Чиркова Вера: другие произведения.

Ведунья 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    начало романа.

   ВЕДУНЬЯ
  Книга вторая
  Ведунья против короля
  
   Аннотация
  Весьма непросто живется девушкам, выбравшим стезю ведуний. Слишком много вокруг желающих упрочить свои дела и положение или исправить ошибки и проступки с помощью чужих способностей. Но хотя у ведуний и нет ни магических способностей и амулетов, ни мощного оружия и надежной защиты, не так-то просто заставить обычных с виду женщин преступить через правила и принципы своего клана.
  
  
  Десятое светозарня
  Королевский форт "Скальный"
   Дилли
  
  
  Узкий проход между довольно высокими скалами, надежно скрывавшими свою тайну, привел судно в крохотную бухточку, глубоко вдававшуюся в каменистый островок. После пенных бурунов кипящих вокруг камней и нависающих сверху изрезанных ветром столбов, бухта выглядела неправдоподобно мирной и удивительно безопасной. В прозрачной воде играли стайки серебристых и красных рыбок, чистенький деревянный причал, выкрашенный белой и синей краской казался слегка провинциальным и оттого очень уютным, а кусты диких роз, оплетавшие ведущую к узкой дверце лестницу, придавали этому местечку ощущение давно позабытого покоя.
  Однако семеро гостей, шедших по сходням за невозмутимым Леаром, почему-то ощущали себя овцами, безропотно бредущими на бойню. Хотя никто из них не признался бы в этом вслух... у каждого хватало гордости и уверенности в собственных силах. Но непроизвольно все же поджимали губы да незаметно стискивали кулаки.
  Кроме, пожалуй, двух девушек, одетых в одинаковые темные дорожные платья, и с плотными темно-серыми вуалями на лицах. Пользуясь этим простеньким щитом они торопливо и бдительно изучали все, чего не сумели рассмотреть с палубы брига, пока он становился на якорь.
  -Прошу, - указывая на лестницу, оглянулся на спутников секретарь и снова пошел впереди.
  -А встречать важных гостей тут не положено, - еле слышно фыркнула Лита, немедленно заработав предупреждающий взор регента.
  -Тсс!
  Девушка покорно кивнула зятю, не имея ни желания, ни возможности объяснять, что ведуньи, попав в западню, предпочитают не оборону, а нападение. Хотя это весьма спорное и зачастую абсолютно неверное определение их способа действий.
  Сразу за калиткой прибывших ждали. Выстроились по обе стороны дорожки хмурые воины, предупреждающе держась за рукояти спрятанных пока в ножны клинков, а прямо перед гостями застыл непробиваемо бесстрастный форандский генерал, и у его ног красноречиво разинул пасть большой сундук.
  -Вам надлежит сдать все оружие, в том числе и магическое, - сухо и властно объявил он, едва за вошедшими захлопнулась тяжелая калитка.
  -Мы ехали сюда с дружеским визитом по приглашению короля, а не сдаваться в плен, - ледяным тоном отчеканил Тровенг, - и, если вы незамедлительно не снимете это требование и не извинитесь, отправимся домой.
  -У нас есть подозрения, что вы явились сюда по сговору с лордом Шрагеном, - неуступчиво вздернул нос служака.
  -Неточные у вас сведения, - процедил Гардант, - лорд Шраген всего лишь доставил мне письмо короля с просьбой навестить его величество. А позже это приглашение подтвердил лорд Леарон Батенд.
  -Леарон сам подозревается в измене, - презрительно скривил губы генерал, - и его ждут камера и допрос.
  -За что? - тихо спросил секретарь.
  -Слишком рьяно защищал самозванца! - в голосе офицера ясно слышалось злорадство.
  -Тогда мы уходим, - повернулся к нему спиной Тровенг, - мне не о чем договариваться с безумцами и помочь им тоже нечем.
  - Вы так уверены, что вам это удастся? - ударил ему в спину тихий, желчный вопрос.
  -Мы убеждены в одном: ты ни грана не уважаешь его величество Эршеля, - неожиданно дерзко заявил Звен, - и не считаешь достойным королем, иначе не стал бы устраивать этого глупого представления. А еще мы знаем что всех вот этих воинов, так преданно смотрящих сейчас тебе в рот, на самом деле ты презираешь и ни грана не ценишь. И уже заранее беспощадно приговорил к самому страшному, не пожалев ни их самих, ни их жен, детей и матерей. Это они могут не понимать, что ни у одного из них нет шанса остаться в живых, если попытаются выполнить твой приказ, а ты все просчитал. И надеешься на кучу мощных амулетов, спрятанных за пазухой да на крепость двери, за которой я ощущаю магическое существо.
  Воины побледнели, но не шелохнулись, лишь крепче сжали рукояти оружия, наивно надеясь на его защиту.
  -Вы не осмелитесь! Или мои шхуны затопят ваш бриг!
  -Пусть попробуют, - ехидно предложил магистр, и вдруг резко и холодно прикрикнул, - а теперь прекращай свою комедию и отойди с дороги.
  -Иначе? - Едко заухмылялся генерал, незаметно отступая на полшага.
  -Иначе - пеняй на себя.
  Больше Звену ничего говорить не пришлось, Ланс вдруг предупреждающе свистнул, и над гостями моментально сомкнулся охранный щит, закрывая их от воинов короля тусклым маревом. Ведуньи все же успели увидеть, как злосчастный сундук птицей взвился вверх и улетел в неизвестном направлении. В тот же миг мгновенно уснувшие воины во главе со вздорным генералом рухнули как подкошенные на камни маленького дворика.
   Словно не замечая валяющихся вокруг тел, регент уверенно повел свою разношерстную команду ко входным дверям в помещения форта, вырубленные в теле скалы. Попутно он зорко поглядывал на крупную черную жемчужину, вставленную в каст надетого на средний палец кольца. После усиления способностей Тровенг с помощью артефакта мог распознавать ложь намного отчетливее, и потому точно знал, что генерал в чем-то солгал. Хотя и не во всем.
  Тровенгу осталось до двери всего пару шагов, когда она распахнулись, и в проеме застыл очень импозантный старик. Высокий, статный и совершенно седой. По плечам морозной пряжей рассыпались снежно-белые волосы, клочьями инея нависали лохматые брови, пряча светло-голубые глаза. А бледный рот кривила неожиданно язвительная ухмылка.
  -Как умело и безжалостно вы расправились с его войском... сначала обвинив генерала в жестокости!
  Гости замерли на несколько тягуче-долгих секунд, изучая его с головы до ног и постепенно приходя к выводу, что перед ними его величество Эршель Форандский собственной персоной. И все же душу каждого сверлило смутное подозрение, что это чья-то очередная шутка или проверка, а то и вовсе ловушка.
  Тровенг, пару лет назад видевший короля на праздничном приеме, помнил его соломенным блондином, подтянутым и высокомерным, а магистры никак не могли объяснить себе появление в жизненной ауре Эршеля магического ореола. Ведуньи же с сомнением изучали простое одеяние незнакомца, помня, что король-сердцеед всегда славился изысканным вкусом и был завзятым франтом.
  Только Леарон взирал на ехидного старца устало и хмуро, и губы секретаря кривились в немом укоре, как у гувернера, поймавшего воспитанника на воровстве конфет из буфета.
  Вот этот взгляд и решил сомнения тайком посматривающей на курьера Дилли, в пользу кажущейся каверзным обманом истины. Мгновенно сложились все кусочки головоломки, стали понятны все несуразности и недомолвки, и встало на место каждое слово и каждый взгляд, так точно, что ее даже легкая досада взяла на саму себя. Вот куда она вчера смотрела, почему не поверила смутным догадкам, не сделала ни одного шага ему навстречу? Но еще ничего не потеряно... да и невозможно потерять то, что хранишь в сердце. Хотя намеков хватило, и довольно прозрачных, осталось лишь подать последний знак.
  -И тебе добрый день, - откинув вуаль, голосом матери произнесла она с той же укоризной, какая горела во взоре Леара, - а люди твои живы, просто спят.
  -Не помню, когда я давал кому-либо из вас право обращаться ко мне на "ты", - вмиг ощетинился ледяными колючками Эршель.
  -С памятью у вашего величества давно плоховато, - резко подняла свою вуаль Лита, - но право это мы все-таки имеем. Вот только не каждый из нас готов им воспользоваться.
  -Так и будешь держать нас на пороге? - с насмешкой спросила Дилли, - или желаешь пойти с нами на бриг?
  -Ты - не она, - заявил он внезапно и в светлых глазах вскипела жаркая ярость, - и этого обмана я вам не прощу.
  -А это ни грана и не обман, - гордо задрала нос графиня Тровенг, - верно сказала моя сестра, с сообразительностью у тебя к старости стало плоховато. Иначе понял бы, что это условный знак, намек на некоторые тонкости, о которых тебе желательно было догадаться без излишних пояснений.
  -За такую наглость... - король несколько секунд красноречиво молчал, давая беспардонной гостье сполна прочувствовать суровость грозящей ей кары, - тебя ждет наказание... и не надейся, что твой статус ведуньи дает право на снисхождение.
  -Да кто же на это надеется? - презрительно фыркнула ведунья, - мне уже двадцать семь лет известно, что ты никого и никогда не пожалел.
  -Непонятно только одно, - с горьковатым ехидством добавила Лита, - а с какой тогда стати ваше величество надеялось на жалость нашей матери и на ее помощь? Если сам прожил всю жизнь образцом беспощадности и бесчувственности?
  -Леарон! - грозно рявкнул король и смешно притопнул ногой в мягкой, растоптанной домашней туфле, - ты кого мне привез?
  -Кого лорд Шраген пригласил, того и привез, - устало и совершенно без страха огрызнулся секретарь, - но могу подтвердить, что он не ошибся. Это ведуньи Андилиана и Данлита. С лордом Тровенгом, регентом Онзирской княжны ваше величество знакомо давно. Их сопровождают старшие магистры ковена магов.
  -Лорды Дазвенорт, Ланберс, Даваргиус и Олбрэниз, - невозмутимо представил себя и коллег Звен.
  -Ты ввел короля в заблуждение, - холодно попенял секретарю Гард, - эти дамы не просто ведуньи. Это моя супруга леди Андилиана Тровенг и ее сестра и одновременно статс-дама, леди Данлита ле Саренс, невеста магистра Ланберса.
  -В княжестве большие перемены... - ехидно прищурился Эршель, - раз самые завидные женихи ищут себе невест по хуторам и приютам.
  -Так чему же удивляться, - не выдержав, съязвил взбешенный Ланс, - если именно там живут самые замечательные девушки княжества и ближайших стран?
  -И к тому же, ведуньи, - желчно подколол мага неуступчиво загораживающий проход король.
  - Да, - гордо усмехнулся Гардант, - у моей жены не счесть достоинств. Нежная, умная, преданная, смелая... да еще и ведунья.
  -Еще и принцесса, - невинно намекнул начинающий уставать от этого спора Звен.
  - А вот это для меня совершенно не имеет значения, - веско поправил его регент, и подхватив жену под руку, нежно спросил, - тебе еще не надоело в гостях, любимая?
  -Не обижайся на него, - просительно глянула в сердитые глаза мужа Дилли, - он влип так, как не влипал никогда прежде, и даже предположить не мог, что с ним подобное может случиться. И теперь одновременно очень боится грядущего и не хочет, чтобы его жалели... потому-то язвит и кусается, как пойманная за хвост змея.
  -Леарон! - злобно зашипел король, - немедленно проводи их на бриг и отправь сообщение патрульным кораблям, чтобы выпустили. Пусть плывут ко всем лешим... и больше никогда... никогда, слышишь? Не давай мне таких идиотских советов, иначе закончишь жизнь в тюремной башне!
  -Не смей его пугать... - внезапно разгневалась Лита, - и не ори на нас! Мы тебе ничего не должны, а вот ты по уши в долгах!
  -Когда это я успел тебе задолжать? - яростно уставился на нее Эршель.
  -Восемнадцать с половиной лет назад, - так же яростно рявкнула девчонка, - и не ври тут, как шкодливый сельский пастушок, что не знал, откуда дети берутся! Тебе к тому времени было известно столько, что любой ловелас позавидовать мог! Только одного святого правила за всю жизнь ты так и не постиг! Если дал ребенку жизнь, то не жадничай, дай и кусок хлеба! Ты вот сейчас смертельно обиделся, что Ясвена не примчалась тебя спасать, а ты за восемнадцать лет хоть раз пришел ей на помощь? Подержал свое дитя на руках, когда она от усталости чуть не падала, ведь ей хлеб тяжким трудом доставался!
  -Я предлагал ей купить усадьбу и нанять слуг! - Глаза короля стали белыми от бешенства, и трудно было не понять, что он едва сдерживается, чтобы не ударить маленькую нахалку.
  -А! - едко фыркнула она, - так давай мы тебе сейчас купим домик и наймем повара. Все проще, чем помогать снова сесть на трон.
  -Да к змеям тот трон, - гнев Эршеля вдруг резко угас, он отвернулся и зашаркал прочь.
  А гости, онемев от неожиданности и страшных подозрений потрясенно рассматривали нелепо болтавшийся за плечами короля короткий шелковый плащ, скрывавший нечто огромное и совершенно невозможное. Более всего это походило на привязанный к спине бурдюк с вином, и Гард даже поймал себя на попытке уловить бульканье напитка. Бесполезной, как выяснилось... но это только подогрело его любопытство. Вот только спросить было некого, король со сноровкой опытного жулика юркнул за одну из тяжелых занавесей, скрывавших проходы и звук его шагов сразу стих.
  -Входите, - секретарь выглядел утомленным и расстроенным, - я покажу вам спальни. Здесь достаточно удобно, но вода в ванных холодная, нужно согревать амулетами. Дровами топим только камин в гостиной, и лишь вечерами, чтобы не выдать себя дымом.
  - Леар, - мягко сказала Дилли, придержав его за локоть, - мы не отдыхать ехали, успеем еще устроиться. Веди за ним... и если знаешь, расскажи, что у него со спиной?
  -Вы просите невозможное... - неуступчиво поджал губы секретарь, стремительно бросая осторожный взор в ту сторону, куда сбежал его повелитель.
  Но выяснять, чего он так опасается, ведунья пока не собиралась. Сейчас требовалось разгадать так истово хранимую королем тайну, и попытаться понять, есть ли надежный способ ему помочь.
  -Ничего подобного, - возразила она печально, - как раз наоборот. Он запутался... сначала в своих интригах, потом в собственных амбициях, а теперь страдает от фамильной гордыни и чувства вины. Мне теперь ясно... наш любвеобильный родитель крайне противоречивый человек, вернее симбиоз двух личностей: хитрого очаровашки и простодушного гордеца. Взрывоопасная смесь... толкающая его на самые неожиданные и даже неприглядные поступки. К примеру подсматривание за гостями и подслушивание их разговоров.
  Ведунья указала сестре взглядом на занавесь, к которой исподволь подвела Леара. Лита, согласно махнув ресницами, тенью скользнула к указанному месту. И сразу же, не раздумывая и не давая никому и мгновения на рассуждения или протест, рывком отдернула штору в сторону. Эршель был там, сидел в широкой нише, неудобно скорчившись на стуле, но попавшись с поличным, сумел не дернуться и даже не сменить внимательного выражения лица.
  Лишь разочарованно усмехнулся уголком губ и устало буркнул:
  -Вы злые девчонки.
  -Все в папочку, - Лита явно забыла, что собиралась разговаривать с королем с отстраненной вежливостью, либо уже успела изменить первоначальное намерение, - если бы хотел получить добрых и любящих, нужно было воспитывать самому.
  -Значит Ясвена не справилась.
  -Неверный вывод. Мать все делала правильно, и мы ее очень любим, - язвительно фыркнула младшая ведунья, - а чужих людей, да еще и обидевших нашу мать, ни уважать, ни жалеть не собираемся.
  -Стоять! - Вдруг с угрозой рявкнул Эршель, но было поздно.
  Пока Лита пустой болтовней отвлекала его величество, Дилли мышкой прокралась ему за спину и откинула со странного горба плащ. А едва король ее обнаружил, спокойно протянула руку и сжала его предплечье стальной хваткой.
  -Сидеть! - прикрикнула властно, изучая открывшуюся перед ней картину, и позвала магистра, - Звен, иди, взгляни... что это такое?
  -Проклятье... - едва оказавшись рядом с нею, с досадой выдохнул маг и пояснил, - самое настоящее проклятье. Примерно такое, какое было на Генри ле Саренсе. Саморазвивающееся... и постоянно растущее. Кто-то был очень зол на его величество... и приложил от всей души. Даже амулеты не спасли, в них ведь не предусмотришь всех пакостей, какие могут пожелать люди со скрытым даром.
  -Ну так ведь он же сам всю жизнь старался делать все, чтобы его ненавидели, - едко произнесла Лита, - вот и дождался. А по этой шишке вам не понятно... сколько времени он так ходит? Если бы он хоть примерно вспомнил, можно было точно сказать, кого так достал.
  -Он и так знает... - буркнул Леар.
  -Ну? - поторопил его Звен.
  -Последняя королева... когда они расставались...- Леар сдавал тайны правителя, не обращая внимания на злые взоры, которыми тот пытался его испепелить, - Шаманы пообещали снять проклятие, если ее отдадут им, но это уже невозможно. Она еще в тот же день прыгнула со стены монастыря.
  -Бедняжка... - огорченно вздохнула Дилли, - нашла тоже ради кого.
  -Все... - яростно рванулся король, но попытка не удалась, девичьи руки держали крепче стальных кандалов.
  -Ты не так поняла, - поправился Леар, - прыгала она в надежде припугнуть его величество... ее величество была отчаянной шантажисткой и совершенно не умела рассуждать логически. Придворные целители и охранники столько раз спасали ее сумасбродное величество от притворных попыток повеситься, отравиться и утопиться, что она поверила в собственное бессмертие. И как избалованный ребенок неустанно шантажировала всех окружающих ... не понимая, что однажды может не повезти. В последний раз она прыгала в пышные заросли плюща, считая, что они ее задержат... но промахнулась.
  -Чем таким тебя подкупили, Леар ... - почти с ненавистью процедил Эршель, не обращавший более внимания на изучавших его магистров, - что ты стелешься перед ними как раб?!
  -Ничего-то он не понял, - разочарованно пробормотала Лита и успокаивающе погладила побледневшего секретаря по руке, - не могу постичь, как можно много лет править огромной страной, оставаясь настолько слепым? И каждый раз упрямо наступать в одну и ту же лужу? Вот зачем он с таким постоянством женился на высокомерных и глупых принцессах, если рядом были любящие женщины?
  -Бесполезный вопрос, Чижик, - устало вздохнула внезапно озаренная прозрением старшая сестра, - он не знает ответа, потому что никогда не искал. И переставай уже дергать его за усы, наше дело простое, снять с него проклятие и вернуться домой. Леар, что она крикнула, перед тем, как прыгать?
  -Откуда ты знаешь? - Вскинулся как от удара король.
  -Ну это же элементарно, - одарила его снисходительным взглядом ведунья, - раз она была шантажисткой, то просто не могла обойтись без театральных жестов. Выкрикнуть нечто трагическое и красиво погибнуть - это же самая излюбленная комедьянтами сцена.
  -Да... - кивнул секретарь, - ты права. Её последнее величество была заядлой комедианткой. И вышла замуж за Эршеля вовсе не для того, чтобы рожать ему наследников, поэтому тайком пила зелья. Ей нужна была корона и свобода. Но не удалось... целитель поймал ее с поличным. Король рассвирепел... она надерзила... и в результате оказалась в монастыре. А когда его величество приехал провести ритуал расторжения союза она обвинила его во всех пороках и крикнув: - "сам рожай себе уродов", прыгнула в заранее облюбованное место.
  -Но в таком случае... - нахмурился Звен, - проклятье должно было появиться у него на животе.
  -Там оно и проросло, - Леарон продолжал открывать тайны его величества с отчаянностью приговоренного, - но после шаманского обряда переползло на спину. И стало расти так быстро, что королю пришлось бежать, оставив трон и столицу на двойника.
  -Предатель... - горько фыркнул Эршель, - продался за ласковые улыбочки этих змеюк.
  -Прекрати кривляться, - неожиданно строго прикрикнула на него Дилли, - и вообще помолчи... дай подумать, как снять с тебя эту гадость.
  -Не о том беспокоишься... - побелев от ярости, прошипел король, - я тебя к своему проклятью и близко не подпущу. Лучше ищи способ немедленно исчезнуть отсюда... пока я не приказал запереть тебя в карцере!
  -Слушай меня внимательно, твое несчастное величество! - вмиг озверев, с ненавистью проскрипел Тровенг, - если ты осмелишься еще хоть одним словом оскорбить мою жену или пригрозить ей, бояться за свою жизнь придется уже тебе. Ты и так уже растерял все мое былое уважение своим отношением к собственным детям... ни одна самая тупая скотина на свете не бросает свое потомство на произвол судьбы... а ты умудрился по всему свету насеять бесприютных сирот и куска хлеба никому не дал. И был бы беден, как схимник... но ведь наоборот! На балах и приемах кормил драгоценными яствами сотни льстивых блюдолизов и лукавых комедиантов, одаривал бриллиантами никчемных стихоплетов и продажных куртизанок. А своим детям... ни в чем не повинным малюткам! Пожадничал горстку серебра на молоко! Не сверкай на меня гневно глазами, как оскорбленная монашка, знаю я твой главный довод. Их матери якобы родили детей без твоего дозволения! Но ведь с твоим участием? Чижик, заткни уши.
  -Я ничего не слышу, - кротко отозвалась девчонка, и тут же его похвалила, - но ты совершенно прав, зять.
  -Я знаю, - уверенно усмехнулся он, ловя презрительным взглядом мрачный взор короля, - но не пойму другого. Почему за столько лет его величеству не пришла в голову простая мысль, что его дети не должны отвечать за поступки своих матерей?
  -Хотя сам он ни о чем подобном и не задумывался , - тихо вздохнула Дилли, - наша мать ему все это объяснила... и не раз. Однако он уперся на своем... врожденное высокомерие помешало признать, что и короли могут в чем-то ошибаться. Как вы думаете, почему она от него сбежала, когда поняла, что ждет ребенка? Не пожелала испытать участь прежних возлюбленных, которых вывозили из дворца в стареньких платьях на крестьянской телеге с одним узелком в руках. И с указом больше никогда не впускать эту женщину в столицу и в королевские имения. Раз тебе так нужен был ребенок, можешь рожать... но кормить будешь сама. Потому бедные фаворитки и сдавали детей той старухе... а потом и сами сдавались богатым сластолюбцам в содержанки. За это я его и ненавижу... хотя мне повезло. Ясвена вовремя отыскала и забрала. И не меня одну.
  Крепкие руки регента подхватили ведунью, прижали к мощной груди, губы бережно собрали с ее щек непрошенные слезинки.
  -Дилли... счастье мое... тебе нужно от него отдохнуть. Ланс, ты нашел какую-нибудь комнату?
  -Мне тоже, пожалуй, пора отдохнуть, - устало буркнула Лита, - Ланс, найди и мне комнату.
  -Если желаете, я провожу, - предложил Леарон и, бросив на короля сочувствующий взгляд, торопливо направился к уже обнаруженному магами широкому проходу.
  Там начиналась лестница, ведущая к лучшим спальням уже несколько дней готовым принять гостей.
  
  
  
   Десятое светозарня
  Королевский форт "Скальный"
   Гард
  
  -Прости меня... - выдохнула ведунья, когда тяжелая дубовая дверь, мягко чмокнув, отрезала от них все звуки и казалось, весь мир.
  Здесь, в невысокой келье, частично выдолбленной в стене, частично сложенной из огромных плит, каждый невольно чувствовал себя узником или монастырским служкой. Впечатление усиливало узкое, хотя и высокое зарешеченное сводчатое окно и кованые бра, вкрученные в стены по обе стороны от него.
  Хотя кто-то очень постарался сделать это мрачное помещение уютным и даже роскошным. Застелил пол мягкими светлыми коврами, задрапировал стены дорогими гобеленами. И поставил посреди комнатки низкую треногу, поддерживающую литую чугунную жаровню в которой плясал призрачный огонь нагревающего амулета. Камни стен даже в летнюю жару источали прохладу.
  -За что? - укоризненно спросил Гард, снимая камзол и небрежно бросая его на изящный диванчик, казавшийся тут совершенно неуместным, - я и сам не сдержался... он всячески нас провоцировал.
  -Но я этого ожидала... - виновато глянула Дилли, и, последовав примеру мужа, сбросив туфли, побродила босиком по ковру, - меня предупредили. Да захлестнула старая обида... не знаю, как удержалась, не ударила так, чтобы взвыл от боли. Он видите ли, поместье ей предлагал... но вряд ли бы разрешил привести туда всех... кого она опекала.
  -А Леар? Ты же сказала, что она его учила... - Гард усадил жену на диван, сел рядом и устроил ее ноги у себя на коленях, - но теперь мне ясно, кто предупреждает вашу мать.
  -Тебе только сейчас стало это понятно? - лукаво улыбнулась ведунья, - больше догадок нет?
  -Есть... но настолько невероятные... что боюсь даже произнести вслух. Лучше скажи сама. Кстати... сколько ему лет?
  -Он на два года моложе меня, - улыбнулась Дилли, - мать сумела устроить учеником к королевскому знахарю одного из наших братьев... вот он ей помогал забирать бастардов и прочих сирот. Так к нам попал и Леар. Его мать была чтицей у одной из королевских приживалок... во дворце живет с десяток немолодых воспитанниц и племянниц покойной королевы-матери. Отдавая сыну власть, она взяла обещание не выгонять ее подопечных.
  -Куда делась та... чтица? - нехотя спросил Гард, подозревая, что ничего хорошего не услышит.
  -Ее отправили в монастырь... но по пути она подхватила горячку и попала в лазарет при храме маленького городка. Там и осталась... и вскоре на ней женился местный целитель. Но о ребенке она забыла... а Леар и не собирается напоминать. Он считает матерью Ясвену, как и все мы. А когда в шестнадцать лет он решил познакомиться с Эршелем, мать не протестовала, помогла получить протекцию знахаря. Сначала он был посыльным, потом помощником секретаря, а теперь остался один. Старший секретарь сидит около двойника.
  -А король... не подозревает, кто ему служит?
  -Ну ты же сам видел?. Он на редкость невнимателен к людям... наверное, это болезнь у владык такая... - невесело пошутила Дилли.
  -Заразная, - вспомнив князя, зло фыркнул Тровенг, и осторожно осведомился, -А ты уже знаешь, как ему помочь? Эршелю, разумеется. Не нравится мне здесь.
  -Помочь себе может только он сам, - огорченно пояснила ведунья, - и для этого нужно его истовое желание, и очень веская причина. Не трон и не корона... этим старик давно пресытился и ни грана не ценит. Нечто более важное... жизненно необходимое... потому мы его и выводим из себя... ищем самое больное место.
  -Жестокий способ, - признал Гард, обдумав ее слова, - но он такой заслужил. Но одно мне непонятно... раз ваша мать уже хорошо его знала... то как попалась... с Литой?
  -Приехала за очередным ребенком... и именно попалась... ты угадал. Стража задержала, их как раз вооружили амулетами. А что было дальше точно я не знаю, и рассказывать об этом мать не любит. Но можно спросить Леара, он обещал попозже заглянуть.
  Гард ничего подобного не помнил, и не заметил никаких жестов или взглядов, но жене верил. И потому, отбросив всякие заботы на потом, все внимание и всю нежность недолюбленного сердца обрушил на нее.
  
  Леарон постучал в их комнату на закате, деликатно выждал пока ему откроют, и тенью скользнул внутрь.
  - Угомонился... часок поспит, - выдохнул в ответ на вопрошающий взгляд сестры и присев на кресло, задал встречный вопрос, - Ты ему рассказала?
  -Лишь то, о чем знала. Мне правду мать открыла только перед отъездом сюда.
  -Ей и это далеко не просто было сделать, - мгновенно встал на защиту Ясвены бастард, и с души Гарда снялся тяжкий камень подозрения в предательстве.
  Хотя регент и доверял мнению Дилли и Чижика, но и совершенно исключать такую возможность не мог. Слишком давно живет Леарон в королевском дворце, вполне могла стать туманным воспоминанием память о годах детства, проведенных в небогатом сельском домике и о женщине с ясными глазами певшей одну на всех колыбельную. Трудно, живя в роскошном дворце и садясь каждый день за заставленный яствами стол, помнить вкус жареной рыбешки, пойманной в ближайшей речке и тосковать по недозрелым яблокам, сорванным прямо через окно.
  -Да я и не настаиваю, - примирительно улыбнулся он секретарю, - и того, что узнал, вполне достаточно. Но очень хотелось бы побыстрее избавить его от этой гадости. У тебя нет никаких идей? Все-таки ты постоянно находишься рядом. И еще... если не хочешь, не отвечай... но почему ты не попытался сам его от этого избавить?
  - Я для него не авторитет... - грустно усмехнулся Леар, - а открывать свои умения не намерен. Он тогда меня и на пушечный выстрел к себе не допустит. Эршель, как любой прожженный интриган, верит только тем, кого считает простодушными овечками. Хотя таких в его окружении давно нет, а те, кто остались - просто талантливые комедьянты. Но хуже всего не это... он, никогда не понимавший женских сердец и не испытавший отцовских чувств, вдруг проникся нежностью к своему проклятью. Ему с чего-то втемяшилось в голову, что там зреет его сын...и он скоро родится. Вот для этого ему и нужна была Ясвена... несмотря на все прежние раздоры, он верит, что она не обидит и не бросит любого ребенка, калечного, больного, уродливого. Слова Сартоллы про урода он воспринял слишком буквально.
  -Но ведь это невозможно... - потрясенно охнула Дилли, - дети таким способом не появляются.
  -Обычные, - с горьким сарказмом фыркнул Леар, - а у него будет зачатый магически. Он даже ощущает... как там что-то шевелится и переубедить его невозможно. Но он не сошел с ума... в общепринятом смысле, пишет письма двойнику, дает советы по управлению страной и удержанию войск от стычек. Адмирал мотается по морям, пытаясь уберечь королевство от гражданской войны, верные люди втихомолку ведут подпольную борьбу против двойника. Только генерал Пладиз сидит тут как кот у мышиной норки, считая себя самым хитрым стратегом.
  -Ну да, - понимающе усмехнулся Гард, - при любом развитии событий он окажется прав. Если на троне останется самозванец - генерал заявит, будто охранял короля чтобы не сбежал, а если победит Эршель - то доблестно защищал.
  -Больше он ничего не заявит, - тихо признался Леар, - я вывел его из игры. Теперь гарнизоном командует полковник Карерс... утром он был лейтенантом и генеральским адъютантом.
  -Ну и правильно, - похвалил его Тровенг, - не нужно терпеть врагов рядом с собой, они и издали достанут. Тогда давайте пригласим магистров и устроим совещание... или ты не желаешь пока открывать своих секретов?
  -Боюсь, сейчас он в разладе с самим собой, - сочувственно глядя на брата, пояснила мужу ведунья, - король никогда еще так не нуждался в чьей-то поддержке. Страшно это... дожить до таких лет и обнаружить, что рядом нет ни одного по-настоящему близкого существа.
  -Не надо было вышвыривать их из дома... этих существ, - непримиримо буркнул Гард, и крепче прижал к себе жену, давая себе и ей мысленный обет никогда ничего не решать в одиночку и сгоряча.
  -Король это понял... - помолчав, хмуро усмехнулся бастард, - вскоре после гибели Сартоллы его пригласил хан Кемина... он давно мечтает породниться... и устроил смотрины для своих дочерей. Я был в свите, и все видел своими глазами. У хана полторы сотни детей... и он каждый день два часа играет с младшими. Они борются перед отцом на коврах в большом зале, бегают наперегонки, показывают свои рисунки и игрушки. Хан помнит их по именам и для каждого находит доброе слово и особую сладость. Эршель смотрел на их счастливые рожицы потрясенно... как человек, случайно попавший в чужой мир и обнаруживший там невероятных существ. Вот тогда я очень хотел уйти... вернуться к матери... положить ей голову на колени... и закрыть глаза. Так хочется иногда... чтобы тебя погладили по голове.
  -Леар...- ринулась к брату ведунья, обхватила руками его голову, прижала к себе, - но разве у тебя нет... подружки?
  -Была, - вздохнул он через минуту, поцеловал сестре ладошку и подтолкнул ее к мужу, - но пока я сижу здесь, нашла другого. Я ее не виню... у меня ведь ни титула, ни поместья.
  -Ну и пусть ее. Не нужна тебе девушка, которая меряет людей титулами и сундуками с золотом, - уверенно заявила Дилли, - а титул у тебя есть. Ты теперь граф ле Саренс, наша мать сейчас живет в родовом особняке ле Саренсов, и все ее дети будут носить это имя. Сейчас придут магистры, попрошу написать указ.
  -Можешь сама написать, - нежно улыбнулся ей Тровенг, - малая печать у меня с собой. А магам отдадим на сохранение. И вообще, Леар, я не успел тебе сказать, что признал всех сестер и братьев Дилли своими родственниками, и у меня найдется для тебя и хорошая работа и покои в замке князя. Ну а дом мы тебе подарим, когда женишься. Бросай ты этого неблагодарного старика... никогда до него не дойдет, что самое главное в жизни - это доброе отношение людей. Любовь супругов, детей, родителей, преданность друзей и коллег, уважение жителей своей страны и соседней.
  -Спасибо... - Леарон выглядел несколько ошеломленным, - я подумаю. Посмотрю на него... когда спадет проклятье. Если ничего не изменится - клянусь, уйду.
  Дилли только молча кивнула, ей как никому было известно, насколько нелегко тем, кто способен понимать чужие слабости и ошибки бросить на произвол судьбы взятых под опеку людей.
  
   На ужин гостей пригласили в парадную столовую, и шли они туда с неохотой. Не очень-то приятно есть под прицелом злых королевских глаз. Слушать язвительные выпады его величества тоже никому не хотелось. Однако Эршель толи взял себя в руки, толи готовил особенную эскападу, но вел себя весьма цивилизованно. Хотя был излишне угрюм и молчалив, но это гораздо более подходило его положению, чем недавние угрозы и ругань.
   Приглашенные тоже старательно обходили все темы связанные с их визитом, опасаясь наступить королю на любимую мозоль. К тому же все детали ритуала избавления Эршеля от проклятья они уже обсудили и все приготовления сделали.
  -Ваше величество, - очень учтиво предупредил Звен, покидая столовую после трапезы, - сейчас вам необходимо хорошенько отдохнуть. К ведьминому часу мы закончим составление необходимого зелья, и его нужно будет выпить немедленно. Оно действует только три минуты после того как заложен последний компонент.
  -Не буду я пить никаких зелий, - ожидаемо огрызнулся Эршель, - и почему его нельзя было сварить днем?
  -Таковы условия успеха, - твердо и очень серьезно сообщил магистр, стараясь чтобы в его взоре не мелькнула даже искра распирающего его смеха.
  Пациент должен твердо верить, что слышит самую чистейшую правду. Хотя полуправд и не бывает... но не стоит говорить этого обывателям, считающим, что всегда может оставаться крохотная лазейка, этакая спасительная щель для трусливой мышки.
  -Успеха чего? - въедливо осведомился Эршель.
  -Пока только испытания. Секретарь сообщил о вашем предположении, и мы обязаны это сомнение проверить. Хотя ничего подобного до сих пор не происходило, но магическая энергия настолько непредсказуема и до конца не изучена, что можно подозревать все, что угодно. Но от вас требуется лишь одно, быть отдохнувшим и спокойным, чтобы ваши эмоции не повлияли на результат.
  -Я желаю немедленно услышать все подробности этого эксперимента.
  -Ритуала, - строго поправил Дазвенорт. Дичь жадно слопала наживку и сейчас предсказуемо лезла в расставленные силки, но ни в коем случае не должна была этого понять.
  -Пусть ритуала.
  -Он очень прост. Чтобы сохранить стабильность, любое проклятье должно постоянно находиться в защитном магическом коконе. Поскольку после получения проклятья человек должен постоянно подпитывать его энергией, он становится чем-то вроде живого камня-накопителя. Увы, к развитию способностей это не ведет... почти. Но вырабатывает привычку тянуть магию отовсюду, из собственных амулетов и чужих, из заклинаний и вещей. Вы не могли не заметить, что ваши амулеты все чаще требуют пополнение энергии.
  -Вы хотите лишить его этой энергии? - подозрительно прищурился король.
  -Всего на одну минуту. Вашему разросшемуся проклятью за это время не будет причинен даже малейший урон, а мы сможем просканировать находящийся внутри кокона объект и создать его точный макет. Ну почти портрет.
  -Я должен подумать и посоветоваться.
  -С кем? ! - Лицо мага вмиг стало надменно-оскорбленным, - сейчас в вашем форте находятся трое сильнейших магистров нашего мира, и мы уже провели консилиум. А если вы считаете достойными экспертами халгирских недоучек - нам не о чем с вами говорить.
  -Развернулся и решительно направился к выходу.
  -Ладно... - донеслось до магистра неохотное бурчание, когда он уже взялся за дверную ручку, - я согласен.
  -За вами придут, - не оглядываясь, холодно уронил Звен и с достоинством вышел из трапезной.
  
  
  
   Одиннадцатое светозарня
  Королевский форт "Скальный"
   Дилли
  
  -Я так и не заснула, - Лита виновато глянула на сестру, вот зачем она ей жалуется?
  Вряд ли сама Дилли хоть немного поспала... или кто-то из магов. Не говоря уже о его величестве. Но короля Звен нарочно предупредил заранее, собираясь довести до "стадии готовности", как выразился Ланс. А вот все они страдали за компанию и теперь просто мечтали разделаться с этой проблемой как можно скорее.
  -Ничего... - бледно улыбнулась ведунья, - отоспимся, когда поплывем назад. Ты мне другое скажи...
  -Стой! -Выставила ладошку младшая, - ни слова больше, если хочешь спросить почему он стал таким учтивым... и безразличным.
  -Я вообще-то спрашивать не хотела... но мне не нравится смотреть на такую тебя.
  -Мне самой не нравится, - Чижик отвернулась к узкому окну, постояла всматриваясь в непроницаемую мглу и тихо выдохнула, - вот почему я такая несчастливая? В мать?
  -Лита! - возмутилась старшая, - при чем тут твоя мать? И у кого из нас они были удачливыми? Но это же не значит, что нужно сваливать на них все свои ошибки и промахи? Я тебя просила... не обращайся со взрослым умным мужчиной как с рыночным прохвостом! Вспомни первое правило... надо поставить себя на его место.
  -Ставила... - не оборачиваясь, горько усмехнулась Чижик, - и ты права. Если бы я была сильным магом и дознавателем... никогда не выбрала бы в спутницы такую дерзкую сумасбродку.
  -А теперь вспомни правило второе... - с улыбкой продолжила Дилли, - не забывать, что и твой избранник может знать первую заповедь.
  -Если так... - помолчав, обреченно признала девчонка, - у меня вообще нет никаких шансов. На моем месте я должна была вести себя совершенно иначе, таять от его внимания, краснеть от признаний, благодарить за заботу. И не требовать невозможного.
  -Думаю, ты недостаточно хорошо себя разглядела, глядя со стороны, - подойдя к сестре, Дилли обняла ее за плечи, по-матерински погладила по голове, прижалась щекой к прохладному виску и шепнула, - и правило третье, - если чувствуешь, что просто жить не сможешь без этого человека, не прячься в свой домик, словно улитка, а распахни крылья и лети... как самый беспечный мотылек. И будь счастлива. Сколько повезет.
  
  Для ритуала магистры выбрали просторный кабинет лекаря, и не подумав предупреждать его самого. И вовсе не оттого, что маги вообще не любили доверять свои тайны незнакомым людям. Этого знахаря привез с собой генерал Пладиз, и поскольку других целителей король просто не взял, Мастон занял пост главного лекаря форта. Это насторожило Гарта и Ланса, и они поделились сомнениями с магистрами. С того момента лекаря одолела неотступная сонливость, и он мирно спал в собственной постели, а в его кабинете хозяйничали гости. Сдвинули в сторону столы, поставили посредине простой дубовый табурет, обвели его призрачно сиявшим кругом, расчерченным на сектора, подписанные диковинными знаками.
  Все маги были в длинных серебристых, тускло поблескивающих накидках с капюшонами, напоминавших одеяния пустынных кочевников, и у каждого на лбу держался обруч с разноцветными камнями. Ведуньям тоже выдали такие плащи, только бледно-зеленого цвета и с изящно вышитыми рунами.
  -Магии в них пока нет, - предупредил Звен, - но перед началом ритуала придется их напитать. Старое проклятье, потревоженное и искорёженное косорукими шаманами может хранить любые сюрпризы.
  -Нам это не повредит, - попыталась отказаться Дилли, но перехватила устремленный на Литу встревоженный, темный взгляд Ланса и неожиданно согласилась, - Ну ладно... раз вам так спокойнее.
  -Дилли?! - возмутилась ничего не заметившая Лита, и сестра успокоила ее кроткой улыбкой.
  -Потерпим немного... надо уметь действовать в любых условиях.
   -Король идет, - сообщил дежуривший у входа Ланс и предупредительно распахнул двери.
  Эршель явился в сопровождении секретаря и Тровенга, решившего лично присмотреть за изменчивым величеством.
  Но сейчас король вовсе не выглядел ни сумасбродом, ни интриганом, он был бледен и серьезен. И одет в темный простой костюм, какие носили все его немногочисленные слуги.
  -Мне туда? - хмуро указал он на табурет, и шагнул вперед, но путь заступил Варгус.
  -Позвольте помочь вам снять куртку.
  Король вздернул подбородок, сверкнув глазами и явно намереваясь сказать что-то резкое, но обнаружил стоящих за кругом ведуний, и лишь скрипнув зубами потянулся к застежке. Целитель с мягкой настойчивостью отстранил его руки, сам расстегнул застежки, сам аккуратно снял с короля верхнюю одежду, оставив кроме штанов лишь нижнюю рубаху.
  Все амулеты и обереги, включая королевскую печать, он тоже снял, потом уверенно стащил с рук Эршеля кольца, браслеты и цепочки.
  -Еще в карманах какие-то камни, - буркнул наблюдавший за этой процедурой Звен.
  -И в сапогах, - едва слышно прошелестела Дилли.
  -А почти незаметно, - укоризненно признал магистр, - так вот почему он не надел туфли.
  -Тут есть какие-то ... - заглянув в шкаф, Леар достал войлочные госпитальные шлепанцы без задников, - лекарь всех заставляет разуваться.
  Эршель помрачнел и молча сбросил с ног короткие сапожки.
  Через минуту беловолосый старец в тонкой рубахе и дешевых шлепанцах сидел на табурете и угрюмо сопел.
  -Высыпай, - скомандовал старший магистр.
   Брэн, осторожно помешивающий булькающее в серебряной чаше зелье, кивнул и бережно, как золотую пыль, высыпал в свое варево какой-то ингредиент.
  Забулькало сильнее, вспухла над чашей пышная рыжая пена и маг, немедленно сняв снадобье с магической горелки, слил его в прозрачную мензурку. Теперь оно было почти бесцветным, лишь чуть синеватым, и пахло свежестью и дождем.
  -Одну мерку, - командовал дальше Звен, и его коллега так же молча отлил зелье в прозрачный бокал с делениями, - пейте, ваше величество.
  Эршель обреченно вздохнув, принял зелье с таким видом, будто это яд и поднес к губам.
  -Смелее, оно уже холодное. И не горькое.
  Король смерил его едким взором и махом, как пьют противное лекарство, проглотил снадобье. Посидел секунду, прислушиваясь к себе, тихонько хмыкнул и оглянулся на столпившихся за его спиной магов.
  -Ну...
  -Тсс! Посидите минутку молча.
  В следующую секунду король расслышал треск ткани и с досадой стиснул зубы, запоздало сообразив, что никто не собирался смотреть на его проклятый нарост через рубаху. Вот теперь он сидел не шелохнувшись, пытаясь сдержать бушующий в его груди гнев. А тот взвивался снова и снова, стоило старику вспомнить, что на его обезображенную мерзким пузырем спину смотрят и две нахальные девчонки, в открытую называвшие себя его дочерьми.
  -Темный лес... - неслышно выдохнула Дилли, едва увидев воплощение проклятья.
  Оно проросло под кожей короля, растянув ее уродливым пузырем. И если бы шаманы не вспугнули спонтанное заклинание и не добавили ему энергии и плетений, сейчас вполне могло бы сойти за возрастной жирок. А теперь оно было безобразным уродством, от которого хотелось побыстрее отвернуться и забыть. И его величество несомненно это понимал, вряд ли еще не рассмотрел себя в зеркалах.
  -Я не вижу в нем ничего отчетливого... - почти виновато пробормотал Варгус, - сплошная масса.
  -Я тоже, - подтвердил Звен и вопросительно глянул на Дилли, - а вам что там видится?
  Но ведунья, сделав знак сестре и брату уже шла мимо них к королю, радуясь про себя что он получил порцию зелья, вызывающего доверие и придающего спокойствия.
  -Там что-то неправильное, - встав прямо против отца, открыто заглянула она ему в глаза, - но во всех случаях, ты таскаешь это уже почти год. Тогда как женщины носят детей девять месяцев. А иногда и меньше, но младенцы от этого рождаются не менее здоровыми. Поэтому тебе пора его родить... и тогда мы посмотрим, что там. Но не волнуйся, никто из нас не намерен тебя обмануть. Обещаю, ты все увидишь своими глазами. Леар, прикажи принести серебряную посудину побольше... на кухне должна быть для заливного. И пару зеркал, поставим так, чтобы он мог рассмотреть каждое движение.
  Серьезно кивнув секретарь позвонил слугам, но прежде, чем открыть им двери, заботливо накинул на плечи короля свой плащ.
  Через несколько минут все было готово, и Эршель, молча и отрешенно наблюдавший за действиями магов, пристально уставился в зеркало. И тут же спохватился, поднял взор на стоящую перед ним Дилли и вымучено улыбнулся.
  -Начинаем, - получив разрешающий кивок Звена объявила королю ведунья, - запомни, сейчас главный - ты. Это на твоем теле прижилось чужое, нечаянное заклятье, и из тебя оно тянет жизненную силу. Тебе нужно осознать, что так не может продолжаться вечно... пора ему от тебя отделиться. Как разделяются мать и ребенок, птица и яйцо, дерево и плод. Время пришло. Соберись и дай своему телу приказ напрячься, отторгнуть от себя созревшую сущность. Представь мысленно, как она отделяется от тебя, собирается в комок, отталкивается изо всей мочи. И ты ее отстраняй, отрывай насильно, как выталкивают из себя детей женщины. Сейчас для вас самое важное - разделиться, стать двумя свободными существами, начать жизнь порознь.
  Дилли не особенно выбирала слова, точно зная, они будут всего-навсего фоном. Главное - это ее уверенность в своих действиях и манипуляциях магов, понимание необходимости и неизбежности избавления от проклятья.
  И ведунья вкладывала во взгляд и голос всю силу своего убеждения, всю веру в правильность происходящего, все умения увещевать и доказывать. Ловила взор Эршеля напрямую и в отражении зеркал, когда он пытался разобрать действия магов, держала его цепко, как ускользавшего воришку, и на все лады повторяла одни и те же доводы и аргументы.
   А магистры, объединив силы, осторожно и неспешно но неуклонно отделяли присосавшееся проклятье, зная что просто так оно не сдастся. До последнего будет держаться всеми силами, словно выросший на тонкой березке уродливый гриб чага, или цепко впившийся в кожу кровожадный клещ.
  Дилли не знала используемых ими заклятий, но видела плывущие от Звена призрачные фиолетовые языки странного тумана, вьющихся вокруг пальцев Варгуса зеленоватых змеек целительной магии. И плотные, синеватые коконы, выросшие вокруг всех присутствующих. Явно защитные, и хотя ведуньи не опасались проклятий, Дилли была благодарна спутникам за заботу. Одно дело, получив комок чужой злобы, поднять на защиту скрытые способности своего тела, смыть с себя водой все чуждое и агрессивное, а другое - просто делать свое дело, не следя за каждым, кто может одним движением бросить в тебя свои недобрые пожелания. Иногда осмысленно - но зачастую просто так, походя.
  Ведунья хорошо запомнила первое такое нападение, когда соседская девчушка, считавшаяся ее подружкой, окинув взглядом новое платьице Дилли, вдруг метнула в нее неосязаемый пучок переливающихся багрянцем и зеленью игл.
  -Способности у нее ведьминские, - огорченно ворчала потом Ясвена, помогая дочери снять последствия спонтанной порчи, - небольшие, но вкупе с неустойчивым, буйным характером дают такие вот выбросы.
  Дилли тогда ничего не поняла, но тренировать управление своими уменьями стала еще ревностнее. А подружку вдруг забрала гильдия знахарей, пообещав что она сможет постичь ремесло предсказательницы.
  -Больно... - вдруг процедил сквозь зубы Эршель, и к нему ринулся Варгус, положил на плечи сиявшие зеленью руки, ушел взглядом в себя.
  -Потерпи... - почти ласково попросила Дилли и с печальной усмешкой упрекнула, - ты же слышал, что женщины рожают детей своих в тяжких муках? Вот только никогда не задумывался, зачем им это так нужно.
  -Ну и зачем? - едва сдерживаясь, чтобы не застонать, прорычал Эршель.
  -Любовь. - коротко вздохнула она. - Хочется знать, что будет жить на свете маленький человечек, похожий на твоего любимого... тот, в ком соединятся мечты, надежды и судьбы.
  -А деньги? - с презрением выплюнул он.
  -Какие деньги? Ты сколько отдал бы, чтобы не таскать целый год на животе эту штуку? И не терпеть сейчас разрывающей тело боли? А за сколько хотел купить покорность нашей матери? Однако она предпочла сама пахать землю и сажать фасоль... но не отказаться от нас.
   -Ей я предлагал все... - огрызнулся король и не сдержал стона.
  -Вот и подумай, как больно и обидно было ей, - прикрикнула Дилли, - если Ясвена предпочла от тебя сбежать. Да не переставай отрывать от себя эту напасть... если не хочешь мучиться сутки или двое... как некоторые женщины.
  -Сутки?! - в голосе короля прорвался невольный ужас, - ты... лжешь...
  -Нет. Вот все закончится, отведу тебя к повитухам, пусть расскажут и покажут... иначе ведь не поверишь. И откуда в тебе столько недоверия...
  -У-ууу, - замычал от боли явно пытавшийся что-то сказать король и вцепился в стул так крепко, что на бледных руках вздулись синие вены.
  -Не терпи, отрывай его от себя, помоги магам, - кусая губы от сострадания, уговаривала, приказывала Дилли, но Эршель казалось, ничего уже не слышит.
  А за его спиной разворачивалось настоящее побоище. Маги уже опутали проклятье сложной сетью различных щитов и постепенно стягивая ее у самой спины пациента кольцом, тянули прочь. Но магическая система, ощутив потерю устойчивой опоры и источника тепла, упорно стремилась отвоевать потерянные позиции и нужно было так ее оторвать, чтобы не добавить и капли энергии.
  - Давай приманку, - скомандовал Звен, и в руках Брэна возник светлый шар, размером с человеческую голову, даже издали выглядевший горячим. - Ближе!
  Шар подплыл почти вплотную к стиснутому в щитах пузырю бледной, натянутой до синевы кожи, и в тот же миг в щитах появилась круглая прореха, словно оконце открылось.
  - Отрывай, - повелительно рявкнул на короля Варгус, И даже Дилли не сразу поняла, что это было командой вовсе не для Эршеля.
  Вернее, не для него одного. Маги вмиг напряглись, заискрили, сталкиваясь разноцветные потоки магии, отчаянно замычал король, прикусивший какую-то деревяшку. И вдруг смолк, покачнулся, безжизненно свесив голову, и Дилли вмиг оказалась рядом с ним, вцепилась в ворот располосованной на спине рубахи, притянула к себе, прибавляя рукам силы.
  -Еще! Еще, - рычал Звен, и все четверо магов, оставив короля заботам ведуньи, удвоили усилья, словно не замечая, как все жарче становится в комнате и все сильнее пахнет грозой. Стиснутый сетью нарост, уже вытянувшийся как верблюжий горб и заметно истончившийся у основания, вдруг потянулся, как живой к маняще пылающему почти рядом шару. Щиты мгновенно разошлись на его самой выступающей части, и словно соскользнули вниз, к телу короля, все сильнее стягивая сужающуюся перемычку, как стягивает винодел горло бурдюка.
  -Ап! - прозвучал короткий приказ, и Варгус резко чиркнул по натянутой как барабан коже магическим лезвием.
  В комнате остро пахнуло болотом , и тут же в большую салатницу плюхнулось что-то тяжелое и мокрое. Дилли зажмурилась, не желая потом несколько лет видеть во снах этот кошмар,
  Коротко всхлипнула у плеча старшей сестры Лита, и Леар тотчас обнял сестренку, прижал к себе, пряча на груди залитое слезами лицо и приговаривая какие-то утешения. Совсем как в далеком детстве, когда спасал маленького Чижика от злой полыни и нахальных кур, вырывающих из детских ручек пирожки.
  -Накрой щитом. Отставь в сторонку, - команды сыпались как горох из дырявого мешка, - Отрезай, я почищу... Варгус, сюда.
  Воздух в комнате посвежел, потянуло ароматом луговых цветов, видимо кто-то из магистров позаботился и Дилли заставила себя открыть глаза. Чижика уже не было, рядом стоял только Леарон, но оглянувшись, ведунья обнаружила сестру в совершенно неожиданном месте. Лита сидела на скамье, а рядом, откинувшись на стену, замер с закрытыми глазами Ланс.
   Младшая ведунья задумчиво водила по его лицу пальчиком, явно забыв, что за ней может наблюдать целая компания людей, еще недавно бывших не только чужими, но и почти врагами. Но никто не смотрел, наоборот, старательно избегали даже голову в ту сторону поворачивать.
  -Что с ним? - Спросила Дилли у мужа, но ответил ей Варгус.
  -Погибая, любое спонтанное образование обычно испускает всю накопленную грязную... или злую, ментальную энергию. Примерно такую, какая его породила. И ее лучше не использовать, а собрать в щит и оставить очищаться естественным способом. Но тут очень тесно... мы решили не рисковать. Ланс собрал ее в сферу и забросил подальше в море... это требует много энергии. Теперь ему нужно выспаться и хорошо позавтракать.
  -И нам всем тоже, - буркнул Брэм.
  -Согласен, - заявил Гард, подходя к жене, - давай я его положу в соседней комнате... ему тоже необходимо отдохнуть.
  -Нет, - резковато ответила Дилли, - я ему обещала, что он увидит свое проклятье. Где оно?
  - Вон, - кивнул Звен, испытующе рассматривая ведунью, словно впервые видел, - И тебе не жаль его будить?
  -А тебе обязательно меня проверять? - вздохнула ведунья, - лучше поторопись. Я тоже устала... еще и силу себе добавляла, чтобы его удержать.
  -Прости... - маг похоже раскаивался всерьез, - просто хочется знать... насколько мы совпадаем во мнениях.
  Варгус поднес к носу Эршеля какой-то флакончик, резко запахло нашатырем и король, отбиваясь, замахал руками.
  -Убери эту гадость!
  Распахнул глаза, огляделся, остановив взор на державшей его за ворот Дилли и словно забыв про нее, уставился в зеркало.
  -А где?... - зашипел встревоженно, рассмотрев свою забинтованную спину.
  -В тазике, вон у окна, - устало сообщила ведунья, - сам дойдешь?
  -Я помогу, - перехватил короля Леар, - спасибо, Анди.
  -А по уху? - вдруг по-мальчишечьи задиристо осведомилась она.
  -Не нужно, исправлюсь, - засмеялся он обезоруживающе и потянул короля на себя, помогая подняться со стула.
  -Вы росли вместе? - отстраненно заметил его величество и пошаркал к окну, недоверчиво дергая плечом, как будто ожидая, что на спину снова обрушится привычная тяжесть.
  Подошел к вазе, рассмотрел накрытый щитом некрасивый клубок грязно-желтых нитей, плавающих в окрашенной королевской кровью жидкости.
  -А можно открыть?
  -Не стоит, - тихо предупредил секретарь, - оно нехорошо пахнет. И оно не живое...
  - Это просто обиталище для проклятья, результат варварских шаманских ритуалов, - устало потер переносицу Звен. -Чуда не случилось. А вам нужно отдохнуть, ваше величество, у вас теперь вся спина в шрамах.
  
  Двенадцатое светозарня
  Королевский форт "Скальный"
   Гард
  
  Многолетняя привычка спать и есть не когда хочется, а когда есть возможность, иногда наверстывая упущенное, иногда впрок, в этот раз сослужила Тровенгу не лучшую службу. Он проснулся только к обеду, и обнаружив исчезновение жены, первым делом потрогал постель. Обычай, заведенный им недавно и грозящий перерасти в самую упорную привычку. И разочарованно вздохнул, место рядом с ним успело остыть так основательно, словно тут никогда не стучало вдруг ставшее родным и самым близким сердце.
  Торопливо умывшись и накинув обыденную одежду Гард вышел в прилегающую к спальне гостиную и замер, рассматривая расположившуюся за обеденным столом компанию. Однако к его смутному разочарованию никакой еды перед ними не было. Его жена, Лита и Леарон стремительно передвигали по непокрытой скатертью столешнице какие-то мелкие предметы. Заинтригованный их действиями, регент подошел ближе и усмехнулся, обнаружив что они просто играют. Тонкие квадратные пластинки мореного дуба с выгравированными изображениями мелькали с такой скоростью, что ему не удавалось рассмотреть ни одной картинки, а игроки умудрялись меняться, не путаясь в очередности и одновременно составлять перед собой единую табличку.
  -Доброе утро, - на миг с улыбкой оглянулась его любимая, - Мы сейчас закончим.
  И действительно, через несколько мгновений Чижик, издав победный клич, подняла перед собой руки, показывая, что у нее закончились все пластинки.
  -Доброе утро, зять! - закричала она весело, - можешь меня поздравить! Я обыграла этих монстров.
  -Я давно не тренировалась, - с мягкой улыбкой смотрела на нее Дилли, - но даже не ожидала, что у Леара найдутся пикты.
  -Купил случайно в лавке антиквара, - с легким смущением признался бастард, приветственно кивнув Тровенгу, - вспомнил как мы дома вечерами играли...
  -Теперь всю дорогу будем играть, - уверенно пообещала ему Дилли.
  -Какую дорогу? - Внешне небрежно осведомился Тровенг, наблюдая, как ловко и уверенно эти трое складывают в шкатулку пикты, накрывают стол скатертью и начинают переносить на него из дубового, потемневшего от времени буфета тарелки с едой.
  -В Эсмирт, - остановившись напротив него, тихо произнесла Дилли.
  Тровенг смотрел на жену молча, уже понимая, что поступить иначе она просто не могла. Вот если бы Эршель был один, Дилли возможно и не пожелала бы ему помогать, но оставить Леарона она просто не сможет. Досадно лишь, что не сочла нужным посоветоваться с ним.
  -Гард? - Шагнув ближе, почти вплотную, тревожно заглянула ему в глаза ведунья, - если ты не можешь...или не хочешь, мы вернемся домой. Лита и сама справится... но Ланс и Брэн будут с нею.
  -Я проспал все новости... - полуутвердительно буркнул регент, чувствуя, как откатывает от сердца неожиданная и незнакомая обида.
   -Это я рассказал, - признался Леар, - за завтраком спросил у магистров... помогут ли они королю вернуть власть. Мне хотелось выяснить, пока он спит.
  -И что они сказали?
  -Что решение за вами.
  -За тобой, - поправил его Тровенг, - мы же договорились. И скажу сразу... для него я и пальцем не пошевелил бы... но раз тебе так нужно, то поеду.
  -Да если честно, - невесело хмыкнул секретарь, - мне это абсолютно не нужно. Я никогда не мечтал стать принцем. И Эршелю тоже пора бы отдохнуть и немного пожить как обычные люди. Но те, кто рвутся сейчас к власти, прикрываясь сидящим на троне комедиантом, просто жадные и подлые шакалы. Они за несколько лет обязательно разрушат все хорошее, что создал за время правления король. Ведь он только в отношениях со своими женщинами непробиваемый дурак и упрямец... а в стране постепенно навел порядок. У нас нет нищих, не бродят по рынкам и причалам беспризорники, нет продажных судей и стражников. Да вам все это известно не хуже, чем мне.
  -Тебе, - упрямо поправил Гард, принимаясь за еду, - а все это обсудим, когда он проснется. Я не намерен помогать ему бесплатно... и цена будет высока. За каждую булочку, несъеденную его детьми... и за каждую конфетку...
  -Да ели мы конфеты, счастье мое, - засмеявшись, прильнула к его плечу Дилли, но Тровенг заметил растроганный блеск ее глаз и понял, что попал в больное место.
  -Ну и ладно... - так покладисто, как и не знал за собой, согласился регент, - но все равно стребую впятеро. За жадность и жестокость нужно наказывать.
  -Да у него скорее недопонимание и недоверчивость... - тихо выдохнул Леар, - и я кажется знаю, кто в этом повинен. Его тетушки... те самые, которых приютила королева-мать. Они почему-то очень боялись что он женится по любви и станет слушать свою супругу. И с детства запугали его страшными сказками про наглых пронырливых и меркантильных фрейлин и белошвеек, которые способны только заморочить мужу голову и потом менять любовников как перчатки. Ведь если девушка не устояла перед его обаянием, то не устоит и перед другими. Брать в жены нужно только принцессу, они де самые стойкие и порядочные.
  -Но он ведь давно не наивный мальчик, - с сомнением нахмурился регент.
  -Да... но первый опыт оказался роковым - огорченно вздохнул Леар, - Служаночка, с которой он вступил во взрослую жизнь, была глуповата, ветренна и обожала хвастаться его подарками. Оценивая своего возлюбленного именно по ним.
  -И могу спорить на сто золотых, что ее ему подложили те самые тетушки, - по-взрослому зло фыркнула Лита.
  -Чижик! - в два голоса воззвали к ней Дилли с Леаром.
  -Ох, только не начинайте меня воспитывать, - огрызнулась девчонка, - я на рынке и не такого наслушалась. Но ко мне не прилипает... спасибо матери.
  -Благодарю, мама, - серьезно подняла глаза к небу Дилли, повернувшись в ту сторону, где находился Брагод.
  -Спасибо, Ясвена, - прижал руку к сердцу Леар, - иначе я не выдержал бы... приказал поварам убрать всю еду и наварить гороховой каши.
  -Нет, вы посмотрите! - Возмутилась девчонка, - при встрече он меня даже не узнал, а про кашу за столько лет не забыл!
  -Узнал я тебя, - со смешком успокоил сестру секретарь, - не переживай. Но виду подать не мог... этот гад же следил. Ну ладно... гороха не будет, уговорила. Если ты расскажешь, что за странные отношения у тебя с женихом. Никак понять не могу, то ты его не замечаешь, бедняга о твои стены все глаза сломал, а стоит ему присесть с несчастным видом, бросаешься гладить. Неужели нельзя обращаться с человеком нормально, если он тебе так нравится?
  -Леарон! - Рассерженной тигрицей вскочила со стула Лита, - вот сейчас ты лезешь своими сапогами в чужие отношения.
  -Не в чужие, а в отношения моей сестры с ее женихом, - спокойно парировал тот, - и тебе хорошо известно, что никогда бы не полез, если не видел, что они совершенно неправильные. Если ты не уверена в его или своих чувствах - нечего подавать человеку надежду. Пусть идет доказывает свои намерения. А раз согласилась на помолвку - то не крути хвостом, и не устраивай игры в загадочную молчунью, а ищи способ понять любимого мужчину и договориться с ним. Поверь, мы не тупые, не злые и не упрямые. Мы хотим вас понимать, но хоть намек, хоть словечко , хоть шаг навстречу ты можешь сделать? Ведь идти-то нужно по пути к согласию и счастью... а ты пятишься в другую сторону.
  -Спасибо, Леар, - с чувством выдохнула Дилли, - ты сказал именно то, на что я пытаюсь намекнуть уже который день.
  -Ланса проверять не нужно... - посомневавшись, сдал друга Тровенг, - я знаю его давно... и даже не ожидал что он способен так влюбиться. Но говорю это не ради того, чтобы его похвалить. У Ланса еще и железная воля. Если он, например, сочтет что девушке будет лучше без него... то ничто не заставит изменить это решение.
  -Вы...вы... - сузив глаза со жгучей обидой прошипела Лита, - ничего не понимаете! Дело не в том, как я к нему отношусь! А как он ко мне! Он ведь с первого дня принялся командовать мной как своим курятником! Сюда не гляди, туда не ходи... а мне такого счастья и даром не надо! Я - ведунья и не смогу жить в рабстве!
  Гард хотел было сказать - ну какое же это рабство, когда о тебе беспокоятся и пытаются защитить, но увидел, как помрачнели лица его жены и Леара и проглотил едва не сорвавшуюся тривиальность. Лишь в этот миг сполна осознав, насколько ведуньи отличаются от обычных женщин. Да и ведуны тоже... судя по Леару. Нет, не внешне... и не поведением. А незаурядным чувством собственного достоинства, обостренным восприятием несправедливости и особенной чуткостью к малейшим попыткам ущемить их свободу.
  И значит он сам должен бдительно следить за своими словами и действиями, подавлять собственные порывы спрятать любимую женщину в высокую башню и на всякий случай закрыть решетками все окна. Иначе будет как Эршель... издали шпионить за нею и с тоской следить как растут без него его дети.
  -Леар... произнес он вовсе не то, что собирался минуту назад, - ты ведь все время был рядом с королем... и знаешь больше других. Неужели он не подозревал, что у него есть ребенок?
  -Не мог он ничего подозревать, - искоса глянув на притихшую Литу, пояснил секретарь, - потому что вспыльчив и обидчив. И когда Ясвена сбежала, запретил всем упоминать ее имя. Только года через три сообразил, насколько смешон был этот приказ. Все и сами вскоре забыли про его неудачливую возлюбленную, только на него самого этот запрет не подействовал.
  Его пояснения прервал стук в дверь и все насторожились. Ночью, когда они устало расходились по своим комнатам, Гард объявил наступающий день праздником и велел никому себя не тревожить.
  -Ваша светлость, - скромно потупив взор, промямлил королевский камердинер, - его величество проснулся и приказал королевскому фрегату готовиться к отплытию. А меня послал узнать, соблаговолите ли вы его сопровождать?
  Тровенг и его новые родственники на несколько секунд застыли, огорошенные королевской наглостью, затем переглянувшись, дружно, как по команде поднялись с мест.
  -Где он?
  -В своих покоях, - учтиво сообщил камердинер и опасливо предупредил, - Но велел сказать, что никого не принимает.
  -Спасибо, - голос регента скрипел, как промороженное дерево на ветру, - иди на кухню, вели подать чай в королевскую гостиную. На всех нас.
  -Но...
  -Я кому сказал?!
  Старичок съежился и побежал к лестнице, все сильнее втягивая в плечи голову под прицелом провожающих его взглядов.
  -Ланс! - окликнула Чижик мага, неведомо как отыскав его в одной из ниш, - идем с нами.
  -К Эршелю?
  -Да, - кивнул Гард, сообразив, что о решении короля она узнали далеко не первыми, - как это восприняли твои коллеги?
  -Пока никак. Ждем твоего решения. Мы же послали к вам Леарона.
  -Они не захотели меня будить, - пояснил Тровенг, подавив вздох.
  Едва в кои-то веки решишь отдохнуть денек, как тут-же появляются срочные дела и нерешенные проблемы.
  -Тогда я их позову, - Ланс приостановился, доставая сигнальный амулет, и Лита замерла рядом с ним.
  Остальные поспешили побыстрее уйти, очень надеясь, что Лита осознала свою неправоту и не собирается окончательно рассориться с женихом.
  Магистры появились у дверей королевских покоев почти одновременно с Тровенгом, и не задерживаясь ни на миг, направились к двери, у которой, угрожающе выставив вперед обнаженные мечи, стояла шестерка воинов из личной охраны его величества.
  -Его величество никого не принимает... - решительно заступив незваным гостям дорогу, командир охраны попытался их остановить, но вдруг как-то сник, словно забыв, кто он и что тут делает.
  Вяло вложил меч в ножны и побрел в сторону караулки, глядя в никуда остекленелыми глазами.
  -Быстро за ним, - тихо и властно приказал Варгус, и воины, бледнея, попятились, словно увидели нечто ужасное.
  Через несколько секунд дверь караулки захлопнулась за последним из воинов и целитель с усмешкой бросил в нее что-то невидимое.
  -Что ты решил? - осведомился Дазвенорт обернувшись к Тровенгу.
  -Плыть в Эсмирт. Эршель конечно не подарок... но я предпочитаю иметь в соседях его, а не кота в мешке. Да и должок хочу получить. И вашему ковену, по-моему, не помешает какой-нибудь замок на побережье... где можно тренировать молодых магов и зимой.
  -Мы с тобой, - невозмутимо кивнул Звен и изумленно покосился на появившегося Ланса.
  Дознаватель бережно вел под ручку кротко улыбающуюся Литу, но выглядел не столько счастливым, сколько глубоко озадаченным.
  -На двери висит запирающий амулет, - предупредил Звен и неизвестно кого спросил, - и где они только берут такие вещицы?
  -Я соберу магию, - предложил Ланс, и аккуратно отцепив ручку Литы от своего локтя, попросил: - подожди меня тут.
  Все невольно затаили дыхание, ожидая чего угодно, только не покорной девичьей улыбки. Но Чижик поступила именно так как просил жених, кротко кивнула в ответ и безропотно замерла на месте.
  -Нам не пора спасаться? - в шутку спросил у жены Гард и ошеломленно смолк, поймав ехидный взгляд Леарона.
  -Рано, - мстительно буркнула Лита и тотчас поджала губы, заметив понемногу открывающуюся дверь.
  -Вот, - протянул Звену цепочку с камнями Ланберс, - халгирская штучка.
  Гард направился к двери, но магистр его опередил.
  - Я первый. Возможно это не последняя подобная игрушка. Меня всегда изумляла доверчивость знатных лордов и правителей, скупающих подобные амулеты у всяких проходимцев. Вроде взрослые и умные люди, а как самые наивные пастушки верят всему, чего нальют им в уши полуграмотные шаманы.
  -Я все слышу, - распахивая дверь недовольно пробурчал Эршель.
  -Я это знаю, - хладнокровно сообщил Звен - и специально говорю погромче.
  -У вас дурные манеры... - король снова был не в духе, - разве не получили сообщение, что наше величество никого не принимает?
  -Ваше величество еще в шоке после проведенного ритуала, - спокойно пояснил Звен, - и мыслить адекватно пока не может, поэтому не имеет права обвинять кого-либо из нас в отсутствии воспитания. Поскольку ваше величество еще является нашим пациентом и пока не получило позволения вставать с постели, мы будем навещать его столько раз, сколько сочтем нужным. И в таком составе, как нам покажется необходимым.
  С минуту король сверлил нежданных гостей возмущенным пронзительным взглядом, однако смутить так и не сумел.
  -А где мой камердинер? -- подозрительно поинтересовался он наконец.
  -Отправился за чаем, - невозмутимо пояснил Звен, незаметно освобождая карманы и шею короля от грозди подвесок и амулетов.
  Сложил все в появившуюся в руках Брэна шкатулку, и облегченно вздохнул. Эршель был весьма неплохим королем, и вполне разумным человеком, но совершенно не терпел вмешательства в собственные планы и решения. А как раз именно это и собирались сейчас сделать магистры.
  -Мне не нужен чай, - огрызнулся король, но Звен был непрошибаем.
  -И это мне известно. Вашему величеству требуется перевязка и постельный режим.
  -Мне уже сделали перевязку, - непримиримо отказался Эршель и демонстративно сложил руки на груди.
  -И кто же осмелился? - вот теперь в голосе магистра прорезалась леденяще-бешеная ярость.
  -Я, - пробормотал вошедший камердинер и побелев попятился, - но хозяин приказал! Я не мог ослушаться!
  -А думать тебя не учили? Или специально выбрали изо всех слуг самого глупого и услужливого? Так, вот, чтобы поумнел, походи до заката немым и черным.
  Темное облачко сгустилось над головой ошеломленного старичка и пролилось на него мелким, моросящим дождиком. Кожа и волосы, одежда и обувь, даже поднос, который он держал в руках мгновенно стали цвета воронова крыла.
  -Это... это...наглость... - захлебнулся возмущением король, но в следующий миг охнул и стиснул зубы, обнаружив, что уже летит в свою спальню как гонимое ветром перышко.
  -Это не наглость, и не демонстрация силы или возможностей, - голос магистра снова был спокоен и ровен, - а единственный допустимый способ доказать вашему величеству, насколько вы заблуждаетесь, пытаясь обращаться с нами так же, как с вашим несчастным камердинером. Мы не ваши слуги, и даже не гости. Здесь мы - свита, сопровождающая лорда Гарданта Тровенга, регента Онзирской княжны и правителя княжества на ближайшие пять лет. И взялись за ваше избавление от проклятья по просьбе его светлости и его супруги, леди Андилианы Тровенг. И потому, пока мы не сочтем ваше величество полностью оправившимся и способным рассуждать здраво и спокойно, вы будете лежать в кровати и никто, кроме нас, не имеет права прикасаться к вашим шрамам. Мы не желаем потом выслушивать упреки в неумении, если по вине некомпетентных личностей на вашей коже останутся некрасивые рубцы.
  Эта нотация сопровождалась наглядными действиями. С короля, несмотря на его сопротивление сползли камзол и рубаха, а за ней сапоги. Штаны королю маг оставил, зато примостил его величество животом на рабочий стол, небрежно смахнув оттуда все бумаги и письменные принадлежности.
  Легкий ветерок, которым магистр управлял мастерски, как живописец кистью, развязал неумелые узелки новых повязок, осторожно скользнул между ними и телом и снял, открыв взору лекарей вымазанную чем-то белым кожу.
  Дилли с мужем и Литой, едва сообразив, чем собираются заняться их спутники, отошли подальше и устроились на стоявших у окна креслах.
  И стараясь не смотреть в сторону магов, все же внимательно прислушивались к происходящему.
  -Чем это намазаны шрамы? - возмущенно осведомился Варгус, осторожно снял на стеклянную лопаточку каплю мази и принюхался, - Ваше величество! Если вы не будете отвечать, то ваше исцеление растянется на неопределенное время.
  -Почему же неопределенное... - едко ухмыльнулся Брэн, - луны три вполне хватит.
  -Вы не осмелитесь... - придушенно прошипел король.
  -Вы же отважились игнорировать мнение старших магистров ковена и взять на себя решение тех вопросов, в которых совершенно несведущи, - жестко прикрикнул Звен, - да вы даже не удосужились не то что спросить у нас совета, а сказать простое спасибо.
  -Мне с вами и за сделанное рассчитаться бы, - желчно буркнул король, - хотя замок у моря найдется, еще все долги князя прощу, а там тысяч на пятьсот. Но больше не потяну.
  -Я был прав, у вас есть возможность подслушивать наши разговоры, - устало произнес Тровенг, понимая, куда гнут маги, - но насчет своих возможностей вы глубоко заблуждаетесь. Замок и долговые расписки имеются у короля, а вы пока для своих бывших подданных не король - а самозванец. И если сейчас приплывете на пристань Эсмирта, то в лучшем случае станете узником. Но боюсь, готовиться вам нужно к худшему. Ваш двойник вошел во вкус... или его кукловоды вошли, не это главное. Теперь трон придется отвоевывать... а без нашей помощи это будет очень трудная и кровопролитная кампания. Но мы не полезем во дворец напролом, не подготовив точный план и не просчитав все риски. Поэтому придется с нами договариваться... даже если это вам претит.
  Король молчал, как и его камердинер, но магистры ждать не собирались.
  -Так где ты взял эту мазь? - Строго глянул на слугу Варгус, - говори, я разрешаю.
  -Мастон оставил, главный целитель, - всхлипнул старичок.
  -Зачем?
  -Мазать спину... от опрелостей.
  -Самозванец ваш Мастон, - презрительно фыркнул магистр, - скупил у травниц самые дешевые мази... и даже не удосужился выяснить, от чего.
  -Позволь, я гляну, - не выдержала Дилли и направилась к столу.
  -Нет! - Отчаянно закричал король, - не подходи! Сиди там... или лучше подождите в другой комнате. Я прошу...
  Последние слова Эршель прошептал с вымученной болью, и именно этот тихий, безнадежный шепот заставил ведунью остановиться.
  -Ладно, - согласилась она, - мы выйдем. Лита, идем.
  -Только ты уж тут не капризничай, - проворчала Чижик, направляясь к двери, и неожиданно для всех добавила, - и освободите этого старика... не могу я на него смотреть.
  -Хорошо, - согласился Звен, - раз ты просишь.
  Что-то шепнул и отвернулся, а старый камердинер, обнаружив, что его руки обрели истинный цвет, всхлипнув, бросился за девчонкой, которую до этого момента считал самым ненужным и незначительным человеком в свите регента.
   -Зря ты его пожалела, - хмуро хмыкнул вслед Чижику Леар, -этот одуванчик мне не одну пинту крови попортил.
  -За что? - мгновенно остановившись, развернулась к нему девчонка.
  Старик едва успел замереть на полушаге, и не врезаться в свою благодетельницу. Зато напоролся на вмиг ставший холодным взгляд ее прищуренных глаз и обмер, проклиная про себя наглого секретаришку, умудрившегося втереться в доверие к повелителю.
  -У него спроси, - дернул плечом Леар, - откуда мне знать? Но кто только меня по его милости не проверял и не допрашивал.
  -А в чем обвиняли?
  -Проще сказать, в чем не обвиняли, - отмахнулся Леар. - Да и леший с ним, пусть уже бежит, куда бежал.
  -Нет уж, - не согласилась вернувшаяся к двери Дилли, - вот теперь и мне интересно. В чем можно обвинить человека, который отлично делает свою работу, не пьет и не дебоширит, не лжет и не ворует?
  -В шпионаже, - моментально сообразил Гардант и пояснил присутствующим сделанный им вывод, - слишком правильных людей всегда подозревают в самых ужасных намерениях или скрытых пороках . Шпион, колдун, или вор, подбирающийся к казне, вот первое, что подумают слишком бдительные слуги. Была бы принцесса - заподозрили в намерении влюбить в себя и скомпрометировать, а если королева - обольстить. И постараются сделать все, чтобы вывести его на "чистую воду". Будут писать доносы, наушничать, подставлять и всячески вредить. Могу представить, Леар, сколько раз тебе пришлось доказывать свою невиновность и сколько допросов и расследований ты вынес. Ко мне князь начал придираться только в последние годы ... и то я уже собирался оставить эту должность. А ты терпишь уже восемь лет.
  -Меньше, - поправил бастард, - два года я работал посыльным и писарем. Но там меня хвалили.
  Последние слова он произнес тихо, и, явно пожалев о собственной откровенности, торопливо направился к выходу.
  -Беги уже, куда бежал, - презрительно прикрикнула Лита на камердинера, растерянно хлопавшего выцветшими глазками - и под ноги мне не попадайся!
  
  Двенадцатое светозарня
  Королевский форт "Скальный"
  Дилли
  
  -Скажи честно... - испытующе смотрела на брата ведунья, - ты ведь специально устроил это представление?
  -А я и не собирался тебя обманывать, - улыбнулся ей Леар, но в его глазах явственно сквозила тоска и усталость, - конечно не случайно. Я во дворце давно уже отучился говорить то, что думаю на самом деле. Да и вообще скоро разговаривать разучусь. Только " Да, ваше величество". Он ведь лишь здесь, когда прижало, начал немного разговаривать по-человечески. А уж о том, каково приходится живущим рядом с ним людям и вообще никогда не задумывается. А Фуск, камердинер этот, постоянно крутится возле короля и понемногу стучит на всех. Но по-разному, кого похвалит, кого осудит. А меня невзлюбил, поскольку я не собираюсь перед ним лебезить, вот и пытался всеми способами выжить. Сначала я надеялся его переубедить, потом держался, не желая бросить короля в беде. Но как он снова сядет на трон - уйду. Только не к вам... не хочу навести на ваш дом его ищеек. Буду просто иногда навещать... инкогнито.
  -Неужели он такой мстительный? - задумалась Лита, - но чем он может нам насолить?
  -Много чем... - фыркнул Леар, - и никогда не угомонится. Я его изучил... рассудительный и не злой человек, пока не взбредет что-то в голову. Тогда спорить с ним бесполезно.
  Дилли взглянула в окно и вздохнула. Да, короля переубедить почти невозможно. Сегодня они и сами в этом убедились. Никому, даже магистрам не удалось его уговорить еще хоть пару дней остаться в надежном убежище, пока окончательно поправится здоровье. Эршель был неумолим.
  И вот теперь они плывут куда-то на ночь глядя, за огромным королевским фрегатом, белой птицей скользящим по темным волнам.
  -Я вам не помешаю? - Спокойно входя в собственную гостиную княжеской каюты, вежливо поинтересовался Гард.
  -Разумеется, нет, - встретила его встревоженной улыбкой жена, - так о чем тебе хотел сообщить капитан?
  -С фрегата получено сообщение, - с невольным ехидством усмехнулся регент, - просят принять на борт двух пассажиров. Но кого попало я брать не собирался... вот и вели переговоры.
  -Дай угадаю... - насмешливо фыркнула Чижик, - родитель по нам соскучился?
  -Скорее боится, что мы тут без него сплетем заговор... - поправил ее Леарон.
  -Ты настолько его не терпишь? Тогда почему не уйдешь? - Гард испытующе глянул на бастарда.
  -Я три минуты назад пообещал сестрам уйти, это решено. Но не сейчас.
  -Извини. Так вот, о переговорах. Сюда действительно хочет перейти король, ну и Варгус с ним, разумеется. Его величество спрашивал о камердинере - я отказал. Слуг здесь хватает, а места не так много. Пока совсем не стемнело, фрегат станет на якорь, а мы подойдем с подветренной стороны, маги обещали что щиты удержат от столкновения.
  Дилли понимающе кивнула, без помощи магов ни один здравомыслящий капитан не решился бы в такую погоду на подобный маневр. Однако муж явно собирался сказать им не об этом. Только почему-то начал издалека.
  -Ну и где мы его поселим? - вслух задумалась Лита, со своей практичной смекалкой сразу сообразившая, что именно так заботит регента.
  - Мы на него не рассчитывали и я перед ним вытанцовывать не стану. Рядом с магами есть свободная каюта, где раньше жил Ланс, - твердо заявил Тровенг, - Меня интересует другое... позволить ему сюда входить или нет?
  -Я бы запретила... - вздохнула Дилли, - но нужно разрешить. Не хочется сравняться с ним в неучтивости.
  -Может отдать мою каюту? -Задумалась Лита. - а я перейду в маленькую.
  -А Ланс? - нахмурилась Дилли, представляя как воспримет это напарник ее мужа. - Вернется к себе?
  -Там не так уж и тесно... - загадочно буркнула Чижик, словно не замечая, как озадаченно замерли собеседники. -обижать Ланса мне не хочется значительно сильнее, чем короля.
  -Хм, - откашлялся Гард, обнаружив что Дилли с Леаром не собираются прерывать упорного молчания, - как старший родственник я не могу тебя не спросить... Лита, а ты отчетливо представляешь, на что провоцируешь Ланса?
  -Спасибо, Гардант, - скромно потупилась девчонка, но в ее голосе сквозил едва сдерживаемый смех, - ты напомнил мне о скромности. Я очень надеюсь, что завтра утром ты не станешь меня презирать?
  -Наоборот, - огрызнулся регент, сердясь на себя за совершенно не свойственную ему заботу о чужой нравственности, - я буду счастлив что пристроил тебя в надежные руки. И попрошу Звена провести для вас свадебный ритуал.
  -Вообще-то я сама себя пристроила... - не согласилась Лита и резко смолкла, буркнув, - а вот и они идут.
  -Можно? - Стукнув, открыл дверь Ланс, - мы на подходе. Что вы решили?
  -Я отдаю ему свою каюту, - опередила всех Чижик, - и переезжаю к тебе. Пойду вещи соберу. Поможешь?
  -Но... - остолбенел маг и тут же спохватился, - конечно, моя прежняя каюта как раз свободна.
  -Вот видишь, зять, - поднимаясь с кресла, с наигранной горечью вздохнула девчонка, - не сбылись твои надежды. Плоховато ты знаешь своего друга.
  -Просто ты еще не успела ему сказать, что там хватит места для двоих, - не сдался Тровенг.
  -Ты всерьез считаешь, что именно я должна была это говорить? - изумилась она почти искренне, и, оскорбленно вздернув носик, выплыла из каюты.
  -Боюсь... - окинув всех внимательным взором, задумчиво проговорил Ланс, - никто из вас не решится ответить мне на вопрос, о чем вы тут недавно беседовали?
  -О том, когда лучше провести ритуал объединения судеб, - сообразив, что упрямая сестрица и не думала шутить, тихо пояснила Дилли, - прямо сейчас или на рассвете?
  -Когда вернемся в Брагод, - жестко отрезал маг и вышел, хлопнув дверью.
  -Я ставлю на Чижика, - серьезно сообщил Леар.
  -Я бы тоже так сделала... но посмотрю кого выберет мой муж, - сообщила ведунья, и ожидающе уставилась на любимого.
  -Я в сомнениях, - нежно приобняв жену, сообщил ей Гард, - обычно Ланс в таких делах очень несговорчив... но в этот раз я его не узнаю. И пока не в силах решить, что победит... любовь или трезвый расчет. Ведь мы едем во дворец... а у Эршеля вполне могут к тому времени, как мы там окажемся, появиться на Литу какие-то планы. Например выдать ее замуж за одного из Кеминских принцев.
  -Ты хочешь сказать, что Ланс может уступить невесту какому-то смуглому красавцу?- Живо заинтересовалась Дилли.
  -Я хочу сказать, что это один из сотен возможных вариантов, и не знаю пока, какой из них окажется самым верным, - очень серьезно ответил Тровенг и невесело вздохнул, - и все же надеюсь на победу Литы.
  -Тогда за нее, - кивнула ему жена, - и пусть помогут ей светлые боги.
  
  Момент, когда бриг добрался до фрегата и перестал бороться с волнами, все ощутили на себе. Судно стало качать намного сильнее, и если бы вещи не были прикручены к полу, а посуда не стояла в специальных выемках все уже разлетелось бы по каюте. Гард прилагал немалые усилия, чтобы удержаться в кресле, когда оно зловеще наклонялось, готовясь выкинуть седока из мягкой пасти. И с легкой завистью, щедро приправленной изумлением наблюдал за спокойствием сидящей рядом Дилли. Казалось она даже не замечает яростной качки и всех сопутствующих ей неудобств.
  И вдруг качка прекратилось. На несколько невероятно долгих секунд судно замерло, держась идеально ровно, словно вмиг оказалось в порту, намертво принайтованным к причалу.
  -Магистры установили воздушный трап, - пояснил Гард удивленно вздернувшему бровь бастарду, - король перейдет по нему как по коридору, не замочив и сапог.
  -Но разве... - засомневался Леар, - такой трап может удержать судно в неподвижном состоянии?
  -А это водные канаты закрепили нас на месте, как якорями. Но ненадолго, как только король окажется в безопасности, мы уйдем вперед. Звен считает, что теперь нам незачем ждать королевские суда и показывать всем встречным посудинам, с кем мы заодно.
  Леар понимающе кивнул, он и сам давно понимал, как неправильно в их случае переть напролом.
  Судно качнулось, словно слетая с горки и снова понеслось по волнам. Вскоре дверь распахнулась и раздался вежливый голос Ланса:
  - Сюда, ваше величество! Его светлость вас ждет.
  Не ожидавший такого "подарка" Гард едва слышно возмущенно фыркнул, и Дилли тотчас нежно пожала руку мужа, молчаливо умоляя не спорить с другом. "И не собирался, но нужно же хотя бы предупреждать? ", - хотел ответить регент, но вслух сказал совершенно другое,
  -Проходите, ваше величество, устраивайтесь. Мы пьем чай, желаете?
  -Спасибо, что отозвались на мою просьбу, лорд Тровенг, - устало произнес вошедший и откинул с лица капюшон морского плаща.
   Вот теперь Гард узнал короля мгновенно. Непонятно когда, но он успел преобразиться. Волосы и брови пострижены и выкрашены в его родной золотистый цвет, делая его величество лет на тридцать моложе. На его темени красовался толстый обруч походной короны, тело было затянуто в черный замшевый дорожный костюм, из-под которого виднелся ворот бледно-синей шелковой рубашки. А на груди, рядом с многолучевой звездой мощного королевского артефакта, скромно висел заговоренный медальон с государственной печатью.
  Дилли с Леаром тоже рассматривали неожиданного гостя, а сам он не сводил глаз с ведуньи, вернувшей себе облик графини Тровенг. Как пояснила она Гарду, самый близкий к портрету, который по настоянию Ясвены раз в год рисовали для каждой юной ведуньи. Ведь в попытках освоить новый образ так легко потерять саму себя, хотя в юности не осознаешь трагичности этой утраты.
  -Это твое настоящее лицо? - сразу забыв обо всем, хрипловато выдохнул Эршель и сглотнул вставший в горле комок.
  -Почти... - хмуро призналась она, и нехотя пояснила, - но точнее нет. Когда приходится месяцами жить под чужой личиной, себя постепенно забываешь.
  -Она говорила про картины... кто-то одаренный вас рисовал... - голос короля предательски пресекся.
  -Да, - вместо Дилли суховато подтвердил Леар, - каждый год. И мы сверяли с прежними.
  -А выяснить во дворце... - привычно глянул исподлобья его величество, забыв, что мохнатых бровей больше нет, и досадливо скривил губы, - ты не пытался?
  -Зачем? - холодно прищурился секретарь, - мать давно выяснила имена наших родительниц. Но говорила лишь тем, кого это очень интересовало. А Дилли никогда не хотела знать ее имени.
  -Мне и сейчас все равно, - холодно заверила графиня, - если ребенок не нужен матери, значит она просто не достойна этого звания. И ты не смей ничего рассказывать, я не хочу ее ни знать ни жалеть. У нее был выбор...как у Ясвены, но тогда она думала только о себе.
  - Мне казалось...ты добрая,-помрачнел Эршель, и вздрогнул от полного ярости окрика появившейся в дверном проеме Литы.
  -Дилли - добрая, очень добрая, тебе не показалось! Она может целую ночь носить на руках больного малыша, а потом уйти на полдня в лес за целебными травами для него. Может отдать голодной нищенке последний кусок хлеба и пообедать салатом из сныти и крапивы.
  -Может пять лиг по лесу тащить на себе укравшего ее князя, и потом два дня выхаживать его, чтобы получить нож в спину, - веско добавил стоящий рядом с невестой Ланс, - и многое другое. И полностью права, отказываясь жалеть женщину, бросившую на произвол судьбы младенца, даже не попытавшись найти более достойный выход. Но даже если той даме и пришлось очень несладко, помогать должен был ты, а не твои дети.
  -Вы все так меня ненавидите... - горько усмехнулся король и попытался развернуться чтобы уйти, но не смог, мгновенно спеленатый магией Ланса.
  -Ошибаешься, - обходя Эршеля и останавливаясь перед ним, веско возразила Лита, - ведуньи не могут быть злыми и мстительными, это разрушает людей. Мы просто ценим справедливость и не выносим, когда нас обвиняют в несвойственных нам поступках. И зря ты пытаешься найти в нас присущие твоим придворным дамам черты... им просто неоткуда взяться.
  Девушка смолкла и гордо вздернула нос, ожидая ответной тирады, но король молчал. И смотрел на нее как-то особенно, жадно и истово как люди смотрят только на неожиданное чудо. Звездочет на появление новой звезды, мореходы на открывшийся в скалах проход, а садовники на редкий цветок, расцветающий лишь раз в десять лет.
  Несколько мгновений Лита стояла в полном молчании, затем, внимательно глянув в глаза Эршеля и резко побледнев, отступила на полшага.
  -Ланс...- ее полушепот, полувскрик еще звучал в ушах присутствующих, а маг, вмиг сняв с короля путы уже стоял рядом с невестой, крепко прижимая ее к себе.
  -Я не... - болезненно скривившись, выдохнул его величество и заторопился, - просто зашел поблагодарить. Спокойной ночи...
  -Я провожу, - Леарон стремительно поднялся с места и поспешил к хозяину, но сравнявшись с сестренкой, на миг приостановился, невесомо провел ладонью по ее щеке, - ну чего ты так испугалась, Чижик? Он ничего плохого не сделает... и мы все рядом.
  -Спасибо... - махнула ему влажными ресницами Лита, и шепнула: - просто мне ничего от него не нужно.
  -Никому из нас не нужно, даже Леару, - тихо, но веско подтвердила Дилли, и добавила, глядя на замершего короля, - спокойной ночи, ваше величество.
  
  Четырнадцатое светозарня
  Мыс Прит, замок Хазрет
   Дилли
  
  Мир тонул в густом, промозглом тумане, надёжно прятавшем даже стоявшего на расстоянии вытянутой руки Ланса. Все остальные и подавно безвозвратно затерялись где-то в этом безбрежном океане молочного пара, давая знать о своем существовании лишь негромкими, глухими фразами.
  -Лево руля... еще лево... право, прямо... -Дилли понимала, что он как-то определяет направление, но не могла поверить тому, чего не видела сама.
  И потому лишь теснее прижималась к мужу, крепко держащему ее за талию.
  -Не волнуйся, - шепнул ей на ухо Гард, обдавая шею теплым дыханьем, - они видят дно.
  Ведунья лишь сильнее прижалась щекой к его груди, мысленно благодаря магистров, уведших бриг от трепавшего их почти двое суток шторма. Здесь, на востоке, он пронесся сутки назад и теперь океан был покоен, как налитое в миску молоко.
  - Подходим, - донеслось из тумана и вскоре бриг сотряс легкий удар, означающий что "Алый" достиг причала.
   Где именно находится этот причал не было известно никому, кроме магов и Тровенга. Лишь капитан, хорошо знающий побережье Форандии мог примерно догадываться, куда они пришли, но никому не собирался этого говорить.
  Ланс унес Литу в неизвестность первым, за ним Леар вел короля.
  -Пора, - Гард подхватил жену на руки и почти бегом сбежал по трапу в белую пелену.
  Последними на причал стремительно соскользнули несущие багаж магистры, оставив на бриге Брэна, обязанного помочь судну выйти из этой бухты и незамеченным увести в дельту Ресны. Отныне делегация из Онзирского княжества превращалась в партизанский отряд, вступивший на тайную тропу борьбы за возвращение Форандии законного правителя.
  Тровенг уверенно шагал вслед за напарником, по-прежнему не отпуская с рук жену, и она сидела в его объятьях совершенно спокойно, не делая ни малейшей попытки освободиться. Никогда прежде Дилли даже не предполагала, настолько это приятно, ощущать постоянную заботу и защиту мужчины, которому доверяешь полностью.
  Однако чуткость слуха себе все же добавила, и вовсе не от необходимости или элементарной осторожности. Просто за последние годы, проведенные вдали от дома, привыкла всегда и везде быть в курсе происходящего.
  Оттого-то теперь отчетливо слышала, как поспешный топот десятка сапог по деревянному настилу сменился шуршанием гальки, а потом глуховатым цоканьем по камню. Затем раздалось негромкое бряцанье металла, словно кто-то дергал дверное кольцо и через долгую минуту тягостного молчания раздался шорох открываемого оконца и вопрос, заданный приглушенным мужским голосом:
  -Зачем пришли?
  -За диким медом с уголенских холмов, - тихо буркнул Звен, и тотчас послышалось звяканье засовов и шорох распахнувшейся двери.
  -Проходите.
  И снова мужчины торопливо шагали сквозь туман, бывший тут, за каменной стеной неизвестного поместья или замка ничуть не реже, чем на море. Даже как бы не гуще, чего Дилли совсем уж не ожидала.
  А потом незваные гости дружно ввалились в просторное, полутемное помещение, и туман как ножом отрезало. Дилли завертела головой, с любопытством изучая в свете все разгоравшихся магических бра темный камень массивных стен, отделанный в человеческий рост дубовыми панелями, дубовый же паркет и тяжелые кресла и диваны неизменного дуба, полукругом расставленные перед огромным камином, вполне пригодным для жарки бычка. Здесь все было устроено основательно и на века, и мощные медные переплеты, обрамляющие толстые квадратики зеленоватого стекла, и кованые перила и решетки на каменной лестнице и внутренней галерее второго этажа.
  -Какой улов, - раздался оттуда, сверху хрипловатый и язвительный мужской голос, и ведунья мгновенно нашла взором говорившего.
  Он стоял в тени колонны, закутавшись в темный шлафрок с капюшоном, и рассмотреть можно было немногое. Лишь блеск глаз, да белизну тонкой кисти.
  -Два правителя, толпа старших магистров, хорошенькие девушки и настырный бастард, - перечислял хозяин этого строения, - даже не знаю, как распорядиться таким богатством.
  -Дать пару повозок и забыть, - так же язвительно отозвался Звен.
  -Про повозки? - деланно возмутился мужчина в шлафроке и направился к лестнице, - как же я смогу забыть про мои любимые повозочки? А вы ведь вместе с ними еще и лошадок моих попросите?
  -И лошадочек и кучерочков, - передразнил его старший магистр, - и даже корзиночку с пирожками.
  -И за все это богатство я не получу даже рассказа из первых рук о самых интересных событиях, приведших вас в мою скромную обитель? - мужчина, остановившийся на нижней ступеньке лестницы откровенно издевался, но маги смотрели на него с укоризной, как на забывшегося шута.
  -Извини, Шайонс, но мы очень спешим, - суховато извинился Варгус, - вот хочешь, на обратном пути..
  -Нет, не хочу, - вмиг становясь очень жестким и властным, прервал его Шайонс, - тогда об этом будут знать все. А сейчас - я один, но не за бесплатно. В придачу к каретам вы получите очень важные сведения.
  Вот теперь Дилли догадалась, кого видит перед собой и куда они попали. Обитель Хазрет была самым странным и загадочным местом, где укрывались от жизненных тревог и суеты люди, успевшие пресытиться известностью, властью и богатством. Непонятые поэты и художники, чудаковатые алхимики и изобретатели, строгие к себе схимники и философы и все прочие одиночки обоих полов.
  Но самым загадочным и нелюдимым был Шайонс, уже почти полсотни лет владевший замком Хазрет, и Дилли знала один из его секретов.
  -Отпусти меня, - шепнула она мужу, и ловко выскользнув из его рук, шагнула к хозяину, - Доброе утро. Мы выпьем с тобой чаю с уголенским медом, если к нему будут творожные пончики с айвовым повидлом.
  -И с деревенской томленой сметаной, - мстительно добавил обидевшийся на "настырного" Леар.
  -Не может быть... - ошарашенно взирал на него Шайонс, - я же знаю и твою мать и твоего отца... так вот почему...
  Он оглядел молчаливых магистров, и уставился на Звена.
  -Значит вы их все-таки нашли. И как?
  -Ковен особым указом взял всех ведуний под свою защиту. Безо всяких требований и условий, - с достоинством сообщил старший магистр.
  -Так вот почему вы тут такой толпой, - догадливо хмыкнул Шайонс и перевел взор на Литу, задумчиво рассматривая девушку, - И как я мог так ошибаться? Это же не просто улов... и даже не королевский улов. Это настоящий клад с драконьими сокровищами. Целая семья бастардов... или у тебя, Эршель, хватило сообразительности срочно их усыновить? Да ради такого я готов забыть наши прежние разногласия... и выпить мировую чарку. Молчишь? Твое упрямое величество... ты снова меня огорчаешь.
  Эршель сверкнул на него уничтожающим взором и снова отвел взгляд. Он вообще молчал уже второй день, и не выходил из своих кают, даже когда шторм стих. Там же обедал и ужинал, отдавая короткие приказы приставленному к нему слуге. С Леаром, несколько раз заходившим с известиями в его гостиную, разговаривал ровно и кратко, с самым непроницаемым выражением лица.
  - В таком случае, мы сейчас идем пить чай с медом и пончиками, - объявил хозяин обители, знаком приглашая гостей следовать за ним, и продолжил, шагая куда-то в полумрак, - для меня желание родственников - закон. Не так часто нам доводится встречаться, чтобы стремление упрямого величества снова пристроить свой зад на затертое предками жесткое кресло с высокой спинкой стало важнее. Да и не опаздывает он никуда, я регулярно получаю из дворца самые точные сведения. У меня там осталось довольно друзей с тех пор, как учил истории и алхимии малолетнего принца. Должен сказать по секрету, никаких способностей в алхимии он не выказал, а за прошедшие годы и подавно все забыл. Думаю, сныть от крапивы не отличит, не то что морковку от укропа. Ну вот и пришли.
  Мановением руки Шайонс распахнул широкие створки расписной двери и навстречу гостям выплеснулось яркое и душистое смешенье света, тепла, заманчивых запахов и красноречивого шкворчания жира на сковородах.
  -Юдиш, у нас дорогие гости! За любого не менее сундука золота дадут... но мы друзей не продаем. Девушки желают творожных пончиков с айвовым вареньем и деревенской сметаной, томленой в печи.
  -Сейчас будет, - расплылся в счастливой улыбке шустрый круглолицый повар, с выбивающимися из-под колпака рыжеватыми кудряшками, - проходите в трапезную.
  -Мы лучше в моей столовой... гости стесняются, - таинственно подмигивая сообщил ему хозяин и прошел в неприметную боковую дверцу, - Располагайтесь, здесь места хватит на всех. Там выход в отдельный коридор, налево ванные и гардеробные, направо спальни. Я не предлагаю вам тут ночевать, но ехать на повозках такой толпой не самое разумное решение.
  -Шайонс...- оглядев уютную столовую, защищенную от прослушивания мощным заклятьем, вступил в переговоры Звен,- ты же понимаешь, что мы никогда не приплыли бы сюда, если не доверяли тебе полностью. Но только тебе. Слишком многое сейчас стоит на кону... и королевская корона в этом списке важнейших вещей самая незначительная. Впрочем, ты не можешь этого не знать. И сам понимаешь, как важно сохранить тайну. Мы вчетвером полночи поднимали этот туман, и гнали его на берег, чтобы успеть добраться до Согдежа. Там у нас есть свой человек и он уже получил инструкции. Поэтому просто дай лошадей и повозки... хотя бы одну, для его величества.
  -А девушки? - спросил тот, меряя гостя задумчивым взглядом.
  -Сами добежим, - буркнула Лита, наконец признавшая хозяина безопасным человеком.
  Хотя ведуньи во всем доверяют своим сородичам, но никогда не считают излишним проверить собственную интуицию и составить личное мнение.
  -Та-ак, - изумленно прищурился Шайонс, - и эта тоже ведунья! А кто твоя мать, девочка, знаешь?
  -Конечно.
  -Молчи! - вдруг рявкнул на нее король, и поспешно выступил вперед, загораживая девушку собой, - ничего ему не говори... не его это дело.
  -Вот как...- зловеще протянул хозяин замка и в его голосе ясно послышался раскат приближающейся грозы, - ты и ее сумел обидеть? Звенорт, а вы хорошо подумали, прежде чем взялись ему помогать? Ведь ему абсолютно чужда обычная человеческая благодарность, он никогда не помнит добра и не умеет отвечать тем же. Да и верит сладкоречивым подхалимам а не друзьям, не раз доказавшим свою верность. Он умудрился даже посадить вместо себя на трон самого неподходящего человека, хотя мог спокойно оставить Леарона.
  -Он не знал о моих способностях, - заступился за отца бастард. - И не имел никакой причины доверять.
  -Неуд тебе, принц, за проницательность и умение делать верные выводы, - строго прикрикнул на него Шайонс, - неужели не догадывался, сколько следивших за тобой шпионов ежедневно отправляли Эршелю подробнейшие доносы? А каких только ловушек тебе не подстраивали, в стремлении поймать с поличным. Но ты все их обошел... и это стало для них самым подозрительным. Вот тогда он и заинтересовался тобой всерьез... до того момента просто играл в сыщика. Его детективам пришлось потрудиться, но они все же выяснили, кто твоя мать... но признать тебя Эршель так и не решился.
  -А откуда ты это знаешь? - в ответ на это разоблачение заинтересованно спросил секретарь.
  Хотя никакой тайны хозяин обители ему не открыл. Леар давно понял, что король все уже знает, но ничего менять в своей жизни не собирается. Ну так это его право, и никто у него ничего не просит. Парнишка вообще отправился когда-то во дворец из тривиального любопытства, и сначала просто учился выживать в толпе придворных лизоблюдов. А потом рассмотрел, как ловко некоторые из них вертят королем, осторожно, исподволь навязывая собственные взгляды и мнения. И далеко не сразу, но все-таки снимая плоды собственного хитроумия и терпеливости.
  -И давно ли? - добавила Дилли.
  -С первого взгляда, как увидел его во дворце, - Очень серьезно ответил Шайонс, - я ведь упоминал уже, что учил когда-то Эршеля... и прекрасно помню, каким он был. Это придворные знают его таким как на парадных портретах... а у меня в памяти жив тонкий светловолосый мальчишка с упрямо закушенной губой. Леарон был его копией, только волосы темнее, да глаза серые, а не голубые. Разумеется, я не мог пройти мимо... все выяснил и тоже приставил к парню своего человечка. Не хотелось, чтобы старый упрямец наделал непоправимых глупостей.
  -Спасибо, - проникновенно поблагодарила его ведунья, - мать очень за него волновалась. Нет, никто из нас не знал... где он... она свято хранит такие тайны, но встречаясь с ней, мы чувствовали, о ком сильнее всего болит ее сердце.
  Она обвела всех строгим взором, словно призывая проникнуться тревогами материнской души и внезапно с укоризной сказала совершенно невозможную вещь:
  -Но прости меня за прямоту, Шайонс, ты все-таки плохой учитель. Учить учеников добру и чуткости можно лишь пока они еще дети, только постигающие сложный мир человеческих отношений. Так учат нас старшие матери. Потом наставник должен только помогать воспитаннику понять глубину сделанных ошибок и показывать путь к их исправлению. Но деликатно... и доброжелательно, без насмешек и издевок. Зачем ты оскорбляешь Эршеля на глазах у его детей? Кому из нас это принесет пользу? Ты же не можешь не понимать, что таким способом ничего хорошего от него не добьешься, только еще сильнее озлобишь и отвернешь от нас. Хотя мы и не нуждаемся уже в отцовском признании и помощи, но и враждовать с ним нам незачем, ведь сейчас мы делаем общее дело, возвращаем народу законного правителя.
  -А ты уверена, что его необходимо вернуть? - задумчиво уставился на нее Шайонс.
  -Мы все уверены, - твердо объявил Звен, - потому что не считаем историю глупой и скучной наукой. И знаем сотни примеров, когда в различных странах свергали законных властителей. Не раз и не два орды одураченных простолюдинов и наемников, науськанные и подкупленные жаждущими власти и золота самозванцами врывались во дворцы и замки, сея зло и боль, и тащили по камням того, кому клялись еще вчера. И все дурни, поверившие, что с этого момента на них снизойдут золотые дожди и многие годы благодати радовались и веселились, прыгали в экстазе и швыряли в воздух шляпы и срывали замки с королевских винных погребов. Но история всегда жестоко наказывает тех, кто не знает ее законов. И ладно бы только их. Но страдали и многие годы жили в нищете, разрухе и беззаконии их дети и внуки. И вот этого мы допустить не можем, иначе вскоре толпы злых и голодных беженцев ринутся в наше княжество, предлагая дешевый труд и своих сестер и дочерей.
  -Я ошибся сегодня в третий раз... - ничуть не рассердившись, со вздохом признался хозяин обители, - посчитав вас толпой случайных попутчиков, связанных поверхностным интересом. И готов за это расплатиться. Только не глядите так возмущенно, денег я предлагать не стану. Но помочь просто обязан. И для начала... Эршель, я ни в коей мере не собирался тебя оскорбить перед детьми. Да и честно сказать, знал заранее, что они много мудрее напыщенных и высокомерных лордов и леди, разгуливающих по твоему дворцу, и воспримут все правильно. А теперь к делу. Пока мы тут немного побеседовали, мои люди подготовили крылет. Он у меня один, но кархи сильные и послушные, до замка, стоящего в предместьях Согдежа, домчат за пару часов. Если отправить крылетом девушек и короля, то все остальные поедут верхом, лошади у меня тоже быстрые. И мы прибудем всего через час после них. Я часто езжу туда по делам... в сопровождении учеников, никому это не покажется странным.
  -Я не полечу, - безапелляционно отказалась старшая ведунья, - пусть с Литой летит Ланс. Незачем оставлять короля без защиты.
  -Спасибо, Дилли, - признательно глянул на нее дознаватель.
  -Я тоже могу на лошади, - заартачилась Чижик, - пусть летит Леар и кто-нибудь из магов. А мы хоть посмотрим, как здесь люди живут.
  Слушая планы своего дальнейшего путешествия король мрачно сопел и все сильнее сжимал челюсти. Желваки на его щеках дергались как от укусов, но молчания он все же не нарушил. Даже когда Леар, неожиданно для большинства присутствующих, спокойно согласился с предложением Чижика.
  -Тогда с вами полечу я, - решил Звен, - крылет у тебя старый?
  -Кто же мне продаст новый? - ехидно съязвил Шайонс и тут же мирно пояснил, - нельзя мне новый, сразу вон ему доложат. Но у меня и старый хорош.
  -Тогда не будем терять времени, - приняла решение Дилли, - нам нужно переодеться. В чем ездят твои ученики?
  
  
  Четырнадцатое светозарня
  Замок барона Трестьера в окрестностях Согдежа
   Гард
  
  Медленно тающий туман сослужил отряду спасателей еще одну службу, утаил их появление из дверцы в задней стене Хазретской обители и прикрыл почти до самого тракта. Дорога, пересекающая королевство с востока на запад, в этот час была еще пустынной и почти два часа они мчались не останавливаясь даже на миг. Но достигнув узкого каменного моста через неширокую, бурную речку вынуждены были задержаться. Навстречу двигался отряд и сопровождающий его обоз, судя по одинаковым синим мундирам всадников и возниц - гвардейский. Едва завидев их издалека Шайонс резко свернул к придорожной харчевне.
  -Придется на полчаса задержаться, - буркнул хмуро и тихо, - это двойник... ставит в каждом городе свои патрули. Скоро доберется до Ресны. Но хоть перекусим. Хозяин мне знаком, сейчас сниму комнату.
  Однако даже знакомство с побледневшим от огорчения здоровяком не помогло получить хотя бы каморку. Всю харчевню еще вчера полностью закупили гвардейские квартирьеры.
  - Не серчайте, ваша милость, - лепетал хозяин, -даже в конюшне места нет. Но могу дать с собой корзинку... пусть парнишка подъедет к заднему крыльцу.
  -Не бери в голову, Рист, - небрежно отмахнулся Шайонс, - у нас с собой есть хлеб. А водицы в речке попьем.
  -Ваша милость... - чуть не взвыл здоровяк, - ну за что вы меня-то? Они ведь ничего и слушать не хотели. Но как переправитесь на ту сторону, не побрезгуйте, загляните в деревушке в булочную, скажите от меня, вам весь дом предоставят.
  -Посмотрим, - отъезжая, буркнул Шайонс и сделал знак магистрам.
  В тот же миг в сторону Риста ушло легкое заклинание забвения и через минуту он уже ничего не помнил о последнем разговоре.
  Кастовав отвод глаз, Шайонс отвел отряд в сторонку, под прикрытие тенистых ив и сердито ругнулся.
  -Чем ты так огорчен? - тотчас поинтересовался смуглый и стройный кеминец.
  -Мне давно доложили, что преданные двойнику воинские части двигаются от столицы к границам, беря власть в свои руки и оставляя патрули во всех городах, селах и замках.
  -Разве ему хватит гвардейцев, чтобы удержать власть везде?
  - Патрульным придется всего лишь защищать двери городского арсенала, пока не прибудет подмога. Во всех больших городах Дейс держит особые отряды егерей, набранные из присягнувших ему войск которые только и ждут сигнала, чтобы ринуться на помощь. Кроме хорошо обученных, сильных скакунов они имеют по две-три упряжки кархов и вооружены боевыми амулетами. Дейс разграбил все королевские запасы, включая те, что начали собирать еще прадеды Эршеля.
  -Так вот почему ты на него так ругался, - сообразительно ухмыльнулся худенький парнишка с занавешивающей лоб пышной светлой челкой, - даже не подумал, что он сможет потом отомстить.
  -Я слишком хорошо его знаю, чтобы так подумать. Ваш отец не способен на глупую месть. Он вообще далеко не дурак и не самодур, в таком случае я бы для него и пальцем не пошевелил. Но если считает, что поступил правильно, переубедить очень трудно. Даже если он потом и осознает свою ошибку - признать ее принародно для него невероятный подвиг.
  -Ну это не такое уж редкое качество, - усмехнулся зеленоглазый путник, в котором даже Гард не смог опознать свою жену, - насколько мне известно, в мире не так и много людей, которые с радостью признают свои ошибки. Некоторые принуждают себя силой воли, другие сдаются перед неизбежностью расплаты или разоблачения. Но большинство все же предпочитают смолчать или сделать вид, будто ничего подобного никогда не происходило.
  - Обоз проехал, - предупредил Брэн, и добавил, - а возле моста оставили стражу.
  -Это что-то новенькое... - нахмурился Шайонс и оглянулся на Гарда, - Тут ниже, примерно в двух милях, есть переправа, селяне через нее гоняют скот. Но ноги намочим. Хотя нам и высушить не трудно, но есть и другой способ. Накрыть всех еще одним щитом отвода глаз и кастовать воздушную тропу, тогда сможем перебраться прямо сейчас. Нужно решить, как поступим.
  -После этой тропы вы не свалитесь? - уже понимая, какое решение они примут, спросила Дилли и сняла личину. Тратить на нее силу в этих пустынных местах не имело никакого смысла.
  -Нет. Если будем держать вдвоем, то через пару часов полностью восстановимся. Но есть одна тонкость, лошади ее не увидят. Или придется тратить лишние силы и делать иллюзию. Но тогда есть риск, что тропу заметит кто-то любопытный. Заклинания иллюзии не скрываются отводом или обманом зрения, так как они одного порядка.
  -Значит завяжем животным глаза и переведем, - объявила Лита, последовав примеру сестры, - мы всегда так проходим болота.
  -Какие еще болота, девочка? - изумился Шайонс, - зачем вы туда ходили?
  -За ягодами и травами, - небрежно пожала плечами юная ведунья, - семья большая, а зима запас любит. Так ведем?
  -Ведем, - выразила общее мнение Дилли и предупредила, - и не пытайтесь нам помогать. В этом деле мы сами можем вам помочь.
  -Какая полезная у меня жена, - пошутил Гард и тайком покосился на необычайно молчаливого Ланса.
  С тех пор, как Лита поселилась в его каюте, напарник регента стал непохож на самого себя. Никто не решался спросить, что между ними произошло, но парочка ничем не походила на счастливых возлюбленных. Более всего их отношения напоминали вынужденное перемирие. Они разговаривали только о самых необходимых вещах в остальное время даже не смотрели друг на друга, хотя Ланс упорно держался рядом с невестой, а она делала вид, будто этого не замечает.
  Тровенг знал, что Дилли пыталась потихоньку поговорить с сестренкой, но та сухо ответила, что у нее все хорошо.
  Магистры вскоре присмотрели подходящее место, где русло делало крутой поворот. На этом берегу росли густые кусты почти скрывавшие крутой обрыв, а на противоположном склон был покат и порос высокой травой.
  Брэн встал у края, завязал лошади глаза лентой из плотного тумана и протянул руку, словно собираясь достать ею что-то невидимое. Узкая, чуть поблескивающая, как тонкий молодой ледок тропка протянулась от его руки к сорнякам на другом берегу, и Шайонс, пристально глядя на этот призрачный лед, чуть расширил его и добавил невысокие, по колено бортики.
  - Вперед ! Быстро!
  Маги, уже замотавшие морды лошадей, разделились поровну. Вслед за ринувшимся на тропу Брэном бежал Варгус, а за ним Шайонс подтолкнул взглядом Дилли. Ведунья закрыла глаза своему коню снятым с шеи платком, и держала его под уздцы так крепко, что животное даже не думало сопротивляться. Они проскочили магический мостик не отстав от Варгуса ни на шаг и сразу отошли подальше, уступая место следующим. За Дилли, тревожась более за нее, чем за себя и коня, так же уверенно перешел Гард, и едва догнав жену, тут же обернулся, посмотреть, как идут остальные.
  -Комедиантка, - тихо вздохнула ведунья, укоризненно глядя на сестренку.
  Лита и не подумала слезать с лошади, замотав ей морду своей курткой. Она сидела в седле прямо, как опытный форейтор, и так же уверенно правила лошадью одними коленями, не давая ей и на ладонь отступить от середины тропки. Ланс, ведший за нею в поводу своего коня был мрачен, как туча.
  -Дилли... а нам не стоило оставить ее в обители? - так же тихо шепнул жене регент.
  -Вместе с твоим другом? - усмехнулась она и успокаивающе погладила мужа по руке, - надеюсь, он со временем научится ее понимать.
  -Скорей бы. Я уже мечтаю увидеть наконец прежнего напарника, - пошутил Тровенг, но судя по звучавшему в его голосе мрачному сарказму, в этой шутке была львиная доля правды.
  Шайонс проскочил мостик последним, и сразу после этого льдистая дорожка растаяла словно мираж.
  - Отходим к тем кустам, привал на полчаса, - скомандовал он властно, но никто и не думал возражать.
  Все устали, перенервничали и желали перекусить. Добравшись до выбранного места, хозяин лошадей достал из вещевого мешка тончайший шелковый шатер с невероятным мастерством раскрашенный под поросший травкой каменистый холмик. Едва маги ловко растянули его меж кустов, и прикрыли легким отводом глаз, стало ясно, что Шайонс готовился к этой поездке очень серьезно. В таком шатре можно было сидеть рядом с самой оживленной дорогой, и никто не заподозрил бы правды. Лишь магистры и ведуньи видели бледный, едва заметный отсвет маскирующего заклинания. Кроме шатра в сумках нашлись корзины с едой и фляжки с бодрящим взваром, легкие и тонкие, но не пропускающие сырость и холод ковры и запас надувных дорожных подушек из Кеминского шелка, без каких не отправится в путь или просто на прогулку ни один житель Кемина.
  Через полчаса, умывшись и перехватив по несколько пирожков с мясом и запив их холодным взваром, отряд продолжил путь по бездорожью вслед за уверенно скакавшим впереди Шайонсом. Судя по всему, хозяин обители во время прогулок с учениками успел изучить все окрестные холмы, речки и тропы до самого Согдежа. Ехать приходилось почти вслепую, следя лишь за тем, чтобы лошади не оступились на кручах и держались подальше от слишком низко растущих ветвей, и вскоре путники горячо желали как можно скорее выехать на дорогу. Однако взявший на себя командование Шайонс придерживался иного мнения и старательно избегал людных троп и королевского тракта. Да еще и запретил всяческие разговоры и не позволял себя обгонять.
  К тому моменту, как самозваный командир наконец подал сигнал остановиться, все успели утомиться от бесконечной смены холмов и перелесков и разочароваться в подобных прогулках. Их сапоги были в паутине и зелени, шляпы и плечи осыпаны хвоей и пыльцой, в гривах и упряжи коней запутались сухие веточки и сучки.
  -Вон за той рощицей будет замок барона Трестьера, - придержав лошадь, сообщил долгожданную новость маг, - он стоит на склоне холма и окружен густой изгородью из желтой акации. Мы подъедем к садовой калитке по ведущей к ручью тропке. Не спешите звать хозяина... у него за всеми воротами и проходами следят сторожевые псы. Я знаю, как их успокоить.
  -Я тоже, - фыркнула Лита покосившись на неотступно держащегося рядом Ланса.
  -И я смогу, - невозмутимо ответил на незаданный вопрос ее упрямый жених.
  -Не нужно, - отказался от помощи Шайонс и тронул поводья, отправляя коня вперед.
  Рощу они миновали спокойным шагом, уже предвкушая прохладу залов старинного замка, теплую воду купален и горячий обед. Но оказавшись на опушке дружно застыли, глядя в выцветшее от жары летнее небо. Туда, где призраком беды расплывалось облако черного дыма, вырывавшегося из высокой трубы.
  И каждому было предельно понятно, что никакой случайностью тут не пахнет. Это было предостережение, и адресовалось оно именно им.
  -Дилли... - начал Гард, оборачиваясь к жене, и обмер, не обнаружив ее в седле.
  -Вперед, - яростно выкрикнул Ланс, пуская коня вскачь, но регент уже успел рассмотреть вторую лошадь, мгновенно потерявшую всадницу.
  И тоже пришпорил своего скакуна.
  -Куда... - еще сердито шипел Шайонс, но и сам уже несся стремглав в толпе всадников, костеря про себя безрассудных ведуний.
  И тайком им завидуя, если бы он сам не выбрал когда-то между двух способностей магию, как более мощную и удобную, то тоже мог бы сейчас без всякого заклинания добавить своему телу скорости и ловкости, хоть и на краткое время превращаясь в самое совершенное и неуловимое существо.
  Калитка была заперта, однако маги еще издали раздвинули щитами кусты, создавая ровный проход, рассчитанной на одну лошадь. И заскакивали в него стремительно, как зайцы. Про собак они вспомнили, лишь обнаружив лежащее поперек ухоженной тропинки мохнатое тело огромного мастифа, но останавливаться и выяснять, что с ним произошло даже не подумали. Промчались мимо, прямо по аккуратно подстриженной травке, и почти на ходу спрыгивая с коней ворвались в первую попавшуюся дверь.
  Как сразу стало понятно - на кухню. Метнулись в стороны молоденькие служанки, встала на дороге незваных гостей невысокая, но очень решительная женщина с увесистым черпаком в руках. И тут же резко отбросила его, разглядев среди незнакомцев Шайонса.
  -Господин маг, это вы! Ну слава богам... а то у нас тут... - кухарка вдруг всхлипнула тоненько, как побитый щенок.
  -Куда идти? - решительно прекратил эти страдания Гард, - где все?
  - В главном зале, - ринулась вперед одна из девчонок, - цветами печку топят, я покажу.
   Шайонс уже сам распахнул дверь и кинулся в сумрак пропахшего дымом дома, безошибочно находя дорогу в череде коридоров и дверей. Главным залом тут называлась праздничная трапезная, высокая просторная комната с нарядными витражами и светлыми мраморными панелями. Однако все это Гард рассмотрел много позже, сначала в глаза бросились застеленные одеялами диваны, на которых кто-то лежал. И куча роскошных роз, небрежно брошенная у огромного очага.
  Он уже не горел, кто-то из магов прямо от двери бросил гасящее заклинание, и сидевшая рядом с топкой на скамеечке женщина, настороженно разглядывала незнакомцев.
  -Что у вас произошло, леди Конталина? - предупреждая вопрос хозяйки, обратился к ней Шайонс.
  -Светлые боги, это вы, мастер! - обрадовалась она и тут же помрачнела, - воины самозванца вчера приехали. А сегодня настоящий король прилетел... я его давно знаю, ни с кем не спутаю.
  -А девушки... - не выдержал Гард, не обнаружив в зале ни жены, ни ее сестры.
  -Какие девушки? - изумилась хозяйка, - только ученики Шайонса приходили пять минут назад, сказали что он велел дать собак и сразу уехали.
  -На чем? - Обомлел регент.
  -На стравах. У нас молодые, необъезженные... но они взяли на свою ответственность. Егеря побоялись... а ваши мальчики такие смелые.
  -В какую сторону? - ринулся к двери Гард и напоролся на возникший перед ним упругий воздушный щит.
  -Остыньте! - прикрикнул Шайонс, - мы сами догоним, вы ждите тут.
  -Незачем нам тут сидеть, хозяев под удар подставлять, - еще спорил регент, живо представлявший, как его жена голыми руками дерется с закованными в броню егерями.
  Но дергаться все же перестал, обнаружив рядом застывшего в нелепой позе напарника.
  -Через три минуты мы их догоним, - процедил Шайонс, делая знак Брэну и Варгусу, - на крышу, там мои кархи. Они приучены к наездникам. Ланс, ты остаешься охранять.
  Этот приказ донесся уже издали, маги, явно кастовавшие заклинание скорости, умчались как ветер.
  -Соратнички, - свирепо шипел Тровенг им вслед, - вот как вам доверять? Ланс! Ты можешь что-то сделать?
  -Оно само скоро спадет, - потихоньку опуская руки и выпрямляясь, хрипло пробормотал маг. - Но он прав... тебя пускать туда нельзя.
  -А тебя? - огрызнулся Гард, злясь на него, на короля и на всех магов разом.
  -Меня тоже, - кривясь, как от зубной боли, Ланс разматывал нечто невидимое, - потому что только я могу тебя убедить.
  -Ты сейчас договоришься... - почувствовав себя свободным, Гард ринулся к выходу и тут же остановился, сообразив, что представления не имеет, куда бежать.
  Тем более, бежать своими ногами вообще глупо, а лошадей, послушных только командам Шайонса поймать не так-то просто. Хотя Ланс мог бы, но он уже принял решение и менять его вряд ли согласится.
  -Простите за назойливость, лорды, - робко произнесла леди Конталина, опасливо приблизившись к ним, - но ученики... те, которые уехали на стравах, сказали что скоро приедут маги и с ними будет лекарь... а пока велели поить его светлость настоем тысячелистника.
  -А что такое с бароном Трестьером? - насторожился Ланс.
  -Так ведь эти...- всхлипнула вдруг леди горько, как простая селянка, - ранили.
  -А точнее? - маг торопливо направился к диванам, закатывая на ходу рукава.
  -Точнее? ... растерялась женщина, следуя за ним по пятам, - сейчас... вам с самого начала?
  -Можно с начала, - хмуро вздохнул Тровенг и направился к ним.
  Сел неподалеку на стул, стремясь устроиться так, чтобы не выпускать двери из виду, и покосился на бледного мужчину средних лет, лежавшего в подушках с закрытыми глазами. Судя по всему, тут было жарко.
  -Так вот... - задумавшись ненадолго, начала рассказывать леди, стараясь не смотреть на мага, решительно откинувшего покрывало с раненого и развязавшего завязки его нижней рубахи, - приехали они вчера, под вечер. Привезли приказ короля. Целый отряд воинов, еще и телеги с походной кухней и припасами. Но вели себя не как королевские воины, а как захватчики... как будто мы жители другой страны и они нас победили... это Синглер так сказал. Мы с первых минут были шокированы их действиями. Егеря чувствовали себя как дома. Бесцеремонно прошли на кухню, забрали все приготовленное, потом отправились в кладовые, набрали продуктов, часть утащили, часть отдали кухарке и велели готовить на всех суп и жаркое.
  Она путалась и повторялась, вновь переживая вчерашнее потрясение, а регент слушал и все мрачнел, начиная понимать, как неверно представлял прежде происходящее в Форандии. Из относительно спокойной жизни в княжестве беды соседей виделись далеко не такими тяжкими.
  -А потом молодые воины начали приставать к служанкам и горничным, и его светлость с дворецким с трудом сумели их отбить... при помощи собак и защитного амулета. Так они со злости закололи двух псов... остальных Синглер успел запереть в вольерах. А девушек я спрятала в своей гардеробной... в шкафах и сундуках. Рано утром обоз ушел, но командир оставил на постой трех воинов и капрала. А потом приехали два шамана, они собирались поставить у нас на башне какой-то маяк. Мы сидели тихонько... как мышки, ждали, пока шаманы уедут... потом его светлость собирался предложить егерям выгодную сделку... если согласятся жить в доме привратника. Но тут прилетел крылет... - женщина всхлипнула и прижала к губам смятый платочек, - шаманы что-то попытались сделать прилетевшим, но с теми был маг. Мы поняли это позже, когда шаманы прибежали в столовую, собрали нас в кучу и связали... а его светлость поставили на колени и надели на шею петлю.
  Несколько секунд она горько плакала, сотрясаясь от рыданий и пережитого ужаса, потом глотнула поданного Лансом зелья и немного успокоившись, продолжила рассказ.
  - Когда появился король с секретарем и маг, шаман приставил нож к горлу его светлости и заявил, что его смерть будет на совести его величества. Маг хотел что-то сделать... но шаманы дружно взвыли и тот, что с ножом, воткнул свое оружие лорду в плечо. Кровь хлынула просто ручьем... и король приказал магу сдаться. Сначала егеря связали магистра, затем шаман повесил ему на шею какой-то странный ошейник, с шипами, бусами и рунами и маг стал бледным и медлительным. После этого они связали и короля с секретарем, запрягли в карету лошадей, погрузили всех пленников и уехали. Хотели увести и его светлость, но мы с дворецким встали на колени и умоляли забрать все, только не мучить раненого. Дворецкого послали за казной, а капрал начал приставать ко мне .... - закрыв лицо руками, женщина снова горько всхлипнула, и несколько секунд молчала, пересиливая горечь испытанного, - но Фернон, наш дворецкий... что-то заподозрил и вернулся. Он ударил капрала по голове кочергой, тот упал... и начал свистеть. Прибежали воины и утащили его а Фернона избили как... - она снова всхлипнула, но постаралась взять себя в руки, - как бешеного пса.... и ушли, напоследок хлестнув меня плетью. Но это неважно...Как только они уехали, мы с девушками уложили раненых на диваны, перевязали и послали садовника рвать цветы и разжигать камин. Секретарь успел шепнуть про сигнал кухарке, когда мы стояли связанные. Но ученики прибежали только через два часа...
  -Успокойтесь, леди, - твердо приказал Ланс, - теперь все позади. Ваш муж будет жить, я его подлечил. Дворецкого тоже... зелье вам оставлю.
  
  
  Четырнадцатое светозарня
  Замок барона Трестьера
  Дилли
  
  Смысл произошедшего ведунья осознала мгновенно, едва перед ней открылось небо, изуродованное черным облаком дыма. Трудно не понять, если это один из тайных сигналов их клана. Самый заметный и одновременно самый неоднозначный. Смысл сильно меняется от того, сколько очагов одновременно горят и от цвета и интенсивности дыма. Но если он валит вот так, откровенно, густыми клубами, возможными лишь в одном случае, если в печь не таясь добавили зелени, значит случилось нечто страшное но нападавших в доме уже нет.
  Дилли не успела еще даже рот открыть, чтобы объяснить это мужу, как краем глаза заметила стремительно соскользнувшую с соседней лошади тень, и не рассуждая, ринулась за нею.
  Где-то в глубине сознания ведунья точно знала, что ее поступок огорчит и даже рассердит любимого мужчину, как, впрочем, и всех остальных спутников. И не было в этом ничего особого или неправильного. Так уж они были воспитаны, и мощные маги и неодаренные люди, и так привыкли поступать. В любой непредвиденной ситуации первым делом задвигали женщин себе за спину и начинали совещаться. Сначала старались определить степень серьезности случившегося, просчитать более безопасные и эффективные пути, обговорить все малейшие детали принятых планов. И только потом решались действовать.
  Однако ведуньи были приучены поступать совершенно иначе. Для них в таких случаях самым главным становилось время. Ведь ни для кого не секрет, что зачастую от скорости, с какой придет помощь, напрямую зависит здоровье и жизни подвергшихся нападению жертв. Вот потому ведуньи ничего не просчитывают и не планируют общепринятым способом. Их матерями и прабабушками давно заучены и отработаны все действия, какие доступны обученной ведунье. Но сначала им нужно оказаться на месте происшествия, все увидеть собственными глазами, осмыслить и оценить, лишь потом выбирать следующий шаг.
  Ноги сами несли сестер через кусты и буераки с сумасшедшей для человека скоростью. В таких случаях, секунды вдруг растягиваются почти до минут и мозг ведуний самовольно отключает ту часть разума, которая рассуждает с помощью слов, проговаривая про себя вопросы и доводы. Власть над телом берет стремительное как молния подсознание, вмиг определяющее пользу и опасность всех окружающих предметов и существ и в то же мгновение делающее выбор способов действия. Если бы кому-то была доступна возможность проследить за мчавшимися по склону ведуньями, он был бы потрясен невероятной точностью их движений. Девушки так плавно и стремительно уклонялись от возникавших на их пути препятствий, сучьев, веток и камней, словно бежали по этому месту сотый раз, не менее.
  Но сами ведуньи ничего этого даже не замечали, отдавшись во власть собственных способностей и интуиции, и освободив сознание для подготовки с неизвестностью. Обе знали точно, что в подобных случаях значительно больше шансов на доверие жертв у мужчин, ведь никто не готов думать, что женщина сможет справиться с бандитами. Поэтому, ни на мгновенье не замедляя движения, ведуньи стремительно меняли лица и срывали с головы накладные косы, готовясь заранее к встрече с жителями замка.
  В замке барона Трестьера сестры действовали так же поспешно, ошеломив и покорив своей напористостью растерянную хозяйку, не осмелившуюся даже в мыслях отказать наглым требованиям незнакомцев. Им хватило менее минуты, чтобы узнать все необходимое, выдать указания и получить ключи от вольеров со стравами и мастифами. А еще через пару секунд сестры уже неслись к воротам на мощных, лоснящихся молодых зверях, вслед за уверенно взявшими след собаками.
  Ведуньи знали, что мастифам никогда не сравниться в скорости и выносливости со стравами, и не надеялись на их помощь. Только на тонкий, как у ищеек нюх, который позволит взять верное направление. Потом эстафету примут звери. И хотя у них нюх менее остёр, зато хороши память и сообразительность и им не потребуется много времени, чтобы понять, кого нужно догнать.
  Дилли почти распласталась на переходящей в гибкую шею мощной спине стремительно мчавшегося страва, и отстраненно жалела, что животное еще не приучено к седлу. Хотя пушистый мех на его спине пышен и мягок, но приходится держаться за гриву, чтобы не остаться на дороге.
  Мчавшаяся впереди Лита, на миг повернув к сестре голову, что-то показала, но Дилли не поняла этот жест. Видимо Чижик выучила его в последнее время, и даже не догадывалась, что старшая ведунья может его не знать.
  А в следующую секунду леди Тровенг и сама поняла, о чем пыталась предупредить ее Чижик. Неподалеку от дороги, под раскидистым дубом стояла карета барона Трестьера. Вблизи от нее у небольшого костерка сидела четверка мужчин в воинской форме, поглощавших походный обед.
  Стравы, почуяв аромат жареного мяса , перебивающий запах, который вел их почти час, прибавили прыти, рассчитывая получить заслуженную награду за отлично выполненное задание. Ведь сидевшие у них на спинах всадники мгновенно куда-то исчезли.
  У воинов, уверенных в своей полнейшей безопасности не было ни единого белого камня против налетевшей смерчем расплаты. Мощные звери буквально раскидали их в стороны, отбирая и мясо и колбасу, а две неуловимые тени, одним ударом ребра ладони отправлявшие сильных мужчин в темноту длительного забытья, пощадили , и то временно, только одного.
  -Где шаманы? - тихо и с угрозой шепнул смуглый парнишка кеминец, сомкнув на горле капрала хватку стальных пальцев.
  -Там, - бледнея от ужаса, показал егерь в сторону леска.
  И тут же получил заслуженный удар по шее.
  Второй парнишка, на миг заглянувший в карету, убедиться что она пуста, ринулся в лес следом за кеминцем, и вскоре они неслись бок о бок, безошибочно находя направление по недавно примятой траве. Несколько человек прошли тут совсем недавно, и судя по тому, что они не предприняли никаких мер, чтобы замаскировать свои следы, либо не верили в возможность погони, либо считали себя надежно защищенными.
  -Тсс,- заслышав впереди голоса, Дилли замерла на месте, удерживая Литу, и с минуту они стояли, слушая визгливый, полный злобы и яда голос шамана.
  Угрожая расправой над привязанными к дереву магистром и секретарем, он требовал от Эршеля добровольной передачи фамильной королевской короны и печати. Обе ведуньи отчетливо расслышали ложь в его обещании отпустить за это всех пленников, и эта подлость решила судьбу шаманов.
  Если до этого момента сестры еще думали, как незаметно подобраться к ним, чтобы на время оглушить, то теперь знали способ намного безопаснее. Хотя и более жестокий... из тех, которые противны самой природе ведуний. Но, иногда в самых крайних случаях, все же применявшийся в виде исключения.
  Оружие у сестер было, пробегая по замку, каждая выбрала наиболее подходящее и привычное для руки. У Литы это оказался узкий, обоюдоострый кинжал, а у Дилли - пестик от ступки.
  -"Мой - левый" - показала знаком старшая и младшая согласно кивнула.
  А в следующий миг дружно взмахнули две тонкие кисти, с далеко не женской силой посылая оружие возмездия.
  Полыхнуло жгучим разноцветьем пламя защитных амулетов, отбросив в сторону стоящего перед старшим шаманом короля, пронзительно и страшно взвыли недоучки, сраженные собственной защитой, настроенной на ближнее нападение. Прокатилась по полянке жаркая волна и ушла в глубь леса, не принеся пленникам особого вреда.
  -Дилли? - выдохнул сидящий на земле король, неверяще рассматривая выскочившую из кустов девушку в мужской одежде.
  -Я, - небрежно отозвалась она, бросаясь развязывать магистра. Чижик со злым шипением распутывала узлы на шее Леара.
  -Зачем ты сдался? - волновал ее только один вопрос, - ты же мог...
  -Не мог...- виновато отводя от нее светившийся облегчением взор хрипловато шепнул он разбитыми губами.
  -Почему? - нахмурилась Чижик, поймала полный укора взгляд сестры и задумалась, - ты хочешь сказать... что не выполнял наказ матери?
  -Лита, - негромко, но веско предупредила ее Дилли, - ты лучше спросила бы, не хочет ли он пить?
  Сама она уже справилась с веревками и попыталась было снять с шеи Звена сочившийся грязно-зеленым отсветом ошейник, но резко отдернула руку, когда в пальцы впились жала злых искр.
  -Что это за гадость? - пробормотала ведунья, покосившись на лежавшую неподалеку неподвижную кучку, - прости Звен, но тебе придется потерпеть еще немного.
  -Пло... - с трудом выдавил магистр, и его лицо исказила непонятная гримаса.
  -А где остальные? - Оглянулся на кусты Леарон, разминая и растирая руки и ноги, исподтишка посматривая на так и сидевшего на земле короля, - Лита, у его величества связаны ноги... чтобы не убежал.
  -Сейчас развяжу, - бережно усаживая магистра под деревом, пообещала Дилли и направилась к королю, - ну, давайте ваши ноги. Леар, он их поджимает! Я с ним что, драться должна?
  -Ваше величество... - укоризненно вздохнул секретарь, - не артачьтесь. У меня пальцы затекли... а Дилли может прибавить своим рукам силы.
  -Не зови меня величеством, я же тебя просил, - горько произнес Эршель.
  -Может просьба запоздала? - неуступчиво фыркнула Чижик.
  -Не может... - печально взглянул на нее король, и перевел взор на Дилли, - а точно опоздала. Лет на тридцать... по меньшей мере. Я всегда считал себя непоколебимым и настойчивым... как выяснилось... это было простое тупое упрямство и твердолобость.
  -Ноги давай, - бесцеремонно потянула его за штанину Дилли, достала из-за голенища нож и просто перерезала крепкие веревки из конского волоса.
  -Ты хорошо вооружилась, - усмехнулся подошедший Леарон и протянул королю руку, - встать сможешь? Нужно уйти отсюда подальше, все шаманы, которые сидят в Согдеже, пять минут назад получили сигнал тревоги. Хотя они и недоучки, но амулеты у них на удивление хорошие.
  -Пло... - снова прохрипел Звен.
  -Что он хочет? - шепотом спросила ведунья у брата.
  -Не знаю... это все, что он может сказать, - помрачнел Леарон, и предложил, - вы помогаете ему, а я королю.
  -Попытаемся, - глянула искоса Дилли и туманно намекнула, - мы немного пробежались... остальные еще в пути.
  -Спасибо... - сразу все понял Леарон, - значит хотите есть. Там егеря что-то варили...
  -Надеюсь, стравам хватило, - усмехнулась Лита, подныривая под вторую руку магистра, - но может у них хоть хлеб остался.
  

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) A.Opsokopolos "Крот. Из Клана Боевых Хомяков"(ЛитРПГ) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"