Чернованова Валерия: другие произведения.

2. Пепел. Отражения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Ещё год назад я и подумать не могла, что стану кадетом самой элитной военной академии галактики. Но вот, половина пути пройдена. Остались позади нелёгкие испытания. А на смену им уже грядут новые. И самое сложное - понять природу снов, в которых я проживаю жизнь другой Шионы. Как будто вижу своё собственное отражение. Девушку, так похожую на меня и в то же время абсолютно мне незнакомую. Я сделаю всё возможное, чтобы разгадать эту головоломку. Избежать ошибок другой себя и не допустить повторения трагедии. Создать будущее, в котором я и он будем вместе...

    Продолжение романа можно прочитать здесь.




Книга вторая

ПЕПЕЛ ПОГАСШЕЙ ЗВЕЗДЫ.

ОТРАЖЕНИЯ

  
  

Бойтесь зеркал, ибо они умножают сущности!

Л.Х. Борхес

  
  

Пролог

  
   ...Воспоминания. Рваные фрагменты пережитого кошмара -- следствие совершённой ошибки.
   Я помню коридоры, будто кровью залитые красным аварийным светом. Крики и панику людей. Брызжущие во все стороны огненные искры.
   Станция рушится, разваливается на части. От непрекращающихся взрывов горящие отсеки трясёт словно в лихорадке. Оголодавшим псом огонь жадно облизывает внутреннюю обшивку, мечется по стенам, бросается на людей.
   Мне кажется, я кричу, но наружу вырываются лишь нечленораздельные хрипы.
   Не знаю, объявляли ли об эвакуации. Не помню, когда всё началось. Сложно оставаться в рассудке, когда жар вгрызается в каждую клетку истерзанного тела, подавляет любые мысли.
   Хочется только забыться, хотя бы на время, чтобы закончилась эта невыносимая пытка и притупилась боль. А лучше и вовсе погибнуть.
   Уйти из жизни. Следом за ним.
   И тогда всё прекратится.
   -- Держитесь! Всё с вами будет хорошо! -- задыхаясь от бега, сбивчиво шепчет мой случайный спаситель.
   А я не хочу держаться. И не хочу выживать. И знаю, что хорошо уже никогда не будет. Лучше бы бросил меня в том аду вместе с остальными. Не понимаю, почему, рискуя жизнью, он теряет драгоценные минуты и тащит с собой лишнюю, да ещё и почти неживую ношу.
   Очередной мощный удар сотрясает стены, всё вокруг ходит ходуном. Мужчина опускает меня на пол, блокирует вход, чтобы выиграть для нас немного времени.
   На эвакуационной палубе становится до жуткого тихо. А снаружи беснуется пламя, пытаясь пробиться сквозь шлюзы, перекрывая своим рёвом крики ещё не погибших людей.
   Я уплываю в забытьё и в себя прихожу уже в спасательной капсуле. Цепляюсь за куртку военного обожжёнными руками, теперь умоляя, чтобы не бросал.
   -- Вас найдут. Потерпите немного, -- мягко, но твёрдо говорит он, заставляя разжаться непослушные, будто не мои, пальцы. -- Я полечу следом. Всё будет хорошо.
   Но я уже знаю, что он не сдержит слова. Последнее, что вижу, -- это как палубу охватывает огонь. На какой-то миг глаза ослепляет пронзительным белым светом, когда захлопывается крышка, и капсулу по эвакуационному туннелю выносит в открытый космос.
   Я остаюсь одна, замкнутая в клетке, окружённая бесконечной тьмой. Беззвучно кричу, захлёбываясь слезами. И, кажется, начинаю сходить с ума. От отчаянья и нестерпимой боли...
  
  

Часть I

На перепутье

ГЛАВА 1

В ожидании известий

  
   Шиона
   -- Шиона, Шиона... Да проснись же ты!
   Лицо запылало, прямо как в жутком сне. Резко подскочив на кровати, осоловело уставилась на Трин. Девушка сидела рядом и демонстративно потирала ладонь, чей отпечаток наверняка ещё долго будет "украшать" мою щёку.
   -- Извини, -- еле слышно буркнула Триния, как и Рейн не любившая просить прощения и чувствовать за собой вину. -- Но ты так орала. И никак не хотела просыпаться. Очередной кошмар?
   Шумно выдохнув, я кивнула. Запустив пальцы в волосы, убрала от лица влажные пряди.
   -- Про Рейна? -- с сочувствием спросила девушка и неловко погладила меня по плечу. Правда, тут же, стушевавшись, опустила руку.
   Как я уже успела заметить, проявление чувств у семнадцатилетней лиэри Арвейл тоже было не в почёте.
   -- Нет, не про Рейна. Какой-то космический бред. Но такой жуткий и до невозможного реальный, -- меня передёрнуло. Даже проснувшись, не могла избавиться от ощущения, что я -- пленница крошечной капсулы -- задыхаюсь от боли, ужаса и безысходности.
   Знаю, глупо, но на всякий случай решила осмотреть руки, желая удостовериться, нет ли на них ожогов. И лицо скрупулёзно пощупала, с облегчением отметив, что кроме следа от пощёчины, до сих пор ощущавшегося, и бисеринок пота на висках больше ничего примечательного на нём не обнаружилось.
   Трин, настороженно наблюдавшая за моими манипуляциями, обеспокоенно проронила:
   -- Шиона, ты как?
   -- Всё нормально, правда, -- слабо улыбнулась в ответ. -- И очень тебе благодарна за то, что меня разбудила. Теперь бы ещё как-то уснуть.
   -- Есть идея получше. Сейчас ты летишь со мной, а отоспишься завтра, -- резво подхватилась кузина Даггерти. -- Я как раз собиралась в клуб. Составишь мне компанию.
   Я недоумённо уставилась на разряженную нимфетку. После дурацкого сна мозг работал медленно и неохотно.
   Машинально скользнула по смазливому личику взглядом. Внешностью Трин, должно быть, пошла в мать. Потому как от Фейруса ей достались только прямые тёмно-русые волосы, длиной до подбородка, сейчас обильно сбрызнутые ярко-синим лаком и оттого торчащие в разные стороны. В отличие от отца, Триния была невысокой и очень хрупкой, с миловидными, аристократическими чертами лица, которые любила портить тоннами косметики. На тонких красивых губах в данный момент красовалась тёмно-синяя помада, подобранная под цвет шевелюры. С аккуратного прямого носика едва не сыпалась блестящая "штукатурка", а миндалевидные серо-голубые глаза, в которых частенько плясали бесенята, были густо подведены и украшены накладными ресницами, больше смахивающими на опахала. Синие.
   Вот бесенята -- это у Трин точно от Рейна, хоть они и не являются ближайшими родственниками. Я имею в виду Даггерти и Тринию, а не бесенят. Правда, узнав неплохо обоих, невольно начинала подозревать, что в их родословные вполне могли затесаться эти вредные, мифические существа.
   -- Сейчас же середина ночи. Трин, какой клуб?
   -- Самый улётный! -- словно актриса на подмостках, приняла она кокетливую позу, а потом начала пританцовывать, явно разминаясь перед походом в злачное заведение.
   Из одежды на Трин было ну очень короткое блестящее платье и туфли на невероятно высоких шпильках. Сантиметров пятнадцать, не меньше. Плюс бессчётное множество браслетов на запястьях и куча тоненьких цепочек с кулончиками на шее.
   Что тут скажешь, истинная радаманка...
   -- Ши! Давай, подрывайся! Приводи себя в порядок и полетим, -- ловко крутанулась на каблуках Триния. Я бы на таких точно себе что-нибудь сломала или вывихнула.
   -- А как же л'эрд Фейрус? Он будет недоволен, -- попыталась воззвать я к её голосу разума, а заодно и к голосу совести, о существовании которых Трин, похоже, даже не подозревала.
   -- Л'эрд Фейрус ещё вечером умчался на какое-то срочное заседание фракций, забыла? Отец заночует в городе и ничего не узнает, -- заговорщицки и с хитринкой улыбнулась мне.
   Вот и улыбка у неё ну прямо как у Рейна.
   -- Наверное, я всё-таки воздержусь, -- сказала, зарываясь поглубже под тёплое одеяло.
   -- Как хочешь, -- пожала плечами юная тусовщица. -- А я полетела. Останешься в доме одна.
   -- Как одна?! А куда подевались Вивита и Циран?
   Последний служил дворецким у Даггерти с незапамятных времён. Он и пожилая кухарка Вивита, которую все ласково называли Вив, были единственными слугами-людьми. Уборкой в доме, по настоянию Рейна, уже давно занимались андроиды. Хоть Фейрус их и на дух не переносил.
   -- У них сегодня выходной. Ну всё, пока!
   Я шумно сглотнула. Остаться одной в огромном пустом особняке после привидевшегося бреда? Нет, не хочу. Знаю себя, буду вздрагивать от малейшего шороха как самая распоследняя трусиха. И ведь сна ни в одном глазу, толку валяться в постели?
   Может, действительно махнуть в город с Трин? Развеюсь немного, отойду от кошмара, заодно посторожу безбашенную девицу. Фейрус с ума от тревоги сходит, когда она улетает на ночь глядя. А я ей глупостей натворить не дам.
   Соскочив с кровати, бросилась в коридор.
   -- Через десять минут буду готова!
   -- Ну вот, другое дело. Жду тебя внизу! -- донеслось с лестницы.
   Потирая саднящую щеку, я поспешила в гардеробную и стала как метеор собираться.
  
   Заявляться в клуб посреди ночи хорошо тем, что появляются шансы попасть в него, не простаивая в длинной очереди. Правда, за вход платить всё равно приходится. Хотя полуночникам могли бы и сделать скидку. Ну или хотя бы бедным кадетам МВА, вечно пребывающим в нестабильном материальном положении.
   Про материальную нестабильность это я, конечно, загнула. После победы в игре и подведения годовых результатов мой счёт пополнился довольно-таки внушительной суммой. И тем не менее тратить кучу форинов только на то, чтобы попасть в сомнительное заведение -- снаружи, кстати, ничем не примечательное -- было жалко. Почти до слёз.
   Внутри забегаловка тоже не впечатлила. Совершенно обычный клуб, очень похожий на тот, в котором мы с ребятами проводили наш первый выходной в Авийоне. С одним отличием -- здесь не было танцовщиц в клетках, подвешенных к потолку. Да и музыка звучала более спокойная. И, может, потому на танцполе обнаружилось всего несколько парочек, вяло двигавшихся в такт немного меланхоличной мелодии.
   -- Не хочу показаться жадиной, но за что конкретно мы с тобой заплатили? -- полюбопытствовала я у своей, надеюсь, всё-таки будущей родственницы.
   -- Сейчас всё покажу и расскажу. -- Трин поманила меня к глубокой нише, в которой располагался маленький столик и два чёрных диванчика.
   Соседние все оказались заняты, и облюбовавшие их посетители выглядели, мягко говоря, странно. Некоторые с ничего не выражающими лицами пялились на танцпол, другие, позабыв о том, где находятся, предавались чувственным поцелуям, медленным, я бы даже сказала каким-то ленивым, будто в любой момент готовы были уснуть. Большинство же просто сидели в расслабленных позах, прикрыв глаза.
   -- Три-и-ин, -- окликнула я девушку и нахмурилась, -- ты куда меня привела?
   -- Вот ведь нетерпеливая! -- раздражённо тряхнула синей копной моя спутница. -- Садись, покажу тебе меню.
   -- Если честно, я не голодная.
   -- А кто тут говорит о еде? -- и снова эта хитрющая улыбка -- очередное невольное напоминание мне о Рейне.
   Девушка активировала меню на нашем столике. Унизанные колечками пальцы заскользили по его прозрачной поверхности, пока перед нами не появилась колонка из незнакомых мне слов -- по-видимому, какой-то список.
   -- Вот. Самые лёгкие. То, что надо для первого раза.
   -- Лёгкие что? -- ситуация нравилась мне всё меньше.
   -- Витаминки, -- с интересом наблюдая за тем, как меняется выражение моего лицо, ответила Триния. -- Способные скрасить несколько минуток твоей унылой жизни.
   -- Никаких витаминок! -- интуитивно отодвинулась я подальше от сумасбродной девицы. -- Хватит с меня допингов МВА. Только недавно с ними покончила.
   -- Это совсем другое, Ши, -- отмахнулась от моих слов, как от чего-то несущественного кузина Рейна. -- И, между прочим, наркотики на Радамане не запрещены. А в таких заведениях, как это, они лучшего качества.
   -- Извини, но у меня нет ни малейшего желания глотать всякую дрянь, -- ответила сухо.
   -- Ши, ну не будь занудой! -- насупилась девушка. -- Сначала послушай, что здесь есть, а потом решишь: надо тебе это или не надо. -- И принялась тараторить, нахваливая мне ассортимент бесовой богадельни.
   -- ...А вот это -- вообще улёт! Мы его называем "машиной времени". Пару капелек, и погружаешься в мир прошлого, заново переживая любое, даже самое давнее воспоминание. Более того, сама им управляешь и меняешь, как тебе вздумается. Могла бы, например, увидеть Рейна...
   -- А смысл? Всё равно это будет не по-настоящему, -- горько усмехнулась я.
   -- Это ты сейчас так говоришь. А попробуешь и поймёшь, что всё может быть очень даже по-настоящему, -- упрямо гнула свою линию Триния.
   В этом она тоже была очень похожа на Рейна. Которого мне безумно не хватало. Я бы всё отдала, только бы услышать такой родной мне голос, снова почувствовать прикосновения его губ, провести с ним хотя бы несколько мгновений.
   Но не таких.
   -- Ши, ну чего ты выделываешься? -- не унималась капризная девица. -- От одного раза тебя не убудет. Привыкания не появится и на здоровье твоём никак не отразится. Я вот после смерти мамы только этим и спасалась. Когда становилось совсем паршиво, с их помощью воскрешала в памяти самые счастливые моменты, и боль сразу отступала. Как видишь, ничего страшного со мной не случилось, вполне себе жива и здорова.
   Физически, может, и да. А вот с головой там явный непорядок.
   Озвучивать свои мысли я, конечно же, не стала. Вообще не успела ничего сказать, потому что Трин бойко зачастила:
   -- В общем, я заказываю. Надоело смотреть на твою кислую физиономию. Хватит с меня! Всю неделю ей любовалась! -- и выбрала из списка два наименования. После чего приложила ладонь к расположенному рядом сканеру. Расплатившись за заказ, стала ёрзать на сиденье от нетерпения.
   Вскоре гиноид, облачённая в длинное чёрное платье с широкими рукавами и аляповатым золотистым поясом, бесшумно приблизилась к нашему столику. Низко поклонившись, поставила перед нами хрустальную пиалу, в которой лежали одна белая бусина-таблетка и крошечный тюбик с бледно-розовой жидкостью.
   -- Это мне, а это тебе, -- поделила заказ Триния и сцапала себе таблетку. -- Давай, Ши, не будь трусихой. По капельке в оба глаза, -- провела краткий инструктаж.
   -- Как долго продлится эффект наркотика? -- Я настороженно покосилась на пластиковый тюбик.
   -- Минут двадцать, от силы полчаса. Покайфуешь -- и никаких последствий. -- Заглотив пилюлю, девушка откинулась назад и, прикрыв глаза, с блаженной улыбкой пожелала: -- Приятного свидания с Рейном.
   Я колебалась, не зная, как поступить: пойти спустить розовую дрянь в унитаз или всё-таки "махнуть в прошлое"? Мне уже доводилось слышать о подобных заведениях. От Авена и Тэна. Парни всё порывались посетить один из таких клубов, уверяя, что предлагаемые в них препараты совершенно безвредны. В умеренных количествах, конечно. Но мы с девчонками как могли их отговаривали и специально составляли на каждый выходной насыщенную программу. Так, что у ребят не оставалась времени даже думать о дегустации радаманской дури.
   И вот теперь благодаря Трин я в элитной нарко-забегаловке, мучаюсь дилеммой: быть или не быть? Проявить благоразумие или плюнуть на всё и увидеть Рейна. Хотя бы понарошку. Может, хоть на несколько минут удастся снова стать счастливой? Уже и забыла, какое оно, это чувство.
   В итоге желание встретиться с любимым взяло верх над здравым смыслом, и я, отломив защитный колпачок, запрокинула голову и закапала себе глаза.
   Их тут же чуть защипало, а потом на лицо будто набросили розовую вуаль. Окружающая обстановка померкла, растворилась в этой конфетно-розовой пелене, и... я увидела Рейна. Снова пережила нашу с ним встречу в вечер помолвки. Волшебные минуты знакомства, первый танец радаманского л'эрда и будущей лиэри Даггерти, первый поцелуй. Который я придумала сама, но от этого он не показался мне менее реальным. Сейчас я создавала прекрасные воспоминания, в которых не было места измене и горечи разочарования. Не было побега и поступления в академию. В тишине спальни раздавались не безутешные рыдания наивной, обманутой девушки, а страстный шёпот, перемежавшийся признаньями в любви и стонами наслаждения.
   Да, вот так легко я наплевала на арийские традиции. И влюбила в себя Даггерти. Но в моей жизни в последнее время так не хватало чудес, и, думаю, я заслужила эту капельку радости.
   Победа на соревнованиях не в счёт.
   -- Шиона, Шиона-а-а, -- развеял сладостный мираж голос Тринии.
   Вечно пытается меня разбудить! Прервала на самом пикантном моменте.
   Я вяло отмахнулась от приставучей девицы, но та и не думала отлипать. Да ещё и снова принялась похлопывать меня по щекам, как пару часов назад, когда я не могла вырваться из плена безумного сновиденья.
   -- Хорошего понемножку, Ши, -- назойливой мухой жужжала в ухо Триния. -- Я сейчас сбегаю припудрить носик, а потом мы зажжём в "Элизиуме". Помнишь такой? Ты там ещё с тем брюнетиком целовалась, а Рейн бесился. И если бы не Флар, точно бы его прибил. И тебя за компанию.
   Наверное, эффект капель ещё до конца не прошёл. Воспоминание исчезло, и перед глазами снова нарисовалась размалёванная Триния. Но какая-то нечёткая. Да и смысл сказанных ею фраз дошёл до меня не сразу.
   Уже после того, как девушка умчалась в дамскую комнату на сеанс припудривания.
   Вот, значит, откуда Даггерти узнал про Диона! Увидел нас вместе в клубе. А если б не увидел, то, наверное, и не было бы никакой повторной помолвки...
   Тряхнула головой, стараясь прогнать неприятные мысли. Нет, это не просто ревность. Я небезразлична ему, иначе бы Рейн не добивался меня так упорно в течение нескольких циклов и не терпел смиренно все мои капризы.
   Верю, что всё у нас будет, как в моих снах. В тех, в которых мы вместе. Главное, чтобы он вернулся.
   А пока его нет... Наверное, можно иногда и побаловать себя придуманными воспоминаниями. На базу, конечно, я эту дрянь не потащу. А вот на каникулах...
   Воровато оглядевшись по сторонам, активировала меню и оплатила ещё два розовых чуда. Заказ появился даже раньше Тринии, и к моменту возвращения девушки волшебные капельки уже лежали у меня в сумочке.
   -- В "Элизиум"? -- весело спросила кузина Даггерти.
   Улыбнувшись, кивнула ей в ответ. К тому моменту я уже была согласна на любое её предложение.
  
   Полёт в аэроболе занял всего несколько минут. Такое ощущение, что наш прозрачный "шарик" только взмыл в небо, нырнул в пелену облаков и тут же стал плавно опускаться на землю.
   Мир вокруг по-прежнему окутывала розовая дымка, а стоило прикрыть глаза -- как в сознании начинали мелькать фрагменты пережитого воспоминания. Мимолётные и неясные, за которые никак не удавалось ухватиться и уж тем более их удержать. Это раздражало, и мне ещё сильнее хотелось вернуться в счастливую страну грёз. Вновь испытать то чувство, когда кажется, что всё происходит по-настоящему.
   В "Элизиуме" веселье было в самом разгаре. Пол дрожал от оглушительной музыки; помещение то вспыхивало ослепительным светом огней, то погружалось в темноту; народ кричал и бился в танцевальном экстазе, а мы с Тринией тщетно пытались отыскать диванчик, на котором бы я могла развалиться. Лично у меня не было ни малейшего желания сходить с ума на танцполе. Поэтому, заметив освободившийся возле барной стойки стул на высокой ножке, тут же умостила на нём своё бренное тело. Трин встала рядом и заказала нам несколько пробирок с разноцветным аперитивом.
   Если на меня капли произвели расслабляющий эффект, то моя спутница после таблетки наоборот -- не могла устоять на месте. Пританцовывала в такт музыке и всё поглядывала на разгорячённую толпу, явно изнывая от желания к ней присоединиться.
   -- Да иди уже, -- милостиво отпустила я свою подопечную, решив бдеть за ней с облюбованного места.
   -- А ты? -- попыталась стащить меня со стула Триния. -- Ну же, Ши! Пора веселиться!
   -- Пока что-то не хочется. Возможно, позже.
   Приговорив уже не знаю какой по счёту шот, девушка, лучась энергией, махнула к таким же, как и она, живчикам. А я честно старалась не упускать её из виду. Поначалу. Но вскоре взгляд, предатель, всё чаще стал опускаться на сумочку, лежавшую у меня на коленях. В какой-то момент рука сама потянулась к застёжке, и вот я уже держу в руках заветный тюбик. Пытаюсь бороться с соблазном, от которого по коже пробегает предвкушающая дрожь, но быстро признаю поражение.
   В конце концов, Трин не маленькая и сама может о себе позаботиться. А я хочу снова увидеть Рейна и до дома уже не дотерплю.
   Отломав колпачок, закапала глаза и, облокотившись на барную стойку, погрузилась в эйфорию и блаженство.
   На сей раз я выбрала воспоминания о дне, проведённом в Эсхоре. Их даже менять не пришлось. Каждое мгновение с Рейном с момента нашей встречи в космопорту и вплоть до ужина в ресторане рождало в душе только тёплые, светлые чувства и сделать воспоминания лучше было просто невозможно. Я лишь подкорректировала финал чудесного вечера, вычеркнув из сознания новость о злосчастной командировке.
   А вот сводящим с ума поцелуям под шум океанского прибоя уделила особое внимание и, даже когда воспоминание начало меркнуть, а по барабанным перепонкам вновь забила грохочущая музыка "Элизиума", я продолжала упрямо цепляться за ускользающий мираж. Так же, как и за Рейна.
   Которого чудесным образом удалось удержать.
   Он остался со мною рядом, с нежностью обнял за талию. И я, снова потянувшись к любимому, обвила его шею руками и нашла губами его губы. Почему-то поколебавшись, он всё-таки ответил на поцелуй, поначалу несмело, будто смущённый мальчишка. Но стоило посильнее прижаться к нему всем телом и игриво скользнуть языком по его губам, как от робости не осталось и следа. Только обжигающая страсть, в один миг воспламенившая нас обоих. И если бы не наличие в клубе шумящей толпы, я и в этом своём видении успешно бы наплевала на арийские традиции и дофантазировалась бы до любовной сцены прямо на барной стойке.
   -- Рейн, -- прошептала, млея от наслаждения, когда горячие губы прошлись по щеке и стали щекотать чувствительную кожу за ушком.
   Ласка вдруг резко прекратилась, а его руки, до сих пор увлечённо исследовавшие мои бедра, почему-то замерли. Попробовала повлиять на строптивую фантазию ментально. Не тут-то было. Созданный в воображении Рейн, кажется, больше не собирался меня целовать.
   Вот ведь, даже в мечтах сплошные облом за обломом...
   Подняв глаза на объект своей страсти, хотела высказать всё этой страсти в лицо, но недовольство поведением вымышленного жениха тут же исчезло.
   Испуганно ойкнув, зачем-то спросила:
   -- А где Рейн?
   -- Вечеринка окончена! -- Посчитав, что мой вопрос не нуждается в ответе, Флар не стал дожидаться, пока оживут мои, в данный момент заторможенные, рефлексы. Сцапал за руку и потащил к выходу.
   Трин шла рядом и обиженно пыхтела, словно маленький синий ёжик.
   -- Вот, значит, как ты влюблена в моего брата! -- не выдержав, шикнула мне на ухо. -- Не успела выйти из дому, как полезла целоваться к первому встречному!
   -- Но я не... Что он вообще здесь забыл?! -- с опаской покосилась на затылок Флара, бодро шагавший впереди.
   Или шагавшего?.. Я ведь имела в виду не затылок, а Флара. Что-то, кажется, до сих пор торможу.
   -- Я пригласила, -- процедила Триния и возмущённым шёпотом добавила: -- Но не для тебя!
   -- Я всё ещё здесь, если вы не забыли, -- зачем-то напомнил о себе дорогой ментор, хотя в этом не было необходимости.
   -- Не забыли, -- понуро подтвердили мы.
   Запихнув нас в аэробол, мрачный нянь потребовал объяснений.
   -- Это ж сколько надо было выпить, чтобы привиделись глюки!
   Мы с Тринией переглянулись, а я ещё и покраснела. Только сейчас до меня начало доходить, что там случилось. И с кем я так упоительно целовалась.
   Ох, лучше бы вообще не доходило...
   -- Парочку коктейлей, -- с самым невинным видом соврала кузина моего жениха.
   Которому я сегодня вроде как изменила. Да ещё и с его лучшим другом! А оправдание, что была под кайфом, если и прокатит, то Рейну навряд ли понравится.
   Тёмные глаза радаманца сфокусировались на вмиг притихшей девушке.
   -- Трин, я прекрасно знаю, когда ты врёшь. Что вы пили?!
   Пытались скрыть правду, но эта ищейка не отцепилась от нас, пока не выяснила, в каком заведении мы отметились до "Элизиума".
   После признания пришлось выслушивать нравоучительную лекцию о том, что таким юным и бестолковым созданиям, как мы, ночью надо спать дома, а не шляться бес знает где. Да ещё и в неадекватном состоянии.
   В общем, менторские гены взяли своё, нас воспитывали долго и нудно. А я тем временем продолжала мысленно себя истязать и мучилась раскаяньем.
   Переступив порог особняка, Флар велел Тринии отправляться к себе, а меня потащил для продолжения воспитательного разговора на кухню.
   Пока я мышкой сидела за столом, Дайлан колдовал рядом, смешивая в блендере какие-то микстуры и непонятные порошки, найденные в аптечке здесь же.
   -- Пей. Поможет вывести токсины, иначе завтра не встанешь.
   Приняв у него из рук высокий бокал, до краёв наполненный серо-буро-малиновым коктейлем, отпила немного густой дряни и сказала тихо:
   -- Спасибо. -- Помедлив, с усилием выдавила из себя: -- Извини... те... за то, что произошло в клубе. Я не хотела.
   -- Уже понял, что не хотела, -- усмехнулся Флар, после чего проговорил более мягко: -- Сейчас я не строгий ментор, Шиона, я твой друг. И хочу понять, как тебе могло прийти в голову принимать наркотики? Ладно Трин. Она постоянно куда-нибудь влипает. Там уже давно нужна помощь специалистов. Но ты-то... Всегда считал тебя серьёзной, рассудительной девушкой, не способной на такие безумства. Ты ведь понимаешь, что это всё равно не вернёт тебе Рейна. И когда эффект от капель прекратится, станет только хуже. Невозможно постоянно жить в придуманном мире.
   -- Я понимаю, -- ответила еле слышно. Поморщилась, сделав ещё один глоток.
   Всем гадостям гадость.
   Хвала Создателям, благодаря отвратному на вкус пойлу в голове постепенно начало проясняться. А вместе с тем, как и пророчил Дайлан, мне стало ещё хуже. Тоска и страх, притупившиеся на время, обрушились с утроенной силой. Слёзы сами потекли по щекам, а с губ стали срываться обрывочные фразы. Меня прорвало.
   -- Без него я как будто в каком-то вакууме. Я не живу, а просто существую... Жду новостей и вместе с тем боюсь, что эти новости уничтожат надежду, ещё тлеющую во мне. Хотя с каждым днём её становится всё меньше. А отчаянья всё больше...
   Знаете, я пыталась представить себе будущее без Рейна. Как бы жила, куда бы двигалась. Но так и не смогла. Мне нужно, чтобы он был рядом. Без него так плохо...
   Даже не заметила, как радаманец, встав рядом, обнял меня. Уткнувшись лицом ему в грудь, давилась слезами, снова переживая каждое ужасное мгновение с момента, когда Фейрус сообщил мне об исчезновении Рейна.
   -- Ну-ну, перестань. -- Дайлан гладил меня по волосам и при этом шептал вкрадчиво: -- Такое ощущение, что ты его уже похоронила. Шиона, Рейн ведь не в соседний город улетел. Мы говорим о другой системе. Далёкой системе, о которой нам мало что известно. Нужно время.
   -- Сколько времени? -- всхлипнув, вскинула на него заплаканные глаза. -- О них уже ничего не слышно больше трёх циклов. Как долго будут продолжаться поиски? А если ничего не найдут? Их прекратят?
   Придвинув поближе соседний стул, Флар устроился рядом, чтобы я не смотрела на него, задрав голову.
   -- Целая экспедиция не может исчезнуть бесследно. Что-нибудь в любом случае обнаружат. -- Заметив, что я снова готова удариться в слёзы, чуть строже добавил: -- А ты не смей раскисать! Зря что ли из вас воспитывают борцов? Покажи, что мои усилия не пропали даром. Да и пока ещё рано впадать в отчаянье. Продолжай ждать и надеяться.
   Я слабо улыбнулась своему воспитателю и шмыгнула носом.
   -- Вот, ещё и рубашку вам намочила.
   -- Я это как-нибудь переживу, -- ответил Дайлан ласковой, но такой редкой у него на лице улыбкой.
   Не выпустил из кухни, пока я не допила своеобразный коктейль его собственного приготовления. И только после этого разрешил мне подняться.
   -- Увидимся послезавтра на базе.
   -- Спасибо, -- снова поблагодарила за заботу. -- Спокойной ночи. А вернее, уже утра.
   -- Шиона, -- у самого выхода окликнул меня друг Рейна, -- извини, но мне бы хотелось заглянуть в твою сумочку.
   Щёки предательски запылали. Нет, я, конечно, всё понимаю: она за меня беспокоится. Но ведь должен же быть какой-то предел его опеке? Потому что шариться по моим вещам -- это уже явный перебор.
   -- Зачем?!
   -- Шиона... -- в голосе ментора послышались так хорошо знакомые мне металлические нотки. Которые действовали на меня не хуже гипноза.
   Вон как выдрессировал нас за год.
   Пришлось поворачивать и топать обратно.
   Благодаря несанкционированному обыску в моём дамском ридикюле был обнаружен и тут же изъят ещё один тюбик с волшебными каплями.
   -- Поймаю с этой дрянью на базе -- накажу! И каждый день буду лично проверять твои вещи! -- принялся давить авторитетом.
   Угроза прозвучала вполне убедительно, и я сразу поверила.
   -- До встречи на базе, саэр, -- буркнула, не сумев скрыть обиду. Дабы избежать продолжения очередной нотации, поспешила исчезнуть из кухни.
  
   До самого вечера провалялась в кровати, сославшись на головную боль. К счастью, Фейрус так и не узнал, что на самом деле явилось причиной моего внезапного недомогания. Зато уж точно почувствовал, что между мной и Трин что-то произошло.
   За ужином лиэри Арвейл демонстративно хранила молчание. На вопросы отца отвечала сквозь зубы, а в мою сторону принципиально не смотрела.
   После трапезы я попробовала перехватить взбалмошную девицу, дабы выяснить, что же конкретно в моём поведении её так взбесило. Но именно в тот момент Фейрус позвал меня в кабинет для разговора с родителями.
   А Триния, обиженно буркнув:
   -- Рада, что ты возвращаешься в свою академию! -- умчалась из дома.
   В общем, отношения с кузиной Рейна снова вернулись к первоначальной отметке. Целая неделя стараний псу под хвост.
   Постучавшись, вошла в кабинет. Наверное, это была одна из самых любимых моих комнат в особняке Даггерти. Всякий раз, оказываясь в ней, я вспоминала о доме. В частности о нашей библиотеке, которой очень гордился мой отец, л'эрд Бриан.
   Здесь тоже высились стеллажи со старинными книгами; стены были отделаны панелями из тёмного дерева; антикварная мебель, немного вычурная, придавала кабинету некое очарование, накладывала отпечаток старины. А необычные фарфоровые статуэтки, тяжёлое мраморное пресс-папье, которому так и не нашлось применения, да изумительной красоты песочные часы, что много лет назад л'эрд Арвейл привёз со своей родной планеты, яркими штрихами дополняли необычный интерьер комнаты.
   Опустившись в глубокое кресло возле письменного стола, я улыбнулась своим родным, взиравшим на меня с экрана транслятора с любовью и беспокойством.
   -- Шиона, детка, ты как? Готова к началу учебного года? -- мягко спросила мама, прекрасная и утончённая лиэри Ноэли.
   Папа сидел с ней рядом, а за их спинами маячили моя старшая сестра Каори со своим новоиспечённым супругом Тарианом, на свадьбе которых я так и не смогла побывать. И Веан, отпросившийся со службы, чтобы пообщаться с младшей сестрой. Рядом с братом, как обычно немного смущаясь, стояла Илия -- очередная и, надеюсь, последняя его избранница.
   В общем, все любят и все любимы. Одна я...
   Тут же разозлилась на саму себя и мысленно приказала себе перестать распускать нюни.
   -- Готова! -- ответила как можно бодрее. -- Утром л'эрд Фейрус отвезёт меня в космопорт.
   -- Занятия начнутся сразу? -- уточнил любопытный Веан, желавший знать каждую мелочь из жизни младшей сестры.
   Разумеется, о таких "мелочах", как посещение нарко-забегаловки, я бы ему и под пытками не рассказала.
   -- Нет, послезавтра. Завтра менторы только проведут собрание, расскажут что-то насчёт нашего будущего распределения. -- Предвосхищая вопрос брата, добавила: -- Сама пока толком ничего не знаю. Но обещаю, что в следующий раз дам вам подробнейший отчёт.
   Мы ещё немного поговорили об академии, о моих каникулах, которые я добровольно провела в четырёх стенах. За исключением злополучной вылазки в город с Тринией.
   Потом, всё-таки не выдержав, Каори спросила, не приходило ли весточки от Рейна. Я, уже по привычке, ответила, что нет. И как это бывало после моего ответа -- на несколько секунд по обе стороны экрана воцарилась давящая тишина. Потом все дружно принялись тараторить, кто о чём, лишь бы понизить градус напряжения и отвлечь меня от грустных мыслей.
   Попрощавшись с родными, ещё немного посидела с Фейрусом и отправилась к себе отдыхать. Завтра мне предстоял ранний подъём, долгожданная встреча с друзьями и не очень долгожданная -- с менторами. Поэтому следовало набраться сил перед началом развлекательной программы под названием "учёба в Межсистемной военной академии", которая продлится ещё десять пыточных циклов.
   Создатели! Дайте мне терпения и сил выдержать этот мучительно долгий год!
  

ГЛАВА 2

Возвращение в академию

  
   МВА -- альма-матер для всех радаманских военных, предлагающая каждому желающему возможность начать строить свою карьеру. Самые одарённые и упорные после выпуска приглашаются для продолжения обучения в ВВА -- Высшую военную академию, где готовят специалистов узкого профиля, досконально знающих военное искусство.
   Именно там "выращивают" коммодоров, генералов, адмиралов и иже с ними. Кадет с заурядными способностями, не сумевший поступить в Высшую академию, может даже не мечтать о высоких званиях.
   Те, кто грезит о полётах и космических просторах, после выпуска направляются прямиком в лётную школу.
   Посредственному выпускнику остаётся либо довольствоваться статусом скромного стажёра, надеясь в будущем дослужиться сначала до младшего ментора, как наша Приннил, а потом и до старшего, коим является "всеми любимый" Флар -- один из самых молодых старших менторов МВА. А уже оттуда можно смело метить и в ряды руководства.
   Другой вариант -- попытаться поступить на полицейскую службу. Либо же надеяться быть зачисленным в агенты МРУ -- Межсистемного разведывательного управления, штаб-квартиры которого имеются во всех оккупированных Федерацией системах.
   Правда, в последних двух случаях есть риск быть сосланным на какую-нибудь забытую Создателями планетку, где и придётся прозябать до конца своих дней. А это, согласитесь, довольно унылая перспектива.
   И лётная школа, и Высшая академия входят в состав МВА, возглавляемой загадочными и всемогущими членами Совета, которых лично мне довелось видеть лишь однажды -- на церемонии принесения присяги Радаману. Надеюсь, в следующий раз удостоюсь чести лицезреть этих снобов только на выпускном. Полюбуюсь на напыщенные физиономии несколько минут и сразу же о них забуду.
   Не знаю кто как, а я не мечтала ни о полётах, ни о высоких званиях. Хватит с меня и базового образования.
   Поэтому, когда после собрания четвёрка менторов, курирующих наш отряд, привела нас в лекционный зал и велела каждому кадету занять место возле сенсорной панели, я уже знала, куда подам прошение. С моими талантами -- копанием в чужих мозгах -- мне самое место среди агентов МРУ.
   Оставалось надеяться, что после выпуска меня всё-таки оставят на Радамане, и в будущем я стану коллегой Керта -- ниилийца, несколько циклов назад познакомившего меня с радаманской штаб-квартирой. В которую я после той памятной экскурсии мечтала вернуться. Но уже в качестве агента и дипломированного Проводника.
   Активировав панель, приложила к ней левую ладонь. Система считала мой идентификационный код, и на экране сверху появились мои результаты -- итоги первого года обучения. Снизу под общим баллом один за другим стали высвечиваться аббревиатуры: ВВА, ЛШ, МРУ, МВА (для будущих стажёров) и ПС -- Полицейская служба.
   Точнее, замерцали только четыре столбца с последними названиями. А вот аббревиатура "ВВА" осталась серой. Это значило, что набранных мною за год баллов оказалось недостаточно для поступления в Высшую академию. Куда я совсем не рвалась.
   Лётную школу отвергла сама. Обошла вниманием и карьеру полицейского. Ну а становиться в будущем коллегой Флара -- мне бы такое и в страшном сне не привиделось.
   Посему остановила свой выбор на нежно любимом мной МРУ.
   Как сказали менторы, по окончании второго года обучения каждый из нас узнает, набрал ли он достаточное количество баллов для воплощения своей мечты. Если нет, придётся выбирать направление по заслугам.
   Из нашей неразлучной пятёрки только Нуна и Авен удостоились чести подать прошение в ВВА. Но Вилар, в отличие от подруги, эту честь благополучно проигнорировал. Следуя моему примеру, решил осчастливить разведку. А Тэн и Луора дружно захотели в лётную школу.
   Ровно через десять циклов мы узнаем, осуществятся наши желания или нет.
  
   Вечером мы с ребятами отправились любоваться звёздной панорамой, а заодно отмечать начало нового учебного года пузатой бутылочкой коньяка.
   Когда настала моя очередь дегустировать янтарный напиток, я только взяла бутылку в руки, покривилась и сразу же передала её Луоре.
   -- Что так? В завязке? -- с усмешкой поинтересовался Тэн.
   -- Мне после вчерашнего даже смотреть на алкоголь противно, -- ляпнула, не подумав, и тут же прикусила язык.
   Друзья навострили уши и хором потребовали:
   -- Колись!
   Эти будут даже похуже Флара. За километр учуют ложь и, пока всё из меня не вытрясут, не успокоятся.
   -- Я немного погуляла вчера с двоюродной сестрой Рейна.
   -- Где? -- не унимался дотошный Олер.
   -- В "Элизиуме". Ну и... ещё в одном месте.
   Пришлось рассказать про это интересное место, иначе бы от меня не отстали. Да мне и самой хотелось поделиться с друзьями своими впечатлениями и негодованием по поводу странного поведения Трин.
   И если парни заинтересовались клубом, названия которого я так и не узнала, то девчонки буквально пришли в восторг от моих откровений про Флара.
   -- О-бал-деть! Ты целовалась с нашим ментором!!! -- чуть не захлопала в ладоши Луора.
   -- Ты ещё громче поори, -- нервно оглянулась я на сидевших неподалёку кадетов. -- Я ведь была уверена, что он -- это Рейн. Только ненастоящий. А оказалось...
   -- А что наш саэр? -- перебила меня вовсю веселящаяся Нуна. Девушка с утра, как только узнала, что имеет все шансы в будущем поступить в ВВА, была сама не своя от счастья. -- Хорошо хоть целуется? Или небось отбрыкивался от твоих ласк и не знал, бедный, как вырваться из страстных объятий?
   -- Вообще-то поначалу не отбрыкивался. Пока я не назвала его Рейном, -- надулась было я, а потом почувствовала, как щёки пылают.
   Странно, что Дайлан вообще ответил на мой поцелуй. Да ещё и как ответил...
   -- Теперь понятно, чего он к тебе всё время прикапывается, -- хмыкнул Авен. -- Запал он на тебя, Ши, я уже давно это подозревал.
   -- Не вижу логики, -- покачала головой я. -- Если бы действительно нравилась, он бы так надо мной не измывался.
   -- Просто Флар бесится, что ты невеста его друга. Видит тебя каждый день, общается с тобой и понимает, что дальше отношений "учитель-ученица" у вас дело не пойдёт. Вот его порой и заносит.
   -- Бедный мужик, -- проявил мужскую солидарность Тэн и отхлебнул из бутылки.
   -- Да ну вас всех! -- отмахнулась я. -- Фантазёры!
   -- Если не веришь, попробуй ещё раз его пособлазнять и увидишь, что будет, -- вконец разошлась Луора. Не сдержавшись, прыснула со смеху: -- Только, пожалуйста, не называй его при этом Рейном.
  
   Первая неделя прошла незаметно. Я быстро втянулась в академический ритм: ранний подъём, насыщенный тренировками и лекциями день, вечер в компании ребят либо же за одной из виртуальных игрушек, на которые мы с Виларом опять дружно подсели.
   Единственное, что меня раздражало, это ежеутреннее появление в кубрике дорогого саэра Флара. Он всегда заходил в одно и то же время, ровно спустя десять минут после объявления о подъёме. Поднимался на третий уровень и, провожаемый взглядами притихших девчонок, направлялся ко мне. Для досмотра.
   И каждый бесов день скрупулёзно обследовал встроенные в нишу отделения, в которых хранились мои немногочисленные пожитки. Хорошо хоть меня собственноручно не обыскивал. С него станется.
   То утро не стало исключением. Поднявшись по витой лестнице, ментор с каменным выражением двинулся на меня.
   -- Саэр, разрешите задать вопрос? -- вытянувшись в струнку, обратилась к великому и всемогущему, когда очередная ревизия была окончена.
   -- Разрешаю, Таро, -- вернув на место последнюю книгу, милостиво дозволил ментор.
   -- Зачем вы осматриваете мои вещи каждое утро? Раз вчера среди них ничего обнаружить не удалось, то логично предположить, что и сегодня ничего нового не найдётся. Но чувствую я себя во время ваших обысков, мягко говоря, неловко.
   -- Поэтому-то, Таро, я сюда и прихожу: чтобы тебе стало стыдно за свой поступок, и в следующий раз ты дважды подумала, прежде чем закидываться дурью. -- Последнюю фразу радаманец (зараза кареглазая!) произнёс намеренно громко, дабы все мои соседки, увлечённо следившие за очередной нашей минуткой общения, её услышали.
   Я покраснела. До кончиков ушей и всего остального.
   А ребята ещё что-то там болтают про романтические чувства. Любовь. Какая к бесам любовь?! Одно лишь желание сжить меня со свету! Ну или хотя бы из академии.
   -- Продолжайте собираться, -- велел нам Флар и под общий вздох облегчения убрался из кубрика.
   А спустя десять минут, на плацу, душка ментор порадовал отряд новостью -- мало кадетам-второкурсникам тренировок, решили ещё добавить несколько занятий в цикл на недавно отремонтированном полигоне. Вести эти занятия назначили Флара и его хвостатую коллегу.
   А лучше бы Приннил и Вжика. Те хотя бы не обзываются без повода и почти нас не гнобят. Разве что только когда у них совсем паршивое настроение.
   Первая пытка должна была состояться уже сегодня. Вернувшись в кубрик после обеда, обнаружили на кроватях нашу новую тренировочную форму. Чёрные комбинезоны из эластичного материала с длинными рукавами, воротником под горло и оранжевой нашивкой на груди -- бесконечностью, помещённой в окружность и символизировавшей не иссякающие власть, силу и могущество МВА.
   Через полчаса один за другим кадеты входили на полигон.
   Тот представлял собой огромный зал-полусферу со множеством препятствий. В наличии имелись не только металлические платформы, на которые нам предстояло взбираться, но и скалодром, состоявший из множества скальных панелей разной высоты и уровня сложности, оснащённых так называемыми зацепами. За них следовало цепляться, добираясь до очередного препятствия.
   Помимо этого на полигоне имелись и несколько зон, расчерченных лазерными лучами, сквозь "паутину" которых нам, как вскоре выяснилось, предстояло учиться пробираться. А для этого необходимы были очень, очень хорошие пластика и растяжка.
   Я бревном себя уже давно не считала, но и до супер гимнастки мне пока ещё было далеко. Однако почему бы не испытать свои возможности? Тем более что такие навыки в МРУ наверняка пригодятся.
   -- Сейчас вас разобьют на группы по десять человек, -- сцепив за спиной пальцы, вышагивал перед нами ментор. -- После разминки первая десятка начнёт тренировочное состязание. За ней следующая и так далее. Задание элементарное: выложиться максимально, продемонстрировав всю силу, ловкость и скорость. Побеждает тот, кто первым доберётся до финиша, при этом преодолев все препятствия без повреждений.
   Последняя фраза радаманца мне не понравилась. Совсем. Но уточнять, какие именно повреждения можно заработать на полигоне, мучитель не стал. Спасибо хоть меня в первую десятку не отправил, дав возможность на примере товарищей выяснить, чего здесь нужно опасаться.
   Оказывается, зал был напичкан ловушками и всевозможными сюрпризами. Например, некоторые платформы, стоило на них ступить, отъезжали в сторону, и, не сумевший вовремя отскочить назад или ухватиться за что-нибудь кадет, бесславно падал на маты.
   Часть зацепов на скальных панелях, за которые соревнующиеся пытались держаться руками и ногами, оказались фальшивками. При надавливании на них превращались в пыль и, если игрок не успевал ухватиться за соседнюю выпуклость, заканчивал точно так же -- постанывая на матах.
   Тэн, которому не повезло стать одним из первопроходцев, такой участи избежал. И то лишь потому, что не успел сделать и нескольких шагов, как угодил в ловушку: оказался за ноги подвешен к потолку. Пришлось ему болтаться головой вниз, пыхтя и краснея, пока все ребята из первой группы не закончат соревноваться. До финиша, кстати, из той десятки так никто и не добрался.
   Так же, как и из второй.
   Я попала в третью и -- сама даже не знаю как, наверное, на одних инстинктах -- сумела избежать парочки ловушек и неприятных сюрпризов. Правда, застряла в первой же лазерной зоне, вроде как самой лёгкой. Пробраться через лучевую сетку оказалось для меня задачей невыполнимой, я ведь им не гуттаперчевая девочка. А из-за луча, который при неосторожном движении задел бедро, кожу в том месте потом ещё несколько часов саднило.
   -- Таро, выбыла! -- привычно бросил ментор и велел присоединяться к остальным аутсайдерам.
   В общем, тренировка оказалась сложной, но богатой на впечатления. И, думаю, мне захочется её повторить. А если Флар, как сегодня, не будет повышать на меня голос и ругать при всех за ошибки, то и занятия станут в радость.
   В общем, как говорится, поживём -- увидим.
  
   Дайлан
   -- ...Сообщите Таро сегодня же. Она невеста коммодора Даггерти и имеет право знать.
   Получив указания от руководства, Дайлан отправился в лекционный блок. Чувства, что всколыхнуло неожиданное известие, были весьма противоречивы. И из-за этих чувств мужчина уже готов был себя ненавидеть. Ведь это был его друг. Когда-то лучший друг.
   Флар горько усмехнулся. Наверное, в данной фразе ключевым словом являлось всё-таки "когда-то".
   Дайлан не мог точно сказать, в какой именно момент они из приятелей превратились в негласных соперников. Наверное, это произошло уже давно. После того, как Даггерти, наплевав на чувства Шионы, без её ведома перезаключил бесову помолвку.
   А потом наплевал и на все попытки друга его вразумить и убедить не причинять девушке новую боль.
   Рейн оказался верен самому себе, ответил тогда в своей привычной эгоистичной манере:
   -- Не лезь не в своё дело, Дай. Шиона -- моя, я так решил. А если ещё раз побежишь жаловаться на меня Дорну, начну принимать меры.
   После той ссоры их общение свелось к коротким разговорам во время случайных встреч в Авийоне.
   Рейн, хоть и молчал, но наверняка догадывался о чувствах друга. От этого хитрого лиса невозможно было ничего утаить. Хоть Дайлан и пытался. И в первую очередь пытался скрыть зародившуюся привязанность к Шионе от самого себя. Внушить себе, что арийка для него ничего не значит.
   И что она ему не нужна.
   Но всякий раз проигрывал самому себе эту битву.
   В злополучный клуб отправился, чтобы доставить домой Тринию. В отсутствие друга (наверное, всё-таки уже бывшего) Дайлан чувствовал себя ответственным за это малолетнее недоразумение. И, когда Трин ему написала, сразу помчался в "Элизиум".
   Врал себе, что ему без разницы, но подсознательно надеялся встретить там и Шиону. Знал, что каникулы она проводила у Даггерти.
   И таки встретил. На свою голову. Одного взгляда, брошенного на девушку, было достаточно, чтобы понять, что с ней творится что-то неладное. Вот только попытки привести её в чувство обернулись для Флара собственным поражением. Окончательным и бесповоротным. Шиона оказалась у него в объятиях.
   Не ответить на поцелуй он не мог. Какая к бесам выдержка, когда та, о которой мечтал так долго, сама льнёт к тебе и ищет губами твои губы?!
   Забылся и на какой-то миг даже поверил, что всё это правда. А оказалось, она просто перепутала его с Рейной. Целовалась с ним, а мечтала о другом.
   И теперь именно ему, Дайлану, предстоит сообщить Таро эту новость...
   Жестокая насмешка судьбы.
   Возле аудитории, дверь в которую оказалась приоткрыта, мужчина остановился. Пройдясь по кадетам взглядом, сразу отыскал Шиону.
   Девушка сидела, подперев щеку рукой, и старательно делала вид, что без ума от футурологии и преподававшего его пожилого радаманца -- обладателя скрипучего, жутко противного голоса. От которого лично у него, Дайлана, всегда начиналась мигрень.
   -- Сержант Флар, -- заметил его профессор. -- Вы что-то хотели?
   -- Мне нужно поговорить с кадетом Таро.
   Девушка тут же напряглась, подхватилась и, бледнея на глазах, стала спускаться. Почему-то он вызывал в ней один лишь страх. А Рейна -- беспринципного, самовлюблённого эгоиста -- она любила...
   Выйдя в коридор, Шиона замерла, боясь даже шелохнуться. А он всё медлил, не решаясь начать проклятый разговор.
   -- Саэр, -- несмело нарушила молчание арийка.
   -- У меня новости о Рейне, -- после секундного замешательства всё-таки выдавил из себя.
   Ещё больше побледнела и непроизвольно сжала возле груди руки, так, что даже костяшки побелели.
   В который раз прокляв себя за противоречивые чувства, рвавшие душу на куски, Дайлан тихо сказал:
   -- С ним всё хорошо. Через несколько недель вы увидитесь.
   Шиона улыбнулась и... по её щекам одна за другой покатились слёзы. Зажмурившись, обессиленная прислонилась к стене и шумно вздохнула.
   -- Ты в порядке? -- шагнул было к ней, но тут же, отругав себя, остановился.
   -- Теперь да. Спасибо. -- Лицо девушки осветилось нежной и радостной улыбкой. -- Спасибо, -- повторила тихо, снова прикрывая глаза.
   В мечтах она наверняка уже была с Рейном.
  

ГЛАВА 3

Долгожданная встреча

  
   Шиона
   В следующие несколько дней я из одной крайности впадала в другую. То готова была сходить с ума от радости, то -- от тревоги. Настолько сильной, что порой даже начинало болеть сердце. В такие моменты я принималась с маниакальным упорством изводить друзей, делясь с ними своими страхами и переживаниями. Ребята как могли пытались меня успокоить. Вроде получалось. Правда, ненадолго.
   Всё-таки наша с Рейном разлука длилась уже почти шесть циклов. А если точнее -- сто девяносто девять с половиной дней. Тут у кого хочешь крыша поедет.
   Я безумно боялась, что его чувства ко мне остыли. Или что он вообще забыл о девушке по имени Шиона Таро. Мало ли что могло произойти в той далёкой системе за долгие полгода и какое влияние могло оказать длительное расставание на Рейна.
   Незаметно к сомнениям подключилась ревность. Дружно они стали съедать меня изнутри. Наверное, уже тысячу раз я успела нафантазировать себе встречу Даггерти с какой-нибудь инопланетной красавицей, которую он, только увидев, сразу же полюбил всем своим на четверть оверонским сердцем.
   В общем, паникёрша я ещё та. Абсолютная, законченная паникёрша.
   -- Ну почему ты не можешь просто радоваться его возвращению? -- как-то спросила меня Луора. -- Только понапрасну себя изводишь. Да и нас тоже. Не забыл он о тебе! А если забыл, то вспомнит. А не вспомнит -- скатертью дорога! По-моему, Флар твоему Рейну -- достойная альтернатива.
   -- Флара не хочу! -- вскинулась я, раздражённая очередной подколкой подруги.
   Достали уже с этим ментором! И дёрнуло же меня рассказать им о ночном безумстве.
   Выходной в конце первого учебного цикла отменили. Вернее, перенесли на середину второго, приурочив его к каникулам в честь празднования юбилея. Радаманской Федерации исполнялось шестьсот лет! В честь этой знаменательной даты академия отпускала своих птенцов на все четыре стороны и на целых четыре дня.
   Я очень надеялась, что Рейн успеет вернуться к праздникам, и мы проведём их вместе. Поэтому, в отличие от других кадетов, не роптала, когда нас заставили учиться в выходной.
   Ребята юбилей планировали отпраздновать в Авийоне, для чего заранее сняли в Старом городе квартиру. Я обещала присоединиться к ним в случае, если Рейн к тому времени ещё не вернётся.
   Но он вернулся!
   Накануне каникул Фейрус связался со мной, обрадовав, что послезавтра его племянник уже будет дома. А завтрашний день посоветовал потратить на выбор нарядов для намечавшихся светских раутов. От которых нам с Рейном, по словам Арвейла, отвертеться, к сожалению, не удастся.
   За шоппингом день пролетел незаметно. Вечер я провела с друзьями, гуляя по городу, принарядившемуся в честь эпохальной даты.
   Было приятно бродить по шумным улочкам Старого города, наводнённым веселящимися горожанами и туристами, слетевшимися в сердце Федерации на праздник. Проходить сквозь объёмные голограммы, простиравшиеся до самых крыш и демонстрировавших всем желающим насыщенную событиями программу следующих трёх дней. Облокотившись на перила хрустального моста, любоваться фейерверком, добавляющим и без того яркой палитре радаманского неба новых, невероятных оттенков. Правда, долго стоять, задрав головы, было невозможно. Спустя несколько минут созерцания радужных небес в глазах начало рябить от обилия красок, и мы отправились на поиски ресторанчика, где бы могли вкусно и не слишком дорого поужинать.
   Ночью я почти не сомкнула глаз, то и дело выныривала из беспокойного сна. А рано утром уже была на ногах. Следовало занять себя чем-нибудь, чтобы отвлечься от бредовых мыслей. Позавтракав и даже не почувствовав вкус пищи, помчалась к себе наряжаться.
   Хотела поговорить с Тринией в надежде, что ту уже попустило. Но нет. Девушка по-прежнему была на меня обижена и категорически отказывалась объяснять причину своего недовольства. Хотя я, кажется, уже начала догадываться, что её так задело...
   Вчера, гуляя с подругами, затарилась не только вечерними туалетами, но и прикупила себе повседневных нарядов. Которые за утро успела все перемерить, причём каждый по несколько раз, не зная, на чём же остановить свой выбор.
   В какой из обновок я буду самой-самой, чтобы наповал сразить Рейна? Помучившись непростой дилеммой, в итоге остановила свой выбор на мини-платье цвета морской волны с короткими рукавами и неглубоким декольте. Скромность которого с лихвой окупалась фривольной длиной наряда.
   Закончив со сборами, продолжила изнывать от нетерпения. Не способная усидеть на месте, то смотрела в окно, то нервно вышагивала по комнате и при этом не переставала коситься на украшавший запястье голофон в ожидании хотя бы коротенькой голографической весточки.
   Но Рейн не спешил вспоминать о своей невесте.
   В какой-то момент услышала, как внизу радостно завизжала Триния. А потом... раздался голос Рейна, его весёлый смех. По-видимому, сестра полезла к нему обниматься.
   Так я их и застала: Трин, повисшую на шее у своего кузена, и Фейруса, с улыбкой взиравшего на эту идиллическую картину. На шум прибежали и Вивита с Цираном, чтобы поприветствовать своего л'эрда.
   А у меня никак не получалось справиться с волнением. Замерев на краю лестницы, с силой сжимала перила и не могла заставить себя пошевелиться. Смотрела на Рейна, пытаясь в его чертах, которые воскрешала в памяти каждый вечер, прочесть ответы на все тревожившие меня вопросы. Изменился ли он? Обрадуется ли нашей встрече? Обнимет ли меня с такой же нежностью, с какой сейчас обнимает Тринию?
   -- Шиона... -- Даггерти опустил на пол сумку, которую держал в руке. Другая по-прежнему была занята кузиной. Осторожно отстранив от себя девушку, направился к лестнице, не сводя с меня взгляда.
   При этом лицо его осветилось ласковой улыбкой. Точно такой же он провожал меня в космопорту, в вечер нашего расставания в Эсхоре.
   -- Может, всё-таки спустишься? -- раскрыл для объятий руки.
   Этот короткий жест оказал на меня магическое воздействие: придал ускорения, и я, сбежав по ступеням вниз, почувствовала тепло его прикосновений. И долгожданный, ни с чем несравнимый вкус его поцелуя, отозвавшийся волнующей дрожью в каждой клеточке моего тела.
   -- Шиона в объятиях кузена. Как мило! -- сделав ударение на слове "кузена", язвительно протянула Триния.
   Ужасно не хотелось, чтобы эти мгновения заканчивались. Я была бы не прочь провести в холле остаток дня, просто прижавшись к любимому, вслушиваясь в тихое биение его сердца. Но Трин, зараза малолетняя, вполне могла отравить своим ядом радость от встречи с Рейном.
   Продолжая удерживать меня за талию, Даггерти повернулся к Фейрусу.
   -- Во сколько нас ожидает её святейшество?
   -- В семь. И лучше бы тебе на сей раз не опаздывать.
   -- Может, скажешь, что я заболел? Смертельно. И поэтому был вынужден пропустить её грандиозную тусовку.
   -- Рейн, -- укоризненно покачал головой Арвейл, не оценив юмора племянника. -- Мы ведь говорим о приглашении Провидицы. Это большая честь.
   -- Ладно, -- смирившись, вздохнул Даггерти. -- Но пока что мы с Шионой спать. До вечера нас не беспокоить. -- И потянул меня обратно к лестнице.
   -- Спать? -- смущённо оглянулась я на Тринию и Арвейла.
   Даже боюсь предположить, что они могли подумать...
   -- Другими словами -- восстанавливать силы при помощи сна. Или ты какой-то другой смысл вкладываешь в это слово? В принципе я не против...
   -- А я всё гадала, изменился ли Рейн Даггерти, -- выразительно закатила глаза. -- Оказывается, нет, ни капельки.
   -- А разве это плохо? Ты ж такого Рейна и полюбила. Правда, для меня по-прежнему остаётся загадкой -- почему...
   -- Для меня, если честно, тоже, -- рассмеялась я и, окончательно осмелев, привстав на носочки, чмокнула его в щёку.
   Надо ж было как-то начинать выплёскивать накопившиеся за эти циклы эмоции.
   На лице радаманца появилась улыбка довольного котяры, сумевшего загнать в ловушку маленькую, глупую мышку, из которой та теперь сама не хотела выбираться.
   Возле спальни жениха я застопорилась. Зная хитрый характер Даггерти, не верила, что он просто собрался спать. А меня, тоже просто, позвал с собой за компанию.
   Долго мучиться вопросом -- входить или не входить? -- мне не пришлось. Подхватив на руки, коммодор затащил свой вяло сопротивляющийся трофей в комнату и сразу понёс к кровати. Опустив на покрывало, скользнул по обстановке рассеянным взглядом и снова сфокусировался на мне.
   -- Нас всю ночь мурыжили в управлении. Думал, никогда не закончат, -- сказал, стаскивая с себя куртку и бросая её на пол. Скинув обувь, устроился рядом.
   Я перевернулась на бок и убрала скользнувшую ему на лицо пепельную прядку, чтобы та не мешала любоваться каждой его чёрточкой. Несколько едва заметных морщинок появилось в уголках глаз, когда Рейн, тоже разглядывая меня, стал улыбаться.
   Растворяясь в этом синем омуте, попросила тихо:
   -- Ты мне потом всё расскажешь, ладно? Столько вопросов накопилось...
   Рейн перехватил мою руку и прижался к ладони губами.
   -- Расскажу, мой маленький дознаватель. Но сначала высплюсь. Потому что рассказывать придётся долго.
   Маленький дознаватель внутри меня тут же закопошился, отреагировав на эту интригующую фразу. Подталкиваемая любопытством, хотела выведать хоть что-нибудь, но мне быстренько закрыли рот поцелуем. И все вопросы отпали сами собой.
   В конце концов, нам некуда спешить. Впереди ещё целых три дня. Должно хватить, чтобы наговориться.
   -- Я скучал, солнышко, -- оторвавшись от моих губ, сказал он мягким, хрипловатым шёпотом.
   -- Правда? -- приподнялась я на локтях. -- И, наверное, потому не послал мне ни одного сообщения.
   Судя по выражению лица Даггерти, его явно позабавили мои упрёки и вины за собой, как это водится, он не чувствовал.
   -- Хотел сделать тебе сюрприз. А Фейрус не выдержал и раскололся.
   -- И правильно сделал, -- заступилась я за л'эрда Арвейла. -- И так себе места от волнения не находила. А если б ещё не знала, когда ты вернёшься...
   -- Мне жаль, что тебе пришлось пройти через всё это, -- на сей раз улыбка у него вышла грустной. -- Порой начинал думать, что без меня тебе было бы лучше. И если б я не вернулся...
   -- Ре-е-ейн, ну расскажи! -- Ещё немного, и, кажется, сойду с ума от неудовлетворённого любопытства!
   -- Вечером. -- Притянув к себе, обнял крепко, будто боялся, что убегу, и прикрыл глаза. -- А сейчас я просто хочу, чтобы ты была рядом.
  
   Рейн
   Приглушённый свет пробивался сквозь опущенные ролеты, создавая в комнате полумрак, способствовавший отдыху и покою. Вот только отдыхать Рейну больше уже не хотелось.
   Приподнявшись на локте, он рассматривал спящую рядом девушку. Шиона лежала, прижавшись к нему спиной, неосознанно удерживая его за руку. Безмятежные черты лица и мерное дыхание, от которого так соблазнительно вздымалась пышная грудь, свидетельствовали о спокойном и крепком сне девушки.
   Сейчас Шиона напоминала белокурого ангела. Такого невинного и оттого ещё более притягательного. Так и хотелось прижаться губами к её мягкой щеке, потом перейти к нежной шейке, а если невеста к тому времени не проснётся и не начнёт, как обычно, брыкаться, то и, откинув на спину золотистые локоны, начать исследовать губами её плечико.
   "Зачем-то укоротила волосы", -- вдруг подумалось Рейну. Мысль эта напомнила, что ему и самому не помешало бы постричься. Назло Флару.
   Скучный вырез платья разглядывать было неинтересно. Зато изумрудный шёлк, из которого оно было сшито, подчёркивал каждый изгиб такого манящего девичьего тела, да и длина наряда оставляла простор для полёта фантазии.
   "Может, сразу и не проснётся". -- После этой мысли мужчина заметно оживился и осторожно высвободил руку из тёплой ладошки.
   Шиона чуть нахмурилась, веки с длинными изогнутыми ресницами дрогнули, но в следующий миг девушка снова расслабилась и замерла.
   -- Извини, солнышко, но ты столько раз мне снилась, что было бы глупо не воспользоваться моментом и не осуществить хотя бы самую невинную свою фантазию. -- Прошептав это, приник в поцелуе к темневшей на шее жилке. Дотронулся до гладкого шёлка, который тут же, будто только того и ждал, легко заскользил по ноге, открывая взору молочные бёдра, плоский животик и чёрное кружево трусиков, которого оказалось до неприличия мало.
   От этого зрелища сердце ускорило ритм и кровь ударила... в общем, не только в голову.
   "Если что -- сама виновата, -- предупредил Рейн и не думавшую роптать совесть. -- Нечего было так соблазнительно одеваться".
   Решив, что к этому кружевному лоскутку он ещё вернётся, как только получше исследует манящие полукружия, которые уже давно не давали ему покоя, снова скользнул рукой под ткань платья.
   Шиона томно вздохнула, но, кажется, пока не поняла, что всё происходит на самом деле. Этот тихий вздох ещё больше распалил мужчину.
   Накрыв ладонью одно полушарие, ощутив тепло и мягкость её кожи, вдруг понял, что теряет над собой контроль. Жажда обладать ею здесь и сейчас затуманила разум. Не в силах противиться желанию, Рейн посильнее сжал упругую грудь, при этом чуть прикусив нежное плечико, и снова опустил руку вниз, решив-таки добраться до чёрного кружева и того, что скрывалось под ним.
   Не увидел (всё вокруг заволакивало пеленой возбуждения), но почувствовал, как Шиона открыла глаза. Ещё пару мгновений у неё ушло на то, чтобы осознать, что происходит. И счастью пришёл конец...
   Коротко вскрикнув, благопристойная арийка прытко соскочила с кровати.
   -- Рейн!!! -- щёки девушки пылали, грудь возмущённо вздымалась вверх.
   Глядя на соблазнительное движение которой очень хотелось схватить невесту-недотрогу и вернуть обратно. А там уже пусть негодует сколько ей влезет, он всё равно её не отпустит. И будет целовать, пока Шиона сама не потеряет голову от страсти.
   -- А всё так хорошо начиналось... -- Даггерти рухнул на постель и, заложив руки за голову, со стоном разочарования прикрыл глаза.
   -- Ты ведь знаешь, что нам нельзя, -- совсем некстати напомнила Таро о дурацких арийских традициях, которым они почему-то должны были следовать, живя на Радамане.
   -- Не знаю, не понимаю и не хочу понимать этих ваших никому не нужных ханжеских ужимок. Возвращайся в кровать. -- Похлопал ладонью по покрывалу и шутливо пригрозил: -- А то ничего не расскажу. Умрёшь ведь от любопытства.
   -- Сначала иди остынь в душе, -- возразила упрямо.
   -- Это антигуманно заставлять мужчину бороться с возбуждением под холодным душем. Побереги моё здоровье.
   С опаской, но всё-таки подошла ближе.
   -- Обещаю вести себя пристойно. -- Сев на постели, привлёк девушку к себе. Прижавшись к ней, вдохнул её такой сладкий, дурманящий запах.
   Самой же хочется не меньше, чем ему. И пусть Шиона это упрямо отрицает, но её тело говорит об обратном.
   Девушка не отстранилась, одну руку положила ему на плечо, другой машинально провела по волосам, будто бы утешая.
   -- Как долго планируешь меня мучить?
   -- До свадьбы? -- протянула осторожно. Вопросительные нотки, прозвучавшие в её голосе, немного приободрили Рейна.
   Значит, ещё не всё потеряно и крепость вполне может пасть раньше. Нужно только набраться терпения и постепенно приручать к себе строптивицу.
   Знать бы ещё, где его взять, это терпение...
   Опустившись рядом с изнемогающим женихом, Шиона спросила:
   -- Рейн, что с вами произошло? Знакомство с тамошними расами прошло не так гладко, как вы планировали?
   -- И это тоже, -- кивнул Даггерти.
   Видя, как девушке не терпится услышать о его приключениях, постарался взять себя в руки и стал рассказывать о событиях минувших циклов.
  
   Шиона
   Сон-фантазия, с которым так не хотелось расставаться, оказался более чем реальным. И промедли я ещё хотя бы несколько мгновений, боюсь, победа бы оказалась на стороне радаманца. Ведь в союзниках у него были не только собственное коварство, но и моя слабая, податливая плоть.
   А это, согласитесь, неравный бой.
   Не стану лукавить, я и сама была не прочь отступить от некоторых арийских традиций. Но играть по правилам Рейна не собиралась. Оставаясь верным самому себе, он побеспокоился о своих желаниях, а моими даже не поинтересовался.
   А может, я ещё не готова? И, ясное дело, ожидаю от первого раза чего-то большего. Уж точно не быстрого секса за час до ужина у Провидицы.
   В общем, Даггерти над своим поведением ещё работать и работать. Буду как-то его перевоспитывать, раз уж планирую прожить с этим радаманским индивидом до конца своих дней.
   Флар утверждает, что Рейн не способен любить? Ничего, мы это со временем исправим.
   Я вон тоже ещё совсем недавно много чего не умела. А теперь и из бластера стреляю (иногда даже попадая в мишень), и по платформам прыгаю не хуже обезьяны, и в ядах неплохо разбираюсь.
   Это, конечно, не совсем одно и то же, но я всё равно буду пытаться пробудить в нём чувства. Потому что сама без него уже не смогу. Это поняла точно.
   Так что пока не полюбит меня по-настоящему, о теле моём может забыть.
   Самовнушение помогло справиться с желанием и не растаять в объятиях этого искусителя. Который всё-таки снизошёл до откровений и поведал о своих приключениях.
   -- ...Уже потом мы узнали, что чуть не погибли от бактерии, которую таргийцы выращивали в своих лабораториях во времена войны с Минаром, -- рассказывал Рейн, а я сидела рядом и слушала, затаив дыхание. -- Они надеялись, что биологическое оружие принесёт им быструю победу в затяжном конфликте с соседями, имевшими виды на их земли, но вместо этого из-за случайной утечки сами оказались под прицелом. На тот момент вакцина ещё находилась в стадии разработки. За короткий срок смертельная эпидемия унесла десятки тысяч жизней.
   Таргийцам пришлось признать поражение и умолять о помощи своих недавних врагов. Те, кому повезло избежать заражения, были эвакуированы на Минар и другую, пригодную для жизни планету.
   Зараза оказалась живучей, до сих пор властвует в том мире. Обе расы уже давно позабыли о распрях, работают сообща, пытаясь уничтожить синтезированную дрянь и очистить планету, но пока что в этом мало чего достигли. Единственное, что им удалось, это довести до ума вакцину. Иначе бы меня здесь не было.
   Вот тебе и безобидная экспедиция...
   -- Значит, они вас спасли?
   Рейн кивнул.
   -- И очень вовремя. Оказывается, за планетой велось постоянное наблюдение. Пока радаманские исследователи изучали местность, бывшие хозяева планеты изучали нас. И прибыли в самый последний момент, когда стали появляться первые жертвы и медлить уже было нельзя.
   Больше цикла вся команда провалялась в искусственной коме. Медики клялись и божились, что без этого мы бы не поправились. Примерно ещё цикл ушёл на окончательное восстановление. К тому моменту за нами уже явились спасатели и, как и мы, угодили в лапы этих экспериментаторов.
   Рейн усмехнулся. Привлёк меня к себе и нежно чмокнул в макушку.
   -- До сих пор мы считали себя самой высокоразвитой цивилизацией, покорителями Галактики. Оказалось, что это не так. Тамошние расы не менее продвинутые. Уже давно бороздят космос, правда, пока что ограничивались путешествиями в ближайшие системы. Но, познакомившись с нами, загорелись желанием побывать в колыбели Федерации. Даже боюсь представить, чем это всё может закончиться.
   -- Почему? -- подняла на жениха встревоженный взгляд.
   Рейн чуть заметно скривился.
   -- Это не те расы, которые захотят добровольно присоединиться к нашей дружной радаманской семье.
   -- А разве вас это когда-нибудь смущало? -- усмехнулась я.
   -- Минар -- не Ария. Их легко сломить не удастся.
   Я тут же отстранилась, задетая его словами.
   -- Извини. -- Поняв свою ошибку, Даггерти приобнял меня за плечи и снова привлёк к себе. -- Неудачное сравнение... Просто имел в виду, что лучше бы нам стать союзниками, чем врагами. Обе расы сделали много потрясающих научных открытий, которыми готовы с нами поделиться. Но только, если мы не будем посягать на их территорию. В противном случае, все их достижения могут быть направлены против нас. И бактерия-убийца, поверь, среди них самое безобидное.
   -- Надеюсь, обойдётся без конфликтов. Даже думать страшно, что тебя могут отправить туда воевать!
   Рейн погладил меня по голове и снова прижался к моему виску губами.
   -- Прости, что заставил переживать. Пока шли переговоры, нас держали в изоляции. Я никак не мог с тобой связаться.
   -- Знал бы ты, как сильно я ненавижу твою работу, -- прошептала с грустью. -- Сколько ещё раз мне придётся сходить с ума от тревоги.
   -- Думаю, также сильно в будущем я буду ненавидеть твою, -- и здесь последнее слово осталось за Даггерти. Заметив, что я окончательно сникла, поспешил сменить тему. -- Лучше улыбнись и расскажи, что у тебя нового. Как прошли экзамены?
   Мне и самой хотелось отвлечься от грустных мыслей. Да и похвастаться своими успехами было приятно. Особенно не терпелось рассказать о финальной игре.
   Кажется, сначала Рейн мне даже не поверил, уж точно не ожидал, что я окажусь единственной победительницей. А когда поверил, сразу же приступил к допросу.
   -- А этот Авен точно в тебя не влюбился? -- насторожился мой ревнивец.
   -- Нет, он не влюбился, -- заверила его с улыбкой. -- Мы просто друзья.
   -- Не понял... -- вдруг посерел Даггерти, сливаясь цветом лица со своими пепельными волосами. -- Что значит: он не влюбился? А кто тогда? Шиона, ты мне ничего не хочешь рассказать? -- и принялся сверлить меня пристальным взглядом.
   Уже давно знала, язык мой -- враг мой. Сначала ляпаю, а потом думаю.
   -- Тут такое дело, -- промямлила еле слышно. -- Ребята считают... Да я и сама уже начала замечать...
   Взвесив все "за" и "против", решила, что лучше уж покаюсь сама, чем за меня это сделает Триния, несомненно добавив чего-нибудь и от себя.
   -- Шиона, я слушаю, -- теперь Рейн не спешил меня обнимать.
   Подняв на мрачного жениха полный раскаянья взгляд, с тяжелым вздохом призналась:
   -- Я тут на днях поцеловалась с Дай... Фларом.
   Рейн открыл было рот, явно намереваясь выразить своё мнение по этому поводу, но я уже тараторила дальше, пытаясь оправдать свой не самый благовидный поступок.
   -- ...Сам понимаешь, была не в себе. Думала, что он -- это ты. -- Закончив, шумно выдохнула и замерла в ожидании ответной реакции.
   -- И что Дайфлару? Понравилось? -- уточнил Рейн с издёвкой.
   -- Ты теперь меня так будешь наказывать?
   -- Нет, над наказанием я ещё подумаю, -- сосредоточенно потёр он подбородок. Старался казаться серьёзным, но я видела, как в синих глазах появляются искорки веселья. -- И для тебя, и для Трин. Я от неё много чего ожидал... Но наркотики!
   Проклятье...
   -- Рейн, -- я прикусила губу и с мольбой воззрилась на радаманца, -- только не говори ей, что узнал об этом от меня. Триния и так на меня дуется.
   -- Небось видела, как ты целовалась с Фларом? -- подначил Даггерти.
   -- Нет необходимости напоминать мне об этом ежеминутно!
   -- Можешь считать это моей тебе маленькой местью. -- Рейн плюхнулся поперёк кровати и, заложив руки за голову, с задумчивым видом стал изучать потолок. Даже страшно было предположить, какие мысли в тот момент бродили у него в голове и кому ещё мог захотеть отомстить этот ревнивец. -- Но так уж и быть -- готов простить тебя. С одним лишь маленьким условием. При выполнении которого все твои грехи, обещаю, будут забыты. И с Трин разберусь так, что ты останешься не при делах.
   Перевернувшись на живот, настороженно посмотрела на синеглазого шантажиста.
   -- И что же это за условие такое?
   -- Хотел бы сегодня заночевать у тебя. И завтра, разумеется, тоже.
   -- На полу? -- хихикнула я.
   -- Вот, значит, как ты относишься к жениху, практически вернувшемуся с того света! -- прикинулся обиженным.
   -- Ты мне и про это теперь при каждом удобном случае будешь напоминать? Рейн! Это же чистой воды шантаж!
   -- Ну, допустим, -- совсем не смутился радаманец. -- Твой ответ?
   -- Во-первых, в твоих же интересах не касаться греховных тем, -- тоже решила припомнить ему былое. -- А расскажешь Трин, что это я на неё настучала, -- и можешь забыть до свадьбы даже о поцелуях.
   -- И кто из нас двоих после этого бессовестный шантажист? -- угрюмо отозвался Даггерти.
   -- У тебя учусь, -- показала ему язык.
   -- Вообще-то мы решили начать с чистого листа и не вспоминать о моём хм... не самом благочестивом прошлом. И, между прочим, все эти циклы я хранил тебе верность. И, в отличие от своей ветреной невесты, ни с кем не целовался.
   -- Наверное, потому что, кроме бактерий, там не было никого привлекательного. Да и те уложили тебя в койку, -- с улыбкой напомнила интригану.
   Который тут же подмял меня под себя, решив наказать поцелуями и за шутки, и за шантаж. Разумеется, против таких наказаний я ничего не имела против.
   -- Я всё-таки планирую сегодня заночевать у тебя, -- прошептал мой коммодор, губами касаясь подбородка и опускаясь ниже.
   -- А я планирую спать одна, -- еле выдавила из себя, прикидывая, как долго ещё смогу держать оборону.
   -- К концу вечера передумаешь, -- самоуверенно заявил Рейн, не сомневавшийся в собственной победе, и с ещё большим энтузиазмом вернулся к осаде уже готовой пасть "крепости".
  
  
  
  
  
  
  
  

23

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"