Чернованова Валерия: другие произведения.

Похищая жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:

    Тревожные времена настали для прекрасной столицы Фейриленда. Мало того что солнечных дней здесь в сто раз меньше, чем проливных дождей, так в городе еще и объявился маньяк, похищающий чужие жизни. Отыскать его предстоит двум Наблюдателям, с трудом терпящим друг друга, но по воле случая оказавшимся в одной упряжке. Каждый из напарников в этом расследовании преследует свои цели: он - рвется восстановить справедливость, она - мечтает заполучить старинную безделушку, которая и стала виновницей всех злосчастий. А что из этого всего вышло, вы узнаете, заглянув в Бюро расследований и окунувшись в трудовые будни миствильских Наблюдателей.






ПОХИЩАЯ ЖИЗНИ

ГЛАВА 1

  
   Дорогое вино играло в хрустальных бокалах, искрилось, меняя оттенки от нежно-алого до пурпурно-багряного. Фитильки свечей, отражаясь в тонком стекле, словно маленькие золотые рыбки то опускались на дно фужеров, то выныривали на поверхность. Сухие поленья потрескивали в камине, за окном тихо шелестел дождь, ветер сдерживал свои порывы, не желая нарушать очарование вечера.
   Из бального зала доносилась нежная мелодия скрипки, наполняя будуар проникновенными звуками и давая его будущей хозяйке уверенность в переменах в ее жизни. Девушка стояла возле зеркала и любовалась украшавшим ее декольте подарком -- серебряным медальоном, декорированным необычным механизмом. От каждого прикосновения стрелки и шестеренки будто оживали, приходили в движение, пробуждая таившуюся в нем силу.
   -- Скажи, -- дриада не могла оторвать от украшения завороженного взгляда, -- зачем тебе эта безделица?
   Высокий темноволосый мужчина, взиравший на белокурую нимфу с плохо скрываемым нетерпением, в очередной раз наполнил бокал вином и осушил его залпом.
   -- Становишься не в меру любопытной, дорогая, -- с трудом сдерживая раздражение, процедил он. -- Я и так был с тобой предельно откровенен.
   -- Вот уж не думаю, -- усмехнулась виновница торжества. Отвернувшись от зеркала, пристально посмотрела на своего собеседника. Симпатичное личико нимфы утратило наивное выражение, взгляд стал холодным и колким. -- Мне бы все-таки хотелось услышать правду, а не очередную бредовую байку о краже фамильной драгоценности.
   Гость досадливо поморщился. Поставив фужер на стол, постарался успокоиться, мысленно убеждая себя, что игру следует довести до конца. Слишком высоки ставки.
   -- Ты, кажется, забыла суть нашей сделки, Аврора. Мне -- медальон, тебе -- Уистлер со всеми его богатствами. Ты свое получила, теперь моя очередь.
   Обойдя дриаду и встав у нее за спиной, мужчина потянулся к застежке, чтобы снять с изящной шейки так необходимую ему вещицу, но девушка выскользнула из его рук и, отбежав в сторону, насмешливо проговорила:
   -- Не так быстро, милый. Думаешь, я настолько глупа, что не смогу отличить обычную безделушку от артефакта? Полагаю, к его созданию приложил руку какой-нибудь могущественный техномаг. Иначе бы ты не решился на эту безумную авантюру, да еще и под носом у Наблюдателя. -- Накрыв украшение ладонью, словно желая таким образом защитить его от опасного гостя, дриада с вызовом воскликнула: -- А знаешь что? Я передумала! Я расторгаю наш договор! Можешь забыть о медальоне! -- Смерив ошеломленного собеседника презрительным взглядом, направилась к выходу. Возле самой двери остановилась и бросила через плечо: -- Советую поскорее убираться отсюда, пока я не рассказала Девину, кто ты такой.
   В три шага преодолев короткое расстояние, мужчина схватил нимфу за руку и, грубо развернув к себе, прошипел ей прямо в лицо:
   -- Нет, ты еще глупее, чем кажешься, если считаешь, что я так просто уйду! Только посмей раскрыть свой хорошенький ротик, и Уистлер узнает правду о нас обоих! Сомневаюсь, что в таком случае ты предстанешь перед алтарем!
   -- Он уже не мыслит без меня жизни! -- стараясь подавить в себе страх, выпалила дриада. -- Девин в плену моих чар и простит мне любую ложь. А вот ты...
   Слова оборвались, сменившись испуганным криком. Охваченный яростью, мужчина с силой толкнул девушку на пол. Подскочив, наотмашь ударил ее по лицу и попробовал сорвать с груди вожделенное украшение. Шестеренки дрогнули, закрутились в разные стороны, и между крохотными зубчиками замельтешили едва различимые искры.
   Мужчина отдернул руку, понимая, что без добровольного согласия хозяйки артефакт ему не заполучить. Но вразумлять дурочку не было времени, в любую минуту на ее поиски мог отправиться ни о чем не подозревавший жених.
   К тому же, даже если дриада и уступит ему сейчас, в будущем она может стать опасным свидетелем. Лишним свидетелем, от которого он в любом случае планировал избавиться.
   Позже.
   Но раз уж так сложились обстоятельства...
   Действовать следовало быстро. Придавив к полу и удерживая отчаянно сопротивляющуюся девушку за горло, мужчина быстро извлек из кармана маленький складной нож, с которым никогда не расставался, и нацелил его на свою жертву.
   -- Можешь не беспокоиться, дорогая. Уистлеру ничего не придется тебе прощать.
   Пальцы девушки судорожно впились в атласный отворот фрака, с губ сорвался страшный предсмертный хрип. Белоснежное платье окрасилось кровью, а в широко раскрытых голубых глазах навсегда застыли непролитые слезы.
   Внизу смеялись и танцевали гости, отмечая помолвку графа Уистлера с его очаровательной избранницей, не догадываясь о том, что той уже нет в живых.
   Мужчина хладнокровно вытер лезвие о кисейный шлейф бального платья своей жертвы и спрятал оружие обратно в карман. Туда же отправился и платок, которым он с пальцев убрал следы крови.
   Украшение померкло, будто со смертью хозяйки его тоже покинула искра жизни. Убийца забрал трофей, еще хранивший тепло дриады, и, в последний раз бросив на несчастную равнодушный взгляд, покинул будуар, ни на секунду не пожалев о содеянном.
  
   За два часа до описываемых выше событий.
  
   Девин Уистлер
   -- Рочестер-стрит. Любезный, поторопись, пожалуйста.
   Я откинулся на сидении и устало прикрыл глаза. На Миствиль опустились сумерки, возвещая о скором наступлении ночи.
   Думал, этот день не закончится никогда!
   Адам знал, как важен для меня сегодняшний вечер и тем не менее не позволил уйти раньше. Мне уже давно следовало быть дома, праздновать собственную помолвку, но вместо того чтобы освободить от дел, Блейк заставил меня прогуляться в прошлое.
   Я усмехнулся, вспомнив последние слова начальника, не оставлявшего надежды меня "вразумить":
   -- Девин, ты не создан для семьи. Твоя сущность стремится вверх, а ты решил приковать себя к земле оковами брака.
   Странно, но Адаму его брачные оковы совсем не мешали. Блейк почему-то решил, что именно я должен оставаться холостым до скончания века. У меня же на этот счет имелось другое мнение.
   Гром грянул, как всегда, неожиданно. Крупные капли застучали по мостовым, смешиваясь с дорожной пылью и разнося по улицам серо-коричневую жижу. Небо полоснули молнии. Иногда, будто выжидая, они прятались за огромной тучей, погружая город во тьму, потом так же внезапно появлялись, на короткий миг озаряя небо яркими всполохами.
   Скверная погода. В Миствиле опять бушует ненастье.
   Спустя полчаса тряски по разбитым дорогам столицы экипаж наконец остановился.
   -- Мистер Уистлер, будут какие-нибудь распоряжения? -- кучер распахнул передо мною дверцу кэба.
   Я спрыгнул на землю и уже на ходу бросил:
   -- Нет, Сет, на сегодня можешь быть свободен.
   Поднял над головой плащ, наивно полагая, что это поможет скрыться от непогоды, и побежал к дому. Доносившаяся из распахнутых окон музыка и веселый смех вдруг помогли забыть о неприятном разговоре с начальником, от плохого настроения не осталось и следа. Пусть не самый удачный день, зато вечер будет самым счастливым!
   -- Девин! -- Аврора выбежала мне навстречу, прямо под холодные струи дождя, и попыталась обнять.
   Сумасшедшая! С меня вода ручьями течет, а ей хоть бы что! Решила намокнуть за компанию. Подхватив невесту под руку, потащил ее в холл.
   -- Я уже начала волноваться. Надеялась, приедешь пораньше.
   -- Работа, -- коротко оправдался я.
   Аврора понимающе кивнула и предприняла очередную попытку меня обнять. Очевидно, ей нравилось льнуть к мокрой одежде. Отстранившись от девушки, на миг коснулся теплых губ и припустил к лестнице.
   -- Я только переоденусь и спущусь. Возвращайся к гостям!
   Вбежав в комнату, стал озираться в поисках фрака, попутно костеря слуг, которые вместо того чтобы встречать хозяина, как обычно, куда-то запропастились.
   -- Ваш костюм, сэр, -- неожиданно раздался за спиной лишенный всякой окраски голос дворецкого Хэтча. Я вздрогнул. Наверное, никогда не привыкну к этой его привычке появляться словно из ниоткуда.
   -- Спасибо, Хэтч.
   Подойдя к камину, протянул заледеневшие ладони к огню.
   -- Горячее вино, сэр? -- уже с другого конца комнаты звучал все тот же бесстрастный голос.
   И как у него получается так бесшумно передвигаться? В Бюро этот навык оценили бы по достоинству.
   Дворецкий незаметно удалился, напоследок заявив, что если мне что-нибудь понадобится, он всегда рядом.
   Одним глотком опустошив бокал, я скинул на пол мокрую одежду. Вытерев волосы, быстро облачился в брюки, белоснежную рубашку и лиловый жилет, поверх которого надел черный фрак. Придирчиво оглядел себя в зеркале, в который раз задаваясь вопросом, что такая красавица, как Аврора, могла найти в таком ужасном типе, как я?
   Под глазами синяки от недосыпаний, на лице вечная небритость. Которая, как ни странно, если верить словам моей невесты, совсем не портила меня, а наоборот, делала еще более привлекательным. Нонсенс!
   Напоследок я кое-как пригладил черные волосы, которые после дождя торчали в разные стороны. Глаза блестели, то ли в предвкушении прекрасного вечера, то ли в голову уже ударило крепленое вино.
   Если в моей внешности и было что-то стоящее, так это глаза. Темно-зеленые, с какой-то позолотой внутри -- они сразу выдавали мою принадлежность к древним альвам. Жаль, что от матери-альвессы, непревзойденной Маделин Уистлер, мне достался только роковой взгляд. И ни капельки Силы. Разве что невосприимчивость к чужой магии. И за то спасибо.
   От отца взял, если верить словам родительницы, прямые густые брови, высокий лоб и тонкие губы, зачастую кривившиеся в усмешке, которую окружающие почему-то воспринимали как презрительную; причем, каждый -- на свой счет. От него же унаследовал чрезмерную худобу, отчего производил впечатление слабака, не способного дать обидчику сдачи. Это-то и вводило в заблуждение криминальных элементов Миствиля, которых я порой арестовывал.
   Добавить ко всему неуживчивый характер, и становилось ясно, что шансы на то, чтобы обзавестись благонравной супругой, у меня невелики. И, несмотря на все это, Аврора каким-то образом умудрилась в меня влюбиться.
   Занятый размышлениями о чувствах невесты, я не заметил, как дверь бесшумно отворилась и в комнату вошла та, которая владела моими мыслями.
   -- Почтенная публика уже начала возмущаться, спрашивает, где ты, -- прижимаясь подбородком к моему плечу и любуясь нашими отражениями в зеркале, промурлыкала девушка.
   Обернувшись, я обнял невесту, коснулся манящих губ, тщетно пытаясь побороть нахлынувшее желание. Рядом с Авророй я терял голову. Вот и сейчас готов был послать гостей ко всем чертям и запереться с любимой в спальне, чтобы не выпускать ее из объятий как минимум до рассвета.
   Аврора мягко, но настойчиво уперлась кулачками мне в грудь, безмолвно моля о прекращении безумного поцелуя.
   -- Ты же знаешь, нам нельзя.
   С трудом подавил в себе тихий стон. Чертовы традиции...
   Отстранившись от невесты, попытался упорядочить мысли. Пора научиться контролировать эмоции, иначе, если Аврора поймет, какой властью надо мной обладает, мне это может слишком дорого обойтись. И в прямом, и в переносном смысле.
   -- Пойдем, -- улыбнулась девушка, отступая к выходу.
   -- Подожди минутку. -- Вспомнив о приготовленном подарке, я поспешил к секретеру.
   -- Ну, Девин! -- капризно завела невеста.
   -- Отвернись.
   -- Зачем? -- уже с другой интонацией произнесла Аврора, изогнув в недоумении пшеничные брови.
   -- Сейчас узнаешь.
   На лице девушки расцвела счастливая улыбка. Поняла, что ее ожидает сюрприз.
   Я достал из шкатулки серебряный медальон, о желании обзавестись которым Аврора мне уже не раз напоминала. Девушка почувствовала прикосновение холодного металла к коже и, больше ни о чем не спрашивая, приподняла светлые локоны, оголив плечи. Быстро справившись с застежкой, прижался губами к нежной коже в том месте, где пульсировала темная жилка.
   -- Девин, оно прекрасно! -- не обращая внимания на мои ласки, восхитилась подарком Аврора. -- Именно о таком я мечтала! Спасибо.
   -- Теперь он твой, -- на миг оторвавшись от любимой, прошептал я. Сознание вновь затуманилось. Если б не эти гости...
   -- Девин! -- в голосе невесты послышался упрек.
   Пришлось отстраниться. Взяв девушку под руку, повел к лестнице. Начиналась самая интересная часть вечера. Сейчас объявим о помолвке, и в ближайшие пару часов Аврору я не увижу, так как буду вынужден выслушивать занудства приглашенных и принимать от них поздравления. А выразить их, уверен, захочет каждый.
   Я обреченно вздохнул. Вечер обещал быть длинным.
   Вошли в зал под громкие приветствия и аплодисменты. В принципе можно было и не оглашать причину сегодняшнего торжества, она и так всем хорошо известна. Но традиции, будь они неладны.
   Встретившись взглядом с отцом Авроры, господином Коулом, я кивнул ему в знак приветствия и повел невесту в центр зала. Музыка окончательно стихла.
   -- Дорогие друзья, все вы знаете, зачем мы сегодня здесь собрались, -- с легкой патетикой в голосе заговорил мой будущий тесть. -- Поприветствуем же наших влюбленных! Девин, Аврора...
   Все было сыграно как по нотам. Через полчаса захмелевшие от шампанского гости оцепили меня плотным кольцом, оттеснив в другой конец зала. Каждый стремился блеснуть красноречием и показать, насколько он счастлив нашему с Авророй союзу. Право, такое ощущение, будто в их жизнях от этого что-то изменится.
   Пытался протиснуться к невесте, но ее окружила стайка смеющихся девиц, закутанных в кринолин и кружево. Нет, в ту компанию лучше не соваться, себе дороже.
   -- Как чувствует себя наш герой? -- заметив на моем лице страдальческое выражение, поспешил мне на выручку закадычный приятель.
   -- Николас! -- облегченно выдохнул я. -- Ты как раз вовремя. -- Обернувшись к гостям, громко объявил: -- Прошу извинить, господа, у мистера Росса для меня срочное сообщение.
   Гости почтительно расступились, освобождая дорогу агентам Бюро расследований.
   -- Бренди? -- спросил Ник, когда мы вошли в библиотеку -- просторную комнату с высокими, громоздящимися вдоль стен стеллажами и наглухо задернутыми пыльными шторами.
   -- Не откажусь.
   Росс взял на себя роль официанта и, перетащив на стол пузатый графин, наполненный янтарной жидкостью, плеснул немного в бокалы.
   -- И как тебе в статусе обреченного? Пардон! Хотел сказать, обрученного, -- тут же поправился Ник, поняв, что я не оценил его юмора.
   -- Еще не понял.
   Опустившись в кресло, глянул на улыбающегося во все тридцать два зуба коллегу. Николас Росс -- первый помощник начальника Бюро, Адама Блейка, и по совместительству мой лучший друг. Так же, как и Адам, считал мою женитьбу глупой затеей и частенько мне об этом напоминал.
   Не то чтобы другу не нравилась Аврора. Ее любили все. Этого чистого, невинного ангела было невозможно не любить. Просто Ник считал, что я не готов к женитьбе, а моя работа не располагала к созданию семьи. К чести Авроры стоит сказать, что ее не пугали трудности. Она готова была связать наши судьбы, даже несмотря на некоторые особенности моей профессии и тот риск, которому каждый день подвергался Наблюдатель, то бишь я.
   В первую нашу встречу, как только ее увидел, понял, что потерял голову, и, кажется, навсегда. Меня восхищало в Авроре все. Ее большие, по-детски наивные голубые глаза, пшеничные локоны, смешные ямочки на щеках. Маленькие, пухлые губки, с которых так приятно было срывать поцелуи...
   -- Алексис Брук вернулась, -- мрачно возвестил Росс, заставив меня отвлечься от радужных мыслей.
   Я поперхнулся бренди и едва не уронил бокал. Вот так сюрприз! Опять эта стерва будет шастать по Бюро и вносить смуту в наши сплоченные ряды.
   -- Сначала Адам хотел отправить ее на сегодняшнее задание...
   -- А потом передумал и отправил меня, -- раздраженно процедил я. И принесла же нелегкая эту ведьму в Миствиль!
   -- Узнали, кто убийца?
   -- Да, мы схватили его. Пустяковое задание, -- рассеянно ответил другу, все еще переваривая шокирующую новость.
   Выносить Алексис мог не каждый; вернее, мало кто. А уж к моим добродетелям терпение точно не относилось. К счастью, мы нечасто пересекались, а когда случайно сталкивались в стенах Бюро, ограничивались короткими разговорами по работе. Николасу повезло меньше. Он как зам начальника должен был быть в курсе всех дел Наблюдателей и потому постоянно общался со всеми нами. Уж кому-кому, а ему досталось от Брук больше всех. И не один раз.
   -- Ты-то чего хмуришься? -- поджав губы, нервно проронил Росс. -- Не тебе же видеться с этой ненормальной. Я вот целый день готовлюсь, настраиваюсь на чертову встречу, но прекрасно понимаю, что это не поможет, завтра она мне все мозги выклюет! -- закончил с обидой в голосе. -- Ты будешь с невестой, с ангелом. А мне достался черт в юбке!
   Из-за разговоров о Наблюдательнице в висках заломило. А может, усталость наконец взяла свое... Решил сменить тему, иначе Росс не остановится, пока не выплеснет на меня весь свой негатив.
   -- Знаешь, что я подарил Авроре в честь помолвки?
   -- Не надоело просаживать состояние на побрякушки для мисс Оуэн? -- ехидно полюбопытствовал Росс.
   -- На этот раз я не потратил ни сольна. Медальон принадлежал моей бабке, Каролин Уистлер. Симпатичная безделушка, имитация изобретения техномага. Кажется, когда-то такие побрякушки были в моде... Помню, Каролин вечно куда-то прятала медальон, все боялась, что его украдут. К сожалению, к концу жизни у нее, и в юные годы слывшей весьма неординарной особой, окончательно помутился рассудок.
   -- А как он выглядит, этот твой медальон? -- заинтересовался Николас.
   -- Да обычный...
   Из коридора послышался странный шум. Громкие крики, перемежавшиеся с плачем и причитаниями, а спустя пару секунд дверь распахнулась, и в библиотеке нарисовался дворецкий.
   Сердце пропустило удар от нехорошего предчувствия.
   -- Хэтч, что произошло?!
   Он продолжал безмолвно стоять на пороге, смертельно бледный и какой-то потерянный, с безвольно опущенными руками. Наконец с усилием произнес:
   -- Леди Аврора...
   Ни о чем больше не спрашивая, я сорвался с места. Возле будуара матери толпились приглашенные. Заметив меня, гости молча расступились. У многих в глазах были слезы. Чувствуя, как к горлу подступает едкий комок, я вбежал в комнату и замер в дверях. Не сразу сумел поверить в увиденное.
   Аврора лежала на полу, раскинув широко руки и неотрывно глядя в одну точку на потолке. Светлые волосы ее разметались по ковру, покрытому темными пятнами и осколками хрусталя. Лицо больше походило на маску, все платье испачкано в крови.
   "Как будто фарфоровая кукла из лавки ужасов мистера Шарля", -- пришла на ум абсурдная мысль.
   Опустившись рядом, прижал к себе хрупкое тело, отчаянно желая, чтобы случившееся оказалось глупым фарсом, неудачным розыгрышем кого-нибудь из гостей-магов.
   -- Девин... -- Кто-то попытался оторвать меня от Авроры. Но разве мог я ее отпустить?!
   Не в силах заглушить в себе боль, зажмурился, чувствуя, как слезы обжигают лицо.
   -- Я все исправлю, -- прошептал, прижимаясь губами к холодному лбу любимой. -- Я верну тебя... Обещаю...
  

ГЛАВА 2

  
   Алексис Брук
   Я шла по Бюро, едва сдерживая гнев. Шлейф темно-синего платья подметал полы, руки с остервенением сжимали кожаный ридикюль, громкий стук каблуков рвал на части мрачную тишину коридора.
   Блейк что, совсем обалдел или действительно считает себя вправе отрывать меня от такого(!) мужчины? Да еще и в неимоверную рань -- семь утра! Прервали в самый интересный момент, а потом удивляются, чего я такая злая?
   Не злая, а неудовлетворенная!
   Позади бежал Николас Росс, верный соратник нашего начальника Адама Блейка.
   Ненавижу! Обоих!
   Росс был моим старым соперником в словесных баталиях и стоически терпел поражение за поражением. Сегодня ему снова не повезло, но сожаления по этому поводу я не испытывала. Тоже мне мальчик на побегушках! Беспрекословно выполняет любое указание Блейка, словно верная собачонка.
   Следовало напомнить начальнику, что будить молодую леди в такую рань -- верх неприличия. Так нет же! Получил приказ -- и сразу ко мне. А когда я выставила его за дверь и попросила подождать совсем недолго снаружи, стал громко тарабанить и грозиться выломить эту самую дверь к чертовой бабушке.
   Хам! Причем беспардонный.
   -- Где начальство? -- прорычала, оборачиваясь к плетущемуся позади Россу.
   -- У... у себя, -- отрапортовал Ник, стаскивая с русой шевелюры черную фетровую шляпу.
   Попытался сделать вид, что ему не страшно. Не получилось, конечно, но я притворилась, что поверила.
   -- Так веди же скорее, незачем заставлять леди ждать.
   -- Сначала нужно узнать, сможет ли Адам тебя принять.
   Я воззрилась на зама изумленным взглядом. И как это понимать? Вытаскивает меня из постели, чтобы потом вынуждать целую вечность сидеть под чертовым кабинетом.
   -- Никки, не доводи до греха, -- угрожающе прищурилась я.
   Росс непроизвольно отшатнулся. К счастью, в коридоре, кроме нас двоих, больше никого не было. Иначе бы по Бюро разнесли слух, что я опять довела бедолагу до сердечного приступа. Глупости! И всего-то лишь до банального нервного срыва. Да и то вряд ли. Никки привык к моим заскокам, у него на них давно выработался иммунитет.
   Мужчина обреченно махнул рукой и направился к лестнице, продолжая бубнить себе что-то под нос. Я не вслушивалась в его лепет, глубоко погруженная в свои мысли, но Николас не отлипал и с маниакальным упорством пытался привлечь мое внимание. Хотела уже прикрикнуть на него, чтобы наконец умолкнул, но тут, как по мановению волшебной палочки, передо мной неожиданно выросли дубовые двери, ведущие в святая святых, то бишь кабинет начальника.
   Последняя бутылка вчера была явно лишней.
   Навесила на лицо маску благодушия. Одернула юбку, подтянула корсет. Тесный, зараза! Неужели поправилась? Пора завязывать с поздними ужинами.
   Носком туфли осторожно толкнула дверь. Та почему-то не пожелала культурно открыться, а с грохотом ударилась о стену. Фарфоровая ваза, что стояла на столике у входа, не выдержала накала страстей и мирно скончалась, осыпавшись осколками на пелисский ковер. Жаль. Кажется, эта вещица принадлежала первому императору династии Лин...
   А в кабинете жизнь била ключом. В кресле возле письменного стола, прямо напротив начальника, сидел молодой человек и, отчаянно жестикулируя, о чем-то спорил с Блейком.
   Когда дверь "тихонько" отворилась, мужчины как по команде повернули головы в мою сторону, в глазах каждого читался упрек. Я устыдилась. Ну конечно, как всегда, не вовремя. Но и ждать за дверью не собираюсь. В конце концов, кто здесь дама...
   Мельком глянула на брюнета. Довольно симпатичный. На вид больше тридцати не дашь. Дорогой костюм, едва уловимый аромат парфюма и легкая небритость выдавали в нем баловня судьбы, этакого красавчика, который не обращает внимания на слабый пол, что не мешает милым дамам млеть от одного лишь звука его чуть хрипловатого голоса. Темные волосы мужчины были уложены в прическу а-ля художественный беспорядок, глаза цвета молодой листвы обрамляла загадочная синева.
   Попыталась вспомнить, где видела его раньше. Кажется, один из Наблюдателей, хотя прежде мне не доводилось с ним работать. И хорошо. Я предпочитаю работать одна. Терпеть не могу, когда Адам пытается навязать мне очередного напарника. Надеюсь, сейчас не такой случай.
   Но тогда что этот тип забыл в кабинете Блейка? Да еще и в столь ранний час. И позвольте спросить, зачем нужно было тащить меня в Бюро, если старик все равно занят?
   -- Девин, можешь идти, мне нужно подумать, -- свернул разговор начальник.
   -- Но, Адам!
   -- Я все сказал. Свободен!
   Даже я поежилась от металлических ноток, прозвучавших в голосе Блейка. Когда хотел, он мог быть действительно устрашающим.
   Гневно сверкнув глазами и не сказав больше ни слова, Наблюдатель пулей вылетел из кабинета. Долго его место не пустовало. Я плюхнулась в нагретое кресло и, грациозно закинув ногу на ногу, приготовилась слушать и внимать. Но Блейк не издал ни звука.
   В который раз задалась вопросом: зачем я здесь? Чтобы молчать? Так этим я могу заняться и дома. Куда в более приятной компании.
   -- Что? -- не сдержавшись, издевательски протянула я. -- Так и будем играть в молчанку? Или ты наконец соизволишь объяснить, зачем нужно было посылать за мной Ника.
   -- Не шипи. -- Адам откинулся на спинку кресла и, достав из нагрудного кармана трубку, принялся набивать ее табаком.
   Я покорно умолкла, правильно оценив ситуацию. Блейк был на грани. Старик много лет пытался бросить курить и порой ему это удавалось. Но стоило случиться чему-нибудь из ряда вон выходящему, как старая знакомая, читай, трубка, тут же оказывалась в его руках. А это могло означать только самое худшее.
   -- Что за балаган ты тут устроила?
   Притянув поближе к себе кожаный табачный кисет с вытисненными на нем инициалами шефа, я стала задумчиво теребить тонкий шнурок.
   -- Балаган? О чем ты? Я прибежала по первому твоему зову, в кои-то веки не опоздав на работу. Тебе не в чем меня упрекнуть.
   Блейк скосил взгляд в сторону цветных осколков, в творческом беспорядке разбросанных по полу, и выпустил первое облачко дыма.
   -- А, ну разве что это, -- виновато захлопала ресницами. -- Так ведь она сама свалилась...
   -- Николас тебе что-нибудь рассказал? -- перебил меня начальник. В одной руке он продолжал держать трубку, другая покоилась на объемистом животе, затянутом в светлый жилет.
   -- Твой лакей? Он что-то пытался мне втолковать, но я была слишком поглощена обидой на своего начальника и ничего не запомнила. Извини, -- снова примерила на себя образ добродетели и послушания.
   Адам патетично вздохнул и глубоко затянулся. Попыталась привлечь его внимание, но Блейк задумчиво смотрел вдаль. И сдались ему эти злосчастные осколки...
   -- Эй, я все еще тут. Не забыл?
   Выпуская дым ровными кольцами, старик невозмутимо произнес:
   -- Вчера убили невесту Девина Уистлера, Аврору Оуэн.
   Вот, значит, почему у этого Уистлера был такой потерянный вид. Убили невесту. Интересно...
   -- Боюсь, то, что мы так долго искали, в момент убийства находилось у девушки. К сожалению, мы опоздали. Медальон пропал.
   Я глубоко вдохнула, стараясь переварить неожиданное известие; корсет предательски затрещал. Попыталась упорядочить в голове мысли. Выходит, все это время артефакт находился в Миствиле. Или же его привезли в город совсем недавно, потому как я готова была поклясться: еще год назад украшения в столице не было. Получается, моя поездка была напрасной.
   Черт!
   Не сумев совладать с собой, раздосадовано стукнула каблуком об пол.
   -- Здесь все материалы по делу Авроры, -- протянул мне серую папку Блейк. -- Изучи. Если возникнут вопросы, обращайся к Николасу. Он в курсе дела.
   Кивнув начальнику, направилась к выходу.
   -- Алексис...
   Обернулась и встретилась с ним взглядом.
   -- Ты знаешь, что от тебя требуется. Найди убийцу. А главное -- медальон!
   В ответ я улыбнулась своей привычной загадочной улыбкой (некоторые почему-то часто путали ее с наглой) и потянулась к дверной ручке, отлитой в форме львиной головы. Адам удовлетворенно кивнул, попросил закрыть дверь с другой стороны и по возможности аккуратней.
   Оказавшись на улице, почувствовала зверский аппетит. Нужно найти какое-нибудь укромное местечко, где бы можно было спокойно позавтракать и ознакомиться с подробностями дела. До ближайшего ресторана решила добраться пешком. Глупое решение, потому как, пока перебегала дорогу, мимо меня промчалась двуколка, забрызгав грязью подол нового платья. Досада! С самого утра день не задался.
   В общем, в ресторан на Миддл-стрит явилась злющая и чертовски голодная. Обвела мрачным взглядом немногочисленных посетителей фешенебельной забегаловки. У фуршетных столиков заметила убитого горем жениха в компании нашего зама.
   Тяжко вздохнула. Чего не люблю, так это выражать соболезнования. Но делать нечего. Коллеги всё-таки.
   Передав гарсону шаль, направилась к мужчинам.
  
   Девин
   -- Он не отдаст мне это дело!
   Я сбежал по ступеням вниз и забрался в кэб. Устроившись напротив меня, Николас вкрадчиво произнес:
   -- И будет совершенно прав. Глупо надеяться, что ты вернешься в прошлое только за тем, чтобы узнать личность убийцы. Ты хочешь спасти Аврору, и я прекрасно тебя понимаю, но...
   -- Ничего ты не понимаешь!
   Я зажмурился, тщетно пытаясь справиться с невыносимой болью в сердце. До сих пор не мог поверить в случившееся. Авроры больше нет, а мне по-прежнему казалось, что с ней все в порядке, все идет своим чередом и в скором времени мы обвенчаемся.
   Неужели Блейк не понимает, что это не просто очередное преступление, которое нужно расследовать? Это моя жизнь! Без Авроры все утратило смысл. А они хотят, чтобы я смирился. Бесчувственные идиоты!
   -- Здесь замешаны личные интересы, он не позволит тебе вернуться в прошлое.
   Я ничего не ответил. Отвернулся к окну, и до Миддл-стрит мы ехали, храня гробовое (какое мерзкое слово!) молчание. Отпустив Сета, вошли в ресторан. К счастью, в это время посетителей было немного, и мы могли спокойно все обсудить. Раз у меня не получилось надавить на Блейка, придется это сделать Нику.
   Адам прислушивался к мнению своего помощника и, если Россу удастся привести весомые аргументы, почему именно я должен вести расследование, уверен, старик согласится. Оставалось как-то убедить друга, что я не пойду на поводу у чувств и все сделаю по уставу. Ведь менять прошлое категорически запрещалось. Действия Наблюдателя, осмелившегося изменить прошедшие события, карались законом. Но когда убийца будет пойман, а Аврора жива, пусть делают со мной, что хотят. Было бы глупо надеяться, что после всего, что я собирался натворить, удастся избежать наказания или спастись бегством. Ищейки Бюро даже из-под земли достанут. Но на это мне было наплевать.
   -- Ты есть будешь или как?
   Я очнулся от раздумий. Рассеянно оглядел столы, ломящиеся от разносолов. Ник стоял рядом, вертя в руках поднос и внимательно изучая предложенный ассортимент. Мне же кусок в горло не лез. Я и пришел-то сюда только за тем, чтобы поговорить с другом. В Бюро это не представлялось возможным.
   -- Девин, -- снова вырвали меня из мира мрачных раздумий.
   Заставил себя собраться. Последовав примеру Ника, стал выбирать блюда. Пусть думает, что я постепенно оправляюсь от шока и могу мыслить здраво. Для всех -- я смирился со своей утратой и намереваюсь жить дальше.
   Только собирался начать разговор, когда за спиной раздался знакомый жизнерадостный голос:
   -- Еще раз доброе утро, господа. Никак проголодались?
   Мы с Ником одновременно обернулись. Алексис...
   Девушка состроила огорченную мину и печально вздохнула:
   -- Слышала о вашем горе, мистер Уистлер. Искренне соболезную.
   -- А по-моему, притворяешься, -- покачал головой Росс. -- Извини, но мне кажется, тебе незнакомо сочувствие.
   -- Когда кажется, крестятся. Да будет тебе известно, Ник, я способна и не на такое, -- вновь оживилась Брук. Как же быстро ей наскучила роль сочувствующей барышни! -- Могу, например, заставить тебя заткнуться. Навсегда. Если ты еще раз посмеешь потревожить мой сон...
   -- Твой секс, -- съязвил Росс.
   -- И это тоже, -- невозмутимо отозвалась Наблюдательница и сосредоточилась на выборе блюд.
   Николас немигающе уставился на руки девушки, умело орудующие столовыми приборами. Вот на тарелку перекочевали несколько ломтиков поджаренного бекона, за ними последовали сосиски и яичница, помидоры, грибы, порция белой фасоли. Увенчав горку тремя тостами с маслом, Брук довольно улыбнулась.
   -- Может, хватит? -- проявил беспокойство о желудке Наблюдательницы Ник.
   -- Зачем отказываться от дармовщины? Я сказала официанту, что за все платит мистер Росс, -- последовал обескураживающий ответ.
   Совсем не изменилась.
   Пробормотав что-то насчет беспардонности некоторых особ, Николас укоризненно покачал головой.
   -- Ты же леди. -- Поняв, что сморозил глупость, быстро поправился: -- Нет, ты, конечно же, никакая не леди. Но хотя бы потрудись в приличных местах, как это, делать вид, что таковой являешься.
   -- Не люблю пускать пыль в глаза. В отличие от некоторых.
   Ник раздраженно цокнул и поплелся к ближайшему столику, ворча:
   -- Перед кем мечу бисер...
   Кивнув Алексис на прощание, я последовал за другом, но эта мегера и не думала прощаться. Решила составить нам компанию. Обворожительно улыбнувшись, отчего у меня зачесались руки и появилось непреодолимое желание навсегда стереть улыбку с ее смазливенькой физиономии, устроилась за нашим столом. А Николас тут же принялся читать Наблюдательнице очередную нотацию.
   -- Ник, может, оторвешься от мисс Брук и уделишь другу немного внимания? Мы не закончили, -- с нажимом проговорил я.
   Надеялся, что Алексис все поймет и отправится трапезничать за другой столик, но та даже не шелохнулась. Отрезав от бекона небольшой кусочек, отправила его в рот и, жуя, произнесла:
   -- Если это был тонкий намек, чтобы я убиралась, то в этом нет необходимости. Ты ведь собирался поговорить об Авроре? Хочешь взять ее дело?
   Я кивнул, до конца не понимая, к чему она ведет.
   -- Извини, дорогой, вынуждена тебя разочаровать. Адам поручил расследование мне. Видно, старик считает, что я справлюсь с заданием лучше, чем несостоявшийся жених.
   Появилось непреодолимое желание отхлестать нахалку по щекам, а лучше придушить прямо на глазах у почтенной публики.
   С упреком посмотрел на Ника. Предатель! Ведь знал, как поступит начальник, и ни словом не обмолвился!
   Росс сразу сник и вперился взглядом в тарелку.
   -- Ты не сказал...
   -- А что бы это дало? -- принялся оправдываться приятель. -- Ты бы побежал разбираться к Блейку.
   -- И оказался бы абсолютно прав! Я лучший Наблюдатель Миствиля, а Блейк поручил такое важное дело этой пигалице!
   Алексис смерила меня снисходительным взглядом.
   -- Лучшим ты считался, пока я была в командировке. Теперь же все изменилось, -- проворковала нежно, будто декламировала любовный стишок.
   Точно придушу!
   -- Девин, подожди, -- попытался сгладить ситуацию Николас.
   И его придушу за компанию!
   -- Ведь Адам еще не дал тебе окончательного ответа. Возможно, он передумает...
   -- И позволит копаться в прошлом тому, кто в мыслях уже сто раз успел его изменить? Кажется, я до сих пор не догадывалась, что наш начальник -- наивный кретин, -- подлила масла в огонь моей ненависти Алексис.
   -- Сколько же в тебе яда, -- поморщился Росс.
   -- Скептицизма, мой дорогой. Чистого, без всяких примесей скептицизма. Козе понятно, что Уистлер только и ждет, чтобы спасти свою драгоценную невесту. Но, -- она многозначительно замолчала, затем снова поднесла к губам чашечку с кофе, -- этого не произойдет. Будь уверен, я найду убийцу, но Аврору ты не вернешь.
   Наверное, я бы все-таки ее убил, если бы разговор вовремя не прервали. Стеклянные двери ресторана распахнулись, и в зал вбежал запыхавшийся Сет.
   -- Господа, мистер Блейк вас ищет повсюду! Пойдемте скорее!
   Ник тут же подскочил, знаком приказав официанту принести счет.
   -- Я же говорила, мчится по первому зову, -- продолжая предаваться пищевым изыскам, невозмутимо отозвалась Алексис.
   -- Что произошло? -- спросил у кучера Николас.
   -- Я не в курсе, но мистер Блейк был недоволен, узнав, что вы покинули Бюро. К нему только что приезжал поверенный герцога Бенгерского.
   -- Брата короля?! -- в один голос воскликнули мы.
   В дальнейших объяснениях не было нужды. Если его сиятельство обратился за помощью к Блейку, значит, произошло что-то из ряда вон выходящее. Быстро расплатившись по счету, покинули ресторан.
  

ГЛАВА 3

  
   Алексис
   Заходить в здание Бюро мы не стали. У ворот нас ждал экипаж, в котором от нетерпения изнывал Адам. Проигнорировав предложенную руку Ника, я забралась внутрь и плюхнулась на подушки напротив начальника. Неосторожным движением смахнула с Блейка шляпу. За ней с отполированной макушки сполз черный парик. Судя по удивленным глазам Девина, он не знал, что любезный Адам уже давно лишился растительности на голове. Что ж, друзьям будет о чем посудачить после.
   Гневный взгляд начальства пригвоздил меня к сидению. Я честно попыталась придать лицу покаянный вид, но, кажется, мне никто не поверил.
   Уистлер уселся рядом, бесцеремонно задвинув меня в угол. Николас, наш верный сторожевой пес, умостился подле своего господина.
   Игнорируя негодующий взгляд Блейка, спросила:
   -- Что произошло? Неужто кокнули герцогского отпрыска или, не дай бог, его самого? Тогда устроим пышную панихиду.
   -- Не зубоскаль! -- поправляя съехавший набок парик, гаркнул Адам. -- Приедем, его сиятельство сам расскажет, что произошло. И я очень(!), повторяю, очень надеюсь, что ты будешь вести себя, как подобает воспитанной девушке.
   -- Да хоть как воспитанной леди. Милорд, разве я могу вас хоть в чем-нибудь подвести?
   Оставив без внимания мой сарказм, Блейк обратился к Уистлеру:
   -- Девин, тебе не обязательно с нами ехать. Герцог упоминал только об Алексис. А ты лучше-ка возвращайся домой.
   В ответ тот упрямо покачал головой, ясно давая понять, что не сдвинется с места. Начальник махнул рукой, мол, как знаешь, и приказал кучеру трогаться.
   Пока ехали, Ник пытался расспросить Адама о цели нашего визита, но последний сидел с важным видом, подпирая руками свой объемный живот, и делал вид, что ничего не слышит. Уистлер отрешенно смотрел в окно, и больше чем уверена -- до проблем герцога ему не было дела. Но, наверное, Девину так было легче -- отвлечься от собственного горя, переключившись на чужое.
   Попетляв по узким улочкам города, наш экипаж остановился у высоких ворот с замысловатым кованым орнаментом. Небольшой домик, как с любовью отзывались его сиятельство о своих хоромах на Ринсент-стрит, на самом деле оказался шикарным дворцом. Я присвистнула, окидывая новое четырехэтажное здание заинтересованным взглядом. Здесь все кричало о несметных богатствах владельца и абсолютном отсутствии вкуса.
   Пары минут созерцания сего шедевра современного зодчества было достаточно, чтобы набить оскомину. Изящная кремовая лепнина украшала фасад здания, а с плоской крыши на прохожих беззлобно скалились готические статуи, похожие на горгулий. Все вокруг утопало в нежных фиалках и алых розах, а у ворот, рядом с цветочной клумбой, на цепи сидели три злобных цербера и отпугивали случайных зевак, решивших поглазеть на "маленький" домик, зловещим рычанием. В общем, везде, куда ни глянь, сочетание несочетаемого. Единственное, что радовало глаз, -- это симпатичные, вымуштрованные стражи, облаченные в нелепые средневековые доспехи. Наверное, чтобы не выбивались из общего колорита дома.
   Слуга повел нас по бесконечным анфиладам и залам этого, по меркам герцога, скромного домика к хозяйским покоям. Оказавшись возле высоких кремовых дверей с отделкой из позолоты, лакей осторожно постучал и замер в ожидании. Наконец створки распахнулись, явив нашим взорам его сиятельство. На хмурой небритой физиономии отчетливо было написано, что господин не в духе, и беда тому, кто попытается окончательно испортить ему и без того скверное настроение.
   Интерьер кабинета ничем не отличался от остальных комнат. Вопиющая роскошь и помпезность. Резная мебель из красного дерева, тяжелые пурпурные шторы, ковер с длинным мягким ворсом в тон занавескам. И как апофеоз -- алый халат герцога.
   После традиционных расшаркиваний хозяин милостиво предложил нам устраиваться в креслах все того же кровавого колера. Дождавшись, пока мы рассядемся, нехотя заговорил, будто выталкивая из себя каждое слово:
   -- Я пригласил вас, господа, чтобы обсудить одно весьма деликатное дело. Мой слуга уже предупредил мистера Блейка -- это строго конфиденциально. Все нужно сделать сегодня же и без малейшего шума. Мисс Брук, я бы хотел, чтобы именно вы отправились в прошлое. Мистер Уистлер, ваша помощь тоже не помешает. -- Голос герцога был слаще майского меда, прямо бери и на хлеб намазывай. -- Слышал о вашем горе. Если откажетесь, я пойму.
   -- Я в порядке, ваше сиятельство, -- сдержанно ответил Уистлер.
   Брат короля удовлетворенно кивнул, и в комнате снова повисло молчание. Все сегодня такие скрытные, информацию приходится вытягивать клещами.
   Поерзав в кресле от нетерпения, я все-таки не выдержала:
   -- Ваше сиятельство, хотелось бы узнать подробности. Мы, в отличие от мистера Блейка, еще не в курсе дела.
   Адам пихнул меня в бок, напоминая, что с его сиятельством разговаривать в таком тоне недопустимо. Ну и ладно, не больно-то и хотелось. Опустив глаза долу, стала терпеливо ждать хоть какой-нибудь реакции от представителя королевской фамилии.
   -- Вчера ночью была изнасилована фрейлина принцессы Пенелопы, -- наконец отважился на откровения герцог Бенгерский. -- Девочке едва исполнилось четырнадцать. Эрин в шоке и очень напугана, родители не могут добиться от нее ни слова. Я хочу знать, кто это сделал. Причем сегодня же. Еще раз повторяю, скандал мне не нужен. Узнаете имя, и сразу ко мне. Никаких арестов и предъявления обвинений. Я сам с ним разберусь.
   Я крепко, до белых костяшек сжала кулаки. Зажмурилась, стараясь взять себя в руки и не выдать своих чувств. А перед внутренним взором проносились с таким трудом похороненные воспоминания, которые нет-нет да и давали о себе знать...
   -- То есть вы хотите, чтобы мы нашли насильника и выдали его вам? -- уточнил Девин. -- Что вы с ним сделаете?
   -- Не беспокойтесь, он получит по заслугам, -- закинув ногу на ногу, сухо пообещал герцог.
   -- Ваше сиятельство, не сочтите за дерзость, но мне кажется, вы что-то не договариваете, -- осмелилась я возразить титулованной особе, за что получила еще один тычок в бок.
   Бенгерский замолчал, раздумывая, стоит ли быть с нами до конца откровенным. Взглядом спросив у Блейка совета и получив в ответ утвердительный кивок, через силу продолжил:
   -- Мой сын, Остин, всю ночь где-то пропадал. Вернулся домой на рассвете. Слуга сообщил, что он был пьян, а сорочка перепачкана кровью.
   В дальнейших объяснениях не было необходимости. Вот чего опасается брат короля. Позора, который ляжет на монаршую семью в том случае, если насильником окажется Остин. Его величество Георг Четвертый будет весьма недоволен, когда узнает, что непутевый племянник надругался над четырнадцатилетней девчонкой. А то, что насильником мог оказаться Остин, было вполне вероятно. Вельможный паршивец считал, что ему все дозволено. Прецеденты уже имелись: то драка в трактире, то попойки в многочисленных борделях Миствиля. Слышала, что этот подонок устраивал. Ни одну смазливую служанку не обходил стороной, а если сопротивлялась, то еще и избивал до бесчувствия.
   Разговор был окончен. Блейк попросил нас подождать за дверью, а сам подошел к герцогу и принялся о чем-то с ним шушукаться. Мы чинно поклонились и вышли. Ник, пока сидели в кабинете, несколько раз нетерпеливо поглядывал на часы и, похоже, известие об ужасном происшествии на него никак не подействовало. Уистлер -- вообще отдельный разговор. Девин внимал словам герцога с таким отчужденным видом, что говорить с Наблюдателем о предстоящем задании не имело смысла. Больше чем уверена, он не услышит ни слова из того, что я ему скажу.
   На обратном пути машинально смотрела по сторонам, пока не зацепилась взглядом за портрет Остина. Короткие русые волосы, узкие, как две щелочки, карие глаза, в которых отражалась вся его порочная натура, самодовольная ухмылка.
   Чертов выродок! Конечно, личность этого урода важнее всего! Своего сыночка герцог не накажет, максимум отошлет из города, пока все не уляжется. Поэтому-то и попросил нас не поднимать шума. Вот только как он собирается договориться с родителями девушки? Они-то молчать не станут и захотят узнать, кто надругался над их малолетней дочерью. Эрин не какая-нибудь трактирная служанка, а фрейлина принцессы.
   Я тут же отругала себя за наивность. Идиотка! Молодой наследник благодаря папеньке все равно улизнет от правосудия. Вон как тот носом землю роет. Да и у кого хватит смелости пойти против второго после короля человека в Фейриленде... Ненавижу таких, как Остин! Но на этот раз придется справиться со своими эмоциями и быть беспристрастной.
  
   -- Готовы? -- обратился к нам Лестер Фад, начальник службы временных телепортаций, отвечающий за каждое перемещение Наблюдателей.
   Мы с Уистлером утвердительно кивнули и стали настраиваться на путешествие.
   Именно в таких перемещениях во времени и заключалась наша работа. Мы возвращались в прошлое, устанавливали личность преступника и арестовывали его уже будучи в настоящем времени.
   В Бюро имелось несколько ведомств в зависимости от видов преступлений. Наш, убойный отдел, занимался убийствами. А также особыми случаями, когда в деле были замешаны интересы влиятельных персон.
   К сожалению, не всегда удавалось раскрыть дело за одно путешествие. Порой возвращение на место преступления, в момент гибели жертвы, ничего не давало. В основном это касалось дел, где фигурировало отравление.
   Классический пример: преступник посылает жертве отравленное вино. Отправить смертоносный презент могли под вымышленным именем, возможно, даже с другого уголка королевства. Конечно, в таком случае существовал риск, что адресат так и не попробует ядовитый напиток.
   Расследуя преступление, агенты Бюро сначала искали информацию в настоящем времени. Если взять за основу тот же пример с отравлением, прежде чем совершить путешествие в прошлое, Наблюдателям предстояло проделать кропотливую работу в настоящем: собрать улики, наметить круг подозреваемых и каждого из них допросить.
   Единственная загвоздка -- мы ограничены во времени. В нашем распоряжении имелось около двух недель. Случалось, находились смельчаки, рискнувшие отправиться в более отдаленное прошлое, но никто из них так и не вернулся обратно. Дальнейшая судьба таких героев осталась для нас тайной, покрытой мраком. То ли Наблюдатели погибли, то ли навечно застряли в паутине времени, боюсь, этого мы уже никогда не узнаем. После нескольких неудачных экспериментов власти запретили перемещения в далекое прошлое. Ведь вместе с испытателями исчезали и бесценные артефакты, с помощью которых мы и переносимся во времени. Таких артефактов в Фейриленде осталось совсем немного.
   В нашей профессии больше издержек, чем в любой другой, и это понятно: перемещения не проходят бесследно. Мы рискуем здоровьем, за которым, стоит отметить, пристально следят медики, и без их особого допуска совершить прыжок невозможно. Да и срок активной деятельности у Наблюдателя короток, почти как у балерины. После служащим оставалось только заниматься рутинной работой или того хуже -- отправляться на заслуженный отдых, в отставку.
   Бывали случаи, когда преступления не удавалось раскрыть по горячим следам, и тогда они ложились на весь отдел тяжким грузом и немым упреком в некомпетентности.
   С незапланированными злодеяниями, такими, например, как изнасилование, было проще. Практически всегда они совершались в состоянии аффекта или опьянения. Достаточно было просто вернуться на место преступления в момент его совершения. И сейчас мы узнаем, кто так жестоко надругался над бедной девочкой.
   -- Было около полуночи, когда Эрин помогла принцессе приготовиться ко сну и покинула ее покои. На рассвете слуга обнаружил девушку в Музыкальной гостиной на втором этаже. У вас будет достаточно времени, чтобы найти виновника. Повторяю, вы не должны вмешиваться в ход событий. -- Адам посмотрел на меня в упор. -- Я был против твоего участия в этом деле, но герцог...
   -- Я не подведу, -- прошептала в ответ, прекрасно понимая, что имеет в виду начальник. Глубоко вдохнула, стараясь сосредоточиться на путешествии. Только бы не дать чувствам одержать верх над здравым смыслом.
   Девин вопросительно посмотрел на меня, явно задаваясь вопросом, что имел в виду Блейк. Спросить не успел. Старик кивнул Фаду, и тот протянул Наблюдателю старенькие карманные часы, которые, когда те не были востребованы сотрудниками Бюро, надежно прятали вместе с остальными уникальными изобретениями в хранилище техномагических артефактов.
   Лестер начал переводить стрелки назад, при этом негромко бормоча:
   -- Шестнадцатое октября, пятнадцать минут до полуночи. -- Потом передал часы Девину, пожиравшему заветный артефакт жадным взглядом.
   Я закрыла глаза и попыталась представить королевский дворец. Широкая дорога ведет к парадному входу. Слуга открывает передо мной двери, и я оказываюсь в просторном холле, огороженном по периметру колоннами. Поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Останавливаюсь в коридоре, озираюсь, вспоминая, где находится Музыкальная гостиная, в которой обычно музицировали дочери короля. Пытаюсь воскресить в памяти искомую комнату, но картинки в моем подсознании начинают мелькать с неимоверной скоростью. Чувствую, как сзади кто-то легонько толкает меня, заставляя сделать первый шаг.
   Времени на воспоминания больше не остается. Я послушно отрываюсь от земли. Созданная артефактом туманная воронка затягивает нас и уносит в прошлое.
  
   Как и подозревала, оказалась не в Музыкальной гостиной. Просто мне не хватило времени сосредоточиться. Такое часто бывает. Главное для Наблюдателя -- мысленно набросать приблизительное место событий. Увидеть же четкую картину не всегда получается.
   Огляделась по сторонам. Я стояла в коридоре, у входа в зал, где развлекались придворные. Это уже хорошо. Вот если бы очутилась в саду или того хуже -- за воротами, проникнуть в здание дворца было бы непросто. Пришлось бы объяснять страже, кто я такая и что здесь забыла.
   Народ отрывался по полной. Несколько человек играли в карты. Большинство же окружили участников и громко комментировали ход партии, перемежая свои оценки язвительными шуточками в адрес картежников. Похоже, игра длилась не один час. Это я поняла по возбужденному блеску в глазах придворных, жадно следивших за порхающими по столу картами. Значит, финал уже близок. Еще немного, и кто-то покинет эту комнату, увеличив свое состояние на несколько сотен сольнов. А кто-то пойдет в ближайший кабак и напьется с горя, стараясь забыть о позорном фиаско. Непреложная истина: азартные игры губят людей.
   Так, стоп! А который час?
   Глянула на настенные часы, висевшие рядом с портретом всеобщей любимицы, старшей дочери короля -- принцессы Пенелопы. Без десяти двенадцать. Черт! Вместо того чтобы искать Эрин, я тут расфилософствовалась.
   Войдя в зал, встала с краю, не желая привлекать внимание, и поискала взглядом Уистлера. Как и следовало ожидать, горе-жениха среди придворных не оказалось. Вот и где теперь его искать? Именно поэтому я не люблю работать в паре. Лишние проблемы, лишние нервы.
   Уистлер мог оказаться сейчас где угодно, в любой части дворца. Но главное, чтобы не за его пределами. Ну и, разумеется, не в спальне королевы, иначе скандала по-любому избежать не удастся. А может, он, в отличие от меня, все представил правильно и теперь сидит себе в засаде возле гостиной?
   Покинув зал, поспешила к лестнице. Местонахождение Девина -- не моя забота. Не маленький, сам найдется.
   Спустилась на этаж ниже. В другом конце коридора раздавались пока еще тихие голоса. Звуки быстро нарастали. Я юркнула в первую попавшуюся комнату и затаила дыхание. Чья-то рука по-хозяйски легла мне на плечо. Нервно вздрогнув, открыла было рот, готовая закричать, когда напарник прошипел:
   -- Молчи!
   -- Руку убери, -- справившись с испугом, посоветовала ему и осторожно выглянула наружу.
   Мимо нашего временного укрытия прошли три юнца в ореоле стойкого перегара. Я поморщилась. В коридоре было темно, поэтому рассмотреть их лица не представлялось возможным. По голосам и пьяному смеху стало ясно, что за сегодняшний вечер молодые люди приговорили не одну бутылку спиртного и сейчас находятся в невменяемом состоянии.
   -- Кажется, наши клиенты, -- шепнул мне на ухо Девин. -- Смотри!
   Навстречу юношам шла миниатюрная девушка. В руках Эрин держала канделябр на три свечи. Тусклый свет падал на ее худенькое, бледное личико. Одетая в легкое сатиновое платьице, она напоминала белокурого ангела, сошедшего с картин известных художников. Именно таких воздушных созданий любили изображать на своих полотнах мастера кисти нашей эпохи.
   Заметив смеющихся парней, девушка присела в быстром реверансе и собиралась идти дальше, но один из весельчаков встал у нее на пути. Эрин недоуменно оглядела хихикающую троицу и нерешительно произнесла:
   -- Позвольте пройти.
   Попыталась обойти веселую компанию с другой стороны, но дорогу снова преградили. Раздался очередной взрыв пьяного хохота.
   Я напряглась. Если они сейчас же ее не пропустят...
   Рука Девина вновь коснулась моего плеча. Видимо, Наблюдатель понял мое намеренье и безмолвно предупреждал, чтобы не пускалась во все тяжкие.
   -- Куда так спешишь, красавица? -- пронесся по коридору скрипучий тенор, гулким эхом отдаваясь в полумраке залов и галерей.
   -- Прошу простить меня, -- вновь пролепетала Эрин и, повернув обратно, направилась к лестнице. Наверное, почувствовала угрозу и хотела спуститься на первый этаж. Туда, где несла вахту королевская стража.
   Парни молча переглянулись и побежали за девушкой. Подхватив ту подмышки, потащили в злосчастную гостиную. Бронзовый канделябр с глухим звоном упал на пол. Пламя свечей, встрепенувшись в последний раз, погасло.
   -- Пойдем! -- Девин схватил меня за руку и выбежал в коридор.
   -- Не насмотрелся? -- в гневе прошипела я, хотя его вины в том, что сейчас должно было произойти, не было.
   Мы приблизились к Музыкальной гостиной. Я было ринулась дальше, но Уистлер мертвой хваткой вцепился в меня и не позволил сдвинуться с места.
   -- Отпусти! -- угрожающе прошептала я. -- Иначе помимо изнасилования сейчас произойдет и убийство.
   Мужчина нехотя разжал пальцы. Предупреждающе произнес:
   -- Только без глупостей.
   Из гостиной доносились приглушенная возня и сдавленные всхлипы несчастной девушки, перемежавшиеся с громкими подбадриваниями друзей, обступивших первого насильника.
   И тут я потеряла над собой контроль. Кровь ударила в виски, глаза заволокла пелена гнева. Последнее, что помнила, это оклик Девина, снова пытающегося меня удержать. Как оказалось, тщетно.
  

ГЛАВА 4

  
   Девин
   Алексис будто с цепи сорвалась, а я никак не мог понять, что с ней происходит. Уверен, за годы службы в Бюро она многое повидала, но сейчас обезумела и готова была разорвать насильников в клочья. Конечно, я и сам был на грани. Моя б воля, убил бы на месте малолетних подонков, но в отличие от напарницы, сумел сдержаться.
   Наблюдательнице все-таки удалось выкрутиться и кинуться в Музыкальную гостиную. Я тихо выругался и бросился ловить Брук. Вовремя. Иначе бы она их точно поубивала.
   Одурманенные алкоголем и похотью юноши не сразу поняли, что происходит. Одного (как потом выяснилось, это был Остин) Алексис оттащила от Эрин и толкнула к стене. Второго не успела тронуть, так как подскочил я и сграбастал ее в охапку. Брук царапалась как разъяренная кошка.
   Застигнутые врасплох, малолетние насильники растерянно переглядывались, не зная, как поступить: напасть или спасаться бегством. Эрин была без сознания, впечатавшийся в стену сын герцога тоже. Стараясь не смотреть на девушку, лежащую на софе, я пробежался взглядом по лицам парней. Закадычные друзья Остина. Как же герцог "обрадуется", когда узнает имена негодяев.
   Наконец пьянчуги приняли решение. Презрев кодекс чести, испуганно переглянулись и бросились наутек, позабыв о друге.
   Алексис продолжала брыкаться и поносить меня на чем свет стоит. Все еще не отпуская девушку, я уловчился достать из кармана артефакт и перевел стрелки.
   -- Возвращаемся на четверть часа назад. Нужно исправить то, что ты тут натворила!
   -- Да пошел ты! -- огрызнулась Наблюдательница, но сопротивляться перестала. По сосредоточенному выражению лица понял, что она готова к путешествию.
   На этот раз мы вернулись в тот момент, когда Эрин шла навстречу Остину и его дружкам. Увидел, как Алексис и я выглядываем из-за двери, пытаясь разглядеть лица преступников. Оставалось только соединиться с прошлыми нами и можно будет отправляться обратно.
   Я потянул Алексис в комнату. Слияние прошло быстро. Короткий миг, и вот уже настоящие мы выглядываем в коридор. Всего два раза в жизни я возвращался из прошлого в прошлое. Первый раз, когда по глупости изменил события, как сегодня это сделала Алексис, и должен был исправить ошибку. Второй -- когда Наблюдатель, с которым работал, решил, что ему все дозволено и он сможет безнаказанно влиять на ход истории. Тогда мне пришлось помешать напарнику и выдать его Совету. Больше я его не видел.
   -- Может, отпустишь наконец? -- взвилась Алексис. -- У меня уже все руки в синяках от твоих "нежных" объятий!
   Но я решил не рисковать. Вдруг этой ненормальной опять что-нибудь взбредет в голову, рванет спасать Эрин во второй раз. Вновь откинув крышку часов, перевел время. Семнадцатое октября, шесть часов вечера. Именно в этот момент мы отправились в прошлое.
   -- Возвращаемся, -- приказал я и потянул Брук за собой.
  
   Вытолкав сопротивляющуюся девушку из воронки, закинул в кресло. Метил в стену, но Алексис повезло -- траекторию полета нарушила мягкая мебель.
   Лестер Фад и Блейк неподвижно стояли посреди просторного зала, возле мраморного возвышения, на котором покоилась бронзовая шкатулка, ожидавшая возвращения хранившегося в ней артефакта. В помещение сквозь витражный купол, преломляясь на множество бликов, проникал тусклый сумеречный свет, дождевые капли громко барабанили по его цветной поверхности, лениво сползая вниз.
   -- Не смей меня трогать! -- пронзительно верещала Брук. -- Или я...
   -- Или что? -- усмехнулся и, повернувшись к начальнику, торжествующе произнес: -- Из всех наблюдателей Миствиля ты выбрал именно ее расследовать убийство Авроры. Боишься, что я попытаюсь изменить прошлое, а наша дорогая мисс Брук только что, нисколько не сомневаясь, его изменила. Если бы не я...
   -- Алексис, это правда? -- ледяным тоном осведомился Адам.
   Наблюдательница съежилась в кресле.
   -- Да, -- ответила еле слышно и тут же, дерзко вскинув голову, затараторила: -- Их нужно было остановить! Я не могла поступить иначе!
   Блейк бросил на девушку уничтожающий взгляд. Совладав с собой, сдержанно проговорил:
   -- Так и знал, не следовало отправлять тебя на задание. Я совершил ошибку.
   -- Вообще-то ошиблась мисс Брук, -- безжалостно выпалил я.
   Алексис негодующе сверкнула глазами, ясно давая понять, что бы она со мной сделала, если бы ей представилась такая возможность.
   -- Значит, тебе плевать, что эти твари поломали девчонке жизнь?!
   -- В отличие от некоторых, я знаю свои обязанности, -- жестко отбил я. -- Ты же считаешь, что тебе все дозволено, идешь на поводу у эмоций!
   Алексис ядовито зашипела, словно гадюка, у которой вырвали жало. Резко вскочила. Схватив кашемировую шаль, перекинутую через спинку кресла, устремилась к выходу.
   -- Нужно срочно арестовать подонков! Их должны судить!
   -- Их не будут судить, -- запрокинув голову и любуясь скользящими по куполу прозрачными каплями, тихо проронил Адам. -- Тебе прекрасно известно, герцог хочет избежать скандала. Мы должны были узнать, кто надругался над девушкой, и мы это сделали. А решать, как поступить с насильниками и как утрясать эту проблему с родителями Эрин, будет его сиятельство. Девин, имена!
   Я назвал фамилии закадычных друзей. Знал их, потому как скандалы, связанные с этой троицей, не раз просачивались в газеты.
   В комнате повисла гнетущая тишина. Брук оторвалась от двери и вернулась в кресло, одно из малочисленных, составлявших скудную меблировку мрачного помещения. Бессмысленным взглядом уставилась на лепесток пламени, заточенный в латунном газовом рожке. Девушка была огорошена словами начальника и не находила, что возразить.
   Я молчал, погруженный в свои мысли. Сейчас меня волновало одно: как поступит начальник? Алексис чуть не провалила задание. Сдается мне, Адам предложит мисс Брук отдохнуть, поехать на воды подлечить нервы и все такое. А дело Авроры передадут другому Наблюдателю. Например, мне.
   Какое-то время Блейк безмолвствовал, видимо, обдумывал случившееся. Фад тоже разумно не лез в разговор, предоставив начальству самому разбираться со своими подчиненными. Я стоял, прислонившись к стене, и терпеливо ждал судьбоносного решения.
   Наконец Адам повернулся к нам.
   -- Ты прав, Девин, Алексис совершила ошибку. -- Хмуро глянул на девушку. -- Скажи спасибо Уистлеру, что спас тебя от тюрьмы. Ты не можешь вести дело Авроры.
   -- Но... -- Брук аж привстала, в глазах появился знакомый мятежный блеск.
   -- Тебе нужен напарник, который будет помогать в расследовании, а заодно следить, чтобы ты не напортачила.
   Я тихо выругался. Алексис тоже.
   Блейк перевел недоуменный взгляд с девушки на меня, затем его осенило:
   -- А ты, Девин, неспроста рассказал о промахе Брук. На тебя это не слишком похоже. Надеялся, я передумаю. Что ж, вынужден тебя огорчить -- я не изменю решения. Расследованием займется Кеннинг. Все, можете быть свободны.
   Мы не шелохнулись.
   -- Так и будете тут торчать, изображая немую сцену? -- раздраженно буркнул старик. -- Мне придется полночи потратить на отчет, чтобы оправдать тебя, Алексис, перед Советом и избежать твоего увольнения. Но если хочешь, можешь остаться. Почитаем книжки или будем вышивать крестиком, а уважаемые члены Совета пусть сами решают, что с тобой делать. Без моего ходатайства. Только, боюсь, как бы они не перемудрили с выводами и не отстранили тебя от работы. Навсегда, -- с откровенной угрозой закончил Адам.
   Алексис все поняла. Поднялась и, внимательно изучая каменные плиты, сдержанно попрощалась:
   -- Всего хорошего, мистер Блейк. Мистер Фад.
   В мою сторону даже не взглянула. Я кивнул нашей эксцентричной барышне и подождал, пока она закроет за собой дверь, не забыв напоследок по своему обыкновению громко ею хлопнуть. Похоже, в детстве Брук не учили хорошим манерам. Шаги на лестнице постепенно стихли.
   Мук совести я не испытывал. Любой другой Наблюдатель на моем месте поступил бы точно так же.
   -- Не самый благородный поступок, Уистлер. -- Блейк достал из кармана трубку и принялся набивать ее табаком.
   Он же бросил!
   -- В следующий раз я позабуду о клятве, данной Совету, и поведу себя достойно, как истинный джентльмен. Позволю этой выскочке делать все, что взбредет в ее бесшабашную голову: кромсать преступников, рушить наши планы, менять прошлое по своему усмотрению. Все ради прекрасных дам.
   -- Хватит ломать комедию! -- взревел Адам, в порыве гнева едва не разломав любимую игрушку пополам. Демонстративно отвернувшись, принялся вышагивать вокруг мраморного постамента, посасывая чубук. Наверное, обдумывал, как объяснить выходку Брук вышестоящему руководству. Так ничего и не придумав, что-то проворчал себе под нос и поднял на меня глаза. -- Ты еще здесь?
   -- Адам... -- начал было я.
   -- Я уже сказал, делом Авроры займется Кеннинг. Он сумеет справиться с Алексис, будет ее сдерживать.
   Да уж, такую сдержишь.
   -- А ты иди, хорошенько выспись, на тебя смотреть тошно. И не дави на меня!
   Продолжать полемику не имело смысла. Взяв плащ, перекинул его через левую руку и направился к выходу. Уже у двери обернулся и сказал:
   -- Ваша мечта исполнилась, мистер Блейк. Я до конца своих дней останусь вольной птицей.
   Собирался покинуть башню, когда услышал за спиной тихий оклик Лестера:
   -- Девин...
   -- Что?!
   -- Артефакт верни.
   Я тихо выругался. Наивно полагал, что в пылу спора о нем забудут.
   Фад сунул артефакт обратно в шкатулку и вышел из зала, чтобы отнести его обратно в хранилище. Эта вещица была создана более века назад гениальным техномагом Эйваном Льюисом. Сейчас таких, как он, наделенных Силой, почти не осталось. Только благодаря часам мы могли совершать временные телепортации, и только они могли вернуть мне Аврору.
  
   У входа в Бюро столкнулся с Ником. Рабочий день уже окончился, и друг собирался домой отдыхать. Прошлую ночь он провел у меня, пытался поддержать, хотя от его участия делалось только хуже.
   Коротко кивнув ему на прощание, я накинул плащ и пошел в сторону Миддл-стрит.
   -- Куда собрался? -- нагоняя меня, крикнул Росс. -- Твой дом в другой стороне.
   Возвращаться в родные пенаты не было никакого желания. Там все напоминало об убийстве. А будуар матери хотелось облить керосином и сжечь.
   -- Ты не ответил!
   -- А разве обязан?
   В другое время Росс бы обиделся на такие слова и, послав меня ко всем чертям, отправился восвояси. Но сейчас решил не обращать внимания на резкий выпад, оправдывая его моими расшатанными нервами. Я скривился. Еще не хватало, чтобы меня начали жалеть. Ненавижу это унизительное чувство!
   -- Где собрался провести вечер?
   -- Не знаю, -- ответил честно, так как сам не понимал, куда иду. -- Отправляйся домой, выспись. Ты почти двое суток на ногах.
   -- И оставить тебя одного в таком состоянии? -- усмехнулся Ник. -- Это вряд ли.
   -- Я в порядке.
   -- Ну да! -- Заметив, что дождь усиливается, друг быстро произнес: -- Пойдем!
   Я не стал спрашивать, куда и зачем мы направляемся. Просто поплелся следом, в глубине души радуясь, что Ник не уехал. Оставаться один на один со своими мыслями было невыносимо.
   Миновав Трианскую площадь, главным украшением которой была Национальная галерея Миствиля, мы свернули в темный, пропитанный резким запахом нечистот проулок. Его достопримечательностью, в отличие от Трианской площади, была дешевая забегаловка. Хотел спросить, что мы здесь потеряли, но Ник уже скрылся за хлипкой дверкой, чудом державшейся на одной петле.
   Покосившаяся дверь не обманула моих ожиданий: в таверне царили грязь и убожество; по скрипучему полу, словно неопознанные объекты, летали клочья пыли; странные ароматы доносились с кухни. Внутри было темно, лишь тусклые керосиновые лампы освещали вход, все остальное помещение утопало в вонючем табачном облаке.
   Не говоря ни слова, Росс указал на ближайший свободный стол и растворился в полумраке. Я сел на лавку. Та, подозрительно заскрипев, накренилась на один бок. Пришлось сдвинуться на середину, чтобы восстановить равновесие. Стараясь отвлечься от грустных мыслей, попытался рассмотреть лица посетителей, но дымовая завеса делала пространство непроницаемым.
   Наконец вернулся Ник, держа в руках две кружки эля.
   -- Пей, -- без обиняков начал он, опуская на стол стеклянную тару.
   Я покорно исполнил указание, влив в себя отвратное на вкус пойло. Поморщился, машинально поискал глазами закуску, но ничего съедобного в поле зрения не попало.
   Росс молча придвинул ко мне вторую порцию эля. Решил лечить алкоголем? Боюсь, это не поможет.
   Хотел уже уточнить, так и будем сидеть: я пью, Ник гипнотизирует меня заботливым взглядом, но не успел.
   -- Сейчас еще принесут, -- обнадеживающе произнес приятель.
   Вторая порция эля оказалась не такой мерзкой. Не бренди, конечно, но сейчас все сгодится.
   Принесли наш заказ, состоящий из нескольких кружек все того же эля. То ли Ник поскупился на еду, то ли решил, что так я быстрее дойду до нужной кондиции, пришлось ограничиться алкоголем. Не помню, сколько раз подбегала служанка с подносом. После третьей пинты я впал в прострацию и не отвлекался на посторонние предметы, сосредоточившись на стеклянных кружках. А их все не убывало.
   Вскоре Ник решил, что я уже готов излить душу. Придвинулся ко мне и проникновенно спросил:
   -- Хочешь поговорить об Авроре?
   Я покачал головой. Не мог заставить себя не думать о ней даже будучи в опьянении, но и делиться переживаниями с другом охоты не появилось. Николас пожал плечами, мол, как знаешь, и сменил тему.
   Не удачно.
   -- Что на этот раз учудила Брук? Видел, как она вылетела из башни вся красная, бормотала что-то о возмездии. Уж не тебе ли собралась мстить? Если так, я бы на твоем месте поостерегся.
   -- Может, и мне, -- флегматично отозвался я. -- Пришлось заложить ее Адаму. Теперь очередь Алексис устраивать пакость.
   -- Она пыталась их остановить? -- сразу смекнул что почем Ник.
   Равнодушный кивок.
   -- А ты помешал и позволил ублюдкам закончить начатое, -- продолжал двигаться по пути разгадки приятель.
   -- По-твоему, нужно было дать Брук совершить самую большую ошибку в ее жизни? Я спас ее карьеру. А может, и жизнь.
   -- Ну да, Алексис должна быть тебе благодарна, -- усмехнулся Росс.
   Я недоверчиво прищурился.
   -- Ты ее защищаешь?
   Ник тут же занервничал и перестал язвить:
   -- Нет, ты правильно поступил. Изначально было ясно, чем все закончится.
   -- Почему? Кажется, еще утром мисс Брук хвасталась, что она выдающаяся сыщица и гениев, подобных ей, днем с огнем не сыщешь. А тут провалила такое пустяковое задание.
   -- Не в этом дело, -- подперев подбородок рукой, загадочно протянул Росс и продолжил поцеживать горький эль.
   -- Тогда в чем же?
   Глаза Ника забегали в разные стороны. Он явно что-то скрывал и не хотел отвечать на вопросы.
   -- Голоден? Пойду, закажу что-нибудь, -- попытался спрыгнуть с темы Росс. Привстал, намереваясь снова затеряться в трактирном тумане.
   -- Сиди здесь, -- почти ласково сказал я, отчего друг тут же плюхнулся обратно на лавку.
   Ник прекрасно знал этот тон и решил, что ссориться со мной из-за чужих тайн не имеет смысла. Немного поломавшись, сказал:
   -- Мне известно не так уж много. Только то, что удалось выжать из Блейка.
   -- Весь -- внимание.
   Если Брук что-то скрывает (а я готов поклясться, у нее была тайна и, скорее всего, не одна), то начальник в курсе. Адам знал о нас все. Мы были для него как раскрытая книга.
   -- Никки, ну же, не тяни, -- передразнил я Алексис и настроился на душещипательную волну.
   Росс быстро допил то, что плескалось на дне кружки, откашлялся и произнес:
   -- У Алексис есть сестра...
   -- Такая же язва, как Брук? -- не удержался от колкой реплики.
   -- Девин! -- укорил меня Ник и продолжил: -- Это случилось несколько лет назад. Алексис тогда и двадцати не было, а сестре, если мне не изменяет память, исполнилось пятнадцать. Ее изнасиловали, избив до полусмерти.
   -- Алексис?!
   -- Сестру. Мне так и не удалось узнать подробности. Блейк наотрез отказался говорить. Обмолвился только, что после того случая у Фэй помутился рассудок. Поэтому-то Брук и решила стать Наблюдательницей.
   -- Карать зло, представляя на месте преступников насильников сестры, -- глядя в одну точку на столе, глубокомысленно заключил я. -- Что стало с девушкой?
   -- Она жива, но до сих пор не в себе. Алексис определила ее в пансион для душевнобольных и время от времени навещает. Кажется, Брук так и не сумела оправиться после трагедии.
   Так же, как и я. Рассказ о чужом горе заставил меня вспомнить о своем собственном. Приговорив уже не знаю какую по счету пинту эля, я поднялся.
   -- Куда собрался? -- удивился Росс. Кажется, он хотел продолжить разговор о Наблюдательнице, жизнь которой сейчас волновала меня меньше всего. Стоило узнать, что та скрывает, как я потерял к ней интерес.
   -- Остались незавершенные дела, -- как можно четче произнес я. Язык почему-то не слушался. Так же, как и остальные части тела.
   -- Какие могут быть дела в такой поздний час?!
   -- Срочные.
   Сказал и быстро метнулся к выходу, а Росс побежал расплачиваться за заказ, надеясь, что еще успеет меня догнать.
   Я выбежал на улицу. Поймав проезжающий мимо кэб, приказал вознице двигаться в сторону Даун-сквер. Росс прав, для ночных визитов уже поздно, но мое дело не терпело отлагательства!
  



Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список