Чеширский И Котяра: другие произведения.

Как ведьмочка демонесс воспитывала... (Стёб)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Демоны. Что мы знаем о них? Лишь сказки и легенды об ужасных монстрах с копытами, рогами и хвостами. А ведьмы? Злобные ехидны, живущие в мрачных лесах в окружении страшных зелий. Что мы знаем о магических академиях? Что там учатся нерадивые раздолбаи, а могущественный и загадочный ректор еле уворачивается от адепток с матримониальными планами на его шкуру? А если все совсем не так? Вернее, все не совсем так?
      АХТУНГ: очень черный черновик! Мы тут посовещались и решили: данному опусу быть! Посему он активно пишется.
       АТТЕНШЕН: графика выкладки нет, аффторы - натуры увлекающиеся, поэтому не стесняйтесь, пеняйте нам в коммах. По крайней мере мы будем знать, что наш опус кому-то интересен))
    Объява: Вышла из строя архиважная цепочка: неадекватная мысль-связная мысля-набор букв-адекватный текст. Уже восстанавливается литературными изысками и печеньками. Надеюсь, авторский застой не в духе гномьего долгостроя. Всем потрясных выходных! PPS история будет продолжена и дописана обязательно, автор несколько увлекся и разбросался своим не резиновым временем и возможностями, но намерен решить этот вопрос в ближайшем обозримом будущем. Добавлен очень небольшой кусь от 29.03.18

   Глава первая.
   Исполнение желаний не всегда сопряжено с радостью.
  
   День Амалии не задался с самого утра. Зелье, заказанное господином бургомистром подгорело, и не желало становиться прозрачным, оставаясь землисто-зеленым. А еще оно воняло, как коровник, хотя это и не удивительно, если вспомнить некоторые компоненты, входящие в его состав. В том числе естественного, так сказать, происхождения.
   Нет, ну а что такого? Главное, чтобы заказчик был доволен результатом, и никогда, ни под каким предлогом не узнал, из чего что сварено, приготовлено, добыто... А то уже ничего не поможет ни ему, заказчику, ни ведьме, не уберегшей рецепт в тайне, а язык за зубами.
  
   Язык - враг любой ведьмы. Излишне свободолюбивые они росли и взрослели вдали от цивилизаций, условностей и прочих ограничений, нрав имели дюже крутой и вспыльчивый, скорые на расправу руки и независимый характер. Потому и связываться с ними не любили - до последнего, бывало, терпели, пока ведьма не становилась привлекательнее ужасов хвори, а то и маячившей в перспективе мадам Смерти.
  
   А вот Амалия выросла в городе, практически в его центре, так как отец - прокурор не захотел оставлять прибыльную и любимую должность, чтобы уйти в лес ради взросления дочери в естественных, так сказать, для ее сущности, условиях. Дочь - колдунью он принял, вырастил и воспитал в память о женщине, подарившей ему несколько прекрасных ночей и радость отцовства. Да, до встречи с матерью Амалии ее отец считался бесплодным, вот молодая ведьмочка-экспериментатор и взялась его вылечить от недуга. Успешно. Через девять месяцев у порога городского имения лорда Дишара оказалась предприимчивая и влюбчивая колдунья с плачущей Амалией на руках. Спустя несколько месяцев, едва вскормив дочь, непоседливая ведьмочка снова двинулась в путь, да так и не вернулась.
  
   Лорд сжалился над малышкой и оставил ее себе, даже когда все надежды на возвращение возлюбленной иссякли. А вот Амалия с каждым годом все больше становилась похожа на отца - черноволосая, кареглазая, худощавая, как и отец. И с таким же строгим, задумчивым взглядом.
  
   Сквозь пелену воспоминаний Амалия почувствовала запах дыма. Погрузившись в размышления, она совершенно забыла о новой порции зелья, которое повторило судьбу предыдущего. Чертыхнувшись, и тут же прикусив язык за несдержанность, она сняла многострадальный котелок с треноги и погасила огонь.
  
   Определенно, сегодня неудачный день!
  
   Звонок телефона отвлек ее от соскребания гари со стенок посуды, чему ведьма нисколько не обрадовалась. В такую рань звонят либо из казенных учреждений, либо кто-то с неприятными новостями. Оказалось, предчувствие ее не обмануло.
  
   - Амалия Дишар? - механический голос из трубки.
   - Да, я слушаю. - Осторожно ответила Амалия, невольно затаив дыхание.
   - Уполномоченный секретарь канцелярии отдела межрасового образования, - сухо представился голос.
   Амалия вздохнула. ОМО - независимый отдел, жуткая бюрократическая машина, без согласия которой нельзя было нормально начать практику. Дипломы, разрешения, назначения на практику и работу всех закончивших любое, то есть вообще любое магическое учреждение во всех мирах и реальностях. Даже ведическая школа, которую возглавляла Амалия уже пятый год, включая 11 ее учениц, были под юрисдикцией ОМО. И что им нужно от нее?
   - На последнем собрании высокой комиссии, ваша кандидатура была детально рассмотрена, и на основании общего голосования было принято решение о назначении вас главой учебного заведения...
   Дальше Амалия не слушала, ибо сердечко радостно подпрыгнуло и забило в груди победный гимн!
   ... назначено посетить отдел в кратчайшие сроки для получения документов и необходимых рекомендаций. Записывайте адрес...
  
   Амалия мигом забыла про испорченные зелья. В душе поселилась надежда и вместе с ней легкая тревога.
   Пять лет назад, когда Амалия подобрала буквально на дороге двух сестер - сирот ведьмочек и приютила их, никто не мог ожидать, во что это выльется. К тому времени уставшая прятаться от себя и своей сущности Амалия захотела обрести свободу, независимость и найти свое призвание. Им она считала заботу и опеку над младшими сестрами, коими она считала своих подопечных. К сожалению, для открытия официальной школы требовалось разрешение ОМО, гражданских и юридических служб, и многое другое, но главное - лицензия ОМО. Без нее Амалия не могла выдать дипломы, и ее школа носила неофициальный характер. Девочки, которых постепенно становилось все больше, и теперь уже было 11, разного возраста и происхождения жили и учились под неусыпным контролем и покровительством Амалии и ее няни - госпожи Терес. Их вполне все устраивало, и не было дела до официоза и прочей бюрократии, но они видели, как важно это для их старшей сестры. Ведь выросшая в городе, вдалеке от исконных норм проживания и воспитания ведьм, Амалия была лишена некоторых иллюзий, присущих остальному колдовскому сообществу.
   Несколько лет ее школа существовала сама по себе, но Амалия знала, что рано или поздно, но девочки начнут покидать ее, поддавшись зову дара, и хотела защитить хотя бы с одной стороны. Дипломированная ведьма уже ячейка магического братства, и обидеть ее сложнее. Нет, это не решит всех проблем, но убережет от излишне ретивых поборников псевдо добродетели. Ведьмы считались этаким злом, которое лучше не трогать. Хотя, по правде сказать, практически возле каждой деревушки или села жила своя ведьма. Чаще рядом с людскими поселениями селились знахарки - ведьмы, чьи целительские способности были выше, чем у остальных. Их опасались, но уважали и ценили, потому как такая знахарка и роды тяжелые принять могла, и от увечий излечить, и настойки разные сварить на все случаи жизни. Ведьмы же преследовали свой интерес, получая мзду за свои услуги, а также возможность разжиться бытовыми мелочами, при этом не нарушая своего уединения и занимаясь любимым делом.
  
   Ведьмы, входящие в полную силу, стремились к уединению, хотя бы видимому. Своих сестер терпели только на шабашах или в городах, и то неохотно и не долго.
   А уж о том, что бы собрать Ведьмин круг - объединить силу 13 ведьмочек - и говорить не стоило. Этим и была уникальна ведическая школа Амалии. Пусть их было всего 12, пусть, но они были сестрами в большей степени, нежели иные кровные.
  
   Эта уникальность и стала причиной пристального наблюдения со стороны инквизиции. Именно поэтому год назад Амалия подала документы на признание ее школы учебным заведением со всеми вытекающими. Чтобы защитить. А рассуждения о дипломах и прочая - лишь верхушка айсберга, о которой знал только отец и няня. Да еще старый друг отца - бывший инквизитор. Он и подал идею распустить, пока не поздно, девочек, или подать заявку. Второе предложение он сделал с насмешкой и большой иронией, которую отец не оценил, ибо Амалия именно за нее и зацепилась.
  
   И вот сейчас ей звонят и назначают встречу по поводу ее назначения на должность руководителя учебного заведения.
  
   Неудивительно, что Амалия пребывала в лихорадочном возбуждении, что не могли не заметить чуткие ведьмочки. Старшая, всего на несколько лет младше самой Амалии, девятнадцатилетняя Рамира скептически наблюдала за наматывающей круги по кабинету наставницей. Она была самой близкой подругой среди всех в школе, и только ей позволялось видеть всегда собранную и строгую наставницу в подобном расстройстве чувств.
  
   - Ами, успокойся же ты наконец! Чего ты так переполошилась?
   - Я боюсь, Мира, боюсь, что этот шанс окажется клеткой.
   - Ами, год назад, когда ты бледная и трясущаяся как осиновый лист рассказывала мне о заявке, и о том, что наша семья в опасности, я поняла, что лучше уже не будет. Но тогда я поддержала тебя, и сказала, что мы справимся. Ничего не изменилось с того дня, Ами. Мы по-прежнему вместе. Не дадут спокойно жить - уедем. Девочки еще маленькие, их пристроим, а мы с тобой найдем страну, где можно будет спокойно чаровать.
  
   - Ты так легко об этом говоришь, Мир.
  
   - Говорить всегда легко. Языком трепать - не камни ворочать! - Рамира широко улыбнулась фирменным оскалом во все 32.
  
   - Вот-вот, - мрачно поддакнула Амалия, не разделяя веселья подруги.
  
   - Такс, - стремительно перетекая из расслабленного лежания в кресле в стойку "руки-в-боки", Рамира пристально уставилась на Амалию. Та неожиданно поежилась от тяжелого взгляда ведьмы. Несмотря на возраст, напускное веселье и легкую бесшабашность, Рамира обладала поистине сильным и тяжелым даром. Видеть суть.
  
   - Н-не, не смотри на меня так! - возмутилась пришедшая в себя Амалия.
  
   - Как? - тут же кокетливо переспросила Рамира, усаживаясь обратно в кресло.
  
   - Так!
  
   - Слушай, Ами, если иного нам не останется, значит уедем. Мы уже обсуждали это. Ты не всесильна, дорогая, как бы тебе не хотелось покоя, нам его не видать по праву рождения. Счастливы те, кто обделен даром и не ведает. Но мы к этим счастливцам не относимся, мы - особенные, те, кого отметила сама природа, и не нам стенать и плакаться! Мы должны с честью и достоинством принимать судьбу и ее испытания!
  
   - Ну ты загнула! Никак с проповедником переобщалась, - рассмеялась Амалия, невольно развеяв мрачную торжественность речи подруги.
   Рамира лишь хмыкнула на подобное предположение.
  
   - Спасибо, Мири, ты как никто умеешь поставить на место! - все еще улыбаясь, расслабленно произнесла Амалия.
  
   - На том и стоим! Когда уходишь?
  
   - Завтра пополудни.
  
   - Отлично. Я с тобой.
  
   - Нет, Мири, мне будет легче, если ты останешься с девочками.
  
   - А мне нет. Я пойду с тобой. Постою у ворот, может что интересное услышу. А с девочками Божена посидит, как самая нудная, - отмахнулась Мира.
  
   - Она просто очень ответственная! - вступилась за воспитанницу Амалия.
  
   - Я и говорю - занудная.
  
   - Пошли, что-ли, чаю попьем, - не желая ввязываться с многолетний спор, предложила Амалия.
  
   Едва войдя в кухню, Рамира скривилась от запаха.
  
   - Что у тебя тут сдохло?
  
   - А, это зелье бургомистра, - отмахнулась Амалия, доставая сушеные листья пустырника, ромашки и чайной заварки.
  
   - За что ты так его невзлюбила?
  
   - Его невзлюбила острая еда. А я варила микстуру от несварения.
  
   - От? Уверена что не для?
  
   - Мира! Оно просто сгорело!
  
   - То есть полное несварение.
   - Мира!
  
   - Все, молчу -молчу, травительница ты наша. А ты чай, часом не потому же рецепту готовишь?
  
   - Что?
  
   - Вода у тебя кипит!
  
   - Ой! Задумалась.
  
   - Думать вредно. От этого зелья портятся.
  
   - Лучше помоги. Свари ты его, а то, боюсь, мое самолюбие третьей попытки не выдержит.
  
   - Попроси Аниту. У нее лучше получается.
  
   - Смеешься? Да она окромя приворота ничего путного приготовить не может! Вечно в облаках летает!
  
   - Так возраст у нее такой, четырнадцать лет- самый расцвет, - мечтательно мурлыкнула Рамира.
  
   - Как бы нам этот расцвет горькими плодами не обернулся!
  
   - Да брось! Девочка не глупая. Мы, ведьмы, при всей свободе нравов все-таки поумнее деревенских будем!
  
   - Ой ли? А кого Дайна-купчиха на той неделе метлой со двора гнала?
  
   - Так то ж я! Мне поди не четырнадцать, я в любовь и в верность не верю уже. А кузнец хорош.....
  
   - Мира!
  
   - Что Мира? Зацени, какие набойки мне на каблучок сделал? Посеребренные. Сунется ко мне нечисть какая, а я ей так красиво на лапу наступлю...
  
   Амалия с трудом сдерживала смех. Рамира, высокая, тренированная, но необыкновенно обаятельная девушка, имела самую что ни есть роковую внешность. Зеленые пронзительные глаза, смоляные кудри, смуглая кожа, ехидный характер. И убойную нравственность, что совсем не вязалась с ее притягательным, соблазнительным имиджем. По мужикам Рамира гуляла исключительно по делу. Личное же держала при себе, и даже Амалия, хоть и была лучшей подругой, подробностей не знала, ибо частную жизнь уважала, как никто другой.
  
   На следующий день в назначенный час наемный экипаж остановился у ворот высокого здания из серого кирпича с огромными витражными окнами, отражающими солнечные лучи таким образом, что, казалось, здание горит.
  
   Железные кованые ворота распахнулись ровно настолько, чтобы пропустить в свои недра человека. Амалия шла, гордо вскинув голову и чеканя шаг, и ни в одном жесте ее не просвечивало, скольких усилий стоила ее невозмутимость. Под подошвами легких сапожек мягко хрустел гравий дорожки, теплый весенний ветер слегка развивал полы плаща, открывая взору затянутую в строгое платье фигурку ведьмы. Сегодня она одевалась со всей тщательностью, изведя Рамиру своими причитаниями и бесконечным переодеванием.
   Заплетенные в сложную тугую косу каштановые волосы, собранные на затылке и легкий макияж зрительно делали ее старше, чего, собственно, и требовалось для посещения подобного заведения.
  
   При входе она никого не увидела, поэтому, толкнув тяжелую двустворчатую дверь, смело шагнула и оказалась во власти тишины и полумрака. Внутренняя облицовка была выполнена из серого мрамора, полы сверкали зеркальной чернотой, источником света служили все те же витражи, изнутри казавшиеся темными и немного мутными.
  
   Пройдя несколько шагов до центра холла и не обнаружив никого, Амалия в растерянности остановилась, не зная, куда идти.
  
   Не успела она подумать, как поступить дальше, как рядом с ней материализовался невысокий темноволосый юноша в синей форме без знаков отличий, кроме серебряного медальона, висящего на шее поверх сюртука.
  
   - Добрый день, госпожа, вам назначено? - спросил он тоном потомственного бюрократа. Амалия не знала, кто это такие и каким именно тоном говорят, но ей показалось, что они должны разговаривать именно так: холодно, четко, отстраненно.
  
   - Да, - кивнула Амалия. Мне нужно к госпоже секретарю.
  
   - Второй этаж, третий кабинет слева от лестницы.
  
   - Благодарю.
  
   Молодой человек не ответил, лишь сухо кивнул, а стоило Амалии обернуться, как рядом опять никого не было. Все страньше и страньше, - бормотала про себя девушка, поднимаясь по широкой лестнице из того же серого мрамора, что и стены. Третья дверь нашлась в самом конце длинного узкого коридора без окон, но с диковинной подсветкой потолка по периметру. И хотя идти было неуютно от сковавших мысли переживаний, Ами не могла не отметить странный вкус архитектора, создавшего здание ОМО.
  
   Коротко постучав, Амалия прошептала слова ведьминского заговора на удачу, и вошла.
  
   Напротив двери за широким столом, спиной к окну, сидела женщина лет сорока-сорока пяти, сухая как тростник, с высокой прической по моде прошлого десятилетия, строгим прищуром серых бесцветных глаз под линзами очков в толстой черной оправе. Надо сказать, что означенная женщина настолько сильно походила на первую учительницу этикета и манер Амалии, что девушка невольно вздрогнула, выпрямляя спину до сведенных судорогой мышц, и на автомате воспроизводя ту самую, "великосветскую" улыбку - едва заметное движение уголками губ.
  
   - Амалия Дишар? - низким голосом спросила женщина и, дождавшись кивка, пригласила следовать за собой.
  
   - Вас уже ждут. Документы с собой?
  
   - Да, разумеется.
  
   - Хорошо.
  
   Они остановились у неприметной дверцы, Женщина без стука приоткрыла дверь, заглянула внутрь и, мгновением позже распахнув во всю ширь, буквально впихнула Амалию в открывшийся проход. Амалия по инерции сделала несколько шагов вперед, зажмурившись от яркого света, а хлопнувшая за спиной дверь отрезала пути к отступлению.
   Проморгавшись, Амалия смогла рассмотреть помещение, куда ее так невежливо впихнули. Небольшой округлый зал, по центру которого стоял овальный длинный стол, способный уместить дюжину не слишком обремененных диетой человек, по числу стульев, его окружавших. Вдоль стен тянулись стеллажи с книгами, несколько кресел у низкого подоконника и конечно витражное окно во всю дальнюю стену. Только не темное, как в холле, а абсолютно прозрачное. И это через него в комнату попадало столько света, что на контрасте с потемками коридоров вызывало невольные слезы и некоторую дезориентацию.
   Девять кресел из двенадцати были заняты. Оказавшись под перекрестным огнем девяти пар глаз Амалия судорожно сглотнула и непроизвольно сделала знак от сглаза, чем заслужила презрительные гримасы некоторых мужчин, и добродушную улыбку того, кто сидел во главе стола. Остальные никак не отреагировали, потому, что были женщинами.
  
   - Амалия, Рад приветствовать вас на открытой комиссии нашего отдела, - начал, по всей видимости глава этого фарса, крепкий, широкоплечий шатен с темными глазами, - позвольте представить вам членов высокой комиссии, - далее шли имена, титулы и звания, которые Амалия благополучно пропустила мимо ушей, как лишнюю информацию. Она лишь рассеянно кивала каждому новому лицу, пока мужчина не дошел до своей персоны, - лорд Атикус. Потом настала ее очередь:
  
   - Господа, представляю вам Амалию Дишар, дочь уважаемого господина Дишара. Прошу вас, Амалия, присаживайтесь, - лорд Атикус жестом указал ей на пустующие три кресла, позволяя выбрать. Амалия, нисколько не смущаясь, выбрала то, что посередине, малодушно отделяясь от остальных щаткой преградой. От нее не укрылась усмешка лорда, когда он разгадал ее маневр.
  
   - Амалия, как вам уже наверно сообщила госпожа секретарь, на предыдущем совещании рассматривалась ваша кандидатура. Было принято предварительное согласие по вашему вопросу, осталось лишь уточнить некоторые моменты. Вы согласны ответить на несколько вопросов?
  
   - Да.
  
   - Отлично. Как давно вы ведете наставническую деятельность?
  
   - Пять лет.
  
   - Образование?
  
   Амалия смутилась. Сама она нигде не обучалась, но усердно штудировала все книги, что притаскивал ее друг детства из библиотеки Академии. Это было не совсем законно, ведь она не числилась адепткой, но девушке ее положения в обществе образование давалось весьма поверхностное и узкоспециализированное. Она и так с боем вырвала некоторые вольности у отца, позволившие посещать открытые лекции Университета общих знаний. Поэтому самообучение стояло на первом месте как шанс хоть что-то узнать и чего-то достичь кроме выгодного брака. Отец хоть и не настаивал на последнем (ага, поди попробуй навязать что-то ведьме против воли!), но каждый раз при встрече грустно вздыхал и причитал что-то о внуках, одинокой старости и безответственной бессердечной дочери.
  
   - Амалия? - повторил вопрос лорд.
  
   - Семья настояла на домашнем обучении. История, искусство, музыка. Прослушала также курс лекций профессора Гинея по экономике и праву, - бодро отрапортовала девушка.
  
   - Семейное положение?
  
   Амалия удивилась, но все же ответила:
  
   - Не замужем.
  
   Но лорд на этом не успокоился, следующим вопросом чуть не загнав Амалию в краску.
  
   - Жених, возлюбленный, брачный контракт , договор или обещание?
  
   - Нет.
  
   Вопросы Амалии нравились все меньше. Зачем такие подробности? Думают, что она глупая дворянка, заигравшаяся в куклы? Посетила блажь - хочу школу, а потом замуж выскочу и школа уже досадное недоразумение. Так, что ли? Амалии даже обидно немного стало. Зачем тогда ее позвали? Могли просто отказать, как много раз до этого.
  
   - Уровень силы? - тем временем продолжал допрос лорд.
  
   - Средний. Алхимия, Целительство.
  
   - Отлично, - хмыкнул мужчина, делая едва заметный пасс рукой и встряхивая кисть.
   Амалия тут же почувствовала себя лучше. Что он сделал?
  
   - Здесь душно, - невольно ответил на ее вопрос лорд.
  
   - Что ж, ваша кандидатура признана подходящей. Общим голосованием семь "за" при одном "против", одном "воздержавшемся" и двоих отсутствующих, - сверяясь в бланком, весело проговорил лорд Атикус.
  
   Амалия украдкой перевела дух. Один голос перевеса - они были на волосок от провала, но сегодня, видимо, богиня судьбы милосердна.
  
   - Госпожа Дишар, официальная процедура окончена, я предлагаю пройти в мой кабинет и обсудить некоторые формальности.
  
   Некоторые все же попытались возразить, ссылаясь на отсутствие какого-то Велеста, но лорд Атикус жестом показал свое отношение к недовольным.
   Пара минут и Амалия с лордом остались одни.
  
   Амалия кивнула и поднялась, следуя за лордом к противоположной двери о той, в которую она вошла полчаса назад.
   За лордом, как приклеенная, двигалась еще одна девушка, бросая на Амалию подозрительные взгляды.
  
   Едва они прошли в светлое помещение, бывшее, по-видимости, кабинетом лорда, мужчина закрыл дверь и что-то нажал на ручке. Раздался негромкий щелчок, заставивший Амалию нервно вздрогнуть. Предсказания и предчувствия всегда были ее слабой стороной, но сейчас девушке казалось, что она оказалась в запертой клетке с хищником.
  
   Лорд же невозмутимо прошел к столу, достал из ящика тоненькую папочку и жестом предложил располагаться. Девица из зала Совета прошла и встала за спинкой кресла лорда. И чего ведьма не ожидала, так это протяжного вздоха облегчения лорда Атикуса. С удивлением покосившись на мужчину, она поймала его усталый, но довольный взгляд и...
  
   - Итак, госпожа Дишар, как я уже говорил, ваша кандидатура признана подходящей на пост ректора. С сегодняшнего дня вы - первое лицо в закрытой академии Рошан.
  
   В этот миг Амалия подумала, что ошиблась дверью. Или повредилась умом. А может, у нее проблемы со слухом?
  
   - Прошу прощения, лорд Атикус, какой академии?
  
   - Академии Рошан, - повторил лорд, - это закрытая..
  
   - Я знаю, где эта академия, - перебила Амалия лорда, чем заработала ненавистный взгляд стоящей по правую руку от лорда блондинки. Но с мысли не сбилась и продолжила:
  
   - Я не понимаю, при чем тут ЗАР, лорд Атикус. Я подавала прошение на признание официального статуса учебного заведения своей ведической школы.
  
   - Да, мы в курсе вашего запроса. Но то, что мы вам предлагаем, это более престижно..
  
   - Лорд Атикус, я не спорю о престиже, но я не подавала заявки на должность, и не имела намерений ее принимать, - Амалия с трудом сдерживалась, чтобы не повысить голос.
  
   "Академия Рошан! Закрытая академия, в которой обучаются высшие демоницы! Самые настоящие темные! Да они с ума сошли!" - билась отчаянная мысль в голове бедной ведьмочки.
  
   - Госпожа Дишар, - скривилась та самая блондинка, - вы осознаете, где находитесь?
  
   - Лейла, прошу тебя, - мягко сказал Лорд Атикус, накрывая ладонью кулачок блондинки, от чего та моментально растеряла весь свой пыл. - Госпожа Дишар просто в шоке, верно, сиятельная?
  
   Не зная, что ответить, Амалия кивнула. Раздражение, смятие, злость накатили на девушку. Пролиться подобным эмоциям не позволил лорд, поднявшись и подойдя к девушке, он протянул ей руку и искренне повинился:
  
   - Прошу прощения, Амалия, что не предупредили вас заранее. Хотя мне казалось, что Ронда должна была сообщить. Впрочем, так даже лучше. Ведь если бы вы занали, зачем вас вызывают, вы бы не пришли?
  
   - Возможно, не стала отрицать девушка. - Я еще не давала своего согласия.
  
   - Оно и не требуется. Конечно, вы можете отказаться, но объективно - мы ваш единственный шанс.
  
   - Вы издеваетесь?
  
   - Отнюдь. Если выслушаете меня, поймете. Прошу вас.
  
   - Хорошо, я слушаю.
  
   - Лейла, - обратился он к блонди, - оставь нас, будь любезна.
  
   Блондинка фыркнула, но завуалированный приказ все же исполнила.
  
   Оставшись один на один в лордом, Амалия резко сменила тактику, давая ход своим эмоциям.
  
   - Амалия, - фамильярно начал лорд, будто бы и не замечая кровожадного взгляда ведьмы, - вы прекрасно осведомлены о пристальном внимании, которое уделяется вам инквизиция, не так ли?
  
   Амалия хмуро кивнула, еще не понимая, куда клонит лорд.
   - Ваша школа неофициальная, права на преподавание у вас нет, и никто в здравом уме и твердой памяти не доверит руководить учебным процессом колдунье-недоучке.
  
   - Но вы же сами....
  
   - Не перебивайте, прошу вас. Итак, только благодаря мне и моему влиянию, вы получили семь из двенадцати голосов для назначения на эту должность. И от меня же зависит, сможете ли вы и дальше возглавлять вашу школу, но уже на официальной основе. Если вы не поняли - я предлагаю вам сделку.
  
   - Больше похоже на угрозу, - ничуть не смутившись от пристального взгляда, парировала Амалия.
  
   - Считайте, как хотите. Ваше право.
  
   - И в чем заключается моя... миссия?
  
   - О, тут все просто. Вы вступаете во временную должность, пока мы не найдем более подходящую кандидатуру, и не решим пару организационных моментов. Вопросы?
  
   - У меня их много, - честно ответила ведьма, понимая, что ей никуда не деться. А раз прямого выхода нет, будем искать брешь.
  
   - У меня мало времени. Задавайте, - великодушно позволил лорд, прочтя в глазах девушки не озвученные мысли.
   Ловя удачу за хвост, Амалия поспешила выяснить главное:
  
   - Почему я?
  
   - Не так просто, как вам кажется, найти человека на эту должность.
  
   Скептически поднятая бровь Амалии не смогла сбить лорда с мысли.
  
   - Да-да, репутация ЗАР говорит сама за себя. Даже вы... в курсе. И столько было за этим "вы в курсе". - Ваше же заявление, попавшееся мне в руки, было как нельзя кстати.
   "Тем, что мне то уж не светит отказаться от этой должности" - мрачно думала Амалия. "Остальные, небось, при звукосочетании ЗАР бежали без оглядки или презрительно кривили профессорские губы. И я бы присоединилась к первым, но.."
  
   Но девочки, и ответственность, которую возложила на себя молодая ведьма, не давали ей такой возможности смалодушничать.
  
   "Что ж, если это цена за их право на спокойную жизнь в этом мире - она ее заплатит"
  
   - А если я не справлюсь? - последний шанс на спасение..
  
   - Справитесь. У вас будет то, чего не хватало другим.
  
   - И что же это?
  
   - Прекрасный стимул, - убийственно ласково припечатал лорд.
  
   - Когда нужно приступать?
  
   - Сейчас.
  
   - Чтоооо??
  
   - Вы отправляетесь сейчас.
  
   - Но как же мои ученицы..?! Мне надо предупредить...
  
   - Не волнуйтесь, я обо всем позабочусь.
  
   - Нет. Либо я забираю с собой девочек, либо справляйтесь сами! Как я могу спасать одно и бросать другое?
   - Хорошо, - скрипнул зубами Атикус, - у вас сутки на сборы. Портал одиночный, через неделю подготовлю обычный, за это время освоитесь, обживетесь, проникнитесь, так сказать...
   От 28.12.
  
   Кабинет лорда Амалия покидала в смешанных чувствах. С одной стороны она была расстроена, обескуражена и растеряна. Другая же сторона заключалась в проснувшихся генах отца, человека делового и дальновидного. И пусть от перспективы оказаться в кресле ректора ЗАР за версту веяло грандиозной подставой и одна мысль об этом вызывала лишь головную боль, выгоду для себя и своих сестер Амалия разглядеть смогла. Только вот в порядочность лорда Атикуса, обманом и недосказанностью, игрой на ее чувствах и слабостях добившегося ее согласия, Амалия не верила. Как и в то, что чопорная секретарь Ронда могла 'запамятовать' и не сообщить точную причину назначенного накануне визита. Лорд хорошо расставил сети и наивная ведьмочка в нее попала. Но только вместе с ней в сети угодила и госпожа Дишар, истинная дочь своего отца, получившая с генами и любовь к ясности условий, и умение копаться в двусмысленностях и обтекаемых формулировках. Нужен контракт. Ей необходимо получить лицензию для школы раньше, чем она покинет столицу и расстанется со своими подопечными на неделю.
  
   Рамира ждала подругу, в качестве опоры выбрав массивный ствол дерева Ракхари недалеко от входа в Центральный парк города. Ну а то, что с ее позиции отлично просматривалось здание министерства, притом что саму ее в тени деревьев было различить невозможно - это так, приятный бонус.
  
   Едва заприметив чуть поникшую фигурку подруги, в раздумье прикусившую нижнюю губу, Рамира негромко свистнула. Амалия, казалось, не обратила на то никакого внимания, но траектория ее движения плавно сместилась в сторону парка. Присев на скамейку и продолжая размышлять, Амалия ждала Рамиру.
   Та подошла неслышно и устроилась рядом, но чуть в стороне.
   - К чему конспирация? - тихо прошептала Амалия, которой было не до причуд подруги, но внутренний голос заставлял прислушаться к ведьмочке, чья сила предвидения была во сто крат выше ее собственной. За годы дружбы Амалия привыкла к странным вывертам Рамиры, заучив по ее настоянию ряд условных сигналов. Впрочем, все ведьмочки в их Школе знали их наизусть, и весьма успешно использовали для всевозможных проказ в городе.
   - За тобой наблюдали, когда ты покинула здание. Хочу проверить, как далеко простирается их наглость. Выйди из парка и иди по правому лучу до кондитерской мадам Фави. Там встретимся через полчаса. И, провожая поднявшуюся было Амалию, еще тише добавила: - и шоколад закажи...
  
   Амалия лишь хмыкнула. Напряжение постепенно спадало, а поведение Рамиры здорово смахивало на розыгрыш ради удовольствия от чашки фирменного шоколада мадам Фави.
  
   Через полчаса Амалия уже сидела за крошечным столиком одной из лучших кондитерских города, в ожидании заказа и подруги. Особенностью кондитерской было наличие отдельных кабинетов на втором этаже, где можно было не бояться посторонних глаз и ушей. По старому обычаю, Амалии или ее старшим сестрам без вопросов предоставляли такой вот, отдельный, кабинет. Мадам Фави в прошлом была сильно обязана Амалии, спасшей ее дочь в тяжелых родах. С тех пор эта суровая, чуть полноватая женщина с проницательным взглядом и легкой сединой в волосах, питала особую приязнь к Амалии. Хотя до того случая к ведьмам относилась отрицательно, если не сказать враждебно, считая их порождениями нечистых сил. Впрочем, ее мнение поменялось исключительно в отношении Амалии и ее воспитанниц. Прочих представительниц ее дара она по-прежнему недолюбливала.
  
   - Ами, дорогая моя девочка, на тебе же лица нет, - сетовала мадам Фави, лично принесшая заказ в комнатку. - Что у тебя случилось?
   - Ничего особенного. Просто исполнение желаний. За подчерком джинна. - вздохнула Амалия, сделав жалкую попытку улыбнуться. Ни к чему нагружать посторонних людей личными проблемами.
   - Ну это бывает, Ами. Исполнение желаний редко сопровождается теми эмоциями, которые мы предполагаем. Иногда мечты должны оставаться мечтами, - мягко сказала женщина, чем не мало удивила девушку.
   - Там твоя неугомонная пытается пробраться сюда черным ходом. Пропустить?
   - Конечно, мадам Фави, - кивнула Амалия, - я как раз ее жду.
   - Я так и поняла по порции сахара, что ты заказала к шоколаду. Ты столько не ешь, сколь твоя сладкоежка. И как только еще в двери проходит? - шутливо ворчала мадам Фави, лукаво улыбаясь.
   Теперь улыбка Амалии вышла искренней. Слухи о том, сколько сладкого может слопать стройная и гибкая Рамира, ходили по местной кухне еще с того дня, когда Амалия привела сюда девушку впервые. Тогда, четыре года назад, в полуголодном, невзрачном субтильном подростке в мешковатой одежде никто не мог заподозрить девушку. Мальчишка-оборванец покорил сердечных дородных поварих и те от умиления скормили Рамире почти дюжину сладких пирогов. А потом Амалия на пару с верной нянюшкой всю ночь караулили обжору, свалившуюся с желудочными коликами. С тех пор столько воды утекло, но аппетиты Рамиры в отношении сладкого нисколько не изменились. Тем временем часть задней стенки тихо отъехала в сторону, и в открывшейся проход тенью скользнула фигурка Рамиры.
   Амалия почувствовала облегчение, все же она сильно волновалась за подругу.
   - Ну и как разведка, сэр детектив?
   - Познавательно! - откликнулась хмурая Рамира, но тут ее взгляд упал на столик:
   - О...ммм...шоколад! Фави, удочери меня, ради богини, и я стану самой счастливой на обоих берегах Дервинского залива! - продолжая восторженно бубнить, Мира уже запихивала в рот огромный пирожок с шоколадной начинкой.
   - Нужно мне такое счастье! - фыркнула невозмутимая мадам Фави, пряча улыбку в уголках губ. - Ты же меня разоришь, обжора! Сначала на сладостях, потом на портнихах, которые будут перешивать твои наряды каждую седмицу!
   - И я тэя юйбйу! - с набитым ртом ответила ей ведьмочка и отсалютовала кондитерше чашкой горячего шоколада.
   - Мира! - возмущенно одернула подругу Амалия, - может ты объяснишь мне весь этот спектакль в жанре дешевого бульварного детектива?
   - Ну, по поводу дешевого я бы поспорила, а то, что бульварный, это да!, - начала кривляться Мира, но, поймав прищуренный взгляд подруги, осеклась и продолжила сухо и отрывисто, - значит так, как только ты вошла в здание, я прогулялась вдоль забора и отправилась в парк, благо оттуда открывался чудесный вид на всю площадь. Не знаю, откуда, не спрашивай, но меня не отпускало чувство неправильности происходящего. А уж когда ты вышла, натянутая, как струна и при том совершенно поникшая, я поняла, что предчувствие меня не обмануло. На аллее, если ты заметила, сажают только мелкий кустарник, и дорожка просматривается очень хорошо. Ты шла, а за тобой следовала тень. Я бы не обратила внимания, мало ли какой может быть оптический эффект, но фонари не горели, а солнце едва вышло из зенита...
   - Дальше! - Амалия и сама не заметила, как напряглась от сухого тона Миры.
   - А дальше, я сложила два и два. И поняла, что у нас хвост. И решила удостовериться.
   - Удостоверилась?
   - Ага. Хвост остался за оградой парка, но, стоило тебе выйти, последовала за тобой. Я же следила за ней. Недалеко от кондитерской ушла во дворы и проникла внутрь через наш любимый черный ход. А теперь твоя очередь, - Мира внимательно посмотрела на наставницу. - Что тебе сказали в ОМО?
   - Я еду в ЗАР, - без обиняков заявила Амалия, чем заставила поперхнуться только приложившуюся к чашке Миру.
   - Чтоооо?
   - Вот и у меня была та же реакция, - устало пояснила Амалия. Сейчас, когда прошло немного времени, она смогла более ясно взглянуть на ситуацию. - Меня назначили на должность ректора ЗАР, временно, в обмен на лицензию для нашей Школы.
   - То есть шантаж, как интереснооо...
   - Похоже на то. Но, Мира, другого шанса у нас не будет. Мне ясно, - Амалию передернуло от воспоминаний приторного голоса лорда Аттикуса, - дали понять, что мое не согласие - это прямой шаг к дверям инквизиции. А на мне девочки... Я не смогла их подставить.
   - И решила принести себя в жертву? - иронично хмыкнула Мира.
   - Не говори так. Всего лишь временно возглавить академию...
   - Нет ничего более постоянного, чем временное, тебе ли знать правдивость народной мудрости? Когда отправляешься? - перешла на деловой тон Рамира.
   - Завтра.
   - Вот рахвыр!
   - Мира!
   - Прости, не сдержалась.
   - Не смей выражаться, еще ляпнешь при девочках!
   - Да брось ты, Ами, они и похлеще выражения знают! Сама же помнишь, как мы того тролля прошлой весной лечили!
   Амалия лишь укоризненно покачала головой. Тролли - немногочисленная раса нелюдей, традиционно живущая на восточных болотах, обладала недюжинной силой, иммунитетом к магическому воздействию, склочным характером и богатой ненормативной лексикой - единственным вкладом в общую культуру народов их мира. От попыток завоевания мира, воинственное племя троллей спасали постоянные междоусобные распри. В городах их практически невозможно встретить, а вот в лесах, особенно недалеко от резиденций ведьмочек... Рызггара, тролля, о котором вспомнила Рамира, они нашли неподалеку от своей Школы. Он, раненый и ослабленный непогодой, направлялся к ведьмам, но немного не дошел, - свалился в подтаивающий сугроб. Так как к магии, в том числе и целительской, тролли были индифферентны, вылечить от серьезных травм и увечий их могли лишь ведьмы, использующие для лечения не только свою, особую, энергетику, но также и зелья, и припарки, рецепт изготовления которых держался строго в секрете, вот и обращались они к колдуньям, взамен предлагая свою помощь.
   'Да... огород, поправившийся тролль, вспахал им за каких-то пару дней... Кого бы в этом году напрячь' - отстраненно подумала Амалия, и тут же себя одернула. Какой огород, когда ее на неизвестный срок ссылают в недружелюбную неизвестность?
   - Мира, у меня к тебе будет просьба. Через неделю лорд Аттикус обещал подготовить портал для вас с девочками. До этого времени ты за них отвечаешь! Прости, но больше никто с этим не справиться!
   - Ты пойдешь одна? - уловила основную мысль Рамира.
   - Завтра - да.
   - Я не пущу тебя! Ами, это же ЗАР! Да этими тремя буквами непослушных детей пугают! Да мужики здоровые испариной покрываются, а молодушки в обмороки падают! Ты с ума сошла!
   - Да не съедят же они меня! Они же женщины, в конце концов!
   - То, что женщины, это еще хуже. Ты же наивная, как Лили! Даром, что ведьма!
   - Ну, спасибо тебе!
   - Не злись. Ладно, я все сделаю. Пошли домой, надо еще девочкам сказать.
   ***
   Криков и истерик не было. Ведьмочки молча и стойко перенесли новость о том, что неделю будут одни, а потом отправятся в самую загадочную и страшную, если верить слухам, академию. Гораздо больше в них говорило любопытство. Даже маленькая Лили улыбалась в предвкушении.
   'Они выросли. И гораздо сильнее меня' - с грустью, и одновременно с гордостью думала Амалия.
   - Амалия, - обратилась к ней Божена, пухленькая румяная ведьмочка, - тебе собираться надо, да и выспаться не помешает. Мы справимся. Ты хорошо нас воспитала. Девочки активно закивали, подтверждая слова Божены.
   'Все таки она и правда большая зануда, когда включает режим наседки' - мысленно улыбалась Амалия, тепло прощаясь с сестрами.
  
   ***
  
   Лорд Атикус мерил шагами свой кабинет, бросая беспокойные взгляды в темнеющее небо за окном. Его план начал свое воплощение, теперь главное - не проколоться в мелочах.
   - Магистр, вызывали? - тихий шелест за спиной сообщил лорду о том, что в кабинете он больше не один.
   - Низариус... Ты помнишь о нашем договоре?
   Низший демон заметно скривился.
   - Как я мог забыть, магистр?
   - Вот и хорошо. Мое последнее условие, и ты свободен.
   - Кто?
   - Тадоэрра Дэрохан.
  
   Демон, не ответив, бесшумно растворился, оставив после себя легкий запах серы. Лорд улыбнулся.
   'Главное, успеть отправить ведьму, пока Велест не вернулся'. Он мог быть настоять, и решить все сегодня, но с ведьмами, даже такими неправильными, как Амалия, лучше не перегибать палку. А то нарвешься на такой отпор, что вся нечисть вместе взятая покажется милашками.
  
   Глава 2.
   Когда первое впечатление вступает в конфликт с предрассудками и реальностью - самое время взять передышку.
   от 03.01.
   Амалии не спалось. Неясные предчувствия, терзающие ее со вчерашнего дня, теперь оформились в мрачные мысли, ровным строем пустившиеся в атаку под покровом ночи.
   - Ами?
   Робкий, едва слышный голос вырвал Амалию из полузабытья.
   - Ами, ты не спишь?
   - Лили?! Милая, это ты?
   Маленький волчок шустро юркнул к Амалии на постель и прижался к теплому боку.
   - Лили? Тебя опять мучают кошмары, волчок?
   Укутанная по самый нос фигурка неясно кивнула.
   - А где же Василина? А Божена? Спят?
   - Не хочу будить их. Они и так с трудом уснули, за тебя больно переживают, - буркнул ворох одеял голосом Лилии. Самая младшая ведьмочка была всеобщей любимицей и заодно массовой головной болью, - неугомонная, проказливая, но на диво милая и отзывчивая девочка, способная покорить любого с первого взгляда и растопить вечный лед даже в самом черством сердце, она обладала самым редким и в то же время опасным даром - предвиденья. Маленькая пифия могла впасть в неконтролируемый транс где и когда угодно, чем изрядно пугала старших сестер, а также людей, случайно оказавшихся свидетелями ее видений. Но больше, конечно, пугалась она сама, ибо для крохи картины стихийных бедствий или войн, или грязных взрослых скандалов могли стать сильным эмоциональным потрясением, если не сказать больше. Поэтому, в ее по-детски широко распахнутых глазах, все чаще читались усталость и непритворная серьезность. Амалия же любила крошку Лили как свою дочь, и нерастраченный материнский инстинкт (явление недоказанное, и инквизицией резко отрицаемое) всех без исключения ведьмочек гипертрофировался на воспитании младшей ведьмочки.
   - Ами, мне сон приснился, - глухо прошептала Лили.
   - Плохой? - Амалия приложила немалые усилия, чтобы голос не дрогнул.
   - Не, не плохой. Странный, - задумчиво протянула Лилия., - там была ты и еще одна ведьмочка, только неправильная.
   - Как это, неправильная? - удивилась Амалия, привыкшая к тому, что ее и ее сестер в городе и в деревне, где стоял их особнячок, бывший Школой, называли именно 'неправильными'. Бывало, слышала она, как деревенские разговаривают друг с другом. 'Слышь, Петрич! Ведьма наша, которая неправильная, просила дровишек для ейной школы наготовить за то, што она Денке-молочнице корову-то врачевала. Надыть помочь, ведьмы то наши, барышни молоденькие, замерзнут!' или 'Надо к Глашке, роженице непутевой, Боженку позвать с подружками, они, хоть и ведьмы, да наши, помогут, не откажут!'
   - Не знаю. Смотрю на нее и вижу - ведьма, а чувствую - другая, - Лили смешно наморщила носик.
   - Ты с ней в месте таком, темном, и пахнет...ну, как от троллика того, помнишь? Вот. А дальше я не понимаю, голоса странные, не по-нашенски. Я же языки только учить начала, не понимаю...
   Амалия сглотнула неприятный ком. Предсказания Лили расшифровать, в силу возраста самой ведьмочки, было очень сложно, но те, что расшифровывались - непременно сбывались. Значит, на ее пути предстоит встреча с еще одной 'неправильной' ведьмой. 'Неужели, тринадцатой? Может, это и неплохо? С одной стороны - да, Ведьмин круг это неоспоримая мощь и сила, с другой - опять же, клятая инквизиция. Контракт... Лицензия! Им нужна защита... Да..' - мысли Амалии неслись, как тройка удалая, а рука машинально поглаживала светлую кудрявую головку Лили. В раз пересохшие губы шептали слова успокоения:
   - Все будет хорошо, моя Лили, все будет хорошо, не мучай себя, мы справимся, мы со всем разберемся. Спи, спи мой ангелочек, утро - оно мудрее...
  
   ***
   Велест стоял посреди пустоши, окруженный сотнями лиг безлюдного пространства; всюду, куда не проникал взгляд - он встречал бесплотных призраков былых сражений. 'Чертова пустошь' - заброшенная, проклятая земля, свидетель последней битвы магической войны трехсотлетней давности, смотрителем которой был неожиданно послан сигнал бедствия. Самого смотрителя Велест с отрядом не нашел, а призраков быстро упокоил штатный некромант. И теперь Велеста мучил вопрос - зачем Атикус его отправил в это богами забытое место, где справился бы и обычный отряд зачистки? И почему в эфире он чувствует такой знакомый почерк?
   Велест, один из Совета Двенадцати, гордо именуемого так по числу магистров, что возглавляют ОМО, и в чьей власти решение судеб магически одаренных людей и нелюдей, истинный темный, полудемон, рьяно защищавший мир от скверны и нечисти, был самым принципиальным и бескомпромиссным членом Совета, за что не раз получал курьезные комментарии от лучшего друга и соратника - тоже члена Совета, инквизитора в третьем поколении, демонолога Николаса тер Краста. Ник и сейчас находился рядом, скептически осматривая окрестность и напевая скабрезные песенки себе под нос.
   - Вел, ты уверен, что 'ситуация носит непредсказуемый характер и требует немедленного вмешательства' - едко передразнил Николас лорда Атикуса.
   - Я уверен, дружище, что мы очень мешались уважаемому лорду. Но мы не будем лезть в бутылку, и сделаем так, как он просил, но уточнить некоторые моменты все же стоит.
   - Например? - живо заинтересовался Николас, которому дюже надоедала маска суровости и надменности, что приходилось носить в обычной жизни.
   - Узнаешь... - загадочно изрек Велест, выстраивая одиночный портал.
  
   Закрытый экипаж нес Амалию по тому же маршруту, что и накануне. Столица еще спала, и улицы города были пустынны. Амалия надеялась добраться до городской резиденции отца до того, как он, по обычаю, укатит в здание суда. Трудоголик до мозга костей, лорд Дишар вставал с рассветом, и, не теряя времени даром, принимался за работу: заявления, иски, договора и прочие бумаги - в них был смысл его жизни, особенно после того, как единственная дочь не приняла планов родителя на свою девичью судьбу и сбежала... И все же, отцовская любовь была велика, и, скрипя сердцем, лорд Дишар решение Амалии принял, в душе надеясь на то, что сердечко юной ведьмочки не устоит, дрогнет, и раздастся в его огромном доме гимн богине любви и следом - детский плач...
   Амалия, чуткая и любящая дочь, знала о тайных мечтах отца, но лишаться свободы, а именно так она воспринимала институт брака (честно скажем, не безосновательно), не соглашалась. Так и жили они, упертые и упрямые, каждый сам по себе и каждый в своих иллюзиях. Но в минуту опасности и тревоги, вот как сейчас, Амалия стремилась к родным корням, за советом, за добрым словом, за поддержкой.
   Дверь особняка открыла старая Марта. Амалия сколько себя помнила, Марта всегда служила ее отцу, и не стесняясь порицала и саму Амалию за своеволие, и госпожу нянюшку Терес за потакание.
   - Марта, милая! - улыбнулась Амалия, - скажи мне, дорогая, папенька еще не отъехали?
   - Отъехали, известное дело, - ворчала старая Марта, - еще вчера-сь, по поручению, значитца, главнего, уехали. Али не сказали?
   - Не сказали, Марта, не сказали...
   Как же так? Ощущение подставы усилилось, наложенное на слова Лили и собственные умозаключения.
   - Я записку оставлю ему? Передашь, как будет?
   Марта недовольно поджала губы, но согласно кивнула. Это только кажется, что прислуга - люди подневольные, на самом деле, главнее и осведомленнее, людей нет. Кто обращает внимание на мебель? А ведь именно так и воспринимали, в большинстве своем, лорды прислугу, и совершенно, ну вот совершенно зря! А Амалия на этот счет не обманывалась. Марта знает больше, чем говорит. Но времени ее пытать у ведьмочки нет. Нужно ехать на встречу к лорду Атикусу - до портала остается всего ничего, а ведь надобно еще и лицензию с него стрясти, без нее Амалию в неизвестность не затянешь! Как жаль, что папеньки нет! Он бы помог составить все так, что никакой изувер от закона не подкопался бы!
   'Ничего не попишешь, - вздохнула Ами, оставляя отчий дом позади спешащего вперед экипажа, - придется выкручиваться самостоятельно!'
   ***
   Вышеупомянутый лорд недовольно отстукивал пальцами рваный ритм на гладкой поверхности столешницы. Портал был готов, его поверенный, получивший недвусмысленные указания, уже находился на территории ЗАР, документы подготовлены, да как! - каждый символ выверен, не придерешься, а главной фигурки в тщательно спланированной партии, не хватает!
   И знал бы чопорный интриган, что роль фигурки обернется отнюдь не пешкой, трижды бы подумал, прежде чем связываться с ведьмами, но об этом он пока не подразумевал, как и о том, что отлученные от вчерашнего собрания лорды тоже не будут молчать в ответ на такое самоуправство...
  
   ***
   Амалия, покинув экипаж и пройдя по внутреннему двору здания министерства, успела не только успокоить нервы, но и раскалиться до предела, воинственно сжимая кулачки и неосознанно хмуря лицо. Такой, собранной, как хищник перед прыжком, ее и увидел заждавшийся лорд Атикус и в который раз поразился метаморфозам, происходившим с юной ведьмой. 'А ведь говорили, мол, странная, неправильная, ведьма!' - с досадой размышлял лорд в ответ на прямой взгляд и дерзкую просьбу, нет, - требование о выдачи лицензии прямо сейчас.
   - Амалия, - обманчиво мягко начал лорд, плохо скрывая раздражение, - вы ничего не перепутали? Вы, сдается мне, не в том положении, чтобы требовать.
   - Лорд Атикус, прошу простить мне мою дерзость, но, вы сами понимаете, ответственность не позволяет мне так опрометчиво поступать с вверенными мне судьбой и богиней сестрами... Мне будет легче и спокойнее выполнять свои обязательства, если я буду знать, что мои ученицы в безопасности.
   - А вы не такая простушка, Амалия, как о вас рассказывали, - задумчиво протянул лорд. 'Ведьма просто меркантильна, как и все из ее племени', - хорошо, как только вы исполните свою часть обязательств, а именно вступите в должность, я обеспечу вам документы и поручения для получения вами лицензии на ведение собственной преподавательской деятельности, а пока ваши девочки принимаются под юрисдикцию ОМО. Этого будет достаточно, чтобы обезопасить их от интереса инквизиции, пока мы с вами сотрудничаем, да, Амалия?
   - Да, лорд Атикус.
   ' Все хорошо, пока я пляшу под вашу дудку' - перевела для себя речь лорда Амалия. 'Пока'.
   - Что ж, портал и академия ждут вас, дорогая леди ректор. Совсем забыл, ректорство обременено титулом, моя дорогая, бывшая госпожа Амалия. Амалия лишь сухо кивнула, переступая порог малого портального зала, не замечая суетливых движений портального мага, и обеспокоенных взглядов секретаря Ронды, также присутствующей при отправке. Как не заметила и того, что камень перехода чуть сдвинули с места, обеспечив недееспособность на какое-то время данного портала. Амалия не замечала ничего, погруженная в собственные мысли.
   ***
   Следом за закрывшимся порталом в зал ворвался Николас, чем-то крайне недовольный. Лорд Атикус не без удовольствия выдохнул. Разгневанный инквизитор - меньшее из всех возможных зол, что могло приключиться в это пасмурное утро.
   - Атикус, что все это значит?
   - Николас, я не ждал тебя раньше обеда, - спокойно приветствовал коллегу лорд.
   - Надо же, мне удалось тебя удивить? - ехидно ответствовал Николас.
   - Удалось. Как пустошь?
   - Как всегда. Смотритель новый нужен. Бывшего, полагаю, сожрали. Правда, Вел остался там, проверять свои теории...
   - Следы? - деловито уточнил лорд.
   - Ты же знаешь, что нет, - фыркнул Инквизитор. - Меня волнует другое. Почему на моем столе лежат на подпись одиннадцать личных дел для утверждения срочной ликвидации? Лорд Атикус выругался. Про себя, разумеется. Личные дела должны были прийти к помощнику Николаса, завравшейся канцелярской крысе, что могла подписать дела задним числом в случае необходимости и в обход инквизитора. А этот забулдыга, небось, опять набрался и младший служащий отнес дела прямиком на стол Николасу. Плохо.
   - Понятия не имею, Николас, но обещаю разобраться.
   - Разберись, мне только писанины сейчас не хватало, слышал про очередное покушение на бывшего зама ЗАР?
   - Слышал. Я уже отправил туда замену.
   - И кто тебе на этот раз дорогу перешел? - тонко заметил Николас, не отличавшийся тактом. - И когда это ты успел?
   - На этот раз, я пошел от противного, друг. А отправил еще вчера.
   - Ставки принимаются?
   - А как же!
   ***
   Амалия решилась открыть глаза только когда рука, держащая дорожную сумку, онемела, а ноги в легких туфельках, замерзли. Следом за глазами у ведьмочки непроизвольно открылся рот. Ибо зрелище, открывшееся взору, было впечатляющим. Амалия стояла на невысокой горе, чуть дальше открывался вид на неспокойный океан, волнами накатывающий на прибрежные скалы и разбивающий темные воды о них. Прямо перед ней красовался огромный навесной мост через ущелье, отделяющее замок академии от остальной части суши, на которой Амалия и находилась. Академия будоражила воображение своим видом - часть ее терялась в облаках, скрытая от глаз, часть была окутана вьющимися побегами диковинных растений темно-синего цвета, часть же темнела шершавой поверхностью камня. Мост призывно поблескивал. Амалия скептически хмурилась. Замок безмолвствовал. Никто нового ректора не торопился встречать. Это и радовало - ибо давало время прийти в себя и собраться с духом, с другой стороны - огорчало, как же она сможет себя поставить в новой должности, если ее с первого же дня не уважают? А вдруг это своеобразная проверка на вшивость? А она стоит тут, и трясется, как лист на осеннем ветру? Ведьма она или как? Вот так, подбадривая себя разными эпитетами, Амалия сделала первый шаг, потом еще один, и еще, пока нога не коснулась противоположной стороны. Вот тогда Амалия позволила себе оглянуться. И ахнула! Потому, что никакого моста за спиной не было! Ну вот вообще! Только белесый туман, начинающийся полупрозрачной дымкой от самых краешек туфелек и превращающийся в непроглядную пелену на расстоянии в пару локтей! Вот почему ее никто не встретил, с этой стороны просто нереально что-нибудь разглядеть. Чтобы проверить догадку, любознательная ведьмочка шагнула было в сторону, но тут же натолкнулась на вязкую преграду, застряв в ней, как муха в желе. С силой дернулась обратно и, не удержавшись, плюхнулась на мягкое место. Рядом послышался сдавленный смех. В пору было разрыдаться или посмеяться - Амалия же привычно поджала губы и упрямо поднялась. 'Когда нет дороги назад - самое время смотреть под ноги', - мрачно решила ведьма. Тут за подол ее плаща резко дернули. Испуганный вскрик вырвался помимо воли. А уж каблук впечатался во что-то мягкое и вовсе на рефлексах. С Рамирой поведешься и не того наберешься.
   - Ай-яй-яй! Пошто меня, бедного, дылда пришлая, обидела-а? - пискляво голосило под ногами нечто мохнатое, маленькое и дурно пахнущее. Амалия молча и с интересом рассматривала первого обитателя негостеприимного замка. 'Бесенок. Маленький еще' - участливо рассуждала Амалия, ровно до следующих слов:
   - У-у-ух, как есть дылда, невоспитанная, злая, одно слово - баба!
   - Ах ты, - Амалия ухватила хама за шкирку, приподняв над землей. - Тяжелый, зараз-за, значит не маленький! Ну, что орешь? Местный? Веди тогда, я ваш ректор новый! Шкодник тут же заткнулся, чтобы в следующий миг заголосить с новой силой:
   - Спаси - и - тельница наша, не серчай на малохольного - о, с голодухи и не то выдашь! Прости, прости, только уши не трогай -ай! Все-все покажу, только не... Что 'только не' Амалия уже слушала, встряхнув беса и заставив замолчать.
   - Значит, так, ты - молчишь, я - тебя не трогаю. Усек?
   - Угу.
   Амалия поверила. А зря. Ибо бес, хитро прищурившись, тут же выдал:
   - Как есть баба, хоть ректор, хоть ведьма! Только шкурку замарала, как я теперь к домовихе приду?
   И вот чего Амалия совсем не ожидала, так это:
   - Ладно, прощеваю тебя, только должна будешь! Идешь, значит-ца прямо, там в черном зале во вторую арку шагнешь, дверь огроменную кованную найдешь, тебе туда, там раньше ректор обретался. Только ты, это, призраков не боишься? Ежели боишься, громко не ори, у меня слух тонкий, музыкальный.
   Бесенок исчез. Натурально растворился, оставив Амалию стоять с изумленным выражением лица. Во в таком неприглядном виде ее и нашел привратник.
   - Леди? - прошелестело за спиной. Амалия повернулась на каблуках и невольно зажмурилась. Привратником оказалось приведение. Самое, что ни есть, настоящее.
  
   небольшой кусь от 05.01.
   Высокий, худощавый при жизни, одетый во фрак, с идеальной прилизанной прической и невозмутимым выражением лица он напоминал Амалии профессора экономики, что читал лекции в Университете. Такой же сухой и чопорный тип.
   Насыщенный на события день начинал утомлять новоиспеченную леди ректора, но привыкшая к проказам десятка с лишним юных ведьмочек, Амалия умела быстро брать себя в руки, поэтому, через секунду распахнув глаза, она уже сдержанно улыбалась привратнику, и даже позволила сопроводить себя в отведенные покои, краем глаза отметив снисходительную улыбку призрака.
  
   - Меня зовут Гованс, леди ректор, - вещал призрак, - я уже полвека заведую хозяйственной частью академии, я служил здесь еще при лорде Рошане, надеюсь, вы будете достойной продолжательницей его дела. У вас есть вопросы ко мне?
  
   И тут Амалия не удержалась:
  
   - А вы всем ректорам это говорите?
  
   - Что именно? - без эмоционально уточнил призрак.
  
   - Про достойное "продолжательство", - Амалия сопроводила вопрос неопределенным движением кисти.
  
   - Разумеется. Это часть этикета и дань традициям.
  
   - Понятно, - кивнула Амалия самой себе.
  
   - Еще вопросы?
  
   Вопросов у Амалии было столько, что попытка рассортировать их по значимости и сформулировать конкретно, неминуемо привела бы к мигрени. Поэтому Амалия начала со свойственного девушкам, и ведьмам в особенности, любопытства:
  
   - А давно вы... приведение?
   Не, а что такого? Нормальный исследовательский интерес для ведьмы.
  
   - И это все, что вас интересует, леди ректор? - Амалия показалось, что она услышала ехидные нотки, умело спрятанные за сдержанным шелестом господина Гованса. - Что ж, ввиду вашего возраста и дара, я полагаю, вам простителен подобный интерес.
  
   'Намекает, - отметила Амалия, - да что там намекает, прямо говорит: ты - невоспитанная молодая ведьма!'
  
   - Я продолжил сумрачное существование спустя двадцать лет, как сменился последний из рода Рошан. Вы же знаете, что долгое время ректорами Академии являлись лишь представители этого славного древнего рода? Так вот, как только последний Рошан покинул пост, Академия какое-то время обходилась без высшего руководства. Академия не зря называется закрытой. Мы не любим вмешательства со стороны в наш быт и уклад. Определенные трудности, конечно, возникали, некоторое время Академия и вовсе не функционировала. Пока ОМО не решил, что пора вмешаться и не стал присылать нам своих кандидатур. И за это время я наблюдал смену десяти ректоров. В последнее время - все чаще. Это, знаете ли, очень неудобно. Не в моем возрасте привыкать к подобным изменениям.
  
   'Непробиваемый тип!' - думала Ами, 'за последний год сменилось больше десятка ректоров, при чем большинство числятся как пропавшие при загадочных обстоятельствах, а ему, видите ли, 'неудобно'! Потрясающе'
   Господин Гованс меж тем провел Амалию сквозь парковый ансамбль к тяжелым, кованным воротам главного входа.
  
   - Вам надлежит коснуться ворот. Только после этого они откроются. За ними активизируется защитный контур. Я бы помог, но мое положение не подразумевает живого тепла, а на иное ворота не реагируют.
  
   - А если посторонний, не отличающийся благими намерениями, попробует проникнуть внутрь? - съежилась от перспективы Амалия.
  
   - Ну что вы, чужого ворота испепелят на месте. К тому же, я узнаю о попытке взлома,
   - снисходительно заметил призрак, и добавил чуть тише - здесь и без ворот много путей.
  
   - Что вы сказали? - насторожилась Амалия.
  
   - Ничего особенного, леди. Прошу, время уже позднее. Мы ожидали вас еще вчера, поэтому ваши комнаты готовы, а адепты и преподавательский состав извещены о вашем прибытии. Малый административный круг будет ожидать вас в приемной через час.
  
   - Как через час? - ахнула Ами, любившая откладывать неприятное на неопределенное 'потом'.
   - Мне отменить? - хладнокровно спросил Гованс.
  
   - Н-нет, не стоит. Через час, так через час. - И решительно коснулась створок.
   'Добро пожаловать в ЗАР, Амалия!'
  
   ***
   Велест ждал друга за столиком небольшого придорожного трактира, расположенного в паре верст от столицы. Нет лучшего места для сбора сплетен, чем такой вот трактир в вечернее время. Десятки служивых людей, раздобревших после кружки-другой пива или браги, охотно треплют языком, а знающий человек и из общей болтовни почерпнет нужные крупицы драгоценной информации. Так и вышло, за пару часов Велест был в курсе последних сплетен столицы, как то: сложное судебное разбирательство, которое в отсутствие спешно вызванного к императору судьи превратилось в фарс, свадьбы дочки бургомистра соседнего городка, не обошедшейся без скандала, ибо жених был замечен в сговоре с ведьмой, и многое другое, в том числе и исчезновение очередного ректора демонической академии. О последнем подвыпивший курьер поведал шепотом своей тетке-трактирщице.
  
   - Представляешь, ик, - заплетающимся языком шептал паренек, - в академии ихней, опять мужик пропал.. дела.. все же дурное место, гиблое!
  
   - Развлекаешься? - отвлек Велеста вкрадчивый голос друга.
  
   - По мере сил, - в тон Николасу ответил полудемон. - Узнал что?
  
   - Узнал, - тихо, и уже громче: - налей-ка мне, женщина, да покрепче. Да не того пойла, к которому тянешься, а того, что в бочонке припрятанном!
   Посетители живо загомонили, ругая скрягу-трактирщицу, на что она лишь пожала покатыми плечами.
  
   - Чего это тебя на выпивку потянуло? - недовольно протянул Велест, сам пивший лишь крепкий чай.
  
   - Дружок наш, председатель, не зря нас выслал из столицы. Успел провернуть дельце, прохиндей! Кому-то не свезло новым ректором стать вчера!
  
   - Вот рахвыр!
  
   - И не говори! И, главное, грамотно так все состряпал, не прикопаешься!
  
   - Я же просил его! Как человека просил! А проверяющего уже назначили?
  
   - Ваш покорный слуга к вашим услугам...
  
   - Ник! Как тебе это удалось? - изумление в голосе Велеста всерьез задело самолюбие инквизитора в третьем поколении...
  
   - Все мы люди... Атикус не исключение. Подыграл где нужно, он и уверился во мне. Так что мы едем в ЗАР, дружище. Надо лично проследить, что там новоиспеченный ректор творит, заодно и узнаем, где там нечисто...
  
   ***
   Амалия первым делом попросила проводить ее в личные комнаты. Чтобы предстать в подобающем виде, необходимо подготовиться. Для этого Ами выбрала самый строгий свой костюм, состоящий из длинной юбки в пол, шелковой блузы с воротничком под горло и классического кардигана. Все темно-зеленого цвета. На ноги Амалия решилась надеть шпильки, хоть и не очень их жаловала, но осанка того требовала. Непривычный каблук ненавязчиво напоминал ей о ее шатком положении. Пудра, забелившая пылающие щеки, искусанные губы и придавшая сероватый вид ее молодому личику, а также зачесанные назад волосы сделали ее образ неузнаваемым и безликим, при этом сохраняя строгость. Увиденный ею в зеркале образ поверг бы Рамиру в шок, Амалия же была собой довольна. А уж реакция крякнувшего при взгляде на нее призрака Гованса звучала усладой для ее ушей.
   Времени, чтобы осмотреться, у Амалии не было. Она лишь успела заметить, что ее жилые комнаты были просторными, неожиданно светлыми и совсем не мрачными. Всюду ткани, дерево, никакого камня, сырости или затхлости. Не хватало только уюта, мелочей, которые придают помещению оттенок личности, без них обстановка была нейтральной и скучной, как в дорогой гостинице. Рабочий кабинет находился тут же, за смежной неприметной дверью.
   'Удобно' - отметила про себя Амалия, не любившая запутанных каменных лабиринтов, которыми грешили иные из замков. А уж бродить по ним в одиночестве и вовсе опасалась. Гованс учтиво проводил ее до приемной, находившейся в другом крыле замка. Призрак передвигался бесшумно, а вот дробный стук каблучков, отражавшийся от стен, мог бы по соперничать с грохотом ведьминского сердечка, гулко стучавшего в ушах.
   В дверях призрак совсем не по-джентельменски растворился, заставив Амалию непроизвольно чертыхнуться и тут же, по привычке, прикусить язык. Кто бы знал, что старая присказка 'помяни черта' найдет свое воплощение в приемной ректора? Именно черта вошедшая в сумрак помещения Амалия и увидела первым. Встреча ректора с малым административным кругом началась с всеобщего 'Ооооох', к которому тот самый черт добавил смачное 'ты ж ёпть!!!', маленькая, полненькая, совершенно седая женщина неопределенного возраста лихо присвистнула, а ее соседка, строгая, тощая, как жердь, но по всем признакам, типа рожек, бывшая демонессой, скривила презрительную гримасу, будто лимон проглотила.
   В наступившей тишине отчетливо различался скрип не смазанных шестеренок настенных часов.
   Пауза затянулась, но никто не спешил ее нарушать, играя в 'гляделки'.
  
   от 10.01
   Первой не выдержала свистунья.
  
   - Ты кто, деточка?
   Амалия украдкой перевела дух, прошла к столу, стоящему аккурат напротив пяти расположившихся полукругом нелюдей и, уперев руки в края столешницы, громко и кратко представилась:
   - Амалия Дишар, ректор.
   Всплеснув маленькими ладошками, свистунья непочтительно пихнула в бок демонессу, от чего та скривилась еще сильнее:
   - Ба! Ты глянь, что ж деется-то, Камирра, девчонку прислали! Ребенка почти! А еще нас нелюдями кличут! Изверги!!
   -Дора, - шикнула на нее Камирра, - ты ведешь себя совершенно неподобающим образом! Ну прислали человечку, и что с того? Надолго ли?
   Пять пар глаз пытливо уставились на ведьму.
   Черт напомнил о себе вкрадчивым хрипом:
   - Дитя, и на... э... за что тебя так, в общем?
   - Что? - прорезался голос у не ожидавшей такого приема Амалии.
   - Видимо, было за что, - сухо вступил в обсуждение сидевший чуть в стороне ото всех молодой парень. Сквозь его круглые, сильно затемненные очки едва угадывалось мерцание вертикальных зрачков.
   - Ты о чем? - поддержал его черт. Но ответа не удостоился.
   А вот Дора не унималась, откровенно разглядывая своего новоявленного ректора:
   - Слушай, - фамильярно ткнула она пальцем в Амалию, - а ты, часом, не блаженная? А то вид у тебя, болезненный совсем. И чем ты там моську таким намалевала?
   Амалия покраснела. Не от гнева или смущения, нет. Виной тому был безудержный, почти неконтролируемый приступ смеха, который ведьмочка пыталась сдержать. Все это напоминало ей цирк и театр абсурда в одной склянке.
  
   Черт, "помпушка", демонесса, "очкарик" и "нимфа" в ее понимании никак, ну вот совсем никак не могли, в реальности и при нормальных обстоятельствах, собраться вместе. Нимфа, кстати говоря, вообще была ко всему индифферентна, блуждающим, рассеянным взглядом уставившись в окно. И на что там смотреть, спрашивается? Заснеженные пики северных гор? Белое на белом? Амалию от заснеженного пейзажа откровенно вгоняло в депрессию. Зелень леса была ей милее, привычнее и роднее. Щемящая тоска по дому, сестрам отозвалась в сердце впечатлительной ведьмочки резкой болью.
   "Соберись, тряпка!!!", - отвесила она себе мысленную оплеуху и сосредоточилась в настоящем и реальном.
   - Итак, господа хорошие, - Амалия заключила пальцы в замок и улыбнулась фирменным оскалом Береники, когда та зачитывала сестрам список домашних дел в наказание за проказы, - я, пожалуй, проясню некоторые детали. Первое - я не блаженная, не больная и не бедная девочка. Второе - причины, по которым я заняла эту должность - волеизъявление Совета ОМО и заключенное между нами соглашение. Почему тот или иной представитель Совета проголосовал так или иначе, вы можете уточнить у них сами.
   На этих словах весь состав малого административного круга Академии дружно хмыкнул.
  
   - Третье, - продолжила Ами, - я здесь временно.
  
   - Все ректора за последнее время здесь были 'временно', - холодно произнесла демонесса, - на очень определенное, весьма непродолжительное 'временно'.
  
   - Слухи и домыслы меня не касаются, - отрезала Амалия, - а свою работу я привыкла либо выполнять хорошо, либо не браться за нее совсем. И ответственности не боюсь.
  
   - Ох, девочка, - вздохнула Дора, - ты же не знаешь о чем говоришь. Ты же ничего не знаешь!
  
   - Вот вы мне и поможете!
  
   Энтузиазм ведьмы оказался стерильным. В смысле, не заразным. Взгляды, наполненные скепсисом пополам с жалостью и сочувствием, вызвали в Амалии новую волну подозрений и страхов. Хотя за все время пребывания в 'ужасной' Академии ничего ужасного она не увидела, природное чутье подсказывало, что дело пахнет горелым зельем.
   - Откажись, - безразличный тихий голос напомнил всем о пятом администраторе.
   Амалия недоуменно смотрела на 'нимфу', про которую успела забыть. А вот та оторвалась от созерцания вида за окном и немигающим взглядом буравила Амалию, - не знаю, что тобой движет: глупость, тщеславие или деньги, но лучше откажись сейчас.
  
   - Лали! - воскликнула Дора, с укором глядя в сторону девушки, но по ее напряженному лицу Амалия поняла, что, внутренне, женщина абсолютно солидарна с Лали. И не только она. Все пятеро. Амалия без слов покачала головой.
  
   - Это не возможно. И не обсуждается. Еще конструктивные предложения есть? - сухо отчекаила Ами, начиная раздражаться.
  
   С другой стороны, чего она хотела? Какой реакции: Радостных взглядом? Слов поддержки? Заверений в верности и участии? Нет. Так что все закономерно. Еще неизвестно, как отреагирует на новость о ректоре - женщине вся остальная Академия. А, впрочем, это мало ее волнует.
   - Ладно. Бесы с тобой, Амалия Дишар. Хочешь быть ректором - будь. Сиди в кабинете, перебирай бумажки, читай отчеты и, авось, все обойдется, - все тем же безразличным тоном произнесла 'нимфа'.
   Никто не понял, что произошло дальше.
   Воздух резко сгустился и будто бы за искрил.
   А все потому, что жалости и пренебрежения ведьма не переносила, фарс под названием собрание утомил, а актеры цирка в лице пресловутой пятерки - бесил. Детский порыв показать "язык" скептикам сдержать не удалось. Слишком много контроля над собой. Слишком.
   Лампочка над головой Амалии раскалилась, вспыхнув на мгновение ярким светом, а после оглушительно хлопнула, брызнув осколками во все стороны.
  
   Повисла тишина.
  
   - Опять генератор? - проворчал черт.
  
   - Непохоже, Герт, - отозвалась Дора.
  
   - На нее смотрите, - кивнул 'очкарик'.
  
   - Рис, ты о чем?
  
   - О леди ректоре.
  
   Пять пар глаз испытующе уставились на одну ведьму, глаза которой искрились.
  
   Амалии стало стыдно. 'Не стоило делать этого сейчас. НЕ стоило'
   Но вот она моргнула раз, другой, сопровождая это дело глубокими вдохами, и искры исчезли, как не бывало.
  
   - Что с тобой? - обеспокоенно начала Дора.
  
   - Все хорошо, - наигранно весело ответила Амалия, - нервная я в последнее время, дерганная. Срываюсь иногда. А настоечку свою забыла второпях, - и 'милая' улыбка, - сварить склянку-другую не помешало бы, так негде! Лаборатории нет, инструментов нет...
  
   - Есть!! - поспешно заверили ее, - Рисус тебе свою лабораторию покажет и одолжит, правда, Рис?
  
   'Очкарик' кивнул и неожиданно усмехнулся, обнажая небольшие клычки над верхней губой.
  
   - Что за лаборатория? - сцеживая в кулак излишнее любопытство, лениво поинтересовалась Амалия.
  
   - Я алхимик. Лаборатория моя. Если леди желает... я не могу отказать.
  
   - Желает, - благосклонно ответила Ами.
  
   - А рецептом поделится? - продолжал Рисус.
  
   - Может, и поделюсь, - уклонилась Амалия.
  
   - Неужели тайна? Профессиональная, или... семейная? - не унимался 'очкарик'.
  
   Остальным оставалось лишь переводить взгляд от одного к другой и обратно и следить за непонятным диалогом. Герт, тот, который черт, не выдержал первым. Оно и понятно, самая нетерпеливая раса. Обращаясь сразу к обоим, протянул:
  
   - Мы чего-то не понимаем?
  
   - Именно, - не отрывая глаз от Амалии, и не меняя вкрадчивых интонаций тихого голоса, произнес Рисус.
  
   Амалия сощурила глаза, при этом лукаво улыбаясь.
   'Ведьмак ведьмака ни с кем не перепутает'. Рисус был подкован в зельеварении, это было очевидно, и безошибочно угадал в Амалии, так сказать, 'коллегу'. А вопрос насчет секретов - проверка на цеховую принадлежность. Алхимики заносчивы и скрытны, трясутся над рецептами своих достижений и открытий также, как и ведьмы, и не делятся секретами. По крайней мере просто так. Рисус же поймал взгляд ведьмочки и склонил голову в знак того, что Амалия права в своих выводах.
  
   - Не тяни беса за хвост, Рис, - мягко, но все - таки потребовала демонесса, чье любопытство выражалось едва заметными всполохами огня в глубине черных глаз.
  
   - Мы недооценили леди ректора, господа. Вы же понимаете, что напряжение не скачет просто так, - начал Рисус. И огорошил неожиданным: - Леди маг?
  
   - Нет, - продолжая улыбаться, ответила Амалия, - еще варианты?
  
   Ей показалось, или за темными стеклами очков она разглядела досаду?
  
   - А кто тогда? - без обиняков пробасил черт, поворачивая голову к Амалии.
  
   - Я? Ведьма, - спокойно ответила Амалия, - откинувшись на спинку стула.
  
   - А, - последовало мрачное. - Это все меняет.
  
   - Что меняет? - вмиг насторожилась расслабившаяся было ведьма.
  
   - Все, - авторитетно заявил черт и, коротко поклонившись, стремительно покинул приемную.
  
   - Что это с ним? - подавшись вперед, удивленно спросила ведьма, растеряв напускную безмятежность.
  
   - Пошел готовиться, - мрачный ответ.
  
   - К чему?
  
   - К неприятностям, - тон не изменился.
  
   - У нас неприятности?!
  
   - Поправка: у НАС неприятности.
  
   - Что вы имеете в виду? - не на шутку встревожилась ведьмочка, лихорадочно соображая, что могло случится и какие действия из-за этого следует предпринять.
  
   - Ты - ведьма.
  
   Прозвучало как само собой разумеющееся объяснение, что откровенно подбешивало.
  
   - И что? - последняя попытка вывести собеседников на конструктивный диалог.
  
   - И все.
   "Неудачная попытка".
  
   - И как это понимать?
  
   - Никак.
  
   - Может, объясните, наконец?!?
  
   Воздух опять сгустился. Но выдержка ведьмочки все же посерьезнее, и терять контроль над собой она не собиралась. Прошлый раз был 'показательным'. Следующий срыв может быть реальной угрозой. Но о выдержке ведьмочки здесь не знали, и даже не подозревали о ее существовании. Ведь всем известно - ведьмы по натуре вспыльчивы, а на расправу скоры. Репутация, что поделаешь?
  
   - Началось, - обреченно прошептала 'нимфа'.
  
   - Что началось?
  
   - Неприятности.
  
   Амалия обхватила голову руками и несколько раз чувствительно приложилась лбом о столешницу, как делала иногда Рамира, теряя терпение на занятиях с младшими. Она, наконец, поняла, что произошло и почему ее окружают бледные, напряженные лица, а одна морда (да-да, это она про черта так подумала), так вообще сбежала, как от огня. 'Небось, завещание катать и точить фамильный топорик, черти хуже гномов в этом вопросе, в смысле готовиться будет долго и тщательно, а потом для поднятия духа приложится к бочонку. И еще раз. И еще. В общем надо будет не забыть послать по утру Гованса в винный погреб, если таковой имеется, на поиски храпящего черта в 'боевом' расположении духа. А то еще начнет распевать традиционные военные песни...' - Амалия не сдержала жалобный стон. Она еще и суток тут не провела, а уже вляпалась по самое не могу.
  
   - Что с вами? Вам плохо?
  
   - Шовинисты, - простонала ведьмочка, не отрывая лоб от прохладной поверхности стола.
  
   - Что, простите?
  
   - Не прощу! - продолжала ругаться ведьмочка. - И это здесь! Кто бы мог подумать, даже в этом месте, от одного названия которого у коров молоко скисает, нашлись ведьмоненавистники! И кто? Черти, демонессы, приведения...
  
   - Все свободны! - громко оповестила их Амалия, едва сдерживаясь, чтобы не пустить на язык все тролльи ругательства, пришедшие в голову из глубин памяти. Послышались шорохи одежды, звуки отодвигаемой мебели, шаги, сопровождающие покидающих приемную нелюдей. Дождавшись хлопка двери, Амалия все же выругалась, после подняла голову и вздрогнула, увидев перед собой Рисуса.
   Краска помимо воли залила щеки.
  
   - Я думала, все ушли.
  
   - Не смущайтесь, право, все мы люди...кхм... в какой-то степени. И не расстраивайтесь так. Вы, как никто другой должны знать, что предрассудки, приправленные слухами и сплетнями - это шоры на глазах неосведомленного большинства. Не стоит обижаться, а стоит принять к сведению и использовать ситуацию с максимальной выгодой для себя.
  
   Голос Рисуса звучал мягко и участливо, что удивило Амалию, и это обстоятельство не укрылось от мужчины. Он осторожно приспустил очки, заставив ту непроизвольно вздрогнуть, и посмотрел на Амалию своими янтарными, медового оттенка с вертикальными зрачками, глазами.
  
   - Я василиск, леди. Различного рода предрассудки и мне успели подпортить не мало крови прежде, чем я научился игнорировать все, что не касается меня лично. И, да, моя лаборатория в вашем распоряжении, Амалия. Гованс проводит, я отдам нужные указания.
   Рисус надел очки обратно, учтиво поклонился и покинул приемную, оставив Амалию в полнейшем смятении чувств.
   'Использовать ситуацию с максимальной выгодой',
   'использовать ситуацию с максимальной выгодой',
   'использовать ситуацию с максимальной выгодой',
   - мысленно повторяла за Рисусом ведьмочка, пока скрытый смысл его слов не оформился в понимание.
  
   В том, чтобы оставаться в приемной и дальше, Амалия не видела смысла, а вот ознакомиться с местными порядками и архитектурными планами замка Академии было необходимо в кратчайшие сроки. Передвигаться по наитию или с помощью приведения Амалия не хотела. Не любила полагаться на 'авось' и от кого-то зависеть.
  
   ***
  
   Дорогу в свои комнаты ведьмочка нашла быстро, даже не заблудилась. А в собственной гостиной ее встретил умопомрачительный аромат - на маленьком столике у окна исходило паром огромное блюдо с пирожками и такая же внушительная по размерам кружка с крепким чаем.
  
   Растрепанные нервы Амалии тут же выдали несколько версий произошедшего, начиная от тривиального отравления, заканчивая изощренной диверсией. Кто-то совсем недавно побывал в ее комнатах. Запертых комнатах! Но, подойдя ближе к столику и разглядев знакомую обережную вышивку, ведьма светло улыбнулась. Салфетка, вышитая подобным узором, помогала сохранять укрытую ею снедь надолго. Горячее не остывало, холодное не грелось, нежные продукты не портились. Узор мог принадлежать только рукам ведического народа. 'Кто же мой благодетель?' - растроганно размышляла Амалия. Желудок призывно заурчал, напоминая, что травяной настой, выпитый еще утром, - ни разу не еда. Но сперва надо было умыться. В чем-то пампушка Дора была права, маскарад ее был совершенно ни к чему. Пора превращаться в саму себя.
  
   Вода смыла не только косметику, но и усталость, а вместе с ними ушло и напряжение. Переодевшись в свое любимое, тонкой шерсти свободное синее платье с белыми кружевными манжетами и такой же отделкой в вырезе и по подолу и избавившись от ненавистных шпилек, Амалия почувствовала себя легко и комфортно. Осталось только дополнить гармонию сытостью.
  
   Вот здесь Амалию поджидал сюрприз.
   Мохнатый, наглый и жующий. Ее пирожки.
   Он так увлекся, что не заметил присутствия свидетеля и продолжал с упоением сидеть прямо в блюде, придирчиво принюхиваясь к угощению в писках самой вкусной начинки, а затем надкусывать по очереди все пирожки, не забывая смачно прихлебывать из чашки.
  
   - Так-так-так, - хмуро начала ведьма, добавляя в голос угрожающих ноток.
  
   Маленький шкодник поперхнулся и закашлялся, пытаясь проглотить особенно большой кусок. После обернулся и...
  
   - А, это ты, - лениво бросил он, устраиваясь поудобнее в блюде, словно на диване. - чаво зенки вылупила?
  
   - Ты продолжай, продолжай...
  
   Бесенок слегка побледнел. Наверное. Под шерстью незаметно, но лапки меленько задрожали, что не помешало ему задрать черный носик-пуговку:
  
   - Не хотца что-то, аппетиту нет. Пропал.
  
   - Бедненький, - 'ласково' ворковала ведьма, осторожно приближаясь маленькими шажками.
  
   - Да, я такой. Никто меня не лю - ю - ю - бит.. Обижаю-ют, кормить забывают...
  
   - И поэтому ты, маленький негодник, в воришки подался?
  
   Бесенок тут же накуксился:
  
   - А тебе жалко, да? Да не воровство это совсем!
  
   - А что тогда?
  
   - Это...взаи...взаимо...вза-имо-вы-го - д-ное сот-руд-ниче-с-т-во! О!
  
   - Как интересно! А поподробней?
  
   - Ну, это, гуманитарная помощь мне, значит, а тебе минус лишнее. Вам, баб...эээ...девушкам, мучного низзя, вы растете, значит, в эту, в ширь. А ты уже, смотри какая здоровая, еще спасибо сказать должна! Я, сирота, живота не жалея, фигуру твою блюдю! А ты мне настрой, тьфу, аппетит портишь!
  
   На фоне маленького бесенка, без труда уместившегося на блюде для пирожков, Амалия и в самом деле была великаном, но то бес, на его фоне даже кроха Лили - Гулливер!
  
   - Ах, спасибо? - прошипела ведьма, последним рывком настигнув жертву, хватая шкоду за шкирку. Еще и встряхнула для порядка. Пару раз, да. Бесенок ойкнул, но продолжал гнуть свою линию, впрочем, уже не так уверенно.
  
   - А чай?
  
   - А что чай?
  
   - Чай моей фигуре чем помешал?
  
   - Дык, сладкий он, а сахар...
  
   - Что сахар?!?
  
   - Ээээ...Зубы портит?
  
   Улыбка Амалия сделалась шире, обнажая клычки. Она, конечно, не василиск, и даже не демон, но эффект определенно был.
  
   - И запивать же мне надо чем-то, в сухомятку вредно же... - на грани слышимости выдохнул бес, смешно прижимая к голове острые черные ушки, - отпусти меня...
  
   - Хочешь намекнуть, что ты мне еще пригодишься? - хмыкнула ведьма. Хотела потрясти его еще немного, но... Вздох и пальцы ведьмы разжались, и бесенок полетел вниз, но исчез раньше, чем коснулся пола.
  
   Амалия с досадой осмотрела погром на столике, учиненный наглым бесенком. Крошки, объедки, повидло и лужицы чая на некогда идеально белой скатерти... Нет, ей было отнюдь не жалко пирожков и чая, хотя кушать хотелось, и даже очень. Просто шкодники, если их не приструнить могут пакостить и дальше, наглея от раза к разу. Начнут с малого, а потом не успеешь оглянуться, а тебя уже из дома выгоняют. В деревнях такое редко, но случалось, особенно с одинокими, потерянными людьми. Иллюзия общества, давление на жалость, скулеж и хамство - вот оружие бесенят. От нового знакомца пакостей Амалия тоже ждала, но мелких, проверочных, так сказать. Изгнать бы его, да жалко стало. 'Угу. Жалко. Стоит тогда еще признать, что я тоже одинокая и потерянная. Глядишь, и споемся мы с бесенком. Буду его кормить, а он за меня мстить всяким...лордам нехорошим Аттикусам...'
  
   Время клонилось к закату, и экскурсия по замку откладывались. Захваченные из приемной папки с личными делами и учебными планами призывной стопочкой лежали на столе. А желудок заурчал повторно. Покосившись на беспорядок, учиненный бесенком, Амалия со вздохом принялась за уборку. Заводить крыс и тараканов плюсом к уже гуляющей нечисти не хотелось.
  
   Закончив уборку и заодно разобрав вещи, Амалия устроилась на кровати с прихваченным из дома яблоком. Ведьмочка совершенно не ожидала, что попадет с места в карьер, то есть в самую гущу событий. Необходимо было ознакомиться с личными делами учениц и учебной программой. А также педагогами. И пусть первая встреча с малым кругом прошла напряженно, Амалия надеялась на сочувствие и помощь хотя бы василиска. Ведь он обещал ей лабораторию, да и вообще вел себя довольно миролюбиво.
  
   Поглощенная изучением записей и крайне удивленная царившем в них хаосом, Амалия не сразу услышала телефонную трель, доносившуюся, по всей видимости, из кабинета. С некоторых пор ведьмочка крайне негативно относилась к данному слову прогресса. Но любопытство перевесило неприязнь, тем более телефон и не думал замолкать.
  
   - Слушаю.
   - Леди Дишар, прошу прощения за беспокойство, вам звонок из министерства, прикажете соединять? - голос приведения Амалия признала сразу, и поспешила ответить:
  
   - Соединяйте.
   Треск, легкое жужжание, и в трубке раздался преувеличенно бодрый голос лорда Аттикуса:
  
   - Добрый вечер, дорогая Амалия! Как устроились?
  
   - Спасибо, хорошо, - настороженно ответила ведьмочка, готовясь к какой-нибудь очередной каверзе от лода-председателя.
  
   - Вот и славно! - словно не замечая напряженности собеседницы, вещал лорд. -Вливайтесь в коллектив, набирайтесь опыта, он вам еще пригодиться в будущем!
  
   - Надеюсь, лорд Аттикус.
  
   - О, называйте меня просто - Аттикус, мы же почти друзья с вами, дорогая. А друзья не подводят друг друга, не так ли?
  
   - Совершенно верно. Мне показалось, или вас что-то беспокоит, друг?
  
   - Будьте осторожны, Амалия, - неожиданно сменил тон лорд, - я буду очень огорчен, если с вами что-нибудь случится.
  
   - А что со мной может еще случится? - рассмеялась Амалия, сделав акцент на слове 'еще'. - Или вы забыли сообщить мне что-нибудь важное, друг?
  
   - Вы забываетесь, - угрожающе понизил голос лорд.
  
   - Я ведьма, лорд Аттикус, у нас великолепная память. Мы ничего не забываем.
  
   - Рад это слышать. Я буду на связи. Спокойной ночи, Амалия.
  
   - И вам, лорд.
  
   Трубка отозвалась короткими гудками.
   Амалия задумчиво посмотрела на агрегат, и решила попробовать связаться с домом. Но телефон безмолвствовал. На той стороне никто не поднимал трубку, но беспокойства это у Амалии не вызвало, сейчас время ужина, и, скорее всего, в столовой стоит такой гомон, что и пушечный залп потеряется в общем шуме.
  
   Подавив неприятные мысли в зародыше, ведьмочка вновь решила вернуться к бумагам. Судя по ним, в Академии сейчас обучались несколько сотен демонесс, включая выпускную группу пятого курса. Вот с этой группы Амалия и решила начать знакомство с обучающимися. Ее крайне удивил тот факт, что бывшие ректора ничего не преподавали, и, по сути, вели лишь административную работу. Отвратительно вели, если честно. А вот малый административный круг оказался целиком преподавательским.
  
   Василиск Рисус Ланский - преподавал основы медицины, химию, анатомию, имел несколько скандальных научных публикаций и славу 'чокнутого профессора'. То есть по сути, был персоной non grata в высших научных кругах.
   'Вот поэтому он и отнесся ко мне без предвзятости. Мало того, что его расу недолюбливают, так еще и сумасшедшим считают. Для него ЗАР - единственное место, где от него не будут шарахаться, тут своих кошмаров хватает!'
  
   Черт Герт Герак, что так стремительно сбежал с мини-совещания, вел историю и военное искусство, а также физическую подготовку. 'Угу, бегает хорошо. Надеюсь, меткость метания ритуального топорика мне на своей шкуре проверять не придется, - с досадой размышляла ведьмочка, пока взгляд ее не упал на послужной список черта, - однако! Да он просто герой! Я читала хроники, но не ожидала, что это тот самый генерал Герак! Превосходный тактик и стратег, во время клановых распрей, вылившихся в многолетнюю междоусобную войну, умудрился вывести из нее свой клан практически без потерь, вернув ему былое величие и положение. Что же он забыл здесь, в Академии, слава которой обросла жуткими рассказами и байками, которыми пугали детей?'
  
   Остальные дела также пестрели неоднозначными сведениями. Дора вела искусство, чопорная демонесса, как ни странно, астрологию и физику, а вот 'нимфа' оказалась реальной магиней, и вела общую теорию магии. Зачем демонессам общая теория, если в их крови течет огонь и им подвластна именно стихийная магия, при чем узконаправленная, Амалия не понимала. Ей вообще все казалось странным.
   'Прям академия неудачников какая-то, или место ссылки неудобных, - размышляла Амалия, перебирая бумаги, - и я теперь в их числе', - с грустью заключила она.
  
   От невеселых мыслей началась мигрень, и ведьмочка решила отложить на завтра то, что мучило ее сегодня. Отыскала в собранной дома заботливой Боженой аптечке, успокаивающую настойку, выпила залпом и забралась под одеяло, плюнув на все и вся разом.
  
   Глава 3.
   Перед применением незнакомых зелий, внимательно прочтите инструкцию.
  
   Лорд Аттикус, положив трубку, едва заметно скривился. Ведьма слишком рано начала проявлять характер. А тут, как назло, появившийся Николас спутал ему все планы, и пришлось ему уступить и назначить проверяющим. Единственная лазейка, оставленная лордом в приказе о назначении Амалии ректором. Так как у девчонки нет образования и опыта, пришлось включать пункт о проверке. Конечно, у лорда уже был кандидат на эту, несомненно ответственную должность, но тут вмешался случай и проныра-инквизитор умудрился вклиниться. 'Заноза, а не инквизитор!' - ругался лорд на все лады, и даже привычной Лейле досталось на орехи.
  
   В воздухе появился запах серы.
  
   Лорд Аттикус, не поворачивая головы от окна, спросил:
  
   - Все в порядке?
  
   Низший демон лишь хмыкнул в ответ.
  
   - Следи за ними. Мне не нужны сюрпризы, особенно сейчас.
  
   - Я понял. Что с заказом?
  
   - Действуй по плану. Но ведьма не должна ни о чем догадаться.
  
   Демон испарился, сопровождаемый характерным запахом. Лорд открыл окно, проветривая кабинет. Ни к чему рождать подозрения.
  
   ***
  
   Амалии снился странный сон. Она брела по мрачному, темному коридору, в абсолютной тишине. Ни света, ни звука, ни указателей, только лабиринты лестниц и переходов. Во сне Амалия четко знала только одно - ей нужно что-то найти. Но что это что-то и где его найти, не представляла. Так и брела, пока не выбилась из сил и не свалилась на холодный камень пол, потеряв сознание.
  
   Открыв глаза, Амалия первое время не могла понять, где она находиться. Вокруг было темно, как в минувшем сне, и чувствовала она себя изрядно продрогшей и уставшей, как будто и в самом деле бродила в стылом мраке коридоров.
  
   Амалию трясло. Она поняла, что лежит на полу, что вокруг ночь и, видимо, разбудило ее собственное падение. Она хотела было позвать Божену с ее аптечкой на все случаи жизни, но, вспомнив события прошедшего дня, поняла, что она не дома и тихонько взвыла от накатившей тоски.
  
   На часах значилась полночь, значит нужно постараться уснуть.
   Больше снов ей в ту ночь не снилось.
  
   ***
  
   Новый день встретил Амалию жутким отражением в зеркале. Растрепанная, заспанная, опухшая, бледная - вот, блин, красотка!
   Утро Амалия не любила. По крайней мере до первой чашки кофе. Да, вредный, да, гадкий, но без порции 'черной смолы', как называла этот напиток Рамира, мозг Амалии отказывался функционировать, а язык не поворачивался в ответ на классическое доброутреннее приветствие. Добрая нянюшка Терес заваривала вкуснейший мятный сбор ей на завтрак, но без кофе Амалия как никогда чувствовала себя ведьмой. То есть злобной, ехидной и вредной. А тут еще и от воспоминаний о сне передернуло. Взяв склянку с настойкой, коей вчера лечила нервы, Амалия припомнила парочку оборотов из лексикона троллей. Божена, видать, с расстройства, не иначе, вместо успокоительной настойки положила ей лекарство для Лили, когда у той случались неконтролируемые приступы предвидения. Лекарство смягчало приступ, позволяя легче войти в транс и выйти из него. То есть ночью Амалия погрузилась именно в такой транс. А с учетом того, что предвидение у нее на самом слабом уровне развития, ей пригрезилось непонятное нечто.
  
   'Вот рахвыр рюзгатый!'
  
   От самобичевания и угрызений так некстати проснувшейся совести, ведь сама Амалия столько раз повторяла сестрам, что необходимо всегда следить за тем, сколько и чего пьешь, вляпалась, как ребенок, что вечно тянет в рот всякую пакость, Амалию отвлек умопомрачительный аромат вожделенного напитка.
   Как и вчера, на маленьком столике в гостиной, стояла крошечная чашечка с белоснежной шапкой пенки, а рядом - блюдечко с печеньем. Рядом, на стуле, смешно болтая короткими ножками сидела маленькая румяная женщина. Увидев Амалию она радостно улыбнулась и представилась:
   - Я Любава. Доброе утро!
  
   - Амалия, - не улыбнуться в ответ было невозможно. Любава так напоминала ей мадам Фави своей мимикой, что Амалии нестерпимо захотелось шоколаду, хотя она его и не особо любила. - Это мне?
  
   - Тебе, тебе, роднуля. Слышала, ты только приехать успела, а тебя этот изверг уже работать заставил. Ни отдышаться, ни отдохнуть, ни покушать, - Любава укоризненно покачала совершенно седой головой. - Я вчера тебе гостинец оставила, ты уж прости, что не лично, работы много было. Понравились пирожки?
  
   Уточнять, кто имела в виду Любава под 'извергом' не было смысла. Амалия благодарно улыбнулась и потянула носом, вдыхая непередаваемый аромат выпечки, который ассоциировался у нее с домом.
  
   - Понравились, - вспоминая бесенка, ответила Амалия, - и не только мне. Тут у вас бесенок один хозяйничает.
  
   - А, этот, - кивнула Любава, знаю. Гнать его надо, шкоду, да жаль.
  
   - Угу.
  
   - Ты кушай, а мне на кухню пора, у меня там чертяка один грустный сидит.
  
   - Вы про господина Герта?
  
   - Про него, роднуля.
  
   - Он меня, по-моему, недолюбливает, - украдкой вздохнула ведьмочка.
  
   - Не бери в голову, просто опасается.
  
   - А вы?
  
   - А что я, роднуль? Мы же одного теста деланы. Неужто я свою племяшку от лихой колдуньи не отличу? Ты вот что, не тушуйся. Здесь все такие, коли слабину дашь - в миг сожрут, не подавятся. Давно здесь сильной руки не было, как милорд Амадей пропал, так и не было порядку. Так что хорошо, что случай ведьму нам прислал.
  
   - Амадей Рошан? - удивилась Амалия, которая вчера немного почитала про историю Академии. В том числе об основателе и его семье.
  
   - Он самый, роднуль. Я еще зеленой сопливой домовенкой здесь работать начала, аккурат в тот год, когда он заступил на должность. Так что много чего знаю.
  
   - Расскажете? А то я ничего, кроме слухов, и не знаю. А им доверять, как я теперь понимаю, не стоит.
  
   - Не стоит, роднуль, еще как не стоит. Но слухи эти тож не просто так придумали. На то был свой замысел. Ладненько, заболталась я с тобой, а у меня обед горит! Приходи ко мне на кухню, поболтаем!
  
   - Спасибо! - горячо прошептала ведьмочка в след растаявшей домовой, и буквально ощутила тепло посланной ей в ответ улыбке.
  
   ***
   После ухода Любавы настроение Амалии скакнуло за отметку 'отлично'. Родная душа в чужой стороне это как глоток свежего воздуха для затворника, - пьянит и будоражит. Тем более лучшего информатора и не сыскать. А разобраться в многочисленных странностях, связанных с загадочной Академией, не помешает.
  
   - Эй, бесяка, я знаю, что ты где-то здесь, вылезай!
  
   - А за уши таскать не будешь? - спросила пустота рядом с ее стулом.
  
   - А вот это зависит от тебя.
   Бесенок материализовался прямо на столике, в опасной близости от печенья. Амалия, наученная горьким опытом, и не желавшая расставаться еще и с завтраком, придвинула тарелку ближе к себе. Бесенок проводил угощение печальным взглядом и, скрестив лапки на мохнатом брюхе, хмуро спросил:
  
   - Чаво надыть?
  
   - Ты в Академии можешь перемещаться свободно? В смысле, можешь появляться, где вздумается?
  
   - Да понял я, не тупой. Ну, могу.
  
   - А чего тогда язык коверкаешь?
  
   - Чаво надо, того и коверкаю. Засмеют свои же. А я в библиотеке живу. Всякого наслушался.
  
   - Где?
  
   - В библиотеке. Там чары особые, тепло.
  
   Амалия понимающе кивнула. Бесы чувствовали магию и не лезли туда, где могли подпалить шкурку, но чары как таковые любили, насыщаясь за их счет эмоционально, если по близости не было других источников.
  
   - У меня к тебе есть деловое предложение.
  
   - Я с баб... то есть ведьмами, дел не имею!
  
   - Это почему же? Дискриминация по половому признаку?
  
   - Дис.. дизкр... тьфу, при чем тут пол?! Я вашу сестру хорошо знаю, как работать заставлять, так пожалуйста, а как платить - так дуля с маком...
  
   - Сочтемся, не обижу. Будешь полезным, буду разрешать есть мое печенье, а нет - изгоню!
  
   - Зла-а-ая ты! Сиротку обижа-а-ае-шь!
  
   - Ты не заливай, про сиротку-то, Любава, небось, подкармливает?
  
   - А ежели и так? - воинственно начал бесенок.
  
   - Да так, ничего. Хочешь, чтобы тебя изгоняли - упирайся, а нет - устрою тебя на легальных основаниях.
  
   - Это как?
  
   - Ну... я ж ведьма? Будешь моим фамильяром!
   - Кем?
   - Фамильяр,- терпеливо начала объяснять бесенку прописные истины Амалия, - это спутник ведьмы, помогающий ей, как правило выступает в облике животного, кота, например...
  
   - Это я что-ль кот? Сдурела, девка? Где я на кота похож?
  
   - Да, - задумчиво протянула Амалия, разглядывая мохнатую грязную шкурку, - на кота нигде не похож. Коты - они чистоплотные, пушистые...
  
   - А я?!
  
   - А ты - лохматый!
  
   - Сама такая, - обиделся бесенок, а Амалия вспомнила, что так и не причесалась с утра.
  
   - Вот видишь, у нас с тобой много общего! Но помыть тебя не помешает...
  
   - В воду не затащишь!
  
   - Сам пойдешь. Есть захочешь - пойдешь.
  
   - Ведьма!
  
   - Грязнуля!
  
   - Узурпатор!
  
   - Какие слова мы знаем! Ну, что?
  
   - И что мне за это будет? - заинтересованно наклонил голову маленький манипулятор.
  
   - Дуля с маком! - не повелась на развод опытная ведьма.
  
   - Лучше печенье.
  
   - Договорились. Приходи вечером.
  
   ***
   Приведя себя в нормальный вид, Амалия решила составить план действий на сегодня. Первым, надо было узнать расписание и объявить о собрании пятому курсу, потом прогуляться на кухню к Любаве и договориться о сладостях для бесенка, а в том, что шкода сладкоежка, она не сомневалась, слишком знакомый взгляд он бросал на печенье, ну и попросить Гованса устроить ей экскурсию по замку, в том числе и навестить лабораторию Рисуса. Необходимость сварить успокаивающий отвар становилась все более актуальной.
  
   Первый пункт плана она исполнила тут же. Вызвав Гованса, попросила оповестить пятый курс, что третья лекция у них сегодня заканчивается знакомством с ректором.
   Гованс выслушал, важно покивал, но исчезать не спешил.
  
   - Вы что-то хотели, Гованс?
  
   - Хотел поинтересоваться вашим самочувствием, леди. Первая ночь на новом месте...
  
   - Спасибо, могло быть и лучше, - криво усмехнулась ведьмочка, вспоминая кошмар.
  
   Призрак странно качнул головой.
  
   - Могу я позволить себе пожелать вам удачи?
  
   - Можете, - улыбнулась Амалия. Вежливость и архаизм манер призрака ее забавлял.
  
   - Удачи вам, леди ректор. Да прибудет с вами дух Академии.
  
   - Это что, очередная ритуальная фраза?
  
   - Можно сказать и так, - уклончиво отозвался призрак.
  
   Оставшись одна, Амалия вновь попробовала связаться с домашними, но у нее ничего не вышло. В ответ на нетерпеливо постукивающие по столу пальчики раздавались лишь длинные гудки. Озадаченная ведьмочка по старой привычке закусила нижнюю губу, за что в бытность свою ребенком не раз получала нагоняй от строгой гувернантки, что пыталась привить непоседливой Амалии правила поведения и нормы этикета, кои 'должна знать наизусть и неукоснительно соблюдать приличная и воспитанная барышня'.
  
   Отмахнувшись от образа докучливой гувернантки, Амалия попыталась позвонить отцу. Но и тут потерпела неудачу. Старая Марта, шумно пыхтя в трубку, сообщила о том, что лорда Дишара все еще нет в городе, где он она не ведает, и вообще, если бы Амалия была примерной и хорошей дочерью, не своевольничала, не шлялась где и с кем попало, оставила бы свои глупости, и была бы дома - не стала бы попусту беспокоить уважаемую даму и трезвонить.
  
   Под глупостями подразумевались сестры, несомненно, что несколько коробило ведьмочку, вложившую душу и сердце в благополучие девочек. В остальном, привычная к брюзжанию Марты, Амалия не обращала внимания на нелестные слова женщины, а тепло попрощалась с ней и попросила передать отцу о ее назначении, чем вызвала еще больший поток упреков.
  
   Закончив разговор, Амалия еле сдержалась, чтобы положить, а не швырнуть трубку на рычаг аппарата. 'Нервы ни к черту!' - вздохнула ведьма, уже не заботясь о том, что поминать черта не к добру.
  
   А зря.
  
   ***
   Велест с Николасом хотели отправиться в Академию следующим же, после вечера в трактире, утром, но Николаса неожиданно вызвали в город. Велесту было крайне скучно и он решил проверить несколько своих догадок и исследовать еще раз пустошь.
  
   ***
   Лорд Аттикус улыбался. Все шло по плану. Проблемы в Совете улажены, пешки убраны с доски, исполнители получили инструкции, а нанятые соглядатаи докладывают, что все тихо. Ведьма на месте, ее довески - в домике, Николас отправиться в ЗАР, скорее всего и этого каверзного Велеста с собой заберет, а значит его ожидают минимум три спокойных совещания. Жизнь прекрасна! - думал лорд.
  
   И тоже зря.
  
   ***
   Решив перед сомнительным предприятием под названием 'явление ректора народу' развеяться, Амалия отправилась на кухню. Где она находится, Амалия выяснила, сверяясь с инженерными планами замка. Но где-то просчиталась, ибо уже час плутала по коридорам и переходам. Замок казался огромным, а ведь она даже не вышла из жилого крыла! Иногда ведьмочке казалось, будто замок с ней играет и нарочно путает, меняя повороты и множа проходы. Конечно, это было глупостью, но вполне себе состоятельной глупостью. Признавать за собой склонность к пространственному кретинизму Амалии не хотелось. Как и сомневаться в дееспособности своего серого вещества. Но факт оставался фактом - Амалия заблудилась.
  
   - Господин Гованс! - нерешительно позвала Амалия, осознавая всю нелепость своего положения.
  
   - Господин Гованс!!?- уже громче повторила Амалия.
  
   Призрак не реагировал. То ли не слышал, то ли игнорировал.
  
   - Любава? - попробовала она обратиться к домовой, которая, по идее, могла уловить призыв родственной сущности и откликнуться.
  
   Бесенок тоже не реагировал.
  
   Потянуло сыростью. Амалия зябко поежилась и попыталась дышать ровно, хотя паника уже подбиралась, норовя запустить свои липкие щупальца в последние крупицы самоконтроля, срывая сердце в галоп, а ноги превращая в вату.
  
   Все было в точности, как в минувшем сне, за исключением темноты и страха. Темнота - отсутствовала, а страх, наоборот, присутствовал. И тут о себе напомнила череда неприятностей, начавшаяся со сгоревшего зелья для бургомистра. Лампочки на потолке опасно мигнули и... погасли. Ведьмочка оказалась в полной темноте.
  
   Страх сбежал, уступив место приступу хохота. Амалия смеялась, понимая, что это - начало истерики, но не могла остановиться, настолько смешным и нелепым ей все казалось. Назначение, шантаж, Академия, приведения, черти, бесенята - все ей напоминало какой-то сюр, бульварный роман и постановку в жанре современного искусства одновременно, но никак не реальность, единственно возможную. Когда силы иссякли, Амалия устало прислонилась спиной к найденной на ощупь стене и медленно опустилась на пол.
  
   - Ох уж этот генератор! - раздался чей-то ворчливый зычный бас, отражаясь причудливым эхом. - Сколько раз просил, закажите новый! А они - 'аномальная зона, уникальный магнетизм'! - ругался голос, передразнивая невидимого собеседника.
  
   - Ау! - просипела Амалия, посадившая голос.
  
   - Харт эр! - ответил ей голос на универсальном тролльем.
  
   - Хаарт ёк! - не осталась в долгу ведьма.
  
   - Кто здесь? - голос приближался и Амалия с каким-то злорадством узнала
  
   - Вам лучше не знать, - грустно усмехнулась Амалия, вспоминая реакцию на свое появление.
  
   - Ведьма? - недоверчиво прищурился Герт, справившись, наконец, с карманным фонариком.
  
   - Она самая, - подтвердила Амалия, прикрывая глаза, которые сильно слезились от яркого луча, направленного на нее.
  
   - Ой, - тут же исправился черт, притупив яркость, - извини, не догадался сразу.
  
   - Ничего, - миролюбиво отозвалась Амалия, растирая веки.
   - Ты чего здесь сидишь?
  
   - Заблудилась, - честно призналась ведьма.
  
   - Бывает. По первости многие плутают. Помню, одного ректора мы только на третьи сутки нашли, в подвале окопался. Со страху опустошил пол бочонка ядреной настойки, так мы его по храпу и нашли! Поднимайся, неча на камне сидеть, застудишься, - добродушно проворчал черт, протягивая Амалия руку.
  
   Недоверчиво уставившись на конечность, Амалия осторожно поинтересовалась:
  
   - А вы разве меня не недолюбливаете?
  
   - Опасаюсь, - возразил Герт. - Но одно дело - предвзято относиться к ведьме, ожидая от нее неприятностей, и совсем другое - бросать ребенка в беде.
  
   - Я - не ребенок.
  
   - Тебе сколько лет, ведьма?
  
   - Двадцать один.
  
   Глаза черта натурально округлились.
  
   - Скоооолько?
  
   - Совершеннолетие у ведьм наступает в шестнадцать! - запальчиво заявила закипающая ведьма.
  
   -Ага. Первое. А вхождение в силу, помниться, в двадцать четыре?
  
   - А вы откуда знаете?!
  
   - Я вообще много чего знаю.
  
   - Такой образованный, а верите слухам!
  
   - Прислушиваюсь. Лучших данных для толкового разведчика не сыскать. А дыма без огня не бывает, сама должна понимать. А про вашу сестру я не только слышал, но и сталкивался. Со взрослыми, сильными, опасными ведьмами. И с бестолковыми, наглыми, сумасбродными тоже. И знаю, чем срыв молоденькой ведьмочки закончится может. И себя выжжет, и другим перепадет. Так что ты на меня не серчай, девочка. Я не со зла. А ты и правда еще - ребенок. И куда Совет смотрел? Хотя эти олухи столичные дальше окон своей берлоги и не смотрят. Бюрократы рахвырные!
  
   - Это точно, - вздохнула ведьмочка, признавая правоту черта. - Но все равно, девочкой меня называть не стоит.
  
   - Ага. Любаве расскажи. Я ей лет до двухсот доказывал, что уже вырос и в постоянной опеке не нуждаюсь.
  
   - Да, - улыбнулась Амалия, - домовые, они такие. Это вы из-за нее мнение изменили?
  
   - Мнение оно не мода, чтобы ежеминутно меняться. Просто принял к сведению, что проще и эффективнее неприятности контролировать, а не разгребать их последствия.
  
   - Это я-то неприятности? - ахнула уязвленная ведьмочка.
  
   - Ну, не я же? Кто из нас умудрился заблудиться? Давай, у меня лекция через десять минут, а мне еще до генератора надо добраться.
  
   Амалия не двигалась, но, заметив как нервно подергивается чертов хвост, решила не искушать судьбу и поднялась.
  
   - Ну что, мир?
  
   - Перемирие, - дипломатично ответила ведьмочка.
  
   К ее удивлению, Герт на это довольно ухмыльнулся, пробурчав:
  
   - Ведьма!
  
   ***
   К огромному удивлению Амалии, до кухни оказалось рукой подать. Оказывается, в своих блужданиях она умудрилась довольно далеко забраться. Сейчас, когда они шли вдвоем, коридоры уже не казались такими мрачными и запутанными.
  
   'У меня паранойя. Стресс. Это просто последствия стресса' - аутотренинг помогал, но избавиться от странного ощущения, похожего на зуд между лопатками, когда дотянуться и почесать не получается, а терпеть невыносимо.
  
   ***
  
   Кухня оказалась просторным, очень современным помещением, и встретила Амалию какофонией звуков и запахов. Дым стоял коромыслом! Стены были заставлены многочисленными шкафчиками и полочками. По левую руку от входа расположились в ряд десяток плит, забитых огромными кастрюлями и сковородами, на которых что-то жарилось, парилось, варилось... а по правую руку весело журчала вода в мойках и порхали тарелки, фужеры, столовые приборы... По центру кухни располагался огромный округлый разделочный стол, по форме напоминающий подкову. Все вокруг шкварчало, шипело, булькало, жужжало, звенело, стучало, хрустело, превращая помещение в огромную детскую погремушку и напрочь лишало ориентации в пространстве и времени.
  
   А посреди этого упорядоченного хаоса, на декоративной стремяночке, помещенной во внутреннее пространство 'подковы', гордо стояла маленькая домовая, размахивая большой ложкой, как дирижер - палочкой. Повинуясь ее жестам, ножи резали овощи, ложки мешали варево в кастрюлях, а тесто месилось в большой деревянной кадушке.
  
   Амалия завистливо вздохнула. Вот она, магия домовых во всем своем великолепии! Теперь понятно, почему в замке так чисто, а обслуживающего персонала нет, как такого. С таким подходом пыли не позавидуешь!
  
   - Любушка! - громко окликнул ее Герт, и, потерявшая на миг контроль домовая уронила только что вымытую тарелку, жалкого дюйма не донеся ее до полки.
  
   В наступившей разом тишине звон разбившейся посуды прозвучал едва ли не громом! Хотя раздавшийся следом возмущенный возглас домовой вышел как-то внушительнее:
  
   - Ах ты, чертяка оголтелая! Да что ж ты подкрадываешься ко мне, шпион доморощенный?!? А если б я на тебя ножи натравила? - и, подтверждая слова хозяйки, все режущие столовые приборы бросили свое занятие и угрожающе ощетинились в сторону нарушителей.
  
   У Амалия от шока округлились глаза. А на Герта было жалко смотреть: мохнатые ушки прижались к голове, а хвост виновато опустился, только мохнатая кисточка нервно подрагивала. И вот это - боевой генерал? Да Любава тут непререкаемый авторитет! Вот с кем надо дружить!
  
   - Я тебе новую подарю!- покаянно пробурчал Герт и шепнул Амалии, так и застывшей с приоткрытым ртом, - это ее любимый сервиз...
  
   - Это семейная реликвия!!! Он мне от бабушки достался, в приданое! Какой же это теперь сервиз без десертной тарелки?!
  
   - Починю!
  
   - А куда денешься, - уже спокойно заявила домовая и, переведя взгляд на Амалию радостно всплеснула руками, а за ней этот жест синхронно повторили и ножички...
  
   - Ээээ....
  
   Любава досадливо сморщила носик, затем досадливо махнула поварешкой, и все вернулось на круги своя - то есть резать, мельчить, крошить...
  
   - Роднуль! Хорошо, что зашла! Только не вовремя, у меня видишь, что творится! Чуть забылась - и обед не успеваю приготовить, так что ты не обижайся, я заскочу, как закончу.
  
   - Хорошо, хорошо, - поспешно закивала ведьмочка, все еще находясь под впечатлением от демонстрации последствий расстройства домовой, - я так, мимо заблудилась...
  
   - А, это бывает! Вот, помнится, один ректор, из последних, девятый, что-ли? Так вот, он зачем-то отправился ночью бродить по подвальному этажу, да и заблудился, понятное дело, только вернувшийся в замок Гованс его и смог найти, правда, не без последствий... От заикания ему помогла какая-то новая отрава мальчишки Рисуса, а вот седину ему теперь придется закрашивать... Это он еще с Хоренса не встретил, а то был бы в их компании.
  
   Амалия на миг представила первую встречу потерянного, отчаявшегося найти выход из подвала мужчины с привидением, читающим мораль... И вдруг остро посочувствовала бедолаге - бывшему ректору. Оставался вопрос, что девятый ректор искал в подвале? Точнее, два вопроса:
  
   - А Хоренс, которого вы упоминули...
  
   - Это брат Гованса. Тоже приведение, роднуль. Вот только в отличие от нашего чопорного управляющего, тот еще балагур.
  
   Герт громко фыркнул. А Амалия вспомнила, как вчера бесенок спрашивал, боится ли она приведений. Теперь понятно, почему. 'Интересно, а их здесь только двое?'
  
   - Любавушка, я пойду девочку провожу, во избежание, так сказать, а ты чаю сделаешь мне, как самому верному рабу твоего таланта?
  
   - Иди уж, подхалим, - отмахнулась от него домовая, но было заметно, что ей приятно. - Да про тарелку не забудь!
  
   ***
   Амалия шла за чертом, погруженная в свои мысли, и опять не заметила, сколько и в каком направлении они двигались.
  
   'Не замечала за собой раньше такой рассеянности', - озадаченно смотрела ведьмочка на словно ниоткуда взявшуюся дверь в свои комнаты. Вроде только что был пустой холл, а вот уже знакомый коридорчик с тремя дверями.
  
   - Точно схожу с ума... - прошептала Амалия.
  
   - Что? - тут же переспросил Герт.
  
   - Н-ничего, задумалась.
  
   На том и разошлись. Амалия пошла готовиться к встрече с демонессами, а Герт - поспешил на свою лекцию, надеясь, что в его отсутствие адепты не разгромят стеллаж с реконструкциями сражений и битв.
  
   ***
   Помня о своем вчерашнем провале с образом, ведьмочка решила не мудрствовать лукаво, а одеться также, как и на уроки с младшими сестрами. Выбор пал на простое черное платье со шнуровкой на манжетах для того, чтобы было удобно закатывать на уроках зельеварения, с широкой юбкой, что не стесняла движений, и белым воротником-стоечкой. Волосы Амалия заплела в традиционную для ведьм тугую косу, а вот от каблуков отказаться не смогла, хотя и хотела. С ее небольшим ростом такая прибавка будет не лишней.
  
   Не рискнув идти одной, Амалия вызвала Гованса. Тот откликнулся сразу же, чем ни мало удивил ведьмочку, ведь когда она заблудилась, он не пришел.
  
   - Гованс, - обратилась к нему Амалия, желая прояснить ситуацию, - а вы всегда точно знаете, когда вас зовут?
  
   - Да, леди.
  
   - И как вы это определяете?
   - Слышу, леди.
   - Ммм, а меня всегда можете слышать?
   - Несомненно, леди. У вас очень звонкий голос.
   - Не замечала. Все говорили, что у меня достаточно низкий тембр.
   - Прошу меня простить, но тембр голоса здесь совершенно ни при чем. Когда вы находитесь далеко от меня, я слышу голос вашей ауры.
   - Ауры?
   - Да, ауры
   - А почему же тогда не пришли на мой зов сегодня? Призрак удивленно уставился на хмурую ведьмочку.
   - Вы меня звали?!
   - Да. Я... заблудилась...и...
   - Это бывает, - согласился призрак.
   - Только не рассказывайте мне баек про других ректоров, умоляю! Я подозреваю, у здесь они есть в запасе у каждого.
   - Вероятно, так. Все, кого присылал сюда Совет, рано или поздно, но оказывались в подобном затруднении. И не для всех оно прошло благополучно. Рад, что вы к ним не относитесь.
   - А уж как я рада, - прошептала ведьмочка. - Кстати, Гованс, мне рассказали, у вас есть брат?
   - Все верно.
   - А почему я его не видела?
   - Тем лучше для вас. Мой брат не самый... адекватный призрак здесь.
   - Вам виднее. И все же, почему вы не откликнулись?
   - На это есть только один ответ: я вас не слышал.
   - Почему? - глупо спросила Амалия, почувствовав себя неуютно.
   - А вот это вам лучше знать. Амалия схватилась за голову. Непробиваемый, невозможный тип! Если он такой в облике призрака, то тогда какой же занудой был при жизни?!?
  
   - Смею напомнить, что лекция у старшего курса закончиться через семь минут. Если хотите успеть - нужно идти.
   Амалия согласно кивнула, следуя за призраком.
   - Господин Гованс, а почему я не слышу звонков? И вообще какого бы ни было шума. Здесь же Академия, а не Столичная Публичная Библиотека! Это удивляет меня.
   - Это крыло магически изолировано. Видите ли, каждый новый ректор первым делом устанавливал свою защиту на собственные покои. Так вышло, что из-за суеверий они каждый раз занимали новые апартаменты, пока они не закончились, из-за этого все помещения гостевого крыла изолированы. Там наведено и намешано столько заклятий, что пришлось подавать заявку в отряд зачистки.
  
   Амалия мысленно присвистнула. Отряды зачистки занимались контролем и восстановлением энергетического, магического и метафизического баланса миров. Если где-то появлялось скопление мелкой нечисти - то там через какое-то время истончалась энергетическая прослойка эфира, и ОМП (отдел магического правопорядка) высылал туда отряд зачистки. Также отрядами исправлялись перепады магического фона, когда какой-нибудь бездарь поднимал кладбище или срывался масштабный энергоемкий эксперимент магов-ученых. В Специалистами ОМП были в основном маги, но были среди них и пифии, и алхимики, и артефакторы, и на десерт -инквизиторы, курировавшие ведьм, леших, водяных, домовых и прочих ведических сущностей, а также адаптацию мигрировавших в наш мир темных - оборотней, вампиров, демонов. В общем, кто не понял - отряды зачистки - ух какие ребята, и если их вызвали - значит в гостевом крыле и правда не спокойно.
  
   - Господин Гованс..., - настороженно уточнила ведьмочка, - а меня поселили где?
   - О, не волнуйтесь леди, вы занимаете покои в хозяйском крыле.
   - То есть в крыле, где жили и работали лорды рода Рошан?
   - Совершенно верно. Это крыло лорд Аркхат Рошан построил для себя и своей семьи. Вы, наверно, не знаете, но изначально Академия строилась как родовой замок. В то время было не спокойно, шла кровопролитная и жестокая борьба за власть и влияние, в которой принимали участие большинство сильнейших родов высших темных, и лорд Рошан, чтобы обезопасить семью от покушений и оградить от этого кошмара, заложил замок на этом месте. Он руководствовался соображениями отдаленности и неприступности этого места. Горная местность, с одной стороны - отвесный обрыв и воды океана, с другой - ущелье. Единственная возможность попасть на эту сторону - мост. Если вы заметили, он имеет одну интересную особенность - виден лишь с одной стороны. И, пока вы его не видите - перейти не сможете. Раньше видимая сторона обращалась к замку. То есть никто посторонний пройти не мог. Ворота, которых вы касались - артефакт того же порядка. Лишь человек или нелюдь с добрыми и чистыми намерениями может открыть их и остаться невредимым.
  
   'Страсти какие!' - пронеслось в голове Амалии.
  
   - А почему же сейчас их не убрали? - полюбопытствовала ведьмочка.
   - А какой в этом смысл? Они никому не мешают. Вам все еще интересно, леди, мне рассказывать дальше?
   - Да-да, конечно! Я об этом ничего не знала!
   - Это неудивительно. Никто не знает, кроме членов рода и их близких.
   - Но вы же рассказываете мне.. - недоуменно прошептала Амалия.
   - Конечно. Вы же ректор. Значит, в какой-то степени являетесь наследницей дела Рошан.
   - И вы со всеми ректорами делились подобными сведениями?!
   - Нет.
   - Почему?
   - Потомки лорда и так знали об этом.
   - А другие? Те, кого присылал Совет?
   - Они не спрашивали, - безразлично пожал призрачными плечами Гованс.
   - А сами вы откуда все это знаете?
   - Я был приставлен камердинером к лорду Амадею. Практически вырастил, так как он рано осиротел. Поэтому он доверял мне семейные тайны и легенды, надеясь, что я не оставлю Академию и продолжу традиции рода.
   - А как замок стал Академией?
   - Как я уже говорил, он строился с иной целью, но к тому моменту, как его закончили, страсти улеглись и в Ревэррде (столица демонов) стало относительно спокойно. К тому же лорд Рошан несколько увлекся, создавая защиту замка, и ему пришлось долгое время корректировать и исправлять плетение силовых линий.
   - Лорд Рошан был магом?
   - Лишь на четверть. Но это позволило ему вплести заклятия на уровне фундамента. Здесь каждый камень положен не просто так. Большую роль сыграла насыщенность здешней местности энергетическими потоками.
   - Аномальная зона? - живо заинтересовалась Амалия, вспоминая причитания черта.
   - Не уверен. Подтверждений этому не нашлось, но подобные слухи ходят. Как бы то ни было, но замок пустовал. Пока дочь лорда не подросла. Демонессы не спешат замуж, так как замужество лишает их многих привилегий, и они полностью переходят под опеку мужа и его семьи. Леди Рошан не была исключением и пожелала обучаться магии, так как наличие пусть малой, но магической части крови, это позволяло. У демонов не принято обучать женщин, даже магии их родной стихии - огня, только мужчин, поэтому стремления юной леди были связаны с человеческими землями и объединенными землями.
  
   Семья оказалась против, а лорд Рошан, не желая расстраиваться единственную любимую дочь - решил устроить эксперимент и принялся обучать дочь сам. Вскоре к нему присоединились еще несколько его старых друзей-магов, а учениц стало гораздо больше - все подруги леди Рошан также попросили взять их на обучение. А когда количество девушек перевалило за пару десятков - лорд обратился в Совет с целью создания Закрытой Академии для демонесс. Сразу оговорюсь, что предложение встретили в штыки. Одно дело - неофициальные занятия с девушками из дружественных лорду семей, и совсем другое - официальное учебное заведение. - Это нонсенс! Тем более для патриархального народа демонов.
  
   Амалия понимающе вздохнула. Сама находилась в таком же положении, что и лорд Рошан. И если вышло у него - получиться и у нее. Что ей какой-то лорд Аттикус и ОМО с его предрассудками, когда Аркхат сражался против вековых традиций темных?
  
   А Гованс продолжал:
   - И тут поднялся бунт! Слухи среди прекрасной половины демонов расползлись молниеносно и демонессы объединились, обратившись с петицией к императрице. Поговаривают, что императрица устроила такой скандал своему венценосному супругу, что стены дворца сотрясались, а из императорского сада сбежали все разумные растения. Как бы то ни было, но лорд Рошан своего добился, и Академию основал. И возглавлял ее сам, после передав управление своим детям по наследству. ЗАР - это единственное учебное заведение, в котором можно проходить обучение демонессам. Позже здесь учились и другие темные, но после исчезновения лорда Амадея Академия пришла в упадок.
  
   - Жаль, - грустно заключила ведьмочка.
   - Все в ваших руках, леди Амалия, - неожиданно произнес призрак, глядя ей в глаза, - вы же ректор, и вы можете вдохнуть жизнь в Академию!
   Амалия невольно поежилась под пристальным немигающим взглядом призрака.
   - Господин Гованс, боюсь, это не в моих силах, я тут временно... Пока Совет не подберет подходящую кандидатуру... Тем более, я ведьма и у меня есть своя Школа и свои ученицы...
   Призрак неожиданно улыбнулся.
   - Не зарекайтесь, леди, поверьте старому привидению, - мы видим гораздо больше, чем вам кажется.
   - Что вы имеете в виду?
   - Всему свое время. Мы почти пришли. Вам налево по коридору, третья дверь. Группа ждет вас. А мне нужно...
   Что нужно Амалия так и не узнала, Гованс просто растворился в воздухе.
  
   Стоя перед дверями зала, где ждали ее появления адептки ЗАР, она вновь испытала прилив волнения и неуверенности. Зачем ей вообще сдалось это собрание? Кому и что она хотела доказать?
   Двери распахнулись и Амалия оказалась один на один со своими страхами и двумя десятками недружелюбных, удивленных глаз. 'А хрен вам! - со злостью, придавшей сил, подумала ведьма, - живой не дамся!'
   Амалия, гордо вскинув подбородок и чеканя шаг, вошла в звенящую тишиной аудиторию. За ней, не мигая, следили два десятка черных глаз. Некоторые с любопытством, иные со смесью презрения и удивления, остальные вполне равнодушно. В голове у каждой из адепток крутились одни и те же вопросы: кто эта человеческая пигалица и какое отношение имеет к новоиспеченному ректору Дишару? Едва Амалия дошла до кафедры и подняла глаза на аудиторию, она поняла, как ошиблась. Этих не купишь на строгость и статус. Они уважают только мощь и силу. Это же демоны! Право сильнейшего у них в крови! Но все же играть предстояло до конца. Ради девочек, она должна справиться. Как лорд Аттикус сказал? 'У вас есть прекрасный стимул'. В этом он оказался прав. Амалия сжала кулачки и уверенно встретила взгляды своих адепток.
   И когда она начала говорить, голос ее звучал ровно и звонко.
   - Рада приветствовать адепток академии Рошан. Меня зовут Амалия Дишар, и я, со вчерашнего дня, являюсь ректором данной академии. Подозреваю, - отрезала она начавшиеся было шепотки, - вы удивлены. Но не стоит заблуждаться на мой счет. Обращаться ко мне можно просто по имени, я не любитель официоза, но и фамильярностей не потерплю. Нравится вам это или нет, но я за вас несу ответственность..
   - А сдюжите? - раздался в аудитории насмешливый голос. - До вас многие мужчины пытались, и не претерпели успеха. Что же ожидать от женщины? Амалия резко повернулась в сторону нахала. Им оказался высокий, не лишенный привлекательности мужчина, в пыльном дорожном костюме, но при этом державшийся с надменностью и величием короля. За его спиной маячил господин Гованс, поймавший взгляд Амалии и заметно смутившийся. Призрак слабо мерцал, что можно было принять за волнение. А вот обладатель голоса ничуть не испытывал подобного. Напротив - стоял, сложив руки на груди и облокотившись о дверной косяк и откровенно разглядывал ее. Амалию затопила злость. Даже сквозь слой нанесенной пудры, она чувствовала, как полыхают от негодования ее щеки.
  
   Минуту она сверлила незнакомца взглядом, а после нарочито спокойно, совершенно игнорируя мужчину, обратилась к призраку.
   - Господин Гованс, будьте любезны, проводите посетителя в мой кабинет. Я подойду, как только закончу собрание.
   На миг в черных глазах незнакомца мелькнула ярость, после сменившееся спокойным любопытством. И направлено оно было на аудиторию, которая жадно, словно путник в пустыне, дорвавшийся до воды, внимала намечающемуся скандалу.
   - Господин Гованс? - вновь напомнила о себе Амалия, видя, что призрак не торопится исполнять поручение.
   - Слушаюсь, леди ректор, - лорд Раэрхан, прошу вас...
   - Я помню, куда идти, Гованс. Подготовь мне комнаты. И комнаты лорду Красту. Он скоро прибудет.
   И, словно ни к кому не обращаясь, произнес:
   - И все же вы не ответили на вопрос, леди. Сдюжите ли ношу?
   Амалия подавила в зародыше желание влепить нахалу пощечину, и тихо, но непреклонно заявила:
   - Все интересующие вас вопросы, вы сможете задать в моем кабинете. Возможно, я вам даже отвечу. Если сочту необходимым. Покиньте аудиторию, лорд, вы мешаете учебному процессу.
   И отвернулась, давая понять, что разговор окончен.
   Дверь закрылась моментально.
   - На этом, думаю, знакомство можно завершить, - холодно произнесла Амалия. - Вопросы?
   В тот же миг вверх вспорхнула тоненькая ручка сидящей на заднем ряду демонессы. Амалия жестом разрешила задать вопрос.
   - Леди Амалия, а вы осознаете, что только что ткнули носом в приличия одного из членов Совета?
   - Представьтесь, адептка.
   Белокурая головка мигом поднялась над рядами своих соучениц, и, изобразив шутливый полупоклон, звонко представилась:
   - Тадоэрра Дэрохан.
   - Специальность?
  
   - А она у всех здесь одна, - заявила с места темно-рыжая демонесса, но даже с расстояния от кафедры, Амалия разглядела ее мрачное личико.
   - И какая же? - удивилась Амалия.
   - Универсальная, - безразлично пожала плечами блондинка.
   Но Амалия успела заметить тень, пробежавшую по лицам демонесс. Не выглядели они надменными или спесивыми, как рассказывали, скорее мрачными и угнетенными. Все, как одна, отличались хищной красотой, про таких не скажешь хрупкие и нежные создания, о нет, напротив - высокие, сильные, с черными мерцающими радужками глаз в глубине которых нет-нет, да и проявлялись всполохи пламени, что говорило об эмоциональном напряжении. Все же огненные стихийники, дети огня, чтоб их.
   - Адептка Дэрохан, что касается вашего вопроса - я бы попросила вас впредь сдерживаться в оценках и в высказывании своих суждений, - чуть резче, чем хотелось, сказала Амалия.
   - Почему?
   Простой вопрос поставил Амалию в тупик. И она не нашлась ответить ничего другого, как:
   - Ведьм лучше не злить.
   Блонди задумчиво кивнула. Не вспыхнула, не зарделась - ее личико отражало только спокойное любопытство.
   - Мы примем к сведению.
   - Вопросы по теме будут?
   И тут опять отличилась рыженькая:
   - Нам следует ждать кардинальных перемен?
   - Не думаю, - осторожно начала Амалия.
   - А жаль, - едва слышно прошептала блонди, но Амалия услышала.
   - Любое учебное заведение - сложный, по-своему уникальный, механизм, и не в моих привычках портить то, что можно отладить или починить. Поэтому я намерена для начала проверить работу механизма, а уж после - решать.
  
   Амалия и сама не заметила, как начала строить планы по изучению работы Академии, ведь она не далее, как сегодня, доказывала призраку, что тут временно! Видимо, Рамира оказалась права и ее 'временно' начинает обретать плотность 'постоянного'. Отмахнувшись от неуместных мыслей, Амалия вновь посмотрела на девушек. В их глазах добавилось скепсиса, здорово разбавленного любопытством и... настороженностью.
  
   А у Амалии неожиданно засосало под ложечкой. Ей захотелось познакомиться поближе с группой, и все из-за короткого 'а жаль'.
  
   Отпустив девушек, Амалия еще какое-то время размышляла о странностях ЗАР, когда проходившая мимо нее рыжая тихо шепнула:
  
   - Он очень злопамятен. Не советую с ним ссориться.
  
   Амалии не нужно было объяснять, о ком идет речь. Но ее удивило желание девушки помочь.
   Не успела дверь закрыться за последней девушкой, как Амалия вызвала Гованса. Ей срочно требовалось объяснение странному поведению призрака и наглому вторжению постороннего. В том, что он мог быть преподавателем, она сильно сомневалась. А если он был не работником Академии, то с какими целями прибыл и какими неприятностями ей это может грозить? В своей 'везучести' ведьмочка уже успела убедиться за последние дни, поэтому ничего хорошего не ждала.
  
   Призрак отозвался моментально, проявившись в метре от нее, при этом обычное синеватое сияние, исходившее от очертаний его фигуры, сейчас слабо мерцало, и от цветных переливов, выражающих, насколько знала Амалия, нестабильное эмоциональное состояние Гованса, у Амалии закружилась голова.
   - Слушаю вас, леди. Вы что-то хотели? - голос его, несмотря ни на что, звучал так же учтиво и формально.
   - Хотела, - кивнула Амалия, прикрывая глаза, чтобы унять головокружение. - Кто этот хам?
   - Простите? - растерялся призрак.
   - Вы прекрасно поняли меня, господин Гованс. И почему вы так скоропалительно ммм... покинули меня?
   - Я услышал зов у Ворот. При первом прохождении обязательно присутствие привратника. И я поспешил встретить гостя, - с достоинством ответствовал призрак.
   - И часто... тут гости приходят?
   - Довольно редко, леди. Академия закрыта для посещений, даже родственники учащихся вынуждены отправлять запрос заблаговременно. Все официальные лица также уведомляют о своем прибытии.
   - И?
   - Моим долгом было проверить, встретить и доложить вам.. И после вашей встречи с группой собирался это сделать, проводив гостя, но...
   - Но один, не обремененный излишним тактом и воспитанием мужчина грубо нарушил ваши планы и мое собрание, - закончила за него ведьмочка.
   - В целом смысл верен, но я бы воздержался от столь смелой характеристики поведения лорда.
   - Лорда Раэрхана? - уточнила ведьмочка. Призрак кивнул.
   - Кто он, господин Гованс? И почему вы так взволнованы? - Амалия неопределенно пошевелила пальчиками, намекая на мерцание призрака.
   - Лорд Велест Раэрхан - член Совета Двенадцати ОМО и сопровождающий лорда Краста, - прошелестел Гованс, игнорируя второй вопрос.
   - Что, он еще и не один? - Амалия не стала заострять внимание на поведении призрака, и без того хлопот полно, захочет - сам расскажет.
   - Нет, леди. Лорд Краст прибыл чуть позднее и уже ожидает вас в приемной. Если я правильно понял, лорд назначен проверяющим от ОМО, он также входит в Совет, и помимо этого исполняет обязанности заместителя главы ОМП.
   - Проверяющий?
   'Вот уж не было печали, еще добавили ингредиентов!'
   - Совершенно верно, но искренне удивлен, что они прибыли так рано.
   - Рано? - нахмурилась Амалия, - что вы имеете в виду?
   - Вы не знали? Странно... ОМО, помимо назначения на должность ректора, оставляет за собой право первое время контролировать его действия, а также вмешаться, в случае грубого нарушения со стороны ректора в отношении своих обязанностей, или выявления доказательств его некомпетентности.
   - И что, правда выявляют?
   - Несколько ректоров сняли, правда, скорее по здоровью. Но подробности вы можете уточнить у главы ОМО.
   'Ага, так этот интриган, который лорд Аттикус, все и выложил! Хотя, это в его интересах... - размышляла ведьмочка, - Как же не хватает Рамиры с ее неподдающимся унынию энтузиазмом, скорее бы ее сюда'. Хотя Амалия уже и не была так уверена в том, что сестрам в Академии будет хорошо. Слишком много непонятного и вызывающего противное чувство подставы. Но, прежде чем что-то решить, ей было необходимо связаться с домашними, которые игнорировали телефон... Куда ни глянь, везде засада. А тут еще проверка! Ох, нельзя загонять ведьму в угол, ведьма может и ответить.
  
   - Проверяющий, значит... - нехорошо протянула ведьмочка. - А этот хам - сопровождение, - тонкие бровки сошлись на переносице. - Какая... приятная неожиданность.
   - Что? - опешил призрак от несоответствия слов Амалии и хищного выражения ее лица.
   - Господин Гованс, у меня к вам просьба, найдите Рисуса и предупредите, что я сегодня навещу его лабораторию. Мне срочно нужно сварить пару-тройку настоек.
  
   ***
   Велест решил отправиться в Академию сразу, как закончил дела на Пустоши. Он был сильно измотан и раздражен, так как догадка, посетившая его еще в первый визит, подтвердилась, но вот доказательства пришлось собирать буквально с боем. Поэтому настроение его было изрядно подпорчено, впрочем, как и его костюм. Какого же было его удивление, когда Гованс на вопрос о лорде ректоре странно смутился, но все же ответил, что ректор сейчас проводит собрание. Велест не хотел мешать вступать новому несчастному в проклятую должность и хотел дождаться окончания собрания в приятных хлопотах вроде обеда или ванны, но в миг переменился в лице, услышав глубокий, бархатный, но, несомненно, женский голос, льющийся из полу прикрытых дверей аудитории. Обладательница голоса стояла за кафедрой и так упоенно вещала, что не заметила новых слушателей. И Велест не удержался, разом выпустив скопившееся за последние дни раздражение. 'Аттикус! Все просчитал!'
   ***
   Несмотря на правила приличия, согласно которым Амалия должна была уделить время ожидающим ее лордам, ведьмочка решила сначала зайти к себе.
   'В конце концов, я тут пока что главная! И о визите принято сообщать заранее, у меня, между прочим, могут быть неотложные дела! Например, чашка ромашкового настоя...'
   С этими мыслями, довольная собой ведьмочка, попивая ароматный настой, набирала номер виновника свалившегося на нее ректорства.
   - Слушаю, - противный тонкий голосок блонди Амалия узнала сразу и чуть поморщилась.
   - Я хотела бы поговорить с лордом Аттикусом, это возможно?
   - Он занят! - последовал резкий ответ, но Амалию не смутил.
   - А у меня срочное дело!
   - У всех срочные дела, приказано не беспокоить. Но я, так и быть, могу записать ваше послание.
   - Это Амалия Дишар, - начала Амалия, но ее перебили презрительным:
   - Ах, Амалия! Что, хочешь попроситься обратно? Неужели ведьму напугали милые демонессы? Или призраки по ночам спать мешают? - ехидно пела Лейла.
   - А тебя что, до секретаря понизили? Или ты в гадалки подалась? - не осталась в долгу ведьмочка, но ответить ей не успели, так как трубка была перехвачена:
   - Добрый день, Амалия, - мягко проговорил лорд, затем раздался шорох и Амалия услышала чуть приглушенное и нетерпеливое: "Лейла, выйди я сказал!", и уже громкое в трубку: - у вас что-то случилось?
   - Случилось, лорд Аттикус, проверка со мной случилась. Сидит в моей приемной. Не проясните ситуацию?
   - А, это. Ну вы же читали контракт?
   Амалия отвесила себе мысленную затрещину. Дочь прокурора - и так опростоволоситься! Увлекшись изучением гарантий для себя и сестер она вполне могла пропустить некоторые детали. Как то:
   - В контракте прописано, что при отсутствии опыта со стороны кандидата, Совет может назначить комиссию, дабы присматривать (шпионить - перевела ведьма для себя), помогать (влезать куда не надо) в меру сил (в меру пакостности характера) и отражать свои заключения (стучать) в отчетах Совету при необходимости (постоянно). Некоторые советники настояли на проверяющем.
   - А если я не справлюсь? Это же ваша идея! Если не пройду эту проверку?
   - Амалия, ну вы же понимаете, что снятие вас с поста ректора нанесет непоправимый урон вашей репутации? Как же я смогу ходатайствовать за вашу кандидатуру и выдать лицензию вашей школе, если в вашем и без того не лучшем личном деле появиться надпись: уволена?
   - Даже так?
   - Именно так, дорогая Амалия. Все в ваших руках, вы же помните о нашем уговоре?
   - Я уже говорила, у ведьм превосходная память!
   - Вот и славно. Удачи вам, дорогая. А я вынужден прервать наш разговор, много дел.
   - И вам не хворать.
   Эффект от ромашки испарился, как не бывало. Амалия чуть прикрыла глаза, пытаясь причесать растрепанные нервы. Эти несколько дней не оставили от ее хваленной выдержки и следа! Неужели она превращается в неврастеника? Срочно нужно к очкарику в лабораторию, пора запасаться 'особыми' зельями, определенно - пора.
   Но сначала...
   - Эй, шкода! Вылезай из сумрака!
   На столе, рядом с чашкой настоя материализовался бесенок. Его маленький носик-кнопка и кисточка хвоста были выпачканы каким-то белым порошком, а сам бесенок тут же сунул любопытный нос в чашку. Принюхался и скривился, прикрываясь не менее чистой лапой - ну не выносят бесята лечебных трав и настоев.
   - Чаво орешь, ведьма? Охоту мне портишь! Нет, ну что за день? - ворчал бесенок, умильно размахивая хвостом и корча гримасы, - сначала подсунули муку вместо сахарной пудры, потом орут почем зря, теперь гадость всякую в посуду льют... Отравить хотела? Чаю пожалела - а?
   Амалия в ответ на тираду весьма неласково щелкнула нечисть по носу.
   - За что-о-о? - взвыл оскорбленный в лучших чувствах бесенок.
   - За то, - отрезала не успокоившаяся ведьма, - я к тебе по делу.
   - Сначала печенье, - непреклонно заявил наглый бесенок и уселся на стол, сложив передние лапки на груди.
   - Сначала - договор, - отрезала ведьма. По предоплате не работаю!
   - Жадина!
   - Вымогатель!
   - Ведьма!
   - И то правда.
   В Амалии взыграл здравый смысл и гены отца - прокурора. И если с лордом Аттикусом она просчиталась, то с бесенком такого не допустит. Нечисть она такая. Коварная, лукавая и хитрая. Сейчас шкодник с ней, а через мгновение - против. И совесть его грызть не будет. Нет у нечисти подобного рудимента. Он вообще только в сказках остался.
   - Ты читать умеешь? - уточнила Амалия, понимая, как глупо звучит вопрос.
   - Эх, баб... эээ...девичья память твоя. Я ж в библиотеке живу.
   - Это еще ни о чем не говорит.
   - Истину глаголешь, ведьма. Я вот насмотрелся на всякое, - бесенок расслабился, вольготно улегся на столик и для вящего удобства подпер голову мохнатой лапкой. Зрелище до того комичное, что Амалия невольно прыснула.
   Бесенок укоризненно покачал головой и продолжил тоном заядлого философа:
   - Ты вот зря губешки кривишь, а я своими глазами видел: приходют всякие, шастают по проходам, пальцами своими тычут, фолианты древние, ммм, вкусные, ням, открывают. Волосенки от натуги пыжатся, морды багровые корчатся, ан нет - не выходит, значица, чтение. Видать, читалка не выросла! Потому и уходят восвояси ни с чем, но попадаются и такие, настырные, вот те с первого раза не понимают, много раз приходят! А результату - нуль!
   Амалия хмурилась. Что-то в странных, нарочито коверканных словах бесенка не давало ей покоя. Какое-то неясное, ускользающее объяснение...
   Привычно тряхнув головой, отгоняя неуместные мысли, ведьмочка положила перед бесенком лист договора.
   - Чаво это?
   - Договор. Если коротко, то ты становишься моим фамильяром, клянешься мне в верности, то есть никому ничего про меня, пакости не делаешь, козней не строишь, умышленного вреда через третьи лица не причиняешь... Я, в свою очередь обещаю тебе защиту и покровительство.
   - И печеньки! - прищурился бесенок.
   - Только если помоешься, - улыбнулась Амалия, найдя безотказный рычаг давления на сладкоежку-бесенка.
   Бесенок обиженно засопел, и уже хотел затянуть привычную песню про сироту, которую 'обижа -а - ают', но Амалия перебила его соблазнительным:
   - Имбирные! Фисташковое мороженое и клюковку по праздникам!
   Амалия не поняла, что решило дело - имбирь или запретный для нечисти ведьминский эликсир, в просторечии 'Клюковку', который те прятали надежно и, ясное дело, делиться не спешили, но бесенок молниеносно чиркнул отросшим когтем по запястью и приложился к нижнему правому углу пергамента.
   Ведьмочка довольно хмыкнула и, проколов свой палец, повторила процедуру в левом.
   - Тебя как звать то? - вспомнила Амалия немаловажную деталь.
   - Да как только не кликали мене..., - потупил взгляд еще не давно наглый шкодник. Ясно. Договор договором, пусть и кровный, но имя у бесенка узнать - тут особое отношение должно быть. Ну что ж, это их заморочки, захочет - сам скажет.
   - Будешь Федей.
   Бесенок радостно улыбнулся. Еще бы!
   - Беги к Любаве. Скажи - я разрешила.
   Улыбка стала шире.
   - А баню на вечер перенесем. Меня уж заждались.
   Улыбка померкла, взгляд бесенка стал таким несчастным-пренесчастным... Но незамеченным бесчувственной чистоплотной ведьмочкой.
   - Да, пора. Месть местью, а палку перегибать не стоит. Вдруг они нормальными окажутся? - бормотала про себя ведьмочка, перелетая распушившуюся косу, и сама себе ответила - Ага, как же, беда не приходит одна...
   - Господин Гованс!
   ***
   Волнение. Оно охватило и закрутило в свой водоворот с той самой секунды, как Амалия под руководством приведения покинула свои покои. Амалия не могла объяснить, что происходит и с чем связано ее состояние. Она шла по знакомому коридору, но воспринимала его чуть иначе, смотря сквозь него.
   Странное чувство, опустошающее и будоражащее одновременно, словно ожидание скорых кардинальных перемен.
   Точно такие же эмоции она испытывала на свое шестнадцатилетние, когда отец решил представить ее обществу, выведя в свет свою дочь. Тот вечер Амалия никогда не забудет, он еще долгое время будет являться ей в кошмарах. Как хотела она порадовать отца! Как горели ее глаза, видя свое отражение в зеркалах! Как глупа и наивна она тогда была! Обряженная в невесомое, белоснежное кружевное платье, с красивой прической, бриллиантовой диадемой бабушки в волосах, она спускалась в зал, наполненный гостями торжества, когда ее пригвоздили к полу едва различимые голоса:
   - Не уж то спятил лорд? Хочет признать ведьмино отродье?
   - Мало ему слабого здоровья, еще и непутевую дочь хочет на шею посадить! Да от нее даже мать родная отказалась! Ведьма, она и есть! Не пройдет и весны, как позором обернется для лорда такое дите! Они ж все безнравственные! И чем только думает!
   Но Амалия тогда не до конца осознавала, чем аукнутся ей эти напутствия. Уязвленная, но несломленная, она спустилась к гостям. И улыбалась, кивала поздравлениям, хотя отмечала незамеченные прежде и недовольные гримасы, и фальшивые комплименты, и шепотки за спиной. Вот тогда и осознала юная Амалия простую, но горькую правду - она чужая! Она - ведьма, и ничто этого не изменит! Ни наряд, ни положение отца, ни ее суть, ни характер, ни навязанные в детстве манеры! За ней, словно тень, всегда будет идти ее прошлое, которое не она выбирала, но кого это волнует? И пусть, Амалия решила с честью нести свою судьбу, и выбирать путь по сердцу. В конце концов, какое ей дело до чужих, досужих сплетен и домыслов? И, уставшая бороться с собой, Амалия на следующий же день уйдет из отчего дома, свободная, гордая и глубоко несчастная, чтобы встретить свою судьбу в лице брошенных на дороге, таких же одиноких, как и она, сестричек Василины и Божены. И откроет двери заброшенного поместья на окраине столицы, которое подарил ей отец, чтобы приютить сироток, и спустя несколько месяцев назовет Школой. Домом для таких же, как и она. Брошенных, потерянных, но не сдавшихся и не потерявших внутренний свет девочек. С тех пор много всего случилось, но решимость Амалии следовать зову сердца не иссякла.
   Да, она, с точки зрения ведовского сословия, неправильная ведьма, и в силу еще не вошла... Но - ведьма! А ведьмы никому не позволяют собой помыкать, пусть и цена за свободу от условностей - дурная репутация.
   ***
   Памятная по первой встречи с цирковой пятеркой, как про себя теперь называла Амалия малый административный круг, приемная, встретила ее недружелюбно.
   История повторяется, - вздохнула про себя ведьмочка, кивая сидящим в креслах мужчинам. Пока она шла к своему столу, малодушно надеясь спрятаться хоть за такой преградой от прищуренных взглядов, Амалия украдкой разглядывала свою будущую головную боль.
  
   Слева, вальяжно развалившись в кресле, сидел светловолосый мужчина, лет тридцати на вид, с обветренным, чуть тронутым загаром лицом. Он не являлся каноническим красавцем, хотя внешность имел весьма и весьма привлекательную. Рамира бы про него непременно сказала - 'ледяной принц'. Тонкие губы чуть подрагивали в усмешке, а глаза цвета пасмурного неба смотрели прямо, взгляд их был острым, как бритва, и проникал, казалось, в самую душу. Амалия невольно поежилась. Медальон, надетый поверх сюртука, красноречиво указывал на инквизиторскую сущность мужчины. Амалия сглотнула. Лорд Краст уже не казался ей таким симпатичным. Что поделать, предрассудки они такие, не щадят никого. Ни ведьм, ни их прямых недругов. И здравый смысл отчаянно пасует перед впитавшейся с генами неприязни. Взаимной, в большинстве случаев. В данной ситуации исключения лишь подтверждают правило. Мужчина, заметив реакцию Амалии, лишь усмехнулся.
  
   Усилием воли ведьмочка перевела взгляд на второго. Им оказался давешний хам и нарушитель. Сейчас, избавившись от пыльной дорожной одежды, он выглядел другим. Внушительнее. Опаснее. Злее. Черноволосый, черноглазый, с бледной кожей, поджатыми губами и мрачным выражением на породистом лице потомственного аристократа, где надменность и презрение к миру впитывают с молоком матери, он казался Амалии мужским воплощением Тьмы.
  
   'Ага, - нервно рассмеялась Амалия,а вот и 'темный принц' в нашу коллекцию'.
  
   В общем, уровень тестостерона значительно превысил предельно допустимую норму на квадратный метр пространства, и ощутимо давил на уже изрядно пострадавшую от последний событий психику ведьмы. Но ведьмы, они такие. Покалеченные нервы выступают прекрасным лейтмотивом к природной вредности и наглости. А еще неуместному сквернословию. Хорошо, если мысленному. А то, мало ли, дети услышат? А они еще тролля не позабыли.
  
   Поэтому Амалия выпрямила спину, вскинула подбородок и ласково начала знакомство:
   - Добрый день, лорды. Прошу прощения за задержку, но - дела, дела, столько всего накопилось...
   - Вижу, вы не слишком то и торопились, госпожа.
  
   - Леди, - поправила черноволосого Амалия, - леди Амалия Дишар.
  
   - Так это правда? - чуть хриплым, но удивительно сильным и властным голосом вступил в разговор инквизитор, - ректор - вы? Он рехнулся?
  
   - Не знаю о ком вы, лорд...
  
   - Прошу меня простить, лорд Николас тер Краст, можно просто Николас, волею судьбы назначен вам в помощь, - хитро подмигнул наглый инквизитор, и изобразил шутовской полупоклон, отчего его неровно обрезанная челка упала на глаза. Лорд Краст небрежным, привычным жестом отбросил ее назад и снова уставился на Амалию. На этот раз - оценивающе. Нехорошо так. Будто просвечивал насквозь и примерялся, с какого конца удобнее резать на опыты.
  
   - Очень приятно, лорд Николас, - смогла выдавить из себя улыбку Амалия.
  
   Его помощник позволил себе еще одну хамскую реплику:
  
   - Забавно. Я рассчитывал, что Гованс пошутил. Вы обещали мне ответ, Амалия. Помните?
  
   - Для вас я - леди Дишар! А вы...лорд Раэрхан, я правильно запомнила? А то вы так спешили оказаться в моем обществе, что забыли представиться... Так вот, лорд, если мне не изменяет память, а она мне никогда не изменяет, то я лишь сказала, что возможно отвечу вам на интересующий вас вопрос. - Амалия не могла позволить себе выплеснуть раздражение на инквизитора, ибо чревато, но вот спуcкать хамство темному не собиралась.
  
   Мужчина же резко закрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. После чего очень тихо, очень медленно, будто через силу цедя слова, спросил:
  
   - Леди Дишар, с чего вы решили, что можете справиться с возложенной на вас миссией? Поверьте, я сам наблюдал, как бежали с этого поста многие. И меня крайне удивляет, что ректором назначили именно вас. Женщину. Не педагога даже. Не состоящую до вчерашнего дня в списках ОМО, без образования и рекомендаций, не имеющей ничего для этого назначения, ничего, кроме ходатайства лорда Аттикуса!!!
  Пауза и очень спокойное:
  - Поэтому спрашиваю вас только один раз: есть ли у вас что ответить мне?
  
   Амалия пыталась держаться. Не хватало еще сорваться и устроить представление в жанре бури в стакане в исполнении неуравновешенной глупой ведьмочки.
   "Нельзя показывать страх. Нельзя лелеять в себе злость и ярость. Это плохо кончится. Для меня в первую очередь". Но этот взгляд черных, как сама Тьма глаз, что смотрят в упор и словно говорят: 'Знаю! Все знаю!' Амалия была на грани. Что-то враждебное смотрело на нее глазами мужчины. И единственно верной мыслью было - защититься. Воздух заискрился. Кончики пальцев ведьмы онемели. Ведьмочка держалась из последних сил, готовая в любой момент атаковать. Но непоправимого не случилось. Не успело случится.
  
   - Вел, успокойся, - ленивый, даже скучающий тон инквизитора мог обмануть ведьмочку, но не самого полудемона. Он дернулся, а после несколько раз моргнул, сминая вырвавшуюся на свободу силу. - Леди Дишар всего пару дней в должности, у нее наверное стресс, да, леди? - обратился к ней инквизитор.
  
   Амалия кивнула, приходя в себя и украдкой растирая подушечки пальцев. Сила, что давила на нее, ушла. Дышать и думать сразу стало легче, и Амалия даже смогла выдавить подобие улыбки.
  
   - Лорды, я готова оказывать вам содействие, но причины моего нахождения здесь вам известны. Мое назначение курировалось уважаемым лордом Аттикусом, и все вопросы касательно его решения и решения совета, вы можете задать ему лично.
  
   - Разумеется, - согласился инквизитор, который после общения с черноглазым вызывал у Амалии больше симпатий, как меньшее зло, - но нам искренне интересно и ваше мнение в данном вопросе. Вас не пугала... репутация данного учебного заведения? А расовая принадлежность адепток? Поймите нас правильно, демонессы весьма своенравные особы и к ним требуется нетривиальный подход. Вы же, как ректор, должны с ними тесно взаимодействовать...
  
   - Что вы имеете в виду? Выражайтесь яснее. - потребовала Амалия.
  
   - Вы их не боитесь? -
  
   Амалия задумалась. Она опасалась девушек, в глубине души - да. Опасалась неконтролируемых выбросов силы, ведь юность она накладывает отпечаток на эмоции и снижает самоконтроль, но ведь ведьмочки тоже подвержены эмоциональным срывам, и ничего, Амалия справлялась. Главное - найти точку соприкосновения. Там справилась без опыта и знаний, и тут должна. Так что боялась Амалия скорее не их, а за них. Что-то происходит в Академии. И это что-то связано и с чехардой в ректорском кресле, и со странными событиями в замке.
  
   Амалии вспомнились потерянные, пустые взгляды девушек выпускной группы. И, совершенно неожиданно для себя, ведьмочка решилась:
  
   - Предрассудки. Вы вменяете мне мнение толпы, которая, как говорят, безрассудна и глупа. Так что ответ на ваш вопрос - нет. Я собираюсь добавить несколько дисциплин старшим группам, более того, я сама буду читать лекции и вести семинары по некоторым из них. На остальные планирую пригласить новых преподавателей.
  
   Инквизитор опешил. С него в миг слетела маска ленивого кота и Амалии открылось лицо хищника.
  
   - Даже так? - протянул тер Краст.
  
   - Именно так. Если хотите, могу предоставить вам подробный план лекций.
  
   - Уж будьте любезны. Когда планируете начать?
  
   - Думаю, завтра устроить вводную лекцию по предмету, а со следующей недели начать читать два часа лекций. Через месяц - ввести практические два часа, чтобы нагрузка росла постепенно. Девочки все же, - улыбнулась Амалия.
  
   Инквизитор задумчиво кивнул. Черноглазый же хранил мрачное молчание. А у Амалии раскалывалась голова. На лицо было перенапряжение. Срочно варить запас успокоительного! Срочно!!!
  
  Мужчины выглядели задумчивыми и напряженными.
  
  Наконец лорд Краст решительно поднялся:
  - Время позднее, думаю, и вам и нам нужно немного отдыха. Мы прибыли не столько с проверкой, сколько вам в помощь, Амалия, так что имейте это в виду. Странные вещи тут творятся.
  - Вы хотите что-то сказать?
  - Пока нет, - уклонился инквизитор от ответа, - сначала проведем проверку и зачистку замка от нечисти. ОМО выделил вам для этого лучших специалистов! Цените!
  
  Амалия едва сдержалась, чтобы не фыркнуть.
  
  
   Оставшись одна, Амалия облегченно выдохнула. Скопившееся напряжение требовало выхода, но до ромашкового настоя еще было необходимо добраться.
   Еще несколько минут и Амалия не выдержала бы. Из нее как будто тянули эмоции, круша на корню самообладание и обнажая истинные чувства. А они миролюбием и цензурой сейчас не отличались! Ей нестерпимо хотелось стереть ухмылку с лица блондина и треснуть чем-нибудь тяжелым брюнета. Двое из ларца! Удивительно похожи и столь же различны. На обоих лицах - привычные маски уверенных в себе и в своем праве магов, только за одной скрывается лед, а за другой - бушующее пламя. Оба мужчины являлись сильными магами, это чуткая ведьмочка определила сразу, равно как и инквизитор учуял в ней ведьму - но ему по статусу положено, и глаз наметан, того и гляди - утащит для проверки лояльности... А вот брюнет не так прост, и если он думал, что смог оставить незамеченным всплеск своей силы - то он ошибался. Пусть Амалия и была далека от магического сообщества, но нянюшка Терес, что была при ней с первых недель, и многое знала, сумела выполнить наказ матери Амалии и передать ей основы. Ведьмино писание - книга, а точнее несколько сот страниц записей, на которых ведьминский род от матери к дочери передавал секреты, тайны и знания, накопленные за многие века - всегда была при Амалии, и сейчас ведьмочка, ни мгновения не сомневаясь, передавала их своим сестрам. Об этом никто не знал, слишком нетипичный поступок для современных ведьм, что жили обособленно друг от друга, и слишком опасный. Это раньше ведьмы жили общинами, и Полный Ведьмин круг не был чем-то уникальным, скорее - незыблемым, постоянным, необходимым условием выживания и существования. Ведьмин Круг - сила, с которой приходилось считаться даже архимагам. И вот эта сила и стала причиной охоты на ведьм. Их оклеветали, опорочили, загнали в угол... Где правда в истории, где ложь - уже никто не помнит. Сами ведьмы поддерживают репутацию беспринципных, безнравственных и мстительных колдуний - и настолько поверили в то, что сами и придумали - что уже и не разберешь, где правда, а где - вымысел. Все эти мысли крутились в голове у Амалии, когда она осталась одна в огромном кабинете. И злость - иррациональная, необоснованная, начала подниматься из глубин ее сознания, грозя сорвать печати контроля и сдержанности, смести барьеры и выплеснуть чистую, незамутненную ярость - и Амалия из последних сил держала свои щиты, понимая - это состояние - ответ на присутствие тьмы. И тьма шла от брюнета. Это эманации его силы давили на нее.
  
   К счастью, лорды поспешили откланяться, напоследок изъявив желание как-нибудь соприсутствовать на ее занятиях. Амалия ответила согласием. А что еще ей оставалось, когда ее зажали со всех сторон?
  
   ***
   Велест сидел в глубоком мягком кресле и пил. Гованс был столь любезен, что поделился информацией о припрятанных прежними ректорами бутылках со спиртными напитками. Вкусы их, конечно, оставляли желать лучшего, но здесь и сейчас ректорские запасы были весьма кстати. Обжигающая жидкость согрела нутро и расслабила сведенные в напряжении мышцы. Он устал, он просто устал, именно этим объясняется то, что его вывела из себя обыкновенная, ничем не примечательная, молодая женщина.
  
   Велест едва успел прикрыть глаза прежде чем глупая женщина заметит бушующее в них пламя. Полудемон редко выходил из себя, считая проявления агрессии слабостью, а вот железный самоконтроль - единственно возможной гранью бытия.
  
   И надо же было выпустить силу! Хорошо, Ник быстро сообразил, что происходит, все же не один год рядом, и не зря считался лучшим демонологом - повадки демонов изучил хорошо...
  Вышеупомянутый с задумчивым видом крутил свой бокал и пить не спешил. Велест хорошо знал этот взгляд, направленный словно в никуда, и что означали едва заметные движения пальцев друга.
  
   - Что, не по вкусу тебе ведьмочка пришлась? - нарушил он молчание, следя за тем, как Велест опрокидывает в себя очередную порцию коньяка, - ты поаккуратней, зачищать еще и за тобой я не намерен!
  
   Друзья изъявили желание поселиться в закрытом крыле, том самом, нуждающемся в зачистке. И, хотя Гованс и был шокирован подобным поворотом, перечить не осмелился. Инквизиторы, они не только на ведьм страху нагоняют. Призрачные сущности тоже не чурались держаться от них подальше, ведь жизнь, даже в таком ее проявлении ценили не в пример больше, чем иные живые, а инквизиторы могли и ее забрать, если призрачная сущность могла показаться им опасной...
  
   - Так эта свежая жертва бюрократии - ведьма? - усмехнулся полудемон, - да, сильно меня та тварь на пустоши помотала, раз я не заметил.
  
   - Никто бы не заметил. Ведьма хорошо маскируется. Поведение нетипичное, ореол силы слабый, скорее ее можно принять за слабую целительницу, одежда, опять же, это подтверждает. Если бы не всплеск силы в ответ на твое давление... И мой наметанный глаз...
  
   - И что нам это дает? Ведьма-недоучка, ректор в Академии среди сотни демонесс на проклятой дюжиной мужчин должности?
  
   - А это нам дает, пожалуй, самое интересное пари за последние два года, - улыбнулся Николас.
  
   - Ты на кого ставил?
  
   - Не на кого, а на сколько. На месяц.
  
   - Ты мечтатель, Ник. Она не продержится месяца.
  
   - Только если ты не станешь мешать. Вел, давай позволим малышке поиграть в большого начальника! А через месяц - посмотрим, и тогда ничто не помешает нам слить ее с доски. Не забывай, у нас здесь еще одно дело, - многозначительно протянул демонолог, залпом выпивая жидкость в своем бокале и тут же морщась, - гадость какая. Начнем с инспекции подвалов! В конце концов туда ведут все следы. Интересно, ведьма уже блуждала?
  
   - Маловероятно.
  
   - Да, не похоже. Страх в ней есть, но обычный. Бытовой. А от ректоров смердело первобытным ужасом...
  
   ***
   Рисус был рад видеть Амалию. По крайней мере так показалось ведьмочке, когда она, ведомая Говансом, появилась на пороге его лаборатории.
  
  
   Глава новая.
   Не доверяйте стереотипам - они не врут!
  
   Василиск тепло поприветствовал Амалию и покаялся, что будет занят буквально десять минут, а уж после - поступит в полное распоряжение леди-директора. Амалия кивнула и, отпустив Гованса, так как Рисус попросил дождаться его, отправилась к себе, выпить чашечку ромашкового чая...
  
   Через полчаса и две чашки ароматного успокоительного чая, что оказались совершенно бесполезными, ибо сердце ведьмочки было не на месте, она отправилась в лабораторию. Гованс материализовался рядом с явным намерением проводить, и на удивленный взгляд Амалии лишь гордо задрал призрачный подбородок, мол, чтобы ведьмочка всякие глупые вопросы вслух не задавала. А Амалия и не задавала, что ей до причуд призрака? Захотел сопроводить - пускай сопровождает. Тем более, то ли чай все-таки подействовал, то ли Амалия действительно устала от интенсивности свалившихся впечатлений и информации, но, погрузившись в состояние, пограничное медитации, новоиспеченная леди-директор совершенно не следила, куда идет, полностью доверившись своему, на этот раз молчаливому, сопровождающему.
  
   Гованс остановился и жестом показал на щербатую дверцу, больше похожую на вход в подсобку, нежели в рабочее помещение. Смутная тень сомнений промелькнула в голове Амалии - ей померещилась странная ухмылка на лице Гованса, совершенно ему не присущая. Но ведьмочка в который раз отмахнулась от своей интуиции. И, вежливо постучав, решительно открыла дверь, чтобы уже в нерешительности замереть на пороге.
  
   Лаборатория оказалась... сказочной. В том самом смысле, что могла быть только в мире грез и фантазий, но никак не в реальном, современном мире, где люди знакомы с прогрессом и не чураются достижений техники. Здесь же, при беглом осмотре, Амалия отметила острую нехватку таких необходимых предметов, как мокрая тряпка и хорошая метла.
  
   Тут было все: живописная плесень, художественно оформленные паутиной углы, затемненные вековой пылью стекла, обрывки листочков, веревок, даже битая посуда сказочно хрустела под ногами опешившей ведьмы.
  
   - Рис... - апчхи! - ус? Вы здесь?
  
   Амалия поежилась от сквозняка, и не успела сделать и шага вперед, как в следующую секунду дверь с громким "бам!" захлопнулась, погрузив помещение в полумрак, а ведьмочку в смятение. Амалия обернулась и попыталась открыть дверь, решив зайти попозже, но замок, видимо, заклинило и дверь не открывалась. Несколько раз судорожно дернув ручку, Амалия взяла себя в руки и оглянулась в поисках хоть какого-нибудь источника света, но ни выключателей, ни допотопного тумблера на стенах не нашла, люстр или лампочек, впрочем, на потолке также не наблюдалась.
  
   "Ведьмина хибарка" - с нервным смешком подумала Амалия, - "полная нелепица, не хватает только звукового сопровождения".
  
   Невесть откуда взявшийся сквозняк принес на хвосте далекий, едва различимый, но дюже неприятный смех.
  
   - Рисус? - робко спросила Амалия в пространство. Пространство безмолвствовало.
  
   Ведьмочка начинала злится. Ведь известно, что лучшее лекарство от страха- гнев. В данном случае, злится на беспутного алхимика, забывшего про встречу было гораздо приятнее, чем нервничать в одиночестве.
  
   "Вот же ж, змеюка, - накручивала себя Амалия, ежась от холода, - мало того, что неряха редкостная, так еще и склеротиком оказался, гад хвостатый! Кстати, - пришла вдруг в голову ведьмочки интересная мысль, а у василисков есть хвост? И если есть, то куда он девается при трансформации?"
  
   Пока Амалия гадала, какая из ее версий относительно василисков верная, смех повторился вновь. За окном, как назло, занимался закат, погружая и без того мрачную лабораторию в сумрак. В сгущающейся темноте Амалия и смогла заметить то, что не сразу бросилось в глаза - узкую, едва различимую полоску света в дальнем углу захламленной лаборатории. Не колеблясь, ведьмочка осторожно, чтобы не создавать лишнего шума, двинулась в сторону источника света.
  
   По мере приближения Амалия смогла разобрать очертания неприметной дверцы и несколько голосов, приглушенно споривших за ней. Один из них показался Амалии знакомым. Ощутив прилив азарта, и не чувствуя неловкости, ведьмочка навострила уши, пытаясь разобрать хотя бы отдельные слова.
  
   - не мо... бы.....!
   - я .... это все не ....
   - гов..ю...е...
  
   Кхм! - прозвучало над ухом Амалии и она, увлеченная расшифровкой обрывочных фраз резко выпрямилась, пребольно ударившись о какую-то полку. Склянки, стоящие на ней, тоненько и противно звякнули.
  
   Голоса за дверью мгновенно умолкли.
   Амалия затаила дыхание.
   Призрак с укоризной смотрел на Амалию.
   Отошедшая от первого шока ведьмочка хотела вернуть настырному призраку его взгляд, но тот, наряду с проступающим у Амалии изумлением, стал неотвратимо меняться в лице. Губы растянулись в усмешке, лицо стало чуть уже, глаза более раскосыми, а взгляд плутовским.
   Вывод был очевиден: это не Гованс.
  
   И тем не менее изумленная Амалия на автомате уточнила:
   - Гованс?
   Странный призрак усмехнулся и отрицательно покачал головой.
   Пока Амалия переваривала информацию, полоска света исчезла - видимо те, кто там прятался, уже ушли. И вот после этого призрак соизволил поговорить:
   - А тебе не говорили в детстве, что подслушивать нехорошо?
   - ?
   - Чаво зенки вылупила? Али язык проглотила? - имитируя бесенка, кривлялся призрак.
   - Вас, видимо, не учили, что подкрадываться - невежливо!
   - А тебя - что при встече нужно здороваться!
   - А мы с вами уже виделись! - парировала Амалия.
   - Да ла-а-адно? - с издевкой протянул безымянный призрак.
   - Вы же меня сюда затащили? - озвучила свою догадку ведьмочка, сложив все странности в одну картину.
   - И что? Все равно ты - невоспитанная ведьма!
   - А вы - дурновоспитанный шовинист!
   - Почему это дурно?
   - Потому, что нотации другим читаете, а сами....
   - Что сами?
   - А сами даже не представились! И перестаньте тыкать! Я вам не девочка! Я - ректор!
   - А чем докажешь?
   Амалия задохнулась от возмущения и ценой неимоверных усилий сдерживала рвущееся наружу заклятие развеивания. Вот что значит, довели.
   - Смотри не лопни, - ехидничал призрак, даже не осознающий всей опасности. Зря он, в общем.
  
   Пальчики ведьмы закололо, в воздухе пахнуло грозой... а призрака окутало туманное марево, стремительно закручивающиеся в вихревую воронку. Только спустив заклятие, Амалия начала осознавать, что поддалась на провокацию совершенно напрасно. Академия то, пусть и условно, но магическая, значит всплеск силы подавят специальные накопители, но прежде его смогут засечь нежданные гости...
  
   Призрак же почти исчез в воронке, став совсем прозрачным и оттого еще более нереальным...
  
   И тут случилось невероятное - воронка резко стала раскручиваться обратно, увеличиваясь в размерах и грозя разнести все вокруг, превратившись в неуправляемый ураган.
  
   Амалия не успела даже вскрикнуть - звук поглотил разбушевавшийся ветер, а сила последующего взрыва была такова, что отбросила ведьмочку на стоящий позади стеллаж, ощутимо приложив затылком, а все вокруг эпицентра и вовсе разлетелось на несколько метров.
  
   Едва пыль осела, Амалия смогла разглядеть ухмыляющегося призрака, совершенно невридимого, зависшего со сложенными на груди руками и потешающегося над растрепанной ведьмочкой.
  
   - Ректор, говоришь? Да ты и как ведьма не очень, глупая гусыня, - проскрипел наглый призрак, - я неуязвим! Смекнула теперь, дуреха малолетняя?
  
   Амалия тихонько сползла по стеночке, так как от ушиба голова кружилась, а ноги ослабли.
   Только самообладания у ведьмочки было не занимать, хоть и сорвалась, но в себя пришла на удивление быстро и не успел призрак отскочить, как она бросила в его сторону другое заклятие - попроще. Но куда как действеннее.
   И звалось оно:
  
   - Любава! - громко позвала Амалия и даже нашла в себе силы улыбнуться, видя, как побледнел призрак. Вообще-то бледнеть они не могут, так как крови не имеют, но цветом призрак стал белее мела, что, в его случае, можно характеризовать, как бледность.
   "ну-ну, - размышляла ведьмочка, - и на тебя найдется управа..."
  
  
  05.07.17
  
  ***
  Спустя некоторое время, понадобившееся Амалии, чтобы немного успокоиться, приложить лед к шишке и обработать ссадины, а Любаве - чтобы приготовить вкуснейшие пирожные, призванные порадовать "немочь бледнючую, срамным иродом встревоженную", наша ведьмочка пила чай на уютной кухоньке домовой, и даже улыбалась. А иногда и позволяла себе ехидный смешок, смакуя в памяти особо интересные ругательства, коими костерила призрака явившаяся на зов Амалии домовая.
  Гипотеза об авторитете домовой на обитателей замка нашла свое подтверждение.
  Призрак, едва осознав нависшую над ним угрозу, был сходу припечатан к месту суровым взглядом домовой, явившейся на ведьмин Зов как была, со скалкой в руке и следами малинового варенья на белоснежном переднике. Вид домовая имела столь внушительный и грозный, что впечатлилась даже привычная Амалия, что уж говорить о призраке.
  Тот, едва увидев домовую, побледнел (хотя куда уж больше?) и просто лопнул, как мыльный пузырь. И это показалось Амалии хорошим знаком.
  
  А вот защита призрачной сущности от развеивания оказалась неприятным сюрпризом. Причем защита стояла весьма агрессивная и не слабо бьющая в ответ по заклинателю. Кто мог ее поставить? И зачем?
  
  - И вот интересно, Любавушка, кто же это был? - протянула ведьмочка, устало откинувшись на спинку стула и лениво ковыряя ложечкой шапку взбитых сливок над песочной корзиночкой, раздумывая, удобно ли будет съесть только крем, ибо сама корзиночка с вареньем из дикой малины в нее уже не поместится, или все-таки стоит воздержаться?
  
  Любава пожала плечами, но как-то неуверенно, и Амалию неприятно кольнуло ощущением, что знает домовая значительно больше, чем говорит, но упрекнуть ее в этом, увы, не было возможности.
  
  Домовая же, видя мучения Амалии над несчастным пирожным, щедро перелила крема в хрустальную вазочку и вручила уже откровенно зевающей ведьмочке.
  - Иди-ка ты спать, роднуль, тебе сегодня и так досталось.
  У Амалии не нашлось возражений, день и правда вышел насыщенным, но то ли еще будет?
  
  И, бредя темными коридорами, на ходу зачерпывая пальцем крем, Амалия все никак не могла выкинуть из головы странного призрака, подслушанный девичий разговор и уклончивость домовой. Да и Рисус, который должен был ждать Амалию, куда-то запропастился. На фоне последних событий даже вероломство лорда Аттикуса, втравившего Амалию в разборки с инквизитором и проверкой, несколько померкло.
  В конце концов, переживать по каждому поводу - никаких настоев не хватит, а универсальное девичье средство в виде пирожных и того хуже - грозит стать причиной еще больших переживаний.
  Освещение опять барахлило, как успела выяснить Амалия - происходило это из-за некой магнитной аномальной зоны, рядом с которой был выстроен замок Академии, и поэтому свет периодически пропадал, ненадолго и не везде, но и этого хватало, чтобы успеть расшибить лоб или заблудиться.
  
  Едва свет погас полностью, Амалия остановилась и закрыла глаза. А когда открыла - скудного лунного света, льющегося из высоких стрельчатых окон оказалось вполне достаточно, чтобы продолжить движение. Но совершенно недостаточно, чтобы заметить темную фигуру, неожиданно и совершенно бесшумно вывернувшую из-за угла коридора навстречу уставшей Амалии. Яркая вспышка света ослепила Амалию, она резко отшатнулась, миг - и растерявшаяся было ведьмочка метнула в сгусток темноты единственное свое оружие - вазочку с кремом.
  
  Еще миг - и рык разъяренного зверя смешался с новой вспышкой пламени.
  
  Амалия изрядно перетрухнула и разряды маленьких молний, сорвавшись с тонких пальцев, вспыхнули прямо перед жутко оскаленной белой мордой с черными провалами вместо глаз и огнем в пасти.
  
  Запахло паленым...
  
  И никто из сражавшихся даже не расслышал сдавленного, но такого ехидного, такого искреннего смеха...
  
  ***
  Велест возвращался на этаж слегка раздосадованный - подвальные помещения оказались заперты. Видимо, наученные горьким опытом, перед приездом нового ректора преподаватели велели их закрыть, во избежание, так сказать. И посреди ночи вряд будет уместно будить кого-нибудь из администрации. При воспоминании о виновнике, а точнее виновнице его присутствия в Академии, Велест не кстати чертыхнулся. Не кстати - потому, что свет в этот момент померк.
  
  Велест хотел было подвесить светлячка, но его отвлек подозрительно знакомый шум в боковом коридоре - звук, похожий на тихий шелест, знакомый каждому магу, кто хоть раз работал в службе зачистки. Мужчина насторожился. Звук становился все отчетливее. Велест негромко выругался, и, сложив пальцы щепотью, готовый в любой момент сотворить и отправить по назначению огненный шар, отправился на звук. Но не успел он сделать и пары шагов, как в главном коридоре неожиданно появилась тень со светящимися в полумраке глазами. Велест попытался зажечь световой шар, но не успел, тень его атаковала.
  
  ***
  
  Когда молнии вперемешку с огненными шарами, сопровождаемые хрипами и сдавленными стонами стали мелькать реже, глаза ведьмочки внезапно заслезились от пятна яркого света, прорезавшего коридор.
  Кто-то зажег пульсар и подвесил его в четырех локтях от пола прямо над местом сражения. И этого света вполне хватило, чтобы проморгавшаяся Амалия смогла узнать в страшном безглазом монстре инквизитора. Причем черноглазого...
  И очень, очень, очень потрепанного и злого...
  
  - леди ректор... - хрипло выдохнул лорд Раэрхан, нехорошо сощурив глаза.
  - господин инквизитор... - в тон ему ответила ведьмочка.
  - значит так вы решили проявиться гостеприимство? Нападение на проверяющего это подсудное дело, леди ректор! - прорычал инквизитор.
  - не говорите ерунды, это вы напали на меня первым!
  - никто на вас не нападал. Что вы вообще здесь делаете ночью?
  - А вы?
  - Работаю.
  Амалия принюхалась и позволила себе усмешку.
  Инквизитор и сам понял, что ответ прозвучал неубедительно на фоне потрепанного вида и отчетливого запаха алкоголя. Ну не берет демонов алкоголь, даже полудемонов. Ну, может только чуть-чуть... Но не объяснять же этого всем встречным, тем более ведьмам!
  - Ваша работа - нападать на беззащитных девушек? - сложив руки на груди, уточнила Амалия.
  - Не таких уж и беззащитных, как оказалось, - раздалось рядом, - Вам не стыдно?
  И Амалия, и инквизитор резко обернулись в сторону звука.
  На подоконнике сидел лорд тер Краст и едва сдерживал смех. Рядом с его головой висел светлячок, а сам инквизитор подкидывал на ладони шарик мерцающего синего цвета.
  - Да, это было опрометчиво с моей стороны, - не отводя взгляда от синего пламени, вздохнула Амалия.
  Велест раздраженно кивнул, ожидая извинений, но совсем не ожидал грустного:
  - Такой хороший крем был...
  Велест рыкнул, а лорд тер Краст беззвучно рассмеялся.
  - Где ты был? - скривился Велест, потирая ушибленный вазочкой лоб.
  Тот же, отсмеявшись, спрыгнул с подоконника, подошел к Велесту, зачерпнул пальцем крем с его лба и с самым серьезным видом...облизал палец.
  После чего проделал ту же процедуру еще раз.
  - Мммм. Отличная тут кухня. Пожалуй, за держусь на недельку.
  И совсем по-мальчишески подмигнул растерявшейся Амалии.
  - Ну, знаете ли! - приличные реакции у ведьмы закончились.
  У черноглазого, кстати, тоже, потому что блондин получил ощутимый тычок под ребра.
  - За что? - возмутился он. - Я же хотел разрядить обстановку!
  - Нашел время, ты где вообще был?
  - Выслеживал прихвостня. - тон инквизитора резко сменился с игривого на холодный и расчетливый.
  - Значит, не показалось.
  Амалия слегка занервничала.
  - Что не показалось? - спросила она у мужчин, напряженно переглядывающихся.
  - Тсс... слышите?
  
  - кто здесь? - вопрос прозвучал совсем рядом.
  
  И Амалия, и инквизиторы переглянусь, после оглядели место 'битвы' и, не сговариваясь, поспешно нырнули в ближайшую нишу, благо статуя, стоящая в ней, могла с лихвой укрыть добрую дюжину людей. Николас погасил светлячок и все они затаили дыхание.
  
  Через минуту мимо них прошел Герт, подсвечивая себе небольшим керосиновым фонарем. В поле его зрения попало место минувшей битвы и Герт негромко, но емко выругался. - етить твою за ногу, опять призраки шкодничают. Ну я им устрою территорию тотальной толерантности! Я им покажу равноправие сущностей! Все, все расскажу Говансу! И инквизиторам, кислый эль им в кружку, доложу, пущай отрабатывают казенные харчи, лорды, комариный укус им под лопатку.
  
  Когда Герт ушел, Амалия позволила себе шумно выдохнуть.
  - М-да, - после паузы выдал Велест, суровый мужик у вас завхоз...
  Амалия рассеяно кивнула, но быстро собралась:
  - Быстрее, нужно уходить, пока он не вернулся! - Р
  ядом из темноты раздался обидный смешок:
  - Ай-яй-яй, леди -ректор! Боитесь собственных подчиненных?
  - С чего вы взяли? Просто не хочу сплетен.
  - А бежали так, что пятки сверкали! - тер Краст добавил свою реплику.
  - Кто бы говорил, господин инквизитор, ваши пятки сверкали не меньше моих! - парировала ведьма.
  - Да, забавно вышло, - усмехнулся инквизитор, а у Амалии от этого звука побежали мурашки по спине. Она поспешила выйти из укрытия, и, отряхивая юбки в свете луны, повернулась к обоим инквизиторам:
  - И потом, вы представляете, какие пересуды начнутся, если нас с вами застанут в таком виде?
  На этих словах Амалия продемонстрировала свою сильно укороченную, опаленную по краям юбку, из под которой виднелись черные коленки леди ректора.
  - ммм, вид что надо! - оскалился лорд тер Краст.
  Велест привычно скривился. Лоб саднил и кожу на лице неприятно стянуло от липкого крема. Мужчине хотелось одного - отмыться. А после обсудить следы прихвостня. Ведьма фыркнула в ответ и поспешила прикрыть голые колени остатками юбки. Вышло неважно, но мужчины, комментировать этого не стали. Впрочем Амалия и сама знала, что выглядит ужасно.
  - Предлагаю разойтись по спальням, - предложил тер Краст, выразительно глядя на друга.
  - Согласен, - поддержал Велест и повернулся к Амалии:
  - Вас проводить?
  Амалия задумалась. Инквизиторы терпеливо ждали.
  - Проводить, - выдохнула ведьма, смирившись с тем, что страшнее идти одной, чем с инквизиторами.
  Мужчины кивнули и свернули направо.
  - Стойте! Я же оттуда и пришла!
  - А куда вы шли?
  - Я шла к себе.
  - Значит, вы шли не в ту сторону. - лаконично ответил Велест и продолжил идти, более не обращая на Амалию внимания.
  -А что вы делали так поздно в другом крыле? Вы заблудились?- пытливо спросил тер Краст, придержав Амалию за локоть, когда она оступилась в полумраке. Амалия смутилась, и это не укрылось от мужчины. Ей совсем не хотелось признаваться в своем пространственном кретинизме, но и откровенно лгать инквизитору было страшно, поэтому Амалия выбрала укороченный вариант правды:
  - Я возвращалась с кухни.
  Инквизитор улыбнулся.
  Амалия поежилась.
  Инстинкты, никуда от них не денешься. Когда инквизиторы улыбаются ведьмам, ведьмы поспешно хватаются за метлу...
   Внезапно, Велест остановился и поднял вверх руку, сжатую в кулак. Амалия жеста не поняла, но интуитивно почувствовала угрозу и тоже остановилась. Николас, стоящий рядом, напряженно замер. Его рука, все еще державшая ведьму под локоток, напряглась, невольно усиливая хватку.
  Амалии стало больно, но она благоразумно промолчала, лишь тихо выдохнула сквозь сжатые зубы. Между тем, тер Краст услышал, повернулся к Амалии, и, мгновенно, оценив ситуацию, отпустил ее руку. Амалия благодарно кивнула, потирая локоть, и вопросительно приподняла брови. Мужчина скорее угадал вопрос, нежели увидел, но вместо ответа приложил палец к губам и бесшумно двинулся к Велесту. Тот все также стоял, не шевелясь. Рука в кулаке распрямилась, показав два пальца в виде буквы V и направление направо. Амалия снова ничего не поняла, а вот тер Краст молча двинулся в указанном направлении, на ходу доставая кривой короткий то ли меч, то ли кинжал - Амалия в оружии не разбиралась от слова "совсем". Ее больше интересовал вопрос где тер Краст его прятал, ведь ножен на нем Амалия не видела.
  Велест же присел на корточки и быстро-быстро заработал руками, словно катая в руках небольшой снежный шарик. Амалию настолько заворожили нехитрые быстрые движения рук мужчины, что она практически уснула стоя, не заметив, как вокруг стало совсем темно. Исчез даже слабый лунный свет, все поглотила невесть откуда взявшаяся тьма.
  Амалия могла поклясться, что тьма живая. Она, как черная дымка, расползалась по стенам, растекалась по полу, сливаясь и заполняя собой все окружающее пространство. Ведьма, словно завороженная, наблюдала за потоками темных вихрей, не замечая, как на кончиках ее собственных пальцев появились маленькие искорки, готовые в любой момент сорваться маленькими, но дюже колючими молниями...
  - Надеюсь, вы не собираетесь швыряться молниями, леди ректор? - спросил Велест полушепотом. Он не смотрел в ее сторону, все также сидя на корточках по центру коридора, но Амалия так ясно представила строгий взгляд его черных глаз, что невольно фыркнула.
  - С чего вы взя.. - насмешливо начала она, а потом сообразила, и, пискнув коротенькое "ой!", попыталась развеять искорки. Именно что попыталась, ибо они ее совсем не слушались, все также переливаясь холодно-белыми огоньками на кончиках пальцев. Повторное "ой" слетело с ее губ одновременно с "хмм" обернувшегося Велеста. Его глаза на миг полыхнули огнем, а после тьма рассеялась также неожиданно, как и появилась. Пока Амалия озадаченно оглядывалась вокруг, вернулся Николас.
  В ответ на молчаливый вопрос Велеста он лишь покачал головой.
  - Ушел... - с досадой в голосе прошипел Велест.
  - Это тот же самый? - тихо спросил Николас.
  Велест неуверенно пожал плечами.
  - Вполне может быть, - хмуро заметил он. - Скользкий, зараза! И маскируется хорошо, еле учуял его.
  - А призыв пробовал?
  - Пробовал, но заворожить получилось лишь нашего ректора, - Велест кивнул головой в строну Амалии, и Николас наконец обратил внимание на нее.
  - Леди, вы все-таки решили воспользоваться оказией и пришить нас? - весело спросил он, глядя как искорки нехотя, но все таки исчезают с кончиков пальцев Амалии. Амалия проигнорировала неудобный вопрос, задав свой:
  - Вы сказали тот же? Значит, вы уже что-то обнаружили?
  - Леди, - покровительственно ответил ей Николас, - конечно, мы уже что-то обнаружили, что вы так удивляетесь? Это же Академия демонов.
  - И это, по-вашему, все объясняет? - удивилась Амалия.
  - Ну, не все, конечно...
  - Так! Стоп! По подведомственной мне территории толпами разгуливают призраки, нечисть и прочая гадость и...
  - И вас это пугает. - закончил за нее Велест.
  - И мне это решительно не нравится! - возразила Амалия. - Мало мне призраков, непонятных перебоев со светом и закрытого для посещений крыла, так еще и какая-то, простите, "зараза" свободно тут разгуливает?
  - И что вы предлагаете? Закрыть Академию и убраться отсюда? - ехидно уточнил Николас.
  - Вовсе нет! - ошарашенно возразила Амалия, - Придет же такое в голову... Но я отвечаю за безопасность студенток. А вдруг на кого-нибудь из них нападут?
  - Не переживайте, демоницы находятся под охраной родовой магии, до совершеннолетия или замужества им не так просто навредить физически... Скорее даже невозможно, - ответил Николас, а Велест кивнул, подтверждая.
  - Это, конечно, хорошо, но проблему не решает.
  - Не волнуйтесь, мы как раз и прибыли, чтобы помочь вам с разгулом нечисти.
  - А я думала, что с целью меня проверить, - ввернула шпильку Амалия.
  - И это тоже, - кивнул Николас, - но одно другому не мешает. Амалия на это промолчала.
  - То есть сбегать вы не намерены? - вопрос Велеста прозвучал насмешливо и непринужденно, но ответ оказался важен одинаково для всех..
  - Я не могу... - выдохнула Амалия, осознавая, что даже без условия лорда Аттикуса не сможет бросить начатое дело. Раз уж взялась за дело - надо его завершить. Инквизиторы переглянулись. Амалия между тем закусила верхнюю губу, размышляя.
  - Вы говорили, что прибыли в помощь? - после минутной паузы спросила она.
  - Ну, да, - осторожно ответил Николас.
  - Так вот, лорды, назначаю вас ответственными за магический порядок!
  - Леди...
  - Это хорошо, что вы запомнили, что я леди, лорд Раэрхан, значит вы не столь безнадежны, как я о вас думала. Жду Вас, лорды, завтра пополудни в своем кабинете, с подробным отчетом по сегодняшнему происшествию. С этими словами Амалия поспешила удалиться восвояси. На удивление, ее никто не отдернул.
  Лорды стояли неподвижно, ошарашенные словами Амалии не меньше ее самой.
  "Иногда забывать пить ромашковый чай даже полезно", - подумала Амалия, закрывая дверь своей спальни.
  
  Наступившее за богатым на эмоции вечером утро Амалию не разочаровало. В плане новых эмоций.
  
  Во-первых, она проспала. Пожалуй, впервые за долгое время.
  Во-вторых, завтрак Амалии, заботливо оставленный на столике Любавой, выглядел более чем, но аппетита у ведьмочки не вызвал.
  И это было хорошо, ибо от завтрака остались лишь крошки и чашка остывшего кофе. Рядом с чашкой полулежал бесенок и тихонько похрапывал, выставив напоказ круглое брюшко. Амалия с трудом сдержалась, чтобы не скинуть маленького наглеца со столика. Вместо этого она поставила греться кофе и задумалась.
  
  Амалия была такой уставшей накануне вечером, что завалилась спать как есть - в платье и с тугой косой. В итоге голова на утро немилосердно болела, а постельное белье было безнадежно испорчено, как и само платье - в засохших подтеках крема, местами обугленное и рваное. Волосы Амалия уложила в пышную косу, чтобы дать голове хоть немного отдохнуть. Делать нечего, пришлось одевать другое платье. Выбор пал на черное шерстяное платье в пол, с длинными рукавами и воротом под самое горло. Взгляд в зеркало выявил тот факт, что платье оказалось столь же строгим, сколько и нескромным... Ибо облегало Амалию от плеч до самых бедер как вторая кожа, а широкая, казалось бы, юбка при ходьбе являла глубокий разрез, обнажая ноги... Как такое платье оказалось в гардеробе Амалии? Скорее всего стараниями Рамиры, ведь чемодан собирала именно она, и что там еще можно найти, Амалия понятия не имела. Может, тонкого прозрачного кружева рубашку, а может и кожаные брюки... Из-за облегающего фасона Амалии даже пришлось сменить удобное, но, увы, совершенно не подходящее, белье на нечто, состоящее из трех веревочек с маленьким клочком ткани посередине. И это обстоятельство тоже не добавило очков к настроению ведьмочки, любившей комфорт, даже если он назывался пренебрежительным - бабушкины панталоны. Как бы там не было, Амалия опаздывала, и переодеваться не стала, решив при случае напомнить Рамире кто из них наставница, а кто - роковая красотка.
  Мысль о подруге кольнула сердце. Два дня от девочек не было ни одной весточки. Телефон в их маленьком особнячке никто по-прежнему не брал, и где искать сестер она не знала. Впрочем, где бы они ни были, идея забрать девочек в Академию уже не казалось Амалии замечательной. По крайней мере до тех пор, пока она не разберется, что здесь происходит и почему она постоянно срывается, словно подросток, а не взрослый человек... А уж с нянюшкой Терес, да под опекой Божены и Рамиры, девочки пропасть не должны.
  Амалия грустно улыбнулась своему не выспавшемуся отражению и со вздохом потянулась к косметичке. С таким землистым цветом лица и синими кругами под глазами ее, не ровен час, еще примут за коллегу Гованса...
  
  Последний тактично ждал Амалию у дверей ее комнат, вежливо пожелал доброго утра и по просьбе Амалии проводил ее до преподавательской комнаты. Как впоследствии оказалось, соседствующей с приемной ректора. Амалия очень надеялась застать на месте Герта или Рисуса, а лучше всех преподавателей сразу.
  
  ***
  
  Утро у малого административного круга тоже было не сахарным. Герт собрал всех еще ранним утром и огорошил сообщением о разгулявшейся нечисти, подпалившей боковой коридор жилого корпуса. Новость все восприняли спокойно, даже буднично, но вот спор о том, стоит ли говорить о случившемся ректору или стоит умолчать - разгорелся не на шутку. С одной стороны ректор должен быть в курсе событий, с другой - а ну как ведьма чего наворотит с испугу или со злости? Или еще хуже - сбежит. И вместо нее кого похуже пришлют, тролля там, или гнома. В разгар прений в кабинет вошла Амалия. Она еще на подходе к дверям слышала крики, и как раз обдумывала, как бы поделикатнее выяснить у Герта, что он вчера видел, не выдав своего участия в произошедшем.
  
  Наступившая тишина, стоило ей только открыть дверь, Амалию уже не напрягала. Она довольно приветливо со всеми поздоровалась и объявила о начале внеочередного совещания. Коллектив напрягся, каменными изваяниями застыв на своих местах.
  
  Герт хмурился, Нимфа безучастно разглядывала кисти своих рук, демонесса недобро сверлила взглядом Рисуса. А тот хмуро смотрел на Амалию. И только помпушка Дора снисходительно улыбнулась.
  
  - Господа, - начала Амалия, взглядом обводя аудиторию, - как вам наверно уже известно, нас посетили представители Совета ОМО... Этот факт не произвел на администрацию впечатления. Они по-прежнему сидели, нахохлившись, как воробьи на ветке.
  Амалия продолжала:
  - Официально они явились с целью зачистки территории Академии от негативных влияний.
  "Наконец-то" - шепнул кто-то.
  - Да, - кивнула Амалия, - я видела копии многочисленных запросов в ОМО от предыдущих ректоров, так что эту новость можно назвать хорошей.
  - А что, есть плохие? - поинтересовалась Дора.
  - Не совсем, номинально наши гости из ОМО, как мне вчера сообщили при личной встрече, - прибыли с целью проверки.
  - И что они планируют проверять?
  - Меня, - спокойно ответила Амалия.
  - Вот оно что... - протянула Дора.
  - А еще нас ждут изменения в учебных программах и преподавательском составе, - выдохнула ведьмочка главную новость.
  Эффект от последней реплики превзошел все ожидания. Малый административный круг встрепенулся и во все пять пар круглых глаз уставился на Амалию.
  
  - Кадровые перестановки? - напряженно уточнил Герт.
  
  Амалия, обведя взглядом каждого, поняла, что этот вопрос волнует всех, причем очень сильно.
  Хотела она было выдержать драматическую паузу, но не стала за зря мучить людей и нелюдей.
  
  - Нет.
   Слаженный выдох был ей ответом.
  
  - Всего лишь новые предметы и новые преподаватели.
  
  А вот тут слаженным был коллективный стон. А после посыпались вопросы:
  - Какие предметы? У нас вековые программы!
  - Что еще за новые преподаватели? Откуда вы их возьмете?
  - Список предметов вы сможете увидеть завтра на утренней планерке, за час до начала занятий. Что касается преподавателей - часть предметов буду вести я...
  - Аххххх....
  - Часть распределим между вами...
  - Охххх...
  - Что не удастся распределить - буду отправлять запрос в ОМО.
  - Эмммм...
  Рисус мягко улыбнулся Амалии и задал вопрос, который мучил Амалию с самого начала этой идеи.
  - А вы уверены, что ОМО одобрит ваши инициативы?
  Амалия закусила губу, вспоминая то, что читала в первый вечер про Академию.
  - По Уставу администрация Академии может вносить изменения в учебный план, если эти изменения не затрагивают основную направленность обучения, - после непродолжительной паузы ответила ведьмочка. Уверенности в ее голосе было меньше, чем того требовала ситуация, и это почувствовали все. Выдохнув, Амалия решилась на последний аргумент:
  - В самом крайнем случае новвоведенные предметы не войдут в аттестат, но я приложу все усилия, чтобы этого не случилось.
  Администрация скептически улыбнулась.
  Решительные перемены, произошедшие с леди ректором всего за один день, их немного взволновали. Но радоваться никто не спешил. А ну как у ведьмы уже крыша съехала? А что так скоро, так женщина же, ведьма тем более. Поэтому коллектив в
  - Послушайте, - Амалия в зародыше задушила чувство неловкости, - мне очень нужна ваша поддержка. Бороться еще и с вами у меня не достанет сил..
  - Еще и с нами? Что вы имеете в виду, леди?
  Герт еще сильнее нахмурился.
  Амалия решила, что надо поделится информацией.
  - По замку разгуливает нечисть, - напрямую сказала ведьмочка. Реакция окружающих ее вновь удивила. Коллектив затравленно вперился взглядами в Герта, а тот, хмуро буркнув что-то вроде "нашли крайнего", сухо ответил:
  - Мы в курсе.
  
  ***
  
  Накануне вечером.
  - Нет, ты это слышал? - весело спросил друга Николас, едва стройная фигурка ректора свернула в один из боковых коридоров.
  - Слышал, - мрачно отозвался Велест. Он был раздосадован тем, что нечисть сорвалась с крючка. Что же касалось ведьмы и ее закидонов, ничего, кроме глухого раздражения, она не вызывала, чем Велест и поделился.
  - Да ладно тебе, друг, - Ник понимающе хлопнул Велеста по плечу, - нормальная ведьмочка, юная и дерзкая. Такую приручить - и сказочная вышла бы девушка.
  - Вот ты и приручай, - огрызнулся Велест, - а меня она бесит!
  - Зря ты так, ножки у нее ничего такие, - заметил Николас, вспоминая оные, видневшиеся сквозь лохмотья обугленного платья.
  - И когда это ты ее ножки успел рассмотреть? - удивился Велест, но, глядя на лукавое выражение лица друга, сам себе и ответил: - Ах, да, что же это я, лорд Николас тер Дамский Угодник, - беззлобно фыркнул Велест.
  - Ревнуешь, лорд Раэрхан "Холодное Сердце"? - ответил на студенческое прозвище Ник. - Но ты подумай над моим предложением. Юные ведьмы на дороге не валяются.
  - Не валяются, - согласился Велест. - Они лезут куда не просят и швыряются посудой почем зря.
  Перешучиваясь, лорды дошли до отведенных им покоев, не замечая молча следовавшей за ними серой тени.
  
  ***
  До полудня оставалось совсем немного времени, а у Амалии, как назло, разболелась голова. Недосып и стресс отражался на только на внешнем виде ведьмочки, организм тоже настойчиво требовал отдыха, выражая свое недовольство головокружением и ломотой в висках. Решив быстро сбегать за обезболивающей настойкой, Амалия столкнулась в дверях своей приемной с Говансом.
  Призрак учтиво поклонился и сообщил о входящем звонке на ее имя.
  "Девочки!" - подумалось Амалии и она, позабыв про боль и встречу с лордами, едва ли не бегом устремилась к ближайшему аппарату, на который Гованс перевел вызов.
  
   корректировка и дополнение от 07.09.2017
  Амалия так разволновалась, следуя за призраком, что не заметила выходящего из своей спальни лорда тер Краста. Мужчина же, на ходу оправляя рукава новенькой сорочки, одетой по случаю приема у ректора, Амалию заметил слишком поздно, когда широкая пола длинной юбки девушки мелькнула, скрываясь за стеной. Покои Амалии, насколько знал Николас, располагались недалеко от комнат, что заняли они с Велестом, только этажом выше и направо от главной лестницы. А леди-ректор, если Николас не обознался (а с внимательным демонологом никогда такого не случалось ранее), и хрупкая фигурка, затянутая в черное, принадлежала именно ректору, неслась прямо в руки так называемого "закрытого ректорского крыла", зачистить который лорды-проверяющие, собственно, и прибыли.
  - Леди Дишар? - окрикнул ее Николас, и, заинтересовавшись странным поведением Амалии, подумал отправиться вслед за ней. Не то, чтобы он взялся следить за ведьмочкой, скорее хотел уберечь. По всему выходило, что либо Леди ректор ошиблась этажом, что было не удивительно, ибо эта часть замка имела практически одинаковые лестничные площадки, многочисленные боковые коридоры и идентичные залы, либо решила ловить так называемую "нечисть" на живца.
  В любом случае, убедиться в здравом рассудке и сохранности ректора не помешает, решил для себя мужчина.
  Николас очень рассчитывал выиграть спор, ставшее традиционным при назначении на "проклятую" должность. А ставил он, на этот раз, на срок, длинною месяц, а не три дня... Побуждаемый подобными мыслями, мужчина кинулся догонять Амалию. Велест, чуть припозднившейся из-за звонка секретаря ОМО, вышел на лестницу в тот момент, когда Николас уже сворачивал в боковой коридор и потому был незрим для друга. Нехорошее предчувствие пришло к Велесту одновременно с приглушенным женским вскриком, раздавшимся в правом боковом коридоре.
  
  ***
  
  Амалия поняла, что идет, а точнее несется сломя голову, не туда и не с тем, когда призрак резко завис и, посмотрев на Амалию яростным взглядом призрачных глаз, мерзко так усмехнулся и растворился, перед этим прошептав короткое и злое заклинание.
  "Это не Гованс!" - запоздалая мысль не успела оформиться в действие, смазавшись противным скрежетом железа о камень и ощущением полета. Стараниями призрака Амалия провалилась в открывшуюся в полу нишу и успела лишь тонко вскрикнуть, прежде чем охлогла и ослепла.
  Именно такое у нее возникло впечатление, пока она скользила вниз по узкому, закручивающемуся спиралью тоннелю, напоминающему горку в парке водных развлечений, куда Василина очень хотела поехать и потому обвешала рекламными проспектами всю стену над своей постелью. Только там в конце туннеля был огромным бассейн, а что ждало Амалию в конце этого туннеля - оставалось лишь гадать.
  От скорости и страха у Амалии захватило дух. Ей казалось, что она падает целую вечность, хотя времени прошло мгновения. Вокруг была сплошная темнота, а из открытого рта не доносилось и звука.
  "Впрочем, хорошо, что ничего не слышно, а то я от стыда бы сгорела, если бы кто услышал" - мелькнула мысль и Амалия нервно хихикнула.
  Скольжение закончилось внезапно, сменившись парением. Амалия просто зависла в воздухе, словно левитирующий маг. Вокруг по-прежнему главенствовала тьма, но, спустя недолгое время, Амалии начало казаться, что она различает тонкие полупрозрачные, отливающие синевой нити. Они, словно морозная паутина, оплетали пространство вокруг, создавая некое подобие кокона, в котором Амалия и зависла. Ведьмочка попробовала дотянуться до них рукой и с удивлением обнаружила, что, хоть и не ощущает прикосновения к загадочным нитям, может их двигать. Воодушевившись, Амалия начала аккуратно сдвигать нити в сторону, создавая небольшой проход. Когда "дыра" получилась достаточно большой, чтобы в нее могла пролезть одна маленькая ведьмочка, Амалия, сгруппировавшись, попыталась выбраться из кокона.
  У нее получилось и это, правда, приземление с высоты полуметра на бетонные плиты вышло весьма болезненным и громким.
  - Тролль вызгарый! - Не сдержавшись, Амалия вспомнила любимое ругательство Миры.
  - ырый...
  - рый...
  - ый...
  Эхо разнесло ее неосторожные слова, повторяя последний слог - и Амалии стало немного стыдно. Совсем чуть-чуть...
  - Ну и куда теперь? - выдохнула Амалия вслух, только чтобы вновь не оказаться в звуковом изоляции.
  Пространство мигнуло синеватыми бликами и Амалия заметила, что нити вытянулись в подобие линий, устремившихся в одном направлении..
  - Кто здесь? - испуганно вскрикнула ведьмочка, готовясь к самому страшному, от упырей до таинственных порождений закрытого крыла, но пространство безмолвствовало. Даже эхо не было.
  - Ау? - не сдавалась ведьмочка, не желавшая покорно следовать, куда скажет неизвестно кто.
  - Я с места не двинусь, пока вы мне не ответите!
  Нити мигнули и... исчезли.
  Оказавшись в полной темноте, Амалия быстро передумала:
  - Хорошо-хорошо! Иду!
  В подтверждение своих слов ведьмочка, кряхтя, поднялась с плит и одной рукой подобрала подол длинного, и, наверняка тоже испорченного платья. Другую же Амалия оставила свободной для маневра.
  Нити вновь проявились, и светились они гораздо ярче. Их слабого свечения теперь хватало на то, чтобы разглядеть каменные плиты пола и замшелые стены узкого коридора со сводчатым потолком. Ни дверей, ни лестниц. Из каменного мешка был только один выход - тот, что подсвечивали изрядно уплотнившиеся нити.
  - Куда мы идем? - попыталась вызнать Амалия, но ее снова проигнорировали.
  - Ладно, - выдохнула ведьмочка, - потом разберемся, сначала нужно выбраться отсюда...
  
  ***
  - Что случилось? - прибежавший на крик Велест увидел ползающего на четвереньках Николаса, тихо и зло ругающего женский род в общем и глупых ведьмочек, в частности.
  - Так что случилось? - повторил Велест вопрос, когда убедился, что в округе нет следов нечисти или других пакостей.
  Николас поднялся с колен и горько усмехнулся:
  - Кажется, я вот-вот проиграю пари.
  - Ты о чем? - не понял Велест, на всякий призывая тьму. Глаза Велеста стали полностью черными, а ногти на руках заострились, выдавая в нем демоническую сущность.
  - Не суетись, - остановил друга Николас, и, видя скепсис в черных провалах глаз полудемона, пояснил ситуацию: - леди Дишар на моих глазах растворилась в тумане.
  - Ты уверен? - недоверчиво уточнил Велест, не спеша развеивать призванную силу. Да и предчувствие, которому мужчина доверял, твердило об опасности, - ведьмы не маги, телепортироваться не умеют, да и следов портала я не вижу.
  - Не уверен, - кисло ответил ему Ник, - но глазам своим доверяю. А видел я спешащую куда-то леди Дишар, которая добежав до сюда - Николас похлопал плиту под ногами, - буквально испарилась в сиреневом тумане.
  - Если бы мне кто другой это рассказал, я бы решил, что он бредит. Понравилась девчонка, и на тебе - галлюцинации. Тем более мы находимся на магически-нестабильной территории, - огляделся вокруг Велест. - Это же то самое "нечистое" крыло.
  - Если бы мне кто-то подобное рассказал, я бы сам его высмеял, - усмехнулся Николас, в то время, как взгляд выдавал напряжение, - и да, ты прав, Вел, ткань реальности здесь очень смазана, противное местечко, надо поскорее навести тут порядок. - Вот найдем твою сбежавшую галлюцинацию, и займемся, - парировал Велест, возвращая себе обычный облик.
  
  ***
  Амалия шла, ведомая загадочным проводником, и размышляла о снах и предсказаниях. Перед ее отъездом в Академию, помнится, маленькая Лили о чем-то хотела Амалию предупредить. Да и сны с первой же ночи в замке Амалии снились более, чем странные. Стоило успокоиться и задуматься, как обрывки минувших за последние ночи снов закрутились перед Амалией, как смазанные картинки. Мрачные коридоры замка, светящиеся линии, призраки - мешанина образов мешала сосредоточиться, но суть Амалия уловила - кто-то из обитателей замка пытался с ней таким образом общаться, возможно даже тот вредный призрак, которого Амалия так неудачно развеяла накануне... Он ведь не объяснил своего появления, хотя, с такого станется просто попугать и поиздеваться ради собственного призрачного удовольствия... На этой мысли вовсю виляющий коридор сделал еще один резкий виток и вывел Амалию в просторное округлое помещение, напоминающее пещеру - шероховатый камень стен, да уходящий ввысь куполообразный потолок из необработанной породы - казалось, Амалия действительно попала в пещеру в скале.
  От стен, благодаря все тем же линиям, или нитям, исходило слабое свечение, позволяющее разглядеть обстановку. Ни окон, ни дверей здесь не наблюдалось. Единственный выходом был тоннель, по которому пришла Амалия.
  По центру пещеры находился огромный черный камень, чья отполированная поверхность слабо мерцала голубым, отражая свечение нитей.
  У Амалии при виде каменюки засосало под ложечкой, так напоминала она пресловутый алтарь из страшных сказок нянюшки.
  - Меня что, собираются принести в жертву? - нервно спросила Амалия вслух и тут же сама себе ответила: - да нет, вряд ли.
  Обойдя пещеру по кругу, Амалия обнаружила стеллажи со пыльными свитками, книгами и даже покрытую толстым слоем грязи бутылку, одиноко стоящую на хромоногой этажерке. Рядом с этажеркой лежали осколки бокала, это Амалия поняла по сохранившей форму хрустальной ножке.
  На проверку бутылка оказалась с хмельным содержимым. При чем сильно хмельным. Острый запах алкоголя заставил ведьмочку поморщится, но, повинуясь сиюминутному порыву, Амалия сделала осторожный глоток.
  Поперхнулась, закашлялась, но мужественно сделала еще один глоток, и еще... Огненная жидкость приятным теплом разлилась по телу порядком продрогшей Амалии, вокруг было довольно зябко и сыро, чтобы позволить себе гулять в тонком платье без риска простыть. Так что внезапную тягу к крепким напиткам Амалия оправдала необходимостью профилактики от простуды.
  Уставшие ноги требовали отдыха, и, не найдя ничего лучше, Амалия уселась прямо на камень, прихватив с собой бутылку.
  - И что дальше? - вслух спросила она, впрочем не надеясь на ответ. Но на этот ей ответили.
  - Явилась, наконец, леди-ректор! - ехидный голос прозвучал как раз в тот момент, когда Амалия решила сделать еще глоточек.
  Подавившись вином, Амалия резко вскочила с камня, и обернулась на голос.
  В полуметре от пола парил Гованс.
  Точнее, Амалии сначала показалось, что это Гованс, но потом она пригляделась и узнала в собеседнике вчерашнего наглеца.
  - Ты! - прошипела ведьма, зло сощурив глаза.
  - Я! - самодовольно ответил ей призрак. Потом он глянул на зажатую в руке Амалии бутылку, подозрительно принюхался и выдал:
  - Тю! Да ты еще и пьянь! Так и знал, что ты бракованная! Ты хоть в курсе, что это ритуальное вино, которому уже больше тысячи лет? А ты его как дешевый аперитив выжрала, вввведьма!
  - Сам ты бракованный, - обиделась ведьмочка, с сомнением глядя на бутылку, - и вовсе я не пьянь, просто замерзла и испугалась.
  - Испугалась она, - проворчал призрак, - а вчера, помниться, смелая была, заклинаниями да молниями швырялась.
  - Швырялась, - согласилась Амалия, - потому как нечего было хамить.
  - Да разве ж это хамство? - искренне удивился призрак и даже зарябил, - хамство, многоНЕуважаемая леди-ректор, это хватать ручонками то, что не тобой положено!!! А ну положи бутылку, где взяла!
  - Ах так? - вспылила ведьма, которой ритуальное вино добавило не только тепла, но и хмельной храбрости, - держи!
  Бутылка, совершив изящный кульбит, пролетела сквозь округлившего глаза призрака и... попала прямо в скопление синий линий, приливнув в ним, словно к паутине.
  - Дебоширка! - взвигнул призрак, - а если бы оно разбилось? Это же ценный ингредиент, девица необразованная!
  - Я тебе сейчас устрою, "дебоширку"! - с этими словами, доведенная ведьмочка кинулась к стеллажам и, хватая с них первое, что попадалось под руку, кидала это в призрака, перемежая броски выкриками:
  - Вот тебе!
  - И вот это на!
  - Заманил!
  - Гад!
  - В ловушку!
  - Накось!
  - Выкуси!
  Тот же, некоторое время терпел, уклоняясь от летающих свитков и книг, попутно пытаясь приструнить взбесившуюся ведьму.
  - Хва...
  - Хва...
  - Да хватит уже!!! -
  Ведьма остановилась с готовым к броску очередным снарядом.
  - Поговорим? - спокойно спросила она, выравнивая дыхание.
  - Что тебя интересует? - в тон ей ответил призрак, принимая временное перемирие.
  - Как я сюда попала? Точнее зачем?
  - Я пригласил.
  - Пригласил?!
  - Спокойно, - проговорил призрак, и добавил: - Сама бы ты не пошла, тем более после вчерашнего знакомства.
  - Так это было знакомство?
  - Я должен был убедиться, что ты подходишь.
  - И как? - полюбопытствовала Амалия, игнорируя желание кинуть что-нибудь в призрака.
  - Не очень, - обреченно вздохнул тот, и, не реагируя на зло сощурившуюся ведьмочку, грустно продолжил: - но на без рыбье и ведьма сойдет. Даже такая.
  - Ну все, ты меня достал! - вскипела Амалия и в призрака полетели разряды маленьких молний.
  Конечно, вреда они ему не причиняли, но неудобства доставляли определенно, а Амалия таким образом спускала пар.
  Когда молнии закончились, и Амалия устало опустилась на пол, призрак в свойственной ему манере мрачно уточнил:
  - Все, успокоилась, девица бешеная? Или еще фокусы в запасе есть?
  Амалия молча показала призраку неприличную комбинацию из трех пальцев, хорошо узнаваемую во всех землях.
  Призрак оскорбился.
  - Вижу, ты не готова к конструктивному диалогу. Как будешь готова - милости прошу, - отчеканил он и... растворился, оставив Амалию в одиночестве.
  Амалия хотела сказать, что никогда не будет готова к общению со всякими потусторонними хамами, но не успела. Обозрев пыльные и мрачные окрестности, ведьмочка загрустила. Компания вредного призрака была явно веселее мрачного сырого подземелья. Но так как хмель еще не до конца выветрился из головы, Амалия сумела таки не раскиснуть, а наоборот - собраться с духом и искать выход. В том, что он должен быть, ведьмочка сомневаться не хотела.
  
  Тем временем...
  
  Лорд Аттикус нервно ходил по своему просторному кабинету. Его секретарь больше часа пыталась дозвониться до новоявленного ректора ЗАР. но все безрезультатно. Телефонную трубку снимал до зубной боли вежливый и беспристрастный Гованс, выполняющий роль секретаря при Академии, и неизменно отвечал, что леди Дишар нет на месте. На логичный вопрос где же она, призрак ничего конкретного не сообщал. И это бесило Аттикуса, привыкшего, что его имя действует как этакий золотой ключик, открывающий многие двери.
  Даже привычная Лейла сегодня избегала лишний раз показываться на глаза начальству.
  Входящий звонок заставил мужчину хищно улыбнуться, но стоило ему снять трубку коммутатора и услышать, кто его вызывает, все злое веселье как дождем смыло, сделав привычно требовательный голос лорда мягким и даже заискивающим.
  -...
  - Конечно помню, милорд, и вовсю работаю над этим вопросом...
  -...
  - Нет, что вы, на этот раз кандидатура более чем неподходящая. Ее устранение вопрос времени.
  -...
  - Разумеется, все останется между нами. Могу я, в свою очередь, надеяться на вашу благосклонность?
  -...
  - Он уже в замке.
  -...
  
  Лорд положил трубку и вытер вспотевший лоб.
  - Лейла! - рявкнул он по громкой связи, - что с ЗАР?
  - Пытаюсь связаться, сэр.
  - И что?
  - Связь отсутствует, сэр, на линии помехи.
  
  ***
  Первым делом Амалия обошла пещеру еще раз, попутно вызволив пресловутую бутылку с, якобы, ритуальным пойлом из липкой паутины нитей. Правда, перед тем, как вернуть бутылку на место, на колченогую этажерку, Амалия не удержалась и сделала еще один глоток - чисто символический, но не потому, что хотелось пить, а чтобы позлить наглого призрака.
  Амалия была уверена, что призрак если и не наблюдает лично, то точно знает, что происходит в его вотчине.
  
  Само помещение сильно напоминало рабочий кабинет затворника-аскета - об этом говорило и отсутствие мягкой мебели, как кресло или диванчик, и каких либо других удобств, не было здесь и журнального столика... Зато была огромная каменюка - при ближайшем рассмотрении оказавшаяся рабочим столом. В ее углублении Амалия даже нашла рассохшуюся от времени табуретку. Больше всего Амалию поразило количество книг, свитков, бумаг и прочих писчих принадлежностей, разбросанных тут и там, не считая тех, что в порыве гнева швыряла Амалия.. А еще здесь были горы пыли и мусора.
  
  Тщательный осмотр стен выявил две арки, стоящие друг напротив друга и одинаково замурованные гладким черным камнем. Ни скважины для ключа, ни рычага рядом на стене - ничего.
  
  Решив поискать ключ или его подобие на полках немногочисленных стеллажей, Амалия попыталась снять со стены ближайший из четырех старинных подсвечников, развешенных на по одному на каждую стену.
  Впрочем, попытка не увенчалась успехом, ибо подсвечник намертво застрял в подставке. Зачем ей нужен был подсвечник, если зажечь его все равно было нечем, Амалия не могла объяснить даже себе. Вот нужен, и все тут! Вдруг найдется огниво и удастся зажечь нормальный свет? И, с чисто ведьмовским упрямством вцепившись в основание подсвечника, Амалия изо всех сил стала тянуть его на себя, и таки добилась результата. Но отнюдь не того, что ожидала. Подсвечник не вышел из крепления, а оторвался вместе с ним.
  Не ожидавшая такой подлянки от старинной утвари, Амалия не смогла удержаться на ногах, пребольно шлепнувшись пятой точкой на пол. Пока она, тихо ругаясь себе под нос пыталась подняться, в пещере началось движение.
  С противным, пробирающим до мурашек скрежетом каменная кладка арки медленно отъезжала в сторону, поднимая вокруг гору пыли и песка.
  Амалия, наученная горьким опытом, радоваться открытию не спешила. За кладкой была темнота. Что там - проход, тайник или новая пещера Амалия не знала, и соваться в темноту, доверяя освещение своенравным синим нитям, не хотела. Поэтому, зажав подсвечник в руке, Амалия решила сначала попытаться найти огниво, а уж потом идти неизвестно куда в поисках выхода.
  В то, что гадкий призрак может вернуться и помочь, Амалия не верила. Слишком обиженным был его вид, когда он исчез.
  - Гадкий призрак! - вздохнула Амалия, - гадкий, противный, наглый, хам! Вот выберусь, расскажу инквизиторам, что в зачистке нуждается не только гостевое крыло, но и подвалы!
  Ругаться вслух оказалось полезно.
  Страх постепенно уступал место гневу, а злиться Амалии нравилось больше, чем бояться.
  - Невоспитанный потусторонний рахвыр! - Амалия в запале пнула какую-то железку и поскользнулась, зацепившись носком туфли об нее.
  - Ёпть! - взвыла ведьмочка, потирая в очередной раз пострадавшую пятую точку.
  Приземлиться Амалия умудрилась на какой-то медальон, острый край которого впился в многострадальное место пониже спины. При ближайшем рассмотрении медальон оказался кулоном, ощерившимся шестью крапанами, призванными удерживать камень в оправе. Гнездо для камня пустовало, и оттого казалось раззявленной пастью монстра.
  
  Поежившись от столь кровожадной ассоциации, Амалия поспешила выкинуть кулон подальше от себя.
  
  К счастью, огниво нашлось тут же, валяющимся на полу. Когда пещеру залил теплый оранжевый свет, Амалия выдохнула с облегчением. Все-таки метвенно-бледное мерцание синих нитей напрягало и очень. А так, с привычным свечным освещением мрачная пещера стала казаться экзотичным, но отнюдь не страшным местом.
  
  Приободрившись, Амалия юркнула в темноту арки. За ней оказалась кованая лестница, спиралью закручивающаяся вверх. Справедливо решив, что вверх - это хорошо, Амалия начала осторожно подниматься. Ей повезло, и кроме паутины и грязи Амалия ничего и никого более на лестнице не встретила, и спустя полторы сотни ступенек лестница закончилась небольшой площадкой. Ни дверей , ни щелей, ни ручек - только гладкий камень и одинокий подсвечник, похожий на тот, что Амалия держала в руках. Только на этот раз выламывать крепление Амалия не стала, вместо этого попытавшись сдвинуть его на манер рычага.
  С огромным трудом рычаг, сопровождаемый металлическим скрипом, поддался усилиям Амалии и часть правой стены подалась назад и вбок, открывая проход, прячущийся за настенным гобеленом, коими были украшены большинство коридоров замка.
  
  Тайный ход вывел Амалию аккурат к ее покоям. Амалия признала их по колеру стен - рядом с ее комнатами они были украшены гобеленами в зеленной цветовой гамме.
  За одним из гобеленов, изображавшим опушку хвойного леса, и скрывался тайный выход на винтовую лестницу. Стоило полотну вернуться на свое место - и вуа-ля! - догадаться, что за ним что-то есть помимо каменной кладки, было невозможно.
  Даже подсвечников в округе не наблюдалось. Конечно, Амалия и в мыслях не собиралась возвращаться в мрак подземелья, но некоторые вещи лучше знать, чем нет.
  
  Воровато оглядевшись, Амалия постаралась тихо добраться до своих дверей, благо пройти нужно было всего с десяток шагов...
  На этом хорошие случайности закончились, начались обычные.
  Не успев дернуть ручку, Амалия вздрогнула от странно-веселого тона инквизиторского голоса.
  - Леди Дишар! Какая неожиданная встреча!
  "Караулили!"
  - Не окажете ли честь принять нас... сегодня? - с паузой протянул тер Краст.
  Амалия обреченно выдохнула и попыталась отсрочить неизбежное.
  - Прошу меня извинить, лорды, я смогу уделить вам время немного позднее, - произнесла она тихо, но весомо, все еще держась за ручку двери.
  - Мы не задержим вас надолго, леди, - холодно уточнил лорд Раэрхан, которого непривычно азартный друг успел достать за неполные два часа, что они провели в ожидании ведьмы. Когда поиски не увенчались успехом, инквизитор решил устроить засаду на лестнице, ведущей к комнатам ректора. Как она смогла проскочить мимо них, лорды пока не задумывались, обрадованные появлением добычи, то есть ректора.
  
  Амалия, находясь в шаге от вожделенного покоя, была столь же решительно настроена послать мужчин лесом.
  Поддавшись малодушному желанию отгородиться от назойливой компании мужчин она дернула ручку, рассчитывая проскочить.
  - Я сказала позже, лорды, - почти прошептала она.
  Но была остановлена когтистой рукой, удерживающей дверь. Наглядная демонстрация силы Амалию не напугала, как обычно, а разозлила. Кончики пальцев закололо, а перед глазами возникла пелена. Резко развернувшись, она вперила злой взгляд в обладателя когтей, коим явился лорд Раэрхан. Велест же резко подался назад, удивленно отмечая про себя все то, что из-за спины Николаса раньше не заметил. А именно потрепанный и несколько фривольный облик леди-ректора. Выпавшие из свободной прически волосы частично заслоняли на лицо Амалии, облегающее как вторая кожа платье демонстрировало глубокий, до самых бедер разрез, носок одной из туфелек сильно сбит, а руки, кои Амалия силилась спрятать в складках длинной юбки, были покрытыми многочисленными ссадинами.
  
  - С вами все в порядке? - участливо поинтересовался тер Краст, также обративший внимание на необычный вид ректора.
  
  Амалия, в чьей крови еще гуляли отголоски злости, подпитываемыми усталостью и алкоголем, медленно повернула голову к мужчине и сухо кивнула.
  - Теперь я могу пройти к себе? - спросила она.
  Лорды кивнули синхронно. Сколь бы не было сильно их любопытство, мучить женщину, выглядевшую словно ее нечисть по темнолесью гоняла, они не собирались. Выяснить все можно и потом.
  Амалия, поняв, что пытать прямо сейчас ее не собираются, кисло улыбнулась.
  И это нехитрое проявление эмоций отняло у Амалии последние силы.
  Она покачнулась и непременно бы упала, не поддержи ее вовремя Николас.
  - Спасибо! - искренне сказала Амалия, пытаясь высвободиться из объятий лорда-инквизитора.
  - Я провожу вас, - ответил тот напряженным голосом, внимательно изучая лицо ведьмочки.
  Та смутилась и поспешно отказалась от помощи:
  - Нннет! Не нужно! - пробормотала она и, пользуясь замешательством лорда, юркнула в открывшей проход и быстро захлопнула дверь, привалившись к ней спиной.
  
  ***
  - М-да, посидели в засаде, - произнес Велест, когда мужчины оказались у себя.
  - Угу, - рассеянно ответил ему Николас.
  - Что с тобой? Что-то чуешь? - хмуро уточнил Велест, разливая остатки вчерашнего пойла в два бокала.
  - Ты же знаешь, что чутье мое слабое место, в отличии от тебя, - отмахнулся инквизитор и от предположения друга и от предложенного бокала.
  - Тогда что?
  - Прикоснувшись к ведьме я обнаружил остаточный флер довольно мощных чар... - задумчиво ответил Николас.
  - Проклятье?
  - Скорее остаточный след ритуала, - не согласился Ник, - это точно не несет отрицательной окраски, но полноценный слепок снять мне не удалось...
  - Ритуала? - поперхнулся Велест вторым бокалом и в раздражении испепелил оба вместе с бутылкой.
  - Чары легли на ауру, я смог распознать чары жизни и чарами привязки. Остальное уже развеялось.
  - с удивлением глядя на кучки пепла, ответил Николас.
  - Кто-то заворожил нашего ректора? - помрачнел Вел.
  - Не знаю, возможно, меня больше интересует твоя проснувшаяся кровожадность.
  - Это ты у нас Ледяной Принц, не помнишь? А я демон, пусть и наполовину..
  - Худшую - вставил старую шпильку Ник, ухмыльнувшись.
  - Возможно. Но огонь для меня - нормальное выражение эмоций. А вот с чего бы это ты, как мальчишка, выслеживал исчезнувшую ведьму, а потом сидел в засаде два часа?
  - Знаешь, ты прав. Со мной здесь начало происходить нечто странное, - улыбнулся Николас. - Я планировал отпуск с включенными в программу охотой на монстриков и просмотром реалити-шоу "Ректор 10"...
  - А получилось?
  - А получился детектив с погонями, исчезновениями и загадками... - мечтательно протянул Николас.
  - То есть ты теперь играешь в известного сыщика? - уточнил Велест.
  - Да! Будешь моим ассистентом?
  - Только если прибавишь мне жалованье.
  - Куда ты его тратишь? - возразил Николас, вмиг ставший серьезным, - шмотки старые, девиц подарками не осыпаешь, по кабакам и казино не играешь, дома-яхты не покупаешь...куда?
  - Коллекционирую, - невозмутимо ответил Велест, и добавил: - я голоден, как рахвыр в сезон охоты.
  - Отличная идея! На пустой желудок думается очень плохо, а я помню, что кухня здесь отличная! - кивнул Ник на лоб Велеста, на котором осталась узкая розовая полоска шрама. Впрочем, завтра пропадет и она. Демоны, что с них взять.
  
  *** продолжение от 21.09
  Амалию разбудил стук в дверь.
  При чем стук не во входную, а в межкомнатную дверь.
  С трудом разлепив тяжелые веки, Амалия села в постели и осоловело огляделась. За широким окном, покрытым морозным узором, багровел закат, погружая комнату в приятный полумрак.
  Амалия проспала больше четырех часов, и голова гудела, как с похмелья.
  Хотя, почему как? Вероятно это и было похмелье, ведь ритуальное вино по крепости ни чем не уступало тролльей наливки.
  Во рту пересохло, и Амалия потянулась было к ночному столику за графином с водой, как обнаружила на соседней подушке мирно посапывающего бесенка, грязные лапки которого оставили живописные узоры на белом шелке белья. Амалия толкнула маленького наглеца в бок, но тот, издав протяжное "мяяяяяффф" лишь перевернулся на живот, распластавшись по подушке.
  Стук повторился, на этот раз его сопровождало тихое:
  - Леди Амалия, это Гованс.
  Амалия перевела взгляд на свой наряд и поняла, что не готова предстать перед мужчиной, пусть и призрачным, в столь непотребном виде. Поэтому она собралась с духом и ответила:
  - Дайте мне пять минут!
  И выдохнула с облегчением, услышав тихое:
  - Конечно, леди, не торопитесь...
  
  Амалия вышла не через пять, а через пятнадцать минут, которые понадобились ведьмочке, чтобы расчесать спутанные волосы, умыться и переодеться в уютное вязанное платье из тонкой синей шерсти и мягкие замшевые лодочки без каблука, разом лишившись не только десятка сантиметров роста, но и пары лет, что обычно "прибавляла" себе Амалия с помощью косметики и одежды. Косу же, против обыкновения, ведьмочка плести не стала, по-простому убрав волосы от лица с помощью ленты.
  
  В гостиной она обнаружила не только Гованса, с невозмутимым видом зависшего посреди комнаты, но и накрытый к раннему ужину, или позднему обеду, столиком. Блюда были прикрыты крышками, но аромат в воздухе витал умопомрачительный. И Амалия с печальным вздохом констатировала полное отсутствие аппетита, несмотря на то, что с самого утра ничего не ела. А вот от чашки горячего чая Амалия отказываться не стала.
  
  Устроившись на диванчике, и грея озябшие руки о чашку, Амалия вопросительно посмотрела на Гованса.
  Тот почтительно кивнул и, как показалось Амалии, замялся на пару мгновений, а потом проговорил:
  - Я взял на себя смелость пригласить господина Кереша, леди. Надеюсь, вы будете возражать, если он осмотрит вас? Амалия хотела было уточнить кто такой этот господин Кереш, но потом в памяти услужливо всплыло прочитанное недавно в личных делах преподавателей Академии - Кереш, Рисус - лекарь I степени.
  - Зачем мне лекарь, Гованс? - несколько раздраженно спросила Амалия, хотя от обезболивающего не отказалась бы - голова по-прежнему кружилась и в теле ощущалась сильная слабость. Но отчего-то захотелось покапризничать.
  - Вы упали в обморок, леди, - невозмутимо пояснил призрак. - Моя обязанность, как камердинера, заботиться о таких вещах, как приглашение лекаря.
  - Так вы еще и мой камердинер? - удивилась Амалия, ведь Гованс ей представился как проводник или привратник, но никак не личный слуга.
  - Разумеется леди, я всю жизнь оказывал помощь лордам Рошан, и вы леди, как действующий ректор, вправе рассчитывать на мою помощь, - с видом оскорбленного достоинства проговорил призрак. Амалия рассеянно кивнула, принимая информацию к сведению и уточнила:
  - Когда Рисус обещал зайти?
  Ответ ее изрядно огорошил:
  - Он уже ждет вас. Я могу позволить ему войти?
  - Что? Он уже здесь?
  - За дверью, - подтвердил призрак и замер, ожидая разрешения.
  Амалия махнула рукой, мол, пускай, чего уж там.
  
  - Добрый вечер, леди, - тихо поздоровался василиск, проходя в комнату вслед за Говансом. Последний едва заметно поклонился и изящно растворился в воздухе, то ли сочтя свой долг выполненным, то ли же желая нарушать аудиенцию.
  - Располагайтесь, - кивнула Амалия на кресло напротив ее диванчика, заметив, что василиск медлит, - у меня появился камердинер, представляете?
  - И личный лекарь, - мягко улыбнулся Рисус, устраиваясь сам и устраивая на коленях небольшой кожаный саквояж.
  - Так вы не только преподаете, но еще и практикуете? - уточнила Амалия. Рисус кивнул и пояснил:
  - Я алхимик, и неплохо разбираюсь в медицине, так что для замещения штатной должности лекаря в Академии моей квалификации вполне хватило.
  - Не скромничайте, - фыркнула в ответ ведьмочка, - лекаря I степени за простое "неплохо" не дают.
  - Не дают, - согласился василиск, - но и лицензии на всеобщую практику мне не дают.
  - Кроме ЗАР?
  - ЗАР - особое место. Я рад здесь работать. А практика здесь хоть и небольшая, но большей мне и не надо. Амалия не поверила. Слишком уверенно, заученно и небрежно прозвучали слова василиска.
  - Гованс сказал, вы упали в обморок... - начал василиск, раскрывая свой саквояж, но его перебили.
  - Я не падала в обморок! - возмутилась Амалия. - Небольшое головокружение, и все... С чего Гованс решил, что мне нужна помощь лекаря, я не знаю...
  - Призраки видят такие вещи, леди, - спокойно ответил василиск. - Забота о вашем здоровье и благополучии - его прямая обязанность.
  - Мне не нужны нянки, - буркнула Амалия.
  - Не спорю. Но осмотр специалиста не повредит, - настаивал Рисус. Впрочем, делал он это очень мягко и деликатно, и Амалия, в конце концов сдалась, признавая правоту василиска.
  - Посмотрите на меня, Амалия. Будет немного неприятно, но совсем не долго. Рисус снял свои очки с непроницаемыми черными линзами, и поднял взгляд на Амалию.
  У него оказались ярко-зеленые глаза, с желтыми крапинками и вытянутым в линию зрачком. Их немигающий взгляд завораживал. Тело Амалии оцепенело. Она чувствовала себя легко и невесомо, словно у нее вообще не было никакого тела, и казалось - лишь подумай и взлетишь подобно бабочке или приведению... Ведьмочке отчаянно захотелось сбросить наваждение, но оторваться от пристального зеленого взгляда не получалось.
  К счастью, осмотр закончился быстрее, чем Амалия запаниковала. Рисус одел очки и улыбнулся.
  - Как ощущения?
  - Непередаваемо, - выдохнула ведьмочка и для верности потрясла головой, тут же отозвавшейся резкой болью и искорками в уголках глаз.
  Проморгавшись, Амалия вновь посмотрела на Рисуса, ожидая его диагноза, и, заметив его изучающий и чуть удивленный взгляд, несколько напряженно спросила:
  - Что-то не так? Рисус качнул головой и ответил невпопад:
  - Вы прекрасно выглядите, леди.
  - Спасибо, конечно, но разве это имеет значение для постановки диагноза? - хмуро уточнила Амалия, чувствуя себя неловко.
  - Нет, - мягко улыбнулся Рисус краешком тонких губ,- не имеет.
  - Какой будет диагноз, доктор? - устало спросила Амалия, надеясь, что вопрос не прозвучал слишком грубо.
  - Легкая простуда, небольшая интоксикация организма и сильное истощение. С первыми двумя разобраться легче легкого, а вот с третьим будет посложнее, - ответил Рисус, закопавшись в своей "аптечке". Через неполную минуту он протянул Амалии две полупрозрачные склянки со словами:
  - Синее - сорбент, зеленое - восстанавливающее. Как медик советую начать с зеленого. А потом поесть горячего, - намекнул он на накрытый стол.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила Амалия, разглядывая на счет флаконы, игнорируя намек на еду.
  Рисус понятливо улыбнулся и повторил:
  - Зеленое зелье, Амалия, оно поможет.
  - Как вы... - начала Амалия вопрос, но Рисус опередил ее:
  - Я ведь лекарь, леди.
  - Вы ведь не отстанете, да?
  Василиск покачал головой, и мягко добавил:
  - Поверьте, леди, вас сейчас очень легко перепутать с умертвием.
  Амалия картинно возмутилась:
  - Вы же сказали, что я выгляжу замечательно!
  - Да, вы выглядите как замечательное умертвие. Не капризничайте, Амалия, а то наши доблестные лорды-проверяющие и вправду решат зачистить вас заодно с нечистью.
  - Ну уж нет, - фыркнула ведьмочка и откупорила бутылочку. - Вы ведь не собираетесь меня отравить? - вроде как в шутку спросила Амалия, но рука, держащая склянку, напряглась.
  - Честное лекарское слово! - Рисус сложил пальцы своеобразной щепотью и добавил к жесту капельку своей силы, придавая обычному обещаю статус магической клятвы.
  Амалия кивнула, принимая такой ответ и, почти не опасаясь, выпила зелье. Оно было отвратительно. Горькая вязкая субстанция, с привкусом болотца, и даже нотка мяты, добавленная в надежде смягчить вкус не помогала. Амалия медленно выдохнула, силясь сдержать выступившие на глаза слезы, но тщетно - по щекам и подбородку потекли соленые дорожки...
  - Ну а теперь - обед! - удовлетворенно проговорил Рисус и снял с ближайшего блюда крышку.
  Пахнуло свежей петрушкой и розмарином, и Амалия с трудом сдержала рвотный позыв.
  Рисус невозмутимо вернул крышку на место:
  - Видимо, еще рано. Подождем.
  - Да уж, - наконец смогла вымолвить что-то Амалия, - что это за гадость?
  - Так противно, да?
  - Непередаваемо.
  - Видимо, дела были еще хуже, чем я думал, - развел руками Рисус.
  - Что?!
  - Это зелье с магической составляющей. Помимо растительных компонентов, туда добавлен порошок Дхера.
  - Это тот самый сумасшедший профессор Дхер, который известный медицинский светило? И известен он, по-моему, тем, что его со скандалом выперли из собственной Лекарской Школы.
  - Да, он самый. Но это досадное обстоятельство не помешало ему создать несколько сот разнообразных действенных составов. Кстати, порошок, который он изобрел - взлетел в цене втрое, едва его создатель был официально признан сумасшедшим, и власти велели изъять всю партию из продажи. На черном рынке его теперь днем с огнем не сыщешь.
  - И Вам не жалко его остатков для меня? Рисус загадочно улыбнулся и полушепотом сказал:
  - Для тех, кто умеет готовить этот порошок, это не очень расточительно. Брови Амалии взлетели вверх.
  - А вы, часом, не у этого профессора учились? Рисус усмехнулся, но не ответил.
  - Основное свойство порошка, изобретенного Дхером- восстановливать энергетический ресурс человека или мага, побочное же действие - вкус готового зелья.
  - Дай угадаю - мерзкий вкус - это значит плохо?
  - Почти, - кивнул Рисус, - чем хуже вкус, тем истощеннее было энергетическое поле человека.
  - Но у ведьм энергетическое поле гораздо выше, чем у обычного человека или мага! Как же оно могло истощиться...
  - Вот именно, - подтвердил Рисус, и, совсем по-звериному склонив голову набок, спросил: - не хотите ли рассказать, как умудрились полностью растратить свой резерв?
  - Стресс, - уверенно ответила Амалия, внутренне благодаря Гованса за такую гипер опеку, из-за которой Рисус принес ей это мерзкое, но полезное зелье. Без него ведьмочка бы три, а то и четыре дня провела бы в постели, восстанавливаясь самостоятельно. Рисус сделал вид, что поверил.
  Амалия сделала вид, что не заметила любопытсва, мелькнувшего на лице василиска.
  - Вам лучше?
  - Да, определенно, - улыбнулась Амалия.
  - А что вы скажете на это? - снова поднял Рисус крышку блюда.
  На "это" у Амалии потекли слюньки, а желудок призывно заурчал.
  Заботливая домовая приготовила для Амалии куриный бульон и картофельный салат, на десерт не забыв любимые Амалией корзиночки с кремом.
  Заметив плотоядный взгляд ведьмочки в отношении пирожных, Рисус поспешно отодвинул блюдо к краю стола со словами:
  - Сначала бульон!
  На что Амалия досадливо скривилась:
  - Вы прямо как моя нянюшка!
  - Она тоже лекарь?
  - Нет, но десерт раньше первого никогда не разрешала!
  - Какая рассудительная няня вам досталась!
   06.10.2017
   ***
   Рисус не стал смущать Амалию своим присутствием и отказался от вежливого, но не достаточно правдоподобного предложения разделить трапезу, сославшись на дела в лаборатории. Амалия выказала надежду увидеть таки святая святых штатного алхимика, и, получив заверения от Рисуса, что, дескать, двери его лаборатории всегда открыты, даже смогла улыбнуться на прощание.
  
   После закрыла за василиском дверь и для надежности (или от разыгравшейся паранойи) навесила дверную цепочку. Потом подумала, и вдобавок задвинула щеколду.
  
   Несмотря на аппетитно лежащее пирожное, Амалия сначала принялась за суп, и только после этого позволила себе налить ароматного травяного чая и взять с блюда вожделенную сладость. И в этот момент за дверью маленького кабинета, примыкающего справа к гостинной, послышалась телефонная трель.
  
   Амалия, с сожалением покосившись на пирожное, вернула его на блюдо и, на ходу облизывая пальцы от налипшего крема, прошла в свой кабинетик, чтобы снять призывно дребезжащую трубку.
  
   - Слушаю, - не очень вежливо ответила Амалия.
   - Ами! Ну наконец-то!, - радостный возглас на той стороне линии тут же сменился возмущенным пыхтением, - где ты шлялась, подруга? Мы тут уже все карты до дыр истерли и все шары хрустальные побили, пытаясь угадать, под каким соусом тебя демоницы схарчить пытаются! - звонкий голос Рамиры упал до шепота: - тебя ведь там еще не съели?
   - Нет, - Амалия не смогла сдержать улыбку, - и даже не пытались.
   - Ну и ладушки, - облегченно выдохнула трубка, - так где ты пропадала?
   - Это я бы хотела у вас узнать, - парировала Амалия, - где вы все были эти два дня? Я вам раз дцать звонила. Даже папе и то набирала.
   - А лорд Дишар еще в столице, - мгновенно ответила Рамира.
   - А ты откуда знаешь?!
   - Новости читать надо, - фыркнула трубка.
   - Как будто у меня других забот нет... - вздохнула Амалия, - так что там с папой?
   - Не знаю, мы его фотографию в газете видели, рядом с столичным прокурором и губернатором, на открытии здания нового Суда.
   - Папа же терпеть не может официальных мероприятий, - задумчиво ответила Амалия, но тут же тряхнула головой, отгоняя несвоевременные мысли - в конце концов скоро отец будет дома и можно будет обо всем его спросить лично. - Мири, я, кажется, не смогу забрать вас в ближайшее время...
   - Почему? Что-то случилось, да? Так я и знала, эта затея пахнет горелым зельем... Все так страшно?
   - Не то, чтобы страшно, хотя и не без этого, скорее странно.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Все. Все, Мири, в этой, на первой взгляд, обычной... пусть и демонической, Академии, очень странно, - призналась Амалия, наблюдая в окно, как пики окружающих Академию гор алеют в свете закатного солнца, и неожиданно для самой себя добавила: -Только ведьмы им для полного комплекта странностей и не хватало...
   - Хватит с них, обойдутся без ведьмы! Если мы к тебе не можем прорваться, значит, должна вернуться ты! - с нажимом произнесла Рамира, понижая голос, вероятно, чтобы остальные девочки не услышали.
   - Нет, Мири, я не могу. Я должна остаться здесь. На то есть причины, и тебе они известны.
   - Что-то ты не договариваешь, подруга, - в проницательности Рамире не откажешь, - эх... Поскорее бы с тобой увидеться! И девочки очень скучают...
   - И я скучаю, - голос предательски дрогнул, в горле набух ком, мешающий нормально дышать, но слезы Амалия сумела таки сдержать.
   - Ами, - нерешительно начала Рамира, - я вот что хотела еще сказ...
   Трубка отозвалась короткими гудками.
   Амалия с укором посмотрела на аппарат, и, шмыгнув носом в отсутствие носового платка, стала набирать домашний номер. Бесполезно. Связь отсутствовала. Несколько длинных гудков - и тишина. Еще одна попытка - и тот же результат. Не придав этому значения, мало ли какие помехи бывают на линии, аномальная зона, все же, Амалия повесила трубку и, оглядевшись в поисках салфетки, наткнулась взглядом на заставленный объемными папками рабочий стол. Личные дела, приказы, хозяйственные книги и учебные планы башенными стопками возвышались над столом.
   Пирожные были забыты мгновенно.
   Амалия с азартом начала искать планы Академии, но их среди бумаг не оказалось.
   - Гованс! - позвала призрака Амалия, надеясь узнать у него нужную информацию.
   Воздух перед Амалией сгустился и замерцал, после проявился и сам призрак.
   - Вызывали, леди? - учтиво спросил тот.
   - Да... скажите, Гованс, а где я могу найти строительные планы Академии?
   Призрак как-то странно замерцал, но все же ответил:
   - Боюсь вас огорчить, леди, но строительные планы были уничтожены еще лордом Аркхатом, в целях безопасности...
   Амалия сникла. Похоже, тайна подземелий так и останется тайной. Хотя...
   - Гованс, а просто подробные планы здания есть?
   Призрак кивнул.
   - В библиотеке хранятся поэтажные планы здания, а так же карта местности...
   - И подвальные этажи? - нетерпеливо перебила призрака Амалия, чем сильно его удивила. Гованс медленно кивнул и добавил:
   - Разумеется, все планы этажей - и подвальные, и башенные... Я могу проводить вас, если пожелаете...
   - Да! - быстро ответила Амалия, и уточнила, понизив голос до шепота: - А тайные проходы?
   - А зачем они вам, леди? - вкрадчиво уточнил призрак.
   Амалия смутилась. Но не сдалась:
   - Так что с тайными ходами. Их планы...есть?
   Гованс усмехнулся. По крайней мере, Амалии показалось, что уголок его призрачного рта странно дернулся в намеке на усмешку.
   Впрочем, сомнения развеялись, едва призрак снисходительно произнес:
   - Леди Дишар, тайные проходы потому и называются тайными, что никто о них не знает.
   - Даже вы? - скептически уточнила ведьмочка, не веря, что для призрачной сущности стены могут быть преградой.
   - Даже я, леди, - флегматично отозвался Гованс, - в конце концов я всего лишь призрак, привязанный к замку и к его хозяину, а не дух-хранитель.
   - Дух-хранитель?
   - Сущность, охраняющая здание и его обитателей.
   - А здесь есть дух-хранитель? - затаив дыхание, спросила Амалия.
   Гованс странно покосился на Амалию.
   - Вполне может быть, - после недолгого молчания ответил он, - как я вам уже рассказывал, замок Академии строился во времена, когда демоны находились в состоянии вражды и перманентных войн, а горный ландшафт крайне нестабилен...
   Призрак умолк, и Амалия поняла, что более из него ничего не вытащит.
   Со вздохом она отпустила призрака, попросив предварительно отметить на маленькой карте, выданной ей в первый день, расположение библиотеки.
  
   За окном к уже царствовали зимние сумерки, солнце уже скрылось, а ее сменщица луна не спешила показываться. Небо отливало сине-фиолетовым, и его фоне обычно яркие в горах звезды казались словно выцветшими. Но скоро небо почернеет, и звезды засверкают, словно бриллианты на черном бархате - зимняя ночь не только прекрасна, и Амалия, стоя у стрельчатого окна в своем кабинете, несмотря на теплое платье, зябко поежилась и обхватила себя руками, в надежде согреться. Очень хотелось кофе и сладкого. Вспомнив об оставленных пирожных, Амалия вернулась в гостинную.
  
   А там, в полумраке помещения, освещаемого лишь тусклым торшером, на опустевшем блюде из под пирожных, уютно свернувшись клубочком, дремал бесенок. Короткая шерстка на мордочке и передних лапках была выпачкана белым кремом, с налипшими поверх крошками от песочных корзиночек.
  
   В любой другой момент Амалия бы непременно возмутилась, и отчитала злостного нарушителя, а то и уши бы надрала. Но сейчас она лишь улыбнулась, и, схватив незадачливого воришку-сладкоешку за шкирку, пошла со своей мохнатой ношей в ванную.
  
   Бесенок, разлепив левый глаз, хмуро буркнул: - "Ну, чаво тебе надыть?", а потом узрел белую ванну и заскулил:
   - Ай-яй-яйййй... Горе-горюшкооооо... Топи-и-и-ить меняяя, несчастного сиротунушку-у-у-у... И из-за чего? Из-за пирожных каких-то? Зла-а-ая ведьма-а-а-а...
   Амалия, не обращая внимания на верещащего бесенка, который, впрочем, выдираться из рук ведьмочки не спешил, наоборот, вцепился всеми лапками, настроила воду, и, заткнув пробкой довольно вместительную раковину из белого с прожилками мрамора, налила туда ароматного мыльного раствора, тут же пустившего большие прозрачные пузыри.
   - Будем купаться, - ласково сказала Амалия бесенку.
   Бесенок не обрадовался, что выражалось в тоскливом:
   - Неееееет, только не в воду, только не меня, только не сегодня, не надооооооо...
   - Федя!
   Окрик подействовал. Бесенок выть прекратил и даже втянул обратно крохотные, но от того не менее острые, коготки, оставив на запястьях Амалии заметные следы.
   - Договор был, Федя! - напомнила Амалия.
   Федя печально вздохнул, но договор действительно был, и оплату бесенок получал с лихвой, за два дня отъевшись на дармовых харчах до шарообразной формы. Поэтому слез с рук на край раковины, брезгливо тронул кончиком задней лапки воду, вздохну-выдохнул и с размаху шлепнулся в воду, окатив пенной водой все вокруг, включая подол платья Амалии.
  
   Спустя полчаса, бесенок, похожий на пушистый серебристый комочек, с самым разнесчастным видом сидел на диванчике в гостинной, в то время как Амалия пыталась вспомнить, куда она спрятала остатки печенья, что дала с собой нянюшка Терес перед ее отъздом. Так и не вспомнив, Амалия плюнула поиски и решила прогулятся до кухни, надеясь, что домовая еще не легла спать. Несмотря на темень за окном еще было не поздно - около восьми часов, так что чаяния Амалии были небезосновательны.
  
   - Пошли, жертва "ведьминского произвола", - шутливо позвала бесенка Амалия.
   - Опять измываться будешь? - ворчливо буркнул бесенок, поправляя съехавший плед.
   - Нет. Реабилитироваться.
   - Реа бли..били..блы.. ть...фу... что?
   - Поощрять. Я опять голодная, ты всегда голодный...
  
   Бесенка звать дважды не пришлось. Ловко выпутавшись из огромного пледа, Федя молниеносно забрался по платью Амалии, она и вскрикнуть не успела, как бесенок спрятался у нее на шее, для надежности обвив оную гибким хвостом, и лишь наглая мордочка высовывалась из-за распущенных волос.
  
   И хотела Амалия возразить, но не нашлась с аргументами, и промолчала.
  
   Дорогу до кухни Амалия помнила хорошо - вниз на два этажа, потом направо, через зал и налево в боковой коридор. Направо вел коридор в жилой сектор для учениц... тьфу, адепток...
  
   Где-то на середине лестницы, ведущей к нижнему этажу Амалия услышала какой-то странный шорох, но не придала ему значения.
  Освещение было по-вечернему времени не яркое, но достаточно для хорошего обзора. Но стоило Амалии прояти в боковой коридор, как расположенные по стенам светильники сначала потускнели, потом резко накалились и... погасли. Беззвучно, словно их кто-то погасил разом.
  
   Бесенок втянул носом воздух и издав какое-то невнятное рычание, с тихим хлопком исчез.
  ***
  Амалии почему-то стало очень неуютно. Бесенок придавал путешествию на кухню во внеурочное время этакий налет ребячества и озорства, одной же Амалии было совсем не весело.
  
  На подходе к кухне, Амалия уловила умопомрачительные запахи тушеного мяса и овощей, а так же отдаленные звуки - шум голосов, звякание и скрежет отодвигаемой мебели.
  "Столовая" - мигом догадалась ведьма. Где же ей еще быть, как не рядом с кухней?
  
  Распахнув дверь в святая святых гурманского царства, Амалия в первый миг зажмурилась от яркого света. Глаза, привыкшие к полумраку коридоров, мигом заслезились.
  
  Едва проморгавшись, Амалия наткнулась взглядом на оторопевшую компанию домовой и черта.
  Они сидели за столиком у левой стены и пили чай. Справа же, в огромных раковинах щетки мыли, чистили, драили посуду - кастрюли, приборы, тарелки. Последние, после полоскания выстраивались рядком, попадали в пушистые и мягкиеобъятия полотенца, а после плавно перетали на центральный стол, где складывались в аккуратные стопки. Вилки, ложки и ножи складывались в ящики, кастрюли и сковороды поднимались к верхним ящикам и прятались там... И все это сами!
  Амалия в очередной раз поразилась удивительной магии домовых...
  Сама же представительница маленького народа пристально смотрела на Амалию, подмечая и синяки под глазами, которые Амалия не стала на ночь глядя замазывать, и бледное лицо, и потрескавшиеся губы...
  - Ох, роднуль, не бережешь ты себя.
  - Эт да, - согласился Герт, сидящий ко входу спиной и потому вынужденный обернуться, чтобы увидеть Амалию, - как вы себя чувствуете, леди ректор?
  - Спасибо, хорошо, - ответила Амалия с улыбкой.
  - Нам Гованс рассказал,- опережая вопрос Амалии, пояснила домовая, - уж и перепугались мы за тебя!
  Видимо, Амалия не сумела скрыть удивления, потому что Герт тихо добавил:
  - Рад, что с тобой все в порядке, ведьмочка.
  Сказано было искренне и от души, Амалия это тонко ощутила, а потому и не возмутилась подобному обращению.
  Вместо этого она улыбнулась и весело спросила:
  - Покормите?
  Домовая ту же всплеснула руками и, подскочив, затараторила:
  - Конечно, роднуля, что же это я, сразу то не догадалась, садись, садись, - выдвинула домовая стул по соседству, - сейчас соберу тебе все самое вкусное!
  
  Амалия села, оказавшись напротив Герта.
  Черт сидел, облокотившись на стол и подперев подбородок огромной лапищей. Перед ним лежали желтоватые листы со схемами и чертежами, рядом стояла чашка с чаем, и Амалия тонким ведьминским нюхом опознала в чае красную траву - бодрящее средство, способное на непродолжительное время обеспечивать прилив бодрости и увеличивать концентрацию внимания в несколько раз. Хорошая штука, у Амалии ее заказывали студенты в период подготовки к экзаменам. В обмен же, Амалия получала доступ к библиотечное хранилище Академии и конспекты лекции по некоторым интересным предметам. В общем, взаимовыгодное сотрудничество было на лицо. Хоть и несколько противозаконное, но... Но не брали ведьм в магические Академии, не брали! И даже ходатайство отца не помогло, а знания нужно было где-то брать. Ведьмино писание - не панацея, слишком узкая тема, а Амалии хотелось более широкого круга образования...
  Так что красную траву Амалия уважала. И потому:
  - Любавушка, а можно и мне чаю, как у господина Герака?
  - Так ночь же, почитай, на дворе, спать надобно, а не бодриться! - ответила домовая, подходя к столу. За ней, как на поводке, летел поднос, заставленный мисочками, плошками и тарелками. Домовая сноровисто сняла с подноса тарелку, поставила перед Амалией, после на тарелку поставила мисочку, и ласково приказала:
  - Ешь давай, а то скоро исчезнешь совсем...
  Амалия улыбнулась краешком губ, вспомнив нянюшку, которая неукоснительно приручала к режиму, потом вспомнила, что нянюшка далеко, и увидит она ее, скорее всего, совсем не скоро... улыбка померкла.
  - Ешь, - сказала домовая, разливая по чашкам чай.
  Герту досталась порция с красной травой. Амалии - ромашковый чай.
  На возмущенный взгляд Амалии домовая повела плечами и отрезала:
  - А тебе выспаться нужно!
  - Я целый день спала, - ответила Амалия, берясь за ложку, - выспалась...
  - Ага, выспалась она, - съязвил Герт, не отрываясь от чертежей, - мне так Гованс и передал - у ректора глубокий обм...
  Домовая невежливо пихнула черта в бок и тот поправился:
  - глубокий сон.
  Амалия хмыкнула и приступила к поздней трапезе. Любава принесла ей сливочный суп с курятиной, в прикуску с белым хрутстящим хлебцем и веточками свежей петрушки, покрошенными в бульон.
  Одно огорчило ведьму - суп чрезвычайно быстро закончился.
  - Добавочки, роднуль? - спросила домовая, и Амалия поняла, что пока она ела, домовая и черт даже не шевелились почти, с умилением глядя на леди-ректора. Амалия смутилась от такого внимания и покачала головой, пододвигая чашечку с ромашкой поближе.
  - Пирожное?
  - Угу.
  
  Несколько минут в кухне царило молчание, нарушаемое лишь шумом воды в мойках и звяканием посуды.
  
  Герт пил свой красный чай и делал пометки в чертежах, иногда закусывая кончик карандаша, Любава вышивала на белоснежных полотенцах, Амалия просто молчала, наслаждаясь уютной атмосферой и так нужным ей покоем, периодически зачерпывая ложечкой крем, даже не чувствуя вкуса. Голова немного кружилась, что было неудивительно, в общем, после фразы василиска о том, что ее резерв был полностью исчерпан.
  Вообще странно...
  Ведьмы ресурсные - энергетический резерв у них поболее, чем у иных магов, но способность воздействовать на материю абсолютно разная. Потому ведьмы чаще всего полагаются на зелья, да заговоры, и на энергетические потоки... Бывает, и природную силу могут использовать - но только очень сильные ведьмы, и стихийно, почти бесконтрольно, а потому опасно. И чаще всего всплеск такой силы несет разрушения - молнии, ураганы, землетрясения... И потому сильным ведьм бояться.
  Амалия сильной не была - дар слабый, чаще всего магами за целительский принимаемый, правда. в минуты потрясений могли проявляться маленькие молнии... но дома это случилось всего пару раз, а вот в Академии - каждый день...
  Мысль ускользала, не давая сосредоточиться и Амалия, нахмурившись, сделала глоток чая из чашки черта.
  Герт на это удивленно крякнул, но промолчал. Домовая лишь укоризненно покачала головой.
  
  Зато у Амалии начало проясняться в голове. Вялость и сонливость как рукой сняло, и в теле появилась легкость.
  - Так то лучше, - выдохнула Амалия удовлетворенно и тут вспомнила об одном моменте:
  - А... ммм.. Феди здесь не было?
  - Кого?
  - Говорила же - не надо тебе траву эту пить! Как есть не надо! - ответила домовая, хмурясь, - что за Федя? Кто это?
  - Федя - это мой фамильяр, - терпеливо объяснила Амалия и поняла, что ее опчть не поняли, более того, сейчас будут предлагать отправиться спать, и не то, чтобы Амалия была против, но... - бесенок. Федя - так я назвала бесенка, маленького, серенького, гряз...пушистого.
  - А... ты про шкодника? - мигом успокоилась домовая. - А при чем тут фамильяр?
  - Федя мой фамильяр, я взяла его под свою опеку.
  - Тю, роднуль, какой же из мелкой нечисти фамильяр для ведьмы? Это ж... Ну не правильно!
  Амалия пожала плечами и ответила: - Для правильной ведьмы - может быть. А я.. я ректор демонической Академии, так что в моем случае все более, чем правильно! Доселе молчавший черт странно усмехнулся и выдал:
  - Значит, так, леди ректор не правильная ведьма, ты еще девушка молодая, да неразумная, да в человечьем городе выросшая, потому тебе простительно.
  Амалия изумилась словам черта, но промолчала.
  А черт продолжил:
  - Бесенок твой - шкодник, мелкая нечисть, сама по себе угрозы не представляющая, пока не отъестся. А едят они не только пирожные да булочки, они энергией питаются. Амалия побледнела.
  - Не той, что подумала, - проговорил черт, - не живой, ее только добровольно можно отдать в пищу, а магической.
  Вот у нас напортачили ректоры, чтоб их, неучи, и все крыло стало фонить не пойми чем, вот на излишки этих эманаций и развелась нечисть. И шкодник самый безобидный. Изгнать бы его, да жалко. Не пакостит, питается от фолиантов старых, чтоб в хранилище библиотечном, они тоже фонят, но фон устойчивый... И много не наест. А вот коли наестся... Да еще и физический прикорм будет... - с нажимом протянул Герт... - так что Федю своего, кормить умеренно, чтоб не отъелся до линьки. Потому как если перелиняет...
  Амалия сглотнула.
  - Верно поняла, - продолжил Герт, - коли перелиняет, сможет приобретать боевую форму, и тогда его придется поймать и... уничтожить.
  Прозвучало жутко. И страшно. Но еще страшнее было усталое окончание:
  - Знала бы ты, девочка, как на войне, от расплодившихся, отожравшихся и перелинявших шкодников страдали целые взводы, и это поголовны воины, закаленные, а что делать мирному населению? А?
  - Совсем девочку запугал! - встревоженно произнесла домовая, глядя на бледную Амалию. Ведьма знала про мелкую нечисть, но и помыслить не могла, что принятое ею за мелкого бесенка было нечистью! При чем, судя по рассказам бывшего генерала Герака - нечистью боевой и кровожадной!
  - Не запугал, а предупредил! - возразил Герт. Предупрежден, значит вооружен!
  Амалия не нашла в себе сил и желания спорить.
  Но и признавать за вредным бесенком страшного монстра не собиралась...
  - Любава? А можно мне вазочку с кремом с собой? Я у себя еще чашечку... - Амалия хотела сказать кофе, но вспомнив о наставлениях домовой, сказала - чаю выпью, перед сном...
  Домовая мягко улыбнулась.
  Черт неодобрительно покачал головой.
  Но Амалии было все равно.
  Ведьма, что с нее взять?
  
  ***
  
  Едва дверь закрылась, Амалия попала в царство полумрака и тишины. Видимо, время ужина уже прошло и все демонеесы разошлись по спальням.
  "Тем лучше, - думала Амалия, - не хотелось бы нарваться на кого-нибудь в столь неподходящем виде".
  И не успела мысль промелькнуть, как слева раздались голоса.
  Приглушенные. Женские. Взволнованные.
  Амалия, пять лет вылавливающая ведьмочек, собравшихся по вечеру на проказы, поняла, что этот случай - не похож на нарушение дисциплины шутки ради. Тут скорее тайная встреча.
  И, даже зная, что поступать так не следует, Амалия в зародыше удавила глас совести и прислушалась:
  - Что-то происходит, Эрри, я чувствую! - взволнованный шепот
  - Не говори ерунды, мы в Академии, в самом скучном учебном заведении всех миров!
  " Не скажи, - подумалось Амалии, - не знаю, как в остальных мирах, а вот в этом мире - ЗАР считается самым страшным ВУЗом..."
  Голоса стали громче.
  - И ты от скуки влезла в архивы запретной секции? - прошипела первая.
  - Нет, - глухо ответила вторая, - я хотела найти... что-нибудь, что может помочь...
  - И как, успешно? Эрри, если ты еще не поняла, то все очень плохо! Академию могут в любую минуту закрыть! То, что нам прислали ректора-ведьму, уже говорит от том, что от нас отмахнулись! А если - голос дрогнул, если Академию закроют...
  - Если Академию закроют, я домой не вернусь!!!
  - Тебя найдут Эрри. Причем очень быстро. Родовая магия не даст и шанса.
  - Знаю...
  - Ты потому и пошла в архив? Хотела найти способ разорвать связь?
  
  На этом месте чрезвычайно непонятного для Амалии разговора, ведьма услышала чьи-то шаги...
  Впереди, на развилке коридора, один ход которого вел к жилым комнатам, другой на лестницу, показался свет. Магический. А магический свет зажигали только...
  
  Амалия сама не поняла, почему вдруг юркнула за плотную занавесь. В полумраке ее не должно быть видно, и она очень надеялась, что ее не заметят.
  Позади только столовая и кухня, вряд ли кто-то сейчас отправиться есть...ужин то закончился и ...
  
  - Адептка Дэрохан, адепка Рирхаэн, - прозвучал голос... нимфы, - что вы делаете вне своих покоев в столь поздний час?
  Девушки слаженно ойкнули, но промолчали.
  Амалия не видела ни их лиц, ни силуэтов, но уж очень красочно представила себе, как отчаянно бледнеют застигнутые врасплох демонессы, придумывая спешные и нелепые оправдания.
  Но ошиблась. Демонессы не ведьмочки, которых Амалия знала вдоль и поперек, а совсем иные личности, и следующая фраза девушек это подтвердила:
  
  - Магистр Лилианна, мы ничего не нарушали, просто болтали, - прозвучало вежливое и спокойное.
  - А поболтать в своих покоях вы, конечно, не могли? - нараспев протянула нимфа.
  - Слишком много лишних ушек, магистр, вам ли не знать, - тихо, но твердо произнесла вторая, и Амалии послышался тяжкий вздох.
  - В любом случае, в Академии проверка, и... - пауза, и произнесенное с нажимом: - если бы я хорошо не знала вас, адептки, подумала бы, что в столь поздний час полуголые девицы ищут встречи с... недавно прибывшими лордами.
  
  Амалия с трудом сдержала нервный смешок. Искать встречи с инквизитором и черноглазым? Да это же смешно, лорды проверяющие жуткие и несносные, даже простой разговор с ними надолго выбивает из колеи, и сама Амалия дорого бы заплатила, только чтобы сократить встречи с ними до минимума, не то, чтобы искать встречи!
  Хотя... Амалия все время забывала, что она - ведьма, и мыслит совсем по-другому. Если откинуть профессиональное, то, с женской точки зрения, лорды тер Краст и Раэрхан не лишены привлекательности: ни внешне, ни в положении, занимаемом ими в обществе, и могут представлять определенный интерес для девушек или их семей. Связи в высших кругах решают если не все вопросы, то очень многие, Амалия знала об этом не понаслышке, ведь лорд Дишар именно благодаря связям смог официально признать дочь-ведьму. Правда, без права наследования титула, ведь "леди" Амалия стала именоваться только после вступления в должность ректора, но это несущественные детали. Главное - Амалия могла гордо называть себя дочерью Александра Дишара. Но юные адептки, как оказалось, в отношении лордов-проверяющих полностью разделяют точку зрения Амалии, так как предположения магистра Лилианны были встречены ими со сдержанными, но все-таки смешками.
  
  - Магистр, вы действительно нас знаете, - в голосе одной из девушек явственно слышалась улыбка, - мы сюда именно от подобных встреч и сбежали, так что...
  "Значит, сбежали.." - мелькнувшая мысль заставила Амалию вдвойне напрячь слух, в надежде услышать еще хоть что-то, что могло подтвердить или опровергнуть неприятные догадки ведьмочки.
  - Знаю, - припечатала нимфа строго, оборвав фразу демонессы на полуслове. - Раз уж мы выяснили, что никак планов по тайным встречам вы не строили, будьте любезны, вернуться в свои комнаты, завтра у вас занятия, - уже мягче добавила она.
  
  Демонессы и нимфа разошлись, блики от магического светлячка еще какое-то время виднелись на стенах, но потом исчезли и они. В коридоре вновь стало сумрачно. Но, удивительное дело, Амалию это совершенно не смущало, каким то образом она то ли сроднилась с темнотой, то ли перестала пугаться, то ли привыкла, но тем не менее шаги ведьмочки были хоть и неспешны, но отнюдь не робки.
  
  Ее не отпускало ощущение, что она попала в какой-то дешевый мистический детектив, и ей, к сожалению, выпала роль не самого осведомленного статиста.
  
  На очередном повороте на загривок ведьмочки неожиданно прыгнул бесенок и торопливо закопался в волосы.
  - Что случилось? - почему-то шепотом спросила Амалия минуту спустя, когда успела побороть неожиданно сильную вспышку страха.
  Все таки нервы стали ни к черту, тьфу, тьфу, тьфу, не к ночи будь помянут оный... Застращал Амалию своими намеками по поводу шкодника, да еще и на ночь глядя, вот и чудится всякое...
  Бесенок ответил не успел, лишь сдавленно пискнул, а секундой позже на встречу Амалии вылетел кто-то гораздо страшнее черта - а именно лорд Раэрхан собственной персоной. Амалия на миг прикрыла глаза, мечтая провалиться сквозь землю, или растворится в пространстве, стать невидимкой - все, что угодно, только бы не встречаться с невменяемым черноглазым "темным принцем", а когда открыла - удивленно уставилась на паутинку едва мерцающих синих нитей прямо перед ее глазами.
  Это зрелище одновременно и заворожило, и испугало Амалию - слишком свежо было воспоминание о мрачном подземелье, где единственным источником света были пресловутые светящиеся нити. Своенравные и непонятные. Но сейчас Амалию больше занимал мужчина, напряженно замерший в нескольких шагах от нее.
  
  Взгляд его скользил словно бы сквозь Амалию, а сам лорд с шумом втягивал воздух, будто бы принюхиваясь.
   Мгновение тянулось за мгновением, но ни Амалия, зачарованная зрелищем, ни лорд Раэрхан, будто окаменевший, не двигались, и, похоже, что оба даже не дышали.
  
  ***
  
  Велест стоял посреди темного коридора и мог понять, куда пропал маленький шкодник, всего несколько минут назад зацепивший край развернутой на весь жилой этаж ловчей сети. Сеть беспрепятственно пропускала живых существ, а вот магические аномалии и низшая нечисть, порожденная бестолковой ворожбой, должны были в ней застрять, словно в паутине, при этом подавая сигнал создателю.
  Сигнал Велест получил, но зацепивший сеть шкодник вместо того, чтобы в ней запутаться, вырвался и пустился наутек.
  Крайне раздосадованный этим фактом Велест - за ним.
  Он уже практически нагнал мелкую нечисть, не столь опасную, сколь пакостную, как внезапно след оборвался. Оборвался точно также, как накануне оборвался след одной бестолковой, по мнению полудемона, ведьмы.
  Вот он есть - нечеткий, но вполне различимый след магического существа, а вот - только пустота и тишина темного коридора. Насколько Велест помнил по плану, этот коридор был сквозным, соединяющим главную лестницу и жилое крыло, впереди была развилка, ведущая к кухне и столовой, но чутье подсказывало, что никого там нет.
  
  Велест было собрался плюнуть на все и уйти обратно, в ректорское крыло, где они с Ником как раз обсуждали план по зачистке крыла, ставшего особенно актуальным после короткой, но емкой отповеди генерала Герта, как острый нюх неожиданно уловил слабый запах. Тонкий, едва различимый аромат грозы, показавшийся Велесту удивительно знакомым.
  
  Велест чутью доверял, поэтому не раздумывая сплел ловчую сеть и стремительным движением раскинул ее по всему периметру коридора. Сотканная из тьмы, сеть медленно развернулась, словно раскрывающийся бутон, и растворилась, так никого и не поймав.
   Амалия с неуместной улыбкой поняла очевидное: лорд Раэрхан ее не видит! Совсем! И его странное колдовство тоже! Эта мысль очень обрадовала ведьмочку, которая, не сдержавшись, скрутила кукиш замершему вдруг Велесту.
  
  ⁃ Гованс! - тихо позвал он и Амалия напрягалась.
  ⁃ Да, лорд, - Гованс возник рядом с мужчиной и чуть склонил призрачную голову, ожидая вопроса.
  ⁃ Гованс, ты кого-нибудь или что-нибудь видишь в этом коридоре?
   ⁃ Кроме вас, я полагаю?
   ⁃ Да, кроме меня.
  Амалия затаила дыхание, ведь Гованс смотрел прямо на неё. Глаза в глаза, и в призрачном взгляде Амалии чудилась усмешка, когда Гованс ответил:
  ⁃ Нет, лорд. Я никого не вижу.
  - Точно? Призрачная бровь едва заметно приподнялась, выражая отношения Говансу к подобному вопросу.
  - Это все, лорд Раэрхан?
  - Да, все. Спасибо, Гованс.
  Гованс поклонился и растаял в воздухе, а лорд Раэрхан, досадливо сморщив тонкий аристократический нос, постоял еще пару секунд, но после тоже ушел.
  Амалия, выждав для надежности несколько минут, решилась:
  - Гованс?
  Призрак проявился мгновенно, словно не исчезал, а просто стал невидимым. Впрочем... Может так оно и было? Иначе с чего бы ему так снисходительно улыбаться?
  - Слушаю вас, леди.
  - Гованс... а вы меня видите?
  - Нет, леди.
  - А...как тогда...ммм... - совсем по-детски залепетала Амалия, отчаянно краснея, и, вспомнив слова, сказанные черноглазому, спросила: - что вы видите, Гованс?
  - Я вижу магию замка, леди, - ответил призрак, - она закрыла вас от чужих взглядов и чужой магии. Но советую развеять ее, леди, вы сейчас сильно истощены, а эта защита забирает много энергии.
  Амалия от удивления уронила челюсть. Но сумела вычленить из вороха возникших вопросов главный:
  - Как?
  - Вы ректор, леди, - пояснил Гованс. - Прикажите замку.
  - Как?!
  Амалии показалось, что призрак вздохнул.
  - Так же, как смогли приказать скрыть вас.
  Амалия хотела было огрызнуться, что понятия не имеет, как смогла это сделать, но вовсремя закусила губу.
  Сейчас Гованс - ее единственный советчик, не стоит срываться на нем. Поэтому ведьмочка глубоко вдохнула, затем медленно выдохнула и сосредоточилась в попытке воскресить в памяти те эмоции, что испытывала перед появлением лорда - искреннее, даже отчаянное желание исчезнуть... Значит теперь нужно не менее искренне захотеть обратного!
  Зажмурилась и... Открыв глаза, Амалия увидела перед собой только сумрак коридора и мерцание призрачного Гованса. Синих нитей больше не было!
  - С возвращением, леди, - Гованс, пряча улыбку в самом уголке призрачных губ.
  - Спасибо, Гованс, - с чувством поблагодарила его Амалия, - за все.
  - Мой долг помогать вам, леди, - учтиво поклонился Гованс и исчез.
  Но теперь Амалия на него совсем не злилась за столь неподобающее поведение. Наоборот. Ей было необходимо время на то, что обдумать все, что свалилось на нее с той минуты, когда она сняла трубку и согласилась на встречу в ОМО.
  
  ***
  Глава очередная.
  "Ну, как мы себя сегодня чувствуем?
  Ну сегодня получше, получше..."
  К/ф "Игла",1988 год
  
  За окном медленно занимался рассвет. Здесь, в горах, среди вечных снегов и сырых морозных туманов, рассвет представлял собой удивительное зрелище. Едва первые, еще робкие и острожные лучи окрашивали горизонт в бледно-сиреневый цвет, как туман начинал рассеиваться, открывая взору долину Хазз во всей ее красе. Сиреневый цвет сменялся золотисто-розовым, иногда к нему примешивался огненно-алый, знаменуя собой наступление холодов, но чаще, небесное светило робко проглядывало бледно-желтым из-за заснеженных пик, отчего подножие гор, куда не доставал солнечный свет, становилось еще темнее, а от яркого снега на вершинах начинали слезиться глаза.
  
  У стоящего, а, точнее, зависшего у окна призрака, глаза не слезились, хотя он по привычке и прищуривал их.
  - Магия замка пробудилась.
  В тихом голосе Гованса не звучало ни единой эмоции.
  Его собеседник тихо вздохнул, но не обернулся, продолжая любоваться рассветом.
  - Знаю, - последовал его короткий ответ.
  - Твоя заслуга?
  - Ты же знаешь, что нет, - призрак едва покачал головой. - У меня едва хватало сил поддерживать его сон, что уж говорить о том, чтобы пробудить магию.
  - Но ты весьма рад такому повороту, верно, Хранитель?
  Призрак резко обернулся к Говансу. Его призрачные глаза полыхали синим огнем, а губы кривились в горькой усмешке.
  - Я устал. Мне нужны силы, Замку - источник. Он голоден.
  - Что ж ты его не усыпишь, как раньше?
  - У меня не хватит сил. Не сейчас, когда по замку разгуливает нечисть.
  - И поэтому ты позволил ведьме начать ритуал привязки, Хранитель, - сердито проговорил Гованс. - Это опасно. Хочешь навеки кануть в небытие?
  - Я не позволял! - резко ответил Хранитель. - Она сама, несносная девчонка! Увидела силовые потоки, даже как-то повлияла на них, чтоб ей икалось, стерве. Я хотел только проверить ее, может, подготовить, раз Замок начал ее принимать...
  - Замок всех принимал. Поначалу, - сухо возразил Гованс, а Хранитель зашипел:
  - Но Замок свел их с ума, а она другая. Ведьма!
  - Она ведьма, Хранитель, - согласился Гованс. - Не демон. Не маг. Даже не стихийник. В ней нет ни капли нашей крови. Она не выдержит. Замок просто выпьет ее. Нужно разорвать привязку, пока еще не..
  - Поздно, - отрезал Хранитель. - Замок принял ее. Привязка началась. Хранитель умолчал, что весьма поспособствовал этому событию. Он слишком долго находился в состоянии полусна, и теперь не хотел вновь заснуть вместе с Замком.
  - Какие у нее шансы благополучно завершить привязку? - голос Гованса мог показаться сухим и холодным, если бы не легкое мерцание, выдававшее волнение призрака. Хранитель пожал плечами, вновь повернувшись к окну.
  - Замку чужда магия ведьм, - устало ответил он несколько минут спустя, - но ему понравилась Амалия.
  - А тебе, Хранитель?
  - Наглая, невоспитанная ведьма, - процедил Хранитель. Помолчал и добавил тихо: - Но везучая. Может, и нам перепадет от ее везения.
  - Замок спрятал ее вчера от демона. Хранитель резко развернулся:
  - Защита? Гованс кивнул.
  - Я незаметно помог снять, леди-ректор чересчур эмоциональна, боюсь, ей придется нелегко.
  Хранитель задумался, кивнув каким-то своим мыслям, но через мгновение напрягся, горящие синим пламенем глаза вспыхнули ярко-алым, а лицо превратилось в жуткую неестественную маску, даже голос стал глуше:
  - В замке чужой.
  - Уверен?
  - Я слышу отголоски волшбы этой твари.
  - Может, ты слышишь закрытое крыло? Или инквизитора, Хранитель?
  - Нет. Эта тварь не живая. И она ищет сердце.
  - Ты знаешь, где оно? - замерцал Гованс.
  - Нет. Но ведьма его найдет. Оно само позовет ее для завершения привязки.
  Хранитель растворился в воздухе, оставив Гованса одного любоваться уже взошедшим над горами солнцем. День обещал быть ясным.
  
  ***
  
  Амалия рассеянно наблюдала за тем, как над чашкой с ароматным чаем поднимался легкий дымок. Сегодня ей снились удивительные сны. Не страшные, но и хорошими их назвать было трудно. Ей снилось, что она - огромный замок, такой же могущенный, сколь и одинокий. Замку, или Амалии в его шкуре было отчего-то очень холодно. И голодно. Очень, очень...очень голодно.
  
  Амалия после таких сновидений проснулась уставшей, измученной, словно из нее выпили все силы, и даже контрастный душ не вернули телу бодрости, а духу - спокойствия. Пришлось потрошить собственные запасы с восстанавливающими зельями и требовать у Любавы чашку крепчайшего настроя из красной травы. Домовая укоризненно качала головой и все норовила подсунуть сытные пирожки с мясом и картофелем. Амалия пирожков не хотела. Вместо них она наворачивала огромной ложкой вчерашний сладкий крем, при том с таким довольным мычанием, сопровождающим каждую порцию, что даже вредный попрошайка Федя не рискнул просить поделиться, довольствуясь мясными пирожками.
  После крема Амалия проглотила все запасы шоколада, что взяла с собой из дома, и только когда последняя крошка растаяла во рту, опомнилась. Амалия раньше никогда не была сладкоежкой. Кофе и чай пила без сахара, варенье уважала только с блинчиками или оладушками, а шоколад ела редко, когда было плохое настроение или нужно было срочно притупить чувство голода.
  А тут... Словно бес вселился.
  Амалия покосилась на бесенка, принюхивающегося к последнему пирожку на блюде.
  Сегодня бесенок вновь спал на соседней подушке, трогательно подложив маленькие передние лапки под мордочку. И у Амалии не нашлось ни сил, ни желания отчитывать бесенка за это непотребство. Зато нашлись силы на замазывание синяков под глазами и прочие женские хитрости. Не прошло и получаса, а из зеркала на Амалию смотрела молодая, хорошенькая румяная женщина, чуть уставшая, но не более того.
  "Вот что косметика с людьми делает" - поразилась Амалия и задумалась над извечным вопросом - что надеть?
  В корзине кучей грязного и рваного тряпья валялись некогда прекрасные платья. Три испорченных платья за неполные два дня.
  Статистика штука красноречивая, и Амалия, справедливо опасаясь за сохранность гардероба, выбрала для себя строгий костюм, который никогда ей не нравился, и потому его было не особенно жалко.
  Темно-синий костюм, состоящий из расклешенной юбки в пол и приталенного жакета до середины бедра сидел идеально, визуально удлиняя фигуру, но неизменно прибавляя несколько лет возраста. Впрочем, сейчас это было весьма актуально.
  С сожалением покосившись на подметающий пол подол, Амалия надела лаковые лодочки на шпильках.
  По крайней мере, теперь у нее не будет возможности ссутулиться.
  Оставшись довольна собой, Амалия пригубила сладкого отвара из чашки.
  Сегодня у нее все получится.
  И тут из кабинета раздалась трель звонка.
  Амалия взяла трубку:
  - Амалия Дишар, слу...
  - Соединяю, - резко ответила трубка, после чего раздался короткий щелчок и послышался вкрадчивый голос лорда Аттикуса.
  - Леди Дишар, очень рад вас слышать, наконец-то. Амалия отчетливо слышала злость, спрятанную за каждым, вежливо произнесенным словом.
  - Лорд Аттикус, я...
  - Вы, леди, вы. Вы назначены на должность ректора элитной Академии, и пренебрегаете своими должностными обязанностями в угоду своим потребностям.
  - О чем вы?
  - Я в курсе ваших начинаний по изменению учебных программ.
  Амалия подавилась словами. Выходит, кто-то донес на нее. Кто-то из администрации, остальные не в курсе, обсуждение назначено только на сегодняшнее утро.
  - Сразу оговорюсь, леди Дишар, подобные нововведения пока невозможны.
  - Почему?
  - Во-первых, это не вашего уровня деятельность. А во-вторых, научитесь справляться сперва со своими прямыми обязанностями.
  - Я справляюсь, - отрезала Амалия, неожиданно разозлившись. - Настолько, насколько это возможно в таких условиях.
  - Какие такие условия, Амалия? Престижная должность, элитное учебное заведение...
  - Элитное? - глаза Амалии округлились было, но тут же сузились до щелочки: - Ах, элитное?!
  - Совершенно верно, - спокойно ответили ей.
  - У меня на хвосте двое инквизиторов, которые только и ждут малейшей ошибки с моей стороны, сотня демонесс, обучающийхся по устаревшей и нелогичной программе, закрытое крыло, кишащее порождениями мрака, и вместо того, чтобы дать мне возможность нормально адаптироваться и влиться в работу, вы мне угрожаете и вставляете палки в колеса!
  - Амалия. Я не вставляю вам палки в колеса. Адаптируйтесь, вливайтесь. Работайте. Но не забывайте, что данная должность для вас - переходящая. Просто временный этап. Ступенька на пути к вашей главной цели. Вы помните о вашей главной цели, Амалия?
  - Да, - ответила ведьма.
  А что еще она могла ответить?
  Ей непрозрачно намекнули на то, что ее дело маленькое, а место с краю.
  И то, что Амалия с этим в корне не согласна, показывать рано. Успеется.
  - Вот и чудесно, Амалия. Рад за вас. А пока подготовьте дело студентки Тадоэрры Дерохан. Она переводится.
  - Куда?
  - На домашнее обучение, Амалия. Готовьте документы. Я свяжусь с вами позднее.
  Динамик отозвался короткими гудками.
  Амалия еще какое-то время крепко сжимала трубку телефона, отчего та жалобно хрустнула, а после решительно положила ее на рычаг. И выдернула аккумулятор.
  
  Этот импульсивный поступок был совсем не свойственен Амалии, но позволил выдохнуть с облегчением, сбросывая скопившееся внутри напряжение. Ведьминское чутье Амалии редко себя проявляло так явно. Еще реже ошибалось. А сейчас ведьмочку даже не волновал тот факт, что сестры не смогут с ней связаться - с ними все в порядке, это Амалия чувствовала, а вот с академией и с ее обитателями совсем не все в порядке.
  
  - Гованс!
  Призрак, или, как вчера выяснилось, личный ректорский камердинер, проявился незамедлительно и едва заметно мерцал, выдавая сильные эмоции.
  Амалия заметила это, но вопросов задавать не стала. Ну, волнуется призрак отчего-то...
  - Доброе утро, леди Амалия.
  - Хммм, да, - выдала ведьма задумчиво. - Допустим, действительно доброе. Призрак еле заметно изогнул призрачную бровь, но голос его звучал как всегда учтиво и бесстрастно:
  - Чем я могу вам помочь, леди?
  - А скажи-ка мне, Гованс, часто ли студентки ЗАР переводятся на домашнее обучение? Призрак задумался и замерцал явственнее.
  - Не припомню такого, леди. Бывали случаи, когда студентки самостоятельно забирали документы и покидали стены Академии, но это единичные, редкие случаи и последний случился еще тогда, когда я был... - Гованс осекся, но спустя мгновение продолжил: - когда я еще не был сумрачным созданием.
  Призраки не любили называть себя "призраками", предпочитая размытые определения "дух" или вот такое поэтичное - "сумрачное создание".
  Амалия улыбнулась краешком губ. Меньше всего Гованс походил на романтика или поэта. Но вполне мог быть ценителем высокого слога.
  - То есть, если я правильно вас поняла, то академического регламента на перевод на заочное или домашнее обучение нет?
  - Совершенно верно.
  - Тогда мне нужно побеседовать с одной студенткой, Гованс, - протянула Амалия задумчиво. - Вызовите ко мне студентку Дэрохан после собрания с администрацией. И найдите ее личное дело.
  - Как вам будет угодно.
  Помрачневший Гованс растворился в воздухе, а Амалия, закусив по старой привычке нижнюю губу, принялась собирать разбросанные по столу заметки по изменениям программы, складывая их в отдельную папку, до лучших времен.
  Так просто сдаваться она не привыкла, но и напролом идти сейчас было бы верхом глупости. А глупой Амалия себя не считала. Чуть наивной - да, местами мягкой, даже мягкотелой - да, теперь вот еще и вспыльчивой, но отнюдь не глупой. И это придавало ей уверенности в том, что она может справится со всеми сложностями, в том числе и с двуличным кукловодом Аттикусом.
  
  ***
  На совещание Амалия шла, погруженная в себя, и выросшую посреди коридора призрачную фигуру заметила не сразу, а лишь когда оставшийся за спиной дух ее окликнул. Весьма неучтиво окликнул.
  - Ведьма!
  Амалия резко развернулась на каблуках, отчего ее длинная коса описала полукруг и тяжело опустилась на грудь Амалии.
  Карие глаза метали молнии, а кончики пальцев едва заметно, но искрились. Ведьмочка безошибочно определила источник неучтивого к себе обращения, мгновенно вспыхнула гневом и ответила нахалу хищным оскалом:
  - Призрак!
  Призрак, в чьих глазах сейчас полыхал синий огонь, приблизился вплотную и угрожающее завис над Амалией, но ведьмочку сейчас было не напугать. Она не отвела взгляда и сделала ни шага назад. С минуту продолжался поединок взглядов, прежде, чем призрак ехидно протянул:
  - А ты осмелела, девочка. Не уж то хмель не до конца выветрился из твоей темненькой головки? Или косу заплела слишком туго, что кровь в голову не поступает, оттого и это глупое бесстрашие?
  - А ты ничего не путаешь? - не осталась ведьма в долгу и тоже начала наступать, - я ведь могу разозлиться по-настоящему и тогда...
  - И что ты мне сделаешь? - насупился призрак, - что ты можешь мне сделать?
  - Развею к тролльей бабушке!
  - Да ты и правда дура, - фыркнул призрак.
  Амалия совсем по-детски приоткрыла рот от изумления. Призрак же продолжил с той же печалью в голосе:
  - Мы это уже проходили, помнишь? Старая лаборатория, заклятие и откат от него. Ты тогда здорово головой стукнулась, видимо, не в первый раз и снова не без последствий. И с кем приходится общаться? - последний вопрос не требовал ответа, обращенный в пустоту.
  Амалия глубоко вдохнула-выдохнула и готовилась разразиться гневной тирадой, когда ее опередило недоуменное:
  - Леди Дишар? С вами все в порядке?
  Амалия резко развернулась на каблуках, коса в очередной раз описала дугу.
  Перед ней с искренним недоумением на лице стоял лорд Раэрхан. Его черные глаза внимательно осматривали Амалию с головы до ног, задержавшись на сжатых в кулачки руках.
  - Сссложный вопроссс, - выдавила Амалия тихо, но лорд услышал и неожиданно улыбнулся. Едва-едва, лишь уголки губ дрогнули, но и эта улыбка для Амалии была столь удивительна, что ведьмочка слегка зависла.
  - Добрый день, леди. Как вы себя чувствуете? - участливо поинтересовался мужчина, еще больше настораживая ведьмочку. Она кивнула в знак приветствия, и осторожно ответила:
  - Спасибо, хорошо.
  - Голова не кружится? В глазах не двоится? - продолжал допытываться мужчина.
  Амалия, все еще в недоумении, отрицательно покачала головой.
  - Может... странные видения? Галлюцинации?
  Намек был кристально ясен, и простой вежливостью тут не пахло.
  Амалия вспылила:
  - На что это вы намекаете?!
  - Ни на что, - спокойно ответил лорд, хотя его настороженная поза говорила об обратном, - я спрашиваю о вашем самочувствии, так как вчера у вас был сильный перерасход энергии. Без последствий такие состояния проходят редко.
  - Откуда вам это известно?
  "Неужели вся Академия уже в курсе? Какой позор!" - подумалось ведьме грустно.
  - Я маг, леди. Мне, поверьте, сложно не заметить опустошенный резерв другого мага.
  - Я не маг.
  - Но и не простой человек.
  - Со мной все в порядке, - процедила вновь рассердившаяся ведьма, - у меня уже есть личный целитель, благодарю покорно, но в дополнительной опеке не нуждаюсь!
  Лорд сначала опешил. А потом разозлился. Это было заметно по вспыхнувшему в глазах темному пламени, и хищно раздувшимся крыльям носа. В злости лорд был ужасно прекрасен, но...
  "Улыбка шла ему больше" - неожиданно пришла в голову Амалии запоздалая мысль.
  Амалия не успела и слова сказать, как лорд сухо отчеканил "как вам будет угодно" и стремительным шагом покинул коридор.
  Она и сама осознавала, что ведет себя совершенно глупо и грубо, но остановить шквал бушующих эмоций была не в силах, попеременно погружаясь то в апатию, то в агрессию и обратно. Жуткое и непривычное состояние всегда уравновешенной и собранной ведьмочки пугало ее сильнее праведного гнева полудемона.
  Впрочем, это состояние продлилось лишь мгновение.
  - Кажется, кого-то посчитают чокнутой хамкой, что, впрочем, не так уж далеко от истины, дорогая моя леди-ректор.
  Призрак проявился рядом, со сложенными на груди руками и хитрым взглядом прищуренных синих глаз.
  - С чего это я стала вам так дорога, господин призрак? - холодно уточнила Амалия.
  - С того момента, как вылакали древнее, редкое и оттого бесценное вино, и попортили мне этим не мало нервных клеток.
  - У призраков нет нервных клеток.
  - Как бестактно в вашем случае напоминать мне об этом, - картинно вздохнул призрак.
  Но Амалия едва ли обратила на него внимание. Ей было стыдно и жутко хотелось сладкого. Она продолжила свой путь к приемной и на дальнейшие реплики призрака лишь вяло огрызалась:
  - Не отстанешь от меня - развею.
  - На мне зашита, ведьма.
  - Это не значит, что она будет работать вечно. На любое заклятие найдется контр заклятие. Как думаешь, стоит спросить об этом у лорда инквизитора?
  Призрак лишь фыркнул на эту угрозу, но тон сменил:
  - Я слышал, ты балуешься магией замка?
  - Что ты знаешь об этом? - резко затормозила ведьмочка, повернувшись к призраку.
  Она приказала себе пока не думать о том, что произошло накануне вечером, и на то были веские причины, одна из которых - эмоциональная перегрузка. Слишком много всего и сразу свалилось на Амалию за последнюю неделю. Слишком много загадок, много вопросов и сомнений, и ни одного толкового ответа или предположения. Поэтому Амалия разрешила себе передышку. Никаких странностей - только административная рутина, которая позволит собраться с мыслями. Именно рутиной
  Амалия и шла заниматься в свою приемную, где ее ждал малый административный цир... то есть круг.
  Неугомонный призрак и тут решил подгадить и теперь смотрит на Амалию с видом библиотекаря, у которого нерадивый студент просит на вынос очень редкую книгу в единственном экземпляре - как на ничтожно мелкое, но удивительно наглое недоразумение.
  
  - Я все знаю о тебе, леди-ректор.
  - Слишком смелое заявление. Всего знать невозможно, - отрезала Амалия, но на удочку попалась, и призрак это тоже ощутил.
  - Я люблю читать книги, ведьма, - невпопад произнес призрак, отлетев к витражному окну, мимо которого они проходили. Еще один поворот налево и они окажутся рядом с ее кабинетом. -
  А в библиотеке замка можно найти очень редкие экземпляры, в том числе ответы на те вопросы, которые ты пока боишься задать себе. Только я знаю, где их найти и что искать.
  Призрак многозначительно замолчал, пристально глядя на ведьмочку.
  Амалия была заинтригована, но постаралась скрыть свои эмоции за бесстрасным:
  - Когда?
  Актриса из нее не вышла, так как призрак расплылся в широкой ухмылке и насмешливо качал головой, когда, исчезая, произносил:
  - На закате, леди-ректор. Некоторые тайны любят романтику.
  
  Амалия послала призрачному интригану далекое от доброго и цензурного напутствие, и, еще более раздраженная, отправилась на псевдо-совещание.
  
  ***
  Малый административный круг в полном составе присутствовал в приемной. Они сидели ровно, словно проглотили палки на завтрак, и у всех было одинаково скорбное выражение на лицах - ждали ректора, хотя и не были уверены в том, что леди Дишар появится, но и прогулять назначенное "совещание" не решались. И этому способствовала вовсе не субординация или уважение к начальству, а репутация ведьм, как людей эмоциональных, язвительных и "себе на уме". И потому администрация готовилась ко всему и сразу.
  Лишь черт и василиск были относительно спокойны. Рисус подозревал, что Амалия может быть какое-то время нестабильна, потеряв большую часть своего резерва, и не видел в том угрозы, черт же перед совещанием выпил две кружки специального настоя Рисуса и теперь был как скала - безмятежным и неприступным.
  
  Дверь в приемную распахнулась резко и вовсю ширь.
  Леди ректор, с подозрительным румянцем на щеках и блеском в глазах вихрем ворвалась в помещение, накалив и без того взрывную атмосферу на несколько десятков градусов.
  Ее приветствие прозвучало сухо и едко, словно издевка. Амалия села за свой стол, поставив на него локти и оперевшись подбородком о сомкнутые в замок ладони. Ее взгляд медленно прошелся по каждому присутствующему, и остановился на нимфе, которая, по обыкновению, устремила взор в окно.
  - Вопрос с учебными планами перенесем на неопределенное время, необходимое для тщательной подготовки к этому процессу. Выражаю надежду на то, что мы все будем работать в команде и успеем к началу следующего учебного года. Но торопиться не будем, это очень ответственный момент, и нам не обойтись без санкций свыше, - Амалия говорила сухо и сжато, видя как меняются выражения лиц окружающих и внутренне усмехаясь над собой.
  Еще вчера она так же вдохновенно говорила о необходимости перемен, а сегодня рассуждает о недопустимости поспешности.
  Для всех Амалия представала в образе взбалмошной самодурки, своенравной и ветреной ведьмы, и отчего то это ранило Амалию. Но отыграть роль придется до конца, ведь она не знает, кто из присутствующих - "язык" лорда Аттикуса. И пока не узнает, придется быть начеку.
  Малый административный круг отреагировал на новости по-разному.
  Дора вспыхнула и сердито поджала губы, сложив пухлые руки на объемной груди.
  Камирра сидела с каменным лицом, не выражающим ничего.
  Черт хмурился.
  Рисус снял очки принялся усиленно их протирать специальной тряпочкой.
  Нимфа уделяла все свое внимание виду за окном. Но Амалия смогла заметить презрительную гримасу, на краткий миг исказившую красивое лицо.
  Леди ректор еще несколько минут дала администрации переварить новость и справится с эмоциями.
  - Магистр Лилианна.
  Нимфа отвернулась от окна и посмотрела на Амалию. Ее губы были сжаты в линию, а лицо носило мрачное выражение.
  - Да, леди ректор, - голос ее был тих, но в нем звучал укор.
  - Вам есть что мне сказать? - Амалия хотела начать совещание не так, но что-то дергало ее за язык.
  - А вы готовы услышать? - по прежнему тихо спросила нимфа.
  - Я всегда готова выслушать каждого из вас, - с намеком протянула Амалия, - и прошу, даже требую от вас откровенности в том, что касается студенток и учебного процесса.
  Нимфа кивнула и неожиданно грустно спросила:
  - За что исключают Тадоэрру?
  - Дэрохан?
  - Да.
  - Ее никто не исключает.
  - Но...
  - А непроверенные слухи могут сильно навредить в работе. Если у вас есть, что спросить - спрашивайте. Есть, что сказать - говорите. Потворство сплетням и слухам я буду пресекать, а учинение препятствий моей работе за спиной сочту предательством. Это ясно?
  Воздух в помещении вдруг стал тяжелым и густым. Лампочки мигнули и погасли, погрузив приемную в полумрак. Лишь яркий свет из окон развеивал темноту.
  И пока администрация напряженно оглядывалась по сторонам, а Герт вслух ругал генератор, что вечно сбоил, Камирра пристально, с холодным любопытством наблюдала за леди ректором, чьи глаза сейчас неуловимо отсвечивали синим.
  Как и всякая демонесса с высшим образованием, она прекрасно знала историю Академии, тем более что годы ее обучения пришлись еще на лорда Амадея-старшего, чей пост позднее занял пропавший Амадей-младший, последний ректор из семьи Рошан. И синий магический отблеск их глаз ей тоже доводилось наблюдать воочию. Но то были демоны, связанные с Академией кровью предков, а откуда такие признаки власти у новоприбывшей ректорши, тем паче она не только не Рошан, но и не демон даже, Камирра не представляла. Она вернулась в Академию только для того, чтобы иметь возможность приглядывать за внучатой племянницей, а заодно утереть нос несносному властолюбивому брату. Но сейчас эта скучная и необходимая роль преподавателя вдруг заиграла новыми красками. И Камирра не собиралась упускать возможность развлечься, тем более брат таки нашел способ "вызволить" кровиночку из Академии.
  - Герт, советую вам вплотную заняться устранением неполадок. Очередной перебой электричества за такой короткий срок! Это не нормально! - звучал звонкий голос Доры.
  Герт перевел хмурый взгляд на Амалию.
  А та уже сообразила, что ее энергетика плохо влияет на электричество. И Герт заметил. Сейчас сдаст...
  - Леди ректор, - строго начал черт, - надеюсь, вы подпишите приказ о приобретении нового генератора? Запасной едва справляется. Аномальная зона...
  Ведьма послала Герту благодарный взгляд. Тот подмигнул.
  - Разумеется. Приносите запрос, я подпишу.
  Свет нормализовался.
  - Совещание окончено, - выдохнула Амалия, - все могут быть свободны. И... подумайте над моими словами.
  Силы как то разом оставили ее, захотелось забраться с ногами в уютное мягкое кресло и пить крепкий кофе с шоколадными конфетами.
  Вопреки ее надеждам, в покое ее не оставили.
  Когда все вышли, к ее столу подошел Рисус, мягко улыбаясь.
  - Если вы сейчас спросите, как я себя чувствую и не кружится ли у меня голова, я кину в вас чем-нибудь, - призналась Амалия, хмуро глядя на василиска исподлобья.
  - Мне нет нужды спрашивать вас об этом. Я и так все вижу, - ответил Рисус и поставил перед Амалией темно-зеленую склянку.
  - Что это?
  - Восстанавливающее, леди. Ваш резерв на нуле. Снова.
  - Это все от нервов.
  - Тогда советую вам выпить настойку пустырника и отдохнуть хорошенько.
  - Звучит неплохо, - вяло отозвалась Амалия и одним глотком осушила склянку.
  Вкус оказался еще гаже, чем она помнила.
  - Совсем горько?
  Амалия кивнула и с сожалением призналась:
  - Сладкого добавить не помешало бы.
  Рисус понимающе улыбнулся.
  - Это невозможно технически. Чем сильнее истощение, тем... горше вкус зелья. Судя по вашей реакции, истощение еще сильнее, чем вчера. Что случилось?
  Амалия покачала головой, но Рисус был непреклонен, строго добавив:
  - Амалия, речь сейчас идет не о ваших личных тайнах, а о вашем здоровье. Я ваш врач, помните? И как врач я ответственно заявляю - менее чем за сутки ваша аура подверглась двойному испытанию. Я хочу, чтобы вы поняли - вы сейчас стоите на пороге выгорания, леди. Вам как никогда нужен покой.
  Амалия побледнела и прикрыла глаза.
  - Кто-то настучал в министерство о моем желании изменить учебную программу.
  - И? Министерство, как я понял из вашей речи, против?
  - Мне в весьма категоричной форме посоветовали забыть об этом и заняться другими вещами.
  - Это не удивительно. Перемены редко встречают радостными криками и овациями. В большинстве своем живые существа консервативны до безумия.
  - Но я же хочу сделать как лучше! - по-детски всплеснула руками Амалия.
  И вновь ей ответили мягкой улыбкой:
  - Всему свое время, леди. Дорогу осилит идущий.
  - Вы не понимаете, Рисус! Дело не в запрете лорда Аттикуса, чтоб его змея покусала за мягкое место! Дело в том, что кто-то сообщил ему о моих планах! Кто-то из только что присутствовавших, включая вас! Речь идет о доверии!
  - Вы подозреваете нас? - ей достался пронизывающий взгляд, которые не могли скрыть затемненные стекла очков.
  Под этим взглядом Амалия несколько стушевалась, но все же ответила:
  - Не исключаю такую вероятность.
  Рисус кивнул, принимая ответ Амалии, и уже собирался уходить, но повернулся в дверях и бросил напоследок:
  - Даже если вы правы в своих подозрениях, не спешите судить строго. У любого поступка есть цель и есть причина. А министерство здесь не особо жалуют, подгадило оно нам прилично, так что вряд ли кто-то из наших стал бы доносить на вас, тем более такую несущественную информацию. Всего доброго, леди.
  
  ***
  Амалия была вынуждена признать правоту василиска. Судя по всему, министерство здесь и прям не любили, но на то оно и министерство. Но об этом можно подумать после. А пока ..
  
  - Гованс! Господин Гованс!
  - Да, леди.
  - Вы подготовили мне личное дело студента?
  - Разумеется, леди.
  
  Продолжение
  Прямо перед Амалией на столе закрутился небольшой смерч. Сизая дымка окутала ее стол, а когда развеялась, на столе лежала тоненькая папка. Обескураженная невиданным доселе волшебством, Амалия не постеснялась потрогать папку кончиком ногтя. А вдруг мерещится? Но нет. Папка была самая настоящая. Прохладная и ничуть не пыльная.
  Вот тебе и призрачная магия в действии!
  - Спасибо, Гованс, - поблагодарила Амалия призрака, не сумев скрыть восхищения в голосе.
  Гованс лишь покачал головой, неожиданно для себя улыбнувшись.
  Правда, Амалия того не заметила, открывая папку и вчитываясь в содержимое.
  Личное дело студентки Дэрохан содержало несколько вложенных листочков со стандартными формами: личные данные, характеристика, приказ о зачислении, табель успеваемости, заявление на поступление и копия заявления об отчислении.
  Заявление с открытой датой, без заверения ректора, но зато с подписью самой девушки. Это Амалию очень удивило. Истинная дочь юриста, Амалия прекрасно осознавала, какой силой обладает эта невзрачная, на первый взгляд, бумажка. Тем более копия. Где же тогда оригинал?
  - Где сейчас находится выпуская группа?
  - В аудитории для самостоятельной работы.
  - Отлично! Нет нужды вызывать ко мне студентку, Гованс, я сама навещу группу.
  На пороге кабинета Амалия развернулась.
  - Гованс, - вновь позвала она призрака, - можете найти мне протокол приема заявления абитуриентов? Пакет документов для поступления, и реестр?
  - С этим вопросом Вам лучше обратиться к госпоже Тремор.
  - Мммм?
  - Дора Тремор. Она занимается приемом документов. Личные дела также в ее компетенции.
  - А хранятся они в Архиве, надо полагать?
  - Вероятно, так.
  - Спасибо, Гованс.
  Призрак учтиво поклонился и растворился в воздухе. А Амалия, за размышлениями о бюрократии закусив губу, уверенным шла в аудиторию для самостоятельной работы, ни на миг не задумавшись о том, что совершенно не знает, где она расположена.
  
  ***
  
  Велест едва сдержался, чтобы не разбить или сломать что-нибудь, желательно об одну хорошенькую дурную голову! Ведьма выводила его из равновесия. Тьму рядом с ней становилось все труднее контролировать, будто что-то внутри толкало ее (тьму) к ведьме. А ведьма, будто нарочно, раз за разом провоцировала Велеста, испытывая его выдержку на прочность. Своим поведением, своим видом, своими словами. Да что там словами... Ее сила, ее энергия воспринималась Велестом как нечто, бросающее ему вызов, и кровь полудемона реагировала однозначно - поймать, подчинить... или уничтожить.
  Впрочем, Велесту не впервой усмирять рвущиеся инстинкты. Он справится. Иначе друг не простит ему проигрыша пари. Да и Совет за уничтожение ректора ЗАР не погладит его по головке. Когда еще они замену найдут? А в наказание могут и его, Велеста, назначить, пользуясь его сущностью и чувством ответственности, демонам как таковым не свойственного, но у Велеста присутствующего в избытке.
  Именно чувство ответственности за свои действия и склонность к самоанализу заставила Велеста разобрать свои чувства и эмоции на составляющие, чтобы признать, что раздражала его Амалия с самого первого мгновения, а вот собственнические инстинкты по отношению к леди ректору, проявились лишь сегодня.
  Это было подозрительно, но для окончательных выводов не хватало информации.
  
  - Что такой хмурый? - окликнул его Николас, не подозревая о кровожадных размышлениях полудемона. - Давай, просыпайся и помоги мне. Вот здесь, и здесь - подержи точки плетения, пока я растягиваю матрицу.
  Инквизитор решил сплести мощную ловушку для поимки мелких порождений темной магии, чтобы не тратить время и силы на ловлю их поодиночке. Так, через какое-то время ловушка привлечет и поймает в свои сети всю мелкую пакость, и Николас сможет разом зачистить их, развеяв во времени и пространстве.
  
  Велест послушно направил импульс силы туда, куда указывал друг, но, видимо, перестарался, и часть заклинания сгорела.
  - Ве-е-ел! - взвыл инквизитор, укоризненно сбрасывая с пальцев испорченное плетение.
  - Прости, - покаялся Велест, но голос его был далек от виноватого.
  - Так... - протянул Ник, мельком взглянув на друга, - узнаю этот взгляд, называется: "грозный Велест Раэрхан на пороге очередной тайны"... Что случилось, Вел?
  - Ведьма, - слишком короткий ответ для любопытного инквизитора.
  - А подробнее?
  - Достала! И, кажется, начала сходить с ума.
  - Что, бросилась к тебе на шею с признаниями и поцелуями?
  Велест скривился и покачал головой.
  - Нет. Эта скорее кинется молниями и проклятиями.
  - Опасная женщина: хамить демону, даже полукровке... Это достойно медали за безрассудство!
  - Не ерничай, я серьезно.
  - Так что там с ней?
  Велест взъерошил волосы на затылке и, с кривой усмешкой, сдал ведьму:
  - Она фонтанирует энергией, эмоционально неустойчива, и... кажется, разговаривает с воображаемым собеседником.
  Лицо инквизитора вытянулось от удивления.
  - Вот рахвыр! Это точно?
  - Первое и второе - да, последнее - под вопросом. Но я бы не стал рассчитывать на то, что я ослышался или все не так понял.
  Николас тяжело вздохнул.
  - И, Ник. Моя сущность очень неадекватно реагирует на ее силу, - нехотя признался Велест.
  Он не привык быть снисходительным к собственным слабостям, и признаваться в них тоже, но Ник - это в первую очередь друг, с которым он делил и кров, и кровь. Кто, как не он, мог помочь в столь каверзной ситуации с ведьмой?
  Ник вскинул голову, внимательно разглядывая хмурого друга. Лорд тер Краст обладал сильным чутьем, и это чутье подсказывало ему, что намечается нечто поистине из ряда вон выходящее.
  - Неадекватно реагируешь, значит? - тихо переспросил он, - а ведьма, говоришь, фонтанирует энергией? Интересно. И это мы еще так и не разобрались, что за чары на ней вчера были... Очень интересно... А я уже говорил тебе, что за последние сутки резко сместились показатели магического фона?
  - И?
  - И я бы не обратил внимания на это - аномальная зона, разгул нечисти, разлив темной магии... Но на фоне последних событий это крайне показательно, что думаешь?
  - Думаю, нам нужно выпить. В этом дурдоме без стакана, как говорят люди, не разберешься.
  
  ***
  
  В аудиторию леди-ректор вошла, чеканя шаг, с высоко поднятой головой и приветливой улыбкой. Чтобы ни случилось в жизни у педагога - педагог не должен показывать это тем, кто от него зависим.
  Ведьмочки -создания чуткие, и, как оказалось, эмоционально зависимые друг от друга в коллективе. С чем к ним придешь - тем и получишь в увеличенном объеме. Если прийти к ним в слезах - рыдать будут всем скопом. Если прийти с плохим настроением, или с другим негативом - всеобщая ссора гарантирована.
  Может, поэтому современные ведьмы и селятся отдельно? Чтобы быть эмоционально независимыми?
  Как бы там ни было, закон работает и в обратную сторону - улыбка и уверенность порождают спокойствие и доброжелательность. Смех и веселье - массовую эйфорию, строгость провоцирует собранность.
  Поэтому на лице Амалии - легкая улыбка. Поэтому взгляд - уверенный, а движения расслаблены.
  Демонессы не ведьмочки, конечно, об этом Амалия постоянно себе напоминала, но - массовый ученический инстинкт - он и в ЗАР работает.
  
  Демонессы настороженно, кто с прищуром, кто с подозрением, а кто и с пренебрежением - провожали взглядами тоненькую фигурку леди ректора.
  Остановившись у кафедры, Амалия обвела взглядом аудиторию и почуяла прилив энергии, будто кто-то подпитывал ее из вне, буквально топя в силе.
  Если бы Амалия не прикрыла в это время глаза, демонессы стали бы свидетелями их необычного свечения. Но, когда Амалия справилась с эмоциями и вновь подняла взор на студенток - глаза ее вновь были теплого темно-карего оттенка.
  
  - Приветствую, студентки! - звонко поздоровалась Амалия, игнорируя далекие от приятственных взгляды.
  Но, правила приличия одинаковы везде и девушки поприветствовали Амалию в ответ, склонив хорошенькие головы в вежливом поклоне. Хором, как ведьмочки, отвечать не стали, но, может, это здесь и не принято? Сестры Амалии на уроках здоровались вслух, зато никогда никому не кланялись, за что их зачастую считали высокомерными и заносчивыми, но что с ведьмы возьмешь? Иной раз Рамира умудрялась так поклониться очередному поборнику или поборнице этикета и манер, что мужчины краснели и заходились кашлем, а женщины отчетливо скрипели зубами от ревности. Или от зависти? Декольте Рамира носила неглубокое, но вот в процессе нарочитого поклона, бывало, открывались такие перспективы, что даже Амалии бывало стыдно. Ну, и весело, этого тоже не отнять. Хотя в последнем Амалия не признавалась даже самой себе - слишком крепко в ней жило строгое воспитание в отчем доме.
  - Сегодня я хочу поговорить с вами о возможностях.
  Шорох юбок и легкий шепоток пронесся по рядам невесомым сквозняком, после которого установилась выжидательная тишина.
  - Итак, - продолжила Амалия, понимая, что завладела интересом демонесс, - все вы знаете, что по сути своей я являюсь ведьмой. И, раз уж так сложилось, я хочу использовать эту свою особенность и передать часть своих знаний вам. Поэтому я объявляю набор на свой спец.курс - основы ведовства.
  Если у тишины есть шкала громкости, то сейчас она стала оглушающей.
  Двадцать пять пар прекрасных демонических глаз уставились на Амалию в немом изумлении.
  Идея вести спец.курс, как и всякая гениальная мысль, пришла к Амалии неожиданно и легко, путем сложения нескольких факторов: фразы, брошенной в лицо инквизитору при первой встрече; мысли о том, что программа обучения слабовата для высшего учебного заведения; привычка заниматься с сестрами каждый день и тоска по этим занятиям; и желание принести пользу. Катализатором выступил прямой запрет Аттикуса на введение новых предметов. Итогом вышла идея, как воплотить все и при этом ничего не нарушить. Еще вчера Амалия прочитала в Уставе Академии о том, что любой преподаватель может организовать, с разрешения ректора, естественно, собственный спец курс. И Амалия с истинно ведьминской сокрушающей улыбкой разрешила себе хулиганить. Ведьма она, или кто?
  Тишина продлилась недолго, демонессы на зависть отходчивые создания.
  Первой голос подала та же светловолосая девушка, что и прошлый раз:
  - Это официальное изменение программы?
   - Назовитесь, студентка, и впредь будьте любезны спрашивать разрешения задать свой вопрос, а не выкрикивать его с места.
  Демонесса ничуть не смутилась. Наоборот, кивнула и представилась:
   - Студентка Дэрохан, леди ректор. Разрешите вопрос?
  - Разрешаю.
  - Это обязательный предмет, который войдёт в наш диплом?
  - Нет. Это спец курс, и он абсолютно добровольный. А записаться на него или нет - сугубо личное дело каждой из вас.
  Шум голосов на миг поглотил и дезориентировал Амалию. Но светловолосая демонесса по фамилии Дэрохан пресекла гул.
  - Можно ещё вопрос?
  - Можно.
  - Чем может быть полезно нам, демонессам, ведьмовство?
  Этого вопроса, огромными буквами написанного на личике каждой из студенток, Амалия и ждала.
  Она снисходительно улыбнулась и по щелчку её пальцев на их кончиках загорелись маленькие искорки.
  - Во-первых, - с легкой язвительностью в голосе начала Амалия, - я предполагала, что девушки, поступившие в единственно возможное учебное заведение своего народа, по природе своей есть личности любознательные и от возможности получить новые знания, тем паче редкие, отказываться не будут. Во-вторых, ведьмы - закрытая каста одарённый людей, владеющая природной магией. Принципы природной магии просты, и воспользоваться возможностями, которые она дает - могут практически все, в ком есть хоть капля магии. Но не все знают как. Я знаю. И могу научить. Если вы захотите, конечно, воспользоваться предложенной возможностью.
  Несколько рук взметнулись в верх. И Амалия позволила туче девичьего любопытства вылиться в закономерный град вопросов.
  - Вы говорите о магии стихий?
  - Нет. О магии природной. Если будет интересно, в чем разница, расскажу на вводной лекции.
  - Зачем нам это? Чем нам помогут знания о ведической природной магии?
  - Ведьмы, как я говорила, малочисленная и закрытая каста. Кто предположит, почему нас до сих пор не уничтожили, как класс?
  - Хорошо защищаетесь?
  - И это тоже, но истина немного глубже. О ней я расскажу уже на лекциях. А сейчас - желающие записаться могут это сделать в течение трех дней, список мне принесет староста группы.
  - Кто?
  - Староста группы. Ответственный за донесение и исполнение поручений администрации Академии. Связующее звено между студентами группы и администрацией, - попыталась сформулировать очевидное Амалия. - У вас что же, нет старосты?
  - Мы даже не знали до этого момента, что это или кто это.
  - Даже так... Хорошо. Значит, список составит и принесет мне студентка Дэрохан. Возникнут вопросы - меня можно найти в приемной или моем личном кабинете. Собрание окончено. Всем спасибо, все свободны! Студентка Дэрохан, задержитесь.
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Тард "Реквием для зверя. 2/2" (Романтическая проза) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Н.Геярова "Академия темного принца" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди" (Юмористическая фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | К.Фарди "Моя судьба с последней парты" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"