Dvorkin: другие произведения.

Территория зверя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.59*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор: Sowilu Волдеморт и Дамблдор ведут свою партию. Неизвестные вступают в игру. Произнесены пророчества, кто-то зверски убивает чету Поттеров, а пока разбираются с убийством, маленького мальчика отдают тетке. А уж что из него вырастет... Вампиры, оборотни, фэнтези и т.п. Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Вольдеморт

  Глава 1
  
  
  Территория зверя.
  
   Черновой вариант. Будет изменен и дополнен.
  
   Волдеморт не пошел по кровавому пути, а вполне мирно (не совсем конечно, но, если сравнивать) и заслуженно стал министром магии. Конечно, его политический курс нравится не всем, но, в общем и целом, волшебный английский народ живет неплохо. Хогвартс все также принимает к обучению всех - Дамблдор творит в школе все, что захочет.
   Только вот и Волдеморт, и Дамблдор - оба ведут свою партию.
   Неизвестные вступают в игру. Произнесены пророчества, кто-то зверски убивает чету Поттеров, и пока разбираются с убийством, маленького мальчика отдают тетке.
   А уж что из него вырастет...
  
   ***
   В чем сила, брат? В деньгах? Власти? Влиянии? Нет, брат, не в этом сила. Сила в тебе. В твоем духе. В твоем отношении. В твоем неравнодушии. Ты силен, пока неравнодушен. Силен, если независим. Силен, если выбираешь. Силен, если сумеешь изменить.
  
   ***
   Отказ от прав: Герои и мир Роулинг, я лишь рядом постояла и полюбопытствовала.
  
   Читатели! Данный фанф - пробный шар. Закатила и посмотрю, что будет дальше. Фантазии много, времени мало. Комментарии будут приятны, критика принята.
  
   Глава 1.
   Первые четыре года Гарри думал, что все так и должно быть: шлепки, тычки, оплеухи и "ненормальный" вместо имени. Только потом он понял разницу между собой и другими детьми - детьми, которые были любимы. Когда в шесть лет его первый раз избил собственный дядя, Гарри, несмотря на юный возраст, вдруг со всей ясностью осознал, что в этой семье он не будет родным никогда.
   Ни тетя, ни дядя, ни сводный брат не вызывали к Гарри никаких родственных чувств, было лишь желание сбежать.
   Но первая же попытка провалилась и Гарри привела домой пара полицейских, а разозлившийся Вернон запер племянника в чулане на неделю, предварительно избив так, что Гарри провел первые два дня лежа без сознания. О второй попытке и речи не шло.
   Иногда, очень редко, у Гарри возникали мысли о самоубийстве, вызванные бессилием маленького мальчика, ненужного и одинокого, но они тут же сменялись на картины расправы над родственниками. И маленький мальчик, лежа на старой кровати в чулане, улыбался от удовлетворения, представляя избитых родственников, умоляющих его, Гарри, о пощаде; или же, когда Гарри было невыносимо, на смену избиению приходили растерзанные, окровавленные тела своих дяди, тети и братца. Последние фантазии посещали ребенка нечасто, потому что он еще верил в хорошее, но с каждым новым ударом или оскорблением, эта вера становилась слабее.
   ***
   За три дня до седьмого дня рождения у него случается первый выплеск стихийной магии, и перепугавшиеся родственники сдают его в приют для трудных детей, а сами уезжают из страны.
   Целых два года в детском приюте Гарри завоевывает место под солнцем: постоянные драки, воровство, и принцип "каждый за себя", - делают из ребенка маленького озлобленного волчонка. Он один и он выживает, как может. Он один среди таких же, как он - брошенных, озлобленных, никому не нужных детей.
   Гарри прекрасно знает, что драка за конфету или бутерброд - это правильно, это в порядке вещей. Он знает, куда надо бить, чтобы сделать больнее, как унизить и запугать более слабого, и не попасть под раздачу сильного. Он старается, и у него достаточно хорошо получается лавировать в приютской жизни, находясь в касте "середнячков" - могущих за себя постоять, но не опасных для "высших". Гарри сам по себе и сам за себя. Он не находит друзей, но и не наживает врагов.
   ***
   В один из обычных дней Гарри внезапно вызывают в кабинет директора, но придя туда, он чуть удивленно рассматривает не толстого и потного, столь похожего на дядю Вернона главу детдома, а очень миловидного молодого человека, лет тридцати, и девушку, прекрасную, словно картинка из журнала, виденного мельком у старших ребят. Девушка подходит к Гарри, гипнотизируя его взглядом, а парень в это время машет какой-то деревянной указкой, что-то тихо и быстро говоря, потом окликает девушку и кивает головой, когда она поворачивается к нему. Последнее, что слышит Гарри перед тем, как сознание покидает его:
   - Ты нам подходишь, человеческий ребенок.
   ***
   Позже он узнает, что они полувампир и вампир - Эндари и Алишиа. И выбрали его, потому что он - волшебник с очень сильным магическим потенциалом. Странная парочка оказывается директорами закрытой школы, тренирующей убийц. Гарри - один из пятидесяти таких же, как он, мальчишек и девчонок, среди которых волшебников всего четверо, считая Гарри. Учителя доводят до сведения детей, что выбора у тех нет. Или смерть сейчас, или борьба между собой и в конце тоже смерть, и лишь те, кому повезет, удостоятся наград. И только один станет Избранным.
   ***
   Впервые Гарри убивает через три месяца. Мальчика чуть старше себя. Потому что так нужно. Спустя некоторое время еще двоих размазывает тонким кровавым слоем по стенке. Так тоже нужно. Нужно чтобы выжить самому. Правило одно: или ты, или тебя. И он один среди таких же волчат.
   ***
   Не страшно. Совсем не страшно. И совсем не жаль. Слово "жалость" в пока скудном словарном запасе Гарри отсутствует. Как и "сострадание", "любовь", "нежность", "участие" и еще много, очень много других непонятных и незнакомых для него слов.
   Из маленького волчонка постепенно вылепляется сильный и хладнокровный зверь.
   ***
   Их всех натаскивают убивать. Жестоко, безжалостно и беспощадно. Зеленые глаза тринадцатилетнего Гарри холодны, словно лед, и бесчувственны. Уже сейчас он - идеальный убийца.
   Их учат убивать быстро и безболезненно, долго и мучительно, незаметно и публично.
   ***
   В четырнадцать Гарри прекрасно владеет холодным и огнестрельным оружием, ментальной магией. Он достаточно хорошо образован и начитан. Он идеально владеет собой. Он бесстрастен. Он быстр, силен и жесток. Среднего роста, жилистый и крепкий, со смуглой кожей и жесткими, цвета воронова крыла волосами до талии, собранными в хвост.
   ***
   К концу седьмого года остается всего девять детей. Магов кроме Гарри еще трое. И все сильны. На последнем испытании Гарри убивает всех троих, не используя магию. А затем чуть не размазывает по стенке Алишию. Теперь он готов.
   ***
   Четверых оставшихся детей, лучших из лучших, увозят на следующий же день. Гарри остается один. Он впервые предоставлен себе и это дает ему возможность расслабиться. Он проводит время в тренировках и допоздна зачитывается книгами в библиотеке.
   Вампир и полувампир не трогают юношу, лишь наблюдают за ним. Они довольны. Он - тот, кто им нужен. Маленький звереныш, превратившийся в матерого волка. Но планы парочки идут далеко вперед. А парень наслаждается отдыхом и не представляет, что его ждет.
   ***
   Проходит неделя. Круглый темный зал, вокруг свечи, много свечей, пентаграмма на полу, медицинская кушетка с жесткими креплениями сдерживающих ремней и странный желтоглазый мужчина в белом халате.
   То, что было потом, Гарри помнит лишь рваными кусками. Внезапная темнота, невозможно пошевелиться, яркое пятно света и нечеловеческие глаза, склонившиеся близко-близко над ним; злоба, бессилие, ненависть, ярость, но страха нет. Их трое, а он один, всегда один, сам за себя, сам по себе. Укол, легкий, невесомый, круговерть перед глазами, цветные пятна и вдруг накатом невыносимая боль, мышцы крутит судорогой, выдирает из связок, ломает кости и рвет кожу, собственный язык пытается протиснуться в глотку и перекрыть кислород и боль, боль, боль... оглушающая, ломающая, неумолимая.... Невозможная...
  
   "... Тьма... густая, вязкая... тьма поглощает и дает покой... нет боли, нет ярости... внутри пусто и оттого спокойно... слабое свечение... это я? Я... Я - свет... неяркий, зеленоватый... под цвет глаз... глаза слепит... вспышка... яркая, зеленая и смех... нет, хохот... безумный хохот... кто это? Мама? Мама? Мама! Нет! Стой, не надо! Не трогай мою маму! Отец! Тьма... маленький брошенный всеми ребенок... несчастный, ненужный... за что? Зачем? Кто? Ярость... ярость снова со мной... так хорошо, так яростно, так правильно... убить... найти и убить... расплата, месть... вкусные слова... свечение меняется... желтоватое... красное... снова зеленое... я меняюсь... я.... "
  
   Затем яркая вспышка и боли нет, лишь хриплые громкие гортанные выкрики смутно знакомых голосов сквозь кровавую пелену.
  
   Сознание словно вливают внутрь, и он резко, скачком, приходит в себя. Глаза закрыты, но он прекрасно знает, что сейчас один. Поднимает руку, разглядывает ее, долго, пристально. Ощущение словно по венам бурлит приятно-горячая субстанция, из сердца тянет стылым холодом, а вместо мышц стальные волокна. И сила. Много силы внутри. Он словно состоит из силы и бурлящей неведомой магии, перетекающей вместе с обжигающей кровью по венам.
  
   Он рассматривает свое отражение в стальном столике для инструментов. Ничего. Никаких изменений. Внешне он тот же самый Гарри. Те же волосы, те же глаза, зеленые, красивые. Он чувствует приближение и видит, что у его отражения на короткий миг возникает в глазах пугающе черное пламя, полыхнувшее холодной яростью, словно глазницу залило глянцевой черной смолой, и все становится как раньше. Миг и ремни лишь видимость, а не преграда. Стальным мышцам под силу и не такое.
  
   Дверь открывается, чуть скрипнув, и в комнате появляются все трое. Гарри не ждет. Срывается с места одним размытым движением, хватает желтоглазого и вырывает ему руку. Тут же отшвыривает подбежавшую Алишию прямиком на кушетку. Повинуясь его магии, ремни хватают вампиршу и сжимают намертво. Горло желтоглазого зажато стальными тисками правой руки, а левая ломает предплечье и челюсть подлетевшего полувампира. Удар ноги сводит на нет попытки Эндари подняться, а недавний столик вытягивается, перетекает тонкой струей расплавленного металла, мгновенно накрывая и вжимая полувампира в пол прочной, мерцающей заклинанием сетью.
  
   Гарри переводит взгляд с полувампира на желтоглазого - оборотень хрипит, задыхается, но скашивает глаз посмотреть на свое "творение", и замирает в ужасе. Полностью черные глаза, как будто один невероятно расширенный зрачок. Оборотню страшно. Словно два бездонных черных колодца, и никаких эмоций, лишь холод, обжигающий и смертельный. Хриплый кашляющий вой оборотня и мокрое пятно на дорогих брюках, но он пока нужен живым. Оборотня вминает в стену, трещат кости, и полуживой вервольф безвольным кулем виснет в полуметре от пола, распятый словно на кресте.
  
   Гарри поворачивается к бывшим учителям и молча переводит взгляд с одного на другого. Взмах руки и между ними и оборотнем плотная полупрозрачная завеса. Не слышно, но можно различить силуэты. Гарри подходит к кушетке, садится, проводит рукой по щеке красавицы Алишии. Она была хороша в бою. Пока он не стал сильнее. Алишиа напугана, очень напугана.
   Их самонадеянность сыграла с ними очень злую шутку. Уверенность в том, что эксперимент прошел удачно, и они создали существо, аналогов которому в мире еще не было, была почти нулевой. Они ошиблись. Гарри и раньше был силен, но теперь это существо с черными провалами глаз было невероятным.
   Все мысли Алишии, а также ценная информация были считаны за несколько мгновений. Изящным движением Гарри поднимается и поворачивается к полувампиру:
   - Вот это, по-вашему, быть Избранным?
   Великолепный бархатный мягкий голос завораживает и предупреждает одновременно. Сзади раздается вопль Алишии, а прямо у ног сеть медленно сжимает свои смертельные объятья. Мгновение и оба взрываются и мелкими ошметками оседают на огражденной части комнаты.
   Гарри тут же исчезает и появляется перед оборотнем. Тот вздрагивает и глядит Гарри в глаза, но черноты нет, есть лишь прежний цвет - яркий, зеленый, радостный.
   - Поговорим, эскулап? Что со мной сделали?
   - Ты теперь не человек....
   - Четко, кратко, по существу. Повторять не буду. И тогда смерть твоя будет легкой.
   Вервольф пытается говорить ровно, но его голос дрожит:
   - Мы планировали и разрабатывали этот эксперимент почти три десятка лет. Соединили магию и науку - генетику. Совместили несовместимое. Человека, оборотня и вампира. На сорок семь процентов ты теперь вампир, на сорок три оборотень, человеческого - лишь десятая часть. Предполагалось, что у тебя будут все плюсы и никаких минусов. Все сильные стороны вампира - быстрота, скорость, скольжение по теням, от оборотня - сила и способность превращаться в волка, в твоем случае, по желанию. От обоих высокая регенерация. От человека - внешность, черты характера, магические способности. Эксперимент мы считали провальным с самого начала. Но попробовать стоило. И, как оказалось, зря. Неизвестно, что именно из тебя получилось. Вероятно, что твоя магия настолько сильна, что подчинила все остальное - и вампира, и оборотня. Но ты - ошибка. Неисправимая ошибка. Теперь ты убьешь меня, а сам будешь чудовищем. Уродом, - сдавленный хрип и хруст шейных позвонков. Гарри без интереса наблюдает, как тускнеют желтые звериные глаза.
   ***
   "Операционная" сгорела в считанные минуты. Жадный огонь словно слизнул все и вся и тут же успокоился по воле хозяина. Теперь только медленно оседавший серый пепел напоминал о том, что здесь было. Спокойные зеленые глаза еще на одно короткое мгновение задержались на кружащемся пепле. Гарри ушел.
   ***
   Трансформация прошла легко. Стоило только представить животное и Гарри тут же почувствовал, как меняется тело, обрастает густой шерстью, вытягивается лицо, превращаясь в оскаленную в улыбке морду, звонко цокают о плитку пола длинные когти на мощных лапах. Действо занимает считанные секунды и вот уже красавец-зверь удовлетворенно смотрит на себя в большое зеркало.
   ***
   Кабинет бывших и ныне покойных наставников встретил Гарри теплом и сумраком. Все бумаги по его делу нашлись в отдельной папке в секретере. Каждый его учебный год был расписан. Все достижения, успехи, убийства. Результаты медицинских обследований. Записи последних наблюдений Гарри прочитал очень внимательно.
   "01 декабря. Пациенту введены растворяющиеся имплантанты с мутационными генными информаториями волка и вампира. Проведены ритуалы Закрепления сущностей. Наблюдаются болезненные судороги тела, других изменений нет. Заметно сильное искажение магической ауры, проверка невозможна.
   02 декабря. Изменений нет. Зрачок на свет не реагирует, но сердечный ритм спокойный, чуть увеличенный.
   03 декабря. Незначительная мутация тела. Изменение цвета кожи на золотистый, светящийся. Увеличение роста на четыре дюйма. Незначительное увеличение мускулов.
   04 декабря. Сильный магический выплеск...".
   Значит, сегодня 4 декабря.
   В следующем файле был листок с именами родителей. Джеймс и Лили Поттеры. И рядом приписки: Дамблдор, Темный Лорд, Пророчество (???).
   Про Дамблдора Гарри читал. Этого победителя Грин-де-Вальда и директора Хогвартса не знал, наверное, только слепо-глухо-немой. Теперь было ясно, у кого и что можно узнать. Темный Лорд тоже засветился в памяти. Оба были связаны с Англией. Значит, начнем оттуда.
   Еще полчаса заняли сборы. Деньги, документы, драгоценности, личные вещи, оружие - все это было превращено в толстую серебристую цепочку, уютно обвившую шею.
   Последний взгляд на большое пепелище. Теперь бывшая "школа", пристанище последних лет, сгоревшее за секунды, живо лишь в воспоминаниях. Черный волк скрывается в густом лесу. Дорога манит, зовет зверя и тот бежит на зов.
   Холодный, злой ветер треплет густую шерсть большого черного волка, громадными прыжками несущегося по белой целине. Ветер сердится на непокорное животное и налетает снова и снова, но волк упрямо несется вперед, к одному ему известной цели.
   ***
   Первого вампира он отловил легко. Кровосос отдыхал после вкусного обеда и нападения не ожидал. Впрочем, Гарри не собирался сразу убивать вампира. Ему нужно было кое-что выяснить. Вампир оказался понятливым и после пяти минут разговоров по душам быстренько объяснил Гарри суть скольжения по теням. Этот вампир умер быстро. Следующего пришлось ловить целых три часа. Противник был силен и быстр. Впрочем, Гарри оказался и сильнее, и быстрее. Опытный кровосос так и не понял, что Гарри за зверь, но про магию крови рассказал немало. Его Гарри тоже прикончил быстро, рассеяв прах на ветру.
  
   За пару месяцев он овладел скольжением в тенях и вкусил возможности магии крови, хотя сначала подозревал, что его собственная магия может не принять магию вампира, но силы, вероятно, договорились за спиной хозяина и впали в симбиоз.
  
   ***
   Школа Амир была основана более двух тысяч лет назад. И раз в несколько десятков лет из ее врат выходили несколько профессиональных убийц, рассеиваясь по всему свету и неся смерть тем, у кого не хватило денег. Наемники? Да, но не простые. Искусные убийцы, мастера своего ремесла, пользующиеся спросом во все времена. Теневые вершители судеб и историй. Каратели и спасители.
   Эксперимент с Гарри был первым в своем роде. Потому что в первый раз за всю историю существования школы рискнули привлечь к обучению нескольких, с трудом найденных сирот-магов. Основателей школы было трое - вампир, маг и оборотень. Но учили в ней только людей. Точнее отбирали из людей самых умных, выносливых и живучих. И обязательно детей из приютов. Выживали единицы. И становились наемниками, профессиональными убийцами.
  
  
  Глава 2
  
  
  Субботнее утро. Бар со странным названием "Дырявый котел". Гарри сидел в самом углу, спиной к стене, глубоко надвинутый капюшон мантии полностью скрывал его лицо от нежелательных взглядов.
   Гарри уже почти час наблюдал за посетителями, слушая разговоры и считывая мысли. Впрочем, ему повезло. В бар зашел высокий черноволосый человек. В его мыслях сквозило раздражение на нужного Гарри Дамблдора. Впрочем, человек задерживаться в баре не стал и быстрым шагом прошел к выходу на Косую Аллею.
   "На ловца и зверь... точнее, на зверя и жертва". Гарри мгновенно скользнул за ним. И когда волшебник уже поднял палочку, чтобы дотронуться до кирпичей, его вдруг охватила невероятная слабость, а затем, упав в чьи-то жесткие уверенные объятья, он потерял сознание. Очнулся он спустя сорок минут от осторожных прикосновений к плечу.
   Стройный юноша лет пятнадцати-шестнадцати осторожно, словно боясь поранить, касался его плеча:
   - Мистер, с вами все в порядке?
   - Где я?
   - Это тупик за Дырявым котлом. Я только что нашел вас. У вас что-то болит? Голова кружится?
   Снейп прислушался к себе: все было в порядке, если не считать легкой головной боли. Он перевел взгляд на паренька и вздрогнул перед ним стоял Джеймс Поттер времен Хогвартса двадцатилетней давности, с глазами такого же цвета, как у Лили. Лишь мгновение спустя Снейп понял, что перед ним - пропавший около 10 лет назад Гарри Поттер, сын идиота-однокурсника и лучшей подруги. Снейп вздрогнул, когда паренек без усилий поставил его на ноги.
   - Как тебя зовут?
   - Гарри, сэр. Гарри Поттер.
   - И что ты делаешь здесь?
   Подросток вопросительно приподнял бровь, но ответил:
   - Я гулял.
   - И давно ты знаешь про волшебный мир?
   - Сэр, а зачем вы это спрашиваете?
   - Затем, что тебя уже давно ищут! А ты шляешься непонятно где!
   - По-моему, вы забываетесь, сэр, - взгляд мальчишки стал отчужденным, бархатный, похожий на снейповский голос - холодным. - Всего хорошего.
   - Подожди! Куда ты собрался?
   - Это не ваше дело, сэр, - мальчишка повернулся, чтобы уйти, но Снейп решил его остановить. Он уже, было, протянул руку к плечу подростка, но она тут же попала в железный захват:
   - Не смейте меня трогать, - прошипел зеленоглазый и резко отбросил руку Снейпа. Но тот даже не пошевелился, он в ужасе смотрел в глаза мальчишки. Зеленые омуты, бесстрастные, страшные.
   "Что же с ним такое?" - мелькнуло в голове у профессора.
   - Поттер! Подожди, давай просто поговорим! - отчаянно выкрикнул Снейп в спину подростка, и тут же хрипло прошептал:
   - Я знал твоих родителей.
   Мальчишка напрягся и медленно повернулся:
   - Знали моих родителей?
   - Да, мы учились вместе в Хогвартсе.
   - Хорошо, поговорим. Через час в Хогсмите, "Три метлы", - Снейп кивнул, облегченно выдохнув.
   - Но на ваши вопросы я отвечать не буду, - тут же предупредил его Поттер.
   Снейп усмехнулся:
   - Не пойдет. Откровенность за откровенность.
   - Не пойдет, - передразнил Снейпа мальчишка. - Вы хотите поговорить? Тогда расскажете про родителей. Нет, я пошел.
   Их разговор прервала парочка волшебников, ввалившаяся в тупик из бара, и Гарри вопросительно вздернул бровь. Снейп кивнул, скрипя зубами. Они прошли вслед за волшебниками и направились в разные стороны. Снейп шел в аптеку и злился на мелкого Поттера. Пару раз обернувшись, он заметил, что Гарри прекрасно лавирует в толпе, словно чужие прикосновения вызывают у него отвращение. Его движения были легки и непринужденны.
   Сам Гарри в это время размышлял над тем, что увидел в голове профессора. Снейп оказался непростой добычей. Многие воспоминания были даже в бессознательном состоянии заблокированы настолько хорошо, что Гарри понадобилось бы несколько часов, чтобы разобраться с их защитой. Конечно, он мог их просто взломать, но делать профессора клиентом психлечебницы Гарри пока не собирался. Поэтому он решил не тратить свое время и просто пошарил в других мыслях. Оказалось, что профессор героически шпионил на двух господ Дамблдора и Темного Лорда, причем ни тому, ни другому хитрый профессор не был верен до конца. Он просто хотел выжить в противостоянии двух тяжеловесов и при любом раскладе остаться в выигрыше. Политические игры Гарри не любил, но, в общем и целом примерно представлял, что сейчас творится в стране. Два паука делят власть и влияние, не брезгуя никакими средствами и способами, но не вступая в открытые военные действия. И Гарри подозревал, что один из них наверняка замешан в смерти его родителей. А может и оба.
   Впрочем, он прибыл в Англию именно за тем, чтобы найти и наказать тех, кто лишил его родителей и нормального детства в семье, и тех, кто отправил к тетке. И вскоре он все узнает.
  
   ***
   Запретный лес выпустил из своих холодных объятий темноволосого стройного юношу. Миг, и тот зашагал по заснеженной дороге, ведущей в деревеньку Хогсмит. Попадающиеся навстречу студенты Хогвартса с интересом разглядывали неспешно идущего юношу, гадая кто это такой.
   "Три метлы" были полны народу, словно сегодня каждому желающему бесплатно наливали сливочное пиво. Скользнув в угол, Гарри уселся за самый отдаленный от входа столик, глубже надвинув капюшон мантии. Яркий солнечный свет заливал кафе, добавляя желтизны в чадящее пламя камина и яркие точки магических светильников. Оглядевшись, Гарри ухмыльнулся: в мыслях студентов сквозила заинтересованность и любопытство к его скромной персоне в черном. Снейп пришел минута в минуту, головы учеников синхронно повернулись к вошедшему, и в кафе стало тише. Гарри пришлось скинуть капюшон, Северус кивнул ему, и все взгляды снова обратились к юноше. Он чуть сморщился, когда из мыслей девушек за соседним столом узнал, что мог бы быть и попричесаннее, и не в такой мрачной одежде.
   Профессор заказал себе кофе, подошел, скинул мантию, положив ее на скамью, сел напротив и спросил:
   - Что вы знаете о своей семье, мистер Поттер?
   - Родителей убили, когда мне был год, меня отправили к тетке, - Гарри пожал плечами, отчего на шее на мгновение блеснуло серебро цепочки, а ворот тонкой, расстегнутой на одну пуговицу, черной рубашки обнажил смуглый участок кожи и тонкую полосу едва заметного рваного шрама в районе ключицы. Снейп нервно потеребил манжет, разглядывая шрам, а заодно удивляясь тому, что парень, одетый лишь в рубашку, черные брюки и тонкую шерстяную мантию совершенно не мерзнет. Хотя февраль в этом году выдался на редкость холодный.
   - Мистер?..
   - Снейп.
   - Мистер Снейп, мои шрамы не должны вас интересовать. Если вы все сказали, я, пожалуй, пойду.
   - Твоих родителей звали Лили и Джеймс... - и Снейп, словно в каком-то порыве рассказал про Лили, Мародеров, учебу в Хогвартсе, их постоянные стычки, розыгрыши и взаимные издевательства. И про Сириуса, крестного Гарри, которого сначала обвинили в убийстве Поттеров, но затем, спустя несколько лет отпустили за неимением достаточного объема доказательств. И про Рема и Питера, их дружбу и уход Питтегрю на сторону министра.
   - Где находится дом моих родителей?
   - В Годриковой лощине. Дом восстановили по приказу министра и закрыли до вашего появления в мире волшебников. Все думали, что вы поедете в одиннадцать лет учиться в Хогвартс.
   Взгляд парня замер на лице Снейпа.
   - Как мне получить доступ в дом?
   - Просто прийти туда, дом вас узнает.
   - Крестный. Где он?
   - В Хогвартсе.
   - Он преподаватель?
   - Да, он преподает Защиту от Темных Искусств, - Снейп очень внимательно вглядывался в лицо Поттера, но не видел ни единой эмоции, отчего ему становилось не по себе. Выражение лица мальчишки оставалось холодно-бесстрастным.
   - А вы?
   - Зельеварение.
   - Что это? - теперь в глазах мальчишки Снейп с удивлением обнаружил мелькнувшее подобие отстраненного интереса.
   - Зелья это целое искусство, - он решил, во чтобы то ни стало, расшевелить мальчишку. - Есть простейшие - от простуды, прыщей или сонные, есть сложные - напиток живой смерти или оборотное зелье, различные яды, микстуры. Тут, в Хогсмите, есть аптека, в ней продаются ингредиенты для зелий, если хочешь, я могу тебе рассказать подробнее.
   - Спасибо, но как-нибудь в другой раз, профессор. Подскажете, где Министерство? - снова этот холод в глазах.
   Снейп поежился. Мальчишка Поттер был загадочным и интересным. И опасным. Шестое чувство Снейпа просто вопило об этом.
   Его ответ потонул в громком хохоте, раздавшимся от дверей в кафе ввалилось вечно неразлучное трио Уизли, Лонгботтом и Грейнджер - и профессор поморщился, словно от зубной боли. Если бы он в этот момент посмотрел на своего собеседника, то не поверил бы своим глазам. На миг Гарри замер и в глазах его вспыхнула адская смесь чувств удивление, презрение, ревность, страсть, желание, расстройство, непонимание и снова удивление.
  
   Повернувшись на шум, Гарри автоматически мазнул взглядом по троице, но тотчас же напрягся, увидев девчонку. Густая грива темно-каштановых с золотом волос, из которых при движении брызгами разлетались искристые капли подтаявшего снега, медово-карие глаза в окружении пушистых ресниц и мимолетная улыбка на розовых губах в его сторону. Гарри словно ударили по голове. Внутренние волк и вампир дернулись и взвыли в один голос: "Моя!!!". От девушки шел теплый притягательный аромат, Гарри втянул воздух сквозь сжатые зубы, и обе его части тут же снова заявили о себе. Огромным усилием воли Гарри запихнул свои сущности подальше и повернулся к профессору, успев заметить, как тот морщится.
   - Профессор, спасибо за рассказ. Я пойду. До свидания.
   - Поттер! Подождите! - непонятная даже для самого профессора мольба в голосе заставила поднявшегося Гарри замереть. - Один вопрос, - Гарри равнодушно скользнул взглядом по собеседнику. - Вы будете учиться в Хогвартсе?
   Ледяной взгляд и бровь, взлетевшая в его, снейповском, коронном жесте:
   - Учиться в Хогвартсе? И что для этого нужно?
   - Оставьте мне координаты. Я поговорю с директором Дамблдором, и этот вопрос быстро решится. Вы ведь где-то учились?
   - Да, в обычной школе.
   - Маггловской?
   - Да, - взгляд мальчишки скользнул за спину Снейпа, и он ответил, - Профессор, пишите Тому в Дырявый котел. Он передаст мне при встрече. До свидания, профессор.
   - До свидания, мистер Поттер, - профессор увидел, как Поттер поморщился, но ничего не сказал. Еще профессор заметил, как, проходя мимо столика неразлучной троицы, Гарри пристально посмотрел на заучку Грейнджер, а у той в ответ порозовели скулы. Северус заворожено смотрел на невероятно грациозную скользящую походку мальчишки. Снейп знал такой стиль - так двигались опытные бойцы.
   Загадочный Поттер становился все интереснее. Впрочем, у Северуса еще будет время разгадать эту загадку. Профессор последний раз взглянул в спину парня и тут же воспользовался камином.
   ***
   Лучшая ученица школы, умница и просто красивая девушка, Гермиона уже пятый раз за эту минуту искоса поглядывала на очень симпатичного молодого собеседника профессора Снейпа, ожидая, когда Рон и Невилл вернутся из мужской комнаты. Парень был красив. Красив настолько, что у Гермионы перехватывало дыхание. Зеленые глаза, роскошная грива черных волос, перетянутых лентой и чуть мерцающая золотистая кожа. Гермиона раньше никогда не видела у парней такой кожи, да и не всякая девушка могла похвастаться подобной. Когда парень поднялся, Гермиона поразилась той звериной грации, которой было наполнено каждое его движение. Девушка, словно загипнотизированная, наблюдала, как парень идет в сторону выхода и очнулась только в тот момент, когда поймала пристальный взгляд зеленющих глаз, пронзительных и завораживающих. Она покраснела и отвернулась, но затем сразу же вскинулась, и успела заметить в какую сторону повернул парень на выходе. Мисс Грейнджер, рассудительная и трезвомыслящая, вскочила и выбежала вслед за красавцем, повернула за угол, и тут же, врезавшись в кого-то и подняв голову, наткнулась на слегка насмешливый взгляд зеленых глаз. Когда раздался чарующий бархат голоса ("Лучше, чем у Снейпа" - мелькнула мысль), она поняла, что стоит, зажатая в мягких объятьях зеленоглазого красавца и тут же смутилась.
   - Мисс, вы зря выбежали неодетой, - на плечи Гермионы опустилась мантия незнакомца, хотя рук тот не разнимал, - Так и простудиться недолго.
   Взгляд был нежный и теплый, такой, что у девушки подкосились ноги и если бы не объятья незнакомца, она бы упала. Тут до Гермионы, наконец, дошла вся абсурдность ситуации: она побежала за красивым незнакомцем, упала в его объятья, и теперь стоит и прижимается к нему, как последняя.... Гермиона покраснела, возмущенно отпихнула парня и убежала в кафе, стыдливо пряча глаза.
   Гарри фыркнул раздраженно, но тут же втянул аромат девчонки вновь. Когда она выскочила за ним, он понял, что сейчас же должен уйти, чтобы не утащить девчонку насильно и не привязать к себе навсегда. Это могло повлечь за собой некоторые проблемы. А так Гарри собирался найти красавицу в Хогвартсе (спасибо вам, мистер Снейп, за возможность не засветиться раньше времени) и любыми способами добиться ее расположения. Все в ней пленяло Гарри, и он даже не хотел разбираться в своих ощущениях и эмоциях. Тем более, что и вампир и оборотень внутри хотели того же. Когда она выскочила за ним, он резко обернулся, и она оказалась прямо в его руках. Гарри никогда не испытывал ничего подобного. Его накрыло волной ее аромата и все внутри оборвалось. Он вдруг осознал, что порвет за девчонку любого, кто хоть посмеет ее обидеть, пойдет за ней куда угодно и сделает все, что в его силах.
   Гарри огляделся, вошел в тень у кафе и скользнул в свою комнату в Косой переулок. Мысль проследить за девушкой он отмел сразу.
   ***
   Гермиона влетела в кафе, словно чумная, и плюхнулась за стол, ругая себя, на чем свет стоит. Невилл и Рон переглянулись, но спрашивать ничего не стали, и тут Невилл удивленно спросил:
   - Герм, а зачем ты две мантии надела?
   Гермиона удивленно посмотрела на себя, затем на спинку стула и чуть не застонала, но тут же взяла себя в руки:
   - Невилл, я просто не заметила, вы так меня торопили.
   - Ага, теперь мы виноваты, что ты такая невнимательная.
   Гермиона промолчала, украдкой поднося мантию к лицу и наслаждаясь тонким ароматом незнакомца. "Мы еще встретимся, зеленоглазый, и может быть, я даже верну твою мантию".
  
   ***
   - Я нашел Поттера, - Дамблдор подавился, а Снейп невозмутимо продолжал пить традиционный пятичасовой чай.
   - Северус! Где? Что с ним? Как он?
   - В порядке, директор, выглядит хорошо, но на вопросы не ответил. Он... мы встретились у Дырявого котла. Поговорили. Он не против учиться в Хогвартсе.
   - Отлично, Северус. Я напишу ему письмо. И надо отдать ему ключ.
   - Пишите в Дырявый котел. Юный Поттер не очень общителен, - Снейп поморщился и потер ладонь, которую сжал Поттер. Хватка мальчишки однозначно свидетельствовала о том, что драка знакома ему не понаслышке.
   ***
   Утром Гарри проснулся, почувствовав приближение совы. Та не успела коснуться стекла, как окно уже открылось и гостеприимный хозяин комнаты, выхватив письмо, усадил сову на стол и пододвинул той блюдце с печеньем. Сова благодарно ухнула и принялась за угощение. Гарри распечатал послание. Письмо, список, маленький золотой ключ и перо. Письмо гласило:
   "Уважаемый мистер Поттер!
   Спешим вам сообщить, что вы зачислены в Школу Чародейства и Волшебства Хогвартс. Просим вас сегодня прибыть для беседы. Портключ (перо) на 12-00 прилагается.
   Директор школы, Альбус Дамблдор".
  
   Гарри хмыкнул, отложил письмо, и, выпустив наевшуюся сову, стал разминаться.
   Приняв после разминки душ, он взмахом руки высушил волосы, оделся и вышел. До 12 еще было два часа, и он решил навестить "Гринготтс". Если уж у его родителей был дом, то счет в банке тоже имеется.
   Через час он вышел из банка с безразмерным кошельком, фамильным перстнем и пожеланием счастливого пути.
   Затем прошелся по магазинам, купив все, что необходимо для учебы, сверяясь со списком.
   Мадам Малкин охала и вздыхала, глядя, как юноша покупает легкие, почти летние вещи, исключительно черного цвета. Объяснять хлопотливой женщине, что черный цвет и темнота прекрасно дополняют друг друга во время ночных прогулок, а оборотню не страшен никакой холод, Гарри не стал.
   Еще через час Гарри оказался в кабинете Снейпа. Тот уже ждал гостя.
   - Добрый день, профессор. Плохо спали? - мальчишка усмехнулся одними губами, но глаза оставались холодными и цепко осматривали все вокруг.
   - Добрый день, Поттер. Не очень хорошо.
   - Мучают кошмары, профессор? - снова ухмылка.
   - С чего вы так решили? - коронный взлет брови.
   - У вас неважный вид.
   Странный Поттер был сегодня разговорчив и постоянно ухмылялся. Если бы не холод в глазах, профессор решил бы, что все его подозрения беспочвенны. Откуда ему было знать, что мальчишка всего лишь наслаждался знакомым ароматом девушки, тонкой нитью витавшем в классе зелий. Гарри решил, что сегодня обязательно столкнется со своей незнакомкой.
   - Мой вид должен вас волновать в последнюю очередь, Поттер, - язвительный тон и, конечно, обращение по фамилии, как и подозревал вредный Снейп, заставили Гарри поморщиться. Он терпеть не мог, когда его называли Гарри Поттером, тем более в Амире у него было другое имя, к которому он привык.
   - Это вас не должно волновать то, что волнует меня, профессор. Мне самому пойти к Дамблдору?
   - К профессору Дамблдору, Поттер, имейте уважение!
   Парень вдруг прищурился, зеленые глаза полыхнули яростно и он выдохнул:
   - Вот когда он заслужит мое уважение, тогда я буду называть его профессором Дамблдором, мистер Снейп, - и, не давая Снейпу ответить, он направился к двери. Северус поспешил за несносным Поттером. Впрочем, тот сам затормозил уже в коридоре, пропуская неторопливо шагающего Драко Малфоя со свитой. Блондин кинул на брюнета брезгливо-заинтересованный взгляд, который, впрочем, тут же сменился презрением: Поттер был одет в маггловские черные джинсы, кожаную куртку (Снейп отметил высокое качество кожи) и элегантные ботинки.
   - Профессор, я хотел...
   - Не сейчас, мистер Малфой. Я занят.
   Поттер мазнул взглядом по блондину и двум громилам и пошел вслед за профессором.
  
   Хогвартс был большим и запутанным, но Гарри с его навыками и "половинками" запомнил путь от кабинета Снейпа до директорского с первого раза. Горгулья у кабинета директора вызвала у него что-то вроде симпатии, и он ей подмигнул. Та, подумав, тоже подмигнула в ответ. И Гарри, проходя, легко дотронулся ладонью до теплого каменного бока. Горгулья еле слышно хрюкнула.
   Директор Дамблдор волновался. В 11 лет мальчик должен был пойти в Хогвартс, но посланная с письмом сова прилетела обратно, он попросил Хагрида выяснить причину. Тот вернулся, сказав, что Дурсли в Литтл-Уингинге не живут уже несколько лет, переехали куда-то в Европу и как найти их, никто не знает. Директор связался с авроратом, дал запрос на поиски, но никакого результата это не принесло. Министр тоже был не в курсе. Гарри Поттер словно сквозь землю провалился. Единственное, что было известно, что он жив. Директор специально съездил в "Гринготтс" и вместе с гоблинами попытался открыть семейный сейф Поттеров. Не получилось. Пока был жив наследник, сейф не открывался никому, кроме него.
   И вот вчера Северус сообщил, что случайно встретил мальчишку в Косом переулке и даже рассказал тому про родителей.
   с
   Когда в кабинет вошел Снейп, а за ним стройный парень, с черными волосами Джеймса и зелеными глазами Лили, Дамблдор обрадовался, но когда разглядел холодное выражение глаз, то сразу же напрягся, приготовившись к тяжелому разговору.
   - Директор, мистер Поттер. Я могу идти?
   - Ступай, Северус, спасибо.
   Директор жестом пригласил гостя сесть и когда Северус вышел, сказал:
   - Ну, здравствуй, Гарри.
   - Здравствуйте, - Гарри поморщился. Он терпеть не мог круглых помещений и седобородых старцев.
   - Хочешь чаю? У меня есть прекрасные лимонные дольки! Ты любишь лимонные дольки? - глаза старого чародея приветливо сияли, но Гарри уже почувствовал попытку проникновения в его мысли и тут же вышвырнул непрошенного визитера, хмыкнув при этом.
   - Если это все что вы хотели, директор, то я, пожалуй, пойду, - Дамблдор тут же взял себя в руки:
   - Гарри, прости стариковское любопытство, - и вот тут Поттер улыбнулся. Альбусу стало не по себе. Насмешливая улыбка и холодный равнодушный взгляд. Пустой взгляд.
   -с Гарри, ты хочешь учиться в Хогвартсе?
   - Хочу, директор.
   - Тогда мне надо знать, где ты учился до этого. Как жил? Где жил?
   - В маггловской школе. Остальное не ваше дело, директор.
   - Но мне надо знать уровень твоих знаний.
   - Выясните в ходе занятий.
   - Хорошо, Гарри, - старик вздохнул. Он ожидал, что беседа будет более плодотворной, - Ты будешь посещать занятия вместе с шестым курсом. Все они твои ровесники, - Дамблдор очень внимательно наблюдал за Поттером, но тот оставался невозмутим. Никаких эмоций. Теперь загадка Гарри Поттера была интересна и Дамблдору, - К занятиям ты можешь приступить с завтрашнего дня, распределение пройдешь сейчас.
   Директор взмахом палочки призвал с полки потертую, с многочисленными заплатами шляпу и протянул ее Поттеру. Гарри, ранее прочитавший в мыслях Снейпа про шляпу, взял протянутый кусок фетра, покрутил в руках, словно рассматривая, и затем спокойно надел ее на голову.
   "Ага, сын Джеймса и Лили. Здравствуй, здравствуй".
   "Привет, шляпа. Не знаю, есть ли у тебя имя".
   "Ух, какие мы милые! И почему же я не могу разглядеть твою суть?".
   "Потому что я не хочу", - мысленно хмыкнул Гарри.
   "Странно, странно. И куда же ты хочешь, Гарри?"
   "Гриффиндор, пожалуй, мне подойдет".
   "Хитрец, а может тебе подойдет Слизерин?".
   "Вы ошибаетесь, шляпа, я хочу в Гриффиндор. Там учились мои родители".
   "Решение твое".
   - Гриффиндор! - Гарри аккуратно снял шляпу и вдруг улыбнулся ей и произнес:
   - Спасибо.
   Сразу же после он протянул Шляпу директору. Тот вновь был поражен: улыбка у мальчишки была искренняя, заразительная, но глаза все также холодны.
   "Надо будет расспросить Северуса об их встрече поподробнее".
   - Что ж, Гарри, завтра жду тебя с вещами. Не опаздывай к завтраку. Я вызову профессора Снейпа, он проводит тебя.
   - Я могу осмотреть замок?
   - Сейчас? - легкий кивок в ответ на директорский вопрос, - Осмотри, но не дольше двух часов, а потом попроси кого-нибудь из учеников найти профессора Снейпа. И будь осторожнее: всех тайн этого замка не знаю даже я.
   Если директор такими словами пытался разбудить в Гарри любопытство, то он в этом не преуспел. Во всяком случае, Гарри и виду не подал, но про себя сделал заметку на будущее.
  
   Замок понравился Гарри. Он бродил по лестницам и переходам уже час, пока не уловил легкий собачий запах. Внутренний оборотень напрягся, но Поттер усмирил его. Навстречу Гарри шел высокий и красивый мужчина. Гарри видел его в воспоминаниях Снейпа рядом со своими родителями и предположил, что это и есть Сириус - его крестный.
   - Привет, ты кого-то ищешь? - улыбка у Сириуса была добрая, располагающая.
   - Нет, сэр. Я просто знакомлюсь с замком.
   - А! Ты новенький?
   - Да, сэр.
   - Я профессор Блэк, - Гарри мысленно ухмыльнулся, предвкушая дальнейший поворот событий, - А как тебя зовут?
   - Гарри, сэр. Гарри Поттер, - мальчишка усмехнулся. Сириус побледнел, сглотнул, пошатнулся и прислонился к стене, прохрипел:
   - Гарри! Гарри! Неужели ты нашелся?
   Поттер вскинул бровь:
   - А кто меня искал?
   - Я, Гарри, я искал тебя по всей стране. И Рем, мы вместе. Когда случилось... Джеймс... Лили... Впрочем, Гарри, это очень долгий рассказ и лучше нам поговорить об этом не здесь. Давай пройдем ко мне и....
   - Мистер Блэк, я сейчас должен уйти.
   - Тогда поговорим в другой раз? - в голосе Сириуса было столько надежды, что Гарри согласился:
   - Хорошо, мистер Блэк. До свидания.
   - Зови меня Сириус. До встречи, Гарри, - мальчишка скользнул мимо, а Сириус посмотрел ему вслед и понесся писать письмо Ремусу.
  
  
  Глава 3
  
  
  Незнакомку Гарри учуял издалека. Его красавица очень быстро шла в сторону библиотеки, мимо которой только что прошел он сам. Гермиона не особо смотрела по сторонам и очень удивилась, когда врезалась в кого-то.
   - Наверное, это теперь станет нашей традицией, мисс.
   Вновь этот голос! Он преследовал ее всю ночь и весь день, впрочем, как и образ его обладателя. Стоило Гермионе закрыть на мгновение глаза и перед ней появлялись черные волосы, забранные в хвост, золотистая мерцающая кожа и теплота зеленых глаз. Наваждение. Бороться с сильным, чуть мрачным очарованием незнакомца Гермиона даже не пыталась. Оно настолько поглотило ее, что обычно спокойная и уравновешенная девушка краснела и вздрагивала, как только представляла себе парня.
   - Ох, простите, - пискнула Гермиона, приходя в себя.
   - Ничего страшного, мне даже нравится такой способ... общения, - смешинки в зеленых глазах были столь заразительны, что Гермиона не сдержала улыбки в ответ.
   Гарри снова держал в объятьях свою красавицу и на сей раз она улыбалась ему. Звери внутри в унисон урчали в блаженстве. Гермиона отодвинулась, но не ушла:
   - Ты новенький? - он кивнул, - Распределили уже?
   - Гриффиндор.
   - Ой, здорово! Я тоже там, а какой курс?
   - Шестой, - Гарри мысленно хмыкнул. "Только ради тебя, моя девочка, я вообще пошел в эту школу".
   - Мы будем вместе учиться, я тоже на шестом курсе. Ой! Я же не представилась! Я Гермиона Грейнджер, - и Гарри аккуратно пожал маленькую теплую ладошку:
   - Гарри Поттер, Гермиона. Очень приятно, наконец, узнать имя девушки, которая уже второй раз пытается сбить меня с ног, - Гермиона зарделась и вытащила ладонь из его руки, - Ты в библиотеку?
   - Да, я хочу вернуть книги, - Гарри перевел взгляд на два огромных фолианта в руках девушки и тут же взял их себе:
   - Я помогу, Гермиона, - девушка вновь покраснела, но кивнула. Они пошли в библиотеку вместе.
  
   Пристально наблюдая за смутившейся Гермионой, Гарри все больше и больше убеждался в том, что она "его". Медово-карие глаза, тонкие запястья, звонкий голос, очаровательная мягкая улыбка, плавный водопад вьющихся волос и аромат. Пленительный, нежный и самый желанный на свете аромат. Моя Гермиона. Вкус слов заставил сердце биться быстрее, и впервые по телу разлилось доселе неведомое, но очень приятное тепло. Моя Гермиона.
   Гермиона, в свою очередь, просматривая книжные полки, все время косилась в сторону Гарри. Он здесь. Тот, о котором она думала все последние сутки. Парень, запавший ей в душу с первой минуты. Парень, завоевавший ее сердце лишь взглядами и несколькими звуками бархатного голоса. Она не могла не смотреть на него, не могла заставить себя не думать о нем. Наваждение... или судьба? А он? Почему он смотрит так пристально? Что он думает? Неведенье - ужасное слово. Что делать? Спросить? Страшно. Ждать? Невозможно до боли... Что делать? Сомнение, смятение... Взгляд зеленых глаз, мягкий, нежный. Он смотрит на гриффиндорку, не замечая Асторию Гринграсс - изумительно красивую слизеринку. Он не видит Ханну и Парвати, обсуждающих его уже полчаса с того момента, как они вошли в библиотеку. Он смотрит только на Гермиону. Гарри. Ее Гарри.
  
   Гермиона выбрала книгу, и Гарри пошел ее провожать. Инстинкты вопили о том, что он как минимум должен сказать ей, что она - его. Но такими словами он мог напугать ее. Поэтому Гарри легонько толкнулся в мысли шедшей рядом девушки и с удивлением и радостью осознал, что все ее думы лишь о нем. И что она смущена этим. Он уже было хотел заговорить с Гермионой, но тут почувствовал появление Малфоя и двух его сопровождающих. Гарри чуть обогнал Гермиону, оставив ее позади и справа, и напрягся.
   - Так, так, так. Поганая грязнокровка. А это кто у нас тут? О! Нашла себе нового дружка вместо ублюдочного тупицы и идиота-нищеброда? Они тебе уже настолько наскучили, что ты бросаешь их ради первого встречного? - Гарри ощутил непреодолимое желание порвать блондина на куски, Гермиона молчала, но видно было, что ей неприятно, но, как понял полувампир, привычно. Блондин перевел взгляд на Гарри, - Наверное, тоже нищий и грязнокровный, раз водишься в такой компа..., - Малфой вдруг захрипел, задергался странно, как будто его кто-то схватил за горло, а двое сопровождающих тупо затоптались на месте, не зная, что нужно делать. Гермиона испуганно взглянула на Гарри, но тот лишь с равнодушным интересом наблюдал за уже начавшим синеть блондином. Вдруг блондин шумно втянул носом и упал на пол.
   - Что здесь происходит? - появившийся из-за поворота Снейп смотрел на Гермиону и Гарри. Он с удивлением заметил, что Поттер стоит так, словно прикрывает Грейнджер от Малфоя и его свиты,- Мистер Поттер, вы шли ко мне? Что произошло?
   - К вам, сэр. Понятия не имею, - вновь бесстрастный холодный взгляд. Дамблдор, вызвавший Снейпа к себе сразу после разговора с Поттером, тоже заинтересовался мальчишкой.
   - Мистер Крэбб, объяснитесь.
   - Профессор, мы шли, Драко сказал, а потом стал задыхаться и упал, и все.
   - Очень исчерпывающе, мистер Крэбб. Мистер Поттер, озвучьте свою версию, будьте любезны, - Гарри почувствовал, что Гермиона готова вмешаться и незаметно для остальных нашел ее пальцы и сжал, а затем ответил:
   - Я шел к вам, профессор, а мисс Грейнджер объясняла мне каким путем лучше пройти в подземелья. Нам навстречу попались три... представителя факультета Слизерин. Тот, который сейчас лежит на полу, мистер Малфой, если не ошибаюсь, встретив нас, повел себя в лучших традициях некоторых чистокровных семей и оскорбил мисс Грейнджер и ее друзей. Повторять слова, достойные лишь грязного рта последней шушары из Лютного переулка, я не буду, профессор. Затем мистер Малфой подавился чем-то и стал задыхаться, и тут появились вы.
   - Мисс Грейнджер?
   - Да, профессор, так и было.
   - Мисс Грейнджер, вы свободны. Мистер Поттер, ожидайте меня здесь.
   - Я провожу мисс Грейнджер, профессор, во избежание других неприятных встреч, - не дожидаясь ответа Гарри легонько подтолкнул Гермиону.
   ***
   - Спасибо, Гарри, - тихонько прошептала Гермиона у портрета Толстой дамы.
   - За что, Гермиона? - Гарри был искренне удивлен.
   - Я немного боюсь профессора Снейпа, и он всегда закрывает глаза на поступки своих подопечных. И я не смогла бы нажаловаться на Малфоя, потому что это совсем не по-гриффиндорски, - она опустила голову, но тут же вскинулась, - Интересно, чем он подавился?
   - Воздухом. Набрал полную грудь для дальнейших излияний, но не рассчитал силенок, вот и подавился, - Гарри откровенно веселился, а Гермиона метнула в него внимательный взгляд, но тут же улыбнулась. И вдруг, поддавшись внезапному порыву, приблизилась к Гарри и потянулась поцеловать его в щеку, но нечеловеческая скорость позволила хитрецу повернуться вовремя и поймать губы Гермионы своими. Он подался вперед, прижимая ее к себе, и Гермиона, у которой от одного присутствия Гарри кружилась голова и слабели колени, вдруг смело ответила ему, углубляя поцелуй. Чуть позже, с усилием оторвавшись от Гермионы и медленно выравнивая дыхание, Гарри прошептал:
   - У меня от тебя кружится голова.
   - У меня тоже, Гарри. И сердце словно бешеное, - Гарри согласно кивнул. - И я не могу не думать о тебе. И мне страшно от этого.
   - Не бойся, Гермиона, я буду с тобой, - под сияющим взглядом золотисто-карих глаз, Гарри коснулся гладкой щеки, провел пальцем по скуле, наклонился, сорвал легкий поцелуй и, нехотя, с сожалением, отодвинулся от своей Гермионы.
   - До завтра, Гарри.
   - До завтра.
   Портрет скрыл девушку и Гарри, отойдя за поворот, скользнул в тень, оказавшись на месте на минуту раньше Снейпа.
   А счастливая Гермиона, пролетела через гостиную в спальню, словно подхваченная порывом ветра, достала тонкую черную мантию из прикроватной тумбочки, прижала ее к лицу и тихонько рассмеялась. Этой ночью ей вновь снился Гарри. Ее Гарри. И он был с ней.
   ***
   Снейп провел Поттера в подземелье другим путем и, войдя в кабинет, резко повернулся к Гарри:
   - Мистер Поттер, что вы скажете на то, что при сканировании мистера Малфоя обнаружено, что на него воздействовали неким неизвестным мне удушающим заклятьем?
   - Профессор, если я правильно понимаю, то вы меня в чем-то пытаетесь обвинить? - расслабленная поза, руки на груди, холодный прищур зеленых глаз.
   - А не в чем, мистер Поттер?
   - Не занимайтесь пустословием, мистер Снейп.
   - Не смейте мне указывать, а то...
   - А то что? - и вот тут Снейп насторожился. На мгновение ему показалось, что глаза Поттера стали черными. Ни белка, ни радужки, ни зрачка, лишь черный глянец, полный стылого холода. Но Снейп моргнул, и наваждение пропало. - Что будет, профессор, а? Баллы снимете? Нажалуетесь Дамблдору? Или сразу к Министру побежите? Молчите? Доказательства, мистер Снейп. Сначала докажите свои нелепые подозрения.
   - Дайте палочку, Поттер, - Гарри с удовлетворением отметил, что голос Снейпа после упоминания его хозяев слегка подрагивает.
   - У меня ее нет, профессор. Она в "Дырявом котле".
   - Почему?
   - Что почему, профессор?
   - Почему вы не носите ее с собой?
   - Не привык, - Гарри пожал плечами, - Я купил ее только сегодня.
   - Но как вы без...?
   - Мистер Снейп, вы забываете, что я рос в мире магглов.
   - Вы свободны, мистер Поттер. Вот портал. Он настроен обратно. Окажетесь там же, где и были, - Снейп протянул перо, и, глядя Гарри в глаза, тихо добавил, - Отец мистера Малфоя заместитель Министра магии. Он безумно богат и невероятно влиятелен. Не стоит с ним портить отношения.
   - Мистер Снейп, я буду делать то, что посчитаю нужным. Я, как и вы, на своей стороне, - Снейп вздрогнул и быстро проверил целостность мысленных щитов. - Но мне, в отличие от вас, плевать на директоров, замов, министров и их избалованных отпрысков. До свидания, мистер Снейп, - Гарри выдернул перо из рук Снейпа, проговорил "Портус" и исчез.
  
   Снейп привалился к стене. Сердце колотилось как бешеное. Мысли метались словно тараканы. "Мальчишка догадался? Но как? Так, стоп. Вчера я потерял сознание, последнее, что помню твердые руки, подхватившие меня. То есть меня кто-то подхватил, а когда я очнулся то первым, кого увидел, был именно Поттер. А мог ли он сам меня оглушить? Мог. И пока я был без сознания, полазал в моих мыслях. Ага, Снейп, смешно. Семнадцатилетний пацан-легиллимент. И палочку он купил только сегодня. Но мог украсть у кого-нибудь. Ага, да. Мальчишка из мира магглов крадет палочки. А почему бы и нет? Никто не знает, где он был и кто его воспитывал. Надо узнать. Доказательств, как выразился мальчишка, все равно пока нет. Черт!".
   Северусу Снейпу в эту ночь снились холодные зеленые глаза.
   ***
   Гарри в блаженстве растянулся на постели прямо в одежде, думая о Гермионе. Сущности внутри молчали. Ночь накрыла сонный Косой переулок.
   На лестнице вдруг раздались тихие шаги. Гарри прислушался. Шел один. Точнее, шла. Запах женщины. Резкий, сладкий. Гарри поморщился. Снаружи, под окнами ждали еще двое мужчин. Шаги остановились за дверью, Гарри мгновенно переместился в угол. Шепота заклинания он не услышал, но дверь тихонько открылась. На пороге стояла женщина лет сорока с бледным костистым лицом, темными глазами и тяжелыми вьющимися волосами. Хриплый "люмос" и слабый огонек заиграл на конце палочки. Женщина сделала несколько шагов вперед, а Гарри тихонько скользнул в ее мысли. "Лорд сказал, он тут, завтра в Хогвартс, поговорить, именно сейчас, не трогать мальчишку, не причинять вреда".
   - Мисс, вы ко мне? - Гарри со стаканом воды в руке появился в проеме двери, когда женщина уже подошла к кровати. От звука его голоса она подпрыгнула и наставила на него палочку:
   - Ты - Гарри Поттер? - Гарри кивнул, женщина поморщилась, - С тобой хочет поговорить Министр. Собирайся, - женщина нетерпеливо дернула головой. Гарри пожал плечами, подошел к прикроватной тумбочке, поставил стакан и повернулся к женщине:
   - Я готов, мисс, - в ответ женщина скептически хмыкнула, осматривая его одежду: джинсы, легкий свитер, кожаная куртка. Все остальные вещи были по привычке трансфигурированы в цепочку на шее.
   - Иди за мной.
   Они спустились вниз, где их ждали еще двое: низкий, толстый и суетливый, по воспоминаниям Снейпа Питер Питтегрю, и высокий блондин Малфой-старший.
   Блондин протянул Поттеру и женщине свечу, миг - и Гарри почти сразу же почувствовал знакомый рывок портала.
   Он грациозно приземлился посреди большого кабинета и успел быстро оглядеться: у окна огромный письменный стол, несколько стульев, в стене справа камин и кресла перед ним, слева диван, снова кресла и низкий столик, около дивана книжный шкаф, на полу хороший ковер, на стенах картины.
   Хлопнула дверь и в кабинете остается лишь блондин. Гарри пристально рассмотрел замминистра. Холеный, красивый, уверенный в себе, аристократ до мозга костей, презрение во взгляде даже не прячет, в руках красивая трость, внутри, скорее всего, палочка. Младшему Малфою еще расти и расти до папочки.
   - Мистер Поттер, я не картина. Не надо меня рассматривать.
   - Я не хотел вас смутить, мистер Малфой, - Гарри продолжал пристально смотреть на блондина.
   - Вы не смутите меня, мистер Поттер, даже если сейчас попрыгаете голым по кабинету, - выражение лица аристократа стало брезгливым, словно Малфой съел что-то кислое. Вся красота блондина словно увяла, и Гарри хмыкнул чуть слышно: "Фальшивка", затем сказал, уже громче:
   - Вам плохо, мистер Малфой?
   - С чего вы взяли, мистер Поттер?
   - У вас такое выражение лица, как будто вы отравились, - Гарри с деланым беспокойством разглядывал Малфоя, читая в его мыслях нелестные отзывы о своей скромной персоне. "Вот откуда младший слов нахватался, все ясно. Сыночек от папочки недалеко падает".
   - Мистер Поттер, мое здоровье должно волновать вас в....
   - Что с твоим здоровьем, Люциус? - в дверях появился высокий красивый мужчина, лет сорока на вид, темноволосый и темноглазый. Малфой смиренно поклонился ему и ответил:
   - Все в порядке, мой Лорд.
   Брюнет перевел взгляд на Гарри, пристально рассмотрел юношу и кивнул:
   - Ты свободен, Люциус, - Малфой снова поклонился, кинул на Поттера презрительный взгляд и удалился. Брюнет подошел ближе:
   - Доброй ночи, мистер Поттер.
   - Кому как, господин министр.
   Гарри с интересом рассматривал Темного Лорда. Магия вокруг этого человека так и плескалась силой. Совсем как у Дамблдора. Только здесь магия была больше темных тонов, в то время как у Альбуса - светлых.
   - Впрочем, вы, вероятно, правы. Добрая ночь, - Гарри вспомнил Гермиону, и тут же зазвенело чувство опасности. Темный Лорд сделал ошибку Дамблдора. Вот только он покусился на святое - на мысли о Гермионе. И Гарри не смог сдержаться. Дверь заискрила запечатывающими заклятьями, и в тот же миг Лорда отшвырнуло к стене, и он кулем свалился на пол. Гарри спокойно наблюдал за поднимающимся министром. Спустя мгновение белая палочка странной формы направлена Гарри в грудь. Впрочем, Лорд дураком не был, он тут же опустил палочку и по-новому посмотрел на паренька. Тот ответил холодным взглядом зеленых глаз:
   - Надеюсь, вы будете благоразумны, господин министр, и не предпримите более ничего такого.
   - Я понял вас, мистер Поттер. Присядем, - Лорд снял заклятья и в комнату тут же влетели трое знакомцев. Лорд заметил насмешливый взгляд Гарри, - Молодцы, охраннички.
   - Мой Лорд...
   - Оставь, Люциус. Выйдите, и не входите, пока я не позову, - троица ушла, оглядываясь на Гарри через плечо, Лорд хлопнул в ладоши и в комнате возник домовый эльф. - Чаю с лимоном.
   - Да, господин, - эльф исчез и почти сразу возник с подносом. Расставил чашки на столике у дивана и вновь исчез.
   Лорд сделал приглашающий жест, Поттер кивнул в ответ и сел в кресло напротив двери.
   - Выпьем чаю, мистер Поттер.
   - Благодарю, господин министр, не хочется. Особенно в три ночи.
   - Хорошо, начнем разговор.
   Мысленный блок у Лорда хороший, ничего не значащие меняющиеся картинки, ложные воспоминания, но вот эмоции лежат сверху, к ним легко пробиться, и Гарри ощутил интерес, удивление, ярость, усталость, гнев.
   - Мистер Поттер, я узнал, что вы будете учиться в Хогвартсе. Это так?
   - Да, господин министр.
   - Вы можете называть меня Темный Лорд.
   - Я не ваш слуга, - вспышка гнева в карих глазах, лед в зеленых.
   - Ладно, мистер Поттер. А где вы учились раньше?
   - В школе. В обычной, магловской школе, - министр поморщился, но ничего не сказал, - Лимон кислый, господин министр?
   - Нет, все в порядке. И чему вас там учили, позвольте узнать?
   - Всему помаленьку. Биология, химия, физика, математика, литература.
   - Вам нравилось, мистер Поттер?
   - Мне было интересно.
   - А где вы жили?
   - В доме родственников.
   - Я имею в виду местоположение дома.
   - Литтл-Уингинг, графство Суррей, Тисовая улица, дом 4.
   - Хорошо. А где вы планируете жить сейчас?
   - В доме родителей, - Гарри ощутил раздражение Лорда.
   - Кем ты планируешь стать после учебы, Гарри?
   - Я еще не думал об этом, министр.
   - Как давно ты узнал о волшебном мире?
   - Недавно. Может, вы все-таки скажете, зачем вам понадобилось посылать за мной своих... эмм... замов посреди ночи?
   - Гарри, завтра ты уедешь в Хогвартс и попадешь под влияние Дамблдора. Тебя ждет великая судьба, а Дамблдор попытается вовлечь тебя в свои грязные игры.
   - В ваши игры, министр. Вы увлекаетесь прорицанием?
   Волдеморт пристально смотрел на невозмутимого паренька и видел, что тот совершенно не боится его. Это было интересно.
   - Я хочу помочь тебе, Гарри.
   - С чего бы это?
   - Это не важно. Просто подумай, на чьей ты стороне.
   - Господин министр, я на своей стороне. Всего хорошего.
   - Мы еще встретимся, Гарри.
   - Я не сомневаюсь в этом.
   Поттер покинул кабинет, а Темный Лорд еще долго прокручивал бесполезный разговор, пытаясь понять, кто же такой этот Гарри Поттер, мальчик первого пророчества. А возможно даже и второго.
   ***
   Вернувшись в "Дырявый котел", Гарри сдал ключи Тому, страдавшему бессонницей, и вышел в ночь. Родная тень укрыла его мягким покрывалом и перенесла в Хогвартс. Темная гостиная Гриффиндора была пуста, вот и комната девочек. Темный полог задернут, Гарри протягивает руку, прислушиваясь к теплому дыханию Гермионы. Его Гермионы. Она спит, разметав густые волосы по подушке, руки сложены на груди, дыхание ровное, тихое. Гарри осторожно, чтобы не разбудить, садится рядом и касается кончиками пальцев мягких волос. Губы Гермионы подрагивают, и доносится еле слышное: "Гарри". Поттер улыбается и легонько касается ее губ своими. Утро наступает незаметно и яркое солнышко освещает застывшую фигуру юноши у кровати спящей девушки. Гарри бросает взгляд на Гермиону и с сожалением скользит в уходящую тень. Гермиона тут же открывает глаза. Она прекрасно выспалась и предвкушает встречу со своим Гарри.
  
  
  Глава 4
  
  
  Ровно в девять часов двери Большого зала распахнулись, и глазам сотен сонных учеников предстал красивый юноша в элегантной мантии. Он на мгновение остановился, словно красуясь, окидывая цепким взглядом весь зал, и быстрым шагом направился к столу преподавателей. Повсюду стали раздаваться шепотки, Гарри прислушался к болтовне двух девчонок, мимо которых только что прошел и услышав: "Какой симпатичный!", тихонько хмыкнул. Краем глаза Гарри заметил приветливую улыбку Гермионы, а заодно и злобный прищур Малфоя. Директор поднялся со своего места, когда Гарри остановился у стола.
   - Дорогие ученики, позвольте представить нового студента школы Хогвартс. Мистер Гарри Поттер. Вчера он прошел распределение, и уважаемая шляпа направила его в Гриффиндор, - красно-золотые взорвались приветственными хлопками, когда Гарри прошел к столу и сел рядом с Гермионой.
   - Привет, Гермиона, - он легонько дотронулся до теплой ладошки.
   - Привет, Гарри. Знакомься, это Рон и Невилл, - она поочередно указала на своих приятелей.
   "Вероятно те, о ком говорил Малфой-младший"- подумал Гарри, оценивающе рассматривая обоих.
   - Это Дин, Симус и Лаванда, - ребята приветливо кивнули.- Дальше, Джинни, сестра Рона, она учится на курс младше, - рыжая девчонка смешно подмигнула, Гарри кивнул в ответ. - Наш декан, профессор МакГонагалл поручила мне тебе все рассказать и объяснить.
   - Хорошо, Гермиона, - Гарри ощутил пристальный взгляд Снейпа и незаметно для остальных подмигнул профессору. Снейп чуть не подавился. Теперь он вообще не мог понять, что же это за загадка под именем Гарри Поттер. Сейчас мальчишка вел себя, словно нормальный пятнадцатилетний подросток. Вчерашние думы Мастера Зелий зашли в тупик. Ему катастрофически не хватало информации про юного Поттера. И взять ее было неоткуда. Впрочем, одна ниточка у Снейпа имелась, и он собирался использовать ее в ближайшее время, если не выясниться ничего нового.
   Первым уроком у Гриффиндора совместно с шестикурсниками Хаффлпаффа была трансфигурация. Гарри сел на заднюю парту, послушал заумные, но интересные объяснения МакГонагалл и уже приготовился делать то же самое, что строгая профессорша задала классу, но та остановила его, велев начать с малого.
   - Мистер Поттер, вам я советую начать с самого простого. Сами понимаете почему.
   - Конечно, профессор. Что надо сделать?
   - Вот спичка, превратите ее в иголку, - Гарри чуть не расхохотался, но тут же показательно достал из рукава палочку и провел ей над спичкой, превратив ту в красивую золотистую иголку с большим ушком. МакГонагал остолбенела, Гарри мысленно поморщился - работать с палочкой было неудобно и непривычно.
   - Хорошо, мистер Поттер. Теперь иголку превратите во что-нибудь живое, если сможете, - профессорша встала рядом, а весь класс, забыв про собственные задания, наблюдал за новеньким.
   Гарри чуть задумался, взглянул на Гермиону и провел палочкой над иголкой. Под изумленными взглядами класса и удивленным профессорским иголка зашевелилась, увеличилась, потемнела и через миг стала симпатичной глянцево-черной шиншиллой. Та смешно почесалась и сердито посмотрела на замерших учеников, затем, словно испугавшись чего-то, прянула в сторону хозяина и спряталась у того в рукаве.
   - Мистер Поттер, вы раньше трансфигурировали что-либо? - и добавила очень тихо, - И почему вы молчите?
   - Только случайно, профессор, - и сам понизил голос, - Молчу? А что нужно говорить? - профессор посмотрела на Гарри долгим, странным взглядом.
   В Амире как таковой трансфигурации не было. Да и назывался этот предмет "Необходимость превращения для использования в бою". Гарри вместе с тремя остальными магами обучались по индивидуальной программе и Превращения были важной ее составляющей. Во время боя любое трансфигурированное оружие могло спасти жизнь. Тем более что главным было понять принцип действия превращения одной вещи в другую, представить, как меняется структура, цвет, длина, материал, а магия все сделает по желанию хозяина. Поэтому Гарри, привыкший любой кусок металла, будь то хоть скрепка превращать в холодное оружие, а щепки и карандаши в колья, и применявший магию превращения несознательно, на полном автомате, не видел никаких трудностей в трансфигурации и тем более не понимал, чему профессор удивилась.
   - Хорошо, давайте еще раз. А остальные могут приступить к своим заданиям, - она на миг повернулась к ученикам, затем снова посмотрела на Поттера, пробормотав очень тихо:
   - Это талант. Превратите стол в свинью. Сможете?
   - Попробую, профессор, - Гарри вручил МакГонагалл шиншиллу, задумчиво посмотрел на свой стол и взмахнул палочкой. Стол зашевелился, порозовел, оглушительно захрюкал и перед глазами присутствующих превратился в большую свинку.
   - Пятьдесят баллов, мистер Поттер, - сказала МакГонагал громко, взмахнула палочкой, превращая стол обратно, вручила шиншиллу хозяину и, одобрительно взглянув на Гарри, пошла вдоль рядов.
   Пару минут спустя перед Гермионой возник кусок пергамента. Она тут же закрыла его, делая вид, что читает учебник и прочитала записку:
   "Гермиона! Ты любишь шиншилл? Гарри"
   Гермиона улыбнулась и написала:
   "Люблю", - пергамент тут же исчез, она недоуменно оглянулась на Гарри и увидела, что тот уже разворачивает ее ответ и тут же вскидывает свои необыкновенные глаза на нее. Гермиону словно волной окатило нежностью и теплом. И она широко улыбнулась в ответ, затем смутилась и отвернулась, чтобы еще раз критично осмотреть идеально выполненный графин.
   После урока Гарри поджидал Гермиону у выхода из класса и, когда та подошла, вручил ей красавицу-шиншиллу.
   - Спасибо, Гарри. Она замечательная, - глядя на улыбающуюся Гермиону, Поттер понял, что ему очень нравится дарить ей подарки.
  
   Начало урока Истории Магии со Слизерином Поттер развлекался, читая мысли учеников. Невилл с тоской ожидал сдвоенных Зелий со Слизерином, которые будут сразу после обеда, сидящий рядом Рон косился на Гарри, гадая, как он добился таких успехов в трансфигурации, Лаванда размышляла о новой нарядной мантии, которую наденет завтра, а вот мысли Драко, к примеру, были надежно спрятаны, впрочем, как и мысли темнокожего парня рядом с ним. Зато мистер Крэбб и мистер Гойл думали только о еде.
   Профессор Биннс был настолько монотонен, что половина класса начала клевать носом уже через десять минут. Поттер в шоке - один из самых важных предметов ведет приведение. И при этом маги хотят, чтобы магглорожденные уважали магический мир после такого? И где Теория Магии? Почему нет такого предмета? Учить заклинания, не понимая, как они действуют? Взмахнул палочкой, проговорил "абракадабра" и все? Что за бред? В Амире магов учили многому и в первую очередь именно пониманию того, что делаешь, как происходит то или иное, учили представлять и наблюдать сам процесс, а не повторять тупые фразы. Учили понимать всю магическую цепь, а не пользоваться чьими-то словами. Как течет магия, видоизменяется, подчиняясь воле волшебника, как действует желание мага, как управлять сознанием во время творения заклинаний, как видеть свое магическое ядро, как видеть нити магии - вот, что самое главное. Именно поэтому трансфигурация для него плевое дело. Вообще, знакомство с волшебным миром Англии Гарри шокировало. Волшебник должен уметь колдовать без всякой палочки! Надеяться на деревяшку? Бред! Может, стоит намекнуть министру о неправильном подходе к обучению? Впрочем, Гарри решил посмотрть и понаблюдать, а уж после действовать. Но с другой стороны, не все ли ему равно? И тут же ответил, посмотрев на Гермиону: "Нет, не все равно". Магический мир Англии, к которому она принадлежит, при нынешнем подходе зачахнет и выродится. А свой мир Поттер в обиду не даст. Вот только разберется с некоторыми проблемами и тут же возьмется за дело.
   Гарри быстро надоело читать мысли класса и он, слегка напрягшись, стал искать Снейпа. Тот в это время лютовал на уроке седьмого курса, но, почувствовав мысленную атаку и заинтересовавшись, дал ученикам задание и сел за стол.
   "Мистер Поттер, каким судьбами?"
   "Добрый день, профессор. Мимо проходил... извините, шутка. Я хотел спросить вас, если, конечно, позволите...".
   "Спрашивайте, Поттер".
   "Чем я интересен нашему дорогому министру, профессор?".
   "Почему вы интересуетесь этим у меня?".
   "Думаете, стоит спросить у дражайшего Альбуса? Говорить с одним пауком о другом?".
   "А если я вас, как говорится, сдам?".
   "Не сдадите, профессор, я уверен. Причем ни тому, ни другому".
   "Вы наглец, Поттер".
   "Я хочу предусмотреть большинство вариантов и знать, к чему готовиться".
   "Варианты? Ну что ж, задержитесь после зелий и поговорим, Поттер", - и Снейп закрылся внушительным блоком.
   Поттер лениво усмехнулся и вдруг громко, на весь класс, так, что некоторые вздрагивают и сонно моргают, а Гермиона недоуменно косится, сказал:
   - Профессор Биннс, - привидение медленно повернулось и вопросительно (насколько это возможно для привидения) посмотрело на новенького:
   - Да, молодой человек?
   - Скажите, профессор, а правда, что у вождя орков Ульриха Бешеного, про которого вы только что упомянули, был самый многочисленный гарем за всю историю существования орков? И что в нем были как женщины-орки, так и представительницы других рас, плененных во время завоевательных походов? И что среди них даже была одна гигантесса? - класс недоуменно пялится на новичка, но многим становится интересно, что же ответит профессор.
   - Вы знаете, молодой человек, я читал в одном из старых источников, что-то похожее, но подробностей, к сожалению, не смогу припомнить. Может, вы нам поведаете об этом? - привидение подплыло к своему столу и зависло там, а Поттер хмыкнул и начал рассказ, неспешно направившись по проходу вперед, к учительскому месту.
   - Несколько источников, - бархатный, похожий на Снейповский, но с несколько более низкими обертонами голос разносился по всему классу, заставляя учеников внимательно слушать. Все разговоры сразу же прекратились, - с которыми я имел удовольствие ознакомиться, утверждают, что король Ульрих Великолепный, как он сам себя называл, ввел в годы своего правления разрешение на многоженство, дабы "возродить славный род орков и поставить во главе всех остальных рас". В этих источниках также указывается примерное количество жен короля их было около ста пятидесяти. Причем, среди них было несколько человеческих женщин, гномихи и даже эльфийка и русалка. Самой выдающейся женой была, вполне заслуженно, снежная гигантесса Валаава. Во время завоевательных походов она с пеной у рта бросалась в самую гущу сражения, выкрикивая имя своего мужа. Впрочем, ни одна из жен, принадлежавших к другим расам, так и не родила Ульриху наследников. А его племя через некоторое время стало походить на огромные детские ясли - воины вовсю старались выполнить волю своего повелителя. Ульрих правил недолго, его убили свои же вассалы за разведение неподобающего разгильдяйства и непотребств в строю в тяжелые времена. Более того, племя вскоре было втянуто в длительную войну и распалось окончательно и бесповоротно. Правда, в некоторых книгах говорится о том, что Валаава все-таки понесла от своего благоверного, и у нее родился сын. Хотя подтверждений данному утверждению нет, - Гарри обернулся на привидение и заметил проблеск интереса в глазах призрака.
   - Я не читал об этом, мистер...
   - Поттер, сэр. Гарри Поттер, - парень чуть поморщился, ему нравилось его Амирское имя, а не настоящее.
   - Может быть, вы можете рассказать еще что-нибудь интересное? - профессор равнодушным взглядом скользнул по затихшим студентам.
   - Конечно, профессор. Предложите тему.
   - Что вы можете рассказать, к примеру, о гоблинах. Несколько интересных фактов.
   - Как вам угодно, профессор, - Гарри задумался на мгновение, затем уверенно начал, - Гоблины очень интересная раса. Некоторые уверены, что гоблины превыше всего ценят богатство. На самом деле, гоблинам важнее всего уважение. Причем не абы кого, а собственного отца и главы клана. С самого рождения гоблины воспитываются в строгости и даже жестокости, но это приносит свои плоды. В критической ситуации любой гоблин будет защищать в первую очередь главу своего рода и своего отца, а уж потом богатство и только после этого семью... - Гарри говорил еще полчаса. Отличная память, усиленная новыми способностями, позволяла безо всякого напряжения вытаскивать из головы нужные факты и некогда прочитанные сведения. В конце урока профессор поблагодарил юношу и наградил его баллами. Впрочем, Гарри пропустил это мимо ушей, наблюдая, как блестят глаза его Гермионы.
   Весь обед стол Гриффиндора гудел от эмоций. Кто-то обсуждал гигантессу Валааву, кто-то рассказывал соседям и просто слушателям об интересном уроке. Гермиона тихо наклонилась к Гарри и прошептала:
   - Откуда ты знаешь столько всего?
   - Гермиона, я просто люблю читать, - Гарри с раздражением посмотрел на стакан ужасного, на его вкус, тыквенного сока, - Нет, ну как можно пить это? - он сморщился, затем, осмотревшись, быстро накрыл рукой стакан и через мгновение с мрачным удовлетворением наслаждался прекрасным гранатовым соком. Гермиона повернулась к нему и с усмешкой сказала:
   - Ты же не любишь тыквенный сок?
   - А кто сказал, что в стакане теперь именно он?
   - А что? - Гарри накрыл стакан девушки на мгновение и с удовольствием наблюдал, как она наслаждается приятным вкусом,- Ох, спасибо. Что ты еще умеешь делать без палочки?
   - Так, по мелочам, - пожал Гарри плечами и нашел глазами Снейпа. Со зрительным контактом общаться было очень легко, не особо концентрируясь на разговоре, а вот контакт на расстоянии требовал полнейшей сосредоточенности и, если смотреть со стороны, больше походил на транс.
   "Приятного аппетита, профессор", - наглый голос снова появился в голове, но Снейп даже почти не злился. Парень, как решил профессор, прирожденный ментальный маг, бывает и такое.
   "И вы тоже не подавитесь, мистер Поттер"
   "Спасибо, профессор. Снова вопрос, можно?"
   "А если откажусь?"
   "Вряд ли, профессор. Вам самому любопытно, что я спрошу на сей раз"
   "Валяйте, только побыстрее"
   "Конечно, сэр. Почему Историю Магии, один из важнейших предметов ведет отголосок души бывшего профессора?"
   "Спросите у директора. Но я думаю, что так Альбусу удобнее"
   "Удобнее, что магглорожденные и многие полукровки ничего не понимают в истории и развитии магического мира? В причинах и следствиях множества событий, приведших к нынешнему состоянию магической Англии? Плачевному, поспешу заметить, состоянию. Как интересно..."
   "Вы поняли это за один урок у привидения?"
   "Что-то не так, профессор? Я неправильно оценил сложившуюся ситуацию?"
   "Правильно, но... впрочем, поговорим с вами позже"
   "Как скажете, профессор"
  
   Зелья немного знакомы Гарри и он знает, что нужно быть очень внимательным и следовать инструкции. Чем, впрочем, он и занимается. Снейп удовлетворенно скривил губы, но Гарри уверен, что для первого раза он справился вполне нормально. Парень дает себе зарок попросить умницу Гермиону позаниматься с ним.
   В классе после урока остались он и Снейп. Гарри пересел за первую парту и выжидающе посмотрел на Снейпа. Тот, впрочем, не спешил начинать разговор. Поттер вздохнул, взмахнул рукой в сторону двери, тут же вспыхнувшей искрами, затем сделал сложное движение ладонями, раскрыл их и Снейп удивленно увидел, как в руках мальчишки возник огненный бутон цветка. Гарри стряхнул цветок с ладоней и тот упал на пол и растекся по полу яркой звездой, охватывая самого Поттера и профессора странным рисунком и заключая их в красную пульсирующую сферу.
   - Абсолютный щит, профессор. Теперь начистоту, мистер двойной шпион, - Снейп даже не вздрогнул, лишь кивнул, - Первое, почему мной интересуются Лорд и директор? Второе, что точно произошло 31 октября 1981 года в Годриковой лощине? И какого черта творится с образованием, и не только с ним, в магической Англии?
   - Откровенность за откровенность, Поттер?
   - Вполне может быть, профессор. Я отвечу на некоторые ваши вопросы. Но не на все.
   - Хорошо, но сначала такой вопрос: почему вы решили поговорить именно со мной?
   - А вы не догадываетесь?
   - Хочется услышать вашу точку зрения, мистер Поттер, - Снейп с мрачным удовлетворением наблюдал, как Гарри поморщился.
   - Потому что мы с вами в похожем положении. Только меня хотят использовать оба паука, а вас уже используют. И вы никому не скажете обо мне, потому что вам самому интересно разгадать мою загадку, профессор. В вас я вижу единственно возможного союзника в данной ситуации. И вы очень умны и многое знаете, профессор, - Снейп задумчиво провел пальцем по нижней губе. Мальчишка оказался сообразительным. И это заклинание. По идее, эта разновидность щита была самой действенной. Снейп знал заклинание щита, но не использовал никогда по причине его энергоемкости. Щит мгновенно высасывал магию, но мальчишка преспокойно и даже расслабленно держал щит уже три минуты и, похоже, не собирался снимать его до конца разговора.
   - Скажите Поттер, как вам удается держать щит?
   - Я его не держу. Я просто его поставил. А магию он тянет извне.
   - Это как?
   - Просто. Я, грубо говоря, направил защиту на себя и вас, а подпитку - на Хогвартс. Тут все равно магии неимоверно много, - мальчишка пожал плечами и вдруг как-то неуловимо напрягся, слегка повернувшись к двери, и прошипел: "Малфой". Взглянул на профессора, словно прикидывая что-то и, махнув рукой в сторону щита, прошептал:
   - Малфой старший, чтоб его, собственной персоной. Почти у вас под дверью.
   Щит ярко блеснул и исчез. Снейп уже хотел запихнуть парня в шкаф, но Поттер его опередил:
   - Профессор, я спрячусь, а вы пригласите Малфоя к себе в комнаты. Разговор закончим в следующий раз.
   - Хорошо, Поттер, - на глазах у профессора Гарри затаился за его преподавательским столом и тут же раздался стук в дверь и, не дожидаясь приглашения, в кабинет вошел высокий красивый блондин. Он по обыкновению имел презрительно-высокомерный вид. Гарри поморщился и скользнул в тень за диваном в профессорской гостиной.
   Скользить ему нравилось. Казалось, что он словно растворяется в тени, а она приветливо раскрывает серые, чуть мерцающие объятья, мир вокруг становится слегка размытым, теряет четкие грани и яркие краски. И через несколько мгновений он оказывался в нужном месте.
   - Северус, - Малфой кивнул.
   - Люциус, - Мастер зелий скопировал его жест, а Гарри, пользуясь случаем, скользнул тихонечко в мысли блондина. Тот только что получил ощутимо "Круцио" и держал несильный блок. Гарри присвистнул. Ого! Какие интересные дела у нашего замминистра. "Якшание с магглами ради прибыли и укрывание смертельно опасных артефактов это самое невинное. Так, а тут у нас что? Драко жалуется папе на грязнокровку и ее нового товарища. Так, а тут? О! Темный министр... тьфу, Лорд посылает Люциуса сообщить Снейпу следить за Поттером. Опоздал, милый Лорд. Он уже за мной следит. Пытается во всяком случае".
   Гарри улыбнулся своим мыслям и, не став слушать разговор, переместился в темный угол недалеко от гостиной, осмотрелся и уже, было хотел выйти, как услышал знакомый аромат - Гермиона. И двое с ней. Гарри прислушался:
   - Герми, ты давно знакома с Гарри?
   - Нет, Рон. Мы вчера познакомились. Я шла в библиотеку, а он гулял по замку и спросил меня, как пройти в подземелья. А потом защитил меня от Малфоя.
   - Свой человек! Не зря на Гриффиндор попал. А он откуда?
   - Я не знаю, Рон, - голос Гермионы стал задумчивым, - Спроси у Гарри сам. Ой! Ребята, я в библиотеку быстренько, - послышался дружный стон, - Встретимся на ужине! - Гермиона развернулась, а Гарри резко переместился к лестнице, где и поймал свою красавицу.
   - Привет, Гермиона.
   - Гарри! - она так радостно улыбнулась, что сердце Гарри екнуло, - Где ты был? Мы тебя искали!
   - Мы? - он притянул ее к себе, зарылся носом в пушистые волосы, но тут же отстранился, услышав, что кто-то идет в их сторону.
   - Я, Рон и Невилл, - Гермиона удивленно посмотрела на него, но тут же сама обернулась на подходивших гриффов.
   - Ты в библиотеку?
   - Да, - она помялась, затем предложила, - Хочешь со мной?
   - Конечно, - Гарри нежно улыбнулся.
   Он чувствовал необычайную радость, просто от того, что его Гермиона рядом. Захотелось сотворить что-нибудь милое, и Гарри, достав из кармана кусок пергамента, трансфигурировал тот в большую белую лилию. Гермиона ахнула, когда он протянул ей цветок.
   В библиотеку они не пошли. Вернулись в гостиную. Гермиона попросила рыжего друга показать Гарри его место. Рыжий, громко топая, взлетел наверх, Гарри за ним. Спальня как спальня. Пять мест. Одно не занято. Гарри снял с шеи цепочку и под изумленным взглядом Рона вытряхнул из нее большую дорожную сумку, а затем трансфигурировал тумбочку в хороший большой шкаф для одежды и книг. Ниша, где стояла тумбочка расширилась, и шкаф преспокойно уместился на новом месте.
   - Как ты? Без палочки?
   - Черт! - Гарри совсем забыл и про Рона, и про палочку. После стольких лет казенных вещей и правил, он привык ценить место и личное пространство и поэтому последние месяцы пытался всюду устроиться с комфортом, - Рон, я просто не вынул ее из рукава до конца. Вот она, - Гарри показал руку. Из рукава торчала палочка, кончик которой упирался Гарри в пальцы. Рон хлопнул глазами, затем рассмеялся:
   - А мне уж начало мерещиться Мерлин знает что. Но ведь так неудобно?
   - Мне удобно. Пойдем, Гермиона ждет, наверное.
   - Конечно! Ужин пропускать нельзя.
   Гарри пропустил рыжего вперед, а сам обернулся, кинув оценивающий взгляд на новое свое пристанище. Ему совершенно не понравились яркие красно-золотые балдахины на кроватях. Снова взмах рукой - и ткань окрасилась в мерцающий черный. Гарри удовлетворенно выдохнул. Пусть думают что хотят, но цвет тьмы главный цвет его жизни.
   Ужин прошел почти спокойно. Только Снейп сверлил Гарри взглядом, тому это порядком надоело, и он посмотрел на зельевара.
   "Поттер! Черт вас дери! Как вы достучались до меня в прошлый раз? Ведь для этого нужен зрительный контакт..."
   "И вам приятного аппетита, профессор. Мне не нужен. Тем более, что вы пытались меня легиллиментить и я просто запомнил ваш ... эм... ментальный фон..."
   "И давно вы ментальный маг?"
   "А зачем я нужен Лорду? Он мне не сказал, может вы проясните?"
   "Вы виделись с ним!?"
   "Да, вчера ночью. Послал за мной своих ... эм помощников. Люциус, Питтегрю и женщина с ними, неприятная такая..."
   "Беллатрикс..."
   "Да хоть Дездемона! В три ночи-то зачем? По существу не спросил ничего..."
   "В мысли лез?"
   "Лез. Не получилось. Я в этом сильный..."
   "Я заметил, - Гарри, в этот момент смотревший на Снейпа, увидел, как профессор поморщился.- Темный Лорд, наверняка хочет привлечь вас на свою сторону..."
   "Он намекал на это. По его словам Дамблдор начнет ставить меня на путь истинный..."
   "Вполне возможно. Что-то вы сегодня разговорчивы..."
   "Настроение хорошее. Да и вы, как собеседник, очень приятны..."
   Снейп подавился кофе, а Гарри хитро ухмыльнулся.
   Вечер он провел в гостиной, где Гермиона гоняла его по зельям. Знания у Гарри были отрывочны и совершенно не систематизированы. Гермиона ужаснулась, если бы узнала, как он изучал зелья, в основном кроветворные и исцеляющие, в перерывах между боями насмерть и тренировками.
  
  
  Глава 5
  
  
  ***
   - Гарри! Зачем ты переделал цвет полога? - Рыжик сердито смотрел на нового соседа, сидящего на кровати в позе лотоса и пытающегося читать учебник по чарам. Гарри вздохнул, понимая, что ребята хотят пообщаться, отложил книгу и ответил:
   - Рон, я не люблю цветное.
   - Но это символ Гриффиндора! - Симус согласно кивнул, а Невилл пожал плечами. Гарри снова вздохнул:
   - Рон, может нам и мантии перекрасить в цвета факультета? Мне мешает яркий цвет, вот и все.
   - Но черный?..
   - Черный мой любимый цвет. И я не понимаю, чем ты недоволен.
   - Хорошо, что твой любимый не зеленый или серебристый, - проворчал мальчишка, заваливаясь на свою кровать,
   Гарри, у которого радостное настроение от проведенного с Гермионой вечера требовало выхода, вдруг хитро прищурился, подмигнул внимательно наблюдавшему за ним Невиллу и махнул палочкой в сторону кровати рыжего гриффиндорца. Балдахин окрасился в замечательные радужные оттенки и засиял, словно светоч. Рон завопил возмущенно, а остальные захохотали. Гарри, пользуясь случаем, навел на потолок иллюзию звездного неба, кровати стали маленькими кораблями, а вокруг разлились звуки волн и поскрипывание мачт. Парни пооткрывали рты.
   - Ого! Гарри, это здорово! - Невилл нахлобучил на голову подушку и Поттер, поняв намек, тут же трансфигурировал ее в пиратскую треуголку, пижама Лонгботома стала широкой рубахой и обтягивающими штанами, тапочки превратились в высокие сапоги, напоминалка же, лежавшая на столе стала кривой саблей. Невилл вскочил на кровать, взмахнул саблей и заорал:
   - На абордаж!
   Пять минут спустя в комнате слышался шум морского сражения, звуки скрещивающихся клинков и хриплая песня про сундук мертвеца и бутылку рома. Уставшие, довольные парни, успокоившиеся только после того, как потопили три корабля из пяти, валялись на кровати, наперебой закидывая Поттера вопросами, где он так научился наводить реалистичные иллюзии и овладел трансфигурацией на таком уровне. Тот вяло отбивался, но парни настойчиво требовали свое.
   - У меня вот трансфигурация плохо получается, - пробормотал Рон, уплетая конфеты. - Совсем не понимаю. Да и с заклинаниями такая путаница, ужас просто!
   - Заклинаниями? - Гарри заинтересовано глянул в сторону расслабленного рыжика, мысленно благодаря, что тот, наконец, перевел тему на себя.
   - Ну, при трансфигурировании например графина в птицу надо произносить одно, а когда наоборот другое. Причем с разными ударениями. Подожди! - закричал рыжик и подпрыгнул на кровати. - Гарри! Но ведь ты сегодня трансфигурировал все молча!
   - Да, Гарри, ты молчал, - добавил заинтересованный Дин, и Невилл согласно кивнул. - Я сидел совсем рядом и не слышал ни слова от тебя. А на уроке даже МакГонагалл была в шоке.
   - Эм, - Гарри даже растерялся немного. Амирское образование очень отличалось от Хогвартского, но выдавать свой секрет Гарри не желал.
   - Ты владеешь невербальной магией?
   - Невербальной? - Гарри удивился, - А вы разве нет?
   - Нет, конечно! Почти все произносят заклинания вслух! - Рон не на шутку разошелся, взмахивая руками, и чуть не свалился с кровати.
   - Вы что, говорите противнику, чем собираетесь его проклясть? - Поттер разозлился и одновременно недоумевал. Чему ж они тут учат?
   - Ну, э... да, - Рон похлопал глазами, удивленно разглядывая Гарри. Тот обвел взглядом всех присутствующих, и вдруг захохотал. Парни недоуменно глядели на ржущего Поттера и не могли понять, что с ним такое, наконец, отсмеявшись, Гарри мгновенно стал серьезным и сказал:
   - Бред! Полный бред! Эта вся ваша учеба полнейшая чушь!
   - Объясни, Гарри, - Невилл пересел на кровать Рона, стоявшую рядом с кроватью Поттера, а с другой стороны приземлились Симус и Дин.
   - Вас, парни, учат проговаривать заклинания вслух, так? - четыре головы синхронно кивнули, - Что может быть глупее? Вы выдаете противнику свои намерения, крича то или иное проклятье. Вы даете противнику, особенно тому, кто владеет невербальной, как вы ее называете, магией время на выбор ответного заклятья или щита. А если уметь говорить заклинания про себя, то противник сможет определить его только по цвету уже летящего в него луча. Тем более, что цветов заклятий не так уж и много, а вот спектр заклинаний весьма широк. Вот вам пример. Рон, вставай.
   Рыжик спрыгнул с кровати, Гарри вышел на середину комнаты и, чуть шевельнув палочкой, раздвинул ее вширь, превратив в подобие большого коридора.
   - Бери палочку и кинь в меня чем угодно, Рон, - Поттер встал напротив рыжего, чуть напрягая мышцы ног и слегка согнув колени.
   - Но, Гарри..., - недоумевая, пробормотал Уизли.
   - Рон, ты не попадешь в меня, - ответил Гарри, - но можешь постараться.
   Рыжик рассердился на чуть насмешливый тон и, направив палочку на брюнета, уверено произнес:
   - Экспеллиармус, - вспышка отскочила от невербального щита.
   - Вот видишь, хотя если бы я говорил вслух, а не думал, то ты мог бы попасть. Хороший Экспеллиармус, кстати, - рыжик просиял, а Гарри продолжил:
   - Мысль быстрее слова, как бы вы не старались.
   - Гарри, покажи еще что-нибудь из невербальной, а? - Невилл очень внимательно наблюдал за новеньким.
   - Хорошо, - Гарри чуть задумался, затем закрутил палочкой несколько финтов. В то же мгновение Рон оказался привязанным к появившемуся стулу с кляпом во рту, а Дин с Симусом приклеились друг к другу, не имея возможности даже пошевелить рукой, сам Невилл в этот момент почувствовал, как его рот закрылся, а из горла доносилось хриплое, еле слышное сипение.
   - Я только что вывел вас из строя и могу убить. Хотя, вы и так уже не противники. Забираю ваши палочки и все. Я победитель.
   Серьезный тон, чуть насмешливая улыбка и мысли о том, что в войне эти дети не смогут выжить. Потому что если пауки начнут военные действия, то часть Хогвартса встанет на сторону Дамблдора, другая часть поддержит министра, и дети поубивают друг друга, а с такими знаниями погибнет большинство. Поттер взмахнул палочкой, морщась от того, что приходится ее использовать, создавая себе неудобство, и освободил "пленных". Комната тут же наполнилась вскриками и воплями.
   - Гарри! Научи нас! Пожалуйста! - Поттер оторопел. Учить? Кого? Их? О, нет! Хотя... над этим стоило поразмыслить. Тем более можно просто задать направление, а дальше они сами. До того, чтобы, к примеру, как он, колдовать двумя руками, создавая одной щит, а другой режущее заклятье, концентрируясь и разделяя магию на два направления, им, конечно, далеко, но вот невербальное "Протего" или "Инкарцеро", вполне может помочь. И вообще, на месте Дамблдора, Гарри уже давным-давно бы подготовил себе сильную армию из студентов 6-7 курсов, десятки и даже сотни верных себе людей, которых при случае можно бы было внедрить даже в стан Темного министра, а уж там и действовать было бы не в пример легче. С другой стороны, вполне можно сделать это самому, но в данный момент Гарри совершенно не хотел власти. Он просто хотел быть обычным. Просто парнем, а не профессиональным убийцей и чудовищем. Хотел жить, дружить, любить. И создать семью. Семью, которой у него никогда не было.
   - Я думаю, что можно предложить директору создать дуэльный клуб или тренировочный зал и устраивать там показательные сражения.
   - О! Здорово! Тогда надо поговорить с Сириусом и другими факультетами и написать заявление директору! - Симус чуть ли не прыгал от вдохновения, - Завтра начнем!
   Гарри вздохнул. Интересно, к чему приведет его самодеятельность и желание быть нормальным?
   И тут же пришла мысль установить по периметру Хогвартса сигнальные маячки. Осторожность не помешает.
  
   ***
   После отбоя Гарри скользнул из гостиной в тень и появился у края Запретного леса. Поглядел на великолепный замок, освещаемый только луной и редкими огнями. Зрелище понравилось Гарри. Он скользнул в лес и перекинулся в волка.
   Стремительная тень скачками неслась по одной ей известному маршруту вокруг замка и озера, останавливаясь через каждые пятьсот метров, чтобы замерев, вновь сорваться с места, оставив после себя едва тлеющие искры заклинания. Отмеченная территория теперь словно длинная нить с узелками отражалась перед мысленным взором Гарри, стоило только представить себе защитную линию. Любое нарушение и сеть "сообщит" ему об этом в тот же миг, дав время отреагировать.
   На свою беду, или на счастье, профессор Снейп именно сегодня собирал ингредиенты для зелий в Запретном лесу. Его любимая полянка, где летом трав было видимо-невидимо, а зимой, под снегом, можно было найти нужные корешки, как раз находилась недалеко от пути следования нашего волка.
   Гарри учуял Снейпа и, заинтересовавшись, пошел по его следам, но, запутавшись в их хитросплетении, просто выскочил на поляну в пяти метрах от Снейпа. Профессор замер. Громадный черный волк, только что появившийся словно из ниоткуда, шумно втянул воздух и... приветливо взмахнул хвостом? От шока у Снейпа приоткрылся рот. Волк ухмыльнулся во всю пасть (невероятно, но факт) и двинулся к профессору. Снейп обреченно подумал про смерть и почему-то посмотрел на луну, но волк нападать не стал. Подошел к профессору, сел рядом и насмешливо ткнулся лобастой мордой в профессорскую руку. Снейп вздрогнул и невольно почесал за мохнатым ухом. Шерсть у волка оказалась приятной на ощупь, гладкой, шелковистой и пахла спелой сливой, и Снейп уже не думая гладил черную голову и почесывал за подрагивающими от удовольствия ушами. Волк же в ответ порыкивал чуть слышно и подставлял широкий лоб под ласковые профессорские руки. Впрочем, идиллия была нарушена громким воем, раздавшимся недалеко. Снейп напрягся и вытащил палочку. Черный волк вскочил, повернулся спиной к Снейпу, словно загородив того от опасности, вздыбил шерсть, став раза в полтора больше и шире, и оглушительно рыкнул в ответ на вновь раздавшийся вой. Когда на противоположном краю опушки появились две тени, профессор вздрогнул, а Гарри усмехнулся.
   Как-то их тренировали убивать бешеных собак. На одного ребенка спускали двух или трех собак. Это было на четвертом году обучения, и детей выжила лишь треть.
   Гарри обернулся на Снейпа. Тот не спускал глаз с приближавшихся теней, сильно сжимая палочку, но ничем не выдавая волнения. Гарри прикинул шансы. Можно было перевоплотиться и ускользнуть с профессором по теням, но он еще никогда не перемещался с человеком. Можно было убить пришельцев самому, попробовав использовать вампирскую магию крови, не выходя из образа волка. Можно было перевоплотиться и сражаться простой магией или клинками. Поттер остановился на втором варианте.
   Гарри сосредоточился, сущности внутри напряглись и "заработали" вместе. Две тени вышли на залитую лунным светом поляну и превратились в оборотней. В отличие от красавца-волка эти выбрали получеловеческие образы и были похожи на прямоходящих облезлых собак с чересчур длинными лапами-руками. Двое неумолимо приближались, медленно расходясь, решив напасть с разных сторон. Снейп чуть сдвинулся, становясь к волку боком, но тот рыкнул предупреждающе и закончил плести заклинание. Оборотни замерли, словно окаменев, и через миг их ноги подломились и две туши завались вбок неподвижными статуями. Снейп невольно ахнул. Волк же понюхал воздух, поморщился и повернулся к профессору.
   - И что здесь произошло? - Снейп, казалось, был ошарашен настолько, что не отдавал себе отчета в том, что разговаривает с волком.
   Волк мотнул лохматой башкой, рыкнул чуть сердито и аккуратно подтолкнул профессора в сторону школы.
   Проводив Снейпа до хижины лесничего, волк остановился, а профессор, погладив на прощанье пушистую макушку, направился в замок. Черный волк унесся назад. Два окаменевших оборотня медленно приходили в себя. Поттер сидел в пяти метрах от крепко связанной парочки на наколдованном стуле. Первый полуволк тряхнул седой головой и поднял на Гарри слегка мутный взгляд, второй высокий с рыжей шерстью - пошевелился, но глаз не открыл. Седой сверлили невозмутимого Поттера яростным взглядом, потом не выдержал и прохрипел:
   - Что тебе надо?
   - Кто вас послал?
   - Не твое дело, выродок! - прохрипел оборотень. Гарри шевельнул пальцем и на руке-лапе хрустнул мизинец. Вопль седого вывел из обморока второго оборотня и тот недоуменно скосил глаза на товарища. Гарри повторил вопрос.
   - Х-х-хозяин, - подвывая, проговорил седой.
   - Какой хозяин?
   - Ва...,
   Внезапно что-то полыхнуло и Гарри едва успел отскочить от охватившего оборотней пламя, стремительно вспыхнувшего и тут же погасшего. На грязном снегу остались две кучки пепла и поблескивающие матовым закопченные металлические ошейники. Гарри хмыкнул. Кто бы ни был хозяином, он был умен и заколдовал ошейники так, чтобы они убивали слуг, если те позволят произнести его имя или титул. "Ва... Ва... На Волдеморта не очень похоже... Тогда кто?"
  
   ***
   Гарри сидел на кровати и рассматривал письмо, появившееся на его подушке странным образом. Он только что тихонько, чтобы не разбудить соседей, пробрался из гостиной, задержавшись по дороге в коридорах. От письма странно пахло. И знакомым человеком и каким-то животным. Стоп! Пахнет крысой. Вероятно это анимаг. Разберемся пока с письмом.
   "Нам надо снова поговорить. ТЛ"
   Ах, какие мы, ни "Привет, милый Гарри", ни "Как настроение?". Невежливо. Может грохнуть Лорда к чертям? И Дамблдора заодно? Но Гермиона расстроится. Она вроде хорошо к "доброму" дедушке относится. Да и учебу могут прикрыть. А ей диплом обязательно нужен.
   Гарри посмотрел на часы. Снова три ночи. Традиция у них, что ли? Мысленно "Акцио, крыса" и из-под кровати вылетает пищащее грязно-серое создание. На шее грызуна болтается пуговица на шнурке. Поттер берет пуговицу, бормочет "Портус" и оказывается пред темными очами его высочества министра. Господин министр сидит в кресле у камина и наслаждается коллекционным коньяком совместно со своим замом Малфоем. Гарри втягивает навязчиво-слащавый аромат блондина и еле заметно морщится. Этот аристократ ему очень не нравится. Впрочем, блондин тут же вскакивает и, презрительно глядя на Гарри, начинает:
   - Мистер Поттер, я сегодня узнал, что вы позволили себе нехорошо отозваться о моем сыне и его семье, - Гарри бросает ледяной взгляд на презрительно кривящегося Люциуса, затем смотрит на Лорда.
   - Доброй ночи, господин министр, - крыса, вереща, отлетает в угол, но тут же вскакивает и убегает в приоткрытую дверь.
   - Доброй ночи, мистер Поттер. Кажется, мистер Малфой ждет вашего ответа. Вы же не будете невежливы?
   - Невежлив? - задумчивый взгляд в сторону министра, затем блондина,- Невежлив был вчера его сын, который посмел кидаться словами, недостойными уст аристократа. Причем в присутствии девушки.
   - Грейнджер дешевая грязнокровка, недостойная называться волшебницей, - в глубине глаз Поттера зажигается очень нехороший огонек, но Лорд Малфой не замечает этого. Сущности внутри взрываются ненавистью, и колоссальным усилием воли Гарри сдерживает желание порвать аристократа на куски, предварительно вырвав ему сердце. Кто посмеет обидеть Его Гермиону, тот будет наказан. Кто тронет ее, тот умрет. Истина проста.
   - То есть все дело в крови, мистер представитель древнего рода? - ухмылка парня становится презрительной.
   - Вы слишком много себе позволяете, Поттер, - серые глаза гневно сверкают, - Грязнокровки - отбросы, ничтожества, они извращают и портят магическое сообщество, привнося в него свои грязнокровные правила.
   -Теперь я вижу, у кого ваш сын перенял такой милый стиль общения, - Люциус белеет от гнева, - Значит, ваша кровь отличается от крови других? Может она голубого цвета, мистер Малфой? - вдруг с интересом спрашивает Поттер, становясь ровно напротив взбешенного аристократа.
   - Не смейте мне хамить, Поттер. Вы новичок в волшебном мире, вы глупы и молоды, и совершенно не имеете представления о его традициях, - Люциус возвышается над брюнетом, гневно кривя губы.
   - В таком случае просветите меня, господин особенный? - блондин резко вскидывает трость, выхватывает палочку и упирает ее в грудь брюнета.
   Гарри чувствует, как гнев расцветает внутри кровавым цветком, и резко протягивает руку, легко сжимая палочку и ломая ее на два неравных куска. Блондин невольно делает шаг назад, неверяще глядя на обломки некогда грозного оружия, с его губ срывается стон.
   - Что теперь, мистер аристократ?
   В серых глазах вспыхивает нешуточная ярость, но Гарри спокоен, как удав из серпентария.
   - Побьете меня тростью? Поверьте, оно того не стоит, вашу трость ждет столь же печальный конец.
   В голосе брюнета слышится столь явная угроза, что блондин, наконец, настораживается и внимательно вглядывается в лицо того, кого считал мальчишкой и выскочкой. И вот тут Малфою становится страшно - зеленые, словно подернутые льдом, глаза настолько холодны и безжизненны, что кажется, что смотришь в лицо смерти.
   - На первый раз, полагаю, обойдемся предупреждением, - равнодушный голос роняет слова словно камни. - Не думаю, что мне нужно объяснять вам, кто такой аристократ и как он должен вести себя. Мистер Малфой, если еще один нелицеприятный эпитет слетит с губ вашего сына в сторону тех, с кем я общаюсь в пределах школы, или в моем присутствии, то и он, и вы, как его отец, воспитатель и пример для подражания, очень сильно пожалеете об этом, - Гарри делает паузу, но потом пожимает плечами, - Хотя, чего ждать? Хотите, я завтра вызову вашего сына на дуэль за нанесенное мне в присутствии дамы оскорбление, и в качестве напоминания сломаю ему челюсть так, что говорить ваш сын сможет лишь через год, да и то с большим трудом? - блондин сереет и сглатывает. - Насколько я помню, совсем недавно были времена, когда убивали и за меньшее. Ваш сын, мистер Гордый Аристократ, посмел оскорбить человека, принадлежащего к роду намного более древнему, чем его собственный. Я прощу ему его тупость и хамство лишь раз, мистер Малфой, - зеленющие глаза, словно покрытые корочкой льда, оживают. - Впрочем, я думаю, мы пришли к взаимному пониманию в данном вопросе, мистер Малфой. Теперь же перейдем ко второму, - Поттер сверлит блондина равнодушным взглядом. - Вы только что позволили себе грязно выругаться в сторону моей сокурсницы в моем присутствии, позволили себе обращаться ко мне по фамилии и позволили себе поднять на меня палочку. Мистер Малфой, - церемонный легкий поклон, - Я, Гарри Джеймс Поттер, за нанесенное вами оскорбление вызываю вас на дуэль. Право выбора оружия и условие предоставляю вам, мистер Малфой, право выбора места и времени оставляю за собой. Господин министр, прошу вас, подтвердите мое право.
   - Подтверждаю, - в глазах Темного Лорда светится удивление и предвкушение, - Люциус? - блондин, окончательно спавший с лица, берет себя в руки, отвечает легким поклоном и, глядя прямо Гарри в глаза, с презрением бросает:
   - Принимается, мистер Поттер.
   - Время и место я сообщу вам дополнительно, мистер Малфой, - Поттер, как ни в чем не бывало, сел в кресло напротив Волдеморта.
   - Я не прощаю обид, мистер Малфой, - негромко проговорил Поттер, глядя в глаза министра. Тот чуть заметно кивнул.
   Лорд наслаждался, наблюдая за мальчишкой. Люциус - дурак, если думал, что в присутствии Лорда волчонок Поттер не посмеет ответить. Не такой человек этот Поттер, чтоб легко простить обиду. И мальчик умен. Он не стал мстить Драко (интересно по какой из причин?), но отца тут же поставил на место.
   - Мистер Поттер, почему вы не ответили Драко в школе? - спросил Лорд, когда по его знаку Малфой вышел за дверь.
   - А какой смысл? Я бы его покалечил просто за слова и попал бы под наказание. Или его дружки покалечили бы меня, - что вряд ли, но министру этого знать не надо, - А тут два зайца сразу. Папочка на сыночка повлияет, как пить дать, во избежание всяких неприятностей. Да и сам теперь будет думать, когда и где я назначу дуэль. А затем, после свершения возмездия, будет сверлить меня взглядом при наших очень редких встречах. Впрочем, с него станется как-нибудь подло проклясть меня из-за угла или чужими руками. Но тогда и я буду снова иметь повод отомстить.
   - Люциус вас не тронет, можете на меня рассчитывать.
   - Спасибо, но нет, господин министр. Со своими проблемами я разбираюсь сам.
   - Как вам угодно, мистер Поттер.
   - Так о чем мы сегодня будем говорить? - Гарри вдруг услышал легкий звук и повернулся в приоткрытую дверь вползала огромная змея черного цвета, - Ух, красавица какая! - Гарри даже присел на корточки, чтоб рассмотреть змею поближе.
   Змея остановилась, словно в недоумении, глянула на хозяина, тот прошипел: "Не трогай его". Темные немигающие глаза уставились на нахала, но тот даже не вздрогнул. Змея подползла совсем близко к мальчишке и грозно свернула кольца, подняв и приблизив плоскую морду прямо к юношескому лицу. Наглец вдруг ласково улыбнулся и подмигнул оторопевшей от такой наглости твари.
   - Вам нравятся змеи, мистер Поттер? - Спросил заинтригованный Лорд. Он впервые видел ошарашенную Нагини. И такого необычно оживленного Поттера, в эту минуту так похожего на подростка.
   - Министр, они очень умные существа. И такие красивые. Разве можно не восхищаться ими? - Лорд подумал, что если бы Нагини была человеком, то ее челюсть лежала бы на полу.
   - И вам не страшно?
   - А что ее бояться? Судя по всему, она волшебная и, наверняка, ваш фамилиар, а я ваш гость. Так что, пока вы ей не прикажете, она меня не тронет.
   Через десять минут Нагини, под пристальным взглядом недовольного Лорда лежала на коленях у сидевшего на полу Поттера и, жмурясь от ласковых поглаживаний, подслушивала очередной разговор хозяина с наглым, но таким смелым мальчишкой.
   - Господин министр, давайте уже перейдем к делу. Вы вызываете меня второй раз за два дня, без объяснения причин. И, кстати, я терпеть не могу крыс и по неосторожности могу раздавить тварь. В следующий раз, если вдруг соберетесь прислать за мной кого-либо, пошлите сову. Или сообщите господину директору через камин.
   - Как пожелаете, мистер Поттер. Думаю, что вы слышали про пророчество?
   - Нет, откуда я мог слышать про такое? - министр кивнул задумчиво и продолжил:
   - Так вот, есть пророчество. И оно про вас.
   - Про меня? - брови Гарри удивленно взмыли вверх, - Что за бред?
   - Про вас, Поттер, - министр отчего-то раздражается. Его невероятно выводит из себя сидящий на полу наглый мальчишка, не проявляющий должного уважения к Министру Магии Англии, собственная змея, ластящаяся к наглецу как котенок и невозможность силой или хитростью повлиять на мальчишку.
   - Процитируете, господин министр? - насмешливый тон бесит неимоверно, но министр сдерживается и кивает.
   - "На исходе седьмого месяца придет тот, кто сможет противостоять сильным мира сего, и те не смогут понять, в чем сила первого. Придет тот, кто преломит ход истории..." - веселый хохот прерывает министра и тот с удивлением взирает на веселящегося мальчишку, - Вам смешно, Поттер?
   - Конечно, министр. С какого... с чего вы решили, что оно про меня?
   - Оно про вас. И точка. Поэтому предлагаю заключить взаимовыгодное соглашение, Поттер.
   - Соглашение?
   - Именно, Поттер. Вы встаете на мою сторону во всех решениях, с которыми не согласен Альбус, оказываете мне поддержку.
   - И что же вы предлагаете мне взамен, министр? - Гарри чуть напрягается, чувствуя, что шутки кончились. Министр разозлен, и неправильный ответ может вызвать неадекватную реакцию, которая повлечет за собой целую цепь неприятных моментов. Неприятных для министра.
   - Власть, мистер Поттер. Деньги, силу, возможно даже большее..., - глаза министра впиваются в лицо сидящего напротив парня, рассеяно гладящего громадную змею.
   - Вы предлагаете то, за что обычный маг будет вам служить, так, господин министр?
   - Так, мистер Поттер, - Волдеморт скрипит зубами от невозможности узнать мысли мальчишки, но сдерживается от необдуманных поступков.
   - А что вы сможете предложить мне, если я скажу вам, что я необычный маг? - прищур зеленых глаз не скрывает вызова.
   - Необычный? Что же вы хотите? Свободы? Бессмертия? Исключительного положения в обществе?
   - Это блага? Я свободен, господин министр. Я проживу столько, сколько отмерит мне мой земной путь. Общество меня не интересует, господин министр. Как и власть, и богатство. Вы ошиблись, я не тот, про кого сделано пророчество.
   - Это вы ошибаетесь, мистер Поттер. Вам придется участвовать в этом, хотите вы или нет. Вы выберете одну из сторон, когда поймете это. И советую вам поспешить, я не дам вам второго шанса стать чуть ниже себя. Потом вы сможете рассчитывать лишь на место слуги.
   - Я запомню это, господин министр. Теперь же, позвольте откланяться, завтра новый учебный день.
   Гарри исчезает, бросив на Нагини последний ласковый взгляд, а Лорд тут же проклинает кресло, на котором сидел наглец, и то убегает воя и крича что-то нечленораздельное.
   Гарри появился из тени прямо у себя в кровати и тут же провалился в глубокий спокойный сон.
  
  
  Глава 6
  
  
  Утро было хмурым. Впрочем, как и многие студенты за завтраком.
   Гарри с интересом наблюдал за меняющимся выражением лица бледнеющего Драко Малфоя по мере того, как тот читал письмо от отца.
   Снейп же был задумчив этим утром. Он целую ночь ломал голову над тем, кем же мог оказаться этот черный лохматый... лохматый, Северус вдруг резко перевел взгляд на болтающего с Гермионой Поттера. Ну, конечно, волк - это Поттер! Черные волосы и, если его подстричь коротко, как отца, то на голове у Поттера будет именно лохматость. А ведь анимагические образы повторяют некоторые, присущие человеку, черты. Впрочем, и теперь доказательств не было. И еще было интересно, что же произошло с двумя оборотнями? Ведь волк собирался просто драться. Или это был отвлекающий маневр? Чертов Поттер! Словно услышав, Поттер повернулся, взглянул на Снейпа, к которому тут же пришла его мысль:
   "Доброе утро, сэр. Что за змея у Лорда? Фамилиар?.."
   "Кому как, Поттер. Вы и с ней уже познакомились?.."
   "Да. Вчера выяснил отношения с Малфоем. И познакомился с Нагини. Симпатичная особа, скажу я вам... А вот миссис Лестрейндж нас не посетила..."
   "Поттер, Беллатрикс очень опасна! Будьте осторожны! Она коварна, сильна и не остановится ни перед чем, если это касается ее ненаглядного Темного Лорда! А змея - волшебный фамилиар Лорда..."
   "Все ясно, сэр. И спасибо..."
   "За что, Поттер?.."
   "За рассказ и заботу..."
   "Поттер, вы странный. И еще, я перестану отвечать на ваши вопросы, если вы не будете отвечать на мои..."
   "И что вы хотите узнать?.."
   "Вы анимаг?.." - Снейп напрягся.
   Ответ пришел тут же:
   "Нет. С чего вы так решили?.."
   Гарри хмыкнул негромко "Умный, сволочь", и незаметно для всех взял Гермиону за руку. Та вздрогнула и порозовела. Впрочем, руку не выдернула. Наверняка сюрприз в виде утренней лилии на подушке удался.
   "Просто интересуюсь. Что Лорд вам говорил?.."
   "Ничего практически. Он сделал мне предложения, от которого посоветовал не отказываться... Но об этом мы разговаривать не будем, сэр..."
   "Ясно... Тогда расскажите про свое прошлое..."
   "Эта тема закрыта раз и навсегда. Во всяком случае, пока. Кстати, что можете рассказать мне о моем крестном, который подозрительно косится на вас справа?.."
   "Сириус Блэк. Потомственный чистокровный аристократ в... не знаю каком колене. Лучший друг вашего отца. Предатель крови, как про него сестрица говорит. Беллатрикс, которая. Они кузены. Смел, правдив, прямолинеен, упрям, не часто думает головой, подозреваю, что он - человек Дамблдора..."
   "Ага. И тут старый хрыч влез..."
   "Поттер!.."
   "Что, профессор? Я в чем-то неправ?.."
   "Ешьте, Поттер..."
   "И вам приятного аппетита, сэр. Кстати, не подскажете, что сегодня на зельях будет?.."
   "Поттер!.."
   "Значит, не подскажете..."
   Наглый Поттер ухмыльнулся и прервал контакт.
   Снейп задумался о том, что этот нахал все-таки разительно отличался от своего непутевого папаши. И Снейпу это нравилось.
   ***
   На уроке ЗОТИ Сириус рассказывал шестикрусникам про заклинание от дементоров "Экспекто Патронум". Гарри напрягся. Раньше его Патронусом был олень, но после операции Гарри не проверял, изменился ли образ. Он где-то прочитал, что у мага, которого обратили в вампира, образ Патронуса меняется. Впрочем, вызвать Патронуса не получилось ни у кого, даже умница Гермиона добилась только появления легкого облака серебристого тумана. Сириус их успокоил, сказав, что это сильное заклятье и домашним заданием дал потренироваться в вызове Патронуса. Во время урока Гарри неоднократно ловил взгляды крестного и, когда закончился урок, остался за партой.
   - Здравствуй, Гарри.
   - Здравствуй, Сириус.
   - Как твои дела?
   - Нормально. А твои?
   - Тоже нормально, Гарри. Когда мы сможем поговорить?
   - В ближайшее время Сириус. Как-нибудь вечером, хорошо? Сейчас много нового материала и я хочу все успеть. Освоюсь окончательно, и мы поговорим.
   - Конечно, Гарри. Если не против, Ремус тоже хотел бы тебя повидать.
   - Хорошо. Сириус, скажи, где находится Годрикова Лощина? И что надо сделать, чтобы попасть в дом? Мне сказали, что его восстановили.
   - Магия дома узнает тебя сама. А Годрикова Лощина находится.... стоп, ты собираешься туда? - Гарри уже увидел в мыслях Сириуса нужное воспоминание и ответил:
   - Нет. Я просто хочу знать, где мой дом.
   - Я покажу тебе колдографии, - Сириус ушел и через минут вернулся, неся несколько снимков. Гарри аккуратно взял колдографии и замер. С первого снимка на него смотрел высокий мужчина, отдаленно похожий на нынешнего Гарри, и рыжеволосая красивая женщина. Джеймс и Лили. Гарри всю осознанную жизнь воспринимал родителей, как нечто эфемерное, безликое, которое было когда-то давно и теперь уже никогда не будет. Но карточки словно подтвердили смутные, смытые другими воспоминаниями, чувства, что он когда-то был кому-то нужен и не одинок.
   Внутри зияла черная яростная пустота. Она пульсировала, набирая силу, купаясь в поднявшемся гневе на тех, кто не дал мальчишке нормальной жизни, тех, кто посмел покуситься на семью и на его детство.
   Гарри тихо спросил:
   - Я могу оставить их?
   - Конечно, Гарри.
   - Я пойду, Сириус, у меня зелья.
   - Да-да, Гарри, до встречи.
   - До встречи, Сириус.
   К кабинету зельеварения Гарри еле успел, даже скользя по теням. Снейп вошел сразу за ним. Объяснил тему, дал рецепт и засек время. Гарри старательно помешивал ложечкой желтое варево, размышляя о том, что сегодня можно подарить Гермионе, когда почувствовал что-то странное. Словно на его территорию ворвались чужаки. Гарри мысленно потянулся к сигнальной нити, ища причину и тут же "увидел": ослепленный неконтролируемой жаждой крови вампир, направляющийся не абы куда, а в сторону теплиц. Внутри Гарри, словно что-то взорвалось, когда он представил, как это чудовище ворвется на урок второкурсников в поисках обеда. Обезумевший вампир не в силах остановиться ни перед чем. Жажда берет власть над всеми чувствами, высушивает, сжигает изнутри.
   Гарри, не думая, выскочил из класса, бросив все, и на ходу сообщил Снейпу: "Профессор, к теплицам на урок второкурсников приближается обезумевший вампир. Я постараюсь остановить его. Сообщите директору".
   Снейп ответил, да так, что Гарри окончательно зауважал этого человека: "Я все понял, Поттер. Аккуратней там".
  
   ***
   Вампира Гарри перехватил в десятке метров от теплиц. Просто возник на крыше одной из них и тут же размытой тенью метнулся к кровопийце. Безумное чудовище с красными глазами в оборванном, испачканном кровью, тряпье, передвигалось на четвереньках. Гарри запечатал теплицы и сделал стекла непрозрачными взмахом руки, и тут же ушел с линии атаки безумца. Ментальные попытки провалились, и Гарри обнажил клинки. Два увеличившихся полуметровых иссиня-серебристых лезвия зачарованной гоблинской стали выскользнули из рукавов по воле хозяина.
   Пять лет назад эти клинки сами выбрали Гарри своим хозяином. А он признал их своими.
   Безумный вампир подобен берсерку. Он очень силен и убивает все вокруг. Прыжок противника Гарри встретил скрещенными лезвиями. Его задачей сейчас было захватить все внимание вампира и увести того в лес, где и уничтожить, не боясь выдать себя.
   Ранил, отскочил, увернулся, краем глаза заметил выскочившего из замка Снейпа, а за ним Сириуса. Снейп благоразумно придержал дернувшегося крестного.
   Снова прыжок безумца, удар невероятной силы, один из клинков улетает, но тут же оказывается вновь в руке, поворот, взмах, отрубленный палец с длинным серым когтем улетает за спину, вампир шипит яростно, алые глаза полыхают безумием, снова уход от атаки, взмах клинками и сальто вперед. Зрителей у дверей замка теперь еще больше, хорошо хоть поставили защитный купол. Шаг, другой, перебежка, противник ослеплен ненавистью и видит только свою новую жертву. Прыжок и острые когти чуть цепляют правую руку, сильный удар рукоятью клинка в морду кровопийцы и плавно, словно маня, в сторону леса. Близко, уже близко первые деревья.
   Блок, переворот, прыжок, кривые когти рвут правый бок, но вот уже тень, отбрасываемая кривым стволом. Здравствуй, родная. Миг и не видны зрителям сражающиеся. Миг и горло вампира зажато в тисках сильных рук. Миг и мертвое сердце вырвано из груди и раздавлено, миг и магия забирает у вампира силы и переливает в тело Гарри. Высохшая оскаленная мумия осыпается пеплом, а Гарри обтирает клинки травой и, уменьшая, вкрепляет их в цепочку на шее. Раны на боку нет, но рубашка порвана и испачкана. Некогда менять. Идти назад не хочется. Не хочется объяснять, они сами все видели.
   Гарри останавливается в тени, наблюдая, как Дамблдор и Снейп уже у теплиц держат щит, а остальные выводят второкурсников. Объяснений не избежать, хотя можно уйти в глухую оборону, и Гарри шагает вперед. Он медленно идет и останавливается в десяти шагах от щита, под облегченно-уважительным взглядом Снейпа и неверящим Дамблдора. Щит исчезает. Но подлетевший Сириус ломает все к чертям:
   - Гарри! Ты в порядке? - крестный берет за плечо и Гарри шипит, потому что не выносит чуждых прикосновений, но Блэк воспринимает все не так и тащит его в лазарет, - Гарри, сейчас тебя осмотрит мадам Помфри.
   Поттер резко останавливается, и Блэк налетает на него:
   - Сириус, - еле сдерживаясь, шипит Поттер, - Я в полном порядке. Но я очень прошу тебя, - слова падают словно камни, - Не надо так делать, - Гарри вырывается и уходит, а Сириус бьет стену от досады на себя и на всех.
  
   ***
   Естественно, за обедом вся школа обсуждает произошедшее, а Гарри благоразумно отсиживается в кабинете Мастера Зелий. Сам Снейп сидит на обеде, делая вид, что усиленно помогает всем искать Поттера и злясь на мальчишку за то, что тот не поговорил с Дамблдором, а просто спрятался.
   Гарри понимает, что прятаться не выход, но объяснить что-либо выше его сил. Он не может понять, почему рванулся защищать чужих. Он в смятении. Он знает, что и Снейп, и Дамблдор, и другие учителя видели всю бойню. Видели, как Гарри отвлекал вампира на себя.
   И он не хочет вопросов и ответов. Он просто впервые в жизни спас кого-то и не знает, как относиться к этому и чего ожидать. Ему надо разобраться в себе. Он не привык отвечать за кого-то и теперь боится неизведанного.
   Гермиону он почувствовал издалека. Она была одна. Искала его. Тихо открыла дверь класса, увидела сидящего на парте Гарри. Подошла, молча села рядом и обняла. И он уткнулся в пушистую макушку, втянул ставший таким нужным запах, растворился в нежных руках, прошептал:
   - Ты моя, Гермиона. Только моя.
   Гермиона кивнула согласно. Прижалась сильнее. Потом отстранилась, посмотрела внимательно, затем спросила:
   - Расскажешь мне, Гарри? Не сейчас, потом.
   - Расскажу, Гермиона. Потом, - взгляд необходимых золотисто-карих глаз. Долгий, внимательный.
   - Тебе не надо прятаться, Гарри.
   - Я знаю, малыш. Я просто не привык защищать кого-то, кроме себя.
   - Гарри, - ее ладони обхватывают его лицо, притягивают к себе, - То, что ты сделал подвиг! Ты спас детей! Я так горжусь тобой! - восторженный блеск глаз, и шепот. - Я очень горжусь тобой...
   - Гермиона, я... ты просто не понимаешь! Я не понимаю сам! Черт! - он спрыгивает со стола, Гермиона тут же повторяет его движение.
   - Поттер, не стоит так переживать, - в проеме двери появляется Снейп. - Вы все сделали правильно. И если вы вдруг, по каким-то личным причинам не хотите ничего рассказывать - не надо. Никто допрашивать вас не собирается. Вы спасли детей и это главное.
   Гермиона согласно кивает, стоя около Гарри и берет его за руку, готовая защитить. Снейп с удивлением смотрит на нежность в зеленых глазах загадочного Поттера, на его мягкую улыбку, обращенную к мисс Заучке. "И когда успели?" - мелькает быстрая мысль, но тут же растворяется в миллионе других вопросов, обращенных к странному гриффиндорцу.
   - Директор ждет вас.
   - Спасибо, профессор, - отвечает Поттер и добавляет, заметив изумленно поднятую бровь, - За доверие.
   - Не за что, мистер Поттер. Мисс Грейнджер, проводите его, - Северус догадывается, что провожать сейчас будут именно Грейнджер, - И советую вам сменить одежду, мистер Поттер.
   - Да, профессор.
  
   Парочка уходит, а Снейп падает в кресло, призывая коньяк и размышляя о том, уволят ли его за распитие спиртного в середине рабочего дня. Но руки подрагивают от воспоминаний о произошедшем.
   Бешеный бег из подземелий, словно от этого зависела жизнь, сзади, отставая на шаг, преподаватель ЗОТИ, которому Снейп по дороге бросил: "Вампир у теплиц". Оба слишком хорошо представляли, что такое вампир и чем это грозит детям. Но оба шокировано застыли, когда увидели точные, слегка размытые, изящные движения неведомо откуда взявшихся клинков в руках невысокого брюнета, отвлекающего вампира на себя. Прыжки, атаки и увертки Поттера поражали грацией и ощутимой, даже на расстоянии, уверенностью действий. Снейп, удержавший Сириуса, пораженно наблюдал за танцем гриффиндорца, понимая, что тому далеко не впервой такой "вальс".
   Только через минуту, когда появился Дамблдор вместе с остальными преподавателями, Снейп вспомнил, что нужно поставить и держать щит, а заодно заняться детьми. Теплица встретила их очень сильным охранным заклинанием и затемненными стеклами. Снейп вновь удивился проворству гриффиндорца: успеть наложить пару заклинаний и тут же навязать бой страшному хищнику. Снейп даже почувствовал некоторую гордость, которая, впрочем, тут же сменилась мимолетным испугом, потому что зоркие глаза заметили окровавленный бок Поттера. Но помочь ему помешал Дамблдор, сосредоточенно выписывающий замысловатые кренделя палочкой, создавая охранный щит.
   Снейп отпускает Блэка и тут же начинает помогать директору. Останавливается лишь на мгновение, когда Поттер скользит в тень деревьев Запретного леса, уводя за собой безумного вампира. Миг, второй, третий, сердце рвет грудную клетку, и тут, как облегчение, раздается предсмертный страшный вопль. Спустя несколько мгновений из-за деревьев выходит живой Поттер. Снейп выдыхает сквозь зубы, про себя ругая мальчишку на все лады.
   Дети внутри были целы и невредимы, лишь чуть испуганы, а профессор Спраут встретила магов поднятой палочкой, готовая порвать любого за своих второкурсников и любимую зелень.
  
   ***
   Горгулья у кабинета директора вновь ответила на подмигивание и снова довольно мурлыкнула в ответ на мимолетное теплое прикосновение. Дамблдор, услышав вежливый отказ от предложенного чая, слегка пожал плечами, словно недоумевая, как можно не любить сей вкусный напиток, но заговорил о деле:
   - Мистер Поттер, благодарю вас за помощь и за детей.
   - Не за что, директор.
   - Гарри, не каждый маг мог бы справиться с вампиром, а уж с безумным, так вообще единицы.
   - Мне повезло, - легкое пожатие плечами, голубые глаза директора впиваются в Гарри, ловя малейшее движение и жест. - Директор, не выносите это на всеобщее обозрение, если сможете.
   - Я думал наградить вас баллами как минимум.
   - Благодарю, директор.
   - Скажи Гарри, чем ты хочешь заняться после школы?
   - Я не думал об этом, директор.
   - Что ж, Гарри, всего хорошего. Ступай.
   - Хорошо, директор.
  
   ***
   За ужином Большой зал похож на растревоженный улей. Студенты гудят, словно пчелы, но монотонный шум резко замолкает, как только в дверях появляется невысокий брюнет. Сотни взглядов следят за каждым его шагом. Равнодушный взгляд зеленых глаз скользит по обращенным к нему лицам, запоминая выражения и некоторые мысли. Гарри удивляется, но даже среди слизеринцев есть люди, в какой-то степени благодарные гриффиндорцу. Поттер проходит на свое место рядом с Гермионой и садится на скамью. Есть ему не хочется, а трансфигурированный сок не успокаивает жажду и Гарри понимает, что сегодня ночью ему придется выйти на охоту. Интересно, Снейп снова пойдет собирать ингредиенты для своих зелий?
   Мрачный зельевар снова сверлит его взглядом, и Гарри чуть раздраженно встречает взгляд учителя:
   "Профессор?"
   "Поттер! Черт вас дери! Поговорить нам не дали, потом этот психованный кровосос... что творится вокруг?"
   "Профессор, мне кажется появление вампира так близко от школы не случайно. Что говорит министр?"
   "Завтра приедет вас навестить и поблагодарить. Он сообщил об этом Дамблдору..."
   "Вот только второго паука нам тут не хватало! И как вы с этим живете? Вы необыкновенно мужественный человек!.." - Поттер заметил, как скулы Снейпа порозовели.
   "Поттер, я трус, и вы это прекрасно знаете! Был бы смелым послал бы этих... пауков, как вы говорите, на... к черту! И жил бы себе спокойно!.."
   "Такая самокритика похвальна, профессор. Может вам и не хватает смелости бросить школу, детей, свою нынешнюю жизнь, но вот то, что вы храбро лавируете меж двух тяжеловесов политики, причем довольно успешно, это говорит мне о многом. Ненавижу политику, если честно..."
   "Почему же, Поттер, политика очень полезная вещь, жизненно необходимая, могу вам сказать... но об этом также лучше поговорить потом, да и мисс Грейнджер слишком внимательно наблюдает за нами..."
   "Хорошо, профессор".
   Снейп тут же поднялся, эффектно взмахнул полами своей мантии и покинул Большой зал.
   - Гарри, пойдем? - тут же раздался щекочущий ухо шепот Гермионы. Поттер поднялся и, взяв Гермиону за руку, помог ей выбраться из-за стола, игнорируя множество заинтересованных взглядов. Новоиспеченная парочка: ухмыляющийся Гарри, довольный тем, что прилюдно заявил свои права, и краснеющая, но также довольная Гермиона, радующаяся тому, что отныне она может обнимать своего Гарри, не таясь и держась за руки, вышла из зала.
   - Гарри, мы не поспешили?
   - Нет, - парень прижал девушку в нише стены недалеко от выхода из Большого зала, и, взяв в руки ее лицо, скользнул большими пальцами по нежной коже щек, - Ты ведь не против?
   - Нет, я совсем, совсем не против, - губы Гермионы скользнули по щеке Гарри и тут же были пойманы губами коварного полувампира в сладкий плен. Разум отключился, отдав бразды правления чувствам и инстинктам. Впрочем, обостренный слух практически тут же уловил громкие шаги за поворотом, Гарри чуть отпрянул, не выпуская руки девушки, и потянул ее за собой.
   Драко Малфой в сопровождении верных оруженосцев прошел мимо, даже не взглянув на неспешно идущую парочку. Гермиона выглядела очень удивленной. Гарри лишь притворно вздохнул.
   - Ты видел?
   - Что?
   - Малфой прошел мимо и не сказал ни слова... - удивительные медово-карие глаза, казалось, заглянули прямо в душу. Гарри равнодушно пожал плечами, но легкой самодовольной ухмылки сдержать не смог:
   - Ну и что?
   - Ты что-то знаешь, Гарри, - уверенно заявила Гермиона, задумчиво вглядываясь в лицо полувампира.
   - Малыш, откуда?
   - Я же вижу, Гарри. Расскажи мне! - ох, уж эта Гермионина наблюдательность!
   - Может быть, и знаю.
   - Так скажи! Гарри, ну пожалуйста!
   - Эм, Малфой повзрослел?
   - Гарри! - Гермиона легко шлепнула его по руке.
   - Может он поумнел?
   - Гарри Джеймс Поттер! Скажи мне, что ты знаешь?
   - Гермиона, ну какая разница. Знаю-не знаю. Ведь это неплохо? Или тебе не хватает внимания блондина? - он прищурился, но тут же отвлекся, почувствовав нечто неладное. Они поднимались по лестнице третьего этажа, и Гарри учуял незнакомый, неслышный ранее аромат. Он принюхался и тут же определил источник - Запретный коридор на третьем этаже.
   - О! Ну, конечно, мне его не хватает! - сарказм в голосе Гермионы напомнил ему о Снейпе, - Я же столько лет привыкала к его обществу, что мне теперь будет некомфортно, как минимум..., - Гермиона рассмеялась, и они отправились дальше.
   ***
   Запретный коридор на третьем этаже встретил полувампира плесенью и пылью. Гарри высвободил внутренних зверей, лишь слегка контролируя нахлынувший поток инстинктов. Волк и вампир тут же распознали за одной из дверей громадное существо, на поверку оказавшееся трехголовым псом с забавной надписью на ошейнике. "Пушок" сладко храпел, сложив большущие лапы на крышке люка. Гарри постоял рядом со зверем, задумчиво разглядывая деревянную дверцу, и решил пока наблюдать. Несколько сложных движений кистями рук с переплетенными пальцами и следящее заклинание невидимыми сенсорами опутало всю комнату. Пушок сладко всхрапнул и перевернулся на бок. Гарри тихонько вышел и снова спустил зверей. Спать он не хотел, а вот обследовать хоть какую-то часть замка казалось привлекательной затеей. Слабый, едва уловимый запах змеи привел его в заброшенный женский туалет на третьем этаже. Гарри задумчиво осмотрел громадный умывальник, от которого больше всего веяло мускусным ароматом, и уже, было, повернулся к кабинкам, как увидел незнакомое приведение. Невысокая, круглолицая и довольно-таки посредственная бывшая девочка взирала на него с выступа на стене.
   - О, привет, - Гарри улыбнулся "на миллион". - Извини, я не хотел тебя тревожить.
   - О, ничего, - бесцветные очертания слетели с выступа и оказались прямо перед носом Гарри. - Ты новенький?
   - Эм, да. Я недавно начал учиться. Гарри Поттер, к вашим услугам, - привидение расплылось в улыбке, и Гарри понял, что выбрал верную линию поведения. Через час он знал о Миртл все. От детства, которое она почти не помнила, если не считать пары-тройки ничего не значащих картин, учебы в Хогвартсе до момента смерти и до, более чем пятидесятилетнего, существования в качестве сгустка эктоплазмы в данном, конкретном туалете. Миртл оказалась плаксивым и достаточно злопамятным привидением, к тому же она была невероятна глупа. Вытянуть из нее подробности смерти оказалось легче легкого.
   - ...Два больших желтых глаза. И тут я умерла. И все, - закончила она сопливый рассказ.
   - И где же ты увидела эти глаза?
   - А вот за этим умывальником, - Гарри подошел к указанному призраком месту и тщательно осмотрел его. Хромированные краны украшали миниатюрные барельефы в виде змей. Миртл с интересом наблюдала за своим новым другом, но Гарри не собирался открывать свои планы кому бы то ни было.
   - Скажи, Миртл, а когда ты умерла?
   - В 1942 году.
   - Ты прекрасно выглядишь для привидения, - Миртл расцвела довольной улыбкой, - А скажи, кто у вас был самым красивым и самым лучшим учеником в школе в то время?
   - О, ну, конечно, Том Реддл. Кто ж еще? Он, правда, был не так красив, как я, но за ним бегали все девчонки школы, а учителя пророчили ему самое прекрасное будущее. Если бы я не умерла, у него был бы хороший конкурент! - пафоса и самодовольства Миртл хватило бы на весь Слизерин.
   - Ох, спасибо тебе, Миртл. Я рад знакомству с тобой. И обязательно забегу к тебе как-нибудь. Но сейчас, как ты знаешь, ночь, и мне надо быть свежим и бодрым с утра.
   - Да, конечно, Гарри. Ты приходи, мы еще поболтаем. А я никому не расскажу, что ты был здесь ночью и так хорошо со мной поговорил, а то если тебя накажут, мне будет обидно.
   - Спасибо, Миртл. До встречи.
   - Пока, Гарри. Приятных снов.
   Конечно, можно было просто убрать отпечаток души Миртл навеки вечные из этого мира, но Гарри мог сделать это в любой момент, а пока пусть существует, плаксивый сгусток эктоплазмы.
   ***
   В гостиной было тихо, когда Гарри скользнул в темный угол, но она была не пуста. В кресле, свернувшись калачиком, сидела Лаванда - главная сплетница Гриффиндора. Гарри поморщился и остановился перед креслом. Лаванда вскинула на него свои голубые глаза:
   - Гарри? Привет!
   - Привет, Лаванда.
   - Я не слышала, как портрет открывался. Наверное, задумалась, - "Ага, о шмотках!", - мысленно повеселился Гарри.
   - Бывает. Спокойной ночи.
   - Ой, Гарри, подожди. Давай поговорим, - полувампир сунулся в мысли потенциальной оппонентки, и чуть не расхохотался: та решила его убедить, что роль подружки героя никак не может принадлежать грифиндорской заучке и синему чулку. По ее мнению, Гарри больше подходила сама Лаванда - красивая и самая шикарная, звери внутри дружно фыркнули на такие мысли несмышленой девчонки. Откуда ей, помешанной на шмотках и внешнем виде, было знать, что Гарри видел в Гермионе тот свет, к которому тянулась его темная душа, свет, который боготворили его страшные сущности. Свет мягкой улыбки и золотисто-карих глаз, свет тяжелых, непослушных волос и маленьких теплых ладошек. Гарри готов был вечно носить Гермиону на руках только за то, что она делилась с ним своим светом и теплом. Только за ее мимолетную улыбку и нежный взгляд. Никакие Лаванды, Парвати и белокурые Астории со Слизерина не сравнятся с Его Гермионой. Никогда.
   - Гарри, я думаю, что Гермиона тебе не подходит, - начала, было, Лаванда, но тут же осеклась, увидев, каким стало его лицо - жестоким, холодным.
   - Лаванда, ты можешь не думать, потому что там, где у всех остальных, ну, за некоторым исключением, находятся мозги, - зеленые глаза потемнели, и Гарри показательно медленно двинулся к девушке, замершей у кресла, - у тебя совершенно пусто. Я не советовал бы тебе пользоваться пустотой для того, чтобы делать какие-то выводы. Я вообще посоветовал бы тебе не соваться в жизнь Гермионы. И я очень надеюсь, что твоей пустоты хватит на то, чтобы принять этот, пока дружеский, совет.
   Гарри приблизился почти вплотную к оторопевшей девушке, заглянул ей в глаза, но тут же отвернулся и быстрым шагом ушел в спальню мальчиков.
   Спать все равно не хотелось, и Поттер развалился на кровати, даже не задернув полог. В пять утра Поттер скользнул в ванну и целый час стоял под контрастным душем. Затем отправился на Астрономическую башню и, вскарабкался на самую ее верхушку, сел, держась за острый шпиль. Обзор окрестностей великолепного замка приносил ему спокойствие и умиротворенность и заставлял думать про Гермиону. Скользнувшая в голове мысль о том, чтобы свалить из замка с девушкой на все выходные в Европу и как следует отдохнуть, была обдумана со всех сторон. И он тут же решил выполнить кое-какие приготовления.
  
  
  Глава 7
  
  
  Снейп не спал. Вчера была аудиенция с разозленным Лордом, и каждый получил толику его раздражения в виде "Круцио" натощак. А потом он всю ночь проворочался в постели, так и не уснув. Круциатусы Лорда были болезненны и очень обидны, а раздавал он их своему Внутреннему кругу щедро.
   Снейп уже не раз после такого жалел, что стал на путь последователей Волдеморта. Конечно, посулы власти, силы и денег были очень соблазнительны. Как и сладкие речи о мировом господстве и так далее. Но в какой-то момент Лорд сменил прежний курс и взялся за магический мир по-новому и с новой, неиссякаемой энергией. Плюсы в этом были. И большие. Лорд стал министром, Пожиратели смерти - советниками и замами. Террор сменился политическими играми с редкими примерами лишения кого-либо жизни, оставив лишь шантаж, запугивание и все в этом роде; и Лорд, отправив за решетку нескольких особо ненужных и своевольных приближенных, стал резко набирать авторитет. Сопротивлялся Лордовому, набирающему скорость, словно лавина, взлету в основном извечный его старинный оппонент Дамблдор. К нему-то и пришел Снейп незадолго до смерти Лили и Джеймса. И стал шпионить в стане министра для директора и в стане директора для министра. Двойная жизнь не очень приятно сказывалась на здоровье, потому что Лорд раздавал зарплату вместе с Круцио, а Дамблдор подкармливал лимонными дольками, убивая миллионы нервных клеток псевдодобротой и сочувствием. Тем более, что играть Снейпу хотелось и в свои ворота, но получались пока мелочи. Оба паука были слишком хитры и изворотливы, чтобы столкнуться нос к носу, не зная наперед кто из них победит, и слишком умны и осторожны, играя чужими жизнями и судьбами. Оба великих игрока, не задумываясь, жертвовали другими фигурами на шахматной доске Англии. Только один делал это в основном во благо себе и приближенным (и то не всем), а другой искренне верил, что все им содеянное во благо всех людей вообще.
   И тут появился мальчик, нет, юноша, за которого оба паука со дня на день должны были начать грызню. Гарри Поттер, мальчик первого пророчества, и, как предполагали оба паука, второго. Дележка мальчика могла привести ко всяким последствиям. Тем более что сам мальчик был очень и очень непрост. Снейп наблюдал, анализировал и делал выводы. И молчал. Ни Дамблдор, ни Господин Темный министр не услышали от гражданина шпиона каких-либо деталей, которые могли дать им ответы на их вопросы. Снейп же, чувствуя, что мальчишка относится к нему иначе, чем к остальным, да и что таить, сам профессор тоже испытывал к мальчишке нечто отдаленно напоминающее симпатию, сдавать Поттера не собирался, имея на него свои далеко идущие планы.
   ***
   Поттер же, сидя в это время на крыше, мысленно позвал Снейпа. До завтрака оставалось еще около часа, поэтому поболтать с умным человеком было делом благодарным.
   "Профессор! Доброе утро!" - и тут Гарри почувствовал окружающую профессора ауру боли. Недавней боли.
   "Кто?" - мысленный рык Поттера заставил Снейпа нервничать.
   "Поттер! Что "кто", черт вас дери?"
   "Я сейчас!" - переместиться в знакомый коридор не составило труда. Поттер выскочил из тени практически напротив апартаментов Северуса и тут же, взломав заклинание взмахом руки, ворвался в профессорские покои. Снейп уже успел накинуть халат и теперь сидел на постели, злой как тысяча чертей, и мысленно выбирал, что бы такого подсыпать в сок Поттеру, чтоб мучился подольше и сдох помедленнее.
   - Минус десять баллов Гриффиндору за взлом комнат профессора, - но Поттер не заметил ни тона Снейпа, ни фирменного взгляда, ни приподнятой в коронном жесте брови.
   - За что? - зеленые глаза просверлили мозг до затылка.
   - Что "за что"?
   - "Круцио" за что? - Снейп слетел с кровати и навис над мальчишкой. Тот даже не пошевелился.
   - Поттер, - Нагини бы оценила шипение профессора, - кто вам и что рассказал? - дальше дыхание сбилось от ярости, и Снейп закашлялся.
   - Профессор! Сядьте, во-первых. Во-вторых, никто мне ничего не говорил! От вас волна боли идет! - сильные руки подхватили профессора, словно в нем было десять килограмм, и усадили на кровать, - В-третьих, если вы мне сейчас не расскажете, то я пойду и накостыляю Лорду, а заодно и Малфою по их шеям.
   - Не бахвальтесь, Поттер, - отчего-то смущенно пробормотал Снейп. Ему вдруг стало приятно, что его защищают, и за него готовы даже побить Темного Лорда. Снейп чуть не захихикал, представив, как сынок Джеймса будет пинать господина министра и его правую руку - надменного блондина ногами.
   - А кто сказал, что я бахвалюсь? Впрочем, это будет необдуманный шаг с моей стороны. "Круцио" за меня?
   - Не только. Еще за испорченное вами Лордовское настроение и за провал операции Беллатрикс.
   - Вот дебил! Простите, профессор! Впрочем, я с ним поговорю. Он же приедет поблагодарить героя? - выражение лица Поттера очень не понравилось Снейпу. Слишком уж по-звериному хищным и жестоким оно стало.
   - Поттер, не порите горячку! Я сам разберусь со своими проблемами!
   - В одиночку? - за такое насмешливое выражение лица Снейп готов был убить мелкого парщивца, если бы не был так слаб, - Ладно, профессор, мы решим, как отомстить Лорду позже, а сейчас я вас покидаю. Выздоравливайте!
   - Поттер, что за слухи про дуэль?
   - Дуэль? И кто же сеет слухи среди около власти ходящих, позвольте узнать? - парень внимательно смотрел на профессора.
   - Среди эм... замов, - Поттер хмыкнул, - кто-то распустил слух, что вчера в кабинете министра Люциуса вызвал на дуэль какой-то наглый мальчишка.
   - Даже так?
   - Поттер! Я же знаю, что к Лорду по ночам шляется только один мальчишка! Что вы натворили? - Гарри вздохнул и присел на стул около кровати Снейпа. Нелюдимый, саркастичный, угрюмый Снейп ему нравился. Вопреки всему нравился. И у Гарри даже скользнула одна веселая мысль насчет профессора, но он отложил ее на потом. "Стоит ли рассказать профессору про намечающуюся дуэль?" - этот вопрос даже не стоял перед гриффиндорцем. Конечно, стоит, пусть наслаждается. Гарри вытянул руку ладонью вверх, сотворил стеклянный пузырек, приложил палец к виску и под изумленным взглядом Снейпа вытянул серебристую нить воспоминания, тут же стряхнув ее в стекляшку, запечатал, протянул Снейпу:
   - Наслаждайтесь, профессор. Встретимся за завтраком.
  
   ***
   Гарри встретил Гермиону у портрета Толстой Дамы, привлек к себе улыбающуюся девушку, провел рукой по волосам и, взяв за руку увлек в сторону Большого Зала.
   Господин министр прибыл во время завтрака. Двери Большого зала отворились и глазам учеников предстали четыре человека: сам Темный министр, его первый зам Малфой (Драко при виде отца натянул на лицо такое выражение, что Гарри, не сдерживаясь, фыркнул), миссис Лестрейндж и незнакомый Гарри человек.
   - Этот четвертый Рабастан Лестрейндж, он сейчас глава Аврората, - прошептала Гермиона на вопрос Гарри.
   - Хм, как интересно, - Поттер задумчиво изучал брата супруга бывшей мисс Блэк.
   Четверка неспешно проследовала через весь зал, остановившись перед преподавательским столом. Дамблдор, взглянув в сторону Поттера, который в свою очередь смотрел на господина министра, собираясь, если придется заткнуть того на полдня, поспешил к гостям и через несколько минут разговоров, увел всю торжественную делегацию в свой кабинет.
   "Поттер, вас ждут в кабинете директора. Поспешите..."
   "Благодарю, профессор..."
   Брюнет предупредил Гермиону, и отправился на встречу. Горгулья привычно хрюкнула от прикосновения и легко отъехала в сторону. Кабинет Дамблдора встретил Поттера напряженной тишиной. МакГонагалл стояла рядом с директором, судорожно вцепившись в спинку его кресла, напротив директора сидел министр, а за его спиной гордо стояла торжественная троица. Поттер вежливо поздоровался и, проигнорировав презрительно-раздраженный взгляд высокого блондина, сел в указанное ему кресло.
   - Мистер Поттер, - начал Темный министр, - я пришел сообщить вам, что за ваши действия в отношении второкурсников, министерство решило выразить вам благодарность, - Поттер увидел, что министр протягивает ему нечто, на поверку оказавшееся грамотой в красивой стеклянной рамке.
   - Господин министр, я сделал то, что сделали бы многие другие, оказавшись на моем месте.
   - Это было исключительно храбро с вашей стороны, мистер Поттер, - продолжил министр, - министерство решило преподнести вам не только благодарность, но и рассмотреть ваше пожелание.
   - Пожелание? В смысле любое желание?
   - Да, но оно должно быть разумным.
   - Ясно, - Поттер задумчиво посмотрел на Лорда. - У меня есть одно желание. Но оно касается не министерства, а Хогвартса.
   - И какое же это желание, Гарри? - Дамблдор был крайне заинтересован. Министр взглянул на директора, но затем вновь перевел взгляд на мальчишку.
   - Оно простое: в субботу я хотел бы использовать поле для квиддича в качестве места дуэли с мистером Малфоем.
   - Дуэли? - потрясенно переспросили в один голос директор и МакГонагалл.
   - Да, директор, профессор, дуэли. Министр подтвердит наши с мистером Малфоем намерения.
   - Альбус, я действительно подтверждаю, что мистер Поттер в моем присутствии вызвал мистера Малфоя на дуэль.
   - Гарри, но что за повод? - Дамблдор был немного растерян, но быстро приходил в себя. Люциус скрипнул зубами.
   - Кстати, мистер Поттер, что будет проигравшему? - министр чуть повернулся в сторону Гарри. Зеленые глаза чуть прищурились, встретившись с карими, а затем Гарри посмотрел на Малфоя.
   - Мистер Малфой, в случае проигрыша, принесет прилюдные искренние извинения всем магглорожденным, учащимся в Хогвартсе, за свои слова, выкинет из своего лексикона одно очень нехорошее слово, а заодно, в качестве назидания, вымоет пол в Большом зале Хогвартса, вручную, без магии, - чуть более злобно добавил гриффиндорец.
   - Люциус, - министр перевел взгляд на Малфоя.
   - Принимается, - выдохнул тот, прищуриваясь. - В случае моей победы, вы, мистер Поттер, будете работать в Малфой-меноре все летние каникулы... в качестве домового эльфа, - МакГонагалл прижала руку ко рту, сдерживая возмущенный возглас, директор нахмурился, министр ухмыльнулся, Белла и Рабастан оскалилисьв практически одинаковых улыбках, Поттер же лишь равнодушно кивнул. - Что же касается выбора оружие, то драться мы будем на палочках, а заменой им будут служить клинки. Условие дуэль до потери сознания.
   - Принимается, мистер Малфой. Итак, директор, вы отдадите в наше с мистером Малфоем распоряжение квиддичное поле в субботу?
   - Хорошо, Гарри. Могут ли учащиеся присутствовать?
   - Только учащиеся и преподаватели, Альбус. Никакой прессы, - чуть слышно проговорил министр. Дамблдор кивнул. Гарри прекрасно понимал, что пресса нежелательна всем.
   - Время 11-00. Место - поле для квиддича, мистер Малфой.
   - Принимается, мистер Поттер.
   - Теперь я хотел бы обсудить следующий вопрос, господа, раз вы все тут так удачно собрались, - напряжение от этих слов, повисшее в воздухе, было столь плотным, что, казалось, его можно было потрогать. - Я хотел бы спросить, почему и Хогвартс, и министерство так изощренно издевается над своими учениками?
   - Что ты имеешь в виду, Гарри?
   - Директор, я имею в виду профессора Биннса.
   - Ах, это, - облегчение, написанное на лицах Лорда и Дамблдора, было столь очевидным, что Гарри чуть не рассмеялся. Они его за дурака держат? Неужели он мог бы заговорить о пророчествах в присутствии посторонних?
   - Да, директор, и не понимаю, почему ни вы, ни министр до сих пор не решили эту проблему? В Англии нет ни одного хорошего историка? Вы хотите, чтобы юные волшебники и дальше продолжали развал страны? Рано или поздно они заменят многих из вас на ваших постах, - министр поморщился, - Ну, министр, вы же не собираетесь жить вечно? - Гарри так искренне улыбнулся, что Темный Лорд стиснул зубы, - Так вот. Уроки истории на данный момент столь ужасны, что я не могу найти приличных слов для их описания. Монотонный гул, исходящий от привидения профессора, свалит с ног и загонит в глубокий сон даже гиппогрифа. А от истории многое зависит. Знаете маггловскую поговорку? "Хочешь познать будущее, познай прошлое". Истоки, традиции, уклад, культура, следствия и причины кроются в истории. И те же магглорожденные к примеру начнут больше понимать и действовать согласно устоям магического сообщества.
   - Гарри, мы обсудим это. Тебе пора на урок.
   - Да, директор. Господа, дамы, до свидания, - гриффиндорец ухмыльнулся и вышел прочь.
   Выйдя за дверь, он тут же учуял Снейпа и практически вывернул на него из-за угла.
   - Поттер! Что вы носитесь?
   - Простите, профессор. Вам рассказать, что мне вручили грамоту и даже позволили загадать желание?
   - Да ну? И что же вы загадали? - черная бровь изогнулась в коронном жесте.
   - Квиддичное поле для дуэли в субботу. И еще попросил замены Биннса.
   Снейп пораженно уставился на небрежно облокотившегося об стену мальчишку.
  
   ***
   Яркая вспышка синего клинка разрезает холодный воздух, взмах другого лезвия, скольжение вправо и резкий рывок в сторону. Големы разлетаются словно кегли, рассыпаясь на глазах и усеивая все вокруг пеплом. Ночная тренировка закончена и стоит подкрепиться. Гарри принюхивается и чувствует знакомый мускусный аромат. Где-то совсем недалеко, змей из Хогвартса. Полувампир скользит в тень дерева и замирает, а через секунду его глаза расширяются от увиденного. На поляну, где только что проходила его тренировка, медленно выползает громадный король змей грязно-серый василиск.
   "Черт!!!" - пронеслось в голове, прежде чем вампир скользнул в тень, избегая прямого взгляда почуявшей его змеи. Из мерцающей тени было удобно наблюдать за грациозно-ленивыми, чуть настороженными движениями пресмыкающегося. А что, если...? Гарри мысленно потянулся, скользнул в разум огромной змеи, и замер. Чужой разум был наполнен такой холодной ненавистью и жестокостью, что Гарри на мгновение стало не по себе. Змеюка громко зашипела, словно почувствовав его проникновение, но Гарри даже не вздрогнул, рыская в совсем недавних и оттого очень интересных воспоминаниях: "Зов... зов хозяина, наследника... прийти на зов..." - огромный змей выползает сквозь рот статуи навстречу... Темному министру. Ага, вот ты значит какой Том Реддл! Темный Лорд, министр Волдеморт. Том гладит громадную змею и отдает ей приказы: "Напугать учителей и учеников, начать с последних, держать школу в страхе, вполне можно уничтожить несколько грязнокровок". Неприятная улыбка на холеном лице, преданные и злобные глаза змея. Министр начал свою партию. Пелена злости маревом застилает глаза. Уничтожить грязнокровок! Гермиону! С-сука! Напугать детей! Министр идиот, если думает, что василиск различает чистоту крови. Впрочем, объяснимся при личной встрече.
   Поттер почувствовал холодную ярость, обычно накрывавшую его перед боем. Один из клинков скользнул в руку, а на глаза легла темная непроницаемая повязка - Гарри был готов к бою.
   Школа Амир давала своим выходцам много уроков. В том числе и умение вести бой вслепую, ориентируясь по звукам. Гарри, тогда еще просто маг, овладел этим искусством в достаточной степени, но даже это не шло ни в какое сравнение с возможностью вампирско-оборотнического дуэта, ориентировавшегося с закрытыми глазами везде и всюду словно дома.
   Гарри на миг появился в тени дерева, ветви которого нависали над замершей змеей, и тут же сорвался с пятиметровой высоты в невозможном закрутившемся финте. Синий, полыхнувший пламенем ярости, кинжал вошел точно в левую глазницу, и лес огласило бешеное шипение. Молчаливая тень метнулась прочь, от смертельных объятий и клыков размером с руку. Гарри снова слился с сумраком, исчезая в мерцающей темноте, а разъяренный василиск завертелся в яростном бессилии, расшвыривая мощными ударами хвоста стоящие неподалеку молодые деревца и небольшие валуны. Поляна, затерянная в глубине Запретного леса, сотрясалась от движений озлобленного монстра.
   Внутреннее зрение передвинулось в магический спектр, и Гарри увидел мощную чужеродную ауру сильную, стабильную. И на миг задумался, сможет ли поглотить привлекательную, вкусную магическую силу змея. Впрочем, проверить это предположение можно было только на практике.
   Гарри снова скользнул ввысь и тут же отпрыгнул, когда тварь снесла одним ударом хвоста дерево, на котором он появился. Сквозь тень змеюка видеть не могла, но это было его единственное преимущество. Бешеные повороты и толчки громадного тела не подпускали полувампира близко, ближайшие деревья раскачивались и практически сразу же падали с ужасным грохотом. Полувампир задумался, наблюдая за огромной бешеной тварью. Та настороженно замерла, прислушиваясь и принюхиваясь. Вампир заскользил по тени вокруг поляны, одновременно начиная плести заклинание. Магия крови очень полезная штука, возможности которой достаточно широки. Обычно в охоте на волшебных существ Гарри пользовался разрывающим на куски заклинанием или заклятием окаменения, как в случае встречи с двумя оборотнями, пытаясь защитить Снейпа, но здесь объект был слишком велик. Недолго думая Гарри сосредоточился на боку чудовища, выбрав место пониже гребня. Василиск почувствовал магическое излучение, но не успел среагировать на быстро перемещавшегося полувампира и тут же получил сильный заряд в бок. Оглушительное полушипение-полурев и вырванный кусок мяса несказанно порадовали полувампира, и он скользнул чуть ближе к змею. И едва успел отпрыгнуть от молниеносного броска твари. Вырванный кусок плоти не повлиял на качество перемещения и скорость, и змей, учуяв тающий след недавнего заклинания, кинулся на обидчика с явным намерением переквалифицировать того в плотный поздний ужин. Гарри пришлось мгновенно перемещаться по поляне, избегая хвоста разъяренного змея и его пасти, стремительно следующей за ним. Желтый, потемневший от ярости глаз, излучавший в магическом спектре чуть заметное зеленоватое свечение, ярко выделялся на фоне залитой кровью левой глазницы, не отрываясь следя за мечущейся, размывающейся от скорости фигурой. Снова плетение заклинания и хвост твари взрывается кровавым фонтаном чуть выше кончика, змей чуть теряется от боли и тут же в шею впиваются острые иглы клинков, мгновение, и с другой стороны те же иглы причиняют раздражающую боль. Змей резко поворачивает узкую морду и кривой, словно сабля, клык задевает вскользь прохладную плоть.
   В пылу схватки от ярости или гнева кожа Гарри теряет температуру, становясь прохладной, но стоит ему успокоиться или оказаться рядом с Гермионой то температура тела резко подскакивает, становясь немного выше человеческой.
   Боль в раненой ноге ни на миг не отвлекает Гарри и тот, пользуясь моментом, прыгает и вслепую прокалывает второй желтый зрачок, но яростный удар узкой морды сбивает полувампира с ног, он тут же откатывается и успевает выставить навстречу несущим смертельный яд клыкам скрещенные зачарованные клинки. Кровь вскипает, и магия Гарри борется с проникшим через рану в боку ядом, красное марево застилает взор. Василиск щелкает клыками в опасной близости от лица и отводит голову назад для следующего броска. Гарри пользуется моментом и взвивается в изогнутом прыжке, отталкиваясь от земли всем телом, подлетает к открытой пасти и втыкает клинки в верхнее нёбо, чувствуя, как врывается в грудь ядовитый клык. Змей конвульсивно дергается, насаживаясь на клинки еще глубже, и заваливается всей тушей на бок, увлекая за собой разрываемого болью и магией полувампира. Сильный удар о землю дезориентирует Гарри, сбивая дыхание, но он тут же отвлекается, чувствуя, как яд и борющаяся с ним магия, словно замирают и тут же вокруг возникает яркое голубое свечение, вспыхивает, закручивается спиралями и устремляется мощным потоком в тело полувампира. Магическая мощь василиска толчком врывается в Гарри, острой болью разливаясь по всему телу. Резкий поток смешивается с магией Гарри, усиливая ее, дополняя, и яд, проникающий в кровь, останавливается и устремляется прочь из ран, выступая на коже яркими светло-желтыми каплями.
   Поттер с трудом отползает от раскрытой пасти змея и опускается на траву, теряясь в минутном забытьи. А вокруг звенят разноцветные струны магической мощи, успокаиваясь и подстраиваясь, сливаясь с магией полуоборотня-полувампира. Смерчем закручивается вокруг поляны ветер, пригибая деревья к земле; мельтешат разряды молний и яркие вспышки; раздается оглушительный хлопок, воздушной волной подхватывая кружащуюся пыль, и все резко успокаивается, лишь оседают на землю крутящиеся в воздухе тающие синие снежинки.
   Мощь мага, усиленная вампирской магией и силой оборотня, окончательно приняла освободившуюся магическую силу волшебного существа, влив ее в себя.
   Гарри очнулся через пару минут. Благодаря практически мгновенной регенерации, раны, полученные в бою, уже затянулись, и лишь розовые свежие шрамы напоминали о них. Впрочем, через несколько минут не останется и этих напоминаний. Поттер поднялся, слегка шатаясь от бурлившей внутри магической энергии, огляделся вокруг и хмыкнул. Громадные кольца грязно-серого мертвого тела застыли навечно в пугающей мрачной и завораживающей красоте. Два окровавленных провала глазниц невидяще уставились в ночное небо.
   - Достойный противник, - хмыкнул Поттер уважительно и, задумавшись на мгновение, взмахнул рукой, превращая ближайший мусор в стеклянный, метр на метр, ящик и тут же, повинуясь мысленной команде, мертвая туша стала стремительно уменьшаться, съеживаясь и становясь жалкой под взглядом зеленых глаз. Поместив мертвого василиска в куб, Гарри оглядел место боя: поваленные деревья, куски слегка дымящейся змеиной плоти, кровь на раскуроченной земле.
   Куб плавно плыл увлекаемый волей мага, Гарри шатаясь, опьяненный распирающей изнутри мощью, брел по еле заметным тропам к краю Запретного леса.
  
  
  Глава 8
  
  
  Подземелье дохнуло прохладой и еле заметным запахом готовящегося зелья. Гарри зажмурился - лицо и тело пылали, словно в огне, в голове, как надвигающийся поезд, нарастал низкий вибрирующий шум. Тело немело, а левая рука потеряла чувствительность и висела плетью вдоль бока.
   Судя по тихим, еле слышным даже для вампирского уха, шагам, Снейп не спал. Гарри тихо постучался. Шаги за дверью замерли, затем раздался еле слышные шелест и шорох, а затем осторожное движение в сторону к выходу. Дверь отворилась резко, как и ожидал Поттер, и в нос ему тут же уткнулась светящаяся палочка.
   - Поттер, какого...! - Снейп замер на полуслове и чуть отодвинул странно молчаливого, в разорванной грязной и окровавленной одежде, мальчишку, и пристальнее вгляделся в поблескивающий в свете факелов стеклянный куб. Рот непроизвольно открылся, затем закрылся. Мысли роились, словно потревоженный улей.
   - Входите, Поттер. Диван в гостиной ваш, - хриплота в голосе выдала волнение, но Поттер даже не заметил. Шатаясь, словно пьяный, он медленно и неуверенно добрел до дивана и свалился бесчувственным кулем на темно-зеленый бархат, успев пробормотать:
   - Никаких зелий и заклинаний, профессор, - Снейп кивнул, стараясь не выдать волнение и, взмахнув палочкой, призвал стеклянный куб ближе к камину. Зрелище, которое вначале показалось ему галлюцинацией, заставило вечно невозмутимого профессора судорожно стиснуть зубы и хрипло втянуть воздух. На поверку змея, заключенная в стеклянный, чуть светящийся ящик оказалась уменьшенным дохлым василиском. Где чертов гриффиндорец откопал змея? Как он вообще смог его победить? И что все это значит? Вопросы оставались без ответов. Снейп подошел к лежавшему в беспамятстве мальчишке и наклонился поближе, пытаясь сквозь рваную грязную одежду осмотреть парня на предмет ранений и обомлел. Ран не было, лишь небольшие, исчезающие на глазах тонкие полоски белого цвета. Мерлин!!! Что это значит? Кто этот мальчишка? Скользнувшую было мысль о легилименции профессор отмел сразу же. Поттер по любому почувствует, что в его памяти побывал незваный гость и тогда конец доверию с его стороны. А иметь такого противника как этот загадочный мальчишка профессор не хотел. Наоборот, слова Поттера о возможном сотрудничестве в противостоянии двум гигантам открывали невиданные перспективы. Рассматривая грязно-серое, сморщенное тело змея, Снейп уже не удивился бы и тому, что в один прекрасный день в подобном кубе Поттер притащил ему и Темного Лорда. Или Дамблдора, на крайний случай.
   Стон, раздавшийся с дивана, мгновенно выдернул Северуса из мыслей, резко взметнулась черная мантия и профессор замер, приоткрыв рот - тело гриффиндорца светилось. Нет, оно сияло, белым, потусторонним светом и профессору стало очень не по себе. Парня словно окутал ореол из ослепительных белоснежных вихрей, по спирали охвативших сильное стройное тело, словно кокон. Мальчишка слабо застонал, но Северус, чье внутреннее чутье вопило о том, что надо убираться отсюда, даже не пошевелился. Он переживал. Чтобы такого не творилось с загадочным мальчишкой, но Северус не хотел оставлять парня в одиночестве, хоть и очень хотелось сбежать. Белые вихри сгустились, накрывая тело парня плотным, не прозрачным саваном и замерли на несколько мгновений, остановив свое вращение. Снейпу казалось, что его сердце стучит так оглушительно, что этот дробный, неравномерный звук слышен даже на Астрономической башне. Саван полыхнул ярко, переливаясь радужными цветами и стал непроницаемо черным, словно смола. Снейп почувствовал необычайно мощную волну незнакомой чужеродной магии, исходящей от укутанного тела юноши, в голове нарастал вибрирующий шум и профессор сделал несколько напряженных шагов в сторону своей спальни, ожидая взрыва или чего-то в том же роде, но ничего не произошло. Черный кокон всколыхнулся, выдав протяжный всхлип и всосался в шевельнувшегося мальчишку, сверкнув напоследок темным глянцем.
  
  
   Забытье... Столь сладкое, столь нужное... Зеленое сияние, его магия, красное и желтое - магия сущностей в его душе... Новое сияние - непроглядно серое, очень сильное... Подчиненное зеленому... Слияние, не больно, наоборот, приятно... настолько приятно, что хочется остаться здесь навеки и смотреть и чувствовать и ощущать... Присутствие... Не здесь, а во вне... Знакомый аромат - Снейп... Темный профессор... Хитрый профессор... Боязнь? Переживает? За кого? За него? Спасибо, профессор... Я не забуду такого... Слияние... Все вокруг черное, непрозрачное и светящееся... Глянец... глянцевая смола... Спокойно, красиво, уютно... Самое то....
  
   Гарри открыл глаза, и тут же остановил дернувшегося было к нему зельевара взмахом руки. Посидел, прислушиваясь к новым ощущениям от принятой магии и силы василиска, потянулся и единым движением соскользнул с дивана. Подошел к профессору, заглянул в черные, напомнившие о собственной душе глаза, и сказал:
   - Спасибо, профессор.
   - Не за что, По... Гарри. А теперь расскажите мне вашу историю.
   Историю?
   - Про вот это, - тонкий палец указал на стеклянный куб.
   - Ах, это. Это, профессор, шутка Темного... хм.. Нашего дражайшего Министра. Он выпустил своего зверька с напутствием подержать Хогвартс в страхе и, возможно, убить несколько грязнокровок.
   - Что? Откуда вы...?
   - Профессор, прежде чем убить этого великолепного зверя, я залез в его последние воспоминания. Если бы это существо не было бы столь злобно настроено против Хогвартса, то я оставил бы его в живых, а так... Мне жаль, что пришлось отнять жизнь у великолепного волшебного создания.
   - Почему?
   - Жаль? - и в ответ на кивок Снейпа, - Потому, профессор, что это был достойный противник. Хотя теперь к делу. Возьмете это на ингредиенты? - снова кивок.
   - Поттер, вы его убили в одиночку? - голос почему-то хриплый. Гарри чуть склоняет голову вбок, в чисто зверином жесте и кивает. Снейп судорожно потирает шею и садится на диван, в его глазах плещется недоверие и изумление. Гарри молча ждет профессора, потом понимает, что не обойтись без спиртного и спрашивает:
   - Спиртное есть?
   - Да, - Снейп кивает отрешенно, и Гарри готов поставить на кон сто галлеонов, что в голове Северуса сейчас происходит просчет дальнейшей ситуации и вычленение нескольких наиболее выгодных сценариев. Поттер вытягивает руку и тут же в раскрытую ладонь прилетает бутылка огневиски и бокал. Спиртное для Гарри все равно, что мертвому припарки - не действует и имеет отвратный запах для столь чувствительного обоняния. Золотистая жидкость плещется в бокале и Снейп приходит в себя после первых же двух глотков.
   - Черт! Поттер! Давайте, воспоминание! - Гарри, вздохнув, вытягивает тонкую серебристую нить, а Снейп призывает из спальни мыслеслив и тут же ныряет в недавние события. Выныривает через полчаса, хватая воздух ртом, и начинает судорожно осматривать и ощупывать Гарри на предмет ранений.
   - Профессор, перестаньте, я невредим!
   - Я видел, Поттер, что василиск насадил вас на клыки как перепелку!
   - И что? - Гарри хочется и дальше наблюдать, как за него переживает самый ужасный профессор Хогвартса. Почему именно забота Снейпа приятна для Гарри? Может потому, что искренна? И не таит в себе никакого подтекста? Или может Гарри стал слишком мягкотелым? Или просто становится понемногу самим собой? Все мысли были отброшены сильной рукой, - Профессор, моя магия сильнее, вот и весь ответ, яд просто вытек из ран.
   - Магия сильнее? - отрешенный кивок черноволосой макушки. Гарри решил рассмотреть василиска поближе.
   - Да, профессор. Моя магия помогла мне в этот раз. Нет, все-таки, змеи самые красивые существа на свете! - и в ответ на ошарашенный взгляд Снейпа, - Та же Нагини очень милая змея. Правда, это не помешает мне свернуть ей шею..., - холодные глаза на миг заливает тьма и профессору становится жутко, - Темный Лорд дорого заплатит за свои действия, профессор. Помяните мое слово! - голос тихий, но в нем звенит настоящая чистая, ничем не прикрытая ярость и ненависть.
   - Поттер! Не время мстить, у вас еще дуэль впереди! И вы зря сломали палочку Малфоя. Хоть и было весело наблюдать за представлением - такое не каждый день увидишь. Он вам этого не простит.
   - Профессор, мне, честно говоря, плевать на все их мерзкое семейство с Астрономической башни. Вот скажите, кто страшнее: василиск в истинном размере или наш дорогой замминистра? Вот уж у кого будет лишь оружие и никаких клыков размером с руку и наполненных ядом! И такой мощи и силы!
   - Поттер, Люциус - слизеринец! Он хитер и жесток.
   - Значит, как я и ожидал, будет вторая палочка в рукаве, парочка артефактов и, конечно, зачарованное оружие. Предсказуемо, если хоть пару раз пообщаться с этим типом.
   - Поттер, а почему вы не вызвали на дуэль Драко? - Снейп увидел непонятное выражение в глазах парня и, поддавшись порыву, сказал, - Ладно, как бы то ни было, я ставлю на вас.
   - Благодарю, профессор. И спасибо, вы снова мне помогли. Эм... теперь я пойду, день выдался напряженный. Спокойной ночи, профессор.
   - Идите, Поттер. И... спасибо, за..., - взгляд профессора метнулся к камину и кубу перед ним, - кхм... ингредиенты.
   - Обращайтесь, профессор, - ухмыльнулся наглец и ретировался, не дожидаясь ответной реплики.
  
   Утро встретило Гарри недовольным бурчанием Рона и отчаянным зевком Невилла, Гарри поморщился и отдернул полог.
   - Утро добрым не бывает, привет, Гарри, - рыжик зевнул.
   - Привет, отчего же не бывает?
   - Потому что сегодня первыми у нас будут зелья со Слизерином. Сдвоенные! - стон Невилла был полон отчаянья.
   - Ну и что? Слизерин как Слизерин, Снейп как Снейп, - Гарри пожал плечами. Он слышал, что факультеты враждуют, но ему было совершенно наплевать на это.
   - Они - наши враги! - воскликнул Рон и чуть покраснел, когда увидел направленный на него пристальный взгляд Поттера. Гарри чуть помолчал, просверливая в переносице Рона небольшую дырку, мальчишки затихли в ожидании. За эти дни они поняли, что Гарри полон сюрпризов.
   - Рон, скажи Астория Гринграсс - та красивая, нежная, изящная блондинка - твой враг? - насмешливо поднятая бровь и еще более покрасневший рыжий, - Нет? Так... Ее сестра Дафна, если не ошибаюсь, она тоже является твоим врагом?
   - Да причем здесь девчонки?
   - Так они тоже из Слизерина, Рон. Ты сказал враги, но... может просто соперники? Нельзя ненавидеть человека, если он принадлежит к другому факультету. Вражда не приведет ни к чему хорошему. Вопрос: за что ты их так не любишь? Только ли за принадлежность к другому факультету? Или есть какие то иные причины?
   - Вражда между факультетами - это давний спор, Гарри, - Дин и Симус согласно кивнули, поддерживая Невилла.
   - Да, я читал про то как Салазар Слизерин и Годрик Гриффиндор что-то там не поделили тысячу лет назад и положили начало противостоянию. Вопрос номер два: а если их спор произошел из-за цвета трусов? К примеру? Откуда и кто сейчас может знать истинные причины? Представь, какой будет конфуз, если окажется, что великие основатели на самом деле поругались не из-за чистоты крови а по какой-либо другой, глупой причине, - Дин, Симус и Невилл ухмылялись, Рон напрягся, видимо представляя как могли великие поругаться из-за трусов и прыснул, Гарри продолжил, - Но чем плохи слизеринцы сами по себе? Тем, что они хитрые? Или тем, что они не столь отважны, как гриффиндорцы? Представь, Рон, что мир состоит из одних гриффиндорцев. Что из этого получится? По-моему, ничего хорошего. Каждый факультет славен чем-то особенным и если на Слизерине в основном представители древних или просто чистокровных семей, то это ничего не значит. К слову сказать, шляпа предлагала мне Слизерин, но я выбрал Гриффиндор только потому, что тут учились мои родители, - "Ну и, конечно, потому, что тут учится Моя Гермиона, но об этом никто не узнает".
   - Но они были на стороне министра, когда он шел к власти! Они убивали и мучили, ради власти!
   - Они? А может их родители, Рон? Не бывает так, чтобы никто не погибал, тем более в борьбе за власть. Всегда кто-то страдает! Это жизнь, Рон.
   - Гарри, если сейчас начнется открытое противостояние Дамблдора и Министра, то Слизеринцы станут нашими врагами, потому что примут сторону министра, - Невилл чуть раскраснелся, выдавая гневную тираду.
   - Ты так уверен за всех слизеринцев, Невилл? - Лонгботтом не отвел взгляд, - А вы будете поддерживать Дамблдора и также будете сражаться, и может даже убивать. Чем вы тогда отличны от них? - пристальный взгляд обвел парней, - а что если ты однажды поймешь, что тебе по душе взгляды, за которые ратует министр? Или за Дамблдором пойдут несколько представителей Слизерина? Что и их тоже не примешь, ведь они враги? И вы, и они будете отстаивать свою правду. Но вот вопрос, будет ли она истинной? Ладно, поговорим позже, иначе Рон останется без завтрака, а это чревато, - Гарри улыбнулся, видя, что некоторые сомнения в души одноклассников он посеял.
   Черная рубашка, черные джинсы, ботинки из кожи черного дракона - черный любимый цвет. Мантия легла на сгиб локтя, уменьшенные учебники - в карман. Палочка небрежно засунута в рукав. Придирчивый взгляд в зеркало сменяется довольным, Рон закатывает глаза, затем пятеро подростков устремляются вниз, в гостиную. Гермиона уже там, сидит у камина с книгой в руках. Ее глаза радостно светятся, когда Гарри, не обращая внимания на остальных, подхватывает ее на руки и кружит, получая ни с чем не сравнимое удовольствие от счастливого смеха возлюбленной. Толпа голодных гриффиндорцев спускается вниз, Гарри помогает Гермионе сопровождать восторженных первокурсников, ловящих каждое слово "охотника на вампиров". За завтраком директор объявляет о субботней дуэли и предлагает всем желающим старшекурсникам посетить квиддичное поле в субботу вместо Хогсмита. Большой Зал взрывается воплями младших и разговорами старших, а Гермиона негодующе смотрит на невозмутимого Поттера. Тот вздыхает, поднимается, и чуть усилив голос начинает:
   - Я думаю, что дуэль могут посмотреть все желающие, господин директор. Несправедливо лишать младших такого поучительного зрелища, - взгляд Гарри останавливается на Драко, тот чуть бледен, но смело встречает взгляд полувампира, - Не думаю, что случится что-то страшное, но даже если и так, то это будет уроком для всех, - Драко вскидывается, но молчит. Гарри поворачивается к директору. Тот кивает и зал снова взрывается воплями, на сей раз от восторга. Магическая дуэль редкость в нынешнее время, а уж дуэль между учеником и зрелым сильным магом - нечто из ряда вон. Гарри занимает свое место и понимает, что Гермиона чуть не плачет.
   - Почему ты не сказал мне? И когда ты успел вызвать Малфоя на дуэль? Гарри! Ты понимаешь, что можешь проиграть?
   - Гермиона, - полувампир наклоняется к своей подруге и шепчет ей на ухо, - милая, неужели ты сомневаешься во мне?
   - Нет, но..., - голос Гарри действует на девушку, словно наркотик, затуманивая разум и сбивая дыхание.
   - Я не проиграю, милая, ни в коем случае.
   - Но почему?
   - Почему что? - наглая ухмылка вампира и губы чуть прихватывают сладкое маленькое ушко девушки. Та судорожно выдыхает и вцепляется в лавку двумя руками.
   - Гарри, ох..., ты же понял, что я имею в виду! Перестань! На нас смотрят!
   - Мне наплевать, малыш, пусть смотрят.
   - Гарри! - Гермиона, наконец, находит в себе силы и отдвигается, нахмурившись, - рассказывай!
   - Хорошо, - Гарри вздыхает чуть слышно, - что именно ты хочешь знать?
   - Почему ты вызвал его на дуэль?
   - За оскорбление.
   - Кого он оскорбил?
   - Неважно.
   - Меня, так? - на вопрос это мало похоже, но Гарри кивает, - То есть это из-за меня?
   - Не совсем, Гермиона. Я пришел к министру, а там оказался этот напыщенный блондин. Он злился из-за жалобы сына и нашего первого столкновения, позволил себе обращаться ко мне, словно к мальчишке, плохо отзывался о тебе и я... эм... чуть вышел из себя. Предложил ему вызвать на дуэль его сына, за то, что тот посмел нагрубить нам. Впрочем, наверное, это было лишним, я не сражаюсь с детьми, - Гермиона внимательно посмотрела Гарри в глаза. На миг зеленые омуты затуманились гневом и Поттер поморщился, - но он этого не знал. И испугался. Впрочем, я ожидаю, что дуэль будет забавным зрелищем, Гермиона.
   - Забавное зрелище? - Гермиона чуть не задохнулась от возмущения. Гарри аккуратно погладил напряженную спину девушки. Звери внутри одобрительно заворчали.
   - Гермиона, дуэль не смертельная. Всего лишь до потери сознания. - Что волноваться?
   - И что будет проигравшему?
   - Хм... если проиграет Малфой, он выполнит некоторые мои условия. Если я, то проведу лето в его особняке... эм... в качестве домового эльфа, - глаза девушки испуганно расширились, рот приоткрылся, чтобы низвергнуть на Гарри поток возмущения, но Поттер перевел разговор, - Как думаешь, Снейп сегодня даст контрольную или пощадит нас?
   - И не надейся, Гарри. Профессор не такой, чтобы отказываться от своих слов, - Гермиона, конечно, все поняла, но настаивать на продолжении разговора не стала и легко поддержала тему. Гарри огляделся - столы гудели от домыслов и предположений. Каждый выдвигал свою версию событий. Одна девушка из Хаффлпафф визгливо доказывала подругам, что Поттер и Малфой-старший не поделили одну и ту же женщину. Гарри поймал взгляд Драко Малфоя и ухмыльнулся, слизеринец отвернулся. А потом Гарри почувствовал пристальный взгляд - за столом Рейвенкло сидела светловолосая девушка и задумчиво смотрела на него голубыми, чуть навыкате глазами. Он уже было хотел отвести взгляд, но тут она ему улыбнулась - весело, искренне, и он не смог не улыбнуться в ответ. Гермиона заметила, посмотрела на девушку и тоже улыбнулась:
   - Это Полумна Лавгуд. Она очень умная, но несколько странная девушка.
   - Странная?
   - Да, она ... как бы... ну чуть не от мира сего, - Гермиона сморщилась, и стало понятно, что девушке совестливо за такое определение.
   - Пойдем, ты меня познакомишь с ней.
   - Гарри!
   - Гермиона, мне интересно!
   - Хорошо, - нотку недовольства в голосе Гарри услышал и тут же прижал девушку к себе, стоило той только вылезти из-за стола.
   - Гермиона, ты ведь не ревнуешь? Блондинки не в моем вкусе, впрочем, рыжие, черные и все остальные тоже. Я такой привередливый, что лишь одна девушка может мне подойти, - Гермиона игриво шлепнула его по руке и повела к Рейвенкло. Полумна радостно поприветствовала их и тут же заявила, что будет болеть за Гарри и даже нарисует плакат. Гарри поблагодарил искреннюю девушку и потянул Гермиону к выходу из зала. Ему срочно требовалось ее поцеловать.
   Снейп все-таки задал контрольную, и первый урок сверлил невозмутимого Поттера тяжелым взглядом, Гарри его игнорировал, сосредоточившись на зелье, а почти весь второй урок профессор распекал Лонгботомма за его разгильдяйство и бездарность. Невиллл краснел, бледнел и, казалось, готов был упасть в обморок. Гарри поначалу было все равно, затем он начал уставать от едких и язвительных комментариев злого зельевара, потом уже был готов даже сказать что-то в защиту Невилла, но поймал предупреждающий взгляд Гермионы и отступил. Впрочем, когда зельеварение закончилось и студенты хлынули из мрачного помещения, он не остался поговорить с профессором, а ушел вместе с остальными. То, что Снейп хотел пообщаться сомнений не вызывало - обычно сверлящий взгляд профессора означал именно это. Но Гарри разозлило то, что Снейп довел Невилла почти до слез. Хотя, с другой стороны, какая ему разница? Лонгботтом действительно не знает зелий, он ноль во всем что касается котлов, если только их не надо чистить. Но ведь и Снейп тоже перегибает. Смысл издеваться над тем, кто слабее? Черт, но почему его это волнует? Может из-за того, что Гермиона переживает за друга? Или он сам уже считает Невилла своим... другом? Бред! Какие друзья в его жизни? Снейп догнал его перед входом в Большой Зал, отозвал в сторону от гриффиндорцев, провожающих Гарри сочувственными взглядами, завел в пустой класс, наложив несколько заглущающих заклинаний. Повернулся, взмахнув полами мантии словно демон из преисподней и вперил тяжелый взгляд в невозмутимого парня. Гарри прислонился к стене и ответил профессору равнодушным взглядом.
   - Поттер! Мерлин вас задери!
   - Спасибо, профессор, но я с призраками не того...
   - Поттер! Еще слово и... - Снейп угрожающе двинулся к нему, но Гарри, озлобленный на Снейпа, не дал ему сделать и шага, мгновенно оказавшись перед носом профессора - благо ростом Поттер был ниже всего лишь на пару дюймов, а в плечах намного шире.
   - Не думаю, что вы хотите продолжать в таком же тоне, профессор, - угрозу в голосе парня не услышал бы только глухой, Снейп глухим не был. Отступил, тяжело дыша, сверкнул гневным взором на спокойного, как питон, мальчишку, вздохнул и процедил сквозь зубы:
   - Я был не прав.
   - Полагаю, что да. Вы не правы. Впрочем, не будем об этом сейчас. Вы что-то хотели сказать мне, сэр?
   - Малфой не будет драться честно.
   - Это понятно.
   - Он будет использовать темную магию, - Поттер лишь хмыкнул, Снейп проигнорировал наглеца, - Вы настолько уверенны в себе, Поттер? Не слишком ли?
   - Спасибо, сэр. Я рад слышать, что вы за меня волнуетесь.
   - Поттер!
   - Черт! Смотрите, профессор, черт вас дери! - Парень отошел подальше, прислушался и взмахнул рукой, добавив в заглушающим заклятьям Снейпа свое - Изолирующее. Затем выставил вперед ладонь и, взглянув профессору прямо в глаза, начал играть пальцами, сжимая и разжимая кулак. Мгновение и ожили по углам черные тени, по классу прошел холодок, погасли несколько свечей. Еще миг и черные щупальца выскользнули из углов и устремились в ладони зовущего, собираясь там в причудливый клубок, перевиваясь и уплотняясь. Изумленный Снейп смотрел на сгусток тьмы в руках мальчишки и не мог поверить своим глазам - парень собрал Клубок тьмы всего лишь за пару мгновений, и удерживал ее без особого труда. Заклятье было достаточно сложным и относилось к темномагическим, потому что при попадании такого "подарка" в человека клубок растекался по телу жертвы, вытягивая жизненную и магическую энергию в считанные минуты и отдавая ее сопернику, а затем растекался по телу жертвы, выжигая кожу и внутренности.
   - Убедились? - прошипел Поттер, закрывая ладонь и давя Клубок в кулаке, - мне не в новинку темная магия, профессор. И я применю любое из заклятий моего арсенала, если увижу угрозу жизни, - Поттер глубоко вдохнул, успокаиваясь, и на миг профессору показалось, что его глазница заполнилась чернотой, но наваждение тут же исчезло, затем продолжил, - У меня будет к вам просьба профессор.
   - Какая, - голос не слушался, в висках шумело, Снейп отказывался верить в то, что только что увидел.
   - Присмотрите за Гермионой. Она первая, кто может пострадать, а я не прощу себе, если с ней что-нибудь случится.
   - Хорошо, я присмотрю.
   - Спасибо, профессор.
   - Поттер, может вы объясните мне.... кто вы такой? - Снейп не надеялся на ответ. Но парень его вновь удивил.
   - Может и объясню, когда придет время открыто заявить на чьей вы стороне, кроме собственной. И когда я буду готов.
   - Поттер..., - договорить Снейп не успел - мальчишка вздрогнул, Снейп сморгнул, и оказался нос к носу со здоровенным знакомым черным волком. Волк рыкнул негромко, подошел и чуть толкнулся лохматой башкой в руку профессора, и, как и в прошлый раз, Снейп погладил зверя в ответ, - Не анимаг, говоришь? - волк помотал головой, отрицая, и тут же стал Поттером.
   - Я не анимаг, профессор. Во всяком случае, принцип превращения в зверя в моем случае не имеет отношения к анимагической трансфигурации. Но это мы тоже сможем обсудить позже.
   - Хорошо, Поттер, - устало вздохнул Снейп. Трансфигурация была его слабым местом, а мечты об анимагии так и остались мечтами навсегда. У Поттера же наоборот, мальчишка обладал невероятными способностями к трансфигурации, о чем Минерва восхищенно говорила в учительской. То же самое говорил Флитвик - у мальчишки отлично получались и Чары, ему вторил Биннс - привидение колыхалось, словно от ветра и обычным скучным голосом вещало, что "У мистера Поттера хорошие знания по истории магии", но вот Блэк крестника не хвалил, да и по зельеварению Поттер не блистал знаниями. Черт! Мальчишка в школе без году неделя, а уже смог завоевать расположение многих преподавателей и учеников. Первые и вторые курсы его чуть ли не боготворят. Некоторые девчонки томно вздыхают о черноволосом герое-избавителе-победителе вампира. А он? Вместо того, чтоб крутить романы направо и налево, усмирять бушующие гормоны, как тот же Драко, обращает внимание только на Грейнджер. И не только обращает. Он ее на руках носить готов, и так на нее смотрит, что зависть берет. А Дамблдор только смеется в бороду, чертов старик! И обзывает это любовью. Какая любовь за несколько дней? Снейп выдохнул сквозь зубы и поймал пристальный взгляд Поттера. Не анимаг... а кто? Оборотень? Ага, и превращается по желанию. Черт! Оборотень высшего уровня? Тоже вряд ли. Тогда что? Черт!!!
   - Профессор, не надо гадать. И я не читаю ваши мсли, просто тут и так все понятно.
   - Поттер, скажите, вы собираетесь стать третьей силой в споре двух гигантов?
   - Да, если меня вынудят, - зеленые глаза потемнели от гнева.
   - И какими способами вас можно вынудить?
   - Их много, профессор. Но самое главное, что я буду защищать - это то, что принадлежит мне.
   - Тогда почему вы защитили второкурсников? Они же вам не принадлежат?
   - Потому что так было правильно. Я пойду, профессор. И не ходите в лес в ближайшие дни, там творится что-то плохое, - Снейп вздрогнул, невольно вспомнив оборотней, затем кивнул.
   Мальчишка махнул рукой, ломая разом все заклинания, и выскользнул за дверь. Снейп только закатил глаза. Чертов Поттер!
  
  
  Глава 9
  
  
  В Большом Зале ни на миг не прекращалось обсуждение субботней дуэли. С подачи семикурсников-близнецов Уизли делались ставки, и счет шел уже по-крупному. Споры и мелкие стычки, крики, вопли заполонили все пространство огромного помещения. Когда в зал влетел Поттер и, не останавливаясь, направился к Гермионе, разговоры и споры стихли на миг, но затем разгорелись с новой силой. Гарри прислушался к мыслям и словам, хмыкнул и трансфигурировал тыквенный сок в гранатовый. Гермиона тут же пододвинула ему свой кубок. Гарри улыбнулся, дернул ее за выбившуюся из хвоста прядь и превратил ее сок в сладкое легкое сливовое вино. Гермиона глотнула, чуть поперхнулась, распробовала и прошептала:
   - С ума сошел!
   - Не вкусно?
   - Вкусно! Но сейчас обед, а если унюхают!?
   - Не унюхают, - Поттер широко улыбнулся и обнял Гермиону за талию, - Пей, ты слишком напряжена.
   - Как будто ты расслаблен!- Гарри приподнял брови и улыбнулся.
   - Гермиона, я действительно не волнуюсь, потому что не вижу в этом смысла. Скоро все разрешится, - взгляд Поттера скользнул к слизеринскому столу и Гарри успел заметить неприязненный прищур младшего Малфоя, направленный на них. Залезть в мысли хорька не удалось - парень умел защищаться. Гарри хмыкнул и вдруг стал очень серьезным, - Гермиона, у меня будет к тебе просьба.
   - Какая? - девушка допила вино и обернулась к Поттеру.
   - Я договорился с профессором Снейпом, что он присмотрит за тобой, - и тут же добавил, увидев, что Гермиона собралась его перебить, - Послушай меня! Что бы ни случилось во время дуэли, держись рядом с профессором. Не отходи от него ни на шаг, Гермиона. Это очень важно для меня.
   - Но Гарри... я хотела быть с друзьями.
   - Солнышко, тебе все равно будет не до них. Ты ведь будешь переживать из-за меня. Я не просто так это делаю. Прекрасно представляю, что Малфои могут использовать тебя, чтобы я проиграл. И если так и будет, я проиграю. Понимаешь? Если будет угроза тебе..., - Гарри не продолжил, но Гермиона чуть шире распахнула глаза, - Я сделаю портключ. При малейшей опасности ты его активируешь. Такой же портключ будет у профессора. А сейчас идем, иначе профессор Спраут сделает из нас удобрения для ее любимых мандрагор.
   Гермиона улыбнулась, затем взглянула на часики на руке и, вскрикнув, стала выбираться из-за стола. Поттер хмыкнул, подхватил девушку на руки и, не обращая внимания на свист и улюлюканье, вынес ее из Большого зала.
   - Гарри! Ну зачем ты так?
   - Гермиона, ты бы еще дольше выбиралась без моей помощи, поверь, - уже через минуту Поттер быстро вышел из замка, стараясь двигаться не слишком быстро. Гермиона, поначалу делала попытки вырваться, аргументируя это тем, что они выглядят глупо, потом смирилась и прижалась к полувампиру вплотную. Гарри с силой втянул воздух, усмиряя сошедших с ума от блаженства внутренних зверей. Ему до безумия хотелось свернуть к озеру и устроить там пикник вместо того, чтобы идти на урок, но он знал, что его Гермиона этого ему не простит. И поэтому раздумывал над поездкой в Европу в субботу, сразу после дуэли. В том, что он выиграет, сомнений не было, как и в том, что это будет нелегко. Хотя, если чуть спустить жесткий короткий поводок и дать волю внутренним зверям, то скорость, сила и магия помогут ему завладеть ситуацией в первую же секунду и тут же выбить Малфоя с помоста, предварительно приложив головой об этот же помост. Но, с другой стороны, в качестве зрителей будут присутствовать ученики, преподаватели и Темный министр с дружиной, а раскрывать, даже частично свои способности Гарри не хотел. Впереди предстояла долгая и кровавая борьба, а сил было недостаточно. Впрочем, можно было сделать "финт ушами", ослабив Малфоя несколькими неприятными, но не смертельными сюрпризами из арсенала Амирских профи, а затем использовать заклятья школьной программы.
   Гермиона вдруг сильно трепыхнулась на руках, и Гарри увидел, что их догоняют Невилл, Рон и Дин.
   - Гермиона, Гарри, подождите! - Гарри поставил девушку на землю, но тут же обнял ее, словно защищая, и лишний раз утверждая свои права. Гермиона тихонько вздохнула, не в силах сопротивляться притяжению брюнета и обняла Гарри в ответ, спрятав лицо на его груди. Парни поравнялись с парочкой, Рон закатил глаза и торжественно объявил:
   - Чур, мне первое приглашение на свадьбу! - Гермиона хихикнула и кивнула, кинув взгляд на довольно улыбающегося ей полувампира, - Гарри, за тебя почти половина Хогвартса болеет! Столько ставок! Близнецы уже устали их принимать!
   - Да! И, кстати, даже среди слизеринцев есть те, кто болеет за тебя! - Невилл чуть смутился, увидев пристальный взгляд полувампира:
   - То есть среди слизеринцев есть те, кто поддерживает гриффиндорца? - тон вампира стал чуть мягче, - Наверное, это вражьи происки, да?
   - Гарри! Остановись! Мы поняли, что ты нам утром говорил! Но все равно не совсем с тобой согласны! Тем более что сейчас начнется урок, так что обсудим эту тему потом, пойдемте! - Невилл первый шагнул в царство питомцев Помоны Спраут. За ним нехотя потянулись остальные. Гермиона кинула на ухмыляющегося полувампира пронзительный взгляд и Гарри понял, что вечером будет серьезный разговор.
  
   Темное звездное покрывало укутало землю, заставив окружающий мир потерять краски и четкость границ. Черный волк скользнул к последнему маячку и через пару минут обновил метку, втянул ночной прохладный воздух и перевоплотился стройным юношей, который тут же исчез в тени. Час назад Гарри поставил маяк на женскую спальню, в гостиную и зачаровал кулон Гермионы как портключ, настроенный на хижину лесничего. Недооценивать противника Гарри не мог. А Гермиона была его самым слабым местом, самым уязвимым. И даже если у него паранойя и ни Малфой, ни господин темный министр не будут покушаться на Его малышку, подстраховаться все равно стоило. Вечером он вручил Гермионе симпатичный серебряный кулон и велел не снимать, а при малейшей опасности сжать в руке и произнести "Три метлы". Гермиона заулыбалась, вспомнив, как впервые увидела Гарри именно в заведении мадам Розмерты. Когда девушка уснула, он пробрался в женскую спальню и зачаровал полог Гермионы от проникновения животных, оставил следящее заклинание и сигнальные чары. Затем спустился к Снейпу и вручил тому кольцо-портключ. Паролем на сей раз стало "Дырявый котел". Снейп тоже усмехнулся и пожелал некоторым лохматым недоразумениям, умудрившимся за первую неделю наворотить дел, выспаться и отдохнуть перед дуэлью. Гарри поблагодарил язву-профессора за заботу и умчался в Запретный лес. У него было еще одно дело.
  
   Двухэтажный каменный дом, затерянный в густой роще, выглядел мрачным и нежилым. Годрикова лощина встретила Гарри безмолвием и шумом ветра в кронах высоких деревьев. Одиноко скрипела несмазанная калитка, чуть шелестел высокий платан, росший у самого дома и закрывавший густой зеленью пару окон второго этажа. Луна выглянула на несколько мгновений из-за туч, освещая редкие островки снега и темную каменную дорожку от калитки к входной двери. Гарри вдохнул холодный воздух и шагнул вперед. На миг что-то полыхнуло и тут же погасло, а на первом этаже вспыхнуло желтым светом окно. Дверь отворилась, и Гарри увидел двух домовых эльфов со слезами на глазах встречавших молодого хозяина. Получив указания, выслушав отчеты и пообещав вернуться в ближайшее время, Гарри скользнул в тень и очутился в гостиной гриффиндора, сел в любимое гермионино кресло и попытался разобраться в ощущениях. У него есть дом, есть домовики, но ощущения цельности, семьи нет. Как будто чего-то он еще не вспомнил, не предусмотрел, не нашел. И это "не" гложет и не дает насладиться жизнью в полной мере. Легкий шорох, словно стрекозиных крыльев, заставил Поттера замереть и напрячься. Тишина, лишь потрескивание догорающих в камине дров и снова легкий шорох, воспринимаемые невероятным слухом полуоборотня. Гарри прикрыл глаза и приспустил звериный поводок. Внутренние сущности прислушались, ноздри затрепетали, втягивая чуть слышный женский аромат с примесью трав и цветов. Звук вновь повторился и Поттер определил точное место положения источника - за часами на каминной полке. Звук повторился и переместился за поставленный кем-то портрет МакГонагалл, расположенный рядом с часами. Легкий шелест и вновь тишина. Гарри полностью расслабился и чуть шевельнул пальцами, заключая портрет в небольшой светящийся шар. Прошла секунда, раздалось чуть сердитое жужжание, и из-за портрета появился большой зеленый жук, в котором Гарри, просмотрев ауру, сразу же распознал анимага.
   - Так, так, так, - пробормотал Поттер, приподнимаясь и разглядывая метающееся по шару насекомое, - и кто же у нас тут притаился? - взмах рукой, и шар плывет по воздуху останавливаясь посреди гостиной, движение пальцев, и шар превращается в банку, а портрет скользит на каминную полку. Жук замирает и таращит на Поттера черные бусинки глаз, - Давайте так, милая дама, - Поттер чуть втягивает воздух, крылья носа трепещут и раздуваются от неприятного аромата анимага, - Я вас выпускать не буду, пока в газетах не увижу весть о пропавших. Или сразу выяснить, кто есть кто в нашей компании. Не возражаете? - мысленное проникновение в мозг дает невероятный результат, - О! Мисс Скитер! Великолепная, - слово выплюнуто словно ругательство, - невероятно пронырливая, наглая и беспардонная журналистка газеты Ежедневный пророк! Как вы себя чувствуете? - Гарри потряс банку, и для жука наступило тотальное мини-землетрясение, - Вам плохо, мисс Скитер? Тошнит, голова кружится? - Гарри снова проник в мозг насекомого - паника, судорожный поиск выхода из ситуации, готовность пойти на любые уступки, - На любые значит? - жук судорожно трясет маленькой головой, - Отлично, мисс Скитер, у меня к вам очень интересное предложение, от которого вы просто не сможете отказаться, - улыбка Гарри вызвала у жука дрожь и приступ паники.
  
   Субботнее утро началось с воплей. Гарри, дремавший в кресле в гостиной, поскольку в спальнях было невозможно уснуть из-за всеобщего возбужденного предвкушением состояния, приоткрыл глаза, наблюдая, как с лестницы небольшой волной скатывается половина Гриффиндора. Количество эмоций, исходящих от толпы, зашкаливало, и Гарри было неуютно. Гермиона молча села рядом и обняла его. Девушка была напряжена, но не хотела, чтобы он волновался из-за нее.
   - Привет, Гермиона, - Гарри коснулся волнистых прядей, - Ты помнишь все, о чем мы говорили?
   - Привет, Гарри, я помню, да. Я буду аккуратна и осторожна. И я знаю, что ты победишь, - Гермиона порывисто обняла Поттера и всхлипнула. Обсуждения и споры вокруг вдруг стихли, Гарри прижал девушку к себе в чуть защитном жесте и повернулся к толпе гриффиндорцев. Вперед выступил Рон.
   - Гарри, мы хотели сказать тебе, что полностью тебя поддерживаем и знаем, что ты победишь! - громкие одобрительные возгласы не позволили Поттеру ответить сразу же и он терпеливо ждал, пока толпа успокоится. В гостиной было очень тесно, ученики смешались и семикурсники стояли рядом с младшими. Гарри ощутил, что почти все искренне поддерживают его.
   - Ребят, спасибо за поддержку, - Ему было странно, очень странно чувствовать, что факультет, на котором он учится всего лишь несколько дней, так к нему относится. Что малознакомые, чужие люди переживают и болеют за него. Незнакомое чувство поднялось в душе, и Гарри понял, что благодарен этим людям. Впрочем, сейчас расслабляться не стоило.
   Гриффиндор толпой вломился в Большой Зал на завтрак. Впервые в субботу огромное помещение было заполнено людьми, как в будний день. Шум стоял невообразимый. Гарри нашел глазами Снейпа и кивнул ему.
   "Здравствуйте, профессор..."
   "Доброе утро, Поттер..."
   "Как ваше настроение?.."
   "Отличное, Поттер... Размышляю, стоит ли прислать вам на похороны венок..."
   "Сэр, я не собираюсь умирать, вот уж точно..."
   "Вы просто не знаете, как Люциус обращается с домовыми эльфами..."
   "И как же вы узнали об условиях дуэли?"
   "Обсуждали в учительской. МакГонагалл была почти в истерике и хотела запретить дуэль, но директор не позволил..."
   "Как благородно с их стороны... Но мне бы никто не смог запретить..."
   "Могли бы отсрочить дуэль до вашего совершеннолетия.."
   "Я - Глава Рода и мой род оскорбили... Так что по всем законам я имею полное право на дуэль..."
   "Ох, Поттер, не соскучишься с вами... Вы в школе всего неделю... А уже такого наворотили... что же будет через месяц или два?"
   "Начнем подготовку... времени маловато, но, думаю справимся..."
   "Подготовку?"
   "В скором времени мы поведем магическую Англию в Золотой век, в век силы и расцвета, профессор, так что готовьтесь, ваша роль - одна из главных..."
   Гарри увидел, как на лице профессора мелькнуло удивление, затем сумасшедшее веселье, задумчивость и вдруг под судорожные выдохи со всех сторон Ужас Подземелий широко улыбнулся и подмигнул довольному Поттеру, а затем принялся, как ни в чем не бывало, смаковать утренний кофе. Несколько секунд стояла невероятная тишина, а затем Зал взорвался разговорами и приглушенным шепотом.
   Хогвартс в который раз содрогался от переполнявших его эмоций.
  
  
  Глава 10
  
  
  Дорогие, уважаемые читатели! Это- черновик и я буду над ним работать, но очень бы хотелось услышать - стоит ли это делать? если у вас есть идеи, пожелания, тапки, критика и все остальное, то я их с УДОВОЛЬСТВИЕМ приму!!!
  
   Во время завтрака Гарри не раз ловил на себе изучающий взгляд Драко Малфоя, но лишь снова предупредил Гермиону и Снейпа. Завтрак еще не кончился, а Гарри уже выскользнул из зала, направившись к полю для квиддича. Вчерашний снегопад закончился и теперь лишь большие сугробы напоминали о буйстве стихии, Гарри остановился около одной из трибун и, медленно поворачивая голову, просмотрел "внутренним взором" окружающую местность на предмет магии, ловя и запоминая малейшие потоки. Закончив, Гарри уже было двинулся к середине поля, но тут же услышал шаги. Быстрые, чуть нетерпеливые - его крестный, и медленные, степенные - Дамблдор. Мужчины вскоре подошли к парню, поздоровались и Сириус тут же сказал:
   - Гарри! Не знаю, зачем ты это все затеял, но как крестный позволю тебе совет: размажь эту гадину по стенке! - теплая рука крестного аккуратно легла на плечо юноши, внутренние звери чуть рыкнули, но Гарри не отстранился.
   - Спасибо, крестный. Надеюсь, ты поставил на меня...
   - Гарри! - глаза Сириуса озорно блеснули, - Азартные игры запрещены! Особенно преподавателям! - он сделал большие глаза, и хотел что-то добавить, но тут его перебил Дамблдор:
   - Да? А я поставил на Гарри парочку галлеонов! - и улыбнулся, Гарри ответил ему тем же, но тут же сосредоточился.
   - Пожалуй, я подготовлю помост, господа.
   - Нет, нет, Гарри. Это сделаю я, если позволишь. А министр проверит. Так что отдыхай, мой мальчик. Время еще есть.
   Гарри кивнул и остался посмотреть на великого волшебника. Дамблдор взмахнул палочкой, и тут же в центре поля появилось возвышение из гладкого светлого дерева, искусно разрисованное бледными звездами и планетами. Затем высокие трибуны, с которых так удобно было наблюдать за полетами команд, стали снижаться и растягиваться, подчиняясь движениям волшебной палочки директора, Гарри чуть прикрыл глаза, концентрируясь и наблюдая потоки магии - Дамблдор был невероятно силен - его магическая аура пылало ослепительным белым цветом и у Гарри заслезились глаза. Он зажмурился на мгновение, а когда открыл глаза - не узнал местность вокруг. Поле изменилось кардинально. Теперь оно напоминало древний амфитеатр, где некогда греки устраивали свои олимпиады. По кругу помост окружали измененные трибуны, ставшие удобными местами для зрителей, само возвышение имело форму квадрата, и было достаточно большим, чтобы не мешать движениям. Между зрительскими местами и помостом пролегала линия белоснежного песка, словно только что доставленного с берегов океана. Гарри сразу же подумал о том, что стоит после дуэли увезти Гермиону на денек позагорать на солнышке. Директор обошел помост по кругу, удовлетворительно кивнул, и обернулся к Гарри и стоявшему около него Сириусу.
   - Защитные заклинания поставим перед дуэлью. Думаю, господин министр захочет самостоятельно проверить и дополнить их. Впрочем, Гарри, то охранное заклинание на теплице было очень хорошим, и я думаю, что ты можешь его использовать.
   - Эм... я добавлю кое-что другое, директор, если позволите.
   - Да, Гарри, конечно, - голубые глаза заинтересовано блеснули за стеклами-половинками, Сириус вскинул голову, а Гарри, поморщившись, достал палочку и чуть задумался, затем начал легкие, быстрые движения рукой, словно протыкая воздух в определенных точках. Копна белых, словно снежинки, искр слетела с конца палочки и блестящими на солнце линиями устремилась к помосту, опутывая возвышение искрящимися ломаными линиями, сплетающимися в причудливые узоры. Помост вспыхнул, а линии, повинуясь пристальному взгляду зеленых глаз и чуть ленивому движению палочки по кругу, устремились по белому песку к зрительским местам, ложась на трибуны мерцающей паутиной. Резкий, разрубающий воздух, взмах палочкой и на мгновение яркие вспышки волной прокатываются по зрительским местам, собираясь в одну ломаную линию, устремляющуюся к нависающей сверху громаде старинного замка. Белая линия на миг замирает, словно собираясь с силами, а затем резко впитывается в подножие каменной глыбы, напоследок мигнув ослепительно в лучах солнца. Гарри вбегает на помост, жестом приглашая директора и крестного занять места на ближайших скамьях и, дождавшись, когда мужчины сядут, сосредотачивается и резким вертикальным круговым движением кидает в их сторону крученый вихрь воздуха. Полупрозрачный хлыст в секунду достигает сидящих и разбивается о невидимую глазу преграду в полуметре от напряженных лиц. От попавшего заклинания по невидимой поверхности расходятся волны, словно по воде, заставляя сидящих невольно зажмуриться, а громкий яростный щелчок - вздрогнуть. Но Гарри, не останавливаясь, тут же посылает в сторону мужчин огненный шар, но тот также рассыпается яркими искрами по прозрачной поверхности, не причиняя сидящим никакого вреда. Поттер ловит шокированный взгляд Сириуса, задумчивый директора и, предупреждая все вопросы, говорит:
   - Теперь я буду уверен, что никто не пострадает, директор.
   - Интересные заклинания, Гарри, очень интересные, - отвечает директор, - Впрочем, сейчас тебе лучше пойти и подготовится к дуэли. Я не сомневаюсь, что нас ждет занятное зрелище.
   - Директор, крестный, я буду ровно в одиннадцать, - Поттер кивает и быстрым шагом уходит в замок.
  
   - Директор, я может, чего-то не понимаю, но откуда Гарри знает это все?
   - Сириус, твой крестник не так уж и прост. И он не позволит вмешаться в свою жизнь. И не будет отвечать на наши вопросы, даже если его прижать к стенке. Он очень силен, но он не может выбрать, что хочет от жизни, не может понять кто он такой. Он не определился. Пусть пройдет время, и мы увидим истинного Гарри. А пока просто попробуй поддержать мальчика.
   - Да, директор. Мы с ним все еще не поговорили, - в синих глазах промелькнула печаль и боль, но Сириус Блэк не был бы собой, если бы грустил дольше минуты, мужчина поднялся и, направляясь к выходу из амфитеатра, добавил - Впрочем, вы правы, зрелище, которое мы предвкушаем, обещает быть исключительно интересным. И я не сомневаюсь, что мой крестник выбьет из лощеного Малфоя застарелую пыль.
   - Сириус, я тоже поддерживаю Гарри, но не стоит забывать, что Люциус очень сильный и опытный противник, не гнушающийся самых темных проклятий, а Гарри всего лишь школьник, - директор проводил уходящего Блэка задумчивым взглядом и тихонько добавил, - Хоть и необычный.
  
   Толпа студентов сплошным, сметающим все на своем пути, потоком ринулась занимать места за полчаса до начала дуэли. Принимались последние ставки, заключались пари, вспыхивали споры. Деканы факультетов и учителя, уставшие от драк и громких голосов, с нетерпением ожидали окончания будоражащего юные умы события. Студенты разместились по факультетам и, если судить по значкам на мантиях, сторону блондина приняло на треть больше народу, чем болело за гриффиндорца. В основном, за аристократа болели девушки, но объяснялось это тем, что Люциус был популярен и как глава попечительского совета школы, и как замминистра, и как просто богатый и красивый, а симпатичный парень Гарри Поттер возник из ниоткуда неделю назад и о нем практически ничего не было известно. Среди Рейвенкло мигал разноцветными огнями обещанный Полумной плакат, красными буквами сообщавший о том, что Гарри самый лучший и обязательно победит. Мисс Лавгуд почему-то не сомневалась в том, что гриффиндорец "в два счета надерет аристократический зад", как выразился один из второклашек-фанатов Поттера.
  
   С крыши Астрономической башни - столь обожаемом месте свиданий влюбленных парочек, как рассказывала Гермиона, Гарри прекрасно видел, как прибыл министр со свитой из десятка человек, как чуть погодя гордо прошествовал к преподавательским местам Малфой-старший в сопровождении статной блондинки, наверняка, супруги, как скользнул за спину Гермионы Снейп, убедивший деканов сделать на время дуэли рокировку, только ради контроля за почти неуправляемыми студентами. Гермиона, сидевшая на последней, самой высокой скамье, и притаившийся в тени навеса над трибунами позади нее Снейп, были необычно бледны и напряжены, впрочем, как и Невилл и некоторые другие гриффиндорцы, а также Драко Малфой. Гарри потянулся, сидя на краю крыши, прикинул высоту и направление, посмотрел на легкие облака, скользившие по ярко-голубому высокому небу, чуть нахмурился на солнце, игравшее в "блестелки" со снегом, и, скользнув на площадку башни, особенно излюбленную парочками, достал из кармана стеклянную банку.
   - Мисс Скитер, не буду напоминать вам о клятве верности, данной вами не далее как вчера, - отряхивающаяся блондинка чуть вздрогнула, отчего ее упругие кудряшки дернулись, словно пружинки, и поправила очки, пытаясь придать себе презентабельный вид, словно находилась она на великосветском приеме, а не на площадке самой высокой из башен Хогвартса. Поттер чуть скривил губы, наблюдая за попытками женщины, - и также не буду повторять ничего из сказанного мной ранее, потому как у журналистки должна быть отличная память. Но хочу предупредить, что то, что вам предстоит осветить в прессе, должно любым способом пройти через мои руки перед подачей в печать. Для, так сказать, корректировки. Надеюсь, ваша камера с собой? - кудряшки снова подпрыгнули, и Поттер делано спохватился, - Ах, да, мисс Скитер, сожалею, "Фините Инкантатем".
   - Мистер Поттер, я буду признательна вам, если вы скажете, какого черта тут происходит?
   - Ох, мисс Скитер, сейчас все спокойно, но вот примерно через..., - Гарри поднял голову и взглянул на солнце, - хм... две минуты вы сможете лицезреть нечто невероятно увлекательное. Магическую дуэль между мной и господином замминистра, - Скитер от удивления открыла рот, а потом затрясла головой, словно не веря, отчего несчастные кудряшки запрыгали, словно бешеные, - Так вот, я позволю себе продолжить, это событие хотели скрыть от вездесущих таких, как вы, но я великодушно позволю вам осветить дуэль.
   - Что вы хотите этим добиться, мистер Поттер?
   - Мисс Скитер, мы поговорим с вами отдельно на эту тему, а сейчас позвольте откланяться, чтобы вы могли оставшуюся минуту потратить на подготовку пергамента и проверку колдокамеры, а затем, после всего...эм... этого мы с вами сядем в уютном заведении госпожи Розмерты, я угощу вас любым напитком и расскажу что именно я хотел бы получить от преданного мне журналиста, - белые кудряшки снова прыгнули в согласии, а мисс уже рылась в миниатюрной, но очень вместительной наплечной сумке. Гарри тут же воспользовался случаем и скользнул на крышу.
  
   С первым ударом невидимых часов на квиддичное поле опустилась невиданная доселе тишина, с первым ударом невидимых часов на помост вступил один из дуэлянтов - великолепный чистокровный аристократ Люциус Малфой, с первым ударом невидимых часов с крыши Астрономической башни в невероятном для человека прыжке взвилась в воздух и расплылась скользящей черной тенью стройная фигура. Дружное "Ох!" раздалось с трибун, когда защитный круг, отделяющий зрителей от дуэлянтов, полыхнул ярко-красным одновременно с вторым раздавшимся "Бом" и погас, и в тот же момент Малфой-старший сделал второй и последний шаг на свое место, а фигура в черном с разведенными в стороны, словно крылья, руками, изящно и хищно приземлилась на корточки ровно напротив аристократа на своей стороне деревянного настила, заставив тот слегка прогнуться и натужно загудеть от возмущения, вызванного ударом восьмидесяти разогнавшихся в прыжке килограмм. Лицо Малфоя-старшего и всех зрителей в этот момент могло выиграть в любом конкурсе "самое шокированное".
   Черная фигура выпрямилась, и снова раздалось дружное "Ах!" - магглорожденные волшебники сразу же распознали в одежде стройного юноши классический наряд японских ниндзя, о чем тут же не преминули сообщить сидящим рядом магам, но восторженный вздох был вызван не столько одеждой, сколько двумя изящными, закрепленными на спине фигуры крест-накрест, иссиня-черными узорчатыми клинками, полыхнувшими на солнце зачарованной сталью. Поттер повел плечами, не сводя внимательного взгляда с шикарно разодетого аристократа, и откинул заплетенную косу за спину. Всякий шум, любой шепот стихли, и повисшее в воздухе напряжение можно было разрезать ножом. Вибрирующие, переполняющие людей эмоции действовали чувствительному полувампиру на нервы, но взгляд зеленых глаз пристально следил за любым движением бледного аристократа. Снова полыхнул защитный контур, выпуская на помост разодетого по случаю в канареечно-желтое Дамблдора и идущего с ним наравне министра в изумрудно-зеленом. Прозвучало тихое "Сонорус" и господин Волдеморт начал вступительную речь:
   - Дамы и господа! Приветствую вас на первой за несколько лет официальной магической дуэли. Она же, я надеюсь, будет и последней, - косой взгляд в сторону тут же пожавшего плечами Поттера, - Причины дуэли по обоюдному согласию сторон не будут озвучены, - разочарованный выдох большинства, - А условие было таково - дуэль будет проходить до первой крови. Призом является желание выигравшего, которое проигравший должен будет выполнить. Сейчас я, министр магии Волдеморт, и наш незабываемый директор Хогвартса, Альбус Дамблдор, - кивок в сторону фигуры в ужасающе-желтом, - одновременно проверим наших дуэлянтов на наличие у них запрещенных артефактов и дополнительных палочек, и сразу после этого, по сигналу, данному мной, дуэль начнется.
   Шквал аплодисментов грозил оглушить чувствительного полувампира, но он почти не обратил внимания на громкие хлопки и выкрики - по сравнению с приближающимся к нему Волдемортом с палочкой наготове, остальное не имело значения. Министр подошел, провел палочкой вдоль тела Поттера, затем обошел его по кругу, проверил Поттеровский "остролист и перо феникса".
   - Я надеюсь увидеть честный бой, мистер Поттер, - карие глаза министра впились в лицо парня как клещи, надеясь вызнать что-либо. Гарри, боковым зрением следя за противоположной стороной, неохотно процедил:
   - Вы, господин министр, обратились с просьбой не к той стороне, - карие глаза министра полыхнули злобой, палочка в руке дернулась было по направлению к мальчишке, но он тут же взял себя в руки и под понимающе-насмешливым взглядом чуть отступил, пообещав сравнять мальчишку с землей, как только представится случай, а затем едва заметно вздрогнул, увидев еле заметные зеленоватые искры, нетерпеливо подрагивающие меж пальцев левой руки парня и непроизвольно сглотнул - если бы не смог сдержаться, то вполне вероятно был бы уже как минимум без сознания, даже не успев как следует поднять палочку. Мальчишка Поттер обид не прощал, министр это вспомнил и теперь закрепил в памяти, словно сигнальный маячок. Отошел от Поттера, чуть торопливее, чем нужно было, и повернулся к нему спиной, только когда почувствовал рядом Альбуса. Тот удовлетворенно кивнул и степенно прошествовал на свое место, оставив министра наедине с бледным, но злящимся Люциусом, и насмешливым, спокойным, как удав, Поттером.
   - Господа приступим. По правилам магической дуэли вы должны поклониться друг другу, - легкие кивки обеих сторон с палочками у лица, - Когда раздастся удар колокола, дуэль начнется, - министр глянул на своего визави и покинул помост. Мгновения текли медленнее, чем века в этот момент, застывшие друг напротив друга мужчина и парень внимательно следили за малейшим движением соперника, все также держа палочки на уровне лиц. Каждый судорожный вдох Люциуса сквозь зубы отзывался аккуратным размеренным выдохом собранного полувампира.
  
   Сущности внутри замерли в предвкушении забавы, по которой успели соскучиться. Гарри перенес вес на правую ногу и чуть отвел руку с палочкой от лица, начав плести пальцами левой руки защитное заклятье - он не сомневался, что Малфой нападет первым. Кончики пальцев знакомо закололо, словно по ним прошел невысокий электрический разряд, и Поттер, резко стряхнув магические нити с ладони, выставил щит вместе с раздавшимся звоном колокола. Первое заклятье не заставило себя ждать, но Гарри даже не пошевелился - синий луч замораживающего разбился о его щит. Малфой злобно ощерился, и чуть изогнул руку с палочкой, начав новое заклинание. Гарри согнул ноги в коленях, слегка наклоняя тело вперед, палочка в руке определенно мешалась, но он не хотел выдавать себя. Резкий взмах холеной руки и в его сторону несется красный луч "Ступефай", Гарри спокойно смотрит, как щит исчезает вместе с лучом, и тут же легко отпрыгивает от следующего красного, а затем и синего луча. Прыжок, наклон, поворот, откат, снова кувырок и прыжок с переворотом - дыхание даже не сбивается, зато Малфой разозлен до предела. Белые волосы растрепаны, на лице злобный оскал - аристократу безумно не хочется мыть полы в Большом зале. Белая вспышка, желтая, синяя и красная - арсенал используемых заклятий не богат, но частота посылаемых аристократом лучей вызывает в Гарри что-то вроде уважения - Люциус действительно сильный маг. Всего лишь маг. Пробегает мысль о том, что с василиском или мантикорой было бы намного интереснее. Зрители заинтригованы - Поттер не пользуется палочкой если не считать заклятия щита, а Гарри, уворачиваясь от сдвоенного с ватноножным "Инкарцеро", размышляет вырубить ли Малфоя несколькими заклинаниями или свести дуэль к бою на клинках. Еще минута уходит на то, чтобы довести гордого и чистокровного до белого каления - совсем близко то состояние, когда забываешь обо всем, мечтая лишь размазать врага тонким кровавым слоем по любой поверхности. Заклятия становятся все изощреннее, и Поттеру приходится применить магию в ответ. Разделяя внутренний поток силы, он ставит крепкий щит и тут же посылает "Экспеллиармус" - красная вспышка рассыпается яркими даже при свете дня искрами, а щит аристократа гулко звенит от силы разоружающего проклятья, но выдерживает. Малфой ни на секунду не отвлекается, хотя Гарри уверен, что тот почувствовал, с чем придется столкнуться и теперь размышляет над приемлемым выходом из сложившейся ситуации. Гарри вдруг чувствует острое давление извне на защитный барьер, окружающий их прозрачной вуалью, но все быстро проходит. Поттер, впрочем, даже не рассматривает мысли о том, что ему показалось, и давление на щит со стороны Темного Министра или же доброго директора означает лишь одно - грязная игра началась. Снова плетение пальцами левой руки и теперь щит укреплен и мало того - окружает Гарри со всех сторон. Люциус бешено вращает палочкой, посылая цветные лучи так часто, что ему можно позавидовать. Гарри чуть лениво отвечает ему "Экспеллиармусом" и "Ступефаем", мысленно подготавливаясь к главному ходу противника. Палочка Малфоя вибрирует от напряжения - это видно даже без усиленного зрения, аристократ тяжело дышит, заметно устав, и Поттер сосредотачивается, вновь разделяя поток магии и плетя сразу два атакующих заклятья. Давление на защитный барьер вновь чуть отвлекает его, но Малфой как раз делает перерыв в своих цветных вспышках, словно выжидая, и Гарри понимает - вот оно. Барьер чуть звенит и прорывается что-то невидимое и летит ему в бок, а аристократ в это же время посылает очередную сдвоенную пакость, Поттер напрягает мышцы ног и в последний момент взвивается в воздух в очень высоком прыжке, сверху посылая в аристократа "Экспеллиармус" и тут же добавляет второй атакующий луч в щит блондина, переворачивается в воздухе и приземляется, чуть касаясь пола для необходимого толчка и с кувырком уходит от синего луча аристократа, увернувшегося от заклятья сверху, но потерявшего щит. Расстояние между соперниками сокращается невероятно быстро и Гарри уже видит расширенные от испуга зрачки Малфоя, но тут барьер вновь прорывает что-то незримое и Поттеру приходится сделать очередной прыжок, изгибаясь в воздухе в красивую стремительную дугу, пропуская под собой яркий луч Малфоя и то самое невидимое от..., наверняка, министра. Снова дружное и невыносимо эмоциональное "Ох!", и Поттер приземляется прямо перед Люциусом, подныривает под сорвавшееся с палочки заклятье и выдергивает деревяшку из рук аристократа, с хрустом впечатывая свой кулак ему в переносицу. Гордый аристократ улетает с помоста, красиво взмахивая полами мантии, и, словно куль с мукой, тяжело плюхается на белый песок. Ржавый аромат крови вбивается в ноздри и Поттер неосознанно втягивает его глубже, на миг все перед глазами затуманивается красной пеленой, внутренние звери рвутся с привязи с намерением довести дело до конца, но он сдерживается усилием воли, приходит в себя и вытирает испачканные костяшки об одежду. Долгое мгновение царит тяжелая тишина и Поттер внутренне морщится, прекрасно осознавая, что сейчас произойдет взрыв. Он мельком осматривает потрепанного, с окровавленным лицом и несколько беззащитного в своем забытье, но вполне здорового и живого, Малфоя, и делает шаг назад, словно этим движением запуская некий невидимый спусковой механизм - вокруг раздается первый вопль и, словно ураган, состоящий из воплей и криков, накрывает место дуэли. Гарри морщится от ужасающего шума и наблюдает, как к Малфою подбегает Помфри и неодобрительно зыркает в сторону Поттера. Гарри хмыкает и смотрит, как бессознательного аристократа грузят на наколдованные носилки и левитируют в больничное крыло. Какофония не умолкает даже когда директор и министр встают рядом с Гарри, чтобы объявить о победе последнего, и мужчинам приходится несколько раз просить зрителей замолчать. Наконец, все более или менее стихает, и министр объявляет Гарри победителем.
   - Господа, дуэль была честной, - стоящий ближе к министру Гарри чуть хмыкает и тут же ловит понимающий взгляд Дамблдора, - и мистер Поттер доказал свою правоту. Мистер Малфой исполнит его желание, как только выйдет из больничного крыла.
   - А какое желание ты загадал, Гарри? - раздается с первых мест Гриффиндора, но Поттер лишь загадочно хмыкает и чуть качает головой, мол, сами потом увидите. Толпа разочаровано выдыхает.
   - Господа, вы все сами поймете позже. А сейчас всех ждет праздничный обед в Большом Зале, - слово перехватывает директор, - Торопитесь же! - снова столпотворение и дерганые деканы и учителя пытаются сдержать многоголосое чудовище, безуспешно, впрочем. Гарри ловит облегченную улыбку Гермионы, затем понимающее выражение на лице ухмыляющегося Снейпа, и поворачивается к министру.
   - Что ж, мистер Поттер, вы выиграли дуэль. И это было честно и красиво, - тихий голос министра вырывает Гарри из окружающего хаоса.
   - Вам виднее, господин министр, - Поттер насмешливо кривит губы, краем глаза провожая две важные для него фигуры, покидающие трибуны. Министр хмурится, но тут же отвлекается на подошедшего директора.
   - Гарри! Я знал, что ты выиграешь! Теперь я богаче на парочку галлеонов! - восторженные возгласы Дамблдора заставляют министра кривиться, а Гарри вспоминает про мисс Скитер и поспешно прощается, прежде чем уйти с поля.
   - Господа, я, пожалуй, отдохну. Господин министр, сообщите мистеру Малфою, что я жду его, как только он поправится, если вам несложно, - задумчивый кивок министра и Поттер срывается с места легким изящным галопом, пытаясь догнать Гермиону и профессора.
  
  
  
  
  Глава 11
  
  
  ***
   Большой Зал гудел словно улей, когда Гарри подошел к закрытым дверям и прислушался. Гермиона и профессор уже были внутри, а мисс Скитер в это время направлялась в Хогсмит - через час у нее должно состояться важное интервью.
   Прислушавшись, Гарри понял, что все говорят лишь о дуэли. Поттер то и дело вылавливал из общего шума отдельные слова. В основном, его хвалили. Гарри хмыкнул. Медлить дальше не имело смысла, и Поттер едва слышно щелкнул пальцами - двери Большого Зала тут же распахнулись, и внутри стало тихо.
   Гриффиндорец медленно вошел, осматривая все вокруг и задерживая взгляд на директоре и министре во главе учительского стола. Слева от Темного Лорда гордо восседала Беллатрикс. У Гарри возникло ощущение, что ведьма радуется проигрышу Люциуса. Рядом с ней сидела бледная, как мраморная статуя, супруга Люциуса, слева от нее Гарри увидел несколько сопровождающих министра лиц.
   Все учителя Хогвартса расположились справа от директора. Гарри сделал шаг вперед, и Зал взорвался поздравительными криками и воплями.
   Но Поттеру было наплевать на все происходящее вокруг - он искал единственно важный для него взгляд ласковых медово-карих глаз и заметно расслабился, увидев улыбающуюся ему Гермиону.
   Прошел к ней, сел рядом, взял теплую ладошку в свою руку и понял, что все остальное не важно.
  
   ***
   "Три метлы" мадам Розмерты были полны народу, как и в любую другую субботу, поэтому Поттер договорился с хозяйкой об отдельной комнате и, кивком головы показав мисс Скитер следовать за ним, поднялся по лестнице.
  
   ***
   Сквозь пыльную занавеску в комнату врывались яркие лучи солнца, играя в зайчиков на некогда ярком, а теперь вытертом покрывале. Мисс Скитер, сидя на кровати, в лучах солнца казалась странным, словно нарисованным фантастом, существом. Белые кудряшки отливали золотом, яркая алая помада казалась слишком насыщенной и на ее фоне терялись остальные черты лица, ядовито-зеленая мантия, блестевшая в солнечном свете, была похожа на чешую невиданного змея, а большие голубые глаза горели от предвкушения, придавая мисс репортерше некую хищность.
  
   - Итак, мистер Поттер, - Гарри отвлекся от созерцания репортерши, услышав ее визгливый голос, - поведайте мне о причинах дуэли.
  
   - Мисс Скитер, я скажу вам лишь то, что считаю нужным. Дуэль вы видели, - мелькнувшее в голубых глазах удивленное восхищение оставило Поттера равнодушным, - Ее причины... хм... скажем так, я защищал честь. Свою честь и честь еще одного человека. Его имя вам знать не надо. И хочу вас предупредить сразу - даже узнав его, вы тут же забудете об этом, потому как в ином случае у вас будут проблемы. А ведь они вам, насколько я знаю, не нужны, - кудряшки прыгнули, когда репортерша кивнула головой и Поттер поморщился. Он не мог понять, почему многие женщины, и даже некоторые девушки так измываются над своей внешностью. Зачем портить то, что дала природа? Впрочем, остальные женщины его не интересовали совершенно, все, кроме одной, которая сейчас наверняка сидела в библиотеке, с ног до головы обложенная многостраничными носителями знаний. Поттер хмыкнул и продолжил, - Мой оппонент позволил себе оскорбить меня в присутствии министра и я вызвал его на дуэль, - про Малфоя-младшего Поттер говорить не хотел. Маленький змееныш не был серьезным противником, он, похоже, просто сильно не понимал жизнь, и Поттер с удивлением отметил, что испытывает что-то отдаленно напоминающее жалость к белобрысому слизеринцу, - Директор Хогвартса любезно согласился предоставить квиддичное поле в качестве места ее проведения. Думаю, стоит его поблагодарить за это, - в глазах мисс Скитер мелькнуло легкое злорадство. Гарри понял, что мелкий укол в сторону Дамблдора раздуют до невиданных размеров, - Вопросы есть?
  
   - Мистер Поттер, а почему директор согласился на проведение дуэли на территории Хогвартса?
  
   - Дело в том, что несколько дней назад из Запретного леса появился обезумевший вампир. Он направился к теплицам профессора Спраут, и вы наверняка сможете представить, что случилось бы, если бы он туда добрался, - Мисс Скитер среагировала как надо: голубые глаза расширились, а изящная ладошка прикрыла рот, но фальшь была очевидна - мисс репортершу не волновали судьбы детей, - Я попытался его остановить и у меня получилось. И Дамблдор, в качестве благодарности, позволил провести дуэль.
  
   - Значит, вы обезвредили монстра, а вам разрешили провести дуэль?
  
   - Именно так, мисс. Также я хотел, чтобы заменили преподавателя Истории Магии, профессора Бинса, вы его знаете? - кудряшки снова прыгнули, и Гарри продолжил, - Но определенного ответа присутствующие мне не дали. Теперь вы можете осветить все то, что узнали сегодня в вашей газете. Надеюсь, вы успеете сделать это к понедельнику, не так ли? - в ответ белые кудряшки задергались столь быстро, что Гарри невольно представил, как голова мисс Скитер отрывается от тела от такого сумасшедшего движения, - Остальное можете расписать, как вам заблагорассудится. Единственное, что еще я вам могу посоветовать - если будете писать хвалебные оды господину директору, то не забудьте и нашего многоуважаемого министра, потому как все происходило именно в его присутствии. Прощайте, мисс.
  
   - Да, мистер Поттер, до свидания.
  
   ***
   Во время ужина в Большом зале появился бледный до синевы мистер Гордый Аристократ. Надменное, презрительное выражение его лица застыло словно маска, когда Лорд Малфой увидел темноволосого парня, направляющегося к нему от стола Гриффиндора.
  
   - Мистер Малфой, - кивок со стороны блондина, - Я хотел бы получить свой выигрыш. Думаю, вам не трудно будет сказать все, что от вас требуется, здесь и сейчас.
  
   - Да, мистер Поттер. Как вам будет угодно, - процедил в ответ Люциус, проклиная тот день, когда позволил себе проявить несдержанность. Лорд Малфой в который раз пообещал себе не оставить наглеца в покое и отомстить ему при первом же удобном случае, ударив в самое слабое место. Слизеринцы тоже не прощают обид.
   Аристократ подошел к преподавательскому столу, повернулся к сотням наблюдающих за ним студентов, коснулся палочкой горла и процедил:
  
   - Сонорус, - Большой зал мгновенно накрыла гробовая тишина, - Дамы и господа, я, заместитель министра по финансовым вопросам, Лорд Люциус Малфой, обращаюсь ко всем магглорожденным и полукровным волшебникам и...кхм... прошу простить меня за то, что ранее я позволял себе высказываться о них в неприятной и оскорбительной форме. Отныне и навсегда такое больше не повторится. Спасибо за внимание, - Люциус повернулся к Поттеру, игнорируя раздавшиеся со всех сторон шепотки, вопросительно изогнул бровь и процедил: - Надеюсь, мистер Поттер, вы удовлетворены?
  
   - Почти, мистер Малфой. Теперь, сэр, позвольте заблокировать одно слово из вашего словарного запаса, - ладонь Гарри зависла перед лицом бледного Малфоя. Аристократ не шевельнулся - урок, преподанный мальчишкой, был учтен. В этот момент гордый Люциус понял, что еще никого в жизни ненавидел так сильно, как этого самоуверенного и наглого мальчишку. Ладонь Поттера на мгновение замерла перед его лицом, потом дрогнула и опустилась.
  
   - Отныне ваше любимое слово при попытке его применить вызовет у вас не очень приятные ощущения. Теперь насчет последней части нашего уговора - после ужина я надеюсь увидеть вас здесь, мистер Малфой.
  
   Люциус не хотел. Он не мог представить себя, такого холеного и аристократичного, в качестве поломойки. Это было неприемлемо. Он взглянул в серьезные глаза Поттера и чуть небрежно протянул:
  
   - Может быть, есть иной способ, которым я могу воспользоваться, и мои обязательства будут выполнены?
   Взгляд зеленых прошил Люциуса словно рентген. Малфой поежился и на миг подумал о том, что вымыть пол - не такая уж сложная задача. Но ведь гордые аристократы не идут на попятную. Зеленые глаза на мгновение вспыхнули понимающе, затем парень задумался и медленно кивнул.
  
   - Может быть, и есть, мистер Малфой.
  
   Гарри думал. Соблазн заставить Люциуса ползать кверху задом по Большому залу и оттирать грязные следы был очень велик. С другой стороны, долг Люциуса потом можно будет использовать, как угодно. А уж если аристократ откажется, всегда есть его любимый сыночек, ради которого папочка пойдет на все. Полувампир почувствовал, что блондин теряет терпение.
  
   - Хорошо, мистер Малфой, я оставляю за собой право на услугу любого характера с вашей стороны, независимо от ее сложности, - Малфой скривился, - Естественно, ничего невыполнимого или запрещенного я не потребую.
  
   Люциус чуть заметно сморщился, а Гарри продолжил:
  
   - Я освобождаю вас от обещанного хм... действа в Большом Зале, - Гарри протянул руку, и Люциус, помедлив мгновение, ее пожал. По соединенным ладоням в тот же миг пробежала витая светло-серая нить. Гарри удовлетворенно хмыкнул: магия крови связала Люциуса крепче Нерушимой клятвы.
  
   Поттер был доволен. Он вернулся к Гермионе, не собираясь больше ни на минуту оставлять ее одну, и тут же поймал взгляд Снейпа.
  
   "Профессор, отпустите на денек?"
   "Хотите отдохнуть?"
   "Я хочу провести ближайшие сутки с Гермионой. Мне надо отпроситься или как?"
   "Я скажу директору. Как вас найти если что?.."
   "Я оставлю кое-что на вашем столе, профессор..."
   "Не опаздывайте, Поттер... Гарри..."
  
   Поттер просиял, кивнул Снейпу и тут же зашептал на ухо Гермионе:
   - У меня есть предложение, Гермиона.
   - Какое?
   - Ты не хотела бы отдохнуть?
   - Отдохнуть?
   - Да, моя хорошая, - теплые губы слегка касались маленького ушка, и Гермиона чуть не потеряла нить разговора, - Я приглашаю тебя провести со мной ближайшие сутки.
   - Но Гарри, учеба...
   - Ты согласна, Гермиона?
   - Да, но...
   - Пошли, - Поттер вскочил и увлек Гермиону с собой.
   Они уже подошли к портрету толстой дамы, когда Гарри прошептал:
  
   - Возьми только самое необходимое. Я жду тебя в гостиной. И никому ничего не говори, - Поттер увидел, что Гермиона приоткрыла рот, чтобы спросить что-то, но опередил ее, - Гермиона, ты мне доверяешь? - кивок в ответ, - Тогда сделай, как я прошу, и не беспокойся ни о чем, хорошо? - он сорвал легкий поцелуй и практически внес Гермиону в гостиную.
  
   Пока она одевалась и решала, что взять с собой, а что оставить, Гарри переоделся, скользнул в подземелье перед кабинетом Снейпа, обнаружив, что профессор уже там, заколдовал два кулона и один отдал Снейпу, сообщив, что стоит профессору мысленно позвать его, прикоснувшись к кулону, как Гарри тут же откликнется. Затем Поттер попрощался, поблагодарил за помощь и ушел, скользнув прямо к портрету. Толстая тетя удивилась, но ничего не сказала. Гермиона только что спустилась из спальни девочек и уже ждала его. Он подхватил ее на руки, закружив по гостиной, затем крепко прижал к себе и скользнул в тень.
  
   ***
   Прибрежные волны лениво облизывали белый песок, легкий бриз овевал лицо, даря сладостную прохладу, тень от большого, разноцветного зонтика скрывала чувствительные к свету глаза полувампира от назойливого, яркого солнца. Гарри лежал, облокотившись о теплый и шершавый ствол высокой пальмы, и наблюдал за уткнувшейся в книгу по Чарам Гермионой. Девушка читала лежа, положив голову Гарри на грудь, что давало Поттеру возможность аккуратно перебирать пальцами вьющиеся, слегка влажные и отливавшие в свете солнца золотом локоны.
  
   Остров Бали, на который Поттер, не мудрствуя лукаво, заказал портключ в лавке путешествий в Косом переулке, впечатлял.
   Если вам нужно лекарство от сезонной депрессии - добро пожаловать именно сюда. Теплый воздух, живописная природа - от хандры не останется и следа. Тогда что говорить о простом приятном отдыхе для парочки молодых волшебников?
   Осмотр острова - ключевой пункт программы отдыха, на котором настояла Гермиона, заявив, что "поваляться на песочке целый день" они могут и позже (что навело Поттера на мысль о необитаемом острове, без признаков цивилизации на много миль вокруг) занял весь вечер субботы. Один из местных волшебников за определенную плату аппарировал их по главным красотам острова.
   Остров Бали - уникален. Балийские храмы и древние дворцы потрясают своей архитектурой и причудливыми статуями демонов и богов. Здесь проходят мистические церемонии - шествия девственниц, массовые кремации и очищение вод. Главные на острове храм Пура Бесаких и храм Танах Лот, который стоит прямо в океане - невероятно впечатляющие зрелища. Гермиона была в восторге, а Гарри наслаждался тем, что доставил девушке радость.
  
   Воскресенье они, как и хотел Поттер, провалялись на пляже, впитывая теплые солнечные лучи, такие нужные после холодной английской зимы. Внутренние звери тихонько урчали, довольные тем, что Гермиона рядом.
  
   Поттер весь день прислушивался к своим "жителям", наблюдая за Гермионой в купальнике, но не обнаружил ничего похожего на "непреодолимое буйство гормонов", "похоть" и "невозможность думать головой, когда мысли и желания только об одном", свойственные парням в его возрасте, про которые читал в Амирской библиотеке.
   Нет, его непреодолимо тянуло к Гермионе, он хотел девушку, ее аромат сводил его с ума и вызывал вполне определенные желания, но спешить в этом вопросе, а тем более принуждать Гермиону к чему либо, он не хотел. Да и как можно подумать о принуждении по отношению к этой хрупкой, нежной малышке? Наоборот, Гарри контролировал каждое свое движение и жест, стараясь не причинить ей даже простое неудобство, не говоря уже о боли. Его сила могла навредить кому угодно, но только не Его Гермионе.
  
   Допрос на тему его "стиля передвижения", который ему устроила девушка, после того, как они прибыли на Бали, Гарри перевел в шутку, не желая пока раскрывать правду о себе. Что станет с девушкой, когда она узнает, кто он есть? Монстр поневоле, убийца, пусть он никогда не убивал людей просто так, из прихоти, лишь вынужденно или защищаясь, но он - убийца, так или иначе. Он забирал чужие жизни. Сможет ли она принять его таким, каков он есть? Его сущности внутри боролись. Звери хотели привязать девушку к себе навсегда, не взирая на ее желания, но человеческое начало восставало против принуждения, и Гарри хотел дать девушке право выбирать. Умница Гермиона, конечно, поняла, что Гарри, мягко говоря, не совсем обычный человек, но все равно была рядом. Иногда Гарри ловил на себе ее задумчивый взгляд и догадывался, что мозаика под названием "Гарри Поттер" пока никак не хочет сложиться в голове девушки. Поттер чувствовал, что Гермиона испытывает внутреннюю борьбу, разрываясь между желанием узнать и боязнью, что истина может ей не понравится. Девушка догадывалась, что ей придется сделать выбор, когда она узнает правду.
   Выбор. Он сделал свой, позже ей придется также выбрать. А пока... пока он просто будет рядом, будет оберегать и защищать свою маленькую гриффиндорку.
  
   Ласковый закат окрасил волосы девушки темно-медной краской, изменив мягкие черты и придав им очаровательную хищность.
  
   - Ты похожа на амазонку, Гермиона, - необыкновенные глаза, казавшиеся сейчас темными, почти черными, чуть расширились в удивлении, по губам скользнула легкая теплая улыбка. Поттер тут же воспользовался этим: сорвал легкий поцелуй, затем поднялся и протянул девушке руку - пора было возвращаться в Хогвартс.
  
   ***
   Старый, величественный замок встретил их полной тишиной. В гостиной Гриффиндора было пусто в столь поздний час, и парочка решила посидеть у камина, наслаждаясь обществом друг друга. Спустя некоторое время Гарри проводил Гермиону в спальню, а сам скользнул в тень и вынырнул на опушке Запретного леса, тут же проверяя охранную нить. Маячки спокойно горели, указывая на то, что никакая злобная тварь не пыталась проникнуть на территорию замка.
   То ли твари кончились, то ли взяли выходной всем скопом, но Гарри такой расклад вполне устраивал.
   Перевоплотившись в волка, Поттер исчез в густой темноте.
  
   Запретный лес манил своими тайнами, и, как всякий неравнодушный к опасностям и загадкам, Гарри хотел эти тайны разгадать.
   Длинными прыжками, едва касаясь земли, волк рванул вглубь мрачных деревьев, вскоре оставив помеченную границу далеко позади. Черной тенью пронесся по невидимым тропам среди деревьев, одним прыжком преодолел широкий черный ручей, глянцевой лентой вьющийся на его пути, сделал большую петлю, преодолевая непролазные заросли колючих кустов и остановился, как вкопанный. Чуткий нос уловил старый знакомый запах и волк, ступая чуть слышно, направился в сторону источника. Аромат привел волка к нагромождению камней, обойдя который, зверь наткнулся на широкий лаз, глубоко уходящий под землю. Сомнений не было - здесь чудовище Слизерина выползало из своей норы наружу. Постояв несколько мгновений в размышлениях, волк осторожно двинулся внутрь. Тоннель оказался невероятно длинным, извилистым и темным. Свисающие с потолка корни деревьев, сырость и слизь, оставленная змеей и воняющая, как носки потного толстяка, - вот и все, что составляло убранство тоннеля. Волк упорно шел вперед. Прикинув, Поттер решил, что уже должен был дойти до замка, но тоннель уходил вглубь, и было сложно определить где бы он сейчас находился, пройдя столько же по земле. Вскоре показались первые признаки творений рук человека: стали попадаться камни и штукатурка и Гарри рванул вперед. С каждым поворотом тоннель все больше приобретал пристойный вид. Грубые стены сменились кирпичной кладкой, черной от сырости и плесени, пол стал каменным и черные когти зверя звонко цокали по нему. Внезапно коридор разветвился, и волк замер, решая в какую сторону идти. Из тоннеля справа ощущался запах василиска, а слева тянуло пылью, и волк решил сначала заглянуть туда.
   Через полмили коридор сузился, а потом и вовсе перешел в лестницу, круто уходящую вверх. Для громадного зверя лестница была неудобна и Гарри перевоплотился. Затем, подумав, призвал клинки. В этом мире стоило настороженно относиться даже к собственной тени - это Поттер усвоил уже давно. Лестница кончилась, и Поттер очутился на узкой площадке перед деревянной дверью. Простая проверка не показала никаких защитных чар, и юноша смело толкнул тонкую створку. Каково же было его удивление, когда он понял, что попал в хранилище. Горы свитков, книг и рассыпавшихся от старости пергаментов валялись тут и там, вдоль стен стояли кованые стеллажи, на которых, под вековыми слоями пыли прятались громадные фолианты. У Гарри скользнула догадка, что он нашел библиотеку Слизерина, но делать выводы было еще рано. Впрочем, когда он добрался до середины помещения, где на шикарном троне, увитом змеями, восседал скелет и в лохмотьях, до которого Гарри, во избежание неприятностей, дотрагиваться не стал, догадка стала очевидна. Перед Гарри сидел ни кто иной, как Салазар Слизерин, собственным скелетом, а выгравированные в изголовье трона "SS" лишь подтверждали мысли парня. Обойдя комнату и не найдя ничего привлекающего внимание, Гарри заметил небольшую дверцу в противоположной от входа стене. Искусно скрытая стеллажами она была почти неприметна, но Гарри все же увидел ее. Дверь заскрипела так, словно ее не смазывали тысячу лет и Гарри напрягся, прислушиваясь. Из темноты комнаты, куда вела дверца, не доносилось ни звука. Поттер толкнул дверь сильнее, и та слетела с петель, словно перышко, подхваченное порывом ветра. От удара двери об пол раздалось многочисленное звяканье, а в воздух взметнулось облако пыли, заставив полувампира прикрыть лицо. Когда же Гарри смог взглянуть внутрь комнаты, он остолбенел. Все пространство большого темного помещения занимали горы золота и самоцветов, и у Поттера зарябило в глазах от обилия красок. Пройдя внутрь и побродив среди сокровищ, Поттер присвистнул, прикинув, сколько тут миллионов, и мысленно поблагодарил дедушку Салазара за столь щедрый подарок.
   Несколько пассов руками и из найденного в кармане пергамента юноша трансфигурировал небольшой бархатный мешочек, затем накложил на него пространственные чары, чары уменьшения веса и последним - заклинание прочности. Безразмерный кошель был готов. Повинуясь движениям тонких пальцев, золото и самоцветы плавным ручейком перетекли в созданный магом мешок, а Поттер в это время трансфигурировал другой пергамент, превратив желтоватый лист в папку, вместившую в себя все бумажное наследие Слизерина. И профессору, и Гермионе будет интересно почитать, да и сам Поттер может найти что-либо полезное для себя в древней писанине.
   Бархатный мешочек Гарри сунул в карман джинсов, а папку зажал в руке, сосредоточился и переместился в темноту коридора у кабинета Снейпа. Мрачный профессор спал, судя по размеренному глубокому дыханию, и Поттер улыбнулся тихо своим мыслям и скользнул в спальню девочек, чтобы проверить Гермиону. Девушка тоже спала, сложив руки на груди. Гарри аккуратно дотронулся до вьющихся волос, поправляя сползшие пряди и укладывая их на подушку. Затем, с хитрой улыбкой трансфигурировал забытый на тумбочке карандаш в лилию и исчез, растворившись в тени.
   ***
   Гоблины - невероятно трудолюбивый народ. Даже в три ночи "Гринготтс" открыт для посетителей. И поэтому стоящего у входа гоблина совершенно не удивило, что из темного переулка вышел молодой паренек в магловской одежде и направился прямиком к зданию банка. Дежурный гоблин с труднопроизносимым именем поклонился мистеру Поттеру и, выслушав просьбу клиента, тут же вызвал помощника.
   Спустя час Гарри вышел из банка в радужном настроении. Он арендовал новый сейф, забил его до отказа золотом и камнями, написал завещание, вызвав удивление сопровождающего его гоблина, и спокойно отправился в школу.
  
   ***
   Утром Гарри разбудило недовольное ворчание Рона. Полог над кроватью Поттера был задернут и он с удовольствием слушал, о чем говорит рыжий.
   - Поттер пропал сразу после ужина в субботу. И Герми тоже куда-то подевалась. Как думаешь, Невилл, они сбежали и поженились?
   - Не говори ерунды, Рон. Лаванда с Парвати вчера всем желающим рассказывали, что у них романтическое свидание было. Они видели, как Грейнджер влетела в спальню, вся такая счастливая, и, покидав вещи в сумку, унеслась. Вот они и подумали, что у них романтическое свидание. Правда, версий было много, но решили, что все-таки свидание.
   - Мы просто отдыхали, - подал голос Гарри и раздернул полог.
   - О, Гарри, ты тут? А когда ты вернулся? - Рону было невероятно любопытно. Когда он увидел отношения Гарри и Герми, то понял, что хотел бы чего-нибудь такого же романтического. И теперь заглядывался на девчонок, пытаясь понять, какая из них ему больше по душе.
   - И где же вы были? - Невиллу тоже было интересно узнать, как проводят время с девушкой, хотя сама по себе эта мысль его смущала.
   - Вчера поздно ночью, вы уже спали, - Гарри потянулся и спрыгнул на пол, махнув рукой в сторону постели - простыня и одеяло ровно сложились, а подушка мягко спланировала сверху, - Мы были на Бали.
   - Где? - переспросили Рон и Невилл в один голос.
   - Бали - это остров в эм... в общем, далеко отсюда, - объяснять магам географию Гарри не собирался, - Курортный остров.
   - И как? - протянул Рон.
   - Что как, Уизли? - Гарри понял, куда клонит Рон, но удовлетворять интерес рыжего он не собирался,- Отдохнули? Хорошо, вот как. И, если ты не хочешь остаться голодным, советую поторопиться, вот-вот наступит завтрак.
  
   Уизли хотел что-то сказать, но потом подумал и просто кивнул. Гарри хмыкнул, переоделся и поспешил вниз. Гермиона ждала его в гостиной. Девушка была серьезна, и Поттер почувствовал, что она собирается поговорить.
   - Доброе утро, - Гарри подхватил свою девушку на руки, закружил по комнате, и Гермиона не сдержала улыбки в ответ, - Я, надеюсь, ты хорошо спала?
   - Да. Гарри, послушай, нам надо поговорить. Понимаешь..., - девушка осеклась, увидев странный блеск в зеленых глазах, и замолчала.
   - После уроков, Гермиона, хорошо? - Поттер дождался кивка девушки и повел ту на завтрак.
  
   ***
   Статья в "Пророке" вызвала бурю. Дамблдор отсутствовал, видимо, вызванный министром, а остальные учителя поголовно погрузились в чтение, как, впрочем, и почти все ученики.
   Гарри хмыкнул, когда заглянул в газету Гермионы и выхватил взглядом строки, вроде: "Попустительство Дамблдора и Министра, дуэль на их глазах...", "Ученик против сильного взрослого мага...", "Ставки в Хогвартсе. Альбус оказался в выигрыше...", "Что дальше: первокурсник против цербера?...", "Грязный рот гордого аристократа...".
   Гарри скривился, мисс Скитер развернулась по полной. Статья пестрела помоями, которые выливались на Министра и его помощников, а также Дамблдора.
   ***
   Весь урок зельеварения Гарри чувствовал пристальный взгляд профессора Снейпа, но заданное зелье было очень сложным, и юноша не мог отвлечься даже на мгновение.
   Когда до конца урока осталось пять минут, а в зелье нужно было добавить последний ингредиент, и рука Гарри уже зависла над котлом, а сам отсчитывал последние мгновенья, прошедший мимо профессор едва уловимый движением руки кинул что-то ему в котел. Поттер изумленно наблюдал, как серебристая субстанция съеживается и твердеет, превращаясь в черное месиво, покрывающее стенки котла, а сам котел скукоживается и в миг становится .
   "Профессор! Я это отмывать не буду!"
   Снейп в ответ на мысленный вопль Поттера даже бровью не повел.
   "Отработка, вечером в семь..."
   "Блин! Да я бы и так остался!"
   "Так надежнее..."
   - Мистер Поттер, - в голосе зельевара чувствовалась насмешка, и Гарри разозлился, - В вашем котле какое-то неизвестное даже мне варево, что же такого вы добавили в зелье, чтоб так над ним поиздеваться?
   - Не помню, сэр, - буркнул Поттер, не знавший обидеться ему на Снейпа или набить тому морду. Впрочем, поостыв, Гарри подумал, что Снейп не просто так испортил его зелье. Он вздохнул и посмотрел на ухмыляющегося зельевара.
   - Отработка, мистер Поттер.
   -Да, профессор.
  
   ***
   - Гарри?
   - Да, Рон? - Поттер удивленно рассматривал догнавших его после обеда парней. Рон, Невилл, Симус, Дин.
   - Надо поговорить.
   - О чем? - Гарри стало напрягать, что именно сегодня с ним все хотят поговорить.
   - Ну, давай найдем место, чтобы нас не смогли подслушать.
   - Ладно.
  
   Пятерка парней пролезла за одной из статуй на пятом этаже и оказалась в малопосещаемой части замка, неподалеку от башни Рейвенкло. Зайдя в один из пустых классов, парни уселись, Гарри же подошел к окну. Он, конечно, предполагал, о чем пойдет разговор, но не думал, что все случится так быстро.
   - Послушай, Гарри, - Рон осекся, увидев предостерегающий жест полувампира.
   - Подожди чуть-чуть, Рон.
   Как и в прошлый раз с профессором Снейпом, Гарри поставил Абсолютный щит.
   Как оказалось чуть позже, он был прав. Четверо его соседей по спальне захотели, чтобы Гарри научил их невербальной магии, а, если получится, то и беспалочковой. На вопрос, почему они не захотели прибегнуть к помощи директора, Невилл смущенно ответил:
  
   - Мы подумали, что ты вновь прав. Ты говорил, что слизеринцы будут на стороне министра, но некоторые могут встать на сторону директора. Но ведь может быть и наоборот, так? То есть, ну, я не хочу сказать, что поддерживаю министра, но...
  
   - Невилл, мне все понятно, не утруждайся. Мы начнем тренировки в ближайшее время.
  
   - Ты, Гарри, должен понимать, что мы хотим защитить себя и своих родных, - неожиданно сказал Дин, - А ты умеешь, мы сами видели твою дуэль с Малфоем. И мы хотим уметь так же. Хотим противостоять взрослым, даже если мы еще ученики.
  
   - У меня одно условие, - ответил Поттер, и увидел интерес на лицах парней, жутковатых в призрачном красном свете, отбрасываемом щитом, - Я не потерплю скандалов. Все ссоры и выяснение отношений вы оставляете в другом месте. И если я сказал, что встали и побежали, значит надо встать и бежать, даже если на дворе три ночи.
  
   Гарри вспомнил Амирские будни. Конечно, этим парням не выдержать такого темпа, но сделать что-то похожее было вполне реально, особенно если упростить тренировки и облегчить нагрузку.
   Парни кивнули, Гарри снял щит, и они вместе покинули старый класс.
   ***
  
  Глава 12
  
  
  ***
   Гермиона ждала Гарри в библиотеке. Девушка волновалась, и Поттер издали почувствовал ее учащенное сердцебиение.
   - Привет, - полувампир возник прямо позади вздрогнувшей от неожиданности гриффиндорки, - Прости, я не хотел тебя пугать.
   Гарри прижался к девушке, вдыхая ее чудесный аромат, прихватил губами локон волос.
   - Гарри! Перестань! - зашипела Грейнджер, словно рассерженная кошка, - Тут библиотека, и если мадам Пинс увидит...
   - Не увидит. Она только что ушла в хранилище. - Поттер нагло ухмыльнулся и притянул Гермиону еще ближе.
   - Все равно! - девушка вырвалась и возмущенно посмотрела на ухмыляющегося парня, и тут же отвела взгляд. Гарри нахмурился. Ему было неуютно, когда Гермиона вела себя так.
   - В чем дело?
   - Нам... нам надо поговорить.
   Гриффиндорка кинула на прислонившегося к стеллажу парня быстрый взгляд и уставилась в пол.
   - Я, надеюсь, ты не собираешься делать это здесь?
   - Почему бы и нет? - девушка подняла глаза на брюнета.
   - Тут много лишних ушей, - едва слышно проговорил он, и добавил уже более громко, - Да, Паркинсон?
   За ближайшим стеллажом послышалась возня, потом приглушенное ругательство, неторопливые шаги и все стихло. Гермиона нахмурилась:
   - Она подглядывала за нами?
   - Именно так, - брюнет скрестил руки на груди.
   - Зачем?
   - Ох, малыш, разве ты не понимаешь?
   - Ну...
   - Она сплетница, вот и все, - парень пожал плечами, словно его совершенно не волновало, что его подслушивают, - Пойдем, Гермиона, ты ведь хотела поговорить со мной.
  
   ***
   Берег Черного озера был пуст и казался безжизненным, но Поттер знал, что это не так. Неподалеку, в самой глубине, под толстым слоем льда ворочался кальмар; совсем неподалеку среди деревьев охотились пауки, а в чаще леса тоскливо выл волк.
   Наколдовав теплый плед и усадив на него Гермиону, Поттер отошел к кромке льда.
   Девушка поежилась - несмотря на колдовство и теплую одежду предстоящий разговор вызывал у нее дрожь. Она смотрела на собранного, словно перед прыжком, парня и думала, нужно ли ей выяснять, кто он такой или лучше оставить все, как есть. Хоть ей и хотелось знать, что было у него в прошлом, но все же это было только его прошлое, и она не имела права лезть туда. Впрочем, он уже пообещал ей рассказать об этом, и больше она не могла ждать.
   Девушка боялась, что, если узнает правду о своем избраннике, когда их отношения станут более серьезными, то она может просто не принять его.
   - Я жду, Гермиона, - послышался бархатистый голос парня. Грейнджер вздрогнула от неожиданности. Гарри не поворачивался к ней, по-прежнему смотря на озеро.
   Девушка замерла. Ее нерешительность боролась с любопытством и последнее вскоре победило.
   - Я хочу знать, кто ты? - произнесла она и выжидающе уставилась в спину парня.
   Гарри вздохнул - это было именно то, чего он ожидал. Он повернулся к Гермионе и пристально посмотрел ей в глаза, ощущая ее любопытство.
   - Я знаю, что должен многое рассказать тебе. И уверен, что после этого разговора ты сделаешь свой выбор. И я очень прошу выбрать правильно.
   Гермиона кивнула, соглашаясь. Парень помолчал, затем сотворил Щит, защищая их от нежелательных слушателей, и присел около девушки.
   - Узнав о моем способе перемещения, ты не могла не подумать о том, что я вампир, - гриффиндорка кивнула, - Но ты также не могла не заметить, что я не пью кровь и тому подобное.
   - Я могла этого не видеть. Но на солнце ты чувствуешь себя прекрасно, поэтому....
   - Я не вампир, - Гарри помолчал, потом вздохнул и начал рассказ, - Мое детство нельзя назвать счастливым. Как и всю мою предыдущую жизнь. Только здесь, в Англии, я почувствовал себя почти нормальным парнем, а до этого я был...
   Гарри сделал паузу, словно подбирая слова, но потом продолжил.
   - У родственников я жил до семи лет. Именно тогда у меня случился первый выплеск магии и они, испугавшись, сдали меня в приют, - в медовых глазах девушки мелькнуло изумление - сдать ребенка в приют? Гарри тем временем продолжил.
   - Маму с папой убили, когда мне был год, а меня отправили к сестре матери и ее семье. Но для них я был никем, и они избавились от меня, как только поняли, что я "ненормальный". В приюте началась моя новая жизнь. Ты знаешь, что такое приют, Гермиона? - девушка покачала головой, - Это место, где голодные оборванные волчата воюют за лишний кусок хлеба. Они не знают жалости, не верят в дружбу. Поверь, Гермиона, дети - самые жестокие существа в мире. Я был вынужден стать таким же, только для того, чтобы выжить. Я провел в приюте два года и меня увезли в специализированную школу. Знаешь, если бы я заранее знал, чему там учат, я, может быть, и не пошел бы туда, предпочтя бегство или смерть. Я говорю это сейчас, потому что не раз думал об этом. Но судьба распорядилась по-иному - за меня вновь решили другие.
   - Чему там учили? - голос Гермионы подрагивал, она поежилась, словно на холодном ветру.
   - Разному, Гермиона, в том числе и убивать, - парень замолчал, внутренне напрягшись и ожидая реакции девушки, но та не проронила ни слова, лишь ее дыхание стало частым, а сердечко забилось, словно птица в клетке.
   - Я - убийца. Я убивал, чтобы выжить, - зеленые глаза прошили девушку насквозь, и ей стало страшно. Сейчас во взгляде ее парня не было ни единой эмоции. Зеленая радужка казалась безжизненной, застывшей полыньей, и девушка судорожно сглотнула.
   - Меня не стоит бояться, Гермиона. Я никогда не убивал по прихоти или просто так. Я только защищался.
   Парень встал и вновь подошел к кромке льда, засунув руки в карманы. Красноватый щит плавно растянулся вслед за хозяином.
   - Что было дальше? - раздался шепот девушки и Гарри обернулся к ней.
   - Дальше? Я стал лучшим в этой школе. Самым лучшим убийцей. И меня наградили.
   - Как? - голос девушки подрагивал от напряжения. Теперь она не знает, что думать и делать после такого, и уже пожалела о том, что завела этот разговор.
   - Мне сделали операцию, это был самый главный приз. И я его выиграл. Сейчас я спрашиваю себя, отказался бы я, если б знал заранее. И отвечаю: нет, иначе, я не встретил бы тебя.
   - Но... кто ты?
   - Я не человек, Гермиона, - выдохнул Гарри в морозный воздух и ослабил "поводок", сдерживающий внутренние сущности. Глаза парня почернели, и он повернулся к гриффиндорке.
   Девушка вскрикнула, и Гарри увидел, что в медовых глазах плещется неверие и ужас, а маленькая ладошка прикрывает рот. Звери внутри взвыли от боли. Парень дернулся к Гермионе, но тут же замер, остановленный выставленными в защитном жесте руками. Брюнет усмехнулся горько и отвернулся, чувствуя, что девушка вскочила и почти побежала в сторону замка.
   Он не остановил ее, дав ей право выбора. Оглянулся, когда понял, что она уже давно в Хогвартсе. Внутри было больно. Брюнет сжал кулаки и выгнулся, рыча от бессилия. В этот момент ему казалось, что ушла его душа.
   Спустя несколько долгих мгновений он обернулся черным волком и устремился прочь от замка, позволяя наступающим сумеркам поглотить себя.
  
   ***
   Гермиона ревела в подушку, отмахиваясь от назойливых расспросов девчонок, желающих узнать, что с ней случилось. Ее соседки по комнате сразу же решили, что у заучки только что произошла первая ссора с любимым, и теперь собрались в гостиной, наперебой гадая, чем же ее обидел Поттер.
   - Гарри никогда бы не обидел Герми! - воскликнула Парвати, - Вы же сами видели, что он ее на руках готов носить!
   - Это ничего не значит, - тоном знатока заявила Лаванда, - Всякое может быть и даже идеальные, - слово прозвучало словно ругательство, - парни бывают уродами.
   - Мне бы такого урода, - мечтательно вздохнула Джинни, - Я бы точно с ним не поссорилась.
   - Мечтай, Уизли! - огрызнулась Лаванда, - Он же кроме Грейнджер никого вокруг не замечает.
   - Слушай, может, хватит? Ты уже достала! Если он тебя отшил, это не значит, что он урод или еще кто! - крикнула Джинни и по реакции Лаванды поняла, что случайно попала в цель.
   - Что вы орете? - раздался недовольный голос Симуса. Джинни тут же прильнула к своему парню, словно прося защиты от разозлившейся Лаванды. Тот обнял ее в ответ и нахмурился, ожидая ответа.
   - Гермиона ревет в спальне. Гарри пропал. Даже на ужине ни его, ни ее не было.
   - Вот мы и решили, что Поттер ее обидел! - добавила Лаванда.
   - То есть парень, как всегда, виноват? - Симус решил проявить мужскую солидарность и защитить Гарри.
   - Да, именно так!
   - Тебе Лаванда, похоже, попадались именно такие парни.
   - Не твое дело! - крикнула Браун, - И вообще, мы тут не меня обсуждаем, а эту заучку!
   В этом момент вышеупомянутая заучка, словно бешеная, пронеслась мимо ошалевших ребят и выскочила из гостиной.
   - Она точно чокнулась! - Лаванда высокомерно дернула плечом и ушла, оставив остальных в недоумении.
  
   ***
   Слез уже не было, Гермиона всхлипывала и вздрагивала, сама не зная, почему плачет. Она не могла понять, отчего среагировала на откровения Гарри именно так. Что с ней случилось в тот момент? Ведь она догадывалась, что он не совсем человек. И готовилась к тому, что возможно услышит подтверждение своим догадкам. Услышала. И сбежала, как последняя трусиха и предательница.
   Ведь это же Гарри, который дарил ей цветы и носил ее на руках, от взгляда которого она таяла, словно мороженое на солнце, и засыпала, убаюканная бархатом его голоса. Парень, который защитил ее от Малфоя и вызвал его отца на дуэль, потому что тот оскорбил ее. Тот, о котором она мечтала, слушая разговоры соседок по спальне, и осознавая, что таких парней нет на всем свете, и она останется единственной старой девой в Хогвартсе.
   Но там, на берегу озера, когда Гарри рассказывал ей свое прошлое, перед глазами стояла картина: монстр, совсем не похожий на ее парня, убивает невинных детей, и ей было жутко страшно. Только потом, в спальне, она вспомнила, что он тоже тогда был ребенком. И ей стало невыносимо больно. Жизнь Гарри была такой ужасной, что Гермиона чуть не заревела вновь. В ответ на его откровенность, она поступила так отвратительно, бросив его там одного, в момент, когда именно она должна была его поддержать.
   Решение найти его и извиниться пришло внезапно, и показалось единственно правильным. Гермиона вскочила, накинула мантию и выбежала из спальни, успев услышать последние слова Лаванды. Не обращая внимания на гриффиндорцев, притихших с ее появлением, она быстро выбежала из гостиной.
   Она верила, что найдет Гарри у озера, и бежала так быстро, что захватывало дух. Девушка перепрыгивала через ступени, словно они тормозили ее, задевала косяки и углы, не обращая внимания на боль в локтях, и уже у самых ворот Хогвартса едва не врезалась в Люциуса Малфоя. Блондин приподнял бровь, но Грейнджер даже не посмотрела, кого именно чуть не сбила с ног, извинилась и поспешно выбежала из замка. Малфой проводил девушку пристальным взглядом и, презрительно усмехнувшись, направился вслед за ней.
  
   ***
   После бешеной пробежки по Запретному лесу, Гарри почувствовал, что отчаяние и боль захлестывают его с новой силой и переместился в Лютный переулок. Но там его эмоции не нашли выхода и он направился в маггловский Лондон, почти сразу же напав на след вампира. Следуя за запахом, парень наткнулся на парочку кровососов и понял, что не прогадал - кровопийцы без лишних слов приготовились к сражению. Именно этого и хотел Поттер. Ничто так не успокаивало его, как хороший бой.
   Юноша замер и в его руках тут же появились сверкающие в темноте клинки. Два вампира оскалились, и начали расходиться, окружая спокойного парня.
  
   ***
   - Мисс Грейнджер? - раздался позади насмешливый голос, и Гермиона резко обернулась, выхватывая палочку. Но тут же замерла, увидев, что Лорд Малфой держит ее на прицеле своей. Противно засосало под ложечкой, когда девушка поняла, что кулон-портал, зачарованный Гарри остался в Хогвартсе. Она сорвала его с шеи в приступе злости, забросив в угол, и теперь жалела о столь неразумном поступке.
   - Не кажется ли вам, что гулять в такое время за пределами Хогвартса довольно опасно? Всякое может случиться со столь юной и неопытной особой, - голос Малфоя был насмешлив и спокоен.
   - Мы договорились встретиться с Гарри именно здесь, - Гермиона судорожно придумывала, что сказать недобро прищурившемуся аристократу.
   - Думаю, вы хотите меня обмануть, мисс. Мне известно, что он не отходит от вас ни на шаг, и вряд ли он оставил бы вас на таком холоде надолго, значит ваш ненаглядный не придет. И это очень меня радует.
   Люциус усмехнулся, а сердце Гермионы ухнуло вниз. Она покрепче сжала палочку и сказала:
   - Не вижу причин для вашей радости.
   - Отчего же? - притворно удивился Малфой, - Мне давно хотелось с вами поговорить.
   - Я не буду с вами разговаривать, мистер Малфой, - голос Грейнджер дрожал, но она упрямо сделала шаг вперед, - Дайте мне пройти.
   - Увы, мисс Грейнджер, я не могу выполнить вашей просьбы. "Петрификус Тоталус", - мужчина равнодушно посмотрел на упавшую окаменевшую девушку и произнес, - Добби!
   Появившийся домовик сжался и задрожал при виде хозяина.
   - Отнеси это в имение, и помести в камеру.
   - Да, хозяин, - эльф поклонился, обхватил неподвижную девушку и исчез.
   - Поганая тварь, посмотрим, как ты теперь запоешь, - протянул Малфой, презрительно усмехнулся и направился в Хогвартс, чтобы навестить сына.
  
   ***
   - Мистер Уизли, мистер Лонгботтом, что вы тут делаете?
   Голос Снейпа заставил Рона и Невилла подскочить. Парни обернулись и увидели мастера зелий, выходящего из коридора.
  
   Когда парни вернулись из библиотеки, в которую пошли сразу после ужина, то услышали, что весь шестой курс обсуждает ссору Поттера и Грейнджер. Из разговоров они поняли, что Гарри исчез почти после обеда, и никто его с тех пор не видел, а Гермиона вернулась вся в слезах и не отвечала на расспросы, а потом вообще убежала из гостиной, накинув мантию. Переживая за подругу и Поттера, Рон и Невилл пошли на ее поиски. Ни один из них не мог поверить в то, что Гарри обидел Гермиону.
  
   - Мне повторить свой вопрос?
   - Понимаете, сэр, мы искали Гарри и Гермиону. Они пропали. В гостиной говорят, что они поругались, - Невилл, догадывавшийся, что зельевар вполне нормально относится к Поттеру, то есть лучше, чем к нему самому, надеялся, что тот сможет помочь.
   - Когда они пропали?
   - Сразу после обеда, сэр, - добавил Уизли, сверля Снейпа недобрым взглядом. Он терпеть не мог этого ублюдка, но если тот мог найти Гермиону или хотя бы Гарри, то Рон готов был переступить через свою неприязнь.
   Северус задумался. Поттер проигнорировал назначенную отработку, и это было совсем не в его характере. Значит, с мальчишкой вновь что-то случилось.
   - Возвращайтесь в гостиную, - приказал Снейп и, не слушая возражений подростков и попутно сняв с них баллы, почти бегом направился в подземелья. В столе мастера зелий лежал зачарованный Поттером кулон связи.
  
   ***
   Гарри кружился в танце смерти, забыв обо всем на свете. Один вампир был повержен, но оставался его товарищ, опытный и очень опасный. Правый бок Поттера был разодран в клочья и не заживал. Для регенерации нужны были отдых и сосредоточенность, а еще лучше - крепкий сон, но отвлечься хоть на мгновение означало умереть. Противник был невероятно силен и быстр, и Поттер чувствовал, что наполняется холодным бешенством, желая лишь одного - убить.
   В пылу схватки оба повалились на землю, и парень почувствовал, как раненый бок взорвался новой болью - кривые когти вампира рвали его плоть, словно тупые ножи. Бешенство достигло высшей точки, во рту появилась пена, и полувампир ощутил, что его собственные клыки увеличились, став длинными и острыми, словно бритва. Мгновением позже он вцепился в горло вампира, вырывая оттуда куски кожи.
   Лужица собственной крови отражала залитые чернотой глаза и жуткий оскал, Поттер вздрогнул, осознав, что это его лицо, и закрыл глаза. Ярость ушла, но боль и отчаяние остались. Что делать дальше он не знал.
  
   ***
   Адреналин, игравший в крови во время схватки, исчез, оставив равнодушие и тоску. Звери внутри желали найти Гермиону и заставить быть рядом, но человеческое начало восставало против насилия над малышкой. "Она сделала свой выбор!" - мысленно выкрикнул парень в надежде усмирить внутренних сущностей, и устало опустился на землю.
   "Поттер!"
   Замутненное сознание не сразу выловило "голос" Снейпа.
   "Поттер!"
   "Профессор?"
   Парень огляделся. Сейчас он находился неизвестно где, помня лишь, что скользнул из Лондона и очутился в какой-то глуши.
   "Поттер! Грейнджер пропала!"
  
   Снейп отшатнулся, когда прямо перед ним возник темный силуэт. Лишь спустя мгновение он понял, что это Поттер, перемазанный в крови и грязи. Посмотрев на парня, профессор неосознанно сглотнул: в глазах мальчишки растекалась глянцевая чернота. Поттер повел головой из стороны в сторону, его ноздри раздувались, а верхняя губа вздернулась, обнажая клыки.
   От мальчишки шли волны такой силы, что Снейп сделал пару шагов назад. Воздух вокруг нагрелся и заклубился вокруг Поттера, окрашиваясь в цвет тьмы. Именно в этот момент Снейп понял, что такое настоящий страх. Стоящий перед ним парень был совсем не человеком. Он был зверем, страшным, неведомым и скрывающимся в человеческом теле.
   Откуда-то из груди брюнета послышалось глухое рычание. Зельевар настороженно следил за парнем и думал о том, что если кто-то осмелился похитить Грейнджер, то тот в ближайшее время будет хуже, чем мертв. Представлять, что сделает мальчишка похитителю, у Снейпа не было ни малейшего желания.
   - Когда? - Снейп едва не вздрогнул, услышав рык.
   - После ужина. Ее тогда видели в гостиной последний раз.
   Взгляд Поттера скользнул на часы на стене и вернулся к профессору.
   - Будьте здесь, - на глазах у изумленного мастера зелий парень растворился в сумраке комнаты. Снейп плюхнулся в кресло. Мысли роились в голове, словно пчелы, одна гипотеза сменяла другую, но все они были столь фантастическими, что профессор опасался думать дальше.
   Поттер вернулся ровно через тридцать три биения сердца.
   - Малфой-старший. У озера. Несколько часов назад. Там был домовик.
   - У Люциуса много эльфов.
   - Где его дом? - лицо мальчишки застыло, глаза вернули нормальный цвет, кожа посветлела и замерцала, но Снейп подумал, что лучше бы он скалился и рычал. Выражение лица Поттера в этот момент было пугающим до дрожи. Снейп всем телом ощущал идущие от парня волны смертельной опасности.
   - Я иду с вами.
   - Нет.
   - Вам не справиться одному. Я могу помочь.
   Поттер не возразил, как ожидал Снейп.
   Внутренние звери бушевали, пытаясь ослабить "поводок", а Снейп, находясь рядом, напоминал парню о том, что в нем еще есть что-то человеческое. Присутствие профессора помогало сдерживать сущности. Поттер даже не мог представить, что будет, если он отпустит зверей.
   Он пристально посмотрел на зельевара и тихо сказал:
   - Хорошо, вы заберете Гермиону. Драко тут?
   Снейп вздрогнул, крестник был дорог ему, хоть и обладал мерзостным и подлым характером.
   - Гарри, не трогайте Драко. Он тут не причем. Он еще совсем ребенок.
   - Значит, Гермиона причем? - от тона, каким были сказаны эти слова, зельевара пробрало до костей, - Впрочем, его я оставлю на потом.
   - Поттер, одумайтесь.
   - Одумаюсь, когда найду Гермиону! - глаза парня полыхнули болью, - Вспомните имение, отдаленную комнату или коридор.
   Снейп кивнул и закрыл глаза. Он представил коридор у лаборатории, где практически никогда никто не бывал. Люциус никогда не был хорошим зельеваром, ему было легче купить нужное зелье или заказать его у Снейпа.
   - Вы можете вернуться, профессор. Это дом не любит незваных гостей, - раздался рядом хриплый голос Поттера и Снейп резко открыл глаза. Он стоял в том самом коридоре, что представил несколько мгновений назад. Парень привалился к стене и придерживал бок. Снейп нахмурился и протянул руку, чтобы посмотреть, что с гриффиндорцем.
   - Не надо. Я в порядке, - рыкнул Поттер и Снейп тут же отдернул руку. И тут до него дошло, что они в Малфой-меноре.
   - Поттер! Как вы...?
   - Профессор, способ скольжения по теням вам говорит о чем-нибудь?
   - Да, но...
   - Я не вампир. Но умею скользить. И сейчас не время для вопросов. Гермиона внизу. Там есть еще что-то или кто-то рядом с ней, - голос Поттера сорвался на рык.
   - Откуда вы знаете?
   Зеленые глаза почернели под взглядом Снейпа, и он поежился, рядом с этим существом ему было очень неуютно.
   "Вы правильно поняли, профессор, я не человек..."
   Брюнет встряхнулся, потом посмотрел на профессора и протянул к нему раскрытую ладонь, невесомо дотрагиваясь до лица зельевара кончиками пальцев.
   "Тут могут быть ваши знакомые. Я немного изменю вашу внешность..."
   Ладонь исчезла от лица Снейпа, и тут Поттер вздрогнул и глухо зарычал.
   - Что?
   - Ей страшно. Идемте.
   Снейп кивнул и двинулся за мальчишкой в сумрак коридоров, освещаемых редкими факелами.
  
   ***
   Гермиона очнулась от холода. Она лежала на каменном полу, одетая в школьную форму и мантию. Девушка подскочила, вспомнив, что ее похитил Малфой, но тут же упала от боли в затекших ногах.
   - Не прыгай, милая, это опасно, ты можешь разбить себе голову, и тут все будет в крови, - тонкий голосок, раздавшийся позади, заставил Гермиону вздрогнуть. Она медленно повернулась и увидела трех хорошеньких куколок. В детстве у нее были такие же, только они не двигались и не разговаривали. Милые личики, обрамленные локонами вьющихся волос, пышные платья и шляпки с перьями -мечта любой девочки.
   Гермиона залюбовалась красивыми игрушками и очнулась только, когда одна из кукол сказала:
   - Ты ведь играла с такими, как мы, когда была маленькой?
   - Да, но..., - кукла отмахнулась от нее и девушка невольно замолчала.
   - Вот видите, - сказала игрушечная симпатяшка, обращаясь к двум другим, - Она, как все. Такая же.
   - Видим, - хором ответили куклы.
   - Значит, мы тоже будем играть, - игрушки кивнули друг другу и повернулись к ничего не понимающей Гермионе, - Ты ведь не против поиграть с нами?
   - Нет, но...
   - Вот и славно.
   В ручке куколки появился хлыст и, взмахнув им, она ударила Гермиону по лицу. Девушка вскрикнула и зажала раненую щеку, ощутив, как сквозь пальцы льется ее кровь.
   В маленьких ладошках других куколок появились большое шило и булава. Изящные и аккуратные они казались игрушечными, но девушка увидела в свете факелов металлический отблеск и поняла, что оружие настоящее. Она вскочила и, пошатываясь, попятилась к стене. Куколки мило улыбаясь и придерживая расшитые парчой и кружевом платьица, наступали на девушку с трех сторон.
   - Что же ты? Ты не хочешь с нами играть? - первая обиженно надулась, выпятив губки, хлыст в ее руке завертелся, и Гермиона пригнулась к полу, уворачиваясь от удара. И тут же вскочила, морщась от боли в ногах, и пнула ближайшую куклу. Та отлетела к стене, раздался стук, и гриффиндорка радостно увидела, что у куклы отвалилась голова. И в ту же секунду девушка ужаснулась - голова куклы поползла к телу и прикрепилась на место, словно кто-то невидимый произнес "Репаро". Кукла встала, отряхнула платье, подняла булаву и тоненьким голоском пропела:
   - Ты умрешь медленно и мучительно, я тебе обещаю.
   Гермиона прижалась к стене, ожидая нового нападения игрушек и с отчаяньем осознавая, что ей суждено погибнуть.
  
   ***
   Скорость Поттера была столь велика, что для зрения зельевара он казался размытым силуэтом. Брюнет носился по коридорам и переходам, выискивая путь к девушке, и рычал от злости, когда очередной поворот кончался тупиком. Северус, знавший дорогу к лаборатории, но не представлявший, где у Люциуса подвалы, осторожно шел за мечущейся тенью.
  
   Скользить по теням было больно. Имение пыталось блокировать эту способность, и Гарри кидался на стены от злобы и отчаяния. После таких нападок на дорогих обоях и стенах под ними камне оставались глубокие рваные борозды от когтей. Когда Поттер попал в очередной тупик, Снейп ощутил вспышку бешенства, а затем магический выплеск, снесший половину стены.
   Поттер куда-то исчез, но тут же вернулся, таща за шиворот домовика в разодранной наволочке. Эльф вырывался, но хватка парня была крепкой, а приглядевшись, Мастер Зелий заметил, что ладонь у него светится призрачно-голубым. Снейп подумал, что Поттер блокирует магию домовика, который в ином случае давно бы смылся.
   - Где держат пленных? - раздался тихий рык и эльфа затрясло.
   - В-внизу. В к-камере, - едва слышно пропищало бедное существо и закатило глаза.
   Поттер тряхнул эльфа, тут же выпавшего из обморока и зашипел:
   - Если ты туда сейчас же не переместишься, то твои товарищи будут отскребать тебя от стены.
   Домовик заскулил тоненько, потом затих, внимательно посмотрел в черные глаза человека, державшего его, и обреченно кивнул.
   Поттер рыкнул и встряхнул ладонью, отпуская эльфа. Тот свалился на пол, словно куль, и всхлипнул.
   - Хозяин убьет меня, если я выполню не его приказ.
   Кровавая пелена застила глаза и Гарри дернулся к существу с намерением разорвать того на части, но был остановлен Снейпом.
   - Опомнись! Эльф тут не причем, - голос профессора подействовал, и парень остановился, зельевар внимательно посмотрел на Поттера, затем обратился к домовику.
   - Мистер Малфой дома? - домовик вновь всхлипнул и понуро опустил голову. Он не мог понять, почему не действует его магия и еще он очень боялся существа с черными глазами в образе человека.
   - Его здесь нет, - прорычал Поттер, прислушиваясь и принюхиваясь, Снейп задумчиво кивнул и вновь посмотрел на домовика. Кажется, того звали Добби. И как-то раз Люциус вскользь упомянул, что тот слишком свободолюбив. Стоило попробовать использовать это знание, пока в поместье не началась бойня.
   - Если ты поможешь нам, то будешь свободен, - осторожно произнес зельевар, внимательно следя за реакцией домовика.
   Эльф замер, в его больших глазах вспыхнул огонек надежды.
   - Хорошо, сэр, я вам помогу.
   В этот момент Поттер вздрогнул и замер, словно истукан.
   Гермионе было страшно. Он почувствовал это, потянувшись на эмоции девушки.
  
   ***
   Паника накрывала с головой, когда гриффиндорка смотрела на кукольные личики игрушек, приближавшихся к ней. Раздался свист, плечо обожгло болью, и Гермиона почувствовала, как что-то горячее течет по руке. Прижавшись спиной к каменной стене, она прикрыла голову руками, почти равнодушно наблюдая за куклами. "Гриффиндорцы не боятся смерти" - всплыл в ее голове голос Рона. Тогда они спорили о факультетах. Теперь этого уже не будет. Ни споров в гостиной у камина по вечерам, ни многофутовых эссе по трансфигурации, ни Гарри.
   "Я рядом, держись..." - раздался в голове его голос, и Гермиона очнулась, словно ото сна. Она гордо вскинула подбородок и посмотрела на удивленно переглянувшихся куколок.
   Теперь страх ушел, испарился без следа.
  
   ***
   Домовик перенес их в начало коридора, ведущего в камеры. Поттер тут же исчез, а через мгновение вдали послышался женский вскрик, и сразу за ним испуганный тонкий визг нескольких голосов. Эльф испуганно прижался к ноге напряженного Снейпа, осторожно крадущегося по коридору.
  
   Гермиона прижалась к стене, пытаясь увернуться от удара булавы, когда в камеру, сорвав решетку с петель, ворвался черный вихрь. Девушка вскрикнула от неожиданности. Куколки, еще мгновение назад забавлявшиеся над своей жертвой, не успев обернуться, разлетелись в стороны и противно заверещали, когда одна из них загорелась, мигом превращаясь в неприятно пахнущую черную лужицу. Ее подружки не успели даже оглядеться, как их развеяло в пыль.
   Гриффиндорка подняла глаза и тут же бросилась на шею к замершему в центре камеры Поттеру. От облегчения девушка не могла говорить, цепляясь за парня.
   Поттер обнял Гермиону в ответ, пригладил растрепанные волосы и прошептал:
   - Все хорошо, Гермиона. Все кончилось.
   Девушка подняла глаза, чтобы посмотреть парню в лицо и тут же ощутила его губы на своих. Он нежно поцеловал ее и прошептал:
   - Больше не гуляй без меня, хорошо?
   Гриффиндорка кивнула в ответ и спрятала лицо на груди парня.
   - Поттер, поторопитесь, - раздался позади голос зельевара.
   - Идем, малыш, - Гарри подхватил девушку на руки и аккуратно вышел из камеры, встречаясь взглядом со снявшим морок профессором, - Дайте мне свой кулон.
   Профессор тут же стянул с шеи цепочку, Поттер зажал ее в ладони, не отпуская Гермиону, сосредоточился на мгновение и вернул зельевару.
   - Портал в мой дом. Дождитесь меня там, - он аккуратно поставил Гермиону на ноги и легонько подтолкнул ее к Снейпу. Девушка сделал неуверенный шаг к зельевару и уцепилась за его протянутую руку.
   - Вы убьете Малфоя? - Грейнджер вздрогнула и посмотрела на Гарри. На мгновение ей показалось, что его глаза почернели.
   - Зачем задавать вопросы, если вы не хотите знать ответ, профессор?
   Снейп скривился, но промолчал, и тут девушка вырвалась и подбежала к Поттеру.
   - Гарри, не надо, пожалуйста. Он же не причинил мне вреда.
   Парень хмыкнул, красноречиво посматривая на ее окровавленные руки и бурое пятно на спине.
   - Иди с профессором, Гермиона, я просто побеседую с Малфоем.
   - Обещаешь?
   - Обещаю. Если он не попытается убить меня, я не убью его.
   Гермиона пристально посмотрела ему в глаза, подошла к Снейпу и они исчезли.
   - Господин, - раздался едва слышный писк домовика, испуганно прижавшегося к стене.
   - Я помню. Теперь не мешай. Стань невидимым и следуй за мной.
   Появившиеся по воле хозяина клинки полыхнули голубым светом, ложась в ладони, и Поттер быстро направился к выходу из подвала.
  
   ***
  
  Глава 13
  
  
  Гай До, спасибо тебе, сам-знаешь-за-что)))
   ***
   Гарри быстро двигался в сторону лестницы, которая вела на верхние этажи поместья. Облегчение от мысли, что с Гермионой все в порядке, растекалось по телу, но внутренние звери требовали мести. Малфой должен дорого заплатить за то, что посягнул на их собственность.
   Остановившись перед лестницей, парень задумался. Убийство Люциуса расстроит Гермиону, а этого он не хотел. Тем более, Министр не оставит без наказания виновного в смерти своего зама, а выступить против Темного Лорда сейчас, не имея достаточных сил, означало проиграть. В одиночку он не смог бы выстоять и нескольких дней, не говоря уже о том, что могли пострадать Гермиона и профессор. Нужно было срочно придумать блондину достойное наказание. Втянув воздух, полувампир уловил аромат следующего за ним домовика. Он протянул руку к невидимому существу, поймал того за шкирку и поднял в воздух.
   - Мне кое-что нужно, маленький эльф.
   Появившийся домовик испуганно смотрел на существо, держащее его. Поттер сосредоточился, вытягивая руку по направлению к существу, и прикрыл глаза, делая слепок сущности домовика. Появившийся в его ладони темно-синий сгусток ярко замерцал, окруженный сдерживающей магией полувампира.
   Отпустив домовика, полувампир несколько мгновений пристально всматривался в слепок, а затем окружил его защитным магическим коконом, чтобы сохранить до момента, когда он понадобится. Повинуясь воле парня, сгусток завис в воздухе около правого плеча Поттера и стал невидим. Гарри сделал несколько шагов по ступеням, прислушиваясь и проверяя, следует ли слепок за ним. Теперь ему предстояло встретить мистера Малфоя.
   Несколько минут спустя Поттер преодолел первый пролет лестницы и унюхал нежный женский аромат. Поразмыслив, он пошел следом.
   ***
   Миссис Малфой спустилась в столовую, чтобы выпить кофе перед приходом мужа от Министра, вызвавшего Люциуса час назад. Нарцисса была недовольна тем, что Темный Лорд помешал ее планам насчет семейного ужина. Она прошла в столовую и села за стол. Перед ней тут же появился исходящий паром кофейник, изящная фарфоровая чашечка с блюдцем и сахарница. Домовики знали, что когда леди Малфой не в духе, ей лучше не попадаться на глаза. Нарцисса налила кофе в чашечку, и уже хотела поднести ее ко рту, как услышала вкрадчивый голос:
   - Приятного аппетита, миледи.
   Женщина вздрогнула от неожиданности, и кофе пролился на безукоризненно отглаженную дорогую мантию. Она посмотрела на пятно, а затем подняла глаза на нахала, посмевшего ее напугать, и тут же испуганно дернулась, увидев в дверях столовой того самого парня, что победил ее мужа на недавней дуэли.
   - Ваш супруг дома, леди? - парень, как показалось женщине, не сделал и движения, но каким-то образом оказался около нее. Нарцисса несколько нервно сглотнула и посмотрела в зеленые глаза наглеца.
   - Позвольте узнать, какого черта...
   - Не советую, миссис Малфой, вы ведь не хотите, чтобы ваша невероятно дорогая мантия оказалась совсем негодной, - тут только Нарцисса заметила, что вся одежда парня заляпана чем-то, очень похожим на кровь. Женщина поморщилась и поднесла к носу надушенный кружевной платок.
   - Ну, не стоит, миледи, это всего лишь кровь, - усмехнулся Поттер, и пошевелил рукой - кофейное пятно с мантии миссис Малфой исчезло. - Вот так уже лучше?
   - Кто вы? И что вам здесь нужно? - женщина отодвинулась от парня и наморщила носик.
   - Я жду вашего ненаглядного. У меня к нему очень важный разговор. Ах да, позвольте представиться, Гарри Поттер, - юноша отвесил церемонный поклон, но Нарцисса поняла, что он издевается.
   - Так ждите его в другой части поместья, здесь столовая, а не кабинет!
   - Меня вполне устраивает ваша компания, - наглец ухмыльнулся и сел на стул, который обычно занимала она сама.
   - Мистер Поттер, что вы себе позволяете?! - гневно вскрикнула Нарцисса, терпению которой пришел конец. Этот оборванец позволил себе проникнуть в ее дом, помешал ей пить кофе, явившись в столовую в грязной одежде, да еще и общался с ней на равных.
   - Миссис Малфой, не стоит повышать на меня голос, - проговорил парень, пристально рассматривая сидящую перед ним блондинку. Женщина вдруг заметила, что его глаза на миг стали абсолютно черными. Ей стало страшно, и она замолчала, судорожно вспоминая все, что слышала о Гарри Поттере. Он появился ниоткуда несколько дней назад, но уже успел заявить о себе, вызвав ее мужа на дуэль. Мало того, мальчишка сумел победить Люциуса - сильного колдуна, не чурающегося темной магии. Ровесник Драко обладал невероятными для своих лет способностями, и Нарцисса сама была свидетелем этому. Она решила не злить незваного гостя и, дождавшись прихода мужа, избавиться от общества мальчишки раз и навсегда. Такой грязи не было места в ее доме.
   - Позвольте узнать, где ваш благоверный, Нарцисса? - с трудом проглотив фамильярность, женщина ответила как можно равнодушнее, стараясь не смотреть на парня:
   - У него дела с Министром.
   - И скоро он почтит нас своим присутствием? - вежливый тон Поттера никак не вязался с ледяным взглядом и напряженной позой.
   Как только он озвучил свой вопрос, то тут же почувствовал, что имение едва уловимо завибрировало, приветствуя своего хозяина. Теперь нельзя было терять ни секунды.
   - Не буду просить прощения, миссис Малфой, - ухмыльнулся Поттер, и внутренние звери одобрительно зарычали, предвкушая забаву.
   Женщина тоже ощутила возвращение супруга и незаметно подобралась, вынимая волшебную палочку из рукава. Но сделать Нарцисса ничего не успела. Поттер неуловимым движением оказался позади нее, и женщина почувствовала легкое прикосновение сильных холодных пальцев к своей шее, и тут же застыла, словно камень, продолжая видеть и слышать все вокруг, но не имея возможности пошевелиться.
   - Мадам, надеюсь, вам будет удобно, - раздался мурлыкающий голос, и Нарцисса со страхом заметила, что Поттер растворился прямо в воздухе.
   ***
   Люциус Малфой, пребывавший в замечательном настроении и предвкушавший несколько приятных часов издевательств над Поттеровской грязнокровкой, вошел в свой кабинет через камин. Едва ступив ногой на мягкий ворс персидского ковра, он тут же ощутил звон сигнальной магии. Сомнений не было - в дом проник чужак. Блондин выхватил палочку, крепче сжал трость и, ведомый магией имения, направлявшей своего хозяина, поспешил в сторону столовой. Сделав несколько шагов, Малфой замер, осененный мелькнувшей догадкой, и тут же закатал рукав мантии, обнажая метку. Поколебавшись мгновение, он все же дотронулся палочкой до черного черепа со змеей, вызывая помощь.
   ***
   Скрытый иллюзией невидимости Поттер учуял приближение Малфоя. Губы парня вздернулись, обнажая появившиеся клыки, внутренние звери замерли, предвкушая бой.
   Двери столовой распахнулись, и Люциус замер на пороге, увидев неподвижную супругу, и тут же отпрыгнул за угол, уворачиваясь от черного сгустка летящего в него заклятья. Наугад швырнув в ответ Петрификус и поставив сильный щит, Малфой выхватил из кармана мантии вторую палочку, и сделал осторожный шаг внутрь помещения, внимательно осматривая все вокруг.
   Нарцисса сидела на стуле во главе стола, наблюдая за осторожными движениями своего мужа и молясь, чтобы тот понял, что мерзкий Поттер стоит прямо позади нее, а его невидимые руки касаются ее шеи. Едва увидев супруга, она почувствовала облегчение, надеясь, что тот как можно быстрее освободит ее, но Люциус не спешил подойти к жене, догадываясь, что если отвлечется, то последствия могут быть очень неприятными для него. Звон магии имения подсказал ему, что два человека, скорее всего Рабастан и Белла, которых Лорд чаще всего посылал по зову своих приближенных, только что вошли в его кабинет.
   - Как предусмотрительно с вашей стороны позвать на помощь, мистер Малфой, - разнесся по всей комнате насмешливый голос, и двери столовой с оглушительным грохотом захлопнулись, а по стенам, потолку и полу столовой разлилась темно-серая волна неизвестной блондину магии.
   Гарри чувствовал, что имение готовится защищать своего хозяина и решил подстраховаться. Он воспользовался мощной магией василиска, установив по периметру комнаты сдерживающее заклятье. Но, как бы велика не была сила древнего змея, долго сдерживать натиск защитной магии имения она не могла. Поэтому стоило поторопиться, чтобы успеть отомстить Малфою.
   Люциус сделал шаг назад, прикрываясь щитом и сдерживая на кончике другой палочки смертельное проклятье. Мужчина внимательно осмотрел помещение, пытаясь уловить малейшее движение.
   - Вы не туда смотрите, мистер аристократ, - раздался знакомый голос, и Малфой едва уловимо вздрогнул, увидев, что ненавистный Поттер появился около Нарциссы. Рука парня лежала на плече женщины. На предплечьях Поттера были закреплены два клинка, и Люциус понял, что малейшее движение с его стороны и голова Нарциссы слетит с плеч.
   Гарри едва сдерживался, чтобы не разорвать блондина на части. Трудно было ожидать, что Малфой не намеревался причинить Гермионе вред. Звери все сильнее рвались с поводка, желая крови, когда Поттер вспоминал испуганное личико возлюбленной, и парень из последних сил сдерживал их.
   Посмотрев на супругу и прикинув, изменится ли его жизнь в случае ее смерти, Малфой сделал движение палочкой, и в сторону Поттера полетел ярко-зеленый луч.
   Полувампир спокойно отклонился от заклятья и наклонился к Нарциссе, держа Малфоя в поле зрения.
   - Мадам, вы не столь любимы своим мужем, так нужно ли за него умирать? - прошептал полувампир.
   В серебряных глазах Нарциссы вспыхнул гневный огонек, тут же сменившийся пониманием и страхом, и в то же мгновение мимо ее лица пронесся второй ярко-зеленый луч. Полувампир мгновенно оказался в противоположном конце комнаты. Женщина вздрогнула всем телом и поняла, что может двигаться. Вскочив, она выхватила палочку, выставив ее в сторону мужа и окружая себя щитом, и медленно отступила в дальний угол столовой.
   Поттер, наблюдая маневр Нарциссы, мстительно ухмыльнулся и отпрыгнул, уворачиваясь сразу от двух разноцветных лучей.
   Нарцисса злилась так, что палочка подрагивала в ее ладони. Собственный муж только что едва не убил ее. Кровь Блэков требовала немедленного отмщения, но внутренняя слизеринка удерживала от необдуманного шага. Открыто выступить против супруга и, соответственно, поддержать Поттера было бы невероятно глупо, но вот наблюдать, не вмешиваясь... В таком случае, кто бы не победил, она останется в выигрыше. Едва ли Поттер теперь убьет ее, если не сделал этого ранее, в то время как Люциус уже попытался сделать это. Вполне возможно, что он не хотел ее смерти, будучи ослеплен яростью к врагу, но смертельные проклятья, пролетевшие в непосредственной близости от нее, не подкрепляли правильность такого вывода. Решение было принято. Нарцисса обновила щит и встала у стены, наблюдая за супругом, посылающим проклятия, и Поттером, легко уворачивающимся от них.
   Гарри вновь кинул быстрый взгляд на Нарциссу, понимая, что она не будет вмешиваться. Но поворачиваться к ней спиной все равно не стоило. Парень видел, что Люциус в бешенстве, и старался вывести того еще больше. Сейчас ему нужна была лишь маленькая ошибка, которая стоила бы блондину всего, что он имел. Гарри вертелся волчком, подпрыгивая и отскакивая, уворачиваясь от летящей смерти. Он сдерживал рвущуюся изнутри ярость, понимая, что не сможет контролировать внутренних зверей, находясь в таком состоянии. Чтобы отвлечься, он подумал о тех, кто в данный момент спешил на помощь блондину. В том, что этими людьми были слуги Министра, Гарри не сомневался. Вероятнее всего, это была Беллатрикс, которая, по воспоминаниям Снейпа, участвовала во многих операциях, или Рабастан, который был главой Аврората. Поттер напрягся, продолжая уворачиваться от летящих в него лучей и одновременно поддерживая сдерживающую защиту имения магию, и начал плести одно из вампирских заклинаний, надеясь, что сюрприз "понравится" тем, для кого он его приготовил.
   Дыхание сбилось, но Люциус почти не замечал этого. Магия имения едва уловимо всколыхнулась, и блондин понял, что Рабастан использовал заклинание обнаружения. Осталась пара минут до того момента, когда мальчишку размажут по стенке. Малфой предвкушал, что позволит Белле сделать с мальчишкой все, на что она способна.
   Заклятия срывались с двух палочек почти одновременно, пот градом лился по лицу, но Люциус не отвлекался ни на секунду. Проклятый Поттер отпрыгивал и уворачивался от летящих в него разноцветных лучей. Если б Люциус был более внимателен, то он смог бы заметить собирающийся по углам черный туман.
   Гарри подпрыгнул вверх, перевернувшись и замерев на долгое мгновение в воздухе горизонтально полу, пропуская под собой сильное режущее заклятье. Внутренние звери бесновались от невозможности разорвать аристократа на мелкие куски, но Поттер сдерживал их из последних сил, зная, что если выпустит их наружу, то последствия будут необратимы. Слова Гермионы пульсировали в сознании, ее взгляд врезался в память, удерживая на самом краю, не давая возможности переступить черту, за которой не будет возврата.
   Позади Люциуса послышались гулкие удары в тонкую дверь, и Малфой отвлекся лишь на долю секунды, но Поттеру этого было предостаточно. В следующее мгновение горло аристократа сжали сильные пальцы, и задыхающийся Люциус еще успел услышать, как низкий рычащий голос произнес:
   - Ты больше не тронешь то, что принадлежит мне.
   Нарцисса испуганно наблюдала за сгущающимся в углах мраком, от которого веяло смертельным холодом. Единственным желанием женщины было оказаться подальше отсюда. Она подняла взгляд, краем глаза заметив мелькнувшую тень, и тут же услышала гулкие удары в дверь, и Поттера, держащего теряющего сознание Люциуса за горло. Парень совершенно не обращал внимания на содрогающуюся под ударами заклятий дверь. Он сосредоточенно нахмурился, вытягивая правую руку вперед и поигрывая пальцами, и Нарцисса со страхом поняла, что сейчас произойдет нечто непоправимое. Женщина сглотнула и сделала маленький шажок по направлению к мужу, но тут же прянула назад, вжимаясь в стену всем телом - Поттер повернулся в ее сторону. Лицо парня застыло, превратившись в маску без эмоций, а глаза стали черными провалами, оттеняющие мерцающую кожу. Это было невероятно страшно и пугающе красиво одновременно. Нарцисса не могла оторвать взгляд от неведомого существа.
   Гарри заканчивал плести заклинание замены сущности, когда почувствовал странное давление. Оно шло со всех сторон, и от низкочастотного гула, вибрирующего где-то на уровне подсознания, у него зазвенело в ушах. Поттер пошатнулся, когда звон достиг запредельных частот, но стиснул зубы, удерживая себя в сознании. Поместье усилило защитную магию.
   Комок сущности извивался темно-синими рваными клочьями в ладони правой руки. Полувампир сделал шаг назад, удерживая тело аристократа левой рукой, замахнулся и впечатал сгусток Люциусу в середину грудной клетки. Тело блондина судорожно дернулось и шлепнулось на пол, и в этот же момент прогремел мощный взрыв, от которого двери столовой слетели с петель, а оглушенный Поттер отлетел к окну, сорвав тяжелые занавеси, и рухнул, перевернув обеденный стол, а в помещение ввалились растрепанная Белла и Рабастан.
   - Нарцисса? - раздался хриплый голос сестры, и женщина судорожно вздрогнула. Она огляделась, выискивая взглядом Поттера, но того не было видно. Миссис Малфой отодвинулась от стены, опасливо косясь на клубящийся по углам туман, и быстро перебежала к двери, прячась за спинами Рабастана и Беллы. Лестранж отлевитировала тело Люциуса в коридор и оставила у стены.
   Гарри открыл глаза, чувствуя боль в груди и руке. Уши болели, по вискам и скулам стекала кровь, а окружающие звуки были приглушенными, словно голову укутали плотным слоем ваты. Низкий вибрирующий гул отдавался в теле, и Поттер понял, что необходимо сматываться отсюда как можно скорее, иначе магия поместья сведет его с ума. Если бы не его сущности, то она уже давно раздавила бы его.
   Он закрыл глаза, слегка отпуская поводок сущностей, и ощутил присутствие Беллы и Рабастана. Маги стояли в дверном проеме, прикрывая собой Нарциссу. Гарри криво усмехнулся, подумав о том, что был прав, и отношения четы Малфоев были не столь идеальны, как те показывали на людях.
   - Что случилось с твоим мужем? - раздался голос мужчины, и Поттер вскочил на ноги, выставляя перед собой щит. Белла и Рабастан тут же направили на него свои палочки.
   - Поттер? - воскликнула Беллатрикс. - Какого Мерлина ты тут делаешь?
   - Приветствую, миссис Лестранж. И вам доброго времени суток, мистер.
   - Отвечай на вопрос, недоносок! - ощетинилась Белла.
   - Вы столь невежливы, Белла, - поморщился полувампир. - Передайте супругу, что это надо исправить. А насчет вашего вопроса, могу лишь сказать, что мистер Малфой посмел взять то, что принадлежит мне, и я пришел забрать это и наказать его.
   - Кто ты такой, чтобы наказывать заместителя министра?! - злобно оскалилась Белла.
   - Это не ваше дело, миссис Лестранж.
   Вместо ответа Белла крутанула палочкой и в полувампира полетел сильный "Ступефай". Щит зазвенел, отражая заклятье, Поттер даже не пошевелился. Звери внутри выли, желая позабавиться, и у Гарри почти не осталось сил сдерживать их. Низкий гул вибрировал по телу, кровь из ушей не останавливалась, а боль в ребрах мешала дышать. Неожиданно помещение поплыло перед глазами, и Поттеру показалось, что стены, пол и потолок задрожали и стали двигаться навстречу друг другу. Магия имения хотела в буквальном смысле раздавить его.
   Белла и Рабастан радостно оскалились, наблюдая за насторожившимся мальчишкой. Внезапно Поттер взвился в воздух, черной тенью пронесся под самым потолком, приземляясь около мужчины и впечатывая тому кулак в солнечное сплетение. Рабастан сложился пополам, уронив палочку и с хрипом выдыхая воздух, и тут же получил сильный удар по шее, вырвавший его из сознания, а Поттер развернулся к мгновенно отреагировавшей Белле, не успев блокировать режущее проклятье. Раненый вампиром и не успевший до конца регенерировать бок обожгло ослепляющей болью, но Гарри, не обращая внимания на рану, наотмашь ударил миссис Лестранж по лицу. Беллу развернуло на девяносто градусов, она врезалась лицом в стену и медленно съехала на пол. Полувампир наклонился, втягивая аромат свежей крови женщины, но тут же услышал вскрик Нарциссы.
   - Миссис Малфой, - хрипло выдавил Поттер, усилием воли удерживая себя в сознании. - У меня есть к вам просьба.
   Глаза Нарциссы расширились, и она судорожно кивнула, моля Мерлина о том, чтобы остаться живой и невредимой.
   - Освободите этого домовика.
   Раздался едва слышный хлопок и перед женщиной появился всхлипывающий Добби. Нарцисса искоса взглянула на привалившегося к стене Поттера и, брезгливо сморщившись, протянула эльфу все еще зажатый в ладони белоснежный носовой платок. Домовик быстро выхватил его из руки женщины и тут же исчез.
   Гарри чувствовал, что силы покидают его с каждым мгновением. Регенерация была невозможна, скольжение по теням приносило боль, а имение давило все сильнее, и раздавило бы его, если бы не близкое присутствие Нарциссы и лежавшего без сознания Люциуса. Правый бок был разорван в клочья, и Поттер знал, что может умереть, если не выберется отсюда прямо сейчас.
   Нарцисса стояла у стены, рядом с лежащим на полу мужем, и судорожно думала о том, что будет дальше. Сейчас Поттер казался обыкновенным мальчишкой, но она помнила, насколько страшным он может быть. И еще она понимала, что он не причинил ей никакого вреда, хотя мог спокойно убить в любой момент. И именно это удерживало ее от правильной в таких случаях мести за покалеченного мужа.
   Гарри посмотрел на леди Малфой и махнул в ее сторону рукой. Женщина закрыла глаза и медленно сползла по стене.
   Тут же рядом возник Добби.
   - Господин помог Добби, Добби поможет господину, - запричитал эльф и Поттер понял, что ему повезло.
   Давление имения становилось невыносимым, словно что-то невидимое сжимало полувампира в смертельных объятьях. Раздался хруст, по телу прошла волна обжигающей боли, и находящийся в полубессознательном состоянии Поттер понял, что магия поместья начала ломать его кости.
   - Домой, - прошептал он, ощущая, что силы почти покинули его. Добби кивнул, обхватил потерявшего сознание полувампира за колени и исчез из поместья Малфоев.
   ***
   Профессор Снейп закончил обрабатывать раны мисс Грейнджер и теперь, стоя у окна, размышлял, что делать с мальчишкой, когда совсем рядом раздался громкий хлопок. Гермиона, сидевшая на диване, взвизгнула от неожиданности, прянула в сторону зельевара, но тут же испуганно вскрикнула, заметив лежащего рядом с появившимся домовиком Поттера. Гарри не шевелился и, как показалось мало что соображавшей в такой момент Грейнджер, не дышал. Девушка вскочила, устремляясь к парню, но громкий окрик Северуса остановил ее на полпути. Зельевар помнил предостережение Поттера, и подозревал, что в бессознательном состоянии с мальчишкой может случиться все, что угодно.
   - Мисс Грейнджер, вернитесь на свое место. Подходить к Поттеру сейчас опасно.
   Снейп осторожно приблизился к телу гриффиндорца, увидев, что домовик, принесший гриффиндорца, растворился в воздухе. Окровавленный, бессознательный Поттер мог бы показаться простым парнем, попавшим в переделку, если бы Северус не чувствовал ауру мальчишки. Опасная, настороженная и невероятно сильная магия окружала тело Поттера. Сейчас черты его лица разгладились, и было почти невозможно сравнивать парня с тем страшным существом, которое он носил в себе, но Снейп прекрасно помнил, каким может быть выражение черных провалов глаз и яростный звериный оскал. Эти мысли промелькнули в сознании Мастера Зелий за то время, пока он наклонялся к мальчишке, чтобы осмотреть повреждения. Было непонятно, как Поттеру удалось так долго продержаться во враждебном поместье. Предположение у зельевара было лишь одно: то, что было внутри у мальчишки, обладало силой, способной сдержать натиск Родовой магии, и аура Поттера явно доказывала, что Снейп прав.
   Осмотр (без применения магии - Снейп помнил предупреждение гриффиндорца) занял полминуты: рваная рана на правом боку, синяки, ушибы, ссадины и, если судить по крови из ушей, сотрясение мозга. Хотя, было вероятнее предположить, что это - результат работы защитной магии поместья.
   - Профессор, он ведь жив? - раздался приглушенный голос, и зельевар, занятый своими мыслями, вспомнил о Грейнджер. Обернулся, проверяя, не стоит ли настырная девица позади, но та сидела на диване, обхватив колени руками и прикусив губу.
   - Поттер без сознания. Но, вероятно, с ним все будет в порядке.
   Зельевар оказался прав. Лежавший на полу Поттер шевельнулся, как будто приходя в себя, и шумно выдохнул. Окровавленный бок начал затягиваться на глазах, но Снейп мысленно отметил, что после схватки с василиском регенерация происходила быстрей. И тут же вспомнил, в каком состоянии Поттер появился в его апартаментах, как только узнал, что Грейнджер пропала. Одежда мальчишки была в грязи и крови, он кривился на один бок и прихрамывал, и Снейп только сейчас сообразил, что Поттер полез в имение Малфоя сразу после драки. Впрочем, других замашек от гриффиндорца не следовало ожидать. Малфой-менор был столь древним и пропитанным магией до самого основания домом, что Снейп был удивлен тому, что мальчишка выжил. Напасть на Люциуса в родовом гнезде было сумасшедшей и смертельной затеей, но Поттер остался жив, хоть и был без сознания и ранен.
   Тело полувампира окутало ослепительное сияние, вспыхнуло разными цветами и сменилось черным глянцевым саваном, скрывшим мальчишку от посторонних взглядов.
   - Профессор, что с Гарри? - раздался едва слышный шепот Грейнджер. Снейп повернулся к сидящей на диване испуганной девушке. Гермиона прикрывала рот ладонями, карие глаза девушки были широко раскрыты от удивления и непонимания.
   - Мисс Грейнджер, перестаньте разыгрывать драматические роли. Это не ваш стиль.
   Грейнджер нахмурилась. Ее поражало то, что профессор, вылечивший каждый порез и синяк на ее теле, даже не прикоснулся к Гарри, который был серьезно ранен.
   - Почему вы не поможете ему?
   - Потому что это может ему навредить.
   - Навредить? Но, профессор...
   - Грейнджер, ему не поможет то, что могло бы помочь обычному магу, ясно?
   - Вы тоже знаете, да? - раздался едва слышный шепот. Снейп отошел от лежавшего на полу парня и остановился возле окна.
   - Знаю что? Грейнджер, сформулируйте свой вопрос.
   - Что он не человек, - выдохнула девушка после длительной паузы. Зельевар кинул на гриффиндорку пристальный взгляд и кивнул.
   Грейнджер нахмурилась, посмотрела на Поттера, укутанного в черное нечто, потом перевела взгляд на замершего у окна зельевара. Девушка хотела задать новый вопрос, но тут раздался непонятный всхлип, и гриффиндорка, а вместе с ней и Снейп, обернулись к Поттеру, успев заметить, как черный саван всколыхнулся и всосался в тело парня. Грейнджер кинула на профессора вопросительный взгляд, но тот не отводил глаз от тела Поттера. Гермиона последовала его примеру, и гостиная погрузилась в напряженную тишину. Спустя пару минут мальчишка вздохнул и открыл глаза.
   - Гарри! - воскликнула девушка, подлетая к полувампиру и плюхаясь около него на колени. Поттер сморгнул, словно отгонял видение, но потом тепло улыбнулся, увидев, что с Гермионой все в порядке.
   - Спасибо, профессор, - прошептал он осипшим голосом, протянув руку и погладив девушку по щеке.
   - Поттер, я жду объяснений.
   Взгляд Гарри на миг потемнел. Стоило ли раскрывать правду о себе профессору или Гермионе? Такой вопрос полувампир даже не рассматривал. Ответ был однозначен: нет. Но вот приоткрыть завесу тайны стоило. Впрочем, он уже сделал первые шаги.
   - Значит, вы до конца на моей стороне, профессор?
   - Я на своей стороне, Поттер, но в данный момент она совпадает с вашей.
   - Хорошо.
   Мальчишка достаточно резво подскочил, словно не он валялся в беспамятстве несколько минут назад, и плюхнулся в кресло напротив профессора, притягивая Гермиону на колени.
   - Гермиона, ты в порядке?
   - Да, все нормально, Гарри, - тон девушки полувампиру не понравился, но устраивать "разбор полетов" своей половинке в присутствии профессора он не собирался.
   - Хорошо. Профессор, давайте начнем с ужина, я жуть какой голодный, - тон Поттера был преувеличенно бодрым и зельевар присмотрелся к нему внимательнее, отмечая и черные тени под глазами, и тусклость кожи, обычно мерцавшей даже при неярком освещении, и неровное дыхание, и едва уловимое подрагивание пальцев.
   - Поттер, вы уверены, что чувствуете себя хорошо? - зеленые глаза полыхнули непонятным Северусу каскадом эмоций, зельевар нахмурился, но продолжил: - У меня есть некоторые зелья...
   Он осекся, заметив, как Поттер отрицательно покачал головой.
   - Они бесполезны, профессор, но вот плотный ужин вполне заменит Бодрящий отвар.
   Прошло полчаса, прежде чем мальчишка смог утолить голод. Снейп сидел рядом, пытаясь отогнать усталость крепким кофе, а Гермиона, которую Поттер силой заставил выпить зелье Сна без Сновидений, уютно посапывала на диване, укрытая клетчатым пледом.
   - Профессор, еще раз спасибо, что вытащили Гермиону и вылечили ее.
   - Не благодарите, Поттер, как преподаватель я обязан защищать своих студентов.
   Мальчишка нагло ухмыльнулся, но ничего не ответил.
   - Итак, Поттер, что случилось после нашего с мисс Грейнджер исчезновения?
   - Я встретил прелестную супругу Лорда Малфоя, - ответил Гарри и, увидев вопрос в черных глазах Снейпа, поспешил добавить, - Она в полном порядке. Чего не могу сказать о самом Лорде Малфое и его помощниках.
   - Помощниках?
   - Да, профессор. Направляясь на встречу со мной, он каким-то образом вызвал господ Лестранжей. Если быть точнее, Беллатрикс и Рабастана.
   Снейп молчал, обдумывая услышанное. Значит, поместье сообщило Люциусу о незваном госте, и тот вызвал подмогу. На редкие случаи, подобные этому, Министр всегда посылал Беллу и еще кого-нибудь с ней, чтобы сдерживать чокнутую Лестранж от кровавых расправ. Хотя, стоило признать, что Рабастан был самым снисходительным к выходкам родственницы напарником. Жестокий и властолюбивый Лестранж и сам был не прочь позабавиться с теми, кто посмел напасть на приспешников Темного Лорда.
   - Они живы, Поттер?
   - Да, и даже почти целы. Миссис Лестранж в ответ на мое приветствие презентовала мне сильное режущее в уже раненый бок. Впрочем, все обошлось.
   - Магия поместья не мешала вам?
   - Оно едва не убило меня, - зеленые глаза полыхнули злостью.
   - Теперь вы будете думать, прежде чем лезть в дом, принадлежащий магической семье.
   - Да, профессор, вы правы, теперь я действительно подумаю, прежде чем куда-то лезть, - тон, которым мальчишка произнес эти слова, совсем не понравился Снейпу, но он промолчал.
   - Что с Люциусом?
   По лицу гриффиндорца расплылась злобная улыбка, напомнившая Снейпу бесноватую Беллу.
   - Он здоров и невредим, профессор.
   - Вы уверены?
   - Да. Я могу слово дать, что он не получил ни единой царапины.
   Снейп недоверчиво прищурился, но выпытывать у Поттера подробности не стал, зная, что гриффиндорец может быть неимоверно упрям. Тем более, что двойной шпион мог в скором времени все разузнать от самих приспешников Темного Лорда. Рабастан любил прихвастнуть, да и Беллу молчаливой особой никто бы в здравом уме не назвал.
   - Профессор, вы останетесь на ночь?
   - Нет, Поттер, мне необходимо быть в Хогвартсе. Мое отсутствие может вызвать ненужные вопросы у директора.
   - Дайте мне пару минут, я помогу вам добраться до школы.
   - Не стоит утруждаться, Поттер, я справлюсь сам.
   Мальчишка упрямо мотнул головой и ответил:
   - Вокруг замка может быть опасно, профессор, я вам об этом говорил. Тем более, сегодня полнолуние.
   Снейп поразмыслил и, решив, что топать от аппарационной границы ночью ему не слишком хочется, кивнул. Поттер тут же оказался рядом, положил руки профессору на плечи и через пару мгновений Снейп находился в своих апартаментах. Гриффиндорец, едва они очутились в комнатах зельевара, отступил на шаг от профессора, понимая, что тому не нравиться присутствие кого бы то ни было в личном пространстве и вдруг, хитро прищурившись, проговорил:
   - А знаете, профессор, ведь Слизерин не просто так оставил василиска в замке.
   - Что вы имеете в виду, Поттер? - насторожился Снейп. Скользнувшую было мысль о потомстве громадного змея, оставшемся в Тайной комнате, он отмел почти сразу - уж слишком веселый вид был у Поттера.
   - Пожалуй, я оставлю вам воспоминание, профессор, - мальчишка, не переставая ухмыляться, наколдовал стеклянный пузырек и вытянул из виска воспоминание о прогулке в подземелья Слизерина. - Вот, профессор, наслаждайтесь. Приятных снов.
   Не дожидаясь ответа зельевара, нахальный мальчишка отпрыгнул в тень и исчез.
   ***
   Заглянув домой и, убедившись, что Гермиона крепко спит, Поттер предупредил домовиков смотреть за ней, а сам скользнул в тень, выныривая в одном из самых страшных кварталов Лондона. Предстоящий разговор с Лордом и возможные события требовали подготовленности.
   Парень вышел из тени небольшого барака, принюхался и уверенно направился к расположенному неподалеку питейному заведению. То, что ему было нужно, без сомнений, было именно там.
   ***
  
   Уважаемые Читатели, через одну или две главы я сделаю небольшое отступление. Это необходимо для знакомства с главным злодеем моей истории.
   И, кстати, кто смотрел нового ГП, может, поделитесь впечатлениями?
   С теплом, Автор)
   Глава 14
  
  
  5 декабря моей Анжелинке исполнилось два годика, с чем я ее и поздравляю! Расти большой, моя зая! В честь ее праздника выкладываю новую главу.
   Гай До, спасибо за помощь!
   Всем читателям сердечная благодарность за отзывы! Не забывайте писать новые, ведь они очень способствуют творческому процессу!
  
   ***
   Беллатрикс Лестранж открыла глаза, почувствовав рядом движение. Она мгновенно вскочила на ноги, направив палочку на сидевшего рядом Рабастана. Мужчина ошалело мотал головой из стороны в сторону.
   - А, это ты, - хрипло протянула Белла, сморщившись от боли в челюсти, и опустила палочку. - Где Поттер?
   - Ушел, - голос Рабастана был не менее хриплым, он поморщился и потер живот. - Ну и удар у этого выродка, - пробормотал Глава Аврората.
   Белла огляделась, затем подошла к сидящей у стены Нарциссе. Сестра была без сознания, и Белла привела ее в чувство простым "Эннервейт".
   - Что произошло и где мальчишка? - спросила Лестранж у Нарциссы.
   - Белла? - переспросила леди Малфой слабым голосом. Она недоуменно посмотрела вокруг и тут же вздрогнула, вспомнив обо всем произошедшем. - Я не знаю... Что с Люциусом?
   - Он просто... спит, - раздраженно ответил за Беллу Рабастан, осматривавший Малфоя. Нарцисса взглянула в сторону мужа. Казалось, Люциус действительно просто спал, но леди Малфой была уверена, что такого расслабленного, умиротворенного выражения на лице супруга она не видела уже очень давно. Дыхание мужчины было ровным, размеренным, как бывает у крепко спящих людей. Нарцисса вздохнула, поднимаясь и удивленно ощущая, что не чувствует себя усталой, и попросила сестру помочь ей, решив, что подумает обо всем произошедшем чуть позже.
   Белла отлевитировала Люциуса в супружескую спальню Малфоев. После недолгого допроса Рабастана, вспомнившего об обязанностях Главы Аврората, леди Малфой, наконец, поднялась к мужу. Рассматривая спящего супруга, Нарцисса вновь и вновь прокручивала события этого дня, вспоминая и анализируя.
   Люциус вернулся домой необычайно довольный, и на ее вопрос о причине радужного настроения ответил лишь, что видел Драко и решил кое-какие проблемы. Вызов Министра, как показалось Нарциссе, испортил мужу настроение, но ненадолго. Уходя, Люциус предупредил супругу, что после ужина проведет некоторое время внизу. Это означало, что она не должна задавать лишних вопросов. А потом появился Поттер. Нарцисса невольно вздрогнула, вспомнив играющего с ее мужем парня. В отличие от Люциуса, охваченного яростью схватки, Поттер именно играл. Это чувствовалось в расслабленной позе мальчишки, в его насмешливой ухмылке. Он был уверен, что сильнее, поэтому играл, как охотник с жертвой. А потом... Нарцисса вспомнила о непонятном синем шаре в ладони Поттера, который тот всадил в грудь ее супруга.
   Внезапно снизу послышался шум, женщина вздрогнула и вскочила, выхватывая палочку и устремляясь к выходу из спальни. В коридоре она поняла, что грохот и яростные вскрики доносятся из столовой, где были Белла и Рабастан. Нарцисса замерла, вспомнив про напугавший ее холодный мрак, клубившийся в углах столовой. Женщина крепко сжала палочку и осторожно двинулась вниз.
   ***
   Переместив Люциуса в спальню и убедившись, что с Нарциссой все в порядке, Лестранжи вернулись в полутемную столовую. В помещении горело несколько свечей, а потухшие отчего-то не хотели зажигаться. Белла оставила попытки зажечь их и убрала палочку - несколько горящих огарков и заглядывавшая в окно луна давали достаточно света, чтобы не запинаться о валявшуюся мебель.
   Рабастан был обязан восстановить картину произошедшего, и Белла решила дождаться его, мысленно надеясь, что урод Поттер, посмевший ей врезать, сдохнет от режущего проклятия. Лестранж аккуратно переходил от стула, на котором ранее сидела Нарцисса, к упавшему столу и обратно к двери, словно ищейка, выискивая малейшие зацепки и следы заклятий. Вокруг мужчины кружились наколдованные огоньки, создавая вокруг Рабастана желтый светящийся круг. Белла прикусила язык, чтобы не заржать в голос над громадным светляком, которого ей живо нарисовало воображение, но мысленно пообещала себе рассказать об этом "своим".
   От нечего делать Лестранж подошла к окну, рассматривая великолепный сад поместья, залитый лунным светом. Неожиданно сзади послышался приглушенный яростный вскрик, грохот, а затем непонятный всхлип, словно что-то огромное с силой всосало воздух. Обернувшись, женщина увидела, что Рабастана поглотил темный туман, непонятно откуда взявшийся в столовой. Беллатрикс мгновенно выставила палочку, но все было тихо. Она хотела подойти к завернутому в туманную вуаль мужчине, но тут же отпрыгнула, заметив под ногами клубящиеся рваные клочья мрака, от вида которых стыла кровь. Женщина невольно вскрикнула и отскочила в сторону, встав на сорванную портьеру, и завертела головой по сторонам: двери столовой были закрыты и, как и стены, мерцали ранее не замеченными серыми нитями неизвестного заклинания, черный непонятный туман, поглотивший Рабастана, покрывалом стелился по полу, и колдунья не была уверена, жив ли Глава Авроров. Она подняла палочку, наколдовывая ветер, но тот никак не подействовал на клубящийся мрак. Не помогли ни "Импервиус", ни "Фините Инкантатем". Яростно вскрикнув, Беллатрикс начала посылать в туман Непростительные, не замечая, что за спиной по стене поднимается большая масса клубящегося дыма, становясь глянцево-черной, смоляной. Спину обдало неприятным холодом, Белла передернула плечами, резко обернулась, и в тот же момент ее поглотило нечто вязкое, облепившее со всех сторон, заполонившее нос и рот, перекрывая доступ воздуха и гася сознание.
   Мрак, клубившийся в комнате, окружил лежащие на полу сгустки и медленно впитался в их поблескивающую в пламени свечей поверхность. Черные коконы с едва различимыми изломанными силуэтами внутри поднялись в воздух и, выдавив оконное стекло, выплыли из комнаты, позволив холодному зимнему воздуху ворваться в теплое помещение.
   ***
   Нарцисса очень тихо подошла к двери столовой, нервно оглядываясь и прислушиваясь. Она не верила, что Поттер мог вернуться, но подозревала, что оставленный мальчишкой черный туман, о котором она совершенно забыла, был не простым "сюрпризом" на память. Пробормотав заклинание, она отпрянула от распахнувшихся дверей, но потом осторожно заглянула в столовую и остолбенела: в столовой никого не было. У окна валялся опрокинутый Поттером стол, вокруг него хаотично разбросанные стулья, трепетала уцелевшая занавесь, пытаясь сдержать холодный ветер, рвущийся в разбитое оконное стекло, одна за другой гасли свечи, погружая комнату в полумрак, но ни Беллы, ни Рабастана не было видно.
   Нарцисса махнула палочкой в сторону окна, восстанавливая стекло, потом заклинанием зажгла свечи и устало опустилась прямо на пол, думая, что будет лучше - вызвать Министра сейчас или отложить все до того времени, когда очнется Люциус. Естественно, как супруга замминистра, она была обязана доложить Лорду обо всем, что произошло, но Нарцисса спокойно могла сделать вид, что не спускалась сейчас в столовую. Ей нужно было время, чтобы поразмыслить.
   Она догадывалась, что с Люциусом не все в порядке. Не могло то существо по имени Гарри Поттер оставить все, как есть, не отомстив супругу за... Интересно, за что? Нарцисса вспомнила слова Поттера о том, что Малфой больше не тронет то, что принадлежит парню. Значит, Люциус взял что-то у мальчишки, решив отомстить за проигрыш в дуэли. Это вполне было в характере супруга, не привыкшего, чтобы его втаптывали в грязь. Впрочем, Нарциссу разборки мужа не волновали. Единственное, что она желала, чтобы ее оставили в покое. Она хотела жить для себя, заводить любовников, путешествовать, блистать в свете, не обремененная домом и супругом. Но Люциус не давал ей такой свободы.
   Выйдя замуж по расчету, она ожидала, что, родив наследника, выполнит свой долг и будет освобождена от прочих обязанностей, но планы супруга шли вразрез с ее собственными. Свобода, такая желанная и близкая, оказалась далека как никогда. Люциус запер Нарциссу в поместье, и она стала чувствовать себя заточенной в замке принцессой, охраняемой драконом. Любое слово поперек могло навредить как ей, так и сыну, в котором Нарцисса не чаяла души. Между супругами не было любви и нежности, лишь холодный расчет. Но в то время, как Люциус позволял себе все, что хотел, она не имела ничего. Он менял женщин, развлекался, а ей была уготована роль официальной жены - красивой и надменной куклы, без права голоса. Любой нарушенный запрет мог иметь очень плохие последствия. Люциус был изощрен и достаточно жесток, чтобы отыграться на жене и сыне, если они мешали его интересам. И сегодняшний поединок между мальчишкой Поттером и Лордом Малфоем в очередной раз доказал, что женщина не значит для своего супруга ровным счетом ничего. Леди невольно поежилась, вспомнив обжигающий холод лучей смертельного заклятья, пролетевших в такой близости от ее лица. Люциус попытался убить ее, в то время как Поттер - мальчишка, пришедший с целью отомстить, - не причинил даже легкой боли. И она не знала, будет ли синий сгусток в груди Люциуса проклятьем или избавлением, но втайне все-таки надеялась, что брюнет хоть что-то изменил в ее жизни.
   Женщина решила воспользоваться вторым вариантом, понимая, что, побеспокоив Лорда сейчас, не узнав последствий визита Поттера, она может вызвать на себя гнев Министра. Леди поежилась, представив разозленного Волдеморта и пошла наверх.
   ***
   Сириус Блэк спускался в подземелья, чтобы поговорить с зельеваром. Ему было глубоко плевать, что до рассвета оставалось совсем немного времени. Несколько часов назад, в коридоре неподалеку от гостиной Гриффиндора, он встретил Лонгботтома и Уизли, которые рассказали ему о ссоре Гарри и Гермионы, и их исчезновении. И вот теперь Блэк, беспокоившийся за мальчика и обыскавший к этому моменту весь замок, решил поговорить со Снейпом и выяснить, знает ли зельевар (который обычно был в курсе всего происходящего в Хогвартсе) хоть что-нибудь о крестнике и его подружке.
   Вторым, неприятным поводом, побудившим его разыскивать носатого ублюдка, было то, что по наблюдениям Блэка отвратительный Снейп был ближе крестнику, чем он сам. Это приносило боль и вызывало недоумение и злость. Ведь именно Сириус был самым близким другом Джеймса и крестным Гарри. Именно он искал мальчика в течение нескольких лет, не жалея сил, он терпеливо, как и обещал, ждал, когда парень сам подойдет к нему, и хотел наладить отношения. Он, а не этот злобный летучий ужас подземелий.
   Конечно, Блэк понимал, что Гарри надо привыкнуть к новой школе, новым людям, но терпение никогда не было его отличительной чертой. Мужчине было невероятно обидно и непонятно, почему для общения сын Джеймса выбрал сальноволосого ублюдка, а не его. И хоть между зельеваром и мальчиком не было дружбы, но даже таким отношениям преподаватель ЗОТИ завидовал. Он нередко замечал, что Снейп и Поттер частенько смотрят друг на друга, как будто обмениваясь мыслями.
   Блэк понимал, что ему предстоит многое сделать для того, чтобы Гарри принял его как родного, но он и подумать не мог, что сын Джеймса будет нормально относиться к Сопливусу.
   Появление Гарри в Хогвартсе вызвало у него целую бурю эмоций, и все они требовали немедленного установления самых теплых, родственных отношений с крестником. Но тот совсем не спешил идти навстречу Сириусу, вызывая у последнего досаду и недоумение. В письмах Ремусу Блэк постоянно упоминал об этом, но друг успокаивал его, советуя потерпеть, дать Гарри время освоится на новом месте. Но сегодня, услышав о пропаже гриффиндорца, Сириус понял, что не может больше ждать. Желание дать Гарри семью, стать для него кем-то важным, родным, пересиливало все остальные чувства и эмоции.
   Блэк преодолел последний поворот и оказался перед черной дверью апартаментов Мастера Зелий. Он никогда раньше не был в комнатах Снейпа, да и в подземелья в последние годы заходил очень редко. С момента, когда его оправдали и назначили преподавателем ЗОТИ, они с зельеваром ни разу не поговорили нормально больше двух минут. Характеры обоих не располагали к задушевным беседам, а прошлое, в котором было слишком много взаимных обид, позволяло им начинать орать друг на друга при любом удобном случае. Впрочем, Сириус не мог не признать, что эмоциональная разрядка со Снейпом держала его в тонусе, не позволяя утонуть в горечи от потери крестника.
   Отринув все мысли, Сириус постучал в дверь и замер, ожидая ответа. Его совсем не волновала реакция Снейпа на столь поздний визит - главное, найти крестника, а уж с зельеваром он справится.
   Дверь резко распахнулась, и в грудь Сириусу уставилось острие черной палочки. Блэк, не моргнув глазом, рявкнул:
   - Где Поттер?
   - Блэк? - мимолетное удивление на лице зельевара тут же сменилось непроницаемой маской. Он медленно опустил палочку. - Какого черта ты ищешь Поттера здесь?
   - Я обыскал весь замок, если его нет у тебя, я пойду к Дамблдору.
   Снейп мысленно скривился. Придурок Блэк мог переполошить всех вокруг, разыскивая Поттера, и тем самым подставить мальчишку, который, насколько знал зельевар, директору совершенно не доверял и не хотел, чтобы тот узнал о его делах. А отсутствие двух студентов могло доставить крупные неприятности не только самим студентам, но и преподавателям. Решение созрело мгновенно. Снейп посторонился, впуская Блэка в гостиную. Тот, не раздумывая, ворвался внутрь, ожидая увидеть крестника, и замер, поняв, что комната пуста. Зельевар закрыл дверь и потянулся к кулону на шее.
   "Поттер!"
   "Профессор?"
   "Ваш крестный желает видеть вас немедленно в моей гостиной..."
   "Я буду через несколько минут..."
   Мужчина выдохнул, понимая, что будет очень нехорошо, если он за это время убьет или покалечит приставучего преподавателя ЗОТИ.
   - Где он? - в синих глазах Блэка горели ярость и беспокойство. - Он в порядке? Что с Гермионой? С ней все нормально? Они помирились?
   От бесконечного потока вопросов у Северуса моментально заболела голова и он рявкнул:
   - Имей терпение, Блэк!
   - Он не в замке? - Сириус, казалось, не слышал вопля Снейпа. Тот вздохнул, понимая, что в данном случае слабоумие неизлечимо. - Ты ответишь или мне вытрясти из тебя правду? - глаза Блэка угрожающе сверкнули. Снейп сжал палочку в ладони.
   - Я понятия не имею, где сейчас Поттер, - процедил Снейп, наблюдая за злящимся Сириусом. - Блэк, я не намерен вести с тобой светские беседы. Сделай одолжение, не мельтеши и заткнись, - Снейп прошел к своему месту за письменным столом и взял первое попавшееся эссе. - Твой Поттер будет здесь через несколько минут.
   - Откуда ты знаешь?
   - Это не твоего ума дело, Блэк.
   Сириус кинул на невозмутимого зельевара яростный взгляд, но промолчал, принципиально оставшись стоять на месте. Снейп усмехнулся - Блэк был невероятно предсказуем.
   ***
   Сжимая в руке грязный сверток, Поттер вышел из питейного заведения, отшвырнув с дороги шатающегося пьяницу. Тот нелепо взмахнул руками, завалился набок и тут же захрапел. Полувампир огляделся, пристально всматриваясь в черные силуэты, скрывавшиеся в тени бараков или скользившие по кривым, грязным улочкам. Это были постоянные обитатели здешних мест - люди, опустившиеся на самое дно. Воры, грабители, проститутки, убийцы, карманники. Низшая каста маггловского мира.
   Был ли он таким, как они? Пал ли он также низко? Он не мог ответить на этот вопрос. Да, он убивал, но не делал этого по собственному желанию. Мысль тут же сменилась другой: убивал, пусть не людей, но убивал. Хотя, это его не волновало. В мире, где он рос, был лишь один закон: "Или ты, или тебя...".
   Гарри вновь осмотрелся, выискивая ближайшую тень, и тут же услышал зов зельевара. Крестный ждал его у Снейпа. Что могло случиться? Наверняка Сириус узнал про их с Гермионой ссору и последующее за ней отсутствие. Сказал ли Блэк об этом директору? Это волновало Поттера больше всего. Вмешательство Дамблдора сейчас было нежелательным. Парень крепче сжал сверток и направился к одному из многочисленных бараков, тень которого могла укрыть его от чужих взглядов.
   ***
   Заглянув домой и, убедившись, что Гермиона все еще спит, а один из эльфов охраняет ее, полувампир сунул сверток в один из ящиков стола, запечатал его заклинанием и скользнул в тень.
   Переместившись к апартаментам Снейпа, Гарри на миг замер, прислушиваясь. Единственным звуком было легкое дыхание двух человек - Снейп и Сириус находились прямо за тонкой створкой, в гостиной. Парень отчетливо уловил глухое раздражение зельевара и яростную злость крестного.
   Сейчас Сириус ему мешал. Блэк хотел сближения, хотел родственных отношений, видя в парне сына своего лучшего друга, и Гарри это прекрасно понимал. Но в данный момент он не мог принять крестного, как своего. И не хотел. Сириус не вызывал в нем никаких родственных чувств. Да, он был хорошим человеком, веселым, добрым, что не раз повторяла Гермиона, и, быть может, со временем они могли бы стать больше, чем чужими людьми, этого Гарри не мог отрицать. Но форсировать события, как того хотел Блэк, он не желал. В отличие от Снейпа, синеглазый мужчина был взрывным, эмоциональным, несдержанным. А в нынешней жизни Поттера такому, как Сириус было не место. Он и так принял на себя ответственность за Гермиону и, в какой-то мере, за зельевара. Но это были люди, к которым Гарри тянуло, которых он уважал и ценил, и чувствовал, как своих. А по отношению к Блэку он не мог этого сказать.
   Вздохнув, он постучал и, не дожидаясь ответа, вошел в помещение.
   - Гарри! - Сириус кинулся навстречу вошедшему парню, не обращая внимания на холодный взгляд, и обнял. Внутренние звери рыкнули предупреждающе, но Поттер дернул поводок, усмиряя их, похлопал Сириуса по плечу и отстранился. Блэк намек понял.
   - Зачем ты меня искал? - спросил Поттер, подходя к дивану и присаживаясь. Сириус с удивлением отметил, что в гостиной зельевара его крестник чувствует себя вполне комфортно. Отринув все мысли по этому поводу, и "запихав поглубже" усилившуюся ревность, он уселся рядом с парнем.
   - Рон и Невилл сказали, что ты поссорился с Гермионой, и вы оба пропали. Я волновался. Где ты был? Что произошло? Где Гермиона?
   Поттер пристально посмотрел на Северуса, и тот, поняв взгляд парня, поднялся и вышел в смежную комнату. Насколько знал Гарри, там располагалась личная лаборатория зельевара.
   - Спасибо, но волноваться не стоило. Все в порядке. Ты разве не в курсе, что парочки иногда ссорятся? - тон, лишенный эмоций, резал слух.
   - Гарри! Зачем ты так? Я же хочу как лучше! Я беспокоился за тебя, понимаешь? Ты ведь не чужой мне! - воскликнул Блэк, вскакивая с дивана, и стал нарезать круги по комнате, оживленно жестикулируя при этом. Поттер молча наблюдал за ним с дивана.
   - Рон и Невилл сказали, что Гермиона прибежала вся в слезах, а потом куда-то убежала и они ее сегодня больше не видели. А ты вообще пропал сразу после обеда. Что случилось? Из-за чего вы поругались?
   - Извини, но это не твое дело, - отрезал Поттер.
   - Но я же беспокоюсь за тебя, за вас! - обиженным голосом сказал Блэк. Гарри мысленно ухмыльнулся.
   - Сириус, я уже давно не маленький и никому не позволю опекать меня и лезть в мою личную жизнь. Это ты понимаешь? Я вырос, причем намного раньше, чем мои сверстники, - парень специально напустил в тон больше горечи, и удовлетворенно прикрыл глаза, увидев, что Блэк чувствует себя виноватым.
   - Но, Гарри, если бы я знал, где ты.... Если бы я смог тебя найти..., - его голос охрип, и Поттер заметил, как подозрительно заблестели синие глаза. Наверное, ему было жалко Сириуса, но он не мог позволить крестному вмешиваться в его жизнь. Только не сейчас, когда пауки вот-вот начнут открытое противостояние, когда начнется дележка мальчика пророчества и многим придется выбрать, на чьей они стороне. Кроме Гермионы и Северуса, были еще пять мальчишек, которым Гарри дал обещание. Он не желал большей ответственности, чем была у него сейчас. Привыкнув быть одиночкой, он не стремился к обществу, милая сердцу гриффиндорка и профессор были исключением из правила. А Сириус хотел быть старшим другом, братом, дядей, приемным отцом со всеми вытекающими из этого определения нормами и последствиями, но именно этого не мог допустить Поттер. Он слишком давно решил, что получив свободу, вырвавшись из смертельных тисков Амира, он не позволит кому-либо управлять его жизнью.
   - Это неважно. Сириус, пойми, сейчас я не могу стать твоей семьей. Я не могу стать тем, кем ты хочешь меня видеть. Я не могу говорить о будущем, потому что оно слишком расплывчато. Но я хочу, чтобы ты понял меня сейчас, раз и навсегда. Наши отношения не будут стремительно развиваться, как бы ты этого не хотел. Да, я твой крестник, а ты мой крестный. На этом общее между нами исчерпывается. Его больше нет, понимаешь? И чтобы оно возникло, нам придется потрудиться не год и не два. Я одиночка, Сириус. Я привык быть один, привык решать сам за себя, я сам справлялся со всеми проблемами. И мне пока не нужен никто в этой жизни.
   Сириус выглядел растерянным. Слушая спокойный голос крестника, он не мог поверить в то, что тот действительно говорил. Обида, горькая, с привкусом разочарования, появилась на языке и скользнула вниз, заполняя все внутренности невыносимой горечью.
   - Сириус, я хочу, чтобы ты понял меня и принял то, что я тебе сказал.
   ***
   Разговор с крестным оставил непонятный осадок, но разбираться с ним у Гарри не было никакого желания. Едва за Блэком закрылась дверь, парень кивнул на прощание появившемуся в гостиной Снейпу и скользнул в тень.
   Один из эльфов по-прежнему сидел около спящей Гермионы. Домовик встрепенулся, увидев возникшего в комнате хозяина, но тут же замер, когда Поттер приложил палец к губам.
   Гарри подошел к спящей девушке, легонько провел ладонью по мягким волосам, волной растекшимся по подушке, и привычно трансфигурировал лежащий на столике около дивана карандаш в лилию. С недавних пор цветок стал приятной традицией, и Гарри не собирался нарушать ее. Шепнув эльфу, что будет в подвале, он достал из ящика стола грязный сверток и направился вниз.
   ***
   Серый рассвет прокрался сквозь неплотно задернутые занавеси в богато обставленную комнату. На огромной кровати лежал беловолосый мужчина в помятой мантии. Светлые, по-женски длинные ресницы затрепетали, и мужчина резко открыл глаза. Он недоуменно огляделся, словно не понимая, где он находится и как сюда попал, затем аккуратно поднялся с постели, поправил сбитое за ночь покрывало, расстелив его ровно, без складок, и медленно побрел к выходу из шикарной спальни.
   Леди Малфой открыла глаза и тут же вздрогнула, заметив, что ее супруг стоит на коленях около ее кровати. Лицо Люциуса было испуганно-просительным - такого выражения Нарцисса никогда не видела. Но, когда раздался голос мужа, женщина на миг подумала, что сошла с ума.
   - Госпожа Нарцисса, с вами все в порядке? - вопрос, заданный жалобным, дрожащим баритоном, никак не ассоциировался с аристократической внешностью и дорогой одеждой мужчины. Скорее, он мог принадлежать... домовому эльфу. Нарцисса закрыла глаза, пытаясь унять сердцебиение, и думая о том, что ей предстоит нелегкий день.
   ***
   В подвале было темно и сухо. Гарри по-звериному склонил голову к плечу, рассматривая узкое и длинное помещение, и принюхался. Пахло пылью и паутиной. Полувампир сморщился, потом сосредоточился и махнул рукой. Повинуясь мысленному приказу пыль мгновенно испарилась, не оставив после себя ни следа. Снова взмах рукой и на дальней стене возникли деревянные круги, а около парня появился небольшой столик. Поттер придирчиво рассмотрел круги, потом достал из кармана брюк уменьшенный сверток, увеличил его и кинул на стол. Тот приземлился на гладкую деревянную поверхность с тяжелым металлическим звуком.
   ***
   Гермиона проснулась с рассветом. Дежуривший около нее домовик тут же сообщил, что хозяин тренируется в подвале, а если она желает перекусить, то завтрак уже готов. Девушка поблагодарила маленького эльфа и, когда тот исчез, заметила на столике у дивана лилию. Она бережно взяла цветок, поднесла к лицу, вдыхая чудесный аромат, и думая о том, что ей стоит извиниться перед парнем за свою реакцию на его откровение.
   Вчера, едва появившись в доме Гарри, нервничая и переживая, она ежеминутно спрашивала себя, случилось бы что-нибудь, если бы ее реакция была более спокойной? И тут же отвечала сама себе: нет, не произошло бы. Они бы сидели с Гарри у озера, совсем рядом, укрывшись пледом и по очереди обновляя согревающие чары. Болтали бы о всякой ерунде или, может быть, он рассказал бы ей еще немного о себе. А потом проводил бы ее до спальни, на прощание поцеловал бы в уголок губ, совсем не обращая внимания на завистливые взгляды других девчонок, и утром она бы проснулась от восхитительного аромата белой лилии, по традиции лежащей на тумбочке. И это значило, что именно она была виновата во всем. Она видела боль в его глазах, когда он наблюдал за ее реакцией, и все равно ушла. Она выкинула кулон, убежала из замка, никому ничего не сказав, попала в лапы Малфою и едва не погибла по своей же вине. Карие глаза наполнились слезами и Гермиона всхлипнула. А она так гордилась своим умом и лучшими среди однокурсников оценками, считала себя сообразительной, находчивой, и как результат: не смогла правильно поступить в реальной ситуации! Она подвергла опасности себя и Гарри, кинувшегося ее спасать, только потому, что пошла на поводу у эмоций, не удосужившись просто подумать.
   Девушка снова всхлипнула, но потом сердито вытерла слезы. Она решила найти Гарри и извиниться, но поразмыслив, отправилась в ванную, поняв, что она не может показаться парню на глаза заплаканной и растрепанной.
   Впрочем, все беспокойство Грейнджер по поводу внешнего вида улетучилось вместе с мыслями об извинениях. Открыв дверь подвала, она тут же отскочила в сторону, испугавшись обрушившегося на нее шквала оглушительных щелчков. И только спустя несколько мгновений, девушка поняла, что это выстрелы. Гермиона скользнула внутрь и замерла, зажав уши и наблюдая, с какой точностью пули ложатся в центр деревянных щитов, висящих на противоположной стороне.
   Поттер, не отвлекаясь от стрельбы, махнул в сторону девушки рукой, и гриффиндорка почувствовала, что воздух вокруг задрожал, сгущаясь и превращаясь в прозрачный колпак, оградивший ее от грохота выстрелов. Грейнджер заворожено наблюдала, как парень плавно нажимает на курок, видна яркая в полутьме подвала вспышка, щит слегка вибрирует от громкого звука выстрела, а на пол падает гильза. Она не разбиралась в оружии, но черный автомат в руке Гарри выглядел внушительным и очень опасным.
   Поттер сразу почувствовал присутствие Гермионы и создал вокруг нее звукоизолирующую сферу, не отвлекаясь от своего занятия и заново вспоминая упоительное чувство владения смертоносной машинкой. Казалось, он очень давно не держал в руках настоящее оружие. Палочка, которой поклонялись все маги без исключения, в сравнении с металлическим холодом и тяжестью пистолета или автомата была не больше, чем хрупкой деревяшкой.
   Несколько мгновений спустя парень положил оружие на стол, оглянулся и сделал шаг по направлению к девушке. Гермиона взмахнула палочкой, развеивая прозрачный щит, и медленно двинулась навстречу парню.
   - Привет, - низкий вибрирующий голос и нежность в зеленых глазах заставили девушку замереть.
   - П-привет, - выдавила она, пытаясь справиться с собой.
   - Все в порядке? - парень протянул руку и легонько дернул девушку за прядь волос. Гермиона фыркнула, но ответила:
   - Да. А ты как? - брови парня взлетели вверх в наигранном удивлении.
   - А что со мной могло случиться?
   Рот Гермионы непроизвольно приоткрылся. Она прекрасно помнила, в каком состоянии Гарри вернулся домой. И теперь он говорит, что ничего не могло случиться!
   - Гарри! Я сама видела, какой ты вернулся от..., - девушка осеклась, заново осознав всю ситуацию, и тихо добавила, - Малфоя. Гарри, что с мистером Малфоем? Он... он жив?
   В карих глазах Гермионы было столько беспокойства, что Поттер поморщился. Стоило ли так волноваться за этого блондинистого ублюдка?
   - Да, жив, - голос парня стад холодным и резким. Гермиона поняла, что ему неприятны ее переживания за человека, едва не лишившего ее жизни, и вздохнула. Она волновалась совсем не за Малфоя.
   - Гарри! Я не за него переживаю, а за тебя! - девушка улыбнулась, обняв парня, и продолжила, - Если бы он был не жив, то у тебя возникли бы неприятности, понимаешь?
   Мелькавшие в любимых глазах смешинки были столь заразительными, что Поттер не сдержался, улыбнулся и крепко прижал Гермиону к себе, вдыхая любимый аромат. Звери внутри едва не мурлыкали от блаженства.
   - А зачем тебе автомат? - вскоре раздался приглушенный голос девушки, и Поттер чуть не закатил глаза. Гермионино желание "все знать" было неистребимо.
   - Это не автомат. Это пистолет-пулемёт MP5К *.
   - Ты собрался на войну? - карие глаза расширились в удивлении.
   - Гермиона, если бы я собрался на войну, то тут был бы целый военный склад.
   - Тогда...?
   - Мне привычнее маггловское оружие.
   - Но маги используют палочку!
   - Хрупкую деревяшку, - фыркнул Поттер неуважительно, и Грейнджер обиженно надулась. - Малыш, не обижайся, но я прав.
   Гермиона досадливо поморщилась, косясь на пистолет-пулемет. Оружие выглядело намного надежнее палочки. Но все-таки волшебная деревяшка была настолько привычной, что не поспорить с Гарри было бы большим упущением со стороны Гермионы.
   - Покажи! - упрямо вздернув подбородок, заявила девушка.
   Поттер прищурился, пытаясь понять, что именно добивается девушка, потом улыбнулся и кивнул. Парень подошел к столику и вытряхнул из лежащего на нем грязного свертка небольшой черный пистолет.
   - Это Глок 18**, Гермиона. Теперь смотри.
   Парень вытянул руку в направлении деревянных мишеней, повел ладонью из стороны в сторону, а потом как будто зачерпнул воздух и резким движением откинул его от себя. В тот же момент у противоположной стены возник призрачный силуэт. Он подрагивал, наполняясь цветами, становясь объемным и похожим на... Поттера. Гермиона широко раскрыла глаза, сравнивая оригинал и копию.
   - Бой с самим собой, - пояснил Поттер. - Возьми, - он протянул ей пистолет. Гермиона аккуратно взяла оружие, покрутила, рассматривая со всех сторон, и покачала головой. Ощущать в ладони тяжесть пистолета было непривычно и неожиданно приятно. Оружие однозначно внушало больше уверенности, чем легкая палочка.
   Повинуясь движению руки Гарри, его двойник замер в десяти метрах от девушки. И тут Гермиона поняла, что хочет от нее парень.
   - Нет! Я не буду стрелять в те... такого же, как ты! - заявила она, сунув пистолет Поттеру в руку.
   - Хорошо, - покладисто согласился парень. - Тогда защити его, - он кивнул в сторону своей копии.
   - Защитить?
   - Ага. Поставь щит и держи, а я буду стрелять. Ты ведь сама этого хотела, так? - в голосе Поттера послышались нотки вызова, и гриффиндорка не могла их проигнорировать.
   - Договорились, - сузив глаза и сжав палочку в кулаке, процедила она.
   Поттер улыбнулся и щелкнул пальцами. Девушка почувствовала, что в уши как будто напихали ваты.
   "Протего" почти рассыпался после пятого выстрела, но Грейнджер, скрипнув зубами, воспользовалась паузой, во время которой Гарри перевел пистолет в режим стрельбы очередями, и упрямо повторила заклинание. Второй щит оказался под угрозой меньше, чем через секунду, - именно столько понадобилось Поттеру, чтобы выстрелить короткой очередью***. Обновить заклинание Гермиона не успела. Двойник Поттера остался без защиты. Гарри, не колеблясь, всадил в него все оставшиеся пули. Копия картинно взмахнула руками и упала, дергаясь в судорогах. Поттер склонил голову к плечу, рассматривая результат трудов, потом взглянул на девушку.
   Грейнджер было не по себе. Былая уверенность в том, что волшебство сможет ее защитить, рассеялась, как дым. Рассматривая палочку, она понимала, что будь у нее пистолет при встрече с Малфоем, пострадал бы именно мистер аристократ, а не она. А может и не пострадал бы, но уж точно передумал бы ее похищать. Гермиона посмотрела на парня, карие глаза полыхнули решимостью, и Поттер понял, что добился своего.
   - Научи меня стрелять, Гарри.
   ***
  
   *Пистолет-пулемёт MP5К фирмы "Heckler & Koch". Я выбрала именно эту модификацию, потому что она предназначена для скрытого ношения. Гарри легко удерживает оружие одной рукой (вес п-п с пустой обоймой 2 кг) и без проблем попадает в мишень, потому что сильнее обычного человека. По правде говоря, стрелять из такого положения может и человек, но отдача, относительно высокий темп стрельбы и неустойчивое положение ведут к рассеиванию пуль.
  
   **Глок 18, потому что у него есть переводчик режима стрельбы, что позволяет вести огонь одиночными выстрелами или очередями.
  
   *** Темп стрельбы в таком режиме составляет приблизительно 1200 выстр./мин.
   Для искушенных читателей: Я специально выбрала австрийское и немецкое оружие. Оно широко распространено, относительно недорогое, имеет малый вес и надежное. Среди малочисленного английского оружия я не нашла ничего, отвечающего этим требованиям.
Оценка: 6.59*54  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"