Чернышов Александр: другие произведения.

Лендтрейн "Стальной Странник"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.61*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Даин Железоед, гениальный оружейник и глава дварфийского клана, по личной просьбе правителя Саберийской Империи прибывает в пограничную крепость на своем личном лендтрейне - гигатском гусеничном мегапоезде. Там он оказывается втянут в водоворот событий, которые навсегда изменят привычную картину мира Эравии. *UPD 12.09.2020. Добавлена 44 глава. + 27 КБ*

  
  Глава 1. Луиза де Мендос
  
  Желтый штандарт с крылатым львом, держащим в зубах меч, бился на ветру в лучах весеннего солнца. Его крепления мелодично позванивали при ударах о шпиль башни. В такт этому мелодичному звону, по башне разносился звук шагов. Если слегка прислушаться, то можно легко различить две походки: легкий цокот каблуков о камень и тяжелую поступь, чеканящую подкованными каблуками.
  - Генерал, отставьте ваши замашки. Я не намерен тратить время на глупости. Дайте мне сделать свое дело, и я уеду на радость нам обоим. - Низкий голос говорившего ворчливым эхом разносился по каменным коридорам.
  - Вы просите невозможного. Достаточно того, что я пустила в свою крепость вас. Терпеть ваших... - повелительный женский голос запнулся, подбирая слова - попутчиков в своей крепости я точно не буду. И точка.
  - Довольно! Я здесь только потому, что Фердинант меня об этом попросил. Ваш император не приказал, а попросил меня. Намек понятен?!
  Собеседники успели подняться по лестнице башни, и перейти в галерею.
  Звук шагов замер. Случайный зритель в этот момент застал бы забавную картину.
  Вперив в друг друга взгляды, в галерее стояли двое. Высокая и стройная девушка лет двадцати пяти - двадцати семи и седой дварфа полторы головы ниже ее ростом.
  Бело-красный мундир девушки подчеркивал стройную фигуру, а длинные серебристые волосы мягкими складками лежали на плечах. Облаченные в перчатку пальцы скрещенных рук недовольно постукивали по эфесу висящей на поясе шпаги. Форменные брюки, подчеркивающие длинные стройные ноги, переходили в высокие сапоги на каблуке. Носок этого сапога постукивал по полу в такт пальцам. Серые глаза девушки презрительно смотрели вниз, на коренастого дварфа, голова которого невольно расположилась прямо на против ее груди.
  Собеседник, уступая ей в росте, шириной плеч превосходил ее минимум в три раза. Руки и ноги походили на небольшие колонны. Дварф буквально источал ауру мощи, которая только усиливалась от массивного полного доспеха. Грубые черты лица частично скрывала густая седая борода, а из-под кустистых бровей сверкал гневный взгляд темных глаз. Дварф стоял, подбочившись и всем своим видом выражая недовольство.
  Они с полминуты буравили друг друга взглядами. Их прервал показавшийся на лестнице офицер. Отсутствие доспехов или кирасы выдавали в нем штабного, даже если не смотреть на знаки различия войск. Открыв было рот, офицер тут же его захлопнул и немедленно ретировался, постаравшись при этом быть как можно менее заметным. Взглядами этих двоих можно было разжигать печь.
  - Что тебе от меня нужно, дварф? - Выдохнув, произнесла девушка. При этом ее глаза закатились так сильно, что на лбу проступили морщины. - Она уже находится под усиленной охраной. В крыле для особо важных гостей. Входить к ней без моего ведома могут только строго определенные люди.
  Помедлив, девушка подчеркнуто добавила:
  - И один дварф.
  Ее собеседник хмыкнул, но не стал заострять внимание на очевидной колкости.
  - В вашей крепости тысячи людей, генерал. А в мире существуют шпионы, лазутчики и диверсанты. Все они могут легко затеряться в такой толпе. И лучше поверьте на слово, если сказанное мне правда, за этой девчушкой будут охотится. А я не хочу стать тем, на кого потом посыплются все шишки за ее пропажу. Дайте мне закончить свои дела, покинуть крепость, и пусть ее крадут у вас столько раз, сколько вам вздумается. - проворчал дварф.
  Девушка сощурила глаза, растянув губы в тонкую линию.
  - Это моя крепость. - Едва не прошипела она в ответ - Я смогу обеспечить безопасность вверенного мне человека и без ваших дварфов, Даин.
  - Точно? - Переспросил он, скрестив руки на массивной груди.
  - Абсолютно. - Слегка задрав подбородок, ответила девушка. От этого ее взгляд сверху вниз приобрел более демонстративный характер.
  Из густой бороды блеснула белозубая улыбка дварфа.
  - Что-же, тогда сами разбирайтесь с вашими проблемами, Луиза. А я с чистой совестью покидаю крепость и отправляюсь по своим делам. У меня достаточно забот достаточно, чтобы не возиться со вздорной девчонкой-генералом из семейства де Мендосов.
  - Да как ты... Дварф... - От негодования девушка начала запинаться. - Ты не посмеешь, Даин!
  Ее глаза заблестели от ярости, а грудь начала тяжело вздыматься. Гневное дыхание заставило ноздри изящного носика трепетать от негодования.
  В ответ дварф демонстративно развернулся и направился к лестнице, взмахнув пятерней через плечо на прощание. В возникшей тишине стук тяжелых подкованных ботинок разносился, как колокольный звон, эхом рикошетя от каменных стен.
  Луиза разрывалась между желанием немедленно затолкать дварфу в глотку его дерзкие слова, офицерским долгом и непременными последствиями. Девушка почувствовала, как покрывается холодным потом.
  Она вспомнила, как ее отец, генерал-адмирал Валентин де Мендос, командующий имперским воздушным флотом, прилетев с визитом в крепость, лично передал ей поручение от Его Величества императора Фердинанта провести встречу Мэйт де Лаури и Даина Железоеда. Тогда между ними состоялся небольшой конфликт на почве нетерпимости Луизы к нелюдям и приверженности риторике Лиги Людей. Отец объяснил ей, что Даин - очень влиятельная личность, злить которого крайне не рекомендуется. И что, если встреча сорвется, последствия для нее могут быть очень серьезными. И ей не помогут ни принадлежность к имперским грандам, ни его отцовское покровительство.
  Вообще, если отбросить ее откровенно презрительное отношение к нелюдям, дварф вызывал у девушки смешанные эмоции. С одной стороны, он не одевался и не вел себя, как богатые и влиятельные личности, которых она привыкла видеть при дворе. Но, при этом, со слов отца, он владел крупнейшей оружейной и конструкторской компанией на континенте. А судя по невменяемо огромному личному лендтрейну, он действительно очень богатый.
  С другой стороны, с первого взгляда на Даина, она поняла, что он сильный воин. Луиза была одаренным боевым магом. Одной из самых талантливых учениц Магической Академии. Но, непонятной для нее причине, от одной мысли серьезного поединка со старым дварфом, ее бросало в дрожь.
  Мысли девушки вернулись к императорскому поручению и наставлениям отца. Луизе нужно было организовать эту встречу.
  Но, проклятье, этот дварф был так упрям! Она являлась комендантом этой крепости и генералом империи, а он - нелюдем. И он пытался диктовать свои правила. Через открытое окно в крепость влетел прохладный порыв ветра, заставив девушку поежиться. Или это был ее страх последствий? Она предпочла думать, что виноват ветер.
  'Проклятье! Чертов дварф!' - Мысленно выругалась де Мендос.
  - Хорошо, почтенный Даин. - Процедила она, постаравшись состроить как можно более милое и учтивое выражение лица - Чего вы желаете?
  Дварф резко обернулся и пристально посмотрел на нее.
  - Не подавилась этим 'почтенным', девочка? - Насмешливо спросил он у нее.
  Но взгляд Даина, ставший неожиданно холодным о острым, как сталь, говорил ей совершенно другие слова. Генерал поймала себя на мысли, что будь у нее возможность убежать, она сбежала. Дрожащая рука инстинктивно схватилась за эфес шпаги. Она не могла понять, как дварф мог одним взглядом вызвать у нее такой безотчетный ужас.
  Не в силах толком ответить, не выдав своего страха, она лишь отрицательно покачала головой.
  'Как такое вообще возможно?' - Лихорадочно билась в ее голове мысль.
  К ее удивлению, Даин лишь спокойно выдохнул. И ужас, давивший на нее многотонной плитой, тут же исчез.
  Луиза обнаружила, что стоит, слегка ссутулившись. Она тут же выпрямилась, стараясь сохранить остатки достоинства.
  - Ладно. Давай посмотрит на эту девчушку, и уж потом будем пререкаться. - Проворчал Даин.
  В этот момент девушка почувствовала невероятное облегчение. Как будто из воздуха ушло напряжение, от которого, казалось, трескались даже каменные стены.
  Тем временем, пока она пребывала в своих мыслях, дварф уверенной походкой протопал мимо нее, звякая своими подкованными ботинками.
  'Как же раздражает это звякание..' - Подумала Луиза.
  - Ты уж извини старика, девочка. - Произнес он, замерев на мгновение около нее и слегка повернув голову - С годами я все ворчливей и ворчливей. Вот и бываю порой немного несдержан.
  
  Дальнейший путь к покоям, где разместилась де Лаури, они проделали молча. И у Луизы была возможность осмыслить произошедшее. Вне всякого сомнения, как воин, Даин невероятен. Задавить ее одним только взглядом. Она боялась представить, насколько же он тогда страшен в бою.
  С другой стороны, он дварф. И по самолюбию Луизы больно била мысль о том, что нелюди, которых она считала, в лучшем случае, второсортными созданиями, могут быть такими сильными. И что генерал испугалась одного из них. Эти два противоречия буквально разрывали ей мозг.
  - Стоять!
  Этот окрик вернул ее к реальности. Она обнаружила, что слегка отстала от дварфа. И первым, кого увидела стража у двери Мэйт, был именно он. В принципе, они остановили бы любого, кроме нее самой, ее личного рыцаря Джерардо или же майора Эссуа. А дварф.
  Луиза, мысленно ругая себя, поспешила вперед. И увидела именно то, что и ожидала. За небольшим поворотом стоял Даин. Впереди, метрах в десяти была дверь, около которой два стражника из стрелковой пехоты, облаченных в неполные латы. Нервно сжимая пистолетные рукояти, они наставили на Даина короткоствольные автоматы. Отблески электрических ламп играли на натертых до блеска кирасах с наплечниками, листы железа на которых располагались в три слоя. Руки и ноги солдат так же были защищены наручами и поножами. Их лица невозможно было разглядеть за дырчатым забралом шлемов, но Луиза чувствовала их страх. Автоматы с длинным рожком, изгибающимся к цевью, подрагивали в руках.
  Дварф лишь устало скосил на нее глаза. В его взгляде легко читалось, насколько ему надоело происходящее. Даин даже не пытался ничего объяснить, молча ожидания, когда это сделает она.
  - Отставить! - Рявкнула генерал.
  Стражники замерли. Их взгляд перебегал с дварфа на Луизу и обратно. Но оружие вниз не опустилось и продолжало смотреть на Даина.
  - Отставить! Опустить оружие! - Не скрывая своей злости, громко повторила она.
  Со второго раза стражники все же среагировали и вытянулись по стойке 'смирно'. Синхронно бряцнул металл о металл, когда поножи столкнулись друг с другом. Даин по непонятной для нее причине слегка усмехнулся. Но девушка не стала обращать на это внимания.
  - Госпожа генерал, за время нашего караула происшествий не произошло! Никто к двери не приближался, и гостья своих покоев не покидала! - Тут же отрапортовал старший караула.
  Луиза сразу заметила, как он вопросительно указал глазами на дварфа.
  Даин, который тоже увидел, как стражник на него пялится, рассержено фыркнул и двинулся вперед.
  - Ради морадиновой наковальни, неужели у вас все настолько плохо с мозгами? - Проворчал он, уверенно двигаясь к двери.
  Да и чего ему, собственно, было опасаться. Даже при отсутствия у него оружия, Луиза сомневалась, что пара автоматов смогут его остановить. Святая Дева, она вообще сомневалась, что его массивные доспехи можно пробить стрелковым оружием, настолько мощными и прочными они казались!
  'Надо усилить караул' - пронеслось у нее в голове.
  Стражники попытались было дернуться, чтобы преградить Даину путь.
  - Пропустить!
  В этот раз караульные среагировали практически моментально. Старший смены почтительно отпер засов, а второй стражник вытянулся вдоль стены, взяв оружие на караул.
  Но стоило им только зайти в дверь, как Даин застыл, глядя на сидящую на изящном диванчике девушку, которая оторвалась от чтения книги, чтобы посмотреть на гостей.
  
  
  
  Глава 2. Даин Железоед.
  
  'Это она! Она!'
  Это была единственная мысль немедленно заполнила все сознание старого дварфа.
  Ошибиться было просто невозможно. Чистейшее создание. Только такая, как она, могла стать Воплощением Порядка. Никто другой не стал бы избранницей это богини.
  Ее окутывало легкое сияние. Его невозможно было различить обычным взглядом. Только почувствовать, увидеть мысленным взором. Это сияние несло тепло его старой душе. Даин был готов поспорить на свою бороду, что окружающие относились к этой девушке с трепетом и обожанием.
  Воплощение Порядка. Все существо Железоеда трепетало от этой мысли.
  Невысокого роста по меркам людей. Хрупкая и изящная. С длинными волосами и невероятно глубоким взглядом светлых, едва не светящихся изнутри глаз. Девушка была одета в белое парчовое платье.
  - Это она. - Хрипло выдохнул Даин.
  - Простите? - Переспросила у него Луиза.
  - Эта девушка - Воплощение Порядка. Что тут непонятного? - Ответил Даин, раздражаясь от того, что ему приходится пояснять очевидные вещи.
  - Конечно это она. - Подтвердила генерал. - Именно потому вас сюда и пригласили.
  Даин оторвал взгляд и посмотрел на Луизу. Она напомнила ему ее отца в юные годы, пока он не утонул в пучине бюрократии. Такая же горячая, талантливая и строящая из себя невесть что.
  - Девочка, - Моментально подобрев, усмехнулся он, проводя пятерней по своей бороде. - Если бы каждый раз, как мне представляли очередного избранного в Воплощения, это было правдой, то этими самыми воплощениями можно было бы вымостить главную площадь в вашей столице. Но правда в том, что Воплощения Магии редки на столько, что за всю мою жизнь я встретил лишь несколько. А прожил я намного больше, чем отпущено дварфам богами. Воплощения никогда не появляются в этом мире просто так.
  - Простите, что вы сказали? - Переспросила Луиза.
  С того момента в галерее, она стала относится к нему немного уважительней. Внутренне Даин улыбнулся. Ее отцу понадобилось хорошенько получить по шее, прежде чем он начал выказывать ему подобающее уважение. Дочка оказалась сообразительней.
  - Не важно. Главное то, что это прекрасное юное создание - истинное Воплощение Порядка. С одной стороны, это невероятное событие. И мало кто в этом мире может испытывать большую радость от встречи с ней, чем я. Но, с другой стороны, это значит, что за ней придут.
  Луиза хотела было возразить, но он вскинул руку, даже не дав ей начать. Он прекрасно знал, что она сейчас скажет.
  - Генерал, вы можете возражать и возмущаться столько, сколько посчитаете нужным. От количества ваших возражений ничего не изменится. Суровая правда в том, что невозможно долго скрывать факта появления Воплощения. Другая суровая истина гласит, что за юной Мэйт придут. И скорее рано, чем поздно.
  Даин подошел к самому крепкому, на его взгляд, стулу и кое как втиснул в него свой зад. Бедная мебель заскрипела под весом облаченного в доспехи тела.
  - Я прикажу усилить охрану. - Тут же произнесла генерал, и, повернувшись к двери, окликнула старшего караула.
  - Забудьте об этом. - Махнул рукой Даин, и от этого простого жеста несчастный стул под ним с громким треском развалился. Железоед шлепнулся, загрохотав латами по полу, чем вызвал улыбку у де Лаури и ужас у Луизы, которая тут же бросилась помогать ему.
  Именно в этот момент в комнату зашел стражник. Услышав грохот и увидев, что дварф валяется на полу в обломках стула, а Луиза замерла в рывке к нему, он выдал первую и самую естественную реакцию, которую мог выдать. Стражник схватил автомат, и наставил его на Даина.
  'Ну а чего еще ждать от перепуганного стражника с расистскими убеждениями?' - Пронеслось в голове у Железоеда одновременно с дошедшим до мозга возмущением ушибленного седалища.
  - Не двигаться! - Заорал стражник как можно громче и грознее. Хотя вышло так себе. Скорее, это было похоже на писк храбрящегося подростка.
  - Во имя почтенных предков, да сколько можно наставлять на меня оружие... - пробурчал дварф. Пытаясь встать, Даин ворочался в обломках стула, как медведь в берлоге.
  - Госпожа генерал, госпожа де Лаури, бегите! Я вас прикрою! - Самоотверженно закричал солдат.
  Луиза стояла красная, как помидор. А Мэйт смеялась, схватившись за живот. Ситуация была комичной, и напоминала постановку бродячего театра, дающего представление на площадях для простых людей за мелкую монету со зрителя. И таковой она была до того момента, пока в комнату не вломился второй караульный, а следом не раздался сухой щелчок предохранителя, означающий готовность оружия к стрельбе.
  Даин, настроение которого и так было изрядно попорчено треклятым стулом, из-за которого он так неудачно грохнулся на задницу, почувствовал, как его дварфийская раздражительная натура берет верх над здравым смыслом. Конечно, он понимал, что никто в него стрелять не будет, и через мгновение генерал де Мендос разрешит это недоразумение. Но подавить злость было сложно. Не последнюю роль тут играли ушибленное седалище и уязвленное самолюбие.
  И ведь он практически успокоился, когда его слуха коснулся щелчок предохранителя.
  - Отставить!!! -Властный крик Луизы был таким громким, что у стоящего рядом с ней стражника должны были попросту лопнуть барабанные перепонки.
  Бедняги стражники умудрились как-то не оглохнуть и начать опускать оружие, когда гневный Даин поднялся с пола, и посмотрел на них.
  Луиза уставилась на него расширившимися глазами. Даин краем глаза заметил, как ее рука непроизвольно метнулась к шпаге на поясе. Стражники, нервы которых были явно менее крепкими, чем у юной де Мендос, дрожа, замерли и не могли даже поднять оружия. Одна лишь Мэйт осталась абсолютно спокойной, лишь прекратив смеяться.
  - Г-г-г... г-г-госпож-ж-а г-г-г..енерал... Б-бегите.... - Выдавил из себя старший караула, как-то найдя в себе силы поднять автомат и наставить его на Даина.
  Даин уже взял себя в руки и мысленно успокаивался. Гнев практически испарился. Он просто старался не делать лишних движений, чтобы не спровоцировать перепуганных стражников. Сам Железоед совершенно не боялся этих пукалок. Его доспех этими пукалками не пробить. Но эти идиоты могли случайно попасть в Воплощение.
  Все в комнате замерли. Два перепуганных стражника, пальцы которых опасно подрагивали на курках автоматов. Луиза, которая все же схватилась за шпагу. Хотя ее поза выдавала готовность нанести удар, но его целью был не дварф, а двое запаниковавших солдат. Было видно, что она всеми силами намеревалась сохранить жизнь и здоровье ее гостей. Даже ценой смерти своих солдат. И Даин, который не хотел провоцировать солдат на стрельбу.
  - Прошу вас, успокойтесь.
  Этот голос. Эти слова. Даин мысленно благодарил Морадина, Бога-Кузнеца дварфов, которого он почитал более всего, за то, что он подарил ему возможность видеть эту девушку и слышать ее голос.
  Комната как будто наполнилась светом и свежим воздухом, один вдох которого сразу отрезвлял разум. Присутствующие тут же пришли в себя. Гнев и страх улетучились без следа.
  - Почтенный Даин, я полагаю, что вам нужно принести извинение. - Обратилась к нему Мэйт.
  Дварф улыбнулся, как улыбаются безмерно довольные старики, которые удовлетворяют прихоть любимых внуков, и величественно поклонился.
  - Прошу простить меня. Чертов стул оказался слишком хрупок для моего старческого зада, а мой дварфийский нрав сделал все остальное. Я не хотел никого пугать. - Сказав это, он примирительно развел руками.
  Луиза, молча наблюдавшая за происходящим, выглядела так, как если бы ее окатили ушатом холодной воды. Но куда хуже нее выглядели солдаты. Похоже, что от пережитого страха они еле стояли на ногах.
  - Да, вы действительно скверный гость, почтенный Даин. - С улыбкой произнесла де Лаури - Пугаете наших гостеприимных хозяев.
  В ответ он рассмеялся. Комната наполнилась его грубым громогласным смехом.
  - Да, девочка. Ты права. Перегнул я палку. Мы, дварфы, народ простой и грубоватый. Если уж обидел тебя, то прости старика. - довольный Даин похлопал себя по бронированному животу. От этого жеста по комнате разнесся звук удара стали о сталь. Но, в отличии от коридора, где вокруг был голый камень, здесь стены были задрапированы тканями, и звук быстро в них потонул.
  В ответ Мэйт улыбнулась ему самой милой своей улыбкой.
  - Ну что вы. Я рада, что вы сумели найти время, и встретиться со мной.
  Даин смотрел на нее и чувствовал внутреннюю легкость. Это было замечательное чувство. Как будто именно этой встречи он ждал последние три сотни лет.
  'Великие Боги и почтенные предки, спасибо за эту встречу'
  Старому дварфу пришлось немного напрячься, чтобы собраться с мыслями. Это было вдвойне тяжело, потому что вместе с радостью от встречи, он испытывал грусть, причина которой таилась в глубоком прошлом.
  - Генерал. - Обратился он к Луизе, повернув голову в ее сторону.
  Де Мейт уже успела прийти в себя и старалась тихонько выставить стражников за дверь, от греха подальше. Уж слишком много неприятностей они успели ей доставить.
  - Да-да... - Немного рассеяно ответила она, выталкивая стражников наружу. Со стороны это выглядело так, что еще немного, и она будет провожать их пинками. Даин готов был побиться об заклад, что после караула эти двое еще получат свое.
  - На счет охраны. Буду признателен, если вы доверите это моим солдатам.
  Лицо Луизы тут же приняло суровое выражение, а стражники вылетели в коридор от сильного толчка офицерского сапога.
  - Боюсь, что не смогу пойти на встречу в этом вопросе. - Голос Луизы был холоден и высокомерен.
  - Генерал, ваши люди едва в штаны не наделали только что. Вы уверены, что они справятся? - Даин решил не давить на нее, а попробовать воззвать к голосу разума.
  К удивлению старого дварфа, его слова не возымели должного эффекта. Скорее наоборот. Девушка явно начала злиться.
  'Почтенные предки, неужели ее расовые предрассудки на столько сильны?' - С горечью подумал Даин.
  Но, присмотревшись к ней, и к ее реакции, он понял, что угадал только наполовину. Похоже, что он задел ее за живое.
  'Старый дурак, сколько лет топчу свет, а манерам так и не научился' - Мысленно обругал он себя.
  - Я уверена, что мои люди более, чем способны обеспечить безопасность моих гостей в моей крепости. - Процедила сквозь зубы Луиза.
  Даин быстро окинул взглядом ее застывшую в гневной позе фигуру и улыбнулся.
  - Хорошо. Тогда я попрошу вас связаться с вашим отцом и передать ему, что я берусь за дело. И скажите ему, что я настаиваю на том, чтобы Мэйт де Лаури охраняли члены экипажа 'Стального Странника'. Но решение я оставлю за ним.
  
  
  Глава 3. Луиза де Мендос
  
  Луиза не поверила своим ушам. Который раз за сегодня старый дварф удивил ее. Сначала случай в коридоре, потом реакция на недоразумение со стражниками. А потом то, как он вел себя в Мэйт. И теперь это отступление в вопросе охраны.
  Конечно, то, что Даин согласился оставить вопрос охраны на усмотрение ее отца, Луизу радовало. У нее внутри все закипало от мысли, что ее солдаты могут оказаться хуже, чем солдаты дварфа. И что именно его бойцы будут охранять Воплощение Порядка. Это была бы пощечина для нее, как человека, командира и аристократа.
  Но теперь то она отстоит свое. Уж она-то сможет уговорить отца оставить ей охрану Мэйт. При этой мысли девушка едва не потерла руки в предвкушении этой победы.
  - Мне нужно вернуться на лендтрейн. Дела займут два-три часа, после чего я планирую снова вас навестить и побеседовать с Мэйт.
  С этими словами Даин без лишних церемоний кивнул девушкам, и развернулся к выходу.
  - Надеюсь, что в меня больше никто не попытается выстрелить? - Выразительно бросил Железоед через плечо.
  Луиза тут же уловила намек старого дварфа.
  - Почтенный Даин, подождите пару мгновений. - Попросила она.
  Дварф кивнул, и Луиза быстро вышла за дверь. Там ее ждали все те же два стражника, которые при звуке открывающейся двери подпрыгнули и схватились за оружие. Судя по всему, сторожили они сейчас не коридор, и именно выход.
  Генерал быстро привела обоих в чувства, и приказала старшему по званию сопроводить ее гостя наружу со всем возможным почтением, на которое только способен бедняга-капрал.
  Судя по его глазам, ему этот приказ пришелся совсем не по душе.
  - Госпожа генерал, так, а может я того... сбегаю... позову офицера там... - Замялся он - Я же из простых... манерам не научен. Да и вас с госпожой де Лаури оставлять на одного Мигеля как-то нехорошо. Мало ли, кто недоброе задумает. А вы и почти без охраны. Может я... того... за офицером. Могу позвать нашего лейтенанта, или вообще любого офицера, какого встречу. Скажу, по вашему приказу. Уж офицер-то точно достойно проводит высокого гостя.
  Луиза слушала испуганное мямляние капрала, и внутренне закипала. На фразе про высокого гостя она не выдержала и взорвалась.
  - Капрал. - Прошипела она его таким тоном, что бедняга вытянулся по струнке - Ты немедленно закроешь свой рот, и проводишь Даина. И сделаешь это молча. Говорить будешь только в случае острой необходимости. Заикнешься дварфу о высоком госте, и я тебе лично обещаю, что ты рядовым будешь до конца своей службы. Понятно?
  - Так точно, госпожа генерал! - Капрал продолжал стоять навытяжку. Луиза отчетливо видела, как лихорадочно прыгал вверх-вниз его кадык, и бешено пульсировала артерия на шее. Капрал взмок, будто находился не в прохладном каменном коридоре, а на полуденном солнцепеке в разгар лета.
  Луиза подумала, что доверять ему Даина действительно не стоит. Капрал мог легко сотворить глупость.
  - Передашь Даина первому же встреченному офицеру. Все равно кому, даже если это будет начальник штаба. Скажешь, что это мой приказ. И пусть только хоть кто-то попробует тебе отказать...
  Капрал закивал, как восточный болванчик. Шлем при этом издавал легкий металлический звук, а плохо пристегнутое забрало ерзало, поскрипывая и грозя соскочить с крепления.
  - После этого найдешь начальника караульной службы и передашь ему, что необходимо заменить вас двоих на посту. И оба до вечера свободны. Все понял?
  Капрал снова закивал, но на этот раз менее интенсивно.
  - И, если учудишь что-то, за что мне придется потом краснеть перед дварфом, я тебя... - Тыкая пальцем в нагрудник, едва не прорычала Луиза, а потом выразительно сжала кулак.
  Глаза капрала буквально умоляли, чтобы генерал поскорее оставила его в покое. Луиза выдохнула и вернулась обратно по покои Мэйт.
  
  Когда Даин ушел, девушка почувствовала, что может, наконец, выдохнуть. Ей даже стало немного жаль того беднягу, что сопровождал дварфа. В его глазах читалось такое отчаяние, будто Даин сожрет его, как только они отойдут подальше.
  - Как же тяжело с этим дварфом. - Выдохнула Луиза, растягиваясь на диванчике рядом с Мэйт. Напряженное тело девушки расслабилось.
  - Неужели? - Удивилась в ответ де Лаури.
  - Да он настоящее чудовище! - Луиза схватилась за голову.
  Мэйт сидела, сложив руки на коленях и молча слушая излияния своей собеседницы.
  - Такое вообще возможно? Ну, чтобы живое создание, и тем более не человек, обладал такой силищей? Я ни разу с подобным не сталкивалась. Страшно подумать, что может случится, если придется с ним драться. Я ведь и проиграть могу.
  Тут, Луиза, конечно, лукавила. Внутренне она совершенно отчетливо понимала, что случись ей столкнуться в настоящем бою с Даином, Железоед от нее и мокрого места не оставит. И она не знала никого, кто мог бы с ним сравниться в вопросе силы. Даже есть мысленно сравнить Даина с Джеральдом, ее личным рыцарем, специализирующимся на защите и боевой мощи, рядом со старым дварфом рыцарь выглядел юным мальчонкой, хоть и превосходил ростом на три головы.
  - Не даром Лига Людей говорит, что нелюди опасны. Я даже не представляю, каково тебе будет у него учиться.
  Луиза рывком поднялась, приняв нормальное сидячее положение. При этом кожаный диван заскрипел, а ножны шпаги с глухим звуком стукнули о пол.
  - Не понимаю вас, госпожа генерал. Я счастлива, что меня будет обучать Даин Железоед. - Спокойно возразила ей де Лаури.
  Луиза недоуменно уставилась на Мэйт. Девушка сидела с серьезным и, пожалуй, даже осуждающим выражением лица.
  - Счастлива? - Переспросила у нее генерал.
  - Даин - один из самых мудрых среди ныне живущих. В этом вопросе с ним может потягаться только эльфийская знать да древнейшие из некромантов. И я не уверена, что среди людей есть те, кто могут соперничать с ним в знаниях.
  Луиза внимательно посмотрела на Мэйт. Та сидела с прямой спиной и высоко поднятой головой. Ее руки спокойно лежали скрещенными ладонями на коленях. Вся ее поза говорила о том, что она не одобряет сказанное Луизой.
  - Конечно. Ему же за семьсот лет. Иные эльфы до такого возраста не доживают. - проворчала де Мендос, недоумевая над реакцией юного Воплощения.
  - Да. - Тут же согласилась Мэйт - Даин - первый дварф, проживший так долго. Он очень мудр и силен. Честен. Он прямолинеен, и не пытается намеренно унизить других. Хотя он превосходит нас во всех отношениях. Даин мог бы купаться в почете и сокровищах у себя на родине. Но вместо этого он странствует по миру на своем лендтрейне, движимый стремлением к новым открытиям и созданию новых изобретений.
  Луиза скептически посмотрела на Мэйт, которая так восторженно рассказывала о дварфе.
  - Но он же нелюдь. - Заметила она. Для генерала это было равносильно приговору.
  - И что? Это автоматически делает его хуже нас с вами? - Спросила в ответ де Лаури.
  Что-то было не так с этой девушкой. Слушая ее, Луиза Впервые за все время увлечения идеологией Лиги Людей и мыслями и человеческом превосходстве, задумалась над вопросом: действительно ли люди превосходят нелюдей по праву рождения? Как будто в словах Мэйт содержалась магия, заставлявшая ее разум по-другому смотреть на привычные вещи.
  - Да. - Ответила де Мендос, не решившись пойти на поводу новых сомнений.
  - А вот Даин так не считает. На его лендтрейне представители других рас могут занимать любые должности. И среди них есть люди. Мерой права на власть он считает личные заслуги, характер и склад ума.
  Де Лаури говорила простые слова, и в ее голосе не было ничего особенного. Но Луиза, по непонятной для нее причине, неожиданно стала сомневаться в своих словах и поступках. Ей даже начало казаться, что в общении с Даином она повела себя недостойно, заняв по отношению к нему враждебную позицию только потому, что он - дварф. Но почему она задумалась об этом именно сейчас? Таков эффект общения с Воплощением Порядка? Или же это отголосок ее скрытых сомнений? Она не понимала. И это ее злило. Как злило то, что слова Мэйт находили отголоски внутри нее.
  'Нет, это глупости! Нелюди - не ровня людям! Они - создания второго сорта! И должны вести себя соответственно!'
  - Как много ты о нем знаешь, однако. - Раздраженно проворчала Луиза, вставая с дивана.
  - Конечно. - Кивнула ей Мэйт - Можно сказать, что в чем-то я им восхищаюсь.
  - Но он же дварф! Он не человек! Он не гражданин Саберийской Империи! А ты - сокровище этой страны! Наше сокровище! И тебя должно больше беспокоить то, как послужить этой империи, а не престарелый дварф!
  Луиза выкрикнула все это, и тут же прикрыла рот рукой, сама себе не поверив. Сказанное ей было грубо и недостойно дочери имперского гранта. Она подняла растерянные глаза на Мэйт, ожидая увидеть на ее лице гнев.
  Мэйт сидела, смотря на нее, как на неразумное дитя. Ее глаза в этот момент казались такими большими. В них легко читалась грусть. На лице девушки была легкая улыбка. Такая, при которой уголки губ едва поднимаются вверх. Все ее существо выражало нечто, от чего Луизе хотелось расплакаться.
  - Но ведь Даин помог Саберийской Империи больше, чем многие известные гранды. Нынешний воздушный флот, гордость Саберийской Империи, которым она держит своих врагов в страхе, некогда зародился именно благодаря Даину Железоеду. Он был тем, кто спроектировал первые броненосные воздушные корабли.
  Луиза замерла, не поверив своим ушам.
  - Быть того не может. Первый броненосный флот империи был создан при личном покровительстве императора Филиппа Второго. - Возразила генерал.
  - Да, все верно. При покровительстве Филиппа Второго был создан первый броненосный флот Саберийской Империи. Правда, если быть более точным, тогда это было еще королевство. Но, если вы покопаетесь в технической литературе, то обнаружите, что Даин Железоед числиться главным конструктором. И таковым он фигурирует в почти половине конструкторских проектов воздушного флота вот уже три сотни лет. Если вы не знали, то Даин является создателем сорока процентов нового вооружения и двадцати процентов техники на континенте на протяжении нескольких веков.
  Луиза слушала Мэйт и не могла поверить. Ее разум отказывался воспринимать сказанное ей. Нет, этот дварф просто не мог быть таким.
  - Вдумайтесь, продолжила Воплощение, - Даин живет на свете дольше, чем существует наша империя. И вы относитесь к нему настолько неучтиво, что позволяете себе расистские намеки и принижение гостя, приглашенного самим императором. Разве это нормально?
  Луиза оторопела. Внутри нее боролись здравый смысл сказанного Мэйт и ее убеждения.
  - Простите меня, госпожа де Лаури. - Извинилась она, склонив голову гораздо ниже, чем того требует этикет. И тут же вышла из комнаты.
  - Конечно же, госпожа де Мендос. - Мэйт с жалостью посмотрела ей в след.
  На выходе Луиза увидела, что стража еще не сменилась. Наорав на одинокого рядового, она широким шагом направилась к своим комнатам. Ей срочно необходимо было привести свои мысли в порядок.
  
  Глава 4. Даин Железоед
  
  Шагая по коридорам крепости, Даин следовал за сержантом стрелковой пехоты. Нет, это не было халатностью капрала. Тот твердо намеревался передать его офицеру. Но так получилось, что по пути тот встретил своего сержанта. Когда они остановились перекинутся парой слов, Даин сам попросил сержанта проводить его. И они довольно быстро разболтались. Гервасио выглядел, как старый служивый, который до самой пенсии будет сидеть в звании сержанта. Изрядно выбеленные сединой темные волосы были аккуратно подстрижены в короткий солдатский ежик, который немного забавно соединялся с коротко подстриженной бородой. Глаза, некогда темные, уже выцвели, а лицо покрыла сетка морщин. На шее у него болтались очки в проволочной оправе, которая периодически едва слышно позвякивала о кирасу.
  - И как вам наша генерал? - поинтересовался сержант.
  - Заносчивая. Смотрит на меня, как на чирий на заднице. - проворчал в ответ дварф.
  Сержант рассмеялся.
  - Вы уж не серчайте на нее, почтенный Даин. Вообще она девка хорошая. По службе держит в строгости, а так лишний раз не обижает. Да и сильна не по годам, и с головой вроде как дружит. Вот только... - на последней фразе сержант осекся и осмотрелся, не слышит ли их кто - Не любит она нелюдь. У нас, чай, часть гарнизона раньше не человеческой была, при старом то генерале. Но как он на покой ушел, и Луизу нашу назначили, так всех нелюдей постепенно и извели. Кого перевели, кого со службы турнули. А кто и сам попросился, чтобы не быть 'второго сорта'.
  Даин хмыкнул и пригладил бороду. При этом его взгляд опустился вниз, к полу, как будто он о чем-то размышлял.
  - Гервасио, и что-же, прям вот генерал всех выжила? - наконец задал он вопрос.
  Они шли старыми ходами, вдали от мест, где, как выразился Гервасио, высокие люди обитают. Было заметно, что этими переходами пользуются только для хозяйственных нужд. Вокруг было куда грязнее, чем в той части крепости, где успел побывать Даин, а в темных переходах было мало ламп. Те, что попадались, часто стояли с сухими фитилями. Электрического освещения в этой части крепости не было в принципе. Но за то частенько попадались корзины, плетеные коробы, мешки и бочки. Даин, будучи дварфом, прекрасно видел даже при слабом освещении, так что ему удалось хорошо рассмотреть, в каком состоянии была крепость в этой части. Гервасио, прежде чем его вести этим путем, весьма забавно уточнил у него: 'Ежели грязи не боитесь, можно пойти другой дорогой. Так быстрее, да и в спину никто взгляда худого не кинет. Офицеры все туда ходить брезгуют. Так и мне спокойней, никто с глупыми вопросами и поручениями не пристанет'. Для Даина это значило, что аристократия приходит в упадок. Очевидно, что молодых офицеров заботило поддержание порядка только в той части крепости, где обитали они. А солдаты, будучи по роду занятий весьма неприхотливыми, поддерживали здесь порядок только на уровне минимально необходимого. Тут и там виднелись места в стенах, где осыпался раствор и начали выпадать камни. Никакой электрификации. Под ногами то и дело попадались ошметки и очистки, которых люди не замечали, поскольку не могли так же хорошо видеть в темноте, как он. Периодически в темных углах шмыгали крысы. Чуткий слух дварфа отчетливо улавливал семенение мелких когтистых лапок по каменному полу. Несколько раз кованные сапоги Даина ступали в лужу, порой погружаясь в нее по щиколотку.
  - Ну почему-же генерал. Она то девушка во всем благородная, зазря нашего брата не обидит. С нашим прежним генералом на заслуженный отдых со службы много старых офицеров подалось. И на их место молодежь нагнали. Чтобы не было недостатка в командирах. Вот они-то и лютовали с нелюдями. По любому поводы тычки и придирки. Все самые паршивые наряды нелюдь собирала.
  Даин, услышав это, нахмурил брови.
  - А де Мендос что?
  - А что она? Наш генерал следила, чтобы без дела, на пустом месте, служивых не задирали. А уж как своих подчиненных муштровать, это дело офицеров на местах. Им этими солдатами управлять, и с ними в бой идти при необходимости. - Ответил сержант, уверенно шагая по полутемным коридорам. Даин ни на шаг не отставал от своего проводника.
  - Ясно. В общем, Луиза тут не при чем. - Заключил Даин, даже не пытаясь скрыть сарказма в голосе.
  - Ну, не кипятитесь, почтенный дварф. Конечно, она радовалась, как нелюдей изжили. Но все же просто так в обиду не давала. Хотя, с тех пор в нашей крепости нелюдям не рады. Из нашего брата, только старослужащие к нелюдям тепло относятся. А все новое пополнение всегда против ваших офицеры настраивают. Даже занятие такое в крепости ввели: моральная этика человеческого превосходство. Название то мудреное выдумали.
  Даин в ответ со вздохом почесал щеку. Во всем, что он видел и о чем рассказывал старый сержант, дварф отчетливо ощущал влияние Лиги Людей. Железоед был неприятно удивлен, насколько глубоко проникло, и как сильно укоренилось в Саберийской Империи влияние Лиги. И это за какие-то пару десятков лет, что он не посещал эту страну. Лет тридцать назад, когда Лига только зарождалась, это было просто молодежное движение. Но когда саберийские аристократы вырастали и начинали по долгу службы работать с нелюдями, то все эти расистские глупости выветривались сами собой. Трудно быть расистом в мире, где такое широкое расовое разнообразие. Но, судя по всему, Лига очень быстро набрала силу. Даин подумал, что надо бы за ними присмотреть. Уж больно много, где они стали попадаться на глаза и ставить палки в колеса.
  - Гервасио, а почему ты и другие ветераны к нелюдям хорошо относитесь? - Спросил дварф - Неужели вы занятия не посещаете?
  Гервасио обогнул кучу мешков с картошкой, на которой сверху были составлены корзины с яблоками. Затем свернул за штабель из ящиков. Даин разглядел на ящиках маркировку винного завода. Внутри было игристое вино.
  За ящиками оказалась дверь. Сержант достал ключ и отпер массивный замок. Когда Даин входил, то смог оценить толщину этой двери. Сантиметров двадцать пять - тридцать, не меньше.
  - Как не ходить, ежели все ходят. И мы занятия посещаем. Только вот, тут дело какое. - Продолжил Гервасио, когда они зашли и, закрыв за собой дверь, продолжили путь - Мы с этими нелюдями столько пороху вместе вынюхали и вражин постреляли, что нам до утверждений всяких книжек заумных, как до щенячьего тявканья. Попадались среди них такие добрые товарищи, что не всякий человек до их уровня дотягивает. Хотя и гады тоже были. Так что тут не в урожденой роже дело, а в том, каков ты характером. Герой, он всегда герой. А гнида всегда будет гнидой.
  Даин только хмыкнул в ответ. Его порадовало, что в саберийской крепости еще остались такие люди.
  Гервасио сумел довести Даина до выхода из крепости без каких-либо приключений. Они еще поболтали о службе и делах в империи. Затем Даин поблагодарил сержанта и вышел через большую арку ворот наружу. Что примечательно, через эти ворота мог спокойно проехать сверхтяжелый танк, а их раскрыли для одного дварфа. Даин улыбнулся, отметив этот факт. Видимо, сильно Луиза навтыкала своим подчиненным, раз они удостоили его такой чести.
  Снаружи его уже ждал отряд из пяти дварфов. Все они были закованы в темные угловатые латы, на которых золотом поблескивали стилизованные изображения молота и наковальни, символа клана Даина. Каждый боец был экипирован короткоствольным автоматом в компоновке буллпап, пригодным для стрельбы одной рукой, и большим щитом. Лица дварфов скрывали полные шлемы с забралами, стилизованными под дварфийский лик. Незащищенными оставались только торчащие из-под забрал бороды.
  - Хвала Берронар, Даин! - Радостно воскликнул их командир - Мы уже заждались. Неужели нужно так много времени, чтобы рассмотреть одного человека?
  - Если этот человек - та самая, то да. - Ответил Даин, приветственно взмахивая рукой.
  Заходя в крепость, Даин вынужден был оставить оружие снаружи. И сейчас он с огромной радостью почувствовал, как руку оттянуло привычным весом винтовки. Это оружие было личным творением Железоеда. Три однозарядных ствола калибра пятнадцать миллиметров в вертикальном блоке. Старый дварф сам делал патроны для этой винтовки, и, учитывая калибр его детища, порадовать противника он мог много чем.
  Закинув оружие в чехол за спиной, он посмотрел на зеленое море травы, раскинувшееся перед ним. Виндерстандская крепость стояла на невысоком холме, и единственным признаком цивилизации вокруг была широкая дорога, которая каменистой змеей петляла меж зелеными холмами и небольшими перелесками.
  - И стоило оно того, почтенный? - спросил у него Баэрн, откидывая забрало.
  Даин посмотрел на иссеченное мелкими шрамами лицо командира дварфийского отряда. Эти шрамы он получил, когда взрывом разнесло баррикаду в нескольких метрах от него. Лицо Баэрна тогда знатно посекло. Правда, всех в тот момент больше интересовало, как ему башку не оторвало.
  - Однозначно стоило. А теперь двинули обратно. Нужно много что обмозговать да обсудить. - Похлопал его по плечу Даин. - К тому-же, я порядком проголодался. Да и вы точно не прочь набить брюхо.
  Обратно шли пешком. Дорога заняла минут пятнадцать. Даин не стал останавливать махину лендтрейна прямо под стенами крепости. И, как оказалось, не зря. Мало ли что могло случиться, если стоять рядом с крепостью, набитой расистами.
  Весь обратный путь Баэрн, командир взвода дварфов, пытался выведать у Даина подробности его визита. Но тот упорно молчал.
  - Ну знаешь, так не делается, Даин. С каких это пор ты не доверяешь своим же? - Проворчал Баэрн.
  - Дело не в недоверии, дурень. - Тут же оборвал его Даин - И хватит языком мелеть. Мне нужно, чтобы вы нашли и отправили в мою комнату Диса, Тордека, Рэн и Ямию. И чтобы быстро.
  - Как скажешь, почтенный.
  Баэрн быстро разъяснил задачу и все пятеро, во главе со своим командиром, побежали вдоль вагонов.
  Даин поднял голову и оглядел лендтрейн. 'Стальной Странник' величественным металлическим монстром возвышался над ним, как рукотворная гора.
  Железоед, прищурившись, улыбнулся, глядя на свое детище. Заостренный нос со скошенным верхом оканчивался огромным отвалом. На скошенных ромбовидных бортах выделялись шестиугольные огневые башни. По верхнему ярусу вагоны опоясывали сетчатые пешеходные мостки. Окна кабины машинистов глубоко утопали в броне корпуса, напоминая своей формой прищур хищника перед броском. Среди орудийных башен, установленных на крышах вагонов и локомотивов состава, выделялись сопла труб. Сейчас, когда магматические двигатели работали на холостом ходу, воздух над трубами едва колебался. Но когда лендтрейн выходил на крейсерский ход, выбрасываемые ими излишки тепла окутывали гигантский поезд покрывалом марева. Каждый вагон несли на себе по шесть гусеничных пар. Особенностью их конструкции была возможность поднимать гусеничную пару прямо во время движения и осуществлять ремонт на ходу. Каждый вагон имел в ширину девять метров, сорок в длину и десять в высоту, не считая надстроек. Состав включал в себя семнадцать вагонов и четыре тягловых локомотива.
  Даин посмотрел на окна кабины машиниста в головном локомотиве, и увидел, что внутри горит яркий свет. Видимо Барик Меднорукий, старший машинист и, по совместительству, главный техник 'Стального Странника', что-то ремонтировал.
  'Если это не мелкая поломка, то могут возникнуть проблемы. Надо будет потом дойти до него и уточнить, что он там ковыряет'. - Подумал Даин. Он переживал, что если события вдруг примут неприятный оборот и запахнет керосином, то придется очень быстро убираться. А это значит, что если у лендтрейна есть неисправности, устранять их нужно максимально быстро.
  Но сейчас куда важнее было разобраться с безопасностью Воплощения Порядка.
  Даин нахмурился, вспоминая охрану у дверей де Лаури. Если бы ему вздумалось похитить или убить Воплощение, то это не составило бы особого труда. Два рядовых автоматчика у двери, никаких промежуточных постов, никого внутри комнаты.
  'Барик подождет'. - Решил Даин.
  Старый дварф подошел к лендтрейну, и провел рукой по металлическому корпусу. Сейчас, когда гусеницы локомотива были в стояночном положении, расстояние от корпуса до земли было всего несколько сантиметров, и это не составляло труда. В походном положении хитрая система гидромеханической подвески поднимала корпус на пару метров вверх. Мозолистая ладонь Железоеда ощущала, как корпус слегка вибрирует. Закрыв глаза, старый дварф представил, как работают магматические двигатели, приводящие в движение эту громадину.
  Стальная махина отозвалась на прикосновение Железоеда едва ощутимым довольным урчанием.
  Среди густой бороды дварфа мелькнула улыбка. 'Стальной Странник' был его детищем. Он сам его спроектировал, лично участвовал в строительстве и собственноручно собрал все магматические двигатели лендтрейна. Эта машина любила его, как родного отца.
  Рядом послышалось бренчание брони, и мимо прошагал наземный дозор, состоявший из пяти дварфов. Два линейных пехотинца и два автоматчика под командованием взводного сержанта. Щиты линейных пехотинцев были заброшены за спину, но каждый дварф держал в руках оружие.
  - С возвращением, почтенный! - поприветствовал его сержант.
  Даин махнул рукой в ответ, и, задрав голову, посмотрел наверх. Дварфийские глаза различили в полумраке стрелковой башни силуэт снайпера, оглядывающего окрестности.
  Встав лагерем недалеко от крепости, машинисты свернули состав кольцом, оставив проход шириной в двадцать метров между головным локомотивом и хвостовым вагоном, после чего положили его на брюхо. Благодаря этому, экипаж лендтрейна спокойно разбил лагерь на воздухе внутри защищенного круга.
  Даин не стал заходить через импровизированные ворота, а окликнул караульного снайпера. Тот тут же подал сигнал кому-то внутри, и с пешеходного мостика на внешней стороне корпуса спустилась металлическая винтовая лестница.
  Поднявшись наверх, Железоед загрохотал по сетчатому мостку в сторону ближайшей открытой двери. В принципе, двери были и на первом этаже. Но открывали их только в случае, если лендтрейн находился в городе, где Даин полностью доверял местным и был спокоен за безопасность экипажа. Или же в ремонтных ангарах. Но последний раз 'Стальной Странник' вставал на капитальный ремонт лет сорок назад. Большинство технических проблем, не связанных с повреждением критически важных для движения и управления узлов, устранялись прямо на ходу. Все, что было сложнее, обычно чинилось силами экипажа за пару дней.
  Дойдя до полуоткрытой двери, старый дварф взялся за металлическую скобу, служащую ручкой, и потянул на себя. Массивная створка толщиной пятнадцать сантиметров легко провернулась в хорошо смазанных петлях, открыв Даину путь внутрь.
  Внутри каждого вагона проходил центральный коридор шириной два метра и столько же высотой. От центрального коридора имелось по два боковых выхода на каждый борт. Внутри все обшито деревом с противопожарной пропиткой. Это позволяет глушить звуки, обеспечивая экипажу хоть какое-то подобие тишины. В противном случае, можно сойти с ума, путешествуя в постоянно грохочущем стальном монстре. Пол выстелен специальным покрытием из армированной резины. Даин одно время пытался экспериментировать, используя ковры, линолеум или дерево. Но, учитывая, что часть экипажа на постоянку ходила в доспехах, да и в целом путешествующие на лендтрейне отдавали предпочтение тяжелой, зачастую окованной обуви, все эти эксперименты не увенчались успехом. Любое другое практичное напольное покрытие быстро приходило в негодность, и его приходилось слишком часто менять.
  Вагон, через который Даин попал внутрь 'Стального Странника', относился к числу пассажирских. Сейчас здесь было довольно безлюдно. Экипаж пользовался длительной остановкой в поле, чтобы провести время на свежем воздухе. Даин встретил кучку детворы, которая, играя, со смехом пробежала по коридору, пользуясь тем, что вагон не напоминал муравейник. Они даже особо не обратили на него внимание. Глаза старого дварфа потеплели, когда он проводил их взглядом.
  'Беззаботная юность, самые светлые и теплые годы жизни' - подумал он, продолжив свой путь.
  Следующими, с кем столкнулся Даин, оказались четверо дварфов-техников, которые тащили оборудование для сварки и запасную панель управления системой давления подвески.
  - Почтенный. - Дружно поприветствовали его техники, проходя мимо.
  В том, что дварфы не остановились и не поприветствовали его более подобающе его статусу, не было ничего странного. Одно из правил 'Стального Странника' гласило: 'Дело превыше регалий'. Это значило, что экипаж не должен отрываться от важных дел только ради сугубо церемониального подтверждения статуса. С этим был связан один забавный случай.
  Тогда Рэн и Ямия только стали членами экипажа, и молодых восточниц, привыкших к неукоснительному соблюдению традиционного протокола поведения, шокировало то, как экипаж спокойно ведет себя в присутствии их командира и старших офицеров.
  Когда Рэн набралась смелости высказать свои сомнения по этому поводу Даину, он лишь рассмеялся и ответил, что если строго следовать протоколу, то любая его прогулка по 'Стальному Страннику' будет парализовывать работу половины экипажа.
  Даин даже не пришлось гадать, куда и зачем техники тащат панель. Теперь становилось понятно, с чем Барик ковырялся в кабине.
  - Кили, - обратился Железоед к технику, несущему сварочный аппарат, - что, ради Морадина, Барик собрался делать с этой панелью? Только не говори мне, что накрылось управление подвеской.
  Дварфы тут же остановились и повернулись к нему, но груза своего на пол не положили. Одна из причин, по которой большинство техников на 'Стальном Страннике' было дварфами, заключалась в их физической силе и выносливости. Работать техником на лендтрейне означало - постоянно возиться с тяжелыми приборами и узлами. Если не считать мелких деталей, то среднестатистический болт на мегапоезде в длину равнялся половине предплечья, и толщиной с хорошую монтировку. Крутить такие болты часами на пролет выносливости хватало далеко не у каждого.
  - Нет-нет, почтенный. - Тут же возразил Кили. - Просто панель управления давлением иногда пошаливает. Барик хочется, пользуясь случаем, пока поставить запасную. А старую мы переберем и приведем в порядок.
  Остальные дварфы дружно закивали, подтверждая его слова.
  - А зачем тогда сварка? - Даин показал на сварочный аппарат в руках у Кили и баллон с газом за его плечами.
  Тут дварф слегка замялся.
  - Такое дело, почтенный... Барик говорит, что хочет проложить кабель к внешней части лобового стекла и попробовать сообразить магнитный отражатель.
  Железоед тут же нахмурил брови. Нет, идея ему нравилась. Магнитные отражатели были одной из новинок, которые он и Барик не так давно разработали. И собрать магнитный отражатель на лобовом стекле головного локомотива - дело хорошее. Благо, электричества на лендтрейне всегда в достатке. Да и, как ни как, а лобовое стекло - одна из самых уязвимых частей. Если удачно положить снаряд в кабину, то весь состав просто встанет, пока управление не переключат на другой локомотив. Проблема заключалась в том, что момент для этого был ну совсем неподходящим.
  - Понятно. Ты, - палец Даина указал на Кили, - возвращаешь сварку обратно на склад. Остальные идут дальше и передают Барику, что по моему личному распоряжению, все его эксперименты откладываются до момента, пока не закончим с делами в крепости.
  Один из дварфов хотел было что-то сказать, но старый дварф перебил его.
  - Если у Барика будут претензии, возражения, недовольства - он может высказать их лично мне.
  Дварф тут же кивнул, и техники направились каждый в свою сторону. Кили развернулся и потопал груженой походкой обратно на склад. Остальные же продолжили тащить панель к головному локомотиву. Даин покачал головой. Барик Меднорукий буквально фанател по всякого рода техническим апгрейдам 'Стального Странника'. Будь его воля, главный техник превратил бы лендтрейн в невообразимую вундервафлю. Даину приходилось держать его страсть к доработкам под контролем. Однажды, в отсутствии Железоеда, Барик в попытках создать систему радиоконтроля разобрал половину рубки связи, в том числе дальноволновой приемник. Выяснить, что у него из это выйдет, экипажу не довелось. Даин, не сумев связаться с лендтрейном, вернулся раньше запланированного и выписал Меднорукому пару звенящих лещей, после заставив вернуть все в исходное состояние. Но, с другой стороны, кроме Даина, никто не знал 'Стального Странника' так же хорошо, как Барик.
  Даин продолжил свой путь, шагая по коридору. Армированная резина глушила шаги, так что единственным издаваемым им звуком было легкое позвякивание доспехов. Внутреннее убранство коридора пассажирского вагона было достаточно простым. Четыре тумбы с кранами, чтобы живущие в вагоне могли набирать воду, телефон внутренней связи, вделанный в специальную нишу в стене, доска объявлений с графиком дежурств по вагону и прочей мелочевкой, вроде расписания турнира по шахматам и объявление о сборе рабочей группы, занимающейся улучшением сервоприводов.
  Помимо пассажирских вагонов, в составе находились ангары для техники, складские вагоны, мобильный госпиталь и вагон обеспечения. Помимо этого, были свои кузни, техцеха, штабной вагон и вагоны с арсеналом третьей и четвертой категории.
  Даин прошел этот и еще два вагона, прежде чем добрался до штабного, где располагалась его комната. Старый дварф успел избавиться от доспехов и, усевшись за стол и закурив трубку, начать разбираться в куче бумаг, когда в дверь постучались.
  - Входите! - ответил Даин, не доставая трубки изо рта и не открывая взгляда от документов. Дверь открылась, и вошел широкоплечий дварф в доспехах и с весьма неприветливым выражением лица.
  
  Перед ним сидел, куря сигару, Тордек Хмурый, командующий войсками 'Стального Страника'. На нагруднике поблескивало золотом стилизованное изображение дварфийского шлема, окруженного вязью с пятью вплетенными топорами. Золотой шлем и количество меток в плетении означали, что Тордек состоял в звании генерала, а форма меток говорила о принадлежности к тяжелой пехоте. Тордеку шел триста тридцатый год, что по меркам дварфов является почтенным возрастом. Гладко выбритую голову пересекал широкий рваный шрам, оставленный ему одним орочьим воеводой. Свою седую бороду командующий заплетал в две тугих косы, по обыкновению спадавшие на нагрудник. Прозвище Хмурый Тордек получил за свою внешность. Изукрашенное шрамами лицо выглядело так, будто он постоянно хмурился или был чем-то недоволен. Хотя, справедливости ради, характер у него был тоже так себе. Тордек считался раздражительным даже по меркам дварфов.
  - Ну, что стряслось? - спросил Тордек, затягиваясь сигарой и выпуская густой клуб дыма - А то ты хмурый, как небо над Стальными Холмами в осенний сезон. Зря приехали что ли?
  Даин отрицательно помотал головой. Достав из стола табакерку, Железоед принялся искать свою трубку. Все это время Тордек напряженно следил за ним. На лице командующего было написано, что он по движениям и мимике пытается угадать, что же Даин имел ввиду, когда мотал головой.
  Даин пошарил в ящиках, по очереди выдвигая и задвигая их обратно. Затем посмотрел на столе, но и там трубки не оказалось. Тогда ему пришлось встать и поискать на верхних полках. Пошарив рукой, Даин нащупал свою трубку.
  Трубка Даина была своего рода небольшой реликвией. Ее изготовили по приказу Аер'Ка, предыдущего короля Альв-Галатаса, королевства высших эльфов. Аер'Ка лично вручил трубку Даину в знак признания его заслуг перед народом высших эльфов. Со слов короля, подарок изготовили из ветки Вечного Древа. Трубку покрывала искусная резьба. Для того, чтобы избежать повреждений, дерево оковали звездным золотом, редким металлом, который очень почитался у эльфов. Среди членов экипажа 'Стального Странника' ходили слухи о том, что трубка обладает магическими свойствами. Но Даин дорожил этой вещью только потому, что это был подарок великого эльфа и старого друга. А единственное магическое свойство, о котором он знал, было лишь в способности порождать те самые слухи.
  Неторопливо набив трубку, Даин закурил, наблюдая за реакцией Тордека.
  - Она действительно Воплощение Порядка. - Произнес Железоед, выдыхая клубы дыма.
  - Клангеддинова борода! - Тордек аж подскочил на месте и подался вперед - Не шутишь?!
  Даин кивнул головой.
  - Так что же ты мрачный такой?! - вскочив с массивного кресла, воскликнул Хмурый. При этом сигара едва не выпала изо рта. - Ты столько этого ждал! Это дело нужно как следует отпраздновать!
  От радости Тордек принялся ходить по комнате, потрясая руками.
  - Отпраздновать не получится. - Коротко ответил Железоед. - Есть несколько проблем, с которыми нужно разобраться. Иначе все козлу под хвост.
  Тордек тут же перестал нарезать круги по комнате и плюхнулся обратно в кресло. Кожаная обивка при этом издала жалобный скрип, и, судя по звукам, лопнула в паре мест.
  Даин удивленно поднял левую бровь, вопросительно посмотрев на командующего.
  - Чего смотришь? Нервничаю я. - Огрызнулся Тордек, ерзая в кресле, от чего обивка снова треснула.
  Хмурый с недовольным рычанием вскочил и от души пнул бедную мебель. Раздраженный дварф явно не рассчитал своих сил, и кресло от пинка тяжелого, окованного металлом ботинка с треском отскочило в сторону, после чего завалилось на бок.
  Даин молча поднял вторую бровь, ожидая объяснения.
  - Чего?! Ты сам виноват! Тянешь резину, как будто кота за яйца из колодца тащишь! Сказал бы все быстро, я бы не нервничал! - огрызнулся Тордек.
  - Ах вот оно что... То есть, это я виноват, что ты не можешь себя в руках держать? - уточнил Железоед, доставая трубку изо рта и подаваясь вперед.
  Два дварфа некоторое время сверлили друг друга взглядами. Тордек, насупившись, хмурил брови и мял зубами ни в чем неповинную сигару. Затем, сдавшись, затряс бородой.
  - Купишь новое! - Победно откинувшись назад и затягивая трубку, хохотнул Даин. - С обивкой из шкуры медведя! И с механическими регулировками!
  - Да ты совсем двинулся! Оно же стоит, как пол месячного оклада! - Взбеленился Тордек. - Поимей совесть, старый торгаш! Какое сломал, такое и куплю!
  - Да хрен тебе по всей роже! - Довольно хохотал Даин. - Купишь, то, которое я хочу!
  - А если ты захочешь кресло из кожи тридцати трех девственниц?! - Тряся бородой от возмущения, спросил Тордек.
  - Ну, это ты совсем перегнул, старина...
  - Да, чет я лишка хватанул... - Сразу успокоился Хмурый. - Хрен с тобой, будет тебе твое кресло! Только где я тебе его достану?
  Даин пожал плечами, принявшись разбираться в бумагах.
  - Закажи у парней в мастерской. Оплатишь материалы и работу, выйдет дешевле. А сделают в лучшем виде.
  - Интересный ты дварф, Даин. Шкуру и набивку я тебе где достану?
  Даин хохотнул, довольно поглаживая бороду и с удовольствием потягивая трубку.
  - Тордек, дружище, это твои проблемы.
  Командующий махнул рукой и, стряхнув пепел с сигары, оперся на стол.
  - Рассказывай.
  - Давай дождемся остальных. - ответил Даин.
  Тордек выпустил клубы дыма, которые зацепились за его бороду и закружились вокруг нее, будто морские волны вокруг прибрежного валуна.
  - Кого ждем?
  - Диса, Рэн и Ямию.
  Хмурый молча кивнул, и его глаза сузились, собрав в уголках множество морщин.
  Первой появилась Рэн Хасигава - главный тактик 'Стального Странника'. Стройная и подтянутая девушка среднего роста с миндалевидным разрезом глаз, немного округлым лицом и мягкими чертами. Это сразу выдавало в ней уроженку Триумвирата, крупной империи, располагавшейся на востоке континента. Границы империи соприкасались с южным краем дварфийских гор и охватывали довольно большие территории. Триумвират стал одной из крупнейших и сильнейших государств на континенте после того, как три самые многочисленные нации восточников объединились. За что империя и получила такое название. Рэн была родом из Азума-но-куни, Что на общем языке означало Страна Востока. Это самая восточная часть Триумвирата, располагавшаяся, главным образом, на трех крупных островах близь континента. Еще одной примечательной чертой девушки были татуировки, которыми было покрыто практически все ее тело, и это не прихоть и не любовь к украшению своего тела. В случае с Рэн татуировки - необходимость, неразрывно связанная с ее боевой техникой. Одним из побочных эффектов этих необычных татуировок были волосы и глаза Хасигавы. Они приобрели фиолетовый цвет. Даин души не чаял в восточнице, относясь к ней, как к дочери. Но была у Хасигавы одна привычка, которая дико его раздражала. Рэн едва не боготворила Даина, и носилась с его безопасностью, как курица с яйцом.
  Старый дварф улыбнулся, вспомнив, какой скандал закатила Хасигава, когда де Мендос заявила, что пустит в крепость только одного Даина, и тот согласился с этим требованием. Ему пришлось хорошенько прикрикнуть, чтобы успокоить девушку.
  Обычно Рэн носила форменный комбинезон, как и все члены экипажа. Но сегодня девушка была одета в черно-красный кожаный костюм в восточном стиле, оставляющий открытыми руки с плечами, и свободные штаны, заправленные в высокие, до колена, сапоги из размягченной кожи.
  Зайдя, Рэн встала на одно колено, низко клонив голову.
  - Господин. - Поприветствовала она Даина.
  - Избавь меня от своих церемоний.
  Девушка продолжала стоять на одном колене, низко склонив голову.
  - Мне с твоим затылком разговаривать? - Поинтересовался Железоед, глядя поверх наваленных на столе бумаг на коленопреклонённую Хасигаву.
  - Я жду разрешения встать, господин.
  Тордек расхохотался. Даин же, наоборот, нахмурился. Эта картина повторялась изо дня в день и стала чем-то вроде ритуала. Рэн упорно величала Даина господином, а Даин упорно требовал, чтобы она вела себя, как свободный человек и не бухалась на колени при встрече с ним.
  - Это божественно. - Перестав хохотать, выдал Тордек. - Я могу вечно наблюдать, как Рэн доводит тебя до кондражки своими манерами. Скажи, Даин, какого это, когда ты сталкиваешься с кем-то столь же упертым, как и ты, старый баран?
  Железоед смерил командующего взглядом, перекидывая трубку из одного угла рта в другой и обратно.
  - Будешь много говорить, отправишься прямо сейчас искать шкуру и набивку для кресла.
  Тордек захохотал с новой силой, а Даин вернулся к коленопреклоненной Рэн.
  - Вставай уже. - Проворчал старый дварф.
  Поднявшись с колена, восточница скромно отошла в сторону и подперла стену.
  - Снимай свои побрякушки и садись, голову задирать не удобно. - тут же проворчал Даин, тыкнув пальцем в целое кресло.
  Вообще, кабинет Даина был довольно просторным. При желании, в нем можно уместить за раз десятерых, и это не будет похоже на толкучку в придорожной пивнушке. Но огромное количество шкафов, сейфов и сундуков, заваленных всевозможными книгами, чертежами и запчастями вперемешку с такими редкими материалами, что иной коллекционер или мастер артефактов удавился бы на месте, создавало впечатление тесной складской комнатушки.
  - Но господин... - Попробовала было возразить девушка.
  - Вот не перечь мне сейчас, ради всех твоих богов прошу. - Оборвал ее дварф.
  Рэн тут же умолкла и, сняв с перевязи два своих меча, послушно опустилась в кресло, положив оружие на колени.
  - И без всяких господинов сегодня. - Добавил Даин.
  - Господин не в настроении? - На всякий случай уточнила Рэн с самым серьезным выражением.
  - Ха-ха-ха! - Громкий смех Тордека прогрохотал на всю комнату. Командующий сотрясался всем телом так, что его доспех грохотал в такт хохоту.
  - По какому поводу веселье?
  В кабинет зашел Дис. Для всех, кроме Даина и еще нескольких членов экипажа, Дис был человеком-загадкой. На первый взгляд, обычный мужчина, лет тридцати-тридцати двух. Хорошо сложенный, с правильными чертами лица и темными, слегка взъерошенными волосами. Во всех отношениях красивый, но, при этом, внешне ничем особым не примечательный. Но если внимательно посмотреть ему в глаза, то сразу понимаешь, что он гораздо старше, чем выглядит. Как минимум на пару-тройку сотен лет.
  Правда заключалась в том, что Дис не был человеком. О его происхождении знал только сам Даин. И разумно считал, что другим об этом знать не нужно. Слишком сильны в душах предрассудки к некоторым вещам. Одевался Дис всегда одинаково. Куртка из толстой кожи в несколько слоев. Между слоями вшиты бронепластины из хитрого сплава. Цена на одну такую пластину 200х200х5 миллиметров могла потягаться с полным доспехом, но в случае с Дисом Даин не скупился. Так что эта курка могла озадачить врага полным нежеланием пробиваться. Под курткой была одна только футболка. Кожаные штаны, такие же, как и куртка, и высокие ботинки дополняли образ. На бедрах два полуавтоматических пистолета, с которыми Дис в принципе никогда не расставался, и несколько запасных обойм. Так Дис выглядел абсолютно всегда. Не зависимо от погоды, температуры и времени года. И никто ни разу не видел, чтобы он болел. Сразу следом за ним вошла Ямия.
  Как и Рэн, Ямия - восточница. Более того, Даин получил их от одного и того-же хозяина. Но с Ямией ситуация была более сложной.
  Девушка принадлежала к клану синоби Чи-ну Каге. Некогда могущественный клан шпионов и убийц, ныне был практически полностью уничтожен. Представители Чи-ну Каге обладали проклятой кровью. История умалчивает, как клан получил ее. Злые языки говаривали, что это следствие кровосмешения людей и представителей бездны. Но Даин точно знал, что это не так.
  Правда о происхождении проклятой крови оказалась похоронена вместе с его лидерами. Вскоре после создания Триумвирата, новая власть посчитала, что Чи-ну Каге слишком сильны и влиятельны для синоби. Клан сначала серьезно ослабили а затем, под давлением правящей династии из Жонггуа, полностью уничтожили.
  Проклятая кровь, которую все так боялись, позволяла синоби Чи-ну Каге использовать межпространственный план Тени для перемещений и скрытых атак. И, помимо прочего, управлять тенями без применения магии. Синоби Си-ну Каге были на столько эффективны, что в итоге были уничтожены по причине банального страха. И Ямия унаследовала эту проклятую кровь.
  Синоби, кроме внешности восточницы, ничем не выделялась среди экипажа. Обычная роба из износостойкой ткани стального цвета и берцы. Темные волосы, собранные в конский хвост, среди которых выделялась алая прядь - первая отличительная черта носителей проклятой крови. Вторая заключалась в багряных, как кровь, глазах. Из оружия девушка носила обычный пистолет в поясной кобуре и пару ножей в набедренных ножнах. Правда, Даин готов был побиться об заклад, что у синоби с собой было достаточно скрытого оружия. Синоби отвечала на 'Стальном Страннике' за сбор информации, а так-же за разведку и контрразведку.
  Даин получил обоих восточниц в качестве подарка от одного сегуна из Нанкайдо, провинции Триумвирата, относящейся к Азума-но-куни. Помощь Железоеда позволила сегуну, которому угрожала более могущественная семья, сохранить не только жизнь его и членов его семьи, но и титул с землями. В качестве благодарности, в придачу к стоимости контракта, он подарил ему двух своих слуг. Даин, присмотревшись к девушкам, предложил им стать полноправными членами экипажа или же просто получить свободу. Но обе предпочли остаться служить ему в качестве слуг. В последствии старый дварф насильно освободил их, но восточницы просто продолжили считать его своим господином.
  Дождавшись, когда все рассядутся, Даин начал говорить.
  - Я собрал вас здесь, чтобы сообщить, что в этот раз мы приехали не зря. Эта девушка - действительно Воплощение Порядка.
  Выдержав небольшую паузу, он продолжил.
  - Плохие новости в том, что девчушка абсолютно точно нуждается в охране. - Продолжил Железоед - В крепости практически наверняка есть прейбенские шпионы. И как только Фридриху доложат о том, что в крепости на границе с его королевством находиться такое сокровище, он тут же организует нападение. И его не остановит потенциальный конфликт с Империей. Ради такого приза, думаю, он точно рискнет. Прейбен сейчас на военном подъеме. Они успешно ведут две войны, у них перевооруженная армия, полная обстрелянных ветеранов. А саберийцы уже не один много лет ни в чем, кроме мелких приграничных конфликтов, не участвовали.
  - Ну не скажи, Даин. - Тут же возразил ему Тордек - А Флорийские умиротворения. Саберийцы там не один десяток лет воюют.
  Командующий говорил о Флорийской провинции. Землях, присоединенных к Саберийской Империи во время последней крупной войны. Флория, изначально владевшая этими лесистыми и плодородными землями, вынуждена была их уступить по результатам договора о капитуляции, в чистую проиграв войну империи. Но флорийцы не успокоились, и местное население поднимало мятеж за мятежом, добиваясь независимости. А Флория активно подливала масла в огонь, постоянно снабжая мятежников. За это время военный гарнизон Флорийской Провинции превратился в заматеревших вояк, которые как-то раз даже умудрились надрать зад регулярной армии Флории, которая численно превосходила их в несколько раз.
  - Ага, только вот они за тысячу с лишним километров отсюда. - Возразил ему Даин - Никто не спорит, что в целом армия у саберийцев хорошая. Но в краткосрочной перспективе они сильно проигрывают Прейбену. Так что нужно быть готовыми к тому, что придется пострелять.
  - Так, а зачем воевать с прейбенцами? Не проще ли просто забрать Воплощение и преспокойно укатить, оставив прейбенцов развлекаться с саберийской крепостью? - Подала голос Рэн.
  - Да, они прям жаждут взять, и отдать нам девчушку. Действительно, зачем им воплощение? - Проворчал в ответ Даин.
  - Но мы же его не отбирать собираемся, а доставить в безопасное место.
  Даин вздохнул, поскольку разговор коснулся самой неприятной темы.
  - А тут другая проблема. - Даин замолчал, покручивая волосы на бороде - Большая часть крепости, включая ее командующего - расисты, которые смотрят на нас в лучшем случае, как на недоразумение.
  В кабинете на некоторое время воцарилась тишина. Это действительно было проблемой. Сразу становилось ясно, что содействия со стороны командования крепости не будет. Более того, они будут делать все, чтобы усложнить им жизнь. В общем, иметь в союзниках того, кто смотрит на тебя, как на низшее создание, недостойное дышать с ним одним воздухом и топтать одну с ним землю - та еще радость.
  - Хуже того. - Продолжил Даин. - Судя по тому, что мне рассказал один ветеран из крепости - здесь не обошлось без активного влияния Лиги Людей.
  - Твою-ж троллиху, да в жопу... - выругался Тордек.
  И, в общем-то, Даин его прекрасно понимал.
  Лига Людей - организация, которая пустила свои корни в многих странах. Их риторика была достаточно широка, но всегда сводилась к одному - нелюди суть враги людей. Или, в лучше случае, их рабы и слуги. В ход шли разные аргументы, от угрозы счастливого существования людей, до владения человеком всем миром по праву рождения. В общем, расисты. Главная проблема была в том, что их слова нравились человеческой молодежи, особенно ярко находя свой отклик в аристократических семьях, где юные отпрыски власть имущих и так считали себя превосходящими всех прочих низкорожденных. Что уж тут о нелюдях говорить.
  Лига Людей сумела добиться реальной силы и влияние. В некоторых странах они умудрились даже войти во власть. Как это сказалось на нелюдях в этих странах, можно не уточнять.
  Было у них и радикальное направление, которое занималось откровенным террором других рас. Они готовили своих солдат, и, по слухам, успели скопить немало сил.
  Очевидно, что стоит Воплощению попасть в их поле зрения, как они тут же попробуют наложить на нее свои руки. И не факт, что войска в крепости будут им мешать.
  - Есть какие-то положительные моменты? - Поинтересовалась Рэн.
  Даину нравилось, что девушка всегда мыслила трезво. Ее мало что могло вывести из себя. Хладнокровная, не по годам умная, с прекрасно развитым мышлением и отличной интуицией, она по праву занимала место главного тактика.
  - Да. Луиза де Мендос несмотря на то, что является про-лиговцем, по словам местного ветерана, достаточно справедлива. К тому-же, она имперский гранд и дочь Валентина. Генерал никогда не поставит интересы Лиги Людей выше интересов Империи. - Ответил Даин, облокотившись на стол и подперев кулаком подбородок.
  - Значит, с ее стороны удара в спину не будет? - Уточнила Рэн.
  - Именно. Она может пустить лиговцев в крепость, но до тех пор, пока мы действуем под протекцией императорского слова, она и пальцем нас тронуть не позволит. Даже если ей собственноручно придется поубивать их всех. - согласился Железоед.
  - Господин, это не относится к прочим сторонникам политики Лиги. Подала голос Ямия, до этого сидевшая молча.
  Даин перевел на нее взгляд.
  - Согласен. - Произнес Даин, убирая руку от подбородка и подаваясь вперед - И ты, моя хорошая, позаботишься о том, чтобы я знал об этих людях. И в случае, если кто-то из них решит проявить чрезмерную инициативу, он может случайно сломать себе шею на лестнице или упасть со стены.
  - Как прикажете, господин. - Ответила девушка, встав с кресла и припав на одно колено.
  Даин в этот раз практически не среагировал. В случае с Ямией, ему было достаточно того, что он научил ее хотя бы нормально сидеть в его присутствии. Когда он только получил Ямию, она все время общения с ним проводила в коленоприклоненной позе. И это его, признаться, чрезвычайно раздражало.
  - Но только в крайнем случае! - тут же напомнил Железоед. Если дать Ямии волю, то она прибьет каждого, кто даже случайно пожелает ему недоброго. И тогда крепость захлестнет волна самых причудливых несчастных случаев. Уж слишком девушки о нем заботились.
  - Слушаюсь. - Ответила синоби, чуть сильней склонив голову.
  - Я серьезно, Ямия. Если будешь упрямится, я прикажу согласовывать со мной каждый шаг.
  Девушка подняла голову и молча кивнула. Это значило, что она не будет совершать опрометчивых шагов. Хотя сморщенный нос и слегка сжатые губы выдавали ее недовольство.
  - Отлично. И, очень тебя прошу, позаботься о том, чтобы мы узнали от наших друзей в Прейбене, если вдруг Фридрих отправит сюда войска, чтобы все-таки наложить руки на Воплощение.
  Даин прервался, и откинулся в кресле. Старая кожа заскрипела под его весом. На несколько секунд в комнате повисла тишина. Железоед несколько раз приложился к трубке, прежде чем продолжить разговор.
  - В идеале, надо бы не дать им узнать о Воплощении. Или хотя бы о том, что я подтвердил этот факт. - Продолжил Железоед - Но, боюсь, у нас не хватит сил, чтобы так быстро вычислить прейбенских шпионов в крепости и блокировать их. А жаль. К тому-же, нужно сделать так, чтобы эта история не попала в руки журналистов. Готов побиться об заклад, что в крепости найдется достаточно желающих продать эту сенсацию журналистам. А в том, что они ее купят за приличную сумму, я даже не сомневаюсь.
  - Я могу попробовать господин. - Предложила Ямия. Она поднялась с колен и теперь стояла, скрестив руки за спиной. На ее лице блуждала улыбка. - Думаю, у меня получится найти и заставить замолчать всех прейбенских сторонников в крепости.
  - Забудь про это. Прейбен еще неделю-другую будет чесаться, а потом собирать силы для нападения. Не думаю, что у них есть дивизия, которая стоит без дела и ждет команды фас, когда страна воюет на два фронта. - Отмахнулся от ее предложения Даин. Смотря на Ямию, он в который раз задавался вопросом, откуда в юной, красивой и внешне хрупкой девушке может скрываться такая кровожадность. Синоби убивала без всякого зазрения совести. Они делала это так, как будто это была веселая, но при этом рутинная работа. Старый дварф подозревал, что это следствие проклятой крови. Но подтверждений этому у него пока не было.
  - Но ты сам переживал из-за них, Даин. - Заметил Тордек, выпуская струю дыма.
  - А как можно из-за такого не переживать? В идеале, я постараюсь сделать так, чтобы через полторы-две недели Воплощение перевезли в другое место, где будет проще обеспечить ее безопасность. Но всегда могут возникнут проволочки. - Ответил Железоед, задумчиво перекатывая трубку во рту.
  - А если проволочки все же возникнут, и прейбенцы нагрянут? - Поинтересовался Тордек, подаваясь вперед - Ты же не хочешь, чтобы мы вступали в бой с армией на стороне крепости, набитой расистами? Да и еще во главе с бабой, у которой в голове тараканы похлеще, чем у меня на старости лет.
  В воздухе повисла напряженная тишина. Вопрос действительно важный. Если битва с прейбенской армией все же состоится, то это неизбежно приведет к потерям. Даин понимал, что они примут любое его решение, но груз ответственности за павших ляжет на его плечи. И не только потому, что он - их лидер. Экипаж 'Стального Странника' будет биться не за свои интересы.
  - Воплощение нужно защитить. К тому-же, мы взялись за работу, и я дал слово Фердинанту. Если прейбенцы нападут, будем драться.
  Возражений не последовало. И ему, по сути, даже не надо ничего объяснять. Но легче старому дварфу от этого не стало. Экипаж 'Стального Странника' - одна большая семья. Кому захочется терять членов своей семьи?
  - Но мы ведь сделаем все, чтобы этого не допустить? Так ведь, старина? - Уточнил Тордек.
  - Конечно. И для этого мне нужно на практике доказать, что мы можем гораздо лучше позаботиться о Воплощении, чем гарнизон крепости. Первым шагом будет передача охраны девушки нам. Это не проблема. Валентин должен без лишних вопросов согласиться, если я просто попрошу его об этом.
  - Добро. - Ответил Тордек, доставая изо рта остаток сигары и гася его в пепельнице.
  - Итак, полторы недели... - Протянул Даин, постукивая мозолистыми пальцами по столешнице. Звук при этом был, как будто постукивали чем-то твердым, как кремень. Затем он резко выпрямился в кресле, как будто получив заряд новой энергии. - Тордек, ты сформируешь два смешанных взвода. По три линейных пехотинца и два стрелка в каждом. Никакой механизированной брони. Этот козырь мы пока припасем. Парней подбери получше. Желательно только дварфов. Эти взводы будут посменно дежурить в крепости. И предупреди, что у меня нет не малейшего желания разбираться в инцидентах с местными.
  Хмурый кивнул и, хлопнув грубыми ладонями по подлокотникам кресла, встал.
  - Я пришлю тебе сержантов, которых назначу командовать взводами. - ответил он, топая к выходу и доставая по пути новую сигару.
  Дождавшись, пока Тордек уйдет, Даин обратился к оставшимся.
  - Рэн, твоя задача - организовать посты вокруг лендтрейна таким образом, чтобы они одновременно перекрывали часть подходов к крепости с нашего фланга. Используй эльфийские снайперские команды. Помимо этого, разверни вокруг крепости несколько постов акустической и локационной разведки.
  - Слушаюсь, господин. - Произнесла Хасигава, вскакивая со своего места и кланяясь. Даин предпочел не обращать внимания на режущее ухо 'господин'.
  - Найди Каэл'Ама. Пусть поможет тебе. Всех остроухих от прочих задач освободить. Как закончишь, зайди ко мне, и захвати с собой Тордека. Надо готовить солдат к возможной битве.
  Рэн снова кивнула и направилась к выходу. По дороге восточница подвесила мечи и бросила незаметный взгляд на Даина.
  - Теперь вы двое. - Обратился Даин к Ямии и Дису - Я готов поспорить на свою бороду, что нужно ждать серьезных неприятностей. Поэтому, я выдам каждому из сержантов, которые будут охранять Воплощение, по тревожной руне. Если она сработает - значит случилось непредвиденное. И необходимо вмешаться. Мне плевать, что для этого нужно будет сделать. Даже если перестрелять по дороге половину крепости. Сигнал тревожной руны будет означать, что взвод самостоятельно не может справиться с угрозой, и Воплощению угрожает опасность. В основном на подхвате будет Дис. Но иногда я буду ставить вместо тебя Ямию. Вам все понятно?
  Оба кивнули и, собравшись, вышли из кабинета. Даин встал с кресла и, покуривая трубку, принялся размышлять, неторопливо расхаживая по кабинету. Равномерный цокот подкованных ботинок выбивал такт его мыслям. Лицо Железоеда было сосредоточенным, а брови нахмуренными. Иногда он вынимал изо рта трубку, выпуская густой поток дыма. Затем Даин остановился, просчитал что-то в умен и быстро направился в угол комнаты, где стоял аппарат дальней связи.
  
  Глава 5. Луиза де Мендос
  
  Луиза меряла шагами землю у крепостных ворот. Четыре шага в одну сторону, разворот на каблуках, и четыре шага в другую сторону. Затем опять поворот и по новой. Она смотрела себе под ноги, целиком погруженная в свои мысли.
  'Как так вышло? Я была твердо уверена, что отец займет мою сторону!' - Мысленно негодовала она, расхаживая туда-сюда - 'Почему он отдал охрану Мэйт де Лаури Даину и его дварфам?'
  Пальцы Луизы мяли и тянули белую форменную перчатку так, что прочная ткань потрескивала, готовая вот-вот порваться.
  - Луиза, Святой Девой прошу, хватит. Успокойся. У меня уже голова кружится. - Взмолился командант Эссуа Жименес, седой мужчина в форме офицера линейной пехоты.
  Девушка посмотрела в сторону своего заместителя.
  - Эссуа, как я могу успокоится? Отец предпочел передать охрану Воплощения дварфу! Нелюдю! Он предпочел нелюдя своей дочери! - Она постаралась, чтобы ее голос звучал как можно ровнее. Но, судя по реакции команданта, получилось так себе. Эссуа слегка вспотел и протер лоб платком.
  - Я понимаю, тебя задевает эта ситуация. Но ведь не произошло ничего смертельного или непоправимого. И тебе не кажется, что ты слишком утрируешь ситуацию? Он не удочерил Даина вместо тебя, а просто удовлетворил его просьбу передать ему честь охранять госпожу де Лаури. - Попытался успокоить ее Жименес.
  Глаза Луизы сузились, и она вперила взгляд в команданта. Перчатка в ее руках сдалась и с треском порвалась.
  - Эссуа, тебе не кажется, что эта ситуация оскорбительна для нашего гарнизона и для меня в частности?
  Жименес устало вздохнул. Видимо, этот разговор продолжался довольно долго.
  - У вашего отца было достаточно причин, чтобы удовлетворить просьбу Даина Железоеда. Как в вопросах статусности и поддержания отношений, так и исключительно в практических.
  Их диалог прервал подошедший Джерардо, личный рыцарь Луизы.
  - Госпожа, они едут. - Коротко произнес гигант в доспехах, указывая рукой в латной перчатке в сторону лендтрейна.
  Надо сказать, что Джерардо действительно выделялся ростом. Больше двух метров ростом, отлично сложенный и, казалось, состоящий сплошь из мускул, он являл собой воплощение силы и мужественности. В другой руке он держал большой тяжелый щит, которым всегда был готов защитить Луизу от любой угрозы.
  - Едут? - Переспросила Луиза, посмотрев в указанную рыцарем сторону.
  Действительно, по полю, поднимая пыль, ехала гусеничная бронемашина. На крыше легко угадывался пулемет и нечто, похожее толи на пушку, толи на гранатомет.
  - Почему они едут? - Снова спросила она.
  - Генерал? - Недоуменно посмотрел на нее командант.
  Луиза вглядывалась в гусеничный броневик, при этом стараясь сохранять внешнее спокойствие.
  - В прошлый раз Даин пришел пешком. В сопровождении пяти дварфов. - Пояснила девушка - Почему в этот раз он едет на броневике?
  - Зачем ему идти пешком, если у него в распоряжении есть транспорт? - Недоуменно спросил у девушки командант, но она его просто проигнорировала.
  Джерардо посмотрел на свою госпожу, которая старалась как можно незаметней вытягивать шею.
  - Возможно, коротконогим дварфам неудобно преодолевать это расстояние пешком? - Предположил он, привычно занимая место позади своей госпожи. Его поза, выражение лица и взгляд говорили о том, что он в любой момент готов бросится на ее защиту.
  - Не-е-е-т, тут что-то другое. - Протянула Луиза.
  - В любом случае, быстрее вернется обратно. - Хмыкнул Джерардо, не скрывая своего злорадства.
  Луиза очень хотела как-то отомстить Даину за понесенные, по ее мнению, унижения. И план девушки заключался в том, чтобы сообщить дварфу о решении ее отца сразу, как тот вернется в крепость. Таким образом она, изображая, что хотела как можно скорее сообщить Железоеду хорошую новость, заставит того лишний раз испытать унижение от вынужденной прогулки туда-сюда. Хотя Жименес назвал ее план глупостью.
  Командант посмотрел в его сторону и вздохнул.
  - Напоминаю, что они - важные гости. И наши давние союзники. Сохраняйте хотя-бы видимость приличия. Вы все-же офицеры.
  Луиза и Джерардо недоуменно уставились на Жименеса. Вздернутые вверх брови и удивление во взгляде говорили сами за себя - зачем излишне хорошо общаться с нелюдями? В ответ командант только сокрушенно покачал головой.
  Броневику понадобилась всего минута, чтобы преодолеть расстояние между ними и лендтрейном. Когда боевая машина остановилась рядом с ними, Луиза смогла оценить ее необычный, по саберийским меркам, дизайн: вытянутый нос броневика и его борта располагались под углом. Из вооружения Луиза видела только две турели на крыше. Одна с пулеметом, другая с гранатометом. Для де Мендос такая машина была в диковинку. Большая часть техники Саберийской Империи имела округлый, порой бочкообразный дизайн. А тяжелая техника была рубленой, угловатой и массивной.
  Пассажирская дверь броневика открылась, и из нее вышел Даин. К его внешнему виду добавилась короткая трехствольная винтовка в кобуре. И еще одна, весьма странная, с большим барабаном позади спускового крючка, висела за спиной.
  - Госпожа генерал. - Поприветствовал он ее, склонив голову.
  - Почтенный Даин. - Ответила она.
  - Вы лично встречаете меня во второй раз? Это особенность этикета Саберийской Империи, о которой я не знал, или же ваше личное ко мне уважение? - Усмехнувшись в бороду, поинтересовался дварф.
  Луиза уловила легкую колкость в его голосе. Внутри нее негодование боролось с торжеством. Грудь аж распирало от желания все высказать этому нелюдю. Но она сделает это, как подобает гранду и аристократу.
  - Почтенный Даин, я переговорила с отцом на предмет охраны госпожи де Лаури. И он очень обрадовался вашему великодушному предложению, попросив обеспечить охрану Воплощения как можно скорее и под вашим личным контролем. Потому сегодня мне остается лишь попросить вас заняться этим вопросом, организовать ваших подчиненных на охрану, и затем, когда мы уладим по этому поводу все формальности с их нахождением в крепости, довольствием и...
  - К чем все это, девчушка? - Спросил дварф, прервав ее и неожиданно переходя на 'ты'. Лицо Даина расплылось в довольной улыбке, а глаза заблестели.
  - Простите... - Мысли Луизы, стоявшей в горделивой позе, с высоко поднятой головой и снисходительным выражением лица, как будто споткнулись об самодовольную уверенность дварфа, как скаковая лошадь о коварный валун в высокой траве. Девушка слегка растерялась.
  Даин пожал плечами, как будто все было само собой разумеющимся.
  - У меня тоже есть устройства дальней связи. Так что твой отец лично связался со мной, чтобы поблагодарить за мое щедрое предложение. За одно с ним и утрясли все организационные мелочи. Транспорт и питание у нас свои, ставить на довольство не нужно. Оружие, боеприпасы и прочее - все наше. От твоих людей нужно просто нам не мешать.
  Луиза едва не поперхнулась.
  - Чего?!
  Вся ее аристократичность тут же пропала, как будто ее сдуло единым порывом ветра. Этот Даин, этот дварф, этот нелюдь... Он облапошил ее. Вчистую. Ей хотелось придушить его голыми руками.
  - И... - Она собрала все свое самообладание в кулак, и сумела натянуть на лицо вежливую улыбку. Хотя со стороны это больше было похоже на оскал - Где же ваши подчиненные?
  - Они здесь.
  С этими словами Даин подошел к броневику и похлопал по капоту. Латная перчатка гулко ударила о бронированный сплав, и задние двери броневика открылись. Из них тут же высыпалась шестеро дварфов.
  Они немедленно построились, и Луиза вынуждена была отметить четкость и слаженность их действий. Дварфы не торопились, не бежали. Они делали все размерено и с нечеловеческой четкостью.
  На мгновение девушка потеряла дар речи. Ей хотелось топнуть ногой и потребовать, чтобы Даин посадил своих дварфов обратно, и укатил восвояси. И чтобы она его никогда больше не встречала.
  Железоед ее переиграл. Во всем. Он был на шаг впереди. А что она? Она попыталась мелко подгадить дварфу за свою обиду. Но даже этого у нее не получилось. Тут она подумала, что ее поведение выглядело до нельзя смешно. Она вела себя, как капризная девчонка. И, наверное, Даин над ней смеялся. Святая Дева, да она сама над собой посмеялась бы, увидев себя со стороны. Ей поручили важную миссию. Простую, но важную. А она вдруг едва не поставила свои личные предпочтения выше, чем офицерский долг. Какой позор.
  Луиза почувствовала, как ее щеки от стыда наливаются румянцем.
  - Это неслыханная наглость! Как ты, недочеловек, смеешь разговаривать на 'ты' с госпожой де Мендос?!
  Пока Луиза пребывала в легкой растерянности, вперед выступил Джерардо.
  - Ну началось... - Вздохнул Жименес, пытаясь утихомирить рыцаря. - Джерардо, успокойся пожалуйста. У дварфов свои понятия об этикете. Почтенный Даин - наш уважаемый гость, прибывший по личной просьбе императора и...
  - Вот именно! Он должен понимать, как следует разговаривать с титулованными людьми! - Джерардо приблизился к Даину и навис над ним, как гора.
  Луиза заметила, что Джерардо при своих габаритах и силе, рядом с Железоедом смотрелся, как подросток-акселерат рядом с тяжелоатлетом. Солдаты Даина пока вели себя абсолютно спокойно, никак не реагируя на нескрываемую агрессию рыцаря.
  - А как мне следует разговаривать с титулованными людьми, сынок? - Поинтересовался Даин слегка изменившимся голосом.
  Джерардо склонился к нему. Лицевые мускулы напряжены, уголки губ опущены вниз, а на носу презрительная морщинка.
  - Так, как смотришь на меня. Снизу вверх. С уважением и почтением.
  Это выглядело ужасно. И Луиза не могла не увидеть этого. Насколько же отвратительно сейчас вел себя ее рыцарь... И насколько спокоен Железоед.
  Это необходимо было прекратить, пока не случилось непоправимого. Достаточно было малейшей искры, чтобы вспыхнул конфликт между Джерардо и Даином. И одному Богу известно, чем он закончится.
  - Давай я укорочу тебя по колено, и тогда будет в самый раз, чтобы смотреть на тебя так, как ты того достоин. - С холодным спокойствием предложил дварф.
  'Дварфы горды и вспыльчивы' - всплыла у нее в голове фраза учителя академии магии, ведущего урок по расам.
  - Да как ты смеешь! - Воскликнул рыцарь.
  Луиза сделала несколько шагов вперед. Звук хлесткой пощечины зазвенел в воздухе.
  Генерал сделала то, что должна была, как командир. Да, она не любила нелюдей. Да, они вызывали у нее отторжение. Но она никогда не пала бы на столько низко, чтобы так отвратительно вести себя по отношению к гостю. Джерардо явно перегнул палку. Такое поведение не достойно офицера и ее личного рыцаря. Да, она хотела отправить Даина пешком обратно. Но, как и говорил Жименес, это было всего лишь мелкой шалостью, безобидным способом реабилитировать ее задетое самолюбие, не более. Джерардо же просто на просто перешел границы дозволенного. И это было только пол беды.
  Основная проблема заключалась в последствиях, которые может повлечь за собой поведение Джерардо. Разговор с отцом и его решение отдать охрану Мэйт Железоеду в очередной раз подчеркнули статусность Даина в глазах Империи. Похоже, Джерардо не хватало мозгов, чтобы додуматься до того, какие могут быть последствия у его поступка. Старый дварф мог убить его на месте, и ему ничего за это сделают. В противном случае, под трибунал пойдут все, даже она сама. Но хуже того, Даин может просто развернуться и уйти. И тогда их всех ждет суровое наказание от императора. Луиза пришлось влепить зарвавшемуся рыцарю пощечину, чтобы хоть как-то замять ситуацию. Ничего более дельного в этот момент ей в голову не пришло.
  
  Глава 6. Даин Железоед.
  
  Даин на мгновение опешил. Даже он не ожидал такого поворота событий.
  Де Мендос стояла перед Джерардом, с ярким румянцем на бледном лице и с полыхающими от гнева глазами. Ее грудь тяжело вздымалась.
  - Госпожа...
  Сказать, что рыцарь растерялся - это не сказать ничего. Джерардо совершенно не понимал, что происходит. Хотя, справедливости ради, никто вообще не понимал, что только что произошло.
  - Как ты смеешь себя так вести? - Едва не прорычала девушка - Как ты смеешь ронять мою честь перед гостем, приглашенным к нам самим императором?
  Высокий и мощный рыцарь стоял, понурив голову, перед стройной девушкой. Массивная скала склонилась перед изящным деревом. Даин просто отошел в сторону и молча наблюдал за происходящим.
  - Я... я не понимаю, госпожа.
  Он был совершенно выбит из колеи. Мгновение назад он был так уверен в себе, что готов был бросить вызов ему, Даину. И эта храбрость многого стоила. А сейчас...
  - Ты - мой рыцарь. И оскорбления, сказанные тобой, это оскорбления, произнесенные мной. Даин - гость, приглашенный императором. Я - имперский гранд. Мне стоит дальше объяснять?
  Джерардо отрицательно покачал головой.
  Даина удивил тот факт, что, не смотря на прилюдное унижение, рыцарь не испытывал ненависти к своей госпоже. Такая покорность удивила его.
  Для Даина такой поступок был более, чем странным. Железоед никогда не поступил бы так с членом своего экипажа. Он - их глава и командир. И вот так позорить кого-то из экипажа, едва ли не члена своей семьи, он не мог. Такого прецедента не было за всю историю 'Стального Странника'. Даин считал, что такой поступок с его стороны будет чем-то вроде предательства.
  Но в том, что сделала Луиза, была своя логика. И Железоед не мог не уважать ее поступка. Осознав свою ошибку, и ошибку своего рыцаря, он оказалась достаточно смела, чтобы исправить ее. И сделать это, по сути, на глазах всех крепости. Это, согласитесь, был Поступок.
  Джерардо повернулся к Даину и собирался было приклонить колено для публичного извинения, но дварф жестом остановил его.
  - Не стоит. - Он покачал головой - Мне достаточно того, что я уже увидел.
  Рыцарь, пытаясь сохранить остатки гордости, просто отошел в сторону. Даин же размышлял, как ему поступить в данной ситуации. По совести, поступок Луизы достоин определенного восхищения. И старый дварф намеревался выразить его.
  Немного поразмыслви, Даин отошел к броневику и скрылся в нем, а спустя минуту вернулся. В руках у него был сверток.
  Собравшиеся с интересом смотрели на происходящее. Железоед направился к Луизе, но дорогу ему преградил рыцарь.
  - Сынок, не усложняй. Я уж точно не планирую ничего делать твоей госпоже. - Отмахнулся от него Даин.
  - Джерардо! - Прикрикнула на рыцаря генерал, и тот, хоть и с неохотой, но отступил в сторону, пропуская дварфа.
  - Хороший у тебя рыцарь. - Произнес Даин, подходя к де Мендос - Не шибко умный, но преданный и смелый. Пожалуй, для его роли это самое главное.
  - Прошу прощения за его поведение. - Луиза присела в элегантном реверансе.
  Даин в ответ махнул рукой.
  - Это все мелочи. Держи.
  И дварф протянул ей сверток. Девушка молча приняла его.
  - Ты знаешь, этим поступком ты заслужила мое уважение. Пускай я и не одобряю избранный тобой метод, но не могу не отметить, что ты поступила, как настоящий лидер. Это, - Даин кивнул на сверток - знак моего уважения.
  Луиза принялась разворачивать подарок, гадая, что же там.
  Внутри оказался пистолет в кобуре и с перевязью. Де Мендос невольно залюбовалась оружием.
  Крупнокалиберный, с рублеными гранями затвора и красивой гравировкой. На рукоятке стояла печать в виде скрещенных молота и топора поверх наковальни. К пистолету крепился подствольник под калибр пятнадцать миллиметров. К оружию прилагались три запасные обоймы и патронташ с зарядами для второго ствола.
  Это был замечательный подарок. Жименес при виде этого оружия шумно выдохнул.
  - Личная печать Даина.
  - Это огромная честь для меня. Но такой подарок... - Луиза заколебалась. Оружие манило, прося взять его в руки и немедленно опробовать. Без преувеличения, это был оружейный шедевр.
  - Простите, но я не могу принять его просто так. - Девушка протянула оружие обратно, хотя ее руки едва не дрожали.
  - Бери-бери. Не обижай старика.
  Луиза не заставила долго упрашивать себя. Даин улыбнулся.
  - Вот и замечательно. Может, нас уже впустят в крепость?
  Генерал спохватилась и отдала приказ открыть ворота. В глубине души дварф посмеивался над ней. Женщина всегда остается женщиной, даже если она - военная. Женщины всегда любят подарки, просто для женщин-военных они могут быть немного специфическими.
  Следуя командам сержанта, дварфы построились в шеренгу по двое и направились внутрь крепости. Их сопровождал пехотный офицер-сабериец, в задачу которого входило указывать дорогу. Луиза и Даин шли следом за ними.
  Появление дварфов в крепости вызвало небольшой ажиотаж. Во-первых, пехота 'Стального Странника' разительно отличалась от саберийской. Даже по дварфийским меркам, солдаты его экипажа считались хорошо экипированной элитой. Что уж говорить о людях. На них вид закованных в мощные латы пехотинцев производил неизгладимое впечатление. В Виндерстадской крепости с ними могли сравниться только рыцари.
  Дварфы, чеканя шаг, проследовали через центральный двор к восточному крылу. Цокот тяжелых подкованных ботинок и звяканье доспехов разносились через плац, эхом отражаясь от окружающих зданий. Солдаты, проходившие в это время строевую подготовку, замерли и уставились на пехоту лендтрейна. Даже офицер, который вел занятия, прервался и проводил их взглядом. Помимо дварфов и доспехов, в которые они были облачены, внимание привлекало и их оружие. Линейная пехота была вооружена короткоствольными автоматами и большими щитами, за которыми пехотинцы могли спрятаться целиком, почти не пригибаясь. Стрелковая пехота несла штурмовые винтовки с надствольными гранатометами и тактическими прицелами. В сравнении с оружием саберийцев, вооружение дварфов выглядело футуристически. Что, в прочем, было вполне обосновано. Все-таки Даин был лучшим оружейником на континенте, и своих солдат он экипирол по последнему слову техники.
  Пока они шли, Луиза всю дорогу любовалась подаренным ей оружием.
  - Это офицерский тактический пистолет моего собственного изготовления. - Пояснил Даин, видя, что девушка несколько озадачена дизайном оружия. - Если вы посмотрите на патроны, то увидите, что они имеют специфическую форму. В отличии от обычных пистолетных пуль, головка у этих заточена.
  Луиза последовала его совету, извлекла обойму и вынула из нее один патрон. Как и сказал Даин, его кончик был заострен. Дварф протянул руку, и девушка послушно положила на нее патрон.
  - Это промежуточный патрон калибра девять на тридцать миллиметров. Благодаря этому патрону и своей конструкции пистолет позволяет уверено поражать пехотный доспех вплоть до штурмовой кирасы. А так-же пробивать щиты линейной пехоты. Возможно, вам поначалу будет несколько непривычно им пользоваться из-за широкой пистолетной рукояти. Это как раз следствие такого патрона. Но, если приноровитесь, то он вас никогда не подведет.
  Луиза слушала Даина с все возрастающим восхищением. Было видно, что она буквально влюбилась в подарок дварфа.
  - Пистолет оснащен пятнадцатимиллиметровым подствольником. Отсутствие нарезки в стволе позволяет применять самый широкий спектр боеприпасов. В комплекте, который я вам дал, есть дробовые заряды, гранаты, сигнальные и пиропатроны.
  Де Мендос слушала и кивала в такт словам Железоеда. А потом ее взгляд перекинулся на идущих впереди дварфов.
  - Даин, а что за оружие у ваших солдат. И почему магазин у него расположен позади спускового крючка? - Поинтересовалась девушка.
  Железоед окрикнул идущих впереди дварфов, приказав им остановиться.
  'Судя по всему, Луиза очень любит оружие. На этом можно сыграть.' - Подумал Даин, жестом попросив одного из стрелков передать ему штурмовую винтовку. Тот молча повиновался.
  Железоед взял оружие в руки и принялся объяснять.
  - Это - компоновка булпап. Ударно-спусковой механизм оружия вынесен назад. Благодаря этому, при равном размере с винтовкой, у нашего оружия ствол получается длиннее. А это дает хороший прирост к характеристикам. К тому-же, такая компоновка уменьшает отдачу оружия. Правда, взамен ощутимо возрастает цена и требования к эксплуатации.
  Даин передал оружие Луизе. Девушка аккуратно взяла его и примерилась. По лицу было видно, что ей хотелось пострелять.
  - Спасибо. - Поблагодарила Луиза, возвращая оружие обратно.
  Колонна двинулась дальше. Генерал погрузилась в собственные размышления. Даин терпеливо ждал, пока она сама начнет разговор. Это было важно.
  - Почтенный Даин. - В этот раз Луиза обратилась к нему более уважительно. - Вы действительно считаете, что стоит выделять тяжелую пехоту для охраны?
  - Тяжелую пехоту? - Переспросил Даин.
  Луиза кивнула, показывая на закованных в латы пехотинцев 'Стального Странника'. Железоед рассмеялся. Генерал удивленно посмотрела на него, а в ее глазах застыл немой вопрос.
  - Это не тяжелая пехота. Обычные стрелки и линейные пехотинцы.
  В этот раз де Мендос не смогла сдержать удивленного возгласа.
  
  Глава 7. Луиза де Мендос.
  
  После того, как они закончили со сменой караула, Луиза все же не сдержалась и выпросила у старого дварфа оружие для сравнительных стрельб. На удачу де Мендос, в броневике дварфов оказалось несколько запасных стволов. Генерал немедленно собрала несколько офицеров и стрелков. Даин вызвался помочь разобраться с оружием.
  Стрельбище располагалось в подвальном помещении. Ничем особым оно не выделялось. Несколько оружейных столов и позиций для стрельбы. В углу свалена куча разнообразных деревянных мишеней.
  Солдаты, стоящие в наряде, быстро расставили мишени на дистанции в двадцать пять, пятьдесят и сто метров. Стрелять на большее расстояние не позволяла длинна подвального стрельбища.
  Даин довольно быстро показал, как пользоваться оружием и особенности его конструкции. Собравшиеся смотрели на Железоеда со смешанными эмоциями. С одной стороны, дварф - нелюдь. С другой - оружие в его руках вызывало восторг. Так что саберийцы вели себя достаточно вежливо. К тому-же, слух о пощечине Джерардо разнесся по крепости со скоростью штормового ветра. Новых желающих схлопотать по физиономии генеральской рукой не было.
  - При стрельбе может быть непривычно поведение оружия. - Пояснял Даин. - Отдача формируется гораздо ближе к плечу, ствол меньше дергает. Чтобы действительно почувствовать разницу, рекомендую начать с привычного вам оружия, и потом уже перейти на наш образец.
  Луиза обратила внимание на то, что сейчас Железоед выглядел, как торговец, рекламирующий свою продукцию. Девушка вспомнила, что ей говорили про то, что старый дварф является чуть ли не оружейным магнатом. Сейчас это становилось похожим на правду.
  Стрелять решили по трое. В первую очередь это было обусловлено количеством образцов дварфийского оружия. Саберийцы взяли в руки имперские автоматы, изготовились для стрельбы и по отработанной схеме отстрелялись на все три дистанции. Результаты стрельбы заставили Луизу внутренне порадоваться за выучку своих подчиненных. На двадцати пяти метрах все трое точно поразили мишени как в голову, так и в тело. На пятидесяти и ста метрах результаты ожидаемо были хуже, и если на пятидесяти часть пуль уже ложилась за пределами кругов, то на ста в круги попали уже единично. Тем не менее, все мишени были поражены, а значит потенциальный враг выведен из строя.
  Среди собравшихся послышались довольные перешептывания. Джерардо даже громко отметил, что выучка ее подчиненных, как обычно, на самом высоком уровне. Луиза изобразила, что это само собой разумеется, хотя внутренне она ликовала. Она может показать Даину, чего она стоит, как командир. Девушке даже пришла в голову мысль, что вечером можно будет поощрить Джерарда. Генерал посмотрела на Железоеда, но не смогла ничего прочитать по его лицу.
  Наступила очередь испытать чужое оружие. Начали они с короткоствольных автоматов. Судя по обрывкам фраз, никто из собравшихся не ожидал от них высоких результатов. Оружие выглядело короче, чем саберийский автомат. А девятимиллиметровый патрон хоть и обеспечивал прирост мощности, но, при этом, контроль над оружием при автоматической стрельбе должен существенно снизиться.
  Солдаты быстро поменяли мишени на новые, и группа тестирования приступила к испытаниям.
  Первые же выстрелы вызвали гвалт удивления. Автоматы били настолько кучно, что мощные патроны буквально выгрызали дырки в мишенях.
  - Возможно, вопрос в дистанции. - Предположил один из стрелявших, пехотный офицер.
  Луиза перевела взгляд на Даина и по его улыбке поняла, что с изменением дистанции мало что поменяется.
  Стрелки быстро произвели оставшиеся два огневых упражнения, после чего стали делиться впечатлениями. И, как это не прискорбно, впечатления были исключительно положительными.
  - Кучность просто поразительная! Отдача практически не уводит ствол!
  - Какая огневая мощь! Мишени просто разносит в дребезги!
  - Ощущения от стрельбы непередаваемые!
  И гвалт эмоций не стихал. Все собравшиеся по очереди опробовали автоматы, и каждый остался ими доволен. Луиза так же не осталась в стороне. Когда она только взяла автомат в руки, он показался ей несколько тяжелей, чем саберийский образец. Но стоило ей только начать стрелять, и девушка едва не взвыла от обиды.
  Было из-за чего. Имперский автомат в сравнении с дварфийским казался просто бесполезным мусором. А после тестов штурмовых винтовок, генерал едва не расплакалась. Конечно, ей нравилось это оружие. Но ее гордость имперского гранда буквально вопила, что так быть не должно. Штурмовые винтовки по всем показателям превосходили имперское стрелковое вооружение.
  - Почтенный Даин, ваше автоматическое оружие не может не вызывать восхищения. - Обратился к дварфу капитан линейной пехоты. Луизу неприятно зацепил тот факт, что офицер назвал Железоеда 'почтенным'. - Но что у вас с винтовочным вооружением? Мне, как представителю линейной пехоты, очень хочется ознакомиться с этим типом вооружения.
  Его поддержал гвалт голосов.
  - Винтовки? - Даин пожал плечами. - У нас их, как таковых, нет. Все стрелковое вооружение солдат 'Стального Странника' автоматическое. Есть несколько крупнокалиберных полуавтоматов у эльфийских снайперов. Но это не винтовки в привычном вам смысле слова.
  Этот удар Луиза уже вынести не могла. Здравый смысл подсказывал, что Даин не пытается ее унизить. Но факт такого превосходства вызвал в ней черную зависть. У гарнизона крепости в лучшем случае треть стрелкового оружия - автоматы. Остальное - винтовки. И это считалось нормальным. Линейная пехота - самый многочисленный род войск. А они, из соображений экономичности и рациональности, вооружались именно винтовками. И тут такое...
  Генерал отвернулась, чтобы ее лица не было видно, и принялась покусывать ноготь. Ей нужно было как-то реабилитироваться в собственных глазах.
  - То, что у вас замечательное оружие, мы уже поняли. Думаю, всем будет интересно, если господин дварф продемонстрирует нам, насколько он умелый стрелок.
  Джерардо, произнеся эти слова, выразительно посмотрел на Луизу. Девушка сразу поняла план рыцаря. Он хотел показать, что в плане владения оружием, люди превосходят дварфа.
  Все тут же поддержали идею рыцаря. Даин немного поворчал, но все же согласился.
  Первой он взял штурмовую винтовку. Достав магазин, дварф принялся набивать его патронами. Его толстые пальцы двигались на удивление быстро и сноровисто. Набив магазин, Даин вогнал его в паз приемника, затем в одно движение вскинул винтовку и передернул затвор. Как только ствол оружия опустился на уровень мишени, дварф открыл огонь.
  Три коротких очереди по три патрона, смещение ствола к следующей мишени, снова три по три, снова смещение и три по три. На весь комплекс упражнений Железоед затратил жалкие секунды. И ни разу не промахнулся. Каждая мишень оказалась поражена в голову, грудь и шею.
  Под звуки неуверенных перешептываний, Даин поменял оружие, предварительно разрядив штурмовую винтовку. Быстро подготовив к бою автомат, Железоед дождался, пока сменят мишени, и начал стрелять.
  'Это просто нонсенс...' - Мысленно простонала Луиза, глядя на Даина.
  Дварф стрелял с одной руки. Компактность автомата позволяла, уперев его в плечо, целиться и стрелять, используя только одну руку. И он снова идеально поразил все три мишени, уложившись в считанные секунды.
  Как только стих грохот стрельбы, в тире воцарилась звенящая тишина. Ничуть не смутившись, старый дварф взялся за саберийский автомат. И показал результат, который заставил всех собравшихся покраснеть.
  'Да как так можно вообще?!'
  Де Мендос просто не могла поверить, что кто-то может так стрелять. Казалось, что у автомата просто исчезла отдача. Он практически не дергался.
  - Как такое возможно? - Вырвалось у одного из офицеров. Кажется, это был Рикардо, командир третьей стрелковой роты.
  - Я занимаюсь оружием больше четырехсот лет. Изобретаю его и потом использую. Порой очень активно. За такой срок даже обезьяна научиться хорошо стрелять. А я считаю себя поумнее какой-то макаки. - Ответил Даин, собирая оружие.
  После этого дварф извинился и, сославшись на необходимость нанести визит де Лаури, попросил проводить его к Воплощению. Когда Железоед ушел, собравшиеся еще долго обсуждали увиденное. Луиза же предпочла вернуться к себе.
  
  Сидя в кабинете, Луиза вспоминала вооружение и экипировку дварфийских солдат. Даже простого взгляда было достаточно, чтобы понять, что дварфы вооружены лучше саберийских солдат. Тест на стрельбище лишь показал, на сколько велик этот разрыв. И он оказался просто титаническим. Девушка до сих пор не пришла в себя после увиденного.
  - На сколько же они превосходят нас в вопросе вооружения? - Пробормотала Луиза, откинувшись в оббитом красном бархатом кресле.
  Ее голос эхом отразился от мраморных стен. И в кабинете, огромном для всего трех присутствующих в нем человек, снова повисла гробовая тишина, нарушаемая лишь скрипом перьевой ручки команданта Жименеса по листу плотной бумаги.
  - Лига правильно говорит, что они опасны для людей. - Протянула она. Но в голосе девушки не было никаких эмоций.
  Джерардо стоял на своем посту у двери, выполняя свои обязанности. По мнению Луизы, сейчас он делал это излишне старательно.
  - И Даин этот. Что с ним не так? - Не унималась Луиза.
  Жименес поднял голову, на мгновение оторвавшись от своего письма, посмотрел на генерала и обратно уткнулся в бумаги. Снова заскрипело перо ручки.
  - Надо как-то выставить их из крепости. - Протянула де Мендос, доставая и разглядывая подаренное оружие уже пятый раз за последний час.
  - Согласен, госпожа. Добра от этих дварфов ждать не стоит. - Пробубнил со своего поста Джерардо - Он постоянно оскорбляет вас и других, а его солдаты в нашей крепости представляют опасность.
  Жименес, услышав это, раздраженно хмыкнул и слишком резко макнул ручку в чернильницу. От небрежного жеста она опрокинулась и залила часть письменного стола.
  - Святая Дева... - Выдохнул он, хлопая ручкой по столу и силясь спасти написанное от стремительно растекающегося чернильного пятна.
  - А ты так не считаешь, Эссуа? - обратилась Луиза к команданту.
  Тот отодвинулся от стола, и, держа лист двумя пальцами так, чтобы буквы на нем не расплылись, позвонил в колокольчик.
  - Если честно, меня сейчас мало беспокоит ваш дварфийский вопрос. - Пробормотал Жименем - Я пытаюсь спасти это письмо.
  - Эссуа, не ломайтесь. Вы же знаете, что я не отстану. - Лениво протянула Луиза.
  - Если хотите знать мое мнение, генерал... - Начал старый офицер.
  В этот момент в кабинет вошел дневальный. Командант указал на стол, и тот, козырнув, тут же умчался за тряпкой.
  - Если хотите знать мое мнение, - продолжил Жименес с того места, где остановился, - то самую большую опасность сейчас представляет недружелюбие вас и других офицеров к Даину.
  Луиза с любопытством посмотрела на своего заместителя, который подошел к газетному столику и аккуратно положил на него исписанный лист.
  - Ты действительно так считаешь? - уточнила она, сама не зная, зачем.
  Командант оценивающе посмотрел на де Мендос. В голосе девушки, в отличии от его собственного, не было ни капли раздражения.
  - Да. - Кивнул он. - Да, я действительно так считаю.
  - Почему-же?
  - Потому, что Железоед - уважаемый союзник императора, генерал. Он общается напрямую с вашим отцом и другими доверенными лицами Фердинанта. Император обращается к нему с личными просьбами. Неужели вы на столько близоруки в своих суждениях, что не замечаете, как играете с огнем?
  Генерал, услышав последние слова команданта, даже приподнялась в кресле от удивления.
  - Не слишком ли много ты себе позволяешь сегодня, Эссуа? - спросила девушка ледяным тоном.
  Жименес сразу понял, что, поддавшись раздражению, перегнул палку. Закашляв, он поспешил принести свои извинения.
  - Госпожа генерал, простите старого команданта. Говорю порой откровенные глупости.
  Луиза кивнула, продолжая вертеть в руках пистолет.
  - Что же касается их оружия, - Жименес тут же перевел разговор на другую тему. - То дварфы очень талантливые оружейники. Хоты вы, возможно, и не знаете этого. Современная система образования превозносит Империю. Но именно оружейное бюро Даина в свое время обеспечило нашу армию разработками, которые позволили нам стать одной из самых сильных стран.
  Луиза отложила пистолет и пристально посмотрела на команданта.
  - Значит, Даин... - протянула девушка.
  - Да-да, именно Даин. - Подтвердил Эссуа.
  На своем посту у двери недовольно загрохотал доспехами Джерадо.
  - Быть того не может. Всем известно мастерство имперских оружейников. - Пробормотал он своим звучным басом.
  Но Луиза была с ним не согласна. Хотя она понимала чувства своего рыцаря.
  - Джерардо, не говори глупостей. Мы все были в тире и видели, на сколько их оружие лучше нашего. - Возразил ему командант.
  В этот момент в кабинет вошел дневальный с ведром и тряпкой, и, присыпав чернила каким-то порошком с резким запахом, принялся оттирать от них стол.
  - Это еще ни о чем не говорит, Эссуа. - Возразил ему рыцарь - Да, сейчас их оружие превосходит наше. Но чтобы дварфы были ответственны за создание имперского оружия... Это нонсенс.
  Луиза с интересом и удовольствием смотрела за разгорающимся спором. Оба как будто отражали две ее точки зрения, которые конфликтовали друг с другом внутри головы генерала.
  Жименес сокрушенно покачал головой.
  - Оружейное бюро Железоеда прекратило свою деятельность в Саберийской Империи примерно лет десять назад. Под давлением активистов Лиги Людей и все возрастающей неприязни жителей империи к нелюдям, Даин решил ликвидировать филиал своего бюро, и вывез всех его сотрудников, кто того пожелал, за границу. И знаешь что, они почти все уехали. А страна лишилась многих талантливых инженеров и конструкторов. И, заметь, с тех пор на вооружение нашей армии не поступило ничего принципиально нового. Все, что мы можем, это пытаться как-то доработать уже имеющиеся образцы вооружения и техники.
  Под конец своего монолога командант даже слегка вспотел, а его лицо раскраснелось.
  - И правильно поступили, что выкинули этих дварфийских прихвостней из нашей страны. - Тут же заявил в ответ Джерардо.
  - Эссуа, ты понимаешь, что Даин, фактически, украл у нашей страны самых талантливых инженеров и конструкторов. Сначала заманил к себе в бюро, а затем вывез из страны. Тем самым он нанес нам непоправимый урон. - Поддержала рыцаря Луиза.
  Командант ошарашено смотрел на обоих.
  - Да мы же сами их выгнали! - Возмутился старый офицер - Лига устроила погром в их офисе и конструкторском бюро, а политики замяли дело. Даин тогда сильно обиделся.
  - Но я ничего подобного не слышала. Хотя активно общаюсь с Лигой Людей. Скорее всего, Даин просто попытался подставить Лигу, чтобы оправдать вывоз из страны талантливых людей.
  Жименес побагровел от негодования.
  - Это просто невообразимо! Госпожа генерал, если вы хотите саботировать сделку между Даином и Империей, то я буду просто обязан доложить об этом вашему отцу. - Выпалил командант на одном дыхании.
  Луиза тут же усмехнулась.
  - Мой дорогой Эссуа, конечно же я не пойду против решения нашего императора. Как имперский офицер, и имперский грант, я заинтересована в том, чтобы Железоед выполнил свои обязательства.
  - Тогда чего вы добиваетесь? - Буркнул себе под нос Жименес, но Луиза его услышала.
  - Я просто хочу, чтобы вы смотрели на мир более трезво. И поняли, наконец, что нелюди нам не друзья. В лучшем случае слуги или временные союзники.
  Командант лишь тяжело вздохнул.
  - Вам следует пересмотреть свой взгляд на нелюдей. - Произнес он, направляясь к выходу.
  - Почему вы так ратуете за них, Эссуа? - Спросила его Луиза. Она искренне не понимала, что командант нашел в них. Жименес - старый вояка, и как ее зам, в некоторых вопросах просто незаменим. Она ценила его. И девушке хотелось, чтобы Эссуа разделял ее взгляды. Но он всегда негативно относился к идее расового превосходства людей. И сейчас, когда в крепости Виндерстадской крепости появился Даин, его несогласие стало проявляться особенно остро.
  Де Мендос была расстроена последними словами своего зама, и ей хотелось продолжить этот разговор, чтобы убрать неприятный осадок, но дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возник запыхавшийся молодой офицер в форме штабиста.
  - Госпожа генерал, сэр! Простите за беспокойство...
  Джерардо среагировал моментально, но увидев, что ворвавшимся был штабист, тут же успокоился. Знал бы штабной лейтенант, как близко его голова была к тому, чтобы проститься с телом...
  - Докладывай. - Тут же ответила Луиза. Очевидно, что штабист не станет врываться к ней по пустякам, а значит, что случилось что-то действительно страшное. Учитывая, в крепости Даин и дварфы...
  'Проклятье!' - Выругалась она мыслено. - 'Не надо было оставлять их без присмотра!'
  - Госпожа генерал, в крепости журналисты и военные корреспонденты. И они требуют встречи с госпожой де Лаури.
  Глаза Луизы расширились. В одно мгновение атмосфера в кабинете сгустилась и, казалось, что даже температура поднялась на пару градусов.
  Генерал вскочила. Ее пальцы сжались в кулаки с такой силой, что руки задрожали, а костяшки пальцев побелели. Гримаса гнева исказила милые черты лица, а глаза, казалось, сейчас начнут метать молнии.
  - Журналисты?! Военные корреспонденты?! Вы там с ума посходили?! Кто пустил?!
  От гневного крика стройной и внешне хрупкой девушки чуть не повылетали стекла.
  - Да, и там дварфы... Журналисты требуют пустить, а те говорят, что стрелять будут...
  Луиза похолодела. Ей вспомнились сначала манеры имперской прессы и военных журналюг, которые мнили себя пупом земли. А потом она вспомнила дварфов.
  Совместить это было совсем просто. Как два плюс два. Ситуация была действительно критической. Они же их перестреляют, глазом не моргнув. И будут правы. Что им до имперских журналистов, когда за дверью Даин и Воплощение?
  Де Мендос рывком поднялась со своего места, и готова была броситься бежать, когда в кабинет ворвался еще один офицер.
  - Что еще?! - Рявкнула она, не дожидаясь доклада.
  - Виноват, госпожа генерал! - Тут же вытянулся он по стойке смирно - Но в крепости найдены несколько трупов.
  - Какого... - Луиза едва не потеряла дар речи. Внутри все похолодело, а ладони вспотели.
  Ей нужно было взять себя в руки. Немедленно. Отец всегда говорил, что командир, лишившийся хладнокровия и здравого смысла, может погубить больше солдат, чем любое, самое страшное оружие врага.
  Итак, что мы имеем? С одной стороны, журналисты осаждают дварфов, требуя пустить их для интервью. Они настойчивы, и манеры у них оставляют желать лучшего. Дварфы угрожают открыть огонь. С другой стороны, несколько трупов. На первый взгляд, все очевидно: если не убрать журналистов, то трупов может стать гораздо больше. А тем, кого убили, уже не поможешь. И надо бы бежать, разнимать журналюг и ворчливых коротышек. Но это только на первый взгляд.
  - Командант, немедленно перекройте все выходы из крепости. Впускать и выпускать только с моего личного разрешения. Неважно, кто, даже если лично Папа Визарийский.
  Эссуа тут же собрался. От его раздражения не осталось ни следа. Жименес был старым воякой, и повидал на своем веку многого. Так что его подобным стечением обстоятельств было не смутить.
  - Усилить патрули. Всех посторонних собрать в помещениях временного пребывания. Офицерам проверить весь личный состав, не занятый в нарядах. Комендантскую роту поднять по тревоге.
  Командант козырнул и весьма проворно для своей комплекции исчез из кабинета.
  - Ты! - Палец генерала ткнул в офицера, принесшего сообщение о журналистах. Тот постарался вытянуться по стойке смирно еще сильнее. - Пулей к начальнику караула штаба. Пусть отправить часть людей, свободных от вахты, в Восточную Башню, к комнате де Лаури. Пусть вежливо, но максимально быстро постараются убрать оттуда журналюг. Если кто-то будет особо сопротивляться, можно угомонить. Скажи, что все, связанное с де Лаури и дварфами - военная тайна. И обращение с теми, кто хочет ее нарушить, соответствующее.
  Офицер козырнул и моментально убежал. Судя по тому, как опали его плечи и ссутулилась спина, когда он разворачивался, бедняга был очень рад тому, что ему можно скрыться с глаз рассерженной де Мендос.
  - Джерардо, - обратилась Луиза к своему рыцарю, - похоже, что наш дварфийский союзник оказался прав. Мэйт де Лаури привлекает к себе негодяев сильнее, чем мед пчел. И события развиваются слишком стремительно. Так что нам нужно быть готовым ко всему.
  Джерардо молча кивнул, выходя из кабинета вслед за своей госпожой. Закрывая дверь, Луиза отсекла доносящийся из окна звучный голос команданта, раздающего приказания.
  В голове девушки роем жужжали две мысли: Даин не идиот, и в политике, похоже, не один год. А в ЕЕ крепости орудует враг, и, похоже, даже не один.
  
  
  Когда Луиза с помощью солдат прошла сквозь целую толпу журналистов, корреспондентов и прочих бумагомарак, то обнаружила, что Даин спокойно разговаривает с журналистами.
  - Скажите, вы считаете законными угрозы ваших солдат в наш адрес? Вы ведь нарушаете свободу слова в Империи, запрещая доступ прессы!
  Даин стоял, облаченный в свою броню. Спокойный, и уверенный в себе, как скала. Два караульных дварфа со щитами стояли позади. Внешне они выглядели расслабленными, но Луиза рассмотрела, что за щитами дварфы прячут готовое к бою оружие.
  - Если вы будете вот так, бесцеремонно, ломиться к вашему императору, разве вам не будет угрожать оружием его охрана? - Ответил дварф вопросом на вопрос.
  Луиза сразу поняла, к чему клонит Даин. А вот журналист, похоже, ловушки не заметил.
  - Конечно, он же император! Я же не к нему ломлюсь! - Нахально ответил он.
  Железоед смерил его взглядом, под которым одетый молодой парень в новом костюме-тройке и шляпе съежился, прижимая к груди блокнот и ручку.
  - Тогда с чего вы решили, что вам вот так вот пустят к главе одного из крупнейших дварфийских кланов?
  - Да, но... - Тут же попытался оправдаться он.
  - Я - Даин Железоед. Глава клана Железных Гор. Я - король. И если ты этого не знал, мальчик, то паршивый ты журналист.
  Паренек, сдвинув шляпу на глаза, принялся протискиваться в задние ряды под звук смеха своих коллег.
  - Почтенный Даин! Скажите, а там действительно Воплощение Магии? - Выкрикнул еще один журналист.
  - А что вы тут делаете? - Снова ответил вопросом на вопрос дварф.
  - Почему Воплощение Магии, гражданку империи, охраняют дварфы?
  На этом вопросе Луиза прикусила губу. Она подумала, что сейчас Железоед расскажет, что им передали право охраны, этот тут же растрезвонят в столичных газетах, и сторонники Лиги Людей осмеют генерала де Мендос.. Но Даин и тут оказался на высоте.
  - Дварфы охраняют своего короля.
  Во всю хлопали огромные вспышки фотоаппаратов. Щелкали и скрежетали звукозаписывающие аппараты, микрофонами от которых журналисты тыкали в дварфа, как первобытные люди в раненного мамонта.
  - А что вы делаете?
  - В данный момент - отвечаю на ваши вопросы. И по делу вся ваша братия пока ничего не спросила.
  - С какой целью вы прибыли в крепость? - тут же перефразировал вопрос другой журналист, и торжество в его голосе прям кричало: 'Попался!'.
  - Мы тут временно, исполняем контракт с имперским двором.
  - А какова суть контракта? Она относится к Воплощению Магии?
  - Спросите императора. Он заказчик. Захочет - ответит.
  - Имперскому двору не на кого опереться в вопросах Воплощения? Потому они обратились к вам?
  - А вы знакомы с сутью моего контракта с Фердинантом, раз задаете такие вопросы?
  - Почему вы общаетесь с Воплощением Магии?
  - А почему вы сбежались сюда целой сворой, только услышав, что здесь Воплощение?
  Луиза смотрела на это, и не могла поверить. Все время, пока Даин был в крепости, он вел себя весьма прямолинейно. Сейчас же старый дварф изворачивался, как уж, не позволяя журналистам получить даже крупицы информации. В меру остроумно, не пропустив ни одного вопроса, он умудрился сказать собравшимся ровным счетом ничего. Со сказанного им даже на мелкую статью не наскребешь.
  При этом, в данный момент Луиза была очень благодарна Даину, который не воспользовался случаем и не макнул ее публично в грязь, замолчав о передаче полномочий охраны от солдат гарнизона к экипажу лендтрейна. Хотя мог. Уж она на его месте точно бы не стала упускать такой возможности.
  'Возможно, в чем-то он лучше и благородней меня...' - С досадой подумала девушка.
  Неожиданно генерал почувствовала, что рядом с ней стоит дварф. Луиза не разбиралась в воинских знаках различи у нелюдей, но предположила, что это старший караула. Как выяснилось в последствии, она угадала.
  - Обратите внимание на тех, у кого в руках весьма интересные портфели. - Тихо произнес он.
  При этих словах, толстый палец дварфа ткнул в одного из журналистов. Приглядевшись, Луиза увидела, что тот действительно немного странен. Он вроде как выглядел, как все. Но, при этом, он не проявлял явного интереса к словам Даина и не пытался как-то влезть в интервью со своими вопросами. Ответы на вопросы он конспектировал пусть и торопливо, но без панической скорости и уж очень спокойно. Другие журналисты были готовы оттаскивать и расталкивать друг друга, хватая каждое слово и силясь обратить на себя внимание Даина.
  А еще, он как-то странно держал свой портфель. Приглядевшись, Луиза поняла, что так не держат сумку с документами. Так держат оружие. Осмотревшись, она заметила в толпе еще несколько таких-же 'журналистов'.
  - Даин просит ваших людей разобраться с ними. Только максимально деликатно, ради вашего же блага. - Произнес дварф, и юркнул в толпу.
  'Железоед!' - Прорычала она мысленно.
  Девушка поманила к себе пальцем Джерардо, и прошептала ему распоряжение. Рыцарь понимающе кивнул, и направился к солдатам, стоящим позади толкучки в ожидании приказа.
  Железоед тем временем продолжал развлекать прессу, которая не оставляла тщетных попыток вытащить из старого дварфа хоть крупицу полезной информации.
  - Вы ведь не станете отрицать, что ваше прибывание в компании де Лаури преследует определенную цель?
  - Слушайте, я в таком возрасте, что должен был помереть лет триста-четыреста назад. Не сомневайтесь, что я максимально ценю свое время. Я готов поручиться своей дварфийской честью, что общение с госпожой де Лаури доставляет моему стариковскому сердцу невероятную отраду. Уверен, что поживя с мое, вы сможете понять, что я говорю правду. Если у вас, конечно, получится столько прожить.
  Толпа журналистов рассмеялась своеобразной иронии Даина. До его возраста не всякий эльф способен дожить, не говоря уж о представителях менее долговечных рас.
  Тем временем солдаты уже пробирались сквозь толпу. Луиза отметила, что ее люди старались отсекать от общей массы те части журналистской массы, в которых не было подозрительных 'портфелей'. Для обычных солдат, они действовали достаточно профессионально. Но переиграть диверсантов на их поле, увы, не смогли.
  Все произошло очень быстро. Двое солдат подошли со спины к одному из 'портфелей', и тот, что стоял справа, положил ему руку на плечо.
  Диверсант развернулся, удивленно посмотрев на солдата. В этот момент на второго солдата, споткнувшись, налетел другой 'портфель'. На долю секунды повиснув на нем, тот тут же отскочил и принялся извиняться. Но солдат замер столбом, а затем, раскрыв рот в немом крике, принялся оседать на пол. Луиза даже толком не поняла, что с ним произошло.
  Второй солдат, отвлекшись на своего напарника, выпучил глаза и молча повалился следом.
  Их враги были настоящими профи. Луиза краем глаза заметила, что в толкучке журналистов, которых собралось тут едва ли не полсотни, еще один солдат повалился, не успев даже дернуться.
  'Да моих людей тут просто перережут!' - подумала де Мендос, инстинктивно хватаясь за эфес шпаги.
  И, как оказалось, это было огромной ошибкой. Ее жест послужил своеобразным сигналом к последовавшему за этим хаосу.
  Ее подчиненные восприняли жест генерала, как сигнал к более решительным действиям, и приготовились применить оружие. Но их опередили диверсанты.
  Очевидно, они следили за каждым ее действием. И в момент, когда ее рука легла на эфес шпаги, противники синхронно, как на учениях, отомкнули защелки и разложили свои 'портфели' в компактные пистолет-пулеметы.
  - Нет! - воскликнула Луиза, выхватывая шпагу из ножен.
  Она ведь боевой маг, она должна предотвратить катастрофу. Тут куча беззащитных людей, а Даин вообще стоит безоружный перед всей толпой, как мишень в тире. Если его убьют, то ее военную карьеру можно смело хоронить. Девушка сделала шаг, начав собирать духовные силы для каста и читать заклинание.
  Хлопнула вспышка, за которой последовал писклявый шум, буквально вонзающийся в мозг. Девушка, не выдержав, схватилась за уши и упала на колени. Ослепшая, она даже сквозь писк услышала грохот выстрела.
  'Проклятье! Даин!'
  Собрав всю свою волю в кулак, она какое как подняла голову и заставила себя открыть глаза. В мутноте слез и невозможности сконцентрировать взгляд она увидела, как через множество лежащих и корчащихся людей шагает Железоед. В его руках дымится укороченная копия его трехствольного ружья.
  Зрение быстро прояснялось. Напротив дварфа на коленях стоит диверсант, прижимая к боку ошметки левой руки. Оторванная кисть валялась неподалеку, сжимая гранату.
  Губы Даина зашевелились, но из-за писка в ушах она не могла понять, что же он говорит. А густая борода мешала прочитать по губам.
  Дальше началась форменная бойня. Диверсантов было не меньше десятка. В отличии от Луизы и ее солдат, они были полностью боеспособны. Либо их не так сильно оглушило, либо они ожидали чего-то подобного и сумели правильно среагировать, неизвестно.
  Враги вскинули свои 'портфели', но прежде, чем они открыли огонь, еще четверо из них упали, срезанные короткими очередями дварфийских автоматов.
  Ответный огонь диверсантов весь пришелся на Даина. Железоед выставил вперед левую руку. Доспех на предплечье тут же изменился, превратившись в прямоугольный щит, закрывший его от вражеских пуль.
  Воздух разорвало громким выстрелом короткоствольной винтовки Даина, и один из диверсантов, получив мощный удар в грудь, отлетел на несколько шагов назад. Луиза удивилась, не увидев крови. Скорее всего, Железоед стрелял чем-то нелетальным, потому что следующий его выстрел превратил половину торса противника в разлетевшиеся по стенам кровавые ошметки.
  Остатки диверсантов продолжали отчаянно стрелять в Даина, но без какого-либо видимого эффекта. Пули просто отскакивали от щита и доспехов дварфа, оставляя после себя только отметины на поверхности металла. Ответный огонь дварфов же просто рвал их на части, как тряпичные куклы.
  Перестрелка между дварфами и диверсантами закончилась за считанные мгновения. 'Портфели', исключая пару раненных, были полностью уничтожены. Луиза, едва успев подняться на ноги, рухнула обратно. Кто-то кричал от боли, кто-то от шока. Пахло порохом, кровью и человеческим страхом в одном из самых унизительных его проявлений.
  
  Глава 8. Даин Железоед
  
  Даин стоял, наблюдая, как его солдаты, перемещаясь между лежащими людьми, проверяли тела диверсантов. Посмотрев на Луизу, он понял, что генерал еще не отошла от взрыва светошумовой гранаты. Впрочем, остальные люди тоже выглядели не лучше. Даже саберийская пехота, и та никак не могла собрать глаза в кучу. Только рыцарь остался пусть и немного дезориентированным, но вполне боеспособным. Рыцарь, и те диверсанты...
  Старый дварф пытался понять, кто же мог их подослать. И никто не приходил на ум. Отличная выучка, хорошее оружие, скрытая броня, великолепная сработанность... Как те двое отлично убрали солдат: сначала один, перестраховав своего товарища, изобразил, что споткнулся и нанес незаметный удар в бок, между нижней кромкой кирасы и поясом, и тут же вторым ударом вогнал оружие в горло, перебив голосовые связки с трахеей. Когда второй солдат перенес свое внимание на с первого диверсанта, тот незаметно нанес удар подмышку. Судя по всему, оружие перебило основную трахею, и заблокировало ее. Клинок, которым они наносили удары, был сегментирован. Каждый раз после удара делалось резкое движение, обламывая оружие и оставляя кусок стали в ране. Таким образом, жертва внешне не выглядела как тот, кому всадили нож. А внутри тела все утопало в крови.
  Как не противно было это признавать, но при определенной доле везения, они могли представлять угрозу и для его солдат. А если бы на месте дварфов сегодня стоял саберийский караул, то, скорее всего, Мэйт уже вывозили бы из замка.
  Второй проблемой было то, как себя повели диверсанты, когда поняли, что их раскрыли. Они нацелились на него самого. Судя по всему, план выглядел так: их командир взрывает гранату, и в образовавшейся суматохе они дружно атакую его. А это значит, что организаторы знали про его, Даина, присутствие в крепости и, возможно, имели на него зуб.
  'Но, если эти некто знают меня, то они прекрасно понимают, что убить меня диверсантам точно не под силу. Ранить, возможно. Но убить...' - Размышлял он - 'С другой стороны, возможно, они и не пытались меня убить'.
  Ранить. Не убить, а именно ранить. Эта мысль плотно засела в его голову. Пазл складывался, хоть и медленно. Становилось очевидно, что у нападавших было две задачи. Первая, и самая главная - попытаться захватить Мэйт де Лаури. Вторая - вывести из игры, хотя бы временно, его самого. Поняв, что с первой задачей они провалились, диверсанты тут же переключились на втору. Благо, Даин стоял прямо перед ними. Вот только Железоед в крепости постоянно ходил в латах. Пробить их такими пистолетами-пулеметами практически нереально. На что тогда рассчитывал их наниматель? Либо он не знал об этом, либо... черт его знает.
  Увидев, что дварфы закончили осматривать людей, он позволил себе убрать щит. Механизм в наручи зажужжал, складывая металлические пластины. Даин обратил внимание, что на поверхности металла остались следы от попаданий. А это значит, что патроны были достаточно мощными. Похоже, диверсанты все же планировали бороться с противником в латах. Правда, они явно недооценили прочность дварфийской стали.
  Мысли продолжали роиться в мозгу, напоминая стремительно растущий пчелиный рой. Ему срочно нужны были ответы. Или, хотя бы, больше информации.
  - Баэрн! - Окликнул он сержанта.
  Командир дварфов тут же обернулся и, перешагивая через лежащих людей, направился к Даину.
  - Слушаю, почтенный!
  Даин хлопнул подошедшего дварфа по наплечнику. Доспех отозвался металлическим звоном.
  - Отлично сработано. - Похвалил он своего подчиненного.
  Баэрн молча кивнул, принимая заслуженную похвалу.
  - А теперь, проследи, чтобы выжившим диверсантам оказали первую помощь. Они должны дожить до допроса. И, желательно, пережить его.
  Баэрн снова кивнул.
  - Затем свяжись с Тордеком. Пусть пришлет еще взвод. И передай сообщение Ямии. Мне нужно, чтобы она вошла в крепость так, чтобы ее видели, и затем занялась допросом. Через официальные каналы мы до пленных точно не доберемся. Мне нужно знать, кто их послал, и зачем. А еще, чего они добивались, когда совершенно по-идиотски принялись атаковать меня.
  - Думаешь, это не с проста? - спросил Баэрн, кладя латную перчатку на бронированное плечо Даина.
  - Моя старческая интуиция говорит, что да. А за столько лет невольно научишься ей доверять. - ответил Железоед.
  - Я все сделаю, почтенный. - Произнес сержант.
  - Рассчитываю на тебя. - Даин похлопал его по спине, давая понять, что разговор окончен.
  Когда сержант развернулся и торопливо направился исполнять его приказы, Даин неспеша направился в сторону сидящей на полу Луизы. Но между ним и девушкой стеной вырос Джерардо.
  - Госпожа пока не может уделить вам свое время. - Решительно ответил он.
  Даин смерил его взглядом. В действиях рыцаря не было агрессии. Только забота о благосостоянии и чести своей госпожи. Впрочем, Даину было не до нежностей. События разворачивались даже стремительней, чем он планировал.
  - Еще одну пощечину захотел? - Саркастически поинтересовался он у Джерардо, намекая на то, что ему не стоит без приказа генерала преграждать ему путь.
  Глаза Джерардо сузились, а ноздри раздулись. Даин заметил, как латная перчатка со скрипом и скрежетом сжимает рукоять меча. Рыцарь сумел сдержаться, и ничего ему не ответил. Но и дороги не уступил.
  - Вы не могли бы не хамить моим людям каждый раз, как у вас выпадает такая возможность? - Голос Луизы из-за спины ее рыцаря звучал немного сдавленно. Видимо, хорошо ее все же зацепило светошумовой гранатой.
  В принципе, в окружающей обстановке это было нормально. Приходящих в себя журналистов сплошь тошнило, мучала временная слепота или глухота, а порой все сразу. Вид кучи расстрелянных трупов, некоторые из которых выглядели особо неприглядно, добивал тех, у кого желудок был чуть покрепче.
  - Я не виноват, что всякий раз, как ваши люди становятся у меня на пути, они изображают занозу в заднице. - Ответил Даин, пытаясь заглянуть за широкую спину рыцаря.
  В ответ девушка лишь усмехнулась.
  - Оставь, Джерардо.
  Рыцарь сначала никак не прореагировал на ее слова. Но затем, немного поразмыслив, нехотя подвинулся в сторону, пропуская дварфа.
  - Что это такое было? - Поинтересовалась она, поднимаясь с пола.
  - Светошумовая граната. Очень яркая вспышка и резкий звук. Сильно дезориентируют даже подготовленного противника, если тот не ожидает подобной атаки. - Ответил Даин, протягивая руку, чтобы помочь де Мендос подняться.
  - Мощная штука. - Кисло усмехнулась она, жестом отказываясь от помощи - Нет уж, я сама. Я все же генерал, и давайте я не буду терять остатки своего достоинства.
  Пожав плечами, Даин убрал протянутую руку, и принялся привычно поглаживать ей бороду.
  - Вы уж извините, что вам тоже досталось. Выбор у нас был не особо богатый. Замешкайся мы хоть немного, и нападавшие тут все бы залили кровью.
  - Нет, все в порядке. - Тут же вяло взмахнула она рукой - Сработали вы и ваши дварфы просто блестяще. Вынуждена признать, что ваше присутствие оказалось неоценимым.
  Даин понял, что это победа. Луиза оценила его и его дварфов. А это значит, что есть шанс заполучить ее в союзники и уменьшить количество проблем.
  - Полно вам. - Отмахнулся он - Вы бы и сами справились. А я всего лишь выполняю свою часть сделки.
  Луиза выпрямилась, но вынуждена была тут же упереть руки в бока. Ей все еще было не хорошо.
  - Вы действительно надежный партнер, если так ответственно относитесь к делу.
  - Я дварф. Это наш жизненный принцип - держать данное слово.
  Де Мендос как-то странно усмехнулась, но Даин не предал этому значения.
  - Давайте пройдем в комнату де Лаури. Там мы все сможем передохнуть после произошедшего, и обсудить дальнейшие действия.
  Даин немного слукавил. Ему никакого отдыха не требовалось. А вот генерал едва стояла на ногах. Так что он решил немного ей подыграть.
  Луиза кивнула, а в ее глазах Железоед без труда прочитал немую благодарность.
  - Баэрн! - Прокричал он.
  Дварф нарисовался спустя пару секунд.
  - Слушаю, почтенный.
  - Всех проверили?
  - Да, почтенный. Больше диверсантов вроде нет. Но некоторые могли и не носить с собой оружия с броней. Потому для гарантии я бы осмотрел каждого, прежде чем отпускать. Уж лучше отловить их сейчас, пока они не могут натворить ничего серьезного, чем потом с ними мучаться.
  Даин выразительно подмигнул Луизе.
  - Отлично. Что-то еще?
  Дварф стянул шлем, и почесал бронированной пятерней затылок.
  - Как-то странно все это. Их много, и они весьма нагло себя вели. Отлично экипированы. Чувствуется четкая выучка. Нет, серьезно. То, как они обезвредили тех солдат... - Баэрн развел руками - Нет, конечно, те солдаты... они не совсем для таких дел...
  Сержант взглянул в сторону де Мендос. Луиза лишь сокрушенно кивнула.
  - Не обижайтесь, госпожа генера, но тренированы ваши люди среднячково. Справедливости ради, для женщины-командира вы их натаскали весьма-весьма. По меркам Саберийской Империи, они у вас почти профи, если смотреть на пехоту. Но если сравнивать даже с моими линейными пехотинцами, основная задача которых - просто крепко держать удар... Ну такое...
  Даин выразительно кашлянул.
  - Ближе к делу, Баэрн! Ты начал мыслить правильно, но тебя явно занесло.
  Дварфийский сержант тут же подобрался.
  - Да, конечно. Вы правы, почтенный. Госпожа генерал, мои глубочайшие извинения...
  - Баэрн, ближе к делу. - Снова обрубил Железоед.
  - Короче, армейские они. Бороду даю на отсечение, что это чей-то спецназ. Диверсанты, как пить дать. Все с одинаковым снаряжением отменного качества, с четкой синхронной выучкой. Натасканы на выполнение одной задачи. Для наемников это расточительство. Они более широко специализированы, и куда более разношерстны. А то, как они нагло решились на атаку, когда поняли, что их раскрыли. В общем, у них точно есть план отхода. Даже спецназ или диверсанты, они же тоже живые, и хотят таковыми быть по дольше. Так что точно, кто-то должен был помочь им свалить. Лучше бы поискать в крепости их дружков.
  Даин кивнул, довольно улыбаясь. А Луиза только охнула от свалившихся на нее неприятностей.
  - Джерардо!
  Рыцарь, который старался быть максимально близко, тут же подскочил.
  - Похоже, в крепости есть еще диверсанты. Ты видел, на что они способны. Так что немедленно подними по тревоге весь личный состав. И, прежде чем отпустить всех журналистов, пусть их дополнительно досмотрят. Строго по одному.
  - Да, госпожа, но это займет много времени. А они все - имперские журналисты. Представьте, как это... - Попробовал воззвать к благоразумию своей повелительницы рыцарь.
  - Ты не мой пресс-секретарь. Так что побеспокойся лучше о моей безопасности. И безопасности тех, кого нам доверил охранять сам император!
  Джерардо тут же выпрямился, вперив взгляд в точку на стене. На его скулах заиграли мышцы.
  - Мне все равно, сколько это времени займет. И мне все равно, если они будут недовольны. Это вопрос государственной важности.
  - Да, моя госпожа. - Козырнул рыцарь.
  - А еще, пусть до каждого донесут, что все произошедшее относится к гостайне. И перед выходом их публикаций в печать, они должны пройти ценз соответствующих служб.
  Джерардо кивнул, мрачно ухмыльнувшись. Даин сразу догадался, куда спустит свое накопившееся недовольство рыцарь.
  А Луиза продолжала невозмутимо инструктировать. Если она и заметила выражение лица своего телохранителя, то не придала ему никакого значения. А вот Даин на ее месте бы поостерегся.
  - Когда закончишь, присоединишься к охране входа вместе с дварфами. Внутрь пропускать только того, кто заслуживает доверия. Понятно?
  Джерардо снова кивнул.
  - Выполняй, рыцарь!
  Спустя пару минут, они уже сидели в комнате де Лаури. Луиза развалилась на диване, потирая виски.
  - Вам бы прислушаться к словам своего рыцаря, Луиза. Он ведь дело говорил, про журналистов. - Заметил Даин, сидя в массивном кресле, которое поставили специально для него.
  Помимо их троих в комнате больше никого не было. Железоед выставил наружу находившихся внутри автоматчиков. Так что говорить можно было относительно свободно.
  - Не будьте к ней строги, почтенный дварф. - Со спокойной улыбкой произнесла Мейт - На плечах Луизы лежит тяжкое бремя. Она - женщина-генерал в имперской армии. Ей необходимо поддерживать свой авторитет.
  Даин хлопнул по подлокотнику, от чего кресло слегка затрещало, но все же выдержало. В этот раз Луиза позаботилась о том, чтобы мебель была покрепче.
  - И что с того? Мой главный тактик - девушка. При том восточница. Еще одна восточница руководит разведкой. Что с того, что у тебя между ног не болтается, и грудь выпирает? Не это делает нас воинами и командирами.
  От замечания старого дварфа Мэйт смущенно покраснела, а Луиза едва не поперхнулась, подскочив на диване.
  - Вы всегда такой прямолинейный, почтенный Даин. - С улыбкой произнесла де Лаури. Голос этой девушки, поразительно легкий и приятный, радовал старого дварфа каждый раз, как он его слышал. Без преувеличения можно сказать, что он греет его душу.
  - Все потому, девочка, что я честен. И нахожусь в том возрасте, когда могу позволить себе некоторые вольности.
  Луиза озадаченно смотрела на Даина.
  - Я вас решительно не понимаю. Вы то ворчите на все подряд, то выручаете меня, и проявляете верх такта, иногда намеренно злите. А вот сейчас говорите такое, за что в приличном обществе могут и попросить. Или на дуэль вызвать, знаете ли.
  Дварф усмехнулся, и, вытянув ноги, с удовольствием растянулся в кресле настолько, насколько позволяла его броня.
  - Все просто. Я веду себя так, как мне хочется или как я считаю нужным вести себя в той или иной ситуации. И да, характер у меня паршивый. Я старый, ворчливый, вечно раздражающийся дед с закидонами. Могу себе это позволить, в конце концов.
  Глядя на обескураженное лицо генерала, дварф рассмеялся.
  - Ладно, не бери в голову.
  Их беседа на отвлеченные темы продолжалась еще некоторое время. Пока, наконец, Луиза не пришла в себя, и не вернула разговор в серьезное русло.
  - Я одного не могу понять, как те, кто стоит за сегодняшним нападением, так быстро смогли все организовать? Прошел всего один день. А в крепости уже полно репортеров, журналистов и вражеских шпионов с диверсантами. Что, во имя Святой Девы, происходит?
  С лица Даина тут же сползла улыбка, которая была там все время, пока они болтали о ерунде.
  - Собственно, как я и предупреждал вас. Не исключено, что утечка произошла до того, как Мэйт попала сюда. И они не напали раньше, потому что не были уверены, что она действительно та, кто им нужен. А подтвердить это, не вызывая при этом лишних проблем, мог только я. И, дождавшись, когда Мэйт доставят на место и подтвердят предположение, что она - Воплощение Порядка, они начали действовать.
  - Такой уровень организации. Это ведь потребовало колоссальных ресурсов. Постоянно держать осведомителей настороже и исполнителей наготове. Кто мог такое провернуть?
  Даин пожал плечами.
  - У них, знаешь ли, на лбу не написано. На вскидку: Бритонское королевство, Прейбенское королевство, Романия, Церковь, Лига и еще с десяток стран и международных организаций. Охотников добраться до нее хватает.
  - Так много? - Недоверчиво переспросила Луиза - Но почему? Она что, настолько сильна?
  Мэйт рассмеялась, а дварф ухмыльнулся.
  - Девочка, она пока совершенно юна и безвредна по меркам Воплощения. Да, она уже сейчас является весьма сильным магом, но только в узком спектре заклинай поддержки. Даже ты для нее сейчас не по зубам, как противник. А за тобой куча королей не бегает с предложениями и попытками похищения, знаешь ли.
  - Тогда почему? - Недоумевала Луиза.
  - Потому что, Воплощение Порядка открывает доступ к управлению магией порядка. Можно провести Божественный Ритуал, например. Или небывало поднять магическую школу Порядка. Или получить международный престиж, власть и признание для страны или религиозного учреждения. Или, например, сделать ее знаменем движения во имя чего-либо. Владение этой девушкой дает безграничные возможности.
  Де Мендос напряженно выпрямила спину, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди. Видимо, в ее голове не укладывалось, что один человек может значить так много. Если это не член правящей династии или легендарная личность, конечно же. Когда она задала следующий ее вопрос, ее голос звучал вкрадчиво и настороженно.
  - А зачем она вам?
  Даин выпрямился и подался вперед.
  - Скажем так, я выполняю некое свое обязательство. И мои интересы не пересекаются с интересами вашей империи.
  - А конкретней? - Девушка явно не готова была довольствоваться столь неопределенным ответом.
  - Не могу сказать. - Ответил он, откинувшись обратно в кресло.
  - Почему?!
  - Все просто. Я недостаточно доверяю вам.
  От такого нахальства Луиза едва не поперхнулась.
  - И вы хотите сказать, что я должна вам поверить? С какой стати?!
  - И тут все просто. Мне доверяет ваш император. И, следовательно, должны вы. Как имперский генерал и гранд.
  Даин едва не улыбнулся, поскольку для Луизы это был суровый аргумент. Доверие императора означало, что хотя бы официально, она обязана вести себя соответственно.
  Луиза некоторое время разъяренно хватала воздух, пока не собралась с мыслями.
  - Вдруг вы обманываете императора, и действуете в своих интересах?
  - А есть аргументы в пользу этой теории? - усмехнулся Даин.
  Девушка покраснела, зло стиснув зубы, от чего на скулах вздулись мышцы. Еще немного, и она взорвалась бы праведным гневом. Но ситуацию резко разрядила Мэйт.
  - Почтенный Даин, ваш характер не всегда способствует выстраиванию нормального диалога. - Смеясь, произнесла она. Видимо, ее разыгравшаяся сцена повеселила. - Не беспокойтесь, Луиза. Почтенный Даин не замышляет ничего дурного. И его цели благородны. Когда придет время, он вам их откроет. Просто наберитесь терпения.
  Противостоять ауре очарования Мэйт было просто невозможно, и Луиза тут же начала успокаиваться.
  - Все равно, это звучало грубо. - Заметила генерал.
  - Скорее прямолинейно. - Тут же поправил ее Даин.
  Их перепалка могла продолжаться еще долго, но ее прервал вызов по рации, которую Даин тут же выудил из чехла.
  - Слушаю тебя, Ямия. - произнес он.
  В ответ послышалась речь на дварфийском с восточным диалектом. От услышанного глаза Даина расширились.
  
  Глава 9. Адалрик фон Зест
  
  Человек шагал по железному коридору. Его шаги эхом отдавались в глубине. Тусклое освещение электрических ламп выхватывало лишь отдельные детали. Светлые волосы были аккуратно подстрижены и уложены. Черно-серый офицерский мундир сидел, как влитой, на хорошо сложенной фигуре. Прерывающийся свет ламп прокатывался по правильным чертам лица.
  Дойдя до конца коридора, он остановился перед массивной дверью. Посмотрев вверх, он как будто собирался с мыслями. Его рука в кожаной перчатке сначала легла на кобуру, проверяя, на месте ли она. А затем переместилась к нагрудному карману. Проверив его содержимое, он немного успокоился, и, глубоко вздохнув, одернул китель. Внимательный наблюдатель мог заметить, что на внешней стороне перчатки были выгравированы символы.
  Человек положил руку на центр двери. Но ничего не произошло. В полной тишине, человек стоял, приложив руку к двери, и ждал. Прошло некоторое время, в течении которого дверь как будто размышляла, впускать его, или нет. Но вот внутри массивной створки раздались звуки заработавшего механизма, распахиваясь и впуская человека внутрь.
  В помещении, куда он вошел, под потолком горела одна единственная лампочка. Она светила настолько тускло, что, даже паршивые лампочки в коридоре выгодно смотрелись на ее фоне. Но, на удивление, этого света хватало, чтобы можно было четко и без напряжения видеть все вокруг.
  Это была комната с большим, массивным столом. Скорее даже нет, это был кабинет. Стол стоял в его центре. Он был действительно большой. Пожалуй, метра два длинной и полтора шириной. Его толстые ножки были выполнены в форме человеческих скелетов, которые держали на своих плечах столешницу в форме надгробия. Головы этих скелетов торчали над столом, повернув свои пустые глазницы к его центру. Окружающая мебель была выполнена в том-же стиле. Исключая кресло владельца, которое походило на мрачный трон.
  Сам владелец сидел в этом самом кресле. Он протянул руку к боковине столешницы, и раздался щелчок выключателя. Глазницы черепов загорелись, в деталях осветив поверхность стола со всем содержимым и сидящего в кресле.
  В зеленых глазах вошедшего человека отразилась высокая фигура в светлом плаще и маске, полностью скрывавшей лицо.
  - Приветствую вас, Король Тишины Триор. - С холодной улыбкой произнес человек, немного шутливо козырнув.
  - Приветствую, герцог фон Зест. - Голос Триора звучал настолько без эмоционально, что можно было подумать, что говорит машина. Что, впрочем, было совсем неудивительно. В конце концов, Триор - высший некромант.
  - Мы практически у цели. Атака начнется в течении пары часов.
  - Замечательно.
  Герцог сумел различить в этом слове нечто, похожее на удовлетворение. Что-же, он и сам едва сдерживал охватывающее его предвкушение. Но имея дело с некромантами, нужно уметь держать себя в руках.
  'Скоро' - подумал он.
  
  Глава 10. Луиза де Мендос
  
  Сигнал тревоги въедался в мозг уже битый час. Заунывная сирена достала всех, и в первую очередь саму Луизу. Единственная причина, по которой она приказала ее не отключать, это чтобы досадить этому старикану Даину.
  Когда он сообщил о том, что к замку приближается прейбенская ударная группа, она лишь рассмеялась. Но Железоед был полностью серьезен. Она собрала экстренное совещание по обороне, и пригласила на него Даина. В качестве командующего 'Стального Странника' и его воинского контингента, разумеется. И какого же было ее удивление, когда он весьма прямо и жестко заявил, что без острой необходимости дварфы в битве участвовать не будут.
  'Солдаты 'Стального Странника' примут участие в бою только в случае, если это понесет угрозу порученной нам миссии'.
  Вместо этого он предложил просто вывезти де Лаури на лендтрейне в безопасное место.
  Словами не передать, как она была возмущена в этот момент. Когда Даин покинул штаб, и направился к покоям де Лаури, Луиза от злости сорвала со стены гобелен.
  Хотя командант Жименес был абсолютно спокоен, услышав это. И лишь понимающе кивнул.
  'А что вы хотели, генерал?' - Спросил он, когда она костерила, на чем свет стоит, треклятого дварфа.
  'Они не обязаны защищать нас. Единственная причина, по которой она прибыли сюда - выполнить просьбу нашего императора. Не будь ее, они сюда и носа бы не сунули. И, хочу напомнить, встретили их не самым радушным образом'.
  В общем-то, Эссуа был прав. И в глубине души она это понимала. Но она отказывалась принять тот факт, что дварф, да и вообще первый нелюдь в ее жизни, к которому она смогла проникнуться уважением, поступил вот так.
  Луиза сидела в своем кабинете, глядя на оборонные планы. Рядом с ними на огромном светлом столе лежала кобура с подаренным пистолетом. Ей необходимо было сосредоточиться на обороне, но обида мешала этому.
  По данным, предоставленным дварфом, на них шла двадцатитысячная ударная группа Королевства Прейбена, под командованием генерала Адалрика, герцога фон Зеста. Молодой, амбициозный и весьма талантливый генерал стал грозой врагов Прейбена. Кайзер лично поручал ему военные операции на ключевых участках обоих фронтов.
  Но и это еще было не все. Со слов Даина, с ним, возможно, следуют войска из Молчаливых Городов, империи нежити, расположенной далеко на западе от Саберийской Империи. Если это было правдой, то у них большие, очень большие проблемы.
  Луиза усмехнулась. Как раз в армию нежити у порога ее крепости ей верилось с трудом. Короли Тишины не вели наступательных воин уже несколько поколений, ограничиваясь исключительно обороной своих земель. Для Саберийской Империи они вообще были чем-то вроде страшилки, что где-то есть целая страна, населенная нежитью.
  Дварфы предоставили примерный список войск. Исходя из их данных, ударная группа состояла из четырех пехотных полков, по три тысячи человек в каждом. Нескольких батарей осадной артиллерии. Двух батальонов сверхтяжелых танков, трех танковых батальонов, инженерно-штурмового полка и моторнизированного полка. Штаб фон Зеста располагался на борту 'Кронхаммера', броненосного крейсера воздушного флота Прейбена.
  Луиза схватилась за голову. Гарнизон крепости насчитывал менее пяти тысяч человек боевого состава. Также по тревоге к крепости направились легкие крейсер 'Айре' и броненосец 'Теназ'. Но судя по данным, полученным из штаба по ее запросу, они даже вместе могли легко проиграть 'Кронхаммеру'.
  В подобной ситуации ей бы очень пригодился Даин и его солдаты.
  - Старый, упертый, тупой дварф! - Выругалась она, ударив кулаком по столу.
  В тот момент в дверь постучались.
  - Войдите! - Крикнула она, выпрямляясь и поправляя прическу с мундиром.
  В ответ на приглашение в кабинет вошел офицер связи.
  - Госпожа генерал, докладываю! Из имперского штаба поступило донесение. По распоряжению одного из доверенных лиц императора, к нам в срочном порядке выдвинулся воздушно-десантный полк. Они будут здесь в течении примерно одиннадцати-двенадцати часов. Помимо этого, к нам направили резервный корпус. Ему на мобилизацию понадобиться гораздо больше времени.
  Де Мендос засияла. Конечно, резервному корпусу потребуется от пары дней до недели на то, чтобы полностью передислоцироваться к крепости. Но передовые подразделения могут начать прибывать в течении ближайших одного-двух дней. С учетом десантного полка, они вполне могут продержаться.
  - И еще. Госпожа генерал. Даин просил передать вам кое-что. - Произнося это, офицер замялся.
  - Что такое?
  Луиза мысленно ожидала, что дварф извиниться и предложит свою помощь в обороне.
  - Он просил передать вам просьбу эвакуировать из крепости госпожу де Лаури.
  Девушка едва не поперхнулась, услышав сказанное. Она ему однажды уже отказала, и он все равно продолжал настаивать. Да чтобы она доверила Мэйт де Лаури, сокровище Империи, трусливом дварфу, который отказывается поддержать своих союзников. К тому-же, наверняка он хочет воспользоваться ситуацией и умыкнуть Воплощение. Нет, она не могла доверять этому нелюдю. Особенно после такого поступка.
  - Передайте этому дварфу, что у меня нет свободных войск для этого. Когда прибудет подкрепление, то, если ситуация будет неблагоприятной, я эвакуирую госпожу де Лаури с помощью воздушного судна. До этого момента она будет оставаться в крепости из соображений безопасности, а он будет выполнять то, что от него требуется. - Строго и максимально деловым тоном произнесла она. Внутренне Луиза даже немного обрадовалась, что может поставить на место этого низкорослого старикана.
  - Госпожа генерал... Дело в том, что он предвидел такой ответ, и предлагает свою помощь для эвакуации госпожи де Лаури.
  Луиза стукнула кулаком по столу.
  - Я не отдам этому трусливому старикану Мэйт. Можете так ему и передать, что доверить трусам безопасность Воплощения Порядка я не могу. - Прорычала она от злости.
  Офицер козырнул.
  - Что-то еще?
  - Свободен! - Рявкнула Луиза, и связиста как ветром сдуло.
  'Чертов дварф! Чертов дварф!' - Ругалась она мысленно.
  Еще пару раз стукнув по столу, она глубоко вздохнула и взяла себя в руки. Ей необходимо было придумать план обороны, пока все приводят в боеготовность войска. И, кажется, в ее голове созрела идея.
  Покосившись на кобуру с подаренным пистолетом, она пробубнила под нос ругательство про упрямых, но рукастых идиотов с бородами до колен. Затем сгребла оружие со стола и, на ходу надевая перевязь с кобурой, выскочила из кабинета, зашагав по направлению к штабу.
  
  Глава 11. Даин Железоед
  
  Даин сидел в кресле напротив Мэйт. Девушка выглядела расстроенной. Обычно прямой и добродушный взгляд ее глаз сейчас был направлен в пол, а тонкие пальчики теребили подол платья.
  - Скажите, действительно армия Прейбена нападет на крепость из-за меня?
  Голос девушки был натянутым, и в нем чувствовалась дрожь.
  Дварф глубоко вздохнул. К его сожалению, истина была весьма неприятной. И, что самое печальное, он должен говорить ей правду. Будучи Воплощением Порядка, она все равно почувствует лож. Конечно, это не значило, что ее невозможно обмануть. Просто она чувствует, когда говорящий произносит то, что для него самого не является истиной. Но, если собеседник искренне верит в то, что он говорит...
  - Это всего лишь одна из вероятностей. Вполне возможно, что это завоевательная миссия, не связанная с тобой, девочка.
  Мэйт слабо улыбнулась, понимая, что старый дварф пытается ее поддержать.
  - Но, к сожалению, скорее всего, они идут за тобой. - Закончил Даин свою мысль.
  - Будет бой, и погибнет множество людей?
  Даин подался вперед. Его голос стал тверже. Из него исчезла старческая интонация. Сейчас ей необходимо было совершенно другое.
  - Да. Погибнут люди. Погибнут дварфы и другие существа. И все это произойдет из-за тебя и ради тебя. Если понадобится, я сам сложу голову ради того, чтобы ты не досталась таким мерзким эгоистам, которые жаждут использовать искру божественности, что попала в этот мир, ради реализации своих целей. Лига Людей, Прейбенское Королевство, Церковь. Они хотят с помощью тебя изменить этот мир, перестроить его в угоду своему понимаю того, как он должен быть устроен. Чтобы предотвратить такое развитие событий, можно и умереть.
  - Но я не знаю, как менять мир. Вы же сами говорили, что я пока мало что могу. Какой им от меня прок сейчас? - Возразила Мэйт.
  Даин вздохнул.
  - Богиня Порядка отвечает за то, как устроен мир. Его организационную суть и структуру в противодействии естественному хаосу. Потому эти две школы магии являются потенциально самыми могущественными. Хаос может разрушить и переиначить все, что угодно. Исказить, переделать, даже подменить саму суть. А Порядок способен вернуть все к изначальному виду. К тому, как оно должно быть. Например - магия порядка способна упокоить нежить. Или обнулить практически любую другую магию. Исцелить то, что не под силу никакому целебному искусству. Но, если провести Божественный ритуал, то можно сделать порядком то, что раньше было попросту невозможно. Например - заставить вообще людей ненавидеть нелюдей, и ввергнуть мир в пучину кровавой бойни на почве расовой ненависти. Или можно заставить всех поверить в Единого Бога. Хотя даже не так. Все просто начнут верить в Единого Бога, попросту игнорируя своих родных богов. Возможно даже сделать нежить естественным явлением мира, и тогда некромантия станет в порядке вещей, а мертвые постепенно заполонят мир на равных правах с живыми.
  - Вы говорите про Лигу Людей? Тогда не проще ли им просто сделать так, чтобы остались одни люди? - спросила девушка - Зачем заставлять ненавидеть нелюдей, если можно от них просто избавиться?
  Даин довольно улыбнулся. Мэйт схватывала информацию на ходу, задавая правильные вопросы и все глубже погружаясь в суть бытия. А ей, как Воплощению, это было жизненно необходимо.
  - Этого сделать нельзя. Видишь ли, все создания здесь - это не порядок этого мира. Это суть его сотворения. Равно как и боги нашего мира - не боги абсолютные. Боги нашего мира - лишь отражение их истинной сущности, постигнуть которую смертному разуму, пожалуй, невозможно. Представь себе огромную вселенную, где есть множество миров, подобных нашему, но при этом и отличных от нашего. Чтобы следить за конкретным миром, существуют боги мира. Они - отражение истинного божества. Они действуют так, как действовало бы само божество. Они мыслят также, как божество. Обладают той-же силой, но в масштабе своего отражения. Когда создавался мир, он создавался истинными богами, применяющими Закон к первозданному Хаосу. И сила отражения не может отменить то, что задумало истинное божество. А Воплощение Магии - суть отражение божества мира в смертном теле.
  - Но зачем появляются Воплощения? В чем моя миссия?
  Железоед усмехнулся. Девушка отвлеклась от своих печальных мыслей. Ее пытливый ум тут же зацепился за новую информацию и впитывал ее, подобно тому, как губка впитывает влагу на жаре.
  - Воплощения появляются тогда, когда божество хочет вмешаться в ход событий в мире.
  Мэйт недоверчиво посмотрела на Даина.
  - Это как-то глупо. Не проще ли божеству просто сделать что-то, применив божественную силу.
  Даин расхохотался, хлопая себя по колену.
  - Девочка моя, я что, зря рассказывал тебе все? Подумай сама.
  Де Лаури посмотрела вверх, постукивая себя пальчиком по щеке. Даин же выжидательно уставился на нее, терпеливо ожидая, пока его свежеиспеченная ученица сама додумается до ответа.
  - Потому, что это будет неправильно?
  Дварф разочарованно крякнул, разведя руками.
  - Ты пытаешься угадать. Хотя ты отчасти права, но ответ весьма поверхностный. Да, потому что это неправильно. Вопрос в другом - почему это неправильно?
  Девушка покачала головой.
  - Ладно. Я слишком многого от тебя требую. В конце концов, в нашем распоряжении было всего пару дней.
  Железоед устроился поудобней, и принялся набивать трубку. Старый дварф всегда так делал, когда планировал начать долгий рассказ. Девушка устроилась поудобней и приготовилась слушать.
  - Подобное вмешательство будет крайне неаккуратным, грубым и неэффективным. К тому-же, отвлечет божество от его основной роли. Это все равно, что проводить кропотливую хирургическую работу боевой секирой. Для того и существует иерархия отражений. Цель существования отражения - это работа на более мелком уровне. Истинное божество обозревает множество миров одновременно, наблюдая за работой созданных им законов мироздания в глобальном масштабе. Для того, чтобы обозреть конкретный мир, ему необходимо отвлечься от этого дела, и будто посмотреть в микроскоп. Тем самым потеряв из виду общую картину. К каким последствиям это может привести, не знают даже сами истинные боги. Но и надзор за отдельно взятым миром так-же крайне необходим. Для этого существуют разноуровневые отражения. Которые следят за соблюдением законов в рамках зоны своей ответственности. Если они не будут этого делать, то мир или сектор миров, за которым они надзирают на своем уровне, может получить сбой в работе законов мироздания. Тогда это повлечет за собой проблемный участок. Этот проблемный участок может привести к цепной реакции, которая вызовет проблемы куда большего масштаба. Ведь даже события вселенского масштаба, как правило, начинаются с мелочи.
  Даин закончил набивать трубку, достав спички, прикурил. Сделав несколько затяжек, он с удовольствием посмаковал вкус табака и продолжил.
  - Когда возникает необходимость вмешательства в дела мира, рождается Воплощение. Это своего рода мини-отражение божества. По мере взросления и познания мира, Воплощение приобретает черты своего бога. И тогда, являясь проводником силы, в нужный момент воплощение вмешивается в ход событий.
  Мэйт, до этого момента мелкими глотками попивавшая чай, поставила кружку с блюдцем на стол. Даин замолчал, ожидая вопроса.
  - Почему Воплощение сразу не становится, как бы это сказать... - девушка замялась, подбирая нужное выражение - не рождается полноценным.
  - Как ты себе представляешь дитя, владеющее божественной силой и божественной мудростью? Смертное тело и смертный разум не способны сразу вместить всего, что необходимо Воплощению. Потому все приходит к ним постепенно. Чудес не бывает, девочка моя. Все, даже магия и заклинания - результат длительной и кропотливой работы. Тебе нужно усвоить эту мудрость. В дальнейшем, не смотря на внешнюю простоту, она тебе очень сильно поможет.
  Мэйт кивнула, и снова взяла со стола чашку с чаем.
  - Моя задача - помочь тебе с этим взрослением, и передать тебе правильную информацию об устройстве этого мира. А также, по мере возможности, уберечь тебя.
  - Вы меня очень сильно опекаете, почтенный Даин. - Улыбнулась де Лаури - Возможно, даже сильней, чем это от вас требуется.
  В ответ Даин лишь промолчал, сделав несколько длительных затяжек.
  - У нас очень мало времени. И я хотел бы потратить его с толком. Давай вернемся к вопросам мироздания. - Произнес он спустя пару минут молчания.
  Следующие пару часов Даин рассказывал своей ученице, как устроен мир и магия.
  - Но для чего в мир приходит Воплощение Порядка? - Неожиданно спросила Мэйт.
  Старый дварф замолчал и внимательно посмотрел на де Лаури. Этот вопрос был правильным, и весьма важным. Но был ли он своевременным? Этого Даин не знал. Дварф дольше, чем обычно, потягивал трубку и, казалось, готов был загладить бороду ее полного выпадения.
  Мэйт терпеливо ждала. Похоже, что она интуитивно понимала, что ему учителю необходимо собраться с мыслями.
  - Воплощения Порядка противостоят Изначальному Хаосу. - Наконец произнес он - И это не известный всем нам хаос, являющийся привычным состоянием сложившегося мироздания, и такой же необходимостью, как тень от солнца и тьма в отсутствии света. Изначальный Хаос - это состояние до сотворения всего сущего. И если появилось Воплощение Порядка, то значит Изначальный Хаос уже в нашем мире. И скоро можно ожидать активных действий от самого страшного воплощения этого врага - демонов.
  Для Мэйт, не знавшей, что такое демоны, это прозвучало несколько неубедительно.
  - Демоны действительно так страшны? - Спросила она.
  - Да. Как я уже говорил раньше, магия не создает чудес. Она лишь воплощает возможности законов мира на более высоком и сложном уровне, используя для этого определенный ресурс, также присутствующий в мироздании. Иначе говоря, мы колдуем, тратя на это духовную энергию и манипулируя моделью мира в рамках дозволенного. Даже некромантия, будучи запретной магией, действует согласно Закону, используя лазейки в нем. Демоны - это другое. Они действуют вне Закона. Они нарушают мироздание, тем самым привнося в наш мир Первозданный Хаос. Сделать свет тьмой, твердое жидким и наоборот. Даже поменять восприятие мира или обернуть вспять время - они могут все. Начиная с малого, они постепенно проникают в наш мир. Чем мощнее демон, тем больше он меняет Закон и на большую площадь распространяет свое воздействие. И если в большинстве случаев слабых демонов можно просто убить, то вот с демонами высшего порядка все совсем не просто. А Воплощение Порядка - как раз тот инструмент, который способен вернуть все на свои места. Ты - лекарство для нашего мира, в который, похоже, уже начал проникать Хаос.
  Посмотрев в глаза Мэйт, Даин увидел, что она начинает осознавать, насколько большая ответственность лежит на ее плечах.
  - Теперь ты понимаешь, почему ты так важна? Смерть нескольких сотен и даже тысяч людей - ничто, по сравнению с важностью твоей миссии. Но ты должна понимать и другое - эти смерти не должны быть напрасными. Защищая тебя от разрушительного использования твоей силы - мы положим свои жизни на алтарь спасения этого мира. Но если мы будем умирать по глупости или же по другим нелепым причинам, то мы всего лишь глупо погибнем. Вот почему тебе важно быть прилежной ученицей.
  По иронии судьбы, их диалог и в этот раз прервался сообщением по рации.
  - Почтенный. Генерал отказала нам в просьбе эвакуировать Воплощение.
  Старый дварф вздохнул и поднялся из кресла. Массивная мебель, казалось, облегченно заскрипела, когда закованное в доспехи тело Железоеда покинуло ее.
  - Увы, но на сегодня нам придется закончить. Пора готовится к бою.
  Мэйт встала, и сделала изящный реверанс, прощаясь с дварфом. Даин в ответ склонил голову.
  - Почтенный Даин. - Голос девушки стал напряженным, а глаза заблестели от набегающей влаги - Вы все знаете наперед. Пока вы не разу не ошиблись в своих словах и предположениях. Как вы думаете, эта битва. Эта битва, она...
  Ее голос задрожал сильней. Груз ответственности давил на юные плечи, которые отягощала и без того нелегкая ноша. Девушка глубоко вздохнула, собираясь с силами.
  - Эта битва. Она закончиться благополучно для нас?
  Взгляд старика смягчился, видя муки переживания де Лаури.
  - Я не предсказываю будущего, девочка. Я просто прожил очень долгую жизнь.
  Мэйт понимающе кивнула и понуро опустила голову. Даин приблизился к ней, и настолько нежно, насколько мог, прикоснулся к ее подбородку и поднял лицо вверх. Когда глаза девушки увидели бородатую физиономию старого дварфа, она светилась от улыбки, а в глазах горел боевой азарт.
  - Но одно я могу сказать точно! Чтобы победить меня, нужно слишком много сил! Моя жизнь была отнюдь не мирной, и я до сих пор топчу землю не потому, что вечно бегу от сражений!
  Мэйт благодарно улыбнулась, а по ее щекам покатились слезы. Даин протянул руки вперед, и юная Воплощение разрыдалась, уткнувшись ему в бороду. Он по-отечески гладил ее по голове, пока она, наконец, не излила накопившиеся переживания через водопад слез.
  - Ну хватит, девочка. Ты мне всю бороду промочишь. - добродушно пробурчал он, аккуратно отстраняя ее от себя и поднимаясь - Увидимся после битвы.
  Старик обернулся и направился к выходу, а юная девушка с надеждой смотрела ему в спину.
  
  
  Глава 12. Абигайл Альварес
  
  Абигайл Альварес, капитан рыцарского ордена Монтегаудио, приписанного к Виндерстандской крепости, смотрела за тем, как идут приготовления к обороне. Со стены внутреннего бастиона все было, как на ладони. Артиллеристы во всю суетились вокруг своих орудий. Тяжелые четырехсотмиллиметровые пушки проходили предбоевое обслуживание. Обслуга и рабочие таскали со склада ящики со снарядами, каждый из которых весил почти пятьсот килограмм. Так что людям приходилось изрядно потеть, катя на тележках ящики, в каждом из которых было по три таких снаряда. Из-за веса боеприпасов, каждая пушка была оборудована механизмом заряжания и вспомогательным краном.
  - Шевелитесь, ленивые сволочи! Враг не будет ждать, пока вы колупаетесь! - Орал командир батареи, капитан с длинными ухоженными усами и гладко выбритым подбородком. Высокий и мускулистый, он расхаживал между обслугой, периодически раздавая тем, кого он считал не слишком расторопным, оплеухи.
  Снаружи, у стены, пехота рыла траншеи и противотанковые рвы. Натягивалась колючая проволока, расставлялись противотанковые ежи и закладывались мины. Внутри крепости пехота готовила огневые точки, сооружая их из корзин с камнями и мешков с песком. Офицеры руководили процессом, обозначая сектора огня и периодически помогая солдатам наравне с сержантским составом.
  Абигайл повернулась, и посмотрела на своих рыцарей. Десять закованных в латы бойцов. Каждый вооружен мечем, щитом и ручным пулеметом. И каждый из них был магом. Пускай невысокого уровня. Но сил каждого было достаточно, чтобы представлять на поле боя реальную угрозу. Они могли усиливать свои атаки, укреплять свое тело и броню. Хороший рыцарь был опасней танка.
  При взгляде на ее воинов, сердце капитана забилось чаще. Еще бы, ведь ей предстоит биться под командованием Луизы де Мендос, женщины-генерала. Абигайл всегда казалось, что ее назначение в эту крепость - знак свыше. Количество женщин-воинов в армии Саберийской империи было незначительным. И чтобы пробиться вверх и выслужиться в этой сугубо мужской иерархии, женщинам необходимо было быть действительно талантливыми и способными воинами или командирами, и при этом пахать, как проклятым. Абигайл верила, что под командованием генерала де Мендос, она сможет всем доказать, что женщины в бою способны даже превзойти мужчин.
  - Мои воины! Мои рыцари! Члены прославленного ордена Монтегаудио! Сегодня мы обязаны проявить мужество, стойкость и героизм! Сегодня мы должны встретиться лицом к лицу с противником, многократно превосходящим нас числом, и победить! Нам выпала честь, ведь в этой крепости сегодня находится Мэйт де Лаури - Воплощение Порядка, живое сокровище Саберийской империи! Мы, как гордые рыцари и последователи нашего ордена, просто обязаны выстоять! За госпожу де Лаури, за Саберийскую империю!
  Абигайл, окрыленная собственными словами, повернулась, чтобы еще раз окинуть своим взором предстоящее поле боя. И увидела, как надвигаются вражеские войска.
  Их было очень много. Орда людей и техники, среди которых, подобно небольшим движущимся горам, возвышались сверхтяжелые танки. Каждый высотой с трехэтажный дом и соответствующего размера. Над всей этой армадой в воздухе парило два броненосных крейсера.
  Брови Абигайл взметнулись вверх. Два... Почему их два? Приглядевшись, девушка увидела, что они резко отличаются друг от друга. Один из воздушных кораблей явно не принадлежал Прейбенскому королевству.
  Капитан рыцарей еще раз оглядела наступавших. И ее догадка подтвердилась. Техники было больше, чем ожидалось. И часть ее была явно не прейбенского производства. Тогда кто-же выступал на стороне прейбенцев?
  Над замком разнесся рев сирены, предупреждающий о наступлении противника. Солдаты на внешней стороне стены стремительно отходили, стараясь как можно скорее занять свои боевые позиции. Внутри крепости воцарился форменный хаос. Командиры отчаянно подгоняли подчиненных. Краны тяжелой крепостной артиллерии ожили, захватывая снаряды и вкладывая их в затворные поддоны. Обслуга, вращая шестерни затворного прививода, с огромным усилием заталкивала эти поддоны в казенник пушки, и фиксировала затвор.
  Позади замка, маневрируя, выходили на свои боевые позиции 'Айре' и 'Теназ', суда Имперского Воздушного Флота. Абигайл было тяжело представить, что чувствовали их капитаны, ведь теперь им необходимо было противостоять сразу двум броненосным крейсерам. И это при том, одного 'Кронхаммера' было достаточно, чтобы сбить обоих.
  В лицо девушке ударил резкий порыв горячего ветра. Чувствуя, как на нее накатывает волна страха, она схватилась за рукоять двуручного меча, торчащего за ее спиной, в поисках уверенности. Привычное ощущение оружия в руке тут же успокоило и придало уверенности. Пока с ней ее верный меч, она готовы выйти против любого противника.
  - Не бойтесь! Они такие же люди, как и вы! Вас защищают стены нашей крепости! Враг как на ладони! Деритесь стойко и храбро, и мы сможем выстоять до подхода подкрепления!
  Голос, который скинул оцепенение с людей, принадлежал генералу де Мендос. Абигайл, увидев своего кумира, лично воодушевляющей людей, вскинула меч и издала боевой клич. Ее поддержали сначала стоящие позади рыцари, а затем и остальные обороняющиеся. И под этот клич крепостная артиллерия сотрясла воздух первым боевым залпом, отправив в сторону противника огромные снаряды, способные сокрушить любую цель.
  'Мы сможем победить!' - подумала Абигайл, смотря, как врага разрывают на части сотрясающие землю взрывы.
  
  
  - Огонь! Отбросить их назад!
  Абигайл, прокричав приказ, припала к земляному брустверу, и изготовилась к стрельбе. Длинный приклад ручного пулемета уперся деревянным затыльником в стальной наплечник капитана. Девушка повела стволом, выискивая цели. Хотя, признаться, недостатка в них не было. Сквозь клубы дыма и ядовитого газа по направлению к последней линии траншей двигалось множество силуэтов солдат.
  Абигайл прикинул сектор своего эффективного огня и, прицелившись в первую цель, нажала на спусковой крючок.
  Оружие забилось в сильных руках девушки, выплюнув порцию свинца в первую цель. Солдат несколько раз дернулся и упал. Рыцарь тут же перевела прицел на следующую цель, и снова нажала на спуск. Вспышка, отдача и еще один противник упал. Такими короткими очередями она за полминуты очистила намеченный сектор.
  Нырнув обратно в траншею, она уперлась спиной в земляную стенку. Следом за ней скатилось несколько комьев земли, застучав по шлему и наплечникам. Девушка привычным движением извлекла длинный пулеметный рожок из паза. Убедившись, что в нем осталось меньше пяти патронов, она спрятала его в подсумок и вогнала в паз приемника новый.
  Ее взгляд сместился с оружия, и упал на тела, лежащие справа от нее. Сразу несколько мертвых саберийцев образовало небольшую кучу из тел. Прямо на нее невидящим взором уставился молодой линейный пехотинец. Белые зрачки и открытый рот. На лице лежащего на спине мертвеца навечно застыло выражение удивления и боли. Сверху на него навалился труп автоматчика. Его лицо полностью разнесло парой попаданий крупнокалиберной винтовочной пули, оставив только мешанину из плоти и костей. Густеющая кровь капала на белеющее лицо молодого солдата.
  Капитан насильно выбросила из головы мысли о том, что совсем недавно эти солдаты подошли на помощь тем, кто удерживал внешние траншеи. Она подбадривала их словами о том, что они славные воины, и сумеют вырвать победу из лап превосходящих сил врага.
  Высунувшись из траншеи, она быстро осмотрела свой огневой сектор. Прямо на ее глазах, пара вражеских пехотинцев поднялось и снова пошло в атаку, стреляя на ходу по ее позиции. Несколько пуль выбили фонтанчики пыли из земляного бруствера, а одна срикошетила от ее шлема.
  В голове зазвенело, а шейные мышцы захрустели от напряжения, гася силу удара. Во рту появился соленый привкус крови. Девушка случайно прикусила щеку.
  'Винтовки этой нежити ужасают' - подумала она.
  Как оказалось, вместе с прейбенцами их атаковали войска нежити. И что с ними делать, никто толком не представлял. Живучесть их пехоты просто поражала. Приходилось убивать нежить по два, а иногда и по три раза, чтобы они больше не поднялись. Что касается их техники, то она поражала своей живучестью и огневой мощью при относительно небольших размерах и хорошей подвижности.
  Еще одной проблемой оказалось оружие нежити. Пехота некромантов использовала полуавтоматические винтовке крупного калибра с ужасающе мощным патроном. Это оружие было настолько сильным, что могло пробить сразу и щит, и кирасу линейного пехотинца.
  - Святая Дева, дай мне сил! - прорычала Абигайл, прицелившись и повторно уложив нежить. Второй раз они уже не поднялись.
  Вкруг кипела битва. За их спиной возвышалась крепостная стена, с которой стреляла артиллерия. Их монотонную долбежку периодически прерывал грохот тяжелых пушек.
  Поле перед ними было усеяно разбитой техникой, воронками от взрывов и телами солдат. Сквозь дым, пыль и газ, противник продолжал надвигаться с ужасающей неотвратимостью.
  Слева от Абигайл к их позициям двигался танковый взвод. Пехота поливала их огнем из ручных гранатометов и полевых пушек. На броне наступавших махин то и дело рвались снаряды и высекали искры бронебойные болванки. Но танки, принимая попадания на толстую броню заостренных носов, продолжали двигаться вперед. Они получали пробития, горели, но упорно стреляли в ответ.
  Их противоборство закончилось неожиданно быстро. Сначала пятисоткилограммовый фугас тяжелой артиллерии приземлился прямо посреди наступавшей техники. Танк, на который пришлось попадание, просто разорвало. Коса раскаленных осколков пронеслась по полю боя, убивая всех без разбора. Ближайший от взрыва танк подкинуло в воздух и перевернуло. Остальные получили такую ударную волну, что им пообрывало траки, а экипаж если и выжил, то был совершенно небоеспособен.
  Затем, позади уничтоженного танкового взвода, сквозь поднявшееся облако пыли и дыма проступил огромный силуэт сверхтяжелой техники, и громыхнуло оружие главного калибра, разнеся в клочья укрепленную позицию, откуда велся противотанковый огонь. Взрыв самого снаряда перемешался со сдетонировавшими боеприпасами. Ударные волны нещадно прошлись по окружающим, швыряя их на землю, разрывая барабанные перепонки, ломая кости и превращая плоть в фарш. Те, кто был подальше, попадали на землю, дезориентированные и оглушенные.
  Абигайл смогла прийти в себя секунд через тридцать после взрыва. В голове стоял звон, а в глазах слегка плыло. Пару раз мотнув головой, она быстро вернула все в норму. Ее закаленное тренировками и усиленное магией тело позволяло и не такое.
  Оглядевшись, капитан увидела, что все обороняющиеся в их траншее валяются на земле. Целый участок в пару сотен метров молчал, не выдавая ни единого выстрела.
  - Подъем! - Во весь голос заорала Абигайл, хватая пулемет и высовываясь над бруствером - К бою!
  Буквально в нескольких шагах от себя она увидела цепочку прейбенских линейных пехотинцев, которые быстро приближались, укрывшись за щитами от случайных выстрелов.
  Прицелившись, она сжала палец на спусковом крючке. Вспышки пламени периодически ослепляли, мешая корректировать огонь. Пулемет вибрировал в руках, стремительно опустошая рожок, пока вместо выстрелов не раздался сухой щелчок. В цепочке наступавших щитов образовалось несколько прорех, но большая часть пуль либо пробила щит, и не смогла нанести сколь либо существенного вреда самому пехотинцу, либо вовсе оставила после себя лишь вмятины на металле.
  Стиснув зубы, чтобы не закричать от досады, Абигайл достала из подсумка гранату и, вырвав чеку, метнула ее в противника, тут же нырнув за бруствер.
  Взрыв сотряс воздух, и в разные стороны полетели комья земли, разорванные тела и ставшие бесполезными щиты.
  Девушка услышала, как в ответ прозвучала команда 'гранаты к бою' на прейбенском.
  - Гранаты! - Что есть мочи заорала она, бросая пулемет и снимая со спины щит.
  Стороны обменялись бросками практически одновременно. Саберийцам досталось меньше. Далеко не все прейбенцы смогли точно попасть в цель в условиях напряженного боя. Большая часть взрывов прогремела на земле. Хотя те, что попали в узкое пространство траншеи, нанесли чудовищный урон. Вражеская же цепочка наступавших была практически полностью уничтожена. Остатки прейбенской линейной пехоты с криками бросились в атаку.
  - Они идут! Встретим их! - Воскликнула Абигайл, выхватывая свой меч.
  Вражеская пехота ворвалась на верхнюю часть бруствера, выставив перед собой щиты. Их встретили плотным огнем. Но, нужно отдать должное выучке прейбенцев, большая часть пуль просто срикошетила от поставленных под углом щитов. И, приняв первую волну винтовочного огня, вражеская пехота спрыгнула вниз. Завязался ближний бой. Правда, в тех местах, где среди обычной пехоты затесались автоматчики или рыцари Абигайл, бой закончился практически сразу.
  Первого противника капитан разрубила на две части вместе с его щитом. Усиленные легкой магией тело и меч практически не почувствовали сопротивления. Второго она приняла на щит, а затем впечатала в стенку траншеи и хорошенько приложила рукоятью меча по шлему. Прейбенец дернулся, и мешком повалился на землю.
  Краем глаза заметив движение справа, она резко пригнулась, и, припав на левую ногу, выставила перед собой щит. В него тут же ударило несколько пуль. Абигайл, немедля ни секунды, вскочила и бросилась вперед, чтобы не дать противнику перезарядиться.
  Это было ее ошибкой. Она так и не поняла, когда к противнику подошло подкрепление. С бруствера спрыгивали все новые и новые враги. Капитан получила несколько попаданий. Броня выдержала, но девушка, не ожидавшая такого поворота событий, просто на просто споткнулась и зарылась носом в землю. Попыталась вскочить, но получила сильный удар по затылку и снова ткнулась забралом в землю траншеи. На ее спину тут же наступил тяжелый кованный сапог, а в шлем уперся ствол.
  'Что... Как...' - гудящая голова даже не могла выдать хоть какую-то осознанную мысль. Она слышала, как рядом кричат от боли и умирают саберийцы. Казалось, что мгновения растянулись в часы. Она силилась заставить свое тело двигаться, но оно не подчинялось.
  Вшшт! Чвак!
  Среди творящегося вокруг ужаса ее ухо различило этот звук. И она безошибочно его узнала. Тяжелая пуля просвистела в воздухе и прошила плоть. Нога на ее спине дернулась, и инстинктивно сжавшийся палец на дрогнувшей руке нажал на спусковой крючок. Рядом с ухом грохнул выстрел, взметая фонтан пыли и грязи в каких-то миллиметрах от ее головы.
  Абигейл поняла, что у нее есть шанс выжить! Тело сразу ожило, и она тут же вскочила на ноги! Выставив перед собой щит и держа наготове меч, она закрутила взглядом, выискивая врагов!
  Но прейбенцам было не до нее. Неизвестные снайпера точными выстрелами уничтожали ее противников с умопомрачительной скоростью. Те, кого еще не настигла неумолимая пуля, отчаянно искали укрытие или же скрючились за своими щитами. Которые, к слову, им совсем не помогали. Пули шили их насквозь, вместе со щитами и латами.
  Пользуясь возникшей паникой, капитан рубанула ближайшего к себе вражеского пехотинца, раскроив ему грудь от плеча до бедра.
  - Призываю тебя, о сияющий свет! Укрепи мое тело также, как крепок мой дух! Дай силу моему оружию, какова в моей праведной ярости! Наполни меня неумолимостью, как неумолима моя воля! - во все горло прокричала она литанию усиления.
  Магические потоки, начав оживать в глубине груди, тут же побежали по всему телу, от кончиков ног до кончиков пальцев, и откуда перелились в меч.
  - Вставайте, рыцари Монтегаудио! Вставайте, и стойте на смерть!
  Неизвестные снайпера не только спасли ей жизнь, но и, внеся панику в ряды врага, дали им шанс перевернуть ход боя.
  В траншею рядом с Абигайл спрыгнули сразу трое вражеских автоматчиков. Девушка, ни секунды не колеблясь, широким взмахом разрубила первого их них на две части. Двое оставшихся тут же наставили на нее свое оружие. Рыцарь, пригнувшись, нырнула под линию огня и, крутанувшись, вмазала щитом в забрало следующему. Не останавливаясь, Абигайл тут же выбросила вперед руку с мечом.
  Автоматчик, получив удар щитом снизу-вверх, слегка подлетел, запрокидывая голову кверху. Послышался до омерзения громкий хруст шеи. Оставшийся прейбенец опустил оружие и смотрел на торчащее в его груди лезвие. Абигайл нанизала его на свой длинный меч, как бабочку на булавку. Девушка рванула оружие в сторону, высвобождая клинок из тела и наполовину разрубая бедолагу.
  Оглядевшись, она увидела, что все обозримое пространство траншеи было завалено трупами. Тела лежали вповалку друг на друге. На лицах застыли гримасы ярости, боли, торжества и удивления. Кровь из такого количества тел образовывала лужи на неровном земляном полу.
  Среди этого торжества смерти ее рыцари и саберийская пехота добивали оставшихся в живых врагов.
  Девушка посмотрела туда, где она совсем недавно лежала, ничего не соображающая, с приставленному к затылку стволу. Рядом с этим местом валялось тело с огромной дыркой в голове. Затылок и лицо отсутствовали напрочь.
  - Капитан Абигайл, мэм!
  Девушка развернулась на крик, и увидела связиста, который пробирался к ней, прыгая и обходя лежащие тела. Она откинула забрало, и подняла вверх клинок, чтобы связист ее заметил.
  - Капитан, мэм! Нужно срочно убираться отсюда!
  Глаза сержанта войск связи вытаращены, а руки тярсуться. Форма и кираса все заляпаны грязью и кровью. В крови оказались и его ладони. Видимо, ему пришлось защищаться, и он кого-то убил.
  - Спокойно! - Она схватила его за плечи, чтобы он пришел в себя - Докладывай, что случилось. Почему нужно уходить? У нас приказ - удержать траншеи и не подпустить их вплотную к стенам.
  - Враги, они идут! Новая волна! Ее некому сдерживать! Наши войска в траншеях практически перебиты! - Сержант отчаянно жестикулировал, широко открывая рот - В крепости приготовили кучу минометов и накроют всю область! Никому не выжить!
  А вот это было плохо. Видимо, артиллеристы развернули минометную батарею, и решили попросту закидать тут все минами. Минометы, при сноровистых расчетах, выдавали просто бешенную скорострельность, обеспечивая огромную для артиллерии плотность огня.
  - Уходим! Немедленно! - Во все горло заорала Абигайл - Отступаем в крепость! Это приказ! Передать по цепочке! Все выжившие должны отступить в крепость!
  Ее команда живой цепью унеслась вдоль траншеи. Девушка огляделась в поисках своего пулемета, и обнаружила его лежащим под телом солдата в желто-зеленой форме саберийской линейной пехоты. Она сделала несколько шагов, чтобы подобрать его.
  - Газы!
  Крик смешался с серией разрывов артиллерийских снарядов. Посмотрев вверх, девушка увидела, как сначала стремительно вырастает, а потом расползается в разные стороны ядовито-зеленый гриб взрыва химического снаряда.
  - Газы! - Прокричала она, дублируя сигнал.
  Опустив забрало, Абигайл присоединила к нему специальную маску. Затем вставила защелки в пазы, и с характерным щелчком закрыла их, герметизируя шлем. С силой втянув воздух, и выдув его, она убедилась, что фильтр на месте и работает как ему полагается.
  Стоило ей закончить с этим, как над траншеей взлетела красная сигнальная ракета. Это значило только одно - следующую волну врагов.
  Капитан заняла боевую стойку, выставив вперед щит и приготовившись встретить врага. Но то, что перелетело через бруствер, заставило ее на мгновение застыть от страха.
  Это было нечто, отдаленно напоминавшее человека. Гротеско длинные руки и ноги оканчивались длинными металлическими когтями, а само тело напоминало смешение органики и механизма. Непропорционально длинные конечности и вовсе были целиком из металла. Глаза существа горели мертвецки-зеленым светом. Их взгляд быстро оценил обстановку и остановился на ней. Девушка судорожно сжала меч и сглотнула.
  Он оказался быстрым. Резким рывком разорвав дистанцию между ними, он выбросил вперед когтистую руку. Абигайл едва успела принять удар на щит, и содрогнулась от его силы. Левая рука тут же противно заныла. Не будь на девушке усиливающей магии, перелом ей был бы обеспечен.
  Существо атаковало снова. Снова блок щитом и сразу же ответный взмах мечем. Но слишком медленно. Нежить, а то, что это именно нежить, капитан даже не сомневалась, легко избежала атаки и, прыгнув в сторону, резко оттолкнулось от стенки траншеи. Огромное тело врезалось в нее на манер тарана.
  Абигайл напряглась, принимая всю тяжесть удара на щит, уперев в него обеими руками. Сила столкновения была такой, что ее упершиеся ступни пропахали в земле две борозды. Поднатужившись, девушка с почти звериным рычанием отбросила тело нежити в сторону по касательной от направления удара.
  Существо приземлилось и, изогнувшись, вскочило на ноги. Связист, который доставил Абигайл сообщение, даже не успел вскрикнуть, когда его тело просто развалилось на части от взмаха когтистой руки. Его взгляд, устремленный на капитана рыцарей, был полон удивления и страха. Он как будто молча умолял защитить его от жуткого монстра.
  На помощь своему капитану бросился один из ее рыцарей.
  - Рикардо, нет! - Вскрикнула девушка.
  Но тот даже не обратил на нее внимания. Рикардо с силой врезался щитом в полумеханического монстра, одновременно нанося колющий удар своим клинком. Тварь успела заметить его рывок, и резко сместилась. Колющий удар бесполезно прошел мимо, и два тела столкнулись, пару метров прокатившись клубком.
  Когда они поднялись на ноги, когти монстра глубоко засели в нагруднике Рикардо. Абигайл невероятно отчетливо видела, как нежить приподняла тело ее рыцаря перед собой и резким ударом сорвала с него шлем, изуродовав когтями лицо.
  Рикардо закричал от боли. Вместе с криком из его груди вырвался кровавый поток. Тварь высунула длинный язык и с удовольствием подставила пасть под эту струю крови. А затем, одним взмахом разнесла Рикардо голову. Горящие зеленым огнем глаза чудовища были устремлены прямо на нее. Оно как будто бросало ей вызов. И Абигайл ответила на него.
  - Сукин выродок! - Заорала она так, что ее вопль разнесся по траншее даже сквозь противогаз.
  Отбросив щит, она перехватила свой длинный меч обеими руками.
  'Святая Дева, дай мне сил изгнать врага моего! Напои мой клинок силой моей веры!' - мысленно произнесла она магическую литанию.
  Лезвие оружия отзывчиво полыхнуло голубоватым огнем. Тварь, зашипев, бросилась вперед. И Абигайл рванулась на встречу.
  Девушка встретила монстра рубящим ударом снизу вверх по косой. Оружие мелькнуло в опасной близости от тела нежити, оставив за собой огненную дугу. Давая мечу пролететь дальше, Абигайл развернулась вокруг своей оси и выбросила оружие вперед в длинном колющем выпаде. Нежить отклонилась в сторону, отбивая ее меч и тут же нанося удар другой рукой. Рыцарь откинулась назад. Когти просвистели в какой-то паре сантиметров от ее тела. Восстановив равновесие, она отбила еще несколько атак, и обрушила на ненавистное чудовище град ударов. Меч буквально порхал в ее руках. Она рубила, колола, меняла позиции, вращала оружие вокруг себя и наносила атаки с неожиданных углов, тесня своего противника. Нежить шипела, рычала, но вынуждена была отступать. И вот, наконец, она увидела брешь в защите и обрушила рубящий удар сверху вниз.
  Но вместо земли, ее нога опустилась на чей-то мягкий труп. Глаза нежити радостно вспыхнули, когда она увидела, что оружие уже не остановить, и капитан явно не дотянется до нее.
  - Разруби моих врагов! - Во всю глотку завопила Абигайл.
  Пламя, все это время полыхавшее на кромке лезвия, сорвалось с него и огненной дугой обрушилось на чудище, практически разрубив механизированное тело на две части.
  Нежить, разбрасывая в разные стороны ошметки плоти и брызги маслянистой жидкости вместо крови, сделала несколько рваных резких шагов назад. Зеленый свет в ее глазах погас, и монстр упал на землю. Следом за ним, рухнула на колени обессиленная Абигайл.
  Грудь тяжело вздымалась. Легкие тянули воздух через защитные фильтры противогаза, а затем вышибали через выходные клапаны с такой силой, что даже разгоняли газ вокруг них. Капитан силилась отдышаться, но не могла.
  'Что это была за тварь?' - Настойчиво билась в ее голове мысль.
  Это был самый тяжелый поединок в ее жизни. Никогда она не сталкивалась с настолько смертоносным существом. Никто до этого с такой силой не жаждел ее смерти. И никогда она не была так близка к гибели.
  'Надо двигаться. Противники скоро снова будут здесь'
  С этими мыслями она собралась с силами и, опершись на меч, рывком поднялась на ноги. Прочитав литании укрепления и усиления, она почувствовала себя гораздо лучше.
  - Капитан! Капитан! Нужно уходить!
  Абигайл огляделась. Кричал ее рыцарь. Он стоял рядом с искалеченным телом еще одного некромантского монстра. Судя по всему, разбирались они с ним все дружно. Она разглядела несколько рубленных ран и кучу следов от попадания ручных пулеметов.
  'Да, точно. Мое оружие'
  Абигайл помахала рукой, показав всем собраться, и поплелась к месту, где под трупом солдата лежал ее пулемет. По дороге она наступила на останки связиста. Латный сапог откинул обрубок тела сержанта и по щиколотку ушел в размокшую от крови почву.
  - Проклятье... - Пробормотала она, отшатываясь в сторону и аккуратно обходя куски тела.
  Это было в чем-то даже забавно. Она только что пережила несколько кровавых схваток, собственноручно порубила несколько человек. И теперь обходит чей-то труп. Но она никак не могла побороть этот приступ слабости. Перед ее мысленным взором возник и застыл умоляющий о помощи взгляд сержанта. Чем она могла помочь тому, кого порубили на куски?
  Дойдя до места, Абигайл закинула за спину меч, и, наклонившись, откинула труп с оружия. Взяв пулемет в руки, девушка быстро его осмотрела. Внешне оружие выглядело целым. Нигде ничего не помялось, и грязь никуда не забилась. Немного натекло крови, но это мелочи.
  Перезарядившись, капитан поднялась на ноги.
  Она не заметила опасности. Скорее всего, усталость и облегчение после последней схватки притупили ее инстинкты, ослабив бдительность. Тварь практически бесшумно переползла через бруствер и изготовилась к броску.
  Увидев, что сверху посыпалась земля, Абигайл подняла голову. И в этот момент нежить кинулась на нее, сбивая с ног. Рыцарь вскинула руки с оружием, защищаясь.
  Некромонстр весил просто неприлично много. Он сшиб ее с ног, повалив на землю и придавив своим весом. Первый удар пришелся на пулемет, которым она защитилась. Бедное оружие разлетелось на части.
  Тело монстра являло собой смешение плоти и стали. Костная структура тела полностью состояла из металла. Он выступал прямо за кожу, создавая броню, защищавшую внутренние органы от повреждений. В области ключицы и подмышек из тела выступали трубки, которые, извиваясь, тянулись к мышцам на руках. Кожа на его теле была как будто высушена на солнце. Безгубый рот открылся, обнажив клыкастую пасть, из которой высунулся длинный язык. Ей отчетливо бросилось в глаза, что он был усеян множеством пульсирующих перепонок и напоминал щупальце осминога.
  Монстр приподнялся на одной руке, и замахнулся для удара другой. Все, что ему нужно было сделать, это попасть по ней. Его силы и остроты когтей хватит, чтобы пришпилить ее к земле, и никакие латы не спасут. Она уже видела, как подобное произошло с Рикардо. Но капитан отчаянно отказывалась сдаваться и проигрывать.
  В голову ударил адреналин. Она закричала и с силой ударила кулаком в сгиб опорной руки нежити. Рука подогнулась, и чудовище подалось вперед. Когти вонзились в землю над головой Абигайл. Девушка схватила обе руки монстра, и силой притянула их к себе, обнимая его. Лежа под ним, вдавленная его весом в грязь, она сковывала его движения, и он просто не мог дотянуться до нее своим чудовищным оружием.
  Тварь зарычала и рванулась. Абигайл сомкнула ладони в замок за его спиной, и завопила от напряжения, не давая ему вырваться.
  'Святая Дева, дай мне сил изгнать врага моего! Напои мой клинок силой моей веры! Святая Дева, дай мне сил изгнать врага моего! Напои мой клинок силой моей веры!' - раз за разом повторяла она в своей голове магическую литанию, не давая своему телу ослабнуть под давлением нечеловеческой силы монстра.
  Нежить зашипела и заверещала, дергаясь в ее объятиях. Отвратительный язык принялся обвиваться вокруг ее забрала с противогазом, но оно было надежно загерметизировано.
  Тогда тварь с яростным воплем постаралась вцепиться зубами в фильтр и вырвать его. По телу Абигайл пробежал холодок отчаяния. Если нежить сумеет отгрызть фильтр противогаза, то она гарантированно умрет от ядовитого газа.
  С отчаянным воем она дернула головой, не давая вцепиться в маску. А затем, приложив невероятное усилие, выгнулась мостиком, и, упав на землю, с силой ударила нежить шлемом в лицо.
  Дзынь!
  Ей как будто надели на голову кастрюлю и хорошенько врезали по ней половником. В ушах звенело. По лбу покатилась струйка крови, грозя залить глаза и ослепить ее. Тварь, которой удар пришелся не по нутру, с визгом и воем дернулась, сумев высвободиться из рук дезориентированной девушки.
  Когда Абигайл сумела сосредоточить свой взгляд на лице нежити, то увидела, что оно смялось и деформировалось. Одна глазница потухла, а язык свисал из пасти наполовину откусанным щупальцем. Абигайл попыталась поднять руку со щитом, но та двигалась слишком медленно. Чудовище взметнуло когти для удара, издав торжествующий вопль.
  Тынц! Бульп!
  Монстр дернулся, и упал, повторно вдавив ее своим весом в пропитанную кровью грязь. На шлем и нагрудник рыцаря полилась мерзкая маслянистая жидкость вперемешку с разорванными мозгами. Девушка четко видела, что из металлического черепа чудовища торчала заостренная стальная пуля, чем-то напоминавшая небольшую неоперенную стрелу.
  'Я жива...' - как-то вяло подумала она, еле ворочаясь под весом убитой нежити.
  'Я жива!'
  Во второй раз эта мысль принесла что-то похожее на эйфорию. Окрыленная этим чувством, она собралась с силами и, наверно в десятый раз за этот бой, произнесла литанию укрепления. Тело снова ожило. Девушка принялась сталкивать с себя тяжеленное тело.
  - Капитан, вы живы?
  Ее окружил рыцари. Ее рыцари. Ее подчиненные. Ее товарищи, которые тоже каким-то чудом пережили эту чудовищную мясорубку.
  
  Глава 13. Адалрик фон Зест
  
  Фон Зест сидел в кресле, оглядывая капитанскую рубку 'Кронхаммера'. Величественного воздушного корабля, с толстой броней и мощными пушками. И это величественное творение прейбенских воздушных верфей сейчас не могло подобраться к крепости. Чем нарушало их с Триором планы.
  Справедливости ради, корабль самого Триора болтался неподалеку, не рискуя сунуться в зону огня вражеских кораблей.
  Адалрик раздражительно выстукивал на столе победный марш. И размышлял о том, как 'Айре' и 'Тенезе', грамотно маневрируя и используя поддержку противовоздушных пушек крепости, буквально издевались над двумя превосходящими их по всем параметрам судами.
  'Хесамут', корабль Триора, действуя излишне самоуверенно, получил несколько хороших попаданий, из-за чего лишился одной башенной батареи и потерял в скорости. Капитан 'Кронхаммера', по приказу Адалрика, действовал более осмотрительно. Благодаря этому судно отделалось легкими повреждениями и десятком убитых членов экипажа.
  Они не могли приблизится к крепости, пока над ней болтаются два саберийских судна и действует противовоздушная оборона. Потому они и приказали войскам как можно быстрее подойти к крепости и приступить к подрыву стен с последующим штурмом.
  Но и со штурмом вышла осечка. Для начала, последняя линия траншей отчаянно отказывалась сдаваться. Даже когда туда подоспели ручные зверушки некромантов. Обороняющиеся чудом выжили. И фон Зест догадывался, как зовут это чудо. Тоже самое чудо выбило их артиллерийским батареям треть расчетов. И это же самое чудо активно отстреливало в его войсках офицеров и связистов, дезориентируя наступление и путая им карты.
  Герцог нервничал. И даже не пытался этого скрывать. Если Воплощение эвакуируют из крепости, то ему придется просить у кайзера подкрепления, и ввязываться в полномасштабную войну. А это не входило в планы правителя Прейбена. В случае провала, может получится так, что его сделают крайним. И тогда под угрозой окажется не только его карьера. Его могут просто убрать.
  
  - Светлейший герцог, к нам на связь вышли дварфы с лендтрейна 'Стальной Странник'. Говорят, что Даин Железоед желает с вами переговорить. Что мне им ответить?
  Адалрик поднял взгляд на офицера связи. Его усы дернулись вверх, обнажая в злой улыбке идеально ровные белые зубы.
  Увидев это выражение на лице герцога, обер-лейтенант сглотнул и побледнел, уставившись на отделанную деревом бронированную переборку.
  - Этот дварф, который пьет мне кровь своими эльфийскими снайперами, что-то еще желает? - Зло уточнил герцог.
  - Так точно, Ваше Светлейшество! - тут же отчеканил обер-лейтенант.
  Адалрик хмыкнул, и посмотрел на план сражения. Этот разговор нельзя было игнорировать. От него, во многом, зависело дальнейшее развитие событий. Даин способен был как облегчить ему жизнь, так и превратить идеально спланированную и подготовленную операцию в сущий ад.
  На его столе зазвенел телефон внутренней связи. Фон Зест снял трубку.
  - Соединяю. - Тут же коротко произнес оператор связи.
  В трубке раздался щелчок.
  - Слушаю. - Спокойным и немного холодным тоном произнес Адалрик.
  - Приветствую графа Прейбенского королевства, прославленного генерала фон Зеста. - Из трубки раздался, перемежаясь с шипением помех, ворчливый голос старого дварфа.
  - Приветствую почтенного Даина Железоеда, прославленного командира 'Стального Странника' и высокочтимого главу дварфийского клана Железных Гор. - Как можно вежливей ответил Адалрик.
  Хоть дварф и раздражал его, но герцог понимал, что сейчас результат куда важнее его гордости.
  - Что вы хотели, почтенный? Чем такой скромный человек, как я, может услужить вам?
  В трубке раздалось ворчание.
  - Давай без лишних церемоний, Адалрик. Просто ответь на один мой вопрос. Вы здесь для того, чтобы заполучить Воплощение?
  Фон Зест улыбнулся. Тактика, выбранная стариком, была простой, но действенной. Он, конечно, может соврать Даину, что он здесь чисто из-за завоевательных войн. Но обмануть такого дварфа, как Даин, когда тот задает такой простой и понятный вопрос, который важен для его чести... Герцог тут же попадет в Большую Книгу Обид. И тогда каждый дварф Пограничного Хребта и все их союзные кланы захочет лично снести его, Адарика, голову с плеч. А затем водрузить ее в Храме Искупленных Обид. И тогда, зачем ему все эти планы с Воплощением, если он не сможет насладиться его результатами?
  - Да. - Ответ был коротким и четким. Как раз таким, какой любит Даин. Он достаточно общался с двафами, и с самим Железоедом, чтобы это понимать. В конце концов, именно он, Адалрик, пригласил Даина заняться перевооружением армии Прейбена. И во многом благодаря этому войска Прейбена блистательно показывают себя на поле боя.
  - Тогда я предлагаю тебе отказаться от этой затеи.
  Коротко и емко. Даин был настроен максимально серьезно.
  - Увы, это приказ кайзера. Очень важный приказ.
  - Жаль.
  Это тупик. Даин не хотел урегулировать ситуацию, как надеялся Адалрик. Он просто хотел удостовериться в его целях, чтобы принять решение о вступлении в бой.
  - Из уважения к вам, почтенный Даин, я готов прекратить бой на три часа, чтобы вы и ваш лендтрейн могли с почетом покинуть место сражения, которое вас не касается.
  Это был шанс. Хрупкий и призрачный, но шанс. Даин очень дорожит своими подчиненными. И не любит терять их.
  - Я даже готов лично устроить так, чтобы вы смогли продолжить ваше общение с Воплощением после того, как она попадет к нам. Вам не все равно, на территории какого государства вести с ней диалог? Тем более, что в Прейбене вас ждут почет и уважение. А в Саберийской империи вас сейчас, мягко говоря, недолюбливают. Поговаривают, что нелюдям там приходится худо.
  На той стороне возникло молчание, которое прерывалось лишь звуком потягивания трубки. Адалрик возликовал. Он сумел нащупать нужное место в мыслях старого дварфа. И если он сумеет вывести его из боя, то успех им обеспечен. Саберийские силы их точно не сдержат.
  - Твоя правда. Но... Я заключил договор с Фердинантом. А ты привел с собой некромантов, сынок. - Наконец, произнес Даин - Это значит, что наши с тобой взгляды на ценность Воплощения сильно разняться. Так что можешь передать своим командирам, что экипаж 'Стального Странника' вступает в бой.
  С этими словами Даин прервал связь. Адалрик в ярости ударил трубкой по столу, отчего вырезанная из слоновой кости вещь просто разлетелась на осколки.
  - Внимание всем! Вводим все резервы в бой! Приготовится к решающему штурму!
  'Я покажу тебе, высокомерный старый пердун, где твое место, и когда тебе нужно бежать, поджав хвост!'
  
  Глава 14. Луиза де Мендос
  
  Луиза наблюдала, как сражаются ее войска. Она видела, как за стенами до последнего сдерживали натиск войск противника. Она видела, как Абигайл с ее рыцарями и батальон команданта Переса героически удерживали последнюю линию траншей. Как они отразили несколько атак противника, как их обстреляли химическими снарядами, и как они были практически вырезаны в последнем бою против штурмовиков Прейбена и монстров некромантов.
  - Генерал!
  Луиза обернулась голос. К ней, запыхавшись, подбежал штабной посыльный.
  - Госпожа генерал, разрешите доложить! - Выпалил он, вытянувшись по струнке и дыша так, как будто пробежал марафон.
  Луиза кивнула, давая знак говорить.
  - Дварфы, госпожа генерал... Лентрейн уезжает!
  'Уезжает...?'
  Глаза де Мендос расширились. В голове билась только одна мысль, что старый дварф отвернулся от них в отместку за их поведение. Но эта мысль появилась там слишком поздно. Несколькими часами ранее, перед началом битвы, она приказала сменить дварфийский караул у покоев де Лаури в отместку за отказ Даина сразу же выступить в битве на их стороне. И поставила там охрану из числа комендантских войск во главе с Джерардом.
  - Этого и следовало ожидать. Мы пропали... - пробормотал командант Жименес, тяжело присаживаясь на стул.
  Стены и пол затряслись от очередного попадания по крепости из тяжелого орудия. Замигал свет и с потолка посыпалась пыль. В повисшей тишине раздался тяжелый свист, затем до ужаса томительная пауза, и новый взрыв сотряс помещение.
  - Г-г-госпожа генерал? - Заикаясь, вопросительно обратился к ней посыльный.
  Луиза не ответила. Она мысленно прокручивала множество вариантов того, как можно было исправить положение. Но в голову не шло ничего, кроме как, позабыв о своей чести, бросится в комнату связи, приказать соединить его с лендтрейном и умолять Даина передумать. Но от одной мысли о таком унижении, у нее подкашивались ноги.
  'Отчаяние побеждает лучше, чем любое оружие' - Пронеслись у нее в голове слова, произнесенные она уже не помнила кем. Но сейчас она готова была возблагодарить этого неизвестного наставника.
  - Мы сможем продержаться до прибытия подкрепления. А затем отбросим их от крепости и дождемся подхода основных сил. - Решительно произнесла она, сжимая кулаки.
  Эссуа лишь улыбнулся, и на его лице обрадовалась сеть старческих морщин. Сейчас он выглядел, как очень усталый человек, которому никак не дадут отдохнуть.
  - Ваша правда, госпожа генерал. Иного выхода у нас нет. - Он с кряхтением поднялся со стула, куда пару минут назад едва-ли не рухнул - Пора показать этим пришлым, что значит - покушаться на земли Саберийской Империи. Мы заставим их дорого заплатить за их наглость, пусть и ценой своей жизни. Таков наш воинский долг.
  Луиза улыбнулась. Ее зам сейчас был лучшим из возможных помощников. Этот старый конь воспитывался на службе тогда, когда над империей еще горело военное величие, и попросту не умел сдаваться.
  Новый взрыв сотряс крепость. Он был мощнее, чем все предыдущие. Луиза повернулась, чтобы посмотреть на причиненные этим взрывом разрушения, и обомлела.
  Вместо массивных и высоких створок ворот, напоминавших своими размерами двери титанов, на петлях болтались лишь жалкие останки. Раздвигая их своей тушей, в крепостные ворота заезжал сверхтяжелый десантный танк 'Рино'. Огромный, как двухэтажный дом, с широкими гусеницами, выступающими по бокам и по высоте доходящими до середины корпуса. 'Рино', ка ки полагается сверхтяжелому танку, весь изукрашен искусной гравировкой. Двери, люки, бойницы и башни отделаны орнаментом и фигурами ястребов - гербового символа Прейбена. Главный калибр танка представлял из себя трехсотмиллиметровую пушку. Помимо этого, прилагалось две вспомогательных стодвадцатки и четыре крупнокалиберных пулемета. Все это защищено тостой броней, в самых прочных участках доходящей до трехсотпятидесяти - четырехсот миллиметров. Но основная проблема была не в этом, а целой роте десантников, которых эта махина везла в своем чреве.
  Въехав внутрь, танк пальнул из главного калибра, фугасным снарядом проделав в мостовой внутреннего двора внушительную воронку. А затем, под грохот вспомогательных орудий и стрекотание пулеметов, открылись десантные люки, из которых под прикрытием щитов, посыпались штурмовики. Поверх серой формы армии кайзера, поверх которой надеты прочные кирасы, а их лица скрывались под забралами шлемов со встроенными противогазами. Забавно смотрелось заострение на шлеме в виде острия копяь. Каждый сжимал в руке короткий пистолет-пулемет, которым удобно было стрелять прямо из-за щита. Одновременно с этим, в пролом ворот хлынула, обтекая тушу 'Рино', волна вражеской пехоты. Завязалась перестрелка с укрепившейся на плацу и прилежащих зданиях пехотой.
  - Проклятье! - Воскликнула Луиза, видя, как враг, при поддержке танковой артиллерии и пулеметов, буквально выкашивает ее солдат.
  Выхватив шпагу, она высунулась в окно. Ее глаза засияли, а волосы всколыхнулись от мощи охватившего ее магического потока.
  - Мой клинок - мой верный союзник! Мой клинок - безжалостный жнец! Мой клинок - разрушитель плоти! Мой враг - жертва моего клинка!
  Она читала заклинание, и поток силы окутывал ее все плотнее.
  - Так пусть мой клинок заберет свою жертву!
  Прокричав последние слова, она взмахнула шпагой, выпуская в сторону врага разрушительную магическую волну.
  Клинок ее оружия рассек воздух, оставив в нем разрез. И затем множество таких же разрезов устремилось в сторону врага. Когда эта волна невидимых магических ударов, оставлявших раны даже в воздухе, настигла наступавшую пехоту, то двор наполнился криками боли. Незримая шпага разила неотвратимо. И лишь немногим повезло волей случая принять невидимый удар на щит.
  Когда магическая волна рассеялась, то она оставила после себя двор с минимум полусотней трупов на залитой кровью мостовой.
  - За генерала, за Империю!
  Луиза узнала голос Абигайл. Капитан рыцарей возглавила контратаку. На переднем ее крае в бой шли рыцари во главе со своим командиром. Клин щитов, ощетинившихся пулеметами, неумолимо шел вперед, поливая врага дождем из раскаленного свинца. Орудия 'Рино', стволы которых качнулись в сторону Абигайл и ее бойцов, тут же поразили выстрелами противотанковых гранатометов. Сверху, с вышки над воротами, на танк посыпались зажигательные гранаты.
  Луиза смотрела, как сражается Абигайл. Когда до противника оставалось совсем немного, рыцари убрали пулеметы, и взялись за мечи. А затем коротким рывком врубились в строй врага. Капитан размахивала своим мечем, сея смерть направо и налево. Она вгрызалась в ряды врагов, не давая им опомниться. Ее меч длинными взмахами разрубал врагов. Иногда с него срывались огненные волны, прокладывая кровавые просеки.
  'Мы можем победить! Мы должны!' - Подумала Луиза, глядя на то, как бьются ее подчиненные.
  Но ее надежда разбилась о суровую реальность. На помощь прейбенцам подоспели войска некромантов. Их пехота, как живые машины, заняла боевое построение и принялась методичными залпами выкашивать саберийцев. В добавок к этому тройка монстров с длинными конечностями, оканчивающимися устрашающими когтями, набросилась на наступавших и принялась их кромсать.
  Это дало прейбенцам столь необходимую передышку, они перегруппировались и присоединились к нежити. Саберийцы вынуждены были отступать обратно вглубь двора под градом огня. Абигайл, в помятых и местами пробитых доспехах пятилась назад, образовав со своими выжившими рыцарями стену щитов, чтобы позволить пехоте отойти.
  - Это конец... - Пробормотала Луиза.
  Ее солдаты были рассеяны, а враг уверенно и методично прорывался в крепость. Нужно было срочно эвакуировать Мэйт, но она не знала как. Сейчас было уже поздно просить корабль приземлиться и поднять на борт пассажиров. А как только враг доберется до крепостной ПВО, то и висящие над крепостью союзные корабли будут уничтожены.
  Все глубже во двор отходили саберийцы. Все меньше становилась стена из рыцарских щитов. Все лучше закреплялся противник во дворе. Луиза начала собираться с силами для еще одного заклинания, когда рядом защелкали пули.
  Девушка нырнула внутрь. Грудь тяжело вздымалась от прилива адреналина, когда ее едва не пристрелили простые пехотинцы.
  - Госпожа Луиза, слушайте!
  К ней подскочил радостный Эссуа, показывая на стену. Луиза прислушалась, и с удивлением различила звуки битвы за стеной. Явственно слышались растерянные крики прейбенцев, звуки работающих моторов, и быстрые тяжелые выстрелы из неизвестного оружия. Затем стали раздаваться взрывы.
  - Дварфы! Дварфы! Они вернулись! Они вступили в бой!
  На стенах, радостно потрясая оружием, кричали немногие выжившие саберийские солдаты.
  И тут стала замолкать противовоздушная артиллерия замка.
  - Нет, нет... Нет, нет, нет... Нет!
  Еще немного. Нужно продержаться еще немного. Дварфы помогут. Она видела их в деле. Они сильные, хорошо вооруженные и умелые. Так почему? Почему именно сейчас орудия противовоздушной обороны прекращают стрелять?
  
  Глава 15. Абигайл Альварес
  
  Абигайл присела и укрылась за щитом, принимая на него огонь вражеских винтовок. Бедный кусок металла, неизвестно сколько раз за сегодня спасший ее жизнь, загудел и завибрировал в руках от ударов тяжелых пуль.
  - Будь прокляты эти некромантские винтовки! - Прокричал рядом с ней Хосе, один из ее рыцарей, когда очередной выстрел пробил щит рядом с его головой.
  - Держать строй! Обновить литании!
  Абигайл, как и ее рыцари, в который раз зашептала молитву, укрепляющую тело и доспехи. Когда литания была закончена, ее ноги едва не подкосились. Духовных сил, иначе говоря, маны, попросту не оставалось. Она и ее люди выжимали из себя последние крохи, просто чтобы не дать себя пристрелить, как загнанную в угол собаку.
  - Хосе!
  Только что ругавшийся рыцарь со стоном упал на колени, опуская руку со щитом. А затем рухнул вниз лицом.
  - Перестроиться! - прокричала капитан, выскочив вперед и закрывая собой упавшего товарища.
  К Хосе подскочили товарищи, образовав стену щитов. Один из них, нагнувшись, откинул забрало. Благо, саму крепость противник газом не бомбил.
  Хосе лежал, тяжело дыша. Щеки ощутимо ввалились, лицо было свинцового цвета, под глазами жутковатые черные мешки. Из носа и уголков глаз стекали тоненькие струйки крови.
  - Обнуление и духовная перегрузка. Он больше не может сражаться. - Констатировал осматривающий.
  - Алонсо, убери его в тыл. - Скомандовала Абигайл.
  Девушка выставила в небольшую выемку в правом углу щита ствол пулемета. Маленький строй тут же последовал ее примеру. И оружейный еж взорвался потоками раскаленного свинца.
  Вражеские штурмовики тут же выставили свои щиты, а пехота постаралась быстро укрыться за ними. Не все были достаточно расторопными, и пятеро остались лежать на мощеной камнем площади после того, как огонь с их стороны смолк.
  - Отходим, назад! - Прокричала капитан, чувствуя, как пули снова защелкали по ее щиту.
  И такая картина наблюдалась повсюду. Саберйцы отходили назад, сдавая площадь метр за метром. Где-то бои шли уже внутри зданий.
  - Дварфы! Дварфы вернулись!
  Абигайл недоуменно завертела головой, пытаясь понять, кто кричит и где сами дварфы. Находясь в очаге боя, ей не были слышны звуки того, как снаружи быстрые и маневренные боевые машины 'Стального странника' нещадно терзают фланги наступающих прейбенцев и нежити.
  Тем временем, в небе над крепостью раздалось несколько мощных взрывов. Посмотрев вверх, девушка увидела, как полыхает 'Тенезе'. Старенький броненосец получил сразу несколько попаданий, оставивших пробоины в корпусе, разворотивших одну из башен и вызвавших пожар.
  Но почему враг атаковал корабли? Артиллерии наземного базирования такое было практически не под силу. Попасть в парящий на внушительной высоте боевой корабль, да еще и пробить его. Скорее всего, это была атака с вражеских судов. Почему они рискнули подставиться под огонь крепостной ПВО?
  И тут Абигайл поняла, что не слышит тех самых пушек ПВО. Но почему они молчат? Враг точно не мог до них добраться. Значит, что-то стряслось.
  - Лейтенант! - Прокричала она, обращаясь к офицеру пехотного взвода, который бился вместе с ними.
  - Да, капитан! - Прокричал в ответ молодой, лет двадцати семи, офицер. Он залег за баррикадой из камней, не рискуя подбежать к ней под вражеским огнем. Да и укрытие из измочаленных рыцарских щитов казалось сомнительным.
  - Что-то случилось с ПВО, нужно проверить! - Прокричала она.
  Лейтенант приложил руку к уху, показывая, что не разобрал ее слов. Абигайл собралась было выругаться, когда на стену из щитов обрушился свинцовый дождь пулемётного огня.
  - Отходим за укрытия! - Скомандовала капитан, хлопками по плечу и рукой показывая своим людям, куда им следует укрыться. Те кивали в знак того, что поняли.
  - На счет три! Раз! Два! Тр..
  Три не случилось. Что-то тяжелое, похожее на булыжник, ударило в стену щитов, и тут же взорвалось. Взрыв и ударная волна разбросали рыцарей в разные стороны.
  Абигайл почувствовала, что летит. Тело было на удивление легким. Она устремилась куда-то спиной. Ноги взлетели выше головы, и она еще раз увидела в небе полыхающий и отстреливающийся 'Тенезе', а также взрывы от попаданий тяжелых снарядов по крепости.
  А затем ее кувыркнуло в воздухе, и она получила сильный удар. Спина взвыла от боли. Еще кувырок, и ее хорошенько приложило затылком.
  
  
  Абигайл ничего не соображала. Ее гудящая голова упала на бок, и она увидела рядом со своим лицом мостовую. Линзы противогазовой маски потрескались, и изображение было как будто расколото на куски. А плотный фильтр мешал дышать. Ей казалось, что еще немного, и она задохнется.
  Абигайл невероятным усилием воли подняла руку и нащупала застежки. Первая отщелкнулась очень легко. А вторая сопротивлялась несколько мгновений, которые рыцарю показались вечностью. Наконец, маска отстегнулась. Девушка тут же откинула ее в сторону, и подняла забрало, с удовольствием вдыхая воздух. Он пах гарью и порохом. А еще в нем было много пыли. В уши ударили звуки боя. Вокруг все стреляло, кричало и взрывалось. Голова на все это ответила вспышкой боли в висках. Девушка снова посмотрела на мостовую, пытаясь отрешить от этого хаоса. Что она вообще здесь делает?
  В поле ее зрения попал труп рыцаря. Ее рыцаря. Кто это был, сейчас сказать невозможно. Весь переломанный, в искореженных до неузнаваемости доспехах и частично разорванным телом, он лежал посреди мостовой, как сломанная кукла.
  - Капитан! Капитан!
  Рядом с ней на колено опустился тот самый лейтенант, который не расслышал ее приказа.
  - Капитан, вы в порядке?!
  Его лицо было очень перепуганным. И Абигайл захотелось врезать по нему за откровенно дурацкий вопрос. Как она может быть в порядке после такого? А что с ней вообще приключилось? Она вспомнила, как ее подбросило в воздух. Очень сильно врезался в память вид горящего в небе корабля. А затем ее перевернуло, хорошенько приложило, снова перевернуло и снова приложило. Видимо, она вырубилась... А надолго?
  'Святая Дева, бой же идет!'
  Эта мысль буквально прострелила ее мозг, заставив пошевелиться.
  - Капитан, вражеские корабли над крепостью! Они сбрасывают десант! Мы не можем их сдерживать! Нужно собрать ваших выживших и уходить!
  То, что нужно было уходить, и так понятно. Абигайл снова захотелось ему врезать. Святая Дева, какой же он тупой. Как он вообще стал офицером. Молодой лейтенант бесил ее все больше.
  Позади него раздались крики и хаотичные выстрелы. Эти звуки резко выделялись на фоне остального боя. Затем она явственно различила звяканье металла по мостовой. Громкое и четкое. Как будто слон в подковах шел. А затем ее слух прорезал отчетливый звук рассекаемой плоти.
  Лейтенант обернулся. Вскрикнув от страха, он вскинул пистолет и несколько раз выстрелил. В воздухе что-то мелькнуло, и вместо руки у молодого офицера остался короткий обрубок.
  - А-а-а-а-а... - Лейтенант с широко раскрытыми глазами смотрел на то место, где раньше его рука сжимала пистолет, а теперь бил фонтанчик крови.
  Снова звук тяжелой металлической поступи и мелькание в воздухе. Офицер застыл и замолчал. Перевел глаза на нее. Это было всего одно мгновение, но она прочитала в этом взгляде невыразимое удивление и сожаление. А затем тело развалилось на куски.
  'Проклятье!'
  Она вспомнила, что это за тварь могла сотворить такое. Адреналин ударил в голову, напрочь смывая все болевые ощущения, а страх лишь подстегнул ее проворность.
  Абигайл перекатилась, нащупывая меч. Но рука находила за спиной лишь пустоту. В место, где она только что лежала, ударила металлическая когтистая лапа.
  Рыцарь вскочила на ноги и выпрямилась. Перед ней стоял, собравшись для прыжка, один из тех монстров, с которыми она билась в траншее.
  Чудовище распрямилось, бросившись на нее, как лев бросается на добычу. От страха девушка подалась назад, споткнулась и рухнула спиной на мостовую. Тяжелое тело пролетело над ней, не причинив никакого вреда. Абигайл перекатилась, и посмотрела туда, куда улетело чудовище.
  Некромонстр приземлился и, высекая искры, затормозил, одновременно разворачиваясь. Девушка оглянулась в поисках оружия. Единственное, что оказалось рядом, это отсеченная рука лейтенанта с пистолетом.
  Капитан схватила ее и рывком вырвала пистолет из мертвой хватки. Глаза нежити, увидевшие оружие, хищно загорелись зеленым пламенем. Абигайл припала на колено и прицелилась. Тело слушалось тяжело, руки дрожали от страха, боли и бьющегося в венах адреналина. Монстр бросился вперед, и девушка начала стрелять.
  Раз, два, три, четыре...
  Затвор пистолета замер в заднем положении, и курок не взвелся. Обойма была пуста. А монстр продолжал стремительно приближаться.
  Абигайл рванулась вперед. Она понимала, что полностью уйти от удара у нее не получится. Оружия нет. Доспехи, и без того пережившие не мало попаданий, не в состоянии выдержать мощи чудовищных когтей.
  Некромонстр оказался на расстоянии удара и взмахнул лапой. Но когти просвистели мимо. Нежить никак не ожидала, что жертва бросится на нее с пустыми руками.
  Абигайл получила сильный тяжелым металлическим предплечьем в корпус. Нагрудник противно заскрипел и вмялся. Воздух попросту вышибло из легких. Ее швырнуло на камни под ногами, как болонку. Тяжелое тело чудовища, двигаясь по инерции, протопталось по ней. В паре мест когти на ногах прошли сквозь сталь лат и достали до плоти. Рыцарь закричала от боли. Некромонстр, не ожидавший такого развития событий, кубарем покатился вперед и врезался в каменную баррикаду. А затем резко задергался и быстро вскочил на ноги. Глаза чудовища горели от ненависти и желания поскорей прихлопнуть насекомое, которое дважды оставило его в дураках.
  Абигайл лежала, ощущая щекой холод камней. Она силилась вдохнуть воздух в раскалывающуюся грудь. Ребра как будто превратились в сплошной синяк, обнятый обручем сковывающей их боли. Для нее было очевидно, что уж в третий раз она не уйдет он нежити. Но почему ей никто не помогал?
  В спину некромонстра врезалась противотанковая граната из гранатомета. Взрыв разнес тварь на куски. Девушка явственно видела, как оторванная голова, летя по воздуху, провожала свою недобитую добычу затухающим взглядом зеленых глаз.
  - Да вы отчаянная дамочка, капитан! Бросаетесь на такое чудовище практически с голыми руками!
  Абигайл наконец смогла вдохнуть. Она снова выжила. Кое как поднявшись, она посмотрела на своего спасителя.
  Это был пехотинец из противотанкового взвода. Он держал в руках тяжеленую трубу гранатомета. Из нее шел дымок от только что вылетевшего выстрела. Позади него она разглядела остатки взвода. Два автоматчика и помощник гранатометчика с парой торчащих из-за спины гранат. В помятых кирасах и шлемах, вооруженные автоматами. Абигайл почему-то подумалось, что саберийские автоматы выглядят смешно с короткими стволами в дырчатом металлическом кожухе и с этим полукруглым магазином, идущим от паза приемника и упирающимся в цевье оружия.
  - Вы вообще, как, целы? - Поинтересовался у нее ее спаситель.
  - Меня взорвало, приложило взрывной волной. Мне вмазал механический некромонстр а потом протоптался по мне. Так что да, я жива.
  Ей захотелось ответить именно так. Это было выражение внутреннего торжества от того, что, не смотря на все это, она была жива.
  Абигайл огляделась. Вокруг валялись трупы саберийских и прейбенских солдат, а также тела солдат некромантов. Особенно бросилось в глаза тело еще одного некромонстра, так она про себя их окрестила. Оно было порублено и пронзено тремя мечами. Тела их обладателей так и остались лежать вокруг своего последнего поверженного противника. Это были ее рыцари. Еще три тела ее подчиненных лежало вокруг со следами множества огнестрельных ран. Вот почему никто не торопился ей на помощь. Просто никого не осталось в живых. Ее рыцари были полностью уничтожены.
  - Капитан Абигайл, мэм! Нужно убираться отсюда! Вражеские корабли смогли отогнать 'Айре' и 'Тенеза' от крепости и сбросили десант. Если бы не дварфы, нас бы уже смели. Бородачи помогли нам укрепиться внутри замка, но двор для нас потерян. Мы одни из последних, кто отступает. И хотелось бы свалить отсюда прежде, чем нас снова найдут.
   До этого битва оттеснила их в один из переулков, ведущих с крепостной площади к внутренним постройкам. И это их, пожалуй, спасло. Произойди это на открытой площади, она давно была бы трупом.
  - Да, конечно. - Ответила девушка - Только возьму оружие.
  Абигайл огляделась и увидела свой меч. Верное оружие сумело пережить умопомрачительное падение. Просто ножны сорвало от удара спиной. Взяв в руки меч, она подобрала чей-то щит и автомат с подсумком магазинов. Ни одного уцелевшего пулемета ей на глаза не попалось, так что пришлось довольствоваться этим.
  - Все, уходим. - скомандовала девушка.
  - Так точно, капитан. - ответил ее спаситель, делая знак остальным.
  Но неприятности как будто не хотели отпускать Абигайл, стремясь, несмотря ни на что, добить капитана рыцарского отряда.
  - Враг!
  В переулок входила пехота нежити. И не обычные мертвые аналоги линейной пехоты или стрелков. А те самые жуткие обладатели убойных винтовок.
  Абигайл, несмотря на то что уже несколько раз с ними сражалась за сегодня, впервые смогла разглядеть их в подробностях.
  Тело было защищено кирасой с наручами и поножнами. Были даже набедренники. Под этими доспехами на них не было привычной одежды. Все тело было обмотано какими-то бинтами. У этих бинтов была неприятная особенность. Они весьма неплохо держали удар затупленных пуль, которые использовались в пистолетах и автоматах саберийцев. И, как на зло, именно этими автоматами, а точнее даже, пистолетами-пулеметами, были вооружены все они.
  - К бою!
  Остатки противотанкового взвода бросились к баррикадам вместе с Абигайл. Отстреливаться, стоя посреди переулка без укрытия, не хотела даже защищенная латами рыцарь.
  Прильнув к каменному брустверу, они открыли огонь по нежити. Их было двадцать. Полный стандартный пехотный взвод из двух отделений. Автоматные очереди быстро срезали почти половину. Но оставшиеся без всякой паники принялись стрелять в ответ. К тому-же, большая часть подстреленных мертвяков снова поднялась на ноги.
  - Сейчас мы быстренько с ними разберемся! - Прокричал гранатометчик, показывая своему помощнику подать выстрел.
  Тот резко вскочил, выхватывая из-за спины массивную гранату с длинной палкой вышибного заряда. Но, слишком сильно выпрямившись, он высунулся из-за бруствера и тут же получил пулю в голову.
  Металлический шлем дзынкнул, и взорвался изнутри кровавыми брызгами. Ослабевшая рука выронила гранату, и та, громыхая, покатилась по каменной мостовой.
  - Святая Дева, трахни этих выродков! - Выругался гранатометчик и, положив оружие, бросился поднимать заряд.
  Рядом вскрикнул от боли один из автоматчиков. Он приподнялся, чтобы метнуть гранату и получил пулю в плечо. Тяжелые винтовки этих мертвяков шили латы настолько уверенно, как будто это была ткань форменной гимнастерки.
  Граната улетела в сторону и взорвалась, зацепив лишь пару противников. Сила удара приподняла автоматчика чуть вверх, и его забрало тут же разнесло метким выстрелом. Пуля пробила голову и шлем, оставив позади себя огромное выходное отверстие, из которого вылетели мозги убитого.
  - Твоюж мать! - Прорычала Абигайл, теряя самообладание.
  Последний оставшийся автоматчик вжался в камни баррикады, не имея возможности даже высунуться для стрельбы. Так плотно его прижал вражеский огонь. А смерть товарища не добавила ему смелости. Враг приближался, и нужно было что-то делать. Благо, у противника под рукой не было гранат. Иначе их бы давно просто закидали.
  Закончив литанию и едва не потеряв от этого сознание, девушка поднялась над баррикадой, высунувшись по пояс. Прикрывшись щитом, она короткими очередями принялась прицельно отстреливать наступавших. Но ее основной задачей было отвлечь огонь на себя, чтобы последний выживший автоматчик мог присоединить свой ствол к ее стрельбе.
  В щит заколотили пули. Абигайл чувствовала, как стремительно теряет силу заклинание. И на еще одно ее могло не хватить. Она уже ощущала, как течет тоненькая струйка крови из носа. Справа от нее высунулся автоматчик и начал стрелять. Девушка не видела его выражения лица за забралом, но наверняка ему было очень страшно.
  Пуля пробила щит и ударила в нагрудник. Еще одна застряла в наплечнике. Третья срикошетила от шлема, едва не уронив ее на спину. Автоматчик рядом опустошил магазин и удивленно уставился на переставшее стрелять оружие. Эта глупость стоила ему жизни.
  Позади раздался щелчок вставшей гранаты. Она понятия не имела, как различила его среди грохота боя, но как-то ей это удалось.
  - Готово! Сейчас они за все ответят, подонки! - Торжествующе прокричал гранатометчик, поднимаясь над баррикадой.
  - Назад, идиот! - Закричала она. Но было поздно.
  Привычно понадеявшись на противопульный щиток, ее спаситель самонадеянно прицелился и тут же откинулся назад, прошитый сразу несколькими попаданиями. Палец сжался на спусковой скобе, но было поздно. Тело уже отклонилось назад и граната прошла выше, улетев в сторону площади.
  - Да пошли вы все, уроды! Ублюдки! - Заорала Абигайл, окончательно теряя контроль над собой.
  Отбросив автомат, рыцарь выхватила меч и бросилась вперед. Стиснув зубы, она читала литанию укрепления и битвы. Ее не интересовали последствия перерасхода маны. Все, о чем она молилась, это чтобы не потерять сознание и забрать с собой как можно больше тех, кто убил ее товарищей и других солдат.
  Пули молотили в щит, отрывая от него целые куски. Рикошетили от лат и от выставленного для защиты меча. Она неслась вперед, впечатывая в каменную мостовую каждый шаг. Щит раскололся, и она отбросила его в сторону.
  - Да падут враги мои! - Заорала она.
  Магия сработала, и она волшебным рывком ворвалась в строй нежити. Меч описал широкую полыхающую дугу, разрубив сразу четверых.
  Пуля пробила левое предплечье. Затем еще одна вошла в правое плечо, разнеся в дребезги наплечник.
  - Разруби моих врагов!
  Меч описал дугу, посылая огненную вперед огненную волну. Она захлестнула сразу троих, размалывая, сжигая и раздирая их броню и тела.
  Меч опустился вниз. В глазах померкло. В голову как будто ударили дубиной. Она почувствовала, как из левого уха брызнула кровь, и левый же глаз заволокла кровавая пелена.
  - Уничтожить!
  Угасающее сознание девушки уловило выстрелы незнакомого автоматического оружия. По рядам нежити как будто прошла коса. Они дергались от попаданий, которые пробивали их комбинированную броню так же легко, как их выстрелы до этого - латы саберийской пехоты. Всего пара мгновений, и переулок опустел.
  - Вытащите ее оттуда!
  Голос кричащего был грубым и ворчливым. Она его уже слышала. Это было что-то новое, но хорошо запоминающееся. Меркнущее сознание никак не могло зацепиться за нужную мысль.
  В переулок заскочило сразу два некромонстра. Абигайл осклабилась.
  'Да вы просто издеваетесь!'
  Один за другим, раздалось два хлопка. Ближайший некромонстр сначала лишился лапы от первого взрыва, а потом его бронированную грудь разнесло вторым.
  Следующее чудовище рванулось вперед, наметив ее первой жертвой. Абигайл не могла пошевелить даже пальцем. Ее сил едва хватало, чтобы опираться на меч и ворочать взглядом. Даже простой поворот глаз давался так, как будто на них навесили тяжеленые гири. Тварь двигалась стремительно. Увернувшись от взрывного выстрела, некромонстр прыгнул сначала на стену дома, а затем, оттолкнувшись, кинулся на нее.
  Между девушкой и монстром возникло низкое широкоплечее тело в тяжелых доспехах. Приняв удар нежити на щит, низкорослый незнакомец на удивление выстоял. Лапы твари не дотянулись до капитана всего полметра. Повиснув на щите, нежить тянула к ней свои когти. Но незнакомец упер в корпус некромонстра дуло странного короткоствольного автомата, и нажал на курок. Очередь вгрызлась в корпус и пробилась наружу с обратной стороны, забрызгивая все позади нежити внутренними органами, какими-то трубками и маслянистой жидкостью.
  Незнакомец обернулся и откинул забрало. На Абигайл смотрело, сверкая из пышной бороды белозубой улыбкой, лицо дварфа.
  - А вы везучая, капитан! Добро пожаловать в жизнь!
  Абигайл слабо улыбнулась и потеряла сознание.
  
  Глава 16. Дис
  
  'Проверь, почему замолкло ПВО и не выходят на связь расчеты'.
  Таков был приказ Даина. Дис, как обычно, лишь коротко подтвердил его получение, и тут же приступил к выполнению.
  Он быстро проходил один коридор за другим. Когда началась вся история с крепостью Виндерстанд, Дис сразу попросил раздобыть максимально точный ее план. И заучил его. Тот факт, что у Даина в его куче макулатуры самого разного формата, очень быстро отыскался тот самый план, его ни капельки не удивил. Он достаточно давно путешествовал вместе со старым дварфом.
  В правой руке он сжимал автоматический пистолет, изукрашенный красными руническими символами. Второй такой же покоился в кобуре на бедре.
  Его память безошибочно вела его по переходам крепости. По пути он постоянно встречал саберийцев, которые носились туда-сюда по каменным коридорам. Их лица выражали тревогу, страх, усталость. На некоторых лицах он видел желание сражаться, гнев или ненависть. На некоторых - отчаяние. Но за все время он не встретил ни одного противника. Эта часть крепости пока была под полным контролем имперцев. Пока.
  Когда он был уже недалеко от места, где располагались пушки противовоздушной артиллерии, его внимание привлек труп.
  Нет, сам по себе труп не был чем-то из ряда вон выходящим. Вся крепость была набита трупами. Были даже трупы, которые пришли с прейбенцами и вели себя крайне вызывающе, всячески пытаясь убить. Так что ничего удивительного.
  Внимание Диса привлекло то, как он умер. Ни одной огнестрельной или резанной раны. Кираса солдата были в целости и сохранности. Исключая кровавое пятно под левой рукой тела. Согласитесь, странно, что при всей кипящей вокруг битве, около неожиданно замолкшей батареи, ему на глаза попался столь аккуратный мертвец.
  Держа оружие наготове, Дис нагнулся и осмотрел тело. Причина смерти располагалась под левой подмышкой. Тонкий клинок, шириной с обычный кухонный нож. Он едва торчал. Рукоятки не было. Из раны виднелось только лезвие, аккуратно отломленное у основания. Скол был на столько четким, что создавалось впечатление, будто лезвие должно было так отломиться, и это была конструкторская задумка.
  Продолжая держать оружие наготове, он прошел дальше, встретив еще пару трупов. Отличительным признаком каждого было то самое лезвие. Одному оно вошло в подбородок, а второму - в основание шеи. Прямо под шлем. Тот, кто это сделал, был профессионалом.
  Дойдя до площадки, где располагалась точка ПВО, он замер прямо у выхода, и прислушался. Сквозь звуки боя четко различалась саберийская речь. Чистая и без акцента. Опустив пистолет, он вышел из прохода.
  - Стоять! - Тут же среагировали солдаты.
  Дис осмотрелся. Пятеро пехотинцев. Все с автоматами. Они таскали тела. Беглого взгляда хватило, чтобы понять, что вся артиллерийская обслуга мертва. Множество аккуратных трупов с хорошо узнаваемыми ранами. Профи потрудился и тут.
  - Кто такой? - Спросил ближайший солдат, держа его на мушке.
  Дис улыбнулся. Надо было отдать должное автоматчикам. Реакция у них была отменная. При его появлении они побросали свои дела и тут же приготовились к стрельбе.
  - Я с лендтрейна. - Спокойно ответил Дис, демонстративно поднимая руки вверх - Меня прислал Даин, проверить, что с пушками ПВО. Вас тоже за этим прислали?
  Солдаты переглянулись, и неуверенно опустили оружие. Их можно было понять. Легко было представиться членом экипажа лендтрейна. Их в крепости никто в лицо не видел, кроме тех дварфов, что заступали в караул к Воплощению. Да еще Даина.
  - Да, смотри. Расчеты мертвы. - Солдат презрительно сплюнул - Всех порезали чудаковатыми ножами. Точно какая-то нечисть из нежити.
  Дис еще раз осмотрелся. В принципе, картина понятна. В замке действовал высокопрофессиональный убийца. Или несколько. И именно это причина того, что пушки ПВО больше не стреляют. Стрелять было некому.
  - Ладно, спасибо, парни. Я пойду, доложусь Даину. Тут мне делать точно нечего. - Разведя руками, сообщил Дис, разворачиваясь.
  - Так может поможешь немного? Ты, видимо, не из числа вояк. Вон, только с пистолетами ходишь. А нам бы поскорее управиться, чтобы вернуться на передовую. - солдат демонстративно покосился на трупы, намекая на то, чтобы он помог им убрать тела, чтобы расчистить место для новых артрасчетов.
  - Да, почему бы и нет. - Пожав плечами, легко согласился Дис - Все же, какая никакая, но польза.
  Солдат улыбнулся.
  - Только голову береги, а то здесь периодически пули летают. Могут и черепушку снести. - Предупредил он.
  Дис быстро подошел к двоим, что готовились поднять тело. Один взялся за ноги, а другой за правую руку. Дис молча взялся за левую.
  Нападавший подкрался со спины, и бил наверняка. Ведь у людей нет глаз на затылке, и они не могут видеть, что их сейчас убьют.
  Клинок мелькнул так быстро, что человеческий глаз был едва в состоянии за ним уследить. Раздался хруст и брызнула кровь.
  - Ну здрасте. - Спокойно произнес Дис, улыбаясь и ставя ногу обратно на каменный пол площадки. Тело позади него стало медленно оседать. Двое других оставили труп и бросились на Диса.
  Рывок справа и резкий выпад. Хлесткий удар кисти руке и перехват. Левая нога взлетела вверх, и армированный сапог врезался в голову диверсанту. Раздался хруст костей, и он клюнул носом вниз. Дис, не останавливая движения ноги, поставил ее на землю и заломил захваченную руку другого диверсанта, дернув его в сторону. Тело врага задергалось, когда он оказался на линии огня, и автоматные пули изрешетили его, превратив в кровавый дуршлаг.
  Дис, припав на колено, высунулся слева от не успевшего упасть тела и выстрелил. Затем резко рванул назад и, выскочив с другой стороны от падающего трупа, выстрелил снова.
  Бой закончился так же стремительно, как и начался. Двое стрелявших замертво рухнули. Первый получил попадание в голову, а второй - в шею. Пуля перебила ему позвоночник, моментально лишив контроля над умирающим телом. Позади Диса, грохоча, повалился на каменный пол напавший со спины диверсант. Удар ноги вмял кирасу и проломил грудную клетку в области солнечного сплетения.
  Дис встал на ноги и огляделся. Убрав один пистолет в кобуру, он извлек магазин из второго и меланхолично достав из подсумка пару патронов, набил их в магазин.
  - Так вот вы какие, веселые ребята. - Пробормотал он, нагибаясь над мертвым телом.
  Быстрый обыск позволил найти коротковолновой передатчик, который один из бойцов прятал в рюкзаке. Достав рацию, Дис отчитался о выполнении задания.
  - Так значит, диверсанты. - Раздался из динамика голос Даина.
  - Да.
  - Устранил всех?
  - Те, что были здесь, все мертвы. Больше никого, вроде, не видел. Если встречу - то сразу пойму. - Спокойно ответил Дис.
  - Хреновый план, шляться по замку, выглядывая придурков с клинками в рукавах. - Проворчал Железоед.
  Дис пожал плечами, как будто собеседник мог его видеть.
  - У меня есть их рация.
  - Отлично! Передай ее через наших Ямии или Рэн. Сам займись зачисткой коридоров. Оборона трещит по швам.
  Дис вздохнул.
  
  Глава 17. Луиза де Мендос.
  
  'Дварфы! Дварфы!'
  Луиза готова была петь и танцевать, как маленький ребенок. Она находилась в комнате связи, куда стекались все сообщения от офицеров на местах. И многие докладывали о том, что дварфы появлялись на самых опасных участках, быстро ликвидируя угрозу. Каждый подтверждал невероятную эффективность солдат с лендтрейна, их практически нечеловеческую слаженность и потрясающую выучку.
  - Такое ощущение, что нам помогают существа свыше. - Усмехнувшись, произнес Эссуа.
  Генерал только радостно кивнула. Благодаря своевременному вмешательству Даина, она смогла перегруппировать оборону и оттеснить силы неприятеля от ключевых позиций. Исключая ПВО. Огневые точки по-прежнему молчали. Как и отряды, посланные их проверить.
  - Нужно вернуть в строй противовоздушные батареи. - Произнесла она, глядя на карту крепости и покусывая перчатку.
  Вражеские корабли висели прямо над главным двором. Сам центральный замок они практически не бомбили, но стоило высунуть нос на открытое пространство, как корабельная артиллерия нещадно подавляла наглецов. Еще одной проблемой было то, что летающие суда высаживали прямо в крепостной двор свои элитные штурмовые отряды.
  Командант подошел и так же склонился над картой.
  - У нас нет свободных сил поблизости. Прейбенцы и так нещадно давят, а от войск некромантов вообще удается отбиться только с помощью дварфов. Если мы еще раз пошлем отряды в никуда, то наша оборона может треснуть в любой момент.
  Луиза снова пристально посмотрела на карту. К столу подошел офицер и молча убрал четыре отметки взводов, охранявших проход к восточному крылу. Девушка вопросительно посмотрела на него.
  - Уничтожены. Противник одним рывком смел роту капитана Альфонсо. Последнее сообщение от них, что там появились новые враги, и они не в состоянии их сдержать.
  Генерал быстро оценила обстановку. Восточное крыло. Стратегически, для обороны замка, оно не имело значения. Прорываться из него дальше было проблематично. С остальным замком оно соединялось тремя длинными коридорами, которые иначе, как коридоры смерти, не назовешь. Пара пулеметов или пехотных пушек попросту забьет проход вражескими трупами. Тогда зачем?
  Ответ был прост: они ищут Воплощение. Ведь именно в восточном крыле расположены комнаты, в которых они разместили де Лаури. Вот только ее там нет, о чем никто, кроме нее, Эссуа и Джерардо, не знает. Рыцарь с отрядом охраны дежурят у покоев только для вида. Но если их отрезают, то им нужно срочно выбираться оттуда.
  - Проклятье... - выругалась она - Мэйт. Они хотят как можно быстрее добраться до Мэйт. Как и предупреждал Даин, она их главная цель!
  Жименес только вздохнул.
  - Госпожа генерал, нам необходимо вернуть в строй противовоздушную оборону. - Взмолился он.
  Луиза резко развернулась к команданту, намереваясь высказать все, что она думает о его идее предпочесть ПВО Джерардо, но не успела.
  Дверь в комнату связи открылась, и на пороге возникла одетая в броню девушка.
  - Кто такая?! Кто пустил?! - Рявкнула она, срывая свою злость на охрану.
  Из-за спины девушки выскочил начальник охраны.
  - Госпожа генерал, так ведь она от Даина... - Забормотал он - Сказала, что она главный тактик с лендтрейна.
  Луиза быстро окинула девушку взглядом и поняла, что девушка не врет. Идеально подогнанная броня с дизайном, характерным для Троецарствия, однозначно изготовлена дварфами. Она выглядела слишком качественно для обычной работы оружейников. К тому-же, на каждом наруче было закреплено по механизму, к которому крепились сразу пистолет и меч. Такое могло прийти в голову только дварфу.
  Девушка уверено шагнула вперед.
  - Рэн Хасигава. - коротко представилась она, поднимая забрало.
  На Луизу смотрела восточница. Она видела их ранее, и ошибиться было просто невозможно.
  - Восточница... - Не сумев справиться с удивлением, произнесла Луиза.
  - Какие-то проблемы?
  Де Мендос активно замотала головой. Меньше всего ей сейчас хотелось ругаться с представителем Даина из-за ее происхождения.
  - Ваши расчеты ПВО были убиты группами диверсантов, предположительно проникших в замок под прикрытием журналистов. Мы их устранили, так что необходимо оправить к пушкам людей, чтобы те привели их в порядок и отогнали корабли от замка. Нам не отбиться, пока они контролируют воздух и сбрасывают десант прямо нам на голову.
  Рэн быстро подошла к карте, и указала на резервы, которые, ка считала она, можно задействовать для этого.
  - Нет. - Тут же отрезала Луиза - У нас есть проблемы посерьезней. Враг направляется к комнатам Воплощения. Услышав это, Жименес лишь спрятал лицо за ладонью.
  Рэн посмотрела на место, куда указывала Луиза. И покачала головой.
  - Никакой проблемы. - Просто произнесла она - Там Дис. И там же сейчас взвод Барика, который вытащил вашего капитана рыцарей.
  - Дис? Это капитан роты? - На всякий случай уточнила Луиза.
  Рэн улыбнулась.
  - Дис - это Дис. Он лучше, чем рота солдат.
  - Как один человек может быть лучше роты солдат?! Вы издеваетесь надо мной?! В нашем приоритете - защита де Лаури. То есть, Воплощения Порядка. А вы говорите, что там один человек и один взвод?!
  Рэн просто пожала плечами.
  - Ну, он же зачистил от диверсантов все ваши пушки ПВО.
  Луиза едва не подавилась словами, которые хотела произнести.
  'Один человек? Как это вообще возможно?'
  - Давайте сосредоточимся на том, чтобы отогнать вражеские корабли. Или они вас вообще не напрягают?
  Рэн посмотрела на Луизу недоуменным взглядом. Так обычно смотрят на идиота, который пытается стучать молотком по снаряду.
  - Даже если мы поставим новые расчеты к пушкам, их тут же разнесет корабельная артиллерия. Над нами весит два флагмана. Любая наша попытка высунуться на открытую местность тут же карается градом снарядов. - Развела руками Луиза.
  - Мы сумеем сделать так, чтобы им было не до ваших пушек. Просто сообщите мне, когда ваши расчеты займут позиции. И сделайте это до того, как они откроют огонь.
  Луиза молча кивнула. Возражать было глупо. Даже самому упертому человеку в этом кабинете было очевидно, что Рэн гораздо лучше владеет ситуацией, чем они.
  Но главный тактик продолжала их удивлять. Она сняла со спины рюкзак, и выудила оттуда радиостанцию.
  - Станция связи прейбенских диверсантов. Настроена на большинство каналов связи врага.
  Луиза заметила, что ее рот невольно открылся. А Эссуа рядом с ней просто плюхнулся на стул. Весь кабинет уставился на громоздкую стальную коробку радиостанции.
  'Даин что, какой-то бог?' - Пронеслось в голове у Луизы, когда она отдавала нужные приказы.
  А еще она очень сильно переживала за Джерардо. Кто такой этот Дис? И точно ли он справиться, имея в поддержке всего один взвод?
  - Вы абсолютно уверены, что вытащите наших людей и Воплощение? - на всякий случай переспросила генерал.
  Хасигава оторвалась от изучения планов.
  - Конечно. Иначе я бы не отправила его туда.
  Луиза кивнула, сжимая кулаки. Ей сейчас очень хотелось отправить к восточной башне всех свободных солдат. Но тогда крепость однозначно падет. Так что девушке оставалось только смириться.
  Восточница тем временем принялась располагаться рядом со столом, на котором лежала карта. К рации прейбенцев прибавилась еще одна станция связи.
  - Я тут развернусь, если вы не возражаете. - Произнесла она, деловито суетясь. - Думаю, я сумею вам помочь.
  На Луизу уставилось сразу с десяток пар глаз, ожидавших, что же скажет их командующая. Она могла понять своих офицеров, поскольку пребывала в смешанных чувствах от необходимости принимать помощь экипажа 'Стального Странника'. Но если отказать ей, то можно снова лишиться поддержки дварфов, и тогда им точно крышка.
  - Да, конечно. Уверен, что ваша поддержка будет неоценимой. - Ответила де Мендос.
  Рэн кивнула, и вернулась к своим делам. Луиза заметила несколько недовольных лиц, но никто не посмел возражать открыто. Все понимали, что этот шаг продиктовала суровая необходимость.
  
  Глава 18. Дис
  
  Дис молча шагал по коридору. Звук от его шагов можно было спокойно расслышать даже самому беспечному солдату. Цокот подкованной обуви эхом отражался от каменных стен, разносясь далеко вперед.
  Подходя к повороту, он неторопливо достал из кобуры второй пистолет. Когда до угла оставалось буквально шагов пять, он резко рванулся вперед.
  Из-за поворота выскочили два прейбенца. Они действовали четко и слаженно. Линейный пехотинец вышел вперед, выставив перед собой щит и уперев винтовку в специальную скобу на нем. А позади него изготовился к стрельбе автоматчик.
  Но они не ожидали того, что будет дальше. Дис, не сбавляя хода, резко нырнул вниз. Подкованные сапоги высекли искры из каменного пола, когда он по инерции проскользил вдоль стены. Выстрел из пистолета разнес лицо автоматчика.
  Линейный пехотинец, попытавшись уследить за противником, выстрелил в молоко и теперь, развернувшись к нему щитом, отчаянно пытался прицелиться Дис, не церемонясь, просто врезал ему ногой. Бедный пехотинец, сжимая в руках промятый щит, отлетел в стену. Дис рванулся следом и нанес еще один удар. Послышался грохот удара железа о камень, звук сминания стали и хруст костей. Тело прейбенца, все еще сжимая щит, сползло по стене.
  Дис подошел к трупу и посмотрел на него. Затем достал папиросу и закурил. Он уже слышал звуки приближающегося противника. Прейбенцы не теряли бдительности и услышали, как он убивал тыловых караульных. Надо было отдать им должное, они были хорошо подготовленными и дисциплинированными вояками. Но вот к чему они точно не были готовы, так это к бою с экипажем лендтрейна, который в своей жизни с кем только не сражался.
  Дис снял с пояса гранату, выдернул предохранительное кольцо и забросил ее за угол. Затем прислонился к стене и глубоко затянулся. Со стороны приближающихся прейбенцев послышались крики. А затем грохнул взрыв, выбрасывая клубы пыли, осколки доспехов и кровь.
  Дис выдохнул дым, поудобней перехватил пистолеты и скользнул за угол.
  Ему открылась картина полной неразберихи. Отряд прейбенцев, судя по всему, изначально насчитывал пятнадцать человек. Четверо погибло на месте. Еще трое были ранены и опасности не представляли. Оставалось восемь. И все они сейчас пытались выстроиться в подобие боевого порядка.
  Он не стал ждать, пока они закончат.
  'Как-то не очень честно, но зачем терять элемент неожиданности?' - Думал он, нажимая на курки пистолетов.
  Оружие грохнуло четыре раза, и четверо пехотинцев упали замертво. Дис сместился вправо, припадая на колено, выстрелил два раза и метнулся в обратную сторону. Пистолеты сделали еще два выстрела, и наступила тишина.
  Выпрямившись, он спрятал один пистолет в кобуру. Сделав затяжку и стряхнув пепел, Дис достал обойму и принялся добивать ее патронами из поясной сумки. Когда он проходил мимо лежащих тел, один из прейбенцев пошевелился и протянул к нему руку.
  Пуля попала в шею. Невероятным образом она прошла, не задев ни одной артерии. Повредила трахею и перебила позвоночник. Тянущаяся к нему рука тряслась и дергалась. В глазах прейбенца читалась мольба.
  Дис присел и осмотрел рану.
  'Без квалифицированной помощи хорошего медика, он точно не жилец' - Подумал он.
  Даже если ему помогут, и спасут жизнь. Этот солдат навсегда останется немым и прикованным к кровати инвалидом, который всю жизнь будет не способен выразить свою мысль иначе, чем глазами. Еще немного, и его тело полностью ему откажет. Рука, которую к нем тянул прейбенец, двигалась исключительно по остаточному принципу.
  'Да, ты убиваешь. Но если хочешь убить, всегда делай это чисто. Уважай своего противника'.
  Так говорил Даин. А Дис привык делать так, как говорит старый дварф.
  - У тебя есть выбор. Скорее всего, ты умрешь. Тебя спасет только действительно таланливый медик. - Дис затянулся и стряхнул пепел с сигареты - Но даже если ты выживешь, то ты будешь навсегда немым и прикованным к кровати. Ты не будешь способен пошевелить ничем ниже пояса. Тебя ждет жизнь проклятой обузы. Хочешь ли ты такого шанса?
  Для него самого это был веский аргумент. Беспомощная жизнь, полная зависимость от других. У него такая перспектива вызывала только отвращение.
  Дис внимательно посмотрел в глаза солдата. В них стояли слезы. Конечно, он не желал такой жизни. Но он же и боялся умирать. Сжав зубы, солдат сделал усилие и покачал головой. А потом закашлял. Между сжатыми от боли зубами полилась кровь. Рука солдата бессильно опала и перестала его слушаться.
  Затянувшись, Дис посмотрел в потолок и выдохнул струйку дыма. У него было задание. Но он вполне успевал с ним справиться. Своего противника нужно уважать. Так говорит Даин.
  - Не бойся смерти. Поверь мне, там тебя ждет жизнь, достойная той, что ты прожил тут. Так что все в твоих руках. Такова справедливость этого мира.
  С этими словами Дис приставил к его лбу пистолет, но сразу на курок не нажал. Он ждал, как себя поведет раненный солдат. Будет ли он бороться за свою жизнь. Сделает ли невозможное, чтобы доказать, что для него не все кончено. Для Диса это было важно.
  Солдат взвыл от отчаяния. Раздался звук выстрела, и голова прейбенца откинулась назад.
  'В принципе, чего я хотел от обычного солдата?' - Подумал он, стараясь подавить разочарование.
  Дис имел свой, особый, взгляд на мир и на некоторые вещи. Отчаяние и беспомощность для него были чем-то сродни преступлению. Он вырос в мире, где тот, кто сдался - пища для тех, кто сильнее и кровожадней. И лишь встреча с Даином слегка изменила его отношение к подобным вещам. Для Диса экипаж 'Стального Странника' был чем-то вроде семьи и его территории. А он терпеть не мог, когда кто-то покушается на то, что он считает по праву своим.
  Ну ничего. Ему прямо сейчас представиться шанс избавиться от своей злости. Главное - держать себя в руках и не забывать заповеди, которые ему поведал Даин.
  
  
  
  
  Глава 19. Адалрик фон Зест
  
  Адалрик грохнул кулаком по столу. Фишки, которыми обозначались свои и вражеские войска на карте, подпрыгнули заскакали в разные стороны по карте.
  - Ублюдочный старый пердун!
  Собравшиеся офицеры удивленно вытаращили глаза на своего командира. На их памяти, не было ни одного случая, когда герцог позволял себе подобные выражения на публике.
  Фон Зест до треска в костях сжал свою трость. Даин и его странствующий цирк уродцев буквально на глазах рушили все его планы. С тех пор, как старый дварф вступил в бой на стороне защитников крепости, войска Прейбена начали нести просто колоссальные потери. И сейчас командиры на местах сосредоточили все усилия на том, чтобы просто удержать текущие позиции, даже не думая о продвижении вперед. Согласно поступающим в штаб рапортам, отряды 'Стального Странника' появляются в местах, где оборона саберийцев больше всего проминается, контратакуют, и исчезают обратно в глубине крепости.
  - Я почти наверняка уверен, что их немного. Но каким-то невероятным образом, они создают непрерывную и непроницаемую оборону. - Осторожно заметил старший тактик.
  - Конечно их мало. У Даина в распоряжении экипаж одного лентрейна. Они не могут вместить туда дивизию. И он абсолютно точно не оставит свой гигантский поезд без охраны. - Прошипел Адалрик, нервно покусывая кончик перчатки - Надо выяснить, сколько их, и каковы их возможности. Тогда мы сможем переломить ход боя. Пока мы бьемся об их оборону, как слепые котята, ничего не изменится. Мне нужно больше информации, чтобы продумать дальнейшие шаги.
  Герцогу в голову пришла мысль. Он вскочил со своего места, и принялся мерить штабную комнату 'Кронхаммера' шагами.
  - Да, все верно. - Он резко остановился, и обернулся к своим подчиненным - Немедленно выясните, в скольких одновременно точках мы получали контратаки от дварфов, количество бойцов одного отряда и примерную структуру.
  Фон Зест злорадно усмехнулся. Если Даин думает, что он самый умный, то он, Адалрик фон Зест, докажет ему обратное.
  В течении следующих двадцати минут в штабе бурлила организованная деятельность. Принцип командования Адалрика строился на постоянной работе над собой и своими подчиненными. Герцог муштровал всех. От простого солдата до старшего офицера. Он требовал максимальной слаженности и отдачи от каждого. И весьма гордился достигнутыми результатами. Люди в темно-серой форме связывались с офицерами на местах, получали отчеты, сводили их и анализировали. При этом, командование операцией не прерывалось ни на секунду.
  'Я тот, кто создал этот отлаженный механизм. Я признан самым талантливым и многообещающим молодым полководцем на континенте. Я заставлю тебя пожалеть об унижении, которое я испытал при штурме этой чертовой крепости, Даин Железоед!' - Злорадно думал прейбенский командующий.
  Спустя двадцать минут, Адалрик читал предоставленный ему подробный отчет. Из него следовало, что в крепости действовало одновременно три-четыре отряда. Каждый численностью до двадцати бойцов. Судя по отчетам выживших, лендтрейновцы сформировали смешанные отряды. Там точно замечены дварфы и люди. Сказать более точно было невозможно, поскольку все они облачены в полные доспехи. Предпочитают нападать, выстроившись плотным строем. Первыми шли дварфы. За ними, во втором ряду, судя по росту и комплекции, люди. Образуя сплошную стену щитов, они наступают, ведя плотный огонь на подавление. Все, поголовно, вооружены автоматическим оружием. Судя по тому, что попытки использовать гранаты и гранатометы пресекаются заблаговременно, в отрядах присутствуют снайпера поддержки, которые отслеживают и ликвидируют любые подобные угрозы.
  На текущий момент, отрядами Железоеда убито свыше пятиста прейбенцев, и неизвестное количество нежити. В числе уничтоженных числятся два штурмовых взвода. Подтвержденных потерь со стороны 'Стального Странника' нет.
  'Вот оно что' - Подумал Адалрик - 'Старый дварф хитер, ничего не скажешь. Ты не дерешься со мной на открытом пространстве. Только в коридорах крепости, где численное преимущество не играет такой большой роли. Непрерывно перебрасываешь свои отряды из точки в точку, оставляя удержание позиций на саберийцев. Великолепно продумано, для старого кузнеца-маразматика с закидонами.'
  Адалрик знал, что можно противопоставить такой тактике. Нужно организовать атаку в шести или восьми точках. Между каждой из двух должен располагаться оперативный резерв, который сможет развить успех. И либо они порвут оборону саберийцев, либо Даин будет вынужден разбить отряды на количественно меньшие, и тогда они сильно просядут в эффективности, начнут нести потери, и, в конце концов, будут выведены из строя.
  Герцог, довольно улыбаясь, принялся излагать свои план собравшимся. Но его прервали. Дверь в штаб открылась, и на пороге возник Триор.
  - Отличный план, герцог. Вы, как и ожидалось, оправдываете свое прозвище. Жаль, что ваш противник вам пока не по зубам. В противном случае, я бы с удовольствием насладился вашим триумфом.
  - Приветствую столь важного гостя на борту 'Кронхаммера', Король Тишины. - Улыбнулся Адалрик.
  Его лицо сохраняло приятное выражение, но внутренне он негодовал. И пусть ни один жест не давал даже намека на это, фон Зест хотел выхватить пистолет, и разнести безликую белую маску. А потом и само лицо Триора.
  'Как он посмел сказать такое! Да еще и на глазах у моих подчиненных! А этот его холодный тон... От него сказанное еще более унизительно! Клянусь, наступит момент, когда я затолкаю его холодное высокомерие ему в глотку!'
  Триор шагнул через порог. Казалось, стены озарило зеленоватое свечение, едва различимыми бликами отражаясь от лакированных деревянных стен и мебели, играя на бронзовых канделябрах и медалях собравшихся. За ним в помещение вошли трое воинов, которых он раньше не видел.
  - С чего вы так решили, Триор, что Даин Железоед мне не по зубам? - Насмешливым тоном поинтересовался Адалрик.
  Некромант сухо усмехнулся.
  - Я впечатлен, как быстро вы сумели разгадать тактику Даина. Хотя, если быть более точным, не Даина, а одной из его подчиненных, Рэн Хасигавы. Она руководит обороной. Даин решает только особо острые вопросы.
  Брови Адалрика невольно взлетели вверх.
  - Рэн Хасигава? Женщина? Восточница? - Переспросил он.
  - Именно. - Своим безэмоциональным тоном ответил Триор, выбирая себе кресло и присаживаясь.
  Герцог недовольно посмотрел на собравшихся офицеров. Получается, что все это время их дурила одна единственная баба? Да еще и восточница?
  - Я практически уверен, что у войск Железоеда есть резерв. Они ведь отдыхают, чинят броню, пополняют боеприпасы. Так что, думаю, их как минимум в два раза больше, чем вы предположили.
  Адалрик внутренне напрягся. Да, это было похоже на правду. И он этого не учел. Он думал, что Даин максимально напрягает доступные ему силы, чтобы выйти из плачевной для него ситуации. Герцог даже предположить не мог, что в сложившейся обстановке старый дварф мог действовать спокойно и планомерно.
  - Но это не единственный ваш просчет. - Продолжил Триор - Еще одна ошибка в ваших расчетах, это особые бойцы Даина. Если угодно - его особые офицеры. Мы заметили в бою троих из них. Это чрезвычайно опасные воины.
  - Трое бойцов? Вы шутите? Что могут сделать трое? - Раздраженно переспросил Адалрик. Еще не хватало, чтобы его планы ставились под сомнение из-за упущения в расчетах троих офицеров.
  - О, да... Поверьте мне, они весьма и весьма опасны. К тому-же, в бою участвует сам Даин. А он страшный противник в сражении.
  - Командир участвует в бою?
  - Именно. - Казалось, в голосе некроманта проявились эмоции - Именно потому я здесь. Давайте убьем Даина. Мой повелитель щедро наградит вас, если это удастся.
  По штабу прокатилась волна сдавленных вздохов. Адарик откинулся на спинку кресла, оценивающе посмотрев на Триора.
  - Убить одну из самых влиятельных фигур на континенте? Того, кто помог организовать перевооружение Прейбенского королевства? Одного из главных фаворитов моего короля? Вы мне предлагаете самоубийство?
  Даже если на лице некроманта и отражались какие-то эмоции, проклятая маска мешала Адалрику их прочитать. И это преимущество его собеседника раздражало.
  - А вы в том положении, чтобы это обсуждать? - Голос Триора прозвучал для фон Зеста вкрадчиво. Но это могли быть только его впечатления. - Операция уже сильно затянулась. Наверняка на помощь гарнизону движутся войска. И вне всяких сомнений, что у Сбаерийской империи, славной своим непобедимым воздушным флотом, есть в резерве суда, которые смогут быстро доставить подмогу. Даже если вы потреплете или, вдруг, уничтожите отряды Железоеда, то сам Даин и его офицеры помогут организовать оборону, воспользовавшись прибывшими резервами. А что касается Воплощения... Нам точно известно, что оно еще в крепости. Но наши войска застряли, и не могут продвинуться вперед даже на пару метров. Эти обстоятельства вполне могут убедить генерала де Мендос отдать Воплощение на попечение Железоеда. И даже если этого не случиться, то уж точно они воспользуется новоприбывшими кораблями с десантом, и эвакуирует Воплощение на одном из них.
  Адалрик в ответ смог лишь покрепче сжать свою трость, и постараться, чтобы его лицо не выдало бушевавших внутри разума полководца эмоций.
  - Вы пытаетесь дорожить дварфом, который оказал услугу за плату, которую он уже получил. И сейчас этот дварф рушит ваше будущее прямо на ваших глазах. Вы хоть понимаете последствия своего провала? Будет развязана война между Прейбеном и Саберийской Империей. И кому, как не вам, знать, что совладать с имперской мощью Прейбенскому королевству не под силу. Тем более сейчас, когда и так идет война на два фронта, а этот будет третьим. И вместо того, чтобы получить в свои руки силу Воплощения Порядка, вы останетесь ни с чем. Вы так хотите предстать перед своим королем?
  Герцог шумно выдохнул.
  - Я слушаю вас.
  Адалрику показалось, что под своей маской некромант улыбнулся.
  - Я уже сказал. Убьем Даина Железоеда, и крепость тут же падет. Какая вам разница, что будет дальше, если в ваших руках будет Воплощение Порядка - ключ к величайшему могуществу в этом мире?
  В штабе повисла тишина. Казалось, даже звуки битвы остались где-то там, в другом мире.
  - И как мы это сделаем? Мы сейчас не можем даже с их обороной разобраться. Не говоря уже о том, чтобы добраться до Железоеда, которого будут охранять едва ли не лучше, чем Воплощение.
  Некромант подался вперед, и Адалрик готов был поклясться, что сквозь маску стало пробиваться зеленоватое свечение.
  - Это будет не на столько сложно. Даин, в отличии от нас с вами, не сидит в штабе. Согласно дварфийским традициям он лично ходит в бой, разделяя риск смерти со своими воинами. Все, что нам нужно - это воспользоваться вашим планом, но добавить к нему пару штрихов. Помимо прочего, мы атакуем убежище гражданского персонала и семей военнослужащих. В момент, когда нужно будет ввести в бой все их силы в крепости, Даин покажется. И я готов поставить на кон свое бессмертие некроманта, что мы столкнемся с ним именно в убежище.
  Герцог задумался. Убить Даина, получить личную благодарность от верховного повелителя нежити. И отомстить за свою попранную гордость.
  - Но простите, как мы можем пасть так низко и напасть на гражданских. Мы - воины Прейбена, а не мясники! - Возмутился один из присутствующих офицеров.
  Некромант не успел ничего ответить. Корпус 'Кронхаммера' сотрясся от попадания мощного снаряда. Спустя несколько секунд, последовало еще одно.
  - Генерал, нас бомбят из-за пределов крепости! Источник огня обнаружить не удается! - Тут же доложил по громкой связи капитан.
  Третий взрыв потряс воздушное судно сильнее двух предыдущих. Видимо, в этот раз корпус был пробит.
  - А вот вам и ответ. - Триор попробовал изобразить смех. И, знаете, смех некроманта - это жутко. - Если мы не убьем Даина, он убьет нас. Из тех, кто бросал вызов Железоеду, мало кто сейчас топчет землю этого бренного мира.
  От следующего попадания огромный стальной каркас судна, казалось, жалобно застонал. А затем к нему добавилась крупная канонада и бронированный корпус 'Кронхаммера' буквально измочалило.
  - ПВО крепости! Они снова действуют!
  - Уничтожить! - Рявкнул Адалрик.
  Новое попадание неизвестной пушки бросило всех, кто стоял, на палубу.
  - Нижние батареи носовой части уничтожены!
  По спине фон Зеста пополз холодок. Он отчетливо понял, что если его корабль немедленно не отступит, то его просто разнесут.
  - Ваше решение? - Поинтересовался некромант.
  - Будьте вы прокляты! Давайте убьем Даина!
  
  Глава 20. Луиза де Мендос
  
  Луиза смотрела, и не верила своим глазам. Из-за горизонта, оставляя за собой огненный след, один за другим, летели снаряды. Каждый наносил висевшим в воздухе крейсерам ощутимый урон. Так, 'Кронхаммер' получил несколько попаданий и спешно отступил, практически лишившись носовой части, которая сейчас напоминала жестянку для стрельбы.
  'Хесамуту' повезло меньше. Корабль некромантов начал отходить позже, спешно производя высадку десанта. И на нем знатно отыгрались артиллеристы крепостной ПВО. Отлетев от крепости меньше, чем на километр, корабль не смог удержать высоту, и упал, зарывшись носом в землю. Громадный корпус корабля смялся при ударе, после чего сдетонировала часть боезапаса, и 'Хесамут' потрясла серия взрывов. Остатки судна объяло пламя пожара. Ударная волна от столкновения корабля с землей и последующего взрыва заставила трястись почву под ногами. Из обломков стала выбираться уцелевшая нежить.
  - Что это, во имя Святой Девы, было? - Воскликнула она, повернувшись к Хисигаве.
  В ответ Рэн лишь вопросительно посмотрела на нее, и вернулась к плану крепости, над которым склонилась. Одно ее ухо занимал большой наушник, а прямо перед ней стоял микрофон, в который она постоянно отдавала приказы, постоянно переключая волны. Луизу поражали средства связи экипажа лендтрейна. Им такое и не снилось. Благодаря этому, бойцы Железоеда идеально координировали свои действия, всегда были подготовлены ко встрече с противником и моментально реагировали на изменение боевой обстановки. Но сейчас генерала интересовало другое.
  - Что это было, главный тактик Хасигава? - с Нажимом повторила она.
  Рэн снова подняла на нее голову, и пару секунд оценивающе смотрела.
  - Пушка. - Выдала она наконец, и снова вернулась к карте.
  - Пушка? Снаряды летели из-за горизонта. Какая пушка способна стрелять так далеко, точно и быстро? Минимальный разброс, филигранная точность, потрясная мощь. Это явно была не просто пушка!
  В этот раз Рэн даже не подняла головы.
  - Это пушка, построенная моим господином.
  - Расскажите поподробней! Что это за фантастическое орудие? Его действительно построил Даин? Сам сконструировал?
  К Хасигаве подскочил журналист и стал донимать ее вопросами, тем самым вклинившись в их диалог. Луизу это жутко взбесило. Журналисты и без того доставили ей не мало хлопот. Именно под их прикрытием в крепость проникли диверсанты. Она хотел основательно всех проверить, но из-за нападения вынуждена была отпустить. Но, некоторые журналисты и военные корреспонденты пожелали остаться, чтобы получить в свои руки сенсационный репортаж с места событий.
  - Вы мешаете. - Коротко ответила Рэн, рукой отодвинув от себя настырного охотника за информацией.
  - Но вы же можете уделить мне всего пару... - Журналист осекся. В его живот упиралось острие длинного и слегка изогнутого меча.
  'Святая Дева, да они все там долбанутые, на этом лендтрейне. Все немного Даины' - Промелькнуло в голове де Мендос.
  - Господин Феррер, будьте так любезны, не отвлекайте госпожу Хасигаву. Иначе я не могу отвечать за вашу безопасность.
  Журналист, опешив и подняв руки, сделал пару шагов назад. А затем, переведя взгляд на Луизу, решил избрать ее своей жертвой.
  - Госпожа генерал, надеюсь, хоть вы ответите на пару моих вопросов.
  Невысокого роста, щуплый и проворный, Феррер Блас вызывал у нее только раздражение. Особенно его наполовину лысая кучерявая голова с большим носом и маленькими темными глазками.
  - Я слышал, вы сторонница идеалов Лиги Людей. Как вы себя ощущаете, когда обязаны своим спасением нелюдям, которых возглавляет дварф?
  Луизу как будто ударило током. Ей очень захотелось хорошенько вмазать эфесом шпаги прямо промеж его глазенок. Маленькие зрачки темных глазенок, казалось, выискивали в ней место, куда можно побольней кольнуть.
  - Точно-точно... Ведь, насколько я понял, охрану Воплощения тоже доверили Даину... - Изобразив на лице работу мысли, он поднял вверх палец и улыбнулся.
  Де Мендос сжала кулак и приготовилась хорошенько врезать ему, но, пересилив себя, сдержалась. В ее щекотливом положении, ей только скандала с именитым представителем солидного издательства не хватало.
  Журналисты создавали кучу проблем. По хорошему, ей нужно связаться с верховным командованием, и запросить помощи у отдела по морально-этическим вопросам Имперской Армии. Сотрудники этого отдела редко носили форму, предпочитая им обычные костюмы-тройки и стильные плащи. Но один визит этих ребят в издательство мог быстро и просто решить вопрос с любой информацией, которая имеет отношение к грифу 'Секретно'. А так как в ее крепости сейчас Воплощение, то в их силах оставить всех журналюг, побывавших сегодня в Виндерстадской крепости, без сенсационных репортажей. Вот только сейчас ей ну совсем не до этого.
  - Прикрой свой рот, Блас.
  - Вы мне угрожаете? - Насмешливо поинтересовался он, явно провоцируя ее на выплеск эмоций.
  Блас - абсолютно бессовестный и беспринципный журналист. Он готов на любую подлость, только чтобы получить желаемое. А желал он всегда сенсационного материала. И ему было глубоко плевать, что он выводил из морального равновесия командира в разгар битвы. Главное для него было только получить свое.
  Дверь в штаб распахнулась. На пороге возник Железоед. Доспехи, в которых он заявился, выглядели еще более массивными, чем те, в которых Луиза видела его ранее. В них он казался просто неуязвимым. Следом за Даином в штаб зашли трое дварфов-стрелков с автоматами.
  - Господин! - Рэн тут же бросила все дела, и припала на колено.
  - Во имя Морадина, прекрати уже. Не до твоих церемоний. - Проворчал старый дварф, подходя к тактическому столу и даже не глядя по сторонам. - Но ты молодец. Мы знатно их потрепали. Бьюсь об заклад, Адалрик сейчас исходит желчью, зализывая пригоревшую задницу на борту своего дырявого крейсера.
  Луиза увидела, что его доспехи забрызганы кровью и маслянистыми пятнами, а также все покрыты следами от попаданий.
  - Господин, я благодарна за похвалу. Но я категорически против того, чтобы вы сражались на передовой. Вы слишком ценны, чтобы рисковать жизнью. - Рэн снова вернулась к карте, но вела себя совершенно по-другому. Черты лица разгладились, голос стал мягче.
  - Как их командир, я обязан вести их в бой. Особенно потому, что эта война - не наша. И подвергая их риску, я должен этот риск с ними разделить. - Железоед склонился над планом вместе с Рэн, изучая обстановку.
  Блас, как будто гиена, почуявшая свежую добычу, тут же вперил взгляд в дварфа.
  - Прошу прощения, мы обязательно возобновим прерванную беседу, госпожа генерал. - Произнесла акула пера, устремляясь в сторону Даина.
  - Господин Даин! Какая честь с вами познакомиться! - Елейным голоском воскликнул журналист, приближаясь к тактическому столу.
  Даин поднял голову и посмотрел на говорящего.
  - Что надо? - Коротко поинтересовался он.
  - Я восхищен вашим гением, и хотел бы задать пару простых вопросов. Ну, вы понимаете, мне бы хотелось осветить вашу личность в газетах. - Блас расплылся в самой дружелюбной из своих улыбок.
  - Я занят. - Отмахнулся от него дварф.
  - Но господин Даин! Всего минута вашего времени! - Не унимался журналист.
  Железоед искоса посмотрел на Бласа. В этот момент, один из дварфов-стрелков подошел к Ферреру и, взяв его за плечо, с легкостью оторвал от пола. Блас заверещал и смешно задрыгал ногами. А дварф, не церемонясь, просто вынес вопящего от боли и негодования Феррера за порог.
  - Убери от меня руки, грязный недочеловек! - Заверещал Блас.
  Дварф, ни капли не церемонясь, просто уронил вопящего Феррера на пол. Тот грохнулся, как мешок с костями, и принялся материть всех нелюдей и конкретно того, который только что его вышвырнул из штаба.
  - Зачем вы допускаете в помещение, где решаются важные стратегические вопросы, посторонних? - Даин снова вернулся к плану крепости. Вопрос, который он произнес, был адресован Луизе.
  Генерал вздохнула, собралась с мыслями и заняла место у стола рядом с Даином. По какой-то, непонятной ей причине, Луизе требовалось прилагать усилия, чтобы сохранять лицо и держаться с Железоедом на равных.
  - Имперский указ о свободе информирования требует допускать аккредитованных журналистов к освещению военных действий, если это не касается вопросов государственной тайны.
  Даин фыркнул.
  - Абсолютная глупость. Такой тип людей, как этот журналист, способен только наживаться на том, чтобы подавать информацию под выгодным для них углом. - Латная перчатка Даина ткнула в план - Здесь. Если они ударят здесь, то мы можем лишиться доброй трети замка.
  Де Мендос посмотрела, куда указывал толстый палец дварфа. Это был переход в восточное крыло. Длинный коридор, который был единственным путем в ту часть замка. Действительно тонкое место. Если они закрепятся там, то отбить восточную сторону будет проблематично. Пара взводов с пехотными орудиями могут удерживать позиции по ту сторону едва ли не вечно.
  - Да, но какую выгоду им это даст? Восточная сторона крепости изолирована. Наши люди уже покидают то место. Конечно, они могут там закрепиться. Но развивать наступление с того направления они уж точно не смогут. Мы просто заткнем легкими орудиями свою сторону, и переварим любое количество противников. - Луиза не сразу поняла, какую ловушку ей подстроил Даин.
  Даин почесал подбородок. Латная перчатка взъерошила длинную седую бороду.
  - А ничего, что в том крыле ваши солдаты, во главе с Джерардо, охраняли что-то? Ну, или кого-то...
  Луиза прикусила губу.
  - Девочка, где Мэйт? - С нажимом поинтересовался у нее дварф - Я даже близко не допускаю, что она все это время сидела, охраняемая одним рыцарем и несколькими солдатами, в практически пустом крыле.
  Де Мендос вздохнула. Выбора не было. Но говорить дварфу, где прячется де Лаури, она не хотела. А потому решила ответить уклончиво.
  - Ее там нет. Комната - пустышка. Приманка. Чтобы враг искал ее там. А у Джерардо приказ - отступить, если станет слишком опасно. Так мы решили ее обезопасить.
  Дварфы в помещении дружно прыснули. Даже практически невозмутимая Хасигава спрятала улыбку в кулаке. Даин же впился в нее тяжелым взглядом.
  - Морадин, забери меня! Ты хоть понимаешь, к каким последствиям мог привести этот твой гениальный план, будь на месте Адалрика и Триора менее сообразительные командующие?
  Девушка непонимающе посмотрела на Железоеда. Она действительно не могла понять, почему старый дварф так взъелся на нее.
  - Дурочка, ты не понимаешь, что единственное, что сдерживает их от таких двух радикальных решений, как разбомбить крепость к чертям, или потравить здесь все газом - это непонимание, где ты спрятала де Лаури? Если ты действительно не смогла додуматься до такой очевидной истины - то ты просто малолетняя идиотка, которая не наигралась в войнушку в детстве, и которой папочка обеспечил сначала пост командующего приграничной крепостью, а потом возможность охранять самого значимого человека во всей вашей хваленой империи. Да что там в империи! Возможно, важнее ее нет сейчас никого на этом свете!
  Внутри Луизы всколыхнулись гнев и обида. Даин одним махом прошелся по всем ее самым болезненым комплексам, и расковырял каждый из них. Она мигом потеряла все самообладание.
  - Как вы смеете так разговаривать с генералом?! - Возмутился один из присутствующих офицеров, молодой холеный мужчина, на лице которого красовались жидковатые бакенбарды.
  - А ты заткнись! - Рявкнул на него Даин, развернувшись к говорившему и пригвоздив его к месту одним взглядом - Вы за свою гордость и идиотизм платите жизнями ваших же солдат! И если бы не наша помощь, то сейчас в этом штабе сидели бы Адалрик с Триором, празднуя свою победу, и воспеваю оду вашему идиотизму!
  - Ты думаешь, что я поверю старому, маразматичному дварфу, который приехал в мой замок, чтобы демонстративно потрясти своей значимостью перед нашим носом?! - Закричала на него в ответ Луиза - Дварфу, который трусливо сбежал в самом начале боя, и вернулся лишь тогда, когда мы уже приняли на себя основную тяжесть удара? Ты, трусливый нелюдь-коротышка, смеешь упрекать меня?!
  Луиза понимала, что ее понесло. Но остановиться не могла. Ей хотелось наговорить Даину как можно больше всего обидного, чтобы он почувствовал, как его слова задели ее, и испытал такое же унижение.
  - Ты должна была отдать мне Мэйт, когда я просил о этом. - Указательный палец Даина ткнул ее в грудь, и она почувствовала боль даже сквозь кирасу. Девушка непроизвольно отшатнулась. На мгновение ей показалось, что Даин нависает над ней, что физически было невозможно, он был ниже ростом. - Мы бы спокойно забрали ее и отвезли в место, указанное вашим императором. А ты сохранила бы людей, крепость и свое гребанное достоинство нетронутыми. Адалрик просто прошел бы мимо твоего уютного гнездышка самовлюбленных расистов, чтобы догнать меня. Но вместо этого ты решила показать характер, и сейчас твой гарнизон на грани уничтожения, крепость вскоре будет захвачена, а какой-то щуплый журналистик уже готовит статью о том, как бравую генерала спас от полного разгрома дварф на лендтрейне. Ты этого хотела?
  Девушка не выдержала и обхватила пальцами эфес оружия. Хотя выхватить его так и не решилась. Даин даже не пошевелился, но все ее инстинкты закричали об опасности.
  - Пошел ты, мерзкий нелюдь! - Только и смогла выдавить из себя девушка.
  - Ты... - Даин еще раз ткнул в нее пальцем, а затем повернулся к другим собравшимся.
  - Ты, ты и ты. - Он поочередно указывал на офицеров в помещении. - Все сидите в штабе и командуете. А ваши солдаты стоят на смерть. Их кровь - плата за ваше честолюбие. Врагов больше, они лучше тренированы и вооружены. А еще за них воюет нежить. И уж это страшный противник. На данный момент армия Молчаливых Городов, пожалуй, одна из сильнейших на континенте. А они все равно бьются с ними. Потому что их командир так приказала. Она пожертвовала своими солдатами, чтобы ее уязвленное эго могло спать спокойно. Конечно, ведь она не отдала Воплощение Порядка спесивому старому дварфу. Великое достижение!
  Луиза стояла с полыхающим лицом. Ее трясло от гнева, хотя остатки здравого смысла где-то в глубине сознания шептали, что Железоед, по большему счету, прав. Что она должна была связаться с отцом, и озвучить пожелание Даина.
  - Они солдаты-саберийцы! Подданые Саберийской Империи! Их долг, как имперских воинов - биться за свою родину! И, если того потребуют обстоятельства - отдать за это жизнь! - Громко возразил ему один из указанных офицеров, горделиво выпятив грудь.
  Старый дварф смерил этого офицера взглядом, и презрительно сплюнул.
  - Они обязаны отдавать жизнь за свою родину, защищая свои семьи и других подданых империи. А не дохнуть за вашу пустую гордыню. И если ты считаешь, что сейчас они гибнут за родину, то ты говно, а не офицер.
  Глаза саберийца сузились, а на скулах заиграли жвалки.
  - Закрой свой поганый рот, нелюдь! - Воскликнул он.
  - А ты заткни.
  Офицер выхватил пистолет, и наставил его на Даина. На удивление, никто из подчиненных Железоеда даже не дернулся, чтобы защитить его.
  - Что, твои зверинец так и будет стоять и смотреть, как на их командира наставляют оружие? - Оскалившись, спросил офицер.
  Луиза понимала, что должана их остановить. Даин - ее союзнико в этом бою. И для их выживания необходимо, чтобы он таковым и оставался. Нужно было проглотить оскорбления Железоеда. Нужно отдать приказ зарвавшемуся капитану убрать оружие. Нужно было...
  Но она не могла. Она, как завороженная, смотрела на происходящее, словно зритель в театре, полностью поглощённый разыгравшимся представлением. Часть ее хотела, чтобы офицер спустил курок, и всадил дварфу пулю прямо промеж глаз. Другая часть вопила, что нужно прекратить этот хаос.
  А еще внутри нее некий слабый голос говорил, что Железоед прав. Что нужно принять его слова, как истину, и измениться. Ведь он уже не раз доказывал, что много достиг, и к нему стоит прислушиваться. За время пребывания в крепости, он ни разу не ошибся.
  Но, увы, этот голос был слишком слаб.
  - Они должны охранять меня от реальных убийц, а не от безобидных напыщенных идиотов. - Спокойной произнес Даин, делая шаг к капитану.
  - Я тебе башку прострелю! - Воскликнул тот.
  - Ты действительно думаешь, что моим доспехам страшен этот пугач? - Поинтересовался дварф, неуклонно приближаясь к оппоненту.
  Напряжение нарастало. Все были заворожены этой картиной. Даже командант, который в иной ситуации немедленно вмешался бы, ничего не делал, просто наблюдая со своего места. Это была дуэль силы воли и стойкости духа. Дуэль, победитель в которой был уже определен.
  Капитан выстрелил. Раз, второй, третий. Он стрелял, пока не опустела обойма. И ни разу не попал в голову дварфа. Хотя расстояние между ними было всего несколько шагов.
  Даин преодолел разделявшее их расстояние, пока офицер стоял, дрожа от страха, а затем ударом снизу вверх заставил бедолагу согнуться пополам и блевануть.
  В штаб ворвались караульные, но Луиза остановила их, молча вскинув руку в предупреждающем жесте. В помещении повисла тишина, нарушаемая лишь звуками боя.
  Первой эту тишину нарушила Хасигава.
  - Господин, вы считаете, это было разумно? Они - наши союзники. А их устои - это исключительно их устои. В конечном итоге, у нас одна цель - защитить Воплощение Порядка.
  Даин недовольно крякнул.
  - Морадинова задница, да какие они, к демонам, союзники? Вставляли нам палки в колеса, предложили коллективное самоубийство в обороне крепости, спрятали от нас Мэйт. Будь моя воля - я увез бы девчушку от всех этих идиотов! Но я обещал Фердинанту, что помогу уберечь ее в Империи. И теперь мы рискуем своими задницами из-за их идиотизма! Да таких союзников впору врагу отдавать, чтобы они ему помогали!
  Луиза выслушала последнее возмущение дварфа. Но вместо того, чтобы рассердиться еще сильнее, ее начала мучать одна странная мысль: Даина вообще не смущает, что он говорит в таком тоне о людях в их же присутствии?
  - Из всех присутствующих саберийцев, союзник мне вот он один. - Палец в латной перчатке указал на Жименеса, который от неожиданности аж подпрыгнул на месте - А все остальные - они... да пес знает, как их назвать то...
  Железоед махнул рукой, сокрушенно качая головой. Казалось, старый дварф выпустил пар, и все присутствующие имперцы дружно выдохнули. Де Мендос в очередной раз поразилась тому, какой силой духа обладал Железоед.
  Треск рации вернул всех к реальности. Ожила рация, которую бойцы Даина забрали у мертвых диверсантов.
  - Даин, я знаю, что ты меня слышишь. Конечно же, ты ведь предпринял такой очевидный шаг, как забрать у диверсантов средство связи, чтобы прослушивать наши каналы.
  Голос говорившего был полностью лишен эмоций. В штабе как будто повеяло могильным холодом.
  Железоед посуровел, и подойдя к столу, схватил передатчик.
  - Что тебе нужно от меня, Триор? - Поинтересовался он леденяще-спокойным голосом.
  - О, всего лишь мелочь. Я знаю, что ты все равно меня не послушаешься, но давние обязательства между тобой и моим повелителем требуют, чтобы я все озвучил это... - Говоривший на секунду замолчал - Уходи из крепости. Оставь нам Воплощение, и уходи. И, даю слово, что мы простим тебе весь нанесенный тобой ущерб. И я даже закрою глаза на то, что мой флагман превратился в груду бесполезного металлолома. Уходи, Даин. Или простишься с жизнью.
  Луиза замерла. Казалось, даже ее сердце перестало биться. Она готова поклясться, что аналогичные эмоции испытали все саберийские офицеры. Даже капитан, всего пару минут назад стрелявший в Железоеда, и теперь никак не могущий отдышаться от своей блевотины. Де Мендос вдруг остро почувствовала, что по всей крепости воняет битвой и смертью. Все саберийцы четко понимали, на сколько заманчиво предложение, поступившее от этого Триора. И на месте Даина любой из них принял бы столь щедрое предложение - променять перспективу подохнуть, защищая чужую крепость, на триумфальное отступление под аплодисменты врага.
  - Ха-ха-ха! Аха-ха-ха-ха! Триор, трухлявый ты молокосос! Ты лично командовал своим корытом?! Как тебе мой сюрприз? Понравился привет от 'Стального Странника'? Я назвал эту малышку - Длань Странника. Звучит, конечно, немного напыщено... Но мне нравится.
  Первой челюсть отпала у Луизы. Она окончательно перестала понимать, что происходит.
  - Как всегда, напыщено до невозможности. - Спокойно ответил Триор - За столетия жизни мозгов ты не приобрел. Но вот хваленого гонора в тебе на всех дварфов Железных Холмов. Так каков твой ответ, Даин Железоед?
  Даин хмыкнул. Его глаза блестели от охватившего его боевого азарта.
  - Когда я с тобой закончу, Триор, тебе придется заново научиться срать, чтобы достать свою занюханную маску из собственной задницы!
  - Ты умрешь в этой крепости, Железоед.
  
  Глава 21. Даин Железоед
  
  Даин отбросил микрофон, и надел шлем. Некромант бросил ему вызов. Триор прекрасно знает, что он не согласится отступить. Так же, как он знал, что на лендтрейне недостаточно сил, чтобы добыть победу для саберийцев. А значит, некроманту нужен именно она, Даин. Однозначно, в рукаве Триора есть козырь. Но откуда. У самого Триора кишка тонка создать что-то, представляющее для него опасность. Видимо, не обошлось без Влада... Истинный Бессментный решил заявить свою позицию в этой игре. И первым шагом, очевидно, обозначил захват Воплощения, и устранение его, Даина. Какая короткая и очевидная партия.
  'Что же ты мне приготовил, Влад?' - Задумался дварф.
  - Мой господин, вы же понимаете, что он провоцирует вас? - На всякий случай уточнила Рэн.
  - Конечно понимаю. - Проворчал он в ответ.
  - И вы, конечно же, останетесь в штабе, чтобы заменить меня... - Начала Хасигава, заведя привычную шарманку о необходимости хранить его, Даина, дражайшую жизнь.
  - И я собираюсь найти этого трухлявого ублюдка. А когда я запихаю ему его маску в задницу вслед за руками и ногами, то у меня к нему будет несколько вопросов. - Прервал он ее.
  Даин почувствовал, что саберийцы вокруг начали заново дышать. Как будто сами стены замка вздохнули. Его охватило чувство брезгливого раздражения. Что это за вояки, которые то тычут стволом пистолета в лицо, то молятся, чтобы он не свалил из крепости, отозвав своих солдат? Воин должен отвечать за свои слова.
  Рэн же, напротив, только сокрушенно покачала головой. После чего принялась одевать шлем.
  - Ты чего это удумала? - Скептически поинтересовался у нее Даин.
  - Отговорить вас все равно не получится. Так хотя бы присмотрю за вами.
  Железоед раздраженно хлопнул ладонью по столу, от чего столешница, жалобно хрустнув, пошла трещинами.
  - Ты мне брось это! - Рявкнул он - Твое дело - шевелить мозгами в твоей симпатичной головке, и руководить битвой. А я хочу душу отвести на этих придурках.
  Люди вокруг них наблюдали за их перебранкой, напрочь позабыв даже о необходимости отдавать приказы и следить за боевой обстановкой. Даин бы таких вышвырнул к чертям. Вот Хасигава, например, даже сейчас внимательно улавливала все доклады, поступавшие по связи.
  - Но почтенный, она права. - Вмешался Торди, один из двух стрелков, которые пришли с ним в штаб. Вы же понимаете сами, что некромант припас по твою голову что-то. Так вы Рэн слушаетесь хотя бы иногда. А то больше рядом никого нет, чтобы вас угомонить.
  Даин окинул взглядом сначала дварфов, а потом посмотрел на Рэн. Восточница стояла, скрестив руки на груди, и вперив в него твердый взгляд.
  - Воспитал на свою голову... - Вздохнул он.
  - Возьмете с собой Ямию? - Предложила Хасигава.
  - Да. Пусть страхует меня. - Отмахнулся от нее Железоед, прекрасно понимая, что даже если он откажется, Рэн на свой страх и риск все равно скажет Ямии присматривать за ним. И той будет вдвойне неудобно выполнять свой долг, попутно маскируясь от него самого.
  На самом деле, Даину было приятно, что его подчинённые заботились о нем, как настоящая семья. И потому он не хотел, чтобы кто-то из этой семьи сегодня пострадал.
  На заднем фоне пришла в себя Луиза, и едва ли не пинками принялась наводить порядок в штабе, требуя у всех вернуться к своим обязанностям.
  - Генерал. - Окликнул он ее.
  Де Мендос обернулась к нему, и на ее лице отразились смешанные эмоции, от благодарности до готовности скормить ему его же подкованные ботинки.
  - Я подарил тебе этот пистолет. - Он указал на кобуру с подаренным оружием - Потому что ты повела себя, как настоящий командир. Сегодня я готов забрать у тебя этот пистолет. Верни мое доверие, и оправдай свою фамилию. Поступай, как достойный командир.
  Луиза скривила губы, и принялась отстегивать кобуру.
  - Мы нуждаемся в вашей помощи. Но я не намерена терпеть от вас унижение за унижением.
  С этими словами она бросила оружие на стол. Даин вздохнул, и, надев шлем, направился к выходу из штаба. На самом пороге его остановил шквал радисообщений. Командиры всех передовых отрядов передавали о массированной атаке противника.
  - Их сотни! Мы не можем удерживать позиции! Необходимо срочное подкрепление!
  - Кто ни будь! Помогите нам!
  - Мы не можем удерживать их!
  Даину ничего не нужно было объяснять. Триор и Алдарик намеренно шли на жертвы, чтобы прорвать их оборону. Они догадались о тактике, которую использовала Рэн, руководя действиями контратакующих групп. Но Рэн не была бы столь выдающимся тактиком, если бы не подготовилась к такому варианту развития событий.
  Железоед посмотрел на Хасигаву.
  - Я подключу вторую линию резервов. Но необходимо будет отозвать с полей команду бронемашин для охраны лендтрейна. И нужно вернуть Диса, независимо от того, вытащил ли он отряд Джерардо. - Тут же отчиталась Рэн.
  Даин кивнул, соглашаясь.
  В их разговор вмешалась Луиза.
  - Они атаковали пост, охраняющий убежище с гражданскими и семьями солдат! И у нас нет резервов, чтобы их поддержать!
  Это было плохо. Однозначно, данный план предложил Триор. Он был гениально прост. Если они вырежут семьи солдат, то оборона будет морально уничтожена. Солдаты попросту перестанут слушать командиров. Еще бы, лишиться жены и детей...
  - Триор, ты точно не переживешь эту ночь! - Прорычал Даин.
  - Прикажи Тордеку и парням выдвигаться. Пора проучить этих ублюдков. А Барику скажи, чтобы сворачивали орудие. Возможно, нам придется экстренно удирать. - Распорядился старый дварф, обращаясь к Рэн.
  Даин тоже припас пару сюрпризов. Первым сюрпризом оказалась Длань Странника, активно-реактивная пушка, занимавшая целый вагон и способная радовать противника трехсотпятидесятимиллиметровыми снарядами на огромном расстоянии и с умопомрачительной для пушки скорострельностью. Именно это орудие обстреляло воздушные крейсера нападавших. А вторым сюрпризом для нападавших будет Тордек и его команда бойцов в экзоброне. Тяжелая пехота нового поколения в механизированных латах, работающих на магматическом ядре. Этот сюрприз они на долго запомнят.
  Рэн кивнула, все понимая. И принялась быстро раздавать команды. Даин невольно улыбнулся. Когда эта девушка была так сосредоточена, она становилась восхитительной, сама того не замечая.
  - Торди! - Рявкнул он, и дварф справа от него тут же вытянулся - За то, что поддержал Хасигаву, пойдешь со мной. Собери всех, кого сможешь. Мы выдвигаемся на защиту гражданского населения крепости. Уверен, что Триор там для меня припас сюрприз. Негоже заставлять его ждать.
  
  
  Глава 22. Абигайл Альварес
  
  Абигайл шла по коридору, облаченная в запасной комплект лат. После того, как дварфы ее спасли, они на скорую руку ее подлатали и вкатили обезболивающего. Плюс к этому, какую-то дрянь, от которой создавалось ощущение, что ее кровь разносит по телу металлическую стружку. Но, на удивление, ей сильно полегчало. Все признаки перерасхода маны немедленно отступили. И даже залитый кровью глаз начал проясняться.
  В итоге, она была немного глуховатой и подслеповатой на один глаз, но способной худо-бедно драться. В рыцарской оружейной она быстро сменила броню и вооружилась. Когда рыцарь посмотрела, что осталось от старых лат, то едва не зашлась истерическим смехом. Некогда прекрасный доспех выглядел, как кучка металлолома. Ей пришлось сменить даже поддоспешник.
  Переодеваясь, Абигайл посмотрела на себя в зеркало, и увидела в отражении осунувшуюся девушку, всю в бинтах и синяках. Да, вот тебе и славный имперский рыцарь. Она потеряла всех свой людей. И сама чудом выжила. К своему стыду, она начала плакать. Сначала неуверенно, стараясь подавить наворачивающиеся слезы. А потом ее прорвало, и она изошлась в истерике, с диким криком и воем выплескивая пережитый ужас.
  Капитан постаралась выбросить из головы эти мысли. Она обходит позиции солдат. Потому должна выглядеть сильной и уверенной в себе. Как выяснилось, для многих она была едва ли не героиней. Солдаты видели, как она билась в окопах. А дварфы пересказали ее бой в переулке, приврав с три короба.
  Этим бородачам, казалось, было все не по чем. Они смеялись, улыбались и подкалывали друг друга, активно стебя товарищей, самих себя, саберийцев и пребенцев. Но больше всего доставалось нежити. Казалось, их вообще не волновало, что идет бой и их могут убить в любой момент.
  Хотя, на счет последнего, она даже сомневалась. Настолько страшными оказались в бою солдаты лендтрейна.
  Ее спас смешанный отряд из пятнадцати бойцов. Среди них оказались дварфы, люди, фури и она даже видела одного эльфа. Дварфы являлись бойцами первой линии. Пять линейных пехотинцев в тяжелой броне, с мощными щитами и коротконосыми автоматами. И еще пять дварфов с большими автоматами и в специфической броне. На левой руке и левой ноге располагались увеличенные в размерах бронепластины, так что дварф, занимая позицию для стрельбы, получался прикрытым своеобразным щитом. Весила их экипировка, по самым скромным прикидкам, не один десяток кило. И она представления не имела, как они в ней таскались. Но защита была просто восхитительной. Их вообще не брало никакое стрелковое оружие.
  Люди играли роль стрелков третьей линии, ведя огонь поверх строя. Их латы были менее массивными, но тоже выделялись на фоне окружающих. У Абигайл создалось впечатление, что даже ее броня под действием литании давала меньше защиты. Они использовали автоматы, схожие с штурмовыми, но если у штурмовиков они дополнительно оснащались гранатометами, то у стрелков были щитки и увеличенный магазин.
  Фури же были либо медиками, либо снайперами.
  От размышлений, в которые она погрузилась, пока автоматически улыбалась солдатам и похлопывала их по плечам для ободрения, ее отвлек звук частой стрельбы неподалеку, позади нее. Она как раз только что прошла этот пост.
  Девушка тут же рванулась обратно, на ходу опуская забрало шлема и готовясь к бою.
  Как только она выскочила к месту, где солдаты обустроили баррикады, то тут же поняла, что происходит. Это была атака. И не очередная попытка просто сдвинуть их оборону, а полноценный штурм.
  Саберийцы повжимались в укрытия, периодически высовываясь и постреливая. Весь коридор перед ними заволокло дымом, из которого скрытый дымовой завесой противник вел огонь на подавление.
  Абигайл сразу поняла, какого плана придерживались прейбенцы. Он был прост и понятен. Под прикрытием дымов линейная пехота и штурмовики подходят к баррикадам и либо закидывают их гранатами, либо навязывают ближний бой, в котором преимущество будет у прейбенских штурмовиков с их компактными пистолет-пулеметами, которые позволяли вести беглый огонь с одной руки, оставляя вторую свободной для щита.
  - Лейтенант! - Позвала рыцарь, пытаясь понять, где старший офицер.
  - Здесь!
  Искомый лейтенант лежал, вжавшись в кучу, состоящую из вывороченных камней, которыми раньше был мощен пол, остатков мебели и мешков с песком.
  Абигайл выставила щит, и под его прикрытием быстро перебежала через простреливаемый коридор.
  Достигнув цели, она оценила обстановку.
  Взвод окопался в проходе метров шесть шириной. Потолки здесь опускались до уровня трехметровой высоты. Это позволяло хотя бы не переживать, что издалека прилетит граната прямо за укрытие.
  Коридор, который они охраняли, был порядка тридцати метров в длину. Вдоль стен тянулись глухи комнаты. Там раньше были небольшие склады общего назначения, где хранили всякую утварь, швабры, ящики и прочий скарб, которым либо пользовались каждый день, либо планировали вот-вот воспользоваться, чтобы не бегать за ним в другую часть замка.
  - Гады, через дым идут. - Проворчал лейтенант через маску офицерского шлема со встроенным противогазом. Клапан пока был открыт, так лучше дышалось, и газом их, вроде как, пока не травили.
  - Да. - Кивнула Абигайл - много их там?
  Лейтенант махнул рукой автоматчику у противоположной стены. Тот кивнул, высунулся, дал короткую очередь и тут же спрятался. В ответ на баррикаду, за которой он скрылся, обрушился град пуль. Лейтенант тут же высунулся со свой стороны и быстро опустошил треть магазина, после чего нырнул обратно.
  - Да непонятно. - Коротко ответил он - Сначала дым пошел, потом из дыма стали стрелять. Я даже толком понять не могу, кто там к нам идет.
  Да, ситуация не из приятных. Противник явно намеревался прорваться.
  - Подмогу вызвали?
  - А то! Первым... Эх! - лейтенант метнул за баррикаду разрывную гранату. - Первым делом и вызвали!
  - А где пулеметный расчет? - Поинтересовалась рыцарь - Можно было бы неплохо заткнуть коридор.
  Лейтенант в ответ лишь выругался и, не глядя, ткнул рукой куда-то за спину девушки.
  Абигайл обернулась и увидела, что за третьим, последним рядом баррикад, на бруствере валялся искореженный пулемет с разнесенным в дребезги бронещитком и безголовым телом пулеметчика.
  - Ааа... Это кто его так? - Растеряно спросила она.
  - Капитан, спросите что полегче. - Огрызнулся лейтенант - Я сказал же, что не видел, кто нас атакует. И вообще, может вы делом займетесь? Подмога будет непонятно когда. И ваша помощь сейчас была бы очень кстати.
  - Неизвестно когда? - Переспросила Абигайл.
  Перед бруствером взорвалась граната, не долетев метров пять. Рассеянная препятствиями и многократно отраженная, взрывная волна легкой дрожью прошлась по телам обороняющихся.
  - Ага... - Лейтенант быстро высунулся и пальнул, а потом спрятался обратно.
  - Почему?
  - Потому что такое дело на всех оборонительных позициях. Противник реализует численный перевес и атакует по всему фронту. Кому и когда помогут - непонятно. Но в первую очередь там, где раньше треснет. А, как вы понимаете, это означает, что претендовать на помощь мы сможем только тогда, когда большая часть из нас уже отправится к Святой Деве под крыло.
  'Ладно.' - Подумала девушка, собираясь с силами. Для начала нужно было избавится от дымовой завесы. Как маг, она была так себе. Но один способ был.
  Абигайл принялась читать литании. Сперва укрепления. Не хотелось помереть, словив случайную пулю. Пулемет они смогли разнести, значит и доспехи могут пробить.
  Затем она принялась за атакующее заклинание. Клинок меча в ее руках начал светиться, и его окутали небольшие языки пламени.
  - Разруби моих врагов! - Завопила Абигайл конец заклинания, вставая в полный рост и взмахивая оружием.
  Огненная дуга сорвалась с меча и пролетела через коридор, разгоняя дымную пелену, пока не наткнулась на препятствие.
  Этим препятствием оказался прейбенский штурмовик. Остроконечная каска с металлическим забралом, в которое был встроен противогаз. Массивная кираса, поножи, щит и пистолет-пулемет. Да, сомнений не было, это был штурмовик. Точнее, штурмовики. Да и кого там только не было, если уж на то пошло.
  Огненная атака рыцаря разнесла щит и оставила глубокую рану через все тело прейбенца. Тот упал на пол, но его место тут же занял другой. Шеренга продолжила шагать вперед.
  На Абигайл обрушился целый шквал пуль. Некоторые ощущались достаточно болезненно. Девушка быстро разглядела в задних рядах нежить с тяжелыми винтовками.
  А затем ее щит пробило навылет.
  Девушка рухнула, как подкошенная. Пуля прошла мимо тела, оставив солидную дырку в усиленном магией щите.
  - Какого черта?! - Воскликнул лейтенант, высовываясь, чтобы осмотреться. И чуть не поплатился головой. Пуля прошила верхушку шлема, чудом не задев его голову.
  Абигайл лежала за баррикадой, смотря на дыру в щите и боясь подняться. Когда она падала, то успела краем глаза рассмотреть того, кто в нее стрелял. Стрелявшим оказался рыцарь. Латы, округлый шлем, напоминавший формой кастрюлю. Выпуклые латы. В руках он держал револьверную винтовку, к стволу которой был приточен солидного размера байонет.
  И эта винтовка прошила рыцарский щит с первого попадания. Что за чертовщина?
  - Что это вообще было?! - Прокричал ей оглушенный лейтенант, тряся головой.
  - Не знаю. - Ответила она - Какой-то рыцарь с винтовкой. Я таких раньше не видела.
  - Понятно! Их там плотная толпа за щитами! Стрелять считай бесполезно! Дойдут и затопчут! Нужно по ним из гранатомета шарахнуть!
  Офицер продолжал кричать. Видимо, когда пуля попала в шлем, ему повредило барабанные перепонки.
  Лейтенант знаками показал, чтобы готовили тяжелое оружие. Расчет гранатомета сразу все понял, и принялся снаряжать оружие.
  Когда все было готово, солдаты окрыли огонь, чтобы отвлечь противника. Абигайл аккуратно высунулась из-за каменного бруствера, выставив перед собой целую часть щита, и принялась стрелять из пулемета.
  Пространство между нападавшими и обороняющими наполнилось плотными потоками свинца. Воздух быстро заволокло дымом оружейного пороха, летели искры от выстрелов. Их же высекали из камня и металла пули. Грохот от стрельбы наполнил коридор, оглушая.
  Потери с обоих сторон начали быстро расти. Плотный огонь по видимым целям давал результат. Наступавшие прейбенцы и нежить были хоть и за щитами, но шли по коридору практически в полный рост. И пули либо пробивали щиты, либо находили бреши в этой защите. Вгрызаясь в плоть, они забрызгивали все вокруг кровью. Тела падали на землю, и через них тут же перешагивали идущие позади.
  С другой стороны, саберийцы были укрыты за баррикадами, и представляли из себя куда менее удобные цели. Но вражеские пули с завидной регулярностью находили их. И тогда солдаты либо утыкались лицом в баррикаду, либо откидывались назад, выбрасывая фонтанчик крови из простреленного шлема. Страшнее всего были попадания тяжелых винтовок нежити и рыцарей. Голову просто разносило, и шлем от них совершенно не спасал.
  Эта вакханалия длилась недолго. Гранатометчики заняли позицию для выстрела, и в нужный момент стрелок высунулся из-за укрытия. Его прикрыл своим щитом линейный пехотинец.
  Но выстрела гранатомета не последовало. Сквозь звуки боя Абигайл услышала тот самый выстрел револьверной винтовки. Она инстинктивно нырнула в укрытие, но практически сразу поняла, что целились не в нее.
  Выстрел вражеского рыцаря пробил щит пехотинца, его самого и стоящего за ним гранатометчика. Капитан ужаснулась силе патрона.
  Падающий гранатомет тут же подхватил второй боец расчета, но он не успел даже толком прицелится. Следующий выстрел револьверной винтовки просто снес ему голову, как будто ее и не было.
  - Чтоб их мать собака драла! - Грязно выругался лейтенант - Угостим их гранатами, парни!
  В сторону наступавшего противника полетело штук пять гранат, и раздалась серия взрывов. На несколько мгновений все стихло.
  Один из стрелков лейтенанта решил высунуться, чтобы проверить, есть ли уцелевшие враги. И тут же словил пулю.
  - Да чтоб вас...
  Лейтенант откинулся на баррикаду, перезаряжая автомат.
  Абигайл рискнула быстро выглянуть. И тут же, выдохнув, спрятала голову обратно.
  Гранаты, конечно, нанесли прилично урона. Но врагов было еще много. Впереди, возвышаясь между идущими полусогнувшись штурмовиками, шагали сразу три вражеских рыцаря.
  И им нечего было боятся. Гранат у нас не осталось. Тяжелого оружия тоже. Единственный, кто мог причинить им вред из собравшихся - это Абигайл. Но на нее хватит максимум пары выстрелов из этих ужасных револьверок.
  Оборонявшихся осталось всего десять, вместе с лейтенантом и Абигайл. Хотя изначально здесь укрепился взвод в тридцать человек. Врагу оставалось всего ничего, чтобы добраться до баррикад. И тогда обороняющимся крышка.
  Абигайл приготовилась дать последний бой. Оглядевшись, она увидела у солдат на лицах отчаянную решимость. Они так же готовились продать свои жизни подороже.
  Неожиданно позади них раздался грохот подкованных сапог. За последним рядом баррикад показалась бронированная колонна бойцов 'Стального Странника'.
  Враг тут же замедлил шаг. Увидев противника, они обрушили на них ураганный огонь.
  - Осторожно! У рыцарей мощные револьверные винтовки! - Что было сил закричала Абигайл, пытаясь предупредить подоспевшее подкрепление об опасности. Но ее крик потонул в грохоте выстрелов.
  Линейная пехота дварфов образовала практически сплошную стальную стену, сомкнув ряд. Их большие тяжелые щиты защищали носителя практически в полный рост. На бронированной поверхности щитов практически сразу же стали вылетать снопы искр от попаданий. Сталь получала урон, но не поддавалась.
  Солдаты 'Стального Странника' действовали идеально слаженно. Первый ряд, приняв удар, присел, позволяя второму и третьему ряду начать стрелять.
  Девушка прижалась к стене и рискнула выглянуть, чтобы увидеть, какой урон дварфы наносят врагу.
  Нападавшие отступали. Один рыцарь уже лежал мертвым. Второй получил несколько дырок в доспехах, и кое как отходил, едва держась на ногах. Оружие дварфов обладало огромной пробивной силой, пробивая даже щиты штурмовиков.
  Вот прейбенский штурмовик постарался прикрыть раненного рыцаря. Встав на линию огня, штурмовик поднял щит. Практически моментально на нем образовалось с десяток глубоких выбоин, после чего сразу три пули прошли щит на сквозь. Две застряли в кирасе, а третья пробила второй слой стали и глубоко ушла в тело.
  Штурмовик пошатнулся от боли, и слегка опустил щит. Его голова выглянула из-за щита, и тут же получила свою пулю.
  Прейбенцы постарались перегруппироваться. Оставшийся в живых рыцарь, очевидно, был неплохим магом. Абигайл видела, что его доспехи держатся только за счет магического укрепления, и тот постоянно обновляет заклинание. Она вспомнила, как сама буквально недавно так-же отчаянно цеплялась за жизнь, выкачивая ману из своего тела.
  Попытка прейбенцев использовать гранатометы или наствольные гранаты линейной пехоты обернулась провалом. Снайпер 'Стального Странника' безошибочно выбивал любого, кто угрожал стене щитов.
  Дварфы неумолимо продвигались вперед, поглощая вражеский огонь и убивая в ответ. Казалось, что у противника нет и шанса.
  - Граната!
  Боевая граната с длинной ручкой и мощным зарядом взрывчатки. Такие использовали прейбенские гренадеры. Но Абигайл не видела их среди нападавших.
  Смертоносный предмет упал прямо перед строем дварфийских щитов. Это был конец. Сейчас их разметает, как разметало строй рыцарей Абигайл.
  Дварфы среагировали моментально. Центральный пехотинец упер щит в пол, а солдаты по бокам от него слегка отступили назад. Каждый следующий подпер своим щитом щит товарища. Буквально за пару мгновений они образовали бронированный клин.
  Грохнул взрыв. Все заволокло дымом. Строй дварфов перестал стрелять. Но только для того, чтобы спустя несколько мгновений снова открыть огонь.
  Когда дым слегка рассеялся, Абигайл увидела, что щит ведущего дварфа был изувечен и помят. Сам дварф припал на колено, и едва держался, чтобы не упасть. Но он был жив. И строй не был уничтожен.
  'Как?! Как можно пережить взрыв гранаты такой мощности?!'
  По доспехам дварфа защелкали пули, выбивая искры и выгрызая небольшие куски металла. Но это длилось всего пару мгновений, после чего остальные линейные пехотинцы, которые разделили с товарищем силу взрывной волны, пришли в себя и закрыли его щитами.
  - Вперед! Раздавить их нахрен! - Раздался крик из дварфийского строя.
  И бронированная колонна двинулась вперед. Уверенная и непоколебимая. Будто и не было этого взрыва.
  Прейбенцы не выдержали. Да и кто бы на их месте выдержал? Врага только что подорвали гранатой. Да этой гранатой можно было легкий танк подорвать! А смогли только вывести из боя одного линейного пехотинца! Одного! И неприятель стал панически отступать.
  - Чего отлеживаемся?! Или хотите, чтобы наши гости за нас всю работу сделали?! - Рявкнул лейтенант.
  Воодушевленные саберийские солдаты подключились к бою, добивая неприятеля.
  Но противник явно подготовился к этому штурму. Из задних рядов вперед продвигался какой-то бронированный монстр, на фоне которого даже дварфы казались безобидными.
  - Голем!
  'Голем?' - Переспросила себя Абигайл. Она не знала, что это такое. Но, судя по тому, как отреагировали солдаты 'Стального Странника', это было проблема. А для саберийцев это значило, что у них огромнейшая проблема.
  Около двух метров ростом, широкоплечий, целиком закованный в сталь. В груди мерцал шар, в которой девушка без труда распознала магсферу. От затылка шлема за спину шли толстые армированные кабели. Но больше всего капитана напугало оружие, которое нес голем. Это была... двадцатимиллиметровая автопушка.
  - Ни хрена-ж себе! Чтоб меня демон трахнул! Это же автопушка!
  Ругань лейтенанта подтвердила, что Абигайл не ошиблась.
  - Давайте замочим этого гада, пока он не начал стрелять из этой дуры! - Заорал лейтенант и первым подал пример, высовываясь из укрытия и открывая огонь. Оставшиеся в живых пехотинцы поддержали своего командира, и Абигайл решила не отставать, наводя на шагающего монстра свой ручной пулемет.
  Но голем, даже не заметил их жалких потуг. Пули отскакивали от его брони, практически не оставляя следов. Не лучше дело обстояло и с дварфийским оружием. Оно наносило лишь незначительные повреждения.
  'Такими темпами, мы его год ковырять будем' - Подумала Абигайл.
  Проблема была в том, что у них не было столько времени в запасе. И, как будто подтверждая мысли девушки, голем начал стрелять.
  Их сторону коридора буквально разворотило. У его ручной пушки была ненормальная скорострельность. Баррикады разваливались под напором снарядов. Людей рвало на части, в прямом смысле этого слова. Лейтенант получил попадание в правое плечо, и в забрало Абигайл прилетела оторванная рука. Девушка дернулась и от страха инстинктивно пригнулась. Это спасло ей жизнь. Рой двадцатимиллиметровых пролетел над ней, с сердитым свистом вспарывая воздух, и разнес баррикаду за ее спиной.
  Абигайл быстро очистила забрало, и вернула себе нормальный обзор. Но только для того, чтобы увидеть перед собой разорванное тело лейтенанта. Его голова практически оторвалась от тела, а перекошенное застывшей гримасой лицо уставилось на нее невидящими глазами.
  Воздух гудел от потока летящих пуль и снарядов, сотрясался от взрывов. В нос бил запах опаленной плоти, крови и пороха. Все пространство коридора заволокло каменной пылью. Было тяжело понять, что происходит.
  Абигайл решила постараться оценить обстановку. Вжавшись в остатки баррикады, она огляделась.
  От взвода соберийцев осталось всего двое выживших. Один линейный пехотинец и один автоматчик. Оба были с противоположной стороны коридора, за тем, что раньше было второй баррикадой. Они побледнели от ужаса и постарались, распластавшись, слиться с полом и стеной.
  Абигайл понимала их. Ее саму колотила дрожь. Она едва избежала смерти. И понятия не имела, как бороться с этим бронированным монстром. Пули его попросту не брали.
  Но бойцы с лендтрейна, похоже, не мучались никакими дилеммами. Линейная пехота продолжала держать строй. Их щиты измочалило и перекорежило, но каким-то непостижимым образом, они не развалились, выдержав этот адский огонь. Девушка могла поклясться, что видела, как торчат в щите бронебойные снаряды, застрявшие в толще прочной стали.
  - Гранатометы! - Скомандовал низкий и грубый дварфийский голос. Абигайл слышала его раньше. Это был голос того самого дварфа, что спас ее. Кажется, его звали Тилорн.
  Линейные пехотинцы слегка разошлись, открывая зазоры между щитами пошире. В них появились штурмовики. Встав боком, они подставили под выстрелы мощные пластины на левой стороне корпуса. Абигайл ожидала увидеть на стволах автоматов гранаты. Но ничего подобного не было.
  Дварфы прицелились и дали залп. К удивлению девушки, гранаты вылетели из дополнительного ствола, закрепленного сразу над основным. Пять выстрелов устремились к голему, и накрыли его серией взрывов.
  - Держать строй! - Рявкнул Тилорн.
  Абигайл посмотрело туда, где был голем. Дым от взрывов рассеялся, и она увидела, что монстр был практически невредим. На броне, в местах, куда попали гранаты, появились выбоины и вздутия. Ни одна граната не пробила.
  - Еще залп!
  Дварфийские штурмовики споро перезарядили гранатометы и приготовились стрелять. Но голем не намеревался принимать на себя еще один подобный залп. Автопушка снова открыла огонь, и линейная пехота едва успела сдвинуть щиты.
  Снаряды нещадно замолотили по измочаленной стали. Они разрывались, вышибали снопы искр, раздирали бронированный сплав, который кусками летел в разные стороны.
  - Фисс, заткни эту чертову пушку! - Проревел Тилон. Судя по всему, он был в первой шеренге, среди щитовиков.
  Абигайл заметила, что чуть с боку высунулась гибкая фигура в латах. В руках у нее была длинная тяжелая винтовка внушительного калибра. Миллиметров двенадцать, не меньше.
  Размеренный грохот автопушки прервало сухим грохотом единственного выстрела. И орудие в руках голема, которое сотворил оружейник из глубин Преисподней, не иначе, разлетелось в громадных металлических ручищах.
  Фисс мог гордиться своим выстрелом. Тяжелая пуля попала в нижнюю часть ствольной коробки, разворотив спусковой механизм. Ствольная коробка распоролась, как разрезанный живот, из которого посыпались металлические внутренности. И грохот выстрелов смолк.
  'Святая Дева, благослови этого снайпера!' - Мысленно выдохнула девушка.
  Но голема, казалось, потеря оружия ничуть не смутила. Он посмотрел на уничтоженную автопушку, затем резким движением, которого никак не ожидаешь от столь громоздкой и бронированной туши, швырнул ее в дварфов.
  Неожиданностью это оказалось и для бородачей со щитами. Автопушка с умопомрачительной скоростью пролетела через весь коридор, как снаряд из баллисты, и с огромной силой ударила в щит одного из дварфов. Ствол оружия прошиб потрепанную сталь, и по самую оружейную коробку ушел в нее.
  Дварфа, принявшего на себя этот удар, отбросило назад. И лишь помощь товарищей уберегла его от еще более впечатляющего полета с весьма неприятными последствиями.
  - Клангеддинова борода! - Изумленно воскликнули дварфы.
  Голем, не теряя времени, бросился вперед, ненормально быстро набирая скорость. Абигайл с ужасом увидела, что в дальней части коридора появляются новые враги. Это были некромонстры нежити. А за их спинами маячили мертвые пехотинцы-стрелки.
  Абигайл поняла, что ей, во что бы то не стало, нужно остановить голема. Если он доберется до дварфов и завяжется ближний бой, то в него очень быстро включатся некромонстры с их когтистыми лапами, способными кромсать броню. А мертвые стрелки будут безнаказанно палить издалека. И тогда взвод лендтрейневцев будет обречен. И она вместе с ними.
  'Святая Дева, дай мне сил изгнать врага моего! Напои мой клинок силой моей веры!' - Мысленно прочитала она литанию укрепления.
  Голем продолжал бежать, все ускоряясь и ускоряясь. Очевидно, он намеревался снести строй лендтрейновцев, как шар в боулинге сносит кегли.
  Абиагйл вскочила, выставив перед собой покореженный щит и бросившись наперерез монстру.
  - Дура! - Рявкнул позади нее грубый голос.
  Она вложила все силы в этот рывок. И с ужасным грохотом столкнулась с бегущим големом.
  Щит разлетелся в дребезги, а наруч пошел трещинами. Ее отшвырнуло в сторону, как болонку от удара тарана. Именно так она себя и ощущала в этот момент.
  'Действительно дура...' - Пронеслось у нее в голове.
  Перекувыркнувшись пару раз, она впечаталась в стену на высоте полуметра от пола. Воздух вышибло из легких весь, до остатка. В глазах потемнело и все заволокло красной пеленой. Голова гудела так, будто ее засунули в колокол и потом врезали по нему кузнечным молотом. Ее душа будто выпорхнула наружу, и она наблюдала как бы со стороны, как тело в мятых доспехах с грохотом шмякается на пол, как мешок с металлоломом.
  
  Глава 23. Дис
  
  Дис выскочил из-за угла как раз вовремя, чтобы увидеть, как девушка-рыцарь бросилась наперерез разогнавшемуся голему. И потом смачно врезалась в стену, получив удар от тела массой по меньшей мере полторы тонны.
  Дис отметил, что Тилорн, как обычно, на отлично все рассчитал.
  Как только голем набрал максимум скорости, строй расступился, и на линии огня возник Фисс - фури-снайпер с хорошими магическими задатками. Он быстро трижды выстрелил в голову стального гиганта и тут же ушел с линии атаки. Она пуля расколошматила бронестекло в левой глазнице шлема голема, и две другие просто щелкнули по стали, выбив снопы искр и вырвав небольшие куски брони.
  Голем тут же прикрыл голову, чтобы избежать выведения из строя второй глазницы. Тогда, ослепленный, он будет вынужден снять шлем, и станет очень сильно уязвим.
  В этот же момент двое штурмовиков выстрелили из гранатометов под ноги гиганта. Тяжеловесная туша споткнулась и пропахала каменный пол.
  В иных обстоятельствах, взвод незамедлительно добил бы голема. Но сейчас ему на помощь мчались сразу трое свежевателей, которых поддерживали некропехотинцы.
  Когтистые твари мчались быстрыми рывками, лавируя из стороны в сторону, чтобы лишний раз не подставляться под пули. По пути одна из них разорвала на части двух выживших саберийцев, забрызгав стены кровавым фонтаном.
  'Надо бы помочь' - Подумал Дис, доставая второй пистолет.
  Позади него раздалось металлическое клацанье.
  'Двое' - Подумал он, ориентируясь исключительно по звуку - 'Один идет на меня. Второй нацелился на Бейра'.
  Бейр - дварф, который принял на себя взрыв гранаты, сейчас в полубессознательном состоянии сидел, привалившись спиной к стене. Его оружие лежало рядом с ним, как и погнутый щит. Но он явно был не в состоянии сражаться.
  Все произошло практически моментально. Оба свежевателя одновременно рванулись в длинном прыжке. Дис рывком откинулся за спину, выбрасывая левую руку с пистолетом в сторону Бейра, а правую выставляя перед собой.
  Свежеватель пролетел над ним. Длинные стальные когти вспороли воздух в отчаянной попытке достать его. Дис выстрелил одновременно из обоих пистолетов. Три быстрых нажатия на курок. А затем, уперевшись спиной в пол, ногами прокинул тушу свежевателя вперед.
  Некромонстр, нацелившийся на Бейра, получил три пули в голову, и, вмазавшись в стену над ним, прочертил камень, оставляя после себя след из маслянистой крови и мозгов, после чего рухнул на пол, где остался лежать без движения.
  Свежеватель, который прыгнул на Диса, словил одну пулю в нижнюю челюсть и две в корпус. А затем, получив доп-ускорение, смачно вошел головой в стену.
  Дис, рывком вскочив на ноги, бросился вперед, не давая противнику подняться. Пистолет с левой руки стрелял в недобитого монстра, а с правой он палил в стрелков нежити.
  Свежеватель, поднимаясь, получил несколько попаданий в спину и плечо. Пули из пистолета, сделанного лично Даином, без каких-либо проблем шили металлическую часть тела некромонстра. Правая рука чудовища безвольно повисла. Из простреленного плеча фонтаном била маслянистая кровь. На противоположной части коридора двое стрелков, словив несколько пуль, рухнули и больше не поднимались.
  Свежеватель начал разворачиваться, стараясь нанести удар действующей левой рукой. Дис был быстрее, и в прыжке вмазал ногой в голову монстра. Уже поврежденная выстрелом, пробившим челюсть и повредившим стальные позвонки, шея не выдержала, и голова нежити оторвалась, улетев в сторону, как футбольный мяч.
  Дис мягко приземлился, и быстро оценил обстановку.
  Солдаты 'Стального Странника', как всегда, были на высоте. Сказывалась многолетняя выучка и совместная работа.
  Линейный пехотинцы, выступив вперед, приняли на себя атаку свежевателей. Плотные и сбитые, дварфы в тяжелых доспехах, хоть и не без труда, принимали на разваливающиеся щиты удары нежити. Когтистые лапы вырывали целые куски от несчастных бронированных плит, а щитовики, хладнокровно блокирую, стреляли в перерывах между ударами. От пуль стрелков нежити они были защищены телами свежевателей, перекрывавших линию огня. Из задних рядов их поддерживали люди-стрелки и Фисс. А дварфийские штурмовики, присев, практически полностью закрыли себя бронепластинами левой стороны доспехов и спокойно отстреливали некропехоту.
  Позади них зашевелился, приходя в себя, голем. Но это уже была забота Диса.
  Он спокойно перезарядил пистолеты и, пока колосс поднимался, не торопясь закурил.
  - Дис, хорош валять дурака, а! - Окликнул его Фисс.
  Он в ответ лишь пожал плечами и, демонстративно вскинув пистолет, несколько раз выстрелил в шлем.
  Пули, плющась, вгрызлись в металл. Но пробить не смогли.
  - Хм... Это что-то новенькое. - Немного озадаченно произнес он, еще несколько раз нажимая на курок. Результат был ровно такой же.
  - Однако...
  Взгляд Диса упал на бронированную линзу шлема, которую повредил выстрел Фисса. Он точно это видел. Но линза была абсолютно целехонькой.
  - Да чтоб тебя... - Выругался он.
  Голем полностью выпрямился, и стал надвигаться на Диса, распознав в нем основную угрозу.
  - Эээ... Фисс. Слушай, мне бы тут не помешала небольшая помощь... - Произнес он, выглядывая из-за надвигающейся на него туши.
  Фури, присев за укрытие, прильнул к оптике. Он старался сильно не высовываться, поскольку его доспехи сильно уступали в прочности латам людей, и уж тем более дварфов. Так что пули из тяжелых винтовок могли проделать в нем пару сквозных отверстий.
  - Нет уж, давай ка ты сам, Дис. Довыпендривался - теперь разбирайся. Мы тут порядком заняты. - Огрызнулся на него фури, производя выстрел. С другой стороны коридора рухнул солдат, пытавшийся кинуть гранату. Это прейбенцы перегруппировались и теперь снова присоединились к атаке.
  Голем нанес несколько ударов, которые были неожиданно быстрыми и резкими. Дис шагнул назад, затем сдвинулся левее, к стене, и поднырнул под последний удар. Огромный кулак голема врезался в стену, и пробив дырку, засел там.
  - Кто-ж знал, что этот хрен с заклинанием восстановления... - Немного расстроено произнес Дис, снова целясь ему в шлем.
  Он успел выстрелить всего два раза. Голем без всякого труда выдернул руку из стены, и едва не снес ему голову.
  Дис успел отскочить назад.
  - Не, ну это не в какие ворота не лезет. - Произнес он, хищно улыбнувшись.
  Голем снова замахнулся, но Дис просто нырнул под удар, на ходу всадив пару патронов в шлем, а затем, проскользнув между ног гиганта в подкате, извернулся и выстрелил в сочленения под коленями.
  Колосс развернулся и снова попытался достать его. Оскалившись, Дис высоким ударом ноги отвел руку противника в сторону, и снова выстрелил несколько раз, метя в суставы и сочленения.
  - Неприятно? - Со злорадной ухмылкой поинтересовался Дис, глядя на то, как из простреленных сочленений течет кровь с голубоватой примесью.
  Голем продолжал пытаться достать его, а Дис просто танцевал вокруг, каждый раз продолжая расстреливать уязвимые места. Наконец, у чудовища подкосилась нога, и он рухнул. Попытался подняться, но вывернувшийся локоть не дал этого сделать.
  Дис подошел, направил пистолеты на его затылок и стал методично лупить в места, где шланги входили в голову. Броня шлема и гофр поддавалась на удивление не охотно.
  Пожав плечами, Дис перезарядился, и приготовился добить противника.
  Он почувствовал опасность за мгновение до того, как все случилось. Резко отскочив назад, он закрылся руками, сгруппировавшись в прыжке.
  Взрыв магической энергии впечатал его в стену. Голем был на ногах, а в его груди, потрескивая и дико вибрируя, колотилось магическое ядро. С ревом монстр бросился на него с еще более возросшей скоростью.
  Дис пару раз уклонился и даже успел выстрелить, действуя по старой схеме. Но на третий раз огромная ручища достала его по касательной. Дис полетел, как игрушка, и впечатался в стену. Внутри что-то хрустнуло.
  Голем тут же оказался рядом, и ногой вбил его в стену.
  Дис, успев сгруппироваться, почувствовал, как трещат кости рук и ног, на которые он принял пинок. Масса удара вбила его в стену на добрые несколько сантиметров. Он ощутил, как внутри лопаются сосуды и органы.
  Голем продолжал нападать, молотя руками и ногами. Дис отводил удары и уклонялся. От стены летели обломки вперемешку с каменной крошкой и сыпался раствор. Кости хрустели, лопались мышцы и связки.
  Наконец, голем неожиданно замер. А затем резко дернулся. Магядро сменило цвет на красный. По телу колосса прошли красноватые разряды. Еще несколько раз дернувшись, голем снова застыл, а потом стал угрожающе крениться вперед.
  - Ну уж нет, дружок. - Прохрипел Дис, собирая остатки сил, и упираясь в тело гиганта.
  Голем с оглушительным грохотом рухнул на спину. А сверху на него шлепнулся Дис.
  В коридоре воцарилась тишина, прерываемая лишь звуками боя с других позиций. Но для всех, кто был тут, она была оглушительной.
  Дис скатился с бронированного тела, и уставился в потолок. По полу в его сторону, лязгая металлом по камню, приближались шаги. Потом шаги замерли, и на него сверху-вниз уставилось довольное лицо Фисса. Фури-лис улыбался, глядя на то, в каком состоянии он прибывал. Лисьи уши торчали по обоим сторонам рыжей шевелюры, а глаза с полузвериным зрачком искрились весельем.
  - Ну что, я же сказал, довыпендриваешся. - Со смешком произнес фури.
  - Да иди ты, бывало и хуже. - Произнес в ответ Дис, с кряхтеньем пытаясь подняться. Тело уже активно восстанавливалось, с бешеной скоростью регенерируя полученные повреждения.
  - Нее, он тебя знатно отделал. - Заметил Фисс, подавая руку - Если бы протянул пару минут, то валялся бы ты недельку в госпитальном вагоне, окукленный в гипсе, как будущая бабочка.
  Дис лишь отмахнулся от него.
  - Разобрались? - Поинтересовался он, показывая на коридор, заваленный телами.
  - Конечно разобрались. - Ответил ему грубый голос подошедшего Тилона - Но вот если бы кто-то не выеживался, то могли бы обойтись меньшей кровью.
  Дварф приложился бронированной пятерней к его спине, и та отозвалась искрами боли, которые рассыпались по всему телу. Дис зашипел, но молча стерпел.
  'Заслужил' - Подумал он.
  - Твоя беспечность обошлась нам в четверых раненных. И мы теперь ни черта не боеспособны. Но удерживать позиции мы не можем. Мало боеприпасов, щиты только на переплавку. Латы побиты. Придется отступить. Иси подлатала нас, как смогла. Но толку-то?
  Иси - фури-медик, приписанный к отряду Тилона. Она пассивный маг. То есть, колдовать она не могла от слова совсем, но могла переливать духовную силу, подлечивая раны, обезболивая и улучшая регенерацию. Ну и, конечно же, в ход шли стандартные методы, вроде перевязки, полевой штопки ран и лекарств.
  Дис посмотрел на голема.
  - Я с такими раньше не сталкивался. - Произнес он, пиная труп колосса - Как ни крути, а Фисс прав, он меня хорошенько так отделал.
  Тилон опустился рядом с телом, и принялся его осматривать.
  - Ого! Личное клеймо самого Териза! Не удивительно, что он чуть тебе задницу не надрал! Даин будет явно не в восторге...
  Палец дварфа указывал на выбитое в броне изображение огромного демонического молота. Личного клейма Териза, которого прозвали Кузнецом Мертвых за то, что он уже черт знает сколько лет работал на нежить, создавая для них игрушки вроде свежевателей или големов.
  - Так, давайте убираться отсюда! - Оборвал их Фисс, который помимо снайперской работы, выполнял обязанности связиста - Рэн говорит, что ожидается еще одна волна, и противник сумел продавить оборону в районе центральной галереи, а так-же со стороны складов. Так что нам лучше не задерживаться. Иначе рискуем помереть.
  Тилон согласно кивнул и принялся зычно раздавать команды своим грубым басом.
  
  
  Глава 24. Даин Железоед.
  
  Даин быстрым шагом двигался по коридорам и переходам Виндерстандской крепости, держа наготове свою любимую трехстволку. За его спиной висел тяжелый щит, под которым спряталась от посторонних глаз еще одна винтовка. По привычке, он возглавлял колонну. Торди пробовал даже возмущаться на эту тему.
  - Почтенный, ну вот зачем тебе на рожон лезть? Если тебя подстрелят, даже случайно, Хасигава с меня шкуру спустит. Может ну его, а...?
  Даин только отмахнулся от сержанта, как от надоедливой мухи.
  - Ты меня еще в тыл с рацией поставь, и подушечку подложи, чтобы жопу ненароком не отсидел.
  - Я бы посадил, да ты хрен сядешь. - Пробурчал в бороду Торди.
  Даин в ответ лишь хлопнул его по плечу, и махнул рукой, давай отряду команду выдвигаться.
  По пути им периодически попадались тела. Некоторые принадлежали саберийцам, некоторые прейбенцам. Но попадались и трупы бывшей нежити. Даже свежеватель один был. Наметанный глаз старого дварфа сразу заметил, что многие противники имели колото-резанные раны. А на некоторых остались характерные рваные отметины от извлеченных арбалетных болтов. Ямия заботливо очистила для них путь.
  'Не, это уже слишком...' - Подумал он, прикидывая, как отчитает обоих восточниц по возвращению на лендтрейн. Его раздражала мысль, что его опекают так, будто он совсем не на что не годен.
  По мере их продвижения вперед, звуки боя все нарастали. Будучи дварфом, Даин прекрасно понимал, как распространяется звук в подобных каменных постройках, и без труда определил, что пост, охраняющий проход к укрытию мирных жителей, уже напали.
  Железоед жестом приказал ускорится, и первым перешел на бег.
  Дварфы от природы невысокого роста. Метр пятьдесят, метр шестьдесят - стандартный рост подгорного народа. Редкие великаны вымахивали до метра семидесяти. Но при этом их масса сильно превышала массу тела людей аналогичного роста. Живущие в суровых условиях, трудолюбивые, от природы сильные и выносливые, они физически ощутимо превосходили представителей других рас. Исключая троллей, орков и бистов, конечно же. Так что тяжелые доспехи, которые они носили, совершенно не стесняли их. А вся команда Железоеда, исключая одну эльфийку-снайпера, состояла целиком из бородачей.
  Спустя пару минут, они подбежали к выходу из бокового прохода. Он выводил в помещение, служащее для приема транспортных машин.
  Даин вскинул руку, жестом приказав остановится. Насколько он понимал, проход выведет их прямо в середину перестрелки. И ему совершенно не хотелось, чтобы саберийцы по ошибке принялись палить им в спины.
  - Торди. - Он поманил к себе сержанта - Скажи связисту, пусть передаст Рэн следующее: Необходимо связаться с офицером, командующим обороной укрытия для гражданских. И сказать, что мы подошли. Если они примут это сообщение, то пускай выстрелят сигнальным патроном. Или швырнут что-то на середину. Каску, фонарь, факел. Мне все равно. Главное, чтобы мы распознали этот сигнал. У них есть две минуты.
  Торди кивнул и отступил в глубину прохода. Даин посмотрел на внутреннюю сторону запястья, где под бронированной крышкой находился хронометр, отмечая момент отсчета. И затем их отряд стал ждать. Отведенные две минуты прошли, и Даин, скрежеща зубами от раздражения, решил потерпеть еще. Он понимал, что в боевой обстановке возможны проволочки. Но не злиться на это он не мог. Как минимум потому, что каждая задержка, это чья-то жизнь.
  Наконец, со стороны баррикад саберийцев вылетел чей-то вещмешок, обмотанный ярким тряпьем.
  - Да, с сигналом они, конечно, постарались. - Усмехнулся позади него Торди.
  Даин снял со спины щит, нацепив его на левую руку. А правой поудобней перехватил винтовку.
  - Я создам барьер. Вы быстро занимайте позиции. Нужно оперативно развернуться и дать этим уродам прикурить.
  Торди хлопнул его по плечу в знак того, что понял. Железоед сосредоточился, мысленно произнося заклинание.
  Когда до его окончания оставалось совсем немного, старый дварф вышел из прохода, и выстрелил навскидку. Три ствола винтовки, один за другим, с оглушительным грохотом извергли из себя пули. И все три нашли свои цели.
  Бронебойные пятнадцатимиллиметровые патроны - само по себе страшно. Но Даин не просто так любил именно трехстволку. Из нее можно было стрелять нестандартными боеприпасами. В этот раз в пулях оказался небольшой заряд взрывчатки.
  На стороне нападавших расцвели три кровавых фонтана, когда тела 'счастливчиков' разорвало на части. В этот же момент развернулся магический барьер. Пули прейбенцев начали вязнуть в воздухе на подлете к дварфам, как будто это была плотная жидкая субстанция.
  - Бегом, бегом! Шевелите волосатыми задницами! - Торопил своих подчиненных Торди.
  Дварфы разворачивали свой строй. Впереди линейная пехота, позади, под их прикрытием, штурмовики.
  Даин упер щит в землю. Надавив пальцем на замок казенника винтовки, он отщелкнул его и на землю выпали три тяжелых гильзы. Без лишней суеты он перезарядил оружие и закрыл его, взведя курки.
  Торди уже распределил своих бойцов, и кивнул ему, что они готовы к бою. А затем дал обратный отсчет пятерней, постепенно загибая пальцы. Как только его ладонь сомкнулась в кулак, Даин снял барьер.
  Все пули, выпущенные по ним, тут же свинцовым дождем осыпались на каменный пол. Одновременно с этим дварфы открыли огонь. Частокол щитов взорвался вспышками автоматных очередей. Прейбенцы тут же начали нести ощутимые потери. Противник стушевался и залег в своих укрытиях.
  - Гранатометы! - Скомандовал Торди, не дожидаясь инструкций от Даина.
  Штурмовики синхронно изготовились и выстрелили, а затем так же синхронно перезарядили. Гранаты перепахали укрытия прейбенцев. Взрывы подбрасывали тела и заполняли воздух шрапнелью каменных осколков. Шум боя прорезали крики боли.
  Даин неторопливо нашел себе цель и выстрелил. Затем сместил прицел и снова выстрелил. Пули из его винтовки доставали вражеских солдат прямо сквозь укрытия.
  - Еще залп! - Приказал Торди.
  Штурмовики без лишней суеты повторили предыдущие действия, и расположение противника еще раз накрыло чередой взрывов.
  Прейбенцы не выдержали, и принялись панически отступать.
  - Не преследовать! - Рявкнул сержант.
  Дварфы остались на месте, продолжая стрелять и нанося хаотично отступающим прейбенцам колоссальный урон. Когда в пределах видимости не осталось ни одного вражеского солдата, дварфы прекратили огонь, и перезарядили оружие.
  - Отходим к позициям саберийцев. Строй не нарушать. - Приказал Даин.
  
  Как только они оказались под защитой саберийских баррикад, к нему подскочил лейтенант, командующий обороной, и принялся рассыпаться в благодарностях.
  - Вы нас спасли! Мы думали, что нам точно крышка! А вы их р-раз, два и все! Спасибо вам, спасибо!
  - Хватит уже этих радостных излияний! - Оборвал его Даин - Лучше расскажите, что у вас в распоряжении.
  Лейтенант тут же постарался взять себя в руки и принялся докладывать. С его слов, Даин понял, что у него под командованием было тридцать человек. В основном линейная пехота. Пяток автоматчиков и два пулеметных расчета, один из которых накрыло взрывом гранаты в первые же минуты боя. Прейбенцы их крепко прижали, и в результате получасового боя, лейтенант потерял половину своих людей. Помимо этого, они израсходовали большую часть боеприпасов. Видимо, палили в молоко не переставая, потому и продержались столько.
  - Но теперь-то все точно будет хорошо! Пока вы здесь, они не прорвутся! - Радостно закончил офицер.
  - Воодушевленный настрой - это замечательно. - Произнес Даин, похлопав его по спине, а затем обратился к Торди - Что там на других участках?
  - Говорят, парней крепко прижали. Прилично раненных. Есть потери. Тилон передавал, что они напоролись на странного голема. Он крепко помял Диса. И на нем нашли метку Териза.
  Даин крепко выругался себе в усы. Голем с личной печатью Териза - это плохо, очень плохо.
  - Добить магазины! Разобраться по позициям! Распределить сектора огня!
  Он понимал, что будет дальше. Отступившие доложат, что столкнулись с дварфами. И по их описанию Триор легко поймет, где искать командира 'Стального Странника'.
  Даин быстро обрисовал ситуацию своему сержанту и саберийскому лейтенанту. В конце дварф нервно теребил бороду. А вот сабериец пребывал в каком-то эйфорическом состоянии.
  - Вы же с нами! Они ничего не сделают, пока вы тут!
  Железоед хотел было привести его в чувство хорошей затрещиной, но его внимание отвлек тревожный звоночек в подсознании. Оглядевшись, он заметил, что со стен и потолка начинает сочится туман.
  - Всем к бою! Противогазы на морды! - Прокричал он, вскакивая с места и хватая щит. Свободной рукой он за пару движений защелкнул замки, герметизируя шлем и, достав из бокового подсумка фильтр, прищелкнул его к дыхательному клапану.
  Туман, который он заметил, не был химическим оружием. Это был морок, насланный магией некромантов. Живые, надышавшись этим туманом, теряли ориентацию, ухудшался контроль над телом, в тумане начинали видеться галлюцинации.
  'Триор, ты действительно думаешь, что справишься?' - Мысленно задал он сам себе вопрос. И не потому, что был уверен в победе над некромантом. А потому, что не спроста он так нагло себя ведет. Не имей он козыря, даже носа в замке не показал, пока Даин и Дис здесь. Уж очень некроманты дорожат своим существованием.
  Тем временем все заняли оборонительные позиции, но враги не появились. Люди стали оборачиваться, озадаченно глядя на Железоеда.
  Туман стал сгущаться. Со стороны противника он был на столько плотный, что нельзя было различить другого конца помещения.
  Хлопнул выстрел, и прилетевшая из тумана пуля попала в шлем саберийскому линейному пехотинцу, пробив забрало. Тело солдата отлетело назад. Уронив в полете щит и винтовку, он схватился за кровавые ошметки, в которые превратилось его лицо. Пехотинец закричал от дикой боли. А это значило, что каким-то чудом он выжил. Следом за первым выстрелом, послышались и другие.
  - Воины 'Стального Странника'! - Закричал Даин так, что его голос совершенно не приглушал противогаз.
   - Жизнь каждого члена экипажа дорога нам, потому что нет дара драгоценней у живого в этом мире, чем жизнь, данная ему! - Старый дварф встал в полный рост, не обращая внимание на вражеские выстрелы.
  - Но если уж нам выпало биться, то мы бьемся так, что наши враги дрожат в ужасе! Пока вы следуете за мной, я буду сражаться на самом острие! И я приказываю - уничтожить неприятеля! - С этими словами Даин взмахнул рукой, и сжал кулак.
  Клубы тумана стали извиваться и корчиться, как будто были живыми существами. После чего пелена мглы начала отступать, обнажая построившихся в боевом порядке врагов. Здесь были все - прейбенцы и нежить. Пехота, штурмовики, рыцари, големы и свежеватели. Противники бросили против них основной резерв.
  - Огонь! - Прокричал Торди.
  - Огонь! - Вторил ему саберийский лейтенант.
  В широком помещении с высокими потолками разразился настоящий ад. У дварфов и саберийцев была более удобная позиция, за заранее подготовленными баррикадами. Но прейбенцев и нежити было банально гораздо больше, а недостаток укрытий они компенсировали обилием солдат со щитами.
  Даин стоял в полный рост, выставив перед собой щит. И он был самой настоящей морковкой перед носом у врага. На нем сосредоточили огонь все, кто только мог.
  Пули били в щит и вспыхивали неестественно ярко, не нанося его поверхности сколь либо заметного ущерба.
  Железоед, уперев щит в землю, положил винтовку на специальную выемку с правого боку. Его первой целью был голем с ручной автопушкой. Эта дура спокойно размолотила бы его защиту, не примени он заклинания, которое гасило удар на подлете, буквально в паре сантиметров от поверхности щита. Это хитрое заклинание он придумал сам. Тонкий барьер, мощности которого хватало только на то, чтобы пуля 'споткнулась' об него, когда пробивала. При пробитии барьера, в месте пролома образовывалась небольшая тепловая вспышка, размягчающая пулю.
  Прицелившись, он выстрелил. Винтовка дернулась от сильной отдачи, но железная хватка дварфа удержала ее от смещения.
  Выстрел попал голему в грудь, в область сердца, не прикрытую магосферой. Пробив броню, она швырнула закованного в сталь колосса назад. Тело гиганта упало на пехотинца, который решил за него спрятаться.
  'Девочка, надеюсь, ты прикроешь меня' - Мысленно обратился Даин к эльфийке-снайперу, которая все это время осталась незамеченной.
  Как будто подтверждая его слова, автопушка второго голема разлетелась в дребезги, а за ним потерял возможность стрелять и последний голем.
  'Куэ, ты же моя прелесть!' - Усмехнулся он, делая следующий выстрел.
  Мчащийся, прыгая из стороны в сторону, свежеватель получил пулю в бок и отлетел в сторону. Попадание из винтовки Даина оставило внушительное входное отверстие. Но оно меркло по сравнению с выходным, которое вырвало половину бока полумеханического монстра. Свежеватель несколько раз дернулся и тут же затих.
   Третья пуля ушла в щит прейбенского штурмовика, который прикрывал гранатометчика, убив обоих.
  Даин без лишней суеты перезарядил винтовку и снова отстрелял все три патрона.
  Сотворенный им барьер продержался полторы минуты, после чего броня щита приняла на себя всю мощь ураганного огня. Железоеду потребовалось некоторое время, чтобы обновить заклинание.
  Бой выглядел странно. Практически все враги стреляли в Даина, правда без какого-либо видимого результата. А обороняющие в ответ, не имея проблем с ответным огнем, безнаказанно косили врага.
  Наконец, поняв, что стрелять в него бесполезно, противник сменил тактику и принялся наступать, перераспределив цели. Теперь уже обороняющиеся начали нести потери. Дварфов, укрывшихся за баррикадами и щитами, и закованных в прочные доспехи, достать было тяжело. Даже рыцарские револьверные винтовки с трудом могли расковырять эту защиту. А вот саберийцам пришлось не сладко. Они сразу потеряли еще шестерых, в том числе последний пулеметный расчет. Хотя, у нападавших счет убитых приближался к четвертому десятку. И это при подавляющем численном перевесе.
  Но враг приближался, и ситуация вот-вот должна была измениться.
  - Отбросить их! - приказал Торди, как только враг начал подходить к дистанции броска.
  Первыми дали залп штурмовики. Выстрелы из гранатометов ударили по врагу. Часть приняли на себя големы, а часть взорвалась о невидимые преграды. В итоге, до пехоты долетела всего одна граната.
  'Маги?' - Пронеслось в голове у Даина.
  Пока штурмовики перезаряжались, линейная пехота достала гранаты и метнула. Наступающие не остались в долгу.
  - Граната! - Раздалось в воздухе очевидное и никому не нужное предупреждение.
  Дварфы вынуждены были прекратить огонь и укрыться. Этим и воспользовался враг, чтобы сократить дистанцию. Вперед вырвались големы, демонстрирующие потрясающую для их комплекции скорость.
  Даин почувствовал угрозу и пригнулся, наклоняя щит. Выработанная сотнями сражений интуиция не подвела. Тяжелый снаряд прошел по касательной от поверхности щита и срикошетил в потолок.
  Свежеватели голодными хищниками преодолели оставшееся пространство и ворвались на баррикады.
  - Уводи людей! - Заорал Даин лейтенанту. Но тот уже валялся в ногах у некромонстра, пронзенного длинными металлическими когтями.
  Саберийцы на удивление не стушевались. Остатки солдат сбились в кучу и, укрывшись за щитами линейной пехоты, принялись концентрировать огонь на ближайшей цели. Это дало результат, и они смогли отступить, оставив валяться на каменном полу целых двух свежевателей.
  Даин бросился вперед, чтобы постараться связать вражеские силы раньше, чем они проделаю это с его пехотой.
  'Мы рождены горами! Мы выносливы, как сталь и крепки, как скала!'
  Старый дварф почувствовал, как магия заклинания вливается в тело, делая его сильнее, выносливей и нечувствительней к боли.
  Даин в его доспехах, со щитом и усиленный магией, набрав скорость, столкнулся со свежевателем. Полумеханическая тварь опешила от неожиданности, когда ее отбросило назад. Дварф вскинул ружье и выстрелом проделал в ее груди здоровенную дырку. Затем, сместившись, выстрелил снова. Пуля прошла по диагонали к строю нападавших, срезав сразу троих.
  По шлему и правому наплечнику защелкало. Результатом попаданий стали только вспышки искр. Мощности оружия стрелявших не хватало даже на то, чтобы просто повредить внешний слой укрепленной магией брони.
  Железоед выстрелил в третий раз, и, сунув разряженное ружье в чехол, выхватил из-за спины новое оружие.
  Это была револьверная винтовка в компановке булл-пап. Шесть крупнокалиберных патронов в тяжелом барабане. Пятясь, он быстро отстрелял все, и присел за щитом, чтобы перезарядиться.
  На него обрушился тяжелый удар. Даин едва не обронил клип с новыми патронами. Посмотрев наверх, он увидел, как через верхнюю кромку щита на него смотрят зеленые глаза.
  Пуля , выпущенная эльфийским снайпером, разнесла твари половину металлического черепа до того, как она успела даже замахнуться. Давление на щит усилилось, и через обмякший труп первого свежевателя уже карабкался второй. Но следующий выстрел Куэ снес башку и ей.
  Даин сбросил тела, загнал патроны с клипа в барабан, и вернул его в боевое положение, тут же взводя затвор. Выпрямившись, он увидел, что враг уже прорвался на баррикады. Его дварфы держали строй и стреляли, не позволяя противнику окружить их командира. Торди уверенно руководил своими подчиненными, не позволяя их вести огонь хаотично. Обозначал цели и при этом сам успевал стрелять.
  Куэ, судя по всему, едва успевала перезаряжаться. Их не закидали гранатами только потому, что каждый желающий метнуть оную тут же получал в тело длинный тяжелый патрон, напоминающий металлическую стрелку.
  Но вот даже эльфийка не смогла их спасти. Сразу три взрыва разбросали большую часть дварфов.
  - Торди, отводи бойцов! - Приказал Даин.
  Он не успел удостовериться, услышал ли его сержант. На него стальной горой надвигался один из големов. Недолго думая, Даин дважды выстрелил в него. Голем пошатнулся, сделал несколько шагов назад. Было видно, что пули пробили броню, но не смогли глубоко проникнуть в тело.
  - Да чтоб тебя! - Выругался дварф, выпуская еще два патрона. В этот раз он, для верности, целился в голову.
  Магсфера в груди голема начала бешено дрожать, выдавай всю собранную в ней энергию. Монстр в очередной раз проявил чудеса проворства и успел немного сместиться. Пули по касательной ударили в шлем, разнеся половину в дребезги. Под шлемом обнажилась лысая голова с трубками, идущими в череп. Глаза голема пылали кроваво-красным цветом.
  Чудовище рванулось вперед. Даин рыкнул и разрядил оставшиеся патроны. В этот раз голову колосса разорвало на части. Он сделал несколько шагов по инерции и рухнул, подняв огромную кучу пыли.
  Железоед не успел выдохнуть, как на него набросился еще один свежеватель. Напрыгнув сбоку, он едва не сшиб старого дварфа с ног, врезавшись в щит.
  - И откуда же вас тут столько! - Прорычал Даин, силясь не рухнуть под напором монстра.
  Свежеватель замахнулся когтистой рукой. Дварф отбросил винтовку, и нанес резкий удар в голову чудовища. Тяжелая латная перчатка врезалась в металлическую скулу и сплющила ее. Некромонстр все же опустил руку, и когти заскрежетали по латам, оставляя глубокие царапины.
  - Да сдохни ты уже! - Даин выхватил из кобуры однозарядный пистолет, снаряженный небольшой бронебойной гранатой. Приставив ствол к голове монстра, старый дварф нажал на курок и голова монстра разлетелась на мелкие кусочки, разбрызгивая во все стороны мозги и маслянистую кровь.
  Тем временем второй голем добрался до дварфов. Разбросав линейных пехотинцев, он насел на Торди, нанося тяжелые удары. Сержант пытался закрываться щитом, на котором от каждого попадания оставались крупные вмятины.
  Даин подобрал винтовку и быстро перезарядился. Прицелившись, он выпустил весь барабан. Тяжелые пули уверенно пробивали боковую броню големского доспеха, впечатывая внутрь огромные куски. Чудовище пошатнулось и рухнуло. Товарищи тут же подскочили к Торди и, подхватив его под руки, принялись оттаскивать в тыл. Видимо, сержанту крупно досталось.
  Интуиция снова спасла Железоеду жизнь. В этот раз, от магической атаки. Серповидная волна пришлась на вовремя выставленный щит, оставив на нем ощутимый разрез глубиной в треть толщины.
  Даин принялся высматривать нового противника. Их оказалось сразу несколько. Трое прейбенских рыцарей неторопливо надвигались на него, уверенно расходясь в стороны и беря его в клещи. По центру был тот, что использовал магическую атаку. Стройный рыцарь, который, не смотря на свое телосложение, держал в каждой руке по тяжелому мечу.
  - Рейтары... - Процедил сквозь зубы Даин.
  Рейтары были особым рыцарским отрядом. В отличии от обычных рыцарских орденов, в рейтары отбирали только полноценных магов, которые на тестах показывали сильный уклон в сугубо боевую магию. Они были проблемой. Большой проблемой. А ведь, помимо них, тут было полно и других врагов.
  Железоед осторожно огляделся. Остальные вражеские солдаты переключили свое внимание на дварфов, и наседали на них, пока те не успели перегруппироваться. Даин увидел, что часть противников пошла в обход позиций его пехоты. Видимо, они хотели поскорее добраться до гражданских.
  'Гребанные ублюдки!' - Выругался он. Не обращая внимания на приближающихся рейтаров, Даин развернулся и во всю мощь своего голоса закричал, чтобы дварфы отходили вглубь, и не позволяли добраться до укрывшихся людей.
  Новая атака ударила в щит. Она была не такой мощной. Скорее, это было своего рода предупреждение, чтобы он не отвлекался.
  - Ох, зря вы со мной играете... - Проворчал он, поворачивая голову обратно к тройке рыцарей.
  Они уже встали в удобную позицию, но пока не нападали.
  - Даин Железоед! - Прокричал рейтар с двумя мечами - Учитывая твое положение, заслуги и славную репутацию, мы предлагаем тебе сдаться! Ты и твои воины достойно держались. Не за чем рисковать собой и дальше. Это не ваша война.
  Услышав голос рыцаря, Даин сразу понял, что перед ним девушка. Правда, для него это ничего меняло, кроме перспективы быть побитым женщиной.
  - Вот я еще бабе не сдавался! Иди ка ты овражком, милочка. А в горы не суйся. Там места для настоящих мужиков. - Ответил он ей дварфийской присказкой.
  Рыцарь в ответ ругнулась на прейбенском и принялась наступать, взмахами мечей закидывая его магическими ударами.
  Даин принимал все на щит, ожидая удобного момента и следя за ее напарниками, которые пока не атаковали, а аккуратно обходили, так же выжидая, когда старый дварф откроется.
  Железоед сделал вид, что оступился. Рейтар по правую руку тут же среагировал, выбрасывая вперед пику. Даин блокировал магический выпал наручем, а рыцарь рухнул на камни пола, получив попадание из винтовки Куэ. Как дварф и рассчитывал, после приказа об отходе, эльфийка продолжила его прикрывать.
  Рейтар-мечник обрушил на него целый град ударов. Воздух вокруг Даина закипел от остаточной магической энергии. Щит тут же начал покрывался новыми следами от попаданий, в разные стороны летели металлические осколки.
  'Интересно, на долго ли ее хватит с таким бешенным темпом магической атаки?' - подумал дварф, продолжая выжидать удобного момента.
  Куэ снова выстрелила. Девушка-рейтар каким-то образом уклонилась, сместившись в последний момент. Но она вынуждена была прервать серию атак, и Даин воспользовался этим, чтобы в пару движений перезарядить свое оружие и прицелится.
  На него обрушилась мощная ударная волна, сбив прицел и едва не повалив на бок. Ему пришлось опустить винтовку и встать покрепче, чтобы не упасть. Затем сверху обрушился тяжелый удар. Давление было таким, как будто атаковавший пытается впечатать Даина в камни пола.
  В голове зазвенело. Он припал на колено, наклоняя щит, чтобы закрыться от атаки сверху и не подставиться под удар мечницы. Левый рыцарь взмахнул молотом, и кости с мышцами заскрипели, гася силу новой магической атаки.
  Куэ переключилась на правого рыцаря. Но тот, словно ожидая атаки, развернулся и выставил щит, в который тут же ударили три тяжелых патрона. Один прошел на вылет, безвредно чирканув по латам, а два других застряли в щите.
  Это дало Даину небольшую передышку, воспользовавшись этим, он выпрямился и, прицелившись, выстрелил в мечницу, которая продолжала кромсать его щит, подходя все ближе.
  Но она снова умудрилась уклониться, а затем правый бок дварфа обожгло острой болью. Подстреленный эльфийкой рыцарь умудрился выжить и даже подняться на ноги. Место, куда попала пуля эльфийки, располагалось недалеко от сердца. Этот рейтар чудом выжил. Истекая кровью, он даже умудрился применить достаточно мощное бронебойное заклинание, которое сумело пробить дварфийский доспех. Пробитие, получилось очень узким, но рана оказалась глубокой. Дварф чувствовал, как в животе все полыхает от боли. Видимо, он постарался максимально сконцентрировать силу атаки в одной точке. И таки сумел достать Железоеда.
  - Морадинова задница! - Воскликнул Даин, разворачиваясь и всаживая в полумертвого бедолагу сразу два патрона.
  Он попытался закрыться. Первая пуля пробила щит прямо по центру, оторвала державшую его руку и, вмяв нагрудник, разворотила правую половину грудной клетки рейтара. Вторая же оторвала руку с копьем.
  'Черт возьми!' - Промелькнуло у Даина в голове - 'Я должен был догадаться, старый дуралей... Рейтар с копьем по правую руку от меня... Этот хрен спец по бронебойным атакам!'
  Рана болела, но он мог двигаться. Нужно было срочно переломить ход боя, иначе его зажмут в угол. Да и кровотечение очень скоро измотает его.
  Рейтар с молотом воспользовался тем, что Куэ прекратила огонь, и тут же обрушил на Железоеда новую магическую атаку от молота.
  'Душа кузнеца обитает в кузнечной печи. Его поле боя - наковальня. А оружие его - молот его.'
  - Получи, засранец! - прорычал Даин, выпуская винтовку и взмахивая рукой.
  Рейтара как будто пришибло гигантским молотом. Доспех смялся в гармошку, а из всех щелей в разные стороны брызнула кровь и плоть. В одно мгновение рейтар стал напоминать консервную банку, по которой проехался танк.
  Железод, принявший на себя удар магического молота, припал на колено и затряс головой. В глазах мелькали искры, в ушах стоял оглушительный шум. Но его доспех выдержал и принял на себя почти всю силу магической атаки. Даин почувствовал во рту привкус крови, и неприятно засадило под ложечкой. А рана отозвалась вспышкой дикой боли.
  Мечница, воспользовавшись моментом, бросилась к нему, продолжая атаковать. Но ее скорость явно была меньше, а магические атаки менее мощные. Очевидно, она истощила большую часть духовной энергии на попытку прижать дварфа.
  Магические атаки оставили на доспехе несколько разрезов, но не одна не смогла пробить. Рейтар резко прыгнула в сторону, уходя от выстрелов Куэ, которая, очевидно, снова смогла сосредоточиться на прикрытии Даина. Железоед подхватил с земли свою винтовку и практически наугад выпустил оставшиеся в четыре патрона.
  И он попал. Один раз, но попал. Мечница неведомым образом смогла принять пулю на скрещенные мечи, которые разлетелись в месте попадания фонтаном металлических осколков. Рейтар пригнулась, пропуская над головой выстрел эльфийки, и приготовила новое заклинание.
  Магическая атака Даина была быстрее. Гигантский ментальный молот врезался в рыцаря, отбрасывая ее в дальнюю часть помещения.
  Железоед тяжело выдохнул, но вместо того, чтобы расслабиться, тут же принялся перезаряжать все свое оружие.
  Когда старый дварф защелкнул барабан с патронами, раздался оглушительный вопль. Этот вопль буквально вцепился Даину в душу, и стремился изгнать ее из тела. Кровь в жилах похолодела, а все поддерживающие заклинания тут же рассеялись. На Железоеда навалилась волна боли и усталости.
  
  
  Глава 25. Луиза де Мендос.
  
  - Я так рада, что вы успели! - Она пожала руку высокому худощавому офицеру в форме команданта воздушного флота.
  - Для нас честь прийти вам на помощь. - Ответил он мягким проникновенным голосом.
  - Крепость в тяжелом положении. Мы потеряли две трети личного состава. Но с военной помощью 'Стального Странника' мы сумели продержаться. Сейчас, объединив силы с вашими десантниками и кораблями, мы сможем отбросить прейбенцев и их мерзких союзников из крепости! - Тут же радостно затараторила Луиза.
  Офицер мягко покачал головой, отчего очки в круглой оправе отразили отблески взрыва за окном. Это артиллерия десантного судна бомбила противника.
  - Увы, это невозможно. По нашей информации, к неприятелю подходит подкрепление, и их даже больше, чем изначальных сил.
  Ноги Луизы едва не подогнулись, и она инстинктивно зашарила рукой в воздухе, пытаясь найти опору. Но, не найдя ее, вынуждена была схватиться за рукав команданта.
  - Я вас понимаю. Но располагаю силами всего лишь двух воздушных судов с десантом. Это тысяча человек десанта. Слишком мало, чтобы удержать крепость.
  Де Мендос беспорядочно дышала. Пережитые события, под грузом новых новостей, давали о себе знать. Нервы девушки сдавали.
  - Но ведь есть еще подкрепление, которое идет к крепости. Мы держимся уже много часов. С вашей помощью мы продержимся до их прихода! - Не сдавалась генерал.
  Офицер пожал плечами.
  - Я, конечно, предоставлю вам мой десант и корабли. Но вы лишь обречете всех на верную гибель. Разве ваш долг, как командира, не заботиться о благополучии ваших солдат?
  Луизу как будто током ударило. Она вспомнила гневные слова Даина, когда тот обвинял ее в безответственности и говорил, что она повинна в гибели защитников крепости. Девушка опустила взгляд в пол.
  - Вы храбро сражались, генерал. - На узком лице с выделяющимися острыми скулами появилась ободряющая улыбка - Вы совершили невозможный подвиг, сумев продержаться так долго против подавляющего численно противника. Теперь же нужно принять правильное решение.
  Плечи девушки поникли.
  - Но... Это не я. Без Даина мы были бы все уже мертвы. - Потухшим голосом произнесла она.
  Луиза не заметила, как при упоминании имени Железоеда лицо офицера скривилось.
  - Не стоит переоценивать вклад этих нелюдей. - Суховато заметил он - Это всего лишь несколько сотен бойцов. Вы командовали крепостью, так что это - ваша заслуга.
  Девушка кивнула, и вновь посмотрела в лицо говорившего с ней человека.
  - Командант... - Начала она.
  - Цебайот. - Прервал он ее - Не надо так официально.
  - Командант, - Продолжила Луиза, проигнорировав его слова. - Вы говорили о правильном решении. На что вы намекали?
  Она подумала, что стоит взять себя в руки, и действовать дальше. Цебайот снова улыбнулся, услышав эти слова.
  - В первую очередь нас послали именно за этим. Эвакуировать высший офицерский состав из числа аристократов, и Воплощение Порядка, госпожу Мэйт де Лаури. Мой корабль висит над крепостью, а мои люди охраняют транспортный бот, который сможет нас всех поднять.
  Луиза выдернула свою руку из ладони команданта.
  - А как же мои люди? И гражданские в крепости? И Даин с его воинами? Как-же те, что сейчас сражаются?
  Цебайот тут же примирительно поднял руки вверх, стараясь ее успокоить.
  - Не волнуйтесь, мы поможем с эвакуацией. В крепости есть техника. У нас есть второй корабль. Я оставлю здесь десант, который поддержит оборону, пока все не покинут крепость. А что касается дварфов... Я бы не переживал так за них. Они спокойно вернутся к своему лендтрейну, и покинут крепость, как только госпожа де Лаури улетит с нами. Вы их не интересуете. Они здесь только ради нее.
  Крохотный огонек сомнения все еще тлел в сознании Луизы. Но Цебайот говорил вещи, с которыми она, во многом, была согласна.
  - Думайте быстрее, генерал, очень вас прошу. Если враг сумеет сбить или сильно повредить корабли, мы точно будем обречены. А убрав из крепости Воплощение, вы резко ослабите интерес врага к оставшимся в ней защитникам. Подумайте сами, они ведь напали именно ради того, чтобы завладеть Воплощением Порядка. Их не интересует вторжение в страну. Им, по сути, даже не зачем будет продолжать бой.
  Слова Цебайота звучали разумно. И это выглядело наилучшим вариантом спасти ситуацию. Даже Даин говорил, что Мэйт нужно убрать из крепости. Но за то теперь ее увезет не дварф на своем лентрейне неизвестно куда. Она улетит на военном корабле Саберийской Империи, под ее, Луизы, защитой. Так что получается, в конечном итоге, все принятые ей решения были верными.
  Луиза согласно кивнула, и командант приказал сопровождавшим его солдатам готовиться эвакуировать важных персон.
  
  Барк с 'Лимпиезы', так назывался десантный корабль, которым командовал Цебайот, представлял из себя небольшое суденышко с подъемным баллоном в бронекорпусе. Высокие борта были дополнительно оснащены противопульными экранами, а на крыше рубки, на носу и на корме располагались спаренные крупнокалиберные пулеметы.
  Пока все грузились, Луиза подошла к краю башни и посмотрела вниз, на ее объятый пламенем и дымом замок. Сердце девушки обливалось кровью от мысли, что она покидает это место, бросая его на растерзание противника. Ведь именно здесь она стала генералом. Здесь она командовала несколько лет. Эта крепость и ее гарнизон, в каком-то смысле, стали для нее чем-то важным.
  - Пора, госпожа генерал. - Поторопил ее Цебайот.
  Луиза кивнула и направилась к трапу. Когда она проходила мимо борта судна, сверху на нее посмотрел десантник в шлеме с противогазом, стоящий за носовым пулеметом. Перед тем, как подняться по трапу, де Мендос еще раз осмотрелась, чтобы убедиться, что никого не забыли. Но на площадке крепостной башни стояли только воздушные пехотинцы в латах и с крылатым мечем в зубах у льва на рукавах формы - символом имперского воздушного флота. Они смотрели по сторонам, держа небольшие пистолет-пулеметы, похожие на металлические шприцы, с непропорционально большими магазинами, которые дугой шли от паза приемника к гофрированному кожуху ствола.
  Она поднялась по трапу, а сразу следом за ней Цебайот. Он тут же отдал приказ взлетать.
  - А десантники? - Поинтересовалась она.
  - Они помогу в крепости. - Спокойно ответил командант.
  Луиза подумала, что забавно - на одном барке аж два команданта. Ей захотелось сказать об этом Жименесу. Она посмотрела по сторонам, но не смогла найти его.
  - Цебайот, а где мой зам, командант Жименес? - С тревогой в голосе спросила она.
  - Он изъявил желание остаться в крепости, чтобы руководить эвакуацией. Он достойный офицер, а его поступок важен для ваших солдат.
  Затем он склонился к самому уху генерала и негромко произнес.
  - Вы же не хотите, чтобы все подумали, будто вы бросили своих людей на произвол судьбы?
  Луиза от этого замечания похолодела, и покрылась испариной. Ей стало страшно, и она инстинктивно нащупала оружие. Шпага была на месте, а вот подаренный Даином пистолет - нет. Луиза вспомнила, что он так и остался в штабе, где она бросила его на стол после ссоры с дварфом. Девушка посмотрела вверх, где рос в размерах десантный корабль. И она почему-то почувствовала себя очень беззащитной без этого подарка старого бородача.
  
  Глава 26. Абигайл Альварес
  
  Абигайл, пошатываясь, зашла в штаб. Она хотела доложить генералу об обстоятельствах боя и о големах, которые были страшной угрозой, справиться с которой без помощи дварфов, по ее мнению, не представлялось возможным. Да и она вообще мало что помнила. Последнее, что сохранилось в памяти об этом бое, это как ее впечатало в стену после глупой попытки задержать голема. А затем она открыла глаза от того, что пехотный медик сунул ей нашатырь под нос. Дварфов поблизости уже не было. Рядом был только незнакомый человек, который представился Дисом, а затем убедился, что она в норме и ушел.
  Дверь в штаб оказалась открыта. А охраны не было. Абигайл не сразу придала этому значение. Но вот следующая картина ее шокировала.
  Солдат в форме имперской воздушной пехоты неторопливо погружал армейский нож в грудь командата Жименеса, зажав ему рот ладонью.
  - Ааа... Что здесь происходит. - Девушка не сразу сообразила, что к чему, поскольку последствия удара давали о себе знать. Она все еще очень туго соображала.
  Воздушный пехотинец вздрогнул, быстро вогнал нож до конца и дернул на себя. Из груди Эссуа тут же вырвался фонтан крови. Тело командата обмякло в кресле, где его прирезал неизвестный.
  - Кто вы такая? - Задал вопрос пехотинец, а его рука потянулась к пистолет-пулемету.
  И тут до Абигайл дошло. Страх тут же прояснил голову. Она подалась назад, но уперлась спиной в большой стол с картой. Ее рука принялась вслепую шарить по столу, пытаясь найти хоть что-то для своей защиты. Ведь никакого оружия при ней не осталось.
  Солдат уже поднимал ствол, когда рука капитана наткнулась на пистолетную рукоять. Пистолет был в кобуре, но палец легко нащупал застежку. Девушка мысленно молилась, чтобы оружие было заряжено.
  - Капитан Абигайл Альварес. Командир рыцарского отряда, прикомандированного к крепости. - Произнесла она, пытаясь потянуть время.
  - Капитан, вы славно сражались. Простите. - Произнес солдат.
  Грохнула очередь из пистолета-пулемета. Абигайл рухнула вниз, пытаясь уйти с линии огня. Тело обожгло в нескольких местах, но она не обратила на это внимание. Кувыркнувшись через плечо, чтобы не дать в себя прицелится, она передернула затвор, направила пистолет на убийцу команданта и выстрелила.
  К ее облегчению, оружие было заряжено. Пули легко пробили солдатскую кирасу и шлем. Пехотинец несколько раз дернулся и шумно рухнул лицом в пол.
  Абигайл хотело облегченно выдохнуть, но на звук стрельбы в штаб заглянули еще два воздушных десантника. Девушке хватило одного взгляда на них, чтобы понять, что эти твое так же не настроены на мирное общение. Пистолет в ее руке дернулся еще четыре раза, и затвор замер в заднем положении, подсказывая, что обойма пуста. В дверях тело десантника сползало по косяку, а второе лежало в коридоре у входа.
  Капитан рыцарей шлепнулась на задницу, пытаясь прийти в себя от происходящего. В голове билась только одна мысль - ее пытались убить саберийские солдаты. Зачем?
  А потом пришла боль. Оказывается, первый пехотинец все же попал. Пули прошли по касательной, в двух мест пробив покореженные латы. Но она отделалась парой неглубоких ран, едва глубже кожного покрова. А вот переломанные кости и связки с мышцами болели куда сильней. К тому-же, давали о себе знать старые ранения. Девушка поняла, что едва может шевелиться. Но и оставаться безоружной ей не хотелось.
  Абигайл посмотрела на пистолет. И с удивлением обнаружила, что держит в руках подарок Даина генералу Луизе. В голову стали закрадываться самые разные мысли, но она тут же отмела их. Кто-кто, а Луиза де Мендос точно не даст себя прикончить паре пехотинцев-предателей. Так что этому пистолету есть другое объяснение.
  Собравшись с силами, Абигайл кое-как встала по подошла к столу. Каждый шаг отдавался болью в ребрах. Дыхание перехватывало. Наконец, достигнув цели, она взяла кобуру и несказанно обрадовалась, что к ней прилагались аж три запасных обоймы.
  'Живем' - подумала девушка. А потом решила, что неплохо бы позаимствовать оружие предателей. Дварфийский пистолет был, конечно, просто отличным. Но с пистолет-пулеметом было как-то сподручней.
  Сняв с трупа оружие и боеприпасы, Абигайл тщательно его обыскала. Судя по документам, это был солдат воздушной пехоты, прикомандированный к десантному судну 'Лимпиеза'. Но с чего ему убивать команданта Жименеса? И, даже если командант чем-то на столько провинился, зачем пытаться убить ее? Уж она точно была уверена, что ее совесть чиста. Вопросов было больше, чем ответов. Которых, к слову, не было ровным счетом ни одного.
  Абигайл как можно скорее постаралась прийти в себя и, покинув штаб, направилась к месту, где сейчас логичней всего находилась генерал де Мендос. А именно - к подземному ангару. Именно там, в случае чего, все должны были собраться для эвакуации.
  Двигаясь по коридорам крепости, она трижды натыкалась на трупы саберийских солдат. Судя по их позам и расположению пулевых ранений, в основном им стреляли в спину.
  Капитан продвигалась короткими переходами, стараясь давать себе короткие передышки и не рисковать понапрасну. Она совершенно не тешила себя иллюзиями. Рыцарь до сих пор была жива просто потому, что ей несколько раз очень крупно повезло. Иначе, ее жизнь оборвалась бы еще в окопах за внешней стороной стены.
  Была и другая проблема. Пока она шагала по каменным коридорам, периодически пересекая места боевых столкновений, где ей приходилось аккуратно обходить многочисленные трупы, в ее голову лезли мысли, которые она отчаянно гнала прочь.
  'Почему враг оказался на столько силнее их? Почему генерал пропала? Почему их убивают солдаты империи?'
  Абигайл понимала, что эти мысли ни к чему хорошему не приведут. Кодекс рыцарей ее ордена учил, что зарождающееся сомнение подобно пробивающемуся ручейку, который со временем превращается в речной поток, растачивая камни моральных ценностей и устоев.
  'Я - имперский рыцарь! Я не должна сомневаться в Саберийский Империи и в генерале Луизе!'
  Но сказать, это одно. А сделать - совершенно другое. И она продолжила свое шествие по крепостным коридорам, превратившимся в настоящие лабиринты смерти.
  Казалось, что с момента ее выхода из штабной комнаты, прошло несколько часов. Все тело нещадно болело. Доспехи, в которых она обычно чувствовала себя уверено и комфортно, сейчас превратились в настоящее орудие пыток. Они давили на уставшее тело и постоянно тревожили раны. Поддоспешник немилосердно натирал потное тело в местах, где она, впопыхах меняя латы, неаккуратно их надела. Висевшая в воздухе вонь от запаха пороха, гари и крови, казалось, душила ее. Но нужно было идти дальше, и она шла.
  На половину пути, Абигайл набрела на группу саберийцев. Услышав родную речь, девушка сначала напряглась, поскольку это могли быть предатели из числа воздушной пехоты. Так что она решила некоторое время идти в отдалении. Но по манере речи и специфическому жаргону Абигайл распознала, что это солдаты из крепостного гарнизона. С их слов она поняла, что крепость фактически потеряна. Оборона прорвана в нескольких местах, связи с командованием нет. Генерал и практически весь высший офицерский состав или исчезли, или убиты.
  Абигайл решила, что нужно присоединиться к ним, поскольку, судя по маршруту, они так же направлялись к точке эвакуации. А вместе идти сподручней. Да и нужно предупредить их касательно воздушной пехоты.
  Но едва девушка собралась с силами, чтобы нагнать солдат, как послышался резкий лязг стали по камню. Это звук за последние несколько часов стал до боли знаком рыцарю и въелся в ее подсознание. Свежеватель, как называли этого некромонстра дварфы.
  Абигайл запаниковала. Едва шевелящаяся, с непослушными мышцами, ноющими ранами и переломанными костями, она могла только засунуть себе яблоко в рот и принять позу поаппетитней, чтобы после нарезки выглядеть, как красивое блюдо.
  Девушке оставалось замереть и молиться, что солдаты смогут расправиться с чудовищем. Но чуда не произошло. Солдаты заметили нежить слишком поздно. Сначала раздались панические крики, затем хаотичные выстрелы. По лязгающим звукам Абигайл поняла, что свежеватель сделал финальный рывок. И затем крики паники сменились на звуки рассекаемой стали и плоти. Вопли ужаса и боли заполнили все пространство коридора, в котором находилась Абигайл.
  Девушка прижалась к стене и наставила пистолет-пулемет проход, из которого могло в любой момент появиться чудовище.
  Раздался смачный удар, в котором капитан явственно расслышала звук сминаемой кирасы и хруст ломающихся костей. Создавалось ощущение, как будто молотом пытались отбивать свинью в кирасе.
  В коридор, по которому шла Абигайл, вылетело окровавленное тело. Солдат был еще жив. Он отбросил остатки разрубленного щита, пальнул из винтовки и, поскуливая, принялся ползти в сторону рыцаря.
  Абигайл сжалась от страха. Она понимала, что нежить придет за недобитком. И тогда свежеватель увидит ее.
  Капитан принялась пятиться, стараясь найти проход или нишу в стене, в которую можно было забиться.
  Пехотинец увидел девушку и протянул ей руку. На его лице была написала мольба. Конечно же, он узнал ее. Вся крепость знала капитана Абигайл Альварес - командира единственного рыцарского отряда во всем гарнизоне.
  - Капитан, спаси! - Взмолился он.
  Пехотинец полз, волоча за собой ноги. Лицо было разбито настолько сильно, что создавалось ощущение, как будто по нему били молотком. Кираса вмялась и сдавила грудь, наверняка сломав ребра. Правый наплечник был разбит. Левый рассечен, вместе с наручем. Видимо, тварь ударила и он закрылся щитом. Вся левая рука была в крови.
  - Капитан! Спаси, умоляю! - Кричал солдат, ползя в ее сторону.
  И тут она окончательно запаниковала. Единственный раз за всю свою жизнь, она испугалась так сильно, что готова была визжать от страха и отчаяния. И, самое страшное, она боялась и не хотела исполнить свой долг, как капитана рыцарей. Не хотела встать на защиту этого солдата. Она столько раз была на краю смерти сегодня, что сейчас ей отчаянно хотелось жить.
  Рука девушки нащупала углубление в стене, за гобеленом, изображающим имперский герб. В и этот же момент в проеме коридора показалась когтистая металлическая лапа.
  Едва дыша, Абигайл юркнула в свое укрытие. Ниша оказалась всего лишь углублением под различные надобности, а не дверью, как она рассчитывала.
  - Вернись, капитан! Спаси меня! - Кричал солдат, и в голосе его сквозило отчаяние.
  Абигайл замерла, боясь даже дышать. Раздался винтовочный выстрел. За ним еще один.
  - Вернись, ты, сука! Вернись, рыцарская мразь!
  Клацанье все приближалось. Сердце Абигайл билось невероятно быстро.
  - Нет! Уйди, гребанная тварь!
  Раздался свист разрезаемого воздуха, а затем резкий крик солдата.
  - Святая Дева, помоги мне!
  Очевидно, свежеватель хотел вдоволь намучить свою жертву. Раздался звук еще одного удара, и новый крик.
  - Капитан! Помоги мне, ради Святой Девы! Да помоги уже!
  Но Абигайл продолжала стоять в своем укрытии. За следующим ударом свежевателя не последовало крика. Только булькающие звуки. Видимо, когти вошли в легкие солдата. Затем раздался звук разрезаемой плоти и разлетающихся во все стороны брызг. Капитан едва сдержалась, чтобы не выдать себя нечаянным звуком.
  В наступившей тишине слышались только звуки работы механических частей свежевателя, и ее сердцебиение. При этом, ей казалось, что звук бьющегося сердца был самым громким, что вообще слышали в этом замке за прошедшие сутки.
  А потом свежеватель сделал шаг. И Абигайл почувствовала, как душа уходит в пятки. Потому что этот шаг был в ее сторону. Девушка готова была поклясться, что некромонстр знает о ней.
  И она не ошиблась. Нежить медленно приближался к ней. Будто упиваясь те страхом, который она вызывает в Абигайл.
  'Святая Дева, этот монстр знает... он знает, что я тут прячусь...'
  Девушке ничего не оставалось, кроме как приготовиться биться до последнего. Собрав остатки духовных сил, она приготовилась произнести литанию усиления. Свежеватель встрепенулся.
  С той стороны коридора, откуда она пришла, раздался топот солдатских сапог, а затем ругань и звуки автоматического огня.
  Гобелен полностью закрывал углубление, и Абигайл не видела происходящего. Но по звукам поняла, что воздушная пехота столкнулась со свежевателем и вступила в бой. Судя по всему, некромонстр успел добраться до них и парочку даже порвал. Правда, выдохнуть девушке так и не дали.
  - Паршивая нежить... Хосе, проверь, что этот монстр хотел найти за гобеленом? Может, там есть выжившие?
  Раздался звук приближающихся шагов. Капитан снова напряглась. Затем рука Хосе обхватила плотную ткань и потянула на себя.
  - Стоять, выродки!
  Снаружи завязалась перестрелка. Затем грохнул взрыв ручной гранаты. Воздушный пехотинец рядом с ее укрытием принялся палить в кого-то. После чего раздался резкий вскрик, и грохот от падения тела в кирасе. За гобелен завалилась окровавленная рука.
  - Тупые ублюдки! Думали, что можете просто так припереться в нашу крепость и отстреливать нас?! Вот вы и подохли, как собаки!
  Абигайл поняла, что это были солдаты из их крепости, и от облегчения осела на пол, едва не потеряв сознание от нахлынувшей слабости. Раны и невероятное напряжение последних нескольких минут вымотали ее окончательно.
  - Эй, там кто-то ест!
  Один из солдат отодвинул гобелен, но Абигайл уже не могла сосредоточить взгляда. Ее сознание как будто отодвигалось от происходящего, проваливаясь куда-то вглубь головы.
  - Капитан Альварес, мэм! Помогите, здесь капитан Альварес! Она теряет сознание! Похоже, у нее открылось несколько ранений!
  'Я всего лишь трусливая девка... Просто бросьте меня...' - Вяло подумала она, прежде чем окончательно отключиться.
  
  
  
  Глава 27. Ямия
  
  Восточница бесшумным призраком двигалась по коридору. В отличии от большинства бойцов лендтрейна, она рассчитывала не на прочность брони и огневую мощь. Ее сильными сторонами были незаметность, скорость, ловкость и невероятные рефлексы.
  Отряд прейбенских автоматчиков, взяв веревки, пытался пройти по верхним этажам и ударить господину Даину в спину.
  'Наивные' - Улыбнулась девушка под маской, скрывавшей нижнюю половину ее лица.
  Выскочив из-за угла, Ямия сделала выпад мечом, вонзив его прямо в открывшийся от удивления рот солдата. Острый наконечник прямого меча рассек горло и без труда прошел между позвонками. Раздался булькающий звук, когда гортань жертвы моментально заполнилась кровью и утопила крик боли. Крутанувшись вокруг своей оси, синоби в одно движение вырвала меч и ударом ноги отправила умирающее тело прямо в руки идущих позади товарищей.
  Прейбенцы вскрикнули от удивления и попытались оттолкнуть умирающего товарища. Ямия проскользнула вдоль пола и на выходе взмахом меча рассекла паховую артерию ближайшего противника. Стоящий рядом автоматчик тут же взял ее на прицел. Синоби просто поднырнула под линию огня, выхватив пистолет и выстрелив на вскидку. Пуля вошла в подбородок солдата и, пробив череп, вышла с другой стороны, проделав дырку в каске. Во все стороны брызнул фонтан содержимого черепной коробки, забрызгивая товарищей убитого.
  Прейбенцы наконец сообразили, что их атакуют. Оставшиеся в живых приготовились уничтожить внезапную угрозу. Ямия напрягла сознание, и исчезла.
  Синоби не просто стала невидимой. Она перешла на подпространственный план - Теневое отражение. В нем она переставала тесно взаимодействовать с материальным миром. Здесь не было воздуха и действовала совершенно иная физика. В Теневом отражении Ямия двигалась гораздо быстрее, а физический контакт с объектами, находящимися вне этого отражения, имел очень слабый эффект. Это означало, что находясь в теневом отражении, очень тяжело как получить рану от тех, кто находится в физическом мире, так и нанести сколь либо значимый урон им. Для этого необходимо было вынырнуть обратно.
  Отсутствие воздуха было не единственным ограничением на пребывание в Теневом отражении. Это подпространство не было предназначено для живых из материального мира, и, если бы не проклятая кровь Ямии, попасть сюда было бы невозможно.
  Синоби, для которой движения солдат даже в материальном мире были как будто они находились в ледяной воде, легко переместилась и произвела широкий рубящий удар. За мгновение до касания клинком первого противника, она вынырнула в материальный мир.
  Меч на огромной скорости рассек сразу двоих. Ямия извернулась, сохраняя инерцию, и в два коротких взмаха лишила третьего сначала руки, а потом и ноги. Как только ее клинок рассек плоть, она моментально ушла в отражение.
  Как через толщу затвердевающей воды, девушка услышала крик прейбенца, который матерился на родном языке, требуя ее немедленно показаться, чтобы он мог снести ей башку.
  Девушке показалось, что это весьма своеобразная угроза для человека в его положении. Вынырнув из отражения, она нанесла удар ногой в голову крикуну, который оказался офицером в чине старшего лейтенанта и командиром отряда. Голова незадачливого старлея наклонилась в бок под неестественным углом. Послышался хруст шейных позвонков, а потом инерция, переданная ударом Ямии, швырнула его тело в стену.
  Не прекращая движения, синоби крутанулась в приседе, подсекая одного и подрезая мечом другого противника. Подбитые ноги солдата взлетели выше головы, и он хорошенько приложился затылком об пол. А затем Ямия заботливо всадила пулю ему в голову и нырнула в Теневое отражение.
  Это была форменная бойня. Отряд из тридцати прейбенцев пытался поймать неуловимого убийцу, которая появлялась, убивала и снова исчезала. Автоматчики кричали, толкались, палили в пустоту и в любое резкое движение. Несколько из них оказались подстрелены своими же товарищами. С начала нападения прошло всего полторы минуты, а в живых осталось всего трое. И они в панике бросились бежать.
  Ямия вынырнула перед убегающими, в три коротких промелькнула между ними и остановилась. Прейбенцы сделали еще несколько шагов вперед, прежде чем сообразить, что мертвы.
  Синоби снова исчезла и появилась у поворота, из-за которого атаковала первого убитого. Все солдаты были мертвы. Ямия почувствовала, что ей требуется небольшой перерыв. Скачки в отражение потребляли внутреннюю энергию синоби. Но что-то не давало ей покоя.
  Девушка разбила выстрелами пару ламп и присела у стены в образовавшемся полумраке. При таком освещении ее темный костюм давал неплохую маскировку, но Ямия все же решила перестраховаться.
  'Тень всегда была мне родной.' - Мысленно произнесла она, и ее окутала пелена тени, сделав окончательно невидимой для обычного взгляда.
  Ощущение опасности никуда не делось. Скорее наоборот, оно медленно усиливалось. Как будто кто-то охотился на нее. Синоби решила затаиться и немного подождать, наблюдая из засады.
  Ожидание оказалось не долгим.
  Рывком отскочив в сторону, синоби вылетела из спасительной тени. В стену, где она только что сидела, вонзился меч. Прямо на уровне груди.
  'Бьет так, чтобы иметь больше шансов на попадание' - Промелькнула у нее в голове мысль.
  Клинок вырвался из стены и исчез, как будто втянувшись в воздух. Нырнув, она почувствовала, как поток воздуха прошелся по волосам. И над ее головой вонзился следующий клинок. А затем снова исчез.
  'Невидимый. Хамелеон? Это врятли... Магия?'
  Перенос веса на другую ногу. Меч прошел в паре сантиметров. Рывок в сторону и снова она опередила оружие на доли секунды. Присед, и меч просвистел над головой. Шаг назад.
  Клинок вонзился в стену перед ее лицом. Оружие было длинным, размером с полноценный одноручный клинок. Без гарды. Утяжеленный к концу, он сужался ближе к рукояти. Наконечник ушел в стену сантиметров на пять. Сила, с которой неизвестный нападавший метал свои клинки, впечатляла. А еще, пятна засыхающей крови на оружие имели неестественно зеленоватый оттенок.
  'Яд'
  Выхватив меч, Ямия парировала следующий выпад. Вражеское оружие проскользило вдоль ее клинка, высекая искры. Вскинув руку, синоби выстрелила несколько раз в места, где мог находиться неизвестный убийца.
  Три пули ушли в молоко, а четвертая ударилась о металл. На доли секунды в воздухе проступил силуэт.
  Высокий. В маске и капюшоне. На теле добротная кираса, соединенная ремнями с наплечниками. Наручи и поножи. К наручам крепились цепи. Очевидно, именно благодаря им он манипулировал клинками. Мечей оказалось четыре. Но самым примечательным были прорези для глаз в маске. За ними не было глаз. Лишь пустота с отсветом магии некромантов.
  'Нет глаз?' - Озадачено подумала Ямия.
  Силуэт исчез так же быстро, как и появился. Последнее, что успела заметить синоби, это следующую атаку.
  Взмах меча отклонил вражеский клинок, и тот отскочив от стены, исчез. Изогнувшись, Ямия ушла от второго броска. Еще один взмах меча, сноп искр и третий клинок отлетел в сторону.
  Она не могла видеть ни его, ни бросков его оружия. Девушка сражалась, полагаясь исключительно на отточенные инстинкты и чутье. В такой ситуации, она могла только обороняться.
  'Пора менять расклад.' - пронеслось в голове у Ямии.
  Шаг вперед. Четвертый меч скользнул вдоль ее клинка, стремясь к телу. Левая рука с пистолетом прижала наручем чужой меч к ее, оружие с противным скрипом прошло пару сантиметров и замерло.
  Любой другой на ее месте, скорее всего, дрогнул. И тогда брошенный клинок вошел бы глубоко в грудь, стремительно распространяя яд по крови. Но Ямия действовала спокойно и хладнокровно. Зафиксировав вражеский клинок, синоби спокойно нажала на курок.
  Пистолет несколько раз дернулся в руке, и затвор замер в заднем положении. Противник увернулся, но не успел отдернуть застрявший меч.
  Ямия подпрыгнула, и, крутанувшись вокруг своей оси, прижала цепь к полу обеими ногами.
  'Тьма - моя мать. Покажи того, кто должен умереть'
  С руки девушки соскользнула темная дымка, и, упав на прижатую цепь, тут же начала расползаться по ней. Спустя пару мгновений, она четко видела того, кто охотился на нее. Мгла, стремительно пробежав по цепи, разрушила вуаль невидимости, которая осыпалась, как сухая скорлупа. Теперь Ямия отчетливо видела своего противника. А вот он явно был не рад такому повороту событий.
  Со стороны нападавшего раздалось нечто неразборчивое. И он рванул вперед.
  Сразу три клинка, один за другим, рассекли пространство. Подпрыгнув, она пропустила над собой первый. Он вошел в стену, и цепь, тянущаяся за ним, хитрым манером окутала пространство вокруг, рассчитывая зацепить убийцу, если та захочет уклониться как в прошлые разы.
  Второй меч она отбила прямо в воздухе, но третий уже не успевала.
  Гарпун из спрятанного в наручи газового самострела вонзился в потолок, потянув за собой тонкий стальной трос. Ямия схватилась за него, и резко дернула на себя. Третий меч так же прошел ниже. Извернувшись, она оттолкнулась от потолка и, как снаряд из баллисты, полетела на встречу противнику.
  Когда до их столкновения оставались доли секунды, она нырнула в отражение. Время замедлилось и Ямия, извернувшись, изменила траекторию полета. А затем вынырнула обратно.
  Убийца выбросил вперед руку, из которой вылетел скрытый нож. Он пронзил пространство там, где мгновение назад была Ямия. Брошенное оружие едва разминулось с летящим ему на встречу четвертым мечем, на цепи от которого стояла девушка. Не уйди она в отражение, он бы вонзился ей в спину.
  Синоби, вынырнув, нанесла широкий рубящий удар. Клинок вспорол воздух, образовав мощную ударную волну. Брызнули икры, в разные стороны полетели куски металла. Нагрудник на боку убийцы разлетелся металлическими осколками.
  Он увернулся.
  'Чего?' - Удивленно подумала Ямия, никак не ожидавшая, что вражеский убийца уйдет от такой быстрой атаки. Она замешкалась всего на долю секунды, и тут же проглядела следующую атаку.
  Хлесткий удар цепью отправил ее в короткий полет, который закончился ударом о стену. Воздух вышибло из легких, а перед глазами заплясали искры. Зрение потеряло фокусировку. Сквозь плывущее пятнами изображение она разглядела, как убийца отправляет в ее сторону сразу четыре клинка. Она понимала, что они пригвоздят ее к стене раньше, чем она начнет падать вниз.
  'Шаг в пустоту'
  С громким хлопком время изменило свой ход. Извернувшись, она оттолкнулась от стены прямо в сторону летящих в нее клинков. И нырнула в отражение. В этот раз ее скорость в Тени была в несколько раз выше. Благодаря 'шагу в пустоту', она в прямом смысле могла отталкиваться от воздуха. Легко уклонившись от мечей и гибких цепей, по которым бежали зеленоватые молнии, она вынырнула наружу, выхватывая второй рукой короткий клинок.
  Снова брызнул металл. В этот раз ее меч на умопомрачительной скорости пробил наруч, которым убийца попытался защититься, и по самую гарду ушел в предплечье. Но острие лишь рассекло край капюшона. Из-за того, что оружие было в его теле, он сумел отвести удар.
  Ямия тут же отпустила меч и, не теряя скорости, ударила вторым, коротким. Ее противник слегка сместился, и острие лишь скользнуло по наплечнику. А вот от удара коленом он уклониться уже не смог.
  Боль пронзила тренированное тело синоби. Наколенник разнесло в клочья и, похоже, она основательно травмировала само колено. Но противнику досталось сильней. От силы удара его отбросило назад. Уже поврежденный нагрудник потрескался и рассыпался. Его хорошенько приложило о стену.
  Ямия приземлилась на ноги и тут же рванула в атаку. Но в последний момент вынуждена была оборвать свой рывок, чтобы уклониться от веера метательных ножей, которые выбросил убийца, достав их неизвестно откуда. Ее тело изогнулось, пропуская в опасной близости от себя поток холодной стали. Противник метал ножи широким веером, понимая, что она может уйти с линии броска, и другого способа избежать попадания просто не было.
  На выходе она получила хороший пинок. В живот как будто ударили стальным рельсом. В этот раз было гораздо больнее. Едва не вырубаясь, она подлетела от пинка, и тут же осела на землю. Второй удар ноги подбросил ее вверх. Убийца взмахнул руками. И тут Ямия поняла свою ошибку.
  Молнии, которые бегали по цепям, были не обычными. Благодаря этой странной магии, он свободно управлял длинной этих самых цепей. И гораздо лучше контролировал их, чем просто усилиями рук.
  Вокруг ее тела образовалась ловушка из цепей, которая окутывала ее, как паутина жертву. Зеленые огни в глаза убийцы вспыхнули ярче.
  Выстрелили встроенные самострелы. Гарпуны вонзились в пол и в потолок, пройдя сквозь звенья цепей. Размотавшись, тонкие, как проволока, стальные тросики заблокировали цепь, не дав ей сомкнуться. Ямия свела руки вместе и выстрелила еще раз, а затем еще и еще, продолжая сковывать вражеское оружие.
  Удар убийцы пришелся в перекрестье переплетенных тросов, связанных вместе хитрым замком. Образовавшаяся паутина полностью сковала цепи противника. Ямия перезарядила пистолет и выпустила обойму практически в упор. Пули прошили тело убийцы, уже не защищенное кирасой, оставив за собой аккуратные дырочки.
  А потом она едва увернулась от его следующей атаки. Метательный нож прошел в опасной близости от головы. Ямия отскочила назад, пытаясь понять, что происходит.
  'Почему он все еще жив?' - Недоумевала синоби.
  Она точно видела, что трижды попала в его сердце. А остальные пули плотно нашпиговали легкие. Но он двигался и атаковал в полную силу!
  Убийца подпрыгнул и, оттолкнувшись от потолка, метнулся к ней. В в его занесенной для удара руке зеленой вспышкой возник меч.
  С громким звоном разлетелся пистолет, которым она заблокировала атаку. В следующую секунду она изогнулась в обратном кульбите, поскольку ей едва не снесло голову ее же мечем, торчащим из руки убийцы.
  Еще одна атака. Ямия нырнула в отражение, и появилась за его спиной. Захват левой руки, подсечка и присед. Противника впечатало в пол, а левая рука оказалась в захвате. Обхватив захваченную руку своей ногой, синоби вырвала из раны меч, и занесла его для удара.
  В захваченной руке появился меч. Зеленая вспышка разрасталась, грозя вонзить материализованное оружие девушке в спину. Интуиция девушки вкупе с наложенной меткой Тьмы спасла Ямии жизнь. Вместо того, чтобы ударить мечем, она резко распрямилась и отпрыгнула в сторону, высвобождая противника из захвата. Убийца тут же вскочил и бросился на нее.
  В воздухе замелькали мечи. Мертвец фехтовал просто отменно. Он работал обоими руками с такой скоростью, что Ямия едва успевала защищаться. В каждый свой удар он вкладывал полную силу, так что блокирование атак отдавалось в руках девушки. Если бы не ее короткий клинок, нежить непременно зарубила синоби. Парировать все это одним мечем было просто нереально.
  Она отходила, ныряла, уворачивалась. А он пер на нее, как танк, осыпая ее градом ударов. Проблем добавляло то, что он абсолютно спокойно мог метнуть в нее меч, и тут же материализовать в руках другой. Ямия прекрасно понимала, что если она получит хотя бы одну рану, то яд ее прикончит.
  Меч взметнулся вверх, отводя удар. Как только их оружие столкнулось, убийца отпустил рукоять своего и его рука прошла мимо ее защиты. А затем в ней возник другой меч. Ямия парировала его коротким мечем и выстрелила из самострела в наруче последним гарпуном. Убийца блокировал его своим оружием во второй руке и тут же метнул его в девушку. Ямия отклонила корпус в сторону, уходя с линии атаки. Но мертвец моментально призвал новый меч и рубанул резко рубанул.
  'Шаг в пустоту'
  Мир снова замедлился. Ямию едва не вырубило от перенапряжения. В голове как будто взорвалась граната. Синоби сжала зубы и нырнула в отражение.
  Вышла она уже над его головой. Короткий меч на огромной скорости несся к его голове. Но противник, демонстрируя невероятную скорость и умение предугадывать ее атаки, снова успел закрыться, блокируя удар сразу двумя руками. Он словно видел ее в Теневом отражении, и моментально реагировал. Клинок замер в нескольких миллиметрах от лица убийцы.
  Ямия отпустила рукоять и, схватившись за руки противника, крутанулась, используя дичайшую инерцию от набранной в отражении скорости. Перехватив в полете ногами голову мертвеца, она изогнулась и швырнула его в стену.
  Тело нежити с силой выпушенного из пушки снаряда впечаталось в камень. От удара голова расплющилась, лопнув, как перезрелый арбуз, и нежить шлепнулась на пол. Следом за ним рухнула от усталости сама Ямия.
  Ей потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с силами. Если бы в этот момент рядом показались даже обычные солдаты. Да кто угодно, желающий причинить ей вред, даже полуслепой инвалид, синоби ничего не смогла бы сделать. Противник оказался очень сильным, а бой крайне опасным. Любая ошибка могла стоить ей жизни. Ямия почувствовала, как между лопаток пробежал запоздалый холодок. Она впервые дралась с кем-то, кто мог прочитать ее атаки через Теневое отражение.
  Придя в себя, синоби первым делом подобрала мечи и перезарядила обоймы с гарпунами. А затем присмотрелась к телу убийцы.
  К ее удивлению, она не увидела крови или чего-либо подобного. Не было даже мозгов. Просто треснувшая черепная коробка. Ни разу до этого синоби не сталкивалась с подобным существом.
  'Даин...' - Подумала она, поняв, что слишком много времени и сил потратила на схватку с этим убийцей. Некогда было гадать, что это за неизвестная фигня.
  'Надо помочь господину. Если тут такой противник, то с чем же придется столкнуться ему?'
  С этими мыслями девушка спряталась в тень, быстро восстановила силы и бросилась на помощь своему господину. По дороге она увидела, как на главной башне в воздушный барк грузятся люди. Среди них она разглядела Луизу и Мэйт. Синоби молча приготовила противогаз.
  
  
  
  Глава 28. Даин Железоед.
  
  Старый дварф тряс головой и стучал по шлему, стараясь прийти в себя и прогнать из ушей остатки невыносимого вопля.
  Крик раздался еще раз. Казалось, в нем была сосредоточена боль столетий, которая волной печали и ненависти стремилась вырвать жизни тех, кто услышал этот голос, чтобы принести в жертву их на алтарь своих страданий.
  Даин охнул и едва не рухнул на землю, сумев вовремя опереться на верный щит. Удар тяжелых наколенников поднял с каменного пола клубы пыли.
  - Даин Железоед! Склонись пред моими глазами!
  Голос, лишенный эмоций, постарался выдать нечто вроде торжественности. Но вышло так себе.
  - Триор... - Прохрипел старый дварф, кашляя. Во рту появился ощутимый привкус крови. В глазах было темно.
  'Если эта чертовщина повториться еще раз, я точно Морадину душу отдам' - Подумал Железоед, стараясь собраться с силами.
  - Даже не пытайся сопротивляться, почтенный глава клана Железных Холмов, Даин Железоед. Хотя та, чей голос едва не убил тебя, обращалась к тебе по-другому.
  Даин усилием воли собрался и сумел выпрямиться. Зрение прояснилось, и он смог рассмотреть фигуру Триора. Он был облачен в изукрашенный доспех, из-под которого торчали длинные полы одежды. Что не говори, но Король Тишины любил помпезность.
  Но Даина волновал не старый некромант. Его внимание привлекла фигура рядом. Она показалась до боли знакомой.
  'Быть того не может...' - Глаза дварфа расширились - 'Ария...'
  Девушка была прекрасна даже после смерти. Ее волосы, некогда ярко алые, выцвели, но все так же развевались пышной копной. Правда, теперь от них исходила зеленоватая аура магии некромантов. Красивое лицо с четко очерченными чертами было смертельно бледным. И все же таким до боли родным.
  - Ария... - прохрипел он с болью в голосе.
  Девушка, некогда бывшая величайшим огненным магом в истории этого мира, сейчас источала ауру смерти и скорби. А еще неиссякаемой ненависти, которая была направлена против него - Даина Железоеда.
  - Прекрасная картина. Легендарный дварф готов пасть ниц! Так что же ты ждешь, Даин?! Пади на землю, склони колени! И тогда я пощажу тебя и твоих людей!
  В этот раз эмоции Триора звучал практически как живой.
  - Пошел нахен, молокосос! - Выругался в ответ Даин, оглядываясь по сторонам.
  Пока он сражался с рыцарями, отдав приказ об отступлении, битва переместилась в глубину крепости. Судя по звукам, там Триор и его бойцы изо всех сил сдерживали натиск противника.
  - Никто не придет тебе на помощь. Твои солдаты защищают свои жизни. Твой снайпер убита криком банши. А к твоей убийце, которая так предано служит тебе, я отправил того, кто заберет ее к себе на тот свет. Ты остался один, Даин. Так что смирись и склони голову. И тогда я буду милостив.
  Железоед украдкой посмотрел на хронометр.
  - И откуда у такой мелкой сошки, как ты, такие силы? Тебе не под силу создать банши из Арии и убийцу, способного сладить с Ямией.
  Триор рассмеялся, артистично разведя руки в разные стороны. Вокруг его ладоней появилась магическая аура магии мертвых.
  - Ты дерзок даже сейчас, когда тебе стоит умолять о пощаде? Да, ты стоишь того, чтобы победить тебя любыми силами. Сколько ты крови из нас выпил, Даин... Ты хоть представляешь?
  Между Даином и некромантом было метров десять, не меньше. И он явно не спешил подходить ближе.
  - Так что, я прав? Кто кинул тебе эту подачку, Триор?
  Некромант рассмеялся. В этот момент он очень походил на живого.
  - Мой Истинно Вечный господин сказал мне, что если я притащу тебя к его ногам живым, то он одарит меня так, как я мечтать не мог. Хотя, он одарит меня, даже если я преподнесу ему только твою голову.
  Железоед откинул забрало шлема и сплюнул под ноги.
  - Ты, шавка Влада, сам по себе просто пустое место. Давай померимся силами лично, и я тебе популярно объясню, насколько ты ничтожное говно.
  Триор стал задумчиво поглаживать маску. Было видно, что он наслаждается каждым моментом своего триумфа.
  'Насколько же ты ненавидишь меня, гребанный трупак?' - Подумал старый дварф, следя за некромантом.
  - Знаешь, это звучит... - Триор выдержал паузу - ... невероятно глупо!
  Некромант щелкнул пальцами, и новый вопль банши потряс помещение. Железоед побледнел. Рассудок затуманило болью, которую он сумел отогнать лишь невероятным усилием воли. Его взгляд снова устремился на Арию. И глаза старого дварфа наполнились слезами. Ария... Во времена, когда он был еще молод, и только-только узнал, как устроен мир на самом деле, она была Воплощением Огня. Одним из сильнейших. И ка как же она была хороша... Вечно неутомимая, веселая, искрящаяся жизнью и такая прекрасная. Она полюбила его, вечно ворчливого дварфа. А как он любил ее. И вынужден был убить своими руками...
  - Ты меня совсем за идиота держишь, Железоед? Насколько же ты высокомерен? Мой повелитель не одно столетие готовил эту банши, и исключительно ради этого момента. О да, он позаботился о том, чтобы взрастить в ней адскую пропасть ненависти к тебе. И, как он сказал, когда-то она тебя любила. Каково это - умирать от вопля банши той, которая была от тебя настолько без ума, что пожертвовала ради тебя жизнью? Захватывает дух, правда?
  Даин сжал кулаки. Внутри закипала ярость, придававшая ему сил. Нет, он не сдастся и не умрет до тех пор, пока эта собака навечно не закроет свою тухлую пасть!
  'Мерзкий ублюдок!' - Пронеслось у него в голове - 'Я тебя не просто убью, а заставлю мучаться так, чтобы ты в Преисподней рыдал от одного моего имени!'
  - Ты обещал, что Железоед будет моим трофеем! - Властный молодой голос прервал их диалог.
  Даин и Триор посмотрели на говорившего. Им оказался Адалрик фон Зест. Окруженный рыцарями-телохранителями, он выглядел не менее надменно, чем Триор.
  - Я пожертвовал уймой сил, чтобы получить жизнь Даина! А Воплощение улизнуло из моих пальцев! Проклятая де Мендос сбежала вместе с ней на десантном судне! И мне остается только этот трофей! Триор, его жизнь - моя! - Адалрик угрожающе ткнул в некроманта пальцем.
  Триор в ответ лишь усмехнулся.
  - Отлично... Иди, возьми его жизнь, надменный герцог...
  Король Тишины поклонился, жестом приглашая фон Зеста получить то, что он требует.
  Адалрик замешкался. И этого было достаточно.
  'Отец мой, божественный кузнец. Даруй мне свое благословение, что обещано за деяния мои. Снизошли волю свою, и дай мне право твое, как верховного бога, творить порядок именем Закона'
  Банши зашипела, а некромант испуганно вздрогнул.
  - Ты не уйдешь от меня, Железоед! Я заберу твою душу с собой! Ты предал меня, но я нашла тебя, и ты навсегда будешь моим! - Закричала Ария, и издала вопль, в который вложила всю свою ненависть к Даину.
  Адалрик и охранявшие его рыцари повалились с ног, не в силах даже пошевелиться, хотя удар от крика пришелся по ним по касательной.
  Железоед твердо встал на ноги и поставил щит рядом с собой, закрыв забрало шлема. Крик Арии ударил по нему всей своей ужасающей мощью. Он выстоял только благодаря своему нереальному упрямству и нежеланию признавать поражение.
  - Прости меня... - Прошептал он одними губами. А затем он заговорил.
  - От начала Времен существует Закон! Закон, что Богами для мира сотворен!
  Голос старого дварфа был торжественным и громыхал на весь зал. После первых произнесенных слов, посторонние звуки как будто отступили, а воздух стал пропитываться обволакивающей энергией, в которой даже несведущий мог легко почувствовать первозданную волю Богов.
  - НЕТ! УБЕЙ ЕГО! - Закричал Триор. Тело некроманта скорчило.
  Но Ария больше не могла кричать. Она замерла, глядя на Даина. Бледность с лица начала отступать по мере того, как рассеивалось проклятие банши.
  Из-за спины Триора, из тени, выступила фигура стрелка. В его руках было длинная винтовка. Он присел и вскинул оружие, плавно прицелившись. Железоед видел его, но он не мог прервать начатое. Хотя и понимал по тому, как стрелок проделал все вышеописанное в одно отточенное движение, что он не промахнется.
  - Тот Закон сотворен, чтобы Хаос ушел! Чтобы время текло, как река в бесконечность! Чтобы волей Богов к нам Порядок пришел!
  Триор застыл. Маска на его лице отпала, обнажая оголенный череп вместо лица. Ария смотрела на Железода, и ее взгляд был живым.
  Стрелок плавно нажал на спуск. Винтовка дернулась, выпуская тяжелую пулю, которая ударила прямо в шлем.
  Разлетелся в разные стороны металл, брызнув фонтаном осколков. Легендарная дварфийская сталь не выдержала мощности патрона. Вся левая сторона лица Даина покрылась ранами. Нереальная боль пронзила старого дварфа, когда осколки пули размолотили его левый глаз.
  - Именем Закона, да восстановиться Порядок!
  Время замерло. Точнее сказать, замерло пространство, на которое распространялось действие Силы Закона.
  'Прости меня... Прости меня...' - Мысленно повторял Даин, глядя на Арию.
  'Глупый, старый, упертый дварф. Даже если бы мне пришлось тысячу раз умереть, я пошла бы на это с улыбкой.'
  Он услышал ее мысли. Была ли эта частичка силы самой Арии, или же божественная помощь его покровителя, Морадина, он не знал. Но на душе стало гораздо легче. И как же приятно услышать ее голос еще раз, пускай даже последний.
  Что-то изменилось в самом мироздании. Все как будто встало на свои места. Это было божественное вмешательство.
  Триор орал и корчился, когда его настигли все те годы, которые он обманывал время и убегал от смерти с помощью запретной магии некромантии. За доли секунды он испытал несколько столетий смерти.
  Ария продолжала смотреть на Даина. А потом просто исчезла в ослепительной вспышке пламени.
  Железоед снова рухнул на колени и однозначно поцеловал пол, если бы не рука, продетая в держатель щита. Щита, что продолжил стоять, удерживаемый от падения весом закованного в доспехи дварфа.
  Откат от обращения к Морадину и использования божественного дара, позволившего обратиться к силе Закона, были чудовищны. Он берег этот дар на случай, если придется все же убить Влада или же столкнуться с Хаосом. Но не колеблясь ни мгновения, использовал его, чтобы освободить душу Арии из тисков проклятия некромантии.
  Даин тяжело дышал. Единственный целый глаз заволокло кровавой дымкой. Раны нещадно болели, и тело начинало неистово ломать от перерасхода духовной энергии.
  'Один ублюдок готов!' - Подумал Даин, пытаясь собраться с силами - 'Теперь нужно наказать второго'
  Даин начал подниматься. С диким ревом, поддерживаемый только яростью и невероятным даже для дварфа упорством, он встал.
  По доспехам и щиту защелкали пули. Они откалывали куски брони и вгрызались в металл, но не могли добраться до тела Железоеда.
  - Адалрик! Теперь я спущу с тебя шкуру, ублюдок! - заорал он во все горло, вскидывая свою винтовку.
  Рыцари-телохранители фон Зеста еще не пришли в себя и точность их стрельбы оставляла желать лучшего. Попасть в разбитый шлем, и уж тем более в относительно уязвимые узлы брони, они никак не могли.
  Грохнул, перекрывая все звуки, выстрел из револьверной винтовки. Тело одного из телохранителей отбросило на несколько метров. Его нагрудник и торс разорвало на части с первого же попадания. Еще один выстрел, и улетел второй рыцарь. Столетия практики позволяли Даину точно стрелять даже в такой ситуации.
  - Убейте его, убейте! - Вопил Адалрик. Это было странно, поскольку он сам по себе весьма сильный маг. Но, толи вопль банши его еще не отпустил, толи паника давала о себе знать. Тем не менее, колдовать он не стал.
  Даин видел, что ему страшно. Ужасно страшно. Он впервые сталкивался с яростью Железоеда. А это было то, что выдержит не каждый закаленный в битве ветеран.
  Телохранители так же начали паниковать, и Даин перестрелял их, одного за другим.
  - Ну, давай, забери мою жизнь, сраный аристократишка! - Рычал дварф, пытаясь нащупать запасной клип для опустевшего барабана винтовки.
  Хлопнул выстрел, и край щита, не выдержав, разлетелся в клочья. Это снайпер, которого привел с собой Триор, пришел в себя и попытался добить свою цель. Даин успел заметить, как рядом с ним появилась Ямия. Она в последний момент успела отклонить его винтовку, и выстрел не попал. Железоеда основательно посекло осколками, это да. Но в противном случае, она разнесла бы его седую голову.
  'Надо будет потом поблагодарить всех...' - пПдумал Даин.
  Ямия, отбросив тело стрелка, ушла в отражение и вышла уже рядом со старым дварфом.
  - Мой господин, Воплощение вывезли из крепости. Де Мендос предала нас. Воздушная пехота ударила в спину, а прейбенцы начали газовую атаку. Нам больше нечего здесь делать. Нужно уходить.
  Дварф посмотрел на девушку единственным зрячим глазом. На ее лице читалась неприкрытая тревога, заметная даже сквозь маску, скрывавшую половину лица. А затем перевел взгляд туда, где раньше стояла Ария.
  - Тордек успел? - Спросил он хрипло.
  Ямия кивнула.
  - Да, бронепехота отбросила врагов везде, где только можно. Но это временно. Перевес слишком большой даже для них.
  Даин рассмеялся.
  - Прикажи эвакуировать из крепости всех, кого только возможно. Мы уходим.
  Ямия кивнула, и Железоед позволил себе опереться на хрупкую с виду синоби. В их сторону уже двигались остатки отряда дварфов. Впереди всех бежал матерясь на чем свет стоит, Торди.
  
  Глава 29. Рэн Хасигава
  
  Рэн сидела в своей комнате, приняв позу для медитации и размышляя. Она хотела понять, что делать дальше. Даин ранен, они потеряли много членов экипажа. И все это напрасно, потому что де Мендос их предала и, в итоге, Воплощение находится неизвестно где. Какой первый шаг нужно предпринять, чтобы спасти ситуацию? Она не могла сказать уверенно.
  Вагон лендтрейна покачивался, когда мощные гусеницы, взрывая грунт, переваливались через неровности рельефа.
  Ей было не по себе. И даже ощущения от движения 'Стального Странника', обычно вызывавшие радость и успокоение, сегодня не приносили никакого удовольствия.
  Баэрн, Куэ, Торди и еще два десятка имен. Все они погибли. Кто-то пал при обороне крепости, в честном бою. Таких было меньшинство. Большинство было убито в результате предательского удара саберийцев в спину. Торди и еще трое из его отряда были убиты при эвакуации, защищая обессиленного Даина и гражданских из крепости.
  Куэ. Снайпера-эльфику было жаль больше всего. Она проигнорировала приказ Даина отходить. Помогла ему отбиться от рыцарей. А потом была убита воплями банши. Эльфийка оставалась с Даином до последнего.
  Но главная причина того, что восточницу выбило из колеи, была не смерть товарищей. Им и раньше доводилось терять членов экипажа в бою, в результате предательства или по другой причине. Пусть обычно потери были меньше, и не при таких обстоятельствах. Сейчас ее тревожило другое.
  Даин Железоед. Впервые за все время, что она провела на 'Стальном Страннике', а это больше десяти лет, она увидела своего господина в подобном состоянии. Тяжело раненного, обессиленного, с истощенной духовной силой и совершенно разбитого. Такого не было никогда.
  Пальцы Рэн дрогнули и сжались в кулаки. Она до скрипа стиснула зубы, чтобы не закричать от гнева. Ей хотелось схватить свои мечи и идти резать саберийцев, которых они спасли. Конечно, они не виноваты в том, как поступила де Мендос, и в идиотских приказах командования, которые привели к такому исходу. Но именно оберегая их, спасая их жизни, погибли Куэ, Торди и еще трое отличных парней. Именно из-за них Даин лишился глаза, а вся левая половина лица напоминала лоскутное одеяло. А в благодарность Империя предала их. Ударила в спину. Воздушная пехота без зазрения совести расстреливала всех, кто присутствовал в крепости. Подло, исподтишка.
  'Ублюдки! Выродки без чести и достоинства! Дети дворовых сук! Ни один из них не достоин и капли тех мук, что вынес мой господин!'
  - Они не виноваты. Они такие же жертвы, как и мы.
  Рэн открыла глаза и увидела перед собой Ямию. Синоби, как всегда, могла оказаться там, где пожелает. И все так же легко угадывала мысли окружающих.
  - Рассказывай. - Произнесла Рэн, снова закрывая глаза и стараясь успокоить свой гнев.
  Хасигава почувствовала, как Ямия развалилась на кресле, пристально глядя на нее своими глазами цвета багряного заката.
  - Саберийцев разместили в жилых и складских вагонах. Всех наших оповестили, что их эвакуировали по приказу Даина, так что инцидентов не будет. Если, конечно, они не начнут слишком много требовать. Из числа раненных нет ни одного, чьей жизни угрожает опасность.
  Рэн эта новость порадовала. Сиби - главный медик 'Стального Странника', очень талантива. А ее развитая интуиция фури позволяла точно определять состояние пациента и требуемое лечение.
  - Продолжай.
  Ямия перекинула ноги через подлокотник кресла, свесила голову с другой его стороны и уставилась в потолок. В бытовой обстановке своими повадками синоби напоминала кошку.
  - Тордек и Барек наперебой матерятся и осаждают господина Даина. Пока их не пускает охрана, но будь уверена, если ты не вмешаешься, они своего добьются. А господину сейчас нужен отдых.
  На этих словах Ямия слегка осеклась, что для синоби было в новинку. Обычно она держала свои эмоции под контролем. Но и ее потряс этот случай. Все члены экипажа, видевшие Даина Железоеда после битвы, ощущали себя не в своей тарелке.
  - Хорошо, я с ними разберусь. Что еще?
  Ямия усмехнулась.
  - На этом хорошие новости кончаются. И начинаются плохие.
  Рэн приготовилась выслушать очередной ворох проблем, с которым в этот раз ей придется разбираться самостоятельно.
  - Первое - у нас не так много топлива. Мы рассчитывали загрузиться им в крепости. Но вот незадача - пришлось экстренно драпать. Так что нужно определить маршрут до ближайшего города и молиться, чтобы хватило. В противном случае, придется пихать в магматические ядра все, что хорошо горит.
  Магматические ядра - особые сферы, которые дварфы толи находят, толи добывают в вулканах. Точных подробностей никто, кроме самих дварфов, не знает. А они попросту молчат, когда заходит речь о способе добычи. Магматическое ядро генерирует огромное количество тепловой энергии, но никто, кроме дварфов, не в состоянии с ним сладить. Преимущество ядер заключается в относительной компактности и способности заменить собой двигатель внутреннего сгорания мощностью в несколько тысяч лошадиных сил. А еще, они работют на всем, что горит. Так что, в случае острой необходимости, можно ехать, растапливая ядра самим же лендтрейном. Но на такие жертвы идти, конечно же, не хотелось. Так что придется искать место для дозаправки.
  - Второе - Продолжила синоби - 'Маркезо', сверхтяжелый танк саберийцев, который мы захватили, чтобы эвакуировать как можно больше людей, начинает ломаться. Техники говорят, что двигатель и трансмиссия протянут максимум восемьдесят километров. После чего это добро уйдет в тотал.
  Рэн недовольно поморщилась. 'Маркезо' вез три десятка гражданских и столько же военных. Да и бросать дорогущую технику не хотелось бы. В случае, если дела будут плохи, то его можно будет реквизировать в качестве части оплаты по договору и затем продать. Даже в паршивом состоянии он будет стоить не меньше двадцати миллионов саберийских песет. Если перевести эти деньги на дварфийские, то это составит почти миллион кхазов. Сумма достаточно приличная, чтобы покрыть расходы на топливо, лечение и ремонт, если закупаться у постоянных поставщиков.
  - Что говорят наши техники?
  Ямия меланхолично рассматривала ногти на руках.
  - А что они скажут? Починить можно, но не на ходу. Остановку мы себе сейчас позволить не можем. Так что или бросать его, или буксировать. Ни до одного вменяемого населенного пункта своим ходом он не дотянет.
  - Тогда пусть подцепят его на буксир.
  - Это увеличит расход топлива. - Заметила синоби.
  - Пусть так. В любом случае, если мы его бросим, то потеряем гораздо больше.
  Ямия кивнула головой в знак того, что согласна и передаст ее слова Барику, когда тот придет в себя.
  - Что-то еще? - Поинтересовалась Рэн.
  - Да. - кивнула Ямия - У Длани Странника после ночной стрельбы треснуло два откатника. Так что пока не заменят, лучше из него не стрелять. Орудие новое, опыта широкого практического применения нет, и даже дварфы отказываются давать прогнозы на то, сколько оно протянет, если придется из него палить. А ты сама понимаешь, что сделает с нами господин, если его новоиспеченное активно-реактивное орудие развалится.
  Хасигава чертыхнулась. Вот эта новость была поистине дерьмовой. Если Адалрик вдруг решит их преследовать, то эта пушка может заставить его трижды подумать. Оставалось только молиться, чтобы прейбенский генерал направил все силы на поиски Воплощения, а не на их поимку.
  - Ты бы вышла к ним. Народ волнуется. Господин у себя тяжело раненный, а его главный тактик заперлась в комнате и медитирует.
  Рэн вздохнула, но вынуждена была признать правоту синоби. Она и сама об этом думала. Вообще, если бы Ямия проявляла управленческий интерес, из нее вышел бы отличный командир. Но синоби не интересовало ничего, кроме оттачивания своего мастерства и выполнения поручений господина Даина.
  Собравшись с мыслями, Рэн встала.
  - Кстати, почему Тордек и Барик так сильно возмущены? - Спросила она, понимая, что эту проблему ей придется решать в первую очередь.
  - У нас на ремонт ушло, в общей сложности, сорок комплектов пехотных лат. И еще три комплекта экзоброни. Одна из них, судя по всему, требует капиталки.
  От услышанного Рэн развернулась, чтобы недоверчиво посмотреть на Ямию. Но синоби и след простыл.
  'Проклятье... Сорок комплектов... Три тяжелых брони...'
  Хасигава понимала, что разговор предстоит тяжелый. Оба дварфа терпеть не могли, когда портились их драгоценные игрушки. Обычно в подобных ситуациях эти вопросы улаживал Даин. Но она - не ее господин. И ее они явно будут слушать не так охотно.
  Девушка посмотрела на себя в зеркало. Она до сих пор ходила в рабочей робе стального цвета, в которую впрыгнула сразу после боя. Такую имели все члены экипажа 'Стального Странника'. Практичная свободная одежда, пригодная для самых различных целей. Волосы перехвачены в короткий хвостик. Для работы одежда - самое то. Но не для тяжелых разговоров. И синие круги под глазами не придавали ей очарования.
  'Да, в таком виде только всех подбадривать' - Усмехнулась она, и ее взгляд скользнул на доспехи и стоящий рядом автомат. Ей очень хотелось одеть именно их. В доспехах и с оружием она чувствовала себя защищённой. В конце концов, это оружие для нее делал господин Даин.
  Восточница тут же похлопала себя по щекам, чтобы прийти в себя, а затем прошла через все помещение к небольшой уборной, где набрала в раковину немного воды и хорошенько умылась.
  На лендтрейне не принято было расходовать воду попросту. Вода необходима была для того, чтобы пить и готовить. Еще вода нужна была машинам. Так что экипаж старался не тратить слишком много на гигиену.
  'Кстати о воде. У нас тебе в два раза больше ртов. Плюс к этому раненные. Однозначно будут проблемы с провиантом' - Подумала Рэн, вытирая лицо и выходя из уборной. Затем она подошла к шкафу и, отодвинув дверцу, достала рейфуку, традиционную одежду жительниц Азума-но-Куни.
  Переодеваясь, Хасигава еще раз внимательно посмотрела на себя в зеркало. В отражении она увидела стройную девушку. Она не обладала выдающимися формами, но за то все ее тело подтянуто благодаря постоянным тренировкам. Хотя картину немного портили шрамы.
  Рэн прикоснулась к ним руками. Один был на левой груди, прямо под соском. Туда вошел нож одного из убийц, когда покушались на ее старого господина. Тогда она еще жила в Азума-но-Куни и принадлежала клану Тайра. К слову сказать, в тот раз она и другие слуги не смогли защитить их хозяина. Хотя он и выжил, но сильно пострадал от рук убийц. Ей, как и другим провинившимся, пришлось стать ронитами - воинами, которые должны искупить свой проступок своей же кровью. Фактически, это означало, что их казнили с отсрочкой. Ведь получить искупление и выжить удавалось, в лучшем случае, только одному рониту из десяти. И если бы господин Даин тогда не выбрал ее в качестве дара, то сейчас она, скорее всего, была мертва.
  Второй шрам был получен уже на 'Стальном Страннике', когда она ослушалась предостережения товарищей, безрассудно вступив в бой. Тогда пуля попала ей в грудь, прямо в область сердца. И от верной смерти ее спас нагрудник. Пуля пробила его, но не смогла пройти насквозь, застряв. В тот раз она отделалась ранением и хорошей трепкой от господина Железоеда.
  'Либо научись ценить свою жизнь, либо вали из экипажа. Мне не нужны те, кто ищут смерти' - сказал её господин. В тот день ей было страшно последний раз. Она боялась, что Даин прогонит ее с лендтрейна. И после она уже не страшилась ничего, поскольку знала, что ее новая 'семья' всегда ее поддержит и придет на выручку.
  Глядя на себя в зеркало, она подумала, что, когда вся эта нервотрепка закончится, нужно будет дать себе отдых, и посвятить какое-то время личной жизни.
  От этих мыслей девушка усмехнулась. Ее личная жизнь и тот, к кому ее действительно влекло, были двумя разными личностями. От этого становилось немного грустно.
  'Ладно, хватит пялиться на себя'.
  Рэн швырнула робу на кресло. В помещении было мало мебели. Рэн предпочитала свободную обстановку, близкую к восточному стилю. Так что обычно все, что нужно было сложить, она скидывала на одно из двух кресел, а потом разбирала вечером.
  Быстро одев рейфуку, Рэн повесла на одну сторону пару мечей, и с другой подцепила перевязь с пистолетом. Закончив переодеваться, она вышла из комнаты.
  
  
  Рэн шла по центральному коридору вагона. Обувь пружинила от прорезиненного покрытия. Вокруг, как всегда, кипела жизнь. Хотя, народу было куда больше, чем обычно. Отовсюду слышались шутки, ругань и болтовня. Из динамиков, развешанных по всем вагонам, играл фокстрот. Ко всем этим звукам примешивалось гудение вентиляторов системы кондиционирования. Туда-сюда сновали люди, дварфы и фури. Люди и фури бегали в основном с вещами, продуктами и медикаментами. А вот дварфы таскались с инструментами. На лендтрнейне всегда была работа. Это как на корабле в море. Требуются постоянные усилия по поддержанию комфорта и исправности такой махины. Сейчас же, когда с ними ехали эвакуированные, и недавно закончился бой, количество проблем утраивалось.
  - Рэн. - Салютанул ей Фисс, молодой фури.
  - Ты куда это налегке собрался? - Поинтересовалась она у него, заметив, что в руках паренька ничего не было.
  Фисс - фури-лис, и, как все из его рода, типичный пронырливый хитрован. Такова уж их натура. Если выпадала возможность отмазаться от рутиной работы, Фисс непременно ей пользовался. Хотя, как снайпер третьей линии, он просто великолепен.
  - Не-не, я не отлыниваю ни в коем разе! - Тут же воскликнул он, примирительно вскинул руки лис, а его звериные уши слегка пригнулись к голове - Я на дежурство иду, на пост.
  - На дежурство? - Переспросила девушка удивленно.
  - Ага... - Фисс даже слегка попятился.
  - Ты чего такой нервный? - Поинтересовалась она удивленно.
  Лис почесал затылок, опустив лицо в пол.
  - Слушай, Фисс. Если не хочешь увидеть меня действительно нервной, то даю тебе пятнадцать секунд на добровольное признание. - Рэн встала, скрестив руки на груди, и принялась сверлить фури взглядом. Бедняга занервничал еще сильней. На какой-такой пост заступает Фисс. Она ничего подобного не приказывала.
  Лис замялся. Было видно, что он не хотел говорить. Но перечить Рэн ему хотелось еще меньше, так что он все же рассказал.
  - Ну, тут такое дело. Мы с парнями посмотрели на тебя после боя, и решили, что тебе нужен небольшой отдых. Так что быстренько раскидали вопросы по организации защиты с учетом обстоятельств...
  Глаза Рэн сощурились. Ей эта новость совсем не понравилась. Во-первых, какого дьявола кто-то своевольничает в вопросах обороны. Во-вторых, и это самое главное, она оказалась на столько ненадежной, что окружающие решили сделать все за нее.
  - Паршивая идея. - Заметила она, вплотную приближаясь к фури. Тот попятился назад.
  - Ты это, не злись. Мы же как лучше хотели...
  Фисс явно перепугался.
  - Короче, лис. Или ты сейчас говоришь мне, чья конкретно это была идея, или ты отправишься помощником в техническую бригаду. И будешь там коптиться до тех пор, пока я тебя не прощу.
  Назначать провинившихся в техбригады к дварфам было обычным делом. Бородатые ворчуны-технари отличались паршивым характером, фанатизмом в вопросах техники и запредельной выносливостью. Так что бедные проштрафившиеся подмастерья обычно за несколько смен уматывались так, что их можно было стелить вместо ковриков в дверях, им было уже все равно. А что это значило для лентяя Фисса, описывать не было необходимости.
  - Не-не... Слушай, давай без крайностей. Ну, мы погорячились. Хотели же тебе помочь. Заботились, переживали. А ты сразу в технаряд... Рэн, не красиво получается. - Попытался отмазаться Лис.
  - Фисс, я теряю терпение. Месяц, в полный наряд.
  Бедняга аж подпрыгнул.
  - Это все Тордек! Только не говори ему, что это я! А то точно буду болты сутками крутить! - Сдался лис.
  Рэн похлопала его по плечу.
  - Где пост то? - Спросила она напоследок.
  - Как где? На сверхтяжелом танке из крепости буду дежурным снайпером. - Ухмыльнувшись, ответил он и, улучшив момент, проскользнул мимо Хасигавы.
  Пост на помирающем танке в конце колонны был паршивым, очень паршивым местом. Случись погоня, им прилетит первым. А сверхтяжелый танк с помирающим двигателем и трансмиссией врятли сумеет отбиться и поспеть за лендтрейном.
  - Мы все переживаем за Даина, но он крепче, чем мы можем даже представить. Так что не расстраивайся так сильно. - Обернувшись, бросил ей Фисс, убегая.
  Девушка попыталась улыбнуться, но получилось слабо. Конечно, весь экипаж лендтрейна был ей, как семья. Но господин Железоед для нее значил все. Он подарил ей свободу. Научил гордости. Сделал сильной. И всегда был рядом, помогая в своей ворчливой и раздраженной манере.
  Рэн собралась и отбросила мысли о Даине. Ей нужно сосредоточиться на деле. Потому что господин будет первым, кто вкатает ей хорошую затрещину, если она расклеится и не сможет выполнять свои обязанности.
  И сейчас ей предстояло разобраться с еще одним очень ворчливым дварфом.
  Обычно все собирались у Даина. Но сейчас это было невозможно. Так что если Барик и Тордек не ломятся в дверь к Железоеду, то скорее всего они находятся в офицерской, где обычно проводятся все брифинги для командного состава.
  
  
  Дверь оказалась не заперта. А значит, догадка Рэн подтвердилась. Открыв ее, первое, что увидела девушка, так это облако табачного дыма, которое буквально поглотило ее.
  - Тордек! - Рявкнула Хасигава. Она нисколько не сомневалась в том, что дварф был здесь. Запах его табака она узнала бы из сотни других.
  - О, малышка Рэн! - Радостно поприветствовал ее военный командир.
  - Ты в конец мозгов лишился на старости лет? - Перебив его, поинтересовалась девушка, проходя через все помещение и открывая окно. Тяжелая створка с толстым каленым стеклом ушла вверх, и ворвавшийся воздух стал вытягивать плотное облако дыма наружу.
  - Девчушка, мне кажется, что ты пытаешься мне нагрубить. - Заметил Хмурый.
  Как только помещение немного проветрилось, и обстановку в офицерской стало возможно рассмотреть предметы дальше вытянутой руки, она увидела Тордека, сидящего за столом и пускающего кольца дыма.
  Широкоплечий дварф опирался на столешницу. Перед ним в пепельнице возвышалась солидная горка табачного пепла. Видимо, он забивал далеко не первую трубку. Будь на его месте человек или фури, то давно бы уже бился в конвульсиях от такой дозы. Но Тордеку было хоть бы что.
  - Во имя Клангеддиновой бороды, какого ты расставил посты без моего ведома? Ты думаешь, это правильно, что главный тактик не знает, кто где дежурит? - Девушка вперила в него тяжелый взгляд, скрестив руки на груди и постукивая пальцем.
  - Не доросла еще кричать на меня. И поминать имя славного Клангеддина. - Фыркнул Тордек, выпуская клуб дыма.
  - Ты проверить хочешь? - Поинтересовалась Рэн, не меняя позы.
  Хмурый задумчиво посмотрел на нее. Рэн давно научилась понимать этого мрачного дварфийского солдафона. Сейчас он очень расстроен. И зол. Но он дварф. И сюсюкать с ним, пытаясь пожалеть, занятие абсолютно бесполезное. Опорой дварфу является сильное товарищеское плечо, а не юбка, в которую можно полить слезы.
  - Нет. - Наконец выдал Тордек, вместе с очередной порцией дыма. И не потому, что боялся не справится. Этот дварф является одним из сильнейших бойцов 'Стального Странника'. Просто он признавал, что Рэн достойна сказанного.
  - Тогда в чем проблема? - Снова задала она свой вопрос.
  - Да ладно тебе, девочка. Ну, захотелось старику о тебе побеспокоится. Я бы все равно отдал план постов. Ну что ты заводишься? - Развел он руками, улыбнувшись.
   В ответ она раздраженно всплеснула руками.
  - Вы, дварфы, все одинаковы. Делаете, что хотите. Ведете себя вызывающе. Порой мне кажется, что понятие 'здравый смысл' для вас - пустой звук.
  Рэн зло плюхнулась в широкое кресло. Вообще, вся мебель в помещении была низкая и широкая. Это было сделано не ради дварфов, а для того, чтобы иметь хорошую устойчивость. Большая часть мебели, конечно, элементарно прикручена к полу намертво, но, как показывала практика, прибивать кресла и стулья к полу - так себе идея. Сразу становиться крайне неудобно ими пользоваться. Кстати, вся посуда сделана в таком же стиле. Но за то крепкая и порции большие входят.
  - Девочка, ты сейчас на меня злишься, или на Даина? - С усмешкой поинтересовался Тордек.
  - Да я на всех вас злюсь! Какого акума он поперся в эту кетсу! - от злости Рэн начала срываться на родной язык - Фуруи хана но тсуи та юоу!
  Тордек рассмеялся. Похоже, он впервые с момента, как они сбежали из крепости, искренне веселился. Все члены экипажа лендтрейна владели несколькими языками. Тордек не был исключением из этого списка. И прекрасно понимал азуматский язык, на котором сейчас ругалась Хасигава.
  - Девчушка, а ты не думаешь, что называть почтенного Даина старым упертым бараном - не очень уважительно?
  Рэн поняла, что эмоции взяли верх, и мысленно обругала себя. Такое поведение для нее было недопустимым. Но прожив столько лет бок о бок с дварфами, поневоле научишься ругаться. Собравшись с мыслями, она выдохнула, и постаралась очистить свое сознание от лишних мыслей, которые сейчас не относились к делу. Ей нужно было еще разобраться с тем, как Тордек и Барик ломились к раненному Даину.
  - Кстати, почтенный военный командир, поясните мне вот что... - Тяжелый взгляд Хасигавы впился в дварфа, как гарпун - С чего это вы решили, что можете тревожить раненного господина вопросами снаряжения?
  Тордек даже бровью не повел.
  - Этот того самого господина, которого ты назвала старым упертым бараном? - Деловито поинтересовался он.
  - Тордек, иди в свою морщинистую волосатую задницу! - Вспылила она, хотя буквально полминуты назад постаралась успокоиться. Такое поведение для нее совершенно не характерно. Похоже, что ранение Даина отразилось на ней сильнее, чем она предполагала.
  - Тююю, малышка! Сколько подробностей ты знаешь о заднице старого дварфа! Да ты, никак, шпионишь за мной! - Хмурый откинулся в своем кресле, хохоча от души. При этом, с каждым смешком из него вылетал табачным дым, так что он напоминал паровой котел.
  Рэн решила, что с нее довольно. Ее правая бровь нервно задергалась, а рука непроизвольно легла на рукоять меча.
  - Каре га фушоу шите и ру токи нива, футатаби ши но маста о джама ши, ваташи ва ана тона хи ге о шадан шима с!
  - Бороду не трож! - Воскликнул возмущенный Тордек.
  - Тогда не лезь к господину со своей броней! - Рявкнула на него в ответ Хасигава.
  - Рэн, сорок комплектов! Сорок! И три экзоброни! Ты хоть представляешь, как мне Барик плешь проедает?! Будь его воля, он бы меня под трак положил и три раза переехал!
  - А зачем три? - Озадаченно поинтересовалась девушка.
  - Для верности... - Пробормотал в ответ Тордек, вычищая трубку и доставая табакерку.
  Хасигава поморщилась. Она привыкла к запаху табака, и табачному дыму. Живя с дварфами, избежать этого было невозможно. Они любили выпить эля, хорошо поесть, крепко покурить и побалагурить и своих делах. При этом, обычный человек от их рациона через пару-тройку месяцев начинал напоминать колобка, а через годик-полтора благополучно двигал кони. Если раньше не помирал от количества курева. Но сегодня Тордек явно перестарался. Даже с учетом открытого окна, между прочим не маленького, в помещении можно было топор вешать.
  - Хватит курить, а... Дышать невозможно. Кстати, сколько, ты сказал, комплектов брони под восстановление? - Переспросила она. До нее только дошло, что сказанное Ямией и Тордеком явно не бьется. А Ямия в принципе не ошибалась в своих показаниях.
  - Сорок. И не гунди по поводу курения. Мне надо как-то нервы успокаивать. - Отмахнулся от нее Хмурый.
  - Могу в голову дать. Говорят, помогает. - Немного рассеянно ответила она, пытаясь понять, в чем разница.
  Тордек в ответ только хмыкнул. А потом поинтересовался.
  - Чего задумалась?
  - Да вот странно. Ты говоришь о сорока комплектах. А Ямия говорила мне о тридцати...
  - Ну, вообще, строго говоря, их тридцать восемь. - заметил Тордек - Еще восемь всплыли на повторном осмотре, когда подменили парней, что сразу после эвакуации разошлись по постам или остались в тылу, помогать саберийцам с охраной.
  - Понятно. Но вообще, для такой операции, мы неплохо отделались. Потерь могло быть намного больше. - Заметила она.
  - Ага. А могло быть и меньше, не ударь наши союзнички нам в спину. - Проворчал старый дварф, сильно затягиваясь, а затем выпуская плотное облако табачного дыма, практически скрывшее его лицо. Когда дым рассеялся, его остаточные струйки все еще сочились из густой бороды.
  Да, это было проблемой. Никто до сих пор не понимал, что произошло и почему.
  - Я не думаю, что это были именно 'наши' саберийцы. - Заметила Рэн после небольшой паузы - Солдат и офицеров из крепости они так же вырезали. Правда, как я поняла, не всех. Нужно понять, что происходит. А для этого мало информации. Я поручу Ямии побольше разузнать.
  Дверь в офицерскую открылась.
  - Не нужно ее гонять без поводов. И так все понятно.
  Услышав этот голос, Рэн подпрыгнула на месте от удивления. И затем немедленно рухнула на одно колено.
  - Мой господин! Почему вы на ногах?!
  - Рэн, какими богами мне попросить, чтобы ты так больше не делала? - Проворчал Даин. И от этого ворчания у нее на глазах навернулись слезы.
  А вот Тордек, напротив, подскочил и, едва ли не выпрыгнув из-за стола, бросился на встречу Железоеду. Правда, на его дороге тут же возникла Сиби. Внешне стройная и хрупкая, главный медик 'Стального Странника' подействовала на Хмурого, как внезапно выросшая скала. Сиби - фури-олениха. Это можно было легко понять по небольшим аккуратным рожкам на ее голове. Ростом едва выше дварфов и, конечно же, сложенная, как обычный представитель своей расы, она обладала непререкаемым авторитетом в своей области среди экипажа 'Стального Странника'. Если Сиби говорила, что курение в определенный момент неуместно, то все без исключения тут же гасили трубки и тушили сигареты. Она никогда не злоупотребляла своим влиянием. И, как медик, просто божественно хороша.
  Тордек тормознул, и обошелся лишь дружеским жестом. Со стороны это выглядело безумно смешно. Но Рэн было не до этого. Она смотрела на лицо своего господина.
  В этот раз на старом дварфе не было брони. Он одел кожаный жилет и штаны из комплекта рабочей робы, заправленные в тяжелые ботинки с высокой шнуровкой. И его лицо...
  Левый глаз Железоеда закрывала повязка. Вся левая сторона лица в медицинских стяжках и швах. Рэн с трудом смотрела на то, как раны изуродовали благородное лицо господина.
  - Девочка моя, на тебе лица нет. Ты как будто приведение увидела. - Заметил Даин, проходя к столу и садясь. Хасигава мельком увидела, что нижняя часть торса дварфа перемотана бинтами.
  - Мой господин! Вы должны вернутся к себе и отдыхать! - Возмущено заметила она, пытаясь скрыть свои эмоции за нарочитой строгостью в голосе.
  - Что, моя рожа стала настолько страшной, что пугает тебя и окружающих? - Поинтересовался Даин. Тордек, услышав это, довольно заржал.
  - Нет-нет, просто я беспокоюсь за ваше здоровье, господин. - Тут же ответила она, размахивая руками. Она не стала говорить, что, когда на борту столько посторонних людей, ему не стоит разгуливать без брони где попало. Ведь враги уже один раз сумели запустить в крепость кучу диверсантов. Кто-то из них мог выжить и, затаившись, выбрать удобный момент для покушения. Ее цепкий взгляд заметил, что за дверью остался стоять спокойный и непоколебимый Дис. С ним господин в полной безопасности.
  - Кстати, да. Сиби, как ты его из постели выпустила? - Поинтересовался Тордек.
  - Если он выжил и пришел в себя после такой встряски, то всяко переживет прогулку. К тому-же, пусть тело работает. Противопоказаний нет, и так организм быстрее восстановится. Особенно, если кто-то будет меньше коптить воздух поблизости.
  После последнего замечания Тордек быстро вынул трубку изо рта и, затушив, принялся чистить.
  Даин негромко постучал по столу, и посторонние разговоры тут же смолкли.
  - Судя по тому, что мне рассказала Ямия, нас предали не саберийцы, а Луиза де Мендос. И, похоже, она предала еще и Империю.
  - Чегось? - Переспросил Тордек.
  - Тогось. - В тон ему ответил Железоед - Ямия видела, как генеральша грузилась на транспортный барк. А командовал парадом там один наш старый знакомый - Цебайот. Так что, похоже, Лига Людей нас капитально облапошила. Видимо, у них есть лояльные силы в имперских войсках. И они воспользовались ими, чтобы провернуть операцию, прибрать к рукам Мэйт и почистить за собой. Видимо, кто-то ну очень большой и влиятельный в правительстве покрывает их действия. А еще, судя по нашим источникам, к выходу готовится статья в Оджо Империал, в которой потерю Воплощения, а также крепости и кучу жертв хотят повесить на нас. Очевидно, часть журналистов работала на Лигу. Вот почему они убивали и саберийцев. Устраняли тех, кто мог рассказать о работе с нами. А так-же неугодных офицеров.
  Рэн похолодела, а Тордек присвистнул. Это была катастрофа. Если статья быстро разойдется по Империи, а это будет именно так, вне всяких сомнений, то им мало того, что ничего не продадут и не дадут загрузиться топливом, так еще и травить будут, как собак. Дела принимали очень скверный оборот.
  - Но на этом плохие новости не заканчиваются. - Заметил Даин. Рэн в очередной раз мысленно восхитилась тем, что ее господин, даже будучи тяжело раненным, знал все и обо всем.
  - Что, есть еще что-то, что способно сгустить образовавшееся дерьмо? - Поинтересовался Тордек с усмешкой.
  - Ага. Мы с треском проиграли тендер на перевооружение Бритонского королевства. И, как будто этого мало, представительство нашей фирмы весьма настойчиво попросили. Да так настойчиво, что всех, не согласившихся немедленно сменить компанию в пользу победителя тендера, тут же запихали в пароходы и со всем имуществом выперли из страны. Вообще, судя по нашим источникам, они основательно почистили королевство от лишних ушей и глаз.
  - А это значит, что бритонцы готовятся к чему-то. - Заметила Рэн.
  - Да все понятно! Они хотят включится в гонку за господство, которая автоматически стартанула после того, как по миру пополз слушок, что появилось настоящее Воплощение. - Проворчал Тордек - Кто там тендер-то выиграл?
  - Джисс и компания ее отца. - Проворчал Даин.
  - Проклятье!
  Джисс на текущий момент одна из самых талантливых изобретательниц не только в Бритонии, но и во всем мире. Даин даже говорил, что она может на равных соревноваться с самыми светлыми умами из числа его оружейных конструкторов. Девчонке едва стукнуло двадцать пять, а она уже изобрела эффективный способ обратной связи для пилотируемой тяжелой брони на маневровой тяге, а так-же написала ряд толковых заклинаний для магосфер, которые позволяли пилотам невероятно четко управлять этой броней. У нее даже был собственный рабочий прототип. Маневровый костюм 'Восходящая Звезда'. По слухам, она на этой штуке как-то уделала взвод тяжелых танков при поддержке пехоты.
  - Короче так. Рэн, найди мне старшего офицера саберийцев. Кто-то из командного состава должен был эвакуироваться с нами. Нам с ним нужно хорошенько потолковать. Так же собери здесь всех. Надо будет проработать план действий. Ямия уже ищет журналистов среди эвакуированных. Нам нужен информационный вброс, который сработает контрфактором и позволит выиграть время.
  Хасигава послушно кивнула.
  - Тордек, ты и Барик должны быстро привести вооружение в порядок. И если этот скряга начнет возмущаться, скажи, что я лично с ним побеседую. А еще скажи, что если что-то полетит, и мы встанем по дороге, то я отберу у него все его игрушки.
  Тордек одобрительно хлопнул по столу и стал подниматься, попутно доставая трубку.
  - Все, все свободны. И хватит киснуть. У нас нет на это времени.
  Рэн вылетела их офицерской, как будто на крыльях. Даин снова с ними, и, не смотря на ранения, все такой же надежный и непоколебимый, как и раньше. Она безумно рада.
  
  Глава 30. Себастиан де Лор
  
  Себастиан шел по дворцу к покоям императора Фердинанта. Слуги, встречающие его по дороге, почтительно кланялись личному помощнику императора и, по совместительству, представителю палаты грандов империи.
  Под мышкой де Лора качалась в такт шагам солидная папка документов. Но внимательный наблюдатель мог заметить, что в самой верхушке этот папки торчал краешек бумаги с золотой окантовкой и красным текстом.
  Звуки шагов Себастиана эхом отдавались от стен и пола, взлетали вверх и затихали в сводах потолка, откуда свисали подвесные люстры. В дневное время их не включали, но, когда темнело, они заливали все пространство желтоватым электрическим светом. Равномерность шагов де Лора напоминала удары метронома. Если присмотреться, то в том, как держал себя личный помощник императора, была какая-то торжественность и неотвратимость. Дойдя до двери, он остановился и, воспользовавшись карманным зеркалом, быстро проверил состояние прически и костюма.
  - Ваше высочество, разрешите? - Деликатно поинтересовался он, дергая за веревочку звонка.
  Раздался мелодичный звук, переливистым эхом прокатившийся по широким мраморным коридорам.
  - Кто беспокоит? - Поинтересовался из-за двери голос служанки.
  - Себастиан де Лор, со срочными документами к его Высочеству. - Ответил он.
  Прошло несколько секунд, и дверь открылась. Себастиан сделал шаг вперед и нос к носу столкнулся с Мартой. Служанка на секунду застыла, быстро оглядев его, и отступила в сторону.
  Марта служила Фердинанту столько, сколько Себастиан помнил себя на посту личного помощника. И, при всем при этом, выглядела она максимум на тридцать пять. Хотя примерно так же она выглядела восемнадцать лет назад, когда он только заступил на свою почетную должность.
  - Марта, доброе утро. Я не помешал?
  Служанка почтительно поклонилась. При этом вырез ее декольте предательски опустился вниз, позволяя де Лору возможность насладиться созерцанием ее прекрасной груди. Он просто не мог отказать себе в таком зрелище.
  Марта в действительно прекрасна. Статная, с тонкой талией и отличными пропорциями. Приятные, немного холодные черты лица, пышная грива темных волос, яркие алые губы. На ее фоне блекли все молодые служанки во дворце.
  Правда, насладиться тесным неформальным общением с ней, или же просто получить возможность созерцать что-то кроме позволяемого служебной формой, на его памяти не удалось ни одному мужчине во дворце. Себастиан тоже предпринимал неоднократные попытки добиться ее расположения, но тщетно. Марта была подчеркнуто идеальной личной служанкой. Среди дворян и грандов ходили самые различные предположения. К ней подсылали мужчин всех видов и наружностей, и даже женщин. И каждый раз результат был одним и тем же. Одно время на неприступность Марты даже делали ставки. Кое-кто из особо рьяных дворцовых ловеласов даже знатно погорел на этом деле. В конце концов, появилась присказка, что Мартой владеет тот, кто владеет титулом императора.
  - Господин де Лор не может помешать императору, ведь он его личный помощник. Однозначно, у вас есть важные вопросы, если вы беспокоите его в дообеденное время. Прошу вас, Его Высочество ждет вас.
  Себастиан позволил себе задержаться рядом с Мартой чуть дольше, чем того требовал этикет. Все же, он не мог отказать себе в этой маленькой слабости.
  Наконец, взяв себя в руки, в фигуральном смысле этого слова, он собрался с мыслями и прошагал в направлении, указанном служанкой.
  Личные покои императора соответствовали его титулу владыки одной из самых огромных и могущественных стран континента. Он проследовал через три больших комнаты, декорированных дорогой мебелью и предметами искусства. Здесь можно было увидеть оригиналы картин известных художников и статуи членов императорской семьи. В большом зале, где император обычно принимал личных посетителей, прямо позади его кресла возвышался огромный, не меньше пяти метров в высоту, портрет Его Величества в молодости. Рядом висели портреты его детей. Младшего Мигеля, средней Аделины и старшего Матео. Портрет старшего был убран черной тканью, в знак траура. Старший сын императора, желая порадовать своего отца, возглавил экспедицию к Штормовому Пределу, чтобы преодолеть его и поднять флаг Саберийской Империи над новыми землями. Но вся экспедиция пропала без вести. Назад не вернулось ни одного воздушного корабля. Эскадра из десяти судов сгинула без следа.
  Единственного, кого не хватало, это императрицы. Нигде не было ни одного ее изображения или же изваяния.
  Себастиан миновал этот зал, а затем, оказавшись на небольшом перекрестке, повернул налево. Справа осталась столовая комната. Но, судя по времени и тому, что оттуда не доносилось звуков трапезы, она сейчас пустовала. В это время Его Величество мог находиться только в одном месте.
  Де Лор открыл дверь в личный кабинет императора. Перед ним открылась небольшая, по меркам других помещений, комната. Вся заставленная всевозможными полками с книгами и картами. Здесь же находилось множество таких интересных вещей, как изящный, украшенный золотом телескоп, магический телемайзер и микромайзер, микроскоп. Широкий стол императора, выполненный из массива красного дерева, был завален кучей документов и уставлен письменными принадлежностями.
  Себастиан подошел к столу и заглянул за кипу документов. Перед пустующим креслом императора лежало несколько бумаг. Но среди них не было ничего, что могло бы привлечь его внимание или вызвать беспокойство.
  Хмыкнув, де Лор направился через весь кабинет к неприметной двери. Но как только он оказался рядом с ней, перед ним вырос стражник. Имперский гвардеец, из 'Гвардии золотого крылатого льва'. Себастиан быстро окинул его взглядом. Стражник был облачен в неполный доспех, прикрывавший основные участки тела, и не сковывающий его движений. В руках у он держал автомат, ствол которого, украшенный тем самым пресловутым крылатым львом, уставился на личного помощника.
  - Господин де Лор, вы знаете регламент. Его Величество пребывает в месте для личного уединения. Вы не можете его там беспокоить. - Вежливо, но настойчиво ответил стражник.
  Себастиан улыбнулся, стараясь выдерживать дистанцию. Когда он только занял должность личного помощника, ему объяснили, что к стражнику императора нельзя приближаться ближе, чем на три шага спереди, и пять сзади. Разумеется, когда они при исполнении, охраняют императорскую особу. Если нарушить это правило, то стражник может принять меры, вплоть до фатальных. И ему ничего за это не будет. Таков его долг и регламент действий.
  - Да, конечно. Я все прекрасно понимаю. Но, видите-ли...
  С этими словами де Лор вынул из-под мышки папку, и принялся ее открывать. Когда он закончил, то в его руках очутился документ. Один лист хорошей, дорогой бумаги. Он приятно пах, поскольку был пропитан специальными ароматными маслами. Края бумаги украшали золотистый узор.
  Это было послание императору от Совета Грандов. И текст на нем написан красными чернилами. Стражник внимательно посмотрел на документ, затем на печати и подписи на нем. И, отсалютовав, открыл дверь.
  Совет Грандов является вторым по влиятельности политическим механизмом в стране. С ним вынужден считаться даже сам Фердинант. Совет Грантов включает в себя представителей всех главенствующих дворянских родов, близких к императорской линии, и являющихся, по логике вещей, самой надежной опорой имперскому трону. На практике, как обычно, все обстояло по-разному. Кто-то пользовался своим положением, чтобы лоббировать интересы подконтрольных ему компаний, кто-то точил зубы на Фердинанта, считая, что более достоин править Империей. Конечно-же, не малое количество грандов радело за благо своей страны. Вот только представление об этом благе у многих кардинально отличалось. Правда, в этот раз гранды достигли редкого для них согласия в своих намерениях.
  Де Лор улыбнулся одними кончиками губ, а затем стер с лица улыбку. Пройдя через дверь, он оказался в небольшом помещении, из которого сделали искусственный сад. С фонтаном и растениями. Когда он входил в дверной проем, то почувствовал, как слегка всколыхнулась одежда. Скорее всего, это было следствие сквозняка из-за вентиляционных потоков.
  Посреди помещения был небольшой пруд с каменным бортиком и скамейками. Посреди пруда возвышалась статуя. Ее невозможно было рассмотреть от входа, и он не видел, кому она посвящена. Император каждый раз встречал его у дверей. Так было и в этот раз.
  - Себастиан, доброе утро! Рад вас видеть! Вы с чем-то важным?
  Император Фердинант представлял из себя хорошо сложенного мужчину ростом выше среднего, с широкими плечами и аккуратной бородой, которая некогда была темной, как вороное крыло. Но сейчас она вся блестела от седины. Равно так же серебрились и волосы правителя. Его темные глаза с вкраплением золотых искринок смотрели внимательно и вдумчиво, а вокруг глаз собралась сетка морщин. Император, как всегда, был приветлив и радушен.
  - Увы, я не могу вас порадовать так же, как вы радуете меня своим приемом, Ваше Величество. - Трагичным голосом произнес де Лор, передавая императору бумагу с посланием Совета.
  Император принял ее и, увидев содержимое, тут же стал серьезен. Себастиан вежливо смотрел по сторонам, пока Фердинант читал письмо.
  - Что все это значит, Себастиан?! - Воскликнул император.
  - Ваше Величество, простите? - Переспросил де Лор.
  В ответ император сунул ему под нос бумагу.
  - Это вотум, Ваше Величество. - Вежливо пояснил он.
  - Я понимаю, что это Вотум Сомнения! Я умею читать, Себастиан! Почему Совет Грандов выдвигает мне вотум?! Поясни немедленно!
  Вотум несогласия - официальное изъявление своего несогласия с управленческой политикой. В случае с Вотумом Сомнения от Совета Грандов, это могло означать многое, вплоть до требования передать трон более благонадежному, по мнению правящей знати, правителю. Правда, чтобы протащить вотум недоверия с требованием отставки, необходимо заручиться поддержкой множества политических сил. Свергнуть императора в одиночку Совету Грандов не под силу. Но, это и не невозможно.
  Де Лор слегка попятился от напора императора.
  - Ты - представитель Совета Грандов! Ты, фактически, самый главный там! Во имя Святой Девы, с чего Совету Грандов выдвигать мне вотум?!
  Себастиан попятился, подняв перед собой руки с папкой. На его лице было самое извиняющееся выражение.
  - Как, Ваше Величество еще не в курсе? Это все из-за Даина Железоеда и Воплощения Порядка... Крепость пала, Воплощение пропало. Пропала и генерал де Мендос. Судя по имеющейся у нас информации, которую доставил Феррер Блас, журналист Оджо Империал, Даин и его дварфы сначала бросили гарнизон крепости, а потом вернулись и начали вымогать за свою помощь госпожу де Лаури. В результате гарнизон крепости был практически полностью уничтожен, и крепость захватили. Предположительно, Воплощение Порядка, то есть, госпожа Мэйт де Лаури, сейчас у прейбенцев и их союзников-некромантов. Луиза де Мендос и большая часть командного состава исчезли. Даин Железоед покинул крепость и скрылся в неизвестном направлении.
  Император Фердинант побледнел и отступил от шквала таких новостей.
  - Но ты же сам организовал для крепости подмогу! Где была она?! Почему не вмешалась?!
  Себастиан развел руками.
  - Одно судно найдено упавшим в сорока километрах от крепости. Второе пропало и не выходит на связь. Очевидно, оно тоже уничтожено.
  Император отступил и стал лихорадочно нащупывать опору.
  - Ваше Величество, Совет Грандов винит вас, как инициатора привлечь к этому вопросу Даина Железоеда, в утере Воплощения Порядка. И выдвигает вам Вотум Сомнения. Они возлагают вину за произошедшее на вас. Так что Совет Грандов требует рассмотрения вопроса вашего правления на Императорском Суде, поскольку они оценивают масштаб потери для империи, как катастрофический.
  И тут Фердинант изменился. Он выпрямился и полыхал от гнева.
  - Скажи совету, что я сам обозначу дату проведения Имперского Суда. И немедленно свяжись с Даином Железоедом. Я не верю, что он предал. Он - давний союзник Саберийской Империи и благороднейший из дварфов. Он просто не мог нас предать.
  Де Лор поклонился.
  - Я передам ваши слова совету. А что касается связи с Даином, то я уже пытался, и безрезультатно. Но я заверяю Ваше Величество, что совет настроен лишь уладить возникшее обстоятельство и потребовать от имперского дома соответствующей компенсации за понесенный государством ущерб, не более. Поверьте, что я, как представитель Совета, стараюсь максимально оправдать назначение Вашего Величества на эту должность и контролирую ситуацию. Уверен, что мы сможем замять этот скандал.
  Фердинант кивнул и жестом дал понять, что ему следует удалиться. Себастиан кивнул и вышел. Когда он пересекал дверной проем, его одежду снова всколыхнул ветер.
  Выйдя в кабинет, де Лор кивнул стражнику и поспешил исполнять поручения. Дела не ждали, и сами по себе они не сделаются.
  
  
  Глава 31. Анна Вольф
  
  Девушка шла по улице Аугскрона, столицы Прейбенского королевства. Не смотря на приятную теплую погоду, на ней был свободный плащ и шляпа с широкими полами. В это время дня на Аделсалле, аллее, ведущей к нужному ей зданию, народу было не очень много.
  Внимательный наблюдатель мог заметить, что у девушки широкая походка, обычно принадлежащая женщинам военным, а никак не горожанкам. Те обычно старались ходить маленькими шажками, и носили каблуки, которые к такой манере шага были не очень приспособлены. Но, при этом, девушка едва заметно прихрамывала.
  Аделсалле, иначе говоря, Аллея Знати, пролегала рядом с зданиями королевского значения. Такими, как Королевское Казначейство, Палата Канцлеров, Высшая военная Академия, Академия Магов и другими, куда обычные люди, как правило, не заглядывали. Отсюда и название. Да и праздных гуляющих здесь, как правило, было мало. С тех пор, как королевство начало активные боевые действия против двух соседних держав, аллею стали патрулировать усиленные наряды королевской гвардии, имевшие право остановить и проверить любого, кто им просто показался подозрительным.
  Так что девушка в своем наряде несколько рисковала. Но необходимость быть пусть и более заметной, но не узнанной, оказалась важнее.
  - Фрау, будьте добры!
  Девушка замерла. Окликнувший ее старший патруля подошел к ней, и протянул руку, попросив предоставить документы.
  Девушка приподняла шляпу и слегка откинула полу плаща. Постороннему наблюдателю могло оказаться непонятным, почему вдруг патруль попытался отдать честь этой странной горожанке.
  - Тише, прошу! Не надо таких жестов! - Попросила девушка, стараясь не слишком повышать голоса.
  - Госпожа Вольф! Разве вы не отбыли с герцогом фон Зестом?
  - Обстоятельства потребовали моего возвращения в столицу. И мне необходимо, чтобы я проследовала до Корпуса Рейтаров неузнанной и с минимумом препятствий. - Негромко проговорила она, запахивая полу плаща, чтобы скрыть нагрудник с символом рейтаров и ее инициалами.
  Старший патруля, Ганс Шульц, вызвался проводить ее до места назначения. Ладонь девушки, сжимавшая под полой плаща длинный кинжал, вспотела от нервного напряжения.
  Анна шествовала по Аделсалле в окружении гвардейского патруля третьего батальона охраны. И как можно незаметней озиралась по сторонам. Ей было не по себе. Сейчас рейтар пребывала далеко не в лучшей форме. После того боя с Железоедом, она получила несколько переломов и ушибов. С другой стороны, вообще чудо, что рейтар выжила, учитывая, как закончили ее товарищи. И после этого все пошло кувырком. Ситуация вокруг попытки захвата Воплощения Порядка и Адалрика фон Зеста на столько усложнилась, что Анна вынуждена была тайком покинуть войска герцога и вернуться в столицу.
  Сейчас девушке казалось, что в ее спину в любой момент вонзиться кинжал, или же она получит пулю в голову.
  Но до самого Корпуса Рейтаров они добрались без лишних происшествий. Другие патрули видели, что девушку сопровождают свои, и у них тут же отпадали всякие вопросы.
  У широкой каменной лестницы их остановила охрана корпуса. Четыре рыцаря в латах и при оружии подошли к отряду и жестом попросили их остановиться. Тогда Анна поспешно вышла вперед и, приподняв одной рукой край шляпы, другой откинула полу плаща.
  Охрана тут же остановилась и отдала ей честь.
  - Поблагодарите этих гвардейцев и объясните, что никто не должен знать о моей личности. - Приказала она.
  Двое рыцарей тут же подошли к патрульным, и принялись быстро втолковывать, что от них требуется. Двое других заняли места по бокам от рейтара.
  Анна почувствовала, как тяжелый взгляд впился ей в спину. Девушка быстро оглянулась, но никого не заметила. Среди зелени и небольших фонтанчиков ходили люди, которые практически не обращали на нее внимания. Лишь несколько любопытных глаз заинтересовались, что же это за фигура в плаще, которую сопровождает патруль. Но она абсолютно точно почувствовала не их.
  'Возможно, показалось' - Подумала Анна.
  - Госпожа Вольф? - Вопросительно обратился к ней один из рыцарей-охранников.
  - Мне необходимо срочно переговорить с магистром фон Керпеном. Дело не терпит отлагательств.
  С этими словами рейтар убрала в ножны кинжал и достала пластинку с печатью. Рыцари, увидев пластинку, тут же кивнули.
  - Магистр сейчас у себя. Позвольте, мы сопроводим вас.
  Анне не требовалось объяснять ситуацию. В Корпусе Рейтаров не было дураков. Рыцари у входа сразу поняли, что Анне угрожает опасность, потому и предложили свое сопровождение. Девушка кивнула.
  Каменные ступени уходили вверх на несколько десятков метров. Широкие у основания, они постепенно сужались. По мере сужения вдоль ступеней стояли статуи магистров и героев Корпуса. У самого верха выстроились изваяния первого великого магистра и его лендмейстеров. За входом открывалась внутренняя территория Корпуса, окруженная стенами. Здесь располагались корпуса Академии, казармы, столовые, склады обеспечения и многое другое. Атмосфера внутри сильно отличалась от той, что царила на аллее. Повсюду деловито сновали рыцари, оруженосцы и клерки. Никаких праздных шатаний. Все по-военному строго. Каждый метр пространства был буквально пронизан аурой серьезности и силы.
  Рыцари вели ее напрямую к магистрату ордена. Здание магистрата напоминало небольшую крепость с башней по центру. Что находилось на верхних этажах этой башни, не знал практически никто. И Анна входила в число тех, кому была известна эта тайна. Там располагались особые помещения для молитв и духовных тренировок. Именно там обычные рейтары, заслужившие высокую честь, поднимались на новый уровень силы, недоступной их обычным товарищам и уж тем более рыцарям других орденов.
  По Корпусу девушка шла уже без плаща. Ее одежду заботливо нес один их охранявших ее рыцарей. Как только она сняла плащ, сразу стала очевидна причина ее хромоты. К латам на правой ноге девушки крепился усиливающий каркас с шарниром в области колена. Для опытных военных было очевидно, что Анна недавно сильно пострадала. Девушке испытывала боль, даже просто стоя на месте.
  - Госпожа Вольф, с кем вы столкнулись в бою, что получили столь сильные раны? И где ваши боевые товарищи? - Поинтересовался один из сопровождавших ее рейтаров.
  - Капитульеры Шмидт и Лехман убиты. Погибли в бою с Даином Железоедом. - Ответила Анна, посмотрев на рыцарей через плечо.
  Оба сопровождающих осенили себя знамениями в знак почтения к павшим.
  - Должно быть, это был могучий противник, раз победа далась вам столь высокой ценой. - Заметил один из рыцарей.
  Анна остановилась и на миг закрыла глаза, сжав кулаки. Ей вспомнилось, как расплющивает доспехи Шмидта и разрывает выстрелами Лехмана.
  - Никакой победы не было. Мы проиграли ему. Все трое, одновременно.
  За спиной рейтара раздались приглушенные возгласы. Она понимала, что уже сегодня весь Корпус будет знать о том, что трое из числа сильнейших рейтаров проиграли одному противнику, который, к тому-же, был дварфом.
  Не то, чтобы Даина Железоеда не знали в Корпусе. Для всех он был талантливым оружейником и инженером. А так-же крупной шишкой, с которым за руку лично здоровались король и верховный канцлер. Но никто лично не был с ним знаком и не знал о его боевых возможностях. А она теперь знала. Цена этого знания оказалась слишком велика.
  Рыцари проводили ее до входа в магистрат, а затем удалились. Девушка молча прошла по каменным коридорам, отвечая на приветствие лишь кивками. И замерла напротив массивной деревянной двери. Ей пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть, чтобы подавить боль и собраться с мыслями.
  - Входи, не зачем толочься на пороге. - Раздался из-за дверей голос магистра фон Керпена.
  Девушка послушно толкнула дверь и, войдя, плотно прикрыла ее за собой.
  Магистр сидел за большим столом, окруженный кучей бумаг, и что-то писал. 3-й магистр Рейтаров был мужчиной среднего роста, с худым благородным лицом, украшенным аккуратной бородой. Он носил белую рясу магистра, с красной символикой корпуса рейтаров, скрещенными большим мечем и пикой. Под рясой угадывались латы. Когда он поднял взгляд, на Анну посмотрели пронзительные серо-голубые глаза.
  - Мессир, я прибыла, принеся известия по вашему поручению. И, увы, не могу вас порадовать. - Сообщила рейтар, преклоняя колено.
  - Дочь моя, не стоит с такими ранами соблюдать все эти приличия. Прошу тебя, присядь. И расскажи все в подробностях.
  Анна с благодарностью села на стул перед рабочим столом, чувствуя, как протестующе ноет израненное тело. Кабинет 3-го магистра не отличался богатством убранства. В основном, оно состояло из практичной и крепкой мебели, так что кабинет больше напоминал келью аскета. Но рейтар была рада даже жесткому деревянному стулу.
  - Итак, я слушаю тебя. - Произнес фон Керпен, откладывая бумаги и откидываясь на спинку своего кресла. Сложенные пальцы рук магистра говорили о том, что ему действительно интересно, что расскажет Анна.
  - Для начала, сражение за крепость обернулось полной катастрофой. Огромные потери как среди личного состава, так и среди техники. Дошло до того, что 'Кронхаммер' вынужден был выйти из боя, чтобы не оказаться сбитым.
  - Как интересно. У Адалрика ведь было подавляющее численное превосходство и поддержка нанятых королем некромантов. Как так вышло?
  Анна покачала головой.
  - Саберийцы, не смотря на наше преимущество в вооружении, оказались подготовлены лучше наших оценок. Первоначальный прорыв оказался не столь стремительным. А затем, когда войска ворвались в крепость, в бой вступил экипаж 'Стального Странника'. Их легкая техника атаковала нас с фланга и, не смотря на малочисленность, нанесла ощутимый урон. Они несли на себе новый тип вооружения, способный поразить в борт даже сверхтяжелый танк. Это сковало продвижение наших резервов. А внутри самой крепости, отряды дварфийской пехоты вырезали наши ударный подразделения подчистую.
  Все это время магистр хранил непроницаемое выражение лица.
  - Что с диверсантами Лиги Людей? Нам дорого обошлась их поддержка в этой битве.
  - Диверсанты сыграли свою роль, мессир. Они сумели выключить из боя ПВО крепости, и периодически нападали на гарнизонные силы. Но потом связь с ними оборвалась. Мы подозреваем, что они были уничтожены. Их захваченная рация некоторое время давала обороняющимся преимущество.
  - Вот как... Все же они сдержали слово... Продолжай.
  Анна собралась с духом. В ее состоянии тяжело долго разговаривать. Начинали болеть треснутые ребра.
  - После многочасовой битвы, когда штурм зашел в тупик, и план по захвату Воплощения встал под угрозу, Триор Молчаливый предложил свой план, который Адалрик, после небольших колебаний, одобрил.
  - Как интересно. - Магистр с улыбкой подался вперед - Что же за план предложил некромант герцогу?
  Девушка сглотнула.
  - Он предложил убить Даина Железоеда.
  Магистр нахмурился и поднял руку, давая знак замолчать. Затем он встал, и принялся расхаживать по кабинету.
  - А что, войска Железоеда действительно сильно препятствовали нам? - Наконец спросил он.
  - Да. - Кивнула Анна, как бы пытаясь придать силы своему утверждению - Со слов самого Железоеда, так-как Адалрик связался с некромантами, Даин намеревался помешать ему добраться до Воплощения.
  - Проклятье. - Выругался магистр - Возможно, иного выбора не было. И что дальше?
  Анна собралась с мыслями и поведала магистру о решительном штурме, а затем о том, что им поручили убить старого дварфа.
  - Это уже интересно. И чем же закончилась эта авантюра? Судя по твоему состоянию, бой был тяжелым. И, раз уж я не вижу тут твоих товарищей, им досталось сильней.
  Рейтар стыдливо опустила голову.
  - Мы полностью проиграли. Шмидт и Лехман мертвы. А я жива только благодаря вмешательству Триора. Некромант использовал нас, как возможность истощить Даина Железоеда, а затем нанес свой удар. В итоге Даин уничтожил Триора и его свиту. А так-же едва не убил Адалрика. Воплощение Порядка было вывезено из крепости Лигой Людей. Адалрик, поддавшись паники из-за своих провалов, призвал лояльные ему войска и вторгся в глубину территории Саберийской Империи, преследуя лиговцев. Возражавшие ему офицеры или под арестом, или убиты. Некроманты обещали ему подкрепление и убежище в случае провала. Боюсь, что сейчас король не может быть уверен в лояльности герцога фон Зеста. Адалрик попал под влияние нежити.
  3-й магистр, слушая новости, сидел и хмурился. Его глаза, обычно спокойные, сверкали злостью. Он напряженно о чем-то думал.
  - Мессир, я подвела вас. И готова понести наказание, если того потребует ваше решение.
  Анна, морщась от боли, встала со стула и снова приклонила колено. Звон наколенника о каменный пол скрыл звук ее болезненного вздоха.
  - Глупости. Ты сразилась с могучим противником и выжила. Ты подчинилась приказу командира, а затем сумела сделать правильный выбор, сохранив лояльность присяге и короне.
  Он встал, обошел стол, и, взяв ее за подбородок, приподнял ее лицо. Взгляд магистра пронзал Анну насквозь. Рейтар невольно вздрогнула.
  - Скажи мне, Анна. Даин Железоед - действительно такой сильный противник?
  Девушка кивнула.
  - Пропасть между нашими силами просто огромна. Мы сумели лишь ранить его. Он могучий и опытный воин и сильный маг. Мне кажется, чтобы забрать его жизнь, нужно пожертвовать взводом рейтаров. И даже этого может не хватить...
  3-й магистр отпустил ее подбородок. Развернувшись к девушке спиной, он задумчиво уставился на картину, изображавшую сражение рейтаров и мифических чудовищ.
  - Ты славно послужила. А теперь - свободна. Иди, позаботься о своих ранах. Считай, что ты в отпуске.
  Анна послушно встала и направилась к выходу. В дверях она на несколько секунд замешкалась, а затем обратилась к магистру.
  - Мессир... Простите мне мою наглость. Я подозреваю, что меня преследуют. Это началось после моего побега их войск герцога фон Зеста.
  Магистр поднял руку.
  - Анна, ты можешь об этом не беспокоиться. Не смотря на этот случай, ты все еще одна из моих капитульеров. Корпус Рейтаров никому не позволит покуситься на своего раненного товарища. Особенно такого ценного, как ты.
  - Благодарю вас, мессир. - Девушка поклонилась и вышла за дверь.
  Она не могла видеть, как в кабинете магистра, из-за шкафов, вышел странный человека. И она не смогла почувствовать его присутствия, когда находилась внутри. Человек вопросительно посмотрел на магистра, а тот указал ему на вышедшую Вольф.
  - Ступай.
  
  
  Выходя с территории Корпуса, она снова укуталась в плащ и одела широкополую шляпу. Когда Анна выходила из магистрата, ей предложили использовать личного медика 3-го магистра и некоторое время провести в госпитале при Корпусе. Но девушка отказалась. Ей необходимо было некоторое время побыть наедине с самой собой.
  Покинув Корпус, она сразу почувствовала слежку. Кто-то настойчиво преследовал ее. Но, теперь ей казалось, что преследователей стало несколько. И либо они готовились к решительным действиям, либо появились еще желающие за ней понаблюдать.
  'И кто же это может быть?' - Пронеслось у нее в голове, когда она уже покинула аллею и шла по обычной улице.
  Хотя на улице было довольно людно, смешаться с толпой она не могла. Слишком выделялись плащ и широкополая шляпа. А если их снять, то рейтарский доспех будет бросаться в глаза еще сильней.
  Широкий бульвар, мощеный гладко отесанным камнем, заполонили толпы людей. Анна точно рассчитала время своего ухода. Между часом и двумя после полудня. В это время бульвар Бисмарка наполнял поток работников. Курьеры спешили доставить документы, белые воротнички торопились на обед, а люди посолидней старались совместить еду и деловую встречу, чтобы сэкономить время. Если примешать к этому военных, а так-же простых людей, которые праздно прогуливались и тех, кто стремился заблаговременно прийти на встречу к высокопоставленным чиновникам, то получалось, что бульвар просто кипел от бегущей по нему человеческой реки и потока транспорта. Она не зря проложила свой обратный маршрут именно тут. Бульвар Бисмарка, вплотную примыкавший к Аделсалле, был сосредоточением офисов государственных учреждений и крупных компаний. Еще здесь всегда была куча военных.
  Анна подошла к краю тратуара и выглянула. Плотный поток машин не оставлял шанса аккуратно проскочить между ним. Да и машины здесь ездили такие, под которые лучше не попадать, сплошь личный транспорт влиятельных шишек. Себе дороже выйдет. Пока она выискивала взглядом то, что ей было нужно, мимо промелькнул сначала дорогой двухэтажный Дайм-Вольфц, который стоил, как столько же этажей каменного дома в городской черте. А сразу за ним роскошный спортивный Шварцхорс с длинным носом и двумя парами задних колес.
  Рейтара интересовали не машины. Она высматривала трамвай.
  Через бульвар Бисмарка ходили огромные трехэтажные трамваи. Этот вид транспорта считался достаточно редким, но в столице Прейбенского королевства трамвайных маршрутов хватало. Все-же, сейчас Прейбен считался столицей индустриализации человечества. И это было хорошо видно по инфраструктуре города и дымящим на горизонте заводским трубам, больше напоминавшим действующие вулканы.
  Анна украдкой оглянулась, пытаясь распознать в человеческой массе ее преследователей. Но ничего подозрительного не заметила. Тем не менее, в толпе ее врятли попытаются достать. Она все же была рейтаром. И не простым рыцарем Корпуса, а капитульером. Так просто убить или захватить ее не получится.
  Девушка прокручивала все эти мысли у себя в голове, отчасти пытаясь себя успокоить. Слишком условно все это было. Например, если один из ее преследователей изначально сильнее, то прикончить рейтара в таком состоянии не составит труда. Она на мгновение пожалела, что не попросила у магистра выделить ей сопровождение до дома. Корпус без всяких размышлений отрядил бы несколько бойцов.
  От размышлений девушку отвлек подъезжающий трамвай. Вагон, ехавший по мощным, утопленным в землю рельсам, проезжая по стыкам, сотрясал землю настолько ощутимо, что не заметить было невозможно.
  Анна подошла к двери со значком входа. Двери открылись, и девушка стала спокойно дожидаться своей очереди. Контролер, проверяющий билеты, дежурил вместе с городским стражником.
  - Ваш билет, фрау. - Вежливо попросил контролер, протягивая руку в перчатке. Его лицо с пышными усами расплылось в самой приятной улыбке. Анне это не слишком понравилось, потому она молча откинула полу плаща.
  Глаза конролера слегка расширились, и он как можно вежливей обратился к девушке.
  - Госпожа Вольф, нижайше прошу извинения. Я, видимо, совсем стар, и глаза меня подводят. Не разглядел сразу, что это вы.
  Солдат рядом с ним молча вытянулся по струнке и приложил руку к козырьку в военном приветствии.
  - Вольно. - Тут же ответила она.
  - Госпожа рейтар, в этом вагоне третий этаж оборудован более комфортными местами. Возможно, вы пожелаете проехаться там?
  Очередь позади Анны начала недовольно перешёптываться. Впрочем, они старались делать это так, чтобы девушка их не услышала. Кто-то из стоящих попытался было громко возмутиться, но ему тут же закрыли рот.
  Девушка воспользовалась этим моментом, чтобы еще раз оглядеть толпу. Но безрезультатно. Преследователи либо не решились за ней соваться, либо были слишком хороши, чтобы она их заметила. Хмыкнув, девушка зашла в вагон.
  Двигаясь между двумя рядами кресел, скомпонованных по три, она почувствовала, что кто-то сморит ей в спину, а еще как минимум один наблюдатель сверлил ее взглядом через окно. Анна провела взглядом по отделанным деревом стенам и висящим на стене абажурам с электрическими лампочками. При этом она снова попыталась незаметно понять, кто же ее ведет. И опять ничего. Кто бы это ни были, дело свое они знали неплохо.
  Рейтар прошла треть вагона и поднялась по лестнице на второй этаж. Как только она оказалась вне зоны видимости тех, кто у входа предъявлял билеты, девушка ускорила шаг.
  На третий этаж трамвая пускали уже не всех. Каждый, кто желал подняться наверх, должен был предъявить либо специальный документ, подтверждающий право проезда в секции повышенного комфорта, либо показать удостоверение, которое подобный проезд обеспечивало бесплатно, в отличии от первого способа. Обычное разрешение на проезд в такой секции приходилось покупать за дополнительные деньги.
  Анна на ходу распахнула плащ и сняла шляпу. Контролер и два стражника, стоявшие у подъема на третий этаж, тут же посерьезнели.
  - Приветствуем госпожу Вольф в комфорт-секции нашего трамвая. Надеюсь, поездка вам понравится. - Протараторил контролер.
  Девушка даже не удостоила их ответа и молча поднялась наверх.
  
  - О, какие люди! Госпожа Вольф, собственной персоной!
  Анна мысленно чертыхнулась. У открытого окна, прикуривая, стоял мужчина в форменном плаще из черной кожи и в фуражке с кокардой в виде сидящего на бастионе орла.
  - Ну что же вы, Анна! Я уже обрадовался, что вы сможете составить мне компанию!
  Девушка, намеревавшаяся пройти мимо, вынуждена была остановиться. В конце концов, с генерал-полковником контрразведки особого отдела королевской стражи нужно было не просто считаться. Его необходимо было слушать. Потому что от гнева этого человека даже магистрату Корпуса будет нелегко ее защитить.
  - Генерал-полковник! - Произнесла она. Поскольку головного убора на ней не было, она просто на мгновение вытянулась по стойке смирно - Простите, я слишком задумалась, потому сразу вас не заметила. Виновата.
  Контрразведчик с улыбкой затянулся и хитро на нее посмотрел.
  - Мне кажется, вас просто слишком смущает настойчивое внимание со стороны ваших тайных поклонников.
  Рейтар мысленно чертыхнулась.
  'Ищейка чертова, наверняка все уже досконально знает. Что делать? Отрицать? Нет, глупо. Признаться, что она действительно пыталась скинуть хвост? Тогда он точно вцепится в меня своими когтями и не отпустит, пока не вытрясет всю информацию. Прикинуться дурочкой, и сделать вид, что не заметила слежку? Не уверена, что это получится... Слишком уж он хитер... Что же делать? И ведь он здесь не случайно. Как он только понял, что я окажусь именно здесь и сейчас?'
  - Думаю, вы станете более собранной, если я избавлю вас от этой досадной помехи. - Со все той же усмешкой продолжил генерал-полковник. Он явно дал понять, что смысла юлить нет. И тогда Анна подумала, что знает выход.
  - Так эти ухажеры от вас? - поинтересовалась она, давая понять, что знает о слежке, но не знает, кто ее источник - Если да, то тогда я уверена, что вы их соответствующе отчитаете. Я ожидала от ваших людей гораздо большего.
  Трамвай слегка дернулся, и начал движение.
  - Нет-нет, что вы! - Продолжая играть, замахал он руками, присаживаясь около окна - Как я могу приказывать своим людям следить за столь образцовым королевским рыцарем, как госпожа капитульер Вольф?
  Девушка тоже присела, понимая, что ей, хочешь не хочешь, придется поддержать эту игру. В противном случае, контрразведчик может начать действовать по-плохому.
  - Разве что.. - как бы невзначай продолжил он, затягиваясь - вы каким то образом могли вызвать интерес особого отдела.
  Анна улыбнулась.
  - Возможно, господин генерал-полковник Вернер подскажет даме, чем она могла случайно обидеть особый отдел? - С самой милой улыбкой спросила девушка.
  - Давайте сначала вы расскажете мне, почему вы здесь? В доспехах, но без головного убора. Нарушаете нормативы внешнего вида. Если хотите просто так прогуляться по городу, будьте добры одеваться, как гражданский.
  Рейтар снова мысленно чертыхнулась. Генерал-полковник Вернер Отто Фриц был очень, очень опасным человеком. И этот милый со стороны диалог лично для девушки напоминал настоящее сражение. Он явно от нее не отстанет.
  - У меня были дела в магистрате. - Как можно непринуждённее ответила она - К тому-же, как вы уже заметили, я ранена и временно не при исполнении. А доспехи... я уже на столько к ним привыкла, что для меня они, как одежда.
  Отто откинулся на спинку кресла и внимательно на нее посмотрел, попутно затягиваясь сигаретой. Девушка не любила табачный дым. Надо отдать Вернеру должное, он прекрасно это знал, хотя они раньше особо не общались и, будучи хорошего воспитания, старательно выдувал весь дым в открытое окно, стряхивая сигарету в бронзовую пепельницу, прикрепленную к стенке вагона.
  - Что-же, честный ответ. - Он улыбнулся - Тогда и я буду честен с вами. Видите ли, Анна. Насколько мне известно, вы сейчас должны быть с генералом Адалриком фон Зестом. Таким таланливым, но весьма заносчивым юношей.
  Девушка похолодела. Значит, все же контрразведке нужна от нее информация относительно событий, связанных с операцией по захвату Воплощения. Это было плохо. Она понимала, что лучше предоставить магистрам Корпуса озвучить официальную версию произошедшего.
  'Однако, как быстро спохватилась контрразведка. Я ведь только сегодня прибыла в город. И меня точно не было в списках пассажиров'
  - Генерал-полковник, как я уже говорила, я была серьезно ранена. И прибыла в корпус для прохождения лечения. - Девушка попыталась уйти от неудобной темы.
  - Да, я вас прекрасно понимаю. Даин Железоед - крайне неприятный соперник. Но вы вели себя в том бою весьма достойно. И, пожалуйста, примите мои соболезнования относительно гибели двух ваших товарищей. Поверьте мне, воины вашего уровня - это ценность короны. И, я надеюсь, что вы будете продолжать составлять эту ценность для трона и королевства.
  Анна вздрогнула и оглянулась. В трамвае было довольно тихо. А все собравшиеся на третьем этаже сидели и внимательно смотрели по сторонам. Их совершенно не интересовало содержание диалога между контрразведчиком и рейтаром. Они выполняли свою задачу, обеспечивая конфиденциальность происходящего. Девушка поразилась, как четко, быстро и легко они превратили трамвай в засаду. Еще больше ее поразил уровень осведомленности относительно событий в сражении за Виндерстадскую крепость. Тот факт, что она пострадала в бою с Даином Железоедом, она не разглашала нигде за пределами Корпуса.
  А еще она прекрасно поняла намек Вернера. От него ей стало немного не по себе.
  - Генерал-полковник, я готова пожертвовать жизнью ради блага короны. - Натянуто улыбнувшись, ответила она.
  - Не сомневаюсь. Но надеюсь, что вы будете долго и счастливо служить короне живой, повергая врагов Пребена. Так что давайте мы с вами прогуляемся до моего кабинета в особом отделе, где мило побеседуем за чашечкой кофе. И после нашей милой беседы я вас отпущу. Мне необходимо будет поучить манерам ваших тайных ухажеров. Вы ведь будете приятной собеседницей?
  Анна кивнула.
  - Ну вот и чудненько! - генерал-полковник Вернер затушил сигарету, оставив окурок в пепельнице, и поудобней устроился в кресле - Я, знаете ли, давно мечтал побеседовать с вами лично. В конце концов, всегда приятно поговорить со столь красивой и сильной девушкой. Скажите, а вы правда являетесь одной из сильнейших дуэлянток среди рыцарей? В чем ваш секрет? Мне невероятно любопытно! Я ведь постоянно ставлю на вас! Честно!
  
  Глава 32. Анна Вольф.
  
  По пути в штаб Особого отдела, они сменили транспорт с трамвая на личный бронеавтомобиль Вернера, сопровождаемый сразу двумя БТРами охраны. Шикарный двухэтажный Дайм-Вольфц, бронированный, как тяжелый танк. Анна оценила толщину брони, когда садилась в машину. Толщине пассажирской двери мог позавидовать вход в полевой бункер. А вот внутри обстановка была, как в люксовом номере отеля Империал. Отто по дороге вел непринужденную беседу, которую Анна вынуждена была поддерживать. И это, без преувеличения, было чертовски тяжело. Вернер обладал непревзойденным талантом вести диалог с двойным и тройным смыслом, заставляя мозги кипеть в раздумьях над каждым ответом.
  Штаб Особого отдела представлял из себя пятиэтажное здание, обнесенное по периметру четырехэтажной стеной, вдоль которой дополнительно стояли вышки с часовыми, из-за чего здание больше напоминало крепость. А когда за массивными воротами их встретила два танка, впечатление только укрепилось.
  Выйдя из машины, Анна принялась с интересом осматривать тяжелую технику. Таких танков она раньше не видела. Остроконечные носы, приплюснутые силуэты с большими плоскими башнями.
  - Что это такое? - Поинтересовалась она, показывая на ближайший танк, который оказался, при всем своем сплюснутом силуэте, высотой больше четырех метров.
  Вернер от ее вопроса буквально расцвел.
  - Это, моя дорогая, новое слово в танкостроении. Тяжелый танк Кайсершверт. Благодаря рациональным углам наклона, мы имеем огромный прирост приведенной брони. При этом, его размеры дают ему тактическое преимущество над сверхтяжелыми танками, которых он превосходит в бронировании и боевом потенциале.
  Контрразведчик весь светился от гордости. Видимо, Особый отдел был в числе первых, кто получил эти танки в свое распоряжение, и любил ими прихвастнуть.
  - По форме и силуэту похоже на дварфийские машины, которые атаковали наши фланги в битве за крепость. - Заметила Анна.
  Ее слова вызвали у Отто грустную улыбку.
  - Да, догнать дварфов в техническом плане - практически несбыточная мечта.
  Вернер жестом попросил ее следовать за ним, и они направились ко входу в здание, сопровождаемые отрядом из десяти солдат в форме особо отдела.
  'Интересно, они охраняют нас, или конвоируют меня?' - Подумала девушка, украдкой поглядывая на лица особистов, по выразительности похожие на кирпич.
  Анна чувствовала, что сильно устала. Ныли ребра, а нога в укрепленном корсете постреливала при каждом шаге.
  Правда, когда они подошли ко ходу, удивление заставило ее на время забыть о дискомфорте. Сам вход представлял из себя огромную четырехсекционную вертушку с прозрачными створками, которая вращалась автоматически. А интерьер первого этажа больше походил на холл отеля категории 'А'. Дорогие ковры, хорошая мебель. Всюду шныряли мужчины и женщины в хороших костюмах или форме особого отдела. Атмосфера так же никак не намекала на то, что они находятся в самом сердце Особого отдела - службы контрразведки, которую сейчас в королевстве боялись или опасались практически все.
  - Вы удивлены? - Спросил Отто, глядя на ее реакцию.
  - Да. - Честно ответила Анна, глазея по сторонам. - Не ожидала подобного зрелища. Мне всегда казалось, что это здание должно напоминать хорошо укрепленный бункер. А здесь холл Биржи Магнатов.
  От сказанного ей Вернер рассмеялся.
  - Вы не первая, кто так говорит. Правда, вы первая, кто сказал это так открыто. Так что я хвалю вас за откровенность. Что же до обстановки - то мы ведь важная организация, куда приезжают по делам важные люди. Наши гости должны чувствовать себя комфортно.
  Анна пожала плечами. Ей не хотелось продолжать этот диалог. Вообще, все, что ее сейчас волновало - это возможность плюхнуться на кровать и хорошенько отдохнуть, а не играть в вежливость и кошки-мышки с главой контрразведки.
  Они проследовали через холл, не останавливаясь и ни с кем не разговаривая. Все встречные просто отдавали честь и продолжали идти по своим делам, даже не пытаясь с ними заговорить. Внешне могло показаться, что сотрудники особого отдела обращают на них внимания не больше, чем того требует устав. Но Анна хорошо чувствовала, как напряглась обстановка, стоило им шагнуть за порог. Видимо, все боялись своего большого начальника, но старались этого не показывать. Очевидно, на то были свои причины.
  Лифт опустил их на пятый подземный этаж. И здесь обстановка уже больше напоминала место обитания особистов. Голые бетонные стены, лампы в армированных колпаках, толстые железные двери.
  Анна начала немного нервничать. У нее создалось ощущение, что она спустилась в логово гигантского паука, и сейчас он опутает ее паутиной, а потом начнет медленно, со смаком, есть. Шаги гулким эхом отдавались по коридору, в такт с ними пульсировала голова капитульера.
  Когда они проходили мимо очередной двери, за ней раздался приглушенный звук удара и глухой крик боли. Девушка вздрогнула. Насколько же сильно били того бедолагу, что звук просочился через такую преграду.
  - Вам нехорошо? - С демонстративной заботой поинтересовался Отто.
  - Это все усталость. Раны очень сильно утомляют, и мне пока требуется много отдыха. - Ответила Анна.
  Девушка соврала лишь частично. Ноющая боль накапливалась в ее теле, изматывая психику, которой и без того сейчас приходилось нелегко. Но куда больше она переживала о том, что ждало ее саму. Если особисты сейчас бросят ее в камеру и начнут избивать, долго она не протянет. Будь она полностью здорова, они бы трижды подумали, прежде чем просто войти к ней в камеру, не говоря уже о силовых пытках. А в ее текущем состоянии она была очень уязвима.
  'Возможно, стоило постараться избежать визита сюда...' - подумала девушка, тяжело сглатывая.
  - Не переживайте, мы почти пришли. - Успокоил ее генерал-полковник.
  - Вы что, хотите побеседовать со мной в одной из этих комфортабельных комнат? - Усмехнулась она, кивая на дверь, откуда донеслись звуки пыток.
  Вернер искренне рассмеялся.
  - Госпожа Вольф, мы не намерены ссориться с рейтарами из-за простого желания получить ответы на несколько вопросов.
  Анна натянуто улыбнулась.
  - Если бы я захотел поговорить с вами в таком тоне, то вы бы уже давно валялись за похожей дверью, задыхаясь от соплей и крови.
  На мгновение лицо контрразведчика изменилось. Глаза стали холодными, а черты лица замерли, превратившись в маску. Вольф внутренне содрогнулась, почувствовав, как к горлу подступает комок страха.
  - Простите мне эту маленькую шутку, госпожа Вольф. - Вернер снова выглядел милым и общительным мужчиной. Но Анна предельно точно поняла намек генерал-полковника.
  - Кстати, за этой самой дверью сейчас как раз общаются с одним из тех, кто настойчиво сопровождал вас без вашего ведома. - Заметил он, направляясь дальше по коридору.
  Кабинет Вернера удивил ее. Хотя, назвать это словом 'кабинет' язык не поворачивался. Помещение больше походило на личные апартаменты. От входной двери до места, где располагался рабочий стол, вел длинный коридор, украшенный предметами искусства. И Анна готова была обиться об заклад, что все это не хорошо сделанные реплики. Помимо этого, в коридоре было множество дверей.
  - Добро пожаловать в мой кабинет. Присаживайтесь. - Произнес генерал-полковник, снимая фуражку и наливая себе немного коньяка.
  - Вы явно скромничаете, называя это кабинетом. - Анна изобразила самую милую улыбку, которую только могла.
  Вернер кинул фуражку на стол и плюхнулся в большое кожаное кресло. Отпив из бокала, он пристально посмотрел на девушку.
  - Поверьте мне, я могу позволить себе куда больше, чем это помещение. И, по моим меркам, оно действительно скромное.
  На некоторое время в комнате повисла тишина. Отто мелкими глотками смаковал коньяк и сверлил ее взглядом. Анна же старалась избегать встречаться с ним глазами, рассматривая интерьер.
  Что примечательно, их сопровождение осталось за порогом, и сейчас они были совершенно одни.
  - Вы хотели о чем-то поговорить? Я была бы вам очень признательна, если бы мы закончили побыстрее. Я действительно очень устала.
  Этой фразой Анна хотела сдвинуть их разговор с мертвой точки, и прекратить молчаливую пытку, которую ей устроил генерал-полковник.
  - Действительно, невежливо задерживать надолго даму в таком состоянии. Но вы не переживайте, я распоряжусь, чтобы вас доставили до дома на моем личном автомобили, с соответствующим сопровождением. Более того, если наш диалог пройдет гладко, я могу гарантировать вам безопасность на время вашего выздоровления.
  Ей это не нравилось. Будь ее воля, Анна вообще не связывалась бы с Особым отделом. Она прекрасно знала репутацию генерал-полковника. Отто Вернер относился к тому типу людей, связавшись с которым, вы будете его вынужденным рабом до тех пор, пока будете ему полезны. И чем дольше с ним общаешься, тем больше у него компромата на тебя. Поговаривали, что глава контрразведки способен через шантаж управлять любым политическим деятелем страны.
  - Так что вы хотели спросить, господин генерал-полковник? - Еще раз уточнила она.
  - Ну-ну, не надо такой официальщины. Мы сейчас совершенно одни, и вы можете обращаться ко мне по имени. Так что просто 'Отто' будет достаточно.
  - Господин генерал-полковник, я готова рассказать вам интересующую вас информацию.
  Вернер слегка отхлебнул из стакана. Его пальцы в кожаной перчатке отбивали на толстой лакированной столешнице незамысловатый ритм. Кажется, это был 'Во славу короля и кайзера', но с музыкальным слухом у Анны были проблемы, так что она не была в этом уверена.
  - Расскажите мне о вашей миссии в подчинении у генерала фон Зеста.
  Анна пожала плечами.
  - В этом нет ничего секретного. Я и еще двое рейтаров были прикомандированы к штабу генерала фон Зеста для обеспечения его безопасности и для обеспечения силовой поддержки. Операция была достаточно важной, чтобы выделить ему в помощь троих капитульеров.
  Она замолчала, а Вернер снова уставился на нее, буря взглядом. Это заставляло Анну нервничать, но она понимала, что рассказывать всю правду не стоит. Есть вещи, которые не должны выходить за пределы Корпуса Рейтаров. Одна из таких вещей - ее слежка за Адалриком фон Зестом и тем, на сколько он лоялен.
  - Это все? - Уточнил генерал-полковник после двухминутного молчания.
  Анна кивнула, стараясь сохранять невозмутимость. Вернер встал и направился к столику с бутылкой коньяка.
  - Вы должны знать, Анна, что я вами в какой-то мере восхищаюсь. Женщина-капитульер, элитный боец Корпуса Рейтаров. Одна из тех, кто посетил те самые верхние этажи магистрата. Превосходный дуэлянт, боевой маг с огромны потенциалом. Между нами, магистрат возлагает на вас большие надежды.
  Он говорил, стоя к ней спиной. Открыв бутылку, он стал демонстративно наполнять бокал крепким напитком.
  'Неужели он думает, что эта лесть меня разговорит?' - Мысленно удивилась девушка.
  - Будет очень жаль, если такая женщина, вызывающая восхищение даже у такого циничного человека, как я, сгинет в подвалах Особого отдела.
  Взгляд Вернера, когда он обернулся, буквально пригвоздил ее к стулу.
  - Вы мне не верите? - Уточнила она. Девушка старалась, чтобы голос звучал ровно, но в него все же закрались предательские нотки страха.
  Вернер в ответ улыбнулся, отпил из бокала и принялся расхаживать по кабинету.
  - Так как мне искренне жаль отдавать такое сокровище короны, как вы, в руки моих грубых офицеров-дознавателей, я помогу вам. К тому-же, вы ведь мне практически не лгали. Вы и двое ваших товарищей-капитульеров действительно были направлены в помощь Адалрику. Я это прекрасно знаю и сам. Как минимум потому, что был одним из сторонников данной инициативы. Генерал фон Зест, конечно, талантлив. Но, при этом, он весьма заносчив и горделив. Мы догадывались, с каким противником ему придется столкнуться. И прекрасно понимали, что Даин Железоед ему не по зубам. Так что я попросил командование обратиться с просьбой к Корпусу Рейтаров, чтобы ваш магистрат выделил хороших бойцов, чтобы уберечь буйную голову Адалрика от слишком раннего прощания с его шеей. Ну и, конечно же, в случае чего, вы должны были решить некоторые проблемы. Например, убить Железоеда. Признаться, мы надеялись, что эта задача будем вам по зубам.
  Анна до боли в деснах сжала зубы. Оказывается, перед ней стоял один из виновников того, что двое ее верных боевых братьев сейчас лежат беззвестными трупами в Виндерстадской крепости.
  - Увы, мы не оправдали ваших ожиданий. - Выдавила она из себя.
  - Я вас не виню. Увы, это просчет командования и мой, в том числе. Как оказалось, Железоед оказался не по зубам даже некроманту и отряду рыцарей. Хоть мы и подозревали, что он не только гениальный конструктор, но еще и отменный боец, но мы даже не могли предположить, что Даин на столько силен.
  Анна уставилась на свои сжатые кулаки, ей хотелось вскочить и вцепиться в горло контрразведчику, чтобы услышать, как хрустит его шея под давлением ее пальцев. Но рейтар прекрасно понимала, что это будет бесполезной попыткой. Вернер наверняка перестраховался.
  - Но, давайте перейдем к сути моего изначального вопроса. До меня дошли слухи, при том от людей с хорошей репутацией, что вашей главной задачей было проследить, чтобы Воплощение случайно не попало в руки к некромантам или еще кому.
  Девушка вздрогнула, как будто ее ударило током. Пока Вернер не сказал ничего такого. Но она то прекрасно понимала, к чему он клонит.
  - Цель похвальная и достойная королевского рыцаря. Весьма патриотично. Хотя не обошлось и без ложки дегтя... Видите ли, все те же люди шепнули мне, что Воплощение должно было попасть в руки магистрата Корпуса. А это уже, согласитесь, совершенно другая сторона медали.
  Анна сглотнула. Вернер, этот ублюдочный особист, жестко на нее давил. Ему нужно было признание. Ведь, по сути, он уже владел необходимой информацией. Но на столько косвенно, что любая попытка наложить руки на магистрат Корпуса Рейтаров для него закончится обламыванием этих самых ручек.
  Вернар был прав, правда только отчасти. Магистрат действительно хотел, чтобы Воплощение попало в руки Корпуса. Но только для того, чтобы потом передать ее королю, поскольку они не доверяли кайзеру.
  В Прейбенском королевстве была достаточно сложная правящая иерархия. С одной стороны, была наследная корона, передававшаяся по королевской линии. Высшая власть Прейбена, исторические правители королевства. С другой, было выборное правительство. И в нем была должность кайзера, которая была лишь немного слабее королевской. Фактически, кайзер был вторым человеком в Прейбене после самого короля. Это было своеобразное воплощение исторического девиза правителей королевства: Власть для управления государством, и власть для народа. И кайзер осуществлял эту самую власть. А еще он мог, при некоторых маловероятных причинах, сместить короля и стать на какое-то время единоличным правителем Прейбена. Пока этого не случалось ни разу, но действующий кайзер Гюнтер Фидлер не вызывал у магистрата Корпуса доверия. Они подозревали, что он преследует свои интересы и непременно воспользуется Воплощением, если оно попадет в его руки.
  В итоге, хоть замысел Корпуса и был направлен на пользу короне, но вот выбранный метод явно вызовет массу вопросов. Так что эта информация никак не должна попасть в руки Вернера.
  - Корпус предан короне, и никогда не замышлял присвоения Воплощения Порядка себе. Магистрат всегда действует исключительно в интересах короны.
  Генерал-полковник хмыкнул.
  - Выглядит так, как будто вы говорите правду. Но госпожа Вольф, вы так и не ответили на мой вопрос.
  'Господи, какой же он въедливый...'
  - Для меня все выглядит так, как будто вы пытаетесь вытянуть из меня признание в том, что Корпус плетет интриги против короны. Но это бесполезно. Корпус Рейтаров - рыцари, преданные нашему королю до последней капли крови.
  Анна боялась. Разговор явно шел к тому, что Вернер попытается добиться своего другими способами.
  - Как интересно. А вы мне нравитесь все больше, Анна. - Улыбнулся Вернер - Вы умная и смелая женщина. Вы понимаете, что врать мне бесполезно, и отвечаете только правду. Но, при этом, всегда уходите от части вопроса.
  Генерал-полковник поставил стакан с коньяком на стол, заложил руки за спину и нагнулся к ней. Их лица разделяло всего сантиметров десять.
  - Я был бы не против заполучить вас к себе в коллекцию, Анна. И, поверьте мне на слово, я умею ломать волю людей, делая из них преданных и послушненьких собачонок. Если вы продолжите упрямится, я непременно поддамся соблазну, и заполучу вас. Так что давайте вы не будете провоцировать меня, хорошо?
  Анна тяжело сглотнула и опустила глаза. Она почувствовала, как дрожат ее руки. Это было не так, как в бою с Даином. Тогда она понимала, что хоть враг и сильнее, но в ее руках был меч. Она могла биться, как рейтар, и умереть соответствующе. Все зависело только от ее навыков и силы духа. Сейчас же она ощущала себя, как распятая жертва, которую под микроскопом разглядывает, облизываясь, безумный доктор, держащий в руках скальпель.
  Вернер наклонился к ее уху.
  - Я не услышал вашего ответа, Анна.
  Девушка кивнула и опустила глаза в пол. Ей хотелось расплакаться. Она не хотела кончить вот так, став игрушкой этого особиста. Даже пытки в камере с дознавателями были куда предпочтительней.
  Неожиданно со стороны рабочего стола раздался голос.
  - Господин генерал-полковник, тут прибыли из Корпуса Рейтаров. Просят немедленной встречи с вами.
  Вернер раздраженно фыркнул и, обойдя стол, нажал на кнопку аппарата селекторной связи, которого Анна не видела.
  - Мне плевать, просто выставите их.
  Голос на той стороне селектора вздрогнул.
  - Господин генерал-полковник, прошу прощения, но... тут третий магистр Корпуса. И с ним некто, утверждающий, что видел, как вы привезли сюда капитульера Анну Вольф.
  Вернер разочарованно цыкнул.
  - Как же тяжело найти действительно компетентных сотрудников. Как они умудрились проглядеть хвост... Еще и сам Ганс фон Керпен пожаловал...
  Палец Вернера снова надавил на кнопку связи.
  - Проводите в мой кабинет магистра. Остальные пусть ждут наверху.
  - Слушаюсь, господин генерал-полковник.
  Вернер поднял взгляд на Анну, и на его лице снова расцвела улыбка.
  - Видимо, вами действительно дорожат, Анна. Корпус среагировал быстрее, чем я рассчитывал. И, раз уж здесь сам третий магистр, я не могу больше наслаждаться нашим общением.
  'Спасена!' - Мысленно выдохнула девушка.
  - Но, пока у нас есть пара минут, я бы хотел получить ответ на один вопрос. Если вы, конечно, не хотите нажить себе врага в моем лице, Анна.
  Глаза Вернера, казалось, смотрели прямо в ее душу. Рейтар поняла, что слишком рано она обрадовалась. Эти две минуты могут стать для нее адом.
  - Спрашивайте... - выдохнула она.
  Вернер обошел стол, подойдя к ней вплотную. Положив руку ей на голову, он принялся поглаживать ее по волосам.
  - Что вы, Корпус, добиваетесь, когда суете свой нос в подковерные игры королевства?
  Анна старалась дышать ровно. Ей нельзя было делать успокаивающих упражнений, даже глубокого вдоха. Иначе Вернер тут же прикажет скрутить ее по подозрению в измене. Ему нужен только повод.
  - Я не понимаю вашего вопроса, господин генерал-полковник. Как я уже говорила, Корпус полностью лоялен короне. Рейтары - верный меч Прейбена, готовый служить королевству до последнего вздоха последнего рыцаря Корпуса.
  Пальцы контрразведчика сжались, схватив ее за волосы, и он оттянул ее голову назад, заставив посмотреть наверх, в его лицо. Вернер не пытался причинить ей боли, сделав все едва ли не нежно. Но, тем не менее, давление на психику Анны все нарастало.
  - И что же, в понимании Корпуса, лояльность короне?
  Девушка на долю секунды замешкалась.
  - Отвечайте мне, Анна. И как можно быстрее. Это в ваших интересах.
  Рейтар тяжело сглотнула.
  - Отто, убери руки от моего капитульера.
  Генерал-полковник отпустил ее волосы и отступил на шаг. Голова Анны тут же упала на грудь.
  - Ганс, ты, как всегда, удивляешь меня. - Усмехнулся Вернер.
  По коридору, от входа, к ним шел третий магистр Корпуса Рейтаров. Он выглядел так-же, как и пару часов назад.
  - И как же тебя пустили в мой скромный кабинет, без моего разрешения? - Генерал-полковник достал новую сигарету, оперся о стол и закурил.
  - Ты же знаешь, я могу быть очень убедительным. - Ответил магистр, зайдя в кабинет и убедившись, что с Анной все в порядке.
  Вернер развел руками.
  - Ты не находишь, что это несколько невежливо, вести себя так в гостях.
  - Не более, чем попытка допросить моего раненного капитульера, воспользовавшись ситуацией и ее состоянием.
  - Да, согласен. Будем считать, что мы квиты.
  Сделав всего пару затяжек, контрразведчик потушил сигарету.
  - Но, согласись, что это был хороший ход. Я не только побеседовал с Анной, но и вынудил тебя спуститься в подвалы Особого отдела. Какая интригующая ситуация.
  Анна почувствовала, как на смену облегчению, которое она испытала, когда пришел магистр, пришла новая волна страха. Против своей воли, она сыграла роль приманки для третьего магистра. Однако, на лице самого фон Крепена не дрогнуло ни единого мускула.
  - Наивно полагать, что можно запугать меня таким образом, Отто. - Заметил он.
  Вернер рассмеялся.
  - Да, да. Прости, это скорее профессиональная деформация, чем попытка на тебя надавить.
  Магистр кивнул, соглашаясь с ним.
  - Так что ты хочешь от Корпуса?
  - Думаю, стоит продолжить этот разговор в менее формальной обстановке. - Заметил в ответ Вернер, и вопросительно посмотрел на Анну. Магистр уловил его взгляд.
  - Пусть она присутствует, раз ты сам ее сюда привел. Анне можно доверять.
  - Справедливо. - Вздохнул генерал-полковник, жестом предлагая выходя из кабинета и жестом приглашая их следовать за ним.
  Они переместились из кабинета в гостиную. Комната была обставлена дорого и со вкусом. Хорошая строгая мебель, глубокие кресла, обтянутые коричневой кожей. Стены в светлых тонах украшены картинами. Середину комнаты занимал широкий прямоугольный стол, на котором стояли бутылки с выпивкой, закуски и фрукты.
  Вернер устроился на одном из кресел, налил себе выпить и жестом предложил им угощаться.
  - Не стесняйтесь. Считайте это небольшой компенсацией за вынужденность визита.
  Магистр сел в кресло, но ни к еде, ни к выпивке не притронулся. Анна последовала примеру своего командира.
  - Ганс, если я захочу отравить тебя, или накачать химией, мне не нужно будет для этого переводить на тебя продукты и алкоголь. Хорошие, между прочим. Достаточно будет распылить вещество в воздухе, заблаговременно приняв нужный антидот.
  Фон Крепен в ответ пожал плечами.
  - Я даже не думал об этом. Просто мой образ жизни отличается от твоего. Я - рыцарь. Давая рыцарскую присягу, и принимая пост третьего магистра Корпуса Рейтаров, я дважды поклялся не гнаться за мирской роскошью. Таков мой взгляд на мир. Так что тебе придется смириться с тем фактом, что не все в этом мире стремятся к деньгам и власти.
  Услышав этот ответ, Вернер довольно улыбнулся. В гостиной повисла тишина, прерываемая только редкими звуками еды, пока генерал-полковник пил и закусывал. Магистр все это время сидел, скрестив пальцы под подбородком и пристально смотря на главу Особого отдела. Анна в этой ситуации чувствовала себя совершенно не в своей тарелке. Ей было очевидно, что за поверхностной видимостью милой беседы скрывается ожесточенное сражение двух интеллектов. Но сама не то, что не могла принять в нем участие. Ей сложно было даже просто понять суть происходящего. Девушка ерзала, смотрела по сторонам часто меняла позу, тогда как генерал-полковник вел себя абсолютно естественно и спокойно, а ее магистр как будто превратился в каменную статую.
  - Ну что же, - произнес наконец Вернер, заканчивая есть и вытирая губы салфеткой, - давай все же перейдем к сути дела. Тем более твоей подчиненной наше милое общение дается тяжело. Да и нам будет проще говорить напрямую.
  Магистр кивнул в знак согласия. И Вернер тут же переменился в лице, став в разы серьезней.
  - В королевстве готовится какой-то заговор. Игра ведется столь тонко и хитро, что мы только недавно стали замечать первые признаки.
  Магистр подался вперед.
  - Кайзер?
  Вернер, услышав это слово, довольно откинулся, отсалютовал бокалом и отпил.
  - Как я и думал, Корпус не дремлет. Все же, моя сегодняшняя игра стоила затраченного времени и усилий.
  Впервые с момента, как магистр пришел, на его лице появилась улыбка.
  - Отто, ты вертлявый лис. Ты решил устроить нам проверку?
  Генерал-полковник с улыбкой кивнул.
  - Мне нужны союзники, Ганс. И я решил обратиться к вам в числе первых. Мне нужны союзники, Ганс.
  Магистр снова сделался суровым.
  - Союзники для чего?
  - Для спасения Прейбена и короны. В прямом смысле этого слова. Видишь ли, не смотря на любовь к роскоши, я получаю ее за свою преданность и за свой труд. И я, как и полагается главе контрразведки страны, верный слуга короны. Как и вы, рейтары.
  - Продолжай.
  - Кайзер. Этот человек сейчас сосредоточил в своих руках много власти. Армия при нем расцвела и заиграла новыми красками. Королевство успешно ведет сразу две войны, одерживая победу за победой. Прейбенцы настроены к нему весьма лояльно, и, по данным моей агентуры, по уровню признания и лояльности населения он начинает конкурировать с королем.
  Ее командир нахмурился.
  - Хочешь сказать, что кайзер хочет сесть трон?
  Вернер покачал головой, налил себе еще коньяка и взял с подноса с фруктами большое красное яблоко.
  - Я тоже так поначалу думал. Но в текущей диспозиции это лишено смысла. В конечном счете, его текущая популярность не перекроет того факта, что королевская династия поколениями успешно правит страной. Кайзер выполняет свою работу, король ему благоволит, у них нет политических разногласий. У него нет моральных и политических поводов сместить короля. Разве что узурпировать власть. Но это вызовет острую волну отторжения. Да и сделать это не так просто. В конечном счете, у короля есть мы с вами. Нет, тут кое-что другое, гораздо хуже.
  - Не понимаю. - Признался магистр.
  - И не удивительно. Мне понадобилось много времени и ресурсов, чтобы докопаться до правды. Вот задумайтесь над рядом совпадений: кайзер узнает о том, что в Саберийской Империи появилось Воплощение Порядка. А затем практически моментально получает подтверждение, что это подлинное Воплощение. И не менее быстро он умудряется получить поддержку некромантов. И это при том, что Влад не вмешивается в дела живых. И тут вдруг решает ответить на просьбу нашего многоуважемого кайзера. При этом, открою вам маленький секрет, стоимость найма некромантов, по факту, оказалась весьма невысокой. Затем провальная операция по захвату Воплощения, открытие третьего фронта войны, и не с кем попало, а с могущественной империей. Наш блистательный господин Фидлер, до этого практически не ошибавшийся, неожиданно теряет контроль над фон Зестом. Адалрик получает всеобъемлющую поддержку нежити и развивает вторжение в Саберийскую Империю. А Гюнтер, до этого филигранно ведущий переговоры с Владом, ничего не может с этим поделать.
  Анна, слушавшая все это молча, мысленно вынуждена была согласится с доводами Вернера. Генерал-полковник действительно сумел соединить воедино всю эту цепочку совпадений, каждое из которых в отдельности просто выглядело, как то или иное деяние кайзера на его посту.
  - Погоди, Отто. Я, конечно, не доверяю кайзеру. Но ты не думаешь, что это просто череда совпадений. Возможно, Влад просто использовал Гюнтера в своих целях. Кайзер, конечно, виноват в том, что допустил такой промах. Но ты сейчас обвиняешь его в том, что он работает на нежить, и стремиться уничтожить наше государство.
  Вернер утвердительно кивнул.
  - Да, именно так и есть. Видишь ли, когда я собрал эту мозайку воедино, то решил копнуть глубже. И выяснил, что множество структур, а именно военные заводы, химическая промышленность, медицинские поставки, все то, что в военное время подчиняется кайзеру, работает с компаниями, которые пусть и через десятые руки, но, фактически, подчиняются некромантам.
  У Анны и фон Крепена от удивления расширились глаза. Сложить два плюс два в своих головах было достаточно просто.
  - Неужели все на столько плохо? - Переспросил магистр.
  Вернер кивнул.
  - Да, Ганс. Мир сейчас готовится к череде потрясений. И, боюсь, что наша страна будет в числе первых, кто их испытает. Если ничего не предпринять.
  Магистр сжал кулаки.
  - И что нам делать? Врятли мы сможем повесить все это на кайзера в открытую. Судя по сказанному тобой, он точно не дурак, и наверняка продумал, как отвести от себя любые подозрения.
  - Да. Тем более, что если начать просто смещать его, то будет только хуже. Не забывай, он на волне народной популярности. Для многих это будет выглядеть, как попытка короны устранить угрозу. И тогда Гюнтер получит тот самый повод для того, чтобы противопоставить себя трону.
  - Хитрый ублюдок!
  Вернер согласно кивнул, а потом хитро посмотрел на магистра.
  - Говори уже, что ты придумал, хитрый лис. - Проворчал в ответ фон Крепен, понимая, что Вернер не упустил возможности подколоть его. И сейчас магистру пришлось признать свое поражение в этой битве умов.
  - Кайзер допустил одну ошибку. Точнее, он не мог ее не делать. Адалрик вторгся в Саберийскую Империю, и гонится за Воплощением по приказу своих новых фактических господ.
  Магистр кивнул.
  - Для нас это возможность убедить короля прекратить военные действия, дабы не поставить нас в крайне неудобное положение. Это будет не сложно, учитывая, что мы окажемся в проигрышном положении, даже если будем воевать с саберийцами один на один. Что уж говорить о войне на три фронта, в условиях, когда часть лояльных войск фактически дезертировала. А прекратив войны, мы сможем лишить кайзера большей части власти и тихонько ликвидировать все последствия его заигрываний с нежитью. Ну что, я могу рассчитывать на помощь и поддержку Корпуса?
  Анна смотрела на своего командира и видела, как напряженно кипят в его голове мысли. Лично она сама уже была в полном замешательстве. Слишком многое произошло за сегодня, и ее мозг просто хотел, чтобы его оставили в покое.
  - Звучит убедительно. Тем не менее, я не могу поверить тебе на слово. Я должен обсудить это с другими магистрами, а так же найти подтверждения твоих слов. - Произнес, наконец, фон Крепен, протягивая Вернеру руку.
  - Конечно, - улыбнулся генерал-полковник, - я все понимаю. Но, Ганс, учти. Пока вы убеждаетесь в моей правоте, наше государство шагает в небытие. Так что будь добр, поторопись.
  
  
  
  Глава 33. Мари Травур
  
  Мари не очень любила общаться с Владом. Если определение 'неприятный' вообще можно применить к некроманту, то это именно про разговор с ним. Общение с Истинным Бессмертным напоминало хождение по остро заточенному мечу. Никогда не знаешь, чем оно для тебя закончится.
  Нет, конечно, Влад не был вспыльчивым или безрассудным. Для существа, прожившего почти тысячу лет, безрассудность - вещь странная. Если ты безрассуден, то даже возможность избежать смерти от естественной старости и божественная удача не спасут тебя от неминуемой гибели.
  Их повелитель был другим. Он до невозможного любил свою жизнь. Из-за этого страха смерти он стал тем, кто первым в мире открыл некромантию. Ради того, чтобы жить, он создал целое государство, населенное исключительно нежитью и некромантами, по своей сути, было огромным коконом, в котором Влад коротал вечность, наблюдая за тем, как уходят в небытие его враги, а его самого прожитые годы делают лишь сильнее.
  Проблема общения с повелителем заключалась в том, что твое существование зависело от щелчка его пальца или движения брови. За почти пятьсот лет своего бытия она не встречала независимого некроманта. Видимо, создавая некромантию, Влад в саму ее сути заложил его всевластие над нежитью.
  Бытие. Действительно, это слово подходило ей больше, чем 'жизнь'. Некроманты не жили. Цена за бегство от старения и последующей смерти под грузом прожитых годов была не малой. Бытию не нужны эмоции. Бытию нужен разум. Из всех стремлений и желаний, некромантам остается только жажда бытия и стремление всячески это бытие оберечь от посягательств других. Даже приобретение познаний становится не пищей для разума, а рутиной необходимостью, направленной на единственную настоящую цель - защитить свое бытие. Менялось все. Вкус становился своего рода атавизмом, единственная функциональная задача которого заключалась в определении пригодности пищи. У некромантов не было вкусовых предпочтений. Такая же судьба постигала ощущение холода и тепла, жажды и усталости. Эти ощущения оставались выполнять свою чистую первозданную функцию - понимать состояние тела и предотвращать приведение его в негодность. Тело было необходимо некроманту для бытия. Переместиться в другую оболочку возможно, но очень трудно. И решались на этот шаг некроманты только тогда, когда собственное тело приходило в негодность. Причин на это было две. Первая - некромант терял часть своего могущества, и существенно ограничивал себя в дальнейшем развитии магических способностей. Вторая, и главная, заключалась в том, что очень многие при переходе не обретали нового тела. Что с ними становилось - непонятно. И пока никто из потерявшихся не смог вернуться и рассказать истины. Для некромантов это было равносильно смерти. Так что тело свое берегли.
  Некромантов честно предупреждали обо всех последствиях их выбора. Обманывать у Неподвластных Времени в таких вопросах было не принято. Хотя, что касается интриг, здесь нам не было равных. Некроманты всегда плели интриги. Если задуматься, то для них это было вполне естественно. Таким образом проявлялась одна из граней стремления выжить. Лучший способ выжить - контролировать всех вокруг и топить самых опасных конкурентов.
  Когда человек только становился Неподвластным Времени, то первое, что он делал, это начинал упиваться своей властью. Никто не верил в предупреждение, что эмоции, фактически, исчезнут. У всех в голове была одна и та же мысль: 'Как можно чувствовать вкус еды и вина, и не наслаждаться им? Как можно чувствовать трепет тел во время занятия любовью, и не наслаждаться им?'. И они пробовали. Все пробовали. Ударялись в разгул, пытаясь насладиться благами мира смертных и ощущением того, что время больше над тобой не властно. Но длился этот разгул не долго.
  Мари отчетливо помнила свое становление некромантом. Каждый помнит этот момент. И это не освобождение от оков времени, как многие мечтают. Это - смена одних оков на другие. Ведь единственная лазейка, которой можно было воспользоваться некроманту, чтобы избежать старения и времени - это приковать себя обязательствами более сильными, нежели те, что Законом трактуются, как век, выделенный тебе на жизнь. Некроманты жертвуют свою душу Владу, вверяя свое существование ему. Таков ритуал. И как его поменять - никто не знает. Но даже этого мало. Чтобы не угаснуть, некроманты должны постоянно наращивать свою силу и порабощать души других. Если этого не делать, то тебя уничтожат другие некроманты, или же смертные. Такая вот насмешка Жизни и Закона нат теми, кто пытается их дешево обмануть.
  Мари помнила, как Влад произвел ритуал. Как она положила на алтарь этого ритуала самое дорогое - тело и душу своего возлюбленного. И потом воскресило его, как первую свою нежить. Она почувствовала, как порвался спасительный кокон ее естества, и как ее душа предстала перед тем кошмаром, что на самом деле воплощал из себя Истинный Бессмертный.
  После этого ритуала она сорвалась. Все срывались. Она пила и кутила. Она старалась познать все чувственные стороны этого мира. Начиналось все достаточно скромно. Она спала со своим возлюбленным, обращенным в нежить. Поначалу это было приятно. Он выполнял все ее прихоти. Но быстро надоело. Бесчувственная кукла, коей он стал, не могла дать ничего. Даже секс стал пресным. Тогда она начала погружаться на самое дно морального разложения, пробуя все удовольствия.
  Но все тщетно. С каждым днем, с каждым новым этапом, она все больше понимала, насколько это бесполезно. Разум, становившийся все холоднее, спрашивал ее сознание, зачем им это нужно? Это не продлевает бытия. Это не дает механизмов для продления бытия.
  Мари поняла и приняла все это. И включилась в гонку за могуществом. Она достаточно быстро проявила склонность к некромантии, а ее разум, освобожденный от оков морали и очищенный от тумана эмоций, оказался изощренным в подковерных играх Молчаливого Королевства.
  Спустя всего полтора столетия, что весьма немного по меркам некромантов, она стала одной из доверенных приближенных Влада. Это открывало огромные перспективы. И создавало огромные риски. Влад мог быть бесцеремонным со своими приближенными.
  Сейчас она - повелительница Города Лотосов. Мари обладала самыми обширными связями среди живых. Исключая разве что самого Влада. Она умела находить в сердцах и умах живых лазейки с их потаенным желаниям и легко давала им то, что они хотели. Если у тебя в запасе бесконечное количество времени, ты можешь в совершенстве изучить психологию живых. И то, как удовлетворить их желания. Если ты не чувствуешь удовольствия от еды, то это не значит, что ты не можешь обеспечить своих клиентов вкуснейшими блюдами. Если ты не чувствуешь удовольствия от плотской близости, это не значит, что ты не можешь быть самой совершенной любовницей в мире.
  Такова она, Мари Травур, королева Города Лотосов.
  И сейчас Мари ждала, когда ее повелитель закончит свои дела и выйдет к ней, чтобы обсудить вопрос, который вызывал у девушки недоумение. Вопрос касался вмешательства в дела живых.
  Некромантка смотрела в одну точку, размышляя. Ей давно стало неинтересно обшаривать приемный глазами зал. Она бывала здесь тысячи раз. Все тот же холодный черный гранит стен с малахитовыми узорами магических рун. Все та же строгая мебель из черного дерева. Зал был большой. В нем за раз можно было разместить несколько сот человек. Она понимала, зачем ему дорогие вещи, вроде драгоценных сервизов и позолоченной отделки мебели. И почему все это ежедневно натиралось и приводилось в идеальное состояние десятками личных слуг Истинного Вечного. Ему необходимо демонстрировать свое величие. Да и вести дела с живыми проще, когда ты можешь поразить их своими богатствами и роскошью. Но вот зачем такой большой зал, она не понимала. На приеме у Влада редко было больше десяти гостей за раз. А зачастую он общался либо тет-а-тет, либо с двумя-тремя гостями или подданными. Как-то она решила спросить у него об этом. Повелитель лишь ответил, что так нужно. Она не решилась выяснять причины, поскольку четко поняла намек Влада. И отлично знала, что бывает с теми, кто слишком любит копаться в секретах повелителя. Мари умела понять, когда стоит проявить покорность.
  Ее размышления прервал звук открываемых дверей. Массивные створки дверей, ведущих в личные покои повелителя, распахнулись, пропуская его наружу. Когда Мари впервые увидела эту дверь, она была впечатлена. Каждая створка в толщину полметра.
  - Повелитель. - Произнесла некромантка, делая глубокий реверанс в широко расставленными руками.
  Таков был ритуал приветствия повелителя. Таким образом говорящие с ним выражали свою покорность и показывали, что им нечем причинить вред.
  - Мари.
  Голос Влада, как всегда, прохладен. Это была его отличительная черта. Одна из тех, что определяла бесконечную пропасть между Истинным Вечным и некромантами. Он мог чувствовать, как обычный человек. И потому его голос передавал эмоции, в отличии той-же Мари, которая могла лишь имитировать. Хотя, многие некроманты не могли даже этого.
  - Вы сказали, и я пришла. - Произнесла девушка.
  Это тоже была часть ритуала. Полная покорность их повелителю. Такова 'свобода' некромантов. И ирония в том, что они не могут даже понять всей горькости ситуации.
  - Этот идиот Триор полностью провалился. - Раздраженно произнес Влад.
  Он прошел, стуча каблуками по мраморному полу, мимо длинного стола к небольшому круглому столику, отделенному от остального пространства полукруглыми креслами с высокой спинкой.
  Мари выпрямилась и проследовала за своим повелителем. Звук высоких каблуков ее черно-бордовых туфель, отлично сочетающихся с темным платьем, облегающим фигуру, звонким цокотом отдался под высоким сводчатым потолком. Когда она подошла, Влад сделал ей знак сесть.
  - Мой повелитель, это значит, что Триор не выполнил ни одного из ваших поручений? - Уточнила Мари.
  - Практически... - Мрачно пробормотал Влад, подперев рукой подбородок и поглаживая пальцами идеально подстриженную бороду.
  Надо сказать, что как мужчина, Влад весьма симпатичен. Говорят, что когда-то он был великим воином людей и великолепным магом. А еще знатным похитителем женских сердец. И если Мари никак не могла проверить его боевые качества, да и не хотела, то вот со словами про девушек была полностью согласна.
  Густые светлые волосы, волевой подбородок, хорошо очерченный нос, голубые глаза под светлыми же бровями. И небольшой шрам на щеке, придававший ему мужественности.
  - Он упустил Воплощение. Оно попало в руки к Лиге Людей. И провалил попытку убить Даина Железоеда, при этом потратив все козыря, что я ему дал.
  Мари представила, какое наказание ждет Триора. Обычной смертью он точно не отделается, это она прекрасно понимала. Влад дал Триору баньши, которую повелитель сделал из Воплощения Огня, бывшей возлюбленной Железоеда. На ее создание он потратил, с его слов, восемьсот лет. И двух убийц. Оба были звездами его коллекции слуг-нежити. Невидимый Охотник и Стрелок.
  - Мой повелитель, после такого Триор не достоин вашей милости. - Заметила она.
  Мари такой расклад вещей был, отчасти, выгоден. Триор мог быть для нее угрозой, и мешался, конкурируя за милость Влада. Так что воспользоваться случаем и утопить его в глазах повелителя было более, чем логично.
  - Инструменты, которые вы ему дали, своей ценностью намного превосходят его никчемное бытие.
  Влад отмахнулся от ее слов, как от назойливой мухи.
  - Даин применил силу Закона. Так что Триор сполна расплатился за свою глупость. Таких мучений даже я не мог ему подарить. Но я позвал тебя не ради того, чтобы обсудить глупость этого недоумка.
  - Слушая вас, мой повелитель. - Произнесла Мари, склонив голову.
  - Кое-что Триор все же успел сделать. Он толкнул прейбенского генерала, Адалрика фон Зеста, пойти против приказа их короля. Тем самым фон Зест фактически совершил государственное преступление. Сейчас Адалрик пытается найти и захватить Воплощение. Я, через свою слугу, со своей стороны, пообещал поддержку и защиту, если он провалиться. Таким образом он рассчитывает все же вернуться в Прейбен триумфатором и избежать наказания. Для этой цели этот живой мобилизовал лояльные ему войска и окончательно вторгся в Саберийскую Империю. Этот поступок неминуемо приведет к войне между Империей и Пейбеном. А еще он, с подачи моей слуги, почистил свои войска от всех офицеров, лояльных короне. Все же, страх и паника - отличные помощники в манипуляции людьми.
  Мари изобразила улыбку, чтобы выразить почтение интеллекту повелителя. Он сразу понял, какие перспективы открывает поведение Адалрика фон Зеста, и как можно использовать сложившуюся ситуацию, чтобы добиться нужного результата. А именно - заполучить в свои руки Воплощение.
  - Тебе необходимо через свои каналы передать в Прейбен информацию о том, что Адалрик изменил короне. И хочет заполучить Воплощение себе. Подогрей ситуацию до такой степени, чтобы этого живого обвинили в государственной измене и приговорили к смерти. Мы должны загнать его в угол.
  - Будет сделано, повелитель. - Произнесла Мари, тщательно записывая поручение в блокнот. Новомодная шариковая ручка, украшенная золотом, быстро мелькала над листами.
  - Ты сама возьмешь часть своих войск, и отправишься с ними на помощь Адалрику. Я прикажу Теризу снабдить тебя некромеханизмами, оружием и техникой. Помоги герцогу фон Зесту, и убеди в том, что его единственный выход - присоединиться к нам. Думаю, не мне тебя учить, как уговаривать мужчин.
  Мари кивнула. Ради исполнения приказа, она легко могла пустить в ход любые средства. Так что соблазнить прейбенского генерала для нее являлось сущим баловством.
  - И еще. Даин Железоед ранен, но это не на долго. Возьми с собой клинки молний души. С ними у тебя будет больше шансов противостоять Железоеду, если вы столкнетесь.
  Мари удивленно посмотрела на Влада.
  - Повелитель, если Даин может использовать Закон, то какой мне прок от магического оружия для быстрого оживления мертвецов? Он просто изгонит все души, и мою тоже.
  Влад хмыкнул.
  - Сейчас мы с Даином в патовой ситуации. Я потерял банши, способную лишить его сил. А он использовал Божественный Дар, позволяющий призвать Закон. Не думаю, что он скоро сможет им воспользоваться. Но, даже так, он - самый грозный соперник, с которым только можно столкнуться.
  Произнеся это, Влад молча встал и направился к своим покоям. Он никогда не приказывал выполнять. Он просто говорил, что делать. И никто не смел его ослушаться.
  Мари дождалась, когда с грохотом закроются массивные створки дверей, и встала. Убрав блокнот, некромантка поправила платье и направилась к выходу.
  'Сейчас повелитель оказал мне честь, доверив очень важную миссию. Но как бы эта честь не обернулось окончанием моего бытия, как это произошло с Триором' - размышляла она по дороге. Мари предстояло быстро, но тщательно, все подготовить. Ошибки попросту недопустимы.
  
  Глава 34. Джисс Верминстер.
  Сварочный аппарат ярко искрил, заставляя глаза слегка морщиться даже сквозь защитное стекло. Шов получался аккуратным и ровным. В мастерской было жарко, и лицо в маске вспотело. Пряди слипшихся волос противно липли к шее, но она продолжала сосредоточенно работать. Ей нравилось смотреть, как ее руки превращают отдельно взятые детали и узлы в могучий механизм. Ее завораживала эта искра сварки, звон металла, звуки работающих механизмов. Но настоящий восторг в ней вызывало пилотирование своей маневровой броней. Садясь в свою 'Восходящую Звезду', она понимала, ради чего старается, и куда ведет ее манящее желание создавать все более сильные механизмы.
  Джисс закончила варить, сняла маску и выключила аппарат. Спрыгнув на бетонный пол мастерской, она отошла отступила назад, чтобы полюбоваться на результат.
  Перед ней возвышался четырехметровый стальной монстр. Сейчас часть листов брони была снята, обнажая внутренности и основные узлы. Ей пришлось повозиться, но она добилась своего. Перенеся пулеметы и управляющие механизмы на предплечья, она смогла освободить руки и, таким образом, увеличить тактическую вариативность оснащения 'Звезды'.
  Джисс провела пальцами по правому запястью. Вытатуированные на нем символы отзывчиво откликнулись легким покалыванием. Девушка щелкнула пальцами правой, и 'Звезда' ожила.
  Три питающих магосферы засветились, реагируя на управляющую татуировку и распознавая ее. Сила магосфер тут же распространилась по всем механизмам и узлам, приводя их в движение.
  - Отлично, управляющие контуры работают четко. Значит, ничего не повредила. - Пробормотала она, делая жесты рукой.
  Маневровая броня реагировала на ее движения, послушно активируя поочередно все системы. Джисс проверила движения рук и ног, балансировку брони и работу маневровых дюз, которые давали тяжелой боевой машине невероятную скорость и маневренность. Ей не понравилось, как реагируют ножные реактивные движители, отвечающие за отрыв и парение 'Звезды' в нескольких сантиметрах над землей. Внешне все выглядело нормально, но ее чутье техника говорило о том, что после модернизации с ними будут проблемы.
  'Настоящий конструктор должен быть полностью уверен в своем изделии'
  Эти слова ей сказал Даин Железоед однажды, когда ей было всего двенадцать лет. Тогда она только начала проявлять интерес к конструированию. Отец взял ее с собой на выставку, посвященную новому оружию. Там она впервые увидела Даина. Старый дварф, одетый в броню, демонстрировал возможности нового вооружения, техники и средств индивидуальной защиты.
  Тогда он поразил ее. Конструктор, который сам испытывал и использовал свои изобретения. Тогда Даин в своих доспехах смело встал под дуло тяжелого пулемета. И продемонстрировал, что пехотные латы могут выдержать огонь подобного вооружения.
  Джисс улыбнулась. Он так впечатлил ее в тот день. В своей броне он выглядел, как супергерой, способный на все. Именно тогда она захотела создать свою броню, которая сделает ее равной Даину, а может и превзойдет его. С тех пор девушка полностью посвятила себя конструированию, и маневровая броня стала вершиной ее творчества.
  Ее отец, Тейлор Верминстер, владел оружейной компанией. Он в своей дочери большой потенциал, и желал сделать ее следующей главой компании 'Верминстер Варкиндом', даже не смотря на то, что у нее было целых три старших брата. Но саму Джисс не интересовал семейный бизнес. Для он был лишь способом, с помощью которого она хотела достигнуть своей мечты. Она хотела только создавать, делая свою 'Восходящую Звезду' все совершенней.
  'Однажды я превзойду тебя, Даин!' - С улыбкой подумала она.
  Завершив тестовый прогон, девушка снова щелкнула пальцами и указала на мишень, висевшую на стальной стене мастерской. 'Звезда' послушно подняла руки. Джисс изобразила пальцами пистолет, и сделала выстрел.
  Загрохотали тяжелые пулеметы. Пули измочалили стену и мишень. Джисс перестала изображать пистолет, и пулеметы послушно смолкли. В ушах звенело от звука выстрелов в тесном помещении, но она уже привыкла.
  К запахам мастерской примешалась пороховая гарь. Попахивало тухлыми яйцами, но она уже привыкла. Отключив 'Звезду', девушка сунула руки в карманы рабочего комбинезона, и уставилась на мишень.
  Результат ее явно не устроил. Да, цепи обратной связи работали четко. Она смогла стрелять и даже попасть, управляя броней извне. Но вот точность... Из трех десятков выпущенных патронов, попало только пять. И это при том, что отдача от пулеметов для брони была не очень значительной. Когда она стреляла из кабины, 'держа' пулеметы в механических руках, точность была на высоте. Механическая сила брони позволяла четко контролировать оружие, компенсируя отдачу.
  - Возможно, если стрелять из кабины, точность будет выше... - Пробормотала она, доставая из большого нагрудного кармана смятую толстую тетрадь, заляпанную машинным маслом, и стала записывать в нем пометки.
  Она так увлеклась, что не услышала, как в мастерскую вошли.
  - Ты сумела переместить оружейные системы, и осуществить стрельбу с дистанционного управления?
  Джисс вздрогнула, и подняла глаза.
  Перед ней стоял мужчина, одетый в дорогой костюм. Из нагрудного кармана свешивалась цепочка часов. На глазах у него были очки в аккуратной оправе, а под аккуратно подстриженными усами, тронутыми сединой, сверкала довольная улыбка.
  - Да. Но я недовольна результатами. Точность просто отвратная. Для управления в реальных боевых условиях не годиться. И, похоже, мои доработки как-то зацепили маневровые приводы вертикального отрыва в ногах. Придется повозиться. - Ответила она, возвращаясь к своим записям.
  Мужчина подошел ближе, раскрыв руки для объятий. Джисс на это никак не прореагировала.
  - Ну же, моя малышка не обнимет своего любящего отца?
  В ответ она подняла указательный палец, давая понять, что нужно подождать.
  - Да брось, ты можешь записать все через пару минут. Из твоей головы ничего не теряется. Ты же у меня настоящий гений, самый одаренный молодой конструктор в мире!
  - Ничего не теряется именно потому, что я все тщательно записываю. - Спокойно ответила она, продолжая писать.
  Тейлор с улыбкой пожал плечами. Он прекрасно знал, что во всем, что касается работы, дочь переубедить невозможно.
  Джисс закончила писать, убрала тетрадь в нагрудный карман и тут же горячо обняла отца.
  - Ты знаешь, я порой даже немного ревную, что даже я, любимый папочка, у тебя на втором месте. - Смеясь сказал мужчина, обнимая дочь.
  - Я вся грязная и испачкаю тебя. - Заметила она.
  - Ничего страшного. Костюм можно отстирать или заменить. А такие мгновения заменить невозможно.
  Тейлор отпустил дочь и принялся осматривать 'Восходящую Звезду'. Джисс притронулась к татуировке и щелкнула пальцами. Броня тут же послушно зашевелилась, заставив отца вздрогнуть от удивления.
  - Ого! Так быстро и просто! Ты у меня просто умница!
  - Как я и сказала, пока оно не доработано. Так что мне придется еще несколько дней провозиться в мастерской. - Ответила девушка с улыбкой.
  Отец тут же посерьезнел.
  - Боюсь, придется это немного отложить. Королева организует прием, и хочет, чтобы ты и я на нем присутствовали.
  Джисс отмахнулась от него, и пошла к своему рабочему столу, стоящему в углу мастерской. По дороге она снова отключила 'Звезду'.
  - Сходи без меня. Ты же знаешь, что я не люблю всех этих приемов и званных ужинов. У нас ты по этой части. А я люблю возиться с железками.
  Девушка подошла к столу и достала папку с чертежами. Открыв раздел с контурами, она принялась искать схему ног.
  Отец подошел сзади, и положил ей руки на плечи.
  - Джисс, милая. Ты - молодая, красивая девушка. И ты - будущий владелец 'Верминстер Варкиндом'. Ты должна ходить на подобные мероприятия. К тому-же, королева очень хотела представить тебя одному молодому человеку.
  - Ну уж нет, увольте. - Тут же ответила она, продолжая ковыряться в папке.
  Этот разговор ее отец заводил все чаще. Он хотел, чтобы она погружалась в дела управления компанией. И чтобы она нашла себе достойную пару. А она не хотела ничего из этого. Все ее мысли и желания стремились только к ее мечте.
  - Я не прошу тебя непременно общаться с этим молодым человеком. Просто приди на прием. Это важно.
  Джисс нашла нужный чертеж, вынула его из папки и направилась к броне.
  - Вопрос не только в приеме, пап. Я не хочу управлять компанией. Это не мое. Совсем не мое. Я вижу, как ты работаешь, и понимаю, что это съест все мое время. А я не готова тратить его ни на что другое, кроме конструирования и пилотирования 'Звезды'.
  Тейлор вздохнул.
  - Прости, милая, но тебе придется пойти на этот прием. Ведь он организован в честь тебя. И если ты не придешь, то нанесешь оскорбление королевскому двору. Последствия для нас могут быть крайне неприятными, если не сказать хуже.
  Девушка остановилась и тяжело вздохнула.
  - Пап, сколько раз повторять, что я конструктор, а не придворная дама. Разговоры всех этих напыщенных мужчин и холеных женщин выводят меня из себя. А когда они пытаются заговорить о конструировании, мне хочется забить их до смерти учебником по основам механики.
  Ее отец рассмеялся.
  - Ты любишь механизмы больше, чем людей. Иногда мне кажется, что бы с удовольствием вышла за муж за свою маневровую броню.
  Она опустила голову, глядя на чертеж в ее руках.
  - Механизмы работают на максимум своих возможностей. Не их вина, что конструктор не может полностью раскрыть их потенциала. Но они всегда выкладываются на максимум. Чего не скажешь о людях... А еще механизмы не врут тебе в лицо, особенно когда вранье и лесть ну очень явны.
  На этот раз вздохнул ее отец. Он некоторое время рассматривал набалдажник трости, пока она продолжила ковыряться в своей броне.
  - Люди - не механизмы. Не мерь все в этом мире цифрами, как ты обычно это делаешь.
  Услышав это, она фыркнула. Подсунув инструменты под бронепластину, она нащупала застежку. С усилием надавив, она освободила крепление, и броня слегка отошла в сторону, позволив добраться до основных креплений и удерживающих болтов.
  - Все в мире подчиняется определенной логике. Такова реальность. А все, что из логики выбивается, это брак, который отсеивается естественным отбором. Потому глупо уделять внимание какому-то придворному приему, который не принесет мне никакой практической пользы, а лишь потратит мое время. Мы уже выиграли тендер на перевооружение, у меня уже лучшее оборудование и мастерская в нашей стране. И там точно не будет технических гениев, которые могут сообщить мне хоть что ни будь полезное. Потому, я не вижу смысла посещать это мероприятие. Уверена, что ты сможешь выкрутиться из этой ситуации. Если не ради любимой дочери, то ради семейного бизнеса точно. Скажи, что я заболела или сильно поранилась в мастерской.
  Открутив болты, она взялась за бронепластину. Пришлось изрядно поднатужиться, чтобы снять с креплений кусок брони весом в сорок килограмм. С громким стуком уронив пластину на пол, она выругалась, и, активировав татуировку на запястье, отошла на несколько шагов, после чего щелкнула пальцами. Машина послушно ожила.
  - Милая, я понимаю, что тебе неприятно. Но мне придется настоять на твоем посещении приема.
  Девушка не обратила на слова отца никакого внимания. Она целиком сосредоточилась на работе энергетического контура в области ножного реактивного двигателя. Покопавшись в боковом кармане комбинезона, она выудила из него некое подобие большой причудливой лупы. Гладко отшлифованный камень, внутри которого были видны измерительные деления толщиной в волосок, сделанные из голубоватого металла. Обрамление лупы выглядело, как регуляторы четкости в старинном микроскопе.
  Она поднесла лупу к глазу, и принялась крутить регулирующие ободки, настраивая прибор на излучение энергетического контура, который через лупу виделся, как световые пульсации в мягких оранжевых спектрах.
  - Ты меня слышишь?
  Она не слышала. Все ее внимание было сосредоточено на наблюдении за энергетическим контуром. Она, как дирижер, легким движением руки запустила реактивные двигатели в ногах.
  'Вот оно!'
  Цвета энергетического потока в лупе сменились на оранжевые, что означало загрузку энергетического контура. И в одном месте она увидела ярко-красное пятно. В месте стыка контура с преобразователем энергия в фоне пробивала контур, выплескиваясь наружу. Заметить такое невооруженным взглядом было невозможно. Но, в боевых условиях, когда нагрузка возрастает, это могло привести к сильному нагреву и последующему расплавлению узла, не рассчитанного на такие температурные нагрузки вне контурной цепи.
  - Джисс, я сказал, что ты пойдешь на прием к ее величеству! - Повысил голос ее отец.
  Она схватила торчащий из кармана спецовки увесистый гаечный ключ и запустила им в стойку с инструментами. Стойка с грохотом осыпалась.
  - Нахрен все эти приемы! Пошли они в задницу! Они и ты, с твоими попытками сделать из меня леди!
  Ее отец оторопел от неожиданности. Он редко видел свою дочь в таком гневе.
  - Джисс...
  Девушка стояла, глядя на него блестящими от накатывающих слез глазами.
  - Я так близка к своей мечте! Я практически превзошла его... Еще немного, и я создам шедевр, который Ему никогда не повторить!
  Ее грудь вздымалась от распирающих ее эмоций. Ярость, ненависть, боль и страх. Все это одновременно угнездилось в ее сердце, грозя разорвать его на части. Она так стремилась к победе в этом необъявленном соревновании. И так боялась, что проиграет. Она боялась, что после стольких лет она проиграет ему. Даин Железоед. Они встречались всего несколько раз в жизни. Но она так хотела, чтобы он признал ее, и склонился перед ее гением. Это желанием снедало ее изнутри, гоня вперед, делая ее фанатичным конструктором.
  - Боже... Ты одержима им...
  - Ты не понимаешь! Ты ничего не понимаешь!
  Она разревелась, как глупая маленькая девчонка. Стояла и плакала, глядя на свое творение. Как бы 'Восходящая Звезда' не была прекрасна, но она до сих пор не внушала такого же величия, как Он.
  Ее отец медленно подошел и обнял ее. Она стояла, уткнувшись в его дорогой костюм и хлюпала носом.
  - Ты великолепна, мое сокровище. Но, ты должна понимать, что тот же Даин регулярно бывает на подобных мероприятиях, и постоянно общается с сильными мира сего. Если ты хочешь превзойти его, то тебе придется научиться и этому.
  Она молча кивнула, продолжая хлюпать носом.
  - А еще, на приеме будут обсуждать последнюю новость, которая заставит правительство ускорить проект перевооружения и реализацию своих планов по вторжению на континент.
  Девушка оторвалась от его груди, и вопросительно посмотрела на него.
  - Мы хотим обсудить информацию о том, что в бою за Виндерстадскую крепость дварфы 'Стального Странника' применили новые типы вооружения. И, в том числе, механизированную индивидуальную броню.
  
  Глава 35. Джисс Верминстер.
  
  Джисс стояла у барной стойки, потягивая бренди Виллиамин. Крепкий напиток с грушевыми нотками приятным теплом разливался по организму. Выбор выпивки в этот вечер был очевиден. Во-первых, она любила крепкий алкоголь. Во-вторых, это позволяло ей немного расслабиться в неприятной для нее обстановки. В-третьих, большинство утонченных придворных мужчин, охочих до женской любви, обходили стороной девушку с бокалом бренди в руках. В придворном обществе этот напиток считался сугубо мужским. А сочетание бокала бренди с откровенно неприветливым взглядом действовало на них, как дуст на комаров. Они просто отваливались на подходе, чтобы изобразить предсмертную агонию на руках у изнеженной придворной дамы.
  Вообще, ситуация со стороны выглядела комичной. Облегающее платье, с расширяющимся ниже колена подолом в стиле годе подчеркивало ее стройную фигуру и, особенного, ее грудь. Третий размер и стройное подтянутое тело в сочетании с подчеркивающим все эти достоинства платье действовали на окружающих мужчин, как афродизиак. И минимум раз в пять минут в ее сторону устремлялся очередной местный Казанова только для того, чтобы потом резко свернуть в сторону, изображая напоровшийся на льдину баркас. Единственная причина, по которой она все-же согласилась появиться на этом приеме - это пообщаться с человеком, который может рассказать ей о механизированной броне дварфов. Остальной прием ее не интересовал, и она даже не пыталась этого скрыть. Отец сказал, что этот человек скорее всего появится во время торжественного ужина, и до этого момента ей оставалось только пить любимый бренди у барной стойке, в надежде, что никто не нарушит ее одиночества.
  Джисс раздраженно поправила прямые рыжие волосы, и сделала очередной глоток. Отец привел ее на прием, и тут же, по своему обыкновению, ушел общаться со своими деловыми партнерами. Единственное, что ей оставалось, это пить в одиночестве.
  Опустошив широкий бокал, она жестом указала на него бармену. Тот сразу все понял, и устремился в ее сторону с бутылкой.
  Все собравшиеся в банкетном зале Весеннего дворца королевы оживленно беседовали или же танцевали под легкую, ненавязчивую музыку, которую играли живые артисты.
  Среди публики было много людей в военной форме. Больше всего было представителей воздушного флота и воздушных эскадронов - элитной десантной пехоты Бритонии. Военные выгодно выделялись среди гражданских благодаря своей выправке и подтянутой фигуре. Вокруг этих офицеров кучковались молоденькие девушки. Все это, а также главная тема приема - ее маневровая броня, говорили только об одном - скоро будет война. Джисс нетерпеливо постучала пальцем по бокалу. Для нее война была шансом продемонстрировать всему миру красоту и эффективность своих боевых машин. Все остальное ее слабо интересовало.
  'Даин Железоед, скоро ты увидишь, как восходит моя звезда'.
  - Вы знаете, весьма необычно видеть столь прекрасную даму, пьющую в одиночестве на королевском приеме. Да еще и бренди. - голос вырвал ее из размышлений, вернув в реальность.
  - Если я разобью об вашу физиономию свой бокал, вы поймете, почему я стою тут в одиночестве? - она даже не посмотрела на говорившего, каменным лицом ожидая, пока бармен наконец нальет новую порцию бренди. Ей было неинтересно, кого она сейчас отправляет восвояси. Все, что ей хотелось, это чтобы до конца приема никто незнакомый ее не беспокоил.
  Незнакомец рассмеялся.
  - Скорее, я буду весьма удивлен. Все же, не каждый день о лицо принца бьют бокалы, знаете ли.
  Девушка ошарашенно повернулась. Увидев перед собой улыбчивое лицо молодого мужчины двадцати пяти лет, с аккуратными тонкими усами, волевым подбородком, смеющимися карими глазами и аккуратно уложенными волнистыми русыми волосами, она тут же сделала два шага назад, и попыталась неуклюже поклониться.
  - Ваше Высочество, я прошу прощения за мою грубость.
  Он в ответ рассмеялся еще сильней. От этого медали на груди его парадного мундира принялись мелодично позванивать.
  - Да ладно вам, не стоит. Это я виноват. Зная о вашей репутации, и наблюдая за тем, как мужчины один за другим терпят фиаско в попытках просто подойти к вам, я не удержался и решил тоже испытать судьбу.
  Она быстро пришла в себя, и подойдя обратно к барной стойке, взяла свой уже наполненный бокал. Принц жестом показал бармену подать ему то же самое. Джисс отпила, стараясь не смотреть в сторону нового собеседника. Ей было немного неудобно, что она так грубо разговаривала с членом королевской семьи.
  - Хотя, я вам признателен, что вы не залепили мне сразу в лицо, а сначала предупредили. - продолжил принц, как ни в чем не бывало.
  Девушка немного смутилась. На лице проступил легкий румянец.
  - Ваше Высочество, боюсь, что слухи обо мне несколько преувеличены, если вы ожидали именно такой реакции. Но, боюсь, они правдивы в части того, что я люблю одиночество на подобных мероприятия.
  Она все так же старалась не смотреть на принца, потому пила свой бренди, наблюдая за барменом.
  - Тем не менее, я прекрасно понимаю всех тех, кто пытался завязать с вами знакомство. Ваша красота сродни вашему характеру. Она - как огонь, о который так и хочется обжечься. Леди Верминствер... Хотя нет, если позволите, просто Джисс.
  - Как угодно Вашему Высочеству. - она старалась говорить так, чтобы ее тон, с одной стороны, не звучал обидно, но, при этом, и не располагал к дальнейшей беседе. Но принц оказался на удивление приставучим.
  - Джисс, учитывая вашу красоту, мне вдвойне обидно, что такая прекрасная девушка уделяет бармену внимания больше, чем мне. Еще немного, и прикажу уволить беднягу из чувства банальной ревности. А это будет весьма некрасиво с моей стороны, ведь он ни в чем, по сути, не виноват.
  Джисс поставила бокал на стойку.
  - Ну так просто не увольняйте его.
  - Не могу. Мне хочется вашего внимания, а оно все сосредоточено на нем.
  Она повернулась лицом к своему собеседнику, раздраженно постукивая пальцем по краю бокала. Её недовольство навязываемым ей общением все больше прорывалось наружу. Принц же выглядел довольным, и, судя по всему, не намеревался от нее отставать.
  - Ваше Высочество...
  - Просто Чарли, будьте так любезны.
  Она раздраженно выдохнула.
  - Хорошо, Чарли. Раз уж вам так хорошо известны слухи обо мне, чему я польщена, то вы должны знать, что я предпочитаю обществу людей работу с машинами. И я не наблюдаю здесь поблизости не одной маневровой брони, в которой я могла бы покопаться. Простите, если это покажется невежливым с моей стороны, но в этот вечер я так же предпочту одиночество любой, даже вашей компании.
  Принц Чарльз молча отпил бренди и поставил свой бокал на стойку. Достав из кармана портсигар, он достал сигарету, и молча протянул его девушке. Джисс старалась не злоупотреблять курением, но решила, что сегодня можно. Взяв сигарету, она дождалась, пока принц даст ей прикурить. Оба некоторое время молча курили. Наконец, она не выдержала.
  - Неужели вам нравится стоять и молча курить рядом с человеком, который так нагло попросил оставить его в покое?
  В ответ принц пожал плечами.
  - Поверьте мне, ваша компания, даже если вы грубите, гораздо приятней кучки подхалимов. Вы, по крайней мере, искренни со мной.
  Джисс задумалась, что в этом плане ему, возможно, действительно приходится тяжело. Ведь так много людей, который стремятся завоевать его доверие, чтобы достигнуть своих корыстных целей.
  - К тому-же, как я уже сказал, вы как огненный цветок, который мне безумно хочется сорвать.
  Девушка разражено отпила из бокала и затянулась. Перед ними тут же возникло две пепельницы, принесенные внимательным барменом. Стряхнув пепел, она подумала, что все мужчины одинаковы, и думают исключительно членом. В этом плане она все так же стремилась за своим кумиром. Ей почему-то казалось, что Даин Железоед всегда сосредоточен на деле, и ничто не могло отвлечь его от его изобретений. А она хотела походить на своего кумира.
  - Увы, Чарли, но вам нечего мне предложить в обмен на мое расположение. Все, что мне нужно, у меня уже есть. А все прочее лишь отвлекает меня от движения к моей мечте.
  Принц в этот момент улыбнулся, и выдохнул сигаретный дым прямо сквозь эту улыбку. Она вдруг почувствовала себя жертвой паука, который медленно, но верно оплетает ее своей паутиной.
  - Что-же, у меня была к вам одна просьба. Но, раз вы так говорите, то, видимо, мне придется искать другого человека, который создаст для меня персональную маневровую броню.
  Джисс, которая в этот момент отпивала из своего бокала, непроизвольно сделала слишком большой глоток бренди, и почувствовала, как обжигающая жидкость ударяет в нос и опаляет слизистые. Она закашляла, а на глазах непроизвольно навернулись слезы.
  - Прошу прощения, я не ожидал, что вы так прореагируете на мою ненавязчивую просьбу. Видите ли, я видел 'Восходящую Звезду' в действии. И был просто поражен. Идеальное оружие, управляемое прекрасной девушкой. Вы похитили мое сердце своей 'Восходящей Звездой'. Интересно, это можно считать за вооруженное ограбление?
  Впервые за все время приема она рассмеялась.
  - Шуточки у вас. Ваше Высочество, так себе.
  В ответ он только развел руками.
  - Я так себе шутник, и как охотник на женщин тоже не очень. Но, за то, я отличный военный. Не скромно с моей стороны, конечно, но я на столько хорош, что возглавлю наше вторжение на материк, лично поведя наших доблестных воинов в атаку.
  - И вы хотите, чтобы я создала вам маневровую броню, которая позволит вам выжить? - с улыбкой поинтересовалась она.
  Он виновато улыбнулся.
  - Ну да. Как бы смешно не звучало, но будьте так любезны, и спасите мою жизнь. С учетом того, что на материке нам, возможно, придется столкнуться с дварфами и даже со 'Стальным Странником' и его бойцами в этой новой механизированной броне, то для меня это буквально вопрос жизни и смерти. Только ваша маневровая броня сравниться с этими новыми машинами смерти.
  Джисс почувствовала, как к ее лицу приливает кровь. Принц только что противопоставил ее маневровую броню творению Даина.
  - Расскажите о них? - попросила она, неожиданно вцепившись в его рукав.
  От неожиданности Чарлз даже немного оторопел.
  - О них? - переспросил он.
  - Да, о них. Об этой механизированной броне. Вы знаете о ней что-либо?
  Она чувствовала, что для нее это вопрос всей ее жизни. Она должна знать, как и что сделал Железоед в его механической броне, каковы ее сильные и слабые стороны. Джисс почувствовала, что раз она дошла до противопоставления Даину Железоеду, она непременно должна превзойти именно его изобретение. Остальное было не важно, поскольку, превзойдя гениального дварфа, она превзойдет всех остальных.
  - Ну, у меня есть некоторая информация из докладов разведки. Не могу сказать, что они очень подробные, и вам их будет достаточно... Но, тем не менее, с удовольствием поделюсь всей имеющейся информацией. Буду считать, что это мой аванс за личную маневровую броню за вашим авторством. Договорились?
  Джисс залпом выпила бокал бренди и, с громким стуком поставив его на стол, затянулась сигаретой, выжидательно смотря на принца.
  - Буду считать это вашим согласием. - начал он. - В ходе боев за Виндерстадскую крепость Даин лишь единожды применил механизированную броню. Это случилось после ряда решающих схваток, когда крепость начали эвакуировать. И, надо признаться, эта броня - просто нечто. Их было всего два десятка, но в ходе прикрытия отступления они перемололи просто невероятное количество противников. По самым скромным подсчетам, свыше полутра тысяч бойцов Прейбена и нежити. Бой длился менее двух часов, и, при этом, они не понесли фатальных потерь. Три единицы брони отступили из-за критического уровня повреждений.
  'Полторы тысячи!' - пронеслось у нее в голове. Цифра казалась ошеломительной. Армия Прейбена сейчас на пике. У них много ветеранов. Если сравнивать с другими армиями континента, то они отлично вооружены и экипированы. Их командир, фон Зест, считается юным гением среди полководцев. А еще и войска некромантов. По данным королевской разведки, они - опасный противник, армия которого превосходит даже Прейбен и Бретонь.
  Оценивая эту информацию, Джисс понимала, что не может с уверенностью сказать, сможет ли ее броня показать аналогичный результат в схожей ситуации.
  Принц тем временем закурил новую сигарету, смочил горло бренди, и продолжил.
  - Согласно компиляции представленных нашей разведкой отчетов, механизированная броня уверенно держит попадания снарядов сорокамиллиметровой пехотной пушки, противотанкового гранатомета 'Панзердолч 100', ручных противопехотных и противотанковых гранат. Ничего более убойного против них применено не было. И, судя по отчетам, механизированную броню не берут огнеметы и химические атаки.
  Девушка сделала глубокую затяжку, и выдохнула огромный клуб дыма.
  - Звучит ужасающе, если честно. Полевая сорокамиллиметровка, противопехотные гранаты и химическое оружие меня совершенно не пугают. Это уверено держит даже маневровая броня предпоследнего поколения. Противотанковые гранаты - это уже серьезно. Но 'Панзердолч 100'... Это же противотанковый гранатомет с кумулятивной боевой частью и бронепробитием за двести миллиметров. Я не верю, что бойцы в механизированной броне таскают на себе больше двадцати сантиметров бронестали.
  'Проклятье, даже 'Восходящая Звезда' не выдержит прямое попадание 'Панзердолч 100'. Это просто невозможно' - подумала она про себя.
  Сказанное принцем Чарльзом поставило ее в тупик. Она не могла даже предположить, что придумал Даин, чтобы его механизированная броня выдавала такие показатели бронестойкости. И, при этом, еще и была устойчива к огнеметам. Это оружие способно было найти любую брешь в броне, или попросту зажарить пилота заживо.
  - Да, действительно страшное изобретение. На этом проблемы с их защищенностью не кончаются. Механизированная броня достаточно компактна, и по высоте не превосходит обычного человека. Это создает дополнительные проблемы противникам дварфов. Тяжело сосредоточить достаточно огневой мощи на такой небольшой цели. Это все равно, что стрелять из противотанковой пушки по обычному рыцарю.
  Джисс закусила губу. Ее маневровая броня габаритами сильно превосходила механизированную броню Даина. Правда, естественной защитой ее детища являлась высокая скорость и маневренность, и в этом ее изобретение должно превосходить изобретение Железоеда. Она сильно сомневалась, что дварфийская броня могла похвастаться большой подвижностью.
  - Что касается оружия, то механизированная броня, с которой столкнулись прейбенцы, была вооружена тяжелыми пулеметами, автопушками и даже тепловым излучателем.
  В принципе, достаточно стандартное оружие для солдат, обеспеченных механической мускульной силой. Кроме последнего.
  - Тепловой излучатель? - переспросила она.
  - Ну, так его назвали у нас. Что это такое в точности - никто не знает. Этим оружием была вооружена только одна броня, так что данных о нем мало. Если коротко, то оно выстреливает чем-то наподобие теплового луча, который прожигает все на своем пути. Плоть, сталь, камень... Вообще все равно. Ну, так написано в отчетах. Думаю, это было некое экспериментальное оружие. Ранее никто с таким не сталкивался.
  Девушка закусила губу и силой сжала бокал. Пальцы побелели от напряжения, и толстые стеклянные стенки начали трескаться. Во рту появился привкус крови.
  Джисс поняла, что это за оружие. И что сделал Даин. Магматическое ядро. Температура ядра в рабочем состоянии на поверхности составляет, в среднем, полторы тысячи градусов по цельсию. Ближе к центру ядра она сильно растет. Для удержания магматического ядра обычно используют вольфрамовую ловушку, или ловушку из тугоплавкой керамики. Отдельные дварфы могут управлять тепловым поведением ядра, разгоняя его до запредельных для такого объекта значений. Задокументированная максимальная температура разгона ядра составляет четыре тысячи двести тридцать градусов по цельсию.
  Каким-то непостижимым образом Даин смог изобрести механизм, позволяющий преобразовывать тепловой выплеск магматического ядра в мощную термическую струю. Даже в спокойном состоянии ядро может легко плавить сталь. Если в этом тепловом излучателе используется механика улавливания теплового возмущения ядра, то тогда температура теплового луча легко может переваливать за две тысячи градусов.
  'А это значит, что моя маневровая броня в ближнем бою будет легко уничтожаться этим оружием'
  Даин снова ее переиграл. И не только в вопросах вооружения. Для Джисс было очевидно, за счет чего достигалась компактность механизированной брони. Все тоже магматическое ядро.
  Маневровая броня в качестве топливного элемента использовала магическую сферу. Джисс сумела создать принцип прямого применения энергии магосферы к узлам брони. Именно это позволило создавать механизмы, подобные маневровой броне. Ранее магическую энергию требовалось конвертировать в электричество. А самый компактный конвертер с трудом лез в тяжелый танк. Не обошлось, правда, и без минусов такого решения. При более высоком КПД, расход магосфер так же был выше, чем при работе с конвертером. И даже при предельном уменьшении габаритов, наиболее рациональной конструкцией оставался четырехметровая пилотируемая броня. Правда, она умела летать, что давало ей огромные тактические преимущества.
  Но Даин... Он пошел дальше, сумев создать сверхкомпактный двигатель на основе магматического ядра. И получил мощную, компактную броню с невероятным уровнем автономности в бою. Последнее поколение маневровой брони работает на двух магосферах третьей категории. И автономность боя составляет от двух до шести часов, в зависимости от уровня интенсивности столкновения. Ее 'Восходящая Звезда' использует три магосферы пятой категории, что вылетает в копеечку. Но, при этом, потолок боевой автономности 'Звезды' составляет рекордные восемнадцать часов, а выходная мощность в три раза превышает серийные модели. После чего маневровая броня должна выйти из боя и заменить топливные элементы. Сделать это в боевой обстановке практически невозможно. А вот механизированную броню можно заправлять прямо на поле боя, просто и незатейливо скармливая ей металлические предметы экипировки убитых врагов. Таким образом, пределом автономности изобретения Даина является выносливость пилота.
  - Джисс... Джисс... С вами все в порядке?
  Она обнаружила, что принц Чарльз трясет ее за плечо. Ее правая рука сжимала лопнувший бокал, осколки которого изрезали пальцы девушки. Когда она посмотрела на Чарли, он выглядел озабоченным.
  - Я делаю вам персональную маневровую броню! - воскликнула она, хватая его за рукав здоровой рукой.
  - Я вам безумно благодарен за это, но меня сейчас больше беспокоит ваше здоровье. Вы сильно поранились!
  - Ерунда! - отмахнулась она. Ее лицо горело от возбуждения. Принц, сам того не понимая, открыл ей глаза на множество новых идей, которые бурлили в ее мозгу, требуя немедленно начать их реализацию.
  - Но у меня есть к вам встречная просьба. Мне нужно больше информации о механизированной броне дварфов.
  Чарли задумался, почесывая подбородок.
  - Ну и просьба у вас, Джисс. У Даина есть вредная привычка уметь охранять свои технологии. Но, думаю, что смогу вам помочь. Королевство сейчас заинтересовано в новых технологиях. В конце концов, мы планируем создать новую империю. А технологии дварфов так и манят своим превосходством.
  Джисс взвизгнула от счастья и в порыве эмоций обняла принца. От неожиданности тот даже не сообразил обнять ее в ответ.
  - Спасибо, спасибо вам большое!
  Чарли выглядел довольным.
  - Вижу, что теперь мы с вами, как минимум, хорошие друзья.
  Девушка кивнула, взяла предложенную сигарету и закурила. Тот факт, что ее правая ладонь активно кровоточила, ее ни капельки не смущал.
  - Джисс, я вижу, что вам нужно привести себя в порядок. Да и рука будет беспокоить вас еще какое-то время. Возможно, вам следует покинуть прием. А я позабочусь о том, чтобы о вас не подумали плохого. - заметил Чарльз с хитрой искрой в глазах.
  Девушка поняла его намек и смущено кивнула. Ей действительно не терпелось приступить к работе над новыми идеями, а рука являлась идеальным прикрытием. Подавшись вперед, она приблизила свое лицо к его.
  - Я ваша должница, принц. - прошептала Джисс с улыбкой.
  - Поверьте мне, я всенепременно этим воспользуюсь. - ответил ей принц.
  Джисс взяла принесенную барменом салфетку, обмотала ей раненную ладонь и торопливо направилась к выходу.
  
  
  Как только девушка скрылась из виду, к принцу подошел ее отец.
  - Как все прошло, Ваше Высочество? - вежливо поинтересовался он.
  Принц в ответ довольно отхлебнул из своего бокала.
  - Просто прекрасно. Она действительно такая, как вы рассказывали. Используя ваши советы, я сумел завоевать ее доверие. Так что наша сделка в силе. Вы получите монополию на все сектора военного снабжения, которые сможете покрыть своими мощностями. И, конечно же, содействие двора. В обмен, как мы и договаривались, вы поможете мне заполучить вашу дочь и использовать ее потенциал как на благо становления нашей новой империи, так и на благо моего возвышения на троне.
  
  Глава 36. Луиза де Мендос.
  
  'Лимпиеза' шла на предельной для нее высоте, двигаясь сквозь облачный покров. Корабль держал курс на северо-восток, в сторону северной части Саберийской империи. Второе судно, находящее под командованием Цебайота, осталось прикрывать их отход вместе с высаженным в крепости десантом.
  Луиза сидела в своей каюте, глядя сквозь иллюминатор на темные облака. Лунный свет, изредка пробиваясь сквозь плотную завесу, отбрасывал блики на ее лицо. Она молча переваривала в себе события последних нескольких дней. Сидя под арестом в небольшой каюте с единственным иллюминатором и без каких-либо других вариантов времяпровождения, ей больше ничего не оставалось, кроме как погрузиться в собственным мысли. И особое место в них сейчас занимал Цебайот, который сначала обманул ее, а затем, подвергнув жестокому унижению, запер. Сидя в этой каюте, она не понимала, ни куда они летят, ни где сейчас Мэйт де Лаури. Единственное, что она твердо знала, так это то, что Воплощение все еще на корабле.
  После того, как они отлетели от горящей крепости, Луиза заподозрила неладное: 'Лимпиеза' взяла курс на северо-восток. Хотя воздушная база, с которой снялась ударная группа, прилетевшая им на помощь, находилась на востоке. Равно как и резервные войска, которые сейчас мобилизовывались для отражения атаки прейбенской армии.
  Стоя на верхней палубе судна, Луиза потребовала у команданта объяснений, на что он уклончиво сослался на особую директиву.
  - Какая директива, Цебайот? Вы должны доставить нас в военное расположение.
  Узкое лицо команданта приняло выражение презрения, а за линзами круглых очков она увидела холодный взгляд
  - Госпожа де Мендос, здесь я решаю, что мы должны делать, а чего нет. Вы потеряли своих людей, свою крепость и право хоть как-то выражать свое мнение.
  Девушка похолодела. Совсем недавно командир 'Лимпиезы' говорил совершенно другие слова.
  - Но вы же говорили...
  Тонкие губы Цебайота растянулись в холодной усмешке.
  - А вы, как полная дура, поверили мне. Насколько нужно быть близорукой и глупой, чтобы не понимать своих промахов и верить первому, кто оправдает вашу некомпетентность?
  Луиза замахнулась для пощечины, но ее руку тут же перехватил стоящий рядом с командантом рыцарь. Девушка попыталась вырваться, но противник держал ее железной хваткой.
  - Немедленно высадите нас и Воплощение! Это приказ! - выпалила она, все еще пытаясь вырваться.
  Цебайот с размаху влепил ей пощечину. Не смотря на его худощавое телосложение, от удара у Луизы подкосились ноги и поплыло в глазах. Единственное, что удержало ее от падение, так это рыцарь, все еще державший ее за руку. Она обвисла в его хватке, как тряпичная кукла.
  - Я не подчиняюсь приказам имперского командования. И уж тем более приказам бестолковой женщины, по какой-то нелепой причине вообразившей, что она - командир. - произнес командат, или кто он там был, наклонившись к ее лицу.
  - Цебайот!
  Раздавшийся разгневанный рев принадлежал Джерардо. Личный рыцарь Луизы широкими шагами двигался к ним, раскидывая встававших на его пути воздушных пехотинцев, как тряпичных кукол.
  - Михаэль. - коротко произнес командант.
  Державший Луизу рыцарь одним движением отбросил ее в сторону, как будто она была игрушкой. Девушка пролетела пару метров и ударилась о металлическую стену корабельной надстройки, после чего рухнула на выстеленную деревом палубу.
  - Ублюдок!! - заорал Джерардо, выхватывая меч и замахиваясь для рубящего удара по диагонали.
  Рыцарь команданта шагнул на встречу телохранителю Луизы. Оказавшись практически вплотную к нему, он одним резким руки просто разломал оружие Джерардо. Клинок со звоном разлетелся на несколько кусков. Наблюдавшая за этим де Мендос не поверила своим глазам. Тяжелый меч ее рыцаря разнесло на части от одного единственного удара латной перчатки.
  Джерардо же, не растерявшись, врезался в противника всей своей массой и вмазал по его шлему кулаком, сжимавшим остатки своего оружия. Михаэль от такой атаки рухнул на землю, как подкошенный.
  - Ого! Одним ударом повалил Михаэля! А у тебя все же есть мужество, Джерардо! - восхищенно воскликнул командант, глядя на происходящее.
  Ее рыцарь стальной горой надвигался на командира 'Лампиезы'. Но тот лишь смотрел на него с презрительной улыбкой. Никто из собравшихся не вмешивался. Ее офицеры были попросту сбиты с толку от происходящего, а воздушная пехота только следила за тем, чтобы никто не вмешивался.
  - Как ты посмел ударить мою госпожу, ублюдок! - проревел Джерардо, протягивая свои огромные ручищи к команданту.
  Но неожиданно рыцарь замер, и со стоном рухнул на пол, загрохотав доспехами по стальной палубе. Позади него, как ни в чем ни бывало, стоял Михаэль. С конца его меча капала кровь.
  - Как ты, верный последователь нашего дела, посмел поднять руку на меня, и на Михаэля, мой верный меч? - все с той же высокомерной улыбкой поинтересовался у Джерардо Цебайот.
  Луиза попробовала пошевелиться. Тело ныло от удара, а голова еще гудела от пощечины. Но она могла дотянуться до своей шпаги.
  - Одно дело - убивать нелюдей, которых я ненавижу. Совершенно другое - позволять тебе так обращаться с мой госпожой. - процедил в ответ Джерардо, силясь подняться. Но ноги все так же не слушались его. Удар Михаэля перебил ему позвоночник, лишив контроля над нижней половиной тела. Цебайот рассмеялся.
  - Ты меня разочаровал. Но ты был верным членом Лиги, и я окажу тебе все необходимые почести.
  Командант щелкнул пальцами. Ему тут же поднесли небольшой чемоданчик. Один из солдат терпеливо держал его, пока Цебайот набирал код.
  Крышка чемоданчика открылась, и все собравшиеся увидели содержимое. Им оказалось три пистолета в специальных держателях, несколько обойм, небольшая шкатулочка и черные кожаные перчатки.
  Луиза посмотрела на Джерардо. Ее рыцарь полулежал на палубе, глядя на нее. Губы Джерардо медленно произносили одно единственное слово: 'Бегите'.
  До ее офицеров стал доходить смысл происходящего. Они стали хвататься за оружие, но слишком поздно. Воздушная пехота открыла огонь. Большая часть подчиненных Луизы оказалась убита на месте. Девушка с ужасом увидела, что некоторые из подчиненных убивают своих товарищей. Она совершенно не понимала, что же тут происходит.
  Цебайот вел себя так, как будто расстрел ее подчиненных был скучной рутиной. То есть, он просто не обратил на это внимание. Достав из чемоданчика книгу, она принялся ее листать.
  - Скотина... - прорычал Джерардо.
  - Ну-ну, зачем так грубо? Ты предпочел Лигу и своих братьев Луизе де Мендос, с которой на постоянной основе делил постель. И сейчас расплачиваешься за то, что так глупо поддался своей похоти и низменным стремлениям. И сейчас я покараю тебя за измену Лиге Людей. - ответил Цебайот, продолжая листать страницы.
  Джерардо в ответ осклабился.
  - Ты не олицетворяешь собой Лигу, Цебайот.
  - Заблудший в похоти брат, ты забыл, что я есть глас наш. А значит - я есть олицетворение Лиги и ее убеждений. - лицо лиговца исказилось гримасой безумия. Сразу стало ясно, что он не в себе, и для него заветы Лиги Людей значили нечто большее, чем просто неприязнь к нелюдям. Для него это была религия.
  - Ты просто больной фанатик, возомнивший о себе не весть что. Я и госпожа Луиза - оба верны идеалам превосходства человечества над нелюдями.
  Но командант больше не слушал его. Найдя нужную страницу, он начал читать.
  - Однажды принявший свет наших убеждений, станет одним из наших братьев.
  Держа книгу в правой руке, левую Цебайот простер над открытой страницей, как какой ни будь священник, читающий вдохновенную проповедь. Его голос звучал сильно и проникновенно. Даже Луиза, которая в данный момент испытывала к нему только ненависть, невольно начала проникаться его словами.
  - Несущий этот свет другим, да возвыситься. Карающий во имя света человечества, да станет святым мечом. Отдающий все во имя дела нашего, да обрящет богатство по заслугам своим.
  Офицеры-предатели и воздушная пехота слушали своего командира, и в их глазах читался фанатический экстаз. Непонятно, как, но Цебайот своими словами буквально проникал в умы и души своих слушателей.
  - Но предавший свет наш во имя ложной идеи равенства, да будет с позором отторгнут и повержен во тьму, где покаран мстительным духом. А оступившийся брат, да искупит ошибку свою кровью своей, обелив ей имя свое. Populo in nomine Domini! - воскликнул он, воздев левую руку вверх, к темному небу.
  - Populo in nomine Domini! - хором повторили собравшиеся.
  Джерардо попытался отползти в сторону, но латный ботинок Михаэля с силой опустился на его руку. Послышался звук сминаемого доспеха и громкий хруст кости. Ее рыцарь сдавленно вскрикнул от боли.
  Луиза понимала, что ей нужно вмешаться. Но как? Стоит ей сделать хоть один неверный шаг, и ее убьют, как и остальных. Но если она будет бездействовать, то Цебайот, скорее всего, казнит Джерардо.
  Лиговец тем временем одел перчатки и достал один из пистолетов. На нем отчетливо поблескивала позолотой символика Лиги Людей.
  - Как глас Лиги Людей, несущей свет превосходства расы человеческой и верховенства ее по праву создания и рождения, я своею рукою пролью ту кровь, что смоет твой позор и увековечит твое имя в списках братьев наших, что отдали жизнь во имя распространения света человеческого в этом погрязшем во тьме мире.
  С этими словами Цебайот открыл небольшую шкатулку, из которой достал один единственный патрон. Луиза не знала, что в нем такого особенного, но, судя по всему, для настоящих лиговцев это было действительно важно. Отодвинув затвор пистолета, Цебайот вложил пулю в камору, и защелкнул затвор.
  Луизой двигало отчаяние. Обдумывая эту ситуацию сейчас, она понимала, что пошла на такой поступок только потому, что боялась остаться одна среди этих религиозных фанатиков. В сложившихся обстоятельствах для нее Джерардо был не любовником, и не дорогим человеком, а просто живым щитом, готовым отдать свою жизнь за нее. Она же просто хотела спасти этот щит, чтобы иметь призрачную иллюзию защиты.
  Заклинание само собой сложилось в голове. Выхватив шпагу, она взмахнула ей, высвободив магическую энергию. Возникший в воздухе магический разрез выбил пистолет из рук Цебайота. Оружие упало на палубу и развалилось на несколько частей.
  Лицо лиговца еще больше исказилось, когда к фанатичному безумию примешалась ярость, вызванная ее поступком. Между ней и Цебайотом тут же возник Михаэль. Луиза направила на него острие шпаги. Это был скорее инстинктивный жест защиты, нежели попытка дать отпор рыцарю.
  - Пожалуйста, прекратите. Я и Джерардо, мы оба - сторонники Лиги Людей. Мы ценим ваши идеалы. Мой рыцарь не желал вам зла, и не пытался оскорбить вас. Он просто исполнял свою рыцарскую клятву. Ведь это ценно - иметь честь и уметь сдержать данное слово. Потому, прошу, пощадите его.
  Она произнесла эту короткую речь, держа в вытянутой дрожащей руке свою шпагу, и стараясь, чтобы ее голос не сорвался на писк от испытываемого страха.
  - Ты прервала меня... - глаза Цебайота, казалось, готовы были выпрыгнуть из орбит, а из-за линз очков они выглядели даже больше, чем есть на самом деле.
  - Простите... Я... - она стушевалась. Ей было страшно.
  - Ты помешала мне очистить имя нашего брата. Как ты посмела?
  Луиза почувствовала, как дрожат ее колени. Ноги готовы были подкоситься в любой момент. Шпага в руке дрожала, будто на ней отбивали чечетку. Она боялась его. Но не потому, что он был сильным, нет. Она боялась его безумия. Оно ломало ее волю, скручивая внутренности в тугой комок страха, парализуя мышцы и вызывая безотчетное желание дрожа забиться в угол, накрывшись любой тряпкой, лишь бы ее не видели. Вся ее гордость, вся ее сила воли, которыми она сама привыкла гордиться, все это испарилось в мгновение ока под гнетом волны фанатичного безумия Цебайота.
  - Не смей трогать ее. - прорычал Джерардо, хватая лиговца за ногу здоровой рукой.
  Ничего другого он сделать попросту не мог. Одна его рука была сломана, а тело ниже пояса попросту не подчинялось ему, не подавая никаких признаков жизни. Но даже этого оказалось достаточно. Стальная хватка рыцаря заставила захрустеть мышцы и кости ноги, за которую он схватился.
  - Ты ублюдок, посмел снова тронуть меня?! - закричал Цебайот.
  Выхватив из чемоданчика, который все еще держал на руках воздушный пехотинец, еще один пистолет, он одним движением зарядил его, передернул затвор и несколько раз выстрелил в держащую его руку Джерардо. Во все стороны полетели искры, высекаемые пулями из латного наруча.
  Луиза не знала, из какого пистолета, и какими пулями стрелял Цебайот. Но каким-то образом пистолетная пуля все же смогла пробить прочный рыцарский доспех. Рука Джерардо разжалась.
  - Ты не достоин умереть, как наш брат. - прошипел лиговец, пинком ноги отбрасывая руку рыцаря, после чего он направился в сторону девушки.
  Генерал почувствовала, как остатки сил покидают ее. Девушка принялась пятиться назад. Когда между ними оставалось всего пару шагов, она взвизгнула от страха, и сделала единственное, что пришло ей в голову. Она взмахнула дрожащей шпагой, выпуская из себя всю магическую энергию, что имела.
  Верхнюю палубу десантного корабля едва не разорвало на части. Мощный поток духовной энергии, вызванный страхом и отчаянием, превратил ее беспорядочные взмахи шпагой в тысячи рассекающих пространство ударов. Отовсюду полетели искры, высекаемые из стальной брони корабля, щепки деревянной облицовки, кровь и плоть тех, кому не повезло попасть под безумную атаку де Мендос. Все, что находилось на палубе, и не было достаточно хорошо закреплено, сила ее атаки подбросила вверх и выкинула за борт.
  Когда образовавшийся хаос поутих, то перед ее глазами предстало ужасающее зрелище. Вся палуба была завалена обрубками человеческих тел вперемешку с кучей хлама, некогда бывшей частями верхней палубы. И среди этих трупов она заметила израненное тело Джерардо, которому так же досталось от ее магической атаки. Среди всего этого безумия, только двое, помимо нее, остались стоять на ногах. Это был Цебайот и прикрывший его Михаэль. Доспехи рыцаря практически не пострадали, что казалось совершенно невероятным.
  - Прекрасно! Замечательно! - воскликнул Цебайот, глядя по устроенный Луизой хаос, - Я непременно пущу твою силу на пользу великому делу возвышения человеческой расы над прочими нечистыми, что осмеливаются жить под одним с нами небом!
  Луиза чувствовала, что теряет сознание. Она впервые создала заклинание подобной мощи, и такой колоссальный выброс магической энергии моментально истощил ее. Усталость невероятной тяжестью навалилась на ее разум, и перегруженная психика начала скатывать сознание в небытие.
  Как сквозь сон, она наблюдала за Цебайотом. Он подошел к израненному Джерардо и пинком ноги скинул с его головы иссеченный шлем.
  - Проклятый предатель. Хоть ты и дважды оскорбил меня своими прикосновениями, я буду милосерден и подарю тебе быструю смерть.
  Сказав это, он нагнулся к валяющемуся на палубе чемоданчику и, покопавшись в нем, извлек короткий обрез. Зарядив оружие, Цебайот наставил ствол на ее рыцаря.
  К ее удивлению, она не чувствовала в этот момент никакого желания спасти его. Ей просто хотелось, чтобы все поскорее закончилось.
  - Но, даже так, ты не достоин того, чтобы этот мир запомнил твое лицо.
  Сухо щелкнули курки, и огромный заряд дроби, с грохотом вылетев из коротких стволов, превратил голову Джерардо в месиво из крови, костей и мозгов. Это зрелище окончательно доконало Луизу, и она полностью погрузилась в темноту.
  
  С момента, как она пришла в себя, прошли практически сутки. За это время Цебайот только однажды зашел к ней. Поинтересовался ее самочувствием. Немного рассказал о том, как он восхитился ее силой. Затем начал говорить о возможностях, которые откроются ей в Лиге, о ее принадлежности к лучшим среди избранной расы.
  Луиза по большей части молчала, иногда отвечая односложными фразами. После огромного количества нервных потрясений, ее мозг настолько плохо работал, что она путалась в собственных мыслях. А Цебайот все говорил и говорил. Его слова проникали в ее сознание, как яд. В любой другой ситуации это наверняка возымело бы какой-то эффект, но в тот момент ее состояние сработало, как естественная защита. Это было все равно, что попытаться убедить креветку или рыбку гуппи.
  Сейчас ее мозг практически пришел в себя, и она медленно переваривала произошедшее. С каждой минутой ее размышлений к ней приходило осознание всей цепочки событий, случившихся с ней за последние пару дней. И с этим осознанием к ней пришла ненависть. Эта ненависть росла и крепла по мере того, как она понимала все больше и больше.
  Она ненавидела всех. Ее отца, который дал ей это поручение, сгубившее всю ее жизнь. Она ненавидела то, как он довлел над ней, навязывая стремление стать сильнее. Пусть и неосознанно, но ее отец направил ее и ее сестер на военный путь, загнав в рамки бесконечной гонки друг с другом и с ним за первенство в силе.
  Она ненавидела Даина Железоеда. Его сила, гениальность и стремление сделать все правильно заставили ее желать превзойти его. И это заставило ее снова и снова ошибаться, пытаясь доказать себе и окружающим, что она - лучше какого-то нелюдя, который заявился в ее крепость и пытался диктовать свои правила. Луиза ненавидела его за то, что он лучше нее.
  Она ненавидела Джерардо. Этот дурак, пусть и был рыцарем до мозга костей, а так-же стал тем, кто познакомил ее с риторикой Лиги Людей, но все же, при этом, стал самым преданным ее слугой и лучшим в жизни любовником. А потом этот придурок просто взял и откровенно глупо сдох. Умер, как собака, оставив ее одну с ужасом безумия Цебайота.
  Цебайот. О, ненависть к нему была одной из самых жгучих. Она обжигала ее душу, испепеляя все то светлое, что еще оставалось в ней. Цебайот... Он заставил ее понять, насколько она ничтожна. Именно он заставил ее испытать самые унизительные моменты в ее жизни. Она хотела заставить его почувствовать тоже самое, что чувствовала там, на верхней палубе 'Лампиезы', когда он сначала унизил ее, затем убил ее офицеров и казнил ее рыцаря. А еще она боялась его. Того безумного огня фанатизма, что горел в ее глазах. Боялась, и от того еще больше ненавидела.
  И еще она ненавидела себя. За слабость. За то, что вся ее сила, ум и совершенство оказались лишь плодом ее воображения. А когда реальные трудности обрушились на ее голову, она сломалась. Она ненавидела себя и жаждала силы. Она хотела стать сильнее, чтобы бросить всех тех, кого ненавидела, к своим ногам. Сломать их. Заставить их страдать и признавать ее превосходство снова и снова. Раз за разом она мысленно представляла, как будет уничтожать Цебайота, Даина и своего отца. Они все падут ниц перед ней. Все, что Луиза сейчас хотела, и что ей было нужно - это настоящая сила. И она готова была заплатить за нее любую цену.
  Корабль содрогнулся, вырвав де Мендос из ее мыслей. Девушка не сразу поняла, что эта тряска продолжается довольно долго. Судя по доносившимся до нее звукам, на 'Лампиезе' кипел бой. Очевидно, кто-то брал судно на абордаж.
  Битва продолжалась еще минут двадцать. Все это время Луиза сидела и ждала что за ней кто-то придет. Однажды выстрелы слышались прямо у каюты, где ее держали. Но вот, звуки абордажного боя стихли. И она стала ждать.
  Время шло, а за ней все никто не приходил. Периодически по корабельным коридорам проносилось эхо коротких перестрелок или криков отчаяния и боли. Но потом снова все затихало. Все, что ей оставалось, это гадать, что же произошло.
  Когда раздался щелчок отпираемого замка, она вздрогнула. С замиранием сердца она наблюдала за тем, как открывается дверь. Мысленно она, почему-то, ожидала увидеть саберийцев в цветах флота ее отца. Возможно, в глубине души она, не смотря на ненависть к нему, все же ожидала, что он каким-то образом узнает и спасет свою любимую дочурку.
  В проходе показалась фигура в грубоватых пехотных латах. Тело вошедшего было все обмотано бинтами. А в руках он сжимал тяжелую винтовку с зазубренным штыком. Пехотинец нежити.
  Дыхание Луизы перехватило от страха. Она смотрела за тем, как ствол оружия неторопливо, словно в замедленной съемке, поднимается вверх. Будто загипнотизированная, она смотрела на дуло винтовки. Она понимала, что ей никуда не деться и не спастись от этого врага. Безоружная, она никак не могла причинить ему никакого вреда. Чтобы применить свою магию, ей нужно было холодное оружие. Любое, хотя бы то нож. Но Цебайот позаботился о том, чтобы все, чем можно резать, убрали из каюты.
  Все, что ей оставалось, так это закрыть глаза и ждать своей смерти.
  - Я смотрю, вместе с Воплощением нам достался еще один приятный приз.
  Открыв глаза, Луиза с удивлением уставилась на Адалрика фон Зеста, который с довольной улыбкой на безумном лице смотрел на нее.
  
  
  Глава 37. Абигайл Альварес
  
  Капитан рыцарей ордена Монтегаудио сидела на матрасе, сжавшись в комок и обхватив руками колени. Голова, прислоненная к стене вагона, ощущала все вибрации от движения лендтрейна. Их было не много. Из-за своей огромной массы, эта махина по большей части просто продавливала под собой все, что могло вызвать встряску. Госпитальный вагон, в котором она находилась, пах хлоркой и лекарствами. Сейчас, спустя два дня с того момента, как они бежали из крепости, здесь стало тихо. Но когда ее только поместили сюда вместе с другими раненными, отовсюду раздавались крики и стоны.
  Абигайл никак не могла прийти в себя. Все, что составляло костяк ее морального хребта, в один день просто рухнуло. Все ее рыцари погибли. Крепость пала. Генерал предала их. Саберийские солдаты пытались ее убить и других защитников крепости. Она впервые изменила своей клятве рыцаря и, струсив, бросила солдата умирать в лапах полумеханического монстра.
  Ее до сих пор преследовал этот страх. Она по несколько раз за ночь вскакивала от того, что ей чудился звук клацанья когтей свежевателя. И каждый раз, когда она засыпала или закрывала глаза, ей виделось лицо линейного пехотинца. Раненный и переломанный, она полз к ней, умоляя о помощи. А некромантская тварь рвала его на части, глядя на девушку своими светящимися зелеными глазами.
  'Во что мне теперь верить?' - Спросила она себя, разглядывая трещинки в деревянной обшивке стены.
  От размышлений ее отвлек голос, звавший по фамилии.
  - Капитан Альварес, мэм. Капитан Альварес.
  Абигайл встрепенулась, и огляделась. На нее смотрел саберийский лейтенант. Рядом с ним стояли коренастый дварф и девушка с необычной внешностью. Она таких раньше не видела.
  - Капитан, мэм. Здесь члены экипажа лендтрейна. Они хотят с вами поговорить.
  Взгляд лейтенанта выражал беспокойство, и девушка начала нервничать. Но особого выбора у нее не было, и она собралась с силами.
  - Здравствуйте. Чем могу помочь? - Аккуратно поинтересовалась она.
  Первым заговорил дварф.
  - Это что ли капитан рыцарей? Что-то не похожа. Парни говорили, что она - настоящий боец.
  Сказанное дварфом задело ее, и она неожиданно для себя вспылила.
  - Я - капитан рыцарского отряда ордена Монтегаудио, Абигайл Альварес! С кем имею честь говорить? - Произнося эти слова, она невольно выправилась.
  - О, нифига себе, она все же живая! - Воскликнул дварф, за что тут же получил подзатыльник от девушки.
  - Я - главный тактик 'Стального Странника', Рэн Хасигава. А этот дварф - Бофур Меднозуб. Не обращайте внимания на его манеры. Он дварф, а у них, почти у всех, проблемы с чувством такта.
  Имя девушки показалось Абигайл странным, она хотела было спросить об этом, но ее отвлек завозмущавшийся дварф.
  - С хрена ли у меня проблемы с чувством такта? Я что, чего-то не так сказал? Все же четко и по делу. Она тут расползлась по матрасу, как амеба. Нифига на рыцаря не похожа!
  Возмущенную тираду дварфа прервал выразительный взгляд Хасигавы, и продемонстрированный кулак.
  - Ладно, ладно! Я все понял, замолкаю! Давай только без рук, а!
  Абигайл удивилась тому, что дварф пошел на попятную. После того, что она видела, в крепости, ей казалось, что этот низкорослый коренастый народ слеплен из камня. И тут он тушуется перед человеческой девушкой.
  - Простите нас, Абигайл. Дело в том, что с вами хочет поговорить Даин Железоед. Мы можем попросить вас уделить нам немного времени?
  Рыцарь согласно кивнула. Хотя в ее понимании, выбора у нее особого не было. Как откажешь в просьбе владельцу лендтрейна, на котором едешь и получаешь медицинскую помощь? Да еще и бесплатно.
  - Конечно, госпожа Хасигава. Я полностью в распоряжении господина Железоеда.
  - Отлично, тогда не могли бы вы одеться и пройти с нами?
  
  Абигайл, сопровождаемую Хасигавой и Меднозубом, пришлось пройти через большую часть лендтрейна. Госпитальный вагон располагался ближе к хвосту состава, а им нужен был один из первых вагонов.
  Большую часть пути они проделали молча. Бофур с Рэн болтали между собой, обсуждая насущные проблемы. В частности, промелькнуло, что сейчас лендтрейн направляется в саберийский город. Абигайл особо не вслушивалась в их слова, поглощенная собственными мыслями.
  Рыцарь недоумевала, как экипаж лендтрейна вообще может быть на столько спокоен? Пока она шла через поезд, вокруг царила атмосфера повседневной суеты. Из динамиков, развешанных по всем вагонам, играл легкий джаз. Никто не выглядел так, будто недавно пережил мясорубку.
  И в этом плане члены экипажа выгодно отличались от спасенных саберийцев. Своих товарищей по несчастью Абигайл могла легко выделить из людского потока, даже не зная в лицо. Подавленные, поникшие и серые, бывшие защитники крепости хмурыми тучами сгущали общую атмосферу.
  Абигайл понимала свои сограждан. По ее мнению, невозможно было пережить подобное событие без каких-либо последствий. Но на лендтрейновцев такая логика, похоже, не распространялась.
  Капитан понимала, что ей нужно собраться с силами. Но она не понимала, ради чего. Ее страна пыталась ее убить. Ради чего она теперь должна сражаться? За какой звездой ей следовать, если ее кумир попросту бросила их.
  За этими размышлениями, она не заметила, как они добрались до их цели. Но на удивление, пришли они не в зал совещаний, кабинет или, на худой конец, комнату. Они оказались в зале для физических тренировок.
  В нос сразу ударили знакомые запахи пота и мускуса. Воздух наполнили звуки напряженного сопения, рычания, звон металла и удары перчаток по груше.
  - Ааа... простите, - удивленно обратилась она к Хасигаве - а мы точно куда надо пришли? Вы же говорили, что со мной желает побеседовать Даин Железоед.
  Бофур, услышав ее слова, заржал, как конь, тыкая Хасигаву в бок.
  - Да, все верно. Господин находится вон там. - Палец Рэн указал в дальний угол, где седой дварф с мощным телосложением колотил подобие груши. На обратном движении рука Хасигавы отвесила ржущему дварфу затрещину. Тот ойкнул и перестал доставать Рэн. Но смеяться не прекратил.
  Главный тактик поманила рыцаря за собой, и уверено пошла между рядами тренирующихся. Пока они шли, Абигайл смогла немного оглядеться.
  Первое, что бросилось в глаза, так это веса, с которыми работали присутствующие. Абигайл считала себя достаточно сильной. Ее рабочий вес при жиме штанги лежа от груди составлял сто пять килограммов, при собственном весе в семьдесят пять кило. Но собравшиеся тут только со ста десяти начинали. Не зависимо от пола. При ней человек выжал два раза штангу с весом в двести пятьдесят килограмм без экипировки. Она аж на месте замерла, не поверив увиденному.
  - Абигайл? - Позвала ее Хасигава, заметив, что она остановилась.
  - Д-да... - отозвалась рыцарь - а эти люди, они вообще кто? В моем отряде никто не мог показать похожих результатов без магического усиления.
  Хасигава засмеялась.
  - Простите. Здесь нет ничего особенного. Сегодня просто тренируются солдаты. У нас очень высокие стандарты подготовки для военных. - Пояснила Рэн.
  - Я видела их в бою. Это действительно впечатляет. При мне один дварф выдержал попадание гранаты.
  В ответ Хасигава тронула ее за плечо и указала пальцем в сторону. Проследив за направлением, Абигайл увидела тренирующихся дварфов. И тут у нее действительно полезли глаза на лоб.
  Дварфы работали с весами, превосходящими все разумные пределы. Один дварф толкал в рабочем ритме штангу, на которой висело, по самым скромным прикидкам, 180-190 кило. Хотя могло быть и больше. Еще один дварф накидал четыре сотни на гриф, и улегся под него. Альварес застыла, смотря, что из этого получится.
  Дварф дождался, пока его начнут страховать, и принялся выжимать вес. Один раз, два, три. С каждым следующим жимом его бородатое лицо кривилось от напряжения, но он продолжал поднимать чертову штангу!
  Пять, шесть, семь. На седьмой раз скорость выполнения повторений упала.
  'Святая Дева....' - мысленно выдохнула Абигайл, думая, что дварф сейчас вернет штангу на место. Но он продолжил качать.
  Восемь, девять. Шло уже достаточно тяжело. Но рыцарь понимала, что среди людей никто без магии такого не повторит. Ей как-то довелось пару раз тренироваться с Джерардо. Обычно он занимался с генералом Луизой. Многие догадывались об их взаимоотношениях, и старались не мешать. Но когда Луиза не могла, в силу службы, уделить время тренажерному залу, Джерардо занимался с ее отрядом. И тогда рыцарь поразил ее своими данными. Он выжимал триста пятьдесят два килограмма в максимальном жиме. Но здесь он был, максимум, одним из лучших людей. И вчистую проигрывал дварфам.
  - Скажите, а все дварфы такие сильные? - Шокированная увиденным, спросила Абигайл у Хасигавы.
  Та отрицательно покачала головой.
  - Конечно нет. Войска 'Стального Странника' ощутимо превосходят регулярные войска дварфов. Если сравнивать нас с ними, то мы считаемся сильной элитой.
  - Понятно... - протянула Абигайл.
  Наконец, подошли к месту, где тренировался Железоед. Хасигава сразу предупредила, что нужно будет подождать до конца тренировки. И Абигайл решила понаблюдать, на что способен Железоед.
  Седой дварф занимался тем, что отрабатывал удары на специальном тренажере. Он был обнажен по пояс, и Абигайл отметила, что, не смотря на белоснежную седину, тело у него в превосходнейшем состоянии.
  Даин стоял перед колонной, на которой в местах уязвимых точек предполагаемого оппонента располагались подушки. Дварф примерился и нанес удар.
  У Абигайл перехватило дух. Сила удара не просто впечатляла. Она поражала. Казалось, что затряслась колонна.
  Железоед тем временем нанес еще пару ударов. Бил он неторопливо и размеренно. Но мощь каждого из ударов могла стать фатальной даже для хорошо тренированного и подготовленного бойца.
  - Ничего себе. От таких ударов и помереть можно. - Выдохнула рыцарь.
  - Он пока просто 'пристреливается'. - Заметила стоящая рядом Хасигава. Абигайл заметила, что Рэн смотрит на Даина, не отрывая взгляда.
  - Пристреливается...? - Пробормотала рыцарь, поворачивая голову обратно к Даину.
  Седой дварф изменился. Он как будто стал собранней. Создавалось ощущение, что внутри него засела сжатая пружина, готовая выстрелить в любой момент. И вот она выстрелила. Железоед всадил в бедный тренажер серию ударов. Назвать колонну иначе, как бедной, язык не поворачивался. За пару секунд он умудрился нанести девять полновесных ударов, каждый из которых сотряс тренажер до самого основания.
  'Если бы в меня всадили такую серию, я бы точно померла... Хотя какой там серию... Мне бы и одного удара хватило... Святая Дева, что же он за монстр?' - Пронеслось в голове у Абигайл.
  - Господин! - Окликнула Даина Хасигава - Капитан Альварес. Она пришла, чтобы поговорить с вами, как вы и просили.
  Седой дварф тут же замер. Затем выдохнул, и из его тела сразу ушло все напряжение. Повернувшись, он уже не источал такую убийственную ауру, от которой у Абигайл мурашки по всему телу бежали. А еще, рыцарь увидела левую половину лица Даина. Она оказалась вся в швах. Как будто огромный ребенок поиграл с кожей, изорвав ее в клочья, а затем заботливая мама заштопала все обратно. Левый глаз скрывала черная повязка. Абигайл невольно вздрогнула от такого зрелища.
  - Я не просил, Рэн, а сказал прийти. - Проворчал он, подходя к ним. - И я привык, что сказанное мной на 'Стальном Страннике' выполняется.
  - Конечно, господин. - Ответила Хасигава, склонив голову.
  - Итак, капитан Альварес, у меня к вам есть несколько вопросов. Как по мне, так они достаточно простые. Так что давайте прямо сейчас и начнем разговор. - Начал Даин, повернувшись к Абигайл. Девушка вздрогнула и вытянулась. Сработала армейская привычка. Что ни говори, а Железоед умел заставить уважать себя с первых же произнесенных им слов.
  - Как вам будет угодно, господин Железоед. - Ответила она, невольно поклонившись, как до этого Хасигава.
  - Во-первых, если хочешь обратиться уважительно, говори 'почтенный'. Мне хватает двух 'господинствующих' в экипаже. Во-вторых, хорош кланяться. Рэн это делает потому, что так воспитана. А на кой черт это нужно тебе, ума не приложу.
  Даин держался просто и непринужденно, говоря сразу все, что хотел. Без обиняков и изворотливых оборотов. Несмотря на то, что старый дварф невольно подавлял свою собеседницу, рыцарь смогла немного расслабиться.
  - Простите, почтенный Железоед. - Пробормотала Абигайл.
  - Не надо мне твоих извинений. Просто больше так не делай. - Проворчал дварф. - Короче. Давай по порядку. Для начала, расскажи-ка мне все, что знаешь о нападении на нас имперской воздушной пехоты.
  Абигайл вздохнула. В первую очередь, потому что рассказывать ей особо было нечего. Она коротко поведала о том, как зашла в штаб, застала там картину убийства команданта Жименеса. Как чудом выжила при попытке убить ее саму. И потом о своем спасении, вплоть до того момента, как потеряла сознание. Она не стала скрывать от Даина факта своей трусости. Наоборот, наговорила даже больше, чем нужно. Ей, по непонятной для нее причине, хотелось выговориться этому белоснежно-седому дварфу. Как будто перед ней был священник-исповедник или отец.
  - Понятно. В принципе, совпадает с тем, что я уже знаю и как себе все представлял. Ну, кроме убийства Жименеса. Это видела только ты. И, кстати, это многое проясняет. Они убивали не всех подряд. Видимо, у них было что-то вроде 'списка неблагонадежных', которых необходимо было обязательно устранить. И ты в него попала.
  Абигайл хмуро кивнула, поникнув.
  - Так, теперь второй момент. Как ты и другие саберийцы собираетесь расплачиваться за то, что мы вас спасли, выходили и везем в имперский город?
  Этот вопрос поставил Абигайл в тупик. Хотя нет, он ее просто ошарашил. Она воспринимала их спасение, как некий акт человечности. И не думала, что с них спросят за это деньги.
  - Простите? - Переспросила она.
  - Что тут непонятного? Мы понесли потери, спасая вас. Вывезли вас. Кормим, поим, лечим. Охраняем. Все это, как правило, стоит денег. Так что тебя смущает?
  Саберийку бросило в холодный пот. Она понимала, что в данный момент ей и другим спасшимся из крепости нечего предложить Даину. Они бежали, спасая свои жизни, а не кошельки. И даже если бы они собрали все свои деньги, смогли бы они расплатиться с владельцем лендтрейна?
  - Господин... - Рэн попыталась вмешаться в их разговор, но старый дварф жестом остановил ее. Правый глаз Железоеда пристально смотрел на рыцаря, требуя ответа.
  Абигайл оказалась на столько шокирована этим вопросом, что некоторое время пыталась подобрать слова.
  - У нас нет денег, если вы об этом. Если вы дадите мне возможность переговорить с командованием или же с главой моего ордена, то я постараюсь решить данный вопрос.
  Ответ Даина был коротким и жестким.
  - Я не верю ни тем, ни другим. - Произнеся это, дварф скрестил руки на груди.
  В принципе, Абигайл его понимала. После произошедшего в крепости, доверие к Саберийской Империи у него явно пошатнулось.
  - Но что вы тогда от нас хотите? Мы не можем дать того, чего нет. А денег у нас нет однозначно.
  Даин пристально посмотрел на девушку.
  - А ты подумай хорошенько. Уверен, что ты найдешь решение. Я не требую ответа прямо сейчас. Подумай до завтра. Судя по тому, что я услышал от тебя, и потому, что говорили про тебя мои подчиненные, ты - ответственный командир, и примешь правильное решение.
  Железоед развернулся, давая понять, что разговор окончен, и вернулся к своим тренировкам. Тренажер снова сотрясло от мощных ударов.
  Абигайл стояла, пораженная услышанным.
  'Как так? Почему от требует от нас оплаты? Он ведь знает, что нам нечего ему предложить. Мы только что пережили настоящий ужас. И требовать от нас расплаты за спасение... Разве это не бесчеловечно?'
  Хасигава подошла к ней и положила руку на плечо.
  - Давайте я вас провожу.
  Абигайл отрицательно помотала головой. Она должна понять, почему он так с ними обходиться. Они ведь не виноваты в том, как поступила империя. Они - такие же жертвы, как и экипаж лендтрейна.
  - Почтенный Даин! - Воскликнула саберийка, - Почему вы так с нами обходитесь? Что те, кого вы спасли, сделали вам плохого?
  Старый дварф прервал тренировку и посмотрел на Абигайл.
  - Ты хочешь знать?
  Голос Железоеда не предвещал ничего хорошего. Но она все равно кивнула. Даин снова подошел, надвигаясь, как гора.
  - А что вы сделали хорошего? - Спросил он.
  Абигайл молчала. Она знала, что ничего хорошего они не сделали. Но выход был, она чувствовала это. Нужно было только найти его.
  - Вы ничего хорошего не сделали. - Ответил за нее дварф. - В этой компании я потерял членов своего экипажа. А для меня это - как потерять членов моей семьи. И во что это обернулось для меня и других? Предательство. Мы потерпели поражение и убежали, поджав хвосты. А твой командир взяла и преподнесла Воплощение, ценнейшее сокровище этого мира, на блюдечке Лиге Людей. Злейшим врагам всех иных рас, кроме человеческой. И ты знаешь, они ее используют не для того, чтобы нести мир. С помощью нее они могут стереть иные расы с лица этого мира. И мне теперь это расхлебывать. И я не бросил вас помирать там, как собак. Хотя имел на это полное моральное право. Я пожертвовал жизнями своего экипажа, чтобы спасти вас, выживших защитников крепости. Я поступил по совести. И теперь ожидаю от вас такого же поступка. Как минимум потому, что умершие за вас люди, дварфы и фури были достойными жизни гораздо больше, чем вы все.
  Абигайл поняла его. Она все поняла. Даин требовал от нее кое чего большего, чем просто денег. Он хотел настоящей компенсации.
  - Я вас понимаю. Я потеряла в этом бою своих подчиненных. Всех, до одного. - Произнесла девушка.
  Даин усмехнулся.
  - Твои люди сражались, исполняя свой долг. Они умерли за свою страну. За что умерли мои подчиненные?
  Она молчала. Ей нечего было сказать. Это была не их война. Но она уже знала решение.
  - Почтенный Даин. Возможно, мы не сделали для вас и вашего экипажа ничего хорошего. Но мы можем сделать это в будущем. Отплатить вам добром за добро. Мы можем быть для вас полезными. Я...
  Дварф оборвал ее, хлопнув по плечу. Увесистая ладонь заставила ее немедленно замолчать.
  - Ты подумай хорошенько, прежде чем продолжать. Такой долг хорош соответствующим платежом. Но и цена не маленькая. Так что для начала поразмысли как следует, а не с горяча. Не переживай, я не ссажу тебя и других с лендтрейна до того момента, пока мы не прибудем в город. Это будет завтра днем. У тебя есть время. Завтра утром я жду твоего ответа.
  Абигайл кивнула в знак согласия. Седой дварф вернулся к своей тренировке, а она направилась обратно к госпитальному вагону в сопровождении Хасигавы. Большую часть пути они проделали молча. Рэн только сказала ей, чтобы она не делала поспешных выводов о личности Даина.
  
  
  Весь вечер саберийка провела в размышлениях. Среди выживших из крепости быстро разлетелся слух, что Железоед требует от них уплаты за спасение. Видимо, она оказалась не единственной, с кем он поговорил. Мнения людей разделились. Кто-то отнесся к ситуации с пониманием. Кто-то, наоборот, негодовал от жестокости владельца лендтрейна. Но Абигайл понимала, насколько все ошибаются. Железоеду не нужны деньги. Если ему их дадут, то он возьмет. Но не такой компенсации он ждет от них. Рыцари платят за жизнь жизнью. Так что она должна поступить правильно. Экипаж лендтрейна заслужил этого.
  На следующее утро Абигайл ждала, когда за ней придут, облаченная в свои помятые и побитые доспехи. Меча у нее не осталось. Но в кобуре на левой ноге покоился пистолет, подаренный Даином генералу де Мендос. Когда за ней пришел дварф, уже знакомый ей Бофур, он не слова не сказал касательно ее экипировки. Но в его глазах девушка прочитала молчаливое одобрение.
  'Рыцарь всегда должен быть рыцарем'
  Железоед ждал ее в офицерской комнате. Помимо него, в ней собрались еще два дварфа, Хасигава и еще два человека. В одном из них она узнала Диса. Второй оказалась девушка с внешностью, как у Рэн. Все собравшиеся были одеты в доспехи, как будто готовились к предстоящему бою.
  - Я вижу, что сегодня ты больше похожа на имперского рыцаря. Это хорошо. Я готов тебя выслушать.
  Абигайл собралась с духом. Сердце в груди колотилось, как бешенное. В горле пересохло. То, что она сейчас хотела сделать, шло в разрез со всеми имперскими уставами и директивами. Но полностью соответствовало требованиям рыцарской чести.
  - Почтенный Даин, я внимательно обдумала ваши слова. В первую очередь, я хочу попросить за людей из крепости. Большинство из них - хорошие люди. Им пришлось нелегко.
  Дварф, сидящий рядом с Даином, усмехнулся. Очевидно, что они прекрасно знали о том, как многие прореагировали на вопрос об оплате.
  - Да, многие из них вчера высказывались о вас не в самом положительном ключе. Но поймите, они многое пережили. И они ничего не могут дать вам взамен той жертвы, что вы и ваши товарищи принесли. И эту жертву не искупить деньгами. Потому взамен нее, я готова в качестве оплаты принести наши жизни. Жизни тех, кто вместе со мной пожелает оплатить вам долг своей кровью.
  Седой дварф подался вперед, сложив руки под подбородком и внимательно ее слушая.
  - Я - Абигайл Альварес, капитан рыцарей ордена Монтегаудио, рыцарь Саберийской Империи, вверяю свою жизнь в ваши руки. Ничего более ценного у меня нет. Но я клянусь, что сполна отплачу за спасение своей жизни, и жизней других людей. И я уверена, что найдутся те, кто поступят так-же, как и я.
  - Пока вы стоите мало. - Заметил усмехнувшийся ранее дварф.
  Абигайл молча проглотила это колкое замечание.
  - У меня нет с собой меча. Он был уничтожен в бою. Потому я могу присягнуть только на этом оружие, которое досталось мне в бою.
  С этими словами девушка достала из кобуры подарочный пистолет и опустилось на колено, склонив голову и протянув оружие вперед.
  Даин встал и подошел к ней. Взяв пистолет, он внимательно на него посмотрел.
  - Интересно... - Произнес он после нескольких секунд размышления. - Откуда он у тебя?
  Абигайл рассказала, как пистолет попал ей в руки.
  - Это достойное оружие. Оно не принадлежит мне. Но другого у меня сейчас нет. Возможно, я не права, поступая так. Но оно все же досталось мне в бою.
  - Встань.
  Рыцарь молча поднялась, глядя прямо в глаза старому дварфу.
  - Этот пистолет я подарил Луизе де Мендос. Вашему командиру. За поступок, который я оценил. Видимо, я ошибся с тем подарком.
  Абигайл понимающе кивнула, снова склонив голову.
  - Но оружие оказалось мудрее меня. И нашло достойного владельца, подходящего ему. Этот пистолет теперь твой.
  С этими словами Железоед взял пистолет за ствол и протянул его обратно девушке. Абигайл, удивленная словами Даина, неуверенно взяла его в руки.
  - Давай, прекращай уже жаться. Ты отлично сражалась. И оружие выбрало тебя.
  Рыцарь снова припала на колено.
  - Я одобряю его выбор. Из всех ваших офицеров, с кем успел переговорить, ты единственная, кто предложил достойную цену за жертву членов моего экипажа. Мне предлагали деньги, связи и много чего еще. Но каждый желал заплатить только за себя или, максимум, за свою семью. Я их не виню. Такова природа большинства. Но ты повела себя, как подобает настоящему имперскому офицеру и имперскому рыцарю. Ты захотела защитить других людей.
  Абигайл почувствовала, как в ее груди нарастает чувство гордости. Подобное чувство она испытывала только пару раз в жизни, когда она стала рыцарем, когда ее назначили командиром отряда и когда отправили служить под начало Луизы де Мендос.
  - Я принимаю твою плату. Ты вернешься к своим товарищам и сформируешь из них отряд. У тебя на это есть не очень много времени. Но, для начала, мне нужны от тебя военные коды империи для военной связи. Кто-то блокирует связь с дворцом, а мне очень нужно поговорить с вашим императором и Валентином де Мендесом, чтобы утрясти возникшие вопросы. А больше никому в вашей империи я не доверяю сейчас.
  Абигайл согласно кивнула.
  
  
  Глава 38. Себастиан де Лор.
  
  У крепости Десесператос была дурная репутация. Тяжело найти человека в империи, который не боится сюда попасть. Еще бы, ведь Десесператос - тюрьма для самых жестоких преступников, предателей, изменников, темных магов и других отбросов общества. Расположенная высоко в горах, охраняемая Имперским Воздушным Флотом, она не имела никаких наземных путей. Ее выстроили на горном массиве, окруженным обрывистыми скалами.
  Если тебя упекают в Десесператос, значит, ты потенциальный покойник, который может пригодиться Империи в каких-либо целях. Ты можешь быть великолепным вором или убийцей. Или же гениальным ученым. Или мощным магом, по своему потенциалу превосходящим целый батальон солдат. Но у всех этих личностей одно общее качество - свой талант они использовали исключительно в преступных целях.
  Заключенные Десесператос содержались в более-менее приличных условиях, исключая то, что тюрьма располагалась на высоте шести тысяч метров над уровнем моря. Высотная болезнь, сильное влияние ультрафиолета - вот только пара неудобств, с которыми сталкивались заключенные.
  Охрана тюрьмы целиком состояла из воздушной пехоты. А в числе заключенных были только люди. И не потому, что других сюда не запирали. Просто другие тут не выживали. Руководство крепости-тюрьмы редко разбиралась со смертями заключенных, исключая особенно ценных. Так что солдаты очень быстро доводили нелюдей до самоубийств, попыток бегства или же нападений на охрану.
  Себастиан улыбнулся, вспоминая, скольких трудов ему стоило сделать так, чтобы охрану крепости передали бригаде, лояльной Лиге Людей. Да, это было целое представление. Пришлось сделать так, чтобы генерал Мануэль Маринес внезапно для него самого оказался членом преступной группировки, торговавшей заключенными. Бедняга так и не понял, за что его голова слетела с плеч.
  Шагнув с трапа десантного барка на каменную пристань воздушной гавани, де Лор посмотрел вниз. За толстым металлическим поручнем располагалась отвесная бездна. А вокруг на многие десятки километров раскинулись горы. Ничего удивительного в том, что за всю историю существования крепости, из нее никто ни разу не сбегал, не было. Ну, как не сбегал. Бежали, конечно. Вот только ни разу никто не вышел из этих гор.
  - Господин де Лор, прошу вас осторожней. - Обратился к нему с просьбой сопровождавший его лейтенант.
  - Да, конечно. - Ответил он. Из-за плотно сидящей кислородной маски, его голос звучал приглушенно, как и голос лейтенанта.
  Кислородные маски являлись обязательным атрибутом всех, кто нес службу в крепости. Воздух здесь сильно разряженный, так что без маски даже здорового человека очень быстро сваливала горная болезнь.
  Внутри крепостных помещений работала система нагнетания, поддерживающая оптимальный уровень давления и насыщенности кислородом. Но пока они находились снаружи, приходилось терпеть маску. Резиновая прокладка натирала кожу, а ремни впивались в кожу головы. Себастиана это дико раздражало, так что он хотел как можно быстрее попасть внутрь крепости.
  - Давайте побыстрее. - Попросил он.
  - Да, конечно. - Ответил лейтенант. - Мы постараемся сделать все максимально быстро. Но есть обязательные процедуры безопасности...
  Помощник императора махнул рукой, давая понять, чтобы тот меньше болтал и больше делал. Резкий порыв холодного ветра пронизал де Лора до самых костей. Не помогли даже теплое пальто с высоким воротником и свитер под ним. Кожу лица моментально пронзило множество мелких иголок. Себастиан невольно поежился.
  - Да, тут чертовски холодно. - Заметил лейтенант, усмехаясь.
  - Я заметил.
  Себастиан начинал терять контроль над своим раздражением. А он себе такого не позволял. Его собранность и контроль над эмоциями, вкупе с острым интеллектом, позволили ему достичь очень многого, став одним из самых влиятельных политиков государства. А, возможно, и его новым правителем. Так что он точно не позволит себе срываться на каком-то лейтенанте.
  Но, Святая Дева, как же он устал. До крепости Десесператос можно добраться только одним способом - на воздушном корабле. Самолеты банально не могли здесь летать. Так что они добрых двадцать шесть часов тащились на эсминце 'Эспада Рапида'. И этот полет нельзя было назвать комфортным.
  Обычно воздушные суда достаточно хороши в плане удобства полета. Они менее подвержены встряскам и воздушным ямам. Лучше борются с ветром. Полет на них плавный и комфортный, без лишнего шума и в приятной каюте, напоминающей таковую на морском судне. Но это касается только обычных полетов. Перелет над горами Поле Мертвых Драконов - сущая пытка. Даже военные суда постоянно трясет и кидает из стороны в сторону. Целых четыре с половиной часа болтанки его сильно утомили. А теперь еще эта маска, в придачу к леденящему ветру, который, казалось, способен проникнуть даже сквозь обшивку корабля.
  Внезапно его внимание привлек звуковой сигнал, который разнесся по всей крепости. Лейтенант и солдаты, проводившие осмотр людей Себастиана, неожиданно прекратили свое занятие. Де Лор внутренне напрягся. Что-то здесь было не так. Он ненавязчиво сунул руку в карман пальто, где нащупал пистолет. Лейтенант направился в его сторону.
  - Что-то случилось? - Поинтересовался Себастиан абсолютно спокойным голосом.
  - Да. - Ответил лейтенант. По спине у де Лора скатилась предательская струйка пота. Если это чья-то ловушка, то им точно конец. Десесператос и Поле Мертвых Драконов - идеальное место, где можно избавиться от кого угодно, списав это на несчастный случай.
  'Проклятье, я ведь был уверен в этих людях. Они верны Лиге. Неужели Лига хочет от меня избавиться?' - Промелькнуло у него в голове.
  - Сейчас сезон ветров, и сейчас начнется Драконья Песнь. Так что оденьте это. - С этими словами лейтенант протянул ему наушники.
  Себастиану пришлось приложить немало усилий, чтобы не обмякнуть от облегчения. Все же, он жил в мире, полном интриг. И опасаться подобных ситуаций стало чем-то вроде привычки.
  'Если я еще раз сюда наведаюсь, то нужно будет брать с собой крейсер с батальоном пехоты'
  - Драконья Песня? - Переспросил де Лор. И это было не только для отвлечения внимания лейтенанта. Он действительно не знал, что это такое.
  - Да. В каждом сезоне есть две-три недели, когда гуляющие ветра создают звуковые аномалии. Для незащищенного слуха они очень опасны. Сейчас весна, и идет Песня Зеленого Дракона. Она может вызвать галлюцинации и сильную подавленность. Ну и банально повредит вам барабанные перепонки. - Охотно пояснил лейтенант.
  - Жуть. - Произнес де Лор, тут же одевая наушники. Которые, кстати, как оказалось, полностью гасили звуки. Не слышно было ничего. За то они отлично грели уши. Дальнейшее общение происходило исключительно посредством жестов.
  
  Внутри крепости было тепло и уютно. Но им все равно пришлось целых два часа провести в наушниках. И если снаружи они грели уши, то внутри голова в них банально потела. Снимать их запретили под любым предлогом, поскольку это было крайне опасно. Их встретил комендант крепости, генерал Хуан Перера. И необходимость сидеть в наушниках они коротали за коньяком в его кабинете, обставленном в духе имперской канцелярии. Строгая дорогая мебель в черной лакировке. Их дополняли ковры на полу и гобелены на стенах.
  - Вы прилетели, чтобы поговорить с ней? - Поинтересовался генерал. Де Лор кивнул в ответ.
  - Не понимаю, зачем вам она. Эта девка опасная, чокнутая и совершенно неуправляемая. На днях она убила троих и покалечила еще четверых просто потому, что ей не понравилась еда. Ей Богу, я бы убил ее, если бы не ваш приказ.
  - С ней все в порядке? - Уточнил Себастиан. Для его плана, она должна быть живой и здоровой.
  - Конечно в порядке. - Проворчал генерал. - Эта баба, она же как чудовище. На ней все заживает. Как-то ей сломали все ребра, и она через неделю уже была здорова. Правда, она сейчас в камере для любителей свежего воздуха.
  - Камера для любителей свежего воздуха? - Переспросил министр.
  - Да. Мы так называем пыточную для особо буйных. Камера открытого типа. Нет стекол на окнах, нет отопления и системы нагнетания.
  Бровь Себастиана вопросительно взлетела вверх. Он не хотел, чтобы она сломалась раньше времени.
  - С ней по-другому нельзя. - Тут же начал оправдываться Перера. - Только так и справляемся. Обычно после того, как она посидит там пару суток, то перестает буйствовать.
  Себастиан подался вперед. Генерал побледнел и сглотнул.
  - Хуан, ты же понимаешь, кому ты обязан своей должностью, званием и постом коменданта этой крепости?
  Перера кивнул.
  - Если она станет для меня бесполезна, я позабочусь о том, чтобы ты был соответствующе наказан.
  Бледный генерал трясущейся рукой опрокинул стакан с коньяком.
  - Я немедля прикажу перевести ее в обычную камеру. - Произнес он, как только к нему вернулся дар речи.
  - Не нужно. Просто отведите меня к ней.
  Хуан тут же нажал на кнопку вызова адьютанта. Спустя пару секунд, дверь в кабинет открылась. На пороге стоял высокий молодой человек.
  - Господин генерал, вызывали?
  - Д-да. Отведите господина министра в камеру для любителей подышать. И отрядите отряд сопровождения.
  Адъютант удивленно посмотрел сначала на генерала, а потом на самого де Лора.
  - Господин генерал, стоит ли подвергать господина министра такому риску?
  Себастиан допил свой коньяк, провел пальцем по имперскому крылатому льву, выгравированному на выпуклом боку бокала, и поставил его на стол.
  - Не нужно солдат. Просто отведите меня к ней.
  Теперь на него уставились сразу оба военных.
  - Я не могу, господин де Лор. Это опасно. Любое неверное слово, и она от вас только мокрое место оставит.
  Себастиан вонзил холодны взгляд в генерала, и медленно, чеканя каждое слово, произнес:
  - Делайте. Что. Я. Говорю.
  Генерал сглотнул, и посмотрел на адьютанта. Тот козырнул и жестом попросил следовать за ним.
  
  Камера для любителей подышать оказалась просто каменной лачугой с одной лишь крышей и толстой металлической дверью. Адъютант не без усилий убрал несколько тяжелых засовов и отпер камеру. Себастиан сделал ему знак оставаться на месте и зашел внутрь, потянув за собой дверь. Для того, чтобы ее закрыть, потребовалось больше усилий, чем он ожидал. Пришлось делать это двумя руками.
  - А ты, как всегда, неженка. - Раздался за его спиной женский голос.
  - Привет, Мели. - Ответил он, поворачиваясь.
  Мелестина сидела в углу, облокотившись на стену. На ней была одета только тюремная роба. Длинные темные волосы с несколькими седыми прядями контрастировали с оранжевым цветом одежды. Темно-каштановые глаза смотрели уверенно и насмешливо, как будто она не сидела, прикованная к стене несколькими цепями, каждая толщиной в несколько пальцев. Полные алые губы, типичные для сабериек, растянулись в хищной улыбке, обнажив идеально ровные белые зубы с чуть выделяющимися клыками.
  - Ты ведь прилетел не просто для того, чтобы проведать меня? - Заметила она, вставая.
  Он молча смотрел на нее. Как ни странно, но за пять лет, проведенных в этой тюрьме, обычно ломающей и калечащей людей, она только постройнела и похорошела.
  'Все же, ее тело - настоящий удивительный феномен'
  - Конечно нет. Ты бы ни за что просто так не вытащил свою изнеженную задницу из дворца, и не притащил ее сюда, в эту проклятую всеми богами дыру, только ради того, чтобы обменяться со мной парой фраз. - Продолжила говорить Мелестина, делая несколько шагов к нему.
  Себастиан не отступил ни на шаг. Хотя и понимал, что если она захочет, то, как и сказал генерал, от него останется только кровавая клякса на стене камеры. А все потому, что проявлять страх перед Мелестиной - огромная глупость.
  - Ну же, я слушаю тебя.
  Де Лор продолжал молчать. Мелестина разочарованно сплюнула и направилась обратно к своей стене.
  - Тебе здесь не скучно?
  Девушка замерла. Но не обернулась.
  - Конечно скучно. Хотя здесь и хватает сильных противников, но здесь некого толком убивать. Все сидят по камерам. Скука смертная. Недавно убила парочку солдат... Но что это такое?
  Себастиан улыбнулся. Мелестина, перед тем, как ее поймали, устроила несколько кровавых бань. Самыми известными были две. В одной она в одиночку вырезала целый мафиозный клан, который чем-то ее обидел. Заявилась прямо на общее собрание и прикончила больше пятидесяти вооруженных бандитов. А вторая - это неудачная попытка ее задержать. Тогда погибло два взвода военной полиции. Операцию по поимки этой маньячки разрабатывал и осуществлял Цебайот, вместе с элитным отрядом лиговцев. Не без потерь, они умудрились ее обезвредить. И после этого Себастиан пять лет шел к этому разговору. Нельзя было оплошать.
  - Да, я помню, как ты развлекалась. Теперь так не повеселиться, не правда ли?
  Мелестина резко рванулась к нему, но в последний момент замерла. Их лица разделяло меньше десяти сантиметров. Де Лору потребовалось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не дрогнуть и не попытаться отскочить. Он знал, что она не убьет его. Мели была прекрасно осведомлена о том, что она жива только благодаря его приказу.
  - И благодаря кому я тут маринуюсь уже пять лет, а? - Поинтересовалась она.
  Себастиан поднял руку в перчатке и взял ее за подбородок.
  - Такая красота стоит того, чтобы ее поймать. - Заметил он.
  Мелестина рассмеялась.
  - Так давай я трахнусь с тобой, и ты меня отсюда выпустишь. Раз дело в этом, сказал бы сразу. И я не гнила бы тут целых пять лет.
  Де Лор рассмеялся в ответ.
  - Если бы я хотел такой банальщины, то давно бы получил свое. И точно не тратил столько сил, времени и ресурсов ради банального траха.
  Мелестина легким движением убрала его руку. Ощущение было такое, как будто она его ударила.
  - Не играй со мной. Я ведь могу решить, что мне не сдалась жизнь взаперти, и просто прибить тебя. К тому-же, ты ведь кабинетная крыса. Наверняка, ты хренов импотент. Я даже не почешусь.
  Хлесткий удар по лицу эхом разнесся по камере. Мелестина облизнула губы и снова улыбнулась своей диковатой улыбкой.
  - О, а у тебя, оказывается, все же есть яйца. Ударить меня, когда рядом нет твоих солдатиков. Скажешь что-то на прощание?
  Де Лор улыбнулся.
  - Хочешь выйти отсюда и повеселиться?
  Мелестина замерла. В ее глазах читалось недоверие, смешанное с надеждой и восторгом.
  - Я могу забрать тебя отсюда хоть сейчас. Дать тебе оружие, подчиненных и возможность убивать. При этом, абсолютно законно.
  В глазах девушки вспыхнул восторг. Она томно потянулась, как будто предвкушая сказанное министром.
  - Но для этого надо будет сделать то, от чего ты отказалась пять лет назад. Целиком и полностью подчиниться мне.
  Мелестина рассмеялась, и в ее голосе начало прорезаться безумие, которое все время заточения копилось внутри.
  - После пяти лет 'на диете', я тебе хоть подстилкой буду, если ты сдержишь свое обещание.
  Де Лор улыбнулся. Это была победа. Мели была важной частью пазла, чтобы довести их дело до конца.
  - Но учти, если ты меня обманешь, то все твои оловянные солдатики не спасут твою задницу от моей мести. - С нездоровым возбуждением предостерегла она.
  - Я это учту.
  - Тогда вытаскивай меня отсюда. Я соскучилась по человеческим условиям и нормальной жратве.
  - Я все организую. - Произнес он, поворачиваясь к ней спиной. - И обращайся ко мне соответственно.
  За его спиной раздался безумный смех.
  - Иди ты на хер, 'господин'.
  Он остановился, затем развернулся и, подойдя к ней, хорошенько вмазал ей кулаком прямо в скулу. Мелестина в ответ лишь снова рассмеялась.
  
  Выйдя из камеры, Себастиан почувствовал, как силы оставляют его. Все же Мелестина была опасной женщиной, и любая оплошность могла стоить ему жизни. Она понимала только один язык - власти и силы. Никакие другие методы с ним не работали. Кулак, которым он ее ударил, болел так, как будто он бил стену, а не смазливое женское личико.
  Но за дверью его ждал сюрприз. Рядом с адьютантом стоял Лусио, его личный помощник и доверенное лицо.
  - Господин де Лор, у нас возникли проблемы.
  - Говори. - Коротко произнес он, трясущейся рукой доставая сигарету и закуривая. А курил он крайне редко. Но иначе справиться со стрессом он сейчас просто не мог.
  - Даин нашел способ связаться с императором. Он использовал военные рыцарские частоты, которые мы не контролировали.
  Себастиан мысленно несколько раз проклял старого дварфа, который умудрялся быть занозой в заднице, даже сам будучи в полной жопе.
  - Конкретней.
  - Он связался с магистром ордена Монтегаудио, и сумел убедить его передать информацию лично императору. Видимо, он обо всем догадался. По крайней мере, судя по тому, что твориться при дворе. Император мобилизовал личную гвардию и пытается устроить незаметную чистку. Гранды начинают паниковать, поскольку они первыми попали под удар. Уже есть потери. Де Мазини под арестом, а в лояльных ему подразделениях армии проводиться чистка.
  Себастиан затянулся, выдохнул дым и смял сигарету, а затем швырнул ее на землю.
  - Гребанный дварф!
  Лусио спокойно ждал, пока он придет в норму. Де Лор сделал несколько глубоких вдохов.
  - Мне необходимо вернуться на судно. Начинаем действовать по резервному плану. Поговори с генералом, пусть выпустят Мелестину и скажи ей, что она должна набрать здесь людей в команду. Она за них будет отвечать. Все вопросы с документами я улажу.... Хотя, какие, к черту, документы...
  Лусио кивнул, а Себастиан достал новую сигарету.
  'Придется действовать силовыми методами, а мы не совсем к этому готовы. Цебайот провалил часть своей миссии, и Железоед умудрился все испоганить. Когда я до него доберусь, он сильно об этом пожалеет'.
  
  
  Глава 39. Себастиан де Лор
  
  Еще до того, как они подлетели к столице, он знал, что их ждет. По мнению Себастиана, император был тряпкой, но не дураком, это точно. И очень быстро нашел подтверждение сказанного Даином. После этого началась капитальная чистка. К его прилету, он лишился уже одной десятой своих сторонников в правительстве и у грандов. Так что, когда их встретило сразу два военных крейсера, он ничуть не удивился. У 'Эспада Рапида', эсминца, на котором они летели, не было ни единого шанса против сразу двух кораблей классом выше. Так что на приказ посадить судно Себастиан сказал капитану, чтобы тот выполнил требование.
  Они сели в воздушной гавани, принадлежащей военным. Эсминец содрогнулся всем телом, когда огромные стальные захваты зафиксировали корпус, лишая судно возможности подняться в воздух.
  На эсминец тут же ворвалась воздушная пехота центрального флота, которым командовал Валентин де Мендос, отец Луизы де Мендос. Как только пехота взяла корабль под свой контроль, на борт поднялся лично Валентин.
  - Какие люди. Валентин, ты решил лично меня поприветствовать? - Поинтересовался Себастиан, лежа на полу. В его затылок неприятно уперся ствол пистолет-пулемета.
  Де Мендос, как обычно, выглядел подтянуто. Рыцарские латы сидели на нем, как влитые. Позолота поигрывала в лучах солнца, пробивающихся сквозь окна мостика. Длинные темные волосы убраны в хвост, а тонкие усы аккуратно подстрижены. Де Мендос всегда выглядел на отлично. Ни разу за все пятнадцать лет он не видел Валентина в неопрятном виде. При всем при этом, тот, кто назовет генерал-адмирала изнеженным аристократом, который слишком много времени уделяет своей внешности, глубоко ошибется. Валентин был одним из самых сильных мечников на всем флоте, и не менее сильным рыцарем. Хотя, поговаривали, что его магический потенциал сильно вырос, когда он женился на высшей эльфийке. И, как не трудно догадаться, Валентин презирал риторику Лиги Людей, так что привлечь его в число сторонников Себастиана не получилось, о чем тот очень сильно жалел.
  - Конечно, Себастиан. По личному приказу императора, между прочим. Его Величество желает лично побеседовать с тобой касательно твоих затейливых игр. Император находит их весьма занятными. - По знаку генерал-адмирала, солдаты схватили его за руки, связанные за спиной, и подняли так, чтобы он встал на колени. Ощущения после такого обращения были далеки от приятных. Когда солдаты дернули его вверх, суставы возмущенно вспыхнули болью. И он приложился затылком о ствол пистолет-пулемета, который нерасторопный солдат не успел вовремя убрать от головы. Или же специально сделал так, чтобы он саданулся головой.
  - Во имя Святой Девы, Валентин. Я мог бы и сам дойти, без такого проявления нежности со стороны твоих солдат. - Улыбка, которую он выдал, получилась немного жидковатой. Все же, де Лор не любил боль, и совершенно не умел ее переносить.
  Де Мендос наклонился к нему так, чтобы можно было говорить прямо в ухо.
  - Знаешь, будь моя воля, я снес бы твою поганую голову с плеч прямо здесь и сейчас. В качестве признательности за любезность, оказанную тобой моей дочери Луизе. Но, Его Величество желает сначала с тобой побеседовать. Возможно лично. Возможно - через дипломированных специалистов. Этого я точно не знаю, но искренне надеюсь на второй вариант.
  - Что-же, тогда я поблагодарю Его Величество за то, что моя голова все еще на плечах. - Ответил Себастиан максимально вежливым тоном.
  Де Мендос выпрямился и, развернувшись, направился к выходу. У самой двери он остановился.
  - Министра де Лора и всех его сопровождающих посадить в гвардейские машины. Они ждут у причала. Экипаж - под арест в портовую тюрьму. Всех, кто окажется лишним в этом списке - в карцер. А если кто-то будет сопротивляться, то настоятельно рекомендую стрелять сразу на поражение.
  Себастиан огляделся, чтобы оценить обстановку. Его взгляд остановился на Мелестине. Девушка в форме офицера его личной охраны, как и все остальные, лежала лицом в пол. Себастиан сильно переживал, что во время захвата она не выдержит и сорвется. Но Мел спокойно перенесла несколько ударов прикладом, довольно покладисто позволив себя скрутить.
  'Мелестина, конечно, может порвать всех этих солдат на лоскутки. Но чертов Валентин притащил с собой четверых рыцарей. И это проблема. Я не знаю ни их, не их возможностей. К тому-же, сам по себе Валентин врятли уступит Мели в силе. Пока мы в невыгодном положении'.
  Себастиан предвидел такой вариант развития событий. И припас в рукаве пару козырей. Он пожалел, что те, кого Мелестина отобрала, пока остались в крепости-тюрьме, где приходили в себя после заключения. Но, увы, по-другому было просто нельзя. Без небольшого курса реабилитации они сейчас не принесли бы никакой пользы.
   - Вставай! - Рявкнул на него сержант, и двое солдат рывком подняли его. Суставы снова отозвались дикой болью.
  - А нельзя ли полегче? - Поинтересовался де Лор возмущенно. Ему претило то, что обычные солдаты позволяют себе такое обращение с ним.
  В ответ воздушная пехота дружно заржала.
  - Хуан, господин министр просит особого обращения. - Обратился к сержанту один из рыцарей.
  Сержант осклабился, и в следующее мгновение де Лору в лицо прилетел кулак. Армейская перчатка со стальными пластинками сама по себе била, как кастет. А стальной наруч только придал удару веса. Голова Себастиана дернулась назад, в глазах все поплыло, а в ушах зазвенело. Из сломанного носа тут же хлынула кровь, мешая дышать. Он не успел даже толком осознать этот удар, как металлический приклад выбил воздух из его легких. Де Лор невольно согнулся, сплевывая слюну. Солдаты крепко держали его за руки, так что суставы снова отозвались болью.
  - Господин министр желает еще особого сервиса? - Деланным официальным тоном спросил рыцарь.
  Себастиан не мог говорить, воздух никак не желал возвращаться обратно в легкие, так что просто отрицательно помотал головой.
  - Бросьте этот мусор в машину. - Распорядился рыцарь.
  
  Себастиан смог более-менее прийти в себя только когда их всех погрузили в специальный грузовик. Огромную крытую бронемашину с покатыми боками. Императорская гвардия была более привычна обращаться со знатными людьми, так что больше их беспричинно не били. Но все же, пока их конвоировали бойцы воздушной пехоты, каждый из его людей успел получить пару-тройку зуботычин.
  Де Лор огляделся в полутьме кузова. Они все сидели, закованные в наручники. От наручников к стене тянулись стальные цепи. Вдобавок к этому, внутри кузов делился на две части. В одной сидели они, в другой, через решетку с толстыми прутьями, четыре вооруженных гвардейца. Новенькие автоматы последней модели с фигурными пастями львов на конце стволов лежали на коленях так, чтобы их можно было в любой момент применить.
  Себастиан прислонил затылок к холодному металлу кузова. Голова нестерпимо ныла от удара. Нос опух и не давал нормально дышать. К тому-же, очень сильно болела грудь после удара. Де Лор напоминал себе рыбу, выкинутую на берег, дыша часто и рывками. Глаза Себастиана пробежали по пленникам. Его люди сидели, подавленные, и украдкой бросали на него взгляды. В них читалась надежда на то, что у него есть выход из сложившейся ситуации. И страх. Оно и понятно, все они, вместе с ним, обвинялись в госизмене. А это каралось весьма сурово. Можно было запросто повиснуть в петле или же лишиться тела пониже шеи.
  Мелестина, в отличии от других, выглядела абсолютно спокойной. На лице виднелось два свежих синяка, но они ее, похоже, совершенно не волновали.
  Де Лор размышлял, как лучше все провернуть. У дворца его должны ждать верные солдаты из числа дворцовой охраны, подчиняющиеся гранду Сальвадоро Карраско. С их помощью можно освободиться и ворваться во дворец. Правда, Себастиан сильно сомневался, что солдаты Сальвадоро смогут вытянуть бой с имперской гвардией. Все же, это, пожалуй, самое элитарное крупное боевое подразделение империи.
  Они еще тридцать минут тряслись в грузовике с паршивыми амортизаторами, который подпрыгивал на каждой кочке. Де Лор пару раз неприятно приложился затылком о борт, и ушиб задницу. Всю дорогу он молчал, как и остальные. Да и какие разговоры могут быть, когда тебя внимательно слушают четыре пары ушей?
  Когда они, наконец, добрались до дворца, де Лора ждал неприятный сюрприз. У ворот их встретили имперские гвардейцы, а отряд, который должен был их охранять, стоял в сторонке под прицелами автоматов.
  'Дьявол, неужели все сорвалось?' - Промелькнула в голове у Себастиана предательская мысль.
  Он тут же вернул себе самообладание. Его план подразумевал многоуровневую страховку, и вскоре одна из этих страховок должна была сработать.
  - На выход! - Потребовал грубый голос гвардейца, когда машина остановилась и открылась дверь.
  Пленники послушно выгрузились и построились. А затем, под прицелами автоматов, направились ко дворцу. На ступеньках они столкнулись с группой клерков. Они торопились, прижимая к груди свои чемоданы с документами. Видимо, из здания выгоняли всех лишних.
  - Аккуратней, ты, тупица! - Воскликнул один из их сопровождавших, когда клерк, торопясь, споткнулся и налетел на него.
  Бедняга повис на гвардейце, который начал грубо отталкивать его.
  Клерк неожиданно толкнул гвардейца в ответ. Тот открыл было рот, чтобы прикрикнуть на наглеца, но вместо этого рухнул, как подкошенный.
  Их сопровождало десять бойцов. Трое умерли сразу. И де Лор знал, почему. В рукавах у 'клерков' спрятан механизм, с силой выбрасывающий сегментированный клинок. Сразу после нанесения удара, 'клерк' резким движением кисти отламывал крайний сегмент, оставляя оружие целиком в ране. Не всегда можно было даже понять, что человека убили. Иногда смотрелось так, что он просто упал или задремал.
  Все же, гвардейцы были настоящими профи. Они очень быстро сообразили, что к чему. Оставшиеся семеро тут же открыли огонь и принялись звать на помощь. 'Клерки' не остались в долгу. Их чемоданчики моментально превратились в компактные пистолет-пулеметы и завязалась перестрелка. На стороне гвардейцев было более мощное оружие и качественные латы. Но диверсанты Лиги использовали фактор внезапности и в уровне подготовки не уступали противнику. А еще, их было банально больше. Спустя полминуты все было кончено. На земле лежало десять гвардейцев и четыре диверсанта. Потери нападавших могли быть и больше, но Мелестина решила не ждать развития событий, разорвав оковы и прибив двоих.
  Себастиан огляделся. Во дворе разворачивался настоящий бой. Диверсанты Лиги и солдаты дворцовой охраны сражались с гвардейцами. Де Лор вынужден был отдать должное защитникам дворца, бились они достойно. За каждого мертвого гвардейца приходилось платить жизнями трех-четырех мятежников. И это при численном перевесе и факторе неожиданности.
  Себастиан дождался, пока его и других освободят. Среди его людей так же были потери. Двое, в том числе верный Люсио, попали под огонь и погибли на месте. Министр раздраженно цыкнул, Люсио был нужным звеном в операции. Придется обходиться без него. Остальные были ему без надобности, и он их просто отпустил. Те, недолго думая, поторопились скрыться. По дороге один из них попал под пулю и был убит на месте, но сейчас де Лора это совершенно не волновало. Конечно, неприятно терять собственный административный ресурс, но куда важней сейчас успех операции. Если они проваляться, то административные ресурсы ему могут и не понадобиться.
  Мелестина, деловито обыскав трубы, быстро вооружилась. Она прихватила себе автомат с запасным боекомплектом, пару пистолетов и ножей.
  - Не торопись, у тебя будет чем заняться во дворце. - Произнес Себастиан, когда девушка вопросительно посмотрела сначала на него, а затем на кипящий вокруг бой. Глаза Мелестины загорелись огоньком предвкушения.
  - Магистр, ударный отряд на подходе. Мы сможем атаковать внутренние помещения дворца в течении полутра минут.
  Себастиан обернулся. Приклонив колено, позади него стоял диверсант Лиги.
  - Ты бы языком трепал, где ни будь в сторонке. - Заметила Мелестина, занимая позицию за одной из колонн у парадного входа. - А то твоя аристократическая рожа словит шальную пулю, и плакали твои планы о мировом господстве.
  - Мне не нужно мировое господство. Я борюсь за то, чтобы человеческая раса стояла на вершине, как она того заслуживает. - Надменно возразил Себастиан, но совету девушки все же последовал.
  Бой во дворе стал складываться не в пользу мятежников. Сказывалась разница в подготовке, уровне оснащения и слаженности работы. Диверсантам не хватало огневой мощи, и, потеряв фактор неожиданности, они очень сильно просели в эффективности. Их пистолеты-пулеметы являлись очень эффективным оружием при неожиданной атаке, но в открытом бою на средних и больших дистанциях не могли причинить ощутимого вреда гвардейцам. Пули попросту отскакивали от украшенной крылатыми львами пехотной брони. А попасть из короткоствольного оружия в уязвимый участок, не прикрытый кирасой или другими элементами экипировки, на дистанции больше двадцати пяти метров оказалось весьма проблематичной задачей. Что касается охраны дворца, то они оказались попросту хуже, чем гвардейцы.
  Гвардия заняла оборону по периметру самого дворца, отбросив мятежников от здания и подавляя их огнем. Проблем добавляли снайперские посты, который вели огонь с верхних этажей. Нападавшим приходилось укрываться за клумбами, небольшими строениями и техникой дворцовой охраны, которая по большей части уже была выведена из строя. Танков у них не было, а бронемашины легко поражались снайперами и ручным противотанковым вооружением.
  'Проклятье, где-же подкрепление? Если так продолжиться и дальше, попытка захвата дворца закончится, не успев начаться' - мысленно негодовал Себастиан, глядя на картину боя.
  Рядом с ним застрекотал автомат. К нему тут же присоединился пистолет-пулемет. Де Лор вздрогнул и обернулся на звук выстрелов.
  У огромных дворцовых дверей лежало три трупа гвардейцев. Себастиан почувствовал, что по спине побежала струйка холодного пота. Они ведь могли запросто его прикончить, если бы не реакция его людей.
  Но Мелестине и диверсанту тоже досталось. Лиговский боец полулежал, облокотившись на колонну. На животе и правой стороне груди быстро расцветали два кровавых пятна. Диверсанты не носили нормальной защиты, жертвуя ей в пользу фактора неожиданности. А вшитые в одежду тонкие пластинки и однослойная кольчуга не могли остановить автоматную пулю, тем более пущенную с небольшого расстояния.
  Что касается Мелестины, то ей прилетело в левое плечо. Правда, девушка этой раны, по ходу, даже не заметила.
  - Ты бы вооружился, что ли. - Обратилась она к нему, показывая на разбросанное вокруг оружие.
  Себастиан недоуменно посмотрел не девушку.
  - А зачем ты мне тут?
  Мелисента в ответ улыбнулась, и от этой улыбки де Лору стало немного не по себе.
  - Для того, чтобы повеселиться, конечно.
  - Если меня убьют, твое веселье довольно быстро закончится. - Заметил он, попытавшись придать своему голосу побольше уверенности.
  
  - Мне все равно. - Рассмеялась Мелестина. - И тут такая кровавая баня...
  Ее дыхание участилось. В глазах появились искры безумия.
  - Тут столько тех, кого я могу убить...
  Красивое лицо девушки исказила гримаса жажды крови.
  - И я не намерена охранять твою задницу. Я хочу хорошенько повеселиться!
  С этими словами Мелестина встала и направилась ко входу во дворец. Она шагала в полный рост, не прячась и даже не пытаясь действовать осмотрительно.
  В дверях появилось сразу четыре гвардейца. Они действовали четко и слаженно. Двое выставили щиты, прикрыв себя и напарника, и вся четверка открыла огонь по Мелестине.
  Мели резко пригнулась, выстрелила несколько раз и в перекате сместилась в сторону ближайшего трупа. Подхватив его, она использовала тело в качестве щита. Высунувшись из-под руки трупа, она дала длинную очередь из автомата, стреляя широким веером. Гвардейцы тут же укрылись, стараясь не попасть под огонь. Мелестина, воспользовавшись этим, хорошенько замахнулась, и швырнула тело в щит. Импровизированный снаряд с огромной скоростью пролетел разделявшее их расстояние и со смачным звуком врезался в гвардейцев. Удар от столкновения получился на столько сильным, что и щитоносец, и стоящий позади него стрелок разлетелись в разные стороны, как кегли. Мелестина, сорвавшись с места, на ходу левой рукой достала новый магазин, а правой нажала на кнопку экстрации, выбрасывая полупустой. Как только новый магазин с щелчком вошел в паз, она тут же открыла шквальный огонь по двум оставшимся гвардейцам, вынуждая их укрыться за щитом.
  Магазин опустел, когда до противника оставалось несколько шагов. Стрелок, воспользовавшись этим, высунулся из-за щита, приготовившись стрелять. И тут же получил мощный удар прикладом в голову. От столкновения автомат разлетелся на части. Со звуком сминаемого металла и ломающегося черепа тело гвардейца впечаталось в угол стены и с грохотом упало на каменный пол.
  Мел на скорости врезалась в щит последнего стоящего на ногах гвардейца, заставив его попятится. Но он практически сразу восстановил равновесие, и, прикрываясь щитом, наставил на Мелестину автомат. Короткая очередь перепахала корпус девушки. Выпущенные практически в упор, пули прошивали тело насквозь.
  Удар ноги выбил автомат из руки гвардейца, который посчитал, что его противник уже неопасен. Не опуская ноги, Мел мощным ударом в щит повалила гвардейца на пол. Мелестина подпрыгнула, и с силой приземлилась всем своим весом на неприятеля. Лицо девушки исказила гримаса безумия. С дикой улыбкой и жаждой крови в глазах она прыгала на гвардейце, как на живом батуте. Она сминала щит и кирасу бедняги, с каждым следующим приземлением вдавливая их все глубже. Скрежетала сталь, ломались кости и рвалась плоть.
  Себастиан позеленел и содрогнулся всем телом. Конечно же, он знал о безумной и садисткой натуре Мелестины. Но знать и видеть - вещи разные. К своему ужасу, он осознал, что боится ее.
  'Необходимо подавить страх' - пронеслось у него в голове - 'Если она поймет, что я ее боюсь, то о контроле этой маньячки можно будет забыть'.
  От гвардейца осталась кровавая лепешка, но Мелестина продолжала размазывать бездыханное тело по полу, смеясь от восторга.
  За спиной де Лора послышался рев автомобильных двигателей, а затем звук резкого торможения. Он обернулся и увидел, как на дворцовую территорию ворвалось не меньше десяти крупных бронетранспортеров. Широкие, десятиколесные бронемашины с покатыми боками и башней посередине корпуса. Стволы башенных автопушек начали двигаться из стороны в сторону, выискивая и подавляя огневые точки.
  Из БТРов высыпались солдаты. Для штурма дворца Лига выделила две роты спецназа. Это подразделение называлось 'Крестоносцы', за белые кресты, которыми они украшали свою черную, как смоль броню и экипировку. Лица штурмовиков скрывались за противогазами, которыми были оснащены их шлемы.
  С легкими хлопками заработали мортиры бронетранспортеров, закидывая площадь дымовыми гранатами и превращая перестрелку в игру в угадайку. Штурмовики рассредоточились и двинулись к дворцу, держа оружие наизготовку. Два взвода по тридцать человек направились ко входу во дворец, где прятался за колонной де Лор. Остальные пошли на штурм через окна первого этажа.
  От этой картины Себастиана отвлекли выстрелы у входа. Он обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Мелестину отбрасывает к стене очередью из автомата. Два гвардейца, в которых Мел швырнула труп, пришли в себя. Тело Мелестины врезалось в камень, оставляя на нем кровавые следы.
  - Как здорово, что вы еще живы. - Выдохнула девушка, доставая пистолеты.
  Гвардейцы недоуменно переглянулись. Видимо, в их голове не укладывалось, что изрешеченный пулями противник может говорить и двигаться. Эта заминка стоила одному из них жизни. Стреляла Мэл, конечно, отменно. Лицо гвардейца со щитом превратилось в кровавую кашу. Последний выживший попытался добить ее, но Мелестина просто прострелила ему все четыре конечности.
  - Как же здорово... Я ждала это долгие пять лет... Как же это здорово...
  Девушка неторопливо надвигалась на раненного противника, тяжело дыша от возбуждения. Себастиан понял, что нужно срочно приводить ее в чувство, иначе она совсем слетит с катушек. Последствия этого он даже боялся представлять.
  Мел подошла к гвардейцу, который пытался уползти подальше. Ее руки дрожали от предвкушения. Нога гвардейца с противным хрустом сломалась, когда она с силой наступила на нее. Бедняга завопил от боли. И это стало спусковым крючком для Мелестины. Девушка, нагнувшись, схватила его за кирасу и рывком подняла вверх. Свободно удерживая тело здорового мужика одной рукой, второй она нанесла несколько ударов по корпусу и селезенке. Каждый удар вминал кирасу, ломая кости и разрывая внутренности. Гвардеец отчаянно ударил ее в ответ, но она этого даже не заметила. Кулак Мелестины продолжил крушить сталь и плоть. Войдя в раж, она схватила его обеими руками, и резко рванув к себе, вмазала головой по лицу. Раз за разом Мелестина била его, хохоча в перерыве между ударами. Ее лоб и лицо все забрызгало кровью. Гвардеец уже умер, и де Лору было даже жалко его. Он превратился в окровавленный и изуродованный до неузнаваемости мешок плоти.
  'Нужно немедленно это прекратить'.
  Себастиан посмотрел на свои часы. В них был встроен скрытый пульт дистанционного управления, отвечающий за активацию небольшого заряда взрывчатки, которую он предусмотрительно распорядился поместить в медальон-пропуск, выданный Мелестине. Это была его страховка на случай, если он потеряет над ней контроль. Но Себастиан даже представить себе не мог, что он понадобиться так быстро.
  Де Лор подошел к девушке, которая бросила труп и с наслаждением размазывала кровь по лицу. Подобрав валяющееся на пол оружие, он с силой двинул ей прикладом по голове.
  - Как ты смеешь делать что-либо без моего приказа!
  Де Лор не отличался спортивным телосложением или солидной комплекцией. Удар получился так себе, да у ругаться он особо не умел. Мелестина недоуменно посмотрела на него. Затем в ее глазах вспыхнул злой огонек.
  - Еще раз ударишь меня, и я поотрываю твои тоненькое ручонки. - С угрозой произнесла она.
  - Ты должна делать то, что я говорю. Держи себя в руках.
  Мелестина нависла над де Лором. От нее веяло гневом и жаждой убийства. Себастиан лихорадочно нащупал кнопку активации заряда.
  - Я никому не подчиняюсь. - С вызовом прорычала она.
  - Ты забыла, что ты - мое ручное животное. Таков уговор. Если ты не слушаешься меня, то нашей сделке конец.
  Мелестина схватила его за горло. Ее пальцы напоминали стальной капкан. Он понимал, что стоит ей сдавить его горло, и шея сломается, как спичка. Эта девушка обладала поистине ужасной силой.
  - Убери руки. Иначе я сделаю так, что тюрьма, из которой я тебя выпустил, покажется тебе раем. - С усилием прохрипел он.
  Их стремительно окружил спецназ Лиги. Мелестина взглядом оценила обстановку и разжала пальцы. Де Лор знал, что у ее регенерации есть недостаток. Когда количество повреждений становилось критическим, она практически полностью теряла боеспособность. И пока ее тело не восстановится, Мелестина становилась беспомощной. Конечно, убить ее тяжело, но обезвредить вполне возможно. Девушка прекрасно это понимала.
  - Ну вот и хорошо. - Он все еще хрипел. Его голосовым связкам требовалось время, чтобы прийти в себя после железной хватки Мел. - Теперь будь хорошей девочкой. Или ты думаешь, что я не подготовился к тому, что ты перестанешь меня слушать?
  По лицу девушки он понял, что Мелестина поняла намек.
  - Какой же ты ублюдок, однако. - С безумной улыбкой произнесла она. - Но это даже весело.
  - Конечно. Ведь я имею дело с безумной маньячкой. - Улыбнулся он в ответ.
  
  
  С помощью лиговского спецназа, они достаточно уверенно прорывались через коридоры дворца к покоям императора. Штурмовики использовали оружие с глушителями и дымовые шашки, либо слезоточивый газ. Это давало большое преимущество в бою. Там, где не было возможности напасть неожиданно, на острие атаки становилась Мелестина, и тогда бой превращался в кровавый хаос. Тактика Мел всегда была одинаковой. Она шла в атаку, используя свою скорость и чудовищную живучесть. При поддержке огня штурмовиков, она стремительно сокращала дистанцию, навязывала ближний бой и устраивала натуральную бойню. Но даже так, мятежникам было тяжело. Внутри дворца к обороне присоединились солдаты почетного караула. Одетые в бело-красные мундиры, с большими помпезными шляпами, они представляли из себя отличные мишени. Но даже так, их уровень подготовки не уступал гвардейскому, а полуавтоматические карабины по убойности превосходили автоматы.
  Себастиан перешагнул через разорванное тело караульного, и поправил забрало шлема. Лиговцы привезли его броню. Кроваво-красные латы, украшенные золотым крылатым львом империи, и сплошной шлем давали ему достаточную защиту от шальной пули. Но в них он чувствовал себя жутко некомфортно. Тяжесть лат давила на плечи и голову. А в местах крепления ремни натирали тело даже через дорогой костюм.
  'Все же все эти военные штучки не для меня' - подумал он раздраженно. Ему было крайне неуютно в условиях боя. Но ради достижения цели приходилось идти и на такие жертвы.
  'Проклятый Железоед, все из-за него. Он умудрился спутать мне все карты, и пришлось действовать по резервному плану, силой смещая Фердинанта'.
  - Магистр, простите мне мои сомнения. Но вам не кажется, что эта девушка - не самый подходящий союзник? - Поинтересовался у него майор Лопе, командующий штурмовиками Лиги.
  Палец Лопе указывал на Мелестину, которая с безумными смешками добивала раненного солдата. Ее броня была почти полностью покрыты кровью. Шлем давно отсутствовал, его сорвало выстрелом дробовика почти в упор, чудом не сломав ей шею. Или сломав, тут вопрос оставался открытым. Перелом шеи - не то ранение, которое может остановить Мелестину во время боя.
  Себастиан вздохнул. Он заставил ее надеть экипировку штурмовиков. Но Мелестина угробила ее в рекордные сроки.
  - Увы, для успеха нашего общего дела, нам нужны такие бойцы, как они. До тех пор, пока она подчиняется мне, все будет хорошо.
  - Это как дрессировать бешенного льва, знаете ли. - Пробормотал Лопе, отворачиваясь от него.
  Себастиан был полностью согласен с майором. Мелестина с ее безумием и жаждой крови вызывала страх даже у бывалых спецназовцев Лиги, которые сами были мастерами устроить хорошую бойню.
  Но она действительно нужна им. Их успехи по захвату дворца во многом держались на Мелестине. Обороняющиеся просто не понимали, что делать с этой неубиваемой маньячкой. А ее кровавые методы боя деморализовывали врага под чистую.
  Себастиан переживал, что их время стремительно выходило. Де Лор опасался, что к дворцу подоспеет подкрепление, и их операция может провалиться. Или Фердинант все же сможет сбежать. Но даже факт захвата дворца и бегство императора позволят им склонить в свою сторону множество сомневающихся. А подкрепление для лояльных сил может все испортить.
  Одним из таких факторов был Валентин де Мендос. Лопе заверил его, что Лига позаботилась о нем, и Валентин не сможет вмешаться в бой. Но Себастиан все равно переживал. С де Мендосом и его войсками такими силами они точно не совладают. Кроме этого, Валентин мог в одиночку нивелировать их преимущество в виде Мелестины.
  - Магистр, впереди противник. - Сообщил им боец из головного дозора.
  - Удастся к ним подобраться? - Спросил он в ответ.
  -Нет. - Отрицательно помотал головой Лопе. - Они достаточно хорошо укрепились, и обходных путей нет. Стоит нам высунуться, и мы как на ладони.
  Себастиан выругался. Это был единственный проход к покоям императора с их стороны. Другие отряды продвигались значительно медленней команды Лопе. И чтобы обойти их, нужно будет потратить минимум минут пятнадцать. Они не могу так рисковать. С момента начала боя уже прошло больше сорока минут. Единственная причина, по которой к дворцу еще не стянулись лояльные войска - это бойцы Лиги и силы мятежников, которые устроили в городе хаос.
  - Идем на штурм. Медлить нельзя.
  Лопе согласно кивнул. Схема атаки стандартная. Штурмовики накидывают дымов и пытаются огнем подавить противника. Мелестина прорывается в ближний бой и связывает обороняющихся. Штурмовики добивают ошарашенного противника.
  Де Лор посмотрел на Мелестину. Девушка уже более-менее пришла в себя. Но количество ран зашкаливало. Она тяжело дышала, и было видно, что вне кровавого безумия ей приходится довольно туговато.
  - Выдайте ей щит. - Распорядился Лопе.
  Один из штурмовиков подошел к Мелестине и протянул ей небольшой щит, который скрывал дай Бог треть ее тела. Но другого у них не было.
  Мелестина презрительно посмотрела на протянутую защиту. Себастиан заскрежетал зубами. Упертость этой девки дико его раздражала.
  - Возьми. - Приказал он. - Впереди много врагов.
  Мел бросила на него гневный взгляд, и осклабилась.
  - Ты меня не расслышала?
  Девушка зарычала, но щит все же взяла. Себастиан внутренне выдохнул. Он хотел, чтобы все это поскорей закончилось, и Мелестина хоть на какое-то время пропала из виду. Он тратил слишком много моральных сил на ее контроль.
  - Атакуем. - Приказал Лопе.
  
  
  С громким хлопком ручные гранатометы выплюнули дымовые гранаты. Срикошетив от стены, они улетели за угол, шипя и создавая непроглядную завесу.
  Лопе хлопнул одного из своих бойцов по плечу, знаком показывая немного пошуметь. Тот понимающе кивнул. Высунувшись из-за угла, солдат дал пару очередей, и тут же спрятался обратно. В ответ противник открыл шквальный огонь.
  - Жди. - Приказал Лопе Мелестине.
  Девушка стояла, с трудом сдерживая свою жажду крови. Ее глаза буквально горели от охватившего ее желания, руки дрожали и учащенное дыхание с шумом вырывалось из рта.
  В какофонии выстрелов Себастиан не сумел различит никаких посторонних звуков. Но это удалось Лопе. Майор подал знак, и его бойцы тут же спрятались за укрытия. Грохнуло несколько взрывов. В воздухе с жутким звуком засвистели осколки. В разные стороны полетели куски гранита и керамической плитки.
  - Вперед, вперед! - Рявкнул Лопе, едва ли не пинками подгоняя своих штурмовиков.
  Лиговцы быстро бросились в атаку. Впереди, как обычно, шли бойцы со щитами. Пусть они и значительно уступали по размерам щитам пехотинцев и не давали такой-же защиты, как щиты гвардейцев. Но они были гораздо легче, обеспечивая бойцам улучшенную защиту без потери в скорости.
  Вперед вырвалась Мелестина. Девушка даже не пыталась прятаться от взрывов. И как только прозвучала команда майора, она сорвалась с места, как голодная гончая. Вся ударная группа выскочила из-за угла.
  - Гранаты!
  Снова захлопали гранатометы, но в этот раз часть выстрелов была не дымовыми шашками, а настоящими гранатами. Позиции лоялистов накрыло серией взрывов, а затем заволокло дымом.
  Себастиан не мог разглядеть ничего конкретного в этом хаосе, но подозревал, что потери защитников от гранатометной атаки были не очень большими. Штурмовики стреляли наугад, а гвардейцы и почетный караул не были идиотами, и наверняка сидели по укрытиям.
  Дымовые шашки полностью перекрыли обзор. Началась перестрелка вслепую, в которой преимущество было у лиговских штурмовиков, приученных к бою в подобных условиях. Правда, было и одно 'но'.
  Со стороны защитников ударило сразу несколько пулеметов. Даже Себастиан мог легко отличить их долбежку от стрекотания автоматов и хлопков карабинов.
  - Подавить пулеметные точки! - Скомандовал Лопе. Сам Себастиан, находись он подальше от майора, ни за что бы не различил его приказа. Но он не сомневался, что тренированный слух штурмовиков прекрасно улавливал голос их командира.
  С начала этой атаки прошло всего ничего, хотя измученному происходящим де Лору казалось, что бой длиться уже минимум минут пятнадцать. И вот со стороны оборонявшихся послышались крики отчаяния. Как не трудно было догадаться, Мелестина добралась до их позиций и дала волю свой жажде разрушения.
  - Какого хрена!
  - Убейте эту суку!
  Эти крики за время штурма стали для него привычными. Слаженная стрельба лоялистов превратилась в хаотичную пальбу, прерываемую воплями ужаса и боли. Он их прекрасно понимал, сражаться в дымовой завесе с Мел - занятие для самоубийц-мазохистов.
  - Шевелим задницами! Они в замешательстве! Убить всех!
  Дым слегка рассеялся, и Себастиан мог различать силуэты. Штурмовики быстро продвигались вперед, действуя слаженными тройками. Они выискивали в дыму силуэты врага и тут же расстреливали их. Глушители не позволяли защитникам определить источник огня в дыму. Правда, две из этих троек лежали на каменном полу. Похоже, им не повезло попасть под случайные выстрелы или огонь пулеметов.
  Неожиданно привычную картину боя нарушил мощный удар, отозвавшийся хрустом костей. Сквозь дым, как снаряд, промелькнуло тело и смачно впечаталось в стену позади них.
  'Мелестина?' - удивленно подумал де Лор.
  В подтверждение его слов за их спинами раздалась отборная матершина девушки.
  - Ну, сучка, я тебя на лоскуты порву! Стерва!
  Мел бросилась обратно в бой. Себастиану стало неожиданно интересно, кто же смог дать такой отпор этой маньячке. И почему Мелестина назвала противника 'сучка'?
  Как будто в ответ на его любопытство, дымовая завеса рассеялась. И тут де Лор впервые за все это время был по-настоящему удивлен. Среди оборонявшихся, одетая в легкую броню стояла Марта.
  - Чего? - В слух удивился Себастиан.
  Без сомнения, это была Марта. Личная служанка Фердинанта, мечта всех дворян, объект эротических фантазий мужской части обитателей дворца и самого Себастиана. В своей броне Марта выглядела не менее сексуально, чем обычно. Скорее, даже более. Но отчего-то возбуждения у де Лора не вызывала. Скорее, страх.
  - Уничтожить мятежников! - Прокричала она, первой открывая огонь по штурмовикам.
  Ситуация осложнилась. Без дымовой завесы, идущие в атаку лиговцы стали отличными мишенями, и теперь уже мятежники оказались в заднице.
  Штурмовики отжались к стенам, двигаясь полуприсядом. Таким образом они уменьшали площадь поражения. По нижней части тела стрелять мешали собственные баррикады передней линии, которая к этому моменту уже была полностью зачищена от лоялистов, а верхнюю часть тела прикрывали щиты передних бойцов тройки. Правда, они все еще паршиво защищали от карабинных пуль.
  Следуя примеру спецназа, Себастиан испуганно прижался к стене, прятавшись за спиной Лопе. Майор, кстати, нисколько не растерялся.
  - Восстановить завесу!
  Штурмовики тут же закидали пространство дымовыми шашками. Но дыму необходимо было еще расползтись, а стреляли по ним уже сейчас.
  - Ну сука!
  С этим криком, в ряды защитников ворвалась Мелестина. Девушка стреляла на ходу, и даже умудрялась попадать. Она снова стала центром внимания лоялистов, немного уменьшив давление на штурмовиков, которых к этому моменту осталось меньше тридцати, хотя до этого боя дожило сорок пять.
  Мелестина, получив несколько попаданий, оказалась рядом с гвардейцами. Схватив за руку ближайшего, просто швырнула его в сторону стрелявших по ней. Следующему гвардейцу повезло меньше. Выбив из его рук оружие, она ударом в солнечное сплетение обездвижила его, попутно сломав ребра. Схватив бедолагу за горло, Мелестина использовала его как щит, ведя огонь по лоялистам из-под его руки.
  - Займитесь мятежниками! - Приказала Марта. - С ней я сама разберусь.
  Мел, казалось, ждала только этого. Отшвырнув ставший бесполезным теперь уже труп, она бросилась в атаку на Марту.
  Перед самым их столкновением, Марта выбросила вперед руку. Магический выплеск создал вспышку перед самым лицом Мелестины, на мгновение дезориентировав ее. Марта тут же воспользовалась этим, и влепила Мел серию ударов. Тело маньячки содрогнулось и захрустело, когда кулаки и локти Марты прошлись по нему. Императорская служанка закончила атаку хорошим пинком, и Мелестину снесло в стену.
  Себастиан был шокирован. Он и не подозревал, что Марта, та самая услужливая Марта, которая подавала чай, встречала и провожала гостей и на чью грудь он столько раз пялился, окажется смертоносным бойцом, способным противостоять Мелестине! Мелестине, убийце с огромной силой и чудовищной тягой к насилию.
  Мел тем временем быстро пришла в себя и снова атаковала. В этот раз она была готова к уловкам Марты. Попытка повторно дезориентировать Мелестину не удалась. Она просто закрыла глаза и ударила в то место, где находилась Марта. Служанке императора пришлось блокировать ее атаку, и было видно, что ей это дается нелегко. Сразу становилось понятно, что в грубой силе она проигрывает Мелестине.
  Мел продолжила атаку. Марта старалась уходить от ее ударов или отводить их в сторону. Но пару раз ей все же прилетело. Левая нога девушки стала подгибаться после лоукика, а правая рука уже не поднималась высоко из-за попадания в плечо.
  - Ну что, блядь, поиграем! - Воскликнула Мэл с безумной улыбкой, нанося удар.
  Марта присела, уходя от прямого в голову. Мелестина тут же нанесла удар коленом.
  Неожиданно тело Мел подлетело вверх, подкинутое воздушным взрывом. Ударная волна от сопутствующего хлопка на время дезориентировала ее и Марта тут же воспользовалась этим шансом. В ее руке возник армейский нож. Клинок вошел в грудь Мелестины по самую рукоять. Маньячка громко закричала. Марта крутанула клинок и резанула в сторону. Ее силы хватило, чтобы разрезать ребра Мелестины. Изо рта маньячки вместе с криком вылетела кровь.
  - Ну что, поиграли? - Холодно спросила у нее Марта, опустив рукоять ножа и очередным пинком отправив девушку в полет.
  Себастиан похолодел. Он не ожила, что обычная служанка окажется способна победить одну из его козырных карт.
  - Магистр, у нас проблемы. - Произнес Лопе, слушая доклад связного, который, пригнувшись перебежал через простреливаемый коридор.
  - Какие?
  Ему сейчас не нужны были проблемы. Даже с учетом того, что Мелестину временно выбили из боя, они практически задавили оборонявшихся. Пускай и потеряв еще десять человек.
  - Остальные отряды докладывают, что над дворцом флагман флота.
  Де Лор невольно охнул. Флагман флота. Это значит, что к ним заявился лично Валентин де Мендос.
  'Проклятье, о нем же должны были позаботиться...' - подумал он, нервно сжимая кулаки.
  Но, с другой стороны, они практически добрались до Фердинанта. Если они схватят императора, то тогда Валентин ничего им не сделает.
  - Император не покидал дворца? - Спросил он у Лопе.
  - Мне не докладывали. Наши отряды максимально быстро прорвались ко всем тайным ходам, которые вы пометили на карте, и обрушили их.
  Себастиан улыбнулся. Будучи доверенным лицом Фердинанта, он знал очень многое. В том числе потенциальные пути эвакуации. А это значит, что у них есть весьма неплохой шанс захватить императора.
  - Нам нужно срочно подкрепление. Мы прорвемся к императору и захватим его. Тогда лоялистам придется оставить дворец.
  Конечно, он сильно рисковал. Но весь их мятеж - один большой риск. Так что отступать он не намеревался.
  - На подходе группа 5. У них двадцать семь выживших бойцов. Будут через минуту. - Сообщил Лопе.
  - Отлично! Дожмите их.
  - Вперед! Добить врага.
  Штурмовики бросились в прорыв. Это увеличивало количество жертв, но позволяло закончить все гораздо быстрее. Остатки обороняющихся отчаянно отстреливались.
  - Воздушная мина!
  Воздух на их стороне коридора сжался, а затем с сокрушительным хлопком взорвался. Ударная волна расшвыряла нападавших, как тряпичных кукол. Громкий хлопок больно ударил по ушам. Себастиана припечатало к стене и со скрежетом протащило по ней пару метров. Упав на пол, он порадовался, что не поленился одеть латы. Они приняли на себя большую часть удара. Не будь их, ему бы все кости переломало. Но даже так, его голова гудела так, будто побывала в звенящем колоколе. Взгляд плохо фокусировался, под ложечкой засосало, а во рту появился металлический привкус.
  Марта. Гребанная баба оказалась не просто хорошим бойцом, но еще и магом, способным больше, чем на фокусы в рукопашной. Себастиан посмотрел в сторону защитников. Они вышли из-за своих укрытий и шли добивать контуженных штурмовиков лиги. И он был числе потенциальных трупов. Его охватила паника. Он попытался отползти в подальше, но тело плохо слушалось. Руки и ноги как будто состояли из ваты.
  'Это конец? Нет, вот-вот подойдет подкрепление...' - он пытался утешить себя мыслью, что сейчас подойдет еще один отряд, и спасет их. Хотя и понимал, что они так же могут попасть под магическую атаку, став такими жертвами, как и он сам.
  - Ты, тупая мразь! Ты хоть представляешь себе, как это больно?!
  Мелестина! Она встала, и рывком вырвала из груди нож.
  'Святая Дева, насколько же она страшна?!'
  Себастиан одновременно радовался и боялся. С одной стороны, Мелестина их всех спасала. С другой - теперь его страховка в виде небольшого заряда взрывчатки не казалась такой уж надежной. Еще бы, эта бешенная маньячка только что достала из себя нож, который разрезал ей сердце и одно легкое.
  Марта и остальные защитники так же посмотрели на нее. Служанка императора по-прежнему оставалась спокойной.
  - Убить! - скомандовала она, первой открывая огонь.
  Но в этот раз уже их ждал неприятный сюрприз. Мелестина стала совершенно другой. Еще более быстрой, смертоносной и безумной. Она одним рывком ушла с линии огня и, подобрав с земли обломок покрупнее, на ходу швырнула его в ближайшего солдата. Импровизированный снаряд попросту снес бедняге голову!
  Мелестина превратилась в безумный ураган. Двигаясь на нечеловеческой скорости, она за несколько секунд перебила большую часть оставшихся в живых лоялистов. В нее стреляли и попадали, но ей было все равно. Мелестина жаждала крови. Она открывала конечности, проламывала тела и разносила головы голыми руками. Поистине ужасающее зрелище.
  Не выдержав этого, оставшиеся в живых лоялисты бросились бежать. Теперь от покоев императора их отделяла одна только Марта.
  - А теперь я повеселюсь с тобой... - плотоядно протянула Мелестина.
  Марта отбросила опустевший автомат и достала пистолет. Мел даже не пыталась уклоняться. Пули прошивали ее тело и конечности, но маньячка неуклонно приближалась к своей жертве.
  - Сдохни наконец! - Воскликнула Марта, выбрасывая вперед руку. В месте, где находилась Мел, взорвалась воздушная бомба. Ударная волна прошлась по лежащим на земле лиговцам, достав и до Себастиана. Де Лор заскулил от новой волны боли. И едва расслышал, как из-за поворота показываются новые штурмовики Лиги.
  Марта, недолго думая, метнула в них заклинание. Знакомый хлопок, и Себастиана едва не вырубило. В расплывчатой картинке слезящихся глаз он увидел, что императорская служанка бросилась в атаку на Мелестину, пока та не опомнилась. Но Мел, стоящая в шоке, внезапно пришла в себя и, увернувшись от удара, вдавила свой кулак в ребра Марты. Девушка слегка подлетела от силы удара. Пощечина отшвырнула Марту обратно на место, где она стояла до этого.
  - Я буду бить тебя до тех пор, пока от твоего тела не останутся одни кровавые брызги! - Безумно пробормотала Мелестина, приближаясь к лежащей на полу Марте. - Но сначала я заставлю тебя испытать ту же боль, что ты причинила мне.
  Штурмовики стали потихоньку приходить в себя и подниматься с пола. Их покачивало и шатало из стороны в сторону, но тем не менее, они были на ногах и при оружии.
  'Победа за нами?' - Удивленно подумал Себастиан, еще не веря, что скоро весь этот кошмар закончится.
  Стену коридора разнесло в мелкую крошку. Взрывная волна отшвырнула Мелестину в сторону, как поломанную игрушку. Девушка умудрилась сгруппироваться в воздухе, и приземлиться на ноги.
  - Кто еще хочет помешать мне отмудохать эту суку?! - Завопила она.
  Из клубов пыли показалась фигура в рыцарских доспехах. Себастиан узнал ее. Крылатые львы на наплечниках и шлеме, и эти очертания брони.
  'Валентин!'
  - Я смотрю, ты не очень разборчив в выборе союзников.
  Подчеркнуто-вежливый голос де Мендоса был полон гнева.
  Новая магическая атака впечатала Мелестину в стену, оставив на ее теле глубокую рану, через которую было видно, как бьется ее разорванное сердце.
  'Нет, его нам сейчас точно не победить!' - Подумал де Лор, силясь подняться.
  - Убить его! - Скомандовал уже пришедший в себя Лопе.
  Штурмовики дружно открыли огонь.
  - Бастион.
  Между стреляющими и Валентином возник магический барьер. Пули бесполезно отскакивали от него или же, с трудом пробивая, даже не долетали до рыцаря.
  - Убить мятежников.
  Из пролома за спиной де Мендоса высыпались бойцы воздушной пехоты и принялись стрелять. Уже измученные боем и магическими атаками штурмовики начали умирать один за другим.
  - Отходим! - завопил Себастиан, кое как вставая на колени.
  Лопе понимающе кивнул. Его бойцы разбросали дымовые гранаты, прикрывая их отоход. Сильные руки подхватили Себастиана и взвалили его тело на плечи. Его тело затряслось, когда несущий его боец бросился бежать. Де Лор понял, что сейчас отрубиться. И да, он тут же потерял сознание.
  'Все же битвы не для меня' - успел подумать он, прежде чем его разум провалился в темноту.
  
  
  Глава 40. Даин Железоед.
  
  В комнате стояла гнетущая тишина. Даин, одев очки, сидел и молча читал сводку по последним событиям, произошедшим в мире. Основной объем документа занимали события в Саберийской Империи.
  Крупнейшее государство континента всего за один день лишилось трети своей территории. Дворец императора в столице подвергся атаке мятежный войск. В результате кровопролитных боев, мятежники отступили сначала из дворца, а потом и из города, отойдя на северо-запад страны, в Агилос. Там они осели и провозгласили этот город столицей Новой Империи. Их идеология в точности соответствовала риторике Лиги Людей: государство людей для людей. Они обещали экспроприацию всех предприятий, принадлежащих нелюдям, и, по мнению нового правительства, ущемляющих интересы и права людей, в пользу 'коренного народа империи'. Мятежи и гражданские волнения охватили страну. Во главе нового правительства встал Себастиан де Лор. Множество близлежащих городов немедленно объявили о переходе под управление мятежного правительства. Что самое пугающее, две трети грандов присягнуло де Лору на верность, вместе с их ресурсами и войсками. А это означало, что Саберийская Империя разом лишилась едва ли не половины своих вооруженных сил. И вишенкой на торте происходящего стало признание правительства де Лора сразу несколькими странами. А это значило только одно, Лига, по сути, создает собственную империю.
  Пока Даин читал этот кошмар, под потолком противно жужжала муха. Она кружилась вокруг единственной горящей лампы, отбрасывая свою тень на стены и пол. Железоеда это насекомое жутко раздражало.
  - И мы все это прохлопали?
  Вопрос не был адресован ни к кому конкретному. Даин скорее просто размышлял в слух. Но Ямия восприняла это, как упрек в свой адрес.
  - Господин, я прошу у вас прощения за то, что достойно не справилась с возложенной на меня миссией, и упустила столь опасную ситуацию из виду.
  Синоби стояла на коленях перед его столом, низко склонив голову, и все время, пока он читал доклад, практически не шевелилась. Рядом с ней, в такой же позе, сидела Рэн.
  Услышав голос Ямии, доносящийся едва ли не из-под стола, у Даина дернулась бровь. Раздражающая муха решила переключится с лампы на его голову, и принялась виться вокруг. Бровь старого дварфа дернулась еще несколько раз.
  - Ты не в чем не виновата. Встань уже. - Устало пробормотал он, откладывая документы. Его взгляд упал на багряный камень, который лежал на его столе рядом с украшенными рунами инструментами и собственными обломками. Даин протянул руку и взял его, чтобы рассмотреть внимательней.
  - Господин, я не смею стоять в вашем присутствии, после такого проступка. - Ответила Ямия.
  Бровь Железоеда задергалась активней. Он раздраженно достал свою любимую трубку и быстро набил ее табаком. Чиркнула спичка, на мгновение отогнав от него муху. Даин поднес ее к трубке, и раскурил ее. После нескольких затяжек, он смог немного успокоиться.
  - Хрен с тобой, сиди так. Лучше скажи, ты выяснила, почему мы не углядели, как Лига плетет интриги против правительства? И когда мы упустили из вида столь сильно выросшее влияние этих расистов?
  - Лига не демонстрировала своего потенциала, скрывая от всех большую часть своей силы. Мы же значительную часть ресурсов тратили на контршпионаж. Так же часть сил была постоянно задействована в поисках следов проявления Воплощений или же Хаоса. В таких условиях мы не фокусировали внимание на силах, не идущих на активные конфронтации.
  Объяснение Ямии совпадало с его собственными мыслями. Значит, он верно понимал ситуацию. Но оставался еще один вопрос.
  - Тем не менее, Лига все же несколько раз нападала на наш бизнес, в частности вытеснив наше конструкторское бюро из Саберийской Империи. Почему для нас это не послужило сигналом?
  - При проведении расследования данной ситуации, было выявлено, что Лига действовала в качестве наемников-исполнителей, работающих по заказу имперских грандов, владеющих оружейными бизнесами и стремящихся заполучить себе в руки все армейское снабжение.
  Да, так все и было. Ямия не сказала ничего нового для него. Тогда они вернули Лиге должок, анонимно уничтожив одну из их экстремистских баз. Сильнейшую, как они считали на тот момент. Потому Даин и решил, что у Лиги нет достаточного количества сил, чтобы представлять угрозу. Но, как теперь выясняется, Лига Людей попросту его переиграла. Сначала они сами себе заказали ликвидацию его бизнеса, сами выступив в роли исполнителя, и скормили им свою второстепенную базу с парочкой отрядов боевиков. Этими ходами Лига сначала выбила его из страны, лишив части влияния и продемонстрировав грандам свою силу. А затем отвела от себя подозрение. Отличная партия.
  Виноват в этом проколе только он. Со своим жизненным опытом, он должен был раскусить Лигу. Но его в этот момент интересовало другое. И теперь у них проблемы.
  Железоед раздраженно курил, уподобившись паровозу. Его бровь продолжала дергаться. А муха все более назойливо жужжала под ухом, никак не реагируя на попытки ее отогнать.
  Что же ему делать? Его первостепенной целью являлось возвращение Мэйт де Лаури. Воплощение сейчас важнее, чем судьба Саберийской Империи. Если он не вернет Мэйт, то это может обернуться катастрофой, которая уничтожит этот мир, обрушив его в пучину Первозданного Хаоса.
  Но это только на первый взгляд. На поверку все сложнее. Как он неоднократно говорил ранее, если в мир пришло Воплощение Порядка, значит вскоре придет и Первозданный Хаос. В этом случае Лига не только будет не только мешать ему разбираться с Хаосом, но и подпитывать его своими действиями.
  - Что думаешь о действиях Лиги? - Спросил он у Рэн.
  Девушка ответила практически моментально. Как обычно, она пришла к нему, предварительно подготовившись.
  - Лига продолжит раздувать недовольство по отношению к нелюдям. Хоть они и говорят, что будут отбирать только те бизнесы, которые 'принижают' людей, но, по факту, они могут под таким предлогом забрать все, что угодно. А это значит, что сейчас предприниматели-нелюди будут активно бежать не только из городов-предателей, но и из Саберийской Империи вообще. А, следом за этим, они побегут из стран, поддержавших правительство де Лора. Если не побегут, их подтолкнут к этому. Лига получит повод обвинить нелюдей в том, что они бояться изобличения своих грешков в отношении людей.
  Даин кивнул, хоть Рэн этого и не видела. А восточница продолжала излагать свое мнение.
  - Учитывая гонения на нелюдей, они начнут бежать из империи. Это освободит кучу рабочих мест. То есть, даже при учете того, что часть бизнеса исчезнет, саберийцы не почувствуют просадку в рабочих местах. А, возможно, даже увеличат их количество, если Лига заместит ушедшие предприятия за счет своих союзников. Риторика Лиги получит живое подтверждение и количество ее сторонников будет стремительно расти. И, как апофеоз, они покажут людям Воплощение, которое лиговцы 'чудесным образом спасут из рук грязных нелюдей'.
  Да, план Лиги Людей был, без сомнения, хорош. И уже ощущалась его реализация. Вчера они прибыли в Перго, небольшой город, единственным крупным предприятием которого была небольшая оружейная фабрика. Старый городок с каменными домами и мощеными булыжником улочками, в котором даже должной электрофикации не было. Такие городки обычно держались подальше от политики и предрассудков. Но даже здесь чувствовалось, что нелюдей, мягко говоря, недолюбливают. Поначалу их даже в город пускать не хотели. Тордек грозился, что он этот городишко с лица земли сотрет. Ситуацию спасла Абигайл и прочие беженцы из крепости, которые рассказали местным правду. Все же, Абигайл была имперским рыцарем, а они пользовались уважением. Так что, благодаря ей, они смогли пополнить припасы и запастись топливом. Правда, по завышенным ценам, но как раз это Даин мог спокойно себе позволить. Хоть и не без зубовного скрежета. Старый дварф, мягко говоря, не любил, когда с него хотели содрать лишние деньги.
  Муха продолжала раздражать Железоеда, но он не мог поймать ее, сидя в кресле и куря трубку. Да и не время было гонятся за паршивой жужжалкой.
  - Господин, я прошу у вас наказать меня за мой проступок.
  Ямия зашевелилась, и на стол к Даину лег вакидзаси, длинный изогнутый нож восточницы.
  Железоед посмотрел на него, и почувствовал, как дергается не только бровь, но еще и ус. А следом, как на зло, муха с жужжанием присела на стол, и принялась ползать по докладу.
  - Как же ты задрала меня!
  С громким ревом Даин с силой ударил по столу, размазывая муху. Толстая столешница, не выдержав, с громким треском разломилась, и стол сложился, как книга. Сквозь обломки стола на него смотрели две шокированные девушки.
  - Господин? - В голосе Рэн чувствовалась тревога. Ямия же, напротив, была предельно хладнокровна. Она подобрала вакидзаси и протянула ему, опустив голову в пол.
  Даин схватил кинжал, и сжал его в руках. Температура в его руке стремительно выросла, и бедный вакидзаси расплавившись, превратился в лужицу металла на полу.
  - Господин, простите, что мы вас так сильно подвели. - На лицо Рэн невозможно было смотреть. Она выглядела, как преданная собачонка, которую вот-вот прогонит хозяин.
  - Ты сдурела? Я муху убил!
  - С каких пор слоны летают? Иначе я хрен знает, на кой черт ты стол ломал. - Раздался грубый голос со стороны двери.
  Даин не заметил, как к нему вошел Тордек.
  - Сказал тот, кто вчера хотел спалить городок к чертям. - Огрызнулся Даин.
  Тордек закрыл за собой дверь и, выбрав кресло поудобней, присел. Против своего обыкновения, он не закурил.
  - Девчат, дайте старикам переговорить с глазу на глаз, а. - Обратился он к восточницам.
  Ямия даже не шевельнулась. Для нее слова Тордека не значили ровным счетом ничего. Она подчинялась только Даину. А послушаться могла разве что Рэн или Диса. Сейчас синоби продолжала оставаться в той же позе, в которой была, когда Железоед забрал у нее кинжал. Рэн же вопросительно посмотрела на него.
  - Идите. - Он махнул рукой, наклоняясь и подбирая с пола инструменты.
  - Господин... - Ямия продолжала сидеть.
  'Не припомню, чтобы она когда-либо мне возражала. Морадин, как же сложно порой с детьми...'
  - Иди. И забудь про наказание. Ты не в чем не виновата. Со своей работой ты справилась блестяще. Теперь отдыхай. И не дай Морадин мне узнать, что ты меня ослушалась.
  Ямия встала и поклонилась, после чего обе девушки вышли, тщательно прикрыв за собой дверь. Даин посмотрел на Тордека. Хмурый сидел молча, глядя на него. Железоед вздохнул, нашел в обломках стола пепельницу и принялся чистить трубку. Если Тордек не курит, значит разговор должен состояться действительно серьезный. И он требовал подготовки.
  Даин аккуратно вычищал трубку, тщательно выковыривая табак. Затем достал щеточку, и аккуратно вымел остатки. Перевернув трубку, он постучал по ней пальцем. Пару раз дунув, Даин убедился, что все остатки удалены. После чего полез рыться в своих ящиках, выискивая заветную заначку.
  Шкатулка нашлась на полке, за пыльной стопкой фотографий. Она была сделана в виде наковальни, с гербом его клана на плоской крышке.
  'Великому королю дварфов. От сына, который не посрамит чести отца' - гласила надпись на дварфийском.
  Железоед вздохнул. Эту шкатулку он обычно открывал раз в десять лет. Нельзя сказать, что этот табак был чем-то выдающимся по вкусу. Даин курил гораздо более качественные сорта. Но для него был ценен именно этот.
  Он забивал трубку особенно деликатно. Большие грубые пальцы брали табак небольшими щепотками, как ценное сокровище, после чего тщательно утрамбовывали в трубку.
  - Ну, говори. - Произнес Даин, закурив и несколько раз втянув горький дым.
  - Как табачок? - Тордек начал издалека.
  - Горький, как волосы из троллиной задницы.
  Тордек усмехнулся. Даин тоже улыбнулся. И снова в комнате повисла тишина. Слышно было только тихий шум работающих на холостых двигателей, да сильно приглушенные звуки жизни экипажа лендтрейна.
  - Здорово это, - Даин выпустил в потолок клуб дыма, и стал наблюдать, как он рассеивается, - слушать, как живет 'Стальной Странник'. Отличная машина, полная жизни, которую дарит ей экипаж. Настоящая семья.
  Тордек вздохнул и подался вперед.
  - Я много раз предлагал тебе закончить эту гонку за Воплощениями. Ты и так сделал для этого мира больше, чем кто-либо другой. И заслужил свой отдых.
  Даин достал изо рта трубку, и посмотрел на нее.
  - Эта гонка закончится для меня только тогда, когда перестанет биться мое сердце, и душа наконец отлетит к Морадину.
  Тордек хлопнул ладонью по подлокотнику.
  - Ну, тогда это труба, дружище. Ты же упрямый баран. Ты не сдохнешь тогда, когда даже боги постесняются жить.
  Даин усмехнулся.
  - Рассказывай. - Коротко произнес Хмурый.
  Железоед с прищуром посмотрел на командующего.
  - Я думал, ты сказать чего хочешь. А ты послушать пришел? Если так, тогда иди занимайся делами.
  - Рассказывай.
  Тордек был непоколебим. Когда это требовалось, он мог поспорить в упрямстве даже с Даином. Сейчас Хмурый явно был настроен решительно.
  - Мне нечего тебе сейчас сказать. Давай проваливай, не трать мое время. Дел по горло.
  - Рассказывай.
  Даин отложил трубку в сторону, и поднялся со своего места.
  - Сам выйдешь, или мне тебя вышвырнуть, как зеленого пацана?
  Тордек даже не пошевелился.
  - Ты можешь выпендриваться перед другими. В твоем нынешнем состоянии, без магических штучек, я твоей харей тут весь пол вытру.
  Железоед усмехнулся.
  - Я тебе бороду в рот запихаю, чтобы много не говорил.
  Их взгляды скрестились, как два боевых молота. От возникшего напряжения как будто пропали все звуки.
  Даин атаковал первым. Он бросился вперед, рассчитывая не дать Хмурому подняться. Тордек проворно вскочил с места, встретив его ударом кулака в лицо. Железоед подставил под удар лоб, и размашисто влепил старому другу кулаком в скулу. Хмурый пошатнулся, но выстоял, и уже Даин почувствовал, как кулак командующего врезается в его подборок. В глазах вспыхнули искры, и он на секунду потерял ориентацию. Удар у Тордека был что надо. Обычному человеку таким можно легко шею сломать. Хмурый бил не сдерживаясь. Все же его друг был прав, сейчас он далеко не в лучшей форме.
  Тордек воспользовался его замешательством, и, одной рукой схватив за предплечье, ладонью уперся ему в место удара. Рывок, и вторая рука Хмурого проводила его в недолгий полет. На мгновение его ноги взлетели выше головы, после чего он приложился спиной о пол. В глазах снова помутилось.
  Тордек не дал ему передохнуть. Насев сверху, он нанес ему мощный удар в лицо. Стиснув зубы, Даин со звериным рыком убрал голову с траектории атаки, и, перехватившись, приложил Хмурого лицом он пол. Тордек охнул и затряс головой. Зажав его шею в захват, Даин перебросил своего друга через себя. Тот с грохотом ударился спиной.
  Оба дварфа лежали, тяжело дыша. Драка оказалась скоротечной, но тяжелой. Каждый из них обладал недюжей силой даже по дварфийским меркам. Так что каждый пропущенный удар дорогого стоил.
  - Я же сказал, вали отсюда. Не дорос еще со мной тягаться. - Прохрипел Даин.
  - Иди в задницу. Если не перестанешь упрямится, я поднимусь и хорошенько тебя отпинаю. - Огрызнулся Тордек.
  Они молча лежали еще несколько минут. Даин смотрел в потолок и размышлял.
  - Полегчало? - Поинтересовался Хмурый.
  - Да. - Ответил Железоед.
  Тордек с кряхтением поднялся, потирая скулу. Даин последовал его примеру. Подбородок садило от удара. Да и голова еще погужевала.
  - Если наш главный медик узнает об этом, обоим бороды обрежет. - Проворчал Тордек, плюхаясь обратно в кресло.
  Даин тоже сел на свое место и сунул трубку в рот. Шутка старого друга заставила его улыбнуться.
  'А ведь действительно, если она узнает, то просто так мы не отделаемся' - Неожиданно подумал он.
  Они снова замолчали. Тордек сидел и терпеливо ждал. Он даже не закуривал, и это раздражало старого дварфа.
  - Чтобы победить меня, Триор привел банши.
  Даин понимал, что ему нужно выговориться. Это понимал и Тордек, потому затеял эту потасовку. Правда, сначала он пытался просто спросить. Но им обоим было очевидно, что все закончится именно так. Тордек молчал, ожидая продолжения.
  - Банши, которая должна была меня убить, оказалась Арией.
  Тордек шумно выдохнул и устало потер глаза.
  - Оказывается, Влад каким-то образом превратил ее в банши.
  Тут Тордек не выдержал и полез за сигарой. Его движения были резкими и нетерпеливыми. Когда он, наконец, выудил футляр, то при попытки открыть его, просто сломал. Достав сигару, он откусил один конец и, выплюнув его, закурил.
  - Этот ублюдок явно перешел границу. У вас же был уговор, что он не лезет в наши дела, не слишком наглеет и, при необходимости, помогает разобраться с Хаосом. Но этот недодохлый упырь нарушил договор. Какого дьявола?
  - Это был лишь вопрос времени. Некромантия извращает разум. Даже он, будучи создателем этой запретной магии, подвержен ее влиянию. - Ответил Даин.
  Тордек от злости грыз ни в чем неповинную сигару.
  - Тогда пора бы ему упокоится с миром. Бешеных собак стреляют. А, с твоих слов, он перешел черту.
  Даин согласно кивнул, и снова воцарилась тишина. Несколько минут оба дварфа смотрели в пустоту.
  - Мне жаль Арию. Я помню, на сколько она тебе дорога.
  Даин откинулся на спинку кресла, и уставился в потолок.
  - Слушай, уж сколько лет прошло. У тебя ведь не осталось прямых родственников хотя бы в третьем колене. Ты всех пережил, как это не печально. Я все понимаю, но экипаж не заменит тебе настоящую семью, сколько не пытайся.
  Железоед задумался. В чем-то Тордек был прав. Но он даже и думать не хотел о том, на что намекал его друг.
  - Как и всем, тебе тоже нужно простое счастье. Уютное такое, дварфийское счастье.
  - Иди на хер, Тордек. Или ты опять по морде захотел?
  - Девчонка же любит тебя, как кошка. Даже такой близорукий баран, как ты, должен это понять. А Рэн - девочка хорошая. И тоже заслужила свое счастье. Так что какого хрена ты играешь в сурового отца?
  Даин раздраженно встал, и принялся ходить по комнате.
  - Потому что я ей гожусь, в лучшем случае, в дедушки. Ты что, на столько отупел на старости лет, что сам не можешь додуматься до такой очевидной мысли? - Выдал он, меряя шагами комнату.
  Тордек следил глазами, как он мерял помещение шагами.
  - А это, дубина тупорылая, ты уже предоставь решать ей.
  Даин плюхнулся обратно в кресло.
  - Ты мне мозги на эту тему мыть пришел? Ты же прекрасно меня знаешь, и понимаешь, что я не люблю ее.
  Тордек кивнул, а потом затянулся и позволил сигаретному дыму стекать по его бороде.
  - Тогда какого хрена, прости, ты тут мне на мозг капаешь?
  Хмурый самодовольно усмехнулся, как будто готов сообщить ему великую и пафосную мысль.
  - Потому что ты все равно девчушку опекаешь, и порой даже носишься с ней, как будто она маленькая. Так что сделай ей приятное, что ли. Да и тебе баба не помешает. Ты когда последний раз с женщиной был? Небось хер плесенью покрылся.
  Даин запустил в него куском столешницы. Потом они снова замолчали. Каждый из них был поглощен своими мыслями.
  - Тебе нужно собраться, старина. После боя за крепость ты уже не такой крепкий, как раньше. Я про моральное состояние, если что. Ты же дварф, мать твою. Самый упертый и долбанутый дварф, с самым паршивым характером из всех, что я знаю. А мы по-другому разбираемся в проблемах. Так что пора бы надрать задницы этим пустоголовым мудакам, которые посмели перейти нам дорогу.
  Железоед внутренне улыбнулся словам Тордека. Он был прав. Дварфы всегда возвращают своим врагам долг. И обычно это происходит через пулю в голову.
  - Что будешь делать?
  Даин осклабился.
  - Давай подумаем. Они посмели превратить Арию в банши, лишили меня одного глаза, поубивали кучу членов моего экипажа. А еще они похитили у меня Воплощение и теперь хотят воспользоваться этим даром богов в своих, корыстных целях. Они поставили под удар весь наш мир. И, до кучи, сорвали мне хорошую сделку.
  Тордек с довольной миной переложил сигару из одного угла рта в другой.
  - Я со всеми ними поквитаюсь. И начну, пожалуй, с Лиги Людей. Как раз они стырили Мэйт. - Даин оскалился.
  - Это круто, конечно, дружище. Я всегда 'за', если нужно послушать твои пафосные речи. Но что конкретно делать то будем? Сейчас мы в городишке, который я уже окрестил, как 'Дыра'. И пока мы ничего не предприняли, чтобы все твои выпендрежные слова сбылись. - Подметил Тордек.
  Даин изложил Тордеку свой план. Выглядел он следующим образом:
  Для начала Даин планировал через свои связи ограничить поставки продукции организациям и городам, лояльным Лиге. Это смешает им карты. Лишившись внушительного количества товаров, лиговцы начнут испытывать продовольственный и продуктовый голод. Удар по их репутации получится знатный. Затем он хотел мобилизовать несколько лендтрейнов и нанести ряд атак как Лиге, так и по фон Зесту, который, при поддержке некромантов, организовал вторжение в Саберийскую Империю. В это время через разведку и информационные каналы он планировал выяснить, где сейчас Мэйт, и отбить ее. Лиговцы не смогут ее прятать, им придется продемонстрировать захваченное сокровище широкой публике, чтобы укрепить авторитет.
  - План выглядит стройно, но меня смущает Бритонь. Они явно решили действовать, и я пока не очень понимаю, как. - Закончил свой рассказ Даин.
  Тордек с довольным выражением лица встал с кресла.
  - Вот теперь я вижу прежнего Железоеда. Раз мой друг вернулся, значит мы горы свернем. А ты уже будь уверен, что 'Стальной Странник' пойдет за тобой даже в Ад.
  Даин тоже встал, и пожал руку Хмурого, после чего тот пошел к выходу. У самой двери он остановился.
  - А ты перед Рэн все же извинись. На нее смотреть больно. Утешь девчушку, будь уже мужиком.
  
  Постучавшись, Даин открыл дверь и вошел в комнату к Хасигаве. Рэн сидела на полу, скрестив ноги. Солнце клонилось к закату и, проникая через окно, освещало лицо девушки, играя на ее волосах. Он и забыл, что еще день. Окна в его комнате последние два дня были закрыты.
  От удивления Рэн замерла и даже не поприветствовала его. Даин за все время пребывания девушки в экипаже заходил к ней всего пару-тройку раз, и только по делам.
  Железоед подошел и с кряхтением присел рядом. Отсутствие у Рэн привычной мебели вызывало ряд неудобств. Даин предпочитал обычную обстановку лендтрейна. Они некоторое время молчали. Девушка не решалась ничего сказать, а он собирался с мыслями.
  - Ты уж прости меня. Деньки выдались тяжелыми, и потрепало меня знатно. Но ты можешь быть уверена, что я, несмотря ни на что, очень тепло к тебе отношусь.
  Рэн кивнула.
  - Я очень тобой дорожу. И впредь буду стараться сдерживать свой скверный характер.
  Рэн снова кивнула. Даин еще некоторое время помолчал. Подобные поступки он совершал настолько редко, что это можно было считать целым событием. Потому Железоед решил, что свой долг он выполнил, и пора бы идти.
  Когда он начала вставать, Рэн неожиданно обняла его и уткнулась лицом в плечо.
  - Господин, пожалуйста, посидите со мной еще некоторое время.
  Даин замер. Ситуация была крайне щекотливой. С одной стороны, он ведь не мог дать ей того, что она так хотела. Но, ведь и Тордек в чем-то был прав. К тому-же, Рэн сейчас требовалась поддержка. Девушка испытала огромное количество стресса, отлично себя проявив. Ей просто необходима была передышка.
  - Разрешите, пожалуйста...
  Рэн зарылась в его бороду и засопела. Невольно, Железоед улыбнулся. Все же, в каких-то вопросах она вела себя очень мило. Дыхание девушки стало частым и прерывистым.
  - Конечно. - Даин обнял ее в ответ.
  'Почему бы и нет' - решил он про себя.
  
  Он вернулся к себе спустя час. К его собственному удивлению, произошедшее сильно его взбодрило. Взяв багровый камень, он принялся возиться с ним. Из обломков сломанного стола он соорудил некое подобие рабочей поверхности.
  Кристаллу требовалось придать нужную форму. Когда он брал в руки инструмент, рунические узоры на нем начинали светиться. Под действием магии, металл резал рубин, как масло, и работа шла споро. Когда нужная форма была придана, пришло время гравировки.
  Аппарат для гравировки напоминал выжигатель но дереву. С той лишь разницей, что на его конце располагалась короткая и толстая игла. Подключив его к розетке, Даин закатал рукав.
  Как не трудно догадаться, для магической гравировки недостаточно было простого электричества. Требовалось нечто большее.
  Для начала, Железоед достал толстую иглу. Подсоединив к ней колбу, он вставил иглу в вену. Стеклянный сосуд достаточно быстро наполнился багрово-алой жидкостью.
  'Кровь для кровавого рубина' - с усмешкой подумал Даин.
  Следующим шагом было подключение к аппарату его самого. Повязка обтянула его предплечье, и едва видные, с волос толщиной, иглы вонзились в кожу. Одно короткое заклинание, и его духовная энергия потекла по новому каналу. Надев очки с набором линз, он принялся за работу.
  Обычно магическая гравировка не требовала крови. Да и подключение гравировщика к аппарату необходимо только для действительно высокоуровневого начертания. В обычной ситуации достаточно было просто время от времени вливать духовную энергию. Но Даин создавал нечто действительно уникальное.
  Игла аккуратно двигалась по поверхности рубина, покрывая его магическим узором. Наложив первый слой, Даин сменил иглу на более тонкую, и продолжил. Работа требовала от него полной сосредоточенности, и он фактически отключился от окружающего мира.
  Железоед еще трижды менял иглу, и дважды наполнял колбу своей кровью прежде, чем закончил. Прошло больше трех часов, и он, наконец, мог насладиться плодами своих трудов.
  - Сколько раз вижу тебя за работой над очередным артефактом, столько раз восхищаюсь.
  Даин вздрогнул. В комнате, у двери, стоял Дис. Старый дварф не мог с уверенностью сказать, сколько Дис подпирал стенку. Но, похоже, достаточно долго.
  - И нафига тебе этот здоровенный зачарованный рубин? - Поинтересовался его нежданный гость.
  Даин усмехнулся и потрогал повязку.
  - Потому что, в отличии от тебя, засранец без манер, у меня нет такой фантастической регенерации. А ходить с одним глазом жутко неудобно.
  Дис хмыкнул.
  - На сколько я знаю, зрячих глазных протезов еще не придумали. Хочешь вставить себе эту фигню чисто для понта? Или лучом маразма будешь врагов поражать.
  Железоед рассмеялся. Сейчас у него было отличное настроение. И Дис это прекрасно понимал.
  - Теперь - изобрели.
  Дис развел руками.
  - Не, ты, конечно, гений. Но мне придется испоганить тебе настроение. У меня тут неожиданно руки зачесались. Видимо, у нас скоро будут гости.
  Даин со вздохом потянулся к стоящей рядом с креслом винтовке.
  
  
  Глава 41. Рэн Хасигава.
  
  Дис не ошибся. Он вообще не ошибается в этом вопросе. Если Дис начал готовится к бою - значит он будет. И избежать его невозможно. Нужно просто быть наготове.
  Ямия через разведсеть 'Стального Странника' выяснила, что в направлении Перго движется карательный отряд Лиги Людей. Точных данных об их численности не было. Цифры информаторов колебались от полутра до двух с половиной тысяч солдат и двух танковых батальонов. Некоторые говорили, что направляющиеся к ним войска - это специальная карательная бригада лиговцев с говорящим названием - 'Обугленные черепа'. Но, если точных цифр по количеству противника их не было, то со скоростью перемещения проблем не возникало. Враг будет в Перго через сутки, максимум через полтора, если по пути возникнут проблемы.
  Узнав о таком раскладе, Даин собрал срочное совещание командного состава 'Стального Странника', куда пригласил мэра и правящую верхушку города, а так-же Абигайл, которая выступала в качестве своего рода посредника между лендтрейновцами и городскими.
  - Итак, раз все собрались, я попрошу моего главного тактика еще раз озвучить причину, по которой я всех вас пригласил. - произнес Даин, когда все расселись вокруг большого стола в офицерской.
  Для того, чтобы провести это собрание, из комнаты убрали всю лишнюю мебель и принесли специальный круглый стол, который занимал добрую часть помещения. Вокруг этого стола смогли комфортно разместиться все десятеро присутствующих. От 'Стального Странника' на собрании были сам Даин, Рэн, Ямия, Абигайл и Тордек. Представлять Перго приехали мэр и его зам, а также глава городского ополчения, глава полиции и представитель палаты общин.
  Рэн встала, и представители города стали перешептываться. Как ей объяснила Абигайл, у жителей Перго были предрассудки относительно женщин на командных должностях. В городке царили откровенно патриархальные устои. Сама Абигайл в этом случае была исключением, поскольку принадлежала к рыцарскому ордену. Пускай и не самому сильному, но за то весьма почитаемому. По счастливой случайности, когда-то один из магистров Монтегауди оказал городу неоценимую услугу, и с тех пор этот орден пользовался у жителей непререкаемым авторитетом.
  - Господа, - начала она, - по имеющейся у нас информации к Перго движется крупный отряд сил Лиги Людей. Исходя из наших данных, их численность достигает двух с половиной тысяч бойцов. Это печально известные 'Обугленные Черепа', карательный отряд Лиги. Сюда они направляются явно не с дружественными намерениями. До города им сутки пути. Максимум - полтора суток. Состав отряда: моторнизированная пехота, инженерные войска, танковый батальон.
  Перговцы, услышав такую новость, тут же обеспокоенно зашептались. Рэн решила немного подождать, дав им возможность переварить сказанное ей, после чего продолжила.
  - Ввиду таких обстоятельств, мы предлагаем объединить наши силы, чтобы защитить город от агрессии головорезов Лиги. Мы...
  Договорить ей не дали. Со своего места вскочил представитель палаты общин.
  - Защитить город?! Это ведь из-за вас они здесь!
  Мэр попытался успокоить его.
  - Хосе, во имя Святой Девы, успокойся. Ты ведь не знаешь подробностей. Возможно, есть и другая причина.
  Диего Сантос, мэр города, внешне выглядел мягким и спокойным человеком. Немного тучноватый, с двойным подбородком и добродушной улыбкой под аккуратными тонкими усиками, дополненные острой бородкой. Рэн пару раз видела его. При ней он ни разу не повысил голоса, и обычно сидел, положив пухлые руки на стол и постоянно слегка кивая в ответ на слова или предложения собеседника.
  - Да брось, Диего! Ты ведь прекрасно понимаешь, что они просто хотят за наш счет уберечь свои задницы! Знаешь же, что в городе про них толкуют. Говорят, что там, где этот лендтрейн, беда случается! И вот, смотри, к нам целая армия движется!
  Мэр Сантос жестами попытался усадить Хосе обратно, но тот не унимался.
  - Гнать их надо, пока не поздно! Пусть проваливают! И за стоянку пусть двойную ренту заплатят, а еще и за неприятности!
  Даин и Тордек, услышав это, рассмеялись. Ее господин достал трубку и принялся ее забивать.
  - Вы собираетесь курить прямо здесь, на собрании? - поинтересовался у него Сантос.
  - А что в этом такого? - ответил Даин вопросом на вопрос.
  - Ну, это несколько неприлично. Среди нас есть некурящие.
  - И что с того? У меня все, кто тут собрался, разумные. А вынуждены слушать чушь от вашего человека, которого вы даже не в состоянии успокоить.
  Мэр в ответ покраснел и замолчал. За то Хосе снова вскочил.
  - Смотрите, смотрите! Он нас оскорбляет! У нас в гостях, по нашей доброй воле! А он ведет себя как нелюдь, потому что нелюдь и есть!
  Рэн покосилась на Ямию, приготовившись, если что, вмешаться. Она прекрасно понимала, что если дурачок Хосе перегнет палку, то за свою глупость может и жизнью поплатиться. С Ямии станется убить любого, кто посмеет оскорбить их господина. Но, к ее облегчению, синоби выглядела совершенно спокойной и, казалось, вообще не слушала возмущающегося горожанина.
  - Прошу всех успокоится. Мы здесь собрались для обсуждения возникшей проблемы, а не для пустых пререканий. - произнесла Рэн, попытавшись мягко урезонить перговца. Она не хотела обострять ситуацию, надеясь, что представители города сами утихомирят своего товарища. Но, увы, это не дало никакого эффекта.
  - По существу, ты вообще должна молчать! И вы все должны проваливать из города! Вот вам решение проблемы!
  Хлопок ладонью по столу прозвучал, как удар грома, моментально восстановив тишину. Все повернулись в сторону Даина, который невозмутимо затягивался от трубки.
  - Прошу прощения, мне показалось, что по столу бежит насекомое. У нас на лендтрейне строгие санитарные требования, и всех надоедливых насекомых мы стараемся немедленно изничтожить. - произнес он.
  - Вы нас изрядно напугали. - заметил мэр.
  Даин подался вперед. Его взгляд вперился в сидящих напротив него горожан. Багровый рубин, сверкающий из левой глазницы, казалось, смотрел прямо им в душу.
  - Если я вас напугал, то, как радушный хозяин, должен извиниться. Но я услышал достаточно, чтобы захотеть расставить некоторые точки над фактами. В противно случае, собравшиеся могут начать приходить к неверным выводам.
  Под тяжелым взором ее господина слегка сжались даже военные представители горожан.
  - В-в-вы д-дум-мает-те, ч-ч-что м-мож... - Хосе пытался говорить спокойно, но выдавал сплошные заикания.
  - Когда я говорю, вы должны молчать. Я же молчал, когда вы говорили. Соблюдайте приличия.
  Хосе тут же затих. Даин приложился к трубке, выдохнул огромный клуб дыма и, достав из кармана монету, щелчком пальца подбросил ее в воздух. Та, покрутившись в воздухе и упав на столешницу, покатилась по кругу, замерев как раз напротив крикливого саберийца.
  - Факт первый, - начал Даин, - Саберийская Империя треснула пополам. Экономическая ситуация - считай критическая. Саберийская песета, насколько мне известно, за пару дней с начала революции, устроенной, кстати, Лигой, обесценилась в два раза. И продолжает свое стремительное пике. Экономическая и производственная деятельность частично парализованы. А значит, вскоре вам придется закупать многие вещи из зарубежья. И это при условии, что вы уже в два раза бедней, чем несколько дней назад.
  Даин сделал небольшую паузу, чтобы затянуться от трубки. В офицерской стояла тишина. Представители города напоминали мышей, которые увидели кошку и старались прикинуться мертвыми. Хотя, какую там кошку - целого тигра.
  - Это, - толстый палец дварфа указал на монету, - дварфийский кхаз. На текущий момент - одна из самых стабильных валют в мире. До раскола кхаз к песете торговался, как один к двадцати. Сейчас на валютных биржах обмен идет по курсу один к пятидесяти. Мы вам платим по курсу один к двадцати пяти, и еще и по завышенным ценам. Это значит, что вы нас, фактически, грабите. И мы это молча проглатываем. Хотя я могу смело предложить цену один к шестидесяти, и вы согласитесь. Потому что через неделю, когда станет понятно, что целостность империи окончательно утрачена, и мятежные территории вернутся в родное лоно не скоро, если вообще вернутся, крупные держатели песеты начнут активно ее сбрасывать, и ценность ваших денег рухнет ниже некуда. Сейчас мой лендтрейн снабжает вас валютой, которая, максимум через пару месяцев, станет спасением экономики вашего городка. Уже этого одного достаточно, чтобы ни у вас, ни у других жителей города, не возникало ни одного вопроса относительно того, на чью сторону лучше встать.
  Представители Перго молчали. Слова Даина были простой констатацией фактов. И поспорить тут было не с чем.
  - Факт второй. Рискуя своими жизнями, мы спасли из крепости и привезли в безопасное место десятки ваших сограждан. А солдаты, выступающие за Лигу, стреляли нам в спины. И не только нам, но еще и саберийцам. Обычным людям. Вы можете спросить у капитана Альварес, которая была свидетелем этих событий и чудом спаслась из крепости. Хотя вся ее вина, как и других, заключалась в том, что она исполняла свой долг перед Империей.
  Все молча перевели взгляд на Абигайл, и та кивнула, подтверждая сказанное Даином. Лица горожан вытянулись от ужаса. Рэн смотрела в их глаза, и видела в них паническое непонимание. Они не могли воспротивится железной логике ее господина и слову рыцаря-офицера из ордена Монтегаудио.
  Она могла понять перговцев. Слишком стремительно все произошло. Две недели назад они жили в большом, сильном и процветающем государстве, по достоинству носившем титул 'Империя'. Чуть больше недели назад они узнали, что их любимая империя стала местом появления Воплощения Порядка и, казалось, была благословлена всеми богами мира вознестись в величии, вступив в свою Золотую Эпоху. И за невероятно короткий срок они лишились всего. У них больше нет стабильности, Саберийская Империя треснула на части, на границе, совсем близко к ним, враг уничтожил оборонительную крепость и вторгся в глубь страны. И вот, сегодня они сидят за столом с дварфом, который объясняет им, что они, фактически, зависимы от него.
  - Пожалуй, я продолжу. - произнес Даин, убедившись, что возражений не последует. - Факт третий. Я мог бы молча увести лендтрейн из города, и оставить вас разбираться с силами Лиги самостоятельно. А они, как вы могли понять из предыдущего факта, не отличаются ни пониманием, ни терпимостью. Но, вместо этого, я собрал вас тут и честно предупредил, что вас ждет.
  Представители города молча переглядывались. По их лицам не трудно было догадаться о том, какая паника царит в их головах.
  - Что, больше никто не хочет заявить мне, что я оскорбляю вас тем, что хочу закурить внутри собственного лендтрейна? - немного ехидно переспросил Даин.
  Рэн улыбнулась. Ее господин не отличался покладистым характером. И не пытался сглаживать углы в общении. Неподготовленному собеседнику обычно приходилось непросто, что уж говорить о бедных жителях города, которые выслушивали столь тяжелы акты из уст старого ворчливого дварфа.
  Молчание затягивалось. Даин продолжал курить трубку. Тордек присоединился к нему, закурив сигару. Ямия же напоминала сторожевую собаку, которая обманчиво расслабленно сидела подле своего хозяина, но при этом готова была в любой момент вцепиться в горло любому, кто просто попытается поднять руку на него. Абигайл нервничала, не зная, куда ей деть руки. Она то клала их на пояс, то нащупывала оружие и иногда поправляла волосы. Больше всего выделялись представители города. Они как будто пытались играть в немую пантомиму, переглядываясь, перемигиваясь и пихая друг друга под столом.
  - На кону судьба вашего города и всех его жителей. Вы так и будете оттаптывать друг другу ноги да стрелять глазками, как бабы? Я уже не требую от вас вменяемого ответа, дайте мне хоть какой ни будь. Иначе вы попусту тратите наше и ваше время.
  В ответ на его слова поднялся мужчина, которого представили, как главу городского ополчения.
  - Меня зовут Габино, я командую городским ополчением.
  Габино выглядел, как прошедший не одну битву армейский офицер. Его лицо украшала пара шрамов, некогда темные глаза поблекли, а в кучерявых волосах практически не осталось не седых волос. Но он держался по-военному строго и прямо.
  - Вас, господин Железоед, не назовешь приятным собеседником. И это несколько затрудняет общение с вами. - продолжил он.
  Даин в ответ усмехнулся, и выпустил густой клуб дыма, сквозь который блеснули его глаза.
  - Вы не девки, и я не планирую укладывать вас в постель, чтобы рассыпаться в эпитетах. Моя цель - быстро и четко донести до вас свою мысль. Думаю, мне это удалось и сейчас, и до этого. Потому переходите к сути.
  Мужчина вздохнул, собираясь с силами.
  - Слушайте, с вашими словами не поспоришь. Все так, как вы и сказали, и нам нечем возразить. Но поймите и вы нам. Жители города напуганы. Мы не хотим войны на своих улицах. Большинство и до ваших слов о войсках Лиги, идущих к нашему городу, считало, что нелюди принесут городу беду в эти неспокойные времена. А если мы им скажем, что к нам в город идут лиговцы, и, скорее всего, по вашу голову... - Габино развел руками, пытаясь подобрать слова, - это приведет к народным волнениям. А мы к ним не готовы.
  Глава городского ополчения замолчал, как будто не решаясь закончить мысль. Ее господин откинулся на спинку кресла, и сделал большую затяжку.
  - Ну же, договаривайте. Давайте, не растягивайте очевидное и неизбежное во времени. - произнес он, взмахнув рукой.
  Габино еще немного помялся, прежде чем продолжить.
  - В общем, мы признательны за все, что вы сделали для нашего города, но просим покинуть его.
  Тордек хотел было возмущенно подняться и высказать все, что он думает, но Даин решительным движением руки затормозил командующего.
  - Вы понимаете последствия? - поинтересовался ее господин холодным тоном.
  В ответ на этот вопрос поднялся мэр.
  - Не давите на нас, пожалуйста. Мы и так все напуганы. Мы не хотим занимать ни чьей стороны. Мы не хотим быть втянутыми в это противостояние. И постараемся, чтобы все эти идейные противоречия обошли наш город. Нам хочется просто продолжать заниматься своими делами, как это было раньше.
  Два старых дварфа, переглянувшись, дружно прыснули со смеха. Рэн хихкнула в кулак, левой рукой прервав попытку Абигайл вмешаться в происходящее. Ямия же расслабилась и потеряла к городским всякий интерес. Такие слабаки, как они, не за что не смогли бы поднять руку на их господина.
  - Простите... Но что значит ваш смех? - неуверенно поинтересовался мэр, который не знал, как реагировать на неожиданный всплеск веселья.
  Даин и Тордек продолжали смеяться, похлопывая друг друга по плечам. Рэн видела, как борется со своим негодованием Абигайл. Она пока многого не понимала, и, раз уж она изъявила желание присоединиться к экипажу лендтрейна, это многое ей нужно было понять как можно быстрее.
  - Да они просто издеваются над нами! Смеются над нашими бедами так, как будто это нечто незначительное! - снова начал возмущаться Хосе. Впрочем, в этот раз сабериец предпочел подавать голос сидя.
  Рэн поняла, что ситуацию нужно прояснить, иначе она может перерасти в конфликт на почве сильного недопонимания. А ее господин уж точно не захочет распинаться перед людьми, которые только что, на его глазах, покрыли себя позором трусости. Восточница встала и, взяв в руки меч в ножнах, постучала им по столу. На 'Стальном Страннике' таким образом во время заседаний давали понять, что хотят взять слово. Все тут же повернулись в ее сторону и, судя по расширившимся от страха глазам горожан, они явно о такой традиции не догадывались.
  - Позвольте я несколько проясню ситуацию. - начала она, возвращая на место свое оружие - Дело в том, что мой господин в определенный момент утратил интерес к общению с вами. И виной тому является высказанная вами трусость. Могу со всей уверенностью заявить, что у нас нет желания взывать к вашему здравому смыслу, или оказывать вам содействие. Так что, к вашей радости, 'Стальной Странник' в самое ближайшее время покинет ваш город.
  Представители города неуверенно переглянулись. Рэн достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что конфликт все же будет. Глава городского ополчения напоминал кипящий чайник. Лицо покраснело, скулы напряглись, а на лбу вздулись вены.
  - С меня довольно вашего поведения! Я могу еще выслушивать обидные слова от вас, господин Железоед, поскольку ваш статус и сила не вызывают сомнений! Но чтобы какая-то косоглазая баба называла меня трусом?! Достаточно! Хватит с меня вонючих дварфов и их потаскух!
  Грубоватый смех немедленно оборвался. Даин тяжело встал со своего места. Следом за ним встал Тордек. Рэн моментально почувствовала, как ее господин источает волны сдерживаемого гнева.
  - Позволь мне. - обратился к нему Тордек. Его и без того низкий голос звучал глуше, чем обычно.
  - Что позволь? - испуганно переспросил мэр.
  - Я хочу раздавить его тупую головешку, чтобы из этого поганого рта больше не вырвалось ни одного слова. - охотно пояснил командующий войсками лендтрейна, показывая на командира городского ополчения.
  - Поганый рот?! - продолжал заводится Габино, - Эта тупая дрянь первой назвала меня трусом!
  Рэн молча сидела, ожидая, когда ее господин даст ей слово. А в разошедшегося мужчину уже вцепился мэр и глава полиции.
  - Габино, довольно! Ты перегибаешь палку! - пытался успокоить его глава города.
  Мужчина вырывался, не давая себя урезонить.
  - Отстань от меня, Диего! Гребанные уроды, приперлись в наш город, и мы еще обязаны выслушивать от них! Да пошли они!
  Даин молча достал из-за кресла свою внушительную трехстволку, и положил ее на стол. Горожане немедленно уставились на оружие.
  - Что, убьешь меня тут, без суда и следствия? Или всех нас убьешь, чтобы никто лишнего не сболтнул? - с язвительной горечью в голосе поинтересовался Габино.
  Рэн видела, что ему страшно. Он моментально покрылся испариной, лицо опустилось вниз и глаза вперились в лакированную столешницу. Мужчина вынужден был опереться о стол, чтобы остаться стоять. Не трудно было догадаться, что из головы Габино моментально выветрилось все его праведное возмущение, и вместо этого пришло осознание того, насколько он во власти Даина. Страх сковал его мысли. Она чувствовала это, как ищейка чует след добычи. Девушка не ошиблась, посчитав его бывшим офицером. Единственное, что удерживало его от желания упасть на колени и молить о пощаде, это остатки гордости.
  - Зачем мне убивать тебя? - поинтересовался Даин, - Потому, что ты назвал меня уродом? Или вонючим дварфом? Или потому, что ты назвал моего главного тактика тупой дрянью?
  Рука Железоеда лежала на оружии, а взгляд впился в Габино, как гарпун в добычу. Алый протез левого глаза даже Рэн заставлял немного нервничать. Что уж говорить о других. Глава городского ополчения замер, боясь даже ответить.
  - Видишь ли, Габино... - продолжил ее господин, - Назвав тебя и других здесь присутствующих трусами, Рэн просто констатировала факт. Вашу страну разодрала междоусобица, вызванная расовой нетерпимостью. Лига в один момент втоптала в землю вашу гордость, превратив Саберийскую Империю в смертельно раненного левиафана, которого окружают голодные до его туши шакалы. И все это ради удовлетворения своего эгоцентричного видения мира. А вы вместо того, чтобы отстоять свою страну и свое право называться имперцами, решили зарыться головой в песок и тихонько переждать бурю. Кто вы, после этого, если не трусы?
  Габино, видимо, сумел собраться с силами. Но вместо того, чтобы вернуть себе адекватность мышления, он впал в странное состояние. Он пошатывался, как пьяный, а на его губах застыла вызывающая улыбка.
  - А что, если Лига поступила правильно, и надо всех вас, нелюдских ублюдков, либо пустить под нож, либо заставить трудится на благо нас, людей?
  Даин подался вперед, оперевшись на стол.
  - А если так, то давай, возьми свои яйца в кулак, собери свое ополчение, и прогони нас из города. Или ты только языком молоть горазд?
  Мужчина выпрямился и, продолжая пошатываться, стоял с самым надменным выражением лица, как будто провоцируя ее господина. Его товарищи уже не пытались вмешиваться или урезонивать Габино. Они в ужасе наблюдали за происходящим, гадая, во что все это выльется.
  - Я готов ответить за свои слова, говнюк.
  Ее господин хлопнул ладонями по столу.
  - Отлично! Все это слышали! Рэн, девочка моя, он твой...
  Она тут же встала и направилась к выходу.
  - Пойдем. Попробуешь доказать, что ты не трус, и ответить за свое оскорбление.
  
  Они стояли на городской площади. Габино настоял на том, чтобы бой проходил именно там. Должно быть он считал, что так сможет выйти сухим из воды. Рэн не слишком задавалась вопросом его мотивации. Ей было плевать. За нанесенные ей и ее господину оскорбления, она готова была убить его где угодно, хоть на ступеньках Тайоганобору Токоро, главного Храма Солнца Азума-но-Куни.
  На поединок собралось поглазеть огромное количество людей. Городской полиции пришлось выставить оцепление, чтобы сдержать эту толпу зевак. Для безопасности сторон так же присутствовало по взводу от городского ополчения и от войск лендтрейна. Правда даже идиоту было видно, насколько неравно соотношение этих сил. Закованные в броню дварфы со щитами и автоматическим оружием выглядели гораздо сильней, чем ополченцы в обычных кирасах и с винтовками.
  Рэн и Габино стояли друг на против друга и ждали начала дуэли. На девушке была обычная повседневная одежда. В правой руке она сжимала нодо кайвато, слегка изогнутый и заостренный на конце меч, имеющий одну специфическую особенность. Плоскость клинка была усеяна специальными небольшими зубцами, благодаря которым оружие, погружаясь в плоть, разрывало ее на части. С точки зрения сухой практичности, клинок был так себе. Нодо Кайвато - оружие ронитов. Согласно философии жителей Страны Востока, ронит - воин, который должен искупить свои проступок кровью. Своей или чужой - не суть важно. Но крови должно быть много. И такой клинок должен был помочь им как можно быстрее заслужить прощение.
  Габино же вооружился автоматом и рапирой. Надо было видеть его лицо, когда Даин сказал, что для дуэли можно взять абсолютно любое оружие. Он на столько обрадовался, что Рэн даже позабавила его наивность. Даже идиоту должно быть понятно, что если она берет на дуэль с возможным смертельным исходом только меч, то она способна им победить. Ну, или она полная дура.
  Толпа перешептывалась, глядя на них. Но Рэн это понимала исключительно разумом. Сейчас ее чувства охватывали только пространство, на котором будет происходить дуэль. Все остальное было лишним, и она заставила мозг отсеять посторонний мусор.
  Мэр города взобрался на бортик фонтана, традиционно находящегося в центре площади. Такова была архитектурная особенность саберийских городов. В любом мало-мальски крупном поселении была центральная площадь, и на этой площади всегда был фонтан.
  - Дорогие сограждане и гости нашего города. Сегодня на центральной площади нашего славного города Перго намереваются разрешить свой спор Габино Сансуат, глава городского ополчения, и Рэн Хасигава, главный тактик лендтрейна 'Стальной Странник'.
  Толпа собравшихся ожидаемо поддержала Габино. Хотя были среди собравшихся и те, кто неожиданно занял ее сторону.
  - Претензией Габино является оскорбление, нанесенное ему Хасигавой Рэн, которая назвала его трусом. - продолжил мэр.
  - Давай, говори правду, Диего! - воскликнул Габино, - Она всех нас назвала трусами! И я заставлю ее за это ответить! Потому что только у меня хватило смелости возразить этим наглым ублюдкам!
  Рэн не нужно было слышать толпу, чтобы понять, что большинство в этот момент было на стороне главы городского ополчения.
  - Претензией Рэн является множество оскорблений, которые нанес ей и господину Железоеду Габино. Способом разрешения возникшего конфликта стороны избрали дуэль.
  Тут мэр взял небольшую паузу. Являясь тучным мужчиной, и будучи сильно взволнованным, он не мог говорить долго. Ему требовалось перевести дух. Достав из внутреннего кармана пиджака платок, Диего вытер вспотевшее лицо и лоб, а затем скомкал и спрятал его в карман брюк. Он явно торопился поскорее справится с этой неприятной обязанностью. Толпа с нетерпением ждала окончания его речи.
  - Стороны пришли к соглашению, что каждый из участников дуэли может использовать любое удобное ему оружие. Стороны понимают, что дуэль может привести к летальному исходу, и готовы к оному. Согласно правилам дуэли, стороны просят, чтобы их друзья и родственники не имели дурных намерений в отношении победителя дуэли, если проигравшая сторона испытает летальный исход.
  Рэн усмехнулась формулировке мэра.
  - Сторонам есть, что сказать друг другу перед началом дуэли? - спросил у них Диего.
  Девушка отрицательно покачала головой.
  - Что, язык проглотила? - издевательски поинтересовался Габино, - Ты не переживай, я тебя убивать не буду. Прострелю тебе руки и ноги, а потом покажу, что значит настоящее мужское достоинство! Засуну тебе его по самые гланды!
  Хасигава осклабилась. Она точно знала, что сделает с ним после этих слов.
  - Что-же, тогда, как прозвучит стартовый выстрел, можете начинать бой. - произнес мэр и поспешил уйти в сторону.
  Рэн стала в стойку, выставив перед собой кавайто. Вес тела девушки был распределен на обе ноги, чтобы можно было совершать любые движения без ограничений. Левая рука слега придерживала правую, не стесняя ее движений и, при этом, позволяя в нужный момент усилить атаку или защиту.
  Резонным вопросом было - зачем все это делать, если в руках твоего противника автомат, и он точно умеет им пользоваться. Но рониты - не обычные мечники, и сражались весьма специфически.
  Между ней и Габино было не больше пяти метров. Рэн сосредоточилась, и почувствовала, как начинают жечь тело нанесенные на него татуировки. Они как будто въедались в ее плоть, стремясь забрать из нее жизнь в обмен на силу.
  Мир замер. Медленно взлетала в небо и опадала на камни вода из фонтана. Брызги разлетались в разные стороны, насыщая воздух. Габино изготавливался к стрельбе, беря ее на мушку. Ствол оружия в его руках медленно покачивался, слегка гуляя.
  Положение саберийца было не таким выигрышным, как можно было подумать. Их окружала толпа людей, и если ее противник промажет, то запросто может подстрелить одного из своих сограждан. А может и не одного.
  'Интересно, насколько он уверен в себе, как стрелок?' - подумала Рэн.
  А затем она увидела его глаза. Широкие зрачки, красноватые жилки сосудов на выкаченных белках. Габино явно был не в себе. Как будто в состоянии аффекта. Она поняла, что он точно не будет колебаться.
  Одинокий выстрел разорвал воздух над площадью. Рэн направила мысли на татуировки ронита.
  'Нодо. Даисангакушо. Чо но хане' (прим. автора: говорит на азумитском 'Сосредоточение. Движение третье. Крылья бабочки')
  Габино сместил прицел на ее правую ногу и нажал на курок. Рэн отчетливо увидела это и ушла с линии огня. Пули бесполезно просвистели в воздухе и повыбивав искры из булыжников мостовой, срикошетили в разные стороны.
  Рэн бросилась вперед, держа меч перед собой. В этот раз Габино начал стрелять на поражение, целясь в голову и корпус.
  Татуировка Нодо послала мощный импульс в ее тело. Ощущение такое, как будто в голову стреляют пулей, состоящей из концентрации. Мир для Рэн на несколько мгновений замер. Она отчетливо видела, как летят пули. Их траекторию, скорость и силу вращения. Мозг под действием силы татуировки мгновенно оценил ситуацию и выбрал наиболее оптимальный алгоритм. Время снова начало свой ход.
  Рэн взмахнула мечем. Пуля, получив удар плоскостью клинка, срикошетила и улетела куда-то в сторону. Следующим шагом она должна была опереться на правую ногу. За это время еще одна пуля улетела в никуда, отраженная ее оружием. Оттолкнувшись от опорной ноги, она начала смещаться влево, тогда как Габино больше метился в ее правую сторону, ближе к руке, держащей клинок. Это было правильно. Считается, что боец менее подвижен, если атаковать его к основанию оружия.
  Основной поток пуль прошел мимо, и ни одна из них не задела девушку. Рэн резко уперлась левой ногой в камни мостовой и, поднырнув под линией огня, метнулась вперед-вправо, двигаясь по диагонали к своему противнику. Она знала, что Габино постарается исправить свою ошибку и скорректирует линию огня. А ее движение опередит его.
  Все получилось, как и она и предсказывала. Следующие выстрелы главы ополчения ушли в молоко, даже близко не попав по ней. Ее противник принялся пятится, продолжая левой рукой сжимать автомат и стрелять, а правой пытаясь выхватить рапиру.
  'Сокудо. Саишо но угоки. Куукан степпу' (азумитский: Скорость. Движение первое. Пространственный шаг')
  Следующий ее шаг перенес Рэн к противнику. Она смотрела в ошарашенные глаза Габино, который не мог поверить происходящему. Он так и не успел достать свой клинок. Открытая ладонь Хасигавы ударила его в подбородок, отбрасывая голову назад. Он по инерции попятился спиной, стараясь сохранить равновесие.
  'Чикара. Саишо но угоки. Нуки но каибо' (азумитский: 'Сила. Движение первое. Рассечение плоти')
  Рубящий удар сверху вниз рассек его живот и гениталии, удлинив промежность сантиметров на двадцать. Габино взвыл от дикой боли, бросив оружие и скрючившись, пытаясь зажать рану, из которой фонтаном хлестала кровь.
  - И что ты теперь хочешь засунуть мне по самые гланды, сукаму (сволочь)? - издевательски поинтересовалась она, наклонившись к скрючившемуся человеку.
  - Сууукаааа! - заорал он в ответ.
  Рэн схватила его за волосы, подняла лицом к ней и медленно, с наслаждением произнесла.
  - Ты больше не мужчина, и сдохнешь от потери крови, потеряв все виды достоинства.
  Отпустив его, восточница направилась к своему господину, держа в руках оружие, с которого капала кровь, а в зубчиках на плоскости клинка застряли маленькие кусочки плоти.
  - Благодарю, что вы позволили мне отомстить ему, господин. - подойдя, произнесла она с низким поклоном.
  Даин кивнул в ответ.
  - Пора собираться, нам больше нечего делать в этом городе.
  Они направились к проходу, который для них быстро расчистила полиция. Толпа уже начала заводиться. Рэн шагала рядом со своим господином, и на ее лице блуждала довольная улыбка.
  
  
  
  Глава 42. Рэн Хасигава
  
  Рэн сидела в своей комнате, и погружалась в медитацию. Ей требовалось очистить разум, чтобы изгнать из головы посторонние мысли, и подготовится к предстоящему сражению.
  Девушка сосредоточенно слушала свое размеренное дыхание. Постепенно ее сознание отключалось от всех посторонних звуков. Сначала исчез шум повседневной жизни лендтрейна. Затем - музыка, которую крутили по внутреннему радио. Осталось лишь ее дыхание.
  Вслед за звуками, стали отступить и другие ощущения. Жесткость татами, капельки пота на лице и спине, напряжение в спине. Только понимание того, что ее грудная клетка вздымается и опускается, то втягивая воздух в легкие, то выдавливая наружу.
  Ее сознание постепенно расширялось, становясь всеобъемлющим. Каждое погружение в себя как будто выбрасывало ее в космические просторы собственного сознания. Огромный, бесконечный океан мыслей, чувств и воспоминаний. Они плескались где-то внизу, и совершенно ее не задевали, пока она сама не касалась нужной частички. Тогда она заново переживала произошедшее. Но, в отличии от реальной жизни, здесь ее чувства не доминировали над сознанием.
  Во время сегодняшней медитации, Рэн хотела сделать две вещи: во-первых - проанализировать произошедшее с ними в Перго. Ее сильно смутило поведение главы городского ополчения, и она до сих пор не могла уловить момента, когда он потерял адекватность и впал в агрессивное состояние. Во-вторых, ей необходимо было подготовится к предстоящему бою с лиговцами.
  После её победы над Габино, жители Перго разделились на три лагеря. Первые выступали за то, чтобы линчевать её саму и требовали выдать им убийцу главы ополчения. К слову, Габино протянул совсем не долго. Он истек кровью меньше, чем через полчаса, не смотря на все усилия местных военных врачей. Рэн не зря воспользовалась мечем ронита. Раны, оставленные кавайто, тяжело поддавались лечению из-за структуры повреждений тканей и сосудов. Жители Перго, выступающие в поддержку убитого, посчитали, что Рэн поступила слишком жестоко, и могла обойтись без убийства. Тот факт, что их кумир вышел на бой против мечницы, вооруженный автоматом, их совершенно не смущал. Кстати, он умудрился за этот короткий бой ранить троих своих сограждан, и одного убить.
  Вторая, и наиболее многочисленная группа горожан, сошлась во мнении, что Габино сам виноват. Глава городского ополчения был грубоватым мужчиной, и они не удивились, что дело дошло до дуэли. Правда, всех без исключения смутило то, как быстро и легко он проиграл бой. Габино действительно был бывшим офицером, и считался одним из лучших стрелков в городе. В любом случае, большинство считало, что он поплатился за свой длинный язык, и порадовалось тому, что 'Стальной Странник' практически сразу после дуэли покинул город. Как и говорил мэр, большинство жителей Перго предпочитало держаться подальше от проблем, и просто радовалось тому, что неприятности для них пока закончились.
  Третья группа, состоявшая, в основном, из коммерсантов и просвещённой части населения, поддерживали Рэн и 'Стальной Странник'. Правда, не из симпатии к девушке, а по сугубо практическим соображениям. Как Даин сказал мэру и другим присутствующим, лендтрейн для Перго был настоящей золотой жилой. Денег у ее господина было достаточно, чтобы, при желании, легко купить весь город, и еще десятка два таких же в придачу. Шутка ли, семьсот лет сколачивать свое состояние и развивать компанию. Даин был одним из богатейших, если не самым богатым, в мире. Что важно, экипаж лендтрейна расплачивался за услуги дварфийским кхазами, которые на фоне происходящего в мире, только росли в цене. И эту часть города их отъезд очень сильно огорчил.
  Рэн вернулась к вопросу резкой перемены в поведении Габино. С главой ополчения они виделись лишь однажды, на том самом собрании, посвященном войскам Лиги.
  Вызов воспоминания напоминал прокрутку цветной видеозаписи с эффектом присутствия. Она видела все, что попало в ее поле зрения в тот момент, но, при этом, могла сосредотачивать внимание на вещах, которые выпали из ее внимания ранее. Картинка была немного размытой, и некоторые мелкие детали рассмотреть было просто невозможно. Но, это лучше, чем ничего.
  Девушка заметила, что большую часть времени Габино смотрел в стол. Тогда она приняла это за подавленность. Но сейчас все выглядело совершенно иначе.
  Мимика и жестикуляция. Она не могла четко и в деталях разглядеть лицо, но видела периодическое вытягивание губ в линию и резкое покачивание головой. Сцепленные в замок ладони то появлялись на столе, то исчезали под ним, и он резко постукивал ногой. Если отсеять посторонние шумы, то она четко слышала ритмику постукиваний, и она не соответствовала подавленному настроению. Скорее наоборот. Он был на взводе. Габино пришел к ним, желая конфликта. Получил он, конечно, не совсем то, что хотел... Но это другой вопрос. Рэн сильно интересовало, куда смотрела в этот момент Ямия? Синоби должна чувствовать подобные вещи, как тренированная ищейка - запах взрывчатки или наркотиков.
  Девушка не могла посмотреть на Ямию. Просто потому, что в тот момент ее взгляд не падал на нее. Рэн решила, что при случае обязательно расспросит синоби об этом.
  Она снова сосредоточилась на Габино. Мужчина не менялся вплоть до момента, когда ему нужно было начать говорить. И Хасигава заметила один немаловажный факт. Городские переглядывались между собой, но глава ополчения при этом даже не поднимал глаз.
  Городской совет изначально запланировал прогнать их из города. И самый весомый вклад в это решение, очевидно, внесли Габино и Хосе. Но раз уж они согласились покинуть город, почему Габино полез на рожон? Она раз за разом пересматривала момент, когда он поменялся, и не могла этого понять.
  Для того, чтобы так себя вести, Габино должен был действительно ненавидеть нелюдей. Но даже так, он выглядел, как пьяный. Он действительно слабо себя контролировал.
  Поняв, что она не может найти ответа, Рэн решила переключится на следующую задачу. Ей нужно было подготовится к битве.
  Поток мыслей в медитативном состоянии течет иначе. В зависимости от необходимости, она могла либо ускорять его, либо замедлять. Благодаря тому, что сознание отключается от внешнего мира, ресурсы мозга сильно разгружаются, и потенциал обработки информации многократно возрастает.
  Рэн представила перед собой место, где будет разворачиваться бой. К северу от Перго есть холмистая местность, по которой проходит дорога. План заключался в том, чтобы пропустить войска Лиги к городу, и атаковать их на обратном пути, когда их бдительность и боеспособность снизятся.
  Девушка планировала расставить группы войск на холмах, и создать мобильный резерв. Атака должна начаться с подрыва мощных зарядов взрывчатки, которые уничтожат несколько головных и замыкающих машин, создав типичную мышеловку. Противник окажется в тисках. Но колонна лиговцев наверняка будет достаточно длинной, чтобы в момент захлопывания мышеловки, часть войск противника оказалась на холмовых участках дороги. Тут в дело должна вступить артиллерия лендтрейна и полевые орудия. Они должны обстрелять лиговцев на возвышенностях, после чего мобильный резерв должен эти возвышенности занять. Для этого у лендтрейна имеется несколько быстроходных бронемашин 'Киленг' на гусеничном ходу. Конструкция 'Киленгов' позволяет устанавливать на них автопушки и небольшие ракетные установки, а форма корпуса и бронирование обеспечивают хорошую выживаемость против легкой артиллерии и ручных противотанковых средств.
  'Киленги' могут быстро перебросится к обстрелянным высотам, накрыть выживших огнем и высадить десант, который эти самые высоты займет. Таким образом, противник окажется в нескольких огневых котлах, под огнем артиллерии. У него не будет возможности развернутся в контратакующие порядки, и войска лендтрейна постепенно задавят их огнем и атаками солдат в экзоброне.
  План казался отличным. Но, при этом, требовательным к четкости исполнения и слаженности. И было множество подводных камней. Что, если они не смогут быстро выбить противника с высот, и тогда у лиговцев будут свои огневые точки на возвышенности? Тогда план резко усложнится. Или если противник сможет быстро контратаковать, и навяжет им свой рисунок боя? И это еще не считая возможных локальных неудач.
  Рэн шаг за шагом прогоняла варианты развития боя, планируя контрмеры на каждый возможный шаг врага. Она рисовала и откладывала в своем подсознании множество тактических схем, чтобы в нужный момент, когда ситуация сложится неблагоприятно по одному из продуманных сценариев, она достала готовое решение и воплотила его в жизнь.
  Когда она закончила, ее внутренние часы, напрямую связанные с ее телом, подсказали, что время, отведенное на медитацию, заканчивается. Ей еще нужно изложить доработанный план боя ее господину и Тордеку, а затем вместе с Хмурым проверить готовность снаряжения и техники. Важным пунктом тут стоял визит к Барику, который занимался ремонтом 'Длани Странника'. Активно-реактивному орудию в предстоящем бою отводилась важная роль, и оно должно быть готово к применению. Оставалось молиться всем богам, чтобы главный техник успел заменить треснувший откатник.
  Рэн последний раз посмотрела на раскинувшийся в ее ногах океан мыслей и эмоций. Ее внимание привлек огромный монстр, который свернулся калачиком на небольшом островке, и был едва виден, поскольку по большей части обитал в ее подсознании. Гигантский девятиглавый... дракон? Она сама затруднялась сказать, что же это такое.
  Глаза монстра открылись, и головы лениво приподнялись, повернувшись в ее сторону. Черная чешуя, покрывавшая его тело, переливалась в лучах невидимого света, словно лакированная. Монстр пристально посмотрел на нее, будто чего-то ожидая. Рэн же продолжала пристально его изучать.
  Каждая голова дракона отличалась от других. Голова Чикара (Сила) выделялась массивной челюстью с развитой мускулатурой. Сокудо (скорость) наоборот, была изящной и гибкой. Икари (Ярость) обладала огромными зубами и высоким лбом, украшенным парой рогов.
  Отдельного внимания три головы. Первая - Нодо (Концентрация). Она выглядела совершенно обычной, и ничем не выделяющейся. Кроме того, что как бы ты на нее не посмотрел, в центре твоего внимания всегда будут глаза. Все остальное подмечалось только краем взгляда. Вторая, это Хендо-Се (Изменчивость). Сколько Рэн не пыталась, она так и не могла понять, как эта голова выглядит. И не потому, что она меняла форму, нет. Просто ее образ элементарно невозможно было запечатлеть в мыслях. И последняя, самая страшная из всех голов - Бокуяку (Забвение). Одного взгляда на Бокуяку было достаточно, чтобы понять, что так выглядит смерть. Изящная, как клинок императорской катаны, с небольшими щитками, покрывавшими всю морду, и двумя лезвиями, торчащими от основания черепа к носу. По центру головы, будто деля ее на две части, тянулся аккуратный гребень. Когда она слегка приоткрывала пасть, девушка могла увидеть ее зубы и клыки. Размером они уступали зубам Чикара или Икари. Но внутреннее чутье Хасигавы подсказывало, что этими зубами можно рвать само пространство. И, наконец, глаза... У каждой головы был свой цвет глаз. У Бокуяру они были такие же, как у Рэн. Нечеловеческие, драконьи. Но такого же цвета и неуловимо похожие на глаза девушки. Именно эту пугало Рэн больше всего.
  Дракон являлся ментальным отражением ее татуировки. Господин Даин рассказал Рэн о том, что после нанесения на ее тело татуировки ронита, в ее душе поселилось это существо. Сама она об этом не знала, и те, кто делал татуировку и учил с ней обращаться, тоже ничего не сказали. Скорее всего, они тоже были не в курсе. Все-таки, эти татуировки были весьма древним изобретением, и использовались только в качестве наказания, когда воина превращали в ронита. Скорее всего, часть знаний была просто утеряна.
  Когда она впервые достигла состояния медитации, и увидела отражение татуировки, оно напоминало хаотический клубок химерических червей, которые стремились поглотить ее душу. Каждое использование силы татуировок приводило к тому, что черви пожирали сущность Рэн. Как ей объяснил ее господин, это происходило из-за того, как использовались татуировки.
  Эта тату, как и ритуал ее нанесения, называлось 'Джико гисей ни йору аганай' (Искупление через самопожертвование) или же просто 'Шекан' (Искупление). Как оказалось, в процессе ритуала, душа будущего ронита объединяется с ментальной сущностью, которая подпитывается силами носителя, и дает ему возможность использовать свои силы, которые зависят от того, кого призвали ритуалом татуировщики. Ментальная сущность изначально практически лишена разумом и приобретает оный только за счет носителя. Ронит же просто использует силу шекан для битвы. Жизнь ронита - сплошная боль. Жестокое обучение и затем постоянные битвы или же унижения. В конечном итоге, шекан становится механизмом саморазрушения. Рониты, постоянно использующие свои тату, редко пересекают рубеж в десять лет службы, умирая от духовного истощения. Если бы не Даин Железоед, Рэн ждала бы точно такая же участь.
  Господин Даин сумел разобраться в сути татуировки, и помог научится вступать с ней в симбиоз. Конечно, это не избавило шекан от необходимости подпитываться энергией ее души, но теперь этот процесс происходил менее бесконтрольно, и, благодаря лекарствам для восстановления духовной энергии, она могла достаточно быстро отходить от применения силы татуировки, а ее шекан продолжал эволюционировать, открывая ей все новые и новые возможности. Хотя, если бы она не научилась симбиотировать со своей духовной сущностью, лекарства ее бы не спасли. Химерический монстр в конечном итоге сжирал даже самых сильных и талантливых ронитов. Настолько сильных и талантливых, что этими ронитами даже дорожили их владельцы.
  Рэн попробовала мысленно обратиться к шекану. В ответ дракон угрожающе зашипел. Девушка слегка усилила напор.
  Шекан вздыбился. Головы на гибких шеях изогнулись угрожающим веером. Дракон тут же полностью проявился, представ перед Рэн во всей красе. Огромное бронированное тело, которое несли четыре массивные лапы с мощными когтями и гигантские перепончатые крылья, способные затмить собой половину неба. Хвост дракона плетью хлестал пространство, оставляя на нем эфирные раны. Рэн зашипела от мысленной боли. Дракону явно не понравилась настойчивость девушки. Хасигава отступила и уважительно поклонилась шекану. Дракон в ответ пренебрежительно склонил головы и вернулся в прежнюю форму, свернулся клубком и, сложив головы, закрыл глаза, давая понять девушке, что пока больше не хочет с ней контактировать.
  Рэн вынырнула из медитативного состояния, как ныряльщик из морской глубины, медленно, но, верно, прорезая толщи своего разума. И первое, что она увидела, это темные глаза Ямии, которая пристально смотрела на нее.
  В первое мгновение Хасигава почувствовала угрозу. Ее рука метнулась к лежащему рядом мечу, но замерла на полпути. Рэн поняла две вещи. Первое - что это Ямия, а значит никакой опасности нет. И вторая - что это Ямия. А значит, если синоби захочет ее убить, то успеет сделать это гораздо быстрее, чем рука Рэн дотянется до оружия.
  Несколько секунд обе девушки, замерев, недвижимо смотрели друг на друга. Хасигава отчетливо ощущала, что от Ямии исходит волна негативных эмоций. Впервые за время присутствия на 'Стальном Страннике', Ямия позволила проявится своим эмоциям по отношению к члену экипажа. И этим человеком оказалась она, Рэн. Это пугало.
  - Что-то случилось?
  Ямия покачала головой.
  - Тогда что ты хотела?
  Рэн задавала вопросы, и одновременно пыталась прийти в себя.
  - Я хотела понять.
  В одном мгновение Ямия переместилась на несколько шагов назад, и замерла, глядя на нее.
  - Понять что? - спросила Рэн, беря меч и поднимаясь на ноги.
  Ямия даже не посмотрела на оружие в ее руке. Что было логично, поскольку в поединке один на один Рэн была ей не соперница.
  - Я всегда слежу за господином. И хочу понять, почему ты?
  Девушка сразу догадалась, что имеет ввиду Ямия. Конечно же, после ранения их господина, синоби следила за ним пристальней, чем обычно. И очевидно, что она видела, как господин заходил к ней. Рэн почувствовала, что ее лицо невольно краснеет.
  - Это... это была случайность. Так сложились обстоятельства...
  - Нет, все не так. Он пришел. Ты приняла его. Более того, сама попросила.
  Рэн ощутила, как усиливается волна отрицательных эмоций, исходящих от Ямии.
  - Ты - ронит! Всего лишь его орудие! Как и я! Как ты посмела даже помышлять о близости?!
  Синоби едва не кричала от гнева. Ее обычно отстраненное лицо исказила злость. Рэн казалось, что еще немного, и Ямия бросится на нее.
  - Ты не имеешь права желать его! Не больше, чем я! Тогда почему?!
  С каждой фразой Ямия приближалась к Рэн на шаг. Это не была попытка сократить дистанцию перед атакой. Для Ямии разница в несколько метров до цели не имела значения. Скорее, синоби делала эти шаги исключительно под влиянием эмоций.
  Благодаря медитации, Рэн могла контролировать себя, мысля холодно и трезво. Хотя, даже так, от слов синоби на нее накатила волна стыда.
  - ТЫ! ТЫ! Все время ты крутишься подле него!
  Ямия приблизилась к ней практически в упор.
  - Ты всего лишь инструмент! Так что знай свое место!
  Рэн знала, что даже спустя столько лет, Ямия мыслила, как синоби из Азума-но-Куни. Для нее такой слуга, как синоби или ронит, не имели право осквернять тело, разум или душу господина. Но Рэн понимала, что они давно не живут по таким устоям. А еще она отчетливо увидела, насколько это терзает Ямию.
  - Мы давно не слуги. Мы свободны жить так, как велит нам сердце.
  Звонкая пощечина отбросила голову Рэн назад. Девушке пришлось попятится, чтобы не упасть.
  - Твое место - у его ног, а не на его коленях.
  В следующее мгновение Ямия просто исчезла. А Рэн с некоторым ужасом осознала, что самый близкий для нее человек после их господина неожиданно стал ее соперницей в любви.
  Раздавшийся по внутренней связи сигнал вернул девушку к реальности. Нужно было идти на собрание по поводу предстоящей битвы. И, на удивление, Рэн чувствовала, как будто у нее с плеч свалился груз.
  
  
  Глава 43. Себастиан де Лор
  
  Журчание небольшого искусственного водопада вкупе с теплым солнечным светом успокаивали и расслабляли. Де Лор решил передохнуть после очередного совещания, и выбрал для этого уютную беседку, коими изобиловала территория городской мэрии, где они обосновались. Расстегнув пиджак, он ослабил галстук и развалившись на скамейке, с наслаждением вытянул ноги. Сознание Себастиана начало коварно соскальзывать в сон. Свежеизбранный правитель Новой Империи задремал за своими размышлениями.
  Военный патруль, прогрохотавший мимо его уютного укрытия, заставил Себастиана вздрогнуть и вернутся в реальность. Он встряхнул головой, стараясь отогнать остатки сонливости. Получилось так себе. Уставший мозг требовал хорошего питания и сна. Де Лор достал плоскую жестяную коробочку, внешне напоминавшую портсигар, и открыл ее. Внутри, вместо ожидаемых сигарет, находились таблетки. Аккуратно, как будто это ценное сокровище, Себастиан взял одну из них, и, положив в рот, принялся рассасывать.
  Спустя пару минут, к нему начала возвращаться бодрость и энергичность. Таблетки, которые ему дал один из членов Ложи, пока действовали безотказно. Правда, с каждым разом эффект от них был слабее и короче. Его честно предупредили, что это не лекарство, и, если использовать их слишком часто, в конечном итоге вреда будет больше, чем пользы. Вроде как их делали из смеси тонизирующих трав и наркотиков. Как бы то ни было, Себастиан с удовольствием променял бы эти таблетки на двенадцать часов беспробудного сна в хорошей кровати и большой плотный ужин. Но, увы, благодаря Даину Железоеду, приходилось обходиться этими таблетками.
  Даин Железоед... Этот дварф доставил ему множество хлопот. И предупреждение императора Фердинанта было только одним из них...
  Практически сразу после объявления о создании Новой Империи, со всеми городами, поддержавшими их правительство, была прекращена большая часть торговых отношений. В принципе, де Лор осознавал, что они могут потерять торговые компании, представляющие нелюдей... Но Новая Империя лишилась девяноста процентов торговых связей, которыми их территории располагали до отделения. Шпионы Лиги доложили, что инициатива по прекращению торговли с правительством де Лора исходила от Железоеда. Многие торговцы поддержали ее просто благодаря высокой репутации Даина. Но, как будто этого было мало, компании Железоеда и клан Железной Горы стали выкупать любую продукцию, которую хотела приобрести Новая Империя, по завышенным ценам. Территории Саберийской Империи, контролируемые Лигой Людей, тут же оказались в условиях жесткого товарного дефицита. Металлопрокат, запчасти для машин и станков, газ для летающего флота, химия и многое другое... Все это в одночасье прекратилось в дефицит.
  Помимо этого, они лишились огромного количества производственных предприятий. Все, кто не поддерживал новый режим, старались как можно быстрее эвакуировать свои производства. Приходилось силой удерживать рабочие руки и оборудование. В ход пошли полиция, армия и боевики Лиги.
  И вишенкой на торте стало то, что многие зарубежные банки стали практически сразу замораживать счета тех, кого подозревали в поддержке нового режима и связях с Лигой. Лига и мятежники, конечно, позаботились о том, чтобы их деньги хранились только в тех банках, чьи владельцы были лояльны и гарантировали сохранность вверенных финансов. Но, под удар попали те, кто просто поддержал их.
  Де Лор потер красные глаза. Реакция их врагов была настолько быстрой, что просто выходила за грань понимания. Их режим оказался на грани краха сразу после создания. Народ пока не возмущался, поскольку с оттоком нелюдей образовалось огромное количество рабочих мест. В Новой Империи сейчас нулевая безработица, хотя ранее она держалась на уровне от трех до пяти процентов, и людям приходилось конкурировать с нелюдями в профильных для них областях, так что ситуация с работой сейчас многим пришлась по душе. Но вскоре меры, предпринятые их врагами, начнутся ощущаться, и тогда петля, которую они накинули на его шею, начнет сдавливаться. Нужно было срочно переломить ход событий.
  - Так и знал, что ты здесь. - услышал он знакомый голос.
  Себастиан сразу узнал его. Джузеппе Вернучи, один из членов Ложи, его личный помощник и мэр Агилоса. Про себя де Лор прозвал его 'Плохим Глашатаем', поскольку он постоянно приносил дурные вести. Во время своего последнего визита он сообщил, что Цебайот вернулся без Воплощения, и потерял практически все вверенные ему войска. А леди де Лаури теперь у Адалрика фон Зеста и некромантов. Помнится, тогда он отчаянно хотел пристрелить Джузеппе.
  - Мне нужно хотя бы немного выдохнуть. - устало произнес де Лор, взъерошивая свои волосы.
  Джузеппе сел рядом с ним и протянул дымящуюся кружку черного кофе. Его аромат ударил Себастиану в нос, и его замутило. За последнее время он выпил столько кружек этого напитка, что его сердце вздрагивало от одной только мысли об очередной порции.
  - Спасибо, но нет. Не могу больше пить эту дрянь. - он отвел предложенный напиток в сторону, стараясь не обжечься.
  - Хороший кофе. - пожав плечами, ответил Джузеппе, ставя его кружку на каменный пол беседки.
  - Только если не пьешь его ведрами, как конь на марафоне. - заметил в ответ де Лор.
  - Кони от такого количества кофе дохнут.
  Себастиану не нравилось, что его помощник сразу не перешел к делу. Смущать его плохими новостями он привык с порога. Хорошие сказал бы сразу, не сдерживаясь.
  - Ты ведь пришел не кофейком меня угостить.
  Джузеппе сделал глоток, и, поставив кружку, достал сигареты. Жестом предложил Себастиану, но тот отказался.
  Де Лор терпеливо ждал, пока его помощник достанет сигарету и помнет ее в пальцах, а затем закусит зубами и прикурит, несколько раз чиркнув зажигалкой.
  Джузеппе сделал глубокую затяжку, и снова потянулся к кофе. Де Лор начал терять терпение и раздражаться. Дикая усталость и множество проблем не способствовали стабильности его психики. От его невозмутимости практически не осталось и следа.
  - Что может быть прекрасней, чем хороший кофе и сигарета, да? - как будто не замечая раздражения своего начальника, протянул Джузеппе.
  Мэру Агилоса было уже за сорок пять. Он был старше де Лора, и выглядел более солидно. Благородная седина на висках и уголках бороды. Немного морщин скопилось на лбу и в уголках карих глаз. Густые усы и борода подчеркивали волевой подбородок. Его зам был человеком с солидной внешностью и не менее солидным статусом. А еще Джузеппе любил говорить с ним с позиции старшего. И главу Новой Империи это дико раздражало. Даже не так... Его это бесило. Обычно он легко подавлял в себе этот негатив. Но с каждым днем напряженной работы это становилось все сложнее.
  - Джузеппе, слушай, ты по делу пришел? Или просто хотел по-дружески напоить кофе?
  Его помощник усмехнулся. В этой усмешке чувствовалось легкое торжество победителя. Она как будто говорила: 'Молод ты еще и зелен. Ты не то, что государством управлять не можешь. Ты со мной поговорить не можешь'.
  Конечно, все это было бредом воспаленного сознания де Лора, и он это понимал. Ему срочно нужно было отдохнуть.
  - Конечно по делу. Тебе бы отдохнуть, поесть хорошенько да поспать пару часиков. И душ принять кстати, тоже не помешает.
  - Еще парочку хороших шлюх и сауну. Можно легко все организовать. Делов-то, попросить Фердинанта, Даина, Адалрика и еще кучу 'доброжелателей' немного подождать, пока я приду в себя.
  Джузеппе отпил кофе и тут же затянулся сигаретой. По его лицу пробежала довольная улыбка.
  - Себастиан, если ты так и будешь сам тянуть лямку, то через месяц, максимум два, нам понадобится новый правитель и идеолог. Я прекрасно понимаю, что сейчас тяжелые времена. Но ты должен начать нормально делегировать задачи. У тебя под рукой множество политиков и министров, которые уже успели доказать свою лояльность, поддержав твой мятеж, и свою компетентность, сумев его организовать.
  Де Лор зарычал от злости, фыркнул и протянул своему помощнику руку. Тот понимающе хмыкнул и достал сигарету.
  - Ты прав, тысячу раз прав. Но в этот раз их противник - не Фердинант, за которым я тщательно наблюдал и делал так, чтобы он не замечал их проколов. В этот раз это Даин Железоед. Этот старпер умудрился очень быстро испортить нам жизнь, превратив наш триумф в фиаско. - выпалил Себастиан, закуривая.
  - Да. И вдвойне глупо бодаться с таким опасным противником в таком состоянии. Помни, чем матерей бык, тем лучше должен быть матадор. А ты сейчас - плохой матадор.
  Де Лор откинулся на спинку скамейки. Виски ломило даже от такого простого разговора. Его рука инстинктивно потянулась к коробочке с таблетками, но он вовремя себя одернул. 'Лекарству' требовалось еще несколько минут, чтобы окончательно подействовать. И это время тянулось, как резина.
  - К новостям, - продолжил Джузеппе, - я пришел с выдержкой из докладов разведки. Думаю, тебе будет интересно его послушать.
  Де Лор молча кивнул, опустив голову вниз и выдохнув облако сигаретного дыма.
  - Начну с неприятного. Во-первых, Лига Людей и Новая Империя официально внесены в Сторруф Даммаз Крон.
  Себастиан чертыхнулся. Сторруф Даммаз Крон -Большая Книга Обид.
  Дварфы -любители записывать свои обиды. У каждого почтенного дварфа есть личная книга обид. А еще у каждой семьи, гильдии, клана и так далее. Они записывают в эти книги имена и проступки тех, кто, по мнению дварфов, поступил с ними бесчестно. Или нанес какую-либо другую обиду, которая, согласно их ненормальным дварфийским понятиям, заслуживает мести. И они будут мстить, пока не добьются своего. Попасть в книгу обид - само по себе неприятно. Ведь имя из этой книги вычеркивается только после того, как дварфы посчитают, что получили достаточную компенсацию за нанесенную обиду. Иногда - это сумма, много кратно превышающая нанесенный ущерб. А иногда - голова обидчика, залитая металлом и помещенная на видное место. Но попасть в Сторруф Даммаз Крон - целая катастрофа. Имена и проступки в эту книгу вписываются только при согласии подавляющего большинства кланов дварфов. И мстят дварф за такие обиды всеми своими кланами. На воздаяние не жалеют ни денег, ни сил, ни жизней.
  - Как этот старый пердун впихнул нас в Даммаз Крон? Да еще и так быстро.
  Себастиан раздраженно мял сигарету и ежесекундно стряхивал пепел. Джузеппе понимающе кивнул. Сделав глубокую затяжку и затушив бычок, он потянувшись за новой сигаретой.
  - Ну а что ты хотел? Мы развалили крупнейшую империю, провозгласили политику расовой нетерпимости, попытались захватить Воплощение Порядка и фактически организовали новую религию. Друг мой Себастиан, мы насрали всем, кому только могли. Кому-то даже не под дверь и не в тарелку с едой, а прямо на голову.
  Де Лор зло смял сигарету и сжал ее остатки в кулаке. Обжигающая боль от тлеющего уголька помогла ему сохранить здравый смысл. Но целиком сдержать эмоции он не смог.
  - Я хотел, мой друг Джузеппе, чтобы ты и Лига приносили мне не только известия об очередных проблемах, но и способы эти проблемы решать! Я уже устал слушать о том, как у нас все плохо! Я хочу решений! Я хочу, чтобы нас не загоняли в угол торговыми бойкотами, и не ставили там раком угрозами стереть с лица земли!
  Себастиан с наслаждением изливал на своего зама негодование. Впервые за эти кошмарные несколько дней он чувствовал, как копившийся все это время негатив вытекает наружу, и обрушивается внешне невозмутимого мэра Агилоса. И потому не сразу обратил внимание на одну из озвученных им проблем.
  - Стоп! Как это, организуем новую религию...?
  Эта новость сильно его удивила. Он не отдавал таких приказов. Более того, он бы никогда в жизни не одобрил такой идеи. Основать новую религию - это перейти дорогу Всеобщей Церкви. Как будто им и без этого мало проблем.
  Джузеппе ухмыльнулся.
  - Один из фанатиков Лиги активно проповедует нетерпимость к нелюдям. И ты знаешь, у него талант. Места, где этот молодой человек успел выступить, уже отличились публичными казнями нелюдей. Среди этих казненных, кстати, был командир лендтрейна 'Медная Крепость', который наши парни разграбили на стоянке. Вроде как этот командир - один из почтенных дварфов, состоящих в верхушке Торговой Гильдии клана Меднобородых. Ну, точнее, он состоял... Говорят, Брэн Медный Лоб, глава этого клана, сильно на нас за это обиделся.
  Себастиан схватился за голову. Святая Дева, что происходит. Они грабанули лендтрейн Торговой Гильдии, убили почтенного дварфа, линчуют нелюдей... Еще немного, и против них ополчится целый мир, а они пока не готовы к такому противостоянию. Им нужно немного отсидеться, набраться сил. Он для этой цели создал целую стратегию!
  Де Лор взял кружку с кофе и отпил немного, пытаясь успокоится.
  - Кто этот кретин? - спросил он сквозь зубы.
  - А? - переспросил в ответ Джузеппе.
  - Кто этот гребанный проповедник?! - завопил де Лор, вскакивая и со всей силы швыряя кружку с кофе в скульптуру в центре фонтана. Дорогой фарфор разлетелся вдребезги, забрызгав кофе каменное лицо девушки, держащей кувшин, из которого вверх бил фонтанчик. Кофе попало в воду и темными клубами распространилось по воде, как гнев, заполняющий рассудок главы Новой Империи.
  - А, ты про это. - невозмутимо произнес мэр Агилоса - Его зовут Цебайот. Но ты ему ничего не сделаешь. В Ложе уже решили, что его действия идут нам на пользу. Так что пока он не ошибется, тебе его лучше не трогать.
  Де Лор схватил Джузеппе за накрахмаленный воротник белой рубашки и с неожиданной для него самого силой притянул к себе.
  - Этот долбанутый фанатик может погубить все, чего я добивался больше десяти лет. Мне плевать, что главы Лиги ему потакают. Я хочу, чтобы его нашли мертвым в канаве. Ясно?
  Мэр Агилоса стал серьезней. Брови мужчины сошлись к переносице, и от уголков глаз побежали гневные морщины.
  - Себастиан, держи себя в руках! Не забывай, что без Лиги Людей твоя Новая Империя никогда не увидела бы света. А так-же помни, что ты сам состоишь в Ложе.
  Непонятно, что сработало в тот момент. Слова Джузеппе, здравый смысл или заветная таблетка. Но Де Лора неожиданно стало отпускать. Он почувствовал себя растерянно, и неуверенно ослабил хватку.
  - Вот. Вижу, что в твоих переутомленных мозгах еще остался здравый смысл. Ты же знаешь, даже для тебя, нашей призовой лошади, существует некоторая субординация. Решение Ложи абсолютно. Просто подчинись.
  Де Лор устало опустился обратно на садовую скамейку. Голова гудела, и ему нужно было собрать мысли в кучу. А Джузеппе продолжил давить на него.
  - Мы создавали Новую Империю не для того, чтобы ты почивал на лаврах. У нас есть высшая цель. И действия Цебайота, пока он не перегибает палку, помогают нам двигаться к этой цели.
  Себастиан поднял руку вверх, прося небольшой передышки. В его голове и так творился самый натуральный хаос. Но его заместитель был неумолим.
  - Наша задача, наша высшая миссия - вычистить мир от смердящего существования нелюдей. Эта благословленная Святой Девой цель требует от нас жертв. Делом, деньгами, моральными устоями... Мы все должны чем-то пожертвовать, Себастиан. Ты должен быть решительней. Сейчас ты слишком печешься о стабильности. Но ее не будет, пока мы окружены нелюдями.
  Де Лор чувствовал, что что-то тут не так. Его сознание плыло, и голос Джузеппе проникал в самую его глубину. Он должен собраться с мыслями. Должен.
  - Я не могу пожертвовать благополучием народа, не могу. Джузеппе, эти люди - не только мои, но и твои подданые. Мы все хотим уничтожить нелюдей. Но сейчас Новая Империя просто не готова. У нас недостаточно сил, чтобы воевать со всем миром сразу. Мы должны разделить наших врагов, и перебить их поодиночке. Ты же должен понимать, что если на нас сейчас нападут войска Кланов, они утопят нас в крови.
  Джузеппе присел напротив него, и обхватил его голову ладонями, сказал, глядя прямо в глаза.
  - Ты слишком переживаешь о жертвах, Себастиан. Ты, вне всяких сомнений, станешь хорошим правителем. Но сейчас от тебя требуется действовать более жестко.
  - Вы хотите заставить меня впустую разбрасываться людскими ресурсами. Нам не победить без поддержки. - де Лор почувствовал, что его мысли наконец стали приходить в порядок - Нам нужно оружие, техника, запчасти, сталь, химия, порох и еще миллион вещей. Без всего этого, начав сейчас масштабные боевые действия, через два-три месяца, когда подойдут к концу запасы на военных складах, доставшихся нам от Саберийской Империи, начнется снарядное голодание, и нам придется отправлять людей драться в рукопашную.
  Джузеппе вздохнул и, отпустив его голову, поднялся.
  - Ты, как всегда, максимально рационален. Себастиан, когда ты отдал приказ о штурме дворца, я подумал было, что у тебя есть яйца. Даже зауважал.
  Он принялся расхаживать туда-сюда, маяча перед его глазами.
  - Ты лично вербовал эту маньячку Мелестину, к которой я даже подходить боюсь. Ты в чем-то даже восхищал меня. Потому я и вызвался быть твоим замом. Даже город свой отдал под столицу.
  Все-таки закурив сигарету, Джузеппе принялся интенсивно жестикулировать руками.
  - И что теперь? Ты... ты просто расстраиваешь меня. Ты похож на тряпку. Все ноешь и ноешь о проблемах. А ведь на тебя возложена великая миссия - привести людей к миру без нелюдей.
  Себастиан поднялся и зашагал из беседки. Ему стало лучше, гораздо лучше. Таблетки продержат его на ногах еще часов шесть. После чего, скорее всего, ему придется поспать. За эти шесть часов ему нужно решить как можно больше вопросов. Написать кучу писем и обращений к странам и компаниям, которые могут им сочувствовать. Продумать, как подстегнуть противников к конфликту друг с другом. В общем, забот у него хватало.
  - Это пустая болтовня. Реальность такова, что без ресурсов нам не победить. И если у тебя нечего сказать, кроме вдохновляющих речей, то я не хочу тратить на это драгоценное время.
  Джузеппе с довольной улыбкой направился за ним.
  - Вижу, ты собрался, и об тебя больше не хочется вытирать ноги. Так что можно перейти и к хорошим новостям.
  Де Лор остановился и повернулся к своему заму.
  - Значит, у тебя все же есть хорошие новости? А ты все это время разрушал мою и без того убитую психику? - Себастиан сжал кулак, чтобы заехать по самодовольной физиономии Джузеппе.
  - Спокойно, спокойно. - примирительно поднял руки тот - Я сразу сказал, что они у меня есть. И они тебя точно порадуют.
  Глава Новой Империи выдохнул. Джузеппе играл с ним, как кошка с мышкой. Причины, почему он себя так вел, де Лор не знал. Позже он обязательно это выяснит, а сейчас есть куда более важные вопросы. Себастиан направился дальше, кивком пригласив собеседника за собой.
  - Для начала, мы решили проблему с торговым эмбарго и финансовой поддержкой.
  Вот это был действительно сюрприз. Себастиану стало интересно, каким же образом Джузеппе это сделал.
  - Благодаря связям Лиги, мы смогли заключить ряд интересных сделок. Освобожденные Колониальные Земли будут обеспечивать нас поставками всех необходимых товаров, и даже откроют нам под это дело кредит.
  Выглядело настолько заманчиво, что с трудом верилось. ОКЗ никогда не упустят возможности выжать из сделки максимум. А значит, цена за такую щедрость должна быть непомерной.
  - И что они хотят взамен? - осторожно поинтересовался де Лор.
  Джузеппе похлопал его по плечу, и панибратски обнял. Из-за этого стало неудобно идти. А еще его все так же выводила из себя манера общения Джузеппе.
  - Видишь ли, ОКЗ сейчас не у дел. У них есть земли, ресурсы, и местами неплохое производство. Человеческие ресурсы, в конце концов. Единственное, чего у них нет - это рынки сбыта. Большая часть производимого ими товара потребляется их ими же. Дварфийские кланы, Саберийская Империя, Прейбенское королевство и Брентонское королевство - вот ось стран, чей экспорт перекрывает ОКЗ экономический кислород. И они готовы хорошенько потратиться, чтобы на фоне хаоса, который мы планируем учинить, отжать себе хороший кусок рынков. Ну а потом, конечно-же, стребовать с нас кредитные деньги с процентами.
  Себастиан впервые за этот день довольно улыбнулся. Хитрые колониалы хорошо все просчитали. Даже если, в конечном итоге, Новая Империя не выживет, последствия ее устранения отбросят их конкурентов на пять-десять лет назад. А вовремя подсуетившиеся ОКЗ захваченного куска пирога уже не отдадут.
  - Новость действительно отличная. Надеюсь, другие не хуже. - Себастиан в знак признательности за хорошие вести решил позволить Джузеппе наслаждаться своим панибратским отношением еще некоторое время.
  - Конечно, друг мой. Вторая новость в чем-то даже важнее первой.
  Его зам остановился, тормознул его и, развернув, похлопал по плечам.
  - Себастиан де Лор, поздравляю вас с официальным международным признанием.
  Он не поверил своим ушам. Официальное признание - это то, что им нужно было. Официальное признание - это возможности, право голоса и требования, в конце концов. С официальным признанием они больше не кучка мятежников, а полноценная страна, созданная путем волеизлияния народа. Звучало просто замечательно. Правда, за этим следовали некоторые трудности. Например, войска, которые он отправлял в города, поддерживающие Фердинанта, автоматически становятся вторженцами. Но, с другой стороны, эти вопросы всегда можно свалить на нечеткость границ и неразбериху.
  - Ну, и кто-же нас признал?
  Себастиан почувствовал волнение. Для него это было действительно важно.
  - Ха, слушай внимательно. Герцогство Лотерийское, Княжество Лексенское, Союз Народных Республик и Ройом-де-Лис.
  Лотерия и Лексец де Лора особо не удивили, да и международного веса у них было не слишком много. Герцогство Лотерийское пострадало от Прейбена и затаило на Саберийскую Империю обиду за то, что Фердинант отказался выступить в их защиту. А в Лексенском княжестве у Лиги было огромное влияния, поскольку великий князь Веслав является одним из ярых ее сторонников. А вот СНР и Ройом-де-Лис его сильно удивили. С признанием двух таких крупных стран его врагам уже придется считаться.
  - И это еще не все, - продолжал фонтанировать Джузеппе, - наши послы уже общаются с Бритонью и Халифатом. Возможно, в ближайшее время они тоже поддержат нашу легитимность. Ну и вишенкой на этом торте станет Троецарствие, которое пока не заявило своей официальной позиции, но поддерживают волеизлияние граждан империи.
  'Еще бы они его не поддерживали, хитрые восточные лисы. Если Саберийская Империя развалится, а дварфы будут заняты нами, ничто не помешает им начат расширятся на запад'
  - Отлично, просто отлично. - довольно произнес де Лор, к которому начала возвращаться уверенность. Изобразив дружеские объятия с Джузеппе, он высвободился из зоны его фривольности и продолжил свой путь. Мимо них, отдав честь и чеканя шаг, прошел взвод воздушной пехоты. Себастиан кивнул и начал подниматься вверх по каменной лестнице, опираясь рукой на широкий шершавый поручень. Каблуки его лакированных сапог зацокали по широким ступенькам.
  - Раз обстоятельства складываются именно таким образом, и мы не одиноки, нужно пощекотать Фердинанта. Нужно вынудить его задействовать больше подразделений с высоким уровнем боеспособности. Тогда высока вероятность того, что он снимет с Флорентийской провинции часть гарнизона, заменив их резервными частями. А мы шепнем об этом на ушко Флории. И тогда у Фердинанта в заднице появится пороховая бочка с подожжённым фитилем. Это точно пойдет нам на руку. Учитывая, что на западных границах во всю развлекается Адалрик с прейбенскими ренегатами и войсками нежити, саберийцам придется уйти в глухую оборону. А мы сможем действовать более агрессивно.
  Джузеппе хитро улыбнулся.
  - Думаю, мы сможем через людей, официально не связанных с Лигой, сообщить заинтересованным лицам во Флории, что скоро саберийский гарнизон во флорийской провинции ослабнет, и у них появится шанс взять реванш.
  Де Лор оскалился. Еще немного, и они смогут начать свое торжественное шествие во славу человеческой расы.
  
  Глава 44. Рэн Хасигава
  
  Рэн залезла в окоп и поставила на утрамбованную землю металлический транспортный кейс. Перевернув его на бок, девушка привычным движением отстегнула защелки.
  Внутри лежала стереотруба. Или, попросту говоря, 'рога'. Рэн быстрым движением достала их из кейса, надела на окуляры противобликовые накладки и начала устанавливать прибор.
  Рядом с ней, шумно спрыгнув в окоп, присел связист, и принялся раскладывать командную рацию.
  - И вот зачем нам нападать на этот отряд?
  Эмиль, так звали связиста, не любил воевать. Паренек двадцати лет отроду, он имел немного худощавое телосложение, что было редкостью для члена экипажа 'Стального Странника', даже для человека. Потому он каждый раз перед боем заводил шарманку на тему того, что лучше было бы избежать сражения. Вообще, Эмиль предпочел бы работать в обеспечении, ковыряться в электронике. Но, паренек был первоклассным связистом, и потому попал в число штабных к Рэн.
  В нытье Эмиля не было ничего необычного. Но, в этот раз в голове у Хасигавы угнездились похожие сомнения. Не то, чтобы она не поддерживала решение ее господина. Просто считала, что это излишний риск. После сражения за Виндерстадскую крепость прошло слишком мало времени, и эффективность работы войск может оказаться ниже обычной. Их ждет неизбежное в такой ситуации увеличение потерь.
  
  Конечно, Рэн озвучила свои мысли господину Даину. Но он был непреклонен.
  - Лига Людей и Новая Империя внесены в Сторруф Даммаз Крон. Я лично выступил инициатором этого. И я не могу отпустить военное подразделение, которое одновременно является и войсками Новой Империи, и головорезами Лиги Людей. Они - одни из тех, кто ударил нам в спину в крепости. Из-за таких, как они, мы потеряли Воплощение Порядка.
  - Но господин, битва за крепость была очень изматывающей. Солдаты еще не успели достаточно отдохнуть. Вы сами не успели еще оправиться от ваших ранений. - попыталась возразить она.
  - Это все мелочи. Ты составила отличный план сражения. Мы сможем победить их с минимальными потерями.
  Ее господин был непреклонен. Выражение его лица, его мимика, все говорило о том, что Даин Железоед жаждет уничтожить врага. Но этого боя не хотела сама Рэн. Ей стыдно было признаться самой себе, но она боялась. Боялась, что может случиться. До боя в крепости, она бы даже не засомневалась. Ведь если их возглавит господин Даин, они могут победить кого угодно. Ее господин был сильнейшим. Непобедимым, несокрушимым, самым мудрым и все на свете знающим.
  Но его ранили. Впервые за все время, что она знала господина, его по-настоящему ранили. Не просто слегка зацепили, а лишили глаза, изуродовали лицо и нанесли глубокую проникающую рану в бок. И все это наложилось на атаку банши и дичайшее духовное истощение. Не всякий дварф такое вынесет.
  И теперь она почувствовала, что боится. И понимала, что должна как-то отговорить господина от идеи атаки, и вообще боевых действий хотя бы до момента, как он полностью не поправится.
  - Господин, но ведь наша первостепенная цель - вызволить из плена Лиги Людей госпожу Мэйт де Лаури.
  Даин хмыкнул.
  - Да, вот только где она? Я не знаю. И Ямия пока не выяснила. Да и избегая боя, мы можем потратить больше времени, чем на сам бой. А его у нас, увы, мало. Так что мы убьем двух зайцев одним выстрелом. Уничтожим врага, и выясним, где держат Воплощение.
  
  - Ой, тебе-то что переживать. Ты сидишь в штабе, возишься с рацией. Тебе хоть раз опасность-то в бою угрожала?
  Голос Фисса вернул Рэн к действительности. Молодой фури с неизменной снайперской винтовкой стоял на краю их окопа.
  Вообще, члены экипажа частенько беззлобно подтрунивали Эмиля за его пацифизим, поскольку на лендтрейне такое мировоззрение было редкостью. Парнишка на такое почти не обижался. Над всеми шутили, он был не исключением. Тот же Фисс, с его любовью поотлынивать от рутиной работы, тоже частенько становился предметом разговора. У всех на лендтрейне были свои странности и тараканы. Такой уж экипаж собрал ее господин.
  - Фисс, ты чего тут забыл? Что-то я не припомню, что обозначала снайперскую позицию рядом с собой.
  Фури-лис тут же поспешил исчезнуть из поля зрения главного тактика. Рэн не сомневалась, что к моменту начала боя, этот плут будет на своей позиции. Просто не хотелось сейчас выслушивать его шуточки и болтовню. Впереди была битва, и ей хотелось сосредоточится на ней. Все должно пройти гладко, и ее господин не должен пострадать. А значит, она выложиться ради этого на двести процентов.
  
  Вражеская колонна показалась спустя пару часов. Все шло четко по графику. Рэн приникла к 'рогам'.
  Во главе колонны ехало три сверхтяжелых танка 'Крузеро Террестре'. Один такой, под названием 'Маркезо', экипаж 'Стального Странника' прихватил, отступая из Виндерстадской крепости. 'Крузеро Террестре' саберийском означало 'Сухопутный Крейсер'. Подобное название эти танки получили за сходство с крейсером. Шесть стовосмидесятимиллиметровых пушек главного калибра разнесли в три башни, как это обычно делается у кораблей. Дополнительное вооружение состояло из восьми семидесятипяток, навешанных в бортовых спонсонах, по четыре штуки на борт. В довесок к этому шло восемь башенок с пулеметными спарками и зенитный пулемет на крыше. 'Крузеро Терресте' использовались, как правило, для огневого подавления врага и в качестве сверхтяжелых танков второй линии. Хотя данная машина и обладала узкой для своего класса лобовой проекцией с хорошим бронированием, но длинные борта 'Крузеро' уже не могли похвастаться подобной прочностью, что не позволяло эффективно использовать их на первой линии атаки.
  Следом за ними ехали четыре 'Рекогера' - тяжелых бронетранспортера прорыва. Высотой и габаритами эти машины не сильно уступали сверхтяжелым танкам. Бронированный нос 'Рекогера' формой напоминал долото и мог выдержать несколько прямых попаданий противотанковой пушки. На месте башни у 'Рекогера' находилась бронерубка со стопятимиллиметровой пушкой. Там же, в бронерубке, находился и командир машины. Помимо этого, на каждом борту гусеничной бронемашины располагалось по спонсону. Обычно в них устанавливали пулеметы, но 'Обугленные черепа' вместо этого предпочитали огнеметы, оправдывая свое название. Каждый 'Рекогнер' мог перевозить до сорока пехотинцев. Еще четыре бронетранспортера и три сверхтяжелых танка ехали в хвосте колонны. Остальная пехота ехала на грузовиках.
  В центре колонны ехал 'Фуэрто Мовиль'. Основная проблема и головная боль номер один для Рэн. Мобильная фортификация, обладающая хорошим круговым бронированием. Вооружение состояло из нескольких пулеметов, автопушек и двух башен главного калибра, в каждой из которых располагалось скорострельное стопятидесятимиллиметровое орудие. Если быстро не вывести их из строя, то они могут нанести ощутимые потери. При этом, командный состав почти наверняка находился во все той-же 'Фуэрто Мовиль', а их было бы неплохо взять живыми.
  Колонна неприятеля неуклонно приближалась к точке атаки. Рэн ждала, зажав в руках детонатор. Она внимательно следила за вражескими машинами охранения.
  Вот один из солдат в машине похлопал командира, сидящего на переднем сидении рядом с водителем, по плечу, и указал на холм, за которым укрылась полевая артиллерия.
  'Проклятье' - подумала Рэн - 'Их же не видно. Жопой они что ли почуяли?'
   Машина отвернула от колонны и направилась к холму. Трехосный открытый джип на высокой подвеске с легкостью преодолевал поле, хоть его и болтало в разные стороны.
  Вражеская колонна не замедлила хода. Скорее всего, экипаж машины охранения решил просто осмотреться с холма. До закладки фугасных зарядов оставалось совсем немного, но проклятый джип доберется до холма раньше, чем головной танк окажется в зоне поражения.
  Рэн рукой помахала Эмилю. Тот сразу все понял, и передал ей наушник с микрофоном. Девушка быстро нацепила его на голову и нажала кнопку вызова.
  - Каэл, слышишь меня? - вызвала она командира эльфийских снайперов.
  - Слышу. - спокойным голосом ответил Каэл - Я веду эту машину. Жду команды.
  - Сделай так, чтобы они не доехали до холма, но не всполошились раньше времени.
  - Принято.
  Рэн мысленно вознесла хвалу господину Даину, который требовал, чтобы у всех командиров подразделений были средства связи.
  Приникнув к стереотрубе, Хасигава с замиранием сердца принялась следить за злосчастной машиной охранения. Девушка почувствовала, что ее ладони непривычно вспотели. Она молилась, чтобы Каэл сделал все хорошо. Их атака слишком зависела от фактора неожиданности, поскольку количественное соотношение было явно не в пользу 'Стального Странника'.
  Она не слышала выстрела. Эльфийская винтовка стреляла специальным патроном, который был своего рода оружейным шедевром. В основании гильзы, между пулей и пороховым зарядом, располагался специальный пыж, который при выстреле выталкивал патрон и затем запирал гильзу, блокируя излишки пороховых газов. Таким образом терялась часть мощности выстрела, но для патрона 12х189мм это было не критично. Сама пуля больше походила на небольшую стальную стрелку или флетшет, сделанный из прочной стали.
  Машина охранения неожиданно дернулась, когда шина на переднем колесе лопнула, разлетевшись обрывками резины. Создалось впечатление, как будто колесо ударилось о большой острый камень, поскольку в следующий момент оно выгнулось и отлетело в сторону. Джип потерял управление и едва не перекинулся. Четверо солдат, сидевших в кузове, выкинуло за борт. На своих местах усидели только водитель, командир машины и пулеметчик.
  - Отличный выстрел. - похвалила Рэн, в очередной раз поразившись стрелковому мастерству эльфа. До машины было больше шестиста метров.
  Эмиль тут же сунул Рэн наушник от другой радиостанции, настроенной на радиоперехват.
  - Четвертая машина, доложитесь!
  Голос говорившего был грубым, с характерным лексецким акцентом.
  - Тоже мне, саберийские войска. - хмыкнула Рэн.
  Лексецкое княжество располагалось рядом с северо-западной границей Саберийской Империи, и славилось тем, что среди их населения было меньше всего нелюдей. Очевидно, 'Обугленные черепа' вербовались и тренировались на их территории.
  - Докладывает лейтенант Собеско. Попали в аварию. Нападения не было.
  - Принято. Техническая служба, займитесь этим.
  - Техническая служба, принято.
  От колонны отделилась гусеничная машина мобильной мастерской, выглядящая, как помесь танка, грузовика и крана.
  Рэн перевела взгляд на головной танк колонны. Машина как раз начала заезжать в зону поражения.
  - Всем командирам подразделений, приготовится. Начинаю обратный отсчет. Десять. Девять. Восемь.
  С высоты их позиции было видно, как готовятся к атаке войска 'Стального Странника'.
  - 'Киленги' снимают маскировку. - доложил наблюдатель слева от Рэн.
  Это значило, что экипажи боевых машин стягивают и сворачивают маскировочные сети.
  - Семь, шесть, пять.
  - Полевая артиллерия выдвигается на позиции.
  Укрытые за холмами пушки на гусеничном ходу завели двигатели и поползли на холм. Гаубицы и минометные расчеты изготовились к бою, сверяя наводку орудий с картой огневых ориентиров.
  - Четыре, три, два, один...
  Рэн с силой хлопнула по кнопке детонатора и пригнулась. Спустя полсекунды раздался оглушительный взрыв. Земля под сверхтяжелыми танками вздыбилась, извергнув из себя огненный ад. Под действием единовременного подрыва полутра тонн взрывчатки земляной столб поднялся на десятки метров вверх. Земля заходила ходуном, а ударная волна была просто ужасающей.
  Рэн, не теряя времени, тут же принялась за дело, раздавая команды.
  - 'Длань Странника', ориентир один, поправка пятьдесят на девять часов, огонь. Прочая артиллерия лендтрейна, по ориентирам три, шесть и восемь, огонь.
  Прильнув к стереотрубе, Хасигава начала изучать поле боя.
  Первое, на что она обратила внимание, так это на результат подрыва ловушки. На месте, где находилось три сверхтяжелых танка, красовалась огромная воронка. Головной танк, находящийся ближе всего к эпицентру, превратился в рваный остов. Видимо, произошла детонация боекомплекта, и после внешнего воздействия взрыва, боевую машины разорвало еще и изнутри.
  Правая машина не подавала признаков жизни. Головная часть танка вся неестественно измялась, местами вздувшись. Стволы орудий главного калибра погнуло или поотрывало силой взрыва. Нижняя башня раскрылась, как розочка. Верхняя вся вмялась и слетела с погона. Из бойниц и открытых люков пробивались языки пламени. 'Крузеро' выгорал изнутри.
  Левый танк взрывом просто опрокинуло, вышвырнув с дороги. Боевая машина, помятая и покореженная, валялась на левом боку. Из нее начали выбираться выжившие члены экипажа. Впрочем, жить им оставалось не долго. К ним уже двигалась пехота 'Странника', целью которых являлись четыре 'Рекогеро'. Гигантские БМП, принявшие на себя всю мощь взрывной волны, выглядели безжизненными, но в любой момент могли вернуться в строй и, если их не сильно повредило, даже перевернуть ход сражения.
  Войска противника метались в панике. Минометные установки закидывали вражескую колонну дымовыми и светошумовыми снарядами, полностью дезориентируя противника. Артиллерия атаковала возвышенности, не давая лиговцам закрепиться.
  - Передай 'Киленгам' выдвигаться. - приказала Рэн.
  Эмиль кивнул и тут же связался с командирами экипажей на нужной частоте. Боевые машины с рычанием сорвались с места, устремившись к проутюженным артиллериям высотам.
  - Артиллерии 'Странника' - прекратить огонь.
  Рэн, как опытный дирижер, управляла развернувшейся перед ней битвой. Все, что происходило на поле боя, подчинялось ее воле. Каждое действие противника было просчитано. На любую попытку переломить ход боя тут же приводилась в действие соответствующая схема.
  'Киленги' на полном ходу рвались к намеченным целям. Когда до них оставалось чуть больше пятиста метров, со стороны лиговцев полетели первые неуверенные выстрелы. Выстрелы из ручного оружия ничего не могли сделать бронемашинам, но они означали, что враг начинает приходить в себя.
  Ракетные направляющие 'Киленгов' вспыхнули, и в сторону вражеских холмов полетели реактивные снаряды. Взрывы от них были не большие, но вот последствия куда страшнее. Зажигательные боеприпасы разбрасывали горючую смесь, которая липла практически к любой поверхности. Рэн видела, как вражеские солдаты вспыхивали, словно спички. Казалось, что их крик режет ухо даже с такого расстояния.
  Рэн сосредоточила свое внимание на холме, который располагался ближе всего к центру вражеской колонны. Его захват был особенно важен, поскольку оттуда можно будет нанести удар по вражеской мобильной крепости.
  Три 'Киленга' ворвались на холм, снося со своего пути остовы вражеского транспорта и наспех сложенные баррикады. Автопушки бронемашин стреляли в любую подозрительную цель. Лиговцы не были ни профанами, ни идиотами. И воевать они умели. В БТРы тут же полетели гранаты, и несколько даже достигло своей цели.
  Больше всего досталось ближайшему 'Киленгу'. Боевая машина приняла на броню сразу три взрыва. Итогом этого стала поврежденная носовая бронепластина, разорванная гусеница по правому борту, выбитый ведущий каток и раскуроченная пусковая установка для реактивных снарядов. Но экипаж уцелел. Задние бронедвери открылись, и десант высыпался из бронемашины.
  - Необходима снайперская поддержка на центральный холм, на шестом ориентире. - приказала Рэн.
  На каждый из холмов было всего по три 'Киленга'. Каждый нес в себе по пятерке дварфов в доспехах. Да, при необходимости она может бросить к ним резерв. Но, надо понимать, что с двумя с половиной тысячами лиговцев сражалось всего пять сотен бойцов и пятьдесят членов расчетов артиллерии 'Стального Странника'.
  Дварфы тут же принялись слаженно зачищать пространство холма. Каждая десантная команда состояла из двух линейных пехотинцев, двух стрелков и одного командира взвода, который так же нес щит. Тактика была стандартной. Линейная пехота шла впереди, принимая на себя удар. Стрелки из-за их спин уничтожали противника. Их поддерживали снайпера с соседних возвышенностей, по мере возможности ликвидируя вражескую живую силу.
  Бой был жестким и кровопролитным. Лиговцы пытались как можно быстрее выкинуть наших солдат с холма. Но от этого только сильнее несли потери. Дварфы, защищенные прочными латами и щитами, и обладавшие преимуществом в условиях плохой видимости, методично подавляли вражеских солдат, которые были, по большей части, разобщены и дезориентированы.
  - Эмиль, подключи меня к каналу команды на шестом ориентире.
  Радист быстро перекинул штекер в нужное гнездо. На Рэн тут же обрушился поток информации.
  - Команда один, говорит машина один. Отойдите к исходной точке. Необходимо прикрытие для ремонта.
  - Машина три, говорит команда три. Крупнокалиберный пулемет перед нами на двенадцать. Пытается достать.
  - Принято, команда три.
  'Киленг' под третьим номером переехал через горящий остов грузовика и, выехав из пламени, повел дулом автопушки, выискивая цель. Орудие загрохотало, разнося импровизированную баррикаду, организованную под развороченным вражеским броневиком. Бронебойно-разрывные двадцатимиллиметровые снаряды, как отбойный молоток, методично раздолбили вражескую огневую точку.
  - Говорит команда один. У нас два раненных. Потеряли один щит. Просим помощи.
  - Говорит машина два, выдвигаемся.
  Рэн нашла первую команду. Судя по всему, у них выбило одного линейного пехотинца. Он лежал на земле. Щита не было.
  - У этих козлов несколько противотанковых винтовок! Давайте бодрее!
  Очевидно, лиговцы хотели добить обездвиженный 'Киленг', но нарвались на первую команду, которая как раз отходила к нему.
  Бойцы первой заняли оборону полукругом. Последний линейный пехотинец и командир наклонили свои щиты, чтобы создать угол. В один из щитов ударила тяжелая пуля, вырвав из него кусок. В ответ сидящий рядом стрелок тут же определил направление огня и зарядил туда из подствольника. Лиговцы обходили первую команду с флангов, периодически мелькая в клубах дыма между остовами техники.
  Рэн оторвалась от стереотрубы.
  - Корректировщик! Обозначь цели для полевой артиллерии! Ориентир шесть! На четыре часа от обездвиженного 'Киленга'! Нужно поддержать наших огнем!
  - У нас проблемы на третьем ориентире! Они под обстрелом!
  Рэн резко перевела стереотрубу и увидела, что холм обстреливают. Но это точно была не их артиллерия. Быстро отследив источник огня, она увидела, что стреляют из хвоста колонны.
  Один из 'Крузеро Террестре', покореженный и горящий, полз вперед, стреляя из двух уцелевших башен главного калибра.
  - Артиллерии 'Стального Странника' - уничтожить уцелевший сверхтяжелый танк! Каковы потери на третьем ориентире?
  - Выбыло девять. Двое фатально.
  Семь раненных. Два мертвых. Из пятнадцати бойцов.
  Рэн закусила губу. Выход из сложившейся ситуации у нее был, но она продолжала надеяться, что до него не дойдет, и можно будет обойтись простой перестраховкой.
  - Выдвинуть резервы один и шесть на третий ориентир!
  Еще один 'Клиенг' с штурмовиками и два взвода пехоты должно было хватить, чтобы компенсировать потери и не допустить новых, при условии, что 'Странник' разберется с недобитым 'Крузеро'.
  Сверхтяжелый танк продолжал уверенно ползти вперед, не смотря на очень сильные повреждения. Кормовую башню оторвало подчистую. В корпусе зияло две пробоины. Очевидно, из экипажа в живых остались только те, что находились в носовой части. И каким-то чудом уцелел двигатель, сохранив работоспособное состояние. Носовые башни главного калибра выдавали залп за залпом, каждый раз отправляя в сторону холма по четыре стовосьмидесятимиллиметровых фугасных снаряда.
  - Штурмовики на третьем ориентире просят поддержки! - передал Эмиль - Два 'Киленга' обездвижены, один уничтожен. Еще двое раненных.
  Рэн принялась молиться, чтобы артиллеристы лендтрейна как можно скорее угомонили недобитка. Как будто в ответ на ее мольбы, на 'Крузеро' обрушился град снарядов. Броня сверхтяжелого танка вспучилась, покрылась рытвинами и выбоинами. Но он не останавливался.
  - Почему молчит 'Длань'?! - раздраженно рявкнула Хасигава.
  - Заклинило автомат заряжания. Докладывают, что почти закончили, и скоро будет залп.
  Рэн раздраженно фыркнула. 'Длань Странника' была орудием нового образца, которое сейчас, фактически, только второй раз проходило обкатку боем. После первого сражения, где пушка показала себя отлично, у нее треснул откатник. В этот раз заклинило автомат заряжания.
  Изобретения Даина редко давали сбой. Но автомат заряжания для трехсотпятидесятимиллимеровых активно-реактивных снарядов сам по себе был чем-то сродни кошмарного сна технолога. А уж в бою, выпуская очереди таких тяжелых снарядов, все могло легко пойти на перекосяк. Любое оружие может заклинить или сломаться. Просто сейчас 'Длань' выбрала очень неподходящее время для капризов.
  - Вижу вражеские цели. Движутся в направлении третьего ориентира. - доложил один из наблюдателей.
  Рэн тут же приникла к стереотрубе, и увидела, как в холм, под прикрытием дыма от их-же дымовой завесы и от горящих машин, двигалась лиговская пехота. И, судя по тому, что могла рассмотреть девушка, их было не мало.
  - Есть возможность поддержать третий с других участков? - спросила она, не отрываясь от наблюдения.
  - Никак нет.
  Рэни и сама это прекрасно понимала. Это ведь она рассчитывала соотношение сил для атаки.
  Тем временем на холм, обозначавшийся у них, как третий ориентир, поднималась вражеская пехота и даже легкая техника, которой удалось пережить бомбардировку и остаться на ходу. По общим прикидкам, на шесть оставшихся там боеспособных дварфов-штурмовиков и высланную подмогу приходилось две-три сотни врагов. И это только с этой стороны. С другой, наверняка, тоже идут в атаку.
  Рэн принялась напряженно покусывать губу. Там, в низине, рядом с третьим ориентиром, находилась и 'Фуэрто Мовиль'. Выбора не было.
  - Передайте отряду 'Молот' команду выдвигаться к третьему ориентиру.
  Отряд 'Молот' -подразделение в механизированной броне, которое сегодня вел в атаку ее господин, Даин Железоед.
  - 'Молот' принял, выдвигаемся. - раздался по радио довольный голос господина Даина.
  Старый дварф был так рад, что она услышала его даже находясь в паре метров от Эмиля, и сквозь звуки боя.
  Рэн прильнула к стереотрубе и навела ее на место, где находился транспорт для отряда. Небольшой холм с одиноко растущим деревом зашевелился, и из него выехал 'Скёльд', гусеничный бронетранспортер, специально разработанный для транспортирования мехопехоты. 'Скёльд' имел более высокий и широкий профиль, чем 'Киленг'. Тупой заостренный нос с двойным уклоном, покрытый дополнительными бронепластинами корпус и башня со спаренной тридцатимиллиметровой автопушкой придавали 'Скёльду' сходство с механической черепахой.
  Бронированный транспорт начал разгоняться, уверенно двигаясь вперед по неровной почве. Из рассеивающихся клубов дыма, в котором находились потрепанные войска Лиги, в 'Скёльд' полетели снаряды. Машина уверенно приняла их на носовую броню. Два скорострельных миномета, установленные на небольших спонсонах, начали закидывать пространство между 'Скёльдом' и противником дымовыми гранатами, скрывая движения машины от артиллеристов. Как раз вовремя, потому что рядом с бронетранспортером стали рваться снаряды со стопятидесятимиллиметровок 'Фуэрто Мовиль'. Рэн напряглась. Если скорострельные орудия 'Фуэрто' смогут нащупать 'Скёльд', то долго машина не протянет.
  - Доклад расчета 'Длани'. Приступают к обстрелу.
  Хасигава перевела взгляд на последний 'Крузеро'. Вражеский сверхтяжелый танк дал еще один залп, а потом содрогнулся от сокрушительного попадания. Огромные снаряды с легкостью пробивали броню, разнося огромный танк изнутри. 'Крузеро', получив попадание в середину корпуса, где находилась двигательная установка, замер. Еще два снаряда легли рядом, срывая покореженную броню. Четвертый попал в головную часть, пробил броню башни главного калибра, и нос махины разлетелась на куски от взрыва снаряда и последующей детонации боекомплекта.
  Тем временем 'Скёльд' уже достиг холма, куда стягивались основные силы противника.
  - Эмиль, переключи меня на Диса.
  Связист кивнул и перекинул штекер в нужное гнездо.
  - Дис, слышишь меня?
  - Слышу. - лаконично ответил Дис.
  - У меня есть для тебя задание...
  Рэн немного заколебалась. Дис входил в число экстренных резервов.
  - Плохая идея, Рэн. Даин тебя за такое по головке не погладит.
  Девушка раздраженно зарычала. Дис, как всегда, был проницателен, и понял, что она хочет сделать. А еще он знал, как на это отреагирует ее господин.
  - Я знаю. Но я боюсь...
  - Прекрати. Это глупо. Даин - выдающийся воин. И даже не думай в этом сомневаться. У тебя есть задача - руководить битвой. Так что перестань отвлекаться из-за личных переживаний. Тем более - хватит переживать за него.
  Рэн до хруста сжала кулаки. Дис был прав. Тысячу раз прав. Но она не могла избавиться от своего страха.
  - Эмиль, переключи меня на командную частоту.
Оценка: 8.61*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"