Chigis: другие произведения.

Замерзшее блюдо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.29*106  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Месть - это блюдо, которое нужно подавать холодным. Только следите чтобы оно окончательно не замерзло. Главы 1-8 28.01.17

  Замерзшее блюдо
  
  Диалог, который не может понять простой смертный, но если весьма приблизительно его адаптировать к пониманию, он будет звучать примерно так:
  - Ты хочешь дать ей второй шанс?
  - Да. Ты удивлена?
  - Зачем? Она не сумеет им воспользоваться.
  - Скучно. Скучно потому, что заранее видишь все вероятности. Разве тебе не хочется чуточку непредсказуемости.
  - Эй, притормози! Забыл, чем закончилось твое предыдущее развлечение? Так я напомню, хаос третьего уровня, немного до второго не дотянул.
  - На этот раз я этого не допущу, не стану выводить ее нить в неуправляемый фактор, просто закрою себе доступ к ее производным первого и второго порядка.
  - А если ее нить станет основой?
  - Это мы легко заметим по косвенным признакам и восстановим доступ.
  - Да? Что-то мне это напоминает.
  - Ты опять! Что ж, если тебе неинтересно, можешь сама открыть себе доступ к ее производным.
  - Э нет. Не стану этого делать. Почему бы тоже не развлечься, тем более за твой счет? А как ты собрался ввести возмущение в производную?
  - Догадайся.
  - Что? Нет! Этого нельзя делать. Нельзя использовать другую нить.
  - Успокойся, та нить тоже оборвана. Но слияние нитей даст дополнительные расходимости, что мне и нужно для создания возмущения.
  - Все равно нельзя - ты вмешиваешься в свободное развитие сущностей.
  - Почему? Две сущности, обе нарушили основу, по собственному желанию оборвав нить. Нить оборвана второй раз, после этого сущности потеряли привязку и постепенно растворятся в потоках энергий.
  - Но, если они оборвали собственную нить второй раз, то снова подарив им привязку, ты ничего не достигнешь.
  - Иногда нить рвут не добровольно.
  - Ты же сказал, что 'по собственному желанию'.
  - Сказал, но в данном случае желание было вынужденным, а значит, временная привязка может помочь возродиться и стать постоянной. Назови это последним шансом.
  - Ты, конечно, получишь случайную производную. Но это не шанс. Когда возродится постоянная привязка, сущности разделятся, но нить-то одна...
  - А я и не давал шанс обоим, собственно в этом и состоит суть моего развлечения.
  
  
  Глава 1
  Хочешь чего-то достичь в жизни - никогда не верь в удачу.
  
  Девочка, скрипела зубами от боли в ноге, но эту боль можно было перетерпеть, гораздо сильнее болело в душе - шансы выйти в финал стремительно таяли. А вместе с ними рушились и все планы на нормальную жизнь. Сколько сил она приложила, чтобы вырвать место в команде? Сколько времени было затрачено? И все зря. На чемпионат мира она уже не попадет, а значит, нет надежды на медаль. На следующий год ей исполнится восемнадцать и она не сможет выступать за юниоров, а во взрослом лет пять ничего не светит. Значит все сначала, снова изматывающие тренировки, двухкомнатная маломерка в хрущевке и зарплата матери, которой впритык хватает на еду. Когда ее, десятилетнюю девчонку, привели в секцию спортивной гимнастики, она млела от счастья, слишком уж ей хотелось стать похожей на чемпионок, но время шло тело под действием нагрузок стало меняться и тренер отказался от нее, как от неперспективной. Выкинул, как селекционер выкидывает неперспективный для дальнейшего использования материал. Она хорошо помнила тот удар, как выла тогда захлебываясь слезами, как долго болела жуткой ревностью к своим подругам по спорту. Именно тогда решила больше не связываться со спортом, где требовались внешние данные и в полную противоположность пошла записываться в секцию боевых искусств. Как оказалось, судьба тогда бросила ей спасательный круг - тренировки спортивной гимнастики оказались тем базисом, который позволил быстро достичь результатов и обратить на себя внимание. Но все же женский спорт, связанный с мордобоем, не настолько зрелищен как другие дисциплины, поэтому и отношение к нему соответствующее, в том числе финансирование по остаточному признаку. Несмотря на свои выдающиеся достижения, место в международной команде Юльке пришлось выгрызать, чтобы казаться по мастерству на голову выше остальных претенденток, выложиться на отборочных соревнованиях пришлось полностью. Тогда-то она и повредила первый раз ногу, соперница, откровенно нарушая правила, пыталась вывести ее из дальнейшей борьбы. Ясно, что она выполняла приказ тренера: расчистить дорогу остальным членам команды, и поплатилась за то дисквалификацией. Но в данном случае от этого не легче. Тогда Юлька собрала все свои силы и сделала вид, что ничего серьезного не произошло и травма несерьезная, и оставшиеся два боя провела агрессивно. Но это тогда, а сейчас с каждой минутой ей становилось все хуже.
  За попыткой перенести тяжесть тела на больную ногу следовал прострел, от которого мышцы сводило судорогой. Все, выступать дальше не получится.
  - Вениамин Аркадьевич, я не смогу выступать в полуфинале. Нога.
  Тренер повернулся к Юльке, и в его взгляде проскользнуло презрение:
  - Какая нога, Забелина? У тебя есть все шансы взойти на пьедестал, какого хрена ты тут передо мной нюни распускаешь? Делай заморозку и вперед.
  - Мне уже делали заморозку, больше не помогает.
  - Скажи, Забелина, на кой черт ты лезла в команду, если у тебя нет даже капли силы воли. Команде нужны медали, нужно чтобы ты прошла в финал, дальше как хочешь. Если ты проиграешь Полянской, она гарантировано получит золото, твоя задача победить, другие варианты не рассматриваются. Давай девочка к нашему эскулапу, пусть вколет тебе что-нибудь действенное.
  - Но он еще в прошлый раз предупредил, что это в последний раз.
  - Послушай, девочка, тебя не за красивые глазки в команду взяли, здесь как на войне, иной раз приходится жизнью рисковать, чтобы добыть победу. Если ты не выйдешь в круг, я тебе не завидую, и твоему тренеру устрою веселую жизнь. С нашим медиком я сейчас переговорю, через десять минут будь у него.
  
  - Веня, ты понимаешь последствия? Это же не взрослая спортсменка, будет откат, как бы потом пожалеть не пришлось. Да и вообще риск запредельный, чтобы затащить ее в эту весовую категорию, мы же воду согнали, а ты хочешь ей практически боевой коктейль ввести. И еще, заметь, сейчас модно проводить проверку на допинг не только до соревнований, но и после. Представляешь последствия - допинг у ребенка?
  - Какого ребенка? Где ты здесь детей нашел? Да что ты кликушествуешь, в самом деле, мне от нее только и надо, чтобы Полянскую завалила. Дадим ей дозу по минимуму, чтобы боль снять и ничего с ней не сделается. И вообще, Стас, ты за команду или нет? Если боишься, положи на стол шприц и сделай вид, что ничего не знаешь.
  - Да, что б тебя... Короче, я тебя предупредил. Если судьи что-нибудь заподозрят, повторного теста на допинг не избежать, а закрыть нейтрализатором не получится, девочка уже с гарантией не выдержит, не откачаем. Используй только треть, от ампулы сразу избавься. Все, я пошел, этого разговора у нас не было.
  - Хорошо, хорошо, и спасибо.
  
  - Вот, Забелина, шприц, в ампуле обезболивающее..., ну, и еще кое-что для поддержания тонуса.
  - Вениамин Аркадьевич, а разве это не врач должен укол делать?
  - Нет. Его вызвали в комиссию. Да и не нужен он тебе. Действует этот препарат только полчаса, поэтому вколоть его надо за пять минут до вызова в круг. За полчаса ты должна Полянскую уложить. Поняла.
  - А потом?
  - Что потом? Потом нормально будет. Международника получишь, в команде зацепишься, зарплату хорошую положат. Ты же кредит на квартиру хотела с мамой брать? Тебе выплачивать его надо будет, и сестренку надо поднимать, так что будущее в твоих руках.
  
  Полянская прекрасно знала, что у российской спортсменки проблема с ногой, поэтому сходу атаковала и, якобы случайно, всем телом рухнула на голень. Что-то там хрустнуло, и Юлька окончательно перестала чувствовать ногу. Катастрофа. Судья естественно сразу приостановил схватку и, сделав предупреждение, начислил штрафные очки Полянской. Но та знала, что делала - черт с ними, со штрафными, теперь соперница перестала быть бойцом и сход ее по очкам или по травме дело решенное. Такой результат Юльку не устраивал, поэтому начихав на очки, она, дождалась очередного выпада Полянской, и сама ринулась в последнюю контратаку. Атака действительно получилась последней, плюнув на все, спортсменка в невероятном напряжении, не жалея хрустящие связки, все-таки вышла на болевой прием и, и не мешкая стала дожимать соперницу. Полянская не выдержала, сначала она закричала, но видя, что это не произвело никакого впечатления на соперницу, откинула руки и хлопнула по настилу, признавая свое поражение. Победа. Но встать Юлька сама уже не смогла, к ней подскочили помощники тренера и вынесли на руках в раздевалку.
  
  - Какого хрена ты полную дозу вкатил? А я тебя предупреждал. Коню понятно, что после того грязного приема никто не смог бы продолжать бой, а она смогла. И ты видел, как она на болевой выходила? Да она как невменяемая к цели перла. Теперь от теста не отвертеться.
  Грущевский понимал, что в этот раз он попал. Его не хотели утверждать главным тренером на это соревнование из-за предыдущего допингового скандала, но он сумел убедить своего патрона, что теперь все будет как нельзя лучше, и что пять медалей он привезет. Но теперь все надежды рушились, мало того что мужики не оправдали надежд, уступив в четвертьфинале, так и отказ от теста, чем бы он ни был обусловлен, позволит Полянской выйти в финал и прощай надежды на золото, которым можно было прикрыть невыполнение плана. Но самое печальное, что с серебром тоже могут быть проблемы. Организаторы чемпионата не откажут себе в удовольствии провести тщательный повторный тест на допинг кандидатов на призовое место, а у его подопечных далеко не все безупречно.
  - Нужен нейтрализатор.
  - Что? Нет. Веня не сходи с ума, это гарантированное убийство. Лучше давай объявим, что Забелина получила опасную травму, которую, между прочим, видели все. И положим ее в госпиталь.
  - Это не поможет, в госпитале у нее сразу возьмут кровь на анализ, а если мы откажемся, Полянская появится в финале.
  - Веня, ты меня не слушаешь, так вот, говорю тебе еще раз: нейтрализатор я тебе не дам - не желаю участвовать в убийстве. Прилетим домой, можешь накатать на меня жалобу, вполне возможно мне это будет стоить работы, но я сказал тебе все.
  - На нет и суда нет, - вдруг легко согласился тренер, - отправляй Забелину в гостиницу.
  - Отправляй? - Взвился врач. - У меня реаниматор под нее развернут, я ей уже дозатор с подпиткой в вену воткнул, хоть немного подкормить пока в гостиницу везем. Молиться надо, чтобы без особых последствий обошлось.
  - Хорошо. Как скажешь.
  
  Юльке было плохо, плохо не столько от боли, сколько от того лекарства, что дал ей тренер. Тошнило, сердце трепыхалось, как поросячий хвостик, ломило суставы. Когда-то она читала про абстинентный синдром у наркоманов, так вот сейчас ее состояние, по всей видимости, было схожим. Врач склонился к спортсменке, заглянул в зрачок, пощупал пульс, и покачал головой:
  - Терпи девочка, не могу я тебе сейчас ничего дать, только хуже будет. Терпи, даст Бог, обойдется.
  Как переносили ее в номер она не запомнила - не до того было, да и все что было дальше, тоже прошло мимо сознания. Потом капельница, маска на лицо...
  Через невероятно долгое время дергающей боли в ноге и изнуряющей тошноты стало немного лучше, дежуривший у ее кровати помощник тренера решил, что кризис миновал и, взяв с собой 'радионяню', на всякий случай, ушел к себе покемарить. Чуть погодя задремала и Юлька.
  - Очнись, Забелина!
  - Что? - Быстро расстаться с дремотой не получалось.
  - Просыпайся, говорю.
  На этот раз она узнала голос тренера:
  - Да, Вениамин Аркадьевич. Что-то случилось?
  - Случилось, но ты тише говори, никто не должен знать, что я к тебе заходил.
  Наконец, мозг Юльки проснулся достаточно, чтобы она начала немного соображать:
  - Почему никто?
  - Потому. Слушай Забелина, наши соперники заявили протест, поэтому завтра с утра у тебя возьмут кровь, будут проводить тест на допинг.
  - Но я чистая.
  - Была чистая, - усмехнулся тренер, - то лекарство, которое ты себе вколола, дает положительный тест на допинг. Вот здесь, - из кармана появилась ампула и упаковка одноразового шприца, - нейтрализатор. След от лекарства в организме исчезает, через семь часов после внутривенной инъекции, так что к девяти часам ты будешь чистой, кровь возьмут никак не раньше десяти.
  - А почему опять без доктора, это же внутривенно? - У Юльки начало зарождаться подозрение.
  - Ну, ты же знаешь нашу медицину, перестраховщики. Ни капли ответственности на себя не хотят брать.
  - Вениамин Аркадьевич, я слышала об этом нейтрализаторе, он только экспресс тест обмануть может и после него будет очень плохо, а мне и сейчас плохо.
  - Ты не о себе думай Забелина, о команде думай. Если у тебя допинг обнаружат, команда медали лишится. Да и тень будет брошена на всю команду, зарубежная пресса будет смаковать, что российские спортсмены только на допинге выигрывают. Тебя навсегда дисквалифицируют, и из спорта придется уйти. Кто тогда о маме и сестре позаботится?
  - А если я умру?
  - Тьфу ты, Забелина, ну что ты каркаешь? Ты же спортсменка, все эти лекарства для обычных людей могут быть опасны, а у тебя даже насморка не должно появиться.
  Конечно, верить тренеру Юлька не спешила, она поняла, что ради своей выгоды он готов на все что угодно, но подвести команду и тех людей, которые сделали все ради ее победы, она не могла. Была все-таки надежда, что не обманут, но, садясь играть с шулерами, помни - шансов выиграть нет.
  Радионяня запиликала в девять утра. Леша сначала решил, что это пищит будильник, и попытался нашарить зловредное устройство, чтобы отключить, но тут, наконец, включилась соображалка - его же оставили на дежурстве, Забелина! Он вскочил с кровати, на которой лежал, не раздеваясь, и не надевая ботинок, рванул в соседний номер.
  
  
  Глава 2
  Сон разума не рождает чудовищ, просто чудовища всегда обитают в нас,
  а разум не дает их увидеть.
  
  В первый раз я родилась весной 1954 года, в обычной семье. Впрочем, тогда все семьи были обычными, поэтому нет смысла рассказывать все мои детские и юные годы: во-первых, нынешнее поколение не сможет понять того времени, наши маленькие радости и жизненные ориентиры скорее вгонят в депрессию, чем помогут разобраться как мы жили; а во-вторых, не о том разговор. Когда я окончила школу неизменно встал вопрос о дальнейшем выборе жизненного пути, и для того времени он оказался очень не прост. С одной стороны голова у меня работала достаточно хорошо, чтобы продолжить учебу дальше, а с другой - был ли в этом смысл? Проучившись пять лет, можно было загреметь куда-нибудь в Тмутаракань по направлению и долго отрабатывать свою учебу. Гораздо проще было устроиться на какой-нибудь завод на техническую специальность и, получая такую же зарплату, остаться дома. В общем-то, я так и хотела поступить, но тут мама встала стеной:
  - Хочешь всю жизнь у конвейера проторчать и заработать кучу болячек? Ты же хорошо училась, все на лету схватывала, не зубрила, как некоторые.
  Сильно о специальности я тогда не задумывалась, а так как проблемы с общественным транспортом в советские времена стояли достаточно остро, выбор пал на то учебное заведение, которое было наиболее близко к дому - Иняз (Институт иностранных языков). Этот выбор и определил мою дальнейшую судьбу. Неожиданно оказалось, что у меня есть способность к освоению языков, то, на что большинство тратило месяцы упорного труда, у меня усваивалось сразу, без видимых усилий. Преподаватели это заметили, заметили и передали по инстанциям. Следом поступило предложение, от которого было трудно отказаться, уж такое у нас было воспитание, и слово НАДО не было пустым звуком как сегодня. Ну и романтика тоже сказала свое веское слово, будь она не ладна. Дальше еще одна учеба, которую даже учебой сложно было назвать - гонка, вот как это должно называться. Гнали как на пожар, занятия от рассвета до зака..., нет, не до заката, после заката еще энное количество часов, сон вообще непонятно когда, да и где тоже непонятно. Это тоже было один из элементов подготовки. А потом мучения разом закончились и меня перебросили в Европу на оперативную работу. Господи, какая же я была дура, еще раньше меня должна была насторожить такая срочная подготовка - меня хотели использовать на изымании закладок. Что это такое? Да все очень просто, кто-нибудь видел по телевидению как наши 'контрики' отлавливали иностранцев во время выемки шпионской информации из тайников? Так вот это то же самое, только в другой стране и с другой стороны. Основная идея, как мне сказали, состояла в том, что я буду человеком новым, не примелькавшимся поэтому, пару закладок я изыму без проблем. Однако на практике это оказалось далеко не так - под белы рученьки меня взяли на первой же попытке. Повезло. Нереально повезло. Почему повезло? Да потому, что попытка, это не факт - прокололись спецы местные. Место закладки я изучала по фотографиям, а потом тупо, к стыду своему, не смогла быстро сориентироваться на месте и проскочила мимо. Когда осознала свою ошибку, вместо того, чтобы сразу уйти, как этого требует инструкция, заметалась. С какого бодуна засадники решили, что выемка состоялась, мне не понять, но когда на меня надели наручники, я была чиста и невинна. Однако пять дней 'бесед' в застенках иностранной спецслужбы не прошли даром, не то, что бы пришлось очень плохо, но способствовало избавлению от многих иллюзий. Это хорошо в кино смотрится, когда наш несгибаемый советский разведчик ... Ерунда это все, инструкторы правильно нас учили - попался на горячем, не молчи, но и правды не говори. Правду, если понадобится, все равно вытрясут, но если стараться сильно не будут, есть возможность похоронить ее под толстым слоем ничего не значащей информации. Так вот, на горячем я не попалась, поэтому сильно сочинять не пришлось, зато на истерике оторвалась, требовала, рыдала, кричала, впадала в депрессию. Естественно моим потугам не уделяли ни малейшего внимания, зато душу отвела, хоть не скучно было. Экстрадиция произошла как-то буднично - привезли, передали, посадили в самолет, даже не спросили ни о чем, через три часа здравствуй хмурое небо родины.
  Вот так буднично и закончилась карьера. А была ли она? Следом в зарубежной печати началась истерия по поводу разоблачения огромной армии коварных агентов КГБ в самом сердце Европы. Обо мне сразу все забыли, а я так и оставалась долгие годы в недоумении: кому и зачем это все было нужно?
  Как потом узнала, действительно было нужно, наши бравые службы пытались вычислить 'крота' в своем ведомстве, а для этого отправили за рубеж много-много таких дурочек как я, проведя информацию об 'оперативницах' через определенных сотрудников. Поймали того 'крота' или нет, мне неизвестно, но благодаря такому приключению я быстро поумнела. Ну как поумнела, когда понимаешь, что тебя используют исключительно как наживку, стараешься обойтись без посещения рыбалки.
  Учебу я все же завершила, но, несмотря на свои способности и довольно приличные знания еще нескольких языков помимо основных, с синим дипломом - все-таки знания всяких исторических материализмов оказались куда более значимыми, нежели знания по специальности. Такова жизнь. Устроиться на соответствующую работу даже с моими знаниями оказалось далеко не просто, уже всерьез забрезжила должность учителя иностранного языка в какой-нибудь сельской школе, но повезло, нашлось место на одном из предприятий. Безусловно, ни в какую заграницу меня больше не выпускали, но довольно часто приходилось поработать за переводчика. А дальше работа, работа и работа, семья не сложилась и непонятно сейчас, то ли не сложилась из-за работы, то ли работа в моей жизни заняла почти все из-за того, что не сложилась семья. Жизнь превратилась в череду одинаковых дней и продолжилась бы так до бесконечности, то есть до пенсии, но девяностые разорвали этот бесконечный круг. Тогда по недомыслию я искренне жалела о потере работы, хоть там почти не платили зарплату, и зря, неожиданно для меня в новых реалиях мои знания оказались очень востребованы. Железный занавес окончательно рухнул, толпы новоявленных бизнесменов ринулись в страны абсолютной демократии с мечтой о быстрых доходах в миллиарды долларов. Распродавая страну в опт и розницу, организованную мной консалтинговую компанию рвали на куски - всем нужно было срочно, еще вчера, и много. Деньги хлынули рекой, причем частенько в наличном исчислении, что приводило к большим неудобствам особенно после принятия известных мер борьбы с криминальным оборотом.
  В конце девяностых мне стало понятно, что идет большой передел в зарубежном бизнесе - появились крупные группы, которые стремились монополизировать всю внешнюю торговлю, а то, что им удастся это проделать достаточно легко, сомневаться не приходилось. Вычислить тех, кто стоял во главе этих мега групп, не представляло сложности, достаточно было взглянуть на пару представителей и становилось ясно, впрочем, ясно было с самого начала, иметь неограниченные ресурсы в разваливающемся государстве могла только одна организация. Да, да, та самая, которая раньше стояла на страже 'НАДО', но теперь она стояла на страже других интересов, а потому вопрос о своевременном закрытии компании, пока не поздно, стал передо мной в полный рост. Ну что же сказать, мне это удалось, вот только... оказалось глупость человеческая не имеет границ, стоило чуть поторопиться, и обратила на себя внимание, а дальше...
  В этот день, я пришла домой поздно, после того как поднялась в квартиру и отпустила охрану, решила принять ванну. Когда с полотенцем на голове выходила из ванной комнаты меня грубо, до хруста позвонков, захватили за шею, и зафиксировали руки. Сила, с которой меня удерживали, не давала даже пошевелиться, а о том, чтобы позвать на помощь, нельзя было и помыслить - воздуха хватало только на то чтобы не потерять сознание. Через несколько секунд я почувствовала, как игла шприца воткнулась мне в руку, все это проделывалось молча и без суеты.
  - Сволочи! - Мелькнуло у меня в голове, а потом все вокруг поплыло и навалилось безразличие.
  Когда я начала хоть что-то более или менее воспринимать, обнаружила себя в кресле со стянутыми скотчем руками, напротив, сидя на стуле, на меня внимательно смотрел мужчина:
  - Готово, - кивнул он кому-то, находившемуся сзади меня, - Минут двадцать есть, если будет мало можно повторить еще раз.
  Безразличие никуда не делось, но при небольшом усилии мысли начали шевелиться. Потом я много раз анализировала ту ситуацию - ну не должна была я после введения химии что-либо соображать, но вот соображала. Наверное, всему виной лекарства, которые я принимала во все больших дозах, желая избавиться от непрерывного стресса. В поле зрения появился Дымов, насколько я помнила, он работал в службе безопасности Рикимпорт, бывший гэбэшник. А бывший ли? Это вначале девяностых они стали бывшими, а сегодня снова собрались в стаю, как волки сбиваются в стаи в период бескормицы. Ныне, конечно, не бескормица, но кто же откажется от пары - тройки миллионов в качестве добавки, особенно если это не требует особых усилий. А кто стоит над ним? А над ним стоит Вадик Соколов, тоже начинал с топтунов, уж на него-то у меня было полное досье, тот еще недоносок, не брезговал ничем, от запугивания до убийств. Не доказано? А кого волнуют эти доказательства? Смотри кому выгодно. Значит, и до меня добрались. Судя по всему, сначала выкачают деньги, потом информацию, а потом ... Интересно, а что потом? Передоз? Самоубийство? Авария? Раньше от такой мысли у меня бы волосы на голове зашевелились, истерика бы приключилась, а тут как в меню блюда оцениваю - насколько питательно и эстетично, в смысле вкуса, разумеется.
  - Ну, что, Ирина Александровна, пришла ваша очередь? - усмехнулся Дымов, с видимым удовольствием развалившись, насколько это было возможно, на стуле.
  -Это бесполезно, - тут же встрял его помощник, - она сейчас не может адекватно оценивать разговор и будет отвечать только на прямо поставленный вопрос.
  - Что ж, - хмыкнул тот, доставая из кармана сложенный пополам листок с планом допроса, - тогда начнем, помолясь.
  Слава всевышнему, допрос начался с денег, видимо по значимости это стояло на первом месте. Тем хуже для них, как раз вчера мной был приготовлен сюрприз, правда рассчитывала я не такую ситуацию, но и для этого случая тоже подойдет. Сейф ждет. Нужен код? Он есть у меня. Смелей, счета и толстые пачки наличности сделают вашу жизнь веселей... на том свете. Правда тут я немного приврала, и даже вовсе не немного, ни денег, ни счетов в этом сейфе уже неделю как не было, но о сюрпризе чистая правда. То, что я сама попаду под свой 'сюрприз' меня не волновало - все равно конец, но так хоть прихвачу этих павианов и мучений меньше. Меньше? Если бы я тогда могла хоть чуточку знать чем это все закончится, то без звука отдала бы все, лишь бы моя закладка не сработала, но ... Вот именно 'Но', она сработала на все сто - гель сам по себе не являлся взрывчаткой, но распыленный в пространстве небольшим зарядом полыхнул как в бомба в американских фильмах. Разрушений получилось немного, передо мной и не стояла задача разнести полздания, но все кто находился в комнате, на секунду превратились в горящие факелы. Это очень четко отпечаталось в памяти. Уходя в небытие, единственно, о чем я жалела, что не смогла дотянуться до Соколова, что не оказалось его рядом, и не был он вознагражден горячим приветом от своей поклонницы.
  Боль, Боль и еще раз БОЛЬ. Вот что такое семьдесят процентов сожженной кожи, обезболивающие не помогают... хотя нет, помогают, если без них, то тело само выгибается дугой. Я не желаю себе смерти, нет, но нет и сил терпеть, скорей бы все это закончилось! Отпустите меня! Не надо пытаться поддерживать жизнь в этом обугленном теле! Почему я не ушла за грань сразу? Ах да, когда пламя рвануло во все стороны, Дымов рухнул на меня и на пару секунд прикрыл своим телом. Подонок, нет, не Дымов - он только выполнял приказ, подонок Соколов, это он придумал, это он приказал. Как бы мне хотелось добраться до этой холеной скотины, и еще раз, вместе с ним войти в пламя. Мир должен избавиться от такой мрази.
  Очередное беспамятство. Сколько уже их было? Десять? Двадцать? Не помню, да и неважно это все. А что важно? Что-то же было важным? Не помню. И все-таки. Перед глазами всплывает ненавистное лицо, кривая улыбка, похожая на оскал, делает его мерзким. Хочу дотянуться ногтями до его зрачков и стереть оскал с этой морды, но нет, не получается, тело отбрасывает в темноту. Вокруг возникают тени, они все движутся в одном направлении, но мне туда не надо. Мне надо назад, во что бы то ни стало дотянуться до мерзкой рожи. Есть, я рядом, и снова неудача.
  
  Соколов стоял в реанимации за стеклом и внимательно рассматривал замотанное в бинты тело.
  - А непроста ты оказалась, Ирина Александровна, ох непроста, - думал он, глядя, как перемигиваются огоньки реанимационных приборов. - Зря в свое время слили такого кадра. Для оперативной работы была бы в самый раз. Как все-таки умудрилась Дымчика так обуть, ведь таких как ты он на раз раскусывал?
  В это время забинтованное тело дернулось, пытаясь освободить примотанную к каталке руку, и на секунду Соколову показалось, испод повязки блеснули глаза. Он еще раз пристально пригляделся и на всякий случай ухмыльнулся - психологически это должно было вывести из равновесия оппонента. Нет. Действительно показалось. Врачи говорили, что если и выживет, с глазами будут серьезные проблемы. Только выжить ей вряд ли удастся - при таких ожогах не выживают. Тут тело снова выгнулось, и рука заходила ходуном, пытаясь получить свободу. Врачи снова обступили пострадавшую, но то, как вяло они что-то там делали, явно говорило, что помочь уже ничем нельзя. Через несколько минут, медсестра стала отключать приборы.
  Соколов отвернулся, здесь было все ясно - ничего он от Завьяловой не получит, нужно подсчитывать убытки и искать нового исполнителя, своих замыслов, что при нынешнем падении доверия весьма непростая задача. Когда он шел к выходу, мимо него быстро проскочили медики с каталкой, на которой лежала молоденька девушка. Лет шестнадцать, профессионально отметил он, и туже услышал, как кто-то заговорил на русском языке.
  - Интересно, а что здесь делают русские? - Удивился он, оглядываясь вслед удаляющейся группе. - Ладно, потом.
  Выходя из клиники, Соколов повернулся к своему охраннику:
  - Там, девчонку видел? Знаешь что-нибудь.
  - Да. Здесь спортивные соревнования проходят, она травму получила. Но проблема получилась не из-за травмы, а от обезболивающих, какие-то проблемы с лекарственной совместимостью. Дальше анафилактический шок и проблемы с сердцем.
  - Понятно.
  
  Злость прошла мгновенно, как будто ничего и не было. Снова вокруг ничто и снова где-то на краю восприятия двигаются тени. Боль отступает, появляется полупрозрачный туман, тени исчезают, постепенно проявляются контуры какого-то помещения. Тут распахиваются двери и вместе с каталкой вваливаются люди, они суетятся и кричат друг на друга.
  -Что происходит? Что там? Надо посмотреть.
  Резкий удар отбрасывает словно пушинку, боль пронзает насквозь. Как бы издалека слышатся команды, люди нервничают и продолжают суетиться. Снова пытаюсь приблизиться, но тут опять раздается команда: -Разряд!, - снова пронзает боль, только уже сильнее.
  - Нет, не буду приближаться, там нет ничего кроме боли.
  Суета продолжалась недолго, вскоре крики прекратились люди потихоньку стали расходиться, почему-то снова потянуло туда.
  - Девчонка. Молоденькая совсем. А с ней что случилось? Почему она не дышит и почему ей никто не помогает? Почему?
  Рука сама потянулась к лицу девушки. Мгновенье, пространство исказилось, и тут же провалилась во тьму. Здравствуй боль, давно тебя не было. Хотя это совсем другая боль, будто неведомый зверь своими когтями рвал грудь изнутри, безумно хотелось вдохнуть, спазмы начали сотрясать тело, но ни глотка воздуха не попадало в легкие. И все-таки усилие на грани возможного принесли результат, рывок, еще рывок и живительный, густой как кисель воздух потек в легкие. Через пару вдохов что-то легло на лицо, и дышать стало намного легче и зверь, видимо получив свое, снизил напор. Все, теперь можно и отдохнуть.
  
  Дэвид сорвал со своего лица медицинскую маску и вытер ей пот - еще немного и из-за его ошибки могло случиться то, о чем ему пришлось бы долго сожалеть. Конечно, он не считал себя полностью виновным в том, что произошло, но видимо где-то не досмотрел. По всем показаниям больная умерла, сердце не билось около десяти минут, и это только под их контролем, но ведь оно остановилось еще в пути.
  - Надо будет описать этот случай, - подумал он, - и понаблюдать за больной дальше, такие длительные остановки сердца не остаются без последствий.
  Дэвид точно знал, что при такой длительной гипоксии поражение мозга неизбежно, а вот в чем конкретно оно проявится, вопрос. Скорее всего будут нарушения в мыслительной деятельности, возможна амнезии, нарушение координации... Да много чего возможно, тут все зависит от индивидуальных особенностей. И вообще дежурство сегодня вышло тяжелым, ночью привезли сильно пострадавшую женщину, семьдесят процентов ожогов. Да каких ожогов, местами кожа просто обуглилась. Как только ее увидели, сразу поняли - не выживет. Но продолжали делать все возможное, чтобы вырвать ее у смерти, бывали же случаи. Не получилось, пострадавшая постоянно лишалась сознания, произошли три остановки сердца, и в последний раз запустить его не удалось. Да какое там запустить, все уже видели начало агонии... По времени провозились с ней около семи часов, и все напрасно. Следом привезли девушку, спортсменку, анафилактический шок от обезболивающего и остановка сердца. И снова попытки реанимации и снова работа всей группой в течение десяти минут. Видя отсутствие даже намека на результат, Дэвид дал команду прекратить попытки запустить сердце. И надо же, одновременно с отключением приборов больная самостоятельно с громким всхлипом сделала вдох. Сначала это приняли за проявление агонии, но за первым вздохом последовал второй, и только тут все поняли, что сердце самостоятельно включилось в работу. Удивительно, но обычно после такого, сердце еще какое-то время работает нестабильно - кислородное голодание тканей, остатки лекарственных препаратов... В этот же раз, судя по показаниям приборов, все мгновенно пришло в норму. Так не бывает. И вообще с этой девушкой происходило что-то странное, что вступало в противоречие со всем опытом Дэвида, а его опыту могли позавидовать многие.
  
  Мысли вяло текли в голове, и были они совсем не о том, о чем должны были быть в такой ситуации.
  - Надо попросить, чтобы прислали сантехника, а то подводка к душевой лейке расслоилась и стала сильно перегибаться, временами перекрывая поток воды. И коврик надо новый купить, а то старый уже не очень хорошо выглядит.
  Вспомнилось ощущение льющейся сверху теплой воды, и даже почувствовался запах любимого шампуня. Следом мысли перескочили на текущие проблемы. Впрочем, какие могут быть проблемы? Все необходимые документы оформлены, она уже де факто не владелец компании. Что-то царапнуло, какая-то неприятность. Нет, хочется думать только о чем-то приятном. Скоро домой, в Россию, пора заняться дачей, а то уже лет пять туда ни ногой, все работа и работа. Снова что-то царапнуло, опять появилось чувство чего-то важного, но неприятного. Засвербело в носу, Ирина потянулась рукой, но ничего не получилось, что-то мешало. Однако свербело терпимо, и продолжать попытку дотянуться до носа прекратила. Через некоторое время незаметно провалилась в сон.
  Глаза открылись раньше, чем проснулся мозг. Потолок без единой морщинки, мягкий свет, льющийся откуда-то сзади, и абсолютная тишина. Снова засвербело в носу, на этот раз руке ничего не мешало почесать источник раздражения. Но помогло это мало, можно сказать даже наоборот и Ирина дважды судорожно чихнула, от этого сонное состояние мгновенно пропало и сознание включилось в работу. Стоп! Рука! Ирина уставилась на свою руку. Не обгоревшая, но она прекрасно помнила, как почерневшая кожа лохмотьями слезала с запястья, когда она, теряя сознание, пыталась открыть входную дверь квартиры. Как тлели на теле остатки махрового халата. Как с каждой секундой все труднее становилось смотреть, как застилала глаза белесая муть. А может это был сон? Нет! Слишком много было нечеловеческой боли, во сне такого не бывает. Ирина снова посмотрела на руку и замерла - рука не ее, как ни ухаживала она за своими руками, но возраст делал свое дело, а тут. Неужели?! Срочно нужно зеркало. Здесь есть зеркало? Полцарства за зеркало!
  
  
  Глава 3
  Здравствуй это я, твоя паранойя.
  
  Попытка встать закончилась неудачно, сразу подскочила медсестра и потребовала до прихода доктора сохранять лежачее положение. Причем четко спросила, понимаю ли я ее! Ответить не получилось, вместо голоса вырвались какие-то хрипы - горло довольно-таки сильно болело, как будто песок внутрь попал. Когда успокоенная медсестра отошла, начала осторожно себя рассматривать и ощупывать. Ну что сказать, тело явно не мое, совсем не мое, и оно молодое... Только сейчас начала ощущать боль в груди, а следом и в голени. Увидела на груди здоровенный синяк. Хм... откуда? А ступня оказалась перетянута бинтами, обычно такие повязки накладывают при вывихе, если не пытаться шевелить ступней, то боль вполне терпима, хотя и ноет постоянно. Ну и естественно следы от крупных игл на сгибе обеих рук. Потихоньку начали появляться воспоминания последнего моего дня, не то чтобы эти воспоминания были яркими, но и не как сон, когда чем больше пытаешься вспомнить, тем больше забываешь. Кажется, начинаю понимать, что произошло, но это еще нуждается в уточнении, а сейчас надо подумать над своим дальнейшим поведением. Про девочку я ничего не знаю... На всякий случай прислушалась к себе..., или знаю, но как-то смутно на уровне далеких воспоминаний, ладно это потом. Если не удастся вспомнить придется симулировать амнезию, банально до невозможности, что-то сходное с... не знаю чьими сериалами, никогда этой ерундой не увлекалась. А есть другой выход? Нет. Но так просто не пойдет, все надо делать как полагается, в соответствии с заболеванием, а так: здесь помню, здесь не помню, опытный психолог раскусит на раз. Надо бы литературу по этому поводу почитать, а пока импровизируем, но осторожно. За рассуждениями и составлением сценария, прошло около часа, наконец, в палату, палату?, стремительно ворвался врач, буркнул приветствие сестре и подошел ко мне:
  - Как себя чувствуете, - спросил он, и бесцеремонно отжав веко, заглянул в глаз.
  Я молча уставилась на него и, как могла, изобразила озадаченность.
  - Вы понимаете меня? -снова задал он вопрос.
  'Так не пойдет, надо что-то отвечать', мелькнула у меня мысль, но тут вмешалась медсестра:
  - Она из России, доктор Дэвид.
  - Ах, да! - Чуть не хлопнул себя по лбу врач, - неужели она совсем не знает английского языка? Когда будет российский представитель?
  В ответ он получил только недоуменное пожимание плечами.
  - Вот ведь засада, - промелькнуло у меня в голове, - я ведь ни сном, ни духом, знает ли девочка хотя бы зачатки английского. Тут что мелькнуло в голове. Нет, вроде не знает.
  Не получив ответа врач раскрыл папку и зашелестел бумагами:
  - Так, так, - обрадовался он, читая в бумагах, - Julia Zabelina, семнадцать лет, спортсменка.
  - Ну, вот, уже что-то, - мысленно обрадовалась я, - откуда девочка занимающаяся спортом может знать английский язык? Да если и знает, то, скорее всего, как у нас раньше говорили 'Со словарем'. Чуть не срезалась. Вот была бы потом потеха, девочка с амнезией заговорила на английском.
  В голове опять что-то мелькнуло, вроде как согласна с рассуждениями. Да что за ерунда происходит?
  Эскулап еще немного почитал бумаги и тяжело вздохнул:
  - Без российского представителя, мы не сможем оценить психическое состояние пациентки. Что ж подождем.
  Он небрежно откинул пластиковую папку на столик, потом, завернув простынь, осмотрел мою грудь:
  - Да, напугали вы нас мисс. В моей практике такое произошло впервые. Кто-то явно перестарался, делая вам искусственное дыхание, но ребра целы, так что через пару недель синева сойдет. - Осматривая ноги, хмыкнул, - да, здесь травмы все профессиональные, множество гематом и вывих, если так пойдет дальше потребуется дорогостоящая операция.
  Врач вернул простынку на место и задумался, через минуту внимательно посмотрел на меня:
  - Жаль ты не говоришь на английском, такой случай стоит исследовать, более десяти минут клинической смерти не могут обойтись без последствий. Вот только пока их не видно.
  Это что, он себе объект для исследований нашел? Щас! Всю жизнь мечтала побыть в качестве лабораторной мышки... Хотя... Надо обдумать - девочку, то есть теперь уже меня, просто так без опеки не оставят и с первой же оказией переправят в Россию, никто фунты и доллары сверх необходимого в англиях тратить не будет. А у меня здесь еще есть кое-какие дела. Но если этот вивисектор не будет требовать дополнительной оплаты, то руководитель спортивной делегации, или как он там сейчас называется, вполне может спихнуть свалившиеся на него заботы на местных эскулапов. Да и с деятелями от спорта лучше встречаться поменьше, и уж совсем ни к чему возвращаться вместе с делегацией. Но с другой стороны, здесь жизни тоже не дадут, замотают с анализами. Хм, дилемма. Ладно, оставим все это на волю случая, посмотрим, куда кривая вывезет.
  Покормили отвратительно, в качестве еды предложили какую-то гадость, очень похожую на болтушку из муки и горсть таблеток, ну как же без этого? После такой кормежки желудок, естественно, взбунтовался и мне, как и окружающим, на протяжении четырех часов пришлось слушать его возмущения, хорошо хоть до персонала дошло, что морить пациента голодом себе дороже. Ближе к вечеру заявилась какая-то фифа от нашего околоспорта и с ходу попыталась меня оформить с вещами на выход. Ну что я могу сказать - шок это по-нашему. Естественно в шоке был весь зарубежный медперсонал. С их точи зрения, я до сих пор находилась на грани жизни и смерти, а эта дама без всякой задней мысли заявляет, что готова подписать любые документы, но сей лежачий труп будет долечиваться уже в России. Однако! Девочку, в теле которой я находилось, мне стало откровенно жаль. Нет, я понимаю, что спорт жесток, и к концу карьеры эти девочки вряд ли являются эталоном здоровья, но такое отношение уже перебор. К чести доктора Дэвида, сие недоразумение он разрешил просто, заявив, что в соответствии с каким-то там законом, он не может передать пациентку, не убедившись, что принимающая сторона имеет всё необходимое для сохранения здоровья пострадавшей. Вот так, молодец мужик, я даже его зауважала, другой бы на его месте оформил пару бумажек и прощай, тем более, что на неграждан этой страны тот закон не распространяется. Но это он знает, ну и я по случаю, а фифа нет, поэтому ее напор сразу иссяк. Попытка обратиться к моей совести напрямую и с ее помощью выдернуть меня из зарубежного лечебного учреждения естественно провалилась, я сделала вид, что ничего не понимаю, и вообще мне не просто плохо, а очень плохо.
  Второе явление представителей нашего спорта народу состоялось часа через полтора. Я так подозреваю, та дама, что пыталась вытащить меня из-под крыла империалистов, вынуждена была обратиться на более высокий уровень, а там решили 'горячку не пороть' и прислали кого-то с большими полномочиями.
  О чем они там договорились с доктором, не ведомо, никто даже не посчитал нужным поинтересоваться моим мнением. Гадство, надо скорее привыкать к своему нынешнему статусу, никого в данном случае не интересует мнение несовершеннолетней. И вообще в этом информационном вакууме с ума сойдешь. Да понятно, что так и должно быть, но не привыкла я так - время идет, а ничего не меняется. До зуда захотелось спрыгнуть с навороченного медицинского лежака и бежать к Дэвиду, чтобы прояснить свое будущее. Все. Стоп! Надо прекратить истерику, это нервы, все-таки тело подростка, а оно продолжает жить по своим правилам. Еще не раз мне это аукнется, и слезы без видимых причин, и истерики, и буйство гормонов - будь они не ладны, но как бы то ни было, с этим надо справляться, и так по мне психушка плачет.
  Через минут двадцать доктор с нашим функционером и еще какой-то женщиной предстали передо мной.
  Видимо женщина эта, была раньше хорошо знакома с девочкой, поэтому кивнув, сразу перешла ко мне:
  - Ну и напугала ты нас, Юленька, вот даже в больницу тебя пришлось доставить. Врачи здесь оказались очень хорошие, быстро тебя на ноги поставили, - при этом она покосилась на Дэвида. Хотя это она напрасно, тот ни слова не понимал на русском, - как ты себя чувствуешь? Может, хочешь поехать домой?
  Что-то в памяти опять смутно мелькнуло, вроде как это помощница тренера и отношение к ней не очень хорошее, а то, что она сейчас так ласково, так это профессиональное - игра на публику. Да тут и так все понятно, эта 'мать Тереза', от вопроса 'как себя чувствуешь?' мгновенно перешла к вопросу 'поехать домой'.
  Ну, что же, в эту игру можно играть вдвоем. Непонимающим взглядом затравленно шарю по палате, судорожно сжимаю руками край простыни, под которой до сих пор лежу и натягиваю ее под самые глаза - как бы спряталась. У женщины на лице удивление, доктор тоже внимательно наблюдает за моей реакцией.
  - Юля, ты чего? Не узнаешь меня что ли?
  Активно мотаю в отрицании головой и обозначаю попытку отодвинуться подальше, что вряд ли может получиться, но ведь важен не факт, а само намерение.
  Женщина растерянно оглядывается на функционера, и я хорошо ее понимаю, надежда на быстрое разрешение проблемы рухнула и теперь надо искать что-то другое, а тут уже простых решений уже быть не может.
  Наш чиновник не стал ничего скрывать от доктора и в общих чертах объяснил проблему, на что тот, пожав плечами, заявил:
  - Я предупреждал вас, что с большой вероятностью у девочки амнезия. Вообще удивительно, что последствия оказались не столь тяжкие как должны были быть. На моей памяти это первый случай, когда нет видимых поражений мозга.
  - То есть, вы хотите сказать, что потеря памяти это наименьшее из зол? - Удивился функционер.
  - Я не то хотел сказать, - смутился Дэвид, - просто в других случаях пострадавшие полностью теряли способность к связанному мышлению, а иногда и способность управлять своим телом. Нужно провести хотя бы предварительное обследование, чтобы наметить курс лечения, и потом, чем раньше начнем, тем больше уверенности в успехе.
  - М...да, - чиновник на несколько секунд задумался, - все то, что вы сказали понятно, однако у нас нет возможности оставить здесь нашу соотечественницу. Страховка предусматривает только оказание экстренной помощи, лечение должно проводиться в России.
  - А если связаться с родственниками? - Наивно спросил эскулап, на что ему активно замотали головой.
  - Вы даже не представляете, насколько дороги ваши услуги для обычных людей. Как стало мне известно, девочка из неполной семьи, у нее только мать, она конечно имеет работу, но... Даже кредит в банке ей не дадут - отдавать будет не с чего.
  Теперь уже Дэвид взял паузу на размышление:
  - Знаете, я попробую связаться с одной клиникой специализирующейся в области неврологии, они как раз получили гранд на исследование в области восстановления функций головного мозга после инсульта. Наш случай,безусловно, будет им интересен, ведь длительная гипоксия сродни инсульту, только клиническая картина много чище...
  - Подождите, - прервал рассуждения доктора функционер, - если бы речь шла о лечении, мы могли бы теоретически обсудить ситуацию, но использовать девочку для каких-то там исследований, мы не разрешим.
  - А если лечение будет согласованно с вашими специалистами?
  - Ну, если будет согласовано..., - протянул чиновник. - Хорошо, можно попробовать. Но остается еще одна проблема: языковый барьер. Не уверен, что проблема общения прибавит девочке здоровья, да и без поддержки родственников..., сами понимаете.
  - Не думаю, что проблема со знанием языка столь значима, - возразил Дэвид, - если я не ошибаюсь, в той клинике есть и выходцы из России. А вот с матерью пациентки действительно могут возникнуть сложности, ее проживание здесь оплачивать никто не будет. Надо ей попробовать официально обратиться в фонд Белли, насколько мне известно, они уже оказывали подобную помощь родственникам больных.
  - Её маму я хорошо знаю и поговорю с ней, - встряла в разговор женщина, - но как бы заранее гарантировать положительное решение распорядителей фонда?
  Доктор кивнул, это действительно проблема, от запроса до решения могло пройти до месяца, в данном случае такого затягивания необходимо было избежать:
  - Я займусь этим, но сами понимаете, сначала нужно дождаться ответа от неврологической клиники. Пока будем считать данное обсуждение предварительным.
  - Хорошо, - согласился функционер и, протянув визитку, продолжил, - здесь мой телефон, жду вашего звонка, и уже в зависимости от результатов будем принимать решение. - Потом взглянул на женщину, перевел взгляд на меня, и снова обратился к Дэвиду, - вы не возражаете, если Римма Аркадьевна, попытается пообщаться с девочкой, нам необходимо хотя бы в общих чертах понять насколько все серьезно.
  - Нет проблем, - с готовностью кивнул доктор, - нам самим это необходимо знать. Если понадобится разговор с пациенткой с глазу на глаз, такая возможность будет немедленно предоставлена.
  - Тогда, с вашего разрешения я вас оставлю, - и чиновник развел руками, - Дела...
  Ну, что сказать? За полтора часа общения я взмокла от напряжения, а в довершение у меня сильно разболелась голова, видимо девочка не часто загружала свои мозги интенсивной работой. Но в целом мои труды оказались не напрасны, я сумела убедить Римму, да и Дэвида тоже, хотя он все время хмурился, что соображаю не плохо и свой родной язык не забыла, а вот что касается всего остального, то тут уже плачевно. Как только речь заходила о реалиях, я делала несчастное лицо и опять пыталась прикрыться простынкой.
  - Все понятно, - наконец известил доктор, - ретроградная амнезия, но хуже то, что у больной не просто выпала из памяти большая часть жизни, а выпала выборочно. Обычно при таком заболевании полностью выпадает какая-то часть событий, а тут частично она что-то помнит, но совершенно не помнит того, что обычно никогда не забывают. Очень интересный случай, думаю, неврологической клинике будет интересно обследовать такую пациентку.
  Ура, ура! После ухода Риммы мне разрешили встать. Вы не представляете как это хорошо, тело девочки привыкло к длительным нагрузкам, к движению, а тут стоп и постельный режим на целые сутки. Мне даже не удалось удержаться на ногах в первый раз - мышцы, получив свободу движений, сразу включились в работу, и приятное потягивание спустя пару секунд перешло в какие-то легкие судороги, да еще и вывих сразу дал себе знать. Пришлось приложить немало усилий, чтобы взять тело под контроль. Говорят: 'Если после сорока ты утром проснулся, и у тебя ничего не болит, значит, ты умер', только сейчас я смогла оценить насколько эта шутка не является шуткой. У меня ничего не болело, нет - нога по-прежнему болела, но это не та боль, она со временем пройдет, а вот во всем остальном... Но показывать отсутствие проблем со здоровьем сейчас и здесь категорически не рекомендовалось, поэтому шипя от боли и, из всех сил стараясь не наступить на больную ногу, я двинулась к окну.
  Н-да, хочу в Россию. И почему так, ведь столько лет прожила здесь, уже давно привыкла к такой промозглой погоде, а тут до боли потянуло назад? И вдруг мне стало понятно, что это не мое желание. Конечно, домой мне хотелось, но не слишком. Что меня ждало дома? Да ничего. Хотя нет, ждало. Одиночество. Вот поэтому я не сильно стремилась домой, а тут какая-то запредельная тяга, и даже почувствовалось, легкая эйфория от воспоминаний о доме. На секунду возникли ощущения появившихся воспоминаний, и о чудо - у меня перед глазами даже возникло видение квартирки и запах, такой знакомый родной запах. Мне даже пришлось закрыть глаза и потрясти головой, чтобы это видение пропало. В Россию я непременно поеду, но есть у меня здесь еще кое-какие дела - заметая следы от продажи своей фирмы, я раскидала часть наличности по различным банкам на анонимные счета. Была правда одна проблема, далеко не все банки давали такую возможность своим клиентам, и брали за такие услуги ну очень не мало, но дело того стоило. Вообще-то, на будущее я хотела исчезнуть, оформив фиктивный брак, и поэтому делала все, чтобы потом добраться до своих средств имея другие регистрационные данные, и вот теперь это могло сработать. Оставалось еще одно препятствие, я находилась в теле несовершеннолетней, поэтому надо еще придумать, как добраться до этих дензнаков. Хотя сразу до счетов добраться все равно не получится. Но это уже другая проблема и будет у меня их еще много, следовательно, решать их будем по мере поступления. Пока единственный способ наполнения личного бюджета остается сейфовая ячейка, суммы там небольшие, но хоть что-то. Поблизости у меня только одна закладка, но при существующих реалиях и это хлеб с маслом.
  Перевели меня в неврологическую клинику на следующий день, как я поняла, все вопросы решились положительно, а еще через неделю в туманный Альбион прилетела мама девочки. Узнала я ее сразу, вернее даже не я узнала, а тело девочки. Неожиданно для меня сердце мгновенно набрало обороты, слезы брызнули из глаз, а руки сами протянулись навстречу вошедшей женщине.
  - Доченька! - Только и успела воскликнуть она, обнимая меня.
  Встреча, вышла донельзя эмоциональной. Понятно, что мама девочки после сообщения ей об амнезии дочки всю дорогу переживала - узнает ли? Но и я тоже не контролировала тело, в общем, с десятиминутным бабьем воем и слезами пришлось справляться уже врачам. Не знаю, какую надежду врачи дали этой женщине, но она почему-то была уверена, что я все, в конце концов, вспомню, стоит мне лишь шаг за шагом описать все события моей жизни. Я прекрасно понимала, что у матери было свое видение тех событий и вряд ли оно соответствовало действительности, но все же для меня это был поистине бесценный источник информации. А еще я знала, что мое 'лечение' в этой клинике закончится через три недели и надо поспешать, а сделать это было далеко не просто. Для начала я выпросила у Александра Подина, который по направлению работал в этой клинике, учебники по английскому языку. На самом деле они мне были совсем не нужны, уж на языке Шекспира я изъяснялась получше некоторых носителей этого языка, но нужно же было как-то объяснить появившуюся возможность общения, а для этого требовалось создать у всех впечатление, что девочка интенсивно занимается. Сначала Саша попытался объяснить мне, что к освоению иностранного языка не стоит подходить столь легкомысленно. Но я надула губки и заявила, что в его словах слышится неприкрытый мужской шовинизм, а ведь женщины осваивают иностранные языки гораздо быстрее мужчин. Такое заявление вогнало соотечественника сначала в ступор, а потом он видимо решил 'чего с убогой взять?', все равно не переубедишь и в тот же день принес мне два учебника, по которым сам раньше готовился к поездке. С этого дня я везде появлялась только с этими учебниками и при каждом удобном случае демонстрировала публике напряженную учебу. Как бы то ни было, но когда я дня через три начала худо-бедно изъясняться с персоналом, ни у кого не возникло даже тени сомнения, что это результат моей учебы. Ха! Даже при моих талантах такое маловероятно, но народ верил. На прогулку за пределы клиники меня с мамой выпустили в начале третьей недели, к этому времени все считали, что я уже могу сносно общаться на английском языке, поэтому не пропаду. Ну и замечательно. На следующий день после небольшой прогулки у меня было намечено посещение банка, а для этого надо было на автобусе проехать в предместье Лондона. Уговорить маму оказалось несложно, она уже уверилась, что здоровью дочки ничего не угрожает, а тур поездка по окрестностям ничего кроме пользы не принесет.
  До банка мы добрались ближе к обеду, всё-таки сразу бежать к нему не стоило, это могло вызвать ненужные вопросы у матери. На 'голубом глазу' заявила ей, что с девочками участвовала в съемках рекламы и мне надо открыть счет для получения оплаты.
  - Это не долго, минут двадцать, - успокоила я ее, - открою счет в банке и сообщу его в рекламную фирму.
  С банками мама дел не имела, тем более иностранными, поэтому никаких вопросов у нее не возникло. Войдя в банк, сразу направилась в отдел сейфовых ячеек, предъявила служащему паспорт, назвала номер ячейки и кодовую фразу для доступа. За что я люблю зарубежные банки, так это за то, что у них никогда не возникает вопросов. Получив все данные, служащий вместе со мной спустился в хранилище, вытащил железный ящик из сейфа и поставил его на столик в боксе. Сразу все деньги из ячейки забрать естественно не могла, все-таки несовершеннолетняя, прихватила только две пятидесятифунтовые пачки, чтобы открыть счет и оформить банковскую карточку. Остальное пришлось пока вернуть на место. Перед выездом заберу все.
  Открытие счета не вызвало проблем, а вот с карточкой получилась задержка, обещали сделать ее только через два часа, ну что же, пока можно обойтись и наличностью. Дальше поездка плавно перетекла из формы чисто эстетической в частично практическую - удержаться от небольшого шопинга при наличии дензнаков стало невозможно, побывать за рубежом и не приобрести сувениры... просто не поймут.
  
  
  Глава 4
  Такая родная чужая жизнь
  
  Москва встретила нас мерзким мелким дождиком и порывами ветра, но настроение было приподнятое, и как совсем недавно, это приподнятое настроение не являлось моей заслугой. Таможня прошла без проблем - много мы с собой не везли, а сувениры они и есть сувениры, места почти не занимают. Хотела сразу запрыгнуть в такси, но от озвученной суммы у мамы чуть не случился инфаркт - оно и понятно, на ее зарплату только два разика проехаться и можно. Что ж, на автобусе тоже не плохо, правда, в итоге добирались до дома почти два с половиной часа, однако настроение это не испортило. Квартирка как мне и представлялось, оказалась небольшой, на кухоньке вдвоем уже не разминешься. Эх, где моя полноразмерная трешка в хорошем районе? Кому теперь достанется? А кстати, кому? Попробовать на себя каким-нибудь образом переписать, уж очень она мне нравилась? Прикинула в уме варианты. Нет, не получится, связываться с сомнительными схемами переоформления квартиры в Москве - себе дороже, а наличие дензнаков не стоит сейчас светить. Возможно позже, когда разберемся со всеми проблемами, можно будет не спеша присмотреть новую квартирку, а заодно и дачку подобрать, летом-то оно всяко приятней ближе к природе расположиться. О, кстати, хорошая идея, если не получится в Познево отжать свою дачку, можно будет что-нибудь прикупить рядом, тем более есть один почти беспроигрышный вариант. Сестренка, до этого обитавшая у тетки, сначала крутилась возле меня, а потом слиняла в прихожую рыться в наших сумках, оно и понятно, сувениры ей сейчас больше интересны, нежели общение с нами. В таком возрасте, а ей сейчас тринадцать лет, все гораздо проще, самая большая проблема, это как выцыганить у мамы покупку очередной шмотки, чтобы выглядеть не хуже чем ее подружки. Чуть погодя от сумок раздался радостный визг, это она до своих подарков добралась, мы с мамой переглянулись и ткнули себя по лбу - вот же курицы, ведь хотели часть подарков незаметно спрятать, чтобы отдать ей на день рождения. Но чего уж теперь? А может Светку конфетами отвлечь, а под шумок часть подарков утащить в заначку? Не а, не получится, конфеты в Англии слишком на любителя, у нас много вкусней, по крайней мере, были. Уж не знаю, по какой причине, но их зарубежная конфетная погонь и сюда стала проникать, ассортимент резко вырос, а качество так же резко упало.
  Эх, хорошо! Зайдя в свою комнатку, плюхнулась на кровать, и рука сама собой привычно скользнула между матрасом и боковой стенкой. Вот ведь... - в руке оказался пульт телевизора, надо же, вспомнила, оказывается память девчонки в полном порядке, надо только научиться правильно ей пользоваться. Из интереса пощелкала пультом, перескакивая с канала на канал. Ничего с моей точки зрения интересного, умные головы по-прежнему вещали с экрана умные мысли, удивляясь, почему в России все не как должно быть, а как всегда, бесконечный поток неразрешимых проблем, ну и море рекламы. Рекламу я специально посмотрела чуть дольше, да уж... где-нибудь в 'цивилизованном' мире заказчик такой рекламы разорился бы после первого показа, такого вранья нигде до этого не видела. Лохотрон какой-то, даже мне с моим наплевательским отношением стало неприятно, это же чистейшей воды мошенничество. Ну и где же после этого в России жизнь станет лучше? Ладно, задумываться о высоких материях можно, но не нужно, все равно никак повлиять не смогу, потому как представляю из себя величину не просто малую, а скорее даже отрицательную. Как бы ни хотелось еще поваляться, но пора прекратить бездельничать и начать действовать и первое действо начнем со знакомства с районом. Во-первых: надо осмотреться; во-вторых: найти место обмена иностранной валюты в дензнаки России. Если в заграницах у меня с 'тугриками' проблем не было, то здесь, в России, они появились. С долларами еще туда-сюда, хотя тоже не фонтан, боится народ подделок, а с фунтами вообще беда, только в банке их можно конвертировать, но не мне, с моим возрастом, проделать такое очень сложно. Сложно, но если очень надо то... Такс, ставим галочку в памяти, а пока на прогулку ШАГОМ МАРШ!
  - Мам! Я в магазин, - крикнула уже от порога.
  - Масло купи! - Донеслось мне вслед.
  Вообще интересно, женщина, которую я называю мамой, даже младше меня, но никаких неудобств от этого я не испытываю, и даже задумываться об этом не хочется. И почему должно быть иначе? Она действительно мама для той девчонки, и вырастила ее вопреки всем трудностям, и даже наступив на горло своему женскому счастью. У меня была совсем другая жизнь, далека от замужества и материнства, так что в этом она мне сто очков вперед даст. Просто надо быть ей благодарной и уважать ее за то, что она подарила жизнь этой девочке.
  Район оказался так себе, хрущовки они и есть хрущовки - старые, обшарпанные дома, провалившиеся канализационные колодцы, остатки бетонных бордюр, на фоне испещренного сеткой трещин асфальта и, как это ни удивительно, уютный, тенистый дворик. Магазинчик с претензией на супермаркет отыскался легко, думаю это опять проявление просыпающейся памяти, хотя, если следовать древнему утверждению 'Все дороги ведут в Рим', так и здесь все дорожки ведут в магазин.
  - Здравствуй Юля, - кивнула мне девушка на кассе, - тебя наконец-то выпустили домой?
  - Привет. Выпустили, - не моргнув глазом, усмехаюсь я, и тут же вспоминаю соседку по дому, - Надеюсь, обратно не впустят.
  Девушка оторвалась от кассы и с интересом посмотрела на меня:
  - А что так?
  Черт, ну кто меня за язык дергал? Кивнула бы и домой, теперь вот объясняйся:
  - А, - поморщившись, я махнула рукой, - решила, что хватит с меня.
  - Это ты зря, - вздохнула кассирша, - у тебя все данные были. Мастер, это не баран чихнул.
   Сзади подошел покупатель, и разговор сам собой закруглился. Хм, на будущее надо быть осмотрительней, желание поболтать вообще-то мне не свойственно, но в этом теле стоит ослабить контроль эмоции сразу начинают рулить, а это может привести к катастрофе.
  Сама я редко когда хозяйничала на кухне, элементарно не хватало времени, поэтому с удовольствием крутилась вокруг хозяйки, наблюдая за тем как ловко у нее все получается. Результат мне удалось оценить по достоинству, и опять заметила, что мои вкусы немного поменялись, еще бы, по той жизни я была худышкой и сколько бы ни ела, впрок не шло, имеется ввиду, не откладывалось в теле на черный день. Но у Юлии конституция тела была несколько иная, поэтому приходилось следить не только за тем, сколько ешь, но и что.
  Вечером вошла в интернет с Юлиного компьютера, просмотрела все касающееся своей смерти. Что ж, этого и следовало ожидать - несчастный случай, взрыв бытового газа. Ага, газа! Это в доме, в котором этот самый газ отсутствовал по проекту. Короче - ля-ля, тополя. А вот это уже интересно, в печать просочились данные о продаже моей фирмы накануне несчастного случая, и репортеры сразу же задались вопросом: не связан ли несчастный случай с этим фактом. Оказалось, что связан, на моих банковских счетах денег не нашлось и об этом стало известно, естественно полиция таким вопросом заинтересовалась. Хотя с большой вероятностью заинтересовалась она много раньше - трупы из моей квартиры никуда не делись, и установить их принадлежность не составит большого труда. Да и выводы следователи сделают правильные, такие как инспектор Лейстред там долго не задерживаются, только дальше они сильно рыть не будут, зачем им это? Скорее подтвердят официальную версию и закроют дело, внутренние разборки 'русской мафии' кроме репортеров никого не интересуют. Но это ИХ не интересуют, а меня очень даже интересуют, Соколову я свою смерть прощать не собираюсь и постараюсь чтобы он начал жалеть о содеянном как можно быстрее.
  Утром мама отправилась работать, мои нежданные доходы были, конечно, восприняты даже очень положительно, но особо на них рассчитывать не приходится. Ну а у меня пока своя дорога, нужно получить медицинскую страховку, завести карточку в клинике, обследоваться и подтвердить свою психическую вменяемость, а то ведь спорткомитет может такую гадость подкинуть, век не отмоешься. Но следует учесть, что в наших клиниках без денег любой процесс долгий, а потому в первую очередь надо озаботиться Российскими дензнаками. Спросила у себя: - И кто может помочь в сем непростом деле?
  В ответ смущение. Понятно, придется восстанавливатьсвои старинные связи. Если честно, восстанавливать не получится, в силу известных нам обстоятельств, а вот завести заново, вполне возможно. Надо только хорошо припомнить некоторые нюансы. Начнем с того, что просто так никто с несовершеннолетней в плане обмена валюты связываться не будет, потому как в случае чего, она не отвечает за свои действия, а вот другой стороне придется отвечать уже за двоих, а то и за вовлечение мелочи в преступную деятельность. Тут нужен достаточно жадный человек, с атрофированным чувством страха перед законом. А есть у нас такой человек? Вы удивитесь, но есть - Эллочка-людоедочка. Почему 'людоедочка'? А это из 'Тринадцати стульев', там у Эллочки людоедки словарный запас был ну очень ограничен, Моя Эллочка, в отличии той Эллочки, словарный запас имела - дай Бог каждому, но демонстрировать его первому встречному не спешила, следуя мудрому утверждению, больше молчишь - умнее выглядишь. А еще у нее совершенно отсутствовало чувство красоты, поэтому в стремлении выглядеть модно она переходила всякие рамки, скатываясь в банальную вульгарность.
  Эллочка открыла дверь на третьем звонке, если бы мне не была известна эта ее особенность, ушла не дождавшись:
  - Здравствуйте, Элла Аркадьевна, - на самом ли деле она Аркадьевна, хотя отцом был зарегистрирован некий Сергей, неизвестно, но представляется она всегда именно так. Теперь надо обозначить общих знакомых, хотя таких общих знакомых у нее много и всех она вряд ли помнит, поэтому берем беспроигрышный вариант. - Я от Матвеева, Александра Сергеевича.
  Дверь открывается шире и хозяйка легким кивком приглашает в дом, но протиснуться можно лишь боком. Это опять фишка хозяйки, таким образом она определяет статус клиента, если будет протискиваться, значит статус низкий и вести себя с ним нужно соответственно, если будет ждать, то возможны варианты. Мне строить из себя важную персону не стоит, но и просачиваться в щель тоже, поэтому делаю одиншаг вперед и вопросительно смотрю на Эллочку, она нехотя отпускает ручку двери и отходит в сторону.
  Говорю в основном я, Эллочка пока молчит, я передаю ей привет от Матвеева, и следом достаю из цветастого пакета сувенирчик - розовые тапочки в виде милых котят. Хозяйка оживает и с благодарностью принимает подарок. Таких тапочек у нее пар двадцать, но как истинный коллекционер она никогда не откажется от подарка. Все, она моя, то есть контакт в первом приближении налажен. Дальше, для разгона, ничего не значащий треп о том, в каком хорошем месте живет хозяйка, какой уютный район, позавидовать, помечтать в будущем перебраться в такой же, пожаловаться на злодейку судьбу...Потом можно переходить к сути дела.
  - Откуда у тебя фунты, да еще в таком количестве, - в удивлении вскидывает она брови, - ни слишком ли ты молода для этого. Или...
  Что? Да за кого она меня принимает? Еще чего не хватало. Нужно срочно развеять такие предположения, иначе отложится у нее в голове, потом никакими силами оттуда не выведешь.
  - Что вы Элла Аркадьевна, - как могу изображаю испуг, - я спортсменка, мастер спорта. И это не только мои деньги.
  Эллочка кивает, в ее представлении все спортсмены, тем более мастера, зарабатывают просто неприличные деньги. Дальше идет торг по курсу обмена, он у нее должен быть больше официального, хоть и не намного, но для многих вполне достаточно, чтобы не тащиться в Банк. Черт - терпеть не могу восточные базары, пришел покупать - покупай, так нет же, требуется соблюсти некий ритуал, и продавец и покупатель прекрасно знают на какой цене сойдутся, но приближаются к ней постепенно, предваряя окончательное согласие целым театральным действием. Как женщина ни трепыхалась, но я ее дожала, ни одного лишнего фунта не отдала.
  - Ну и молодежь пошла, - хмыкнула хозяйка, выкладывая пачки денег на стол, - где так торговаться научилась?
  - Так в спорте сами знаете, без этого никак нельзя, сожрут. Если что, то...? - делаю паузу, вопросительно глядя на женщину.
  - Приходи. - Согласилась Эллочка, - И если другой обмен понадобится, тоже приходи.
  - И последняя просьба, Элла Аркадьевна, - я немного помялась, как бы испытывая неудобство, - мне нужен телефон Гарика.
  - У-у, девочка, - усмехнулась хозяйка, - неужели залетела?
  Теперь уже усмехнулась я:
  - Элла Аркадьевна, ну какой может быть залет у спортсменок? Мы же под неусыпным контролем, просто он мне понадобился как талантливый администратор.
  Эллочка, пожав плечами открыла ящик стола и вытащила карточку:
  - Вот, возьми,- протянула она ее мне, - если спросит, на меня не ссылайся.
  - Не буду, - пришлось согласиться мне. Номер-то я прекрасно помню, а просила его у хозяйки именно для того чтобы в случае чего сослаться на нее как на общую знакомую. Что ж, придется самой крутиться. Гарик человек не слишком доверчивый, но есть у него один недостаток, ну или достоинство, тут как посмотреть, стоит ему приглянуться и можно из него веревки вить. Причем возраст особой роли не играет, симпатию он может проявлять как женщине старше его по возрасту, а ему больше пятидесяти, так и к такой малолетке как я.
  Погода более или менее восстановилась - ветер чуть уменьшил свой напор, а в облаках стали расти разрывы. Выйдя от Эллочки, я тяжело вздохнула - привыкла в прошлой жизни на служебной машине с личным водителем рассекать, а теперь будь добра на метро в другой конец города. Хотя, в прошлой жизни я бы к Гарику и не поехала, сам бы прибежал. Но по одежке протягивай ножки, решила я, направляясь к светофору, а ножки у девочки знатные, не в смысле красивые, хотя и красивые тоже, а в смысле не устают, совсем не устают, вот что значит спортсменка. Кстати, с профессиональным спортом я без всяких условий решила завязать, в клинике мне подробно описали какие профессиональные болезни меня ждут, но просто так занятия не бросишь, уже сейчас начинает мышцы тянуть, телу требуются физические нагрузки, да и про растяжки не следует забывать. Вот с этого дня и начнем, школьный стадион я помню, он не далеко от дома, думаю, никто меня оттуда не погонит, главное чтобы там собачек бродячих не было, а то ведь с ними не побегаешь.
  С Гариком удалось договориться удивительно легко. Вот ведь старый ловелас - увидел перед собой смазливое личико и поплыл, родимый. Раскроешь глазки шире, хлопнешь пару раз ресничками, в немом восхищении, только переигрывать нельзя, и делай с ним, что хочешь. Эх - мужики, мужики. Еще о чем-нибудь попросить его, что ли? О! Знаю о чем, но это позже, пусть сначала мои документы оформит и за-ви-зи-ру-ет.
  На обратном пути, на развале прикупила спортивную одежду, светиться в той, которая досталась мне от прежней жизни нельзя, во-первых: она парадная и не предназначена для ежедневных занятий спортом; а во-вторых: появиться в такой форме на здешнем школьном стадионе... Еще за гламурную дурочку примут. Кроссовки пришлось покупать в спортивном магазине, на развале сплошь цветастый пластмассовый ширпотреб. Не ожидала, что будет так приятно размяться на стадионе, мышцы буквально млели, привычно включившись в работу, отведенный на занятия час проскочил совершенно незаметно.
  Вечером, когда вновь обшаривала интернет, решила что надо заменить это древнее рычащее устройство, по недоразумению названное компьютером, на что-нибудь более современное, да и пожелтевший монитор, занимающий две трети стола тоже здесь ни к чему. Куплю-ка я завтра ноутбук из среднего ценового диапазона, думаю, это будет не сложно, за выдающейся производительностью мне гнаться не надо. Но чуть позже сообразила, что придется покупать еще и обычный компьютер, иначе сестренка своим нытьем мне попользоваться ноутбуком не даст.
  
  Следующий день тоже прошел под знаком суеты, что точно произошло в Англии, я не помнила, но что-то очень плохое, поэтому в свое родное спортобщество соваться не стала, попросила зайти туда маму и договориться о выдаче аттестата об окончании школы. Зато по бутикам набегалась до чертиков в глазах. А что делать? Девочка видимо не сильно следила за собой, скорее была помешана на спорте и ничего, с моей точки зрения, из нормальной одежды не имела, а с моими планами наличие приличного гардероба не блажь, а необходимость. Особенно тяжело пришлось с выбором туфель, не привыкла предыдущая владелица тела ходить на высоких каблуках, хотя казалось, спортсменке это не составит больших трудностей. Ан нет, 'во всем нужна сноровка, закалка, тренировка', пока мозоль на цыпочках не набьешь, ходить на высоком каблуке одно мучение. Ничего, пару недель помучаюсь, зато потом проблем не будет. Салон красоты посещать не стала, решила обойтись собственными силами, что было не так уж и трудно-несмотря на убойный спорт, внешнеЮля выглядела вполне привлекательно. Интересно у девочки был воздыхатель? Прислушалась к себе и поняла - не был, а не был потому, что все ее интересы были в спорте, и на воздыхателей она элементарно жалела времени.
  Решила сначала посмотреть, как буду выглядеть в полной экипировке и боевой раскраске. Наведя минимальный порядок на лице, примерила что-то с претензией на вечернее платье, подошла к зеркалу и внимательно принялась себя рассматривать. Хм. Что же ты девочка пыталась с собой сделать, став профессиональным бойцом, да это же преступление против себя, можно считать повезло, что не свернули нос и не украсили шрамами симпатичное личико. Хотя нет, украсили, и, по-моему, одно ушко придется все-таки немного править. Я еще минут пять вглядывалась в свое отражение.
  Итак! В наличии имеем девушку, спортсменку, комсо...., нет, комсомол выродился еще в начале девяностых, а может и много раньше..., тогда просто красавицу. Задача пристроить эту, во всех смыслах выдающуюся личность, в жизни так,чтобы потом не было стыдно за прожитые го... Так! Стоп! Закаляться как сталь я не собираюсь, (нынешняя молодежь вряд ли поймет что сейчас имела ввиду), это удел мужчин, настоящих мужчин, а за прожитые годы мне стыдно не будет, моей сильной стороной должна стать женственность, никто не должен знать, что эта хрупкая девушка мастер спорта - машина отрывания голов незадачливым ухажерам. А задачливым? Эх, где мне найти такого товарища Саахова, чтобы спокойненько из-за его широкой спины можно было без последствий для себя сначала дотянуться до наглой морды Соколова, а потом жить поживать да добра наживать.
  - Где ты мой принц на белом... Э..., а какая сегодня самая дорогая машина? Ой, и о чем это я? Семнадцать лет? Даже думать об этом не смей, забралась в молодое тело, теперь крышу от гормонов сносит? Курица... Несушка! - На последнем я прыснула от смеха, и тут же попыталась снова взять под контроль свои эмоции. Но становиться боевым хомяком почему-то не хотелось.
  - Юля, какая ты красивая, - так, это моя сестренка тихонько прошмыгнула в комнату. Хорошо, что я перед зеркалом вслух не рассуждала, а ведь хотела. - Мам, мама! Иди скорее сюда, посмотри на Юлю. - Продолжал верещать этот маленький предатель.
  Я разочарованно вздохнула - нет, ну почему эти мелкие такие бесцеремонные, хотя, маме тоже будет приятно посмотреть на приодевшуюся дочку, а то все джинсы да спортивка.
  Как я и предполагала, мама не удержалась от слез:
  - Юля, ты уже совсем взрослая стала, скоро женихи за тобой табунами бегать будут.
  Табунами? Женихи? Да на кой они мне сдались?
  - Нет мам, табуны женихов нам не нужны. Эти жеребцы пока здесь без надобности, прокормить их сложно - жрут много, а польза от них, даже в эстетическом плане, весьма сомнительна. И вообще думать об этом серьезно рано, да и вредно - сначала подрасти надо.
  Мама покачала головой:
  - Да где же это видно, чтобы в твоем возрасте так рассуждать? Моргнуть не успеешь, как окрутит тебя какой-нибудь... кавалер.
  - Вот и пусть крутит, а я еще посмотрю, может быть и понравится. Но замуж я по любому в ближайшие пять лет не собираюсь, а может быть и все десять.
  Охи и ахи быстро закончились, продолжаем поиск образа. Следующий на очереди стиль деловой женщины, где там моя форменная юбка и пиджачок. А что, неплохо получилось, добавим еще небольшой штрих в виде брошки... хм, выгляжу лет на тридцать, что-то не очень, надо будет подобрать что-нибудь более легкомысленное. Но это потом, а сейчас нам нужен образ вчерашней школьницы, причем не современной школьницы, которой море по колено, и которая все знает и все умеет - нужна забитая серая мышка, зубрилка, если хотите. Сразу отсекаем всякие очки с круглыми стеклами в толстой пластмассовой оправе, стоптанные туфли и косички в разные стороны - люди далеко не дураки, поэтому выпячивать телевизионные штампы не надо. Туфли берем на широком каблуке повыше, вроде как уже позволяется, но с оглядкой на мнение старших, юбку свободнее, чуточку длиннее обычного, что подчеркивает некую внутреннюю несвободу. Блузку и кофточку с едва заметным рисунком (намучилась, пока нашла), выглядит аккуратно, но бедновато. Волосы собираем в пучок, но перехватываем резинкой не высоко, знаю, это сильно портит внешний вид, но поделать нечего - такой образ.
  - Некрасиво, - сморщила нос Светка, - первое платье было лучше.
  Словами ребенка глаголет истина. Еще раз окинула получившееся в зеркале, надо добавить пару штришков, в виде сумки-пакета и серебреного кулона. Все, рабочую форму примерила, дресскод оценила, пора и баиньки. Завтра пятница, в планах опять много покупок, но это в последний раз, нельзя превращать жизнь в бесконечный шопинг.
  
  
  Глава 5
  В наше время работа не волк, а заяц - прячется и следы путает.
  
  
  Так, боевую раскраску на лицо, экипировку на тело, это ту что у меня номер один и вперед навещать Гарика, от того на сколько у него сегодня снесет крышу, зависит уровень его вознаграждения. Можно сказать - величина этого вознаграждения обратно пропорциональна уровню воздействия.
  Да... Что-то я перестаралась, он ведь меня даже не узнал. А когда до него дошло, что перед ним сидит та самая школьница, которой он сделал документы, то вошел в неуправляемый ступор, ну или штопор. Как там правильно сказать будет? Так и хотелось крикнуть: - Мужик, эта девочка тебе в дочки годится, а ты слюну пустил.
  Ладно, мне не жалко, пусть вспомнит юношеские годы, только после эйфории обязательно наступит период похмелья, а это не есть хорошо, надо сгладить возможные последствия. Дабы потом нашему временно-двинутому не стало стыдно, делаем вид, что абсолютно не понимаем комплиментов, переводим разговор в нужную нам колею, и следим, чтобы он ни под каким предлогом не смог из нее выпрыгнуть. Когда подошло время начинаю тихонько вслух 'грустить' о том времени, когда не было проблем со здоровьем, будущее было вполне себе прозрачным и понятным, а теперь... Дальше жизнеутверждающее продолжение: 'Но ничего, главное руки ноги на месте, и голова, не смотря на проблемы, тоже, так что ничего страшного не произошло'. Уже собираясь на выход, делаю попытку расплатиться за проделанную работу, Гарик естественно ни в какую не соглашается, я тоже. Спорим долго и, в конце концов, удается всучить ему половину оговоренной 'за работу' суммы. Он немного смущен, и в какой-то степени даже растерян, чего я, собственно говоря, и добивалась. Теперь, будто что-то вспомнив, внимательно смотрю на Гарика, потом изображаю внутреннюю борьбу с нерешительностью и в конце прошу рекомендовать меня
  в торговое представительство 'Карус' Красницкому, на какую-нибудь малюсенькую должность, вроде младшего помощника младшему помощнику. Хм. Тут даже его невменяемое состояние дало сбой:
  - Юленька, - Гарик смутившись, стал старательно протирать свои очки, - 'Карус' с зарубежными партнерами дело имеет, там требуется хорошее знание языков, высшее образование обязательно.
  - С высшим образованием у меня действительно могут быть проемы, - разочарованно вздохнула я, - но неужели там не требуются работники без диплома? А учусь я очень быстро, например: на английском объясниться смогу и стыдно за меня не будет. Кстати, я намерена продолжать учебу, вот только без работы это вряд ли получится.
  -Да? - снова вытаращил на меня глаза Гарик. Похоже удивление его было не наигранным. - Тогда я замолвлю за тебя словечко Юрию Александровичу, помню, он как-то жаловался на уровень подготовки новых работников.
  В этот день бег пришлось из разминки выкинуть, как и предполагала, мозоли не заставили себя ждать.
  
  Юрий Александрович поставил последнюю подпись на договоре, отбросил документ и потер глаза - вот и еще пара миллионов упала на счет представительства, это хорошо, но как же тяжело тянуть все на себе. Полгода назад, его помощники, которых он готовил почти все восемь лет, ушли на вольные хлеба. Ушли по обоюдному согласию, без обид, просто пришло время им выпорхнуть из гнезда. Уговаривать и как-то удерживать глава представительства их не стал и даже дал превосходные рекомендации, считая, что ни капли не пошел против совести. А вот с новыми работниками просто беда, не тот контингент сейчас пошел, уровень знаний выпускника средней школы, а апломб как у профессора лингвистики. Да и не в том беда, что знаний с гулькин ..., э..., нос, а в том, что учиться дальше не хотят, мол, есть же диплом, чего еще надо. А вот надо! Ни один договор не могут грамотно составить, по десять раз переделывают и все равно приходится самому править окончательный вариант. Ну, а самим проработать новую схему, вообще за пределами разумного. Красницкий покосился на край стола, где лежали еще три договора, прикидывая, стоит ими заняться сейчас или отложить на завтра. Звякнул телефон, хозяин кабинета, подставив очки к глазам, посмотрел на отразившийся номер звонившего - ага, Гарик стучится. Хм, пикничок вроде недавно организовывали, в остальном беспокоить не должен, если только какого срочно дела не появилась.
  Включил на громкую связь:
  - Слушаю.
  - Здравствуй Юрий Александрович, - раздался голос собутыльника, - как твое 'ничего'.
  - Здравствуй Игорек, а 'ничего' оно и есть ничего, - усмехнулся хозяин кабинета, - если, конечно, с твоим не сложить.
  - Ну, ты Юра и извращенец. - Хохотнули с той стороны, и сразу перешли к делу, - я чего звоню-то, довелось мне как-то слышать, что недоволен ты своими сотрудниками. Типа не тянут они по знанию языка потенциального противника и мордой лица не соответствую стандартам...
  - Что-то нашел? - Сразу зацепился Красницкий, и, вспомнив кем работал оппонент, сразу задал следующий вопрос, - со здоровьем проблем нет?
  - Погоди, не торопись, это несколько не из той серии, что тебе надо, - осадил его собеседник, - девочка по внешним данным, конечно, на уровне, а вот с дипломом полный облом - только школу закончила. Собирается учиться дальше, однако, как я понял, по деньгам не тянет, вот и ищет работу. Утверждает, что на английском может неплохо изъясняться. Но тут надо бы тебе посмотреть, я в твоих языках не очень, сам знаешь. Ну и еще там других проблем хватает.
  Юрий Иванович почувствовал, что разочарование опять замаячило на горизонте, а так интересно начинался разговор. И что теперь? Таких девочек, которые где-то, что-то, как-то в отделе кадров очереди, но это все не то, хотя... хочет же она продолжать учебу, это уже плюс:
  - И много проблем?
  Тяжелый вздох был ему ответом.
  - Вот только давай без этого, ни за что не поверю, что ты звонишь мне просто, чтобы поиздеваться.
  - Тут такое дело, - стал объясняться Гарик, - девочка та ко мне заявилась документы оформить. Ну, ты знаешь, иногда я такое проворачиваю, но только если действительно проблемы небольшие, если что-то более серьез...
  - Короче Игорь, - поторопил его Красницкий.
  - Если короче, то получай: она спортсменка, на спортивных соревнованиях получила травму, ввели обезболивающие, последовал анафилактический шок, сердце не билось около десяти минут. Думали получится растение, но нет, прошло почти без последствий. Однако какую-то хитрую ретроградную амнезию заработала, вроде как здесь помню, а здесь не помню. Но, не зная эту историю, заметить ничего не возможно - прекрасно соображает, хорошо ведет разговор, заметь - не поддерживает, а ведет. В остальном... э... здесь мне сложно судить, ты ж меня знаешь. А самое главное, что не стал бы я сам тебе звонить по такому поводу, это она попросила устроить ей протекцию. Заметь, именно к тебе.
  - Хм, - Юрий Александрович пытался переварить такой неожиданный поток информации, - странно это. Откуда она может знать о наших таких отношениях? Навел кто-то? А если навел, то из ближнего круга, тогда непонятно почему через тебя, почему напрямую не обратились или чего сама не пришла?
  - Ну ты даешь Юра, - усмехнулся Гарик, - да кто ж на нее посмотрит? Отправят в отдел кадров, там спросят про диплом и прости, прощай.
  - Хорошо, я понял, пусть приходит, я дам команду, чтобы провели собеседование. Если акцент не слишком будет резать слух, и не сильно будет путаться в названиях документов, подберем ей местечко в секретариате, хотя бы кофе будет организовывать, ну а если все нормально пойдет, можно будет в эскорт перевести.
  - Только Саныч, - забеспокоился протекционист, - ты там за ней присмотри, она девочка серьезная, а эскорт... сам знаешь.
  - У меня нормальный эскорт, - отмахнулся Красницкий, - это пресса все опошлила, так что не переживай.
  Но Гарик не успокоился:
  - Надеюсь на тебя, Юленька мне понравилась, не хотелось, чтобы ее кто-нибудь там обидел.
  - А каким спортом она занималась? - вдруг поинтересовался Юрий Александрович
  - Боевое самбо, джиу-джитсу.
  Хозяин кабинета откровенно захохотал:
  - Ты зря беспокоишься, она сама может кого угодно обидеть. И что-то я уже начинаю подозревать, что именно тебе в ней понравилось.
  Но Гарик возразил:
  - Сил-то у нее действительно много, но поверь мне Юра, мужик есть мужик, и если ему втемяшится, то своего он добьется. А девочка не из тех, кто такое простит, мастерами в спорте просто так не становятся. Да что я тебе говорю? Будет интерес сам посмотришь.
  - Хорошо, хорошо. Если она нам подойдет, лично прослежу, чтобы ничего такого не было. Так пойдет?
  - Пойдет Саныч, очень надеюсь на тебя.
  - Так как эту 'Юленьку' по фамилии отчеству.
  - Забелина Юлия Алексеевна.
  - Погоди, погоди, - задумался Юрий Александрович, - что-то я про такое слышал, но там сообщалось, что она умерла. Еще крикуны там отметились, мол, вот до чего наших спортсменок всякой гадостью напичкали.
  - Давай по порядку: первое, не умерла, а клиническая смерть, то есть остановка сердца; второе, шок у нее случился после того как вкололи обезболивающее, что само по себе удивительно. Есть подозрение, что врач чего-то там с заменой одного на другое намудрил, но после такого разве концы найдешь. Ну и третье, ей просто сказочно повезло, так как клинике, в которую она попала, в это время дежурил Дэвид Кромм, он считается лучшим специалистом по таким случаям, благодаря ему девочка долечивалась в Англии.
  - То есть, - сделал вывод хозяин кабинета, - ангел хранитель у девочки есть.
  - Не просто ангел хранитель, повыше бери.
  Красницкий отключил телефон и задумался, он прекрасно знал Гарика, и поэтому кандидатка его заинтересовала, вот чего, а интуиция его друга никогда не обманывала. Если бы кто-нибудь другой преподнес ему такую же информацию, то даже задумываться не стал - послал бы подальше. Интересно все-таки, чем она его зацепила? Смазливой мордашкой? Интеллектом? Или тем, что бедная несчастная? Э, нет, последнее можно отметать сразу - Игорек не из тех, кто на жалость ведется.
  Снова покосился на пачку договоров, потом посмотрел на часы, вздохнул и подвинул всю пачку ближе к себе:
  -Ну, что ты будешь делать? - Чертыхнулся он, исправляя ошибку на первой же странице. А сколько их там еще будет?
  
  Суета подходила к концу, все необходимые документы выправлены, прежние обязательства завершены. Правда с руководством спортобщества возникли небольшие проблемы, оказывается, тренеры у Юлии рассмотрели немалый потенциал, поэтому просто так отпускать не хотели, мол, амнезия спорту не помеха. Хм, если рассмотрели потенциал, почему тогда она до сих пор с мамой в таких условиях живет, что-то достатка в этой семье незаметно. Жмоты. Звонил Гарик, ему удалось договориться с Красницким, на следующей неделе пойду, как раз тот срок, когда не рано и не поздно. Еще с высшим образованием что-то надо делать, со школьным аттестатом далеко не уедешь. Хорошо, что сегодня этих вузов расплодилось, как блох на бездомных псах, вчера подала документы в один из них, на специальность экономиста, это сегодня самая модная специальность..., после юриста естественно. Учиться там, естественно не собираюсь, с моими знаниями это я их учить должна, но документ об окончании даже такого сомнительного учебного заведения должен быть подлинным.
  Устала я что-то. Нет, не физически, скорее психологически. Нужна разрядка. На море не хочется, там сейчас толпы народа все побережье заняли, а мне бы в тишине побыть. О! Вспомнила, дачка моя без присмотра, вот ей и займемся, она же по доверенности на Ленку записана, что б проблем не было, пока настоящая хозяйка по заграницам мотается. Интересно, как моя подруга отреагирует, на то, что какая-то пигалица захочет снять дачку на длительный срок. А вот сейчас и узнаем, номер телефона из памяти никуда не делся:
  - Здравствуйте, это Елена Максимовна?
  - Да. Слушаю!
  - Я Забелина Юля, мне стало известно, что вы сдаете дачу на летнее время в Познево. Ваши планы не изменились?
  Сейчас не модно, представляться по фамилии в самом начале разговора, но я специально это сделала, так сразу вызываешь больше доверия.
  - Даже не знаю, - засомневалась Максимовна, - объявление я подавала только в прошлом году, в этом не собиралась. Да и ... неожиданно вы позвонили.
  Мне прекрасно понятны ее сомнения, голос не скрывает мою молодость, а связываться молодежью лотерея, поэтому спешу развеять сомнения, на сей счет:
  - Мы как раз в прошлом году с мамой приходили смотреть, но тогда не договорились по цене, может, на это лето договоримся?
  Естественно никуда в прошлом году Юля с мамой не ходила, а о смотринах других желающих отдохнуть мне Елена рассказывала по телефону. Тогда подруга пожаловалась мне, что участок начинает зарастать и слово за слово решили попытаться домик отдыхающим с условием хотя бы в минимальной потребности присмотреть за участком. Однако народ не повелся на такие условия и мотивировал свой отказ правильно - если присматривать за участком, то когда отдыхать?
  Смотреть дачку отправилась со Светкой, мама на работе, а мелкую без присмотра оставить слишком большой риск. Добирались сначала на электричке, потом на автобусе. На все про все около двух часов, и это еще нигде не ждали, надо собственным транспортом обзаводиться, естественно, когда мне исполнится восемнадцать, а исполнится мне в аккурат двадцать восьмого февраля. Хорошо, что не двадцать девятого.
  Участок Елены находился много ближе моего, крюк делать не пришлось.
  Ну что сказать? Когда дом долго стоит нежилой, его покидает уют, это у меня остались в памяти светлые деньки, а так, для стороннего человека угнетающее впечатление - толстый слой пыли и затхлость комнат. Отношение к моей затее у Светки было написано на лице, и скрывать она его не собиралась:
  - Юль, здесь страшно, пойдем скорее отсюда.
  - Страшно, это потому, что стекла не отмыты, да и шторы надо светлей повесить, - успокаиваю ее, - вот отмоем все, сама увидишь, как здесь будет хорошо.
  Чтобы подтвердить свои слова, отодвигаю шторы и нараспашку открываю окна. И действительно, прямой солнечный свет, отразился от внутреннего зеркала буфета и, исказившись в шлифованных стеклах дверок, заиграл тоненькими лучиками на полу.
  Елена хмыкнула, и с интересом взглянула на меня:
  - А я так ни разу окна и не открывала, сил не хватало, да и боялась стекло разбить.
  Участок естественно зарос по самые брови, то есть, там, где у меня был когда-то разбит небольшой огородик, сейчас лишь буйствовал бурьян, да чуть-чуть выглядывали кусты смородины. Малину, которую года четыре назад посадила вдоль забора, даже не пыталась рассмотреть - все равно не найду. А вот два куста сирени вполне себе благоденствовали, а чего им сделается, они везде чувствуют себя комфортно. Хм, теперь понятно, почему не нашлось никого в прошлом году, и почему в этом Елена даже не пыталась сдать домик. Да кому такое понравится?
  - Здоровы будете, хозяева, - это у калитки нарисовался Никитич, местный бомж. Зимой он естественно живет в городе, а вот на лето перебирается в Познево. Как он говорит, пора на югА податься, до настоящего Юга ему, конечно, не добраться, но сюда вполне по силам. Насколько, в свое время, я поняла из города он бежит летом потому, что его среда обитания на это время занимается кем-то другим, и освобождается только с наступлением холодов.
  - Вам работник не требуется? - продолжил он.
  Вот ведь нюх у человека, хотя только тупой не отыщет причинно-следственных связей. Он сразу догадался, что на таком участке его помощь понадобится. Однако своей заинтересованности в его услугах выказывать нельзя, как и все другие бомжи, почувствовав нужду в их услугах, начинают мгновенно наглеть, и очень обижаются, когда терпение лопается и им указывают на дверь.
  - Работник требуется всем, - хмыкаю я, не поворачиваясь в его сторону, - только платить этому работнику, не хочет никто.
  - Так, эта, хозяйка, я не за дорого, - не сдавался Никитич.
  - Что, не за дорого? - продолжала развлекаться я.
  - Ну, так, эта... дрова поколоть, забор поправить, вон могу траву скосить.
  - Траву-у, - задумчиво смотрю на двор, - так она колоться станет, босиком потом не походишь.
  Никитич на мгновенье впал в ступор, в его понимании ходить босиком по траве - глупость. Но желание сегодня заработать на 'Бояр' сильно способствовало стимулированию мышления:
  - Так сорняки можно заранее выдернуть. - И он тут же это продемонстрировал, выдрав здоровенный молочай рядом с калиткой. Но получилось неудачно, вместе с корнем был выдран приличный кусок земли, а на месте сорняка образовалась ямка. Он так и замер с 'ботвой' в руке.
  Пришлось фыркнуть, и с укоризной посмотреть на работничка.
  - Эта, - начал оправдываться Никитич, - неудачно получилось, но если осторожней.
  Елена с трудом сохраняла нейтральное выражение лица, если бы не я, она уже давно бы упала со смеху. Сделав вид, что потеряла интерес к потенциальному работнику, вернулась к Елене, она уже решила, что я не заинтересовалась такими неухоженными лугами, как не проявляли интереса съемщики в прошлом году. Но у меня совсем другое отношение и совсем другие причины, так что после небольшого торга, за чисто символическую плату получила во владениесвою собственную дачку до октября. Пока оговаривали окончательные условия, Никитич продолжал виться вокруг нас, и периодически прерывая наши обсуждения, показывал, как именно он будет бороться с сорняками.
  - Ну, вот что мне с ним делать? - Изобразив озадаченный вид, спросила Елену, - Ведь без присмотра палец о палец не ударит, или такого наворотит, что потом не исправишь. А деньги дать, так сразу напьется.
  - Так и будет, - подтвердила хозяйка, - без присмотра его никто не оставляет.
  Демонстративно задумываюсь:
  - Да и в доме бы прибрать не мешало.
  - Если денег не жалко, можно Лапиных нанять, на сорок первом участке, - предложила Максимовна, - мать с дочкой подработкой живут, так что с удовольствием согласятся. И за нашим работником присмотрят.
  Лапиных я знаю, приятная семейка, но не повезло им в жизни, глава семьи когда-то работал на вредном производстве, теперь получает пенсию по инвалидности, жена у него женщина работящая и веселая, но работать не может, так как не может надолго оставлять мужа и дочь. С дочерью у них и получилась основная проблема, умственно-неполноценная она, и эта умственная неполноценность четко отпечаталась на лице. Раньше я изредка привлекала их для наведения порядка в доме и вовсе не потому, что это действительно было надо, а потому, что таким образом пыталась поддержать их финансами, а просто так всучить деньги было невозможно, обижались сильно.
  В этот день все получилось очень удачно, и дачку сняла, и работников наняла и Никитича под присмотр поставила. Только один раз серьезно прокололась, это когда бомж спросил где ему брать инструмент. Елена в недоумении пожала плечами, а я без всякой задней мысли, подошла к задней стенке дома, выдернула запирающий железный штырь, замаскированный под большой ржавый болт и открыла дверь небольшой кладовки, где находился весь садовый инвентарь. А потом еще, пошарив рукой, с правой стороны кладовой уверенно вытащила литовку, следом точильный брусок и все это вручила Никитичу.
  Брови подруги от удивления полезли на лоб. Мне пришлось срочно придумывать объяснение, мол, я часто видела устроенные таким образом кладовки в домах.
  
  Домой добрались когда солнце уже хотело нырнуть за горизонт. Мама нас ждала, по квартире плыл запах жареной курицы. Мм... Обожаю.
  - Мам, Юля дачу на лето сняла, в Познево. Только там страшно.
  Ну вот, все настроение испортила. Мелкая!
  
  
  Госпыдя, детский сад - штаны на лямках, и эта неуч вызвалась тестировать меня на знание языка? Теперь даже начинаю сомневаться, что поступила правильно, выбивая с Гарика протекцию к Красницкому. Уж не знаю, с какого она института, но для оценки ее знаний вполне достаточно школьного курса. Как в анекдоте: - 'Do you speak english?'
  - Дую, дую, кажный день дую!
  Ясно, здесь максимум знаний, это перевод со словарем и вообще, ей бы свои познания до тройки подтянуть. Посмотрела как она с клавиатурой работает, окончательно расстроилась - тыкать одним пальцем по клавишам, пытаясь не зацепить соседнюю сантиметровым ногтем достойно книги рекордов, если так ногти жалко, карандашом бы тыкала, все быстрей.
  Дорого бы я отдала послушать, как она будет докладывать начальству результаты проверки. Хм, по-моему, она ничего не докладывала, выскочила обратно через десяток секунд, оставила дверь приоткрытой и мотнула головой в ее сторону. Поня-а-а-тно, начальник решил оценить меня сам, видимо ему от меня потребуются не только профессиональные здания, но и соответствие мордо-коду, то есть дресс-коду. Имеет полное право, хотя чего тут оценивать? Вчерашних школьниц не видели? Интересно, а если прямо сейчас, в таком образе, изобразить походку от бедра? Сразу выгонит или подождет немного?
  Не будем рисковать, заходим достаточно скромно, но не тушуемся - спинка в меру прямая, в глазках легкое любопытство и не хлопаем ими не по делу - здесь такой финт не пройдет. Здороваюсь, представляюсь, жду. Красницкий без всякой театральности кивает, на левую, от себя, сторону стола и с ходу начинает беседу на английском:
  - Так как вы не предоставили резюме, я ничего о вас не знаю. Расскажите о себе.
   Говорит почти без акцента, подводит его только излишне правильный выговор. О себе рассказывать легко, а чего там рассказывать? Сказано же - у девочки амнезия. Так что уложилась в пару минут.
  - Краткость сестра таланта, но мне кажется, можно было бы несколько больше насытить ваш рассказ подробностями. Например: где вам ставили произношение, сколько и где жили в Европе.
  То есть признал, хотя акцент я имитировать умею. Развожу руками и поясняю, что и так рассказала много из того, что в последнее время узнала от мамы, а так прошлое покрыто мраком, хотя и не беспросветным.
  Юрий Александрович согласно кивнул, никакого раздражения мое пояснение у него не вызвало.
  - А как вы оцениваете свой уровень по делопроизводству? В нашей компании работа с зарубежными партнерами в основном связана с бумагами - договора, письма, соглашения?
  Да на отлично оцениваю, но сейчас ничего подобного не скажешь, и вообще это вопрос-проверка, тут нельзя проявлять сомнительной уверенности. Откуда у девочки могут быть специфические знания?
  - Сожалею, но сомневаюсь в своей способности правильно оценивать уровень. У меня нет ни знаний, ни опыта, есть только желание учиться.
  Видимо Красницкого полностью устроили мои ответы, так как в конце собеседования он назвал меня Юлией Алексеевной и отправил оформляться в отдел кадров, предупредив, что мой рабочий день не может быть больше шести часов. И раньше знала, и сейчас убедилась - Юрий Александрович реликт, удивительно только то, что с таким отношением его представительство еще наплаву.
  Рабочее место мне определили в общем отдел, это такой отдел, сотрудники которого занимаются всем, чем не занимаются остальные. Пока мне не поручали никаких персональных заданий, видимо начальница решила использовать мои мозги пока на 'подтанцовке'. И правильно сделала, в каждой конторе есть свои негласные правила и их предстоит еще изучить.
  
  
  
  Глава 6
  Мы рождены, чтоб сказку сделать былью
  (у тебя все было)
  
  
  На выходные решила сделать маме, ну и мелкой заодно, праздник - устроить такой, небольшой пикничок на дачке, но тащиться сначала на электричку, а потом трястись на автобусе с огромными сумками нет никакого желания. Пришлось искать альтернативу, и эта альтернатива, кто бы сомневался в моих способностях, нашлась в виде старого знакомого из той жизни, Сергея Брагина. Знания сила, это я к тому, что знаю его как облупленного, Серега сам по себе мужик не плохой, но совершенно не приспособлен к жизни, у него есть один очень существенный недостаток - не умеет отказывать. Из-за этого и семейная жизнь у него не сложилась, жена не смогла выдержать вечную готовность мужа помочь кому угодно, но только не своей семье. Прекрасно зная эту свою эту особенность, Брагин теперь старается обходить все компании стороной, и наградой за это ему стало одиночество. Мне было ничуть не стыдно разыгрывать комедию перед этим безобидным человеком, во-первых: он сосед по Познево и ему ничего не стоит подбросить попутно трех нуждающихся женщин, на своем безразмерном рыдване; а во вторых: собираюсь пригласить его на наш пикничок, немного разбавить женскую компанию, думаю, это пойдет ему на пользу.
  - Мам, ну зачем ты берешь туда термос? Там чайник есть, и электросамовар еще, если будет не хватать. Ты лучше старые шторы захвати, те, что там висят, еще стирать надо, и постельное дополнительно не забудь. Светка, ты весь гардероб решила с собой везти? Там на каблуках ходить негде, только если землю шпильками рыхлить.
  Ух, дурдом, сбор на дачу как поездка на море дикарем, это когда все надо везти с собой. Сколько времени женщинам не дай на сбор, все равно будет мало, и все равно забудут что-нибудь важное. Без двадцати девять волевым решением прекратила сборы и погнала всех на посадку - слишком хорошо я знала Брагина, он обязательно приедет на полчаса раньше и будет ждать.
  Дачка уже не производила впечатления полной запущенности, уж не знаю, как этого добилась Лапина, но Никитич отработал свою бормотуху на все сто. Обочина рядом с участком была избавлена от лишней растительности, а сквозь обрешётку заборчика виднелась идеально ровная дорожка, посыпанная мелкой кирпичной крошкой. Интересно, где это он взял такую красоту? Наверное, с чьей-то стройки упер. Так, разглядывать особо некогда, выгружаемся, и пока мама со Светкой осматривают домик, начинаю из пространства между крышей и стеной комнаты второго этажа, таскать складные кресла, столик, мангал... Большой зонт тоже нужен - день предстоит жаркий, а тень от деревьев накроет полянку только ближе к трем часам, так что весь день на солнце. Летаю как электровеник, это Светке отдых, а нам с мамой, хоть и в радость, предстоит работа, успеть бы до вечера управиться. Через минут сорок моей беготни, пространство вокруг домика стремительно меняется, появляется уют и очарование тихой гавани отдыха. В качестве вишенки на торте, между двумя березками натягиваю цветастый гамак. Все, внешний натюрморт готов к использованию, теперь нужно заняться внутренним. Хотя чего им заниматься, Лапины поработали на славу, отмыли, протерли, очистили, только шторы поменять, да постельное сменить - вечером некогда будет этим заниматься.
  - Света, а почему ты говорила, что здесь страшно, - допытывалась мама у младшей, - мне очень нравится. Тут пространства раза в два больше чем в нашей квартире.
  - В три, - поправляю я ее, вешая шторы, - одна кухня, как половина нашей квартиры.
  Мелкая сама была в шоке, в прошлый раз дом нагнал на нее тоску, своей запущенностью - полумрак, пыль, затхлость и заросший бурьяном двор, а сейчас полная противоположность. Но задумываться она в принципе не умела, поэтому, легкомысленно пожав плечами, ринулась обживать гамак.
  - А здесь все нормально? - Начала сомневаться мама, продолжая изучать домик, - уж слишком дешево ты сумела дачку снять.
  - Если ты о самой даче, то подвоха тут нет, просто она была заброшена, и чтобы привести ее в порядок, пришлось кое-кого нанять, что и вошло в оплату. Кстати Лапины к нам еще придут, познакомишься. А если ты о хозяйке, то ... Нет больше хозяйки, умерла она месяц назад. Дачу сдает ее подруга, по доверенности, и то с условием привести здесь все в божеский вид.
  - Вот как, - удивилась мама, - но тогда наследники должны решать.
  - Нет у нее наследников, - мотнула я головой, - скоро на эту дачу приставами будетналожен арест, а потом ее продадут и деньги уйдут в доход государства. Можно, конечно попробовать подсуетиться и подать заявление на выкуп, но это только после того, как будет определена ценность имущества. Да и ладно тебе об этом, мы с тобой потом другую дачку отстроим, побольше и красивее.
  - Да куда уж больше, и так хоромы.
  - Нет предела совершенству, - хихикнула я, - построим такой большой дом, что б было легче по телефону дозвониться, нежели друг до друга дойти.
  А вечер у нас удался. Брагин все-таки решился прийти, и Лапины подтянулись, следом Елена заглянула. Вот когда спиртное, что я закупила, пришлось в самый раз. Закупила-то всего ничего, чисто символически, но всем и этого хватило, дело все-таки до песен дошло. Хотя как бы оно не дошло - Лапину всегда приглашали на вечеринки когда хотели провести их шумно.
  Хорошо отдохнули, особенно маме понравилось, мелкая тоже в стороне не осталась, попыталась прощупать наше отношение к тому, что останется здесь на всю неделю. Но нет, было бы ей лет шестнадцать, можно было бы подумать, а так, да мама все ночи от переживаний спать не будет.
  
  
  В понедельник отдохнувшая и посвежевшая появилась на работе. Инструктаж был странным, показали как работает кофеварка, как заваривать чай, как подавать на стол. Я в кафе устроилась? В конце вообще шедевр - никуда не лезть, ничего не трогать, к телефону не подходить, сидеть за компьютером и, даже, если ничего не поручили, делать работу. Какую работу если ничего не поручили? Любую, хоть роман любовный пиши, сейчас это модно, но чтобы никто не видел отдыхающего работника. Ладно, это меня вполне устраивает, не устраивает лишь то, что кто-то решил, что Интернет мне не нужен. Отмена этого распоряжения обошлась мне в половину банки растворимого кофе и пачку печенья, это из тех, которые остаются от кофе брейк. Все же личная заинтересованность наших ИТ специалистов на раз рвет любые преграды.
  Сижу, знакомлюсь с регламентами, изучаю специфику делопроизводства на данном конкретном предприятии. Естественно даже не пытаюсь никуда лезть, и в уме не держу чего-то потрогать. В кабинет с пачкой документов влетает начальник общего отдела Рогожина, окидывает взглядом свои охотничьи владения и удовлетворенно хмыкает. После этого взгляд прикипает ко мне, причем взгляд этот какой-то уж слишком недоброжелательный. Что к чему? Ладно, гадать, где я ей перебежала дорогу, не буду - слишком мало информации, подождем, потом все само собой выяснится, а пока, в соответствии с образом, прячем глазки и немного сутулимся. Вот такая я вся из себя бедная родственница - пожалейте меня, будьте человеками. Нет, не будут, и это становится понятно, когда мне на стол плюхнулась вся пачка бумаги, с которой кое-кто из небожителей сошел на землю:
  - Срочно подготовить ответы на письма и оформить пролонгацию договоров, список фирм и реквизитов на первом листе.
  Тут же разворачивается и исчезает за дверью. В кабинете тишина, все по прежнему заняты своим делом, никто не спешит объяснить школьнице что это было. Хм, интересно, это здесь так принято новичков в работу включать? Похоже на то. Что ж, работать гораздо легче, чем делать имитацию работы, к тому же сейчас все оценивают мои способности, поэтому выдающихся результатов показывать не будем, но и сильно затягивать тоже. Быстренько фиксирую в программе документооборота задание начальства и начинаю работу. Сначала знакомлюсь с письмами, Два из них являются коммерческими предложениями, одно по отказу от сотрудничества, и одно письмо претензия. Остальное проекты дополнительных соглашений на пролонгацию договоров, кстати, даже на беглый взгляд с ошибками. Начинаю работать с тем, что не требует специфических знаний, а именно с проектами дополнительных соглашений. Быстренько исправляю ошибки и в некоторых местах правлю стилистику. Вообще-то, английский язык сегодня международный, в мире его учат практически везде, но хорошо знает не так уж много людей, поэтому широкое распространение языка компенсируется его слабым знанием. Именно поэтому сплошь и рядом тексты договоров изобилуют ошибками, но это никого не напрягает, так как к такому привыкли и просто не акцентируют на этом внимания. Через двадцать минут отправляю тексты через документооборот на согласование. Перехожу к письму с претензией, это конечно более срочная работа, но на нее надо потратить больше времени, так как нужно внимательно прочитать договор, поднять копии документов, найти причину неисполнения договорных обязательств, и если претензии справедливы, попытаться найти лазейку в многочисленных пунктах договора. Ну, а если, не удается выкрутиться, необходимо найти контраргументы, последняя стадия хорошо описана нашим великим сатириком Райкиным- 'Грузите апельсины бочками'. Но надеюсь, до этого не дойдет. Так и есть, в договоре четко указано, что срок оплаты товара в течении двух недель после поставки. А в спецификации четко прописано, что поставка осуществляется в срок от десяти до двадцати дней с момента подписания договора. Но, благодаря бюрократии, договор подписан не в тот момент, который указан в заголовке, а на десять дней позже. Вроде бы, ну и что, ведь оплата задержана относительно срока поставки, ан нет, в договоре есть пунктик, который гласит, что при досрочной поставке, срок оплаты согласовывается дополнительно. Досрочная поставка есть? Есть. Требуется дополнительное согласование? Требуется. А то, что по здравому смыслу требовалось согласовать срок оплаты в сторону уменьшения, никого уже не волнует. Одно меня гложет, почему этой претензией не занимаются юристы? Ведь это их хлеб... с маслом.
  С отказом от сотрудничества все просто, пишу письмо ответ, в котором выражаю сожаление, надеюсь на изменение ситуации и дальнейшее сотрудничество, то есть бла, бла, бла.
  Такс, переходим к самой тяжелой части задания. Коммерческие предложения требуют вдумчивой аналитики. Ага, транспортная фирма Джэрес, посредник в перевозках. Прежде чем переходить к сути предложений ищу в интернете все, что связано с этой фирмой. Что-то маловато информации, хорошо, тогда ищем информацию на владельца, тоже не густо. Хм, а почему владелец этой фирмы дама? Хотя в Европе вовсю цветет феминизм, мужчины вовсе не стремятся оставаться на вторых ролях, если только... Чуть не хлопнула себя по лбу, ищу данные по мужу этой дамы, есть, а фамилия-то у него другая и шлейф исков за ним тянется до самого горизонта. 'Нет, такой хоккей нам не нужен'. Пару строк в аналитику, прикладываю ссылку на страничку в интернете и отфутболиваю вместе с письмом. Ну и наконец, последнее письмо. О...! Маска я вас знаю! Это же Шлихер, вот и встретились Беня, ну и на какой ответ ты надеешься, если два раза пытался меня кинуть. Вот ведь неугомонный, всех достал уже своими предложениями, и ведь ничего у него за душой нет, бегает, суетится, фонтанирует проектами, в общем - пустозвон, хотя кто-то же повелся. Ну, держись Беня - краткая характеристика владельца двух десятков фирм, пяток ссылок в интернет, где Шлихер предстает в очень неприглядном виде, ну и проект письма, где 'искренне' благодарю за предложение и 'сожалею' что не могу его принять.
  Все, сладко потянулась и посмотрела на часы - пора на обед.
  
  - Девочки, а новенькая-то сообразительная оказалась, - хихикнула одна из работниц, когда за Юлией закрылась дверь, - видели?
  - Ага, - подтвердила подруга, - от горшка два вершка, а вид такой, будто что-то понимает, интересно посмотреть, что она там делала.
  - А давай посмотрим.
  На всякий случай выглянули в коридор, вдруг новенькая где-нибудь задержалась, и подошли к компьютеру:
  - Ну, нет. Ты смотри, она доступ запаролила. Вот ведь козявка.
  - А чья она дочь? - Подала голос третья, - только не говорите мне, что ее просто так взяли.
  - Нет, конечно, ее сам Красницкий взял.
  - Красницкий взял, - возразила четвертая, - но перед этим ее Шкловская тестировала.
  - Шкловская? - Работницы переглянулись и рассмеялись, - а кто тестировал саму Шкловскую?
  - Не, девочки, с Виткой все понятно, но Красницкий не тот человек, чтобы огород городить, если бы он Забелину по протекции взял, то обошлось бы без всякого тестирования, и Рогожина бы свой хвост прижала. А так... Помните как она свою дочь к юристам протащить хотела, но не вышло, Красницкий не утвердил, теперь она эту девочку в отместку сожрет.
  - Ой, да ладно тебе, 'сожрет'. Было бы чего там жрать. У меня дочь младше и то может за себя постоять, а эта... Может пару недель и продержится. Хотя... Обратили внимание как она на клавиатуре стрекотала? Да и читала бегло, я же видела. Надо в кадрах спросить, может она в Англии училась, а если училась, то и родители у нее должны быть о-го-го.
  -Точно, тогда понятно, почему ее сюда взяли.
  Причина найдена, как найдено и место нового работника в системе представительства, сильно жалеть ее не стоит, но и наезжать себе дороже. То есть, пусть пока варится в собственном соку, а дальше 'будем посмотреть'.
  
  
  - Ну и забегаловка, - поморщилась я, садясь за столик в кафе, да и какое это кафе, даже на столовую не тянет, - надо бы на будущее как-то решить проблемы с питанием, а то от такой кормежки протяну я ножки. Вот скажите, как можно так зажарить курочку, что есть невозможно. Хорошо хоть гречку не испортили. Задумалась, а можно ли вообще испортить гречку? И решила: эти могут. Опыт в этом деле у них не малый, и как они до сих пор не прогорели? Однако, приглядевшись к посетителям, поняла, скорее всего, где-то здесь междугородние маршруты пролегают, вот народ и вынужден пользоваться безальтернативными услугами. Рядом с моим столиком кто-то остановился, подняла глаза, пожилая сухонькая женщина с подносом на руках высматривает место, куда бы приземлиться. Тоже окидываю взглядом зал, места есть, но в такую компанию и я бы тоже не захотела, поэтому молча подвигаю тарелки, освобождая больше места за столом. Женщина кивает и разгружает поднос. Продолжаю выискивать в курочке съедобные места, что является довольно таки трудной задачей. Нет, ну что за гадство? Вздыхаю и, отодвинув блюдо, принимаюсь за сметану. Сметану я люблю. Почему? А потому, что в Европах она так просто не продается, всякие там йогурты, молочные смеси, пожалуйста, а сметана нет. Подозреваю, это потому, что сметана имеет маленький срок хранения, а йогурты ... ну очень большой. Ну, в общем скучаю я там, в заграницах, по сметане, от того и прилетая домой в первую очередь на нее родимую налегаю.
  - Совсем готовить разучились, - вырвалось у женщины.
  - А они умели? - удивилась я.
  - Когда-то умели, - кивнула соседка, - но давно это было.
  - Только если при СССР.
  - Будешь удивлена, но нет, - включилась в беседу женщина, - это одно из первых коммерческих точек общепита. Хоть и дорого было, но готовили вкусно, я тогда здесь и привыкла обедать. Наверное, придется менять свои привычки, а в моем возрасте это трудно.
  Я расправилась со сметаной и прикинула время - пора возвращаться в офис.
  - Прошу прощения, но мне уже пора. - Извинилась я перед собеседницей, - начинать с опоздания в первый день не слишком хорошая идея.
  Женщина кивнула и туже спросила:
  - Напротив работаешь?
  - Да, торговое представительство 'Карус'.
  - А, понятно, у Красницкого. И как у него работается?
  Укоризненно смотрю на женщину и чуть улыбаюсь.
  - Ладно, ладно, - махнула она рукой, - просто так спросила, без всякой задней мысли. Просто интересно стало, когда он таких молодых на работу стал брать? У него работа мудреная.
  Здесь я уже фыркнула от смеха:
  - А кофе разносить много мудрости не надо.
  - Кофе? - Приподняла бровь женщина, - ну если только кофе.
  - До свидания, - попрощалась я и рванула на выход, время действительно поджимало.
  
  - Кофе, - покачала головой Татьяна Сергеевна, глядя как девчушка выпорхнула наружу, - надо бы Юре позвонить, с чего это он вдруг детишек начал на работу принимать? Но какова? Другая бы на ее месте или промолчала, или выставила себя, по меньшей мере, главой какой-нибудь службы. А эта - кофе разносить. Не знаешь ты своего начальника девочка, кофе у него работнички с опытом и двумя высшими образованиями разносят.
  Вообще-то заместителю генерального директора производственного объединения КТМ не пристало обедать в заштатной забегаловке, со стороны это смотрелось ну уж очень экстравагантно. Говорят, в свое время Суслов, в стремлении показать близость к народу, проделывал нечто подобное. Но тут было иное, чтобы отстоять свое право на посещение сего места в обеденное время, семь лет назад пришлось выдержать немалую осаду со стороны службы безопасности. Начальник этой службы после каждой неудачи грозился снять с себя всякую ответственность за возможные проблемы связанные с охраной Татьяны. Вот и сейчас Володя, бессменный хранитель ее тела, сидел за соседним столиком, и расправлялся с салатом, это было единственным, что он мог здесь употребить. Татьяна Сергеевна, отложила второе, нет, пора менять поваров, а так как не в ее правила вмешиваться в работу не подконтрольного ей предприятия, хотя вполне могла себе позволить, придется проголосовать 'ногами' - ходить чуть дальше, зато, говорят, готовят там хорошо.
  Уже выходя из кафе, снова вспомнила и ухмыльнулась:
  - Кофе.
  
  В три часа заявилась кадровичка и лично проследила, чтобы я покинула свое рабочее место. Строго тут у них. Хотя, дело тут, скорее всего, не в строгости, если вдруг кто-нибудь заложит, что некая фирма нещадно эксплуатирует несовершеннолетних, штраф будет такой, что мало не покажется. Уходить молча как-то нехорошо, поэтому попрощалась со всеми, поблагодарила за свой первый в жизни рабочий день, который останется в памяти на всю жизнь и отчалила.
  
  Дверь за девочкой захлопнулась и, в воцарившейся в кабинете тишине, стало хорошо слышно, как по коридору торопливо зацокали каблучки.
  - М...Да, - протянула одна работница, - а девочка даже не заметила. Как она нас?
  - Точно, я себя последней сучкой чувствую, - согласилась другая, - вот ведь козявка.
  Но слово 'козявка' в ее изложении звучало вовсе не как оскорбление, а скорее как восхищение.
  - Кстати, девочки, я тут со Шкловской парой слов перебросилась. - Подала голос третья. - Эта мелочь, вовсе и не мелочь, а мастер спорта по боевым искусствам.
  - Что? - Подскочили все женщины, - ну-ка колись быстрей.
  - Да чего там колоться? Вроде как она получила какую-то тяжелую травму, из-за которой спорт пришлось бросить. А живет она с матерью и младшей сестрой. Сюда пришла потому, что денег на учебу надо заработать.
  - Вот ... слов не хватает. Теперь я еще хуже себя чувствую, даже не знаю с чем сравнивать.
  - Так получается Красницкий таким образом благотворительность проявил?
  - Получается. Но зная его характер, могу сразу сказать, поблажек ей не будет, поэтому и Рогожину сильно ограничивать не станет. Помните, как он с Ладой поступил, когда над ней зам издевался? Она к нему с жалобой пришла, а он ей: - У меня к нему претензий нет, а вот к вам полно. Будет наоборот, приходите.
  - Но здесь другой случай, эта пигалица за себя слова не скажет.
  - Думаешь? Молодежь-то нынче резвая пошла.
  - Она не молодежь, она ребенок. Только, только от титьки оторвали.
  Женщины смущенно притихли, вот тебе и 'в собственном соку', вот тебе и 'посмотреть'.
  
  Сегодня во время разминки решила проверить свои возможности. Проверила, теперь нахожусь в шоке. Только сейчас до меня стало доходить, что значит мастер спорта. Это же сколько сил и времени надо положить, чтобы достичь таких результатов? Нет, я не стану жалеть девочек избравших этот путь, это их выбор, но лично я никогда бы не стала так насиловать свое тело. Заниматься для себя, для здоровья это одно, пахать на результат это совсем другое и здоровья здесь не прибавляется. Но хватит о плохом, теперь девочка я тебя в обиду не дам, пусть только попробуют обидеть.
  
  Вторник.
  Что-то случилось, наверное, во всем в лесу разом сдохла вся живность, отношение ко мне в представительстве резко сменилось, если вчера никто не лез и не мешал работать, то сегодня каждый считал своим долгом предложить мне помочь. Когда в пятый раз спросили, не нужна ли мне помощь, я поняла - отказ будет воспринят как грубость с моей стороны, потому пришлось лихорадочно искать вопросы, на которые мне действительно нужны ответы. Единственным, кто не предложил мне своих услуг, осталась Рогожина, она, как и вчера, притащила мне очередную пачку документов и бухнула на стол. Чего-то я не догоняю. Зачем она мне таскает всю эту макулатуру. Ведь есть система документооборота! Допустим, бывает иногда необходимость работать с оригиналами, но это редко, а так со сканированными копиями работать гораздо комфортнее, и не нужно потом терять время на возню с сортировкой бумаг.
  На сей раз, готовя ответные письма, пришлось повозиться. В одном письме на первый взгляд предложения коммерсантов выглядели заманчиво, но когда просчитала логистику, выгода от принятия предложений оказалась сомнительной. К тому же на пути самого оптимального транзита снова нестабильная политическая ситуация, после наложения коэффициента риска рекомендовала схему перевозки не менять и от предложений отказаться. В другом коммерческом предложении фигурировали поставки нового товара. Пришлось лезть в анализ внутреннего рынка и смотреть прогноз реализации и объемы насыщения, соотнесла разовые затраты, предполагаемые обороты и сделала выводы, все это отразила в служебной записке и написала проект письма о согласии с предложением.
  Хм, чего-то я туплю не по детски, это явно не мой уровень, этим должны заниматься менеджеры, доверять такое сопливой девчонке верх идиотизма. Ладно, дело это не мое, есть начальство, пусть оно думает, а я на обед.
  На этот раз искать сама столовую не стала, достаточно было спросить и мне сразу выдали полный расклад по точкам общепита, только выбирай. Я и выбрала кафе 'Вечернее', чтобы снова не попасть в забегаловку вроде той, в которой была вчера. Как мне сказали меню там не из дешевых, зато народ не толпится и уютно. А что мне дешевизна, пока не бедствую, да и в будущем вряд ли придется. Действительно уютно, мягкий свет, тихая музыка, на столиках белоснежные салфетки, и самое главное, не надо через весь зал тащиться с подносом. С выбором блюд сильно заморачиваться не стала, ни к чему мне экзотика всякая, заказала что проще, ну и естественно сметану не забыла. Заказ принесли быстро, не прошло и пяти минут, и только я подвинула первое блюдо, за мой столик плюхнулся парень:
  - Вы позволите?
  Оглядываю зал, свободных мест более чем достаточно, выбирай - не хочу. Это он решил так познакомиться? Вот с такой серостью? Да ладно! Замечаю, как он на мгновение перевел взгляд куда-то мне за спину. Фух, теперь понятно - это мы так развлекаемся. Ну, ну - лет ему двадцать пять, а может и больше, а мне еще восемнадцати нет. Глупо с его стороны.
  - Нет, - отвечаю, и судорожно хватаю ложку.
  - А что так? - сверлит он меня взглядом.
  - Кушать хочется, дяденька, - тоненьким голоском отвечаю я, и как бы съеживаясь.
  Представляю, как со стороны это выглядит. Мне с трудом удается сдерживать смех, но парню явно не до веселья, он как рыба несколько раз пытался что-то сказать, но каждый раз передумывал. Еще бы, он сам-то совсем недавно всех дяденьками называл, а тут одним махом попал в этот статус, есть от чего впасть в задумчивое состояние.
  - Да быстрей соображай, мальчик, суп стынет,- думала я, терпеливо уставив глазки в стол.
  Наконец он буркнул, что-то вроде: - Извини, - и, по-прежнему, находясь в прострации, встал из-за стола. Сзади меня раздались сдержанные смешки.
  Ну вот, проблема назойливого ухажёра решена, однако продолжить обед сразу не получилась - смешинка в рот попала. Чуть позже задумалась, это первый звоночек - хоть образ серой мышки сама по себе хорошая защита, от всяких там неприятностей, но не панацея. Не думаю, что будут какие-либо серьезные проблемы, но надо помнить народную мудрость - береженного Бог бережет. Вечерком наведаюсь на развал, посмотрю что там есть из средств самозащиты.
  
  - Вот актриса, - про себя улыбнулась Татьяна Сергеевна, - а с первого раза и не подумаешь, это ж такое сыграть, мальчик был явно в шоке, хотел развлечься, а получил по мозгам.
  Надо же, как совпало - сегодня она, в кои то веки, решила пообедать в другом месте и снова увидела вчерашнюю знакомую. Девушка ее не видела, так как Татьяна расположилась в одной из ниш в зале позади. Как только парень ушел, знакомка мгновенно преобразилась и, несколько раз фыркнув от смеха, принялась за еду.
  - А ведь ее возраст не соответствует поведению, - задумалась женщина, - то, как она уверенно делала заказ, как сидела за столом, да и как принимала пищу, явно говорит, что это не подросток. Интересная девочка.
  
  
  Глава 7
  Не можешь двигаться по служебной лестнице вверх, двигайся в сторону.
  (только помни, что доступ на нее на этажах, как правило, закрыт)
  
  Понедельник, три недели спустя.
  Сижу, работаю, в голове крутится песня, которую я услышала вчера вечером:
   Пришла пора соборов кафедральных,
  Гордых крестов,
  Устремлённых в небеса.
  Кстати, на французском она поется более органично, но и так тоже хорошо.
  Работы как всегда много, но мне, по большому счету все равно, сколько смогу сделать, столько и смогу, и абсолютно не понимаю этих сочувствующих взглядов со стороны. А если учесть, что почти всю работу, которую мне приносят, успеваю провернуть до конца своего рабочего дня, то чего тогда жалеть? И Рогожину не понять, чего бесится? Не хватило три недели пар выпустить? Пора бы уж перестать писать кипятком, тем более было бы из-за чего.
  Великий век открытий гениальных,
  Время страстей,
  Потрясающих сердца!
  На этих выходных снова ездили на дачку, на сей раз обошлись без застолья и очередного наведения порядка, поэтому отдых получился действительно отдыхом - тихо, по-семейному, один раз только со Светкой на озеро сходили окунуться. Все бы хорошо, но мелкая оказалась без компьютера, поэтому постоянно пыталась оккупировать мой ноут, надо бы ей на день варенья подарить смартфон, чтобы на таких выездах ко мне не приставала. А бук мне необходим, наконец-то удалось найти информацию по Соколову. Он в бегах. Еще бы ему не сбежать, люди на горячем (на очень горячем, между прочим) попались именно его, ему за все и отвечать. Перед законом он бы ответил, не проблема, формально претензий ему не предъявишь. Но в том-то и дело, что ответ ему придется держать перед частными лицами, деньги которых зависли на обезличенных счетах, причем надо еще найти на каких, у меня такая схема транзита, черт ногу сломит. Очень не вовремя лишили меня жизни, как раз во время финансовой фазы операции, около ста тридцати миллионов теперь лежат без движения и чтобы их выцарапать потребуется много времени и много затратных усилий. Кто-то должен ответить за все это безобразие, а чист он там перед законом или нет, особой роли уже не играет. Пусть теперь попробует объяснить, что он ну очень крутой, и крыша у него о-го-го, тем ребяткам его крыша до одного места, хлопнут особо изощренным способом, в целях профилактики. Интересно, где сейчас этот тип подозрительной наружности?
  Пришла пора пиратов и поэтов!
  Мрачных пиров,
  Карнавалов на крови,
  Как всегда Рогожина стремительно влетает в кабинет, повинуясь выработанной за долгие годы привычке, окидывает взглядом подконтрольное пространство и останавливается на мне. Привычно уменьшаюсь в размерах и наклоняюсь к клавиатуре.
  - Забелина, Лисицкая ко мне в кабинет, - рычит она в мою сторону и тут же, не задерживаясь более, выскакивает обратно.
  Смотрю как у девушки за столом напротив, от испуга задрожали руки. Да-а, моральный климат в этом коллективе весьма и весьма далек от нормального, и все благодаря руководителю. А если сейчас эту работницу родимчик разобьет? Ладно, грозная начальница вызвала нерадивых работников на ковер, не стоит заставлять ее ждать иначе вся злость выветрится и вместо наказания последует поощрение.
  Пришла пора закатов и рассветов,
  Дней и ночей
  Для страданий и любви.
  У-у, как смотрит, будто провинностей у нас лет на двадцать строгого режима. Или сразу расстрел. И паузу держит, но почему-то так хочется крикнуть: - Фальш!
  Сразу с меня начнет, или на закуску оставит?
  - Я долго за вами наблюдала.
  'Ага, не угадала, начальница решила сразу взять большой вес, так сказать, ошеломить соперника. Ну-ну'
  - Думала, одумаетесь и начнете нормально работать.
  'А мы значит такие несознательные..., нет, хуже - мы саботажники'
  - Но видимо вы просто не знаете, что это такое.
  ' Да, точно, не знаем, объясните нам, что такое работа'
  - Несмотря на это, руководство решило дать вам еще один шанс.
  'Что? Ну и нафиг он нам нужен?'
  - С завтрашнего дня, я лично буду контролировать вашу работу.
  И это все!? Разочаровано кривлюсь, что при достаточно развитой фантазии можно принять за раскаяние, еще теплится надежда, что это не конец и последует продолжение, но нет, начальница с торжеством смотрит на 'униженных' и 'оскорбленных'. Дурой полной меня считает, думает не понимаю, зачем все это затеяла? Пока я работаю напрямую с системой документооборота, весь объем работ регистрируется на меня, а если стану под контроль, то регистрация ее. Начальник отдела здесь, играющий тренер, с нее точно так же документики спрашивают, только несколько иного уровня. Поэтому с таким замахом удар получился на копейку. И не доходит до идиотки, что могу подставить ее влет, и она даже не будет знать, в чем именно эта подстава.
  - Идите, - брезгливо мотает головой Рогожина в сторону двери. А вот этот ее жест стоит всего остального - есть люди, которые всю жизнь пытаются ставить себя выше остальных, но у них ничего не получается. Вроде как для того, чтобы быть свободным, надо родиться свободным, выдавить из себя раба до конца никогда не получится, нет-нет да проглянет рабская сущность. Так же и тут, получилась настолько плохая игра, что вся 'сучность' враз оказалась наружи. Дабы не свалиться от хохота прямо в кабинете, я зажала рукой рот и пулей вылетела за дверь. Нет, это было нечто с чем-то. Надо как можно скорее отползти подальше, а то эта кукушка может услышать мое веселье. Лисицкая семенила следом и пыталась меня успокоить, она, видите ли, разглядела у меня истерику. Что ж, в этом она была недалека от истины, вот только истерика эта была другого вида. Даааа! Никогда не думала, что от смеха может стать не до смеха. Сначала я хохотала над Рогожиной, но когда увидела ошарашенное лицо подруги по несчастью, прыгающей в растерянности вокруг, уже не смогла устоять на ногах. Под конец у меня от смеха начались спазмы диафрагмы, и боль стала простреливать тело. Нет, больше я такого представления не перенесу. Не стану отрицать, смех действительно продляет жизнь, но такой безудержный хохот ее явно укорачивает.
  Мне долго пришлось приводить себя в порядок в туалетной комнате, но так и не смогла довести лицо до требуемых кондиций. В итоге окончательно добили меня женщины, стоило зайти в кабинет, как они на перегонки рванули ко мне с успокоительными. Ну и зачем я столько времени потратила у зеркала? Совершенно напрасный труд. Через минуту я точно так же сучила ногами от хохота. В результате женсовет дружно решил, что мой трудовой день должен быть немедленно закончен, а меня нужно отправить домой на служебной машине. Да - нормально работатьу меня сегодня точно не получится.
  
  
  В отделе с утра все шло привычным порядком, но ближе к обеду заявилась Рогожина и вызвала Лисицкую с Забелиной, тон, которым это было проделано, не оставлял сомнений о чем может идти речь.
  - Разбушевалась что-то сегодня наша надсмотрщица, - сделала вывод одна работница, - поди, опять с зятем поругалась.
  - Её старшая дочь давно отдельно живет, - возразила другая, - а младшая еще не замужем.
  - Значит кризис среднего возраста, - сделала вывод третья.
  - Какой-какой кризис?
  - Ну, это когда кажется, что все впереди, а оказывается уже давно проехали.
  Женщины фыркнули.
  - Тебе пока это не грозит.
  - Почему?
  - Ты еще в автобус не села.
  - Да ну вас. Лучше бы о Юльке подумали, Рогожина ее все-таки дожует.
  - Странно это все, девочке еще учиться и учиться, а на нее такой объем документов повесили. Или ошибок наделала?
  - Без ошибок у нас ни как, но вряд ли их было так много, тогда бы все вернулось на доработку, а к ней не возвращается.
  - Вот я и говорю, странно это.
  Тут в дверь просовывается голова работницы из соседнего отдела:
  - Девочки, что с Юлей произошло? Она там так в туалете рыдает, по-моему, у нее истерика.
  - Что-о! - Женщины скопом рванули в коридор.
  - Стоять! - Рявкнула старшая. - Куда толпой? Инна сходи одна, не хватало там еще базар устроить.
  Когда Инна подошла к туалету оттуда выскочила Лисицкая и, не замечая никого вокруг, кинулась в направлении кабинета. Проводив подругу взглядом, Инна осторожно заглянула за дверь. Картина ей предстала неприглядная - девочка, нависая над раковиной, плескала водой себе в лицо и, дергаясь всем телом, всхлипывала. Временами она чуть затихала, вроде бы успокаиваясь, но снова срывалась на всхлипы.
  - Да, это серьезно, - подумала женщина, - пора скорую вызывать. Не прощу это Рогожиной, надо же ребенка до такого состояния довести.
  Попытка успокоить девочку привела к полностью противоположному результату, всхлипы стали продолжительней и громче, Инна растерялась, она просто не могла понять, чем можно помочь ребенку.
  Наконец, Юля начала успокаиваться и приобретать вменяемый вид. Каким-то чутьем женщина поняла, что не стоит выражать сочувствие подопечной и просто без всяких сюсюканий попросила быстрей привести себя в порядок. Это действительно подействовало, девочка перестала всхлипывать и в знак согласия кивнула, потом выдавила, что все прошло и не стоит так о ней беспокоиться. На всякий случай Инна минут пять постояла в коридоре, чутко прислушиваясь к шуму воды, а потом тихонько двинулась в сторону кабинета, откуда постоянно высовывались головы встревоженных работниц.
  - Вроде успокоилась, - сообщила она подругам, - хотя думала без скорой не обойдется. Валь, чего там Рогожина учудила-то.
  - Да как обычно, - махнула рукой Лисицкая, - 'не умеете и не хотите работать', 'даем последний шанс', 'лично буду контролировать вашу работу'. Но надо же знать на кого так наезжать, нам и то потом приходится весь день на таблетках сидеть, а Юльку так оттаскать?
  - Вот что, подруги, - заявила старшая, - схожу-ка я к нашим программёрам, надо посмотреть, действительно ли Юля так плохо работу делает. Судя по тому, как от нее пачки документов отлетают, врет Рогожина. Да и где это видано, чтобы с вчерашней школьницы столько требовать.
  
  
  
  Прежде чем зайти в кабинет, Татьяна остановилась напротив секретаря:
  - Валя, как там у Леонида Борисовича, совещание с Лемешевым прошло?
  - Не договорились.
  - Этого следовало ожидать. Передай документы юристам, пусть готовят иск.
  - Татьяна Сергеевна, насколько я знаю, наши юристы сейчас завалены другой работой, зарубежными контрактами, могут затянуть.
  Начальница задумалась, у юристов действительно сейчас напряженно, и виной всему отсутствие опыта работы с иностранными партнерами. Зато опыт есть у специалистов Красницкого, если загрузка не так велика, то можно будет попытаться договориться. Дима человек старой формации, если не будет проблем, в помощи не откажет.
  - Соедини с Красницким, - решилась Татьяна и направилась к себе в кабинет.
  Главы торгового представительства на месте не оказалось, выехал по делам. Пришлось искать сотовый.
  - Здравствуйте, Татьяна Сергеевна, - отозвался Красницкий, - долгих лет жизни.
  - Привет Юра, рада слышать твой жизнерадостный голос. У тебя найдется время сейчас со мной переговорить?
  - Для вас, Татьяна Сергеевна всегда время найдется. Тем более, просочились слухи, что КТМ наконец-то решило выйти в свет.
  - О! Еще на воде вилами писано, а уже все обо всем знают, - удивилась Татьяна, - не подскажешь, откуда слухи?
  - Подскажу, конечно, но при встрече, не по телефону же. Я так понимаю, возникли проблемы со специалистами.
  - Вот за что тебя уважаю, Юра, быстро ты соображаешь, - попыталась за комплиментом скрыть удивление собеседница, - только проблема не в отсутствии специалистов как таковых, а в их загрузке, не учли, что придется проворачивать такой объем работ.
  - В первый раз всегда работы много, - согласился Красницкий, - это потом легче будет, когда базу наработаете. Тебе спецы только на переговоры нужны или на подготовку документов тоже.
  - И 'тоже' тоже, - усмехнулась Татьяна.
  - Почему-то был уверен, запросите по максимуму. Хорошо, троих на месяц могу откомандировать, помогут с документами и проведением переговоров.
  - Погоди, ты даже не поинтересовался, с кем у нас намечаются контакты.
  - А зачем? - Расхохотался в трубку Юрий Александрович, - я и так знаю, с итальянцами у вас бенефис намечается. Но если сможете меня удивить...
  Татьяна скривилась - вот тебе и коммерческая тайна, пора наводить порядок в секретариате:
  - Нет, не удивлю Юра, ты прав. Охрана интересов компании у нас ник чёрту.
  - Да, это вам тоже предстоит отлаживать, - согласился Красницкий.
  Тут вспомнилась знакомка по кафе и Татьяна решила удовлетворить свое любопытство:
  - Кстати, мне тут по случаю стало известно, что ты у себя в офисе детский сад открыл - девочек несовершеннолетних кофе заставляешь разносить.
  - Это поклеп, Татьяна Сергеевна, - возмутился Красницкий, - девочка одна действительно есть, но взял на будущее, мне ее потенциал в английском понравился, немного практики и будет отличный специалист, пока просто знакомится с нашей работой. Хорошо, что напомнила, проверю и если узнаю, что ее кто-то кофе заставил разносить ... А давай я ее к тебе тоже отправлю.
  - Зачем? Она с итальянцами сможет на их языке общаться?
  - На их языке вряд ли, но почти все бизнесмены хорошо знают английский, поэтому проблем не возникнет.
  - А давай свою протеже, Юра, - согласилась Татьяна, - понравится девчонка, отберу ее у тебя.
  - Но-но, - в шутку снова возмутился Юрий Александрович, - некрасиво чужих сотрудников переманивать, своих растить надо.
  - Надо, - согласилась Татьяна, - только для этого и время много надо, а с этим проблемы.
  - Есть такое, но без этого никак, хороших работников просто так не отпускают.
  - Неправду говоришь - сам то отпустил.
  - Там другое, вынужден был, выросли они из коротких штанишек. Пора им свои фирмы создавать.
  - Добрый ты, Юра, как бы эта доброта тебе боком не вышла.
  - Все может быть, - вздохнул Красницкий, и повторил, - все может быть. Но, 'Нам не дано предугадать.
  Как слово наше отзовется, И нам сочувствие дается. Как нам дается благодать.'
  - Ой, что-то мы не туда. Начали за здравие, а кончили .... Давай прощаться, а то еще Бог знает, до чего договоримся.
  - До свидания Татьяна Александровна.
  
  
  
  С утра началось представление - женщины закружили вокруг меня хоровод. Сначала подвалила Семеновна, завела разговор, смысл которого сводился к: 'Не надо так близко принимать к сердцу производственные неурядицы'. Потом подсели сразу две Вали и стали обрабатывать на предмет: 'Люди бывают всякие, и не стоит на глупость каждого обращать внимания'. Это они что, решили, что я так по поводу выговора Рогожиной переживала? Когда на очереди оказались еще две работницы, выдержка моя кончилась, образ серой мышки пришлось на время отбросить. Собрав основную массу в более-менее компактную кучку, рассказала им, что на самом деле вчера произошло, мое отношение к начальству, вернее мое отношение к подобным наездам и как буду реагировать на подобное. Последнее свелось к тому, что если бы у меня не случился приступ веселья, то через минуту я бы не вспомнила об этой попытке наезда.
  По-моему у женщин случился когнитивный диссонанс, и вовсе не от того, что им потребовалось переосмысливать вчерашние события, а от того, что забитое серое существо, коим я была в их представление, оказалось вполне способно за себя постоять. Однако своего я добилась, паломничество к моему столу прекратилось и работа, наконец, сдвинулась с мертвой точки.
  К обеду кадры нас обрадовали, Карс в порядке шефской помощи временно командирует десант в КТМ. Первая мысль: Ну и пусть командируют, а я тут причем? А вот нет, меня тоже отправляют. Что за ерунда, а мне там чего делать? И у Рогожиной не спросишь, с утра на какие-то разборки с Красницким умотала.
  Старшим в группе назначили Александра Шибеева - один из менеджеров в соседнем кабинете, добавили к нему двоих наших и меня, как сказали на подтанцовку.
  Александр критически оглядел меня и поморщился:
  - Забелина, я понимаю, что ты работаешь в общем отделе и дел с иностранными гостями не имеешь, но нас направили в другую фирму, поэтому тебе придется немного приодеться соответственно принятому у нас дресс коду. У тебя с этим пока проблемы.
  - Проблем нет, Александр Борисович, мне только до дома добраться надо.
  - Точно? Хорошо бери служебную машину и к двум часам чтобы была здесь.
  - Есть, товарищ Шибеев, - вскидываю руку к голове, как бы отдавая честь по-военному, только ладонь выворачиваю наружу. Потом разворачиваюсь через правое плечо и громко стучу каблуком на первом шаге. Сзади раздается сдерживаемое хихиканье, это наши веселятся над Александром, мол, как тебя мелкая сделала. Насколько мне известно, Саша человек не злой и к таким вывертам обычно относится с юмором, единственно может наехать под настроение для профилактики, вот и проверим.
  Дома, быстренько влезла в форму одежды номер два, (не путать с армейской ?2) и соответствующий комплект, высокие каблуки, сумочка, брошь, золотые сережки, ну и естественно скоростной макияж. На обратном пути попросила водителя остановиться у обочины:
  - Павел Егорович, - обратилась я к нему, - давайте я выйду, и вы хорошо меня рассмотрите. А то ведь до работы не доедем.
  Это я к тому, что он в зеркало на меня пытался рассмотреть мой новый образ, и пару раз ему пришлось резко маневрировать, а так и до аварии недалеко. Везет мне на мужиков, этот тоже нормальный оказался, посмеялся только, но дальше уже вел нормально. В Карс не поехали, позвонил Александр и приказал подъезжать сразу в КТМ, оказывается, от нас эта контора недалеко, они пешком дошли. Приткнуться где-нибудь рядом со зданием, чтобы высадить меня, оказалось невозможно, поэтому Егорович, недолго думая, нахально подрулил прямо к центральному входу. Мне только осталось скрипнуть зубами - это ж какой повод для подколок - явление народу некой недоросли с личным водителем. Для довершения образа необходим еще кто-нибудь спешащий открыть дверь... Не-е-т! Пока я дулась от злости и убирала зеркальце в сумочку, Егорович стремительно выкатился из машины и предупредительно открыл дверь. Вот сволочь! Еще и мерзко ухмыляется. Убила бы, потом оживила и убила бы снова. Но сделать уже ничего нельзя, так что как мне не противно - морду тяпкой, подбородок повыше и вперед.
  - Мне вас подождать? - елейным голосом спросил водитель.
  Что ж, мы тоже так умеем - чуть поворачиваю голову в его сторону и надменно отвечаю:
  - Нет, свободен.
  Делаю несколько шагов к входу, и тут откуда-то сбоку стремительно к двери подскакивает Шибеев, распахнув её, чуть наклоняет голову:
  - Юлия Алексеевна ... - с придыханием произносит он. И этот туда же, швейцар хренов, где только так выучился, приколист.
  Чуть убираем 'тяпку' с морды и снисходительно улыбаемся - получи ответку, гад такой, теперь ты выглядишь как воздыхатель, который готов на все лишь бы предмет восхищения обратил на него внимание. Наши женщины опять хихикают и стремятся воспользоваться плодами галантности Александра, тоже даря ему улыбки. Однако это еще не все, внутри большое фойе и еще один вход под охраной на лестницу и лифты. Останавливаюсь, жду пару секунд, потом оборачиваюсь к Александру и смотрю на него с укором, на его лице появляется понимание, и он чуть ли не бегом кидается к окошку охраны. Правильно, не надо забывать, чья обязанность оформлять нам пропуска.
  - Ну, Юля, ты даешь. - Шепнула мне на ушко наша работница, - Заставила Шибеева молодость вспомнить?
  - Да какая там молодость, махнула я рукой, - решил покривляться. Сначала Егорович прикололся, теперь этот эстафету принял.
  - Ага, он у нас всегда чего-нибудь отмачивает. - Подтвердила другая.
  - Это хорошо, что он такой веселый, - вздохнула я, - Только еще пару таких приколов и придется вам обходиться без моего чуткого руководства.
   Пропустили нас без особых задержек, а дальше рутина: знакомство с сутью предстоящего соглашения, определение круга обязанностей, организация рабочих мест, контакты...
  - Так, - подвел итоги нашей работы Александр, - вроде бы ничего такого, чего бы мы не могли сделать, хотя, конечно, здесь своя специфика и в этом проблема. Производство не наш конек, поэтому придется отталкиваться от аналитики, что сделали наши партнеры. Забелина, у тебя есть другое мнение?
  Это он увидел, как я мотнула головой.
  - Есть, - кивнула в ответ, - По первому взгляду аналитикой всерьез не занимались, скорее, просто подогнали под нужный результат. Если хотите, могу завтра грубо прикинуть, иначе ошибочные начальные данные сильно осложнят дальнейшую работу.
  - А сможешь? - Посмотрел он на меня, приподняв брови в удивлении.
  - Почему нет? - Пожала я плечами, - конкретно в производственные дела сильно вникнуть сложно, но в принципе этого делать и не надо, достаточно косвенных данных.
  - Косвенных? - Снова удивился Александр.
  - Ну да, - никак не могла понять что его удивляет, - поднимаем данные по аналогичным проектам, рассчитываем обороты, определяем емкость рынка, смотрим падение цен. Потом строим график при трех различных начальных условиях и находим оптимальную точку. Прикидываем коэффициенты устойчивости решения и от этой точки уже можно плясать.
  - Хм, - Шибаев задумчиво смотрел на меня, - а это может сработать. Хорошо, давай посмотрим, как оно получится.
  Следующую неделю хорошо поработали. Как я и предполагала аналитику делали спустя рукава, или можно сказать совсем не делали, нарисовали что нужно и на этом успокоились. Когда получили расчетные данные реальная картина резко изменилась и появилась угроза превращения проекта из прибыльного в убыточный. Предложила несколько изменить планируемую номенклатуру. Вроде бы не велика разница, а вот и нет, вся проблема в комплектующих - при другой номенклатуре появилась возможность заменить оригинальные комплектующие аналогами. Правда, при этом пришлось заново считать рынок, но это меньшее зло. Наконец предварительная проработка была закончена, и руководство дало отмашку на проведение серии технических встреч с зарубежными партнерами.
  Естественно в командировку меня не планировали, проблем с несовершеннолетней - воз и маленькая тележка. А и ладно, у меня и здесь дел хватает.
  
  
  Когда Шибеев зашел в кабинет Красницкого тот внимательно изучал какой-то документ, секундный взгляд поверх очков и кивок в сторону стула. Саша не торопясь основательно разместился на указанном мест и так же не спеша начал раскладывать документы, а чего торопиться - патрон пока занят.
  - Рассказывай что и как, - подал голос Красницкий, откладывая в сторону изученный документ.
  - Да, в общем-то, ничего нового сверх того, о чем я докладывал по телефону, - пожал плечами Шибеев, - с визами проблем нет, билеты заказаны, гостиница забронирована, КТМ с командировочными не жадничает.
  - Что-то ты там о проблемах окупаемости проекта говорил?
  - Ну-да, - оживился Александр, - аналитику нам гнилую подсунуть пытались, когда разобрались, то в прежнем виде проект оказался убыточен. Немного изменили номенклатуру, комплектующие и вышли на прибыль. Кстати, лично я не стал бы из-за такой прибыли огород городить, риски велики. Да вы сами посмотреть можете.
  Шибеев подвинул в сторону Красницкого несколько листов с выкладками по проекту.
  - Да, не самый лучший расклад, - согласился Юрий Александрович, после просмотра документа, - но для КТМ это не суть важно. Для них главное реальный выход за рубеж, приобретение опыта, обрастание связями. - И, немного подумав, добавил, - это не значит, что с нашей стороны не должно быть заинтересованности, проехаться в попутном направлении нам тоже не помешает. Понимаешь о чем я?
  Саша кивнул:
  - Да. Мы все больше в торговле подвизаемся, а тут выход на промышленников. Хотя, практически вся промышленность сегодня в загоне, сплошной комок финансовых проблем. А нам нужна лишняя головная боль?
  Патрон в неопределенности мотнул головой:
  - Трудности производственников никто не отрицает, но настолько ли они серьезны, как нам представляется, ведь как-то умудряются выживать в таких условиях, и прибыли немалые получать. Поэтому наряду с выполнением заданий КТМ, посмотри что будет полезно нам.
  - У итальянцев, - поморщился Шибеев, - мне кажется, там ловить нечего. Вот если в Корее пошарить.
  - Корея пока для нас закрыта, там Семенов с Карташовым практически монополию ввели. Слишком большие вложения требуются, чтобы их объехать.
  - А если через Китай? - Попытался Александр вдохнуть жизнь в свою идею.
  - Вот уж с кем я свяжусь в последнюю очередь, - отмахнулся Юрий Александрович, - у них только правительственный уровень нормально работает, в остальном можно пострадать. И не то чтобы там бизнес такой, а просто административный ресурс рулит, могут потребовать своей доли пирога.
  На это Шибееву ответить было нечего, он прекрасно знал, во всем, что касается политики, Красницкий почти не ошибается.
  Юрий Александрович на секунду задумался и подвел итог:
  - Давай пока будем ориентироваться на Европу, это наша специализация, и здесь мы хорошо можем конкурировать. Так что собирай материал. Помощниц не игнорируй, пусть тоже поработают в этом направлении.
  - Хорошо, - согласился Александр, - но у них сильно ограничены возможности, в этом направлении. Вы же знаете, на серьезный разговор бизнеса с ними рассчитывать не стоит.
  Красницкий усмехнулся:
  - Это понятно, слишком многие обожглись на толерантности, теперь предпочитают не рисковать. Кстати, как там наша школьница?
  - А вы знаете, - хмыкнул Шибеев, - очень даже хорошо, если бы не сказали, что она школьница... Здесь-то я с ней не пересекался, но со слов других, она не блистала, мягко выражаясь, а там смотрелась как зрелая, во всех отношениях, женщина.
  - Во всех отношениях? - чуть приподнял брови Юрий Александрович.
  - Ага, - расплылся в улыбке Александр, - водитель местечка встать подальше не нашел, так подкатил ее прямо к центральному входу. Ну и я разыграть ее решил - дверь открыл, поклон изобразил. Так эта мелочь глазом не повела, прокатилась на мне, будто большое одолжение сделала. Да и в работе - зверь. Это она обнаружила, что аналитика липа, да и оптимальное решение тоже в основном ее заслуга.
  - Хм. - Патрон недоверчиво посмотрел на Шибеева, - мы о Забелиной говорим?
  - Вот, и я о том же - нетипично для вчерашней школьницы. А где вы ее нашли, Юрий Александрович?
  Красницкий чуть пожал плечами:
  - Друг мой за нее просил. Сам он ничего в нашем деле не понимает, но нюх у него ...
  После ухода подчиненного Юрий Александрович решил взглянуть на работу Забелиной и, воспользовавшись правом директора, зашел в список поручений сотрудников. Забелина отыскалась быстро - список подготовленных ею документов впечатлял и по мере знакомства с этими документами глаза руководителя все больше округлялись. В итоге Красницкий ткнул пальцем в панель телефона:
  - Катя найди Рогожину, пусть сейчас подойдет.
  Минут через пять, Рогожина вошла в кабинет:
  - Добрый день, Юрий Александрович. Вызывали?
  - Добрый день! - Кивнул Красницкий, - Садитесь. С начала месяца у вас работает Забелина, этого срока вполне достаточно, чтобы составить о ней мнение. Я бы хотел его услышать.
  Рогожина напряглась - говорить правду не хотелось, потому как завалить Забелину работой не получилось, слишком шустрая оказалась девчонка. Соврать? Риск! Если руководитель узнает правду, риск может оказаться фатальным, в смысле дальнейшей работы, разумеется. Поколебавшись секунду, начальница решила не рисковать:
  - Хорошая девочка, такое впечатление, что она уже до нас где-то успела поработать, так как специфика нашей работы ей знакома. Но абсолютно не общительная, не коммуникабельная и неадекватное отношение к критике.
  - К критике? - Юрий Александрович, в изумлении уставился на Рогожину. - Здесь подробней пожалуйста, в каком плане была критика и в чем выразилась неадекватность?
  Рогожину прошиб пот - зря она заикнулась о неадекватности, теперь придется пояснять:
  - Я высказала ей несколько критических замечаний по поводу затянувшейся работы с несколькими документам...
  - Какими конкретно? - Красницкий довернул монитор в сторону женщины, чтобы она смогла показать.
  - Я конкретно сейчас не помню, мне надо посмотреть у себя.
  - Хм. Хорошо. Но если судить по данным документооборота, то Забелина, не просрочила ни одного документа, что удивительно, так как объем планируемых работ нее примерно вдвое больше, чем у работников со стажем. Вот, кстати, почему?
  - Так тут еще надо смотреть на сложность работ.
  - А вы знаете, я не поленился и уже посмотрел, - нахмурился руководитель, - большая часть работ, на уровне менеджера-руководителя проекта. То есть это примерно ваш уровень. Может быть, это не ее работа?
  - Её, - опустила глаза Рогожина, - но у меня есть свои критерии оценки.
  - Пусть так, - согласился Юрий Александрович, - а в чем выразилась неадекватное отношение?
  - У нее началась истерика, и мы вынуждены были отправить ее домой.
  Красницкий озадаченно посмотрел на подчиненную, то, что она пыталась юлить он понял, но не понял зачем это ей было нужно:
  - Давайте я попытаюсь обрисовать ситуацию, как понял с ваших слов и объективных данных, - при этом он кивнул на монитор. - Мы на работу принимаем новую сотрудницу, и даже не стажерку, а ученицу, которая должна пройти некоторый курс обучения работы с документами, чтобы получить базовые знания. Причем многого от нее не ждем, так как понимаем, что вчерашняя школьница сможет включиться в работу далеко не сразу. Вместо этого мы взваливаем на нее работу опытного работника, и критикуем за нерадивость, в результате получаем истерику и предполагаем, что это неадекватное отношение к критике.
  Рогожина молчала, можно было бы попытаться как-то объяснить свое решение, но она поняла - сегодня руководитель слишком серьезно подошел к делу и любая попытка оправдаться может еще сильнее ухудшить ее положение.
  - Таисия Салиховна, вы прекрасный специалист, - начал Юрий Александрович, - мы с вами работаем с начала создания нашего представительства и прекрасно понимаем, какую роль в нашем деле играют хорошие кадры. Забелина сходу показала высокий уровень знаний и умение эффективно работать, судя по тому, как она делала порученную ей работу, ее хоть сегодня можно ставить на самостоятельную работу по проектам. Нам молиться на нее надо, а не придираться.
  Красницкий замолчал, встал из-за стола, подошел к окну и всмотрелся в окружающий пейзаж:
  - А зря вы боитесь, - вдруг повернулся он к Рагожиной, - с самого начала было понятно, что быть руководителем не ваша работа. Вспомните, когда я вас уговаривал занять должность начальника отдела хотя бы на полгода, пока не подберем новую кандидатуру, вы же не хотели. Так чего сейчас боитесь? Боитесь, что кто-то будет усмехаться в спину, мол, не справилась вот и сняли с должности? Бросьте. Я же вижу как вы издергались, наверное, уже каждый день с таблеток начинаете? - Рогожина, понурив плечи, кивнула. Юрий Александрович угадал, да и во всем остальном тоже не был далек от истины. - Ну вот, видите? Тут, конечно моя вина, решив в первом приближении проблему, я успокоился, а надо было продолжить поиск кандидатур. Не скрою, мне бы хотелось, чтобы вы еще поработали несколько месяцев, но решение за вами. Если чувствуете, что тяжело, не надо тянуть из последних сил, и поверьте, ничего страшного не случится, если вы будете заниматься своим делом.
  - Спасибо Юрий Александрович, - всхлипнула Рогожина, - я воспользуюсь вашим советом. Мне действительно тяжело, не мое это - с людьми работать.
  
  
  Глава 8
  Пусть лучше трое судят, чем четверо несут
  
  
  Что приобрести для самозащиты хрупкой слабой девушке семнадцати лет от роду? Всякие баллончики с перцовой вытяжкой не предлагать, с ними только хуже, в глаза попасть сложно, а по остальным местам совершенно не эффективно, больше сама нахлебаюсь. Травматик по меньшей мере глупо, начнешь палить тебя же и прихватят, да и эффективность тоже сомнительна. Остается электрошокер, но не из тех, которые на каждом углу продаются, а что-нибудь более мощное, замаскированное под что-нибудь менее мощное. Вот последнее оказалось весьма трудной задачей, ни из моих бывших знакомцев ни из Юлиных таких специалистов отмечено не было. Понимая, что пытаться найти что-то такое на развале, по меньшей мере, глупо - сто процентов обманут, все равно попробовала. И хорошо, что не срослось. Но упорство и труд..., хотя нет, только упорство принесло свои плоды - сумела выйти на некий автосервис, где один предприниматель, заточенный на поставку запчастей, обещал достать нужную мне вещь. Я так понимаю, это он о себе, прежде всего, озаботился, а уж мне попутно.
  Электрошокер, замаскированный под 'Каракурт' он привез мне на второй неделе:
  - Получай свою игрушку, - сказал делец, передавая красивую коробку, - документы оформлены как надо, так что в случае чего, придраться к тебе будет сложно. Только осторожней с ним, его мощность ватт десять, раз в пять больше разрешенного.
  - Документы это хорошо, а 'осторожней'... тут уж как получится. - Изрекла я, выкупая прибор. По деньгам он оказался раза в четыре дороже, не забыл дядька себя любимого. Ну а что хотела? Почти криминал.
  - Есть еще одна вещица, могу продать, если интересно будет, - продолжил торговлю предприниматель.
  - Что за весчь? - сразу встрепенулась я.
  - Ослепляющий фонарь. Работает на газоразрядной лампе. Ослепляет вспышкой, циклов правда немного, всего около тридцати, но тебе же не каждый день его применять.
  - Покажете?
  - Могу, - кивнул он, - только если не купишь за демонстрацию штука, сама понимаешь, ценность распакованной вещи сильно падает. И показывать на улице буду, в помещении зрачок широко открыт, сами хорошего зайчика словим.
  Демонстрация меня впечатлила и опечалила, применять такую штуку ночью, да направленную в лицо, это гарантировано лишить зрения. Но оказалось все не так страшно, в комплекте было два рассеивателя, которые немного снижали интенсивность вспышки. В конечном итоге решила экипироваться и этим атрибутом защиты, все-таки чтобы воспользоваться электрошокером нужен контакт, а вспышка контакта не требует.
  Пока мой новый руководитель разъезжал по заграницам, временно вернулась на прежнее место работы. Опять в лесу что-то сдохло, причем никак не меньше мамонта - женщины периодически собираются группками и что-то обсуждают, задание доведено через документооборот, а Рогожина вот уже как два часа не заглядывает в кабинет. Но самое интересное, в задании у меня работы на полчаса, и все. Хм. А вот теперь и начнем претворять в жизнь то, ради чего собственно я сюда и устраивалась:
  Пришла пора пиратов и поэтов!
  Мрачных пиров,
  Карнавалов на крови,
  Мне нужна информация по фирме 'Аккорд', владельцем которой является Соколов, в руководителях он естественно не значится, но что это его фирма я знаю точно. Кстати, кроме меня этот факт мало кому известен. И самое смешное, что документы 'Аккорда' у нас проходят через Лисицкую!!! Да-да, это нас с ней пыталась гнобить Рогожина. Неплохой повод для сближения, не находите? Но сразу с нее начинать не стоит, под предлогом расширения кругозора, предложила помощь сначала Инне. А кому еще? Она вроде как негласное шефство надо мной взяла. Упираться пришлось основательно, но до обеда три ее договора оформила, реакция со стороны Инны последовала незамедлительно:
  - Знаешь что, Юля, ты работаешь очень хорошо и быстро, но если каждый раз так напрягаться, то надолго тебя не хватит. Снижай ка ты обороты. Ты меня понимаешь?
  Ага, чего тут не понять-то, я же специально так сделала, чтобы меня быстрей спровадили - кому понравится когда его всякие молодые да ранние подсиживают. Делаю обиженное лицо и заявляю, что мне не трудно, а для приобретения навыка необходима разнообразная работа.
  Инна долго не думала:
  - Иди Лисицкой лучше помоги, у нее просрочка постоянно висит.
  Что и требовалось доказать. Валя возможности спихнуть на меня часть работы, обрадовалась, а чтобы не мучиться с переоформлением документов попросила администратора системы документооборота дать доступ к ее папкам. Аллилуйя!
  Дальше уже работала без особого напряжения, но все равно тянуть работу я просто не умею, за те годы, что вкалывала на себя, просто разучилась работать медленно. Откатав обязательную программу, приступила к изучению информации по 'Аккорду'. Ну, что могу сказать - в первом приближении, эту фирму можно назвать посреднической, если смотреть на характер договоров. То есть 'Аккорд' довольно часто предлагал свои услуги для запутывания схем движения денежных потоков между фирмами. Такая работа не всегда криминальная, иногда, для того чтобы обеспечить коммерческую тайну, приходится так действовать. Однако этим деятельность 'Аккорда' не ограничивалась, примерно половина средств предприятия тратилась на инвестиционную деятельность и интересно то, что эти инвестиционные проекты не были фикцией. Вот тут и стоило покопаться, порой для того чтобы уйти от налогов, разрабатывается схема финансирования проектов посредством зарубежных инвестиций. В реале все очень просто, сначала деньги загоняются в некую фирму, за некие научные разработки сомнительного происхождения, а потом они же поступают в Россию в качестве инвестиций. В итоге налоговые льготы и некая гарантия, что в случае чего защитят от наезда слишком жадных чиновников. К сожалению, доступа к бухгалтерии 'Аккорда' у меня нет, а информации в 'Карусе' не очень много, чтобы продолжать рыть дальше. Тем не менее, этого достаточно чтобы сделать вывод - данная фирма не самостоятельна в своих решениях и скорее всего полностью контролируется кем-то еще. В конечном итоге мне нужен Соколов, не обязательно целый, но живой, а нужную информацию вытянуть с него я сумею, как это делать меня когда-то учили.
  
  
  А Соколов в это время вкалывал как раб на галерах. Неудачный наезд на Завьялову, в общем-то, рядовой, вдруг потянул за собой серьезные проблемы - его поставили на счетчик. И кто? Обычно этих людей он не замечал, считая ничего не значащей мелочью, но оказалось зря. Когда ему предъявили претензии первый раз, он даже посмеялся, над ними, но претензии повторили и там уже вписались люди из большей весовой категории. Тут уже отмахнуться стало сложнее, но когда ему выдали полный расклад, какие деньги зависли на неизвестных счетах, стало понятно - доигрался. А ведь были у него подозрения, не так все просто с Ириной, не тот она человек, чтобы побираться крохами, да и осторожная она была до паранойи. Кстати, в этом довелось убедиться, когда сходу попытался распутать ее финансовую схему и с помощью ее бывших починенных протолкнуть платежи. Оказалось Завьялова понаставила таких рогаток, что даже если бы удалось найти всё, активировать последующие платежи возможности не было. Как ни прискорбно пришлось уйти в бега, то есть, потерять имя. Пока не отросшая бородка и шрамы после пластики не позволяли лично появляться на публике, но были еще у него люди, с помощью которых делалось необходимое. Многие связи в одночасье рухнули, поэтому приходилось готовить их создание заново, а это не делается в одночасье. Необходимо заводить множество полезных знакомств, проверять эти знакомства на предмет полезности, укреплять нужные связи и через них выходить на следующий уровень. Неожиданно возник дефицит финансовых средств - долги надо отдавать, иначе можно потерять остатки былой роскоши, лезть в инвестиционные фонды рискованно, а кредит взять не так просто, необходимо предоставить полную информацию по своей фирме. А как ее предоставишь, если закрытость деятельности и есть смысл существования? Что ж, придется немного отвлечься и озаботиться наполнением бюджета, есть у него на примете парочка сомнительных личностей, которых можно хорошо тряхнуть. Но это только дыры на время заткнуть, а так придется организовывать что-то более значимое на легальной основе, светиться на криминале сейчас как никогда рискованно. Как бы то ни было, но дело двигалось, хоть и двигалось очень медленно.
  
  В первый раз в первый класс. На самом деле не в первый раз, а в третий, и класс тоже не первый, но это не суть важно, главное теперь официально я студентка. И пусть студентка из меня получится не самая прилежная, так как посещать сей альма-матер я желанием не горю, но в диплом ничего по этому поводу вписано не будет. Диплом он такой - он либо есть, либо его нет. А какой он там, хоть серо-буро-малиновый, кому интересно? Только если привереда какой попадётся, но к такому на работу устраиваться - все жилы вытянет за копейки. Кстати, именно там я впервые узнала, как мое тело реагирует на экстремальные ситуации. Нет, ну не идиот ли, увидел молоденькую девушку и решил пошутить, допрыгался козлик. Все-таки есть у него ангел хранитель, железно должен был инвалидом стать, но не стал. Первый раз ему повезло в том, что когда он на меня выскочил, тело отреагировало быстрее, чем я успела применить свой криминальный электрошокер. Второй раз, это когда я неожиданно для себя захватила его вытянутую руку и, вывернув на болевой, вертанула так, что он кувыркнулся через голову и полетел дальше вниз по лестнице, демонстрируя невероятные кульбиты. Потом-то я осознала, что человек после такого может и не выжить, однако мой разум здесь участия не принимал, тело на рефлексах все решило за меня. Удивительно, этот придурок не только выжил, но и из травм получил только вывих, это когда я ему руку вывернула. Дальше уже действовала осмысленно, не спеша спустилась вниз, не смотря на шипение и оханье пострадавшего, тщательно ощупала его голову, потом ребра и напоследок рывком вставила на место плечевой сустав. Бедняга заверещал и вывалил на меня кучу непереводимых выражений - больно, знаю, но лучше делать это сразу, когда возникнет опухоль делать это гораздо сложнее. Извиняться не стала, сам виноват, пусть спасибо скажет, что шею ему не свернула. Хождение по кабинетам много времени не заняло, единственная проблема возникла, когда мне попытались всучить обязательство поехать на помощь в фермерские хозяйства. Это что, как в старые добрые времена? Обалдеть - столько лет прошло, а жив еще пережиток прошлого. Отказываться не стала, зачем демонстративно ставить себя вне коллектива, выслушала наставления и тут же выкинула весь этот вздор из головы. Познакомиться с сокурсниками, конечно, не помешает, но для этого и одного дня хватит, память на лица мне в свое время хорошо поставили, а полмесяца из одного котла щи хлебать, извините. Нет у них морального права посылать в 'колхоз' учащихся на платной основе, тем более у меня работа, там не скажешь: - Подождите немного пока я на благо ректора поработаю.
  Хм. Тут на днях мне премию в конторе подкинули, очень даже неплохо получилось. Интересно с чего такая щедрость? Рогожина готовится к сдаче дел, начальником отдела будет теперь кто-то другой, женщины в отделе чего-то секретничают и при этом на меня поглядывают. Попробовала их на откровенность раскрутить, не тут-то было, Штирлицы доморощенные, теперь вот ходи вся такая необразованная.
  Кстати, совершенно случайно я узнала, что та пожилая женщина, с которой я встретилась в кафе в первый день своей работы - заместитель генерального директора производственного объединения КТМ. Охренеть! Не понимаю, это с какого бодуна она пошла в ту вонючую забегаловку? Уж на что я в свое время была без комплексов, но и то себе такого не позволяла - это же прямая угроза здоровью. Ладно, у каждого свои тараканы, а мне о доме думать надо, о доме.
  А чего о доме думать? Дома как раз все хорошо, младшая в школу готовится, через неделю первое сентября, экипировали ее хорошо, достаточно чтобы не развивался комплекс неполноценности и в тоже время не настолько, чтобы проявилось превосходство над другими. Для этого пришлось поломать немного голову, опыта у меня в воспитании детишек нет, а мама здесь не помощник - она ради дочерей последнее отдаст, что не всегда им идет на пользу. С дачкой тоже нормально получилось, уже привыкли к ней, каждую пятницу всей семьей 'попутным соседом' туда. Единственно, чуть портит настроение последующее расставание с дачкой, хотя приставы до сих пор не проснулись. Может так и затеряется в бюрократических коридорах?
  Вчера звонили из спортобщества, приглашали на обстоятельный разговор относительно моего будущего - отказалась, нечего мне там делать, хоть память девочки боле или менее стала доступна, все равно придется сильно напрягаться. И было бы из-за чего, чтобы из вежливости выслушивать предложения, которыми не собираюсь воспользоваться, не надо нам этого. Понятно, в том, что произошло с Юлей, не они конкретно виноваты, здесь главный тренер хорошо потоптался, но с другой стороны, если потоптался, то значит обстановка позволяла. Поэтому лучше обходить всю эту свору за километр..., а может быть и дальше. Вообще-то я так и планировала изначально, но вот Юлина ипостась при упоминании о нем взбеленилась и успокоилась только тогда, когда я пообещала при случае устроить этому козлу от спорта громкий привет из прошлого. Кстати, надо подумать, как устроить ему веселую жизнь, а то ведь для него этот случай обошелся почти без последствий, сумел вывернуться.
  
  То, как пигалица обошлась с Алексеем, стало для него шоком. Обычно он здорово веселился, когда у напуганной до беспамятства девчонки начинался отходняк и следом истерика. А тут... Поначалу он даже не хотел ее пугать, да и чего там пугать-то? - Забитый серый мышонок, на такую достаточно только один раз взглянуть волком и два часа откачивать в реанимации придется. Но потолкавшись недалеко от нее в деканате понял, что внешний вид не всегда соответствует содержанию, решил проверить. Вот и проверил. Даже не понял что произошло, сначала резкая боль в руке, а потом голова-ноги и жесткое приземление мордой лица в нижней части лестницы. Болело все тело, ступенек на лестнице было много, и ни одна из них не оказалась мягкой, а больше всего болело плечо. Но дальше... Пигалица спокойно спустилась с лестницы, не торопясь пристроила свою сумку-авоську на подоконник и принялась, не смотря на его протесты, ощупывать голову и ребра, а в конце снова схватила за руку и..., в глазах потемнело от боли. Помнится, обматерил он ее тогда трех этажным слогом, но она даже не дернулась, еще раз осмотрела, все ли с ним в порядке и, накинув сумку на плечо, снова двинулась вверх по лестнице, будто и ничего не было.
  Вообще-то, такое отношение со стороны девочки Алексея сильно задело, равнодушия он еще не встречал, до этого получалось две крайности: либо сразу полное неприятие его как человека, либо обожание, что длилось недолго и заканчивалось еще хуже. Виной всему было то, что Алексей не умел вести себя нормально с женским полом, привык он за свои недолгие годы собачиться со старшей сестрой, так и переросло это во вторую натуру. Но если сестра многое в его словах просто игнорировала, то девушки воспринимали это как серьезное оскорбление, и вернуть отношения на прежний уровень уже не получалось.
  Ее он случайно заметил вечером следующего дня при входе в магазин, встав в сторонке, принялся внимательно наблюдать за девчонкой. Траектория движения ее в торговом зале была точно выверена, она не бросалась от товара к товару и даже не вглядывалась в упаковку, все бралось так, будто по заранее составленному списку, только в конце она задумалась глядя она большой арбуз. Леха ухмыльнулся - ну, да, всё нормальных размеров уже разобрали, а эти килограмм на двадцать остались, попробуй, оттащи такой домой, только катить если. Но пигалицу это не смутило, она вздохнула, и арбуз перекочевал в тележку. У парня полезли глаза на лоб, теперь ему жутко захотелось посмотреть, как она потащит эту тяжесть домой. Недолгая возня у кассы, где 'ягоду' с трудом закатили в огромный пакет и на выход. А ведь потащила, конечно, видно было, что это не дается девчонке легко, но тащит и не жужжит. Чудеса. Удивлен был не только Леха, некоторые прохожие оглядывались на девушку и качали головой, один даже предложил помочь, но она отказалась, сказала, что это для тренировки и только перекинула тяжесть в другую руку. Так и шел за ней до самого скверика, но вот дальше случилась неприятность:
  - Опа-на! - Раздался радостный возглас. - Смотри-ка, какие люди в наши края залетели.
  Алексей ощутил липкий страх, уж с кем он никогда не хотел встретиться так это с Гавриком, да еще в такой ситуации - от самого Васьки еще можно было бы попытаться отмахаться, даже с больным плечом, а вот от его кодлы вряд ли. Уже давно минули те времена, когда во дворах существовали банды, теперь все одиночки, и интересы у них все больше на интернет завязаны, да и сейчас это бандой не назовешь, не все настроены агрессивно. Но Лехе и троих за глаза.
  - Ну, чё, Леша, земля-то круглой оказалась, а ты думал не встретимся. Ну, давай, повтори мне, что тогда кричал, рискни остатками здоровья. А потом еще Таньку позовем, помнишь такую? Вижу, вспомнил. Но закрепить в памяти не помешает.
  Алексей увидел, что один из кодлы стал медленно, как бы нехотя, отходить в сторону, чтобы отрезать ему путь бегства. Ну что ж, бывают в жизни ситуации когда отступление невозможно и остается только идти до конца, надеяться на жалость здесь бесполезною. Он чуть повел плечами, разминая мышцы и несколько раз резко напряг мышцы, стараясь быстрее разогнать кровь. Васькина ухмылка медленно сошла с лица, он понял, противник не станет лебезить и готов махаться до последнего, но как бы то ни было, отступать он не собирался.
  Леха прикидывал, кто кинется первым и как можно нанести максимальный ущерб противнику. И вдруг решительность в глазах Васьки погасла, он неожиданно вильнул глазами за спину противнику и остановился в нерешительности. Алексей на это не купился и продолжал ждать, но Гаврик уже растерял свой пыл, немного потоптавшись, он буркнул:
  - Ладно, еще встретимся.
  И окончательно потерял интерес к жертве, поворачиваясь к своей компании.
  Алексей тихонько выдохнул и медленно повернулся, сзади стояла та самая девчонка, а у ее ног лежал большой пакет с арбузом.
  - Наигрался? - Нагло спросила она его. - Не устал? Тогда хватай, - кивнула она на арбуз, - и пошли.
  Сзади обидно хихикнули, но парню на это было плевать, главное удалось избежать разборок, в которых ему бы вряд ли повезло. Арбуз оказался очень тяжелым, тащить его в левой руке он долго не смог:
  - А ты думал, - улыбнулась девушка, - извини, но теперь я тащить его не могу, люди не поймут, на тебя коситься станут. Ничего, здесь не далеко, вон мой подъезд.
  Леха воспарил духом, всего-то метров сорок, правда потом еще хрен знает на какой этаж...
  Дверь открылась, девушка заскочила внутрь и, быстро сбрасывая туфли, прокричала:
  - Мам я пришла. И у нас гости.
  Алексей с облегчением положил тяжеленный пакет на пол и уже хотел юркнуть обратно в подъезд, но строгий голос не дал этого ему сделать:
  - Ты куда собрался? Успеешь еще с Гавриком разобраться, и думаешь, мы без твоей помощи хотя бы треть этого арбуза съедим?
  Хм. Такого приглашения зайти к себе домой Леха еще ни разу от девушек не встречал. Да и отношение к нему было чисто утилитарное, если в конце 'арбузоедения' от него потребуют вынести мусор, то он уже не удивится. Первой в коридор посмотреть на гостей выскочила девочка, сморщила носик, но под строгим взглядом сестры выдавила:
  - Здарсте.
  - Здравствуй...те, - последнее ему пришлось добавить, так как сзади девочки тут же выглянула женщина в возрасте.
  Девушка приподняла брови и вопросительно взглянула на парня:
  - Говда. - Тут же произнес он, догадавшись что от него требуется, и поправился, - Алексей Говда.
  Девушка, не удержавшись, фыркнула:
  - Бонд. Джеймс Бонд. - Передразнила она его, - Меня зовут Юля, мою маму Анна Федоровна, а мою сестру Светлана. Приятно познакомиться. Раздевайся, проходи, тапок под тебя у нас нет, так что босиком. И давай по-простому, не на приеме английской королевы.
  Все это вывалили на Леху на одном дыхании.
  Выходил он от новой знакомой, когда на улице было уже темно, в животе плотно легли килограмма два арбуза, а в руке находился пакет с мусором. Его предположения об утилитарности своей личности получили подтверждение, но как ни странно в этой семье сегодня он чувствовал себя на удивление комфортно. Хотя и получил парочку укоризненных взглядов, когда по привычке ляпнул кое-что из своего репертуара.
  Когда он поинтересовался, что за иконостас расположился в секретере вместо книг, и ему поведали, кем на самом деле была Юля, стало понятно, почему она в институте с ним так легко справилась и почему такая тяжесть в виде огромного арбуза не стала для нее проблемой. Так же ему стало понятно, почему Васька Гаврик дал задний ход и не пошел на обострение, нет, он вовсе не испугался девчонки, но за ней стояло спортивное общество, а там своих в обиду не давали.
  
  
  Наконец-то снова засветился 'Аккород'. Ура-ура-ура. И не просто засветился, они прислали изменения к договору, где владелец подтверждал полномочия руководителя. А владелец-то у нас теперь другой, что в общем-то логично, но... Вот тут и начинается 'но', есть четкая процедура смены владельца, если Соколов продал свое предприятие, то следы, сто процентов остаются в реестре и налоговой, если передал по генеральной доверенности, то тем более. Небольшое движение руками и копия документа смены владельца у меня. Такс начинаем анализировать: подчерк несомненно Соколова, смена владельца за символическую сумму, так как от активов предприятие заблаговременно избавилась, новый владелец Волоков. Стоп, что-то резануло слух. Пробую покатать фамилию по памяти, нет, ассоциаций не приходит, но что-то же зацепило. Еще пару минут пытаюсь уцепиться за ускользающую мысль. Ладно, это потом, сейчас ищем данные на Волокова. Хм. А фамилия эта достаточно редкая, и ничего по данному конкретному лицу нет, владельцем жилья нигде не числится, в списках учебных заведений не значится. Последняя проверка, база гаишников, пусто. И что это за человек невидимка? А нет не невидимка, есть такой человек, и паспорт есть, благодаря ему и нашелся, и паспорт выдан ??? пять лет назад взамен утерянного. Тааак, а вот это уже интересно, это что, сам Соколов так замаскировался? Прописку можно не проверять: во-первых, проверять в моей ситуации сложно, не стану же сама там появляться и расспрашивать жильцов; во-вторых, это ничего не даст, даже если есть такой человек, ну и что? И наконец, в-третьих: все это уже не надо, достаточно фамилию прочитать справа налево - Воколов, меняем первую букву на 'с' и получаем Соколов. Мда, неожиданно, нельзя настолько не уважать противника. Потерял хватку? Или просто уверен, что мало кто знает о его детище, поэтому и не слишком осторожничает?
  Честно говоря, мне плевать, о чем он там думал, главное я теперь смогу его вычислить, а потом займемся устройством неприятностей - нам же много не надо, только бы добраться до его тушки. Увлеклась, на продумывание схемы будущей аферы и поиск подходящих контрагентов убила все время до обеда, Лисицкая уже начинает коситься, после обеда занимаюсь только ее договорами.
  Кафе как всегда встретило уютом, из непривычного было то, что сегодня на небольшой сцене в углу, под аккомпанемент компьютерного сопровождения играл саксофонист. Хорошо, между прочим, играл. Не успела пройти к своему столику, как меня окликнули. Ха, да это же Татьяна Сергеевна, наконец-то она стала обедать в приличном месте, поздоровалась.
  - Подсаживайся ко мне, я еще не заказывала, - кивнула она на противоположный край столика. Я окинула взглядом зал и зацепилась за ее охранника. Ну, да, а чего еще ожидать?
  - Не бойся, садись глазастая, - усмехнулась Татьяна Сергеевна, - где только научалась?
  Эх, знали бы вы где, не задавали бы таких вопросов. Ладно, от предложений начальства, даже от таких, не отказываются.
  - Ну, как там наши дела продвигаются? - поинтересовалась она.
  Уверена, хотя и не на сто процентов, все о нас она знает, и этот вопрос просто так, для начала беседы. Ну что же, удовлетворим любопытство. Вкратце рассказываю о положении дел с проектом, что мне известно из телефонного разговора с Шибеевым, какие документы подготовлены и что еще предстоит подготовить. О себе просто, пока патрон в командировке, вернулась назад и занимаюсь своим обычным делом, когда приедет, найдет мне занятие.
  - Завтра возвращайся, Юрий Александрович вас не просто так командировал, кроме этого проекта есть еще целый пакет, надо по нему начинать работать, - приказала Татьяна Сергеевна, берясь за первое, - кадры предупрежу.
  Пожимаю плечами:
  - С меня толку вряд ли много получится, тут опыт работы нужен. Да и кто будет спешить предоставлять информацию по моему первому требованию, а к вам не набегаешься.
  - Да, есть такое, - согласилась она, - но теперь с запросами спешить будут, я тебе веса придам, в виде нашего сотрудника. А насчет опыта не жмись, есть у тебя опыт, по крайней мере, для этого его достаточно.
  Хм. А это уже серьезно, откуда дровишки? То бишь информация. Опять тайны мадридского двора? Значит, сливает кто-то информацию. В КТМ я себя сильно не светила, работала под прикрытием, Красницкий сильно откровенничать не будет, значит, кто-то из сотрудников.
  - Вычисляешь? - Усмехнулась собеседница. - Зря. Это не секрет, я с Красницким хорошо знакома.
  Знакома, но как я уже говорила Красницкий не тот человек. И вообще, зачем она мне это говорит? На простой трёп это не походит, остается одно, проверка. Кинусь я к Красницкому или нет. Прикинуться тупой и сделать вид, что поверила? Не прокатит, подкинут еще парочку фактов. Нет, не будет она так рисковать, отношения с Юрием Александровичем у нее сейчас хорошие и портить их - глупость несусветная. Скорее всего все ее знания вполне легальны, через родственников или хороших знакомых и кому надо, о них знают. А чего я, собственно говоря, парюсь? Я вчерашняя школьница, только-только поступила в институт, а здесь вокруг разгораются такие страсти, есть мне дело до них? Нет. Нужно ли мне что-нибудь от КТМ? Нет. Поэтому делаем вид полной незаинтересованности и беззаботности, неопределенно хмыкаю, мол, меня это совершенно не интересует и начинаю предметный треп по поводу влияния политики на нашу работу. Нельзя сказать, что Татьяне Сергеевне это совсем не интересно, но было видно, что до этого глаза блестели ярче.
  За оставшихся два часа, раскидала договора Лисицкой и объявила, что завтра меня перебрасывают на другую работу. Женщина сильно огорчилась, еще бы, за то время, что я с ней работала, разгребли почти все завалы, теперь, если не лениться, получалось не так уж и плохо.
  
  
  Н-да... Ошиблась... - Татьяна Сергеевна хоть человек и старой закваски, а работу организовала так, что пахать приходилось как рабу на галерах, хорошо хоть самой не приходилось выискивать документы, все предоставлялось по первому требованию. Но я не в обиде, работа действительно оказалась интересной - что не говори, а приятно все-таки почувствовать себя в прежнем качестве. Конечно, шелухи много, но опыт-то не пропьешь, из всей этой горы мусора, что вывалили на меня, перспективными оказалось всего три предложения. Два так себе - возни много, а 'выхлоп' сомнительный, зато одно очень даже ничего, в прошлой жизни я бы в него вцепилась не задумываясь. Казалось бы, чего там можно нового нарыть в сантехнике? Но оказывается можно, причем без особых вложений, достаточно лишь применить административный ресурс, в рамках закона, разумеется. Нужно лишь отобрать хиреющее предприятие у замшелых собственников за долги и нанять нормального грамотного менеджера. Остальное приложится и даже особых усилий не понадобится, главное не торопиться прибыль качать, до окончания становления производственного процесса. Естественно капитальные вложения побоку, не хватало еще вкладываться в недвижимость при наших условиях, чуть подлатать, чтобы сильно сверху не капало, в смысле обшить разваливающиеся доисторические производственные корпуса каким-нибудь сайдингом для придания вида и вперед к светлому будущему. А вообще, если бы не требовался имидж, можно было бы и без этого обойтись - на самом деле что-либо производить на территории нашей необъятной родины невыгодно, зато выгодно перепродавать. Вот возьмите к примеру ширпотреб, не что-то крупное, а мелочь из Китая, ну щетки там разные, коврики..., да много чего. В Китае это все почти даром, особенно оптовыми партиями, у нас же цены, будто каждая вещица - произведение искусства. А почему? Да потому, что цены у нас давно не рыночные, а договорные, наценка на эту мелочь за пятьсот процентов зашкаливает. И иначе быть не может, потому как торговых точек у нас в стране видимо не видимо и везде люди работают и все они хотят доход иметь. Могут они снижать цены на товары за счет оборота? Нет! Оборота у них нет, вот и вынуждены сговариваться с другими, чтобы хотя бы за счет цен выжить. А теперь представьте, вы все такие умные, организовали производство, сделали весь этот ширпотреб и пытаетесь реализовать его в таких условиях. Три раза ха-ха! Никому вы со своей продукцией не нужны, если не сожгут, так цены собьют ниже рентабельности. Таким образом все эти предприятия нужны для только для прикрытия импорта из поднебесной, соотношение производимого к продаваемому один к десяти. Без этого никак.
  
  
  
  От автора:
  Мой небольшой отпуск закончился (а был ли он?), поэтому прода теперь будет реже. Надеюсь текст действительного кого-то заинтересовал, и коммы не желание поддержать настроение автора :-)
Оценка: 6.29*106  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Жарова "Я, ты и наша Тень" (Юмористическое фэнтези) | | К.Корр "История о том, как демоны женились" (Любовная фантастика) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | В.Роман "Вопреки всем запретам" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | О.Соврикова "Рожденная жить" (Фэнтези) | | О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | В.Бер "Моё искушение" (Современная проза) | | К.Огинская "Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"