Чернышов Александр: другие произведения.

Лендтрейн "Стальной Странник"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Апдейт 12.08.19

  
  Лендтрейн 'Стальной Странник'
  
  Холм, на котором расположился разведчик, был полностью окутан темнотой, и даже свет от ярких вспышек взрывов, разрывавших ночь на поле боя, сюда не докатывался.
  Ямия распласталась между камнями, лежащими у основания кривого деревца, и внимательно следила за ходом сражения через мощный бинокль. Все ее чувства были направлены на то, чтобы не упустить ни одной детали.
  Облегающий костюм стройной девушки сливался с тенями, что отбрасывало от лунного света дерево, под которым она устроила свой наблюдательный пункт. Бинокль был снабжен блендами, которые исключали случайные блики, которые могли бы демаскировать ее позицию.
  Не смотря на кипевшую в отдалении битву, холм полнился ночными звуками, и лишь остатки ударных волн от особенно мощных взрывов, изредка долетавших сюда, на мгновение заставляли умолкнуть стрекотание ночных насекомых.
  Вдалеке, куда был направлен взгляд Ямии, кипел яростный ночной бой. Приграничный форт Империи Саберии отчаянно отбивался от атаки армии королевства Прейбен. И ситуация складывалась явно не в пользу имперцев.
  Ямия мысленно усмехнулась. Если бы ей рассказали о том, что прейбенцы будут успешно атаковать приграничный форт саберийцев, она ответила, что это отличный анекдот. Но имперским пограничникам сейчас было совершенно не до смеха.
  Форт Виндерстанд стоял на стратегической возвышенности, контролируя единственный проход на изрытой расщелинами и скалистыми возвышенностями местности, через которую проходила граница между Саберией и Прейбеном. Обычно дорога, проходившая у основания возвышенности, на которой стоял форт, была оживленной в любое время суток, а ночью участок от пункта пограничного контроля и до крепости, был ярко освещен. Сейчас же нормальными источниками света был догоравший пограничный КПП, да все еще целые прожектора оборонявшихся, которые шарили по изрытому взрывами полю боя в поисках вражеских сил. Все, что попадало под их взор, тут же накрывалось огнем крепостной артиллерии. Основание же возвышенности, на которой стоял форт, сейчас все было изрыто траншеями и блиндажами, где засела саберийская пехота, стараясь не подпустить врага к крепостным стенам.
   - Тьма всегда была моим верным союзником. - прошептала Ямия, на мгновение закрыв глаза.
  Когда девушка снова их открыла, то ее взгляд различал все происходящее во тьме ночи так, как если бы это был пасмурный день.
  Она увидела, что к первым линиям траншей со всех сторон стягиваются гротеские создания, лишь отдаленно напоминавшие людей. Их тела смотрелись миниатюрными по сравнению с совершенно непропорционально длинными руками и ногами. Они двигались, как пауки, низко пригнувшись к земле и используя перерывы между вспышками взрывов, чтобы перемещаться от укрытия к укрытию.
  Ямии появление этих созданий, называемых Свежевателями, говорило о том, что вскоре линия обороны за пределами крепостных стен окунется в кошмарный хаос.
  Свежеватели были чудовищными порождениями некромантии и машинерии. Это были войска новых союзников Прейбена, Городов Тишины, обители некромантов.
  Атакующие усилили артиллерийский обстрел, готовя силы для прорыва. На траншеи и крепостные стены обрушился шквал снарядов, выкорчевывая куски каменной кладки и взрывая землю. Используя артобстрел, как прикрытие, прейбенцы пошли в атаку.
  В первых линиях шла пехота некромантов. Среди них двушка отчетливо рассмотрела весьма интересные экземпляры. Эти пехотинцы были одеты в пехотные доспехи, состоящие из шлема, кирасы и поножен с наручнями. Примечательными были их одежда и оружие. Они были как будто обмотаны бинтами, как мумии. А в руках они держали достаточно большие винтовки, и Ямия готова была биться об заклад, что они были полуавтоматические и весьма приличного калибра. Пехоту некромантов поддерживала их же техника. Легкие гусеничные машины были вооружены мелкокалиберными пушками либо спаренными пулеметами. Их гусеницы с сильно выступающими грунтозацепами траков буквально перепахивали землю, но при этом весьма уверенно двигались по изрытому воронками полю.
  Следом за первой волной выдвинулись войска Прейбена. Они шли организованными подразделениями, двигаясь позади тяжелых танков. Ямия рассмотрела два типа тяжелой техники. Первым были танки 'Баррос'. Три с половиной метра в высоту и восемь в длину, эти махины двигались на четырех гусеницах, расположенных попарно друг за другом. Заостренный нос скрывал двигатель за мощной броней, а позади моторного отсека располагалась башня с короткой крупнокалиберной гаубицей. Вторым типом танков были 'Нашкафер'. Не уступающие в размерах 'Барросу', они имели одну пару гусениц в треугольной компоновке. Прямо посередине гусениц с каждой стороны располагалась пулеметная точка и дверь для высадки десанта. Вооружен он был более скромной пушкой, расположенной прямо во лбу.
  Помимо этого, среди рядов прейбенской пехоты, одетой в противопульные кирасы поверх серых шинелей, она рассмотрела гренадеров, увешанных гранатами и несущих большие саперные щиты, и бойцов, закованных в тяжелые кирасы и шлемы с забралами, снабженными встроенными противогазами. В руках эти парни несли пехотные щиты и компактные и явно злющие пистолеты-пулеметы.
  'О, тут даже гренадеры и ердкампффгл... лугзейгеры... Мать их, как они это вообще выговаривают!' - подумала Ямия - 'Но они явно хорошо подготовились к штурму. Если прорвутся, то у имперцев и полшанса нет'.
  И вся эта ударная сила уверенно двигалась вперед, пользуясь тем, что защитники форта в этот момент укрывались от артобстрела.
  А в небе над ними шла другая битва. Два стареньких имперских воздушных корабля вели бой с крейсером королевского воздушного флота Прейбена. И тут, в отличии от наземного боя, пока был паритет.
  На стороне имперцев был легкий крейсер 'Айре', который был настолько стар, что в его конструкции несущий баллон был отделен от основного корпуса судна. Вторым был броненосец 'Теназ'. Это было гораздо более молодое воздушное судно, сконструированное по всем требованиям воздушного кораблестроения. Трехпалубный, он был бронирован по нижнему ярусу каждой из палуб, и вся артиллерия располагалась в бронебашнях.
  Но оба этих корабля явно проигрывали новенькому крейсеру 'Кронхаммер'. Отлично бронированный, и превосходящий по вооружению и 'Айре' и 'Теназа'. Его шесть 225мм стволов главного калибра, разнесенного в башни два орудия, мог легко разделать обоих имперцев, которые могли похвастаться только 175 миллиметровыми орудиями. Но саберийские экипажи выдерживали строй и маневрировали таким образом, что 'Кронхаммер' не мог навязать даже скоротечной дуэли ни одному из них, а попадание под перекрестный огонь 'Айре' и 'Теназа' могло для него плохо кончиться.
  Таким образом, суда обменивались редкими выстрелами главных калибров, стараясь выгадать время для атаки, а второстепенный калибр обоих сторон щедро поливал поле боя внизу, пользуясь преимуществом высоты.
  'Тем не менее, если наземные силы прорвут оборону, суда саберийцев вынуждены будут отойти' - подумала Ямия, наблюдая за происходящим.
  Однако командующий фортом явно был не дураком, и имперцы принялись готовиться к отражению атаки. Крепостные стены и линия траншей вспыхнули светом десятков прожекторов, до этого терпеливо ожидавших своего часа.
  Яркий свет прожекторов выхватил неровные шеренги наступавших и их технику, превратив их в отличные мишени. Не обращая внимания на артиллерийский обстрел со стороны нападавших, саберийцы открыли плотный огонь. Противотанковые орудия и пулеметные точки, до этого терпеливо молчавшие в ожидании своего часа, принялись сеять смерть.
  В первые же секунды, нападавшие потеряли три танка и огромное количество пехоты. Тяжелые машины замерли, превратившись в искореженные груды металла. Среди раскуроченного снарядами металла можно было рассмотреть уцелевший экипаж и десант, который стремился поскорее покинуть уничтоженные машины и укрыться от огня обороняющихся. Технике некромантов, которая была хоть и маневренней, но явно хуже бронированней, приходилось еще тяжелей. Им хватало одного-двух попаданий из пушки, чтобы превратиться в груду бесполезного металлолома.
  Однако, хоть этот ход обороняющихся и нанес прейбенцам с их союзниками ощутимый урон, но переломить ситуацию не смог. Тяжелая техника получала повреждения, горела, но продолжала упорно двигаться вперед, ответным огнем подавляя противотанковые средства и пулеметные точки, а артиллерия нападавших смогла стрелять гораздо точнее.
  Ямия продолжала внимательно наблюдать за ходом сражения, отмечая для себя каждую деталь.
  Вот прейбенский 'Баррос' принял на лобовую броню сразу три попадания. Первый снаряд срикошетил от скошенного носа и улетел куда-то вверх, чтобы обрадовать своим неожиданным приземлением тех, кто его появления вовсе и не ждал. Второй снаряд ворвался на броне, слегка ее повредив, а третий все же сумел пробить прочную сталь, и взорваться внутри танка. Взрыв выбросил из образовавшейся пробоины языки пламени вперемешку с металлическими обломками. Тяжелая машина вздрогнула, и на несколько мгновений замерла, но затем тронулась вперед, хотя и значительно медленней. Очевидно, взрыв повредил один из трех двигателей танка. Ствол огромного орудия 'Барроса' качнулся, выискивая обидчиков, и затем извергнул из себя вспышку выстрела. Снаряд попал точно в цель, разворотив каменное укрепление, и противотанковое орудие, находящееся за ним. Тела артиллерийского расчета, а также охранявших их пехотинцев, раскидало в разные стороны, как тряпичных кукол. А через мгновение рванул боекомплект пушки, превратив некогда укрепленную позицию в пустую воронку. Взрывная волна прошлась по оборонявшим, поубивав тех, что был слишком близко от взрыва, и контузив тех, что поодаль.
  Следовавший за ним 'Нашкафер' выглядел более плачевно. Траки его гусениц были сильно повреждены и грозили вот-вот разорваться, 'разув' тяжелую машину и приговорив экипаж к гибели внутри обездвиженного металлического монстра. Броня десантного танка была пробита в пяти местах. Но, судя по тому, что главное орудие продолжало стрелять, и пулеметы по бокам боевой машины не отставали, экипаж танка был жив.
  В добавок к этому, как будто в насмешку, часть из поверженной пехоты нападавших поднялась с земли, и продолжила атаку.
  'Пехота нежити хоть и проигрывает в сообразительности, а так же в тактической гибкости, но все же весьма живуча' - отметила про себя Ямия.
  Не смотря на это, саберийцы стойко продолжали удерживать позиции, заставляя прейбенцев платить за каждый преодоленный ими метр.
  Взгляд синоби не упускал ни одной детали. Девушка обратила свое внимание на то, что нападавшие вооружены и оснащены гораздо лучше. Полуавтоматические винтовки, автоматы, ручные пулеметы, пистолеты-пулеметы. Прейбен явно потратился на перевооружение и оснащение армии. Особенно это было заметно на фоне саберийцев, арсенал которых явно давно не переоснащался.
  Взгляд Ямии выхватил гротеские фигуры Свежевателей, которые вплотную подобрались к траншеям и принялись врываться внутрь.
  'Что же, они сделали, что могли' - подумала девушка - 'Теперь посмотрим, чего стоят обе стороны в ближнем бою'
  
  
  Аарон вжался в землю траншеи, сделав это скорее инстинктивно. Взрыв снаряда поднял вверх земляной столб, который затем распался, осыпав голову и плечи солдата. Куски земли и камня застучали по шлему и кирасе, не причинив ему никакого вреда.
  'Вот скоты' - подумал Аарон, перехватывая поудобней трубу противотанкового гранатомета.
  - 'Нашкафер' на 11 часов! - прокричал солдат недалеко от него, не отрывая лица от 'рогатины' наблюдательного устройства. Торчащие вверх концы окопного визора напоминали усы насекомого и позволяли смотрящему обозревать окрестности без риска получить пулю в голову.
  Аарон почувствовал, как руки Вито, его заряжающего, загнали в его гранатомет выстрел, и принялись помогать ему поднять основательно потяжелевшее оружие.
  Высунувшись из окопа, он увидел десантный танк именно там, где и сказал наблюдатель. 'Нашкафер' напоминал здоровенный дом на гусеницах. Танк был обращен левым полубоком к его позиции. Это была достаточно свежая модель боевой техники, и Аарон не мог уверенно сказать, куда ему было бы удачней стрелять. Боковая стенка гусеничного трака казалась неуязвимой для его гранатомета. Среди декоративных барельефов он без труда разглядел голову создания, похожего на льва, а из его 'пасти' торчал ствол пулемета.
  Винтовочная пуля ударила в щиток гранатомета, напомнив Аарону о том, что он слишком задумался. Отбросив ненужные мысли, он наставил прицел на танк. И увидел, куда же нужно стрелять...
  Боковая бронепластина, прикрывавшая каток переднего главного трака была повреждена. Очевидно, снаряд противотанковой пушки вошел в броню под углом и не смог его пробить. Взрыв просто выгнул бронепластину и обнажил каток. Это был шанс. Сабериец сделал небольшое упреждение, навелся на дыру в броне и, мысленно помолившись, нажал на спуск.
  Дальнейшие события для Аарона развивались невероятно быстро. Выстрел вылетел из жерла гранатомета, извергнув струю пламени, от которой солдата защитила бронированная пластина щитка. Граната, летя по неровной траектории, ударила точно в центр катка, разворотив его ось и сорвав каток с креплений. Огромное стальное колесо катка принялось мотыляться из стороны в сторону и слетело с поврежденной оси. Левая гусеница тут же провисла и 'Нашкафер', дернувшись, как будто налетел на невидимую стену, стал поворачиваться вокруг своей оси.
  Но порадоваться своей удаче Аарон не успел. В этот же момент перед ним появилось создание, напоминавшее человека, которого сплавили с доспехом. Непропорциональные, в два раза длинней тела, металлические конечности оканчивались внушительного размера когтями. Лицо этого монстра было как будто засушено на солнце. Безгубый рот развинулся, обнажая блестящие клыки. А из глаз твари шла дымка, подсвеченная зеленоватым потусторонним светом.
  От испуга Аарон дернулся назад и потерял равновесие. Силясь не упасть, сабериец выставил вперед руки с гранатометом. Издав истошный вопль, тварь нанесла удар. Когти создания разрубили тяжеленную трубу так, будто это и не сталь была, и чудом не достали до самого Аарона.
  Понимая, что времени у него практически нет, Аарон оставил попытки сохранить равновесие и, падая на спину, перехватил весящую на ремне винтовку. Патрон уже был в патроннике, и все, что ему оставалось, это направить ствол в нужную сторону и нажать на курок.
  Вспышка выстрела осветила испуганное лицо солдата. Пуля ударила в грудь создания и, выбив искры из пластины, срикошетила в сторону. Гротеский монстр, казалось, даже не заметил этого и с огромной, для такого размера конечности, скоростью замахнулся для нового удара.
  Над головой Аарона грохнул еще один винтовочный выстрел. В этот раз пуля ударила в плече, и попала точно в сочленение с предплечием. Чудовищная рука дернулась и не смогла нормально опуститься.
  Перед саберийцем возникла фигура Вито. Его заряжающий передернул затвор винтовки и выстрелил еще раз. И вновь пуля нашла свою цель. Ударив под удачным углом в бронепластину на груди монстра, она пробила ее и погрузилась в тело. Наружу вылетели брызги темной маслянистой жидкости.
  Вито, понимая, что не успеет выстрелить в третий раз, постарался защититься от ответного удара своим оружием, принимая когти чудища на примкнутый к винтовке штык-нож.
  Металлические когти ударили в штык, и в разные стороны брызнули искры. Штык нож разлетелся на части, а следом за ним и винтовка с ее владельцем. Ужасной силы удар рассек тело Вито на несколько частей. Его заряжающий даже не успел издать ни одного звука, упав на землю кучей окровавленной плоти. Моментально остекленевшие глаза уставили на Аарона, глядя мертвым взором с рассеченной головы.
  'Черт подери...' - подумал он, чувствуя, как немеют от страха конечности - 'Нужно двигаться... иначе мне точно конец!'
  Схватив винтовку, Аарон перекатился в сторону, уходя от следующего удара твари. Встав на колено, он резко передернул затвор винтовки и выстрелил. Снова передернул и выстрелил еще. В его голову ударил адреналин. Аарон осознал, что отчаянно хочет жить. Он лихорадочно дергал затвор винтовки, пятясь вдоль траншеи от наступающего монстра и стреляя.
  Чудовище несколько раз дернулось от его попаданий, но продолжило неумолимо надвигаться. Зеленые глаза полыхали ненавистью, стремясь оборвать его жизнь, а искаженный яростью рот исторгал шипящие звуки. Аарон отчетливо понимал, что тварь ненавидит его просто потому, что он живой, и до последнего вздоха будет стремиться убить его.
  Он в очередной раз передернул затвор, и нажал на спусковой крючок. Винтовка сухо щелкнула, напомнив, что в магазин вмещает всего 10 патронов.
  - Сдохни наконец! - заорал он, бросаясь на монстра со винтовкой наперевес. Он понимал всю бесполезность этого шага, но ничего другого не оставалось. Монстр замахнулся своей огромной когтистой рукой.
  Нога Аарона ударила в чье-то тело и он, споткнувшись, пропахал носом воздух. Чудовищный удар прошел над его головой и когти глубоко ушли в проложенную бревнами стену траншеи.
  Перекатившись на спину по липкой грязи, сабериец принялся с криком наносить удары в мешанину плоти и металла, которую представляло из себя тело монстра. Штык-нож скользил по металлу и с чавканьем погружался в плоть. На лицо Аарона брызнула маслянистая кровь.
  Монстр над ним сделал несколько попыток вырвать застрявшие когти, но они слишком плотно засели в древесине. Вместо этого он своей чудовищной силой начал вырывать бревна, удерживающие стену траншеи от осыпания.
  Тогда чудовище немного сместилось и нанесло удар другой рукой. Аарон зажмурился, готовясь умереть.
  Мгновения растянулось на целую вечность, и его слух уловил среди шума боя знакомое сухое стрекотание. На Аарона, казалось, вылилось целое ведро мерзкой крови монстра.
  Отплевываясь, он вскочил и принялся стирать мерзостную жидкость с лица. Когда он сумел открыть глаза и осмотреться.
  Первое, что он увидел, это было гротеское тело монстра. Оно было все измочалено выстрелами и ударами его штык-ножа.
  - Эй, ты живой?! - окрикнул его кто-то.
  Аарон обернулся и увидел взвод автоматчиков, бежавший в его сторону.
  'Так вот что это был за звук'
  - Да! - откликнулся он, помахав им рукой. Затем Аарон нагнулся, чтобы подобрать свою винтовку и принялся заряжать пустой магазин.
  - Чертовы Свежеватели практически вырезали всю нашу первую линию. - проворчал командир автоматчиков - В следующий раз стреляй по гидравлическим узлам, и сможешь оставить этого монстра.
  Аарон удивленно посмотрел на труп Свежевателя, и с удивлением обнаружил, что по его телу действительно змеились трубки. Правда, в горячке боя обнаружить то было почти нереально, а уверенно поразить эти трубки выстрелом, когда чудовище двигается, было еще тяжелей.
  'Так что там они говорили про первую линию обороны?' - подумал Аарон, и еще раз осмотрелся.
  Вся траншея была завалена телами саберийских солдат, среди которых угадывались трупы свежевателей и вражеских солдат. Но соотношение потерь было просто невообразимым.
  - Ааа.... - только и выдавил из себя Аарон, опираясь на стену бревенчатую стену. Земля была буквально пропитана кровью, а тела жертв свежевателей выглядели самым неприятным образом. В нос ударил металлический запах смерти. Аарон обнаружил, что вся его форма заляпана кровавой грязью.
  - Нас отправили контратаковать и помочь выжившим отступить. - пояснил командир - Так что давай сваливать, пока их основные силы не добрались до сюда.
  Аарон рассеянно кивнул, и встал, поудобней перехватил винтовку. Его взгляд упал на место, где лежало тело Вито. Его заряжающий спас ему жизнь, и он смог пережить эту бойню.
  Неожиданно в месте, где раньше была его позиция, выросло тело в пехотной кирасе и шлеме без забрала. В руках он держал большую винтовку. Аарон успел заметить, что все тело противника в местах, неприкрытых кирасою и поножнами с наручнями, было обмотано каким-то бинтами.
  Вскинув винтовку, он выстрелил. И попал. Аарон мысленно улыбнулся столь удачному выстрелу. Пуля попала точно в шею, прям над верхним отворотом кирасы. И... не пробила. Точнее, он увидел, как в месте попадания разорвало бинты, оставив порванные лохмотья. Но никаких других следов проникающего попадания не было.
  В ответ перебинтованный солдат прицелился в него. Аарон увидел вспышку выстрела и почувствовал удар в грудь. Мир как будто замер.
  Вокруг засуетились автоматчики. Их оружие с забавным магазином, который был выполнен в форме полукруга и одним концом уходил в паз приемника, а другим практически упирался в ствол, принялось изрыгать языки пламени.
  Тело неприятеля покрылось следами от попаданий. Теперь Аарон понял, что эти бинты были способны держать выстрел, но быстро приходили в негодность. Кираса вражеского солдата и полосы битов покрылись следами пробитий, и сквозь раны сочилась жидкость, похожая на темную кровь.
  - Уходим! Отступаем! Скорее! - закричал командир автоматчиков.
  Солдаты вокруг засуетились и принялись отходить.
  'Подождите, а как же я?!' - хотел закричать Аарон. Но неожиданно обнаружил, что он лежит на боку, среди тел павших товарищей. Прямо посреди его груди зияла дыра. Пуля того солдата пробила кирасу, разворотила грудь, перебила позвоночник и остановилась, только ударив в заднюю часть его брони.
  'Почему...' - подумал Аарон - 'Я же выжил...'
  В траншею стали спускаться вражеские солдаты. Сверху над ними полетели снаряды, оставляя после себя зеленоватый дымок.
  - Газы!!! - раздалось со стороны саберийцев.
  'Это нечестно' - подумал Аарон. Это была последняя мысль, которую зафиксировало его сознание.
  
  
  Сержант Гервасио монотонно ругался, пока он и его отделение, пригнувшись, бежали по узкому переходу между второй и третей линией траншей.
  - Жалко паренька... - пыхтя, произнес бегущий позади него Джозу.
  - Заткнись и беги... - резко ответил сержант.
  Гервасио и без замечаний старого друга было тошно. Ему действительно было жалко того парня. Он сумел выжить в жуткой резне, которая превратила первую линию траншей в форменную бойню. Свежеватели при поддержке зомби-пехоты некромантов вырезали обороняющихся практически под чистую. Из пятиста бойцов первой линии выжили меньше десятка. И этот парень, выстоявший в схватке один на один со свежевателем, через пару минут умер от пули зомби просто потому, что заметил его самым первым и выстрелил.
  'Гребанная нежить!' - мысленно выругался сержант.
  Бежать в противогазе было жутко неудобно. Линзы сужали поле зрения и очень быстро пачкались из-за висевшей в воздухе пылевой взвеси. Постоянное протирание на ходу не сильно спасало. Воздух туго проходи фильтры, и кислорода постоянно не хватало. А тут еще они бежали, что было сил.
  Его отделение состояло из пяти солдат-автоматчиков. Сейчас они цепочкой двигались по узкому, едва в ширину человека, переходу между траншеями. Нужно было как можно быстрее выскочить из этой тесной крысоловки и присоединиться к обороняющимся на третей линии.
  Сверху пролетело еще несколько газовых снарядов, оставляя за собой характерный зеленоватый след.
  - Да сколько можно! - не выдержав, выругался Гервасио - Как они сами будут воевать в таком газовом облаке?!
  Приземлившись, снаряды негромко хлопнули и принялись извергать из себя ядовитый туман. Попадая на слизистые, этот газ превращался в кислоту и разъедал тело и, вдобавок, превращал в яд человеческую кровь.
  Бежавший позади всех солдат споткнулся и упал.
  - Сер, Лопе!
  Гервасио снова мысленно выругался и жестом приказал остановиться.
  - Лопе, хватит валяться! Подними свою задницу и беги!
  Но его подчиненный неожиданно выгнулся и издал булькающий крик.
  - Святая дева! - воскликнул сержант, подбегая к извивающемуся от боли солдату.
  Беглый осмотр показал, что шланг противогаза, идущий от фильтра к маске, порвался и пропустил ядовитый газ.
  - Все назад! - приказал сержант и достал пистолет из кобуры.
  Лопе умоляюще вцепился в его ногу, скребя ногтями по голенищу сапога от боли.
  Гервасио нагнулся и стянул с него противогаз. Лицо бедняги уже разъедало кислотой, текущей изо рта и глаз. Передернув затвор, он выстрелил Лопе в голову.
  Со стороны второй линии траншей раздалась серия взрывов и в воздух взлетело несколько сигнальных ракет. Это значило, что вражеская пехота уже вошла в переходы и двигалась к третей линии.
  - Сержант, пора уносить ноги! - прокричал Джозу.
  Гервасио кивнул и сигналом показал двигаться дальше. Их небольшой отряд снова бежал по тесному проходу.
  Неожиданно, ухо сержанта, бежавшего теперь замыкающим, уловило звук, от которого по его спине побежал холодок ужаса. Это были удары металлических конечностей по утоптанной земле.
  Их преследовал свежеватель...
  - Быстрей, быстрей! - рявкнул Гервасио, на ходу доставая гранату и вырывая предохранительное кольцо. Бросив гранату на несколько шагов перед собой, сержант изо всех сил припустился вперед.
  В пятнадцати метрах впереди виднелся выход из перехода. А топот свежевателя позади становился все ближе...
  Раздавшийся взрыв заставил Гервасио пролететь последние метры до траншеи первой линии. Он вылетел из перехода, как пробка от шампанского. Следом за ним, нелепо путаясь в конечностях, вылетел выброшенный взрывом свежеватель.
  Гервасио перекатился через плечо при приземлении и, игнорируя боль, схватил свой автомат, открывая огонь. Его подчиненные тут же поддержали своего командира. Тело монстра, уже основательно покалеченное взрывами, начало рвать на части плотным потоком пуль.
  Отстреляв магазин, сержант выхватил из подсумка новый, и пяткой магазина ударил по фиксатору, выбрасывая пустой и загоняя в паз новый. Рывком взведя затворную пружину, он вновь изготовился к стрельбе.
  Держа гротеское чудовище на прицеле, он жестом приказал одному из своих бойцов проверить монстра.
  Джозу, нервно сглотнув, и сжав покрепче автомат, мелкими шажками приблизился к телу, и пару раз его пнул. Свежеватель не подавал признаков жизни. Тогда он уперся в него ногой, и перевернул скрюченное тело на спину.
  Торс и голова творения некромантов были изрешечены пулями и порваны осколками гранаты. Маслянистая темная кровь сочилась буквально отовсюду, образуя мерзкую лужу под телом. Он однозначно больше не представлял опасности.
  - Твою-ж... - выдохнул сержант. Теперь, когда смерть миновала, он почувствовал, что тело жутко болит. Взрывом гранаты, который спас ему жизнь, его приложило о стенку и изрядно помяло. Похоже, что несколько костей были сломаны или, как минимум, треснуты.
  - Идут! Идут! - раздалось с разных сторон, и, вторя этому крику, линия траншеи расцвела огнями выстрелов.
  - К бою, занять позиции! - рявкнул Гервасио, пересиливая боль и поднимаясь на ноги. Нужно было превозмочь боль, или потом может и не наступить...
  Отделение автоматчиков растянулось вдоль траншеи. Сержант выглянул над бруствером, и увидел в свете прожекторов наступавшего врага. Фигуры идущих прямо солдат, без сомнения, были нежитью. Ну не могли люди так прямо идти под плотным огнем. А вот сгорбившиеся силуэты, перебегающие от укрытия к укрытию, похоже, были солдатами Прейбена. Позади них можно было различить преодолевающие траншеи танки.
  - Огонь!
  Вспышки выстрелов скрыли от Гервасио фигуры противников. Автомат в руках задергался, но он привычными движениями удерживал его.
  Гервасио отчетливо видел, что попал. Даже на расстоянии сотни метров, в свете прожекторов, он видел, как пули вгрызлись в сталь и плоть, выбивая искры и фонтаны разорванных тканей. Но вражеский солдат лишь несколько раз дернулся и продолжил идти вперед. Как в фильме ужасов, он поднял свою винтовку, и прицелился. Хлопнуло несколько вспышек, и землю рядом с сержантом вскопали пули.
  'Полуавтоматическая...'- рассеянно подумал Гервасио. А затем пришло осознание того, что враг не умер. Он попал, точно попал несколько раз. А вражеский солдат продолжал идти на него и стрелять. Выстрелы ложились все ближе.
  - Сдохни, тварь! - заорал сержант, неистово надавив на спусковой крючок.
  Автомат принялся извергать из себя свинцовый поток, бешено дергаясь в руках. Гервасио давил на курок до тех пор, пока не иссяк магазин и не раздался сухой щелчок.
  - Сдохни, сдохни!
  Сержант почувствовал, как что-то схватило его сзади и утащило в траншею. Он панически замахал руками, и схватился за нож. Резкий удар в лицо отбросил голову назад.
  Гервасио обнаружил, что он лежит на земле, а его подчиненные держат ему руки и ноги.
  - Сержант, приди в себя! - рявкнул Джозу, отвесив ему пощечину.
  Рука с оружием разжалась, и нож выскользнул на землю.
  - Я в норме... - выдохнул Гервасио, глубоко вздыхая и сплевывая сгусток крови - Эта тварь сдохла?
  - Какая тварь? - не понял Джозу.
  - Да, сержант, вы его пристрелили. И потом еще долго палили в пустоту. - ответил один из его бойцов.
  Гервасио уставился в небо. Какой позор, его поглотила паника прямо на глазах у его солдат. Чертова нежить.
  Взгляд сержанта уцепился за сигнальную ракету, которая взлетела над крепостью и взорвалась желтой вспышкой. Сигнал к отступлению? Уже? Они ведь только начали бой за третью линию...
  - Похоже, пора валить. - произнес Джозу, тоже смотря в сторону угасающей вспышки.
  Гервасио поднял с земли свой автомат и сменил пустой магазин. Он только собрался отдать приказ двигаться за ним, как увидел бегущих в его сторону пехотинцев. Он безошибочно узнал своих. Желтоватая форма, зеленая кираса с наплечниками, такого же цвета шлем со сплошным дырчатым забралом, винтовки и щиты с заостренным концом внизу, чтобы можно было воткнуть его в землю. Но ведь сигнал только отдали... Они не могли уже отходить. И почему так неорганизованно?
  - Бегите! - проорал один из отступающих.
  И тут Гервасио увидел, что последние из бегущих держат щиты наготове, как будто им в спину собираются стрелять.
  - Враг здесь, к бою! - рявкнул сержант, срывая с пояса гранату. Вырвав чеку, он метнул смертельный подарок в сторону врага.
  - Граната!
  Пехотинцы все поняли и припустились, что есть сил. Последовавший за этом взрыв подкинул в воздух несколько тел.
  Неожиданно над бруствером, который они защищали пару минут назад, возникли вражеские солдаты. Гервасио вскинул автомат и выпустил очередь веером, надеясь не столько попасть в противника, сколько заставить его спрятаться, чтобы дать другим время приготовиться к бою.
  Истошный крик, переходящий в бульканье, подсказал, что в кого-то он все же попал. Несколько голов спрятались, как и планировал сержант. Но трое врагов даже не среагировали. Поднявшись во весь рост, они принялись методично стрелять по бегущим в траншее себарийцам. Гервасио узнал в них тех самых перебинтованных солдат нежити.
  Они успели убить пятерых прежде, чем автоматные очереди изрешетили их, отбросив искалеченные тела обратно за бруствер. В ответ на это к ним в траншею залетело несколько гранат.
  - Взрыв! - проорал сержант, падая и вжимаясь в землю.
  Дальше было ощущение, что его ударило тяжеленным воздушным прессом. Гервасио почувствовал, что теряет сознание.
  Когда сержант пришел в себя и сумел поднять голову, то обнаружил, что большую часть из отступавших накрыло взрывом. В живых осталось всего человек десять, считая его отделение, которое каким-то чудом пережило взрывы без потерь. А ведь отступало куда как больше. Вся пятиметровая ширина траншеи была завалена телами убитых, раненных и контуженных.
  - Встаем! - заорал он. А затем нащупал автомат, стиснул зубы и рывком поднялся с земли.
  Достав из подсумка новый магазин, сержант отработанным движением перезарядил оружие и приготовился стрелять.
  В траншею через бруствер запрыгнуло несколько солдат. Серые шинели, эмблема креста на нашивках и касках. Прейбенцы.
  Гервесио навел на них оружие и начал стрелять. Поток пуль скосил половину прейбенцов, а вторая достаточно быстро сориентировалась, и навела на него стволы автоматов и винтовок.
  Грохнуло несколько винтовочных выстрелов и раскатисто застрекотали автоматы. Оставшиеся прейбенцы присоединились к своим павшим товарищам.
  - Во имя Святой девы, сержант, давай убираться отсюда! - прокричал Джозу, подбегая к нему и на ходу перезаряжая оружие.
  Гервасио согласно кивнул и похлопал своего друга по плечу.
  Раздался громкий выстрел. Среди звуков боя он расслышал его особенно четко.
  Гервасио взглянул на Джозу, который удивленно смотрел на него единственным уцелевшим глазом. Второй исчез вместе с половиной головы. Еще один громкий выстрел попал его другу в плечо, оторвав руку.
  Удивленно повернувшись в сторону звука выстрела, сержант увидел, как среди нападавших на них солдат прейбена стоял закованный в прочные латы рыцарь. В руках он держал длинноствольную винтовку. Револьверный барабан был огромных размеров и, очевидно, вмещал чудовищные по силе патроны. Их убийственную мощь Гервасио лицезрел всего мгновение назад. Под стволом был приточен длинный клинок, служивший одновременно и штыком, и мечем.
  Рыцарь перевел свое оружие на пехотинца, укрывшегося за противопульным щитом. Грохнул еще один выстрел, и пуля пробила насквозь и щит, и прятавшегося за ним солдата.
  Задыхаясь от ярости, Гервасио направил свой автомат и с силой надавил на спуск. Длинная очередь ударила в рыцаря. С такого расстояния сержант, будучи опытным стрелком, положил весь магазин точно в цель.
  Но это не дало никакого эффекта. Пули бесполезно застучали по латам, выбивая искры. Но ни одна из них не смогла пробить прочный металл. Рыцарь посмотрел на сержанта, и перевел длинный ствол на него.
  Удар в тело отбросил его в сторону одновременно с выстрелом. Лицо Гервасио забрызгало кровью. Солдат, оттолкнувший его с линии огня, был одним из автоматчиков его отделения. Сейчас он лежал рядом со своим командиром, с огромной зияющей раной в груди.
  Гервасио вскочил на ноги, пытаясь уйти от следующего выстрела, и одновременно перезарядить оружие. Тяжелая пуля ударила его в плече по касательной, в дребезги разнеся наплечник и оставив большую рваную рану. Одновременно с этим винтовочная пуля пробила ему левое бедро навылет.
  Сержант упал на землю и тут же перекатился на спину. Силясь сменить магазин, он упорно отказывался сдаваться и намерен был биться до конца.
  Пятка нового магазина ударила в фиксатор, высвобождая пустой короб. Старый магазин вылетел из паза приемника. Но нервозность взяла свое, и новый магазин встал в паз кривовато отказывался доходить до конца.
  - Дерьмо! - выругался он, приготовившись умереть.
  Боковое зрение уловило движение со стороны замка. В траншею запрыгнул силуэт, и приземлился рядом с прейбенским рыцарем. Взмах, и сверкающая дуга рассекла бронированное тело на две части, как будто это был ломтик бекона. Следующий взмах отправил в оставшихся противников еще одну дугу. Магический заряд прошелся по наступавшим, как гигантская коса, с одинаковой легкостью рассекая и прейбенцев, и их союзников нежить.
  Сквозь туман, застилавший глаза от боли и потери крови, Гервасио сумел различить длинные светлые волосы, волной торчащие из-под шлема. А огромный двуручный меч за спиной лишь усилил знакомый образ. Это была Абигайл - капитан рыцарского отряда, входившего в гарнизон крепости. Один из двух боевых магов оборонявшихся.
  - Выживших в лазарет! - распорядилась она - А этого, и его людей, к рыцарским медикам.
  С этими словами рука в латной перчатке указала на него.
  - Отходим в крепость, немедленно! Наша работа здесь закончена! Подай сигнал общего отступления!
  Гервасио почувствовал, как сильные руки поднимают его и кладут на носилки. После этого силы покинули сержанта и он провалился в забытие.
  
  
  Ямия с улыбкой наблюдала за происходящим. Как и говорил Даин, событие разворачивались весьма интересно. Старый дварф очень точно предсказал, как будет происходить бой, сильные и слабые стороны противников. Синоби почувствовала, как растет ее любопытство.
  'А теперь пора бы посмотреть на сражение внутри крепости. Господин особенно сильно хочет знать, что будет происходить именно в эту фазу боя' - подумала она.
  Губы девушки под темной кожей маски, скрывавшей нижнюю половину лица, растянулись в хищной улыбке. Облизнув их, синоби сделал жест рукой, как будто накидывая мантию. На нее опустилась тень, сделав тело едва различимым в темноте ночи.
  Собравшись, Ямия резко прыгнула. Пролетев пару десятков метров, она приземлилась и быстро устремилась к крепости. Ее движения были легкими, стремительными и сильными. Она бежала, низко пригнувшись и наклонив тело вперед, напоминая летящую стрелу. Каждый шаг был выверен и точен, ни единого неверного движения. Бесшумно и молниеносно, они преодолевала расстояние, разделявшее ее и крепость, оставляя за собой лишь легкие, неразличимые в ночи, следы и едва заметное колыхание растений.
  Чем ближе синоби приближалась к крепости, тем сильней становился шум битвы и все четче различался запах смерти. Держась тени, девушка подобралась вплотную к стене, и, осмотревшись, приготовилась карабкаться вверх. Однако, стоило ей поднять голову, как ее взгляд остановился на свежевателе, который, как гигантский паук, цеплялся своими конечностями за каменную поверхность стены, намереваясь попасть в крепость тем-же путем, что и она.
  'Он может мне помешать' - подумала Ямия - 'И если я выберу другой участок, то потеряю время. При этом, возможно, натолкнусь на такую-же помеху'.
  Прикинув расстояние до свежевателя, синоби подготовила когтистые перчатки для карабканья наверх, и проверила два устройства, расположенные на внешней стороне кожаных наручей. За спиной у нее висел длинный прямой меч в темных матовых ножнах.
  Подобравшись, девушка подпрыгнула вверх на добрых пару метров, а затем оттолкнулась от стены, продляя свой полет. Свежеватель над ней продолжал карабкаться. Их разделяло еще примерно метров пять, и нежить преодолела уже треть высоты стены.
  Ямия выбросила вперед руку. С негромким хлопком и едва различимым газовым облаком, из наручи вылетел небольшой гарпун, за которым тянулся тонкий, но прочный шнур. Стальной клин гарпуна ударил точно в стык между камнями, дав надежную опору. Синоби схватилась за шнур, рывком подбрасывая себя наверх, и тут же выстрелила следующим гарпуном.
  Свежеватель над ней продолжал ползти вверх, не замечая ее. Все звуки, издаваемые синоби, полностью съедались шумом битвы, а ее хладнокровие не давало творению некромантов почувствовать жажду убийства.
  Совершив новый рывок, Ямия дождалась момента, когда она зависнет в полете, и быстро прицелилась. Гарпун с хлопком ушел вверх, устремившись к нежити над ее головой.
  Свежеватель вонзил стальные когти в стыки между камнями, и стал подтягиваться. Его зеленые глаза, полные потустороннего тумана того же цвета, неотрывно следили за краем парапета, где скрывалась его жертва. Саберийский снайпер, который там засел, даже не подозревал о приближающейся опасности, высматривая себе жертву.
  В это мгновение наконечник гарпуна пробил подбородок свежевателя, и застрял в основании черепа. Нежить хотела издать возмущенный вопль, но перебитая гортань не дала ему такой возможности. Шнурок, тянущийся за гарпуном, натянулся, оттягивая голову чудовища назад.
  Подлетев на уровень свежевателя, Ямия когтистой перчаткой на левой руке впилась в его спину, а правой обмотала вокруг шеи нежити шнурок от гарпуна.
  Свежеватель, изгибаясь, взмахнул свободной рукой, силясь достать надоедливого человечка, который осмелился мешать ему. Но синоби, используя своего противника, как трамплин, подпрыгнула выше, и извернулась в воздухе, доставая из ножен свой меч.
  Взмах темного матового лезвия было практически невозможно увидеть среди скудного ночного света. Удар пришелся на сустав, легко отделив предплечье монстра от тела. Чудовище растерянно замахало целой рукой, которой до этого пыталась убрать девушку со своей спины, и, окончательно потеряв равновесие, полетело вниз.
  Ямия, всадив в стену меч, встала на него, как на жердь. Девушка дотронулась до наплечника, гарпун из которого торчал в свежевателе, и с обратной стороны вылетела еще одна стальная стрела, потянув за собой второй конец шнура.
  Как раз в этот момент шнурок полностью размотался и торчащий в стене гарпун принял на себя вес нежити. Шнур оказался на удивление прочным, и свежеватель, резко дернувшись, повис на этой импровизированной виселице. От силы удара, кости и внутренние крепления чудовища не выдержали. Со скрежетом и хрустом, едва различимым за шумом боя, хребет нежити принялся вырываться. Тело чудовища, под собственным весом, продолжило снижаться, тогда как голова и шея были плотно зафиксированы. Спустя пару мгновений этого жуткого аттракциона, на крепостной стене повисло жуткое тело. Длинные руки и ноги монстра свисли вниз, а позвоночник наполовину вышел из тела, превратив свежевателя в гротескного жирафа.
  Ямия улыбалась под маской, глядя на это весьма эффектное убийство. В голове девушки пронеслась мысль, что если бы она прикончила так какую ни будь знатную цель на публику, то эффект был бы просто оглушительным. Но... старый дварф никогда бы не позволил ей провернуть такое с нормальным живым существом.
  Перезарядив метательное устройство в наручи, синоби закрепилась на стене, извлекла из нее меч, и, спрятав оружие в ножны, бесшумно поползла вверх.
  Как только она достигла парапета, за которым прятался сабериец, то услышала его напряженное дыхание. Наверняка, он уже взял на мушку свою цель. Ямия подумала, что невежливо было бы отбирать у снайпера его выстрел. Она подождала, пока тот нажмет на курок, и рывком перекинула свое тело через парапет.
  Саберийский солдат сидел, скрючившись у бойницы, и даже не среагировал на ее появление.
  'Ужасно. Если бы Элиас только увидел этого... Занудного эльфа тут же удар хватил' - подумала девушка - 'Снайпер из экипажа 'Стального Странника' никогда бы не допустил такой оплошности'.
  Ямия достала кинжал и ударом окованного металлом затыльника вырубила незадачливого стрелка.
  Прикинув, что тому понадобиться не меньше пяти минут, чтобы прийти в себя после такого, синоби подошла к внутренней стороне парапета, и, окинув взглядом бой во дворе, принялась выбирать себе позицию для наблюдения.
  Выбрав себе слабоосвещенный угол стены, Ямия забралась туда и, всадив в стену пару гарпунов, заняла наблюдательную позицию, усевшись на них, как на насест. И сражавшимся во дворе крепости, и тем, кто был на крепостной стене, не интересно было смотреть в темный угол, где они, в лучшем случае, смогли бы рассмотреть сгусток темноты, коим казалась посторонним синоби, укрытая теневой вуалью.
  Расположившись таким образом, Ямия принялась с интересом наблюдать за боем. И ее ожидания оправдались, битва была жаркой и занятной. Пусть большинство ее участников и были обычными солдатами, но дрались с яростью и задором. А не которые особо выделялись. Внимание синоби привлекла девушка-рыцарь, из под шлема которой торчала довольно приличная золотистая шевелюра.
  
  Абигайл билась в самой гуще схватки. Ее доспехи были уже порядком потрепаны, а грудь тяжело вздымалась, но девушка продолжала двигаться и сражаться, как будто ей была неведома усталость.
  - Два взвода пехоты с противотанковыми гранатометами и гранатами отправить на стену! Пусть займут позицию над воротами и не высовываются, пока в крепость не начнут пробиваться вражеские танки! И отрядить им взвод автоматчиков для прикрытия! -прокричала она, указывая мечем на пехотного лейтенанта, который укрылся за баррикадой неподалеку.
  Тот тут же отсалютовал, и, скрючившись, чтобы не словить пулю, убежал выполнять приказ.
  По щиту ударило несколько пуль. Абигайл оглянулась, пытаясь вычислить источник огня. Стреляли со стороны ворот. В дыму и отблесках от горящего легкого танка обороняющихся она сумела разглядеть вражескую пехоту. Человек десять, они шли неровной цепочкой, периодически постреливая.
  Девушка перехватила болтающийся за спиной ручной пулемет, и, уперев цевье в специальный выступ на щите, прицелилась. Фигуры прейбенцев выглядели размытыми. Дым частично скрывал их, но блики от огня, прыгающие по каскам и кирасам, помогали ей довольно точно определить местоположение противника.
  'Дева, храни их командира, который заставляет так полировать снаряжение перед боем' - улыбнувшись, подумала она, нажимая на спусковой крючок.
  Пулемет задергался, выпуская поток пуль и вращая блок из четырех стволов. Система, применяющаяся в этом оружие, позволяла достигать поразительных показателей скорострельности. Но, правда, боекомплект буквально таял на глазах.
  Очередь прошлась по наступавшим, как коса. Семеро тут же упали замертво, остальные трое успели упасть навзничь, спася себе жизнь. Правда, не на долго.
  Абигайл выпрямилась и, продолжая прикрываться щитом и стрелять, стала надвигаться на залегших солдат, совершенно не обращая внимания на их ответный огонь. Пули из их винтовок огорченно высекали искры из ее лат и щита, не в силах пробиться через эту защиту.
  Рыцарь успела пристрелить двоих из них прежде, чем закончились патроны в магазине. Абигайл принялась хладнокровно перезаряжать оружие, не переставая надвигаться на врага.
  Залегший пехотинец не выдержал, и, с криками, постарался убежать. Девушка, не колеблясь ни секунды, выстрелила ему в спину.
  'Трус!' - подумала она, скорчив гримасу отвращения - 'Настоящий солдат должен драться до конца, или организованно отступать, а не поддаваться панике!'
  - Капитан! Они прорываются по центру! - раздалось за ее спиной.
  Абигайл с проклятьем посмотрела в сторону центра внутреннего двора. Там, среди останков баррикад и обломков мостовой, практически не осталось выживших. С десяток пехотинцев еще отстреливались, но их судьба была уже предрешена. На них наступала нежить, буквально поглощая огонь оборонявшихся, а позади линии живых трупов, прейбенская пехота организовывала огневые точки и подавляла огнем сопротивляющихся.
  - Проклятье! - выругалась девушка.
  Необходимо было дать нашей пехоте время на перегруппировку. Но как? Большая часть бронетехники, что находилась внутри стен форта, уже была уничтожена. У них оставалось три легких танка, спрятавшиеся за бруствером из камней и крутившие в разные стороны своими большими, по сравнению с корпусом, башнями, время от времени стреляя. Но на них не приходилось рассчитывать. Корпус имел противопульную броню, двигатель позади танка так же не был достаточно защищен. Единственное, что хоть как-то могло держать удар - гипертрофированная башня. Эти внешне смешные танки были предназначены для поддержки мобильных соединений, а не для прорыва, и стоит им лишь слегка высунуться за баррикады, как они тут же будут уничтожены. Еще осталась пара самоходок на этом же шасси, но от них толку еще меньше...
  'Выбора нет' - подумала она.
  - Рыцари Саберийской Империи! Встанем щитом, и дадим нашим собратьям время для организации обороны! - прокричала Абигайл, выпрямляясь во весь рост, и доставая из ножен на спине свой огромный двуручник - Я призываю вас выполнить свой долг, как воинов! Отбросим врага! Покажем им стойкость нашего духа и ярость нашего оружия!
  Меч над ее головой окутало голубое свечение, и по лезвию побежали разряды энергии. Противник тут же обратил на нее внимание, и вокруг засвистели пули. Но она не обращала на них внимание. Сейчас она должна была сплотить своих бойцов для решительного рывка.
  - Рассекай! - воскликнула девушка, взмахивая оружием.
  С длинного клинка стекла энергия и разрушительной дугой полетела в сторону врага, скашивая любого, кто оказывался на ее пути.
  - За Империю! Вперед! - закричали ее воины, бросаясь в атаку.
  Рыцари поднимались во весь рост, и атаковали, прикрывшись щитами и стреляя на ходу. Каждый был вооружен таким же пулеметом, как и она. Огненный шквал скашивал прейбенцев и нежить. Ошарашенные такой контратакой, они не могли оказать достойного сопротивления, и принялись лихорадочно отступать.
  Но, видимо, и у врага были достойные командиры. Они сумели организовать своих подчиненных и, используя прибывшее подкрепление, встретить рыцарей.
  Абигайл бежала вперед, стреляя на ходу. Ее щит и латы вибрировали от постоянных попаданий. С каждым шагом противник был все ближе, а вражеский огонь все плотней.
  'Еще немного! Еще немного!' - мысленно рычала капитан рыцарей.
  Каждый шаг отдавался гулким ударом сердца. Двадцать метров....
  'Да будет моя сила опорой!'
  Пятнадцать...
  'Да будет рука моя тверда!'
  Десять...
  'И поражу я врагов!'
  - Получите, скоты! - закричала она, перекидывая пулемет за спину и выхватывая меч. Тело девушки окутало сияния от переполнявшей ее магической энергии.
  С силой оттолкнувшись, она подлетела вверх на несколько метров и одним прыжком преодолела расстояние, отделявшее ее от первых рядов прейбенских солдат.
  - Стальная поступь! - закричала Абигайл, приземляясь.
  В момент касания, сила прошла по ее телу, от макушки и до пяток, а затем стекла в землю. Заклинание высвободилось, и ударная волна прошлась по земле, оглушая и опрокидывая прейбенскую пехоту.
  - Опрокинуть их!
  Большой меч в ее руке прочертил дугу сияющей стали, проделав просеку в рядах беспомощного противника. Девушка, ни мешкая ни секунды, бросилась в образовавшуюся брешь. Каждый удар полутораметрового меча снимал кровавую дань солдат королевства Прейбена.
  Рыцари за ее спиной врезались во все еще не пришедшую в себя пехоту, и принялись рубить направо и налево. В рыцари брали только людей, обладавших магическим потенциалом. Но назвать подчиненных Абигайл магами в полном смысле этого слова язык не поворачивался. Их магического потенциала хватало только на базовую укрепляющую и усиливающую магию, плюс пару простых заклинаний, не требующих мобилизации большого количества магической энергии - эфира. Но, рубиться и стрелять они умели отменно. Так что столкновение выведенных из строя заклинанием Абигайл пехотинцев и ее рыцарей превратилось в кровавую баню. В считанные мгновения от первых рядов наступавших остались только усеивающие мощенный булыжниками двор обрубки.
  Не выдержав, остальные прейбенцы в панике принялись отступать.
  - Вышвырните их за крепостные ворота! - скомандовала девушка, стряхивая с лезвия меча повисший на нем труп.
  Она позволила себе пару мгновений перевести дух, и осмотреться.
  Повсюду валялись тела павших. Благодаря Абигайл и ее подчиненным, которые сейчас добивали отступавших, по большей части это были трупы прейбенцев. В свете редких уцелевших ламп дворового освещения, перемешивавшегося с отблесками горящей техники и рассеянном дымом, тела казались гротескими созданиями, которые застыли в причудливой игре. По всему двору были разбросаны баррикады, сооруженные из противотанковых ежей, мешков с песком, булыжников и колючей проволоки. Задранные вверх стволы оружия, торчащие поверх мешков с песком, создавали впечатление, что практически все защитники крепости мертвы. Но люди просто переводили дух, пользуясь созданной для них усилиями рыцарей паузой.
  А в воздухе отчетливо пахло ужасом и смертью. Абигайл, не смотря на достаточно юный возраст, а ей еще не исполнилось даже двадцати трех лет, хорошо знала его. Этот запах включал в себя много ингредиентов: кровь, сера, человеческие испражнения и животный ужас.
  'Вот они, краски войны' - подумала командир рыцарей - 'Надо бы поярче раскрасить в них гребанных прейбенцев'.
  Но одна мысль не давала ей покоя. Снаружи нападавшие во всю использовали ядовитый газ, вытравливая саберийцев из окопов, будто они тараканы. И отраву они использовали весьма убойную. Скорее всего, производства некромантов. По крайней мере, на вооружении Прейбена и других соседних стран такой ядовитой дряни до сих пор не было. Но в крепости этот яд нападавшие не применяли. Это наталкивало ее только на один вывод.
  'Видимо, кто-то в крепости им позарез нужен живым. Но кто и зачем?' - подумала она.
  Ее внимание привлек шум со стороны ворот, где ее рыцари добивали отступавших. Сквозь клубы дыма и вспышки выстрелов она рассмотрела зеленоватое свечение, которое заставило ее пульс нервно участиться, хотя, казало бы, куда еще быстрее.
  'Неужели подошло подкрепление, и среди них нежить?'
  Размышлять было некогда.
  - Всем назад! - во всю мощь голосовых связок завопила Абигайл, убирая меч и доставая из-за спины ручной пулемет.
  Ее подчиненным даже команда была не нужна. Столкнувшись в воротах со свежими силами, горстка рыцарей принялась отступать. Сомкнув строй, они образовали стену щитов, дополнительно укрепив ее синхронным усиливающим заклинанием.
  Ощетинившись ручными пулеметами, рыцари принялись организованно отступать, яростно отстреливаясь. Десяток рыцарей держали удар рвущейся через ворота прейбенской армии. В этот момент Абигайл испытала гордость за своих подчиненных, и осознала свою грубейшую ошибку, как командира. Она отстала от своих подчиненных, и теперь они оказали лицом к лицу с превосходящим их противником, и без своего старшего офицера, которая могла поддержать их своей магией.
  'Проклятье! Как девка желторотая!' - выругалась она, делая срываясь с места.
  И это спасло ей жизнь. Удар возникшего позади свежевателя рассек воздух, не достав до ее спины каких-то пару сантиметров. Плащ девушки, атрибут рыцарства, разлетелся в клочья.
  - Гребанная тварь! - взревела Абигайл, разворачиваясь и выпуская из своего пулемета длиную очередь.
  Поток пуль ударил в тело творения некромантов и, прогрызя броню, превратил туловище нежити в фарш. Свежеватель на пару мгновений завис, и с сиплым звуком грохнулся на спину. Его конечности несколько раз дернулись и замерли.
  'Надо на всякий случай бошку ему снести' - подумала она, закидывая пулемет с пустым магазином за спину и доставая свой длинный меч.
  Видимо, Святая Дева благоволила ей сегодня. Абигайл развернулась и вскинула оружие для защиты чисто инстинктивно, даже не успев толком это осознать.
  Длинные когти ударили в лезвие меча, высекая искры. И огромная лапа тут же оттянулась назад, чтобы нанести новый удар.
  'Еще один! Да откуда вас столько? И что делают снайпера на стене?!' - подумала она, блокируя следующий замах, и тут же отражая удар другой руки.
  Ответ она получила достаточно быстро. Боковым зрением Абигайл заметила, как со стен в нескольких местах спускаются другие свежеватели.
  'Они забрались по внешней стене и вырезали наших стрелков!' - эта мысль буквально прострелила ей мозг, когда она отражала очередной удар.
  Свежеватель продолжал наседать, и девушка могла только защищаться. Удары нежити были настолько сильны, что, блокируя их клинком, приходилось держать меч двумя руками. А так-как тварь атаковала сразу обоими лапами, то шанса для ответного удара у нее просто не было.
  'Если бы я только заметила его чуть-чуть раньше...'
  Неожиданно до ее слуха донеслось грохотание огромных гусениц.
  'Тяжелый танк!' пронеслось в голове у девушки.
  Она отвлеклась всего на мгновение, но это чуть не стоило ей жизни. Когти просвистели в каких-то миллиметрах от ее головы. Абигайл лишь в последний момент сумела отвести удар своим клинком.
  Взмах, атака сверху. Рыцарь присела, принимая удар на меч.
  'Нужно сосредоточится, поймать ритм и контратаковать. Мне нужен всего один шанс!'
  Удар сбоку, в незащищенный корпус. Абигайл с силой напрягла мышцы рук, заставляя клинок острие клинка скользить по лезвиям когтей. Огромный меч, высекая снопы искр, высвободился и с силой ударил по летящей с боку лапе.
  'Вот оно!' - торжествующе мысленно воскликнула Абигайл, готовя заклятие Рассекающей Дуги.
  В это мгновение раздался громогласный выстрел. Тяжелый снаряд ударил в стену щитов ее рыцарей и раскидал тех в разные стороны, как поломанные игрушки.
  Абигайл в ужасе замерла, наблюдая, как закованные в латы тела летят по воздуху. Время как будто замерло.
  'Как так?' - пронесло у нее в голове - 'Почему так вышло? Почему мои люди погибли так внезапно? Рыцари не умирают! Рыцари должны побеждать! Почему?!'
  Боковым зрением она увидела, как торжествующе полыхнули затянутые зеленой дымкой глаза ее противника, и монстр нанес удар, который она уже никак не успевала остановить.
  'Я тоже умру? Но я хочу жить! Я не могу умереть тут и проиграть!'
  Когда бритвенно-острые когти почти достигли ее тела, чудовище неожиданно дернулось, и замерло. Не дожидаясь, когда ее прикончат, Абигайл взмахнула своих оружием, вложив в этот взмах всю свою силу.
  Меч ударил в область шеи и, без всякой магии, разрубил бронированную пластину на груди, и практически разрубил тварь на две части, застряв в области тазобедренного сустава.
  Девушке некогда было думать, что ее спасло. Клинок намертво засел в теле свежевателя. Свечение в глазах чудовища погасло, и оно осело, увлекая за собой эфес клинка. А позади уже надвигался еще один монстр.
  В этот момент 'Нашкафер' прейбенцев проползал через арку ворот. Огромная махина десантного танка практически протиснулась во двор, когда с верхней арки ударили противотанковые гранатометы. Это был тот самый отряд, который Абигайл отправила как раз на этот случай в засаду.
  Выстрелы под прямым углом вошли в крышу, легко пробив тонкую броню. Танк явно не был рассчитан на то, что его будут атаковать сверху. Снаряды гранатометов попали в двигатель и десантный отсек. Выплюнув из пробоин и технических отверстий сгустки пламени, танк дернулся, а затем замер, заблокировав въезд другой технике.
  Двери десантного отсека позади танка и с боков откинулись, и по ним принялись сбегать солдаты в штурмовом обмундировании. Некоторые из них были объяты пламенем. Выбегавших было не так много. Очевидно, взрыв выкосил большую часть десанта и экипажа.
  Следом за этим взрыв артиллерийского снаряда разнес большую часть надворотной арки, где сидели в засаде солдаты с гранатометами. Во все стороны полетели тела людей в саберийской униформе.
  'Даже не успели отпраздновать свою удачу...' - подумала Абигайл, сосредотачиваясь на своем новом противнике.
  Свежеватель стремительно надвигался на нее. Без меча, она могла только пристрелить нежить. Схватившись за перекинутый через плечо оружейный ремень, она сдернула со спины ручной пулемет, направила на свежевателя, и нажала на спусковой крючок. Раздавшийся сухой щелчок уведомил ее о том, что патронов в магазине нет.
  'Я же не перезарядилась...' - немного поздновато сообразила девушка.
  Позади нее с глухим шлепком упало тело саберийского солдата из того самого засадного отряда, как будто саркастически подмечая, что она скоро, скорее всего, присоединиться к ним.
  - Проклятье! - прорычала она, выставляя перед собой щит. Свежеватель на удивление проворно двигался, и почти моментально сократил дистанцию между ними.
  Приняв первый удар на щит, Абигайл тут же сделала шаг назад, уходя от второго замаха и стараясь сообразить, что же ей дальше делать.
  'Меч не достать! Пулемет в разгар рукопашной не перезарядить!' - размышляла она едва не паникуя.
  Еще один взмах пришелся на щит. Удар был тяжелым, и Абигайл подумала, что следующий может запросто сбить ее с ног.
  'Необходимо уклониться и восстановить защиту!'
  Следующий взмах пришелся на голову. Абигайл поднырнула под него и, понимая, что необходимо двигаться, она развернулась и кувырком через плечо ушла в сторону.
  В этот момент ей в глаза бросилось тело солдата, упавшего с арки над воротами. Рядом с ним лежал гранатомет. И он был заряжен!
  Абигайл что было сил рванулась к спасительному оружию! Едва не споткнувшись о вывернутый из мостовой булыжник, она схватила гранатомет и резко развернулась.
  Ноги в латных сапогах заскользили по мокрой от крови солдата мостовой. А свежеватель был прямо позади нее, буквально в трех - пяти шагах.
  Не задумываясь, девушка выстрелила, едва успев прицелиться. Противотанковая ракета с выхлопом искр вылетела из ствола оружия и ударила в грудь чудовища. Взрывной волной Абигайл отбросило назад и с силой впечатало в стену. От удара она отключилась.
  
  
  
  
  Генерал Луиза де Мендос сидела в штабе крепости и слушала доклад о состоянии дел. Правая рука покоилась на эфесе сабли, а легкое поглаживание гравировки этого эфеса говорило о том, что она нервничала. Копна серебристых волос наполовину скрывала лицо генерала с утонченными, но в тоже время жесткими чертами. Луиза была без сомнение красивой. Но эта красота была сравнима с изящным и смертоносным клинком. Де Мендос была одета в мундир бело-красных цветов. Фамильные цвета ее дома. Взгляд генерала застыл на сидевшей напротив молодой девушке.
  - Капитан Абигайл и ее отряд рыцарей смогли отбросить вражескую пехоту, занявшую половину внутреннего двора, обратно к воротам. Капитан лично возглавила контратаку. - докладывал лейтенант штабной службы. - Это дало нам возможность перегруппировать пехотные подразделения и заново организовать ранее подавленные огневые точки.
  - Абигайл, как всегда, слишком рвется в бой. - фыркнула генерал.
  - Она отличный воин, и хороший боевой маг. - заметил сидевший слева от Луизы майор.
  - В первую очередь она - командир. А девчонка слишком увлекается битвой, и порой забывает о своих обязанностях. Хотя тактические навыки у нее на высоте.
  Майор склонил голову в знак согласия.
  - Как проходит подготовка к отступлению из крепости? - обратилась она к лейтенанту.
  - В строгом соответствии с вашим планом, генерал. - ответил он - Техника в колонне практически готова. Сейчас загружаем боеприпасами танки сопровождения и готовим 'Робусто'.
  'Робусто' - единственный сверхтяжелый танк в крепости. Он был способен противостоять вражеским 'Нашкаферам' и 'Барросу'. Не говоря уже о другой технике. С точки зрения огневой мощи, он даже превосходил прейбенскую тяжелую технику, хоть и был более устаревшим по сравнению с ними.
  - Без 'Робусто' нам не отбиться от преследователей. Так что ждем его готовности и выдвигаемся. Передайте командующим воздушными кораблями, что по сигналу они должны уничтожить или хотя бы вывести из строя 'Кронхаммер'. Иначе вся затея с отступлением обречена.
  - Слушаюсь, госпожа! - ответил лейтенант.
  - Так-же необходимо организовать безопасные пути отхода для оставшегося личного состава крепости. И начните грузить раненных.
  - Слушаюсь!
  Козырнув, лейтенант пулей вылетел из штаба. В помещении остались только генерал, майор, молодая девушка и закованный в тяжелые латы рыцарь, который за все время не проронил ни слова.
  - Госпожа де Мендос, как вы считаете, почему фон Зерс напал именно сегодня? Может ли это быть совпадением?
  Луиза продолжала изучать взглядом молодую девушку. Невысокая и стройная, с приятными и женственными чертами лица, она обладала красивыми пшеничными волосами, свободно ниспадающими по плечам, и стройной, немного детской фигурой. Ее однозначно можно было бы принять за подростка, если бы не крайне серьезные и сосредоточенные глаза, выдававшие поразительные способности ее сознания. Перед Луизой сидела Мэйт де Лаури, молодой маг, которому прочили мировую известность. А еще, Мэйт обладала одной особенностью, о которой знали немногие. Она была Воплощением Порядка. Магом, чья энергия эфира воплощала абсолютную доктрину этой школы.
  - Что думаешь, Джерардо. - обратилась она к рыцарю.
  - Зерс однозначно здесь из-за Мэйт. Она приехала всего на один день, лично к вам и в строжайшей тайне. И он тут же атаковал. Таких совпадений не бывает. - голос рыцаря под шлемом звучал гулко.
  - Осталось только понять, откуда этот склизкий прейбенец раздобыл информацию. - согласно кивая, произнесла Луиза.
  - Неужели королевству Прейбен так необходим пусть даже и очень сильный, но всего один маг? - удивился майор.
  - Мне кажется, это как-то связано с особенностью юной де Лаури. Но я не знаю, как. Тем не менее, мы не можем отдать ее фон Зерсу и прейбенцам.
  - Насколько же важна Воплощение Порядка, если Прейбен развязал с нами войну из-за нее? - не унимался майор.
  - Сомневаюсь, что Бисмор, король Прейбена, объявил бы войну нашей империи из-за одного мага. Однозначно, он рассчитывает на успех кампании и новые завоевания. Но связано ли это с Мэйт? Не пониманию...
  Неожиданно в дверь вломился запыхавшийся штабной лейтенант. Судя по его круглым глазам и выражению лица, случилось что-то очень плохое.
  Луиза окинула взглядом убранство штаба прежде, чем задать вопрос, ответ на который не очень хотела слышать. Помещение штаба было действительно роскошным. Диваны и кресла, обитые мягкой кожей. Мрамор и красное дерево, как символы фамильных цветов дома де Мендос. В одной из стен был камин, над которым висело огромное полотно с изображением ее отца, графа Жозе де Мендоса, волевого и властного мужчины, правой руки нынешнего императора.
  - Докладывай.
  - Беда, госпожа генерал! Капитан Абигайл повержена! Рыцарский отряд уничтожен! Враг практически захватил внутренний двор! И здесь лично Адалрик фон Зест со свитой!
  'Проклятье!' - мысленно выругалась Луиза. Адалрик пришел за своей добычей. И разбираться с ним будет целой морокой. Когда Луиза последний раз видела его в гостях при дворе императора, он был весьма преуспевающим магом. И, вдобавок, если он со свитой, то с ним как минимум один отряд рыцарей. Еще и некроманты...
  - Срочно уходим! - приказала генерал. Кожа кресла заскрипела, когда она резким движением поднялась на ноги.
  - Но подготовка к отступлению еще не окончена! - воскликнул майор.
  - Заткнись! - прорычала Луиза, буквально пригвоздив взглядом майора к полу.
  Тот побледнел и предпочел не спорить с генералом, когда она в гневе.
  - Ты! - ее палец указал на штабного лейтенанта - Насколько глубоко в крепость проникли враги?
  - Ааа... не могу знать, госпожа генерал... - растерянно ответил он.
  - Почему?! - еле сдерживая гнев, спросила она - Вы не владеете информацией о ходе боя?!
  - Н-н-нет... Связь с частью подразделений потеряна... Бои идут хаотично по всей крепости... Мы не можем оценить масштабы их продвижения внутри замка....
  'Должно быть, они отлично осведомлены о внутреннем устройстве крепости.' - подумала Луиза - 'Скорее всего, у нас завелся шпион, который передал противнику планы крепости, и расположение боевых постов. Это объясняет успешность их атаки и скорость продвижения. Значит, времени у нас мало.'
  По коридору, ведущему к штабу, разнеслись звуки выстрелов, за которыми последовал грохот нескольких взрывов. Затем послышался топот армейской обуви по каменному полу. В проеме открытой двери показались пробегавшие мимо солдаты. Пехотинцы с винтовками и щитами, автоматчики и боевой расчет, тащивший пулемет и коробки с патронами.
  Генерал быстро выскочила из помещения штаба, едва не сбив с ног штабного лейтенанта.
  - Где офицер?! - рявкнула она пробегающим солдатам - Кто командует подразделением?!
  От пробегавших отделился человек в экипировке пехоты. На нагрудной кирасе и шлеме были видны сержантские знаки различия.
  - Сержант Гарсиа, госпожа! - отсалютовав и подняв забрало шлема, представился он.
  За забралом оказалось лицо мужчины средних лет. На вид лет тридцати - тридцати пяти. Он был перемазан в копоти и оружейной гари. На лбу под шлемом можно было различить перепачканные кровью бинты.
  - Где старший офицер?
  - Капитан Дельгадо убит! Его зам, старший лейтенант Жименес, так же мертв! Остальные офицеры либо пропали без вести, либо дезертировали! - доложил сержант.
  - Как такое возможно? - недоуменно спросила Луиза.
  - По всему замку рыскают некромантские чудовища. Они нападают на офицерский состав и небольшие группы солдат, вырезая всех, до кого могут добраться.
  - Чудовища?
  - Свежеватели. Здоровенная механизированная нежить, с когтистыми лапами.
  От злости де Мендос прикусила губу. Эти ублюдки хозяйничали в ее замке, как в своем доме.
  - Понятно. Куда вы направляетесь?
  - Мы собрали людей из числа пехоты, сумевшей отступить из внутреннего двора. Враг сейчас пробил наши заслоны, стоявшие на проходе, ведущем сюда. Мы хотим сформировать новую линию обороны. Госпожа, прошу вас, покиньте штаб. Мы не уверены, что сможем их задержать. Противник во всю использует штурмовиков и гренадеров. А еще рыцари с ружьями, пробивающими нашу броню, как бумагу, и нежить...
  'Рыцари... Значит Адалрик направляется прямиком сюда' - подумала она.
  - Я выделю вам взвод автоматчиков для сопровождения. А мы тем временем задержим их, насколько сможем. - продолжал говорить сержант, поглядывая в сторону коридора, где его люди складывали импровизированные баррикады.
  Пехота сформировала первую линию защиты. Солдаты сидели за нагромождениями всевозможного мусора и мебели, уперев винтовки в выставленные перед собой щиты. Позади них расположились, рассредоточившись, автоматчики и развернутый расчетом пулемет.
  - Не нужно тратить силы на мою охрану, сержант. - отмахнулась от предложенной помощи Луиза - Постарайтесь задержать их минут на десять, после чего отступайте к подземному техническому ангару. Точка сбора для отступления там.
  - Слушаюсь, госпожа! - отсалютовал ей сержант. Было видно, что он почувствовал явное облегчение, когда она отказалась от предложенной помощи. Все же, взвод бойцов с автоматическим оружием существенно повышал их шансы на выживание и успешное отступление. И, тем не менее, он готов был поставить свою жизнь под удар, чтобы обеспечить ее безопасность. Такая преданность дорого стоила. Или же это была глупость?
  Все же, больше всего в своих людях де Мендос ценила преданность делу и стремления к достижению цели.
  - Гарсиа! - окликнула она сержанта, который уже направлялся к своим людям.
  - Слушаю вас, госпожа генерал! - тут же ответил он, развернувшись.
  - Выполните задачу, и выживете. Вы, и ваши люди, по достоинству оцените то, как я вознаграждаю своих достойных солдат.
  Развернусь, Луиза посмотрела на коридор, вдоль стен которого висели гобелены с изображением подвигов семьи де Мендос, и портреты самых известных представителей фамилии.
  Она очень гордилась тем, что по достижению шестнадцатилетия, сразу после выпуска из военной академии, получила назначение в эту крепость. Сначала в качестве первого заместителя коменданта и главу магического департамента крепости, а затем, спустя всего два года, она получила назначение на должность командира крепости. В скорости за этим последовало и повышение. В свои двадцать четыре Луиза была генералом. И пусть злые языки за спиной говорили, что этот стремительный карьерный взлет был обеспечен огромным влиянием де Мендосов среди военных, но она то знала, что это не так.
  'Маг Клинков'. Так ее прозвали в Высшей Военной Академии Магии при императорском дворе. Она была не только лучшей в своем выпуске, но и одним из сильнейших боевых магов в имперской армии. А служба на границе с вечно амбициозным королевством Прейбен позволило ей быстро получить боевой опыт. Да, она была сильна, умна, талантлива и успешна.
  'И...' - лицо Луизы исказилось от гнева - '... сейчас этот ублюдок фон Зест пытается загнать меня в угол в моей же крепости!'
  Будь ее воля, она сейчас же оправилась на встречу с Адалриком и стерла бы его в порошок. По крайней мере, она бы попыталась это сделать...
  Но сейчас Адалрик идет сюда с поддержкой в виде некромантов и рыцарей. А ее рыцарский отряд разбит и, похоже, уничтожен. Войска, обороняющие крепость, понесли большие потери и истощены. Сейчас она должна думать не о своей уязвленной гордости, а о том, чтобы сохранить как можно больше жизней своих подчиненных и хоть какую-то боеспособность.
  На главном торговом тракте, который охраняла ее крепость, располагался город Сидад-де-Виелафорджа. До него было порядка ста километров. С раненными и боевой техникой, за пол дня можно добраться. Если будут сильно наседать на хвост, то за день.
  - Майор Жименес!
  Из дверей штаба тут же выскочил среднего роста, подтянутый майор с длинными усами, тронутыми сединой.
  - Слушаю, госпожа де Мендес! - вытянувшись по стойке смирно, отчеканил он.
  - Бегом к точке сбора. Поторопите всех. Максимум через десять... нет, через семь минут, все должны быть готовы к отправлению.
  Майор вопросительно посмотрел на нее.
  - Что-то не так, Эссуа? - со сталью в голосе поинтересовалась она у офицера.
  - Но, госпожа генерал, это невозможно. - как можно спокойней ответил он - На подготовку 'Робусто' нужно еще не менее получаса, вы и сами это прекрасно знаете. Не говоря уже о том, что я только до подземного ангара буду добираться не меньше тех самых пяти минут. К тому-же, вы же слышали слова того сержанта. По крепости рыскают свежеватели. Я могу элементарно не добраться до места назначения живым.
  - Пресвятая Дева! Жименес! Ты офицер! Майор! Так веди себя соответствующе! Или я тебя сама прирежу!
  На последних словах ладонь Луизы угрожающе легла на эфес сабли.
  - Вы не посмеете, генерал! Я офицер командного состава! - возмущенно закричал в ответ.
  'Как же меня достала эта тряпка...' - мысленно вздохнула генерал, борясь с искушением немедленно привести свою угрозу в исполнение.
  - Вот именно, майор! Ты офицер моего командного состава! И отказываешься выполнять мой приказ!
  Эссуа тут же стух, понимая, что у него действительно нет другого выбора, кроме как подчиниться.
  - Генерал, позвольте мне хотя бы то экипироваться. - склонив голову, ответил офицер. Луизе в глаза бросилась седина, и залысинка в области макушки, когда он снял фуражку.
  'Все же, эта заварушка явно ему не по годам. Но что поделать, старый Эссуа, мы все должны выложиться на сто процентов и даже больше, чтобы выжить и отплатить прейбенским подонкам' - пронеслось у нее в голове.
  Де Мендос кивнула в знак согласия, и Жименес вернулся в кабинет, подошел к оружейному шкафу, и, открыв его, принялся экипироваться. Его действия были спокойными и уверенными, все же он много лет провел на военной службе. Накинув кирасу, он быстро приладил наплечники. В отличии от пехотной брони, где наплечники кирасы представляли собой просто пластины, идущие внахлест, здесь это была полноценная отдельная деталь. Затем, надев наручи и поножи, он снял с креплений свое личное оружие - полуавтоматическую винтовку под увеличенный винтовочный патрон. Поговаривали, что раньше, когда он служил при предыдущем командире, и оба были ощутимо моложе, он слыл отличным стрелком. И винтовку эту ему лично презентовал старый генерал.
  Последним был шлем, к которому прилагалась стальная маска со встроенным противогазом.
  - Эссуа, они же не используют газы в крепости. - напомнила она ему.
  - Это пока она их не используют. А когда начнут, будет поздно искать противогаз. - мудро заметил майор.
  
  Когда Жименес скрылся за поворотом коридора, ведущего в заднюю часть крепости, Луиза, Джерардо и Мэйт так-же собрались и направились следом. Первым шел Джерардо. Его мощная рыцарская броня могла выдержать любой сюрприз, который враг мог для них приготовить. Следом за ним шла Мэйт, а замыкала небольшой отряд Луиза.
  Их шаги эхом разносились по коридору, перемешиваясь со звуками выстрелов и взрывов. Тени, отбрасываемые керосиновыми лампами, плясали по стенам, превращая каменные проходы в мрачный театр.
  Генерал шла позади девушки-мага, которую называли Воплощением Порядка, и размышляла, пытаясь разобраться, на сколько же ценным может быть данный подросток, если Адалрик пытается забрать ее силой из крепости, не считаясь с возможными последствиями.
  - Мэйт. - окликнула она девушку.
  - Вы что-то хотели, госпожа де Мендес?
  - Зачем ты прибыла в крепость? Ты ведь так и не рассказала о цели своего визита.
  Идущая перед ней девушка немного замялась, но затем ответила достаточно жестким голосом.
  - Госпожа де Мендес, вас ведь уведомили, что цель моего визита является секретом.
  Это было правдой. Незадолго до ее приезда к ней наведался агент Академии Магии, и передал послание, в котором говорилось о приезде Мэйт и о том, что цель ее визита строго засекречена. Ей поручалось просто обеспечить безопасность ее пребывания в крепости и не чинить никаких препятствий для исполнения порученной девушке миссии, не вдаваясь в подробности. Но обстоятельства изменились, и чтобы действовать дальше, ей нужно было больше информации.
  - Все поменялось, Мэйт. Мою крепость атаковали, и за тобой охотиться лично вражеский командующий. Судя по тому, что происходит, он очень заинтересован в том, чтобы получить тебя живой и максимально невредимой. Иначе травил бы нас газами, как насекомых.
  Девушка лишь молча опустила голову в ответ, не проронив ни слова.
  - Мэйт, мне нужна информация. Ты и твоя миссия под угрозой. Помоги нам, чтобы мы могли помочь тебе. - не отступала Луиза.
  - Госпожа. - вмешался в разговор Джерардо - Нет смысла давить на нее. Если госпожа де Лаури посчитает нужным, он сама расскажет все.
  Луизе пришлось прислушаться к словам своего телохранителя, и, успокоить бушевавшее в ней негодование, причиной которому являлось молчание Мэйт.
  - Все в порядке. - неожиданно заговорила юный маг - Действительно, если вы будете в курсе происходящего, возможно, мне и удастся успешно завершить свою миссию. Но, к сожалению, я и сама не много знаю.
  Генерал внутренне возликовала. Еще бы, сейчас она поймет, что происходит, и сможет разобраться в творящейся здесь чертовщине.
  - Просто расскажи все по порядку. - едва сдерживаясь, произнесла она.
  Де Лаури на несколько мгновений задумалась. Они продолжали идти по коридорам и переходам замка, и гулкое эхо шагов все так-же чеканило их поступь. Единственное, что изменилось за это время - шум битвы как будто стал ближе.
  - Моя миссия связана с возведением меня в статус Воплощения Порядка. Когда ритуал показал, что магия избрала меня своим воплощением, Мудрецы-Хранители поведали мне многое из того, что связано с бытием Воплощения. Но их знания оказались неполными. И тогда они сказали, что мне необходимо встретиться с одной уважаемой личностью, который владеет недостающей информацией. И, в том числе, разъяснит, что может приключиться, если Воплощение попадет в знающие, но недобрые руки.
  - И этот человек находится в моей крепости? - недоверчиво уточнила Луиза. Еще бы, она знала практически каждого своего солдата. И никак не догадывалась, что среди них есть тот, к кому Мудрецы, хранители секретов магии Империи, могут обратиться за знанием и советом.
  - Это не человек. - поправила ее Мэйт - И он сейчас не в крепости. Он должен был прибыть сюда на этой неделе, но у нас не было точной даты.
  - Так почему бы не провести эту встречу в столице, где безопасно и враги максимально далеко? Зачем организовывать встречу в приграничной крепости?
  Де Лаури оглянулась через плечо и невесело улыбнулась.
  - К сожалению, его невозможно просто взять и вызвать в столицу. Нам удалось договориться о встрече здесь, поскольку эта крепость находится недалеко от проложенного им маршрута.
  'Проложенного им маршрута?' - мысленно спросила она сама себя. Она задумчиво принялась теребить эфес сабли, пытаясь вспомнить, откуда ей могло быть это знакомо.
  И тут Луиза вспомнила. Конечно! Пару дней назад к ней поступило прошение об остановке в крепости дварфийского торгового лендтрейна.
  - 'Стальной Странник'? - на всякий случай уточнила она. - Дварийский лендтрейн?
  - Да, именно! - обрадовалась девушка - Вы знаете, где он сейчас?!
  От возбуждения она аж подпрыгнула и подскочила к ней вплотную.
  - Понятия не имею. - ответила Луиза, отстранившись - Я отказала им в стоянке, и они благополучно убрались по своим делам. Не доверяю я нелюдям.
  - Как?! - воскликнула Мэйт.
  - Будте добры вести себя тише, госпожа де Лаури. - максимально вежливо обратился к ним Джерардо.
  - Вот именно. И вообще, что это такое? Почему я должна запускать дварфов себе в крепость? И, что это за дварф такой, которого не может пригласить к себе император? - произнесла Луиза.
  - Его зовут Даин Железоед. Он обладает настолько большим влиянием и авторитетом, что император не рискует общаться с ним в ультимативном порядке.
  - Это всего лишь дварф. - не выдержав, высказалась генерал - Я вот никогда не слышала о Даине Железоеде. Что в нем такого особенного?
  Лицо Мэйт приняло выражение, как у шаловливого ребенка.
  - Ну, например, паттерн воздушный кораблей класса 'Фуэрза Индискутибле' для Империи разработал именно он.
  - Че...! - воскликнула было Луиза, но вовремя себя одернула - Чего? 'Фуэрзу' спроектировал дварф?
  - Вообще, как мне сказали, у Даина более четырех тысяч патентов на паттерны вооружения. И в три раза больше - на технику в мирной индустрии. Ко всему прочему, он является почетным членом коллегии наблюдателей Высшей Военной Академии Магии.
  Генерала как током ударило. Не может быть дварф членом управления Академии! Это попросту невозможно!
  - Не верю! - рявкнула она излишне громко.
  - Да-да, можете не сомневаться. Вроде как, он принимал участие в создании основ для Заклинаний Клинка. Точно, вспомнила! Он спроектировал фундаментальные связи, сделавшие возможность использования данных заклинаний.
  От неожиданности, Луиза споткнулась, и едва не пропахала носом каменный пол. Заклинания Клинка?! Это же магия, в которой она преуспела больше всего, и которая обеспечила ей статус одного из самых перспективных боевых магов страны. И ее разработал дварф?!
  Некоторое время, они двигались в тишине, слушая звук своих шагов и эхо кипящих в крепости боев. Джерардо в принципе не вмешивался в разговор, предпочитая все свое внимание сосредоточить на поиске потенциальных угроз. Мэйт, видимо, решила дать госпоже генералу прийти в себя. А сама Луиза старалась осознать услышанное. Хотя это никак не ложилось на ее картину мира.
  'Дварфы, они ведь нелюди... Как нелюди могут создавать что-то более стоящее, чем самые блестящие человеческие умы Империи?! Отец всегда говорил, что нелюди во всех отношениях хуже людей, и что они достойны только одной роли - быть слугами и выполнять самую грязную работу за людей. Так почему же дварф...'
  Лихорадочный поток мыслей генерала был прерван отчаянным криком боли. Кричали явно впереди.
  Джерардо тут же приготовился к бою. Луиза, немедля ни секунды, выхватила саблю из ножен. Вокруг чуть загнутого клинка тут же заплясали огоньки магической энергии.
  - Вперед! - скомандовала она.
  Рыцарь послушно сорвался с места. Звук тяжелых латных ботинок эхом разнесся по коридору, перемешиваясь с цокотом каблуков самой Луизы. Мэйт теперь бежала позади.
  Пробежав по коридору, они завернули за угол и выскочили в небольшую комнату. К комнате примыкали еще два прохода. Одни вел дальше к точке эвакуации, а второй в наблюдательную башню.
  Вся комната была завалена телами солдат. Их было не меньше десятка. По большей части это были пехотинцы. Их тела были разрублены на части. Кто бы не наносил эти удары, сила у него была чудовищная. Судя по всему, неведомое оружие разрубало пехотные щиты вместе с их владельцами, облаченными в кирасы.
  Чтобы здесь не произошло, судя по всему, бой закончился.
  - Джерардо, охраняй нас. - приказала де Мендос.
  Рыцарь молча кивнул, и пошел проверять коридоры.
  - Мэйт, помоги мне найти живых.
  Девушка никак не прореагировала на ее слова. Она с ужасом смотрела на разрубленные тела. Ее лицо исказилось от безмерного ужаса, а в глазах промелькнуло паническое желание бросится бежать куда подальше от это кошмарной комнаты.
  Взгляд Мэйт опустился вниз, и она обнаружила, что стоит в луже крови. Луиза бросилась к ней и зажала ладонью рот, не дожидаясь, чтобы девушка разразилась паническим воплем.
  - Спокойно... - прошептала генерал, не убирая ладони от ее лица - Да, они мертвы. И ничего тебе не сделают. Но если ты будешь орать, то нас может постигнуть та же участь. Ради собственного благополучия, держи себя в руках.
  Девушка еще некоторое время бешено вращала глазами, но затем все же взяла себя в руки, и Луиза отпустила ее. Как только она развернулась, чтобы продолжить осматриваться, из коридора раздался звон ломающегося металла, и в комнату ввалилось ужасное монстрообразное тело. К человеческого размера туловищу крепились непропорционально длинные руки и ноги. Пальцы чудовища оканчивались длинными стальными когтями, и сам он напоминал сплав плоти и механизма.
  - Свежеватель! - выдохнула Луиза.
  Позади нее Мэйт не выдержала и завопила от страха. Де Лаури попятилась назад, намереваясь обратиться в паническое бегство. Луиза успела схватить ее и прижать к стене, снова зажав рот. На крик в комнату ввалился Джерардо, держа наготове меч.
  Увидев тело свежевателя, он опустил оружие и вопросительно посмотрел на генерала.
  - Понятия не имею. Он упал сюда уже мертвым. - ответила она.
  В глаза генерала бросился обломок клинка, торчащий между стальными ребрами монстра прямо в районе сердца. Обломок показался ей очень знакомым...
  Как будто в подтверждение ее слов, в комнату, в след за монстром, упало тело майора Жименеса. Он был весь изранен и держал в руках обломок своего оружия.
  - Генерал... - прохрипел майор.
  Луиза быстро наклонилась над старым офицером, чтобы помочь ему, но он был уже мертв. На его торсе можно было легко разглядеть восемь ужасных колотых ран, левая нога была отрублена чуть выше колена, а правая рука болталась на остатках мышц, практически отсеченная в районе предплечья.
  - Как он вообще смог победить, получив такие чудовищные раны? - вслух произнесла генерал, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - Это очевидно. Старик до последнего боролся за свою жизнь. - Джерардо почему-то решил, что вопрос адресован ему.
  Луизе в голову пришла мысль, что не отправь она майора вперед, он сейчас был бы жив. Покачав головой, она откинула назад волосы, перемазанной в крови рукой.
  'Сейчас глупо рассуждать, насколько я виновата в этой смерти. Необходимо выбираться отсюда' - решила она про себя.
  Беглый осмотр тел показал, что в живых из имперских солдат не осталось никого. Да ладно живых, в комнате было сложно найти более-менее целое тело. Трудно было даже представить, какой ужас они пережили перед своей смертью, наблюдая за тем, как их товарищей в прямом смысле разрубают на части.
  - Госпожа, необходимо быстрее двигаться к месту сбора. - поторопил ее рыцарь.
  Луиза кивнула и посмотрела на Мэйт. Лицо девушки приняло настолько зеленый оттенок, что ее можно было легко спутать с жертвой некромантии издалека. Действительно, пора было идти дальше. Еще пара минут в этой комнате, и де Лаури придется откачивать.
  Дальнейший путь обходился без приключений. Было слышно, что бои идут по всему замку, но на их пути ни разу не попалось ни одного неприятеля. Но, к ним прибилось несколько солдат и младших офицеров. В итоге, к развилке, за которой начинался идущий вниз коридор, они подошли группой из четырнадцати человек. С ними было несколько пехотинцев, которые, вместо с Джерардо, составляли авангард их отряда, трое офицеров и остатки взвода автоматчиков, которые замыкали их шествие. Лица под дырчатыми забралами шлемов этих ребят были наполнены решительностью. Было видно, что они прошли сегодня через множество кошмарных боев, но не утратили присутствия духа.
  Тем не менее, на развилке удача их покинула. Они уперлись в отряд из десятка перебинтованных зомби-пехотинцев. Прибившиеся к ним солдаты говорили, что экипировка этих зомби отлично держит пули из автоматов, да и сама эта нежить отличалась приличной живучестью.
  'Нужно быстро от них избавиться, не вступаю в затяжной бой' - подумала Луиза, и у нее моментально созрело решение.
  Твердым шагом она вышла, на ходу доставая саблю. Нежить тут же среагировала на их появление, вскинув оружия и беря ее на мушку.
  - Гордость мечника смешается с магическими ветрами, и обрушится на врагов! - быстро произнесла она заклинание - Шторм Миллиона Мечей!
  Первые вражеские выстрелы совпали с взмахом ее сабли, посылающим вперед заклинание.
  К вражескому отряду устремился резкий и сильный порыв ветра, в котором мелькали всполохи и металлические блики. Если присмотреться к ним, то можно было разглядеть, что эти всполохи дают еле различимые взгляду мечи, гонимые потоком магического ветра.
  Летящие в Луизу пули столкнулись с потоком клинков и, издав обиженный звон при ударе, бесполезно поотскакивали в разные стороны. А затем заклинание достигло врагов. Их буквально захлестнула волна ударов. Кирасы, шлемы и другие элементы защитной экипировки разлетались в разные стороны. Странная ткань, в которую они были перебинтованы и которая, по словам солдат, могла держать выстрел из пистолета, распадалась на части.
  В мгновение ока вражеский отряд был порублен и их останки вперемешку с кровью равномерно покрыли каменные стены и пол. Выход был свободен!
  - Браво, браво, Луиза!
  Из коридора, ведущего вниз, к их спасению, вышел самолично Адалрик фон Зест. Его окружала свита, состоящая из нескольких офицеров, некроманта в маске, похожей на клюв ворона и сделанной из материала, подозрительно напоминавшего кость, и отряда из десяти рыцарей. Они были одеты в массивные на вид латы, их шлемы напоминали вершины круглых сторожевых башен, а в руках все те-же револьверные винтовки с неприлично мощными патронами.
  - Ты так легко раскидала эту нежить. Я надеялся хоть немного наблюдать за твоими потугами убить их.
  Адалрик был среднего роста, светловолос, с голубыми глазами, правильными чертами лица и бледноватой кожей. Он был одет в черный строгий мундир высшего офицерского состава Королевства Прейбена. В одной руке он держал фуражку с блестящим черным козырьком, а в другой трость с резным навершием.
  - Подонок... - выдохнула Луиза. Солдаты за ее спиной напряглись и тут же изготовились к бою.
  - Надеюсь, ты не питаешь иллюзий относительно вашей способности пройти дальше, и просто сдашься без лишнего шума и кровопролития, как и полагается проигравшему главнокомандующему?
  Саберийские солдаты открыли огонь, не дожидаясь команды. Их выстрелы бесполезно застучали по латам стоящих впереди рыцарей. Самого Адалрика пули, казалось, просто избегали, боязливо разлетаясь в разные стороны.
  Фон Зест усмехнулся и взмахнул рукой, отдавая молчаливый приказ.
  Вперед выскочил Джерардо, выставляя перед собой щит.
  - Крепость! - завопил он, оканчивая заклинание, которое, должно быть, держал в уме.
  Большинство выпущенных прейбенскими рыцарями пуль отскочило от магического барьера, возникшего из щита Джерардо. Но несколько все-таки достигли своей цели. Два автоматчика и один пехотинец упали замертво. На их телах виднелись огромные сквозные раны.
  - Оу, так твой телохранитель тоже маг... - немного удивленно произнес Адалрик, а некромант рядом с ним сделал жест рукой.
  
  
  Ямия наблюдала за происходящим из бокового коридора, прячась в тени массивной колонны. Судя по всему, ее пока никто не обнаружил. Позади нее все пространство коридора было завалено телами солдат Прейбена, и их союзной нежити. По позам можно было легко понять, что умершие даже не успели понять, откуда их атаковали.
  'Интересно, придется ли мне вмешиваться?' - подумала она.
  В принципе, отряд генерала де Мендос, если считать ее и рыцаря, был достаточно силен. Но, с другой стороны, Адалрик не вел бы себя так непринужденно, если бы не имел в запасе пару сюрпризов.
  И один из них он решил продемонстрировать сразу же.
  Некромант рядом с ним быстро прочел заклинание.
  Только сейчас синоби заметила, что позади всех стояла укутанная в плащ с капюшоном фигура. Ямия готова была поклясться, что саберийцы тоже не обратили на нее никакого внимания. И неудивительно. Аура жизни и эмоциональный фон у обладателя фигуры были практически нулевыми. И лишь после заклинания некроманта начали стремительно расти.
  'Не к добру это'
  - Адалрик, скотина! Ты напал на мою крепость! Из-за тебя погибло множество моих людей! И ты посмел показаться мне на глаза и потребовать сдаться! В порошок сотру!
  Перестрелка, продолжавшаяся между обоими сторонами, тут же стихла. Впрочем, толку от нее было мало, поскольку выстрелы прейбенцев не могли пробить защиты телохранителя де Мендос, а цели, по которым могли вести огонь саберийцы, были для них практически неуязимы.
  Но всю эту несуразицу оборвала генерал де Мендос. От нее исходила магическая сила, которую легко можно было почувствовать кожей.
  'Да, магический потенциал у нее просто огромный' - отметила про себя Ямия - 'Но вот для его раскрытия, ей явно чего-то не хватает'
  - Ну-ну, Луиза. Лучше просто успокойся и смирись с тем, что проиграла. - примирительно подняв руки, с улыбкой произнес фон Зест.
  - Иди на хрен! - выпалила генерал - Сталь моего клинка, закрутись в вихре и уничтожь моих врагов! Рассекающее Торнадо!
  С последними словами она взмахнула саблей, и в сторону Адалрика полетел, стремительно разрастаясь, разрушительный смерч, в котором без труда угадывалось сияние стали.
  Ямия напряглась. Ее интуиция вопила об опасности. И она исходила явно не от разбушевавшейся де Мендос.
  Как будто в подтверждении ее мыслей, таинственная фигура сорвалась с места и выскочила вперед. От резкого движения, с нее слетел плащ, и синоби увидела, что под ним скрывалась гибкая и стройная, словно выточенная рукой талантливого скульптора, фигура девушки в латах и шлеме. Из сочленений доспехов сочилась зеленоватая дымка.
  'Так вот почему я ее не почувствовала...' - начала догадываться Ямия.
  А потом нежить-воительница издала вопль. Душераздирающий крик, рвущий барабанные перепонки и иглами боли вгрызающийся в мозг. От этого вопля кровь, казалось, замерзала и переставала течь, а сердце будто стремилось перестать биться.
  Саберийцы, застигнутые врасплох этой атакой, валились на пол, крича от ужаса и боли. Можно было легко различить кровь, ручейками сбегавшую из-под шлемов. У людей кровоточили глаза, уши и нос. Лишь несколько человек остались стоять на ногах. В их числе были Джерардо, Луиза и, что удивительно Мэйт.
  Но, самое ужасное было то, что атакующее заклятие Луизы просто рассеялось, как будто она его и не колдовала.
  - К-к-к-ка-а-а-к....? - заикаясь, произнесла генерал.
  'Вопль, разрушающий магию!' - тут же догадалась Ямия, которую данная атака почти не затронула.
  Нежить, не замедляя своего движения, бросилась к Джерардо. В ее руках сверкнула окутанная свечением глефа. Джерардо, будучи оглушенным звуковой атакой, даже не успел среагировать на новую угрозу. Его тело конвульсивно дернулось лишь тогда, мертвая воительница легко зашла с незащищенного щитом фланга и лезвие ее глефы погрузилось в бок рыцаря, будто на его пути не было никаких доспехов.
  Видимо, боль моментально привела Джерардо в чувство. Он с рычанием отскочил назад, пытаясь восстановить защиту. Но тут же припал на колено. Из раны хлестала кровь, и было видно, что без немедленной помощи, Джерардо гарантировано умрет, а его боеспособности не хватит даже на пару схватки.
  - Убей всех, кроме Воплощения. Она мне нужна живой, и максимально невредимой. - с презрительным безразличием произнес фон Зест, взмахивая рукой. Его рыцари даже не потрудились поднять оружия, несмотря на то что защищавшего саберийцев барьера больше не было. На столько они были уверены в своей победе.
  'А вот это зря' - подумала Ямия. У нее был четкий приказ от Даина: де Мендос и де Лаури должны были выбраться из крепости живыми.
  Странная воин-нежить снова бросилась в атаку, намереваясь добить Джерардо.
  - Нет! - завопила Луиза, отчаянно собирая силы для новой магической атаки.
  - Госпожа, бегите! - прокричал ей Джерардо.
  - Святая Дева... - зашептала Мэйт, прижимая ладони к лицу.
  Им вторил надменный смех Адалрика. Казалось, он упивался отчаянием саберийцев.
  Стальной гарпун на огромной скорости просвистел в воздухе, высекая искры из наруча нежити и отклоняя ее руку в сторону.
  Ямия, стремительная, как молния, проскользнула под взмывшей вверх рукой мертвеца. Она двигалась на невероятной для человека скорости, а ее реакция и внимательность были обострены до предела. Синоби нанесла мощный удар мечем в место, куда до этого ударил гарпун. Сталь клинка с легкостью преодолела сопротивление зачарованного магией, но уже поврежденного наруча и оставила после себя глубокую рану.
  Из раны даже не успела брызнуть кровь, как девушка, извернувшись в движении, выстрелила гарпуном со стальным тросом прямо в свеженанесенную рану. Стальная стрела попала точно в цель и наконечник, выйдя с другой стороны доспеха, раскрылся, прочно зафиксировавшись.
  Используя инерцию своего тела, Ямия резко дернула трос на себя, замирая на месте и одновременно с этим резким движением придавая рывку дополнительный импульс.
  Тело нежити полетело в стену позади синоби со скоростью артиллерийского снаряда, и с оглушительным грохотом ударилась об нее, оставив за собой вмятину на прочной каменной поверхности.
  Не питая ни малейших иллюзий относительно того, выжила ли мертвый рыцарь, Ямия тут же выстрелами двух оставшихся гарпунов пришпилила ее руки к стене.
  Все произошло на столько быстро, что никто из присутствующих даже не успел среагировать. Ямия замерла в полуприсяде, приняв боевую стойку с мечом, и принялась ждать, пока до собравшиеся успеют переварить произошедшее.
  - Чего? - первой в себя пришла Луиза.
  - А-а-а-а....э-э-э... Что?! - воскликнул, вторя ей, Адалрик.
  Обе стороны с удивлением смотрели на синоби, не понимая, что с ней делать, и как к относится? Как к другу, как к врагу, или вообще как третьей силе, вмешавшейся в происходящее. Саберийцы не решались открыть по ней огонь, боясь навредить потенциальному союзнику. А прейбенцы, в свою очередь, боялись проявить агрессию без приказа командира.
  Ямия не стала наслаждаться произведенным эффектом. Поняв, что ее не будут атаковать немедленно, она выпрямилась, но меч в ножны не вернула, готовая в любой момент вступить в бой.
  - Генерал де Мендос. - голос девушки был тихим, но его прекрасно слышали все собравшиеся - Я свидетельствую вам свое почтение от имени моего господина, почтенного Даина Железоеда.
  - Даина? Дварфа? - рот генерала, только что закрывшийся от удивления, снова открылся. В ее голове никак не укладывалась мысль, что своим спасением сейчас она была обязана нелюдю.
  - Именно.
  Их короткий диалог прервал смех фон Зеста. Прейбенец поднял левую руку, подавая своим людям знак воздержаться от атаки. Со стороны саберийцев в сторону Ямии и так не смотрело ни одного ствола. Конченных идиотов среди них, слава Тени, не оказалось.
  - Точно, ты же личная собачонка этого древнего дварфа. - смеясь, произнес он - И с чего это владелец 'Стального Странника' осмелился совать нос в дела Прейбена, да еще таким некрасивым образом? Хотя, признаюсь, я впечатлен тем, что ты смогла так разобраться с рыцарем-баньши.
  - 'Стального Странника'? - Луиза только и делала, что задавала вопросы. Создавалось впечатление, что генерал туго соображает.
  Ямия демонстративно проигнорировала слова прейбенца, и снова обратилась к Луизе.
  - Генерал де Мендос, почтенный Даин предлагает вам свою помощь в деле спасения вас, и ваших приближённых, от прейбенской угрозы и обеспечение безопасной доставки вас в безопасный пункт на территории Саберийской Империи. Готовы ли вы принять данное предложение?
  - Закрой свой рот, шавка... - неожиданно для всех негромко, но угрожающе, прошипел Адалрик - Если этот старый пердун-маразматик вмешается в мои планы, то его славная история закончится быстро и весьма болезненно...
  Ямия обернулась к фон Зесту. Ее взгляд не выражал абсолютно никаких эмоций, кроме холодной сосредоточенности. Но можно было легко понять, что угрозы Адалрика не произвели на нее абсолютно никакого впечатления.
  - Не зазнавайтесь, герцог. Генерал еще не приняла нашего предложения, а я не нанесла никакого вреда вашим подчиненным. Агрессия в мой адрес, или же попытка убийства будет восприниматься, как акт силовых действий в отношении лендтрейна 'Стальной Странник', который не вмешан в ваши боевые действия. А это, в свою очередь, будет означать, что на нашей стороне выступит Дварфийская Торговая Гильдия и как минимум, клан Железных Гор. Вы готовы, прямо здесь, и сейчас, от лица вашего правителя, объявить войну этим трем сторонам?
  Адалрик заскрипел зубами и так сильно сжал свою трость, что она затрещала, а пальцы прейбенца побледнели.
  Все, что сказала Ямия, технически было правдой. Засвидетельствовать можно было только то, что она обезвредила и ранила баньши. Которая является воином некромантской стороны. Остальные смерти на нее можно повесить, но с очень большим трудом. Никто ведь не видел, как она убивала прейбенских солдат в коридоре, их которого она появилась. А дварфы очень строго пресекали нападения на лендтрейны, карая такие поступки жестоко и неумолимо.
  - Я согласна! - прокричала Луиза. - Цена не важна, я согласна!
  Видимо, до генерала дошло, что ее жизнь сейчас зависит от дварфа по имени Даин и его предложения.
  - Ну вот, теперь мы уже не нейтральны... - немного меланхолично произнесла Ямия.
  Прейбенцы насторожились, готовясь к схватке с новым противником. Рыцари приготовились стрелять, а некромант принялся собирать магическую энергию.
  - Довольно... - вздохнул фон Зест, в его словах и жестах не было ни капли гнева, который обуревал его мгновение назад - Убейте всех, кроме Воплощения Порядка. Ее приведите ко мне. И начните с вот с нее.
  Трость Адалрика указала на Ямию.
  Синоби облизнула губы под маской. В глубине ее глаз загорелся опасный огонек.
  'Даин просил обойтись без лишних жертв, но в случае, если придется защищаться, действовать без колебаний' - подумала она, вспоминая наставления старого дварфа.
  'Выжить и вернуться' - так звучала главная директива ее задания.
  'Все же, господин очень дорожит своими подчиненными' - подумала она.
  Едва различимыми движениями Ямия подготовилась к бою. По венам пробежал огонек, будоражащий каждую клетку ее тела. Оно полыхало от предвкушения новой схватки.
  В момент, когда прозвучали первые выстрелы, тело девушки смазалось. Резким рывком она ушла с линии огня, и пули беспомощно расчертили воздух.
  - Отходите через коридор, из которого я пришла! - прокричала Ямия генералу.
  Саберийцов не пришлось уговаривать, под прикрытием пехотных щитов, они рванулись к своему спасению.
  - Не дайте им уйти! - раздались крики со стороны прейбенцев, и те быстро сместили фокус огня на защитников крепости.
  'Ну уж нет' - с улыбкой подумала девушка - 'Я не дам вам нарушить планы господина!'
  Синоби на миг замерла, сложив ладони вместе.
  'Владения Мрака' - произнесла она одними губами.
  В то же мгновение зал, где все происходило, наполнился клубами густого и темного дыма, которые, казалось, поглощали и без того не неяркий свет.
  Прейбенцы тут же потеряли возможность вести прицельный огонь. Револьверные винтовки, конечно, обеспечивали их рыцарей высокой убойной мощью. Но при этом их боезапас был весьма скудным, всего шесть патронов, что давало мизерную плотность огня. Они были просто не в состоянии предотвратить бегство саберийцев иначе, как навязав рукопашный бой.
  - В стагнации времени, пробудись, кричащая душа!
  Голос, который это произнес, напоминал громкий скрежещущий хрип. И исходил он от некроманта в маске. Зеленое свечение окутало его руки, и таким же свечением отозвалось прибитое к стене тело баньши.
  Не двигавшаяся с момента, как ее припечатали к стене, мертвая рыцарь зашевелилась. Прибитые гарпунами к стене, ладони задвигались и она стала продвигать их плоть прямо по стальному древку.
  Увидев, что все помещение скрыто во мраке, который мешает даже ей четко различать происходящее, она снова издала разрушительный вопль, чтобы рассеять мешавшую магию.
  Ямия, готовая к такому повороту событий, даже не вздрогнула. А крик никак не повлиял на созданную ей мглу, потому что это была не магия. Это были врожденные способности ее тела, активируемые ментальной концентрацией.
  Прейбенские рыцари рванулись на перехват беглецов. Ямия встретила первого из них сильным рубящим ударом. Засиявший голубым клинок рассек нагрудник и тело его владельца, оставив после себя огромную рубленную рану от левого плеча до правого бедра. Бедняга даже не успел вскинуть винтовку, к которой был приточен длинный клинок, для своей защиты. С криком боли и грохотом он повалился на каменный пол.
  Его товарищи обернулись на сияние меча и выстрелили в место, где должна была, по логике вещей, находиться синоби. Но девушки там не было. Словно тень, она возникла за спиной следующего рыцаря и нанесла колющий удар под мышку, открывшуюся для атаки тогда, когда он начал стрелять. Клинок легко погрузился в тело. В определенный момент Ямия изменила угол атаки, и лезвие пронзило сердце. Ее жертва даже не смогла закричать от силы окутавшей его боли.
  Повернувшись вокруг своей оси, она, по-прежнему незамеченная, извлекла из трупа меч и, используя крутящий момент, нанесла рубящий удар под колено его соседу, рассекая мышцы, сухожилия и сустав.
  Оба рыцаря упали одновременно. Раненный закричал от боли и шока, обхватывая ногу и наклоняя к ней голову в шлеме. Не прекращая движения, она сделала шаг с приседом вперед и, перехватив оружие лезвием вниз, нанесла удар в открывшее пространство между шлемом и доспехами на спине. Клинок вошел точно между позвонками, обеспечив раненному немедленную смерть.
  'И это хваленые рыцари Прейбена?' - разочарованно подумала она.
  Здесь, в облаке мрака, Ямия была для них непобедимым противником. И единственным, кто хоть что-то мог ей противопоставить, была баньши.
  Упомянутое порождение некромантии как раз освободилось от гарпунов, и, подняв оружие с пола, встало в полный рост. Ямия сразу поняла, что баньши ее видит. Не очень отчетливо, но видит.
  'Возможно, это будет весело' - подумала синоби, и не мешкая ни мгновения, бросилась в атаку.
  Клубы мрака, наполнившие комнату, никак не реагировали на нее. И если любое движение ее противников отдавалось завихрениями, то сама синоби казалось неотъемлемой его частью.
  Девушка на ходу быстро перезарядила оружие в наручах и сразу выпустила два гарпуна в сторону баньши. Та в ответ сместила корпус, и стальная стрела гарпуна вместо того, чтобы пробить сочленение между телом и рукой, выбила сноп искр из наплечника и срикошетила в стену. Второй же она попросту отбила глефой.
  Переложив меч в обратный хват, Ямия с ходу нанесла мощный рубящий удар в прыжке, который баньши блокировала с силой, которая никак не угадывалась в ее стройной фигуре. Но синоби попросту использовала ее оружие, как опору, и, извернувшись, нанесла мощный прямой удар ногой в грудь. Нежить отлетела на несколько шагов назад и, каким-то невероятным образом восстановив равновесие, пошла на нее в атаку. Глефа в ее руках вращалась, как пропеллер.
  Позади грохнуло несколько выстрелов. Ямия расстелилась по полу в низкой стойке, пропуская выстрелы над собой.
  'Все же, они не так плохи' - подумала она. Девушка прекрасно знала, что рыцари из свиты фон Зеста прекратили преследование убегающих саберийцев. Они опасались повторить судьбу своих более торопливых товарищей, и сейчас, заметив признаки их боя в клубах мглистого тумана, просто выстрелили наугад. И весьма точно, кстати. Будь на месте нее кто-то менее расторопный, могли бы и достать.
  Глефа подоспевшей баньши обрушилась сокрушительным ударом. Неудивительно, что она так легко пробила доспехи того рыцаря. Силища у нее была впечатляющая. Ямия сместилась вперед и в сторону, отклоняя удар и тут же контратакуя. Клинок глефы ударил в пол и раздробил каменный булыжник, а меч синоби лишь выбил искры из нагрудника.
  Мгла стала рассеиваться. Все же, Ямия не могла провести нормальную подготовку перед ее призывом. Со стороны прейбенцев раздался раздражающий голос некроманта, требующий прекратить стрельбу.
  Баньши без особых изысков просто врезать боковым ударом в находящуюся в полуприсяде синоби. Девушка в низком кульбите перепрыгнула удар и тут же рубанула нежить под колено опорной ноги. Нежить тут же повалилась на колено и, развернувшись, рубанула своим оружием наотмашь. Ямия ушла от этого удара, откатившись кувырком назад. Оказавшись на ногах, она, не распрямляясь, вскинула руку и нажала на спуск гарпунометателя. Короткая металлическая стрела серебристой молнией мелькнула в остатках клубов мрака и по самое основание ушла в щель забрала целящегося в нее рыцаря.
  В ответ грохнуло несколько выстрелов и камни позади того места, где только что находилась девушка, разнесло в пыль.
  Синоби в это время снова была рядом с баньши и атаковала. Их оружие несколько раз столкнулось, высекая искры. Ямия была быстрее и точнее, а ее навыки в фехтовании были на порядок выше. Но на стороне баньши была прочность доспехов, огромная сила и просто нереальная выносливость. Она уже и думать забыла о ране под коленом.
  Ямия шагнула в сторону, пропуская мимо себя вращающуюся глефу и тут же подпрыгнула, поскольку баньши провела рубящий удар дальше, за спину, и постаралась пнуть ее по ногам. Вытянувшись в воздухе, она врезала ей ногой по шлему. Голова нежити отклонилась назад, потянув за собой все тело и нарушая равновесие. Используя эту дыру в защите, Ямия рубанула мечем, лезвие которого вспыхнуло голубым, отзываясь на всколыхнувшийся в девушке поток магии. И в этот раз доспех баньши не помог. Усиленный магией, клинок синоби оставил широкую рану на груди ее противницы. Лезвие разрубило ребра, легкие и чудом не дошло до позвоночника. Тут баньши спас просчет самой Ямии, которая слишком сильно вмазала ей в голову.
  Не прекращая атаки, Ямия зашла баньши в ноги в низком присяде. Правая нога синоби оказалась между ног нежити и, подхватив ее под колено, Ямия резко бросила свою противнику на пол, смачно впечатав в камень. Меч взмыл вверх и погрузился в сталь нагрудника. В последний момент баньши таки отклонила удар наручем, и лезвие вошло правее от сердца.
  Мгла окончательно рассеялась, и выстрелы рыцарей вынудили девушку откатиться в сторону от баньши, уходя в линии огня. Для нее одно попадание из такой винтовки могло стать фатальным, даже если ранит в руку или ногу. Ей попросту могло оторвать конечность, и она не могла так рисковать.
  Ямия приготовилась добить баньши, но та уже поднималась. Удивленный взгляд синоби заметался по залу и остановился на некроманте, который читал заклятие.
  'Проклятье, это ее поводырь! Он ее просто латает на ходу!'
  Поняв, что дальнейший бой может быть рисковым, а саберийцы успели уйти достаточно далеко, Ямия отступила назад.
  - Что-же, пора прощаться. - произнесла она своим безразличным голосом.
  В то же мгновение, ее тело как будто поглотил сгусток тьмы, и тут же взорвался, выкинув в разные стороны множество фантомов. Вычислить среди них оригинал было попросту невозможно. Фантомы рванули в разные стороны, создавая чудовищную свистопляску. Прейбенские рыцари, впервые столкнувшись с подобной уловкой, открыли хаотичный огонь, стремясь поразить как можно больше целей. Ямия же, выскочив из фантома, находящегося ближе всего к коридору, из которого она появилась, и по которому убежала де Мендос вместе с другими выжившими саберийцами, прикрылась теневой вуалью и, никем не замеченная, скрылась. Ее миссия была выполнена. Перед тем, как прийти на помощь, Ямия позаботилась, чтобы генерал точно получила дальнейшие инструкции к действию.
  
  
  Адалрик фон Зест шел по коридору крепости, раздраженно постукивая тростью и теребя подбородок. В коридоре легко угадывались следы недавнего боя. Брызги крови украшали пол, стены и даже потолок. По всюду валялись гильзы, оружие, боеприпасы и элементы экипировки. Правда, надо отдать должное его подчиненным, трупы уже убрали.
  Вдоль коридора через определенные промежутки были расставлены контрольные посты. В их задачу входило обеспечение безопасности и отлов саберийцев, которые, пользуясь суматохой и переодевшись в раздобытую форму Прейбена, хотели выскользнуть из крепости.
  Одного такого поймали прямо на глазах у Адалрика. Он шел перед ним, сильно ссутулившись и упорно смотря в пол. Каска была надвинута прямо на глаза, а кираса была явно великовата. Видимо, она была снята с другого трупа, иначе по ней сразу можно было понять, что ее хозяин уже не топчет этот свет. Он сразу обратил внимание на этого беднягу, но вмешиваться не стал. Граф резонно расценил, что может куда продуктивней потратить свое время и нервы. За одно хотелось проверить, насколько эффективно работают посты.
  Беглец сумел преодолеть три, и практически уже добрался до места, где можно было свернуть в боковые коридоры и затеряться, но как на зло, контрольный пункт в этом месте состоял ердкампффлугзейгеров, которых обычно по-простому называли штурмовой пехотой. Эти ребята были отлично тренированы и дисциплинированны.
  Захват был осуществлен максимально четко и профессионально. Сначала один из штурмовиков ненавязчиво остановил саберийца, и участливо поинтересовался, как тот себя чувствует. Сабериец постарался отмахнуться от него, пробурчав что-то нечленораздельное в ответ. В это время еще трое обступили беглеца с разных сторон. И тогда первый штурмовик потребовал положить оружие, снять каску и назвать свое имя, звание и подразделение. Сабериец моментально сообразил, что его раскрыли. В его руке возник револьвер, который он тут же вскинул и тут же выстрелил. Нет, действовал сабериец весьма неплохо, и будь на месте штурмовиков обычная пехота, он, скорее всего, смог бы завалить парочку, вызвать суматоху и скрыться. Но ему не повезло.
  Револьверная пуля ударила в левый-верхний край кирасы. Обычно, там у пехотных доспехов ослабленное место. Хотя, теоретически, револьверная пуля с такого расстояния уверено шила стандартную пехотную кирасу в любое место и под любым углом. Но проблема была в том, что штурмовики носили усиленные кирасы другой конструкции, где нахлесты идут один за другим, и в верхней части их доспех был наиболее прочным. Так что пуля вмяла металл, и, бессильно расплющившись об него, просто упала на пол.
  Тут же штурмовик, стоящий по правую руку от беглеца, ударил по оружию и принялся заламывать ему руку. Беглец начал вырываться, демонстрируя хорошую физическую форму и способности к рукопашному бою. Но он быстро получил несколько ударов по ногам и почкам. А затем в него выразительно уперлись короткоствольные пистолеты-пулеметы. Беглец тут же поник, и, получив несколько ударов для профилактики, был скручен и передан для препровождения к месту сбора всех пленных.
  Адалрик, несмотря на то что запомнил все мельчайшие детали этого события, следил за ним только краем глаза. Хотя его присутствие и вызвало легкую панику и начальника поста, который переживал, что произошедшее может вызвать непредсказуемую реакцию у графа. Но фон Зеста сейчас интересовало другое. Почему чертов дварф вмешался и прислал чертову убийцу помешать ему, Адалрику, заполучить Воплощение Порядка? Неужели он как-то пронюхал о его планах? Или у него есть шпион в окружении графа? Вероятность шпиона была не нулевой, поскольку Даин был вхож в верха всех крупных государств их континента и, по слухам, даже за его пределами. Что позволяло ему создавать широкую сеть информаторов и доносчиков. Но стал бы он намеренно следить за ним, фон Зестом? И если стал, то как я себя выдал? И было ли это действительно попыткой помешать захвату Воплощения? Или же владелец 'Стального Странника' преследовал другие цели? А если действительно хотел помешать добраться до де Лаури, то по своей инициативе, или выполняя чью-то просьбу? А если чью-то просьбу, то знала ли та третья сторона о ритуале? И знал ли дварф о ритуале?
  Голова фон Зеста разрывалась от роя этих вопросов, ответы на которые он пока не знал. И что его так-же весьма беспокоило, так это ужасные по своему уровню навыки присланной на это задание убийцы. Она легко вывела из строя баньши. Ее движения были просто безупречны, быстры и точны. А то странное колдовство, что она применила сразу перед его уходом. Что это было? В глубине души Адалрик переживал, что его люди не справятся с ней. Хотя, там же баньши и ее 'пастух'-некромант. И десяток его рыцарей. Приплюсовать к этому офицеров, и у этой девки не остается ни единого шанса.
  Но что-же тогда грызло его? Что заставляло думать о безупречности ее движений и той опасности, которую она представляла?
  - Господин граф! - окликнули его сзади.
  Адалрик остановился и резко развернулся на каблуках, желая для начала наорать на того чудилу, который посмел его отвлекать.
  - Господин граф! Саберийцы сбежали, убийца тоже... Простите, мы ничего не могли сделать.
  Фон Зест едва не врезал связному офицеру, который доставил это известие. Чертовы бездари!
  - И как вы умудрились облажаться? - прошипел он так, чтобы не было сильно слышно. Вокруг могли быть соглядатаи его недругов в правительстве, искавшие любой повод, чтобы бросить на него тень в глазах Короля.
  - Ну, понимаете... эта убийца... Она просто демон какой-то!
  - Вы хотите сказать, что вас уделала одна единственная девчонка?
  В ответ офицер лишь кивнул. Фон Зест сжал кулаки и, подвинув офицера, решительными шагами направился к себе в штаб.
  'Даин Железоед... Что же за существа у тебя в команде?'
  Зайдя в штаб, он подозвал ординарца и приказал вызвать в штаб Дуяо. Что-же, у него для этого дварфа тоже есть сюрприз.
  Фу-Ше. Он прилично потратился на наем этих восточников. Бригада бойцов этого клана встала ему в целое состояние, но они доказали, что стоят потраченных на них денег. Восточники клана Фу-Ше относились к так называемой 'Поднебесной' части Восточного Триумвирата. Фу-Ше были специалистами по военным действиям скрытого характера. Тыловые атаки, рейды, уничтожение тылов, ликвидация вражеских офицеров, похищение важных людей. А еще, Восточный Триумвират отличался своеобразным отношением к нелюдям. В частности, жители Поднебесной на дух не переносили эльфов, дварфов и прочих полулюдей. Но, при этом, питали слабость к фурри. Это объяснялось тем, что в их части Триумвирата был очень сильно развит культ Богини Лисицы. В общем, своеобразные они, со странной философией. Но дело свое знают, и в части исполнительности порой напоминают биологические машины, а не людей.
  Отвлекшись, Адалрик едва успел заметить, как в штабе появилась Дуяо.
  Девушка была одета в легкую и не сковывающую движение одежду, оставлявшую достаточно большие участки тела неприкрытыми. Поверх этого был накинут плащ с капюшоном. Одежда и само тело восточницы было окрашено в камуфляжную расцветку, а на лице была неизменная маска, которую она снимала, общаясь только с самим графом. Таким образом, она высказывала почтение своему нанимателю.
  - Вызывали, господин? - вкрадчивым голосом с восточным акцентом поинтересовалась она, поклонившись и подняв на него взгляд.
  У Дуяо были острые, но красивые черты лица. Четко очерченные скулы, чуть островатый, но аккуратный подбородок. Губы были несколько тонкими, но это не портило ее красоты, а скорее добавляло холодного очарования. Узкий разрез глаз был типичным для всех восточников, а глаза были темно-карими, как у большинства представителей ее нации. Он не мог ничего определенного сказать о коже девушки, поскольку она всегда была окрашена в цвета ландшафта, на котором они находились.
  - Как проходит зачистка? - поинтересовался Адалрик, раздраженно подходя к походному секретеру и доставая оттуда бутылку вина.
  - Мои люди успешно справляются с поставленной задачей. Мы отлавливаем беглецов, и практически зачистили сектор, который был нам указан.
  - Потери? - уточнил он, открывая бутылку.
  - Ничего, что могло бы хоть как-то снизить нашу боеспособность. - уклончиво ответила Дуяо.
  Граф привык, что восточники из Поднебесной общаются весьма уклончиво, потому никак не прореагировал. Такова была их натура, и тут ничего не поделаешь. Фон Зест достаточно общался с их политиками, торговцами и военными, чтобы понять, что читать нужно всегда между строк. Если ты научишься этому, и освоишь их манеру ведения диалога, то они начнут тебя уважать. Потому-то Адалрик и начал издалека. Слова Дуяо означали, что есть раненные, возможно, имеются мелкие потери. Скорее всего, местами они встретили более сильное сопротивление и их потери превысили ожидания.
  - Трудности? - уточнил он, давая понять, что ему важны детали.
  - Некоторые подразделения саберийцев оказались весьма неплохо подготовлены.
  - Например?
  - Нам попадались отлично обученные автоматчики, способные вести бой в условиях превосходства противника и в окружении. Некоторые из рыцарей были весьма хорошо тренированны. - отчиталась восточница. Но граф сразу понял, что это не все. Было что-то еще, и Адалрик даже догадывался, что.
  - Это все?
  Дуяо склонила голову и некоторое время буравила взглядом пол, на котором виднелись следы крови. Видимо, здесь лежал труп, который потом просто волоком вытащили их из комнаты.
  - Был кто-то, доставивший нам не мало хлопот. Вырезали два наши отряда. Это помешало нам вовремя перехватить часть отступавших. - созналась девушка.
  - Вот тут поподробней. Что значит 'вырезали'?
  - Их перерезали. Судя по тому, что мы обнаружили, мои люди даже не смогли оказать сопротивления. Раны, которые я видела, характерны для некоторых стилей фехтования из Восходной части Триумвирата. Мечник, который их нанес, очень умел. Простите, господин, в этом вопросе мы несколько подвели вас.
  Фон Зест решил, что его люди не так уж и плохи. Если эта девка резала даже пехотинцев из клана Фу-Ше, она действительно нечто. В их компетенции он ни капельки не сомневался, потому как не раз становился свидетелем чудовищной эффективности своих наемников.
  - Это была мечница. Синоби, работающая на Даина Железоеда. - сообщил он девушке, садясь в кресло бывшего владельца этой комнаты и отпивая из бокала - И, судя по всему, она боевой маг. Я видел, как она погрузила целый зал во мрак с помощью странного тумана. А еще она смогла обезвредить баньши, и обставить мой личный отряд рыцарей.
  Неожиданно для себя он заметил едва заметное напряжение, возникшее в позе и движениях наемницы.
  - Что-то не так? - уточнил он, давая понять, что от него не укрылась ее реакция.
  - Она из клана Ями.
  - И что это значит? - уточнил Адалрик, подумав, возможно, он сумеет провернуть свою задумку гораздо лучше и изящней.
  - Мой клан уничтожил клан Тени много лет назад. Нам это дорого стояло, но мы вырезали их под чистую. Синоби Ями были слишком опасными, чтобы можно было позволить такому клану существовать.
  Граф откинулся в кресле, и задумался. Было очевидно, что для нее эта синоби небезразлична. И, скорее всего, она питает к ней ненависть только за факт ее происхождения. Да, он однозначно сумеет извлечь из этой ситуации выгоду.
  Встав с кресла, он снова подошел к секретеру и долил себе вина. Затем, достав из портсигара папиросу, он прикурил и, выдув струю дыма, посмотрел на склонившуюся перед ним Дуяо. Эти действия позволили ему спокойно обдумать дальнейшие действия.
  - Эта синоби работает на дварфа по имени Даин Железоед. Весьма влиятельный получеловек, между прочим. С ним стараются не конфликтовать даже сильные мира сего. - произнес Адалрик, аккуратно прощупывая почву.
  - Для меня это не имеет значения. Я не знаю такого дварфа. Для меня он - обычный получеловек. - не задумываясь, ответила Дуяо. Она сразу раскусила игру своего нанимателя, и подыграла ему.
  - Это по его приказу эта девка вмешалась в мои планы, и вырезала твоих людей.
  - Все, кто вмешиваются в планы господина, заслуживают кары. - снова не колеблясь ни секунды, ответила она.
  Адалрик отвернулся к стене, и пригубил вино. Он не хотел, чтобы в этот момент восточница читала ему мимику.
  - Баньши, с которой сражалась синоби, выжила и готова взять след. Я думаю отправить туда нежить.
  - Господин, позвольте нам! - вскочив, попросила Дуяо. - Позвольте нам наказать тех, кто посмел выступить против вас.
  Фон Зест снова принялся ходить по кабинету, потягивая вино и делая вид, что думает. Наконец, он снова остановил взгляд на наемнице.
  - Что-же, я позволю тебе и твоим людям оставить свои дела и заняться Даином, а так-же этой синоби. Но, думаю, ты понимаешь, что это значит.
  Дуяо несколько мгновений смотрела в пол, прикидывая что-то. Очевидно, взвешивала возможные последствия. Но, Адалрик понимал, что она очень, очень хочет прикончить эту девчонку-недобитка из клана Тени.
  - Хорошо, господин. Я все понимаю, и, когда придет время, верну вам этот долг.
  Граф не питал иллюзий относительно недостаточной проницательности Дуяо. Она прекрасно поняла, что он ее банально шантажировал. Но его это слабо волновало. В Поднебесной это было обычной практикой. 'Обнажая свою слабость перед собеседником, вы вручаете ему оружие, которое нацелено на ваше сердце' - так гласит одна из их поговорок. Крайне забавный народ. Самое главное, теперь лендтрейн надоедливого дварфа атакуют две тысячи пехотинцев и пять ассасинов из клана Фу-Ше. И какие бы там не были умелые бойцы, ассасины с ними справятся. Фу-Ше означало 'Кобра', и клан целиком и полностью оправдывал свое имя. Яды и подлость для них были обычным делом.
  'Ну что-же, Даин. Вот и закончится твоя история. Жаль, конечно. Больше не у кого будет заказывать новые оружейные разработки. Но, ты перешел мне дорогу. А нарушение моих планов стоит дороже, чем возможные последствия за твою смерть'.
  И все-же, Адалрика мучало, известно ли старому дварфу о его планах и ритуале, для которого он собирал Воплощений Магии. Ритуал Божественной Магии. С тех пор, как старый придворный маг проболтался ему, и, шантажируемый им, рассказал о ритуале и его возможностях, Адалрик, как одержимый, преследовал одну цель - провести ритуал и воплотить свои самые невозможные мечты в жизнь.
  Над замком взлетела сигнальная ракета, взорвавшись багровой вспышкой. Граф аккуратно, чтобы не стать мишенью выживших саберийцев, которых еще хватало в крепости, выглянул в окно. И увидел, что воздушные корабли Империи пришли в движение, намереваясь атаковать прейбенский крейсер.
  'Луиза, ты намерена пожертвовать своими воздушными кораблями, лишь бы сбежать?' - подумал он, глядя на маневры воздушных гигантов. 'Но я не намерен отпускать тебя. Сегодня тебе придется умереть'.
  - Офицера связи ко мне! Срочно! - прокричал он.
  За дверью тут же послышался топот солдатских сапог и крики. Когда граф был в штабе, у входа всегда дежурило несколько солдат, для защиты и как раз на такой случай. И сейчас один из них искал офицера связи.
  Адалрик подошел к столу и, покопавшись в документах, нашел обычную карту этого региона. Сейчас ему нужно было понять, что может предпринять генерал, чтобы спастись собой и спасти остатки своего гарнизона.
  Судя по карте, от крепости в глубь страны вела единственная крупная дорога, которая обычно использовалась наземными торговыми караванами. Учитывая тот факт, что они будут двигаться на наземном транспорте и с танками, логичней всего было бы воспользоваться именно этой дорогой.
  Проследив пальцем маршрут, он уперся в город Пуэрто-Лумбрерас. Крупный торговый узел, с мощным гарнизоном и отлично подходящий к обороне. Взять его нахрапом не получится, к тому-же, наверняка беглецы сообщат по радиосвязи, что подверглись нападению, как только выйдут из зоны помех, окружавших крепость.
  Адалрик задумчиво постучал по столу костяшками пальцев. У него в распоряжении есть подразделения на быстрых транспортах, и легкие танки некромантов, которые могут развивать высокую скорость вообще на любой местности. Как минимум догнать беглецов и связать их боем он сможет. Единственное, что может ему помешать, это Даин Железоед и его лендрейн. Если останки защитников крепости соединяться с Даином, то его легкие подразделения будут беспомощны перед махиной вооруженного лендтрейна. Но, с другой стороны, лендтрейн на дороге является отличной мишенью для его войск. В случае, если мобильные войска столкнуться с ними, то они смогут, не ввязываясь в крупный бой, просто изматывать эту махину, всячески мешая ее продвижению. И тогда основные войска достигнут 'Стальной Странник' и уничтожат его.
  Но этот план был не идеален. Существовала далеко ненулевая вероятность, что попытки задержать беглецов попросту проваляться, чему немало может поспособствовать все тот же лендтрейн.
  Проблема была в том, что не было никакой достоверной информации о вооружении 'Стального Странника' и его экипажа. Ни одно из государств за последние сотню лет не предпринимали ни одной попытки наложить руки на личный мегапоезд Железоеда. Вообще, с Торговой Гильдией Лендтрейнов никто особо ссориться не хотел. Дварфийские мегапоезда обеспечивали внушительную долю товарооборота на континенте, к тому-же, наиболее качественные инженерные и технические товары можно было приобрести именно у них. И если уж никто особо не грабил обычные лендтрейны, то что уж говорить о личном мегапоезде самого Железоеда. А если говорить о наемниках, разбойниках и прочем отребье, то никто из тех, кто пытался провернуть нападение на 'Стального Странника', уже не хвастался своими подвигами. Выжившим в этих авантюрах хватало мозгов, чтобы намертво держать язык за зубами.
  'Этот старый дварф - настоящая заноза в заднице' - раздраженно подумал Адалрик, наливая себе еще один бокал вина - 'Надо перестраховаться, иначе Воплощение Порядка упорхнет от меня в столицу империи, и тогда не факт, что я смогу до нее добраться'.
  В этот момент дверь в кабинет, ставший его временным штабом, открылась, и на пороге возник человек в мундире офицера. На его груди, с правой стороны, напротив флага Королевства Прейбена, красовались две скрещенных антенны, между которыми проскакивала молния - эмблема войск связи.
  - Господин граф, обер-лейтенант Одо Вернер по вашему приказу прибыл!
  - Обер-лейтенант, записывайте - не тратя время на разжевывание, тут же начал фон Зест.
  Одо бодро достал из офицерского планшета блокнот с ручкой, и приготовился писать.
  - Коммодору Нойманну приказать уничтожить вражеские воздушные суда, максимально сохранив мобильность вверенного ему судна.
  Ручка быстро забегала по бумаге, записывая все сказанное. Графа совершенно не впечатлил уровень выучки офицера. Он привык, что его окружение было идеально вышколено, и всегда четко исполняло то, что от него требовалось.
  - Далее - продолжал без малейшей паузы - Запросить из штаба воздушных сил поддержку в виде малого авианесущего воздушного корабля, с бомбардировщиками на борту. Скажите, что мне эта поддержка нужна срочно. Вопрос успешности первой фазы компании.
  Обер-лейтенант все тщательно записал и вопросительно посмотрел на графа.
  - Выполнять!
  Офицера связи как будто сдуло. Через секунду Адалрик услышал звук подкованных офицерских сапог, стучащих по каменному полу.
  Фон Зест снова склонился над картой.
  'Ты не так прост, дварф' - подумал он - 'Наверняка ты предусмотрел возможность того, что у меня будет поддержка с воздуха. Что же ты задумал?'
  Пока он размышлял, его взгляд остановился на развилке, ведущей с торгового тракта к небольшому захолустному городу Альгорфа. Покопавшись в памяти, граф наткнулся на воспоминания с данными о регионе. Там этот городок числился, как стратегически неинтересный, но имеющий значение. В нем располагалась оружейная фабрика, производящая стрелковое оружие для имперской пехоты. В остальном, ни достойными оборонительными сооружениями, ни внушительным гарнизоном он похвастаться не мог.
  'Ну нет... Ты ведь не пойдешь на такой риск, Даин...' - с сомнениями подумал Адалрик.
  Выбрать в качестве точки рандеву город без обороны и возможность хоть как-то защититься от его, графа, армии... Железоед не мог быть настолько глуп или безумен. Но, все же... Город в любом случае нужно захватить, так почему бы не отправить туда силы повнушительней, просто на всякий случай. Выдать помощи в лице некромантов и снабдить особыми инструкциями.
  Размышления Адалрика прервали звуки выстрелов главных калибров воздушных кораблей, до этих пор молчавшие. Парящие гиганты вступили в бой.
  
  
  Коммондор Отто Нойманн стоял на капитанском мостике и наблюдал за результатами первого залпа своих артиллеристов. И они были просто провальными. Ни один снаряд не поразил цель. Снаряды прошли ровно между основным корпусом старенького 'Айре' и несущим баллоном.
  'Как и ожидалось, выучка у них что надо' - подумал Отто. Это было закономерно, ведь академия воздушного флота Саберийской Империи была одной из лучших. Коммондор рассчитывал первым же залпом вывезти ее из строя, и остаться один на один с 'Тенезе', которая по всем параметрам уступала его 'Кронхаммеру'.
  'Айре' продолжил набор высоты, пользуясь более низким соотношением массы к подъемной силе баллона, а 'Тенезе' в это время начал совершать маневр захода с фланга, таким образом вынуждая артиллеристов его 'Кронхаммера' выбирать, по кому вести огонь.
  Наблюдая за этим, Отто начал нервно постукивать по столу, на котором располагалась карта местности.
  'Логичней всего было бы отступить и не дать возможность навязать бой на два борта' - подумал коммандор - 'Но от графа фон Зеста пришел приказ, уничтожить противника'.
  Отто со злостью стукнул кулаком по толу. Приказ графа нельзя было игнорировать. Нойманн слышал, что бывает с теми, кто игнорирует такие прямые и четки распоряжения.
  'Проклятье... Он заставляет меня выбирать между жизнями моих матросов, и моей собственной головой...'
  Выбор был очевиден. Отто мысленно утешал себя тем, что он офицер, и обязан выполнять приказы, какими бы идиотскими они ему не казались. Все, что он сейчас сделать, это постараться максимально эффективно и с минимальными для этой ситуации потерями выполнить приказ.
  - Маневрируем под 'Айре'! Артиллеристам сосредоточить огонь на этом судне. Постараемся, чтобы 'Тенезе' открыл по нам огонь как можно позже.
  Собравшиеся на мостике офицеры и матросы ошарашено посмотрели на своего командира. В их глазах читалось недоумение и испуг.
  - Господин Нойманн, сэр... Возможно, нам стоит уклониться от боя и самим выбрать момент атаки? - осторожно обратился к нему Дирк Айзенберг, его первый помощник.
  - У нас приказ от графа, господин Айзенберг! - жестко отрезал Отто - Потому атакуем прямо сейчас!
  Все тут же вернулись к своим делам. Приказы графа не обсуждаются. Нет, Адалрик фон Зест не был тираном или садистом... Просто он не терпел даже намека на неподчинение или неисполнение его приказов. В остальном он был отличным командиром. Но за неподчинение приказу мог легко расстрелять на месте или отдать на потеху некромантам.
  Парящая в воздухе махина 'Кронхаммера' накренилась на левый бок, закладывая руль в сторона 'Айре'. Стволы орудий поднялись вверх, наводясь на старенький легкий крейсер. 'Тенезе', оказавшийся таким образом позади, начала идти на сближение, явно готовясь по полной отвесить прейбенскому судну, экипаж которого имел наглость совершить такой дерзкий маневр и подставиться под перекрестный удар.
  Орудия 'Кронхаммера' замерли, и крейсер содрогнулся от мощи полного залпа. Яркие копья снарядов устремились к хрупкому 'Айре', и, настигнув его, принялись крушить корпус.
  Прейбенцы делали ставку в первую очередь не на разрушительную мощь калибра, а на точность и бронепробитие орудий. Потому выстрелы легко пробили левый борт нижней полусферы корабля, и старенький 'Айре' затрясся от разрывов снарядов внутри корпуса. Шесть двухсотдвадцатипяти миллиметровых 'подарков' основательно перемололи содержимое корпуса саберийского судна, и через пробоины вниз посыпались горящие обломки корабля и изувеченные тела матросов.
  - Отлично! Еще залп, и мы его добьем! - радостно прокричал коммондор - Артиллеристы, огонь по готовности! Добить 'Айре'!
  Но их радость прервало сотрясение корпуса от попаданий в него снарядов крупного калибра. Это 'Тенезе' выдавала из своего главного калибра, наказывая за беспечность и мстя за поврежденного товарища.
  - Доложить о повреждениях! Продолжить маневр! Добить 'Айре'! - Отто принялся раздавать распоряжения.
  Вокруг тут же закипела жизнь. Офицеры кричали в рупоры труб, требуя отчетов от подответственных им служб. Нойманн же развернулся и подошел к задней части мостика, смотря на догоняющий их вражеский броненосец. Саберийское судно было элементарно быстрее, чем его крейсер. И сейчас он наблюдал за тем, как орудия, располагавшиеся на носу и передней полусфере броненосца, снова окрасились огненными вспышками выстрелов. Практически моментально корпус 'Кронхаммера' отозвался новой порцией дрожи. И сразу после этого загрохотали орудия самого крейсера, корежа и разрушая нижнюю часть корпуса 'Айре'.
  Но саберийское судно продолжило набор высоты, а затем, неожиданно, начало поворачивать в сторону прейбенского крейсера.
  - Отчет! - потребовал Нойманн.
  - У нас девять подтвержденных попаданий! Четыре пробоины! Еще два снаряда застряли и сдетонировали в броне, разорвав корпус в местах взрыва! Остальные снаряды несмогли пробить бронекорпус и либо срикошетили, либо взорвались на броне!
  - Три внутренних возгорания! Два удалось ликвидировать в зачаточном состоянии! Последний пожар распространяется по правому борту на второй палубе в задней части корабля!
  - Пятьдесят семь погибших и тридцать восемь раненных в следствии попаданий! Так же шесть человек не обнаружены на своих постах и среди жертв, потому числятся пропавшими без вести!
  - Поврежден вспомогательный двигатель по правому борту! Котлы не пострадали!
  Нойманн слушал отчет и одновременно старался следить за действиями вражеских судов. 'Тенезе', повиснув у них на хвосте, явно намеревался вывести ходовую часть и поворотные винты из строя. И помешать ему они не могли до тех пор, пока 'Айре' висит в небе над ними.
  'Айре'! Коммондор с ужасом обнаружил, что вражеское судно слишком решительно идет на них.
  - Рулевой, уклониться от контакта с 'Айре'! Машины, полный ход!
  Все тут же бросились исполнять приказы. Но было поздно. 'Айре' уже находился в опасной близости, и все, что могло спасти 'Кронхаммер' от тарана в верхнюю плоскость, это артиллерия.
  Корабль снова затрясло, в этот раз сильнее. Залп собственных главных калибров совпал по времени с попаданиями от 'Тенезе'.
  'Айре', получив еще порцию двестидвадцатьпятых, принялась разваливаться на лету. Отто немного выдохнул. После нарушения структурной целостности, таран останками корпуса легкого крейсера уже не представлял такой опасности.
  - Внимание, замечен вражеский десант!
  - Что?! - рявкнул Нойманн - Какого черта?
  - Господин коммондор, с вражеского корабля на нас десантируются парашютисты! - сообщил первый помощник.
  И тут Отто осенило! 'Айре' не сделал ни одного залпа! Они все спланировали!
  - Приготовится к удару!
  В этот момент 'Айре', как будто потеряв возможность летать, сорвалась с неба и, осыпая все вокруг обломками корпуса, рухнула на 'Кронхаммер'.
  Останки корпуса 'Айре' смялись о броню крейсера, а затем грохнул мощный взрыв, сметающий с верхних палуб все надстройки. Это сдетонировал боекомплект крейсера. Нойманн как будто видел, как матросов на верхних палубах рвет на части или вышвыривает с корабля вниз. А пламя от взрыва проникает в незакрытые люки и двери, сжигая тех, кому не посчастливилось оказаться на пути. И, вдобавок к этому, к ним на парашютах спускался вражеский десант. Довершал весь этот ужас 'Тенезе', прочно повисший на хвосте и расстреливающий двигатели и винты 'Кронхаммера'.
  'Насколько же глубоко в дерьмо мы провалились...' - подумал про себя Отто, поднимаясь с пола после толчка от столкновения, уронившего большую часть присутствующих на палубу.
  - Личному составу, приготовится к отражению вражеского десанта! Рулевой, разверни нас к долбанному 'Тенезе', пока мы не остались вообще без двигателей! Артиллеристам, развернуть орудия к вражескому броненосцу и приготовится к залпу! Уничтожьте этого ублюдка!
  Отто не был бы коммендором и офицером воздушного флота в столь высоком звании, если бы поступил иначе. Сейчас важно не потерять ни одного мгновения. Они и так сели в лужу. Как вообще саберийцы умудрились хотя бы додуматься до подобного маневра? Норманн чувствовал себя конченным придурком, которого обставили, как ребенка.
  - Поворот через левый борт! - прокричал рулевой, вращая штурвал.
  Мостик напоминал муравейник, который шаловливый ребенок разворотил, чтобы посмотреть, как в панике носятся муравьи. Офицеры судорожно носились взад-вперед, требовали отчетов от старших на местах, отдавали приказы и пытались сделать все, что было в их силах, чтобы выправить ситуацию. В этот момент Отто испытал гордость за свой экипаж.
  Свист снаряда прорезал воздух и ударил в капитанский мостик. Норманн увидел, как вокруг гнется металл, в воздухе летают обломки дерева и металла, вперемешку с битым стеклом и разорванными телами людей. Время настолько замедлило свой бег, что коммондору казалось - встань он сейчас и побеги, смог бы убежать от взрыва и избежать участи тех, кто уже был мертв или попал под взрывную волну. Вот только тело его не слушалось. И движения были настолько медленными, будто он был в толще океана, на глубине тысячи метров, не меньше. Спустя мгновение, та самая взрывная волна настигла его и отшвырнула в сторону, с размаху впечатав в переборку. Сила удара была такова, что все тело с амортизировало и Отто показалось, что в нем не осталось ни одного целого органа или кости. Но боли он толком почувствовать даже не успел. Его сознание услужливо скатилось во тьму.
  
  
  Даин Железоед окинул взглядом собравшихся, сидящих за большим столом в главном кабинете штабного вагона. Слева от него, по традиции, сидел Барик Меднорукий - главный техник 'Стального Странника'. Сразу за ним, прямой и жесткий, как колонна, расположился Тордек Хмурый, капитан гарнизона и командир отряда бронеломов - бронепехоты дварфов. Следующим за Хмурым был Адрик Скряга, казначей и глава службы снабжения в одном лице. Между огромными светлыми бровями и солидной, всегда ухоженной и заплетенной бородой, блестел неизменный монокль. Ходили слухи, что Адрик никогда не расставался с этим своим аксессуаром. Даже если его разбудить посреди ночи, то он всегда откроет дверь своей комнаты с этим неизменным атрибутом. На столе перед ним лежала записная книжка в кожаном переплете, слева от которой находились открытые карманные часы. Казначей с недовольной миной периодически поглядывал на них, и делал пометки в своей записной книжке. Как ответственный за протокол собрания, он конечно же потом выскажет Даину свое негодование по поводу каждого отклонения от плана.
  А вот место после него пустовало. Там должен был сидеть Грумсгри Отшельник, главный кузнец. Но он, полностью оправдывая свое прозвище, предпочел сидеть в кузнице и заниматься работой над следующим их совместным с Даином творением. Железоед вообще был едва ли не единственным на 'Стальном Страннике', кто мог с ним нормально общаться, и компании кого Грумсгри не избегал. Но Даина сейчас его отсутствие совершенно не волновало. Если его работа увенчается успехом, то имя клана Даина и 'Стального Странника' прогремит по всему миру.
  По правую руку от Железоеда сидела девушка восточной внешности. Она была одета в кожаную броню, разбитую на элементы, чтобы не стеснять движения. В броню были вшиты бронепластины, способные выдержать винтовочную пулю, выпущенную с близкой дистанции. Рядом с ней, в ножнах, покоились два изогнутых клинка. Рэн Хасигава, тактик и, по ее собственному утверждению, личный телохранитель Даина. Правда, все остальные, да и сам Даин, искренне недоумевали, зачем старому дварфу телохранитель. В местах, где тело не было скрыто одеждой, виднелись татуировки. Они покрывали все тело девушки, исключая голову, кисти рук и стопы. Татуировки были активаторами способностей Рэн, которые посредством жестоких тренировок и ритуалов, были заточены в ее теле. Хасигава была одной из двух представителей Восточного Триумвирата, а если быть более точным, то Страны Восхода.
  Фактически, Даин был владельцем Рэн и Ямии. Он получил их от правителя Восхода, в обмен на одну весьма интересную услугу, которую старый дварф ему оказал. Обе девушки предпочитали обращаться к нему исключительно 'господин' или 'хозяин', хотя Даин буквально сразу заявил им, что они являются полноправными членами экипажа его лендтрейна, и вольны оставить его по собственному желанию, когда им заблагорассудится. Но восточницы упорно игнорировали этот факт.
  Место следом за Рэн сейчас так-же пустовало. Обычно его занимала Ямия, как командир разведывательной службы лэндтрейна. Сейчас все собравшиеся ждали именно ее возвращения с задания. В зависимости от ее доклада, они должны были либо придерживаться текущего плана, либо выработать новую стратегию.
  Сразу за местом Ямии сидел Альберт. Высокий и несколько худощавый, с тонкими усиками, жиденькими бакенбардами, в очках и вечно сгорбленный, он производил впечатление забитого человека. Но оно было обманчивым. Этот уроженец Королевства Бриттов хоть и не отличался физической силой или выносливостью, но его мощный интеллект и стальная воля во всю использовались для реализации возложенной на него задачи. На 'Стальном Страннике' Альберт отвечал за пассажиров и личный состав. И, как никто другой, подходил на эту роль. К тому-же, как он сам верно замечал, если доверить дварфам заниматься комфортом людей, эльфов или других, менее выносливых рас, то очень скоро на лендтрейне останутся исключительно ворчливые бородачи и некоторые фури.
  Следующим за Альбертом сидел Каэл'Ам. Он руководил дозорной службой, и являлся командиром отряда эльфийских снайперов. Как обычно, он выглядел абсолютно невозмутимо, и старался не показывать ни одной эмоции. Капюшон камуфлированного плаща был откинут назад. На 'Стальном Страннике' расовые предрассудки были одним из строжайших табу. Потому эльфы даже не пытались скрывать от окружающих свое лицо. Вот и сейчас окружающие могли видеть заостренные уши и головной убор, сделанный из золота с серебром, с вкраплением драгоценных камней. По центру, между глаз, располагался яркий алый камень, а задняя часть головного убора схватывала длинные серебристые волосы в хвост.
  Прямо на против Даина, развалившись в своем кресле, сидел Дис. Это был мужчина лет тридцати, с пронзительными серыми глазами, непослушной каштановой шевелюрой и трехдневной щетиной. Под правым глазом располагался рваный шрам, из-за которого его мимика всегда выглядела пугающе.
  В кабинете царила гробовая тишина, нарушаемая лишь звуком гудения ламп в золотистых оправах, выполненных в виде голов горных баранов, поскрипываниями перьевой ручки Адрика и тиканьем часов.
  На отделанной деревом стене висела огромная карта континента. На карте было множество обозначений, показывающих маршруты, взаимоотношения с различными городами и государствами, расположение офисов и представительств компании Даина, а так-же другие лендтрейны, принадлежащие к его клану.
  Даин посмотрел на Диса. Тот с невозмутимым видом достал обойму от полуавтоматического пистолета, вывалил на стол патроны и стал с невозмутимым видом набивать обойму.
  - Дис, это действительно необходимо делать именно сейчас? - ворчливо поинтересовался у него Адрик.
  Но тот лишь молча посмотрел на него, и продолжил снаряжать магазин.
  - Даин, это нарушение протокола! - возмутился Скряга, обращаясь к Железоеду.
  Старый дварф погладил седую бороду, внимательно смотря на виновника возмущения их казначея. Тот поднял глаза на командира 'Стального Странника', и, на секунду задержав руку с патронами, снова опустил взгляд. Его пальцы продолжили пропихивать патроны под фиксирующие губы обоймы.
  - Дис?
  Тот снова поднял глаза, и покачал головой. Это значило, что он не пытается кого-либо намеренно раздражать.
  У Диса была невероятно развита интуиция. Он безошибочно чувствовал, когда им предстояло с кем-то вступить в бой.
  - Как скоро? - поинтересовался дварф.
  - У нас еще есть время. - по сравнению с грубым дварфийским голосом, его слова звучали чисто и спокойно. Для постороннего человека могло показаться, что ему вообще безразлично происходящее.
  - Хорошо, тогда дождемся Ямии. - удовлетворенно кивнув, произнес Даин.
  Как будто в ответ на его слова, тяжелая бронированная дверь в кабинет открылась, и внутрь вошла синоби.
  Все присутствующие тут же посмотрели на девушку. Та, ничуть не смутившись, поклонилась Даину.
  - Ты в порядке? - спросил у нее Железоед.
  Даин не просто так первым вопросом поинтересовался о состоянии Ямии. На 'Стальном Страннике' действовало несколько правил, которые установил лично его владелец, и которые были главнее любых приказов и инструкций. Одно из них гласило, что жизнь члена экипажа лендтрейна важнее любого задания, поскольку нет таких денег, которые были бы ценнее жизни.
  В ответ на вопрос дварфа, Ямия молча кивнула и направилась к своему месту. Дождавшись, когда она сядет, Даин начал совещание.
  - Итак, дамы и господа, у нас есть возможность отлично заработать и укрепить влияние нашей компании среди государств на фоне текущего военного конфликта. Но, для этого, как водиться, нужно напрячься и сделать первый шаг.
  В густой седой бороде дварфа мелькнула довольная белозубая улыбка. Он с довольным видом погладил бороду и оглядел присутствующих.
  - Мы уже поняли, что у тебя грандиозная задумка. Но ты не мог бы побыстрее изложить суть, Даин? - поторопил его Барик.
  - Конечно! - положив руки на стол, ответил ему Даин - Сейчас государства Артезии, нашего континента, находятся на пороге глобальной войны. И первые ее проблески явило миру королевство Прейбен. И, надо отдать им должное, что они отлично подготовились. Приход к власти провоенной коалиции в правительстве и желание короля золотыми буквами вписать свое имя в историю Прейбена, с последующей военной реформой, сделали их вечно терпящую поражение армию в одну из самых передовых и подготовленных, что Прейбен ярко продемонстрировал в первые же месяцы войны.
  Даин встал со своего места и подошел к карте на стене. Массивная рука с большими, мозолистыми пальцами, взяла указку и ткнула в место на карте, обозначенное, как королевство Прейбен. Оно находилось на северо-западной части континента. Со всех сторон Прейбен был окружен крупными государствами. Слева была Фарциская Республика. Чуть ниже нее королевство Портия, чьи территории имели весьма протяженную границу с Прейбеном. Ниже располагалась Паония, а справа от Прейбена находилась Саберийская Империя, одна из крупнейших стран континента. Верхняя граница королевства упиралась в залив, который, в свою очередь, переходил в океан.
  - Штаб Прейбена, во главе с королем, развернули сразу две компании, против Фарциской Республики и Портии. В обоих случаях их войска без проблем преодолели сопротивление на границе, и весьма глубоко продвинулись в территории их врагов. Республиканцы смогли, ценой огромных жертв, остановить прейбенцев у города Гаскии. А войска Портии понесли огромные потери при обороне их крепостей-тройняшек, формирующих пограничную оборону. Едва избежав котла, они отошли в глубь страны, и сейчас Портия, объявив всеобщую мобилизацию, старается снова нарастить силы. Прейбен же, опасаясь удара в спину состороны Паонии, пока окапывается на захваченных землях о осваивает крепости-сестры.
  Для всех собравшихся было очевидно, насколько успешно для прейбенцев протекает война.
  - И сейчас, - продолжил Даин - Прейбен разгромил пограничный гарнизон Саберийской Империи. А это значит, что с этого момента никто не сможет сказать, что все победы прейбенцев являются лишь удачным стечением обстоятельств. А это значит, что как минимум среди стран, вовлеченных в конфликт, начнется гонка вооружения.
  Железоед повернулся к собравшимся, ожидая от них реакции. И она последовала незамедлительно.
  - С чего ты вообще решил, что все кинуться к нам, стучась головой в пол и прося продать им побольше оружия и технологий? - поинтересовался у него Адрик.
  - Вот именно, старик! Все эти государства владеются хорошими армиями, с хорошим вооружением. И у них свои оружейные-же бюро. Наверняка они постараются обойтись без привлечения третьей стороны. Тем более что не для кого ни секрет, где Прейбен разжился на чертежи своего нового вооружения. - поддержал его Тордек.
  В ответ на это Даин раскатисто рассмеялся. Остальные даже особо не прореагировали на это, за годы работы привыкнув к характеру Железоеда.
  - Все три государства-противника Прейбена уже убедились в том, что враг на голову их превосходит с точки зрения вооружения и подготовки военных кадров. И сейчас их правительства будут искать варианты решения данной проблемы, в том числе на стороне.
  - Да, но это мы не одни на этом рынке, Даин, не забывай. - тут же заметил Адрик.
  - Не зря тебя прозвали Хмурым. - отмахнулся от него владелец 'Стального Странника' - Мог бы вместо скепсиса включить свое воображение.
  В ответ на это Адрик демонстративно поправил монокль.
  - Если я включу воображение и перестану держать тебя в узде, Даин, то ты, со своими нескончаемыми выдумками, тут же пустишь нас по миру. Или мне напомнить, во сколько нам встали ваши с Грумсгри эксперименты и проекты?
  - Да ты просто старый скряга и ворчун! - ни сколько не смутившись, парировал Железоед.
  - Тем более, что наши разработки дают нам возможность иметь самые лучшие по вооружению, оснащению и обеспечению войска! - вмешался Барик, заняв в этом вопросе сторону Даина.
  - А ты вообще молчи! Твоя неуемная страсть к учениям вечно доводит до того, что ты нескончаемо клянчишь у меня дополнительный бюджет! - рявкнул на него Скряга.
  В ответ на это Барик побагровел и вскочил со своего места, громко стукнув кулаком по столу.
  - Да мои парни позволяют тебе вообще не печься о том, что на нас покусится хоть кто-то! Даже последние отморозки пятьдесят раз подумают, чтобы с нами связываться! И все благодаря тому, что у нас лучшие солдаты! И ты мне смеешь вменять в вину расходы на тренировки?!
  Адрик, встал, и, скрестив руки на груди, вперил взгляд в Хмурого.
  - Конечно смею! Не забывай, что только благодаря мне, наш клан является одним из богатейших! А ты только деньги тратишь! Думаешь, легко постоянно оптимизировать бюджеты, без потери эффективности! Особенно с такими твердолобыми вояками! И тогда, когда некоторые раз за разом теряют дорогостоящее оборудование и вооружение! - в конце тирады палец казначея указал на Диса.
  Тот меланхолично поднял взгляд на спорящих дварфов.
  - Меня только не вмешивайте в ваши разборки. Мне все Старик делает. - спокойно ответил Дис и снова вернулся к своему занятию.
  - Адрик, будем честны, ты постоянно жмешь деньги на нужды экипаж... - договорить Альберт, желающий вставить свое слово в разговор на столь подходящую тему, не успел.
  - Довольно!!! - от голоса Даина, казалось, заходили ходуном даже толстенные стальные стены и весь поезд притих - Развели тут балаган! Это дела не касается!
  Все споры тут же стихли, как будто их и не было. Оба спорщика, недовольно поглядывая друг на друга, уселись на свои места.
  - Так вот, - продолжил Даин - сейчас войска Прейбена двинутся к Пуэрто-Лумбрерасу, чтобы ударить в этот важный торговый узел. При этом они вынуждены брать под контроль так-же значительные поселения, и часть войск отправят к городу Альгорф. Туда же должна направится спасенная нами генерал де Мэндос с выжившими. Мы выдвинемся к Альгорфу, и поможем с обороной города. Тем самым мы сразу добьемся нескольких целей. Во-первых - продемонстрируем свое превосходство в вооружении, обеспечив первое поражение Прейбена в этой войне. Во-вторых, сорвем планы штаба Прейбена, позволив сохранить опорный пункт за спинами их основных сил на территории Империи. Это сломает им карты, что позволит саберийцам развернуть свой флот раньше, чем прейбенцы достигнут нужных им по план целей. Это начнет формировать паритеты на фронтах, увеличив нагрузку на войска Прейбена. А это, в свою очередь, позволит странам-участницам получить передышку в боевых действиях и озаботиться наращиванием сил.
  Закончив эту свою речь, Даин с довольным видом посмотрел на Адрика и Барика.
  - Звучит логично и, при должном планировании и реализации, вполне осуществимо. - согласился с ним Барик.
  - И нам даже не придется сильно рисковать в этой кампании. - тут же подобрев, произнес Адрик.
  - И это еще не все! - не унимался Даин - Мы спасем генерала де Мэндос и остатки гарнизона крепости, обеспечив себе лояльность военных. Это однозначно скажется на решении в пользу контракта с нами, потому как ее влиятельная семья будет нам сильно благодарна за спасение их перспективной дочки. И после того, как саберийцы начнут бить прейбенцев нашим оружием, тут уж никто не откажется от контракта с нами. Более того, каждый будет стремиться первым получить новое оружие.
  Одобрительный гул присутствующих подтвердил, что Даин и его план попали в самую точку.
  - Ямия, теперь доложи нам обо всем. И мы сможем детально проработать наш следующий шаг в этом плане.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"