе путь в церковь.
   Но снова испугаться не успела -- меня накрыло саваном темноты.
  
   -- Кому это ты все наяриваешь? -- Лука раздраженно посигналил шумной компании, имевшей наглость шагнуть на зебру в тот момент, когда к ней, не сбавляя скорости, уже почти долетел красный "феррари". Ребятам повезло: успели отскочить на тротуар вовремя, иначе бы оказались под колесами новенькой машины.
   -- "Любимой" женушке. Не отвечает зараза, -- нервно буркнул Амидеи.
   -- Что, уже соскучился? -- усмехнулся ведьмак. -- Ты ж целый час тут передо мной распинался, уверяя, что, пока не начнешь сдыхать, добровольно к ней не сунешься. Где раздобыл ее номер?
   -- Синьор Салвиати дал, на всякий случай. Чувствую, с ней что-то не так... -- Наконец ожидание было вознаграждено, девчонка взяла трубку. -- Ты опять что-то учуди... -- Дарио осекся, услышав взволнованный голос Габриэля. -- Где вы? -- Получив исчерпывающий ответ, коротко пообещал: -- Едем.
   -- Что, никакого клуба? -- разочарованно спросил Лука, уже настроившийся на приятную попойку в компании друга.
   Не обратив внимания на его вопрос, Амидеи в сердцах воскликнул:
   -- Нет, ну прямо не девчонка, а ходячая неприятность! Каждый день во что-нибудь вляпывается!
   -- Опять кого-то до смерти заколдовала? -- хохотнул Лука.
   -- Хуже. Демон ее покусал!
   Парень негромко присвистнул:
   -- Хреново...
   До площади добрались быстро и, беспрепятственно миновав ведущий в собор портал, заклятием заставили отвориться тяжелые створки.
   Очутившись в полутемном помещении, Лука шумно втянул носом воздух, ощутив дурманящий запах крови. Ноздри ведьмака возбужденно затрепетали, взгляд помутнел.
   -- Должно быть, вкусная, -- еле слышно пробормотал он и позавидовал тому демону, которому сегодня подфартило отведать кровушки новоиспеченной ведьмы. Если бы не смрад демонического яда, частично перебивавший этот волшебный запах, колдуну пришлось бы несладко. Но яд немного отрезвлял.
   Габриэль сидел на полу возле алтаря, прислонившись спиной к черно-белому мрамору, и прижимал к себе свою драгоценную ношу.
   -- Живая? -- приблизился к ним Дарио, с беспокойством вглядываясь в заострившиеся черты девушки. Лицо ее словно превратилось в гипсовую маску, вся одежда была перепачкана в крови, а места укусов потемнели и набухли.
   Ведьмак досадливо выругался. Если девчонка сейчас надумает умереть, то Сила Вероники достанется проклятому демону.
   -- Еле дышит, -- сказал Габриэль, не менее бледный, чем лежавшая у него на коленях девушка. А вот глаза ведьмака заволокла тьма -- признак того, что он вне себя от бешенства.
   Если бы сейчас здесь оказалась мерзавка Лучия, он бы убил ее собственными руками! Причем самым изощренным способом. Не прокляни его истеричка-травница, сумел бы отбиться и защитить Лану. А не сидел бы, прячась в церкви, беспомощный и жалкий, вынужденный просто смотреть, как дорогое ему существо прощается с жизнью.
   -- Давайте-ка переложим цыпочку на алтарь, -- вывел друзей из ступора голос Луки. -- Или вы уже передумали ее спасать?
   Дарио помог приятелю уложить Лану на мраморное возвышение, после чего посоветовал тому отойти и не мешать.
   Габриэль неохотно, но повиновался. Со стороны стал наблюдать за попытками ведьмаков очистить кровь девушки от яда и удержать ее в мире живых.
   Если у них все получится, Лана отделается только испугом, возможно, галлюцинациями -- неприятным последствием отравления. Но к утру будет в порядке, и раны быстро заживут. В худшем случае... Про худшее он старался не думать.
   И молил духов предков, чтобы помогли им и дали Силы спасти его ланиму.
   Габриэль поймал себя на мысли, что впервые назвал девушку своей половинкой. Но отругать себя за это как следует не успел. Ожившая половинка, вскрикнув, подскочила на алтаре. Правда, тут же, закатив глаза, осела обратно на холодный мрамор.
   Лука наклонился к девушке, втянул носом воздух возле ее лица.
   -- Все, нету яда... Но, демон вас побери, как же она обалденно пахнет! -- с жадностью нацелился взглядом на девичью шейку.
   -- Держи себя в руках, -- осадил его Дарио.
   -- Знал бы, что эта Лана такая аппетитная, сам бы ее в ту ночь оприходовал.
   Габриэль уже давно привык к подколкам и ядовитым репликам ведьмака и обычно старался не обращать на них внимания. Но сейчас один только его голос раздражал и нервировал.
   -- А у меня идея! -- продолжал веселиться Лука, косясь то на девушку, то на друга. -- Может, устроим маленький междусобойчик? Так сказать, в честь ее воскрешения. Девчонка на утро даже не вспомнит... Ты ж не против, Габри, если я немного попользуюсь твоей половинкой? Сам же говоришь, что она тебе не нужна.
   -- Иногда так хочется тебе врезать! -- дернулся в сторону ведьмака Салвиати.
   -- Вы еще подеритесь! -- прикрикнул на приятелей Дарио, на всякий случай встав между алтарем и Лукой. Подхватив несостоявшуюся жертву на руки, понес к выходу. -- Пойдемте, отвезем вас домой. Пока еще какого-нибудь демона не подцепили. -- Оказавшись на улице, скользнул взглядом по безмятежному лицу девушки, на котором наконец-то стали проступать краски. Лана постепенно возвращалась к жизни.
   Молодые люди быстро миновали площадь Святого Петра, несмотря на поздний час до сих пор заполненную туристами, неустанно щелкавшими фотоаппаратами. Наложенное заклинание не только скрывало их от любопытных глаз, но и должно было защитить от сил зла, если бы таковым вдруг вздумалось повторить нападение.
   -- Ты признался ей? -- спросил у друга Амидеи.
   -- Собирался. Но мне помешал демон.
   -- Отмазался! -- хмыкнул Лука.
   -- Ты еще ни разу не траванулся собственным ядом? -- раздраженно процедил Салвиати, садясь в машину.
   Дарио усадил свою невезучую супругу рядом с ведьмаком и пристегнул ремень безопасности.
   -- Езжайте. Мы за вами, -- захлопнул дверцу.
   Постепенно сознание начало возвращаться к девушке. Лана тихонько вздохнула, открыла глаза и принялась недоуменно озираться.
   -- Что произошло? -- Тут же сама все вспомнила и, как ни странно, отреагировала вполне спокойно, просто констатировав: -- На меня напал демон. -- Стала сосредоточенно осматривать места укусов, о которых теперь напоминала только испорченная одежда. Благодаря стараниям ведьмаков на теле девушки не осталось и намека на недавнее покушение.
   Можно было надеяться, что и с отравой удалось справиться.
   -- Как себя чувствуешь? -- поглядывая чаще на свою спутницу, чем на дорогу, поинтересовался Габриэль.
   -- Вроде нормально... Страха совсем нет, а ведь по идее должна бы умирать от ужаса. Меня ведь демон покусал, а не какой-нибудь там комар.
   -- Это хорошо. У тебя крепкая психика.
   -- Я, скорее, на него зла! -- заявила неожиданно. И прежде чем ведьмак успел спросить, почему, продолжила изливать свои возмущения: -- Из-за этой пакости мы с тобой, Гаврюша, сегодня так и не поцеловались! Такой облом... Но, наверное, это и к лучшему. У тебя ведь есть девушка! Загадочная Лучия. Хотелось бы мне на нее посмотреть, -- пробормотала задумчиво, а спустя пару секунд сама же себя поправила: -- Хотя нет, все-таки не хотелось бы.
   И взгляд кольнул ревностью.
   -- А вот и побочное действие яда, -- еле слышно пробормотал молодой человек и, тяжело вздохнув, уже громче добавил: -- Лучия никогда не была моей девушкой. У нас с ней случилось всего одно свидание. И то неудачное.
   -- За что же она тогда тебя прокляла? -- недоуменно захлопала ресницами собеседница.
   -- За то и прокляла, что одним вечером все и закончилось.
   -- Значит, эта Лучия не в твоем вкусе?
   -- Нет, -- чувствуя себя, как на допросе, вяло промямлил Габриэль.
   -- А я? Я в твоем? -- и прикусила губу, с интересом ожидая ответа.
   -- Ты... в моем, -- признался после короткой паузы.
   -- Тогда можешь сейчас меня поцеловать! -- пришла к неожиданному умозаключению. Отстегнув ремень, приподнялась на коленях и потянулась к ведьмаку.
   -- Лана, я пытаюсь вести машину. И... за нами едет твой как бы муж.
   -- Мой как бы муж точно ревновать не станет.
   Теплые губы коснулись его щеки, поднялись к виску, пощекотав дыханием кожу. Пальчики девушки тем временем зачем-то пытались справиться с узлом галстука.
   -- Тебе эта удавка не мешает? Я уберу.
   -- Лана, тебе мало демона, хочешь, чтобы мы во что-нибудь врезались? -- сглотнув образовавшийся в горле ком, прошептал севшим голосом Салвиати. Поцелуи девушки разжигали кровь, заставляли учащенно биться сердце.
   -- А ты смотри на дорогу...
   Тренькнул телефон, и на экране появилось возмущенное сообщение от Луки: "В следующий раз она поедет в МОЕЙ машине!!!"
   Осознание того, что друзья за ними наблюдают, помогло взять себя в руки. Увернувшись от очередного поцелуя -- на сей раз Лана метила в губы -- Габриэль попытался ее вразумить:
   -- Ты сейчас не соображаешь, что творишь. Все из-за действия яда. Сама же потом об этом будешь жалеть. -- Удерживая одной рукой руль, второй попытался осторожно отстранить от себя кокетку. Та уже успела стянуть с него галстук и теперь упрямо боролась с пуговицами на рубашке.
   -- Зануда! -- обиженно буркнула Лана, когда ведьмак все-таки усадил ее на место. Откинувшись на сиденье, скрестила на груди руки.
   -- Лучше пристегнись.
   -- Больше никогда в жизни тебя не поцелую! -- смешно надула губы и, проигнорировав его совет, демонстративно отвернулась к окну.
   -- Я сам тебя, если что, -- невольно улыбнулся Салвиати.
   -- Даже не надейся! Все! Профукал ты свой единственный шанс. Вот Стефано на твоем месте не стал бы выпендриваться и ни за что бы не упустил такую возможность. Пока я тут вся такая под демоническим кайфом...
   -- Намеренно меня провоцируешь? Лана, я ведь тоже не железный, могу и не сдержаться, -- шутливо пригрозил Габриэль, настроение которого, как ни странно, начало улучшаться.
   Было бы намного хуже, если бы Руслана рыдала и билась в истерике. Вид плачущих барышень всегда выбивал его из колеи. Пусть уж лучше беззаботно с ним флиртует, испытывая на прочность его выдержку. Возможно, завтра даже не вспомнит. Самое главное, что все для них закончилось хорошо.
   -- Не железный, говоришь... -- сощурилась хитро. -- Тогда я буду почаще напоминать тебе об этом вашем учителе!
  

ГЛАВА 11

  
   Руслана
   Вообще-то я по природе своей домоседка. Не люблю шумных тусовок, долгих попоек с друзьям, вояжей по ночным клубам. Предпочитаю проводить вечера, как говорится, у домашнего очага, за чтением хорошей книги либо же за просмотром чего-нибудь интересного с любимым в обнимку.
   Но, видимо, в Италии со мной что-то произошло. Меня здесь будто подменили! Сначала пьянка с подругой, закончившаяся для меня полной... ну пусть будет катастрофой. Теперь вот вчерашнее безумство. Наверняка пила до умопомрачения, раз сейчас такое чувство, будто по мне всю ночь топталось стадо орангутангов.
   А еще меня мучает жажда и голова раскалывается.
   Попробовала придать своему туловищу вертикальное положение. В виски вонзились острые колья, а перед глазами поплыли круги.
   Подняться так и не получилось. Рухнув обратно на кровать, попыталась восстановить в памяти события минувшего вечера.
   Хорошо помню встречу с подругой, наши посиделки в кафе и дегустацию изумительных пирожных, после чего мы доставили Инну обратно в гостиницу. Где Габриэль ни с того ни с сего предложил продолжить прогулку и повез знакомить меня с главной достопримечательностью Ватикана.
   Мы гуляли по площади Святого Петра и, кажется, он даже пытался меня поцеловать. Габриэль, не Петр, конечно.
   А может, я его? Сейчас этот эпизод вспоминался смутно. Зато нападение демона вдруг отчетливо нарисовалось в сознании. Я вспомнила и боль, и ужас, и нахлынувшее отчаянье. И то, как мы сломя голову неслись к собору. Вернее, несся Габриэль, а я, еле передвигая ногами, тащилась за ним прицепом. А потом...
   Очередной провал, и вот уже сижу в его машине. Почему-то ни капельки не напуганная, а жутко злая. На чертового демона и... зеленоглазого ведьмака.
   Вспомнив, за что злилась на Салвиати, со стоном несколько раз стукнулась головой о подушку. А следовало бы хорошенько приложиться о стену, дабы выбить из своей башки всю дурь.
   Все-таки лучше бы вчера случилась попойка. Алкоголизм лечится, а вот нимфомания, похоже, нет.
   Это ж надо додуматься приставать к итальянцу! Бедный Гаврюша... Даже представить страшно, что он обо мне теперь думает. Наверняка считает девицей легкого поведения. Я ведь и в клубе, как заявил мой муженек, якобы сама нарвалась.
   А вчера, выходит, совсем стыд потеряла. Проявила, блин, на свою голову инициативу! Полезла к Габриэлю с поцелуями и раздеванием, нисколько не стесняясь тащившихся за нами ведьмаков.
   Но это еще полбеды. Когда приехали домой, в холле нас уже поджидала вся волшебная семейка, каким-то образом пронюхавшая о стычке с демоном.
   Пока нас отчитывали за тупость, глупость и безрассудство, я смущенно поглядывала на старшего ведьмака из-за широкого плеча Габриэля. Очень хотелось прижаться к нему покрепче, но строгий взгляд синьоры Марилены немного остудил мой пыл и помог сдержать порывы. На время.
   После получасовой нотации моему бодигарду велели проводить гостью наверх, влить в нее лошадиную дозу успокоительного и возвращаться за новой порцией нравоучений.
   Стоило переступить порог спальни, как в меня снова будто демон вселился.
   За те нескольких минут, что Габрик потратил на пробежку до кухни и обратно, я успела раздеться до белья и, устроившись на кровати, приняла откровенно-соблазнительную позу. Когда он вернулся, держа в руках симпатичную бутылочку из синего стекла, я уже была готова к неравному бою. В смысле, шансов от меня отвертеться у ведьмака почти не осталось.
   Бедолага чуть не выронил успокоительное на пол. И, кажется, из нас двоих оно ему в тот момент было нужнее. Машинально дернул за ворот рубашки, совсем позабыв, что галстука на нем уже давно нет, и, с опаской выглянув в коридор, нервно хлопнул дверью.
   Отвернувшись, трусливо махнул к столику, на котором стоял графин с водой и бокал на высокой хрустальной ножке.
   -- Не хочешь одеться? -- спросил, прочистив горло, по-прежнему стоя ко мне спиной. -- Или хотя бы прикрыться.
   -- У-у, -- отрицательно покачала головой. -- Здесь так душно.
   -- Лана! -- попробовал пристыдить меня ведьмак.
   -- Я жду свое успокоительное, -- и не думала я смущаться.
   Пришлось Габриэлю разворачиваться и двигать к доморощенной искусительнице, то бишь ко мне. Поймав его потемневший (надеюсь, от страсти) взгляд, томно потянулась и похлопала рукой по покрывалу, приглашая устраиваться со мною рядом.
   -- Держи, -- протянул бокал этот обломок льдины.
   -- Сил нет подняться. Придется тебе меня напоить.
   -- Лана, -- закатил глаза Габриэль, -- поверь, для нас обоих будет лучше, если я сейчас уйду, а ты проспишься. Давай не будем еще усложнять, и так все сложно.
   Чувствуя, что рыбка уже готова сорваться с крючка, приподнялась на коленях, соблазнительно вильнув бедрами, и провела пальчиками по твердой мужской груди.
   -- Может, я лучше вернусь к рубашке? А ты пока можешь начинать меня целовать... -- Вскинув голову, попробовала дотянуться до ведьмака.
   Тот чуть наклонился и прошептал мне в губы:
   -- Если я тебя поцелую, выпьешь настойку?
   -- Угу.
   -- Обещаешь?
   -- Не обещаю. Клянусь!
   Габриэль свою часть сделки выполнил. Поцеловал меня. В лоб, как покойника. И пока я отходила от такой наглости, воспользовался моим замешательством, сунув мне в руки бокал. А в следующую секунду трусливо скрылся за дверью.
   Первым порывом было броситься в погоню за этим подлецом или на худой конец запустить ему вслед фужером. Но, решив, что мне сейчас настойка все-таки нужнее, выпила все до последней капли и, продолжая ругать зеленоглазого на чем свет стоит, постепенно успокоилась и уснула.
   А утром хотела себя убить.
   Лучше бы мне вместо успокоительного наколдовали ретроградную амнезию. Я ведь после вчерашнего Габриэлю в глаза смотреть не смогу! И до возвращения Вероники из этой комнаты носа не высуну! Стану самой кроткой и образцовой пленницей.
   Раздался стук в дверь. Вздрогнув, натянула одеяло до самой макушки и осторожно поинтересовалась:
   -- Кто?
   -- Лана, это я, Сандро. Мне велели напоить тебя лекарством.
   -- А ты... один?
   -- Один.
   -- А где все остальные?
   -- Катарина внизу, убирает, -- принялся перечислять мальчик. -- Родители уехали по каким-то срочным делам. Габриэль, кажется, отправился в университетскую библиотеку. У него же скоро экзамен, помнишь, я тебе говорил?
   Вычленив для себя главное -- среднего Салвиати дома нет, разрешила войти в спальню младшему.
   -- Привет. Надеюсь, тебе уже лучше? -- Поставив поднос на прикроватную тумбочку, Сандро залез с ногами на кровать и посмотрел на меня... почему-то с завистью. После чего с громким вздохом заявил: -- Блин, как же это круто! Ты здесь всего несколько дней, а уже и с демоном пересеклась.
   -- Лучше бы не пересекалась, -- мрачно буркнула я и, поморщившись от острой боли в висках, осторожно потянулась к подносу. -- Что это? Опять успокоительное?
   -- Лекарство от магического "похмелья". -- Поймав мой вопросительный взгляд, мальчик с улыбкой пояснил: -- Дарио и Луке вчера пришлось использовать на тебе очень сильное заклинание. Ты ведь почти умерла, вот они и вбухали в тебя кучу магии. Дарио, кстати, просил передать, что вечерком заглянет для обмена. -- Посмотрев на меня с жалостью, посоветовал: -- Пей давай, сразу полегчает.
   Послушно заглотила розоватого цвета жидкость, вкусом напомнившую березовый сок, так любимый мною в детстве. Вернув на тумбочку опустевшую тару, с грустью подумала, что теперь я вроде как в долгу перед насильником-мужем. Получается, он спас меня вчера от смерти. А мог бы не париться и счастливо овдоветь.
   -- Интересно, почему демон напал именно на меня? Ведь Габриэля он не тронул...
   -- Слышал, как родители обсуждали это с братом. Кажется, демону была нужна твоя Сила. Ну то есть Сила Вери, -- с готовностью доложил Салвиати-младший.
   Час от часу не легче! Мало того что я по вине Вероники стала пленницей ее чертовой Силы, так теперь еще и должна за нее отдуваться? Не-е-ет, так мы не договаривались.
   -- А если эта тварь снова надумает меня покусать?
   -- Здесь ты в безопасности, -- заверил Сандро, но спокойнее от его слов мне почему-то не стало. -- На дом наложены суперсильные охранные заклинания.
   -- То есть никакая нечисть не сможет сюда пробраться?
   -- Не должна. -- Что-то прикинув в уме, добавил: -- Хотя, конечно, против любого заклинания можно найти другое заклинание.
   -- Да, теперь мне точно не о чем волноваться, -- проворчала я. -- Больше не смогу спать, зная, что какая-нибудь гадость в любой момент может притащиться в дом и закусать меня до смерти!
   -- Да не паникуй ты! -- беспечно отмахнулся юный колдун. -- Мы теперь все будем тебя сторожить. И еще, я тут подумал... -- Пересев ко мне поближе, заговорил тихим шепотом, будто опасался, что убирающая внизу Катарина нас услышит. -- Ты и сама, если захочешь, сможешь себя защитить.
   -- Интересно, как же?
   -- Кровопийца, можно сказать, тебя пометил, -- стараясь подавить смешок, сказал Сандро. -- Яд уже вышел, а вот демоническая метка осталась. Благодаря ей сможешь наложить на себя защиту. От других демонов не спасет, но конкретно этот уже к тебе не сунется.
   -- Опять предлагаешь поколдовать? -- пробормотала я неуверенно.
   -- Ага. Но под моим руководством, -- во весь рот заулыбался мальчик. -- Зато на один страх у тебя станет меньше. Ты ведь у нас и без того малость дерганая.
   А попробуй тут не стать дерганой...
   -- И что, он больше не сможет мне навредить? -- решила разобраться в нюансах.
   -- Сможет, но не захочет. Потому что, если попытается, сам траванется. Твоя кровь станет для него убийственным ядом.
   Во мне боролись противоречивые чувства: страх перед магией и искушение воспользоваться ей себе во благо. Ну и, конечно же, ради возможной мести. Ведь из-за отравы этого засранца я вчера такое вытворяла, что теперь от стыда готова сквозь землю провалиться! А так -- пусть только попробует меня цапнуть, сразу огребет по своей демонической башке.
   -- Можно попробовать, -- произнесла, все еще сомневаясь.
   -- Супер! -- зато Сандро в предстоящей авантюре был уверен на все сто. -- Давай, Лана, подрывайся и собирайся! А я пока книжку Вери из отцовского сейфа стащу. Увидимся на кухне! -- Не дав мне времени переварить его слова, соскочил с кровати и исчез за дверью.
   А я, кряхтя и постанывая, поплелась в ванную: оживать под горячим душем.
  
   Старинный особняк, несколько веков назад построенный одним из предков Салвиати, встречал ведьмаков мрачной тишиной. Тонкие шпили башен, потемневшие от времени, терялись на фоне свинцовых туч, серый камень стен уже давно покрылся бурым мхом, а сквозь проржавевшую вязь ворот можно было разглядеть заросший сад с увядшими цветами и искореженными деревьями.
   Удушливый запах смерти витал возле когда-то роскошного, а ныне пришедшего в упадок дома, и это было первое, что почувствовала Марилена, выйдя из машины. Не сумела она скрыть выражения брезгливости, тут же проступившее на ее красивом лице. Тяжело вздохнув, женщина машинально поправила уложенные элегантной волной рыжие локоны и последовала за мужем к воротам, негромко стуча каблуками по расколотым плитам, сквозь которые пробивались пышные сорняки.
   Вскинув голову, Джулиано пробежался взглядом по темным окнам, гадая, откуда же за ними сейчас наблюдает Альфео. Возвращение в родовое гнездо всегда пробуждало в Хранителе неприятные воспоминания, а близость встречи со старшим братом лишала его невозмутимости.
   Заскрипели ворота, отворяемые невидимой рукой, давая понять непрошенным гостям, что Альфео уже ждет их. Джулиано первым шагнул во владения стрэга. Немного поколебавшись, его спутница последовала за ним.
   Вскоре ведьмаки уже стояли в пустынном холле, терпеливо ожидая появления хозяина мрачной цитадели, где, казалось, сам воздух был пропитан демоническим духом, отравлен им. У Марилены даже появилось желание достать из сумочки платок, хранивший аромат ее любимого парфюма, и приложить к лицу, чтобы хоть как-то перебить демоническое зловоние.
   -- Моя дорогая Марилена! -- Альфео сбежал по лестнице и, источая притворное радушие, направился к гостям. Даже не взглянув в сторону Джулиано, сосредоточил все свое внимание на его прекрасной супруге. -- Годы не властны над тобой. Совсем не меняешься.
   -- Ты, к сожалению, тоже, -- не сдержавшись, резко проговорила женщина и с явным недовольством позволила стрэгу коснуться губами ее щеки.
   -- Уже и забыл, когда в последний раз целовал тебя, -- не сумел отказать себе в удовольствии поддеть брата Альфео. -- Пройдемте в гостиную. Может быть, кофе?
   От угощений ведьмаки отказались сразу и поспешили перейти к цели своего визита.
   -- Вчера на мою гостью напал твой демон. -- Джулиано скользнул рассеянным взглядом по знакомой с детства обстановке.
   Еще лет тридцать назад, при жизни родителей, гостиная была полна красок и света, и уж точно в ней нельзя было обнаружить одурманенных Альфео ведьм. Сейчас одна такая глупая жертва неподвижно сидела в кресле возле камина. Белая, точно слепленная из воска, марионетка.
   Проследив за взглядом младшего брата, стрэг с усмешкой заявил:
   -- Эта милая девушка пришла ко мне добровольно. У нее, в отличие от тебя, Мари, хороший вкус на мужчин.
   -- А по-моему, -- отвратительный, -- сквозь зубы процедила ведьма.
   -- Вернемся к нашей гостье. -- Джулиано в упор смотрел на старшего брата, тщетно пытаясь прочитать его мысли.
   -- Ах да, та иностранка, что заняла на свадьбе место твоей любимицы Вероники. Курьезный случай. Жаль, меня там не было, -- придал своему лицу огорченное выражение стрэг. -- Наверное, потому что вы забыли меня пригласить.
   -- Альфео, у нас уговор: ты не лезешь в мою семью, я не вмешиваюсь в твои дела! -- закипая, воскликнул Джулиано. -- За попытку отнять Силу моей дочери с тобой будут разбираться старейшины кланов!
   -- Не было такого, -- совершенно искренне возмутился колдун. -- Мне бы и в голову не пришло посягнуть на что-то, принадлежащее дорогой племяннице.
   -- Хочешь сказать, это не ты подослал к девушке демона? -- мрачно бросила рыжеволосая ведьма.
   -- Марилена, дорогая, ты ведь всегда можешь проверить, так это или нет. Уверяю вас, я даже не слышал об этом досадном инциденте.
   -- И тварь тебе не служит? -- продолжала допытываться гостья.
   Альфео пожал плечами.
   -- У меня на подхвате много демонов, которых подкармливают и другие стрэги. Откуда мне знать, кто и какие приказы кому отдает.
   -- Я тебе не верю. -- Марилена подошла к колдуну.
   Тот не отстранился, позволил взять себя за руки и ответил на ее вопрос с невозмутимой улыбкой, громко повторив:
   -- Нет, я не приказывал демону красть Силу Вероники.
   Спустя несколько секунд ведьма обернулась к Хранителю.
   -- Он говорит правду.
   Альфео чуть сильнее сжал ее руки и провел большими пальцами по нежным кистям. Вздрогнув от неуместной ласки, женщина отстранилась и поспешила вернуться к мужу.
   -- Полагаю, сходка старейшин отменяется? -- ядовито поинтересовался стрэг и поспешил заверить хмурую чету: -- Если на вашу гостью напал один из моих слуг, я сегодня же с ним разберусь. В отличие от тебя, дорогая Марилена, я умею держать слово.
   -- Джулиано, пойдем, -- тихонько попросила женщина, изнемогающая под полным ненависти взглядом черных глаз. Даже после стольких лет Альфео так и не смог простить ей измену.
   Несколько минут стрэг стоял неподвижно, ожидая, когда заскрипят ворота, и машина скроется в утреннем мареве пустынной улочки. И только потом дал волю чувствам.
   -- Шан! Тупая ты скотина! Сегодня твой последний день на земле!!! -- яростный крик пронесся по дому, эхом прозвучав в каждом его закутке.
  
   Колокольчик, висевший над дверью, весело тренькнул, возвещая о появлении нового посетителя.
   -- Одну минуточку! -- крикнула девушка и приподнялась на носочки, пытаясь дотянуться до верхней полки, на которой пылились не слишком популярные у местной ведьмовской общины снадобья и зелья. А туристам этот вид товаров никогда не предлагался.
   Травница вытянула шею, силясь прочесть частично стершиеся названия на потрепанных этикетках. Одно неловкое движение, и высокий табурет, на котором она стояла, угрожающе покачнулся.
   -- Ах, вот ты где прячешься! Я тебя уже обыскалась! -- пожурила свою находку Лучия и попыталась ухватиться за круглый пузырек с бежевой пробкой.
   Как назло, как раз в тот момент ножка старого табурета надумала треснуть, и травница, испуганно вскрикнув, полетела вниз. Зажмурилась, ожидая неприятного приземления на дощатый пол, но вместо этого оказалась на руках у так вовремя заглянувшего в зельевую лавку клиента.
   Девушка открыла глаза, и на ее миловидном, обрамленном темными кудряшками личике отразилась радостная и вместе с тем лукавая улыбка.
   -- А я все гадала, когда же ты появишься, мой проклятый любовничек.
   Габриэль поставил ведьму на пол, убрал уже успевшие обвить его шею руки и отошел, чтобы встать по другую сторону от прилавка. Подальше от источающей злорадство травницы.
   Лучия нахмурилась, задетая такой холодностью. Уж лучше бы он на нее накричал, выплеснул свои эмоции, а не стоял тут бесчувственным истуканом. Ведьма до сих пор не простила Салвиати то, как он с ней обошелся. Сначала очаровал, покорил ее доверчивое сердечко, а потом заявил, что между ними все кончено.
   По мнению самой травницы, это был слишком категоричный ответ на робкую просьбу как можно скорее представить ее родителям. Пока только качестве подруги. Близкой. Девушка рассудила так: раз уж она решилась положить на алтарь их любви свою невинность, то в подобной просьбе нет ничего странного.
   Отказ ведьмака Лучия расценила, как оскорбление и плевок ей в душу. А потому считала вполне заслуженной и справедливой месть бессовестному ловеласу.
   -- Ты сейчас же снимешь демоново проклятие, -- с плохо сдерживаемым раздражением сказал ведьмак.
   -- Могу ли я предложить дорогому гостю чаю? -- сделав вид, что не расслышала грубого требования, промурлыкала Лучия.
   -- С какой-нибудь приворотной дрянью? Нет, спасибо. Лучше воздержусь. -- Подавшись вперед, Габриэль процедил, теряя остатки самообладания: -- Быстро. Снимай. Проклятие.
   -- Я помню, Габри, у меня нет шансов, -- не спешила выполнять просьбу-приказ травница. -- Твоя родня уже давно все решила. И ты, как будущий Хранитель рода, конечно же, обязан повиноваться. -- Мягкой, бесшумной походкой, точно игривая кошка, она приблизилась к хмурому ведьмаку и уселась на прилавок напротив него. Голубые глаза девушки искрились весельем. -- А вот интересно, если ты такой послушный и правильный, почему ухлестываешь за женушкой Дарио? Думаю, Франческе будет любопытно послушать о твоих романтических рандеву со смазливой туристкой.
   -- Следишь за мной? -- С лица колдуна смыло все краски -- признак того, что он дошел до точки кипения.
   И, несмотря на это, травница продолжила нарываться:
   -- Город полнится слухами, дорогой. Вот вчера, например, вас застукали на пьяцца Сан Пьетро, почти целующихся. И если бы не то досадное нападение...
   -- Раз ты в курсе, напрашивается вопрос: а не ты ли его устроила? -- испытывающе посмотрел на травницу Салвиати.
   Девушка задохнулась от возмущения.
   -- Вот еще! Не желаю иметь ничего общего со стрэгами!
   -- Значит, все-таки следила...
   -- Скажем так, наблюдала, -- с улыбкой поправила его хозяйка лавки. -- А девушка в курсе, что ты у нас парень обрученный? Или планируешь скрывать это до тех пор, пока не затащишь ее в койку? Может быть, мне наведаться к вам в гости? Бедняжке, наверное, очень одиноко в незнакомой стране, в чужом доме. А мои рассказы ее немного развлекут.
   Габриэль подался вперед и заговорил угрожающе, отчего у Лучии сразу иссякло красноречие и пропало желание язвить. Сейчас он был очень похож на отца, которого в городе не только уважали, но и боялись.
   -- Сунешься к Лане -- и тебя не спасут никакие проклятия. Если выяснится, что ты как-то замешана в нападении -- старейшины об этом не узнают, я сам с тобой разберусь. А сейчас ты закроешь свою лавчонку и сделаешь все, чтобы ко мне вернулась Сила. Сегодня же. Или наживешь врага в лице будущего Хранителя клана, которому присягала твоя семья. -- Габриэль провел большим пальцем по лицу девушки, стерев скользнувшую по ее щеке слезинку. -- Только представь, если в твоем магазинчике вдруг заведутся демоны. Это как минимум вызовет подозрения ведьмаков и уж точно надолго отпугнет покупателей. Маленькая Лучия спуталась с мерзкими тварями... Родня тебя не простит.
   -- Ты не посмеешь! -- вспыхнул ведьма. Сбросив его руку, спрыгнул на пол и нервно одернула юбку. -- Это же подло!
   -- Зато эффективно. -- Отвернувшись от багровеющей травницы, Габриэль направился к выходу. -- Я жду свою Силу, Лу. Не заставляй меня снова тащиться сюда через весь город.
   Звякнул колокольчик, но на сей раз как-то неуверенно и тоскливо.
   -- Будь ты проклят! Тысячу раз проклят!!! -- в бессильной злобе выкрикнула и затопала ногами хозяйка зельевой лавки, когда за ведьмаком закрылась дверь.
  

ГЛАВА 12

  
   Руслана
   Не дав даже толком позавтракать, Сандро утащил меня в сад. Сидеть в беседке, на которой еще не успела просохнуть влага после ночного ливня, оказалось не очень приятно, к тому же меня снова начали одолевать сомнения, и я больше склонялась к мысли вернуться в дом. Спрячусь в комнате и буду торчать там хоть до второго пришествия. Ну или хотя бы до тех пор, пока не отыщется блудная Вероника.
   На попытку дать задний ход будущий ведьмак отреагировал бурным протестом:
   -- Лана, не трусь! Это ты начудила, когда колдовала без меня. А сейчас все будет окей. К тому же заклинание примитивное. Только нам не хватает свечек, сушеной лаванды и настойки крапивы, -- скороговоркой перечислил мальчик, скользнув взглядом по развороту книги. -- Я быстро! -- пообещал он и помчался в дом за недостающими ингредиентами.
   Долго маяться в одиночестве мне не пришлось. Не успела худосочная фигура ребенка скрыться среди оливковых деревьев, как возле беседки материализовалась Фьора. Уже два дня я ее ни видела, ни слышала и, честно говоря, успела позабыть о существовании этой интриганки. Ее появление вырвало меня из раздумий и заставило испуганно встрепенуться.
   -- Опять собрались экспериментировать? -- зазвучал колокольчиком нежный голосок.
   -- Сандро хочет защитить меня от демона.
   -- Алессандро очень смышленый и одаренный мальчик, но порой слишком импульсивный. Будьте осторожны, -- предостерегла Фьора и с любопытством спросила: -- А тебе нравится колдовать?
   Я неуверенно пожала плечами.
   -- Скорее, да, чем нет. Хоть и немного боязно.
   Гиана задумчиво кивнула и, обойдя беседку, остановилась у ее входа.
   -- Как складываются ваши отношения с Габриэлем?
   -- Какие еще отношения? -- недоуменно переспросила я.
   На миловидном личике Фьоры мелькнула хитрая улыбка.
   -- Сама знаешь какие. Влюбилась ты в него, Лана. Влюбилась по уши. Иначе бы вчера не устраивала эротическое шоу.
   Я вспыхнула. Вот негодяйка! Хватило наглости за нами подсматривать!
   -- Я себя так из-за демона вела!
   -- Ну да, ну да... Яд всего лишь помог раскрыть внутренние желания, в которых ты не решалась признаться даже самой себе. -- Бесшумно впорхнув в беседку, гиана грациозно опустилась на скамейку и продолжила проводить внушение: -- Ты ему, кстати, тоже очень нравишься. Советую приложить немного усилий, чтобы, скажем, ускорить процесс. Долго он все равно не сможет противиться своим чувствам.
   -- Что за бред?! -- возмутилась я предложению активистки. -- Никаких усилий я прилагать не собираюсь. -- Заметив на смазливеньком личике новую улыбочку, на сей раз снисходительную, окончательно вышла из себя. -- И ни в кого я не влюблена! Поняла? Мне этот ваш Габриэль до лампочки! Так же, как и я ему.
   Фьора вздохнула.
   -- Еще одна упрямица... Как же с вами тяжело. -- Прикинув что-то в уме, наверняка замышляя очередное безобразие, пробормотала себе под нос: -- Ну ничего, вы все равно друг без друга уже не сможете.
   -- Это почему?
   Ответа на свой вопрос я так и не дождалась. Негодяйка снова начала таять и при этом продолжала противненько так ухмыляться. В общем, оставила меня в растрепанных чувствах, с головной болью.
   А тут еще прискакал Сандро и стал нетерпеливо подпрыгивать возле беседки, приглашая из нее выйти и ступить в круг из восьми свечей.
   -- Свечки-то зачем? Сейчас же утро. К тому же опять дождь собирается, -- посмотрела я на свинцовое полотно, закрывшее небо.
   -- Это не простые свечки, а заговоренные для такого рода ритуалов. Они и под дождем будут гореть, -- проинформировала меня ходячая энциклопедия магии.
   С важным видом опытного наставника юный ведьмак велел мне сконцентрироваться и одной лишь силою мысли зажечь подмоченные фитильки.
   Только начала концентрироваться, как на нос упала крупная капля, следующая приземлилась мне на макушку. Если бы не липучка Сандро, точно бы вернулась в дом. А так приходилось стоять под пока еще редким дождем и жмуриться, пытаясь зажечь эти дурацкие свечки.
   -- Получилось! -- спустя некоторое время услышала радостный крик.
   Открыв глаза, увидела, как мальчик щедро посыпает мокрую траву в кругу лавандой, превращенной в сиреневую пыльцу. Удовлетворенно оглядев плоды своей работы, Сандро переступил через невидимую черту и, порывшись в кармане джинсов, протянул мне маленькую бутылочку, наполненную коричневатой жидкостью.
   -- Придется тебе это выпить.
   -- Что это? -- вытащив пробку, поднесла флакончик к лицу. В нос ударил резкий травяной запах.
   -- Настой из крапивы с добавлением других полезных растений.
   -- А ты уверен, что это не...
   -- Габриэля, после того, как его чуть демон не убил, тоже этим поили, -- перебил меня Сандро. -- Мама рассказывала. И ничего, как видишь -- живой. К тому же так написано в книге.
   -- А если траванусь? -- снова принюхалась я и снова скривилась.
   -- Это демон траванется, если вздумает на тебя напасть.
   Кажется, Сандро нисколько не сомневался в своих словах, и я, зараженная его убежденностью, все-таки выпила настойку. И чуть не выплюнула ее на траву. Горькая, зараза. С усилием проглотив противную на вкус жидкость, принялась повторять за младшим Салвиати непонятное заклинание.
   Произнеся последнюю фразу, вопросительно посмотрела на юного экспериментатора.
   -- И что теперь?
   -- А ничего, -- широко заулыбался мальчик. -- Можешь расслабиться. Этот демон больше к тебе не полезет. А другой сунется -- мы против него тоже наколдуем.
   -- Надеюсь, никакой другой ко мне не сунется, -- поежилась от столь многообещающих перспектив.
   Честно говоря, на душе после заклинания стало спокойней. Правда, радовалась и поздравляла себя с первым самостоятельно проведенным ритуалом я недолго. Не сразу заметили мы появившегося на дорожке, ведущей к беседке, Габриэля. А когда заметили, прятать "следы преступления" уже было поздно.
   -- Вы что это здесь творите? -- воскликнул ведьмак, лицом сливаясь с серыми тучами, затянувшими небо.
   Несмотря на прохладу и усилившийся дождь, почувствовала, как кожа пылает. От смущения и чего-то еще, о чем думать совсем не хотелось. Того и гляди от меня сейчас пар повалит.
   -- Алессандро! -- грозно сощурился старшенький.
   -- Лана тебе сама все расскажет. А я уже опаздываю на английский! -- выпалил малолетний предатель. Забрав книгу, помчался в сторону дома.
   Несколько секунд длилось уже набившее оскомину молчание. Габриэль в упор смотрел на меня, а я внимательно изучала оливковые деревья, будто видела их впервые в жизни, и прикидывала, как бы побыстрее отсюда смотаться. Может, составить Сандро компанию и тоже позаниматься английским? Уж лучше общество любвеобильного Стефано, чем разозленного ведьмака.
   -- Ничего не хочешь объяснить? -- Голос точь-в-точь, как у папеньки, и такой же строгий, ледяной взгляд.
   Брр...
   Небось и за вчерашнее на меня злится, а тут еще этот ритуал. Двойной повод отыграться на бесшабашной туристке.
   -- Может, пойдем почаевничаем? Там и поговорим, -- выдвинула разумное предложение.
   Надеялась сбежать на кухню, когда меня остановило это воплощение добродетели и порядка.
   -- А свечки погасить не хочешь?
   -- В смысле, задуть?
   А вот не надо закатывать глаза и вздыхать так тяжко! Я между прочим ведьма с недельным стажем и во всех этих ваших колдовских заморочках еще не успела разобраться.
   -- Раз сумела зажечь, сумеешь и потушить, -- раздраженно процедил Салвиати.
   Отвратительно себя ведет. В такого, даже если захочешь, фиг влюбишься.
   -- А самому, значит, слабо? -- тоже разозлилась я. Достало, что он то носится со мной, как с писаной торбой, а то шипит на меня дикой кошкой. Вернее, кошаком. Драным, зеленоглазым кошаком. -- Ах, прости, забыла... Ты же у нас проклятый!
   С удовлетворением отметив, как поменялся в лице Салвиати, закрыла глаза и принялась концентрироваться, пытаясь погасить чертовы свечки. Жмурилась, наверное, минут пять. Пока меня не дернули за локоть и не рявкнули прямо в ухо:
   -- Ты их уже давно потушила. Пойдем. Медитировать будешь в доме.
   -- А раньше сказать не мог?! -- чувствуя себя круглой дурой, выкрикнула в спину удаляющемуся нахалу.
   -- Ну ты же у нас ведьма, да еще и при Силе. Сама должна это чувствовать, -- усмехнулся вредный очкарик.
   Неудивительно, что его прокляли. Я бы его сейчас тоже аж два раза прокляла.
   На кухне Габриэль первым делом вернул на место свечки, расставив их в кладовке на самой верхней полке, до которой нам с Сандро не добраться, после чего наполнил чайник водой. Пока ждала, когда помещение огласится задорным свистом, сосредоточенно перебирала пакетики с заваркой, делая вид, что крайне увлечена выбором.
   -- Лана, магия -- это не шутки. Тебе мало инцидента с Дарио? -- приступил к нравоучениям Габриэль.
   -- Со мной был твой брат. Он меня контролировал.
   -- Нашла контролера... Какое заклинание хоть читали?
   Я прикусила губу.
   -- Ясно, -- очередная усмешка вышла какой-то пренебрежительной и оттого еще более обидной. -- Ты понятия не имеешь, что делала.
   -- Защищала себя от демона -- вот что делала! -- взорвалась я. Бросив на стол коробку с чайной коллекцией, вскинула на ведьмака гневный взгляд. -- Мне как-то не хочется умирать из-за того, что кому-то там понадобилась Сила вашей Ники! От тебя, например, вчера толку было немного. Так что лучше я не буду ни на кого надеяться, а сама за себя постою!
   Высказавшись, почувствовала облегчение. А вот Габриэля мои слова, кажется, задели за живое; те, что касались его бесполезности. Дожидаться, пока закипит вода в чайнике, он не стал. Так же, как и продолжать наставлять меня на путь истинный.
   Только, уходя, пригрозил:
   -- Еще раз увижу с книгой Вери, и о прогулках в город можешь забыть. Пусть тебя тогда Сандро здесь развлекает.
   -- Козел, -- припечатала ему вслед.
   Заварив себе огромную чашку чая и стащив из буфета испеченное Катариной печенье, отправилась наверх -- дальше обижаться на итальянца и заедать сладким очередной стресс.
  
   Ближе к вечеру ко мне заглянул Сандро сообщить о визите благоверного. К тому времени я уже наобижалась по самое не хочу и теперь чувствовала себя спокойной и безмятежной.
   "Ну его этого Габриэля с его вздорным характером, -- решила я для себя. -- Вообще перестану о нем думать, и дело с концом".
   -- Дарио ждет тебя в ритуальной, -- доложил юный посыльный.
   Прислушавшись к собственным ощущениям, поняла, что в подпитке вроде пока не нуждаюсь. Слабости нет, в обморок падать не хочется. Наоборот, бодренькая как огурчик.
   -- Обязательно проводить обмен сегодня? Я в полном порядке. -- Перспектива снова резать себе руки как-то не воодушевляла.
   -- Ты, может, и в порядке, а вот Дарио нет. Забыла, как он тебя вчера вытаскивал из царства мертвых? -- напомнили мне о благородном порыве муженька Сандро. -- Когда закончите с ритуалом, спускайся на кухню. Выберем, какую пиццу будем заказывать. Сегодня мама с папой вернутся поздно.
   Значит, неловкий ужин отменяется. Это хорошо. Если бы еще Габриэль куда-нибудь смылся, вообще был бы класс.
   -- А чего такой грустный? -- спросила, поднимаясь.
   Обычно Сандро выглядел более оживленным и не переставал светить улыбкой. Но сейчас выглядел спокойным, даже немного подавленным.
   -- Габриэль отругал, -- понуро сообщил мальчик.
   -- Меня тоже, -- вздохнула я и отправилась в ритуальную.
   В комнате с бордовым интерьером, как обычно, царил полумрак. Шторы были наглухо задернуты, на алтаре горели несколько свечей, отбрасывая блики света на уродливые статуэтки.
   Мой залетный супруг уже сидел на полу в позе лотоса. Весь бледный, я бы даже сказала какой-то синюшный. Того и гляди в обморок грохнется.
   -- Если тебе так плохо, чего раньше не приехал? -- вместо приветствия спросила я и устроилась напротив Амидеи, тоже скрестив ноги.
   -- Беспокоишься? Это что-то новенькое! -- хмыкнул кареглазый и жестом велел протянуть ему раскрытую ладонь.
   Что я, обреченно вздохнув, и сделала. Поморщилась, когда лезвие ритуального кинжала скользнуло по коже, и пробормотала:
   -- Спасибо. За вчерашнее.
   Дарио вскинул на меня удивленный взгляд.
   -- Странно слышать от тебя это. -- Проделав то же самое со второй ладонью, невозмутимо сказал: -- Пожалуйста. Только в следующий раз постарайся не влипать в неприятности.
   -- Как будто это от меня зависит...
   Ритуал прошел без эксцессов. Я больше не пыталась размозжить голову муженька о стену, он на меня не гавкал и не клялся мне в вечной ненависти.
   Когда в комнату заглянул Габриэль, застал идиллическую картину: мы с Дарио вполне мирно беседовали о Веронике. Стоило на мгновение забыть о том, что со мной сделал Амидеи, как он начинал казаться вполне нормальным парнем.
   -- А вот и братец моей сбежавшей невесты пожаловал. -- При виде Габриэля на лице ведьмака появилась кривая усмешка. -- Можно с тобой поговорить? -- и бросил на меня многозначительный взгляд. -- Наедине.
   -- Надеюсь в ближайшее время тебя не видеть, милый, -- полушутя-полусерьезно попрощалась я.
   -- Взаимно, -- усмехнулся кареглазый и переключился на своего дружка.
   А я отправилась вниз, выбирать пиццу. На кухне застала Сандро в компании какого-то парня. Приглядевшись к нему повнимательней, поняла, что это еще один член волшебной банды. Помнила его с роковой ночи в клубе. Да и вчера он, кажется, тоже засветился, сопровождал нас с Габриэлем домой.
   -- Лука, -- представился ведьмак. Поднявшись, двинулся в мою сторону, а подойдя, подобно Стефано принялся расцеловывать меня в обе щеки, при этом шумно втягивая ноздрями воздух.
   -- Руслана, -- без особого энтузиазма назвалась я, когда колдун наконец-то отлепился.
   -- В курсе. -- Нисколько не стесняясь, скользнул по мне изучающим взглядом. -- Габриэлю повезло. Я бы и сам не прочь приютить такую красотку.
   В темных глазах итальянца появился плотоядный блеск.
   Жутковатый тип. Да и внешность у него отталкивающая.
   Конечно, если оценивать только с эстетической точки зрения, то парень был вполне недурен собой. Высокий, стройный, с правильными чертами. Этакий смазливенький пижон. Вот только лицо его хранило отпечаток порочности, а губы кривились в надменной, неприятной усмешке.
   Да еще эти глаза... Черные, пронзительные, словно прожигающие насквозь.
   "Ведьмак-гипнотизер?" -- подумала я, погружаясь в завораживающую бездну колдовского взгляда и ощущая, как на меня накатывает головокружение.
   -- И как тебе в гостях у Салвиати? -- проник в затуманенное сознание голос Луки. Сказав это, он снова зачем-то втянул носом воздух.
   Я встрепенулась. Прогнав наваждение, тоже на всякий случай принюхалась. Может, от меня дурно пахнет?
   -- Жить можно, -- ответила, так и не учуяв ничего подозрительного. Заметив, что к нашему разговору прислушивается самый юный член волшебного семейства, добавила с улыбкой: -- Сандро мне не дает скучать.
   -- Только Сандро? -- удивился брюнет. -- А как же Габриэль? Он тебя что, совсем не развлекает?
   И этот тоже с намеками. Как будто здесь Фьоры мало...
   Не знаю почему, но мне вдруг представился Лука в цветочном платье, порхающий вокруг клумб. С трудом удалось подавить смешок.
   Итальянец заметил перемену в моем настроении и недоуменно вздернул брови.
   -- Извини, это нервное. Я после вчерашнего немного не в себе.
   -- Понимаю, -- улыбнулся ведьмак, на сей раз вполне дружелюбно. -- Скажу, что ты еще неплохо держишься. Любая другая ведьма после встречи с демоном неделю бы гоняла успокоительные чаи и билась в истерике.
   -- Я скорее зла, чем напугана. Наверное, все потому, что пока не до конца осознала, что со мной произошло. Сложно привыкнуть к вашему миру.
   -- Могу себе представить... А знаешь что, -- Лука достал из кармана кожаное портмоне и выудил оттуда визитку, -- держи, это мой номер. На всякий случай. Друзья в нашем мире никогда лишними не бывают.
   -- Спасибо, конечно, -- дабы не обидеть парня, взяла карточку и повертела ее в руках, -- но в ближайшее время я больше не планирую попадать в передряги.
   -- Кто знает, возможно, смогу быть полезен и в других случаях, -- еще ближе придвинулся ко мне колдун, заставив невольно вздрогнуть. -- Например, если тебе когда-нибудь захочется отсюда сбежать. Или просто заскучаешь... Короче, я всегда и к любым вашим услугам, о, прекрасная синьорина.
   Расшаркивания итальянца прервало появление его закадычных дружков.
   -- Дарио, а Лука только что клеился к твоей женушке, -- настучал на ведьмака Сандро.
   Мой случайный супруг на такое заявление отреагировал вполне спокойно.
   -- И как успехи?
   Габриэль тоже даже бровью не повел, вот только вмиг потемневшие глаза выдали его с потрохами. Поравнявшись с Лукой, совсем негостеприимно стал их выпроваживать.
   -- Вы же, кажется, собирались на вечеринку. Не опаздываете?
   -- А может, хотите с нами? -- лукаво посмотрел на меня черноглазый.
   -- У нас сегодня вечер пиццы, -- отказалась я от приглашения и, покосившись на будущего Хранителя, с улыбкой добавила: -- Но можете забрать Габриэля.
   -- Думаю, Габриэль не захочет забираться, -- хмыкнул ведьмак и, кивнув мне на прощание, отправился за Дарио в холл.
   Я отвернулась, чтобы лишний раз не встречаться с Салвиати взглядом.
   Пока тот прощался с гостями, мы с Сандро занялись выбором пиццы. Мальчик переводил мне названия в меню и зачитывал, что входит в начинку каждой. В итоге решила остановиться на классической "Маргарите". Выбрав и для брата, Сандро потянулся к мобильному, чтобы сделать заказ. А я отправилась на улицу посмотреть, на какой стадии находится расставание с гостями. Из кухни была хорошо видна подъездная дорога и простиравшийся за ней сад.
   Услышала, как хлопнули дверцы автомобиля, зашумел мотор, и красная машина, хвастливо сверкая литыми боками в свете фонарей, выехала за ворота.
   -- Через полчаса будем ужинать! -- отчитался из кухни Сандро.
   Хотела вернуться в дом, но приостановилась, услышав тихое мяуканье. Звук раздавался откуда-то из кустов. Сначала оттуда показалась черная мордочка со светлым пятнышком на лбу, а потом и все туловище котенка. Сев на задние лапки, маленькое чудо коротко мяукнуло и склонило головку набок.
   -- Ой, какой хорошенький, -- умилилась я. Присела на корточки, чтобы погладить этот темный комочек шерсти. -- Ну, иди сюда, иди. Я тебя не обижу.
   Котенок и не думал бояться, с радостью потрусил к моей руке за обещанной лаской.
   -- Лана!!!
   Меня резко подняли и в одно мгновение оттащили от зверька. А тот, испуганно вздыбив шерсть, шипя, сиганул обратно в свое укрытие. В темноте засверкали два огромных зеленых глаза.
  

ГЛАВА 13

  
   После неудачного нападения Шан не спешил показываться хозяину на глаза. В кои-то веки решил проявить благоразумие и посмотреть, как будут разворачиваться события дальше. В крови он пока больше не нуждался, той, что получил он новоиспеченной ведьмы, должно было хватить на несколько дней.
   Демоненок надеялся, что все само собой утрясется. Даже если Альфео и прознает о покушении на девчонку, необязательно подумает на него. Мало ли какой еще стрэг мог пожелать Силу сбежавшей ведьмы.
   Но хозяин все понял! И пришел в ярость. Призвал его, рвал и метал. Даже не стал выслушивать объяснения! А ведь Шан всего лишь пытался услужить своему господину, сделать ему приятно.
   И что получил в ответ? Проклятия и поношения, а в довершение ко всему еще и обещание навсегда быть сосланным в мир спящих. Позор для любого демона так бездарно закончить свою земную карьеру и прекратить существование.
   Альфео намеревался воплотить в жизнь угрозу в то же мгновение, несмотря на мольбы и уговоры маленького демона дать ему еще один шанс. Но стрэг остался непреклонен. Отрекся от него навсегда.
   Шан уже смирился со своей участью, как вдруг самым непостижимым образом оказался в саду Салвиати, в новом теле.
   Увидел проклятую девчонку, целую и невредимую. С тупым выражением умиления на смазливеньком личике та хотела его приласкать. Ну он и поспешил к мерзавке, надеясь хотя бы цапнуть ее хорошенько. Все-таки кровь у нее очень вкусная...
   Однако демона продолжало преследовать невезение. Так не вовремя из дома выскочил мерзкий колдун и успел оттащить девчонку. Шан юркнул в кусты и стал лихорадочно соображать, куда бы смыться. Учуял исходящую от будущего Хранителя Силу, сулившую ему большие неприятности.
   Этот будет ничем не лучше Альфео. Такой же жестокий и беспринципный тип. Глазом не моргнет, как поймает его и отправит куда подальше.
   -- Габриэль, -- ошеломленно пробормотала девушка, и амплитуда ее голосовых возможностей взметнулась вверх, -- ты напугал котенка!
   -- Никакой это не котенок. Это демон, -- процедил ведьмак и добавил гневно: -- которого вы с Сандро по глупости сюда приманили!
   Из кухни показалась растрепанная голова мальчишки.
   -- Я тебе уже говорил, что никого мы не приманивали! Это было охранное заклинание!
   -- Читать нужно внимательнее, идиот! -- заорал на младшего брата Салвиати. -- Кто тебя вообще учил латыни?!
   -- Ну не надо так с ним, -- девчонка положила руку на плечо ведьмака, пытаясь того успокоить. -- Я сама согласилась на ритуал. Лучше не кричи, а объясни спокойно, что я опять не так сделала? Разве не должна была стать отравой для этого гаденыша? -- и опасливо покосилась на кусты, из которых Шан, сколько ни пытался, не мог выбраться. Некая сила заставляла оставаться его рядом с ведьмой.
   Наследник клана постарался взять себя в руки и уже более спокойно заговорил:
   -- Понимаешь, Лана, существуют так называемые смешанные заклятия, направленные не только на защиту, но и на поражение. Конкретно в твоем случае твоя кровь стала для демона ядом, и вместе с тем его будет тянуть к тебе как магнитом. Ему захочется снова ее попробовать. Потом, конечно, будет очень плохо, но и тебе вряд ли понравится снова быть искусанной.
   -- Не понравится, -- испуганно мотнула головой девушка и с надеждой посмотрела на ведьмака. -- И что теперь делать?
   -- Прикончишь эту тварь, я расскажу, как, -- ответил он холодно и распорядился: -- Сандро, бегом в ритуальную за кинжалом.
   Новоиспеченная ведьма побледнела.
   -- То есть я должна буду проткнуть его ножом? Убить с виду такого маленького и беззащитного котенка?
   -- Видела бы ты его моими глазами, -- усмехнулся Габриэль.
   В тот момент Шану стало за себя обидно. Захотелось побольнее куснуть гада за мягкое место. Если бы не страх перед ведьмаком, так бы и поступил.
   Да, он, конечно, не красавец -- с людской точки зрения -- но и не жуткий монстр, как некоторые его собратья. А этот противный тип сейчас такого наговорит, что девчонка не задумываясь отправит его в мир спящих.
   -- Габриэль... я, наверное, не смогу, -- промямлила она еле слышно.
   -- Ты накладывала чары, он сейчас в твоей власти. Поэтому и изгнать его сможешь только ты. Если бы мог, я бы сам с удовольствием это сделал, -- злобно зыркнул в сторону кустов парень.
   -- Может, есть какой-нибудь другой способ отвадить его отсюда? -- с мольбой воззрилась на бессердечного колдуна девушка. -- Без кровопролития. Просто снять чары, которые его ко мне влекут, и пусть себе убирается на все четыре стороны.
   -- Забыла, что эта тварь тебя вчера чуть не убила? -- снова разошелся Салвиати. -- Лана, это не животное. Это де-мон!
   "Какой-то он бешеный", -- флегматично подумал Шан, в очередной раз настраиваясь на вечную ссылку.
   -- Но я-то не демон, Габриэль. И не убийца. Не заставляй меня этого делать, пожалуйста.
   Шан сжался в комок, ожидая судьбоносного решения. Зеленые глаза ведьмака прожигали его ненавистью и, если бы не жалость, неожиданно проявленная к нему странной девушкой, точно бы уже распрощался с земным существованием.
   Но, к счастью, Салвиати прислушался к глупой ведьме. Почему-то та имела на него большое влияние, хотя прежде такой мягкосердечности Шан за ним не замечал.
   -- Пойдем в дом, -- тихо сказал Габриэль и легонько подтолкнул девушку к двери, ведущей на кухню.
   А спустя некоторое время та же сила, что призвала Шана к девчонке, выбросила его за территорию особняка.
  
   Руслана
   Пока поднимались наверх, Габриэль не переставал ворчать и упрекать меня в мягкотелости. А у меня от одной лишь мысли причинить боль существу, которое в моем сознании все равно ассоциировалось с маленьким беззащитным котенком, внутри все переворачивалось.
   Кто я им, безжалостный мясник, чтобы тыкать всякими заколдованными ножами в живых (или не очень живых) созданий?
   Это же мерзко!
   Под чутким руководством колдуна я развеяла чары, благодаря которым надеялась больше никогда не пересекаться с демоном, а вместо этого наоборот сделалась для него приманкой. В тот вечер я зареклась колдовать с Сандро, сколько бы он меня ни уговаривал и как бы ни убеждал. Иначе опять накличу беду на свою бедовую головушку, а у меня и без того проблем выше крыши.
   Одна из них в данный момент находилась со мной в ритуальной, и я не представляла, как себя с ней, а вернее, с ним вести. Обижаться, после того как Габриэль снова так вовремя подоспел на помощь, не получалось. Игнорировать его, когда он рядом, тоже. Вести себя с ним свободно и непринужденно -- вообще из разряда фантастики. После того, что вытворяла прошлым вечером, смотреть на ведьмака, как на просто знакомого, было невозможно.
   Благо сам ведьмак о моих неудачных попытках его соблазнить даже не заикался, и я тоже решила не касаться этой щекотливой темы.
   -- В доме можешь чувствовать себя спокойно, -- поднимаясь с колен, сказал Габриэль. -- Здесь тебя никто не тронет, -- и усмехнулся, -- если, конечно, сама кого-нибудь не пригласишь в гости. В город -- только со мной.
   -- Ну это понятно...
   -- Если опять приспичит поколдовать, обращайся ко мне, -- продолжал инструктировать свалившееся на его голову недоразумение, то бишь меня, зеленоглазый. -- И не вздумай чудить с Сандро! Он еще ребенок, которому не терпится дорваться до магии. И себе можете навредить, и окружающим. Нам ведь не просто так блокируют в детстве Силу.
   -- Есть, сэр! Поняла, сэр! -- послушно кивнула я и заискивающе попросила: -- Габриэль, а это может остаться нашей маленькой тайной? Не говори ничего родителям, хорошо?
   -- Не скажу в обмен на клятву быть послушной и во всем со мной советоваться, -- подобрел Салвиати.
   -- Клянусь быть послушной, -- с улыбкой повторила я и, не подумав, ляпнула: -- Уж я-то свои клятвы, в отличие от некоторых, исполняю.
   Сразу вспомнился подлый поцелуй ведьмака в лоб, и щеки залил предательский румянец. Габриэль, кажется, тоже понял, что я имела в виду, и между нами снова возникла эта дурацкая неловкость, сопровождаемая очередным сеансом обоюдного гипноза.
   Как же я все это ненавижу!
   Себя за непонятное влечение, Габриэля за никому не нужную нерешительность. Тоже мне, блюститель морали.
   К счастью, смерть от смущения меня миновала. Снизу раздался нетерпеливый возглас Сандро:
   -- Эй! Ну вы чего там, уснули? Пицца же остывает!
   Со всеми треволнениями про ужин мы благополучно позабыли.
   -- Ты на стол накрыл? -- крикнул в ответ старшенький и, сбросив оцепенение, направился к лестнице.
   Я последовала за ним.
   -- К тебе вернулась Сила?
   -- Да. И, как оказалось, вовремя.
   Ужинать решили по-простому, на кухне. К нашему появлению Сандро уже успел застелить клетчатой скатертью стол и расставил столовые приборы. Три коробки с пиццей красовались в самом центре, источая умопомрачительный аромат, от которого у меня сразу же потекли слюнки. Обедала-то я только печеньем и теперь чувствовала, что умираю с голоду.
   Младший Салвиати схватил верхнюю коробку и переложил кусок пиццы себе на тарелку. При виде расплавленной моцареллы, украшенной ярко-зелеными листочками базилика и кружочками красного перца, я захлебнулась слюной. Быстренько устроилась рядом с мальчиком и потянулась к вожделенной коробке.
   Вскоре мы все дружно уплетали ужин под аккомпанемент старой итальянской комедии, сопровождаемой комментариями обоих братьев. Они объясняли мне шутки, которые я не понимала, рассказывали об актерах и о том, чем те прославились в былые годы.
   Покончив с едой, решили продолжить просмотр фильма в гостиной.
   Так уж получилось, что на диване мне досталось место посерединке. Младший устроился слева в обнимку с подушкой. Старший справа, на опасно близком ко мне расстоянии. Дальнейший просмотр фильма превратился для меня в пытку. Просто сидеть с Габриэлем рядом, в темноте, разбавленной приглушенным светом экрана, и вздрагивать от редких, случайных прикосновений, вместе с тем снова их ожидая, оказалось настоящим испытанием.
   А я натура очень чувствительная, романтичная и легко возбудимая. Да еще и, кажется, напрочь лишенная силы воли. Можно сказать, Габриэлю сказочно повезло, что его брат находился с нами рядом.
   Так и не поняла, о чем был тот фильм.
   Какое может быть дело до комедии, когда у тебя в жизни происходит такая драма, с вечной дилеммой: быть или не быть? Влюбляться или все-таки не влюбляться?
   Фьора утверждает, что я ему небезразлична. Да мне и самой порой так начинает казаться. А иногда, наоборот, возникает ощущение, что он меня на дух не переносит.
   Да и -- осторожно скосила взгляд вправо -- судя по отрешенной физиономии, Габриэлю сейчас ни холодно ни жарко, и он нисколечко не завидует вон той черно-белой парочке, с упоением целующейся на экране.
   Мои мучения закончились вместе с фильмом. В том смысле, что после того, как побежали титры, братья стали расходиться по комнатам. Первым, как и следовало ожидать, сбежал Габриэль.
   Подлый трус.
   Следом за ним наверх отправились и мы с Сандро.
   -- Спокойной ночи, -- попрощался со мной мальчик и скрылся в своей спальне.
   А я пошла остывать под холодным душем, попутно ругая себя за чрезмерную чувствительность и проклиная свою слабую капризную плоть.
   Димку я любила, очень, но что-то не припомню, чтобы меня так накрывало от желания. А может, из организма еще не до конца вывелась демоническая зараза? Тогда понятно, чего это меня так колбасит.
   Душ не помог. Ни холодный, ни горячий. Наоборот, после сеанса закаливания я чувствовала себя до предела взвинченной и теперь нуждалась если не в разрядке, так хотя бы в чем-нибудь успокоительном. Например, в настойке ромашки. Пойду, заварю себе пару литров.
   Выглянула в коридор -- темно, тихо и пусто. Небось оба братца уже путешествуют по стране Морфея. Не стала одеваться. Только по привычке натянула на палец зачарованный перстенек и, как была -- в пижамных шортах и майке, -- спустилась вниз, лелея надежду, что Сандро не слопал оставшееся в буфете печенье и это сейчас с горя сделаю я.
   Поставив на огонь чайник, достала самую большую кружку, почему-то задвинутую в глубь серванта. На блестящей керамике красовалось изображение слоника в ореоле алых сердец. Сполоснув чашку, кинула в нее аж два пакетика с успокаивающей заваркой.
   Ожидая, пока закипит вода, решила провести мини-зарядку. Говорят, физические упражнения помогают...
   Поприседала, попрыгала, покрутила туловищем из стороны в сторону. Перестаралась, потому как от резкого движения перед глазами потемнело. А когда свет вернулся, я увидела застывшего в дверях Габриэля.
   -- Я это... разминаюсь. Перед сном ведь полезно... вот.
   Черт! Щеки снова окрасил румянец.
   -- Ясно, -- усмехнулся колдун и, не сдержавшись, скользнул по мне взглядом.
   По сравнению с которым взгляды Луки и Стефано казались совершенно невинными и непорочными.
   Все. Опять я красная, как помидор.
   -- Чай будешь?
   -- Вообще-то я пришел за чем-нибудь покрепче. -- Габриэль целенаправленно двинулся к старинному кухонному шкафу из темного дерева, в котором за витражом хранилась внушительная коллекция алкоголя.
   В отличие от меня, ведьмак не переоделся. По-прежнему был в джинсах и спортивной кофте, а очки еще перед ужином заменил на контактные линзы.
   Поставив на стол полупустую бутылку, потянулся за бокалом.
   -- Ты точно чай?
   -- Угу.
   Может, заварить ромашку в коньяке? Авось полегчает...
   Раздался свист, и я поспешила снять с огня чайник. Габриэль был ближе: опередил меня, выключив конфорку. Не сумев вовремя притормозить -- пол слишком скользкий, да и тапочки отнюдь не придавали маневренности, -- я налетела на итальянца.
   -- Осторожней, -- не растерялся мой спаситель и обхватил меня за талию, стараясь удержать. Одна рука машинально скользнула вверх, потянув за собой и майку, поэтому другой ничего не оставалось, как прижаться к оголенной спине.
   Сразу стало ясно, что одной ромашкой тут не обойдешься.
   -- Всегда была неуклюжей, -- оправдалась шепотом, как зачарованная глядя на такие манящие губы, вдруг оказавшиеся в опасной близости с моими. Прикрыв глаза, замерла.
   -- Ты еще хочешь чаю, чудо? -- уловила в тихом голосе улыбку.
   И ни намека на поцелуй. Вот ведь садюга...
   -- Уже не хочу...
   -- Тогда я тебя отпускаю, -- предупредил зачем-то.
   -- Ну отпускай, -- вздохнула я горько.
   Все, достал. Надоело отколупывать куски льда в надежде обнаружить под ними живое, способное любить сердце.
   -- И не стану тебя целовать, если ты мне этого не позволишь, -- шепот стал еле слышным, мягким, ласкающим. Даже не сразу дошел смысл последней фразы. Которую не успела переварить, как за ней последовала другая, не менее интригующая. -- Скажи, что не хочешь меня, Лана. Оттолкни.
   И не подумаю. Что я, в самом деле, мазохистка?
   Вместо ответа, привстав на носочки, обвила его шею руками и многозначительно прикрыла глаза, надеясь, что очередной намек окажется более чем понятен.
   -- Сама напросилась, -- предупредил Габриэль, то ли шутя, то ли серьезно. Легко подхватив под бедра, усадил меня на холодную столешницу.
   Правда, я быстро согрелась в жарких объятиях. От поцелуя -- такого долгожданного, горячего, дурманящего -- по телу пробежала дрожь предвкушения. Послушно раскрыла губы, позволяя ему усилить напор, проникнуть глубже. Никогда бы ни подумала, что простая ласка языком может быть такой возбуждающей. Наградой ведьмаку стал мой тихий стон и робкая просьба завоевывать меня дальше.
   В ответ на столь глупое заявление Габриэль рассмеялся мягким, приглушенным смехом; он и без моих комментариев не планировал останавливаться. Приподняв за подбородок, заглянул в глаза. Его сейчас напоминали темное олово.
   Очередное жадное касание губ, приправленное чувственной игрой пальцев, дразняще скользнувших по груди, оказалось еще более опьяняющим. Я даже перестала дышать, с волнением ожидая каждого нового прикосновения.
   Мы целовались целую вечность... а может, всего несколько секунд, упиваясь друг другом, наслаждаясь вкусом наших губ. Потеряв счет времени и позабыв, где находимся. Не думая ни о Фьоре -- любительнице подглядывать, ни о ведьмаках, которые могли вернуться домой в любую минуту.
   Было безумно приятно льнуть к нему; зарывшись пальцами в мягкие волосы, получать в ответ на собственные еще несмелые ласки нетерпеливые, беспорядочные прикосновения. Чувствовать его руки везде: на бедрах, груди, животе, внутри которого уже зарождалось сладостное томление.
   Габриэль немного потянул за волосы, заставляя выгнуться и запрокинуть голову, и теперь я млела от поцелуев, оставлявших узоры на шее, ключице, предвкушая, как его губы, скользнув ниже, сомкнутся на одной из самых чувствительных точек моего тела.
   Убрав с плеча шелковую бретельку, он наконец-то исполнил мое желание. А на смену тому уже спешило новое, еще более дерзкое: чтобы на этом исследования не заканчивались, и он двигался дальше, ниже. От этой мысли кровь ударила в виски; я всхлипнула, когда ведьмак чуть прикусил чувствительную вершинку и тут же обдал ее теплым дыханием, словно бы успокаивая.
   Ощущая, как вместе с головой теряю и опору, крепче обхватила его ногами. Направляемая властной рукой, опустилась на стол, предаваясь неге и блаженству...
   Кажется, что-то задела локтем и это что-то с громким звуком разбилось, ударившись о пол. Габриэль шумно выдохнул, будто только что закончил длительный кросс, и опустил взгляд на черно-белые плиты. Мне тоже стало любопытно, что же полегло жертвой нашей безумной страсти. Кружка, в которой я так и не заварила себе ромашку, раскололась на части. Мордочку слоника теперь пересекала кривая трещина, а сердечки почему-то превратились в крошку.
   Ведьмак резко отстранился и еле слышно проронил:
   -- Нам не стоит... Извини.
   И конец фиесте.
   Не удостоив меня даже взглядом, поспешил выйти из кухни.
   Несколько секунд я сидела, не шевелясь, глядя ему вслед и не понимая, в чем причина столь резкой перемены.
   -- Опять сбежал, -- наконец пробормотала с грустью, рассматривая злосчастные осколки.
   Немного придя в себя, решила, что страдать все-таки лучше в комнате. Быстро смела с пола остатки кружки, в последний раз оглянулась на чертов стол и, погасив свет, помчалась наверх, мечтая поскорее добраться до своей спальни.
   И больше не сдерживаться, ведь глаза уже переполняли дурацкие слезы обиды.
  

ГЛАВА 14

  
   Утром меня разбудила Катарина, сообщив, что старшие Салвиати горят желанием пообщаться со своей гостьей. Одеваясь в спешке, гадала, что могло побудить ведьмовскую чету поднять меня ни свет ни заря. На ум приходило только два объяснения: либо кто-то из братьев спалился, проболтавшись о неудачном ритуале и последовавшим за ним визите демона, либо Джулиано и Марилена каким-то образом пронюхали об инциденте на кухне и моем фантастическом фиаско.
   Второе, несомненно, было бы намного хуже. Пусть уж лучше ругают за колдовство, чем за попытки соблазнить их несоблазняемого сыночка.
   Идя по коридору, представляла, как эти напыщенные гордецы, усевшись в свои антикварные кресла, попивают из маленьких фарфоровых чашечек кофе и, окидывая меня пренебрежительными взглядами, высказывают все, что думают о моем неподобающем синьорине поведении. Наверняка тактично намекнут, что я Габриэлю не пара и посоветуют даже не смотреть в его сторону.
   А мне и без их советов сейчас тошно. Хватит того, что сама себя ругала всю ночь и буду ругать еще очень долго.
   Ведьмаков я застала в холле, при параде и почему-то с дорожными сумками.
   -- Доброе утро, Лана, -- приветливо обратился ко мне Хранитель клана. Его прекрасная супруга, облаченная в светлое элегантное платье и вишневый жакет, ограничилась коротким кивком, к которому добавила некое подобие улыбки. Что можно было расценить с ее стороны как проявление некой симпатии.
   "Ругать не будут", -- вздохнула я с облегчением.
   Сбежав по ступеням вниз, спросила:
   -- Куда-то уезжаете?
   -- Нам стало известно, что Вероника сейчас находится на юге Испании, в Севилье, -- пояснила Марилена, поправляя уложенные аккуратной волной рыжие локоны. -- Будет лучше, если мы сами ее заберем и объясним, в каком она находится заблуждении.
   -- Заблуждении? -- не поняв, где именно заблудилась Вероника, переспросила я.
   -- Мари имеет в виду, что наша дочь поступила неразумно, сбежав накануне собственной свадьбы. Да еще и тебя подставила, -- ответил за супругу Джулиано и снова мне улыбнулся, на сей раз ободряюще. -- Потерпи немного. Очень скоро ты освободишься от Силы. Понимаю, какое это для тебя бремя.
   Хотела сказать, что против Силы я как раз ничего не имею против и с радостью бы с ней подружилась, будь у меня терпеливый и опытный наставник, желательно старше одиннадцати. Но потом решила, что ведьмакам мои мысли все равно не интересны. К тому же они, кажется, опаздывали.
   -- Постараемся вернуться быстро. Не грусти. Я попросил Алессандро и Габриэля, чтобы не давали тебе скучать. Развлекайтесь. Только без фанатизма и, разумеется, без магии, -- не преминул уточнить полушутливым тоном ведьмак. Раскрыв перед супругой двери, подхватил с пола два кожаных саквояжа.
   -- Можете не волноваться, -- заверила я главу семейства. -- Никакой магии.
   Дождавшись, когда Салвиати спустятся к машине, помахала им на прощание и закрыла дверь.
   Против общества Сандро я ничего не имела против, а вот от развлечений с Габриэлем, пожалуй, воздержусь. Я теперь к нему даже на пушечный выстрел не приближусь.
   Сказать-то это было легко, а вот на деле все оказалось гораздо сложнее. Попробуй не пересекаться с человеком, когда живешь с ним под одной крышей.
   Попрощавшись с ведьмовской четой, отправилась на кухню, решив, что в семь утра неприятная встреча со средним Салвиати мне не грозит. А в итоге напоролась на зеленоглазого гада, невозмутимо попивавшего кофе за тем самым столом, в компании своего любимого ноутбука.
   Первым порывом было сбежать в спальню. Не одному же Габриэлю от меня бегать. Но так как ведьмак меня уже засек, а выглядеть в его глазах трусихой не хотелось, заставила себя задержаться.
   -- Доброе утро, -- буркнула еле слышно. -- Кофе еще остался?
   -- На плите, -- указали мне на кофеварку, не отрывая от экрана взгляда.
   Сразу зачесались руки достать из кладовки метлу, которой вчера сметала с пола осколки, и хорошенько огреть ею мерзавца.
   Нет, ну разве можно так себя вести?! Хотя бы капелька раскаяния или намек на смущение! Даже не пытается сгладить неловкую ситуацию, в которой мы оказались и по его вине тоже. Но вместо этого Габриэль снова предпочел сделать вид, что ничего не случилось.
   Поразительный пофигизм!
   А еще называется итальянец...
   Решила не дожидаться, пока закипит вода в чайнике и заварится мой любимый чай (столько времени я рядом с этим айсбергом не выдержу) и плеснула в чашку горькой бурды. Пытаясь нарушить невыносимое молчание, бросила как бы между прочим:
   -- Твои родители уже уехали.
   -- Угу, я в курсе, -- последовал бесцветный ответ.
   Теперь мне хотелось запустить в него горячим кофейником...
   Подавив в себе очередной кровожадный порыв, с высоко поднятой головой и чашкой в нервно подрагивающей руке направилась к выходу.
   -- Лана...
   Обернувшись, увидела, что его высочество все-таки изволили оторваться от ноутбука, который мне тоже очень хотелось расколотить; после того, как я проделала бы то же самое с головой Габриэля.
   -- Надеюсь, мы сможем остаться друзьями? -- сказал... этот друг. -- Ведь ничего такого не случилось.
   Ну да, абсолютно ничего.
   -- Не хотелось бы, чтобы между нами и дальше возникали эти неловкие моменты, -- продолжал бесить меня Салвиати.
   -- Без проблем, -- я честно старалась улыбнуться. -- Больше никаких моментов. Ни неловких, ни... -- Поняв, что меня не туда понесло, решила закончить разговор. Пока не сорвалась и не высказала все, что думаю о его сволочном поведении. Правда, у самой двери не выдержала и все-таки обернулась. -- Да, маленькая просьба. В следующий раз, когда буду общаться со Стефано или Лукой, да и вообще с кем угодно, -- пожалуйста, не вмешивайся. Друзья ревновать не имеют права.
   И пока его ледяное высочество переваривал мои слова, вышла из кухни.
  
   Больше я в тот день Габриэля не видела. Все утро терпеливо сидела в комнате, ожидая, когда черная "ауди" скроется за высокими воротами. Вечером зеленоглазый сам от нас спрятался. Удрал из дома еще до ужина, а вернулся только под утро. И от этого, если честно, сделалось еще хуже. Хотя, по большому счету, меня не должно волновать, где и с кем он пропадал целую ночь.
   Вот только самовнушение не помогало. Чем больше я убеждала себя забыть о ведьмаке, тем больше о нем думала.
   Вечером, после ужина с Сандро, долго общалась по скайпу с родителями, старательно делая усталый вид -- результат трудовых будней, -- и уверяла их, что все у меня в порядке. Созвонилась также с Инной. Очень хотелось увидеть подругу до ее отъезда, но одну меня в город завтра никто не отпустит, а просить Габриэля поработать водителем-телохранителем язык не поворачивался. Путешествия с этим... другом тет-а-тет в город и обратно моя слабая психика точно не выдержит.
   Инна горевала, что отпуск не задался. Мало того что я ее продинамила, так еще и погода всю неделю оставляла желать лучшего. Только на следующий день, в пятницу, когда подруге уже пора было паковать чемоданы, небо порадовало нас голубыми красками, а солнце жаркими лучами, по-видимому вспомнив, что сейчас начало августа, а не конец сентября.
   Я спрятала в шкаф джинсы и два свитерка, которые благоразумно захватила с собой в поездку, и заменила их на шорты и футболку. Смирившись с тем, что проститься с Инной смогу лишь по телефону, отправилась в сад дозваниваться ей, а заодно принимать солнечные ванны.
   Ближе к вечеру пришло сообщение от Дарио. Дорогой супруг сообщал, что скоро осчастливит меня своим визитом. Ведьмак опять нуждался в подпитке, да и я с самого утра чувствовала себя неважно, поэтому ничего не имела против свидания.
   Когда Амидеи приехал, я уже ждала его в ритуальной. Сидела возле алтаря, рассматривая статуэтки, выставленные на нем, и гадая, что же они означают. Может, просто безделушки для украшения интерьера?
   Муж, как обычно, спешил и, как обычно, постарался сократить наше с ним общение до минимума. Я, конечно же, была только за, поэтому после лаконичного приветствия протянула ему раскрытые ладони, милостиво разрешив:
   -- Режь.
   Дарио по привычке сначала занялся моей правой рукой. Почувствовав, что я вздрогнула еще до того, как кончик лезвия коснулся кожи, поднял на меня вопросительный взгляд.
   -- Ты в порядке?
   -- Да, -- ответила после секундного замешательства, продолжая смотреть на его руки.
   Ни на правой, ни на левой не было татуировки.
   -- Нашла что-нибудь интересное? -- чему-то усмехнулся ведьмак.
   -- Ты сегодня в футболке, -- рассеянно пробормотала я, поглощенная нахлынувшими воспоминаниями.
   -- И что? Тебя это смущает? -- съязвил итальянец.
   -- Может, продолжим? -- встрепенувшись, попросила нервно. Навязчивое изображение -- цепочка непонятных символов, вытатуированная на мужском предплечье, -- по-прежнему стояло перед глазами.
   -- Хорошо. Только сосредоточься.
   Сосредоточилась я с трудом. Нам даже пришлось дважды повторять слова ритуала, чтобы поделиться друг с другом Силой, в которой оба так нуждались.
   -- Ты сегодня какая-то не такая, -- покончив с обменом, заметил Амидеи. Уходить не спешил. Сидел перед алтарем, скрестив ноги, и не спеша оттирал кровь с тонкого серебристого лезвия, бросая на меня любопытные взгляды. -- Расстроена чем-нибудь?
   -- Да нет, все в порядке, -- отозвалась машинально, глядя на быстро затягивающиеся порезы. Мыслями я была далеко от ритуальной комнаты и в тайне мечтала как можно скорее остаться одной.
   -- Лука, кстати, передавал тебе привет. Все порывался составить мне компанию, еле от него отвязался, -- на удивление дружелюбно заявил мой неревнивый супруг. -- Он еще надеется познакомиться с тобой поближе.
   -- Какой-то он у вас странный, -- поделилась я впечатлениями от встречи с черноглазым. -- В прошлый раз он, кажется, пытался меня... обнюхать, -- сказала и только потом поняла, насколько глупо прозвучали мои слова.
   Дарио чуть заметно усмехнулся и задумчиво проронил:
   -- Да, Лука с Габриэлем не совсем обычные ведьмаки. У них обоих странности из-за демонов.
   -- Его что, тоже пытались убить?!
   -- К счастью, нет.
   Ведьмак вернул кинжал в кожаный футляр, после чего положил его в глубокую деревянную шкатулку, полную всевозможных магических побрякушек. Когда-нибудь я и до них доберусь... Да вот хотя бы сегодня вечером.
   -- Если честно, Лука не любит об этом распространяться, -- продолжил он после минутной паузы. -- Скажем так: ему понравился твой запах, запах твоей крови. Если снова будет пытаться тебя, как ты говоришь, обнюхать -- просто не обращай внимания. Лука, конечно, с причудами, но вполне безобидный.
   -- Ага, -- обескураженно кивнула я, пытаясь переварить неперевариваемое.
   Мало здесь кровососущих демонов. Для полного счастья еще не хватало кровоозабоченных ведьмаков!
   -- А где Габриэль? -- спросил Амидеи, уже когда мы спускались по лестнице.
   -- Понятия не имею, -- буркнула я. Стоило подумать о ледяном принце, как настроение стремительно покатилось вниз.
   Не знаю почему, но вдруг почувствовала, как внутри начинает концентрироваться злость. Причем внешним раздражителем на сей раз выступал не Дарио, а кто-то другой. Вернее, что-то. Мысль о злосчастной татуировке по-прежнему не давала покоя.
   -- Вы что, поссорились? -- пытливо посмотрел на меня ведьмак.
   -- Мы не дружили, чтобы ссориться. -- Посчитав, что сегодня достаточно наобщалась с мужем, недвусмысленно указала ему на дверь.
   -- Надеюсь, в следующий раз буду проводить обмен уже с Вероникой, -- своеобразно попрощался со мной супруг.
   -- А как я-то на это надеюсь! Ты даже представить себе не можешь. -- Натянуто улыбнувшись, захлопнула перед смазливой физиономией итальянца дверь.
   Стрелой взлетев на второй этаж, заперлась у себя в комнате.
   Мысли в голове лихорадочно прыгали. На пару с сердцем, которое то сжималось в болезненных спазмах, то заходилось в бешеном ритме.
   Сначала мне казалось, что всплывшая в сознании татуировка -- всего лишь плод моего воображения, фрагмент из какого-нибудь давнего сна. Но чем больше думала о странном изображении, тем отчетливее понимала, где и когда я его видела.
   Наверное, стоило расспросить о татуировке Дарио. Или...
   Одна мысль наслаивалась на другую, не давая сосредоточиться и мешая ухватиться за ниточку, которая помогла бы распутать клубок и привести к разгадке.
   Если в ту ночь со мной был не Дарио, то почему молчал все это время? Он ведь не отрицал вину.
   -- Но и никогда не признавал ее! -- осенило меня. Еще быстрее заметалась по комнате, кусая в нервном волнении губы.
   Хорошо помню, что там, в клубе, ко мне клеился именно Амидеи. Потом меня накрыла темнота темнота, а в себя я пришла уже в номере отеля, в объятиях ведьмака. Да и то! Пришла в себя -- это громко сказано. Не смогла ни расслышать голоса мерзавца, ни рассмотреть его лица. Только татуировку...
   "Будет лучше, если мы сами ее заберем и объясним, в каком она находится заблуждении", -- пришли на память последние слова Марилены.
   -- Заблуждении... -- я еще сильнее прикусила губу, так, что во рту появился солоноватый привкус крови.
   Если Вероника заблуждалась насчет вины своего жениха и Салвиати об этом знают, выходит, они кого-то выгораживают. Вопрос: кого?
   На мальчишнике были еще Лука с Габриэлем. Мог ли так поступить со мной черноглазый? Вполне. Раз уж испытывает ко мне ненормальную тягу. Вернее, к моей крови.
   Или все-таки... Габриэль?
   Сердце в груди предательски екнуло.
   Постаралась убедить себя, что это невозможно. У Салвиати ведь в то время не было Силы, а значит, он никак не мог меня зачаровать.
   Не мог и точка!
   Не знаю, сколько прошло времени, пока я металась из стороны в сторону, как пойманная в силки птица, строя догадки и тут же их отвергая.
   Из состояния, близкого к истерике, меня вырвал звонкий голосок Сандро.
   -- Останешься хоть на ужин?
   -- Нет, ужинайте без меня, -- последовал ответ старшего брата.
   Осторожно приоткрыв дверь, увидела, как Сандро, пожав плечами, вернулся к себе в комнату, а Габриэль бодро зашагал к лестнице.
   Несколько секунд стояла неподвижно, не зная, как поступить. Желание найти разгадку вдруг угасло, уступив место сомнениям и страху. Может, ну ее, эту татуировку? Наверное, стоит постараться все забыть.
   С другой стороны -- если сейчас не наберусь храбрости и не выйду из спальни, потом буду ругать себя последними словами.
   Больше я не медлила. Выскочила в коридор и побежала к лестнице. Нагнала ведьмака уже в холле, когда он открывал дверь.
   -- Привет. -- Увидев мое возбуждение, Габриэль сначала удивился, потом нахмурился. -- Все в порядке? Ты какая-то бледная. Дарио приходил? -- И пока он изучал мое лицо, я изучала его левую руку, сжимавшую ручку входной двери.
   Полоска черных символов тянулась от локтевого изгиба и обрывалась, не доходя до запястья, перетянутого кожаным ремешком.
   -- Да, приходил, -- неимоверных усилий стоило вытолкнуть из себя эту коротенькую фразу.
   -- Не обижал? -- зеленые глаза ведьмака сканировали душу.
   -- Нет. Мы почти не разговаривали, -- сама не знаю почему соврала я и отступила, интуитивно стараясь оказаться от него как можно дальше. -- Уходишь?
   -- Да, у меня встреча.
   Улыбнулась ему, мысленно пообещав, что если сейчас из глаз прольется хотя бы одна слезинка, я себя возненавижу.
   -- Что ж, хорошего тебе вечера, Габриэль.
   -- Спасибо, и тебе тоже. Не скучайте, -- он все-таки открыл проклятую дверь и вышел из дома.
   -- Не будем, -- шепотом пообещала я и в изнеможении прижалась к захлопнувшейся створке.
  
   В следующие полчаса я успела всплакнуть, припомнить все самые нецензурные выражения на всех, каких знала, языках и воспылать горячей любовью к Лучие. Которая, к сожалению, мало прокляла гада; знала бы как, добавила бы и от себя.
   Обругать ведьмака мне показалось недостаточно. Решила отвести душу и что-нибудь расколотить. В идеале -- голову Габриэля. Но за неимением оной пришлось довольствоваться какой-то дурацкой статуэткой. На первый взгляд, ангелочка, только почему-то с хвостом и рогами, дополнявшими крылья и позолоченный нимб. В общем, жуть.
   Когда я эту жуть в порыве ярости смахнула с комода, на шум примчался Сандро. Пришлось брать себя в руки и извиняться за нанесенный ущерб.
   -- Она случайно упала, -- улыбнулась виновато.
   Благо младший Салвиати и не думал горевать по фарфоровой безвкусице. Признался, что эта статуэтка ему никогда не нравилась и он сам давно мечтал ее разбить.
   -- Катарина оставила ужин. Можно накрывать на стол?
   Машинально глянула на часы. Почти семь вечера. Инна уже должна быть на пути к аэропорту.
   -- Да, спасибо. Через пару минут я к тебе присоединюсь. -- Дождавшись, когда Сандро выйдет из комнаты, кинулась к шкафу, попутно набирая номер подруги. К счастью, та сразу же ответила на мой звонок. -- Инн, я с тобой лечу. -- За каких-то пару секунд подруга успела забросать меня кучей вопросов, получив в ответ короткое: -- Потом все объясню.
   Отсоединившись, стала гуглить номера служб такси, попутно запихивая в сумочку документы и проверяя оставшуюся в кошельке наличку. Даже страшно предположить, во сколько мне обойдется поездка из пригорода в аэропорт.
   Оказывается, магия колечка не распространялась на телефонные звонки. Это я выяснила минут через пять, когда мне наконец-то соизволили ответить по одному из найденных в поисковике номеров. По-английски диспетчер изъяснялась плохо, а когда у меня спросили адрес, по которому нужно отправить машину, я вдруг поняла, что понятия не имею, где нахожусь.
   Пришлось снова воспользоваться интернетом. В итоге после дюжины тщетных попыток мне удалось заказать машину, которая могла приехать только через полчаса. Это если получится избежать пробок. Еще как минимум час требовался, чтобы добраться до аэропорта. К тому времени Инна уже будет в небе, а мой билет пропадет.
   Вызов на всякий случай отменять не стала, решив, что в любом случае в этой богадельне я надолго не задержусь. Просто не смогу жить под одной крышей с лживым подонком!
   И тем не менее нужно было постараться как-то за час добраться до аэропорта. Тогда все проблемы будут решены. По крайней мере, в тот момент мне так это представлялось.
   Напомнив себе, что кто не рискует, тот не пьет шаманского, вытащила из кошелька черную визитку и набрала указанный на ней номер. Спустя несколько мучительно долгих мгновений длинные гудки сменились приятным мужским баритоном.
   -- Лука? Это Лана. Привет. Мне нужна твоя помощь...
   Ведьмак пообещал приехать через четверть часа и исполнить любой мой каприз. Хоть звезду с неба достать. Звезда мне и даром была не нужна, чего не скажешь о его спортивной машинке, которая могла быстро домчать меня до аэропорта. Я не стала ему ничего объяснять, только попросила ждать меня за воротами.
   Отменив вызов такси, побежала на кухню. Ела как метеор, даже не ощущая вкуса пищи. К счастью, Сандро не заметил моего взвинченного состояния, поглощенный транслируемой по телевизору передачей.
   -- Может, посмотрим фильм? -- с полным ртом предложил мальчик.
   -- Что-то я неважно себя чувствую, лучше пойду отдохну, -- скрепя сердце соврала я. С трудом выдавила извиняющуюся улыбку и поспешила наверх.
   Единственное, о чем жалела, это о том, что не попрощалась с Сандро. Но оставаться здесь, с этим... этим... -- к тому моменту запас нецензурной лексики уже был исчерпан -- оказалось выше моих сил. Довольно итальянских каникул! Пора возвращаться домой.
   Вернусь в Питер и забуду о проклятом путешествии, как о кошмарном сне. А заодно и о Габриэле.
   Для того, чтобы побег удался, пришлось пожертвовать своей одеждой. С собой взяла только маленькую сумочку с деньгами и документами, чтобы у Луки не возникло подозрений.
   Выйдя в коридор, на цыпочках подкралась к комнате Сандро. Мальчик сидел в наушниках за компом и резался в какую-то войнушку, не замечая ничего вокруг. А значит, ничто не могло помешать моему тайному исчезновению.
   Тем не менее спускалась по лестнице осторожно, интуитивно стараясь не шуметь. Оказавшись на улице, бегом припустила по серой дорожке, окаймленной фигурно подстриженными кустарниками. Впереди маячили ворота, а за ними разливался манящий золотистый свет фар.
   -- Руслана, подожди! -- передо мной, словно из ниоткуда, материализовалась Фьора.
   -- А ну брысь! -- грозно прошипела я. Вспомнив, что это всего лишь бесплотный дух, просто промчалась сквозь нее.
   -- Ну не убегай! Прошу тебя! Выслушай сначала. Ты не все знаешь!
   -- И знать не хочу!!!
   -- Габриэль не виноват! -- облетев вокруг, интриганка снова преградила мне дорогу. -- То есть виноват, но только отчасти.
   -- Твой Габриэль подлец и лгун! Уйди с дороги!!! -- в тот момент ярость достигла предела.
   Фьора не ушла, но отлетела. Причем, кажется, не совсем добровольно. Ее буквально смело с моего пути. А вместе с ней с кустарников, словно конфетти из хлопушек, сорвалась ярко-зеленая листва и, покружив в воздухе, стала плавно оседать на каменную дорожку.
   -- Лана, возьми себя в руки, успокойся, -- теперь в голосе духа слышалась мольба. -- Иначе Сила выйдет из-под контроля.
   -- Успокоюсь, когда уберусь отсюда! Прощай, Фьора. Надеюсь больше никогда тебя не увидеть!
   Гиана попыталась снова за мной увязаться, но загоревшаяся вдруг клумба отвлекла ее ненадолго. Пока Фьора занималась устранением маленького пожара, я успела выскользнуть за ворота и добежать до машины.
   -- Привет, красавица! -- ослепительно улыбнулся ведьмак. -- Решила развеяться? Куда махнем?
   Я плюхнулась на сиденье рядом с черноглазым.
   -- Как быстро ты сможешь доставить меня в "Фьюмичино"? Мне надо попасть туда как можно скорее.
   -- Ну если как можно скорее, то минут за тридцать, -- прикинув что-то в уме, ответил Лука. -- Только советую пристегнуться. Ехать будем очень быстро.
   Заревел мотор, и автомобиль, громко скрипнув покрышками, сорвался с места. Оглянувшись на колдовскую обитель, к которой постепенно подступали сумерки, мысленно пожелала себе никогда больше в нее не возвращаться.
  

ГЛАВА 15

  
   Просьба доставить меня как можно скорее в "Фьюмичино" ведьмака явно разочаровала.
   -- Вообще-то я надеялся, что мы с тобой где-нибудь оторвемся, проведем вместе вечер. Для начала. А ты -- в аэропорт. Надумала сбежать? -- спросил то ли шутливо, то ли серьезно.
   Понять не успела, так как в тот момент меня больше интересовали его руки, которые я постаралась внимательно изучить. На всякий случай. Вдруг это какая-нибудь общеклановая татуировка, которая имеется и у других ведьмаков. Но нет, предплечья черноглазого были девственно чистыми, ни следа наколок.
   И снова боль острым кинжалом ранила сердце.
   -- Хочу попрощаться с подругой. Габриэль сегодня занят и не смог меня отвезти. -- Постаралась придать лицу беззаботное выражение и кокетливо улыбнулась. -- А потом можем и оторваться. Надоело целыми днями торчать взаперти.
   Губы ведьмака расползлись в довольной улыбке.
   -- Представляю, как Салвиати будет беситься, -- словно предвкушая что-то приятное, сказал он. Увеличив скорость, лихо обогнал маячивший впереди джип и вылетел на перекресток в самый последний момент, за мгновение до того, как сигнал светофора мигнул красным светом. -- Обязательно потом все ему расскажу. В подробностях.
   На всякий случай вознесла небесам короткую молитву, чтобы помогли добраться до аэропорта целой и невредимой. Мне, конечно, хотелось успеть туда вовремя, но при этом совсем не хотелось рисковать жизнью. Ни своей, ни чьей-либо другой.
   Хотя... Попади вдруг под колеса ведьмовского автомобиля Габриэль, я бы ничего не имела против.
   -- Не хочу разочаровывать, но твоему другу все равно, где и с кем я провожу время, -- буркнула еле слышно. -- Так что можешь не напрягаться.
   -- Поверь, ему далеко не все равно, -- на сей раз улыбка у парня вышла загадочной и какой-то хитрой. Правда, зацикливаться на Салвиати он не стал, сразу же переключился на тему ночной жизни столицы и стал перечислять бары и клубы, в которых мы обязательно должны будем засветиться.
   Уверена, в своих мечтах ведьмак уже успел сто раз меня напоить и соблазнить.
   Я слушала его болтовню вполуха, рассеянно отвечая на вопросы и неотрывно глядя в окно, с нетерпением ожидая, когда же в сумерках начнет появляться здание аэропорта.
   -- Опять погода портится, -- поделился наблюдением итальянец и скосил на меня подозрительный взгляд.
   Темные тучи, словно клин журавлей, тянулись за нами нескончаемой вереницей, в то время как вдалеке небо было кристально-чистым, окрашенным последними лучами заходящего солнца. Опасаясь, как бы негативные эмоции не раскрыли мои планы, я постаралась взять себя в руки. Получилось так себе. В серой пелене лишь появились редкие просветы, сквозь которые с трудом пробивался тусклый сумеречный свет.
   Лука не обманул, за полчаса домчал меня до аэропорта.
   -- Вернусь через десять минут, -- пообещала я, как только автомобиль притормозил возле терминала.
   -- Предлагаешь смиренно сидеть и ждать тебя в машине? -- и снова этот пристальный взгляд и загадочная полуулыбка.
   Нервно сглотнув, выдала очередную ложь:
   -- Мне бы хотелось побыть наедине с подругой. А потом -- я вся твоя.
   И, не дожидаясь ответа, рванула к входу. Стеклянные двери услужливо разъехались в стороны, пропуская меня в наполненный людским гомоном зал. От стоек регистрации тянулись длинные очереди. Благо я успела пройти ее онлайн до того, как за мной заехал Лука, и теперь, не теряя времени, неслась к другой, не менее внушительной цепочке пассажиров, ожидавших таможенный и пограничный контроль. Инна уже успела отстреляться и теперь коротала время в посадочном секторе, гуляя по дьюти-фри.
   В кои-то веки удача улыбнулась и мне. Осмотр закончился быстро, и меньше чем через четверть часа я уже пробегала мимо искрящихся витрин магазинов и призывно светящихся экранов, рекламировавших украшения, косметику и прочие прелести, способные привлечь внимание любой женщины, но совершенно сейчас неинтересные мне. В любое другое время я бы с удовольствием заглянула в каждый из этих бутиков, но в данный момент мне хотелось лишь одного -- поскорее очутиться на борту самолета. Только там смогу успокоиться и перевести дух.
   На душе немного потеплело, когда увидела Инну, сосредоточенно рассматривающую стеллаж с парфюмерией. Девушка никак не могла определиться, на каком из флакончиков остановить свой выбор. Вот ее изящная ручка потянулась к бутылочке из голубого стекла, стоявшей на верхней полке. Я ринулась к входу в магазин, мечтая как можно скорее оказаться рядом с подругой, но не успела сделать и шага. Кто-то с силой схватил меня за локоть, удерживая на месте. Сердце пропустило удар, по телу пробежала волна дрожи.
  
   -- Думаю, тебе будет интересно узнать: твоя женушка собирается смыться, -- набрав номер друга, поделился своими соображениями ведьмак. -- Придется обмениваться Силами по скайпу.
   Повисла пауза, которую нарушили возмущенные восклицания.
   -- А что я должен был сделать?! -- раздраженно отозвался Лука в ответ на упреки Амидеи. -- Не мог же отказать девушке в желании прокатиться. -- Очередной поток слов, прерванный очередным возражением: -- Нет, Дарио, я не собираюсь ему звонить. И вмешиваться в их разборки тоже не стану. Надо Габриэлю -- пусть сам за ней гоняется. -- Глянув на наручные часы, тихонько усмехнулся. -- Вот только ловить ее он будет уже, наверное, в России.
   Отстранив от уха телефон, молодой человек подождал несколько секунд, не особо вслушиваясь в отчаянные просьбы друга задержать Лану до его приезда. Не дождавшись никакой реакции в ответ, Дарио стал выплескивать на Луку свои возмущения.
   -- Ну почему сразу сволочь? -- наигранно обиделся ведьмак. -- Мне просто интересно наблюдать за всей этой мелодрамой. -- Выехав со стоянки, в последний раз глянул на двери терминала, но, как и ожидал, девушка так и не появилась. -- В общем, я тебя предупредил. Сами теперь с ней разбирайтесь.
  
   Уже второй час подряд Габриэль бесцельно ездил по городу, не замечая ничего вокруг, погруженный в свои мысли. Про встречу Лане он наврал, впрочем -- молодой человек горько усмехнулся -- как и про многое другое. А самое главное: он так и не признался, что провел с ней ту ночь, опасаясь причинить девушке боль, а потом, сам того не желая, снова ранил ее, когда так неожиданно от нее отдалился.
   Объяснить Лане свое переменчивое к ней отношение Габриэль не мог, ведь это бы значило нанести ей новую рану. Но и дать волю зародившемуся чувству, тем самым перечеркнув свои планы на будущее ради девушки, с которой знаком меньше недели, -- было бы по меньшей мере глупо.
   Да и какое у них может быть будущее? Они принадлежат разным мирам. Лана -- не ведьма и никогда не обретет Силу. Разве сможет она стать счастливой, всю жизнь чувствуя себя изгоем в обществе ведьмаков? Габриэлю доводилось слышать, что подобные союзы ни к чему хорошему не приводили. Трагедия в семье Луки была тому наглядным примером.
   И даже то, что Лана -- вроде как его половинка, не означает, что он сможет сделать ее счастливой. Одной любви для этого точно будет недостаточно. Для его семьи она навсегда останется чужой. Заурядной человечкой. А бросить ради нее все и уехать, расставшись с кланом, семьей, дорогими ему людьми, растоптав тем самым надежды отца и разбив сердце матери, -- на это он не имел права. Он уже давно не мальчишка и должен руководствоваться голосом разума, а не капризами сердца.
   В общем, с какой стороны ни посмотри, -- у них нет будущего. И если бы не сумасбродная выходка Фьоры, ни один сейчас бы не мучился.
   -- Габриэль!!! Ты не перестаешь меня разочаровывать! -- раздался над ухом громкий, возмущенный возглас.
   От неожиданности молодой человек вздрогнул и резко крутанул руль. Машина вильнула в сторону, едва не наскочив на ехавшего по обочине велосипедиста. Тот возмущенно оглянулся и на всякий случай побыстрее закрутил педали, пытаясь оказаться как можно дальше от неумелого водителя.
   -- Ты меня напугала! -- выровнявшись, процедил парень. -- Просил же: неожиданно не появляться!
   Гиана скрестила на груди руки и обиженно надула и без того пухлые губки.
   -- Я тут, понимаешь ли, стараюсь для всех вас, из кожи вон лезу, пытаясь устроить ваше с Русланой будущее, а ты еще и недоволен!
   -- Тебя послушать, так ты прямо добрая самаритянка, Фьора, -- усмехнулся ведьмак. -- Вот только из-за твоих стараний в итоге все оказались несчастны: я, Лана, Дарио, Вероника.
   -- Продолжишь и дальше отбрыкиваться от своей ланимы, точно останешься несчастным, -- назидательно заметил дух.
   -- Ты знаешь, я не могу быть с ней по многим причинам. И первая, -- ведьмак поморщился, словно от зубной боли, -- наше не самое удачное знакомство. Если расскажу Лане правду, она меня возненавидит.
   -- Об этом не беспокойся, она уже в курсе, -- "успокоила" своего подопечного Фьора.
   "Ауди" снова описала дугу, вызвав недовольные сигналы ехавшего рядом автомобиля.
   -- Ты рассказала? -- Габриэль до белых костяшек сжал руль.
   -- Сама догадалась, -- понуро сообщил дух. -- И не придумала ничего лучшего, как сбежать. Я пыталась ее остановить, но она даже слушать меня не стала.
   Ведьмак выругался сквозь зубы, за что удостоился укоризненного взгляда гианы, не терпящей грубые выражения.
   -- Знаешь, куда она собралась?
   Фьора передернула плечами.
   -- Вещи ее на месте. А вот документов нет. Я проверяла.
   Догадаться, куда намылилось это чудо, не составило труда. Габриэль перестроился в правый ряд и, моля духов о помощи, на запредельной скорости помчался к аэропорту. До отправки самолета оставался один час.
  
   Руслана
   Даже не оборачиваясь, я знала, кто стоит у меня за спиной. А когда встретилась взглядом с серо-зелеными глазами, которые вдруг решили снова поменять свой цвет, почувствовала, как теряю остатки самообладания.
   На какой-то миг все вокруг подернулось пеленой ярости.
   Спрашивать у мерзавца, как пробрался в посадочную зону, не имело смысла. Наверняка не обошлось без колдовских заморочек.
   Попыталась стряхнуть ненавистную руку, по-прежнему удерживавшую меня за локоть, но гад и не думал ослаблять хватку.
   -- Пусти! -- не узнала свой собственный голос, в котором слышались шипящие нотки.
   -- Совсем спятила?! Решила сбежать с Силой Вероники?!
   Ну конечно! Его только чертова Сила и заботит! А попробовать для начала извиниться передо мной -- его высочеству и в голову не придет!
   Все, сейчас будут трупы.
   Первым делом от всей души залепила негодяю пощечину. Для разминки. Габриэль скривился, а я с удовлетворением заметила, как розовеет его щека.
   -- Лана, не устраивай прилюдных сцен! -- с глазами ведьмака продолжали происходить цветовые метаморфозы. Вот они из темно-серых превратились в черные -- признак того, что его светлость в бешенстве. -- Дома поистеришь.
   Мое состояние бешенства проявилось несколько иначе -- пощечиной номер два.
   -- Ни в какой дом. Я с тобой. Не поеду!!! -- отчеканила резко. Извернувшись, сумела-таки избавиться от "нежных" прикосновений.
   Не в силах находиться рядом с ведьмаком, а может, все еще надеясь от него скрыться, заспешила вперед, даже толком не понимая, куда иду.
   Привлеченный шумом, народ с интересом наблюдал за развитием душещипательной мелодрамы. Краем глаза заметила, как Инна быстро вернула на место пузатый флакончик и бросилась к выходу из магазина.
   -- Руся...
   Встревоженному голосу подруги вторил раздраженный голос ведьмака:
   -- А ты подумала о своем муже? И о себе. Долго протянешь без обмена? -- Обогнав меня, преградил дорогу.
   -- Во-первых, никакой он мне не муж! -- выкрикнула в лицо наглому преследователю, гордо задрав голову. -- Во-вторых, я лучше умру, чем проведу рядом с тобой хотя бы еще одну секунду! А если Дарио будет нужно, пусть приезжает ко мне в Питер! Габриэль, уйди по-хорошему...
   Наверное, выглядела я недостаточно грозно, потому что гадкий ведьмак даже не шелохнулся. Наоборот, снова попытался меня схватить. А я попыталась увернуться, но была самым бессовестным образом сцапана за запястье.
   В следующий миг толпа испуганно ахнула. Не сразу осознала, что пол ходит ходуном, и с опозданием заметила, как информационные табло замигали, вразнобой демонстрируя время отправки рейсов. По экранам, рекламировавшим новомодный парфюм, пролегли трещины. Не успела и глазом моргнуть, как во все стороны брызнула сверкающая крошка.
   Инна, на миг опешив от такого шоу, довольно быстро пришла в себя. С грозным криком:
   -- Ну-ка пусти ее, иначе я... -- бросилась к нам, но так и не смогла ни подбежать ко мне, ни закончить фразу. Замерла, словно восковая фигура, со смешно открытым ртом, широко распахнутыми глазами и протянутыми вперед руками.
   -- Эт...та что? -- ошарашенно пролепетала я, озираясь по сторонам.
   Облако из песчинок зависло над нами, не спеша обрушиваться на пол блестящим потоком. Полицейские, уже почти подступившие к нарушителям порядка, то бишь к нам, тоже превратились в безмолвные статуи. Впрочем, как и все вокруг.
   -- Это ты сделал? -- пискнула осторожно и поежилась. Желания бесить ведьмака как-то сразу пропало.
   Вдруг, не дай бог, сорвется, и тогда не останется от меня и мокрого места.
   -- Ты хоть понимаешь, что в таком состоянии можешь и не долететь до своей России? Хочешь рискнуть жизнями пассажиров? В том числе и жизнью своей подруги! -- Удерживать меня он больше не пытался.
   А я не стала сбегать, понимая, что далеко все равно не сумею смыться. И от осознания этого, а также от того, что никуда сегодня не полечу, не увижу родных, не смогу поплакаться Инне, внутри снова начала концентрироваться злость.
   -- Ты даже не представляешь, какая ты сволочь! -- Глянув на окружавшие нас "экспонаты", задержалась взглядом на любимой подруге, так трогательно протягивавшей ко мне руки. Шумно выдохнула: -- Хорошо, я никуда не полечу. Но и с тобой не поеду!
   -- Поедешь, -- спокойно возразила мне эта очкастая зараза.
   -- Не поеду! -- зачесались руки отвесить ему еще одну пощечину. -- Разве не понятно: я видеть тебя не могу!
   -- И куда ты денешься? -- усмехнулся итальянский гад. -- Лана, заклинание скоро развеется. У меня нет времени с тобой спорить, -- и сделал ко мне угрожающий шаг.
   -- Не поеду! -- взвизгнула истерично и отступила.
   -- А придется! -- С этими словами Салвиати схватил меня в охапку и, ловко закинув себе на плечо, развернулся и зашагал в обратную сторону. Лишь на миг задержался возле Инны, чтобы шепнуть ей что-то на ухо. Небось опять подкорректировал моей бедной подруге воспоминания.
   -- Ненавижу! Как же я тебя ненавижу!!! -- выкрикнула в сердцах и посильнее стукнула кулаком по ведьмовской спине.
   За что была отправлена в магическую отключку.
  

ГЛАВА 16

  
   Габриэль надеялся, что за ночь девушка успокоится и он наконец-то сможет ей все объяснить, но, к разочарованию ведьмака, утром "концерт" продолжился.
   -- Лана, нам нужно поговорить, -- сдерживая себя из последних сил и стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее, снова постучался он в закрытую дверь. -- Хочешь, принесу кофе? -- спросил заискивающе, получив в ответ удар чего-то хрупкого о деревянную створку, и последовавший за ним звон рассыпавшихся по полу осколков. -- По-видимому, это означает "нет".
   -- Лана, милая, тебе нужно поесть, -- пришла на помощь ведьмаку Фьора. -- Давай ты сейчас нам откроешь, а я попрошу Катарину испечь твои любимые пирожные.
   -- Сколько можно повторять: уйдите! Оставьте меня в покое!!! -- полетела в дверь очередная то ли вазочка, то ли статуэтка.
   -- Она что, ночью перетащила к себе в комнату все бьющиеся предметы? -- ни к кому конкретно не обращаясь, пробормотал Габриэль.
   На что Фьора с Сандро лишь беспомощно пожали плечами.
   -- Я никуда не уйду, пока мы с тобой все не выясним! -- поняв, что уговаривать упрямицу не имеет смысла, молодой человек решил выдвинуть ей ультиматум.
   Чем, кажется, еще больше разозлил новоиспеченную ведьму. Как и в аэропорту, пол дрогнул и все вокруг заходило ходуном. На сей раз неожиданное землетрясение длилось почти минуту, вследствие чего по одной из стен побежали трещины, а с потолка на ведьмака посыпалась штукатурка.
   -- Руслана, научись наконец контролировать свои эмоции! Пока весь дом к демонам не разнесла! -- растеряв остатки самообладания, вскипел Салвиати.
   -- Иди ты к черту! -- лаконично отозвалась гостья. Немного подумав, в который раз послала ему "комплимент": -- Урод!
   Далеко не самый обидный за сегодняшнее утро.
   -- Ну все... -- Решив, что строптивая половинка, как снег на голову свалившаяся ему на голову, перешла все границы, ведьмак жестом отстранил брата.
   Собирался коротким заклинанием открыть дверь, а потом все-таки заставить бунтарку его выслушать, когда почувствовал легкое прикосновение к своей руке, будто ветерок прошелся по коже.
   -- Габриэль, давай лучше я с ней поговорю. А ты отправляйся на работу. Обещаю, к вечеру Лана успокоится.
   -- И не переживай, мы с нее глаз не спустим, -- поддержал гиану Алессандро. -- Никуда она больше не денется.
   -- Об этом я уже позаботился, -- буркнул молодой человек. В последний раз взглянув на закрытую дверь, развернулся и зашагал к лестнице.
  
   Руслана
   Проснулась под утро и первое время лежала, не шевелясь, вспоминая события минувшего вечера. Все, что произошло вчера, больше походило на кошмарный сон, из которого мне так и не удалось выбраться.
   Я ведь до последнего надеялась, что улечу в Питер и сегодняшнее утро проведу дома с родителями. Там боль бы наверняка постепенно утихла, и я смогла бы обо всем забыть. Но не здесь... Сейчас как никогда остро ощущала себя беспомощной пленницей, не сумевшей покинуть ненавистную клетку.
   Единственное, что придавало сил, -- это надежда на скорое возвращение ведьмаков. А главное -- их блудной дочери. Тогда я наконец-то смогу убраться из чертового особняка. Пока же назло всем буду сидеть в комнате. А если итальянский гад сам попробует ко мне сунуться -- что ж, получит горячий прием по-русски.
   Подумав так, заперлась на ключ, а потом еще и тумбочку к двери придвинула. На всякий случай. Говорят ведь, что лучше перебдеть, чем недобдеть. Забаррикадировавшись, с чистой совестью отправилась заниматься водными процедурами. Долго стояла под теплыми струями, словно вода могла смыть неприятные воспоминания и заставить обо всем забыть.
   Забыть не вышло. Но душ хотя бы помог мне взбодриться.
   Высушив волосы, переоделась и принялась старательно застилать кровать, стараясь, чтобы на покрывале не осталось даже малейшей складочки.
   Хотелось отвлечься хотя бы на что-нибудь. Может, тогда получится не думать о нем и время побежит быстрее. А еще, занимаясь ерундой, я, возможно, не раскисну и не начну себя жалеть. И без того сейчас тошно.
   Не сразу поняла, отчего на душе так паршиво. И причина тому не только открывшаяся накануне правда. Поступок Габриэля вызывал во мне обиду и злость, а вот чувство тоски было навеяно чем-то другим, никак не связанным с ведьмаком.
   Выйдя на балкон, долго любовалась утренним пейзажем. Красотой сада, тронутого первыми лучами солнца. Золотистый свет падал на газоны, скользил по бутонам роз, проникал в густую листву и бежал по виноградным лозам, оплетавшим беседку, в которой мы с Сандро два раза упражнялись в магии. И оба неудачно. Где-то поблизости пели птицы, рассказывая друг другу о чем-то своем, сокровенном. Природа просыпалась, приветствуя новый день.
   Не сразу почувствовала, что по щекам бегут слезы. Такой прекрасный летний день... Он должен был стать одним из самых счастливых в моей жизни, полный радостного волнения и предпраздничной суеты. Утром завтрак с Димой в любимой кафешке, в которой пять лет назад прошло наше первое свидание; днем -- последние приготовления к свадьбе, ну а вечером -- девичник с подругами; веселье, поздравления и подарки.
   А что получила взамен? Бессрочное пребывание в незнакомой стране в качестве инкубатора для чужой Силы. Брошенная женихом, угодившая в руки лжеца и манипулятора. Пленница его "замечательной" семейки. И что самое страшное: я к Габриэлю, кажется, уже начала испытывать романтические чувства.
   Но теперь баста! Никаких чувств! Кроме, конечно, ненависти и презрения.
   В итоге я раскисла и весь следующий час ревела как белуга, жалея себя, сокрушаясь о том, какой бы сказочной могла быть моя жизнь и во что она сейчас превратилась. Безработная, никому не нужная иностранка, без малейших угрызений совести использованная мерзким ведьмаком.
   Не успела так подумать, как мерзкий ведьмак нарисовался в коридоре. Начал ломиться в дверь, якобы горя желанием объясниться.
   Тут уж я дала волю чувствам и образно поведала Габриэлю, где конкретно видела его объяснения, напоследок посоветовав забыть о моем существовании, как я забыла о его.
   Но негодяй и не думал убираться! Продолжал тарабанить в дверь, отчего я только сильнее заводилась. Чтобы совсем не вскипеть, пустила в ход вазочки и статуэтки, коих в гостевой комнате, хвала небесам, было немерено. С их помощью удалось отвести душу и немного притушить гнев.
   В какой-то момент голоса в коридоре стихли. Я напряглась, ожидая от ведьмака подвоха. На всякий случай заняла стратегически выгодную позицию возле входа, вооружившись последней выжившей статуэткой. Представила, как опускаю ее на голову итальянца, и сердце забилось в радостном предвкушении.
   -- Синьору Марилену удар хватит, когда она узнает, что ты расколотила столько антиквариата, -- раздалось за спиной звонкое сопрано.
   Резко обернувшись, увидела Фьору, укоризненно покачивающую головой и осматривающую усыпанный осколками паркет.
   -- И давно ты у Габриэля на побегушках? -- смерила гиану мрачным взглядом и от греха подальше поставила фигурку на комод. О стоимости того, что уже успела разбить, постаралась пока не думать. -- Решил воспользоваться тобой в качестве последнего аргумента?
   -- Габриэль тут ни при чем. Я сама пришла. Хотела хоть немного тебя вразумить. И извиниться.
   -- За что конкретно? Вы с ним много чего успели натворить.
   Спрятав руки за спину, Фьора опустила взгляд и покаянно шаркнула ножкой.
   -- Это из-за меня Габриэль провел с тобой ночь.
   Чего-чего, а такого заявления я от нее не ожидала. Даже не сразу нашлась, что ответить. Гнев погас, уступив место желанию выяснить, что же случилось той роковой ночью и в чем именно заключается вина Фьоры.
   -- Лана, дай мне несколько минут, и ты поймешь, что все не так плохо. -- Теперь гиана сжимала ладошки у груди и смотрела на меня с мольбой.
   "Нет, похоже, все еще хуже", -- мрачно подумала я. Забравшись на кровать, скрестила по-турецки ноги и приготовилась внимать исповеди.
   Девушка начала издалека:
   -- Для нас, гиан, нет ничего прекраснее, чем союз двух идеально подходящих друг другу людей. Такой парой являются Дарио и Вероника...
   -- Которых ты зачем-то разлучила, -- с издевкой напомнила я.
   -- Об этом потом, -- махнула Фьора своей изящной ручкой и продолжила взволнованно расхаживать по комнате. -- Я очень люблю Габриэля и желаю ему только добра. Давно мечтала, чтобы он тоже, как и его сестра, обрел свою вторую половинку. Много времени я потратила на ее поиски. Пока в один прекрасный день не отыскала тебя...
   -- Меня?! -- только сейчас дошло, к чему вела интриганка.
   Вот это да-а-а... Габриэль -- моя идеальная пара. Наверное, там, наверху, я кого-то очень сильно разозлила.
   -- А когда нашла тебя, узнала, что ты уже почти замужем.
   -- Фьора... -- угрожающе протянула я.
   Гиана, правильно истолковав мой взгляд и металлические нотки в голосе, на всякий случай отлетела подальше и поспешно выпалила:
   -- К вашему разрыву я не имею никакого отношения! Клянусь! Я лишь внушила Дмитрию, чтобы оплатил твою поездку в Италию. Проще было вытащить тебя в Рим, чем убедить Габриэля отправиться в Россию. К тому же из-за твоей свадьбы мне следовало действовать быстро. Хорошо, что этот Дима так вовремя тебя кинул...
   После такого заявления захотелось прибить Фьору на месте и похоронить под ее горячо любимыми клумбами.
   Кое-как сдержавшись, процедила:
   -- Продолжай.
   -- Это я устроила так, что в тот вечер ты оказалась в клубе, в который отправился и Габриэль с друзьями. К сожалению, ты была не в том состоянии, чтобы заводить романтические знакомства. Да и Габриэль в последнее время предпочитал держаться от женского пола подальше. После инцидента с той пигалицей... -- поморщилась гиана, вспомнив о бывшей пассии ведьмака. -- И даже если бы решил с тобой познакомиться, не думаю, что ты согласилась бы провести с ним ночь. Вот мне и пришлось подтолкнуть вас друг к другу... чарами.
   -- А вот отсюда, пожалуйста, поподробнее, -- почти ласково попросила я, отмечая в памяти: сегодня же загляну в гримуар Ники и отыщу там самый кровавый способ расправы над бестелесными существами.
   -- Ланочка, пойми, -- опустившись на кровать, засюсюкала Фьора, -- связь между половинками начинает проявляться не сразу. Ей нужен толчок. Скажем так, в виде первого... общения.
   -- И под общением ты подразумеваешь... -- Теперь у меня появился еще один повод не медлить с церемонией похорон Фьоры.
   Гиана кивнула и улыбнулась немного виновато. Причем в данной фразе ключевое слово именно "немного". Похоже, она ни капли не раскаивалась в том, что натворила, и, даже наоборот, чувствовала себя героиней.
   -- Вот я и наслала на Габриэля заклятие, чтобы он от тебя потерял голову. Поверь, таким чарам противостоять очень сложно. Да что там! Почти невозможно! К тому же ты Габриэлю сразу понравилась. И он ведь тебе тоже, да?
   -- А теперь объясни, зачем втянула во все это Дарио и Веронику? -- вместо ответа потребовала я.
   Фьора снова принялась вздыхать и мять пальцами воздушную ткань юбки.
   -- Как уже сказала, сама бы ты добровольно с ним не пошла, а Габриэль уже не мог от тебя отказаться. Но так как он в то время был без Силы, то, чтобы на тебя... повлиять...
   -- Ты хотела сказать: затащить меня в койку. Давай будем называть вещи своими именами, -- хмуро поправила я.
   -- Он попросил об услуге Дарио, -- стрельнув в меня недовольным взглядом, продолжила гиана. -- Амидеи был ему должен и не мог отказать.
   -- А ты, вместо того чтобы рассказать о своих махинациях Веронике, позволила ей сбежать! Фьора, да ты самый подлый дух, которого я знаю! -- Конечно, я вообще больше ни с каким другим духом не встречалась, но это уже нюансы.
   -- И вовсе я не подлая! -- насупилась гиана. -- Рано или поздно Вероника вернется, и все у них наладится. Просто следовало как-то привязать тебя к Салвиати. Чтобы ты не уехала, а осталась здесь.
   -- И для этого ты выдала меня замуж за жениха сестры Габриэля. Как по-моему, слишком мудрено и отдает сумасшествием.
   -- Пришлось действовать быстро. У меня не было времени на обдумывания! -- Сорвавшись с места, Фьора заметалась по комнате. Кажется, гиану задело то, что меня не впечатлил ее гениальный план. -- Признаю, возможно, я немного переборщила, но все поправимо. А Веронике полезно пожить без Силы! Пусть уж лучше сейчас узнает, каково быть обычным человеком, чем потом до конца дней будет упрекать Дарио, что ради него она отреклась от свободы и навсегда осталась в нелюбимом клане.
   -- И это ты называешь "немного переборщила"? -- ошарашенно пробормотала я.
   -- Ты ведь теперь простишь Габриэля, правда? -- с надеждой подняла на меня полные раскаяния и грусти большие темные глаза. Ну прямо котяра из всем известного мультфильма. -- Видишь, он ни в чем не виноват. Все я.
   -- Ну, конечно! И это не он столько дней врал мне и позволял считать насильником своего друга? -- усмехнулась горько. -- Возможно, расскажи Габриэль сразу все как есть, я бы и попыталась его понять. Но теперь не хочу иметь со своей, как ты его называешь, половинкой ничего общего. Пусть катится на все четыре стороны, а я лучше подожду нормального парня. А такие половинки мне и даром не нужны!
   -- Это ты сейчас так говоришь! -- обиженно топнула ножкой Фьора. -- Но с каждым днем зародившееся между вами чувство будет крепнуть. Разрушить такую связь почти невозможно. Тебя будет постоянно к нему тянуть, хочешь ты того или не хочешь!
   -- Ну это мы еще посмотрим, -- на меня снова нахлынуло раздражение.
   -- А вот и посмотрим! -- хулигански возразила Фьора. Промчавшись метеором по комнате, растворилась за дверью.
  
   Открывшаяся накануне правда больно ранила меня, а откровения Фьоры добили окончательно. После того как гиана на манер призрака просочилась сквозь закрытую створку, я осталась одна. Сидела, словно йог, в позе лотоса, не способная пошевелиться, и пыталась переварить ее слова. Но, по-видимому, случилось явное несварение. Чем больше думала про ее сказку об изначальной паре, тем страшнее мне становилось.
   Это что же получается, после всего, что Габриэль вытворял, я все равно из-за какой-то там чертовой связи буду испытывать к нему чувства? Да мне смотреть в его сторону противно, не то что в него влюбляться!
   То есть, если по-честному, не так уж прям и противно... Но он меня бесит! Особенно его сволочное поведение. Кажется, Салвиати, как и его верноподданная Фьора, ни в чем себя виноватым не считает.
   Наверное, именно поэтому в своих мечтах я уже арендовала могилку на две персоны: для него и для Фьоры.
   В общем, настроение у оптимистки Ланы в тот день было далеко не оптимистичным. Даже принесенные Сандро сладости и попытки занять меня настольной игрой не смогли разогнать мрачные тучи на моем жизненном горизонте. В итоге, сославшись на головную боль, я попросила мальчика оставить меня одну.
   Перетащив на кровать ноутбук, любопытства ради решила проверить, есть ли в сети упоминания о духах, вроде Фьоры, и идеальных парах.
   Информации по парам нашлось немало, и в основном всякая астрологическая бредятина. А вот про сказочных гиан, как говорится, кот наплакал. Лишь краткое описание прекрасных дев (к моему великому разочарованию, бессмертных), покровительниц любви и природы. Единственный способ заставить такое создание навсегда исчезнуть -- сделать так, чтобы о нем все забыли. Но так как о Фьоре никто забывать не собирался, да и мне вряд ли это удастся, то и смерть и дорога в небытие в ближайшее время ей не грозили.
   Пару раз Инна пыталась связаться со мной по скайпу. Оправдавшись авралом на несуществующей работе, я отклонила ее вызовы. Не хотелось ни с кем говорить, да и видеть кого бы то ни было тоже. Даже лучшую подругу.
   Главное, Инна написала, что в порядке. Долетела нормально и совершенно не помнит о том, что я тоже вчера собиралась махнуть в Россию.
   Спасибо стараниям Габриэля, чтоб его...
   Прослушала я также новостные сводки, из которых узнала, что вчера в районе аэропорта Фьюмичино якобы произошло неожиданное землетрясение, из-за которого на пару минут вышла из строя часть техники, а в одной из зон вылета еще и взорвалась половина экранов. Благо обошлось без жертв и разрушений.
   И, наверное, даже хорошо, что все так легко объяснилось сейсмической активностью. Не хотелось бы, чтобы на меня точила зуб вся здешняя ведьмовская община.
   Вернувшись к поискам полезной информации, от нечего делать прошла тест, который должен был поведать, как распознать свою стопроцентную половинку. Судя по его результатам, Габриэль с идеалом моего мужчины даже рядом не валялся.
   Эх! Как бы хотелось верить таким вот замечательным тестам, а не словам бессмертной, черт знает когда появившейся на свет заговорщицы.
   Погружаясь в чтение очередной статьи и надеясь отыскать в ней ответы на все животрепещущие вопросы, снова услышала незамысловатую мелодию вызова.
   -- Вот никак не хотят понять, что я тут типа работаю, -- проворчала, открывая окно скайпа, и почувствовала, что еще немного, и челюсть свалится на паркет.
   Рука замерла над сенсорной панелью, пока я мучительно размышляла, куда направить курсор. Принять или не принять этот, мягко говоря, неожиданный видеозвонок?
   Поколебавшись, все-таки коснулась зеленой кнопки и тихо сказала:
   -- Дима, привет.
   Несколько секунд мы сверлили друг друга взглядами. Я всматривалась в черты человека, которого еще совсем недавно считала тем самым, единственным. Казалось, с того времени прошла целая вечность.
   Даже и не знаю, остались ли у меня к Орлову чувства... Скорее да, чем нет, но это были точно не из серии про любовь. Привязанность -- возможно. Даже, наверное, -- несмотря на обиду -- что-то вроде нежности. Ну и, конечно же, тоска. Тоска по прошлому. Ведь с Димой связано столько счастливых воспоминаний, которые так просто не вычеркнуть.
   -- Привет, Лана, -- когда молчание стало совсем неловким, заговорил мой бывший. -- Как дела? Ты осталась в Италии...
   -- Да, получила выгодное предложение по работе, -- озвучила я всем известную байку.
   -- Об этом Инна мне тоже рассказала, -- голубые глаза Димки сверкнули то ли недовольством, то ли обидой.
   Вот ведь трепло! Не успела прилететь, как тут же отчиталась моему -- между прочим, -- уже не жениху. Ну кто ее за язык тянул?!
   -- Тоже? -- кашлянув, переспросила я и добавила осторожно: -- А о чем вы еще с ней говорили?
   -- О том, что ты живешь в доме своего работодателя и... встречаешься с его сыном! -- окончание фразы почему-то прозвучало с нотками возмущения.
   Инна, Инна... Убить тебя мало за такие сплетни. Ну вот зачем вешала Димке лапшу на уши?!
   -- Ни с кем я не встречаюсь.
   -- Да неужели! -- совсем обнаглел Орлов. -- А по фоткам, что показала мне Инна, и не скажешь. Прямо парочка голубков. Ты и этот очкарик.
   Интересно, когда доморощенная папарацци успела запечатлеть нас с Габриэлем? А я ведь была уверена, что она щелкала исключительно римские достопримечательности.
   -- Дима, а тебе разве не все равно? Это вроде ты меня бросил. Теперь моя личная жизнь -- это только моя личная жизнь. И ты здесь никаким боком.
   -- Русь, ну, может, я немного... погорячился, -- включил заднюю скорость бывший жених. Машинально взъерошил пятерней светлые волосы. Он всегда так делал, когда чувствовал себя неуверенно либо неловко.
   -- Когда именно погорячился?
   -- Когда послал тебе ту СМСку.
   Одна новость эпатажнее другой.
   Не дав мне опомниться, раскаявшийся Орлов затараторил громко:
   -- Наверное, я тогда просто испугался. Знаешь ведь, что люблю тебя, но... Мне же всего двадцать пять! Я только устроился на перспективную работу, начал строить карьеру.
   -- А наша свадьба, значит, ей как-то могла помешать? -- никак не получалось ухватиться за нить его логики.
   -- Семейным всегда сложнее посвящать себя любимому делу, -- объяснил он свою точку зрения и с жаром воскликнул: -- Но я не хочу тебя терять! -- После чего окончательно сбил с толку: -- Может, пока поживем в гражданском браке? Без долгосрочных планов.
   -- Дима, ты дурак? -- вполне закономерно поинтересовалась я. С трудом удержалась, чтобы не покрутить возле виска пальцем. -- Сначала меня бросаешь. СМСкой. Да еще и за неделю до свадьбы! А потом тебе, видите ли, хочется со мной жить. Но только так, чтобы без обязательств. Наверное, чтобы в случае чего, ты снова мог с легкостью меня послать!
   И почему мне сегодня хочется всех убить? Никогда раньше не замечала за собой такой патологической кровожадности.
   -- Русь, ну прости... -- сразу заюлил хвостом этот лис. -- Я правда не знаю, почему у нас так все вышло. Просто в последнее время мне казалось, что мы с тобой слишком спешим.
   -- Ну да, всего лишь пять лет хороводились, -- язвительно фыркнула я. -- Какая уж тут свадьба!
   Словно не замечая сарказма в моем голосе, Дима продолжал каяться:
   -- Поэтому я и решил отправить тебя в Италию. Думал, короткая разлука нам обоим не помешает, и у меня появится время спокойно все обдумать. А потом послал тебе ту чертову СМСку. Сам не знаю, что на меня нашло. Нужно было дождаться твоего возвращения.
   Растерянный, немного грустный вид Орлова всколыхнул в душе нехорошие подозрения.
   -- Дим, а когда именно тебя начали одолевать эти твои сомнения? -- решила уточнить я. Так, на всякий пожарный.
   -- Не знаю... Пару недель назад, может, чуть больше.
   -- А до этого? -- едва не заскрежетала зубами.
   -- Слушай, ну не надо считать меня сволочью! -- по-своему истолковав мои вопросы, с еще большим жаром принялся оправдываться Орлов. -- Я действительно собирался на тебе жениться. И совсем не хотел сделать тебе больно. Просто так вышло.
   И я, кажется, даже догадываюсь, почему именно так вышло.
   Должно быть, молчание длилось долго. Я была поглощена своими мрачными мыслями, Димка страдал приступами вины. И в итоге отсутствие с моей стороны категорического "нет" воспринял как шанс на вторую попытку.
   -- Русь, ну на хрена тебе какой-то итальяшка? Возвращайся домой. Попробуем все с начала.
   -- Извини, Дима, но мне нужно бежать. -- С этими словами, хлопнув крышкой ноутбука, я слетела с кровати и выскочила на балкон.
   Источник моих бед, как и предполагала, беззаботно порхал себе среди пестрых клумб.
   -- Фьора!!! -- яростный крик взвился в небо и отразился от него не менее яростным раскатом грома.
   Так как откликаться на мой зов мерзавка, кажется, не собиралась, пришлось самой топать в сад. Где в беседке, смиренно сложив на коленях холеные ручки, восседала Фьора.
   -- Еще вопросы? -- улыбнулась гиана лучезарно и вместе с тем немного напряженно.
   А у меня аж руки зачесались, так захотелось стереть с ее смазливого личика эту слащавенькую улыбку.
   -- Всего один. Это ты внушила Диме меня бросить?
   Девушка тут же примерила на себя образ оскорбленной невинности.
   -- Я ведь уже сказала, что нет! -- воскликнула, перестав улыбаться, и как ошпаренная выскочила из беседки.
   Ну прямо само воплощение честности и добродетели. Как еще не нацепила на себя нимб с крылышками. Правда, я бы с удовольствием нахлобучила ей на голову рога, а к юбке пришпандорила бы хвост с кисточкой. И отправила бы пинком под зад в самое пекло.
   Эх, мечты, мечты...
   -- Фьора, я тебе не верю. Признавайся по-хорошему. Мы только что с Димой говорили...
   -- Ну вот сколько ему?! -- ни с того ни с сего всплеснула руками поганка, а потом еще и капризно притопнула ногой. Уже успела понять, что таким образом Фьора выражала недовольство. -- Двадцать пять? Молодой-зеленый, а уже -- жениться! Я лишь помогла Диме задуматься, так ли ему сейчас нужны эти цепи Гименея. Можно сказать, уберегла беднягу от опрометчивого поступка.
   Значит, свадьба со мной -- это опрометчивый поступок?
   Я кровожадно покосилась на клумбы.
   -- Фьора, не зли меня еще больше. Пока я все твои "сорняки" к чертям собачьим не повыдергивала!
   Гиана испуганно взвизгнула и, ожидая от меня самого худшего, полетела грудью защищать своих любимцев.
   -- Если бы Дима тебя по-настоящему любил, ни за что бы не бросил! А он, стоило посеять в его сердце ма-а-аленькое зернышко сомнения, -- загораживая собой цветы и при этом стараясь держаться от меня как можно дальше, тараторила негодяйка, -- сразу же поджал хвост и тебя кинул! Вот зачем он тебе такой ненадежный? Габриэль, например, если уж что-то решил, от своего решения ни за что не отступится.
   -- Если бы не ты и не твой Габриэль, я бы сейчас готовилась к свадьбе! Ох, как же я тебя, мерзавку такую, ненавижу! -- сатанея от ярости и плохо соображая, что творю, бросилась ловить гиану.
   А Фьора, позабыв про свои драгоценные клумбы, визжа, метнулась к беседке. Спрятавшись за ней, осторожно высунула оттуда голову и деловито произнесла:
   -- Ты мне еще потом спасибо скажешь. Когда пропсихуешься и начнешь размышлять трезво. Я ведь тебя от стопроцентно неудачного брака спасла и познакомила с таким потрясающим мужчиной!
   Да уж, с последним не поспоришь. Меня от этого мужчины каждый день трясет.
   Поймать егозу так и не получилось. Поняв, что я немного не в себе -- а хлынувший с неба ливень и зарницы на горизонте стали тому подтверждением, -- гиана просто трусливо сбежала, оставив меня беситься в одиночестве. Под дождем.
   Ну вот как прикажете учить уму-разуму чокнутых духов, если они чуть что -- сразу в кусты?
   В дом я возвращаться не стала, решила отсидеться и успокоиться в беседке. А то с такими успехами скоро все стены этой богадельни покроются трещинами. Будет старшим Салвиати по возвращении сюрприз.
   Фьора в саду больше в то утро не появилась. Наверное, решила благоразумно переждать бурю и схорониться в безопасном месте. Что ж, в ее положении я бы тоже так сделала.
   Постепенно ливень стих, а среди туч появились просветы.
   Услышав, как к воротам подъехала машина, я шустро выскользнула из беседки, подумав, что если это Габриэль, то последую примеру трусихи Фьоры и тоже смоюсь от греха подальше. Не хочу ни видеть, ни слышать его, ни тем более выяснять отношения.
   К счастью, как выяснилось спустя минуту, приехавшим оказался почтальон.
   -- Синьорина, -- окликнул меня мужчина. -- Распишитесь, пожалуйста. Я принес посылку...
   "Для вашего мальчика", -- чуть не брякнула я и поспешила по дорожке к воротам.
   А потом все получилось как в том мультфильме -- почтальон ее мне так и не отдал.
   Он бы и рад был, да только стоило мне открыть калитку и протянуть к коробке руку, как ладонь уперлась в невидимую преграду. Будто между мной и работником почты выросла прозрачная, но вполне себе осязаемая стена. Через которую бедолаге тоже не удалось пробиться. Как ни пытался дотянуться до меня, все тщетно.
   -- Uno momento, -- натянуто улыбнулась я недоумевающему итальянцу. Резко крутанувшись на каблуках, помчалась к особняку.
   Из которого по направлению ко мне уже бежал Алессандро.
   -- Сандро, и как это понимать? -- когда мальчик поравнялся со мной, прошипела нервно.
   -- Это все Габриэль... Подстраховался, -- втянув голову в плечи, пробормотал юный ведьмак и, обойдя меня на безопасном расстоянии, дернул к посыльному.
   А я в тот момент поняла, что дошла до кондиции.
   -- Ну все, Салвиати, ты нарвался...
  

ГЛАВА 17

  
   Поднимаясь по лестнице и преодолевая по две ступени за раз, гневно бормотала:
   -- Подстраховался он, значит. Удивительно, как еще к батарее наручниками не пристегнул. Изверг! Ну ничего... Габриэль еще пожалеет, что со мной связался.
   К сожалению, геройский запал быстро иссяк, и я бесславно сдулась. Ведь по сравнению с матерым ведьмаком я как беззащитная моська, которая только и может, что обиженно тявкать да портить погоду, вызывая бедствия далеко не вселенского масштаба. А вот на что-то более грандиозное силенок, скорее всего, не хватит. Особенно, если учесть, что опыта в колдовских делах у меня раз, два и обчелся.
   Да и вообще, по части придумывания подлянок я несильна и портить людям жизнь как следует не умею. Так, если самую малость.
   В итоге ничего стоящего придумать не удалось. Совсем было пала духом и хотела уже снова начать себя жалеть, когда Сандро, сам того не ведая, случайно подбросил мне одну замечательную идею.
   После обеда мальчик заглянул в гости, чтобы попросить о помощи в борьбе с нелюбимым английским. К приходу Стефано нужно было перевести и подготовить письменный пересказ двух текстов. Но вместо того чтобы прилежно заниматься, как редкие послушные дети, Сандро все утро играл со мной в настольные игры и резался в компьютерные войнушки. А о домашнем задании вспомнил в самый последний момент.
   -- Давай, показывай свои тексты, -- ободряюще улыбнулась горе-ученику.
   Скорбно вздохнув, тот поплелся к кровати, на которой я уже битый час медитировала, тщетно пытаясь придумать план мести зеленоглазому ведьмаку.
   -- Как же это несправедливо -- заниматься летом! -- застряв на переводе очередного предложения, расстроенно воскликнул юный Салвиати. -- Была бы у меня сейчас Сила, не пришлось бы париться с учебой. Вообще бы забыл о словаре.
   -- Интересно, и как бы магия выучила за тебя английский? -- сочувствующе посмотрела на паренька и подсказала ему еще одно слово. А то с такими темпами мы и до Второго пришествия с текстами не разберемся.
   -- Очень просто! С помощью заклинаний я бы, например, мог читать на английском любые книжки и не тратил бы столько времени на дурацкий перевод!
   Пока Сандро жаловался на жизнь и на то, что в младенчестве его самым бессовестным образом лишили Силы (и неважно, что сделано это было ему во благо), у меня в голове созрел простой и замечательный план. Почувствовала, как губы сами собой растягиваются в торжествующей улыбке.
   -- И что, в книге Вероники тоже имеются подобные заклинания? -- прервала я страстный монолог.
   -- Ну конечно! -- даже не догадываясь о моих крамольных мыслях, простодушно подтвердил Сандро. -- Они самые простейшие. Отец использовал одно такое, чтобы заговорить для тебя колечко, -- опустил взгляд на украшавший мой палец серебряный перстенек.
   -- Давай так! -- мое упадническое настроение как рукой сняло. -- Сейчас быстренько закончим с переводом, и ты под мою диктовку напишешь пересказ. А потом я под твоим контролем воспользуюсь этим простейшим заклинанием. -- Заметив, как вытянулось лицо мальчика, поспешно пояснила: -- У вас такая большая библиотека, столько интересных книг, а я ни одной не могу прочитать. Обидно! Книжки помогли бы мне бороться со скукой, раз уж я здесь застряла. Ты ведь не можешь с утра до вечера меня опекать.
   -- Габриэль запретил нам трогать гримуар Вероники, -- печально, а главное, не слишком уверенно возразил Сандро.
   -- А мы ему ничего не скажем. И никаких ритуалов, связанных с демонами и прочей сверхъестественной живностью, точно проводить не станем, -- запальчиво пообещала я. После чего, сложив руки у груди, протянула жалостливо: -- Сандро, плиз, мне так грустно и одиноко. Разве я о многом прошу? Всего лишь о маленькой помощи. Всегда мечтала прочесть "Божественную комедию" в оригинале.
   Судя по кислому выражению лица будущего ведьмака, он от моей мечты не в восторге.
   -- Может, попросишь вечером Габриэля? -- предложил неуверенно.
   -- А вот его я ни о чем просить не хочу! -- снова ощутила, как сердце, словно ядом, отравляет обида. -- Сандро, ну, пожа-а-алуйста. Мы ведь друзья.
   Алессандро долго не смог противиться и в итоге уступил моим уговорам. Быстро продиктовав ему пересказ, отправила в отцовский кабинет колдовать над сейфом, а сама снова потопала в парк. К нашей любимой беседке, окруженной клумбами, брошенными без присмотра их сбежавшей хозяйкой.
   Сандро появился через несколько минут, вместе с заветной книгой. Сгорая от нетерпения, я забрала у него внушительных размеров талмуд. Как и раньше, достаточно было только прикоснуться к тисненой обложке, как гримуар тут же ожил. Раскрылся и бодро зашуршал старым пергаментом.
   -- Вот оно! -- когда листы прекратили свой бег, ткнул в разворот мальчик. Даже не пришлось тратить время на поиски заклинания. Сила Ники, на которую откликался зачарованный гримуар, все сделала за нас. -- А теперь сосредоточься и четко произноси каждое слово, ни на что не отвлекаясь. При этом представляй, будто читаешь что-то на итальянском, -- отдал последние наставления Сандро и замолчал.
   Разумеется, никаких "Божественных комедий" в оригинале я читать не собиралась. Меня интересовала несколько иная литература. Написанная на старой доброй латыни. С которой я, надеюсь, смогу подружиться.
   Будто соглашаясь с моими мыслями, книга радостно подпрыгнула у меня на коленях. По темному столбцу символов, составлявших заклинание, побежали золотые искры. Не медля больше ни секунды, я сделала все, как говорил Сандро. Стоило произнести последнее слово, как волшебные искры, будто пугливые светлячки, дружно схлынули со страниц и растаяли, едва коснувшись дощатого пола.
   С трудом удалось не выдать своих эмоций и сдержать нахлынувшую радость. Свершилось! Наконец-то смогу не просто бездумно читать заклинания, слепо доверяя Сандро и своей непредсказуемой Силе, но и полагаться на саму себя и сама делать выбор.
   -- А теперь -- в библиотеку. Посмотрим, подействовало ли. -- Юный Салвиати хотел уже забрать у меня гримуар, чтобы вернуть его в отцовский сейф, но, к счастью, именно в тот момент за воротами раздался сигнал автомобиля.
   -- Ну вот! Уже приехал! -- скривился мальчик и закончил уныло: -- Два часа пытки.
   -- Давай, Сандро, беги. Не стоит заставлять учителя ждать. Я потом сама отнесу книгу.
   Плохо для Сандро, что он такой доверчивый. Но очень хорошо для меня. Ему даже в голову не пришло, что я могу задержаться в беседке и любопытства ради полистать этот чудесный томик. А там, кто его знает, что еще в нем откопаю...
   Вскоре увидела Алессандро, вяло плетущегося позади Стефано. Последний широким шагом шел по направлению к особняку. Увидев меня, радостно улыбнулся и помахал рукой, получив в ответ такую же приветливую улыбку. Благо сворачивать с намеченного пути репетитор не стал. Только оглянулся на меня пару раз, прежде чем скрыться в доме.
   Оставшись наедине с заветной книгой, немного волнуясь, коснулась шероховатой обложки. Снова зашелестели страницы, медленно переворачиваясь одна за другой, открывая передо мной новый, таинственный мир чудес и новые возможности.
   Итак, с чего бы начать? Глаза разбегаются...
   Только на то, чтобы пролистать это рукописное пособие по применению магии, ушло около часа. Перевернув последнюю страницу, представила в уме рисунок, служивший иллюстрацией к заинтересовавшему меня заклинанию, -- синий щит, оплетенный бордовыми розами и украшенный золотыми вензелями. Стоило готичному изображению воскреснуть в памяти, как Сила услужливо вернула меня на нужную страницу.
   Бегло просмотрев все хранившиеся в гримуаре заклинания, описания ритуалов, рецепты колдовских снадобий и зелий, пришла к выводу, что очень хочу стать ведьмой. Это ж сколько всего полезного и интересного я бы могла наворотить! И, если бы ни печальные обстоятельства, из-за которых оказалась временной хозяйкой Силы, точно не ждала бы с таким нетерпением возвращения Вероники.
   Может, каким-то образом можно обзавестись такими замечательными способностями? Откуда-то ведь берутся все эти ведьмочки и ведьмаки. Или позаимствовать немножечко у Вери... Оставить себе частичку ее дара, так сказать, в качестве платы за моральный ущерб. Судя по тому, что уже успела узнать о беглой ведьме, той Сила без надобности.
   Но вернемся к нашим баранам, а вернее, к одному -- Габриэлю. Проучить его я просто обязана! Чтобы в следующий раз дважды подумал, прежде чем колдовать против меня.
   Поначалу хотела взять пример с милейшей Лучии и хорошенько его проклясть, чтобы потом всю жизнь помнил. Но в последний момент передумала. Решила не повторяться и изобрести что-нибудь свое, особенное. Другими словами, быть оригинальной. И, по возможности, беспощадной.
   Нет, насылать на него болезни и уж тем более угрожать жизни ведьмака я не собиралась. Боже упаси! Но потрепать ему нервы -- это мы с превеликой радостью.
   Повторно перечитав заклинание, забежала на минутку на кухню, а уже оттуда махнула в ритуальную. У меня в запасе оставалось меньше часа, чтобы успеть наложить заклинание и вернуть книгу в кабинет.
   Для воплощения задумки нужны были воск, благовония, которые стащила из кухонной кладовки, и несколько капель крови. К кровопусканию в магических целях я как-то незаметно привыкла, поэтому в душе не шевельнулось ни страха, ни уж тем более сомнений.
   Перво-наперво плотно задернула шторы. Опустившись на колени перед алтарем, зажгла свечку и накапала в маленькую фарфоровую пиалу немного воска, спешно смешав его, пока не застыл, с эфирными маслами мирры и сандала. По комнате сразу же распространился теплый, терпковато-мускусный аромат, а от жертвенника к потолку поплыли завитки дыма.
   Теперь наступал черед кинжала, который я осторожно извлекла из шкатулки. Раскрыв футляр, взяла ритуальное оружие в руку. Стараясь все делать по инструкции, то бишь по гримуару, острым кончиком лезвия начертила на ладони что-то вроде щита. Поморщившись от неприятных ощущений, стала нараспев произносить слова заклинания, направленное на то, чтобы отразить от меня любые чары одного нехорошего ведьмака.
   Капли крови обволакивали воск и тот, будто обласканный жарким пламенем, снова стал вязким и пластичным. На моих глазах приобрел форму маленького щита, правда, без шипастых роз и замысловатых узоров. Если верить книге, этот своеобразный амулет мне следовало всегда иметь при себе. Тогда можно будет не беспокоиться о зеленоглазом поганце.
   К тому времени, как у Сандро закончился урок, я успела прибрать за собой и проветрить ритуальную. Вернула благовония в кладовку, а книгу -- в кабинет. Кусочек воска, хранивший в себе мою кровь и Силу, теперь лежал в кармане шорт. Ночью же я буду класть его под подушку, и тогда все у меня будет хорошо. По идее.
   Выйдя из кабинета главколдуна, столкнулась в холле со Стефано. Мужчина как раз собирался уходить, но увидев меня, передумал.
   -- Buonasera signorina!1 -- поздоровался во второй раз и ослепил белозубой улыбкой. Споро перейдя на английский, принялся заливаться соловьем, сыпля один за другим комплименты: -- Как поживает самая прекрасная девушка Рима? Не скучаешь одна? Как ни приду, все время сидишь у себя в спальне, как в заточении. Такой красавице, как ты, Ланочка, нужны веселые прогулки, новые впечатления и море положительных эмоций.
  
  
   #?#?1 Добрый вечер, синьорина!
  
   "Скажи это Габриэлю", -- хмуро подумала про себя.
   А вслух призналась:
   -- Да, порой здесь бывает очень тоскливо.
   -- И долго еще планируешь оставаться у Салвиати? Ты же прилетела к Вери, а ее все нет, -- продолжал любопытствовать итальянец.
   -- Дождусь ее, а потому сразу домой.
   Стефано открыл рот, собираясь задать очередной вопрос, но я оказалась быстрее.
   -- Как прошел урок? Нормально позанимались?
   От нечего делать решила проводить репетитора до ворот. Как ни странно, но после сеанса магиотерапии настроение начало стремительно подниматься вверх, и сейчас я была не прочь поболтать с приветливым ухажером.
   Правда, очень скоро пожалела об этом решении. Пока Стефано живописал мне сильные и слабые стороны своего ученика, попутно упрекая того в чрезмерной лени, я двигалась все медленнее. Ноги к воротам идти отказывались.
   Как загипнотизированная смотрела на черную "ауди", припаркованную у обочины, и пыталась прочесть эмоции сидящего в ней ведьмака. Правда, издалека его рассмотреть толком не получилось.
   Интересно, почему не въезжает? Заклятие уже сработало и в чем именно проявится его действие? Как скоро я смогу полюбоваться на плоды своей фантазии? А главное, когда о моих экспериментах узнает Габриэль?
   Ответы на все эти вопросы отыскались довольно быстро.
   -- Привет, Габриэль, -- из уважения к даме, не догадываясь об имеющемся у меня волшебном колечке, Стефано продолжал говорить по-английски.
   -- Привет, -- выйдя из машины, буркнул мрачный, как средневековая чума, Салвиати и сверкнул в мою сторону своим хамелеонским взглядом.
   "Опять глазищи черные, -- отметила я про себя. -- Совсем в последнее время не бережет нервы".
   Ворота были открыты, но Габриэль почему-то не спешил к нам подходить, стоял столбом по другую сторону кирпичной ограды. А Стефано, решив, что достаточно уделил внимания брату своего ученика, снова переключился на мою персону.
   -- Не хочу быть навязчивым, но, помнится, Ланочка, вы обещали со мной поужинать. Могу я рискнуть и понадеяться также на романтическую прогулку?
   Мельком глянув на серого, словно асфальтная глыба, ведьмака, демонстративно от него отвернулась и кокетливо улыбнулась своему визави.
   -- А я уже думала, никогда не спросишь. Я абсолютно свободна и полностью в твоем распоряжении.
   Черноглазый просиял, окрыленный моей последней фразой. А вот зеленоглазый из пепельного стал каким-то мертвецки белым. Ринулся к нам, но, сделав пару шагов, замер как вкопанный, будто наткнулся на невидимую преграду.
   Я машинально сунула руку в карман, пальцы нащупали теплый кусочек воска.
   -- Отлично! -- Стефано снова блистал улыбкой. Решив брать быка за рога, не стал откладывать приглашение на потом, а громко предложил: -- Как насчет завтра?
   Пока Габриэль переваривал его вопрос, я уже отвечала:
   -- Заезжай за мной в семь, -- томный взмах ресниц и очередная кокетливая улыбка. -- Я буду ждать.
   -- А я -- считать минуты, -- заверил меня местный казанова и традиционно попрощался двумя дружескими поцелуями. Правда, на сей раз, окончательно обнаглев, целовал нарочито медленно. И, кажется, оба раза метил в губы. К счастью, не попал.
   Или к несчастью. Лишний повод позлить Габриэля.
   Конечно, было рискованно давать ловеласу ложные надежды, флиртуя с ним и соглашаясь на свидание. Но выражение лица ведьмака стоило этой жертвы!
   Мы еще немного поболтали, я посмеялась над шутками итальянца, старательно делая вид, что в восторге от его юмора. После чего Стефано вспомнил о застывшем поблизости истукане.
   Теперь уже Салвиати багровел. Еще немного, и у него, как в старой русской пословице, огонь вырвется из ноздрей, а из ушей дым повалит.
   -- Габриэль, ты чего там стоишь такой задумчивый?
   -- И правда, Габриэль, почему не заходишь? -- с самым невинным видом поинтересовалась я.
   На скулах ведьмака обозначились желваки.
   -- Стефано, у тебя сегодня больше нет уроков? -- выцедил он из себя.
   -- Есть! И я уже, кажется, опаздываю. До завтра, красавица, -- попрощался со мной ухажер, не забыв обдать на прощание жарким взглядом.
   Решила про себя, что впредь в дни, когда он сюда приезжает, не буду надевать шорты. Лучше юбки. Макси, длиной до пят.
   Помахав отъезжающему учителю, собиралась вернуться в дом, когда за спиной раздался голос, в котором теперь отчетливо звучали металлические нотки. От напускного спокойствия ведьмака не осталось и следа.
   -- Лана! Подойди, пожалуйста.
   Упс, судя по интонации, до кондиции сегодня дошла не только я.
   Решив, что такое удовольствие, как месть, стоит растягивать и смаковать как можно дольше, развернулась и прогулочным шагом направилась к воротам. Выйти за которые я не могла. А ведьмак, благодаря моим стараниям, теперь не мог в них войти.
   Вот оно, наглядное действие закона бумеранга.
   Чем ближе приближалась к Габриэлю, тем медленнее становился мой шаг. Все-таки видок у него был грозный. И этот черный-пречерный взгляд. Прямо как персонаж из какого-нибудь ужастика.
   -- Ну, вот она я. Что надо? -- Подходить к нему вплотную поостереглась. Мне, не привыкшей к магии, невидимая стена, разделявшая нас, казалась сомнительной преградой.
   -- Ты что. Опять. Натворила? -- чеканя каждое слово, прошипел этот гад. -- Почему я не могу войти?!
   Сунув руки в карманы шорт, равнодушно передернула плечами и с усмешкой произнесла:
   -- Может, тебе надо особое приглашение. Как вампирам. Но я тебя не приглашу. -- Немного подумав, мстительно предположила: -- Или же все дело в магии.
   -- Я уже и сам догадался, что в магии. Лана! Я ведь запретил тебе колдовать!!! -- вконец разошелся Салвиати. Если бы можно было, взглядом превратил бы меня в маленькую кучку пепла.
   -- Знаешь, где именно я видела твои запреты? Там же, где и тебя! Мне повторить? Думала, утром все понятно объяснила.
   -- Значит, так ты мне мстишь? Выгоняя из собственного дома? -- Едва не рыча, Габриэль дернулся в мою сторону, но снова впечатался в незримое препятствие.
   А я, поддавшись слабости, трусливо отступила.
   -- Ничего подобного! -- постаралась придать себе храбрый вид, выпрямилась и скрестила на груди руки. -- Я тебя ниоткуда не выгоняла. Перестань использовать против меня магию, тогда и мои чары развеются.
   -- Чтобы ты сразу сбежала! -- а вот теперь уже точно рычит. Жалко, что нет намордника. -- Надо было тебя связать и приковать к батарее!!!
   Во-о-от. Что я говорила? Садист недоделанный.
   -- На нет, как известно, и суда нет. Хочется тебе топтаться здесь, пожалуйста! Стой себе на здоровье хоть до утра. И, между прочим, я не собачка, которую можно привязывать и запирать в будке, когда тебе только вздумается! -- выпалила, гордо вскинув голову. А потом посетовала: -- И почему мне досталась бракованная половинка?
   Салвиати поменялся в лице. Не ожидал, наверное, что я все узнаю от Фьоры. Тоже мне, любитель секретов!
   -- Лана, давай поговорим спокойно, -- заметив, что пугаться я не намерена, так же, как и выполнять его условия, попробовал поменять кнут на пряник.
   Но я уже шла к дому и продолжать бессмысленный разговор не собиралась. Только, обернувшись, сказала:
   -- Хватит! Я твоим "поговорим" сыта по горло. Чао, Габриэль. Увидимся, когда соизволишь снять заклятие.
   -- Лана, как только я до тебя доберусь... -- теперь в ход пошли угрозы.
   -- А ты сначала доберись! -- крикнула ему и на всякий случай ускорила шаг, мечтая как можно скорее оказаться в доме.
   А то ведь сдержит обещание и таки доберется.
  

ГЛАВА 18

  
   Спала я в ту ночь беспокойно. Тревожно вертелась с боку на бок, то и дело запуская руку под подушку, желая удостовериться, на месте ли мой самодельный отражатель магии. Так назвала этот маленький кусочек воска.
   Когда удавалось забыться, сознание тут же начинали заполнять бредовые сновиденья. В которых я то металась у ворот, ежеминутно проверяя, развеял ли Габриэль свое чертово заклинание, то обозленный ведьмак крался за мной по окутанному тьмой дому. Я слышала, как под его тяжелой поступью надрывно скрипели и прогибались деревянные половицы. Звук раздавался то совсем близко, то снова издалека.
   Габриэль все пытался меня поймать, а я все убегала. Пока не оказалась в незнакомом парке, на своей собственной свадьбе. Но вместо белого подвенечного платья, что выбирала для самого счастливого дня в своей жизни, на мне опять был алый наряд Вероники. Я медленно шла к алтарю, тщетно пытаясь разглядеть своего суженого. Он стоял ко мне вполоборота, но сколько ни старалась рассмотреть его лицо, черты оставались размыты. Разум твердил, что лучше бы это был Димка. А сердце, глупое, нашептывало о другом.
   Впереди меня бесшумно плыла Фьора, безжалостно выдергивая из пышных бутонов роз бархатистые лепестки и бросая их мне под ноги. Вот я почти приблизилась к жениху. Еще один шаг, и вкладываю ладонь в его протянутую руку. Терзаемая противоречивыми чувствами, поднимаю глаза и ощущаю, как от страха леденеют ступни. Цепкие пальцы будущего мужа больно сдавливают мне руку.
   -- Ты моя!.. -- последнее, что я услышала, прежде чем проснуться.
   -- Черт! -- сев на кровати, сделала глубокий вдох. -- Стефано в роли супруга -- это уже перебор.
   В памяти воскрес образ учителя. Улыбчивый, излучающий оптимизм Стефано мало чем походил на мужчину из моего кошмара: страшного, безумного, с жутким взглядом. Почти как у Габриэля, когда он из-за меня начинал беситься.
   Не удивительно, что настроение после таких видений застопорилось на нулевой отметке.
   -- Поздравляю, Руся! Сегодня бы ты могла выйти замуж! Но не выйдешь. Се ля ви, -- буркнула себе под нос и, свесив ноги с кровати, почапала возвращать себе душевное равновесие под бодрящими струями в душевой кабине.
   В общем, воскресное утро ничем хорошим пока не радовало.
   Собравшись, решила пойти позавтракать. Вчера из-за стычки с Габриэлем мне кусок в горло не лез, и теперь желудок сводило голодной судорогой. Весь вечер, так же, как и во сне, я бегала к воротам, проверяя, действует ли еще коварное заклятие. Действовало. Похоже, ведьмак не спешил распахивать клетку. С одной стороны, это плохо. С другой -- так мы с Габриком сможем сохранять дистанцию и не сможем поубивать друг друга. А там не сегодня-завтра, возможно, вернутся Салвиати, и жизнь наладится. Я наконец-то смогу отбыть восвояси.
   Проходя мимо комнаты ведьмака, не удержалась и осторожно в нее заглянула. Хотела удостовериться, что домой зеленоглазый гад вчера так и не попал. Постель, к моему облегчению, была застлана, и признаков появления хозяина нигде не наблюдалось. Только на письменном столе -- должно быть, оставленная Сандро -- тосковала вчерашняя посылка.
   Не сумев побороть любопытство, сделала несколько шагов по направлению к темной коробке. Протянула руки, собираясь взять ее, и... вздрогнула, услышав, как за спиной громко захлопнулась створка. Резко обернувшись, замерла, чувствуя, как по телу рассыпаются мурашки.
   Честно скажу, я была готова к чему угодно. Но уж точно не к тому, чтобы оказаться в запертой комнате с полуобнаженным ведьмаком, на котором, помимо наспех обмотанного вокруг бедер полотенца, не было никакой одежды. Зато имелись в изобилии капельки воды, шустро скользящие по загорелому торсу, рельефным рукам, злосчастной татуировке. Похоже, мое появление выдернуло Салвиати прямо из-под душа.
   -- Шпионишь? -- загородили мне единственный путь к бегству.
   -- А? -- взгляд никак не хотел фокусироваться на мрачной физиономии ведьмака.
   А всему виной эти дурацкие капли! Да, точно они. Отвлекли и даже заставили позабыть, зачем вообще сюда явилась.
   -- Неужели снял заклинание? -- Придя в себя, стала бочком продвигаться к выходу, стараясь осторожно обойти ведьмака -- так, чтобы ни в коем случае нечаянно его не коснуться, -- и добраться до двери. Желательно целой и невредимой.
   Но негодяй тут же раскусил мой маневр. Отступил на пару шагов и, прислонившись спиной к запертой створке, скрестил на груди руки, снова заставив отвлечься на созерцание всех этих бицепсов и трицепсов.
   По сравнению с высоким и широкоплечим Салвиати Димка теперь казался мне дохляком...
   Так, стоп! О чем вообще думаю?! Нужно как можно скорее отсюда убираться! А я тут слюни пускаю.
   Да мне вообще смотреть на него должно быть противно! Теоретически. А вот практически...
   Может, у меня какое-то неизлечимое психическое расстройство?
   Я шагнула вперед, но ведьмак покачал головой и выдвинул ультиматум:
   -- Не выйдешь, пока не поговорим. Лана, что за заклинание ты использовала?
   -- Я первая задала вопрос. На который ты, между прочим, так и не ответил. -- Поняв, что выбраться из ведьмовской опочивальни мне пока не светит, переместилась в другой конец комнаты. Чем больше разделяющее нас расстояние, тем лучше.
   И безопасней. Для меня.
   -- Ты вынудила меня его снять. -- Серо-зеленые глаза цепко следили за каждым моим движением. -- Из-за тебя мне пришлось всю ночь кататься по городу.
   -- Мог бы переночевать в гостинице, -- равнодушно хмыкнула я. -- С какой-нибудь незадачливой туристкой. Благо удачный опыт в таких делах уже имеется. Тебе ведь только и нужно, что щелкнуть пальцами, чтобы девушка безвольной игрушкой упала в твои объятия. Или попросил бы о помощи друзей. Вы с Дарио, как я заметила, в этом неплохо спелись.
   По мере того как говорила и без того мрачное лицо ведьмака становилось еще мрачнее.
   -- Если Фьора рассказала тебе о ланиме, то должна была сказать и о том, что в тот вечер я был не в себе.
   -- И все последовавшие за ним дни и ночи, похоже, тоже. Не мог признаться во всем сразу?!
   -- Боялся сделать тебе больно.
   Все-таки стоило взять пример с Лучии и хорошенько его проклясть. Может, тогда бы хоть что-то понял.
   -- А теперь мне, значит, совсем не больно! -- горько воскликнула я. -- Лучше бы сразу тебя возненавидела. А не сейчас, когда... -- запнулась, к счастью, вовремя осознав, о чем только что чуть не проболталась. О том, в чем я и самой себе боялась признаться. Не то что рассказать Габриэлю.
   Ведьмак оторвался от двери. Не сводя с меня гипнотического взгляда, медленно обошел кровать и оказался со мною рядом. Слишком близко.
   -- Меня тоже тянет к тебе. Ты даже не представляешь как сильно. Умом понимаю, что надо бы сейчас извиниться. Решить, как мы будем сосуществовать и дальше в одном пространстве. Постараться, в конце концов, с тобой помириться. А вместо этого мысли только о том, как сильно я хочу тебя поцеловать. Когда смотрю на твои губы...
   И таки посмотрел. Взгляд, скользнувший по лицу, обжег не хуже раскаленного железа. Щеки сразу запылали. Отступив на шаг, замерла. Меня приперли к стенке, в буквальном смысле слова. Отступать больше было некуда. Я ведь не Фьора, чтобы просочиться сквозь щель. А оттолкнуть ведьмака и убежать я почему-то не могла. Тело будто сковали колдовские чары.
   -- Лана, прости меня. И за ту ночь, и за недомолвки. Если бы мы познакомились при других обстоятельствах, в другое время, я бы тебя ни за что не отпустил. Понадобилось бы, украл бы даже у твоего жениха.
   -- С этим за тебя неплохо справилась Фьора, -- усмехнулась я, старательно отводя глаза в сторону.
   Лучше не встречаться с ним взглядом. А то черт его знает, что мне в голову взбредет. Уже давно поняла, что мое тело и разум не всегда дружат между собой. И то, чего жаждет одно, кажется кощунственным для другого.
   -- При чем здесь гиана? -- на лице ведьмака промелькнуло удивление. -- Я думал, он тебя бросил.
   -- Бросил. С подачи Фьоры. А ты что, правда не знал?
   -- Дай мне минуту. -- С этими словами Салвиати подошел к шкафу и, выдернув из него первую попавшуюся серую футболку и шорты, направился в душевую. -- Только никуда не убегай. Нужно решить, что делать с Фьорой. Иначе она не угомонится.
   Именно это я и собиралась сделать -- сбежать. Но перспектива насолить вредоносному духу не могла не заинтересовать. Поэтому решила задержаться и послушать, что же интересного мне здесь предложат. Потому что сама я не представляла, как приструнить и проучить бестелесную нахалку.
   Габриэль вернулся спустя пару минут. Хвала небесам, теперь сухой и в одежде. Только волосы оставил как есть, не стал заморачиваться с феном. Видимо, не хотел заставлять леди ждать. Либо боялся, что сбегу, и тогда придется ему отлавливать эту леди по всему дому.
   -- Так вот. Фьора, -- я выжидательно посмотрела на ведьмака.
   -- С чего ты решила, что она имеет какое-то отношение к твоему разрыву с этим... Димой, кажется? -- на последней фразе зеленоглазый скривился, будто его только что заставили прожевать полынь.
   Точно такое же выражение лица было вчера у Димки, когда он обвинял меня в ненастоящих романтических отношениях с сыном ненастоящего начальника.
   -- Сейчас все объясню, -- с готовностью пообещала я и в подробностях пересказала наш с Орловым разговор, не забыв дважды повторить, как раскаивается и скучает по мне бывший жених, и, разумеется, опустив тот факт, что гад предложил мне просто жить с ним в гражданском браке.
   Кажется, я уже начинала получать удовольствие от того, что доводила Салвиати. А судя по кислой физиономии ведьмака и черноте, стремительно заполнявшей светлые радужки глаз, Димкины попытки вернуть меня ему не понравились.
   -- Ясно, -- когда закончила, протянул Габриэль и, снова поморщившись, выдавил: -- Что, прямо так и называл меня итальяшкой?
   Я кивнула, тщетно стараясь скрыть злорадную улыбку, и в комнате повисло молчание.
   -- Фьору нужно наказать. Или хотя бы как-то проучить, -- устав ждать, проявила инициативу. Сам итальяшка продолжать разговор почему-то не спешил. Сидел весь такой из себя задумчивый, подавшись вперед, и угрюмо сверлил взглядом ведущие на балкон двери. -- Есть какие-нибудь способы воздействия на духов? Желательно очень болезненные. Я ведь в этом полный профан, поэтому полагаюсь на твой ведьмовской опыт.
   Выплыв из размышлений, Габриэль поднял на меня глаза.
   -- Существуют, конечно, особые ритуалы. Но даже в этом случае причинить ей реальный вред будет сложно. Да я и не хочу. Фьора как член семьи, мы выросли под ее опекой. Она что-то вроде ангела-хранителя нашего рода. Моя бабушка, Аделаида, очень ее любила.
   -- А вот теперь ты ее защищаешь, -- нахмурилась я. -- Фьора не ангел. Это скорее демон-разрушитель!
   Скользнув взглядом по моему лицу, ведьмак чему-то задумчиво улыбнулся.
   -- Ты такая забавная, когда злишься.
   -- Если нечего сказать, то я пошла. -- Чувствуя, как от пристального внимания снова розовеют щеки, двинулась к выходу, но брошенная вслед фраза заставила меня остановиться.
   -- Гиану можно наказать, перестав замечать ее.
   -- То есть? -- Я обернулась.
   -- Духи исчезают, когда о них забывают, -- пояснил Салвиати. -- Когда умирают те, кто поддерживает в них жизнь. Если ты и я начнем ее игнорировать, делать вид, что Фьоры для нас не существует, она ослабнет. Ничего страшного с ней не произойдет, но понервничать заставит. Тем более сейчас, когда дома нет родителей. Сандро и Катарина будут единственными, с кем она сможет общаться.
   Конечно, игнорировать такую, как Фьора, сложно. Но чего ни сделаешь в воспитательных целях.
   -- Значит, с этого момента Фьоры для меня больше не существует, -- произнесла намеренно громко, чтобы, если негодяйка подслушивает, знала, что ее ждет суровая кара.
   Снова попыталась уйти -- как говорится, по-английски, не прощаясь, -- но Габриэлю снова удалось меня задержать.
   -- Кстати, это тебе. -- Поднявшись, взял со стола коробку и, воспользовавшись моим замешательством, сунул ее мне в руки.
   -- Что это?
   -- Открой.
   -- Если решил задобрить меня подарками, то ничего не выйдет. Оставь себе. -- Попробовала вернуть неуместный презент обратно, но зеленоглазый отказался его забрать.
   -- Не подарок, а скорее жизненная необходимость.
   -- Наручники, что ли? -- подозрительно сощурилась я. -- Или кляп с веревкой?
   Губы ведьмака тронула едва заметная улыбка.
   Дальше артачиться я не стала, любопытство (чтоб его!), как всегда, взяло верх. Воспользовавшись услужливо предложенными мне ножницами, разрезала скотч и извлекла на свет божий... книгу в темной обложке с немного потрепанными краями и корешком.
   -- Решил занять мой досуг чтением?
   -- Ты ведь хотела учиться магии -- вот и учись, -- еще больше удивил меня Салвиати. -- В книге Вери много опасных заклинаний, которые могут причинить вред и тебе, и окружающим. А здесь только основы магии, с которых и стоит начать.
   -- Мой собственный гримуар? -- теперь темно-коричневая обложка без каких-либо надписей и узоров уже не казалась мне такой невзрачной.
   -- Весь до последней страницы, -- еще одна мимолетная улыбка и совет: -- Обрати внимание на первый раздел, где про контроль и медитацию. А то скоро соседи начнут спрашивать, почему наш дом постоянно поливает дождем. Не совсем привычная для лета погода.
   -- И ничего не постоянно, -- трепетно перебирая шуршащие странички, пробормотала я. -- Сегодня вроде бы ясно.
   -- Надолго ли? -- усмехнулся ведьмак.
   Но мне сейчас было не до его острот и усмешек. Все мое внимание принадлежало книге. Конечно, ей далеко до гримуара Вероники. В ней не имелось написанных витиеватым почерком заклинаний и готичных, немного поблеклых от времени рисунков. Зато все тексты -- на старом добром английском, который я могла понимать и без всяких заклятий.
   -- И где только ее откопал? -- провела рукой по шероховатой, чуть пожелтевшей странице.
   -- Заказал в интернете, -- просто ответил Салвиати. Заметив удивление на моем лице, с иронией добавил: -- А ты думала, нам совы из Магляндии волшебные палочки и гримуары приносят?
   -- Так уж и быть, книжку возьму, -- захлопнув томик, не стала реагировать я на подколку. -- Но это не значит, что ты прощен и между нами мир. Ты живешь своей жизнью, я -- своей. И надо постараться, чтобы мы поменьше пересекались. Я вот сейчас иду на кухню и, надеюсь, что ты не потащишься за мной, а дашь мне время спокойно позавтракать.
   -- Как пожелает синьорина, -- решил построить из себя пай-мальчика Габриэль.
   -- И не вздумай больше использовать против меня магию! Вечером у меня свидание и...
   -- А как же Дима? -- совсем некстати напомнил он мне о бывшем.
   -- Насчет Димы я еще не решила, -- бросила, отведя взгляд, и в который раз попробовала сбежать.
   Но ледяные нотки в голосе ведьмака заставили меня остановиться.
   -- Лана, то, что я снял заклинание, не означает, что ты можешь выезжать в город когда тебе заблагорассудится. Тем более со Стефано! -- Заметив, что я собираюсь возразить, продолжил быстро: -- Он обыкновенный человек и, если что, не сможет тебя защитить. Забыла уже, как на тебя напал демон?
   -- Я что-нибудь придумаю, -- буркнула недовольно. Конечно, в его словах была доля правды. Но чувство, что я здесь будто пленница, давило на нервы. Хотелось вырваться из этого дома хотя бы на пару часов. Со Стефано или с кем-нибудь другим. Главное, чтобы не с Габриэлем. -- Найду какое-нибудь заклинание, которое будет меня защищать.
   -- Лана, я не прошу тебя остаться. Я говорю, что ты ни-ку-да не поедешь, -- решил все за меня Салвиати.
   А вот сейчас я его точно прокляну. От всего сердца!
   Мне снова пришлось поменять траекторию движения и вернуться к гадкому ведьмаку. Немалых усилий стоило сдержаться, взять себя в руки и попытаться найти компромисс.
   -- Уверена, ты знаешь кучу охранных заклинаний, которые смогут меня защитить. Или дай мне какой-нибудь амулет, если так за меня переживаешь. Да что угодно! -- Вымученно улыбнулась и постаралась, чтобы голос звучал как можно мягче: -- А я за это обещаю больше на тебя не злиться. И даже, возможно, со временем смогу понять и простить.
   -- С этого и стоило начинать, -- вселил в меня надежду ведьмак и тут же безжалостно ее растоптал. -- Но теперь поздно. С террористками я переговоров не веду. -- Склонившись ко мне, мерзавец нагло продолжил: -- Сегодня утром был единственный раз, когда я пошел у тебя на поводу и снял заклятие. Которое наложил, между прочим, для твоей же безопасности.
   Тучи, вдруг закрывшие небо, прорезала яркая вспышка, и дождь с отчаяньем забился в окна.
   -- Иди, -- теперь уже он толкал меня к выходу, -- завтракай, читай, медитируй. Хочется хоть иногда видеть солнце.
   -- Ненавижу, -- задыхаясь от возмущения, только и смогла выдавить из себя.
   -- Я в курсе, -- ответил безэмоционально. -- Надеюсь, когда-нибудь ты поймешь, что я просто о тебе беспокоюсь. И, кстати, -- успешно выпихнув меня в коридор, закончил ровно: -- у тебя и так получилось заставить меня ревновать. Десять баллов! Не обязательно для этого еще и прыгать к нему в койку.
   -- Но я не... -- договорить так и не успела. За мной просто захлопнули дверь.
  
   Утром Альфео проснулся в прекрасном расположении духа, что уже само по себе было необычно. Стрэг уже давно позабыл, что это такое -- испытывать сильные эмоции и чувства. Разве что в сердце порой, как на тлеющих углях, вновь разгоралось пламя ненависти и разум отравляла жажда отмщения. Даже спустя столько лет Альфео не смог простить младшему брату, что тот занял его место. Проживал жизнь, которая по праву принадлежала ему.
   Большую часть времени ведьмак пребывал в мрачной задумчивости. Неделями мог не покидать фамильный особняк Салвиати, и в такие периоды его круг общения сводился только к демонам из потустороннего мира да бессловесным марионеткам, балансировавшим между жизнью и смертью. Их стрэг использовал в качестве расходного материала, платы демонам за услуги.
   Но сегодня Альфео снова хотелось жить! И радоваться. Предвкушать свою первую над Джулиано победу. Непросто Хранителю будет оправиться от такого удара: Сила его любимицы, его Вероники, перейдет на сторону Тьмы. Духи проклянут дорогую племянницу за то, что так опрометчиво отказалась от своего наследства и не уберегла его. Как когда-то безжалостно прокляли Альфео, когда он посмел отвернуться от некоторых членов демоновой семейки.
   Хотя нет, Веронике придется намного хуже. У Альфео после изгнания хотя бы остались его способности, его демоны. У нее же не останется ничего.
   Приятным бонусом будет разбить сердце наследнику клана. Пусть пока Габриэль и не осознал, что уже любит эту девчонку, -- свою драгоценную половинку, предназначенную ему судьбой. Но потеряв ее, сразу все поймет.
   Хотя тогда уже думать о любви и мечтать о счастье будет поздно. Девушка принесет себя в жертву, станет идеальным орудием мести.
   Миновала всего неделя с тех пор, как Альфео подвернулся шанс подпортить жизнь младшему брату, но стрэгу казалось, что с момента появления иностранки прошла целая вечность ожидания.
   Все это время Иерея терпеливо наблюдала, следила за девчонкой, выжидая удобного момента, чтобы нанести удар. Но новоиспеченная ведьма все время находилась под чьей-нибудь опекой, оставалась недосягаемой для демона. Сегодня же вечером все свершится. Девушка добровольно (или почти добровольно) посвятит себя миру Тьмы, подарит Силу Альфео. А потом, послушная Иерее, станет жертвой кровавого обряда.
   И идеальный мир Джулиано наконец-то даст трещину.
  

ГЛАВА 19

  
   Руслана
   Наспех позавтракав, помчалась наверх, не став дожидаться, когда на кухню явится Салвиати. На обратном пути, к счастью, пронесло. Габриэль мне так и не попался. Иначе только начавший стихать дождь превратился бы в настоящий ливень.
   Оказавшись в комнате, на ходу скинула шлепки и плюхнулась на кровать. Перевернувшись на живот, снова полюбовалась своим подарком, стараясь не зацикливаться на том, от кого он достался, и раскрыла книгу на первой странице. Сгорая от нетерпения и предвкушения, приступила к чтению.
   Не то чтобы я так торопилась последовать советам ведьмака. С ним все равно никакие самоконтроль и медитация не помогут. Но раз уж мне в руки попал настоящий учебник магии, за которым не надо лезть в чужой кабинет, а потом торопливо листать страницы, боясь быть пойманным с поличным, то грех не воспользоваться выпавшей возможностью.
   С удовольствием проштудирую гримуар от корки до корки. Вдруг удастся отыскать что-нибудь против демонов. Какое-нибудь антидемоническое заклинание либо инструкцию по созданию волшебного оберега. Тогда Салвиати придется меня отпустить. Чтобы он там себе ни думал и сколько бы мне ни запрещал, вечернему рандеву быть и точка!
   Не скажу, что я горела желанием пообщаться со Стефано, но после сегодняшнего оскорбления -- еще одного шрама на моем израненном сердце -- увидеться с черноглазым я была просто обязана. Теперь это стало делом принципа!
   И вообще, причем здесь постель? За кого он меня принимает?! Или думает, раз ему девушек, даже толком не успев познакомиться, удается сразу затащить в койку, то и другие так поступают?
   Хотя... Это же итальянцы. Черт их разберет.
   Так, за изучением рецептов снадобий и чтением простейших заклинаний, незаметно прошли несколько часов и наступило время обеда. Дарио, без предупреждения явившийся за новой "дозой", застал свою супругу в подавленном состоянии.
   Приходилось признать, с такой книгой против демонов я не повоюю. И если и смогу себя от чего-нибудь защитить, так только от сглаза либо мелких неудач. Нападение сверхъестественного существа, к сожалению, к таковым не относилось.
   Ведьмак постучался как раз в тот момент, когда я заканчивала медитировать над последней страницей.
   -- Наглым очкарикам вход запрещен! А остальным можно.
   -- Жестко ты с ним. -- В проеме приоткрывшейся двери показалась голова муженька, а потом и все его туловище. -- Что читаем? -- удивил приветливой улыбкой.
   -- Самоучитель по магии, -- постаралась изобразить такую же в ответ.
   В конце концов, чего мне с ним грызться? В какой-то степени Дарио тоже жертва. Единственная вина этого дурачка, что повелся на уговоры друга, а потом еще и непонятно с какого перепугу его покрывал. Думаю, Амидеи за свои ошибки уже поплатился -- потерял невесту и теперь насильно связан со мной.
   Замечательной в общем-то девушкой, но явно не его судьбой. А так -- всего лишь еще одной случайной жертвой.
   -- И как успехи? -- Ведьмак прошелся по комнате, зачем-то внимательно осмотрелся. Дождавшись от меня приглашающего жеста, присел на край кровати.
   -- Да пока никак. Просто просматриваю, -- помассировав затекшую шею, отозвалась я. -- К практике еще не приступала. Да и не знаю, стоит ли.
   -- Это почему?
   -- Вероника вот-вот вернется. А когда я останусь без Силы, мне эта книжка будет уже ни к чему. Разве что только как сувенир, напоминание о пережитом кошмаре.
   Уголки губ парня опустились вниз, и лицо его сразу же приобрело грустное выражение.
   -- Можешь, Лана, спокойно учиться дальше. Веронике удалось улизнуть из-под носа родителей. Они только что звонили Габриэлю. Похоже, Вери навсегда решила порвать с прошлой жизнью, и неизвестно, когда вернется. Да и вернется ли вообще...
   Еще одна убийственная новость. А я ведь в мечтах уже сидела на чемоданах.
   -- Э не-е-ет, мы так не договаривались. Что значит -- неизвестно? -- занервничала я. -- Мне обещали развод и девичью фамилию. И не неизвестно когда, а в самом ближайшем будущем!
   -- Просто передаю тебе то, что узнал от Габриэля, -- подавленно отозвался ведьмак, опустив голову.
   Продолжать возмущаться, глядя на этого страдающего влюбленного, было сложно. Придвинулась поближе к муженьку и, тяжело вздохнув, печально проронила:
   -- Извини. Тебе ведь тоже досталось. Не я одна здесь жертва.
   Ведьмак в ответ вяло кивнул и продолжил рассматривать что-то на паркете.
   -- Дарио, -- попыталась привлечь его внимание, -- почему сразу не рассказал, что невиновен?
   -- Хотел дать Габриэлю возможность самому объясниться, -- тихо сказал парень. -- Да и к тому же я тоже перед тобой виноват. Околдовывал-то тебя я, а не Салвиати.
   -- И часто вы друг другу так помогаете? -- грустная усмешка.
   -- Если скажу, что никогда, -- ты ведь все равно не поверишь? -- скорее утвердительно, чем вопросительно сказал ведьмак.
   Я неопределенно пожала плечами.
   А Дарио, видимо, посчитав, что уже высказанных извинений мне будет недостаточно, продолжил каяться:
   -- Несколько лет назад мы с Габри поспорили. Причиной спора стала одна девушка, -- задумчиво глядя перед собой, рассказывал Амидеи. -- Я тогда еще понятия не имел о существовании каких-то там половинок, а Вери воспринимал только как младшую сестру друга.
   В отличие от меня, влюбленного по уши дурака, Салвиати моя избранница не нравилась. Моника была старше меня на несколько лет, из семьи ведьмаков не с самым благовидным прошлым. Габриэль говорил, что если бы не положение моей семьи, Моника на меня, еще совсем мальчишку, даже б и не взглянула. Но я ничего не хотел слышать и продолжал с ней встречаться. Бегал за ней, как щенок на привязи, и верил, что она тоже меня любила. А в итоге выяснилось, что мною просто успешно пользовались в течение нескольких месяцев. Габриэль на это и поспорил, а потом доказал свою правоту, заклятием раскрыв ее настоящие чувства. -- На лице ведьмака отразилась гримаса недовольства. -- Хоть я и был против использования магии в отношениях. Да и сейчас тоже.
   -- Зато твой друг, чуть что -- сразу к Силе, -- проворчала я. -- А без нее решать проблемы не умеет.
   -- Из-за спора я и попал в должники к Габриэлю, -- не обращая внимания на мое бормотание, рассказывал благоверный. -- С тех пор прошло почти восемь лет. Думал, он уже забыл про ту давнюю историю, но в ночь в клубе Габриэль вдруг напомнил мне о долге и захотел воспользоваться моей Силой. -- Теперь уже кривилась я и с упреком поглядывала на Амидеи. -- Пойми, Лана, я знаю его всю свою жизнь. Мне и в голову не могло прийти, что все так закончится. Я тогда первым уехал из клуба, потому что едва не валился с ног. Подчинять людей своей воле не так уж и просто, на это уходит много Силы...
   Ты осталась с Габри и Лукой. Думал, посидишь с ними за столиком, вы с Салвиати пофлиртуете. Если все пойдет хорошо, он попросит твой номер...
   -- А в итоге все закончилось не за столиком. И не совсем хорошо, -- перебила я раскаявшегося супруга. Вот только что мне теперь с его раскаянья? -- Мне кажется, если бы Габриэль просто хотел пофлиртовать с девушкой, не просил бы применять к ней магию!
   -- Габри -- он... -- ведьмак замялся, пытаясь подыскать слова, способные воскресить из пепла репутацию друга. -- Как бы тебе объяснить... Скажем, он не привык получать отказы. Он их ненавидит. А без заклинания был риск, что ты его пошлешь.
   -- Значит, он и тогда подстраховался... Вот гад! -- в сердцах воскликнула я. -- Гад и перестраховщик! -- Заметив недоумение на лице фальшивого муженька, буркнула: -- Не бери в голову. Это я так, о наболевшем.
   -- Ну а потом выяснилось, что увлекся он тобой из-за чар гианы, -- снова попытался добавить каплю меда в бочку с дегтем Дарио.
   -- И ты туда же. Ну хватит его оправдывать! Все у вас Фьора да Фьора! -- И где там раздел про медитацию... -- Нет, она, конечно, виновата. Я ей никогда не прощу. Но и Габриэль тоже далеко не ангел.
   -- Уже в курсе, что он...
   -- Моя чертова половинка? -- снова грустный смешок. -- Угу. Некто бесстыжий и бессмертный мне все рассказал.
   Облегчив душу, Дарио замолчал, снова став грустным и подавленным.
   -- Н-да, не повезло нам с тобой с половинками, -- вздохнув, философски изрекла я. -- Твоя вот сбежала. Моя -- вообще непонятно что из себя представляет. Командует мной, распоряжается. Держит заложницей до возвращения сестрички.
   -- Вообще-то если бы ты тогда сбежала, плохо было бы и мне, и тебе, -- снова принял сторону приятеля Дарио. -- Это счастье, что Габриэль успел перехватить тебя вовремя.
   -- Да я не об этом, -- отмахнулась устало и принялась жаловаться своему вроде как супругу на свою вроде как вторую половинку, которая, окончательно обнаглев, не пускает меня на свидание с хорошим парнем.
   Мне, может, и не особо полегчало, зато настроение ведьмаку я подняла. Пока рассказывала, Дарио сдавленно похрюкивал, из последних сил стараясь сдержать рвущийся наружу смех.
   -- Тебе действительно так хочется пойти на свидание? -- когда я выговорилась, спросил с улыбкой. -- Не надоело нервы ему трепать?
   -- О, я еще даже не начинала, -- протянула зловеще. -- Но вижу, что пора бы уже начать. Сегодня Габриэль перешел все границы. Поэтому -- да, мне о-о-очень хочется попасть на это свидание.
   -- И на ком только женился? -- выразительно закатил глаза ведьмак, после чего спросил, уже серьезно: -- А если сбежишь?
   -- Больше вероятности, что я сбегу, если меня продолжат силой держать взаперти. Мне просто хочется чуть-чуть свободы. Разве я о многом прошу?
   Еще одна пауза и снова задумчивый вид. На смену которому пришли оживление и заговорщицкая улыбка.
   -- Ладно, пойдем. Проведем обмен, а потом я помогу тебе с Габриэлем.
   После ритуала муж оставил меня на несколько минут, чтобы вернуться уже с Салвиати.
   -- Дарио, я же сказал, что нет!.. -- При виде меня зеленоглазый осекся. Потом, видимо решив, что возненавидеть его еще больше уже невозможно, все так же хмуро продолжил: -- Я не хочу, чтобы она пострадала из-за своих глупых капризов!
   Глупых капризов...
   Деспот! Тиран и деспот.
   -- Габриэль, вообще-то я не твоя собственность, и ты не имеешь права решать за меня, что я могу делать, а что нет! -- воскликнула раздраженно.
   Ничего не ответил. Только наградил еще одним злым взглядом, в ответ получив такой же.
   -- Габри, я понимаю твое беспокойство, -- решил выступить в роли рефери мой благоверный. -- Я тоже не хочу, чтобы история с демоном повторилась. Но здесь ты не прав. Сейчас в тебе просто говорит ревность.
   -- Чушь! -- вяло огрызнулся Салвиати. -- Это не ревность. Я не хочу, чтобы она рисковала жизнью.
   -- Или Силой твоей сестры? -- не удержалась я от едкой реплики. -- Ты ведь только из-за нее и примчался в аэропорт.
   -- Да, из-за нее, -- в кои-то веки признался честно. Посмотрев мне прямо в глаза, тихо добавил: -- Но не только.
   -- Габриэль, ты же знаешь, с таким амулетом ни один демон не сможет к ней приблизиться.
   -- Скоро вернется Вероника...
   -- А если нет? -- перебил ведьмак, и лицо его на короткий миг исказилось болью. -- Или вернется нескоро. Так и будешь все время держать Лану взаперти?
   -- Ты хоть представляешь, сколько Силы понадобится на его создание? -- проигнорировав аргументы друга, снова продемонстрировал чудеса сволочизма Салвиати.
   -- А тебе жалко для нее Силы? -- Дарио шагнул ко мне, словно этим хотел показать, что переходит на мою сторону и оставляет Габриэля в одиночестве. -- Может, стоит попросить Луку?
   Повисло напряженное молчание. Я ерзала на коленях и машинально переставляла с места на место деревянные фигурки на алтаре. Габриэль не спешил с решением. А я тем временем размышляла, что если сейчас он скажет "нет", это станет последней каплей. Придется напрашиваться на постой к Дарио, потому что жить с этим человеком еще черт знает сколько времени под одной крышей и видеть его я навряд ли смогу.
   -- Для амулета лучше подойдет чароит. Кажется, у бабушки был какой-то кулон с этим камнем. Пойду, поищу. -- Сказав это, Габриэль вышел из ритуальной.
   -- Неужели согласился? -- прошептала я, чувствуя, как внутри буйным цветом расцветает радость. И облегчение. Облегчение от того, что Салвиати пусть и гад, но все-таки не законченный. -- И что же это будет за амулет? -- повернулась к мужу.
   -- Он защитит тебя от любого демона. Даже самого могущественного, хоть о нападении таких, я думаю, нам и не стоит переживать. Единственное, у подобных артефактов есть одна большая проблема -- их нужно постоянно заряжать Силой. Да и у своего хозяина амулет понемногу ее "крадет". Поэтому будешь надевать кулон только в город. В доме к нему даже не прикасайся.
   -- Ясно, поняла. Спасибо. -- Я поднялась с колен. -- И что, вы сейчас будете заряжать амулет своей Силой?
   -- Что-то вроде того, -- не стал вдаваться в подробности Амидеи. -- Плохая новость -- сегодня ты на свидание не попадешь. На создание защиты нужно время. Несколько часов.
   -- Нет проблем, попробую перенести на завтра.
   Не скажу, что я огорчилась. Наверное, где-то глубоко-глубоко в душе даже была довольна. Если быть откровенной с самой собой, Стефано мне совсем неинтересен. Но раз уж начала эту канитель со свиданием, то теперь не отступлю.
   Когда Габриэль вернулся, принеся с собой маленькую бархатную коробочку, меня попросили выйти. Сказали, что еще не доросла до подобных обрядов, и предупредили, чтобы к ужину их не ждали. И не дергали, пока сами не выйдут из ритуальной.
   В общем, за мной снова захлопнули дверь. Прямо дежавю какое-то. Потоптавшись с пару секунд перед закрытой створкой, отправилась на поиски Сандро, узнать номер учителя и перенести встречу.
   Пришлось снова врать, оправдываясь непредвиденными обстоятельствами, из-за которых я вынуждена сегодня остаться дома. Стефано, конечно, расстроился, но, к счастью, не стал допытываться, что же это за непредвиденные обстоятельства. Сам предложил перенести свидание на завтра и принялся выспрашивать, имеются ли у меня какие-либо предпочтения в еде. Оказывается, когда я позвонила, он как раз занимался выбором ресторана, в котором мы должны будем засветиться.
   Приятно польщенная тем, с каким рвением новый знакомый пытался мне понравиться, заверила его, что в еде я абсолютно непритязательна и полагаюсь полностью на его вкус.
   Попрощавшись с душкой-репетитором, решила задержаться у Сандро и скоротать время до ужина за очередной настольной игрой. А после трапезы отправилась к себе, продолжать знакомство с подаренной книгой.
   Раз уж Вероника пока не думает возвращаться в лоно семьи, то, наверное, можно смело переходить от теории к практике. Тем более что зеленоглазый заверил: ничего разрушительного я с этим гримуаром при всем желании натворить не смогу. Так что насчет вселенских катастроф можно было не волноваться.
   Проходя мимо ритуальной, не удержавшись, остановилась и, прильнув к двери, стала прислушиваться. Из-за тонкой перегородки доносилось бессвязное бормотание ведьмаков. Смысл их слов остался для меня неясен, что еще больше подстегнуло мое любопытство. Так хотелось заглянуть в комнату и узнать, что же такого волшебного там происходит. И как поживает мой амулет.
   Но велели не входить, и на сей раз я решила послушаться. Поэтому, постояв немного под дверью, разочарованно вздохнула и отправилась к себе заниматься.
   К сожалению, сосредоточиться на изучении гримуара в тот вечер так и не получилось. Мысли то и дело убегали в далекие дали. К зеленоглазому подлецу, к нашим с ним ссорам и... неконтролируемому влечению, кое, к своему стыду, я все еще испытывала к Габриэлю.
   Стоило вспомнить о нашей утренней стычке, а вернее, даже не о стычке, а о самом ведьмаке, так неожиданно представшим передо мной во всей своей полуобнаженной красоте, как к щекам приливала кровь и сердце начинало быстрее отсчитывать удары.
   Странно, мне так хотелось его ненавидеть, ругать и проклинать, и вместе с тем непреодолимо к нему тянуло. Будто глупого мотылька на яркое пламя свечи.
   Что называется, нашла себе идеальную пару! И какой только дурак там, наверху, придумал все эти половинки? Теперь вот мучайся с этим счастьем, пытаясь о нем забыть.
   В общем, в голове у меня был полный бардак, в мыслях тоже, а сердце сжималось то от горькой обиды, то от острого желания сию же минуту оказаться с ним рядом.
   Интересно, когда уеду, эти чувства исчезнут? Или хотя бы немного притупятся. Не хотелось бы страдать еще и по Габриэлю после того, как только что отстрадалась по Димке.
   Рассеянно перелистывая одну за другой страницы, я невольно продолжала думать о ведьмаке, о его невыносимом поведении и не менее невыносимом ко мне отношении. Затуманенный взор лишь выхватывал отдельные строки, но смысл фраз от меня ускользал. Пока одна -- как прогнать боль и уничтожить чувства -- не врезалась в память.
   Я резко выпрямилась, перелистнула страницу обратно и стала с жадностью вчитываться в текст, стараясь понять, о борьбе с какими чувствами в нем шла речь.
   По словам неведомого автора, описанный в книге ритуал способен справиться с любым сердечным недугом: будь то любовь между мужчиной и женщиной либо же тоска по потерянному другу или погибшим родным. Любая боль уйдет, оставив в сердце лишь легкую грусть. Да и та со временем исчезнет.
   Как раз то, что доктор прописал! Тем более, заклинание, на первый взгляд, совсем несложное. Всего-то три строчки. Необходимо было только раздобыть фотографию Габриэля, а также что-то из его личных вещей. Ну и заранее приготовить специальное зелье, своего рода антилюбовный напиток.
   Вот с ним-то, к сожалению, могли возникнуть проблемы. Половина указанных в гримуаре ингредиентов были мне незнакомы. А тайная вылазка в кладовую, где хранились всевозможные мешочки с травами и бутылочки с разноцветными жидкостями, ничего не дала. Кое-где этикетки и вовсе отсутствовали, а надписи на тех, что имелись, не соответствовали перечню в книге.
   Делать нечего, пришлось возвращаться с пустыми руками и в растрепанных чувствах. Даже и не знаю, к кому можно обратиться... Сандро мне помогать точно побоится, не захочет снова злить брата. Фьора, если узнает, что я задумала, сделает все возможное, чтобы мне помешать. Ну а Габриэль... Даже не представляю, как он может отреагировать на просьбу помочь его разлюбить.
   В общем, ситуация тупиковая.
   Разве что попросить о содействии Дарио... Очень кстати тот начал страдать приступами вины и наверняка разбирается во всех этих травушках-муравушках. Думаю, муж поймет меня и захочет помочь. Сам ведь на своем опыте знает, каково это, когда ты не со своей половинкой. А я с Габриэлем быть не могу! Только не после всего, что между нами приключилось.
   Не могу и все тут!
   Заверив саму себя, что дорогой супруг непременно поможет справиться с сердечным недугом, легла спать. Та ночь прошла на удивление спокойно.
  
   Утром, проснувшись, первое, что увидела, была бархатная коробочка, оставленная на туалетном столике. Заинтригованная, резво соскочила с кровати, горя желанием полюбоваться на свой новый амулет. Мой ключик к частичной, но все-таки свободе.
   Мало того что эта бабушкина бижутерия должна была охранять меня от любой потусторонней напасти, так еще и идеально подошла к моему стилю. Мне всегда нравились массивные украшения. И этот кулон с большим сиреневым самоцветом овальной формы в оправе из черненого серебра, украшенной крошечными завитушками и маленькими серебряными бусинами, сразу мне понравился.
   Хотела примерить раритет, но вспомнив, что оберег будет вытягивать из меня Силу для магической самоподзарядки, решила потерпеть до вечера и надеть его уже перед самым свиданием.
   На завтрак шла, если и не абсолютно счастливая, то во всяком случае в приподнятом настроении. Сегодня скучать не придется. На повестке дня были звонок мужу и приглашение его на чай. Потом подготовка к вечернему рандеву. Ну и, собственно, мой выход в свет. В общем, день, в отличие от предыдущих, обещал быть приятным и богатым на впечатления.
   Переступив порог кухни, поняла, что впечатляться сегодня буду не только я. Кое-кому бессмертному и безтормозному тоже скучать не придется.
   -- Габриэль! И как это понимать?! -- нервно допытывалась Фьора. Коршуном облетев вокруг стола, за которым мирно трапезничали оба братца, остановилась по другую сторону от ведьмака. -- Я что, со стенкой разговариваю?!
   -- Сандро, передай, пожалуйста, джем. -- Средний Салвиати даже ухом не повел в сторону гианы.
   Получив от брата пиалу с вишневым лакомством, все с тем же невозмутимым видом принялся намазывать его на подрумяненный тост.
   -- Доброе утро, Сандро! -- намеренно громко поздоровалась я. -- Габриэль, -- не обошла вниманием и свою злосчастную половинку. На гиану принципиально не смотрела.
   Налив себе кофе, устроилась рядом со своим юным другом, напротив своего менее юного врага. Достав из плетеной корзины, накрытой клетчатой салфеткой, сдобную булочку, разрезала ее пополам и пододвинула к себе пиалу с джемом. Габриэль, заметив, что его "обокрали", покорно отодвинул от себя и масло, пока я и его не забрала.
   -- Стефано согласился увидеться с тобой сегодня? -- взглянув исподлобья, спросил он будничным тоном.
   Хотела ответить, но меня перебила возмущенная Фьора.
   -- Это еще зачем?! -- уперла та руки в боки. -- На кой демон им встречаться?!
   -- Да, он согласился перенести свидание, -- подражая интонации Габриэля, ровно сказала я, старательно делая вид, что никакие духи над душой не стоят и не ворчат назойливо прямо в ухо.
   -- Свидание?! -- обомлела Фьора.
   Еще больше побледнела, и мне даже начало казаться, что стала какой-то полупрозрачной. Видимо, наше игнорирование давало свои плоды.
   -- Свидание? -- повторила, закатив глаза. -- Да я... я... ради вас, неблагодарных, так старалась! А вы! Вы... -- задохнулась от негодования.
   Алессандро, который был не в курсе нашей общей мелодрамы, только поочередно переводил недоумевающий взгляд с меня на своего брата, а потом на пребывавшую в шоке Фьору.
   Воспользовавшись тем, что та на секунду умолкла, пытаясь переварить услышанное, а потом снова обрушиться на нас лавиной упреков, мальчик спросил:
   -- Габри, подкинешь до города? Мне нужно кое-что купить.
   -- Без проблем, -- не отрывая взгляда от экрана телевизора, отозвался мистер невозмутимость.
   -- А можно тогда и меня? -- решила я попытать счастья. Совсем не хотелось оставаться одной в доме, наедине с распсиховавшимся духом. Ведь не успокоится, пока все нервы мне не вытреплет.
   -- Супер! -- обрадованно воскликнул Алессандро и умоляюще взглянул на брата. -- Габри, давай Лана со мной поедет, а? Я уже давно хотел выбраться с ней в центр. Обещаю, вернемся быстро.
   Будущий Хранитель посмотрел на меня вопросительно, мол, чего это мне приспичило ехать сейчас, когда вечером у меня и так намечается вылазка в город.
   -- Хотела прошвырнуться по магазин, -- сходу придумала объяснение. -- В ресторан нужно что-нибудь элегантное.
   "И, разумеется, сексуальное", -- едва не добавила я. Из вредности. Благо вовремя вспомнила о наличии в кухне Сандро.
   Не знаю, кого мне хотелось позлить больше: Фьору или Габриэля. У обоих в тот момент были кислые рожи. Но если гиана снова возмущенно заверещала, от злости едва не затопав ногами, то к чести Габриэля стоит сказать, что он сумел справиться с недовольством.
   -- Сможешь быстро собраться? Я уже опаздываю.
   Кивнула в ответ и, поднимаясь, запихнула в себя последний кусочек булочки. Горькую дрянь под названием кофе решила доцедить на ходу, а потому захватила чашку с собой.
   Уже в коридоре услышала гневный вопль Фьоры.
   -- И долго это будет продолжаться?! Я теперь для вас что -- пустое место?! Бессовестные и неблагодарные!!!
   -- Фьора, ну я ведь тебя не игнорирую, -- успокоил гиану Сандро. -- Я тебя люблю, -- и выбежал следом за мной. -- Сгоняем к Лу? -- спросил заговорщицки.
   -- К Лу? -- не поняла я.
   -- Ну к Лучие. У нее магазинчик, полный всяких приколов. Помнишь, я тебе о нем рассказывал? Там и травы, и зелья разные и куча-куча всего!
   -- Травы, говоришь... И зелья разные... -- чувствуя, как в душе поднимается ликование, пробормотала я. Расцвела улыбкой и сказала: -- Обязательно сгоняем. Первым делом к ней, а уже потом все остальное.
   Договорившись встретиться внизу через десять минут, мы с младшим Салвиати расстались. В комнату я бежала, чуть ли не подпрыгивая от радости, дивясь такому удачному стечению обстоятельств.
   И найденный в книге ритуал, и идея Сандро заглянуть в лавку травницы -- все будто подталкивало меня поскорее провести обряд и навсегда позабыть о Салвиати.
  

ГЛАВА 20

  
   Мелодичная трель, разлетевшаяся по магазину, заставила Лучию отвлечься от просмотра журнала, щедро делившегося со своими читательницами жизненно важными советами, как стать успешной, всеми желанной и самой неотразимой. Загнув уголок страницы, которую последние несколько секунд с интересом изучала, травница поднялась и дежурно улыбнулась вошедшим.
   В такую рань в ее магазинчик, расположенный на одной из самых тихих улочек исторического центра Рима, мало кто заглядывал. Туристы начинали подтягиваться ближе к обеду, а ведьмы и ведьмаки обычно заранее предупреждали о своем визите, чтобы Лучия успела подготовить заказ и они не тратили время на ожидание в очереди.
   Увидев, кто к ней пожаловал, девушка почувствовала, как улыбка сползает с ее лица, и губы помимо воли начинают кривиться в пренебрежительной усмешке. Тем не менее ведьма сумела взять себя в руки и как можно приветливее обратилась к необычной парочке, посетившей ее, как шутя называли магазинчик туристы, волшебную лавку.
   -- Доброе утро! Чем могу быть полезна?
   -- Привет! -- весело поприветствовал травницу Сандро.
   К мальчику девушка в общем-то претензий не имела. Вполне себе милый, на удивление воспитанный и вежливый ребенок. У которого, к сожалению, все-таки имелся один недостаток. А именно -- наличие в братьях негодяя Габриэля. Он у Лучии по-прежнему вызывал лишь отрицательные эмоции. К которым, стоило только взглянуть на спутницу младшего Салвиати, прибавилась еще и ревность.
   Почему-то к невесте будущего Хранителя травница не ревновала. Знала, что между Франческой и Габриэлем, кроме дружбы, ничего нет. А потому, несколько месяцев вынашивая свой план по соблазнению богатого наследника, Лу была уверена, что легко сможет его окрутить. Такая привлекательная и самоуверенная девушка, как она, на другой исход и не рассчитывала.
   Ведьма надеялась навсегда похитить сердце Габриэля, и тогда Франческе пришлось бы исчезнуть с его жизненного пути. Ну а ей, Лучие, конечно же, занять вакантное место невесты. А в будущем -- законной жены.
   Однако все сложилось не так, как предполагала юная травница. Ей дали от ворот поворот. Дело даже не дошло до второй романтической встречи. А ведь она так долго пыталась привлечь его внимание! Но теперь приходилось признать поражение и отступить.
   Глядя на иностранку, Лучия чувствовала, как в душе снова закипают злость и обида. Травница неплохо разбиралась в сердечных привязанностях -- дар, унаследованный от бабки, -- и могла с уверенностью сказать, что Габриэль, если и не влюблен, то точно увлечен незнакомкой.
   Слишком хорошо Лучия успела его изучить за то время, на протяжении которого присматривалась к ведьмаку и прощупывала почву. Салвиати и раньше был нелюдим, но с появлением в его жизни иностранки стал сам не свой. Отчужденный с друзьями, вечно чем-то раздраженный. Старался избегать общества ведьмаков, даже самых близких. Превратился чуть ли не в затворника.
   Единственным, с кем он продолжал общаться, это Дарио. Ну и порой Лука. Когда они не грызлись и не спорили. От остальных Габриэль предпочитал держаться подальше, а на все вопросы просто отмалчивался.
   Одного травница не могла понять: что же стало причиной столь резких метаморфоз? То ли скверное настроение ведьмака было следствием борьбы с собственными чувствами, желанием сохранить верность нелюбимой невесте. То ли девица, что сейчас расхаживала по ее, Лучии, лавке и восторженно разглядывала каждый выставленный в витрине предмет, оказалась к нему равнодушна.
   Юной ведьме хотелось разобраться и наконец понять, что же между этими двумя на самом деле происходит.
   -- Осторожнее! -- воскликнула хозяйка магазина, увидев, как гостья взяла выставленный в витрине маленький пузырек из тончайшего стекла, расписанного разноцветными узорами, и стала его рассматривать. -- Если случайно разобьется, вонь потом будет стоять всю неделю.
   -- Ох, простите, -- девушка с поспешностью вернула зелье на место. Улыбнулась, дружелюбно и немного смущенно. -- Постараюсь больше ни к чему не прикасаться. Но у вас здесь столько всего интересного! -- воскликнула с восторгом. -- Руки сами тянутся что-нибудь взять, понюхать, потрогать.
   Травница была вынуждена признать, что иностранка оказалась весьма милой и привлекательной особой. Не удивительно, что Габриэль ею увлекся. Изящная, с точеной фигуркой, среднего роста; лишь чуть-чуть выше самой Лучии. С копной золотисто-каштановых волос, собранных в высокий, немного растрепанный хвост, и нежными чертами. Светлая, лишенная загара кожа девушки, как бы это поэтично сказали в любовном романе, имела цвет слоновой кости. А карие глаза в опушке густых ресниц -- подобны темному янтарю. Незнакомка будто излучала тепло и свет, ее аура была заряжена чистой, доброй энергией.
   "Даже сложно представить их вместе", -- вдруг подумалось Лучие.
   Эту улыбчивую девицу и холодного, замкнутого Габриэля. Из-за своего дара (или как сам ведьмак называл его -- проклятия) -- способности видеть демонов -- Салвитаи вырос замкнутым и обособленным от окружающего мира. Когда был помладше, сторонился людей и тех, кого мог увидеть рядом с ними.
   С возрастом, смирившись со своими необычными способностями, и поняв, что всю жизнь прожить отшельником не удастся, особенно будучи Хранителем клана, начал постепенно интегрироваться в общество. Хотя и сейчас предпочитал шумным компаниям одиночество. О таких обычно говорят -- сам себе на уме. Скрытный, немного отчужденный, привыкший все держать в себе. И мало кому открывались двери в святая святых -- внутренний мир Габриэля. А, возможно, и вовсе никому.
   -- Ищите что-то конкретное? -- прогнав неуместные размышления, обратилась к странной парочке Лучия.
   -- Да нет, -- прозвучал в ответ звонкий голосок Сандро, -- просто Габри высадил нас неподалеку, а я давно обещал Лане показать твой магазин и... Вау! -- восхитился мальчик, заметив на одной из полок книги заклинаний, и сразу позабыл, о чем говорил. К гримуарам Алессандро испытывал особый благоговейный трепет. А потому часто дулся на Вери, что бабкин манускрипт достался именно ей.
   Не спрашивая разрешения, будущий ведьмак ринулся изучать стопку книг.
   -- Только осторожно! -- предупредила его Лучия. -- Эти уже проданы. Клиент должен их сегодня забрать.
   -- Вообще-то, -- подойдя ближе к ведьме, напомнила о себе иностранка, -- мне кое-что нужно. -- И протянула ей вырванный из блокнота листок, исписанный аккуратным, убористым почерком.
   Лучия пробежалась по списку взглядом.
   -- Решила кого-то разлюбить? -- вздернула в удивлении черные брови.
   Девушка прикусила губу и неуверенно забормотала:
   -- Откуда ты?..
   -- Догадалась, что за зелье собираешься приготовить? -- усмехнувшись, перебила ее ведьма. -- Я, можно сказать, родилась и выросла в этой лавке. В нашем роду все женщины -- травницы. Мне многие рецепты знакомы по памяти.
   Посетительница оглянулась на младшего Салвиати. Убедившись, что тот по-прежнему занят изучением талмудов, торопливо продолжила:
   -- Сможешь достать мне все, что есть в списке?
   -- Смогу, -- глядя на то, как от волнения розовеют щеки девушки, согласно кивнула Лучия. -- А можно поступить еще проще. Я дам тебе уже готовое зелье. Ты ведь, насколько поняла, не сильна в зельеварении?
   -- Если честно, ничегошеньки в этом не понимаю, -- с облегчением выдохнула гостья.
   Травница поманила ее к прилавку, а сама стала быстро подниматься по приставленной к стеллажу деревянной лесенке, чтобы добраться до верхней полки.
   -- Должен был один остаться. Готовлю их редко. Спросом больше пользуются привороты. -- Отыскав нужную бутылочку, немного припыленную, ухватилась за тонкое горлышко и, ловко спустившись обратно, спрыгнула на пол. -- Это только для тебя, или нужна двойная порция? -- пытливо посмотрела на клиентку.
   -- Только для меня. Хочу поскорее забыть о бывшем, -- ответила, невольно опустив взгляд, и Лучия сразу поняла, что девушка пытается утаить правду.
   Ни с каким бывшим проблем у нее не было. Небось уже втрескалась в Габриэля по уши и теперь страдает, как еще совсем недавно страдала она, Лучия.
   Желая проверить свою догадку, как можно равнодушнее произнесла:
   -- А я-то думала, что это из-за Габриэля...
   Еще больше покраснела, упрямо качнула головой.
   -- Нет, он тут ни при чем. Сколько я должна?
   Расплатившись за зелье, девушка спрятала бутылочку в плетеную сумку. На вопрос Сандро -- что приобрела? -- наплела что-то про успокоительное.
   -- Да, тебе оно и правда не помешает, -- с самым серьезным видом согласился мальчик. -- А то с такими темпами скоро в доме и посуды не останется.
   Лана шикнула на ребенка, опасливо покосилась на стоявшую за прилавком травницу. Та широко улыбнулась, прощаясь с покупателями. И мысленно поблагодарила простодушного мальчишку за крупицу информации.
   И так было ясно, что в любовном гнездышке не все гладко. Но чтоб до битья посуды...
   Как только за посетителями закрылась дверь, Лучия бросилась в кладовую за телефоном. Она будет первой, от кого Габриэль узнает о планах гостьи! Можно было бы, конечно, смолчать, пусть бы проведенный ритуал стал для него неприятным сюрпризом. Но ранить ведьмака лично... Нет, травница не могла отказать себе в таком удовольствии. К тому же после знакомства с иностранкой девушку посетило одно интересное предположение, которое ей не терпелось проверить.
   -- Габри, привет, -- проворковала Лучия, услышав хмурое "да?". -- Не поверишь, кто только что меня посетил! Твоя... половинка, -- ткнула пальцем в небо и продолжила щебетать: -- Знаешь, что за зелье она купила?
   Несколько мгновений длилось напряженное молчание, прервавшееся лаконичным:
   -- Что ты ей всучила?
   Ведьмак не стал опровергать слова о половинке. Но и, к разочарованию травницы, не спешил их подтверждать.
   -- Кажется, твоя ланима мечтает о тебе забыть. Немного эгоистично с ее стороны, не правда ли? -- вовсю веселилась ведьма. -- О себе подумала, а о тебе нет.
   Отсоединился. Даже не попрощавшись.
   -- Ну и ладно, -- пожала плечами девушка и, немного поколебавшись, снова принялась водить пальцем по экрану телефона.
   Лично с Франческой она знакома не была. Видела ее всего-то пару раз, на каких-то особо пышных межклановых празднествах. В последний раз это, кажется, было года три назад. Потом ведьма укатила учиться в Штаты и в родные пенаты наведывалась редко.
   И пусть с Франческой Лучия не общалась, зато водила тесную дружбу с одной из ее подруг. Именно ей травница решила (разумеется, по большому секрету) поведать о половинке Салвиати. Ведьма нисколько не сомневалась, что уже сегодня об этом, опять же по большому секрету, узнает и сама невеста.
   -- Привет, Мела! Как дела? Я тебе сейчас такое расскажу! Ты не поверишь...
  
   По дороге домой Габриэль убеждал себя, что с работы сорвался только из-за беспокойства о Лане. Мало ли какую дрянь могла подсунуть наивной девушке злопамятная стерва. Вдруг решила отыграться на той за свои обиды. С Лучии станется. Уже успел понять, какой сволочной характер у травницы.
   Как сумасшедший несся он по магистрали, тщетно пытаясь успокоиться, и мысленно твердил, что вовсе не зол на эту самую наивную девушку, тайком решившуюся разорвать с ним связь.
   Он ведь и сам уже не раз об этом подумывал. И по большому счету не имел права упрекать Лану в желании все забыть.
   Однако внушение не помогло, злость никуда не исчезла. Наоборот, стоило увидеть ее, такую спокойную и безмятежную, задумчиво склонившуюся над книгой, в ритуальной, где все уже было готово к демонову обряду, как сердцем овладел гнев.
   -- Все-таки нужно было подарить тебе наручники, а не гримуар! -- ведьмак от досады даже заскрежетал зубами.
   Девушка вздрогнула и подняла на него взгляд. Поняв, что Габриэль в курсе и далеко не в восторге от ее планов, нервно захлопнула томик. Прижала тот к груди, словно этим хотела показать, что ни за что не расстанется с его подарком.
   -- Ты ведь должен быть на работе, -- промямлила то ли виновато, то ли смущенно. Потом, видимо, посчитав, что имеет право сама решать, кого ей любить, а кого ненавидеть, с вызовом вскинула голову. -- Твоя подружка растрепала, да?
   -- По-моему, ты и без ритуала прекрасно справляешься, -- войдя в комнату, с усмешкой заметил Габриэль. Так и остался стоять у входа, прислонившись спиной к двери, не в силах оторвать взгляда от сидящей возле алтаря ланимы. -- Не успела получить книжку, как тут же откопала нужное заклинание. Браво, Лана. Сразу видно, чего стоят твои чувства. Хоть бы посомневалась пару дней. Для приличия.
   Девушка вспыхнула и возмущенно вскочила на ноги.
   -- Ты меня в чем-то обвиняешь? В том, что не хочу любить тебя? Обманщика и мерзавца!
   -- По-моему, ты и так особой любови не испытываешь. -- Габриэль понимал, что в нем говорят злость и обида, но заставить себя замолчать не мог. -- Поэтому вполне обойдешься и без ритуала. Так пройдет.
   -- Ты что заду... -- начала гневно и осеклась, когда он двинулся в ее сторону. Стала пятиться назад, по-прежнему сжимая в руках злосчастную книгу. Ведьмак уже сто раз пожалел, что выбрал ее в качестве подарка. -- Только попробуй воспользоваться Силой, -- прошипела грозно и предупредила, как будто действительно думала, что это его остановит: -- Между прочим, мое заклятие еще действует.
   -- А кто говорил о Силе? Сейчас ты просто отдашь мне дрянь, что впарила тебе Лучия, и разойдемся по-хорошему. Никто не будет колдовать.
   -- Разбежался! -- фыркнула громко. -- Я тебе. Ничего. Не отдам!
   Машинально глянула влево. Проследив за ее быстрым взглядом, Габриэль увидел бумажный сверток со светло-зеленым рисунком. Именно в такую бумагу упаковывала свои товары Лучия.
   -- Только попробуй! -- взвизгунла девушка и первая бросилась к драгоценной покупке, напрочь позабыв о книге. Приземлившись на пол, та раскрылась шуршащими страницами.
   Лана оказалась быстрее. Опередила его лишь на долю секунды и первой схватила злополучный сверток. Который ведьмак попытался у нее отобрать.
   -- Пусти! -- со всей силы дернула рукой, пытаясь высвободить запястье.
   Не помогло.
   -- Отдай его, и я уйду, -- голос ведьмака снова звучал спокойно, хотя внутри все по-прежнему клокотало.
   -- Есть идея получше. Давай ты просто перестанешь вмешиваться в мою жизнь!
   -- И ты на сто процентов уверена, что это то самое зелье? -- боясь сделать девушке больно, все-таки отпустил ее Габриэль. -- Как-то с инстинктом самосохранения у тебя совсем плохо.
   -- С чего бы Лучие подсовывать мне отраву? -- буркнула строптивая половинка.
   За появление которой Фьору, в такие моменты, как сейчас, реально хотелось убить.
   -- Чтобы отомстить мне.
   Девушка стушевалась, поняв, что имел в виду ведьмак. А потом с горькой усмешкой сказала:
   -- Думаешь, твоя бывшая решила меня травануть?
   -- Наверняка -- не знаю, -- пожал плечами Салвиати. -- Но Лучия... очень своеобразная особа. От нее много чего можно ожидать.
   Больше артачиться не стала. Зелье отдала, хоть и с недовольством. А когда он уже собрался уйти, бросила ему вслед:
   -- Я все равно приготовлю чертово пойло и проведу обряд. Найду того, кто мне в этом поможет.
   Как будто специально хотела сделать еще больнее.
   -- Это твое окончательное решение? -- Габриэль обернулся. Досадливо выругался, конечно же, в мыслях. А так постарался, чтобы ни один мускул не дрогнул на его лице и не выдал истинных чувств. -- Так не терпится меня разлюбить?
   Настороженно кивнула в ответ.
   -- Хорошо. Тогда мы проведем его вместе. Если ты хочешь меня забыть, я тоже не желаю о тебе помнить.
  
   Еще пару минут назад Фьора радовалась неожиданному появлению ведьмака, верила, что тот убережет Лану от фатальной ошибки. А теперь готова была ругать его последними словами.
   В этот раз гиана не на шутку испугалась. Чувствовала себя беспомощной, потому что понимала: вразумить эту парочку ненормальных ей не удастся. Не стоило даже пытаться.
   Возможно, одну бы Лану она и смогла переубедить. Та хоть и была вспыльчивой, но быстро отходила. И будь у Фьоры в запасе немного времени, она сумела бы нащупать нужные струны в сердце девушки и показать, что та теряет, отказываясь от своей половинки.
   Но вот Габриэль... Заставить его передумать очень сложно. Упрямец никого, кроме себя, никогда не слушал. Фьора только и надеялась на то, что чувства к Лане окажутся сильнее принципов, со временем смягчат его сердце. Заставят позабыть о долге перед семьей и в кои-то веки подумать о собственном будущем.
   Но если чувств не останется, не останется и ни малейшей надежды повлиять на твердолобого ведьмака. И тогда придется Фьоре год за годом наблюдать за тем, как Габриэль мучается в браке и делает несчастной свою жену.
   К Франческе гиана испытывала самые теплые чувства и искренне желала ей счастья. Но только не с Габриэлем.
   -- Ах, синьора Аделаида, если бы вы только были здесь! -- в отчаянье заломила руки гиана. -- Вам одной удавалось найти общий язык с внуком. Вам одной...
   С трудом справившись с приступом паники, Фьора приказала себе собраться и приступила к составлению нового плана.
   И пусть потом не жалуются, что все так вышло! Сами виноваты в том, что ей вечно приходится импровизировать.
   Действовать следовало быстро. Очень. Габриэль уже покинул комнату и шел по направлению к лестнице, а своенравная девчонка увязалась за ним.
   В чем в чем, а в скорости перемещения разобиженные влюбленные не могли тягаться с гианой. Уже спустя мгновение та оказалась на кухне. Благо Катарина сейчас занималась уборкой кабинета, а Сандро, как вернулся, сразу засел за компьютер.
   Фьора прекрасно знала, чем собрался "травить" себя и свою половинку Салвиати. Неблагодарный уже давно раздобыл рецепт спасительного, по его мнению, снадобья, которое, уже по мнению самой гианы, можно было сравнить со смертельным ядом. Пусть он и не отнимал жизнь, но убивал любые, даже самые сильные чувства.
   Фьора обнаружила злополучный рецепт совсем недавно, во время одного из контрольных досмотров комнаты Габриэля. С тех пор бессовестный уже несколько раз порывался приготовить демоново зелье. Но всякий раз чувства к Лане оказывались сильнее. Пока не взыграла обида!
   -- Пусть отдохнут немножко, -- спешно меняя этикетки на холщовых мешочках и бутылочках из темного стекла, бормотала Фьора. -- Говорят же, утро вечера мудренее. Выспятся и, может, тогда успокоятся. Заодно и на свидание не пойдет. Тоже мне, нашла себе ухажера...
   На всякий случай, чтобы Габриэль, не дайте духи, не догадался о вынужденной подмене, гиана создала легкую иллюзию и наложила ее на все ингредиенты. В этом ей, как и в том, чтобы вмешиваться в дела других, не было равных.
   Вот парочка вошла в кухню, продолжая о чем-то с упоением спорить. Не желая быть пойманной на горячем, дух растворилась в воздухе, прежде чем дверь в кладовку распахнулась.
   Теперь оставалось вернуться в ритуальную и, пока Салвиати, сам того не подозревая, будет готовить для себя и своей половинки убойное снотворное, она займется заклинанием. То тоже на днях так удачно обнаружилось среди записей ведьмака.
   Заклятие Фьора заменила на свое собственное, окутав его очередной иллюзией. Для создания которой пришлось распрощаться с немалым количеством Силы. В противном случае Габриэль бы догадался, что здесь не обошлось без постороннего вмешательства. А так рисковать Фьора не могла.
   За Лану она не переживала. Девушка будет повторять за ведьмаком как попугай, не вникая в смысл фраз. Но вот Габриэль... Оставалось надеяться, что он не почувствует ее магию и все закончится хорошо. Хорошо в понимании Фьоры.
   -- Ох, синьора Аделаида, вы меня, конечно, будете потом ругать. Представляю, как разозлитесь. Но я уже просто не знаю, что делать! Мне как воздух нужна ваша помощь. Надеюсь, у них обоих хватит для вас Силы...
   В комнату Ланы заглянула в последнюю очередь и, забрав кулон с чароитом, когда-то принадлежавший бабушке Габриэля, положила его в шкатулку к остальным артефактам, что хранились на алтаре.
   Теперь оставалось ждать и молиться духам, чтобы ее рискованный план сработал. И чтобы ведьма, одна из самых могущественных ведьм рода Салвиати, сумела понять, почему она так поступила.
   И со временем смогла ее простить.
  
   Руслана
   -- Куда это ты собрался? -- Зеленоглазый вышел в коридор, я ринулась за ним следом, чтобы быть в курсе всего, что он замышляет.
   Мало ли, вдруг решил меня обмануть и теперь тянет время.
   -- Готовить зелье, -- последовал бесцветный ответ.
   -- И как долго оно будет готовиться? -- по пятам следовала я за ведьмаком.
   -- Боишься, не успеешь к своему свиданию? -- Сколько же яда в его голосе! -- Расслабься. К вечеру ты обо мне и не вспомнишь. Сможешь со свободным сердцем отправиться в постель Стефано.
   -- Благодарю за дельный совет, -- тоже не удержалась от сарказма. -- Может быть, я им и воспользуюсь.
   Мне бы успокоиться и просто радоваться, что так неожиданно отыскался помощник, но я почему-то снова была зла. И на себя, и на Габриэля.
   Дурацкие чувства! Продолжают сводить меня с ума.
   На кухне Салвиати первым делом достал из кладовой несколько склянок и пару мешочков, перевязанных синей тесьмой. Сыпанув в глубокую посудину из каждого по щепотке, стал смешивать травы, постепенно добавляя к ним жидкости из разных бутылочек. Быстро и ловко, будто ему каждый день доводилось стряпать подобные снадобья.
   Пока занимался зельем, на меня принципиально не смотрел.
   -- И что, все по памяти? -- спросила, глядя на то, как ведьмак отсчитывает янтарные капли и те стремительно падают в сосуд с густой, как кисель, бурдой. -- Небось частенько приходится готовить его для своих любовниц. После того как их продинамишь.
   -- Выучил наизусть, когда познакомился с тобой.
   Вот зараза!
   От такой наглости я чуть не свалилась со стола, на который только что так удобно уселась.
   -- Значит, то, что ты собирался втихаря выкинуть меня из головы, -- это нормально. А когда мне захотелось успокоиться -- так сразу эгоистка! Не способная прощать и любить!
   -- А я и не собирался, -- взглянул на меня исподлобья и отставил в сторону очередной флакон. -- Вернее, думал поначалу. Но чувства к тебе оказались сильнее. Хотелось помнить о них. Но раз уж ты настаиваешь...
   -- Тебя послушать -- так я прямо законченная стерва, а ты святее всех святых, -- снова уловила упрек в его голосе.
   -- Я этого не говорил, -- возразил спокойно. Хорошенько взболтав полученную мутновато-зеленую смесь, перелил волшебный "коктейль" в бокал и, накрыв его рукой, принялся бормотать что-то невразумительное.
   Я молчала, не решаясь прервать магическое действо.
   -- Готово, -- объявил через пару минут и поманил меня за собой. -- Пойдем! Осуществим наконец твою заветную мечту.
   -- Скорей бы, -- буркнула я и тоже направилась к выходу.
   Еще четверть часа ушла на подготовку к самому ритуалу. Ведьмак притащил в комнату восемь свечей и велел расставить их по кругу перед алтарем. Пока я зажигала фитильки, попутно рассматривая непонятные символы, выцарапанные на воске, Габриэль выставил в определенном порядке фигурки на алтаре. Кажется, те символизировали духов их семьи.
   В самом центре положил резную шкатулку со всяким магическим барахлом, которому я пока так и не уделила внимания. Быстро пролистав видавшую виды записную книжку, раскрыл ее на нужной странице и определил рядом с деревянным ларцом. После чего пригласил в круг, протянув мне руки.
   -- Готова?
   -- Абсолютно, -- кивнула, как мне казалось, уверенно и спокойно. Правда, стоило пальцам ведьмака скользнуть по моим кистям и, перевернув их, замереть на раскрытых ладонях, как в груди неприятно заныло.
   До боли закусив губу, подняла на Габриэля глаза. Не знаю, что надеялась прочесть в тот момент в его взгляде. Тень сомнения или, быть может, сожаление, что две половинки, которые могли стать единым целым, так и затеряются в мирозданье. Останутся просто два человека, пути которых неожиданно пересеклись на короткое время, а потом также внезапно разошлись в разные стороны.
   Виноват ли в этом был только Габриэль и его поступки. Или же вся вина целиком и полностью лежала на Фьоре: вредоносном духе, страдавшем маниакальным желанием всегда и во все вмешиваться. А может, я сама стала причиной такого финала... Потому что испугалась и предпочла спрятаться от чувств, обрушившихся на меня лавиной. Отгородилась обидой, даже не попытавшись понять его и простить. А без этого -- какие могут быть отношения?
   Но теперь думать и гадать, что было бы, если бы, -- поздно. Во взгляде ведьмака, таком знакомом и таком чужом, я не нашла ничего, кроме безразличия.
   Наверное, рад до смерти, что все сейчас закончится.
   -- Повторяй за мной, -- велел он негромко и стал произносить слова заклинания, изредка подглядывая в свою записную книжку.
   И я повторяла, даже не пытаясь понять смысл воспроизводимых фраз. Просто бормотала дурацкое заклинание, отчаянно желая, чтобы боль в сердце наконец прошла и я почувствовала облегчение.
   И больше никогда, никогда(!) не думала о нем.
   Закончив читать заклинание, Габриэль отпустил мои руки.
   -- И что теперь? -- Мне бы радоваться, беря с него пример, но на душе отчего-то было паршиво.
   -- Выпьем зелье и... все пройдет, -- он даже улыбнулся. А может, скривился.
   Понять не успела, потому что в следующую секунду мне уже совали в руки бокал с чудо-водичкой.
   -- Даму пропускаем вперед.
   Ого! Еще и шутит.
   Точно рад. Прямо аж светится. Как еще первым не опрокинул в себя все пойло!
   -- Сколько пить-то? -- Не без подозрения взглянув на странного цвета жидкость, снова посмотрела на ведьмака.
   И колер, и запах волшебного эликсира будто намекали, что набран он в ближайшей сточной канаве. Не была бы свидетельницей процесса приготовления сей бурды, так бы и решила.
   -- Несколько глотков. -- После чего предупредил с, наверное, все-таки грустной улыбкой: -- Там ведь и моя порция.
   Я шумно выдохнула и поднесла бокал к губам.
   -- Надеюсь, выживу.
   Последняя секунда сомнений миновала. Я зажмурилась, чтобы не видеть ни дрянь, что должна была в себя влить, ни эту ледышку Габриэля.
   Которому все всегда фиолетово. Ну хоть бы попытался меня разубедить! Уговорил бы подумать, не торопиться.
   Все! Я, кажется, опять на него зла.
   -- Лана... -- руки ведьмака накрыли мои, заставив вздрогнуть.
   -- А? -- растерялась я и машинально разжала пальцы.
   Не сводя с меня гипнотического взгляда (наверное, поэтому не сопротивлялась и покорно позволила забрать зелье), Габриэль отставил куда-то бокал. Куда именно -- так и не поняла, как в трансе продолжала смотреть в зеленые, чуть потемневшие (но явно не от гнева) глаза.
   "Может, снова чары?" -- мелькнуло где-то на задворках сознания.
   Столь неожиданную смену в своем поведении Салвиати объяснил просто:
   -- Я передумал.
   -- А я...
   Закончить мне не дали, заглушив все дальнейшие возражения поцелуем. Воспользовавшись замешательством своей ланимы, а вернее, шоком, ведьмак заключил мое лицо в ладони, заставив раскрыться губы, и, не размениваясь на нежности, сразу пошел в наступление. Другими словами, целовал так, будто это я была его колдовским зельем, живительным эликсиром, который он пил и никак не мог им напиться.
   Мне бы воспротивиться, но вместо этого, до конца не понимая, что творю, подалась вперед, обвила его шею руками, прижалась крепче, боясь признаться самой себе, как же мечтала оказаться в его объятиях. Снова испытать ни с чем не сравнимое чувство.
   -- Прекрати целовать. -- И тем не менее, будучи по натуре созданием упертым и своенравным, я честно пыталась возмутиться.
   Как назло, как раз в тот момент ведьмак, по-видимому решив, что и губам, и подбородку, и каждой родинке на щеке уже уделил достаточно внимания, переключился на нежную и такую чувствительную кожу за ушком.
   Прикосновения губ обжигали, дурманили, путали мысли.
   -- А ты меня оттолкни, -- оторвавшись на миг, прошептал еле слышно, вроде как предоставляя мне выбор.
   И тут же, не дожидаясь ответа, легко приподнял над полом (пришлось прижаться к нему сильнее и обхватить его ногами, конечно же, из страха свалиться) и вынес из колдовского круга.
   -- А вот и оттолкну... Сейчас... Только еще немножко... Ох... -- От очередного поцелуя тело пронзило острое, почти болезненное желание. Возбуждение нарастало, концентрируясь внизу живота, воспламеняя кровь, бегущую по венам.
   От этого сладостного томления и предвкушения близости голова кружилась еще сильнее. А интимная обстановка комнаты, полумрак, разбавленный пламенем ритуальных свечей, не оставляли мне даже шанса на отступление. Да, наверное, окажись мы где-нибудь на одной из шумных площадей Рима, посреди сотен людей, все равно не смогли бы оторваться друг от друга, прервать очередной безумный поцелуй.
   Страсть, сдерживаемая в течение стольких дней, тщетно подавляемая обидой и гневом, вырвалась наружу, сметая последние преграды. Возможно, потом я еще пожалею. Но сейчас мне хотелось одного: чтобы мы -- две упрямые, чертовы половинки -- наконец-то стали единым целым. Хотя бы на короткое мгновение остались вместе.
   Поняв, что отталкивать его никто не собирается, ведьмак решил и дальше проявлять инициативу. Сначала уложил меня на подушки, в изобилии разбросанные по ритуальной. Стащил футболку с себя и занялся моей.
   Момент собственного раздевания я как-то пропустила, поглощенная созерцанием такого желанного для меня тела. Когда последняя кружевная деталь нехитрого туалета увенчала горку одежды, приподнялась на локте и, сгорая от предвкушения, провела подушечками пальцев по твердой ведьмовской груди. Салвиати тем временем нежно целовал мои губы, будто пробуя их на вкус, и от этого легкого, почти невинного поцелуя, его хотелось еще сильнее.
   Скользнула ладонью по плечу своей, как оказалось, совсем не ледяной половинки, очертила большим пальцем темный узор татуировки. Окончательно осмелев и желая намекнуть, что пора бы нам двигаться дальше, потянулась к ремню на джинсах и попыталась справиться с металлической пряжкой.
   -- Тише... Тише, нетерпеливая. -- Ведьмак решил сам разобраться с ремнем. Отстранился, чтобы быстро избавиться от оставшейся одежды, и снова склонился надо мной. -- Мы никуда не спешим.
   А дальше все перемешалось. Прикосновения его губ и рук, жадно исследовавших тело. Страстный шепот, сводящий с ума, перемежавшийся с чувственными поцелуями.
   Кажется, в порыве страсти меня назвали "любимой" и несколько раз объявили "своей". Я тоже что-то шептала, как заклинание повторяла его имя, чувствуя, как с каждым новым движением наших тел меня все стремительнее поднимает к пику блаженства. Которого мы достигли вместе. Благо Габриэль не растерялся и накрыл мои губы своими, вовремя заглушив уже готовый сорваться стон. Ведь где-то поблизости вполне могли оказаться Сандро или Катарина...
   -- Оказывается, проводить с тобой ритуалы может быть очень даже приятно, -- уже потом, нежась в его объятиях, пробормотала я.
   -- Значит, обязательно повторим. -- Габриэль снова склонился надо мной с явным намереньем поцеловать и вдруг поинтересовался: -- Что там с твоим элегантным платьем? Купила?
   -- Угу, -- кивнула осторожно, гадая, к чему бы он это спрашивал.
   -- Тогда предлагаю его обновить. У тебя ведь нет на вечер планов?
   Заглянув в эти хитрющие глаза, в которых плясали смешинки, с улыбкой произнесла:
   -- По-моему, нет.
   -- Тогда с меня ужин. Я тебе и так уже должен несколько свиданий.
   Ведь может же, когда захочет, быть милым. Об этом я ему и сообщила, потянувшись за футболкой. Правда, добралась до нее лишь с третьей попытки. Когда он меня все-таки отпустил.
   Вот что значит магнетическое притяжение половинок.
  

ГЛАВА 21

  
   Ворон, уснувший на крыше старого склепа, тревожно встрепенулся и снова замер, будто бы к чему-то прислушиваясь. Недовольно каркнул пару раз, пеняя неизвестному на то, что его сон так неожиданно прервали.
   Лениво взмахнув крыльями, птица взлетела над остроконечной крышей и, описав над усыпальницей круг, опустилась на плечо коленопреклоненной девушки. Вот уже несколько веков это каменное изваяние охраняло вход в последний приют всех ведьмаков рода Салвиати. Голова девушки, укрытая капюшоном, была скорбно опущена, а по серой щеке, рассеченной трещиной, медленно стекала, словно слеза, одинокая дождевая капля, оставляя на камне влажный след. Сидя на замшелых ступенях у самого входа в древнее сооружение, девушка, казалось, оплакивала покинувших этот мир колдунов.
   Ворон, на сей раз каркнув уже не столь возмущенно и не так уверенно, повернулся к двери, представлявшей собой тяжелую гранитную плиту. Черные бусины-глазки неотрывно смотрели, как клубы едва различимого тумана просачиваются сквозь гранит. Стелясь по шероховатому камню, оплетая выбившиеся из его трещин сорняки, молочное марево стекало вниз. Сползло по ступеням, лизнуло подол широкого, ниспадавшего фалдами плаща девушки и, точно указывая кому-то дорогу, заструилось по дорожке меж мрачных статуй и белесых надгробий.
   Сонную тишину кладбища разрезал громкий птичий крик. Испугавшись чего-то, старый ворон, несколько раз шумно взмахнув крыльями, взвился в черное, будто затянутое копотью, небо и полетел прочь от пропитанного магией места.
   Не увидел он, как дверь, ведущая в склеп, с тихим скрежетом отворилась. Как одна из надгробных плит дрогнула, словно некто или нечто с силой ударил по ней изнутри. Медленно, точно нехотя, та сместилась в сторону, открывая перед давно обретшей покой душой путь в мир живых.
   Пальцы с истлевшей плотью скользнули по холодному камню, судорожно вцепились в стенку гроба. Плита сдвинулась окончательно и рухнула на пол, расколовшись на две части. А та, что долгие годы спала мертвым сном в тишине и покое, далекая от мирских трагедий и страстей, поднялась со своего каменного ложа. Облаченная в некогда богатую, а теперь превратившуюся в рваные лохмотья одежду, женщина ступила на пол и, сопровождаемая зловонным запахом гнили и тлена, неотступно крадущимся за ней, вышла из усыпальницы. Покорно, будто ведомая чарами, последовала за туманом, постепенно исчезая в предрассветной мгле.
   Вскоре на кладбище снова воцарилось безмолвие.
  
   Руслана
   Проснувшись, некоторое время лежала, не открывая глаз, в обнимку с подушкой, прокручивая в памяти события минувшего вечера. Хотелось улыбаться, вспоминая о том, каким нежным, внимательным и чертовски интересным мужчиной оказалась моя бедовая половинка, но на смену приятным мыслям тут же спешили другие. Как, например: "Что я, дура такая, натворила?" и "Ничем хорошим это не кончится".
   В общем, мой внутренний романтик вступил в борьбу с моим же, с недавних пор активизировавшимся, пессимистом. И у последнего в этой схватке имелись все шансы одержать верх.
   Это сейчас, пока я на седьмом небе от счастья, а по телу пробегает сладостная дрожь, стоит только вспомнить о его прикосновениях и поцелуях, Габриэль милашка и лапочка. А когда эйфория первых впечатлений пройдет, не отравит ли сердце вновь яд обиды? Или...
   Живущий во мне романтик, как ни странно, все-таки победил, выдвинув самый сокрушительный аргумент: черт возьми, я счастлива! И хочу просто наслаждаться этим мгновением. А самокопанием можно заняться и потом.
   И вообще -- пришли к консенсусу оба моих внутренних спорщика -- свалим все лучше на Фьору. Ей не привыкать. А зеленоглазому, так уж и быть, даруем еще одну попытку.
   Про то, как воспримут эту новость родители Габриэля, старалась не думать. Да и не интересовалась, когда он им все планирует рассказать. Не до того вчера было.
   С одной стороны, мне не хотелось утаивать от ведьмаков наши отношения, с другой -- раскрывать карты все-таки пока еще рано. Так что с подобными признаниями вполне можно и повременить.
   "Мало ли, как там все сложится", -- снова поддакнул здравому смыслу мой неистребимый пессимист.
   Не уверена, конечно, что тайна надолго останется тайной. Живем ведь под одной крышей. Но, как говорится, время покажет. А пока будем просто радоваться новому дню. Тем более что день этот обещал быть очень даже приятным.
   Первое, что заметила, открыв глаза, была белая роза, оставленная на прикроватной тумбочке. Мелочь, а приятно. К ней прилагалась короткая записка на английском, в которой ведьмак сообщал, что отправился на встречу с клиентом. Обещал вернуться через пару-тройку часов и повезти меня на обед в город.
   В конце стояла приписка с советом выпить оставленное рядом с цветком средство, если мы не хотим уже через девять месяцев обзавестись маленьким Салвиати.
   Плодить мелких итальянцев я пока точно не планирова, только не после столь короткого и весьма... хм, своеобразного знакомства. Но вот это "мы" заставило улыбнуться и приятно согрело сердце.
   Гадость, сильно пахнущую травами, я послушно выпила, всю до последней капли. Теперь следовало заставить себя оторваться от подушки, все еще хранившей его запах, и попытаться незамеченной добраться до своей спальни. Пока сюда не нагрянула с уборкой Катарина.
   Про то, что в комнате Габриэля меня может застукать Сандро, -- любитель вламываться сюда без спроса -- я не переживала. Мальчика еще накануне вечером забрали родители его друга. Поэтому весь дом вчера был в нашем полном распоряжении...
   Прогнав снова готовые поглотить меня воспоминания о сказочном вечере, проведенном в обществе ведьмака, и не менее сказочной ночи, спешно натянула на себя обнаружившееся на полу платье. Осторожно приоткрыв дверь, выглянула наружу и, не обнаружив в коридоре движения, рванула к себе. Сначала в душ, потом быстрый завтрак и подготовка к дневному рандеву.
   Вдоволь наплескавшись и побаловав тело ароматным гелем, обернула волосы полотенцем и принялась втирать масло во влажную кожу.
   -- Зараза... -- проворчала раздраженно, в очередной раз почувствовав, как плечо начинает зудеть. -- Комары совсем оборзели.
   Зуд не прекращался, а становился все сильнее, как бы сообщая о том, что у кровопийц ночью был настоящий пир. Вот только негодяи почему-то искусали меня в одном конкретном месте. Подойдя к зеркалу, повернулась спиной и, глянув через плечо, ошеломленно пробормотала:
   -- Что за?..
   Прямо над левой лопаткой красовалось... клеймо, по другому и не назовешь эту розовую отметину, будто оставленную каленым железом. Кошмар! Сразу вспомнилась роковая Миледи из "Трех мушкетеров", за свои коварные злодеяния заклейменная изображением цветка; кажется, лилии. Что-то похожее на цветок теперь красовалось и на моем плече.
   Завернувшись в махровое полотенце, бросилась в комнату на поиски телефона. Дрожащими пальцами стала водить по сенсорному экрану, пока не отыскала номер Габриэля. Надеялась, ведьмак подскажет, что это за чертовщина и как от нее избавиться, но абонент находился вне зоны доступа.
   Черт! Совсем забыла! У него ведь деловая встреча.
   Сандро дома не было, а Катарине демонстрировать свою нательную роспись я постеснялась. Да и ребенку, наверное, тоже не стала бы показывать. Что-то мне подсказывало, что этой отметиной точно не стоит гордиться.
   Извернувшись, сфотографировала злосчастный рисунок. Потратив еще несколько секунд на сомнения, все-таки отправила фото на оценку дорогому мужу. Потому как не знала, к кому еще могла с этим обратиться.
   Дарио ответил спустя минут пять. Ухохатывающимся смайлом, у которого из глаз в разные стороны летели слезы, добавив к нему лаконичное:
   "И с кем ты мне изменила?"
   Быстро набрала ответное сообщение:
   "Дарио! Мне сейчас не до шуток! Объясни, что это за дрянь такая?!"
   Но ведьмак продолжал издеваться:
   "Сначала скажи, кто счастливчик: Стефано или Габриэль?"
   -- Ой, -- только и смогла вымолвить я, вдруг поняв, в чем дело.
   Не дождавшись от меня никакой реакции -- после озарения я точно впала в прострацию: плюхнувшись на кровать, тщетно пыталась переварить неприятную догадку, -- Амидеи "порадовал" еще одной СМСкой, пояснив теперь уже очевидное.
   "Мы ведь связаны Силами. Есть у нас отношения или нет -- по ведьмовским законам мы супружеская пара. Честно, не знаю, как избавиться от метки. Но постараюсь выяснить. А пока советую воздерживаться от постели".
   И послал вдогонку еще один истерично смеющийся смайл.
   Э как его пробрало. Уж кого-кого, а ведьмака я с утра пораньше точно повеселила. Вот только мне теперь стало не до веселья. Зуд, проклятый, никак не желал проходить. Да и осознание того, что по каким-то там магическим законам меня обвинили в легком поведении, настроения не поднимало.
   Оставалось надеяться, что Дарио сдержит слово и найдет способ избавить свою неверную супругу от этой заразы. Да и Габриэль пусть тоже пораскинет мозгами. А то, получается, соблазнил мужнюю жену и укатил себе преспокойненько на работу. А мне тут за них отдувайся.
   В очередной раз "полюбовавшись" на волшебную татушку, оделась и отправилась на кухню, заедать неожиданную неприятность большим количеством сдобных приятностей.
  
   Закончив встречу, Габриэль включил телефон и стал складывать в кейс документы, мысленно радуясь, что удалось так быстро решить все вопросы с клиентом отца и теперь он свободен как ветер. Сейчас от молодого юриста в офисе все равно было мало толку, мысли его оставались далеко от работы и подготовки к самому важному экзамену в его жизни. Экзамену на получение звания адвоката, который должен был состояться уже через неделю.
   Оставленный на столе мобильный еле слышно завибрировал, и на экране появилась улыбчивая физиономия друга.
   Лишь на секунду, прежде чем увидеть, кому он понадобился, Габриэля посетила надежда, что это Франческа. До которой он тщетно пытался вчера дозвониться, раз за разом получая один и тот же ответ: "Оставьте голосовое сообщение после звукового сигнала".
   Но расставаться при помощи СМС ведьмак точно не собирался. Тем более с той, с которой был знаком с детства. И даже когда-то, будучи еще совсем мальчишкой, испытывал чувства. Которые, правда, очень быстро угасли, осталась только дружба. Франческа ничего не имела против приятельских отношений. Так же, как и их брака в будущем.
   Вполне ожидаемый союз двух могущественных семей из колдовской элиты. Таким, как Франческа и Габриэль, -- наследникам, связанным обязательствами, с детства прививали покорность семье и клану. Договорные браки в их среде считались обычным делом. Любви в подобных союзах отводилось последнее место.
   Молодой человек грустно усмехнулся. Он хотел стать Хранителем, гордился тем, что являлся потомком Салвиати. До недавнего времени. А теперь все чаще стал задумываться над тем, что лучше бы родился в семье простых ведьмаков, без громких фамилий. Хотя и у тех выбор ограничен поиском пары среди себе подобных. Браки между обычными людьми и наделенными Силой не приветствовались, а в былые времена даже карались, вплоть до отлучения от клана и семьи.
   Лана как раз подпадала под категорию "самых неугодных". Эта нежная, ласковая, такая светлая девочка, о которой он уже не мог перестать думать и которую не в силах был позабыть, многими из их общины воспринималась как досадное недоразумение, не имевшее права находиться в запретном для простых людей мире.
   К сожалению, Лана оказалась именно такой девушкой -- простой, без зачатков Силы. И плевать, что половинка. Именно это скажут ему родители, когда узнают о его планах. Придут, мягко говоря, в бешенство. В лучшем случае.
   Главное, чтобы не решили вмешаться.
   И чтобы Франческа все поняла и в будущем не таила на него обиду. Хотя это была очень зыбкая надежда. По еще одной абсурдной ведьмовской традиции, уходившей своими корнями в дремучее средневековье, на брошенную ведьму ложилась печать позора, ее ждало всеобщее презрение. Вроде как не сумела удержать возле себя своего мужчину.
   Пусть официальная помолвка еще не состоялась, но все знали, что Франческа его невеста.
   Была.
   Больше всего Габриэль опасался, что в итоге все камни полетят в сторону ни в чем не повинной Русланы. Женская месть порой бывает очень жестока, страшнее любого демона ада.
   Рвать отношения с... подругой (назвать ее невестой теперь уже и язык не поворачивался) по телефону тоже казалось ведьмаку не самым благородным поступком. Но ждать ее возвращения из Америки, еще целых две недели, он не собирался. Не так давно уже совершил подобную ошибку, тянул и ждал, а в итоге чуть не потерял ту, которую уже, кажется, любил всем сердцем. Нет, второй раз наступать на одни и те же грабли он не станет. Тем более не после того, как все-таки решился.
   Фьора может быть счастлива, она своего добилась.
   А родители... Со временем они если и не простят, то хотя бы его поймут. Уж кому-кому, а отцу должно быть знакомо, что такое непростой выбор и желание быть со своей единственной.
   Настырное жужжание не смолкало.
   -- Привет! Я тебе уже полчаса пытаюсь дозвониться, -- послышался подозрительно радостный голос друга.
   -- Был на встрече, -- коротко объяснился Габриэль и, подхватив кейс, вышел из отцовского кабинета, который на правах заместителя занимал, когда родитель находился в разъездах.
   -- Ну! И как оно? -- с заговорщицкой интонацией в голосе поинтересовался Амидеи.
   -- Что оно?
   -- Назовем это примирением, -- очередной сдавленный смешок, -- с вашей гостьей.
   -- Откуда узнал? -- требовательно воскликнул ведьмак. Трудно было представить, что Лана с утра пораньше решила посплетничать со своим фальшивым мужем.
   -- А вот это самое интересное. -- Насилу сдерживая смех, Дарио поведал другу о "татуировке" недоведьмы; так он частенько величал свою случайную супругу.
   Дослушав до конца, Габриэль тихо выругался.
   -- Об этом я даже не подумал.
   -- Ну еще бы! Тебе вчера явно было не до размышлений, -- весело хмыкнул Амидеи. Правда, тон его быстро сменился с ироничного на вкрадчиво-серьезный: -- А вообще, это у тебя надолго? Или просто разовый рецидив? Габри, тебе бы наконец определиться.
   -- Уже. Я расстанусь с Франческой, -- объяснил одним лаконичным ответом ведьмак и свои чувства к Лане, и свои намеренья.
   Кивнув на прощание секретарше, предававшейся безделью на ресепшен -- в первой половине августа многие сотрудники находились в отпусках, и сейчас офис больше походил на уютный оазис в пустыне, -- ведьмак вышел из здания на залитую ярким солнцем улицу. То нещадно слепило глаза и буквально плавило асфальт, будто намекая, что сезон дождей окончился и лето снова в разгаре.
   Закинув кейс на заднее сиденье, Габриэль сел в машину и принялся искать в "бардачке" футляр с солнцезащитными очками, попутно продолжая отвечать на бесконечные вопросы друга, которые, если собрать их вместе, больше смахивали на полицейский допрос.
   -- А Лана, она в курсе, что у тебя есть невеста? Или теперь уже стоит говорить -- была...
   Салвиати поморщился, представив, какой окажется реакция его ланимы, когда та узнает о еще одной его тайне. Надо будет заранее прикупить пару ваз подешевле и оставить на видном месте антикварный кофейный сервиз, который уже давно следовало выбросить на помойку и который мать почему-то продолжала холить и лелеять, заставляя пить из него кофе всех членов семейства.
   -- Нет, но расскажу ей, как только поговорю с Франческой.
   -- И когда же это случится?
   Амидеи, по мнению Габриэля, все больше походил на жаждущую сплетен девицу.
   -- Когда ей дозвонюсь. Вчера Фра не отвечала. А сейчас у них пять утра. Но к вечеру, думаю, все разрешится.
   -- Габри, а ты уверен? -- теперь в голосе друга проскальзывала тревога. -- Лана ведь не ведьма. Была б у нее хотя бы капля Силы, тогда еще ладно. А так...
   -- Я над этим думаю, -- заводя машину, расплывчато ответил Салвиати.
   -- Тогда подумай еще и над тем, как избавить ее от метки. Я порылся в наших книгах и ничего не нашел. У моих предков вроде с этим проблем нет, -- похвастался за родителей Дарио и, снова развеселившись, со смехом добавил: -- Или же просто перестань спать с моей благоверной.
   -- Без тебя разберемся, -- беззлобно огрызнулся Габриэль.
   Попрощавшись с приятелем, отправился забирать на обед свою половинку, по еще одному глупому ведьмовскому закону теперь считавшуюся прелюбодейкой.
   Руслана обнаружилась в гостевой спальне. Сидела на кровати, скрестив ноги, и задумчиво перелистывала подаренный ей пару дней назад гримуар.
   -- Доброе утро.
   Вскинув на ведьмака немного грустный взгляд, подавленно улыбнулась:
   -- Добрейшее...
   Габриэль прикрыл за собой дверь и замер, невольно залюбовавшись девушкой.
   Его. Теперь уже только его.
   -- Дарио рассказал мне о метке. Болит?
   -- Не болит. Но зудит невыносимо. -- Поморщившись от неприятного ощущения, Лана потянулась к плечу, но тут же одернула руку, вспомнив, что если начнет расчесывать, сделает только хуже.
   -- Покажи. -- Габриэль присел с ней рядом, бережно убрал от лица каштановую прядь и осторожно заправил ее за ушко, в мочке которого поблескивал крошечный кристалл.
   Светлая ткань футболки надежно скрывала метку от постороннего взгляда, а Лана не спешила обнажаться, чтобы продемонстрировать волшебный знак виновнику его возникновения.
   -- Значит, теперь мы стесняемся? -- смущение девушки вызвало у ведьмака улыбку.
   Тяжело вздохнув, выражая этим недовольство коварной судьбой, гостья скрестила руки и потянула футболку вверх. После чего, отвернувшись, указала на "украшавшую" левое плечо метку. Та алела, словно ожег, оставленный раскаленным металлом.
   Габриэль осторожно дотронулся до знака кончиками пальцев и почувствовал, как от его прикосновения девушка вздрогнула.
   -- Попробую снять неприятные ощущения, -- пояснил он и, накрыв изображение цветка ладонью, зашептал исцеляющее заклинание.
   Как и предполагал, клеймо никуда не исчезло, но хотя бы поблекло и, судя по вздоху облегчения, вырвавшемуся у его ланимы, больше не доставляло неудобств.
   Соскользнув с кровати, Лана подбежала к зеркалу. Повернувшись спиной, взглянула на свое отражение и разочарованно произнесла:
   -- Но цветок остался.
   -- Пока не придумал, как его извести, -- честно признался ведьмак, поднимаясь следом за девушкой. Заметив, как появившаяся в карих глазах надежда начинает гаснуть, поспешил обнадежить: -- Сейчас мы с тобой кое-куда съездим. Возможно, там нам помогут.
   -- Кое-куда это куда? -- сразу просветлела его половинка. Подхватив футболку, натянула ее на себя и замерла, как бы говоря, что к поездке готова.
   -- Увидишь, -- загадочно ответил Салвиати. Не сдержавшись -- что было совсем неудивительно, когда она находилась так близко, -- прижал девушку к себе и приник к ее нежным губам поцелуем.
  
   Руслана
   Заинтригованная, я всю дорогу то глазела в окно, на прохожих, несмотря на сорокоградусную жару, храбро шагавших по улицам. То поглядывала на ведьмака, гадая, куда же мы все-таки направляемся. Зуд больше не беспокоил, что не могло не радовать. Но хотелось, чтобы злосчастная отметина исчезла бесследно. И желательно, навсегда.
   -- Скажи, Габриэль, а вот если получится от нее избавиться, а потом мы снова... того? -- кашлянув, отвела взгляд в сторону.
   -- Скорее всего, метка вернется, -- правильно истолковав, на что намекаю, мрачно предположил Салвиати.
   -- Хреново, -- с грустью подытожила я.
   Это что же получается, стоит мне поддаться страсти, и на плече снова расцветет чертов аленький цветочек?
   Надо срочно разводиться! Не желаю числиться в блудницах! Но и хранить верность фальшивому мужу только потому, что так мне велят какие-то глупые ведьмовские законы, тем более не собираюсь. Я девушка свободная и хочу сама решать, что и с кем мне можно делать, а что нельзя.
   Ох, Вероника, и когда же ты уже наконец вернешься?!
   -- А вы не пробовали связаться с Вери по интернету? У нее же должна быть где-нибудь своя страничка.
   -- Пробовали, -- печально кивнул ведьмак. -- И я, и Дарио писали ей тысячи раз. То ли она поудаляла наши сообщения, даже не прочитав, то ли просто их еще не видела.
   -- А найти ее при помощи магии? -- спросила без особой надежды, заранее предчувствуя ответ.
   Ведь если можно было, глупую ведьму уже давно бы вернули к родным пенатам. Но прошло десять дней, а Вери по-прежнему числилась без вести пропавшей.
   -- Сестра сейчас обычный человек, поэтому почувствовать ее мы не можем. Повлиять на нее, не зная, где она, тоже невозможно. Кстати, родители вечером приезжают, -- неожиданно перескочил на другую тему Салвиати.
   И перескочил, должна сказать, не совсем неудачно.
   -- Угу, -- только и смогла выдавить из себя.
   В очередной раз занялась самовнушением, убеждая своего внутреннего пессимиста, у которого имелись явные проблемы с доверием, что не стоит наседать на ведьмака. Захочет -- расскажет им. Не захочет -- я буду только "за".
   И так ведь в их милом обществе чувствую себя неловко. А когда они узнают... Боюсь, все еще больше осложнится.
   -- Думаю рассказать им обо всем сегодня, после ужина, -- одной короткой фразой перечеркнул Габриэль все мои сомнения. -- Хочешь поучаствовать?
   -- Неа, -- появилось желание сползти под сидение, чтобы уже сейчас стать как можно незаметнее. -- Лучше вы там без меня.
   -- Как скажешь, -- не стал настаивать ведьмак, и всю оставшуюся дорогу мы ехали молча.
   Не знаю, в каких облаках витал Салвиати, а я морально готовилась к встрече ведьмаков. И ко всему, что за этим последует. Наверное, все пройдет в старых -- добрых итальянских традициях: негодующие крики, размахивание руками, битье посуды...
   Нет, все-таки в глубине души я тоже в какой-то мере итальянка.
   Из размышлений о собственном незавидном будущем меня вывел Габриэль.
   -- Приехали.
   Оставив машину у обочины, ведьмак направился к приземистому двухэтажному строению из серого кирпича. Во многих местах кирпич этот был покрыт глубокими трещинами. То тут то там виднелись пятна мха и прорывающиеся из щелей травинки.
   Здание явно пережило не одно десятилетие и, казалось, вот-вот готово испустить дух, иными словами, рухнуть. Пустые провалы окон и покосившееся деревянное крыльцо, которое жалобно заскрипело, стоило нам на него ступить, свидетельствовали о том, что дом этот уже давно необитаем.
   -- Напомни мне, зачем мы сюда пришли? -- Проследив, как от рельефного выступа, окаймлявшего затрапезного вида входную дверь, откололся и сорвался вниз камешек, приземлившись прямо к моим ногам, я отступила. -- Здесь вообще безопасно? Не хотелось бы оказаться погребенной под развалинами лачуги. Того и гляди повалится.
   -- Это все иллюзия, -- мягко сказал Габриэль и, наклонившись, зашептал мне что-то на ухо.
   Разобрать смысл его слов я не смогла, да и, если честно, не пыталась, поглощенная происходившими у меня на глазах метаморфозами. Сначала все подернулось какой-то золотистой дымкой, а когда та начала опадать, я увидела, как растрескавшиеся половицы у меня под ногами вдруг чудесным образом сменились на вполне себе надежные ступени. Невзрачный фасад исчез, а на его месте оказались недавно оштукатуренные стены, облицованные у основания рыжим камнем и декорированные деревянными элементами. Темно-коричневая, на первый взгляд, совсем новенькая черепичная крыша радовала глаз, а в некогда пустых рамах, переливаясь на солнце, теперь красовались цветные витражи.
   -- Для отпугивания туристов, -- вывел меня из состояния транса ведьмак. Вот никак не привыкну ко всем этим магическим заморочкам. -- Это один из центральных районов города, здесь без иллюзий никак.
   -- Значит, это место только для избранных? -- оставшееся до двери расстояние я преодолела за пару секунд и, сгорая от желания оказаться внутри волшебного домика, нетерпеливо постучала.
   Стоило прикоснуться к темному дереву, как от моего кулака в разные стороны брызнули кислотно-зеленые всполохи. Правда, спустя всего несколько мгновений они исчезали, будто впитавшись в створки, и те бесшумно раскрылись.
   -- Да, только наделенный Силой может войти в сокровищницу синьора де Паоло, -- подтвердил мою догадку Габриэль.
   В тот момент в который раз загадала желание -- чтобы когда-нибудь, каким-то чудом я тоже смогла обладать хотя бы капелькой такой Силы. И чтобы эта Сила была только моей.
  

ГЛАВА 22

  
   Сокровищница синьора де Паоло, как назвал дом с иллюзиями мой новоиспеченный бойфренд, оказалась ничем иным как антикварной лавкой. С одной лишь разницей -- здесь ничего не продавалось, а давалось во временное пользование, причем за очень, очень большие деньги.
   Встретивший нас ведьмак -- пожилой мужчина, опиравшийся на трость с бронзовым набалдашником в виде орлиной головы, -- как вскоре выяснилось, обладал самой большой в Южной Европе коллекцией артефактов и старинных книг. Именно в этом кладезе запретных знаний и всевозможных магических вещиц Габриэль собирался отыскать панацею от моего необычного недуга, чтобы раз и навсегда покончить с проклятой меткой.
   Пока мужчины о чем-то шушукались за прилавком, я решила не терять времени даром и приступила к изучению первого этажа. Осматривалась по сторонам и впечатлялась. Толстый ковер с густым пышным ворсом заглушал шаги. Тусклые светильники на стенах служили скорее для декора, нежели выполняли свое прямое предназначение, да и витражи темных тонов не пропускали полуденные лучи, сохраняя в помещении загадочный полумрак и уберегая его от жары.
   Стены отделаны панелями из рыжего дерева, с потолка свисала трехъярусная люстра, и ее хрустальные бусины-капли, изредка соприкасаясь, издавали нежный перезвон. Многочисленные стеллажи, сверху донизу заполненные разномастными предметами абсолютно непонятного мне назначения, притягивали взор и еще больше будоражили мое и без того неуемное воображение.
   Описав по залу почетный круг, я снова оказалась недалеко от прилавка. Заметила стеклянный шар размером с крупный апельсин, наполненный кремовой, точно топленое молоко, жидкостью. Взяла его в руки, чтобы получше рассмотреть, и случайно услышала обрывок разговора.
   Оказывается, все это время ведьмаки говорили о чьей-то Силе, а вовсе не о моем многострадальном плече, из-за которого, как думала, мы сюда и явились. Габриэль, стараясь не переходить с шепота на обычную речь, все что-то выспрашивал у синьора де Паоло, а тот ему так же шепотом отвечал.
   Особенно заинтересовали две фразы, оброненные пожилым колдуном:
   -- "Ваш ребенок" и "подношение, чтобы заручиться поддержкой духов".
   Видимо, почувствовав на себе мой взгляд, Габриэль обернулся. Я сделала вид, что поглощена изучением артефактов. Вернула на полку шар и схватила следующий предмет. Первый, что попался под руку. Им оказалась черная маска с атласными лентами. Совершенно обычная, без каких-либо прибамбасов. Заметив неподалеку зеркало в массивной оправе, направилась к нему, чтобы примерить маску. Всегда питала слабость к карнавальным аксессуарам.
   Только поднесла ее к лицу, как по залу пронесся синхронный вопль:
   -- Нет!!!
   Я тут же отдернула руку.
   В несколько шагов преодолев разделявшее нас расстояние, Габриэль оказался рядом. Забрав маску, утащил ее обратно, а синьор де Паоло, тоже выйдя из-за прилавка, прошаркав ко мне, немного взволнованно пояснил:
   -- Это очень хитрый артефакт, и при неправильном с ним обращении можно натворить бед.
   -- Извините, -- виновато улыбнулась я и, не сдержавшись, с любопытством поинтересовалась: -- А что он, собственно, делает?
   -- Позволяет менять внешность, -- ответил за ведьмака вновь подошедший Габриэль. -- С такими вещами нужно быть очень осторожной. При незнании можно на несколько часов, а то и дней, например, обзавестись хоботом. Либо отрастить себе крысиный хвост. Ты ведь этого не хочешь, нет?
   Представила себя с крысиным хвостом и с жаром помотала головой. Только такого счастья мне сейчас не хватало! Довольно и волшебной "наколки".
   -- Магия -- очень коварная штука, -- назидательно поддакнул седовласый синьор.
   -- Пойдем, Лана. -- Габриэль направился к деревянной лестнице, укрытой темно-синим ковровом.
   -- Последний стеллаж слева, -- крикнул ему вдогонку пожилой ведьмак и стал пристально озираться, наверное, желал удостовериться, что остальные артефакты после моей ревизии остались целы и невредимы.
   -- О чем вы говорили? -- спросила, нагнав своего спутника уже на лестнице.
   -- Да так, ни о чем, -- снова решил построить из себя мистера Загадку Салвиати. -- Просто советовался с синьором де Паоло по одному вопросу.
   Такой ответ меня, конечно же, не удовлетворил. Но наседать на свою вечно себе на уме половинку я не стала. Наверное, нужно учиться принимать его таким, какой он есть. Меня же Габриэль изменить не пытается, хоть я тоже далеко не подарок.
   Второй этаж представлял собой библиотеку, состоявшую исключительно из старинных рукописей. И все они были посвящены теме магии, хранили в себе разного рода заклинания и подробные инструкции по проведению всевозможных обрядов.
   Как же в тот момент я завидовала хозяину антикварной лавки. Везунчик! Обладать таким богатством!
   Словно угадав мои мысли, Габриэль решил подпитать меня интересной информацией:
   -- Синьор де Паоло принадлежит к одной из самых древних итальянских фамилий. Все эти артефакты собирались его предками и коллекционировались на протяжении многих веков. А некоторые книги были написаны еще в самом начале эпохи Возрождения.
   -- Действительно сокровищница, -- пробормотала я, зачарованно рассматривая аккуратно разложенные по ячейкам пергаментные свитки.
   -- Нам туда. -- Габриэль двинулся вглубь зала и остановился возле дальнего стеллажа. Поводив пальцем по тисненым корешкам, достал увесистый на вид томик и сел в кресло возле витражного окна.
   Я пристроилась рядом. Пробежавшись взглядом по кожаным переплетам, с грустью отметила, что наложенное несколько дней назад заклинание больше не действует и вся эта латынь для меня теперь, как для мартышки азбука Морзе.
   Пока ведьмак был занят тем, что с сосредоточенным видом перелистывал страницы, я сидела смирно и честно старалась ему не мешать. Но ожидание в тишине быстро мне наскучило, к тому же вспомнился вопрос, который уже несколько раз порывалась задать и Дарио, и Габриэлю, но что-то все время меня отвлекало.
   -- Расскажи о вашем клане. О роли в нем Хранителя.
   Ведьмак оторвался от изучения страницы и перевел взгляд на меня.
   -- Да рассказывать, в общем-то, и нечего. Старая традиция: все ведьмы и ведьмаки должны входить в какой-либо клан либо в меньшую по численности общину. Стать членом такой общины можно, только присягнув на верность ее главе. В обязанности ведьмаков входит выполнять, если потребуется, любые его поручения, ну и, разумеется, присутствовать на всех важных собраниях ковена и торжествах.
   -- Больше смахивает на секту, -- пошутила я.
   -- Да, наверное, это и есть в какой-то степени секта, в которой все безоговорочно подчиняются одному человеку, -- усмехнулся мой визави. -- Хранитель же, в свою очередь, подвластен совету старейшин, состоящему из самых старых и мудрых носителей Силы, живущих на земле.
   -- А Дарио, он в будущем станет твоим подданным? -- весело поинтересовалась я.
   -- Нет, тоже Хранителем, -- ответил Габриэль и объяснил: -- Он принадлежит к другому клану. Всего их в Италии в настоящее время существует пять. Плюс около дюжины мелких общин. Ну и еще стрэги... Но те сами по себе. Между собой, насколько знаю, не общаются и дружбу водят лишь с демонами.
   -- Как это уныло, -- представив, каково это всю жизнь прожить изгоем, я тяжко вздохнула. -- На земле общаться с жуткими тварями, зная, что и в загробной жизни тебя будут ждать только они.
   -- Это их выбор. Добровольный. Никто не заставлял стрэгов переходить на сторону Тьмы, -- равнодушно пожал плечами Габриэль и перелистнул страницу.
   Пробежавшись по ней взглядом, перестал хмуриться. Достал из кармана телефон и сфотографировал разворот книги.
   -- Должно подойти, -- обрадовал меня, ободряюще улыбнувшись. Правда, после следующих его слов радость эта заметно потускнела: -- Метка исчезнет сразу, как только наложим заклинание. Правда, вернется после... хм, следующего раза.
   -- Значит, никаких следующих раз! -- разозлилась я. Не на ведьмака, а на ситуацию в целом. -- Пока не разведусь. Или ищи дальше!
   К сожалению, больше ничего стоящего отыскать не удалось. Пообедав в маленьком уютном ресторанчике на площади возле Пантеона и заглянув в него на минутку, чтобы хотя бы вскользь полюбоваться античными статуями, красовавшимися в глубоких нишах, и поглазеть на необычный купол с круглым отверстием посредине, пропускавший солнечные лучи, старательно высвечивающие ротонду, мы поехали обратно.
   Около часа ушло на то, чтобы приготовить чудо-бальзам, способный избавить меня от этой напасти, и столько же времени, чтобы наложить заклинание. И вуаля! Никакой метки.
   Радости моей не было бы предела, если бы не грядущее возвращение старших членов семейства. И предстоящий разговор.
   Габриэль уже опаздывал в аэропорт, поэтому наведением порядка после ритуала и уничтожением остатков бальзама пришлось заняться мне. А ведьмак поехал встречать родителей.
   Катарина, как обычно, ушла после обеда, Сандро все еще гостил у друга, поэтому я была предоставлена собой себе. Закончив в ритуальной, погасила свет и отправилась на кухню: заваривать зеленый чай и коротать время за просмотром какого-нибудь итальянского фильма.
   Смеркалось, и я все чаще стала поглядывать на настенные часы, монотонно тикающие над дверью. Меня даже начало немного потряхивать, от волнения и тревожного предчувствия.
   Даже боюсь предположить, как поведут себя, узнав о нас, Салвиати.
   Успокоиться не получалось, я продолжала себя накручивать, поэтому, когда по первому этажу разнеслась мелодичная трель, чуть не подпрыгнула на месте.
   -- Кто бы это мог быть? -- пробормотала, нахмурившись, и поспешила в холл. -- Может, Сандро забыл ключи.
   Осторожно приоткрыла дверь, предварительно набросив на ту цепочку.
   -- Добрый вечер, -- совсем позабыв, что магия кольца распространяется только на обладателей Силы, поздоровалась с женщиной средних лет, облаченной в элегантное синее платье с коротким рукавом. Удачным дополнением к наряду шла кокетливая круглая шляпка, нацепленная поверх собранных в пучок черных волос.
   Незваная гостья улыбнулась и сказала мягко:
   -- Добрый вечер, дорогая. Я могу войти? -- Заметив, что не спешу с ответом -- дом-то не мой и впускать сюда каждого встречного-поперечного я вообще-то не имею права, -- все так же ласково продолжила: -- Мое имя -- Аделаида Миранте. Я мама Джулиано.
   Тут уж все сомнения как рукой сняло.
   -- Ох, простите, пожалуйста! -- Быстро убрала цепочку и, чуть ли не приседая в реверансе, настежь распахнула дверь.
   Ведьма удовлетворенно кивнула, наградила меня очередной благосклонной улыбкой, после чего царственной походкой прошла в холл. А я на секунду выглянула наружу, гадая, куда ее величество подевала свой автомобиль. Не на метле же сюда прилетела. Однако за воротами никакой машины не просматривалось.
   Может, пешком пришла? Тогда должна жить где-нибудь неподалеку. Вот только странно, почему я за минувшие дни ни разу ее не видела. И, кстати, даже не слышала о ее существовании. Лишь раз Габриэль вскользь обмолвился о своей бабушке, да и то не припомню, по какому поводу.
   Возможно, синьора Аделаида здесь персона нон грата, поэтому о ней и предпочитают не вспоминать. Но пригласить в дом родительницу Хранителя я в любом случае была обязана. Не за воротами же ее держать до приезда хозяев. Да и оказать теплый прием не помешает. Как говорится, чем черт не шутит, вдруг мы когда-нибудь породнимся.
   -- Может, кофе? -- предложила, проведя гостью в салон. Пока шли, ведьма не перестала украдкой поглядывать по сторонам, и у меня сложилось впечатление, что она давненько здесь не бывала.
   -- Лучше чаю, дорогая. -- Опустившись в кресло, одарила очередной дружественной улыбкой, и сразу стало понятно, в кого пошел Алессандро. Явно в бабулю.
   А вот Габриэль, кажется, больше в мать.
   Кивнув, собиралась уже отправиться на кухню за чаем, когда ведьма окликнула меня, ласково назвав "милочкой", и, окинув с ног до головы любопытным взглядом, сказала:
   -- В тебе чувствуется Сила. Которая должна принадлежать моей внучке. Но ты не Вероника.
   "Блестящее умозаключение", -- оторопев от такого заявления, подумала я. Близнецами нас с Вери нельзя назвать даже с большой натяжкой.
   -- Меня зовут Руслана. Можно просто Лана, -- уточнила машинально и с недоумением произнесла: -- Разве вы не в курсе, что произошло?
   -- Давно не общалась с семьей, -- с оттенком сожаления в голосе проронила ведьма.
   Значит, это правда. Вероятно, в прошлом Аделаида поссорилась с родственниками. А может, они с ней... И потому не поддерживали связь. Даже на свадьбу внучки не пригласили.
   Оставалось только гадать, что же такого могла натворить пожилая ведьма, что о ней все так дружно забыли?
   Хотя, если честно, назвать эту даму "пожилой" язык не поворачивался. Сколько ей должно быть сейчас? Семьдесят, не меньше. А на вид больше полтинника не дашь. Наверняка не обошлось без омолаживающих заклинаний. Ну или серьезной пластики.
   В гостиную я вернулась уже с подносом. Специально для такого случая, как знакомство с бабушкой Габриэля, на свой страх и риск достала из серванта самый красивый сервиз. А в качестве угощений прихватила с собой миндальное печенье, что испекла утром Катарина.
   Пристроившись рядом с почтенной ведьмой, чей задумчивый взгляд то замирал на моем лице, то снова обращался к окружающему интерьеру, потянулась к фарфоровому чайничку, чтобы разлить чай.
   Подхватив со стола блюдце с чашкой и немного из нее отпив, Аделаида попросила:
   -- Лана, милая, расскажи, как так вышло, что в тебе Сила моей внучки? И где сама Вероника? Я не чувствую ее.
   Мне ничего не оставалось, как уталить ее любопытство. Играть в молчанку не имело смысла. К тому же синьора Аделаида имела право знать, что стало с ее внучкой.
   Поэтому поведала о том, как десять дней назад я прилетела в Италию, как оказалась в ночном клубе, в котором хитрая "судьба" по имени Фьора свела меня с одним зачарованным ведьмаком -- сплошной для меня загадкой. Которую пока так и не удалось разгадать.
   На роковой ночи внимание не заостряла. Сказала только, что, обманутая гианой, Вери обвинила в измене своего жениха. А чтобы привязать меня к нему -- совершенно незнакомому мне человеку -- рассталась с собственной Силой.
   -- Так я и стала случайной женой Дарио и носительницей дара Вери. Временной. Как только ваша внучка вернется, все встанет на свои места.
   Про то, что Габриэль -- моя половинка, решила пока промолчать. Каюсь, струсила. Взвалила эту ношу на зеленоглазого ведьмака. Все равно ведь собирался признаться родителям. Заодно пусть и перед бабушкой исповедуется. А с меня и так стрессов довольно.
   -- Но зачем Фьоре понадобилось дурить голову Веронике и подставлять тебя? -- Ведьма нахмурилась и, словно что-то почувствовав, оглянулась назад. -- Кстати, о Фьоре. Где она?
   Я неопределенно пожала плечами.
   Что-то действительно ее в последнее время не видно. Может, из-за отсутствия с нашей стороны внимания обиделась и решила на время исчезнуть?
   Хорошо бы, да только маловероятно.
   -- А ты и Габриэль... -- коснулась опасной темы ведьма.
   Я втянула голову в плечи, предчувствуя каверзный вопрос. Отвечать на который, уже заранее знала, мне не захочется.
   Благо как раз в тот момент громко просигналила "ауди", а уже через каких-то несколько секунд с улицы до нас донеслись знакомые голоса.
   -- А вот и синьор Джулиано! -- Я подскочила с кресла, нервно улыбнулась снова впавшей в задумчивость ведьме и ринулась в холл.
   Аделаида неспешно зашагала за мною следом.
   -- Добрый вечер, Ла... -- начал Салвиати, переступив порог. Но осекся на полуслове да так и замер с открытым ртом.
   -- Джулиано, ну что ты застыл? -- Марилена, вошедшая следом за супругом, стоило ей вскинуть голову, тоже впала в ступор. С лица ведьмы отхлынула кровь, оно стало мертвенно-бледным. Женщина издала какой-то нечленораздельный звук, то ли писк, то ли всхлип и, пролепетав дрожащим голосом: -- Синьора Аделаида? -- к моему огромному удивлению, закатив глаза, шлепнулась на пол. Прямо к ногам своего супруга, который, казалось, даже не заметил распластавшегося рядом тела.
   Вошедший последним Габриэль почему-то тоже не спешил поднимать родительницу с пола, а взяв пример с отца, таращился на стоявшую позади меня ведьму. И у Салвиати, и у его сына на лицах было такое выражение, будто они повстречали призрака.
   Или мертвеца.
   -- Мама? -- зачем-то уточнил Хранитель, как будто у него на этот счет еще оставались сомнения.
   -- Я, наверное, пойду, -- чувствуя, как напряжение нарастает, шмыгнула к лестнице.
   Это их семейные разборки, я здесь вообще никаким боком.
   -- Лана, ты ее впустила? -- первым отмер Габриэль.
   Джулиано же по-прежнему гипнотизировал маму взглядом. А та, оставаясь невозмутимой и молчаливой, продолжала в свою очередь гипнотизировать его.
   -- Эээ... ну я, -- ответила осторожно, гадая, чем мое гостеприимство может для меня обернуться. В попытке оправдаться произнесла: -- Это же твоя бабушка.
   -- Моя бабушка, -- Габриэль как-то настороженно покосился на родственницу, словно опасался, что видит глюк; только сейчас бросилось в глаза: парень тоже бледнее мела, -- умерла двадцать лет назад.
   -- К-как умерла? -- Я с ужасом воззрилась на вполне себе живую на вид ведьму. На всякий случай уточнила: -- Эта бабушка?
   В ответ удостоившись короткого утвердительного кивка.
   -- То есть... Она... Это что, труп? -- пискнула еле слышно. Дав себе еще пару секунд на осмысление, шокировано произнесла: -- О боже, я чаевничала с двадцатилетним трупом...
   Тут уж моя психика не выдержала. Мир пошатнулся. Перед глазами все поплыло, замельтешило и запрыгало.
   -- Синьора Марилена, я к вам!
   А в следующую секунду мраморные плиты холла приняли еще одно тело.
  
   Когда первый шок прошел, Джулиано бросился приводить супругу в чувство, а Габриэль поспешил на помощь своей половинке, надеясь, что после обморока той не придется залечивать ушибы или того хуже -- страдать последствиями сотрясения мозга.
   Ведьмак отнес девушку наверх и, убедившись, что та начинает потихоньку приходить в сознание, поручил заботу о гостье младшему брату -- единственному, кто отреагировал на новость о воскрешении бабушки радостным "Круто!". Вот только непонятно, что же обрадовало юного ведьмака: возможность познакомиться с родственницей, которая покинула этот мир прежде, чем он успел в нем появиться, либо же осознание того, что в их доме поселилась живая покойница.
   Оставив Лану на попечение брата, Габриэль скрепя сердце отправился в отцовский кабинет. Настроение у ведьмака было, мягко говоря, мерзкое. Мало того что Франческа принципиально не реагировала на его звонки, и он уже даже подумывал о том, чтобы, наплевав на свои принципы, распрощаться с ней СМСкой. Так еще и родители вернулись, вдрызг разругавшись. Не придумали ничего лучшего, кроме как обвинить друг друга в том, что их дочь выросла такой взбалмошной, глупой девицей, плюющей и на духов и на пожалованный ей предками дар.
   Уже одного этого Габриэлю оказалось достаточно, чтобы потерять душевное равновесие. А тут еще и бабушка, которую препроводили с почестями на тот свет двадцать лет назад, заявилась!
   В общем, поводов для радости пока не наблюдалось. Поэтому в кабинет Хранителя ведьмак входил, еле перебирая ногами. А там его уже ждал очередной скандал. Вернее, продолжение того, что разыгрался ранее.
   Молодой человек горько усмехнулся, представив себя и Лану на месте родителей. Те ведь тоже идеально подходили друг другу. Но это не означало, что у них была безоблачная семейная жизнь. Даже ланимы не застрахованы от ссор и бурного выяснения отношений.
   Теперь супруги спорили о том, как дорогой маменьке удалось выбраться из фамильного склепа. И у кого же хватило наглости ее воскресить.
   Виновница размолвки, казалось, не замечала ничего вокруг. Удобно устроившись в кресле и позаимствовав у сына очки, задумчиво перелистывала гримуар, который когда-то подарила своей маленькой внучке.
   Заметив вошедшего Габриэля, синьора Миранте закрыла манускрипт и небрежным взмахом руки отправила тот обратно в сейф. Книга проплыла по воздуху и юркнула в свое металлическое убежище, а ведьма жестом пригласила будущего Хранителя устраиваться в соседнем кресле.
   Дождавшись, когда внук займет указанное ему место, обратилась к сыну и раскрасневшейся невестке:
   -- Теперь я начинаю вспоминать, отчего так рано оказалась в могиле. Угомонитесь, оба! -- прикрикнула на супружескую чету, и те, как по мановению волшебной палочки, тут же разом умолкли.
   Удовлетворенно кивнув, Аделаида отдала очередную просьбу-приказ, велела рассаживаться на диване, кончать психовать и не мельтешить у нее перед глазами.
   Убедившись, что внимание всех собравшихся сосредоточено на ее персоне, повернулась к внуку.
   -- Габриэль, зачем ты меня призвал?
   -- Габриэль!!! -- возмущенно вскрикнула рыжеволосая ведьма. Этим требовательным восклицанием мать хотела упрекнуть сына в том, что тот посмел вытащить "любимую" свекровь из могилы.
   -- Понятия не имею, о чем ты, -- ошарашенно пробормотал молодой человек. -- Ба, мне бы и в голову не пришло тебя беспокоить. Клянусь!
   Наследник с честью выдержал долгий, испытывающий взгляд колдуньи.
   -- Странно, -- задумчиво пробормотала та. -- Я тебе верю. Точно знаю, не врешь. Но именно твоя Сила меня призвала. Твоя и той...
   Договорить она не успела, сквозь стену робким призраком просочилась Фьора.
   -- Синьора Аделаида, мы можем с вами поговорить? -- Заметив, как бывшая покровительница нахмурилась, гиана испуганно опустила голову.
   Бедняжка уже сто раз успела пожалеть и отругать себя за то, что осмелилась потревожить могущественную ведьму. Паника, накатившая тогда на Фьору, едва ли могла служить ей достойным оправданием. И теперь, чувствуя, как Аделаиду тугим кольцом окружают негативные эмоции -- гнев, раздражение, злость, -- Фьора отчаянно желала повернуть время вспять и все исправить.
   Но было поздно. Талантом возвращаться в прошлое гиана, к сожалению, не обладала.
   -- Это все ты! -- вскакивая с места, яростно зашипела Марилена. -- Уже давно следовало поставить тебя на место! Мерзавка!!!
   -- Мари! -- даже не пытаясь скрыть раздражения, осадила невестку ведьма. Обведя притихшую публику суровым взглядом, распорядилась: -- Оставьте нас.
   -- Но... -- попытался возразить Габриэль, которому страх как хотелось поприсутствовать при разборе полетов.
   Джулиано, в отличие от сына, не стал спорить, понимая, что все равно бесполезно. Молча поднялся и, подхватив под руку жену, которую продолжало потряхивать от гнева, вышел из кабинета.
   -- Иди, дорогой. -- Аделаида царственным жестом указала внуку на дверь. -- Я хочу побыть наедине с Фьорой.
   Габриэлю ничего не оставалось, как покориться. Бабушка умерла, когда ему было восемь, и ведьмак уже успел позабыть, какой властной и деспотичной она порой бывала. Но только что ему ненавязчиво об этом напомнили.
   Когда за будущим Хранителем закрылась дверь, Аделаида, смерив гиану ледяным взглядом, велела:
   -- Рассказывай.
   По мере того как Фьора говорила, выражение лица ведьмы сменялось от просто удивленного до крайне пораженного.
   -- ...Я уверена, Габриэль будет счастлив с этой девочкой, -- не догадываясь, что кому-то сейчас очень хочется ее крови, продолжала лепетать Фьора. -- Вы это сразу поймете, как только увидите их вместе. Когда смотрят друг на друга, они аж светятся!
   -- И ты поэтому обманом заставила их поднять меня из могилы? -- мрачно обронила ведьма. -- Чтобы показать, как кто-то там светится?
   Немного расхрабрившись, гиана приблизилась к своей покровительнице и тихо призналась:
   -- Поначалу не все шло гладко. Встреча с ланимой стала для вашего внука неожиданностью, и он даже подумывал бороться с чувствами при помощи чар. Ну а девушка... -- Фьора шумно вздохнула. -- Не сразу смогла простить ему ту ночь, хоть я и убеждала ее, что вел себя так Габриэль, будучи под моим заклятьем.
   -- Ты хоть понимаешь, что превратила моего внука в преступника? -- едва сдерживая злость, процедила ведьма. -- Совратить девушку при помощи магии -- не самое удачное начало знакомства.
   Фьора молчала, не зная, что сказать в свое оправдание. Да, она порой бывала импульсивна и действовала, так сказать, по наитию, руководствуясь эмоциями и не задумываясь о последствиях. Но гиана считала, что цель оправдывает любые средства, раз цель эта была благой и должна была принести в конечном счете счастье дорогим ей людям.
   -- Вернемся к тому, зачем ты меня призвала, -- выдернула из раздумий духа ведьма.
   Фьора встрепенулась, прогоняя неуместные сейчас размышления, и снова напомнила себе, что случившегося уже не изменишь.
   -- Габриэль и Лана, они поссорились, -- горестно вздохнув, возобновила рассказ гиана, и снова опустила голову, боясь встретиться взглядом с рассерженной ведьмой. -- Решили вместе прочитать заклинание забвения чувств и выпить отворотное зелье. Мне пришлось вмешаться и подменить заклятие. Я рассчитывала, что Сила ваших потомков -- Вери и Габриэля -- сможет вас воскресить.
   -- Воскресить с какой целью? Фьора! -- теряя остатки терпения, нервно воскликнула ведьма. -- Я вообще не вижу логики в твоих поступках. Какое я имею отношение к личной жизни моего внука?! Ты могла подсунуть им какое угодно заклинание, но почему-то решила нарушить мой покой. Вернуть из мира, где мне, знаешь ли, вполне комфортно!
   Гиана опустилась перед ведьмой на колени и, коснувшись ее руки, страстно зашептала:
   -- Я надеялась, что вы сможете образумить Габриэля. А он, как оказалось, сам успел образумиться... Но главное -- только вам под силу повлиять на Джулиано и Марилену! Они точно будут против этого союза! Ведь у Габриэля уже есть невеста.
   Вырвав руку из невесомых пальчиков, ведьма откинулась на спинку кресла и со вздохом прикрыла глаза.
   -- Ну и еще, -- гиана выдержала паузу и, пожелав себе удачи, зачастила бойко: -- Лана ведь обычная девушка, ей будет сложно прижиться в колдовском мире, как бы сильно Габриэль ее ни любил. Вот я и подумала, что вы... кхм, могли бы отдать ей свою Силу. Она ведь вам и так уже не нужна, все равно скоро снова отправитесь в могилу. А для Ланы и вашего внука это бы стало замечательным свадебным подарком.
   От такой непосредственности Аделаида оторопела и не сразу нашлась, что ответить. Лишь спустя пару минут, которые Фьоре показались вечностью, ведьма устало проронила:
   -- Похоже, ты уже зажилась на белом свете. Тебе скучно и ты решила, что люди -- это марионетки, которыми можешь управлять по своему желанию. Распоряжаться их судьбами, как тебе вздумается.
   -- Но я лишь...
   -- Замолчи! -- гневно оборвала ее ведьма. -- Один раз я уже пошла у тебя на поводу, что привело к расколу моей семьи.
   -- Ни Джулиано, ни Марилена ни разу не пожалели о своем решении, -- пытаясь защититься, протараторила Фьора. -- А Альфео... Он сам выбрал такой путь!
   Но ведьма, казалось, ее уже не слушала.
   -- Я не буду вмешиваться в жизнь внука. Он сам должен решить, с кем ему быть. И на сына влиять тоже не стану. Габриэль будущий Хранитель, пусть учится бороться. За себя и за свое будущее. -- Покойница тихо усмехнулась. -- А дарить Силу девушке, которую я даже не знаю... Не слишком ли это будет большая роскошь для нее и непростительная глупость для меня? Габриэль, если действительно любит эту Лану, примет ее такой, какой она есть. С даром или без него. А если нет? Значит, лучше ему оставаться с невестой, которую подобрали для него родители. Ты же, -- ведьма в упор посмотрела на гиану, -- исправишь хотя бы малую часть того, что натворила. Найдешь и признаешься во всем Веронике!
   -- Но как же я ее отыщу? -- в отчаянье заломила руки Фьора. Надежда на могущественного союзника, лелеемая уже два дня, растаяла, как снежинка под лучами жаркого солнца. -- Она же теперь человек!
   -- А вот это уже, дорогая, твои проблемы. -- Ведьма решительно поднялась и, не обращая внимания на слабые попытки гианы ее переубедить, сказала: -- Ты у нас знатная выдумщица, вот и придумай что-нибудь. А не найдешь моей внучки, сюда можешь не возвращаться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

165

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Eo-one "План"(Киберпанк) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) И.Воронцов "Вопрос Времени"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"