Чернышев Николай Владимирович: другие произведения.

Дорога в ад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У некоторых людей случается раздвоение личности, медики называют это диссоциативным расстройством идентичности.

Николай Чернышев

ДОРОГА В АД




Содержание:
Вспомнить все.
Дорога в ад.
Возвращение.



Ветер! Страшный ветер
сбивает меня с ног.
Он летит мне прямо в лицо,
своими жгучими иглами
заставляет согнуться к земле.
Мне холодно, мне безразлично всё то,
что станет со мною.
Я иду в никуда.
Туда, где нет будущего,
нет счастья.
Проваливаюсь в сугроб,
и нет больше сил выбираться.
Снег заметает меня,
я перестаю дышать.
Исчезает холод, уходит боль.
То, что было,
больше не беспокоит меня.
Не волнует и то, что будет.





"И многие из спящих в прахе земли
пробудятся, и будут сиять как светила над
твердью, как звезды на веки, навсегда!"

Ветхозаветная книга пророка Даниила

      Часть 1
Вспомнить все.
Глава 1


Он бежал в подземном туннеле, спотыкался, падал, поднимался и, задыхаясь от бешеного темпа, продолжал убегать, всем своим существом чувствуя, что его преследует, жуткая, испытывающая ненависть ко всему живому, тварь. Привычное ощущение времени изменилось, секунды растянулись в минуты, минуты превратились в часы, казалось, что преследующее его существо, гонится уже целую вечность.
Он понимал, что не сможет оторваться от преследователя, так как за ним гналось ни животное, ни человек, а сама смерть, но остановиться и сдаться не мог, что-то необъяснимое внутри сознания заставляло двигаться. Ощутил прикосновение чего-то холодного, в тот же миг острая боль пронзила сердце, он закричал...
Продолжая судорожно хватать воздух ртом, Самойлов открыл глаза, по телу струился липкий, холодный пот, разбуженная криком жена испуганно смотрела на него.
- Опять? Саша, я прошу тебя, сходи к психиатру. Из-за этих кошмаров твоя психика скоро не выдержит. Ты уже стал весь нервным, каким-то издёрганным, скоро дойдёшь до крайности, прошу, обратись к врачу.
Ничего не ответив, Самойлов, встав с постели, взяв пачку сигарет, вышел в лоджию. Тёплая летняя ночь, на небе мирно светят звёзды, тишина и никакой опасности, но мозг продолжал ещё жить приснившимся кошмаром.
"Какой раз приснился, седьмой или восьмой?" - вспоминал он, глубоко затягиваясь сигаретным дымом.
"Каждый раз одно и то же, за мной гонится что-то страшное, хотя бы обернуться, посмотреть от кого убегаю. Впервые приснилось два месяца назад сразу, после того как выписали из больницы".
Самойлов прикурил новую сигарету, вспоминая то, с чего всё началось.
Примерно год назад в пригороде был обнаружен растерзанный труп младенца, у которого недоставало нескольких органов: сердца, печени, глаз. Экстренно была создана оперативная группа по раскрытию данного шокирующего преступления, возглавить расследование поручили ему, офицеру полиции.
Тогда у них было две версии.
Первая, убийство совершено из-за органов для трансплантации.
Вторая, убийство совершил психически больной человек.
Но у обоих предположений были существенные вопросы. Мёртвый ребёнок найден не в пригороде мегаполиса, где есть центры трансплантации, а рядом с провинциальным городом. Он проконсультировался с некоторыми специалистами, и если с печенью и глазами было ясно, то и другое востребовано и подходит при совместимости для пересадки или подсадки даже взрослым, то сердце младенца можно пересадить только ребёнку, при этом такие высокотехнологические операции не штампуются, и о доноре известно всё. Даже если предположить, что ребёнок убит из-за органов для трансплантации, тогда почему труп не спрятали? Ведь стоило его закопать и, скорее всего об этом преступлении никогда не узнали, а тут же наоборот труп был брошен чуть ли не около тропы, ведущей к пляжу на водохранилище.
Против второй версии говорило то, что органы изъяты специалистом, по заключению патологоанатомов разрезы сделаны в анатомически верных местах, острейшим инструментом и довольно аккуратно. В представлении Самойлова образ психопата шизофреника не вязался с профессионализмом.
Так же отсутствовало заявление о пропаже ребёнка.
Тем не менее обе версии были равнозначны, и отработка велась в двух направлениях одновременно.
Через несколько дней произошла новая трагедия, страшное по своей жестокости и бессмысленности убийство. Труп был обнаружен матерью, которая буквально на полчаса оставила своего малыша, уйдя в магазин за продуктами. То, что она застала по возращении, не выдержал её рассудок, она помешалась.
Полиция, вызванная соседями, застала жуткую картину, в квартире царил страшный беспорядок, всё было перевёрнуто, разбито, разбросано, испачкано человеческими фекалиями. Стены были забрызганы кровью, на столе валялись объедки органов.
Выяснилось что все ценности на месте, что в квартиру проникли с помощью отмычки или подбора ключей. Стало ясно, что это дело не одного маньяка, а по данным осмотра квартиры и ряда экспертиз, трёх или четырёх человек.
На раскрытия этих преступлений были брошены все силы, в помощь командированы лучшие специалисты розыска, любая криминалистическая экспертиза по первому требованию в экстренном порядке.
Люди города, опасающиеся за жизни своих детей, выходили на стихийные митинги, правомерно требуя от властей поймать изуверов. Резонанс преступления всколыхнул страну, средства массовой информации постоянно информировали население о ходе следствия, которое находилось на контроле генерального.
Ни у кого теперь не возникало сомнений, в городе действует сатанинская секта, причём крайне опасная своими действиями.
Число полицейских задействованных в патрульно-постовой службе за счёт прикомандированных было увеличено в десятки раз, основная часть, одетая в гражданскую одежду вела скрытое наблюдение по секторам. Оперативники активизировали свою работу с доверенными лицами и агентами. Организованные преступные группировки сами выходили на контакт с правоохранительными органами, одни спешили скорее откреститься от данных преступлений, другие вполне серьёзно предлагали свою посильную помощь в поимке нелюдей. В течение считанных дней преступность в городе замерла, фиксировались единичные так называемые "бытовухи", которые моментально раскрывались.
Были проверены все медицинские работники, начиная от врачей и заканчивая сёстрами пенсионного возраста. Несколько раз перепроверены все психические больные, на железнодорожном вокзале, аэропорту перелопачены корешки проданных билетов с проверкой алиби пассажиров уезжавших и приезжавших в этот злополучный период. Несмотря на все усилия, преступники оставались на свободе, у следствия не было зацепок, которые вывели бы на подозреваемых. Самойлов помнил тогда свои ощущения, в нем зрела уверенность, что за недочеловеками стоит кто-то или что-то более чудовищное во зле. И эта могущественная темная сила руководила, и направляло действиями убийц, прятала их от человеческого возмездия.
Новое преступление не заставило себя долго ждать, через пару недель был убит священник в собственном доме. Труп с множественными следами насилия был распят на перевернутом кресте. По отпечаткам пальцев, обуви, окуркам сигарет и множеством других данных было установлено, что это те же преступники. Создавалось впечатление, что преступников не волнуют оставленные улики, следствие уже располагало отпечатками пальцев принадлежащих четверым объектам, наличием слюны, спермы, ДНК, имелся даже образец крови одного из маньяков. На основании биохимических анализов обнаруженных на месте преступления биологических жидкостей были реконструированы личности преступников.
Предположительно преступная группа состояла из четверых человек. Пол мужской, возраст одного в пределах 50-60 лет, двоих 30-40 годов, а также в составе группы находился человек с большой вероятностью моложе 20. У всех четверых положительные анализы на наркотик из группы опия. Старший из преступников являлся носителем австралийского антигена, что говорило о болезни хроническим гепатитом.
Полиция, ведя оперативную работу с наркоманами и поставщиками наркотиков, одновременно подняли все архивы больниц и поликлиник, проверяли каждого, кто когда-то перенёс болезнь Боткина. Результат нулевой, впрочем, следствию удалось подтвердить алиби 80% жителей города, а это не мало, почти 120 тысяч населения. В это число вошли женщины, лица старше 65 лет, больные головой и болевшие желтухой, все медработники и путешествующие, ряд других категорий граждан. Оставалось ещё 30 тысяч, среди которых и были изуверы.
По телефону доверия принимали любую анонимную информацию, мэром города была обещана денежная награда за сведения о преступниках. Иногда казалось, что не сегодня так завтра маньяки будут арестованы, но каждый раз след оказывался ложным. Весь состав полиции от простого рядового до генерала Воробьева, занимавшимся общим руководством операцией, работали на износ, прилагая все силы, что бы предотвратить новое преступление. Но, несмотря на это трагедия свершилась, новое изуверство сатанистов шокировало не только город, о нём заговорил весь цивилизованный мир.
Через месяц после распятия священника, днём в церкви, во время литургии было совершено массовое убийство прихожан и церковнослужителей. Погибло сорок четыре человека, все кто находился в это время в храме.
Женщина христианка, умершая позже других в больнице, успела рассказать, что произошло.
По-видимому, сатанисты проникли в церковь под видом прихожан. Примерно в середине службы они начали резню людей. Женщина со страхом в глазах рассказывала, как молодой человек приятной наружности стоял рядом с ней и молился спасителю. Она ещё подумала, что молодежь стала ближе к Богу, чем раньше.
- Потом, - продолжала она с ужасом в голосе, - когда началась литургия верных, выхватил из-за пазухи нож и вонзил его в спину впереди стоящей прихожанки.
Умирающая женщина рассказывала как нелюди с ножами, их было примерно с десяток, резали христиан.
- Они закрыли выход из храма, и каждого кто пытался выбежать через дверь, старик с седой бородой и безумными глазами убивал своим большим и кривым ножом. Кругом творился хаос, крики и мольбы о помощи, стоны раненых, хрипы агонизирующих, и среди этого зловещий смех убийц. Они убивали, резали людей и иконы, ломали церковную утварь, добивали раненых.
На этот раз было составлено описание внешности нескольких преступников. Через несколько часов среди задержанных подозреваемых с похожими приметами, был выявлен один, чья причастность к вакханалии доказана.
Задержанный молодой человек двадцати лет, отслуживший в армии, являлся студентом местного горного института. Проживал в городе в квартире вместе со своим дедом, других родственников нет. Полицейская бригада, прибывшая для обыска квартиры, доложила, что внутри сильный трупный запах. Во время осмотра найден старый труп, предположительно деда, который был, завёрнут в ватное одеяло и положен в шкаф. В холодильнике найдены различные органы, как человеческие, так и животных. Также найдено несколько ножей, на рукоятках которых нанесены неизвестного назначения символы, и огромное количество литературы по оккультизму.
Допрос студента Самойлов проводил лично, парень вел себя нагло, отказывался отвечать на поставленные вопросы, угрожал скорой расправой над семьями следователей. Применили силовые методы допроса, студент упорно молчал до потери сознания, его вновь привели в чувство. Самойлов терял самообладание, зная, что надо как можно быстрее вырвать сведения у подонка, иначе может повториться страшное. В тот момент не думал о законности своих действий, его не беспокоили нормы человеческой морали. Твердо был убежден, только пыткой сможет вырвать нужные сведения у подлеца.
- Динамо машинку, - распорядился он.
Студент ненавистным взглядом смотрел на капитана, криво ухмыляясь.
- Мент вонючий, всё вернётся на круги свои, мы ещё встретимся в аду.
Самойлов заскрипел зубами, сдерживая желание придушить эту тварь.
Принесли прибор, но не успели подсоединить электроды, как у студента пошла горлом кровь. Через пару минут тело студента дёрнулось последний раз в предсмертной конвульсии и обмякло. Он откусил язык и захлебнулся своею же кровью.
Но, несмотря на эту неудачу, дело набирало обороты. Через несколько часов было установлено наблюдение ещё за несколькими подозреваемыми, которые были знакомы со студентом. Двое из них вечером ушли на кладбище, где скрылись в одном из старых склепов. К утру, они обратно не появились. Было обнаружено, что в склепе есть подземный ход, так как недалеко находился полуразрушенный старинный монастырь, предположили, что проход ведёт к нему. Решено было отправить группу захвата, в состав которой включили Самойлова, остальные восемь сотрудников были из регионального отдела быстрого реагирования. Ровно в девять утра группа вошла в склеп.
Что произошло дальше, Самойлов не помнил, очнулся он в реанимационном отделении больницы. Позже коллеги рассказали ему, что связь с группой оборвалась минут через десять после ухода в подземелье, это объяснили способностью местных пластов земли поглощать радиоволны. После двух часов ожидания решено было послать ещё группу, которая метрах в трёхстах от входа натолкнулась на обвал. При раскопках найдены восемнадцать человеческих тел, многих погибших пришлось собирать по частям, так как они были разорваны. По-видимому, между группой спецназа и сатанистами произошла жестокая рукопашная схватка, по всей видимости, вследствие разрыва гранат часть туннеля рухнула, засыпав всех. Поражало то, что бой произошёл не так далеко от входа в склеп, но с наружи не слышали ни выстрелов, ни взрывов. Позже патологоанатомы не могли прийти к единому мнению о времени гибели людей, например некоторые погибшие спецназовцы по заключению специалистов были мертвы как минимум несколько дней, задолго до того как они вошли в злополучное подземелье. В живых остался только Самойлов, и то благодаря врачам, а может быть чуду. Тот факт, что он ничего не помнит, врачи объяснили ретроградной амнезией, то есть когда больной при черепно-мозговой травме забывает обстоятельства предшествующие контузии. На его вопрос вернётся ли к нему память, врачи ничего определённого не ответили. Сослуживцы рассказали, что у одного из погибших сатанистов при обыске в квартире, где тот проживал, были найдены списки членов организации. Правда, настоящие имена заменены на символические из Ветхого Завета, такие как Каин, Хам, Авессалом и другие, но зато стало известно точное количество сатанистов, всего их одиннадцать. Девять тел было обнаружено под завалом, в том числе женщина, в списках она под именем Далила, а в жизни была учительницей младших классов, десятым оказался студент. А вот последнего члена организации под именем Ирод ищут, хотя до сих пор безрезультатно.
Завал разобрали метров на сто. Всё шло нормально, копали вдоль стен сложенных из старого кирпича и довольно хорошо сохранившихся, низ был вымощен булыжником, но вдруг, ни намека, ни на пол, ни на стены. Такое впечатление как будто древние предки, делали ход к монастырю, а затем по каким-то им одним известным причинам забросили его, хотя оставалось меньше половины проделанной работы.
Дальнейшие раскопки были прекращены.

Часто Самойлов пытался вспомнить, что же всё-таки произошло в туннеле, но как бы не напрягал свою память, всё было бесполезно, его мозг молчал.
Постепенно его мысли вернулись к приснившемуся кошмару. Несомненно, сон был как-то связан с тем походом в подземелье. Кто же за ним гнался, или это результат фантазии мозга?
На горизонте появилась заря, Самойлов выбросил, пустую пачку из-под сигарет и вернулся в спальню. Жена мирно спала, иногда улыбаясь во сне.
"Видимо хорошие снятся сны, не то что мне", - на минуту задумался, что охладел к ней, и опять связал это с операцией по уничтожению сатанистов. До этого у него в семье была идиллия, понимали друг друга можно сказать с полуслова, по возращении из больницы стал равнодушным в отношении своей супруги. Часто на улице ловил себя на том, что разглядывает встречных женщин, но не в смысле их сексуальности, а как будто искал кого-то.
Пора было собираться на работу, отработать последний день и в отпуск.


Глава 2


Капитан полиции Самойлов заканчивал свой рабочий день. Подойдя к окну кабинета, посмотрел на хмурое небо, непрестанно изливающее моросящий дождь, вспомнил ясные летние дни, свой отпуск, проведённый в сибирской деревушки, о том, как с женой и сыном рано утром ловил рыбу в небольшой таёжной речушке. Его воспоминания оборвал телефонный звонок. Звонил сержант из дежурной части.
- Товарищ капитан, вас спрашивает женщина иностранка, кажется француженка. Говорит, что вы её знаете, представилась Дайаной.
- Пропусти, - положив телефонную трубку, капитан в недоумении уставился на дверь, ожидая женщину.
"Кто такая эта Дайана? Почему она говорит, что он должен знать её? Ведь за свою жизнь он не был знаком ни с одной иностранкой".
Дверь распахнулась и в кабинет ворвалась молодая очаровательная женщина.
- Здравствуй Саша, - улыбаясь ему, произнесла она с сильным акцентом.
Сердце Самойлова сжалось, несомненно, где-то видел её, эти золотистые, спадающие до плеч волосы, такие же выразительные глаза, и зовущие губы, он знал их. Сердце бешено застучало, сладкая боль появилась в груди.
"Нет, этого не может быть, это наваждение, я не знаю её", - огромным усилием воли он взял под контроль разума не весть откуда-то взявшиеся чувства.
В её взгляде сначала читал радость, и ожидание что сейчас бросится к ней как к давней хорошей знакомой, потом по мере затягивания паузы в глазах появилось недоумение. Самойлов ждал, что последует дальше.
Иностранка подошла к нему, взяла его за руку, и пристально глядя в глаза, спросила:
- Разве ты не знаешь меня, или только делаешь вид?
Самойлов молча продолжал смотреть на нее, ожидая пояснений.
- В прошлом году в подземелье ты нашёл меня. Долго сомневалась, что это было сон или явь, но уже любила, а потом когда увидела тебя в новостях, осознала, что все было правдой, - и, видя не понимающий взгляд, затряслась в истерике, упав на колени, она обхватила его ноги, слёзы бежали из её глаз.
- Саша, я люблю тебя! Ну почему ты молчишь? Ответь хоть что ни будь. Слышишь, ты истукан, бессердечный!
Самойлов растерялся, он не знал что делать.
"Помешанная? И опять это чертовое подземелье. Может розыгрыш?" - но, видя страдания женщины, откинул эту мысль, всё-таки пятнадцать лет в органах научили разбираться, когда человек обманывает, а этот чувственный взгляд, интонацию голоса невозможно разыграть.
"Значит всё же чокнутая. Но что она делает в России?"
Самойлов взял её за плечи, усадил на стул и налил стакан воды.
- Мадам, успокойтесь, давайте по порядку. Как вас зовут?
Она подняла на него глаза, и взгляд её померк. Он видел, что она пытается взять себя в руки. Достав зеркало и носовой платок, вытерла расплывшуюся тушь, откинула прядь волос со лба, встала.
- Извините, я приняла вас за другого. Я обозналась, а может быть, и не было ничего этого, а всё это лишь моя фантазия, - она направилась к выходу.
Уже открывая дверь, она обернулась, некоторое время смотрела на него, потом спросила:
- Саша, зачем ты со своим другом убил лесничего.
Самойлов вздрогнул. Откуда она знает об этом? Ведь он не говорил ни одному человеку, как в юности отправился со своим товарищем в тайгу на охоту. В тот день на них свалилось несчастье за несчастьем, они умудрились заблудиться в знакомой тайге. Потом, наткнувшись на лося, неудачно ранили его, в результате пришлось бегать за ним по лесу, и во время этого преследования произошёл несчастный случай. Уже смеркалось, а они всё никак не могли настигнуть раненого зверя, а тут вдруг затрещал сушняк за кустом, его товарищ и пальнул навскидку залп, а когда обошли бурелом, то вместо лося обнаружили человека. Лесничий был убит на повал пулевым ранением в грудь. Они похоронили его, договорились молчать о произошедшем, так как ясно представляли себе последствия, если это станет известно в посёлке. Успокаивало одно, погибший был человек одинокий, поэтому на свете не прибавилось ни сирот, ни вдов.
Через несколько дней его товарищ при странных обстоятельствах утонул в реке, и он один стал хранителем этой страшной тайны. Время шло, с годами забыл о трагическом происшествии, судьба забросила далеко от тех мест, где ничего об этом не напоминало, а на охоту он после уже ни разу не ходил. Но откуда она узнала, ведь никто не знал?
Самойлов очнулся и бросился за женщиной, пробежав мимо удивлённого дежурного, выскочил на улицу, её нигде не было.
Этой ночью ему не спалось, мучили вопросы, на которые он не находил ответа. Одно он ясно осознавал, всё произошедшее как-то связано с тем проклятым подземельем. Если только вспомнить, что произошло тогда в нём, то сейчас бы он во многом разобрался. Безусловно, он должен найти эту иностранку.
Следующий день принёс неудачу. Найти Дайану не смог. Её как будто кроме его и дежурного сержанта вообще никто не видел ни в аэропорту, ни в гостиницах, ни на вокзале. Ещё через день, он обратил внимание на сводку, что в десяти километрах от города найден брошенный Мерседес. При осмотре были найдены документы на имя подданной Франции. Ничего особенного в вещах найдено не было, кроме диска с записью документального фильма ВВС, где имелся репортаж годичной давности о проводимой операции по задержанию сатанистов.
В обед по тревоге был поднят весь личный состав, в двух километрах от брошенной машины, в перелеске, найден труп начальника управления полиции генерала Воробьева, застреленный двумя выстрелами в упор.
Капитан выехал на место происшествия, генерал лежал на пожелтевшей траве, раскинув руки, открытые глаза были обращены на небо. Бригада экспертов работала полным ходом. Оружие убийства не было обнаружено, но нашли гильзы от пистолета Макарова и отпечатки женской обуви, служебная собака взяла след, который вскоре вывел на деревенское кладбище, далее овчарка запуталась. Окружающая местность была тщательным образом прочесана, но ничего стоящего не обнаружили. Труп был отправлен на судмедэкспертизу.
Вернувшись в отделение, Самойлов написал рапорт начальству о визите Дайаны, умолчав об эпизоде с лесничим.
Вечером во время ужина к нему домой приехали четыре сотрудника полиции вместе с помощником прокурора.
- Капитан Самойлов, вы арестованы по подозрению в причастности в убийстве генерала Воробьева.

Капитан находился в камере предварительного заключения. Мысли его были не веселы.
"Чёрт знает что. Баллистическая экспертиза установила, что стреляли из его бывшего табельного оружия, которое у него имелось во время операции подземелья, и позже не было найдено. Каким образом оружие оказалось у Дайаны?"
Самойлов был уверен - эксперты ошиблись, но ему отвечали, что специалисты по баллистики абсолютно убеждены в своём заключении. В том, что стреляла Дайана, дознание не сомневалось, так как следы обуви были идентичны возле машины и трупа, а в руке генерала нашли обрывок ткани, схожий по цвету с одеждой подозреваемой. Сержант Конюхов дал показание, что француженка приходила к капитану, пробыла у него минут пятнадцать, после чего вышла со слезами на глазах, следом за ней выбегал возбуждённый Самойлов.
Все эти аргументы были не в его пользу. Его обвиняли в соучастии, добивались признание вины и раскрытия мотивов убийства. Ответ Самойлова, что у него никаких причин убивать генерала не было, следователей не устраивал. От него требовали указать место, где скрывается иностранка, о чём он не имел понятия, так как ровным счётом ничего о ней не знал. Правда на допросе ему сообщили одну подробность, оказывается, Дайана ранее у себя на родине находилась на лечении в больнице для душевнобольных.
Двое суток капитана постоянно водили на допрос, ему задавали вопросы, он отвечал, если имел что сказать, ему не верили. Пока допросы проводились в рамках дозволенного, но Самойлов знал о практике местных оперов, ни сегодня так завтра, с него будут выколачивать показания иными методами. К этим незаконным методам он и сам ранее прибегал при упорстве подозреваемых.
И вот на третий день пребывания в изоляторе он почувствовал произошедшую перемену. На этот раз, кроме старшего лейтенанта в помещении присутствовали двое незнакомых ему здоровенных сотрудников в штатском. Вначале задавали шаблонный вопрос.
- Самойлов, когда и где вы познакомились с Дайаной?
- Второго октября примерно около шести вечера дежурный сообщил мне...
Его грубо оборвали:
- Эту байку мы уже наизусть знаем. Отвечай на вопрос, когда действительно ты с ней познакомился?
- Я не был ранее знаком с Дайаной.
К нему подошёл один верзила, приподнял его за грудки и резко нанёс удар в область солнечного сплетения.
Самойлова скрутило, он пытался сделать вдох, но боль не давала расправить лёгкие.
- Где и когда? - процедил сквозь зубы бугай, и повторно нанёс удар ногой в живот.
У Самойлова помутилось в глазах, последнее, что он почувствовал, это то, как верзила наступил ему на голову.
Он открыл глаза, парень в штатском стоял над ним и поливал его водой из графина.
- Очнулся, - сказал он старлею, затем схватил Самойлова за шиворот и усадил на стул.
- Александр Владимирович, ну так, где мы познакомились с француженкой? - улыбаясь, спросил старший лейтенант, - у нас есть показания от дежурившего сотрудника отделения, что после вашего разговора с француженкой вы были очень возбуждены. В ее машине обнаружен документальный фильм ВВС с вашим участием, наконец, она убила генерала Воробьева из табельного оружия, ранее закрепленного за тобою.
- Я не знаком с ней.
Бугай схватил его за горло и начал сдавливать своими железными пальцами. В голове у Самойлова зазвенело, глаза вылезали из орбит, он уже начал терять сознание, когда душитель ослабил хватку.
- Я видел её только один раз в жизни, - прохрипел капитан.
Старший лейтенант, улыбаясь, наблюдал за ним, его, по-видимому, забавляли мучения капитана.
- Самойлов пойдёшь сейчас в камеру к уголовникам.
- Надеюсь, их общество будет приятней вашего, - выдавил из себя кривую улыбку Александр.
Самойлова втолкнули в камеру. Его внимательно изучали четыре пары глаз, по их оценивающим взглядам он понял, его здесь ждали. Уголовник со шрамом под глазом сплюнул на пол:
- Подойди сюда, мент поганый!
- А ты козел, на оперов подрабатываешь? - оставаясь на месте, Самойлов внутренне подготовился к бою.
Все четверо поднялись и медленно стали надвигаться на него. Капитан не успел среагировать, удар ногой в пах свалил его на пол. Один из заключённых накинул ему на шею скрученную простынь и медленно стал её стягивать, когда Самойлов начал терять сознание, удавку немного ослабили.
- Ну что, чмо, жить хочешь?
Александр жадно хватал ртом воздух, руками он пытался избавиться от петли. Резкий удар в поясницу, острая боль, возникшая в боку, помутила его рассудок. Как в тумане он чувствовал, что его схватили за волосы и потащили, потом стали колотить его головой обо что-то твёрдое, крича:
- Жуй говно, гад!
Потом раздался голос старшего лейтенанта:
- Всё, хватит, не так быстро, он ещё нам живым нужен.
Самойлова схватили под руки и потащили в комнату допросов.
- Когда ты говоришь, познакомился с Дайаной? - задал вопрос лейтенант.
Самойлов криво ухмыльнулся:
- Я же говорю, что не знаком с ней.
Старлей выскочил из-за стола, лицо его побагровело, он подбежал к капитану и нанёс ему удар кулаком.
- Ты заговоришь, сука! Зови доктора! - обернулся он к помощнику.
Вошёл доктор, порывшись в своём чемоданчике, достал шприц и ампулу, набрав раствор, подошёл к Самойлову. Доктор, нащупав вену, воткнул в неё иглу, медленно стал вводить раствор. Лейтенант начал задавать вопросы:
- Когда ты познакомился с Дайаной?
Александр не мог сопротивляться, ощутил, что полностью находится во власти лейтенанта, что бы тот не спросил, ответит только правду, он стал не способен обманывать. Капитан рассказал все, что произошло в тот день, он не смог утаить и про лесничего. Но хотя эта новость и обрадовала лейтенанта, но он, по-видимому, считал, что Самойлов не всё рассказал и пытался добиться сведений о Дайане. Александру сказать больше нечего было.
- Добавь ещё, - приказал лейтенант доктору.
- Но я и так ввёл максимальную дозу, он может впасть в кому.
- Я сказал, вводи! - рыкнул лейтенант.
Доктор пожал плечами:
- Хорошо, но я не отвечаю за последствия.
Снова набрав раствор в шприц, доктор стал вводить его в вену. Сильно закружилась голова, в ушах появился всё нарастающий звон, потом откуда-то издали стали раздаваться удары колокола. В глазах потемнело, и какие-то неясные силуэты проносились перед ним. Он ощутил вибрацию, такое ощущение, будто он раздваивается, его сознание отделилось от тела, и стало медленно вращаться вокруг этого уже мёртвого организма. Вращение становилось всё быстрее и быстрее, и вот это уже настоящий смерч. И вдруг в центре этого ужасающего торнадо вспыхнула вспышка света, и в тот же самый миг из одного целого сознания образовалось две души. Самойлов вспомнил всё.


Глава 3


Ровно в девять утра они вошли в склеп. Самойлов шёл первым, держа оружие, они медленно продвигались по туннелю. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, проход сделан в древние времена, мощный старый кирпич сцементирован между собой составом, который был известен только в ту далёкую эпоху, когда строили добротно и надолго. Туннель был достаточно широк, метра четыре, над головой сводчатый потолок, настолько высокий, что по коридору мог свободно проехать конный всадник. Низ был грубо вымощен булыжником, поэтому приходилось постоянно смотреть под ноги, чтобы не спотыкнуться. Прошли метров двести, когда обнаружили, что нет связи с верхом, но это не сильно обеспокоило Самойлова, группа была прекрасно экипирована, и отсутствие коммуникации не являлось поводом для прерывания задания. Метров через четыреста они упёрлись в тупик, на стене огромными буквами была выбита надпись:

VIA MORTIS

- Похоже, написано на английском языке, - высказал вслух своё мнение один из спецназовцев.
- Нет, это латынь, - ответил Самойлов, рассматривая надпись.
- Что там сказано?
- Похоже на предупреждение.
Старший лейтенант Шашмолов подойдя к стене, поднял приклад автомата, намереваясь простучать стену. Удара не получилось, как только оружие коснулось стены, оно по инерции вошло в неё, будто нож в масло.
- Что за чёрт? - лейтенант испуганно отпрянул.
Поражённые, они некоторое время стояли молча. Первый нарушил молчание сержант Ильин:
- Я не слышал, что бы наука изобрела такое.
- Капитан, что предлагаешь? - Шашмолов вопросительно смотрел на Самойлова.
- Возвращаться, значит, потеряем время. Думаю, надо проверить, что там за стеной, - и, он первый вошёл в стену.
По ту сторону продолжался туннель, но это была уже пещера, созданная самой природой. Вскоре группа вошла в пещерный зал, в котором без труда можно было разместить два десятка автобусов. Одна деталь привлекла внимание, это огромная пятиконечная звезда образованная неровными трещинами свода. Самойлов так окончательно и не понял, игра ли это природы, или дело рук человека. На противоположной стороне зала имелось два входа. После короткого совещания решено было разделиться. Самойлов, сержанты Ильин, Дмитриев, Данилов, Карандаш составили одну группу и двинулись в правый проход. Лейтенант Шашмолов с остальными вошли в другой. Группа Самойлова продвигалась довольно быстро, внизу было много больших камней, перепрыгивая с камня на камень, они значительно увеличили скорость передвижения. Ход плавно уводил вниз, появился слабый сквозняк, принёсший из глубины тошнотворно-сладковатый запах. Вскоре капитан заметил, стены стали влажными, кое-где на них появились участки с зеленоватой слизью, которая пузырилась, лопалась и выпускала тот неприятный запах. С каждым последующим шагом сырость всё прибывала, местами со стен стали стекать небольшие струйки мутноватой жидкости, достигнув низа, они сливались, превращаясь в ручейки, и вот уже настоящий поток бежал вниз, глубже в подземелье. Освещая дорогу фонарями, они, молча, продвигались вперёд, ноги промокли, хорошо хоть вода была тёплая. От потока и стен поднимался пар, чем дальше они продвигались, тем более коридор погружался в туман. Несмотря на достаточные размеры прохода, они продолжали двигаться цепочкой, впереди шёл Самойлов, замыкал группу сержант Карандаш.
- Капитан!
Самойлов резко обернулся на крик, на мгновение раньше других, он успел заметить, как вздрогнули бойцы, как судорожно сжались руки людей на автоматах, как быстро они повернулись готовые к бою, и в ту же секунду он понял, нет замыкающего.
- Капитан! - кричал Данилов, шедший предпоследним, - двадцать секунд назад он был на месте, я оборачивался, Карандаш шёл за мною, а сейчас, его уже не нет.
Четыре мощных фонаря направили сноп света назад, пробив туман метров на тридцать.
- Ты что ни будь, слышал?
- Совершенно ничего.
- Всем назад, быть начеку!
Группа максимально быстро, насколько позволяла осторожность, ринулась обратно готовая сразиться с врагом. Но уже через несколько минут все остановились как вкопанные.
Вода!
Она снова текла вниз, вернее они вместе с водой бежали опять вниз, несмотря на то, что повернули обратно. Мистика, какая-то, они должны двигаться вверх против течения, когда они рванули обратно, вначале так и было, поток, тёкший им на встречу, затруднял движение, и вот теперь оказывается, они бегут опять вниз, а там где минуту назад был низ, оказался верх. Все с недоумением смотрели себе под ноги, на то, как вода бежала теперь в другую сторону и опять вниз. Самойлов почувствовал, как страх ледяным комом заполнил его, он не мог охватить своим разумом произошедшего. Никто из них не заметил того перехода, когда всё перевернулось, каждый начинал верить в сверхъестественную силу, обитающую в туннеле.
- Поворачиваем!
Они вновь двинулись в обратном направлении, но уже не так быстро, внимательно смотря под ноги и на стены. В каждом из них теплилась надежда, что они забежали в боковой проход, который раньше почему-то не заметили. Но не было никакого ответвления, через несколько десятков метров вода замедлила свой встречный бег, потом короткая полоса штиля, и снова она бежит попутно с ними, как будто они перевалили вершину горы, где был скрытый источник. Но ведь раньше не было, ни вершины, ни источника. Где они оказались? Оставалось одно, идти вниз в неизвестность.
- Всем взяться друг за друга, быть особо внимательными. Данилов, контролируй тыл.
Они сбились в кучку, и медленно двинулись вниз. Наверху был полдень, значит три часа как они вошли в подземелье. Учитывая сложившие обстоятельства, Самойлов приказал потушить два фонаря, что бы как можно дольше сэкономить аккумуляторный заряд батарей. Теперь свет горел впереди, освещая путь, и сзади, прикрывая их.
- Капитан, кровь!
- Вижу! - Самойлов увидел, что поток окрасился в красный цвет, никто из группы даже не усомнился, что это кровь, а не какой ни будь краситель.
Они остановились, ожидая, что ещё принесёт вода оттуда, где они только что прошли. И вдруг сверху появился предмет, потом ещё и ещё, Самойлов почувствовал, как на голове зашевелились волосы, он услышал, как застонал Дмитриев, как неукротимо стало рвать Данилова, он ощутил, как с силой сжал его локоть Ильин. Вода проносила мимо разорванные остатки тел левой группы. Мимо пронеслась, оторванная по локоть рука, следом кувыркаясь, прокатилась голова лейтенанта с выпученными глазами, потом куски мяса, стопа, обрывки одежды, пальцы, волосы. Всё это несло течением между ними, разорванные тела ударялись об ноги, разворачивало, внутренности застревали между стенами и живыми. Капитан почувствовал комок в горле, его стошнило, их всех выворачивало до тех пор, пока всё это не пронеслось мимо. Они стояли, не шевелясь, ожидая, что сейчас произойдёт, что-то ужасное. Какая невероятная сила могла так изувечить их товарищей? Что у них произошло? Молчание нарушил Ильин:
- Капитан, куда мы попали?
- Лучше спроси, куда мы придём, если уже видим такие вещи по пути, - посоветовал Данилов.
- Оно нас не выпустит, но свою жизнь я дёшево не продам, - Дмитриев резанул короткой автоматной очередью в туман.
Звук стрельбы получился негромким, ни эха, ни гула, ощущение глухоты.
Самойлов, подумал, что имел в виду Дмитриев, говоря - оно. Это могло быть подземелье, но так можно назвать и неизвестное существо, растерзавшее друзей. Сержанты ждали, что он ответит.
- Мы столкнулись с неведомым и опасным. То, что здесь происходит, таит угрозу не только для нас, но и для тех, кто наверху. Думаю, мы подошли к грани естественности, где перестают действовать знакомые нам законы мироздания. Теперь наша главная задача выбраться от сюда. Мы должны рассказать людям об этой чертовщине, о той опасности, которая скрывается здесь. На данный момент я оцениваю ситуацию так, оно отрезало нам пути назад, хочет, что бы мы снизошли туда вниз. - Самойлов посветил фонарём в глубину туннеля, - сейчас нам остается играть по правилам врага, думаю, очень скоро мы столкнёмся с ним. Перед этим хочу напомнить вам, что вы люди, а не скот, который можно безнаказанно забивать. Покажем этой твари на что мы способны. Я призываю вас сейчас забыть слово смерть, теперь это уже не имеет значение, достаньте свои когти, обнажите клыки, накажем эту мразь, или что бы там ни было.
Снова они шли, готовые оказать достойный отпор неведомому. Самойлов ждал нападения в любой момент, и всё же это произошло неожиданно. Как будто десятки, сотни невидимых рук одновременно схватили его тело, он почувствовал чудовищной рывок, неимоверная сила его бросила вперёд. Сколько метров пролетел, он не знал, его спасло только то, что ход шёл под наклоном, а участок оказался без валунов, ударившись об землю и кувыркаясь в воде, полетел вниз не в силах, за что ни будь зацепиться и остановить падение. Потом на мгновение возникло чувство свободного падения, и в следующий момент погрузился с головой в тёплую жидкость подземного водоёма, достал телом дна, оттолкнулся и вынырнул на поверхность. Кругом темнота и только глухой звук падающей воды, Самойлов поплыл в сторону от водопада. На какое-то время его охватил страх, что сейчас повторится этот бросок, или ещё что ни будь хуже, но он плыл, и ничего не происходило. Через некоторое время появился новый страх, что этому подземному озеру нет конца, и ему суждено здесь утонуть. Стиснув зубы, Самойлов продолжал грести руками, наконец, его пальцы коснулись дна, он встал и, шатаясь, побрёл по мелководью. Выйдя на сухой берег в изнеможении сел, и только сейчас ощутил боль, всё тело выкручивало и ломало, он потерял сознание. Сколько прошло времени, капитан не знал, часы вышли из строя, также при падении он потерял фонарь, часть вооружения и другие вещи. По шуму падающей воды он мог только сориентироваться на местности. Что с остальными? Живые или погибли? Самойлов закричал, но никто не отозвался. Поняв бесполезность этих попыток, он побрёл в неизвестность. Когда наткнулся на стену пошёл вдоль неё. Поначалу пытался отсчитывать время, но, сбившись несколько раз со счёта, бросил это занятие. Сколько времени он двигался вдоль стены, три часа или двенадцать, он не понимал. Зато теперь знал, что снова находится в тоннеле, это обнаружилось, когда он отошёл от стены и вскоре натолкнулся на параллельную стену. Несколько раз он садился, теперь это опять был мощёный камнем пол, погружался в забытьё, очнувшись, вставал и плёлся дальше. Давно перестал слышать шум водопада, это был абсолютно сухой туннель. Хотелось есть, от усталости он всё чаще отдыхал, вставая, заставлял себя идти, с каждым шагом теряя надежду на спасение.
И вдруг чудо! Далеко впереди он увидел полоску света, Самойлов побежал навстречу источнику, вновь появилась надежда. Свет стремительно приближался, и вот это уже яркий ослепительный луч, от рези в глазах он зажмурился.
- Стоять! Не двигаться! Подними руки!
Самойлов вздрогнул так, как будто его пронзил электрический разряд. Не оттого, что услышал человеческую речь и ему приказали остановиться с поднятыми руками, он узнал голос, который без сомнения принадлежал погибшему лейтенанту Шашмолову, чью оторванную голову видел собственными глазами.
"Я сошёл с ума", - решил Самойлов, - "всё это галлюцинации, ну что же так хоть веселее умирать", - и он, опустив руки, засмеялся истерическим смехом, а потом крикнул призраку:
- Лейтенант Шашмолов, доложите обстановку!
- Александр Владимирович, это вы?
Самойлову стало весело, и он решил продолжить игру со своим воспалённым воображением.
- Лейтенант, ты ещё спрашиваешь, я это или не я? Это я должен у тебя спросить, где ты свою голову потерял?
И тут Самойлов услышал другие голоса:
- Точно капитан, - слова принадлежал одному из погибших спецназовцев.
Топот ног, и через секунды он стоял в окружении группы лейтенанта.
- Товарищ капитан, что с вами случилось? Где остальные? Мы с вами разошлись всего десять минут назад.
Самойлов перестал понимать происходящее. Что это, галлюцинации или явь? Может, нет никакого подземелья, а он просто напился у жены на дне рождения и схватил белую горячку?


Глава 4


Всё рассказанное капитаном было невероятным. Никто ему не поверил, как всё это могло случиться за десять минут, да ещё такое, что явно противоречило фактам, ведь отряд лейтенанта жив и не вредим. Смущал только внешний вид командира, появившееся щетина, осунувшееся лицо. Один из полицейских высказал версию, что капитан и его группа, подверглась отравлению, каким-то нейротоксином, и всё рассказанное это результат действия яда. Другой, как бы шутя, заметил, что капитан побывал в другом измерении, где иные мерки времени и пространства.
Самойлов не стал вникать в эти теории, он решил разобраться во всем, после того как выберутся из этого чёртово подземелья. Отдал команду о возращении, отряд повернул назад, обсуждая рассказ капитана, двинулся к выходу в зал с пятиконечной звездой. Но, ни через десять минут, ни через полчаса они не обнаружили выход, туннель тянулся, казалось бесконечно. Ожидание, что вот появится выход, сменилось беспокойством, почему его нет. Потом отрядом стал овладевать страх, один Самойлов сохранял спокойствие, так как к этому времени навёл порядок в своих мыслях. Несмотря на сопротивление разума, допустил, всё произошедшее было реальностью, признав это, решил, в подземелье действительно в разных участках другое время, к тому же теперь был уверен, они столкнулись с неизвестной людям силой. А раз так, то они, скорее всего, обречены, поэтому нужно перестать бояться неизбежной смерти, нужно постараться встретить её достойно, не проявляя трусости.
Казалось, он уже должен был привыкнуть к разным неожиданностям в этом проклятом месте, но пришлось снова удивляться. Через какое-то время пути они почувствовали запах пищи, не просто хлеба или чего-то простого, а целый букет знакомых и незнакомых ароматов, которые разжигали аппетит и будоражили пустой желудок. Вскоре донёсся шум голосов, звяканье посуды и бокалов, и что самое удивительное, услышали музыку. Тихая, спокойная она струилась им на встречу, казалось фантастикой услышать её в таком месте. Чем дальше они продвигались, тем явственнее слышали музыку, лучше ощущали запахи, и громче становились голоса. Вскоре они увидели свет.
- Гасите фонари, - Самойлов достал из кобуры пистолет, свой автомат он безвозвратно потерял.
В конце туннеля ярко горел свет, но явно не электрический.
- Скорее всего, это факелы, - озвучил общую мысль Шашмолов.
Теперь группа двигалась медленнее, готовая, наконец, встретиться с теми, кого преследовали в этом лабиринте.

Они стояли у входа в огромный рукотворный пустой зал, и ошарашенные озирались кругом. Громадное помещение жило, и в то же время в нём никого не было. Всё кругом было залито светом горящих свечей. Свечи были, они видели, как дрожат язычки пламени, как стекает воск, но остальное...
Голоса, они были кругом, иногда даже рядом с ними начинали говорить, заставляя их вздрагивать от неожиданности. Зал был полон невидимых существ, находился во власти звуков. Музыка, сладкая и не навязчивая, она изливалась со всех сторон, то здесь, то там раздавался смех, звон бокалов, звяканье посуды. Они не понимали речи говоривших людей, своей пластичностью язык напоминал французский, но им в группе никто не владел. Здесь было много женщин, звонкие голоса которых раздавались со всех сторон.
- Александр Владимирович, смотрите, - лейтенант показывал рукой на огромные зеркала в противоположном конце зала.
Самойлов присмотрелся, действительно в них, что-то мелькало. Они пересекли зал и поражённые застыли перед ними. В этих зеркалах отражался зал, но в нем они видели то, что не замечали просто глазами. Зал жил, там было масса народа. Видение напоминало фильм о старине, в котором показывали королевские балы. По сути это и был бал-маскарад, там пили шампанское, юные пары танцевали, смеялись и вели оживлённую беседу группки людей раскинутых по всему залу. Они видели как офицеры с прицепленными шпагами и одетыми масками на лицах, галантно приглашают молоденьких женщин на танец, наблюдали, как слуги разносят бокалы с напитками. Вверху, на балконе играли музыканты, а по сторонам зала простирались столы, заваленные яствами.
Но вскоре эта гармония разрушилась. Одна из женщин, проходя мимо, взглянула на себя в зеркало, и с открытым ртом застыла перед ним. Несомненно, она увидела их, так как обернулась, ища отражение в зале, но не найдя, повернулась снова лицом к зеркалу, и, видя, что они смотрят на неё, закричала. Головы присутствующих обернулись, взгляды устремились на зеркала, куда показывала рукой женщина. Зал загудел как улей, толпы рванулись к зеркалам, видя там отражение пяти полицаев, многие стали осенять себя крестным знамением, некоторые женщины падали в обморок, и даже офицеры нерешительно стоявшие возле, казалось, со страхом взирали на них. Далее произошло ужасное действие. Один из спецназовцев удивлённо показал рукой на отражение в зеркале. Там, откуда несколько минут назад они вошли, появился сержант Карандаш. Они обернулись, ожидая увидеть сержанта, но его не было, он был по другую сторону отражения. Их замешательства было достаточно, что бы вся толпа по ту сторону зеркала тоже обернулась, и они увидели настоящего сержанта. В зале поднялась суматоха, дамы визжа, разбегались по сторонам, офицеры, вытащив шпаги, скинув с лиц маски, ринулись к Карандашу. Сержант, испуганный увиденным, видя подбегающих людей со шпагами, с явным намерением проколоть его, начал стрелять из автомата по нападающим. Началась паника, оставшиеся в живых офицеры разбегались по сторонам. Люди сталкиваясь друг с другом падали, другие убегая топтали валявшихся на полу. Кругом стоны, крики, из которых Самойлов понял только одно слово - Сатана. А сержант Карандаш, испуганный не меньше этих людей, продолжал поливать свинцом направо и налево, не в силах остановиться.
Самойлов, набрав полную грудь воздуха, заорал:
- Карандаш, прекрати стрельбу!
Сержант, каким то, чудом услышав, завертел головой, ища капитана.
Зал очистился, люди скрылись во множестве всяких выходов, и только десятка два убитых, раненых и затоптанных осталось лежать на полу. Сержант никак не мог понять, откуда раздаётся голос капитана.
- Подойти к зеркалам!
Увидев их, Карандаш, по-видимому, посчитал это проходом в соседний зал, не замедляя шага, он попытался пройти, но потерпев неудачу, сконфузился, непонимающим взглядом уставился на зеркала. Удивительная способность была в этих зеркалах, они отражали всю обстановку в зале, но смотрящий в них не наблюдал своего отражения, зато видел человека, образ которого не видим. В то же время звук был общим, можно было, спокойно разговаривать с человеком который стоял возле тебя, но, протянув руку, ты натыкался на зеркало.
- Что с тобой произошло? - спросил капитан.
- Я не знаю, как это объяснить. Это было колдовство. Когда шёл замыкающим, между мною и вами появилась незримая стена, пройти через неё я не смог. Вы уходили всё дальше, я кричал вам, но вы не слышали меня. Вскоре увидел, что бежите обратно, я кричал, махал фонарём, но вы пробежали через меня, будто я был соткан из воздуха.
Карандаш замолчал, не в силах описать тот ужас, который он пережил.
- Что было дальше?
- Я побежал вслед за вами, но вы скрылись в тумане. Несколько часов я шёл по туннелю, надеясь вернуться назад. Я попал в лабиринт, много поворотов, перекрёстки ходов. На одном перепутье я встретил человека в чёрном, одетого как монах. Я приказал ему остановиться, на что он не обратил никакого внимания. Стал стрелять, но пули не причиняли ему вреда, он прошёл мимо, потом, остановившись, обернулся и сказал, что только вера спасёт меня. Говоря это, он даже рта не открывал, но я слышал его. После этого он вошёл в стену, растворившись в ней.
Сержант замолчал, Самойлов не стал спрашивать его о дальнейшем. Какой смысл интересоваться мнением сержанта обо всём этом? Они не понимали происходящего, рушилось мировоззрение, исчезало понятие об окружающем мире, как месте вполне стабильном, где всё всему есть своё объяснение. Волею судьбы они попали в мир, о котором слышали или читали, что это другое измерение, но никогда в серьёз не воспринимали это. Они делали ещё только первые шаги в этом таинственном мире, но уже пережили и повидали такое, что потеряли надежду вернуться в свою реальность.
- Капитан! Зеркала меняются!
Самойлов, задумавшись, не заметил, как зеркала застлала дымка, и в следующее мгновение вместо Карандаша они видели собственные отражения.
- Карандаш!
Эхо прокатилось по пустому залу, но ответа не последовало. Связь оборвалась. Это видение укрепило мысль Самойлова, что с ними играет какая-то сверхъестественная сила, она забавляется, наблюдая растерянность беззащитных людишек, оказавшихся в неизвестном мире.
- Это не мы! - с ужасом вглядываясь в зеркала, проговорил один из спецназовцев.
И действительно, вглядевшись в отражение зеркал, Самойлов невольно отпрянул от них. На первый взгляд казалось всё естественно, он увидел свое отображение и четверых своих спутников, но в следующий момент ощутил, что это не совсем так, те, кто находился по другую сторону стекла, жили жизнью, независимой от них.
- К чёрту, - один из сержантов не выдержав, нажал на курок автомата, очередью полоснул по зеркалам. Посыпались осколки, в которых они видели себя настоящих.
- Это был просто повтор, мы видели самих себя, но в прошлом, с некоторой задержкой во времени, - объяснил лейтенант.
- Какая разница, что это было. Я не хочу здесь подохнуть. Вы меня сюда привели, вы меня отсюда и выведите, - угрожающе заявил стреляющий по зеркалам.
- Тебя сюда никто не заводил, мы все являемся игрушками в руках...
Лейтенант не успел ответить, спецназовец, вскинув автомат, наставив оружие. Всё происходило как при замедленном воспроизведении, капитан видел, как плавно стал опускаться палец полицейского на курок, в то же время он ощутил, что летит к сержанту, в ту секунду, когда тот нажал на спуск, Самойлов нанёс удар ногой по автомату. Очередь ушла в потолок. Сержанта сбили с ног, надели наручники, по-видимому, его рассудок помутился. Лёжа на мраморном полу, он истерически смеялся, неприятно было слышать этот хохот в огромном зале, эхо, которое вторило ему, было зловещим, казалось, будто сам Сатана издевается над ними.


Глава 5


Силы покидали, еле передвигая ноги, они плелись в бесконечных лабиринтах. Заряд батарей иссяк, шли в кромешной темноте, опираясь руками на стену, связавшись друг с другом верёвкой, брели в никуда. Временами тишину нарушало неловкое падение кого-либо, а порой дикий смех сошедшего с ума.
И вот настал тот момент, когда после очередного привала никто не поднялся. Самойлов понимал, приказывать и уговаривать бессмысленно, люди собрались помирать. Превозмогая дикую усталость, он поднялся.
- Кто пойдёт со мною дальше?
Никто не ответил. Самойлов достал нож, перерезал веревку, связывающую его с остальными, постоял с минуту думая, что сказать товарищам на прощание, не найдя слов, просто подошёл к каждому, пожав руку. В их ладонях он не ощутил ничего кроме приближающейся смерти, они ждали её как избавление от страданий. Капитан шатаясь, в полном одиночестве пошёл в неизвестность, маленькая надежда на спасение заставляла его передвигать ноги. Он прошёл совсем немного, когда далеко впереди увидел свет, сначала слабый, похожий на обман, но по мере приближения становился ярче. И вот капитан вновь стоит на пороге в зал с зеркалами, но на этот раз попал с другой стороны отображения. Слышался треск горящих свечей и чей-то храп разносимый эхом. Вскоре капитан нашёл источник храпа, пьяный Карандаш лежал под столом уставленным яствами, раскинув руки, он в одной держал автомат, а в другой початую бутылку вина. Вытащив сержанта из-под стола, Самойлов попытался его разбудить, но тот, бурча невнятные слова, упорно не хотел приходить в чувство. Взяв бутылку со стола, Самойлов вылил содержимое на голову Карандашу. Открыв глаза, тот отупело, уставился на капитана, потом, ухмыльнувшись, снова закрыл. Самойлов повторил процедуру. На этот раз сержант пришёл в себя.
- Александр Владимирович, вы? - радостно воскликнул Карандаш.
Самойлов устало опустился рядом на пол и большими глотками стал пить вино. Они были рады видеть друг друга, пока Самойлов, сидя за столом, поглощал разные деликатесы, Карандаш говорил без умолку.
Оказывается, после их свидания в зеркалах, для сержанта прошло совсем немного времени, за которое он успел только пообедать, напиться и проспать пару часов. Даже горящие свечи уменьшились совсем незначительно. В то же время для капитана это равнялось трём суткам без сна.
После выпитого вина, напряжение исчезло, усталость взяла своё, Самойлов против воли стал засыпать. Карандаш, прихватив несколько внушительных свечей и пару бутылок, отправился за остальными.
Капитан засыпал, когда услышал, а затем краем глаза заметил какое-то движение позади. Схватив оружие, обернувшись, он застыл поражённый страхом, несмотря на прошедшие двадцать лет, он узнал его, к нему приближался лесничий, застреленный в тайге.
- Здравствуй, Саша.
Самойлов изумлёнными глазами смотрел на покойника, который выглядел точно так же, как в день своей гибели, то же бледное лицо, тот же плащ с дырой на груди и потёками свежей крови.
Лесничий присел на стул рядом с ним.
- Не терзай себя о прошедшем, ты не виноват в моей смерти. Мы с тобой погибли от рук одного убийцы.
Александр не понял сказанного, он лишь спросил:
- Дядя Миша, ты живой?
- Как тебе сказать? И, да и нет. Нет потому, что плоть моя мертва, а образ, который ты сейчас видишь, то состояние тела, когда оно жило свои последние секунды. Это только образ, на самом деле его нет. Не веришь? Можешь потрогать меня.
Самойлов неуверенным движением хотел взять руку лесничего, но пальцы прошли сквозь пустоту.
- Видишь. Это только иллюзия. Тело моё мертво, но душа жива. Я подтверждаю тебе известную истину, души бессмертны, они только временно обитают в телах.
- Так значит права религия?
- Да, ибо пророки и человекобоги, как Иисус, Магомед являются посланцами людям от высшего разума.
- Кто этот разум?
- Он, так же как и наши души имеет тело, это планета где мы живем.
- Разве земля, вода, камни могут мыслить?
- Твои легкие и желудок тоже не рассуждают, но в совокупности ты человек разумный, так почему ты сомневаешься, что планета породившая человечество, по своему строению превосходящая в сложности биологический организм, не обладает разумом? Реки и океаны, атмосферные фронты и магнитные поля, извержения вулканов и гравитационные силы, всё это и многое другое свидетельствует о жизни, а там где живое, есть и разум.
- Другие планеты тоже обладают разумом?
- Безусловно. Скажу больше, звёзды тоже разумны, являясь родителями планет.
- Какова наша задача в этом мире?
- Сложно всё объяснить словами. Мы люди, наши души являются зачатками планет.
- Ты хочешь сказать, что когда-нибудь, я стану планетой?
- Настоящий хозяин твоего тела - да, но тебе предназначен другой путь.
- Я не понимаю тебя, дядя Миша, почему ты говоришь, что я не являюсь хозяином своего тела?
- Там в тайге, когда твой друг случайно застрелил меня, он уговаривал тебя никому не рассказывать о произошедшем, а тело моё закопать в лесу.
- Прости, дядя Миш, я виноват в том, что согласился. А позже, когда он утонул в реке, я не нашёл в себе силы рассказать правду людям о твоём исчезновении.
- А ты и не соглашался с ним. Возвращаясь в посёлок, ты убеждал своего товарища повиниться перед людьми в содеянном, говоря ему, что не сможешь иначе смотреть им в глаза.
- Разве? Я не помню этого, - недоверчиво произнёс Самойлов.
- А ты и не можешь этого помнить, он выстрелил тебе в спину, убив тебя.
Александр расширенными глазами смотрел на лесничего:
- Это же неправда? Как он мог меня убить, если я жив?
- Вас двое в одном теле, ты - хозяин, и тот, кто поддерживает огонь жизни. Саша, место твоей души рядом с Богом, но прежде чем ты отправишься в дорогу к Свету, тот второй должен пробудиться и вспомнить всё...
Лесничий не успел договорить, неожиданно зал наполнился шипящим звуком, в то же мгновение в воздухе возникло что-то тёмное, бесформенное, оно набросилось на старика, завязалась схватка. Сгустки черноты окутали мифическое тело лесника, который тщетно пытался вырваться.
Самойлов растерялся, он не знал, как помочь, что делать. Пламя свечей стало меркнуть, жуткий холод веял от темноты, трупный запах заполнил помещение.
Последнее, что он услышал, как лесничий кричал ему:
- Беги отсюда!
В то же время Самойлов увидел реального врага. С десяток человек выскочили из одного входа, увидев капитана, открыли по нему шквальный огонь.
"Сатанисты", - пронеслось в голове Самойлова, отстреливаясь, перебегая короткими перебежками, прячась за колонны, отступал.
Беда заключалась в том, что он забежал не в другой коридор, сатанисты не дали ему возможности войти в проход к своим товарищам. Спасало то, что коридор оказался заброшенным, то тут, то там были ямы, груды камней, а иногда целые трещины пересекали проход, всё это создавало укрытия. Самойлов залёг за одну кучу булыжников, обеспечив хорошую защиту. Сатанисты, вначале сунувшиеся за ним, получив отпор, поубавили свой воинственный пыл. Теперь они очередями выстрелов заставляли его прятать голову, а сами короткими бросками продвигались к нему. Одетые в бронежилеты, прекрасно вооружённые, они представляли смертельную опасность для капитана. Единственное, что его могло спасти, на что надеялся, это помощь своих товарищей.
- Они же рядом. Оглохли что ли? - ругался он отстреливаясь.
Очередной раз, выглянув из-за укрытия, заметил, как бросилась на землю женщина с развивающими власами, держа в руках пулемет, она походила на ведьму. От пулемётной очереди осколки камней посыпались на Самойлова градом.
- Труба дело! - выругался он.
Пулемётная очередь оборвалась, ему закричали:
- Самойлов! Тебе наверно стало жарковато, вылезай, мы тебя свинцовым дождиком охладим.
Сатанисты загоготали.
- Боже, неужели и он с ними! - руки сильнее сжали автомат, он узнал голос.
- Капитан Самойлов, ты узнал меня? Я твой начальник, генерал Воробьев. Выполняй приказ, выходи, мы тебя поджарим!
Самойлов попытался выглянуть, но град пуль показал, что это бесперспективное дело. Он прекрасно понимал, сатанисты время зря не теряют, подбираясь к нему всё ближе. Капитан лихорадочно соображал. Недалеко находилась трещина в метр шириной, до этого он перепрыгнул несколько подобных, и если не показалось, то он слышал шум воды. Это был шанс, главное успеть. Капитан отполз от своего укрытия настолько, что бы оно ещё скрывало его, собрался в комок, и резко оттолкнувшись, бросился к трещине. Погружаясь в воду, он поверил в своё спасение. Стремительное течение подземной реки, подхватив его, понесло в кромешной темноте в неведомое.


Глава 6


На одном из поворотов ему удалось выбраться. Его выбросило на освещённый плёс. Самойлов не сразу понял, откуда этот не яркий, равномерный свет. А, сообразив, не удивился, свет испускала сама порода, каждая песчинка была источником, а всё вместе достаточно хорошо освещало пещеру. Именно пещеру, так как ничего не говорило о пребывании здесь людей, не было обтёсанных камней, прямых ровных коридоров. Подземная река, врываясь в пещерный зал, делала крутой поворот, уносясь в одну из множества галерей. Эти проходы, также освещённые, тянулись в нескольких направлениях, уходя ещё глубже вниз.
Самойлов вошёл в один из проходов, подземелье напоминало виденные им по телевизору пещеры, сталактиты и сталагмиты были повсюду, с той лишь разницей, что всё это светилось. Капитан двинулся вглубь, гадая о предстоящем. За время нахождения в этом лабиринте он дважды искупался, два раза терял своих товарищей.
По подсчётам он уже час двигался по пещере, спускаясь всё глубже в недра земли. Собираясь сделать привал, заметил впереди следующий зал. Этот был не столько велик по сравнению с предыдущим, единственно поражала высота, по оценкам, добрых сто двадцать - сто тридцать метров. Поначалу Самойлов расстроился, не увидев продолжения туннеля, подумал о тупике, время, затраченное им, для него в этих условиях имело значение. Но, разглядев хорошенько зал, заметил под самым потолком отверстие нового туннеля, и главное, до него можно было добраться. По стене спиралью шла тропа, точнее Самойлов не был уверен тропа это или напоминающие ее выбоины, но посчитал, что можно попробовать добраться до отверстия. Рискованно, можно сорваться, но возвращаться назад не хотелось, решил попробовать. После того как добрался до верха, никакая сила не заставила бы его повторить восхождение. Несколько раз, чуть не сорвавшись, Самойлов очень скоро пожалел о своём опрометчивом решении, но повернуть обратно уже не мог, ибо спускаться намного тяжелей и страшней, чем подниматься. Достигнув, наконец, цели, он лежал на площадке, тяжело дыша, и если бы оказалось, что это не вход в туннель, а просто выбоина в потолке, Самойлов предпочёл бы здесь умереть, чем проделать обратный путь.
Всё же это был туннель, отдышавшись, капитан пошёл вперёд, ход плавно поднимался, навстречу дул слабый прохладный сквознячок. Через некоторое время Самойлов отметил, что ветер усиливается, стало холоднее. Это было ответвление от основного коридора, когда он добрался до главного прохода, встал в нерешительности, ураганный ветер проносился мимо. Поразмышляв, в каком направлении двинуться, решил идти против ветра наверх. Согнувшись, прошёл несколько шагов, резкий порыв ветра сбил его с ног, кувыркая, его понесло, чудом зацепился за камень, переждав шквал, Самойлов упрямо пополз навстречу урагану. Продвигаясь с черепашьей скоростью, вскоре окончательно выбился из сил, найдя подходящую расщелину между валунами, забился в неё, решив отдохнуть, переждать шквалистые порывы ветра. И тут сквозь вой ветра услышал человеческий крик, первое мгновение подумал, что это чудится, но сквозь щелки век, разглядел, как к нему несёт какой-то предмет. Крепче упёршись ногами, Самойлов схватил пролетавший мимо предмет и притянул его к себе. Предмет оказался человеческим телом, которое было женщиной. Лёжа в расщелине, держа в своих объятиях женщину, Самойлов с удивлением рассматривал исцарапанное, избитое о камни лицо незнакомки. Та также широко открытыми глазами смотрела на капитана.
- Ты кто? - прокричал он ей в ухо.
- Вы русский? - с сильным акцентом, вопрос на вопрос, ответила женщина.
"Интересно, откуда здесь взялась иностранка?" - подумал Самойлов, ответив:
- Да русский, а ты!
- Француженка, моё имя Дайана!
- Я Александр, можно просто Саша!
На этом их переговоры закончились, их продолжение грозило плачевным исходом для голосовых связок. Ураган с гулом проносился над ними, не давая возможности продолжить путь. Лёжа в тесной расщелине, плотно прижавшись телами, Самойлов чувствовал тепло, исходившее от Дайаны. Это тепло передалось ему, тёплыми волнами растеклось по его организму, просачиваясь в самые удалённые участки. Усталость разом свалилась на него, в голове закружилось, его окутала дремота.
Какой сон! Ему снилось лето, лесная опушка, поросшая цветами. Он видел себя идущим по этому зелёному ковру, слышал пение птиц, стрекотание кузнечиков. Над ним безоблачное небо, солнце, приносящее радость и тепло. Проснувшись, Самойлов какое-то время лежал, не понимая, где он находится, вспомнил, сразу радостное настроение от приснившегося сновидения исчезло. Кругом была тишина, ураган стих. Его новая знакомая спала, уткнувшись лицом ему в плечо. Самойлов боялся пошевелиться, пусть счастье сна как можно дольше будет с ней. Осторожно стал рассматривать женщину. Царапины и синяки не могли скрыть красоту лица, с правильными чертами. Капитан поймал себя на ощущении чего-то удовлетворённого, какого-то притяжения исходившего от этой женщины. Он не мог объяснить это чувство, в жизни несколько раз влюблялся, может, даже и любил, но сейчас было что-то другое, ему неизвестное ранее состояние. Здесь перемешалось всё, родное и близкое, вечное и бессмертное. Неведомые ранее силы появились у него, дали уверенность, возникло ощущение, что это уже было, всё это подземелье ему знакомо, когда-то, очень давно он был здесь.
Самойлову не форсировал события, он ловил счастье мгновений, хотелось вечно лежать вот так, держа в объятьях доселе незнакомое существо. Её ресницы дрогнули, и первое, что она подарила ему, была радостная улыбка, заставившая Самойлова забыть, где он находится. Какая духовная энергия исходила от этой улыбки, она обвораживала, притягивала, доводя до приятного помешательства. Капитан не утерпел, прикоснулся к этой улыбке своими губами.
- Саша, милый, ты даже не представляешь, что произошло, когда мы с тобой встретились.
- Наверное, началась новая эра, - пошутил он.
- Да это так. Я благодарна тебе за то, что ты спас и сберег душу моей любимой.
- Любимой? Кого ты имеешь в виду?
- Саша, - улыбающимися глазами она смотрела на него, - в твоем теле, вместе с твоей душой сосуществует и другая. Обстоятельства сложились так, что ей пришлось укрыться в твоем теле от преследовавшего зла. Все это время ты защищал душу Наяды.
Самойлов молча продолжал слушать. Он верил этой незнакомке, ведь о том же самом ему рассказывал встреченный в подземелье лесничий, участником убийства которого он невольно оказался в далеком детстве. Дайана продолжала рассказывать:
- Мне также пришлось воспользоваться чужим телом. Я, чья душа сейчас находится в теле Дайаны, есть воин Бога добра. Много тысячелетий мы ведем борьбу со злом, временами приходится прятаться среди людей, а лучший метод маскировки это стать подобным другим. Если бы мы всё помнили, оно нас вычислило очень скоро. А так память нам возвращается, когда в этом появляется необходимость. Но в отличие от демонов, которые силой и обманом захватывают человеческие организмы, паразитируют на душах, влезают в разум, мы стараемся использовать покинутые тела. В тот короткий момент, когда организм человека умирает и его душа покидает этот мир, устремляясь к своему создателю, мы овладеваем телами. Бывает, что души людей хотят помочь нам, остаются еще на некоторое время в своем теле, маскирую нас от зла. Так поступил и ты, Саша. После своей смерти, ты не ушел к создателю, а решил помочь душе Наяды, прикрыв собой от зла.
Меня с Наядой связывает общее прошлое, несколько тысячелетий назад, на острове в Средиземном море нас соединила судьба. Моё настоящее имя Абнер, я был молодым парнем с Британских островов, который безумно полюбил темнокожую девушку. Мы стали одни из многих кто был избран жизнью для борьбы со смертью, и сейчас пришло время для Наяды вспомнить все.
Абнер обнял Самойлова, приблизив своё лицо. Самойлов смотрел в синие глаза девушки, неведомая сила втягивала его взор в эту удивительную бездну. Коснулась его своими губами, слившись в длительном поцелуе, она выдохнула, а он вдохнул это.


Глава 7


Она вспомнила себя. В то время была молодой негритянкой, рабыней, стоявшей в набедренной повязке на носу небольшого парусника. Стройное юное тело было упругим, бёдра и грудь вызывали зависть других женщин, а богатые патриции предлагали огромные деньги её хозяину. Она принадлежала пожилой паре, замечала, господин не равнодушен к ней, постоянно оказывает знаки внимания. Но её это не интересовало, она жила морем, которое было её стихией, красота подводного мира завораживало её. Умея подолгу обходиться без воздуха, она ныряла в воду, собирая на дне раковины с жемчугом. Благодаря этой добыче они втроем и существовали, путешествуя на судне по морю, не имея своего крова на суше. Родителей не помнила, её маленькую купили на рынке невольников, с тех пор хозяйка, не имея своих детей, относилась к ней как к дочери. Она была рабыней, но здесь на судне ставшим домом, к ней относились как к равной. Из детства она не помнила обид, хозяева любили её.
Однажды, в одном приморском городе, где они продали добытый жемчуг, и на вырученные деньги закупили провизии, к ним обратился пожилой мужчина. Он искал корабль, который доставит его на удалённый остров в открытом море, за это предлагал хорошую плату. Посоветовавшись между собой, приняли решение плыть. Странный был этот старик, он не верил в их богов, с его слов выходило, что мир разделён на добро и зло, и между этими двумя началами идёт непримиримая война. Если победит добро, не будет больше смерти, исчезнут болезни и страдания, воцарится любовь и процветание. Победит зло, придёт хаос, не будет порядка и гармонии, наступит власть смерти.
- Разве добро и зло не связаны между собой, разве могут они существовать друг без друга? Всё познаётся в сравнении, как мы сможем оценить степень счастья, не испытав противного? - задал вопрос старику господин.
- Зачем! Зачем вам для счастья нужно обязательно испытывать страдания? Без духовных мук и физический мир станет другим, радость и удивление от красоты и гармонии окружающей вселенной не померкнут, а вспыхнут с новой силой, даря счастье людям, вы сами будете спасены, не зная зла, вы никогда не испытаете боли, унижения, страданий. Разве вы желаете себе невзгод, хотите мучений?
- Нет.
- Вы желаете это обидевшим вас людям, другим живым созданиям?
- Нет.
- Вы хорошие люди, в ваших душах больше доброго. К сожалению, зло сильно, оно тоже может убеждать и уговаривать. В нашем мире огромное количество людей испытывают счастье от власти, радость от страданий других. Они ведут торг со злом, не зная, что каждый шаг, сделанный в этом направлении, приближает к духовной гибели, делая тьму сильнее.
Старик, ориентируясь по звёздам и солнцу, проложил курс корабля к неведомому острову. Он рассказал, что там растёт удивительный цветок жизни, произрастающий из сердца самой земли, раз в тысячелетие он распускается, даря мудрость бытия окружающим. Он обладает удивительной способностью очищать души людей от всего плохого, сумевшего пробраться в их умы, он восстанавливает силы и молодость, забирая взамен болезни и страдания, он дарит любовь к окружающему.
- Почему мы раньше не слышали об этом чуде света?
- Зло старается не допустить к нему, только истинно чистые души находят туда дорогу.
После нескольких дней плавания они достигли острова. Много больших и малых кораблей прибыло сюда. Люди стекались со всех уголков земли, взрослые и дети, темнокожие и светлые, говорящие на разных языках. Несмотря на все различия это была одна семья, казалось, они все знают друг друга давно, они понимали своих собеседников без слов.
Дорога вела в центр острова, куда шли все люди, там, на открытой местности находился цвет жизни диаметром в сотни шагов, его огромные лепестки были сложены. Окружающие ждали момента, когда он начнёт распускаться, она вместе со всеми стояла рядом с цветком. Никто из людей не знал, что произойдет, когда он расцветёт, какого цвета будет, насколько красив и есть ли у него запах. За прошедшее тысячелетие не сохранилось преданий об этом, было известно только точное время этого события.
И вот в известный день в полдень лепестки дрогнули, и постепенно стали раскрываться, открывая большую чашу. Все с благоговением ожидали, что будет дальше, не замечая, как темнеет горизонт, поначалу слегка тёмная полоска превратилась в грозовой фронт, по мере распускания, облака закручивались, превращаясь в ураган. Вдруг из чаши стали появляться щупальца, такого никто не ожидал, толпу охватила паника, все бросились бежать. Ей тоже было страшно, она бежала от этих, отвратительно извивающих щупалец, вместе со всеми навстречу надвигающему гигантскому смерчу, который внушал не меньший ужас, в этом чёрном вихре они увидели страшное лицо смерти. С ураганной скоростью лицо смерти неслось к ним, огненные глаза смотрели на крохотных людишек с ненавистью и алчностью скорой поживы. Люди поняли, сейчас они все погибнут. И вдруг её нагнали щупальца, она видела, как и других людей, эти выросты хватают и затаскивают внутрь чаши цвета.
Когда она оказалась внутри, её охватило такое спокойствие, какое она никогда в жизни не испытывала. Сейчас она знала, что находится в полной безопасности, её наполняло счастье близости матери жизни, одна всепоглощающая любовь окружала её. Она познала смысл бытия, увидела порядок мироздания, нашла ответы на все вопросы. Они, оказавшиеся внутри источника жизни, стали избранными воинами в войне со злом.
С тех пор много раз она перевоплощалась, была то мужчиной, то женщиной, приходилось появляться ребёнком или стариком. Несколько раз ускользала из объятий смерти. Она научилась пересекать время, при необходимости могла перенестись за мгновения через сотни лет в будущее. Уходя от преследования, маскируясь от врагов, иногда приходилось оставлять память. Тогда долгие годы жили обычной человеческой жизнью, до тех пор пока товарищи не находили тебя в неизвестном месте, неведомой эпохи. Ещё тогда, когда, будучи юной чернокожей девушкой, первый раз оказалась у источника жизни, познакомилась, влюбилась в молодого белого юношу. Парень из далёких северных широт волей судьбы оказался с ней рядом. После они старались держаться вместе, разве иногда приходилось расставаться, чтобы сбить со следа церберов, спасая друг друга.
Однажды в средневековье им нужно было ликвидировать зарождающуюся новую сатанинскую секту. Опасность заключалась в том, что создатели секты были тёмные воины древнего времени, то есть древние люди избравшие служение злу ещё на заре становления человечества. За многие тысячи лет они многому научились, обладали более сильной магией, в совершенстве владели чёрным искусством, поэтому представляли серьёзную угрозу молодым светлым воинам.
Под влияние темной силы попал молодой барон, он принял древнейших тёмных магов за своих ангелов хранителей. Позже, наделённый сатанинской силой, он развил бурную деятельность по поклонению нечисти. Убив своих родителей, замучив братьев, стал полноправным хозяином княжества. Обладая качествами лидера, вербовал в секту своих знакомых, детей других феодалов. Службы поклонения дьяволу проходили регулярно, так же постоянно исчезали крестьянские дети. Несколько вспыхнувших бунтов в поселениях окружающих замок, были жестоко подавлены бароном. На этой территории резко нарушилось хрупкое равновесие сил, люди стали чаще болеть, умирать молодыми. Другие, разочаровавшись в истинном боге, следовали учению хозяина. Зараза начала расползаться на всё новые территории, забирая души людей, или уничтожая жизни стойких.
Они материализовались в этом времени и месте, она в образе пожилого мужчины, Абнер был собакой. Найдя среди крестьян человека с чистой душой, способностью сплотить вокруг себя людей, они открыли своё инкогнито ему. Поначалу он не поверил, после того как собака заговорила человеческим голосом, смутился. Пришлось убеждать, что они пришли с добром. Для доказательства поклонения барона дьяволу, попросили провести их в замок. Крестьянин отвечал за доставку дров, поэтому под видом носильщика он провёл старика в замок. Там с крестьянином и его ближайшими друзьями, в которых он был уверен, тайно спустились в подземелья замка, прошли лабиринтами ходов к залу, где проходила тёмная церемония. Сквозь расщелину в стене крестьянин со своими друзьями с ужасом наблюдали в свете факелов происходившее. Там очередной друг барона продавал свою душу дьяволу.
Одетого в белый балахон, его усадили в кресло, читая непонятные заклинания, барон, подняв над ним меч, разрубил ему голову. После ассистенты стали обильно смазывать мёртвую, окровавленную голову, какой-то бурлящей зелёной мазью, при этом барон продолжал читать заклинанья. И вдруг мертвец ожил, его веки поднялись, но это уже был взгляд не человека, глазами покойника он смотрел прямо на расщелину в стене, за которой прятались крестьяне. Рана на голове посвящённого быстро затягивалась, пальцы рук начали подёргиваться, он продолжал оживать. Покойник явно видел их, так как не сводил своего взгляда, но ещё не обладал достаточными силами, что бы сказать, или указать рукой направление, предупредив остальных о посторонних. Пора было срочно уходить.
Задача крестьянина и его группы была в уничтожении барона и его свиты. Крестьянин получил необходимые инструкции, предметы утвари и освящённое оружие, способное уничтожать зло. Им же самим нужно было вступить в схватку с покровителями барона, теми древними людьми, которые стали слугами дьявола. Взяв на себя покровителей барона, они ослабят его способности, что даст возможность крестьянину справиться с ним. В свою очередь крестьянин, борясь с продавшимся хозяином, отвлечет его на себя, чем сбережет их ресурсы на основную битву.
Следующие сутки замок стал ареной битвы, где крестьянин со своими друзьями сражался с оборотнями. Небо потемнело, ураганы, молнии заполнило его. Битва избранных - это взрывающиеся сгустки энергии. Всё тогда перемешалось, то крестьянин с мечом в руках отбивался от наседавших мертвецов, а тыл защищал он, окутанный огнём, сталкивался с древними демонами. Жар стоял такой, что от ударов молний плавились камни, раскалывалась мостовая. Неподалёку собака вместе с друзьями крестьянина отбивалась от наседавших оборотней. Во время битвы твердь земная расступалась, из бездны появлялась огромная когтистая лапа, хватавшая друзей крестьянина. С другой стороны сквозь мрачную облачность пробивался луч солнца, настолько яркий, что превращал в пепел очередного монстра. В какой-то момент сражения она оказалась в окружении двух древних, крестьянин помочь не мог, так как рубился на мечах с бароном, у которого появились чёрные крылья, что позволяло ему нападать с воздуха. Древние наступали со всех сторон, были невидимыми, и только благодаря шестому чувству чувствовала их. Превратившись в энергетический сгусток, отвечала удар на удар. Внезапно попала в незамеченную энергетическую ловушку, силы иссякли, вновь обрела человеческое тело, чудовищное притяжение стало засасывать в распахнувшиеся недра земли. Она увидела лицо смерти, то которое видела когда-то давно в надвигающемся урагане. От взора смерти появился давно забытый страх, ее несло в адскую пасть. На спасение не было шансов, тем не менее, собака бросилась вслед за ней в пропасть, предпочтя погибнуть вместе. Что произошло дальше, не совсем объяснишь даже законами первоисточника жизни. По-видимому, это любовь дала им силы, его напарник собачьей пастью вцепился в глаз смерти, она, вновь превратившись в огненный шар, влетела в глотку дьявола.
Дикий вопль потряс окрестности замка на многие мили вокруг, от этого рёва вздрогнули все живые, люди и звери. Смерть выплюнула их, занятая своими ранами она дала им возможность расправиться с древними. Крестьянин проткнул мечом сердце барона, оставшаяся нечисть попрыгала в бездну, которая тут же захлопнулась.
Буря стихла, небо прояснилось, и яркие лучи восходящего солнца осветили замок. Ещё долгие столетия окрестные жители рассказывали предание, как однажды после страшной бури, на рассвете из ворот замка вышел старик с собакой и несколько молодых людей с мечами, в которых они узнали, кто своего соседа, а кто и родню. И эта группа людей непостижимым образом пошла по воздуху навстречу солнцу, растаяв в ярких лучах. С тех пор их никто не видел, замок опустел и с годами обветшал, а на окружающие земли пришёл покой и процветание. Ушли болезни, рождались здоровые дети, пришёл достаток, а самое главное люди стали добрее.


Глава 8


Любимый, как долго я тебя не видела, - Наяда целовала Абнера.
- Ты исчез после второй мировой войны, а я ещё несколько лет вела, вернее сказать вёл, так как был тогда мужчиной, провинциальный образ жизни в одном городе штата Орегон. Он дал человечеству ядерное оружие, рассчитывал на то, что люди себя сами уничтожат.
- Тяжело пришлось?
- Основная драка пришлась на Карибский кризис. Дьявол уже праздновал победу. Но мы переломили ситуацию. К сожалению, понесли большие потери. Сейчас из нашего призыва осталось меньше половины.
- Мы сами выбрали этот путь, нас ни кто не заставлял. Мы были предупреждены о последствиях.
- Я не жалею о выбранном пути, просто немножко завидую людям. Если человек не свернёт с пути добра, его душа будет существовать вечно рядом с создателем. В мире появится ещё одна звезда, дающая жизнь. Это счастье, гореть и не сгорать, любить и быть любимым.
- К сожалению, погибшие души наших товарищей не вернёшь.
Немного помолчав, она спросила:
- Что произошло с тобой в текущей жизни?
- После трансформации через временной промежуток я заселил тело убитой молодой девушки, но с опозданием. Её души к тому времени уже не было, вследствие этого я не смог перенять матрицу сознания. Пришлось частично активировать свою память, а так как в предыдущей жизни я был мужчиной, то возникли некоторые проблемы.
Погибшая, была жертвой похищения с целью выкупа. Родители заплатили похитителям требуемую сумму, но те не выполнили обещание вернуть им дочь. Они её изнасиловали, после чего, задушив, бросили тело в лесу.
Меня нашли блуждающей по лесным дорогам, я не узнала ни родителей и друзей, не свой дом. То, что я ничего не помнила, списали на перенесённый шок. Я сканировал память тела, все бессознательные привычки, её образ движений, мимика и другое осталось со мною. Но, ни врачи, ни психологи не смогли внятно объяснить родителям, почему я вдруг стала совершенно свободно говорить на разных языках, откуда появились феноменальные способности обострённой интуиции, и ко всему прочему я считала себя мужчиной. В последнее время меня стали посещать кошмары, в которых родному мне человеку грозила опасность. Просыпаясь, я как не старалась, не могла вспомнить кто этот человек. Кошмары становились с каждым разом всё агрессивней, я кричала во сне, днём была в депрессии от приснившихся сновидений. Перепуганные родители поместили меня на лечение в психиатрическую клинику. С каждой ночью моё состояние ухудшалось, огромные дозы лекарств не оказывали ни какого действия. И вот однажды проснулась от ощущения, что если сейчас я не приду на помощь этому дорогому мне человеку, он погибнет.
Я выбежала из своей палаты, я кричала, плакала. За мною бежали санитары. Не зная, где ты, я просто бежала по коридорам больницы, открывала и закрывала какие-то двери и решётки, отталкивала от себя пытавшихся остановить меня людей. В конце, каким-то чудом оказалась на улице, там шёл проливной дождь, порыв ветра подхватил меня и унёс с собой в развернувшуюся пропасть. Когда Саша нашел меня, я ещё ничего не помнила, но чувствовала, ты тот, кого должна была встретить. Проснувшись после бури в твоих объятьях, я вспомнил всё.
- Я счастлива, что мы вновь вместе.
Наяда провела ладонью по волосам Абнера:
- У тебя красивое тело в этой жизни.
- Ты же знаешь, не мы выбираем себе форму, - как будто оправдываясь, ответил он.
- Я люблю тебя в любой форме.
- Запомню это, мало ли что будет в будущем.
Наяда засмеялась.
- Давай лучше обсудим, что предпримем дальше. Во-первых, надо уничтожить группу сатанистов. Во-вторых, узнать, кто из демонов стоит за ними, и самое главное низвергнуть его.
- У тебя есть, какие ни будь предположения?
- Судя по численности и агрессивности группы, ими руководит или несколько демонов, или это кто-то, из особо опасных.
- Кто из людей во главе группы?
- Русский полицейский генерал Воробьев.
- Значит, только через него мы можем выйти на нечисть.
- Осложняет ситуацию то, что мы находимся на территории врага.
- Думаю сейчас главное уничтожить приспешников, потом выбраться отсюда, и далее уже сможем заняться основным делом.
- Куда направимся, вверх или вниз по туннелю?
- Я появился сверху, значит нам вниз.
Человеческие тела исчезли, превратившись в два мерцающих шара, они поплыли по воздуху вниз, глубже под землю.
Пролетев очередной поворот, они увидели впереди три удаляющиеся фигуры. Материализовавшись, Самойлов окликнул спецназовцев:
- Мужики, далеко собрались?
Те, оглянувшись, очумели:
- Капитан? Ты откуда взялся? После того как ты улетел с реактивной скоростью, мы думали ты погиб. Ищем тебя уже десятый час, и кто это с тобой?
- Слишком много вопросов задаёте, мне как-то не сориентироваться, на какой отвечать.
Ильин, не веря своим глазам, ощупывал капитана, приговаривая про себя:
- Руки, ноги, голова.
- Хватит меня лапать, не видишь со мною женщина. Мне не хотелось, что бы она усомнилась в моей ориентации, - пошутил Самойлов.
- А кто она такая? - поинтересовался Данилов.
- Представляю вам, - Самойлов протянул ладонь к женщине, - Дайана, наша коллега из Франции.
- Не понял, как из Франции? Чёрт возьми, откуда она тут взялась? - Дмитриев ждал пояснений.
- Во-первых, при женщине не красиво ругаться, во-вторых, не стоит упоминать имя нашего врага. А теперь кратко довожу оперативную обстановку. Нам нужно выдвигаться на помощь группе лейтенанта Шашмолова, которой предстоит бой с сатанистами.
- Постой, они же погибли, ты сам видел его оторванную голову.
- Это была иллюзия, я нашёл не только группу Шашмолова, но и пропавшего Карандаша. Он должен присоединиться к лейтенанту. Далее, мне довелось столкнуться с сатанистами численностью примерно с десяток. Самое неприятное это то, что секту возглавляет генерал Воробьев.
- Не может быть!
- Тем не менее, это так. А теперь главное, поймите сказанное буквально, а не как возвышенные слова. Судьба распорядилась так, что вы оказались на острие борьбы зла и добра. От всех нас зависит не только отдельные судьбы людей, сейчас вы не просто спецназ полиции. Теперь вы являетесь передовым отрядом созидания, той силы, что породила жизнь, красоту, любовь. Нам предстоит вступить в схватку с силами ада, отстоять право на существование нашей цивилизации.
Дмитриев перебил речь Самойлова:
- Капитан, ты о чём? Рассказывай проще, мол, где мы находимся и кого нам мочить.
- В компьютерные игры раньше играл?
- Пробовал.
- Вот и представь, что ты попал в виртуальное подземелье, которое ведёт в ад. Только в отличие от игры придётся столкнуться с настоящими врагами, и реальность смерти на лицо. Сектой генерала Воробьева управляют слуги дьявола, которые обладают чудовищной разрушительной силой, их ненависть ко всему живому беспредельна. Это очень опасные существа.
- Откуда ты об этом узнал?
- Мы с Дайаной уже несколько тысяч лет сражаемся с ними.
- Чокнулся, - высказал вслух своё мнение Ильин.
Самойлов ничего не ответил, он просто превратился в огненный шар, облетев спецназовцев по кругу, вновь материализовался.
- Я и моя спутница обладаем большими возможностями, тем не менее, мы нуждаемся в вашей помощи. Согласно установленным законам, избранные, к которым принадлежим и мы с Дайаной, не имеют право уничтожать человеческие жизни. Также и монстры дьявола, стоящие за сатанистами не посмеют тронуть вас. Поэтому ваша задача уничтожить сектантов, а мы вступим в бой с ангелами антихриста.
- А что произойдёт, если вы или они нарушат этот закон?
- Образно поясню так, мы попадаем в вечный плен к своему противнику, откуда выбраться нет никаких шансов. Вечность боли и страдания.
- Ещё вопрос, капитан, - спросил Данилов, - что там, после того как мы умираем?
- Человеческие души бессмертны, они отправляются к тому, кого выбрали при жизни.
- То есть к богу или к чёрту.
- Именно так.
- А вы живёте вечно?
- Нет, если избранный погибает в бою, его душа растворяется в вечности, - улыбнувшись, Самойлов добавил, - и никакого продолжения, сплошной материализм.
- В чём ценность жизни? - спросил Данилов.
- В созидании, познании гармонии мира, творению добра.
Полицейские замолчали, каждый из них погрузился в свои мысли, оказавшись на границе между жизнью и смертью, они вспоминали прожитое, родные лица, то прекрасное, что было в судьбе.
Первый нарушил молчание Дмитриев:
- Веди капитан, покажем этим ублюдкам, кто в этом мире хозяин.
- Верно говоришь, - согласился с ним Ильин.

Обессиленный отряд лейтенанта Шашмолова, заняв оборону, отражал нападение сектантов. Вскоре после прихода Карандаша появились враги, в кромешной темноте завязался бой, только всполохи выстрелов, разрывы гранат иногда освещали туннель. Лейтенант понимал, что его отряд обессилен длительным переходом и численно уступает напавшим, но оставался спокоен. По крайней мере, пока не закончится боезапас, он мог держаться, туннель не давал возможности маневрировать противнику, а пойти в лобовую атаку, пусть и в широком проходе, смерти подобно. Он отдал команду экономить патроны. Поочерёдно, то он, с вовремя подоспевшим Карандашом, то два других сержанта отстреливались. От сошедшего с ума толку не было, его связали и, отступая, периодически оттаскивали в укрытии за очередной поворот туннеля.
Вскоре ситуация осложнилась, они упёрлись в тупик.
- Этого не может быть! Мы же недавно здесь были! - кричал Шашмолов.
- Старлей, чего разволновался? - Карандаш, сплюнув, дал короткую очередь вдоль туннеля, - в этом чёртовом месте может что угодно произойти. Раньше не было тупика, сейчас есть, может, если подождать проход снова появиться.
Сказав это, он словно накаркал.
Свет, он взялся из ниоткуда, вначале слабый, постепенно усиливался, разгоняя темноту, освещал туннель. Самое страшное было то, что этот свет растворял каменные стены туннеля, его свод и низ. Ноги бойцов вначале стали вязнуть, потом проваливаться сквозь камни. Они отчётливо видели своих врагов, те, как ни в чём не бывало, стояли и потешались над беспомощными полицейскими, которые изо всех сил пытались удержаться в исчезающем туннеле. Первый полетел в необозримую пропасть сошедший с ума сержант, связанный он быстро провалился сквозь жидкие камни. Несмотря на безумие, он понял, что погибает. Его дикий крик очень долго был слышен. Дна пропасти не видно, но то, что там, внизу их ждёт смерть, Шашмолов не сомневался.
- Закройте глаза! Не смотрите!
Шашмолов обернувшись, увидел, как к ним на помощь бежит капитан Самойлов, с ним женщина, а сзади за ними с закрытыми глазами Ильин, Дмитриев, Данилов. Пересилив инстинкт самосохранения, Шашмолов выполнил приказ капитана, закрыл глаза. Спустя считанные секунды он ощутил твердь под ногами, далее к своему удивлению он каким-то внутренним взором увидел окружающее.
- Только не открывайте глаза! - кричал подбежавший Самойлов, - огнестрельное оружие сейчас бесполезно, пули потеряли твёрдость! У вас есть руки, ногти и зубы! Сейчас это ваше оружие! Вперёд!
Шашмолов внутренним взором видел сектантов, те, отбросив своё оружие, бросились к ним на встречу. Дальше, он увидел, как за ними появились два отвратительных существа, огромные, изрыгающие из пасти пламя, они отдавали приказы сектантам. От вида этих тварей Шашмолова охватил страх, невольно он открыл глаза, и тут же вновь стал проваливаться в пропасть.
- Не открывать глаза! - закричал ему Самойлов.
Крепко зажмурив веки, Шашмолов пошёл вперёд за Самойловым на врага.
Он видел, как капитан и женщина превратившись в два огненных шара, сцепились с ужасными тварями, потом пришёл и их черёд вступить в рукопашный бой с сатанистами, у которых выросли длинные когти и появились клыки. Это была жестокая схватка, они душили, их кусали, они отбивались кулаками. Кровь и пот перемешался, стоило открыть глаза, и тут же начинал проваливаться, а изверги набрасывались со всех сторон.
- Ааааа, - кричал сержант Карандаш.
Трое оборотней, вцепившись в него, пожирали его плоть.
- На, гад! - Дмитриев огромным кулаком раздробил черепушку одному из сатанистов, в то же самое время клыки другого оборотня вцепились ему в затылок.
Шашмолов, задушив одного сатаниста, бросился на помощь Карандашу. Дорогу ему перегородил генерал Воробьев:
- Лейтенант, вот и пришла твоя смерть, - прорычал он, бросившись на Шашмолова.
Кувыркаясь, кусая и терзая тела, они покатились по коридору. Силы генерала были сильнее, в конце концов, своими когтями он разорвал грудную клетку лейтенанта, обнажив его бьющееся сердце. Издав победный рёв, оборотень вцепился клыками в ещё живое сердце.
Тело лейтенанта Шашмолова умерло, но его душа, отделившись, продолжала видеть окружающее. Он видел мёртвые тела Карандаша, Ильина и других своих товарищей, но и видел их живые души. Так же как и они, он мог только наблюдать за происходящим, не в силах помочь живым.
Силач Дмитриев, стряхнув с себя очередного оборотня, отвернул ему голову, чёрная душа сатаниста, отделившись, полетела вглубь туннеля, туда, где начиналась темнота. Они остались вдвоём, сержант Дмитриев и генерал Воробьев. Смотря внутренним взором друг другу в глаза, они медленно сближались, их напружиненные мышцы были готовы в любой момент сорваться, бросившись в смертельную схватку. Шашмолов не увидел, чем закончилась битва, он и души его погибших товарищей, подхватил появившийся ласковый ветер, который увлёк их вверх, пролетев сквозь толщу земли, они вырвались на волю. Утреннее солнце освещало землю, они видели возле входа в склеп группу людей и стоящие рядом машины. Всё было так, как в тот день, когда они вошли в подземелье, будто всего лишь несколько минут назад они отправились на операцию. Дальше их души разделились, они полетели по полям, лесам и городам, туда, где были для них дорогие места в жизни. Они видели своих близких и родных, родителей и детей. Странно, но им было легко, они знали теперь, что больше не будет несчастий, боли и страданий. Встретившись вновь, их души устремились к солнцу, навстречу к творцу.

Энергия Наяды и Абнера таяла, монстры ада явно превосходили их в силе. Им пришлось отступать, постоянно отбиваясь от нападений чудовищ. Наяда увидела душу Дмитриева, которая описала круг над ними, как будто извинялась, что не может ничем помочь, улетела вверх. Внизу над его растерзанным телом торжествовал оборотень. Впрочем, всё это Наяда заметила вскользь, постоянно приходилось отражать наскоки монстров. Надо было уходить, иначе ждала гибель. Чтобы уйти надо превратиться обратно в людей, а значит снова потерять память. Тогда монстры ада не посмеют их тронуть.
- Абнер, расходимся!
Он понял ее план, разлетевшись в разные стороны, они разделили монстров, увеличив свои шансы на материализацию, так как в эти мгновения становились беззащитными.
Наяда летела по коридору, превращаясь в человека, с каждым мгновением теряя память тысячелетий, а монстр продолжал его преследовать. Он бежал в подземном туннеле, спотыкался, падал, поднимался и, задыхаясь от бешеного темпа, продолжал убегать, всем своим существом чувствуя, что его преследует, жуткая, испытывающая ненависть ко всему живому, тварь. Привычное ощущение времени изменилось, секунды растянулись в минуты, минуты превратились в часы, казалось, что преследующее его существо, гонится уже целую вечность.
Он понимал, что не сможет оторваться от преследователя, так как за ним гналось ни животное, ни человек, а сама смерть, но остановиться и сдаться не мог, что-то необъяснимое внутри сознания заставляло двигаться. Ощутил прикосновение чего-то холодного, в тот же миг острая боль пронзила сердце.
Но он остался жить, не догадываясь, что слуга ада, преследовавший его, нарушил древний закон, решив убить человека. Мать жизни заступилась за него, монстр ада был уничтожен, а чёрная душа не смогла вернуться в обиталище.
Последнее, что видел и слышал капитан, это яркую вспышку, оглушительный взрыв и падающие камни.


      Часть 2
Дорога в ад.
Глава 1


- Я же предупреждал, нельзя было добавлять препарат, - выговаривал доктор лейтенанту, делая искусственное дыхание Самойлову.
- Успокойся, док, фиг с ним, туда ему и дорога. Ему бы крышка всё равно была.
- Нельзя так, он же всё-таки человек.
- Он причастен к убийству, ты сам слышал, как он рассказывал о своём знакомстве с француженкой.
Им была не интересна перепалка доктора с лейтенантом, две освободившиеся души из одного человеческого тела прощались. Без труда, пролетев через тюремные стены, они оказались на воле. Одно облачко, то, что с рождения было хозяином тела, устремилось ввысь к своему Создателю, другое обеспокоенное судьбой Дайаны-Абнера, полетело на поиски любимого. Она чувствовала, что случилось непоправимое, и он в беде. Через несколько минут стремительного полёта, её сознание было уже далеко от города. Вскоре показалось кладбище, где служебная собака потеряла след Дайаны.
Зависнув над захоронениями, рассуждала:
"Где-то здесь должен быть вход в подземелье, какая из могил является воротами в тёмный мир?"
Подлетела к одной могиле. На ржавом железном памятнике было краской написано неровными печатными буквами:
"Моя мамочка"
- Не то, - приблизилась к другой могиле.
Могила была ухоженной, практически отсутствовали сорняки, цвели поздние осенние цветы.
"Тоже не то, тут похоронен человек, которого любят до сих пор"
Пролетев ещё несколько могил, ей показалось, что она нашла, то, что искала: поросший высоким бурьяном холм, без памятника и креста.
Собравшись, она нырнула в могилу. Оказавшись внутри истлевшего гроба, среди старых костей, она явственно увидела образ похороненного здесь человека. Деревенский пьяница, ещё в молодости брошенный женой, не имеющий детей и близкой родни. Умер, не дожив до старости, замёрзнув зимой в бессознательном состоянии на улице. При жизни не причинив никому зла, он так же не отличался добродетельностью, существуя только для утоления своей жажды. Когда он умер, местный плотник сколотил из необструганных досок гроб, односельчане, закапав его, сразу забыли о нём. Месяц или два ещё ненароком вспоминали друзья, выпивая очередной стакан, но и они вскоре забыли его имя. Несчастный в жизни, он остался горемыкой и после. Его душа не найдя покоя и крова, продолжала существовать здесь, среди остатков своего тела. И такая тоска исходила от неё, что вылетев из могилы, будто человеческим телом вдохнула свежего воздуха.
"Где же проход?" - думала она, кружа над кладбищем.
Ее внимание привлёк участок земли за оградой кладбища свободный от растительности, ни травинки, только глина и камни. И только внимательно присмотревшись можно было заметить, что здесь некогда была могила.
- Это несомненно то место.
Сразу под верхним слоем почвы каменистые скалы образовывали глубокий колодец, который переходил в лабиринты туннелей. Руководствуясь чутьем, неслась по коридорам, уходящим в глубину.
- Наяда!
Если бы у нее было тело, она вздрогнула бы. Она услышала своё имя, настоящее имя. Так звали ее в глубокой древности, в то счастливое время, когда она была юной рабыней, жившей на корабле своих хозяев, или вернее приёмных родителей.
Перед ней стоял монах, о встрече с которым рассказывал Карандаш.
- Наяда! Остановись, он этого и ждёт, что бы ты допустила ошибку. Ты погибнешь, оттуда нет дороги назад.
- Кто ты?
- Я тот, кто усомнился в силе жизни, кто предал любовь. Это было ещё задолго до твоего рождения. Я знал добро, потом, предав жизнь, перешёл на сторону смерти. Я возомнил, что могу сам вершить истину. Я ошибся.
Теперь я освободился от зла, но дорога к свету для меня закрыта, так как тысячи невинных душ лишились покоя из-за меня. Эта дорога смерти стала моим кровом на веки.
Монах скинул капюшон, Наяда увидела усталое, измождённое лицо человека.
- Я сын избранных, с самого рождения был рядом с созидателем. Я купался в лучах любви и счастья, не знал горестей и бед. Возмужав, путешествуя по мирам вселенной, повстречался с юной красавицей. Ослеплённый лучами влюблённости, я познал первые муки безответной любви. Я любил и был самым счастливым существом в мире, но мои чувства оставались без ответа, что делало меня глубоко несчастным. В борьбе противоположностей я потерял покой, а следом и здравомыслие. Однажды встретил ангела, который выслушав меня, обещал помочь. Теперь я знаю, что встреча не была случайной, что моя любовь являлась приманкой для меня. Но тогда, я обнадёженный, поверил ангелу и пошёл по его стопам. Он учил, не ждать милостыню, а брать силой. Говорил, если хочешь, что бы тебя любили, сделай так, что бы тебя боялись. Он показал мне мир, о котором я ничего не знал. Мир, где кроме любви было многое другое, это было захватывающе. Я познал ненависть и разврат, узнал коварство и подлость. Обретя новые знания, я мог теперь управлять окружающим меня миром, я заставил себя любить. Мне казалось тогда, что Всевышний, спрятав от меня эти знания, лишил меня части жизни. Я считал, так не должно быть, что каждое живое существо должно иметь право выбора своей судьбы. Сатана говорил мне, что Господь таким образом сохраняет свою власть, что он боится сделать других равными себе. Я поверил отверженному, и шёл за ним. Я продолжал верить и тогда, когда мы топтали тысячи невинных душ. Сатана объяснял, чтобы свергнуть Бога, без жертв не обойтись. Много безгрешных я погубил, других совратил с пути, но однажды мне пришлось остановиться, столкнувшись в человеческом средневековье с кристально чистой, безграничной любовью.
Я разрушал очередную семью. С помощью зелёного змея, споил главу семьи, но его жена оказалась стойкой, она не только не бросила его, но оставалась преданной, терпя унижения и оскорбления, заботясь, продолжала любить потерявшего человеческое достоинство человека. Меня взбесила та вера, с которой она надеялась на лучшее. Заставив мужа бросить её, я подстроил так, что окружающие стали считать её ведьмой. Трёх детей, без помощи других людей ей было не прокормить. Старшие дети подростки поверив слухам, отреклись от своей матери. Но младшая девочка, терпя насмешки и унижения, а порой и угрозы, продолжала оставаться с ней. Голодая и умирая, она продолжала любить свою мать. Тогда я внушил женщине, что если она хочет сохранить дитё жизнь, она должна пожертвовать своей и совершить тяжкий грех - самоубийство. Женщина надела петлю на шею. Я торжествовал, придя за её душой, рядом с безжизненным телом сидела девочка, внутренним взором она увидела меня. Протянув ко мне руки, попросила не разлучать её с матерью и забрать тоже с собой. От неё исходило такое сияние, где была одна только любовь, ни капли зла и ненависти ко мне. Моя очерствевшая душа дрогнула, я не посмел разлучить её с матерью, ушёл прочь ни с чем.
Сатана не понял моей жалости, он заставлял вернуться меня и принести ему их жизни. Я отказался подчиниться. Тогда он сам лично, на моих глазах, погубил эти души. За это я возненавидел нечистого, отвернувшись от него, но, тем не менее, не смею вернуться к Создателю.
Теперь, Наяда, ты знаешь мою историю.
- Как твоё имя, старик?
- У меня больше нет имени, потеряв его, я не имею право на новое.
- Что ты мне предлагаешь?
- Помощь.
- Какую?
- Сатана давно хочет уничтожить вашу пару, и сейчас он на пути к успеху. Расставив ловушку, он захватил Абнера, и теперь ждёт тебя. Если ты спустишься в логово, погибнешь. Я долго служил ему, знаю что говорю.
- Что посоветуешь?
- Обмануть Дьявола. Я знаю, где на Земле он посеял своё семя, захвати его. Инстинкты родителей есть и у чертей, поторговавшись с Сатаной, ты сможешь совершить обмен.
- В чём трудность?
- Его сынок ещё та мразь, жесток и умён, обладает способностью чувствовать намерения других. Но главная проблема защитная аура его отца, которая охраняет лучше всяких церберов.
- Значит опять перевоплощение?
- Да. Это единственная возможность скрытно подобраться.
- Я снова потеряю память, стану жить чужой жизнью, но, моя половина в аду, кто поможет мне в нужный миг вспомнить всё?
- Я.
- Как, если ты не можешь покинуть это место?
- Возьми, - старик протянул руку, где на ладони лежал небольшой, овальной формы чёрный камень, - это стержень моей души, сейчас она дремлет, но в нужный момент проснётся и разбудит тебя.
- Не могу этого принять, ведь если твоя душа окажется в верхнем мире без зова создателя, ты растворишься в вечности, исчезнет последняя надежда вернуться к творцу.
- Я сделал выбор уже давно, сотни лет ожидал в подземных коридорах встречи с тобой, знаю, что будет, поверь, это единственный путь избавления от совершенного греха, помогая тебе, я спасаю себя. Сейчас сердце моей души покоится в камне, спящему ему ничего не угрожает в верхнем мире, в то же время оно будет чувствовать твою временную оболочку. Когда настанет час действовать, я выйду из камня, меня поглотит вечность, но у меня будет время вернуть тебе память.
Наяда взяла камень, гладко отполированный, излучал еле заметное тепло.
- Да будет свет с тобой! - монах, накинув капюшон, пошёл прочь.
Когда стих шорох шагов старика, она поднялась, рванув наверх с бешеной скоростью, на какую только была способна.
Она вылетела из могилы, кладбище быстро удалялось, становясь все меньше. Наяда летела над человеческим миром, пролетая города и поселения, направлялась туда, куда её вела неведомая сила, прозванная людьми интуицией.


Глава 2


Первое что услышал - пульсирующий сигнал зуммера, звук врезался в его мозг, посылая отрывистые импульсы. Открыл глаза, вверху потолок и лампа, изливающая яркий мертвенно белый свет, грудная клетка ритмично двигалась помимо его воли, в глотке вставлена трубка, по которой с шипением струится воздух. Слегка повернув голову, увидел рядом несколько коек с людьми опутанных проводами и трубками.
Первая мысль: "Это больница".
Распахнулась дверь, в помещения вошла молодая женщина в зелёном хирургическом костюме, встретившись с ним взглядом, она, обернувшись к дверному проёму, крикнула:
- Александр Дмитриевич, седьмой очнулся!
Появился врач в таком же зелёном костюме, бегло осмотрев его, распорядился:
- Смотрит осмысленно, отключай систему жизнедеятельности.
Когда из горла извлекли инородную трубку, он самостоятельно вздохнул, и этот воздух показался вкуснее, чем тот который нагнетала машина, не удержавшись от этого приятного ощущения - улыбнулся.
- Смотри, только очнулся, и уже лыбится, - хохотнул доктор. - Тебе парнишка повезло, что очнулся, сегодня должны были отключить от приборов жизнеобеспечения, ты неделю пробыл в коме и надежд не подавал, - говоря, доктор продолжал извлекать из тела различные трубки и провода.
- Александр Дмитриевич, чего он сжал кулак, у него уже рука засинела от напряжения.
Доктор, обратив внимание на сжатый кулак, пошутил:
- Уже драться собрался, смотри, у нас не забалуешь, опять к трубкам присоединим. Давай, дорогуша, разжимай пальцы.
Но как он не старался расслабиться, разжать кулак не смог.
На помощь пришёл доктор, с трудом он стал разжимать по одному пальцы на руке.
- Смотри, - обратился он к медсестре, - у него в кулаке что-то зажато!
Разжав ладонь, они с удивлением рассматривали чёрный, овальной формы камушек.
- Откуда он его взял?
- Понятия не имею, на утреннем осмотре не было.
- Откуда это у тебя? - доктор поднёс к его лицу камень.
- Не знаю, - прошептал он.

Его перевезли из реанимации в общую палату. Вскоре пришёл другой врач, осмотрев его, задавала вопросы. Из осмотра вытекало следующее, за исключением, что он ничего не помнит из своей жизни, он здоровый человек. Он мог говорить, читать, логически мыслить. Мог ходить, есть и делать все, что полагается здоровому человеку, небольшая слабость, по уверению врача пройдёт через пару дней. Единственно, что не мог, так это вспомнить кто он, совершенно ничего из прошлого. От врача он узнал, что зовут его Егором, что ему тридцать лет. Доктор рассказала ему, что неделю назад он свалился на стройке с седьмого этажа.
- Удивительно, - продолжал врач, - при поступлении вы были безнадёжны, неоперабельная гематома головного мозга не оставляла шанса. А сейчас томография мозга показала, что гематома полностью рассосалась. Невероятно, но факт на лицо, вы практически здоровы.

После обеда его посетил представитель строительной кампании, где он работал разнорабочим. Ему доходчиво объяснили, надеяться на страховку не стоит, так как он нарушил условия контракта, работал в сильном алкогольном опьянении.
- Вот копия акта экспертизы вашей крови взятая в больнице. Как видите в вашей крови не просто много алкоголя, его чудовищно много. Мы расторгаем контракт, заберите, - чиновник протянул ему трудовую книжку:
- Вы уволены. Адиос! - представитель компании удалился.
Рассматривая трудовую книжку, Егор сделал вывод, подолгу на одной работе он не задерживался. Книга пестрела записями: уволен по статье, уволен по собственному желанию. Где-то он поработал пару месяцев слесарем-сборщиком, где-то дворником, там-то дорожным рабочим или грузчиком. Как таковой специальности он не имел.
На следующее утро его выписали из стационара, на руки дали лист бумаги, где помимо адреса прописки значилась фамилии родственников. Так он узнал, что женат и имеет двоих малолетних детей.

Денег ни копейки, добираться до дому, который находился на окраине мегаполиса, предстояло пешком несколько часов. Хотя название улицы, на которой был расположен его дом, ему ни о чём не говорило, тем не менее, он уверенно двинулся в путь. Он знал этот город, никаких побочных воспоминаний не было, просто был уверен, что там за поворотом улицы находится супермаркет, а если повернуть сразу за остановкой троллейбуса с бульвара в переулок, то упрёшься в кинотеатр. Весь путь до дому Егор пытался припомнить, хоть что ни будь из своей жизни, безрезультатно, мозг молчал. Он стал строить догадки, что его ждёт дома, как выглядит жена. Проходя мимо кафе, откуда распространялись запахи пищи, он почувствовал голод. Мысли перестроились, он строил предположения, что ему сейчас приготовит жена, пытался угадать вкусно умеет она готовить или нет. Интересно, удивится она, что его так быстро выписали из больницы?
"А почему она не пришла за ним сегодня? Может врачи не сообщили ей, что он поправился? А может просто не успела прийти, ну вроде работает, или например детей надо было отвести в ясли".
Продолжая рассуждать на подобные темы, он подошёл к своему дому. Это была обветшалая пятиэтажка доисторической эпохи, но что он здесь живёт, он был уверен на все сто.
Сидящие на скамейке возле подъезда бабули с интересом рассматривали подходившего Егора.
Догадавшись, что старушки знают его, он, подходя, поприветствовал их:
- Здравствуйте!
В ответ:
- Явился ирод. Где болтался столько дней? Дети голодные уже по помойкам питаются! Участковый приходил, сказал, будет оформлять детей в приют.
- Так жена же...
Он не успел закончить фразу, старушки наперебой загалдели:
- Неделю не просыхает, только хахалей с бутылками принимает.
- Зачем рожала? Если растить не собиралась?
- Детские пособия на водку тратит.
- Алкоголичка бесстыдная.
Егор не слушая продолжения, прошёл в обветшалый подъезд, остановился перед приоткрытой дверью.
"Кажется здесь".
Клубок чувств смешался в нём, нерешительность, страх и тревога. Сделав над собой усилие, он вошёл в квартиру. Внутри было хуже, чем в подъезде, рваные обои, хлам и мусор, повсюду пустые бутылки и затхлый запах. Пройдя прихожую, вошёл в комнату.
- Папа! Папа пришёл!
Двое малышей, мальчик лет четырёх и девочка, ещё меньше ростом, бросились к нему.
- Папа, мы играем в праздник. Будешь с нами играть?
- Буду. А в какой праздник мы будем играть?
- Сегодня мы пойдём в магазин и купим булку.
Сердце Егора сжалось.
- А где мама?
Мама спит, вчера приходил дядя, и они всю ночь ругались.
Он подошёл к рваному дивану, жена спала беспробудным пьяным сном.
- Дети я сейчас приду.
Найдя в туалете ведро, взяв тряпку, вышел во двор.
- Бабули, - обратился он к сидящим на скамейке, - я вымою подъезд. Может, соберёте по квартирам мелочи, не на выпивку, на еду.
Через час он нёс с магазина хлеб, молоко и даже немного дешёвой колбасы.
Накормив детей, отвёл их во двор в песочницу:
- Играйте здесь, никуда не уходите, я открою окно, если что позовите меня.
Вернувшись в квартиру, собрал все детские вещи, пришлось попросить у соседа в долг кусок хозяйственного мыла. После стирки вынес несколько вёдер мусора, вымыл немногочисленную посуду.
За этим занятием его застала проснувшаяся жена:
- Ты чево делаешь?
- Прибираюсь.
Она недоумённо смотрела на него.
- Есть будешь, остался батон с молоком.
- А кроме молока есть, что покрепче?
- Нет.
- Голова раскалывается. Опохмелиться надо. Дай денег.
- У меня нет денег.
- Но молоко на что ты купил?
- Всё истратил.
Вздохнув, она села на табурет:
- Где пропадал неделю?
- В больнице.
- Отравился леваком?
- Нет, ушиб головного мозга.
- То-то я смотрю, ты посуду моешь, видно крепко стукнулся.
Раздался стук в дверь. Жена продолжала сидеть не реагируя.
- Может, откроешь дверь? - попросил Егор.
- Зачем? Свои без стука входят, раз стучатся, значит - чужие.
- Я замок врезал.
- Тогда может кто с гостинцем! - она, повеселев, побежала открывать.
Судя по радостным возгласам, доносившимся с прихожей, она оказалась права. На кухню вошли двое незнакомых мужиков:
- Здорово, Егор! Доставай стаканы, - на стол выставили пару бутылок бормотухи.
Жена радостно суетилась, разрезая остатки хлеба в вымытую тарелку.
Егор хмуро смотрел на гостей.
- Ты чего такой хмурый? - спросил один из приятелей.
- Здесь пить не будете. Погода хорошая, идите во двор на травку.
- Нее поонял, - протянул второй гость.
- Не обращайте на него внимания, - жена, не отрываясь, смотрела на бутылку, - у него ушиб мозгов.
- Ну, ты Егор смотри, а то мы их ещё раз можем ушибить.
- На улицу, - спокойно предложил он, показывая большим пальцем через плечо в сторону окна.
Мужики переглянулись:
- Придётся учить, как гостей принимать.
Один из товарищей размахнувшись, хотел нанести удар кулаком в лицо Егору.
Перехватив руку нападающего, он вывернув её, оттолкнув второго приятеля, подволок мужика к распахнутой двери, и ногой под зад вытолкнул того в подъезд. Всё это он проделал с такой быстротой и сноровкой, что сам этому удивился. Второй гость, поднявшись с пола и прихватив бутылки, осторожно протиснувшись по стеночке, сам выбежал из квартиры.
Жена, видя уплывающую выпивку, взревела, вцепилась в волосы Егору, крича нецензурной бранью, что если он ушибленный на голову, то нечего другим портить жизнь. Старушки, сидящие на скамейке возле дома, переглянулись:
- Началось...
Впрочем, на этот раз они ошиблись, скандал как то быстро прекратился и в наступившей тишине они с беспокойством гадали, что происходит в притоне.

Егор обнимал плачущую жену, гладил её по волосам и шептал на ухо:
- Всё, теперь всё будет по-другому. Если убрать эти синяки под глазами, привести в порядок опухшее лицо, расчесать волнистые волосы, ты станешь настоящей красавицей. Теперь всё изменится к лучшему.


Глава 3


Он проснулся рано, слышал, как мирно спят дети, чувствовал, как рядом лежит с открытыми глазами жена, он понимал, ей сейчас очень плохо, нужна помощь специалистов. Сейчас эта была первостепенной задачей. Встав и умывшись холодной водой, присел рядом с женой:
- Потерпи милая пару часов, я всё сделаю, чтобы облегчить твоё состояние.
Так как телефона не было, он отправился в ближайшую станцию скорой помощи пешком.
Диспетчер неотложной помощи, оценивающе осмотрев одежду Егора, ответила отказом:
- Скорая не оказывает бесплатные услуги по снятию абстинентного синдрома, если наступит белая горячка, тогда вызывайте. Отвезём в психушку.
- Но доктор,
- Никаких но, обращайтесь в наркологический диспансер.
Взяв адрес поликлиники отправился туда.
- У вашей жены имеется полюс медицинского страхования?
- Кажется, нет, она не работает.
- Мужчина, тогда или платите деньги, или мы вам ничем помочь не сможем.
- Посоветуйте, что ни будь.
- Пить не надо.
Расстроенный Егор вышел на улицу, попросив у прохожего сигарету, присел на скамейку. Шаря по карманам в поисках спичек, он вытащил небольшой отполированный камень. Рассматривая этот неизвестно откуда появившийся талисман, Егор думал, что предпринять. Когда он оторвал взгляд от камня, подняв голову, увидел золотые купола церкви стоящей в соседнем квартале.
Егор дождался окончания службы, подошёл к священнику, рассказав о своей проблеме. Священник отвёл его к телефонному автомату, дал номер телефона:
- Это благотворительная организация "анонимные алкоголики", думаю, они вам помогут.

Попрощавшись с женой, он ещё раз переговорил с женщиной волонтёром приехавшей за супругой.
- Не беспокойтесь, всё будет хорошо. Я сама прошла через это. То, что ваша жена согласна изменить образ жизни, это уже половина успеха. Месяца два или три она должна жить у нас в центре вместе с другими. Вы можете приходить каждый день, это только приветствуется, ведь легче излечиться, когда чувствуешь, что ты кому-то нужен.
Следующим, чем Егор занялся, попытался устроить детей в детский сад. Но, ни в рядом расположенном, ни в другом детей не взяли. Как только заведующая встречалась с Егором, сразу ясли оказывались переполненными.
- Извините, мест нет.
Егор понял, надо менять имидж, как говориться встречают по одёжке.
Для начала он искал разовую работу, там вырыть траншею, где-то разгрузить вагон и так далее. Вообще деньги небольшие, зато платили сразу. В течение недели он смог сэкономить, за вычетом продуктов питания, фруктов для жены осталась небольшая сумма. В субботу с детьми отправился на рынок, где приобрёл для них обновки и недорогие игрушки. Для себя купил костюм, пересмотрел их много, когда нашёл подходящий и по цене и по фасону, начал торговаться. Продавец сделал скидку, хватило ещё и на рубашку. Туфли купил на распродаже поношенной одежды, но вполне приличные. В результате, придя домой и, переодевшись, выйдя вечером с детьми на прогулку, он по реакции местных сплетниц понял, что добился нужного эффекта. Вначале бабули не узнали его с детьми, только после того как поздоровался, они даже не скрывая удивления принялись расспрашивать, что с ним случилось. Егор отшучивался, смеялся с ними и серьёзно говорил, что с алкоголем завязал. Из разговора со старушками узнал, завтра объявлен субботник по благоустройству двора.
Утром он уже стоял во дворе с лопатой. Жильцы дома, которых совершенно не помнил, подходя к нему, здоровались, по их удивлённым взорам догадался, они не ожидали от него такого поступка. Во время работы по посадке деревьев, мимо проходили пару подвыпивших парней, вдруг узнав его, остановившись, обалденно наблюдали за ним:
- Егор, ты, что с дуба рухнул?
- Нет, с седьмого этажа.

На следующий день во время визита в детский садик, та же самая заведующая не узнала в коротко постриженном, прилично одетом и весёлом мужчине, прежнего просителя. Места в садике были, и после сбора медицинских справок он мог приводить детей.
В квартире сделал косметический ремонт своими руками. Поклеил новые обои на стены и потолок, покрасил старые деревянные полы и оконные рамы, починил ломаную мебель. Умудрился приобрести бывшую в употреблении, но вполне рабочую автоматическую стиральную машину. Несмотря на жёсткий режим дня, подъём в пять утра, готовка, работа, дети, усталости не чувствовал. Воспоминания прежней жизни всплывали порой во снах, в основном застолья, брань и череда опухших лиц. Просыпаясь утром, он не мог поверить, что раньше был, зависим от спиртного. Сейчас алкоголь для него не представлял интереса, он мог выпить за компанию бокал пива или рюмку водки, но не более. Ощущение опьянения не приносило для него радости, наоборот он расстраивался, что снижается его работоспособность, острота мысли, ему становилось жаль потерянного времени. Впрочем, однажды ему пришлось отведать хорошего вина, и здесь ему понравился вкус и запах питья, он пил маленькими глотками, стараясь продлить тёплые эмоции, нахлынувшие от божественного напитка, но здесь он наслаждался не спиртовой составляющей.
Время шло, он понимал надо искать постоянную работу с хорошим заработком. Но какую? Нет специальности, только "бери больше, кидай дальше".
Новый жизненный поворот произошёл неожиданно.
Проработав всю ночь на разгрузке железнодорожных вагонов, ранним утром возвращался домой, бредя пешком по ещё пустующим улицам города.
Проходя мимо казино, он опять ощутил незначительную вибрацию камня лежащего в кармане брюк. Так происходило всякий раз, когда он проходил мимо этого казино. Егор догадывался, камень вибрирует неспроста, что-то должно связать его судьбу с этим местом. В этот раз он стал свидетелем произошедшей сцены. Из заведения вышел человек с кейсом в руках и направился к поджидающему его автомобилю, одновременно из-за угла здания, взревев выхлопными трубами, вылетел мотоцикл. Сидящий за водителем пассажир, на ходу вырвал кейс у растерявшего от неожиданности мужчины. Стремительно набирая скорость, мотоцикл нёсся по дороге в сторону Егора. Всё произошло за секунду, он, прыгнув с тротуара на проезжую часть, успел схватить грабителя за ворот куртки, от рывка потерял равновесие, упал на асфальт, но и вор с кейсом вылетел из мотоцикла. Водитель мотоцикла даже не заметил произошедшего и на огромной скорости унёсся восвояси.
Подбежавшая охрана казино скрутила грабителя, ему же предложили пройти в заведение к менеджеру.
Оглядев Егора в разорванной одежде, менеджер, полноватый мужчина пятидесяти лет протянул ему руку:
- Благодарю вас, с вашей помощью мы не только задержали грабителя, но и вернули клиенту его значительный выигрыш. Не буду объяснять вам, как могло негативно сказаться это происшествие на имидже нашего заведения, если бы не ваша помощь.
Егор пожал плечами:
- Рад был помочь.
- Какую сумму в качестве вознаграждения вы хотите?
Егор развёл руками, демонстрируя порванную при падении одежду:
- Разве только небольшую сумму, купить новую робу.
- Вы шли на работу?
- Нет, возвращался.
- Если не секрет, где вы работаете?
- Грузчиком, где придётся.
- У вас хорошая реакция, да и судя по тому с какой скоростью вы подскочили к проезжающему мотоциклу, у вас отличные физические данные. Могу вам предложить работу у нас.
- Какую?
- В службе безопасности казино.
Егор недоумённо смотрел на менеджера.
- Уверен ваш заработок в несколько крат возрастёт, - продолжал тот, - кроме того вы смените эту грязную рабочую одежду на цивильный костюм. Думаю, лишние деньги вам не помешают?
- Деньги не бывают лишними.
- Похвально. Ну, что ж, оставьте свои анкетные данные, после их проверки мы позвоним вам.
- У меня нет телефона.
- Это поправимо.
Подозвав одного из охраны, он распорядился принести Егору новый мобильный телефон. Охранник попытался уточнить, какой модели, но менеджер оборвал его:
- Из лучших смартфонов, это наша компенсация за порванную одежду.

Через неделю Егор приступил к исполнению новых обязанностей. Ему был выдан аванс на приобретение костюма, сорочек, галстуков. Работа заключалась в обеспечении безопасности клиентов. На входе проверяя входящих металлодетектором, он вежливо предлагал посетителем на время пребывания в казино сдать на хранение имеющие оружие. Особые проблемы доставали братки, приезжающие из провинции оторваться от своих неправедных дел. Припарковавшись прямо возле входа, одетые в спортивные костюмы они пробовали прорваться в клуб, не желали запирать в сейф свои автоматические пушки. На блатном жаргоне принимались оскорблять, демонстрируя какие они крутые парни. Егор согласно инструкции вызывал старшего охраны, который популярно объяснял ребятам из провинции, что если те будут нарушать общепринятые правила, то поимеют неприятности от крыши заведения. Как правило, такие угрозы действовали, и беспредельщики, бубня себе под нос, убирались восвояси. Сами охранники оружия, кроме электрошокера не имели, только старший охраны был вооружён табельным пистолетом. Ещё проще была работа в игровых залах, здесь он должен только наблюдать, вмешиваясь только в крайних случаях. Часто пьяные посетители просили его принести напитки, или привести к ним свободную девушку, хотя это была не его обязанность, он выполнял просьбу, так как всё вознаграждалось щедрыми чаевыми. В купе с хорошей зарплатой, он уже через пару месяцев купил подержаную, но вполне приличную иномарку. Удобный график работы, ночь через ночь, оставлял время не только для домашних дел, он успел пройти курсы водителей. Здесь он удивлял и себя и других. Со слов жены, он никогда не водил автомобиля, но когда вместе с инструктором впервые сел за руль, то ощутил себя вполне уверенно, сходу тронувшись, он не только профессионально проехал маршрут, но дополнительно продемонстрировал наставнику навыки экстремального вождения. То, что он никогда не водил машину, учитель воспринял как шутку.
Жена, пройдя курс реабилитации, бросила пить. Теперь она сама принимала активное участие в деятельности "анонимных алкоголиков", став волонтёром этой организации. Егор выполнил своё обещание, уговорив жену посещать косметические салоны и часто возя её по различным выставкам одежды, он сделал из некогда опухшей и растрёпанной алкоголички, стильную женщину. Не раз замечал, как оборачиваются ей вслед проходящие мужчины.
По выходным семьёй они стали выезжать за город на пикник. Дети как то вдруг быстро подросли, теперь это были не истощавшие, грустные ребятишки, а резвые и жизнерадостные. Иногда на пикник выезжали вместе с новыми знакомыми жены, из её организации "анонимных алкоголиков". На природе делали шашлыки, пили квас, в перерывах между купанием и волейболом слушали лекции от бывших алкоголиков. А послушать было что, так как здесь были и физики и лирики, которые споря и читая стихийные лекции, оставляли богатую пищу для размышлений.
Осень пролетела быстро и насыщенно, но однажды молчавший талисман камень, с которым Егор никогда не расставался, вновь ожил.
Всё произошло на работе, глубокой ночью вдруг все как-то засуетились.
- Хозяин едет! - ответил ему на немой вопрос коллега.
Егор ни разу не видел владельца казино, тот крайне редко появлялся в заведении. Из разговоров он знал, что это молодой и придирчивый человек. Рассказывали, что однажды во время визита он до полусмерти избил бармена лишь за то, что тот, как показалось хозяину, не слишком расторопно справляется со своими обязанностями. Говорят он орал, что платит большие деньги персоналу не за то, что бы те ползали как сонные мухи.
- Постарайся сделать вид, что занят работой, - инструктировал его коллега.
В казино не вошёл, скорее, ворвался в сопровождении четырёх крепких вышибал, молодой черноволосый парень в придачу к охране его сопровождала пара собак, злобные стаффордширские терьеры. Остановившись посреди игрового зала, он осмотрел всё помещение, внимательно останавливая взгляд на каждом работнике. Встретившись с ним глазами, Егор почувствовал смесь чувств, где был и страх и ненависть с отвращением. Ему показалось, что камень в кармане пиджака завибрировал, заставив отвести взгляд от хозяина казино. Хозяин перевёл свой взгляд на девушек возле бара, которые в ожидании клиентов коротали время за стойкой.
- Почему не работаете! - заорал он на них.
Те от страха побледнели.
- Я вас спрашиваю, чем вы тут занимаетесь!
Одна из девушек собравшись с духом, попыталась объяснить:
- Ждём, клиентов сейчас нет...
- Клиентов! - завизжал хозяин, - я устрою вам клиентов!
Обернувшись к рядом стоящим собакам он, ткнув в направлении девушек пальцем, отдал команду:
- Взять!
Злобные твари, сорвавшись с места, бросились на девчат, те в рассыпную, собаки догнав одну из женщин набросились. Та дико закричала, а хозяин глядя на терзающих плоть собак смеялся.
- Господин, мне надо с вами поговорить, - Егор, сам не понял, как у него вырвались эти слова.
Хозяин, отозвав собак, распорядился:
- Выкиньте вон ту драную шлюху.
Повернувшись к Егору он, оглядев его, распорядился:
- Следуй за мной.
Пройдя в кабинет садист, развалившись в кресле, достал толстую сигару и закурил:
- Что у тебя?
Егор, не веря тому, что делает, заговорил. Он говорил помимо своей воли, не думая, слова сами собой изливались, но остановить речь не мог:
- Хозяин, я хочу доложить вам, что старший менеджер вас обворовывает. Я наблюдал за ним некоторое время, и знаю схему, по которой он изымает часть полученной прибыли.
Егор пытался остановить эту речь, сжать рот и не раскрывать его. Но в мозгу прозвучала фраза - "Так надо", он был уверен, что услышал это внутри себя, а не сам так подумал. Ошеломлённый, он подчинился той внутренней силе, которая взяла управление его телом.
- А не тебя ли этот старший менеджер взял на работу, вытащив из нищеты? Это ты его в благодарность сдаёшь?
- Господин, я думал полученной работе и изменениям в моём финансовом положении обязан вам. Вы единственный кто может влиять на судьбы, а раз я обязан вам благополучием, то мой долг доложить, что происходит в ваше отсутствие.
- Мне нравятся подлые люди. Теперь ты старший менеджер, а он будет твоим заместителем. Ступай.
Выходя из апартаментов хозяина, Егор столкнулся с теперь уже бывшим главным менеджером. Тот, встав у него на пути, прошипел:
- Что ты ему сказал?
- Правду.
- Какую правду?
- О твоих махинациях.
- Парень, ты теперь по уши в дерме.
Егор, ухмыльнувшись, лёгким движением руки отодвинул своего бывшего шефа в сторонку, и не торопясь пошел к его кабинету. Он не видел, но догадывался, как тот затрясся в приступе ярости.
Охрана хозяина позвала к боссу бывшего главного менеджера.
Егор, войдя в шикарно обставленный кабинет бывшего начальника, намеренно оставил за собой открытую дверь. Сотрудники казино наблюдали как он, расположившись в кресле, достал из деревянного ящичка дорогую сигару, и не торопясь, смаковал запах табака, обрезал кончик платиновыми кусачками, прикурил. Егор одновременно наблюдал и за мониторами, установленными в кабинете, и за дверью апартаментов хозяина, за которыми скрылся менеджер.
Егор пробыл у хозяина всего две минуты, сказав пару фраз, и получил должность главного. Он уже выкурил половину толстой сигары, а его бывший начальник ещё не вышел. Появилось беспокойство, всё ли он сделал правильно, может быть, главному менеджеру удастся выкрутиться, вот тогда последует точно полное дерьмо. Но его беспокойство сразу улетучилось, когда он увидел вышедшего менеджера, тот был белее офисного бумажного листа.
Теперь Егору предстояло завершить начатое, и снова вопреки желанию своей воли заорал:
- Бегун! - такая была фамилия у менеджера.
Тот, услышав свою фамилию, словно споткнувшись, застыл на месте. Ранее его называли только по имени и отчеству, Валерий Степанович.
- Бегун! Оглох, что ль? Зайди ко мне.
Тот, поколебавшись, прошёл в свой бывший кабинет.
- К завтрашнему утру подготовишь мне всю документацию для передачи.
Бегун ненавистным взглядом смотрел на Егора, в нем читалось желание мести.
- Я тебя спрашиваю, ты понял меня! - повысил голос Егор на молчавшего Бегуна.
- Понял, - прошептал тот в ответ.
В это время появился хозяин, собравшийся покинуть казино. Егор приступил к завершающей фазе начатого спектакля.
- Не слышу ответа! - Егор встав и подойдя к Бегуну, неожиданно врезал того в челюсть.
Отлетев в сторону, сполз по стеночке на пол. Егор, подойдя к нему наклонился:
- Мне кажется, ты меня не понял, - и нанёс удар ногой по телу лежачему.
Краем глаза он видел довольную физиономию хозяина садиста, наблюдавшего за происходящей сценой.

Утром, Егор не поехал, как обычно, домой. Выехав за пределы мегаполиса, он остановил машину на берегу небольшой речушки. Выйдя из автомобиля, сев на травяной берег начал анализировать прошедшую ночь.
Он не понимал, как такое могло произойти. Почему он так подло поступил с человеком, который ему ничего плохого не сделал. Напротив даже устроил на хорошо оплачиваемую работу.
"Что происходит со мною?", - Егор был в отчаянии.
"Всё произошло помимо моей воли, мною как будто управляют со стороны. Словно во мне живёт другой человек, который совершает эти не мысленные поступки. Я не помню, кем был, а теперь не могу понять, кем стал".
Из рассказов жены он восстановил своё прошлое, где был пьяницей, и бестолковым человеком. Со слов жены, ранее у него не было никаких интересов, кроме беспробудного пьянства. Иногда во снах ему приходили видения из той жизни - серые картинки существования.
"Что произошло со мной после травмы? Кем я стал? Кто я настоящий, тот, кто был до падения с седьмого этажа, или кем я сейчас являюсь? До прошедшей ночи всё складывалось с моральной стороной жизни вполне благопристойно. Я работал, был честен, не делал глупостей. И вдруг в один момент совершил поступок, о котором даже не мог ранее подумать. Подлый поступок. Но самое странное, что у меня осталось такое ощущение, что на это меня подтолкнула какая-то неведомая сила. Раньше я был совершенно другим человеком, теперь стал иным, да к тому же делающим спонтанные поступки. Похоже на раздвоение личности, кажется, в медицине это называется шизофренией".
Сидя на берегу, курил сигарету за сигаретой, продумывая как поступить.
"Может плюнуть на всё, уволиться, найти другую работу? Ну, потеряю я приличный доход, что из этого? У меня есть силы, я смогу заработать на жизнь и благополучное содержание семьи. Роскошь не главное, можно жить счастливо, не имея крутой тачки и денег. Главное что ни я, ни жена теперь не злоупотребляем алкоголем. Всё, решено, еду прямо сейчас увольняться".
Он, поднявшись, сев за руль автомобиля выехал на трассу, ведущую в город.
Обогнал одну за другой несколько машин, с решительностью принятого замысла давя акселератор. На очередном обгоне, перед автомобилем возник человек, Егор инстинктивно вывернул руль в сторону. Машина на скорости вылетела с трассы, подскочив на выступе возле обочины, описала в воздухе полный пируэт вокруг своей оси, шлёпнувшись на все четыре колеса, юзом пошла по вспаханному полю. Егор, забыв про тормоза, смотрел в лобовое стекло, странная человеческая фигура, возникшая перед машиной, не исчезла, она продолжала двигаться вместе с ним. Это было полупрозрачное видение монаха, который словно парил в воздухе, неотрывно смотря на него. Из ступора Егора вывела обжигающая боль в районе кармана куртки, нажав на тормоза и засунув туда руку тут же её выдернул. Карман куртки вдруг задымился, прогорев из него выпал раскалившийся докрасна камень талисман, прежде чем остыть успел прожечь обивку сиденья. Видение монаха исчезло. Егор поднял камушек, тот оставался ещё довольно горячим, он ощутил вибрацию камня, она передалась на его ладонь, поднялась до локтя, до шеи, охватила всё тело, его всего затрясло. Он ясно услышал внутри своего мозга чужой голос:
- Помоги нам!
Егора трясло, одновременно он видел подбежавших к машине людей, слышал их.
- Что с ним? Его всего трясёт?
- Пропустите меня, я врач. Это приступ эпилепсии.
- Как вообще выдали права эпилептику, он мог угробить не только себя?
- Это пусть дорожная инспекция разбирается, помогите вытащить его из машины.
Егора продолжало колотить, и голос внутри просил:
- Помоги нам!
После приступа он отключился, настал глубокий сон.
Его доставили в больницу. Доктор задавал вопросы:
- Что произошло?
- Возвращался на машине домой, неожиданно перед глазами возникло видение человека, посторонний голос в голове, потом начало меня трясти.
- Ранее у вас наблюдались эпилептические припадки?
- Нет.
- Спиртным, наркотиками злоупотребляете?
- Раньше пил.
- Когда был последний запой и сколько продолжался.
- Несколько месяцев назад, пил по долгу.
- Черепно-мозговые травмы были.
- Нет. Разве несколько месяцев назад упал на стройке с седьмого этажа. Но без последствий.
Начались обследования в клинике, сканирование мозга, тесты и т.д.
Вечером он был уже дома, согласно заключениям врачей, анатомическая структура головного мозга без патологии, но обнаружен очаг повышенной возбудимости, физиологически напоминающий эпилептический. Рекомендовано консультация психиатра.

Прошла неделя.
- Егор, что с тобой происходит? Мне иногда становится страшно.
Жена налила ему новую порцию чая.
- Знаешь, ты не просто изменился, ты стал совершенно другим человеком. Бывало раньше, в другой жизни, когда ты меня поколачивал, мне было страшно, но так я еще не боялась тебя, как сейчас. Парадоксально, но мне страшно оттого, что ты стал добрым, заботливым. Мне страшно от того, что во сне ты разговариваешь на странном языке, который не напоминает ни английский, ни китайский. Ты спишь по четыре часа в сутки, и при этом совершенно не устаёшь. Почему все, что берёшься отремонтировать, будь капающий водопроводный кран, или сломанный компьютер, ремонтируешь быстро и ловко, будто занимался этим всю жизнь. Кто ты, Егор, на самом деле?
Он смотрел в глаза жены и не знал, что ответить. Эти же вопросы мучили и его. Какая-то потусторонняя сила внутри его сознания давала ему эти необычайные способности. Эта неизвестная энергия, заставляла его каждое утро после работы идти на стадион и накручивать там круги. Он пробегал несколько десятков кругов по беговой дорожке, почти пятнадцать километров. Причем бежал в таком высоком темпе, что не раз к нему после подходили тренеры, которые занимались со своими спортсменами. Интересовались кто он, каким видом спорта занимается, и почему они о нём раньше не слышали. Удивлялись, когда он отвечал, что не спортсмен, а бегает просто для удовольствия. Предлагали ему всерьёз заняться спортивной карьерой, он, смеясь, отказывался. Весь потный после пробежки он возвращался домой. Теперь, живя в пентхаусе, расположенном в элитном жилом комплексе, он каждый день занимался в фитнес-центре, по часу времени работая на тренажерах. Теперь его тело изменилось, мышцы окрепли, исчезла дряблая кожа, осанка и фигура стали спортивной.
Каждый день он учил иностранные языки, одновременно два. Репетитор поражался его способности, он схватывал всё на лету.
Она спрашивала:
"Почему вы в своём возрасте, с такими способностями к языкам, ещё не полиглот?"
Он отшучивался.
Он успевал в течение дня помогать жене в её общественных делах, заниматься с детьми и решать хозяйственные вопросы. Они жили теперь в огромной квартире, но по просьбе жены держали прислугу в минимальном количестве.
"Я к этому не привыкла. Зачем повар, нянечки, горничные? Справлюсь сама".
"Не выдумывай, - отвечал он ей, и нанимал прислугу".
Однажды выходя из кафе, куда заезжал выпить чашечку напитка, его окликнули:
- Смирнов?
На него изумлённо смотрела молодая женщина. Её лицо Смирнову ни о чём не говорило.
"Это из прошлой жизни", - догадался Егор.
- Привет, - слегка улыбнувшись, поздоровался он.
- А я думаю, ты это или не ты. Представляешь, какие сплетни о тебе рассказывают наши одноклассники? Говорят ты алкаш, и не вылезаешь из запоев, нигде не работаешь и бомжуешь.
- Правду говорят.
- Шутишь, ты весь из себя такой импозантный.
В это время у Егора зазвонил мобильный.
- Минутку, партнер по бизнесу, - он стал разговаривать по телефону на английском языке.
Одноклассница, с удивлением смотрела на него. Когда Егор закончил разговор, спросила:
- Когда ты успел так в совершенстве овладеть иностранным языком, у тебя же в школе были сплошные двойки?
- Жизнь заставила. Тебя подвезти?
- Мне не далеко.
- А мне не трудно, садись, - он открыл дверь купленного пару дней назад нового Мерседеса.
- Всё же, Егор я не понимаю, мне про тебя рассказывали ни один и не два наших знакомых, и не так давно. С чего это они так тебя оклеветали?
- Они не клеветали. Я сам не понимаю, что происходит, в одно мгновение вся моя жизнь перевернулась.
Попутчица с недоверием смотрела на него:
- Так не бывает.
Егор лишь горько улыбнулся.
Дома вновь произошло объяснение с супругой:
- Егор, что происходит с тобой? - повторила жена свой вопрос.
-Я не знаю, такое ощущение, что я раздвоился.
Некоторое время помолчал:
- Иногда мною как будто кто-то управляет, ощущаю, что делаю некоторые поступки спонтанно, даже не успеваю осмыслить некоторые вещи, схватить суть, а уже реагирую. При этом не все эти поступки мне нравятся, бывает, что они отвратительны. Вчера на работе, на глазах пришедшего босса, стал издеваться над подчинёнными. Я знал, что поступаю нехорошо, но кто-то неведомый внутри меня заставлял меня унижать людей.
- Может это просто тебе кажется?
- Кажется? Ты только, что спросила, почему я стал мастером на все руки.
Когда я что-то делаю, порою даже не понимаю того что мастерят мои руки, просто чувствую что именно так должно быть.
- Может это интуиция?
- Не смеши. Я словно стал машиной, обладающей хорошей производительностью, кибернетическим интеллектом, чудовищной силой. Я машина, которой кто-то управляет.
- Егор, мне страшно.
- Ничего милая, я справлюсь с этим.
- Что ты задумал?
- Думаю надо ещё раз с седьмого этажа долбануться вниз головой.
- Не говори глупостей.
В это время зазвонил домашний телефон.
Взял трубку Егор:
- Да?
В ответ молчание.
- Алло, - повторил Егор.
- Помоги нам.
- Кто это? Послушайте! Кто вы?
- Помоги нам!
В глазах Егора помутнело, пошли какие-то радужные круги, и вдруг яркая вспышка, а потом возник калейдоскоп жизней людей, разных времён.
Несмотря на то, что люди были не только не похожи друг на друга, отличались национальностью и полом, Егор ощущал их единым целым.
Он знал, был уверен, что варвар, украшенный звериными шкурами, держащий в руках короткий меч, эта та же личность, что поднимающаяся по лестнице дворца, милая, прелестная красавица, расточающая улыбки направо и налево. Он видел этого человека в образе провинциального школьного учителя и в то же время это был офицер вермахта.
Десятки образов проносилось в голове у Егора, а голос внутри его всё просил:
- Помоги нам.
Егор валялся на полу, судорога сводила его тело, со рта показалась пена из слюны. Испуганная жена вызывала неотложку.

- Да что это такое! - кричал на доктора, - объясните, наконец-то, что со мною, чем я болен?
- Послушайте, молодой человек, успокойтесь. Все видения, посторонние голоса, это всё лишь плод вашего воспалённого рассудка. По данным статистики шизофрения возникает преимущественно в молодом возрасте, в период с 30 до 40 лет.
- Доктор, это излечимо?
- Ну, если вы будете постоянно принимать назначенные лекарства, следовать нашим рекомендациям, то думаю, мы сведём к минимуму ваши обострения.
А сейчас с вашего разрешения, давайте сделаем укольчик, вы успокоитесь, отдохнёте, а завтра мы продолжим беседу.
Вторую неделю Смирнов находился в клинике, он повторно прошёл все диагностические процедуры, от сдачи анализов крови до магнитно-резонансной томографии. Несмотря на назначенные уколы и большие дозы таблеток, лучше ему не становилось. Приступы повторялись всё чаще, иногда он полностью терял контроль, где находится. Отвечая доктору на простые вопросы:
- Какое сегодня число? День недели?
Он мог ошибиться не только во времени года, но вдруг ни с того сего назвать дату на пару, тройку сотен лет в прошлое.
Бывало, он ловил себя на том, что разговаривает сам с собой. А ночные кошмары, для него они превратились в ужас. То, что он видел в этих видениях, он не мог толком описать доктору. Отвратительных монстров он называл чертями, а те изумительно яркие лучи света, которые иногда видел в этих видениях, причислял к Богу.
- Егор Владимирович, так значит, вы утверждаете, что воюете с чертями?
- Нет, док, это не я воюю, а тот, кто сидит внутри меня.
- А тот, кто внутри вас, он кто, мужчина или женщина?

Егор задумался над этим, казалось простым вопросом. Врач, наблюдая за его растерянным выражением лица, производил какие-то пометки в своей тетради.
- Я точно не уверен, но он кажется одновременно и мужчиной и женщиной.
- Как это? Гермафродит что ли?
- Нет. Он женщина, но может быть и мужчиной.
- Почему вы так считаете?
- Я вижу сны, это как будто отдельные кадры из фильма. В них, оно сидящее внутри меня, бывает и женщиной, и мужчиной. Но это не одновременно, а в разных эпохах. Я видел во сне воина, одетого в звериные шкуры, в руках у него был боевой топор, с решимостью в лице он бежал на своих врагов. А потом это видение исчезло, а на смену явилась прекрасная девушка, излучая ослепительную улыбку встречным людям, она поднималась по лестнице дворца. Я видел её в образе мужчины, который был провинциальным учителем, а в следующих снах она офицер вермахта.
- Егор Владимирович, может это всё же разные люди, почему вы так уверены что это одна и та же личность?
- Я это чувствую. Я просто уверен в этом.
- Этот человек, живущий в вас, он разговаривает с вами?
- Нет. Но его способности передались мне.
- Поподробнее...
- После травмы, падения с седьмого этажа, я бывший алкоголик перестал пить. У меня появились способности к иностранным языкам. Я могу починить сломанную электронику в автомобиле, не имея понятия об её устройстве. И самое главное - как я получивший смертельную травму смог не только выжить, но и чудесным образом поправиться. Как вам это?
- Такое иногда бывает. Скрытые человеческие резервы очень велики. Возможно, ваша черепно-мозговая травма явилась катализатором запустившая эти резервы. Но, как и пользу, она принесла и душевную болезнь. Вам надо понять, что вы больны шизофренией, попросту говоря раздвоением личности. Часто вторая личность заставляет совершать поступки не свойственные первой. У вас такое бывает?
- Да. Иногда совершаю поступки, за которые становится стыдно, но, несмотря на это он заставляет их делать.
- Если не секрет, что это за поступки?
- Я издеваюсь над подчинёнными, причём делаю это исключительно в присутствии своего шефа. Сопротивляюсь этому, но тот, кто внутри меня заставляет. Не понимаю, зачем ему это нужно.
- Он с вами не разговаривает?
- Ни разу. Но зато со мной говорит другой.
- Интересно, - доктор снова начал делать записи в своём журнале, - рассказывайте...
- Иногда я вижу монаха, раз он даже звонил мне на домашний телефон.
- И что он хотел от вас?
- Просил о помощи.
- О какой?
- Сам хочу знать, что им нужно от меня.
- Им?
- Этот монах заодно с тем, кто внутри меня.
- Послушайте Егор Владимирович, меня. Я много лет работаю врачом в психиатрической больнице, лечил очень много больных. И все мои пациенты рассказывали примерно одно и то же, что и вы. Вы должны понять, что этих людей внутри вас нет, что монах, всего лишь зрительные и слуховые галлюцинации. Я повторюсь, у вас классическая шизофрения. Но не волнуйтесь, если будете меня слушать, выполнять мои назначения, то мы сведём ваши обострения к минимуму. В конце концов, примерно один процент населения земного шара страдают этим заболеванием, и ничего, живут и творят. Среди них есть не просто знаменитые люди, но даже гениальные.
- Хорошо док, я постараюсь выполнять ваши требования.
- Вот и чудненько. А теперь ступайте в палату, а заодно пригласите ко мне постовую медсестру.
Вошедшей медицинской сестре, доктор отдал указания:
- Смирнову увеличьте дозировку вводимых лекарств до максимума. Он вообще должен перестать думать. Единственно, что должен уметь - это держать ложку, оправлять естественные надобности и считать до пяти. Вы меня поняли.
- Будет выполнено.

Глава 4


Егор пытался понять, где он находится. Рядом, где он лежал, находились ещё койки. На некоторых из них лежали люди. Он пытался сосредоточиться, определить место своего нахождения. Но очередная его попытка заканчивалась неудачей, ему не удавалась сосредоточиться. Как только ему казалось, что он ухватился за мысль, она вдруг растворялась, в мозгу вспыхивали отдельные слова, мелькали отвлечённые образы. Казалось, он думал обо всём сразу и одновременно ни о чём.
Когда ему подносили ложку ко рту, он понимал, надо есть. Но какую пищу он пережевывал, ему было совершенно безразлично, ни вкуса, ни запаха не ощущал.
Ему хотелось сходить по нужде, он осматривался, искал место - куда? К нему подходил человек одетый в белое, и отводил в уборную. Он пытался понять, кто это за человек в белом, но не мог сосредоточиться. Первая мысль, пришедшая о людях в белых одеждах, была ассоциация с ангелами, поэтому он укрепился во мнении, что его сопровождает божественный заступник, не обращая внимания на то, что защитника называют санитаром.
Он засыпал, и тут же оказывался в другом мире. Он находился в вихре событий, казалось, привычное течение времени исчезло, перемешались эпохи, мелькали лица дикарей и интеллигентов. Всё увиденное было ему незнакомо, мучительно пытался понять, кто он и где находится.
Просыпался, открывал глаза, и видел белый потолок, изливающие свет лампы, слышал голоса людей.
"Где я?", он пытался приподняться на постели, но усталость во всём теле не позволяла ему сесть. Он хотел позвать на помощь, но язык во рту словно разбух, и еле ворочался.
Однажды он услышал резкий, скрипучий голос, который показался знакомым:
- Что с ним?
Женский голос ответил:
- Вы знаете, где находитесь? В психиатрической больнице! Так чего спрашиваете, что с ним.
- Сука, я, кажется, спросил, что вы с ним сделали?
- Как вы смеете...
Егор снова провалился в бездну, он не видел, как постовой медсестре стало плохо от одного взгляда человека со скрипучим голосом. Она вдруг схватилась за горло и, задыхаясь от удушья, сползла по стене на пол. А тот больше не обращая на неё внимания, по-хозяйски прошёл в ординаторскую.
Мельком осмотрел присутствующих:
- Кто лечащий врач Смирнова?
- А вы кто такой, и как прошли в отделение?
- Остальные вон из кабинета!
- Что вы себе позволяете? - возмутилась одна из докторш.
Холод, который окутал её от взгляда незнакомца, заставил её замолчать. Все молча удалились.
Доктор не смог смотреть в лицо, потупив взгляд в пол, он ждал. Страшная энергия исходила от вошедшего незнакомца, врачу даже почудился трупный запах.
- Подними голову и посмотри на меня.
Доктор со страхом поднял глаза.
Нет, это был нечеловеческий взгляд, даже не зверя, только пустые глазницы, из которых извергалась мрачная бездна. В этой чёрной пропасти доктор увидел смерть, свой конец. Он задрожал, крупная дрожь заколотила тело. Отвратительный скрипучий голос произнёс:
- Завтра утром я приеду за ним. Если он не выздоровеет, я заберу тебя. Ты услышал меня?
Трясущийся доктор закивал головой.
Никто из медперсонала отделения не увидел, как незнакомец покинул больницу. Все, кроме одного, они забыли об этом странном визите. Подавленные неведомо откуда-то появившейся тоской, они с удивлением смотрели на колотящегося коллегу. Тот, заикаясь, спрашивал мнение о каком то человеке. Они недоумённо переглядывались между собой, подозревая, что коллега заболел.
В ответ на их вопросы, махнув рукой, доктор побежал в палату к больному.
- Отменить все назначения психотропных, - отдавал распоряжения подчинённым, - немедленно ставьте капельницу, провести форсированный диурез, гемодиализ, перитонеальный диалез, гемосорбцию!
- Всё сразу?
- Что вы стоите как истуканы! - орал док, - немедленно приступайте! После добавить стимуляторы. К утру он должен выглядеть как спортсмен!
"Или я буду выглядеть покойником", - добавил тихо.

Егор открыл глаза. Рядом суетились доктора. Среди них он узнал своего лечащего. Тот, увидев, что пациент проснулся, бросился к нему с вопросами:
- Как вы себя чувствуете?
- Голова кружится.
- Это скоро пройдёт. Скажите, как вас зовут.
- Смирнов Егор.
Доктор немного повеселел:
- Ага. А какое сегодня число.
Егор немного задумался:
- Точно не уверен, вроде 25.
- А где сейчас находитесь, знаете?
- В больнице.
Доктор, казалось, сейчас запрыгает от радости, как маленький ребёнок, которому купили давно желанную игрушку.
- Егор Владимирович, думаю, вы совершено здоровый человек, я выписываю вас утром.
- Подождите, - удивлённый Егор взял доктора за руку, - но ведь вы совсем недавно говорили, что у меня, - он на секунду замялся, вспоминая название болезни, - у меня шизофрения.
- Я ошибался. Вы совершенно здоровы. Можете хоть в космос лететь.
- А видения, они больше не будут меня преследовать?
- Если что увидите, просто не обращайте внимание. У здоровых людей бывают иллюзии.
- А как же эпилептические приступы.
- Попринимайте валериану, всё пройдёт.

Смирнов ещё плохо стоял на ногах, когда ему сообщили - за ним приехали. На выходе его встретил хозяин. Взяв под руку ослабевшего Смирнова, сам лично усадил в машину.
- Домой, - приказал шофёру.
Егор впервые увидел, где живёт босс. Огромный коттедж находился в пригороде, в пустынном месте. Трёх этажный особняк занимал огромную площадь, которую окружал высокий забор. Охрана хозяина бережно перенесла Смирнова в отведённые покои. Пришла молодая девушка, которая молча его раздела, и применяя ароматные масла, начала массажировать тело. После мужчина в ливрее принёс горячий напиток со странным запахом, довольно вежливо он настоял на том, чтобы Егор выпил всё до дна.
Он не знал, сколько времени проспал, но проснувшись, чувствовал себя очень бодро, словно и не было ни приступов, ни больницы с лекарствами. За ним пришли. Слуга, слегка склонив голову:
- За вами послал хозяин, следуйте за мною.
Хозяин сидел возле огромного камина, кивнув на рядом стоящее кресло.
- За время вашего вынужденного отсутствия в нашем бизнесе произошли некоторые перемены, - он небрежным движение подтолкнул по столу к нему коробку с сигарами.
Егор протянул руку к сигарам, но огромные псы, лежащие возле ног хозяина, пристав глухо зарычали.
Тот, махнув рукой, заставил их лечь.
- Путин принял решение перенести игровой бизнес в особые зоны. Я меняю сферу своей деятельности, основные капиталовложения сделаю в структуру переработки нефтепродуктов. Вам я хочу поручить социальную сферу.
- Чем конкретно мне следует заняться?
- Надо будет организовать элитный, негосударственный детский дом для детей сирот.
Егор хотел было поинтересоваться, не лучше ли просто оказать финансовую помощь имеющимся детским учреждениям, но странный голос внутри его заставил замолчать.
- Я хочу, что бы вы стали директором этого созданного приюта. Отбирать детей в приют нужно по некоторым критериям. Во первых, важно чтобы родители этих детей были не тунеядцами и алкоголиками, а добропорядочными людьми. Особенно меня интересуют дети верующих. Если вы сумеете достать детей священников, это будет верх моих желаний. Вам всё понятно?
- Ваше указание будет выполнено, - ответил Егор помимо своего желания.
Хозяин довольно улыбнулся:
- У тебя в финансовых вопросах будет полная свобода. О результатах поиска нужных детей докладывай мне незамедлительно.
Егор поднявшись, спросил разрешения удалиться.
- И ещё, - остановил его на выходе хозяин, - я желаю вас видеть вечером в эту среду у себя на встрече со своими друзьями. Приходите одни, без супруги.
Смирнов, молча кивнув, вышел.
Он спускался по мраморной лестнице к ожидавшему его автомобилю. Шёл и слышал шёпот внутри себя:
"Всё правильно, так и должно произойти. Ты вошёл к нему в доверие. Скоро ты осуществишь предначертание. Будь осторожен с ним, не дай ему почувствовать нас в тебе".
Егор мысленно спросил:
"Кто вы, живущие во мне?"
В ответ ему назвали адрес, после чего внутренний голос стих.


Глава 5


Свет фар выхватил голосующего на обочине дороги человека. Егор, не спавший уже почти сутки, решил взять попутчика, надеясь хоть разговором отогнать охватывающую его сонливость.
- Володя, - устраиваясь в кресле, представился молодой парень лет двадцати.
- Егор, - Смирнов пожал протянутую парнем руку.
- Трасса сейчас совершенно пуста, ваш автомобиль первый за последние часы.
- Почему ночью оказался на безлюдной дороге?
- Отстал от друзей. Путешествуем автостопом, возвращаемся с юга домой.
- Учишься, работаешь?
- Скорее бездельничаю. Отслужил срочную службу в армии, сейчас отдыхаю.
- Балдеешь.
- Угу. Никаких забот, сплошной праздник.
- Подруга есть?
- Не. Постоянного сейчас никого и ничего не хочу.
- Правильно. Забот в жизни выше крыши. Живёшь с родителями? - поинтересовался Смирнов.
- Изредка. Стараюсь по возможности, где-то в другом месте перекантовываться.
- Чего так? Проблемы со стариками.
- У мамаши новый хахаль. Я чувствую с ними не в своей тарелке.
- А отец?
Парень замолчал. Потом тихо сказал:
- Убили.
Смирнову стало неловко:
- Извини.
- Вам за что извиняться?
- Напомнил.
- Я об этом не забываю.
Двадцать минут ехали молча. Стереосистема, отыграв положенные мелодии, выключилась. Только негромкий шум мотора и свист ветра снаружи доносился до слуха, а они не обращая внимания, думали каждый о своих родителях. Егор попытался вспомнить своих родителей, со слов жены, умерших довольно рано. Из её рассказа выходило, что отец умер вследствие болезни, то ли опухоль в желудке, то ли кишечнике, в течение полугода он быстро угас. Через год после его смерти, он похоронил и свою мать, как то, незаметно быстро состарившись, она однажды утром не проснулась.
- Он работал следователем, - нарушил молчание парень, - а потом его самого обвинили в преступлении, которого он не совершал. Он умер от пыток.
- Почему ты так решил?
- Его тело было всё в синяках.
- Виновных в смерти наказали?
- Разве до них доберёшься? В официальном заключении о причине смерти значится сердечно-сосудистая недостаточность. Синяки на теле они объясняют частыми эпилептическими приступами, во время которых он терял сознание, и, падая, ударялся о твёрдые поверхности.
- А он, правда, страдал этими припадками?
- Нет. Но они ссылаются на его ранее полученную черепно-мозговую травму.
Егор помолчав, заметил:
- В жизни слишком много несправедливости.
Парень решил сменить тему разговора:
- А вы куда едете? По делам или домой?
- Не поверишь, если скажу. Я толком сам не знаю, куда и зачем еду.
- Как так?
- Голос внутри меня сказал: "поезжай в этот город", - Егор назвал название населенного пункта.
Парень молчал. Смирнов повернул в его сторону голову, увидел как тот, отодвинувши от него подальше, настороженно смотрел.
- Извини, напугал тебя. Я не сумасшедший, скорее просто ненормальный.
- Я начинаю это подозревать, - заметил Володя.
Егор рассмеялся:
- Сейчас я расскажу свою жизнь тебе, - и он кратко обрисовал, что с ним произошло за последние месяцы.
- Странно всё это. Голос вам, правда, назвал этот город?
- Да. А ты знаешь этот город?
- Я там живу.
- Поможешь мне?
- Слушай, Егор, твои голоса тебе нашёптывают ехать в этот город. А ведь пару лет назад там произошла трагедия, ты о ней должен знать.
Смирнов недоумённо посмотрел на парня.
- Ах, да, ты ведь память потерял свою. Почти как мой отец. В общем, была у нас в городе заварушка, некоторые сектанты, кстати, наверно тоже с внутренними голосами, за несколько месяцев перерезала множество народа.
- Как такое могло произойти в небольшом городе? У вас все жители на виду. Можно быстро заметить, найти преступников.
- Они похожи на крыс, сделали своё дело и в нору.
- Где находилась нора?
- В склепе на кладбище был подземный ход.
- Куда он вёл?
- Многие хотели знать, но после обвала в нём не смогли найти продолжение прохода.
- А в каком хоть направлении был проложен проход?
- К монастырю.
- У вас в городе есть монастырь?
- Был когда-то, сейчас одни развалины.
Парень рассказал подробности охоты за сектантами. Егор узнал, что отец Володи возглавлял следственную бригаду, что только он один выжил в этом чёртовом подземелье.
Проговорив несколько часов, парень задремал, проснулся ранним утром, когда уже въезжали в городскую черту.
- Тебя куда подвезти?
- Я покажу.
Егор ехал по улицам города и удивлялся себе. Он знал этот город, ведал, что будет за поворотом, убежден, за тем магазином находится школа, а за высоткой простирается парк с красивым прудом.
"Может я бывал здесь до травмы", - думал он про себя.
Парень поначалу показывал ему дорогу, а он иногда срезал некоторые участки дворами, так как был уверен, что так короче.
- Здесь, - Володя дал понять что приехали.
Смирнов осмотрелся. Кругом развалины, бурьян и неухоженные деревья.
- Это же монастырь?
- Совершенно верно, заброшенный монастырь. А вон в той стороне, - парень, протянул руку, показывая направление, - находится то кладбище, где начинается подземелье.
Смирнов повернул голову в указанном направлении, хотел было поинтересоваться, зачем они суда приехали. Успел только произнести одно слово:
- Зачем...
Удавка на его шеи захлестнулась. Схватив руками петлю, хрипя от удушья и чувствуя нарастающий звон в голове от недостатка свежей крови, Смирнов боролся за свою жизнь.
- Скотина, ты одна из этих тварей! - кричал над его головой парень, натягивая всё сильнее удавку, - говоришь голоса? Никогда не был у нас в городе? Думаешь, я идиот? Считаешь, поверил тебе?
Ещё немного и он умер бы, но опять его организм, его родное тело стало действовать помимо его воли. Резко разогнув шею назад, он нанёс удар затылком по лицу парнишки, тот на мгновение от неожиданности ослабил усилие. Этого было достаточно Егору, чтобы успеть схватить нападавшего за пах, сжать его с такой силой, что тот, взвыв от боли, выпустил из рук петлю. Нанеся резкий короткий удар локтем в челюсть, он вырубил парня.
Выйдя из машины, зашёл с другой стороны и, открыв дверцу, выволок бесчувственного парня за шиворот из кабины. Постояв минуту над телом, сел в машину и выехав с развалин монастыря, поехал в городские кварталы.
- Прав он, - говорил сам с собой Егор, - я на его месте тоже решил бы так. Мужик с причудами, едет, не ведая куда, говорит, что не был здесь никогда, а сам знает весь город.
Остановившись возле небольшого кафе, на котором было написано, что оно работает круглосуточно, вошёл внутрь. Заспанный персонал недовольно смотрел на него, думая какого чёрта принесло в пять утра ненормального клиента. Выбрав в меню рис с курицей, спросил:
- Водка есть?
- В меню указано.
- Любой двести грамм.
Минуты через три недовольная перебитым сном официантка принесла чуть разогретый в СВЧ рис. Смирнов, опрокинув в рот стакан водки, залпом выпил. Медленно ковыряя противную курицу вилкой размышлял, что дальше. Со слов попутчика, адрес который указывал голос, был названием большого района города. Но что искать дальше он не знал, поэтому вслушивался в себя надеясь услышать голос. Но в ответ только хруст пережевываемой пищи.
- Ну чего ты молчишь? Зачем сюда меня притащил?!
До Егора вдруг дошло, что он разговаривает вслух. Официантка с барменшей уже смотрели на него с нескрываемой тревогой. Егор не обратил внимания, на то, как одна достав мобильный телефон, кому-то позвонила. Он заказывал крепкий кофе, когда в кафе зашёл наряд полиции.
- Этот? - поинтересовался сержант у официантки, указывая кивком головы на Смирнова.
Та согласна кивнула.
- Сержант полиции Корнухов, - представился Смирнову, - ваши документы.
Егор, пошарив по карманам, вспомнил:
- Они в машине.
Выйдя с полицией и достав документы, предъявил их.
- Что с вами случилось?
- Всё нормально командир.
- Вы пытались покончить жизнь самоубийством?
- С чего вы взяли?
- У вас на шее свежая странгуляционная борозда.
- А эта, - Смирнов провёл ладонью по шее, - это меня один попутчик хотел придушить.
- И...
- Да треснул я его, и отпустил.
- Почему нам не сдали, теперь он может еще, кого задушит.
- Не тронет, мы с ним просто немного не поладили.
- Странные у вас знакомые. Я на всякий случай перепишу ваши данные.
Сержант, записав данные паспорта, номер машины, вернул документы:
- Сейчас вы принимали в кафе спиртное?
- Выпил водки.
- Я сообщу номер вашей машины постам ГИББД. Надеюсь, сегодня вы за руль не сядете.
- Обещаю.
- Что?
- Ходить пешком.
- Вы иронизируете?
- Нет, ни в коем случае. Я, правда, сейчас пойду пешком в гостиницу.
- Мы проконтролируем.
Расплатившись в кафе, он, даже не спросив, где находится ближайший отель, отправился пешком к нему. Он просто знал, был уверен, что там за поворотом гостиница.
Поднявшись в номер, не раздеваясь, лёг на постель. Закрыв глаза, долго лежал думая, зачем он приехал в этот город, что ему тут надо. Опять задавал себе те же вопросы, чьей жизнью он живёт, для чего совершает эти не понятные поступки, что ищет. Сам же и отвечал, что жизнь эта не его, что тот, кто внутри его заставляет поступать так.
Он не уловил ту грань, когда исчезла реальность, и он погрузился в сон. Думая, что лежит с закрытыми глазами и рассуждает, он задал себе вопрос:
- Почему Володя напал на меня?
Нет, он не услышал ответ, он увидел этого парня. Река с перекатами, кругом лес, Володя кидает закидку, подсекает рыбу, и вдруг оборачивается к нему и говорит:
- Пап, кажется крупная.
Егор вздрагивает, а Володя кричит ему:
- Пап, давай быстрей сачок!
Смирнов, покрытый холодным потом, просыпается, часто дыша, он пытается осмыслить происходящее. Невероятно! В приснившемся сновидении Володя называл его отцом. И тут же осененный внезапной догадкой он вскакивает с постели. Выбежав на улицу, ловит проезжающую мимо машину.
- Брат, подбрось меня к монастырю, - просит водителя, протягивая крупную купюру.
Парня, как и предполагал Смирнов, на месте уже не было. После того как машина уехала, он некоторое время просидел на пригорке, возле места где они поцапались, раздумывая как найти парня. Выходило, что отец Володи работал следователем, можно попробовать узнать адрес в органах, или попытаться поискать информацию в библиотеке, в подшивках газет или интернете. Решив начать с библиотеки, он, прежде чем уйти осмотрел развалины монастыря.
Местность вокруг развалин монастыря поросла бурьяном, местами виднелись каменные кресты могил, покрытых зелёным мхом. Он прошёл внутрь развали, толщиной в метр стены были сложены из цельного камня, кровля давным-давно рухнула, оставив после себя догнивающие дубовые балки. Опять на него нахлынуло ощущение, что здесь он был. Выйдя из основных руин, он ведомый этим чувством направился к неподалёку разбросанным камням. По-видимому, здесь когда-то находилось небольшое здание, может какой-то амбар или часовня. Не зная, что именно ищет, стал разгребать мусор, найдя неподалёку ржавое ведро, соорудил из него подобие лопаты. Откинув верхний слой земли, обнаружил толстые доски из твердых пород дерева. Расчистив их, он приподнял пару штук. Под ними находилась вертикальная шахта. Найдя старую газету, поджёг и бросил вниз. Огонь погас быстрее, чем достиг дна, по-видимому, глубина шахты составляла не один десяток метров. На что ещё он обратил внимание, так это то, что стены шахты были сложены из мощных камней. Замаскировав лаз, Егор отправился в интернет кафе. Просматривая статьи, он узнал, как звали отца Владимира, Александр Самойлов был капитаном полиции. В статьях в основном было изложено то, что ему уже рассказал Владимир. Про монастырь в интернете практически не было никакой информации, за исключением того что он являлся одним из самых первых появившихся на Руси. Просматривая сайты, не смог обнаружить аналогов шахты, выкладывать цельными камнями стены на такую глубину было не рентабельно, к тому же навряд ли существовала раньше такая технология.
Просмотрев телефонный справочник, нашёл три адреса с фамилией Самойлов и одинаковыми инициалами.


Глава 6


Два первых адреса дали осечку. Поднимаясь по лестнице к квартире, он надеялся, что Володя будет дома, но дверь открыла женщина, видимо его мать.
- Добрый день, Володя дома?
Женщина, внимательно осмотрев его, ответила:
- Он с друзьями отдыхает на юге.
- Значит, не заходил домой, вчера он вернулся. Извините, но мне срочно надо с ним связаться, вы не дадите его мобильный номер.
- А вы кто?
- Я его новый знакомый, познакомились на днях.
- Зачем вам понадобился мой сын?
- Хочу ему предложить хорошую работу. Я бизнесмен.
Она, отойдя от дверного прохода, предложила:
- Проходите в гостиную, я сейчас вам принесу номер телефона.
Егор прошёл в прихожую. Всё в этой квартире ему было знакомо, от расположения комнат, до висящих на стене картин с зеркалами. Он прошёл в гостиную, сел в кресло. Казалось реальность покинула его, осматривая обстановку он поддался ощущению покоя и комфорта. Не видя, что находится за закрытой дверью в соседнюю комнату, он словно вспомнил о большой картине висящей там на стене. Было такое ощущение, что картину с изображением матери с ребёнком, он купил на толкучке, принеся в дом, когда здесь появилась новая жизнь. Этот момент был связан с Володей, Егор это ощущал всем своим потусторонним существом. Машинально пододвинув к себе пепельницу, достал сигарету, намереваясь закурить. В это время появилась хозяйка со своим телефоном, смутившись, Егор опомнился, хотел положить сигарету обратно, но мать Владимира остановила его:
- Ничего страшного, курите, пожалуйста. Мой покойный муж был заядлым курильщиком, я хоть и не курю, но люблю запах табачного дыма.
- Я не представился вам, Смирнов Егор Александрович.
- Марина Васильевна. Может чаю?
- От крепкого кофе не откажусь, - Егор закурил сигарету.
Женщина принесла пару чашечек напитка, поставив на столик, уселась в кресло напротив. Егор, отпив глоток кофе, заметил, что та как то странно смотрит на него.
- Что ни будь не так? - поинтересовался он.
- Простите, просто вы странно держите чашку.
Он только сейчас заметил, что взял чашку ушком от себя, вставив туда безымянный палец.
- Привычка.
- Мой муж так держал чашки.
- Значит это довольно распространённая привычка.
- Я так не считаю, вы второй мужчина, которого я вижу с такой привычкой.
Егор улыбнулся.
Она набрала номер сына, когда тот ответил, пожурила его, почему он, вернувшись, не пришёл домой. Потом сказала:
- К тебе тут пришёл твой знакомый, Егор Александрович.
Даже на расстоянии Егор услышал, как Владимир кричал в телефон:
- Мама, ты одна дома? Уходи! Это опасный человек! Немедленно иди к соседям и вызови полицию?
Она с испугом посмотрела на него.
Егор успокаивающе улыбнулся:
- Не бойтесь. Спросите у него, откуда я знаю, как рыба поймала двух мужиков в сачок.
Она повторила сказанное в трубку.
На какое-то время в телефонной трубке воцарилось молчание, потом уже потерявший уверенность голос, сказал:
- Мам, не верь ему, я сейчас приеду.
- Может, поверите, если скажу, что картину, висящую у вас в спальне, я принёс в дом, когда родился наш сын.
Она выронила из рук телефонную трубку.
- Я не совсем верно выразился. Принёс не я, а та личность, что обитает во мне. В прошлом году, работая на стройке, я упал с высоты седьмого этажа. Очнулся в реанимации, при этом потерял память, но взамен стал обладать необыкновенными способностями. Я с лёгкостью овладеваю иностранными языками, разбираюсь в компьютерах и машинах, словно всю жизнь с ними работал.
- Но мой муж не был полиглотом, и с техникой не дружил.
- Тогда объясните мне, откуда я знаю город, в котором ни разу не бывал? Откуда знаю вашу квартиру? Почему меня преследуют видения с участием вашего сына, в которых он называет меня отцом? Почему у меня привычки вашего мужа?
- Откуда мне знать? Может вы просто мошенник?
- Смысл вас обманывать? Вы богаты? Вы знамениты?
- Значит, вы просто больны.
- Поначалу я так тоже считал, но теперь уверен, в моём теле поселился другой.
Марина Васильевна уже оправилась от потрясения:
- Молодой человек, вы несёте бред. Прошу вас удалиться, или я вызову полицию.
- Жалко, что вы не поверили мне. Я надеялся выяснить истину.
Смирнов поднявшись, извинившись за причиненное беспокойство, удалился.
Выходя во двор, столкнулся с вбегающим в подъезд Володей, который схватив его за грудки, прижал к стене, крича в лицо:
- Что ты с ней сделал гад?
- Успокойся. С твоей матерью всё в порядке.
Взяв за запястья Володю, он с силой отпустил их вниз.
- Меня найдёшь в гостинице, - Смирнов, не оборачиваясь, пошёл к такси.

Егор ужинал в гостиничном ресторане, когда увидел вошедшего парня. Володя обвёл взглядом зал, увидев Смирнова, подошёл к нему:
- Извини, - сказал он сев за столик.
- Тебе не за что извиняться. На твоём месте я бы тоже заподозрил бы неладное.
- Я хотел тебя убить, думал, что ты связан с убийством моего отца.
- Думаю, что я и приехал в этот город за разгадкой гибели твоего папаши. По крайней мере, теперь я знаю, что я не чокнутый, что в моём мозгу живёт или существует твой предок. Может и не целиком он там поселился, но его присутствие явно. Утром, заснув в гостинице, мне приснился сон. Мне даже кажется, что это не было сновидением, так как всё было очень реально. Я видел тебя ловящим спиннингом рыбу в реке. Поймав крупную рыбу, ты обратился ко мне, будто я твой отец, удивший неподалёку. Короче рыба была настолько крупной, что мы вдвоём запутавшись в снастях, оказались в итоге сами в сачке. Рыба само собой уплыла, а мы, хохоча, выбрались на берег.
- Это было на самом деле. Расскажи, что ты чувствуешь? Он разговаривает с тобой?
- Разговаривает иногда, но не твой отец. Существует ещё один персонаж - монах. Иногда он появляется в форме зрительных или слуховых галлюцинаций. Но тут я уверен, что он не во мне, а снаружи.
- Что он хочет от тебя?
- Помощи. Не знаю какой. Он просит от множественного числа, говорит: "помоги нам".
- Если допустить, что душа моего отца находящаяся внутри тебя и монах имеют общую цель, тогда ясно, почему он обращается от множественного числа.
- Это я и сам уже докумекал, - с иронией заметил Егор.
Не обращая внимания на Смирнова, Володя продолжал рассуждать:
- Допустим, что они заставили тебя приехать к нам в город, с какой-то целью. Первое - твоя встреча со мной произошла не случайно. Если ты прав и мой отец внутри тебя, то он нуждается в помощи.
Второе - это монах. Тебе не кажется странным, что первое место, которое ты невольно с моей помощью посетил, это развалины монастыря?
- Я там побывал дважды, и кое, что нашёл.
Володя, весь собравшись, с нетерпением спросил:
- Что?
- Я поползал по этим развалинам, и нашёл бездонный колодец, сложенный из огромных валунов.
- Похоже, ты нашёл второй вход в подземелье сатанистов. Первый находится на кладбище, но власти после произведённых раскопок его взорвали.
- Значит для того что бы узнать истину нам надо спуститься в подземелье.
- Когда приступим? Завтра с утра?
- Нет, у меня ещё есть одна проблема. Мой шеф ждёт меня завтра у себя в гостях.
- В чём проблема? Позвони ему, так и сяк, мол, извини, не могу быть.
- Всё крутится вокруг него, монах хочет, чтобы я вошёл к нему в доверие.
- А кто он, твой шеф.
- Владелец нескольких крупных игровых заведений. Отъявленный негодяй с садистскими наклонностями. Любит издеваться, наблюдать за унижением людей. А теперь поручил мне организовать негосударственный детский дом, ему требуются невинные дети.
- Скотина.
- Так вот, завтра вечером я должен быть у него, там у него вечеринка с друзьями.
- Друзья такие же, как он сам?
- Никого ещё не знаю, но думаю срань ещё та.
- Как же ты сумел втесаться к нему в друзья?
- Честно скажу помимо своей воли. Не поверишь, если скажу, что в присутствии шефа, руки самостоятельно били подчинённых, а мой язык изрыгал ругательства сам собой. После таких моментов у меня частенько начиналась истерика.
- Как ты с такими замашками не оказался в психушке?
- Я недавно оттуда выбрался. Вернее шеф каким-то образом меня оттуда забрал.
- Ну и что он хочет тебе показать на этой вечеринке?
- Откуда мне знать? Наверно познакомить со своей бандой, а может, сотворить какую ни будь подлянку.
- Когда вернёшься?
- Думаю после встречи садистов сразу выехать сюда, значит, ближе к вечеру в четверг буду здесь, а в пятницу с утра можем начать спуск.
- Нужны верёвки.
- Не просто верёвки, а альпинистское снаряжение, там глубина о го го. Я оставлю тебе достаточно денег, за два дня закупи всё необходимое: скалолазное снаряжение, мощные фонари, продукты и медикаменты на всякий. Оружие я привезу. Да ещё, я оставлю тебе свой номер мобильного, так что будь на связи.
Прежде чем уехать из города, Смирнов с сыном Самойлова ещё раз осмотрели монастырский колодец.
- Ни фига себе! Даже дна не видно, - Володя безуспешно пытался пробить лучом света бездонную тьму.
- Сейчас выясним глубину, - Егор, смотря на секундную стрелку циферблата часов, бросил вниз булыжник.
Когда снизу донёсся приглушённый звук падения, быстро подсчитав в уме, выдал:
- Примерно восемьсот метров, плюс-минус пятьдесят.
- Не может быть? Ты хочешь сказать, что в древности смогли выложить из камня такую большую шахту?
- Думаю, люди не могли.
- Что ты имеешь в виду?
- Пока сам ещё не понял, одни только предположения. Ладно, давай закрывать лаз, и мне пора отъезжать.


Глава 7


По дороге к хозяину, Смирнова всё больше одолевали, плохи предчувствия. Когда за поворотом дороги показался особняк, Егор, остановив машину, несколько минут сидел, не шевелясь, вслушиваясь в себя, он ждал, надеясь услышать голос монаха. Сумерки быстро сгущаясь усиливали эффект подавленности, высокие ели уже вырисовывались только контурами, в небе над зданием, тёмные, почти чёрные кучевые облака приобрели странную форму, Егору казалось что это морды неведомых зловещих зверей уставились на него. Чем дольше он вглядывался в эти морды, тем страшнее ему становилось. В здании особняка светились только отдельные окна.
- Чёрт, на вечеринку совсем даже не смахивает, - выругался Егор вслух.
Собравшись с духом, он всё-таки тронулся на небольшой скорости к зловещему замку.
За воротами его довольно придирчиво осмотрела охрана, шустро обыскав всю машину, и не найдя никакого оружия ему разрешили проехать.
Швейцар, забрав ключи от машины, отдал помощнику:
- Сэр, ваш автомобиль поставят на стоянку. Следуйте за мной.
Его провели в зал с камином, где уже находилось человек пятнадцать. Ни кого из присутствующих Смирнов не знал, всё незнакомые лица. Здесь присутствовали только мужчины, различного возраста, были пожилые, и почти юнцы. По всей видимости, они были знакомы между собой, разбившись небольшими группами, одни сидели в креслах, куря сигары, другие, держа в руках бокалы с напитками, что-то обсуждали. Хозяина не было. Так как Егор никого не знал, его никто не встретил, и не представил, он молча прошёл к отдалённому креслу. Подошедший слуга принёс поднос с напитками. Смирнов, потягивая хороший коньяк, наблюдал за окружающими. Казалось, на него никто не обратил внимания, все так же по-прежнему были заняты своими разговорами. Через некоторое время наблюдения, замечая отдельные детали поведения окружающих, Егор сделал вывод, среди присутствующих есть социальный статус. К одним относились с уважением, оказывая знаки почтения, к другим, почти панибратски. Причём возраст здесь не имел значения. Хотя издали Смирнов и не слышал тем разговоров, но хорошо улавливал интонации, он заметил, как один юнец грубо оборвал на полуслове человека, которому было за пятьдесят, и тот похоже чувствовал себя виноватым перед малолеткой. В другом месте, наоборот, собравшаяся кучка внимательно смотрела в рот почтенному старцу, сидящему в кресле, курящему сигару и о чём то разглагольствующему.
Прошло полчаса, когда появился хозяин, в накинутом на плече чёрном плаще. Все сразу засуетившись, пошли к нему навстречу. Смирнов, поднявшись, тоже пошёл к боссу.
Мельком окинув всех взглядом, он небрежно проскрипел своим противным голосом:
- Рад вам, друзья. Прежде чем приступим к делу, давайте отужинаем.
Все пошли за хозяином в соседний зал. К каждому гостю был приставлен слуга. Егора усадили в самом конце огромного стола, напротив "провинившегося" пятидесятилетнего гостя. Сбоку от него оказался совершенно лысый, с крупными чертами лица, тридцатилетний мужчина.
Хозяин сидел во главе стола, судя по тому, что юнец с гонором находился недалеко от шефа, Смирнов понял, места строго распределены, ближайшие приближённые размещались рядом. Хозяин встал:
- Господа, сегодня у нас очередная встреча. Как вы уже заметили, в нашем полку прибыло.
Все взоры присутствующих обратились на Смирнова.
- Хочу представить вам моего нового личного секретаря по особым поручениям. Смирнов, - назвав одну только фамилию, представил гостям Егора.
Встав, Егор лёгким наклоном головы поприветствовал присутствующих.
После этого хозяин произнёс пространственную речь, о каких то чтимых святых, при этом он то и дело переходил на латинский язык. Егор хотя и не владел латынью, но многие слова знал, поэтому общий смысл уловил. В произносимом, шла речь о каких-то чтимых древних пророках, которые предсказали будущее, и эти события уже начали осуществляться.
После произнесённой речи хозяина начался сам ужин, вернее это было похоже на пир. Бесчисленно количество блюд, подавались потоком. Преобладала в основном жирная пища, особенно часто попадалась свинина приготовленная множеством методами. Это свинина жареная, печёная и отварная. Подавались и целые печёные кабанчики. Пользовались спросом различные виды грибов, тоже разными способами приготовленные. Егор с отвращением смотрел на блюдо, где явно были наложены отвратительного вида поганки.
- Попробуй, - заметив его реакцию, посоветовал сосед напротив. - Очень вкусные и съедобные, называются эти грибы Навозниками, - со знанием дела рассказывал Егору, - а вот с тем кормом, - сосед тыкнул вилкой в направлении красочного блюда, - будь поосторожнее, сильно не увлекайся. Там добавлены красные мухоморы, сильно не отравишься, но длительный улёт можешь схватить.
Ещё, что поразило Егора, так это обилие золота. Вся посуда была из золота, подносы, ножи, вилки всё сверкало жёлтым металлом. Кубки были украшены драгоценными камнями, скатерть прошита золотыми нитями. Поразился он и манерам гостей, которые ели свинину, вели себя также как свиньи. Не только не обращали на текущее сало по подбородку, капающее на их чистые фраки, но ещё сплёвывали прямо на пол, могли, никого не стесняясь прямо за столом выпустить газы, при этом ещё поводить носом, внюхиваясь в смрад.
Наевшись до тошноты, Егор смотрел на пирующих, и не мог понять, куда у них проваливается столько еды, они продолжали поглощать яства всё с тем же остервенением, как и в самом начале. С одинаковой прожорливостью они съедали судаков в белом вине и жареные мозги в сухарях, выпивали полные кубки напитков, заедая шашлыками. Вино Егору не понравилось, с каким то незнакомым ему привкусом, явно, что-то добавлено. Он попробовал один напиток, другой, везде чувствовался этот отвратительный привкус. Он решил поинтересоваться у специалиста гурмана напротив, тот большими кусками поглощал полусырое мясо. Увидев вопросительный взгляд Смирнова, спросил:
- Чего не кушаешь?
- Не могу больше, наелся.
- Это с непривычки, ты вином запивай, лучше усваивается.
- И вина упился. А что за привкус у вина?
- Да это кровь.
- Чья кровь?
Гурман ухмыльнулся, и весело добавил:
- Христа, ё... ать, - нецензурно выругался.
Смирнов недоумевающее смотрел, не понимая, шутит он или издевается.
- Причём вино с добавкой свежей крови не так вкусно, как если дать немного ей протухнуть.
Рвотный ком подкатился к горлу Егора. Чтобы не стошнило прямо за столом, он поинтересовался сзади стоящей прислуге, где находится уборная. Тот услужливо его провёл. Его вырвало фонтаном, казалось в желудке ничего не осталось, но стоило вспомнить комментарии гурмана, как позывы к рвоте возобновлялись. Зазвонил мобильный телефон, Егор ответил. Звонил Володя:
- Здорово Егор, как развлекаешься?
У Смирнова возник новый приступ тошноты. Прополоскав рот водой, ответил:
- А ты как считаешь?
- Слышал, как тебя пробрало, пожалуй, подробности можешь отпустить. Я звоню, вот по какому поводу, спортивный инвентарь для вылазки на природу приобрёл. Когда поедем отдыхать?
Егор оценил осторожность Володи, в этом особняке вполне возможно все телефонные разговоры прослушиваются.
- Как договаривались, в ближайшие выходные.
- Удочки не забудь.
Егор уже решил, что вместо пистолетов для их вылазки под монастырь, лучше взять, что ни будь из тяжёлого автоматического оружия.
- Возьму спиннинги.
- Замечательно. Как освободишься, перезвони.
- Обязательно.
Приведя себя в порядок, Егор хотел вернуться за стол. Но по дороге передумал, решив побродить по замку. Здесь в каждом зале чувствовалась роскошь, но на дорогих картинах не было изображений радости, везде были сцены жестокости, страдания. Росписи древнего фарфора изображали разврат. Он проходил затемненные помещение за помещением и, несмотря на чистоту, великолепные украшения, его всё больше одолевало чувство подавленности, невольный страх смерти влезал к нему в сознание. Егор дошёл до правого крыла замка, где изящная мраморная лестница уводила вверх на следующие этажи. Передумав осматривать далее, развернувшись, сделал шаг обратно, но вдруг до слуха донёсся какой-то приглушённый звук. Смирнов замер, напрягая слух вслушивался. Вокруг тишина, он уже решил, что показалось, как опять услышал более явственно, чей то плач. Он завертелся на месте пытаясь определить направление, отходя назад, поднимаясь на лестницу, всё не мог уловить, откуда звук. И только подойдя к стене, приложив ухо, понял - это там. Смирнов потратил ещё несколько минут, чтобы найти вход в это скрытое помещение, он пытался сдвигать и поворачивать отдельные элементы рядом стоящей статуи какого-то фараона, беспорядочно нажимал на разные участки, пока от нервного напряжения не вспотев, вытерев рукой пот со лба, мокрой ладонью нажал на стену. По-видимому, небольшое изменение температуры ладони запустила механизм открытие двери, кусок стены совершенно бесшумно отошёл внутрь. Теперь Смирнов явственно слышал рыдания ребёнка, не колеблясь, он, вошёл внутрь, чёрная лестница уводила круто вниз, грубо сложенные стены из больших каменных блоков освещались вставленные в них факелами. Он спускался всё ниже, периодически от лестницы отходили в разных направлениях узкие проходы. Найдя тот, из которого доносился плач, Егор, пройдя всего несколько метров, вошёл в каменный мешок. На середине стояла железная клетка, внутри находился рыдающий ребёнок лет восьми или десяти. Он бросился к клетке:
- Девочка, как ты сюда попала?
Она, испугавшись его, зарыдала ещё громче.
- Тише, тише, успокойся, я помогу тебе. Не бойся меня. Давай откроем эту клетку.
Егор пытался руками открыть огромный амбарный замок на клетке.
- Они унесли ключ с собой, - немного успокоившись, сказал ребёнок.
- Они это кто?
- Два дяди, которые меня сюда принесли. У них растут страшные бороды.
- Как ты сюда попала? - повторил свой вопрос Смирнов.
- Я шла домой из музыкальной школы, подъехала машина, меня затащили внутрь и заткнули рот, сказали, что если буду плохо вести, сделают очень больно.
- Давно ты здесь?
- Я не знаю, мне кажется, прошло дня два или три.
- Когда ты возвращалась с музыкальной школы, какой был день?
- Вторник.
- Сегодня поздний вечер среды. За это время тебя кормили?
- Нет. Я очень пить хочу.
- Я сейчас принесу.
Выйдя из тайного прохода, Егор нашёл небольшую, сделанную из полудрагоценных камней вазу, и, набирая в неё водопроводную воду, лихорадочно думал, как открыть, этот чёртов амбарный замок. И тут его осенило, уезжая ранее в город Самойлова, он покидал на всякий случай в багажник машины инструменты.
"Что-то подходящее должно быть".
Забрав ключи и найдя на стоянке свою машину, открыл багажник:
"То, что надо", - взяв домкрат, Егор, отнёс его к чёрному входу, сам не вызывая подозрений швейцара, вернувшись зашёл парадным. Сбегав к другому входу, забрал инструмент, вернулся к клетке.
Пока девочка с жадностью пила воду, Смирнов, пристроив домкрат, начал разжимать металлические решётки. Когда проход стал достаточным, что бы ребёнок мог пролезть, откинув домкрат в сторону, помог девочки выбраться.
"С территории особняка нам не выехать, охрана сообщит владельцу, а тот заподозрит неладное. Вызвать сюда полицию и попробовать продержаться до её приезда? Шансов мало, скорее эти уроды нас найдут, чем полиция", - он продолжал думать, просчитывая разные варианты.
Когда вывел девочку из подземелья, он уже знал дальнейший план. Осторожно, чтобы их не увидела прислуга, он провёл ребёнка к задней двери особняка, выйдя на улицу, скрытно добрались до машины.
- Теперь слушай меня внимательно, это очень важно, пойми, сейчас от того как ты выполнишь мои указания, будет зависеть твоя жизнь. Ты понимаешь это?
Девочка кивнула.
Сейчас ты залезешь в багажник, я сделаю так, что он будет только прикрыт, а замок сломан. Сиди там очень тихо, словно ты мышка в норке. Поняла?
Та снова кивнула.
- Когда машина заведётся, не высовывайся. Минут пятнадцать или чуть больше ты будешь ехать, когда машина остановится, и услышишь что из неё кто-то вышел, тогда медленно сосчитай до десяти и вылезай. Спрячься и подожди когда автомобиль уедет, и только после этого попроси кого-нибудь вызвать полицию, позвонить родителям и расскажи всё что с тобой случилось. Повтори.
Девочка повторила инструкции.
Прикрыв багажник, Смирнов вернулся за трапезный стол. Осмотрев пирующих, он понял, что его отсутствие здесь никого не взволновало, только сидящий рядом лысый поинтересовался:
- Где пропадал?
- Да чуток рыбок в унитазе покормил.
Гурман напротив заржал:
- Предупреждал тебя, не увлекайся мухоморами.
Смирнов, повернувшись к стоящей сзади прислуге:
- Принеси мне покрепче напиток, коньяка.
Через пару минут перед ним на стол поставили бутылку, прислуга наполнил рюмку. Егор, понюхав напиток, сделал глоток. Это был изумительный на вкус, выдержанный коньяк. Морщась, Смирнов отставил наполненную рюмку в сторону:
- Что за дерьмо ты мне принёс?
Слуга непонимающе хлопал глазами?
Смирнов поднялся из-за стола:
- Отведи меня к шеф-повару.
Шеф повар, пухленький, на вид наглый человек, пытался оправдаться:
- Господин, у нас только самые элитные напитки. Мы плохого не приобретаем...
Смирнов не давал говорить, орал на него:
- Чем, свинья, меня поишь, хочешь отравить! Ты знаешь, что я всю жизнь пью коньяк только наш Российский, Московского разлива!
Повар хотел было вставить, что такой денатурат опасно принимать внутрь, но Егор продолжал орать:
- Если сейчас не увижу любимого коньяка, я тебе эту французскую бутылку засуну в зад, - и грозно потрясал початой бутылью перед носом шеф-повара.
- Господин, сейчас мы вам привезём.
- Немедленно! - орал Смирнов.
Схватил за шиворот рядом стоящего поварёнка:
- Возьми мою машину, деньги, - он всучил в руки парню ключи и банкноту в сто долларов, - немедленно, я повторяю, сию секунду привези мне пару бутылок коньяка за три бакса. Обязательно Московского разлива.
Смирнов так орал, так брызгал слюной, что уже сам испугался себя, шеф-повар, похоже, готов был свалиться в обморок, побледнев, его била нервная дрожь:
- Ты ещё здесь! - Заорал он на своего помощника, - быстро в магазин!
Смирнов, выйдя из кухни, притаился за дверью.
- Видишь, ему Франция не понравилась? Сивухи дай? Меня, личного повара хозяина оскорбляет! Ничего я терпелив, посмотрю, как он будет у меня визжать, когда хозяин распорядится сделать из него отбивную! - выговаривал он своему персоналу.
Егор дождался телефонного звонка на кухне, и только когда повар, попросил охрану выпустить машину за пределы особняка, так как срочно требуются недостающие продукты, облегчённо вздохнул.


Глава 8


Он опять вернулся за стол. Пирующие, уже порядком выпившие, галдели наперебой, хвастали друг другу какие они крутые, увлечённо рассказывали, как измываются над своими подчинёнными. Смирнов узнал, что юнец, сидящий рядом с хозяином, крупный бизнесмен, а лысый рядом с ним государственный чиновник. Изрядно захмелевший гурман, сидящий напротив его, оказался судьёй. Он с упоением посвящал Егора в свои служебные дела:
- Если во время судебного заседания я чувствую, что подсудимый не виноват, я ему обязательно впаяю максимальный срок. Принцип такой, чем меньше у человека вины, тем дольше он должен провести в тюрьме. Может, пока там находится, смотришь, станет дерьмом.
- А с убийцами как поступаешь? - поинтересовался Егор.
- Стараюсь по возможности оправдать. Это наш контингент, они должны быть свободны и сеять вокруг семена зла.
- А как ты познакомился с хозяином?
- Господин сам нашёл меня. Он помог мне, за это я ему очень благодарен.
- Расскажешь?
- А чего не рассказать? Слушай. Несколько лет тому назад я работал ещё секретарём у одного судьи, ну и иногда развлекался, видя, что человека могут оправдать, я терял или подделывал некоторые документы, ну там всякие справки, акты экспертиз и другое.
- Разве это возможно?
- Если с умом подходить к делу, у нас в стране всё возможно. Само собой нашим людям наоборот помогал. Однажды судили одного убийцу насильника, так чтобы ему помочь, я, зная по материалам дела, что основные показания строятся на свидетельстве одной бабки, вечерком пришёл к ней в гости.
Гурман немного отвлёкся, разделываясь с поданным запеченным куском осетрины. Егор поинтересовался:
- И что же вы ей предложили, взятку?
- Зачем взятку? Я её выпотрошил. Если бы только ты слышал, как она визжала, лучше всякого музыкального инструмента. Ну, - продолжал рассказ гурман, - занимался я этими делами осторожно, старался предусмотреть всё. Но мой, теперь уже бывший начальник, что-то видно разнюхал, и начал под меня копать. Он отстранил меня от работы, завёл уголовное дело, я уже думал хана мне. Вот тут-то меня и нашёл хозяин, не знаю, откуда он обо мне прознал, но спас меня. У хозяина есть в министерстве очень хорошие связи. В общем, уголовное дело против меня прекратили, а судью хотели уволить, но у гадёныша на работе произошёл инфаркт, от которого он откинул копыта. Ну а я, благодаря стараниям нашего господина, пошёл на повышение, заняв место своего бывшего босса, стал судьёй.
Прислуга принесла Егору заказанный им Московский коньяк, откупорив бутылку, наполнили ему рюмку.
Смирнов не просто почувствовал огромное облегчение, можно сказать он испытал радость, от того что спасение ребёнка прошло успешно. Весь его план был построен только на единственном наблюдении в свой прошлый визит в логово хозяина. Охрана на воротах тщательно обыскивала въезжающих, и беспрепятственно выпускала выезжающих. Егор не был уверен, принято это так, или просто случай оказался таков. Что бы снять остатки тревоги, наполнил и выпил вторую стопку коньяка, несмотря на то, что напиток явно был сделан из технического спирта, показался вкуснее, чем настоящий импортный. Довольный он откинулся на спинку стула, достав сигару, закурил от услужливо поднесённым прислугой огнём.
Хорошее настроение Смирнова, гурман воспринял как реакцию на его рассказ, изрядно уже пьяный он, потеряв контроль над собой начал рассказывать другие подробности своих махинаций. Его рассказом Егор заинтересовался, когда гурман упомянул прежнего секретаря господина.
Он поинтересовался:
- Ну и как мой предшественник справлялся со своими обязанностями?
- Не расторопный был малый, поручения господина не всегда успевал исполнять вовремя.
- И что с ним стало, где он сейчас?
- Мы его съели.
Смирнов не понял, шутит или серьёзно ответил гурман, уточнять не стал. В принципе эта мразь может и на самом деле съесть одного из своих.

Во главе стола поднялся хозяин:
- Братья мои, настал час воздать должное нашему великому повелителю Сатане. В эту ночь вы снова увидите врата ада, куда мы отправим безгрешную душу. Я знаю, что каждый из вас хочет совершить это жертвоприношение, но друзья мои, сегодня ночью мы предоставим эту честь нашему новому брату.
Все посмотрели на Смирнова. Егор решил, видно надо склонить в почтении голову, что и сделал. А владелец особняка продолжал:
- Тебе, мой новый брат, выпадет сегодня огромное счастье очистить Землю ещё от одной божественной твари. Скоро о твоём существовании узнает сам великий Сатана, став его слугой ты обретёшь бессмертие, власть, славу. Божьи твари будут тебя бояться и уважать. Пусть ярче разгорается адский огонь. Аллилуйя! - в экстазе закричал он, протягивая руки к земле.
Все, последовав его примеру, протягивая руки вниз, хором заорали:
- Аллилуйя!
Прислуга накинула каждому на плечи кроваво-красные плащи, подала зажжённые из чёрного воска свечи. Процессия, ведомая хозяином, медленно двинулась к выходу из обеденного зала. Выйдя из трапезной, свернули в противоположное крыло особняка, куда Смирнов не заходил. Там также оказался потайной вход, но гораздо более широкий и освящённый не факелами, а множеством свечей.
Они спустились по винтовой лестнице довольно глубоко под землю, вошли в затененный зал. Посреди этого помещения стояло каменное ложе, в изголовье которого находился перевёрнутый крест. Ложе со следами засохшей крови, было оборудовано кандалами для рук и ног. Недалеко находился столик, инструктированный бриллиантами, ножки которого были выполнены в форме чертей, держащих над собой золотой поднос. На столе стояла чаша, Смирнову показалось, что она живая, так как посудина была покрыта густыми шевелящимися волосами, вначале подумал, что из-за сквозняка, но когда лезвие рядом лежащего кинжала начало также извиваться понял, это не иллюзия.
Все обступили пустое ложе, хозяин начал читать молитву, теперь уже на незнакомом Егору языке, по лингвистическим признакам он предположил, что это, скорее всего древнеегипетский.
В зал вошли два бородача, встав возле входа, один из них развёл руки, демонстрируя растерянность, а другой поднял в домкрат, показывая хозяину. Все взоры устремились на Смирнова.
Камень, лежащий в кармане, вдруг неистово завибрировал, мгновенно раскалившись докрасна, прежде чем Смирнов успел почувствовать боль от ожога, прожёг брюки, вылетел наружу. Не упал на пол, а именно вылетел, продолжая бешено вертеться, сыпля во все стороны искры, поднялся под потолок.
- Это он сделал! - заорал в это время хозяин, указывая на Смирнова кривым пальцем, - схватить его!
Казалось, все разом набросились на него, но прежде чем ногти и зубы вонзились в плоть, произошло необычное, вращающийся под потолком талисман - взорвался, образовавшееся ударная волна откинула нападающих обратно, а перед Смирновым сверху свалился огромного роста монах, которого он видел в своих видениях. Трёхметровый великан держал в руках двуручный меч, который тут же пустил в дело, обрушивая рубящие удары на нечисть. Лица людей, с которыми он недавно ужинал, начали вытягиваться, зубы превращались в клыки, ногти в когти, два бородача превратились в огромных псов, охранявших хозяина. Все эти оборотни, издавая рычание, набрасывались, монах обрушивающими ударами меча откидывали их обратно, бесы, визжа и воя, зализывали свои раны, и тут же, как ни в чём не бывало снова шли в атаку.
Егор ощутил небывалый жар исходящий изнутри своего организма, обессилев, упал на пол, видя, как из тела появился огненный шар. В этот миг он вспомнил свою жизнь, детство, родителей, буквально всё до мелочей. Не успев осмыслить происходящее, как громовой голос монаха раздался у него в голове:
- Помоги ангелу света!
Егор мог поклясться, этот голос он услышал не ушами, он прозвучал у него внутри мозга.
- Что мне делать? - заорал Егор в ответ.
- Захватить сына Дьявола!
Огненный шар, вылетевший из его груди, уже вступил в схватку с хозяином. Что это именно его бывший шеф, Егор догадался по жуткому виду оборотня, который своими размерами превосходил остальных гадов. Огромными лапами он наносил удары по ангелу света, хватал клыками, и тут же издавая звериный вой боли отпускал.
Смирнов схватил со столика извивающийся кинжал, подбежав сзади монстра, он со всей мочи вонзил его в хребет твари. Видно боль от удара кинжала была невыносима, монстр дико заревел, закрутился на месте, успев когтистой лапой задеть Смирнова. Егор отлетел на несколько метров, поднимаясь, увидел, как на него несутся бородатые псы. Монах успел прийти на помощь, заслонив собой Смирнова в последний момент. С вцепившимися в его плоть оборотнями, не обращая внимания на боль, он продолжал, удерживаясь на ногах отбивать наскоки монстров.
На мгновение, обернувшись к нему, монах, даже не открыв рта, прокричал:
- Быстрее хватайте его и уходите! Я их задержу!
Егор снова бросился на помощь к ангелу, который своим огнём выжигал глаза дьявольскому отродью. Ослепший монстр наносил удары наугад, Егор, изворачиваясь, успевал периодически вонзать в зверя кинжал. Когда обессиленный сын дьявола упал, Егор хотел было его прикончить, но услышал женский голос:
- Не делай этого, он нужен живым.
На немой вопрос Смирнова, голос прозвучал у него в голове:
- Отодвинь жертвенный стол.
Смирнов, бросившись к столу, попытался его сдвинуть, но тот оказался чересчур тяжёлым. Монах, прикрывая их, не мог отвлечься ни на секунду, беспомощный Егор обернулся к ангелу света, и замер в изумлении. Огненный шар у него на глазах превращался в юную чернокожую красавицу. Обнажённая девушка подбежала к нему, вдвоем они с трудом сдвинули каменное ложе, под которым оказалась лестница ведущая вглубь.
- Теперь потащили его вниз, - сказала негритянка на чистом русском языке, кивком головы указав на сына Дьявола.
Когда он с девушкой втащил монстра в проход и спустились на несколько метров ниже, Егор, посмотрев наверх, не совсем понял, что произошло. Трехметровый великан монах, спускавшийся следом за ними, и прикрывая отход, вдруг раздавшись, превратился обратно в камень, но не в маленький талисман, а в гранитную скалу, наглухо закрыв вход.
Уставшие, они сели на каменные ступени лестницы, освещённые светом фосфоресцирующих стен.
Егор смотрел на чернокожую красавицу, черты лица которой больше напоминали европейские, нежели африканские. Прямые волосы спадали чуть ниже плеч. Её фигуре могла бы позавидовать любая финалистка конкурса красоты.
"Само совершенство", - подумал про себя Смирнов.
Та будто услышав его мысли, улыбнулась ему в ответ, от чего кровь прилила к лицу Егора.
- Я действительно слышу чужие мысли, прости, но с этим ничего поделать не могу, так что постарайся это воспринимать как обычное явление, - сказала она, используя нормальную человеческую речь.
- Это ты у меня сидела в голове?
- Извини, что воспользовалась твоим телом. Обычно мы заселяемся в момент смерти, стараясь уловить миг, когда души умерших отделяются от тела. Если мы вселяемся ранее, то мешаем душе покинуть тело, если позже, тогда можем не успеть просканировать память умирающего существа. Когда ты свалился с высоты и умирал, душа уже готовилась покинуть тело, я немного поторопилась вселиться в твой организм. В результате это мгновение, когда я уже завладела, а ты ещё не покинул тело, привело к тому, что мы оба оказались в одной физической оболочке. Ты, забыв свою жизнь, тем не менее, на правах хозяина продолжал владеть организмом, я же, поставив перед тобой цель, войти в доверие этой твари, - она жестом показала на валявшего внизу хрипящего монстра, - образна говоря, перешла в спящий режим.
- Если ты, как выразилась, была в "спящем режиме", - то откуда у меня появились феноменальные способности?
- Они заложены в любом человеке, но не всякому даны ключи, чтобы открыть эти возможности организма. Видно твоя душа с помощью моей открыли "эти двери".
- Монах, кто он?
- Раскаивающийся Сын Богов, когда-то предавший своих родителей.
- Он называл тебя ангелом света, ты дочь богов?
- Нет, что ты говоришь. Я была таким же обычным человеком, как и ты, но потом стала воином жизни.
- Давно воюешь?
Она грустно улыбнулась:
- Тысячи лет.
- А твои родители?
- Настоящих не помню, маленькой я попала в рабство к грекам.
- Ты была рабыней?
- Можно сказать формально, мои хозяева относились ко мне очень хорошо, заменили родителей.
- А как ты стала воином?
- Выбор был сделан судьбой.
- Не понимаю?
- После того что произошло с тобой, ты тоже не сможешь вернуться к прежней жизни. К тому же напав на сына Дьявола, ты стал в один ряд его основных врагов.
- Значит...
- Тебе предстоит выбор, или стать воином жизни, или, умерев вернуться к богу.
Смирнов замолчал, обдумывая услышанное.
- Став воином, тебе предстоит многое узнать, многому научиться. Ты познаешь красоту жизни, увидишь ужас смерти. Тебе будет доступны дороги времени и пространства, но потеряешь главное.
- Главное? - переспросил Егор.
- Душа человека, прожившего безгрешную жизнь, возвращается к своему создателю. Она становится подобием Бога, живет в его радостном свете. Словами это трудно описать, это похоже на величайшую радость, на чистое счастье. Звёзды на небе, это души разумных существ, не только людей, ставших в один ряд с Господом. Воин никогда не сможет стать звездой, его долг, это война с тьмой, желающей уничтожить мир красоты и гармонии.
- Что мне выбрать? - он смотрел в глаза красавицы.
- Не торопись, подумай хорошо обо всём, выбор ты должен сделать сам.
Они замолчали, погрузившись каждый в свои мысли.
Молчание нарушил Смирнов, спросив:
- Для чего мы притащили сюда эту гниду? - кивком головы показав на монстра.
- Я хочу его обменять у Сатаны на своего парня.
- У тебя есть парень?
- Да, тоже воин, мы с самого начала с ним вместе.
- Как дьявол захватил его.
- Сатана расставил ловушку, заставив его нарушить закон. Последний раз я его видела в образе девушки, француженка, плохо знающая русский язык, ведомая непонятными воспоминаниями приехала в Россию, что бы встретиться со мною. Я тоже была в другом теле, моя память спала. Это наш способ скрываться от псов ада, - пояснила ему девушка. - Дальше, - она продолжала свой рассказ, - мой парень, по-видимому "активизировался", и по непонятным причинам нарушил закон запрещающий убийство человека.
- Что это за закон?
- Воин не имеет право сам убивать человека, даже если под его личиной скрывается прислужник тьмы.
- Но только, что меня пытались убить кучка оборотней?
- Но всё же это были люди, превратившиеся в зверей. Есть ещё боги, как Монах или этот, - она кивнула в сторону монстра, - им дозволено всё.
- Почему многие из людей выбирают зло, разве они не знают как оно отвратительно, разве их не пугают вечные адские муки?
- У каждого своё понятие о красоте, многие из людей получают удовольствие от запаха крови, от жареного мяса, от зрелища поединка боксёров.
- Разве это плохо?
- Для малыша противно вина и запах сигаретного дыма, взрослее он меняет своё мнение, он начинает описывать вкус спиртного и сигарет различными тёплыми словами. Но это всё мелочи, хуже, когда человек испытывает радость от несчастий других. Дальше больше, он начинает сам причинять боль другим людям, постепенно превращаясь в зверя темноты.
- И что в итоге?
- В результате, они отворачиваются от создателя, идя в прислуги к Сатане.
Валявшийся на ступенях ниже сын Дьявола захрипел, приходя в себя.
- Добавь пару ударов кинжалом, - распорядилась негритянка, - это его не убьёт, но нейтрализует.
Егор, поднявшись, направился к монстру, который уставившись на него своими пустыми зенками, бормотал какие-то невнятные заклинания. Замахнувшись клинком, он вдруг ощутил, как окаменела его рука, вдобавок он увидел что, начиная от кисти, она по-настоящему превращается в камень. Окаменение охватывало всё новые участки руки, добираясь уже к локтю, а там где пальцы сжимали рукоятку, камень начинал трескаться, покрываясь множеством больших и малых трещин, он крошился, готовый через секунды рассыпаться на мелкие кусочки. А голос зверя звучал всё громче, поглощая его внимание, овладевая сознанием Егора, как вдруг наваждение прекратилось. Очнувшись, Смирнов увидел как девушка, схватив и намотав на руку раздвоенный язык демона, пытается его вырвать из пасти. Смирнов, воткнув в плоть монстра клинок, вновь его утихомирил. Вырванный язык монстра, словно змея, извиваясь и шипя, заполз в щель среди камней.
- Будь осторожен с ним, помни, он обладает силой Богов, - вытирая испачканную зелёной кровью руку о шерсть монстра, предупредила она его.
Егор, терпя боль, осматривал свою кисть, превратившуюся в кусок живого мяса лишённое кожи.
- Моё настоящее имя Наяда, - сообщила девушка, перевязывая руку Смирнова разорванной рубашкой, - как только выберемся отсюда, я вылечу рану, - она улыбнулась ему.
"Странно", - думал Егор, - "всего лишь просто улыбка, а боль сразу исчезла, словно рука и не ранена".
- Когда понадобится, попроси, мне улыбок не жалко.
- Чёрт, я и забыл, что ты слышишь мысли.
- И не упоминай больше это имя здесь, не забывай мы на территории врага, обращаясь к нему, ты зовёшь его, а значит, ему будет легче нас обнаружить.
- Но мы же хотим сделать обмен?
- Прежде мы должны создать равные условия для обмена, поместить этого отпрыска в божью обитель.
- Отправить его на небо?
- Зачем сразу на небо? Достаточно в церковь на Земле, но только в истинный храм, где есть дух Отца нашего.
- Как же нам выбраться отсюда?
- Искать другой выход. Не будем терять время, потащили эту тварь.


Глава 9


Самойлов Володя нервничал, был уже полдень пятницы, а Смирнов так и не появился. Мобильный постоянно был вне доступа. Других путей связаться с Егором он не знал.
"Обещал перезвонить, как слиняет от своего босса", - думал Володя.
"Раз не перезвонил, значит, его раскусили и дела его хреновы. Чем я могу помочь? Практически ничем. Жду до утра субботы, если не появится к этому времени, начну самостоятельный спуск".
Вечером зашёл к знакомому товарищу, у которого как он знал, было огнестрельное оружие.
- Здорово Колян, дело к тебе есть.
- Ну, раз дело, пойдем, покурим.
Выйдя на площадку в подъезд, затянулись сигаретами.
- Говори.
- Колян, мне ствол нужен.
- Сейчас в наличие только охотничьи обрезы.
- Сойдёт.
- Тебе какой калибр?
- Чем больше, тем лучше.
- Тогда двенадцатый. Патроны с чем: пуля, дробь, картечь?
- А разрывные есть?
- Прямо сейчас нет, но к утру сделаю.
- Договорились, в пять утра я приду. Да вот ещё что, - он достал из кармана массивный серебряный крест, протянул Коляну, - я хочу, чтобы ты добавил, метал этого распятия в разрывные пули.
Тот округлил глаза, в которых Володе с большой степенью вероятности показалось слово - больной, но вслух Коля произнёс другое:
- Бабки вперёд.
Рассчитавшись с Коляном, Володя отправился в гараж, где было свалено имущество предстоящей экспедиции. Нужно было перекинуть это к монастырю, спустить вниз верёвки.
Сделав несколько ходок на мотоцикле, он частями всё перевёз. Сколько времени ему предстояло пробыть в подземелье, и что ему там могло понадобиться, он не знал, поэтому решил заранее опустить часть груза вниз, в этот вес позволил включить максимально возможное число предметов.
Разложив на траве имущество, стал отбирать: топорик, саперскую лопату, примус, спальный мешок, пару мощных фонарей с большим количеством запасных элементов, продукты, вода и ещё всякого барахла. Всё это потянула килограмм на пятьдесят.
"Разобью базовый лагерь неподалёку от дна колодца, лишнее имущество и резерв продуктов оставлю в нём, если что понадобится, вернусь", - продумывал детали предстоящей операции.
Закрепив альпинистский канат к рядом растущей берёзке, найдя опору для ног, стал опускать груз вниз, следя за отметками на тросе.
750, 760, 770, с каждым метром становилось всё труднее удерживать груз, на отметке 830 канат резко ослаб.
- Всё, это дно. Смирнов точно высчитал глубину, - проговорил он вслух сам себе.
Стряхнув со лба выступивший пот, решил до утра прождать здесь. Спать совершенно не хотелось, открыв консервы, он без всякого аппетита поужинал. В голове вертелись мысли, о подземелье. Что он собирается там найти? Что он один сможет сделать в этом подземелье? Если что-то случится, никто не сможет прийти ему на помощь, возможно, он погибнет. Встав на колени, он заглянул в чёрное жерло колодца, сплошная тьма, ни звуков, ни сквозняка. От этой безжизненности, стало как то не по себе, появились первые признаки страха.
- Я должен это сделать. Я должен найти убийц отца.
Что все разгадки смерти отца он узнает там внизу, Володя не сомневался. Отойдя, откупорил бутылку водки, отпил грамм сто. Страх растаял, но тревожное ожидание осталось, тем не менее, решил больше спиртного не употреблять, так как предстоял опасный спуск.
Как только появились первые проблески рассвета, на мотоцикле съездил за ружьём, это оказался обрез двустволки.
- На кого собираешься охотиться? - отдавая оружие, поинтересовался Колян.
- На оборотней, - ответил он вполне серьёзно.
Колян восприняв это за шутку, заверещал:
- Володь, я к тому, если что, оружие тебе не продавал...
- Не дрейфь, - перебил его Володя, - всё будет гуд.
Вернувшись, он некоторое время сидел на траве, собираясь с духом. Набрав номер Смирнова на мобильном телефоне, услышал - "абонент вне доступа сети". Размахнувшись, закинул свой телефон за росшие недалеко деревья:
- Больше мне он не понадобится.
Перекрестившись, приступил к спуску. Ране ему не приходилось заниматься альпинизмом, поэтому сейчас он действовал согласно прочитанному на днях краткому справочнику по скалолазанию. Опускаясь всё ниже, он, периодически поднимая голову, смотрел вверх, отмечая, как с глубиной уменьшаются размеры отверстия. Пришла в голову мысль, что если, пока он будет внизу, кто-либо вытащит канат наверх. Как выбраться обратно? Решил, надо буде закрепить его снизу.
Чем ниже он спускался, тем глуше становились доносившиеся сверху звуки, и меньше света добиралось сюда. Ему пришлось включить налобный фонарь. Казалось спуск проходит бесконечно, но смотря на часы, отмечал, что истекло всего несколько минут. Когда он уже почти поверил в то, что никогда не достигнет дна, его ноги коснулись твёрдой поверхности. Шатаясь от усталости, отцепил карабины от каната, достав мощный фонарь, осветил окружающее. Стены, сложенные из того камня, что и колодец, создавали большой туннель, уходящий под наклоном ещё глубже.
Вбив межу камней скальный крюк, закрепил к нему конец альпинисткой веревки, с помощью которого спустился вниз. Немного отдохнув, захватив с собой самое необходимое, двинулся в путь, глубже во мрак.
Держа наготове обрез охотничьего оружия, освещая прикреплённым ко лбу фонарём коридор, медленно продвигался вниз. Периодически останавливаясь, напрягая слух, пытался услышать, хоть что ни будь, но кроме ударов своего сердца кругом стояла мертвецкая тишина. Он уже свыкся с этой беззвучностью, отчётливо различал шорох своей одежды во время движения от едва уловимого скрипа обуви, иногда задетый им какой ни будь камушек, отлетая в сторону, создавал в тиши настоящий шум камнепада. Привыкнув к этим звукам, он вздрогнул, когда услышал:
- Остановись, остановись, остановись...
Слово, прозвучавшее рядом с ним, потом эхом повторяясь и с каждым разом затихая на октаву, удалилось вглубь.
Освещая пространство вокруг себя, и никого не обнаружив рядом, Володя уже начал сомневаться, действительно ли он слышал этот голос. Может это галлюцинация, возникшая из-за этой гробовой тишины. Он сделал шаг вперёд:
- Остановись, остановись, остановись...
- Кто здесь! - закричал он, беспорядочно освещая лучом фонаря параллельные стены туннеля уходящие вниз.
С каждым последующим шагом подземелье всё больше наполнялось звуками, невнятный шёпот перемешивался с приглушенными стонами, шипением змей и голосами напоминающие плачь детей, а ещё это было плеск капающей воды и завывание ветра. Иногда в этих звуках он различал человеческие слова, на иностранном или родном языке просили о прощение или шептали проклятья.
Вскоре туннель вывел его в ещё больший по размеру коридор. Он отключил фонарь из-за ненадобности, здесь стены были сложены из странного, излучающего бледно-зелёный свет, камня. И тут он увидел первых существ, это были бесформенные фигуры, напоминающие людей. Они не шли, а парили в воздухе, плывя в одном направлении - вниз. Именно от этих фигур исходили рыдания. Первых бесформенных созданий он увидел на выходе из своего коридора. Вначале пролетела одна, напоминающая сгорбленную старуху, следом похожая на мужчину. Когда он решился и вышел в этот большой проход, то столкнулся ещё с одной фигурой, которая всхлипывая, плыла вглубь. Фигура, столкнувшись с Володей, запричитала:
- Спаси меня! Помоги мне!
Она пыталась своими воздушными обрубками, отдалённо напоминающие человеческие руки, ухватиться за его одежду. Она завертелась вокруг него, картавя, обещала вознаграждение за спасение.
Володя растерялся, не зная, что предпринять, и в это время внезапно, налетело что-то чёрное, издающее отвратительный смрад мертвечины. От этой тёмной массы исходила, какая-то жуткая, страшная в своём естестве сила. Она накинулась на просящую человеческую фигуру. Ему показалось, что он видит избиение, чёрная масса резким движениями наносила удар за ударом по воздушной фигуре, та словно испытывая сильнейшую боль, заорала, отцепившись от Володи, полетела вглубь. Он пошёл в след удалившимся. В этот главный коридор слева и справа вливались более мелкие туннели, иногда из них появлялись бесформенные создания.
"Души умерших людей", - догадался он.
Он спускался, стараясь запомнить обратную дорогу, подсчитывал, сколько ответвлений справа и слева. Примерно час спустя, судя по своим наручным часам, он вышел в ещё больший туннель. Здесь уже были не одиночные фигуры, а десятки душ летели вниз. Между ними летали тёмные массы, которые с остервенением диких зверей накидывались на эти души. Кругом стоял невыносимый плач страданий и вой боли. Умершие видели Володю, некоторые пытались вцепиться в него, остановить свое падение вниз. Но тут же налетала чёрная бесформенная туча, при этом Володю обдавало ледяным ужасом, далее следовало жестокое избиение павшей души, которая сразу отлетала от него, стремясь убежать от тёмной массы. На Володю чернота совершенно не реагировала, она видела его, так как при столкновении стремилась облететь его, но кроме отвратительных эмоций не причиняла ему ничего другого.
Он спускался всё ниже, научившись уже сам избавляться от вцепляющихся грешников. Ему не было их жалко, так как видел души, которые здесь в подземелье приобрели серый цвет и ещё что-то не осязаемое, но такое, что Володя сразу с уверенностью определял, что вот эта, чуть серенькая душонка, повинна в клевете и обмане, а та грязных тонов - убийца. Откуда у него появилась эта способность он не знал, вполне благоразумно полагая что это эффект подземелья. И тут он увидел её. Почему он решил, что эта именно женщина, а не мужчина? Какими критериями при этом руководствовался, не мог логически предположить. Скорее всего, это его подсознание в своих глубинных нейрохимических реакциях определило, что это именно женщина. Эта бесформенная структура, цветом белее, чем все остальные, плыла в общем потоке. Казалась, она не понимала, где оказалась, что она тут делает, в этом месте. Они встретились взглядами, если это можно выразить этим словом. Увидев его, она словно встрепенулась, ярче засветилась её аура, она устремилась к нему. В туже самую минуту чёрные сгустки рванулись к ней, как бультерьеры накинулись на свою жертву, клыками вцепившись в невесомую плоть. Она закричала. И хотя это не его терзали, Володя почувствовал её боль, страдания, мучения. Сердце его дрогнуло, вмиг он решился, бросившись вперёд, навскидку прицелившись, он одновременно выстрелил с двух стволов в чёрную массу. Тёмное облако разлетелось на куски, остальные чёрные сгустки, ранее не обращавшие на Володю внимания, теперь разом рванулись в его сторону. Они не могли причинить ему боли, они вообще были бессильны против человеческого тела. Набрасываясь на него, они в злобной ярости пролетали сквозь него, разворачивались и вновь шли в атаку. Он усмехался, перезаряжал оружие, и раз за разом уничтожал адских тварей. Протянув к рыдающей "девушке" руку, он помог ей избавиться от чудовищ. Плача она спросила:
- Ты Бог?
- Почему ты так решила?
- Я, - она замолчала на несколько секунд, - я кажется, умерла.
Он молчал, ждал, когда она продолжит.
- Я с друзьями была на дискотеке, и сегодня вечером я впервые попробовала экстази. Была яркая музыка, а потом когда мне дали выпить ещё одну таблетку стимулятора, вдруг всё исчезло. Всё исчезло, - повторила она, - музыка, люди, свет прожекторов, буквально всё. Я провалилась в темноту, а потом увидела всё со стороны, подруг и друзей, которые продолжали, как то странно дёргаться вокруг лежащего на полу тела. Я не сразу сообразила, что они танцуют, ведь я по-прежнему ничего не слышала. Мне стало страшно от того как они двигались в тишине, а потом я сообразила, что валяющее тело на полу моё. Я закричала, но меня никто не слышал. Они продолжали, как чокнутые плясать вокруг меня, будто исполняли какой-то дьявольский ритуал. А затем я услышала страшные воющие звуки, откуда-то снизу стали вылезать чёрные твари, они схватили меня своими когтями и потянули за собой в это подземелье.
Я умерла? - спросила она у него, будто надеялась на отрицательный ответ.
- Надеюсь, что нет.
- А ты разве не Бог?
- Я обыкновенный живой человек.
- А что ты тогда тут делаешь?
- Гуляю, - с иронией ответил он.
Володя заметил новую группу чёрных сгустков:
- Нам пора уходить отсюда.
Он зашёл в боковой проход.
- Я не могу идти за тобой!
Он оглянулся назад, облачко висело перед входом в это ответвление.
- В чём дело?
- Мне не пройти за тобой, такое ощущение, что здесь невидимая стена.
Володя осмотрел вход, но ничего существенного не увидел. Тем не менее, видя безуспешные попытки девушки, предположил, что для неё существует некая преграда. Сгустки тьмы снова атаковали, отстреляв их, он предложил девушке:
- Ты сейчас находишься в невесомом состоянии, попробуй проникнуть в моё тело, может, со мною ты тогда пройдёшь.
Она нерешительно влилась в его тело. Володя почувствовал это физически, ему пришлось приложить волевые усилия для подавления желания организма оттолкнуть чужеродное создание. Стало как то тесно, такое ощущение, что он сам залез в узкую трубу, где было тяжело двигаться, поворачиваться, шевелиться. Вдобавок конечности и другие части тела не слушались, он хотел повернуть голову налево, а она поворачивалась направо, руки двигались сами по себе.
- Перестань управлять моим телом, - со злостью выругался Володя.
- Прости, я больше не буду.
Трюк удался, они прошли в боковой проход, после чего девушка вышла из его тела.

А в это время, там наверху:
- Седьмая бригада, на выезд, - раздалось в динамиках.
Врач скорой помощи зашёл в диспетчерскую:
- Вызов из клуба "Созвездие", женщина без сознания.
- Опять передозировка ..., - далее последовала нелицеприятное высказывание доктора в адрес правоохранительных органов, - четвёртый случай за неделю, куда смотрит полиция?
Прибыв на место, он осмотрел тело молодой, красивой девушки. Сердечная деятельность отсутствовала, ни дыхания, ни рефлексов не было. Пришлось констатировать смерть. Он уже поднялся, собираясь сказать, что тут они ничего сделать не могут, как вдруг девушка вздохнула. Нет, она не пришла в сознание, но появился пульс. В состоянии комы девушку доставили в реанимационное отделение. Позже в больницу пришли родители этой девушки.
- Передозировка сильнодействующих стимуляторов, - объяснял им доктор, - сейчас ваша дочь находится в состоянии комы.
- Что такое кома, доктор?
- Состояние между жизнью и смертью.
- Она выживет? - с отчаяньем спросил отец.
- Будем надеяться.
- Как долго она может пробыть в коме?
- Это может быть и дни и недели, точно сказать никто не сможет.
Выйдя из больницы, несчастные родители побрели в храм Господний, просить помощи у Бога.


Глава 10


Сколько прошло времени, Егор не понимал. Периодически отдыхая, они тащили монстра по бесконечным коридорам. Он удивлялся, откуда у этой с виду хрупкой девушки, такая сила. Он выбивался из сил, а ей хоть бы хны.
- Вся планета покрыта лабиринтом ходов, - рассказывала она ему.
- Если эти норы всюду есть, почему люди их до сих пор не обнаружили?
- У вас это называется другим измерением.
- А на небе есть царствие божье?
- Само собой разумеется.
- Я думал это выдумки и заблуждения наших предков.
- Многие тысячи лет назад Земля и Небо были единым царствием Света, но после раскола, когда Люцифер восстал против Бога, всё изменилось. Часть людей, вслед за некоторыми ангелами, присоединилась к Сатане. Земля откололась от Неба. Пойми, когда я говорю, Земля и Небо, я имею в виду и девяносто процентов невидимой людьми скрытой материи, в которой мы сейчас находимся. И если верхушка Земли, где живут люди, никому из Божеств не принадлежит, то здесь внизу царство Его.
- Объясни мне, вот говорят, что Бог всемогущ, в его власти всё. Так вследствие чего он допустил в своём царстве восстание, почему не может справиться с изменником?
- У вас говорят: "Бог всемогущ, но Дьявол всесилен".
- Поясни.
- Изменник украл и освободил часть силы у Создателя, которая отвечает за разрушения. Теперь нет единого целого, что бы восстановить гармонию мира нужно обрести вторую половину этой энергии. Если к Богу вернётся похищенное, то разрушающие силы будут заперты. Но если Отступнику удастся обрести недостающую половину силы, то он поступит также, но только с природой созидания.
- Ты говоришь об отрицательных явлениях как о живых созданиях.
- Так оно и есть, вспомни античные мифы, где у каждого явления есть своё божество. Во время путча к Нечистому присоединилась часть ангельского войска, теперь многие из них отвечают за своё направление деятельности, это и разврат, и жажда наживы, и всё остальное.
- А если убрать из жизни людей все эти отрицательные черты, не станет ли наше бытие пресным, невзрачным, похожим на существование бездушной материи. Не превратимся ли мы в олигофренов, которые всему улыбаются, всем довольны, но ничего не могут сами сделать, не способны существовать без посторонней помощи, не имеют возможности творить и создавать?
- Всё в точности да, наоборот. Перед вами откроются новые дали, вы обретёте особенные чувства, которые ярче любви и счастья, избавитесь от таких забот как поиск пропитания, стремлений защищать своё тело от жары и холода, или попросту говоря, стяжаете необыкновенный сосуд для существования души.

- Ты хочешь сказать, что мы потеряем своё человеческое тело и всё что с ним связано: любовь полов, вкус еды, прохладу воды, ощущения теплоты солнечных лучей?
- Вы потеряете болезни, депрессии, склонность физически умирать, страдать, зато обретёте новые прекрасные способности, вам будет доступно многое.
- Но если мы не хотим менять облик, свою сущность?
- Вам дан выбор в жизни, по какому пути идти, у вас есть разум, следуя которому каждый выбирает свою дорогу, один творит добро, другой зло, а третий плывёт по течению времени, предоставляя себя воли случая прибиться к тому или иному берегу.
Они передвигались по хорошо освещённому, фосфоресцирующим светом пород, коридору. Проход уходил в бесконечность, сужаясь вдали, он превращался в точку. Там в дали Егору почудилось движение, а затем он увидел, как сосредоточились черты лица у напарницы. Точка стремительно увеличивалась в размерах, и вот это уже была живая тьма, которая с бешеной стремительностью приближалась к ним. Свет в туннеле не просто мерк, Егор мог поклясться, то, что он сейчас видел, напоминало живое существо, у которого были части тела, но состоящие из темноты.
- Нет, это не живое существо, - ответила на его мысли Наяда, - она отшвырнула в сторону тело твари, - эта сама Смерть, бежим!
Схватив за руку Егора, она потянула его за собой.
- А как же он? - Смирнов ткнул другой рукой в сторону сына дьявола, - как же задуманное, как же твой друг?
- Дьявол нашёл нас, он прислал Смерть. Бежим!
Егор бросил взгляд на приближающую тьму.
- Боже! - вырвалось у него из груди.
Он почувствовал, как зашевелились волосы на голове, как его тело затряслось в ознобе. Он не мог описать человеческими словами ту тварь, что приближалась к ним:
- Этого не может быть! Что это такое! - закричал он.
Поражённый увиденным, даже не сразу понял, что его внутренние органы ожили. Они стали отдельными организмами в его теле, сокращаясь и колотясь внутри оболочки, состоящей из кожи, они рвались наружу. Дичайшая боль пронзила мозг, последнее, что успел ощутить в этом состоянии, как Наяда, обхватив, притянула к себе. В следующий миг Тьма настигла их. Смирнов увидел, как его тело разорвалось на куски, как миллионы страшных мелких созданий пожирали его плоть. Он закричал, но не от боли, от ужаса, который видел.
- Всё, успокойся милый. Она не успела схватить твою душу, ты жив. Мы живы.
Егор не понимал что происходит, кругом в бешеном урагане вертелись разлагающие тела людей и животных, периодически ужасное создание накидывалось на него, пытаясь схватить, но он словно невесомый проходил сквозь эту мразь. Он попытался отыскать взглядом Наяду, и вдруг понял, что видит окружающее одновременно со всех сторон, и изнутри, и снаружи. Не видя девушку, тем не менее, новым появившимся чувством ощущал, и это невероятное явление было столь необычно и невероятно, что потрясло его:
- Что со мною?
- Мне пришлось вырвать твою душу из тела.
- Я мёртвый?
- Был бы мёртвый, если бы Смерть успела схватить твою душу ещё находящуюся в теле. Тогда бы она обладала бы правом на неё, так как мы на её территории.
- Но из чего я состою? - Егор пытался увидеть хоть какое-то подобие тела.
- Не ищи, сейчас мы отделены от плоти, а раз мы не состоим из вещества, то тварь, кидающаяся на нас, не причинит вред. Остальное узнаешь и поймёшь потом, а сейчас поплыли отсюда.
Вырвавшись из объятий Смерти, они стремительно летели по лабиринту ходов, петляя в проходах.
- Как же я теперь буду существовать без тела? - не унимался с расспросами Егор. Он пытался припомнить, видел ли он, куда исчезло тело Наяды во время произошедшей мясорубки.
- Я научу тебя, как поселяться в другие тела.
- Это так, как ты жила в моём теле?
- Да.
- Но тогда объясни, откуда у тебя появилось твоё настоящее тело?
- Со временем ты научишься накапливать энергию для материализации своего истинного организма. Но это очень трудно.
- Значит я всё же смогу стать прежним! - обрадовался Егор.
- Прежним уже не будешь, познав запредельное - выбор определился, ты стал воином.
- Но я же не сам сделал выбор, ты меня...
- Ты хотел, чтобы этот монстр забрал тебя? - оборвала его Наяда.
- Нет.
- Я тоже не хотела этого, поэтому перестань меня обвинять в том, что я сломала твою судьбу.
- Прости.
Сторонний наблюдатель мог видеть два светящихся голубоватым светом шарообразных облака, стремительно летящих по проходам туннелей. Он же, сторонний наблюдатель смог бы сделать вывод, что странные аномалии обладают разумом, так как движения их были синхронны, они одновременно на большой скорости поворачивали на девяносто градусов, могли резко изменить направления, а иногда начинали пульсировать, излучая потоки яркого цвета, в которых угадывалась какая-то закономерность. Будь сторонним наблюдателем обыкновенный человек, скорее только предположил, что странные облака разумны, но если бы сказали, что это тоже люди, такие же как он сам, то не поверил бы. А между тем две человеческие души, два создания, появившиеся в разные эпохи мироздания, летели в коридорах ада, стремясь найти хоть какой-то выход.
- Что теперь? Выходит всё напрасно? Сын дьявола снова свободен? Мы как позорные трусливые солдаты бежим с поля боя, а твой друг останется в плену?
- Нам не справиться со смертью вдвоём, нужны ещё силы.
- Что ты предлагаешь?
- Не знаю. Если бы только здесь могли быть чистые души людей, может тогда с помощью их мы бы смогли отобрать у Смерти дьяволёнка. Хотя бы две или три светлых души.
Хотя Егор находился в другом физическом состоянии, тем не менее, новыми чувствами он однозначно определил ощущение Наяды. Если бы сейчас они были в человеческих телах, он не сомневался, что увидел плачущую от безвыходности девушку. Два светящихся объекта замерли посреди огромной пещеры, куда вывел их один из множества подземных ходов, пульсируя светом, они кружились на месте, словно не знали какое выбрать направление.
И тут произошла невероятная вещь, в этом огромной подземной пещере появился человек. Он вошёл в зал в сопровождении бесформенного, серенького облачка, остановившись, с настороженностью смотрел на них. Если бы у Егора сейчас было сердце, он бы сказал что оно бешено, заколотилось, так как этот человек был не кто иной, как Володя.
Егор полетел к нему, тот вскинув обрез, приготовился стрелять.
- Володя это я! - передал мысль Егор.
Похоже, парень даже не понял, что слова прозвучали внутри мозга, громко спросил:
- Я, это кто?
- Я Егор Смирнов.
Парень, оставаясь на стороже, продолжал держать оружие наизготовку:
- Почему я должен тебе верить? Твоя душа выглядит совершенно иначе, чем у других умерших? Может, ты выдаёшь себя за Егора, а сам есть очередной местный монстр.
В это время Наяда материализовалась в своё тело, так как Смирнов этого не умел делать, то оставался в шарообразном состоянии. Эффект произвёл на Володю действие, увидев появившуюся обнажённую чернокожую девушку, опустил оружие.
- А ты кто такая?
За Наяду ответил Смирнов:
- Это твой отец.
- Чего?
- Володя, ты не обращай внимания на то, что это женщина, поверь мне это твой отец. Если быть точнее, наполовину, та часть, что жила внутри твоего родителя.
- Значит это и есть та паразитка, которая жила у тебя в голове. Значит, она же паразитировала и в моём отце?
Владимир вновь вскинул ружьё, направляя его на девушку.
- Ты прав Володя, я та паразитка, что существовала в теле твоего отца.
- Продолжай, - судорожные желваки заходили по скулам Володи, - рассказывай тварь, как ты погубила жизнь моего отца!
- Ты не прав..., - попытался встрять в разговор Егор.
Володя, приложив приклад к плечу, навёл дуло в лицо Наяды:
- Пусть она сама попробует убедить меня не снести ей зарядом голову.
- Володя, - она грустно улыбнулась, - твой отец просил передать тебе, что он любил, и всегда будет любить тебя.
- Этого не достаточно для того чтобы я не нажал на курок.
- Я воспользовалась телом твоего отца, когда оно уже был мёртво.
- Ты врешь!
Наяда, подняв ладони, жестом попыталась успокоить Володю:
- Я существовала в нём до последнего времени, ни чем, не проявляя себя.
- Тогда ответь на главный вопрос - ты виновна в гибели моего отца?
- О какой гибели ты говоришь?
- Перестань отвечать вопросом на вопрос! - закричал Володя, - виновна или нет?
- В том, что его тело замучили пытками, есть и моя вина.
- Тогда сдохни! - он нажал на курок.
Прозвучавший выстрел эхом отозвался бесчисленно раз. Нагая чернокожая девушка, не шелохнувшись, продолжала стоять напротив парня с оружием. Тот нажал второй курок. Вновь пролетевшая пуля сквозь тело Наяды не причинила ей вреда.
- Володя послушай меня, - вновь вступил в разговор Егор, - не всё так просто как дважды два, я прошёл такой же путь как твой отец, поверь мне, здесь стоит вопрос не просто о наших жизнях.
Немного помедлив, Егор продолжил свою речь:
- Смерть и тот, кто за ней стоит, угрожает всему живому, всей гармонии мира. Если они выиграют эту битву, весь наш мир исчезнет, не будит больше живого, радостного, приносящего счастья. Кругом будет Хаос, бессмыслие и злоба. Разве ты хочешь, чтобы души подобные этой несчастной девочки, которая сейчас рядом с тобой, мучились в аду. Володя, разве ты испытываешь наслаждения от боли других живых существ? Ты готов помочь нечистому расчистить ему дорогу к власти, разве ты способен принести миллионы безгрешных душ в жертву?
Владимир Самойлов опустил оружие:
- Я, - он на мгновение запнулся, - я ничего не понимаю. Моего отца убили. Я уверен, что он погиб защищая жизнь других. Но кто его убил? Кто мой враг?
Наяда, приблизившись к растерявшему парню, обняв его, зашептала ему на ухо.
Хотя Егор не слышал то, о чём говорила Наяда Володи, он это почувствовал тем новым чувством, которое теперь у него появилось. Этим чувством, которое было одновременно и зрением и слухом и ещё ранее не ведомым ему ощущением, он почувствовал присутствие отца парня. Он ощутил, что сейчас с парнем говорит не чернокожая девушка Наяда, а Самойлов - старший. Нет, это не был ни гипноз, ни внушение и иллюзия, Егор знал, что сейчас парень разговаривает со своим истинным отцом. Смирнов не знал, как это стало возможным, что бы душа умершего Самойлова - старшего смогла сейчас оказаться здесь, в подземельях ада, он просто увидел, как прояснилось лицо парня, заметил, как заблестели слёзы на ресницах.
Позже он спросил у Наяды, как такое стало возможным.
- Это Создатель помог встретиться родным душам.
- Всё так просто получилось, - удивлялся Егор.
- Далеко не просто, это было почти невозможно, чтобы на время душа из царствия света, смогла проникнуть в потёмки адских лабиринтов.
Познав истину от отца своего, парень преобразился. Подойдя к Наяде, он взял её за плечи:
- Прости.
Всё так же грустно улыбнувшись, девушка ответила:
- Тебе не в чем себя винить.


Глава 11


Теперь их было четверо, два воина, человек, и душа умершего. Правда душа умершей девчонки не была кристально чистой, даже не белой, а серенькой, но, тем не менее, теперь они могли попробовать вступить в схватку со Смертью.
- Ты с нами? - задали вопрос девушке.
- Да, я хочу исправить то, что сотворила со своей жизнью. Даже если я не буду прощена, я останусь на вашей стороне.
Все четверо обнялись, если так можно описать языком людей, когда два шарообразных облака и человеческие тела слились вместе, будто тысячи электрических разрядов пробежало по ним, и неожиданно возникшая аура подобная радуге в этом проклятом месте, закрепила этот союз.

А в этот момент там наверху, где время шло по иным законам:
- Она пошевелила рукой! Это, правда, я сам видел! - возбуждённый отец рассказывал жене о том чуде, которое произошло. - Я сидел возле неё, и вдруг она пошевелила рукой! - в сотый раз пересказывал увиденное.
Прошло более двух недель, как их единственная дочь находилась в состоянии комы. Всё это время они по очереди, и днём и ночью находились рядом с ней, надеясь, что свершится чудо. И вот несмотря на уверения врачей, что ничего не произойдёт, что не следует мучить себя и мёртвое тело, в котором уже нет жизни, и пора отключить его от аппаратуры, чудо свершилось. Правда это было только небольшое шевеление рукой, но для отчаявшихся родителей радостной надеждой.
С этого времени они каждый день стали замечать новые изменения в состоянии дочери. Её лицо порозовело, потом она стала самостоятельно дышать, и уже казалось, что иногда её ресницы дёргаются, как будто сейчас откроются глаза. А свечи, которые они каждый день ставили в храме Господнем, прося вернуть к жизни дочь, светились ярче, теперь пламя не затухало, не колебалось от сквозняков, а горело ровно и уверенно. Они даже близко не могли представить, через что приходится проходить их дочери...

Смерть не ожидала такого подвоха, она просто не могла предположить, что бы здесь, на этих дорогах в ад ей оказали сопротивление. С ангелами света она и ранее встречалась, но чтобы простой человек мог оказывать ей такой отпор, ещё не было никогда. Молодая особь мужского пола, почти юнец, довёл её до бешенства. Когда ей уже казалось, что она сейчас своими клешнями схватит этого парня, тот вдруг непостижимым образом изворачивался, посылая в неё заряд из ружья, начинённого сгустками вражеской энергии. Да еще эта самоубийца, которая была уже отправлена в ад, а теперь постоянно мельтешит перед ней, мешая сосредоточиться. Смерть в очередной раз совершила бросок в сторону парня.
Володя, опередив на долю секунды, отпрянув в сторону, нажал на спусковой курок. Выстрел из ружья не уничтожил смерть, но он явственно видел тот эффект, который причинял ей заряд, сделанный из серебреного креста. Приспешница ада начинала паниковать, метаться в стороны, будто теряла свой нюх. В это время в бой вступала напарница молодого человека, девушка накидывалась на смерть, нанося удары по глазам. Для Володи со стороны это выглядело как схватка непроницаемой тьмы с сереньким облачком. Всё это происходило быстро, но пару секунд ему хватало на перезарядку оружия. Облачко отлетало в сторону, и Володя посылал очередную пулю в лицо Смерти.
А потом случилось ещё одна неприятность у Смерти, пока она пыталась справиться с живыми и умершими, сзади на неё напал воин добра. Этот воин был молод, совсем неопытен, в другое время она бы справилась с ним без особого труда, но сейчас, когда её атаковали с двух сторон, её это раздражало. Воин, не умеющий материализовываться в свой организм, превращался на время нападения в какой-то смешной булыжник, которым с лёта налетал на неё. Она разворачивалась, готовая схватить этого горе воина, но в это время наркоманка своими бывшими пальцами царапала ей глаза. Смерть хотела проглотить девушку, но тут стрелял человек из ружья.

Сын Дьявола пытался справиться с женщиной воином. Безуспешно, с каждой новой попыткой он слабел всё более. Он слышал об этом солдате Добра от своего отца, эта темнокожая была одна из древних воинов, опытна, хитра и безжалостна к врагам. Его отец сумел захватить в свои сети её половину, такого же древнего воина, он надеялся в скором времени заполучить и её, а позже предать их вечным мукам, каких ещё не видело мироздание. Но, похоже, сейчас Фортуна была на стороне ангела света, которая раз за разом наносила ему в хребет удары его собственным кинжалом в форме языка дьявола. Он издал рёв от боли, которую ощущал впервые за своё существование. В этой боли смешались страдания несчастных людей, слёзы сирот, рыдания матерей. Все те несчастья, которые он причинял роду человеческому, вмиг обрушились на него. Извивающийся кинжал, которым он убивал своих жертв, на этот раз терзал плоть хозяина. Обессилив, упал от изнеможения.
Наяда, вытерев со лба ладонью пот, превратившись в светящийся шар, полетела в сторону, туда, откуда доносился смертельный рёв и выстрелы.
Она опоздала лишь на секунды, Смерть, изловчившись, схватила своею пастью серенькое облачко, мельтешившееся перед нею.

Там в человеческом мире, где дни равняются секундам здесь, у девушки, лежащей в коме, наступил кризис.
- У вашей дочери началась сердечная аритмия, периодически наступает фибрилляция желудочков. Дайте ей умереть, ей уже ничего не поможет, - уговаривали доктора родителей отключить медицинскую аппаратуру жизнедеятельности организма.
- Нет! Просим Вас, не делайте этого! Она выживет, - продавая последнее имущество, они оплачивали огромные счета в клинике. Они продолжали верить в чудо, что дочь не умрёт, они молились Богу прося простить Настеньку, их единственного ребёнка.

Она не успела увернуться, Смерть схватила её своими челюстями. Всей своей душой Настя ощутила невыносимую боль. Смерть рвала её на отдельные куски, в ярости она терзала её своими когтями. Так больно не было никогда в жизни, она понимала, что ей не вырваться из этой пасти, что мучения будут продолжаться всю вечность.
- Создатель, прости меня грешную. Прости за то, что не верила, прости, что отступила с истинного пути, - шептала девушка, из последних сил превозмогая лютую боль.
У неё не было физического тела, не было плоти, костей. Казалось, она не должна испытывать боль. Но дикий, разрывающий на части ужас, охвативший её существо, проецировался в боль. Страх овладел полностью, она ощущала одновременно и челюсти смерти вцепившейся в неё, и трупное дыхание исходившие из пасти пожирательницы жизни. Настя одновременно увидела себя в разные периоды своей жизни: детство, отрочество, юность всё это светилось внутри её существа. Родившись в благополучной семье, она не знала ранее несчастий, плывя по течению жизни легко и свободно. Несчастья, трагедии, происходившие с другими, она лишь наблюдала, ей казалось, что уж точно её никогда не коснётся. Она оставалась равнодушной, видя репортажи по телевизору, где рыдающая женщина, потерявшая во время цунами всю семью, от горя теряет рассудок. Её не волновало, почему в соседнем подъезде одинокий старик свёл счеты с жизнью. Видя на улицах города бомжей, отводила свой взор в сторону, ощущая, будто посреди чистоты, вляпалась в дерьмо. Нищие попрошайки в метро вызывали чувство досады. Она никому никогда не делала подлостей, не лгала, но и бескорыстно помочь не считала нужным, а умолчать предпочитала лучшим, чем иногда сказать правду.
И вот теперь, трепещущаяся в зубах смерти, с неё будто спала пелена, она увидела весь ужас несчастий, глубину человеческой боли, цепочку явлений от своих действий или бездействий в жизни окружающих людей. Судьбы разных людей, которых она не знала, проносились перед ней в это время. Она не только видела прожитые жизни грешников, но ощущала всю эту мерзость своими новыми органами чувств. Невыносимо тяжело было переносить всю эту гадость, ощущать чувства грешников, и ужас их жертв. В доли секунд умещались тысячи эпизодов изуверств, обмана, фальши и унижений. Этому страшному калейдоскопу не было конца, состоящие из бесконечных частей истории, напоминали маленьких отвратительных червей, разъедающие её виртуальную плоть. Иными словами она оказалась внутри гигантской помойки человеческих грехов.
Смерть, вцепившись в серенькое облачко своими бесчисленными острейшими зубами, мотала и вертела Настю, стараясь разорвать на части.
Когда появилась Наяда, Смерть, поняв, что теперь ей не справиться, отступила. Держа в пасти Настю, она исчезла в коридорах дороги ада.
- Она схватила Настю! - кричал Володя, бежав вдогонку за Смертью.
Человек не смог догнать слугу ада, упав на колени, обхватив голову руками, зарыдал:
- Я, это я виноват, что её схватила тварь. Будь я порасторопней, быстрее перезарядил бы ружьё.
Наяда, склонившись над парнем, помогла ему подняться:
- Мы вернём её.
Володя поднял заплаканные глаза, что-то изменилось во взгляде, появилось что-то, что сразу выделяет такого человека из толпы:
- Клянусь, - твёрдо произнёс, - клянусь, не покину АД, пока не вызволю эту девушку.
- Мы заберём её отсюда, - подтвердила Наяда.
- С дьяволёнком что? - поинтересовался Егор.
- Готов, обездвижен, можем забирать его.
- Что дальше?
- Надо доставить его наверх, спрятать в святом месте, только после этого начать торговаться с Нечистым.
- Я останусь здесь, - повторил Володя.
- Мы покинем подземелье только на время, потом вернёмся за нашими друзьями.
- Я поклялся, что не покину, эти чёртовы лабиринты без Насти.
- Один ты долго здесь не протянешь, разумнее будет действовать по плану.
- По какому плану? По твоему? Почему я должен доверять твоему плану? Ты же не человек, ты другое существо.
Наяда не обиделась на эти слова:
- Да. Уже много веков как я стала воином. А одно из наших святых правил, это святость данного слова. Я ещё раз даю тебе слово воина, что ни тебя, ни твою девушку я не оставлю здесь.
Слова "твоя девушка", прозвучали как то естественно. При этих словах облако Егора даже слегка вспыхнуло, что обозначило улыбку. Он подумал:
"За последнее время у парня с девушкой появилась взаимная симпатия, которая перешла во что-то большее".
Понятие времени здесь, в этом месте отсутствовало. Егор не мог с уверенностью утверждать, как давно они полюбили друг друга, возможно, прошли дни или месяца, как они здесь находятся, но он тоже заметил те тёплые излучения между сереньким облачком Насти и человеческим телом Володи. Излучения, подобно маленьким солнечным нитям излучались в обоих направлениях, эти лучики заставляли чаще сокращаться сердце Володи, а облако души Насти, светиться ярче. Он и Наяда видели эти волны лучей своими особыми органами чувств. А для самого Володи слова: "твоя девушка", стали неожиданностью, похоже, он только сейчас обратил внимание на свои чувства, и то, что он там увидел, заставило его счастливо улыбнуться.
- Да, это любовь, - подтвердила мысли Егора Наяда.
- Взаимная любовь, - добавил он.
- Я люблю её, - прошептал парень.


Глава 12


Они дотащили сына Дьявола к колодцу, через который Володя попал в лабиринт.
- Я не могу нарушить клятву, остаюсь здесь, - Володя взял сумку с оставшимися боеприпасами.
- Будь осторожен, далеко в тоннели не углубляйся. Мы постараемся скорее вернуться.
Два огненных шара, два воина добра, обхватив тело Зверя, ринулись вверх, навстречу к звёздам.

Заночевавшие в развалинах монастыря двое бомжей, сидящие у костра и по очереди потягивающие водку из бутылки, вздрогнули от раздавшегося гула. Земля, на которой они сидели, завибрировала, пламя костра задрожало, заметалось из стороны в сторону в эту безветренную ночь. Рёв нарастал, приближаясь всё ближе, закладывал уши. Приятели испуганно посмотрели друг на друга, и тут в нескольких десятках шагов от них из-под земли вырвалось, как им вначале показалось пламя.
Два огненных шара поднявшись над землёй, плавно обращались, вокруг какой-то чёрной массы.
- Шаровые молнии, - прошептал один из бездомных.
В следующий момент, шаровые молнии со свистом отбросили в сторону, тот предмет вокруг которого вращались. То, что грохнулось наземь в десяти метрах от костра, заставило людей вскочить, несколько секунд они рассматривали это, а потом одновременно, не произнеся ни слова, развернувшись, бросились бежать со всех ног. Ужас увиденного заставлял их перепрыгивать через огромные глыбы камня, не замечать стегавших ветвей, бежать и бежать прочь от этого.
То, что они разглядели в свете костра, позже своим товарищам называли чёртом. Поверил ли их рассказам кто, или посчитали пьяным вымыслом, неизвестно. Но факт непреложный, с того времени ни один бомж не заходил на монастырские развалины, обходя далеко стороной.

- Кажется, мы напугали людей, - подлетая к горевшему костру, произнёс Егор.
- Со временем они засомневаются в увиденном, подумают, что это было лишь видение, сон.
- Но сейчас, думаю, им не очень весело.
- Нам нужна помощь, - Наяда секунду помедлив, продолжила, - там за рекой есть небольшая церковь, надо просить священника поместить туда хвостатого. Жди меня здесь, - и она унеслась.
Вдалеке за рекой огненная искра погасла. Наяда, безошибочно определив дом священника, опустившись на землю, материализовалась.
Когда на стук, священник открыл дверь, он не сразу понял, кто стоит перед ним.
- Отец, нам нужна ваша помощь.
Только теперь священнослужитель увидел, что это нагая чернокожая девушка.
Наяда не дожидаясь приглашения, сделала шаг на встречу, священник посторонился, пропуская ночную посетительницу в дом. Он принёс девушке халат, и только после того как она скрыла свою наготу, спросил:
- Я слушаю вас.
- Я к вам с несколько странной просьбой, - Наяда, сделала паузу, обдумывая как бы мягче озвучить, - видите ли, нам необходимо на некоторое время спрятать в вашем храме кое-кого, - не найдя подходящего слова она вновь замолчала.
- Вы сумасшедшая?
- Почему вы так думаете?
- Ничего не остаётся предполагать другого, среди ночи в дом врывается голая женщина, заявляющая, что нужно спрятать в храме кое-кого. Единственное, что меня смущает, это цвет вашей кожи. В нашем городе не так много африканок. Так кто вы, сумасшедшая или это идиотский розыгрыш?
- Ни то, ни другое. Я слуга нашего создателя.
- Мы все его творенья. Девушка, может вы, уйдёте с миром, я уже не в том возрасте, что бы надо мною глумились.
- Да я понимаю, вам требуются доказательства. Сейчас я вам их представлю.
Наяда развела в стороны руки, подняв голову, посмотрела вверх. Священник по инерции проследил за взглядом девушки, но вместо потолка увидел невероятное.
Совершенно новое окружение, предстало перед ним. Огромный, голубой небосвод разверзся над ним. Он опустил взгляд, исчезли стены и дом, всё изменилось. Бескрайняя вселенная окружала их, они с девушкой зависли в эфире этого нового мира. Он перекрестился, начал читать про себя молитву, и тут увидел его. К нему навстречу, идя по воздуху, словно по твердыне земной, шёл его духовный учитель, отец Серафим, представивший десять годин тому назад:
- Здравствуй любезный, давно не виделись с тобой.
- Отец Серафим, мне чудится или это вы на самом деле?
- Я милок, своею собственной персоной. Теперь отдыхаю в царстве нашего Господа.
Они обнялись, слёзы радости встречи заблестели у них на ресницах. Как много они хотели рассказать друг другу, как много спросить о делах земных и небесных. Забыв о Наяде, они с радостью вспоминали, делились впечатлениями, обсуждали.
- Служители святости, - напомнила девушка им о себе, - мои силы истекают, я долго не смогу удерживать вашу встречу.
- Прости нас, совсем старики заговорились, - извинился отец Серафим, и обратился к своему ученику, - эта девушка ангел света, просила меня заверить тебе, что она служит нашему Господу. Помоги ей, чем можешь.
Они простились друг с другом. Наяда опустила руки, и мир радости, счастья исчез, всё вернулось на свои места: дом, стены. Чернокожая девушка стояла перед священнослужителем и ждала.
- Спасибо, - поблагодарил её священнослужитель, - не ожидал такого подарка, встретить своего учителя ещё при жизни. Я внимательно слушаю вас, кого надо спрятать в храме?
- Чёрта.
- Что! Нечистого пустить в святой храм! Мы оскверним святое место! Вы понимаете, о чём просите? Это не возможно!
- У меня и моих друзей нет другого выхода, как только просить у вас на время спрятать сына Сатаны. В противном случае две души на веки окажутся в аду.
- Но я даже не представляю такого, так нельзя, - служитель церкви задумался, потом спросил, - Бог в курсе всего этого?
- Нет. Спасти из ада нужно души, ангела нарушавшего закон Бога и грешницы лишившей себя данной Господом жизни.
- И ради этих душ я должен свершить небывалый грех, осквернить церковь?
- Любая душа, вернувшаяся к Господу, это победа над Тьмой. Я сама отвечу перед создателем за этот проступок.
Священник, подумав, спросил:
- Эти души действительно стоят того, чтобы из-за них идти на такой грех?
Наяда молча кивнула.
- Тогда отвечать перед Богом будем вместе.
- Спасибо честный отче, что не отказали в помощи.
- Ладно уж благодарить, преступление свершаем. Тащите своего хвостатого.
Наяда, сбросив халат, превратившись в сверкающий шар, улетела в направлении монастырских развалин.

- Удалось договориться? - волнуясь, спросил Егор.
- Повезло, священник оказался умным, честно сказать я опасалась другого.
- Чего?
- Глупца, представь или "Фому не верящего" или фанатика. Фому ни за что не удалось бы убедить, а от фанатика добиться разрешения.
- Хоть здесь удача на нашей стороне.
- Теперь нам надо раздобыть себе временные тела, что бы перетащить этого монстра в церковь.
- А по воздуху нельзя?
- Много людей заметят нас.
- И что?
- А то, что без необходимости мы не можем им открываться. По закону в неведении людей есть выбор, куда и к кому они хотят примкнуть. Согласись, вера и знание не одно и то же. Когда знаешь, что случится, не совершишь иного того, за что потом раскаиваешься. Вера - высшая благодать, не может сочетаться с доказательством.
- И где же мы возьмём тела?
- В морге. Поверь, бывшим хозяевам мы ничем не навредим, их в этом мире уже нет. Случайные свидетели издали нас воспримут за живых людей.
- А как влезать в мертвое тело?
- Научу, ты же теперь мой ученик. Полетели.

Сторож морга, усатый дядька, отработавший на этой должности лет двадцать, уже давно никого не боялся, ни Бога, ни Чёрта. Проще говоря, он не верил ни в живых покойников, ни в загробную жизнь, так как был отъявленным материалистом. Окончив школу с серебряной медалью, обладая хорошей памятью и сообразительностью, он, тем не менее, в жизни не устроился из-за своей безалаберности. Какое-то время был предпринимателем, торговал на базаре разным хламом, работал водителем, диджеем и Бог знает кем ещё. Пару раз был женат, но детей не имел. Однажды устроившись временно на подработку сторожем в морг, он тут, в конце концов, и остался работать. За двадцать лет он ни разу не видел, что бы покойники оживали, и все россказни на эту тему считал сказками для детей. В эту ночь, сидя в служебке, он смотрел по видео какую-то сентиментальную мелодраму. Что-то негромко стукнуло в соседнем помещении, сторож даже не повёл бровью продолжая смотреть фильм, мало ли, какой ни будь неустойчивый предмет, свалился под действием сквозняка. Когда звук повторился, он уже насторожился, не сходя с места, стал прислушиваться. Страха он не испытывал, так как не верил ни в какие потусторонни силы, но бывало что подвыпившая молодежь, ради куража, пробиралась в морг. Он называл их мазуриками, как то однажды пробравшихся пацанов он здорово напугал, пока те с бледными физиономиями бродили среди покойников, он тихонько завыл за дверью. Те в испуге кинулись к окну, через которое проникли, но гонимы паникой, не могли вылезти, так как одновременно пытались выбраться все вместе, а он, давясь от смеха, продолжал подвывать. Вот и сейчас он, предчувствуя развлечение, тихонечко подошёл к двери в прозекторскую, присев заглянул в замочную скважину. То, что он увидел в освещённом холодным светом помещении, заставило его задержать дыхание. Двое покойников поднялись, и было, похоже, что они разминали свои суставы. Девяностолетний дедок, который завтра был первый на очереди на захоронение, вымытый, причёсанный, одетый в новенький костюм, поднялся из своего гроба и теперь наклонялся вперёд, назад, в стороны, разминая суставы позвонка. Но ещё более сторож поразился другому, бабуля, умершая сегодня в больнице, которую доктора даже вскрывали, ища причину смерти, вытащили и разрезали все внутренние органы, а потом свалили кучей обратно и кой-как зашили, так вот эта самая бабка что-то полушёпотом объясняла старику.
Дыша через раз, он наблюдал за происходящим, покойнички, пошептавшись, направились к двери на выход, стали там возиться с запорами.
"Э, так не пойдёт", - подумал про себя охранник, и тихонечко побежал назад к телефонному аппарату.

Дежурный по отделению полиции, лейтенант Сорокин, закинув ноги на стол и потягивая сигару, делился со своим помощниками мыслями:
- Халявное сегодня дежурство, тихо, даже что-то семейные скандалисты не звонят.
- Да, такие смены редко бывают, - подтвердил сослуживец.
- Сейчас докурю, и пойду на "массу надавлю", разбудишь часика через четыре.
- Хорошо.
В дежурке, кроме самого дежурного находился его помощник прапорщик Сидоров, и стажер Свистунов. Молодой парнишка, это было его первое дежурство, явно грустил. Он жаждал бурной деятельности, погони, стрельбы, а тут даже ни кто не звонит, будто наступил коммунизм.
Заметив поникшего стажера, лейтенант его ободрил:
- Не расстраивайся Свистунов, у тебя ещё всё впереди.
Затушил окурок, и уже сняв со стола ноги, собираясь вставать, когда раздался телефонный звонок, Сорокин заметил, как с надеждой встрепенулся стажер. Выждав пару звонков, дежурный не торопясь поднял трубку:
- Полиция слушает...
В трубке раздался громкий шёпот, как будто говорящий на том конце провода боялся, что его подслушают:
- Полиция? Это говорит сторож Лапушин. Быстрее приезжайте, у меня тут двое хотят сбежать.
- Подождите, не тараторьте, давайте по порядку. Вы сторож, какой организации? - устраиваясь поудобней в кресле, спросил Сорокин.
- Я сторож морга, послушайте, быстрее приезжайте, они сейчас уйдут.
- Не понял, - протянул лейтенант, - кто у вас хочет сбежать, покойники?
- Да, представившиеся дедок с бабкой! - подтвердил шёпот в телефонной трубке.
Лицо дежурного побагровело:
- Ты урод! - заорал он в трубку, - я сейчас определю твой номер, и за шуточки пятнадцать суток тебя за решёткой иметь буду!
Сорокин в раздражении бросил трубку:
- Козёл, - выругался он, - лень ехать, а то этому индюку задницу надрал бы.
- Что такое? - поинтересовался Сидоров.
- Сторож с морга "белочку" поймал, покойники у него разбегаются.
- Ха, - Сидоров заржал.
- Что такое поймать белочку? - захлопал ресницами стажер.
На этот раз засмеялся Сорокин:
- Это, молодой человек, когда пьёшь водку день и ночь, начинает съезжать крыша, видишь всякие галлюцинации.
- Может ему скорую помощь вызвать? - спросил Свистунов.
- Обойдётся, - махнул рукой начальник, - пусть покойников ловит.

Услышав в трубке гудки, огорчённый Лапушин, положил телефон на место.
"Полиция не поможет", - думал он, - "я сторож, и должен охранять вверенное мне хозяйство, если двое сбегут, значит, я не справился со своими обязанностями".
Такого Лапушин допустить не мог. Он решил задержать беглецов сам.
Выйдя через другой вход, обежал вокруг здание морга, нашёл в кустах деревянный кол, которым подпёр снаружи дверь, через которую мертвецы собирались выбраться. Вслушиваясь в происходящее, притаился рядом. Когда запоры щелкнули, ручка задёргалась, дверь задрожала, но кол надёжно сдерживал натиск.
- Врёте, не уйдёте, - нашёптывал про себя Лапушин.
Возня неожиданно стихла, прождав ещё пару минут, сторож кинулся обратно в служебку, подбегая, он увидел открытую дверь, и тут понял свою ошибку. Пока он ждал у другого выхода, старики покойники свободно вышли через служебное помещение. Лапушин бросился за угол соседнего здания - пусто, обежал с другой стороны - никого. Закусив от обиды губу, вернулся в морг, предчувствуя утром скандал.

Лейтенант полиции Сорокин поднял трубку звонившего телефона.
- Полиция! - орали в трубке, - у меня машину угнали! Только что, прямо на глазах, сволочи.
- Так, что за машина, марка, номер?
- КАМАЗ, зашёл в магазин на пять минут, выхожу, и вижу, как дряхлая старуха со стариком в кабину лезут, я кричу "Вы, что там делаете?", а она в ответ палец показала, пока добежал до машины, они уже по газам и уехали.
- Сейчас передам ориентировку всем постам автоинспекции, а вы подъедете к нам в отделение, напишите заявление.
В голове у Сорокина даже мысли не возникло сопоставить два звонка в один, оформив формальности, он со спокойной душой отправился почивать.
КАМАЗ вскоре был обнаружен брошенный недалеко от небольшой церквушки, похоже угонщики просто на нём покатались.
Но сладкий сон лейтенанта был нарушен, Сидоров разбудив своего начальника, докладывал:
- Позвонила какая-то истеричка, кричит, что по городу бродят зомби.
- Больная наверно?
- Она кричит, если мы не примем мер, будет жаловаться начальству.
- Ладно, отправь туда стажера, пусть на месте разберётся, - и, повернувшись на другой бок, Сорокин вновь задремал.

Егор с Наядой, завладев мёртвыми телами, отправились на поиски транспорта. В морге произошла маленькая заминка, когда они уже собирались выйти, ретивый сторож, пытался их заблокировать в помещении, но всё обошлось благополучно. Найдя припаркованную машину, они с её помощью доставили дьявольского отпрыска к церкви. Священник помог перетащить тушу внутрь, прежде чем занести урода в алтарь, преподобный долго молился:
- Если спасём души из ада, значит не напрасно свершили грех, - он поднялся с колен, и, взяв дрожащими руками монстра, подсобил затащить его внутрь.
Рёв потряс своды храма, оборотень извивался, корчился, визжал, он испытывал боль, как будто его заживо зажаривали на костре.
- Теперь надо создать дополнительную защиту, все иконы, которые имеются здесь, расположить по кругу, ликами наружу, - распорядилась Наяда.
Когда всё было сделано, Наяда обратилась к Егору:
- Надо отпилить у него рога.
- Зачем?
- Рано или поздно Сатана найдёт его здесь, что бы отсрочить этот момент, нужно часть плоти раскидать в других местах, отвлечь от этого места.
Священник принёс ножовку, и всучил Егору. Отпиливая рога, пришлось ещё несколько раз ударить кинжалом чёрта, так как тот брыкался во время процедуры чрезвычайно интенсивно. Покончив с этим делом, они вышли из храма, священник, заперев дверь, повесил объявление, что церковь временно не будет работать, так как проводятся работы по реставрации.
Светало. Старики не очень далеко отошли от храма, когда начались неприятности. Навстречу, выгуливая свою собаку, шла женщина. Они благоразумно решили перейти на другую сторону дороги, но пёс видно что-то учуяв, бросился за ними. Хозяйка безуспешно, пыталась удержать животное, но здоровый ротвейлер тащил её за собой. Пёс с силой рванулся, вырвав поводок из рук хозяйки, с рычанием набросился на Егора, слёту вцепился ему в бедро. Хозяйка в ужасе кричала:
- Фу Барин, фу, ко мне!
Егор ничего не понял, так как не только не почувствовал боли, он вообще этим телом ничего чувствовать не мог, поэтому совершенно спокойно продолжал идти вперёд, волоча за собой огромного пса. Подбежавшая женщина, увидев в кого вцепился пёс, застыла в ступоре, а собака, вырвав из ноги старика кусок бескровного мяса, набросилась на старуху.
Наяда, схватив пса за загривок, с лёгкостью отшвырнула его одной рукой в сторону. Пёс видно приземлился не совсем удачно, так как жалобно заскулил, вследствие чего хозяйка вышла из своего ступора, бросилась на помощь любимому животному. Увидев у собаки повреждённую лапку, она пришла в негодования:
- Шляются тут по ночам всякие! - кричала вслед уходящим мертвецам, достав мобильный телефон, проорала, - сейчас полицию вызову!

Свистунов торжествовал, наконец, он на первом своём задании, он то и дело дотрагивался рукой до кобуры, нащупывая табельное оружие, и касаясь пальцами рукоятки пистолета, переполнялся гордостью за себя.
Доехав на служебной машине к месту происшествия, он внимательно выслушал потерпевших. Пёс, скуля, сообщил, что ему больно, лаять он не мог, только слегка повизгивал. Хозяйка, более детально обрисовала произошедшие события:
- Увидев их, Барин, словно с ума сошёл. Рычит, пытается вырваться. Знаете, он очень добрый пёс, я ему даже намордник не одеваю, когда он во дворе дома с детьми в песочнице играет. А тут как подменили, взбесился весь, вырвался, догнал этих двоих, и укусил старика за ногу. Я испугалась, думала, что меня теперь участковый по судам затаскает, пёсика моего усыпят. Хотела извиниться перед ними, но как только увидела, так обомлела. Товарищ полицейский, они же мёртвые, ей Богу, что бы мне не сойти с этого места, настоящие мертвецы. Ни кровинки, бледные, словно из воска, ни одна чёрточка лица не дергается, а глаза, одно бельмо без всякого выражения, тусклые, не живые. Мёртвая старуха моего пёсика одной рукой подняла и зашвырнула в кусты, а он между прочим тридцать пять килограмм весит. Товарищ полицейский, это как же так, это почему мёртвые по нашему городу гуляют, и домашних животных калечат? Вам надо их арестовать.
Уточнив направление, в котором удалились преступники, Свистунов сев в машину, внимательно всматриваясь вперёд, тронулся.
Вскоре он их заметил, двое шли в направлении реки, старик держал в руке пакет. У Свистунова сладко засосало под ложечкой, первая в его жизни погоня за преступниками, с величайшим наслаждением он включил сирену, одновременно в громкоговоритель сказал:
- Приказываю, вам немедленно остановиться! Вещи положить на землю, руки поднять!
Старики замерли, а потом бросились в рассыпную, да так резво, словно это были спринтеры на престижных соревнованиях. Мгновение Свистунов раздумывал, кого преследовать, решив, что у старика в пакете могут быть наркотики, выбрал его.
Погоня, нет слаще слова для истинного полицая, азарт, пот, кровь, всё умещается в этом.
- Преследую подозреваемого, - сообщил он по рации в дежурку, - подумав, добавил, - преступник возможно вооружён.
Лицо стажера вытянулось, когда он посмотрел на спидометр, шестьдесят километров в час, почти с такой скоростью бежал подозреваемый. Частые повороты, мешали Свистунову увеличить скорость, тем не менее, расстояние постепенно между ними сокращалось. Видимо это заметил и подозреваемый, который перепрыгнув через ограждение дороги, бросился через аллею в ближайший узкий переулок. Свистунов остановив машину, побежал догонять. Учитывая разницу в скорости, он не минуемо должен был упустить преступника, но тот не зная куда бежать, заскочил в глухой двор.
Стажер перевёл дыхание и достал пистолет, сняв с предохранителя, вошёл в этот двор. Старик ещё метался от двери к двери, пытаясь найти выход. Свистунов расставив ноги, подняв оружие на уровень глаз, прокричал:
- Вы арестованы!
Старик остановившись, повернулся к нему, и пошёл на встречу.
- Стоять на месте!
Тот продолжал идти.
- Я буду стрелять на поражение! - Свистунов выстрелил вверх.
Старик медленно шёл к нему.
Полицейский нажал на спусковой курок, потом ещё и ещё. Закончилась обойма, у подозреваемого отсутствовало пол головы, но тот продолжал идти на встречу, лишь слегка покачиваясь под ударами пуль.
Перезарядив пистолет, стреляя, Свистунов одновременно передавал сообщение в дежурную часть:
- База, ответь Курску!
- Что, там у тебя? - раздался в динамике голос прапорщика Сидорова.
- База, веду бой, заканчиваются боеприпасы, требуется помощь!
Последний патрон, последний выстрел почти в упор, разнёс оставшуюся часть головы подозреваемого, тот уронив пакет, наконец, и сам свалился, дёрнулся и замер. Странное облачко отделилось от тела, описав полукруг, улетело в сторону реки.


Глава 13


- Что? В кого он там стреляет? - наспех надевая обувь, переспрашивал Сорокин у Сидорова.
- Передал по рации, что ведёт бой, просит помощь. Сам слышал выстрелы по рации.
- Во влипли. Это же ЧП. Пошли дурака, так он натворит дел. Кого он уже там пристрелил?
Лейтенант, схватив рацию, стал вызывать Свистунова.

Сорокин успокоился, только через пару часов, после того как эксперты сообщили ему, что человек, которому стажер снёс голову, мёртв уже как минимум двое суток.
- Этот придурок, - делился повеселевший Сорокин с Сидоровым, - видно очень хотел стать героем, раздобыл откуда-то труп, разнёс ему голову, а нам "втирает", что преследовал наркокурьера.
- А, что там, в пакете? - поинтересовался Сидоров.
Лейтенант, раскрыв пакет, показал:
- Рога, козлиные какие-то, пусть полежат в сейфе, пока всё утрясётся, - он, аккуратно положив пару витых роговых отростков в несгораемый ящик, запер на ключ.
- Фу, ну и дежурство выдалось, сейчас домой, надо стопочку выпить.
Впрочем, Сорокин ошибался, домой ему ни в этот день, ни в следующую ночь попасть не пришлось.

Сторож Лапушин с ужасом ждал утро, надеясь в глубине души, что оно никогда не наступит. Но наступил рассвет, за ним пришло утро, а за тем приехали родственники покойного за телом.
- Где покойник?
- Нету, - развёл руками Лапушин, - сбежал ваш покойник.
- Что? - протянул один из родственников покойного, здоровый амбал, с бицепсами как футбольные мячи, - что ты там мелишь? Где мой умерший дед!
- Говорю, сбежал он со старухой. Поднялся из своего гроба, пошептался с умершей накануне бабой, и вдвоём убежали.
- Ты гнида навозная, да я тебя сейчас, пьянь, здесь сплющу, - и качок, закатывая рукава рубашки, ринулся на сторожа.
Лапушин попятился, положение спасли остальные родственники, они уговорили здоровяка не драться, а лучше вызвать полицию.
Приехавшая полиция, то же пыталась "наехать":
- Где покойники? Сейчас возбудим уголовное дело за кражу, если не скажешь, где спрятал, посадим!
- Гм, за что посадите? Когда они сбегали, я вам звонил. У вас все звонки записываются, проверти. Не за что наказывать, я просил, что бы приехали и задержали нарушителей, а вы меня уродом назвали.
Скандал набирал обороты.
К нему присоединились родные умершей бабули, все родственники сбежавших покойников толпились возле кабинета начальника полиции.
Полковник Слюнтиков до сих пор возглавлял полицию с приставкой исполняющий обязанности, после убийства генерала Воробьева, его как первого заместителя назначали на это место, со дня на день должно состояться его окончательное утверждение на должность, и эта история с покойниками была сейчас некстати. Труп старика был скоро найден, но как объяснить родным, зачем полоумный стажер полиции разнёс ему голову, не станешь рассказывать эти бредни про живых мертвецов. Слюнтиков не верил ни сторожу морга, не своему стажеру, он не сомневался, что те "мутят воду". Но то, что сторож звонил ночью в отделение полиции, было зафиксировано, а так как его дежурная служба не отреагировала должным образом на звонок, была и его вина как руководителя. Так же ещё не был найден второй труп, предстоял нелицеприятный разговор с родственниками. Слюнтиков вызвал в кабинет дежурного Сорокина, так чтобы родственники за дверью слышали, он заорал на него:
- Лейтенант! Это что за бардак вы устроили! Как ваша смена несёт службу, почему не реагировали на заявления граждан! Вы, что считаете, что отдыхаете в санатории! С вас погоны сорвать! Не слышу, что вы там бормочите себе под нос!
Сорокин что-то хотел объяснить, мол, заявление сторожа не стандартное, не верилось, а стажер первый раз был на дежурстве...
- Меня не интересует ваш лепет! Вы лично и ваша смена допустила разгильдяйство, значит, и устранять последствия будете вы! А если не исправите результаты своей беспечности, тогда напоминаю вам, что в уголовном кодексе есть статья за халатное отношение к обязанностям, приведшее к трагическим последствиям! Вы слышите меня, Сорокин!
- Так точно.
- Ваша смена сейчас заступит на вторые сутки дежурства, и только попробуйте не устранить, - Слюнтиков застучал по столу указательным пальцем, - только дерзните не исправить то, что допустили своими действиями, уволю! Пойдёте на улицу собирать бутылки! Марш на службу! - заорал он так пронзительно, что Сорокин выбежал из кабинета, словно его ошпарили кипятком.
Полковник пригласил родственников, разговаривал с ними очень вежливо, извинялся, заверил, что в течение суток найдут пропавшую умершую бабусю, а за беспредел стажера, полиция возьмет расходы на похороны старикана себя, а молодой полицейский будет сурово наказан.

Наяда, покинув временное тело, вернулась к развалинам монастыря, ожидая, что сейчас появится Егор. Но прошло почти полчаса, когда тот явился.
- Где пропадал?
- Ты же мне не объяснила, как выходить из тела, - упрекнул её Егор.
- Извини, я даже не подумала об этом. А как ты выпутался из этой истории?
- Этот прилипчивый полицай поймал меня в глухом дворе, откуда не выйти, пошёл прямо на него, думаю, может, испугается, убежит. А он начал стрелять в меня, палил до тех пор, пока голова старика не раскрошилась, после, как то само собой получилось, вылетел из этого тела.
- Неудачно мы выбрали себе прикрытие, но другого выхода не было, время поджимает.
- Какие дальнейшие планы?
- Сейчас будем ждать, когда Сатана забеспокоиться, начнёт искать своего отпрыска, и поймёт что появились серьёзные проблемы.
- Долго придётся ждать?
- Думаю, этой ночью начнётся. Ты останешься здесь, будешь охранять монстра, я же отправлюсь в лабиринты.
- Думаешь, Сатана согласиться обменять наших друзей?
- Надеюсь.

Прежде чем покинуть человеческий мир, Наяда навестила в больнице тело Насти.
Она взяла её за руку, откинула прядь волос со лба девушки. Провода опутывали юное тело, казалось, что нет жизни в этом организме. Настя дышала с помощью аппарата искусственной вентиляции лёгких, сердце контролировалось прибором, который при остановке сердечной мышцы посылал электрический разряд, вновь заставляя его сокращаться.
- Недолго осталась, Настя, скоро ты вернёшься. Скоро твои несчастья закончатся, и ты вновь окажешься в своём мире.
Наяда наклонилась и поцеловала холодный лоб девушки.
Выходя из палаты, она столкнулась с родителями Насти, те удивлённо рассматривали незнакомую им чернокожую медсестру. Позже они узнали, что такой медсестры в больнице нет, но более их взволновало не это. Когда они вошли в палату, увидели слабое подёргивание ресниц своей дочери. Она всё также была без сознания, также ритмично дышал за неё аппарат, но эта мимолётное движение ресниц, говорило - дочь жива, придёт время и она поправится.

Начальник полиции, вечером, у себя дома откупорил бутылку коньяка. Налив пятьдесят грамм, не торопясь выпил. Напряжение рабочего дня начало спадать. Вроде как всё завершилось благополучно, второе пропавшее тело было обнаружено возле реки в целости и сохранности. Родственники старика, возмущавшись, всё же согласились в обмен на бесплатные похороны, не раздувать скандал. Оставалось решить, как наказать провинившихся Сорокина и стажера, но это приятное занятие он оставил на завтра. А сейчас налив вторую стопочку, приступил к обзору прессы.
Он уже собрался ложиться спать, когда раздался телефонный звонок, взволнованный голос дежурного торопясь рапортовал:
- Товарищ полковник, докладывает лейтенант Сорокин, на отдел совершено нападение, ведём бой, противник не опознан, требуется помощь!
- Какая помощь? Какой противник? - ничего не понимая переспросил полковник.
Ответа не последовало, связь оборвалась. Слюнтиков подбежал к окну, распахнул фрамуги. В городе шёл бой, звуки автоматных очередей, разрывы гранат сотрясали ночь. Полковник бросился к сейфу, где вместе с оружием лежала портативная рация, судорожно настроившись на полицейскую волну, услышал:
- Всем постам, всем кто меня слышит! Требуется помощь! Нападение на отдел полиции! - доносился голос Сорокина.
- База! Я седьмой! Прорываюсь к вам! Они везде...
- Обходят справа! Сидор прикрой стажера!
- Они в здании!
- Держись парень!
Руки полковника, державшие рацию, тряслись, он закричал:
- Я первый, ответьте первому! Что у вас там происходит, чёрт вас побери!
- Их и так тут много, - сквозь выстрелы донёсся разъяренный голос Сорокина.
- Доложите, кто на вас напал?
Через какое-то время лейтенант запыхавшись, передал:
- Черти, они везде, занимаем круговую оборону.
- Ё.., - выругался нецензурной бранью начальник. - Какие черти? Вы что там все пьяные!
- Иди ты в задницу! - прокричал Сорокин.
Схватив личное оружие, полковник бросился к двери, но на пороге остановился, поразмыслив, решил подождать утра. Выстрелы стихли примерно через полчаса, но Слюнтиков выжидал.
Когда с рассветом он пешком добрался до отделения полиции, его взору предстала картина разрухи. На подходе к зданию, припаркованные с вечера машины были перевернуты, разбиты, или исковерканы так, что трудно было представить в этой груде металлолома очертания автомобилей. Строение держалось на "честном слове", огромные проломы в стенах, позволяли разглядывать территорию за зданием. Осторожно, опасаясь, как бы сверху на него не упал бы кусок стены, прошёл туда, что прежде называлось дежурной частью. Внутри, среди битого щебня, обломков мебели, находились полицейские, нёсшие ночью службу в городе. Одни из них спали прямо на битых кирпичах, кое-кто из них во сне судорожно сжимал оружие, другие, сидя возле уцелевшей стены, молча курили, в рваной форме, окровавленные, в синяках и ссадинах, они безразлично посмотрели на вошедшего шефа. Никто из них не подал команду встать.
- Что здесь произошло?
Ответа не последовало, полицейские всё так же бездумно смотрели перед собой. Полковник не сразу узнал лейтенанта Сорокина, жгучий брюнет, полностью стал седым, рваная рана на лбу продолжала кровоточить, заливая кровью глаз, но тот словно в ступоре сидел и курил, отвлекаясь только на прикуривание очередной сигареты.
Через пару часов на самолёте прибыла экстренно собранная группа руководства из главного управления министерства внутренних дел. Большие начальники, осматривали разрушения, цокали языками, недвусмысленно выражали своё недовольство Слюнтикову.
Парадоксально, но весь личный состав выжил, отделавшись только более или менее серьезными травмами. Ни одного огнестрельного ранения не было. Также не найдено ни одного тела нападавших.
Из протокола показаний сотрудников полиции:
- Нас атаковала нечистая сила.
- Опишите подробней.
- Одни из них были с рогами и копытами, у других тело было стянуто кожей до такой степени, что видны кости скелета, но, несмотря на дистрофический вид, они играючи опрокидывали тяжёлые автомобили.
- Почему нет ни одного убитого существа?
- Пули не причиняли им вреда, только сдерживали их на некоторое время.
- Как, по-вашему, зачем они атаковали отдел полиции?
- Было похоже на то что они прорывались в помещение дежурной части, нам пришлось отступить, после того как они ворвались туда, всё разом прекратилось.
Из предварительного заключения комиссии:
"Предположительно, вблизи городского отдела полиции, было распылено психотропное вещество, спровоцировавшее массовые галлюцинации. Сотрудники полиции не отдавали отчёта в своих действиях, испытывая галлюцинации мистического характера, вели беспорядочную стрельбу по окружающей территории, внутри здания".
Весь личный состав, нёсший службу в эту злополучную ночь, и несколько десятков человек из гражданского населения, проживающих в этом районе, настаивающих, на том, что видели чертей, были госпитализированы в психушку. Лучшие эксперты безрезультатно пытались найти следы неизвестного психотропного вещества. Ещё одна странность, которую не стали включать в отчёт, сейф в дежурной был буквально разорван на части, по заключениям тех же экспертов, разрушение произошло извне. Категорически исключалось воздействие взрывчатых веществ, на рваных кусках металла были видны следы царапин, нанесённых каким-то острым предметом, наводившие на ассоциации с огромными когтями мистического монстра.
Неприятности в городе только начинались, в следующую ночь события разворачивались возле небольшой церквушки. Впрочем, странности уже начались днём.
Немногие из прихожан по заведённому порядку пришли на утреннюю службу. Прочитав вывешенное объявление о реставрационных работах, недоуменно пожимали плечами, уходили. Но некоторые верующие задержались, поджидая батюшку, что бы узнать, нужна ли помощь. Во время ожидания они услышали раздавшийся внутри церкви протяжный стон. Подумав, что им это чудится, они стали вслушиваться, и тут более отчётливо услышали это. Трудно описать этот звук, ясно одно, он принадлежал ни человеку, ни животному, что-то отвратительное, противное раздалось внутри храма, отчего мурашки побежали по телу верующих, в этом загробном вое одновременно был лай собак и блеяние коз, звук рвоты и скрежет железа. Прихожане, крестясь, стали расходиться, по городу поползли зловещие слухи, о возвращении сатанистов. Люди старались не выходить без причины из своих домов, не пускали детей во дворы. Улицы города опустели, всё замерло, ожидая бури.


      Часть 3
Возвращение.
Глава 1


Мартин Лютер проснулся ночью от странного ощущения. Что-то было не так, он лежал в постели и пытался понять, что заставило его проснуться среди ночи. Он вслушивался в свой организм, ощущал равномерное биение сердца, пытался припомнить, что ему снилось перед пробуждением. Всё напрасно, он не мог найти причину тревожного состояния. Одно знал точно, заснуть теперь уже не сможет. Немного раздосадованный этим обстоятельством, стараясь не шуметь, что бы не разбудить спящую жену, встал с постели, выйдя из спальни, спустился на первый этаж. Приготовил двойной экспресса, закурил сигарету, маленькими глотками выпил кофе, и ощутил новую волну странного ощущения тревоги.
"Произойдёт сегодня что-то неприятное", - думал он. - "Но что? Что может произойти? К чему мне надо приготовиться?"
Двадцатисемилетний Мартин, работал программистом в преуспевающей фирме. Имел довольно приличный доход, красавицу жену, двоих детей. Он не имел ни материальных затруднений, ни социальных преград. Высокий, атлетически сложенный, с правильными чертами лица, он пользовался успехом у женщин. Фанат современных спортивных машин, сам имел в своём гараже великолепную SaleenS7, стоимостью пятьсот тысяч евро. Бывало, встречались у него в жизни неприятности, но такие пустяшные, что он быстро их исправлял в положительную сторону, а если это не представлялось возможным, просто забывал. Но такое тревожное ощущение возникло впервые. Это состояние не отступало, оно следовало за ним, принимал ли душ, готовил ли завтрак, смотрел ли выпуск новостей по телевизору, он продолжал ощущать непонятную тревогу. В новостях был репортаж из небольшого провинциального города России, журналист говорил об активности в нем сектантов, происходящих странных явлениях, вспоминал, что год назад в этом месте уже произошла трагедия. Слушая этот репортаж, Мартин обратил внимание, что его руки дрожат от волнения, чувство тревоги нахлынуло новой волной.
"Что? Что меня может связывать с этим?", - думал он про себя.
"Россия", - ему дело не было до этой страны, конечно, знал, где она находится, знал и кто, там сейчас президент, знаком с некоторыми ведущими программистами страны, но до всего остального ему наплевать. Его не интересовало чем и как там живут люди, что происходит в этой стране. Что его связывало с Россией? Разве только то, что его прадеда русские расстреляли, где-то под Сталинградом.
- Ты болен? - спросила вошедшая в столовую жена.
- Почему ты так решила?
- Вид у тебя больного человека. Ты весь бледный.
Мартин проведя ладонью по лбу, заметил, что она стала влажной, от выступившего пота.
- У тебя руки дрожат, - заметила жена, - давай я вызову доктора.
- Не надо, - остановил жену, уже набиравшую номер по телефону, - я поеду на работу.
- Мартин! Тебя всего трясёт.
- Это не от болезни.
- Тогда от чего?
- Пока ещё не разобрался.
Жена настояла на том, что бы он хотя бы выпил аспирин. Поцеловав супругу, Мартин выехал из спального района, на трассу, ведущую в центр мегаполиса.
Новая волна тревоги нахлынула неожиданно, на этот раз это были обрывки странных видений. Всадники, облачённые в старинные латы, скачущие по полю, размахивающие мечами и широко раскрывающие рты. Он не сразу сообразил, что они кричат, он только видел, не слыша происходящего в этих видениях. В следующий момент он увидел страшный ураган, надвигающий на этих воинов. Ужасный смерч, накрыв всё, разметал по сторонам людей и лошадей. Видения сменились, теперь он видел больных, умирающих взрослых и детей, чёрные тряпки, развевающиеся над домами, и крысы, много крыс, пожирающих плоть умерших. Он чувствовал, как зашевелились волосы на его голове, не видя дороги впереди машины, он резко нажал на тормоза. А видение сменилось, он вдруг отчётливо увидел лицо прекрасной чернокожей девушки, она смотрела на него спокойным взглядом, в котором читалось доброжелательность, внимание. Он чувствовал, что знает её, близко знаком с ней, но как не пытался, не мог вспомнить, кто эта девушка.
- Что с вами? Вам плохо?
Мартин с трудом сообразил, что это к нему обращаются, повернув голову, увидел мужчину, стоявшего возле машины, и с тревогой смотрящего на него.
- Вы проскочили через разделяющую полосу на встречное движение, чудом только не произошло аварии.
- Извините, я, наверное, действительно болен.
- Давайте помогу вам, довезу до больницы, - предложил ему помощь незнакомый мужчина.
- Благодарю, но я сам справлюсь.
Лютер, освободив проезд, и разблокировав образовавшуюся по его вине пробку, выехал на свою полосу.
"Похоже, надо и впрямь к врачу обращаться. С моей психикой происходят ненормальные явления".
Тем не менее решил дождаться обеда, если ничего не изменится в его состоянии, тогда уж точно обратиться к доктору.
Ближе к обеденному перерыву всё изменилось, да так изменилось, что все окружающие сотрудники были шокированы происшедшим.
Совещание начальников отделов подходило к концу, когда это вновь накатило. На этот раз появилась головная боль, с всё нарастающей интенсивностью она пульсировала, заставив его, схватится руками за контейнер мозгов. А потом произошёл взрыв боли, он закричал, вскочив, не удержался на ногах и упал, покатился по полу. Он орал от дикой раздирающей боли, держась руками за голову, сдавливая её, словно хотел прекратить эту чудовищную пытку, катался по полу и кричал.
Очумевшие сослуживцы, повыскакивав со своих стульев, не зная, что предпринять, смотрели наметавшегося Лютера. Они видели его багровое от прилившейся крови лицо, слышали это ужасный вопль, и чувствовали, даже знали, сейчас произойдёт страшное.
- Он умер? - не то утверждение, не то вопрос, прозвучало в наступившей тишине.
Лютер, раскинув руки по сторонам, лежал на спине с широко открытыми глазами. Он ни шевелился, ни мигал, ни дышал, расширенные зрачки говорили, что жизнь покинула его тело.
- Что это с ним, было? - тихо спросил один из сотрудников.
- Надо вызвать врача.
- Кажется, доктор тут уже ничем не поможет.
Кто-то по телефону вызвал охрану, остальные молча, поражённые внезапной смертью здорового человека, всё так же оставались на своих местах.

Адская головная боль также резко прошла, как и наступила. Мартин поднявшись с пола, облегчённо вздохнул, посмотрел на испуганных сослуживцев:
- Извините, я вас здорово напугал. Сегодня с утра у меня начались проблемы со здоровьем, пожалуй, я пойду к врачу.
- Он умер?
Мартин не понял, о чём спросили:
- Что? - переспросил он.
- Что это с ним было?
Лютер вдруг осознал, никто не смотрит на него, все взгляды были направлены куда-то вниз, он посмотрел себе под ноги.
Там он увидел себя, своё тело. Более не слышал, о чём переговаривались сотрудники, ошеломлённый внезапной догадкой, тревожно искал своё новое Я. Не найдя другой материальной оболочки, утвердившись в мысли, что умер, он испугался. И в этот момент мир кругом изменился, исчезли стены, люди, всё окружающее ранее. Свет, яркий, но не резкий, а будто согревающий и успокаивающий, появился сверху, охватил его душу и поманил за собой.
Мартин не ощутил перехода, того мимолётного мига, когда вспомнил всё. Двадцать семь лет жизни в покинутом теле были ничтожны по сравнению с прожитыми им веками. Он проник в это тело, когда из-за автомобильной катастрофы, душа только, что родившего малыша покинула его. Ему пришлось скрываться долгие годы, забыть всё, живя обыкновенной человеческой жизнью, не зная кто он на самом деле, не вызывая подозрений у охотников тьмы. И вот теперь освободившись от бремени, обретя свою память, он шёл на встречу к призвавшему его Творцу.
Второй раз на протяжении своего существования он предстал перед ним, свет добра и милосердия, проник в каждую частицу его души. Соединившись с этим светом, он увидел мир новым взглядом. Изумительная по красоте, великолепная в гармонии Вселенная разверзлась вокруг него, а он, маленькая крупица, был частью этого мира, этого волшебства, которое поглощало своею любовью. И только отдельные тёмные раковые пятна, в этой вселенной, вызывали в нём другие эмоции. Он знал, эту болезнь, понимал и то, что призван на борьбу с этим злом. Разрастающиеся тёмные силы, стремились поглотить этот свет любви, и там где им удавалось это сделать, оставались мёртвые, безжизненные участки, содержащие в себе отвратительное зло.
- Отец мой, я пришёл на твой зов.
Мартин ощутил, как его окутала энергия, перед ним пронеслись образы чернокожей девушки.
- Да, я знаю её, мы с Наядой появились в твоём мире в одну эпоху.
Видения проносились одно за другим, он видел как девушки сейчас трудно, ощущал ту опасность, которая ей угрожает:
- Она погибнет! - воскликнул он от ужаса, увиденного им в этих видениях.
Только с помощью мысли, говорил с Богом. Сейчас Создатель не направлял его своими действиями, он только просил помочь этой девушки. Именно просил, так как не мог вмешаться, переступить ту черту, которую сам создал, границу разделяющую Добро и Зло. Что бы спасти Наяду, надо было сотворить Зло во имя Добра.
Как такое возможно? Не уподобятся ли он Нечистому? Эти вопросы Мартина не волновали, он был воином, а сейчас, когда друзья в опасности, он без сомнений ответил да. Понимает ли он, что его ждет, если они проиграют? Ещё бы, он знал о тех вечных пытках, которыми наслаждается Дьявол, мучая солдат Света попавших в его сети. Бросить сестёр и братьев в беде, такой мысли у него даже не возникло. Сейчас только он мог помочь той горсточки сражавшихся на Земле, приняв участие в войне против самого Дьявола.
- Я возвращаюсь, - с решимостью действий Мартин повернулся.

За то время пока он отсутствовал, возле его мёртвого тела уже собралась толпа народа, состоящая из докторов, охраны фирмы и руководства. Врачи, осмотрев его тело, отвечали на вопросы руководства:
- Предположительно, смерть наступила в результате обширного кровоизлияния в головной мозг.
- Но как так, ведь он молодой, был здоровый, даже банальным насморком никогда не болел.
- Возможно, лопнула аневризма, о которой ему ничего не было неизвестно. Сейчас это только предположения, только после вскрытия мы точно узнаем причину смерти.
- Надо сообщить его жене.
После некоторого замешательства, кому звонить, младший из руководства, попросил секретаря набрать домашний номер Лютера.
Но не успел он и рта раскрыть, как все присутствующие вздрогнули от неожиданности:
- Не беспокойте моих родных. Все нормально, - Мартин поднялся с пола.
Кто-то из присутствующих был явно испуган, другие изумлены, третьи ещё не в силах осмыслить произошедшее, бездумно смотрели на ожившего.
- Все нормально, - Лютер, плавно опуская ладони рук в низ, жестом успокаивал сослуживцев, - я просто ненадолго потерял сознания, теперь я вернулся и выздоровел. Всё хорошо.
Пятясь назад, он вышел из кабинета в коридор, и исчез из вида.
- Кто ни будь, догоните его, - распорядился пришедший в себя управляющий директор фирмы.
Охранники бросились следом. Коридор пуст.
- Пост на входе в здания ответьте первому, - вызвал начальник охраны дежуривших внизу.
- Слушаем шеф.
- Сейчас к вам спустится Мартин Лютер, вежливо задержите его до моего прихода.
- Сделаем.
Когда начальник охраны здания спустился вниз, Лютер там ещё не появлялся.
- Чёрт, - выругался он про себя, - где его носит.
Он направился в операторскую комнату охраны. Там на мониторах слежения он просмотрел запись, ясно видел, как Лютер вышел из зала заседаний, быстро пройдя по коридору, зашёл в лифт. А далее выходила какая-то несуразица, ни на одном этаже двери лифта не открывались, ещё больше непонятностей возникло, когда распечатали режим работы подъемника. Оказалось, что после того, как туда вошёл Мартин, лифт вообще не трогался с места.
- Что он там делает? - охранники "сломя голову" помчались снова на этаж заседаний.
- Что за... - внутри лифт был пуст. Всё было на своих местах: пол, стены, потолок, все, как и должно быть.
- Ничего не понимаю, - шеф охраны бестолковым взглядом обшаривал окружающее, пытаясь зацепиться хоть за какое-то объяснение.
Зазвонил мобильный телефон:
- Ну что у вас там, - спросил управляющий директор фирмы.
- Он исчез.
- Не успели остановить на выходе?
- Нет, он исчез по-настоящему.
- Как так по-настоящему?
- Пропал, растворился, зашёл в лифт и более не выходил.
- Этого не может быть! - взревел директор.
- А то, что он вначале умер, а потом воскрес, это могло быть? - спокойно парировал охранник.
- Вызывайте полицию.


Глава 2


- Я пойду с тобой, - Володя, поднявшись, взял оружие.
Наяда покачала головой:
- Нет, ты мне там ничем не поможешь. Оставайся здесь, если Сатана согласится на обмен, ты встретишь здесь Настю.
- А если не согласится?
- Тогда око за око, зуб за зуб.
Парень передёрнул ствол:
- Всё ж лучше будет, если я пойду с тобой.
- Ни как не пойму что больше в тебе упрямства или настырности?
- Выражайся честнее, ты хотела спросить, упрям я как осёл или туп как пень? Отвечаю - и то и другое, поэтому пойду с тобой.
- Тогда совет, держись рядом со мною, и если что говорю, выполняй без промедления.
- Слушаюсь начальник, - съехидничал Володя.
- В чём ирония?
- Я не привык прятаться за спиной женщины.
Наяда хотела что-то возразить, но вдруг передумав, заметила:
- Ладно, поступай, как знаешь, но я всё-таки буду за тобой присматривать.
Они уходили всё глубже под землю, бесконечные повороты, разветвления, сменялись провалами и пропастями, в которые без помощи Наяды Володи вряд ли удалось спуститься.
Он пытался представить, как будет смотреться встреча с Сатаной, спрашивал напарницу:
- Чёрт чертей, как из себя выглядит?
Наяда отвечала вопросом на вопрос:
- А как выглядит человеческое горе? Как выглядит коварство, лож, измена?
- Я тебе задал конкретный вопрос, на который хочу получить ясный ответ, мол, это четырёхметровый великан с пяточком и рогами, или что-то наподобие.
-Я тебе и ответила, что всё отвратительное может скрываться под маской пристойности. Возьми лож, разве не говорят, что она иногда во благо, а убийство оправдывают необходимой самообороной. Так и Люцифер может выглядеть обаятельным, на деле являясь самым отвратительным созданием во вселенной.
- То есть, у него нет постоянной внешности?
- Да. Обыватели видят в нём чудовище, учёные физики тёмную материю, священнослужители врага, животные страх.
- Что нам предстоит узреть?
- Множество вариантов.
Володя остановился:
- Как? Как тогда я узнаю кто передо мною?
Наяда, тоже остановившись, обернулась к нему:
- В привычном понимании, как люди видят глазами или слышат ушами, возможно, не поймёшь кто перед тобою. Однако почувствуешь, ощутишь душой своего сердца. Также там, в логове у тебя заработают другие органы чувств.
- Но какие? У тебя может и есть другие органы чувств, но у меня только то, что мне дано от природы.
- У тебя они тоже имеются, но так как люди ими практически не пользуются, они находятся в спящем состоянии.
- И что они из себя представляют? Как эти атрофированные органы чувств у меня заработают?
- Словами сложно объяснить. Представь музыку, а теперь попробуй её не слушать ушами, а увидеть глазами. Или же наоборот увиденную нарисованную картину услышь ушами.
- Это невозможно?
- Это ты так думаешь. Конечно, глазами слышать, видеть ушами - это бред, но всё это можно проделать с помощью души. Почему душа после смерти тела видит, слышит окружающее, ведь организм мертв? Да потому, что освободившись от физической оболочки, в ней начинают работать собственные, не материальные, органы чувств.
Что до твоего второго вопроса, как эти органы у тебя заработают? Мы с тобой куда идём?
- В логово смерти.
- Правильно, а вход в ад живому телу затруднителен, это мир разрушения, только мёртвое может туда пройти без особых проблем.
- Но души живые?
- Души бессмертны, так как состоят не из привычной для тебя материи. В этом как раз и беда грешников, которые испытывают вечные муки в аду.
- Значит, чтобы войти в ад, моё тело должно умереть?
- Только так я могу тебя провести туда, возможно есть другие способы, но мне доступен только этот. Умрешь ты временно, если мы выберемся обратно, ты сможешь с моей помощью вернуться в свое тело.
- И как я должен умереть? Каким способом с собою покончить?
- Зачем тебе брать грех самоубийства на душу. Я тебе помогу, - ухмыльнулась Наяда.
- То есть убьешь меня?
- Правильнее будет сказать: помогу выбраться тебе из телесной оболочки.
- Разве это не синонимы?
- Выбраться значит родиться, а смерть и рождение, или убийство и исцеления являются антонимами.
- Наверно круто быть воином, можно всякие удивительные вещи творить, удивляя других?
- Нет. Воин - это значит, что на меня действуют несколько иные законы мироздания. Я могу совершать некоторые поступки, за которые не буду нести потом ответственности. Но сразу хочу оговориться, завидовать тут не чему, для меня больше нет другой дороги, кроме поля битвы. В отличие от твоей души, которая если изберёт правильный путь, будет расти в своём духовном существе, обретая всё более гармоничное состояние, познавая, а позже и управляя гармонией мира, моя остановлена в развитии.
- Наяда, ты всё время объясняешь какими то обтекаемыми фразами. Конкретно, в чём принципиальная разница между нами?
- У тебя есть шанс стать подобным Богу, у меня нет.
- Прости.
- Ты тут причём? Свой выбор я делала сознательно, и о нём не сожалею. Вернее сказать, завидуя вам людям, но если бы всё вернуть обратно, своего решения не изменила.
- Почему?
- А кто если не я, то есть если не мы, защитим добро.
Не которое время они шли молча, потом в тишине шагов Наяда услышала слово произнесённое Володей:
- Спасибо.
За мгновение до сказанного, она с помощью своих способностей ощутила это слово, она восприняла не только набор звуков, а весь тот букет человеческих чувств, наполнявший благодарность за веру и искреннее пожелание счастья.

Стал ощущаться запах серы. Володя отметил, что стало меньше ответвлений, поворотов.
- Мы приближаемся?
- Да. Скоро появятся врата ада.
Теперь они шли по идеально ровному, всё расширяющемуся в размерах туннелю. Там вдалеке, в свете фосфорирующих пород, он увидел тёмную полосу.
- Что это там?
- Это переход в другой мир?
Подходя ближе к этой тёмной полосе, он видел, как та словно живое существо извивается, пульсирует, то раздуваясь, то захлопываясь.
- Дальше твоему телу нельзя.
- Сейчас будешь меня убивать? - пытался шутить Володя.
- Не дрейфь, я просто позову твою душу, она выйдет из тела, и все дела.
Физическая оболочка Наяды, растворившись в воздухе, превратилось в огненный шар, который став вращаться вокруг Володи, постепенно суживал круги полёта.
Он ощутил лёгкий озноб, который перешёл в судороги. Упав, его тело изгибалось в конвульсиях, он захрипел, от нехватки воздуха, а через секунды накатила слабость, в глазах потемнело. Когда он снова приобрёл способность видеть, первое что узрел, это своё распростёртое тело, лежащее на камнях туннеля. Теперь у него не было ни рук, ни ног, вместо которых были светящиеся слабым светом обрубки.
- Ты свободен от бренного, - донеслась до его сознания сказанная фраза.
Володя, не поворачиваясь, увидел её. Не поворачиваясь потому, что видел окружающее одновременно и спереди и сзади, сверху и снизу. Но поразило его другое, теперь он видел Наяду не в образе огненного шара, светящееся золотыми искрами существо, которому не мог подобрать определение. Он видел душу существа, состоящую из ярких красок переплетённых нитями музыки времени, где каждая нота отвечала за свое мгновение, будь то будущее иль прошлое. Он видел в них чернокожую девочку из далёкого прошлого, и как ему казалось будущее Наяды.
Протянув навстречу обрубок своей духовной руки, он хотел схватить одну из струящихся нитей этого существа, но вместо привычных тактильных чувств ощутил всплеск эмоций, удивления, восторга.
- Что со мною?
- Ты видишь и ощущаешь сейчас то, что раньше не было доступно твоему телу. Твоё сознание сейчас не понимает происходящее, видишь, но не разумеешь что, ощущаешь, но не знаешь, как относиться к этому новому ощущению, ты только что родившийся ребёнок в другом мире.
- Я умер?
- Не совсем. Ты покинул своё тело на время, тебя с ним связывают ещё нити жизни, посмотри внимательно.
Володя присмотревшись, заметил, что покинутое им тело слабо светится.
- Это небольшой комочек твоей души остался там. Конечно, надолго его не хватит поддерживать там жизнь, но надеюсь, мы успеем.
Они подлетели к чёрной, клокотавшей материи.
- Сейчас всё изменится, - предупредила спутница, и нырнула в эту "угольную" массу.
Володя, не раздумывая последовал за ней.
Шок, который он испытал после перехода, не отпускал его. Лавина тех отрицательных ощущений, обрушившаяся на него в новом месте, показалась тяжелее любых земных камней. Придавленный произошедшей переменой, распластанный в этом чужом мире, он напрягал все свои духовные силы, что бы собраться, сориентироваться. Но всё напрасно, ощущения страшного сдавливания не проходило. Помогло то, что он услышал зов, сначала слабый и тихий, потом всё более нарастающий и зовущий.
Благодаря помощи Наяды сумел преодолеть тот негативный вал, обрушившийся на него после перехода.
- Где мы? - прошептал он, не в силах разобраться в окружающем.
- Мы в аду.
- Я даже представить не мог такого.
- Этот мир тяжело переносить.
- Как же мы будем ориентироваться здесь, если не в состоянии понять, где верх и низ, правая и левая сторона?
- Во первых нужна привычка, а во вторых ты ещё не освоился со своими новыми органами чувств. Здесь не обязательно видеть, больше надо чувствовать.
- Я пытаюсь, но чего, то плохо получается.
Там где теперь они оказались, не было привычного для людей света. Но продвигаясь в полной темноте Володя, тем не менее, видел, но не обычными глазами, и совершенно другую картину. Это было похоже на смесь чувств и видения, но в отличие от земных, где каждая картина увиденного вызывало какую-нибудь эмоцию, здесь происходило наоборот. Он улавливал своими новыми эфирными органами прямо перед собой, слева или справа эмоциональные всплески, а потом на основе этого ощущенья возникала картина. И это видение представляло в меньшей степени зрительный образ, он видел теперь эмоции. От грязных переживаний исходил запах падали и нечистот. Его вдруг осенила мысль:
- Наяда, это души?
- Да, падшие души.
Раздавленные изменённым пространством, извивающиеся, они источали злобу и ярость, вперемешку с дикой болью.
- Что это с ними?
- Они испытывают, то к чему стремились, будучи в своей телесной оболочке, только теперь это им дано в неограниченном количестве.
- Но разве от этого можно испытывать мучения?
- Когда это длится час за часом, год за годом, век за веком, разве можно это выдержать?
- А черти, они то, что с этого имеют?
- Энергию для своего существования. Нечисть питается той болью, что источает изнывающая душа. Чем они больше выдоят этой боли, тем могущественнее станут.
Продираясь сквозь грешные души, Володя видел то, за что они здесь страдают. Порой ужас охватывал его, когда видел содеянное некой душой.
До чего же противно было находится в этой загробной помойке, вопли грешников "давили" на психику, но даже малейшей жалости не испытывал к этим тварям, некогда бывшими людьми. Собственно жалеть там нечего было, в этих душонках не было ни таких свойств, как сострадание, совесть, раскаяние. Это были уже даже не души людей, а чудовища, демоны ада, которые, если их выпустить на свободу, станут только убивать и пожирать плоть.
Как произошло, что он потерялся, он не понял. Просто вдруг обнаружил, что остался один, находившейся постоянно рядом Наяды не было. Не зная куда дальше двигаться, стал звать спутницу.
На его зов активировались рядом находящиеся души грешников, быстрее извиваясь, стали окружать Володю. В какой-то момент, особо агрессивная душонка набросилась на него. Володя, схватив эту гадость за то место, что у людей называется горлом, сжал его, а потом отшвырнул от себя. Злобная тварь, шипя, вновь поползла к нему. Они все набросились на него, хватали когтями, кусали, стремясь оторвать куски его души. Володя отшвыривал падаль от себя, но новые гады продолжали набрасываться на него, он весь был окутан этими чудовищами. Ему стало казаться, что это никогда не закончится, что эта драка продолжается вечность. Он не успевал справляться с ними, монстры терзали его. Но вдруг наступил момент, когда эти твари, завизжав, отскочили от него, бросившись врассыпную. Он увидел, как откуда-то не возьмись, появился человек, обычный мужчина средник лет в образе смертного. Он схватил одного убегавшего гада за шиворот, приподнял визжавшую тварь, усмехнулся и отшвырнул её прочь.
- Спасибо, - поблагодарил Володя, - я уже думал мне кранты.
- Рад был помочь. Проходил мимо, смотрю, парню тяжко приходится, выручать надо.
- А как ты здесь можешь находиться в таком обычном состоянии, это же мир, где живая плоть существовать не может?
- Разве?
Володя только сейчас заметил, что он стоит на человеческих ногах, что он в своём теле.
- Что это? Как? - он недоумённо осмотрелся по сторонам.
Кругом не было ничего, совершенно пусто, только он со странным человеком стояли в середине этого бесконечного пространства.
- Кто ты? - спросил Володя.
- Можно сказать я смотритель.
- Смотритель в аду? - и только тут его осенила догадка, - ты Сатана?
- Вот и познакомились. Ты мой гость, а путешественникам я всегда рад, и встречаю их только сам. Прошу в мой мир, - Сатана протянул ладонь, приглашая пройти Володю вперёд себя.
Он шёл по невесть откуда образовавшейся тропе, на которой извивались плоские твари, некогда бывшими людьми. Они, подобно теням скользили по камням, набрасывались на Володю, и тут же шипя в бессильной ярости, сползали вниз, не причиняя ему ни малейшего вреда. Окружающая пустота преобразовалась в горящее болото, то там, то тут из недр вырывались языки пламени, всё бурлило, чавкало. Внезапно раздавались крики отчаяния, неукротимой боли. Запах серы был перемешен с вонью разлагающейся плоти. Увидев, ощутив и почувствовав всё это вновь человеческими органами, он поморщился от отвращения. Сатана заметил проявление чувств:
- Не нравится?
- Хуже чем на свалке бытовых отходов.
- Нет проблем, - чёрт щёлкнул пальцами.
Всё изменилось. Теперь они стояли внутри то ли дворца, не то огромного куполообразного помещения, стены которого извивались в причудливых хитросплетениях всеми возможными оттенками серого, но какими-то тусклыми, не живыми. Собственно этот тусклый свет и освещал окружавшую пустоту помещения.
"По крайней мере, не воняет", - парень выжидающе посмотрел на Сатану.
- Человек, зачем ты пришёл в мой мир?
- Верни девушку, Настю, которую ты забрал.
- Я забрал? Никого, никогда я силой не забираю. Нет у меня власти, да и желания, силой похищать души людей. В моё царство приходят только добровольно.
- Разве то, что она совершила, может называться грехом? Просто несмышлёная девчонка попробовала пустяковый психостимулятор. В чём грех?
- Попробовав этот наркотик, она отказалась от радости жизни дарованной вашим творцом. Значит, ей не нужен тот мир, который предлагает Бог. Она выбрала мой мир, и теперь её душа принадлежит мне.
- Это же было просто случайность, знала бы она, что её ждёт, никогда бы не связалась с этим.
- В том то и сущность бытия, что люди не знают, и потому не прячут своих истинных намерений.
- А просто простить ты её можешь?
- Скажи мне, почему ты о ней так печёшься? Тебе не хватает женщин? Их любви? Я могу дать тебе всё это!
В момент всё закружилось, и как только вихрь отступил, Володя оказался в гареме. Он лежал на шикарном ложе, а красивые сочные женщины, юные очаровательные девушки, обступали его со всех сторон. Стараясь угодить ему, они, привлекая его взгляд, раскрывали свои прелести, ублажали ладонями, покрывали его тело поцелуями и ласками.
- Не нравиться быть хозяином гарема, можешь владеть всеми женщинами мира и вне его стен, - донёсся до него голос Проклятого.
Вновь всё изменилось. Володя узнал этот город, видел его неоднократно и по телевизору и на фотографиях. Он шёл по улицам мировой столицы бизнеса Нью-Йорка, а все встречные женщины оборачивались, смотря ему вслед. Он видел их заинтересованные взгляды, казалось, они влюблялись в него на лету.
- Каждая из них, будет принадлежать тебе, только захоти.
- Отдай мне одну, ту, которая в плену у тебя.
- Разве она стоит того, что бы её променять на всех этих обольстительных красавиц?
- Не тебе об этом судить?
Сатана ухмыльнулся.
- Можешь её забрать, но взамен вернёшь моего сына.
- Так не пойдёт. Моя Настя и Воин Света на твоего сына.
- Глупец. Ты решил торговаться со мною, находясь в моём мире? В моей власти оставить тебя здесь навечно, заметь, ты сам добровольно пришёл в ад.
- Я уйду отсюда только с Настей и Воином, - упрямо ответил Володя.
- Хорошо, предлагаю тебе Настю и богатство. Будешь доживать свой век с милой в роскоши. Деньги, золото, всё из украшений, что только пожелаешь.
- Нет, - замотал головой парень, - девушку и воина.
- Тогда забирай свою бабу и в придачу власть над людьми. Хочешь, сделаю тебя бессменным президентом любой страны?
- Я же сказал что мне надо, неужели до тебя не допёрло?
- Тупой осёл! - Сатана вдруг преобразился. Исчезла его человеческая фигура, вместо которой появился монстр, - ты, ничтожество! Ты расскажешь, где спрятан мой сын без всяких условий! А потом я тебя запеку в самом жарком пламени!
Только теперь Володя понял, что человеческое тело, в котором он только, что находился, было иллюзорно. Не было этого тела, вновь его душа оказалась нагишом. Страшная тварь схватила его, скрутила так сильно, что будь у него кости, переломила бы их. С её пасти лились ручьи слюны, состоящей из кислоты. Попади капля этой жидкости, на что ни будь живое, вмиг убило бы.
Сатана швырнул Володю куда-то вниз. Сколько он падал, секунду или тысячу лет, определить не смог, так как здесь не было времени. Все муки, обрушившиеся на него, были вечными. Вечная боль, раздирающая его тонкую душу, вонзалась острым кинжалом, резала и кромсала.
- Говори! Где мой сын?
Этот вопрос звучал внутри его постоянно. И парень знал, если ответит, исчезнет адская боль, но с ней растает надежда на спасение Насти и Воина.
А голос Сатаны, твердил и внушал откуда-то из глубины боли:
- Зачем тебе Воин? Ты его не знаешь, ничем ему не обязан, забирай Настю и уходи.
Желание так поступить, прекратить адские мучения, выбраться на свет, ему так этого хотелось сделать. Что бы ни поддаться этому внушению, Володи приходилось выдерживать мучения посильней раздирающей, жгущей его боли, пытку искушения.
"Терпи, вечно страдай", - твердил он про себя.
К нему приблизилась отвратительная тварь, своим раздвоенным языком облизала душу парня.
- Ш-ш, - прошипела эта мразь, - ты лакомство, моё наслаждение, - и зубастая гадина вцепилась в его эфирное существо.
- Познакомься, - захохотал Сатана, - это твой вечный мучитель, палач никчёмной душонки, бывший мой представитель на земле в образе человека, генерал Воробьев.
- Ш-ш, не отца так сына отведаю, - и тварь, вновь вцепилась в душу Володи Самойлова.
Вновь бесконечное число раз набрасывалась на парня, причиняя ему нестерпимые муки.


Глава 3


Человек, одетый в чёрное пальто, быстрым шагом шёл по улицам города. Появившись внезапно, как будто из воздуха, он невольно напугал некоторых видевших это пришествие прохожих. Он шел, ведомый каким-то чутьём, сворачивая и срезая путь, там, где это можно, как будто был коренным жителем этого города. Если бы кто ни будь, заглянул ему в лицо, то увидел бы полный решимости, сосредоточенный взгляд.
Мартин Лютер, подойдя к дверям храма, из-за которых слышался рёв, рванул их на себя, сломав удерживающие изнутри запоры, успел как раз вовремя. Внутри священник, из последних сил пытался удержать пробуждающегося монстра. Весь мокрый от льющегося пота, он из последних сил пытался глубже вонзить извивающийся кинжал в плоть монстру, а тот упрямо вылезал из тела чёрта. Рядом со священником вертелась душа новоявленного воина, не имея никакого опыта, она ни чем не могла помочь служителю алтаря. Когда Лютер распахнул двери, обессилевший священник, не справившись с нагрузкой, выпустил нож из рук. Как только сын Сатаны освободился от кинжала, к нему вернулась вся его мощь. Вскочив, он схватил когтистой лапой священнослужителя, и ещё бы мгновение разорвал бы тело.
Лютер, одним прыжком перепрыгнув пространство, разделявшее их, вонзил свою руку в глотку чёрту. Дьявол, издав чудовищный вопль боли, отпустив священнослужителя, сцепился в яростной схватке с Мартином. Два организма, переплелись, а потом, разлетевшись в сторону, вновь устремились навстречу. Всё полетело кувырком, взлетев под купол храма, они со скоростью пули вернулись вниз, образовав от падения в каменном полу воронку. Церковнослужитель не в силах подняться, прислонившись к стене, наблюдал за схваткой чёрта и неожиданно пришедшего на помощь странника. Егор хотел чем-то помочь, безуспешно пытался взять извивающийся кинжал, но духовное тело не могло обхватить чужеродный материальный предмет. Он вновь сосредоточился, теперь не заставляя себя надеяться, что получиться, а просто уверовал в это. Чудо - он своими, сотканными из тумана руками, поднял с пола кинжал, и тут же стремительно ринулся по воздуху в сторону клубка дерущихся тел. Со всей силой, на что был способен, он вонзил в хребет монстру лезвие ножа. Снова вопль монстра потряс стены храма. Люди, проживающие не далеко от храма, спешно покидали жилище, крестясь и молившись, они уходили и уносили своих детей прочь, дальше от страшного места.
- Нужны стальные канаты! - прокричал незнакомец.
- Где же их взять? - спросил Егор.
- Найди! И как можно скорее! - найдя взглядом священника, обратился к нему, - отче, собирай паству, скоро будет жарко.

Егор, вылетев из церкви, не имея понятия, как и где ему найти стальные канаты, осматривался по сторонам. И тут увидел подъезжающие полицейские машины. Видно перепуганные горожане вызвали полицию. Вместе с бронемашиной ОМОН, подъехала полицейская волга, из которой вылез полковник.
"То, что надо", - Егор уже умел вселяться в другие тела, бесхозные и покинутые душами людей. Он помнил запрет Наяды не использовать тела живущих людей. Но, сейчас не колеблясь, сознательно нарушая законы добра, уподобляясь демонам, нырнул навстречу полковнику. Полковник Слюнтиков вздрогнул от неожиданного удара. Испугавшись, схватился рукой за грудь, там, где билось его сердце. Он чувствовал, как будто в него кто-то залез.
- Вам плохо? - спросили у него.
Слюнтиков не успел ответить, внутри его мозга раздался голос:
- Канаты, срочно нужны стальные канаты!
- Я кажется, заболел. Голоса, шизофрения, - забормотал про себя Слюнтиков.
- Мать твою! Срочно давай канаты! - заорал Егор.
Полковник схватился руками за голову, застонал.
- Канаты! Давай Канаты! - Егор, потеряв контроль начал лупить эфемерными ногами внутри головы полицейского начальника.
Слюнтиков упав, покатился по траве, крича:
- Не надо! Не бей! Я понял! Канаты!
Егор остановился:
- Ну, давай, быстрее!
Слюнтиков вскочив, зыркнул яростным взглядом на своих подчинённых, заорал:
- Первый взвод, выдвинуться на авторемонтный завод, немедленно доставить стальные тросы! Второй взвод оцепить церковь, в случае если враг вырвется стрелять на поражение.
Он и понятие не имел, что это за враг, но чтобы не испытывать страшную головную боль, решил выполнять указания появившегося чужого голоса внутри своей головы.

А в это время священнослужитель обходил близ расположенные дома прихожан. Там, где ещё находились люди, просил прийти мужчин на помощь. Те верующие, которые знали настоятеля уже давно, поверили ему. Мужчины вооружались, кто, чем мог: ножи, топоры, редко у кого было охотничье ружьё. Собрался отряд человек в двадцать, обступив священника, слушали его.
- Люди добрые, я прошу прощения у Вас. Простите меня, если можете, но по-другому я поступить не в силах. Храм божий был единственным местом, где мы могли удержать в плену хвостатого. В том, что посмел допустить осквернение храма Божьего, я буду держать ответ пред Всевышнем, не стану оправдывать своё кощунство, готов нести любое наказание. Сейчас, люди, я обращаюсь к вам за помощью. Там, - он указал перстом вниз на землю, - там, в царстве нечистого, заперты чистые души. Мы можем помочь их вызволить оттуда, спасти их от Изверга.
- Отец, не надо нас уговаривать, мы верим тебе.
- Мы знаем тебя Батюшка, ты всегда говорил правду. Говори, что нам надо делать?
- Нам надо удержать сына дьявола, не дать возможности ему освободиться.
- С кем нам придётся сражаться?
- С людьми, продавшими душу дьяволу.
В толпе раздался смешок:
- Ну, этих мы вмиг раскидаем, - выкрикнул, чей то молодой голос.
- Не думаю, что нам придётся легко.

Они не знали еще, что твориться на подступах к городу. Казалось преступники, и маньяки со всей страны устремились в этот город. Все пассажирские поезда были забиты преступным элементом. Разношерстная толпа убийц, душегубов и садистов устремилась в этот город. Они не знали, зачем сюда едут, просто следовали какому-то инстинкту, запаху предстоящей крови. По дорогам двигались крутые тачки воров в законе, вперемешку с разнокалиберным транспортом бугаев и шушеры. Были и такие мерзавцы, которые, не имея и гроша за поганой душой, добирались в город пешком. Уже на подходах в город появились первые жертвы, погибли сотрудники дорожно-патрульной службы, попытавшиеся заблокировать проезд вооружённым бандитам.
Город оказался в кольце этой саранчи, которая на своём пути грабила, насиловала и убивала.
В другое время полковник Слюнтиков может быть ударился в панику, но сейчас он следовал указаниям внутреннего голоса. Его удивлённые заместители, знавшие Слюнтикова, как самодура и бестолкового руководителя, теперь поражались ему. Полковник в этих чрезвычайных условиях преобразился, он отдавал чёткие, грамотные указания. Немедленно создал объединённый штаб всех силовых структур, приказал остановить весь железнодорожный транспорт, прибывающий в город, закрыл аэропорт на приём воздушных судов. Была запрошена у правительства
помощь войск. Но до их прибытия ещё предстояло продержаться своими силами.
С каждым часом ситуация осложнялась, периодические грабежи и разбои вылились в массовое явление. Слюнтиков издал приказ применять оружие на поражение без предупреждения, заявив, что всю ответственность берёт на себя. Беда была в том, что преступники оказалось, вооружены лучше полицейских. Бандиты, не отдавая отчёта, что им нужно в этом городе, словно зомби, двигались к определённому центру, сметая всё на своём пути. Этот центр, как очертил на карте перед подчинёнными Слюнтиков, была небольшая церквушка:
- Я не стану объяснять вам, зачем они туда направляются. Я ставлю задачу не допустить их туда. Любыми средствами удержаться до прихода подкрепления. Вопросы?
- Товарищ полковник, скажите это опять связано с сатанистами? - поинтересовался усатый участковый.
- К сожалению да. Над нашим городом висит, какое-то проклятье.

Вокруг подходов к храму срочно создавались баррикады, дороги блокировались транспортом, тропинки и дорожки заваливались арматурой, бетонными блоками и всем что попадалось под руки. Сотрудники ОМОНа занимали позиции, зная, что у них стоит сложная задача держать не только фронт, но и возможно тыл. Пришедший на помощь отряд верующих сгружал с подъехавшей машины стальные тросы. Войдя в церковь, они хоть и знали, со слов настоятеля с кем встретятся, тем не менее, были шокированы, видом адской твари. Надо было обладать мужеством, что бы найти силы приблизится к этому чудовищу, а им ещё предстояла его опутать канатами.

Человек, одетый в чёрное пальто, подошёл к полковнику Слюнтикову:
- Брат, я должен отправиться в логово, им нужна моя помощь. Оставайся здесь за старшего, во что бы то ни стало, держись. Другого выхода у нас нет.
- Я всё понимаю, - ответил Егор.
Слюнтиков понимал, что этот незнакомец разговаривает не с ним, а с тем, кто у него находился в голове. Поэтому счёл возможным только кивком головы подтвердить ответ своего второго я, одновременно раздумывая о симптомах болезни под названием шизофрения.
Человек в чёрном пальто, уходя, растаял в воздухе, словно был миражом.

С каждым часом обстановка осложнялась. Да, что там с часами? Если с каждой минутой ситуация накалялась. Первая волна бандитов, встретив отпор полицейских, отступила. Теперь они стали организовываться, из стада бредущих баранов образовывались организованные группы, во главе которых становились особо отъявленные мерзавцы. Они уже планировали свои атаки на баррикады, проводили обходные манёвры, обманные нападения, с целью отвлечь силы полицейских от основного направления штурма. Среди обороняющихся появились первые раненные. Вскоре обстановка осложнилась до предела. Банд формирования словно сходили с ума, поднимаясь во весь рост, шли в атаку, не обращая на свои потери. Они ревели, что-то нечеловеческое. Первый увидел неладное, сбежавший из психушки прапорщик Сидоров:
- Господи! Да это же оборотни!
Теперь и другие полицейские увидели, как бандиты превращаются в мутантов. У одних наступающих вытягивались лица, превращаясь в звериные морды, у других, напротив, всё плющилось, напоминая инопланетян из комиксов.
Вся эта свора неслась на них. Немногочисленные пулемёты оборонявшихся не умолкали, поливая свинцом по наступающим оборотням.
- Сколько их? - прокричал кто-то.
Ему не ответили. Так как это можно было сравнить с тучами саранчи, столько их было. Как они смогли отбить атаку, Слюнтиков не понимал. Единственное, что точно знал, следующий бой будет намного тяжелей.
Чем больше темнело, тем очевиднее люди преступники превращались в нелюдей. Полковник наблюдал в бинокль за перемещением странного вида тварей:
- Откуда у них..., - выругался он нецензурно.
- Что там? - озабоченно спросил у него его зам.
- На сам глянь, - Слюнтиков протянул бинокль.
- Ни хрена себе, это же пушки!
- Вот и я задаюсь вопросом, где они раздобыли артиллерию?
- Думаю, захватили у подходящих к нам на помощь войсковых частях.
- Если это так, то плохи наши дела.
- Товарищ полковник, разрешите задать вопрос?
- Ну что ещё?
- А, что мы обороняем? Что там внутри церкви?
Слюнтиков и сам не имел понятия, что там внутри. Его второе я эту тему не освещало. Подумав, что не мешало бы узнать, что там внутри храма, ответил заму:
- Кстати, вовремя спросил. Сходи, оцени ситуацию там и доложи мне. Заодно и узнаешь ответ на свой вопрос.
Пока зам отсутствовал, Слюнтиков обошёл позиции.
- Беречь патроны, - давал наставления бойцам, - у врагов появилась артиллерия, поэтому, когда начнётся обстрел, все в укрытие, забиться в щели, как только закончатся рваться снаряды, сразу занимайте свои сектора.

Заместитель Слюнтикова майор Муравьев перед входом в храм остановился возле дежурившего около церкви прихожанином. Закурив сигарету поинтересовался:
- Ну как там?
Верующий, осенив себя крестом, ответил:
- Силён гад, стальные тросы натягиваются как струны, страшусь, не выдержат.
Озадаченный полицейский переспросил:
- Там внутри, что, главный мутант?
- Сын его.
- А откуда он тут появился?
- Да понятно, откуда, из ада выбрался.
- Так это что же получается, это мы с чертями воюем? - нервно стряхивая пепел с сигареты, интересовался офицер полиции.
- А то. А ты думал с кем?
- С инопланетянами, которые высадились на нашу планету.
- Мне думается они тоже не с нашей матушки Земли. Господь не давал им воли селиться на нашей земле, гады с помощью силы проникли.
Полицейский, сделав глубокую затяжку сигаретного дыма, вздохнул:
- Никогда в жизни не думал, что придётся воевать с чертями. Бандиты, террористы - да, но с нечистой силой? Даже мысли такой не было. Я вообще атеист. Вернее был им.
- Не ты один в заблуждении. Много, очень многие не верят, что все беды от Дьявола.
Отбросив окурок в сторону, полицай, взялся за ручку дверей храма:
- Пойду, посмотрю, что собой представляет отпрыск Сатаны.

Запах смрада, состоящий из разлагающей плоти, ударил ему в ноздри. Комок тошноты подкатил к горлу, приложив усилия, затолкал блевотину обратно назад в желудок. Чтобы не ощущать мерзкого запаха, старался дышать через рот.
Там внутри, что как он знал, называется в храмах алтарём, ревело, гремело и билось с такой силой, что ощущалась вибрация каменного пола. Более детально разглядеть, что там происходит, мешали образы, расставленные вокруг. Набравшись смелости, решил подойти ближе. Мохнатое чудище, опутанное стальными канатами, концы которого крепились в загнанные в фундамент церкви железным столбам, извивалось, силясь разорвать опутывающие его узы. Временами какой-нибудь трос не выдерживал нагрузки, и лопался, тут же дежурившие прихожане, подбегали, накидывали на чёрта новый канат, с трудом его натягивали, крепили. Заделав одну брешь, сразу приступали к другому разорванному тросу. Полицейский видел, как напрягаются мышцы на руках и скулах людей, увидел, как пот струями заливает им глаза, как тяжело они дышат. Не колеблясь, он бросился на помощь. В этот момент, монстр, повернув голову в его сторону, встретился с ним взглядом. В отличие от прихожан, укреплённых верой в Творца, полицейский не обладал иммунитетом. Взгляд выжженных глазниц, остановил его. Ощущение удара кувалдой по затылку, а потом, навалившаяся тоска, безысходности, желание покончить со своею жизнью, обрушилось на него. Будто под гипнозом, ничего не слыша, не видя и не понимая окружающего, он достал своё табельного оружие, прицелился в ближайшего прихожанина, натягивающего канат, и нажал на курок. За мгновение до этого, его ударили по руке, пуля, впившись в камень пола, рикошетом улетела в сторону. Кто-то с силой отвернул его голову от дьявольского сыночка. Полицейский ничего не понимая в происходящем, смотрел на орущего человека. Не сразу узнал прихожанина, с которым разговаривал у входа в храм. После до него стал доходить смысл фраз говорившего:
- Уходи! Тебе здесь не место! Он тебя хочет использовать, чтобы освободиться!
Верующий увидев осмысленный взгляд полицейского, легонько подтолкнул того к выходу. Чувствуя на своём затылке взгляд нечистого, прилагая усилия, что бы только не обернуться, полицейский побежал к выходу. Выбежав на улицу, захлопнув дверь, он обессилевший сел на ступени, трясущими руками пытался достать сигарету из пачки, доставал, ронял, и снова непослушными пальцами тянул новую. Ощущение было такое, будто пробежал марафонскую дистанцию с полной выкладкой, да ещё после этого тебя откатали в рукопашной схватке, и всё это произошло за минуту.
- Ни фига себе, - бормотал он сам себе, - это как же мы сможем против них выстоять?
Немного успокоившись, он побежал к шефу.

Полковник Слюнтиков увидав округлившиеся глаза своего заместителя, понял, ничего хорошего он из доклада не узнает.
- Что?
- Хреново. Они держатся из последних сил.
"Так, значит мы в окружении", - сделал выводы начальник полиции.
Он, было, начал продумывать план прорыва из этой ситуации, с последующим отходом, как вдруг властный голос в голове оборвал штрейкбрехерские мысли:
- Даже не думай об этом! Ты, начальник полиции, должен защищать общество, а не спасать свою шкуру, - и как бы в наказание за проявленную слабость, дикая головная боль пронзила мозг.
- Ууу, - морщась, схватившись руками за голову, промычал Слюнтиков.
- Голова болит? - участливо поинтересовался заместитель.
Полковник хотел было соврать о последствиях полученной во время боя контузии, но испугавшись новой боли ответил:
- Да пустяки.
"Мужественный человек", - подумал зам.
Разорвавшийся неподалёку снаряд заставил их присесть в окопе. Дальше понеслось:
- Бум, - один, второй, третий взрыв. Оборотни начали артподготовку.
- Сейчас в атаку пойдут! Беги на южную сторону, возьмешь командование там на себя! Да, возьми с левого фланга пулемёт, через открытую площадь они вряд ли сунутся, лучше дополнительно прикрой выход со сквера! - приходилось орать во всё горло прямо в ухо, разрывы снарядов, свист осколков перекрывали его голос.
Один из снарядов задел крест на церковном куполе, и тот, сорвавшись со своего места рухнул.
- Господи! - крестясь, бормотал заместитель, - Господи! Дай нам сил выстоять!
- Долго ты ещё молиться будешь! Марш на позицию! - проорал ему в ухо Слюнтиков.


Глава 4


Наяда постоянно держала Володю в поле зрения. Она пыталась понять, почему решила взять его в логово зверя.
"Парень упрям, полностью не понимает ценности жизни. Не отдаёт отчёта всей опасности подстерегающего его. Одним словом незрелый юнец. Но, несмотря на это, она чувствовала, парень ей поможет"
- Наяда! - её окликнули. Обернувшись на зов, увидела страдающую душу существа, которое извиваясь, подползало к ней.
- Наяда. Милая моя девочка. Наконец я тебя нашла.
- Кто ты?
- Я твоя мать, которая тебя родила.
- Мать? Я не знаю тебя.
- Прости меня несчастную. Мне пришлось оставить тебя маленькую чужим людям. Поверь, у меня не было другого выхода. Я всё расскажу тебе. Дочь моя, как я жаждала тебя увидеть! Ничего другого не хотела я так сильно, только хоть один разочек тебя увидеть. Доченька моя милая.
- Ты действительно моя мать?
- Да, кровиночка моя, я твоя родная мать.
- Но почему? Почему, я не знала о тебе всё это время?
- Мне пришлось отдать тебя чужим людям, только потому, что я умирала.
- За что ты здесь, в этом мёртвом мире?
- Доченька, когда ты была малюткой, мне пришлось совершить грех. Ты была совсем ещё крошкой, когда нас захватили пираты. Нас посадили в тёмный трюм, и везли в неизвестные мне земли, что бы продать в рабство. Однажды ночью, пираты при нападении на очередной корабль, потерпели поражение. Нам удалось выбраться из тонущего судна, увидев крохотную лодочку, я бросилась к ней. Лодочка была настолько мала, что в ней могли уместиться всего пару человек, которые уже сидели в ней. Я испугалась за тебя. Я подумала, что если сейчас не выберусь с тонущего судна, моя малышка погибнет. В лодке был белый мужчина со своей женщиной, который уже отчаливал от тонущего корабля. Я прыгнула на него, мы сцепились в смертной схватке. Я выиграла этот бой, высадила его женщину на погибающий корабль, и вместе с тобой уплыла прочь от места трагедии. За смерть этой брошенной женщины я и наказана.
- Это правда?
- Малышка моя! Разве могу я тебя обманывать? Воспоминания о тебе были единственной радостью в этом тёмном мире. Тогда, в открытом море, мы много дней и ночей плыли, без пищи и воды. Чтобы ты не умерла от жажды, я разрезала себе руку, и кровью тебя поила. Когда нас подобрала большая лодка с добрыми людьми, жизнь меня покидала. Я попросила этих людей, чтобы они тебя не обижали. Прости меня дочь, что пришлось оставить тебя одну.
- Мама. Разве ты виновата в том, что всё так вышло, - Наяда шагнула навстречу извивающемуся существу, растроганная услышанным, она открыла свои чувства.
Этой минутной слабости хватило, что бы извивающее существо сумело схватить открытую душу, обвиться вокруг и начать кольцом за кольцом, подобно змее удушающей жертву, стягиваться вокруг:
- Ш-ш, я ненавидела тебя, когда ты была ещё в моей утробе. Ш-ш, - шипело существо. Жаль, что я не утопила тебя, а продала.
Наяда, с трудом оторвав от себя мерзкую тварь, отбросила её.
- Ты не мать мне!
- Ненавижу! - гадина вновь попыталась наброситься.
Только теперь Наяда вспомнила о парне.
- Володя! - закричала она, - Володя!
В ответ никто не отозвался.
Отталкивая набрасывающихся тварей, Наяда бросилась вперёд. Но насколько она могла чувствовать, не было поблизости чистой, ясной души человека.
В этом мире мёртвых, где не было ни света, ни всё оживляющей любви, Наяда, подобно диким зверям ведомая своим чутьём, пробиралась вперёд, прорываясь сквозь сплетения адских растений, с их жалящими её душу ядовитыми колючками. Она слышала рёв адских псов преследующих её, видела страшного вида насекомых, пытающихся вонзить в её душу свои ядовитые жала.
С лёта она влетела в какую-то вонючую жидкость, на Земле это могла быть сточная канава или отстойник, а здесь разложившаяся плоть, внутри которой жили мерзостные существа, напоминавшие собой смесь пауков с рыбами, с клешнями как у личинок стрекоз. Подобно пираньям, собравшись в стаю, набросились на женщину. Своими ядовитыми клешнями впивались в эфемерную плоть, причиняя невыносимую душевную боль. Наяда, отрывая от себя этих тварей, отбрасывая в сторону, и одновременно продолжала двигаться вперёд. Но адские пираньи и вонючая жидкость замедляли её продвижение. Она скорее успела почувствовать, чем услышала, что сзади появилась реальная опасность. Резко развернувшись, она на мгновение успела опередить бросившееся на неё чудовище, отскочив в сторону, она спасла свою душу. Адский пёс промахнувшись, пролетел мимо. В следующий момент, развернувшись, набросился вновь. Но теперь воин был готов к встрече, сконцентрировав внутри себя силу жизни, она направила эту энергию навстречу летящему монстру. Как при встрече огня с водой, происходит выброс пара, так и здесь облако разлетающихся молекул обволокло всё вокруг. Температура при аннигиляции поднялась на столько, что уничтожила пираний. Наяда, напрягая волю, проскочила последнее расстояние и выскочила на противоположный берег.
Что-то подобно гигантскому городу раскинулось на этом побережье. Огромные, рукотворные строения из камня распластались по плоскости вверх, под своды земли. В зданиях было много окон, не сразу Наяда разглядела на них металлические решётки, а увидев, догадалась - это тюрьмы. Огромный город состоял сплошь из тюрем, вернее это было одно гигантское место заключение. Приблизившись ближе, она вошла на узкие улицы этого мегаполиса. Вопль орущих оглушил и ошеломил её, грешники, кричали на всех языках мира, когда-либо существовавших на Земле, протягивали сквозь решётки к ней руки. Иногда неровные улицы становились настолько узки, что их кривые пальцы с грязными, корявыми ногтями дотягивались до неё, неприятно царапая её душу. Вдруг, сверху пронеслась тень, тысячи маленьких существ появившись, налетели на окна с орущими грешниками. У этих существ были рты, напоминающие человеческие, только с многочисленными мелкими зубами. Этими зубами они впивались в руки грешников, разрывали плоть, вгрызались в кости. Но, несмотря на эту ужасную пытку, новые толпы падших просовывали сквозь стальные прутья руки, оря о помощи.
Кто-то, или что-то более ужасное, там внутри тюремных зданий, заставляло их выставлять свои конечности на съедение летающим шакалам.
Она пробежала вперёд, пока не вышла на открытое пространство, напоминавшее городскую площадь. В некоторых местах стояли памятники чертям и монстрам подземного мира. На первый взгляд было всё чисто, вроде никаких существ она не видела, поэтому решилась перебежать площадь.
Но прежде чем успела сделать рывок, слева, за высокой колонной заслоняющей обзор, раздался мощный взрыв. Потом очереди выстрелов, очень сильно напоминавшие звуки стрелкового оружия людей. Добежав до колонны, Наяда осторожно выглянула. Увиденное озадачило, там шел настоящий бой между чертями и кем-то ожесточенно оборонявшимися в здании. Разнообразного вида мутанты атаковали оборонявшихся со всех направлений, с земли и из-под неё, с воздуха и ещё хрен знает, откуда, так как в этом нереальном пространстве высота с глубиной отсутствовала. Наяда с расстояния не могла определить, что за существа держали круговую оборону в здании.
"Люди? Нет, навряд ли, пока они ещё не достигли такого технического прогресса, что бы путешествовать в параллельных мирах. Хотя стреляющее оружие близко напоминает земное".
Эффекта оно практически не имело, только замедляло продвижение нечисти, не причиняя ей серьезного урона. Монстры упорно продвигались вперёд, похоже, жизни неизвестных были сочтены.
Наяда не раздумывала, помочь или следовать дальше своим маршрутом, тот, кто воюет с разрушителями гармонии, являются союзниками, значит надо выручать.
Дело практически уже доходило до рукопашной схватки, когда вмешалась Наяда. Она зашла чертям со стороны тыла, к тому же она была вооружена не стрелковым оружием, а тем, что люди называют магией, действительно эффективным средством в борьбе с нечистой силой. Она обрушила, как казалось со стороны град шаровых молний, в действительности являющихся сгустками плазмы состоящей из материи добра. Этот огненный смерч обрушился на мерзопакостную мразь, уничтожая её, просто испаряя зло. Неожиданный удар с тыла вызвал панику среди чертей, те, кто успел оценить ситуацию, быстро ретировались, других же она уничтожила.
Наяда стояла напротив странников, и разглядывала их. Те же в свою очередь глазели на нежданную спасительницу. Она знала, как выглядит со стороны, сейчас они видели её в образе светящегося существа, очертаниями напоминавшую гуманоида. В свою же очередь её догадка, что это не люди подтвердилась. Перед ней стояло несколько существ, облачённые в специальные скафандры, защищающие их тела в этом мире. Они очень близко напоминали людей, но всё же отличия были, прежде всего, это большие мясистые носы, раз в пять больше человеческих, в остальном по мелочи: более высокие лбы, и округлее лица, ну ещё разве, что верхние конечности имели лишний локтевой сустав. Несколько гуманоидов были убитыми, им Наяда помочь уже ничем не могла, так как их души утащили черти, но двух стонущих раненых реально имела возможность вернуть в строй. Она направилась к лежащему на полу существу, остальные гуманоиды расступились перед ней, освобождая проход. Склонилась над раненым, с помощью своей духовной силы, вдохнула в раны и ожоги мучившегося солдата исцеляющею энергию. На глазах изумлённых товарищей, тот сразу исцелился. Вылечив второго пришельца, она с помощью мысли обратилась к ним:
- Как вы оказались здесь?
После некоторого замешательства, похоже, старший из них, ответил:
- Мы научно разведывательный отряд с планеты Марс. Представляем фирму Земля-Сити, ведущую разработки по телепортации. Мы, оставшиеся в живых, входили во вторую комплексную экспедицию, кроме научных задач, ищем некоторых пропавших из предыдущих вылазок.
Простите, но кто вы? Вы, представитель этого мира?
- Я? - она на секунду задумалась, кого сейчас она представляет в этом мире? Людей? Нет, люди не знают о ней ничего, в большинстве своём не верят в этот мир, считая это мистическим вымыслом. Может быть Бога? Тоже нет, она здесь без одобрения Всевышнего, она преследует личные цели - спасение друга, любимого, второй половинки себя, нарушившего договор, когда воин добра убил монстра в человеческом облике, - я чужая в этом мире, так же как и вы, ищу своих друзей.
Носатые продолжали задавать свои вопросы:
- Наша цивилизация делает только первые шаги в изучении других миров. Честно сказать это наш первый контакт. Вы не могли бы подробней рассказать о координатах этого мира во вселенной, так как мы не совсем полно представляем, где мы оказались в результате опытов по телепортации?
- В преисподней.
- Извините, что такое преисподняя?
"Э, да они даже не знают об измерении чертей", - подумала Наяда, ответив:
- Одно скажу, вам надо забыть дорогу в этот мир. Если вы откроете портал этим тварям в свой мир, ваша цивилизация погибнет. В вашем пространственно временном континууме планета Марс обитаема, а Земля представляет неживую пустыню?
- Разумеется.
- Так вот, вы попали в такой мир, где все наоборот. Много миллионов лет назад, ваша планета погибла в результате открытия портала в мир преисподней. Теперь у вас появился шанс исправить допущенную ошибку, прекратить эксперименты по телепортации.
- Вы серьёзно говорите, что безжизненная планета Земля, на самом деле обитаема?
- Я родилась на этой планете.
- Но это как-то странно, ведь на Земле, где находятся ведущие лаборатории фирмы Земля-Сити, нет воды, а значит, не может существовать жизнь. На этой планете не найдено ни одного артефакта, подтверждающих, что здесь когда-либо была цивилизация.
- Преисподняя, или ад, как мы называем это место, не имеет времени. Я из будущего, вы из прошлого. И поверите мне на слово, в будущем жизни на Марсе нет. Теперь думаю, что связано это с вашими экспериментами по телепортации. А сейчас вам нужно уходить как можно скорее, до того как они пойдут во вторую атаку, боюсь я уже не смогу вам тогда помочь.
- Дело, в том, что мы заблудились в этом мире. Мы потеряли место с телепортационной установкой.
"Ещё не легче", - Наяда обдумывала сложившеюся ситуацию, придется их брать с собой, конечно риск для них большой, но оставить одних, все равно что обречь на гибель, ужасные вечные мучения их душ в аду.
- Идём за мной, - распорядилась она.
Носатые послушно последовали за ней. Трое из семи, по всей видимости, были учёные, так как не имели оружия, а в руках и наплечных ранцах несли разнообразное оборудование. Остальные четверо были военными, вооружённые простеньким стрелковым оружием, они замыкали колонну, прикрывая отход.
- Куда мы направляемся, - спросил шедший позади главный нос.
Наяда сама не знала, куда она направляется, сейчас она полностью переключилась на свою интуицию, она просто была уверена, что двигается в верном направлении, но ответить нужно было, что-то конкретное:
- В тюрьму.
- Но тут кругом тюрьма.
- Это особая, где содержатся опасные враги этого мира.
- Это ваши друзья?
- Да.
- Вы воюете с этим миром?
Не ответив на вопрос, она констатировала:
- Вам крупно повезло, что вы раньше с ними не сталкивались. А почему у вас такое слабое оружие? Для цивилизаций исследующих другие измерения это нонсенс.
- Почему вы так решили? Вообще-то это самое современное на данный момент оружие.
- У вас там дома, войн не бывает?
- Единственная война у нас была несколько сот лет нашего времени назад, когда мрачный Хурул хотел свергнуть демократически выбранное правительство и стать президентом.
- Теперь мне понятно, почему вы смогли достичь технологий путешествия в другие миры с таким малоэффективным оружием. Вам его просто не требовалось усовершенствовать. А преступников много у вас?
- Два, иногда три.
- Это, в пересчёте на какое количество населения?
- Нет, это совершённых преступлений в год.
- Интересно! А сколько жителей у вас на планете?
- Почти два миллиарда. К сожалению, у нас низкая рождаемость.
- А какая продолжительность жизни?
- Не менее восемьсот лет.
- Почему не менее, а если тяжелая болезнь?
- С большинством болезней мы научились справляться, иногда только несчастные случаи портят статистику.
Наяда поразилась, она впервые слышала о таком мире, где населяющие существа живут около тысячи лет, при этом не болеют, и практически не воюют.
- Ваши преступники? Что за преступления они совершают?
- В прошлом году была совершена одна супружеская измена и одно злостное нарушение правил движения летательных аппаратов. А в вашем мире преступность полностью ликвидирована?
- К сожалению твари, из этого места имеют доступ на мою родину, они искушают жителей нашего мира на негативные поступки.
- Из-за этих мутантов у вас на родине преступность в несколько раз больше?
- Не просто в разы. К тому же и по тяжести они не сопоставимы с вашими.
- Что может быть хуже преступления, чем супружеская измена, предательство своей половинки, второго я?
- Убийство себе подобного.
Наяда увидела, как перекосилось от отвращения лицо носатого.
- Разве такое мыслимо?
- К сожалению, в моём мире есть твари испытывающие удовольствие от убийства.
- Вы хотите сказать, что есть индивидуумы, убивающие больше одного существа! - с ужасом воскликнул марсианин.
- У нас их называют не индивидуумы, а серийными убийцами.
- И ваше правительство ничего не может поделать с этими отвратительным существами?
- Правительство? - переспросила Наяда, - у нас этих правительств больше чем в вашем мире преступников за всю историю. Есть и такие правители, которые сами не прочь угробить тысячу-другую своих подданных.
- Что вы такое говорите! Разве может быть вместо демократического правительства, один правитель, даже избранный? Разве могут правительства уничтожать своих граждан? Это же их дети?
- У нас они могут почти всё. Захотят, устроят войну с соседним правительством за клочок земли, сами не воюют, а только своих подданных посылают на гибель. Часто ведутся войны малые, где погибают сотни разумных существ, но бывают и ожесточенные, когда счет на жертвы идет на миллионы.
Она оглянулась на старшего Носа, следующего за ней. Тот с открытым ртом, округленными глазами смотрел на неё.
- Какой жестокий ваш мир.
- Если вы откроете ворота из этого мира к себе домой, вам ждать того же.
- Тогда нам лучше погибнуть здесь, чем показать дорогу злу.
- Это не выход, ведь те ваши коллеги, которые остались дома, продолжат изучать этот мир, и невольно откроют проход. А дальше ваш мир обречен на гибель, так как в отличие от моего вы не умеете бороться со злом.
- А как бороться со злом?
- Творить добро.
- Но мы же и делаем добро, мы стараемся, чтобы наши граждане были счастливы, жили дольше и ни в чем не нуждались.
- Это, по-вашему, добро?
- А что такое тогда добро?
- Сейчас у вас погибло несколько товарищей, их души попали в плен к монстрам этого мира, их ждут вечные муки, о которых вы даже представления не имеете. Так вот добро, это когда ты добровольно, без всякого принуждения готов, поменяться со своим товарищем местами, погибнуть вместо него, даровав ему жизнь. Ты способен на это?
Носатый замялся.
- Я не осуждаю тебя за твою боязнь. Жизнь это величайшее из чудес дарованное Богом, и её следует беречь. Добро - это, прежде всего жертва чего-то, во имя другого существа.
- Кто такой Бог?
- Это наш создатель.
- Ваш первый житель?
- Это тот разум, который создал вселенную, в том числе и вас.
- Неправда, жизнь возникла в результате случайного смешения молекул в благоприятных условиях.
- В вашем мире все атеисты?
- А кто это такие атеисты?
- Это существа, которые думают, что они могут всё изменить в мире по своему, считают, что они властелины природы.
Наяда остановилась перед огромным сводчатым входом, далее была лестница уводящая толи в низ, а может вверх. Сразу не разберешься, вот если глянуть со стороны, с другого мира, было бы ясно.
- Нам сюда.
Они шагнули внутрь, похоже, судя по субъективным признакам, лестница вела вниз, и с каждым сделанным шагом вокруг воздух становился тяжелее и гуще. Там, где-то глубоко внизу ощущалось нечеловеческое дыхание, словно огромный монстр шумно втягивал в себя воздух, а потом, сотрясая окружающие стены, выдыхал, наполняя пространство запахом разлагающей плоти.
Старший инопланетянин отдал команду своим солдатам, те выдвинулись вперед, прикрывая Наяду по сторонам.


Глава 5


Наскоро перетянув жгутом руку выше места ранения, не обращая внимания на острую боль, полковник Слюнтиков продолжал стрелять. Бандиты, словно тараканы, лезли со всех щелей. Создавалось впечатление, что их бесчисленное количество. Полковник видел, мог бы поклясться в этом, что только, что застреленный им бандит, на пару секунд завертевшись волчком, замер, а потом произошёл невероятный факт. У мертвого вдруг из тела выросли паучьи ноги, и тот словно ожившее насекомое, вскочив, вновь бросалось в атаку.
От увиденного ужаса у полковника зашевелились волосы, появилось паническое желание бежать отсюда без оглядки, прочь от этого непонятного, страшного места, куда-нибудь в другой город, а лучше вообще страну. Но чужой, сидевший внутри его, заставил его броситься в рукопашную атаку на монстра. Тело действовало помимо воли, ноги внезапно спружинив, выбросили его из окопа, здоровая рука выхватила из-за пояса штык-нож. От страха Слюнтиков заревел, и снова голосовые связки не послушались, вместо крика жалости из горла вырвался рёв бешеного быка.
Стрельба вдруг стихла, все взгляды оборонявшихся и наступавших обратились на схватку, развернувшуюся на открытом поле, где человек в рваной полицейской форме сцепился с отвратительной тварью, получеловеком-полупауком. Полицай размахивал наотмашь большим ножом, иногда попадая клинком в тварь, которая брызжа слюной, пыталась паучьими ногами запутать человека в сеть, а там где, когда-то у бандита была задница, появилось жало скорпиона. Этим страшным оружием оно молниеносно наносило удары. Но удивительное дело, полицейский был быстрее, ловко изворачиваясь, он успевал избегать смертоносного жала, нанося контрудары.
Полковник перестал соображать полностью, он видел перед собой только страшный, даже не звериный, а более ужасный взгляд твари, которая молотила жалом по земле, справа и слева от него. Слюнтиков чувствовал себя находящимся внутри какой-то машины, которая некогда была его телом, а теперь управлялась кем-то чужим, властным и сильным. То существо, находящееся с его душой в одной телесной оболочке было полно ненависти к мутанту, и не испытывало ни малейшего страха перед ним. Он поддался этому ощущению, невольно заразившись яростью от соседа по телу, Слюнтиков переполнился чувством патриотизма, и, вспомнив наставление руководящей власти, заорал во всю глотку:
- Замочу в сортире!
Именно после этой фразы всем наблюдающим за схваткой показалось, что силы полицейского удвоились. Выпады стали мощнее, точнее, человек ранив паука в бок, увернувшись от очередного удара жалом, забежал с другой стороны и воткнул нож в затылок чудовищу.
Паук в конвульсиях пал на бок, изо рта пенясь, потекла зеленая жидкость. А Слюнтиков наступил ногой на поверженную жертву.
Душа полковника ликовала, это же надо такому случиться, он смог убить инопланетную тварь, заколол своими собственными руками в рукопашной схватке.
"Сумел! Сумел справиться с этой мразью!", - кричал внутри себя Слюнтиков.
Находясь в эйфории от сделанного, даже не обращая внимания на соседа внутри своего тела, полковник, обернувшись к подчиненным, заорал:
- Солдаты! За Родину! Освободим её от нечисти! За мной, в атаку, вперёд!
Выхватив табельный пистолет, даже не удостоверившись, что за ним кто-то последует, бросился в контратаку.
Первым вслед поднялся заместитель полковника Муравьёв:
- За командиром вперед!
Полицаи выбирались из окопов, стреляя короткими очередями, на бегу пристегивая к автоматам штык-ножи, бежали на врага.
Громогласное:
- Ура! - разнеслось над руинами домов.
Две массы тел столкнулись, крики боли и гнева перемешались, оборотни кусали людей, а те кромсали ножами, душили руками оборотней. Ручьи зеленой и красной крови сливались в реки, вопли умирающих и убивающих смешались в один сплошной гул. Дерущиеся не почувствовали как задрожала под ними мать-земля, они не видели, как рассыпались дотоле уцелевшие здания. Солнце окончательно скрылось за непроницаемыми тучами. Сумрак окутал окружающее. Со стороны церкви раздался такой силы неистовый рёв, что все вздрогнули, на секунды рукопашная схватка затихла, все взоры устремились на храм, который в прямом смысле ходил ходуном, грозясь рассыпаться на кирпичи.
Полковник почувствовал как его сосед покидает тело, он догадался, что тот торопится туда, в церковь, где похоже ситуация выходила из-под контроля.
Некоторые полицейские заметили, как над головой полковника Слюнтикова образовался светящийся нимб.
- Святой, - промолвил наблюдавший это явление заместитель Муравьёв, и в очередной раз бывший атеист осенил себя крёстным знамением.
А нимб превратился в облачко, которое понеслось к церкви.
А потом раздался вновь чудовищный крик неведомого существа, на этот раз в нём слышались панические нотки страха, который непостижимым образом передался на тварей, те дрогнули.
- Бей супостатов! - во всю грудь заорал Муравьёв.
Демоны, ранее не испытывающие страха, побежали. В паническом страхе они затаптывали копытами своих раненых, теряя пространственную ориентацию, пытались бежать не в том направлении, нарываясь на преследующих их полицейских. Те с садистским удовольствием кромсали чертей саперными лопатками...

- Выстояли! Мы выстояли! - прокричал Слюнтиков, когда последняя тварь, поджав хвост, скрылась из вида.
- Федорович, - обратился он к своему заму, - сбегай к храму. Узнай, что там произошло?
Муравьёв кивнув, придерживая раненым плечом автомат, побежал в направлении церкви.
А полковник уже говорил другому помощнику:
- Сергей, организуй помощь раненым. После надо дать отдых ребятам, займись пропитанием.
- Все сделаю, Петрович, - уважительно ответил капитан Сергей, который назвал полковника по отчеству впервые. До этого дня он считал начальника полиции выдающимся самодуром, а ныне скажи "Серёга молись святому", и он бы без раздумья встал бы на колени перед полковником, ибо уверовал в него.
- Товарищ полковник, - обратился один из полицейских, - когда помощь придет?
Слюнтиков машинально глянул часы. Судя по времени сейчас должна быть ночь, но еле видимый солнечный круг, очень редко пробивающийся сквозь тяжёлые тучи, оставался на том месте, где находился утром. Он только сейчас это заметил, раньше был поглощен обороной, не обращал на эту странность внимания. Теперь до него дошло произошедшее:
- Помощь не придёт, - устало ответил парню.
- Но почему? Разве власть не обещала нам помочь?
- Обещали, но не может помощь прийти.
- Им не пробиться к нам? Мутанты оказывают сопротивление?
- Помощь не может прийти, так как не знают где мы.
- Как это не знают? Мы же здесь воюем, они слышат наверно выстрелы? - испуганно спрашивал полицейский.
- Время для нас остановилось, мы сейчас вне его. Представь, как будто мы существуем сами по себе, а окружающий мир сам по себе.
- Разве такое может быть?
- Я тоже раньше думал, что такое только в фантастических романах бывает, а теперь, брат, мы с тобой сами действующие лица этой страшной драмы.
- Мы погибнем?
- Мы будем жить. Мы сумеем отбросить этих тварей обратно в логово, а затем вернемся в свое время.
Вдруг послышались радостные возгласы:
- Наши идут!
Уставшие солдаты зашевелились, приподнимаясь из окопов вглядывались.
- С чего вы решили, что это наши? - засомневались другие.
- Так они машут нам руками. Точно наши.
- Странно, а почему они в разных камуфляжах? - удивился один из полицейских.
Действительно шедшая к ним группа, была на половину в белых зимних маскхалатах.
- Значит так надо. Правительство, наверное, какое-то спецподразделение к нам на помощь послало. Неспроста они замаскировались в белое.
Слюнтиков приставил бинокль к глазам:
- Да это же лейтенант Сорокин со своим взводом!
Вскоре и другие разглядели группу людей, часть из которых была одета в больничную серую полосатую одежду, а остальные оказались медработниками в белых медицинских халатах.

- Здорово, братва! - воскликнул Сорокин, обступившим людям.
- Что это чесноком обвешались? - смеясь от радости встречи, спрашивали их.
- А колья из осины?
- Мужики, а форменная одежда у них специального камуфляжа!
Их обнимали, хлопали по плечам, угощали сигаретами. Вновь прибывшие словно влили свежей воды в пересохший ручей.
- Как вам удалось добраться до нас?
- У нас есть супер оружие, доктора его называют - гадом. Когда оборотни ворвались в больницу, мы их закидали дротиками с этой смесью.
- Брешите наверно.
- Ну да? Берешь шприц с иглой, наполняешь лекарством, Аминазин называется, добавляешь туда другое средство, Галоперидол называется, и получается такая адская смесь, любого гада сваливает с ног.
- И много у вас этой ядрёной смеси?
- Ой, много, в больнице нас только этим и лечили, других лекарств там не было. У нас в психушке на окнах решетки были, так они сразу штурмом взять нас не смогли, пытались выломать их снаружи. Мы как это тело просекли сразу к дежурному врачу побежали, так и этак ему втолковываем, что черти с наружи больницу штурмуют. Доктора сразу не поверили, давай ударную дозу этого лекарства готовить нам всем, принесли много шприцов, и когда вошли в палату к нам делать уколы, черти уже были внутри. Так мы это лекарство во время драки одному черту вкололи. Что тут началось, вы бы видели! Он как хрюкнет, а потом его бедного так перекосило, язык изо рта вылезает наружу, а голова сама поворачивается на сто восемьдесят градусов, глаза выпирают из орбит. Мы как поняли, что лекарство это против чертей настоящее оружие, так и давай колоть этой гадостью тварей направо и налево. Доктора только успевали нам набирать лекарство в шприцы.
- Капитан, я рад тебя видеть, - Слюнтиков подойдя, пожал руку Сорокину.
- Товарищ полковник, я лейтенант.
- Я присваиваю вам внеочередное звание капитана.
- Служу отечеству! - отдал честь Сорокин, - товарищ полковник, - Сорокин замялся, - в общем, извините меня, что я вас тогда по рации послал в ж...
- Всё нормально парень, я же не поверил тогда тебе. Так что забудем.
- Есть, забыть! - повеселев, отрапортовал Сорокин, - разрешите ещё вопрос?
- Какой?
- Среди отличившихся во время боя хочу особо отметить стажера Свистунова.
- А, точно чуть не забыл. Стажер Свистунов!
- Я!
- С сегодняшнего дня вы зачисляетесь штатным сотрудником полиции.
- Служу отечеству!
Слюнтиков пожал руку светящемуся радостью от счастья Свистунову:
- Служи сынок честно, береги славное имя Российского полицейского!
- Есть беречь! - отрапортовал полицай, готовый от этого доверия взлететь. Вот только крыльев не было.


Глава 6


То, куда вышла Наяда со своими спутниками, был небольшой, почти крохотный островок. Им казалось, что они спускались по лестнице в подземелье, а получилось, что поднялись наверх, выйдя из прохода в скале на этот крошечный кусочек суши. Вокруг бушевал темный океан, именно его волны издавали тот тяжелый шум дыхания, именно от них исходил тошнотворный запах разложения.
- Могу сказать, что это вещество состоит точно не из воды, - старший ученый Нос уже взял пробу материала, производил его спектральный анализ.
- Невероятно, но это, похоже, вообще не вещество! - воскликнул помогавший ему ассистент.
- Уважаемая коллега, - обратился главный Марсианин к Наяде, - этот океан состоит не из материального, наши приборы не определяют это как вещество, по вашему мнению, что это такое?
- Зло.
- Вы имеете в виду скрытую энергию тёмной материи?
- Можно и так назвать.
- Согласно закону сохранения энергии, зло творимое вашей цивилизацией накапливается здесь. Я правильно понимаю?
Наяда кивнула.
- Много ненависти, зла генерирует ваша цивилизация. Ваш мир ужасен.
- Это темная сторона нашего мира, есть и другая, и поверите, она чиста и прекрасна.
- Как будем действовать дальше? Похоже, мы зашли в тупик, кругом только эта тёмная энергия.
- Далее я пойду одна. Вы не сможете войти в эту энергию. Ждите меня здесь.
- Сколько нам ждать, как нам определить время в этом мире, где любая попытка отсчёта времени терпит крах? Что если вы не вернётесь?
- Довертись своему внутреннему ощущению, интуиции. Как только решите, что я не вернусь, уходите обратно.
- И что нам дальше делать, куда потом идти? Как нам найти свой телепорт?
- Слушайте свои сердца. Да пребудет с вами Бог.
Она медленно вошла в океан зла.
Энергия зла обволокла её. Вся тяжесть грехов ранее живущих существ обрушилась на неё. Ей приходилось проталкиваться в этом страшном дерме, погружаясь всё глубже. С каждым шагом невыносимый пресс зла сдавливал все сильнее. Но ощущение того, что она на правильном пути не покидало. Там где-то в глубине, находилась вторая половина её я. Там же она должна найти и Настю. Назад, она вернётся только с их душами.
Бесконечное время она двигалась в океане зла, проникнув в царство тьмы, она ощупью направлялась на встречу с отвергнутым князем.

Уродливая когтистая лапа схватила её и швырнула на кости грешников. Огромная ступня дьявола наступила на светлую душу воина.
- Ты, божественное отрепье, какой наглости достигла, чтобы явиться в моё владение!
Морда зверя, приблизившись, обдала её зловонным дыханием, раздвоенный язык змея коснулся её эфирной кожи, заскользив по ней, оставляла за собой страшные пузырящиеся язвы.
- Я буду мучить тебя вечно, терзать и жечь твою душу, истязать и изводить.
- Подумай о своём отпрыске. Пока ты мучаешь меня здесь, он там наверху сгорает под лучами солнца.
Дьявол замотал головой:
- Твой друг, которого ты называешь Володей, согласился мне помочь, в обмен на мою благосклонность.
- Не верю.
- Я тебе ничего не собираюсь доказывать. Просто говорю, что ты проиграла этот бой.
- Не верю, - повторила Наяда.
Зверь взревел. Когтями стал сдирать кусочки души воина, засовывал себе их в пасть и, давясь, проглатывал.
- Неужели так велика твоя ненависть ко мне, что ты согласен добровольно терпеть эту боль, поедая меня?
- Это лучшее, что мне пришлось отведать за последние века.
- Тогда подумай о том, с каким аппетитом там, наверху, солнце поедает плоть от плоти твоей!
Снова рёв потряс окружающее измерение.
Схватив Наяду, чёрт стал скручивать её и растягивать, он бил, хлестал, травил ядовитой кислотой эту белую душу:
- Ты вернешь мне моего сына! - орал он.
- Только в обмен.
- Нет! Ты вернёшь их мне без всяких условий, иначе я буду пытать!
- Я не боюсь боли.
- А разве я о тебе говорю?!
Мир вокруг преобразовался. Наяда увидела человеческие души, распятые на бесконечно уходящей в глубину стене, она наблюдала их всех. Истерзанные, измученные тела друзей, прикованные тяжелыми, раскалёнными докрасна цепями.
- Абнер, Настя, Володя! - закричала она.
Они встретились взглядами, части одного целого.
- Абнер! - кричала она.
Сонма чертей, стягивала кожу с человеческих тел. Наяда знала, что видение плоти это всего лишь иллюзия, с помощью которой Сатана демонстрировал мучения душ близких для неё людей.
- Наяда! Милая моя девочка, прости меня.
- Абнер, верь, мы победим!
Громовой хохот потряс всё вокруг, огромная голова змея приблизилась к ней:
- Смешно! Как же ты наивна, о какой победе говоришь, когда вы все в моей темнице.
- Сатана, подумай о своём сыне! Ему не лучше нашего!
Мрак заметался, он ревел, хватал души Володи и Насти, рвал и топтал их, подносил измученных к Наяде:
- Ты, прислуга Света, тебе не больно, что по твоей вине страдают эти люди!
- Так отпусти, тварь, людские души!
Он обдал её зловонным дыханием:
- Договорились, я отпускаю этих несчастных, а взамен они возвращают мне моё.
- Перебьешься, - прохрипел Володя, - мы уйдём только все вместе.
Страшный разъяренный рёв издал Дьявол, схватив душу Насти, он словно это была плеть, стал полосовать ею Володю:
- Так ты любишь свою невесту! Ради обманувших вас служителей Бога ты готов жертвовать ей?
Потом поднёс хрупкое создание к себе и заорал:
- Ты, ничтожество, пришедшее в мой мир, тебе, что надо он них?
- Я люблю их.
Он отшвырнул её:
- Вы любите их? За что? За то, что они использовали вас, чтобы освободиться?
- Любим за то, что спасают человеческие души от тебя - врага всего живого! Любим за то, что защищают радость и свет от твоих поганых лап! - отвечал Володя.
Сатана в гневе сдавил его своими когтистыми пальцами, растер в порошок и размазал по кровоточившей стене.
Наяда чувствовала, какие ужасы сейчас переживает душа парня, ведь иллюзия физической боли, была эквивалентна реальной духовным страданиям.
- Прекрати! Прекрати мучить их!
Сатана остановился:
- Что? Мне это послышалось? Ты меня о чем то просишь?
- Тварь, отпусти людей, мы же останемся развлекать тебя, - ответил за любимую Абнер.
- Нет, только вместе, - шептал измученный Володя.
- Наяда, - обратился к возлюбленной Абнер, - мы должны обменять людей на дьяволёнка. Мы остаёмся.
Она смотрела на свою половинку, и понимала, Сатана никогда их не выпустит, он так долго охотился за ними, что теперь не сможет променять радость от истязания их душ даже на свободу собственного сына. Видно ошибся монах в отцовских чувствах Дьявола.
- Хорошо, твой отпрыск вернётся к тебе, в обмен на души этих людей, - согласилась Наяда.
Сатана торжествовал:
- Поверьте мне, я приготовил для вас двоих такие мучения, какие не испытывала ни одна душа во всей вселенной.
Мгновение он помолчал, задумавшись, а потом добавил:
- Разве только ваш Бог, когда узнал о моём восстании.


Глава 7


Носатые марсиане решив, что Наяда уже не вернётся, собирались уходить, когда океан зла выплюнул двух существ. Это были эфирные существа особей принадлежавших к роду спасительницы.
- Мужчина и женщина, - констатировал главный нос.
Парень, которого выкинула зло, взлетев, тут же бросился обратно. Но масса зла вскипев, с еще большей силой выбросила Володю.
На этот раз он приземлился возле ног марсиан.
Подняв голову, Володя встретился взглядами с инопланетянами, которые настолько сильно походили на людей, что сразу становилось понятно, они не местные.
- А вы кто такие? - задал вопрос с помощью мысли.
Вопрос был не понят. Инопланетяне задали встречный вопрос на своем марсианском языке.
Набор звуков, не дал парню ни какой информации, но интонация, свидетельствовала о добродушии этих гуманоидов. Володя успокоился.
Носатые существа, достав какой-то странный прибор, принялись его настраивать.
- Наяда, - носатый произнёс имя на языке людей, показывая рукой на океан зла.
- Вы знаете Наяду! - обрадовался парень, - откуда вы её знаете?
Носатый тем временем с помощью прибора снова задал вопрос:
- Наяда там?
- Да, она там! - кричал Володя инопланетянину, - ей нужна помощь!
- Человек, как, по-вашему, мы можем ей помочь?
- Надо идти туда, - Володя протянул руку в направлении океана, - надо отбить их у врага!
- Мы не можем туда войти.
- А что вы тогда можете? Кто вы вообще такие?
- Мы Марсиане.
- Какие на хрен марсиане? Любой школьник знает - на Марсе жизни нет!
- Мы из далёкого прошлого Марса, с тех времен, когда Земля была ещё необитаема.
- Допустим это так! Но если вы такая высокотехнологическая цивилизация, что способна путешествовать во времени, так почему не можете спасти моих друзей?
- Сожалеем, но мы делаем только первые шаги в исследовании телепортации, и к тому же, сами нуждаемся в помощи.
Володя, сжав свои полупрозрачные кулаки, подбежал к океану зла:
- Мразь! Верни моих друзей! Ты слышишь меня, гадина! Отпусти их!
Пенящая масса, взбурлила, и выбросила в лицо Володи кусок вонючей жидкости.
Володя хватал камни, кидал их в клокотавшую массу, и кричал, что Сатана заплатит за всё сполна. А потом в бессилии опустившись на колени зарыдал.
Настя обняла его, она ничего не говорила, просто молча обнимала, отдавая ему своё тепло. И только когда Володя стал приходить в себя, тихо прошептала:
- Пойдём. Там наверху, где нет власти Демона, мы найдем способ вернуть их.
Поднявшись, они поплелись за марсианами.
"Эти земляне очень эмоциональны" - сделал заметку в своем дневнике главный Нос, думая об истерическом приступе парня.
- Вы люди очень непохожи на нас, - поделился он своими наблюдениями с Настей.
- Почему вы так решили?
- Я не только имею в виду вашу чрезвычайно сильную эмоциональность. Ваши воздушные тела, сильно отличаются от наших физических организмов.
- Эти, так называемые вами воздушные тела, являются душами. На самом деле у нас тоже имеются физические тела, которые остались за пределами этого мира. И они очень напоминают ваши.
- Подождите, - встрял в диалог Володя, - вы прошли в Ад в своих физических телах?
- Да, мы телепортировались, в этом мир в таком же состоянии, как были до отправки.
- Но почему тогда Наяда оставила моё тело за воротами в Ад? Она говорила, что живая плоть не может пройти в царство смерти.
- Это интересно, - констатировал марсианин, что-то, помечая в своём электронном дневнике.
- Думаю, в этом ничего странного нет, - предположила Настя, - мы все вошли в этот мир разными путями. Я, согрешив, умерла. Ты Володя способом магии Наяды, а Марсиане с помощью науки. Это просто разная технология путешествия в другие измерения.
- Настя, если твои предположения верны, то тогда мы при помощи телепорта марсиан можем перебросить в этот мир людей с оружием. Тогда мы сможем освободить Наяду и её друга.
- С помощью оружия этот мир не победить. Мы пытались защититься оружием, и если бы не помощь Наяды, то нас уже не было в живых.
- Но если раздобыть не просто стрелковое оружие?
- А какое может быть еще оружие? - поинтересовался инопланетянин.
- Оружие массового уничтожения, химическое, атомное, бактериологическое.
Марсианин закашлялся в точности как обыкновенный земной человек:
- Вы создали такое страшное оружие разрушения для уничтожения себе подобных?
- А у Вас разве этого нет? - удивился Володя.
- В нашем мире не принято убивать себе подобных.
- Разве есть такие цивилизации, которые обходятся без войн?
- Мы пока знаем об двух чужих мирах. Это пространство где мы сейчас находимся, и мир из которого вы люди. По вашим рассказам человеческий мир также жесток, как и этот, который вы называете преисподней.
- Наш мир прекрасен! - горячо воскликнул Володя.
- Вы находите прекрасное в уничтожении себе подобных? - парировал марсианин.
- Не надо спорить, вы оба как правы так и не правы. В моём мире есть много плохих людей, но больше всё же хороших. До того как я умерла, я не задумывалась об этом, но теперь знаю, что люди на Земле разделены на два лагеря, одни следуют за добром, другие за злом.
- Настя, не говори о себе, что ты умерла. Мы выберемся из этого царства на свет.
- Я теперь знаю, что спасемся, - Настя как то ярче засветилась, - почему-то я уверена в этом, Володя. Не могу объяснить, откуда взялось это чувство, мы ещё не выбрались из ада, а я уже болтаю не весь что, - виновато закончила она.
- Он простил тебя!
Они все, и марсиане и люди, вздрогнули от неожиданности, услышав это.
- Бог простил тебя!
Все разом повернулись на голос. Неподалёку от них парила в пространстве душа человека, состоящая из таких же золотистых нитей, как у Наяды.
Инопланетяне, не зная можно, ли доверять этому незнакомцу, направили на него оружие. А Настя спокойно спросила у него:
- Почему вы так думаете?
- Он мне так сказал.
- Ты знаешь Бога? - ошеломлённо спросил Володя.
- Вы все его знаете, просто некоторые предпочитают не замечать Творца.
Марсиане видя, что незнакомец опасности не представляет, опустили оружие. А старший Нос уже задавал вопросы:
- Кто такой Бог?
- Бог это отец всего, - ответила за незнакомца Настя.
- Это ваш главный родитель? - уточнял Марсианин.
- И ваш, - ответил Мартин Лютер.
- Извините, но мы не знаем никакого Бога.
- Если не знаете, это не значит, что он не существует. Просто в ваш мир не проник змей искуситель, вы не отведали плода с дерева познания добра и зла.
- Кто ты такой? - снова задал вопрос Володя.
- Друг Наяды и Абнера.
- Ты тоже воин добра?
- Да.
- Твоих друзей Сатана держит на дне океана зла, мы не знаем, как их освободить.
- Я знаю.
- Вы, правда, спасёте их! - с надеждой воскликнула Настя.
- Обязательно спасу, - улыбаясь, ответил девушке Мартин.
Хотя эта улыбка не была буквально похожа на растянутые человеческие губы, тем не менее, все восприняли это именно за улыбку, которая присущая добрым, умудрённым опытом, сильным людям.
От его улыбки даже инопланетяне приободрились, поверив в великую духовную силу этого воина из расы людей.
- Здесь в царстве зла, вам, не место. Вы должны выбраться наверх.
- Но как вы один сможете спасти друзей?
- Я справлюсь. А ваша помощь потребуется там, - Мартин поднял руку, показывая наверх, - и если зло не освободит наших друзей, уничтожьте его сына.
Отделив от себя кусочек светящейся энергии, он направил его вверх по проходу:
- Эта частица моей души выведет вас из преисподней, следуйте за ней.
Переливаясь золотыми нитями, душа Мартина Лютера поплыла вниз, к океану зла.
- Я все равно не понимаю, как он один сможет справиться с дьяволом? - делился с Настей своими сомнениями Володя.
- Ему ведомо более нашего, поэтому будем выполнять его указания.
Светлые души людей, и инопланетяне направились вслед за частичкой души воина.


Глава 8


- Командир, светящийся шар прожог дыру в груди монстра, и забрался внутрь его тела, - докладывал Муравьев.
- А что с монстром?
- Живой, гад, вертится, извивается весь, зубами лязгает. Снова на меня своими прожженными зенками уставился, пытался гипнотизировать. Но я уже наученный, глаза сразу закрыл. Священник говорит, что тот дух, что в виде шаровой молнии находится в теле монстра, хочет с тобой переговорить. Сам он отлучиться от черта не может, тебе следует прийти в церковь.
Слюнтиков, поднявшись из окопа, в бинокль осмотрел позиции врага, но никаких передвижений не заметил, если там что и замышлялось, то действовали они скрытно.
- Федорович, сильно страшен этот чёрт в церкви?
- Ужас как страшен. Петрович, ты главное ему в его глаза не смотри.
- Да я уже понял это из твоего доклада. Я вот, что хочу у тебя спросить, как думаешь, это же непросто чёрт?
- Предполагаю, что пойман главный чёрт.
- Сатана?
- Думаю да.
- Тогда от кого мы обороняем главного черта?
- Ну, его подданные хотят освободить своего хозяина.
- Федорович, что-то не сходится. Рассуди, если бы это был главный чёрт, почему же они ему сохраняют жизнь? Прикончили и все дела, а нет, ждут чего-то?
- Командир, других версий у меня нет.
- Ладно, ты пока я хожу в храм, наблюдай за позициями врага, если что заподозришь, высылай за мной гонца.
- Есть, - подтвердил указание командира Муравьев.
Полковник по вырытым окопам отправился ко второй линии обороны, проходящей у самой церкви, там выбравшись из них, подошёл к входу в храм, возле которого отдыхала смена прихожан.
- Бог в помощь, - поздоровался с ними Слюнтиков.
- И вас хранит господь, - перекрестившись, ответили те.
Он открыл тяжёлые двери, и тут же почувствовал, как его пустой желудок выворачивает от запаха горелого тухлого мяса. Преодолев приступ тошноты, отправился внутрь. Там за образами, привязанный стальными тросами, неистово билось в конвульсиях чудовище. Раскрывая свою громадную пасть, силилось дотянуться до груди, внутри который горел яркий огонь.
"Действительно шаровая молния", - вспомнил доклад Муравьева.
Огненный шар сжигал плоть монстра, но та тут же регенерировалась, восстанавливая себя.
- Пойдёмте, он зовёт вас, - подошедший священник, взяв его за руку, повёл к монстру.
Чёрт почувствовав нового человек, тут же повернул к нему голову, впившись в него своими выжженными зенками:
- Хрю, - захрипел он, став произносить какие-то слова на незнакомом языке.
- Закройте глаза, - приказал ему священнослужитель.
Но полковник и так уже сильно сжал веки. Хотя теперь он не видел черта, его хрипящие слова на непонятном языке, продолжал слышать. Эти звуки, словно змеи, вползали в его мозг, извивались там, причиняя ему головную боль, он стал ощущать, как рассудок начинает его покидать. Но вдруг среди этого хрипящего шёпота он услышал ясный голос своего второго я:
- Полковник, нам нужна помощь.
- Где же её найти? - проговорил он вслух, забыв, что может разговаривать с этой шаровой молнией с помощью мысли.
- Она идёт, но ты должен помочь ей добраться сюда. Я не могу выйти из тела сына Сатаны, поэтому ты должен всё организовать сам.
- Я слушаю вас.
- Организуешь отряд из самых опытных, лучших своих бойцов. Возьмите с собой альпинистское снаряжение. Вам надо будет пробиться к развалинам монастыря, там найдёте колодец, ведущий в ад. Вы должны помочь выбраться от туда нашим друзьям.
- Из Ада? - воскликнул Слюнтиков, - откуда ты знаешь, что оттуда идёт помощь?
- Я чувствую это.
- Как чувствуешь, ты получил сообщение от них?
- Можешь считать это сообщением. И поторопись, мне долго не удержать этого отпрыска нечистого.
Зверь задёргался сильнее, стальные канаты, натянулись струнами, начали лопаться один за другим. Прихожане принялись за работу, связывая порванное, они вновь крепили их к тяжёлым столбам, каменным стенам, или удерживали группой, пока монстр не выдыхался.
- Он слышал ваш разговор с воином света, поэтому так и задёргался, - пояснил полковнику священник.
- Этот светящийся шар, воин света? - переспросил Слюнтиков священнослужителя.
- Воин добра, солдат нашего Господа!
- Надо же, а я раньше думал, что сошёл с ума, - пробормотал себе полковник.
Вернувшись на внешний край обороны, он сразу дал распоряжение Муравьеву:
- Майор, нужно создать спецгруппу из опытных бойцов.
- Кого включить в состав?
- Капитана Сорокина, прапорщика Сидорова, рядового Свистунова, и ещё бойцов десять, желательно имеющих навыки по скалолазанию.
- Товарищ, полковник, группу возглавлю я?
- Нет, Федорович, ты остаёшься здесь за командира. Группу поведу я сам.
- Если не секрет цель задания группы?
- Не дури, какие там могут быть секреты от тебя. Из ада к нам идёт помощь, нужно её встретить.
- Как из ада? Разве мы не с чертями воюем?
- Успокойся, с чертями мы воюем. В церкви у нас в плену сын самого Сатаны, поэтому эта вся нечисть так и прет против нас. А почему помощь идёт из ада, я сам не понимаю. Мне поставлена задача командованием, встретить и провести к нам эту группу, что я и буду выполнять.
- Командованием! - воскликнул возбуждённо Муравьёв, - вам удалось наладить связь с внешним миром?
- Я имею в виду высшее командование, нашего Бога.
- Вы! Вы разговаривали с самим Богом? - восхищённо вопросил заместитель.
- Ну не с самим Богом, с его заместителем, - пояснил полковник, растолковав Федоровичу, что та шаровая молния, которую он видел в груди чёрта, и есть архангел Михаил.
- А кто из них главнее, - поинтересовался майор, - Михаил или Гавриил?
- Хватит болтать! - оборвал вопросы своего зама Слюнтиков, - времени на сборы мало. Найди как можно больше крепких веревок, крючьев, альпинистских карабинов.
- Петрович, боеприпасов мало осталось.
- Знаю. Всё отставшее подели пополам, половину оставишь себе.

Через полчаса группа специального назначения построилась возле церкви. Полковник придирчиво проверил снаряжение каждого бойца. Потом обратился к ним с речью:
- Бойцы! Нам поставлена ответственная задача, обеспечить прикрытие диверсионной группы. Мы должны выдвинуться к развалинам монастыря, где и встретимся с ними.
- Ого! - воскликнул Свистунов, - товарищ полковник, к нам сумели прорваться?
- Нет, они прибудут с территории врага.
- Возвращаются с задания?
- Да. Они придут нам на помощь. Как мне известно, это специалисты высочайшего класса.
- Чем же они так знамениты?
- Уже только тем, что были там, откуда ещё не выбрался ни один живой человек.
Строй загудел:
- Это откуда они возвращаются? - посыпались вопросы.
- Из Ада. Из самого настоящего, оттуда, где ставка нашего врага.
- Тогда похоже это на самом деле крутые парни!
- Всё, разговоры закончили, - распорядился Слюнтиков, - выдвигаемся.

До психиатрической больницы шли быстро, капитан Сорокин этот путь уже проходил, зная места сосредоточения противника, обходили опасные районы. Этот отрезок пути прошли незаметно, пару раз видели впереди нечисть, но прежде чем та их могла обнаружить, меняли направление.
Перед больницей залегли, наблюдая в бинокли за местностью.
- Товарищ полковник, обойти больничный городок не сможем, - обрисовывал обстановку капитан, - когда мы выбрались из больницы, повернули на право, думали сначала идти в наше Управление МВД, вы знаете, туда прямо эта улица ведет, - кивком указал на проходящую дорогу.
- Побежали мы тогда по ней, думали, раз в палате чертей шприцами с лекарством одолели, то больше нам нечего опасаться. Метров двести как прошли, впереди чисто, никого. Мы уже и волноваться перестали, а тут те, кто впереди шел, вдруг вспыхнут огненными факелами. Они горят, кричат от боли, мы на помощь, думали затушить, и следом тот, кто к ним приближается, тоже вспыхивает. Сначала решили, начался обстрел, залегли, осматриваемся, вокруг никого. Вспыхнувшие уже не кричат, догорели. Один больной решился, поднялся, стоит, и никто по нему не стреляет. Остальные тоже встали, и осторожно пошли вперед. Как только дошли до того места, где загорелись первые люди, идущий впереди вспыхнул факелом. Тогда до нас и дошло, что здесь проходит невидимая линия, кто её пересекает - сгорает. Провели эксперимент, кинули ветку дерева, и как та пересекла невидимую границу, сразу вспыхнула.
- Обойти не пробовали, - поинтересовался Слюнтиков.
- Конечно, пробовали, в одну сторону и в другую. Набрали камней, идем и швыряем, так они не то что сгорали, взрывались. Большинство пошли за мной, но несколько решили по этой улице в другом направлении, пробиться в центр города. Минут пять прошло, как мы разошлись, когда услышали крики. Это даже не крики, а вопли ужаса были. Что там произошло, не знаю, но как только перестали кричать, видимо погибли, с той стороны раздался звук, похожий на шелест листвы, только очень громкий, от которого у нас были некоторые проблемы.
Сорокин замолчал, по-видимому, не желая продолжать дальше.
- И всё же, что за проблемы возникли? - настоял полковник.
- Было такое ощущение, что органы в наших телах стали жить своей жизнью.
- Как это?
- Зашевелилось всё внутри тела. Не только у меня, я потом у других тоже спрашивал. Легкие, сердце, печень, кишки внутри у меня задергались. Язык изо рта вылезать стал, из жопы прямая кишка выпала. Рядом со мною боец один был, уши у него сильно волосатые были, так вот у него эти волосы в струнки из ушей вытянулись, а глаза из орбит стали вылезать. Спасло нас то, что этот звук не рядом с нами был, и быстро затих.
- А что с кишкой? - поинтересовался полковник.
- Да ничего, засунул я её обратно. Больше не беспокоит.
- Ну и дела. Значит у нас один путь, прямо через больницу.
- Я тоже так думаю.
- Бойцы, - распорядился полковник, - давайте по одному, через дорогу на ту сторону, остальные прикрывают.
Первый полицейский, взвалив на спину тяжёлый рюкзак со снаряжением, пригнувшись, побежал на ту сторону. Через минуту доложил по рации, что занял оборону.
- Второй пошёл, - скомандовал командир.
Когда он достиг разделительной полосы на дороге, с левой стороны раздалось шипение.
- Что за чёрт! - воскликнул кто-то.
На дороге, метрах в ста от полицейского, как будто из воздуха, появилась огромных размеров змея. Поражали размеры, не было таких огромных тварей в природе. По самым скромным предположениям она достигала двадцати метров в длину. За пару секунд, свернувшись в кольца, она резко сделала бросок к жертве, мгновенно преодолев половину пути.
- Огонь! - заорал Слюнтиков.
Но команда была не нужна, разом загрохотал огонь из автоматического оружия солдат.
Боец на дороге, упав плашмя, почти в упор стрелял в летящего к нему змея.
- Целится в голову! - кричал полковник, видя, что пули вырывая куски мяса из змеиного тела, не останавливают тварь.
Полицейский на дороге, поняв, что сейчас погибнет, отбросив автомат, рванул чеку гранаты. В это же самое время, огромная тварь, раскрыв свою пасть с множеством, похожих на гвозди зубов, схватила жертву.
Раздавшийся взрыв гранаты, разворотил половину пасти. Змеиное тело продолжало в конвульсиях беспорядочно двигаться.
- Все вперед! - скомандовал полковник.
Пробегая мимо, он на мгновение задержался возле погибшего, прикрыв ладонью глаза солдата.
Они вбежали в первое здание, где на входе большими буквами было написано:
"ПРИЁМНЫЙ ПОКОЙ"
Фойе было всё разворочено, открытые настежь кабинеты, некоторые двери были сорваны с петель, столы и стулья сломаны, перевернуты, на полу горы мусора, но тел людей видно не было.
Отряд рассредоточился, шесть бойцов попарно, заняли оборону возле лестничных маршей, ещё двое возле дверей, через которые они только что вошли.
Полковник, достав карту района, развернул её на планшете.
- Давай решать капитан, как дальше будем пробираться.
- Предлагаю, подняться на второй этаж, там есть переход в другой корпус больницы. Здесь все корпуса связаны переходами. Так мы сможем дойти досюда, - Сорокин ткнул пальцем в карту.
- А это, что за здание в конце больничного городка? - поинтересовался у него командир, показывая на изображение маленького квадратика на карте.
- Морг. Сюда мы выйдем, и далее можно через жилой микрорайон подойти к мосту через реку, а оттуда всего пару километров до монастыря.
- Решено, так и поступим.
Со стороны входа в здания раздалась стрельба.
- Гады прут! - проорал стреляющий боец.
Слюнтиков, пригнувшись, подбежал к дверному проему. Со всех концов улицы, к ним бежали десятки, может и сотни человеческих голов на тонких паучьих ногах. Твари кричали и орали нечеловеческим языком, передовые монстры плевались на десятки метров, эта тягучая жидкость, недолетя несколько шагов до них, разъедала асфальт перед крыльцом в здание. Только прицельный огонь бойцов прикрытия не давал им приблизиться ближе, пули со смещённым центром тяжести разрывали эти головы без туловища на куски.
- Ё..., - выругался полицейский, - откуда их столько?
Монстров становилось всё больше, они появлялись из любых щелей, вылезали из-под земли, словно саранча собиралась в стаи и неслась на них. Их вопли уже заглушали автоматную стрельбу.
- Отходим! - распорядился Слюнтиков.
Бойцы, попарно прикрывая отход, стали подниматься на второй этаж.
- Командир, взорвем переход за собой, - предложил Сорокин.
- Действуй.
Сорокин и Сидоров заложили взрывчатку, поставили таймер на пять секунд, покинули переход последними.
Как только они добежали до соседнего здания, раздался взрыв, обрушивший проход. Одноголовые твари, не останавливаясь, продолжали, прыгать с высоты второго этажа на землю. Тонкие паучьи ножки при ударе о землю ломались. Буквально через несколько секунд возникла гора искалеченных голов, по которой остальные твари начали спускаться уже без особых проблем.
- Уходим.
Отряд бегом преодолел несколько коридоров больницы. В некоторых местах были трупы людей, изъеденных и покусанных.
Выскочив из последнего здания, попытались было выйти с территории больничного городка, но остановились в нерешительности.
Местность перед ними буквально колыхалась как метровые волны на море.
- Землетрясение? - задал кто-то вопрос.
- Если это землетрясение - то локальное. Кто ни будь из вас, слышал о таком? - поинтересовался Сорокин, не дождавшись ответа, продолжил, - я думаю, не может земля колыхаться на одном гектаре без причины, сматывать отсюда надо.
- Товарищи!
Все оглянулись на крик.
Из-за угла здания морга им призывно махал рукой человек:
- Товарищи! Сюда! Быстрее!
- Это ещё кто? - спросил Слюнтиков.
- Хрен его знает. Сейчас выясню, - Сидоров побежал к махавшему руками человеку.
Через пару минут по радиосвязи передал:
- Полковник, это сторож морга. Через колыхающий асфальт идти нельзя, он видел людей, которые хотели проскочить через эти волны, говорит, их разорвали на части.
- Кто разорвал?
- Когтистые лапы, вылезают из-под земли, хватают и рвут всё живое, которое пытается преодолеть эту колыхающую местность. Он говорит, знает проход.
- Мы идём к вам, - коротко ответил Слюнтиков.

- Сторож морга Лапушин, - представился им усатый дядька.
- А это ты, - протянул Сорокин.
- Ты его знаешь? - поинтересовался полковник.
- Да это тот урод. Извиняюсь, - виновато спохватился Сорокин, - это тот сторож, с телефонного звонка которого всё началось. И обращаясь к Лапушину, примирительно сказал, - братан, извини за урода, сам понимаешь, тогда, когда ты звонил о сбежавших покойниках, в это просто не верилось.
- Но теперь, то вы знаете, что не обманывал я вас. Может быть, если вы тогда вовремя прореагировали на мой звонок, то ничего бы этого сейчас не было.
- Может и так братан, но что случилось, то случилось, теперь надо эту нечисть убрать с нашей Земли. Ты с нами?
- Так точно, товарищ полицейский, я на вашей стороне.
- Ну, рассказывай, что здесь было, что видел?
- Значит так, когда всё это началось, я ...
- Что началось, - прервал Слюнтиков, - рассказывай сначала.
- Солнце на небе остановилось, час прошёл, второй, а оно с места не двигается, только мгла наползает и заслоняет свет. Тогда я стал понимать, что это не к добру. Пошёл глянуть в холодильник на своих подопечных, вошёл, включил свет, и вижу, что-то тут не так. Но не сразу понял, стою, гляжу, и тут дошло до меня, они лежат и тоже смотрят, знаете, не мигая так, осторожно наблюдают за мной. Делают вид, что заморожены, что в голове у них никаких мыслей, а сами зрачками меня сверлят.
Я думаю, дай проверю свою мысль, отвернулся я к стеночке, а потом резко развернулся, и вижу, - тут Лапушин сделал заговорщическою физиономию, - вижу, как один из жмуриков руку обратно под простынь прячет, а другой видимо собирался с каталки спрыгнуть, и так застыл сидя, глядит на меня. Ну, думаю, я сейчас вам устрою, заорал, - вы, трупы засцанные, вам положено мертвяков изображать, а вы шебуршитесь! Видимо поняли, что раскусили их, разом все стали подниматься, воют, рычат, хрипят, и на меня идут. Выскочил я из холодильника, дверь на замок закрыл. Так у них такая силища, дверь с той стороны выламывают, от ударов стены трясутся. Думаю, если и эти сбегут, уволят меня с работы. Стал подпирать дверь мебелью, да где там, - Лапушин махнул рукой, - вырвались они. Огнетушитель схватил, струей по ним, а потом самому шустрому, этим огнетушителем по макушке заехал, видел, смял ему пол башки, а толку ноль, как пёр на меня, так и продолжал наседать. Во! - сторож закатал рукав рубашки, - укусил меня.
Начиная от локтя и до плеча, вся рука сторожа была синяя в трупных пятнах.
- Слушай, а они не заразили тебя случаем? - спросивший полицейский, брезгливо осматривая руку.
- Надо полагать. Эту руку не чувствую, уже на шею переходит, - подтвердил Лапушин.
- А ты лечить не пробовал?
- Конечно, пробовал. Рядом больница, я после того как сдал первую линию обороны, выбежал из здания морга, дверь на замок, и побежал к знакомой медсестре, говорю - сделай мне антибиотик, меня покойник укусил. А она пальцем крутит у виска, говорит: " У тебя Лапушин, крыша совсем съехала. Меняй работу, а то скоро станешь нашим пациентом". Дура, говорю ей, делай укол, а то не успеешь. Вижу, не собирается делать, схватил я шприц, стал искать в шкафу антибиотики. Она заверещала, санитаров стала звать на помощь. Прибежали два бугая, схватили меня, только вязать собрались, а тут в дверь и мой покойничек с проломленной башкой ввалился. Они рты пораскрывали, стоят в ступоре, глазеют на него, а тот к одному подскочил, и в горло зубами вцепился. Я лекарство в карман бросил, свою знакомую дёрнул за руку, бежим, говорю, пока не съели нас.
Бежим по коридору, кричим, что бы все убегали, покойники на живых людей нападают. Вначале на нас как на сумасшедших смотрели, а потом когда сзади вопли людей раздались, паника началась. Я со своей знакомой, как из здания выбрался, сразу к гаражам побежал, думал на машине отсюда тикать. А там ужас, кругом всё в крови, водители убиты, их тела по стенкам распяты. Сели мы в санитарную машину, доехали только до выезда из больничного городка. Смотрим, люди из больницы бегут от покойников, выбегают на эту колышущую дорогу, а там, чьи-то лапы утаскивают их под землю. Пока мы раздумывали, в какую сторону податься, покойники окружили нашу машину. Откуда столько взялось мертвяков, не знаю. Точно могу сказать, что эти были не из моего морга, своих я всех в лицо знаю.
В общем, они машину раскачивают, стекла бьют, двери ломают. Я думаю, сейчас каюк наступит, задний ход дал, нескольких задавил, развернулся, по газам вдавил и метров через двести влетел в столб. Сестричка от удара сознание потеряла, пришлось из битой машины её вытаскивать, а эти уроды бегут, всё ближе и ближе. Взвалил я её на себя и побежал, забежал за угол здания, думаю, не сумею оторваться от мертвяков, вижу рядом канализационный люк, и решил спрятаться там. Сначала медсестру туда сбросил, потом сам спустился, и только успел люк за собой прикрыть, как сверху донёсся топот и хрипы этих тварей. Обманул я их, сбил со следа. Докторша очнулась, спрашивает, почему говном пахнет? Дура, говорю ей, сиди тихо. А она как вспомнила, что произошло начала выть, истерика с ней случилась. Я её легонько стукнул по шее, тогда затихла. Просидели мы так часа два, наверху всё стихло, но вылезать боязно. Тогда я и предложил, давай говорю, по трубе поползём, может, выползем куда-нибудь. Когда доползли до следующего колодца, поднялись наверх, так и оказались по другую сторону дороги. Это и есть проход на ту сторону дороги.
- А чего вернулся? - задал вопрос Сорокин.
- Так это, - он опять продемонстрировал свою руку, - зараза эта начала расползаться, заражение пошло, думаю надо ещё лекарство доставать.
- А где медсестра?
- Она домой к своим побежала, там за дорогой у неё недалеко квартира.
- Лекарство нашёл?
- Нашёл. Я когда назад вернулся, мертвяков уже не было, вообще ни кого, ни живых, ни мёртвых. Решил остаться на работе, я же холостой, родных у меня нет, поэтому надобности идти, куда-то нет. Вначале здесь тихо было, да я особо и не светился, только если на пищеблок пожрать, да по аптекам за лекарствами, а вот через несколько часов страшно стало. Всякие твари появились, да такие, про которые мне бабушка в детстве даже не рассказывала.
- Она у тебя сказочницей была? - перебил его Сидоров.
- Колдуньей была. К ней приходили за помощью, кто своего любимого хотел приворожить, а кто и нагадить соседу. Но бабуля кроме мелких пакостей плохого ничего никому не делала.
Ну да ладно, я самое главное не рассказал. Когда появились эти твари, я находился на третьем этаже, вон там, - он рукой показал на окна здания больницы, - там аптечный склад. Я перебирал лекарства, аннотации изучал, выбирал более эффективные. Вдруг слышу шорох в коридоре, думаю, дай посмотрю, приоткрыл тихонько дверь, выглянул.
Господи, а там не то огромная крыса, не то насекомое, какая-то немыслимая смесь. Смотрит тварь на меня, глаза как у стрекозы, получается в одном, ещё несколько есть, в каждом отображаюсь как в зеркале, бросилась на меня, я только-только успел дверь перед ней захлопнуть. На замок защёлкнул, только слышу, как она громко издает там за дверью щелкающие звуки, а в ответ раздается щёлканье со всех сторон. Понял я, что она созывает своих на меня облаву устраивать. Ну, думаю, Паша, смываться надо отсюда. Только как, единственный выход блокирован, третий этаж. Выглянул я в окно, смотрю, карниз под ним проходит широкий, решил по нему в соседнюю комнату проникнуть.
Каким чудом не сорвался вниз, не знаю, но до соседнего окна дошёл. Разбил окно и внутрь влез, смотрю, попал в палату интенсивной терапии, передо мною кровать стоит, человек на ней лежит к датчикам подключенный. Эти твари сообразительные видно, услышали звук битого стекла, и тоже сюда. Дверь я запереть не успел, ворвались они внутрь, и ко мне... Я даже испугаться не успел, как эти твари, наткнувшись на что-то, назад отскочили, щёлкать стали по-особому, нервно как-то. Стоят возле дверей, смотрят на меня, но дальше пройти бояться. Не понимаю, что их так напугало, осматриваю помещение, в кровати девушка без сознания лежит, сделал я шаг вперед, смотрю, твари насторожились. Я храбрости набрался ещё ближе подошел к кровати, насекомые немного назад отползли. Думаю, неужто они эту девчонку боятся, взял я её на руки и шаг к ним, так они, чуть не визжа, выскочили из палаты. Не знаю, что за силой владеет эта девушка, но боятся её насекомые-мутанты.
- И где она? - спросил Слюнтиков.
- Я её принёс сюда, к себе, в морг. Врач нужен ей, - сторож, открыв соседнюю дверь, провел их в кабинет, где на кушетке лежала девушка, - Настенькой зовут, я имя на табличке прочитал, - пояснил Лапушин.
- Товарищ командир, вы доктора приведите, пожалуйста.
Полковник отвёл Сорокина в сторону, спросил:
- Что думаешь, капитан?
- Странный тип, похоже, с головой у него и впрямь не все в порядке. Но если про канализацию не соврал, думаю это шанс перебраться на другую сторону дороги.
После небольшого отдыха, Лапушин сводил их в буфет за продовольствием, а затем отвёл к люку в канализацию.


Глава 9


Сверкающая частица души Лютера остановилась перед бурлящей клоакой.
- Куда дальше? - воскликнул главный марсианский Нос.
- Мне знакомо это место, это выход из проклятого мира, - констатировал Володя, - нам туда, - и он первый шагнул.

Его выкинуло из темноты, и сразу исчезло чувство сдавленности и безысходности. Он парил над своим физическим телом, и любовался им. Как это он раньше не обращал внимания на совершенство человеческого организма. После виденных им проклятых душ, он радовался от мысли, что сможет сейчас вновь стать человеком, вернуться в свое тело. Он нырнул внутрь, и ничего не произошло. Пролетев через своё физическое тело, не смог в нём удержаться, ни за что зацепиться. Володя пробовал вновь и вновь, его охватил страх, что никогда не сможет вернуться в своё тело.
Марсиане смотрели, как душа человека пытается проникнуть в лежащее на камнях тело, и не могли ничем помочь.
- Володя! - окликнула Настя, она закружилась вокруг, остановила его бешеные попытки вернуться в тело, - Володя, подожди, раз не получается - значит делаешь что-то не так.
- Но она же говорила, что я смогу вернуться в своё тело!
- Вспомни, что конкретно Наяда сказала?
Володя остановился:
- Она говорила, что с её помощью я смогу потом вернуться в своё тело.
- Вот именно с её помощью, значит это не просто взять и прыгнуть внутрь, надо, что-то ещё. Давай мы возьмём твоё тело наверх, а когда освободим наших друзей, они соединят тебя с ним.
Марсиане, с помощью прибора переводчика, поняв речь, стали сооружать импровизированные носилки. Положив тело Володи на носилки, они двинулись вверх по туннелю.
- Если у себя на Марсе вы дышали кислородом, можете сейчас скинуть свои скафандры, - успокоившись, предложил парень инопланетянам.
- Разве в земной атмосфере есть кислород? - усомнился главный марсианин.
- Вы же находитесь в будущей Земле, сейчас воздух здесь состоит примерно из 21% кислорода, 78% азота.
Они провели тут же анализ окружающего воздуха:
- Это нам подходит, - стали снимать свои скафандры.
- Чем вы дышите у себя дома? - задала вопрос Настя.
- Почти этим же, 18% кислорода и 80 аргона.
- И как вам наш воздух?
- Почти как родной. Да и здесь намного легче себя чувствуешь, чем там за чертой, - носатый указал рукой на тёмную полосу врат ада.
- А где указывающий путь светящийся шар, - спросил один из инопланетян.
- Остался по ту сторону, думаю, он не может без единого целого покинуть мрачный мир, - пояснил Володя.
- Как теперь мы определим направление без этого указателя? - недоумевал этот марсианин.
- Сейчас просто надо двигаться всё время вверх, так мы достигнем выхода из этого подземелья, - и Володя полетел впереди, указывая дорогу вместо оставшегося в аду частички души Лютера.
- Как далеко выход?
- Не знаю, здесь в лабиринтах наблюдаются скачки пространства и времени, иногда кажется, проходит несколько минут, а для другого человека это могут быть часы. Ты можешь пройти от точки А до Б сто метров, а для твоего товарища это же расстояние окажется километрами. Когда мы спускались сюда с Наядой, мы шли параллельным проходом, главной дороги.
- Значит, мы вышли не из центрального входа в ад?
- Сейчас мы находимся в небольших проходах, они пустынны.
- А на центральной трассе что?
- По ней души грешников попадают в ад.
- Нам придётся её пересекать?
- Надеюсь, что нет.
- Там опасность?
- Для Насти и меня.
- Почему только для вас?
- Там души грешников сопровождают надзиратели ада, некие черные сгусти. Я дважды пересекал эту дорогу, для физических тел они не представляют угрозы.
Инопланетяне перестали задавать вопросы, и какое-то время они двигались молча. Володя летел впереди, чуть позади него двигалась Настя. Они не имеющих тел, не чувствовали усталости, а вот марсиане начали отставать. Всё чаще Володи с Настей приходилось останавливаться, дожидаясь, когда подойдут их товарищи, несущие помимо оружия и экспедиционного снаряжения ещё и носилки с телом человека. Наконец главный Нос, обратился к ним:
- Володя, нам нужен отдых.
Они разбили посреди туннеля лагерь. Марсиане установили несколько "палаток". Создание этих домиков была чрезвычайно простым делом, они просто кидали на то место, где предполагалась установка палатки, какой-то сферический предмет, тот при ударе о землю издавал хлопок, и тут же возникало марсианское временное жилье. Она не надувалась, а возникала как будто из ничего. Володя попытался было расспросить, как это происходит, но переводившая машина, начала сообщать ему странные термины, аналогов которых он никогда не слышал. Для него так и осталось непонятным как из небольшого предмета может мгновенно возникнуть дом, как прибор переводчик переводит речь людей на марсианский язык. Еще больше его озадачивало то, что прибор преобразовывал звуковые волны речи инопланетян в телепатический язык, с помощью которых сейчас он с Настей мог говорить. То, что марсиане смогли находиться в аду в своих физических телах, пусть и защищённых скафандрами, свидетельствовало об их великом техническом прогрессе, ведь даже Наяда, не могла провести его в нижний мир в привычном человеческом образе. За исключением оружия, это была технически передовая цивилизация в сравнении с земной.
Снаружи марсианская палатка была сферической формы, Володя залетел внутрь на экскурсию. Там не было никакой мебели и утвари, одна пустота. Он наблюдал как инопланетяне, заходя, попадали, словно в невесомость, с той лишь разницей, что находились в одном положении, примерно в нескольких сантиметрах от пола. Лежа на гравитационной кровати, их тела принимали удобную форму, автономное освещение внутри исходящее из стен был приглушенное. Как он понял из пояснений главного Носа, жильё поддерживало внутри определенное давление, температуру, влажность. Также оно полностью изолировало проникновение посторонних звуков, излучений извне.
Так как ему с Настей передышка не была нужна, они остались на охране лагеря, а все марсиане отправились на отдых.

Володя с Настей парили над уснувшим лагерем. Было тихо, полнейшая тишина. Впервые, за последнее время, Володя ощутил спокойствие, то давнее чувство, о котором казалось, забыл. Странно было ощущать себя в безопасности в этом подземном мире. Может быть, душа обрела успокоение после перенесённых ужасов ада, или присутствие гуманоидов влияло так, он не особо анализировал состояние, гораздо важнее то, что впервые появилось ощущение, что все будет хорошо. Это позитивное ощущение завладело им, и не заметно для себя он мысленно стал произносить эту фразу:
"Всё будет хорошо, всё будет хорошо..."
- Всё будет хорошо! - повторила за ним Настя.
Он сконцентрировал свой взгляд на ней, и только сейчас заметил, что ранее серенькое облачко Насти, теперь было белым. Оно было таким же цветом, как душа самого Володи.
- Настя! - воскликнул он, - Настя! Ты прощена!
Она непонимающе смотрела на него.
А Володя, радуясь, кричал:
- Бог простил тебя! К тебе вернулся свет! Ты свободна от власти ада!
Они обнялись, конечно, со стороны это могло показаться, что два светлых облака слились в одно, но на самом деле это было прикосновении двух влюблённых.
Нет ничего прекрасней во вселенной, чем светлая любовь, свободная от всех условий, это чистое чувство движет гармонией мира. Оно не разрушает, не унижает, не сводит с ума. Светлая любовь может только возвысить, распахнуть врата мироздания.
Они кружились в лабиринтах, смеялись и радовались, словно малые дети водящие хоровод вокруг новогодней ёлки.
- Что расшумелись? - вылез из домика главный Нос, - прибор для перевода сейчас взорвётся от вашего веселья, - улыбаясь, выговорил им.
- Тише, - обратилась Настя к Володе, перейдя на шёпот.
- Командир, а ты выбрось прибор, - посоветовал парень марсианину.
- Дык, - ёкнул тот, - а если вы поднимете тревогу? - не понял тот шутливого тона мыслей человека.
- Ладно, мы молчим, - ответил Володя, успокаиваясь от радостного возбуждения.
Нос снова скрылся в палатке.
- Вот это техника у инопланетян, читают мысли людей, к тому же умерших, - восхищённо удивлялась Настя.
- Мы не умершие, - поправил её Володя, - мы временно находимся вне наших тел.
- Конечно милый, я не правильно выразилась. Интересно, когда мы вернёмся в них обратно, какими мы будем? Я имею в виду, что теперь мы знаем, что есть Бог, есть смысл жизни. Я теперь не хочу прожигать свою жизнь в пустую.
- Мы будем помогать людям, попавшим в беду.
Они долго обсуждали, что изменят в своей жизни. Что наверху, в мире живых надо сделать, чтобы меньше стало зла. И только, когда отдохнувшие инопланетяне стали выходить из своих спальных домиков, закончили обсуждение.
Отдых и весёлое настроение людей, сказались и на поведении марсиан. Те, повеселев, стали переговариваться друг с другом. Прибор переводчик, который нёс их старший, автоматически преобразовывал речь в мысли понятные Насти с Володей. Они узнали, что инопланетяне, радуются, что выбрались из Ада. Пусть и потеряли телепорт, пусть и возвращаются не на свою планету Марс, а на Землю, к тому же в другом временном измерении, тем не менее, они испытывали облегчение, что скоро покинут тёмный мир.
Вскоре они подошли к главному коридору, который необходимо было пересечь. Душа Володи, летевшая впереди группы, сходу завязла в невидимой преграде. Он вспомнил, как когда-то душа Насти, также не могла пройти эту преграду.
- Уважаемый, - обратился он к старшему Носу, - чтобы мне и моей спутнице пройти на главную дорогу, нам необходимо влиться в ваши тела.
Марсианин уточнил детали, выяснив, что особых проблем это не составляет, разрешил.
Володя влетел в тело главного Носа, а Настя в другого инопланетянина. Было тесно, помня о предыдущем опыте, он старался не мешать, хозяину управлять своим организмом.
- Почему я ощущаю чужие тела, а своё нет? - огорченно поделился своими мыслями с Настей.
- Это наверно потому, что они живые, а наши с тобой спящие.
- Ты хотела сказать мёртвые?
- Володя, не драматизируй.
- Извини, просто вспомнил своё тело, и так сильно захотелось вновь его ощутить.
- Мне тоже, - душа девушки виртуально мечтательно вздохнула.
Благополучно преодолев преграду, они тут же беспечно вышли из тел марсиан.
- Внимание впереди! - тут же раздалось предупреждение главного Носа.
Марсианские солдаты, рассредоточившись, заняли боевое положение.
Преодолев невидимую стену, им открылась ужасающая картина. Тысячи, миллионы проклятых душ неслись сплошным потоком вниз к главному входу в Ад. Эти падшие души сопровождали темные сгустки, словно конвоиры, они остервенело, накидывались на замешкавшихся.
А так как Володя с Настей были бестелесные, то это тёмное вещество тут же попыталось их атаковать.
Марсиане открыли огонь, но их пули, в отличие от тех, которыми ранее стрелял Володя, не были изготовлены из серебряного креста, поэтому не смогли причинить никакого останавливающего действия. Налетев, они схватили человеческие души, и швырнули их в общую массу.
Володя при прикосновении черной твари почувствовал удар, как от тока высокого напряжения, потом следующий разряд. Его душа чувствовала эту боль, от этого он потерял способность ориентироваться и мыслить. И только оказавшись в общем потоке проклятых душ, вместе с ними несясь обратно в ад, пришёл в сознание.
- Настя! - закричал, не увидев её.
Расталкивая проклятых, метался, тщетно пытаясь обнаружить девушку в этом потоке чёрных человеческих душ.
- Настя! - стоило ему хоть на йоту выйти из общего потока, как тёмная масса накидывалась, он получал удар, и на какое-то время его сознание мутнело.
Не было никакой возможности выбраться из этого потока. Души убийц, извращенцев и садистов толкали, увлекали далее в низ. Даже сейчас на пути в ад они оставались такими же злобными, как при жизни на земле. Умершие изрыгали проклятья, успевали устраивать раздоры между собой. А увидев белую душу рядом с собой, старались вытолкнуть её из общего потока, для того чтобы насладиться зрелищем от атаки чёрного сгустка. И после того, как Володя, получив удар, терял понимание происходящего, и не мог дать отпор, проклятые человечески души норовили напасть на него.
От бесконечных нападений, ударов конвоиров и проклятых, Володя растерялся, он просто не мог ничего сделать, никак выбраться из этой лавины мёртвых душ. Он перестал соображать, понимать окружающее.
И когда услышал своё имя, не сразу понял, где он находится и что с ним.
- Володя! Володя ты слышишь нас!
Светлое облачко души парня, распластавшись по валунам подземного прохода, колыхнулось.
- Володя! - снова прозвучало у него внутри.
Вокруг стояли люди с большими лбами и огромными носами.
- Он приходит в себя.
Интонация этой услышанной мысли была ему знакома, она принадлежала Насти. Он окончательно очухался.
- Настя, ты здесь?
Она приблизилась к нему:
- Всё позади, нас вытащили из потока проклятых.
- Как вам это удалось? - задал вопрос старшему Носу.
- Это благодаря нашему молодому сотруднику, - он подозвал носатого парнишку, - вот, ваш спаситель. Зовут Ваха, он технический специалист экспедиции. Молодой, но талантливый учёный.
Лицо Вахи, стало красным от смущения.
- Как только чёрные сгустки схватили вас, и Ваха поняв, что наше оружие не причиняет черной энергии урона, он сразу, не тратя время на обсуждение, принял решение, вывернул наизнанку спальные дома, и направил действие гравитационных кроватей наружу. Действие этой гравицапы оказалось эффективным, чёрные сгустки отлетали от удара волн на десятки метров со скоростью звука. Благодаря тому, что своим цветом вы отлично выделялись на фоне чёрных, мы видели вас. Настю мы освободили скоро, а вот тебя пришлось догонять, слишком быстро тебя уносило вниз.
Володя только теперь обратил внимание, что марсианский спецназ, находясь по периметру, отбивал атаки чёрных сгустков, держа в руках не стрелковое оружие, а генераторы гравитационных кроватей из палаток марсиан.
Человек, поднявшись, подлетел к молодому марсианину:
- Спасибо Ваха.
Тот ещё больше залился краской от смущения:
- Пустяки, - пробормотал он.
Далее они без особых проблем пересекли главный поток, и вновь вошли в небольшие боковые проходы.
Когда, наконец, добрались до колодца наверх, возник вопрос как подняться.
Закреплённый Володей ранее трос, оказался сорванным и валялся тут же. Марсиане вновь стали экспериментировать с гравитационными машинами, но мощности не хватало.
- Мы с Настей поднимемся наверх, там найдём способ, как поднять вас. Ждите здесь.
Души Володи и Насти поплыли наверх, к свету, марсиане принялись разбивать лагерь.


Глава 10


Лапушин показав спецгруппе люк в канализацию, снова на прощание обратился с просьбой к Слюнтикову:
- Товарищ полковник, вы доктора, пожалуйста, найдите. Девчонке квалифицированная помощь нужна. Нельзя ей без врачей, вдруг что случится, я хоть и работаю в Минздраве, но в другой области. Я ведь специалист по мёртвым, не знаю, как лечить живых.
- Не гунди, найдём тебе доктора, - пообещал Слюнтиков.
- Мне не надо, девчонке доктор нужен, - продолжал упрашивать сторож.
- Да понял я, если встречу врача, приведу вам.
- Обязательно приведите, я буду ждать...
Последние слова полковник уже не слышал, спускаясь по скобам в канализацию, он пытался дышать через раз, запах стоял отвратительный.
- Мы здесь не задохнемся? - спросил его Сорокин, - я слышал, что в канализационных коллекторах можно насмерть отравиться.
- Сторож с медсестрой не отравились, значит, и мы выживем.
Диаметр трубы не позволял идти в полный рост, пригнувшись, по колено в нечистотах они, освещая себе дорогу фонарями, двинулись вперед.
Через несколько десятков метров, трубу здорово тряхнуло. С минуту они постояли, затем вновь пошли. Периодически землетрясения продолжались, но с меньшей амплитудой.
- Видно под дорогой проходим, - поделился своими предположениями капитан.
- Я как представлю, что за стеной трубы находится та тварь с когтями, так меня оторопь берет, - почему-то шёпотом поделился своими мыслями Свистунов.
- Прекратить разговоры, - распорядился Слюнтиков также шёпотом.
Через пару секунд снаружи по бетонированной трубе раздался тяжёлый скрежет, который кольцами стал уходить назад, туда, откуда они шли.
Они застыли на месте, кто-то из полицейских крестился, другие взяли оружие наизготовку, готовые, как только труба лопнет, открыть огонь на поражение. Но звук, удалившись, стих.
Послышался чей-то вздох облегчения:
- Пронесло, - еле слышно проговорил рядовой Свистунов, - такое впечатление, что огромная змея, проползла.
Выбрались с другой стороны дороги. Тяжелые свинцовые облака полностью перекрыли свет солнца, так что на земле царил полумрак.
Слюнитков в бинокль рассматривал окружающие здания:
- Ни души живой не видно, как вымерли все.
- Да и тишина какая, ни звука не слышно, - добавил Сидоров.
Сорокин обратил внимание, с этой стороны дороги речь товарищей была глухой, казалось, и воздух здесь тяжелее, своей густотой поглощал сказанные слова, уменьшал громкость, делая приглушёнными.
- Куда дальше, командир?
Полковник, развернув тетрадный листок, сверил окрестности с нарисованной Лапушином схемой местности.
- В соседнем квартале живет та медсестра, с которой он убегал из больницы. Нам идти как раз в том направлении, там у неё в квартире и сделаем привал.
Так, бойцы, двигаем вперед. По пути проходили мимо школы, в здании обнаружили бассейн наполненный водой, привели себя в порядок.
Далее цепью, соблюдая дистанцию между собой, двинулся в указанном направлении. Первым шел Сидоров, и когда в наушниках шлемов раздался его предостерегающее: "Внимание", все приняли оружие наизготовку, кто-то опустился на одно колено, другие укрылись за углом здания.
- Вижу цель, - доложил прапорщик, - это не человек, выглядит как те твари, что атаковали нас в дежурной части, кожа да кости, - пояснил он.
- Слева ещё двое, - сообщил Свистунов.
- Полковник, - Сорокин, тронул Слюнтикова за локоть, - этих, тварей оружие не остановит, при нападении на дежурную часть, я в одного выпустил из калаша полную обойму, тот только минуту пролежал на земле, а за тем вновь полез напролом. Обходить их надо.
Слюнтиков, вспомнив свои впечатления от увиденной тогда разрушенного здания дежурной части полиции, исковерканные, перевёрнутые машины, благоразумно решил послушать совета капитана.
- Отходим.
Они, пятясь, отступили за строение, а там перебежав переулок, вошли в здание банка. Внутри царил хаос, развороченные операционные, на полу ворох макулатуры, вещи людей: очки, портмоне, деньги.
Они шли по коридору, когда Сорокин почувствовал, что его тронули за плечо, он обернулся, и никого не увидел:
"Мерещится от напряжения", - подумал.
Через несколько шагов, когти впились в его спину.
- Ааа, - заорал он от боли, одновременно разворачиваясь и нажимая на спусковой курок автомата. Он не сомневался, что сзади напал монстр.
Автоматная очередь резанула воздух, штукатурка на стене осыпалась от удара пуль, испуганные товарищи держали оружие в его направлении, но сзади него никого не было.
- Что? - только и спросил Слюнтиков.
- На меня сзади напали.
Все посмотрели на успевшего пригнуться, замыкающего Свистунова, тот только отрицательно мотнул головой.
- Никого же не было,- полковник вопросительно смотрел на капитана.
- А это что, - Сорокин поднял камуфлированную куртку.
По его спине сверху вниз протянулись багровые, кровоточащие полосы от когтей.
- Одежда не повреждена, - констатировал полковник, осматривая раны Сорокина.
- Это что получается, к тебе залезли под одежду? - с усмешкой спросил Сидоров.
- Я бы посмотрел на тебя, как ты заверещал бы, - раздражённо ответил капитан.
- Замолкли, - оборвал их Слюнтиков, - всем особое внимание, продолжаем двигаться.
Но, не успев пройти и несколько шагов, с криком упал на пол Свистунов. Все увидели нереальную картину, полицейский, несмотря на его сопротивление, продолжал ехать по полу ногами вперед. Невидимое существо тащило его за ногу к стене. Свистунов выпустил в невидимку длинную автоматную очередь, потом выхватив штык нож, потыкал им воздух перед собой.
Сидоров сорвавшись, наперерез подбежав, попытался ногой нанести удар неведомой твари, но та рассекла воздух, прапорщик, потеряв равновесие, упал, но успел схватить руками друга. Теперь невидимка тащила, двоих. Самое страшное началось, когда Свистунов упёрся в стену, нога, за которую его тащили, стала погружаться в неё. Нет, она не пробила кирпичную кладку, нога растворялась в этой стене, причиняя нестерпимую боль полицейскому. Свистунов оря от боли, неистово кромсал клинком ножа стену, поглощавшую его ногу. Все бросились на помощь, схватив орущего полицейского, стали тянуть обратно.
- Капитан! С другой стороны! - проорал полковник.
Сорокин, уже и сам бежал в соседнее помещение. Там из стены, торчала ступня парня. Подбежав, он стал запихивать её обратно в стену, при этом он не ощущал напавшей твари. Продвижение ноги в стену замедлилось, видимо сила монстра почти уравновесилась дюжиной бойцов, державших товарища. Но по миллиметру, плоть продолжала вливаться в стену, причиняя страшную боль.
Какая мысль толкнула его на этот поступок, он так и не сумел позже объяснить своим товарищам. Увидав на рядом стоящем столе графин с водой, капитан одной рукой дотянулся до него, перевернув, стал лить воду на ногу. Льющаяся вода сделала не только видимой тварь, она оказалась настоящим оружием против неё.
- Это было похоже на желеобразную массу, точно как медуза, с размером с кошку, - рассказывал он, - вначале даже подумал, что в графине была кислота, так она разъедала это существо. Тварь сразу отцепилась и нырнула в противоположную стену.
- Не хило, это получается, она невидима, да ещё сквозь стены умеет проходить, - констатировал один из полицейских, - я бы это ещё понял, ну тварь всё же не земная, но как ногу Свистка протащила с собой?
- Может она обладает каким-то неизвестным физическим полем, позволяющим ей таскать материальные предметы через другую материю.
- А куда она вообще тащила его?
- Вы умники! Вы собираетесь меня освобождать, или будете свои научные теории строить? - заорал на стоящих рядом товарищей Свистунов.
- Прости братан, - все принялись долбить стену, кто ножом, кто отломанной трубой от отопительной системы.
Кроме кровоточащих ссадин и хромоты, Свистунов был в порядке.
- Надо найти воду, - отдал распоряжение полковник, - попарно, прочёсываем соседние помещения.
Сорокин с Сидоровым, увидев дверь, с понятным обозначением мужчины и женщины, направились в помещение уборной.
Свет сюда вообще не проникал, включили фонари. Когда сделали несколько шагов, до слуха донёсся едва уловимый шорох.
Капитан предостерегающе поднял руку, давая понять следом идущему Сидорову, что внутри кто-то есть.
- Не стреляйте! Я свой!
- Кто свой? - луч фонаря осветил спрятавшегося в одной из кабинок, испуганного, морщившегося от яркого света, паренька.
- Я работал в этом банке. Наверно только я и остался один в живых. А вы спасатели из МЧС?
- Нет, мы убийцы из МВД, - грубо пошутил Сидоров.
Через несколько минут Сорокин доложил по радиосвязи:
- Полковник, нашли туалет. В сливных бачках есть вода. Ещё найден живой человек, работник банка.
- Все выдвигаемся в санузел, - передал команду командир.
- Как зовут? - задал вопрос полковник парню.
- Степанов Олег. Я здесь проходил практику после института.
- Это, после какого института практикуются в сортире, - заржали полицейские.
Парень смутился:
- Я сюда зашел, когда всё это началось. А после уже боялся выходить.
- Всё нормально Олег, ты по порядку расскажи, что тут произошло, что видели и слышал.
- Я когда покурить сюда зашёл, вдруг всё здание тряхнёт. Рядом на унитазе был ещё один, он выскочил и кричит мне: "Это землетрясение, бежим скорее на улицу". Я ему, какое в нашей местности может быть землетрясение? А он: "Я жил на Камчатке, я знаю, как трясёт при землетрясении!"
Только мы собрались выбежать, а с наружи крики людей, как будто убивают. Я и говорю своему напарнику: "Это наверно террористы захватывают заложников. Давай, - говорю, - забаррикадируемся здесь, пока спецназ не придёт.
Через полчаса крики и шум стихли, электричество погасло ещё раньше. Просидели мы так в темноте несколько часов, кругом тишина, решили выбираться. Выглянули в коридор, а там всё разворочено, но никого живого невидно. Первый шёл мой товарищ по несчастью, а потом вдруг дернется и как заорёт, смотрю, он в пол погружается, прямо входит в половую плитку, ровненько так, как нож в масло. Я попытался его вытащить, да где там, только хуже получилось, он как утопленник, поняв, что утонет сейчас под землёй, схватился в меня мёртвой хваткой, и тянет за собой. Уже его голова исчезла, руки перестали двигаться, а мертвая судорога не разжимает его кисти. Чуть за собой меня не затянул в землю, не знаю, каким я чудом выскользнул из смертельных объятий. Я тогда обратно в туалет бросился, так тут и просидел до вас. Слышал ваши выстрелы и крики, но думал, вы тоже погибли.

Полицейские, кто во что, набрали воду из сливных бачков, и, держа её наготове вместе с оружием, двинулись далее по коридору банка. Клерк, поддерживая хромавшего Свистунова, шёл в середине группы.
Было ещё два нападения, но полицейские, поливая тварь водой, заставляли её исчезать. Дойдя до конца коридора, обнаружили пролом в стене, выводящий во внутренний двор здания. Через него и выбрались, далее служащий банка, провёл через соседнее здание, выведя их на улицу. Так совершив обходной манёвр, они подошли к дому, помеченному на карте Лапушиным, как место, в котором проживает медицинская сестра.
На первый взгляд, казалось, дом был пуст. Дверь в квартиру медицинской сестры была заперта. Слюнтиков постучал и эхо, раздавшееся в тишине, было оглушающим. Снова наступила тишина, полковник думал уже вышибить дверь, когда услышал за ней еле уловимый шорох, кто-то, подойдя с той стороны, смотрел в глазок.
- Открывай, Васильевна, свои, - так называл сторож медсестру.
Замок в двери щелкнул, и на пороге показался небритый мужчина:
- Здорово, коль свои, - посторонившись, он уступил дорогу группе.
Из соседней комнаты выглядывала испуганная женщина:
- Батюшки, - всплеснула руками, - неужто и взаправду свои.
- Привет тебе от Лапушина.
- Живой ещё холера? Как только не уговаривала остаться, - Васильевна взялась руками за голову и легонько покачала ею, - а он, нет, пойду и все. Упрямый человек. Как его укушенная рука?
- Делает сам себе уколы, ест пригоршнями антибиотики, но зараза распространяется. Как у вас здесь обстановка?
- Сидим тихо, боимся каждого шороха. Недавно за окном какая-то тварь пролетела, Андрюшка, мой сын, говорит, это птеродактиль был. Я таких тварей никогда раньше не видывала. А вы, товарищи полицейские, откуда пришли?
- От церкви Николая Чудотворца идем.
- Это там где стреляют?
- Да мы там оборону держим.
- А что врагу надо в этой церкви?
Слюнтиков не стал ей отвечать на этот вопрос, слишком фантастично прозвучал бы ответ. Спросил сам:
- А вы тут только втроём?
- Да нет, ещё соседи некоторые есть, сидят тихонько, сейчас верно явятся интересоваться, кто к нам пришёл.
И действительно в дверь кто-то осторожно постучал.
В комнату вошёл мужичок, лет сорока и стал шушукаться с хозяином квартиры.
- Васильевна, мы у тебя отдохнём пару часов.
- Я сейчас ребятки вас накормлю, - она прошла на кухню и стала выкладывать на стол оставшуюся еду, несколько кусков зачерствевшего хлеба, нарезала сала.
Посмотрев на скромный стол, Слюнтиков, обратился к мужу медсестры:
- Зови соседей на обед.
Полицейские, стали доставать из рюкзаков провизию. Скоро стол был заставлен различными мясными и рыбными консервами, было и сгущенное молоко, печенье, конфеты и шоколад.
- Откуда столько добра? - удивлялась Васильевна.
- Затарились в больничном буфете.
Собралось ещё человек пятнадцать соседей, в основном это были старики, дети, женщины. Перекусив, полицейские разошлись по комнатам, большинство погрузилось в сон.
Слюнтиков, привалившись спиной к стене, сидел на полу на кухне и дремал. Полноценный сон не шёл, не давало покоя ощущение опасности. Он то и дело вздрагивал от проносящихся в дремоте образов отвратительных тварей. И когда в тишине раздался громкий телефонный звонок, то буквально подскочил на месте.
Телефонный аппарат продолжал настойчиво звонить, а собравшиеся вокруг люди ошарашено смотрели, не решаясь поднять трубку.
- Как же так? Он же не работает, - тихо проговорила Васильевна.
Телефон продолжал требовательно звонить, Слюнтиков поднял трубку.
Выслушав, удивлённо протянул её Васильевне:
- Это вас.
- Меня? - она робко взяла трубку, - слушаю.
Полковник переключил телефон на громкую связь.
- Люда! Это ты?
- Я, - всё ещё неуверенным тоном ответила Васильевна.
- А что это за мужик поднял трубку? У него голос незнакомый, или это твой муж осип?
- Оля! Олечка родная, неужели это звонишь ты? - Васильевна заплакала.
- Люда, что случилось? Мы же всего пять минут назад с тобой разговаривали, связь прервалась, и я тебе перезваниваю. Что случилось, милая?
Васильевна разревелась по полной:
- Оленька, тут у нас такое..., - всхлипывая, она пропускала слова, - они весь город захватили. Когда это закончится?
- Люда, да что у вас случилось за пять минут? Объясни, я ничего не понимаю.
Полковник тронул за плечо Васильевну:
- Спроси у своей подруги, какое сегодня число, сколько на часах времени.
Та непонимающе уставилась на Слюнтикова.
- Спрашивай, - потребовал тот.
- Оля, какое сегодня число?
Та удивленно ответила.
- Это не может быть, - Васильевна уронила телефонную трубку, - Оля говорит, что сегодня ещё вчерашнее число, - она непонимающим взглядом смотрела на командира полицейских.
Слюнтиков поднял трубку телефона:
- Алло, говорит начальник городского отдела полиции полковник Слюнтиков. Гражданка, какая обстановка в мире?
В трубке раздалось невнятное мычание, потом Ольга голосом с истерическими нотками стала требовать передать телефон Люде.
- Люда! Что делает полиция в твоей квартире? Что у тебя произошло за пять минут? Почему телефонная связь оборвалась? - кричала она в телефон.
- Гражданка успокойтесь! - требовательно сказал Слюнтиков, - ваша подруга вам перезвонит чуть позже.
Дав отбой, полковник стал набирать прямой номер министра внутренних дел, но как только с той стороны ответили: "Слушаю", связь разорвалась.
Слюнтиков ещё несколько минут пытался дозвониться, тряс телефон, проверял соединения телефонных проводов, но связь так и не восстановилась. Телефон продолжал молчать.
- Объясните, что происходит? - задал вопрос муж медсестры.
Окружающие люди ждали ответа.
- Граждане и гражданки, - обратился к людям полковник, - мы с вами, и, похоже, в целом наш город находится вне времени.
- Как это вне времени?
- Что за чепуха? - послышались возгласы окружающих.
Людмила Васильевна, - обратился полковник к хозяйке квартиры, - ваша подруга проживает в нашем городе?
- Нет, она живет в Москве.
- Когда вы предыдущий раз разговаривали с ней?
- Вчера утром, перед работой.
- Что произошло потом?
- Связь неожиданно разорвалась, и я больше не могла дозвониться, так как телефон перестал работать. Я ушла на работу.
Слюнтиков обратился ко всем:
- А теперь скажите граждане, с чего вы решили, что прошло два дня?
- Так по часам.
- А на небо вы смотрели?
После паузы, кто-то ответил:
- Я заметил, вначале солнце на небе перестало двигаться, но после того как всё затянуло мглой, я уже не понимал, что сейчас ночь или день.
- Вот именно, из-за этой мглы мы не видим неба, а солнце как остановилось, так и продолжает быть на том же месте. Наши часы продолжают отсчитывать положенное минуты, мы тоже ощущаем течение перемен, но где-то за городом проходит граница, которая отрезала нас от окружающего времени. Мы вне его, поэтому подруга нашей Людмилы Васильевны и не может понять, что произошло за те пять минут, в течение которых она перезванивала после разъединения телефонного разговора.
- Товарищ полковник, это получается, какая-то фантастика?
- Лучше подойдёт слово мистика. Вы все видели чертей? - спросил полковник у окружающих.
- Так что, получается эти ужасные твари, которых мы видим из окон, черти?
- Именно! В нашем несчастном городе открылись врата ада.
- Господи, - заплакала одна из женщин, - за что нам такие несчастья? То проклятые сектанты народ резали, а теперь и сами черти повылезали.
- Если быть точнее, это не только черти, - задумчиво произнес полковник.
- Кем же ещё могут быть эти отвратительные твари?
- За прошлые сутки в наш город прибыло много деструктивного элемента, это отъявленные преступники, в душах которых есть только жажда творить зло, это убийцы, маньяки, сектанты. Так вот мы своими глазами видели, как они превращаются в оборотней.
- Кто же нас спасёт? - воскликнул кто-то из окружающих, - получается, раз мы вне времени, в месте, где открыты врата ада, мы все обречены?
- Без паники! Я, как главнокомандующий, - Слюнтиков, чисто по старой привычке, немного прихвастнул, - получил приказ обеспечить проход особого специального подразделения направленного нам на помощь.
- Кто же их направил, если мы находимся вне времени?
Полковник, подняв вверх указательный палец, торжественным тоном произнес:
- Сам Господь!
Окружающие гражданские, подозрительно недоверчиво смотрели на Слюнтикова.
Вперед выступил капитан Сорокин:
- Товарищи, смею вас заверить, всё сказанное Василием Петровичем, правда. К нам действительно на помощь идёт особое подразделение, способное уничтожить этих тварей и захлопнуть врата ада.
- Это группа альфа? - задал вопрос мальчуган лет десяти.
- Нет, паренек. Честно сказать я не представляю что это за спецназ, но то, что они смогли выбраться из ада, говорит о большом профессионализме.
- Они идут из ада?
- Более я сказать ничего не могу. Почему из ада, не знаю. Смею предположить, что возвращаются из очередного задания, и по дороге к себе на базу решили оказать помощь.
- Так это ангелы! - воскликнула соседка Васильевны.
Окружающие возбужденно зашумели, все теперь были убеждены, что Бог послал на помощь своё ангельское воинство.
"Может и вправду, мы должны встреть ангелов", - подумал Слюнтиков, а вслух скомандовал:
- Отряд подъём! Готовься к выходу!


Глава 11


Души двух людей вылетели из колодца наружу.
- Володя, что произошло с миром? - девушка обеспокоенно смотрела на окружающее.
Несмотря на то, что был день, так как своими душами они чувствовали за тяжёлыми свинцовыми облаками солнце, кругом стоял мрак. Эта тьма была создана даже не облаками, это было что-то живое, которое своим существом окутало, обволокло мир.
Своими новыми чувствами они ощущали этот мрак как злое существо, от него исходила разрушающая энергия. Души молодых могли замечать то, что не видели люди в телесных оболочках. Они наблюдали, как мрак зла разъедает живое, клетку за клеткой, крошку за крошкой он поедал окружающие растения, насекомых, грызунов, все, где есть жизнь. Пока эти изменения были едва заметны: чуть увядшие травы, кроны деревьев обмякли, будто несколько недель не было дождя, насекомые двигались и летали вяло, будто нехотя.
- Природа погибает. Если эта зараза распространиться, наш мир будет в опасности.
Они пролетели над развалинами монастыря, вылетели к реке, направились вдоль набережной.
- Не видно ни одного человека. Мы опоздали, - девушка была в смятении.
Подлетев к мосту, услышали выстрелы. Где-то в паре кварталах от них шёл бой. Увеличив скорость, понеслись на шум стрельбы.
Сверху они увидели как группа военных, заняв круговую оборону, в полуразрушенном здании, отбивается от атак монстров. Разнообразные твари, наполовину человеки, а в остальном насекомое, наползали на горстку людей. Своими ядовитыми жалами плевались в окруженных, яростными бросками пытались достать клешнями, щупальцами, когтями людей.
Несмотря на яростное сопротивление полицейских, твари постепенно сжимали кольцо. На смену погибшим от пуль и осколков гранат приходили новые твари, они лезли вперед, всё ближе подбираясь к сопротивляющимся людям.
Души молодых подлетели к полицейским.
- Мы с вами! - крикнула им Настя.
Никто на неё не обратил внимания.
- Чем мы можем помочь вам? - снова спросила она.
Ей не ответили.
- Настя, - душа Володи приблизилась к ней, - мы сейчас находимся наверху, где живые не могут видеть и слышать нас умерших.
- Но твоё тело живое, ты же не умер.
- Моё тело в коме, практически оно находится между жизнью и смертью. Думаю Настя, и твоё тело в таком же состоянии. Мы его обязательно найдём. А сейчас попробуем помочь нашим.
Оборотни в отличие от людей видели и чувствовали Володю с Настей.
Как только душа Володи стала приближаться к мутанту, тот весь ощетинился, повернулся в его направлении и атаковало.
Володя инстинктивно попытался защититься, мысленно нанёс удар кулаком, по прущему на него существу. Его удивил произведённый эффект, тварь в броске как будто налетела на невидимую преграду, перевернулась в воздухе и рухнула наземь. Володя нанёс по ней второй мысленный удар. Тварь подскочив, заскулив, поджав свой чешуйчатый хвост, побежала прочь.
- Настя! Мы можем бить этих тварей! Они чувствуют наши мысли как материальную энергию!
Девушка, подлетев поближе к одной из тварей, мысленно пнула её ногой.
Тварь подлетела, будто от удара кузнечным молотом. Настя нанесла ещё удар, свернув твари челюсть.
Они продолжали дубасить монстров, нападая на них сбоку, с тыла. Их невидимые людям удары, обладали такой колоссальной силой, что подкидывали мутантов на несколько метров ввысь, переворачивали их, калечили. Твари запаниковали, начали отступать.

- Ты видел это? - спросил Свистунов у Сидорова.
Тот, скинув каску, почесал макушку:
- Даже не знаю, с чего это они стали кувыркаться как в цирке? Командир, - крикнул он Слюнтикову, - ты не объяснишь происходящее?
Полковник отставил в сторону раскалившийся автомат:
- Без понятия.
- Я полагал нам крышка, - Сорокин, достав пачку сигарет, раздавал бойцам, - думал, ещё пять минут, и начнётся рукопашная, а тут бац, они в бегство ударились.
- Странно, перед бегством твари вдруг стали подлетать в воздух, такое впечатление, что кто-то или что-то невидимое лупило их по полной программе,- закуривая, поделился мыслями полковник, глядя сквозь находящиеся перед ним души Володи и Насти.
- Володя, эти люди могли бы помочь нам вытащить из подземелья марсиан. Они нас не видят и не слышат. Как нам найти способ попросить их об этом?
Володя пробовал мысленно послать послание Слюнтикову. Пробовал проникнуть в его тело, как ранее проникал в марсианина. Но все его попытки были безуспешными, тот продолжал курить, не проявляя никакого беспокойства.
- Что же делать? - вновь задала вопрос Настя.
- Я не знаю.
И тут полковник поднялся:
- Так ребята, передохнули? Пора выдвигаться к монастырю, мы должны обеспечить встречу нашим союзникам.
- Настя, ты слышала? Они идут к колодцу! Они знают о нас!
- Значит, им кто-то сообщил, что нам нужна помощь, чтобы выбраться из тоннелей ада.
Полицейские выдвинулись вперед. Теперь они продвигались без задержек. Твари, которые иногда показывались впереди, почему-то тот час с визгом исчезали.
- Вот это мы их научили уважать нас, - прокомментировал Свистунов, - они, теперь от одного нашего вида приходят в ужас!
- Это радует, - откликнулся Сидоров.
А тем временем, души Володи и Насти, без устали трудились, избивая выползающих со всех щелей тварей.

Обнаружив на территории монастыря колодец, посветили внутрь фонарём. Снизу замигал ответный сигнал.
Попробовали наладить связь через радиостанции. Ничего не вышло. Тогда капитан Сорокин опустившись на коленки возле колодца закричал:
- Эй, вы, там внизу! Слышите меня?
Ответ последовал не сразу, прошло несколько долгих секунд, когда донесся механический голос:
- Приветствуем вас, земляне!
Полицейские переглянулись:
- Они называют нас землянами, значит и в правду ангелы.
- Если это ангелы, у них должны быть крылья? - задал вопрос Свистунов, и продолжил, - если у них есть крылья, почему же тогда они не могут сами подняться из подземелья?
- Может у них большие крылья, сам видишь, колодец не очень широкий, нахватает места для размаха, - выдвинул теорию Сидоров.
Сорокин снова закричал:
- Сейчас мы подготовим лебёдку, спустим её к вам! Как поняли!
Через секунды снизу донеслось:
- Поняли! Ждём!
Полицейские приступили к монтажу импровизированного подъемного устройства. Соорудили треногу, рычаги, барабан для наматывания верёвок.
- Поберегись! Кидаю шнур!
Сорокин скинул лебёдку вниз.
Подняв первого марсианина, полицейские с любопытством разглядывали его, переговариваясь между собой:
- Я думал, у ангелов должны быть крылья, везде их изображают с крыльями.
- Ты бы ещё спросил, почему он в одежде, а не в перьях, - ответил Сидоров.
- Смотри, какой у него огромный нос. Зачем им такие носы?
- Чтобы лучше нюхать, - снова прокомментировал прапорщик.
Слюнтиков выступил вперед, отдав честь, представился по форме:
- Временно исполняющий обязанности начальника городского отдела внутренних дел, полковник Слюнтиков.
Носатый поколдовав со своим загадочным прибором, который оказался устройством для перевода речи, ответил:
- Здравствуйте полковник Слюнтиков, я начальник экспедиции Аваха, - представился главный Нос.
Следом подняли на поверхность тело Володи.
- Я знаю его, - полковник смотрел на носилки, на которых лежало казавшееся безжизненным тело парня. Это же сын следователя Самойлова, который обвинялся в убийстве генерала Воробьева.
Здесь на поверхности марсианин, как его и предупреждал заранее Володя, перестал видеть его душу, единственная связь с ним могла поддерживаться через чудесный прибор инопланетян, машину переводчик.
С помощью него Володя и ответил тем же ровным металлическим голосом полковнику:
- Душа генерала Воробьева проклята, и находится в аду. Мой отец хоть и не убивал этого поддонка, но с радостью сделал бы это.
- С вами разговаривает Володя, - пояснил полковнику марсианин.
- Как? Разве он живой?
- Его тело в коме, но его сознание находится рядом с вами, он слышит и видит вас.
Слюнтиков закрутил головой, пытаясь отыскать Володино сознание.
- Вы не можете видеть его, - вновь предупредил его носатый.
- Что же он делал там внизу?
- Спасал ваш мир, - ответил Нос.
- Теперь понятно, что делал ангельский спецназ в аду, вытаскивали раненого парня оттуда, - шепотом поделился своей версией Сорокин Сидорову.
После того как всех подняли на поверхность, Свистунов обратил внимание, на одного молодого носатого, заботливо ухаживающего за телом Володи.
- Это врач? - задал вопрос главному Носу.
- Его зовут Ваха, молодой специалист, в том числе в области биологической техники.
- Значит врач, - констатировал полковник, - а то мне позарез доктор нужен, обещал одному сторожу из морга привести лекаря.
Совместный отряд людей и инопланетян выдвинулся в путь.
Любопытный Сорокин всё продолжал расспрашивать главного Носа:
- А где вы живёте?
- Там, - марсианин показал рукой на небо, в ту сторону, где находилась его родная планета.
- О, я так и думал, что вы живёте на небе. И как там в раю?
Слово рай машина перевела как близкое по смыслу, там, где всё хорошо, поэтому главный Нос решил, что человек спрашивает, как там у него дома, на его родной планете.
- Очень хорошо, - и он принялся рассказывать, что у них нет жителей с плохими мыслями, что все друг друга любят, нет войн и преступности, всё кругом прекрасно и великолепно. Рассказывал так, как говорит путник о своей родине, на которой он уже давно не был.
Сорокин, в ответ кивал головой:
- Я так и думал, что в раю именно так. А как выглядит Бог?
- Бог, это наш создатель? - вспомнил слова Мартина о Боге марсианин.
- Ага, так какой же он из себя? Он выглядит как человек?
Марсианин стал понимать, что Сорокин его принимает за кого-то ещё:
- Человек, я не знаком с Богом.
- Как же так, вы же слуги Господни?
- Нет, мы жители другой планеты, которую вы называете Марсом.
- Вы не ангелы?
- А кто такие ангелы?
Сорокин не стал объяснять, он только расспрашивал:
- Где вы живете на Марсе? Наши учёные не обнаружили там жизни. Как вы оказались на Земле, да ещё в аду?
Главный Нос терпеливо объяснял землянину, что жизнь существовала на Марсе много времени назад, что планета была полна биологической жизнью, цветущей и населённой. Что в то далёкое время они, марсиане, могли путешествовать на своих звездолетах на соседние планеты Солнечной системы.
- Ваша планета в то время была безжизненной, как, по словам Володи, сейчас пустынный Марс. Мы организовали на вашей планете научную корпорацию, где занимались исследованиями по телепортации. Во время этих экспериментов, мы попали в неизведанное измерение, которое вы люди называете адом, а уже отдута, оказались в будущем планеты Земля. То есть в вашем мире и времени.
Сорокин пересказал новость полковнику.
Слюнтиков, подошёл к главному Носу:
- Мне сказали, что вы не являетесь солдатами Бога?
- Да. Произошло небольшое недоразумение, вы приняли нас за других.
- Нет, я получил указание помочь вашей группе, просто ошибочно думал, что из ада могут выбраться только ангелы господни. А вы оказались нашими собратьями по разуму.
Слюнииков помолчав, продолжил:
- Я думал, вы поможете нам победить зло. А теперь и не знаю, что и делать.
- Там в аду, мы встретили воина Бога, он спасёт мир. Нам он велел идти наверх, оказать помощь вам. Если, что пойдет не так, мы должны уничтожить сына Дьявола.
- Теперь задача ясна, - повеселел Слюнтиков.
Полковнику стало легче не только от того, что появилась надежда на спасение мира, ему полегчало морально. Теперь идя рядом с инопланетянином, он почувствовал, что тот взял половину того, тяжёлого груза ответственности за спасение мира на себя.
- Почему вы жители другой планеты решили сражаться за нас?
Главный Нос, посмотрев Слюнтикову в глаза:
- Уважаемый полковник, я понял, если мы непобедим это зло здесь, моему миру оно тоже угрожает. Это зло хочет погубить всё живое, уничтожить гармонию вселенной. Мой друг, я понимаю, что его надо остановить любой ценой. В этой битве можете рассчитывать на нас полностью.

Сводный отряд союзников приближался к району, где проживала Васильевна. До этого путь прикрывали Володя с Настей. Особых проблем не было, так как они эффективно справлялись с мутантами. Но здесь они впервые столкнулись с новым видом. Это были огромные, костлявые и обтянутые кожей монстры.
Володя, летящий впереди группы, атаковал одного из них. Монстр почувствовал удар парня, но эффект от него последовал другой. Существо вместо того что бы убежать, не испытав никакого урона, набросилось на Володю. Оно не только чувствовала, видела душу парня, оно могло хватать его. Огромные шрамы протянулись по юной душе парня от удара когтистой лапой. Володя вновь попробовал нанести свой удар, и опять был контратакован. На подмогу врагу бросились другие монстры. Они, окружив Володю, стали наносить удары, от которых парень терял свою энергию.
Настя, отвечавшая за прикрытие флангов, заметив эту схватку, сообщила главному Носу, и полетела на помощь.
Командование взял на себя марсианин. Пока полицейские отвлекали на себя монстров, стреляя по ним из своего стрелкового оружия, марсиане спешно разворачивали гравитационную установку, так хорошо зарекомендовавшую в подземелье.
Автоматные очереди, лишь слегка сдерживали монстров, они лишь на секунды после попадания тормозили, затем снова шли в наступление на спецназ.
- Залп! - отдал команду марсианин.
Выстрел из гравипушки отбросил приблизившегося монстра метров на четыреста, швырнув его на стену стоящего дома.
- Живой, - комментировал Слюнтиков, наблюдая в бинокль, но вял, еле приходит в себя.
Последующие выстрелы гравипушки рассеяли монстров. Те хоть и не были уничтожены, приходили в чувство очень медленно, что дало время отряду покинуть опасную зону.
Подошли к живой дороге, полковник открыл канализационный люк.
Обонятельный аппарат у братьев по разуму был развит чрезвычайно, спускаться в канализацию явно не торопились. Предложили другой путь для переправы. Запустив гравитационные установки, создали поле напряжения, мощности которого хватило, чтобы безопасно перебраться на другую сторону.
Переходили по одному, так как установка работала на пределе. Сорокин шёл замыкающим, непривычно было передвигаться по совершенно прозрачному мосту. Такое ощущение, что двигаешься по воздуху, под тобой в нескольких метрах асфальт колыхается, словно морские волны. Засмотревшись, чуть было не потерял равновесие, невзначай подойдя к краю переправы. Закачавшись, сумел удержаться, правда, пришлось пожертвовать ручным пулемётом, который выронил из рук. Как только тот достиг поверхности, из асфальта моментально появилась когтистая лапа, схватившая упавший предмет. Сорокину даже показалось, что он успел заметить и гадину, которой принадлежали эти лапы, что-то наподобие огромной извивающей змеи, но точно в этом уверен не был.
- Осторожнее! - раздался по радиосвязи голос полковника.
Когда все перебрались, Слюнтиков выразил сожаление, что придется оставить гравитационный аппарат на той стороне.
- Отчего мы его будем оставлять? - удивился носатый.
Марсианин Ваха запустил второй агрегат, что-то там настроил, и моментально перетянул оставленную установку к себе, это действие было столь быстрое, что существо, живущее под асфальтом, не успело вовремя среагировать, и когти прорезали дорогу, когда на ней уже ничего не было.
- Отличная техника, - сделал комплимент Слюнтиков Авахе.
- Когда все закончится, мы с радостью обменяемся с вами технологиями.
- Думаю, что у нас ничего для вас стоящего нет, - заметил полковник.
- У вас отличное оружие, мы в этой области значительно отстаём.
- Но ваши гравипушки?
- О, это совсем не то что вы думаете. Это наш юный техник Ваха приспособил спальные кровати для других целей. А наше оружие это вот, - главный Нос, взяв какое-то устройство у своего солдата, передал его Слюнтикову.
Полковник на ходу осмотрел оружие, и быстро разобрался в нём. Стрелковое оружие действительно было не ахти какое.
- Наш прошлый век, - заметил он, возвращая оружие спецназовцу, - а для чего оно вам нужно, если у вас нет войн?
- Ну а как же исследования в других мирах? В первом мире, где оказались, который вы называете адом, мы были полностью беззащитны. Если бы не Наяда, мы погибли бы.
- Кто такая Наяда?
- Воин нашего Бога. Она пришла в ад за своими друзьями, но пока сумела спасти только двоих, молодого землянина Володю и девушку Настю.
- Почему я их не вижу?
- Там в подземном мире мы могли видеть их души, а здесь наверху общаюсь с ними так же как и с вами через машину переводчик.
Они подошли к моргу, где их встретил удивлённый Лапушин:
- А это кто такие? - он недоверчиво рассматривал марсиан.
- Инопланетяне, - пояснил ему Сорокин, - прибыли к нам на помощь.
- Доктора привели?
- Говорят вон тот, с тонким длинным носом, разбирается в какой-то биотехнике, - кивнул Сорокин в сторону Вахи.
Лапушин тут же пристал к молодому марсианину с вопросами, потом вдвоём куда-то отлучились. Остальные расположились на отдых, благодаря заготовкам Лапушина, здесь было достаточно еды и воды для всех. Впервые марсиане ели земную пищу, и бурно между собой обсуждали вкусовые качества.
- Ну как? - нетерпеливо спросил Слюнтиков главного Носа.
- Вкусно, - приступая ко второй банке консервированных ананасов, сообщил тот, - из чего вы это производите?
- Выращиваем.
- Как выращиваете? А разве вы не синтезируете еду?
- Только незначительную часть, остальное всё натуральное.
- Я и не представлял, что натуральная еда настолько вкусна. Мы у себя на Марсе уже более тысяч наших лет ничего не выращиваем, всё синтезируем.
- Научим вас производить натуральный продукт.
- Это точно надо освоить, - в это время главному Носу его коллега порекомендовал попробовать шоколад, с восторгом комментируя, что-то на своем языке.
- Сладкоежки они, - поделился наблюдениями Сорокин.
Ваха с Лапушиным вернувшись, переложили тело Володи на каталку, захватив с собой устройство перевода речи, повезли в соседнее помещение.
- Куда это они тебя? - Настя обратила внимание Володи.
- Сейчас посмотрим.
Они полетели вслед за каталкой.
В соседней комнате, где, по-видимому, помещение было отведено для отдыха персонала, на диване лежала девушка с подключённой к ней системой капельного вливания. Девушка казалась, спала, глаза были закрыты, она ни как не прореагировала на шум созданный каталкой. Единственное что смутило Володю, это дыхание девушки, дышала она самостоятельно, но как то странно, редко, с резким вдохом.
- Настя, - обратился Лапушин к спящей девушки, - теперь тебе будет не скучно, вот друга тебе привезли, знакомься, его Володей зовут.
Володя посмотрел, или правильнее сказать сконцентрировал своё круговое зрение на душе Насти:
- А её тоже Настей зовут..., - и осёкся.
Вся душа девушки трепетала, её внимание было полностью поглощено лежащим телом на диване.
- Настя, - тихо позвал он душу девушки, - это твоё тело?
- Да, - чуть слышно ответила она.
Володя подлетел ближе к дивану:
- У тебя очень красивое тело, - рассматривал девушку, - попробуй, войди в него, может быть, у тебя получится.
Несколько попыток завершились неудачей, так же как и Володя, она не смогла задержаться в своём теле.
- Ничего, - успокаивал парень девушку, - когда освободят Наяду, она нам поможет.
Лапушин с марсианином уже подключали капельницу Володи. Попутно сторож отвечал на вопросы Ваха:
- Им тоже питаться надо, здоровый человек кушает сам, а тех, кто находится в коме, кормим вот этими растворами, - при этом он подсоединял к капельнице пакет с жидкостью.
- Ваха, - позвала марсианина Настя, - передай этому человеку спасибо от меня за его заботу.
- Дядя Вась, Настя говорит тебе спасибо, за то, что ты для неё делаешь.
- Шутишь, как она может говорить, если она в коме.
- Её душа находится здесь.
Сторож усмехнулся:
- Ну, ты и фантазёр.
Марсианин обиделся:
- Не верите, сами поговорите с ней, - и он протянул Лапушину переговорное устройство.
- Дядя Вася, - раздался механический голос, - я та девушка, что жила в этом теле, спасибо за то, что вы делаете для меня.
Но Лапушина было не просто провести, за то время пока полицейский отряд отсутствовал, он ещё раз совершил рейд в здание больницы, где отыскал историю болезни девушки. И теперь не веря, что разговаривает с душой девушки, учинил ей полный допрос, спрашивая ее, где та проживала, как зовут родственников и другую информацию, почерпнутую им из истории болезни.
Настя подробно ответила на всё.
- Всё равно не верю! - воскликнул Лапушин.
Тогда к нему обратился Володя:
- Дядя Вась, теперь с вами разговаривает парень, тело которого на каталке. Нас не видно, но зато мы видим, давай проведем эксперимент, спрячь кулаки за спину, станешь показывать пальцы, а я буду говорить, сколько ты отогнул.
Ни разу не ошибившись, Володя, прошёл этот тест, на что Лапушин заявил, что для контроля надо угадать, что лежит в том столе, указал рукой на стоящий неподалёку небольшой столик.
Володя проник в ящик:
- Там лежит журнал "Техника молодёжи".
Сторож сдался, почесав макушку, заявил:
- Верю! Но слишком для одного дня мне многовато. Вначале марсиане, теперь души людей находящихся в коме. Это дело надо переварить.
- Как понять переварить это дело? - заинтересовался Ваха.
- Идем, - позвал его сторож.
Они подошли к навесному шкафу, откуда Лапушин достал бутыль с прозрачной жидкостью и гранёные стаканы. Разлив жидкость, поколебавшись, взял графин с водой:
- Пожалуй, чистый тебе будет через чур крепко, - разбавил спирт в стакане марсианина, - выпьем за здоровье наших пациентов, - произнес он, опрокинув содержимое в рот.
Ваха от выпитого чуть было не задохнулся, внутри всё горело огнём.
- Пожалуй, слабо тебе разбавил. На, занюхай, - сунул он под большой нос Вахи кусок зачерствевшего хлеба.
После второго тоста за дружбу цивилизаций, Вахе стало хорошо, спирт больше уже не горел внутри огнём, а приятно разлился по всему телу теплом, и он вполголоса подпевал дяди Васи песни на незнакомом ему языке.
После третьей, уже громогласно гремело:
- Три танкиста! Три весёлых друга! Экипаж машины боевой!
На их крики сбежались все, и марсиане, и люди.
- Что это с ними? - обеспокоенно спросил главный Нос у Слюнтикова.
- Да ничего особенного, напились.
После непродолжительного отдыха, отряд отправился в дорогу. Пришлось отказаться от первоначального плана, оставить тело Володи под присмотром Лапушина. Ждать когда тот протрезвеет, времени не было. Поэтому было решено забрать тела Насти и Володи, пьяные плелись в конце колонны и о чём-то разговаривали друг с другом без машины переводчика. Со стороны казалось, что они вполне понимают речь друг друга.
Через несколько часов, они с незначительными локальными стычками, добрались до места дислокации.
- Начальник комплексной экспедиции, марсианин Аваха, - представлял Слюнтиков главного Носа своим замам.
Майор Муравьёв доложил, что было несколько атак тварей, но благополучно их отбили.
- Федорович, а рослые, обтянутые кожей демоны, появлялись?
- Таких не наблюдали.
- Странно, почему этих тварей не пускают на захват церкви. Мы таких монстров по дороге встретили, если бы не наши союзники, не справились бы.
С помощью марсианских гравитационных установок, сын Сатаны был надёжно придавлен к полу. Теперь даже стальные тросы были не нужны, и усталые, не выспавшиеся прихожане, столько времени удерживающие чёрта, отправились на отдых. Огненный шар покинул грудь сына дьявола, и, подлетев к душам молодых людей, Егор расспрашивал их о произошедшем в аду.


Глава 12


Мартин Лютер вошёл в океан зла. Тысячеголовый змей обвил его:
- Какие изумительные времена настали! - восхищались сатанинские головы, покусывая душу воина, - сам Великий защитник добра, ко мне пожаловал. Чем такой чести обязан?
- Ты схватил Абнера и Наяду.
- Да, они теперь наслаждаются вечной болью в моих покоях.
- Я предлагаю сделку. Ты, отпускаешь моих друзей, я же остаюсь вместо них.
- Ха, не смеши старика, зачем мне менять на тебя, если ты и так уже в моих руках? И сейчас составишь им компанию.
- Ты не понял. Что толку от меня в твоей темнице, разве только удовольствие мучить меня, я же предлагаю себя в качестве раба, я отрекусь от Бога, в обмен на свободу своих друзей.
- Отступник! - довольно воскликнул Дьявол, - великий воин, преданная собака, предаёт своего хозяина. Ты согласен творить зло, причинять боль Богу?
- Да, я сознательно иду на этот грех.
- Честно признаюсь, о таком подарке я даже не мечтал. Великий Воин добра предает свою веру, и готов творить зло? Я хочу услышать ещё раз от тебя эти слова.
- Да Сатана, я Великий Воин добра отрекаюсь от Бога, в обмен на свободу моих друзей. Я готов стать рабом, исполнять твою волю.
- Если бы у меня было сердце, твои слова пролились бы на него бальзамом. Я хочу, чтобы это услышали те, ради которых ты предаешь Бога.
Змей схватив воина, устремился с ним в пучину зла. Швырнув его пред измученными душами, закричал:
- Ваш друг предал Бога!
- Этого не может быть, - не поверил Абнер.
- А вы сами спросите у него!
Они смотрели на молчавшего друга:
- Убэйд, почему ты не скажешь, что это гнусная ложь, - спросил Абнер.
- Да я отрекаюсь от Бога.
- Нет! Это не правда! - закричала Наяда.
- Я предаю Бога, и добровольно становлюсь рабом Сатаны.
- Но почему? Почему ты это делаешь?
Воин молчал.
- Он становится моим в обмен на вашу свободу! - захохотал Дьявол.
- Убэйд! Нам не нужна такая свобода! Мы же будем ненавидеть тебя за этот поступок! Убэйд, что ты творишь?
Воин молчал, а Сатана упивался той болью, которую причинял пленённым душам предатель:
- Каким наслаждением я буду упиваться, когда эту новость узнает Бог! - радовался Сатана, - чего стоят его слова, если от него отворачиваются его самые верные солдаты. Подумайте, может, и вы перейдёте на мою сторону как ваш друг!
- Теперь он нам не товарищ.
Сатана наслаждался зрелищем:
- Отрекаетесь от него из-за того, что спасает вас?
- Изменив Богу, предал нас.
- Великий Предатель, - обратился Сатана к бывшему воину добра, - ты должен дать Слово, что в обмен на свободу этих несчастных душ, освободят моего сына!
- Даю Слово, которое освобождает твоего сына, в обмен на свободу души Абнер и Наяды!
- Ну, что ж, вы свободны, - цепи удерживающие души воинов разомкнулись. - Помните, согласно законам вашего Бога, вы обязаны освободить моего сына. Данное предателем Слово освобождает вас, в обмен на свободу моего сына. Согласно закону вы не можете нарушить данное Слово!
- Нам не нужна такая свобода! Мы остаёмся здесь, а раз так, то ваш договор недействительный, - заявил Абнер.
Сатана рассвирепел:
- Вон из моего царства! Вон отсюда, вы, прихвостни Бога!
Волна зла, схватив души воинов, выкинула их из ада.

Там, на поверхности, возле храма стояла группа разумных существ.
Володя и Настя, обрётшие свои тела, полковник Слюнтиков, марсианин Аваха или как его называли земляне - Главный Нос. Здесь был и Егор, душа которого научилась материализовывать своё истинное тело, и настоятель осквернённого храма. Все они слушали рассказ чернокожей девушки, о том, что произошло там, внизу, в аду.
- Значит, мы должны отпустить демона? - переспросил Егор.
- Да, согласно закону, данное слово воина добра, должно быть выполнено.
- Какой же он теперь воин добра? - возмутился Слюнтиков, - он предатель!
- Формально, или как у вас на земле говорят, юридически, - он стал предателем, только после совершения сделки, когда нас освободили из ада. До этого он был воином добра, и данное им слово мы должны исполнить. Мы не имеем право удерживать сына демона больше.
- Почему он пошёл на этот шаг? Почему предал господа? - снова спросил Егор.
- Не понимаем, - ответил Абнер, - в одном точно убеждены, он знал, что такая жертва для нас оскорбительна.
- Другого решения у нас нет, мы освобождаем демона, - подвела итог Наяда.
- Нет!
Все посмотрели на парня.
- Нет! Не освобождаем, - твёрдо повторил Володя, - данный закон обязывает вас освободить пленника, он распространяется на вас, воинов бога. Я же таким не являюсь, в своём выборе свободен, поэтому говорю - нет.
- Володя, это безумие, - Наяда попыталась отговорить парня от этого решения.
- Наяда, там, в подземелье ты говорила, что на людей и воинов распространяются разные законы. Я человек, свободен в своём выборе. Как мне теперь известно, Сатана не может напрямую уничтожать людей, только посредством падших попытается причинить мне вред. Значит, я смогу противостоять ему. Это шанс вернуть вашего друга к источнику света.
- Володя, мы не сможем тебе ничем помочь. У Сатаны целая армия падших, тебе не выстоять.
- Это мы посмотрим ещё, кто кого. Я остаюсь.
- Володя, - к нему подошёл Главный Нос, - мы понимаем важность твоего решения продолжать вести борьбу с всемирным злом. Мы представители цивилизации Марса на твоей стороне. Можешь рассчитывать на нас.
- Ну, парень, знал я твоего отца, такой же настырный был как ты. В общем, часть вины за гибель твоего отца лежит и на мне. Больше не хочу совершать ошибок, и я с тобой, - шагнул к нему Слюнтиков.
Командиры сообщили о своих решениях подчинённым, и марсиане и земляне поддержали Володю.
Все понимали, что будет последняя битва, от исхода которой зависит, не только жизнь Мартина Лютера-Убэйда, но и дальнейшие судьбы цивилизаций. Если они выстоят в этой борьбе, они смогут заставить зло считаться с ними, остановить распространение чумы.
Полковник Слюнтиков обращаясь к полицейским, сказал:
- Это будет тяжёлый бой, возможно, никто из нас не выживет. Я никого не хочу принуждать, каждый из вас должен принять решение сам. Того кто решит уйти, никто осуждать не будет. Возможно, вы после всего увиденного и познанного сможете вернуться к нормальной жизни - я нет. Передо мной теперь только одна цель, дать отпор врагу. Сейчас перед нами истинный враг, это не люди, это потерявшие человеческий облик, превратившиеся в мутантов грешники. Для которых смысл существования в разрушении. Они жаждут убивать, развращать, клеветать только для того, чтобы разрушить гармонию нашего мира, они ненавидят человеческое счастье, для них есть только одна цель - убить всё живое.
Ни один из полицейских не колебался уйти или остаться, все встали в строй.
Начались приготовления к битве. Приводились в порядок окопы, размещались новые огневые точки. Особые надежды все возлагали на гравипушки марсиан.
Воины света могли лишь наблюдать, не вмешиваясь в дела смертных. Нарушив закон, они могли "развязать руки" темным силам, и тогда последствия были бы неизвестны.
И вот наступил момент, когда горизонт стал погружаться в полный мрак, тьма приближалась к ним.
Они увидели страшное лицо Сатаны, огромная голова, увенчанная рогами, заслоняло всё пространство перед ними. Демонический свет исходил из его глаз, тени отбрасываемы красным пламенем, дрожали, словно на ветру.
- Я пришёл за своей плотью! - прогремел его голос.
Вперед выступил Володя:
- Своего отпрыска получишь только в обмен на Мартина Лютера, и освободишь его от клятвы предательства.
- А ты та вошь, что я отпустил?
- Я человек! И повторяю тебе, своего сына ты увидишь только после того как отпустишь воина!
- Жалкая пародия своего создателя, размажу тебя в пыль. Убить его! - закричал Дьявол.
Откуда столько повылезало падали, приходилось только гадать. Но высокие технологии братьев по разуму, общее мужество, сделали своё дело. Они сравнительно легко отбили атаку. Гравипушки, своими залпами, просто сметали мутантов, оставляя огромные бреши в толпах наступающих. Полицейские из стрелкового оружия прицельным огнём добивали уцелевших тварей.
Володя вылез из окопа, встав на бруствер, закричал, глядя в морду Сатане:
- Ты, дерьмо, я вижу, ты плохо понимаешь наш человеческий язык? Думаешь, я не смогу выполнить свою угрозу? Смотри и слушай!
Он побежал в полуразрушенную церковь, где прижатый гравитацией находился отпрыск зла.
- Ваха, - крикнул марсианину, - увеличивай силу давления.
Марсианский техник, склонился над своим прибором.
И тут же раздался вопль боли. Дьяволёнок не имея возможности корчиться и извиваться просто орал от сильного давления.
- Эй, ты с козлиной бородой, так кричат грешники в твоём мире? Я был у тебя в гостях, я испытал твои пытки! Теперь хочу вернуть тебе долг! - Володя снова обратился к марсианину, - давай Ваха, давай ещё нагрузку.
Пленный дьявол более не орал, он попросту не мог кричать, так как начал плющиться.
- Вошь! - заорал Сатана, - ты вынес себе приговор! Твою душу я заберу с собой и лично буду её мучить! Мои солдаты зла, убить этого человека! Взять его душу в ад!
Земля не просто задрожала. Произошло страшное землетрясение, рушились здания, по поверхности земли образовались огромные трещины, из которых стала вылезать нечистая сила. Это были не мутанты и души грешников, а черти, те падшие ангелы, которые во времена восстания Сатаны, присоединились к нему, а позже извергнуты Богом с небес. Громады, похожие на своего хозяина Сатану, вставая на копыта, достигали низко висящих, тяжёлых облаков. Один из чертей изрыгающий огонь из своей пасти, схватил одной лапой грузовик, и метнул его в людей.
- Убить их всех! - снова раздался глас похожий на раскаты грома.
Вылезающие из-под земли черти, пошли на обороняющихся марсиан и людей. Гравипушки и стрелковое оружие стали бесполезными, совершенно никакого вреда не причиняя рогатым.
- Всё, это конец, - Сидоров откинул в сторону автомат с пустым магазином.
- По моей команде максимум давления! - приказал Володя марсианину. Видя, что не смогут выстоять против чертей, - он поднял своё лицо к небесам, и обратился с молитвой:
- Как же так? Великий! Всемогущий! Наш враг побеждает?
Дальше он не успел договорить.
Небеса над ними развернулись и луч яркого света, вспыхнув, озарил всё вокруг.
- Смотрите! - кричал молодой полицейский Свистунов. - Смотрите! Ангелы на небе!
Все люди, и все марсиане увидели огромное войско ангелов появившихся сверху.
Голос, усталый и твёрдый, который был понятен всем живым без всяких аппаратов и устройств переводчиков. Его понимали люди и марсиане, звери и насекомые, он был понятен и растениям. Понимали его и черти, так как, услышав, вздрогнули и остановились.
- Сатана! Ты желаешь переступить черту? Собираешься использовать свою силу для захвата непорочных душ?
В ответ послышался вой падшего ангела:
- Он, - Сатана указал своим кривым когтем на Володю, - удерживает принадлежащее мне! Я забираю своё!
- Остановись! Человек свободен в своём выборе! Ты вновь собираешься развязать войну?
В руках ангелов появилось оружие.
Видимо Сатана не был уверен в победе, так как, издав рёв, отступил, от яркого света.
- Забирай, - крикнул Володи, швырнув ему душу Мартина Лютера -Убэйда.
- Свободу от клятвы! - потребовал парень.
- Я освобождаю его от Слова! - пролаял Сатана, - теперь верни мне сына!
- Отпускай мразь, - отдал распоряжение Володя Вахе.
- Минутку! - подбежавший Сидоров, высоко подпрыгнув, поддал ногой в мохнатую задницу дьявола, - а теперь вали отсюда!
Всех позабавило, как тот, поджав хвост, бросился к своему папаше.
Черти со своим предводителем вновь ушили под землю. Мутанты попрыгали вслед за ними в расщелины земли.
- Убэйд! - позвал Бог душу Мартина Лютера, - спасибо! Твоя жертва не была напрасна. Володя! - обратился он к парню, - твой отец гордится тобой!
Абнер и Наяда подошли к Убэйду, который теперь вновь был в теле Мартина Лютера. Они молчали, опустив взгляд.
Мартин обнял их:
- Друзья, мы вновь вместе. И снова рядом с Богом, это самое главное. Давайте радоваться!
Наяда заплакала, впервые за многие тысячи лет она плакала не как очередной человек потерявший память, а как личность от начала своего существования:
- Убэйд, прости, я ведь на самом деле думала, что ты пошел на предательство, без позволения Бога.
- Наяда, даже если бы не было этого позволения, я ради вас всё равно совершил бы этот шаг.
Наяда заревела как обыкновенная девчонка:
- Я запуталась.
Её за плечо тронул подошедший Егор:
- Ты слишком долго, была воином, поэтому забыла, на что готовы люди ради любимых. Мартин сохранил эту часть души человеческой в себе, совершив грех отступничества ради любви. Он чуть было не погиб, но благодаря этому юноше, - Егор обнял подошедшего Володю, - мы вырвали его из лап зла.
- Нам пора, - позвал голос Создателя.
Полицейские прощались с марсианами, через несколько минут Бог вернёт их в тот мир и время, откуда они начали своё путешествие.
- Полковник, я рад знакомству с тобой, счастлив, что пришлось в трудное время, воевать вместе против всемирного зла. Мой дорогой друг, я буду помнить о тебе.
- Аваха, я тоже счастлив, что мне выпала честь одному из первых узнать братьев по разуму. Я теперь расскажу всем, какая благородная цивилизация на Марсе. Я хочу, чтобы наш человеческий мир стал похожим на тот, о котором ты мне столько рассказывал, без войн и преступности.
Володя прощался с Вахой:
- Спасибо тебе, друг, что спас мою душу.
- Володя, это тебе спасибо. Я многому научился от тебя. Ты для меня пример мужества и стойкости.
Они обнялись.
Инопланетяне вернулись в свой мир. Егор с Мартином последовали за Богом.
Небеса захлопнулись, и свет Солнца осветил разрушенный город. Планета вновь завертелась, Солнце покатилось по небосводу, время пошло.

Через час над городом пролетел первый вертолёт разведчик. А ещё некоторое время спустя, в город прибыли первые спасатели МЧС.
Девятибалльное землетрясение по шкале Рихтера, полностью разрушило часть города. В интернете появились статьи учёных, о влиянии электромагнитного излучения во время землетрясения на психику людей. Так в пример приводили некоего полковника Слюнтикова, который доказывал, что вступал в контакт с инопланетянами с планеты Марс. При этом бред полицейского был продуктивно логичен, на возражения, что на Марсе нет жизни, он заявлял, что инопланетяне прибыли из далёкого прошлого. Рассказывал докторам о фантастической технике, о гравитации и приборах переводивших речь. Ещё упоминал, что видел Бога и Чёрта.
Примерно такую картину описывали и некоторые другие полицейские. Но по-настоящему заинтересовал врачей другой феномен. Полицейские, которые после случая с отравлением неизвестным галлюциногенным газом проходили лечение в психиатрической больнице, полностью излечились.
На все вопросы старший лейтенант Сорокин, стажер полиции Свистунов, прапорщик Сидоров и другие отвечали чётко, без всяких выдуманных историй про чертей и инопланетян.
Конечно, доктора не догадывались, что эти мужики уяснили, что сказать правду выйдет себе дороже. Поэтому, как здоровых их не задерживали, а вот полковнику Слюнтикову и ещё некоторым предстояло пройти длительное лечение шизофрении.
Были иные загадки землетрясения, так непонятны рассказы людей о текущем времени, одни уверяли, что в городе несколько суток до толчков висел густой туман, другие, что все произошло неожиданно среди ясного дня.

Настя с Володей подошли к развалинам больницы. Несколько людей, до прибытия спасателей, пытались своими руками разбирать завалы.
- Мама, папа! - закричала Настя, увидев среди них своих родителей.
- Настя! Настенька! Боже, ты жива! - воскликнула мать.
Отец, уронив переносившую арматуру, не стал сдерживать слёз.
- Доченька, милая, как тебе удалось спастись?
- Вот мой спаситель, - представила Володю.
- Молодой человек, спасибо вам за спасение нашей единственной, - благодарили его.
- Настя для меня тоже теперь единственная и неповторимая, - обнял девушку.
Настя улыбнулась ему.
- Мама, папа, мы с Володей решили пожениться.
- Я прошу руки вашей дочери.
- Голова кругом идёт, так всё сразу, - отец поддержал пошатнувшуюся жену, - простите Володя, конечно, мы благословляем вас. Ведь если бы не вы, могло произойти самое страшное. Мы благодарны вам, что спасли Настю.
К больнице стала прибывать техника. Их попросили отойти в сторону, чтобы не мешать спасателям.
- Пойдёмте домой.
- А разве наш дом цел? - удивилась Настя.
- Наш квартал не пострадал, - рассказывал отец Насти, - мы всего час назад были в палате у тебя, только пришили домой, когда случились эти страшные толчки. Сразу выскочили и побежали к больнице, а тут страшно смотреть, всё разрушено. Я боялся думать, что это конец. А потом свершилось чудо. Володя, как вам удалось спасти Настю? Как она вышла из комы?
В это время они проходили мимо усатого мужчины, который увидев Настю, заулыбался.
Девушка, подбежав к нему, чмокнула его в щёку:
- Спасибо, дядя Вася.
Володя пожал этому дядьке руку:
- Через месяц, когда разберутся с этой разрухой, - парень кивнул на разрушенные здания, - ждём тебя на нашей свадьбе. Будешь почётным гостем.
Лапушин от удовольствия весь просиял.
- А кто это? - спросил отец Насти, когда они немного отошли.
- Сторож морга, очень хороший человек. Он меня тоже спасал, - пояснила Настя, обернувшись, она помахала рукой в ответ Лапушину.


Эпилог


- Мама, когда выйдем в море?
Мать посмотрела на свою дочь, которой сегодня исполнилось семь лет.
- Папа утром ушёл искать туристов, - она положила руки на плечи ребенку, чуть притянула к себе, - какая взрослая стала ты у меня, скоро меня перерастёшь.
- Тебя может быть, а вот папу точно не смогу. Сколько его рост?
- Два метра. Он у нас с тобой великан.
Женщина с ребёнком стояли на палубе небольшой яхты, и всматривались в людей на берегу, снующих по делу и без вдоль пристани.
Они ждали своего мужа и отца, который уже несколько дней пытался найти туристов для морской прогулки. Им нужны были деньги, надо было купить продукты и топливо для мотора. А ещё требовалось купить одежду для дочурки, из старой она уже выросла. В коротеньком платье она стояла рядом с матерью и очень хотела увидеть первой возвращающегося отца. Родилась дочь на этой же яхте, которая была им домом. Плавали по Средиземному морю, иногда посещая другие водные просторы, от порта к порту, от острова к острову. Катали туристов, ловили рыбу. Встречали восходы, и провожали закаты. Несколько лет прошло незаметно, так прекрасны и счастливы были дни, что они не наблюдали хода времени.
"Теперь же надо менять образ жизни", - думала женщина. Она всё не решалась поговорить с мужем, не потому что боялась, скорее, понимала, как ему тяжело расстаться с яхтой, которая на протяжении стольких лет была домом и кормилицей. Она чувствовала, что муж тоже об этом думает, но никто из них не решался заговорить первым. Дочери уже семь, ей надо учиться в школе, узнавать окружающую жизнь.
"Дочь любит океан, но ведь кроме моря есть ещё много вещей в мире, о чём она не знает", - думала мать.
"Надо расставаться с их милой яхтой. Другого решения нет, нужны деньги для покупки небольшого домика на берегу, единственный способ их добыть, продать корабль".
Грустно стало женщине от этих мыслей. А дочь, будто почувствовав мысли матери, не то спросила, не то утвердительно заявила:
- Мама, мы же никогда не переселимся в те дома, - она протянула руку, указывая на стоящие вдоль берега строения.
- Разве ты не хочешь жить в таком доме?
- Ни за что, - раздельно по слогам ответила девчушка, - я люблю нашу яхту, она как живая, может нести нас туда, куда хотим.
В ответ на слова девочки, яхта плавно качнулась на волне.
- Почему ты считаешь, что плохо жить в доме на берегу?
- Скучно. Как людям, живущим в них, не надоедает каждое утро вставать и видеть в окно одно и то же? А когда ложатся спать, они вновь в окне увидят тот же берег и то же дерево. Люди на берегу не знают, о тех звёздах ночью в открытом море. И о ласковых и свирепых ветрах не знают.
- Почему же не знают? На земле тоже ночью видны звёзды, и ветры тоже дуют, - возразила мать.
- Нет, мама. На земле деревья мешают смотреть на звёзды, и ветру они не дают дуть.
- Глупышка, - мать погладила дочь по волосам.
- Папа! - закричала девочка, довольная тем, что первая заметила.
Отец, поднявшись на палубу яхты, поднял дочь на руках над собой:
- Афродити! А я подарки принёс!
- Покажи!
- Нет, в начале я тебя должен семь раз за уши потягать!
- Не надо, - девчонка скорчила огорчённую рожицу, - они растянутся и станут большими как у слона.
Родители засмеялись.
- Я тихонечко их подёргаю. Им тоже надо чуть подрасти, а то ты вырастишь, а ушки останутся маленькие как у мышки.
- Только тихонечко, - разрешила девчушка.
- Раз, два, три..., - сосчитав до семи, отец вручил подарки ребёнку.
- Мама, фломастеры, альбом, кукла, - перечисляла девочка, раскладывая своё богатство на палубе.
Взрослые, улыбаясь, наблюдали.
- Значит, Николаос, сегодня тебе повезло, ты нашёл туристов, - глядя на покупки, сказала женщина.
- Завтра утром, до отлива они придут.
- Рыбалка, или просто прогулка по морю? - поинтересовалась желанием туристов.
- Ни то, ни другое.
- Что же тогда?
- Странные они, какие-то, хотят, что бы мы доставили их, на остров которого нет.
- Как это, на остров, которого нет?
- Показали на карте место где, как они считают, есть остров, на который им надо попасть. Я возразил, что нет там острова, если бы был, я бы знал. Говорю, что знаю все острова в этом районе, знали бы о нём и другие, и на картах бы он был нанесён. Нет, говорю там острова.
- А они?
- Говорят, он там всё время был, есть и будет. Просто люди не замечают его.
- И ты согласился доставить их на этот остров?
- Они предложили хорошие деньги, очень большие деньги. Нам ведь так они нужны сейчас, - он смущенно посмотрел на жену, - но я предупредил, что если острова нет, то виноваты в этом недоразумении будут только они. Они засмеялись, и сказали, что бы я не волновался по этому поводу. Просто, говорят, доставь нас в этот район.

Рано утром молодая пара прибыла на яхту. Рослый парень и чернокожая девушка с собой не имели никаких вещей присущих туристам, не было у них ни видеокамер и фотоаппаратов, не было мобильных телефонов и аудиоплееров.
- Привет. Мы не опоздали? - поздоровались они.
- Привет. Вы пришли как раз вовремя.
- Меня зовут Абнер, мою девушку Наяда, - представился парень жене капитана яхты.
- Меня зовут Мария, с мужем вы уже знакомы. У вас интересные имена, и внешне на греков не похожи, а говорите без акцента. Вы иностранцы или жители Греции? - спросила она.
- Родом мы с других мест, но много лет прожили в этой стране, поэтому так хорошо знаем язык.
- Здравствуйте, - на палубу, с босыми ногами, выбежала девчушка, с любопытством рассматривая пассажиров.
- Здравствуй малышка, - Наяда, присела рядом с девочкой на корточки.
- Я не малышка, - обиделась та, - мне вчера уже семь лет исполнилось, и мама сказал я скоро стану выше её ростом, - гордо добавила она.
- Прости, не хотела тебя обидеть. Как зовут это прекрасное создание? - она ласково провела ладонью по волосам девчушки.
- Афродити. Меня назвали в честь богини Афродиты, рождённой из морской пены.
- Раз тебе исполнилось семь, вот мой подарок, - Наяда достала из сумочки ожерелье из чёрного жемчуга, надела украшение на девочку.
Стоящий рядом Николаос, понимающий толк в жемчуге, увидев, что Наяда подарила дочке не бижутерию, как вначале он предположил, а настоящее украшение из крупного, редкого жемчуга, обеспокоился:
- Извините, вы, верно, думаете, что это бижутерия. Это настоящий жемчуг.
- Я знаю.
- Но это очень дорого стоит.
- Это мой подарок.
- Нет, мы не можем принять такое дорогое украшение.
- Николаос, я же не тебе дарю, а этой прекрасной Афродиты.
- Но...
- Никаких возражений. И не, кажется капитан, что пора отчаливать?
- А где вы их купили? - Афродити с восторгом рассматривала подаренное украшение.
- Я не покупала, я сама доставала эти жемчужины из раковин.
- Ты ныряла за жемчужными раковинами? Расскажи мне об этом! - стал упрашивать ребёнок Наяду.
- Я предупреждал тебя, что они странные, - на ухо шепнул Николаос жене, которая обалдело, наблюдала за всей этой сценой.
- Прошу в каюту, - предложил Николаос пассажирам пройти вниз, - из порта выйдем на моторе, далее пойдём под парусом. Если будет хороший ветер, то дня за три дойдём до terrae incognitae, - рассказывал он о предстоящем маршруте.
- Замечательно. Как раз успеем, - ответил Абнер.
- К чему успеем? - удивлённо спросил Николаос.
- К величайшему событию. Во время плавания мы вам всё расскажем.

Вечером ужиная в каюте, капитан вновь поинтересовался, что за событие ожидает их на неизвестном человечеству острове. При этом вопросе он незаметно подмигнул жене. Между собой уже решили, что пассажиры не от мира сего, или как говорят - у них не все дома. Опасения они не вызывали, иначе бы Николаос бы никогда не согласился на эту авантюру, плыть к острову, которого нет ни на одной карте. Молодая пара со странными именами были симпатичными не только внешне, они и на духовном уровне вызывали к себе симпатию. Несмотря на их убеждённость в существовании неизвестного острова, дорогой подарок дочке, подозрительности они не вызывали. Были интересными собеседниками, что не спроси, показывали такие знания, что Николаосу и Марии, казалось, что этим они занимаются много лет. Так разговаривая с Наядой о яхтах, он был ошеломлён познаниями в этой области. Она разбиралась буквально во всякой мелочи. На его тогдашний вопрос, откуда она это всё знает, та ответила, что приходилось одно время, так же как и ему с Марией, жить на яхте. А жена рассказала ему, что Абнер просто виртуоз в кулинарном искусстве, на чем собственно он сейчас и убеждался, наслаждаясь вкусным ужином, приготовленным под его руководством. Гадая, с женой о своих спутниках они так и не пришли к единому мнению, кто эти пассажиры, миллионеры, талантливые сумасшедшие, или то и другое.
- Так что за событие должно произойти на этом неизвестном человечеству острове? - задал вопрос Николаос.
- Раз в тысячелетие на этом острове распускается самый большой цветок.
- Это как в Индонезии? Когда мы там плавали, папа показал мне на одном острове такой большой цветок, - Афродити развела в сторону руки, демонстрируя какой она видела цвет, - его называют Арнольдом.
- Цвет, который увидим мы, намного больше раффлезии Арнольда.
- Он как наша яхта?
- Как сто яхт.
- Ух, не может быть, - выговорила девочка.
- А откуда вам известно об этом, раз он распускается только раз в тысячелетие? - спросила Мария.
- Однажды мы уже были там.
Николаос с Марией вновь переглянулись.
- Вы живёте больше тысячи лет? - вновь спросила девочка.
- Да, мы живём многие тысячи лет.
- Вы наверно добрые волшебники?
Наяда с Абнер засмеялись.
- Мы очень хотим ими стать.
- А я смогу тоже стать доброй волшебницей?
- Конечно. Ведь ты увидишь волшебный цветок жизни, а его могут познать только люди с чистым сердцем и открытой душой.

После ужина все поднялись на палубу. Яхта шла под хорошим ветром, волны плескались, ударяясь о корму судна, а они зачарованно смотрели на звёздное небо.
- Как красиво. Почти каждую ночь вижу звёзды, а всё никак не могу привыкнуть к этой красоте, - заметила Мария.
- Это сияют души чистых разумных существ. Они стали подобно нашему Творцу, они рядом с ним, - заметил Абнер.
Всю ночь они проговорили, лежа на одеялах на палубе. Странные были эти туристы, они рассказывали о Боге, о величайшей гармонии Вселенной. Описывали красоту окружающего мира, и Николаос с Марией, вдруг осознали, что многое из того о чём рассказывают, не замечали в своей повседневности. А теперь вслушиваясь в знакомый шум волн за бортом, ощущая свежесть ночного ветра, чувствуя запах моря, вдруг осознали ранее неподвластное разуму. Сейчас их органы чувств открылись полностью, открытые души людей впитывали в себя окружающую гармонию мира.

Утром третьего дня подплывали к указанному туристами району моря. Данные радара яхты подтверждали Николаосу его правоту, в этом районе нет, не только большого острова, но даже клочка суши.
- Впереди пусто, - сообщил пассажирам.
- Ещё несколько миль плыть, - ответила Наяда.
Через четверть часа, с палубы донесся крик Афродити:
- Земля! Я вижу землю!
Капитан посмотрел на радар:
- Какая может быть земля? Монитор радара пуст.
А сверху доносились крики ребёнка:
- Остров! Корабли! Много кораблей!
Капитан вглядывался в экран радара и по-прежнему ничего не видел:
- Что за фигня? - обернувшись, увидел, что его жена и спутники поднимаются наверх. Он последовал за ними.
Вступив на палубу, Николаос не поверил своим глазам, большой остров и сотни, а может и тысячи разных кораблей, больших и малых суден, стояли на рейде.
- Невероятно, - прошептал он.







 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"