Чернованова Валерия: другие произведения.

2. Игра вслепую

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Кто-то верит в чудеса и получает от судьбы подарки. Мне же достаются от нее нежелательные сюрпризы и тумаки. Не успела я прийти в себя после стычки с коварной богиней, как оказалась вовлечена в новую, опасную игру. Придется ни много ни мало спасти из плена одну знакомую принцессу, поохотиться за неуловимым пиратом, грозой морей и океанов, и испытать на прочность свою любовь. А главное - наконец-то разобраться с набившей всем оскомину богиней. Ведь на кон поставлены благополучие целого мира и моя собственная жизнь. Ради этого я готова рискнуть и сыграть, даже не зная правил игры.

    Роман выложен не полностью.






Книга вторая

ИГРА ВСЛЕПУЮ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Из королевы в пешки

Глава 2. О тонкостях маскировки

Глава 3. О том, что переметнувшийся враг, - еще не означает верный союзник

Глава 4. О превратностях жизни и ее крутых виражах

Глава 5. О неожиданных сюрпризах и головокружительных признаниях

Глава 6. Временное затишье

Глава 7. Упражнения в магии

Глава 8. Об умении попадать в передряги

Глава 9. Расплата за ошибки

Глава 10. О ритуалах и тайных свиданиях

Глава 11. О надуманных изменах и прогулке по гарему

Глава 12. Охота на Демона

Глава 13. Кровавый пир

Глава 14. О мостах, которые нельзя отстроить

Глава первая

Из королевы в пешки

  

Мы ждем подарков от судьбы,

она готовит нам сюрпризы.

NN

  
   Слуги с поклонами распахнули перед принцессой двери тронного зала.
   -- Что за неотложные дела могут быть на ночь глядя? -- Ее высочество окинула Совет Десяти мрачным взглядом.
   Драгары поприветствовали принцессу, как того требовал этикет, но в глазах их читалось злорадство. Иррандир же выразил явное непочтение, не соизволив даже склонить голову при появлении кузины.
   Торжество на лице герцога заставило принцессу насторожиться.
   -- Иррандир, что происходит? Немедленно объясни!
   Драгар обменялся с главой Совета взглядами. Дождавшись от лорда Варгоса утвердительного кивка, проговорил с желчной усмешкой:
   -- Боюсь, ваше высочество, дело безотлагательное и никак не может ждать до утра. Мы все несказанно удивлены открывшейся правдой, которую в течении многих лет упорно скрывала от нас ваша матушка, королева Адриана. Да не осудят ее боги за зло, что она причинила своему законному супругу и нашему покойному королю.
   Эрида быстрым шагом пересекла зал, опустилась на трон и мысленно пожелала себе удачи в словесной дуэли с двоюродным братом. Была бы дуэль на шпагах, принцесса бы, несомненно, одержала победу. Но в искусстве плетения интриг и одурачивания окружающих Иррандиру не было равных.
   -- Что ты несешь? Выражайся яснее! И в твоих же интересах, чтобы твоя правда не оказалась очередным наглым вымыслом. -- Принцесса смерила драгара уничижающим взглядом, отчего запала у того заметно поубавилось.
   Но вспомнив, что старейшины, да и все "обманутое" королевство на его стороне, герцог нахально ответил:
   -- К сожалению для вас, моя принцесса, в моих словах вы не найдете ни капли лжи. Только скорбь и обиду из-за предательства королевы Адрианы.
   -- Иррандир!!!
   Решив, что с прелюдией можно заканчивать, его светлость раскрыл перед кузиной свой главный козырь.
   -- Нам стало известно, что королева, если можно так выразиться, не всегда была верна своему супругу. Она совершила адюльтер. Да не с кем-нибудь, а с одним из наших врагов, мелким дворянишкой из Волдиона. Плодом этой греховной связи стали... вы, ваше высочество. Хотя, -- Иррандир выдержал паузу, упиваясь своим триумфом, -- наверное, мне не стоит более так к вам обращаться.
   Минуту Эрида смотрела на драгара, не веря своим ушам. Она ожидала чего угодно, но подобную чушь даже злой гений герцога навряд ли мог придумать.
   Иррандир надеялся, что ее высочество задохнется от гнева. Начнет кричать и грозиться старейшинам тюрьмой, виселицей и изгнанием за клевету в адрес ее обожаемой матушки. Но вместо этого принцесса лишь снисходительно усмехнулась.
   -- И это все? Все, на что ты способен? Право, Иррандир, я ожидала от тебя большего.
   -- Измена доказана, -- решил вступить в битву и поддержать союзника глава Совета. -- У меня есть как письменное ей подтверждение, так и свидетельство вашего... родного отца.
   -- Могу я на них взглянуть? Я имею в виду на доказательства и своего "папеньку"? Полагаю, он сейчас здесь? Иначе бы вы не стали устраивать весь этот балаган. -- Внешне принцесса оставалась невозмутимой, хотя внутри у нее все клокотало. В глубине души Эрида понимала: на этот раз отбиться от нападок Совета будет непросто.
   Седовласый драгар шагнул на ступени трона и, вручив принцессе перевязанный синей лентой свиток, с плохо скрываемой радостью объявил:
   -- Его сейчас приведут.
   Эрида быстро раскрыла листок и вперилась в него взглядом. По мере чтения лицо ее становилось бледным от ярости. В какой-то момент она просто не смогла смотреть на символы, складывающиеся в лживые слова. Пальцы девушки разжались, и свидетельство королевской измены плавно опустилось к подножию престола.
   Лорд Варгос поспешно подхватил листок. Скрутив его, спрятал за пазуху.
   -- Покойная королева слишком поздно осознала, что натворила. У нее не хватило духу уничтожить вас в утробе, хотя это был бы единственно правильный выход из ситуации, в которую она сама себя загнала.
   -- А уж как бы вам это облегчило жизнь, не появись я на свет, -- глядя сквозь старейшин, куда-то вдаль, тускло проронила принцесса.
   Желая окончательно сломить бедняжку, угодившую в капкан политических интриг, Варгос безжалостно продолжил:
   -- Адриана, несмотря на совершенные ошибки, была умной женщиной. Она заставила любовника подписать договор, которым он подтверждал свое согласие ни при каких обстоятельствах не появляться в Роувэле и клялся никогда не напоминать ее величеству о порочной связи и ее нежелательных последствиях.
   -- Значит, вот кто я для вас: нежелательное последствие... -- Принцесса раздраженно вскинулась. -- Думаете, я поверю этой писульке?! Несомненно, состряпанной вами, лорд Варгос! Или вы всем скопом сочиняли эту небылицу?!
   -- Напрасно злобствуете, Эрида, -- оставив официальное обращение, не прекращал наступать драгар. -- Знаю, неприятно слышать правду. Для нас она тоже явилась, как гром среди ясного неба. Хочу вам сказать, что Корин Грин -- ваш настоящий отец -- оказался на редкость благородным человеком. Он не нарушил данного королеве слова. Это мы, случайно отыскав спрятанный Адрианой документ, отправили в Волдион солдат на поиски Грина. Чтобы вы имели возможность познакомиться с отцом.
   -- Значит, обо мне беспокоились? -- Принцессу раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, ей хотелось смеяться над абсурдностью нелепых заявлений, с другой -- Эриду охватывала паника при мысли, что за всем этим последует.
   -- Зря вы так, -- покачал головой старейшина. -- Господин Грин очень обрадовался возможности увидеть дочь, с которой его разлучила вероломная королева.
   Развернувшись на девяносто градусов, старейшина направился к мужчине, несмело жавшемуся у дверей.
   Ее высочество оторопело смотрела на "родителя". Надо признать, в этот раз Совет Десяти постарался на славу. Стоило взглянуть на принцессу и Корина Грина и сразу возникало предположение, что между ними есть кровная связь. Те же серые, чуть прищуренные глаза, темные, слегка вьющиеся волосы, невысокий рост и даже одинаковые родимые пятна на шее.
   Приняв молчание принцессы за капитуляцию, Варгос ликующе заявил:
   -- Как только мы увидели этого господина, сомнения отпали сами собой. Он -- ваш родной отец! Теперь понятно, от кого вы унаследовали свою... хм, неординарную внешность, далекую от наших канонов красоты, а также апатичный, совершенно несвойственный настоящему потомку драконов характер.
   Эрида перевела взгляд с новоиспеченного родителя на сияющего, как медный таз, старейшину.
   -- И каков будет ваш следующий шаг? Отправите меня в Волдион к папеньке, а потом постелете красную дорожку перед моим кузеном, идеальным (в вашем представлении) правителем?
   -- Давайте лучше не будем торопить события, -- включился в беседу другой старейшина, обладатель длинных темно-зеленых волос с проседью. -- Пока что вы останетесь в замке.
   -- В качестве пленницы, я правильно вас поняла?
   Драгары ничего не ответили, но выражение их напыщенных лиц подтвердило догадку принцессы.
   Понимая, что в таких обстоятельствах ни криком, ни угрозами она ничего не добьется, Эрида спустилась со ступеней трона и с высоко поднятой головой прошла мимо молчаливых старейшин.
   -- Если мы закончили, я бы хотела вернуться к себе. Мне, как и вам, нужно о многом подумать.
   -- Солдаты тебя проводят! -- крикнул вдогонку ей герцог.
   Повинуясь его приказу, драгары в мундирах поспешили за принцессой.
   -- Я в этом не сомневалась, -- прошептала Эрида и сама распахнула двери тронного зала. Не сумев отказать себе в удовольствии, прежде, чем вояки вышли за ней в коридор, мысленно заставила створки сомкнуться. С грохотом захлопнувшись, те неожиданно задымились, и по ним побежали искры. Сухая древесина быстро воспламенилась.
   Из зала послышались испуганные крики и брань в один миг растерявших свой лоск старейшин.
   Принцесса горько усмехнулась. Что ж, в этой битве победа осталась за склочниками Роувэла. Но проигрывать войну и дарить им трон она точно не собиралась.
  
   Сложно описать бурю эмоций, охватившую Криста после моего рассказа. Наверное, впервые за все время, что мы знакомы, я видела его по-настоящему разъяренным. Хотя разъяренным -- это еще мягко сказано!
   Нет, драгар не кричал и не поносил Иррандира на чем свет стоит. Невозмутимо выслушал меня и так же невозмутимо сказал, что нам пора возвращаться в Тирилион.
   Однако то, что я прочла в его взгляде, заставило меня содрогнуться. Только не подумайте, что я переживала за Иррандира. Сама бы с удовольствием придушила эту лысую тварь.
   Но мне было страшно за Криста! Неизвестно, на что он способен в таком состоянии. Эстан был не только его принцем, но и лучшим другом. Насколько я поняла, единственным другом.
   Одна надежда, что за время путешествия драгар поостынет и не станет предпринимать опрометчивых шагов.
   С Элианом мы столкнулись уже на выезде из деревни. Эльф, как и обещал, привез с собой мага. Правда, Крист при виде юноши безапелляционно заявил, что на осмотр времени у нас нет и что в столице мной займутся лучшие маги Роувэла. Стало немного обидно. Я, конечно, понимаю: он спешит и все такое... Но ведь и о моем здоровье позаботиться надо. Тем более что несколько часов погоды не сделают.
   Элиан расплатился с растерянным юношей за доставленные неудобства и, только отъехав от деревни, решил, что пора приступать к расспросам.
   -- Ну, и какая муха вас укусила? Опять поссорились? -- предположил он, заметив одинаковое угрюмое выражение на наших лицах.
   Так как драгар удовлетворять любопытство эльфа не собирался, мне пришлось взять на себя роль повествователя.
   -- Я тебе сейчас кое-что расскажу. Только прошу не нервничать и не терять голову, как некоторые, -- и выразительно покосилась на Криста.
   Пришлось повторить свою историю во второй раз. Я подробно рассказала другу о том, как случайно попала к роувэльской колдунье, о ее сговоре с Иррандиром, в результате которого белобрысому подонку был презентован пузырек с какой-то мутной жижей, предназначенной для Эриды.
   На этом месте Элиан все-таки ударился в панику.
   -- Он что, отравить ее собрался?! -- завопил эльф. -- Почему раньше об этом молчала?! Проклятье!!!
   -- Да выслушай же до конца! Молчала, потому что старуха стерла мои воспоминания. Я только ночью все вспомнила и сразу же рассказала Кристу. Так что не надо на меня отвязываться!
   -- Но почему именно сейчас? -- не унимался остроухий. -- Странно все это!
   -- Сама теряюсь в догадках. Вот найдем эту вашу Валфею, у нее и спросим. А теперь я могу продолжать?
   Эльф молча кивнул и сосредоточился на рассказе.
   Подробно описала сцену в шатре и драгара, что стоял возле его входа.
   -- Валфея тогда упрекнула меня, что я смотрю, но не вижу. Пытаюсь выяснить, кто убил Эстана, сама того не осознавая. Наверное, вам это покажется странным, но когда прошлой ночью мне снова привиделся шатер и преисполненный ликования незнакомец, в котором я узнала Иррандира, сразу поняла, что это его рук дело. Именно герцога колдунья и пыталась мне показать. Хотя могла бы сказать прямым текстом, что его подлая светлость -- убийца. И нечего было манипулировать моей памятью.
   На этом я остановилась. Про пророчество Валфеи о Рэйфеле и нашей с ним якобы неразрывной связи, понятное дело, умолчала. Кристеру достаточно предыдущих ударов.
   -- Уверен, ты права насчет Иррандира, -- переварив мною сказанное, согласился Элиан. -- Я и раньше его подозревал. Моранту не было смысла устранять наследника Роувэла. Что бы о нем ни думала Эрида, король Волдиона не подлый человек и привык действовать открыто.
   Помним, проходили. Морант хотел открыто меня прибить и, если бы не внезапно пробудившаяся во мне сила, ему бы стопроцентно это удалось. Может, он, конечно, и не законченный подлец, но что с головой не дружит -- это уж точно. Даром что ли собирался казнить меня без суда и следствия.
   Стоило подумать о Моранте, как в голове, словно всполохи, начали появляться воспоминания пережитых недель. Даже не верится, что все это действительно произошло со мной...
   Я пришла в Анрилин с благородной миссией богини любви, желавшей положить конец вражде двух королевств -- Роувэла и Волдиона. Но по стечению обстоятельств была принята за древнее божество, Сиариль, изгнанное из этого мира многие тысячелетия назад и снова вернувшееся, дабы досаждать несчастным анрилинцам. Недолго думая король Волдиона, Морант, решил отправить злобную богиню, то бишь меня, на костер. Благо неожиданно пробудившаяся во мне демоническая сила помогла выбраться на свободу.
   Вот только наслаждалась я ею недолго. Алчные проходимцы, схватившие меня, решили, что на псевдобогине можно неплохо подзаработать, и продали в рабство. Благодаря вмешательству Криста, так кстати затесавшемуся в разбойничью шайку и проявившему ко мне милосердие, я сумела избавиться от рабских оков. Иначе бы быть мне любимой игрушкой купившего меня Иррандира.
   К счастью, судьба распорядилась иначе. Я свободна. Любимый рядом со мной. Правда, вернуться в родной мир, Астархад, у меня пока так и не получилось. И навряд ли скоро удастся. Нужно наказать подонка Иррандира за убийство наследного принца Роувэла. Да и мой дражайший супруг, которого я оставила в тюрьме Астархада, по-прежнему ждет от меня сувенир в виде драконьей крови. Без нее домой мне лучше и не появляться. Муж, будь он неладен, не разрешит.
   Пока я предавалась не самым приятным воспоминаниям, Элиан продолжал рассуждать:
   -- Вот Иррандир действительно был заинтересован в смерти Эстана. Потом, на его счастье, от сердечного приступа скончался король Роувэла, Номвир. И на пути к заветному трону осталось одно препятствие -- двоюродная сестра Эрида. -- Голубые глаза эльфа вспыхнули гневом. -- Если этот ублюдок хоть пальцем ее коснется, я его раздавлю, как гниду!
   -- А зачем ждать, пока он ей навредит? -- бросил через плечо Кристер и с остервенением хлестнул своего скакуна по лоснящемуся вороному боку. -- Лучше сразу его прикончить. Уже давно пора было избавить мир от этой мрази.
   Я с тревогой смотрела на своих спутников. Еще недавно они не переваривали друг друга, а теперь вон как спелись. Их объединяла ненависть к самому отпетому негодяю Роувэла. Что ни говори, порой это чувство сплачивает сильнее любви. Боюсь даже предположить, что эти двое смогут сотворить вместе.
   -- Только прошу, не мстите ему очертя голову. Убийства Иррандира вам не простят. Да и моим откровениям никто не поверит. Разве что старейшины вдруг резко воспылают любовью к липовой богине и с раскрытыми ртами будут внимать каждому моему слову. Но этого, ясное дело, не произойдет. Так что придется искать доказательства вины Иррандира. А не уподобляться герцогу и не становиться убийцами, -- последнюю фразу я произнесла четко, скандируя каждое слово.
   Мое внушение на них никак не подействовало.
   -- И где мы их найдем, твои доказательства? -- не хотел сдаваться Кристер.
   Я поджала губы.
   -- Вот именно, нигде! Так что будем действовать, как решили.
   Тоже мне, командир выискался. Я вообще-то еще ничего не решила и в его диверсионную группу пока не записывалась.
   -- А если попробовать найти логово ведуньи? -- предположил немного успокоившийся Элиан. -- И убедить ее нам помочь. Не подумай, что боюсь, но Дезали права. Вершить самосуд -- не лучший выход. Весь мир должен узнать о преступлении Иррандира. Тем самым мы не только его уничтожим, но и устраним угрозу войны. Ведь именно смерть Эстана стала причиной раздора между Волдионом и Роувэлом.
   -- С чего ты решил, что старая ведьма захочет с нами откровенничать? -- гнул свое Кристер.
   -- Может, и не захочет. Но попробовать стоит.
   Драгар ничего не ответил. Взглянув на него, решительного и ожесточенного, поняла, что ступив на тропу мести, сходить с нее Крист не намерен. Ну вот в кого он такой упрямый уродился?!
   Наше путешествие больше походило на скачки с препятствиями. Я, наивная, полагала, что мы спешили, когда ехали к порталу. Как же я ошибалась! Сейчас понимала, что поездку на юг Роувэла можно было назвать неспешной, увеселительной прогулкой. Теперь же мы не ехали, а летели. Кажется, Крист решил совершить невозможное -- доскакать до столицы за неполные сутки.
   В этот раз я даже не заикалась о привале. Стоически терпела жару, голод и назойливых мошек. Хорошо хоть здоровье не подводило. Пока что энергия из кристалла смирно сидела во мне и не доставляла хлопот. Дайте боги, чтобы так было и дальше.
   К моей великой радости, вечером мы все-таки осадили лошадей. Наспех поужинав в придорожной таверне, отправились спать. Дождавшись, когда расположившийся в соседней комнате Элиан начнет сопеть в подушку (через хлипкие стены были слышны малейшие звуки и, к сожалению, не только из комнаты эльфа), я поспешила к солдату.
   Столкнулась с ним в коридоре. Оказывается, Кристеру тоже не спалось в одиночестве. Он тут же затащил меня к себе, захлопнул дверь и едва не задушил в объятиях. А потом приник к моим губам, и этот поцелуй на какое-то время помог прогнать тревожные мысли, вновь почувствовать себя любимой и защищенной...
   -- Прости, если утром повел себя грубо, -- уже засыпая, услышала я тихий шепот драгара. -- Нужно было позволить магу осмотреть тебя. Просто стоит подумать об Иррандире, как у меня в глазах темнеет от ярости, и единственное, чего хочу -- это как можно скорее выпотрошить ублюдка.
   Я оторвала голову от плеча солдата и, приподнявшись, вкрадчиво произнесла:
   -- Могу представить, что ты чувствуешь. И от этого мне становится страшно. Крист, обещай, что не будешь ничего предпринимать, пока мы не поговорим с Валфеей.
   Драгар замешкался, прежде чем ответить:
   -- Не буду.
   Я прижалась к любимому и до боли закусила губу. Мой солдат совсем не умеет врать. У него уже созрел план вендетты, и Кристер намерен следовать ему до конца. А мне придется изо всех сил постараться, чтобы не дать ему совершить непоправимое.
  
   Вечером следующего дня мы подъехали к Тирилиону. Уходящее солнце раскрашивало возвышающийся в его сердце замок золотыми мазками. Ветер колыхал зеленые и пурпурные стяги на пиках башен. Вдоль зубчатых стен мерно вышагивали солдаты в кольчугах и с оружием наперевес, бдительно охраняя покой столицы.
   Въезжать в главные ворота было бы неразумно и даже опасно. Не дайте боги герцог пронюхает о моем возвращении. Пусть лучше до поры до времени пребывает в счастливом неведенье. Как говорится, береженого боги берегут.
   Крист показал нам потайной лаз в городской стене, которым мы и воспользовались. Беспрепятственно проникнув в город, сразу направились к замку.
   На всякий случай отправила Ли на разведку. Пусть пошныряет по Тирилиону и разнюхает обстановку.
   Кристер нахмурился, завидев на другом конце площади, к которой мы только что подошли, патруль из шести солдат. У каждого из них на плаще красовался герб Иррандира -- жуткого вида монстрик с острыми, выпирающими вперед желтыми клыками и алыми глазками-пуговками. Мерзкое существо, как и сама его подлая светлость.
   -- Это уже второй патруль, который нам попадается. И при этом я не увидел ни одного солдата из стражи принцессы. -- Кристер поманил нас за собой.
   Юркнув в ближайший проулок, подождали, пока военные скроются в широком туннеле улицы.
   -- Наверное, нам не стоит торопиться в замок, -- поделился здравой мыслью Элиан.
   -- Не стоит, -- мрачно согласился с ним Крист. -- Сначала найдем место, где Дезали будет в безопасности.
   -- А потом? -- заволновалась я. -- Сломя голову броситесь штурмовать королевскую цитадель? Крист, ты ведь обещал...
   -- Что буду осторожен. Я не забыл. Прежде чем что-либо предпринять, поговорю со своими солдатами и выясню, что происходит. -- Драгар обнял меня, прижался к моему виску губами и ласково прошептал: -- Не волнуйся за меня. Я себя в обиду не дам. А сейчас пойдем. Не стоит здесь задерживаться.
   Взяв за руку, Кристер увлек меня за собой. Окольными путями мы добрались до постоялого двора, окруженного фруктовыми деревьями и невысокой кованой изгородью. И внутри, и снаружи двухэтажное здание было чистым и очень уютным. А его хозяйка, госпожа Армель, обладательница буйной копны смоляных волос, приняла нас с неподдельным радушием. Оказывается, они с Кристом были давними приятелями и всецело доверяли друг другу. Женщина заверила, что в ее доме мы будем в безопасности и что ни одна живая душа не узнает о нашем возвращении.
   -- Что здесь случилось, Армель? -- спросил Крист у старой знакомой, когда та поднялась к нам, чтобы пожелать спокойной ночи.
   -- Ничего хорошего. Точно не знаю, что произошло, но со вчерашнего дня город заполнили драгары Иррандира. До меня дошли слухи, что герцог объявил принцессу незаконнорожденной, а Совет его вроде как поддержал. Где они откопали этот бред, я не знаю.
   Элиан тихо присвистнул, Крист побледнел и стал смахивать на приведение. Как бы сразу не кинулся на поиски Иррандира.
   -- Это все, что тебе известно? -- кое-как справившись с эмоциями, глухо выдавил солдат. Еще чуть-чуть, и совсем озвереет.
   Армель только развела руками.
   -- К сожалению, да.
   Драгар схватил перекинутый через спинку кресла плащ, явно намереваясь воплотить в жизнь мои самые страшные опасения. К счастью, его вовремя остановила Армель.
   -- Сейчас ты ничего путного сделать не сможешь. Только посмотри на себя! Едва на ногах держишься. Лучше выспитесь хорошенько, отдохните, а завтра мы что-нибудь придумаем. Утро вечера мудренее.
   Золотые слова!
   К моему облегчению, Кристер последовал совету хозяйки и не стал устраивать разборки уже сегодня. Армель удовлетворенно улыбнулась и сказала, что подаст ужин в комнаты, чтобы нам лишний раз не светиться перед постояльцами.
   Когда за черноволосой закрылась дверь, Кристер дал волю чувствам, и в адрес герцога полетели очень яркие и сочные эпитеты, а также обещания показать Иррандиру небо в алмазах. Я прям заслушалась.
   Элиан тем временем сидел в кресле и, сжав голову руками, безотчетно пялился в пол.
   -- Нужно забрать ее из замка, -- прошептал он, и мое сердце дрогнуло от жалости к эльфу. -- Забрать, пока не поздно.
   И я, и Крист были с ним абсолютно согласны.
  
  

Глава вторая

О тонкостях маскировки

  

Опыт -- это то, что получаешь,

не получив того, чего хотел.

NN

  
   Проснувшись, обнаружила, что моего солдата и след простыл. И куда его демоны понесли с утра пораньше? Надеюсь, не в замок к Иррандиру. Тогда нам не только Эриду спасать придется, но и Кристера отбивать.
   Элиан был не в курсе, куда намылился драгар спозаранку. И выглядел жутко недовольным из-за того, что его не ввели в курс дела и пренебрегли его рвением помочь.
   Я только хмыкнула в ответ на реакцию эльфа. Мальчика не взяли с собой в песочницу. Детвора! Что тут еще добавить?
   Кристер отсутствовал все утро. Я уже всерьез начала беспокоиться и подумывала отправить на его поиски рийю, когда пропажа объявилась сама, хвала богам, целая и невредимая, да еще и в компании какого-то солдата.
   Кажется, я уже видела этого драгара раньше. Довольно симпатичный, на вид ровесник Криста. Короткие золотисто-пшеничные волосы со слегка отросшей челкой, так и норовящей залезть в глаза. Открытое лицо, обаятельная, немного загадочная улыбка, которую нам тут же не преминули продемонстрировать. Глаза драгара заслуживали особого внимания. Необычайно яркие, синие, они светились жизнелюбием и весельем. Прямо как мои когда-то... На мужчине красовался черный колет с накинутым на одно плечо серым плащом, на поясе меч в кожаных ножнах с какими-то металлическими бляхами. Короче, все, как полагается. Но раз он не в форме солдат Иррандира, значит, на нашей стороне. И сейчас расскажет, что за демоновщина здесь творится.
   Мужчина представился Яннисом Салимаром. Учтиво поклонился Элиану, узнав в нем сына эльфийского короля. Едва коснулся губами моей руки и надушенной длани госпожи Армель, с улыбкой отметив, какие мы с ней красавицы. Льстец! Выбрал самый короткий путь к сердцу женщины. Невольно почувствовала, что и мои губы расползаются в улыбке, а в душе зарождается нечто, похожее на симпатию.
   Когда с расшаркиваниями было покончено, Кристер сказал:
   -- Янн один из немногих, кто не переметнулся на сторону герцога после переворота.
   -- Значит, это правда, -- тихо прошептала я.
   Салимар молча кивнул, подтверждая мои худшие опасения.
   Проклятье! До последнего надеялась, что Армель ошибалась и на самом деле все не так плохо. Похоже, я законченная оптимистка. А лучше быть реалисткой. Куда меньше разочарований.
   -- Теперь, когда Иррандир у власти, что станет с Эридой? -- спросила у знакомого Криста.
   -- Фактически королевством заправляет Совет Десяти, а герцог так, для мебели. Должен же кто-то исполнять их приказы. Его светлостью старейшины могут вертеть, как им заблагорассудится, а с принцессой такой номер бы не прошел. Поэтому ее и убрали.
   -- Что значит убрали?!
   -- Придумали какую-то байку про измену королевы Адрианы, -- презрительно скривился Крист. -- В результате которой якобы и появилась Эрида.
   -- Но это же абсурд! -- в один голос озвучили очевидное мы с эльфом.
   -- И все это понимают, -- мрачно согласился Яннис. -- Им был нужен любой предлог, даже самый нелепый, чтобы свергнуть принцессу. Что они и сделали.
   -- Где она сейчас? -- На лице Элиана заходили желваки, а рука непроизвольно потянулась к спрятанному за поясом кинжалу.
   -- Ее высочество стала пленницей в собственном замке, -- ответил солдат. -- При ней, как и прежде, есть слуги, к ней относятся с почтением и ни в чем ей не отказывают. Ни в чем, кроме свободы. Но это ненадолго. Боюсь, судьба ее предрешена. Совет опасается Эриды и ни за что не оставит ее в живых.
   Не скажу, что кого-то из нас удивило такое заявление. Все прекрасно понимали, какая участь постигнет принцессу, если не вмешаться. Причем нам следовало поторопиться. Неизвестно, сколько у ее высочества осталось времени.
   -- Нужно сегодня же как-то пробраться в замок, -- решительно заявил Кристер.
   -- Не тебе одному, -- вскинулся Элиан. -- Думаешь, я буду сидеть сложа руки, пока ее удерживают там силой?
   В глазах драгара мелькнули уважение и благодарность.
   -- Тогда пойдем втроем, -- удовлетворенно заключил Салимар.
   Я выразительно кашлянула и оказалась под перекрестным обстрелом недоуменных взглядов.
   -- Вы, кажется, кое о ком забыли.
   Кристер собирался возразить, но я его опередила:
   -- Пробраться в королевскую крепость будет непросто. И второго шанса у нас точно не появится. Пока вы спасаете принцессу, я встречаюсь с колдуньей. Или вы передумали просить помощи у Валфеи?
   -- Слишком рискованно, -- покачал головой Крист. -- Тебе не стоит там появляться.
   -- Знаю. Но вариантов у нас немного. Обещаю, что буду осторожной и рисковать понапрасну не стану.
   Всем, кроме моего солдата, эта идея понравилась. А так как большинство оказалось "за", драгару ничего не оставалось, как смириться.
   Теперь нужно было решить, как проникнуть в замок незамеченными. Яннис утверждал, что в каждом коридоре солдат, как сельдей в бочке. А у ворот и на крепостных стенах их и того больше.
   -- Неужели они так боятся, что ее высочество совершит побег? -- изумилась я.
   -- Есть и другие причины, -- ответил драгар с золотой шевелюрой. -- Морант открыто объявил о своем намерении объединиться с эльфами против Роувэла. Король Волдиона обвиняет принцессу в укрывательстве и сговоре с силами тьмы. -- Сказав это, Яннис покосился в мою сторону.
   Чтоб его! Никак кретин не угомонится! Откопал предлог для наглого вторжения. Видите ли, Эрида укрывала проклятую богиню. Меня. А подхалимы-эльфы ему подпевают. Небось не обошлось без благословения Давины, люто ненавидящей принцессу.
   Элиан рассуждал так же:
   -- Уверен, это все происки сестрицы. Как только Эрида будет в безопасности, я вернусь домой. Надеюсь, мне удастся убедить отца не идти на поводу у Давины и не ввязываться в войну, которая наверняка обойдется новыми бедами для нашего королевства.
   Мы с драгарами переглянулись. Если здесь действительно замешана женщина, дела плохи. Не думаю, что избалованная эльфийка, привыкшая все получать на блюдечке, так легко сдастся.
   Действовать нужно было быстро. Сначала спасаем Эриду, потом думаем, как разобраться с влюбленными голубками -- Давиной и Морантом.
   -- У кого какие идеи? Как проберемся в замок? -- обратилась я к притихшей компании.
   -- Кажется, я знаю, как нам поступить, -- подала голос хозяйка гостиницы.
  
   План госпожи Армель был прост и вместе с тем гениален. Не скажу, что мужчины восприняли его с восторгом, да и мне он напомнил о неприятном. Но так как альтернативы не было, пришлось соглашаться.
   Нам нужно было ни много ни мало превратиться... в рабынь Иррандира. На радостях, что так ловко устроил подлянку кузине, его светлость решил ни в чем не отказывать себе любимому и принялся усердно пополнять свой гарем. Сегодня вечером очередная партия наложниц должна была прибыть в замок. Вот только в гости к лысому гаду отправимся мы. Представляю, как он впечатлится, когда вместо экзотических красавиц обнаружит в своей опочивальне Кристера и Янниса. Наверняка сойдет с ума от радости.
   По словам Армель, экипаж с новенькими должен был проехать в двух кварталах отсюда где-то после заката. Оказывается, мы соседствовали с волшебным домиком госпожи Закель. Не удивительно, что меня всю ночь мучили кошмары...
   Нам предстояло подкараулить повозку, освободить рабынь, а самим занять их место. Разумеется, чтобы не вызвать подозрения у королевской стражи, необходимо было хорошенько замаскироваться. Вот в этом и заключалась проблема. Ни один из моих приятелей не хотел напяливать на себя, как они единодушно выразились, бабские шмотки. А Яннису, помимо всего прочего, еще и парик надо было где-то раздобыть. Как сказала Армель, качественные парики в Роувэле являлись редкостью и стоили баснословных денег. Но уж такая мелочь, как накладные волосы, никак не должна была помешать нашему грандиозному плану.
   Армель пообещала раздобыть одежду, а я вызвалась отыскать для солдата парик.
   -- И где ты собралась его откопать? -- удивился Яннис.
   -- Это уже моя забота, -- заговорщицки улыбнулась я и ментально велела рийе: -- Сгоняй-ка по-быстрому в замок. Выясни, что там с Эридой, а заодно прихвати фальшивых локонов для нашего вояки. Надеюсь, его светлость уже разжился новыми образцами после твоей ревизии.
   Рийя, все это время крутившаяся в комнате и не сводившая с пшеничного блондина глаз, не сразу меня услышала. На личике Ли блуждала мечтательно-глуповатая улыбка.
   Мысленно прикрикнула на рийю, велев ей перестать витать в облаках и не заниматься ерундой. С третьей попытки подействовало. Наведываться к Иррандиру Ли нравилось, поэтому она без пререканий помчалась исполнять мой приказ. А может, хотела расстараться для Салимара...
   Обед прошел на редкость спокойно. Солдат всячески пытался приободрить Элиана и Криста. Уверял их, что все у нас получится и всего через несколько часов принцесса будет свободной. Кажется, этот драгар обладал даром эмпатии, потому как сумел успокоить моих друзей и даже развеселил их забавными шутками из солдатской жизни.
   А ближе к вечеру вернулась Армель и принесла платья.
   Пока мрачная троица примеряла наряды, я не знала плакать мне или смеяться. На их лицах читалась невысказанная мука, а в глазах -- немой протест и нежелание идти на поводу у горькой реальности. Но как ни крути, а перевоплощаться придется.
   И драгары, и эльф были немалого роста, поэтому платья едва достигали щиколоток. На их долговязых фигурах пышные юбки больше походили на балетные пачки, щедро расшитые бантиками и незабудками. Вкупе с огромными растоптанными сапогами смотрелось это немного дико. Корсеты, как мы с Армель ни старались, никак не хотели затягиваться на широких спинах и талиях. Вот платья тех гренадерш из замка Закель, что превращали меня в красавицу, моим друзьям были бы впору. Но только где же их взять?
   -- Это никуда не годится, -- сказала Армель, обозрев плоских, как гладильные доски, "наложниц". -- Всем известно, что его светлости нравятся девушки пофигуристей, и он никогда не клюнет на такое убожество. Раз уж не получается уменьшить вас в талии, придется увеличить в груди.
   Элиан и Крист протестующе завопили и, словно две прыткие козочки, а точнее козла, отскочили от Армель. Янн громко хмыкнул, покосившись на мои весьма скромные формы:
   -- Странно тогда, почему он запал на Дезали.
   Ли вспыхнула, словно маков цвет. То-то же! Может, в следующий раз, когда я буду баловать себя какой-нибудь калорийной вкусностью, она будет молча сопеть в дырочки, а не стоять над душой и капать на нервы.
   -- Его подлая светлость запал не на меня, а на статус проклятой богини, -- справедливости ради уточнила я и улыбнулась мрачной компании. -- Ну что, ребятки, сейчас будем превращать вас в эксклюзивный товар. Иррандир пальчики оближет.
   В ход пошли шарфики и шали, которые мы комкали и запихивали в вырезы платьев, несмотря на сопротивления наших строптивцев. Далее настал черед причесок и макияжа. И если Элиан после всех наших стараний хоть как-то стал походить на девицу, да и то с большой натяжкой, разве что в темноте и по пьяни, то мрачные рожи Криста и Янна с квадратными подбородками, острыми скулами и широкими бровями могли отпугнуть даже самых непритязательных любителей женских прелестей. Пришлось скрыть их неординарные личики под густой вуалью. Элиану всучили веер из ярких перьев, посоветовав почаще им обмахиваться.
   -- И все-таки, где ты достала парик? -- нахлобучив на голову изумительные платиновые локоны, проворчал Салимар и с ужасом воззрился на себя в зеркало.
   -- А тебе он ни о ком не напоминает? -- вопросом на вопрос ответила я.
   Если честно, парик шел солдату, как корове седло. Красоты не прибавил, даже наоборот, сделал образ еще более карикатурным. Что скажешь, солдат он и в эксклюзивном платье солдат. И никакие рюши и помады тут не помогут.
   От меня все еще ждали объяснений.
   -- Наколдовала, -- не краснея, соврала я. Заметив, как Крист нахмурился, быстро добавила: -- Простейшее заклинание, с помощью которого я... хм, позаимствовала его у одного драгара и перенесла сюда. Ничего сверхъестественного.
   -- Может, тогда и принцессу сюда же перенесешь? -- в синих глазах Янниса читалась мольба. -- Не придется устраивать этот маскарад и позориться перед честным народом.
   -- Даже не думай, Янн, -- с поспешностью возразил Крист. -- Дезали, как бы это выразиться, не всегда дружит со своими силами.
   -- Точно! Лучше их лишний раз не тревожить, -- поддакнул Элиан. -- Для ее же безопасности и безопасности всех окружающих, в том числе и самой Эриды.
   Я показала эльфу язык, а Яннис передернул плечами.
   -- Дело ваше. Я просто хотел, как лучше.
   Когда со сборами и маскировкой было покончено, мы дружной компанией загрузились в карету и поехали к указанному Армель переулку. Я старалась не смотреть на своих спутников, потому как всякий раз, когда поднимала на них глаза, меня пробирал смех. Что ни говори, а наложницы получились что надо. Надеюсь, Иррандир оценит их по достоинству.
   Улицы Тирилиона быстро заполнял вечерний сумрак, подгоняя прохожих кого вернуться домой, а кого отправиться на поиски приключений. Мы принадлежали к числу последних.
   Пока ждали экипаж Закель, не обошлось без эксцессов. Внешний вид моих спутников привлек внимание наряда патрульных. Один из солдат, тот что постарше и понаглее, приблизился к стоявшему на стреме Элиану:
   -- А разве девушки не в курсе, что в этой части города ловить клиентов запрещено? -- И по-хозяйски шлепнул эльфа по мягкому месту.
   Блондин стал пунцовым. Судорожно сжал веер, отчего рукоять его чуть треснула.
   -- Но для таких красоток можно сделать и исключение, -- продолжал хохмить драгар. -- Если девочки согласятся нас немного развлечь, так уж и быть, мы забудем о нарушении.
   Глаза моих спутников налились кровью. Бедные. Их только что приняли за проституток -- такое быстро не забывается.
   Подбодренный смешками товарищей, драгар попробовал обнять Элиана и поцеловать в губы. Но так как нервы у эльфа были отнюдь не железные, прекрасное создание заехало солдату промеж глаз. Тот покачнулся, но устоял. Пришлось голубоглазой нимфе повторить маневр и врезать несостоявшемуся насильнику теперь уже промеж ног.
   Гордо переступив через поверженного, Элиан закатал рукава, подобрал юбки и ринулся к шокированным солдатам. Кристер и Яннис последовали за "подругой".
   -- Хотели развлечений -- получите! -- совсем не нежным голосом пообещал Янн и набросился на одного из вояк.
   Заварушка кончилась, так и не успев толком начаться. Победа оказалась на стороне "жриц любви". Пока те складировали трофеи, не переставали поносить на чем свет стоит распутных мужчин. Я только посмеивалась, вслушиваясь в живописные реплики.
   Вскоре послышался свист кучера, подгоняющего лошадей. Подкупленный Армель, таким образом парень подавал нам сигнал, что карета близко.
   Следуя плану, Яннис разлегся на дороге, изображая жертву уличного происшествия. Руки и ноги раскинуты в стороны, юбка задрана, из-под нее белеют кружевные панталоны. Вуаль сползла с макушки, обнажив блестящую в свете фонарей платиновую прядь. То еще зрелище. Я невольно прыснула.
   Экипаж вывернул из-за поворота, противно скрипнув колесами по мостовой. Кучер резко затормозил, натянув поводья, и, оглянувшись по сторонам, спрыгнул с козел. Из кареты послышалась грубая брань, а вскоре к извозчику подлетел громила в кожаной куртке и грубо толкнул мальчишку в плечо.
   -- Какого демона остановился?! Забыл приказ?!
   Паренек молча указал на распластанное на дороге тело.
   Приставленный к рабыням телохранитель витиевато выругался. Сплюнув на землю и велев оставшемуся в карете напарнику быть начеку, отправился выяснять, кому это хватило наглости развалиться посреди дороги и мешать честным работорговцам зарабатывать себе на жизнь.
   Все прошло без сучка и задоринки. Стоило наемнику склониться над Янном, как тот резко поднялся и оглушил громилу рукоятью меча. Каким-то чудом солдат ухитрился спрятать оружие под юбкой.
   Крист и Элиан тем временем занимались вторым верзилой. Тот даже пискнуть не успел, как оказался вырубленным и связанным. Еще двумя тушками пополнили "поленицу" в переулке.
   Рабыни тихо сидели в карете, боясь пошевелиться, и не знали, чем обернется для них дорожное столкновение. Я попробовала успокоить бедняжек, сказав, что все плохое уже позади и теперь они свободны. Одна из девчушек, совсем молоденькая эльфийка, начала дрожать и громко всхлипывать. Налицо первые признаки истерики, которая нам сейчас совсем ни к чему. Время и так поджимает.
   Уж не знаю как, но Янну удалось привести девушку в чувство. Взяв за руку, драгар принялся что-то негромко ей нашептывать. Заплаканное личико постепенно разгладилось. Эльфийка всхлипнула в последний раз и сквозь слезы улыбнулась своему спасителю. Определенно, у этого солдата дар к эмпатии. Или же Салимару легко удается обаять любую представительницу прекрасного пола.
   Пока думала о ерунде, Кристер объяснил девушкам, где они могут найти временное убежище. В гостинице их ждала госпожа Армель. Ну а если захотят пойти своей дорогой, что ж, теперь они вольные пташки.
   Выставив красавиц из экипажа, велели кучеру что есть духу мчаться в королевский замок. Иррандир небось уже все глаза проглядел, дожидаясь свое ценное приобретение.
   Осмотр у ворот прошел без эксцессов. Стражники попались нелюбопытные и не стали пялить глаза на рабынь. Да и кучер на всякий случай постарался отвлечь солдат болтовней. Пока ушлый малый перебрасывался с ними фразами, я бесшумно выскользнула из кареты и спряталась в кустах роз, высаженных вдоль насыпной дорожки, ведущей к парадному входу. Уж кого-кого, а меня Иррандир точно не должен был видеть.
   Покончив с байками, кучер тронул поводья, и карета плавно покатила к освещенному фонарями парадному входу, я же стала пробираться к служебному, предназначенному для стражи и слуг.
   Увидев, как по ступеням широкой лестницы сбегает долговязая тощая фигура, я замерла. Проклятье! Как чувствовала, что эта белобрысая тварь явится лично встречать новых рабынь. Очень надеюсь, что герцог не потащит их сразу в спальню. Впрочем, ему же потом будет хуже.
   Задерживаться на улице мне было небезопасно. Мысленно пожелала друзьям удачи и побежала к небольшой двери, скрытой каким-то вьющимся растением с сиреневыми цветами. Растение тянулось от земли вверх; разветвляясь по всей стене, оплетало многочисленные балконы и терялось где-то на темной кладке.
   Как и предполагал Крист, дверь оказалась не заперта. Очутившись в узком коридорчике, ведущем, по всей вероятности, на кухню (неимоверные запахи дразнили обоняние и кружили голову), я поспешила вперед. Хорошо помнила, где находится вход в подземелье колдуньи. Закрывавшую его стену украшал портрет одного из предков Иррандира. Такую рожу даже если очень захочешь, забыть не удастся. Главное сейчас было выбраться незамеченной из крыла для слуг, а дальше уж я не потеряюсь.
   В очередной раз завернув за угол, услышала приближающиеся мужские голоса и лязг оружия. Демоны! Хотела юркнуть в противоположный проход, когда кто-то схватил меня за талию и крепко прижал к себе. Не успела издать ни звука -- губы накрыла горячая ладонь, и мне стало по-настоящему страшно.
  
   С плохо скрываемым нетерпением герцог сбежал по лестнице и кинулся навстречу экипажу. Иррандир полностью доверял вкусу Закель и уже предвкушал приятные мгновения в обществе новых прелестниц.
   Первое разочарование постигло его светлость, когда он увидел, как из кареты неуклюже выбираются три исполинские фигуры. Широкоплечие, длиннорукие, они были далеки от его идеала. Герцогу нравились невысокие фигуристые блондинки. На худой конец рыженькие.
   "Хотя бы сиськи на месте", -- мысленно утешил он сам себя и приблизился к наложницам.
   С тоской оглядев их, требовательно спросил:
   -- Я заплатил за четверых. Куда подевалась еще одна?
   С низким поклоном и нарочитым подобострастием кучер проронил:
   -- Не могу знать, ваша светлость. Мне было велено доставить рабынь в замок, что я и сделал.
   -- Во-первых, недоумок, не ваша светлость, а ваше величество! -- напыжившись, кичливо уточнил герцог. -- Во-вторых... -- Сбившись с мысли, раздраженно махнул рукой и подошел к более-менее сносной красавице, в исступлении обмахивающейся веером.
   Сей жест, по-видимому, Иррандир принял за проявление темперамента. На остальных ему даже смотреть не хотелось. Что-то подсказывало драгару, что под вуалями он не обнаружит ничего стоящего.
   Велев солдатам развести по комнатам забракованных им наложниц, Иррандир поманил за собой блондинку с веером.
   -- А ты ступай за мной.
   Но та даже не шелохнулась. Продолжала мяться на месте и переглядываться со своими товарками. Поведение строптивицы привело герцога в ярость.
   -- Ну же! Шевели ногами, кретинка! -- Схватив свою покупку за руку, потащил в замок. Несчастной ничего не оставалось, как подчиниться.
   Драгары в мундирах повели рабынь в крыло, которое его светлость недавно оборудовал под гарем. А в качестве евнухов использовал собственных стражников. При принцессе приводить в замок наложниц запрещалось, но теперь здесь царили вседозволенность и безнаказанность.
   Не подозревающие о подвохе вояки неспешно шли длинными коридорами. Уж никак не могли они ожидать, что два нежных создания внезапно нападут со спины и вырубят их в одно мгновенье.
   Вынужденные сдерживаться при герцоге, Кристер и Янн дали волю чувствам и с остервенением расправились с драгарами. Переодевшись в их форму, мужчины нашли достойное применение платочкам и шарфикам, что прежде помогали им имитировать пышные бюсты. Связав солдат, заткнули им рты своеобразными кляпами. После чего отволокли в первую попавшуюся каморку и отправились воплощать в жизнь оставшуюся часть плана.
   -- Что с Элианом? -- Яннис искренне сочувствовал бедолаге эльфу.
   -- Не маленький, разберется. Меня больше волнует Дезали. Даже если ей удастся добраться до Валфеи, неизвестно, что колдунье взбредет в голову. Не доверяю я старой ведьме.
   -- Хочешь, чтобы я подстраховал Дезали? -- с готовностью откликнулся Салимар, тоже переживающий за зеленоглазую авантюристку. -- Сам-то справишься?
   -- Ты еще сомневаешься? -- хмыкнул Крист.
   Янн кивнул другу и, бросив напоследок:
   -- Встретимся у крепостной стены, -- свернул в противоположную сторону.
   Преодолевая по несколько ступеней за раз, Кристер взбежал на последний этаж. Стараясь казаться спокойным и едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег, драгар пошел по направлению к покоям принцессы. Благо в коридорах было темно, и встречные солдаты обращали внимание только на форму Кристера, не приглядываясь к лицу.
   Самым сложным было пробраться в покои принцессы и потом вывести ее оттуда. Неизвестно, скольких охранников Совет приставил к пленнице.
   Наверное, само провидение оказалось на стороне драгара -- возле королевских покоев обнаружилось всего двое военных. Они стояли напротив широких дверей, отделанных позолотой, и в немом отупении пялились в потолок.
   Кристер немного помедлил, собираясь с силами и призывая на помощь врожденную магию. Резко метнувшись к одному из солдат и схватив того за плечо, произнес короткое заклинание. Драгар закатил глаза и без сознания рухнул на пол. Второй солдат, выйдя из ступора, ринулся к нападающему. Открыл рот, чтобы позвать на помощь, но от мощного удара кулаком быстро его захлопнул и кулем повалился к ногам Кристера. Зеленый коврик у дверей украсило еще одно живописное тело.
   Не мешкая, драгар дернул за отлитую в форме львиной головы ручку. Эрида замерла посреди гостиной в ожидании. Она слышала в коридоре какую-то возню, заставившую ее оторваться от мрачных размышлений. В глубине души принцесса знала, кого сейчас увидит, но привычка всегда и во всем сомневаться заставила ее сердце тревожно забиться.
   Наконец пытка неизвестностью закончилась. Створки распахнулись, и принцесса, издав радостный крик, бросилась на шею Кристу.
   -- Все хорошо. Ты больше не пленница, -- прошептал солдат, прижимая к себе принцессу.
  
   Элиан метался по комнате и чувствовал себя зверьком, угодившим в капкан. И дернул же его нечистый согласиться на такое безумие! Можно было пораскинуть мозгами и найти другой способ проникнуть в замок. Но они поспешили, а теперь именно ему предстоит расхлебывать последствия этого сумасшествия.
   Двери за спиной эльфа тихонько скрипнули. Блондин подпрыгнул как ужаленный. Поддавшись секундной слабости, резко развернулся и метнул в вошедшего веер с редкими уцелевшими перьями. Сколько Элиан ни убеждал себя сохранять спокойствие и продолжать ломать комедию, чтобы выиграть для друзей время, ненависть к Иррандиру взяла свое.
   Лакей с подносом едва успел увернуться, и веер стукнулся о стену, растеряв последнее свое оперенье.
   -- Его величество сейчас подойдет! -- выпалив это, слуга поставил поднос на стол и как ошпаренный выскочил в коридор, опасаясь еще какого-нибудь фортеля от свихнувшейся рабыни.
   -- Его величеству сейчас мало не покажется, -- потихоньку зверея, пообещал Элиан и стал оглядываться в поисках чего-нибудь потяжелее, вроде кувалды или булавы. Но взгляд цеплялся только за пошловатые картины, пестрые коврики и разномастные парики, в большом ассортименте представленные на столике за ширмой. -- Натянуть что ли на его морду парик? -- рассуждал эльф, высматривая для себя хоть какое-нибудь оружие. -- Авось задохнется...
   Двери снова распахнулись, на этот раз с грохотом ударившись о стены. Элиану не было нужды оборачиваться, чтобы понять, какого демона на сей раз принесло в спальню.
   Принаряженный и надушенный Иррандир, пританцовывая от нетерпения, кинулся на штурм новоприобретенной "крепости".
   -- Ну-ка, плутовка, посмотрим, что прячется под этим миленьким платьицем!
   Так как в комнате было темно, герцог не заметил перекошенного лица псевдоналожницы. Не заметил он и сжатых кулаков, когда приблизился к плутовке вплотную и дернул за шнуровку корсета. Иррандир даже опомниться не успел, как оказался припечатан к полу одним точным ударом в челюсть.
   Потирая саднящую скулу, его светлость поднялся и с усмешкой взглянул на взбешенную фурию.
   -- А ты, я вижу, с характером. Что ж, так даже интересней. Надоели мне эти пресные курицы, которые только и могут распускать сопли. А у меня кое-что припасено для укрощения таких строптивиц, как ты. -- И потянулся к небольшому раскрытому ларцу, на темном бархате которого лежал хлыст с резной рукоятью.
   Выдержки Элиана могло хватить на многое. Но в этот раз герцог сам подписал себе приговор.
   -- Сейчас тебе станет еще интересней, -- прозвучал баритон эльфа. Словно фокусник, выхватил он из бюста шелковый платок с твердым намерением сделать из него удавку для Иррандира.
   Дернув несколько раз и тем самым проверив ткань на прочность, Элиан двинулся на герцога с не предвещающей ничего хорошего злой усмешкой. Хлыст выпал из руки Иррандира, драгар попятился назад.
   -- Что за... -- амплитуда голосовых возможностей герцога взлетела до фальцета.
   Закончить он не успел, так как был сбит с ног новым ударом эльфа. Завязалась нешуточная потасовка. Изловчившись, Иррандир заехал эльфу в глаз и, дабы избежать ответного удара, запрыгнул на кровать и пополз в ее дальний угол. Но прицельным пинком противника был сбит с занятой им позиции и кубарем покатился к двери. Элиан снова настиг сластолюбца и с размаху ногой залепил тому в ухо.
   Эльф был гораздо быстрее драгара, непривыкшего выяснять отношения на кулаках. Герцог предпочитал действовать исподтишка, прячась за чужими спинами. Это была его первая рукопашная, поэтому победа, скорее всего, оказалась бы на стороне эльфа. Если бы не слишком узкое платье, сковывающее движения, да привлеченный шумом слуга, тут же помчавшийся за подкреплением.
   Пока соперники катались по полу, поочередно мутузя друг друга, лакей успел смотаться за стражей. Вернувшись с подмогой, стал свидетелем душещипательной сцены: наложница в разодранном платье, с перепачканным белилами и помадой лицом, сквозь которые отчетливо проглядывал набирающий цвет фингал, от всей души колошматила герцога. У последнего вид был плачевный. Парик съехал набок, обнажив покрытую короткой серой щетиной голову; лицо все в кровоподтеках и ссадинах, один глаз заплыл, другой моргал с бешеной скоростью.
   -- Ну, чего застыли, кретины?! -- истерично завизжал герцог. -- Хватайте его!
   Драгары опомнились и кинулись отдирать от его светлости обезумевшего эльфа. Иррандир поднялся и, сплюнув сгусток крови, на нетвердых ногах направился к Элиану. Только сейчас он удосужился получше рассмотреть свое злополучное приобретение.
   Каково же было его изумление, когда в мнимой рабыне герцог узнал незаконнорожденного сына короля Лавирии.
   -- Демоны! -- сквозь зубы выругался Иррандир и, не сдержав ярости, посильнее ударил самозванца под дых. Схватив эльфа за грудки, прошипел тому в лицо: -- Думали, удастся меня одурачить? Придурки! Сами загнали себя в ловушку. -- Обернувшись к лакею, Иррандир прокричал: -- Поднимай тревогу! Кажется, моей дражайшей кузине решили устроить побег!
  
   Осознание того, что Эрида цела и невредима, придало Кристеру силы.
   -- Пойдем скорее, нужно выбираться из замка! -- Драгар схватил принцессу за руку и потянул за собой к выходу.
   -- Никогда не думала, что буду тайком убегать из собственного дома. -- Ее высочество с горечью оглядела комнату, привычную ей обстановку, дорогие сердцу безделушки, навевавшие теплые воспоминания.
   -- Находясь здесь, ты не только ничего не сможешь изменить, но и, вероятнее всего, погибнешь. -- Кристер с тревогой посмотрел на двери. -- Почему раньше не сбежала? Ты ведь могла превратиться!
   В серых глазах принцессы мелькнул страх.
   -- И дать старейшинам еще один повод меня ненавидеть? Что подумают они, если увидят черного дракона? Для них это ипостась Сиариль. Я, внешне непохожая на драгаров, и вдруг черная драконница! Да меня тут же отправят на костер, как проклятую богиню! С Дезали не удалось поквитаться, а тут, к счастью, подвернулась я. Как думаешь, упустят они такой шанс? -- Эрида горько усмехнулась. -- Нет, я не могу доставить им такого удовольствия. Хоть мне с каждым днем становится все труднее себя контролировать. Уже несколько раз я превращалась спонтанно. И если это произойдет, пока я пленница в замке...
   -- Вот потому нам и надо спешить! Ты себя не контролируешь из-за Иррандира. -- Кристер распахнул двери, и они выбежали в коридор. -- Эта тварь дала тебе... -- Драгар осекся на полуслове.
   Трое старейшин во главе с лордом Варгосом преградили им путь.
   -- Неожиданно! Пропавший капитан решил объявиться! -- с фальшивой радостью в голосе воскликнул глава Совета. -- А мы-то думали, что вы сбежали с околдовавшей вас ведьмой. Приятно осознавать, что принцесса все-таки для вас дороже какой-то приблудной шлюшки, капитан.
   -- Выбирайте выражения, лорд Варгос! -- в голосе Кристера зазвенели металлические нотки.
   -- А как еще прикажете обращаться к подстилке убийцы и похитителя? -- Лицо драгара исказила гримаса ненависти.
   -- Вы в своем уме?! -- Эрида встала между старейшиной и солдатом, предчувствуя очередной удар.
   -- Вскоре все узнают, что этот преступник, -- унизанный перстнями палец старейшины уткнулся в грудь Криста, -- по наущению своей любовницы, проклятой богини, проник в замок. Негодяй пытался выкрасть вас, ваше высочество. Чтобы причинить вам вред, разумеется. Хвала богам, мы вовремя его остановили. Но вот спасти охранявших вас солдат нам, к сожалению, не удалось.
   Двое старейшин подскочили к Кристеру и заломили ему руки за спину. На запястьях драгара щелкнули магические браслеты, не только сковавшие его, но и заблокировавшие его силу.
   Варгос подобрал меч пленника. Подойдя к одному из солдат, по-прежнему находившемуся без сознания, полоснул по его горлу клинком, и кровь хлынула из широкой раны. Второй был хладнокровно пронзен мечом. Оружие так и осталось в груди солдата, как доказательство вины Кристера.
   -- Двойное убийство, капитан, -- с укоризной промолвил Варгос. -- Боюсь, легко отделаться вам не удастся. Лучшее, на что вы можете рассчитывать, это на быструю казнь. Увидите его, -- велел он подоспевшим стражникам. -- И усильте охрану ее высочества. На сегодня довольно сюрпризов.
   Эрида презирала слезы, считая их проявлением неуместной слабости. Но сейчас единственное, чего ей хотелось, это остаться одной и разрыдаться. Разрыдаться отчаянно и безнадежно.
  
  

Глава третья

О том, что переметнувшийся враг, -- еще не означает верный союзник

  

Сколько людям ни доверяй,

все равно окажется, что не доверять

надо было еще больше.

NN

  
   На какое-то мгновение я оцепенела. Перед глазами пронеслась унылая картина не менее унылого будущего: вот схвативший тащит меня к Иррандиру, а эта мерзкая тварь от радости ликующе скалится и, вооружившись хлыстом, тянет ко мне свои лапы. Брр...
   -- А теперь тихонечко отходим назад, -- прошелестели над ухом, увлекая меня вглубь коридора, прежде чем его миновала королевская стража.
   От облегчения аж ноги подкосились. Я еще крепче прижалась к Янну, чтобы не упасть, и перевела дух. Потом вспомнила, кто именно заставил меня так понервничать. Оттолкнув драгара, прошипела ему в лицо:
   -- В следующий раз, будь добр, предупреждай, что это ты! Я -- девушка чувствительная. Так и инфаркт схлопотать можно!
   -- Кого предупреждать? -- встал в позу Салимар. -- Тебя или стражников? Солдаты были слишком близко. Сама понимаешь, времени на светские беседы у нас не было.
   Против логики не попрешь. Пришлось закрыть тему.
   Поняв, что вспылил, драгар заговорил примирительно:
   -- Прости, что схватил тебя и напугал. Если честно, не сумел отказать себе в удовольствии обнять такую красавицу, -- ослепил он белоснежной улыбкой и уже серьезно спросил: -- Дорогу к ведьме знаешь?
   Хм, щекотливая ситуация. Должна ли я рассказывать Кристу о заигрываниях его друга? За те неполные сутки, что мы знакомы, я уже не раз ловила на себе пристальный взгляд этого Янна. Не хотелось бы становиться предметом раздора, и без того у нас союзников раз, два и обчелся. Янниса мы потерять ну никак не можем. Поэтому, наверное, будет лучше смолчать.
   Попробовала посмотреть на все с другой стороны. Я ведь совсем не знаю драгара. Может, это его обычная манера поведения с нежным полом. Просто пытается казаться милым и дружелюбным. А я все истолковываю по-своему и вижу подвох там, где его и в помине нет.
   Велев себе не забивать голову ерундой, ответила солдату:
   -- Дорогу -- да. А вот как попасть к колдунье -- представляю смутно. Но, думаю, если Валфея захочет с нами пообщаться, она сама нас проинструктирует.
   -- Гениальный план! -- хмыкнул драгар.
   -- А почему ты не с Элианом и Кристом?
   -- Крист и без меня разберется. Ну а Элиан... -- в голосе солдата смешались сочувствие, тревога и... веселье. -- Его светлость положил глаз на бедолагу-эльфа. -- Заметив мое волнение, Янн поспешил успокоить. -- За лорда Сейриша не беспокойся. Сына эльфийского короля они не тронут. Да и вообще, я бы на твоем месте больше переживал за Иррандира.
   И тем не менее меня не покидало нехорошее предчувствие. Мысленно велела рийе разыскать Элиана. Не сразу получилось оторвать Ли от созерцания нашей "златовласки". Рийя следовала по пятам за своим кумиром, ловила каждое его слово, каждый взгляд, украдкой брошенный в мою сторону. Поэтому восприняла мой приказ с видимым недовольством, но подчинилась. Обиженно надув губы, Ли умчалась на поиски эльфа.
   До стены с портретом добрались без приключений. Почему-то в этой части замка патрулей было немного. Точнее, нам не попалось ни одного. Казалось, цитадель Тирилиона впала в глубокую спячку. Ни вездесущих придворных, тоскующих от безделья, ни мечущихся туда-сюда лакеев с подносами и канделябрами, ни высокомерных старейшин, чинно расхаживающих по нескончаемым анфиладам. Только старинные доспехи вдоль каменных стен да робкий свет луны, едва просачивающийся в бойницы, безмолвно провожали нас по мрачным коридорам замка.
   -- И что теперь? -- Яннис постучал по стене, чуть отодвинул портрет с кислой рожей, до боли похожей на иррандировскую, заглянул за холст, зачем-то пощупал тяжелую бронзовую раму.
   -- Ты ее еще полижи... Говорю тебе, здесь нет никакого замаскированного рычага, -- устав наблюдать за бесцельными поисками солдата, резюмировала я. -- Его светлость оказался по ту сторону стены с помощью какого-то заклинания и...
   -- Предлагаешь просто стоять и ждать, пока Валфея пришлет нам приглашение? Может, лучше используешь свою суперсилу, которую все так боятся, и мы скоренько очутимся в гостях у ведьмы?
   -- Плохая идея!
   -- Не лучше твоей!
   -- Будь уверен, она в курсе, что мы жаждем аудиенции, -- продолжала упорствовать я, настолько мне не хотелось прибегать к помощи своих непредсказуемых способностей. -- Нужно просто набраться терпения и подождать.
   -- Пока старая ведьма сообщит о нас Иррандиру, и сюда примчится вся его рать, -- хмыкнул драгар. -- Ты ведь сама утверждала, что она была союзницей герцога.
   -- Но именно Валфея показала мне, что этот ублюдок -- убийца, -- парировала я, сама не зная зачем защищая старуху.
   -- Так показала, что ты ни демона не поняла. А потом еще и поколдовала над твоей памятью. Тоже из лучших побуждений. -- Последнее слово снова осталось за Янном.
   Занятые препирательствами и выяснением, кто прав, а кто виноват, мы не сразу заметили, как позади нас что-то щелкнуло. Один за другим камни стали исчезать, словно кусочки пазла, увеличивая зияющую черную дыру.
   -- Ну! Что я говорила? -- победоносно посмотрела на драгара и, подобрав юбки, первой шагнула во тьму.
   Что-то пробормотав, явно посетовав на то, что судьба-злодейка свела его со мной, солдат ступил следом. Мгновение, и камни сомкнулись, вернув стене ее первозданный вид. И как дежавю, впереди начали вспыхивать маячки, озаряя туннель тусклым светом и показывая путь к колдунье Роувэла.
   Яннис настороженно оглядывался по сторонам, явно ожидая подвоха. Время от времени окликал меня, чтобы проверить, не потерялась ли я в дебрях туннеля.
   -- Не похоже, чтобы тебе было страшно, -- заметил он.
   -- Мне столько раз приходилось испытывать ужас в Анрилине, что, кажется, у меня выработался стойкий иммунитет ко всем местным страшилкам. Знаешь, как говорят, человек ко всему привыкает.
   -- Человек ли? -- отчего-то усмехнулся драгар.
   Я было насторожилась, но спросить, что он имеет в виду, не успела. Мы подошли к логову ведуньи, и все лишнее выветрилось из головы. Валфея, как и в первую нашу встречу, сосредоточенно колдовала над жертвенником, заставляя огонь рисовать силуэты странных фигур.
   Помещение наполнял запах трав, к которому примешивалось нечто сладковато-терпкое и тошнотворное. В отличие от меня, Яннис не имел чести быть знакомым с колдуньей и теперь в ужасе таращился на сгорбленную старуху с пупырчатой, чуть зеленоватой кожей и огромными, словно у летучей мыши, ушами. Ее скрипучий шепот разносился по подземелью, заставляя коленки дрожать, а сердце трусливо нырять в пятки.
   И если драгар при виде колдуньи впал в ступор, то саму ведьму золотоволосый почему-то привел в бешенство.
   -- Я надеялась, что ты явишься одна! -- зашипела старуха, с неприкрытой ненавистью косясь на солдата.
   -- Он свой, -- попробовала ее успокоить. -- Близкий друг Криста.
   -- Если мое присутствие тебе так неприятно, ведьма, то мы уйдем. Вместе, -- наконец-то отмер Салимар.
   Хотела шикнуть на него и сказать, что лично я без ответов никуда уходить не собираюсь. Не для того рисковала всем, пробираясь в замок. Но Валфея, выпустив пар, вполне миролюбиво произнесла, хотя в черных глазах по-прежнему читалась неприязнь к Янну.
   -- Подойди, Дезали. А тебе, юнец! -- сморщенный палец с длинным изогнутым ногтем указал на драгара. -- Советую оставаться на месте, если жизнь дорога.
   -- Как скажет прекрасная леди, -- совсем не вовремя решил похохмить солдат.
   Ведьма что-то прошипела сквозь зубы, смачно плюнула на землю в направлении Янна и демонстративно от него отвернулась, зло буркнув:
   -- Зачем пришла? Разве я не дала ответы на все твои вопросы?
   -- После твоих ответов вопросов стало еще больше.
   Старуха принялась интенсивно толочь в ступе какие-то засушенные черные ягоды.
   -- Я знаю, что Эстана отравил Иррандир. Но мне нужно, чтобы ты помогла доказать нам его вину.
   -- С какой стати убивать курицу, несущую мне золотые яйца? -- Валфея добавила к измельченным ягодам щепотку пахучих трав, плеснула туда густую мутную жижу, и над каменным сосудом поплыл серый дым. Мне поплохело. -- Иррандир щедрый союзник.
   Если честно, я не знала, что ей возразить. Мне нечего было предложить старой ведьме. В то время как с герцога она могла поиметь многое.
   -- А когда-то ты была верна королям Роувэла, -- проговорил Салимар. -- Настоящим королям. Прежде чем отвернулась от богов и...
   Старуха снова зашипела, как потревоженная кобра:
   -- Довольно сентиментальных воспоминаний! Ты ничего не знаешь обо мне! -- Перевела взгляд на меня, и в ее черных глазах отразилась мука. -- Так и быть, помогу тебе. В последний раз. Но взамен ты должна будешь кое-что мне отдать.
   Начинается...
   Я закатила глаза. Небось сейчас, как у Иррандира, начнет клянчить крови.
   -- Кровь твоя мне ни к чему.
   Вот негодяйка! Опять роется у меня в голове!
   -- Да и вообще, ничего общего с нереями я иметь не желаю, -- закончила тихо старуха. Надеюсь, Яннис не расслышал ее последних слов. -- Но у тебя есть то, что тебе не принадлежит. Отдай мне силу кристалла.
   На всякий случай я решила уточнить:
   -- Будет ли это иметь для меня какие-нибудь пагубные последствия?
   -- Никаких, -- глядя мне прямо в глаза, ответила ведунья. -- Ты не сможешь долго носить в себе эту силу, Дезали, а я найду ей применение.
   В принципе, я ведь думала обратиться к магам, чтобы помогли избавиться от узурпированной мной из кристалла магии. А так одним махом убью двух зайцев: и улики против Иррандира раздобуду, и от демоновой энергии освобожусь.
   -- Договорились!
   Лицо колдуньи исказила кривая усмешка, больше похожая на предсмертную судорогу. Не дав опомниться, Валфея всучила мне сосуд с только что приготовленным аперитивом и коротко приказала:
   -- Пей!
   -- Дезали, не надо! -- наплевав на предостережения ведьмы, Яннис бросился ко мне.
   Некая сила заставила мои руки поднести чашу к губам, и ее содержимое само выплеснулось мне в рот. Все произошло в считанные секунды, драгар не успел меня остановить.
   -- Успокойся, защитник, -- выплюнула солдату в лицо ведьма. -- Я оказала ей неоценимую услугу. Не кипятись!
   -- Моли богов, чтобы это было правдой, -- угрожающе процедил Янн.
   -- Сам будешь их умолять. Это твои хозяева и покровители, мальчишка!
   Пока они активно препирались, я честно пыталась справиться с подступившей дурнотой. Водички бы сейчас родниковой, холодной. Пару ведер. Чтобы избавиться от привкуса желчи во рту.
   Кроме противного послевкусия, никаких изменений в себе я не чувствовала. Что была во мне сила, что нет -- на первый взгляд одинаково.
   -- Валфея, -- окликнула старуху, упражняющуюся в подборе нелестных эпитетов в адрес Янна. И чего к нему привязалась? -- Я свою часть сделки выполнила, теперь твой черед.
   Ведунья захлопнула рот прежде чем из него выскочило очередное ругательство. Глазки шальные так и бегают туда-сюда, словно маятники взбесившихся часов, руки трясутся, подбородок дрожит.
   С укоризной взглянула на Янна. Ну вот, довел пожилую женщину до нервного срыва.
   Сделав глубокий вдох, Валфея уже спокойней произнесла:
   -- После турнира, на котором был ранен Эстан, Иррандир украл отравленный меч. У герцога есть дом в Шароне. Там он хранит остатки яда, что использовал против принца, и свой трофей.
   -- Откуда такая уверенность, что отрава и оружие спрятаны в Шароне, а не в каком-нибудь другом укромном месте? -- По разочарованному выражению лица Янна поняла, что его такая скудная информация не впечатлила и что он не уйдет отсюда, пока не вытрясет из Валфеи все до последней детали. Или пока та окончательно не рассвирепеет и не разложит нас на молекулы. -- Ты что-то темнишь, колдунья.
   Валфея опять пошла пятнами.
   На всякий случай встала между бодающимися. Кто их знает, вдруг решат перейти от словесной фазы к рукопашной.
   -- Предположим, что улики действительно находятся в этом самом Шароне, и мы их найдем. Но они не доказывают вину герцога.
   -- Нет, но с помощью яда вы легко отыщете его создателя, -- нетерпеливо бросила ведунья. Небось ждет не дождется, чтобы мы куда-нибудь провалились.
   Мы с Яннисом переглянулись. Свидетель -- это наша палочка-выручалочка. Может, его слова будет и недостаточно, чтобы вправить старейшинам мозги и открыть им глаза на Иррандира, но хотя бы посеять сомнения, думаю, удастся. Прибавить к этому яд и исчезнувший меч -- и как минимум драгары начнут задавать герцогу вопросы.
   Дело оставалось за малым: сначала отыскать улики, потом гада, который сварганил яд, и выбить из него покаяние. Короче, ближайшие дни обещали быть очень насыщенными.
   Больше вытянуть из Валфеи ничего не удалось. Старуха заявила, что мы и так злоупотребили ее терпением, и велела проваливать ко всем демонам. Не успели даже попрощаться, как нас буквально вынесло из туннеля. И вот мы уже стоим в коридоре возле унылого портрета и пытаемся справиться с возникшим перед глазами звездопадом.
   Когда мельтешение прекратилось, Яннис предложил поскорее выбираться из замка.
   -- Думаешь, Кристеру удалось найти Эриду? А Элиан? -- Ли никак не реагировала на мой ментальный зов, что только нагнетало тревогу.
   -- Все у них хорошо. Наверное, уже заждались нас за крепостными стенами. Только бы Крист не ударился в панику и не ринулся тебя спасать. -- Солдат на мгновение остановился, а потом резко отскочил назад и вжался в стену. Машинально последовала его примеру.
   Из коридора, в котором притаились, нам была хорошо видна площадка перед лестницей и четверо солдат, ведущих к ступеням закованного в кандалы... Криста.
   Мне вдруг стало больно дышать. Картина перед глазами как будто замерла, и ее место заняла другая -- развернувшееся полотно скорого будущего. Кристер -- не Элиан, и к нему на помощь не примчится король из соседнего королевства. А значит...
   Не думая о последствиях, хотела броситься вслед за любимым, если бы не драгар, который сгреб меня в охапку и зажал рукой рот. Голова снова закружилась. В последний раз взглянула на Криста и окунулась в темноту.
  
   Валфея стояла, прислонившись к жертвеннику, и не смела поднять на гостью глаза. Несвойственный ведунье страх сейчас стягивал ее сердце тугим узлом.
   В нескольких шагах от колдуньи, сцепив за спиной руки, неспешно прохаживалась молодая женщина. Длинный шлейф ее темного, переливающегося подобно чешуе платья, стелился по полу, напоминая змеиный хвост.
   -- Уверена, что зелье подействует?
   -- До рассвета она полностью в вашей власти и сделает все, что прикажете.
   -- Хорошо, -- задумчиво кивнула гостья.
   Валфея все же отважилась оторвать взгляд от замшелого камня.
   -- Что станет с нереей?
   В глазах женщины мелькнул интерес.
   -- Разве тебе не безразлична ее судьба?
   -- Безразлична, -- немного помешкав, согласилась старуха и еле слышно произнесла: -- А как быть с силой кристалла?
   Гостья покровительственно улыбнулась.
   -- Пусть остается у тебя. Считай это маленькой благодарностью за твою преданность. Будь на моей стороне, и со временем обретешь куда большую силу.
   В знак благодарности старуха неуклюже поклонилась, да так и осталась стоять, сгорбленная и жалкая, считая секунды до того, как проклятая богиня обернется птицей и улетит прочь. Только когда в лабиринте стих шорох крыльев, ведунья закрыла глаза и облегченно вздохнула.
  
  

Глава четвертая

О превратностях жизни и ее крутых виражах

  

Чтобы жизнь стала безоблачной,

нужно подняться над облаками.

NN

  
   В последнее время я слишком часто стала терять сознание и жаловаться на провалы в памяти. Одно из двух: или это Валфея снова устроила ревизию в моей башке, или мне пора начинать волноваться по-настоящему.
   Все утро не покидало ощущение, что что-то произошло, и я к этому каким-то боком причастна. Но так или иначе, а проснулась в своей постели в доме госпожи Армель. Солнце уже светило вовсю. Его оранжевый диск бесстыдно пялился в окна, будто хотел изобличить меня в абсолютном бездействии и праздной лени. Мол, как я могу дрыхнуть без задних ног, когда мой любимый...
   С криком подскочила на кровати. При мысли о Кристе все остальные размышления перекочевали в разряд несущественных и тут же испарились из головы, подобно воде на раскаленном камне.
   Некоторое время сидела в оцепенении, прокручивая в уме последние события вчерашнего вечера, по крайней мере то, что умудрилось застрять в закоулках памяти.
   Ситуация складывалась на редкость скверная. Все мои друзья в плену у этого лысого маньяка. И если Элиана можно было пока что считать в относительной безопасности, то за жизнь Кристера при сложившихся обстоятельствах я не дала бы и ломаного гроша.
   В общем, паршивые из нас получились герои. Мало того что не спасли принцессу, так еще и сами в западню угодили. Подведем итоги: кроме меня, ни Кристу, ни Элиану с Эридой рассчитывать больше не на кого. На помощь Салимара я особо не надеялась. Мы знакомы меньше двух дней, навряд ли драгар захочет снова рисковать жизнью, пусть даже ради друга и дражайшей принцессы. Да и вообще, мутный он какой-то. Вроде старается казаться милым и дружелюбным, но почему-то меня не покидало ощущение, что с ним что-то не так.
   Паранойя, снова паранойя...
   Окончательно испортили и без того скверное утро новости Ли.
   -- Положение -- дрянь, -- с места в карьер начала материализовавшаяся рийя. -- Твоего солдата обвиняют в попытке похищения принцессы и убийстве стражников. Там уже вовсю идут приготовления к публичной казни.
   На меня будто ушат ледяной воды вылили, а потом вытолкали на мороз, замерзать насмерть.
   Поежилась и еле выдавила из себя:
   -- Когда?
   -- На закате, -- понуро прошептала Ли. -- На одной из городских площадей, возле храма каких-то там богов. За Элиана можешь не переживать, -- попыталась подсластить горькую пилюлю рийя. -- Эльф в порядке. Старейшины запретили герцогу прикасаться к пленнику и сразу же отправили в Лавирию гонцов. Элиан им нужен живым, чтобы надавить на правителя эльфов и избежать с ними войны.
   Положение Эриды, по словам Ли, было по-прежнему стабильно тяжелое. Как куковала в своей роскошной клетке наша птичка, так и сейчас кукует. Невольно почувствовала раздражение к ее высочеству. Если бы не она, Кристер бы не оказался на волосок от гибели. Но ведь на какое только безрассудство не пойдешь ради любимой принцессы!
   По мере того как думала о привязанности солдата к Эриде, меня все глубже засасывало в трясину злости. К тому моменту, когда в комнату вошел Яннис, не удосужившись даже постучать, я уже была на взводе.
   -- Что?! -- рыкнула на замершего в дверях солдата.
   -- Хотел с тобой поговорить, -- обескураженно начал он.
   -- Если это насчет намечающегося сабантуйчика в вашей демоновой столице, то я уже в курсе!
   -- Понятно, откуда истерика, -- хмыкнул солдат и все-таки вошел в комнату.
   Время уже давно перевалило за полдень, и осознание того, что я торчу здесь, пока единственное дорогое мне существо балансирует на грани жизни и смерти, заставило почувствовать себя еще хуже.
   -- Мы можем поговорить прежде, чем ты натворишь глупостей? -- наблюдая за моими метаниями и тщетными попытками оперативно собраться, попросил Яннис. Не получив ответа, с тревогой произнес: -- Ты сейчас сама не своя и выглядишь неважно. Отдохни, а я сам со всем разберусь.
   Он что, издевается?
   -- Всерьез думаешь, что я буду тут отлеживаться, пока Кристера ведут на эшафот? Янн, ты вообще понимаешь, что несешь?!
   Расческа выпала из рук и приземлилась на покрытые растрескавшейся краской половицы. Почувствовала, как внутри от страха колотится сердце, и каждый его удар отзывается дрожью во всем моем теле. Огляделась по сторонам в поисках одежды, но глаза заволокло мутной пеленой. Сейчас, как никогда, нужно было оставаться храброй и собранной, но единственное, на что мне хватило сил -- это закрыть ладонями лицо и разрыдаться.
   -- Ну, ну, перестань. -- Яннис обнял меня, успокаивающе погладил мои волосы. -- Ничего с ним не случится. У Кристера еще остались верные друзья, которые сумеют его освободить.
   Всхлипнув, подняла заплаканные глаза на солдата.
   -- Что вы намерены делать?
   -- Из замка вытащить его не удастся. Туда после вчерашнего и мышь не проскочит. Зато на улице в суматохе отбить Криста будет несложно. Не реви, у нас уже все продумано.
   -- А если что-то пойдет не так? И ваш план провалится? -- Мне стало неуютно в его руках. В сердце снова появилась червоточинка сомнений. Уперлась ладонями в грудь драгара и отстранилась от него.
   Кто он вообще такой, чтобы я могла доверить ему жизнь любимого?
   Но Яннис так просто сдаваться не собирался.
   -- Послушай, Дезали, ты ему все равно ничем не поможешь. И будешь только мешать.
   Я упрямо поджала губы. Уж если очень захочу, то помогу. Дам волю силе, и тогда мало никому не покажется.
   Янн попробовал зайти с другой стороны и заговорил вкрадчиво:
   -- Дезали, мне сейчас придется уйти. Я не могу сторожить тебя и одновременно решать проблему с Кристом. Обещай, что останешься здесь и не наделаешь глупостей.
   Наверное, мое вялое "обещаю" получилось не очень убедительным. Янн недовольно скрипнул зубами и вдруг резко притянул меня к себе. Обхватив мое лицо ладонями и глядя мне прямо в глаза, словно пытаясь загипнотизировать, принялся быстро шептать:
   -- Как же с тобой тяжело! Зачем только появилась в Анрилине! Все с твоим солдатом будет в порядке. Даю слово! Только не путайся у меня под ногами и не мешай!
   Хотела возмутиться и выдать что-нибудь обидно-нецензурное в адрес нахала, например, пару фразочек из лексикона Валфеи. И тут, стыдно признаться, как по закону подлости голова предательски закружилась, и я снова провалилась в беспамятство.
  
   Иррандир взлетел по лестнице и легкой, пружинистой походкой направился к покоям принцессы, насвистывая себе под нос фривольный мотивчик. Настроение у его светлости было превосходное, а подобострастные улыбки расшаркивающихся перед ним слуг и придворных еще больше тешили самолюбие герцога.
   Заметив симпатичную фрейлину, выходящую из спальни Эриды, его светлость плотоядно оскалился. При виде герцога юное создание опустилось в глубоком реверансе, предоставив на обозрение все то, чем так щедро наградила ее мать-природа.
   -- Загляни ко мне вечером, -- шепнул прелестнице Иррандир, заставив ее щеки запылать румянцем.
   Если бы не наличие стражников возле покоев Эриды, его светлость не постеснялся бы уволочь девушку на ближайший диван для более детального осмотра, но зануды-старейшины велели вести себя как подобает будущему королю. То есть тискать девиц только в своей спальне, а не там, где приспичит. К сожалению, до коронации Иррандиру приходилось прислушиваться к этим вечно всем недовольным и брюзжащим по любому поводу и без повода ханжам.
   Даже не удосужившись постучать, герцог вошел в спальню принцессы. Эрида сидела у окна, натянутая, как тетива лука, и делала вид, что сосредоточена на чтении. Лучи заходящего солнца падали на страницы багровыми пятнами, создавая иллюзию кровавой росписи.
   Подобная ассоциация могла возникнуть только в воспаленном мозгу герцога. Полюбовавшись на игру света, Иррандир расцвел улыбкой и громко кашлянул, желая привлечь внимание кузины. Ему не терпелось поделиться с Эридой распиравшей его радостью, которая должна была ознаменовать очередное поражение принцессы.
   Драгар потер ладони от предвкушения и, так и не дождавшись от пленницы никакой реакции, весело проговорил:
   -- Прекрасный вечер, дорогая кузина! Мне больно видеть, что вы все время проводите в одиночестве. Вот, решил составить вам компанию.
   -- Столь лестной компании я предпочту месяц в камере пыток, -- переворачивая страницу, бесцветно отозвалась Эрида.
   -- Напрасно ты так. -- Иррандир пересек комнату и плюхнулся в кресло напротив двоюродной сестры, заложив ногу за ногу. -- Всегда считал, что лучше скрасить время за дружеской беседой, нежели пялиться часы напролет на провонявшие сыростью бумажонки.
   Захлопнув раздраженно том, принцесса вперилась в кузена мрачным взглядом.
   -- Чего хотел? Говори и убирайся отсюда!
   -- Вот потому ты так до сих пор и не обзавелась мужем, --иронично отметил драгар. -- С таким-то характером! Вон как Морант отбрыкивается. Даже войной нам грозится, только бы на тебе не жениться. Хм, как поэтично вышло.
   -- Это все, что ты хотел мне сказать? Или будут еще претензии?
   -- Претензий пока больше нет. Зато есть хорошие новости! -- снова засиял его светлость. -- По крайней мере, хорошие для меня. Наконец-то мне больше не придется терпеть наглые выходки твоего верного пажа. Меня уже тошнит от его смазливенькой рожи!
   -- Ты на что намекаешь? -- севшим от волнения голосом прошептала девушка.
   -- Я ни на что не намекаю, а говорю прямо: твоего сиренеглазого подхалима скоро казнят. Хоть одной сволочью в замке станет меньше. Кстати! -- Иррандир поднялся и, прежде чем Эрида успела возразить, схватил ее за руку и припечатался к ней губами. -- Был рад с вами повидаться, дорогая кузина, но сейчас вынужден вас покинуть. Сами понимаете, долг зовет. Не хочу пропустить публичное представление, которое ждал с таким нетерпением. Что-то меня сегодня так и тянет на рифму. Наверное, снизошло вдохновение.
   Отсалютовав напоследок застывшей в немом ужасе принцессе, драгар развернулся на каблуках и все той же бодрой походкой направился к выходу. Однако был вынужден остановиться, услышав позади тихий голос Эриды.
   -- Иррандир. -- Девушка стояла, в отчаянье заломив руки. Ее силуэт окружал золотой ореол солнечного сияния, проникавшего в комнату через широкие окна и делая ее похожей на одно из небесных созданий, которыми были щедро расписаны стены храмов Роувэла. Добавляли принцессе сходства с небожителями грустные серые глаза на бледном лице, в которых блестели непролитые слезы.
   У его светлости язык не повернулся выдать очередную ядовитую колкость. Он лишь нахмурился и нетерпеливо проговорил:
   -- Эрида, мне правда нужно спешить. И никакие мольбы тут не помогут. Решение принял не я, а Совет Десяти. А ты знаешь, что не в их привычках его отменять.
   -- Я понимаю, -- тихо проронила принцесса. -- Поэтому не стану взывать к их милости. Прошу только, позволь мне выйти из замка. Нет сил находиться здесь, пока он... -- голос девушки дрогнул. -- Я просто хочу увидеть закат, хоть на мгновение почувствовать себя на воле и помолиться богам за его душу.
   -- Если это какая-то уловка, -- недоверчиво сощурился драгар, -- то предупреждаю, у тебя ничего не выйдет.
   -- Какие тут могут быть уловки? -- горько усмехнулась принцесса. -- Все, кто были мне дороги, оставили меня. Только на Кристера я возлагала надежду. Позволь хотя бы подняться на вершину башни. Разве я о многом прошу? Я сойду с ума, если останусь здесь еще хоть на минуту!
   В голосе ее высочества слышалось столько боли и отчаяния, что, наверное, ее слова растопили бы даже ледяное сердце. К сожалению, сердца у герцога не было и в помине. Зато имелись неиссякаемая алчность и безграничное себялюбие.
   Нескольких секунд хватило Иррандиру, чтобы прикинуть в уме, что может делать убитая горем и лишившаяся всего девушка одна на вершине башни. Как минимум нареветься вдоволь. Пусть привыкает. Слезы отныне будут ее единственным утешением. А уж если совсем повезет, навернется дражайшая кузина вниз головой и сломает свою тонкую шейку, избавив таким образом будущего правителя от лишних хлопот.
   -- Как скажешь, дорогая. Ты ведь знаешь, я исполню любой твой каприз, -- елейным голосом пропел драгар, мысленно прощаясь с кузиной. -- Можешь подняться в башню. Стража тебя проводит.
  
   Проблем с поисками упомянутой Ли площади не возникло. На дармовое представление отправилось поглазеть полстолицы. Мне оставалось только следовать за толпой, стекавшейся к центру Тирилиона.
   Зрителей собралось даже больше, чем могла вместить в себя огромная площадь. Самые шустрые, словно мухи, облепили крыши домов и ступени мраморной лестницы, ведущей к подножию храма. Оттуда был хорошо виден наспех сколоченный эшафот, на котором и должно было состояться так всеми ожидаемое смертоубийство.
   Мне пришлось прокладывать путь локтями и выслушивать возмущенные реплики грубой толпы. Место казни окружали облаченные в серые кольчуги истуканы. Грудь каждого солдата венчал герб проклятого Иррандира.
   Среди горожан подпевал его темной светлости тоже было немало. Складывалось ощущение, будто казнить собрались саму Эриду или на худой конец кого-нибудь из Совета, а не скромного солдата без роду и племени. Спасибо хоть не пришили Криста по-тихому в какой-нибудь затхлой темнице. Здесь у него был хотя бы призрачный, но шанс на спасение. А мне -- на счастье.
   Расспросить Янниса о грандиозных планах по спасению друга не удалось. Когда проснулась, драгара как волной смыло. Только поэтому он еще жив. Иначе бы, честное слово, прибила. Не думает же он, что сможет вырубать меня, когда ему заблагорассудится, и при этом оставаться целым и невредимым? С удовольствием попрактикуюсь при встрече с Салимаром в использовании собственной магии. Разумеется, только после того, как разберусь с гадами, схватившими Криста.
   Пока я прохлаждалась в отключке, день приблизился к вечеру. На мои упреки, почему не разбудила, Ли обиженно заявила, что проще было поднять из гроба жмурика, нежели разбудить спящую красавицу, то бишь меня. Оставалось только диву даваться, что за магию применил драгар, что даже рийя не смогла достучаться до сознания своей хозяйки.
   До злосчастной площади шла, сжав кулаки и чувствуя, как сердце в груди бьется пойманной птицей. Если бы можно было бежать, то бежала бы сломя голову. Жаль, нельзя раскидать прохожих по сторонам, как шахматные фигурки, и вырваться вперед, а не плестись черепахой.
   И вот я стою в гуще толпы. Пониже натянув капюшон, оглядываюсь по сторонам в тщетных попытках отыскать Янна. Всевышние, что он задумал?! Решил напасть здесь или устроить облаву по дороге? Разве не понимает, как это невыносимо находиться в неведенье и умирать от страха! Мог бы хоть в двух словах объяснить свой план. Пень бесчувственный!
   Вернувшаяся с дозора Ли доложила, что Яннис в компании двух драгаров обнаружен неподалеку.
   -- Всего трое, -- разочарованно выдохнула я, глядя в сторону, куда указывала рийя. -- Интересно, как они собрались одолеть полсотни солдат таким скромным составом?
   -- Мне кажется, тут дело не в количестве, а в качестве, -- совсем невпопад брякнула Ли.
   -- А ты прям знаешь, какой из Янниса воин?
   -- Подозреваю, что хороший, -- не проговорила, а пропела мечтательно рийя и продолжила прожигать влюбленным взглядом дыру во лбу блондина.
   Интересно, это нормально, что я влюблена в одного мужчину, а моя рийя сохнет по другому? Она ведь по идее отражение меня самой... Безнадежный случай.
   -- Вот только не надо, а? -- развеяла бредовые мысли Ли.
   -- Чего не надо?
   -- Знаю я это выражение. Точно такое же было у тебя перед тем, как ты укокошила шайку Клеона. Что собралась учудить на сей раз?
   -- Поубивать всех к демоновой бабушке, -- чистосердечно призналась я. -- В отличие от тебя, я сомневаюсь, что Янну и его дружкам втроем удастся кого-то там спасти и увести. Или думаешь, я буду спокойно смотреть, как его казнят?
   -- Ну, -- восторженный взгляд Ли снова уперся в самодовольную рожу драгара, -- всегда можно найти достойную альтернативу.
   Отчитать мерзавку за такие кощунственные предположения мне помешала вмиг ожившая толпа. Народ пришел в движение и принялся выворачивать шеи, глядя куда-то в сторону храма. Приподнялась на цыпочках, пытаясь выяснить, кто или что стало причиной стадного возбуждения. Страх достиг апогея в момент, когда я увидела мрачную кавалькаду, сопровождавшую самое дорогое для меня существо, за свободу которого я бы сейчас не раздумывая отдала свою жизнь.
   Глаза защипало от слез. Кристер, бледный и изможденный, едва удерживался в седле. Лицо и плечи его покрывали свежие ссадины. Рубаха была распахнута на груди, открывая на обозрение публики глубокие борозды, оставленные плетью. Одной рукой драгар судорожно сжимал поводья, чтобы не упасть, другая безвольно свисала вдоль туловища.
   Всевышние! Что они с ним сделали!
   Если бы в моих силах было забрать его боль, я бы впитала ее в себя всю до последней капли. Если бы ярость могла убивать, то все его мучители уже корчились бы в агонии, моля о пощаде.
   Я в отчаянии взглянула на Янна. Драгар поймал мой взгляд и беззвучно прошептал:
   -- Не надо.
   -- Дезали, доверься Яннису, подожди, -- в унисон солдату шептала рийя. Наверное, она была тем единственным, что удерживало меня за тонкой чертой и не давало окончательно потерять разум.
   Невыносимо было стоять и просто наблюдать за страданиями любимого. На смену физическим мукам приближалось публичное унижение. Зрители бесновались и явно получали от этого спектакля какое-то извращенное удовольствие. То тут то там раздавались ругань и поношения. Хотя, я была больше чем уверена, мало кто знал, в чем обвиняют "преступника", да никого это в общем-то и не интересовало. Толпа жаждала кровавого зрелища, и проклятые старейшины готовы были ей его предоставить.
   На помост, степенно ступая, поднялся лорд Варгос. Его надменный взор прошелся по голосящей публике, губы старейшины искривила мерзкая ухмылка. Драгары приветствовали его бурными возгласами почтения, разве что не бросали в воздух чепчики.
   Я ощущала себя вулканом, готовым в любой момент пролиться раскаленной лавой. Сила, пугающая и оттого еще более желанная, разливалась по телу, заставляя острее испытывать ярость и гнев. Смотреть на напыщенную физиономию старейшины было выше моих сил. Приказала себе успокоиться, абстрагировалась от окружающего сумасшествия и смотрела на Криста. Только бы он увидел меня, отыскал в толпе взглядом. Только бы знал, что не один. И что я не отдам его на растерзание этому изголодавшемуся зверью.
   Варгос подождал, пока солдаты помогут пленнику спешиться и проводят его на эшафот. После чего повернулся к толпе и провозгласил пафосно:
   -- За покушение на жизнь ее высочества и за хладнокровное убийство двух стражников Кристер Клавель приговаривается к пятидесяти ударам плетью, после чего его обезглавят. Позор и бесчестие на всю его семью! Пройдет много веков, прежде чем роду Клавель удастся смыть с себя клеймо унижения!
   Народ пришел в экстаз от обещанного им зрелища. Крики сменились визгом и воплями. Старейшине пришлось замолчать, ожидая, пока чернь угомонится.
   -- Палач может начинать! -- Варгос театрально развел руками и отошел в сторону, давая рослому бугаю, облаченному в серый балахон и нахлобученную до самых плеч алую колпак-маску, приблизиться к пленнику.
   Кристеру велели встать на колени, но драгар остался недвижим, будто статуя, не слыша и не видя ничего вокруг. Резкий удар заставил его прогнуть колени, пленник рухнул на эшафот. Солдаты проворно содрали с него рубаху, обнажив спину, исполосованную только начавшими затягиваться рубцами.
   С моих губ сорвался невольный крик, но никто даже не обратил внимания. Все как завороженные глазели на кнут в руках палача, сплетенный из множества кожаных ремешков, извивающихся, словно земляные черви.
   В отчаянье посмотрела на Янна. Всевышние! Чего он ждет?! Хочет, чтобы на теле Криста не осталось живого места? Проклятье! Почему тянет?!
   Палач замахнулся. Я дернулась, словно это по моей спине сейчас прошлись плетью. Окружающие обступили меня еще плотнее и недовольно зашикали, чтобы я больше не смела отвлекать их от такого захватывающего действа. Уроды!
   Палач снова поднял кнут, прицеливаясь, куда бы побольнее ударить. Кристер не издал ни звука, только сжал сильнее кулаки и зажмурился. А у меня внутри все перевернулось.
   Терпеть надругательства над любимым я не смогла. Не знаю, что задумал Яннис, но это явно не подразумевало спасение друга. Впилась взглядом в окаянную плеть, мечтая испепелить ее вместе с живодером. Концы кожаных ремней задымились и вспыхнули, превратившись в огненные фитильки. Пламя лизнуло деревянную рукоять и тут же перекинулось на длинный рукав балахона. Палач выронил кнут, принялся отчаянно трясти рукой, сам того не желая помогая огню разгораться еще сильнее.
   Народ взволнованно ахнул. Подоспевшие на помощь солдаты сорвали с драгара его парадное одеяние палача и принялись сбивать огонь.
   Яннис, хвала богам, ожил. Воспользовавшись всеобщим замешательством, принялся протискиваться к помосту. Я тоже рванула вперед, раздавая направо и налево тычки, но горожане, как назло, и не думали расступаться. Наоборот, меня стремительно уносило прочь от места казни.
   Я была на грани. Безумное желание проложить к любимому дорогу из обугленных трупов упорно засело в мозгу, и что самое страшное, мне эта идея начинала нравиться. Не знаю, как далеко бы я зашла и чем бы все это закончилось, если бы не пронзительный крик откуда-то из толпы.
   На несколько мгновений все будто замерло. Не сразу заметила искаженные страхом лица толпившихся рядом драгаров. Причиной столь сильных переживаний явно была не я. Горожане смотрели куда-то в небо. То неожиданно потемнело, словно заходящее солнце обмакнули в чернила.
   Мой взгляд уперся во что-то черное, с молниеносной скоростью приближающееся к эпицентру событий. Пятно увеличивалось, приобретая очертания существа, крылья которого рассекали воздух, наполняя его жуткими звуками: свистом и скрежетом.
   Сложив широкие крылья, чудовище спикировало вниз. Вот тут народ ожил. С криком и визгом горожане бросились врассыпную, толкая и давя друг друга, движимые инстинктом самосохранения.
   А я стояла, не в силах оторвать взгляд от нереального зрелища. Живой дракон! Огромная черная туша, которая вот-вот похоронит под собой половину площади. По идее мне тоже следовало вспомнить, что я бренна и у меня в запасе нет, как у кошки, девяти жизней. Следовало выбираться из толчеи, но так и не смогла сдвинуться с места, любуясь мифическим созданием.
   Кто ж знал, что Рэйфел окажется прав. Небось сейчас от радости до потолка скачет. Нашелся-таки его драгоценный дракоша. Только как, интересно, в представлении демона я должна пустить огромной зверюге кровь? Скорее, этот чешуйчатый от всех нас мокрого места сейчас не оставит.
   Домыслить не успела. Кто-то грубо схватил меня за шкирку и потащил прочь. Пыталась отбиться, но тщетно. Не получилось даже разглядеть наглого похитителя. Перед глазами проносились испуганные лица, в барабанные перепонки бились вопли и плач.
   А потом земля дрогнула; с крыш домов посыпалась черепица и с балконов на головы несчастных драгаров полетели цветочные кашпо. Это крылатое чудище "грациозно" совершило посадку, подняв столбы пыли. И как по мановению волшебной палочки все снова замерли.
   Дракон, стоит отдать ему должное, старался быть весьма осторожным, дабы незадачливые зрители не превратились в тонко раскатанные блины. Аккуратненько приземлился неподалеку от храма, кокетливо взмахнул чешуйчатым хвостом, так что часть эшафота разлетелась щепками, и смиренно пригнул к земле шею, словно приглашая кого-то совершить с ним полет.
   У меня подкосились ноги, когда увидела, как к чернокрылому бесстрашно подошел Кристер. Если бы не удерживающий меня субъект, точно свалилась бы на землю. Крист осторожно коснулся одного из острых шипов, венчавших голову дракона. Покрепче ухватившись за стальной рог, ловко оседлал хищника, будто с малых лет укрощал огнедышащих тварей.
   Рванула вперед, но запястье больно сдавили чьи-то пальцы. Дракон резко оттолкнулся от земли. Несколько взмахов крыльев, и вот он уже парит в сиреневом небе, растворяется в вышине, унося с собой моего Криста.
   Тяжело вздохнула. Еще утром думала, что солдата придется спасать от казни. Ан нет! На мою беду, спасать его придется ни много ни мало из лап дракона!
   И как после такого не потерять сознание? Только подумала и сразу отключилась.
  
  

Глава пятая

О неожиданных сюрпризах и головокружительных признаниях

  

Шантаж -- это такая просьба,

в которой трудно отказать.

NN

  
   Карета подпрыгнула на ухабе, да так неожиданно, что я подпрыгнула вместе с ней и впечаталась головой в обитую стеганым бархатом крышу. Поморщившись, поерзала на жестком сиденье, потерла ушибленную макушку и принялась морально готовиться к очередному виражу.
   Всякий раз, когда четверка лошадей совершала резкий поворот, старенький экипаж недовольно скрипел колесами и подозрительно кренился на бок, словно намеревался сигануть в пропасть, по краю которой мы сейчас резво пролетали. Лошади с упоением ржали, фыркали и яростно били копытами землю, поднимая за собой столбы пыли. Интересно, что они перед поездкой пивнули?
   Дорога оставляла желать лучшего. Наша тарантайка тоже. Да и навязанная компания настроения не поднимала. За те несколько часов, что мы находились в трясущемся состоянии, Яннис не сводил с меня своих внимательных синих глаз. В темноте они казались почти черными и блестели так странно, что впору было не ждать, пока карета сама свалится с обрыва, а брать инициативу в свои руки и прыгать добровольно в темнеющую под нами бездну.
   -- Держись крепче. -- Мужчина подался вперед и с заботливым видом пододвинул ко мне маленькую подушечку, предназначенную сделать более комфортной дорожную тряску. Пальцы Янна как бы невзначай коснулись моего локтя, и меня, словно булавкой, еще крепче пришпилило к дивану.
   Раньше я этого не замечала, но в обществе белобрысого мне было, мягко говоря, не по себе. А если начистоту, рядом с ним становилось реально дурно. Голова кружилась, перед глазами все мельтешило и дергалось, а странным образом ослабевшее тело так и норовило бухнуться в обморок.
   Про прикосновения вообще молчу. Уже успела понять, что может произойти, если оказаться в объятиях этого супервояки. По словам самого Янна, все эти вынужденные касания были абсолютно невинны и шли мне только во благо. Так сказать, применялись в профилактических целях, дабы угомонить в нужный момент мой не в меру распоясавшийся темперамент.
   Ли находила возникшую между мной и Салимаром связь весьма загадочной и оттого жутко романтичной. С момента нашего отъезда из столицы рийя не отлипала от драгара, преданно заглядывала ему в глаза и жарко дышала в ухо. Блондин хоть и не мог ее ни видеть, ни слышать, отчего-то ерзал на месте и то и дело оглядывался по сторонам, словно надеялся засечь поселившееся в карете привидение.
   -- Так и будешь изображать смертельно обиженную? -- в очередной раз покосившись туда, где сейчас находилась его самая преданная поклонница, полюбопытствовал солдат.
   -- Я не обижена, я тебя боюсь, -- призналась честно, получив в ответ возмущенный взгляд от Ли и укоризненный от Янна.
   -- И я никак не могу понять, почему? -- прикинулся он оскорбленным. -- Я только и делаю, что вытаскиваю тебя из передряг, а в ответ ни тебе благодарной улыбки, ни хотя бы простого спасибо.
   Попыталась изобразить улыбку, которую он так жаждал лицезреть.
   -- Доволен? Может, теперь раскроешь секрет воздействия на мой беззащитный организм, а заодно и тайный маршрут нашего следования? -- Не выдержав, воскликнула: -- Янн, куда мы, демон побери, едем?!
   -- В безопасное место, -- обтекаемо ответил драгар. -- Что же касается твоих частых обмороков, не моя вина, что ты так... хм, на меня реагируешь. -- И показал два ряда белоснежных зубов.
   Так бы ему их и пересчитала. Кувалдой.
   -- Паяц, вот ты кто! -- наши взгляды скрестились, словно две острые шпаги. -- Даже не думай, что тебе здесь что-то обломится. Я -- любимая твоего близкого друга. Если ты, конечно, об этом еще не забыл.
   -- Мы не друзья. -- Яннис протянул вперед ноги, отчего мне пришлось забиться в самый угол тесного экипажа; заложил руки за голову и блаженно прикрыл глаза. -- Просто он был моим капитаном.
   -- Что не дает тебе право клеить его невесту. -- Насчет невесты я, конечно, погорячилась, но так, по-моему, прозвучало куда более внушительно.
   Драгар едва заметно усмехнулся и, по-прежнему не поднимая век, сонно пробормотал:
   -- Это, наверное, тебе б так хотелось...
   -- Дурак! -- лаконично резюмировала я, не сумев подобрать стоящего аргумента в свою защиту.
   Скрестила на груди руки, отвернулась к окну с намереньем поглазеть в небо и помечтать о том, какой будет наша с Кристом встреча после разлуки. Как назло, моим романтическим грезам помешал очередной головокружительный поворот. Яннис, находившийся в расслабленной позе, не успел вовремя сгруппироваться и повалился вперед, накрыв собой мое хрупкое тело.
   -- Не дышу, -- просипела я, чувствуя приступ дурноты, грозившей перерасти в очередную немотивированную отключку.
   Нахал не спешил возвращаться к исходной позиции. Пощекотал мне шею горячим дыханьем, по-хозяйски облапал бок. Отчаявшись, пустил в ход тактику "глаза в глаза" и бережно заправил мне за ухо выбившийся из хвоста локон.
   -- Прекрати! Что за нежности?!
   -- Я лишь пытаюсь подняться, -- невинно оправдался солдат.
   -- Пытайся скорее, пока я тебя не убила.
   -- Интересно, как? Заплюешь меня ядом? Хвала богам, моя пытка скоро закончится. Почти приехали.
   Запретив себе реагировать на словесные провокации, я сосредоточилась на предрассветном пейзаже. Карета не сбавляла темп, подобно ветру неслась по скалистой тропе навстречу разукрашенному розовыми бликами небу.
   С опаской глянув вниз, мысленно помолилась богам, чтобы проклятое путешествие поскорее закончилось и скрипучая колымага не вздумала развалиться на полдороги.
   Вскоре в предрассветном тумане стали проступать очертания миниатюрного замка из красного камня с многочисленными круглыми башенками и извивающейся подобно серпантину крепостной стеной, из-за своих скромных размеров предназначенной скорее для декора, нежели для защиты крепости. Вечнозеленые ели и кедры, окружавшие пряничный замок, соперничали в яркости с золотым убранством пышных папоротников и изяществом белоствольных берез. Горный ветер трепал шторки кареты и норовил то же самое проделать с моим плащом, заставляя меня ежиться от холода и мечтать о затопленном камине.
   -- Могу погреть. -- Драгар проворно пересел ко мне и попробовал взять меня за руку. За что получил локтем в бок и горячее пожелание отправляться ко всем демонам. -- Тебе не угодишь, Дезали. Я ведь хотел, как лучше, -- оскорбился он.
   -- А получилось, как всегда! -- хмыкнула я, пересаживаясь на его место. Вот тебе на! Выходит, я еще и виновата, что сама не вешаюсь ему на шею.
   -- Ты же дрожишь как осиновый лист, вон уже губы посинели. Крист мне не простит, если подхватишь простуду.
   -- Он тебе вообще много чего не простит, и моя простуда в длинном списке претензий к тебе будет на последнем месте.
   Все-таки обиделся и наконец-то отлип. Остаток пути ехали молча, занятые каждый своими мыслями.
   Кажется, хозяин кукольного замка был заранее предупрежден о нашем приезде, потому как ворота были распахнуты настежь, а возле парадных дверей нас уже поджидали сухопарый старик с тростью и молоденькая служанка в белом накрахмаленном чепчике, из-под которого выбивались мелкие нежно-розовые кудряшки. Такой же нежно-розовый оттенок проступил на ее пухленьком личике, когда дверца кареты распахнулась и, завернувшись в плащ, к встречающим вышел Яннис. Поприветствовав драгаров, солдат повернулся ко мне и, пересилив обиду, подал руку, чтобы помочь спуститься.
   Но я проигнорировала сей благородный жест. Не потому, что хотела показаться невежливой. Просто надоело шлепаться в обморок всякий раз, когда он берет меня за руку. Да и при посторонних это как-то уж слишком. Еще сочтут меня не в меру экзальтированной особой.
   -- Прошу, прошу, господа, -- суетился старик, распахивая перед нами парадные двери. Что-то шепнул служанке, и та с позиции реверанса помчалась исполнять приказание. -- Меня зовут Росгар, я управляющий этого замка. Надеюсь, наши дороги не слишком вас утомили?
   Не переставая обмениваться любезностями, мы прошествовали в небольшую гостиную. Окна ее, занавешенные бархатными портьерами, не давали настырным лучам проникать в помещение. В камине весело пощелкивали поленья. Пол устилала звериная шкура, а рядом стояли два мягких глубоких кресла. Так и хотелось опуститься в одно из них. Пощекотать себе ступни пушистым мехом, протянуть руки к горячему пламени и отдаться во власть покоя и тишины.
   Одно только обстоятельство омрачало безмятежную атмосферу замка: здесь я -- гостья поневоле. Не знаю, что на самом деле задумал Янн, но лучше бы ему объясниться. Ради своего же здоровья и моих и без того уже основательно подпорченных нервов.
   -- Пойду, распоряжусь насчет завтрака. Вы, должно быть, проголодались с дороги.
   -- Не знаю насчет леди, а я лично голоден как волк, -- ответил за нас обоих Яннис.
   Как только за слугой закрылась дверь, я налетела на драгара:
   -- Ты ведь не сможешь играть со мной вечно! Зачем ты меня сюда привез?!
   -- А ты так и не догадалась? -- одарил меня своей козырной улыбкой солдат. -- Уж явно не для того, чтобы предложить тебе руку и сердце.
   Захотелось огреть этого наглеца чем-нибудь по башке. Разве не понимает, что мне сейчас не до его глупых шуток?!
   От заслуженного возмездия спасло драгара внезапное появление... Эриды. От избытка чувств я чуть не грохнулась в обморок. Снова. А совладав с собой, бросилась обнимать принцессу, вознося богам благодарственные молитвы. Все-таки не такие уж они иногда и сволочи.
   -- Как же здорово видеть вас целой и невредимой!
   -- Мне очень приятна твоя забота, Дезали, -- щеки принцессы озарил нежный румянец. -- Спасибо за все, что сделали для меня. Без вас у меня бы не хватило сил продолжать бороться.
   Яннис в ответ почтительно поклонился, а я задала вполне закономерный вопрос:
   -- Но как вам удалось выбраться из замка? Кто вам помог? -- И тихо добавила: -- Наверное, вы в курсе, что они схватили Элиана и Криста.
   Принцесса с Яннисом заговорщицки переглянулись, после чего Эрида ласково произнесла:
   -- Ты, должно быть, устала после долгой дороги и хочешь отдохнуть. Ответы не убегут. К тому же здесь есть кто-то, кто очень хочет тебя увидеть.
   -- Крист? -- выдохнула я, боясь поверить своему счастью.
   Принцесса весело подмигнула.
   -- Росгар проводит тебя.
   Вернувшийся управитель предложит мне следовать за ним. Словно какая-то сила вынесла меня из гостиной. Едва не переходя на бег, я шла за дворецким и сетовала про себя на его степенность и нерасторопность. Черепаха и та дотащилась бы скорее.
   А у меня, между прочим, сердце вот-вот выпрыгнет из груди! От надежды, волнения и страха. Вдруг это сон, и я грежу? На всякий случай посильнее ущипнула себя за руку. Нет, все-таки больно.
   Вместе с драгаром мы поднялись на третий этаж, доползли до конца бесконечно длинного коридора. После чего Росгар развернулся ко мне и сказал:
   -- Хозяин еще спит. Но будет рад видеть вас, когда проснется.
   Хозяин...
   С недоумением посмотрела на управляющего. Однако тратить время и уточнять, что он имел в виду, не стала. Надавила на ручку двери. Старые петли натужно скрипнули, я юркнула в полумрак. Улыбнулась и шагнула к спящему.
   Стараясь не шуметь и не потревожить сон любимого, присела на краешек кровати. Замерла. Вот оно счастье! Просто быть рядом, любоваться каждой его черточкой, слышать его дыхание и понимать, что никакое зло больше не властно над ним.
   Все самое плохое позади. Мы снова вместе. На краю мира, в царстве холода и величия гор. Я отдала бы все на свете за возможность остаться здесь с ним навсегда. Провести жизнь в покое и уединении. Хоть в душе и понимала, что глупо лелеять эту мечту, ей не суждено сбыться.
   Кристер вздохнул и перевернулся на спину. Веки солдата дрогнули, а в следующий миг его лицо озарила теплая улыбка.
   -- Наверное, я грежу, -- чуть хрипловатым ото сна голосом прошептал он. -- И мне снится сама богиня красоты.
   -- Какой же ты льстец! -- весело возмутилась я. -- Нехорошо иронизировать над девушкой, не имевшей времени навести красоту. Я, между прочим...
   Хотела рассказать о долгой тряске в карете, пожаловаться на Янна, вытрепавшего мне последние нервы, порадоваться вместе с Кристом за Эриду. Но когда он, приподнявшись на локтях, потянулся ко мне за поцелуем, все перестало иметь значение. Только нежное прикосновение его губ, знакомый, чуть терпкий запах кожи, кружащий голову шепот стали средоточием моего крошечного волшебного мира. Мира, в котором я была по-настоящему счастлива.
   Кристер еле слышно застонал и опустился на подушки. Было видно, что каждое движение дается ему с трудом.
   -- Ну вот, я еще и постельный режим твой нарушила, -- попеняла самой себе. -- От меня одни неприятности.
   -- Только ради тебя я и цеплялся за жизнь, -- тихо проговорил он и бережно коснулся моего лица.
   Едва не замурлыкала от нежной ласки и прозвучавших сладкой музыкой слов.
   -- Яннис тебя не обижал? -- полушутя-полусерьезно поинтересовался солдат.
   -- Нет, только упорно выводил из себя и ни в какую не хотел говорить, куда мы едем.
   -- Это я его попросил, -- улыбнулся Крист, но заметив недоумение на моем лице, поспешил уточнить: -- Привезти тебя сюда, если что-то пойдет не по плану.
   -- Янн мог бы и сказать, что везет меня к тебе. -- Кто-кто, а я белобрысого возводить в герои не собиралась.
   -- Он не знал, что я буду в замке, -- заступился за друга Кристер.
   Хм, а мне так не кажется. По тому, как вел себя драгар, могу поклясться, что он в курсе многого. Даже того, о чем мы все здесь и не подозреваем. Хотя, может, это всего лишь мое разыгравшееся воображение...
   -- Но как ты отделался от дракона? И как здесь очутилась Эрида?
   Кристер молчал. Казалось, он собирается с мыслями и решает, с чего лучше начать. Признание уже готово было слететь с его губ, когда раздался стук в дверь, и на пороге появился управитель замка с подносом в руках.
   -- Господину пора принимать лекарства, -- возвестил драгар бесстрастным голосом.
   -- Господина уже тошнит от твоей бурды, Росгар, -- поморщился Крист.
   Проигнорировав замечание больного, слуга поставил разнос на прикроватный столик, наполнил бокал изумрудной жидкостью с резким травяным ароматом, добавил в зелье ложку белого, похожего на соль порошка, и уставился на меня своими не по возрасту яркими зелеными глазами.
   -- Намек ясен. -- Я нехотя поднялась.
   -- Побудь еще со мной, -- ухватил меня за руку Крист и легонько сжал ее.
   Вопросительно взглянула на старика, как бы говоря, что желание больного -- закон. Непоколебимый драгар в ответ только покачал головой. Зануда.
   -- Господину нужен покой. Настойка поможет ему уснуть. А во сне, как известно, организм восстанавливается быстрее.
   -- Он прав, -- тяжело вздохнула. -- Я только мешаю тебе отдыхать.
   -- Ничего не имею против! Мешай на здоровье!
   Не сумев отказать себе в маленьком удовольствии, склонилась и поцеловала любимого. Почувствовала, как рука Кристера легла мне на талию, и в том месте, где его пальцы коснулись тонкой ткани платья, кожу как будто опалило огнем.
   Пожилой драгар выразительно кашлянул. Подождал, пока прекратим миловаться, и наградил нас осуждающим взглядом, мол, нашли время миндальничать.
   Решив больше не испытывать терпение Росгара, уступила ему место возле больного. А сама, пообещав заглянуть позже, поспешила к выходу.
   -- Вечером вы его не узнаете. Будет, как новенький, -- оптимистично пообещал Росгар и переключился на своего пациента.
   В коридоре на меня налетела рийя. Ли выглядела взволнованной и металась из стороны в сторону, как растревоженное привидение.
   -- Что стряслось?
   -- Пойдем! Тебе нужно это услышать! -- воскликнула рийя.
   -- Ли, ты меня пугаешь! Скажи, ради богов, что случилось?
   -- Не что, а кто! Эрида!
   Больше из негодницы выудить ничего не получилось. Только, пока спускалась вниз, колечко на пальце подозрительно теплело и в душе волнами начинал подниматься страх. Если это как-то связано с Рэйфелом -- жди беды.
   В гостиной, в которую не так давно привел нас Росгар, беседовали Эрида и Яннис.
   -- Есть шансы, что нам удастся скрыть правду? -- облокотившись о каминную полку, Янн напряженно смотрел на принцессу.
   -- Никаких, -- подавленно ответила Эрида. -- Мне пришлось оборачиваться при стражниках. Старейшины, Иррандир, да, наверное, уже весь мир в курсе! -- В отчаянии принцесса прижала ладони к лицу.
   Яннис опустился перед креслом, в котором она сидела. Принялся что-то шептать, подбадривая Эриду. Не знаю, что за трюк использует этот паршивец, но ему легко удалось успокоить принцессу. Глубоко вздохнув, она откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.
   Я слушала, затаив дыхание, не обращая внимания на то, как обручальное кольцо неимоверно жжет кожу.
   -- Как же жестоко посмеялись надо мной боги, -- с трудом удалось мне разобрать шепот Эриды. -- Одарили бесценным даром, ставшим настоящим проклятием.
   -- Со временем старейшины поймут, -- попробовал подбодрить принцессу Яннис.
   -- Они слишком слепы и глупы для этого, -- с горечью возразила принцесса. -- Для них черный дракон -- это Сиариль. Всевышние! Почему именно меня одарили вы даром перевоплощения?! Насмешка судьбы!
   Если бы в тот момент на меня обрушилась лавина, я была бы все равно не так ошарашена. Эрида -- дракон! Действительно, насмешка судьбы...
   Я все думала, с чего это вдруг свалившемуся как снег на голову чернокрылому понадобилось спасать Криста. Спрашивала себя, как удалось сбежать принцессе. Теперь кусочки мозаики сплелись в единый узор, вид которого заставил меня запаниковать.
   Я зажмурилась, чувствуя, как сердце замедляет свой ритм, почти переставая биться. Еще несколько минут назад я боялась, что все происходящее окажется сном, а теперь, наоборот, мечтала проснуться.
   Кто-то коснулся моего плеча. Открыв глаза, увидела Эриду. Она с тревогой смотрела на меня, словно опасаясь моей реакции на внезапное открытие. Вдруг и я, как старейшины, да и все шокированное королевство, отвернусь от нее. Посчитаю треклятой богиней.
   Всевышние! Знала бы она, что на самом деле меня снедает, смотрела бы сей час по-другому.
   -- Теперь и ты знаешь, -- грустно промолвила принцесса и замолчала, как будто чего-то от меня ожидая. Поддержки, сочувствия или, возможно, чудесного решения, которое поможет ей выбраться из тупика.
   А кто поможет мне и подскажет, как забрать назад слово, данное демоновому мужу?!
   В висках заломило. Смотреть в глаза Эриде и при этом представлять, как именно по плану Рэйфела я должна буду с ней поступить, было выше моих сил.
   -- Извините, мне нехорошо... Пойду к себе...
   -- Дезали, на тебе лица нет. Давай я тебя провожу, -- ринулся навстречу мне Яннис, но я уже летела к лестнице. Взметнулась наверх и скрылась в темном рукаве коридора.
   А колечко, будто посмеиваясь надо мной, продолжало обдавать колдовским жаром, безжалостно напоминая о роковой сделке.
  
   Оказавшись в комнате для гостей, я забралась на кровать, как была -- в обуви и плаще -- и, свернувшись клубочком, сразу же отключилась. С надеждой хотя бы во сне отринуть от себя жуткие образы будущего. Я не видела ничего. Меня словно заточили в глубокой пещере, а ко входу привалили тяжелый камень. Как ни странно, тьма и тишина являлись тем единственным, в чем я сейчас так нуждалась. Я мечтала, чтобы это состояние, бездумного покоя, не кончалось как можно дольше.
   Но как бы ни хотелось продлить беспамятство, возвращаться к унылой реальности все же пришлось.
   Погруженная в полумрак комната не имела четких очертаний. Мебель напоминала размытые тени, темными кляксами ложащимися на старые гобелены и каменный пол. В камине не горел огонь, а занавешенные шторами окна не пропускали свет, не давая сориентироваться, как долго я спала. Только холодный воздух просачивался сквозь тяжелую ткань портьер, напоминая о том, что нахожусь я на горной вершине.
   Зябко поежившись, поднялась, чтобы закрыть окно. Не успела сделать и нескольких шагов, как почувствовала в комнате чье-то присутствие. Подтверждением неприятной догадки стало уже привычно накаляющееся кольцо и насмешливый голос моего постылого мужа.
   -- Обожаю наблюдать за твоими приключениями, дорогая, -- со свойственной одному ему интонацией вещал демон. -- Признаюсь, это мое единственное развлечение в тюрьме. Даже жалко, что скоро тебе придется покинуть этот странный мирок и вернуться в серые астархадские будни.
   Как и в прошлую нашу встречу Рэйфела я видеть не могла. Что не мешало мне ощущать его присутствие каждой клеточкой своего тела.
   -- Ты ведь хочешь, чтобы твоя несчастная жена оставалась в Анрилине, -- осторожно начала я, прекрасно понимая, к чему он клонит.
   -- Напротив, я желаю, чтобы ты как можно скорее вернулась домой. Скоро закончится суд, и мне очень нужна кровь дракона. Нам повезло, что принцесса так вовремя себя раскрыла.
   -- Нам? -- скрипнула я зубами.
   -- Ну, мне, -- с усмешкой в голосе согласился негодяй-муж. -- Хотя и ты не останешься в накладе. Ты должна воспользоваться кинжалом в ближайшее полнолуние. И как только все будет сделано, я заберу тебя в Астархад.
   -- Ты можешь перенести меня обратно домой? -- ошарашенно переспросила я.
   -- Могу и сделаю. Но не раньше, чем ты выполнишь свою часть сделки, родная. Мне ведь не стоит напоминать, на что ты согласилась ради спасения своего любовничка? Не забывай и о том, что мне известно о тебе все. И это все легко может стать достоянием общественности Астархада, вздумай ты меня провести.
   -- Какой же ты подонок! -- в ярости прошипела я и нервно распахнула шторы.
   Лелеяла надежду, что свет заставит это исчадие тьмы провалиться в бездну, но на черном небе только мерцал молодой месяц, у которого, даже если б и захотел, не хватило силенок побороть темноту.
   -- Значит, ты уже давно мог забрать меня отсюда... Когда Морант грозился сжечь меня на костре, когда сумасшедшие слуги богини собирались разорвать меня на клочки, когда меня продали с молотка и подарили, как какую-то вещь, маньяку Иррандиру! В твоих силах было избавить меня от всех этих кошмаров, но ты даже пальцем не пошевелил. Просто наблюдал за моими, как ты выразился, приключениями. Будь ты проклят, Рэйфел! -- последние слова я уже прорыдала в пустоту и, почувствовав, что ноги меня не держат, рухнула на пол. Кажется, у меня начиналась истерика, потому что никак не удавалось унять дрожь.
   Обычно мужчины при виде женских слез начинают идти на попятную. Но только не де Вер. Его мои рыдания, наоборот, разозлили.
   -- Перестань ныть! Ты знала, на что подписывалась, и уже не сможешь повернуть время вспять. Дождись полнолуния, выполни то, о чем я тебя так долго прошу, и я верну тебя в Астархад. И так уж и быть, помогу безболезненно забыть о демоновом солдате. Ты будешь вспоминать об Анрилине, как о туманном сне, а со временем и он сотрется из памяти.
   -- Катись к демону! -- выкрикнула я и, поддавшись ярости, швырнула в стену первое, что попалось под руку -- миниатюрную напольную вазу.
   Зря. Как раз в тот момент в дверь постучали. Ваза впечаталась в гобелен в нескольких дюймах от появившегося на пороге Росгара. Слуга невольно отшатнулся и с беспокойством посмотрел на сидящую посреди комнаты странную гостю.
   -- Я вам помешал? -- Наверное, мою последнюю фразу драгар принял на свой счет. -- Могу вам чем-то помочь?
   Я с поспешностью поднялась. Машинально пригладила волосы и смахнула с лица предательскую слезу.
   -- Спасибо, Росгар, я в порядке, -- улыбнулась управителю замка. -- Просто сложная выдалась неделя. Хозяин проснулся?
   Слуга кивнул.
   -- Господин и его гости уже в трапезной. Желаете присоединиться к ним или предпочитаете ужинать в одиночестве?
   -- Скажите, я сейчас спущусь, -- ответила драгару и с облегчением вздохнула, когда за ним притворилась дверь.
   Кое-как приведя себя в порядок, оставила на кровати плащ, послуживший мне одеялом, и поспешила вниз. У лестницы меня встретила та самая розоволосая служанка. Поприветствовав реверансом, повела за собой.
   Все уже были в сборе. Девушка пересекла отделанный деревянными панелями зал, отодвинула стул рядом с хозяином замка и пригласила присаживаться. Я опустилась на предложенное место и обменялась с Кристом взглядом. Драгар хоть и был бледен, но голос его звучал бодрее. Да и живой блеск в глазах и нежная улыбка, которую он мне адресовал, помогли ненадолго забыть о визите асгайра.
   -- Как ты себя чувствуешь, Дезали? -- участливо поинтересовалась Эрида. -- Надеюсь, тебе уже лучше.
   -- Да, спасибо, все в порядке, -- стараясь не смотреть на принцессу, промямлила я.
   -- Ты была сама не своя утром. Это из-за нашего с принцессой разговора? -- догадался проницательный блондин и вперился в меня своим долгим изучающим взглядом.
   -- Признаюсь, я была ошарашена, -- не стала кривить душой. -- Искренне верила, что драконов больше не существует.
   Дождавшись, когда слуги расставят перед нами тарелки с дымящимся, запеченным мясом, выложенным на листьях салата, принцесса печально произнесла:
   -- Я тоже так думала. Пока не случилось то, что случилось. Первый раз я перевоплотилась после смерти брата. Ты даже не представляешь, как сильно я тогда испугалась. Особенно меня страшило неведенье. Я не понимала, что такого нашли во мне боги, что наградили этим... даром. После второго превращения я решилась довериться Кристеру и все ему рассказать. Было тяжело нести в себе эту тайну.
   Я покосилась на солдата. Выходит, он все знал с самого начала. И посчитал меня недостойной секрета его любимой принцессы. Нервно насадила на вилку кусок мяса, а потом вонзилась в него зубами и стала яростно пережевывать.
   -- Вскоре после гибели моего отца по Анрилину поползли слухи о возвращении древней богини, -- не догадываясь о моих мыслях, исповедовалась Эрида. -- Если бы не ее появление, возможно, я бы и открылась старейшинам. Но воскрешение проклятой перечеркнуло все планы. Как ты, должно быть, знаешь, Сиариль считалась единственной черной драконницей в истории Анрилина. Но оказалось, что такая же ипостась досталась и мне. Я решила повременить с откровениями и принялась искать Сиариль, чтобы передать ее Совету и в будущем снять с себя подозрения. А вскоре появилась ты, и все приняли тебя за проклятую богиню.
   -- И тем не менее вы предпочли ни с кем не делиться своим секретом, -- не переставала я потрошить ни в чем неповинный кусок индейки.
   -- Я привыкла доверять фактам, а не слухам. Познакомившись с тобой, убедилась, что никакая ты не богиня и нам стоит продолжать поиски. А потом все пошло наперекосяк. И вот я здесь, изгнанная из собственного королевства. То, чего я так опасалось, произошло: теперь все уверены, что я и есть проклятая богиня.
   -- Значит, нужно продолжать поиски настоящей Сиариль, -- включился в разговор Салимар. -- Найдем эту нежить и отдадим ее на суд Совета. Пусть они с ней разбираются.
   -- Если б это было так просто, -- не оценил энтузиазма друга Кристер. -- Мы несколько месяцев за ней гонялись, а когда она сама нас нашла, то едва уцелели.
   При упоминании о нашей с богиней стычке в пещере у меня по телу побежали мурашки. О чем о чем, а об этом мне сейчас вспоминать не хотелось.
   -- Кристер прав. -- Пригубив вина из серебряного кубка, сказала Эрида. -- С каждым днем Сиариль становится сильнее и, если честно, я не знаю, как ее остановить. Для меня сейчас важнее помешать убийце моего брата взойти на престол, -- взгляд принцессы из грустного стал ледяным и жестким. -- И доказать, что только я достойна править Роувэлом.
   По тому, как Эрида с Кристом стали переглядываться, я поняла, что у них уже созрело решение. Выразительно кашлянула, стараясь прекратить их гляделки.
   -- Ее высочеству придется совершить паломничество к святым местам захоронения первородных драконов, -- соизволил объясниться мой солдат. -- Тех, что правили Роувэлом во времена Сиариль и изгнали ее из Анрилина, когда богиня стала безумной.
   -- И чем же могут помочь чьи-то древние мощи? -- спросила я.
   -- Если древние признают меня своим потомком, старейшинам не останется ничего, кроме как назвать меня своей правительницей, -- с торжеством промолвила Эрида. -- Они не станут идти против воли предков.
   -- Через несколько дней мы с ее высочеством отправимся в путь, -- бодро заключил Кристер. Если честно, давно я не видела его в таком приподнятом настроении.
   Хотела спросить, а как же я, но Яннис с воодушевлением зачастил:
   -- Отличный план! Пока вы будете испрашивать у предков благословения, мы с Дезали наведаемся в Шарон за уликами, а потом отыщем подонка, изобретшего яд. Роувэльцы имеют право знать, кто убил их принца.
   Я поперхнулась вином. Ничего себе! Как они здорово все распланировали. Эрида, значит, с Кристером будут вояжировать по заповедным местам Анрилина, а мне тем временем придется всяких отравителей вылавливать. Да еще и в компании несносного драгара.
   -- Что скажешь, Дезали? -- ослепительно улыбнулся белобрысый.
   -- Скажу, что вы и без меня уже все решили. К чему пустые вопросы? -- Я резко поднялась.
   -- Дезали! -- попытался остановить меня Кристер.
   -- Спокойной всем ночи, -- бросила я и ринулась к открытым дверям, желая оказаться как можно дальше от спевшейся троицы.
  
  

Глава шестая

Временное затишье

  

Любовь, конечно, рай, но райский сад

нередко ревность превращает в ад.

Лопе де Вега

  
   Покинув трапезную, собиралась вернуться к себе. Но, решив, что в спальню может заглянуть Кристер, и тогда я начну выяснять отношения и выплескивать на него обиды, отправилась изучать замок. Если увидимся сегодня, то будет скандал. Мне, конечно, хотелось высказать все, что думаю о его маниакальной верности принцессе, но в глубине души я понимала, что ревность только все усугубит. Незачем возводить между нами стену. Лучше сначала поостыну, успокоюсь, а завтра поговорим.
   Бесшумно ступая по красным ковровым дорожкам, которыми были устланы длинные коридоры, я рассматривала портреты прежних хозяев замка. Остановившись возле изображенного на полотне мужчины с черными, едва тронутыми сединой волосами, не смогла не отметить его сходства с Кристом. По роскошной одежде лорда можно было предположить, что он являлся не последним драгаром в Роувэле.
   Всегда считала Кристера простым военным без титулов и богатств. Он никогда о себе не распространялся, а я не спрашивала, опасаясь, что тогда и мне придется поделиться своим прошлым, о некоторых эпизодах которого разумнее было умалчивать.
   Занятая мыслями об Эриде, любимом и своем неясном будущем, я некоторое время бесцельно бродила по этажам, пока не очутилась в небольшом зале, стены которого были сплошь заставлены книжными стеллажами. Двери, сделанные из витражных стекол, вели на балкон. Почувствовав себя тесно в душном зале, полном запыленных фолиантов, я распахнула узорчатые створки и замерла, восхищенная заснеженной панорамой.
   Остроконечные горы упирались вершинами в ночное небо и, водрузив корону из ярко светящихся звезд, торжественно и величаво взирали на бренную землю. Тонкий серп луны опоясывало серебристое марево.
   Сколько у меня времени до следующего полнолуния? Чуть меньше месяца? Неужели Рэйфел думает, что я хладнокровно решусь на убийство? В угоду ему. Мне себя за прошлые преступления никак не простить. Единственным оправданием тогда было то, что я защищала свою жизнь и очищала мир от реальной мрази. Но напасть на ни в чем неповинное существо -- я так не могу. Лучше уж сразу на суд в Астархад, каяться перед императором за родство с нереями.
   -- Оставь тебя одну на пару минут -- и ты уже спешишь превратиться в сосульку, -- послышался за спиной голос Янниса, и на плечи мне легла теплая мягкая шаль.
   Я машинально поправила норовящую соскользнуть с плеча ворсистую ткань и обернулась к драгару.
   -- Ромашковую настойку будешь? -- Не дожидаясь ответа, он всучил мне кружку, над которой витал ароматный пар. Сам встал рядом, облокотившись о каменные перила, и принялся выискивать что-то взглядом в низко нависшем над замком небе.
   -- Спасибо... но с чего такая забота? -- насторожилась я, однако маленький глоток все же сделала. Только сейчас, вырванная из мира размышлений, почувствовала, что вся дрожу. Интересно, сколько я здесь простояла?
   -- Ты всегда была такой недоверчивой или над тобой так жизнь потрудилась? -- вопросом на вопрос ответил солдат, не сводя глаз с небесной глади.
   -- Жизнь. И встречи с разными подозрительными типами вроде тебя.
   Драгар громко хмыкнул.
   -- И это я из нас двоих подозрительный...
   Непонятно отчего, но я смутилась и пробормотала невнятное:
   -- А разве нет? Не ты ли постоянно тестируешь на мне какое-то странное, наверняка запрещенное колдовство, от которого меня сразу сшибает с ног? Да и твои настойчивые попытки меня обаять тоже настораживают.
   Яннис тихонько рассмеялся.
   -- Чтобы и впредь ты не обольщалась, сразу скажу: у меня и в мыслях не было к тебе приставать. Просто хотел проверить, а не ошибся ли Кристер с выбором.
   -- Значит, о друге беспокоился? -- не поверила я. Пристально посмотрела на драгара. Взгляд честный-честный и такой невинный, прямо как у ангелочка.
   -- О нем, -- сразу посерьезнев, даже немного помрачнев, согласился солдат. -- Мы с Кристом знакомы не слишком долго, но я успел хорошо его узнать. Клавель -- один из немногих, достойный верной спутницы жизни. Мне кажется, он заслуживает искренних чувств, построенных на правде, а не на обмане.
   Или я что-то недопоняла, или меня только что уличили во лжи.
   -- Ты не мог бы выражаться яснее? -- не знаю почему, но я занервничала. Вдруг этот драгар знает что-то, что знать ему не положено?
   -- А смысл? -- выдал очередную непонятку блондин и вдруг неожиданно сменил тему. -- Напрасно ты так повела себя за ужином, Дезали. Эрида попросила Клавеля поехать с ней не на пикник. Она нуждается в его помощи и в его поддержке. А ты своей ревностью только все портишь.
   Ну вот, еще минуту назад я была обманщицей. Теперь ревнивицей. Если Янн продолжит в том же духе, то к концу нашего разговора я окончательно перестану себя уважать.
   Пока я предавалась размышлениям, солдат забрал у меня из рук опустевшую тару и, посчитав воспитательную беседу оконченной, напоследок сказал:
   -- Доброй ночи, Дезали. Надеюсь, завтра ты посмотришь на все иначе.
   -- Доброй, -- растерянно прошептала я, глядя вслед удаляющемуся драгару.
   Странный разговор. Странный Яннис. Чем больше его узнаю, тем большей головоломкой он для меня становится. Теперь вот эти непонятные намеки... Мне и без его туманных рассуждений несладко.
   Постояв еще некоторое время на балконе, поняла, что больше я сегодня не в состоянии ни о чем думать и вернулась к себе.
  
   Следующие несколько дней прошли в атмосфере недосказанности. Я старалась избегать Эриду. Не из-за ревности или обиды; с этими разъедающими сердце чувствами я кое-как справилась. В основном благодаря Янну, неплохо прочистившему мне мозги.
   Но глядя на принцессу, я сразу вспоминала о треклятом кинжале, надежно спрятанном на дне кожаной сумки. Находясь рядом с ее высочеством, была не в силах вести непринужденные разговоры. Поэтому прилагала все усилия, чтобы не оставаться с Эридой наедине, да и вообще поменьше с ней видеться.
   С Кристером тоже не все шло гладко. С одной стороны, он, как и прежде, был ласков и нежен со мной. При каждом удобном случае норовил обнять меня или побаловать поцелуем. Но ни разу не заговорил ни о предстоящей разлуке, ни о том, почему они решили отправиться на места захоронений без меня. Могли хотя бы из вежливости предложить к ним присоединиться.
   Драгар явно избегал этого разговора, а у меня не было никакого желания снова ступать на скользкий путь и затрагивать щекотливую тему.
   Я часто думала об Элиане, и меня снедало чувство вины. Получается, мы бросили его на произвол судьбы. И пусть я знала, что отпрыска эльфийского короля не посмеют обидеть, но успокоить этой мыслью совесть почему-то не получалось. Ведь если бы на месте эльфа оказался Крист, я бы ни за что не покинула столицу. Расшиблась бы в лепешку, но спасла любимого. А спасти Элиана я даже не попыталась. Вот такая из меня получилась никудышная подруга.
   Ли, как заядлая авантюристка, часами пропадала неизвестно где. Скорее всего, решила выяснить всю подноготную прежних хозяев замка. Или же просто бесцельно транжирила время, тенью следуя за белобрысым драгаром. Хотя прежде за своей Ли я такого завидного постоянства не замечала.
   Единственное, что не могло не радовать, -- это быстрое выздоровление Кристера. Упрямец ни в какую не хотел соблюдать постельный режим, предпочитая отдыху в кровати неспешные прогулки по замку. Один раз, накануне отъезда, даже подбил Янниса устроить небольшой турнир.
   Мы с Эридой восприняли эту идею без энтузиазма, полагая, что Кристер еще слишком слаб для сражений. Пусть даже и тренировочных. Но разве такого упрямца, как он, переубедишь!
   В итоге эти сумасшедшие отправились мутузить друг друга на морозе. Я, принцесса и розоволоска, устроившись возле окна и вооружившись горячим чаем с песочным печеньем, принялись наблюдать за разворачивающимся во дворе замка безумием. И, несмотря на то, что в натопленной комнате было тепло и уютно, меня бросало в дрожь всякий раз, когда один из соперников оказывался на снегу.
   Яннис был быстрее и сильнее Криста. Да это и понятно, его ведь не истязали плетьми в сыром подземелье. Благо блондину хватило ума поддаться и поскорее закончить бой. Поскользнувшись на припорошенной инеем земле, Яннис демонстративно растянулся на белоснежном покрове и жалостливо просипел, что сдается. Мол, он устал, замерз и вообще жутко проголодался. Кристер подал приятелю руку, помогая подняться, и вместе, о чем-то негромко переговариваясь, они направились в замок.
   Служанка тут же спрыгнула с подоконника, сказав, что нужно нагреть для хозяина воды, и выбежала из кабинета. Я тоже решила по-быстрому слинять, дабы не оставаться с принцессой наедине, но у двери была вынуждена затормозить.
   -- Я попросила Кристера о помощи, потому что он один из немногих, кому я безоговорочно доверяю, -- сказала Эрида и, предвосхитив уже готовый вырваться у меня вопрос, с грустной улыбкой добавила: -- Я была бы рада, если бы и ты присоединилась к нам. Но те места, куда мы отправимся, окружены магией умерших драконов. Только драгары могут ступить на священную землю и только своим потомкам явятся первородные. Поэтому я и не позвала тебя с нами, Дезали. Да и, -- Эрида с надеждой посмотрела на меня, -- я была бы очень тебе благодарна, если бы ты помогла Салимару отыскать того, кто приготовил яд, убивший моего брата.
   Вы бы после такой проникновенной речи смогли сказать нет? Вот и я не смогла. Только виновато улыбнулась принцессе (в последнее время у меня только такая улыбка и получалась) и с убежденностью проговорила:
   -- За ядоварителя можете не переживать. Обязательно найдем паршивца и передадим Совету. Вместе с трофеями Иррандира. А потом явитесь вы с благословениями от предков, и у нашей истории будет счастливый конец.
   Оставались еще, конечно, угроза войны и затаившаяся неизвестно где чокнутая богиня. Но, как говорится, необходимо решать проблемы по мере их поступления. Тогда точно все получится и разрешится.
   Стараясь приободрить себя таким образом, я поклонилась ее высочеству и отправилась проконтролировать своего бедового солдата. Не хватало еще, чтобы он подхватил простуду в самый ответственный момент. Тогда прощай грандиозный план и героическое путешествие к драконьим мощам.
  
   Ужин, как обычно, прошел в разговорах о грядущем отъезде. Я ела машинально, даже не чувствуя вкуса пищи, думая только о том, как пережить завтрашнюю разлуку. Так уж ли безопасно, как утверждает Крист, во владениях первородных?
   Ли, успевшая за эти дни прошерстить библиотеку и почерпнуть из книг много полезной и не очень информации, утверждала, что та земля мертвая, полная древней магии и неупокоенных духов. И именно туда они собрались отправиться. Вдвоем! Конечно, Эрида -- дракон и в случае опасности всегда сможет обернуться и смыться. Но даже этот факт меня не успокаивал. Наоборот, чем больше думала об авантюре, тем тревожней мне становилось.
   Сразу после ужина ее высочество откланялась, сказав, что желает хорошенько выспаться перед дальней дорогой. Яннис еще какое-то время поторчал в гостиной, действуя мне на нервы и не желая оставлять нас с Кристом наедине. Наконец до белобрысого дошло, что он третий лишний. Расшаркавшись напоследок, драгар тоже поднялся к себе.
   Устроившись поудобней возле камина, я с тоской следила за плавными движениями огненных бликов на сером камне. Сердце ныло от необъяснимой тревоги. Меня так и подмывало проявить малодушие и напроситься отправиться с ними. Или уговорить Кристера остаться.
   Драгар опустился рядом. Обняв меня, прижался губами к моему виску и ласково проговорил:
   -- Не нужно обо мне беспокоиться. Обещаю вернуться целым и невредимым.
   -- В прошлый раз ты тоже так говорил, -- с горечью возразила я. -- А оказался в плену у старейшин.
   -- В этот раз все будет иначе. -- Едва касаясь, он провел рукой по моей спине, при этом нежно целуя за ушком, пробуждая внутри сладостное томление. -- Все у нас будет хорошо, вот увидишь, -- прозвучал нежный шепот.
   Кристер протянул мне руки, помогая подняться. От пристального взгляда его сиреневых глаз, таких родных и любимых, у меня голова пошла кругом.
   Сразу расхотелось о чем-то спрашивать, чего-то бояться. Только не сегодня. Забыться бы хоть на несколько часов, просто быть желанной и счастливой в крепких и нежных руках мужчины, к которому меня влекло, как магнитом.
   Взяв за руку, Кристер повел меня наверх. От него исходил тонкий, едва различимый аромат сандала. Я еще крепче прижалась к плечу солдата, вдыхая такой знакомый аромат его тела. Всматривалась в красивое, худощавое лицо, любовалась игрой света, отбрасываемого свечами на черно-сиреневые пряди.
   Как только за нами захлопнулась дверь, драгар не стал медлить. Да мне и самой, истосковавшейся по близости с любимым, не терпелось оказаться в его объятиях. Кристер принялся расправляться с круглыми пуговицами своего колета, после чего нетерпеливо скинул его на пол, поморщившись от резкого движенья. Я осторожно коснулась его груди. Даже через тонкую ткань сорочки чувствовались неровности на коже -- совсем недавно затянувшиеся рубцы.
   -- Может, нам не стоит этого делать? -- спросила еле слышно.
   -- Я мечтал о тебе столько ночей, а ты хочешь лишить меня самого действенного лекарства? -- мягко рассмеялся Крист и, наплевав на боль до конца незаживших ран, подхватил меня на руки.
   Он целовал мои шею, плечи, лицо, заставляя позабыть о реальности. Его огрубевшие от холода пальцы, ослабив шнуровку корсета, исследовали каждый дюйм нежной кожи, продолжая умело освобождать меня от сразу ставшей ненужной одежды. Кровь бродила в жилах, как молодое вино.
   Я выгнула спину навстречу любимому, когда его горячие губы, проложив дорожку поцелуями от шеи к ложбинке между грудей, сомкнулись вокруг самой чувствительной точки. Запустив руки в его мягкие волосы и едва не мурлыча от наслаждения, я впитывала в себя опьяняющие ощущения, чувствуя, как внутри меня поднимается горячая лава.
   Ласки Кристера были настойчивыми и в то же время бесконечно нежными и такими желанными. Он целовал мое тело так, будто пытался запомнить каждый его изгиб, а я, словно в бреду, шептала его имя, отчаянно желая, чтобы эти мгновения перетекли в вечность.
   С каждой секундой сердце ускоряло свой бег. Я судорожно комкала руками ни в чем неповинную простыню; едва сдерживалась, чтобы не закричать, до боли кусая губы. А потом почувствовала, что рассыпаюсь на тысячи хрупких осколков, которые, подхваченные неистовым горным ветром, устремляются в звездное небо.
   Долго мы лежали, крепко прижавшись друг к другу, балансируя между сном и реальностью. Подвластная эйфории, я вслушивалась в тихое дыхание любимого, очерчивая в сознании неясные образы нашего совместного будущего, пока окончательно не уснула...
  
   ...Кто-то царапал стекло, и это противное скрежетание вырвало меня из приятной дремы. Сев на кровати, попыталась разглядеть источник звука в непроглядной тьме, но тщетно.
   Скрежет повторился. Пронзительный. Раздражающий. Словно по стеклу водили острым кинжалом.
   Медленно ступая, чтобы не споткнуться о мебель, я наощупь пересекла комнату. Будто парализованная замерла возле окна, заметив блеклые желтые глаза орлицы. Огромная птица царапала стекло кривым черным клювом. А я вместо того чтобы закричать или позвать на помощь, безвольно стояла и смотрела на проклятую богиню, с какой-то фатальной обреченностью понимая, что еще одной встречи с ней я не переживу.
   В следующий миг птица замерла, вздыбив перья. Не отдавая себе отчета в том, что творю, я сама распахнула перед ней створки, и орлица ворвалась в комнату, принеся с собой поток холодного ветра и далекий гомон никогда не смолкающей столицы.
   Внутри меня все переворачивалось от страха. Но я продолжала стоять подобно истукану и не смела ни вздохнуть, ни пошевелиться. Ветер закружил вокруг демоновой птицы, густея и превращаясь в сизый туман. Из него, навстречу остолбеневшей жертве, шагнула молодая женщина в своем привычном темном плаще и остроконечном капюшоне.
   Впервые мне удалось разглядеть ее лицо -- необычайно красивое, с нежными чертами лица, чувственными губами и большими, будто нарисованными глазами. Никогда бы не подумала, что передо мной жестокая богиня.
   Вот только холодная усмешка, исказившая этой идеальной красоты личико, сразу прогнала волшебное наваждение. Я прекрасно понимала, кто передо мной, какую опасность таит это древнее существо, но ничего не могла с собой поделать.
   -- Верни мне книгу, -- только и промолвила она, и ноги сами понесли меня к сундуку, приставленному к подножию кровати.
   На дне его лежала дорожная сумка. Трясущимися руками я откинула окованную бронзой крышку, нашарила рукой кожаный баул. Холщевая ткань, служившая ему подкладкой, была разрезана в двух местах, соединенных между собой несколькими сделанными наспех стежками. Резким движением я разорвала их, вытащила из импровизированного тайника манускрипт и послушно протянула его опасной гостье.
   И хоть разум кричал, чтобы остановилась, мое тело сейчас было ему неподвластно.
   Сиариль выхватила у меня из рук книгу и бережно коснулась тонкими пальчиками кожаного переплета.
   -- Давно бы так, -- удовлетворенно проговорила богиня.
   Я продолжала сидеть на полу, не решаясь оторвать взгляда от деревянных половиц. Слышала, как шуршали старые страницы, перелистываемые исчадием тьмы. Наконец некая сила схватила меня и поставила на ноги.
   -- Смотри мне в глаза! -- прозвучал властный голос.
   Сиариль вонзилась длинным ногтем мне в подбородок, заставляя приподнять голову, и принялась с интересом меня изучать.
   -- Вот, значит, кого все считают древней богиней. Идиоты! Я бы ни за что не выбрала такую... невзрачную ипостась, -- не проговорила, а презрительно сплюнула богиня и тут же сорвалась на крик: -- Из-за тебя, маленькая уродка, я потратила столько времени на поиски второй книги!
   Справедливости ради хотела уточнить, что никакая я не уродка и что манускрипт у разбойников выкрал Крист, а потом передал его Эриде. И что я тут вообще не при делах.
   Но Сиариль продолжала меня обличать:
   -- Хотела забрать ее в свой жалкий мир, самонадеянная девчонка! Раздавить бы тебя, как паршивое насекомое, но ты не заслуживаешь легкой смерти. Лучше...
   Древняя приблизилась ко мне вплотную. От ее колючего взгляда в горле образовался комок; у меня не получалось ни проглотить его, ни дышать. Глаза ее, казалось, добрались до самой моей души, и то, что Сиариль там увидела, ее явно воодушевило.
   -- Нет необходимости тебя убивать, -- принялась кривляться богиня, наверное, таким образом пытаясь изобразить улыбку. -- Жрица Моранта почти высвободила твой врожденный дар. Я лишь закончу начатое эльфийкой, и ты сама себя уничтожишь. -- Ледяные пальцы сдавили мне виски. Пыталась кричать, но из горла вырвалось только сдавленное хрипенье.
   Порой я просыпалась со слезами на глазах, когда мне снилась роковая ночь в храме Волдиона. Я хорошо помнила боль, что довелось испытать мне по вине жрицы, проведший ритуал и возродившей во мне неподвластную контролю силу. Только благодаря Ли обряд был прерван. А сейчас мстительная гадина Сиариль решила это исправить. И я никак не могла ей помешать.
   Когда богиня отняла руки от моего лица, я не чувствовала себя ни живой, ни мертвой. Безжизненно опустилась на кровать и уставилась в пустые глаза богини.
   -- Счастливо оставаться в собственном аду, -- как закадычной подруге, помахала мне на прощание и, обернувшись птицей, вылетела в распахнутое окно...
  
   ...Я открыла глаза. Некоторое время просто таращилась в потолок, с дрожью вспоминая привидевшуюся мне блажь. Сон был настолько реальным, что, казалось, я все еще могу уловить запах выстиранных с лавандовым мылом простыней в доме госпожи Армель, слышать скрип растрескавшихся половиц, который время от времени раздавался из комнат других постояльцев, видеть приглушенный свет из коридора, просачивающийся в щель между дверью и полом.
   Но сильные руки моего солдата, в теплом укрытии которых я провела всю ночь, убеждали меня в нереальности увиденного. Надо же, пригрезится такой бред! Лучше выбросить дурацкое сновидение из головы. Забуду о набившей оскомину богине и ее демоновом талмуде и еще немного посплю.
   Хотела уже повернуться к любимому и уснуть, чувствуя на себе его дыханье, когда страшное подозрение царапнуло сердце. Моя последняя ночь в гостинице госпожи Армель и то, как паршиво я себя чувствовала наутро. Я тогда никак не могла избавиться от чувства, что что-то случилось, но так и не вспомнила что.
   Был лишь один способ проверить, сон мне пригрезился или отрывок из недавнего прошлого.
   Выскользнув из постели, постаралась как можно тише одеться и, даже не зашнуровав корсет, кое-как натянутый поверх нижней сорочки, на цыпочках вышла в коридор. Тут уж я, позабыв о сдержанности, рванула на всех парусах в крыло для гостей. Чем больше думала о ночном кошмаре, тем страшнее мне становилось.
   Неподалеку от моей спальни непонятно почему околачивался Яннис. Драгар был во вчерашней одежде, усталый и мрачный, с болезненной синевой под глазами. Кажется, спать он сегодня еще не ложился.
   При виде растрепанной и всклоченной меня гладковыбритая физиономия солдата вытянулась от удивления. Я целомудренно поправила сползшую с плеча бретельку сорочки и, по-прежнему придерживая норовящий слететь корсет, велела драгару:
   -- Иди за мной! -- Оказавшись в спальне, бросилась к своей дорожной сумке.
   -- Выглядишь так, будто по тебе проскакал табун лошадей, -- отсыпал комплимент белобрысый, привалившись к дверному косяку.
   -- Ты сегодня тоже далеко не красавчик, -- отбила я пас, намекая на его слегка помятый вид. -- Яннис, после того, как ты увел меня с места казни, предварительно заставив отключиться, ты заехал за нашими вещами к госпоже Армель, так?
   -- Да, -- растерянно отозвался драгар. -- А что случилось? Армель сказала, что сложила все, что было в комнатах.
   Вытряхнув из сумки ее содержимое, я заглянула под подкладку, заранее зная, что ничего под ней не найду. И все, что приснилось этой ночью, уже было со мной.
   -- Дезали, что происходит? -- Драгар подошел ко мне и, присев рядом на корточки, с недоумением посмотрел на выпотрошенную сумку.
   -- Ничего хорошего, -- простонала, в отчаянии кусая губы. -- Кажется, я напортачила по-крупному.
  
  

Глава седьмая

Упражнения в магии

  

Жизнь часто идет как по маслу.

Жаль только, что по кипящему.

NN

  
   Как бы ни хотелось мне увильнуть от разговора с принцессой, но признаться ей в пропаже книги все-таки пришлось. Эрида, до последнего пребывавшая в счастливом неведенье и уверенная, что демонов манускрипт по-прежнему хранится у нас, сначала не поверила своим ушам. Потом разозлилась. Хоть принцесса и старалась внешне казаться спокойной, но по ее тону и нахмуренному взгляду я поняла, что с сегодняшнего дня впала в немилость.
   Попробовала объяснить ее высочеству, что в треволнениях о судьбе Криста напрочь позабыла о проклятой книге. Да и отдавала я ее богине не по собственному желанию, а под воздействием чар. Лучше не стало.
   Принцесса в ответ повздыхала, похмурилась и, наградив меня последним уничижительным взглядом, удалилась завтракать. А я без сил плюхнулась в кресло и стала прокручивать в уме обрывки страшного сна.
   Если честно, меня не столько напрягала потеря книги, сколько фокус, что проделала со мной эта ведьма. Неужели ее темность и вправду закончила ритуал, начатый морантовской жрицей? Если да, то чем это может для меня обернуться? Богиня что-то плела про мою безвременную кончину...
   Зябко поежилась и поплотнее запахнула на груди шаль.
   Не самые приятные прогнозы. Означает ли это, что мои демоновы силы окончательно возьмут надо мной верх? За минувшие несколько дней никаких изменений я в себе не почувствовала. Но я ведь не пыталась колдовать. И, наверное, пока что лучше даже не пробовать. Все это время как-то обходилась без магии. Смогу обходиться и дальше.
   Наше с Кристом прощание было коротким и очень грустным. Грустным для меня. А вот мой сиренеглазый герой, истосковавшийся по приключениям, напротив выглядел воодушевленным и верил в наше скорое воссоединение.
   Во мне же возобладал пессимизм. Так не хотелось снова его отпускать. Да и перспектива провести ближайшее время с несносным блондином радости не прибавляла.
   -- Путешествие займет около десяти дней, -- пытался приободрить меня Кристер. -- От силы две недели. И тогда обещаю, я больше от тебя ни на шаг.
   -- Ловлю на слове, -- невесело отшутилась я, тщетно пытаясь улыбнуться.
   -- Только прошу -- будь осторожна, -- теперь настал черед драгара волноваться. -- Я не хочу, чтобы ты рисковала собой, разыскивая изготовителя яда. Если что-то пойдет не так, Янн привезет тебя обратно в замок. Здесь ты будешь в безопасности. -- Наклонившись, любимый одарил меня прощальным поцелуем, таким нежным и сладостным, что сердце заныло еще сильнее. -- Дезали, признаюсь, мне было бы спокойнее, если бы ты никуда не уезжала. Яннис и сам справится, без твоей помощи. Может, дождешься меня в замке?
   Я прикусила губу, гадая, что ответить. Мне здесь нравилось. И я бы с удовольствием провела в этом снежном укрытии еще какое-то время, отдохнула бы душой и собралась с мыслями. Если бы Кристер тоже остался. А так... Две недели куковать в гордом одиночестве. Росгару и трем молчаливым слугам -- единственным обитателям замка -- едва ли удастся меня развлечь. Да и Ли с ума сведет своим недовольством. Мол, как же это я, жестокая, посмела разлучить бедняжку с предметом ее обожания -- Янном. В общем, хочешь не хочешь, а ехать в Шарон придется.
   -- Я поеду.
   Кристер не стал меня переубеждать. Только обнял еще крепче, вызвав у околачивающегося неподалеку Янниса нетерпеливый вздох.
   -- Нам пора выезжать, если к вечеру хотим добраться до Шарона, -- кашлянул блондин, нарушая очарование момента.
   Вечно влезает в самый неподходящий момент! Когда-нибудь я точно его придушу...
   Кристер отстранился от меня, поцеловал напоследок и направился к уже поджидавшей нас карете. Помог мне забраться внутрь. Потом перекинулся парой фраз с Янном, не забыв в сотый раз напомнить ему, что тот отвечает за меня головой. В ответ блондин с привычной улыбкой заверил, что с ним я буду, как у богов за пазухой, и что никто не посмеет причинить вред его драгоценной спутнице.
   Физически я, может, с этим болтуном и не пострадаю. А вот психологическая травма от нескольких проведенных с ним дней мне точно обеспечена.
   -- А где же ваш экипаж? -- поинтересовалась я у любимого.
   -- У себя в комнате. Готовится к перелету, -- ответил за друга Салимар и плюхнулся на сиденье напротив меня.
   Я помахала Кристеру и смотрела на него, пока наша карета не выехала за миниатюрные ворота замка. А вскоре увидела, как в предрассветное небо взмыл чернокрылый дракон и, описав над замком круг почета, устремился к заснеженным пикам.
   Исподлобья глянула на своего визави. Тот с интересом, будто за подопытным кроликом, следил за выражением моего лица, когда в небо воспарила драконница и унесла с собой моего Криста. Смутившись под этим пристальным взглядом, я закрыла глаза с намерением проспать всю дорогу.
  
   Как и планировал Яннис, в Шарон -- небольшой городишко, расположенный в нескольких милях от столицы, -- мы прибыли на закате. Драгар назвал кучеру адрес гостиницы, в которой намеревался остановиться, и карета медленно покатила по серой мостовой. Аккуратные домики с черепичными крышами так близко соседствовали друг с другом, что нашему экипажу с трудом удавалось втискиваться в узкие улочки и лавировать между прохожими.
   Когда добрались до гостиницы, Яннис нахлобучил мне на голову капюшон и, объявив, что говорить будет он, а я должна молчать в тряпочку и застенчиво прятаться за его спиной, толкнул дверцу экипажа.
   -- К чему такие предосторожности? -- Шагнув на ступеньку кареты, я спрыгнула на землю.
   -- Городок маленький, слухи о приезжих разносятся быстро. Ты же не хочешь, чтобы кто-нибудь из горожан заинтересовался рыжеволосой девушкой, которую не так давно все считали проклятой богиней.
   Я не хотела. Поэтому еще сильнее закуталась в плащ и послушно засеменила за драгаром.
   Пока Яннис отсчитывал затребованную за ночлег сумму, хозяин гостиницы -- молодой коренастый драгар -- то ли ради поддержания разговора, то ли из праздного любопытства принялся расспрашивать нас, кто мы и зачем пожаловали в их уездный городишко.
   -- Прикупил себе по случаю рабыню в столице, -- с готовностью похвастался "своим приобретением" золотоволосый засранец. -- Вот, везу покупку домой.
   Появилось непреодолимое желание отбить кулаками дробь на спине нахала. Или на худой конец пихнуть его побольнее локтем. Что я не замедлила тут же проделать. Правда, солдат и ухом не повел. Непрошибаемый.
   -- У меня есть отличная комната с огро-о-омным ложем, -- подмигнул клиенту трактирщик. -- Как раз проверите, не бракованный ли вам товар подсунули.
   -- Да уж, проверить не помешает, -- покосился в мою сторону блондин.
   Полная праведного негодования, я шагнула к стойке, отгораживающей нас от хозяина сей "замечательной" забегаловки. Намеревалась потребовать себе отдельную комнату, но Яннис легонько наступил мне на ногу, тем самым предупреждая, чтобы не светилась.
   Мужчины еще какое-то время почесали языками, сокрушаясь, как нынче возросли цены на живой товар. Сидящие неподалеку постояльцы, с ленивым интересом поглядывающие на нас, тоже принялись усмехаться и окидывать меня липкими взглядами.
   -- Что-то здесь больно оживленно, -- как бы между словом обронил Янн, приняв из рук хозяина ключ от комнаты с обещанным королевским ложем.
   -- Так ведь герцог Шаронский решил порадовать наш город визитом. Сегодня вечером его светлость устраивает бал в своем особняке, оттого и столько приезжих.
   Я сразу смекнула, о какой светлости идет речь. Мысленно выругалась. Ну хоть бы раз все прошло гладко... Так нет! И надо же было этой лысой скотине припереться в Шарон именно в тот день, когда мы решили обчистить его хоромы.
   Велев подать ужин в комнату, Яннис подхватил меня под локоть и поволок к лестнице.
   -- Рабыня?! -- зашипела на него я. -- Ничего лучшего придумать не мог?!
   -- Например? Сказать, что ты моя сестра или подруга? Разве не заметила, как алчно на тебя пялилась публика? А так теперь все знают, что ты принадлежишь мне. Избежим неприятных эксцессов.
   Конечно, доля логики в его словах имелась. Но все равно чувствовать себя чьей-то собственностью, пусть даже и не взаправду, было не слишком приятно.
   -- Мог бы сказать, что я твоя законная супруга, а не демонова наложница, -- буркнула, не в силах сдержать обиду.
   -- Место жены еще надо заслужить, -- весело отрубил белобрысый.
   С каким удовольствием я бы спустила его с лестницы! Спасли нахального драгара поднимавшиеся следом за нами постояльцы. Выяснять отношения при посторонних, рискуя тем самым выдать себя, я поостереглась. Поэтому молча поплелась следом за солдатом по длинному коридору.
   Хозяин гостиницы не солгал. Отведенная нам комната оказалась весьма просторной. А на кровати, занимавшей добрую ее половину, могли поместиться как минимум три таких же высоких и плечистых бугая, как Яннис, или десяток таких, как я.
   И тем не менее первое, что я сказала, переступив порог:
   -- Ты спишь на полу, -- и демонстративно указала на постланный у камина потертый коврик. Смилостивившись, уже спокойнее добавила: -- Подушку так уж и быть выделю.
   -- Даже так, -- преисполнился фальшивой благодарности Яннис. -- Очень щедро с вашей стороны, великодушная леди, но, думаю, эту ночь ни мне, ни тебе спать не придется.
   -- В смысле не придется? -- нервно переспросила я.
   Драгар мелодраматично закатил глаза и принялся терпеливо растолковывать мне, словно я была тупой ученицей, а он мудрым наставником.
   -- Мы ведь сюда приехали не дрыхнуть. Раз в особняке его светлости намечается сабантуй, то нам там самое место.
   -- Не лучше ли будет отсидеться в гостинице и подождать, пока этот монстр укатит обратно в столицу? -- Перспектива оказаться с Иррандиром в одном пространстве меня немного пугала.
   -- Во-первых, мы не знаем, сколько он здесь проторчит. Во-вторых, намного проще затесаться в толпу гостей и незаметно проникнуть в особняк, чем отправляться на его штурм, когда там никого, кроме бдительной охраны, не будет.
   -- Так прям нас туда и пропустят...
   Яннис хотел что-то возразить, но в дверь постучали. Вошедший слуга принялся расставлять на столике у камина блюда с нашим скромным ужином: жаркое, хлеб, бутылку вина и фрукты.
   Когда юноша удалился, солдат принялся вводить меня в курс будущей аферы:
   -- Ты пока перекуси и отдохни, а я разузнаю, что именно за праздник решил устроить этот отморозок и как нам попасть в число приглашенных.
   -- Сомневаюсь, что к твоему возвращению здесь что-нибудь останется, -- сглотнула я набежавшую слюну, глядя на аппетитное жаркое.
   -- Я от тебя иного и не ожидал, -- совсем не удивился моему эгоизму или прожорливости Яннис.
   Дождавшись ухода солдата, я набросилась на нехитрые угощения, а рийю послала за ним приглядывать. На всякий случай. Все-таки, как бы ни был уверен Крист в своем друге, я блондину не доверяла.
   Мое альтер эго с готовностью отправилось выполнять приказ. Хотя, не попроси я ее об этом, рийя все равно потащилась бы за драгаром. Заверив меня, что не отстанет от него ни на шаг, счастливая Ли растворилась в воздухе. А я всерьез задумалась о том, как излечить бедняжку от любовной лихорадки.
  
   Отсутствовала сладкая парочка около часа. Пользуясь тем, что рийя не стоит над душой, подсчитывая калории, я не спеша насладилась ужином. Немного привела себя в порядок после дороги и даже успела оценить по достоинству мягкую перину и красное, чуть терпкое на вкус вино, которое почему-то очень быстро испарилось из бутылки. Наверное, из-за стоявшей в комнате духоты.
   Вернувшийся Яннис застал меня в приподнятом настроении. Как ни странно, я даже не испытала привычного раздражения при появлении драгара. А когда рядом со мной, развалившейся на подушках, нарисовалось платье, расшитое перьями и голубыми стразами, а-ля бутылочные стекляшки, вполне миролюбиво спросила:
   -- Мне прикупил костюмчик?
   Яннис настороженно оглядел меня с ног до головы, задержавшись взглядом на фужере с остатками божественного напитка.
   -- И именно сегодня тебе приспичило нализаться! -- раздосадовано воскликнул Салимар.
   Совсем не умеет радоваться жизни.
   -- Подумаешь, пригубила пару бокальчиков.
   Заметив, как недобро драгар зыркнул на ни в чем неповинный сосуд, быстро заглотнула оставшуюся на его дне жидкость.
   Яннис тяжко вздохнул. После чего нетерпеливо распорядился:
   -- Собирайся! Чтобы через десять минут была готова.
   -- Надыбал нам пригласительные? -- оживилась я. Приятное состояние сонливости сразу сменилось бодростью. Сейчас я готова была горы свернуть, только бы заполучить так нужные нам улики. И наличие Иррандира в доме, который мы собирались перевернуть вверх дном, больше меня не смущало.
   Правда, приложив к себе несуразное платье, немного приуныла. Демон с ним с фасоном. С перьями, стекляшками и кружевными рукавами-фонариками. Я многое готова стерпеть ради благого дела. Но вот с размерчиком конспиратор Яннис явно ошибся. Меня запросто можно было запеленать в блестящую ткань и не один раз.
   -- Я же в нем утону, -- в растерянности пробормотала, глядя на себя в зеркало.
   -- Ты -- да. А вот баронессе Шизаим оно будет впору.
   -- Шизу кого? -- соображать после забористого напитка получалось как-то не сразу.
   На сей раз драгар оказался немногословным.
   -- Сначала переоденься, потом объясню. Скоро вернусь, будь готова. -- И прежде чем уйти, снова с осуждением покосился на пустую тару.
   Я недоуменно хмыкнула, но спорить не стала. Не то у меня сейчас было настроение. Раз уж боги свели нас зачем-то, буду стараться быть терпеливей и не вызверяться по пустякам.
   Рискуя утонуть в океане шелка и кружев, я с горем пополам натянула на себя вычурный наряд. Снова глянула на свое отражение и едва не лопнула со смеху. Бальное платье было настолько мне велико, что закралось подозрение, а не стащил ли Яннис его у какой-нибудь великанши.
   Когда спустя отпущенное мне на сборы время в дверь поскреблись, примерка была в самом разгаре. Я тщетно пыталась справиться с крошечными петельками и пуговками на ярко-голубом лифе платья. Бой был неравным, поэтому пришлось капитулировать. Путаясь в дурацком наряде и костеря Янна на чем свет стоит, почапала открывать солдату.
   Каково же было мое удивление, когда вместо него увидела на пороге двухметрового детину с выпирающим из-под парчового камзола животом, плешивой башкой и заплывшими жиром глазами. К одутловатой физиономии с пунцовыми щеками намертво прилипла придурковатая ухмылка.
   -- Вы, должно быть, ошиблись комнатой, -- очнулась я и попыталась хлопнуть перед громилой дверью.
   Не тут-то было. Створка напоролась на непреодолимую преграду -- выставленную вперед мясистую ногу в белом чулке с бантом и начищенной до блеска туфле, уж не знаю какого размера, -- и тут же со стуком ударилась о стену.
   Я с визгом отскочила, а великан ринулся ко мне, протягивая, словно щупальца, свои жирные сосискообразные пальцы.
   -- Успокойся, это я, -- пробасил он грудным голосом.
   Не знаю, с чего этот тип решил, что такое заявление должно было вернуть мне душевный покой. Я уже приготовилась использовать простой и эффективный прием -- зазвездить ему промеж ног, когда странный субъект поспешил уточнить:
   -- Это я! Яннис! -- и, не дав мне опомниться, подвел к зеркалу.
   Сначала испытала облегчение, увидев, что из зеркальной глади на меня смотрит, подмигивая, золотоволосый солдат, облаченный в большой, явно сшитый не по размеру костюм. Потом почувствовала слабость в ногах и, предусмотрительно стряхнув с плеча руку драгара, потребовала объяснений.
   -- Абы кому попасть на бал не удастся. Перед резиденцией его светлости солдат, как на поле боя. И пока все живые. Я прошвырнулся вокруг особняка, надеясь отыскать вход для прислуги или другую лазейку. Ничего. Единственных путь -- через парадные ворота. Решил, что прикинуться четой Шизаим, которым не повезло столкнуться со мной возле иррандировского логова, для нас беспроигрышный вариант.
   -- И что ты сделал с этими несчастными? -- Говоря с Янном, старалась смотреть в зеркало, а не на жирного верзилу, что сейчас самодовольно взирал на меня с высоты своего гигантского роста. Какая все-таки омерзительная рожа у этого типа. Сразу видно, близкий соратник Иррандира.
   -- За барона и его супругу можешь не переживать. Скоротают ночку в подвале одной заброшенной лачуги, а завтра я их отпущу с миром.
   -- С ними все ясно... Но как тебе удалось перевоплотиться в этого Шиза... има? -- Ну и имечко! Такое же отвратное, как и он сам.
   -- А ты мне расскажешь, что у тебя за сила такая, которую все, в том числе и ты сама, так боятся? -- вопросом на вопрос ответил Салимар. Заметив панику в моих глазах, спокойно заключил: -- Нет? Ну тогда и я не буду перед тобой исповедоваться.
   Шантажист!
   Настаивать не стала, дабы не заострять внимание блондина на своих злосчастных способностях.
   -- Возьми меня за руки, -- велел он и легонько сжал мои ладони. Пальцы Янна были чуть теплыми и от них исходило едва уловимое свечение, будто приглушенное мерцание звезд.
   Я уже приготовилась привычно хлопнуться в обморок, но драгар, прошептав заковыристое заклинание, отпустил мои руки. Которые, стоит отметить, значительно удлинились после его манипуляций, стали мощнее и крепче. Всего за пару секунд я превратилась в обладательницу пышного бюста, лишь чудом не вываливавшегося из корсета, несмотря на усилия которого я стала напоминать себе кормящую свиноматку. Длинные ультрамариновые пряди обрамляли лицо и опускались до еще одной, не менее колоритной части новообретенного тела -- пышного, круглого зада.
   В зеркале отражалась прежняя я, но на ощупь определила, что мать-природа наделила баронессу Шизаим большим ртом, мясистым носом, пухлыми щеками и нескончаемыми складками жира, заменяющими почтенной даме подбородок и шею.
   Яннис тихонько посмеивался, наблюдая за моими попытками изучить незнакомое тело.
   Ли замерла, словно истукан, не в силах поверить, во что превратилась ее субтильная хозяйка. Бедняжку так поразили произошедшие со мной метаморфозы, что она, словно истеричная барышня, погрузилась в предобморочное состояние. А я, каюсь, вместо того, чтобы ее подбодрить, высунула язык и мысленно пригрозила, что если Ли и дальше будет донимать меня своими дурацкими диетами, нарочно превращусь в подобную тушу.
   -- Думаешь, нас не раскусят? -- Подобрав пышные юбки, я засеменила за солдатом к лестнице.
   -- Главное, избегать зеркал и любых других отражающих поверхностей, -- предупредил Яннис.
   Передвигаться быстро на высоченных шпильках было небезопасно. Необъемный зад баронессы, словно корму во время шторма, заносило из стороны в сторону. И при неосторожном движении, следуя закону притяжения, я запросто могла опрокинуться на землю.
   Балансируя, подобно канатоходцу под куполом цирка, с риском для жизни наконец-то добралась до кареты. С трудом втиснувшись в экипаж, мы покатили в логово к самому опасному и непредсказуемому драгару Роувэла.
   Я чувствовала себя жутко некомфортно в чужом теле. Тесное платье сдавливало грудь, неудобные туфли терли ноги. Мой визави не переставал демонстрировать дебильную ухмылку, которую так и хотелось стереть пощечиной с отвратной рожи. Настоящий Яннис хоть и раздражал меня частенько, но умел очаровательно улыбаться. Оскал же этого шизанутого барона, наоборот, приводил в ярость.
   В довершении ко всему погода резко ухудшилась. Потемневшее небо предостерегающе зарокотало, а потом обрушилось на город грозой и ливнем.
   Загородная резиденция его светлости поражала безвкусием и аляповатой роскошью. Эдакий миниатюрный дворец из белого камня с позолоченными куполами и остроконечными башнями, каждую из которых украшали неопознанные в сумраке объекты. Может, это друзья Иррандира из преисподней облюбовали их себе в качестве насестов. А что? Очень даже логично.
   Перед воротами гостей встречали вышколенные лакеи. Вцепившись в руку слуги своими пухлыми пальчиками, я с горем пополам выкарабкалась из таратайки и тут же напоролась взглядом на саму себя, отражавшуюся на омытой дождем дорожке. С силой топнула по зеркальной глади маленького озерка, так что брызги разлетелись в разные стороны, вызвав недовольный ропот многоуважаемой публики, а в туфле неприятно захлюпало. Зато цель сего маневра была достигнута -- по луже пошли круги, скрыв мое настоящее отражение.
   Не мешкая, мы с Яннисом поспешили к зданию. Распорядитель праздника, отворявший перед приглашенными двери, только глянул на нас и тут же расплылся в подобострастной улыбке. Будто никого желанней и родней для него в тот момент в жизни не существовало.
   С поклонами препроводив чету Шизаим в просторный холл, драгар переключил свое внимание на следующую пару.
   -- И что теперь? -- окинула я вражескую территорию изучающим взглядом.
   Из холла, заставленного пошловатыми статуями голых эльфиек (все в духе Иррандира), вели несколько дверей. Разряженные гости прохаживались по первому этажу, любовались кричащим убранством дома и друг другом, наметанным глазом прикидывая стоимость нарядов и украшений. Слуги в алых ливреях, словно экзотические пташки, порхали меж приглашенными, предлагая тем напитки и угощения. Я тоже решила ни в чем себе не отказывать, тем более на дурняка, и продолжить дегустацию анрилинских вин.
   -- Пойдем прогуляемся. -- Следуя примеру знатных бездельников, Янн подхватил меня под руку и увлек за собой прежде, чем я успела потянуть за тонкую ножку хрустального фужера.
   Не сдержала разочарованный вздох. Одно успокаивало, это был не последний слуга с подносом.
   Пулей промчавшись мимо зеркальной стены, по обеим сторонам которой в томных позах застыли мраморные эльфийки -- понятное дело, в чем мать родила, -- мы оказались в огромном зале. Здесь так же, как и в холле, все было выдержано в золотых тонах и полностью отражало низменные вкусы хозяина дома.
   Без лишних прелюдий народ перешел от приветствий к веселью. Одни закружились в танце; другие, развалившись на мягких диванчиках и поцеживая вино, дружно перемывали им косточки.
   -- Не желаете потанцевать, дорогая супруга? -- Новоиспеченный барон повернулся ко мне и замер в неуклюжем поклоне, вывернув стопы в разные стороны, как танцор на подмостках театра.
   За короткое время знакомства с Янном я успела заметить, что не всегда его прикосновения меня валят с ног. Вот, например, когда нас разделяла ткань одежды, ничего подобного не случалось. Но стоило ему коснуться моей обнаженной кожи, и мир перед глазами превращался в безумную карусель. Как я ни пыталась разгадать природу сего странного феномена, никакого логического объяснения найти не смогла. А Яннис, упрямец, ни в какую не хотел делиться секретом.
   Немного поколебавшись, я все-таки приняла приглашение. Не без опасения почувствовала, как его рука легла мне на талию. Другая сжала ладонь в перчатке. Подождав, когда музыканты снова начнут перебирать струны, Салимар сделал первое неловкое па.
   -- Не мог найти себе тело поприличней. И порасторопней, -- посетовала я, намекая на неуклюжесть партнера.
   -- Уж какое под руку подвернулось, -- ответил мой пышнотелый спутник, забавно пыхтя и отдуваясь. Сразу видно, лорд Шизаим не был виртуозом в искусстве танца. -- А вообще, ты бы лучше на себя посмотрела. Тоже поди не прима. Твои жировые айсберги никак не попадают в такт музыке, -- пустил шпильку в адрес баронессы солдат.
   С правдой не поспоришь. Пришлось закрыть тему и вернуться к насущному.
   -- Как долго мы тут будем вальсировать? -- Не то, чтобы мне совсем не нравилось танцевать с драгаром. Но ноги пекло неимоверно, да и Яннис то и дело промахивался и вместо паркета натыкался на мою атласную туфельку.
   -- Дождемся, когда Иррандир спустится к гостям, а потом приступим к обыску.
   Как говорится, не поминай демона всуе. Не успел Яннис закончить фразу, как чья-то рука по-хозяйски легла мне на плечо. Кожу в том месте, куда вонзились холеные пальцы, будто обожгло раскаленным металлом.
   -- Могу я украсть вашу даму? -- обратился к моему фальшивому (кто б сомневался!) супругу Иррандир.
   Яннис замешкался, но перечить будущему королю не отважился и был вынужден с поклоном ретироваться.
   -- С превеликим удовольствием, ваше величество! Моя супруга почтет за честь танцевать с вами, -- елейным голосом пропел псевдобарон, а потом шепнул мне: -- Я -- наверх. Как освободишься, присоединяйся.
   Кажется, богиня удачи решила за что-то со мной поквитаться и именно сегодня, потому как ситуация стремительно выходила из-под контроля. И надо же было этому недоумку из всего пестрого цветника выбрать именно синеволосый сорняк! Наверное, для него чем хуже -- тем лучше. В этом весь Иррандир.
   -- С превеликим удовольствием, ваше величество! Моя супруга почтет за честь танцевать с вами, -- принялся кривляться Иррандир, пародируя моего "благоверного". -- Знал бы твой рогоносец, что одними танцами мы сегодня точно не ограничимся. Верно, моя голубка? -- И со всей силы ущипнул меня за мягкое место. Правда, если следовать логике, все места у баронессы были мягкими.
   Голубка протестующе уперлась жирными лапками в хилую грудь. Герцог изумленно вскинул брови. Видно, не ожидал подобной реакции на его щедрые "ласки". Пришлось выкручиваться.
   -- Вдруг муж увидит!
   -- Поверь мне, твоего барона больше интересует то, что находится на столах, а не в декольте его аппетитной женушки. -- Сказав это, нырнул бесстыдным взглядом в не менее бесстыдный вырез моего платья.
   Я едва не закричала, мысленно призывая всяческих бед на голову Янна. Вот, значит, как он оберегает и защищает! Ведь это по его милости я оказалась в теле любовницы Иррандира. А Янн вместо того, чтобы что-нибудь предпринять, трусливо поджав хвост, убежал, предоставив мне самой расхлебывать последствия его промаха.
   Пытка под названием танец продолжалась. Руки Иррандира нахально шарили по телу баронессы, а потом привольно улеглись на ее бедра. Я сквозь зубы отвечала на пошлые заигрывания драгара, из последних сил уговаривая себя не сорваться и не врезать ему промеж глаз. Наверняка удар у пышечки должен быть что надо.
   Понимая, что нескоро я смогу освободиться от любвеобильного недоноска, мысленно велела Ли помочь Янну в поисках, а сама попыталась вырваться из ненавистных объятий.
   -- Что-то мне дурно. Лучше подышу свежим воздухом на террасе.
   -- Намочите плечики! -- запротестовал Иррандир. Наплевав на предпочтения дамы, его бессердечная светлость потащил меня из танцевального зала в холл, томно приговаривая: -- Предлагаю иную программу. Сначала немного подкрепимся, а потом пошлем всех подальше и уединимся с моей дюймовочкой в опочивальне. И ты убедишься, на что способен настоящий мужчина. Не то что твой жиртрест, который только и думает, как бы поплотней набить брюхо.
   -- Да, еще те открываются перспективы...
   Вот тут я по-настоящему запаниковала. Возможно, именно сейчас Янн рыщет в покоях Иррандира, а этой скотине приспичило именно туда ломануться.
   Собиралась, наплевав на боль в ногах, развести живодера на еще один танец, только бы не дать ему подняться к себе, когда в холле к нам подлетел слуга.
   -- Ваше величество, приехали за пленником. Какие будут ваши распоряжения?
   -- Скажи эльфийскому послу, что могут катиться на все четыре стороны. Вместе со своим бастардом. И больше меня сегодня не отвлекать! -- ощетинился, словно помойная кошка, Иррандир.
   Я внимательно следила за разговором, вникая в каждое слово.
   -- Посланник просил передать. -- С этими словами слуга в поклоне протянул герцогу записку. Дождавшись, когда унизанные перстнями костлявые пальцы ухватят бумагу, принялся раболепно пятиться назад, боясь еще больше прогневить его светлость.
   Иррандир же, устав заморачиваться государственными делами, даже не взглянул на записку. Небрежно сунул листок в нагрудный карман камзола и продолжил волочить меня к лестнице.
   -- О чем шла речь? -- стараясь, чтобы мой голос звучал как можно бесстрастней, поинтересовалась я.
   Герцог зевнул.
   -- Политика, дорогая. Каждодневная скучнейшая рутина. Не хочу, чтобы ты тоже заморачивала свою прекрасную головку всякими глупостями.
   Хотел поиграться в правителя -- наслаждайся!
   -- И все-таки... Ты ведь знаешь женское любопытство. Теперь ночи напролет спать не буду, -- кокетливо повела я пухлым плечиком перед носом бледнолицего упыря.
   Иррандир жадно облизнулся.
   -- Король Лавирии выторговал у нас своего ублюдка за договор не идти против Роувэла войной и не вступать в союз с Морантом.
   -- И что? Теперь Эли... эльфийского бастарда отвезут обратно в Лавирию? -- Чувствуя, как сердце радостно учащает свой ритм, выдохнула я.
   -- Домой или к демонам -- мне наплевать! Лишь бы следовали договору и больше не морочили мне голову.
   -- Ах, какой же ты умный! Одни махом предотвратил войну! -- не сдержалась я от сарказма.
   Новость о чудесном освобождении Элиана оказалась, как бальзам на душу. Я сразу повеселела и даже позволила довести себя до хозяйских покоев. Пока шли, намеренно тараторила громко и без умолку, делясь с его новоявленным величеством последними веяниями анрилинской моды. Надеюсь, Яннис услышит сей бред и сумеет вовремя схорониться.
   Если прежде я мечтала избавиться от Иррандира, то сейчас наоборот жаждала задержаться в его "милой" компании. Мне позарез нужно было прочесть послание эльфов! Вдруг удастся разрушить их мерзкие планы. Эрида будет рада любой информации.
   В опочивальне герцога моего сообщника не наблюдалось. Зато накрытый для междусобойчика стол я заприметила сразу. На нем было все, чего душа пожелает. Знает козел, как ублажить эту жирную тушку.
   -- Что-то тут душновато, вы не находите? -- нервно замахала я бирюзовым веером. -- А ваша светлость не вспотела в парадном камзоле? Я вот вся упрела в своем шелковом платье. -- Как же меня достала роль дуры-кокетки!
   Посчитав, что баронесса своей репликой подала знак начинать любовные игрища, герцог плотоядно заулыбался. Рванув латунные пуговицы, бросил камзол в кресло. А сам шагнул ко мне. Пришлось снова придуриваться.
   -- Я бы для начала перекусила. И выпила, -- выпалив это, продолжила яростно терзать опахало.
   Пока его светлость колдовал над аперитивом в другом конце спальни, я на цыпочках подкралась к креслу. На секунду замерла, услышав, как драгар поинтересовался, какое вино предпочитает дама. Сердце от страха упало в желудок, а непослушный язык еле ворочался. С трудом удалось выродить слово. Хвала богам, Иррандир так и не обернулся.
   Осторожно потянулась к черной ткани, сверкавшей в бликах свечей, словно чешуя дракона. Пальцы сразу нашарили вожделенный листок. Быстро вытащила его из плена кармана, развернула. Записка эльфийского посла была предельно лаконичной и заключала в себе одну единственную просьбу: преподнести на серебряном блюде голову Эриды королю Лавирии во имя вечной дружбы между эльфами и драгарами.
   Ясно, гонения на ведьм продолжаются...
   Бедная принцесса! Мало того, что за ней охотятся старейшины и люто ненавидит Морант. Теперь и эльфы подключились, приняв ее за проклятую богиню. Уверена, и на сей раз не обошлось без происков ревнивой Давины, именно ей была выгодна эта версия.
   Едва успела запихнуть кровожадную писульку обратно, как герцог развернулся на каблуках и, мурлыча что-то себе под нос, продефилировал в мою сторону.
   Послушно приняла из холеных рук наполненный до краев бокал, но дегустировать плескавшуюся в нем жидкость поостереглась. Может, любовницу отравить и не входит в планы мерзавца, а вот опоить возбуждающей гадостью -- это легко и запросто.
   -- За тебя, моя булочка! -- толкнул тост бледнолицый.
   -- За ваше будущее величество! -- машинально подольстилась я, прикидывая, как бы поскорее отсюда выбраться.
   Драгар отхлебнул рубинового напитка, при этом не переставая скалить зубы и пожирать меня сальным взглядом. Я медленно поднесла фужер к губам, пытаясь потянуть время.
   Демоны! Ну хоть бы какая завалящая идея проклюнулась! Как назло, ничего путного в голове не мелькало.
   Неожиданно улыбка стерлась с порочного лица сластолюбца. Он побледнел еще больше и резко отшатнулся от меня, уронив бокал на пол. Глаза блондина таращились во что-то за моей спиной.
   Я обернулась и тоже упустила хрустальную емкость. Ничего страшного! Говорят же, посуда бьется -- быть добру. Правда, добром тут сейчас и не пахло...
   Из напольного зеркала, что стояло возле комода, на меня смотрела я собственной персоной. Рядом маячила его взбешенная светлость. Интересно, чего это его так перекосило? Не хочется думать, что Иррандир столь негативно реагирует на меня, как на женщину. Ведь, согласитесь, обидно. Неужели бесформенная баронесса привлекательнее стройной меня?
   -- Благодарю за танцы, вино и все такое. А сейчас разрешите откланяться! Наверное, мне лучше будет вернуться к мужу. -- Пятясь, отодвинулась от впавшего в ступор драгара, а потом, придав себе ускорения, бросилась наутек.
   Маньяк, как назло, опомнился довольно быстро и припустил за мной вдогонку. Поймав, заволок обратно в комнату. Я честно пыталась отбрыкиваться, надеясь, что из-за разницы весовых категорий неравный бой этот жердяй проиграет.
   Размечталась! Иррандир оказался намного проворней, чем я предполагала, а ярость придала ему еще большую силу. Один раз ухитрилась цапнуть гада за палец. Чего-то большего мой инстинкт самосохранения мне не успел посоветовать.
   Герцог пихнул меня на кровать, словно какой-то тюк. Приземление оказалось довольно жестким. Да еще и головой стукнулась о резную колонну балдахина, отчего перед глазами мелькнула радуга.
   Звать Янна было неразумно. На мои крики могла сбежаться вся иррандировская рать. Из последних сил попыталась сконцентрироваться на Ли, умоляя ее поспешить мне на помощь.
   -- Ты сама загнала себя в ловушку, -- противно загундосил мерзавец. -- Теперь уж точно от меня не уйдешь!
   -- Иррандир, не доводи до греха, не то... -- стараясь завуалировать страх, пригрозила я.
   -- Ни в том ты положении, дорогуша, чтобы ставить условия. -- Драгар навис надо мною всей своей тушей и принялся ловко избавляться от подушкообразных панталон. -- В теле баронессы ты выглядишь намного аппетитней.
   Сомнительный комплимент!
   -- Обещаю, тебе понравится, -- "обнадежил" меня урод.
   Так, это мы, кажется, уже проходили. Прошлая попытка меня обаять закончилась для Иррандира провалом. Но тогда мы были в замке принцессы, да и Рэйфел вовремя вспомнил о своем супружеском долге -- вызволять жену из лап всяких извращенцев.
   На сей раз ситуация была намного трагичней. Муж явно забил на мое спасение. Небось обиделся, что не спешу с выполнением заказа -- добычей драконьей кровушки. Ли тоже будто сквозь землю провалилась. А Яннис вообще демон знает где подевался.
   Когда недоносок попытался обслюнявить мне рот, при этом намертво пригвоздив к перине, так что не могла и охнуть, я все-таки не выдержала. Сначала плюнула в отвратную рожу, получив в ответ яростную пощечину. Щека запылала.
   Ну, негодяй... Сам напросился!
   Обещания обещаниями, но пренебрегать силой, когда тебе грозит поругание, -- верх идиотизма, а я ведь не похожа на мазохистку.
   Мне даже не пришлось концентрироваться. Почувствовала, как внутри меня оживает магия, и тут же по ее велению и по моему хотению его светлость совершил головокружительное сальто, которому мог позавидовать любой трюкач под куполом цирка, и приземлился точнехонько на уставленный яствами столик.
   -- Охра... -- хрипло завопил он.
   Я изогнула бровь, и копченый окорок заткнул пасть драгара на манер кляпа. Крученые шнуры, удерживающие тяжелые портьеры, извиваясь, словно змеи, подползли к Иррандиру, обвились вокруг его конечностей и нацелились на его тощую морщинистую шею.
   Драгар остервенело мотал головой, издавая при этом что-то среднее между хрюканьем и кудахтаньем.
   Достал! Убила бы гада за такое соло!
   Посчитав представление оконченным, я поднялась с кровати. Хотела удалиться с гордо поднятой головой, но тут же опустилась обратно. За спиной Иррандира сначала появился женский силуэт, едва различимый из-за царившего в комнате полумрака. Незнакомка не спеша подобрала с пола каким-то чудом уцелевшую бутылку, замахнулась и со всей силы шарахнула ею по голове бедолаги. Тот, промычав что-то нечленораздельное, закатил глаза и отключился. Хотелось бы верить, что навсегда.
   -- В таком состоянии он раздражает меня чуточку меньше, -- удовлетворенно произнесла девушка... моим голосом. Брезгливо переступив через неподвижное тело, сделала несколько шагов мне навстречу. Мрак вокруг нее рассеялся, и я увидела... саму себя. Такую похожую и в то же время такую чужую. Пугающую и отталкивающую.
   -- Ли? -- прошептала еле слышно.
   -- Ответ неверный. Попробуй еще раз.
   На негнущихся ногах приблизилась к ирреальному созданию. Протянула к ней руку, чувствуя, как мурашки бегут по телу от леденящей душу улыбки знакомой незнакомки.
   -- Спасибо за освобождение, -- только и вымолвила она. А когда дверь в комнату распахнулась, исчезла во тьме, будто ее и не было.
   Ворвавшийся в спальню "барон Шизаим" быстро оценил ситуацию. Довольно кивнул, заметив валявшегося среди объедков герцога, и весело подмигнул.
   -- Ну вот, кажется, его светлость накушался. А я еще переживал, оставляя тебя с ним. Оказывается, тревожиться надо было за Иррандира.
   -- И тем не менее в следующий раз даже не вздумай меня бросать! -- нервно воскликнула я, не в силах прогнать из головы странное видение. -- Ты даже не представляешь, что я пережила!
   -- Надеюсь, следующего раза не будет, -- посерьезнев, ответил Янн. -- Пойдем, я нашел меч и отраву. Нужно выбираться отсюда, пока герцог не очухался.
   -- А может, он того? -- с надеждой покосилась на распростертое тело.
   Но как бы там ни было, Салимар прав. Лучше лишний раз судьбу не испытывать.
  
  

Глава восьмая

О редком даре попадать в передряги

  

Здравый смысл приходит благодаря

опыту, а опыт приходит благодаря

отсутствию здравого смысла.

NN

  
   Той же ночью мы покинули Шарон от греха подальше. Только в последний момент вспомнили о настоящих бароне и баронессе и задержались, дабы освободить чету, чьими телами мы без зазрения совести воспользовались. Можно сказать, Шизаимам сказочно повезло, что у меня такое чуткое сердце и не до конца потерянная совесть, а еще память хорошая. В отличие от Янна. Иначе куковать бы им в подвале заброшенной халупы до скончания века.
   Мой златовласый спутник был весьма доволен исходом операции -- иррандировские трофеи теперь у нас, и можно вплотную заняться поисками пособника убийцы.
   Я же, в отличие от драгара, пребывала в самом дурном расположении духа и никак не могла справиться с тревогой. Это что же получается, я обзавелась второй рийей? На одну-то не всегда получается найти управу. А тут сразу две! Как по мне, это уже перебор.
   Глупо надеяться, что меня из-за стресса просто посетили глюки. Ведь кто-то же вырубил герцога бутылкой. И это явно была не я. То есть я, но как бы не совсем я...
   Тьфу ты! От этих мыслей голова идет кругом.
   В довершении ко всему Ли объявила бойкот своей и без того несчастной хозяйке. Рийя считала, что именно я стала причиной ее внезапного исчезновения из особняка. Видите ли, она так хорошо проводила время, не спуская глаз со своего принца, правда, явившегося к ней без белого скакуна, зато с белобрысой гривой, и вдруг неожиданно оказалась непонятно где. Что именно подразумевала Ли под этой расплывчатой трактовкой событий я так и не смогла уразуметь. Плутовка наотрез отказалась что-либо пояснять.
   Рийя считала, что причиной ее кратковременной ссылки стали мои упражнения в магии. А то, что не воспользуйся я силами, и оказалась бы в койке с мерзким Иррандиром -- ее ничуть не смущало.
   Зато появление нашей с ней копии, напротив, вызвало у Ли шквал эмоций. Выкрикнув напоследок, что я -- предательница и сама во всем виновата, рийя умчалась и вот уже который час никак не реагировала на мои попытки с ней связаться.
   Я решила пока оставить ее в покое. Пусть пропсихуется. С ней такое бывает.
   Честно говоря, я не могла думать ни о чем, кроме как о новоявленной жуткой копии. Неужели это именно то, чем грозила мне древняя богиня? Неужели я и вправду увидела собственную изнанку, темную и жестокую? Как мне с ней справиться? А лучше, как бы загнать обратно...
   С беспокойством размышляя о будущем, я не заметила, как уснула. Проспала до самого утра и была разбужена Яннисом, сообщившим, что мы подъезжаем.
   Уточнять, куда именно, спросонья не стала. Просто, отодвинув шторку, смотрела в окно, на просыпающийся город. Аккуратные двухэтажные домики и идеально чистые улочки, подсвеченные первыми лучами, подсказали мне, что мы снова находимся в Тирилионе.
   Ох, не успели выбраться из одного осиного гнезда, как сразу же угодили в другое.
   -- Зачем мы вернулись в столицу?
   -- Крист посоветовал обратиться к его старой знакомой-травнице, -- пояснил солдат. -- Сказал, что она поможет нам вычислить автора яда.
   Ожидала увидеть древнюю старушенцию вроде Валфеи -- почему-то в моем сознании все ведуньи ассоциировались именно с дамами предзакатного возраста -- но была приятно удивлена.
   Женщина, отворившая нам двери своего уютного домика, оказалась немногим старше меня. Смуглая, статная, с умопомрачительной фигурой, длинными черными волосами и миндалевидными темно-карими глазами. Она совсем не походила на представительницу драконьей расы. Да и ее костюм -- яркий корсаж, декорированный жемчугом и золотой нитью, широкий тканевой пояс с пришитыми к нему монетками, весело побрякивающими при каждом движении, ярко-синяя юбка да необычный головной убор -- высокий серебряный чеканный конус с вуалью, зачем-то пришпандоренной к самой его верхушке, -- выдавали в ней чужестранку.
   Раяна, так звали экзотическую красавицу, встретила нас настороженно, но услышав, что нас прислал Кристер Клавель, сразу же подобрела. А прочитав послание, которое адресовал ей Крист, и вовсе превратилась в радушную хозяйку. Накормила нас досыта, дала возможность отдохнуть с дороги и только потом поинтересовалась, чем именно может быть нам полезна.
   Мы вкратце изложили проблему. После чего Янн протянул травнице пузырек из синего стекла, на дне которого виднелись остатки смертоносной жидкости.
   Раяна повертела бутылочку перед глазами, рассматривая, как стекло сверкает и переливается множеством оттенков при дневном освещении. Вытащив пробку, понюхала отраву, а потом поднялась с тахты и поманила нас за собой.
   Мы проследовали на второй этаж. В небольшой коридор выходило всего три двери. Одна, по-видимому, вела в спальню хозяйки, другая -- в комнату для омовений. Последней оказалась так называемая лаборатория. Как и у Валфеи, здесь тоже стеллажи были битком набиты сухими травами, склянками с зельями и старинными гримуарами. Вот только в отличие от подземелья роувэльской колдуньи, в этой комнате не было ни пыли, ни паутинных кружев. А задрапированные светлыми тканями окна, узорчатый ковер да мягкое кресло у камина создавали домашний уют.
   Здесь я тоже чувствовала сильную концентрацию магии. Но она не давила на психику, как в логове Валфеи, а лишь вызывала приятное волнение.
   Раяна подошла к стойке, на столешнице которой громоздились всевозможных размеров колбы и склянки. Капнула немного яда на круглое стеклышко и стала по очереди добавлять к зелью ингредиенты из многочисленных мензурок.
   Мы завороженно следили за манипуляциями травницы и слушали ее объяснения:
   -- Приготовить яд с такой сложной формулой в Роувэле способны немногие. Каждый зельевик имеет свою особенность, неповторимый почерк. И это служит для него своего рода печатью, если хотите своеобразной подписью, благодаря которой можно безошибочно определить, кто автор того или иного шедевра.
   М-да, никогда не думала, что приготовление ядов, направленных на уничтожение жизней, приравнивается к искусству.
   Не догадываясь о моих мыслях, Раяна продолжала:
   -- Придется немного подождать, пока не проявится символ, и вы узнаете имя зельевика.
   Заинтригованные, мы с драгаром одновременно склонились над стойкой. С интересом смотрели на стеклышко. Постепенно жидкость с него стала испаряться, словно капли росы под знойным солнцем. Подобно радуге стеклышко меняло свой цвет, из прозрачного превращаясь в бирюзовое, бледно-розовое и наконец ярко-фиолетовое. Потом потемнело на миг и снова стало прозрачным.
   Раяна недоуменно вскинула брови.
   -- Странно...
   Травница шаг за шагом повторила всю процедуру. Результат -- прозрачное стекло без каких-либо опознавательных знаков. По озадаченному выражению ее лица стало ясно, что она не ожидала такой подлянки.
   -- Впервые вижу, чтобы столь уникальное зелье осталось без подписи.
   -- И что, теперь никак не удастся напасть на след этого умника? -- пригорюнилась я.
   Раяна в ответ развела руками.
   -- Пожалуй, нет. Разве что... В Тирилионе есть всего один драгар, способный создать яд с такой сложной формулой. Надежды мало, но все же, думаю, вам стоит к нему обратиться.
   Выбирать было не из чего, поэтому совет был принят.
   -- Я поеду с вами, -- решила травница. -- С незнакомцами Градаир откровенничать точно не станет. А со мной будет вынужден.
   Разумеется, такой помощи мы были рады. По-видимому, у этих двоих были свои заморочки, и нас мало интересовало, как именно Раяна собралась развязать язык своему знакомцу. Главное, чтобы наше дело сдвинулось с мертвой точки.
   Лавка зельевика находилась на другом конце города. Помимо смертоносных микстур, продажа которых в Роувэле была делом легальным и прибыльным, Градаир приторговывал парфюмами, бальзамами с омолаживающим эффектом и прочей дребеденью для легковерных кокеток.
   Высокий драгар с длинными седыми волосами, заплетенными в жиденькую косичку, при виде нас не стал прыгать до потолка от радости. А услышав о цели визита, и вовсе скис. Раяна толкнула его вбок и увела за прилавок. Там они о чем-то долго шушукались, страстно жестикулируя и перебивая друг друга.
   Я же, желая убить время с пользой, решила поглазеть на бутылочки с парфюмами, выставленные в деревянных нишах и на витрине. Понюхала несколько ароматов, подивилась их запредельной цене и вернулась к Янну. Не знаю, какой из Градаира зельевик, но парфюмер он точно от бога. Каждый из представленных ароматов, что довелось мне попробовать, был неповторимым, поражал искусно подобранной композицией, необычной гаммой оттенков.
   Спустя несколько минут хозяин лавки вернулся к нам и с неохотой, будто кто-то тянул из него слова клещами, принялся чистосердечно каяться:
   -- Формула моя. И сделан был яд из моих ингредиентов. Но его создал не я. И уж тем более никогда не продавал ничего подобного его светлости.
   -- И кто же тогда его автор? -- Яннис в упор посмотрел на парфюмера.
   Тот скривился, как от зубной боли, и процедил:
   -- Мой ученик, Велидор. Больше некому. Он работал у меня в течении нескольких лет и вызубрил наизусть все формулы. Но ставить подпись бездельник так и не научился. Да даже если бы и умел, не посмел бы. У Велидора нет лицензии на изготовление подобного рода снадобий.
   -- В Роувэле с мошенниками не церемонятся. Могут как минимум упечь за решетку на несколько лет. А то и присудят что посерьезнее, -- поддакнула Раяна.
   -- Мы бы хотели поговорить с вашим помощником, -- по тону Янниса можно было понять, что это скорее приказ, чем просьба.
   Седоволосый драгар раздраженно хмыкнул:
   -- Я бы и сам не прочь с ним потолковать и как следует наказать негодника! Только для начала его нужно найти. Несколько дней назад Велидор сбежал, прихватив с собой мои самые ценные духи и зелья! Демоново отродье!
   -- И куда он мог податься? -- помрачнев, спросил Салимар.
   -- Да демон его знает! -- обиженно поджал губы Градаир. -- Есть у Велидора одна порочная страсть -- азартные игры. Частенько просаживал деньги в тирилионских притонах. Думаю, что и сбежал он потому, что задолжал какому-нибудь серьезному отморозку.
   Нам продолжало "везти" по-крупному...
   Надеялись разоблачить мошенника, а теперь приходится еще гоняться за картежником. Веселенькое дельце.
   Наверное, подобные мысли посетили и светлую голову Янна, потому как драгар помрачнел и вопросительно посмотрел на травницу.
   -- Градаир, есть хотя бы предположение, где может находиться твой подмастерье? -- поняла, что от нее требуется Раяна.
   Седовласый зельевик передернул плечами.
   -- Насколько мне известно, у Велидора нет родственников. Кроме тетки, которая живет на юге Роувэла, в Нарре. Может, он к ней отправился. А вообще, после того, как неблагодарный мальчишка проделал со мной такой фокус, мне глубоко наплевать, куда он подевался! И что с ним случилось! -- Хоть драгар всем своим видом и пытался показать равнодушие, у меня возникло ощущение, что он переживает за судьбу своего непутевого ученика.
   Теперь нам ничего не оставалось делать, как отправиться в Нарру. Городок, находящийся в двух днях пути от столицы.
   Я чувствовала себя разбитой и изможденной. Сказывалось нервное напряжение последних недель. Если честно, мне до тошноты надоело мотыляться по этому дурацкому миру. Словно мотылек вокруг пламени свечи, я кружила по городам Анрилина, пытаясь кого-то найти, примирить, что-то разгадать и исправить. И меня все это уже бесило.
   В родном доме, в Астархаде, я вела спокойную, размеренную жизнь. Возвращала в лоно семьи заблудших мужей и других потеряшек, устраивала пикники с Орином и вообще не задумывалась о будущем. Пару раз в году делала вылазки в какой-нибудь экзотический мир. Как говорится, других посмотреть и себя показать.
   И уж никак не предполагала, что в одном из них вдруг застряну в ловушках фальшивого мужа и собственных сил. Да еще и стану козлом отпущения для чокнутых местных жителей.
   Вот бы исчезнуть отсюда вместе с любимым. Подальше от всех проблем и невзгод. И быть просто счастливой...
   -- Дезали, ты меня слышишь? -- Яннис щелкнул пальцами возле моего лица и уставился на меня в немом ожидании.
   -- Ты что-то сказал? -- встрепенулась я.
   -- Да, и было бы неплохо, если бы ты хоть иногда меня слушала.
   -- А повторить слабо? Боишься лишний раз открыть рот? -- Мало того, что лишил меня приятных фантазий, так еще и настроение норовит испоганить.
   Драгар сделал глубокий вдох, потом выдох.
   -- Как же с тобой тяжело... Я говорил, что будет лучше покинуть Тирилион ночью. Раяна тоже такого мнения.
   Травница исподлобья глянула на солдата и смущенно заулыбалась. Тот тоже принялся строить из себя непорочного отрока. Смотрите-ка, и когда эти голубки сворковались?
   -- Пойду займусь сборами, а вы пока отдохните. -- С этими словами женщина вышла из кухни, в которой мы попивали ароматнейшие настои ее собственного приготовления, а я посмотрела на Янна.
   -- Она что, тоже собралась ехать?
   -- У Раяны неплохой дар, и в поездке магия лишней не будет. Ты ведь не можешь (или не хочешь) пользоваться своей конспиративной силой, а я тоже не собираюсь бросаться своей почем зря. Приберегу лучше для воздействия на тебя, когда снова станешь несносной. Правда, это твое обычное состояние.
   Я показала драгару язык.
   Значит, чужих сил Янну не жалко, а свои бережет. Да еще с какой целью! Понравилось видите ли ему наблюдать, как я кувыркаюсь на землю. Жлобина и живодер, что тут еще добавить.
   -- Тебе не кажется странным, что она так рьяно ринулась нам помогать, -- не отступала я.
   -- Раяна чем-то обязана Клавелю, вот и вызвалась поучаствовать в экспедиции.
   -- И чем же она ему так обязана? -- Малюсенький шип ревности царапнул мне сердце.
   -- Я не интересовался. Не привык лезть в чужую душу.
   А в мою, значит, с превеликим удовольствием.
   -- Если тебе интересно, сама у нее и спрашивай. -- Солдат поднялся и, объявив, что тема закрыта, убрался из кухни.
   А я в который раз попробовала докричаться до Ли. Без толку.
  
   После дождливой ночи и не менее отвратного дня, проведенных на раздолбанных дорогах Анрилина, я чувствовала себя обессиленной и разбитой. Впору бы увалиться на кровать на пару недель, да еще и с милым под боком.
   Эх, мечтать не вредно...
   А пока что Яннис с прежним усердием продолжал действовать мне на нервы, потому как не затыкался ни на минуту. Кажется, в Раяне он отыскал родственную душу, в смысле рот у нее тоже не закрывался. До самого вечера, пока не добрались до постоялого двора в каком-то захудалом селении, эти двое состязались в красноречии или в том, кто первым доведет меня до безумия. Шутили, смеялись, вспоминали о прошлом. Правда, воспоминаниям предавалась только Раяна. Яннис же старательно изображал амнезию. Предпочитал лишь загадочно улыбаться и скупо отвечать на вопросы о своей персоне.
   И кто скажите после этого конспиратор?
   Из неиссякаемого словесного фонтана я многое узнала о Раяне. Например, что родилась она в Аркаре -- королевстве, занимающем три больших острова, затерянных где-то в Альгийском океане. Из-за своей удаленности от материка, ламины -- коренное население Аркары -- никогда не сталкивались с угрозой войны, а редкие междоусобные конфликты предпочитали разрешать с помощью дипломатии.
   Они не враждовали ни с эльфами, ни с драгарами, ни с людьми. Возможно, жители материка были бы и рады прибрать к рукам богатые золотом, рубинами и экзотическими кораллами территории. Но, как говорится, хотеть -- еще не значит мочь. Ни люди, ни эльфы, не имеющие выхода к морю, ничего не смыслили в мореплавании. А драгары, хоть и бороздили просторы Альгийского океана уже не одно столетие, пока не придумали, как наложить лапу на вожделенные острова.
   Дело в том, что те окружали неприступные рифы, и недостаточно опытные мореходы, натыкаясь на них, терпели кораблекрушения. К тому же ламины, не будь дураками, обезопасили острова надежным магическим куполом, снять который способны были лишь моряки Аркары.
   Ламинов, довольно обособленную расу, связывали с остальным миром лишь торговые отношения. Предлагая жителям материка золото и кораллы, взамен покупали зерно и ценные породы древесины, которые шли на постройку судов.
   Со слов травницы я также узнала, что островитяне умеют манипулировать сознанием окружающих, а свое надежно от этого защищать, ставя ментальные блоки.
   "Еще одна любительница поковыряться в чужих мозгах", -- с опаской подумала я. Надо держать с ней ухо востро. Достаточно с меня и Валфеи.
   Всего за несколько часов я узнала о кареглазой травнице больше, чем о Янне за прошедшие две недели. Казалось, еще чуть-чуть, и голова взорвется от передозировки информацией.
   Оказавшись в гостинице, я сразу же отправилась наверх, вежливо отказавшись от ужина в компании своих не в меру общительных спутников. Есть и вправду не хотелось. Виски ломило, спина ныла от долгого сидения в карете, и единственное, чего я сейчас желала -- это остаться одной, растянуться на кровати и продрыхнуть всю ночь. Иначе завтрашний день мне точно не пережить.
  
   -- Дезали, Дезали, просыпайся! -- назойливо шептали мне в ухо.
   Пыталась не реагировать, но настырное бормотание не смолкало.
   -- Дезали!
   Перевернувшись на другой бок, открыла глаза и чуть не завизжала от ужаса. Надо мной склонилась моя жуткая копия. Бледная, словно приведение, в траурном черном наряде и такая суровая, что ангел смерти, взглянув на нее, сам бы умер от зависти.
   В горле пересохло от страха.
   Это уже потом, стряхнув оцепенение и проморгавшись, я поняла, кого на самом деле принесли демоны. Ли решила вспомнить о своей хозяйке и заглянуть на минуточку в гости. Правда, время выбрала не самое подходящее.
   Надеялась, что рийя раскаялась в своем поведении и что мы сможем поговорить по душам, а потом вместе придумаем, как быть с ее дублершей. Но, похоже, и я, и моя злобная копия нужны были рийе, как телеге пятое колесо. Все ее помыслы обращены были к Янну.
   О, боги! Опять к нему! Ну сколько же можно?!
   -- Ты даже представить себе не можешь, что за бордель они тут устроили, -- как актриса в дешевой мелодраме, заламывала руки рийя. -- Он всю ночь провел с ней! С этой кудрявой выскочкой! Что он в ней только нашел!
   Попыталась собрать мысли в кучку и произнесла сонным голосом:
   -- Объясни нормально: кто, с кем и когда? А лучше, отвали и дай выспаться.
   Но отвязаться от рийи было не так-то просто. Опустившись рядом, она принялась с жаром выкладывать мне свои возмущения:
   -- Стоило оставить его ненадолго, и он уже подцепил эту мымру!
   Я была не согласна с оценкой Ли, данной, по всей видимости, Раяне. Уж кто-кто, а травница была весьма хороша. Да и Яннис не походил на индивида, поклявшегося хранить целибат.
   Попыталась успокоить бедняжку, сказав, что солдат просто не в курсе ее существования, иначе ни за что не позарился бы даже на королеву. Но ревнивица и слышать ничего не хотела и продолжала истерично всхлипывать:
   -- А ты куда все это время смотрела? Совсем без меня распустились!
   Ну все... Меня ее параноидальная влюбленность уже достала!
   -- Во-первых, я к Салимару в няньки не нанималась. Во-вторых, мне глубоко наплевать, чем и с кем он занимается по ночам. И свечку над ними я держать не собираюсь! -- прервала очередное возмущение рийи. Наверняка разбудила меня, чтобы я вмешалась и пресекла на корню их шуры-муры.
   -- Но как же так? С первой встречной... -- Если бы Ли могла плакать, мебель в комнате давно бы плавала, как в океане.
   Шумно выдохнув, еще раз попыталась вразумить свое упертое альтер эго.
   -- Ну он ведь не монах и обета верности всяким бестелесным существам не давал. Потому волен поступать, как диктует ему его мужское достоинство. И еще, прими к сведенью, все мужчины по своей природе полигамны.
   -- Даже твой Кристер? -- подначила Ли.
   -- Нет, он -- исключение!
   Рийя от такого заявления вконец разобиделась. Надулась, как хомячок, скрестила на груди руки и задрала в негодовании нос. Но уходить все равно не собиралась.
   Мне же уснуть в присутствии этой попранной добродетели никак не удавалось. Выругавшись сквозь зубы, я нашарила впотьмах туфли. На ходу натягивая платье, пошла в коридор.
   Сделав несколько шагов, замерла перед закрытой дверью солдата. Хоть и понимала, что творю несусветную глупость, обратно повернуть уже не могла. Ревнивица из меня всю кровь выпьет, если я не приму меры. Или хотя бы не сделаю вид, что принимаю.
   Для начала нужно было выяснить, солдат один в комнате или нет. Прильнув к замочной скважине, я прислушалась. Тишина. Может, Яннис остался у Раяны, а не она у него? Или же фиеста окончена, и сладкая парочка крепко уснула... Нужно еще послушать.
   Позади раздалось покашливание.
   Я вытянулась по стойке смирно. Медленно повернулась и пересеклась взглядом с усмехающимся солдатом. Наглой довольной рожей он сейчас походил на кота, до одурения нанюхавшегося валерианы.
   Ух, так бы и разукрасила фингалами эту физиономию!
   А тот спокойно привалился к стене и продолжал с интересом меня разглядывать. По внешнему виду драгара поняла, что подозрения Ли небеспочвенны. Сорочка у Янна была заправлена абы как, да еще и одета шиворот-навыворот, куртка криво болталась на широком плече, на шее алел банальный засос.
   Пижон и бабник!
   Невольно смутившись, я потупилась и попыталась бочком протиснуться мимо драгара, но была остановлена тихим смешком.
   -- Меня караулим?
   -- Я... я... -- голова спросонья соображала туго. -- Еще чего! Просто хотела спросить, во сколько завтра отправляемся? -- выпалила первое, что пришло в голову, и снова опустила глаза на старые половицы. Зачем-то принялась выковыривать носком туфли застрявшую между ними монетку, пока та окончательно не провалилась в трещину.
   -- И именно поэтому торчишь здесь полночи? Только, чтобы спросить? -- вовсю веселился нахал.
   А я мысленно проклинала Ли. И надо же было повестись на ее уговоры, чтобы теперь выглядеть полной дурой!
   -- Ничего подобного, я только пришла. -- В принципе сказала правду, но кто ж мне поверит. Понимая абсурдность ситуации, решила отступить. -- Пойду лучше спать. Увидимся завтра.
   Намеревалась проскользнуть к себе в комнату, но блондин остановил меня, ухватив за руку. Сразу почувствовала знакомое головокружение, чтоб его!
   -- Ты вроде хотела узнать, во сколько мы отправляемся?
   -- Ну!
   -- Еще не решили.
   -- Не до того было?
   -- Раяна что-то хотела купить на местной ярмарке, -- снизошел до пояснений драгар. -- Так что выезжать рано точно не будем.
   -- Хорошо. А теперь, может, все-таки отцепишься? -- не выдержала я.
   Но драгар, наоборот, приблизился еще ближе, так что пришлось вжаться в стену, дабы избежать нежелательных прикосновений.
   -- Оказывается, это я к тебе пристаю? Ты уж как-нибудь определись и не морочь голову бедному Кристу.
   После такого наглого заявления я совсем потеряла дар речи. Оттолкнув противного солдафона, влетела в комнату и со всей силы хлопнула дверью. Прислонившись к ней, услышала его тихий смех.
   Демоны! Опять он со мной в кошки-мышки играет. Вот только непонятно, зачем?
  
   Я так больше и не сомкнула глаз. Остаток ночи провела, ворочаясь с боку на бок и пытаясь вернуть себе душевное равновесие. Щеки горели, мысли в голове путались, не давая уснуть. Только под утро удалось забыться тяжелым сном, поэтому чувствовала я себя уставшей и до предела взвинченной. Наверное, именно мое нервное состояние послужило причиной одной неприятной встречи. Встречи с моей второй рийей.
   Было уже позднее утро, когда я поднялась и начала собираться. Уложив свою нехитрую поклажу, плюхнулась на стул возле зеркала и стала машинально водить щеткой по волосам, рассматривая свое отражение. За последнее время лицо немного осунулось, черты заострились. Что неудивительно при жизни с постоянными стрессами. На светлой коже снова появилась россыпь веснушек, от которых меня когда-то так удачно избавили в волшебном домике госпожи Закель. Зеленые глаза больше не светились беззаботной радостью, в них затаилась тревога и страх перед новыми испытаниями. Щеки до сих пор пылали и губы искусаны -- последствия злополучного разговора с Янном. И только волосы -- моя гордость и отрада, -- огненными завитками ложась на плечи, блестели в неярком солнечном свете.
   Увлекшись самосозерцанием, я не сразу поняла, что место моего отражения в зеркале заняла моя жутковатая копия. Сначала лицо исказилось страшной гримасой, едва ли похожей на приветливую улыбку, в глазах полыхнуло демоническое пламя. Рыжая бестия смотрела на меня, не произнося ни звука, и это ее молчание пугало еще больше.
   Я не выдержала первой. Поняв, что игру в гляделки я проиграла, вскочила и не оборачиваясь бросилась прочь. Лучше позавтракаю в обществе постояльцев. Надеюсь, хотя бы там эта жуть от меня отстанет.
   Ни Янниса, ни Раяны в гостинице не было. Наверное, помчались затариваться на ярмарке. Ли, как всегда, отморозилась. Поди увязалась за ними в качестве надзирателя. Поэтому за столиком я сидела в гордом одиночестве. Пыталась отвлечь себя вкусной едой и суетой в зале, которая меня успокаивала.
   Позавтракав, все-таки вернулась к себе. Быстро схватила сумку, оставленную на кровати, и все так же не поднимая головы, вылетела из комнаты. Подожду эту троицу внизу, погреюсь на солнышке, которое снова решило порадовать нас своим теплом.
   Новоиспеченная парочка отсутствовала еще около часа. Разморенная солнцем, я успела прикорнуть на скамейке у входа, пока не была снова разбужена. На этот раз Янном.
   Солдат потормошил меня за плечо. Дождавшись, когда обращу на него внимание, заговорщицки мне подмигнул, будто нас с ним связывала какая-то тайна. Я его белозубую улыбку проигнорировала и только хмуро спросила, когда выезжаем.
   -- Перекусим -- и в путь, -- не переставая лыбиться, оповестил синеглазый.
   И хоть я недавно позавтракала, все равно решила, что вкусный перекус лишним не бывает.
  
   В Нарру мы прибыли даже раньше намеченного. Это радовало, потому как в запасе у нас еще оставался весь вечер, который мы собирались провести с пользой: найти и полонить Велидора. Только бы эта ниточка оказалась из того самого клубочка, что приведет нас к развязке.
   К счастью, на сей раз нам повезло. И то только благодаря Раяне; пригодился ее дар внушения. Тетушка паренька ни в какую не хотела откровенничать и выдавать местонахождение племянника, заявив, что не виделась с ним уже много лет. Но травница ей не поверила.
   Прежде чем хозяйка успела захлопнуть перед нами дверь, Раяна провела возле ее лица рукой, словно рисуя в воздухе какой-то символ. Негостеприимная наша застыла как вкопанная, а Раяна принялась ей внушать.
   -- Мы старые друзья Велидора и хотим помочь ему вернуться к честной и беззаботной жизни. У нас для него есть и работа, и жилье. А главное, ваш племянник будет с нами, как сыр в масле кататься.
   Я невольно хмыкнула. Да уж, скоро у Велидора будет и дом, и работа. Где-нибудь на каторге за то, что создал яд, убивший наследника Роувэла. А сыр с маслом разве что во сне привидятся. Но это уже была не наша забота.
   Тетка зельевика очень обрадовалась возможности сбагрить родственничка таким замечательным "друзьям". Доложила, что по вечерам племянник любит околачиваться на пристани в надежде наняться на судно поваром либо матросом. Видно, что Велидору не терпелось скорее покинуть столь опасные для него берега.
   Мы поспешили на пристань. А так как городок крохотный и все в нем были как на виду, нам сразу же указали на щуплого паренька с темно-красными волосами, собранными в неряшливый хвост.
   Велидор, якобы занятый поисками работы, в данный момент находился в компании двух моряков и самозабвенно резался в карты.
   Мы было устремились к веселой компании, но Раяна вдруг повела себя странно. Травница побледнела, как мел, и, пролепетав, что подождет нас в лавке, торгующей всякими заморскими безделушками, стрелой туда полетела. Мы с Янном недоуменно переглянулись и отправились за беглецом.
   На нас никто не обратил внимания. Пристроившись к зевакам-болельщикам, стали следить за ходом игры. По сосредоточенной физиономии Велидора стало ясно, что с фортуной у него сегодня развод. Парень с ужасом пялился на веер из потрепанных карт, что сжимали его пальцы. Подтвердили мои подозрения самодовольные рожи моряков. Они красноречивее любых слов говорили, что исход сего боя предрешен.
   И точно! Не прошло и минуты, как один из картежников -- широкоплечий моряк с разрисованными картинками бицепсами -- довольно расхохотавшись, притянул к себе кучку монет.
   -- Я хочу отыграться! -- Велидор аж подпрыгнул на месте, не в силах справиться с всплеском адреналина.
   Моряки переглянулись. Один из них, сверкнув золотым зубом, сказал:
   -- Чем отыгрываться будешь, молокосос? У тебя ведь ничего не осталось. -- И снова разразился раскатистым смехом.
   -- Я поставлю... -- Глаза паренька бегали по сторонам, словно взбесившиеся маятники настенных часов, а в голове шла кипучая деятельность. Наконец, что-то сообразив, драгар радостно закричал: -- На себя! Я ставлю на себя!
   Моряки переглянулись.
   -- Если проиграешь, будешь бесплатно работать на нас три месяца, -- вкрадчиво проговорил мужчина постарше и сощурил свои черные, словно угли, глаза.
   -- По рукам! -- ни секунды не колеблясь, сдал себя в добровольное рабство картежник.
   -- Вот ведь дурень, -- сквозь зубы прошипел Яннис. Но хватать в охапку и утаскивать паренька, пока тот не просадил свою никчемную шкуру, почему-то медлил.
   Я тихо озвучила свое недоумение.
   -- Это ведь ламины, -- шепотом ответил Салимар. -- Так просто они парня не отдадут, а у меня нет ментального блока, чтобы от них защититься. Нужно подождать.
   Я повнимательнее пригляделась к морякам. Точно, ламины. Такие же смуглые, как Раяна, оба темноволосые и черноглазые, с маленькими, почти незаметными клычками, которые бросались в глаза только, когда мужчины разевали рты, имитируя смех и веселье. У Раяны те так вообще были практическим незаметны.
   Игра началась по новой. Велидор весь аж взмок от напряжения, пот ручьями струился по его лицу, сорочка прилипла к телу. И нравится же парню мазохистский кураж. Чокнутый, ей богу.
   Фигурки, изображенные на картах Велидора, я любопытства ради уже успела изучить. То же самое чувство подвигло меня заглянуть в карты других игроков, поэтому, обойдя малочисленных зрителей, пристроилась за спиной татуированного громилы.
   Символы были мне незнакомы, потому судить, кто на сей раз окажется в проигрыше, я не решалась. Но вот довольные рожи моряков заставляли заподозрить неладное.
   Велидор кинул на бочку, заменявшую картежникам игральный стол, карту. Парень хоть и силился сдержать торжествующую улыбку, но уголки его губ все равно помимо воли поползли вверх. Значит, для нас еще не все потеряно.
   Настал черед моряка с татушками. Несколько секунд он тупо пялился в свои карты. После чего взялся за уголок одной, собираясь бросить ее на крышку бочки. И тут произошло нечто странное. Узор на карте пошел рябью, а потом и вовсе исчез, и на его месте появилось совсем новое изображение.
   Демоновщина! Все произошло в считанные секунды, я даже не успела понять, поменялась ли карта на самом деле или мне почудилось.
   Посмотрела на Янна, пытаясь дать ему понять, что здесь что-то нечисто. К сожалению, тот был далек от чтения моих мыслей и продолжал сосредоточенно следить за игрой. Пришлось снова впериться взглядом в карты моряка.
   Когда пришла его очередь, фокус повторился. На сей раз я готова была поклясться, что ламин поменял изображения на карте прежде, чем раскрыл ее перед партнерами.
   Меня захлестнуло возмущение. Демоны! С таким раскладом Велидору не видать выигрыша, как своих ушей!
   -- Да он же мухлюет! -- мой указательный палец, обличая, уперся в лохматую башку моряка.
   Тот дернулся, как от удара, и вскочил на ноги. Его сообщник тоже решил разобраться с не в меру болтливой девчонкой. Две пары черных глаз вперились в меня тяжелыми сверлящими взглядами.
   Опустив голову, я попятилась. Проклятье! Сейчас применят ко мне свой метод внушения, и помчусь я топиться в их грязном болоте, а то и поэкстремальней чего придумают.
   Мои мысли разогнал чей-то вопль.
   -- Форг, Рон, смотрите-ка, какой у меня сегодня улов!
   Мы не сговариваясь повернули головы к источнику звука. Возле корабля с синими выцветшими парусами стоял высокий крупный мужчина... удерживающий вырывающуюся Раяну. Травница извивалась ужом в его руках, а тот, казалось, даже не замечал, что жертва пытается вырваться.
   Заметила, как на лице у Янна заходили желваки; глаза угрожающе сузились.
   -- Отпусти девушку, урод! -- Драгар ринулся разбираться с обидчиком. Один из кидал тоже решил поучаствовать в мордобое.
   Велидор, воспользовавшись тем, что о нем позабыли, бросился наутек. Но второй детина не терял бдительности и припустил за ним вдогонку. Пришлось бежать за ними обоими. Если сейчас упустим зельевика и позволим ему уйти с этими маргиналами в море, плакало наше дело.
   Непонятно почему малолетнему засранцу взбрело в голову спрыгнуть в привязанную к пристани лодку. Пока мальчишка пытался отвязать захваченный транспорт, я успела обогнать неповоротливого бугая и добежать до края пристани первой. За Яннисом и Раяной не следила, не до того было. Сами как-нибудь разберутся.
   Пока я балансировала на краю дощатого помоста, Велидор, трясясь как осиновый лист, боролся с узлами и при этом молящими глазами смотрел на меня. А я на него; мысленно проклиная паренька за его фатальную невезучесть.
   Я ведь не умею плавать и воды боюсь, как огня. Короче, обе эти стихии у меня не в почете. И прыгать с высокой пристани вниз, на дно лодки -- к такому подвигу я, по правде сказать, не была готова. Мало того что будет больно, так ведь вполне могу промахнуться и плюхнуться в мутную жижу. И кто тогда будет спасать утопающую? Янну сейчас точно не до меня, он слишком поглощен спасением своей Раяны.
   Дальше мне мучиться дилеммой не пришлось, потому как ее решили за меня. Почувствовала сильный толчок в спину, и вместе с татуированным мы спикировали на Велидора.
   Мне бы порадоваться, что паренек смягчил мое приземление. К сожалению, сделать я этого не успела. Что-то тяжелое обрушилось на мою многострадальную голову. В ней тотчас взорвались оглушительные салюты, и я благополучно ушла в незапланированную отключку.
  
  

Глава девятая

Расплата за ошибки

  

Если сложить темное прошлое

со светлым будущим,

получится серое настоящее.

NN

   -- Все! Я сдаюсь! -- Эрида негромко выругалась, зацепившись за торчащий из земли корень, и без сил прислонилась к широкому стволу белого дуба.
   Запрокинув голову, она с тоской взглянула на небо, проглядывающее сквозь кружево темной листвы. Тусклый свет, сероватой дымкой просачиваясь сквозь густые кроны, едва ли мог осветить старый лес. Вот уже несколько дней они блуждали в вечных сумерках в надежде, что первородные откликнутся на их призыв, но все было тщетно.
   Эриде хотелось как можно скорее вырваться из этого царства сырости и тлена; обернувшись драконом, нестись навстречу солнцу и ветру. А не бродить от одного захоронения к другому, выпрашивая милости у праотцов.
   -- Мне кажется, они нас испытывают. -- Кристер опустился рядом с принцессой, на бугор из пышного мха, и протянул ей полупустую флягу. -- Хотят понять, насколько сильна твоя воля.
   -- Лучше бы им заканчивать с этими испытаниями. Я уже на пределе.
   Эрида сделала нервный глоток, устало прикрыла глаза, прислушиваясь к окружающим звукам. Но тишину разбавляли только ее собственное дыхание да тихий шелест листвы. Кроме нее и Криста в этом лесу не было ни единой живой души.
   Девушка попробовала представить, каким это место было прежде. Много веков назад, когда здешними землями правили первородные драконы. Возможно, здесь высился прекрасный город с мраморными дворцами, роскошными аллеями, белокаменными мостами, перекинутыми через хрустальные реки. Почему-то принцессе это место рисовалось именно таким.
   Однако стоило открыть глаза, и прекрасное видение исчезало. Эрида видела перед собой лишь глухую чащу, покоившую в себе останки некогда могущественных драконов.
   -- Только скажи, и я выведу тебя отсюда, -- видя, что принцесса и правда близка к отчаянию, предложил Кристер.
   Эрида перевела на друга задумчивый взгляд. Немного поколебавшись, выпрямилась и упрямо качнула головой.
   -- Нет, я сюда пришла не на прогулку и, пока не встречусь с ними, не сдвинусь с места. Пусть испытывают меня, сколько влезет!
   Кристер хотел было подняться вслед за принцессой, но почувствовал, как замшелый бугор словно бы тает, и некая сила тянет его вниз. У Эриды перехватило дыхание, когда земля стала уходить у нее из-под ног, расползаться, словно клочья невесомого дыма. Она беспомощно взмахнула руками, зажмурилась и ощутила, как погружается в темноту.
  
   Жизнь так устроена, что каждый день открываешь в себе что-то новое. Я, например, давно предполагала, что являюсь законченной трусихой и неженкой. А вот то, что мне претит катание на волнах, -- обнаружилось только вчера. С момента возвращения к реальности меня буквально выворачивало наизнанку и бросало то в жар, то в холод. Да еще и виски ломило от боли. Видать, меня от души чем-то шарахнули.
   Яннису оставалось только с сочувствием на меня смотреть и своеобразно подбадривать:
   -- Крепись! Через пару дней все пройдет, и ты перестанешь походить на зеленую водоросль.
   -- Какой ты чуткий...
   Пару дней! Меня уже сейчас можно было смело выбрасывать за борт, как протухшую рыбину. Через двое суток подобной "болтушки", боюсь, от меня ничего не останется.
   Каморка, которую нам любезно предоставили похитители, окончательно меня добила. Заставленное бочками и мешками помещение было сырым и холодным. А подозрительный писк и хрумканье, доносившиеся из разных углов, усиливали приступы тошноты.
   "Лучше бы дожидалась Криста в замке, а не искала приключений на свою пятую точку", -- в который раз попеняла самой себе.
   Яннис же выглядел вполне бодрым и безмятежным. Не особо заморачиваясь нашим бедственным положением, он с аппетитом уплетал отвратную на вид стряпню местного кашевара и не терял присутствия духа, не сомневаясь, что нам удастся выбраться живыми из очередной передряги.
   Почувствовав мой взгляд, драгар поднял голову и протянул мне полупустую плошку.
   -- Не желаешь подкрепиться?
   Желудок проделал еще одно сальто.
   -- Издеваешься? -- борясь с новым приступом дурноты, простонала я.
   -- Ты уже забыла, когда в последний раз ела, -- принялся зудеть драгар, но я протестующе замахала руками, умоляя его замолчать.
   Еда сейчас была последним, о чем мне хотелось думать и уж тем более ощущать ее вкус.
   -- Нужно как-то выяснить, что с Раяной, -- закончив трапезничать, сменил тему солдат.
   Я хмуро на него покосилась. Кому что, а курке просо. Раяна да Раяна. Надо же как заморочила ему голову.
   -- Ты бы поменьше думал о своей зазнобе и побольше о том, как нам отсюда выбраться. Это по ее вине мы оказались в таком де... положении!
   -- А Велидор, скажешь, не при делах? -- принялся выгораживать свою пассию Салимар, пытаясь свалить вину на другого.
   -- Только отчасти!
   Ли, с которой мне удалось заключить перемирие, прошвырнулась по кораблю и выяснила много чего интересного. Во-первых, Раяна, хоть и была пленницей, но содержалась в королевских условиях. Хоромы ей достались не чета нашим: просторная каюта с мебелью, приличная еда; моряк -- страж и прислуга в одном флаконе -- выполнял любое ее желание. Почти любое. По словам Ли, хоть травницу и удерживали на корабле против воли, но относились к ней с почтением. Не то что к нам!
   Что касается Велидора, его, бедолагу, эксплуатировали по полной. Везде и у всех он был на побегушках, выполняя самую грязную работу. Один раз зельевик попробовал взбунтоваться, но после внушения мгновенно обрел кротость и послушание.
   Прознав об этом, я решила не повторять чужих ошибок и не провоцировать отморозков.
   -- И все-таки ты должен признать, что мы в плену из-за Раяны, -- отстаивала я свою точку зрения.
   Яннис и сам прекрасно понимал, что оказались мы на корабле только по милости травницы. Вернее, благодаря тому, что ему вдруг вздумалось проявить благородство.
   -- По-твоему, я должен был спокойно смотреть, как издеваются над женщиной и этим сопляком Велидором?
   -- Зато теперь издеваются над всеми нами.
   -- Какая же ты язва! -- обозлился драгар.
   -- А ты бабник! -- непонятно почему ляпнула я, невольно озвучив точку зрения своей рийи.
   Собиралась продолжить словесную перепалку, но в тот самый момент меня подбросило от резкого толчка. В желудке все снова перевернулось.
   -- Я что-нибудь придумаю, -- поумерив свой пыл, буркнул блондин.
   -- Да уж постарайся...
   Мы то и дело возвращались к этому разговору, пытаясь найти крайнего. Для меня главной виновницей всех (или почти всех) бед по-прежнему оставалась Раяна, для Янниса -- Велидор, ради которого мы отправились в Нарру, где и угодили в руки ламинов. В общем, по этому вопросу консенсуса нам с Янном достичь не удалось.
   Несколько раз солдат требовал свидания с бандитским капитаном, но и это наше желание, впрочем, как и все остальные, были проигнорированы. От отчаяния мне хотелось разнести это корыто к демоновой бабушке. Мы не знали ни куда плывем, ни что нас ждет впереди.
   Только спустя еще один день ситуация прояснилась. К нам на огонек изволила заглянуть Раяна. Очень мило с ее стороны.
   Вид у травницы был, как у котенка, нагадившего в хозяйскую туфлю. Раяна чувствовала за собой вину и, как выяснилось, пришла объясниться.
   -- Простите, что невольно втянула вас в это, -- печально вздохнула ламина. -- Вас схватили из-за меня.
   -- Мы так и поняли...
   -- Они тебе ничего не сделали? -- снова впал в раж наш благородный рыцарь.
   -- Со мной все в порядке, -- успокоила его Раяна. -- И вам ничего не грозит. Пока что...
   Прозвучало очень даже "оптимистично".
   -- Может, объяснишь, что происходит и куда нас демоны несут? -- нарушила я тягостное молчание. -- Мы уже извелись здесь в неведенье.
   Травница снова вздохнула и, присев на краешек бочки, тихо проговорила:
   -- Вы не все знаете обо мне. Два года назад я не просто покинула Аркару, я тайком сбежала из дома. Причиной послужила внезапная угроза замужества. Без моего согласия отец сосватал меня за богатого, но беспринципного Касида-эд-Дина. Даже мысли о браке с ним были мне ненавистны.
   Тем более, я не хотела расставаться с любимым, которого мне приходилось скрывать от отца. Дагман был простым моряком родом из Роувэла и не мог соперничать с могущественным визирем Аркары. Поэтому рассчитывать на благословение отца не приходилось.
   Мы были вынуждены решиться на отчаянный шаг: бежать, чтобы начать новую жизнь вдали от родных берегов. Но наш корабль, попавший в шторм, затонул. Я чудом спаслась, а Дагмана поглотила морская пучина.
   -- Мы рискнули всем и все потеряли, -- тихо закончила ламина, уже не пытаясь сдержать слез. -- После крушения меня прибило к берегам Роувэла. Кристер нашел меня, беспомощную и измученную. Только благодаря ему мне удалось найти в себе силы жить. Если бы не он, не знаю, что бы со мной было.
   Злость на Раяну неожиданно прошла, уступив место сочувствию. Уж кто-кто, а я хорошо понимала, каково это, когда тебя прочат в жены самовлюбленному негодяю.
   -- Этот корабль принадлежит твоей семье, -- догадалась я.
   Раяна кивнула.
   -- "Карида" -- одна из шебек моего отца. От капитана я узнала, что меня до сих пор ищут. А я-то надеялась, что отец давно предал свою дочь забвению.
   -- Может, вам еще удастся найти общий язык? -- постаралась я приободрить травницу. -- А этот, как там его... Касид, уверена, уже обзавелся женой и парой дюжин детишек. И тебе больше не грозит постылое замужество.
   -- Ты не знаешь мою семью, Дезали, -- горько усмехнулась ламина. -- Меня схватили не потому, что отец простил блудную дочь и желает ей счастья. Скорее всего, меня жестоко накажут. Но обещаю, я сделаю все возможное и невозможное, чтобы гнев отца не коснулся вас.
   -- Накажут? Что ты имеешь в виду? -- взволнованно переспросил Яннис.
   Раяна передернула плечами. Было видно, что ей тяжело говорить о семье, поэтому ламина поспешила сменить тему.
   -- Потерпи немного, Дезали. Через несколько дней мы прибудем на Зариад, главный остров Аркары. А пока что выпей это. -- Присев на корточки рядом со мной, она протянула маленький пузырек с прозрачной жидкостью. -- Тебе станет легче.
   Я послушно заглотнула горькую микстуру и благодарно улыбнулась ламине. Все-таки зря я на нее наговаривала. По большому счету ничьей вины в случившемся нет. Просто досадное стечение обстоятельств. Или очередная причуда интриганов-богов.
   Яннис собирался продолжить расспросы, но появление татуированного прервало нашу беседу. Это был тот самый мошенник, что без зазрения совести разводил на деньги лопуха Велидора. Мужчина молча кивнул Раяне, давая понять, что аудиенция окончена.
   -- Пожалуйста, не спорьте ни с кем из команды и ничего у них не просите, -- прежде чем подняться, шепнула мне травница.
   -- Иначе нам устроят мозговой штурм? -- так же шепотом уточнила я.
   Ламина виновато отвела взгляд и вышла следом за верзилой. После чего за дверью снова заскрежетал засов.
   -- Что будем делать? Продолжим просто валяться здесь и надеяться, что ее мстительный папашка нас не прикончит?
   -- А что нам еще остается? -- Драгар устало потянулся. -- Не знаю, как ты, а я вздремну. -- И улегся на старую меховую шкуру, заменявшую ему кровать. Заложив руки за голову, прикрыл глаза. -- Ты тоже постарайся отдохнуть. Силы нам еще пригодятся для дипломатической миссии.
   Дельный совет, к которому я решила прислушаться. Угнездившись в углу на точно такой же, что и у солдата подстилке, я впервые за долгое время уснула крепким спокойным сном. Спасибо зелью Раяны.
  
   Прошло несколько дней.
   Честь повстречаться с капитаном "Кариды" нам выпала только когда шебека достигла берегов Зариада. Немолодой ламин с золотой серьгой-кольцом в ухе был точно таким же, как и пираты из прочитанных мною романов. Высокий, загорелый, с пронзительными черными глазами и короткими смоляными волосами. Прямо как у моего демонического супруга. Не к ночи будет помянуто!
   По словам Раяны, уже совсем скоро нам доведется предстать пред светлыми очами ее отца-деспота, дабы почтенный ламин мог самолично лицезреть презренных, с которыми якшалась его непутевая дочь.
   Нас даже не стали связывать, капитан просто предупредил:
   -- Одна глупость с вашей стороны, и вы -- овощи, бессловесные и беспамятные.
   Мы почему-то сразу ему поверили. Переглянулись и хором заверили, что будем послушными и исполнительными. Да и куда нам тут рыпаться? Между Аркарой и Роувэлом лежала пропасть в виде Альгийского океана, и вернуться обратно мы сможем только, если договоримся с этими душеведами. Да и плавники или крылья вряд ли у нас когда-нибудь отрастут.
   -- Очень жаль, что ты неполноценный дракон и не умеешь летать, -- попеняла я солдату.
   Удостоив меня уничтожающим взглядом, Янн стал спускаться по веревочной лестнице, а потом спрыгнул в лодку, что намеревалась домчать нас до берегов Зариада.
   Утренний туман, едва касающийся серой водяной глади, начал таять под лучами восходящего солнца. Его лимонно-желтый диск освещал украшенные позолотой борта шебеки; следовал дальше, выхватывая из молочной мглы очертания острова, усеянного, словно маковое поле, зданиями из красного кирпича, перемежающегося с зеленеющими садами.
   В лодке нас ждали Раяна, апатичный Велидор, капитан и его скромная свита из двух матросов. Травница была завернута в синее покрывало, скрывавшее ее лицо и плечи. Точно такое же, только бирюзовое, она протянула мне.
   -- У нас не принято, чтобы женщины появлялись в городе с открытыми лицами.
   Опасаясь вызвать недовольство сурового капитана, я обмоталась лоскутом тяжелого шелка. С нетерпением ждала, когда лодка причалит к берегу, и я смогу ощутить под ногами твердую землю.
   Ли, как заядлая путешественница, пребывала в радостном возбуждении. Рийе так не терпелось поглазеть на столицу Аркары, что она улизнула с корабля еще на рассвете, типа с целью поразнюхивать-поразведывать. Но я-то знала, что в планах Ли было оценить местных модниц, прошвырнуться по лавкам и, возможно, спереть пару-тройку приглянувшихся украшений. Ничего не поделаешь, клептомания -- это болезнь, причем почти неизлечимая.
   На берегу маячили слуги почтенного ламина. Рядом с ними, устроившись на песке и поджав ноги, ожидал нас двугорбый транспорт. Я читала об этих строптивых животных, но видеть длинноногих красавцев мне довелось впервые.
   -- Отец уже в курсе, -- завидев наш эскорт, прошептала с ужасом Раяна.
   В тот момент мне и самой поплохело. Неизвестно, как отнесется к нам ламин и вообще, какие там у них варварские обычаи. Уж точно не кинется с поцелуями и не задушит в объятьях. Хотя и не в объятьях умирать тоже не хочется.
   Один из слуг помог мне взгромоздиться на верблюда, покосившегося в мою сторону недружелюбным взглядом. Янн решил самостоятельно оседлать строптивца. Но преуспел в этом лишь с третьей попытки, вызвав недовольство у вьючной твари, которое проявилось в смачном плевке в сторону горе-наездника. К счастью для солдата, верблюд промахнулся, иначе пришлось бы Янну несладко после незапланированного душа. Наш маленький караван поплелся вдоль песчаного берега в город.
   Мы не спеша двигались по улицам Зариада. Несмотря на ранний час, в столице царило оживление. Дома с плоскими крышами отгораживали высокие пирамидальные деревья с густой листвой, а вдоль дорог мостились торговцы в халатах и тюрбанах, на все лады расхваливая богатый ассортимент. Один вид этих вкусностей заставлял пускать слюни. Мой организм оживал, и я чувствовала возвращающийся ко мне аппетит.
   Я только и успевала вертеть головой, впечатленная экзотическими товарами, пестрой одеждой жителей Зариада и красотой неизвестных растений. Даже на какое-то время удалось забыть о тревоге, тугим кольцом сжимавшей сердце; настолько меня поглотила праздничная атмосфера столицы.
   Скромные одно- и двухэтажные здания постепенно сменились роскошными особняками, утопающими в пышных садах; в них порхали диковинные птицы с ярким опереньем. Пение пернатых вплеталось в какофонию множества звуков: журчание воды в фонтанах, крики глашатаев, детский смех и ленивую перебранку домохозяек.
   Возле ворот, ограждавших кованым узором одно из таких зданий, наш караван остановился. Мой проводник помог мне сползти с верблюда и, дождавшись, когда ворота откроются, вместе с остальными слугами увел животину во двор. А мы направились к особняку.
   Натянутая, как тетива лука, Раяна шля, глядя перед собой, и, казалось, не замечала ничего вокруг. Из состояния транса ее вывело появление на ступенях лестницы женщины, завернутой в темное покрывало. Ламина резко остановилась, и я услышала ее тихое восклицание:
   -- Мама!
   Но женщина, не проронив ни звука, словно пугливая пташка, юркнула обратно в дом. Раяна поникла.
   -- Они никогда меня не простят...
   -- Не спеши отчаиваться. Все еще может наладиться, -- ободряюще прошептала я, не слишком веря своим словам.
   Зал, в который нас привели, красноречивее любых слов говорил о достатке и величии семьи Раяны. Стены и потолок его были из светлого дерева, украшенного замысловатым орнаментом из синей и золотой мозаики. Полы устилали мягкие ковры, в стрельчатых нишах красовались фарфоровые вазы и миниатюрные статуэтки из жемчужного мрамора. Из мебели были лишь диваны со множеством ярких подушек да небольшой круглый стол в самом центре. Вальяжно развалившись на диване, нас встречал хозяин этого великолепия, почтенный Назгар ар-Тарим.
   Пожилой ламин поприветствовал нас высокомерным молчанием. Сначала он долго рассматривал меня и Янна, потом мазнул равнодушным взглядом по Велидору и только после этого соблаговолил обратить внимание на родную дочь.
   Тишина давила на нервы. Исподлобья глядя на седовласого ламина, я пыталась прочесть хоть какие-то эмоции на его лице, но оно оставалось непроницаемым и бесстрастным.
   Наконец ар-Тарим изволил заговорить:
   -- Должно быть боги все еще гневаются на меня, раз я вижу тебя живой и невредимой. Только твоя смерть, Раяна, могла бы смыть позор с нашей семьи.
   Почувствовала, как Яннис напрягся, и мысленно взмолилась, чтобы драгар не наломал дров.
   -- Я готова понести наказание, -- не смея поднять глаза, покорно прошептала ламина.
   -- Но прежде ты должна будешь исправить все, что натворила, -- отчеканил ее отец.
   -- Что ты имеешь в виду? -- удивилась Раяна.
   -- Твою глупость! -- злобно выкрикнул ар-Тарим, в один миг растеряв все свое хладнокровие. -- Из-за демона, с которым ты спуталась, я вот уже несколько месяцев терплю убытки! И если ты не положишь этому конец, твои друзья заплатят за твои ошибки своими жизнями!
   Угроза была более чем прозрачной. Но что касается остальных заявлений ламина -- я ни демона не поняла.
   -- Дагман... жив? -- голос травницы дрогнул.
   При имени моряка лицо ар-Тарима исказилось ненавистью, а из ушей чуть не повалил пар. Ламин стал выкрикивать проклятия и обвинения, из которых я выделила главное: возлюбленный Раяны жив-здоров и жаждет отмщения за смерть любимой.
   Каким-то образом он обзавелся судном, набрал команду из подобных себе головорезов и стал грозой океана, грабя в первую очередь корабли ар-Тарима. Это была его вендетта отцу Раяны.
   Пожилой ламин терпел убытки и находился на грани разорения. После каждого нападения Дагман оставлял в живых одного матроса, чтобы передать с ним послание, которое заключалось в клятвенном обещании уничтожить империю ар-Тарима и его самого.
   Отряды халифа усиленно прочесывали необитаемые острова, окружавшие Аркару, но не обнаружили даже следа Дагмана. Словно злой дух, восходил он на землю только лишь для того, чтобы обрушить на ар-Тарима свою неутихающую ярость, а потом возвращался в мрачные чертоги, дабы готовиться к новой атаке. За жестокость и умение появляться словно из ниоткуда и исчезать в никуда Дагмана прозвали Призрачным Демоном.
   -- Ты полюбила чудовище, и это чудовище посмело отнять у меня мое самое дорогое сокровище, -- глухо прошипел ламин. -- Мою Азилу!
   Раяна в ужасе отпрянула от отца.
   -- Я тебе не верю... Дагман не способен на такое коварство!
   Мы с Янном молча следили за душераздирающей сценой. Даже на отрешенной физиономии Велидора стали проступать эмоции, что-то наподобие любопытства.
   Вскоре выяснилось, что Азила являлась младшей, а после побега Раяны единственной дочерью ар-Тарима. Понимая, что Дагман зашел слишком далеко и может навредить его близким, пожилой ламин решил не дожидаться, пока разбойник явится по их души. Он рискнул переправить на материк жену и дочь на попечение друга.
   Но корабль был захвачен разбойниками, команда убита, а супруга Назгара отправлена обратно на Зариад с очередным посланием, в котором Дагман сообщал, что свою любимую дочь ар-Тарим больше никогда не увидит.
   После всего услышанного я склонялась к мысли, что Дагман еще тот урод. Даже, пожалуй, похлеще моего муженька. И угораздило же Раяну в него втрескаться! Правду говорят, любовь зла -- полюбишь сами знаете кого.
   Ясное дело, девушка не хотела верить отцу и только повторяла, как мантру, что Дагман не такой. И вообще, весь белый и пушистый.
   Янн быстро сориентировался, с кем и против кого нам стоит дружить. С поклоном приблизившись к ар-Тариму, принялся тому заливать в оба уха, какие мы растакие: храбрые и умелые охотники за "привидениями" вроде Дагмана.
   Раяна смерила солдата испепеляющим взглядом, а ее отец -- заинтересованно-благосклонным. В награду за поимку мерзавца-разбойника наш скромный рыцарь попросил лишь душу и тело отрока Велидора.
   Следя за мимикой грозного господина, пришла к выводу, что сделка почти состоялась. Дело оставалось за малым: найти неуловимого мстителя и притарабанить его отцу Раяны.
   Мысленно порадовалась за удачный исход переговоров. Кажется, еще какое-то время мы поживем. А дальше -- как карта ляжет.
  
  

Глава десятая

О ритуалах и тайных свиданиях

  

Ничто так не ранит человека,

как осколки собственного счастья.

М. Жванецкий

  
   Кажется, фортуна предала нас не окончательно.
   Позволив немного отдохнуть и подкрепиться, Назгар ар-Тарим призвал нас в свой кабинет. Раяна сидела на тахте, вжавшись в подушки, и даже не взглянула в нашу сторону.
   Я чувствовала себя не в своей тарелке и тоже старалась на нее не смотреть. Фактически мы использовали ламину. Сначала попросили о помощи, и она отыскала нам создателя яда. А когда запахло жареным, мы кинулись спасать свои шкуры, а точнее, этого негодного мальчишку Велидора. Опять же ради своих интересов. И без лишних угрызений совести подвизались заодно поохотиться за ее возлюбленным. И как нас после этого называть?
   Ли же считала, что наконец-то свершилось торжество справедливости. Нечего было Раяне сбегать с кем попало (порядочные девушки такого себе не позволяют), искать приключения на одно свое место и разевать рот на чужих женихов. Похоже, Ли недолго думая уже узурпировала милашку Янна.
   Помимо хозяина виллы и его дочери в кабинете находился еще один господин. Немолодой, но с красивыми, немного суровыми чертами лица и легкой проседью у висков. Одет он был в черную тунику, расшитую золотом.
   Подойдя к нам, ар-Тарим шепотом велел поприветствовать гостя. Мы послушно прогнули спины. Судя по тому, как вился вокруг ламина ар-Тарим, перед нами была не то крупная шишка, не то пуп Аркары. Незнакомец оказался визирем Касидом-эд-Дином. Тем самым экс-женихом бедняжки Раяны. Как по мне, так видный мужик. Хотя, как говорится, о вкусах не спорят.
   -- Я слышал-, вы готовы принять участие в поисках Дагмана, -- прозвучал красивый баритон визиря.
   Яннис поклонился и почти без вранья поведал историю наших злоключений: от низвержения принцессы Эриды до поисков Велидора, которого нам как можно скорее требовалось препроводить обратно в Роувэл.
   Касид-эд-Дин слушал, не перебивая, и только когда драгар завершил свое повествование, проговорил:
   -- Мне жаль, что на принцессу Эриду свалилось столько невзгод. Я хорошо знал ее отца и наследника престола Эстана. И хотя не поддерживаю матриархат, сочувствую ее высочеству и скорблю вместе с ней. Убийца принца тем более не заслуживает трона. И если на то будет воля богов, принцесса вернет себе все, на что претендует.
   На этом с взаимными расшаркиваниями было покончено, и благородный муж перешел к делам предстоящей поимки Демона.
   Раяна все это время сидела ни жива ни мертва и не проронила ни звука. Хотя было очевидно, что ее распирает от возмущения.
   -- Думаю, на стороне пирата могущественный колдун. А может быть, даже один из богов покровительствует ему, -- поделился своими соображениями советник халифа. -- Он единственный, кто безнаказанно попирает законы Аркары.
   -- Исходя из ваших слов, найти его будет непросто. Но мы справимся, -- беззаботно выдал оптимист Салимар. Драгар понимал, что времени у нас в обрез и всю эту историю с разобиженным на весь мир влюбленным нужно как можно скорее заканчивать.
   Представляю, что надумает себе Крист, когда вернется в Тирилион и не обнаружит нас у Раяны. Янну строго-настрого было сказано дожидаться в доме травницы. А нас вон куда демоны занесли.
   Касид-эд-Дин тоже был настроен оптимистично.
   -- С помощью Раяны мы быстро отыщем подонка.
   -- Я никогда не стану вам помогать! -- с возмущением выпалила ламина.
   Подскочив к дочери, ар-Тарим отвесил ей далеко не благородную оплеуху.
   -- И оставишь в его лапах родную сестру?! Ты можешь ненавидеть меня, можешь даже радоваться, что твоя семья разорена, но ты не имеешь права забывать, кто ты и кем тебе приходится Азила!
   Раяна зашмыгала носом.
   Визирь подошел к разгневанному отцу, положил руку ему на плечо, успокаивая, и обратился к Раяне:
   -- Знаю, тебе неприятно это слышать, но мужчина, которого ты мне предпочла, -- вор и убийца. Он должен ответить за свои преступления. Возможно, у тебя не болит душа за невинно пролитую кровь моряков. Но ты не можешь быть безучастной к судьбе сестры. В противном случае девушка, которую я когда-то любил и память о которой до сих пор храню в своем сердце, погибла при кораблекрушении. А сейчас передо мной существо без чувства и совести.
   От этих слов Раяна окончательно растерялась. Бедняжка не понимала, кого ей следует ненавидеть и презирать, а кому протягивать руку помощи.
   Наконец она тихо выдавила:
   -- Я сделаю, что скажете, -- и, больше не сдерживая слез, выбежала из комнаты.
   Касид-эд-Дин проводил ее задумчивым взглядом.
  
   Отец Раяны объяснил нам, как именно его дочь могла помочь вычислить логово нечестивца. По старинной традиции, накануне свадьбы влюбленные шли в храм и, как и в любом другом мире, просили благословения у богов. Угодные им пары всевышние соединяли особыми узами, которые закреплялись во время брачной церемонии. И хоть замуж Раяне выскочить не удалось, зато благословением перед побегом она заручилась, о чем наябедничала ар-Тариму храмовая жрица.
   Между Раяной и Дагманом существовала незримая связь. Нам оставалось только посетить храм, в котором был проведен ритуал, и нащупать это связующее звено. После чего ламина, не знаю уж каким там по счету чувством, определит место нахождения бывшего любимого. И мы его тут же сцапаем.
   -- Если все правильно поняла, он тоже ее обнаружит, -- впервые осмелилась я подать голос.
   Касид согласно кивнул.
   -- К сожалению, это единственный выход. Мы не можем бесконечно бороздить просторы Аркары, надеясь лишь на удачу. А благодаря Раяне у нас появится шанс схватить негодяя.
   -- Который будет готов к встрече и успеет запастись козырем, -- закончила я за визиря.
   -- Значит, рискнем и будем играть вслепую. -- Мужчина улыбнулся озорной мальчишеской улыбкой, помолодев сразу лет так на десять.
  
   Советник халифа уточнил, что отправиться в храм для наведения мостов между влюбленными мы должны темной ночью. Прозвучало почти зловеще.
   После ухода начальства ар-Тарим пригласил нас в сад составить ему компанию за обедом и немного посплетничать. Почтенный ламин слушал нас с завидным вниманием, дивясь, сколько интересных событий произошло на материке за последние недели. Особенно его впечатлило умение Эриды превращаться в дракона.
   Назгар ар-Тарим вознегодовал вместе с нами по поводу угрозы Роувэлу войной со стороны Волдиона и заклеймил позором перебежчиков эльфов, мечущихся между враждующими сторонами. Страх как возмущался из-за воскрешения проклятой богини и призывал на ее голову все земные и небесные кары.
   А так как при этом мы активно дегустировали изумительные аркарские вина, градус доброжелательности ламина изрядно повысился. Ар-Тарим уже не казался нам мрачным и злобным деспотом, олицетворением домостроя. А мы для него стали лучшими дорогими гостями, казнить которых было бы настоящим кощунством. В общем, беседа получилась на редкость милой и содержательной.
   Прежде чем отчалить в свои покои, наш радушный хозяин посоветовал нам отправиться на экскурсию по Зариаду, дабы полюбоваться его сказочными красотами. Тем более что такой чести удостаивались немногие чужестранцы.
   Как по мне, я бы эту честь с радостью променяла на возвращение в Роувэл. Но чтобы не прослыть неблагодарной, нежно улыбнулась ламину в ответ и пожелала приятного отдыха.
   -- Ну что, по верблюдам? -- предложил Янн, когда хозяин виллы скрылся в лабиринте фруктовых деревьев.
   -- Я согласна только на пешую прогулку. Эти вздорные твари мне не понравились. -- После виноградного напитка я тоже заметно подобрела и была не прочь побродить по острову.
   -- Только сначала прикрой физиономию, -- напомнил солдат о дурацкой местной традиции.
   Пришлось маскироваться. Хотя под этим "забралом" в такую жару просто нечем было дышать.
   Решили далеко не удаляться от виллы, дабы не заплутать в хитросплетениях узких улочек. Миновав несколько вилл, больше похожих на сказочные дворцы, мы оказались перед высоким зданием с золотыми куполами. По-видимому, это и был тот роковой храм, в который нам предстояло отправиться ночью. К святилищу прилегала высокая башня, состоящая из множества граней-стен. Из самой ее вершины доносилось пение жрецов. Протяжное и заунывное, оно разносилось по всей округе и навевало тоску.
   -- Нам стоит извиниться перед Раяной, -- сказала я.
   -- Я сам с ней поговорю и все улажу, -- вызвался принять на себя удар Янн.
   -- Думаю, одним скромным "прости" здесь не отделаешься.
   -- Все будет в порядке, -- беспечно отмахнулся белобрысый. -- Она нас поймет и простит. Уж я-то умею умасливать женщин.
   -- Очевидно, что не всех.
   Я рассмеялась, заметив недоумение на лице солдата. Нет, он неподражаем! Таких самоуверенных типов, как Янн, еще поискать надо.
   -- Скажешь, я тебе совсем неинтересен, -- хитро сощурился блондин. -- А кто же тогда подсматривал в замочную скважину?
   -- Во-первых, я не подсматривала. Во-вторых, мы это уже проходили. Придумай что-нибудь поновее.
   -- По-моему, ты занимаешься искажением фактов, -- не сдавался драгар.
   -- А ты -- самообманом!
   Во мне проснулось игривое настроение. Хотелось сыпать безобидными колкостями, подтрунивать над несносным солдатом и улыбаться. Наверное, все дело в вине, а может, и в атмосфере Зариада. В его необычной архитектуре, празднично одетых, как райские пташки, горожанах и дивной природе. На каждом шагу -- куда ни глянь -- росли фруктовые деревья. Только протяни руку, и сочный плод окажется у тебя на ладони. Солнышко ласково припекало, подглядывая с лазурных небес. А смех прохожих и мелодичный напев из храма, пусть тоскливый и монотонный, наполняли сердце умиротворением.
   Даже не верится, что где-то поблизости притаился злобный пират, жаждущий крови.
   В целом можно было считать, что прогулка удалась. Мы даже ни разу не поругались. А обоюдные шпильки, то и дело отпускаемые в адрес друг друга, не в счет. К ним мы уже привыкли.
   Только одно обстоятельство омрачило тот вечер. На одной из площадей, заполненной крикливыми торговцами и праздно шатающимися зеваками, я снова увидела свою жуткую копию. Лишь на мгновение она мелькнула в толпе, и я даже подумала, что мне все привиделось, но ощущение тревоги вернулось.
   Я привыкла гнать от себя страхи и, словно страус, при появлении опасности зарывающий голову в песок, надеялась, что все само собой рассосется. Но рано или поздно придется посмотреть правде в лицо. И тогда...
   Гулять сразу расхотелось. Я попросила Янниса вернуться на виллу, сославшись на усталость и желание отдохнуть перед ночным променадом. Драгар не стал возражать, и мы повернули обратно.
  
   Священнодействие должно было начаться в полночь. Когда Зариад погрузился в тишину, мы, обрядившись в белые балахоны, цвет которых считался у аркаровцев символом чистоты и смирения, покинули виллу. Словно угрюмые привидения, двигались по безмолвным улочкам города.
   Спасибо ар-Тариму, что взял нас с собой. Было любопытно понаблюдать за проведением ритуала.
   -- Судя по тому, как косится на нас Раяна, ты не смог растопить лед ее сердца, -- поравнявшись с солдатом, предположила я. -- Или же она какая-то неправильная женщина и потому откровенно послала тебя подальше.
   Яннис раздраженно клацнул зубами. Значит, второе.
   -- Перебесится, тогда и поговорим. Еще сама прибежит извиняться.
   -- Ну-ну... Хорошо, что не приползет.
   Возле входа в храм нас попросили разуться, и уже босыми мы пошли по длинной ковровой дорожке, разделявшей огромное помещение на две равные половины. По обеим от нее сторонам горели свечи в высоких канделябрах, а где-то в глубине зала, в самых темных его уголках, упражнялись в песнопении служители храма.
   Жрица -- молодая женщина, высокая и черноглазая, -- ждала нас возле небольшого возвышения с красовавшимися на нем подношениями. Ар-Тарим расщедрился на подарки и преподнес богам золотые украшения с какими-то невзрачными на вид камнями, скорее всего, магического предназначения.
   Уверена, все побрякушки после ритуала отойдут алчным храмовникам. Богам-то вся эта дребедень ни к чему. А вот служители храма наверняка ими пользуются.
   Поприветствовав поклоном и дождавшись, когда мы умостимся у подножия алтаря, жрица велела скрестить нам ноги, сложить ладони вместе, скроить постные мины и слиться друг с другом в молитвенном экстазе. Насчет последнего я сильно сомневалась. Лично у меня не было никакого желания возносить хвалу богам-предателям, по воле которых я уже много недель маялась в этом Анрилине.
   Жрица закружилась в ритуальном танце, неистово колотя в бубен и подпевая в такт несмолкающим служителям храма. С каждой минутой ее движения ускорялись, и у меня от ее юбок начало рябить в глазах. Стараясь отвлечься от мельтешащей перед нами ламины, я сосредоточилась на маленьких круглых свечах, похожих на раскрывшиеся бутоны роз. Цветы из воска плавали в золотой чаше у ног Раяны. Дочь ар-Тарима сидела близко от алтаря, бледная и неподвижная, будто ждала, когда богоприслужница, наплясавшись вдоволь, подлетит к ней и проткнет ее острым кинжалом.
   Не знаю, отчего мне в голову пришла столь бредовая мысль. Но в следующий миг жрица и вправду подскочила к Раяне. От резкого порыва ветра, закружившего вокруг ламины, большинство свечей погасло; над чашей взметнулась струйка серого дыма.
   -- Боги не отвечают на мои призывы! -- скорее шипя, чем выговаривая слова, проинформировала нас жрица. -- Признавайся! Какого бога ты просила о благословении? -- Черные глаза, густо подведенные сурьмой, вперились в лицо Раяны.
   Поколебавшись, ламина все-таки выдавила еле слышное:
   -- Сиариль...
   Мы дружно ахнули. Даже далекие певцы, умудрившиеся расслышать тихий ответ, запнулись на одной ноте. Потом, вспомнив, что за прекращение ритуального воя их могут отлучить от храмовой кормушки, принялись с прежним рвением вытягивать высокие ноты.
   Понимая, что нужно объясниться, Раяна понуро произнесла:
   -- Боги не соглашались на наш союз.
   -- А ты вместо того чтобы прислушаться к воле всевышних, обратилась к проклятой! -- начал кипятиться ар-Тарим, но жрица взмахом руки заставила его замолчать.
   -- Ты поступила неразумно, Раяна, и можешь дорого поплатиться, -- в голосе ее сквозил холод. Поднявшись с колен, ламина отвернулась от виновницы "торжества" и продолжила свой мистический танец.
   Пока она порхала между нами, раскидывая по полу какие-то пахучие травы и лепестки, я принялась философствовать. Оказывается, любовь и ненависть способны манипулировать нами не хуже хитроумных богов. В чем-то я понимала Раяну: если бы, например, мне предложили в обмен на поклоненье проклятой богине избавиться от подонка мужа, не факт, что я бы не согласилась.
   Словно в ответ на крамольные мысли, колечко на пальце протестующе заалело. Наверное, мой дражайший супруг таким образом пытался сказать:
   -- Даже не думай!
   И угораздило же меня по простоте душевной выскочить за него замуж...
   Печальный ход мыслей был прерван истошным воплем. Раяна содрогнулась всем телом и, картинно закатив глаза, упала в глубокий обморок. Оказывается, именно этого и добивалась жрица. Опустившись перед девушкой на колени, она принялась что-то монотонно шептать, водя руками над ее телом.
   Закончив, обратилась к мрачному, как средневековая крепость, ар-Тариму:
   -- Связь восстановлена. Очнувшись, Раяна сможет почувствовать Призрачного Демона, и ему не удастся разорвать эти узы.
   Ламин в порыве благодарности чуть не пал ниц перед жрицей.
   Когда мы вышли на улицу, свечи в храме погасли. Тяжелые двери с грохотом захлопнулись за последним из нас.
   Раяну уложили в золоченые носилки. Четверо слуг слаженно подняли их и, водрузив себе на плечи, медленно побрели по спящему городу. Мы двинулись следом.
  
   Утомленные щедрым на события днем и не менее насыщенной ночью мы сразу же разбрелись по комнатам. Мне досталась просторная уютная спальня в женском крыле, обставленная мебелью в красно-золотистых тонах, с затканными шелком стенами и устланными мягкими коврами полами.
   "Все-таки ар-Тарим -- нормальный мужик", -- подумала я. Вон с какой заботой отнесся к нам, иноземцам. Окружил нас всеми удобствами. На кровати меня ждала ночная сорочка и шелковый пеньюар, а на столике рядом стояли разномастные тарелочки, содержимым которых можно было запросто накормить полдюжины голодных и страждущих. Как еще Ли не взбесилась и не разнесла все это к демоновой бабушке. Со своей параноидальной любовью рийя стала сама не своя.
   Полакомившись шербетом, я переоделась и легла в постель. Надеялась, что сон придет сразу. Не тут-то было. Сколько я ни ворочалась с боку на бок, сбиваясь со счета баранов, слонов и прочей живности, сна не было и в помине. Из-за духоты в комнате мне казалось, что я вот-вот задохнусь.
   Выйдя на балкон, с наслаждением вдохнула свежий воздух, сладкий от фруктовых и цветочных ароматов; обвела взглядом сад, наслаждаясь предрассветным пейзажем. Какая же все-таки красивая вилла у ар-Тарима...
   Мой взгляд задержался на освещенной догоравшими звездами беседке. Я подалась вперед, рискуя навернуться с третьего этажа, и постаралась разглядеть укрывшуюся в ней девушку. Без сомнения, Раяна. Да еще и в компании какого-то типа. Что-то мне подсказывало, что ее собеседник был тут гостем незваным.
   Я поспешила к лестнице, где нос к носу столкнулась с Янном.
   -- Дагман! -- в унисон воскликнули мы.
   Опомнившись, солдат прижал палец к губам и шепотом велел следовать за ним. Нужно было действовать осторожно, но быстро. Если сейчас всех переполошим, то точно спугнем это демоническое отродье. Или как тут его величают.
   Спустившись на первый этаж, мы вышли на улицу. Одна бы я точно запуталась в бесконечных лабиринтах парка, но Янн ориентировался как у себя дома. Драгар двигался бесшумно, словно хищник, преследующий добычу. Я молча семенила за ним.
   Отыскав бывших влюбленных, солдат спрятался за пышным кипарисом. Я скосила взгляд в сторону парочки, намекая, что мешкать не стоит и нужно брать быка за рога; то есть преступника, пока он не смылся.
   -- Никуда не денется, -- зашевелил губами блондин. -- Я хочу знать, как поступит Раяна.
   Неужели Янн все еще на что-то надеется? Думает, послав свою старую любовь, травница бросится ему на шею? Так просто вычеркнет пирата из своего сердца и простит наше предательство. Боюсь, на отношениях Раяны и Салимара можно поставить жирный крест. Ли может успокоиться.
   Пока я так размышляла, привставав на цыпочки и выглядывая из-за широкого солдатского плеча, между Дагманом и Раяной происходила весьма занятная сцена. Пират уговаривал девушку бежать, а она, как ни странно, упиралась.
   -- Неужели ты думаешь, что я причиню тебе вред? -- опустившись на колени возле любимой и сжимая ее ладони в своих, нежно ворковал Призрачный Демон.
   Раяна смотрела на него глазами, полными слез, и дрожащим голосом отвечала:
   -- Зачем ты забрал Азилу? Зачем мстил моему отцу? Куда ты ее увез?!
   Дагман нервно огляделся по сторонам, но нас, хвала богам, не заметил. С легким раздражением воскликнул:
   -- Я думал, что ты умерла и винил во всем твоего отца! С Азилой все в порядке. Сейчас у нас нет времени на разговоры. Пойдем со мной! Я отвечу на все твои вопросы и отвезу тебя к сестре.
   -- Один раз я уже поддалась на твои уговоры, -- слезы катились по ее щекам. -- Во второй раз я не смогу так поступить со своими родными.
   -- Ты сама не понимаешь, что несешь! -- грубо бросил пират. А потом резко прижал к лицу ламины свою огромную темную ладонь, другой рукой обвил ее талию с явным намереньем лишить ар-Тарима еще одной дочери.
   -- Насмотрелся? -- пихнула я вбок солдата. -- Доволен?
   Тот вышел из ступора и двинулся на разборки. Я чуть ли не в припрыжку поскакала за ним, радуясь, что у нашего приключения будет счастливый, а главное скорый конец. Сейчас Янн по-быстрому набьет этому неуловимому мстителю морду, а потом мы всучим его ар-Тариму. После такого триумфа почтенному ламину не останется ничего, кроме как сдержать слово и с почетом отправить нас обратно в Роувэл. Разумеется, вместе с Велидором.
   Но, кажется, радоваться я поспешила.
   Оттолкнув Раяну, так, что девушка отлетела к дереву, и, основательно приложившись о него головой, рухнула как подкошенная, Дагман ринулся на моего солдата. Вернее, не на моего, а на нашего... А если точнее, на ничейного. Фу ты! Запуталась!
   Внешностью пират чем-то напоминал Иррандира. Такие же светлые, как и у герцога, волосы, холодный взгляд, жестокая ухмылка, проступившая на загорелом лице, когда пират вытаскивал заткнутый за пояс кинжал. Сразу видно, что перед нами типичный представитель драконьей расы.
   Драгары сцепились в схватке. Янн был безоружен и сильно рисковал. Я в панике озиралась на спящий дом, не зная, как поступить: сражаться вместе с солдатом или бежать за подмогой.
   Ли, в отличие от растерявшейся хозяйки, была настроена решительно. Ухитрилась выбить кинжал из рук пирата, когда тот попытался пырнуть Янна в живот. Хвала богам, солдат успел отскочить. У Дагмана же не было времени удивляться внезапному исчезновению оружия, Янн налетел на него, сбив с ног, и вместе они покатились по земле, от души колошматя друг друга.
   Дагман был зол как сто демонов, и это удваивало его силы. Он боролся ожесточенно, не щадя кулаков. Яростно зарычав, пират в очередной раз нанес удар прижатому к земле солдату. Воспользовавшись тем, что противник деморализован, вскочил на ноги, отбежал в сторону и... стал срывать с себя одежды.
   Яннис хотел было взять реванш, но от бесстыдства соперника просто оторопел.
   То, что произошло дальше, можно было отнести к разряду фантастики и абсурда. Нескольких секунд нашего замешательства хватило Дагману, чтобы предстать перед нами в чем мать родила. Во дает! Ни стыда, ни совести.
   Пират пригнулся к земле и стал... перевоплощаться. Сначала его пальцы удлинились, превращаясь в изогнутые когти, по телу волной пробежала серебристая рябь, становясь белоснежной чешуей. Послышался жуткий треск, словно у пирата ломались кости, и вот уже расправились широкие крылья.
   Если бы не Салимар, успевший выдернуть меня прямо из-под крыла дракона, оно бы меня точно прихлопнуло. Чудовище взмахнуло крыльями. Задетый ими купол беседки со скрежетом накренился, а потом рухнул на землю.
   На всякий случай потерла глаза, стараясь прогнать странный глюк. Несомненно, я сплю, и вся эта история в саду -- лишь плод моего утомленного воображения.
   Посчитав, что и так с нами долго возился, дракон стал высматривать Раяну. Травница к тому моменту уже пришла в себя и пряталась за беседкой. Когда огнедышащая тварь попыталась сцапать ее, ламина нарисовала в воздухе какой-то знак. Тот засиял в сумраке голубым светом и с силой впечатался в чешуйчатую грудь. Монстр взревел, в исступлении забив крыльями.
   В саду замелькали факелы, послышались крики наконец-то проснувшейся челяди. Чудовищу ничего не оставалось, как откланяться, оставив после себя разгромленную беседку и выкорчеванные с корнем деревья.
   Поднявшись в небо, дракон растворился за серыми облаками. А мы все продолжали стоять и смотреть в предрассветное небо.
   -- Янн, что это сейчас было? -- ошарашенно пробормотала я.
   -- Теперь мы знаем, что принцесса не единственный дракон в Анрилине, -- хмуро отозвался солдат и поспешил на помощь Раяне.
  
   -- Ваше высочество... Эрида...
   Теплые пальцы коснулись ее лица. Несколько секунд принцесса лежала неподвижно, пытаясь различить черты склонившегося над ней мужчины. Постепенно глаза привыкли к темноте. Приподнявшись на локтях, Эрида стала озираться, пытаясь понять, где они очутились и как им отсюда выбираться.
   -- Идти сможешь? -- с тревогой проговорил солдат, помогая принцессе подняться.
   Кожу в нескольких местах немного саднило; наверное, расцарапала при приземлении. Плюс гул в голове, отдававший в висках легкой болью. В остальном же девушка чувствовала себя нормально, поэтому поспешила успокоить друга.
   -- Сам-то ты цел? -- Тут она заметила темные пятна на сорочке, видневшейся в прорехах разорванной куртки, и испуганно вскрикнула: -- Всевышние! Кристер!..
   -- Да я в порядке, -- заверил принцессу драгар и улыбнулся. Правда, улыбка эта получилась вымученной и выдавала его состояние не хуже пятен на одежде. -- Жить буду. Всего лишь пара царапин.
   -- Сядь. Я посмотрю твои раны, -- не терпящим возражений тоном отрезала Эрида и потянула Криста за руку, заставляя того опуститься на землю.
   Однако приступить к осмотру раненого девушка не успела. В тот момент ее внимание привлекли камни, коими был щедро усеян пол подземного зала. Один за другим те начали загораться подобно звездам в сумеречном небе, пока помещение не наполнилось неярким голубоватым свечением.
   Эрида невольно вздрогнула, почувствовав совсем близко чье-то присутствие. И словно в подтверждение ее догадки, из нескольких камней, тех, что покрупнее, стали вырываться вспышки яркого света. Они закружили по залу, постепенно разрастаясь и приобретая очертания драконов. А когда те снова коснулись земли, превратились в трех высоких мужчин и стройную седовласую женщину. Первородные пересекли зал, важные и степенные приблизились к незваным гостям.
   Лишь мельком взглянув на солдата, они перевели взгляды на Эриду, вселив в девушку уверенность, что им прекрасно известно, кто она и зачем пожаловала в их обитель.
   -- Дочь Номвира, -- кивнула ей в знак приветствия женщина. В руках у нее был посох из белого дерева, плечи украшала похожая на сверкающую паутину шаль.
   Ее манера держаться, ее взгляд выдавали в ней лидера. Остальные драконы стояли чуть поодаль, словно стража при королеве.
   Эрида и Кристер почтительно поклонились, после чего принцесса произнесла:
   -- Вам, должно быть, известно, почему мы вас потревожили. Я нуждаюсь в вашей помощи и в вашем... благословении. -- Эрида невольно покраснела и затаила дыхание, ожидая ответной реакции. Уверенность, что двигала ею последние дни, вдруг исчезла, уступив место растерянности и сомнению. Она ведь обычная юная девушка. Пусть и прямой потомок драконов, но отвергнутая собственным народом. Наверное, первородные сочтут ее притязания на престол дерзкими и самонадеянными и просто посмеются над ней.
   Но никто из драконов даже не улыбнулся. Напротив, их лица хранили суровость, хотя в словах женщины, как ни странно, чувствовалось участие:
   -- Ты должна будешь заслужить наше благословение и доказать, что ты достойна трона Роувэла.
   -- Я сделаю все, что скажете! -- запальчиво воскликнула принцесса. Теперь ее щеки пылали от возбуждения, а сердце готово было выпрыгнуть из груди от наполнившей его радости. Сейчас она на самом деле была готова на любой безрассудный поступок, только бы заручиться поддержкой первородных.
   -- Ты слишком сосредоточена на своих проблемах, Эрида, -- вступил в разговор мужчина с глазами цвета ограненного изумруда, в которых, казалось, проскальзывали всполохи огня. Словно зачарованная, принцесса смотрела на дракона, жадно впитывая каждое его слово. -- Ты забыла о настоящей угрозе. Истинный правитель не заботится о собственном благе, в любую минуту он готов пожертвовать собой ради своих подданных.
   -- О какой жертве вы говорите? -- подал голос Кристер, недовольный развитием диалога. Ему не понравилась прелюдия, и он прекрасно понимал, что древние могут потребовать невозможного.
   -- Забудь о троне, забудь о мести и тщеславии. Единственное, что должно тревожить твой ум, -- это безопасность твоего народа, -- даже не взглянув на солдата, а продолжая в упор смотреть на принцессу, сказала женщина.
   -- Но я ведь только об этом и думаю. Если Иррандир взойдет на трон... -- робко заговорила Эрида, но властительница ее перебила.
   -- Он -- лишь временщик, выдвинутый старейшинами. Жалкое подобие управителя. И сам по себе не представляет угрозы. Тебе нужно беспокоиться о спасении драгаров от проклятой богини, ведь именно на них первых она обрушит свою месть, когда обретет силу.
   -- Безумие! -- порывисто вскричал Кристер. -- Эриде не справиться с Сиариль, и вы это знаете! Вы провоцируете ее на неравную схватку!
   -- Какой толк от правителя, если он не может защитить свой народ, -- усмехнулся один из первородных.
   Солдат собирался продолжить полемику, но принцесса жестом его остановила.
   -- Как же мне справиться с Сиариль, если я даже не знаю, где ее искать?
   -- Дам тебе совет, -- ответил зеленоглазый дракон. -- Сиариль готовит армию, даруя признавшим ее драгарам возможность перевоплощаться. Начни с них. Уничтожив ее приспешников, ты ослабишь ее. И тогда тебе не придется беспокоиться о поисках. Богиня сама тебя найдет, чтобы поквитаться.
   -- Прислушайся к своей сущности дракона, -- подхватила первородная. -- Ты не найдешь Сиариль, пока богиня сама того не захочет. Но сможешь почувствовать ее слуг. Твой дар поможет тебе. Он -- твое настоящее благословение...
   И принцесса, и Кристер надеялись получить ответы на множество вопросов, но, должно быть, древние посчитали, что и так уделили им слишком много своего драгоценного времени.
   Зал начал погружаться во тьму, камни потускнели. И вот уже у них под ногами шелестит трава, вдалеке за полем чернеет лес -- пристанище первых драконов, а солнце слепит глаза и раскрашивает дикие цветы яркими красками.
  
  

Глава одиннадцатая

О надуманных изменах и прогулке по гарему

  

В женщине всегда борются две сущности:

кошка, которая хочет гулять сама по себе,

и собака, которой нужен хозяин.

NN

  
   -- Перестань дергаться! Ведешь себя, как девчонка! -- прикрикнула я на солдата и принялась щедро поливать очередную рану обеззараживающим настоем. Все-таки Дагман знатно его отделал.
   -- А понежнее нельзя? -- блондин скривился от боли.
   -- Я и так чересчур с тобой нежная, хоть ты этого и не заслуживаешь.
   -- Даже так! Интересно же, почему? -- не унимался истребитель моих нервов.
   -- Сними сорочку, -- вместе ответа велела я, хотя ошметки ткани, что еще остались на солдате, мало походили на одежду.
   Мне следовало попросить Салимара раздеться прежде чем начинать лечение, но почему-то одна мысль лицезреть блондина не совсем одетым вгоняла в краску.
   -- С этого бы и начинала! -- непонятно чему обрадовался драгар и в одну секунду избавился от сорочки. На моих щеках проступил румянец. К чему бы это...
   -- И все-таки, почему я тебя так раздражаю?
   Я перевела взгляд на пузырек с настойкой, убеждая себя, что ничего нового на мужском теле, чего бы не видела прежде, я точно не обнаружу. Потому и стесняться нечего.
   -- Просто я не доверяю тебе. Ты знаешь больше, чем говоришь. И, если честно, я не понимаю, на чьей ты стороне и по чьим правилам играешь. Иногда мне кажется, что ты ведешь свою собственную игру.
   Драгар заломил бровь и загадочно улыбнулся.
   Как же меня достала эта его улыбка!
   -- Сиди смирно и дай мне закончить. -- Я еще раз щедро окропила настойкой раны на груди. С садистским удовлетворением услышала, как Янн зашипел. Так ему и надо! За то, что треплет мне нервы. А они у меня и так подпорченные.
   Я все-таки не смогла побороть любопытство. Глаза-предатели скользнули по сильным рукам, твердой, словно высеченной из камня, груди и пошли блуждать дальше. Лицо запылало.
   -- Вообще-то я сегодня спас тебе жизнь и, по-моему, заслужил поощрение, -- нарушил молчание драгар. Причем сказано это было без привычной иронии; тихо, но твердо.
   Совсем обнаглел. Я тут его лечу из последних сил, а у него еще хватает наглости заикаться о поощрении.
   -- Даже не берусь предположить, на что ты намекаешь.
   Приказала себе больше не отвлекаться. Убрав со лба светлую прядь, занялась ссадиной на виске.
   -- Дезали...
   Я подняла глаза. Яннис отвел мою руку и, прежде чем я успела что-либо возразить, притянул меня к себе и поцеловал. Требовательно, жадно, настойчиво. Ему даже в голову не пришло, что я могу расценить это, как акт насилия с его стороны. Но драгар, видимо, был из тех, кто привык получать желаемое. И сейчас объектом его желания была я.
   Попробовала отстраниться, упершись руками ему в грудь. Без толку. Он еще крепче прижался ко мне. Обхватив ладонями мое лицо, заставил разомкнуться губы, заглушив поцелуем мой протестующий вздох.
   Мне бы продолжить противиться, но предательская дрожь, пробежавшая вдруг по телу, погасила слабый протест. Почувствовала, что под напором солдата и сама загораюсь от страсти.
   Одной рукой удерживая меня за талию, наверное, на случай, если передумаю и взбрыкну, другой он заскользил по бедру, приподняв край сорочки. Даже через тонкую ткань я ощущала жар его пальцев. Он покрывал поцелуями мое лицо, а потом, слегка потянув за волосы, заставил запрокинуть голову и приник губами к шее, слегка покусывая чувствительную кожу.
   -- Не надо, -- все, на что меня хватило -- это на невнятный протест.
   Но упрямец сдавать позиции не собирался.
   -- Ты даже не представляешь, как я тебя хочу, -- шептал он, целуя мое плечо.
   То ли от сладостной истомы, стремительно заполнявшей меня, то ли я опять оказалась в плену его магических чар -- мир вокруг вдруг перевернулся с ног на голову. А когда я снова пришла в себя, поняла, что отступать уже было поздно.
   Я в чем мать родила лежала на простынях и чувствовала на себе тяжесть тела этого обольстителя, вдыхала терпкий запах кожи, смешанный с запахом травяной настойки, и млела от наслаждения.
   Всевышние! Как же я до такого дошла...
   И я сама положила руки на плечи драгара, услышала свой собственный стон, когда его губы сомкнулись вокруг груди, нежно ее лаская.
   Сознание заполняла одна единственная мысль -- любой ценой остудить полыхающий внутри меня жар.
   -- Пожалуйста... -- теперь уже я умоляла.
   Сладкая пытка поцелуями все продолжалась, и я уже, кажется, готова была возненавидеть его за эту нескончаемую прелюдию. Вздохнула блаженно, наконец-то почувствовав его в себе...
   ...И неожиданно проснулась.
   Сорочка была на мне, вся влажная от пота. Сердце в груди отбивало частую дробь, словно это не Янн, а я сражалась с драконом-пиратом. При мысли о блондине щеки вновь запылали, прямо как в моем запредельном сне. Всевышние! И надо же привидеться такому...
   Еще долго я лежала с пунцовым лицом и полным раскаяния сердцем. Дурацкое наваждение! Нет бы приснился Крист, наша скорая встреча и совместная счастливая жизнь.
   А вместо этого в голову лезут всякие непотребности, да еще с блондином в главной роли. Полный мрак да и только.
   На этом "развеселое" утро не закончилось. Я даже толком не успела себя повоспитывать и прийти в чувство, как заглянула служанка. Убедившись, что я уже бодрствую, поспешила за завтраком. Пришлось вставать и одеваться. Тогда-то на сеанс связи и вышел мой благоверный.
   Завязывая на груди ленты корсажа, услышала голос этой ехидны.
   -- Часики тикают, дорогая. До полной луны осталось совсем немного.
   Я уже успела привыкнуть к внезапным появлениям демона, поэтому ни испугалась, ни удивилась. Только буркнула:
   -- Я в курсе, -- и с невозмутимым видом продолжила прерванное занятие.
   -- Ты, Дезали, родилась под счастливой звездной, -- как обычно, издалека начал де Вер, не спеша подкрадываясь к самой сути. -- Не хочется убивать принцессу -- не надо! Теперь у нас есть новый объект для жертвоприношения. Надеюсь, кинжал не посеяла?
   -- Я бы и рада избавиться от твоих презентов, да только не получается! -- выпалила я, имея в виду окаянное колечко.
   -- Не кипятись. Нам терпеть друг друга осталось недолго.
   -- Что ты имеешь в виду? -- я задержала дыхание.
   Но проклятый демон не спешил с пояснениями.
   -- Повторяю, смерть дракона должна совпасть с полнолунием. Только тогда магия в его крови перейдет в кинжал. -- Заметив пофигистское выражение на моем лице, асгайр нетерпеливо выкрикнул: -- Дезали, ты хоть слышишь, что тебе говорят?!
   -- Да, можешь закругляться. -- Если честно, мне никак не удавалось выбросить из головы проклятый сон. А тут еще демонов супруг со своими претензиями. Слишком много внешних раздражителей на мою бедную голову. Так и свихнуться недолго.
   Закругляться Рэйфел не пожелал. Видно, решил меня доконать.
   -- Если отыщете пирата до полнолуния, сделай так, чтобы его не прикончили раньше времени и не пустили из него кровь. И мне без разницы, в какой ипостаси он будет в момент смерти: драгара или дракона. Магия в его крови от этого не испортится. Ты все запомнила?! -- последнюю фразу он буквально прорычал, заметив, что я снова впала в раздумье.
   Желая поскорее отделаться от де Вера, буркнула:
   -- Поняла, не идиотка. Первое: найти дракона. Второе: если поймаем раньше, чем вам угодно, отсрочить его кончину. Ну и третье, самое интересное: потерпеть до долгожданного полнолуния и только тогда приступить к кровопусканию. Видишь, я все схватываю налету.
   -- Ты стала жестче, -- довольно отметил для себя муженек. -- И уже не визжишь, как резаная, от одного простого слова "убийство". Твоя природа берет свое.
   Закралась мысль расспросить асгайра о моей второй рийе. Наверняка он что-нибудь знает. Рэйфел был осведомлен о нереях больше, чем я сама. Мое безразличие объясняло только одно: в Астархаде за интерес к нереям можно было загреметь за решетку, а то и прямиком на костер. Я опасалась вызвать ненужные подозрения, поэтому довольствовалась только общеизвестной информацией о своей расе.
   Взвесив все за и против, распрощалась с идеей найти ответы у де Вера. Больше я помощи у садюги-мужа не попрошу. Иначе опять придется платить. А я еще за прошлое не расплатилась.
   -- Дезали, мне нужно начинать волноваться, что ты меня подведешь?
   Отрицательно покачала головой.
   -- Тогда надеюсь, что в следующий раз мы с тобой увидимся уже в Астархаде, -- прозвучало демоническое прощание. Я было обрадовалась, что на сегодня планерка закончена, когда в комнате снова раздался ненавистный мне голос. -- Да, забыл сказать -- тот паренек, за которым вы так усердно гонялись, сбежал этой ночью. Подумал, тебе это будет интересно.
   -- Раньше сказать не мог?! -- все-таки сорвалась я на крик.
   Подобрав юбки, бросилась в противоположное крыло, отведенное исключительно для представителей сильного пола. И плевать, что женщины там персоны нон-грата. Сейчас не до церемоний.
   Промчавшись мимо опешившей служанки, тащившей мне завтрак, я долетела до комнаты солдата. Помнится, Янн хвастался, что ему досталась последняя по коридору спальня с потрясающим видом на город.
   Затарабанила в дверь, отчаянно надеясь, что драгар спозаранку не смылся. К счастью, он был у себя. И, кажется, только проснулся.
   Блондин встретил меня с голым торсом и привычной ухмылкой. Прямо как в дурацком сне... Я зарычала.
   -- И чего это мы снова не в духе? -- перестав скалиться, драгар посторонился.
   Не желая быть застуканной на "вражеской" территории, я спешно юркнула в комнату, закрыв за собой дверь. Невольно мазнула по солдату взглядом. Точь-в-точь герой из моего ночного кошмара. Только на теле настоящего Янна не было ни царапин, ни синяков.
   -- И где твои раны?
   -- Рабыни ар-Тарима -- просто кудесницы, -- с двусмысленной интонацией откликнулся Салимар. Значит, ему, в отличие от меня, этой ночью было не до сновидений. -- Так что случилось? Ты сама не своя.
   -- Велидор сбежал! -- вспомнила я о цели своего визита.
   Драгар отреагировал на эту новость на удивление вяло.
   -- Ясно... Только в следующий раз потрудись начинать с важного, а уже потом спрашивай о ерунде. -- Последние слова он проговорил мне прямо в лицо, так что его дыхание коснулось кожи. Я невольно вздрогнула. Ну вот, опять! Глупое наваждение...
   Быстро натянув сорочку, Янн сказал:
   -- Я за ар-Таримом. А ты бегом за своим покрывалом. Не дайте боги этот паршивец тайком проберется на судно... -- Последнюю фразу солдат адресовал самому себе и быстро исчез в проеме распахнувшийся двери, ведущей в покои хозяина виллы.
   Я не стала мешкать. Вернулась к себе, запихнула в рот несколько виноградин, обмоталась шелковой тряпкой и вышла к лестнице. Поджидать остальных.
   На поиски Велидора были откомандированы главные силы: все слуги ар-Тарима и кое-кто из команды "Кариды". Матросы знали проныру в лицо и должны были прочесать пришвартованные корабли и расспросить моряков о нашей пропаже. Ли тоже решила поучаствовать в поисках, потому как изнывала от скуки. Для рийи отыскать след Велидора было захватывающей забавой, своего рода охотой.
   Пока Ли шныряла по домам и виллам, куда нам, простым смертным, путь был заказан, мы осматривали город. Каждый его закоулок, каждую щель. Все тщетно. Зельевик словно сквозь землю провалился.
   -- Они что, не могли внушением привязать его к дому?! -- злился драгар. -- Мы, значит, должны им помогать. А наши проблемы ар-Тариму до одного места!
   -- Он -- хозяин положения. Нам остается только подстраиваться, -- флегматично заметила я.
   -- Что-то ты сегодня совсем не буйная, -- подозрительно покосился на меня Яннис. -- Часом не заболела?
   -- Бодренькая, как огурчик! -- заверила его я и невольно вздрогнула, когда солдат взял меня за талию и подтолкнул к зданию, давая таким образом нагруженному мешками ослику и его хозяину втиснуться в узкую улочку.
   Вывернувшись из рук блондина, пробормотала:
   -- Нужно поторопиться. Иначе мы его точно провороним.
   Сегодня созерцание прекрасного острова уже не доставляло мне радости. Крики торговцев на площадях, доносившиеся из храма песнопения, удушливая жара -- все действовало на нервы. То и дело приходилось поправлять "забрало", норовящее соскользнуть с лица. Лично мне было без разницы, что кто-то может меня увидеть. Но дабы не попирать многовековые традиции ламинов, честно куталась в ткань. И обливалась потом.
   Неизвестно, как долго бы мы слонялись в тщетных поисках, если бы не моя Ли. Когда жара достигла апогея, а я точки кипения, появилась рийя, счастливая и довольная.
   -- Нашелся красавчик, -- сияло улыбкой мое альтер эго. -- Пришлось помотаться по городу, но оно того стоило!
   -- Где он? Ну же, Ли, не томи! -- одернула я рийю, в поле зрения которой снова попал драгар, и она на несколько секунд впала в ступор.
   -- Жалко, что он не оценит по достоинству мою помощь, -- вздохнула рийя.
   -- Ли!!!
   Я уже готова была обратить ментальный крик в настоящий и популярно объяснить рийе, что думаю о ее дурацкой мании. Но Ли, поняв, что хозяйка и без того на взводе, поспешила исправиться:
   -- Велидор прячется во дворце халифа!
   -- Велидор прячется во дворце халифа... -- ошарашенно повторила я. Вслух, потому что Яннис резко затормозил и уточнил удивленно:
   -- Зельевик у халифа?
   Я растерянно кивнула.
   -- С чего ты решила? -- недоверчиво сощурился драгар.
   -- Интуиция.
   -- И твоя интуиция только сейчас тебе об этом изволила сообщить? -- продолжал проявлять скептицизм и подозрительность Яннис.
   -- Представь себе. И вообще, ты ведь не выдаешь мне свои секреты. А я молчу о своих. Твои, кажется, слова были.
   Драгара такой ответ не удовлетворил, но допытываться он перестал. Сейчас важным было другое -- попасть в цитадель местечкового короля.
   -- Предлагаю снова использовать номер с псевдоналожницами, -- хихикнула я. Помнится, прошлый наш маскарад оставил в душе Салимара неизгладимый след. -- Уверена, халиф по достоинству оценит твои габариты и грацию бегемота.
   Как и следовало ожидать, Янн не разделил шутку.
   -- Никаких наложниц. Пойдем туда и уже на месте сориентируемся. Велидор ведь как-то проник во дворец. Чем мы хуже?
   Отыскать хоромы халифа было плевым делом. Дворец располагался на вершине зеленого холма, на склонах которого цвели роскошные сады и сверкали перламутром фонтаны. Само здание с украшенными резными узорами стенами, золотыми шпилями на белокаменных куполах, миниатюрными башенками и бесконечными балкончиками, основания которых подпирали высокие колонны, был очень изящным, я бы даже сказала ажурным. Словно для его создания зодчие использовали не камень, а тончайшее кружево.
   -- Интересно, как здесь расправляются с незаконно проникающими на приватную территорию? -- вслух подумала я.
   -- Взгляни во-о-он туда. -- Яннис указал на так приглянувшиеся мне белесые башенки.
   Присмотрелась внимательнее и едва не закричала от ужаса. Острые зубцы "украшали" усохшие головы тех, кто, по-видимому, впал в немилость. Теперь дворец представлялся мне цветком-ловушкой, манящей, но полной смертоносного яда. Следовало сто раз подумать, прежде чем один раз в нее угодить. И именно сюда занесла нелегкая дурака Велидора...
   По широкой ленте дороги, ведущей к дворцовым воротам, неспешно тянулся караван из верблюдов, нагруженных тяжелыми тюками. Мы потащились за караваном, сетуя, что нас никак не спутать с двугорбыми, и вполголоса рассуждая, как быть. Попросить аудиенции у визиря и рассказать ему о наших мытарствах? Не факт, что стража захочет нас пропустить или хотя бы выслушать. А сообщить бравым воякам, что к ним прокрался малолетний идиот, значило самолично пополнить их экзотическую коллекцию пустой башкой Велидора, а заодно и умными нашими.
   Ли снова куда-то запропастилась, правда, вернулась довольно скоро. Рийе так хотелось расстараться для милого ее сердцу друга, что она сама того не ведая превратилась в послушную и исполнительную тень своей хозяйки. Такой, какой и предусмотрела ее природа. Наверное, мне при рождении достался бракованный экземпляр.
   Ли выяснила, что раз в месяц халиф устраивал день открытых дверей. Принимал простых смертных в своей роскошной резиденции и вполуха выслушивал их прошения, разрешал семейный распри и деловые междоусобчики. Ко всему прочему повелитель Аркары слыл мужчиной любвеобильным и за годы правления успел не раз пополнить свой пестрый гарем. Каких наложниц там только не было! И всех их надо было прокормить, одеть и обуть. Да еще лелеять и холить. Вот это мужчина, я понимаю...
   Пока халиф выполнял свой монарший долг перед подданными, в гареме устраивалась ярмарка. Наложницы присматривали для себя привезенные со всех уголков Анрилина ткани и украшения, без зазрения совести опустошая королевскую казну. Сегодня во дворце толпилась куча народу, и затея попасть в его стены уже не казалась такой несбыточной. Хоть одна капля меда в дегтевой бочке.
   Оставалось миновать стражу, а там уже с помощью Ли мы скоренько обнаружим паршивца.
   У самых ворот сгрудились страждущие монаршей аудиенции и купцы с одухотворенными лицами. Наверное, уже заранее подсчитывали барыши.
   Мы встали в очередь и принялись терпеливо ждать.
   -- Говорить буду я. А ты молчи и не вздумай демонстрировать свой норов, -- раскомандовался Яннис.
   Чья бы корова мычала...
   -- Слушаюсь и повинуюсь, -- хмыкнула я и принялась изображать из себя глухонемую. Хочет любезничать с этими мордоворотами -- на здоровье. А я просто рядышком постою.
   Не прошло и полгода, как мы черепашьим шагом доплелись до ворот. Янн только открыл было рот, собираясь озвучить уж не знаю какую по счету байку, как один из стражей, оглядев нас с ног до головы, коротко спросил:
   -- Купец?
   -- Всегда к вашим услугам, -- чуть ли не припечатался лбом о землю наш златовласка.
   Взгляд охранника переместился с липового негоцианта на мою скромную персону и тут же по его лицу расползлась липкая ухмылка.
   -- Халиф любит рыженьких, такой товар у нас в цене.
   Приплыли!
   Я нервно заправила за ухо выбившуюся из-под покрывала рыжую прядь и вперилась взглядом в мыски собственных туфель, только бы не чувствовать, как ламины беззастенчиво пялятся на меня.
   -- Джай, проводи их к Ирге, -- перестав лыбиться, велел замершему неподалеку слуге стражник. -- Она решит, куда ее определить.
   Да что же это такое! Опять меня приняли за товар! В этом демоновом мире все, кому только не лень, пытаются меня либо купить, либо продать. Ну что за меркантильный подход к женщине?!
   Далеко слуге идти не пришлось. Как только оказались в королевских чертогах, Янн аккуратно вырубил юнца и оставил "тело" в закрытой нише до лучших времен.
   -- Мог бы просто прижать бедолагу покрепче, -- укоризненно заметила я. -- Он от твоих волшебных объятий сразу бы и растаял.
   -- Этот прием действует не на всех.
   -- А я что, значит, особенная? -- окрысилась я. Нервы в последнее время совсем ни к демону, завожусь с пол-оборота.
   -- У нас два варианта. Остаемся здесь и продолжаем собачиться либо находим зельевика и убираемся подобру-поздорову.
   -- Идем! -- тут же засунула куда подальше свое самолюбие и первой ринулась по занавешенному пестрыми гобеленами коридору.
   Ли и на сей раз служила нам путеводной звездой. Только благодаря ей нам удалось не попасть в руки страже. Всякий раз, когда на горизонте появлялся кто-нибудь из челяди либо охраны, рийя предупреждала нас, и мы успевали заскочить в очередное укрытие-нишу, коих во дворце халифа имелось несчетное множество.
   Правда, я, всякий раз оказываясь в опасной близости к драгару, принималась нервничать, а память услужливо воскрешала обрывки из треклятого сна.
   Янн хоть и не мог прочитать мои мысли, но нутром чуял, что со мной что-то не так; то и дело подозрительно косил в мою сторону, еще больше меня напрягая. Да и риск быть застуканными в неположенном месте тоже нервировал.
   Дворец больше походил на запутанный лабиринт. По крайней мере, я потеряла ориентир после нескольких поворотов. Просто бездумно следовала за маячившей впереди рийей. Янн все пытал, снизошло ли на меня очередное озарение или нас снова ведет моя хваленая интуиция. Но не заметив с моей стороны никакой реакции, был вынужден заткнуться.
   Миновав множество коридоров, мы оказались во внутреннем садике. В самом центре его располагалась просторная беседка, в которой я заметила довольно колоритную пару, то ли любовно воркующую, то ли выясняющую отношения. Кавалер -- от горшка два вершка, в смешном тюрбане на голове и в полосатых шароварах. Его дама сердца -- грудастая и пышнотелая -- словно великан возвышалась над лилипутом и вкрадчиво тому что-то втолковывала.
   Невольно я стала свидетелем интимного разговора.
   -- Рози, сколько ты будешь испытывать мое терпение, строя глазки этому прыщавому евнуху? -- возмущенно пыхтел лилипут.
   -- Ну не ревнуй, мышонок, -- замела хвостом его возлюбленная. -- Глядя на меня, он получает чисто эстетическое наслаждение. В то время как тебе перепадает еще и физическое.
   Желая избежать продолжения дискуссии, гренадерша нежно припечатала любовничка к своей необъятной груди, отчего бедняга сомлел и в прямом, и в переносном смысле.
   Я попятилась назад, надеясь остаться незамеченной, но, как назло, наступила на большую сухую ветку. Та противно хрустнула, выдав меня с потрохами. Мадам выскочила из беседки, вся красная и почему-то разгневанная. Из-за ее спины, как из-за неприступной крепости, деловито взирал гном-любовник.
   Я оглянулась. Моих попутчиков, рийю и Янна, как ветром сдуло. Поэтому гнев этой фурии достался мне в единоличном порядке. Уперев руки в боки и устрашая своими габаритами, эта бабища ринулась на меня.
   Я мысленно прикинула. Спастись бегством от нее вряд ли получится. Слишком силы неравны. Ее один шаг наверняка равнялся моим десяти. Оставалось только зажмуриться и ждать очередного пинка судьбы, но олицетворявшая сейчас ее матрона пинать меня сходу не стала, а разразилась гневной тирадой:
   -- Ах, вот ты где, негодяйка! Опять от работы отлыниваешь!
   Я испуганно обернулась, надеясь за своей спиной обнаружить ту, в чей адрес были высказаны столь обидные претензии. Но дама почему-то подлетела именно ко мне и, больно вцепившись в мой локоть, потащила за собой к увитой цветами арке.
   -- Второй день на службе, и ни демона не делаешь! Да еще и за приличными людьми подглядываешь! Неблагодарная девчонка! Радоваться бы, что тебя приставили к самой хасеки, а ты лодырничаешь! Попробуешь у меня хлыста!
   Пока ламина в красках живописала, чем и сколько будут учить меня уму-разуму, я судорожно соображала. Очевидно, что меня приняли за прислугу. Вопрос: что делать? Смыться от этой красавицы явно не получится, ее теперь и клещами от меня не отдерешь. А если еще начнет верещать, то и весь дворец на уши поставит.
   Очутившись в здании, "начальница" потащила меня по лестнице на второй этаж. Еще будучи в коридоре, я услышала доносящиеся из зала девичий щебет и смех. А когда мы переступили его порог, у меня в глазах зарябило от обилия красок и украшений. Да, признаться, в гареме халифа знали толк в красоте.
   Кого тут только не было! И смуглые фигуристые ламины, и изящные голубоглазые эльфийки, и жительницы Роувэла со своими разноцветными гривами. И все они в ажиотаже перебирали пестрые ткани, бряцали бижутерией, вытанцовывали перед зеркалами. Вот это житуха!
   Среди красоток, словно тени, сновали такие же, как и я, замотанные в покрывала безмолвные служанки, подавая невольницам халифа чаи и сладости, а вдоль стен стояла безмолвная стража.
   -- Ну, чего рот раззявила? -- снова дернула меня за руку злючка. -- Что, тряпок никогда не видела? Шевелись! Хасеки желает подготовиться к встрече халифа. Сегодня ее очередь.
   Протащив меня по маленькому коридорчику, ламина легонько толкнула плечом створки. Те разлетелись, как по мановению волшебной палочки; хорошо хоть не в щепки. Мы оказались в просторной комнате с обтянутыми золотой тканью стенами и разноцветной мебелью. Помешались они все что ли на красках?
   -- Подбери наряд для госпожи, а когда она вернется, отправишься вместе с ней в хаммам. И только попробуй снова куда-нибудь улизнуть! -- погрозила мне пальцем надзирательница и, указав взглядом на приставленные к стенке сундуки, хлопнула дверью.
   Я, понятное дело, играть в кутюрье с какой-то там хасеки и знакомиться с их местными хамами не собиралась. Тем более, как по мне, хам здесь каждый второй, а может быть, и первый.
   Нужно поскорее сматываться!
   Я заметалась по комнате. Вернуться тем же путем, что пришла, не получится. Там этот шкафообразный цербер снова на меня набросится. Выбежав на балкон, разочарованно вздохнула. Прыгать со второго этажа -- тоже не вариант. Рисковать собой точно не стану.
   -- Ли, -- мысленно взмолилась я, -- нужна твоя помощь.
   И что вы думаете?
   Это когда я с Янном -- она тут как тут. А стоит мне удалиться от ее кумира, мерзавка и не подумает явиться. Жалко, что выпороть бестелесное существо невозможно. Уж я бы для нее не пожалела розги.
   -- Ли-и-и!.. -- безуспешно взывала я к непослушнице.
   Как об стенку горох.
   Наверное, по пятам следует за своим Янном. Никак им не налюбуется.
   -- Могу помочь, -- раздался за спиной такой знакомый мне голос. Мой голос.
   Я подскочила как ужаленная и резко обернулась.
   В нескольких шагах от меня, прислонившись к резной колонне балдахина и сосредоточенно изучая свой маникюр, стояла рийя номер два. С привычной наглой ухмылкой и сволочным взглядом.
   Не могу толком объяснить почему, но всякий раз при ее появлении меня всю аж передергивало. Хотелось кричать, звать на помощь или, на худой конец, падать в обморок. Уж в чем в чем, а в этом за последнее время я неплохо поднаторела.
   Лишь чудом удалось заставить себя не завизжать. Я невольно попятилась.
   -- Так на меня смотришь, будто дыру задумала просверлить, -- оторвавшись от любования своими ногтями, произнесла она. -- Ты звала меня...
   -- Я звала не тебя, -- уточнила дрогнувшим голосом.
   Рыжая бестия иронично усмехнулась и пробежалась по комнате взглядом.
   -- Ли, ау... Что-то я нигде не наблюдаю твою преданную подругу. По-моему, она напрочь забыла о своей хозяйке.
   Я поджала губы. Как говорится, против правды не попрешь. Тут и возразить было нечего.
   -- Небось Велидора ищешь? -- деловито уточнило мое альтер эго. То есть не альтер, так как место это уже было занято Ли, а... Демоны! Я даже не знаю, какое звание ей присвоить!
   -- Ну? Дезали, мне становится скучно.
   -- Чего ты хочешь? -- все-таки заглянула ей в глаза и вздрогнула от плескавшейся там тьмы, готовой в любой момент "выйти из берегов".
   -- Вопрос не в том, чего хочу я, а в том, чего хочешь ты? Могу помочь отыскать мальчишку... Если попросишь, -- добавила она и вперилась в меня пристальным взглядом.
   Может, и правда рискнуть? Она ведь вроде как тоже мне нечужая. Какая-никакая, а все-таки часть меня. Пусть даже худшая. А раз Ли снова отморозилась, то и выбора особого нет.
   -- Хорошо. Только сначала помоги мне выбраться отсюда.
   -- Погоди... -- последовал короткий ответ. Изящным движением рийя приподняла край цветастого покрывала, явив моему взору скукожившегося под кроватью Велидора.
   -- Ах ты!.. -- задохнулась я от негодования.
   Парень издал какой-то нечленораздельный звук, больше похожий на бульканье, и стал отползать в дальний угол. Рийя неспешной походкой обошла гигантское ложе и без всякого усилия выудила паршивца из-под кровати. Велидора затрясло как осиновый лист на засохшем дереве. Видеть-то он мою копию не мог, зато на своей шкуре ощущал ее "нежности".
   Я подлетела к негоднику.
   -- По-твоему, мне больше делать нечего, как рисковать собой из-за тебя, демонова огрызка!
   -- А чего тогда привязалась?! Отцепись от меня! -- Отмерев, Велидор попробовал похамить. За что схлопотал увесистую затрещину от рийи.
   Похоже, рукоприкладство -- главный ее аргумент.
   Парень тут же захлопнул рот, а я продолжила:
   -- Еще раз выкинешь подобный фортель -- и я своими руками утоплю тебя в этой Альгийской луже!
   -- Это мы с радостью, -- довольно поддакнула рийя.
   Велидор судорожно сглотнул.
   -- Мне нельзя возвращаться в Роувэл. У меня куча долгов.
   -- Ты бы лучше беспокоился о том, как будешь рассказывать Совету Десяти о своей причастности к гибели Эстана. Скоро твоим кредиторам будет некому предъявлять претензии.
   Парень изумленно захлопал глазами.
   -- А причем тут покойный принц?
   -- При том, что это по твоей милости его высочество отдал концы. Всё! Хватит лясы точить! Поднимайся и в путь!
   Я потянула его за руку, но этот олух словно прирос задом к полу.
   -- Ну так а я тут каким боком?! -- жалобно заскулил он. -- Его светлость под страхом смерти заставил меня продать яд! Иначе бы мне конец пришел раньше, чем вашему принцу.
   -- Так было бы лучше и справедливей. Вставай!
   Велидор протестующе замотал головой.
   -- Я буду кричать.
   -- Кричи на здоровье. -- Еще один нетерпеливый вздох и затрещина от рийи.
   -- Совсем больной? -- усомнилась я в адекватности парня. -- Сюда тогда вся стража сбежится.
   -- Хасеки меня защитит! -- нахально заявил паршивец.
   -- От меня -- вряд ли, -- вставила ментальную реплику рийя и замахнулась, чтобы снова дурака "приголубить". Я мысленно ее остановила.
   -- Она тоже из Роувэла и жалеет меня, -- заявил нервопотрошитель.
   -- Ну ты же не сможешь отсиживаться под ее юбкой вечно, -- попыталась я зайти с другой стороны. -- Если будешь послушным и начнешь с нами сотрудничать -- так уж и быть, замолвлю за тебя словечко перед ее высочеством.
   -- Так я тебе и поверил! -- Оттолкнув меня, этот гаденыш вскочил и бросился к выходу.
   Я замешкала. А рийя, схватив с прикроватного столика тяжелый талмуд, запустила им вслед беглецу. Но этот юркий гаденыш успел увернуться. Зато моей недавней знакомой-гренадерше, в тот момент распахнувшей двери спальни, досталось сполна. Книжка угодила прямо в лоб красномордой мадам. Та пошатнулась, но устояла.
   Глазки-щелочки сначала расползлись в разные стороны, а потом с бешеной скоростью заметались по комнате, пока не сфокусировались на мне. Ламина из пунцовой превратилась в бледно-зеленую, став похожей на надутую соломинкой жабу. Решив, что я занялась книгометанием, закатав рукава, с перекошенной физиономией двинулась на меня.
   -- Ой! -- испуганно пискнула я, отступая и мечтая стать невидимкой.
   -- Маленькая неблагодарная дрянь! -- зло прошипела матрона.
   Велидор, решив, что лучшего момента для побега может и не представиться, принялся по-пластунски пятиться задом к двери. Но остаться незамеченным ему-таки не удалось.
   -- А этта что?! -- рявкнула служительница гарема и схватила за шиворот проползавшего мимо нее паренька.
   -- Он -- мой! -- ринулась я отвоевывать свой трофей.
   -- Стража-а-а!!! -- что есть мочи затрубила мадам.
   Подлетев к той, рийя обрушила на ее голову первое, что попалось под руку, -- мраморного ангелочка, в один миг отправившего ламину в нокаут. Она театрально закатила глаза и с тяжелым стуком бухнулась в натуральный обморок, подмяв под себя не успевшего отползти Велидора. Кажется, парень и дышать перестал.
   Еще бы! Такая туша навалилась.
   Дальнейшие события завертелись с неимоверной скоростью. Я даже в себя прийти не успела, как комнату заполнили повизгивающие наложницы и суровая стража.
   Мое ходячее недоразумение, то бишь Велидора, быстренько извлекли из-под ламины, заломив ему руки за спину. Со мной проделали то же самое. Да еще и, кажется, провели соответственное внушение, превратив меня в полную пофигистку. Потому как ни пискнуть, ни ойкнуть я не могла; тем более, сопротивляться.
   Проклятье! Вот это называется прогулялась по гарему!
  
  

Глава двенадцатая

Охота на Демона

  

Если можно, а тем более нужно,

то как-то не очень и хочется.

NN

  
   Подвластные магии ламинов, мы с Велидором безропотно следовали за стражей, пока не оказались возле высоких дверей, украшенных резным орнаментом. Там нас уже поджидал полоненный Яннис, а перед драгаром беспокойно металась бледная Ли.
   Значит, за солдата мы вон как распереживались, а ради хозяйки даже не чешемся. Может, настала пора произвести рокировку -- отдать предпочтение новой рийе, раз старой на меня наплевать.
   -- Это ты весь дворец умудрилась поставить на уши? -- шепнул мне блондин, оказавшись рядом. -- Минут на пять одну оставил, а ты уже устроила такой бедлам... По словам стражников, еще никому не удавалось проникнуть в святая святых без дозволения халифа.
   -- Вообще-то они меня туда сами затащили, -- справедливости ради уточнила я. -- И кстати, именно в гареме я обнаружила нашего птенчика Велидора.
   Драгар покосился на юного пройдоху и закатил глаза.
   -- Вот олух! Что, решил переквалифицироваться в евнуха?
   Услышав столь мрачное предсказание, Велидор цветом лица сравнялся с украшавшей потолок лепниной.
   -- Но я ведь ничего такого не сделал, -- привычно заскулил он.
   -- А ты только и делаешь, что ничего не делаешь! -- проскрипел драгар. -- И, к сожалению, ничего не сделал, чтобы помешать своему появлению на свет. В данном случае твое бездействие хоть как-то было бы оправдано. В остальных нет.
   Ну загнул! Я даже почувствовала жалость к бедолаге Велидору. Парень и правда, сам того не желая, словно магнитом притягивает к себе неприятности. А заодно делится ими с нами.
   Велев перестать лаяться, стража подтолкнула нас к дверям. Несмотря на приказ опустить глаза долу, я все-таки осмотрелась. В самой глубине богато убранного зала, на горке из разномастных подушек и подушечек, в вальяжной позе восседал молодой мужчина вполне недурной наружности. Облачен он был в широкие шаровары, расшитую золотом светлую тунику и огромный тюрбан, украшенный массивным топазом. Глаза у Ли жадно заблестели.
   Она было ринулась к монарху, но я мысленно ее предостерегла:
   -- Угомонись! Для полного счастья нам еще не хватало обвинений в краже.
   -- А если без рук? Я только взгляну, -- отмахнувшись от моих слов, рийя понеслась оценивать монаршую "бижутерию".
   Ну это уже ни в какие ворота... Совсем распоясалась.
   Помимо халифа и стражи в зале находились несколько мужчин, в одном из которых я к своей радости узнала визиря Касида-эд-Дина. Правда, мрачная рожа ламина не предвещала ничего оптимистичного. Похоже, заступаться за нас перед халифом он не собирался. Очередное разочарование.
   Нам велели притормозить в паре метров от подушечного трона и поклониться. Я украдкой взглянула на черноволосого ламина. Тот задумчиво тер подбородок, изучая нас, а потом вперился взглядом в Велидора. Бедолага весь аж съежился от страха.
   -- Значит, это ты незаконно проник в мой дворец, шастал по моему гарему, соблазнял моих наложниц? -- выступил с обличительной речью халиф. -- Да еще и сообщников приволок. Купца-самозванца и рыжеволосую псевдорабыню. -- Обратив свое внимание на меня, ламин невольно подался вперед, и негодование в его взгляде чуть притупилось, сменившись на интерес.
   Тут уж настал мой черед ежиться.
   -- А знаете ли вы, как на Аркаре поступают с преступниками, осмелившимися осквернить священный дворец халифов? -- продолжал давить на психику черноглазый. Должна признать, получалось у него это неплохо. -- Мне как раз не достает нескольких экземпляров для украшения южной башни.
   Демонов эстет, чтоб тебя!
   Я с мольбой воззрилась на визиря.
   Касид шумно выдохнул и, в низком поклоне приблизившись к халифу, стал тому что-то нашептывать, время от времени поглядывая на нас.
   Его величество еще активнее принялся тереть свой подбородок, сим жестом, по-видимому, сопровождая бурную мыслительную деятельность. Потом резво поднялся и ринулся к нам.
   -- Значит, это вы те самые охотники за "привидениями"? И что, -- ламин коснулся моего лица, побуждая оторвать взгляд от розовых плит, -- эта прекрасная леди тоже не чурается такой скверной, а главное опасной работы? Мы бы могли найти вашим талантам и красоте куда более достойное применение. -- И скользнул по мне откровенно-раздевающим взглядом.
   Интересно, за пощечину халифу какое наказание у них полагается? Может, рискнуть и отвести душу?
   Янн придвинулся поближе ко мне.
   -- Боюсь, Дезали не в праве принять столь лестное предложение. Она связана нерасторжимыми узами с другим мужчиной. -- И демонстративно указал на украшавшее мой палец злосчастное кольцо.
   Меня будто молнией шандарахнуло. Интуитивно спрятала руку за спину, проклиная день, когда повстречала несносного драгара.
   Всевышние! Неужели он знает про де Вера?!
   -- Что ж, -- халиф разочарованно вздохнул, -- было наивно полагать, что такая красавица одинока. А ты, охотник, -- он с некоторой неприязнью взглянул на драгара, -- настоящий счастливчик, раз сумел покорить сердце этой женщины.
   -- Это не он!
   -- Это не я!
   Наши с Янном восклицания прозвучали в унисон, выражая всю степень негодования столь нелепым предположением.
   Ламин недоуменно дернул бровью, а я тихо произнесла:
   -- Это долгая история, ваше величество, и нам бы не хотелось отнимать у вас драгоценное время. Если нам позволят удалиться и вернуться к поискам Дагмана...
   Закончить мне не дали. Халиф вспомнил, зачем, собственно, нас сюда призвал, и снова превратился из сердцееда в грозного правителя. Потребовал рассказать ему правду и ничего кроме правды, и тогда уже он вынесет свой вердикт в отношении нашей троицы.
   Пришлось признаться, что забрели мы сюда в поисках Велидора. Янн несколько раз подчеркнул, что парень -- государственный преступник, а посему нужен нам живым и по возможности невредимым.
   Халиф немного расстроился, что не получится так скоро обустроить южную башню, но под напором наших доводов и убеждений визиря вынужден был отступить.
   В конце концов ламин принял решение.
   -- Принесите мне голову Призрачного Демона взамен головы мальчишки. А пока в качестве залога ваш пленник останется у меня.
   Помешался он на этих головах, что ли?
   Велидор после слов халифа привычно побледнел и затрясся, зато визирь удовлетворенно заулыбался. Яннис тоже заметно приободрился. А вот мне оставалось только посыпать голову пеплом и мысленно материться.
   Кто ж знал, что пират понадобится всем позарез. Причем не особо привередливым -- по частям. Халифу подавай голову, муженек согласен на кровушку. Других, правда, устроит сам факт смерти Дагмана.
   Вот и получается, если не обзаведемся головой пирата, Велидору кирдык. А если я не выполню волю своего дражайшего супруга -- кирдык придет мне. Н-да, веселенькая перспектива... Я уже не говорю о реакции папеньки той же Раяны. Может выстроиться длинная очередь за нашими собственными головами.
  
   Пожурив за то, что сразу не обратились к нему за помощью, Касид-эд-Дин отправил нас домой к ар-Тариму. Пока ехали узкими улочками, я все ломала голову, откуда Янн узнал про кольцо. Может, просто решил, что это подарок Криста? А если нет? Что, если он что-то пронюхал про асгайра? Вот только откуда?
   Несколько раз порывалась спросить у солдата, но так и не смогла подобрать верных слов. Так мы и ехали до виллы ар-Тарима: я, мучимая своими страхами, и Янн, мирно посапывающий на моем плече.
   Зато в доме нашего гостеприимного хозяина жизнь била ключом. Оказывается, за те несколько часов, что мы отсутствовали, Раяна успела наладить какой-то там астральный контакт со своим экс-возлюбленным. И теперь все спешно готовились к путешествию.
   Столкнувшись с нами на лестнице, почтенный ламин радостно сообщил, что на закате отчаливаем; посоветовал идти к себе отдохнуть и набраться сил перед дорогой. По словам Раяны, пират находился где-то поблизости, поэтому наше путешествие обещало быть коротким, но от этого не менее опасным. Возможно, уже этой ночью нам придется сразиться с разбойником.
   Предчувствуя скорое завершение авантюры, Янн окончательно повеселел. Заверил ар-Тарима, что ему не терпится расправиться с подонком и что не позднее чем завтра мы будем праздновать сокрушительную победу.
   Пока Салимар выпендривался перед ламином, я не находила себе места. До полнолуния оставалось не менее двух ночей, и как отсрочить конец Дагмана я не представляла.
   Демон, демон, демон!..
   Оказавшись в своей комнате, я в изнеможении рухнула на постель, но глаз так и не сомкнула. Прокручивала в уме разные варианты, однако ничего путного не придумала. Оставалось положиться на волю случая и изменчивую удачу.
  
   Поучаствовать в охоте на Демона изволили не только матросы ар-Тарима, но и воины халифа -- отряд из десяти ламинов, лично возглавляемый Касидом-эд-Дином. Я и Раяна были единственными представительницами слабого пола, которым предстояло отправиться на поиски Дагмана в компании этих бесстрашных мужчин.
   Травница выглядела на удивление спокойной. Взойдя на корабль, сразу же уединилась у штурвала с капитаном -- тем самым ламином с золотой серьгой, что два дня назад доставил нас в столицу Аркары. Обязанностью Раяны было направить корабль прямиком в логово Дагмана. Одно омрачало сей замечательный план -- драгар чувствовал свою любимую не хуже, чем она его, а потому будет во всеоружии. В общем, рассчитывать на легкую победу не приходилось.
   Пока солнце окончательно не растворилось за чертой океана, я гуляла по палубе, невольно вслушиваясь в болтовню моряков. Те, словно базарные кумушки, активно перемывали косточки мерзавцу Дагману. Проклинали пирата за его роковое везение и умение всегда выходить сухим из воды. Дивились его невосприимчивости к внушению и жестокости, с которой тот расправлялся с моряками.
   После всех душещипательных историй, подслушанных у матросов, энтузиазма у меня как ни бывало. Мне вдруг очень захотелось вернуться на Зариад. Да что там! Я была даже не прочь скоротать ночку-другую в компании Велидора в королевской тюрьме. Все лучше, чем искать новые приключения на свою голову.
   Какая-то я неправильная нерея. Трусливая, точно заяц. И даже наличие демонической силы, масштабов которой я до сих пор не осознала, не способно было вселить в меня смелость.
   Кстати, о силе. Получается, рийя номер два высвободилась вместе с моими неуправляемыми способностями? Или она сама их олицетворяет? Как мне к ней относиться? Бояться, памятуя о словах Сиариль, -- что я сама себя уничтожу? Либо попробовать подружиться?
   Вот только сделать это будет непросто. Вторая рийя, кажется, еще строптивей первой. Является только когда ей вздумается. И в отличие от Ли, злобного двойника я не чувствовала. Совсем.
   Интересно, стоит ли придумывать ей имя или она сама как-нибудь обзовется...
   -- У тебя такой мечтательный взгляд... Не терпится встретиться с загадочным пиратом? Или взыграла ностальгия по Кристу?
   Яннис подкрался бесшумно, а может, это я настолько ушла в себя, что не заметила его появления. Поняв, что не одна, я невольно вздрогнула и хмуро покосилась на солдата.
   -- Незачем напоминать о своем существовании каждые пять минут. О тебе при всем желании забыть не удастся.
   -- Приму это за комплимент.
   -- Я бы не стала...
   Драгар негромко хмыкнул. Устроился рядом, упершись локтями в отполированный до блеска планшир, и стал глазеть на темно-серую, словно ртуть, гладь океана. Такую безмятежную и в то же время непредсказуемо-опасную. Казалось, вот-вот из нее вынырнет чудовище, управляемое пиратом. А может, и сам пират, обернувшись драконом, неожиданно нападет и уничтожит ко всем демонам наш корабль.
   Поежившись от собственного предположения, спросила у драгара:
   -- Скажи, Янн, а ты отчего такой спокойный? Думаешь, тебе море по колено? Ты хоть чуть-чуть боишься смерти? Или считаешь, что ей тебя не достать?
   Отвлекшись от созерцания морского пейзажа, я прислонилась спиной к фальшборту и глянула на солдата, ожидая ответа. Янн продолжал смотреть куда-то вдаль, и его синие глаза в сгущающихся сумерках казались такими же темными, как и плескавшаяся под нами вода. Скулы драгара еще больше заострились, а на высоком лбу пролегли глубокие складки, словно бы ему не понравилась моя болтовня о неизбежности кончины.
   Прежде хмурым этого мужчину мне видеть не приходилось. Задумчивым, ироничным, веселым -- это да. Даже когда ругал и стращал Велидора либо бранился со мной -- делал он это с какой-то едва уловимой улыбкой, словно бы не всерьез. Но вот увидеть Янна мрачного и раздраженного мне довелось впервые.
   -- Наоборот, -- бесцветно отозвался он, -- знаю, что никому ее не избежать. Ни нам, ни тем, кто нас окружает... -- Он резко выпрямился, а в следующий миг его черты лица разгладились.
   И вот передо мной прежний Янн -- уравновешенный и безмятежный. Стало ясно, что драгару спокойнее, когда его истинные эмоции сокрыты глубоко внутри. Загадочный и непонятный тип.
   -- Послушай, -- я все-таки отважилась расспросить его о наболевшем, хоть и не особо надеялась получить ответ, -- зачем ты ляпнул при халифе про колечко?
   Драгар наградил меня долгим внимательным взглядом. Да еще и зачем-то приблизился, заставив меня попятиться и вжаться в шершавое дерево. Смотрит так напряженно; прямо как в недавнем сне перед роковым поцелуем...
   -- Янн, -- стряхнула наваждение и требовательно произнесла: -- от одного честного ответа тебя не убудет.
   -- Не понимаю причину твоего страха, -- усмехнулся наглец. -- Разве я сказал что-то не то? Я ведь не врал халифу.
   Вот ведь интриган демонов! Не может выражаться яснее!
   -- При чем тут страх? Я и не думала бояться, -- стараясь сохранить хорошую мину при плохой игре, процедила я. -- Просто интересуюсь. К твоему сведению, Крист мне его не дарил. Это так, всего лишь простая безделушка.
   -- Я знаю, -- снова последовал странный ответ. И непонятно, к чему блондин его относил: к фразе про Криста или к словам про безделушку.
   В ведении завуалированных диалогов Янну не было равных. Пришлось признать поражение и спешно капитулировать. Пока он окончательно не вогнал меня в панику. Или в краску. Навязчивые воспоминания про сон нет-нет да и просачивались в разум.
   -- Пойду к себе, отдыхать.
   Солдат не стал меня задерживать. Только посоветовал безмятежным голосом:
   -- Постарайся уснуть. Не думаю, что в ближайшие часы случится что-то из рода вон выходящее. Скорее всего, мы продолжим барахтаться здесь как минимум до утра.
  
   Янн как в воду глядел. До самого рассвета корабль бороздил воды вблизи Аркары в тщетных поисках.
   Мне все-таки удалось забыться сном, тревожным и очень коротким. Но хотя бы без откровенных постельных сцен. Когда солнце только-только начало золотить горизонт, прогоняя прочь клубы тумана, ко мне в каюту постучался Янн. Велел просыпаться и петь победную песнь жаворонка. Остров, который облюбовал Дагман для своей пиратской обители, наконец-то нашелся.
   Продрав глаза, спешно поднялась. Зачерпнув пригоршней воду из тазика, плеснула себе в лицо, схватила покрывало и помчалась на палубу. Визирь в обществе Янна и капитана что-то сосредоточенно рассматривали вдалеке, по очереди передавая друг другу подзорную трубу. Мне в желтовато-молочном мареве, заволакивавшем все видимое пространство, никак не удавалось разглядеть пресловутый остров.
   -- Ну и где же он? -- обратилась я к ламинам.
   Касид-эд-Дин передал мне подзорную трубу. Зажмурив один глаз, а к другому приставив прибор, я стала усердно искать Демоново укрытие. Но видела только туман да едва различимый серебристый купол, время от времени выныривавший из марева.
   -- Ничего не понимаю...
   -- Дагман магией скрыл от нас свое убежище, -- пояснил визирь. -- Потому-то мы его и не находили. Поражаюсь, откуда у него только берутся силы на подобные заклинания. Никак продал душу самой Сиариль...
   Остальные мужчины мрачно хмыкнули в ответ.
   С одной стороны, нам следовало порадоваться, что отыскали вражье логово. С другой -- можно было смело начинать волноваться. Если Дагман целый остров сумел скрывать столько времени от постороннего взгляда, то даже не хочу думать, на что еще способен разобиженный на весь белый свет этот псих.
  
   Спустя пару часов шлюпки спустили на воду. Только несколько матросов остались на борту шебеки. В случае поражения ламины должны были спешно вернуться на Зариад, дабы поставить в известность халифа.
   С каким бы удовольствием осталась я вместе с ними за сторожа. К сожалению, моим мечтам, как водится, не суждено было сбыться. Пришлось следом за Раяной спускаться в лодку. Травница не переставала бормотать заковыристое заклинание и все вертела в руках маленькую деревянную статуэтку, по форме напоминающую фигурку мужчины. Сдается мне, копия Дагмана в миниатюре. Именно эта заговоренная вещица указывала нам путь к пирату.
   Солнце палило неимоверно, и мне очень хотелось стянуть с себя ненавистное покрывало. В какой-то момент пальцы сами потянулись к шелковой ткани, но встретившись с укоризненным взглядом визиря, я вынуждена была смириться. Даже в такой ситуации ламины не забывали о своих дурацких приличиях.
   Немного приободрилась, когда причалили к берегу. Было приятно ощутить под ногами твердую землю, порадовать взор буйной флорой, насладиться щебетом пташек, перекликавшимся с шумом океана. Наверное, я очень приземленная натура, потому как не вижу радости в том, чтобы месяцами болтаться в бескрайних морских просторах и восхищаться их величием и красотами.
   Однако, скоропалительно причислив себя к почитателям суши, я явно себе польстила. Бродить средь густых зарослей острова оказалось делом малоприятным и небезопасным. Возглавляли нашу воинственную экспедицию несколько вооруженных до зубов ламинов, они же прокладывали нам дорогу широкими лезвиями своих острых клинков. Отовсюду слышались непривычные моему слуху звуки: то ли крики, то ли улюлюканье, а то и вовсе безумный смех. Это, мягко говоря, напрягало и будоражило и без того разыгравшееся воображение. А когда над головой послышалось шипение змеи, я чуть и вовсе не скончалась от ужаса. Встала как вкопанная, лихорадочно соображая, что делать: орать, падать в обморок или бежать. Но в таких дебрях особо не набегаешься. К тому же достаточно этой твари совершить один точный бросок...
   Услышала, как что-то просвистело возле самого уха, и к моим ногам брякнуло нечто тяжелое и громоздкое. С трудом заставила себя опустить голову и чуть не зарыдала. Разрубленная надвое змея с переливающейся чешуей валялась у моих ног. Ее хвост, отделенный от туловища, продолжал дергаться. Тут уж я не выдержала и отвела душу в пронзительном визге.
   К демонам пирата! Верните меня на корабль!
   -- Ну, чего разоралась? -- подбадривающе улыбнулся мне ламин с серьгой, вытирая о рукав испачканное лезвие сабли. Вот ведь неряха, чему его только мать учила. -- Не тронула она тебя. Да и не ядовитая вовсе. Разве что придушила б малость.
   -- Уверена, мне этой малости бы хватило. Но все равно спасибо, спасли жизнь, -- заплетающимся языком пролепетала я.
   Снисходительно подсмеиваясь надо мной, ламины продолжили путь. Я же с еще большим усердием принялась вертеть головой, прислушиваясь к малейшему шороху.
   Может, попросить Янна, чтобы позаботился обо мне, применив свои таинственные силы? Чтобы до окончания пути пропутешествовать у него на плече. Хотя, судя по пепельно-белому лицу драгара, тоже не привыкшего к подобной экзотике, он бы сейчас и сам с удовольствием прокатился на чьем-нибудь горбу.
   В джунглях было не так жарко, но пот все равно лился с меня в три ручья. Воздух здесь был влажным и каким-то омерзительно-липким. В конце концов я не выдержала и сдернула с себя треклятое покрывало, снова напоровшись на укоризненный взгляд Касида-эд-Дина. Правда, заметив, в каком состоянии я нахожусь, визирь сделал вид, что ничего экстраординарного не случилось и продолжил бдеть за Раяной.
   Ни на шаг от нее не отходил, все пытался с ней наладить контакт и пусть и ненадолго отвлечь от роковой встречи с Дагманом. Ламина, хоть и была сосредоточена на своей деревянной игрушке, как мне показалось, охотно отвечала визирю. Да и, когда смотрела на него, в ее глазах читалось уважение, а не прежняя неприязнь. Возможно, этим двоим еще улыбнется счастье.
   -- Ну как, нравится прогулка? -- поравнялся со мной все еще бледный Салимар.
   -- Наслаждаюсь каждым мгновением, -- хмыкнула я. -- И ты, кажется, тоже.
   -- А никто и не обещал, что будет весело. -- На лице драгара промелькнуло обреченное выражение. -- Но думаю, самое интересное нас ждет впереди.
   Лучше бы он вообще ни о чем не думал. Потому как в последнее время мысли солдата, как назло, так и норовили стать реальностью. Спустя некоторое время мне стало казаться, что наш отряд несколько поредел. Всякий раз оглядываясь назад, находила, что количество вояк у меня за спиной стремительно уменьшается. Я поспешила поделиться своим наблюдением с окучивавшим Раяну визирем и ускакавшим вперед капитаном.
   Наша стройная цепочка тут же превратилась в кучу малу. Касид-эд-Дин не досчитался нескольких моряков, и ламины дружно ударились в панику. Я к тому времени не то чтобы боялась, меня парализовал ужас. Поэтому даже не пыталась истерить. Да еще и Ли поддавала жару в костер страха, металась вокруг нас и накаркивала неминуемую кончину.
   Таки накаркала негодяйка.
   Неожиданно в паре метрах от земли в густой листве что-то зашевелилось. Краем глаза различила смутную тень, скользнувшую совсем близко, и стоявший рядом со мной солдат бесследно исчез в злополучных дебрях.
   Словно марионетки, которых дергал за ниточки невидимый кукловод, ламины по очереди пропадали в джунглях. Оставшиеся испуганно размахивали саблями, мечась из стороны в сторону, но были не в силах себя защитить и лишь делили участь своих товарищей.
   -- Бежим! -- Понимая, что дело -- дрянь, Янн схватил меня за руку и стремглав понесся вперед.
   Я попыталась увлечь за собой Раяну, но пальцы сжали лишь серебристый шелк ее покрывала. Ламина не успела издать ни звука и исчезла следом за остальными.
  
  

Глава тринадцатая

Кровавый пир

  

Если ты все сделал правильно,

это еще не значит,

что у тебя все будет хорошо.

NN

  
   Никогда в жизни я не бегала с такой скоростью. Перед глазами все мелькало и прыгало, пот застилал глаза, но мы продолжал мчаться, не разбирая дороги. Вцепившись в рукав моего платья, Янн тащил меня за собой. Поддаваясь его колдовству, зеленые стебли разлетались в стороны, освобождая нам путь. Я слышала, как тяжело дышит солдат, преодолевая препятствия в опасном забеге, призом в котором была наша жизнь.
   Не хотелось даже думать о судьбе, постигшей остальных членов команды. Мы ведь по сути "играли" на чужой территории, а значит, и по чужим правилам. И следовало бы заранее предвидеть именно такой результат. Самонадеянные идиоты.
   Визиря я потеряла из виду еще в первые секунды атаки. Раяну, точно знала, схватило то жуткое нечто. Возможно, кому-нибудь и удалось спастись бегством. Но в этом я не была уверена. Как и в том, что теперь мы в безопасности.
   -- Нас отсюда даже демоны не смогут вывести! -- Остановившись, чтобы отдышаться, Яннис в отчаянье оглядывался по сторонам, пытаясь определиться, куда нам двигаться дальше. -- Нужно как-то выбираться и отвести тебя на корабль.
   -- А как же остальные? Бросим их на произвол судьбы? Как-то это все не по-дружески, -- попробовала воззвать к его совести.
   Не то чтобы мне так уж хотелось построить из себя героиню. Но пасовать перед первой же опасностью было слишком даже для меня. Да еще и неизвестно, что сотворит с нами ар-Тарим, если мы посмеем вернуться на Зариад без его любимой Азилы и пусть и нелюбимой, но все-таки единокровной Раяны. А уж за голову несчастного Велидора я бы и вовсе не дала даже ломаного гроша.
   С помощью этих доводов пыталась вразумить драгара. Но тот и слушать ничего не хотел.
   -- Сейчас не время для пререканий, Дезали. Я отвечаю за твою жизнь и твою безопасность.
   -- Поздновато ты вспомнил о моей безопасности!
   -- Послушай! Я делаю все, что только возможно в таких условиях! -- взорвался солдат, на короткий миг сбросив свою любимую маску. Правда, тут же нацепил ее снова и завершил невозмутимо: -- Навряд ли кто-нибудь из них остался в живых. Торчать здесь теперь не имеет смысла. Я не настолько силен, чтобы справиться со всеми демонами этого острова. Да и от тебя тут толку мало.
   -- Ну так мы же с тобой великие истребители демонов, привидений и прочей живности, -- решила освежить ему память. -- Это ведь ты распинался перед ар-Таримом о наших уникальных способностях.
   -- По-твоему, нужно было позволить старику избавиться от нас сразу же после церемонии знакомства? -- пошел в атаку драгар. -- Я подстраивался под обстоятельства.
   -- Ну вот и доподстраивался...
   Конечно, большая доля логики в его словах присутствовала. Мне самой не терпелось убраться с треклятого острова. Но душа болела за Раяну. Шестое чувство подсказывало мне, что ламина жива. Не мог Дагман так запросто с ней расправиться. Все-таки какая-никакая невеста. Пусть даже и бывшая. И мы наверняка единственные, кто может ее спасти.
   Торжественно поклявшись самой себе все исправить, я дернула локтем, стряхивая руку солдата.
   -- Янн, мы не может так поступить. Это несправедливо!
   -- Предлагаешь умереть за компанию? -- Синие глаза недобро сверкнули.
   Кажется, на сей раз я его все-таки довела.
   Драгар сделал шаг ко мне, я попятилась.
   -- Дезали, будет больше пользы, если мы вернемся на Зариад за подмогой.
   -- Пока придет эта твоя подмога, помогать уже будет некому. Да и не факт, что Дагман станет смиренно дожидаться отрядов халифа.
   Ну вот, снова ругается. А я ведь дело говорю.
   -- Не заставляй меня прибегать к проверенному способу, -- прошипел солдат. -- Я не хочу таскать тебя на себе по демоновым джунглям!
   -- Ты не посмеешь! -- вспыхнула я и бросилась в сторону.
   -- Проверим? -- Яннис метнулся следом за мной, сграбастал в охапку, и я почувствовала его прикосновения к моему лицу.
   Мир перед глазами тут же померк. С трудом мне удалось различить чей-то крик, будто доносившийся из другой реальности. Отвлекшись на мгновение, драгар перестал меня удерживать, и картинка стала обретать прежние краски.
   Крик повторился. Громкий, отчаянный.
   -- Нужно бежать к Раяне!
   Очередная попытка улизнуть окончилась провалом. Яннис схватил меня за плечи и, хорошенько встряхнув, выпалил:
   -- Это ловушка! Ламина никак не могла бы нас догнать!
   -- Завидую твоему хладнокровию. Я, в отличие от тебя, не способна оставаться бесстрастной, когда кто-то взывает о помощи. Поэтому катись к демонам! -- Со всей силы оттолкнула солдата и что есть духу помчалась на звук.
   Я была зла на него за то, что посмел снова применить ко мне свои чары. Да сколько же можно! Будь он проклят вместе со своей магией!
   Наверное, именно это придало мне решимости. Ну и, конечно же, желание помочь Раяне.
   Упомянув всуе всю мою родню до седьмого колена, Янн припустил за мной. Но на сей раз я оказалась проворнее. Миниатюрное телосложение позволяло мне лавировать в зеленых гущах, не заморачиваясь никакими заклинаниями. Надеюсь только, что пока я на чистом адреналине несусь сама не знаю куда, никто не решит меня придушить или сцапать.
   -- Ну зачем ты так с ним? -- укорила меня материализовавшаяся рядом Ли. -- Он ведь за нас переживает.
   -- А может, просто струсил? -- раздался с другой стороны насмешливый голос ее дублерши.
   -- Только не Яннис! -- встала на защиту своего идеала Ли.
   Всевышние! Мне только разборок двух рий сейчас не хватало!
   Те обменялись взглядами, полными неприязни. По выражениям лиц поняла, что склочницы уже успели познакомиться и, мягко говоря, были друг другу не рады. А главное, ни словом не обмолвились мне о своем знакомстве! Ладно бы новоиспеченная рийя. Я вообще не знаю, что у нее на уме и как с ней справляться. Но Ли-то могла со мной поговорить. Однако она молчала все эти дни, словно бы никогда и в глаза не видела вторую рийю. Мерзавки! Обе!
   -- А вообще красавчик прав. Это вполне может оказаться ловушкой, -- с нарочитой ленцой в голосе признала "новенькая". -- Тебя только пальцем помани, и ты уже мчишься как угорелая. Вот прихлопнут тебя, бестолковую, тогда и моя жизнь тю-тю. А я ведь только-только начинаю входить во вкус...
   -- Посмотрите-ка на нее! Самая разнесчастная, -- фыркнула Ли.
   -- А ты вообще замолчи! Да, кстати, можешь распрощаться со статусом единственной и неповторимой, -- подначила "соперницу" рийя.
   -- Сгиньте, нечистые! -- шикнула я на них.
   В очередной раз отвлекшись на этих спорщиц, я оступилась. Поскользнулась на чем-то влажном и, потеряв равновесие, приземлилась мягким местом на твердую землю. Будто какая-то сила подтолкнула меня, и я подобно мячику поскакала вниз, умудрившись пересчитать своей пятой точкой каждую кочку достаточно продолжительного пути. Теперь уж мне было не до призывов о помощи. Я слышала только собственные вопли и ругала себя за то, что так глупо подставилась. Порой я и вправду веду себя как неразумный ребенок.
   Скатившись по пологому склону, какое-то время лежала, не двигаясь и не решаясь вздохнуть полной грудью. Все тело ныло и ломило, и я начала опасаться за целостность своих многострадальных конечностей. Вполне оправданное беспокойство после такого-то экстремального снисхождения.
   Но, хвала богам, меня приземлило в густую траву, смягчившую тем самым падение.
   Немного очухавшись, решила, что дальше прохлаждаться на земле не имеет смысла. Кряхтя и постанывая, попробовала выпрямиться и оглядеться. Стало ясно, что обратно вернуться тем же путем не получится. Я ведь не какая-нибудь коза дикая, чтобы резво скакать по склонам. Успею отдать богам душу, прежде чем взберусь наверх. Зато вниз, словно бы приглашая ступить на нее, вела высеченная из камня широкая лестница. По обеим от нее сторонам беззаботно журчали ручьи, отчего все ступени поросли мхом. Влага и тень способствовали его буйному разрастанию.
   В последний раз обернувшись, я не без сомнений погрузила ногу в пушистый зеленый ковер. Лестница вилась широкой лентой, увлекая меня вглубь острова. Постепенно деревья начали редеть, и мне удалось различить внизу залитую солнцем поляну. Дико и странно смотрелся стоявший в самом ее центре богато накрытый стол. И расположившаяся за ним компания: моряки и воины визиря. Лишь место во главе стола пустовало. "Приглашенные" сидели, не шевелясь, словно ожидали припозднившегося виновника торжества.
   Несмотря на красоту райского места, щебет птиц и проплывавшие белые облака, мне стало жутко. Было в этой идиллической картине что-то неправильное, что-то роковое и необъяснимо безумное.
   Заставив себя проглотить застрявший в горле комок, я продолжила спускаться. Пересекла поляну, вслушиваясь в учащенное биение своего сердца, и приблизилась к ломящемуся от яств столу. Взглянув на ламинов, отпрянула. Никто из них не притронулся к угощениям. Все они были мертвы.
  
   -- Теперь, кажется, все в сборе. Или кого-то еще не хватает? -- раздался у меня за спиной беспечно-жизнерадостный голос.
   Я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Обернувшись, увидела Дагмана, волочившего за собой упирающуюся Раяну. Было видно, что девушке невыносимы прикосновения этого психа.
   Позади него замерла закутанная в яркие одежды девушка.
   "Азила", -- догадалась я.
   Ламина стояла, опустив голову, и тоже казалась неживой. Не шевелилась и словно бы не дышала.
   Драгар прошествовал мимо меня, цепко держа плачущую Раяну. Ее сестра, не дожидаясь приказа, покорно засеменила за ним следом. Безвольное, сломленное существо.
   Хозяин жуткого пиршества занял место во главе стола, предварительно пихнув травницу в соседнее кресло. Мне настоятельно предложили расположиться напротив ламины. Азила безмолвной тенью встала за спиной своего похитителя.
   Я старалась не смотреть на рассаженных за столом "гостей", но, опустившись в кресло рядом с одним из них, невольно покосилась в сторону. Касид-эд-Дин сидел, уронив голову на плечо. Остекленевший взгляд его был устремлен на лежавшие на коленях руки. Визирь Аркары больше походил на образец выставки восковых фигур. Как и все остальные, кому "выпала честь" принять участие в безумном пиршестве.
   Меня замутило. Было невыносимо находиться рядом с мертвецом, и я вскочила на ноги.
   -- Сядь! -- рявкнул Дагман. Теперь уже его голос не казался беззаботно-веселым. В нем слышалась неприкрытая угроза. -- Если не хочешь отправиться вслед за визирем.
   Аргумент показался мне убедительным.
   -- Угощайтесь, милые дамы, -- маньяк снова превратился в галантного кавалера. Оставалось только дивиться, с какой легкостью и быстротой меняется его настроение. -- Может, вина?
   Мы молчали.
   Не дожидаясь ответа, пират поднялся и наполнил до краев три медных кубка. Один всучил Раяне, другой пододвинул мне и с наслаждением отхлебнул из последнего. Вытерев губы, плюхнулся обратно в кресло, закинув ногу на ногу.
   -- Надеюсь, вам понравился мой скромный приют? Не правда ли, здесь очень мило.
   -- Вполне, -- не стала я злить безумца.
   Может, если его не провоцировать, мы еще поживем. А там и Салимар подоспеет. Если, конечно, драгар не плюнул на все и не поспешил на корабль. Но об этом не хотелось и думать. В крайнем случае воспользуюсь своими способностями нереи и покончу с ублюдком. Пусть Дагман силен, но и я ведь чего-то стою.
   Конечно, муженек не обрадуется такому финалу. Зато халиф будет в восторге. Да и мне с каждой секундой, проведенной в обществе пирата, все сильнее хотелось с ним поквитаться, не дожидаясь полнолуния. Самолично насажу его башку на пик южной башни. Там ей самое место.
   -- Ну что ж, приступим к трапезе. -- Дагман машинально взмахнул рукой, сгоняя с блюда большую черную муху, и вооружился ножом и вилкой. Предупреждающе на нас зыркнул, и мы с Раяной послушно последовали его примеру. -- Вот так-то лучше. Ведь все готовилось исключительно для вас, дорогие.
   От одной только мысли положить себе что-нибудь в рот меня выворачивало наизнанку. То же самое, похоже, происходило и с моей визави. Ламина отодвинула тарелку и тихо произнесла:
   -- Прекрати. Если собрался убивать, не тяни.
   -- Ты предала меня. -- Наличие мертвецов никоим образом не смущало Дагмана и не портило ему аппетит. Пират уплетал за обе щеки. -- И надеешься, что я подарю тебе легкую смерть? Я хочу получить компенсацию за утраченные надежды. А пока ешьте, пейте и веселитесь. Наслаждайтесь последними минутами жизни, а если повезет, то и часами.
   -- Какая же ты все-таки мразь!
   Я покачала головой, тем самым умоляя Раяну замолчать. Сделала небольшой глоток, подержала вино во рту и все-таки проглотила, с трудом подавив рвотный рефлекс.
   -- Ты ведь Дезали, не так ли? -- Драгар с интересом посмотрел на меня, отправил в рот кусок жареного мяса и тут же насадил на нож новый. -- Да, слышал о тебе...
   -- Надеюсь, больше хорошего?
   Пират задумчиво хмыкнул.
   -- Ты у Сиариль ходишь в "любимчиках". Вместе с нашей роувэльской принцесской.
   Опаньки! Значит, богиня -- наставница Дагмана. И почему я не удивлена? Они стоят друг друга.
   -- Уверен, ей будет приятно получить от меня презент в виде твоей симпатичной мордашки. -- По загорелому лицу пирата расползлась зловещая ухмылка.
   Что-то они все здесь зациклились на убийствах. Вон даже я не прочь подвязаться в качестве палача и уничтожить урода. А вот записывать себя в его жертвы -- не позволю.
   -- Это она свела тебя с ума! -- с ненавистью выпалила Раяна. -- Тот Дагман, которого я любила, остался на дне океана. А ты -- чудовище!
   Я легонько пнула ногой ламину, снова напоминая ей, кто здесь хозяин положения.
   -- Чудовищем я стал по вине твоего отца, -- зашипел на бывшую возлюбленную Демон. -- А богиня протянула мне руку! Она только и делает, что меня спасает. Неужели ты забыла, что именно она нас благословила? И она же помогла мне начать новую жизнь, возродила мою сущность дракона.
   Интересно... Значит, Сиариль способна возвращать драгарам давно утраченные ипостаси. Полагаю, делает она это не бескорыстно, а с дальновидным прицелом. Признаешь ее своей королевой -- получишь дракона. Не признаешь -- попадешь в черный список.
   Теперь понятно, откуда у Дагмана столько силы. Охрана острова, корабли, власть -- все это презенты проклятой богини.
   -- И каков твой план? Перебьешь нас на радость своей покровительнице? -- стараясь казаться спокойной и невозмутимой, осведомилась я.
   Пират потянулся за бутылкой, на дне которой еще оставалось немного кислятины. Отвратительное вино! Впрочем, как и все у этого типа.
   -- Тебя -- да, -- бесхитростно признался он. -- А насчет Раяны мне еще нужно подумать. Возможно, я оставлю ее на какое-то время. Общество Азилы мне уже страх как приелось.
   Травница с силой сжала кулаки, борясь с желанием тотчас наброситься на негодяя.
   Время шло, а Янн все не появлялся. Вскоре Дагман покончил с набиванием брюха и поднялся с намереньем приступить ко второму акту придуманного им представления. Нетерпеливо поманил меня за собой.
   -- Как же, спешу и падаю!
   Уж лучше посижу с мертвым визирем, чем пойду с живым, но безумным слугой не менее безумной богини.
   Постаралась подавить панику и сказала как можно спокойнее:
   -- Раз ты в курсе, кто я, значит, и должен знать, на что способна. Не боишься остаться со мной наедине? -- Надеялась посеять в сердце этого гада хоть каплю страха, но тот оказался не из пугливых.
   -- А с чего ты взяла, что нас будет двое?
   Демон кивнул в сторону высоких деревьев, оплетенных лианами. По сигналу драгара из зарослей показались несколько верзил откровенно бандитской наружности.
   "И откуда только принесла их нечистая?" -- подумала я, отметив, что ни один из них не похож на ламина.
   Мужчины волокли за собой Янна. Солдат был в слегка потрепанном виде, как и некоторые из разбойников. Наверняка справиться с драгаром удалось не с первой попытки.
   -- Это последний, -- приблизившись к нам, сообщил один из конвоя и подтолкнул Салимара к своему главарю.
   Увидев нас целыми и невредимыми, Яннис испытал заметное облегчение. Правда, на меня посмотрел с укоризной, давая понять, что он мне это еще припомнит. Конечно, если представится случай и если мы до него доживем.
   -- Зато я отыскала сестричек, -- сходу придумала себе оправдание.
   -- Почему-то когда ты кого-то находишь, мы оказываемся по уши в дерьме.
   Грубо. Но справедливо.
   Скользнув взглядом по сидящим за столом ламинам, Янн тоже попытался припугнуть Дагмана.
   -- Ты ведь понимаешь, что на этом ничего не закончится. Расправившись с поданными халифа, ты уже подписал себе приговор. Рано или поздно тебя все равно поймают. Но быстро ты не умрешь.
   Демон равнодушно передернул плечами.
   -- Сначала халифу придется немного за мной побегать. И что бы ни случилось, главное, я отомстил ар-Тариму. А мой полный триумф наступит тогда, когда ты, солдат, привезешь ему тело его драгоценный Азилы.
   Ну что за непруха! Меня, значит, подсадил к мертвецам, полоскал мне мозги, пугал неминуемой смертью в угоду своей мерзкой богини. Янна же, перебросившись с ним парой слов, уже отпускает. Похоже, блондин родился в рубашке. А я, по-видимому, нагишом.
   Не обращая внимания на рыдания и мольбы Раяны, пират велел своим прислужникам подвести к нему Азилу. Наверняка девушка была чем-то напичкана, потому как не реагировала на происходящее.
   -- Ты и так уже отомстил ар-Тариму, -- голос Янна дрожал от бессильной ярости. -- Отпусти ее. Вся их семья достаточно настрадалась. Их боль с лихвой окупит даже десяток вендетт.
   -- Правда думаешь, что сможешь меня разжалобить? -- рассмеялся Дагман.
   Его смех получился каким-то фальшивым, как у лицедея в дешевом театре. Стоит признать, актер из Дагмана был никакой; по-видимому, сказывался недостаток эмоций. Стараниями ведьмы драгар был лишен каких-либо чувств, мог только изображать то, что считал в данный момент уместным.
   -- Эти жертвоприношения будут приятны моей богине. Особенно смерть этой рыжей лгуньи, нагло присвоившей славу могущественной Сиариль!
   -- Он в добровольном рабстве у троглодитки, -- шепнула я изумленному солдату.
   Раяна бросилась к Дагману, но тот лишь грубо ее отпихнул, и ламина угодила в руки подоспевших пиратов. Демон же занес над Азилой кривой меч...
   Ли среагировала мгновенно. Успела выпихнуть Азилу из-под удара. Лезвие только коснулось взметнувшегося вверх покрывала, а Азила от резкого толчка рухнула на землю.
   Воспользовавшись секундным замешательством, Янн выхватил кинжал из-за пояса одного душегуба и им же продырявил тому живот. Другой разбойник отважился рискнуть здоровьем и кинулся на солдата. Мужчины сошлись в рукопашной.
   Раяна тоже пыталась вывернуться из рук пиратов, но пока что безрезультатно. Так как обо мне все вроде как бы забыли, я бросилась к Азиле. Помогла ей подняться и потянула за собой в сторону зарослей. Девушка не сопротивлялась, но и энтузиазма не проявляла. Пришлось тащить ее чуть ли не волоком.
   Но уйти далеко не удалось. Наперерез нам уже неслись два верзилы. Одного взяла на себя Ли. Небось решила выслужиться и показать, что только она одна достойна доверия. Вторая копия как сквозь землю провалилась. Видимо, посчитала, что в данном случае мы вполне можем обойтись без нее. Жаль! Ее помощь сейчас бы не помешала.
   Ли, можно сказать, пошла в разнос. По примеру обожаемого Янна выдернула из-за пояса одного душегуба кинжал и теперь с энтузиазмом колола тому мягкое место. Пират визжал, как последняя истеричка, прикрывая руками деликатное место.
   А Ли все кружила вокруг бедолаги, нанося точечные удары и заставляя того вертеться юлой. Но добивать наемника не спешила. По натуре моя рийя не была кровожадной. Зато поиграть в кошки-мышки -- это было вполне в ее духе.
   Как видно, второй вояка не усвоил преподанный его коллеге урок и поспешил наступить на те же грабли. Подобно тарану понесся на нас. Бедняжку Азилу пришлось снова отправлять в кусты. Сама я едва успела пригнуться. Вовремя! Над головой с ветерком пронеслась сабля. Упав на спину, я стала отползать назад. А этот ублюдок, мерзко скалясь, снова поднял клинок...
   Тогда-то и соизволила пожаловать моя строптивая рийя. Наверняка забеспокоилась о своей собственной шкуре. Без лишних сантиментов она просто материализовалась за спиной у пирата и одним точным движением мастерски свернула тому шею. Хрусть! И огромная туша у моих ног.
   -- Ни минуты от вас нет покоя, -- пожаловалась рийя, поправляя приколотый к платью цветок. -- Оторвали от прогулки по такому дивному месту.
   -- Ну, извиняйте! В следующий раз не побеспокою. Особенно по такому пустячному поводу, как моя жизнь! -- буркнула я, поднимаясь.
   Оглядев "поле брани", сделала вывод, что шансы на победу у нас еще есть. Не успела первая жертва Ли с воплем ретироваться в заросли, а рийя уже приступила к воспитанию следующей особи. Ее ратная и на время позабывшая о разногласиях "подруга", ловко экспроприировав саблю у только что отминусованного ею вояки, пошла наводить ужас на уцелевших разбойников.
   Против невидимого противника они оказались бессильны. А у меня не было ни малейшего желания ее останавливать. И читать ей лекцию о том, что разбрасываться трупами направо и налево не совсем прилично для девушки, я тоже не собиралась. Это зверье безжалостно перебило весь наш отряд и неизвестно, сколько еще на их совести загубленных жизней. Вот пусть теперь и расплачиваются.
   Раяна в моей помощи не нуждалась. Ей все-таки удалось справиться с удерживавшими ее пиратами. Наверное, не обошлось без магических наставлений, потому как оба бездыханными валялись у ее ног, сжимая в руках обагренные кровью кинжалы. Все-таки внушение -- полезная вещь.
   Самое интересное разворачивалось между Янном и Дагманом. Драгары сошлись в рукопашной и, не скупясь, награждали друг друга щедрыми тумаками. Дрались яростно, исступленно, словно два зверя, жаждущих истребить друг друга.
   Обратиться в дракона пират не мог. Янн не давал ему такой возможности, нанося удар за ударом. Правда, и в обличье драгара пират был неимоверно силен. Салимар еле держался на ногах и, хотя по инерции еще отбивал атаки, было видно, что надолго его не хватит.
   Проводив взглядом последнего торопыгу и печально вздохнув от того, что мишени так быстро закончились, Ли вспомнила о блондине. Тоненько вскрикнула, увидев, во что пират превращает ее любимого Янна, и ринулась спасать положение.
   Рийя номер два с интересом следила за своей копией. Раяна обнимала Азилу и все шептала ей что-то успокаивающее. Хотя если кто и нуждался сейчас в успокоении, так это сама травница. Ее всю трясло, а лицо заливали слезы.
   Мужчины из стоячего положения перешли в лежачее и теперь, сцепившись, клубком катались по траве. Ли кружила над ними, не решаясь применить оружие из опасения ранить Янна.
   -- Только не убей его до смерти! -- предостерегла я рийю, с волнением наблюдая за поединком.
   -- Тогда он убьет Яннчика! -- истерично вскрикнула Ли. Рванула было вперед, намереваясь прикончить оказавшегося сверху Дагмана, но тут Яннис умудрился зазвездить тому в глаз и, опрокинув на землю, оседлал пирата.
   Побоище продолжалось с переменным успехом.
   Я пыталась урезонить Ли и объяснить ей, что Дагман мне нужен хотя бы полуживым. Осталось всего-то потерпеть одну ночь. Как раз привезем голубчика на Аркару, а там я сама его пришью по-тихому и выцежу из него кровь. Надеюсь, халиф не сильно расстроится, если вместо малой толики, то бишь головы, мы принесем ему целое туловище. Пускай себе болтается на здоровье. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы. И мой муженек наконец от меня отлепится.
   Видя, что Ли непреклонна и сейчас думает только о том, как бы наказать обидчика Янна, вторая рийя поспешила ей помешать. Как ни странно, она была со мной заодно.
   Что тут началось...
   Позабыв и о дерущихся, и обо мне (их, между прочим, хозяйке), а также о том, где находятся, эти склочницы стали выяснять отношения. Остальным повезло, что они не могли ни видеть, ни слышать злобных "двойняшек". Иначе бы у них уши завяли от их сочных эпитетов.
   Потом "новенькая" вознамерилась отобрать нож у "старенькой". Началась игра в догонялки. Я только видела две точки, с неимоверной скоростью наматывающие круги по поляне, и слышала похожий на жужжание пчел гомон -- рийи, не стесняясь меня, вовсю поносили друг друга.
   Отвлекшись на строптивиц, я потеряла из виду Дагмана и Янна. А когда снова отыскала их взглядом, увидела, как пират с остервенением сжимает горло солдата.
   Последовавшие за этим события уложились в считанные секунды. Я даже не успела как следует испугаться за жизнь блондина, как увидела... несущегося к ним Криста. Самым разумным в тот момент было предположить, что у меня начались галлюцинации. Что было бы совсем неудивительно в свете последних событий.
   И вот мой глюк, промчавшись мимо меня со скоростью ветра, оказывается возле пирата.
   -- Не над... -- крик застрял в горле.
   Я плюхнулась на землю, понимая, что кричать и просить пощадить Дагмана было, по крайней мере, странно. Не могу же объяснить Кристу, что смерть подонка нужна моему мужу (такому же подонку) только завтра. Поэтому с казнью лучше бы повременить.
   Боюсь, он этого не поймет. Посему позволила драгару прикончить пирата.
  
   Дальнейшее и вовсе походило на светопреставление. Непонятно откуда взялась Эрида. Не обратив на нас с Раяной внимания, тоже помчалась к пирату. Схватила со стола кубок, выплеснула в траву вино и, упав на колени перед Дагманом, стала цедить его кровь в сосуд.
   Наполнив тот до краев, передала Кристу, взамен получив порожний. Удерживая пирата за голову, стала ждать, пока наполнится еще одна емкость.
   -- Ты что-нибудь понимаешь? -- подползла я к Раяне.
   Та продолжала сидеть на земле, прижимая к себе сестру, и расширившимися глазами наблюдала за действиями роувэльской принцессы и своего давнего приятеля Криста.
   -- Нет, -- помотала головой травница. -- На кой демон им его кровь?
   Ответ на этот вопрос нашелся сразу.
   Пока Эрида сидела, склонившись над Дагманом, и собирала кровь, Кристер стал обходить стол. Останавливался возле каждого ламина на несколько мгновений, подносил кубок к их губам и шел дальше.
   -- Какая гадость! -- поморщилась Раяна.
   Я сидела, не шевелясь. Смотрела на Криста, но видела только вспыхивающие перед глазами обрывки из прошлого. Вечер, когда я по глупости приняла от Иррандира роковой подарок -- фероньерку. Ту обжигающую боль, что пришлось испытать мне по милости маньяка. Видения про дракона, Кристера и то, как солдат поил меня кровью.
   Сейчас эти фрагменты нереального сна уже не казались такими безумными. Словно кусочки мозаики, сложились они в единую четкую картину.
   -- Эрида спасла меня тогда, -- прошептала ошеломленно. -- Вернула к жизни.
  
  

Глава четырнадцатая

О мостах, которые нельзя отстроить

  

Страстная любовь -- лучшая школа ненависти.

NN

  
   Пришлось задержаться на поляне, дожидаясь "воскрешения" ламинов. Укрывшись в объятиях Криста, я постепенно успокаивалась. Хотя отголоски пережитых волнений все еще будоражили разум.
   Мы чувствовали себя опустошенными. Поначалу даже не было сил на разговоры. Просто сидели молча и ждали, когда наконец сможем убраться с проклятого острова.
   Янн устроился в стороне. На предложение Раяны осмотреть его раны беспечно отмахнулся, сказав:
   -- До свадьбы заживет. Это всего лишь царапины.
   С последним утверждением я бы могла поспорить, но не уговаривать же его, как маленького? Не хочет помощи -- и не надо.
   Драгар лежал на зеленом ковре, заложив руки за голову, грыз травинку и глазел в небо. Солнце еще было высоко, но постепенно с ленивой грацией начинало сползать к верхушкам деревьев.
   Время от времени Салимар отвечал на вопросы принцессы и Криста, изредка поглядывал на Раяну, желая удостовериться, что с ней и ее сестрой все в порядке. На меня демонстративно не смотрел. Похоже, до сих пор не простил мне моего ослушания.
   Из рассказа принцессы мы узнали, что первородные ничтоже сумняшеся превратили ее в своего персонального мстителя. Решили с помощью наследницы Роувэла очистить мир от скверны в лице последователей проклятой богини. Разумеется, вся черная работа ложилась на Криста. Ее высочество намечала цели, а солдат их уничтожал.
   Такое положение вещей мне не нравилось. Но я молчала. Решила дождаться подходящего момента и обо всем с ним поговорить. Хотя сомневаюсь, что этот разговор что-нибудь даст. Уж слишком был предан Кристер принцессе и безоговорочно выполнял все ее распоряжения.
   -- И сколько единиц драконьего племени потребуется истребить, чтобы угодить первородным? -- Я задумчиво касалась рукой диких цветов, и те ласкались ко мне своими нежными лепестками.
   Эрида опустила голову и неопределенно пожала плечами.
   -- Я не знаю. Они не захотели ничего объяснять. Этот пират -- первый, кого нам удалось найти.
   -- И вы намерены продолжать поиски? -- задала Раяна вопрос, ответ на который меня тоже интересовал.
   Принцесса решительно кивнула.
   -- Пока не найдем Сиариль. Точнее, пока она сама не отыщется.
   Сумасшедшие... И Эрида, и Кристер. Как будто не понимают, что ступили на непрочный канат, перекинутый над самой бездной.
   -- Ладно, допустим, вы ее найдете, -- присоединился к беседе Яннис, продолжавший, словно загипнотизированный, буравить взглядом небо. -- Что тогда? Она еще та ведьма. Без раздумий сотрет вас в порошок и развеет по ветру.
   Кристер почувствовал, как я напряглась. Нежно чмокнул меня в висок и перевел разговор на другую тему:
   -- Лучше расскажите, как вы здесь очутились. Раяна, признавайся, твоих рук дело? Ты потащила их в Аркару?
   Травница покаянно опустила глаза. Уловив оттенок недовольства в голосе любимого, я вступилась за ламину.
   -- Все как-то само собой получилось. Мы искали Велидора -- мальчишку, изготовившего яд для Иррандира. Раяна нам помогала. Дурака угораздило проиграть ламинам в карты, а нас угораздило за ним увязаться. Так мы и попали на Зариад, а оттуда -- прямиком в охотники на Дагмана.
   -- Это тот самый жених, о котором ты мне когда-то рассказывала? -- задал риторический вопрос Крист, прекрасно зная ответ травницы.
   Раяна подавленно кивнула.
   -- Я хочу увидеть его, -- ледяным тоном бросила Эрида, услышавшая из всего разговора одну единственную фразу: мы нашли Велидора. -- Хочу поговорить с этим мальчишкой.
   Бедняга... Похоже, до сих пор все свалившиеся на его непутевую голову неприятности были цветочками. А урожай ягод Велидор начнет собирать после знакомства с жаждущей мести принцессой.
   -- Парень сейчас у халифа, -- лениво отозвался Янн и чему-то задумчиво улыбнулся. -- Но тот обещал нам с радостью обменять его на пирата.
   -- Значит, посетим халифа.
   Поглаживая волосы сестры, уснувшей у нее на коленях, Раяна спросила:
   -- Думаете, она поможет? Почему именно его кровь?
   -- Организм драконов имеет свойства быстро регенерироваться, -- пояснила Эрида. -- Мое первое превращение и полет были спонтанными и закончились для меня плачевно: множеством ран и ушибов. Человеческая ипостась начала возвращаться, когда я еще парила в небе. Отсюда и результат. Такого приземления я не пожелала бы и врагу. Лежала на выступе скалы и думала, что там и умру. А потом почувствовала, что исцеляюсь.
   Тогда я начала искать в легендах о древних упоминания об этом феномене и выяснила, насколько целительна драконья кровь. Воскрешение -- это апогей наших возможностей.
   -- Парадокс, но драконы не могут исцелять и оживлять себе подобных, -- добавил Крист. -- То есть если погибну я, Эрида ничего не сможет для меня сделать.
   Умеет он обнадежить.
   -- И ты все равно ищешь на свою голову приключений. Тоже мне, истребитель богинь нашелся, -- мрачно буркнула я.
   -- Своим упрямством он похож на тебя. Вы -- два сапога пара, -- не удержался от реплики Салимар.
   -- Уж лучше быть упрямой, чем трусливой, -- озвучила я сдуру гипотезу своей второй рийи.
   Нет, я не считала солдата трусом. Просто все еще злилась на него из-за попытки так бесцеремонно вывести меня из игры.
   -- Я хотел тебя защитить!
   -- А я, кажется, тебя об этом не просила. И вообще, чего ты взъелся? Все ведь закончилось хорошо.
   -- Ты не послушалась меня! -- гнул свою линию упрямец.
   Резко поднялся. Я тоже подхватилась, не желая ему уступать в этом споре, и гордо запрокинула голову.
   -- Я и не обязана была, -- сказала как можно сдержаннее. -- Я не нанимала тебя в няньки. И обращаться со мной, как с заводной игрушкой, кстати, тоже не позволяла. Но ты все равно поступал по-своему. Захотел -- завел. Захотел -- выключил. Странные игры, тебе не кажется?
   -- Будем считать, что наигрался. -- Драгар поднял руки, желая показать этим жестом, что с него довольно. -- Крист, возвращаю тебе твое сокровище. В целости и сохранности, как и обещал. Сам теперь нянчься с этой истеричкой.
   Значит, я истеричка... А его бзик, простите, как тогда называть?
   -- Что между вами произошло? -- нахмурился Кристер.
   Но я и объяснить ему толком ничего не могла. Потому что произошло действительно много. Много опасных и неприятных событий, державших нас в напряжении на протяжении долгих дней. Должно быть, Янн просто не выдержал и сорвался. И меня, видимо, тоже не туда занесло, раз наговорила ему столько лишнего.
   Благо от объяснений меня спасла Раяна. Травница первой заметила пробуждение моряков. Ламины постепенно возвращались к жизни, а мы, затаив дыхание, наблюдали за этим чудом.
  
   Как возвращались на корабль -- помнила смутно. Последние силы оставили меня, и я бездумно плелась за остальными. Две бессонные ночи, пережитый кошмар сделали свое дело: я просто валилась с ног.
   Точно не скажу, как оказалась в каюте. Помню только, что опустилась на кровать, и все. Проснулась уже на рассвете. И то только потому, что меня тормошила Раяна.
   -- Скоро будем на Зариаде, -- с улыбкой сообщила ламина.
   Поблагодарив за предупреждение, я стала собираться. Потом, все еще находясь где-то между сном и действительностью, пошла на палубу. Утренняя прохлада приятно освежала. Приблизившись к борту корабля, я с наслаждением вдохнула солоноватый воздух и зажмурилась от ласковых первых лучей.
   Услышала позади тихие шаги, и руки любимого легли мне на талию.
   -- Удалось отдохнуть? -- Кристер прижался ко мне, согревая. Какое приятно начало нового дня. Надеюсь, эти мгновения станут одними из тысяч, что еще ждут нас впереди. -- Я не стал тебя тревожить ночью. Ты едва не умирала от усталости.
   -- А мне так хотелось быть потревоженной. И я совсем не устала.
   Драгар тихонько рассмеялся.
   -- Дезали, ты совсем не умеешь врать.
   Еще как умею!
   Убрав завиток, Кристер поцеловал меня возле ушка и прошептал чуть хрипловато:
   -- Но этой ночью отдыхать тебе не придется.
   -- Ловлю на слове. -- Я едва не замурлыкала от нежной ласки и страстного обещания.
   Так мы и стояли в тишине, любуясь океаном и наслаждаясь близостью друг друга. О том, что будет дальше, мы еще успеем поговорить. И наверняка будем спорить. Ведь я все равно попытаюсь его отговорить от этой безумной идеи по отлову драконов. А он будет меня успокаивать и обещать, что с ним ничего не случится.
   Но это будет потом. А пока я просто благодарила судьбу за редкие, бесценные мгновения счастья.
  
   На острове наша команда разделилась. Визирь с Кристером и Эридой отправились с визитом к халифу. Мы с Янном сопровождали сестер к ар-Тариму. Взгляд Азилы стал немного осмысленней, хотя мне казалось, ламина все еще не до конца понимала, где она и что с ней случилось.
   При виде дочери Назгар с супругой чуть не свихнулись от счастья. Все эти месяцы они жили в страхе, что больше никогда не увидят свое дитя, и теперь оба стали похожи на безумцев. Особенно ламин. Счастливый отец ни на шаг не отходил от Азилы, послал сразу за всеми лекарями Аркары и не переставал нас благодарить и восхвалять наши бесстрашие и силу.
   Я многозначительно посмотрела на Салимара. А тот, почувствовав мой взгляд, отвернулся. Вот что это с ним? Иногда я его совсем не понимаю.
   Поступи мы вчера, как того хотел солдат, и несчастный ламин лишился бы сразу обоих своих детей. Стоит сказать, что отношение ар-Тарима к Раяне изменилось в лучшую сторону. Он посчитал, что та сполна заплатила за свои ошибки, и простил заблудшую дочь.
   В общем, семейное воссоединение получилось очень трогательным и милым.
   Янн вверять себя в руки лекарей не захотел. Сказал только, что не откажется от тех чудодейственных мазей, которыми его намащивали рабыни ар-Тарима после первой стычки с Дагманом. Ламин на радостях пообещал прислать солдату хоть весь свой гарем со всеми имеющимися в доме бальзамами.
   -- Смотри, слишком не увлекайся оздоровительными "процедурами", -- по-дружески посоветовала я. -- Вдруг переусердствуют?
   -- Боишься, переутомлюсь? -- хмыкнул драгар.
   До сих пор не попустило.
   -- Именно, -- кивнула я и тут же поспешно уточнила: -- Халиф пожелал лицезреть нас вечером. Выспись как следует. На тебя смотреть жалко.
   Солдат действительно еле держался на ногах. Не знаю, чем он занимался всю ночь на корабле, пока нормальные люди спали, но было видно, что он уже давно забыл о полноценном отдыхе.
   После трапезы в саду я разомлела и решила немного подремать перед вечерним празднеством. Вот только выспаться у меня так и не получилось.
  
   Не знаю, как ему это удается, но демонов супруг опять прокрался в мой сон, превратив его в очередное свое представление.
   Я снова видела церковь, окутанную беснующимся пламенем. А спустя мгновения волей де Вера оказалась среди кривых зеркал, отражение в которых меня так пугало.
   Потом я плыла на корабле, захваченном в плен ненастьем. Слышала треск матч и превращающейся в щепки палубы, отчаянные крики моряков.
   В какой-то миг передо мной возник Дагман, бледный и ухмыляющийся. Он шевелил бескровным губами, но я не могла разобрать его слов. Чуть позади пирата притаился мой личный демон. Де Вер укоризненно качал головой и все поглядывал на плывущий в короне туч месяц, напоминая мне, что задание я с треском провалила.
   -- Сегодня рождение полной луны, -- со всех сторон звучал ненавистный голос. -- Принцесса будет на празднике, в переполненном гостями дворце. Идеальная ночь для убийства.
   Корабль накренило от нахлынувшей волны. Я едва удержалась на ногах. Почувствовала, как ступни погрузились в ледяную пену. Холод и страх сковали тело. Я не могла пошевелиться. Стояла, беспомощная и беззащитная, вслушиваясь в издевательские слова садиста.
   -- Убей ее, и этой же ночью вернешься домой.
   Мне кажется, Рэйфел и сам не верил, что я на это способна. Он лучше меня самой знал, что творится у меня в душе. Наверное, его просто забавляли наши встречи. Нравилось наблюдать за моими метаниями. Как на чаше весов, балансировала я между злом и добром, то уклоняясь к темноте, то пытаясь вырваться к свету.
   -- Не могу, Рэйфел. Знаю, что подвела тебя и обманула. Нарушила данное обещание. Но я не хочу убивать. Ни ее, ни какого другого дракона. Мне становится тошно при мысли обо всех смертях, что мне пришлось здесь увидеть. Делай что хочешь. Мучай меня, расскажи обо мне Мелиссару. Но если в тебе есть хоть капля жалости, хоть чуть-чуть сострадания, отпусти. Просто позволь мне жить своей жизнью. Здесь, в Анрилине.
   Я напряглась, ожидая его реакции. Была уверена, что он станет кричать и пугать меня очередным кошмаром. Потом начнет убеждать, что я создана для убийства. А под конец снова примется шантажировать.
   Но ничего подобного не произошло.
   Корабль исчез, и я снова оказалась в стенах старой церкви. Пламя больше не бушевало. Только несколько зажженных свечей тускло поблескивали у алтаря, разбавляя меланхоличный сумрак.
   -- Хорошо, я больше не стану тебя умолять, -- раздалось у меня за спиной. Де Вер говорил спокойно и тихо. -- Поступай как знаешь. Но не забывай: у всего есть цена. Ты сделала свой выбор. И должна будешь заплатить.
   Шаги постепенно стихли, погасли свечи, а потом и церковь затянуло в черноту.
  
   Проснувшись, какое-то время лежала в полумраке, размышляя о зловещем сне. Мне бы радоваться, что де Вер наконец-то оставил меня в покое, но на душе все равно было тревожно. Рэйфел непредсказуем и, возможно, уже сейчас требует аудиенции у Мелиссара. Хотя, если я решила остаться здесь, какое мне до этого дело? Да пусть хоть по всему Астархаду растрезвонит, кто я. Отправлять сюда магов, чтобы поймать меня, они точно не станут. А если станут, то Крист меня защитит.
   Приободрив себя таким образом, я стала собираться на праздник. Пока спала, кто-то побеспокоился о бальном наряде. На тахте обнаружила длинную темно-синего цвета юбку и какой-то малюсенький топик, украшенный голубыми камнями. Рядом лежали два отреза ткани. По-видимому, мне следовало в них замотаться, дабы скрыть свои прелести: обнаженный живот и плечи. Нет бы сразу сшить цельнокройное одеяние и не тратиться на лишний материал.
   Не приди мне на помощь служанки, я бы точно опоздала на сабантуй. Расторопные ламины быстро помогли мне разобраться с нарядом, привели в порядок волосы и немного подкорректировали лицо. В общем, получилось довольно неплохо, и я, накинув на голову покрывало, в приподнятом настроении покинула свою спальню.
   С Янном столкнулась в коридоре. Драгар тоже выглядел посвежевшим. Лицо больше не светило фингалами, и в целом он казался довольным собой. Даже при виде меня не стал кривиться. Наверное, рабыни ар-Тарима сумели примирить его с жизнью.
   Если в прошлый раз наш визит во дворец халифа был несанкционированным и грозил крупными неприятностями, то сегодня мы были желанными гостями. Я только и успевала, что кивать в ответ на почтительные поклоны и смущенно хлопать ресницами, выслушивая бесконечные комплименты. Все-таки быть героями очень приятно!
   От Кристера узнала, что Эрида поговорила по душам с Велидором и, как ни странно, парень после этого разговора остался жив. Даже более того -- получил хоть какую-то надежду на помилование. Мальчишка поклялся, что когда придет время, расскажет Совету Десяти о своем участии в гибели Эстана. За это ее высочество пообещала дуролею покровительство и защиту.
   Также принцесса успела познакомиться с халифом, и это знакомство вышло весьма продуктивным. На радостях, что на острова снова вернулись мир и благодать, правитель Аркары милостиво предложил Эриде свою поддержку в кампании по отвоеванию роувэльской короны. А также в случае чего пообещал встать на сторону драгаров в конфликте с людьми и эльфами. Кажется, ее высочество произвела на его величество неизгладимое впечатление. Весь вечер он крутился вокруг нее, вызывая недовольство законной хасеки. Или как там ее величают...
   Интересно, принцессе халиф не предлагал стать любимой женой? Хотела бы я посмотреть на реакцию Эриды...
   Визирь тоже присутствовал на празднике, выглядел бодрым и энергичным. Даже не скажешь, что еще вчера Касид-эд-Дин был как бы и неживым вовсе.
   Ни один из ламинов так и не узнал, что побывал в царстве мертвых. Мужчины помнили только, что были схвачены, а потом у них в памяти появился провал. Даже не знали, кто их сцапал и как они очутились на поляне. Дабы не травмировать психику счастливо воскресших, пришлось выдумывать байку про могущественное заклинание, которое удерживало их в течении нескольких часов в состоянии транса.
   Об исцеляющей крови драконов распространяться не стали. А то еще начнут охотиться за прислужниками Сиариль, чтобы добычу драконьей крови поставить здесь на поток. Или того хуже -- халиф возжелает оставить при себе Эриду. От капризных монархов любой пакости можно ожидать.
   Раяна поклялась, что никогда и никому не расскажет о тайне драгаров, ну а за Азилу не стоило и переживать. Обследовавшие девушку лекари заявили, что целый отрезок ее жизни провалился в небытие.
   Что ж, наверное, это и к лучшему. Надеюсь, она никогда не вспомнит о месяцах, проведенных в плену у чудовища...
   -- А как тебе этот? -- Кристер положил мне в рот маленький кусочек шербета, привлек к себе и прильнул к моим губам в нежном поцелуе.
   -- Определенно, так намного слаще, -- жмурясь от удовольствия, пробормотала я.
   Спрятавшись на увитом цветами балкончике, мы коротали время за дегустацией аркарских сладостей и их фирменных вин. Хорошо, Ли не стояла над душой, иначе бы своим брюзжанием испортила все настроение. Вторая рийя, слава богам, тоже куда-то исчезла сразу же после приключений на острове, и теперь я наслаждалась покоем, вкусностями и обществом любимого.
   -- И все-таки, какая кошка пробежала между тобой и Янном? -- неожиданно поинтересовался драгар. Прислонившись спиной к перилам, немного отпил из своего кубка и замер в ожидании.
   Пришлось объясняться.
   -- Не скажу, какие у него ко мне претензии, ну а у меня... Даже не знаю, как это объяснить, -- я замялась, подбирая слова, -- мне все время кажется, что Янн что-то скрывает. Может, это банальная паранойя; у меня уже давно проблемы с доверием... С другой стороны, интуиция меня редко подводила. Я точно знаю, что с этим солдатом что-то не так. Только никак не могу понять, что именно. Вы давно с ним знакомы?
   Кристер задумался и ответил немного погодя:
   -- Он появился в моем отряде незадолго до того, как ее высочество велела мне проникнуть в шайку Сэгила, чтобы отыскать манускрипт. Да, Яннис всегда был себе на уме, но я не вижу в этом ничего преступного. Просто такой у него характер. Он ведь тебя не обижал?
   -- Нет, нет, ничего такого, -- поспешила успокоить любимого и невольно заулыбалась. Все-таки приятно, когда тебя ревнуют. -- Наоборот, носился со мной, как с писаной торбой. Все боялся, что со мной что-нибудь случится, и тогда ты ему голову оторвешь.
   Мне вспомнилась наша ссора на острове и странное поведение блондина. В который раз утверждаюсь в мысли, что совсем его не понимаю. Наверное, Яннис будет даже позагадочней моего демонового супруга.
   Все-таки везет мне на мутные личности, еще как везет.
   -- Ну то, что он тебя опекал -- это логично. Я сказал ему, что если с тобой что-нибудь случится, до старости он не доживет. -- Поставив кубок на столик со сладостями, Кристер притянул меня к себе.
   Мне бы подумать о завтрашнем дне, расспросить его о планах принцессы, но прикосновения и поцелуи погружали меня в бездумное блаженство. Я, как обычно, откладывала все проблемы на потом, отдаваясь во власть приятных мгновений.
   Небольшим оправданием служило то, что в последнее время этих мгновений в моей жизни было до безобразия мало. И пусть хоть весь мир рухнет в тартары, сегодня никто не лишит меня моего маленького заслуженного кусочка счастья.
   -- Пойдем ко мне, -- прошептал драгар, покрывая поцелуями мое лицо, лаская теплым дыханием кожу.
   Не дожидаясь ответа, взял за руку и повел за собой. Правда, путь до гостевых покоев оказался неблизким. Нам то и дело приходилось останавливаться, дабы укрыться от вездесущих ламинов. Не дайте боги, кому-нибудь стукнет в голову пристать к нам с расспросами. Не то у нас было сейчас настроение, чтобы на них отвечать.
   Пока прятались, коротали время с пользой, желая наверстать упущенные во время разлуки объятия и поцелуи.
   -- И все-таки нам лучше добраться до спальни, -- млея от наслаждения, пробормотала я.
   Мир вокруг сжался до неимоверно малых размеров. Сейчас я видела и чувствовала только его одного, моего солдата. Будто мы одни существовали в целой вселенной. Незаметно шелковая ткань соскользнула с плеч, и теперь кожа пылала от опьяняющих поцелуев. Запрокинув голову, я наслаждалась прикосновениями его губ, едва сдерживая стоны. До этих мгновений даже не представляла, как сильно по нему скучала. По его запаху, по его сильным рукам, по сводящему с ума такому родному и любимому голосу.
   Боюсь, если задержимся в этом коридоре еще хоть на миг, о гостевых покоях можно будет забыть. Полумрак притуплял страх и действовал возбуждающе. Я честно старалась держать себя в руках, кусала до боли губы, но когда его пальцы проникли под ткань моего незатейливого наряда и принялись ласкать грудь, подалась ему навстречу и застонала от наслаждения. Всевышние, как же хорошо...
   Совсем близко раздалось чье-то осторожное покашливание.
   -- Считайте, что меня здесь не было. И я ничего не видел.
   Не сразу удалось разобрать смысл этих слов и понять, кому они принадлежат. Кристер среагировал быстрее, как и полагается настоящему воину. Резко развернулся, постарался загородить меня собой. Осознав, в каком состоянии застукал нас Яннис, я вспыхнула от смущения. С трудом смогла застегнуть проклятые пуговки на груди. Кажется, криво; пальцы-предатели дрожали и не слушались.
   Демоны! И чего ему не сидится в зале с гостями!
   -- Я так понимаю, домой к ар-Тариму мы можем возвращаться без тебя, -- невпопад ляпнул блондин и посмотрел на меня пристальным взглядом. Так смотрит отец, застукавший свою непутевую дочку в объятиях неодобренного им жениха.
   -- Дезали большая девочка и может позволить себе заночевать вне дома, -- с улыбкой ответил Крист. Наверное, у него возникли те же ассоциации.
   В отличие от меня, солдат совсем не выглядел смущенным. Да это и понятно. Его ведь никто не раздевал на глазах всяких праздно шатающихся.
   -- Я просто уточнил, -- невозмутимо ответил Яннис.
   Уходить не спешил. Хотя именно так и должен был поступить любой воспитанный человек, попавший в столь щекотливую ситуацию. Подхватив с пола облако синего шелка, я незаметно пихнула любимого в бок, намекая, что разговор состоялся, и можно с чистой совестью уходить.
   -- Спокойной ночи, Янн, -- быстро попрощался Кристер и потянул меня за собой.
   -- И вам спокойной, -- послышался тихий ответ.
   Кажется, драгар смотрел нам вслед. Я не оборачивалась, но спиной чувствовала его пристальный взгляд.
   -- Ты права. Все-таки он очень странный, -- шепнул мне весело Крист.
   Дойдя до конца коридора, толкнул плечом створки, и мы наконец-то остались наедине. Больше никто не мог помешать нам быть вместе и любить друг друга.
   Говорят, счастье опьяняет быстрее вина. Наверное, так и есть. В ту ночь я была по-настоящему счастлива, беззаботна, одурманена любовью. А засыпая, благодарила судьбу за ту далекую встречу в подземелье старого дома, где впервые встретилась с Кристом.
   Почувствовала поцелуй на своих губах и, блаженно вздохнув, уснула. Счастливая и умиротворенная.
  
   Ветер принес с берега ледяной, напоенный запахом океана воздух. Я сжалась в комок, хотела придвинуться поближе к любимому, чтобы отогреться в его объятиях, но нащупала только холодную простыню.
   Открыв глаза, сонно огляделась. Ночь была необычайно яркая, сочная, напитанная блеском полной луны. Будто обагренная кровью, та истекала на землю своим роковым сиянием, орошала им комнату и сад, простиравшийся за ажурными створками. Те лениво поскрипывали от ветра, то почти смыкаясь, то распахиваясь вновь. Вот они снова хлопнули, и я различила замерший на балконе силуэт. Сердце сдавило от непонятной тревоги.
   Завернувшись в простыню, бесшумно пересекла комнату и остановилась, не решаясь переступить порог.
   Кристер стоял спиной ко мне, одетый и собранный. Даже оружие успел прицепить к поясу. Драгар до белых костяшек сжимал перила балкона и смотрел на луну. Словно заговаривая ее и понуждая раскрыть ему свои тайны.
   Страшная догадка царапнула душу.
   На негнущихся ногах я подошла к любимому, несмело коснулась его плеча. Он стряхнул мою руку. Грубо и даже с какой-то брезгливостью, будто я была для него чем-то мерзким и отвратительным.
   -- Крист... -- я запнулась на полуслове.
   Он все-таки обернулся. Сжал мне запястье и с яростью дернул за кольцо. Проклятый символ проклятого союза. Тот вспыхнул, словно в знак протеста, привычно обжег кожу, и так и остался на безымянном пальце, будто врос в мою плоть.
   Драгар горько усмехнулся.
   -- Сначала я думал, что мне приснился кошмар. Жуткое сновидение. Но посетивший его гость оказался в сто раз реальнее, чем наши с тобой отношения. И намного правдивее, чем ты.
   -- Позволь мне все объяснить!.. -- теперь я держала его за руку. Сжимала в отчаянии его ладонь, потому что понимала, если сейчас отпущу, потеряю его навсегда. -- Ты должен выслушать меня...
   -- И что ты мне скажешь? -- его глаза, еще недавно излучавшие безграничную нежность, теперь потемнели от гнева. -- Станешь извиняться за то, что забыла упомянуть о таком незначительном событии в своей жизни, как брак?!
   -- Но этот брак -- фарс! Он ничего не значит!
   -- Для меня значит, -- глухо прошипел драгар. -- Боги благословили вас, ты признала его своим мужем. -- Он вырвал руку и отступил на шаг. -- Ты хуже Сиариль. Та хотя бы не лицемерит и не скрывает, зачем пришла в Анрилин. А ты все это время лгала, изворачивалась и притворялась. Поджидала удобного случая, чтобы исполнить волю своего муженька. Наверное, ради этого и втерлась ко мне в доверие. Использовала меня ради него! Он сказал, что ты нерея. Исчадие тьмы. Теперь понятно, откуда в тебе эта демонова сила.
   -- Но я с ней борюсь, -- прошептала с горечью. -- Обещаю, я отрекусь от нее, от своего прошлого, от своего мира. От всего! Только не отворачивайся от меня. Любовь к тебе -- единственное светлое, что еще осталось в моей жизни. Я без нее не смогу... -- мой голос дрожал от слез. Мне хотелось быть сильной, хотелось держать себя в руках. Рассказать ему правду о де Вере и его шантаже. Объяснить, что я всего лишь пешка в чужой игре. Но страх, что он все равно не поверит и не простит, путал мысли и слова.
   Нежный и любящий Кристер исчез. Сейчас передо мной стоял мужчина с растоптанным самолюбием, снедаемый ревностью и обидой.
   -- Прощай, Дезали. -- Отстранив меня со своего пути, он прошел в комнату.
   -- Дай мне всего пару минут! Крист!.. Обещаю, я все объясню...
   Он замер на миг, пальцы сжались в кулаки, а потом, не оборачиваясь, проронил тихо:
   -- Сейчас я не могу ни видеть тебя, ни говорить с тобой. Может, когда-нибудь... Не преследуй меня и не опускайся до унижений. Сделаешь только хуже.
   Я стояла, вслушиваясь в удаляющиеся шаги. Каждый, словно кинжалом, ранил мне сердце. Но когда они стихли и воцарилась тишина, стало еще хуже. Тишина -- страшная, гнетущая, зловещая -- опаляла мне душу, мешала дышать и лишала сил жить.
  
   Иррандир украдкой рассматривал своего собеседника. Взглянуть ему прямо в глаза не решался -- страх мешал тому, хоть герцог и не мог объяснить себе, чем было вызвано столь неприятное ощущение.
   Он давно и думать забыл об их первой встрече, посчитав ее обычным бредовым сном. После обильных возлияний за ужином его светлость частенько мучился кошмарами, поэтому и тот давний разговор посчитал одним из них и уж тем более не тревожился о данном в подпитии обещании.
   И вот странный гость снова сидит перед ним. По-хозяйски развалившись в его кресле, хлещет его вино и мерит его бесцеремонным взглядом. От незнакомца буквально разило высокомерием, но у Иррандира не хватало смелости напомнить выскочке, что перед ним без пяти минут повелитель Роувэла. Драгар чувствовал себя немощным и жалким. Это заставляло его нервничать. Герцог нетерпеливо ерзал в кресле и то и дело косил на окно, словно ожидая, что первые солнечные лучи придут ему на выручку, освободив от незваного гостя.
   -- Я пришел напомнить о нашей сделке, -- изрядно помучив драгара молчанием, наконец произнес странный пришелец. -- Судя по твоему выражению, ты уже успел забыть обо мне. Напрасно. Я о твоей светлости помню.
   С одной стороны, Иррандиру казалось, что этот разговор -- лишь плод его воображения. С другой -- он и сам не знал почему, но был уверен, что незнакомец реален. Сон и явь смешались в его воспаленном мозгу, породив столь пугающий образ.
   -- Чего ты хочешь? -- сделав над собой усилие, выдавил герцог и тут же нервно проронил: -- И что за это буду иметь я? Пустых обещаний о покровительстве могущественного некто мне недостаточно! Скоро я стану королем, и защищать меня будет целая армия! Зачем мне ты?
   Незнакомец закинул ногу на ногу и, сделав небольшой глоток, с иронией проронил:
   -- Ну, во-первых, клятва -- это святое. Даже для такого отморозка, как ты.
   Иррандир чуть не задохнулся от возмущения, никто не смел разговаривать с ним в таком тоне, да еще и с таким пренебрежением. Тем не менее ответить нахалу побоялся, а тот уже продолжал в своей привычной насмешливой манере:
   -- Во-вторых, не думаю, что твоя армия защитит тебя от яда или кинжала. А именно такая участь постигнет новоиспеченного короля, как только старейшины подберут тебе более подходящую замену. И ведьма твоя тебя не спасет, -- предвосхитил он новое восклицание. -- Она тебя ненавидит даже больше, чем все твои старейшины вместе взятые. Использует тебя, как и все остальные. Поверь мне, здесь я -- твой единственный друг.
   -- И как же ты, мой единственный друг, сможешь меня защитить? -- натянуто усмехнулся герцог.
   -- Как говорится, кто предупрежден, тот вооружен. Зная, откуда будет нанесен удар, ты сможешь его предотвратить. Благодаря мне будешь в курсе каждого шага этих старых склочников. А со временем и вовсе избавишься от них. Я научу тебя, как это сделать. Ну, как тебе такая перспектива?
   Иррандир побарабанил пальцами по столу и задумчиво пожевал губами. Сейчас старейшины, как послушные собачонки, лижут ему руки. Но в будущем все может измениться -- в этом незнакомец, бесспорно, прав. Да и на Валфею особо рассчитывать не приходится. Эта хитрая тварь если что и делает, то только ради собственной выгоды. И если ей будет выгодно, не задумываясь, предаст.
   -- А как насчет другого твоего обещания? -- немного осмелев, герцог решил наглеть до конца. -- Я все еще хочу ее, ту рыжую бестию.
   -- И ты ее получишь, -- расплылся в ядовитой улыбке брюнет. -- Сейчас Дезали далеко. Но как только окажется в Роувэле, получишь ее в праздничной обертке. Доставят прямо тебе в опочивальню. И тогда можешь делать с ней все, что угодно. Будет интересно понаблюдать, на что хватит твоей извращенной фантазии.
   Представив, что очень скоро рыжеволосая колдунья станет его, Иррандир решил сделать все, что потребует от него незнакомец. Страх притупился, уступив место азарту и предвкушению награды.
   -- И что тебе нужно?
   -- О, задание -- пустяковое и, несомненно, тебе понравится, -- еще шире заулыбался гость. -- Всего-то и нужно найти и убить кузину -- единственную преграду на пути к власти. Я лишь скажу, когда и как это сделать.
   -- И это все? -- недоверчиво сощурился герцог, удивленный столь ничтожной просьбой. Желание незнакомца полностью совпадало с его интересами. Даже странно, что за такую мелочь ему достанутся золотые горы. -- Можешь считать, что ее уже нет!
   Гость удовлетворенно кивнул, и Иррандиру показалось, что в его черных, как смоль, глазах отразились огненные всполохи.
   -- Исполни мою просьбу, и станешь первым в Анрилине. Это я тебе гарантирую.
   Ужасно довольный состоявшимся разговором, его светлость вскочил со своего места, желая поднять бокал за столь выгодное для него соглашение. Плеснув себе вина, обернулся к пришельцу. Но в кресле возле камина уже никого не было.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

104

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"