Гэннон Чарльз: другие произведения.

Согласно Уставу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чарльз Эдвард Гэннон (Charles E. Gannon, 2013)
    Миры Хонор. Антологии. Истоки (Beginnings) - 1
    Согласно Уставу (By The Book)
    Первый рассказ из цикла "Истоки" "Хоноверсума" Дэвида Вебера, в котором описываются события, предшествующие образованию Солнечной Лиги.

  12 августа, 2352 р.х. (250 год эры расселения).
  В четырёх днях пути от астероида Гигея.
  
   Молодой рядовой Брайан Льюис выдохнул так тяжело, что прозрачное забрало шлема его скафандра на мгновение запотело.
   -- Вот и всё шкипер. Мы у запертой двери, и у нас нет ключей.
   Лейтенант Ли Стронг задумчиво посмотрел на несговорчивый люк внешнего шлюза, напротив него.
   Родриго Бёрнс, другой рядовой, уже отслуживший три года, спросил:
   -- Ну а почему просто не установить заряд и не подорвать вход в этот корабль?
   Старший унтер-офицер [в оригинале: senior non-commissioned officer - младшая офицерская должность ВМФ США, которая, среди прочего, характеризуется отсутствием подчинённых; прим. пер.] и специалист по внекорабельной деятельности, сержант Ян Файндер, ответил голосом, больше похожим на рычание.
   -- Потому что, тупица, перед тем как взорвать эту жестянку с наружной стороны, мы должны убедиться, что внутри нет выживших.
   -- Но внутренняя гермо-дверь...
   -- Слушай, салага, и слушай внимательно. Поскольку мы не видим, что находится за этим шлюзом, мы не знаем, задраен внутренний люк, или нет. А предполагать то, что мы не видим, мы не можем. Даже наш зелёный лейтенант это понял... как и всё остальное, разумеется.
   Фраза, которую можно было ожидать от Файндера, прозвучала, как и задумывалась, двусмысленной, и поэтому это был безопасный комплимент для Ли. Он внимательно наблюдал, как 'унтеры' обычно общались с новыми лейтенантами. Если те их не выносили, они были сама любезность и уважительность в лицо, но за глаза, всячески подрывали их авторитет. В противном случае, если 'унтеры' испытывали симпатию к новому офицеру, они вначале слегка подшучивали, как сейчас, но всегда так, чтобы напомнить рядовым, что даже если их командир и был новичком, он был умным новичком, и они должны уважать его ум, и его звание.
   -- Ну ладно, даже если внутренний люк открыт, то когда мы взорвём проход, в смысле, когда мы взорвём внешний люк, тогда под действием вакуума сработают аварийные датчики и система безопасности запечатает отсек автоматически.
   -- Это если внутренние сенсоры работают, Родриго, -- тихо произнёс Ли. -- А поскольку мы знаем, что корабль был захвачен силой, мы должны исходить из того, что любая из его систем может быть повреждена или контролироваться противником.
   -- Ну... э..., тогда ладно, сэр.
   -- Полагаю, так всё и обстоит, -- одобрительно подтвердил Файндер его слова, и Ли уловил в его голосе улыбку.
   Он посмотрел на своего опытного сержанта. Силуэт его крепкой, приземистой фигуры чернел на фоне звёзд и выглядывающего из-за его левого плеча Юпитера, сиявшего ярче всех.
   -- Что думаете, сержант?
   Плавающий чёрный контур был неподвижен.
   -- Мы можем попробовать резак, -- силуэт пожал плечами, -- это безопаснее всего. Но это дольше, и те, кто внутри, узнают, что мы идём. Это не есть хорошо.
   -- Звучит так, будто вы уже сталкивались с подобным, сержант Файндер.
   -- Ага. Я тогда был новобранцем, и один офицер попытался проделать то же самое, в похожей ситуации.
   -- И что, пираты услышали, как вы идёте и убили заложников?
   -- Хуже, Лейтенант, много хуже. Они дали нам забраться на борт, а затем, прямо у нас на глазах, казнили молодую девушку. Затем стали угрожать застрелить ещё больше народу, если мы подойдём ближе. Это заставило нашего офицера вести с ними переговоры. А тем временем, большинство их людей обошли нас сзади, по техническим коллекторам. Они убили половину наших.
   -- Готов поспорить, заложники не выжили.
   -- И вы бы выиграли этот спор, лейтенант, если бы нашёлся кто-то достаточно глупый, чтобы его принять. Вот кстати, Бёрнс здесь не слишком умный, но он говорил, что не азартен...
   -- Эй, -- возмутился Родриго.
   -- Хватит, -- приказал Ли. -- Мы не можем использовать взрывчатку, и не можем использовать резак.
   -- Получается, мы застряли снаружи, -- произнёс Льюис, голосом, ищущим поддержки. -- Мы что, на этом закончим?
   -- Нет, Льюис, не закончим, -- поправил его Ли. -- Есть другой путь.
   Он внимательно посмотрел на длинный, межпланетный лайнер. По направлению к корме, за жилыми отсеками и командными модулями, где они сейчас дрейфовали, находилась центральная, самая широкая его часть, которую опоясывали топливные баки овальной формы, затем шли длинные, тонкие лонжероны, скреплённые четырьмя ферменными опорами. Всё это оканчивалось хвостовым двигательным отсеком. Показав на корму, Ли произнёс слова не подвластные времени, приказ, состоящий из двух слов, которые молодые офицеры произносили тысячелетиями:
   -- За мной.
   Он оттолкнулся от корпуса лайнера по имени 'Душистый Цветок', находящегося в двух неделях полёта от Марса и активировал свой реактивный ранец, направляясь к хвостовой части корабля, в сторону двигательного отсека.
  
  
   * * *
  
  
   Они смотрели 'вверх', внутрь огромного тёмного отверстия, ведущего в самое чрево маршевого двигателя лайнера.
   -- Вы ведь не серьёзно, -- выдохнул Родриго Бёрнс.
   -- Можно сказать, он смертельно серьёзен, -- пошутил Файндер.
   -- Не думаю, что вы помогаете делу, сержант, -- сказал Ли.
   -- Извините, сэр. Но это... нестандартно.
   -- Нестандартно? - прохрипел Брайан. -- Господа, это прямо противоречит Уставу. Это первый класс радиационной опасности, и если...
   -- Льюис, -- гаркнул Файндер так, будто в его глотке хранился старый запас гравия, -- заткнись. И не смей больше звать меня 'господином'. Я не офицер. Я работаю ради заработка. Привлеки ещё раз наше с лейтенантом внимание, и твоя задница привлечёт внимание моего ботинка.
   Ли осматривал края огромной тёмной дыры.
   -- Никаких признаков недавнего износа. Наверняка ей не пользовались, после того как корабль сходил в пробный рейс сразу после производства.
   -- Супер, -- пробормотал Льюис с дрожью в голосе.
   -- Успокойтесь, Брайан, сказал Ли. -- Этот тестовый рейс выполняют с неактивным ядром. Просто для того чтобы убедиться, в работоспособности системы аварийного сброса. Сержант, снимите показания дозиметра.
   Файндер согласно буркнул.
   Родриго Бёрнс широко раскрыв глаза, опасливо смотрел через своё тонированное светочувствительное забрало.
   -- Но сэр, я думаю, они использовали эту шахту, чтобы удалять радиоактивные отходы.
   Ли подавил желание разнести в пух и прах эту официальную параною, которую в Земном Содружестве называли 'истиной'.
   -- Нет, Бёрнс. Шахта сброса ядра атомного двигателя имеет одно, и только одно применение: аварийный сброс активной зоны повреждённого реактора.
   Причём происходило это автоматически, что, по сути, было довольно глупо. Но это было Земное Содружество во всей своей красе. С тех пор как 'Зелёные' и 'Неолуддиты' пришли к власти почти два столетия назад, словосочетание 'атомная энергия' стало по значению синонимом слова 'бесовщина'. Устройства, воздействующие на человеческое тело излучением любого рода, стали настолько объектом фетишисткого страха, что многие из крайних 'Неолуддитов' отказывались от медицинской диагностики с рентгеновским излучением (даже от магнитно-резонансной томографии, несмотря на неоднократные заверения, что эти манипуляции не предполагают никаких радиоизотопов). Как следствие, средняя продолжительность их жизни, согласно статистике, обычно была десятью годами меньше, чем у других людей живущих в том же сообществе.
   Файндер убрал свой дозиметр, размером с ладонь, представляющий из себя комбинацию счётчика Гейгера и радиометра.
   -- Показания говорят о восемнадцати бэр в час и держатся стабильно.
   Ли повернулся к рядовым.
   -- Мы пойдём внутрь и пробудем там десять минут. Это будет соответствовать воздействию трёх бэр, максимум. Никаких последствий на физическом уровне.
   Бёрнс и Льюис попытались выглядеть спокойно, но с треском провалили эту попытку; ежедневную промывку мозгов нельзя перебороть за одну минуту.
   Файндер не спеша приблизился к ним.
   -- Ладно, лейтенант, мы идём в радиоактивную шахту. Что потом? Я на сто процентов уверен, что на другом конце не будет шлюза.
   -- Не будет, сержант, зато там будет технический люк. А теперь, за мной.
   Несущий сигнал его рации чуть изменился; ещё один шипящий звуковой аккорд вклинился в основной тактический канал.
   -- Сэр, -- сказал Файндер, по закрытому каналу, зарезервированному для связи с унтер-офицером, -- я специалист по работе в открытом космосе. И я глупый сержант. Так что позвольте мне идти первым, хорошо?
   В Ли соперничали два варианта действий: благоразумно последовать совету уважаемого профессионального сержанта, и сильное желание показать своей команде 'пример' того, что он сам делает то же, что просит от них, и что в этом конкретном приказе нет опасности. По крайней мере, от радиации.
   Ли удалось справиться со вторым, более сильным побуждением. Он прочистил горло, отключил подбородком закрытый канал и, обращаясь ко всей команде, произнёс:
   -- Сержант Файндер, если подумать, вы должны идти впереди, с дозиметром. Если он учует, что стало жарче, мы должны об этом сразу узнать.
   -- И как мы тогда поступим, пойдём обратно? - С волнением спросил Бёрнс.
   -- Нет. В этом случае мы с удвоенной скоростью пойдём к нашей цели.
   Ли вынул рифлёный, десяти миллиметровый пистолет.
   -- Пошли.
  
  
   * * *
  
  
   В шахте сброса ядра реактора, кроме признаков износа не было также и признаков технического обслуживания. По-видимому, страшилки об атомных драконах, живущих на другом конце этой рукотворной пещеры, заставляли посетителей держаться от неё подальше, даже тех, в чьи обязанности входила периодическая проверка шахты на отсутствие в ней посторонних предметов и поддержание её в работоспособном состоянии. Это был очередной пример раздутых опасностей и страхов, которые постоянно внушались 'Зелёными' и 'Неолуддитами'. Из-за этого, страх к технологиям стал доминантным, и обслуживание техники сводилось к набору благоговейных ритуалов, а не к трезвым техническим действиям.
   Ли не сомневался, если бы 'Зелёные' нашли любое устройство, которое обеспечило бы недорогие и быстрые космические путешествия дальше Луны, они бы ухватились за это. Но, не желая привлекать внимание общественности и выделять средства на разработку новых технологий, правящие круги 'Зелёных' почти в каждой стране, скрепя сердце, давали согласие на ограниченное использование кораблей с атомным двигателем за пределами пространства Земли и Луны. К сожалению, это одобрение шло в комплекте с такой жуткой риторикой о скрытых опасностях этой технологии, что мало кто из людей, родившихся на Земле, проявлял интерес и, безусловно, мужество, чтобы овладеть ею. Поэтому всё это, в придачу с множеством грязной работы, доставалось 'апсайдерам' - небольшому сообществу людей, которые жили на Луне, Марсе и орбитальных станциях [в оригинале, Upsiders - те, кто живёт наверху, в космосе, в отличие от Dirtsiders, тех, кто живёт на Земле; прим. пер.]. Это были те, кто обслуживали спутники, разрабатывали недра в Поясе Астероидов, и помогали строить досветовые корабли для колонизации других звёздных систем. В такие экспедиции обычно посылали небольшую и, как правило, беспокойную часть человечества.
   Такое положение дел, ещё не означало, что было построено много судов с атомным реактором. К настоящему моменту, их насчитывалось, пожалуй, не больше четырёх десятков действующих в системе, включая все корабли на заданиях и стоящие в доках. Если грузовые корабли могли перемещаться от одной удалённой точки системы к другой с помощью электромагнитно-плазменного ускорителя, а короткие поездки можно было совершать с помощью чуть более мощного магнитоплазмодинамического двигателя, то для путешествий людей в глубоком космосе, корабли должны были оснащаться атомными силовыми установками. Иначе, на путешествия, которые сейчас занимали несколько недель, могли потребоваться месяцы и даже годы.
   Но поскольку земное руководство всегда смотрело на корабли с атомным двигателем, как на сделку с дьяволом, они никогда не были ими довольны. Можно даже сказать что, необходимость в них, выводила из себя представителей стана 'Зелёных' и 'Неолуддитов' до такой степени что, вызывала в них устойчивую неприязнь ко всему, что имело хоть какое-то отношение к таким кораблям.
   Так размышлял, замыкающий абордажной команды состоящей из четырёх человек, Ли Стронг, наблюдая как летевшие перед ним, технически подкованные рядовые Бёрнс и Льюис, суеверно сторонятся краёв тоннеля. Ли почти ожидал, что сейчас увидит, как один из них наложит оберегающее заклятье в сторону атомного реактора.
   Реактивные струи непрерывным потоком вытекали из ранца Файндера на всём протяжении пути до конца тоннеля, пока он не завис неподвижно перед громадным люком с массивными болтами.
   -- Здесь излучение поднялось до 23 рэм в час, -- доложил он по закрытому каналу, -- и медленно растёт. Что теперь лейтенант? Я не захватил большой гаечный ключ, чтобы отпереть этого монстра.
   -- Он нам не нужен. Мы не пойдём через него.
   -- Не пойдём?
   -- Ага. Посмотрите слева от себя. Видите съёмную панель, на одном уровне с обшивкой?
   -- Да... так... здесь утопленные болты. Похоже, нам нужен специальный ключ, чтобы их отвернуть и снять её вручную, а у меня нет...
   -- У вас нет ключа с правильной насадкой, -- закончил Ли за Файндера, проплыв между Бёрнсом и Льюисом и подлетев прямо к нему. -- А у меня есть.
   Он расстегнул липучку небольшого гермокармана на внутренней стороне левого запястья, и осторожно извлёк оттуда торцевой ключ на страховочном ремне.
   -- Ха, -- сержант вернулся на закрытый канал. -- Полагаю, поэтому вы и офицер.
   Файндер быстро улыбнулся, сверкнув зубами сквозь полузатенённое забрало.
   -- В данном случае, да. Шишкам в Женеве не нравится разглашать что-либо, связанное с доступом в реактор. Особенно, информацию о таких лазейках как эта.
   -- И они доверили её лейтенанту, который никогда не видел ядерного реактора, пока не покинул Луну. Не в обиду сэр, но вы, парни с Земли... ну, много кто из вас определённо не блещет здравым смыслом. За исключением этой вылазки, конечно.
   -- Я вас понял. Не могу сказать, что не согласен с вами сержант.
   Это был не просто политкорректный стёб унтер-офицера, с которым ему предстояло провести свой первый год в глубоком космосе, и который с равной степенью вероятности мог помочь или помешать, спасти или бросить. В этом случае, предубеждения сержанта - 'апсайдера', к сожалению, были точны. Каждый ребёнок рос, слыша бесконечный поток нападок направленный на опасные технологии, на космос и атомную энергетику. Поэтому у подразделения Космических Исследований Земного Содружества были некоторые сложности, чтобы найти достаточно способных молодых людей на командные должности. Женщинам не разрешалось работать в каких-либо официальных подразделениях Земного Союза, связанных с космосом, даже если это были штабные должности. Их яичники должны были быть защищены от электромагнитного изнасилования космическим излучением. А мужчины на подготовительных курсах, Ли вынужден был это признать, показывали в два раза больше политической проницательности, нежели технических способностей. Как следствие, хотя они часто совсем не ориентировались в практических реалиях жизни в космосе, зато они хорошо понимали, почему обслуживающий персонал там почти полностью состоит из тех, кто родился 'апсайдером'. Только рождённым на Земле было позволено носить золотую нашивку офицера, и они были дозорными, стоящими на страже интересов Поверхности. Они должны были гарантировать, что те немногие, кто родился в космосе, и кто выполнял там всю грязную работу, никогда не останутся без присмотра достаточно надолго, чтобы начать задумываться над возможностью поменяться ролями с их земными хозяевами.
   Ли, своим ключом, открутил болт панели, преграждавшей им путь, и сказал:
   -- Зато, они легко позволяют брать нужные инструменты, сержант.
   Голос Бёрнса звучал приглушённо, когда он задал вопрос, по другому каналу, -- Лейтенант, а если бунтовщики, грабители, пираты или кто там ещё, кто захватили 'Цветок' услышат нас здесь, они могут, ну... они могут смыть нас из этой шахты радиоактивными газами?
   Заставляя себя не качать головой от глубины невежества, крывшегося в вопросе подчинённого, Ли переключил микрофон обратно на основной канал.
   -- Нет Родриго. Эти двигатели так не работают. Активная зона ядерного реактора корабля, разработана таким образом, что все радиоактивные частицы в ней изолированы в экранированном блоке. При необходимости этот блок, это 'ядро', может быть аварийно сброшено через эту шахту, но это весьма специфический процесс, и коды его активации знают только несколько членов экипажа. И я сомневаюсь, что кто-нибудь из преступников, захвативших корабль, спустится в инженерный отсек.
   -- Я понял, но всё же, если бы они заметили нас... я так понимаю должен быть какой-нибудь ручной сброс, так ведь шкипер?
   В этой ситуации, Ли утешало только то, что всего спустя два месяца с начала его первой годичной вахты в глубоком космосе, старший в его экипаже называл его 'шкипером'.
   -- Что ж, на тот случай, если этот блок, по каким-то причинам, застрянет на месте, у техников есть возможность сбросить его вручную. Но это была бы суицидальная миссия, учитывая уровень излучения.
   Файндер открутил болты и отодвинул изогнутую часть обшивки шахты в сторону, открывая взгляду узкий прямоугольный проход за ней. Через несколько метров коридор поворачивал направо.
   Родриго Бёрнс заглянул Ли через плечо. -- Шлюзовая камера там, за поворотом?
   Ли покачал головой.
   -- Нет, там не шлюз. За углом будет ещё одна съёмная панель, за которой находится служебная вентилируемая двухкамерная гермозона, и доступ к технологическому проходу, расположенному вокруг этого отсека. Затем будут ещё две такие же панели, после чего мы попадём внутрь. А сейчас вперёд, если не хочешь увеличить время излучения.
   Глаза Бёрнса расширились и он, стартовав от противоположной стороны шахты, испуская реактивную струю, полетел в открытый проход.
   -- Хороший офицер всегда знает, как мотивировать своих солдат, -- монотонно, как на занятиях, произнёс Файндер. -- После вас, Лейтенант.
  
  
   * * *
  
  
   Свернув за поворот в узкий проход, они оказались перед отчётливо выделявшимся на стене прямоугольным люком. Жёлтые и чёрные предупреждающие линии, окружали шесть оранжевых выпуклостей.
   Льюис посмотрел на панель. -- Значит, чтобы попасть внутрь, мы должны подорвать эти шесть пироболтов, чтобы эта железяка выстрелила нам прямо лицо?
   Ли покачал головой.
   -- Эти шесть оранжевых выступов не пироболты, Льюис. Это разрывные контргайки. Мы можем сделать так, чтобы они сработали поочерёдно. Это предотвратит неконтролируемый отрыв панели, и также позволит воздуху на другой стороне стравливаться, не заставляя нас отступать обратно в шахту.
   Бёрнс повернулся и уставился на Ли.
   -- Слушайте шкипер, откуда вы всё это знаете?
   Это прозвучало уважительно и даже немного с облегчением.
   -- Я знаю это потому, что прочитал инструкцию меньше часа назад.
   -- И, -- добавил наигранно Ян Файндер, -- также потому, что он офицер Таможенного Патруля, самого элитного отряда человечества, состоящего из изгоев, неугодных и прочих маргиналов. Слава Таможенному Патрулю!
   -- Слава, -- откликнулись Бёрнс и Льюис с уровнем энтузиазма, обычно проявляемым ими при уборке гальюна.
   -- Вот это настрой, -- протянул Ли, улыбнувшись Файндеру. -- Итак, приступим.
  
   * * *
  
   Терминал, управляющий доступом к панели, со стороны машинного отделения, реагировал на команды и с внешней стороны. Льюис закоротил несколько проводов консоли и уже стравил большую часть атмосферы. Ли, тем временем, обрисовал остальной команде план атаки.
   -- Я пойду первым, -- сказал он, глянув, на Файндера, и тот понял, что это не обсуждается. -- Сержант обеспечивает прикрытие, Бёрнс следует за мной. Мы пробираемся в центр помещения. Внутри, вокруг силовой установки, есть много укрытий.
   Бёрнс нервно кивнул, скорее всего, переживая больше из-за наличия поблизости ядерного реактора, чем из-за вооружённого неприятеля.
   -- Льюис, мы начинаем на счёт 'три'. Один... Два... Три!
   Льюис привёл в действие устройство освобождения панели, и она плавно отлетела сторону. Ли развернул себя под нужным углом к открывшейся арке, пригнул голову, и дал полный импульс. Он проплыл три метра вдоль палубы, добрался до стенки реактора, и укрылся за управляющей панелью. Секунду спустя, к нему протиснулся Бёрнс, заняв всё оставшееся пространство в укрытии.
   -- Так, Родриго, -- тихо произнёс Ли, -- ты проверяешь на двенадцать часов, я смотрю на шесть часов.
   Они оглядели коллекторы, пульты управления и экранированный кожух ядерного реактора. Признаков движения не было. Ли подбородком открыл канал связи с Файндером.
   -- Сержант, докладывайте.
   -- Я бы доложил, лейтенант, если бы что-нибудь увидел. Всё тихо.
   -- Хорошо. Вы и Льюис, заходите, займите позицию за панелью. Обыщите помещение в разных направлениях. Бёрнс и я обеспечим прикрытие.
   -- Есть кэп.
   Двенадцать напряженных секунд спустя, машинное отделение было проверено, и Файндер доложил об излучении аж в три миллибэра в час.
   -- Значит, утечек нет, -- вздохнул Льюис с облегчением.
   -- И врагов нет, -- напомнил Файндер. -- Какие будут приказания лейтенант?
   Ли взглянул на начало прохода, который тянулся вдоль длинного киля корабля, вверх к жилым модулям.
   -- Мы идём вперёд. Прямо по центру этого чёртового пятидесятиметрового тира.
   -- Так, -- быстро сказал Файндер, -- рядовые, внимание. Лейтенант сказал выдвигаться вперёд. Бёрнс, поменяйся с Льюисом оружием. Я хочу, чтобы ты показал, чему научился. Льюис, возьмёшь булл-пап [bullpup - укороченная штурмовая винтовка; прим. пер.], отвечаешь за заградительный огонь. Идёшь за лидирующей группой, останавливаясь каждые десять метров. Держись ближе к краю прохода, не нужно выстраиваться в линию, как кегли в боулинге. Согласны, лейтенант?
   Ли удивлённо кивнул, глядя на то, что делает Файндер. Согласившись, Ли дал понять, что доверяет командование текущей задачей и тактическим расположением сержанту, но Файндер как-то слишком быстро отреагировал на его приказ, будто хотел, чтобы его план был гарантированно принят. И кроме того, думал Ли, переключаясь на закрытый канал, Бёрнс, а не Льюис, был лучшим стрелком из булл-папа, который они захватили с собой.
   -- Сержант... -- начал он.
   -- Доверьтесь мне, лейтенант. Я знаю, Льюис не лучший стрелок, но здесь это не важно.
   -- А что тогда важ...?
   -- Лейтенант, прошу вас, доверьтесь мне.
   -- Ладно, сержант, с условием, что у нас с вами будет разбор полётов после задания.
   -- Вы босс, -- кивнул Файндер, и переключился на основной канал, -- Льюис, доберись до очередного пролёта максимально быстро, убедись, что врагов нет, и занимай позицию в правом нижнем углу. Лейтенант, вы идёте последним и занимаете позицию в левом нижнем углу. Начинаем по вашей команде, сэр.
   Ли кивнул.
   -- Льюис, на счёт 'три'. Один... Два... Три!
   Бёрнс нажал на спусковой механизм двери, и Льюис скользнул в проход. Ли чувствовал как что-то коснулась его левой руки. Он взглянул вниз, и увидел, что Файндер, украдкой, сунул ему в руку странно-выглядевший пистолет. Что ж, это было очень заботливо с его стороны, но ствол выглядел как длинная анорексичная трубка, с приделанным сзади магазином, явно кустарного производства.
   -- Что за...?
   Голос Файндера на закрытом канале отозвался быстрым шёпотом:
   -- Восемь зарядов. Реактивные патроны. Нулевая отдача для нулевой гравитации. Не пользуйтесь вашим пистолетом. Останьтесь в живых.
   Затем Файндер резко скомандовал и полез в проход вслед за Бёрнсом. Ли был так удивлён, что чуть не забыл последовать за ними.
   Когда он догнал их, его команда уже сидела, пригнувшись на позиции. Ли сделал так же, припав плечом к стене слева от прохода.
   -- Всё чисто, лейтенант, -- доложил Файндер. -- Довольно таки тихо для пиратов.
   Ли не спускал взгляда с коридора перед ними.
   -- Я и не ждал, что мы встретим здесь внизу плохих парней, возможно только тела команды. И, похоже, одно тело там.
   Ли указал направление.
   Бёрсн прищурился и кивнул, -- Точно. Выглядит как утопленник. Он почти в самом конце туннеля.
   -- В двадцати трёх метрах, -- доложил Льюис, глядя, не отрываясь, правым глазом в лазерный прицел винтовки.
   -- Отключить активные сенсоры, -- отрывисто скомандовал Ли. -- Может они и не патрулируют эту часть корабля, но у них могут быть разбросаны датчики с автоматической системой обнаружения. Отсюда идём по старинке: радиомолчание, сигналы только руками, никаких сенсоров.
   -- Но лейтенант..., -- начал Бёрнс.
   Ли, левой ладонью, сделал режущий жест по горлу. До Бёрнса дошло, и он замолчал.
   Файндер кивнул, указал на Ли и Льюиса, сжал кулаки, распрямил все пальцы, затем поднял большой палец вверх и стал ждать реакции.
   Это было просто Файндер просто подтвердил ранее отданный приказ, о том что Ли и Льюис следуют на расстоянии десяти метров. Ли ответил, подняв большой палец вверх.
   Файндер кивнул, постучал Бёрнса по плечу и оттолкнулся от палубы под точно выверенным углом, отклонившись вверх. Бёрнс повторил его движение, но отклонился вниз. Ли подождал, пока они удалятся на 8 метров, затем кивнул Льюису и скопировал прыжок Файндера.
   Однако, учитывая то, что он был единственным в команде парнем с Поверхности, его грациозный прыжок был не таким точным. Он вынужден был оттолкнуться от обшивки ещё раз, прежде чем добрался до места, где плавал мёртвый член экипажа. Файндер уже послал Бёрнса вперёд, охранять проход в зону жилых отсеков и сейчас показывал на раны трупа. Ли покосился на рассеянное рядом облачко маленьких красных пузырьков. Арбалетный болт небольшого размера вонзился в ногу человека чуть выше бедра. Но не это ранение было смертельным. Очевидными причинами смерти были две колотых раны по обе стороны груди и рассечённая шея.
   Ли наклонился поближе к трупу, чтобы рассмотреть нашивки на плече его комбинезона. Как он и подозревал, это был инженер, который, по-видимому, возился с реактором, когда напали пираты. Возможно, он услышал крики о помощи и спешил наружу, или бандиты просто выманили его сюда. В любом случае его застали врасплох, и, скорее всего, сначала вывели из строя выстрелом из арбалета. Затем, атакующие закончили работу непосредственно и с близкого расстояния. И факт того, что они использовали нож в невесомости, говорил о том, что, похоже, они родились не на Земле. Рукопашная в невесомости требует серьёзных навыков. У обладающих подобными навыками, должен быть большой опыт, который нарабатывается при проживании и работе в условиях низкой или нулевой гравитации.
   Файндер склонился к Ли, так что его забрало вплотную коснулось его шлема. Через стекло он услышал приглушенный и бестелесный голос сержанта.
   -- Это работа 'апсайдеров', никаких сомнений.
   -- Да, убийство это дело их рук. Но это не означает, что все нападавшие были 'апсайдерами'.
   Файндер приподнял бровь, но затем кивнул.
   -- Вы правы лейтенант! Давайте теперь отправим Льюиса чуть подальше, вы не против?
   -- Тем длиннее будет наша беседа по возвращении.
   Файндер пожал плечами, улыбнулся, повернулся к Льюису и показал тому сначала десять, а затем ещё пять пальцев. Затем он постучал Ли по плечу и приготовился к прыжку. Как только Ли занял требуемую позицию, Файндер кивнул, и они оттолкнулись, заскользив вниз по коридору, держась на небольшой высоте от пола.
   Прыжок Ли, на этот раз, прошёл немного лучше, отчасти потому, что сейчас, он чувствовал меньше причин держаться ближе к стене. Судя по тому, как развивались события, он сомневается, что мятежники чувствовали необходимость патрулировать эту часть корабля. Кроме того, их отсутствие здесь предполагало, что они были уверенны, что обезвредили всех на корабле, включая команду и пассажиров. И это наталкивало на ряд догадок, которые стали выстраиваться в связную тактическую картину.
   Во-первых, нападавшие явно хотели убить экипаж, с учётом того, что особых причин на это не было. Ни что не указывало на то, что мёртвый инженер носил оружие. Или на то, что он был в состоянии двигаться после арбалетного выстрела, чтобы помочь другим членам команды или пассажирам. Или на то, что он собирался отсидеться в машинном отделении, где мог навредить атакующим, отключив систему жизнеобеспечения, заблокировав переборки отсеков, или использовать десятки других опасных и непредсказуемых контрмер, которыми он мог бы навредить им. Наоборот, всё говорило о стремительной и жестокой атаке, при которой ни у кого из команды не было возможности его предупредить. Одежда не смята, волосы не растрёпанны, всё это подтверждает вывод о том, что инженер был введён в заблуждение тем, кому он доверял настолько, чтобы подойти к нему достаточно близко.
   Что далее наталкивало на мысль, что мятеж был поднят частью экипажа, либо в качестве зачинщиков, либо в качестве соучастников тех, кто маскировался под обычных пассажиров. И поскольку не было никаких признаков того, что у бандитов возникли осложнения с захватом судна, это наводило на последний, мрачный вывод - им не нужны были заложники. Они не выдвигали никаких ультиматумов, не заявляли требований о выкупе, в обмен на заложников. Более того, мятежники вообще не контактировали с властями. Ли знал, что единственная причина, по которой, началось расследование, была в том, что капитан 'Душистого Цветка' пропустил негласную договорённость выйти на связь с его другом, главным администратором проекта по запуску кораблей колонистов на спутнике Юпитера Каллисто. Подводя черту рассуждениям, представлялось маловероятным, что на корабле оставались пассажиры или члены экипажа кого требовалось бы спасать.
   Подплыв к входу в жилые отсеки, Ли остановил движение с помощью выступа на левой руке. Файндер просигналил общий сбор, и они склонились, прислонившись шлемами друг к другу.
   -- Так, -- сказал он, -- что от нас требуется дальше, лейтенант?
   -- У нас не много вариантов, сержант. Мы проходим комнату за комнатой. Идём быстро. Я не думаю, что они обеспокоились выставить охрану, за исключением переднего отсека, где они взяли под контроль мостик и наблюдают за нашим кораблём, поджидая гостей.
   -- Гостей? - переспросил Бёрнс.
   Да, -- сказал Ли. -- Если бы они собирались отогнать это судно, они бы не стали просто дрейфовать здесь. С тех пор как мы здесь, мы выяснили, что они захватили контроль над большим числом систем корабля, которых было достаточно для того, чтобы например, заблокировать нам проход через шлюз. Кроме того, двигатели лайнера в прекрасном состоянии. Так что, если бы в их планы входило увести этот корабль куда-подальше, они бы уже это сделали. Это означает, что та компания впереди, нас поджидает.
   Льюис и Бёрнс обменялись удивлёнными взглядами. Файндер лишь улыбнулся.
   -- Я вижу, нам улыбнулась удача и послала хорошего командира... для разнообразия. Что-нибудь ещё сэр?
   -- Отсутствие контактов с нами, и в особенности тишина насчёт угроз жизням заложников, означает, что, скорее всего, у них нет козырей. Однако, мы не можем быть в этом уверенны, и несомненно, наша задача, взять этих ублюдков живыми. Во-первых, этого требуют инструкции, а во-вторых, нам обязательно, повторяю, обязательно, нужно допросить их.
   -- Что? Почему? - спросил Льюис.
   -- Потому что в истории мятежей или нападений на корабли, этот единственный выделяется своей нетипичностью. Заложников нет, сам корабль, по сути, не угнан, так что они играют в какую-то свою игру, и если мы не поговорим с парочкой из них, то не узнаем, что это за игра. Мы входим. Сержант, командуйте.
   -- Бёрнс, работаешь первым номером, заходишь и применяешь распылитель, -- Родриго начал стаскивать с плеча нечто, выглядящее как ручной гранатомёт с обрезанным и утолщённым стволом. -- Открой дроссель на максимум, и жарь транквилизатором по кругу.
   -- Э... сержант, эксперты по применению хим. оружия говорили нам, что если цель небольшая, раненая или у неё есть признаки сердеч...
   Файндер посмотрел на Бёрнса взглядом акулы.
   -- Если ублюдкам суждено умереть, значит, они умрут. Мы примем все меры предосторожности, кроме того, твой ствол настроен на широкое распыление, с такими установками не рассчитывай на множественные попадания. Один залп свалит любую цель. Так что иди, и накорми их сонными коктейлями двойной крепости.
   -- Вас понял, сержант.
   -- Лейтенант и я будем вести беглый огонь, чтобы зачистить проход. Продвигаемся вперёд перекатами.
   Льюис нахмурился. -- А что насчет меня?
   -- Ты Льюис, крепко держишь свой карабин. Будешь нашим тузом в рукаве. Если распылитель заклинит, или мы продвинемся дальше чем нужно, и противник зайдёт к нам сзади, то ты будешь нашей страховкой. При необходимости, мы вызовем тебя, чтобы прикрыть фланг, или поддержать нас огнём.
   -- Так мне всё время держаться позади?
   -- Да. Это также нужно на случай, если всё полетит к чертям и нам там надерут задницы, тогда ты обеспечишь отход.
   Льюис пожал плечами. -- Лады, сержант.
   -- Хорошо. Лейтенант, в любое время по вашему приказу.
   Ли кивнул.
   -- Он у вас есть.
  
  
   * * *
  
  
   Внутри, Ли увидел, пожалуй то, что ожидал увидеть. Они прошли в отсек никого не встретив на пути, за исключением развёрнутых в разные стороны и молча следящих за ними камер наблюдения, и плавающих тел, глядящих на них с укором.
   Нападавшие перебили и экипаж, и пассажиров. Одной из последних, была лунянка судя по неестественно худому строению тела. На вид ей было не более четырнадцати. Возможно и меньше. Ли крепко сжал зубы, заставляя себя пробираться сквозь это воздушное 'саргассово море', заполненное трупами и пузырьками крови.
   Ставя на дверях закрытых кают небольшие датчики движения, на случай возникновения любой опасности у себя за спиной, они продвигались вперёд к мостику с приличной скоростью...
   и на полпути к цели внезапно натолкнулись на двух плохо выбритых мужчин, которые, очевидно, следили за их приближением с камер. Хорошей новостью было их довольно легкое вооружение. У одного имелся стандартный десятимиллиметровый пистолет, у другого было нечто, выглядевшее как самодельное пневматическое ружьё, стреляющее дротиками. Плохая же новость состояла в том, что они были в скафандрах: распылитель Родриго теперь был годен только на то, чтобы запустить его им в лицо.
   Проклятье, подумал Ли, и крикнул, -- Бёрнс, меняй ствол. Огонь по готовности.
   Как и в большинстве внезапных столкновений, большинство первых выстрелов пошли куда попало. И как в большинстве стычек в невесомости, траектории выстрелов были менее предсказуемы, чем обычно. В Бёрнса, не успевшего сменить оружие, попала маленькая арбалетная стрела, завязшая в левом плече его тяжёлого скафа. Из его мычания невозможно было определить, прошла ли она внутрь, или лишь сильно ударила его. В любом случае сейчас он пытался справиться с последствиями удара, отбросившего его назад.
   Файндер крутанулся вперёд по часовой стрелке, подставив первому атакующему лицо и плечи. Ли последовал его примеру, оценив эту 'неуставную' позу лицом вниз, которая одновременно уменьшала его силуэт и сглаживала последствия отдачи после выстрела. Да, отдача могла отбросить его назад, но лишь слегка, и то не факт.
   И судя по всему, это позволяет Файндеру лучше целиться. Когда вражеские десятимиллиметровые патроны засвистели над головой, сержант выстрелил дважды, выдержал короткую паузу, а затем выстрелил в третий раз. Орудующего пистолетом бандита отбросило назад, и он изо всех сил попытался прицелиться снова. Файндер прервал эту попытку четвёртым выстрелом.
   Ли был слишком занят, чтобы проследить за результатом этой дуэли. Он смотрел сквозь прицел своего оружия, поймал в перекрестие человека с арбалетным ружьём, и выстрелил. Отдачи не было совсем, была лишь струя сжатого воздуха, обдавшая перчатки его скафандра с обеих сторон. Это были пороховые газы, вытолкнувшие заряд из ствола, и выровнявшие силу отдачи с помощью углового рассеивания. Спустя мгновение, хвост снаряда вспыхнул, и под действием вновь обретённой реактивной силы понёсся вперёд.
   И попал прямиком в переборку, позади арбалетчика. Теперь Ли понял, почему Файндер сделал паузу, после того как сделал два выстрела. Он сравнивал траекторию своего выстрела с собственным пространственным сносом относительно цели. Цель Ли стала поднимать перезаряженное арбалетное ружьё. Ли выстрелил два раза.
   Арбалетчика резко развернуло вправо, когда первая пуля Ли задела ему руку. Ещё выстрел..., и очередной промах погасил мимолётную вспышку триумфа, которую уже было, почувствовал молодой лейтенант. Прицелившись получше, Ли приготовился потратить на эту цель четыре пули...
   Позади него, три раза прострекотал десятимиллиметровый автомат. Как минимум один выстрел попал раненому арбалетчику в центр масс. Из человека, как из детской игрушки для мыльных пузырей, тонкой струёй заструилась кровь, а его движения превратились в судорожные кривляния.
   Ли повернулся, чтобы поблагодарить вновь вооружившегося Родриго Бёрнса, но рядовой в этот момент отчаянно цеплялся за обшивку, пытаясь остановить вращение, переданное ему импульсом от череды собственных выстрелов. Ли развернулся к нему, чтобы помочь...
   Голос Файндера прозвучал уважительно, но кратко:
   -- Вы ведь хотите закрепить успех, не так ли, лейтенант?
   Ли помедлил, кивнул, и повернул обратно в направлении мостика, выполнив обратный разворот резким кульбитом, оттолкнувшись ногами от палубы.
   Следуя впереди сержанта, он не смог сдержать улыбку, услышав бормотание Файндера через частный канал, отрецензировавшего его акробатический этюд, -- Не плохо... для новичка.
  
  
   * * *
  
  
   Взятие мостика оказалось менее напряжённым. Оба оставшихся мятежника были вооружены десяти миллиметровыми стволами. Они дружно расстреляли пустую перчатку от скафандра, которую Файндер медленно просунул в дверной проём. Они сделали по три выстрела каждый, но этого было достаточно, чтобы создать необходимое преимущество для старшего сержанта. Покачиваясь под ободом люка с грацией пираньи, он посмотрел на то, как стрелки пытались справиться с кувырканием в воздухе, и спокойно прицелился.
   Ли активировал частный канал.
   -- Они сейчас беспомощны, мы могли бы захватить их для...
   -- Никак нет, лейтенант. Гляньте на них, они уже перегруппировываются. Эти парни или 'апсайдеры', или те, кто достаточно подготовлен, чтобы оправиться от последствий отдачи. Мы растеряем наше преимущество, не пройдёт и трёх секунд.
   Ли вздохнул, -- огонь по готовности.
   И они сделали то, что нужно было делать. По две пули на каждого, и их работа здесь была закончена.
   Внезапно, позади них, сработал один из установленных ими датчиков движения. Резко развернувшись на 180 градусов, Ли и Файндер оттолкнулись от переборки, и устремились назад, по тому же маршруту, по которому пришли.
   Неподалёку от места их первой стычки, они увидели Бёрнса прячущегося за дверью люка. Раздался характерный отрывистый звук десятимиллиметрового пистолета, и это вынудило его отступить ещё дальше. В этот самый момент по коридору прокатилось эхо от серии выстрелов, шедших из его дальней части.
   -- Всё чисто, -- отчитался Льюис по открытому каналу. -- Там был всего один. Возможно, он спал, когда мы пришли. Я его снял. Сержант, я попал в него три раза, хотя отдача у меня была...
   -- Супер, Льюис, это было неподражаемо. -- Ну что лейтенант, вот и профукали шанс допросить пленного.
   -- Не повезло, сержант. Не повезло.
   -- Смерть этого пирата - случайность, здесь не было никакого умысла, сэр. Файндер строго посмотрел в направлении Льюиса.
   'Да уж', размышлял Ли, ему и сержанту чертовски о многом надо бы поговорить позже...
  
  
   * * *
  
  
   Возвратившись на мостик своего таможенного катера, Ли принял вахту у старшего помощника, Бернардо де лос Рейеса, обменявшись с ним усталыми салютами.
   -- Я уже начал за вас беспокоиться шкипер, -- сказал де лос Рейес.
   -- Пришлось сохранять радиомолчание около двух часов, прежде чем мы справились с противником. Их было пятеро.
   -- А чего так долго возились - целых два часа? - развязно спросил де лос Рейес, пользуясь своей привилегией старшего, перед рядовыми на мостике. Берни было хорошо известно, что длительное радиомолчание означает, что случилось нечто необычное, и возможно опасное.
   -- Пока нет времени это обсуждать, Берни. Ещё остались кое-какие дела.
   Файндер тяжело ступая, вошёл на мостик, всё ещё одетый в скафандр.
   -- Берни, Лейтенант Стронг работает над довольно интересной догадкой.
   -- Поделитесь? - скромно спросил молодой де лос Рейес.
   Эти двое дружили давным-давно, и по всем воинским правилам и раскладам, старшим должен был быть Файндер, а не Бернардо, служивший старпомом на их катере, носившим имя 'Почитающий Гею'. Однако, острословие Файндера было не только забавным, но порой и необдуманным. Предыдущие офицеры с Поверхности наложили достаточно взысканий и выговоров в его послужной список, чтобы он никогда не поднялся выше, чем он был сейчас. А именно, старшим сержантом и руководителем группы выхода в открытый космос.
   Ли проплыл по мостику и завис над плечом штурмана.
   -- Штурман?
   -- Да, лейтенант.
   -- Рассчитайте кривую траектории движения 'Душистого Цветка' на следующие три недели вперёд.
   -- Но сэр, 'Душистый Цветок' дрейфует. У него нет ни тяги, ни вектора, и в любом случае...
   -- Я знаю рядовой. Но всё же, порадуйте меня.
   -- Да, сэр.
   Штурман погрузился в работу. Тем временем Берни и Файндер подплыли и наблюдали за процессом.
   Компьютер переключился между подпрограммами, очистил экран, и вывел кривую курса, пересекавшую красный круг - возможное место встречи с объектом, уже внесённым в базу данных звёздного атласа.
   -- Выведете это на главный экран, штурман, -- сказал Ли кивнув головой в его сторону.
   На экране появилась траектория 'Душистого Цветка', которая тянулась со стороны Юпитера к Поясу Астероидов, и проходила вблизи расположенного неподалёку планетоида - красного круга, обозначавшегося как Клеопатра-216.
   Ли повернулся к двум его старшим подчинённым.
   -- Пираты не просто дрейфовали. Иначе они были бы, более или менее, на прежнем курсе к Каллисто. Что, очевидно, не так. Это означает, что после захвата корабля, они произвели некоторую корректировку двигателя, чтобы встать на этот пассивный курс и пересечься с этим астероидом, -- он показал на Клеопатру-216.
   -- Почему туда? - спросил штурман.
   -- Потому что, -- подвёл итог Ли, -- там их ждут друзья.
  
  
   * * *
  
  
   Берни и Файндер прошли вместе с Ли в замкнутое помещение командной рубки. Войдя, Берни достал планшет, на котором уже светился расчётный курс до Клеопатры-216, и щёлкнул переключателем. Комната тут же наполнилась звуком, или точнее ощущением звука, еле слышным гулом, издаваемым генератором белого шума [или генератором помех, который в данном случае, используется для защиты от прослушивания; прим. пер].
   -- Мда, сегодня по видимому, день неуставных сюрпризов.
   Берни встретил этот взгляд и смущённо пожал плечами. -- Думаю так и есть, сэр. Итак, сколько у нас времени, пока мы не достигнем Клеопатры-216?
   -- Два часа и восемь минут, -- ответил Ли. -- Это означает, что у меня не остаётся времени ввести вас в курс дела о том, что мы нашли на борту 'Цветка'. Чёрт, у нас даже нет времени на то, чтобы получить инструкции или точный план операции из штаба на Марсе.
   Берни кивнул. Марс находился чуть дальше двадцати световых минут, и это означало как минимум, часовую задержку по времени.
   -- Они не смогут предложить что-либо ценное, раньше, чем мы сами выработаем определённый план действий, -- согласился он. -- Так что мы или делаем это сами, а это означает, что мы будем козлами отпущения, которые не дождались подтверждения, если дела пойдут плохо. Или, иначе нас пошлют в свободный полёт, отдав временный приказ, основанный на неполных данных от первой вылазки. Поэтому, если всё пройдёт плохо, они смогут свалить неудачу на наши неполные отчёты и на плохое исполнение. Это то, о чём вы думали Шкипер?
   -- Да, что-то вроде этого, -- согласился Ли.
   -- Это означает поток дерьма на наши головы в обоих случаях, -- проворчал Файндер.
   -- Только на мою голову, господа, -- вздохнул Ли. -- Я был бы счастлив разделить неминуемую кару с вами обоими, но это моя команда, мой приказ и мой трибунал.
   Берни посмотрел на Файндера и издал театральный вздох.
   -- Ян, я хотел бы спросить тебя, у нас всё ещё есть проблемы с передающими антеннами?
   Файндер на секунду уставился в пустоту, а затем грустно кивнул.
   -- Э... Да... В общем, не могу вроде как разобраться, что с ними не так.
   -- А ты занёс в журнал тот факт, что со вчерашнего дня, когда мы впервые обнаружили неисправность, у нас нет связи?
   -- Полагаю, что нет. Мне будет нужно заглянуть в записи и проверить. Возможно, придётся внести исправление задним числом. Файндер озорно скалился, излучая ехидное веселье.
   -- Мне следует сделать выговор вам обоим, -- сказал Ли ухитрившись не улыбнутся.
   -- Да шкипер, -- согласился Берни, потупив взор, -- несомненно, следует.
   -- Ладно, раз связь будет 'наконец' восстановлена, мы летим к Клеопатре-216. Поэтому сейчас уже слишком поздно для того, чтобы мы могли передать сводку или получить приказы начальства с Марса. Времени хватит только на то, чтобы передать им сообщение о том, что мы обнаружили здесь и, что обнаружим там. И конечно мы не должны пользоваться радиоканалом, потому что мы не можем оставлять активный электромагнитный след, учитывая, что в зоне нашей операции могут быть вражеские суда.
   -- Да, да, сэр, -- согласился Берни. -- Всё в точности по Уставу, который мы всегда чтим.
   -- Как я уже отмечал, -- Файндер поднял взгляд на Ли, -- вы с самого начала заподозрили, что было нечто странное в действиях тех, кто напал на 'Цветок' - почему?
   -- Рассуждая логически, этим парням, с неповреждённым двигателем, нужно было бы на максимальной скорости лететь по направлению к их убежищу. Но тогда, мы могли бы случайно наткнуться на них на нашем маршруте, обнаружив их по сигнатуре двигателя, или по остаточной температуре, даже если бы они уже заглушили ускоритель к этому моменту. В любом случае, они бы сияли как неоновая вывеска у нас на сенсорах, как только мы прибыли бы в этот район. Но они позаботились, чтобы этого не произошло.
   Берни нахмурился.
   -- Вы хотите сказать, что они знали, что мы придём? Но откуда?
   -- Это и есть странная часть истории. Единственный способ, которым они могли узнать, что мы придём, это доступ к засекреченной информации. В частности, к нашему маршрутному плану патрулирования.
   -- Проклятье, -- выдохнул Файндер, -- доступ к такой информации дело не простое.
   -- Да, но всё указывает на это. Они не только знали, что мы придём в этот сектор, но и были готовы к любой обычной попытке проникновения на борт.
   Берни нахмурился. -- Что вы имеете в виду?
   -- После того как мы справились с бандитами и взяли корабль под контроль, мы выяснили, что они установили мины-ловушки на все очевидные точки входа на борт, исключая одну, про которую они или забыли, или о которой не знали.
   -- Вы говорите о шахте сброса ядра? - Берни покачал головой. -- Чёрт, да они просто решили, что ни один псих туда не полезет.
   Ли улыбнулся. -- Вы имеете в виду, что они решили, что никто не сможет отбросить суеверные страхи и сосредоточиться на физике.
   -- Ага. -- Берни почесал ухо. -- Раз уж мы остановились на этом моменте, лейтенант, позвольте мне и сержанту отметить, что вы не совсем... ну, вы не похожи на прочих офицеров с Земли, которых к нам направляли до этого.
   -- Выражаясь научно, вы пытаетесь спросить, почему я не надменный болван?
   Файндер хохотнул. Берни широко улыбнулся. -- Ну да... что-то вроде того.
   -- Это длинная история, но давайте просто скажем, что моя семья не очень любима 'глобально-назначенными' политиканами на родине.
   -- А где ваша родина?
   -- Такома, затем Ванкувер, и Амхерст.
   Файндер и Берни обменялись понимающими взглядами.
   -- Очередной нарушитель спокойствия Нового Мира? - Спросил Берни.
   Ли покачал головой.
   -- Не я. А вот мои друзья, да. Но боюсь, они вымирающий вид.
   Берни пожал плечами. -- Я думаю, в 'колониях', дух независимости просто так не вымрет.
   -- Возможно. -- Ли попытался искренне улыбнутся, но почувствовал как сожаление погасило его улыбку. -- Тем не менее, это происходит. Слишком много барьеров для свободомыслящих. Вы не получите мгновенного доступа к социальным услугам, если вам известно, что такое быть 'рецидивистом' на карандаше у властей.
   Берни и Файндер обменялись долгими взглядами. -- Да, нам это известно.
   Ли откинулся назад. Чем дальше, тем больше всё шло к тому, что та 'длинная беседа' которой он грозился Файндеру, по всей видимости, должна была также включать и Берни.- Вы парни наблюдали за мной, не так ли?
   Файндер улыбнулся, наполняя эластичную колбу кофе. -- Вы только что это заметили, сэр? Такой хитрый парень, как вы?
   -- Нет, я просто не совсем понял, насколько систематично это происходило. И сколько интересного мне ещё предстоит выяснить.
   Берни покачал головой. -- Лейтенант, вы не знаете и половины.
   -- Уверен, что вы правы, но с этим придётся повременить, -- Ли взглянул на часы, -- мы пролетим мимо Клеопатры-216 всего через 2 часа, и у нас есть много работы, которую предстоит сделать.
   -- Например? - Спросил Берни, -- мне кажется, нам нужно просто отойти подальше от 'Цветка', затаиться, и, не меняя направления, следовать за ним тем же курсом, а когда подойдёт эвакуационный корабль, схватить бандитов. Мы ударим по ним, когда они будут заняты переброской команды и...
   Ли покачал головой.
   -- По вашему, достигнув Клеопатры-216, они подлетят к кораблю, надолго остановятся и, всё время будут находиться внутри 'Цветка', разбираясь в произошедшем на борту. Однако учитывайте, что они могут выйти в космос заранее и отбуксировать корабль небольшим тягачом с дистанционным управлением. Если они так поступят, вражеский корабль может всё время оставаться в тени Клеопатры.
   Берни и Файндер в очередной раз уставились друг на друга. Файндер первым кивнул головой и произнёс, -- Он прав.
   -- Ещё как прав, -- пробормотал Берни. -- Можете себе представить, получить урок по операции в космосе от 'поверхностника'. Моя мама на Марсе никогда мне этого не простит.
   -- Тогда не говори ей, -- предложил Ли. -- Но это рандеву в открытом космосе не тот сценарий, о котором я больше всего беспокоюсь.
   -- Правда? - Файндер подался вперёд, забыв про кофе.
   -- Да. Как только выяснилось, что пираты не проявили интереса к заложникам и самому кораблю, это стало означать, что у них другие мотивы. Мотивы, о которых мы пока не знаем.
   Берни пожал плечами. -- Ну ладно, а что это меняет?
   -- Это кое-что меняет, потому что если у них есть доступ к нашему маршрутному плану, то тогда это просто грязная часть чего-то большего, некой тайной операции. Операции, которую кто-то пытается скрыть или сохранить видимость правдоподобного отрицания. Это значит, что она должна пройти максимально стерильно. -- Он сделал паузу. -- Я говорю о том, что ресурсы, которые они использовали для её проведения, могут нуждаться в зачистке. С максимальным ущербом.
   -- Твою ж..., -- выдохнул Файндер, -- парень то... в смысле лейтенант прав. Понятно, что рандеву на Клеопатре-216 скорее всего им нужно только для того, чтобы снять информацию или подтвердить, что миссия выполнена. После того как эвакуационная команда получит то, что им нужно, их следующим шагом может быть ликвидация самих захватчиков.
   -- Да, -- кивнул Берни, -- звучит логично. -- Он сложил руки на груди. -- Итак, шкипер, каков план на игру?
   -- Наши собственные тягачи для открытого космоса, в строю?
   -- Готовы на сто процентов, сэр.
   -- Прекрасно. Сколько у нас пассивных дистанционных сенсоров на складе?
   -- Шесть сэр. Шесть разных модификаций.
   Ли кивнул, затем склонился над планшетом. -- Тогда, вот что мы сделаем...
  
  
   * * *
  
  
   Спустя примерно два часа, команда 'Почитающего Гею' была на боевых постах, и удивлялась, почему этот чёртов лейтенант Стронг не маневрирует более активно. Но катер, который они давным-давно переименовали в 'Почитающего Гато' [gato - кот, на испанском. Ироничное противопоставление 'политизированной' богине Земли - Геи; прим. пер.], продолжал копировать медленное движение 'Душистого Цветка', следуя в тени большого судна, дрейфуя с ним бок о бок.
   Большие, размером с автомобиль, куски космического мусора плыли вместе с ним. Извлечённые из грузового отсека 'Цветка', они были рассеяны в пространстве между этим тандемом из двух кораблей и тянулись вслед за ним.
   'Гато' почти сливался с пустотой, через которую он скользил. Гул компьютеров и слабая вибрация, из-за активированных элементов аварийного питания, были как никогда заметны в отсутствие человеческой болтовни. Вероятность столкновения с противником не только держала экипаж в напряжении, но и пробуждала чувство сюрреализма происходящего, настолько редки были космические сражения. Возможности противника были полностью неизвестны. Этот факт держал взгляды команды прикованными к мониторам, а пальцы в напряжении, в ожидании приказа к действию.
   В то же время, у команды на мостике был другой объект для наблюдения. Здесь, на главном обзорном экране непрерывно увеличивалась в размерах Клеопатра-216, выглядящая как вытянутая собачья кость размером 217 километров в длину и 94 километра в ширину. Обращаясь вокруг своей оси каждые пять часов она была довольно подвижной скалой, сопровождаемой на некотором удалении, двумя спутниками, размерами по три и пять километров соответственно. Отвалившиеся от астероида обломки, также составляли ей компанию, отдельные фрагменты варьировались в размерах от футбольного мяча до дома. Это представляло интерес, поскольку от этого зависел размер вражеского корабля, учитывая конечно, что таковой был только один. Корабль мог быть скрыт за любым из нескольких десятков скальных обломков или выступов в видимой области, включая конечно саму огромную Клеопатру.
   -- Шкипер, Клеопатра вошла в пределы границ досягаемости наших ракет, -- осипшим голосом произнёс старший канонир. Слова выходили из него тяжело, возможно из-за пересохшего горла.
   -- Техник, что на сенсорах? - спросил Ли не глядя на рядового, которому был адресован вопрос.
   -- Без изменений, сэр. Конечно, данные могли бы быть точнее, если бы мы подключили активные антенн...
   Ли перебил его спокойно, но твёрдо. -- Даже не думайте об этом, рядовой. Мы соблюдаем режим тишины, пока я не отдам приказ.
   -- Есть сэр, однако...
   -- Мне хорошо известно, что пассивные сенсоры не дают нам полной картины и пропускают гораздо больше целей. Но сейчас, просто обеспечьте нам связь с нашими пассивными активами и держите меня в курсе.
   -- Да, сэр.
   Берни подплыл ближе. -- Знаете, Лейтенант, вполне вероятно, что у пиратов нет намерения ждать кого-либо на корабле, возможно, они планируют просто пересесть на небольшой челнок, который припрятан в небольшой расщелине, и мы никогда это не заметим.
   -- Это возможно, -- допустил Ли.
   -- Но вы не верите в это, -- закончил за него Берни.
   -- Да, не верю. Учитывая все сложности, которые они преодолели, я просто не...
   -- Лейтенант, -- напряжённое восклицание прозвучало в ответ на внезапно вспыхнувшую оранжевую отметку, окрасившую дальний край Клеопатры-216, тепловым следом от нового объекта.
   -- Я вижу. Определите координаты возможного источника.
   -- Сэр, ничего не выйдет, пока наши удалённые сенсоры не сориентированы на объект.
   Берни пожевал губами, глядя на оранжевое пятно.
   -- Что может дать сигнал, видимый с такого большого расстояния, и к тому же с пассивных переносных сенсоров. Как считаете?
   -- Атомный двигатель, -- ответил Ли категорически.
   -- Звучит, так, будто вы ожидали этого, -- сказал Файндер с заднего конца мостика.
   Ли повернулся и гаркнул.
   -- Сержант, ваше место на вспомогательном мостике на всё время боя. Если этот мостик уничтожат...
   Лица вокруг Ли побледнели. Файндер резко отсалютовал. -- Уже там сэр. -- И скрылся.
   На лице Берни была улыбка, до тех пор пока Ли не повернул к нему лицо.
   -- Мистер де лос Райес, вы единственный на этом мостике кто не зафиксировал противоперегрузочный механизм.
   -- Сделаю сию секунду, -- сказал Берни и нервно сглотнул. Он уселся в кресло и затянул ремни.
   Голос худощавого техника с Марса, управляющего сенсорами, звучал так, будто он задыхался.
   -- Объект нагревается, сэр. Получаю предварительные данные о частицах с высокой энергией...
   -- Держу пари, это они, -- пробормотал Ли. -- Приготовьтесь к развороту пассивных сенсоров, только будьте аккуратнее с передачей данных об изменении вектора, не выдайте местоположение обломков, в которых мы прячемся.
   -- Есть, сэр. Дистанционные тягачи разворачивают обломки в сторону объекта и формируют сканирующий конус.
   Прошла пара секунд, и оранжевая тепловая метка на краю Клеопатры-216 набухла и лопнула, сократившись до грозного красного сгустка.
   -- Вампир, вампир! - прокричал техник. -- Он движется, твою же мать!
   Ли проигнорировал ругательство. -- Канонир, сенсоры теперь ваши. Определите по ним координаты их эмиссии.
   -- Результат будет не особо пригоден для захвата цели, сэр.
   -- Я в курсе, рядовой. Мне пока не нужен точный захват. Наши активные бортовые сенсоры всё ещё заглушены, поэтому он даже не знает, что мы его обнаружили. Разве только у него есть экстрасенс, который знает, что мусор вокруг нас скрывает кластер пассивных сенсоров.
   Берни одобрительно хмыкнул. -- И вместе с тем, они работают почти как массив направленных тепловых датчиков.
   -- В этом и идея. Будем наедятся, что это сработает. Рулевой, приготовьтесь. Штурман, проложите курс в направлении, противоположном курсу вампира.
   -- Мы...э, мы убегаем, сэр?
   -- Нет, мы увеличиваем дистанцию. И если вы будете и дальше медлить, мистер, я накажу вас, как уклоняющегося от своих служебных обязанностей.
   -- Сэр, есть проложить новый курс, сэр!
   Механик облизал губы. -- Мне активировать реактор?
   -- Пока нет. Сейчас мы излучаем меньше радиации, чем реактор 'Цветка'. Я хочу, чтобы так и продолжалось.
   Берни улыбнулся. -- Значит мы скрываемся в радиационной тени лайнера?
   -- Надеюсь на это. Канонир, приготовьтесь к массированному ракетному залпу.
   -- Сколько птичек сэр?
   -- Залп всем что есть.
   -- Сэр?
   -- Учитывая, насколько быстро этот корабль приближается, думаете, у нас будет шанс сделать второй выстрел?
   Канонир сглотнул. -- Есть, залп всем что есть, сэр.
   Красный сгусток на экране заметно увеличился, и казалось, приобрёл заострённую форму, а его красный оттенок стал более интенсивным.
   -- У этой чёртовой штуковины, тяги вдвое больше чем у нас, -- пробормотал рулевой.
   -- Больше почти в пять раз, если я не ошибаюсь, и оставляет такой яркий радиационный след, что чуть ли не светиться в темноте.
   -- Чёрт побери. Да сэр, думаю, вы правы, -- произнёс техник.
   -- Канонир, у нас есть предварительный захват цели?
   -- Всё ещё работаю над этим, сэр. С этими пассивными сенсорами, интерполяция довольно грубая...
   -- Техник, вампир уже взял нас на прицел?
   -- Нет, хотя ему уже пора бы это сделать, сэр. Он на нужной дистанции. Возможно, он повреждён...
   -- Возможно у него ракеты с меньшим диапазоном, чем у нас. Поэтому он надеется, что мы запаникуем при таком его быстром приближении, и от отчаяния откроем огонь с предельной дистанции.
   Берни кивнул.
   -- Да, он хочет, чтобы мы запустили двигатель, пока он просто тепловое пятно у нас на экране. А когда мы это сделаем, он перехватит инициативу, выполнив взаимный захват цели, отследив нас по нашим же активным датчикам эмиссии, и выпустит ракету по нашим задницам.
   Ли кивнул. Он почувствовал, как стали намокать его подмышки.
   -- Канонир, ещё раз - у нас есть предварительный захват цели?
   -- Ещё нет, и... есть захват! Он нечёткий и неустойчивый, но я вроде как поймал его. Хотя, этого не достаточно, чтобы гарантировать попадание, сэр.
   -- Полный залп, Канонир. Траектории ракет согласно текущих данных.
   -- Есть сэр. Птички ушли. Сэр, теперь, мы могли бы увеличить шансы на попадание, если бы запустили наш бортовой кластер активных сенсоров.
   -- Отрицательно. Сделаем это, когда наши ракеты пролетят пятьдесят процентов пути.
   -- Этот момент... произойдёт... прямо...
   -- ...Сейчас!
   -- Включить активные сенсоры, -- приказал Ли. -- Пошлите новую порцию данных, дайте нашим ракетам надёжный захват цели. Инженерная, энергию на полную. Рулевой, максимальное ускорение от вампира.
   -- Передаю ракетам данные целеуказания от активных сенсоров, -- крикнул Канонир. -- Восемьдесят процентов ракет всё ещё в зоне возможного перехвата, сближаются с целью.
  
   В космосе, ракеты более не следовали неточным данным о местоположении цели, переданным с тактических тепловых сенсоров, установленных на, передвигаемых тягачами, фрагментах 'Ароматного Цветка'. Сейчас они использовали поток чистых данных от активных сенсоров, гораздо лучше подходящий для захвата цели, к которой они мчались. Для восьми из десяти ракет, грубо вычисленных координат от пассивных сенсоров оказалось достаточно, чтобы в правильном направлении покрыть шестьдесят процентов дистанции и выйти на точный курс для перехвата цели.
   Очевидно, на вражеском корабле полагали, что 'Гато' запустит реактор и задействует свои активные сенсоры одновременно, это был момент, которого они ждали. Теперь же, с восемью несущимися на него ракетами, вампир пытался выполнить манёвр уклонения, отворачивая на девяносто градусов, форсируя свой чудо двигатель, чтобы изменить вектор движения максимально резко. Однако, чудовищное количество ускорения, которое было затрачено на сокращение дистанции с их целью, теперь работало против него. Хотя вражеское судно и могло значительно сменить направление, его настигали ракеты, которые сближаясь со своей целью, неуклонно отслеживали его положение в пространстве и учитывали изменение его вектора движения.
   В отчаянной безысходности, неприятель выпустил гроздь собственных ракет, а затем исчез в резкой, яростной вспышке.
   Ликующие возгласы на мостике смолки, когда раздался строгий голос Ли.
   -- Сколько ракет на подходе?
   -- Три сэр. Глушим их, но они всё ещё летят на нас
   -- Возможно, сейчас они ориентируются по обычным бортовым сенсорам, отыскивая нашу эмиссию. Развернуть имитаторы. Выставьте им комбинацию из теплового излучения, и посложнее.
   Берни кивнул. -- Это ещё одна причина, по которой вы сохраняли наши сопла холодными так долго. Если бы мы запустили реактор час назад, их птички могли бы отличить нас от имитаторов.
   В этот момент, рядовой, отвечающий за радиоэлектронное подавление, сообщил, что одна из вражеских ракет навелась на ложную цель и самоуничтожилась. Две других столкнулись с остальными тепловыми ловушками.
   Ли расстегнул ремни своего сидения и встал.
   -- Отбой боевой тревоги.
   Он наклонился к системе голосовой связи, -- сержант Файндер, срочно на мостик. Рулевой?
   -- Да, сэр.
   -- Вы за старшего, рядовой. Я буду в командной рубке с мистером де ла Рейесом готовить отчёт об операции, передайте сержанту, чтобы он присоединиться к нам.
  
  
   * * *
  
  
   Как только дверь рубки закрылась за Файндером, Ли повернул лицо к двум подчинённым.
   -- Итак, джентльмены, теперь, когда у нас есть несколько минут для разговора, вы должны дать мне несколько пояснений. В особенности, мне хотелось бы узнать о происхождении самодельного реактивного пистолета, который вы, сержант Файндер, мне так хитро передали. И почему вы были уверенны, что рядовой Льюис должен остаться позади команды, а не пойти в передний отсек 'Цветка'. И который, как позднее выяснилось, не только смог три раза хладнокровно выстрелить в последнего пирата, но также и то, что у нас после этого не осталось пленных для допроса. И затем этот генератор помех, который вы, мистер де лос Райес, очевидно уже раньше устанавливали в этой комнате. Довольно необычное устройство для человека, который... 'всегда чтит Устав'.
   Ли сел. -- Так что я хочу, чтобы вы оба исправили моё невежество 'поверхностника' в этих вопросах. Прямо сейчас. Перед тем как Марс может прислать ответ на отчёт об этой операции, который я только что отправил. Он сложил руки и стал ждать.
   -- Ух ты, -- вздохнул Берни и моргнул, -- а мы то уже классифицировали вас как мягкого боса, лейтенант.
   -- Простите, за этот сюрприз. Итак, сейчас самое время поделиться со мной вашими сюрпризами. Что, чёрт возьми, здесь происходит?
   Файндер помассировал мозолистые ладони. -- Лейтенант, просто чтобы не тратить время, и не открывать Америку, наверняка вы о многом догадываетесь, скажите, что вы сами обо всём этом думаете?
   -- Что ж, я знаю то, что мы, 'поверхностники', говорим об 'апсайдерах', является неточным и тенденциозным, только чтобы польстить правящей политической партии Земли - 'Зелёным', которые имеют склонность контролировать информацию. В то тоже время, 'Неолуддиты' не имеют такого влияния, такой организации, и, что более важно, такого упорства, чтобы подмечать нужные тонкости и нюансы. Поэтому, я подозреваю, что, несмотря на всю риторику, офицерский корпус Таможенного Патруля не такие уж и 'преданные глаза, и уши' Земного Содружества в космосе. Поэтому, Содружество вынуждено применять другие, менее очевидны методы надзора.
   Берни пожал плечами. -- Мы знаем, когда 'преданные офицеры' нам лгут, учитывая, откуда вы все берётесь. Без обид, лейтенант.
   -- Конечно. Однако это означает, что вы больше заботитесь об информаторах внутри ваших собственных, 'апсайдерских' рядах.
   Ли повернулся к Файндеру. -- Это то, что произошло с Льюисом? Вы подозревали его в том, что он информатор чинов с Земли?
   Файндер спокойно кивнул. -- Да. Он новичок и никто не знает его семью, даже другие луняне.
   -- Он лунянин? По виду не скажешь.
   -- Это потому что он родился не на Луне. Но его навыки в невесомости слишком хороши для того, кто родился 'поверхностником'.
   Ли обдумал заключение Файндера. -- Не мог ли он вырасти на одном из орбитальных модулей, также как вы сержант?
   Файндер улыбнулся. -- Вы меня уже раскусили? Неплохо.
   Ли пожал плечами. -- Я же слышал ваш акцент в кают-компании. Он звучит как один из акцентов обитателей станций в точке Лагранжа L4. И вы не выглядите человеком, живущим там, где меньше 1g. Следовательно, это один из больших тороидальных модулей. Из такого же места может быть родом и семья Льюиса. Это может объяснить его навыки 'апсайдера', и не противоречит тому, почему ему не быть лунянином первого поколения.
   Берни кивнул. -- Что также делает его идеальным кандидатом для 'Зелёных', чтобы завербовать в стукача.
   -- Почему?
   -- Земное Содружество придерживается строгих миграционных ограничений между различными 'апсайдерскими' сообществами. И есть один способ, который увеличивает шансы получения разрешения на переезд.
   -- Нужно продемонстрировать готовность к 'сотрудничеству'?
   Берни кивнул. -- Они многих насильно вербуют таким способом, особенно когда у людей действительно есть необходимость сменить место жительства. По медицинским показаниям, например.
   -- А именно?
   Берни наклонился вперёд, широко расставив ноги, -- Вы уверены, что хотите слышать обо всём этом, лейтенант? Это может изменить ваше мировоззрение, больше чем вы думаете. Может даже осложнить возвращение домой.
   Ли выдохнул. -- Не уверен, что хочу возвращаться назад на Поверхность. И в то же время, не уверен, что хочу жить наверху.
   -- Чёрт, -- проворчал Файндер, -- не так уж и много разницы между этим.
   Ли улыбнулся. -- Это и есть суть моей дилеммы, сержант. Но двигаемся дальше. Берни, расскажите мне, как Земное Содружество использует медицинский шантаж.
   Берни пожал плечами.
   -- Ладно... но помните, я вас предупреждал. Итак, когда я жил на Марсе, у нас были соседи, через два купола вниз по главной трубе. Приятные люди, двое детей, мальчик и девочка, в которую я был даже влюблён в то время. Так или иначе, когда ей было двенадцать, у неё диагностировали лейкемию, вызванную воздействием окружающей среды.
   Ли нахмурился. -- Я думал, что обитаемые модули на Марсе соответствуют строгим стандартам радиационной защиты.
   -- Ага, и повсюду фонтаны с лебедями. Слушайте, лейтенант, может защита и прошла комиссию после постройки. Но некоторым строениям больше двух веков. Материалы местами повредились, экранирование износились, защитный фундамент подвергся эрозии. Критически важные вещи мы обязаны поддерживать в максимально наилучшем состоянии, но у Земли всегда найдутся отговорки, чтобы отложить или отменить важнейшие грузы.
   -- Они задерживают поставки базовых защитных материалов?
   -- Они задерживают поставки всего. Включая, и здесь мы возвращаемся к моей истории, специализированные медикаменты. Мой милой соседке с лейкемией нужно было принимать медикаменты еженедельно, но поставки на Марс прервались через пять недель после начала курса лечения. Она ждала десять недель, прежде чем прибыла очередная партия. Если бы так продолжалось, она бы умерла через два года, три в лучшем случае.
   Ли разжал зубы. -- И что, её родители заключили сделку?
   -- Конечно, а вы бы не заключили? Они получили разрешение поехать на один из орбитальных модулей с низкой гравитацией неподалёку от Троянских астероидов земной группы. Я думаю, они всё ещё там, работают информаторами на Земное Содружество.
   И знаете, всё-таки Льюис очень типичный кандидат для такой роли.
   -- Почему?
   -- Ну, по правде говоря, из-за того что он с Луны. Понимаете, луняне это в основном богатые 'апсайдеры'. Они получают много грузов с Земли, у них много бонусов за лояльность, и они постоянно имеют контакты с 'поверхностниками'. Из-за того, что они всего в одной световой секунде от Земли и, как следствие, являются полноправной частью мировой информационной сети. 'Поверхностники' часто видят её на экранах, поэтому Земное Содружество делает всё, для того чтобы жизнь на Луне выглядела приятно. Вот и получается, что луняне, как правило, имеют равные социальные права и необходимые ресурсы. А туда, куда плывут такие деньги и преференции, всегда можно найти симпатизирующих режиму Земли.
   -- Если на борту есть крыса Земного Содружества, -- пробурчал Файндер, -- много шансов на то, что им окажется лунянин. Вот почему мы очень осторожны, чтобы делиться с ними секретами. Такими, как например, наш самодельный пистолет для нулевой гравитации.
   Ли откинулся назад. -- Эту сторону жизни 'апсайдеров', точно не преподают в нашей школе.
   -- Да, -- сказал Файндер угрюмо, -- мы это знаем. Не забывайте, мы имели дело с длинной чередой ваших предшественников, каждый год с новым. И это возвращает нас к загадке, которую мы сейчас пытаемся решить, лейтенант. Как вы стали человеком, э... таких широких взглядов?
   Ли пожал плечами. Ну, некоторые мои родственники 'квинтеры'.
   Теперь настала очередь Берни повернуться и непонимающе уставиться на Ли. -- 'Квинтеры'?
   -- Да. Помните это: 'Я использую своё право, гарантированное Пятой Поправкой'?
   -- Что такое пятая поправка? - спросил Берни.
   Файндер наморщил лоб. -- Если я правильно помню, это часть Американской Конституции, которая даёт людям право отказаться отвечать на вопрос, даже в суде, если это может изобличить их.
   -- Вот это да, -- изумился Берни. -- А что случилось с этой поправкой?
   Ли пожал плечами. -- Технически, она всё ещё действует в Соединённых Штатах. Но около ста лет тому назад, когда 'Зелёные' сконцентрировали в своих руках власть, перед реформированием ООН в Земное Содружество, им удалось протащить эквивалент военной присяги, которая была принята в большинстве стран. В некоторых странах, таких как Северный Китай, вам придётся отвечать на подобный вопрос. В других, если вы не ответили, это будет эквивалентно старому доброму принципу: 'молчание - знак согласия'. В небольшом количестве стран, всё ещё можно отказаться от этой присяги. Однако, в этом случае вам бы пришлось объяснить свой поступок, но не в США. Там всё ещё можно просто скрестить руки на груди и запереть рот на замок, согласно вашему праву, гарантированному Пятой Поправкой. С тех пор, когда кто-нибудь в Штатах не прогибается под давлением властей, его называют 'квинтером' [от лат. quinta - пятая; в оригинале 'fifther'; прим. пер.].
   -- Ух-ты. Значит вы потомственный смутьян, -- отметил Берни. -- А я всё не мог понять, чем это вы мне так импонируете, лейтенант. Но это не объясняет вашей, э... компетенции.
   Ли пожал плечами. У него не было причин скрывать это от них. -- Возможно потому, что я вырос читая все фундаментальные книги в библиотеке моего прадеда, половину из которых теперь даже не найти.
   -- Интересно, какие книги, 'Зелёные' и 'Неолуддиты' могли изъять из обращения на Поверхности? - задумчиво спросил Берни.
   -- Многие. Любые годные книги по истории. Художественную литературу, пьесы или поэмы, в которых есть герои, чьи поступки не 'олицетворяют дух общественного сотрудничества'.
   -- Что? - воскликнул Файндер, -- До свидания Шекспир?
   -- О, с этим поступили иначе. Всё, что было написано до девятнадцатого века, теперь считается 'примитивной' литературой.
   -- Чёрт побери, -- сказал Берни выпучив глаза, -- я всегда думал, что это называется 'классической' литературой.
   -- Ага, так и было, до того как комитет Поведенческих Стандартов чётко дал понять, что все современные общественные герои неизменно демонстрируют 'пример достойного поведения'. Поэтому ранним героям отвели статус, чуть ли не варваров. Не по их вине, разумеется. Ведь они жили в тёмные времена, до пробуждения 'Зелёных'.
   Файндер нахмурился.
   -- Разве русские раньше не пытались контролировать доступность книг, в этот их коммунистический период?
   Ли покачал головой.
   -- Не могу ничего сказать. Очень сложно найти точные исторические данные, начиная с 1800 года. Библиотека прадеда было небольшая, и по большей части она содержала сведения о прошлом Америки и о военных компаниях. А романы....
   Ли вспомнил тёмные деревянные полки, уходящие вдаль, его молчаливые порталы в иные миры, уносившие его от однообразной тесной реальности, в которой смелые идеи или поступки рассматривались как дестабилизирующие и опасные факторы. В этих книгах, персонажи спасали города, строили или разрушали империи, открывали континенты, исследовали планеты...
   -- Лейтенант, вы ещё с нами?
   Тихий оклик Берни оторвал Ли от приятных воспоминаний. -- Поэтому я решил, что сделаю свою жизнь такой же.
   Густые брови Файндера поднялись к залысине. -- И как вы это сделали?
   Ли пожал плечами.
   -- После колледжа, я поступил на службу в единственное место, в котором ещё оставалась реальная опасность: в службу береговой охраны. Они занимаются поиском и спасением людей. В Земном Содружестве всегда рады найти людей готовых подписаться на подобную службу, особенно кадрам, которые пополнят офицерский состав. Сейчас не много народа с хорошими показателями охотно берётся за, такого рода, риски, даже чтобы спасать чьи-то жизни.
   Берни кивнул. -- Ну, это объясняет, почему вы не потеряли голову на мостике, когда мы начали обмениваться выстрелами с теми ублюдками. Чёрт, даже мы 'апсайдеры' не лезем прямо в пекло. Если опасность идёт прямо на нас, мы благоразумно даём дёру. Если можем.
   Файндер улыбнулся. -- Значит, вы перевелись в Таможенный Патруль, чтобы иметь возможность поплавать в шторм?
   Ли улыбнулся в ответ. -- Почти так. Кроме того, это был единственный способ, которым мне бы позволили оказаться здесь, наверху.
   -- Вы хотели попасть сюда... зачем?
   Ли покосился на Берни. -- Для этого. Чтобы оказаться там, где как я понял, глобальная бюрократия не может иметь всё под своим неусыпным надзором и контролем.
   -- Что ж, -- выдохнул Берни, -- добро пожаловать в дерьмо, лейтенант Стронг. Если вы хотели в нём поплавать, вы попали по адресу.
   -- Шкипер, -- вклинился в разговор связист, -- у нас входящая передача из штаба.
   -- Дерьмо на связи, -- медленно произнёс Файндер.
   Ли бросил на него резкий взгляд и ответил рядовому, -- Переключайте сюда.
   -- На самом деле нечего переключать, сэр. Это запрос на повторную передачу вашего отчёта об операции, по новым координатам.
   -- По новым координатам? И куда именно?
   -- Не поверите, сэр. На Гигею.
   Берни и Файндер выглядели также удивлённо и озадаченно, как и Ли.
   -- Понятно, рядовой. Исполняйте этот запрос.
   Он отключил связь и повернулся к присутствующим.
   -- Гигея?
   Берни пожал плечами.
   -- Это большой и наиболее удалённый от центра астероид в Главном Поясе. Там есть пункт наблюдения, станция для пополнения воды и топлива, место сбора безконтрактных геологоразведчиков и нетребовательных шахтёров.
   -- Это я знаю. Я уже посмотрел его данные на карте. А что означает 'безконтрактных'?
   -- Это означает то, что все местные знают, лейтенант, включая и ваших начальников. Не каждый человек родившийся вне Земли должным образом отчитывается перед властями, это же касается некоторых организаций, кораблей, и сообществ.
   -- Другими словами 'безконтрактными', вы называете тех, у кого нет легального коммерческого контракта, или даже социального договора.
   -- И то и другое. Они продолжают существовать только потому, что остаются ниже радаров.
   -- Ага, и некоторые из этих 'фрилансеров' прилетают на Гигею, чтобы поторговать?
   -- Это, и много чего ещё. Там завязывается множество полезных связей. Порой, там можно встретить жителя Пояса, и поговорить с ним о сложностях человеческих отношений на больших расстояниях...
   Ли улыбнулся.
   -- Я понимаю, куда вы клоните. Но тогда почему штаб приказал переслать наш отчёт на Гигею?
   Файндер посмотрел на свои большие ступни. -- Ну, это лишь слухи, шкипер.
   Берни взглянул на него удивлённо. -- Так, Ян, признавайся, что ты от меня скрывал?
   Файндер поднял на него взгляд.
   -- Знаешь Берни, если я буду рассказывать тебе, всё что знаю, ты будешь такой же хитрый как я. Ну почти, такой же. Так что оставь старику его секреты.
   Он обернулся к Ли.
   -- Шкипер, поговаривают о нескольких кораблях Земного Содружества, больших, чем катер, прячущихся в этом секторе, и что у них есть скрытая база обеспечения на одном массивном планетоиде или вблизи него... таком как Гигея.
   Ли нахмурился.
   -- Вы имеете в виду другие суда Таможенного Патруля?
   -- И да, и нет. По имеющейся информации, эти корабли контролируются секретным подразделением Таможенного Патруля, который непосредственно подчинён высокопоставленному политикану из 'Зелёных', входящему в управляющий комитет Земного Содружества. И экипаж этих кораблей состоит из парней таких же как вы, бывших капитанов катеров и других 'поверхностников', имеющих немного реального боевого опыта.
   Ли почувствовал, как нахмурился ещё больше. -- И какую задачу они выполняют?
   Файндер мрачно посмотрел на него. -- Всё, что от них потребуют политиканы.
   Ли почувствовал, как похолодели его конечности. -- Преторианская гвардия в космосе? [Преторианцы - личная охрана высшего должностного лица в государстве; прим. пер.]
   -- Или 'казаки'. Так их называли те, кто мне про это рассказывал.
   Берни уставился на Файндера. -- Я думал это обычная байка, чтобы попугать детей.
   Файндер закатил глаза. -- Если то о чём говорится в этих байках - верно, это не просто напугает людей, это их убьёт.
   Ли погрузился в размышления.
   Если такие корабли действительно существуют, логично предположить, что один из них может скрываться поблизости, особенно если верно наше первоначальное предположение, о том, что пираты на 'Цветке' это только часть какой-то подковёрной возни.
   -- Ну, хорошо, -- сказал Берни, -- но если в этом замешан этот, так называемый казачий патруль, тогда на кого работали пираты, на 'апсайдеров' или на 'поверхностников'?
   Ли кивнул. -- Или, есть кто-то третий.
   Берни нахмурился. -- То есть?
   Из коммуникатора раздался вызов. -- Сэр, получена входящая видео передача. К сведению, в ней есть сорокасекундная задержка при первоначальном обмене сигналами.
   -- Принято. Переключайте на меня, рядовой.
   Берни постучал указательным пальцем по полной верхней губе, прикидывая в уме.
   -- Расстояние двадцать световых секунд. немного ближе чем Гигея, но не намного.
   Экран на дальней переборке ожил, показав ничем не примечательного мужчину, одетого в невыносимо заурядный костюм и флегматично сидящего на сером фоне.
   -- Приветствую, лейтенант Стронг. Меня зовут Стефан Манн, я региональный координатор Таможенного Патруля.
   Паузу, возникшую после отправки исходящего сигнала, который был послан, чтобы подтвердить получение этого сообщения, Берни не стесняясь, заполнил информацией, которую знал об абоненте.
   -- Я слышал об этом парне. Он из Бельгии или Швейцарии. Объявился наверху около пяти лет назад. Всякий раз как он появляется, пахнет жареным, т.е. влетит всем. Не друг 'апсайдеров', на редкость отмороженный 'Зелёный'.
   Ли кивнул и тихо добавил, -- Плюс, он не состоит ни в одной из, известных мне, структур Таможенного Патруля. Этот парень занимается только спецоперациями. С этого момента, соблюдаем осторожность.
   -- Мы составляем отзыв на ваш отчёт, лейтенант. Вашим компетентным действиям была дана высокая оценка.
   -- Я думаю, он имеет в виду 'поздравляю вас с тем, что дали под зад плохим парням', -- тихо пробормотал Берни.
   В этот раз, задержки передачи от Манна не было. -- Однако ваша неспособность поддерживать ключевые системы вашего судна в готовности, вынуждает нас добавить негативный комментарий к вашим действиям. Мы надеемся, что впредь вы сможете гарантировать, что такого отказа не повторится.
   -- Отказ? - повторил Файндер. -- Что ещё за отказ?
   Ли ухмыльнулся в его сторону. -- Передающие антенны, которые вы отметили как вышедшие из строя, 'вчера', припоминаете?
   Озадаченное выражение лица Файндера сменилось глуповатой гримасой, когда они переглянулись с Берни.
   -- Ах, это. Простите лейтенант, мы не уследили за этим сбоем.
   -- Ну, а я не получил печеньку от мистера 'плохой пиджак', большое дело...
   Строгий администратор в действительно плохом (или, по крайней мере, чрезвычайно унылом) пиджаке, продолжал.
   -- Впрочем, у нас вызвало большую озабоченность то, что вы не смогли никого захватить в плен. Было бы чрезвычайно полезно допросить одного из виновников бессмысленного и безнравственного преступного деяния, которое было совершено против 'Душистого Цветка'
   Ли приподнял бровь. 'Бессмысленного и безнравственного?' Другими словами, это звучало так, будто Манн был убеждён в том, что поголовная резня пассажиров и команды была актом необоснованной агрессии, а не предумышленной жестокости. Это озадачивало, или скорее наводило на определённые мысли.
   Манн продолжал бубнить.
   -- Касаемо вашего предположения о том, что корабль, который вы уничтожили, был оснащён перенастроенным атомным двигателем, а именно топливной установкой, которая могла переключаться между замкнутым и коаксиальным режимом работы, наши инженеры указывают на то, что такая технология возможна только гипотетически. Также, ваша теория предполагает, что инженеры этих 'апсайдеров' - ренегатов и проектировщики корабля самостоятельно достигли этой высокоэффективной технологии, и к настоящему моменту накопили достаточно радиоактивных материалов чтобы осуществлять подобную деятельность. Наши аналитики из отдела оценки угроз сочли, что обе гипотезы не выдерживают критики и не заслуживают дальнейшей экспертизы. Тем не менее, если у вас имеются дополнительные доказательства в подтверждение ваших предположений, пожалуйста, передайте их немедленно. Конец связи.
   Ли посмотрел на подчинённых. -- Я схожу с ума, или он только что сказал мне, что я предположил абсолютно невозможное, но затем, в конце, попросил меня прислать ему больше доказательств в поддержку этого?
   -- Эмм.. да, типа того, -- кивнул Берни.
   Ли покачал головой и вызвал связиста. -- Приготовьтесь отправить ответ.
   -- Сэр, ваш коммуникатор настроен и готов к отправке.
   Ли встал и чуть выпрямился.
   -- Координатор Манн, рад, что вы получили мой отчёт и данные, так быстро. В вопросах происхождения и возможностей вражеского корабля, моя догадка базируется на теоретической работе, датируемой почти тремя столетиями назад, и на общеизвестном факте, что Таможенный Патруль неспособен поддерживать всестороннее наблюдение за активностью 'апсайдеров' так далеко от Земли...
   Он почувствовал на себе оценивающие взгляды Берни и Файндера, с интересом наблюдающих за тем, как много из того что он узнал о сложившейся ситуации у 'апсайдеров', он собирался раскрыть,
   -- ...однако, пока я не могу представить конкретных доказательств о наличии производственных мощностей или группировках вне поля зрения Таможенного Патруля или других, официально назначенных, представителей Земного Содружества...
   Он услышал два облегчённых выдоха у себя за спиной.
   -- ...тем не менее, следует отметить, что чрезвычайно высокий уровень радиоактивности рабочего тела, отбрасываемого атакующим кораблём, и его способность так быстро генерировать столь значительный всплеск энергии, указывает на фундаментальное отличие их технологии атомного ускорителя, которая вполне согласуется с расчётными оценками производительности перенастроенного атомного ракетного двигателя. В заключение хочу отметить, что для их операции это был идеальный корабль, способный быстро изменить уровень энергии, и завладеть наступательной инициативой с преимуществом тяги в пятьсот процентов, по сравнению с нами, во всяком случае, за время нашего краткого столкновения.
   И наконец, хотя наше понимание о нападении на 'Душистый Цветок' пока ограничено лишь тем, что мы можем восстановить по следам преступления, я должен заметить, что действительно, преступники показали безнравственное пренебрежение к жизням, однако их действия вряд ли являются 'бессмысленными'. Каждый шаг их плана был исполнен преднамеренно и методично, вплоть до длительного дрейфа, который они предприняли, чтобы достичь Клеопатры-216 через несколько дней после инцидента, вместо того чтобы удариться в поспешное бегство. Дисциплина, очевидная в их действиях привела меня к выводу, что всё произошедшее, может быть работой не только пиратов, но и политических радикалов, среди сообществ 'апсайдеров'.
   Он отключил узел связи, присел... и вдруг заметил, что Берни и Файндер старательно избегают смотреть ему в глаза.
   -- Так, -- тихо сказал Ли, -- что ещё? Организация ренегатов и радикальных 'апсайдеров' действительно существует?
   -- Ну, -- ответил Файндер, -- Это не столько организация, сколько небольшая группа единомышленников. Они называют себя 'спейсерами'. [от слова space - космос; прим. пер.].
   -- Почему именно так?
   Берни взволнованно потёр руки.
   -- Потому что, лейтенант, это их способ сказать вам, что вы неправы думая, что Поверхность истинный дом человечества. Самые крайние из них настаивают, что одержимость человечества к распространению своей популяции на зелёных планетах не только устарела, но и опасна. Они считают, что 'поверхностники' обращаются с 'апсайдерами' как с грязью потому, что чувствуют превосходство, вызванное тем, что они живут на Земле - священном чреве человечества.
   Файндер кивнул. -- И их ответ, это повернуться спиной к Земле и пусть она утонет в своих нечистотах и чувстве собственной важности.
   'Чёрт побери, мне действительно ещё многое нужно узнать о том, что здесь происходит', подумал Ли.
   -- Однако, я не уверен, что 'спейсеры' достаточно воинственны, чтобы прибегнуть к вооружённому нападению, -- закончил Берни.- С другой стороны, вы абсолютно правы в том, что кто бы ни захватил 'Цветок', он сделал это не для того, чтобы украсть деньги или корабль или, в краткосрочной перспективе, поторговаться заложниками. Поэтому, мы должны задать себе вопрос, что они собирались делать после?
   Файндер кивнул, подавшись вперёд всем телом.
   -- Именно, а также, почему там был притаившийся в засаде корабль с запрещённым атомным движком, под завязку набитый ракетами и с сидящим внутри лихачём на низком старте.
   Ли кивнул.
   -- У нас слишком много вопросов и не достаточно ответов, и не уверен, что мы найдём что-то новое, просто ещё раз прочесав корабль. Полагаю, нам придётся расширить поиск.
   -- В какую сторону? - спросил Файндер.
   -- В то место, в котором могут быть ответы и, в котором, мы сможем их получить: Каллисто. Туда, куда направлялся 'Душистый Цветок'.
   Берни кивнул. -- Вы думаете, что 'бунтовщики' заранее спланировали сделать так, чтобы он туда не попал?
   -- Да, и говоря более конкретно, они хотели проследить за тем, чтобы нечто, находящееся на борту корабля туда не попало.
   Файндер нахмурился. -- Значит, вы считаете, что на Каллисто ждали посылку? Возможно, её ждал тот самый парень, который послал нам предупреждение о 'Цветке'?
   Берни покачал головой. -- Нет, это было бы слишком очевидно. Кроме того, у Каллисто не бывает много кораблей, может четыре в год, это максимум. Поэтому, там сейчас много народу с нетерпением ожидают этих судов: с продовольствием, строительными материалами, новым персоналом, транзитными грузами.
   Ли кивнул. -- Да, и где-то в грузовом отсеке 'Цветка', в этом стоге сена, есть иголка, которая возможно стала причиной преступления, улика, которая укажет на того, кто ожидает нечто, чего нет в грузовой декларации, нечто секретное.
   -- Шкипер, входящее сообщение в ответ на вашу последнюю передачу, -- крикнул связист через дверь рубки.
   -- Спасибо, рядовой. Переключайте.
   Зажёгся экран. Манн сидел в том же положении, как и до этого, но было впечатление, что он нервничает.
   -- Лейтенант Стронг, моё профессиональное мнение, что ввиду вашей относительной молодости и сильного стресса, пережитого за последние несколько часов, вам мерещатся вероломные предательства, и политические ренегаты там, где их нет. Это вполне понятное шоковое состояние после битвы, однако, вы должны держать свои фантазии при себе. У вас есть незаконченная работа и маршрут патрулирования, который необходимо завершить. Вы возьмёте 'Душистый Цветок' на буксир и доставите его к ближайшему режимному объекту Земного Содружества с максимальной скоростью. Вы более не проводите любые исследования содержимого корабля. Это будет выполнено уполномоченными лицами по месту прибытия. Дальнейшие переговоры по этому вопросу запрещены, за исключением той части, которая касается координации ваших действий с режимным объектом Земного Содружества, которому вы передадите покинутый корабль. Если, начиная с первоначального отчёта, вы обнаружили что-либо аномальное или необычное на борту 'Душистого Цветка', вы должны доложить об этом немедленно. Я ожидаю вашей финальной передачи.
   Через несколько секунд, связист спросил через интерком, -- Сэр, вы хотите записать ответ?
   Ли медленно выдохнул и отодвинулся от узла связи.
   -- Персонального ответа не будет. Просто передайте, что мне более нечего сообщить, что я принял и понял мои приказы, и в течение часа направлюсь к ближайшему режимному объекту Земного Содружества. В конце, выразите моё уважение и благодарность к координатору Манну.
   Файндер резко дёрнул головой в сторону погасшего экрана. -- Этому сукину сыну Манну следовало позволить вам собрать оставшиеся улики и закончить расследование.
   Ли улыбнулся. -- Хм, но он это и сделал. Он ударил по кнопке вызова, сделав вид, что не понимает, почему на него уставились две пары глаз его подчинённых.
   -- Рулевой?
   -- Да шкипер.
   -- Подготовьте 'Душистый Цветок' к буксировке.
   -- Штурман?
   -- Здесь, сэр!
   -- Проложите курс на Каллисто. По сигналу рулевого о готовности 'Цветка' к буксировке, стартуйте с максимальным ускорением.
   -- Есть, сэр.
   Ли повернулся к подчинённым, смотрящим на него выпученными глазами, и улыбнулся.
   -- Лейтенант, вы что, так хотите попасть на свой собственный трибунал? - предположил Берни.
   -- Я подчиняюсь приказу, -- поправил его Ли. -- Вы же сами сказали, что мы на 'Гато', всегда следуем Уставу. В данном случае, буква в букву.
   Лицо Файндера озарилось пониманием. -- А, это потому что Манн сказал вам направляться к ближайшему режимному объекту Земного Содружества, а таковым, с учётом нашей текущей позиции, является Каллисто.
   -- Да, он ближайший на тысячи километров.
   Берни смотрел мрачно. -- Шкипер, вы же знаете, что Манн не имел в виду Каллисто в списке доступных вариантов.
   -- Разве, Берни? Он сказал: 'ближайший'. Если бы у него имелись какие-либо исключения, то согласно Уставу, это была бы его ответственность, озвучить их явно.
   -- Лейтенант, Каллисто это запретная зона. Нам нельзя даже подлетать к ней.
   -- В этом вы ошибаетесь, Берни. Да, вам туда лететь нельзя. 'апсайдерам' вход закрыт, исключая тех, кто работает там по госконтракту, участвуя в постройке кораблей для создания межзвёздных колоний. Но в качестве офицера Таможенного Патруля, у меня есть допуск, чтобы прийти на этот режимный объект и осмотреться там, если я сочту, что есть необходимость убедиться в его безопасности.
   -- А у вас на настоящий момент есть какие-либо основания сомневаться в его безопасности?
   -- А они мне и не нужны, Берни. С одной стороны, у меня есть доступ. С другой стороны, координатором Манном мне был дан точный приказ, проследовать на ближайший режимный объект... на Каллисто.
   Берни взглянул на Файндера, который пожал плечами.
   -- А что, насколько я могу судить, он следует правилам.
   -- Я уверен, шкипер следует букве закона, но он искажает его смысл. -- Берни повернулся к Ли. -- Слушайте, лейтенант Стронг, у нас вообще-то дефицит таких офицеров как вы. Поэтому вы простите меня, если я по чисто эгоистическим соображениям, и на благо экипажа, попрошу вас пересмотреть данное направление действий. Ведь они медленно зажарят вас за то, что вы подвезёте нас, 'апсайдеров', так близко к Каллисто.
   Файндер наклонился вперёд.
   -- Шкипер, я ненавижу это говорить, но Берни прав. Как бы мне не было приятно увидеть, как вы докопаетесь до сути того, что произошло на 'Цветке', Земное Содружество с болезненной ясностью дало понять, что нам 'апсайдерам' не позволено приближаться к технологиям, которые используются для постройки кораблей колонистов. И вы понимаете почему. Если ваше предчувствие верно, то наше безконтрактное сообщество нашло способ улучшить технологию атомного двигателя и построить корабль, который чуть не стёр нас в порошок несколько часов назад. Что вы думаете, они сделают технологиями термоядерного двигателя или генератора, которые используется в корабле колонистов? Или с технологией рекуперации радиоактивного излучения? Или с робототехникой?
   Он развёл ладони в стороны, -- Лейтенант, ваши начальники знают, что если бы мы, 'апсайдеры', заполучили эти системы в полном объёме, а не те крохи, которые сейчас производим по частям, мы бы наштамповали работоспособные экземпляры уже через несколько лет. И усовершенствовали бы их лет за десять. И тогда, сколько бы времени прошло, прежде чем 'спейсеры' решили бы прогнать такие катера как наш, или испарить их, если бы те отказались подчиниться? С движками на термоядерной энергии, космос стал бы нашим в одночасье. И вы знаете, что это означает.
   Ли кивнул. -- В конечном счете, Земля, также стала бы вашей. Или, как минимум, она находилась бы под угрозой истребления.
   Берни придвинулся ближе. -- Поэтому, лейтенант, не давите на их правила, в этот раз. Земное Содружество сожрёт вас за это, даже если им придётся фабриковать обвинения и фальсифицировать улики. Они не потерпят того, что вы открыто проявите неуважение к ним.
   Ли кивнул. -- Это правда, но с другой стороны, они не посмеют сделать мне выволочку, если я найду, и смогу доказать, что за нападением на 'Цветок' стоит большой заговор. Чёрт побери, вам известно как они это раскрутят после: Координатор Манн, проявив чрезвычайную дальновидность, приказал лейтенанту Стронгу предпринять необычный шаг, а именно отбуксировать 'Душистый Цветок' на Каллисто, тем самым позволив ему негласно провести расследование, которое в конечном итоге позволило идентифицировать личности и цели диверсантов.
   Берни покачал головой.
   -- Но лейтенант, вам не обязательно делать это. Вы идёте на страшный риск. И для чего? Чтобы доказать вашим друзьям 'поверхностникам', что они не правы?
   -- Нет, -- сказал Ли, неотрывно глядя на Берни, -- потому, что это правильно. Потому, что наша обязанность разыскать того, кто в конце концов стоит за смертями всех тех невинных людей на 'Цветке'. В независимости от того, что говорит наше трусливое начальство, это приоритет номер один. Это наша работа, которую мы будем делать.
   -- Да уж, -- выдохнул Файндер, -- вы действительно плывёте прямиком в шторм, впрочем, как вы и хотели.
  
  
   * * *
  
  
   -- Администратор Перленманн на связи, сэр. Задержка передачи минимальна.
   Ли наклонился к коммуникатору. -- Здравствуйте, мистер Перленманн. Жаль, что мне пришлось прибыть на ваш объект при столь печальных обстоятельствах.
   -- Лейтенант, насколько я понимаю, правила подразумевают, что вы не должны находиться здесь при любых обстоятельствах. Мы запретная зона для всех 'апсайдеров'.
   -- Что правда то правда, мистер Перленманн. Но, во-первых, я не 'апсайдер'. А во-вторых, мне был дан ясный приказ, отбуксировать 'Цветок' к ближайшему режимному объекту Земного Содружества.
   -- А почему я не был проинформирован о вашем прибытии заранее?
   -- И снова приказ. Я был проинструктирован, не отсылать любые передачи, имеющие отношение к диспозиции 'Цветка', до тех пор, пока не буду готов передать его в распоряжение ближайшего режимного объекта.
   -- Лейтенант, мои слова вызваны не отсутствием гостеприимства, дело в том, что ваше присутствие здесь и эти приказы, очень странные. Тем не менее, мы признательны вам за то, что вы привезли нам 'Цветок', и по рабочим и по личным причинам.
   -- Я так понимаю, некоторые из его пассажиров были членами семей колонистов, уже работающих здесь?
   -- Да, это верно. Они хотят получить эти тела настолько быстро, насколько это практически выполнимо. Какое у вас расчётное время прибытия, лейтенант?
   -- Чуть менее трёх часов, сэр.
   -- Очень хорошо. После того как наши навигационные диспетчеры выведут вас на орбиту, я пошлю шаттл для стыковки с 'Цветком' и...
   -- Мистер Перленманн, сожалею, но это не представляется возможным.
   Наступила долгая пауза. -- И почему же?
   -- К сожалению, при взаимодействии с некоторыми подозрительными контейнерами, которые бандиты по видимому контрабандой пронесли на борт 'Цветка', их герметичность была нарушена, и есть вероятность, что биологически активное вещество было выпущено в атмосферу корабля.
   Ли заметил как Файндер после его слов, вскрыл испорченную упаковку суточного рациона, сморщил нос от резкого зловония и прохрипел, -- О боже. Шкипер, это должно быть опасно для жизни.
   Ли округлил глаза, пытаясь не улыбнуться, и услышал испуганные нотки в голосе администратора Перленманна. -- Надеюсь, это не опасный вирус?
   -- Пока слишком рано об этом говорить, мистер Перленманн. Мы всё ещё пытаемся определить что это. Но пока мы это делаем, и оцениваем насколько были эффективны наши усилия по его сдерживанию, боюсь, я вынужден ввести карантин.
   -- Что ставит нас в очень затруднительное положение, лейтенант. Мы не можем безопасно прийти к вам, а вам не разрешено прийти к нам.
   -- Это не совсем так, мистер Перленманн. У меня лично, не было контактов с предполагаемым вирусом и, как 'поверхностник', и офицер Таможенного Патруля, я уполномочен прибыть на Каллисто.
   Повисло ещё одно долгое молчание. -- Очень хорошо, но это не даёт ответа на вопрос о востребовании тел умерших членов семей колонистов, и оперативного допуска нас к необходимым грузам. Нам доставляют всего четыре партии грузов с окололунных заводов за год. Они производят все патентованные системы, которые идут на постройку кораблей колонистов. Без этих компонентов, мы не можем работать.
   -- Я думаю, у меня есть способ решить эти проблемы, мистер Перленманн, -- сказал Ли. -- По прибытии, я спущусь на Каллисто чтобы ознакомить близких с документами, которые необходимы для передачи им тел. Сами тела будет нужно оставить под наблюдением на семьдесят два часа, чтобы убедится, что в них не содержится биологических элементов неизвестного происхождения.
   'А в это время мы убедимся, что на этих телах нет улик, которые мы ищем'.
   Голос Перленманна звучал задумчиво. -- И после этого, мой или ваш персонал смогут перенести содержимое 'Цветка' на мои шаттлы?
   -- Видите ли, сэр, мы должны быть немного более методичны в том, что касается груза.
   -- Я вас не понимаю, лейтенант.
   -- Мистер Перленманн, нападавшие покопались в компьютерах 'Цветка'. Среди наиболее сильно поврежденных файлов были те, которые содержали сведения о судовой декларации, данные о грузах и личных вещах. К сожалению, мы не смогли обнаружить ни одной резервной копии. В связи с этим, из-за того что некоторое содержимое трюма 'Цветка' было связано с другими пунктами назначения, нежели Каллисто, мы не можем просто передать всё вам. Кроме того, я должен просить вас направить подробный список того, что вы ожидали получить из трюма, или из личного имущества покойных. Пока мы ожидаем окончания семидесяти двух часового карантина, мы идентифицируем те пункты, которые вы отметите, и будем готовы перевезти их вам.
   'И заодно, просеем всё это барахло, чтобы найти улики, которые ищем'.
   Перленманн ответил не сразу. Берни и Файндер ждали с надеждой. Последний, даже скрестил пальцы. Молчание затягивалось...
   -- Очень хорошо, лейтенант, хотя это и крайне неудобно. Итак, когда говорите, вы прибудете с документами для выдачи тел?
  
  
   * * *
  
  
   Перленманн встретил Ли у входа в обширный, разделённый на множество сегментов, пункт по сортировке льда с которого начинался производственный комплекс Каллисто. Перекрикивая непрерывные, пульсирующие стоны ударов от установок гидролитического крекинга, он проговорил неразборчивое приветствие и махнул Ли следовать за ним. Когда Ли направился вперёд, стоявший неподалёку рабочий, одетый в скафандр, повернулся чтобы понаблюдать как они проходят мимо. Рассмотреть его лицо было также сложно, как и лица, скрытые солнечными лицевыми фильтрами в космосе. Хотя содержание испарений обогатительного завода позволяло находиться без защитных костюмов, эта мера была нужна из-за убийственной поверхности Каллисто, от которой их отделял защитный периметр, состоявший из одной единственной стены. Защитные костюмы требовались всем, без исключений.
   Ли повернулся, чтобы спросить своего бородатого проводника об их дневной выработке, но в этот момент на дальней стороне производственного комплекса взорвалась огромная цистерна для очистки водорода. Налетевшая ударная волна обрушилась на Ли как таран, опрокинув его вперёд. Левым плечом он, со всего размаха, врезался в каменный пол, защитный панцирь скафандра впился в тело. Ноги согнулись, и его, кувыркающегося вверх тормашками в низкой гравитации, по инерции потащило дальше, в сторону от взрыва.
   Проснулись инстинкты. Инстинкты, которые были отточены бесконечными тренировками на Луне. Инстинкты, которые были оплачены ноющими по вечерам костями и еле сдерживаемой тошнотой. Когда очередной импульс развернул его головой вверх, он широко расставил ноги, выровняв ось вращения, перпендикулярно направлению падения. Вращение усилилось, но падение стало менее стремительным. Он выставил перед собой левую руку, согнул её в локте и расслабил запястье, собираясь использовать её в качестве поглотителя удара, на который, несомненно, это окажет скверное влияние. Правой рукой он ухватил край поднятого забрала его шлема и резко потянул вниз...
   Рёв от горящего повсюду водорода проникал внутрь, даже после того, как он с трудом зафиксировал забрало. Сила огненного водоворота ускорила его падение. Он жёстко приземлился на левую руку, почувствовав, как у него согнулись кости, а одна не выдержала и сломалась. Разряд боли пронзил руку.
   Ему удалось сохранить контроль над ногами, когда подбородок и грудь врезались в пол. Подошвы снова стали отрываться от земли, сопротивляясь его усилиям и пытаясь затянуть в очередной кульбит.
   Но Ли сопротивлялся изо всех сил, сгибаясь в поясе и удерживая ноги внизу. Вращательный момент наконец иссяк и он начал скользить вперёд, волоча за собой левую руку, а правой защищая забрало. Раздалось несколько резких звуков сопровождаемых толчками, а затем он почувствовал, как скольжение прекратилось. Он перевернулся, подтянул ноги и сел на отбитый зад.
   Ураган водородного огня прошёл быстро, но каждый рабочий в видимом с его места пространстве под высокой крышей, был сбит взрывом с ног. Большинство из них, покачиваясь, вставали на ноги, некоторые лежали не шевелясь. Неуверенными руками он нащупал замок забрала, когда заметил, что в разряжающейся атмосфере стали кристаллизоваться снежинки - явный признак того, что взрыв стал причиной нарушения давления, возможно, повредив стену где-то позади разрушенной очистительной цистерны. Учитывая темп, в котором эти белые пятна неспешно смещались в том направлении, повреждением, возможно, была лишь небольшая трещина в стене защитного периметра.
   Ли поднялся в почти нулевой гравитации и осмотрелся в поисках Перленманна. Он заметил его поднимающим голову в нескольких метрах от себя. Ли отряхнул скафандр, шагнул, едва касаясь земли, к администратору и помог тому встать.
   Перленманн благодарно кивнул ему. Серебристо серая прядь волос, виднеющаяся из трещины его забрала, вяло качнулась Он криво улыбнулся Ли.
   -- Добро пожаловать на Каллисто, лейтенант.
  
  
   * * *
  
  
   Пар струился из питьевого дозатора, торчащего сверху из кофейной колбы, которую держал Ли. Якобы одноразовая колба выглядела ещё более потрёпанной, чем те, которые были на 'Гато'. Она была отмыта, и видимо использовалась так много раз, что пластиковый ободок тонкой линией усеивали бесчисленные прожилки, имевшие сходство с густыми зарослями саженцев без листьев.
   За столом, прямо перед ним, уставившись в пустоту, сидел администратор Перленманн. Главный инженер подводил итог своему докладу. Новости не были хорошими.
   -- ...таким образом, по моим подсчётам, мы снизились до сорока восьми процентов производственных мощностей, мистер Перленманн, поскольку это был наш самый большой модуль очистки.
   Перленманн медленно кивнул. -- Мы можем перенастроить какую-нибудь обычную цистерну так, чтобы она функционировала как очиститель?
   Инженер помотал головой и поскрёб щёку покрытую волдырями. Он находился рядом с обогатителем, когда случился взрыв, и не сумел вовремя захлопнуть забрало. -- Не можем, мистер Перленманн.
   -- Почему?
   Инженер оцарапал покрасневшую щёку и, поморщившись, отдёрнул руку от лица.
   -- Потому что резервуары для хранения не могут быть переоборудованы в обогатители. У них слишком тонкие стенки, чтобы выдержать давление, нагнетаемое во время очистки.
   -- Ну, хорошо, мистер Кэрролл. -- Перленманн повернулся к мужчине и женщине, сидящим за дальним концом стола. Он слегка повернул голову и посмотрел на женщину, -- доктор Изольда?
   Женщина с холодным эльфийским взглядом, выглядела примерно на тридцать. Она выпрямилась на сиденье движением, скорее напоминавшим ощетинившегося дикобраза, чем обычное усилие по выпрямлению осанки.
   -- Пострадавших намного меньше, чем могло бы быть, или скорее, чем их должно было бы быть. Один техник, работающий с топливным оборудованием, Григорий Паначук, всё ещё у меня в госпитале.
   Честно говоря, это чудо, что Паначук не оказался в морге. Он стоял в тридцати метрах от цистерны, когда та взорвалась, с открытым шлемом и без перчаток. К счастью, он смотрел в другую сторону, настраивая свой коммуникатор обоими руками. В противном случае...
   -- В противном случае, Паначук лишился бы лица или рук, или того и другого, -- закончил мужчина, сидящий рядом с Изольдой.
   Доктор стрельнула на него раздражённым взглядом, но согласно кивнула.
   -- Замечание мистера Парсонса верно. Однако, у Паначука серьёзные ранения и несколько внутренних повреждений. Железные осколки пробили его костюм, и попали в спину. Семнадцать сотрудников получили ожоги второй степени, ещё у восемнадцати переломы... у девятнадцати, считая лейтенанта Стронга.
   Она, резко и недружелюбно, бросила взгляд в сторону Ли. -- Болевой синдром прошёл, не так ли?
   Прежде чем Ли успел благодарно кивнуть и поднять загипсованную руку, Изольда завершила доклад. -- Ожоги первой степени и прочие незначительные травмы у... ещё даже не подсчитано их окончательное число.
   Перленманн кивнул мужчине рядом с ней. -- Мистер Парсонс?
   Парсонс качнулся своим массивную телом, уставился вниз на кофейную колбу, и вытер замасленные руки о передний край своего замызганного серого комбинезона. Он не спешил с ответом, и, казалось, был не особенно впечатлён авторитетом Перленманна.
   -- Ваш доклад мистер Парсонс. -- Слабый немецкий акцент пробился в, до этого, идеальное произношение Перленманна. В этот раз, 'Парсонс' прозвучало как 'Парсанз'.
   Парсонс пожал плечами. -- Мой доклад? Окей, вот мой доклад. Почти все пострадавшие были техниками, которые работали с топливным оборудованием. Все 'апсайдеры'. Все из моей бригады. В его голосе явственно слышался обвинительный тон.
   -- Я так понимаю, мистер Парсонс, когда случился взрыв, в технической зоне также находилось с полдюжины лётных инженеров и уборщиков, и все они, в той или иной степени, были травмированы. Все они 'апсайдеры'. И в силу сказанного, я сомневаюсь, что этот взрыв был направлен именно против ваших сотрудников.
   Ли застыл, не допив кофе. 'Направленный взрыв?' 'Терроризм?' 'Диверсия?' 'И здесь тоже?'
   На лице Парсонса появилась усмешка.
   -- Перленманн, если бы вы не были таким упёртым 'Зелёным', иногда я мог бы поклясться, что вы в сговоре с 'солнечниками'. Какие ещё могут быть сомнения в том, что это они стоят за произошедшим? Это была диверсия 'солнечников', это ясно как день.
   Ли поставил кофейную колбу с громким хлопком. Взгляды устремились на него.
   -- Простите меня, но может быть кто-нибудь расскажет мне, что чёрт возьми происходит на этом 'режимном' объекте? Особенно о том, кто или что такое эти 'солнечники'?
   Изольда, Парсонс и Кэрролл обменялись быстрыми смущёнными взглядами. Перленманн не отреагировал. В конце концов, Парсонс подался вперёд, и произнёс с недоверием в голосе.
   -- Они вам что, ничего не рассказали, перед тем как отправить сюда? Ах да постойте, я забыл. Ведь это ниже достоинства 'поверхностника', интересоваться тем, что творится наверху.
   Парсонс явно напрашивался на неприятности. Ли держал паузу, пока точно не сформулировал то, что хотел сказать.
   -- Мистер Парсонс, перед моим назначением на 'Гато', я прочитал всё, что мог о жизни и проблемах 'апсайдеров'. И вы правы, информация, которую мы получаем на Земле неполная и предвзятая. Однако, мне посчастливилось поучаствовать в нескольких апсайдерских беседах, так что мне известно о некоторых не совсем очевидных проблемах, и политических группировках, таких как 'спейсеры'. -- Парсонс моргнул. 'Ага, попался.', -- но я никогда не слышал упоминания о 'солнечниках', поэтому может быть вы поможете и просветите меня в этом вопросе.
   Парсонс хохотнул.
   -- Мне неизвестен способ 'просветить' непросвещённого 'поверхностника', но я попробую.
   Не обращая внимания на статус 'Зелёного' администратора, он глянул на Перленманна и сказал,
   -- У вас здесь под носом, на Каллисто, по крайней мере, три разных группировки. Наименьшая, состоит из контрактных рабочих - 'поверхностников'. Самая большая, состоит из 'апсайдеров', таких как я, некоторые из которых, вероятно скрытые 'солнечники'. Кроме того, у вас ещё колонисты, которые не могут дождаться своих кораблей и покидают нас 'апсайдеров', чтобы примкнуть к 'Зелёным' с Земли и 'Неолуддитам'. Также, возможно, у вас есть небольшое число 'солнечников', которые считают 'апсайдеров' мягкотелыми, а колонистов трусливыми предателями.
   Изольда презрительно усмехнулась и отвернулась. Ли воспользовался шансом.
   -- Доктор Изольда, у вас иная точка зрения?
   Она повернулась и посмотрела на Ли, по видимому пытаясь решить достоин ли он того, чтобы говорить с ним. В конце концов, она пожала плечами и предложила свою версию.
   -- Многие сотрудники на Каллисто, приверженцы одной из двух основных политических симпатий: одни лояльны 'апсайдерам', другие 'поверхностникам'. Однако их противоречия до этого, никогда не выражались в насилии. Подавляющее большинство 'апсайдеров' хочет остаться на Каллисто и сохранить программу запуска колониальных кораблей. Они справедливо полагают, что если бы не возможность отправлять самых богатых диссидентов - поверхностников подальше к звёздам, политический альянс 'Зелёных' и 'Неолуддитов', возможно, совсем бы прекратил всю деятельность, связанную с космосом.
   'Поверхностники' здесь, это сами колонисты и, специалисты, присланные сюда с Земли, чтобы заниматься секретной инженерией на колониальных кораблях. Колонисты боятся такого же исхода, что и 'апсайдеры', но справедливо полагают, что способ предотвратить консервацию верфи Каллисто в том, чтобы оказывать сильную поддержку большинству умеренных 'Зелёных' в управляющем комитете Земного Содружества. До тех пор пока они у власти, Каллисто продолжит работу, и корабли будут улетать.
   -- А 'солнечники'?
   -- Они непредсказуемый элемент в этой странной игре. 'Солнечники' это самопровозглашённая 'тайная секта' представляющая всю 'внеземную' жизнь. Они считают, что колониальной деятельности следует положить конец и более не соблазнять умеренных 'апсайдеров' контрактами Земли. И наконец, они полагают, что 'апсайдеры' доведены до отчаяния и помогут им свергнуть Земное Содружество, -- Изольда пожала плечами, -- я не одобряю их методы, но их вряд ли стоит сильно винить. Они знают что грядёт.
   'Они знают что грядёт'. Странно, что такое простое предложение имело столь зловещий оттенок.
   -- Они знают, что грядёт, доктор Изольда?
   Её узкое лицо было очень серьёзным. -- Война.
   -- С кем?
   -- Mon Dieu [фр. 'бог мой'; прим. пер.], как можно быть таким слепым? С кем? С Землёй конечно. Сейчас, 'апсайдеры' могут возмущаться Землёй, но они работают на неё, и делают это уже почти три столетия. И всё это время, 'апсайдеры' накапливали силу, собирали знания и ресурсы, чтобы независимо производить технологии, которые вскоре снизят или, возможно, совсем упразднят их зависимость от Земли. Однако, когда этот день настанет... -- Изольда поёжилась, хотя в помещении было тепло.
   -- И что, 'солнечники' считают, что дела идут так плохо, что лучше спровоцировать войну немедленно, открыто занимаясь саботажем?
   Заговорил Перленманн.
   -- Лейтенант, даже здесь на Каллисто до нас доносится протекционистская риторика в речах управляющего комитета. Комитет Поведенческих Стандартов зашёл настолько далеко, что задним числом запретил книги, которые могут распространяться или принадлежать перу 'апсайдеров', включая даже те, которые планировались быть включёнными в библиотеки на кораблях колонистов, которые мы запускаем.
   Тенденция последнего столетия с постепенным расширением свободы торговли и информации сейчас быстро идёт вспять. И 'солнечники' не желают стоять в стороне и терпеть это. Если это они стоят за сегодняшним подрывом, их целью было привлечь внимание к назревающему возвращению жёсткого контроля, и опасных последствий апсайдерской самоуспокоенности, в лице потенциального конфликта с Землёй.
   -- Здесь, на Каллисто, не назревает ничего такого, и 'солнечники' об этом знают. -- Бурчание Парсонса стало громче и раздражённей. -- Давайте будем реалистами. Вы 'поверхностники' знаете, что с нами, уже сидящими на Луне, готовыми запустить очередной 'камнепадный' манёвр Хайнлайна [Бомбардировка поверхности планеты кинетическими ударами. Впервые упоминается в романе 'Пепел победы'; прим. пер.], вы можете лишь сдерживать нас какое-то время. 'Солнечники' делают из мухи слона. Когда это сдерживание дойдёт до драки, Земное Содружество отступит.
   Изольда покачала головой.
   -- Перед тем как лейтенанта Коцукова 'перевели', он высказался про 'апсайдеров' в том духе, что, мол, они, в конце концов, под тяжестью увеличивающихся запретов Земного Содружества в итоге просто приползут к ним на карачках потому, что 'апсайдеры' во многих отношениях не самодостаточны. -- Доктор горько улыбнулась. -- Парсонс, если лидеры обоих сторон будут такими же упрямыми как вы и Коцуков, тогда быть войне.
   Парсонс презрительно фыркнул, но не опровергнул её.
   Ли сосредоточил внимание на Изольде. -- Доктор, кем был лейтенант Коцуков и почему он был 'переведён'?
   Наступила очередная неловкая пауза. Перленманн прервал молчание, и произнёс тихим голосом.
   -- Лейтенант Коцуков был нашим начальником службы безопасности. Он пришёл к нам из Таможенного Патруля с небольшим вспомогательным отрядом.
   -- Отрядом 'апсайдеров'?
   -- Нет, они были 'поверхностниками', как и он. Их набрали из служб управления внутренней безопасности в нескольких странах Земного Содружества.
   Лицо Ли окаменело, скрывая эмоции. 'Служба управления внутренней безопасности'... это просто было красивым названием для полувоенной структуры наёмных бандитов, которые выслеживали изобретателей без лицензии и избивали диссидентов. -- Значит, лейтенант Коцуков был активным сторонником коалиции 'Зелёных' и 'Неолуддитов'?
   -- Он был долбаным фашистом, -- прорычал Парсонс. -- Он ни черта не понимал в политике за исключением одного, того что Земля должна оставаться объектом всеобщего поклонения и единственным источником власти. -- Парсонс фыркнул. -- Чёрт, да он и не скрывал, что считал 'Зелёных' слишком мягкими, а 'Неолуддитов' слишком тупыми, чтобы иметь с ними дело. Полагаю, это не особенно усилило его позиции дома.
   Ли нахмурился. -- Мне любопытно, мистер Парсонс. Как в Земном Содружестве выяснили про политические взгляды Коцукова? Как отметил мистер Перленманн, это довольно удалённый объект?
   Парсонс оскалился. -- Полагаю, что некий обеспокоенный гражданин направил жалобу местному правозащитнику.
   'Значит это Парсонс поспособствовал 'переводу' Коцукова.' - размышлял Ли над интересной и поучительной информацией, подняв кофейную колбу.
   -- Итак, у вас здесь воинственно настроенные экстремисты в сообществах 'апсайдеров' и 'поверхностников', недовольные Землёй, недовольные колониальными кораблями, и к тому же, кто-то попытался сорвать вашу очередную квартальную поставку грузов, захватив 'Душистый Цветок', что, как я понимаю, остановило бы вашу работу на длительное время.
   Перленманн кивнул. -- Всё верно.
   -- Почему, как вы думаете, это произошло именно сейчас? И кто может стоять за этим?
   Перленманн улыбнулся.
   -- Это именно то, что мы надеемся узнать из вашего расследования, лейтенант.
   Ли замер. Сделанный было глоток кофе остановился на полпути и обжёг ему гортань. -- Прошу прощения? - закашлялся он.
   Перленманн лишь молча улыбался. А Парсонс ошарашено застыл, став похожим на ошпаренного кота.
   -- Боже правый, Перленманн. Вы собираетесь передать расследование ему? - Парсонс воздел указующий перст в направлении Ли. Ещё одному малообразованному, неопытному молокососу 'поверхностнику', который пробыл здесь менее трёх часов?
   За секунду, перед тем как, потрясённый откровенным оскорблением, Ли смог выдать возмущённую отповедь, Перленманн опередил его.
   -- Лейтенант Стронг, как следует из его досье, совсем не тот, за кого вы его принимаете, мистер Парсонс.
   -- Тогда что, чёрт возьми, он делает в этой дыре? Только неудачников посылают в дальний космос на катерах Таможенного Патруля. Все знают, что...
   Ли, готовым сорваться голосом, процедил. -- Мистер Парсонс, мои родители, американские 'квинтеры', активисты движения по возвращению конституции. Уверен, моё назначение здесь, частично связано с желанием Земного Содружества держать меня как можно дальше от 'окружения рецидивистов'.
   Парсонс закатил глаза. -- Обалдеть, теперь у нас американская версия Коцукова. Янки 'поверхностник', готовый рвать жопу за красно-бело-синий. Вы что, Перленманн, связались с этим парнем в частном порядке?
   Ли, следя за уровнем голоса, произнёс.
   -- Мистер Перленманн не имеет ни малейшего отношения к моему прибытию, мистер Парсонс. Это совпадение. Кроме того, лично я, не участвую в движении по возвращению конституции. Однако, -- сказал он, поворачиваясь к администратору, -- что касается любых расследований, мистер Перленманн, я бы вышел далеко за пределы моей юрисдикции, если бы взял на себя ответственность за гражданское расследование.
   Перленманн вяло улыбнулся и, у Ли появилось отчётливое предчувствие, что совсем скоро он узнает, что его познания в 'юрисдикциях' были не полными. Перленманн не разочаровал его.
   -- Лейтенант, я должен обратить ваше внимание на то, что хотя наш контракт с администрацией проекта по запуску колониальных кораблей не предполагает военного аспекта, тем не менее, официально, мы классифицированы как 'режимный объект', который находится в юрисдикции Земного Содружества. Обеспечение производственной безопасности и защита подобных объектов от военных угроз, является прямой ответственностью Таможенного Патруля. В таком ключе, я полагаю, ваши полномочия в данном вопросе предельно ясны.
   'И ведь, чёрт побери, так всё и обстоит', подумал Ли.
   Если бы Каллисто был обычной коммерческой заправкой в Поясе Астероидов, тогда это было бы их внутренним делом. Но поскольку объект Каллисто строит корабли колонистов, это требует применения секретных технологий, которые сами по себе являются объектом контроля и защиты, и плюс ко всему, само этот место, официально, является военным объектом. Это означает, что расследование было ответственностью Ли.
   Он откашлялся. -- Вы, конечно, понимаете, что если вы передаёте это дело мне, то преступление, о котором идёт речь, больше не будет расследоваться как индустриальная диверсия. Это станет расследованием государственной измены.
   Кивнул только Перленманн. Остальные присутствующие, казалось, были удивлены и встревожены. Ли продолжил, -- мистер Перленманн, все присутствующие считают, что взрыв был результатом диверсии, а не механическим сбоем. Почему?
   Перленманн пожал плечами.
   -- Потому что мы здесь уже сталкивались с одним небольшим инцидентом. Наш сканер для документов с модулем безопасности, был умышленно выведен из строя около четырёх месяцев назад. Его замена, которую я запросил, должна быть на борту 'Цветка'. Он вам случайно не попадался на глаза, когда вы досматривали груз?
   Ли кивнул.
   -- Да действительно, я его заметил, потому что это довольно примечательная вещь. Из тех отрывочных записей, которые у нас есть, -- Ли удержался от того, чтобы не скрестить пальцы, когда он это произнёс, -- эта позиция, и в самом деле, была отмечена в грузовой декларации как срочная. Но, мистер Перленманн, я должен задать вопрос, почему эти два происшествия могут быть связаны? Зачем 'солнечникам', 'спейсерам' или воинственным 'поверхностникам' связываться с вашим сканером документов?
   Перленманн сложил руки на груди.
   -- Регуляторы Земного Содружества требуют, чтобы мы использовали этот сканер в качестве простого брандмауэра, для защиты нашего центрального компьютера. Весь поток входящих данных сначала прогоняется на автономном компьютере, который преобразовывает его в файл-образ, или другими словами в 'горячую' резервную копию. Затем, эти образы пропускаются через сканер, который может анализировать все части кода, а потом запускать их на любом устройстве как исполняемый пакет данных, но уже без подозрительных частей, если таковые найдутся. Таким образом, если обнаружатся вирусы или троянцы, они никогда не попадут на главный компьютер.
   Ли кивнул. -- Но почему кто-то проявил к нему повышенный интерес и испортил его?
   Парсонс фыркнул.
   -- Потому что все экстремисты на этом спутнике беспокоятся о том, как бы администрация не получила сообщение, которое они не могли бы прослушать первыми. Без этого сканера сюда нельзя отправлять зашифрованные приказы, потому что здесь нет других средств дешифровки. Поэтому, если управляющий комитет Земного Содружества прогнётся под крайними 'Неолуддитами' и прикажет остановить работы на Каллисто, это сообщение придёт открытым текстом, что даст колонистам достаточно времени чтобы отреагировать.
   -- А 'солнечники'?
   Изольда пожала плечами.
   -- Они боятся обратного, того что большинство умеренных 'Зелёных' в управляющем комитете может дать заднюю текущей политике по закручиванию гаек и даже приказать придать дополнительный импульс программам по строительству колониальных кораблей. 'Солнечники' усмотрели бы в этом угрозу срыва их радикальной повестки дня против Земли, так что, с учётом раннего предупреждения, они могли бы успешно сломать эту тенденцию, используя акт террора в качестве инструмента.
   -- Понятно, значит, у нас есть основания подозревать обе стороны в порче сканера. Я полагаю, вы уже провели расследование, которое ни к чему не привело?
   Перленманн кивнул.
   -- Хорошо, вам удалось выяснить, как был устроен сегодняшний взрыв, какой тип взрывчатки был использован?
   Джек Кэрролл, инженер с волдырями на лице, вытянул небольшой пластиковый цилиндр из нагрудного кармана, и показал на почерневшую массу внутри оболочки.- Взрывчатка им не потребовалась. Тот, кто это устроил, использовал этот электрозапал, в связке с обычными наручными часами.
   Изольда наклонилась вперёд.
   -- Que? [фр. 'Что!?'; прим. пер.] Как эта штука могла вызвать взрыв без взрывчатого вещества?
   -- Когда у вас в топливных баках водород, вам не нужна взрывчатка, доктор. Одной искры вполне достаточно. -- Кэрролл нахмурился размышляя. -- Как мне видится, первым шагом подрывников было отрегулировать индикатор уровня топлива цистерны таким образом, чтобы он показал значение 'пусто' чуть раньше положенного. Это привело бы к тому, что насосы продули бы систему не полностью, что означало бы, что по окончанию цикла перегона топлива, на дне цистерны осталось бы небольшое количество сжиженного водорода.
   Далее, когда индикатор уровня топлива регистрирует, что цистерна пуста, система охлаждения отключается. Поэтому цистерна начинает нагреваться... немного, но этого достаточно, чтобы водород начал испарятся и превращаться в свою очень горючую форму. На этом этапе, всё что вам нужно это одна маленькая искра, бам... и у вас есть адский взрыв.
   Ли нахмурился.
   -- У кого на Каллисто есть знания и технические навыки, чтобы проделать такое?
   Лицо Кэрролла его не выдало, но интонации были очевидны - только новичок мог задать подобный вопрос.
   -- Все, лейтенант, возможно за исключением доктора Изольды и её сотрудников. А запалы-воспламенители любых конструкций можно легко достать, поскольку мы используем их для многих задач: для сжигания отработанных газов, в качестве пускателей для аварийных электростанций. В общем, они широко распространены.
   Ли вздохнул. Простых ответов здесь не будет.
   Парсонс шумно поднялся.
   -- Если мы заканчиваем, я хотел бы посетить несколько человек в больнице.
   Перленманн кивнул головой в молчаливом согласии, но бригадир к этому моменту уже был за дверью. Изольда и Кэрролл направились за ним. Ли поднялся следом.
   -- Лейтенант, один момент, если позволите. -- Ли медленно опустился на место. Перленманн улыбнулся. -- Полагаю, лейтенант, у вас были знакомства и потеплее. Хотя, признаться, я удивлён, тем, что вы вообще здесь оказались.
   -- Просто совпадение, мистер Перленманн. Это была моя очередь патрулирования...
   -- Вы меня не поняли, лейтенант. Я имел в виду, что я нахожу необычным то, что вы служите в Таможенном Патруле.
   -- А, это. Ну, учитывая то, как вы меня ранее представили, вы уже знакомы с моим досье.
   Перленманн слабо улыбнулся.
   -- Да я с ним знаком. Именно поэтому я и задаюсь вопросом о том, что вы здесь делаете. Вы, чьей основной дисциплиной была история, а дополнительной - литература, и с родителями диссидентами. Я удивлён, что вам вообще позволили поступить в колледж.
   Ли улыбнулся, почувствовав, как криво у него это вышло.
   -- Администратор, это звучит как, э... неполиткорректная откровенность, которую обычно не услышишь от 'Зелёного' чиновника.
   Перленманн пожал плечами.
   -- Не припоминаю, чтобы я говорил, что я 'Зелёный'. Или что-то ещё в этом роде. Однако, в ходе вашего расследования, лейтенант, вы обнаружите, что здесь очень распространено навешивание политических ярлыков. Я подозреваю, что вы не восприимчивы к, такого рода, слепой приверженности чему либо, но позвольте мне подчеркнуть то, что вы возможно уже знаете. Расследованию не помогут гадания о том, насколько эти ярлыки точны и имеют под собой основания.
   -- Вероятно так же, как они не помогли в случае с неким администратором, даже с таким, который так необычно выражает свои мысли, с таким как вы, мистер Перленманн. Скажите мне, что вы делаете на такой шикарной работе?
   Администратор огладил бороду. -- Наблюдаю за тем, как я старею, лейтенант. Моя история, отчасти напоминает вашу. Я начинал в Кембридже молодым профессором политологии, и в глазах моих нанимателей выглядел немного радикальным. Я настаивал на использовании в обучении оригинальных, неусечённых трудов, что не приветствовалось педагогической методологией, когда речь заходила о таких трактатах как 'Записки Федералиста' или 'Об общественном договоре' Руссо.
   -- Ваша семья из Англии?
   -- Наполовину. Моя мать из Мюнхена, где я вырос, перед тем как пойти в школу в Италии. Видимо, я представляю собой что-то вроде помеси европейца. В любом случае, я был обвинён в пропаганде запретного плода, а именно свободомыслия, поэтому меня сослали сюда.
   -- Кажется, Мильтон скромно уходит в тень, когда в Земном Содружестве заходит речь об изобретении подходящего наказания для Люцифера с синдромом недержания свободы [отсылка к Джону Мильтону и его поэме 'Потерянный рай'; прим. пер.].
   Перленманн расхохотался.
   -- Лейтенант, несмотря на эту диверсию и политические склоки, я рад, что вы с нами. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться за любой помощью... или если захотите одолжить книги. Он обвёл рукой пространство позади себя, указывая на бесчисленные разноцветные тома, которые плотными неровными рядами заполняли все четыре стены.
   У Ли на миг возникло ощущение, что он стоит в дверях на пороге библиотеки его прадеда.
   -- Я ведь могу поймать вас на слове, мистер Перленманн.
   -- Договорились. И лейтенант, вы, возможно, захотите представиться персоналу из местной службы безопасности. Они, в конце концов, теперь под вашим непосредственным командованием, до тех пор, пока вы на Каллисто. Вот их досье. Вам, возможно, также будет интересно узнать, что я не уведомил их о вашем прибытии, -- Перленманн улыбнулся, -- что может быть лучше внезапной инспекции для поднятия морального духа коллектива, как вы считаете?
  
  
   * * *
  
  
   В служебном помещении для дежурных офицеров царил хаос: переполненные пепельницы, немытая посуда с затвердевшими объедками, разбросанные документы со слипшимися листами, склеенными между собой коричневыми глянцевыми пятнами от давно пролитого кофе. Из-за дальней двери были отчётливо слышны переливы девичьего смеха. Подкравшись на мягких лапах, Ли приблизился к дверному проёму.
   Две двухъярусные койки были развёрнуты поперёк комнаты, и предоставляли удобный обзор на видео панель, которая была установлена (в нарушении правил) на противоположной стене. В данный момент, по ящику показывали пышногрудую восходящую звезду в костюме пастушки, которая вяло отгоняла трёх подкаченных, одетых в кожу и зловеще ухмыляющихся тинэйджеров.
   Нижние уровни обоих коек были заняты. На левой, занимая значительную часть матраса, располагался человек с большим утолщением по центру. На правой, сидел мужчина небольшого роста, худой как скелет, и громко подбадривал жеребцов на экране некой смесью из английского и португальского.
   -- Смирррррр-НА!
   Костлявый справа подпрыгнул так высоко и сильно, что ударился о верхнюю койку, срикошетил в угол, и отлетел к левой койке, врезавшись прямо в своего большого приятеля, который в этот момент только поднимался. Тощий упал и затих на полу. Толстяк качнулся и неудачно задел толстой ногой голову тощего. Постепенно обретя равновесие, большой прорычал что-то славянское, -- 'Izvierk!', -- повернулся к Ли, и рычание трансформировалось в английскую речь.
   -- Ты, чёрт возьми, что о себе...? - толстяк застыл с открытым ртом и выпучил глаза, когда перед ним блеснула золотая нашивка на левом плече Ли.
   -- Вы хотели задать вопрос, сержант Булганин?
   Грузный русский захлопнул рот так сильно, что Ли услышал как клацнули его зубы. А затем он произнёс:
   -- 'Nyet', то есть я хотел сказать, нет сэр. Никаких вопросов. Булганин хоть и встал по стойке смирно, но его подбородок смотрел вниз, а тёмно карие глаза мерцали двумя упрямыми, тусклыми бусинками.
   Ли переключил внимание на маленького солдата, чей взгляд метался от русского к американцу, в нетерпеливом ожидании того, как будут разворачиваться события. Этот, в любом случае, будет слушать того, кто окажется самым злым парнем, в независимости от званий. Ли снова посмотрел на русского.
   -- Как я понимаю, сержант, вы не были проинформированы о моём прибытии.
   -- Так точно... Сэр.
   Долгая пауза перед этим 'сэр' прозвучала как гонг к началу боя. Что ж, хорошо. Лучше покончить с этим прямо сейчас.
   -- В этом причина того, в каком состоянии ваше рабочее место?
   Булганин пожал плечами и не ответил. Ли чувствовал, как нарастает волнение мелкого парня. Костлявый чуял драку.
   -- Я задал вам вопрос, сержант.
   Булганин, который не произнёс ни звука, ухмыльнулся.
   -- Я сказал, 'нет, сэр'. Мои извинения, должно быть я сказал это недостаточно громко для вас. Худой, издал глупый смешок.
   Ли сделал шаг к русскому.
   -- Странно, сержант. Мой слух вполне хорош, а вы не выглядите тихоней. Но, возможно ваш голос ослаб, -- Ли выразительно посмотрел на обвисшее пузо Булганина, -- вместе с остальной вашей частью.
   Тёмные глаза вспыхнули и стали тлеть медленным огнём.
   -- Пусть лейтенант простит мне мою навязчивость. И всё же, я вижу униформу и знаки различия, но я не вижу документов.
   Ли восхитился способом, которым русский отказался отдать инициативу. Булганин был цепким, хоть и неряхой. Возможно, под толстым слоем жира скрывался хороший солдат. Ли бросил свой чип-идентификатор на койку Булганина.
   -- Лейтенант Ли Стронг, Таможенный Патруль, США, Новое Мировое Сообщество. Сейчас, это место под моим командованием.
   Булганин едва улыбнулся и самоуверенно произнёс, -- Теперь я вижу. Да, с этого момента командуете вы.
   Всё еще глядя прямо на Булганина, Ли гаркнул. -- Кабрал!
   Худощавый подпрыгнул, и с распахнутыми глазами вытянулся по стойке смирно.
   -- Сэр!
   Ли процитировал по памяти его досье.
   -- Эдуардо Кабрал. Старший матрос, третье подразделение Международных Сил Безопасности, Бразилия. В настоящий момент прикомандирован к Таможенному Патрулю.
   'Вероятно наёмный бандит из фавел; проверю пожалуй.', подумал Ли.
   -- Вы из Рио, Кабрал?
   -- Да, сэр.
   -- Довольны этим назначением, рядовой?
   -- Да, сэр.
   -- Тогда у вас острая нехватка серого вещества.
   -- Булганин! Русский даже не дёрнулся, когда Ли повернулся к нему и выкрикнул его фамилию, -- имя: Аркадий. Сержант 18 Полка Безопасности и Защиты. Срок службы: 24 года. Дисциплинарные взыскания за драки, пьянки, вызывающее поведение и политические агитации, 'nyet, tovarisch'?
   Булганин прищурился, когда Ли употребил современное выражение, характерное для крайних 'Неолуддитов' в его стране.
   -- Сэр, если мы отходим от военного стандарта обращения, то я предпочитаю, 'господин'.
   Упрямый, недисциплинированный, но с яйцами.
   -- Возможно мне следует включить информацию о ваших предпочтениях в мой первый отчёт, сержант. Режим 'Неолуддитов' в Москве может счесть этот факт несколько тревожным.
   -- Я уже в ссылке, сэр. -- Булганин обвёл взглядом унылую обстановку.
   Ли улыбнулся.
   -- Они могут открыть шлюз, Аркадий, и вас затянет обратно в Россию Матушку. 'Неолуддиты' с их доиндустриальным коммунизмом во всю заняты поиском контрреволюционеров. Кое-что, судя по всему, никогда не меняется. Он сделал шаг назад. -- Но сейчас мне плевать на всё, что они делают. Единственное, что мне интересно это то, что происходит прямо здесь и прямо сейчас.
   -- Сэр, при всём уважении, -- в тоне Булганина, уважения было, что кот наплакал, -- я должен спросить. Что вы знаете о том, что здесь сейчас происходит?
   -- Я знаю, что дисциплина здесь спущена в гальюн и, что это подразделение сейчас неспособно выполнять свою задачу.
   -- Лейтенант, это 'подразделение', как вы его назвали, -- Булганин скосил взгляд на Кабрала и продолжил, -- несёт службу, даже, несмотря на то, что мы вынуждены были обходиться без офицера уже больше года. Булганин позволил себе язвительную улыбку.
   Ли улыбнулся в ответ.
   -- Значит вы в полной готовности? Даже к аварийной ситуации в условиях полной гравитации? Скажите мне, сержант, -- Ли посмотрел вниз, на свисающее пузо Булганина, -- вы занимаетесь положенный час в день на центрифуге?
   Улыбка Булганина растаяла.
   -- Сержант?
   Русский отвёл взгляд. -- Там были... технические неполадки.
   -- Вот как? Что ж, вы будете рады узнать, что по пути сюда я зашёл в тренажёрную и обнаружил, что она в полном порядке. Поэтому я жду от вас, сержант, что вы отчитаетесь в выполнении двойной нормы физической подготовки.
   Булганина выдали глаза, на дне которых плескался страх. -- Когда?
   Ли широко улыбнулся. -- Прямо сейчас.
  
  
   * * *
  
  
   Изольда бросила на Ли удивлённый взгляд, когда подбирала Булганину ноги, помогая санитарам вынимать бесчувственное тело русского, из центрифуги. Кабрал, задыхающийся и взмокший от пота, стоял в стороне и наблюдал за происходящим. Парень судорожно трясся. На лицо были все признаки перенапряжения и обезвоживания, но маленький бразилец не сошёл с дистанции.
   -- Кабрал.
   Жилистый рядовой волчком скользнул от двери и встал по стойке смирно.
   -- Сэр!
   Подбородок поднят, глаза смотрят неподвижно вперёд, тело напряженно и подтянуто.
   Ли сдержанно улыбнулся. 'Злой парень говорит, Кабрал слушает'.
   -- Вольно, рядовой.
   Кабрал выдохнул и принял позицию 'вольно', которая в его исполнении выглядела ещё более напряжённой, чем предыдущая.
   -- Нет, нет, присядьте, рядовой. Передохните немного.
   Кабрал моргнул и скосил глаза, очевидно для того, чтобы лишний раз убедиться в том, что выражение лица Ли и его слова совпадают, и проверить, не пытается ли американец надуть его, предлагая расслабится.
   Ли уверенно подошёл к скамье и плюхнулся на неё. Кабрал выдохнул с заметным облегчением и присоединился к нему.
   -- Итак, как вас здесь называют, Кабрал?
   -- Меня, сэр? Эдуардо.
   -- Нет, я имею в виду ваше прозвище.
   Эдуардо улыбнулся, сверкнув зубами. -- Они называют меня Быстрым Эдди, сэр.
   -- Что ж, Быстрый Эдди, сегодня вы неплохо поработали. Сколько времени вы уже в тренажёрной, -- Ли посмотрел на часы, -- минут пятьдесят?
   Кабрал помедлил секунду и сказал, -- достаточно долго, сэр.
   -- Что ж, теперь мы будем проводить здесь как минимум час. С этого момента, у нас будет всё по Уставу.
   Кабрал вдруг неожиданно рассмеялся.
   -- Я сказал что-то смешное, рядовой?
   -- О, нет, сэр. Я просто имел в виду, что вы сказали смешную вещь, но не знали, что она смешная. Вы сказали 'по Уставу', сэр. Это то, как рабочие называют мистера Перленманна.
   Ли откинулся назад и опёрся локтями о стену. -- Почему они называют Перленманна 'по Уставу'?
   -- Ну, это как бы с двойным смыслом, сэр. Я имею в виду, что у него залежи книг, так ведь? Тысячи. И это также прикол над тем, как он себя ведёт. Перленманн всегда всё делает как по книге, понимаете? [обыгрывается английское выражение 'by the book' - как по Уставу, как по писанному, как по книге; прим. пер.]
   Ли вытер солёный пот с губ. Странно, описание Кабрала совсем не вязалось с его собственным восприятием Перлнеманна.
   -- Скажите мне, Эдди, что вы думаете насчёт диверсии? Как считаете, кто за этим стоит, радикалы - 'поверхностники' или 'солнечники'?
   Бразилец пожал плечами. -- Я не знаю, лейтенант. Полагаю, это могли быть как те, так и другие.
   -- А что насчёт простых 'апсайдеров'? Могут у них быть причины желать закрытия Каллисто?
   Быстрый Эдди нахмурился. -- Не знаю, сэр. Я таких причин не вижу.
   -- Вот я тоже. Что насчёт колонистов?
   -- Колонистов? Вряд ли, сэр. Если топлива будет недостаточно, они не смогут отбыть.
   'Ты прав Эдди, эта та причина, по которой ни один из них не может быть заподозрен в уничтожении запасов топлива, но также это могло быть сделано, чтобы подставить группировку, у которой наиболее вероятные намерения помешать им покинуть систему и которая может прибегнуть к насилию, т.е. 'солнечники'.'
   -- И кроме этого, -- продолжил Эдди, -- Лидеры колонистов Бриггс, Керконнен, и даже Кси, приятные во всех отношениях люди, и очень миролюбивые. Они бы никогда не совершили ничего, что причинило бы вред, тем более, исподтишка.
   'Ну, если эта линия расследования принесёт плоды, это точно будет не из-за политической проницательности Быстрого Эдди. Ввернёмся, пожалуй, к основам'.
   -- Рядовой, как долго вы не практиковались в стрельбе?
   -- Долго, сэр. Уже несколько месяцев, -- энергичная улыбка Быстрого Эдди свидетельствовала о том, что ему нравилось оружие.
   -- Тогда, самое время возобновить тренировки, рядовой. Что вы используете здесь в качестве стрельбища?
  
  
   * * *
  
  
   На следующий день, рано утром, в помещении, выделенном для Ли, раздался вызов связиста Каллисто.
   -- Входящая передача с 'Гато', лейтенант Стронг.
   -- Расшифровка требуется?
   -- Да, сэр. Соединяю.
   Секунду спустя, на экране появились лица Берни и Файндера, стоявших вплотную друг к другу.
   -- Привет, шкипер. Как там кормёжка внизу?
   -- Ничем не отличается от той, что у нас наверху.
   -- Фу. Такая же паскудная? Наверно, её там специально для офицера приготовили.
   -- Наверно. Есть для меня что-нибудь новое, Берни?
   -- Ещё как. Шкипер, этот инцидент с нападением становится всё страннее и страннее.
   -- Каким образом? - удивился Ли.
   -- Когда мы послали на Землю цифровые образцы ДНК нападавших, они присвоили им самый низкий приоритет в поисковом запросе.
   -- Странно. Эта процедура не сложная, и мы должны были быть первыми в этом списке.
   -- Я тоже так думал. Поэтому мы взяли на себя смелость послать образцы паре наших друзей 'апсайдеров'. Один, работает оператором базы данных на станции, в точке Лагранжа L5, другой, отвечает за иммиграционное делопроизводство на Марсе. Они выдали нам определённые результаты, и очень быстро.
   -- Берни, быстрота означает, что нападавшие уже были отмечены, как граждане, находящиеся на особом контроле.
   -- Точно босс. Все они были в списке обвиняемых или осуждённых.
   -- Другими словами, пешками. Что не удивительно.
   -- Да, но удивительно другое, каждый из них был 'апсайдером'. Все проживали в общинах около лунного пространства или Главного Пояса. Все без исключения антисоциалы, и у некоторых были выявлены признаки социопатии. Что нам это даёт, Шкипер?
   -- Ничего на что можно было бы опереться. Они все родились 'апсайдерами', поэтому возможно были наняты другими 'апсайдерами', или 'спейсерами', которым были нужны хладнокровные убийцы. С другой стороны, всё это выглядит так, будто кто-то на Земле замешен в этом. Кто-то, у кого достаточно влияния, чтобы вытащить этих скотов из тюрьмы или выдать им УДО в обмен на эту работу.
   -- Но зачем?
   -- Пока мы не узнаем, что было их целью на 'Цветке', пока мы не найдём эту иголку в стоге сена, не думаю что мы получим ответ на этот вопрос, Файндер. Кстати об этом. Было что-нибудь интересное в списке запросов на содержимое грузового отсека, который прислали с Каллисто.
   -- Ничего особо примечательного, шкипер. Мы просеиваем через мелкое сито каждую позицию, которую они запросили, задействовали даже детектор программных закладок. Если нам встречаются электронные компоненты, мы запускаем полный анализ данных. Пока ничего.
   -- Что насчёт реакции из штаба? Кого-нибудь уже хватил удар, из-за моего решения направится к Каллисто?
   -- Так тихо, что даже страшно становится, лейтенант. Мы получили лишь депеши и обычные приказы, и это всё.
   -- Что за приказы?
   -- Только те, что мы ожидали. Первым, было сообщение о том, чтобы мы возобновили наш маршрут патрулирования как можно быстрее, а затем поправка к этому приказу, в ответ на депешу Перленманна, доложившего о ситуации с карантином. Он купил нам дополнительные сто часов стоянки. Помимо этого, шкипер, прибавьте ещё два дня от меня.
   -- Как вам это удалось, Берни?
   -- Ну, поскольку завод по обогащению дейтерия на Каллисто остановлен, я объяснил, что у нас нет достаточных полномочий для того, чтобы получить топливо из их резерва, поскольку теперь у корабля колонистов каждая капля на счету. По крайней мере, до тех пор, пока снова не заработает их главный очиститель, и у них не появятся излишки.
   Ли нахмурился. -- Удивительно, что в штабе не озаботились дать вам необходимые полномочия.
   -- А мы не дали им такого шанса, сэр. В той же сводке, мы указали на то, что у нас всё готово к тому, чтобы перекачать топливо с 'Цветка' в наши ёмкости. Конечно, после того, как они это утвердят, дабы это не было бы истолковано как сокрытие доказательств.
   Впечатлённый изворотливостью Берни, Ли спросил. -- И что же они сделали с этим нагромождением запутанных приоритетов и полномочий?
   -- То, что бюрократы могут делать лучше всего: переложили ответственность на Перленманна. Он посидел над этим запросом некоторое время, а потом послал уведомление командованию, и нам, о том что он даёт разрешение вскрыть топливные ячейки 'Цветка' и забрать топливо. Что, как вы знаете, очень длительный процесс, если у вас нет специального топливного нагнетателя.
   -- Верно, но у Перленманна есть нагнетатель. Мне кажется, даже несколько.
   -- Понятно. Но он не предложил, а мы не спросили.
   Ли улыбнулся. -- На какой разумный срок вы сможете затянуть операцию по переброске топлива?
   -- В штабе нам сказали, что вследствие 'непредвиденных осложнений', у нас есть на это дополнительные два дня. Поэтому, в общей сложности, мы можем оставаться на орбите ещё шесть дней. Затем вы должны будете прервать свой каллистианский отпуск и...
   -- Отрицательно, Берни. Я остаюсь.
   -- Сэр, не уверен, что правильно вас расслышал. Вы сказали, что остаётесь?
   -- Перленманн передал мне расследование диверсии, которая остановила их производство топлива. Речь идёт о моих должностных инструкциях. Я не могу сказать 'нет'. Но это может быть нашим преимуществом. Штаб упоминал о том, что я должен быть на 'Гато' через шесть дней?
   -- Э... нет, но вы капитан, и я думаю, это подразумевалось...
   -- Тогда, это их проблемы. Если я не закончу здесь за шесть дней, вы вернётесь на маршрут патрулирования в качестве капитана. Это даст мне больше времени, чтобы узнать, есть ли какая либо связь между событиями на 'Душистом Цветке' и диверсией на Каллисто. Если это части одной мозаики, тогда в ходе расследования, я возможно смогу обнаружить предполагаемого хозяина той потерянной иголки, которую мы всё ещё ищем на борту 'Цветка'.
   -- Это вполне возможно, шкипер. Я полагаю мне бесполезно говорить вам, что этим решением вы вряд ли заслужите поощрение в штабе.
   -- На этот раз, им нужно будет адресовать претензии к Перленманну.
   Ли сказал то, что как предполагалось, защитит его от начальственного гнева. Но, зная себя, как плохого лжеца, это прозвучало неубедительно. -- Если я не вернусь на борт через шесть дней, сначала направляйтесь к Гигии на четверти тяги.
   -- Почему туда, сэр?
   -- Потому что в этом случае, вы будете достаточно близко, когда я вызову вас, чтобы вы меня подобрали.
   -- Я понял, шкипер. Что мы ещё можем для вас сделать?
   -- Ничего, за исключением молитвы или кроличьей лапки, если она у вас есть.
   -- А что это?
   -- Земная варварская традиция.
   -- Звучит по неолуддитски.
   -- Возможно, у них это до сих пор в ходу. Продолжайте искать иголку, Берни.
   -- Продолжим, сэр. Вы там аккуратнее.
   -- Спасибо за совет. Конец связи.
  
  
   * * *
  
  
   Почти неделя ушла на то, чтобы вновь приучить Кабрала и Булганина к дисциплине и упражнениям на центрифуге с 'перегрузкой' в 1g. Булганин помалкивал и выглядел угрюмо, но он подчинялся и, неохотно, но вроде бы шёл к тому, чтобы начать уважать Ли.
   Чего нельзя было сказать об 'апсайдерах' среди персонала на Каллисто. Их письменные ответы на запросы Ли, по поводу взрыва, были немногословны и почти бесполезны. Проходя по коридорам, они избегали встречаться с ним глазами, а на его попытки общения, отвечали кратко и хотели как можно быстрее с этим покончить. 'Поверхностники' были не лучше, а колонисты, будто уже жили в другом мире, стремясь поскорее оставить далеко позади бесконечные пререкания между эти группировками.
   Похоже, единственным человеком, который хотел помочь, был Перленманн. Он предоставил Ли доступ к своему персональному журналу. Согласно данным журнала, прежде никогда до этой диверсии, группировки 'апсайдеров' и 'поверхностников' не выясняли отношения насилием. Однако, после взрыва, 'апсайдеры' - подчинённые Парсонса спровоцировали уже, как минимум, два открытых столкновения с 'поверхностниками', дав понять, что если они выяснят, что диверсия была направлена против них, они отомстят. Не говоря уже о том, что они вряд ли приложат достаточно усилий, чтобы их возмездие было направлено только против виновных.
   К середине второй недели Джек Кэрролл закончил экспертное заключение о технических подробностях способа, которым был осуществлён саботаж, Ли и Перленманн решили сохранить этот отчёт в тайне, пока дело не завершено. Раскрытие подобной информации сейчас, лишь даст преступникам информацию о том, как далеко продвинулось (или скорее не продвинулось) расследование.
   Когда Ли бегло просмотрел отчёт Кэррола, он глубоко вздохнул, выпуская с этим вздохом последнюю надежду на простое решение проблемы. Десять дней интенсивных поисков ответа превратились в ничто. Пришло время нажать на некоторые личные струны, и посмотреть, что из этого выйдет.
  
  
   * * *
  
  
   В развороченных кишках повреждённой водородом цистерны гуляло эхо голосов бригады рабочих. Ли поднял голову и посмотрел вверх на 'потолок' в десяти метрах над ним. Свод уходил далеко в бескрайний космос, переходя внизу в сумрак, в котором мерцали голубые отблески от газовых резаков.
   Через десять шагов он обнаружил, что приближается к приземистому силуэту, обращённому к нему лицом. Человек стоял, держа руки на поясе, освещаемый сзади вспышками света от сварки. Голос Парсонса был не дружелюбнее обычного.
   -- Что вам здесь нужно, 'поверхностник'? Мои люди заполнили все ваши идиотские опросники, так что оставьте их в покое.
   -- Я бы так и сделал, мистер Парсонс, но боюсь, 'ваши люди' не полностью заполнили анкеты, которые я им раздал. А именно, никто из них не предоставил имена лиц, которые по их мнению являются радикалами, в независимости, 'апсайдеры' они или 'поверхностники'. Я пришёл поинтересоваться, почему это так.
   -- Интересуйтесь чем угодно офицер, -- Парсонс сплюнул, произведя резкий звук, похожий на столкновение двух камней, -- на этой станции стукачей нет. Если это всё, зачем вы сюда пришли, тогда катитесь к чёрту.
   -- Если у вас или у кого-либо из ваших людей есть соответствующая информация, я советую вам её не утаивать. Любой, кто сознательно препятствует официальному расследованию, становится в этом случае соучастником диверсии, и виновным в том, что подверг опасности жизни рабочих на этом объекте.
   Как и надеялся Ли, он нажал на правильную струну. Парсонс, повысив тон, перестав растягивать слова, заговорил.
   -- Вы хотите обвинить моих людей в том, что они подвергли опасности жизни своих же коллег? Своих друзей? 'Апсайдеров'? Ну что ж, попытайтесь, офицер. Но вот, что я вам скажу: мы здесь сами следим за собой, и если у нас появляются проблемы, мы в них сами и разбираемся. Вы не понимаете, как здесь всё работает, а новичку, знаете ли, очень легко пораниться о то, что он не понимает. Согласны?
   -- Угрозы офицеру Таможенного Патруля это серьёзное преступление, мистер Парсонс, и я задаюсь вопросом, почему бы мне не расширить расследование, включив туда вас в качестве главного подозреваемого.
   Парсонс незлобиво рассмеялся.
   -- И кто кому угрожает, лейтенант? Не преувеличивайте. Мои слова это не угроза. Я просто прокомментировал ситуацию, когда чужак может натолкнуться на, своего рода, политические проблемы, которые будет сложно, или даже опасно, решить. А насчёт расследования в отношении меня, -- Парсонс насмешливо фыркнул, -- да, пожалуйста. Дайте ка угадаю. Вы уверенны, что я глубоко законспирированный оперативник радикальных 'поверхностников', так?
   Он ухмыльнулся, -- ну да, а пока 'Зелёные' и 'Неолуддиты' медленно душат этот объект, вы будете тратить время на допросы людей, которые поддерживают это место в работоспособном состоянии, для того чтобы выжить самим.
   Тон Парсонса стал более резким, -- вы усложните нам жизнь, но кто знает, не пострадает ли от этого производительность. Быть может, это подпортит фортуну 'Зелёным' пиджакам в управляющем комитете потому, что даст ястребам - 'Неолуддитам' ещё больше камней, чтобы кидаться ими в Каллисто. А потом, возможно, это будет означать расследование, и так случится, что жизнь осложнится уже для вас, и очень сильно.
   Он сделал паузу и наклонился ближе. -- Чуешь, о чём я?
   Ли наклонился к лицу Парсонса.
   -- Да, как и вы, я надеюсь. Я здесь, чтобы защищать закон и, для того, чтобы найти преступника. Это, именно то, что я буду делать, с вашей помощью, или нет.
   Их лица были на расстоянии ладони друг от друга, шипение и свист газовых горелок несколько раз прерывалось, погружая их в пронзительную тишину. Затем Парсонс сменил точку опоры, что дало ему повод откинуться назад, и рассмеялся.
   -- Дело ваше, офицер. Разбирайтесь с вашим трибуналом сами.
   Он повернулся к сверкающим горелкам и быстрой походкой направился прочь, вдоль искорёженного брюха топливной цистерны, на ходу выкрикивая приказы.
  
  
   * * *
  
  
   Доктор Изольда приподняла бровь, когда Ли вошёл в её кабинет. -- И чем я обязана такой чести, лейтенант? - скрипучий голос прибавил ей возраста.
   Ли попробовал улыбнуться.
   -- Можно присесть, доктор?
   Изольда посмотрела на него таким взглядом, будто серьёзно обдумывала возможность отрицательного ответа. Наконец, она вздохнула и махнула ему рукой, указав стул напротив своего рабочего места.
   -- Ну что ж, присаживайтесь. Что случилось?
   -- Доктор, уверен вам наверняка известно, что я немного продвинулся в расследовании.
   Изольда искренне улыбнулась, хотя это и вышло у неё криво. -- У вас явная склонность к преувеличению, лейтенант. Из того что я слышала, вы вообще не продвинулись, и к тому же завели несколько врагов.
   Ли кивнул. -- Я надеялся, что вы будете готовы помочь мне, немного охотнее, чем остальные.
   Улыбка Изольды стала скептической.
   -- Неужели? И что вас привело к этой мысли?
   -- То, что вы доктор.
   -- И это должно заставить меня перейти на сторону вооружённых громил, таких как вы, да? И в итоге я получу облаву, беспорядки, а во главе всего этого - людей, одетых в форму?
   Ли пожал плечами. -- Полагаю, такое возможно. Но я думал, что учитывая нарастание потенциальной возможности насилия на Каллисто, вы могли бы помочь мне предотвратить возможное кровопролитие, чем просто латать последствия постфактум. Но мне кажется, я ошибся.
   Улыбка Изольды исчезла, хотя зубы были видны, но уже в гримасе ярости.
   -- Merde! [фр. 'дерьмо'; прим. пер.] Какая наглость, пытаться вымогать у меня сотрудничество подобным образом!
   -- Как я сказал, доктор, я лишь хотел дать вам шанс спасти жизни, -- Ли поднялся, чтобы уйти.
   -- Mon Dieu, вы невыносимы... сядьте. Сядьте, чёрт побери. Маленький кулачёк сжался, костяшки побелели. Ей потребовалось почти полминуты, чтобы восстановить самообладание. Затем она взглянула на него холодным, пронзительным взглядом.
   -- К сожалению, вы правы. Люди Парсонса на грани. Боюсь, они убедили себя в том, что должны первыми нанести упреждающий удар по 'поверхностникам', и даже по колонистам. Физически.
   -- Поэтому, это затрагивает и вас тоже.
   Она моргнула.
   -- Конечно это меня касается. Как вы проницательно заметили, я доктор.
   -- Нет, я имел в виду, что это затрагивает вас, потому что вы симпатизируете колонистам.
   Её глаза расширились, затем сузились. -- Вы хотите от меня помощи, или вы здесь сидите, чтобы меня допрашивать?
   -- Возможно немного и того и другого, доктор. Я вспомнил, ту нашу первую нашу встречу, и вы кажется, заступались за колонистов когда Парсонс наговаривал на них.
   Изольда побарабанила тонкими пальцами по покрытию стола, разглядывая их и взвешивая следующую мысль. Наконец она произнесла:
   -- Полагаю, я действительно отчасти поддерживаю точку зрения колонистов, равно как и других людей умеренных взглядов. Реальной опасностью для нас являются экстремисты и их пешки. 'Спейсеры', Таможенный Патруль, 'солнечники' и фашисты с идеей превосходства Земли, все вы будете убивать друг друга. И когда начнётся эта последняя межзвёздная война, Каллисто и другие невинные сообщества в Солнечной Системе, окажутся в центре событий.
   И даже в отсутствии этой идиотской войны, правда в том, что мы здесь на Каллисто ходим по острию ножа. Если политическая обстановка на Земле ухудшится, тогда программа колонизации будет свёрнута, и этот объект будет закрыт. И тоже самое произойдет с многими объектами в космосе, которые существуют только потому, что они наши снабженцы. Если это произойдёт, то много... вернее, большинство уволенных 'апсайдеров' будут вынуждены переселиться на Землю. Ни одно другое место просто не сможет выдержать такого внезапного увеличения популяции.
   -- А что насчёт 'апсайдеров', которые родились в низкой или нулевой гравитации, тех, кто не сможет выжить на Земле, даже в бассейнах с гидроневесомостью?
   -- Лейтенант, я доктор, а не специалист по перераспределению ресурсов. У меня нет на это ответов, если они вообще существуют. Она расстроено опустила взгляд и головой облокотилась на руку.
   Ли быстро скользнул по ней оценивающим взглядом. Она озабочена происходящим, и она искренне переживает об этом. У неё нет безусловных предпочтений в политической палитре. Пришло время ослабить давление.
   -- Прошу прощения, доктор, у меня не было намерений расстроить вас.
   -- Лейтенант, лгать это дурной тон, особенно когда вы делаете это так плохо. Вы наверняка хотели расстроить меня.
   Ли почувствовал как тепло прилило к лицу.
   -- Вы правы доктор. Я сожалею... но я должен был.
   -- Ну, по крайней мере, вы смущены, даже покраснели. Пожалуй, в вас есть человек, лейтенант Стронг.
   -- Ли.
   Она легко улыбнулась.
   -- Хорошо, Ли. Можете называть меня Женевьева, если вы уже закончили провоцировать меня.
   -- Полагаю, я действительно закончил, Женевьева.
   -- Хорошо. Итак, чем я могу помочь?
   -- Вы можете помочь, доктор, -- сказал Ли, понизив голос, -- если дадите мистеру Паначуку болеутоляющее. А то он немного раньше, чем нужно, хочет выбраться из койки и вернуться к работе.
   На пороге лазарета возник Перленманн. Он приоткрыл дверь и опёрся на косяк.
   -- Как продвигается расследование, лейтенант?
   -- Продвигается, мистер Перленманн, но не так быстро как хотелось бы. Я надеялся, что доктор Изольда сможет пролить свет на некоторые новые факты, в особенности, касающиеся колонистов.
   Администратор покачал головой. -- Признаться, мне трудно поверить в то, что лидеры колонистов, мистер Бриггс и мистер Керконнен, могли бы выступить на стороне насилия в любом качестве.
   -- А что насчёт мисс Кси?
   Перленманн пожал плечами.
   -- Она самая темпераментная из них, однако, это делает её слишком очевидным подозреваемым, вы так не считаете?
   -- Может быть, она не участвовала в этом сама, а смогла найти какого-нибудь горячего парня, чтобы он сделал всё за неё. Периферийным зрением Ли увидел, как Изольда скептически хмуриться.
   Перленманн снова пожал плечами.
   -- Возможно, но единственный разумный в этом случае мотив... что колонисты пытаются дискредитировать и подставить 'солнечников' или 'спейсеров', и он кажется несколько надуманным. Прошу прощения, но сейчас я должен вернуться к себе в офис. Меня завалили бумажной работой.
   Перленманн выскользнул из кабинета Изольды. Ли посмотрел ему вслед, и когда дверь закрылась, он спросил, -- Что насчёт него?
   Изольда подняла голову. -- Что вы имеете в виду?
   -- Может он э... может он быть тем злым 'поверхностником' под прикрытием, который только и ждёт подходящего повода, чтобы прикрыть этот объект?
   -- Перленманн? Внедрённый агент 'Неолуддитов'? Вы что, с ума сошли? Изольда засмеялась приятным, мелодичным звуком.
   -- А что смешного?
   -- Лейтенант, даже если бы Перленманн и проявлял симпатии к любой экстремистской фракции, он никогда бы не действовал с ними заодно. Всё это скрупулёзное следование правилам и его обязанности здесь, однозначно говорят о том, что он здесь за тем, чтобы колониальная программа работала с максимально возможной производственной отдачей. И, несмотря на сокращение поставок и задержки, возникающие по вине 'Неолуддитов' с их интригами в Женеве, ему удалось не сильно отстать от первоначального графика по запуску кораблей. А это сродни подвигу, уж поверьте мне.
   -- Я верю.
   -- Ну, тогда поверьте и моему ответу. Полномочия Перленманна прописаны предельно чётко, и он не отклоняется от этого ни на йоту.
   Ли кивнул.
   -- Да, но как говорится, исключения подтверждают правила. Может быть, он как раз такое исключение?
   Изольда резко качнула головой. -- Нет. Послушайте Ли. Я знаю достаточно людей, которые либо выказывают поддержку радикалам, либо сами ими являются, только не говорят об этом. Они не посвящают меня в свои планы, но они доверяют мне. Поэтому я знаю, что они все считают Перленманна марионеткой в руках умеренных 'Зелёных', которые в любой момент могут вернуть его домой. 'апсайдеры, 'поверхностники', 'спейсеры', колонисты, все они согласны только в одном, в том, что Перленманн не будет нарушать правил.
   Ли пожал плечами. -- Ну, я должен был спросить.
   -- Конечно. Есть что-то ещё, чем я могу помочь?
   -- Пока нет. -- Ли легко поднялся на ноги в почти отсутствующей гравитации.
   -- Хорошо. Тогда ваша очередь мне помочь.
   Изольда порылась в столе, достала пузырёк с таблетками и протянула его Ли.
   -- Это для сержанта Булганина, -- пояснила она.
   Ли улыбнулся. -- Таблетки для похудения?
   Лицо Изольды стало строгим. -- Это не смешно, лейтенант. Будьте любезны, проследите за тем, чтобы сержант их принял. Безотлагательно.
   Ли нахмурился. -- От чего они?
   Изольда, которая в этот момент смотрела в компьютер, удивлённо перевела взгляд на Ли.
   -- Вы не знаете?
   Ли покачал головой.
   -- Он не сказал вам?
   Ли снова покачал головой.
   -- Mon Dieu, вы мужчины, как дети! Ли, сержант Булганин страдает астмой, а все эти упражнения, которыми вы его мучаете, лишь делают ему хуже. Много хуже.
   В голове Ли внезапно замелькали образы Булганина в центрифуге, его застывшее лицо, попеременно становящееся то бледным, то покрывающееся красными пятнами, но при этом всегда с упрямой складкой человека терпящего боль. Ли дал этому русскому повышенную нагрузку, но теперь он понял, почему толстовка Булганина всегда была чёрной от пота, и почему не улучшалась его выносливость. Ему просто не хватает воздуха.
   Ли сжал пальцами пузырёк.
   -- Спасибо доктор. Я прослежу, чтобы он принял их немедленно.
  
  
   * * *
  
  
   Булганин стоял по стойке смирно, когда Ли вошёл в идеально чистую дежурку. Американец жестом предложил ему присесть.
   -- Вольно сержант. Присядьте, передохните немного. Булганин подозрительно посмотрел на него, а затем медленно опустился на стул и повернулся к компьютеру на его столе.
   Ли протянул руку через стол и разжал пальцы, показав пузырёк с таблетками.
   -- Полагаю, это для вас, сержант.
   Булганин покраснел и замер. Затем медленно, с достоинством, дотянулся до лекарства, сгрёб его медвежьей лапой и спрятал в нагрудный карман. Он чуть кивнул, повернулся на стуле и переключил внимание на компьютер.
   -- Сержант, почему вы не уведомили меня о своём состоянии?
   Булганин приоткрыл рот, помедлил немного и пробормотал,
   -- Да это всё ерунда, сэр.
   -- Чёрт побери, Булганин, это не правда, и вы это знаете. Более того, теперь и я это знаю.
   Не глядя Ли в глаза, Булганин спросил.
   -- Вы отстраняете меня от дежурства?
   Ли покачал головой.
   -- Чёрта с два, сержант. Даже если бы я хотел, всё равно бы не смог. Я не могу позволить себе потерять вас. -- Булганин выглядел слегка удивлённо. -- Однако, сержант, я хотел бы знать, как долго вы находитесь в таком состоянии и почему, повторяю, почему вы не сказали мне?
   Булганин отстранённо посмотрел сквозь компьютер, размышляя над ответом. Затем он произнёс.
   -- Могу я говорить откровенно, сэр?
   -- Я настаиваю на этом.
   -- Я не сказал вам об этом, потому что это было бы унизительно, если бы вы освободили меня от физических нагрузок, сэр.
   -- Не я установил эти стандарты, сержант, и вы это знаете. Они прописаны в нормативах Таможенного Патруля.
   Булганин кивнул. -- Да, это правда. Но после того как вы прибыли, я..., я не хотел от вас ни какого особого отношения к себе.
   Ли кивнул.
   -- Думаю, я понимаю вас, сержант. Однако, я надеялся, что мы уже закрыли вопрос, касающийся наших первоначальных трений, по крайней мере отчасти. Я всё ещё ожидаю, что вы будете заниматься на центрифуге под нагрузкой в 1g каждый день. Однако теперь, вы будете выполнять эти нормативы в три подхода по двадцать минут, предваряя каждый подход, как минимум одним часовым перерывом без физических нагрузок.
   Булганин открыл было рот, чтобы возразить, но Ли поднял руку и сказал.
   -- Это приказ, Аркадий.
   Булганин закрыл рот, посмотрел на Ли, а затем криво улыбнулся.
   -- Будет здорово, снова начать дышать.
   Ли улыбнулся в ответ.
   -- Могу себе представить. Как долго уже это с вами, и почему этого нет в вашем досье?
   Булганин нахмурился.
   -- Этого нет в досье, потому я никогда об этом не докладывал.
   -- Боже, Булганин это же чертовски рискованно.
   Русский пожал плечами.
   -- Большим риском, было бы сообщать об этом. Как вы уже раньше заметили, в моём послужном списке есть несколько красных флажков, включая протесты против 'Неолуддитов'. Как вы думаете, что произойдет, если они обнаружат, что у меня тяжёлая форма астмы. Увольнение со службы. А что потом? Я не умею ничего, кроме как быть солдатом. Поэтому, я всегда подавал рапорты командованию и вызывался добровольцем в наиболее уединённые места службы.
   -- Я очень надеюсь, что на этих назначениях, вы смогли сохранить в тайне вашу астму или, по крайней мере, ваши командиры не потрудились сообщить о ней.
   -- 'Da', то есть, да, именно так и было.
   -- Ну что ж, Аркадий, что касается меня, то я также не собираюсь добавлять записи о состоянии здоровья в ваше досье.
   Булганин моргнул и просиял.
   -- 'Spaseebo', лейтенант. Затем он опасливо огляделся по сторонам.
   -- В чём дело, сержант?
   -- Сэр, боюсь я э..., 'забыл' сообщить вам некоторые сведения, которые могут касаться вашего расследования.
   'Ага. Наконец то, хоть что то наклёвывается', промелькнуло в голове Ли.
   -- И, я, скорее всего, знаю, сержант, почему у вас в голове могло произойти это затмение. Вы ведь были очень заняты все эти десять дней.
   Булганин благодарно улыбнулся.
   -- Это насчёт Коцукова, сэр. Он был связан с колонистами. Хотя они и не разделяли его страсти к доминированию Земли, они определённо были заинтересованы в сохранении колониальной программы.
   -- Это я слышал. Но зачем Коцукову связываться с ними? По логике, он ведь должен был смотреть на них как на предателей, так ведь?
   Булганин кивнул.
   -- Так и было. Но Куцуков был практичным. У них были общие враги: 'солнечники'. Кроме того, в то время, Коцуков был только рад, что Земля избавляется от диссидентов, столь недовольных режимом, что они скорее рискнут отправиться к звёздам, -- Булганин пожал плечами, -- ближе к концу, он даже помогал им устраивать их тайные встречи.
   -- Тайные встречи? Почему тайные?
   -- Ну, я думаю, колонисты тогда начали разрабатывать планы на случай чрезвычайной ситуации, они пытались решить, что им следует делать, в случае если Земля прикажет прекратить текущие работы над их кораблём.
   -- Они рассматривали военные варианты?
   -- Я не уверен, сэр. Но думаю, некоторые из них могли это предложить. А Коцуков, он..., ну он...
   -- Что он?
   Булганин сглотнул.
   -- Он сказал мне, где они проводят эти встречи.
  
  
   * * *
  
  
   Лопасти вентилятора замедлили вращение и остановились. Булганин отсоединил крепёж кожуха устройства. С усилием надавил на него, и вытяжка со скрежетом от сдираемой ржавчины, провалились внутрь, открывая проход в вентиляционный коллектор, приблизительно одного метра в диаметре. Булганин протиснулся в проём и жестом показал Ли следовать за ним.
   Внутри было тесно. Ли уже трижды вспоминал о Быстром Эдди, и каждый раз жалел, что тот не знаком с системой вентиляции. Он бы продвигался гораздо быстрее, чем тихоходный Булганин.
   Через полчаса ползания на коленях, Булганин свернул в тупиковое ответвление. Проход в этом месте расширялся и оканчивался быстро вращающимся вентилятором. Когда питающие провода были отрезаны и вращающиеся лезвия замерли, русский освободил крепление вентилятора и мягко подтолкнул его. Механизм повернулся на петлях и отошёл в сторону. За ним оказался зарешёченный вентиляционный люк. Двое мужчин подползли вперёд и замерли в сантиметре от чёрной металлической решётки. Через неё было видно помещение с примерно тридцатью пятью людьми, сидящими неровным полукругом.
   Булганин показал на одного, второго и третьего.
   -- Это Бриггс, их лидер, и их мозги. Рядом Керконнен, его правая рука. Вон там Кси, отличный оратор. Ей всего двадцать семь. Молодые колонисты считают её привлекательной. Все остальные присутствующие, совершенно разные по возрастам, национальностям и профессиям.
   Ли вытащил оружие. Он снова носил штатный автоматический десятимиллиметровый безгильзовый пистолет. Опасаясь, что самодельный 'апсайдерский' реактивный пистолет может вызвать удивлённые взгляды и нежелательные слухи о его лояльности, он держал его подальше.
   Ли попытался подслушать, о чём говорили колонисты, но безуспешно.
   -- Булганин, вы слышите, о чём они говорят?
   -- Нет, сэр. Там слишком шумно, а здесь мешает эхо.
   Ли посмотрел на часы. -- Ну, у нас будет шанс выяснить тему этих ночных посиделок совсем скоро. Двухминутная готовность. Проверьте оружие и убедитесь, что в нём патроны с транквилизаторами.
   Булганин нахмурился. -- Вы уверены, что нам нужны именно транквилизаторы, сэр?
   -- Вполне, сержант. Кроме того, у нас ведь есть и запасной вариант, если потребуется.
   Булганин кивнул, проверил свой штатный десятимиллиметровый, и сел так, чтобы его ноги упёрлись в решётку.
   Ли, не сводя глаз с секундной стрелки, сказал. -- Следуйте сразу за мной, как можно быстрее. И, Аркадий, не прыгайте далеко, просто уверенно приземлитесь.
   -- Уверенно, безопасно и на обе ноги.
   -- Верно. Итак, начинаем. Вышибайте.
   Ли встал рядом с Булганиным в позу, напоминающую спринтера в низком старте. Сержант согнул ноги и затем резко их распрямил, с силой выбив решётку.
   Она выскочила наружу и завертелась, медленно снижаясь в низкой гравитации. Ли прыгнул вслед за ней. Он быстро и плавно пролетел семь метров вниз, пригнул ноги и приземлился с глухим ударом. Щелкнув предохранителем пистолета, он с трудом удержался от того, чтобы злобно не ухмыльнутся полукругу людей, смотревших на него с разинутыми ртами.
   -- Согласно правого кодекса Земного Содружества номер 1770Б2, я задерживаю всех собравшихся. Приказ вступает в силу немедленно. Прошу не пытаться...
   Кси и ещё двое развернулись и бросились по направлению к главному входу, к большой двери прямо напротив вентиляционного люка, из которого выпрыгнул Ли. Булганин со стуком приземлился в нескольких метрах позади Ли, и громко поинтересовался.
   -- Пальнуть в них?
   -- Не стоит, сержант. Просто обойдите их по флангу.
   Кси и двое её спутников добрались до двери, но в этот момент она распахнулась, и в неё вбежали два перепуганных подростка. Они закричали об облаве, но были прерваны любезным толчком ноги Быстрого Эдди, который втолкнул их в помещение. Кси развернулась и бросилась в обратном направлении.
   Но два других оставшихся выхода уже были под контролем Ли и Булганина. Кси оказалась всего в нескольких метрах от того места, откуда стартовала, её губы вытянулись в прямую упрямую линию, а распахнутые миндалевидные глаза, сверкая замерли на пистолете который направлял на неё Булганин. Стоявшие позади Кси, Бриггс и Керконнен обменялись взглядами и медленно подняли руки вверх.
   Ли убрал оружие, оставив его на предохранителе. -- Так-то лучше. Теперь, если вы не возражаете, я задам несколько вопросов...
  
  
   * * *
  
  
   Перленманн посмотрел на Ли сквозь сцепленные пальцы, через стол заваленный открытыми книгами.
   -- Итак, что мы имеем на сегодняшний день?
   -- Почти тоже, что и в самом начале.
   Перленманн закрыл несколько книг, под которыми их было ещё больше. Как и новый сканер, они были переправлены сюда с 'Гато'.
   -- Вы уверенны, что никто из колонистов не участвовал в диверсии?
   -- Уверен ли я? Я не знаю, уверен ли я хоть в чём-то. Ли заметил сканер документов, странным образом лежавший вперемешку с драгоценными книгами Перленманна. Он вздохнул.
   -- В любом случае, одно, я могу сказать определённо. Если кто-то из колонистов и участвовал в неком хитроумном плане под прикрытием, то они сохранили это в секрете даже от своих лидеров.
   -- А что насчёт мисс Кси? Похоже, она у них политическая заводила. Не может она оказаться более воинственной, чем кажется?
   Ли покачал головой. -- Маловероятно. К тому же, у неё очень хорошее алиби на семьдесят два часа предшествующие взрыву.
   -- Неужели?
   -- В то время когда это происходило, она была дома в постели со скверным вирусом, по распоряжению Изольды. Многие парни навещали её, поэтому у неё очередь из свидетелей, которые могут присягнуть, что она постоянно находилась дома в течении трёх дней перед взрывом.
   Перленманн пожал плечами. -- Полагаю, нам остаётся сделать вывод, что наши диверсанты не колонисты.
   -- И кто остаётся? 'Солнечники', если они вообще есть на Каллисто, или психопат одиночка.
   Перленманн снова пожал плечами. -- Возможно первые, но я сомневаюсь что последний. Бюрократы Земного Содружества проверяют людей на психические отклонения, перед тем как дать доступ на Каллисто.
   -- Ну, тогда у меня иссякли возможные подозреваемые.
   Перленманн расцепил и снова сплёл пальцы.
   -- Ну, хорошо, исходя из того, что взрыв это не безумный поступок, значит, он должен был, каким-то образом способствовать достижению целей диверсантов, которые очевидно не 'поверхностники', не колонисты и, возможно, не 'солнечники'.
   -- По-видимому, так и есть.
   Перленманн пожал плечами. -- Мне представляется, что поиск виновника более не эффективен. Возможно, мы сможем обмануть его, сделав ход первыми, и тогда сможем его обнаружить.
   Ли нахмурился. -- Я не понимаю.
   А затем, внезапно моргнув, Ли понял. Понял не только про взрыв, но и про нападение на 'Душистый Цветок'.
   -- Мистер Перленманн, Мне нужно связаться с 'Гато' по зашифрованному каналу. Затем, я поговорю с доктором Изольдой, а после, мы созовём закрытое совещание...
  
  
   * * *
  
  
   Ли удостоверился, что его лицо выглядит достаточно мрачно, прежде чем он снова зашёл в кабинет Перленманна позже в тот же день. Он кивнул, на его приветствие откликнулись Изольда и администратор. Парсонс хмуро глянул на него с дальнего конца стола. Бриггс и Кси лишь молча сидели и напряжённо смотрели в его сторону.
   Ли сел, отодвинул несколько книг в сторону и начал.
   -- Спасибо, что так быстро пришли.
   Парсонс проворчал. -- Да, да, всё понятно, у меня много работы, так что давайте уже...
   -- Тогда, пожалуй, сразу и приступим. Доктор Изольда?
   Женевьева, не поднимая взгляда, сложила руки перед собой. Она негромко, но отчётливо произнесла. -- Мистер Паначук умер несколько часов назад.
   Глаза Перленманна округлились. Бриггс выглядел опечаленным, Кси озабоченной, а Парсонс открыв рот, с трудом смог произнести только одно слово:
   -- Что?
   Изольда пояснила.
   -- Когда цистерна взорвалась, по-видимому, в Паначука, на высокой скорости, попал небольшой металлический фрагмент. Он должен был войти в него по той же траектории, что и большой фрагмент, который мы заметили и извлекли. В этом причина того, почему на его теле не осталось раны от входа маленького фрагмента, который мы не заметили. Этот фрагмент проник чуть выше его левого лёгкого. Когда Паначук позже рассказал нам о том, что у него прерывистый кашель со следами кровавой мокроты, мы предположили, что у него проблема аналогичная той, что недавно была у мисс Кси, а поскольку у Паначука имелось множество ожогов, то наиболее вероятным казалось то, что из -за них, его иммунная система стала работать на износ, что сделало его особенно восприимчивым к условно-патогенной инфекции.
   Паначук принимал обезболивающие из-за ожогов, поэтому, скорее всего, он не чувствовал, как этот фрагмент, с каждым приступом кашля, прокладывал путь у него внутри. Или, быть может, чувствовал, но не хотел рисковать потерей работы по инвалидности. В любом случае, первый звоночек прозвенел тогда, когда мы нашли его без сознания, с быстро прогрессирующей коронарной недостаточностью, -- Изольда отвела взгляд в сторону, -- этот фрагмент в конечном итоге проложил путь к его сердцу. К тому времени как мы локализовали проблему и подготовили его к операции, он умер.
   Парсонс был жутко бледным. -- Господи. Бедный Паначук. А его жена Марта...
   -- С этим придётся подождать мистер Парсонс, -- прервал его Ли, -- у нас сейчас есть более важная проблема.
   Парсонс нахмурился. -- Что за проблема?
   -- Смерть Паначука означает, что теперь, это больше не просто диверсия с порчей имущества, а преступление, с убийством одного из ваших людей. Думаете, долго ваши работники будут ждать, пока крутятся колёса правосудия? Поэтому, я прошу вас собрать их всех здесь. Если мы не найдём убийцу быстро, рабочие возьмут дело в свои руки и линчуют первого попавшегося козла отпущения. К счастью, полагаю, у нас имеется вероятный подозреваемый.
   Бриггс моргнул. Кси посмотрела настороженно и спросила. -- Кто?
   -- Джек Кэрролл, главный инженер.
   -- Джек? - Парсонс тупо уставился на Ли. -- Вы должно быть шутите.
   -- Нет, я не шучу. У него есть навыки, у него была возможность, и у нас есть доказательства того, что он подделал своё экспертное заключение.
   -- Каким образом?
   Ли откинулся назад. -- Дело в том, что в своём отчёте, Кэрролл утверждал, что не смог установить модель часов, которые злоумышленники использовали в качестве таймера для электрозапала. Я проверил эту информацию и вполне определённо могу утверждать, что смог определить тип этих часов. Они идентичны тем, которые носил Кэрролл, и про которые он сообщил, что они были утеряны за неделю до взрыва.
   Парсонс вздрогнул, и покачал головой. -- Вы ошибаетесь. Даже если это дело рук Кэрролла, то он не собирался никого убивать. Он мог... он сделал бы всё, чтобы этого не произошло.
   Ли нахмурился. -- Не уверен, что понимаю, как вы пришли к такому заключению мистер Парсонс.
   Потому что, -- сказал Парсонс сердито, -- если бы он действительно хотел поубивать людей, то в качестве запала для воспламенения водорода он использовал бы искровой разрядник, а не этот дрянной магнитно-индукционный...
   Парсонс осёкся. Ли улыбнулся, а брови Перленманна стремительно взлетели вверх.
   Ли подался вперёд.
   -- Скажите-ка, мистер Парсонс, как так получилось, что вы знаете об этом... знаете о том, что диверсанты использовали магнитно-индукционный запал, а не искровой разрядник?
   Лицо и без того бледного Парсонса, приобрело цвет как у покойника.
   Ли продолжил.
   -- Вы не могли узнать об этом из последнего отчёта Кэрролла. Я опечатал его до окончания расследования. И вы, также, не могли идентифицировать запал во время нашего первого совещания. У Кэрролла ушло два часа работы с микроскопом, чтобы определить тип этого воспламенителя. Поэтому, я спрашиваю вас снова мистер Парсонс, как вы узнали, что запал был магнитно-индукционный?
   Парсонс не произнёс ни слова. Его глаза бегали по комнате от Ли к Перленманну. А потом он стал подниматься.
   Дверь открылась и оттуда показался Быстрый Эдди державший десятимиллиметровый пистолет обоими руками. Он был нацелен в грудь Парсонсу. Парсонс медленно и осторожно погрузился обратно на место.
   Ли облегчённо откинулся назад.
   -- Мистер Парсонс, сейчас я задам вам тот же вопрос, но только один раз...
  
  
   * * *
  
  
   Признания полились рекой, после того как Парсонсу было доложено, что Паначук не только жив но и будет планово отпущен из госпиталя сегодня же. Парсонс был зол, но с видимым облегчением узнал, что Кэрролл никогда не находился под подозрением. Несмотря на свой провал, Парсонс явно не хотел, чтобы кто-то другой расплачивался за его поступки.
   История Парсонса развивалась в том направлении, в котором Ли и ожидал. Сам Парсонс являлся тайным и активным сторонником 'спейсеров', его беспокоило то, что 'апсайдеры' плясали под дудку их хозяев 'поверхностников', и также он понимал, что 'солнечники' были опасными экстремистами. Поэтому он придумал хитрую схему для решения обоих проблем.
   Подстроив диверсию с топливной цистерной так, чтобы это выглядело как политическое заявление 'солнечников', Парсонс был уверен, что Земное Содружество ответит на это жёсткими санкциями, тем самым породив симметричный ответ со стороны 'апсайдеров' против своих угнетателей 'поверхностников'.
   Помимо этого, Парсонс запланировал одновременное объединение 'апсайдеров' для формирования 'патрулей бдительности', которые, в конечном счёте, завоевали бы доверие после успешного подавления 'дальнейших актов насилия 'солнечников' на Каллисто. Умеренные 'Зелёные', без сомнения, раструбили бы о 'ликвидации государственной измены', с гордостью указав на самоорганизующихся 'апсайдеров', как на ресурс, при помощи которого она была ликвидирована и, тем самым сделав из них наглядный пример, в полемике о космических общинах с правильной мотивацией, которые могут оказывать поддержку интересам Земного Содружества.
   Конечно, в то же время, это продемонстрировало бы, что те же самые 'образцовые апсайдеры' способны вырвать уступки из 'поверхностников', если смогут организоваться и действовать на опережение. В долгосрочной перспективе, Парсонс надеялся, что Земное Содружество могло бы возложить на 'апсайдеров' больше производственных операций на Каллисто, и тем самым сделать засекреченные технологии более доступными 'спейсерам', которые затем, передали бы эту информацию своим независимым анклавам в Поясе Астероидов. Там, эти технологии могли быть доработаны и распространены, что увеличило бы совокупное влияние 'апсайдеров' на их земных хозяев.
   -- Но я не имею ничего общего с делом о порче сканера, -- закончил Парсонс, -- понятно, что это мне не очень поможет в моём положении. Но давайте уже покончим со всем этим.
   Перленманн наклонил голову. -- Покончим с чем?
   -- Не играйте со мной, Перленманн. Я в курсе дальнейшего хода событий. Моё признание у вас есть. Теперь, вы должны вынести приговор. Это ваша обязанность, как администратора.
   Ли неторопливо вздохнул. Он был рад, что его роль в этом деле подошла к концу. Возможно теперь, наконец, всё устаканится...
   Слова Перленманна положили конец этой надежде. -- Мистер Парсонс, я готов приостановить вынесение приговора и надолго опечатать записи об этом разбирательстве, и о расследовании лейтенанта Стронга, если вы дадите согласие на участие в особом проекте на благо нашего сообщества.
   Изольда посмотрела на Перленманна и перевела взгляд на Ли.
   -- Он действительно, может это сделать?
   Ли кивнул, быстро пытаясь сообразить, что это всё может означать.
   -- Да, он это может, доктор. Хотя я и проводил расследование, мистер Перленманн, де факто, является на этом объекте представителем судебной власти.
   Перленманн кивнул, подтверждая правильность комментария Ли.
   -- Именно так. Мистер Парсонс, вы заинтересованы в таком решении вопроса?
   Парсонс не отрываясь, пристально смотрел на Перленманна, но теперь уже другим взглядом, как будто администратор отрастил ещё одну голову. -- Эмм..., да, конечно.
   -- В таком случае, мистер Парсонс, вот что вы должны сделать. Вы должны созвать открытое собрание, на котором будут присутствовать не только 'спейсеры', но и колонисты и 'поверхностники'. И первое коллективное решение, которые вы должны принять это отказ от насилия. После этого, и в дальнейшем, вы будете использовать это собрание для поднятия вопросов, касающихся всего сообщества. Это означает, что всё сообщество будет выслушивать мнения своих оппонентов, т.е. зачастую, диаметрально противоположные точки зрения. Если вам удастся сделать то, что я озвучил, я буду удовлетворен. Нам на Каллисто нужен обмен мнениями, а не обмен взаимными ударами.
   Перленманн взглянул на Ли и улыбнулся. Ли ответил ему тем же и кивнул. Да, теперь всё становится на свои места. И всё вполне логично.
   Перленманн подвёл итог. -- Вы согласны на эти условия, мистер Парсонс?
   Парсонс потрясённо кивнул. -- Д... да. Безусловно.
   Ли кивнул Перленманну. -- Это всё соответствует местному регламенту, не так ли?
   Перленманн улыбнулся снова. -- Да, в точности.
   Затем он посмотрел на Парсонса и провозгласил. -- Мистер Парсонс, поскольку вы согласились выполнить требуемое задание, вы свободны и можете идти. Однако, должен предупредить, если вы нарушите закон, спровоцируете или поддержите любое насилие связанное с людьми или имуществом Каллисто, я буду обязан вновь открыть ваше дело, заключить вас под арест и доставить под стражей на Землю для вынесения вам приговора по обвинению в диверсии и государственной измене.
   Парсонс стоял и выглядел так, будто хотел выйти вон как можно скорее.
   Ли улыбнулся. 'Наверно он хочет свалить отсюда к чёрту, пока Перленманн не опомнился и не запустил в него книгой. Что, вообще то, следовало бы сделать'.
   Перленманн кивнул. -- Можете идти.
   Парсонс растворился за дверью, за ним последовали Бриггс, Кси и Кабрал. Маленький бразилец не спускал глаз с Парсонса, держа руку на кобуре с пистолетом. Изольда, странно поглядывая на Ли, ушла следом за ними.
   Когда дверь закрылась, Ли покачал головой.
   -- Браво, мистер Перленманн. Представление, достойное короля.
   Улыбка Перленманна слегка угасла. -- Боюсь, я не понимаю вас, лейтенант.
   -- Мистер Перленманн, вы меня понимаете так же хорошо, как хорошо вам удавалось без моего ведома дёргать меня за ниточки, как марионетку, всё это время. Однако вы один раз переступили черту закона, и это вас выдало.
   Перленманн улыбнулся. -- И что же это за, якобы, оплошность, которую я сделал?
   -- Я бы не назвал это оплошностью. Просто у вас не было выбора. Сканер, Перленманн. Вы испортили сканер.
   Улыбка стала шире. -- И зачем бы мне это делать?
   Ли показал на захламлённый стол. -- Ну, отчасти из-за этих книг, которые Земное Содружество подвергает цензуре, ограничивая их распространение.
   Перленманн пожал плечами.
   -- Боюсь, я не могу уследить за ходом вашей мысли. Как связан сломанный сканер с книгами, которые у меня уже есть, равно, как они есть во многих библиотеках 'апсайдеров'?
   -- Вас не беспокоят читатели - 'апсайдеры', мистер Перленманн. Вас заботят читатели-колонисты, особенно те, грядущие поколениях которых, иначе, были бы обделены истинной глубиной и широтой человеческого воображения, их мыслей и изобретений. Поэтому, с тех пор как цензоры - 'поверхностники' контролируют содержимое базы данных кораблей колонистов, вы нашли единственный способ обойти их запреты, чтобы создать вашу собственную, не прошедшую цензуру графическую библиотеку.
   Только старый сканер был плохим инструментом для подобной работы. Он был слишком медленным. Поэтому вы заполучили то, что захватывает страницы в мгновение ока. А изображения, возможно, скрываются под фальшивыми именами, или вы смешали их с другими корабельными данными.
   Перленманн улыбнулся.
   -- Ещё лучше. Библиотечные файлы скрыты среди сжатых резервных копий ранних версий навигационного программного обеспечения. Колонисты даже не будут знать об их существовании, пока их путешествие не продлится несколько лет. В заданную дату, архивы будут открыты автоматически и уведомят команду о своём существовании.
   Он откинулся назад. -- Итак, вы обнаружили моё гнусное преступление. Примите мои поздравления.
   -- Ваша ирония преждевременна, администратор, потому что я не закончил. Видите ли, я стал размышлять о том, как вы испортили сканер и подумал, что это может пролить свет на некоторые другие загадки, с которыми я столкнулся. Например, это может быть связано с нападением на 'Душистый Цветок'.
   Перленманн вскинул брови и с иронией произнёс. -- Значит, эти пираты охотились за моим сканером? Я и не знал, что он имеет такую невероятную рыночную стоимость.
   -- На самом деле наоборот, это вы были тем, кто имел информацию о его реальной стоимости, а пираты о ней не знали. Однако, давайте больше не будем их так называть. Это были наёмные убийцы, посланные за тем, чтобы найти то, что они бы никогда не нашли. Потому что это было скрыто прямо внутри этого сканера.
   Ли указал на устройство.
   Улыбка Перленманна исчезла.
   Ли медленно постучал по сканеру.
   -- Если хочешь спрятать большое преступление, спрячь его в место поменьше. И это то, что вы сделали. Да, всё что вы хотели, это новый сканер для книг. И если бы вас поймали на этом, вы всегда могли покраснеть, улыбнулся, и всё было бы хорошо. И ни кто бы ни догадался посмотреть на новый сканер поближе, и заметить, что он, на самом деле, контейнер для транспортировки данных. Понятно, что вы намеревались использовать его, чтобы оцифровать вашу библиотеку, в том числе, но его реальная цель заключалась в передаче незаконных и, даже более того, секретных государственных данных, а именно, 'тестовых изображений', записанных, в зашифрованном виде, в память сканера. И если я не ошибаюсь, убийцы на 'Цветке', на самом деле, охотились за ними. Они пришли туда, чтобы перехватить эти данные. Вот почему им, чёрт возьми, было наплевать на заложников, и на содержимое трюма корабля. Вот почему они остались на борту, и дрейфовали, не привлекая внимания, пытаясь обнаружить спрятанные данные. Вот почему у них был вооруженный, скоростной эвакуационный корабль, ожидающий у Клеопатры-216, чтобы забрать эти данные, выслушать их отчёт, а затем возможно ликвидировать пиратов.
   -- И да, мы обнаружили большой массив тестовых изображений в сканере. Мы их скопировали, но в них для нас не было смысла до этого момента. Я подозреваю, если бы у нас был правильный ключ, мы бы поняли, почему кто-то хотел послать за ними убийц, и почему вы, как его получатель, живёте двойной жизнью, что попахивает изменой.
   -- Мне любопытно, лейтенант. Что вас привело к догадке, что я был получателем этих секретных данных.
   Ли пожал плечами.
   -- Помимо прочего, я изучал ваши личные журналы, в которых были записи переговоров. Я отмотал далеко назад и проверил сеансы связи с 'Ароматным Цветком', проходившие задолго до их прибытия. Переговоров между вами почти не было. Но с того момента, как Ароматный Цветок покинул парковочную орбиту Марса, вы постоянно контактировали с ним.
   Ли улыбнулся.
   -- Очевидно, у вас с капитаном было много о чём поговорить. И так удачно совпало для вас, что если бы вы регулярно не устанавливали связь с капитаном 'Цветка', вы бы никогда не узнали о нападении и не предупредили бы нас.
   -- Удача не имеет отношения к нашими частыми переговорами, лейтенант Стронг. Это были наши попытки воспрепятствовать убийцам на борту 'Цветка', о присутствии которых мы уже тогда догадывались.
   Ли посмотрел на Парленманна. -- Что вы имеете в виду?
   -- Лейтенант Стронг, хотя у капитана 'Цветка' и не было никаких определённых доказательств, у него имелись сильные сомнения относительно несколько пассажиров забронировавших места в последний момент, а также, относительно пары заменённых членов команды. Он сообщил мне об этом, и поэтому мы старались вести переговоры в максимально открытом режиме, и устанавливали сравнительно частые сеансы связи, которые включали информацию, которая, как мы надеялись, отпугнёт любых потенциальных мятежников. Например, я несколько раз упоминал, о том, что ваш катер был в зоне досягаемости, а равно и о том, что поблизости находился 'Почитающий Лес' - другой корабль такого же класса. Очевидно, мы недооценили решимость наших оппонентов.
   Ли услышал свой голос, в котором звучало сочувствие. -- Не вините себя мистер Перленманн. Этим убийцам ничто не могло помешать.
   Перленманн кивнул, и в упор просмотрел на Ли.
   -- Не уверен, что вы осознаёте всю правоту своих слов, лейтенант Стронг. За два дня до атаки, 'Почитающий Лес' был отозван, чтобы оказать неотложную медицинскую помощь небольшому шахтёрскому поселению далеко в Поясе Астероидов.
   -- И что? Мы получаем подобные вызовы регулярно.
   -- Уверен, что так и есть, но не в том случае, когда этого поселения не существует. Кроме того, в данном случае, фальсификация была особенно впечатляющей. Сообщение об этом было подписано действующим кодом авторизации Таможенного Патруля. И когда 'Лес' отбыл, ваш корабль остался единственным в этом районе. Кто-то позаботился об этом.
   Ли почувствовал, как по спине прошёл озноб.
   -- Что вы пытаетесь мне сказать?
   Перленманн всплеснул руками. -- Думаю, это очевидно. Ближайшему из двух кораблей, который мог прийти на помощь 'Ароматному Цветку' было приказано сойти с маршрута и уйти на дальнее расстояние всего за два дня до нападения. И кто остался в одиночестве, и в непосредственной близости от места нападения? Молодой капитан. Капитан без боевого опыта. Капитан из семьи с сомнительной политической ориентацией. Капитан, который согласно всем отчётам слишком хорошо пришёлся ко двору в экипаже 'Почитающего Гею', также известного как 'Почитающего Гато'.
   Перленманн посмотрел на Ли поверх сцепленных пальцев. -- Вы ведь знали, не так ли, что позитивные отзывы от вашей команды 'апсайдеров', на самом деле являются предметом серьёзной озабоченности ваших командиров?
   Ли сглотнул. Он этого не знал, но учитывая всё, что он увидел и услышал за последние недели, это имело смысл. С точки зрения Земного Содружества, если команда, состоящая из 'апсайдеров' доверяет офицеру 'поверхностнику', последствия этого факта могут оказаться очень рискованными.
   -- Я нахожу ваши гипотезы... тревожными, -- согласился Ли, у которого внезапно пересохло во рту.
   Перленманн кивнул. -- Думаю, у вас есть на это все основания.
   Немного придя в себя Ли сказал.
   -- Тогда, логично предположить, что кто бы ни отозвал 'Лес', у него есть свои люди в Таможенном Патруле. И, будучи замешанными в это нападение, они наверняка передали убийцам и их спасательному кораблю наше точное местоположение. Поэтому-то они и были уверенны в том, что менять планы не нужно. Они знали, что мы были слишком далеко, чтобы заподозрить неладное, или натолкнуться на них случайно, ведь команда 'Цветка' уже не могла позвать на помощь, и они продолжали себе тихо дрейфовать. И по этой же причине, убийцы были готовы к любому традиционному способу проникновения на борт, которым мы могли бы воспользоваться. Кто-то рассказал им к чему именно нужно готовиться.
   Ли внимательно посмотрел на Перленманна.
   -- Но мы никогда бы не полетели туда, и никогда не узнали бы о неприятностях 'Душистого Цветка', если бы не вы. Никто, из тех, кто планировал захват 'Цветка', не мог предвидеть того, что вы свяжитесь непосредственно со мной, будете следить за ситуацией, и за моими координатами.
   Ли покачал головой. -- Мне следовало бы догадаться, что в вашем сообщении о 'Цветке', переданным непосредственно на наш передатчик, было что-то ненормальное. У вас могли оказаться наши точные координаты только в том случае, если бы вы уже отслеживали нас и регулярно проводили коррекцию ошибок наших координат. Точно так же, как это делали и плохие парни.
   Перленманн кивнул. -- И, конечно, вы усматриваете в этом очевидные выводы, которые логически вытекают из ваших предположений.
   -- Понятно, что вы часть некой большой подпольной организации. В этом нет никаких сомнений. Но что это за организация и на чьей она стороне?
   -- Организация, с которой я сотрудничаю, не поддерживает ни одну фракцию. Мы заинтересованы в том, чтобы вся Солнечная Система была состоятельна. А чтобы система была здорова целиком, все её составляющие должны иметь равные свободы. И самыми фундаментальными из этих свобод, являются следующее: люди должны свободно читать, писать, говорить и думать о том, о чем пожелают. Без этого все другие свободы всего лишь пустой звук, фикция.
   Ли криво улыбнулся. -- Вы сейчас говорите как мои родители.
   Перленманн улыбнулся в ответ. -- Это было не намеренно, но и не неожиданно для меня.
   Ли откинулся назад, поняв, что в первый раз в его зрелой жизни, он совершенно не представляет, каков будет результат этой дискуссии, и куда она может его завести.
   -- И что же находится в этом сканере, ваши секретные планы или планы ваших врагов?
   Перленманн вздохнул.
   -- К сожалению, и то и другое, и это получилось не умышленно. 'Цветок' скрытно перевозил последний пакет наших планов, и он бы не привлёк внимания. Но ситуация сложилась таким образом, что нам пришлось отправить сюда, вместе с ним, другой пакет данных, это были планы чрезвычайно секретной операции, разработанной 'Зелёными'.
   -- Так, давайте по порядку. Что это за секретная операция 'Зелёных'?
   Перленманн вздохнул. -- У 'Зелёных' есть план, по которому они хотят ликвидировать рост самодостаточности 'апсайдеров' и, одновременно, уничтожить недавние политические успехи 'Неолуддитов'. Эта, довольно хитроумная схема, получила у них название 'Красный план'.
   -- И как он оказался на 'Цветке'?
   Перленманн пожал плечами. -- По видимому, один из наших агентов ненамеренно получил доступ к этим планам, возможно случайно, в процессе выполнения другого задания, и вынужден был избавиться от них, отправив туда, где они бы оказались вне досягаемости службы безопасности 'Зелёных'.
   -- Вы хотели сказать службы безопасности Земного Содружества?
   Перленманн покачал головой. -- Нет. 'Зелёные' не могли использовать силы Земного Содружества, чтобы вернуть данные. Если бы они это сделали, содержимое планов могло попасть на глаза посторонним, и это раскрыло бы их попытку навредить их предполагаемым политическим союзникам 'Неолуддитам'.
   -- Значит у 'Зелёных' есть своя собственная служба безопасности. Вероятно, это и были те, кто стоял за нападением. И это был их корабль, и тот вызов при помощи которого был отозван 'Почитающий Лес'.
   -- Совершенно верно. Они проделали всё это, для того чтобы сохранить их предательство в тайне от 'апсайдеров' и 'Неолуддитов'. Поэтому, когда 'Красный план' попал в руки наших агентов, я подозреваю, что их единственным выбором было спрятать его от всех, как можно быстрее и, как можно дальше.
   -- Поэтому, они передали его капитану 'Цветка'?
   -- Да, и 'Зелёные', по видимому узнали, что он состоял в нашей организации. Только они не догадывались, что он был всего лишь курьером, перевозящим для меня секретные документы на Каллисто. Вот так, сами того не желая, все наши самые засекреченные яйца, неожиданно оказались в одной корзине - на 'Цветке'.
   Ли кивнул.
   -- И хотя 'Зелёные' отследили 'Красный план' до 'Цветка', они не могли выступить открыто, до тех пор пока корабль не отбудет. И сделать всё в порту под видом официального досмотра, как это обычно заведено.
   -- Именно. Поэтому, вместо этого, 'Зелёные' поместили смешанную группу из оперативников и амнистированных бандитов на борт 'Цветка'. Оперативники пошли на замену команды, а бандиты замаскировались под обычных пассажиров. Капитан это конечно заподозрил, но не мог ничего сделать. У проникнувших были безупречные поддельные документы и полномочия, предоставленные 'Зелёными', которые позаботились о необходимых записях в базе данных.
   Ли видел, к чему привела эта цепочка событий на 'Цветке'.
   -- Затем проникнувшие выждали, пока лайнер не окажется в глубоком космосе, захватили его, обыскали пассажиров и команду пытаясь обнаружить данные 'Красного плана' и, потерпев неудачу, убили всех и продолжили поиски самостоятельно. И вполне возможно, координатор Манн отстранил нас от более детального расследования, потому что он сам агент заговорщиков 'Зелёных'. Да чего уж там, он вполне мог быть тем, кто послал пиратов.
   -- Это никак нельзя проверить, но у него были и возможность, и полномочия, чтобы это проделать.
   Ли оглядел полки с книгами.
   -- Расскажите теперь насчёт ваших собственных секретных файлов. В сканере были тестовые изображения, что в них, чёрт побери?
   Перленманн сложил руки. -- Те изображения это графические копии компьютерного кода. Кода слишком важного и конфиденциального, чтобы передавать его в виде исходника. Поэтому мы собирали его здесь на Каллисто, фрагмент за фрагментом.
   -- И что делает этот код столь важным?
   -- Вам известно, что такое бэкдор, лейтенант?
   -- Разумеется. Это часть кода заложенного в программу, обычно в операционную систему, таким образом, что его автор может получить доступ и контролировать систему позже, без логов и минуя другие протоколы безопасности.
   -- Совершенно верно. Так вот, этот код управляет спящим бэкдором, и мы собираем его вот уже почти пять лет.
   -- Для чего нужен этот бэкдор?
   -- Для управления рыночным и финансовым программным обеспечением, которое использует Земное Содружество.
   Ли уставился на собеседника. -- Как вашим коллегам удалось получить доступ к, такого рода, информации? Она должна быть неприступна как скала.
   -- Так и есть. Даже для самих 'Зелёных'.
   -- Мистер Перленманн, пожалуйста, перестаньте говорить загадками.
   -- На самом деле, я говорю о том, как фактически обстоят дела. 'Зелёные' действительно не в курсе, что этот бэкдор существует. Видите ли, за несколько десятилетий до развала экономики в двадцать первом столетии, программисты, которые писали программное обеспечение для анализа и торговли на главных мировых финансовых рынках поняли, что наступит день, и правительству может понадобиться вмешаться в него, чтобы предотвратить грядущий финансовый крах. Поэтому, они заложили бэкдор во все свои программы.
   -- И внутренние службы поиска уязвимостей никогда ничего не находили?
   Перленманн улыбнулся. -- Для них это было бы сложной задачей, с того момента как бэкдор был заложен внутри самих подпрограмм отвечающих за безопасность.
   -- Хм, вот как... -- сказал Ли, понимая, что не особенно понимает о чём речь.
   -- Поколение спустя, когда случился рыночный кризис, новые менеджеры по большей части забыли про бэкдор, а его исходники были утеряны в хаосе.
   -- Это могло бы стать концом рассказа, если бы некоторые страны, преимущественно в Европе, не национализировали бы свои долги и не перешли бы к жёсткой командной экономике, оставшись достаточно стабильными, чтобы продолжать торговлю друг с другом. Спустя годы, глобальные рынки также восстановились, уже под контролем 'Зелёных'.
   -- Однако, технофобы, рождённые в этом хаосе, не были заинтересованы в создании новых программ для управления потоком данных между мировыми рынками. Поэтому они попросту оставили старое программное обеспечение и восстановили старые машины, на которых оно работало.
   Ли вытаращил глаза. -- Они что, используют эти системы по сей день? Спустя почти две сотни лет?
   Перленманн пожал плечами. -- А почему бы и нет? Свою задачу они выполняют, а чтобы их заменить, потребовались бы значительные инвестиции, которые, так или иначе, нужно было бы протаскивать через неодобрение 'Неолуддитов', многие из которых питают отвращение к самому понятию денег. Конечно, софт дорабатывался, но его ядро остаётся прежним и по сей день. И бэкдор всё ещё там.
   -- И ваша организация нашла управляющий код к нему? Но как?
   Перленманн хитро улыбнулся.
   Ли представил себя Евой, которая может сделать лишь один, крошечный укус блестящего, спелого яблока.
   -- А он никогда и не терялся, хотя его полный потенциал так до конца и не был понят. Управляющая программа была разделена на части, сразу после прихода к власти 'Зелёных'. На протяжении поколений, ни разу не возникало необходимости собирать её вновь и использовать, да и возможности такой не представлялось. Вплоть до недавнего момента, когда началось сокращение расходов. В перспективе, это означало, что со временем, 'Зелёные' могут ослабнуть и человечество вновь дорастёт до приемлемого баланса между экосознанием и технологическим развитием, несмотря на сопротивление 'Неолуддитов'.
   -- Но затем, мы начали получать отрывочные сведения о негласной операции 'Зелёных', о 'Красном плане'. Названном так потому, что он должен начаться с провокации, а затем перерасти в 'народное восстание' на Марсе. План разработан для того, чтобы стереть каждый бит автономии, накопленный сообществом 'апсайдеров', и отбросить их опять к началу века. Кроме того, план построен таким образом, что будет казаться, что это замысел исключительно 'Неолуддитов'.
   -- Поэтому вы начали собирать части бэкдора, для того чтобы искалечить финансовые структуры Земного Содружества, перед тем как они снова сделают 'апсайдеров' своими крепостными?
   -- В общем, да. Но не только для того, чтобы спасти 'апсайдеров'. В наши намерения входит и спасение Земли.
   -- Как можно спасти Землю, уничтожив её экономику?
   Перленманн изобразил удивление. -- Вы же были студентом, изучавшим историю, не так ли, лейтенант Стронг?
   -- Да, был. И эффект от ваших действий будет таким же значительным, как и Великая Депрессия в двадцатом столетии, или валютный кризис в конце двадцать первого века, который положил начало приходу 'Зелёных' к власти.
   -- Верно. Но скажите мне, не было ли худших катаклизмов в истории человечества?
   Ли пожал плечами. -- Конечно, были. Крах Римской империи привёл к средневековью. К столетиям нищеты, упадка. Все поверили в то, что человечество унижено до такой степени, что отныне, ему суждено жить в тени величия, которое не вернуть.
   -- Совершенно верно. Итак, что сделало падение Рима столь сокрушительным, по сравнению с экономическими кризисами двадцатого и двадцать первого столетий?
   Ли вдохнул и начал отвечать. -- На самом деле это вообще нельзя сравнивать. Крах рынка это ошибка лишь одного элемента в большой, взаимосвязанной системе, -- и тут он понял, к чему клонит Перленманн, -- поэтому, это и не вызвало полного социального фиаско. Как бы плохо всё не было, на тот момент, это не был общий системный сбой. Они справились, устранив недостаток одного элемента внутри системы.
   -- Именно. Надо заметить, для людей, которые это пережили, это не было всего лишь 'устранение недостатка'. Но мы можем быть уверены в том, что их положение было несравнимо менее ужасным, чем жизнь в Европе 500 года от р.х., где люди в отчаянии влачили жалкое существование среди разрухи, в условиях невыносимой нищеты, затерянные во тьме и упадке.
   Ли кивнул. -- Именно к этому придёт Земля, если 'Зелёные' и 'Неолуддиты' успешно исполнят этот их 'Красный план'. Сокрушив 'апсайдеров', они сокрушат те немногие ростки инноваций и технического развития, которые задерживают на время полную культурную и экономическую стагнацию, что в конечном итоге приведёт к саморазрушению.
   Перленманн кивнул и сложил руки. -- Лейтенант Стронг, давайте представим, что 'Зелёным' не удастся выполнить 'Красный план'. Если Земное Содружество останется верно текущему курсу ещё лет на сто, что может произойти?
   У Ли пересохло во рту.
   -- То же самое: стагнация и коллапс. У Великой Депрессии, средневековья, и падения Рима, были одинаковые последствия, все они скатились к социальному катаклизму. К анархии, жестокости и варварству.
   -- Ужасно, не правда ли. Неизбежная и неотвратимая предопределённость. Как и в Риме, система накопила так много энергии и инерции, что если предоставить её самой себе, она не просто заклинит и остановится, она разлетится на тысячи осколков, которые будет невозможно собрать.
   Ли резко поднял взгляд. -- Поэтому вы пытаетесь заставить меня поверить в то, что этот ваш бэкдор, на самом деле, часть некой извращённой миссии на благо всех?
   -- Я бы не сказал, что это извращённая миссия. Да, грядущий крах рынка убьёт тысячи и породит много несчастий. Что ж, тогда давайте оставим систему догнивать ещё пятьдесят, или сто лет, и в итоге, это станет величайшим падением, которое убьёт миллиарды и породит беспрецедентные страдания и варварство. Или вы стали сомневаться в ваших же собственных выводах, лейтенант Стронг?
   Ли покачал головой, размышляя.
   -- Теперь я понимаю, почему вы собираете этот код здесь. Ведь Каллисто это 'край света', 'пограничье империи'. Это место, куда корабли заходят только четыре раза в год, где почти не существует надзора Земного Содружества, и где присутствие Таможенного Патруля так редко, что наши визиты памятные события. Лучшего места, чтобы сложить вместе куски столь ценной мозаики, не найти. А кто может лучше подходить для такой работы, как ни официальный представитель Земного Содружества и администратора объекта?
   Перленманн кивнул, наблюдая за Ли. Казалось, он чего-то ждал.
   Ли кивнул, всё поняв.
   -- И теперь, когда бэкдор полностью собран, вы хотите чтобы я отвёз его для вас обратно в систему, где члены вашей организации смогут распространить его для максимального эффекта, перед тем как вы его активируете.
   Перленманн пожал плечами.
   -- Я не могу заставить вас это сделать. И я не стал бы использовать принуждение, даже если бы оно было у меня в распоряжении. Так поступив, я бы стал тем, кого очень хочу победить.
   -- А если я откажусь от работы курьера?
   -- Возможно, найдётся другой способ транспортировки. Возможно, и нет. Однако, я должен быть откровенен: мы сейчас бежим наперегонки с катастрофой.
   -- О чём вы?
   -- Я о том, что 'Зелёные' должны исходить из того, что 'Красный план' раскрыт. Они почти наверняка сдвинут график его осуществления. То, что они планировали начать через пять или шесть лет, может быть вполне ускоренно до двух или трёх лет, а может и того меньше.
   -- И вы ничего не предпримите?
   -- Мы можем сделать, только одну вещь - распространить и активировать бэкдор так быстро, как возможно. А это означает, лейтенант, что вы должны принять решение и очень быстро.
   Ли задумался.
   Если он возьмётся доставить бэкдор, он совершит измену. Если он просто сядет на 'Гато' и ничего не будет делать, он по прежнему будет пособником и соучастником измены. В любом случае, он нарушит присягу, если не арестует Перленманна немедленно.
   Безусловно, Земное Содружество, которому полагалось защищать и служить, нарушило свои обещания в столь многих отношениях, столь фундаментально, и с таким бездушным пренебрежением к людям, что его присяга стала походить на контракт с мошенником. И всё же, если он собирается нарушить присягу Земному Содружеству, не следует ли с позиции морального превосходства, сделать это в открытую?
   -- Лейтенант, я провёл много лет, наблюдая за выражениями лиц многих людей. Сейчас, я бы сказал, что у вас моральная дилемма. Возможно, я могу прояснить для вас некоторые вещи. Если вы открыто откажетесь от присяги, вы уничтожите всё, над чем мы работали. Такой поступок привлечёт слишком много внимания, которого мы должны избегать. Я сожалею, но помимо ваших услуг в качестве курьера, мне необходимо и ваше молчание, по крайней мере, до тех пор, пока вы не доставите эти данные.
   Ли размышлял. Ну, да. В некотором смысле, это всё упрощает. Теперь, если он собирается нарушить клятву, ему придётся пойти до конца и стать соучастником. Не просто известным врагом государства, а тайным предателем, шпионом. Он уже почти жалел, что решил посмотреть, на что похожа реальная жизнь 'апсайдеров'.
   Перленманн грустно улыбнулся.
   -- Лейтенант, я вас понимаю. Тот выбор, который сейчас перед вами, это не совсем компромисс. Вы знаете, что я виновен. Вы должны либо держаться присяги и арестовать меня, либо нет, третьего не дано.
   Ли откинулся назад, взглянул на лицо Перленманна, усталое и с небольшим намёком на тревогу, скользнул взглядом по книгам, и наконец, остановился на сканере.
   -- Это сканирование, должно быть, займёт много времени, даже с новой игрушкой?
   Перленманн пожал плечами.
   -- Это не так уж трудно, просто монотонно. Сканируешь, переворачиваешь страницу, сканируешь, ещё страница...
   Ли кивнул, поднялся и взял книгу. Герман Гессе, 'Игра в Биссер'.
   -- Учитывая количество книг, похоже, вам нужен помощник.
   -- Да, лейтенант, лишняя пара рук не помешала бы.
   Перленманн вложил в руки Ли тонкий том, Сунь Цзы, 'Искусство войны'.
   -- Лишняя пара рук была бы очень кстати.
  
  
   * * *
  
  
   Внезапный отказ системы, произошедший вечером 26 июля 252 года эпохи расселения (2354 год по старому стилю), поразил всю финансовую сеть Старой Земли и нанёс катастрофический ущерб глобальному рынку и национальным экономикам. 'Экономическая зима', как её впоследствии стали называть, за первые тридцать шесть часов, фактически уничтожила треть главных корпораций. Попытки взять под контроль, или даже удержать, скатывающуюся в бездну, планетарную экономику, оказались тщетны, и к 1 августа, более половины мировых транснациональных корпораций были полностью нежизнеспособны. Никогда прежде Старая Земля не видела такую лавину банковских и корпоративных банкротств. Все усилия перезапустить экономику, или каким-то образом заморозить финансовые обязательства, были тщетны перед лицом массовых схлопываний мировых торговых сетей, ибо программное обеспечение, которое было их кровеносной системой, гибло, по видимому, перегруженное колоссальным размахом катастрофы.
   Заявления правящих политических партий о том, что разрушительная атака это результат некоего невероятного заговора, умышленно исполненного 'террористами', были поначалу встречены с недоверием, а затем со злостью, когда стало понятно, что усилия политических лидеров, очевидно, были направлены на поиски козла отпущения, на 'кого то ещё', но не на признание собственных промахов. На улицы вышли толпы, поначалу неорганизованные и подпитываемые лишь яростью и отчаянием, но вскоре у них появились лидеры. В течении нескольких недель в Северной Америке были организованы первые 'комитеты возрождения'. А ещё через несколько месяцев, правящие круги господствующей коалиции 'Зелёных' и 'Неолуддитов' поняли, что сражаются за свои жизни. Давним планам правящей элиты отступить, перед лицом катастрофы, к жилым орбитальным модулям Старой Земли, не суждено было сбыться. Офицеры Таможенного Патруля, которым было приказано поддержать полицию Земного Содружества в противостоянии вооружённым комитетам, отказались, или с помощью команд своих кораблей были принудительно лишены возможности подчиняться. Сообщество 'апсайдеров' от Марса до Каллисто, заявило о поддержке восстания. А после трёх недель ожесточенных боёв на Луне, обитаемые модули спутника Земли, также присоединились к объединённой оппозиции.
   К январю 253 года, Земное Содружество практически распалось. Осколки прежних наций, которые никогда ранее официально не принимались во внимание, заново заявили о своём суверенитете и независимости. Выжившие лидеры дискредитированных партий 'Зелёных' и 'Неолуддитов' были полностью отстранены от власти. Направленная на них ярость, вызванная экономическим крахом, стала только свирепее и неистовее, когда жители Земли поняли, что системная стагнация и паралич, были вызваны навязанной ими идеологией. Многие из этих политических лидеров были вынуждены скрываться или, по горькой исторической иронии, искать убежища в межзвездных перелётах, которые были возобновлены в 257 году.
   'Экономическая Зима' принесла бесчисленные страдания. Было подсчитано, что благосостояние, накопленное больше чем за сто лет, было уничтожено менее чем за две недели. Точный подсчёт количества погибших не был окончательно произведён, однако он должен был измеряться в сотнях тысяч в масштабах всей планеты. Люди, чьи индивидуальные накопления были сведены на нет, буквально не подавались подсчёту. Тем не менее, несмотря на ошеломляющий удар по Солнечной Системе, производительность и творческая деятельность человечества кардинально возросли в период, после восстановления индивидуальных свобод и формирования правительства представительским образом, что стало возможным в результате разрушения Земного Содружества. К 261 году, система почти полностью восстановилась от 'Экономической Зимы' и понеслась вперёд, показав, за два столетия, беспрецедентный рост экономики, технологий, интеллектуального развития и межпланетной экспансии, которая не ограничивалась домашней системой человечества. Скрытый в тумане будущего Старой Земли, затаился кошмар 'Последней Войны', но пройдёт ещё шесть стандартных столетий, пока мир не поскользнется на политическом и идеологическом безумии, на катастрофе, начавшейся с Веронежской декларации 850 года, способной потушить огонь человеческих надежд и устремлений, но который будет гореть сильнее, чем Солнце.
  
  Из тьмы к звёздам: Крах 'Неолуддитов'.
  Эфраим Боскуэ, доктор философии.
  Издательство 'Пелиссард и сын', Новый Париж.
  Республика Хевен, 1597 год эпохи расселения.
  
  
  Перевод elread (2015 г.)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"