Чиркова Вера: другие произведения.

Все тайны проклятой расы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Книга третья, история четвертая . Рекомендую начинать читать с первой, сюжет взаимосвязан.

  
  
   Все тайны проклятой расы
  
  Аннотация.
  
  Что скрыто за несколькими именами, занесенными в памятный список? Кто из них жертва, а кто злодей? И как найти в перечне вполне обыденных дел королевского ока хоть малюсенькую подсказку? Да и есть ли она вообще?
  
  Пролог
  
  -Не уходи! - Темира отчаянно вцепилась в полу дорожного плаща, но мужчина резким рывком вырвал ткань из тонких пальцев и оттолкнул её прочь.
  -Я тебя умоляю... - женский голос прерывался от рыданий, - умоля-аю... ты же говорил... ты клялся... как ты можешь теперь...
  -Только не говори, будто всерьез верила в те романтичные бредни, которые каждый мужчина твердит женщинам с вечера, - с холодным презрением бросил он, застегивая на торсе пояс с оружием - тебе же давно не пятнадцать, да и я далеко не первый, кто грел твою постель.
  Все это было правдой... и про возраст и про мужчин... она уже была замужем и успела овдоветь к моменту их встречи... вот только одно казалось ложью, его нынешний ледяной взгляд. Она же помнит... она точно знает, это не могло быть притворством... эти раскаленные от страсти прикосновения и полные глубокой нежности глаза...
  -Неправда... зачем ты наговариваешь на себя... - она еще и защитить любимого пыталась от его собственных признаний, но он только оскорбительно расхохотался в ответ.
  -Нет... ты еще глупее, чем я считал... когда выбирал место, где перезимовать... но ты была очень... ласкова... и я хочу дать на прощанье совет - выходи за этого остолопа Шарта и радуйся жизни.
  По правилам, установленным им же самим, следовало не советы ей давать, а сунуть кинжал под лопатку, но она действительно, была очень нежна с ним... настолько, что пришлось уходить раньше намеченного срока. Ни у кого не должно быть ни малейшего сомненья в действиях того, кто следит за исполнением святых правил. Но вот ей об этом знать не к чему. Как и незачем надеяться на будущее, долг зовет его очень далеко и надолго, и никто ничего не в силах отменить или изменить. И потому их пути больше никогда не пересекутся, и лучше ей сейчас его поскорее забыть.
  Темира неверяще смотрела на резко захлопнувшуюся дверь, затем вскочила и ринулась к окну. Чтобы успеть разглядеть несколько всадников, выезжающих из распахнутых ворот. Все они были в плащах, у каждого за седлом горбились туго набитые дорожные мешки.
  Значит и правда, ушел навсегда... а она даже не успела сказать ему главного...
  И невдомек было рухнувшей на пол женщине, что это молчание спасло ей жизнь, иначе никакие нежные воспоминания не остановили бы твердую руку от прощального удара.
  Да и всадник, скакавший во главе маленького отряда к достижению заветной цели, даже не подозревал как легко переходит в лютую ненависть преданная любовь женщины.
  
  
   Глава 1
  
  
  -Нет! Не может этого быть... - еще шептал я растерянно, еще хотел всей душой вернуться на час, на день назад, чтоб избежать этой боли, чтоб исправить, помочь...
  А разумом точно знал, ничего исправить уже нельзя, и помощь запоздала, по меньшей мере, на сутки, а горькая, неизбывная боль потери теперь останется со мною навсегда. Со всеми нами.
  Норен Ганетти был одним из самых неприметных моих коллег, и я мог бы никогда не познакомиться с ним поближе, если бы несколько лет назад наши расследования случайно не пересеклись. По-собачьи добрые, чуть застенчивые глаза, немного скованные движенья и тихий голос немолодого, полноватого мужчины показались мне вначале совершенно не подходящими для нашей работы, и я немного раздраженно задал ему интересующий меня в тот момент вопрос. А уже через полчаса был совершенно очарован его мягким, спокойным голосом, дающим точные и развернутые ответы, его тактичными замечаниями и ненавязчивыми советами.
  Уже после первой встречи я начал считать его другом, и навещал каждый раз, когда имел возможность, или когда дела забрасывали меня в маленький городок, где он жил постоянно. Я искренне уважал его за то, что он всегда брался за те самые дела, от которых всеми силами старался отлынивать я сам. А он с той же доброй и терпеливой смущенной улыбкой вникал в запутанные соседские тяжбы, знал все семейные тайны простых жителей своего городка и соседних деревень и решал непростые дела о наследовании и супружеских изменах.
  И вот теперь его нет... и эта несправедливость засела в сердце такой острой и жгучей занозой, что больно даже поглубже вздохнуть.
  И многократно больнее от того, что мой коллега погиб не во время шторма или обвала, не умер от старости и не убит в честном бою.
  Норена нашли случайно. Когда его наставник не дождался вестника о ходе расследования, то не сразу начал волноваться, решил подождать еще денек и только тогда организовывать поиски. И вдруг получил весомое подтверждение беды. Никто из непосвященных не знает об улучшениях и изменениях, каковые не так давно ковен внес в наши опознавательные медальоны. Теперь ковен мгновенно получает магического вестника если око снимет или потеряет свой знак. А вот если амулет отобран силой или уничтожен, магам поступает тревожный сигнал.
  Сыскари прибыли на место, откуда пришел сигнал, уже через пару часов, и обнаружили жестоко искромсанное тело, а рядом, на камне, обломки разбитого булыжником амулета. И это говорило о многом. Человек, совершивший преступление, не просто знал, кого убивает, а затаил зло именно на нас, королевских очей.
  
  -Выпей... успокойся... - осунувшаяся Клара втиснула мне в руки кубок с каким-то напитком, и я решительно влил себе в рот её зелье.
  Хотя обычно предпочитаю собственные живые эмоции искусственному спокойствию, в этот раз намеренно изменил своему собственному правилу. Сейчас мне просто необходимо иметь возможность спокойно выслушать все выясненные сыскарями обстоятельства трагедии, чтоб потом, дома, в спокойной обстановке попробовать здраво разобраться в произошедшем.
  -Успокоился? Идем, - тронула меня за плечо Кларисса, - Торрель собрал всех в зале для заседаний.
  -Пошли, - хмуро кивнул я, прекрасно понимая, что без этого заседания сейчас обойтись просто невозможно.
  Королю тоже тяжело, а обсуждать печальную новость проще один раз, чем с каждой службой по отдельности.
  
  Зал заседаний по форме похож на чашу, на дне которой стоит высокий столик для докладчика, а выше, как круги по воде, расходятся ряды столов и приставленных к ним удобных кресел. Неширокие лестницы лучами прорезают эти круги в шести направлениях, и возле каждого сектора стоит табличка, где указано, кому тут принадлежат места.
  Очам достался самый первый от входа сектор, с нами соседствует сектор ковена. Потом идут два сектора сыскарей и армии, сектор для представителей знатных родов и высших чиновников. Последний сектор обычно занимают главы разных гильдий.
  Но сегодня здесь нет ни высокомерных отпрысков старинных семей, ни самоуверенных чиновников. Да и хитроватых гильдийцев тоже не пригласили. Зал заполнен сыскарями, очами и магами, и даже я сделал для себя несколько неожиданных открытий. Оказывается, старичок библиотекарь, которого я знаю чуть ли не двадцать лет, тоже принадлежит ковену магов, а улыбчивая владелица модной шляпной, где предпочитают покупать роскошные головные уборы все знатные дамы королевства - моя коллега.
  
  -Его величество король, Торрель Дортеон Этавир, - еще не успел высокопарно объявить стоящий в дверях зала лакей, один из старших учеников ковена, а король уже стремительно пронесся мимо него и устроился за первым столом нижнего яруса.
  Я в первый раз вижу его величество после свадебной церемонии, и потому не смог удержаться от чуть более пристального изучения его особы. Похоже, женитьба и в самом деле очень благоприятно отразилась на его внешности, и хотя я уже не раз слышал об этом от друзей и Хена, всегда лучше убедиться собственными глазами. А глаза мои видят посвежевшее и помолодевшее лицо, в уголках губ которого больше не таится застарелая боль. Да и счастливый блеск глаз, прорывающийся сквозь свежую печаль, очень красит и молодит его благородные черты.
  Крепость, носящая гордое имя Элессит, сдалась через два месяца осады, после того, как стало ясно - усилия магов ковена увенчались успехом, и горб с плеч принцессы исчез бесследно. А еще через месяц мы с Ортензией присутствовали на пышной свадебной церемонии, во время которой глава магов выпотрошил магические резервы своих коллег подчистую. Зато водопады эфемерных цветов, бабочек и звезд, падающие на новобрачных, золотистые струи холодного огня, вылетающие из-под их ног, и осыпающие присутствующих разноцветными шариками, ленточками и цветочными лепестками, никого не оставили равнодушными.
  Правда, остаться до конца пира нам тогда не удалось, маленькому лорду Доральду Диррейту Монтаеззи было всего пять декад от роду и доверять его нянькам больше, чем на три часа, мы еще не решались. Но вечером Хенрик притащил в Монтаеззи серебряный поднос с гигантским куском свадебного торта и буркнул, что это угощение настрого наказали передать нам новобрачные, хотя он и без их указаний никогда не забыл бы про родственников.
  
  -Раздайте всем свитки, - негромко приказал король вместо приветствия, и передо мной лопнул радужный шарик, роняя на стол скрученные в тонкую трубку листки.
  Вот оно как, даже на такую роскошь ковен решился, значит, расследование зашло в тупик. Ну, вот это мне еще дома стало ясно, едва на рассвете раздался звон приемного кристалла, оповещая о прибытии магического вестника. А поскольку так рано меня могли разбудить только по очень важному вопросу, я сразу заподозрил неладное. Ну а выпавший из почтового контейнера строгий приказ короля срочно явиться на портальную площадку его дворца только подтвердил мои выводы. Еще не окончились два месяца отпуска, в который ковен почти насильно отправил Торреля, и должно было произойти нечто выходящее за рамки обыденности, чтоб маги потревожили его величество.
   Где находилась летняя королевская резиденция, мне и ранее было не известно, да и до сих пор я этого не знал наверняка. Подозревал, вернее, догадывался, по свежему золотистому загару на щеках короля, об домике, хорошо спрятанном на берегу южного моря, в одной из неприступных бухточек, но ковен очень строго хранил эту тайну. И я с ними в этом вопросе был полностью солидарен, полная секретность и несколько проверенных людей защитят короля лучше, чем целая армия вояк.
  
  Шуршали вокруг спешно разворачиваемые свитки, но я пока не спешил читать выпавшие передо мной бумаги. Только недавно, на той самой свадьбе, я совершенно случайно столкнулся со стеснительно прячущимся в нише Нореном, когда искал укромное местечко, чтобы усадить утомленную непривычной суетой Ортензию. Ей в первые месяцы после появления на свет наследника доставалось больше всех, хотя малыша все время окружала толпа нянек, как нанятых, так и добровольных. Однако Зия оказалась слишком ревностной и чуткой матерью, а наше чадушко уродилось на редкость горластым.
  -Ничего у него не болит, - расстроенно вздыхал Хенрик на требование сестры прослушать эмоции младенца, - просто он слишком чувствителен эмоционально и еще слишком сильно привязан к тебе. Заметь, он начинает кричать, едва ты отходишь чуть подальше. Этот крик обиды и протеста можно перевести так - мама не уходи, мне без тебя страшно.
  -Ну куда ж я от него денусь... - по накрепко стиснутым губам и повлажневшим ресницам жены я сообразил, что от полноты чувств Зия едва сдерживается от рыданий, и состроил Хенрику самую угрожающую гримасу, какую только умел.
  -Они там, в вашем ковене, вообще ничему тебя не учат? - рычал я на шурина чуть позднее, утащив его в кабинет под благовидным предлогом, - так ты хоть сам думай маленько, прежде чем выдавать сестре такие объяснения! Она же теперь будет рядом с ним и спать и есть! А ведь и ей нужен отдых, об этом ты не подумал? Она же на каждый всхлип вскакивает!
  -Грег... - удрученно оправдывался Хенрик, - я очень хорошо понимаю твои чувства, несмотря на то, что ты снова повернул камень в своем перстне... но пойми и ты, раз у нас в семье есть маг... со способностями эмпата... то вполне может появиться и второй. А к детям, наделенным таким необычным даром, нужно относиться намного бережнее... я вот только теперь начинаю понимать, как много сделала моя мать, чтоб я не стал забитым и запуганным. Ты же знаешь, как она тогда жила. И тебе придется потерпеть. Год, от силы полтора, он будет нуждаться в ней постоянно, но зато у тебя сейчас есть прекрасная возможность стать для него таким же незаменимым. Маленькие дети очень остро ощущают искренние чувства, и очень отзывчивы на неподдельную любовь.
  В тот раз мне оставалось лишь возмущенно махнуть на него рукой и ринуться на помощь жене.
  
  А с Нореном на королевской свадьбе мы успели немного поболтать, и я даже спросил друга о делах, но он лишь отмахнулся.
  -Ничего нового, или необычного... ты же знаешь, у нас в провинции не часто случаются из ряда вон выходящие происшествия или скандалы... впрочем, я этому только рад.
  -Но если что-то случится... дай слово, что немедленно позовешь меня, вдвоем всегда все понятнее, - потребовал я, и Норен, рассмотрев меня внимательно, словно видел впервые, согласно кивнул.
  А вот позвать не успел... или не захотел?
  И как бы мне теперь это выяснить, не впутывая подозрительных сыскарей и непреклонных магов ковена?!
  
  -Мы уже проверили в его списке дел все имена... - первым докладывал мрачный Тродинион, - обычные дела, раздел имущества между наследниками, пара заявлений на хозяина харчевни, обманывающего посетителей, несколько мелких краж. Нам нужно время, чтобы пройти по его следам и проверить, в каком из расследований он перешел дорогу кому-то более серьезному, чем воришка вина из подвала бакалейщика. И конечно, нужно поднять все его старые дела, мы склоняемся к версии, что это может быть месть за старинное решение, не удовлетворившее кого-то злопамятного.
  -А мы считаем, что преступник намного опаснее, чем обычный житель, - не согласился Энилий от имени цитадели магов, - несведущий человек не стал бы разбивать амулет. Просто забросил его в болото или в кусты. И тотчас попался бы, теперь овал королевского ока запоминает любого, кто держал его в руках. И начинает подавать сигнал, как маячок.
  Ну, спасибо, маги, за доброту! Хоть теперь пояснили, какую ловушку мы носим на шее, сердито фыркнул я, замечая, как ошеломленно вытянулись лица большинства моих коллег. Видимо, ни я один был не в курсе таких тонкостей.
  -Значит нужно проверять всех, с кем он мог столкнуться, - хмуро проронил король, - распределите, кто за какую версию отвечает. Бенрат, ты приготовил предварительные списки?
  -Вот они, - едва Тродинион поднял руку со свитками, как кто-то из магов немедля щелкнул пальцами.
  Миг - и бумаги выпали перед королем из точечного портала. И вот после этой демонстрации возможностей мне сразу стало понятно, кому в этот раз достанется настоящая работа, а кого постараются под благовидным предлогом отправить в самые безопасные места. И сначала я огорчился всерьез, а еще через пару часов, слушая оглашение распределённых заданий, едва сдерживался от саркастического смеха, наблюдая за скисшими лицами некоторых коллег.
  Как я и подозревал, никого из нас даже и близко не собирались подпустить к той местности, где произошло преступление. Все королевские очи, привлеченные вместе со мной к этому делу, получили задания в столице или в других, хорошо защищенных местах. Часть из нас отправили читать и проверять старые документы по всем делам, которыми когда-либо занимался Норен, кое-кому выпало вместе с магами посетить дома его клиентов, переехавших в другие области королевства.
  А меня так и вовсе направили в северную школу магии. Якобы ради необходимости выяснить, много ли знают ли старшие ученики об последних изменениях в амулетах королевских очей. И если проведали, то где бы они могли об этом проговориться. По ходу рассуждений у сыскарей возникла сомнительная версия, будто кто-то из младших магов или старших учеников северной школы, где изучали именно магию металлов и минералов, мог случайно сболтнуть при посторонних про новые качества наших амулетов.
  О том, чтобы попросту отправить туда сильного ментала и прослушать воспоминания всех своих подопечных, речь не шла по двум причинам. Во-первых, этика ковена не позволяла такого грубого вмешательства в личную жизнь своих будущих членов. Но главная, и всем известная причина, была все же в малочисленности сильных менталов и их вечной занятости более важными и срочными делами.
  Лучше бы просто попросили посидеть дома и никуда не соваться, едва не рычал я, ловя сочувственные взгляды знакомых очей и недоуменные тех, кого видел впервые.
  Сам я даже минуты не сомневался, что это изощренная маленькая месть если не самого генерала Бенрата Тродиниона, то уж точно кого-то из его ближайших помощников, Саррена Жерада или Зиноваса Лавайзира. А может, и всех троих сразу. Как ни благодарил меня в прошлый раз Саррен за спасение, скрыть до конца своего огорчения ему так и не удалось. Ведь именно их ведомству, уходя в Шладберн, Торрель предписал обеспечить охрану двенадцати назначенных им кандидатов во временный совет по управлению Этавиром. На случай, если он не вернется домой в месячный срок. Кстати, мне крайне приятно было узнать, что не один я оказался таким прытким, еще двоим из этого списка удалось вырваться из-под опеки сыскарей и магов.
  Вот только информация о том, куда именно нужно бежать, оказалась лишь у меня, остальным в этом смысле не повезло. Не было у них среди родственников пронырливой Мариты, готовой на любые авантюры, лишь бы всегда быть в курсе всех дел своего обожаемого мужа.
  -Когда тебя туда перебросить? - не глядя мне в глаза, промямлила Кларисса, едва мы добрались до её комнаты.
  -Неужели ты всерьез считаешь мое задание настолько важным и срочным, что даже не дашь успокоить Ортензию и посмотреть на Дорика? - с язвительной ухмылкой уставился я на наставницу, и она едва заметно поморщилась.
  -Вот зря ты так иронизируешь, - хмуро пробурчала в ответ магиня, - сам знаешь, верные решения иногда оказываются вовсе не там, где мы их предполагаем изначально.
  Знаю наверняка, что не иногда, а почти всегда, но точно так же знаю, что не стоит искать курицу на болоте, а жабу в гречишниках. И еще догадываюсь, что за эту ночь сыскари и маги придумали не одно новое ухищрение, направленное на дополнительную защиту королевских очей. Это раньше, когда я еще был простым и начинающим оком, мне мнилось, что нас у короля несколько сотен. А вот после того, как сам стал одним из десятки старших очей и получил доступ к некоторой секретной информации, с огорчением понял, что слухи о нашем количестве сильно преувеличены. И даже не брался угадывать, само возникло это мнение в народе или было искусственно распространено сыскарями и магами ради пользы дела. Дабы народ считал, что они под неусыпной охраной справедливых всевидящих очей.
  -Да и энергию нужно экономить... - так и не дождавшись ответа, заикнулась Клара, и тут же смолкла под моим насмешливым взором.
  -Видел я сегодня, как вы её экономите, - не надеясь, впрочем, на силу собственных взглядов, едко заметил я и безапелляционно подвел итог, - все равно там вечером делать нечего, давай, ты заберешь меня пораньше с утра? Тем более, я все равно должен взять свое оружие и переодеться.
  Чтоб не светить собственным лицом, в школе мне надлежало появиться под новой личиной, которую и должна будет сотворить Клара. Зато с изобретением должности для прикрытия моей деятельности сыскари особо не мудрили, решив представить меня ученикам и магам новым оружейником, с правом обучения желающих навыкам метательного оружия. Не у всех магов достаточно мощные способности, чтобы суметь защитить себя в крайнем случае, вот и обучаются те, что послабее, различным боевым искусствам в дополнение к основным магическим уменьям.
  На этом наш торг закончился, и я уже привычно уставился на специально для этой цели поставленный в комнате наставницы горшок с пышным кустиком камийской розы.
  -Духи, хочу домой... - зеленая искра знакомо потянула взгляд в темноту воронки, и секунду спустя я стоял возле прудика в саду собственного замка.
  -Спасибо, - благодарно вздохнув, сделал я несколько шагов по ведущей к дому садовой дорожке.
   И замер на полушаге. Странная своей новизной идея, внезапно пришедшая в мою голову, показалась такой заманчивой, что я решил на несколько минут отложить свидание с семьей. Мне просто необходимо спокойно обдумать ее наедине, и тогда, возможно, ссылка в северную школу, замаскированная ковеном под особое задание, покажется мне не такой уж тяжкой.
  К прудику я возвращаться не стал, здесь, в пределах замковой ограды, древни давно освоили каждый уголок и, как мне кажется, уже начинали брать под свою власть и защиту окрестные поля и лес. А иначе чем объяснить невероятное возвращение малыша, которого нерадивая мать умудрилась потерять в лесу?
  -Дак всего на минутку под липкой оставила, чтоб по малиннику за собой не таскать, - размазывая по щекам горючие слезы, причитала она, стараясь не глядеть в негодующие лица родни и мужа, - и ягодок ему отсыпала, а вернулась... токмо лопушок и лежит.
  Малыш к вечеру вышел на ведущую к деревне тропу сам, живой и невредимый, протопал крепенькими ножками прямо к матери и личико его довольно светилось. В одной ручке у дитяти было зажато румяное яблоко, в другой - пучок ромашек, и деревенские знатоки нашего леса долго потом пытались сообразить, как мог двухлетний малыш за несколько часов найти единственную яблоню, родившую такие яблоки, и сбегать на западную опушку, возле которой буйно цвело ромашковое поле.
  Ну а уж наши садовники в это лето просто нарадоваться не могли на погоду, хотя, на мой взгляд, она ничем не отличалась от прошлогодней. Зато сад и в самом деле выглядел по-другому. Цвело и плодоносило всё, что могло, выровнялись хилые и больные растения, бодро зеленели недавно пересаженные упрямым архитектором кусты. Еще сами собой куда-то исчезли сорняки, и только мелкая кудрявая травка, цветущая разноцветными шариками, никак не желала выводиться, вопреки всем стараньям главного садовника, обожающего вид свежеразрыхленной земли вокруг цветочных кустиков.
  -Что за назола, - случайно заглянув на кухню, услышал я однажды вечером, как он расстроенно жаловался прислуге, устало положив на стол натруженные руки, - вечером дополем - все чистенько, утром приходим - растет, зараза!
  -Духи, это ваша работа? - Мысленно обратился я к новым родственникам, и услышал слегка виноватое, - наша.
  -Не любим мы, когда земля голая... и дорожки тоже не любим, но терпим, если они не очень широкие, под дорожками корни можно протянуть. А он все время рубит и рубит...
  Вот в тот миг я и уверился, что совсем не случайно свернул к кухне, внезапно просто до дрожи захотев холодного кваса. И немедленно устроил духам допрос, в результате которого мы пришли к устраивающему обе стороны договору. Духи впредь никогда не пытаются повлиять на мои желания, просто сразу сообщают обо всем, что им так или иначе мешает спокойно жить, и я, по мере возможности, эти неудобства устраняю.
  А в тот раз я прошел на кухню, сел напротив садовника, налил себе кваса и, рассматривая огорченное лицо старика, медленно выпил, пытаясь заранее сложить такую речь, которая могла бы и разрешить ситуацию и не нарушить его отношения ко мне.
  -Киртен, я все время забываю спросить... - тут я удрученно вздохнул, бессовестно пользуясь его почти благоговейным отношением ко мне, садовник был одним из двух старых слуг, служивших еще при отце Ортензии, - как там растет трава, семена которой я привез из Шладберна? Понимаешь, там мне очень понравилось, что везде растет мелкая травка... она, кстати, все сорняки забивает... а гулять по ней так приятно...
  -Милорд! - с чувством выдохнул садовник, - так что ж вы сразу-то?! Я ж ведь её чуть не изничтожил... одного понять не могу... когда это вы посеять-то успели?
  -Да ничего я не сеял... - вдохновение уже накатило как морской прилив, - вышел утром на балкон и случайно обнаружил семена в кармане... а ветерок как раз в сторону сада... вот я и... они такие мелкие и легкие... хорошо улетели...
  -Правду говорят, что у удачливых и добрых всё само растет, - удивленно качал головой растроганный садовник, - а я еще дивился, ну откуда эта зараза... извините, трава, под каждым кустом... хотя... если семена мелкие... все правильно, травка-то живучая. Ну так, стало быть, тогда я её больше не полю, поглядим, чего там северяне удумали.
  Теперь Киртен ярый поклонник мелкой травки, которая до сих пор, несмотря на осенние прохладные ночи, по-прежнему пышно цветет и зеленеет. Да и начинающая опадать первая пожелтевшая листва, с которой в прошлые годы садовники яро боролись по утрам, выметая и свозя в выкопанные у стен ямы, теперь бесследно тонула в кудрявой зелени, вызывая у старика законное восхищение, а у меня приступы тайного веселья. И головную боль, чем бы таким занять помощников садовника, чтоб главный повар не величал их бездельниками.
  Решение этой проблемы пришло само, вместе с новым архитектором, присланным Клариссой.
  Уж не знаю почему, но историю с несчастной голубятней, которую я с некоторым стыдом считал всего лишь достойным забвения детским капризом, моя наставница приняла слишком близко к сердцу. Настолько близко, что доложила об этом в ковене, и вскоре всё каким-то неведомым путем стало известно королю. Почти одновременно со списком подарков и наград, выданных мне правителем великого Герцогства Шладбернского. И, разумеется, эти сведения оказали решающее влияние на Торреля, в тот момент как раз раздумывающего над проблемой, наказать меня за самоуправство или все-таки наградить за свое спасение.
  Был немедленно отдан приказ найти самого талантливого архитектора, обладающего к тому же славой человека, умеющего угадывать и воплощать в жизнь сокровенные желания заказчиков. И вскоре на мой портальный балкон вывалился молодой улыбчивый господин Ижен Бодьер, оказавшийся не только тем самым архитектором, но и бывшим лучшим учеником голубоглазого старичка, несколько лет назад рассорившимся с учителем из-за кардинальных расхождений во взглядах на желания клиентов. И именно ему принадлежала знаменитая фраза, если клиент желает иметь в своей спальне стойло для любимого жеребца, то архитектор должен уметь соорудить его так, чтобы ни капли не испортить при этом саму спальню.
  Вот только я к тому времени напрочь остыл ко всякой архитектуре, и не имел больше ни малейшего желания ни спорить с кем-то, ни обсуждать какие-либо строительные проблемы. И теперь уже Ортензия задумчиво изучала нарисованные цветным мелом наброски, где архитектор по мере обсуждения недрогнувшей рукой делал необходимые исправления.
  А потом и ей стало не до него, как всякой женщине, обзаведшейся маленьким ребенком. Разумеется, я старался разделить с женой все заботы и волненья, и напрочь забыл про всякую перестройку, лишь изредка встречая в коридорах или столовой обаятельно улыбающегося Ижена, которого как-то незаметно привык к тому времени считать одним из постоянных жильцов замка.
  И был несказанно удивлен, когда он, смущенно улыбаясь и старательно скрывая волнение, пригласил меня однажды утром на прогулку. Дорик в то утро как раз отсыпался после трехчасового ночного гулянья, и Ортензия уснула рядом с ним, поэтому я не смог найти никакой уважительной причины для отказа от непредвиденной прогулки.
  К моему удивлению, повел он меня не к пруду, к которому я как-то успел притерпеться, считая законным местом обитания духов. Кстати, через несколько дней после памятной демонстрации сего архитектурного шедевра, когда Ортензия так эмоционально рассталась со старым архитектором, мы все-таки решились осмотреть построенный им шлюп. И обнаружили в его трюме не только помещение, обставленное как корабельная столовая, но и погребок для холодных напитков и пару уютных кают. А в верхней части, там, куда вела деревянная лесенка, и где полагалось быть капитанскому мостику, обнаружилось еще одно небольшое помещение, где было развешено по стенкам несколько найденных мной голубиных клеток. Однако мы единодушно решили, что ни одного голубя здесь селить не станем, старичок умудрился совершенно позабыть, что сопутствующие голубятням запахи вовсе не располагают к соседству с чайными столиками. Но как бы то ни было, гонорар, вместе с солидной премией и извинениями Ортензия ему все же отправила, и инцидент сочли исчерпанным.
  А в то утро я в недоумении стоял перед дальней башней, которая вызывала во мне и Ортензии столько противоречивых чувств и эмоций. И к которой почему-то привел меня Ижен.
  -Я много слышал... - тщательно выбирая слова, начал он свою речь, - про события, связанные с этим местом... но мне кажется, оно несколько несправедливо причислено к мрачным и не подлежащим вниманию. А ведь с этой башни открывается самый живописный в этом замке вид, и кроме того, она расположена в самом дальнем уголке сада... что позволяет ей претендовать на роль укрытия во время внезапной грозы... или места для уединения... иногда такие требуются каждому.
  Со всем сказанным я был полностью согласен, и более того, внезапно понял, что мне тут нравится. Густые кусты, обрамлявшие приведшую сюда узкую тропку, поздний виноград и клематисы, увившие стены, потемневшая скамья у входа... все навевало покой и умиротворение.
  -Прошу... - темная тяжелая дверь неслышно распахнулась перед нами, и я неуверенно шагнул внутрь, мгновенно вспомнив, как бежал тут в тот одновременно счастливый и злополучный день.
  В первый момент мне показалось, что я попал не туда. Не было в той темной башне такой светлой лестницы, цвета свежесбитого масла, не было отделанных солнечными сосновыми панелями стен и золотисто-охристого сводчатого потолка. Даже кованая решетка на окне была теперь не ржаво-черного, а золотого цвета и казалась не мрачным стражем, а изящным атрибутом. Две комнаты первого этажа, объединенные широким арочным проёмом, оказались обставлены светлой деревянной и плетеной мебелью, камин светился желтками новых кирпичей, а яркие полосатые останские ковры и подушки создавали приподнятое настроение.
  Здесь действительно уютно будет пережидать грозу, да и в пасмурную погоду захочется заглянуть на минутку.
  От помещения второго этажа я не ждал особого сюрприза, но снова был приятно удивлен.
  Ижен, совершенно неожиданно для меня, переоборудовал его под просторную и удобную купальню, благо напор воды, поступающей из верхнего течения речки по закрытому желобу, позволял нам иметь купальни даже на третьем этаже.
  Но окончательно его замысел стал мне ясен, когда я поднялся на верхний этаж. Посыпанный свежими опилками пол в небольшом, но светлом помещении с широкими окнами, которых раньше тут не было, стоящие на поддонах просторные плетеные и кованные клетки, а самое главное, пяток белоснежных крылатых красавцев, гордо гуляющих возле кормушек, мгновенно покорили мое сердце. В тот самый миг я твердо уверовал, что именно сюда буду приходить, когда мне нужно будет обдумать нечто важное.
  -Милорд... есть еще выход на верхнюю площадку... - робко то ли предложил, то ли сообщил создатель этого уютного местечка и я, более не споря, безропотно потопал вслед за ним по винтовой лестнице, распахнувшейся прямо в яркую голубую бездну летнего утра.
  Отсюда и правда, открывался великолепный вид на дальние поля, лес и речку. Посредине площадки высился столб с перекладиной для голубей, а рядом с ним стол для клеток, вдоль перил стояли широкие массивные скамейки... но всё это я рассмотрел значительно позднее. Больше всего в тот момент я был благодарен Ижену за обнимающую площадку по периметру высокую, почти в мой рост, кованую изящную решетку, выкрашенную в цвет неба, и потому совершенно незаметную на его фоне. Ведь это означало, что архитектор предусмотрительно подумал о том времени, когда я захочу прийти сюда с непоседливым сынишкой.
  
   Мимоходом оглядев покрасневшие виноградные листья и темно-синие грозди, еще оставшиеся на лозах, я привычно распахнул тяжелую дверь и с порога попался в ловушку встревоженных серых глаз.
   -Значит, все-таки задание, - пробормотала она безнадежно, и решительно встала со ступеньки, на которой просидела уже неизвестно сколько, - там Тума горячих пирожков недавно принесла, пойдем, перекусишь... и расскажешь, что произошло.
   -Зия... - я поймал ее на полушаге и крепко прижал к себе, - в этот раз ничего опасного, любимая! Я буду сидеть в северной школе под охраной целой кучи магов... ты мне веришь?
   Поверь мне, родная, мне это сейчас так нужно, молил я про себя тревожную глубину любимых глаз. Тем более что мне и самому пока трудно себе поверить.
  
   Глава 2
  
  -Тур, ты просто дурак, - сердито выкрикнул уже знакомый мне голос, и вслед за тем послышался быстрый топоток проворных ног.
  -Меня не волнует... кем ты меня считаешь, - ровно и бесцветно ответил басок Тура, - я все равно буду поступать так, как считаю нужным.
  -Ну, да, ты сдури бросишь школу и помчишься искать... не могу даже сказать, что! Ветер в поле и то легче поймать.
  -Особенно если применить частичное сложение неизвестных векторов и кастовать седьмое заклинание Берцелиуса... - задумчиво пробормотал третий голос и два первых дружно рявкнули:
  -Заткнись, Рун!
  -А что такого... все равно вы понапрасну спорите уже целый час! - примирительно заявил ничуть не обидевшийся Рун, - Лучше потренировались бы в бросках, этот солдафон обещал завтра до самого ужина тренировать тех, кто с пяти раз не попадет в мишень.
  -Слышали мы... что он сказал... - едко фыркнул первый голос, - да кто его боится! Занятия метательным оружием - дело добровольное.
  -Ты не права, Олли, - так же миролюбиво хмыкнул Рун, - магистр Шарот сказал, что директором уже подписан приказ, каждый, кто не сможет сдать боевые заклинания за второй уровень, должен изучить хотя бы один вид обычного оружия... и потому, как ни крути, ты неизбежно попадаешь в лапы этого Таржена.
  -Фи, напугал мышку сыром! - легкомысленно фыркнула Олли, - пусть лучше он трясется, как бы не попасть в мои ручки!
  -И что ты с ним сделаешь? - в голосе Руна появилась нездоровая заинтересованность.
  -Для начала я сделаю с тобой, - не повелась на подколку бесстрашная Олли, - чтобы не смотрел на меня такими... такими наглыми глазами!
  Что-то зашуршало, зашипело и звучно лопнуло, как накрепко залитая сургучом бутыль с перебродившим вином.
  -Олли! - возмущенно завопили оба ее собеседника, - ты что, с ума сошла?! Разве можно в комнате кастовать файербол третьей ступени?!
  -А я проверяю, как вы поставили защиту... - судя по дрожащему голоску, девчонка и сама испугалась, - и знаешь, что мне сейчас пришло в голову?! Я тоже пойду с вами. А чтоб не было скучно... позову Веджи. Она точно согласится... я знаю.
  Быстрый топоток прозвучал порывом града по окну и почти сразу, скрипнув, хлопнула дверь.
  -Нет, ты слышал?! - возмутился голос Тура, - она пойдет с нами! Вот почему ты ей не объяснил, что никаких - "нас" - просто не существует?! Я ухожу один и это решено!
  -Я иду с тобой, и ты не сможешь мне запретить, - прежним невозмутимым тоном ответил Рун, - я свободный человек и имею право поступать так, как захочу.
  Тур несколько секунд молчал, и я, как наяву, видел перед собой его зеленоглазое скуластое лицо с возмущенно раздувающимися тонкими ноздрями. Но ответить ему было нечего, Рун сразил друга его же собственными доводами.
  -Ладно, идите хоть всей школой, - взбешенно прорычал он, наконец, - но запомните, вы идете сами по себе, и ко мне не имеете никакого отношения!
  И ведь действительно пойдет, за шесть дней, проведенных в северной школе под именем оружейника и учителя Таржена Динилса, я успел довольно хорошо рассмотреть её учеников. А некоторых даже начал изучать. Впрочем, их не так тут и много, всего около четырех десятков. И это понятно, в школе постоянно проживают только младшие ученики. А те, что закончили обучение по всем общим дисциплинам и окончательно определились с выбором профессии, но еще не получили звания мастеров, обычно селятся либо рядом с местом учебной практики, либо в доме своего наставника по магии.
  И Турий Антериз, вместе с неразлучными друзьями Одрунием Кодери и Поллией Юриже сразу обратили на себя мое внимание некоей то ли обособленностью, то ли неоднозначностью. Бывают в любом небольшом коллективе люди, которые вроде бы ничего и не делают для того, чтобы выделиться, не пытаются всех рассмешить или задобрить, не лезут в бочку при малейшем подозрении на косой взгляд или нелицеприятное высказывание. Просто тихо, спокойно и с каким-то неуловимым достоинством занимаются интересующим их делом, и уже этим выгодно выделяются из общей массы. Таких не любят подхалимы и проныры, еле терпят спесивцы и горлопаны. Но именно возле них обычно собираются самые интересные и талантливые личности. Те, кому интуитивно хочется надежных и честных дружеских, и не только, отношений.
  К тому же эта троица принадлежала к группе будущих выпускников, тех, кто уже весной покинут школу навсегда, чтобы совершенствоваться в профессии под руководством своего личного наставника. Кроме них, таких выпускников было еще четверо, и за всеми семерыми я приглядывал особо. Договорившись с духами, что они помогут мне услышать все разговоры, не относящиеся к учебным или сугубо личным делам.
  Идея привлечь древней к благому шпионскому делу возникла у меня еще в замке, и я вначале долго вытягивал из своих зеленых родственников все подробности по поводу их возможностей и родовых правил. И узнал целую кучу тонкостей, остававшихся до того момента мною невыясненными.
  Хотя я еще в Шладберне заподозрил прямую зависимость духов от своего цветка жизни, но только теперь уяснил во всей полноте, насколько она крепка. Вся собранная стволами и корнями растений энергия направлялась вначале к цветку, и именно он позже распределял ее между духами, подпитывая и поддерживая своих детей. Да, самых натуральных детей, ведь древни развивались, как оказалось, из его бутонов. Как и некоторые другие составляющие этой сложной системы. Мне удалось выяснить, что и новые цветы жизни и амулеты установления взаимопонимания, или как его окрестили в Герцогстве, символ защиты от злых намерений, были выращены цветком жизни.
  Но самой интересной оказалась невероятная способность цветка хранить тысячелетнюю память о событиях, касающихся его рода, и устанавливать собственные законы. Касающиеся безопасного существования его детей и правил взаимоотношения с другими расами.
  Одним из самых главных правил цветов жизни было невмешательство в личные и общественные дела тех, с кем древни вошли в контакт. Но у людей было право попросить о помощи, и если цветок считал, что при этом не нарушаются его основные законы, то такую помощь оказывал. Руками и силами духов.
  -То есть, - решил я проверить, правильно ли понят мною этот щекотливый момент, - вы откажетесь, если Клара попросит вас за мной присматривать или шпионить?
  -Мы уже отказались, - в шуршащем над ухом голоске прозвучала веселая гордость, - но вот если с тобой случится что-нибудь плохое, и она попросит помочь...
  -Имеется в виду, если я сам не смогу попросить о помощи? - осторожно уточнил я детали, в таких делах лучше заранее быть в курсе всех возможных ситуаций.
  -Ну да, - и не подозревая о моем коварстве, подтвердил дух, - если ты не можешь попросить.
  -Так вот, - твердо объявил я зеленому родичу, - я разрешаю вам выполнять её просьбы только в том случае, если будет серьезная опасность для моей жизни, а я буду в этот момент без сознания. Но ни в коем случае не раньше.
  Дух молчал почти минуту, потом важно сообщил, что цветок жизни признал мои доводы совершенно справедливыми. Так что насчет вмешательства Клариссы в свою жизнь я теперь мог совершенно не волноваться.
  Зато мне предстояло принять очень важное решение, имею ли я сам право вмешиваться в очень подозрительные планы кучки старших учеников.
  Разумеется, о том, чтобы поделиться своей информацией с временными "коллегами" я не задумывался даже на миг. По многим причинам. И не самой последней была элементарная вредность, а может и крошечная месть за то, что их организация так ловко упихнула меня сюда в ссылку. Не малую роль играли и размышления этического плана, однако они и на миг не остановили бы меня, касайся дело чьей-то безопасности. Вот только никакой серьезной угрозы жизни или здоровью учеников я пока не видел, и, следовательно, мог с чистой совестью держать свои секреты при себе. И потому возможность подольше не давать ковену никаких объяснений, а Клариссе никаких обещаний и была основной причиной, по какой я не желал раньше времени никому раскрывать свой договор с духами.
  И в результате всех этих веских и не очень причин мне остался единственный выход - тайком следить за шустрыми учениками и в случае крайней необходимости попытаться их остановить самому.
  А вот это являлось самым нерадостным в моем нынешнем положении. До этого дня каждую ночь, убедившись, что школа уснула, я уходил зеленым путем в замок, благо, дом оружейника стоял в дальнем углу школьного сада. И кустик духов, своего рода портальный маячок, тщательно упакованный в высокую корзинку, был, кроме пояса с оружием, основным багажом, с каким я впервые вступил на территорию школы магов.
  Внешне не похожую ни на одну из обычных школ. Ни расположением, ни порядками. Да и как она могла быть похожа, если учили тут не письму и чтению, а магии, или попросту говоря, волшебству?
  Да здесь даже название "северная" не соответствовало первоначальной ассоциации с этим словом, и означало лишь, что ученики этой школы напрочь лишены способностей в магии живой природы и ее производных. Зато самые сильные боевые маги и телепортисты, а также артефакторы выходили именно отсюда.
  Потому и находилась раскинувшаяся между двумя пологими холмами и пышной рощей, школьная усадьба далеко не на севере королевства, а в его восточной части. Ради безопасности и сохранения тайны обширная территория, напоминающая небольшой поселок, располагалась на приличном удалении от всех городов и деревень. Чтобы заранее исключить всякие экскурсии и вылазки любознательных простолюдинов и авантюристов различного рода. А кроме того была огорожена непролазными колючими зарослями, выращенными магистрами южной школы, и тройным кольцом магической защиты.
  Здесь не было и в помине никакого общего здания, где проводят большую часть дня ученики в обычных школах. Примерно посреди усадьбы стояло двухэтажное круглое здание с белоснежными колоннами и шестью дверями ведущими к дорожкам в разные стороны усадьбы. Это здание служило ученикам и учителям столовой и одновременно местом для дружеских встреч. Первый этаж был заставлен столиками и диванчиками, кухня находилась внизу, а на втором этаже разместились квартиры поваров.
  Все остальные обитатели школы жили в домиках, разбросанных по всей территории. Общительные ученики селились по двое или по трое, нелюдимые - по одному. Дома учителей стоями вперемешку с домиками учеников и отличались лишь чуть большим размером, ведь на первом этаже у каждого располагалось просторное помещение для занятий или лаборатория. Лично у меня там стояли стойки и стенды с оружием и рабочие столы с инструментами. Полигон для занятий я попросил оборудовать за домом, защитив прежде окна крепкими ставнями.
  Не было в этой школе и постоянных групп или классов. Инициация магических способностей происходит у всех по-разному, и в разном возрасте. Например, среди самых младших учеников есть бывший селянин, бородатый мужичок лет тридцати, почувствовавший необычные способности в минуту своей гибели, когда падавшую на него огромную сосну, поваленную ураганным порывом, казалось, уже ничто не могло остановить.
   -Лошадку было жальчее всего, - тяжело вздыхая, рассказывал он мне историю, наизусть известную всей школе, - хорошая лошадка, молодая, сам из жеребенка вырастил. А тут вижу - валится на нас... махина ента, ну всё думаю... счас хребет-то ей и переломит, да так меня проняло... этакая злость взяла... как махнул... а её пушинкой в сторону и сдуло. А на меня слабость накатила... небывалая. Упал и встать не могу. Привезли в деревню... знахарку позвали... она и определила, это во мне сила кончилась. Маги наехали, посовещались... вот сюда определили. Сказали, много времени потеряно, но способности есть... вот, учусь теперь, стало быть.
  И судя по растерянному взгляду простодушных глаз, будущий маг сам до сих пор не верил, что всё это произошло именно с ним.
  Да и семерка так называемых старших учеников, довольно ощутимо рознилась по возрасту. Вспыльчивому, но отходчивому Туру почти двадцать два и это, как я понимаю, заставляет его заниматься с тройным рвением, многие в его возрасте уже имеют звание мастера третьего разряда. Но в том, что он прибыл в школу так поздно, нет вины парня. Тур родом из довольно богатой семьи, имеющей возможность защитить свой дом мощными амулетами. Вот потому и обнаружили его магистры совершенно случайно, когда парнишке было уже почти пятнадцать.
  А вот его другу, высокому и крепкому Руну всего восемнадцать и они с Олли, которой недавно исполнилось девятнадцать, прибыли в школу в один год и из одного городка, что бывает чрезвычайно редко.
  Другие будущие выпускники примерно такого же возраста, кроме необычайно талантливого Колеза. Мальчишке всего тринадцать, способности обнаружились у него в шесть лет и потому его матери в виде исключения разрешено жить вместе с сыном.
  
  Придя на ужин, я специально устроился неподалеку от того столика, за которым любила сидеть интересующая меня компания и медленно жевал остывшее мясо, стараясь не насторожить их неосторожным взглядом. Все равно я слышал каждое слово, духи прониклись моими переживаниями и помогали беспрекословно. Однако компания упорно молчала, и лишь когда Олли отправилась за второй порцией сладкого, Рун едва слышно выдохнул:
  -Ты не передумал?
  Тур в ответ только коротко мотнул гривой чуть рыжеватых волос.
  -А продукты взял?
  Но его друг, заметив приближавшуюся Олли, сделал вид, что не расслышал вопроса.
  Так, похоже, сегодня ночью мне не придется ни свидеться с семьей, ни поспать, тяжело вздохнул я, поднимаясь из-за стола, пора подготовиться к засаде. Я почти не сомневался, что сумею остановить Тура, не зря же столько лет общался с магами, знаю все их слабые стороны. А остальных после этого и задерживать не придется, без него вся экспедиция обречена на провал. Я пока плохо понимал, куда и зачем они собрались, все, как назло, говорили про неизвестный мне предмет намеками, но был уверен, бросать школу магов в последний год учебы - большая глупость. Предотвратить которую нужно как можно тактичнее.
  -Духи, - проникновенно попросил я, вернувшись в свой дом, - не могли бы вы как-то уменьшить корзинку с кустиком? Или хотя бы сделать один бок плоским, чтоб я мог привязать ее к спине?
  -А зачем? - призрачная фигурка того из духов, которого я привык считать главным среди новообретённой родни, закачалась на веточках.
  -Видишь ли, я привык подстраховываться на всякий непредвиденный случай. И если этому Туру каким-то чудом удастся меня провести, я хотел бы иметь свой кустик при себе, а не тратить время на возвращение в этот дом, - как можно доходчивее пояснил я, замирая в ожидании.
  Духи иногда выдают совершенно неожиданные откровения, и хотя я разумом понимаю, что это срабатывает мудрость и опыт цветка жизни, но избавиться от чувства общения именно с духом довольно трудно.
  -Мы догадались... - хихикнул дух, - что ты этого захочешь... но у нас есть другое предложение. Здесь много магии... бесполезно уходящей в землю, и это место нам нравится. Посади кустик в укромном месте... мы покажем, где, и дадим тебе вещь... которая его заменит.
  -Только не говорите... что вам пришлось... истратить бутон, - почему-то мысль о том, что я должен буду носить артефакт, стоивший жизни вот такому существу, кажется мне чудовищной.
  -Нет, не волнуйся... - прохладная ручка заботливо погладила меня по пальцам, и тревога отступила, - мы сделали его из кусочка корня.
  -Ну, тогда ладно, - подхватив корзинку и совок для углей, ничего иного, напоминающего лопату, у меня не нашлось, я выбрался из дома через заднюю дверь.
  Место для посадки, выбранное духами, оказалось неподалеку, рядом с густющей, огромной елью, медленно раздвинувшей при моем приближении нижние ветви. Я нырнул под них и сразу понял, что копать ничего не придется, духи позаботились обо всем сами. Мне осталось только вынуть из горшочка, плотно втиснутого в корзину, заветный кустик и осторожно опустить в готовую ямку. Почва и опавшие иглы медленно вернулись на прежнее место, не оставляя даже намека на свежесть посадки. Веточки, темнея и утолщаясь, на моих глазах потянулись вверх, прилегая к стволу, обвивая его крепкими объятьями, и я понял, что моя миссия на этом завершена. И действительно, едва успел выбраться из-под веток, как они плотно сомкнулись за мной.
  -Вот, держи, - довольный дух сидел на колючей ветке так уютно, словно это моховое креслице и протягивал мне зелененькую бечевку, на которой болтался невзрачный подсохший корешок.
  -Какой-то он сухой, - обеспокоился я, вешая амулет на шею и заправляя под рубашку, - может, мне класть его на ночь в воду?
  -Не нужно, - развеселился дух, заставляя слегка засомневаться насчет своей мудрости, разве мудрые могут хихикать по любому поводу? - он будет брать через тебя магию, мы же говорили, что ты хороший проводник.
  Ну, тогда ладно, облегченно вздохнул я, и неспешно направился к дому, но взволнованный голосок духа вдруг пискнул прямо в ухо:
  - Уходит!
  Зеленый путь открылся мгновенно, выбрасывая меня в полутемную спальню Тура, где серел овал портала и начинала терять четкость его стройная фигура. В безумном рывке я прыгнул на неё и вцепился руками в рвущееся под пальцами полотно плаща, твердо помня только одно, если я в этот момент сильнее стисну руки, то на месте прибытия мне придется лечить ему переломанные ребра.
  А уже в следующий миг мы катились тесным клубком куда-то вниз, и вокруг было мокро, темно и что-то острое нещадно лупило по бокам и спине.
  -Духи... - отчаянный призыв вырвался из моей души, и впервые за последние дни в ответ на него над ухом не прозвучало знакомого шелеста.
  Наше движение, наконец, прекратилось, и я попытался разгадать куда вляпался в этот раз. Хотя... похоже, не я один. Что-то мой спутник подозрительно молчалив и неподвижен, как бы не случилось беды.
  Постепенно, оглядевшись и призвав на помощь здравомыслие, начинаю понимать, почему тут так темно и мокро. Судя по отсутствию звезд и противному, моросящему дождю, небо сплошь затянуто тяжелыми низкими тучами. А ведь над школой, на еще чуть сиреневом от угасающего заката небосклоне, вовсю сияли яркие звезды! Стало быть, портал забросил нас очень далеко. Так может, потому и молчат мои древни?
  Я с последней надеждой мысленно окликнул духов, но, так и не дождавшись ответа, разочарованно вздохнул. Плохо, значит, придется разбираться в ситуации самому. Для начала собрав всю свою выдержку и смекалку, я осторожно вытянул руку и попытался осторожно ощупать все вокруг как можно дальше, чтобы увериться, что застряли мы не на краю какой-либо ямы. Про глубину и все остальные прелести того места, куда мы уже так резво скатились, сейчас лучше не думать, сначала всегда следует предотвратить грядущие неприятности.
   Насколько я смог определить на ощупь, рядом с нами, кроме камней и глинистой почвы, ничего не было. Лишь после этого открытия я решился осторожно спихнуть в ту сторону, откуда мы падали, кулем лежащего на мне мага. Что парень жив, я убедился чуть ранее, расслышав его тихое дыханье, но, не зная, куда это мы попали, сделать для него чего-то большего пока не мог.
  Осторожно поднявшись на колени, я принялся ощупывать место вокруг себя и Тура, постепенно расширяя круг исследованного пространства. И вскоре начал понимать, что, скорее всего, скатились мы по крутому склону оврага или холма и пока не станет светлее, выбраться отсюда у нас нет никаких шансов. Разумеется, будь я один, уже карабкался бы потихоньку вверх, запоминая уступы и камни, попадающиеся на пути. Но вот вытащить наверх мага мне не удастся. А о том, чтоб оставить его и уйти одному, у меня никогда даже мысли не могло возникнуть.
   Значит, нужно попытаться привести парня в сознание и подлечить, но сначала устроить хоть немного поудобнее.
   Слегка вытерев руки о мокрый и все равно уже грязный камзол, я полез в свой пояс с оружием и с изумлением обнаружил висящий на боку совочек. Змейство, ну точно! Я же сам, направляясь к дому, повесил его на петлю для кинжала. Конечно, было бы много лучше, если б я повесил сам кинжал, но жалеть о несбывшемся поздно. Хотя в таких ситуациях, как эта, не может быть лишней никакая вещь.
  Через некоторое время я даже согрелся, выковыривая из склона острые камни и выкладывая из них барьер ниже того места, где лежал ученик. Уже через полчаса работы мне удалось расчистить клочок, достаточный, чтоб устроить мага, и за это же время я сообразил, как напоить его зельем. Спички у меня с собой есть всегда, а после того далекого случая, когда несколько кусочков дерева спасли жизнь не только мне, но и куче магов, ковен снабжает меня особенными коробками, не боящимися никакой сырости. И при этом в них нет ни грана магии, алхимики просто пропитывают спички особыми зельями. А в мешке, подвешенном к поясу Тура, несмотря на возникший в результате нашего падения невероятный беспорядок, я сумел отыскать медную плоскую бутылку с водой и кружку.
  Сняв камзол, я накинул его на плечи как капюшон плаща и снял с пояса кошель с зельями. Потом зажег первую спичку. Быстро выхватил пузырек с бальзамом Рендиса и капнул в кружку пару капель. Пока закрутил пузырек с драгоценным зельем, спичка догорела и мне приходится пожертвовать еще одну, чтоб добавить в кружку немного воды и поднести приготовленный напиток ко рту мага. Торопливо, пока не поблек слабый огонек, я разжал его губы и выплеснул туда снадобье.
  -Что за зелье ты мне дал? - безнадежно пробормотал паренек через минуту слабым еще голосом, и я облегченно вздохнул, хвала всеслышащему и добрым духам, пришел-таки в себя.
  А уже в следующий миг подозрительно замер, напряженно переваривая открывшуюся мне истину, это что же выходит, парень бессовестно притворялся потерявшим сознание? Иначе откуда бы ему знать, чем я его поил?!
  -И давно ты пришел в себя? - снова надевая камзол и начиная расчищать рядом с учеником место для себя, поинтересовался я самым безразличным тоном, на который оказался способен в этот момент.
  Идти-то он сейчас всё равно не сможет, и я, наконец, начал догадываться, в чем тут дело. Однако предпочитаю услышать ответ от него, раз нам все равно суждено провести вместе на этом неуютном склоне как минимум семь часов, пока не забрезжит рассвет. Стало быть, хочет он или не хочет, а разговориться парню придется.
  -Не очень, - помолчав с минуту, осторожно признался Тур.
  -А почему не окликнул меня?
  -Не знал... кто ты. А когда ты спичку зажег - узнал.
  Вот, значит, как. Решил выждать, сначала посмотреть, кто и с какими намерениями таскает его по камням под дождем. Что ж, пришлось признать мне, очень правильная тактика, я и сам точно так же постарался бы сделать в подобной ситуации. О чем и объявил ему немедленно, устраиваясь рядом.
  -Там у меня одеяло... в мешке... - немного подумав, сообщил маг, но я только презрительно хмыкнул.
  -Непригодно сейчас твое одеяло... для употребления. Когда мы по склону катились... в твоем мешке всё перемешалось. Может, вспомнишь... что такое жидкое и липкое ты прихватил в дорогу?
  Несколько минут маг сосредоточенно размышлял, видимо, пытаясь вспомнить, что из наспех брошенных в мешок вещей подходит под эти определения?!
  -Наверное... мед, - уныло сообщил он наконец, и я одобрительно фыркнул, точно, свежевыкачанный мед. Я сначала по запаху определил, а уж потом лизнул палец.
  И судя по тому, что сам Тур не особый любитель сладостей, мед притащила в его комнату Олли. А поскольку ее не было с магом, когда он открывал портал, Тур собирался обойти друзей... ну, это самое малое, что пока можно предположить.
  Некоторое время мы лежали молча, и я с неудовольствием начал ощущать, как вездесущие водяные ручейки неуклонно подбираются под одежду, принося с собой не только противное ощущение мокроты, но и холод. Похоже, скоро мы начнем понемногу замерзать, осенний дождь вовсе не лучшая погодка, чтоб валяться всю ночь на склоне.
  -Откуда ты взялся в моей комнате? - наконец задал Тур мучавший его вопрос.
  Однако я вовсе не собирался давать честный ответ... хотя, что-то говорить все же придется, вон как настороженно застыл мой сосед.
  -Шел к тебе поговорить по одному делу... и вдруг почувствовал что-то неладное, амулет подал сигнал. Вот и ворвался без разрешения. А как увидел, что ты уже в портале, даже подумать не успел... руки сами схватились.
  Конечно... стоит нам вернуться в школу, как эта версия рассыплется, словно песчаная крепость под жарким солнцем, но сейчас выглядит вполне убедительно.
  -А о чем... ты хотел поговорить? - обдумав мои слова, маг пришел точно к такому выводу, и я снова порадовался.
  За себя. Хуже нет оказаться в такой ситуации не с разумным и рассудительным спутником, а с избалованным и бестолковым существом, это я на собственной шкуре очень хорошо испытал. Была у меня однажды прогулочка... начавшаяся с похожей ситуации... до сих пор и врагам не пожелаю подобной. Хотя... теперь ни за какие блага не согласился бы, чтоб в тот миг моя жизнь свернула на какую-то иную тропу.
  -О занятиях... о чем же еще? Вот только боюсь, в нашем с тобой положении эта тема несколько... несвоевременна, - напропалую соврал я, а что мне еще оставалось?
  -Это точно, - хмуро хмыкнул он, - сейчас мне вовсе не до занятий.
  -Ты сильно ушибся? - осторожно осведомился я, а про себя загадал, если ответит искренне, постараюсь помочь. Ну, а если соврет... пусть выпутывается сам.
  -Да нет... ушибся не очень... хотя побаливало плечо и нога... но после твоего зелья стало много лучше, - вздохнул маг и я потихоньку расслабил напряженную спину, - а вот магию истратил подчистую.
  -А накопителей... нет?
  -Ученики сдают свои каждый вечер... разве ты не знал? Ну да, ты же не маг. Хотя это справедливое правило. Представь, что сотворили бы со своими домами некоторые темпераментные личности... будь у них вволю энергии.
  Все это действительно для меня новость и с каждым его словом я согласен... вот только сразу возник законный вопрос, откуда в таком случае Тур взял энергию на портал? Сам потихоньку насобирал... что вполне возможно, если часть дня носить запасной, неучтенный учителями накопитель... или купил у кого-то из младших магов, когда ездил на каникулы? Хотя вполне возможны и другие, неизвестные пока мне варианты. Но все это сейчас неважно... вернее, не так важно, как совершенно другое.
  -И когда... по твоим подсчетам, восстановится твой резерв?
  -Не раньше, чем к утру, - с досадой буркнул он, и я удовлетворенно кивнул сам себе, все верно, так я и предполагал.
  Хотя втайне надеялся на лучшее... ну так этого никому не запретишь.
  
  Еще часа два мы лежали молча. Несмотря на вялое сопротивление ученика, я как можно крепче прижимал его к себе, точно зная простую истину. Разом растратившие весь резерв маги становятся уязвимее младенцев перед простудами и прочими неприятностями. И тем не менее Тура постепенно начала трясти все более крупная дрожь. Время от времени превращавшаяся в откровенное лязганье зубами.
  Нет, особо я не расстраивался, зная - большее, что ему грозит, это неделя жестокой лихорадки, но терпеть свою беспомощность было просто невыносимо. Иногда только в такие моменты начинаешь лучше понимать инвалидов, стариков и калек, бывших когда-то сильными и могущественными людьми. Потерянные возможности всегда отчаянно жалко.
  И когда я уже почти решился вылезать из выровненной с таким трудом ложбинки, и тащить Тура наверх, по склону затопали чьи-то уверенные ноги и блеснул лучик неяркого света.
  -Ну, вот же он! - бодро объявил хорошо знакомый голос Руна и, теряя уверенность, озадаченно добавил, - а это... кто такой?
  -Наш учитель... Таржен, - хмуро буркнул Тур, - а вот вы здесь откуда?
  -Что мы, не маги... - притворно обиделся Рун, - не смогли просчитать мощность портала... хотя вот Таржена предусмотреть как-то не додумались... А он что, ранен?
  -Нет, я вполне здоров, - мгновенно произведя в уме поправки на неожиданный фактор и оставшись вполне удовлетворенным предполагаемым результатом, бодро сообщил я, - это Тур пока не может идти. Но вдвоем мы его, я думаю, вытащим отсюда.
  -Я и сам его утащу, - пренебрежительно фыркнул Рун, - держи фонарь, и возьмись за меня. Олли! Брось направление!
  Последние слова он буркнул в висящий на шее амулет связи, использующийся магами на небольших расстояниях. Я уже сообразил, что именно хочет сделать парнишка, и послушно вцепился в его пояс одной рукой, другой повыше подняв закрытый фонарик, с какими ночами ходят по небольшим городам стражники.
  -Мешок не забудь, - обреченно пробормотал Тур, когда рослый и плечистый Рун легко поднял друга на руки.
  Серый туман портала обнял нас, вырывая из темноты и дождя, и выбросил в душноватое тепло тесноватого помещения.
  Охотничья сторожка, понял я, едва бросив вокруг себя беглый взгляд. Такие часто ставят промысловики в дне пути от последнего жилья. Здесь есть все самое необходимое, но по очень скудной жизненной норме. Посреди глиняная печь с трубой, конусом сходящаяся кверху и заканчивающаяся круглым отверстием для котла, который у каждой охотничьей ватажки должен быть свой. По периметру трех стен двухъярусные полки, иногда в такой избушке пережидает непогоду больше десятка человек, и спать приходится по очереди. Возле прикрытого ставней оконца стоит стол, сооруженный из расколотой пополам лесины, уложенной на неошкуренные чурбаки, еще несколько чурбаков заменяют стулья.
  Сучковатая палка, прикрученная возле входа вместо вешалки, и рассохшаяся долбленка для воды завершают нехитрое убранство избушки. А вот разложенные по полкам одеяла и стоящий на печи чайник явно доставлены друзьями Тура. Кстати, вижу я только Руна и Олли, а вроде бы девушка собиралась взять с собой подругу?
  Но спрашивать, где остальная часть отряда, если она, конечно, есть, мне нельзя, так же как не стоит расслабляться в присутствии этих шустрых магов. Вполне способных, как показывает практика, на очень мощные заклинания.
  
   Глава 3
  
  -Леон... - в голосе короля опасно зазвенела сталь, - я согласился на этот план только из-за ваших твердых уверений, будто в школе у него не будет ни малейшего шанса... ввязаться в какое-нибудь опасное приключение. Я намеревался просто взять с него честное слово... и мне точно известно, если бы Грег его дал, то непременно бы сдержал. И теперь ты сообщаешь... что он пропал?
  -Ваше величество...
  -Пока просто Торрель...
  -Хорошо... Торрель, наши магистры следили за каждым его шагом, он даже не догадывался, что мы знаем про него всё... и что он уходит по ночам домой... в Монтаеззи, и что следит за группой старших учеников... кстати, мы тоже за ними следили.
   -А что это за ученики? Может, стоит их допросить... или прослушать? - не выдержал вконец расстроенный король, мало того, что нет никаких новых зацепок по странному убийству Норена Ганетти, так еще и исчез тщательно оберегаемый Грег Диррейт.
   Человек, которого он так и не успел наградить за свое спасение... но еще больше за тот толчок... понял он немного позже, не совсем уж безнадежен, что Грег специально сделал все, чтоб разжечь в нем интерес к калечной Шладбернской принцессе. Всё остальное сделали её глаза... в которых сквозь застарелую боль и вину светились деликатность, мягкое обаяние и ум. И теперь каждый его подданный в курсе, что король просто неимоверно счастлив в браке. И тем сильнее его желание прикрыть, уберечь человека, сделавшего так много для королевства и него лично, но при этом не умеющего позаботиться о собственной безопасности. Вот например, он, король, и может многое. Но не бегает же по полям вместе с сыскарями, хотя ему не меньше других хочется поймать наглых и жестоких преступников?!
   -Их нельзя допросить... - в голосе магистра тяжелая усталость причудливо смешана с отчаяньем и безысходностью, - они пропали вместе с ним. Вернее... мы думаем, это он... каким-то образом примкнул к ним.
   -Но ведь... раз они ушли все вместе... можно отследить направление, силу портала... снять остаточную магию, наконец? - за столько лет общения с магами король считал, что уж он-то разбирается в их делах и пытался понять, почему магистр смотрит на него жалостливо, как на неразумного ребенка.
   -Мы пытались... но они же маги. И у них полшколы друзей, эти ребята из тех, к кому тянутся люди. Следы затерты, перепутаны... почти у всех старших учеников утром были пустые накопители.
   -Леон! Так у вас там целый заговор... а ты мне так спокойно об этом рассказываешь?! - возмущенно выдохнул король и, не выдержав, вскочил с кресла, - ну, и что ты сидишь?! Нужно действовать!
   -Мы и действуем... только это все-таки не заговор... это дружба, и обращаться с ними сейчас с позиции силы или как-то давить - нельзя ни в коем случае. Нужно немного времени... и они пойдут нам навстречу. А насчет Грега... я лишь хочу обратить внимание... раз он с магами, стало быть, они его приняли и станут защищать... тогда о его безопасности не стоит так переживать.
  
   -Грег... - тихий голосок, раздавшийся над ухом, показался самым чудесным, что только могло случиться в это утро.
  - Духи! - не открывая глаз, спросил я мысленно, сразу сообразив, что ни с того ни с сего зеленые родственники не стали бы будить меня спозаранку, - вы успокоили Зию?
   Все остальное отступало на второй план, главным, что меня волновало сильнее всего, были она и сынишка. А с магами, как мне верилось, я сумею договориться.
   Ночью мы не стали разбираться в ситуации, не до того было. Все просто валились с ног от усталости, поэтому Рун решительно занавесил одеялом одну из полок и загнал туда подругу, настрого велев не подглядывать.
   Потом выдал нам с Туром запасные сухие рубахи, и помог еле двигающемуся другу переодеться. Запасных штанов или хотя бы подштанников в его мешке не нашлось, но это и не особенно расстраивало, в тепле белье просохнет прямо на теле. Мы с Руном уложили и обмотали одеялом трясущегося Тура, быстренько развесили по верхним полкам верхнюю одежду и завалились спать, молчаливо решив оставить все вопросы на потом.
  
   -Успокоили, не волнуйся. Лучше послушай... - шелест зеленого существа заглушили знакомые голоса.
   Разговаривали не в избушке, значит, я проспал момент, когда они ускользнули наружу.
   -А я тебе говорю... врет он. Мы твою дверь ключом отпирали, сам же давал мне запасной, как он мог сквозь запертую дверь пройти? - напирал на друга Рун, - да еще и запереть потом за собой... ты же говоришь, что он на тебя в последний момент прыгнул.
   -А давайте я этот домик закрою сферой Цибериуса... - кровожадно пробормотала Олли, - она у меня хорошо получается.
   -Не смей! - решительно прикрикнул на магиню еще слабым голосом Тур, - он ночью меня таскал, зельем поил, отогревал... нет, я так не могу. По-моему, нужно поговорить, спросить... выяснить, может у него есть объяснение... или важная причина? Вы сами за мной тоже без разрешения пошли... может, и вас под сферу... так я тоже умею, вы знаете.
   -Как ты можешь... как только язык повернулся сравнивать! - рассердилась Олли, - Мы тебе друзья, столько лет вместе, а этот солдафон неизвестно откуда взялся ... может, он бандит... а лично мне вообще кажется, что шпион!
   -Ну, вот тут ты загнула, - вздохнул бесхитростный Рун, - с чего бы ему за нами шпионить? Да и в учителя, сама знаешь, ковен кого попало не возьмет. Но в том, что он соврал, я всё же уверен.
   -А может он что-то про "зиет" прослышал... - голос Олли стих до едва слышного шепота, - и хочет через нас разузнать?
   -Тсс! - зашипели на нее два голоса, - помалкивай, а то отправим назад!
   -И так молчу все время... с вами особо не поговоришь, - обиделась магиня.
   -Кстати... а ты подружку хотела взять? - припомнил Тур, - что, не пошла твоя Веджи?
   -Если б я знала, что ты будешь так о ней волноваться, то обязательно уговорила бы, - съехидничала Олли, - а так - они наши следы затирают... Колезу одному не справиться, сам знаешь, как мамочка за ним следит. Он еще и портал рассчитал... и всё за два поцелуя.
   -Рассчитываться ты будешь? - живо заинтересовался Рун.
   -Нет, ты, когда вернешься! - насмешливо фыркнула магиня, но немного погодя мирным голосом пояснила, - что ему с моих поцелуев, он еще с зимы к Беленке неровно дышит, а вы и не заметили.
   - Ну что, идем? А то я замерз, - просительно предложил Тур, - как проснется - поговорим.
   -Тебе решать, - спокойно согласился Рун, - можно будет присмотреть за ним... если что - и в портал забросить и назад отправить никогда не поздно. Постарайтесь только не болтать лишнего... так, на всякий случай.
   Заскрипели под ногами магов старые ступеньки, стукнула тяжелая дверь. Я даже не шевельнулся, продолжая изображать сладко спящего после ночных мытарств оружейника. И одновременно пытаясь придумать правдоподобную версию случившегося в комнате Тура. Пока получалось не очень, но у меня теперь был запас времени и понимание, на кого какими доводами можно подействовать.
  
   Второй раз я проснулся, когда Рун начал преувеличенно громко топать и греметь чайником. Потянулся, едва не свалив сложенную на меня высохшую одежду, и решительно открыл глаза.
   -Где Олли?
   -На улице, одеяло Тура чистит, - немедленно отозвался Рун, - а ты как к нему в комнату попал?
   О, как, сразу быка и за рога. Ну, уж нет, потерпи, милый, я давно вышел из ученического статуса, когда обязан был незамедлительно отвечать на каждый вопрос.
   -Рун, - натягивая одежду, мягко поинтересовался я, - а разве ты не знаешь простого правила общения случайных попутчиков?
   -Какого еще правила? - вытаращил глаза простодушный парень.
   Эх, Рун, вымахал даже выше меня, и плечи как у молотобойца, а не у мага, а ловишься на такие простые штучки, хмыкнул я про себя, но вслух ответил очень поучительно.
   -Если хочешь знать всю правду про спутников, будь готов так же честно рассказать и свои тайны.
   -А разве мы случайные попутчики? - раздается с полки напротив насмешливый голос Тура, и я на миг замираю.
   Змейство, ну как же я его не заметил?
   Впрочем, этот вариант даже лучше, поговорить с обоими парнями, пока Олли на улице.
   -Тур, - тяжело вздохнув, взял я со стола кружку, и, понюхав, вылил в рот вчерашний чай, - я что, похож на любителя ночных прогулок под дождем в местах, удаленных от нормального человеческого жилья?
   -Судя по ухоженным рукам, ты и на оружейника не особо похож, - флегматично объявляет Рун, - но ведь именно им и представлялся?
   -Вторая ошибка, - спокойно кивнул я магу, - не я представлялся, а меня вам представили.
   -То есть ты хочешь сказать... - задумался Тур, - что...
   -Э, нет! - резко перебил я его, - я как раз ничего не хочу говорить, это вы пытаетесь узнать слишком много. Я лишь объясняю, что за правду придется заплатить правдой, и спрашиваю, готовы ли вы на это?
   -Но, Таржен! - возмутился Рун, - если мы не будем в тебе уверены... то можем просто оставить тут... или вообще отправить куда подальше.
   -Можете, - уверенно киваю я, - и даже не то еще можете. Но когда-нибудь, когда вы решите все ваши проблемы и разберетесь в своих тайнах, вам придется вернуться домой... в школу, просто в город, и тогда ковен потребует отчет... за все ваши действия, ведь, как я слышал, поступая учиться, вы приносите ему свои клятвы? Иначе магистры не стали бы открывать вам свои секреты?!
   -Он прав... - помолчав, хмуро сообщил Тур ошарашенному другу, видимо силачу и в голову не приходило задумываться о будущем, - нам лучше не лезть в его тайны. Но на один вопрос ты все-таки должен ответить, куда ты собираешься идти?
   -С вами? До первой деревни или городка. Ты же сам понимаешь, я не маг и сам себе открыть портал не могу, а если его откроете для меня вы, то вполне могут возникнуть проблемы с ковеном... а мне этого ни в коем случае не нужно, - с этими словами я решительно шагнул к выходу, - А где вы умываетесь?
   -Речка под обрывом... - донесся до меня голос Руна, но дверь отрезала окончание фразы.
   Да мне оно и не нужно, теперь, когда духи снова со мной, я смогу узнать каждое слово нечаянных спутников. Неприятно, конечно, что пришлось им соврать и даже немного припугнуть, но и рассказать о себе всю правду я пока не готов. Впрочем, как и они.
   -Доброе утро, - Олли махавшая руками над развешенным на кусте одеялом, внимательно глянула на меня, кивнула и почти бегом рванула в избушку.
   Переживает, что все самое интересное обсудят без нее, ухмыльнулся я понимающе и направился к обрыву.
   Когда я вернулся в избушку, меня встретило демонстративное молчание, но я отнесся к этому с показным безразличием. Молча сел к столу и решительно подтянул к себе миску с холодным тушеным мясом, явно позаимствованным вчера вечером из школьной кухни и кусок хлеба. Как бы они не пытались мне показать, что они сами по себе, а я сам по себе, но делить котлы в походах самое последнее дело. И не только потому, что так удобнее и честнее, а еще и потому что проще и быстрей.
   -Через четверть часа открываю портал, - важно предупредил Рун, сам себя назначивший главным, пока Тур восстанавливает силы, и я не удержался от ехидной ухмылки.
   -Как-то гадко он ухмыляется, вы не находите? - немедленно отреагировала Олли.
   -Таржен... - зеленые глаза Тура смотрели с настороженным вниманием, - что тебя насмешило?
   -Я просто подумал... - неторопливо дожевав мясо, вздохнул я в ответ, - что никогда еще не приходилось мне путешествовать в компании таких наивных магов.
   -А тебе много приходилось путешествовать? - ястребом ринулась в бой Олли, только и ожидавшая, к чему бы прицепиться, - особенно в компании магов?!
   -Достаточно, - серьезно кивнул я Туру, не обращая на магиню никакого внимания, - достаточно, чтобы понять... когда маги не хотят чтоб их обнаружили в первый же день, и в первой же деревне, они стараются магию не применять. Наоборот, все силы тратят на подпитку амулетов, защищающих от просмотра.
   -Не хочешь же ты сказать... - неверяще уставилась на меня Олли, - что мы должны будем идти пешком?
   -Ну, если среди вас есть магистры, способные спутать направления и стереть следы кастования, это не обязательно, - вздохнул я и принюхался к чаю, духи донесли, что Олли слишком деятельно крутилась возле оставленной для меня кружки, - тогда можно и порталом пользоваться вовсю, и огонь файерболами зажигать. Правда еще понадобится куча накопителей, но вы же тщательно подготовились к походу, ничего не забыли?
   Чай я на всякий случай выплеснул в окно, не торопясь показывать спутникам все свои возможности, и, ополоснув кружку, налил свежий. Олли разочарованно вздохнула, и я заметил, как нахмурился Тур, поймав ее взгляд.
   Похоже, рановато я радовался рассудительности нечаянных спутников, но остается надеяться на лучшее.
   Оглядев комнату, я нашел свой совочек, уже приспособленный кем-то под объедки, и вышел на крыльцо.
  -Таржен, - шагнувший следом Тур внимательно наблюдал, как я тщательно вытираю клочком сухой травы свое имущество, - а зачем тебе нужен совок?
  -Сейчас? Или раньше?
  Пусть научится правильно задавать вопросы.
  -Зачем ты его носишь с собой?
  -Я им ямку для цветка копал... когда амулет сработал, вот и сунул за пояс... не бросать же было? А теперь и вовсе не брошу, в пути все пригодится, - старательно обходя нежелательные подробности, пояснил я магу, вешая совок на пояс, - Так мне вас ждать, или порталом пойдете?
  -Порталом, - чуть прищурил он глаза, и я безразлично кивнул.
  -Тогда прощай, привет друзьям.
  Спокойно повернулся и пошел прочь, направляясь вдоль берега. Спасибо духам, точно передавшим мне разговор, состоявшийся в избушке, пока я умывался, и сообщившим в каком направлении от школы находится эта избушка. Теперь я примерно знаю, куда нужно идти, чтоб добраться до ближайшего жилья. И какую проверку изобрели для меня юные маги.
  
  Топал я неторопливо, сердито похлопывая по встречным кустам злополучным совочком, а куда спешить-то? Опаздывать мне некуда. Да и невозможно быстро пробираться по бездорожью, под ногами путается густая, еще влажная после вчерашнего дождя трава, и то и дело приходится обходить различные препятствия, в виде муравьиных куч, кустов и огромных валунов. Никаких дорог или троп тут нет и в помине, да и быть не может. Вот к вечеру, когда редкие деревушки станут ближе, меж островков смешанного леса, перемежающегося плавными холмами и долинками, появятся путаные тропки, пересохшие высокие стожки сена, густо окруженные сухими колючими ветвями терна и старые бревна, переброшенные через ручьи и речки.
  Эту местность, находящуюся недалеко от юго-восточной границы нашего королевства, вообще густонаселенной не назовешь. И хотя места здесь довольно богаты разнообразными дарами природы, сказывается отдаленность от больших городов и основных королевских трактов, заставляя предприимчивых людей селиться западнее и южнее.
  Мои замшевые короткие сапожки, совершенно не приспособленные для таких прогулок, уже снова промокли, да и штаны отсырели до колен. А легкий камзол насквозь продувает прохладный ветерок, снова подогнавший плотный караван низких туч. Похоже, дождя не миновать, и это еще больше отравляет мне настроение.
  Ну, вот зачем они мне нужны, эти ученики, почему я не прошу духов сообщить Клариссе свое, а заодно и их местопребывания? Ради чего терплю этот холод, сырость, и прочие неудобства? Неужто только ради мелочного чувства мести к королю и ковену, ни с того ни с сего вздумавшим обращаться со мной, как с дорогой фарфоровой вазой, которая только для того и пригодна, чтоб стоять на полке за стеклом?
  Я откровенно задал себе этот вопрос и вдруг понял, что уже давно знаю ответ. Нет во мне ни на гран ни мести, ни обиды, я вообще человек на редкость отходчивый. И прекрасно понимаю чувства короля, Клары и Леона, считающих себя обязанными обо мне заботиться. И даже больше, готов потакать им в их клушачьей склонности прикрыть меня крылом... пока оно, это стремление, не выходит за пределы разумного.
  А к этим ежистым, но весьма симпатичным ученикам меня как пчелу на мед непреодолимо тянет исходящий от них запах тайны, загадки, от которой моя интуиция просто не может отмахнуться, не разобравшись в чем там дело. И противиться своему чувству у меня нет ни сил, ни охоты, в такие моменты во мне просыпается древний охотник, ставший на след желанной дичи.
  Кстати, иду я уже почти три часа, и пора бы нам встретиться, если они, конечно, не передумали и не изменили своего плана... открыть портал не в деревню, а всего на десяток миль дальше от избушки. Точно на моем пути, чтоб уставший к тому времени оружейник немного поубавил свой гонор, и признал главенство магов. И я собирался честно подыграть их наивным задумкам, ведь для меня не представляет никакой доблести или выгоды сомнительное звание их командира.
  -Грег... остановись - голосок духа был явно встревожен, и я немедленно замер на месте.
  -Что случилось?
  Топая по бездорожью, я от нечего делать мысленно беседовал с духами на разные темы и успел выяснить, чем они заняты, пока я иду навстречу к хитроумным ученикам. Оказалось, древни в это время прокладывают себе путь по корням и водным жилам. Успевая попутно разведать и освоить местность на несколько десятков локтей вперед и по сторонам.
  И я ни минуты не сомневался, что древни стали бы это делать без малейшей выгоды для себя. Вернее, для своего цветка. Они еще раньше успели рассказать, почему, получив в последние двадцать с лишним лет уникальную возможность размножаться, самостоятельно не перебрались южнее. Оказалось, все дело было в Андолезском горном массиве, отделяющем Шладберн и Гассию от Этавира. Слишком много усилий пришлось бы затратить древням, чтоб протянуть под ним надежные дороги из корней. А построить зеленый путь туда, где нет ни одного кустика духов, они не могли, даже истратив всю собранную энергию.
  -Сверни вправо, мы тебя проведем.
  Послушно сворачиваю вправо и замечаю, как качнулась в сторону ветка, открывая мне проход, прильнула к земле влажная трава, метнулся прочь рой зеленых мух. Впрочем, мух все равно с каждым шагом становилось все больше, и это заставило меня перейти на особый, крадущийся шаг. А в руки вместо совочка взять по дротику.
   А вот и разгадка такого скопления гадких насекомых, гниющие под кустом останки какого-то животного. И под следующим, и дальше. А вот и совсем свежие... и, наконец, я сообразил, что животное, закончившее жизнь в этих кустах, вовсе не было диким. Так вот оно что! Из докладов сыскарей я знал о частых жалобах местных жителей на банды мародеров, набегающих по осени из Кангира. Незваные гости уводили пасущийся по оврагам скот, выбивали луками домашнюю птицу, а и иногда прихватывали и девушек.
  Тродинион и ковен каждый год посылают сюда патрули, но уж больно обширны охраняемые ими угодья, да и бандиты неплохо научились пользоваться купленными на рынках Остана защитными и отводящими глаз амулетами. Да и свои шаманки у них имеются, и довольно сильные.
  -Духи... вы можете сказать, сколько тут людей?
  -Вместе с теми, которые были с тобой в избушке? - деловито осведомился древень, и у меня мгновенно перехватило дух.
  -Как... вместе?! Они что, здесь?
  -Не волнуйся так... - в голоске древня явственно слышно раскаянье, - с ними ничего плохого не случилось, тут сейчас только три женщины и старик. Они и оглушили твоих учеников, когда те из портала выходить начали. А мы их разговор подслушали... потому и привели тебя сюда.
  -Это хорошо, - облегченно выдохнул я, - а вы можете показать мне, кто и где находится...?
  -Закрой глаза, - скомандовал дух, и я безропотно подчинился.
  Небольшой овражек, хорошо укрытый свисающими ветвями желтеющих деревьев и густыми кустами, внезапно открылся одновременно с нескольких сторон, и голова даже сначала закружилась с непривычки. Но несколько минут спустя я понемногу приспособился и вскоре досконально изучил логово мародеров. А заодно и сообразил, как быстро и без особого риска захватить оставленных на хозяйстве сторожей. Занятых скоблением шкур и засолкой мяса.
  -Духи, мне нужна ваша помощь... проследите за магами, чтоб не дернулись раньше времени, если что-то заметят... я не хочу, чтоб они пострадали.
  -Грег... а тут четверо магов... - смущенный голосок духа ударил меня как дубинкой.
  -Кто еще? - сосредотачивая мысленный взор на старике, просто для проверки спросил я и застыл, получив быстрый ответ:
  -Нет, не он, вон та женщина, с трубкой.
  -Значит она... ну, теперь понятно. Именно таких в Кангире называют шаманками... хотя, по сути это тоже магиня, только обученная иным методам.
  Вот теперь мне окончательно ясно, почему мародеров не могли найти и поймать ни крестьяне, ни маги. Крестьянам она отводила глаза, а маги приходили слишком поздно, шаманы умеют так использовать звериные тропы и водные пути, что никто потом не сможет распутать их плетения. Кроме верховных магистров южной школы, но их у ковена не так много, чтоб посылать в эти окраинные деревушки.
  И не стоит упрекать учеников, что попались, как слепые котята. Против опытной шаманки у них не было ни единого белого шара из тысячи. Кангирка просто не могла не заметить выброса энергии на месте портала, ну а уж окутать выпавших из него учеников ловчей сетью, или что там она применила, для шамана простейшая задачка.
  Но в таком случае весь мой план нужно срочно менять. И первым выводить из строя не старика, а её. Да не простым дротиком с сонным зельем, наверняка от подобных угроз у нее есть защитные амулеты, а более действенным методом.
  -Духи... - возник у меня законный вопрос, пока я доставал дротик, приготовленный именно на такой, редкий случай, - а разве она не поставила вокруг этого логова отводящей глаза защиты?
  -Поставила, - хихикнул дух, - но мы же тебя провели через нее.
  -Духи... я вас люблю, - пробормотал я и рванулся из кустов.
  Первый дротик, короткий и широкий, раскрывающийся при ударе хищным цветком, обильно смазанный изнутри парализующим ядом гигантского паука-птицелова с жемчужных островов, достался шаманке. Второй, с обычным снотворным, старику. И пока ничего не понимающие женщины потрясенно рассматривали внезапно упавших сородичей, я успел выхватить очередную пару дротиков и приставить к ребрам той из кангирок, что оказалась ближе.
  -Если будешь меня слушать, твоя подруга останется жить, - твердо пообещал я изумленно распахнувшей глаза женщине, оставшейся на свободе, однако чувство разума отказало этому забитому существу.
  А может она просто побоялась нарушить строгие инструкции, вбитые в ее мозг главарем и шаманкой, только вместо того, чтобы бросить скругленный грубый нож, которым она скоблила шкуру, и начинать выполнять мои указания, женщина, всхлипнув, метнулась к пленникам.
  Зря она это сделала, мой дротик догнал ее в следующий момент.
  -Ты тоже не собираешься меня слушать? - разворачиваю к себе лицом, оставшуюся не усыпленной налетчицу, и с огорчением понимаю, что зря надеялся на благоразумность этих затюканных жизнью и соплеменниками созданий.
  Скорее всего взятых мародерами с собой для самой грязной и тяжелой работы, да для ночных утех всех членов банды, ведь увести молодых селянок им удается не каждый год.
  Однако, несмотря на все мое сочувствие, приходится легонько кольнуть пленницу в руку вымазанным в сонном зелье дротиком. Едва дождавшись, пока кангирка тяжело обвиснет в моих руках, я опустил ее на валяющуюся рядом шкуру и первым делом отправляюсь собирать свое оружие.
  Делая вид, что не замечаю горящих надеждой взглядов учеников, накрепко прикрученных веревками из конского волоса к стволам деревьев. И не имеющих, по причине заткнутых кусками войлока ртов, никакой возможности окликнуть меня.
  Ничего с магами не случится за пару минут, пока я принимаю меры предосторожности, зато у них есть прекрасный шанс осознать неправильность некоторых своих взглядов и выводов.
   Накрепко связав шаманку и сунув ей в рот точно такой же кляп, как тот, что украшает моих спутников, я наконец-то направился к ним.
  -Таржен, ты специально... - взвился над поляной возмущенный голос Олли, едва я выдернул из ее ротика кусок грязной спутанной шерсти, - специально так сделал?
  -Тсс, - приложил я палец к губам, - помолчи, иначе мне придется вернуть на место этот кляп.
  -Молчи, Олли! - тихо рыкнул Тур, освобожденный от кляпа вслед за ней, - пока он всё не объяснит, помолчи, ради всеслышащего.
  -А что тут объяснять? - начал я распутывать связывающие парня веревки, - неужели вы не слышали про патрули магов и воинов, которые король каждый год отправляет в эти места, чтоб поймать бандитов, уводящих скот и женщин?
  -А откуда ты знаешь... где мы?
  Вот умеет он быстро соображать... и вопросы задавать по существу тоже умеет... восхитился я про себя, просто приятно с таким было бы путешествовать... если бы он наконец понял, что я им вовсе не враг.
  -Догадался. Не сразу, конечно, подозревал сначала по растениям, по некоторым другим признакам, но как увидел кангирскую шаманку, так и убедился, что прав.
  -Где шаманка? - зеленые глаза еще смотрели недоверчиво, но в глубине их уже плескалось понимание и стыд.
  -Вон та, в вышитой бусинками блузе и с распущенными волосами. Только шаманки имеют право не заплетать сорок косичек. И еще... присмотрись к амулетам на её шее, видишь ожерелье из медвежьих зубов и сушеных крысиных лапок? В него еще вставлены кусочки меха всех крупных местных хищников или их клыки?! Неужели ваши учителя вам всего этого не объясняли?!
  Пока я читал ученику эту маленькую лекцию, веревка, наконец, сдалась, и легла у его ног мягкими кольцами.
  -Можешь двигать руками? Растирай затекшие места и начинай развязывать Олли, да не режь веревки... они нам пригодятся, когда вернется из набега вся банда.
  -Какая еще банда? - вытаращила глаза магиня, нетерпеливо следившая за неловкими пока пальцами друга.
  -Ну не думаете же вы, будто они всего вчетвером угоняют скот и бьют гусей? - притворно изумился я, в глубине души убежденный, именно так они и считали, - нет, большая часть банды сейчас на деле. И вернется лишь к вечеру... с награбленным.
  -И ты собираешься их всех... поймать? - с подозрительной задумчивостью разглядывает меня Тур.
  -Но вы же мне поможете? - почему-то я не сомневался, что после перенесенного унижения ни один из учеников не откажется от моего плана.
  -Мы и без тебя... - высокомерно фыркнула Олли, но тут же смолкла, остановленная свирепым взглядом Тура.
  -Помолчи уж. Говори, что делать? - а вот это уже ко мне.
  -Для начала переодеться и поесть, - свернув аккуратным кольцом веревку, снятую с подозрительно молчаливого Руна, объявил я, и шагнул к котлу, где что-то аппетитно булькало, - лично я нагулял просто зверский аппетит.
  
   Глава 4
  
  Дождь, начавший после обеда понемногу моросить, к вечеру превратился почти в ливень, скрыв за серой стеной дальние холмы и рощи.
  Лежа за кустом под куском кошмы, я стойко сносил и протекающие за шиворот холодные струйки и лужу под животом. Искренне считая, что такая погода нам только на руку. Возвращающиеся из набега бандиты будут не так бдительны и легче попадутся в ловушку. Каковую я все же не решился устраивать в их логове, а расположил над тропой, по которой они должны были проехать.
  Что бандиты будут на лошадях, я знал из отчетов и рассказов сыскарей, а Рун, обшаривший все окрестные кусты, подтвердил. Они вместе с Туром тщательно исследовали местность, и пришли к тому же выводу, который мне на час раньше сообщили духи. Налетчики всегда подъезжали с одной стороны, той, где выход из овражка был положе всего, и где в случае засады можно было быстро развернуть лошадей.
  Потому мы теперь и лежали именно тут, по разные стороны едва заметной тропки. Судя по количеству засоленного мяса и скрученных в тюки шкур, не сегодня-завтра бандиты собираются вернуться домой, а если учесть, что у них с собой одна из шаманок, которые отлично предсказывают погоду, они заранее подгадывали уйти в дождь.
  Наверняка на берегу пограничной реки Хами, впадающей в восточный океан, налетчиков поджидают надежно спрятанные лодки, а их лошади умеют отлично плавать. И дождь должен был надежно смыть их следы бандитов.
  -Они уже близко - знакомый шелест над ухом придает мне уверенности.
  Все-таки, несмотря на то, что мне приходилось делать в жизни всякое, ловля бандитов никогда не входила в число моих любимых занятий. Да и вообще этим обычно занимаются сыскари и воины... вот только тут, на окраине королевства, их едва хватает, чтобы разобраться с разного рода нарушителями закона.
  -Проследите... чтоб никто не ушел, только магам не попадайтесь на глаза... - попросил я древня и достал верные дротики.
  Показалось мне или действительно под кустами пронесся дружный шелестящий смех? Вот ведь... весельчаки, никогда бы не поверил, если сам не был знаком. Почему-то в старых легендах дриады все как одна были печальными зеленоволосыми девами, а не расторопными и мудрыми призрачными человечками в локоть ростом.
  Смех пролетел еще раз, и я в который раз заподозрил, что духи все-таки читают мои мысли.
  Вот только разбираться с ними мне уже было некогда, между кустов, в пелене дождя появились первые смутные силуэты всадников.
  За передними лошадьми, еле передвигая от усталости ноги плелось несколько местных низкорослых коров, которых безжалостно хлестали едущие сзади мародеры. Да и с чего бы им жалеть чужих животин, призванных через несколько минут стать мясом?
  Согласно мною же предложенному плану, я намеревался напасть с тыла, и потому лежал неподвижно, ожидая, пока бандиты проедут мимо. И вдруг один из них резко натянул повод.
  -Актай, назад! - спешно разворачивая коня, рыкнул он на своем языке и я в который раз порадовался, что меня учили почти всем самым распространенным на континенте диалектам.
  И теперь поздно задаваться вопросом, что насторожило или предупредило хитрого, как лис, главаря об опасности. Отсутствие знакомых запахов и звуков, заранее оговоренный сигнал, на который не получено ответа, или какая-то иная причина. Все это уже неважно, сейчас от меня требуется лишь одно - сделать всё, чтоб они не сумели уйти.
   Мгновенно отбросив кошму, я вскочил на ноги и один за другим швырнул в налетчиков, яростно хлещущих своих коней, несколько дротиков. Не разбирая, куда попасть, все равно это невозможно в предвечернем дождливом сумраке. Кто-то упал с коня, и испуганное животное поволокло хозяина за захлестнувшийся на руке повод, другой бандит, решив, что я тут один, спешно выхватил арбалет и почти успел выстрелить. Но только почти, подоспели маги, следившие за мной от логова и вовремя сообразившие, что наш план провалился.
  Замелькали в воздухе огненные шары и молнии, придавил бандитских лошадей к земле тяжелый ураганный порыв, качнувший даже меня. Но один из бандитов, ехавший самым последним, успел к этому времени развернуться, и, нещадно хлеща усталую лошадь, стремительно рвануть прочь.
  -Духи, уйдет! - почти взмолился я, и услышал спокойное:
  -Нет.
  И действительно, лошадь беглеца вдруг резко остановилась, как-то странно попятилась, словно от края пропасти, видимой только ею, и, развернувшись, понеслась прямо к нам, не обращая внимания на яростные удары нагайкой.
  Ветвистая молния, пущенная рукой обозленной Олли, прервала эту скачку за пару десятков локтей до того места, где стоял я. Неудачно сбежавший бандит взвизгнул и рухнул с коня, и тот заученно остановился, тяжело дыша и кося в мою сторону полубезумными глазами.
  Но меня сейчас интересовал вовсе не взмыленный жеребчик, а длинный сверток, переброшенный через его круп позади куска кошмы, заменяющей налетчику седло.
  -Тихо, тихо, - успокаивающе приговаривая по-кангирски, водил я рукой по шее дрожащего животного, пока крепко не перехватил повод, - стоять.
  Спешно привязав жеребчика к кусту, я принялся лихорадочно распутывать веревки, безжалостно притянувшие сверток к лошадиной спине. Свирепея от одной мысли о том, что в нем может быть.
  Вернее, кто.
  И если моя догадка подтвердится... всех этих бандитов ждут уютные камеры крепости Дареслайт. Даже жалко... что там теперь навели идеальный порядок и с желающими встать на путь добродетели нянчатся, как с тяжело больными. Вот этим точно не помешало бы хлебнуть чего-то пожестче. Ведь не от бедности и не от голода они совершают свои набеги... а в погоне за роскошью и славой отчаянных сорви-голов.
  -Кто это, Таржен? - вездесущая Олли уже оказалась возле меня и заглядывала мне под руки, пока её друзья ловко связывали оглушенных и раненых бандитов.
  Словно всю жизнь только этим и занимались, невесело хмыкнул я, правду говорят, лучше один раз испытать на себе, чем сто раз услышать.
  -Сейчас посмотрим, не в лужу ведь класть? - уклончиво ответил я, почти бегом направляясь к шатру, где жила раньше шаманка.
  Теперь все мои пленники лежат рядком под навесом, где хранили наворованное, и скоро к ним присоединятся остальные бандиты.
  В шатре я поспешно развязал веревки сначала с той стороны, где у пленника предполагалась голова, и зло скрипнул зубами, так и есть, молоденькая селянка, почти ровесница Олли.
  -Таржен... может, дальше я буду ее распутывать? - глухо выдохнула магиня.
  Но миг оглянувшись, я рассмотрел стиснутые губы и потемневшие от ненависти прищуренные глаза. Все ясно, это она увидела почти оторванный рукав и след от нагайки ни предплечье девчонки.
  -Успокойся, ничего особо страшного они с ней сделать не успели... - веревка наконец окончательно сдалась и я осторожно размотал кошму.
  -Откуда ты знаешь? - теперь настороженные глаза недоверчиво изучали меня.
  -Читал отчеты сыскарей, которые тут работали, - сообщил я ей чистую правду, - у этих дикарей принято измываться над пленницами по полной программе...
   -Таржен... - в шатер заглянула светловолосая голова Руна, - мы нашли еще одного пленника.
  -Пленницу... - поправил я его, осторожно капая в кружку с водой заветный бальзам, но Рун энергично замотал мокрой шевелюрой.
  -Нет, у нас мальчишка... сюда нести?
  -А куда же? - сердито хмыкнул я, - нам сейчас не до правил приличия.
  Парнишка, принесенный Руном, оказался еще моложе, чем уснувшая от действия снадобья селянка. И хотя он был избит гораздо сильнее девушки, но находился в полном сознании и рассматривал нас с еще недоверчивой пытливостью. Напоив и его исцеляющим зельем с каплей снотворного, я решительно вылез из шатра на дождь, оставив подростков на попечение Олли.
  Мне нужно многое проверить и еще больше сделать, но самое главное - срочно решить, как действовать дальше.
  Если я сейчас поступлю так, как предписывает строжайшая инструкция, то через полчаса тут будет куча магов и сыскарей, а еще через несколько минут лично я буду сидеть в уютной гостиной собственного замка, пить горячий чай и наслаждаться семейным счастьем.
  Что и говорить, крайне заманчивая перспектива, если не вспоминать о честном слове, какое немедля возьмут с меня как минимум три человека. И вместе с ним обещание никуда не выходить без особого дозволенья. Ну и чем тогда мой замок лучше Дареслайт?
  Но если я всего этого не хочу, значит, придется мне как-то договориться с магами, вернее с Туром, который по мере восстановления сил незаметно взял бразды правления друзьями в свои руки. Вот тогда мое возвращение в уютное тепло родного гнездышка отодвинется на неопределенный срок.
  -Что будем делать? - незаметно подобравшийся вплотную Тур смотрел на меня с пристальным интересом.
  А почему это я должен за вас решать? Мгновенно поднял колючки живущий в моей душе дух противоречия.
  -А ты как думаешь? - так же внимательно уставился я в его глаза и вдруг ясно осознал, именно этого вопроса он и ждал, всей душой надеясь на разговор как с равным, а не на указания старшего по статусу и возрасту.
  
  -Что? И ты только сейчас мне это докладываешь? - Торрель отшвырнул ложечку, которой уныло месил творожный пудинг, и вскочил из-за стола.
  -Я ждал пока выйдет ее величество, - оглянувшись на дверь, буркнул Леон, духи, которые казались ему вначале такими перспективными соглядатаями, как оказалось, имели свой собственный взгляд на этику.
  -Вот это правильно... - мгновенно понял всю подоплеку его размышлений король, - идем в мой кабинет.
  И первый торопливо побежал прочь из столовой, не оглядываясь на уныло плетущегося позади магистра. А куда он денется?
  -Ну, рассказывай, - едва убедившись, что двери кабинета надежно закрыты, а на страже стоит один из лакеев, как обычно присланных ковеном, потребовал Торрель.
  -Вестника получили в сыскном отделе Доршеу через час после полуночи. В нем была нарисованная угольком на куске коры карта и рядом несколько слов, вот копия, - магистр протянул королю листок бумаги.
  -"Тут украденные селяне, поторопитесь" - прочел король и задумался, - а откуда стало известно, что там был он?
  -После того, как дежурный сыскарь выяснил, что это не их район... ну, да не было никогда до этого такого случая, парнишка молодой, глубокая ночь... заподозрил сначала, что кто-то из коллег разыграл. Но потом все же отправился к старшему, но пока разбудил его и все объяснил, прошло некоторое время. Еще повезло, что старший сыскарь имеет в таких делах опыт, и сразу заметил вот это...
  Магистр осторожно ткнул взятой со стола тонкой, как спица, золотой указкой в нижний левый угол листка.
  Только после его подсказки король сообразил, что закорючка, принятая им вначале за след сучка, была на самом деле изображением капли со зрачком внутри.
  -Сыскаря наградить... этот пройдоха специально так нарисовал, чтобы сразу не бросилось в глаза. Я и то не заметил, - честно признался король, скрутив с досады изящную указку в спираль.
  -Тем не менее, всё строго по инструкции, - с сожалением вздохнул Леон, - мы специально поднимали. Ни один посторонний человек не должен сразу понять, от кого это послание.
  -И что там нашли?
  -Улов богатый... просто несказанно. Однако, всё по порядку. Сыскарь действительно молодец, сразу послал нам тревожного вестника. И все равно время упустили, пока нашли мага, хорошо знакомого с той местностью, пока открыли портал в ближайшую деревню... А там дождь проливной... но на площади костры горят, народ в поход собирается. Пропали дети кузнеца... мальчик помладше, девушка постарше. И несколько коров... а до этого в соседней деревне стадо увели. В общем, местность они по карте сразу узнали, Гнилой ложок называется. Примерное расстояние и направление подсказали, маги портал открыли, всех желающих, конечно, брать не стали, только кузнеца с женой и проводников. А когда из портала вышли, сразу поняли, куда идти нужно, коровы недоенные ревмя ревели. В том ложке обнаружилась хорошо замаскированная стоянка, видимо, дней пять бандиты там жили, в шатре дети кузнеца спали... немного поцарапанные, но ничего страшного. Когда мальчика разбудили, он вспомнил незнакомых парней в этавирской одежде, светловолосый его нес на руках в шатер. С ними была девушка, а вот кто ещё сидел и давал ему лекарство, он не рассмотрел, там было темновато.
  Под навесом маги обнаружили кучу связанных бандитов, шесть мужчин и три женщины, некоторые ранены, трое довольно тяжело. Одна из женщин - шаманка.
  -Как же им удалось... шаманку... - изумился король, - ведь они из северной школы!
  -Да, магия шаманов сродни магистрам южной школы, но ее взяли не ученики. У шаманки на плече след дротика... особого, такие только мастера имеют, у Грега такой точно есть. Но самое интересное, что она до сих пор не очнулась. В ране у нее алхимики нашли яд паука птицелова с жемчужных островов, а во рту сильное снотворное... оно бы не подействовало, но все её амулеты нашлись поодаль. Были сложены в пустом котле.
  -Ну а следы портала? Там ведь их некому было прикрывать? - не выдержал обстоятельного доклада нетерпеливый король, вскочил с кресла и зашагал по кабинету.
  -Нет никаких следов. Они уехали на лошадях налетчиков. А вот что еще взяли... можно будет сказать точно, лишь когда бандиты проснутся. Он им всем на всякий случай лошадиную дозу своего зелья влил... хотя и в ранах тоже это зелье обнаружили.
  -Правильно рассчитал... что раньше рассвета вы туда не доберетесь... - непонятно, чего больше скрывалось в насмешливом замечании короля, восхищения или досады.
  -Куда как правильно, - хмуро вздохнул Леон, - если парнишка рассказал, что приехали они на стоянку еще засветло. Во всяком случае, не позднее заката.
  -И где вы теперь... собираетесь их искать?
  -Ваше величество... а нужно ли вообще искать? Поймать его будет потруднее, чем преступника... он не только все их уловки знает, но и наши секреты наизусть изучил. И кроме того... я просто уверен, что ему помогают духи. Я ведь первым делом попробовал через них узнать... где он находится... и получил категоричный ответ, что шпионаж за посвященными помощью считаться не может. А самое главное... не нужно забывать... что он все-таки ни в коей мере не преступник, и по своему статусу имеет право на принятие собственных решений. Даже если они противоречат вашим приказам и планам ковена... но с его точки зрения являются в данный момент более правильными.
  -Леон... - король тяжело шлепнулся в кресло и потер ладонями виски, - неужели ты думаешь, будто я всего этого не понимаю? Или считаю иначе? Но ведь я потом не прощу себе... он же каждый раз в самое пекло... и ни помощи, ни совета не ждет... так не может продолжаться всегда. Удача - дама изменчивая.
  -В этот раз с ним трое боевых магов... почти мастеров, и как мы успели убедиться по следам, оставшимся на бандитах, довольно умело управляющих своим даром... - скорее сам себя, чем короля, убеждал магистр, - да и далековато они находятся от места... где нашли Норена.
  -Для них и восточные леса были далековато, - с досадой буркнул король, - а они там уже успели погеройствовать... К тому же... я ведь помню, что по инструкции он должен был вызвать подмогу? Но спорить с тобой не стану... хотя послать распоряжение, чтоб за ними негласно присматривали... если обнаружат, разумеется, все таки следует.
  -Уже послали, - покладисто кивнув, магистр поднялся со своего кресла, - так я пойду?
  Сегодня он довольно легко достиг желаемого результата, и не стоит испытывать удачу дальше. Как очень верно сказал король, она дама изменчивая.
  
  -Оо-ох... всё, теперь я еще лет сто на ваших проклятых лошадей не сяду... - в раскоряку ковыляющая в кусты Олли едва не плакала, и мне было искренне жаль девчонку.
  Несмотря на то, что парни привязали на конские спины сложенные в несколько слоев одеяла, назвать такие седла особо комфортными ни у кого из нас не повернется язык.
  Мы скакали почти до рассвета, стремясь как можно дальше уйти от места схватки с бандитами. Направление нашего пути по моей просьбе скрыли духи, подняв притоптанные травинки и стерев все следы конских копыт.
  И мы гнали бы усталых лошадок еще не меньше часа, как собирались изначально, да в наши планы внесла свои поправки преградившая путь бурная и мутная от последних дождей река. В предутренней осенней темноте разглядеть противоположный низкий берег было невозможно. Да мы и сюда-то дорогу разбирали с большим трудом, несмотря на зелье кошачьего зрения, нашедшееся в карманах запасливого Руна. К рассвету дождь, беспощадно хлеставший нас всю ночь, стих, но низкие тучи, висевшие над головой тяжелой, темной пеленой, вовсе не предвещали особого улучшения погоды.
  И если бы не духи, незаметно для остальных служившие мне проводниками, вряд ли нам удалось проехать такое расстояние. А вот теперь они с сожаление сообщили, что не могут пробраться впереди меня через широкую речку. Да я и не настаивал. По моему мнению тяжкий труд переправы не стоил той сомнительной выгоды, какую мы получим, если откроем портал на том берегу, а не на этом.
  -Лошадей с собой возьмем? - расстелив под высоким деревом кусок прихваченной у налетчиков кошмы, и подвесив над ней светильничек, Рун доставал из мешка котелок с остывшим жареным мясом и миски.
  -Нет, по ним нас сразу узнают, - вздохнул Тур и оглянулся на меня, проверить, не поспешил ли с ответом.
  -Ты прав, - одобрительно кивнул я ученику, мысленно давая себе подзатыльник.
  Ведь только чудом не успел ответить Руну раньше него.
  -Олли, - уже привычно капая в кружку бальзам, мягко позвал я магиню, - я тебе тут зелье приготовил, чтоб не так болело.
  -А я не усну... как те бандюги? - магиня еще пыталась показать свою независимость, а дрожащие руки уже крепко сцапали кружку.
  -Ну, а если и уснешь... так и быть, Рун потащит на руках, не оставлять же тебя тут, - устало пошутил Тур.
  -Я не против, - немедленно откликнулся силач, но вместо благодарности получил только пренебрежительное фырканье.
  -Обойдешься, - протягивая руку за куском мяса, отрезала девчонка.
  -Вот так всегда... за всю доброту только грубость, - Рун состроил на лице обиженное выражение, - а ведь я из жалости почти готов был отдать ей найденный в кармане кусок халвы. Ладно... придется самому съесть.
  -Только попробуй... - вредная магиня стрельнула в него многообещающим взглядом, - и тогда в следующий раз настойку алхимику будешь варить сам.
  -И сварю, - непримиримо бурчал Рун, а сам уже потихоньку пододвигал в сторону подружки плоскую берестяную коробочку.
  
  -Эх, - пока мы расседлывали коней и паковали немного увеличившийся после победы над бандитами багаж, Олли прилегла на расстеленное для нее заботливым Руном одеяло, - хотела бы я подглядеть... какие были лица у магистров, когда они нашли то место.
  А я видел... попросил духов проследить за пленниками и спасенными детьми до прибытия магов и сыскарей... и они, чувствуя мою тревогу показали момент прибытия спасательного отряда.
  И мог бы рассказать, как зарыдала, увидев исцарапанные лица детей, измученная страшными предположеньями селянка, как упала рядом с ними на колени и неверяще дотрагивалась до худых, загорелых рук... Как от волнения с хрустом сломал черенок заступа, который держал в руках, её могучий муж. Как изумленно распахнули глаза маги, разглядев кучу амулетов, специально для них сложенных нами в котелок... правда там не хватает двух или трех... но шаманка проспит не меньше суток... и вряд ли сразу их хватится.
  А может, я еще и расскажу про всё своим спутникам... ведь как ни крути, а это их первое боевое крещение.
  Только позже, намного позже.
  
  Я не стал спрашивать Тура, куда они собираются открывать портал, только поинтересовался, не засекут ли нас маги сразу по прибытию, на что он лишь загадочно помотал головой.
  Хочет устроить сюрприз? Ну, посмотрим, как у него это получится, в крайнем случае, и домашний арест для меня вовсе не наказание.
  Но ему все же удалось меня удивить. И даже поразить. Да и Олли с Руном дружно охнули, потрясенные открывшимся перед нами видом. Но не буйное нагромождение камней, вздыбившееся за нашими спинами и не мрачные стены то ли замка, то ли крепости, высившееся над ними, ошеломили нас. Все это мы увидели много позже, когда пришли в себя и начали разглядывать окружающий ландшафт.
  А сначала, едва шагнув из портала, мы захлебнулись видом необъятной глади океана, катящего на нас тяжелые гребни серых волн, едва сбрызнутых на верхнем изгибе розоватой глазурью занимающейся зари. От cуровой и величественной картины на миг перехватило дыханье и отключился голос разума.
  -Пошли наверх, насмотритесь еще, - налюбовавшись на наши ошеломленные лица, скомандовал Тур, пытаясь скрыть за безразличным тоном самодовольную гордость от удавшегося сюрприза.
  Мы послушно двинулись за ним, стараясь не оборачиваться и только Олли, шагая вслед за друзьями по вьющейся между глыб тропке, время от времени оглядывалась назад, словно боялась, что потрясшая ее панорама может исчезнуть.
  Тропа, проложенная между камней, закончилась возле ведущей к крепости узкой дороги, на которой вряд ли смогут разъехаться две повозки.
  Вблизи сложенные из огромных плит стены крепости оказались еще выше и массивнее, чем казались с полоски песка, на которую нас перенес портал. А судя по многочисленным ухищрениям в виде нависающих над стенами галерей, неприступных башен, соединенных между собой крытыми переходами, и бойниц разной формы, эта крепость способна выдержать самую яростную осаду. Мне ли не знать, после того, как я прочел кучу книг из библиотеки моего покойного свекра, генерала Монтаеззи.
  В стене одной из башен, стерегущих массивные ворота, виднелась узкая железная дверца, украшенная крошечным зарешеченным оконцем, и в нем уже поблескивали с бандитской физиономии пристально следящие за нашим приближением глаза.
  -Кто такие? - оборвал наше шествие грубоватый вопрос, заданный на моем родном языке.
  И это значит, что мы все еще в королевстве, и, следовательно, особо волноваться мне не о чем.
  -Я - Турий Антериз, друг госпожи Камиры Шуглинд... по её приглашению, - твердо произнес Тур, но я уловил в его голосе некоторую неуверенность.
  Стало быть, не такой уж он хороший друг... как хочет показать этому стражнику и своим друзьям. И вполне вероятно, что нас даже на порог не пустят в эту крепость, а ни магических резервов, ни обычных сил у учеников почти не осталось. Да и мои духи молчат... как они мне пояснили в прошлый раз, им требуется время, чтоб открыть зеленый коридор на очень далекие расстояния, так как делать один большой прыжок они не могут. И им приходится каждый раз осваивать новое место, чтоб собрать силы на очередной скачок.
  Окошечко в двери захлопнулось и я, тайком вздохнув, принялся озираться в поисках места, где можно немного посидеть. Наверняка нам придется подождать, пока хозяева решат, впускать или нет в свой дом подозрительно грязную и ободранную компанию.
  Резкий скрип немазаных петель заставил меня резко обернуться и тут же изумиться, охранник широко распахнул дверь в красноречивом жесте, предлагающем пройти внутрь.
  И вот это почему-то очень не понравилось моей интуиции. С таким радушием обычно распахиваются только западни и ловушки, добропорядочные дома впускают нежданных и подозрительных на вид гостей намного более осмотрительно.
  И моим первым порывом было отпрянуть, остановить учеников. Какими бы они там не считали себя хитрыми и сильными, но я все же намного больше повидал в жизни и пока меня не лишили моей последней должности, считаю себя их учителем.
  Но Тур уже шагнул внутрь башни, потянув за собой Олли, а Рун, как привязанный невидимой веревочкой, потянулся за ней, не оставляя мне никакого выбора.
  Первые же шаги, сделанные внутри крепости, утвердили меня в самых нехороших подозрениях.
  Вовсе не напрасно передний дворик так тесен, что по нему едва проедут карета или телега. А прикрытые склоненными внутрь зубцами стены по обе его стороны не зря темнеют частыми бойницами и топорщатся металлическими лотками для раскаленного масла. Или кипятка, а может и смолы... неважно. Важно совсем другое, выходная дверь башни, оббитая металлом и не имеющая никакого окошка, уже захлопнулась за моей спиной, и мы остались одни под темными взглядами всех этих бойниц и отверстий.
  А Тур бодро топал вперед, к внутренним воротцам, словно не замечал двусмысленности положения, в которое нас завел.
  -Держись ближе и не бойся... - шепнул приотставший от друзей Рун, покровительственно приобняв мои плечи, - у нас есть амулет переноса.
  Как я сумел не расхохотаться и сохранить серьезное выражение лица, и сам не понял. Наверное, мне очень не хотелось обидеть парнишку, посчитавшего себя единственным защитником бедного учителя, лишенного всяческих магических способностей. Кларисса не раз говорила, что молодые маги зачастую искренне жалеют всех, кто лишен их дара и только со временем начинают осознавать, что большие возможности непременно ведут за собой и повышенную ответственность. Ведь если простой человек вспылит из-за какой-то мелочи и в гневе махнет рукой, не произойдет ровным счетом ничего. А вот если такое случится с магом - последствия могут быть самыми плачевными.
  Дверца, в которую уверенно постучал Тул, открылась мгновенно, так, как открывают двери вышколенные слуги перед самыми дорогими гостями хозяина, и я уже больше ни на миг не сомневался, что мы попались в ловушку.
  И отлично понимал, как бесполезно и преждевременно говорить сейчас о моих выводах ученикам. Только насторожу этим предупреждением тех, кто играет нами в какую-то, пока непонятную мне игру. Значит, пока мои спутники не сообразят, что дело нечисто, думать и действовать мне придется одному.
  -Вас приказано проводить в купальню и показать спальни, - буднично объявила гладко причесанная женщина в темном платье и переднике, временно причисленная мною к прислуге, - девушка будет жить одна?
  -Да, - вздернула носик Олли, и я почти до боли пожалел, что мы заранее не договорились поселить её с Руном.
  Мне было бы спокойнее.
  Нас провели к боковому входу мимо парадного крыльца внушительного и мрачного дома, построенного с удручающей простотой и завидной надежностью, и искоса поглядывая на Тура, я заметил, как напряглись его скулы. Все ясно, вовсе не на такой прием рассчитывал парень. Но пока молчит, и я очень надеюсь, что будет молчать до тех пор, пока я не найду возможность переговорить с ним наедине.
  Мыльня оказалась на первом этаже, недалеко от кухни и я порадовался, что мы хорошенько перекусили, прежде чем маги открыли сюда портал. Встреченные в узком коридоре заспанные личности, шустро шмыгнувшие в кухню при виде нашей провожатой, явно были поварами, и, что еще более явно, пока даже плиту не разжигали.
  Помещение купальни оказалась разделенным на женскую и мужскую половины, и, прежде, чем Олли успела шагнуть в соседнюю дверь, я успел поймать её за руку. Рывком притянул к себе и, делая вид, что целую, грозно шепнул в ухо:
  -Амулеты не снимай!
  Наградой мне были оторопело вытаращенные глаза магини, но я старательно не обращал на это никакого внимания, продолжая удерживать девушку, пока немного не придет в себя. Получить удар одним из тех огненных заклинаний, которыми она так ловко умела швыряться, вовсе не входило в мои планы.
  -Таржен! - возмутился Рун, и попытался оторвать меня от подруги, но до нее к этому моменту уже дошел смысл моих слов.
  -Как скажешь, милый! - шепнула ученица с ехидной ухмылочкой, на миг прижимаясь чуть сильнее.
  А затем птичкой упорхнула в женское отделение мыльни.
  Что-то начавший понимать Тур поспешил стереть с лица озадаченное выражение, и, крепко ухватив обиженно засопевшего друга за рукав, потащил с собой.
  Легкомысленно улыбнувшись безучастной служанке, я отправился следом за ними.
  В первой комнатке вдоль стен стояли простые скамьи и шкафы, и горела масляная лампада, дававшая достаточно света, чтоб можно было рассмотреть сложенное на полках белье и висящую на крючьях верхнюю одежду. Примерно такого фасона и качества, какая была на встреченных нами поварах и привратнике, стало быть, наш статус хозяева определили заранее, даже не снизойдя до простого знакомства. И это было более чем странно и непривычно.
  В который раз за последние полчаса я остро пожалел, что духов пока нет со мной, они бы живо изучили все помещения этого таинственного и неприветливого дома. И рассказали мне про всех его обитателей. Но чего нет, того нет, вздохнул я с огорчением, и принялся раздеваться. Всю одежду, и собственную, и позаимствованную из тюков налетчиков, я со вздохом складывал на скамью, ни секунды не сомневаясь, что больше никогда ее не увижу. Все самые ценные вещи я завернул в шейный платок и прихватил с собой, не забыв подтолкнуть Тура и показать ему глазами на оставленное на скамье оружие и кошель с деньгами и накопителями.
  Некоторое время маг колебался, видимо, никак не желая верить в мои подозренья, затем все же нехотя собрал все самое нужное и направился в мыльню, откуда уже доносился плеск воды и оханье Руна.
  Во второй каморке в глубокую каменную лохань текла из медной трубы горячая вода с сильным запахом тухлых яиц. Видимо, провели из горячего источника, которыми так богата эта местность, понял я, повыше пристраивая свои ценности. Промочить оружие или хоть на миг потерять его из виду я не собирался.
  Ученики обменялись насмешливыми взглядами, но меня их веселье ничуть не задело. Осторожность еще никогда и никому не повредила.
  
  Однако, когда я, мерзко воняющий несомненно целебной водой, и замотанный в грубый кусок полотна, вышел из мыльни, оказалось что нас ждет первый сюрприз. В виде высокого старика с внимательным взглядом стальных глаз, одетого в поношенный лакейский камзол. В одной руке он осторожно, точно змею, держал накопители Руна, а через вторую был переброшен комплект одежды намного более высокого качества, чем та, что висела на стенах. Наших вещей, как я и подозревал, уже не было.
  -Кто из вас маг? - произнес старик ровным бесцветным голосом, однако за этим внешним равнодушием чувствовалась твердость стального клинка.
  Я сразу понял, что нас собираются разделить и вся моя интуиция и осторожность немедленно восстали против такого решения неведомых пока хозяев. Да и тот простой факт, что магам здесь причиталась более дорогая и удобная одежда, сразу представил происходящее в совершенно ином свете, чем виделась мне полчаса назад. И теперь я ни за что не уйду отсюда, пока не разберусь во всем досконально.
  -Здесь все маги, кроме меня, - выступил я вперед, незаметно дернув Тура за намотанное на загорелый торс полотно, - а я мастер в метательном оружии и меня господа маги наняли, чтобы потренироваться в этом искусстве.
  -А девица?
  -Она тоже магиня, - высокомерно уронил успевший за время моего объяснения прийти к какому-то решению Тур.
  И это меня безмерно порадовало, хотя от подробного объяснения, откуда он узнал месторасположение этой крепости и почему так рвался сюда, я бы не отказался.
  Принесенная стариком одежда подошла по размеру Туру, нам с Руном пришлось надеть вещи попроще. Переодевание происходило под бдительным взглядом лакея, хотя я ничуть не сомневаюсь, что истинное его положение в замке намного выше. А вот насколько - мне еще предстоит разузнать.
  Увиденное, особенно гроздь амулетов Тура и мой пояс с оружием, судя по почтительному голосу, которым старик пригласил нас следовать за ним, вполне его впечатлило. Во всяком случае, теперь с нами обращались намного деликатнее, чем ранее, выдавая по пути лаконичные пояснения и рекомендации.
  -А леди Камиру... когда можно будет увидеть? - решил выяснить Тур волнующий вопрос и застыл статуей, услышав равнодушный ответ.
  -Она сейчас в отъезде, но просила всех друзей, которые будут приезжать в её отсутствие, дождаться своего возвращения.
  Я мог бы добавить, что тех, кто не захочет дожидаться добровольно, вряд ли отпустят с миром, но прикусил язык, разглядев вытянувшееся лицо мага.
  
   Глава 5
  
  - Вам приготовлены комнаты на втором этаже, в правом крыле, остальные живут на третьем, - поднимаясь по черной лестнице, расположенной рядом с кухней, пояснил лакей, мгновенно заинтриговав меня этим уточнением насчет остальных.
  -А как вы считаете, - притворяясь круглым дураком, промямлил я, - нас стоит с ними... заранее подружиться?
  -Я бы не советовал... - молча отшагав полтора десятка ступеней, словно в никуда выдохнул он, - но это ваш выбор.
  -Спасибо, - вложив в голос как можно больше тепла и благодарности, так же тихо произнес я, хотя вовсе не собирался следовать этому совету.
  Чем смешаннее и многолюднее общество, тем сильнее кипят в нем страсти и легче раздобыть необходимые сведения.
  Тем временем мы поднялись на площадку второго этажа и лакей, достав внушительный ключ, сначала отпер, а потом, пропустив нас впереди себя, запер двери в помещения второго этажа. Нескольких секунд, пока он возился с замком, мне хватило, чтоб рассмотреть обстановку и составить о хозяевах замка первое мнение.
  Возможно, оно будет позже дополняться или даже изменяться, но вряд ли настолько сильно, чтоб я разочаровался в собственных аналитических способностях. И обычной логике, а она говорит, что нынешние владельцы замка живут совершенно иной жизнью, чем жили те, кто строил и обставлял эти помещения. Узкие залы, ради экономии места совмещающие функции коридоров и гостиных, отделаны потемневшими резными панелями, давно не видавшими свежего лака, дубовые плахи, из которых набраны полы, в некоторых местах требуют замены. В сводчатых окнах местами сохранились старинные цветные витражи, но в большинстве рам они заменены на простое толстое мутноватое стекло, производимое, скорее всего, где-то неподалеку.
   В Торсанне и Агридже, самых больших городах королевства, стеклодувы при помощи магов наладили производство более тонкого и прозрачного стекла всех оттенков, однако доставка его сюда обходится довольно дорого. А хозяева явно привыкли экономить.
   -Вот ваши комнаты... - распахнув одну за другой две двери, - предложил лакей, - в каждой по две кровати, но если девушка желает жить одна, вы можете одну кровать перенести.
  -Я не хочу одна... - внезапно заупрямилась Олли, и Рун, засияв, немедленно придвинулся поближе к ней, но она сказала вовсе не то, чего он ожидал, - пусть со мной живет Таржен.
  -Тогда мы выбираем эту... - буркнул я, увидев, как отливает краска с ошеломленного лица её земляка, и поторопился шагнуть в ту комнату, что показалась мне просторнее.
  -Завтрак у нас в девять, - догнало меня объявление лакея, - а другую одежду я принесу вам позднее.
  Ну, вот и первый враг у меня появился, вздыхал я, изучая новое временное жилище. Досадно вместо друзей обретать врагов, когда не сделал для этого ни одного движения. Или я все же сделал? Во всех случаях, нужно будет попытаться объясниться с парнем... когда он немного остынет. Надеюсь, Тур сумеет найти нужные слова, чтобы успокоить друга.
  Комната оказалась довольно просторной и могла бы быть уютной, однако это вовсе не интересовало тех, кто её обставлял. И если бы я пришел сюда порталом, а не вошел через двери из соседнего зала, то был бы уверен, что попал в номер гостиницы. Или в одну из тех комнат, что сдают горожане со средним достатком торговцам или провинциалам, приезжающим в город на несколько дней по делам.
  Две одинаковые кровати в противоположных углах, между ними круглый столик и пара стульев. В изножье одной кровати приткнулся узкий шкаф, а в уголке за ним, за ширмочкой, притаился простой умывальник. В противоположном углу темнеет закопченным зевом сложенный из камня камин, прожорливое и неэффективное средство для обогрева. И ни каких намеков на попытку создать уют. Ни коврика, ни балдахина, ни картины или вазы с засохшим цветком.
  -Я сплю здесь, - шагнула к той кровати, что за шкафом, Олли и я равнодушно пожал плечами в ответ.
  Мне по сути все равно, я не собираюсь тут сидеть весь день. Нужно как можно быстрее выяснить, куда же это мы так дружно влипли.
  -Таржен... - краснея, замялась девушка, не зная, как начать щекотливый разговор.
   Похоже, до нее только начало доходить, какие последствия может иметь ее скоропалительное решение.
  Могло бы, будь на моем месте кто-то совершенно беспринципный. А вот ко мне её вспыхнувшие так некстати подозрения не имеют ровно никакого отношения.
  -Олли, - резко перебил я магиню, - не заставляй меня думать, что ты глупее, чем есть на самом деле. И идем успокаивать твоего ревнивого поклонника, пока он тут что-нибудь не разнес.
  Все равно никаких вещей, которые нужно раскладывать в шкафу, у нас нет, мешок, который тащил Рун, исчез вместе с нашей одеждой. А все остальные вещи мы спрятали в дупле, найденном неподалеку от последнего привала. После того как сняли упряжь с кангирских лошадок и отпустили их на волю. Духи пообещали присмотреть за тем, чтоб животные не ушли далеко, но спутникам этого, я, разумеется, сообщать не стал.
  -Он мне не поклонник... просто друг... - строптиво вскинулась девчонка.
  -А откуда ты знаешь, о ком я говорю? Я ведь имен не называл?! - насмешливо фыркнул я в ответ, забирая со стола ключ от двери, - пойдем.
  В комнату магов я пропустил её впереди себя, и не только вежливость тому причиной, но и банальная предосторожность. С магами, особенно не закончившими обучение и сгорающими от ревности, лучше быть поосторожнее, целее останешься.
  -Чего ты сюда пришла?! - едва разглядев вошедшую в комнату Олли, ожесточенно процедил сквозь зубы сидящий на кровати Рун, - беги к своему солдафону!
  -Да как ты... - девчонка коршуном ринулась на него, замахиваясь для пощечины.
  Однако я успел перехватить слишком шуструю ручку. И крепко сжать, не давая вырваться.
  -Олли... - подозреваю, что от моего голоса в и без того прохладной комнате стало еще холоднее, - никогда так не делай! Это самый худший способ... разрешения проблем. Я сейчас пойду... прогуляюсь, а вы постарайтесь поговорить мирно и никуда не уходите... по одному.
  -А тебе одному... значит, можно?! - едко хмыкнул Рун, меряя меня ненавидящим взглядом.
  Похоже, он лучше стерпел бы пощечину подружки, чем мое заступничество, вот только повернуть всё назад уже невозможно. Хотя... именно в недавнем прошлом у меня есть достаточно убедительные для него аргументы.
  -Рун! -отлично понимая, что бью сейчас ниже пояса, но не находя пока другого способа привести его во вменяемое состояние, насмешливо объявил я парню, - ты похоже забыл, что я один прошел там, где вы втроем попались, как кролики?!
  Ну вот, что и требовалось, теперь все трое смотрят на меня с одинаковым укором и обидой... прекрасная почва, чтоб вырастить росток взаимопонимания. Между ними.
  А мне пора на разведку.
  
  Пройдя залами до центральной лестницы, я не остановился ни на миг, чтобы поразмыслить над тем, куда направится дальше. Решение пришло само, пока я топал по мрачным, обветшавшим помещениям.
  Вряд ли мне удаться спозаранку с кем-то поговорить, если я отправлюсь на третий этаж, и уж наверняка не получится пройти туда с главной лестницы. Не зря же лакеи таскают с собой ключи, каждый раз тщательно запирая двери. Значит входить сюда разрешено далеко не всем.
  Парадная лестница, ведущая вниз, явно знавала и лучшие времена и останские шерстяные дорожки, которые лигами изготавливают ловкие руки Дильшарских ковроделов. Именно для закрепления таких дорожек и вбивались в ступени потемневшие медные штыри, которыми не пользовались, судя по густой зелени, с незапамятных времен.
  Лестница вторгалась в передний зал точно посредине, выходя на огороженную витыми перилами широкую площадку, нависающую над залом на высоте в восемь локтей от мозаичного каменного пола. И уже от этого внутреннего балкона широкими симметричными крыльями привольно опускалась в зал.
  Я на несколько секунд застыл возле перил, изучая это высокое и просторное помещение не столько из интереса к его архитектуре или убранству, сколько ради изучения возможных путей ухода. На случай, если уходить придется не порталом.
  При более внимательном рассмотрении ступени правого крыла лестницы оказались стерты значительно сильнее, и я без дальнейших колебаний вступил на них. Раз все слуги ходят тут, значит и мне лучше сначала пройти этим же путем.
  В переднем зале было чисто, холодно и тихо, и стук моих грубых ботинок, найденных в купальне, гулко отдавался под темными сводами. Тяжелая двустворчатая дверь в помещения первого этажа нашлась прямо под лестничной площадкой и ближайшая ее половинка легко открылась от первого же толчка. Войдя внутрь, я оказался в широком коридоре, и с левой стороны немедля обнаружил широко распахнутые двери, манящие мягким светом и теплом.
  Судя по запаху немудреной еды они вели в столовую, и я поспешил проверить свою догадку. Со всеми необходимыми предосторожностями заглянув во внушительный зал, понимаю, что не ошибся. Это помещение задумывалось зодчими как место для шумных празднеств и пиров. Сейчас от прежних времен остались лишь косвенные свидетели, низкий каменный подиум для актеров, возвышающийся посередине зала, между поставленными по периметру грубыми длинными столами, да балкончик для музыкантов. На котором теперь скучали ничем не накрытый обеденный стол и несколько обмотанных простым полотном кресел. Видимо, нынешние хозяева обедают там очень редко.
  В очаге, расположенном в ближайшем к балкончику углу, жарко пылали поленья, а над ними побулькивало в котле какое-то варево. Вот теперь мне стало понятно, почему не горели плиты на кухне, видимо там готовят далеко не для всех. А судя по количеству простых деревянных мисок, которые составлены на придвинутый к очагу стол, друзей у загадочной миледи Камиры не менее полусотни.
  -Завтрак в девять, - заметив меня, недовольно проворчал сидящий за этим же столом мужик неопределенного возраста, смачно обгладывавший большую мозговую кость.
  -Я знаю, нам уже сказали, - очень вежливо кивнул я, ссориться с поварами и лекарями самое недальновидное занятие, - а погреться можно? Что-то знобит, здорово промок ночью.
  -Так ты что... - перемежая речь чавканьем, равнодушно поинтересовался он, - только сегодня прибыл?
  -Полчаса назад, - жалобно вздыхаю, протягивая к огню руки.
  -Мог бы и не торопиться так, - пренебрежительно фыркнул он вместо того, чтоб пожалеть простуженного бедолагу, - переждал бы дождь в харчевне. Все равно раньше, чем вернется леди, зийет не начнем.
  Змейство, как же я раньше не распознал это слово? Ведь отлично его знал, весь Остан и все прилегающие страны и районы называют этим коротким словом неожиданное известие или подарок. Что-то подобное нашему понятию сюрприз, только со значительно более широким диапазоном значений. Прибегают в дом к торговцу с известием, что его лавка сгорела - зийет, сообщают вернувшемуся из путешествия караванщику о рождении наследника - зийет. Приносит муж жене новую читэру - тоже зийет.
  И тогда получается, что всех нас сюда собрали, чтоб устроить для кого-то сюрприз? Вот теперь еще узнать бы, для кого, и какой?
  -На, поешь, - придвинул ко мне миску с горячими костями все-таки проникнувшийся моими несчастьями повар, - потом поможешь кашу разливать. Меня Харг зовут.
  -А меня Тар, - вздохнул я, доставая из миски не совсем голую кость.
  Как-то очень ловко у меня получилось найти на свои плечи новую работу. Хотя искал я всего лишь информацию.
  В следующие полчаса я обгрызал оставшееся на костях мясо, слушая болтовню Харга, страдавшего, как все повара, от недостатка общения. И гадал, каким бы образом избежать раздачи его каши. Понимание того, что я в первый же день стану знаком всем собравшимся в замке участникам предстоящего зийет, наполняло мою душу досадой. Вот угораздило же так нарваться, обычно я предпочитаю как можно дольше держаться в тени.
  -Сам то я сюда случайно попал... по глупости, можно сказать, - тем временем понемногу разоткровенничался Харг, как большинство неуверенных в себе людей, ощущающих, что делают что-то неправильное, он неосознанно искал хоть чьей-то поддержки, - дом у меня сгорел, старый он был, конечно, но все равно жаль. Мне в управе помощь выделили... на маленькую избушку бы хватило, а там можно потихоньку пристроить, но я сюда решил... Не сам удумал, пока дома не было, в харчевне жил, при кухне. Сыт, постель и еще заработок небольшой. Вот и подслушал однажды... парни проезжие за ужином расхвастались... что скоро разбогатеют... я им выставил кувшин вина... вроде как от хозяина. Они все и выложили... ну вино и не такие языки развязывало. Всю ночь я промучился... и так и сяк прикидывал... а утром с ними напросился. Как думаешь... не зря?
  -Не знаю... - честно ответил я, отодвигая миску, - сам сомневаюсь... но если что пойму... тебе свистну обязательно.
  -А я тебе... - обрадовался неожиданному сотрудничеству повар, и хотел было добавить еще что-то, но все испортил давешний лакей, заглянувший в распахнутую дверь.
  -Мастер Таржен? А я тебя ищу, госпожа Артемия Шуглинд пригласила твоих хозяев на завтрак и тебя вместе с ними, - его непроницаемое лицо чуть заметно нахмурилось, - идем, покажу столовую, где завтракает её милость.
  -Извини... - сожалеюще развел я руками, проходя мимо поджавшего губы повара, а уже в дверях оглянулся и заговорщицки подмигнул, подтверждая, что наш договор остается в силе.
  -Что-то знобит... вот и зашел погреться, - сочтя нужным оправдать свое путешествие на первый этаж, бормотал я виновато, шагая вслед за лакеем по уже знакомой лестнице, но не получил в ответ ни единого слова.
  И повод для этого мог быть только один, доверенный слуга не очень одобряет общество, обедающее и завтракающее на первом этаже, и каждого, кто запросто общается с ними, причисляет к своим недругам.
  Змейство, какой-то у меня сегодня с утра неудачный день, прибавляются только заботы и враги. Может, нужно после завтрака завалиться в постель и хорошенько отоспаться, пока не прибыла загадочная госпожа Камира Шуглинд?
   Показав мне двери столовой и строго наказав не опаздывать, лакей важно удалился, сославшись на дела, а я отправился в комнату магов, проверить, как идет процесс примирения.
  Едва войдя в комнату, я убедился, как был прав, восстановив учеников против себя, никогда людям так хорошо не дружится, как против кого-то. И в другое время и в другом месте ни за что не стал бы разочаровывать магов, хмуро наблюдающих, как я спокойно прохожу к столу. Непременно подбросил бы им пару шпилек для укрепления направленного против меня союза. Но сейчас мне вовсе не до их мелких обид и амбиций. Пора немного приоткрыть ученикам суровую правду, чтоб не оказаться потом по разные стороны крепостной стены.
  -В замок собирают разный сброд, обещая каждому очень большую награду за зийет, - тихим и многозначительным тоном объявил я, устроившись так, чтоб видеть и дверь и лица юных магов, - а в столовой варят им на завтрак пшенную кашу на костном бульоне. Котел размером примерно на полсотни человек. Вам уже известно, против кого и куда мы должны будем выступить, когда вернется госпожа Камира?
  Было бы неправильно сказать, что их огорошило это известие. Нет, оно их просто смяло... раздавило, как корова жучка.
  Мне даже немного стыдно стало. Что именно я вывалил на наивных учеников такое отвратительное известие.
  Но вот жалеть их я и не подумал. Нам теперь не до жалости... ни мне, ни им. Необходимо как можно скорее решать, как выпутаться из этой западни. Ведь если шустрая Камира, разъезжавшая по стране и тайно вербовавшая наемников, до сих пор не попалась ни сыскарям, ни магам, значит, она очень хорошо умеет скрываться от их бдительных глаз и не менее бдительных доносчиков. Или ее прикрывает кто-то очень сильный... в магическом отношении, и в таком случае я даже боюсь предположить, кто бы это мог быть.
  -Ты уверен? - наконец выдавил поникший Тур, из которого словно разом слили почти всю кровь.
  -Можешь сам сходить проверить, по главной лестнице вниз и потом по коридору налево. Они там сейчас как раз собираются. Я с поваром немного поговорил, но помешал лакей хозяйки. Вам объявили приглашение госпожи Артемии на завтрак?
  -Да, был тут лакей, вон одежду принес, - горестно поглядывая на Тура, вздохнула Олли, - а я еще подумала... куда это он так рванул, когда узнал, что тебя нет.
  -Давайте переоденемся, осталось меньше часа, и попробуем хоть что-то выяснить у хозяйки, - предложил я самый простой план действий на ближайшее время.
  Все равно, пока мои духи не нашли сюда путь, бежать из замка нам не стоит. У магов после открытия портала амулеты еще пусты, как и внутренний резерв. Да и не верю я, что Тур уйдет отсюда, не попытавшись объясниться с загадочной Камирой, которой явно верит пока больше, чем мне. И в этой ситуации мне очень не помешает подробная информация, потому-то после завтрака я собираюсь навестить Харга и осторожно задать ему появившиеся у меня вопросы.
  -Я пойду переодеваться в ту комнату, - решила Олли, прихватив корзину с принесенными вещами, - меня кто-нибудь будет охранять?
  -Пусть Рун идет, - небрежно бросив на стол ключ, откликнулся я, - и, кстати, вон ширму туда унесет.
  -У нас же есть, - непонятливо фыркнула девица, - зачем еще одна?
  -На ночь поставим обе возле твоей кровати, - обстоятельно, как маленькой объяснил я ей, - а то я стесняюсь.
  Она вначале опешила, потом перевела взгляд на помрачневшего Руна, и вдруг расхохоталась.
  -Не волнуйся, я все равно собиралась на ночь поставить защиту и пелену невидимости, так что ширма не пригодится.
  -А вот тут ты сильно ошибаешься, - строго отрезал я, - вам магию сейчас как никогда беречь нужно. Так что никаких защит, берите ширму и тащите.
  -Таржен... - замялся Тур, не зная как задать мне волнующий его вопрос, когда за его друзьями захлопнулась дверь, - а ты когда-нибудь любил?
  -Что значит, когда-нибудь?! Я и сейчас люблю... очень люблю, свою жену, - нарочито спокойно отозвался я, выбирая из кучи чистой и отглаженной, но далеко не новой одежды, подходящий по размеру костюм.
  -Но... как же... ты тогд?! - не нашел нужных слов парень.
  -Видишь ли... мне очень повезло. Моя жена во всех отношениях замечательная женщина... и она прекрасно понимает, что мужья должны зарабатывать деньги. А в вашей школе мне предложили хорошую оплату.
  -Но, наверное... трудно, вот так, в разлуке?
  Ох, духи, он еще и пожалеть меня вздумал! А я и так от воспоминаний о доме чуть не выдал себя с головой! Нет, нужно строже следить за своим языком.
  -Мы решили... если эта работа мне понравится, она переедет ко мне, а свой домик мы временно сдадим, - переодеваясь, на ходу сочинил я историю, абсолютно непохожую на правду.
  -Ну и как, нравится? - а почему это в его глазах проскакивают насмешливые искорки?
  -Ни капли не нравится, как вернусь, возьму расчет, - отрезал я категорично, припоминая, с чего начался этот разговор - А тебя это почему заинтересовало... про любовь?
  -Да так просто, - сразу помрачнев, ушел он от ответа, - нам не пора еще идти? Этот старик три раза повторил, чтоб не опаздывали.
  
  К дверям столовой мы подошли минут за пять до назначенного времени, однако, следуя правилам замшелого этикета, входить не торопились, а сделали вид, что любуемся пейзажем, открывающимся из окна. Хотя там не только любоваться, а и смотреть-то было не на что, большую половину обзора загораживал замшелый бок замковой стены, высившейся всего в паре десятков локтей от окна. Скорее всего, с третьего этажа можно было бы рассмотреть и волны, и выдающийся далеко в море каменистый мыс, замеченный мной от башни, а отсюда виднелось только низкое небо, снова начинающее плакать заунывным осенним дождем.
  -Госпожа Артемия просит к столу, - церемонно провозгласил вездесущий лакей, и я, согнув руку в локте, предупредительно предложил ее порозовевшей от удовольствия магине.
  Чинно войдя в такую же неуютную и холодную комнату, как и остальные помещения, я вежливо склонил голову перед женщиной, сидящей с торцевой стороны длинного стола. И получил в ответ заученную улыбку и стандартное представление. Пока мы по очереди представлялись в ответ, и, получив вежливое приглашение, рассаживались за столом, я успел не только рассмотреть госпожу Артемию но и сделать первые выводы.
  Худощавая дама средних лет, в старомодном темном платье очень скромного фасона, и надетой поверх такой же темной меховой безрукавке, еще и закутана в большую пушистую шаль. И я бы ни на миг не удивился, если узнал, что на ногах у нее меховые полусапожки и шерстяные чулки. И, тем не менее, хозяйка не приказала разжечь очаг в столовой, разумно предпочтя теплые вещи лишней трате дров.
  Ей не очень-то сладко жилось, судя по намертво въевшейся в уголок губы скорбной складке, и прячущейся в глубине глаз тоске. И все же, несмотря на это, в душе не возникает ни малейшего желания ее пожалеть. Не тот это тип людей, которые с благодарностью воспринимают чужое участие и помощь. Жесткие нотки, пару раз невольно проскользнувшие в голосе хозяйки, когда она велела подавать завтрак, лучше чистосердечного признания выдали в ней человека сильного и уверенного в себе. А таким чужая жалость ни к чему, они воспринимают ее как оскорбление.
  Блюда, поставленные на стол лакеем, хотя и отличаются от дешевой каши, приготовленной наемникам, все же слишком просты для владелицы такого замка, и это подтверждает сделанный мной вывод. Все свои средства экономная Артемия вложила в какое-то таинственное дело... которое условно назвала "зийет" и от которого ждет небывалой прибыли. Потому и нанимает по всему королевству отчаянных любителей легкой наживы, обещая им щедрую оплату. И маги в этом предприятии должны сыграть особую роль... иначе она никогда не стала бы так заинтересованно расспрашивать их о делах и так старательно улыбаться ученикам вымученной улыбкой.
   Конца этого чинного завтрака я дождался с большим трудом, есть не хотелось, а делиться своими планами хозяйка вовсе не собиралась. Тур попытался задать пару осторожных вопросов, но быстро сник, получив настолько туманные и расплывчатые ответы, что их можно было бы ожидать от какого-нибудь прожженного торговца или дожившего до преклонных лет тайного советника.
  -Обед у нас в два часа... - скучающим голосом вежливо объявила Артемия, когда мы уже поблагодарили за еду и встали со своих мест, - я буду рада снова встретиться с вами за этим столом.
  Ничего она не рада, лжет с самым непроницаемым выражением лица, думал я, вежливо кивая в ответ, и напрасно мы снова сюда потащимся, все равно из нее даже словечка случайного не вытянешь. Тогда ради чего мы так кривляться, перебирая различные вилочки и ложечки?! Пару кусочков подсохшей ветчины и дешевого сыра в дополнение к бледному омлету я мог бы спокойно съесть и одной вилкой.
  -Премного благодарны... - изо всех сил стараясь скрыть свое раздражение, благостным голосом тяну я, - но право... нам совестно отнимать ваше драгоценное внимание... мы люди простые... вполне могли бы сходить в общую столовую. Но если возможно... чтоб еду приносили в комнату, мы были бы безмерно благодарны.
  -Ну, если вам так удобнее, - не стала разыгрывать огорчения хозяйка, - то в два часа обед подадут вам в комнату.
  Лакей почтительно кивнул в ответ на ее повелительный взгляд и поспешил распахнуть перед нами дверь.
  -Спасибо, Таржен, - с чувством заявила Олли, когда мы ввалились в комнату магов, - второго такого занудного приема я бы не вынесла. У меня и так к концу завтрака ладони чесались что-нибудь поджарить.
  -А нужно привыкать держать себя в руках, - заметив, как страдальчески скривился Рун, охладил я ее восторг, - если после окончания школы тебя пригласят замковым магом то и не такое придется терпеть три раза в день. В замках за столом обычно встречается куча домочадцев и все со своими вопросами и претензиями.
  -Тебе приходилось жить в замке? - невинно поднимает глаза Тур, но на его уловки я больше не намерен попадаться.
  -Не жить, а работать. Но сейчас я ничего рассказывать не стану, хочу спать. Да и вам не мешало бы отдохнуть... неизвестно, когда и куда мы двинемся.
  С этими словами я забрал у Олли ключ и отправился в свою комнату.
  
  Обед я благополучно проспал, как и Олли, шмыгнувшая за свои ширмы минут через пятнадцать после того, как я влез под колючее одеяло из овечьей шерсти. Как я и предполагал, постель оказалась холодной и сыроватой, но мне приходилось спать и в гораздо более неудобных местах. Главное в таких случаях, постараться не обращать внимания на внешние ощущения, заострив его на более важных проблемах. А вот в них недостатка я обычно не испытывал, и сегодняшний день исключением не был.
  Потому мне и удалось выспаться всласть, хотя Тур и предпринял попытку разбудить нас на обед. Олли из-за ширмы сонно пробурчала что-то насчёт сдвоенного файербола, а я просто плотнее натянул на голову одеяло, и маг, обиженно посопев, захлопнул за собой дверь.
  Второй раз будить меня пришли Олли с Руном, и я, уже вполне отдохнувший и благодушный, высунул голову из-под одеяла, едва заслышав их шаги.
  -Ну и что вам снова от меня нужно, дети? - удобнее устроившись на локте, ехидно вопросил я дружно возмутившуюся таким обращением парочку.
  -Уточнить, когда наш папочка собирается вылезать из-под одеяла, - ответила ядовитой улыбочкой Олли.
   Нет у нее совершенно никакой выдержки, куда только восемь лет смотрели учителя? С укоризной уставясь в медовые глаза, посетовал я про себя.
  -Не папочка, а господин учитель! Не дай мне всеслышащий таких вредного чад, - нудным голосом осадил я чересчур привольно чувствующую себя ученицу, - а не вылезаю потому, что в комнате холодно. И еще ты все время пытаешься подсмотреть.
  -Что? - возмутилась девчонка, но разглядела на моем лице хитрую усмешку и вдруг покраснела, - да больно мне нужно!
  Дверь хлопнула, оставив посреди комнаты растерянного Руна.
  -А ты чего стоишь? Кто её охранять должен? - преувеличенно сердито рявкнул я на парня, и Рун мгновенно сорвался с места.
  Вот теперь можно и вставать. Через несколько минут, уже полностью одетый, обутый и даже причесанный, я вышел из комнаты, собираясь сначала посетить умывальню, а потом проверить, осталось ли у магов что-нибудь от обеда. На секунду приостановившись, прикинуть, куда идти ближе, на первый этаж или в самый конец здания мимо пустующих спален и малой столовой, делаю выбор в пользу первого этажа. Тем более, что в столовой сейчас не должно быть посторонних, и возможно, мне удастся переброситься парой слов с поваром. Все-таки он три раза в день находится в самой гуще народа и потому всегда в курсе последних новостей.
  Все мои расчеты оправдались, в столовой был только Харг, но я торопливо прошел мимо, собираясь подольше пообщаться с ним на обратном пути.
  Мужской гогот и женский взвизг остановили меня недалеко от мыльни, и я уже схватился за свой пояс с оружием, собираясь выбить боковую дверь и покарать негодяя, но внезапно замер, расслышав в голосе жертвы игривые нотки. Чтоб наверняка убедиться, что не ошибаюсь, припадаю к двери ухом, и сразу отскакиваю назад. Пара слов, страстно выдохнутых женским голосом, убедила меня в невиновности её партнера.
  Но только в насилии.
  Зато заставила подозревать в гораздо худшем преступлении. Хотя... для того чтобы говорить с уверенностью, мне нужно взглянуть на его лицо. Голоса и даже имена бываю очень похожи и еще ничего не значат. И смотреть желательно вблизи. А еще лучше, чтоб он меня в этот момент не видел.
  Ведь если я узнаю его, то и он сразу вычислит меня, можно не сомневаться.
  При отправке в северную школу Кларисса не стала накладывать мне полную личину, ограничившись только небольшим изменением черт, да добавив коже смуглоты, природного южного загара в это лето мне не досталось. Но человека, которого я меньше всего ожидал встретить в этом замке, такими незначительными изменениями вряд ли проведешь.
  В предбанник я влетел почти бегом, стараясь при этом не греметь дешевыми ботинками, захлопнул дверь и на минуту задумался. Судьба подкинула мне почти неразрешимую головоломку, точнее клубок головоломок.
  Мне предстояло в ближайшие полчаса-час преобразиться до полной неузнаваемости, и попытаться не насторожить таким фокусом ни повара ни соглядатая госпожи, рассмотреть поближе хозяина такого знакомого имени и доходчиво объяснить все происходящее своим спутникам. И для этого мне нужно остаться одному и произвести над собой действия, на которые я решаюсь только в самых крайних случаях.
  Заглянув в купальню, я вздохнул с облегчением, на мое счастье, никого там не оказалось, гости замка мало похожи на любителей бань. Безо всякого зазрения совести я прошел туда в одежде и ботинках и запер дверь на массивный засов. Никакие случайные свидетели того, что будет тут сейчас происходить, мне не нужны.
  Вскрывая потайной кармашек в своем поясе, я в очередной раз мысленно послал Ештанчи спасибо за подаренные им алхимические снадобья. Разумеется, я и не подумал отдавать или показывать крохотные цилиндрики ни Кларе, ни Хенрику. Ведь тогда пришлось бы объяснять магам, откуда у меня такая редкость а вот этого я не собирался делать ни под каким предлогом. Оставив право на признание за великим шаманом Декты.
  Всего через пару минут с моего лица бесследно исчезло его главное украшение, аккуратные усики, зато появилась захватывающая щеки до самых ушей короткая бородка рыжеватого цвета. А поскольку она совершенно не подходила к моему родному, каштановому цвету волос, милосердно оставленному мне Клариссой, пришлось решительно расправиться и с собственной прической. И вырастить на голове короткую шевелюру того же цвета, что и борода, умышленно уменьшая высоту и ширину своего лба. Не очень красиво, но внешность меняет просто потрясающе.
  Теперь осталась узнаваемой лишь фигура, но это уже абсолютный пустяк по сравнению со всеми остальными проблемами.
  Выйдя из мыльни, я так же решительно продолжил изменение собственной внешности. Свернул широкой подушечкой один из темных грубых камзолов и засунул под рубашку, изображая солидный животик любителя жирной похлебки и крепкого пива. Но на этом не остановился, торопливо натянул поверх своих брюк еще двое грубых штанов самого большого размера, заправив края штанин в ботинки на манер лесорубов. Дополнив маскарад такой же грубой курткой, тоже напяленной поверх выданного лакеем камзола, и застегнувшись на все оловянные пуговицы я вышел из умывальни.
  Разумеется, за неимением большого зеркала довольно трудно сказать с уверенностью, что у меня все получилось безукоризненно. Однако бледное отражение, какое я сумел рассмотреть в налитой в потемневшую лоханку воде, вселяло некоторую надежду. Жаль, голос так и остался прежним, но тут уж без помощи мага ничего не поделаешь. Придется мне немного похрипеть, изображая сильную простуду.
  В коридоре пока было пусто, видимо у наемников в это время есть дела поинтереснее, чем прогулки возле кухни, и я приостановился в небольшой нише, не доходя всего десятка шагов до интересующего меня помещения.
  Внимательно изучил все ближайшие двери, и едко фыркнул. Судя по грубым и массивным дверям, в этом крыле нет спален или гостиных. Выходит любвеобильная парочка устроилась в чуланчике или кладовой и наверняка не задержится там до ужина.
  Эти предположения оказались верны и долго ожидать мне не пришлось. Вскоре брякнул отодвигаемый засов, и в проеме возник мужской силуэт. В тот же миг я неспешно двинулся в его сторону, изо всех сил стараясь не выдать своей заинтересованности. А мужчина небрежно захлопнул за собой дверь и уверенно зашагал впереди меня в сторону пиршественного зала, на ходу застегивая и оправляя куртку. Вернее камзол. Форменный темно-зеленый камзол солдата пограничных войск.
  От приступа застарелой ненависти мне вмиг скрутило в тугой комок все внутренности и пришлось изо всех сил стиснуть зубы. Я вмиг вспотел, и, шагая за негодяем твердил про себя как спасительную мантру главное правило королевских очей: если ты испытываешь к кому-либо слишком сильные чувства, или возьми себя в руки или немедля передай дело коллеге.
  Но неустанно повторяя эти слова, я точно знал, если моё всё крепнущее подозрение обернётся уверенностью, это дело я никому не передам даже за все исчезнувшие сокровища Останского хана. Как бы ни отвратительно оно мне было, остаться в стороне я теперь всё равно не смогу.
  Кроме того, есть еще одна немаловажная деталь, это именно я когда-то сделал неверный шаг... даже не шаг, только одно слово, но оно позволило преступнику избежать заслуженного наказания. Поэтому теперь мне остаётся одно, как можно крепче держать себя в руках и правдоподобно играть свою новую роль.
  Солдат так же решительно свернул в столовую, освещённую пламенем очага, однако мне вполне хватило и этого скудного света, чтобы рассмотреть горбоносый профиль и густые брови. Да тускло блеснувший серебром вышитый на плече знак младшего офицера.
  Сомнений больше не оставалось, это был действительно он.
  Терон Трасль.
  Человек, почти двадцать восемь лет живший под именем Терона де Монтаеззи. После того как суд лишил его незаконного титула и имени, он взял фамилию матери, однако её титул ему брать не позволили, как незаконнорожденному.
  Генерал Тродинион как-то, еще весной обмолвился, что Терон проявляет большое рвение к службе и даже получил за это младшее офицерское звание. Мне очень хотелось тогда попросить кого-нибудь из наших потихоньку разузнать немного подробнее про его старательность, но тут пропал король. Потом меня закружили семейные хлопоты... да и не в этом, если честно, всё дело. Просто мне показалось тогда неприличным воспользоваться своим положением в личных целях, вот и остались мои сомнения просто мрачными мыслями, спрятанными подальше в тайники памяти.
  Чтобы теперь внезапно вывалиться мне прямо под ноги почти доказанными фактами измены. И теперь уже ничто кроме вмешательства всеслышащего, разумеется, не помешает мне довести это дело до самого конца. И проследить лично, чтобы был вынесен самый жесткий приговор.
  
  Глава 6
  
   Возле двери во владения Харга я приостановился на миг, собирая всю свою выдержку, а потом, как с моста в воду, шагнул внутрь.
   Терон с кружкой в руке стоял перед почтительно изогнувшимся поваром, что-то негромко тому объясняя со скучающим и высокомерным выражением лица, и Харг послушно кивал вслед его распоряжениям. Неспешным шагом направляюсь к ним, пытаясь расслышать, о чем речь, но они уже закончили разговор.
   -Да постарайся ничего не перепутать, - небрежно ставя на стол кружку, бросил напоследок повару бывший милорд с откровенной угрозой, и прошел мимо меня к двери с таким видом, словно я был под пологом невидимости.
   -Уф, не человек, а... - вытер столовой тряпкой пот со лба повар, и только тут заметил меня, - а тебе чего тут нужно?
  Ну да, если тебя пнул кто-то более сильный, верни пинок более слабому, ухмыльнулся я.
  -Ну чего скалишь зубы? - обозлился Харг, заметив мою улыбку, - если нечего сказать, иди, гуляй.
  -Ты меня не узнаешь? - улыбнулся я еще шире, отходя в глубь зала, и усаживаясь так, чтоб все время видеть вход - или этот индюк так достал? А хочешь, я скажу своим хозяевам, они его мигом... в поросенка превратят. Или... еще лучше, в ослика.
  -Да за какими змеями мне такой ослик... - раздражённо фыркнул повар, внимательно разглядывая мое лицо - слушай, а глаза точно твои... и нос... но если б не голос, нипочем бы не узнал. А кто у тебя хозяева?
  -Маги, - пожал я плечами, - неужто непонятно? Правда молодые еще, неопытные, но раз Камира пригласила, значит чего-то стоят. Но вот что тут королевский стражник делает... я не понял.
  -Командует, - снова помрачнел Харг, поставив на стол кувшин с компотом и кружки, и сел напротив, - он и раньше тут каждый день ошивался, а сегодня отпуск взял и теперь постоянно жить будет. Хорошо хоть недолго, парни болтали, что Камира вечером приедет, вроде недалеко от Хасдана вчера вечером кто-то ее встретил.
  Так вот где мы, оказывается. Карта восточного побережья океана всплывает в памяти. И на ней подкова небольшой бухточки, в центре которой раскинулся маленький городок, выросший на месте рыбачьего поселка. Главная его ценность для королевства - маленький порт, один из трех, куда доставляют товары из Кангира, Остана и других восточных стран. Из порта грузы перевозят обозами в Кад, расположенный немного севернее на высоких холмах, а уже оттуда переправляют порталом в другие города.
  -А отсюда Хасдан далеко? - небрежно осведомился я, но моя уловка не прошла.
  -А вы что, не оттуда пришли? - подозрительно прищурил глаза повар.
  -Ну, конечно же, нет, - с деланной досадой буркнул я, - говорил ведь тебе, молодые маги со мной. Портал открыли, да промахнулись, вот и топали под дождем по камням, пока не рассвело.
  -Теперь понятно, - вздохнул он облегченно, - а тебя в этого... за что?
  -Так лакей тот... следит за каждым шагом, даже с тобой поговорить не дал! А тут, сам понимаешь, дела нешуточные раскручиваются, нужно кучкой держаться... если выжить хотим.
  -Вот оно что... - расстроенно хлопнул по столу Харг, - я как чувствовал... что-то здесь неладно. Сразу как приехал... подозревать начал... что всё не так гладко, как нам расписали.
  -А уйти... отсюда... не пытался? - не мог я устоять от соблазна задать откровенный вопрос, и прекрасно понимая, что сам подписываю себе приговор, если ошибся в оценке этого мужичка.
  -А куда пойдешь? - поднял он тоскливые глаза, - Хасдан вон он, за мысом, напрямую три лиги, парни каждый вечер ходят, на ужин здесь и половины не остается. Но оттуда не выберешься. Этот Терон там командиром, всех к рукам прибрал. Без его разрешения ни один торговый обоз не уйдет и не въедет.
  -Так он тогда уже должен быть богачом, - едко хмыкнул я, свирепо костеря себя в душе за проявленную весной щепетильность, и заодно и Тродиниона за доверчивость.
  -Да он и так богач, - зло выдохнул Харг, - парни-то по вечерам у него одалживаются, аванс все давно пропили и проиграли. Так Терон в долг дает под двойную ставку, за риск, как он выражается. Я думаю, он затем и идет с нами, чтоб никто из должничков не улизнул, не рассчитавшись.
  Я думаю про Терона намного хуже, но не стоит рассказывать это моему новому приятелю, чтоб окончательно не испортить ему настроение.
  -Ты главное, держись поближе ко мне... если что, постараюсь вытащить, - дал я ему на прощанье совет и, захватив выданную мне еду, отправился к ученикам.
  
  До комнаты магов я добрался благополучно, никого не встретив по пути, видимо наемники отсыпались перед вечерним походом в Хасдан, а немногочисленные слуги заняты своими делами.
  Распахнув ногой дверь, я поставил на стол кувшин с компотом и большую миску с внушительными ломтями хлеба, под которые Харг спрятал куски мяса и жареной рыбы.
  И спокойно уселся на один из стульев, делая вид, что не замечаю негодования во взглядах уставившихся на меня учеников. Первой, как ни странно, засомневалась Олли. Прищурила глаза, подошла поближе, пригляделась... и схватилась рукой за рот, подавившись смехом.
  -Дверь сначала закрой, - подмигнув ей, спокойно приказал я, и только тогда расслабились плечи Тура.
  Дольше всех сомневался Рун, видимо и в кошмарах не представлявший, что можно добровольно так себя изуродовать. Сам он очень трепетно относился к своей внешности, каждое утро, пока жил в школе, по полчаса тщательно смачивал и укладывал мягкие светлые волосы, никак не желавшие лежать послушно. И вновь рассыпавшиеся пушистым облаком, едва просохнув на ветерке.
  -Маслицем смажь, - едко посоветовала как-то другу Олли, и они потом долго хохотали, укрепляя мою уверенность в том, что паренек уже испробовал на себе этот способ.
  Вот и сейчас, мои смешливые попутчики уже еле сдерживаются чтоб не свалиться от хохота.
  -Таржен... это ты что ли? - наконец выдавил Рун, глядя на меня таким сочувствующим взглядом честных глаз, что я тоже не выдержал.
  -А чем тебе не нравится мужественное лицо простого моряка? - отсмеявшись, поинтересовался я, но ответа не стал дожидаться, расслышав вежливый стук в дверь.
  Метнувшись к кровати, в один миг откинул одеяло и прямо в ботинках прыгнул в постель, едва успев укрыться с головой, прежде чем Тур слегка напряженно произнес:
  -Войдите.
  -Госпожа Артемия Шуглинд извещает, что сегодня прибывает ее дочь, Камира Шуглинд, и по этому поводу в девять часов вечера в большем обеденном зале на первом этаже состоится праздничный ужин. Вы приглашены за стол госпожи Артемии, прошу прийти немного заранее, я покажу вам вход на балкон, - тут важный голос надоедливого лакея на миг прервал свое объявление и подозрительно поинтересовался, - а господин учитель... еще спит?
  -У Таржена жар, я дала ему снадобья, надеюсь, к ужину учителю полегчает, - опередила друзей Олли, и я мысленно похвалил шуструю девицу за абсолютно уверенную ложь.
  -Если желаете, я могу прислать личного лекаря госпожи, - продолжал беспокоиться за меня лакей.
  -Мы - маги! - в голосе Олли прибавилось холодной спеси, - и сами сумеем вылечить своего спутника.
  После такой отповеди лакею ничего не оставалось, как невнятно извиниться и прикрыть дверь с обратной стороны. Чья-то рука щелкнула засовом и в тот же момент с меня решительно сдернули одеяло.
  -Рассказывай! - приказала магиня, устраиваясь на пододвинутом ей Руном стуле.
  -Да нечего рассказывать, - фыркнул я, опуская ноги с постели, некрасиво валяться на чужих простынях в ботинках, - случайно напоролся тут на одного старого знакомого, с которым... как бы это сказать, был не особенно дружен. Вот и пришлось... замаскироваться.
  -Но ты же не маг... - засомневался Рун, разглядывая мою рыжеватую шевелюру.
  -Подожди, - перебил его Тур, - это не важно... Таржен... ты можешь назвать его имя?
  Вот ведь знал я, что он умный, не подозревал лишь, что настолько.
  -Могу, конечно, но что это тебе даст? - пытаюсь оттянуть момент признания, прекрасно понимая, что никакого разговора про дружбу в случае, если они меня разоблачат, уже не пойдет.
  Никто не пожелает дружить с собственным соглядатаем, а я оказался при них именно в такой роли.
  -Уж что-нибудь да даст, - упрямствует Тур, - ну? И как же его имя?
  -Терон, - коротко буркнул я, подсчитывая, сколько ему было лет в тот момент, когда я раскручивал дело о похищении Зигеля.
  Получается восемнадцать, не так и мало, чтоб не интересоваться громкими делами, но и не так уж много, чтобы запомнить все подробности.
  -Ясно, - кивнул он задумчиво и сел верхом на второй стул, - значит, Терон... и как теперь его фамилия?
  -Трасль, - убито признался я, понимая, что попался, как заяц в силки.
  -Можно было ожидать, - кивнул маг уверенно, - что он не захочет брать фамилию безродного садовника.
  -Откуда ты так хорошо про это знаешь? - вздохнул я расстроенно, даже не пытаясь пока предугадать, во что выльется этот разговор.
  -Ну, мы же изучаем магические ловушки, а тот случай разбирали буквально по секундам.
  -Какой? - не выдержал Рун.
  -Который случился четыре года назад. Тогда целая группа сильных магов попалась в ловушку Рубиуса. Жил лет сто пятьдесят назад такой маг, изобретший самоподпитывающуюся ловушку. С тех пор она применялась всего пять или шесть раз, последний случай был самый трагический. Их всех спас человек без магических способностей...
  В моей душе на миг зародилась надежда, и тут же разбилась как первый лед на луже под копытами коня.
  -Но имеющий статус королевского ока, - выждав паузу, обличающим тоном закончил Тур.
  -Вам учителя такие подробности рассказывают? - заинтересованно прищурился я, заранее предвкушая все обвинения, которые высыплю на голову Леона.
  -Нет, - с показным сожалением вздохнул он, - это уже я сам подсуетился. Дело в том, что я тоже немного знаком с этим Тероном... имение его бабушки, графини де Трасль неподалеку от нашего городка. И именно к нам он ездил развлекаться, пока не перебрался в Торсанну. В такие дни все родители запирали детей по домам, особенно хорошеньких девушек. Да и мальчишкам доставалось, Терон любил показать свою силу и власть.
  -Он и сейчас её показывает, - вздохнул я, еще надеясь, что разговор, перешедший на Терона, больше не вернется ко мне, - теперь он младший офицер в Хасдане и цепко держит в руках контроль за городскими воротами.
  -Так, - Олли решительно сокрушила мои последние надежды, - я понимаю, что вам интересно поговорить про общего врага, но причем тут Таржен?
  -При том, что именно он и был тем самым королевским оком, - не стал меня прикрывать Тур.
  И это еще одна претензия, которую я предъявлю Леону, как одному из кураторов магических школ, необходимо с самых первых лет обучения объяснять ученикам, что чужие тайны нельзя выдавать даже самым близким друзьям.
  Несколько минут в комнате висело тягостное молчание, Олли и Рун пытались переварить невероятную новость, Тур терпеливо ждал их реакции, а я, просчитав вероятность их действий, внезапно успокоился.
  Все-таки хорошо, что в народе к королевским очам такое почтительное отношение, ничем особо страшным это разоблачение мне не грозит. Ну, в худшем случае, порвут со мной все отношения, переживу как-нибудь. Увяжусь вечером за игроками в город, и исчезну где-нибудь в подворотне, первый раз, что ли. А потом отправлю тревожного вестника, пора подключать ковен и сыскарей к этому делу. Вызывать их сюда бессмысленно. Пока госпожа Артемия не начала свой зийет и не раскрыла все карты, уличить её в преступных намерениях будет очень непросто.
  Приняв такое решение, я вспомнил о том, что перед дорогой неплохо бы подкрепиться и, встав с кровати, направился к столу. Три пары глаз подозрительно сопровождали каждое мое движение, но я не торопился. Спокойно пододвинул стол к постели, так как стульев больше нет, убрал в сторону хлеб и покопавшись в миске, достал себе кусок рыбы.
  -Так что, его специально прислали... следить за нами? - презрительно процедила Олли, наблюдая, как я ем, и Тур утвердительно кивнул ей головой.
  -Да.
  -Нет, - насмешливо хмыкнул я, наливая в кружку компот, - ответ неверный.
  -Но ведь ты пошел за нами! - наконец-то проснулась в медлительном Руне его обычная подозрительность.
  -Только потому, что не успел остановить Тура, - со вздохом сообщил я чистую правду, - сбегать из школы было большой ошибкой.
  -А как же потом... ведь ты ушел из избушки без нас? - бдительно припомнила Олли.
  -Подслушал... ваши планы, пока вы думали, что я умываюсь на речке, - сообщил я им немного урезанную истину, выдавать духов мне пока совершенно не хочется.
  Да и нет до сих пор от них никаких вестей. И это вполне объяснимо, если учесть, как далеко от последнего привала забросил нас портал, и как мало растительности в окружающих бухту скалах.
  -А сюда ты зачем пошел? - не сдается Рун, но ему снова ответил не я, а Тур.
  -Ну, это-то понятно... куда бы он доехал один на лошади? Интересно другое, зачем он вообще изображал учителя?
  -Тур, - отложив кусок хлеба и глядя прямо в глаза ученика, произнес я самым жестким тоном, - когда мы вернемся, я назову тебе имена людей, которые имеют право ответить на твой вопрос.
  А вот тем самым людям посоветую как можно скорее забрать парня в цитадель, как они умудрились до сих пор не рассмотреть, что это их будущий коллега?!
  -И что мы будем делать теперь? - растерянно спросила Олли, пододвигаясь ближе и вытаскивая из миски кусок мяса, - налей мне компот.
  -Ничего не будете, - чуть мягче пояснил я, наполняя её кружку, - нужно дождаться этого самого зийет. Спугнуть их сейчас было бы большой глупостью.
  Некоторое время мы с магиней перекусывали вдвоем, потом Рун, не выдержав искушения запахами и видом аппетитного содержимого миски, присоединился к нам. Последним к столу присел Тур. Некоторое время он молча жевал мясо, не переставая о чем-то упорно размышлять, потом поднял на меня глаза и заявил:
  -Это я во всем виноват, Олли и Рун просто за меня волновались, вот и отправились искать.
  -Это неправда, - вспыхнула Олли, - всё мы знали и сразу собирались идти с ним вместе, чтоб помочь в случае чего.
  -Не выдумывай, ты вообще ни при чем, - теперь уже заволновался Рун, - тебя никто брать не собирался, прицепилась как репей!
  -Это не я буду решать... - пристально рассмотрев учеников, тихо сообщил я им, - кто из вас больше виноват, но постараюсь... когда мы вернемся, чтоб наказание было минимальным. А сейчас... расскажи мне, Тур, где ты ее встретил, эту госпожу Камиру.
  Все оказалось очень просто, и очень подозрительно.
  Летом Тур, как обычно, отдыхал в отчем доме в родном городке, самозабвенно предаваясь приятным и безобидным провинциальным развлечениям. Днем купался в речке и ходил с приятелем на рыбалку и охоту, а вечерами вместе с родителями отправлялся на очередной званый ужин. Незаметно для себя из обычного подростка Тур превратился в выгодного жениха, и приглашения сыпались на семью как переспелые яблоки в урожайный год. Юный маг ничего не имел против легкого, ни к чему не обязывающего, как он считал, флирта и уже начал путаться в девичьих именах и письмах, как однажды, под вечер, возвращаясь с охоты, встретил ее.
  Госпожа Камира сидела на обочине дороги, слегка припорошенная пылью, рядом стояла одноконная легкая коляска, а прямо у копыт лошади лежал немолодой грузный мужчина. На щеках девушки светились дорожки от слез, глаза умоляли о помощи, а голос прерывался от волнения.
  Разумеется, Тур не мог пройти мимо.
  Оказалось, что с кучером госпожи случился приступ, он еще как-то смог сойти с облучка, но тут же потерял сознание. А у неё с собой как назло, нет ни воды, ни снадобий, и дорогу она не знает. Да если бы и знала, все равно не бросила бы человека одного.
  Тур немедленно достал все необходимое из собственной сумки и напоил страдальца. Тот вскоре пришел в себя, но пока набирался сил, чтоб сесть на свое место, молодые люди разговорились. Ученик и сам не понял, как рассказал необыкновенно внимательной и приятной девушке про себя все в подробностях, а она как ребенок радовалась знакомству с настоящим магом. И в ответ рассказала свою историю. Оказалось, что она всего на два дня заехала навестить старинную подружку и уже завтра уезжает, а сегодня ездила в соседнее большое село на ярмарку купить в подарок матери деревенский вязаный платок. И вот на обратном пути случилась такая досадная неприятность.
  Тур вовсе не считал этот случай неприятностью, наоборот, с этой девушкой ему хотелось говорить бесконечно. И ученик сам удивился несвойственной ему наглости, с какой набился в провожатые. Однако девушка разрешила доехать с ней только до поворота, а когда опечаленный ученик начал прощаться, вдруг смилостивилась и пригласила утром встретиться возле башни переноса. На другой день Тур стоял у башни спозаранку, боясь, что она передумает и уйдет раньше. Камира действительно приехала загодя, но уходить не торопилась, и почти час они провели вместе, сидя на скамье возле башни и болтая обо всем на свете. А на прощанье она под большим секретом рассказала парню, что мечтает сделать матери на юбилей необычный сюрприз, по южному - зийет. И ей очень пригодилась бы помощь мага. Если он сможет прийти на пару-тройку дней, Камира отдаст свой амулет переноса, у нее есть запасной.
  Разумеется, Тур не смог отказаться, и его не насторожила тогда ни взятая с него клятва, ни все остальные странности поведанной ему истории. Он вообще до прибытия сюда свято верил, что девушка позвала его только под влиянием ответной симпатии.
  Наконец Тур смолк, и хмуро уставившись в стол, бездумно ковыряя ногтем трещинку в старинной столешнице.
  Олли вскочила, пряча лицо ринулась к окну. И замерла, повернувшись к нам спиной возле узкого проема, цепко обхватив себя за плечики и упрямо уставясь в мутные стекла. Но навряд ли смогла бы сказать, что такое рассматривает в сгустившихся сумерках. Рун проследил за ней несчастным взглядом, и тоже поднялся из-за стола.
  -Пойду, прогуляюсь, - сообщил он в никуда, но Тур его услышал.
  -Я с тобой, Таржен прав, не стоит нам ходить поодиночке.
  Пусть идут. Туру нужно немного развеяться после такого откровения, наверняка он друзьям и половины этого не рассказывал. Да и Олли тем временем возьмет себя в руки, она девочка сильная.
   А вот мне теперь совершенно ясно, кто подстроил Туру такую ловушку, и даже понятно, почему выбрали именно его. Наверняка родители постарались, расхваливая успехи и скромность сыночка. А Терон, как мне теперь совершенно ясно, не забывает навещать знатную бабушку и, пользуясь ее жалостливым сердцем, пополнять свой кошелек.
  Волновал меня другой вопрос, зачем бывший лорд ввязался в эту авантюру? Ведь он всегда был большим пройдохой, и не мог не понимать, насколько строже предыдущего будет его наказание в случае неудачи.
  И ответ был только один, раз Терон всё же решился, значит, просчитал все возможные ходы и выходы. И, безусловно, огромную прибыль, за идею или ради чьего-то счастья этот человек не шевельнет и пальцем. Я мрачно вздохнул, припоминая его лживость, пронырливость и наглость, и начал подозревать, что тайные планы сержанта-пограничника кардинально отличаются от планов коварной соблазнительницы наивных учеников.
  
  На ужин мы отправились порознь, ученики чинно потопали к столу госпожи Артемии, а я улизнул чуть раньше. Чтобы не попасться на глаза ушлому лакею, слишком рьяно служившему своей госпоже.
  В столовой было полно наемников, и к своему удивлению я обнаружил, что почти треть из них - женщины. Судя по прическам и манерам, из породы неприхотливых и ветреных спутниц наемников, обозных стражей и авантюристов всех мастей. Как правило, у этих женщин нет ни родни, ни надежного пристанища, вот и мотаются они за караванами, бродячими артистами и просто путешественниками, если повезет пристроиться. Торрель одно время взялся за них очень серьезно, приказав отлавливать и насильно отправлять в Бентийский монастырь. Но постепенно этот запал у короля прошел, освободившее место у обозного очага почти сразу заняли новые, более молодые любительницы приключений. Сманенные языкатыми ветрогонами из крестьянских семей.
  Харг заметил меня издали, видимо узнал что-то новенькое и жаждал поделиться новостями.
  Схватил за рукав, потянул на укромное местечко за очагом.
  -Слышь, друг, началось, поди-ка, - горячо зашептал он мне на ухо, прикрывая нас собственным телом и огромным подносом с наполненными едой мисками, - никого в город не пустили. Я ужин, как Терон велел, в большом котле сварил, и мяса не пожалел.... так вон новенькие толпой пришли... а ты ничего не узнал?
  -Да, Камира приехала, сейчас праздничный ужин будет, новость объявят, - тихонько буркнул я, размышляя, специально он не рассказал мне заранее про приказ сержанта или от расстройства?
  А может просто посчитал это не особо важной информацией? Или смолчал нарочно, решив, что узнав важные известия, я могу исчезнуть вместе с магами? А может, просто настолько напуган Тероном, что не осмеливается ослушаться его приказов? Но во всех случаях нужно быть наготове и предупредить учеников.
  -Харг, я успею сбегать в мыльню? Когда велели подавать ужин?
  -Успеешь, если по-быстрому, - решил повар и вдруг насторожился, - а ты... точно... вернёшься?
  -И не сомневайся, прибереги для меня это место, - уверенно пообещал я, уже поднявшись со стула, и торопливо направился к выходу.
  Обсуждая веред ужином с магами все возможные повороты предстоящих событий, и уговариваясь об условных сигналах, я забрал у Руна одну половину парного амулета связи, вторую оставив у Олли. И теперь, отойдя в самый темный и укромный уголок пустынного приемного зала, послал магине первый сигнал.
  -Ну что? - немедля отозвался ее голосок.
  Сообщив все, что услышал от повара, и на всякий случай приказав ученикам не пить ничего подозрительного я вернулся в пиршественный зал.
  Как раз вовремя, чтоб рассмотреть выход хозяек дома на балкон, где уже сидят в уголке мои маги. Первой вышла Артемия, все также закутанная в теплый платок, приветственно кивнула толпе авантюристов и села в центральное кресло, уступив место у перил невысокой девушке, показавшейся мне в первый момент неказистой и угловатой.
  Еще успела мелькнуть ехидная мысль, ну и что такого нашел в ней наивный ученик?!
  Но тут она улыбнулась, и я понял, что.
  От госпожи Камиры исходил почти осязаемый мощный поток чувственного женского обаяния, мгновенно подавляющий всякие трепыханья разума и ставящий на дыбы самый главный человеческий инстинкт. Её улыбка звала, манила, обещала и дарила неземное блаженство и все мужчины, находящиеся в зале, устремили к девушке жадные взгляды и помыслы.
  Отовсюду неслись восхищенные свистки, причмокивания, одобрительные выкрики. Восхищенно охнул рядом со мной повар, потрясенно уставившийся на покорившую всех с одного взгляда девицу.
  Хотя, судя по приветственным крикам, некоторые из наемников уже были с ней знакомы.
  И как же они тогда смогли отпустить её от себя, не схватить, не утащить в самую дальнюю берлогу и не защищать от всех на свете круглыми сутками?
  Любознательность разума плеснула холодной водичкой на мое восторженное оцепенение, а мелькнувшее понимание истинной причины такого всепоглощающего обожания вывело из несвойственной мне эйфории.
  Не сводя умиленных глаз с усаживающейся рядом с матерью прелестницы, поворачиваю один из лепестков в модифицированном магистрами амулете, который я ради надежности ношу на предплечье, как браслет.
  И словно выныриваю из омута на свет. Вокруг так же пускают голодные слюни отчаянные парни, на балконе млеет от счастья очарованный хозяйской дочерью Тур, а рядом с ним тихо тает Рун.
   Госпожа Камира все так же обворожительно улыбается, и ради справедливости нужно признать, что эта улыбка, одновременно лукавая, манящая и чуть застенчивая неимоверно красит девушку. Однако не настолько, чтобы я хоть на миг забыл ради нее о собственной жене. А ведь минуту назад про Ортензию я и не вспоминал, собравшись бежать на край света ради этой ошеломительной улыбки, чуть раскосых черных глаз и узкого смугловатого личика.
  Как, впрочем, до сих пор готовы поступить все присутствующие. Кроме, пожалуй, Олли, почти ощутимо скрежещущей от раздражения зубами.
  Хм, как интересно. Выходит, на женщин такое противоестественное очарование не действует?! Ну да, отметил я, осторожно оглядев зал, остальные представительницы слабого пола резко скисли и расстроились. Могу себе представить, каково у них в данный момент на душе.
  И тут я обнаружил еще более любопытную деталь, выпадающую из картины всеобщего любовного помешательства. Терон, непонятно когда успевший устроиться на соседнем с Камирой кресле, совершенно спокойно кромсал серебряным ножом румяный гусиный бок. Даже не думая влюблено пялиться на чаровницу.
  И, стало быть, пройдошливый сержант намного больше был осведомлен о замыслах хозяек, чем я мог до этого момента предположить.
  Все это было очень интересно, и требовало основательного осмысления, но мне сейчас нужно было срочно поддержать Олли, иначе от ярости она спалит ползала, огненные заклинанья у девчонки получаются на редкость мощные.
  А чем мне ей отсюда помочь, кроме как советом? Вот только что может посоветовать не маг ученикам северной школы? Если ментальные заклинания всегда была приоритетом южной школы? Ну и всяких самоучек, вроде той шаманки, что мы выловили в восточных холмах.
  Стоп, а ведь именно у Олли остались амулеты, реквизированные нами у кангирской ведьмы. Не теряя времени, склоняюсь как можно ниже к столу и, нажав предварительно камень, шепчу в амулет связи, - шаманка... оберег накинь.
  Олли раздраженно оглянулась в сторону зала, злясь на отвлекающее её от друзей послание, дернула плечом, потом приоткрыла ротик и задумалась.
  Ну, же Олли, ведь это так просто! Намотай ему оберег на руку, действие будет чуть слабее, но всё же будет. В крайнем случае можно просто незаметно бросить его Туру за пазуху, все маги имеют привычку заправлять рубахи и туго затягивать пояса, чтоб в пылу боя случайно не потерять накопитель или важный амулет.
   Однако она все сделала по-своему. И с чисто женской мстительностью. Что-то сердито прошипев, с размаху выплеснула прямо в лицо Тура содержимое своего кубка.
  Маг ошарашенно оглянулся на подругу и в его сузившихся глазах начал наливаться нехороший блеск, но Олли, словно в смятении от содеянного, подхватилась со своего стула и начала суматошно промокать салфеткой потемневшие от напитка камзол и рубашку, бормоча невразумительные извинения. А под конец, будто в раскаянии, даже импульсивно обняла друга за шею, на миг загородив собой от чужих взглядов. Объятие затянулось чуть дольше, чем требовалось для примирения, а когда Олли отстранилась и, смущенно краснея, села на свое место, Тур выглядел задумчивым и уже не пялился на хозяйку с прежним обожанием.
  К этому времени Харг с подоспевшими хозяйскими поварами и рослыми лакеями, ещё не встречавшимися мне в замке, сноровисто разнесли по столам еду. Миски с горячим рагу и блюда с холодным мясом, птицей и рыбой во всех видах, кувшины с компотом, соком и подслащенной медом водой. А напоследок лакеи торжественно расставили по длинному столу пузатые темные бутыли, чье появление вызвало у наемников взрыв почти таких же восторженных криков, как выход Камиры.
  Меня появление вина удручило так сильно, что я не сумел удержать на лице восторженное или хотя бы безразличное выражение. Отправляя отряд на важное дело, ни один из серьезных нанимателей не предложит своим наемникам даже глотка вина, всем известно, что это зелье убивает в первую очередь элементарную осторожность. Наших нанимателей несерьезными назвать язык не повернется, следовательно, вино они выдали специально.
  -Что? - сразу склонился к уху внимательно следящий за мной Харг.
  -Да вино вот принесли, - кисло поморщился я в ответ, - а мне нельзя. Хозяева наложили запрет до конца срока. Если в рот возьму... ну сам понимаешь.
  Я не стал придумывать, чего это он там должен понять, обычно достаточно этих слов, чтоб собеседник начал кивать с самым умным видом, ну, конечно же, он все понял, это и зайцу понятно. В другой обстановке я и не подумал бы хитрить с поваром, встрявшим в это дело по глупости, но сейчас у меня нет лишнего амулета против колдовского очарования Камиры. А пока Харг находится а плену её прелестей, ему нельзя доверять точно так же, как и остальным наемникам.
  
  За спасение Руна Олли взялась только под конец ужина, когда Камира встала, наконец, со своего кресла, и, подойдя к балкону, предупреждающе подняла руку. Я не рассмотрел со своего места, как ухитрилась юная магиня повесить второй оберег шаманки на своего земляка, но по тому, с какой щенячьей преданностью Рун теперь виновато заглядывает в глаза девчонке, могу уверенно сказать, людей, не способных размышлять трезво, в нашей компании больше не осталось. И это меня немного утешает, но не может успокоить совершенно.
   Не сразу разгоряченные вином и обильным угощением наемники сообразили, что хозяйка хочет сделать сообщение. Но постепенно дружное чавканье и звон медных кружек начали стихать и хотя некоторые, особенно торопливые, а потому и больше всех успевшие выпить гости еще возили вилками по блюдам и тяжело сопели, хозяйка произнесла краткую речь.
  -Друзья мои, вы все знаете, зачем мы здесь собрались. Потому не буду тратить ни лишних слов, ни времени. Сейчас маги откроют прямо из этого зала портал, и все мы перейдем в уже подготовленное к нашему прибытию помещение. Ничего брать с собой не нужно, там все есть. Да и пробудем мы недолго, всего несколько часов.
  Некоторые из наемников неистово захлопали, остальные задумались. Парочка особенно сообразительных девиц ринулась к двери, вовсе не желая оставить даже на время свои немудреные пожитки. Могу только предположить, что самыми дорогими для них были вовсе не скромные сбережения, а всякие флакончики и склянки с мазями и красками.
  Однако получить их назад женщинам было не суждено. Для них, как и для всех нас, оставшееся в комнатах имущество было теперь недоступной роскошью. Двери оказались накрепко заперты, а на балкончике позади стола возникли те самые крепкие лакеи, недвусмысленно державшие на весу тяжелые многозарядные арбалеты. Именно такие, какими генерал Тродинион недавно вооружил самые отдаленные пограничные форпосты.
  
   Глава 7
  
  Вскочившая было из-за столов толпа настороженно притихла, и Камира снова шагнула к перилам.
  -Друзья мои, не нужно тревожиться. Я всё вам объясню. Мне стало известно... что среди нас затесался шпион. И я вынуждена пойти на этот шаг... иначе все наши старанья пропадут напрасно. Но я обещаю, всё, что вы оставили в своих комнатах, дождется вашего возвращения в целости и сохранности.
  Она врала, и врала вдохновенно. Хотя и не очень умело, стиснутые в крепкий кулачок пальцы непроизвольно мазнули по подбородку, и снова вцепились в перила. По хмурым взглядам некоторых наемников я понял, что они обо всем догадались... но таких было слишком мало, и все предпочли смолчать.
  Слишком большой опасностью для жизни повисло в воздухе обвинение хозяйки в возможном шпионаже. Достаточно указать на недовольного пальчиком и заявить, - а не это ли шпион? - и недавние собутыльники вмиг разорвут невинного на клочки.
  Харг побледнел и отступил, и встретившись с ним глазами, я поймал его смятенный взгляд. Все ясно, трусоватый повар не только со мной договаривался о взаимовыручке и теперь боится, что подумают именно на него.
  Я ободряюще подмигнул новому приятелю, и отступил в тень, раздумывая, как бы незаметнее послать тревожного вестника.
  -Давай, Сахта! - Скомандовала тем временем Камира, и из-за общего стола поднялась немолодая женщина, со спокойной насмешливостью наблюдавшая за присутствующими.
  Только теперь я удосужился рассмотреть ее получше, даже не пытаясь ругать себя за то, что не сделал этого на полчаса раньше. Во-первых, просто невозможно изучить за один день несколько десятков совершенно незнакомых людей, а во-вторых, и это самое главное, ведьма тщательно маскировалась. Не зря же так изумленно и недоверчиво разглядывают сейчас Сахту примолкшие наемники.
  А она, не обращая внимания на появившееся во взглядах сотрапезников разочарованное понимание, дошла до балкончика и уверенно скомандовала ученикам:
  -Дайте-ка сюда ваши накопители.
  Олли было зашипела рассерженной кошкой, но Тур что-то ей сделал, то ли пихнул, то ли одернул, и первым уверенно снял с шеи посверкивающий искрами камень. Протянул руку к другу и Рун хмуро положил на его ладонь свой накопитель. Последней свой запас магии нехотя бросила ему Олли, и маг собирался уже подать висящие на цепочках кристаллы ведьме, как Терон, повинуясь безмолвному приказу Камиры, потянул за скрытый за аркой рычаг.
  Что-то заскрипело, часть перил распахнулась, как простая садовая калитка, и из-под балкончика выехала неширокая деревянная лестница.
  -Идите туда, поможете ей, - скомандовала Камира, и я облегченно перевел дух, только теперь сообразив, что ученики минуту назад успешно сдали самый главный экзамен в жизни.
  По выживанию.
  Сахта что-то негромко объясняла остановившимся рядом с ней ученикам, а несколько наемников, из числа тех, про кого Харг сказал - новички, проворно заняли вокруг магов круговую оборону. Еще с десяток их товарищей начали строить наемников попарно плотной колонной, объясняя правила выхода из портала. Нас с Харгом тоже потеснили от очага серьезные парни с холодными глазами, и мне ничего не оставалось, как покрепче сжать дрожащую руку повара.
  Про то, чтобы отправить вестника, теперь можно было забыть надолго. Ведьма слишком предана Камире, и тотчас сдаст меня ей, едва вычислит. Не стоит надеяться на слабые способности ведьмы, если чего-то не почувствует она сама - помогут амулеты. Не зря у нее вся шея увешана дешевыми на вид бусами и подвесками, явно собственного производства. На деле вся эта яркие безделушки имеют особое свойство, каждая из них усиливает остальные. И можно не сомневаться, там найдется оберег от всякого бедствия. Ну а всплеск магии, сопровождающий отправку вестника, её бусы вполне могут принять за угрозу для хозяйки. Такие самоучки почему-то больше всего боятся магов из ковена, и обязательно предусматривают защиту от их магии.
  Тревога за судьбу учеников теперь грызла меня яростнее, чем бродячий пес случайную корку. У меня не осталось никакого сомнения, что никого из них ушлые хозяйки не собираются отпускать в родную школу, а способов заставить магов дать присягу на верность, с помощью Терона они сумеют придумать целую кучу.
  Серый овал большого портала разгорелся и застыл туманным озерцом, пугая своей неизбежностью и неизвестностью.
  -Пошли, - кратко скомандовала ведьма, и те, кто в одночасье превратились из обычных наемников в надзирателей, резко подтолкнули к переносу первую пару бывших собутыльников.
  -Бегом, - рявкнул Терон на чуть замешкавших бедолаг, наглядно показывая всем свой статус.
  Надзиратели, не церемонясь больше, кинулись подгонять вереницу тычками и оплеухами, а растерявшиеся наемники и не подумали сопротивляться. Слишком наглядным было преимущество соперников, оттягивающее пояса и перевязи тяжелыми ножнами. А у наемников даже ножи были не у всех, ведь приглашали-то их на праздник.
  И они побежали, а за ними следующие и следующие. Через пару минут ретиво мчались и мы с Харгом, торопясь проскочить мимо надзирателей и не схлопотать ни одного тумака. Не знаю, как Харг, а я боялся не столько не сдержаться сам, сколько того, что не выдержит Олли.
  Но все обошлось, наша прыть принесла нам не только избавление от плюх, но и одобрительные ухмылки надзирателей. Мелькнуло сбоку хмурое лицо Тура и накрепко стиснутые губы Олли, окатила непроглядной темнотой пустота портала и мы с поваром вывалились на какой-то мягкий и неустойчивый бугор, противно провалившийся под ногами. Я еще пытался удержаться в вертикальном положении, лихорадочно пытаясь сообразить, в какую сторону нужно отступать, но тут в спину ударили ноги очередного наемника и мы покатились вниз, теряя друг друга и всякое представление о происходящем.
  Следом катились искатели приключений, прыгнувшие в портал за нами, и я живо представил как сейчас их тяжелые туши, пахнущие вином, потом и острыми приправами, свалятся на мою голову. И настолько неприятной показалась возникшая в воображении картинка, что едва ощутив ребрами твердую поверхность, я стремительно вскочил на ноги и прыгнул в сторону. Ясно ведь, что никаких ловушек или ям тут можно не опасаться. Не для того госпожа Камира и её матушка приложили столько усилий, заманивая в свой замок толпу доверчивых бродяг, чтобы сразу их прибить. Нет, на всех этих людей у расчетливых дам определенно есть собственные, далеко идущие планы, и теперь все мы уже очень скоро узнаем, какие именно.
  Сделав несколько шагов в сторону от охающей, матерящейся и шевелящейся кучи, я пытался поскорее рассмотреть и понять, куда это нас забросило. Но единственное, что мне пока удалось разглядеть в свете пары факелов, воткнутых в щели между камнями стен по разные стороны от высокого стога слежавшейся, старой соломы - мы находимся в просторном, темном и сыром помещении. Очень старинном и заброшенном, когда-то служившем, судя по величине, приемным или пиршественным залом во дворце или замке.
  А ныне это просто руины, с выпавшими из стен каменными плитами и полуобвалившимися оконными проемами, заваленными булыжниками и разным мусором. При более внимательном изучении я обнаружил, что над большей частью этого зала нет не только потолка, но и крыши, и нам отчаянно везет, что здесь не идет дождь. Хуже кучи старой соломы может быть только куча старой промокшей соломы. Дверей тоже нигде не видно, лишь несколько арочных проходов в ниши, где возможно когда-то давно стояли скамьи или статуи. А может быть просто вазы с цветами. И единственное, что меня привлекло в этих нишах, это чудом сохранившиеся своды, выложенные из камня в виде перевернутых чаш. Если нам придется провести ночь в этом помещении, неплохо бы захватить одну нишу и натаскать туда соломы. А для начала очень не помешает получше ориентироваться в этой полутьме. Зайдя под одну из арок, я незаметно достал из пояса фиал с кошачьим зрением и торопливо проглотил крошечную пилюлю.
  И вот тут мне внезапно пришло в голову, что я полный болван. Ведь пока тут нет ни ведьмы, ни её хозяев, наверняка тоже вооруженных оберегами её изготовления, никто не сможет засечь короткого магического всплеска, почти незаметного на фоне мощного портала. Так что же я тогда теряю время на изучение обрушенного потолка, если имею возможность послать тревожного вестника?
  Темнота понемногу отступала под действием магического зелья и, убедившись, что поблизости от выбранного мною укромного уголка никого нет, я осторожно достал из потайного карманчика пояса обычную бусинку.
  Она у меня всего одна, ведь отправляясь в северную школу, под защиту охранных заклинаний и бдительных магов я надел самый простой из своих поясов. И хотя в нем есть почти всё то же, что и в самом главном поясе, но в значительно меньшем количестве. Например, дротиков почти в три раза меньше, а особо опасных зелий и атакующих амулетов вообще нет. Так ведь откуда ж мне было знать, что судьба забросит нас к змеям на самый край света?
  Невольно вдохнув, активирую тревожного вестника, от всей души жалея, что с ним нельзя передать хоть несколько слов. Утешает только одно, маги как-то метят своих вестников, и Кларисса сразу поймет, что этот - от меня. И, разумеется, сообразит, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Посылать призыв о помощи мне приходилось всего три... или нет, четыре раза за всё время работы.
  Правда, были в жизни ситуации, когда я бы с превеликим удовольствием его отправил, да как-то не оказалось с собой, ну а в остальных случаях мне повезло выкрутиться самому.
  Чуть кольнуло кончики пальцев иголочками магической энергии, и бусинка истаяла как летняя градинка, а я поспешно рванул из этого угла в противоположный, осторожные живут дольше.
  Под порывами холодного ветерка, смело гуляющего по руинам, напуганные резким поворотом в судьбе наемники уже почти совершенно протрезвели и тоже не теряют времени даром. Перекрикиваясь хрипловатыми голосами, спешно разыскивают друзей и подельников и группируются в кучки, попутно выясняя, у кого что есть из оружия. А в одной из ниш уже кипит потасовка, как я понимаю, кто-то из одиночек не пожелал добровольно поделиться оружием.
  Однако, хотя мне и очень не нравятся такие шакальи повадки наемников, помочь бедолаге я ничем не могу. Впрочем, и называть беднягой отчаюгу, собравшегося быстро и непыльно заработать большие деньги, тоже неправильно. Он либо бездельник, либо глупец, честных денег быстро и легко заработать невозможно, это известно всем с незапамятных времен.
  И всё же, почти пройдя подозрительную нишу, из которой уже доносятся не звуки борьбы, а только полупридушенное мычание, я не выдержал.
  Прильнул к стене и встревоженно выкрикнул:
  - Терон!
  Трое бандитов вспугнутыми крысами метнулись прочь, спешно смешиваясь с толпой и озираясь в поисках безжалостного сержанта, а я на миг заглянул в нишу, убедиться, не нужна ли незнакомцу срочная помощь лекаря.
  Он полусидел на полу, привалясь к стене и растирал ладонью горло, и мне не видно было его лица, только упавшие на лоб спутанные пряди темных волос.
  И вдруг из-под них настороженно блеснули светлые глаза, безошибочно найдя меня взглядом. И по их выражению я понял, что он видит меня так же хорошо, как и я его. А вот этого-то мне как раз и не нужно, рассерженно скрипнул я зубами, метнувшись за угол. Ну вот как я умудряюсь так легко находить на свою шею лишние проблемы?
  А ведь у меня, между прочим, где-то возле стога остался напарник, хотя и трусоватый и не очень надежный, зато точно не бандит и не убийца. Я медленно двинулся на поиски Харга, тщательно обходя стороной сбившихся в группки наемников, с подозрительной настороженностью приглядывающихся к окружающим.
  Обошел один раз вокруг стога, и, не обнаружив повара, пошел снова, расширяя круг поиска.
  -Тар? - неуверенный шепот раздался откуда-то сзади и снизу, и я резко свернул в ту сторону.
  И почти сразу обнаружил напарника. Он оказался сообразительнее, чем я считал, никуда не побежал, и ни с кем не стал заговаривать, просто отполз в сторону, и зарылся в солому. Высовывая из своего укрытия только нос, чтоб быть в курсе происходящего.
  -Хорошо, что ты нашелся, - искренне обрадовался я, - с этими бандитами нужно быть начеку. Там есть ниши, в них сохранился потолок и нет ветра, пошли, я тебя оставлю на страже, и натаскаю соломы, здесь за ночь окоченеешь.
  Говорить ему про то, что наемники вполне могут поджечь стог, я пока не стал, мужик и так напуган более чем достаточно.
  -Я так надеялся... - облегченно бормотал повар, выползая из стога - что ты меня не бросишь.
  -О, какие цыплятки тут вылупились, - с хищной ехидцей процедил за моей спиной чей-то грубый голос, и я мгновенно занял оборонительную позицию.
  Вот же змейство! Четверо наемников, явно давно знакомые друг с другом и с разбойным промыслом, практически окружили нас, и тот, что заговорил, стоит уже почти рядом, пряча за спиной что-то тяжелое. Вот ведь умеют же эти бродяги подкрадываться совершенно незаметно, словно тени. Да еще и солома, рассыпавшаяся вокруг, выступила на их стороне, заглушив шаги.
  -Держи, - Харг качнулся в мою сторону, и в ладонь легло что-то прохладное и увесистое, вызвав у меня своим появлением приступ легкого отчаяния.
  Ну, вот зачем мне нужен этот топорик, или что это такое? Если я им даже кабанью тушу, лежащую на разделочном столе, не сумею правильно порубить? Вот раз он такой мастер, сам бы им и махал.
  -Может, по-хорошему отдадите свои железки, и разбежимся друзьями? - задал главарь провокационный вопрос, придвигаясь еще на полшага, и я только усмехнулся в ответ.
  Никогда нам не быть друзьями, даже если мы отдадим ему всё до нитки. Такие личности, как он, не умеют держать своих обещаний, и, едва отберут оружие и ценности, непременно пожелают заполучить и нас самих. В качестве послушных исполнителей всех прихотей и желаний. Практически - рабов.
   Вот потому-то и остается у нас сейчас только один способ, как избежать этой незавидной участи, выбить из подлых мозгов негодяев всякое желание подходить к нам ближе, чем на пару десятков шагов.
  Я перекинул топорик в правую руку, чтобы отвлечь внимание бандитов, и осторожно поднял левую на уровень груди. Со стороны кажется, что таким неуклюжим способом я пытаюсь защититься от удара, а на самом деле мои пальцы незаметно расстегивают пуговицы, чтоб добраться до пояса с оружием. Мало кто знает, что дротики я бросаю с одинаковой меткостью обоими руками.
  Зато мой противник в этом немедленно убедился, едва провел стремительный пробный выпад в мою сторону. Но как ни быстр и ловок он был, мой дротик оказался быстрее. Бандит еще летел на меня в стремлении достать длинным кинжалом защищенное лишь запястьем плечо, а на его лице, стирая самоуверенную ухмылку, уже расцветала уродливая страдальческая гримаса.
  Я легко вынырнул из-под его слабеющей руки, и слегка подтолкнул соперника. Взвыв от неожиданности и боли, бандит рухнул на одно колено, выронив оружие из раненой руки. Легко раненой, намерения убивать или выводить наемников из строя у меня пока не было. Однако обстановка в руинах накалялась с каждой секундой и поручится за то, что такой необходимости не возникнет в скором будущем, я не мог.
  Со всех сторон доносилась ругань, крики, звон оружия и стоны, группы наемников отчаянно сражались за власть, наученные собственным горьким опытом выживания. Ничего иного и не следовало ожидать, учитывая отсутствие Терона, его парней, Камиры, ведьмы и моих учеников. Портал погас уже пять минут назад, выбросив в это странное место только простых наемников. И вопрос, куда девались остальные, и почему они не прошли вслед за нами, тревожил меня все сильнее.
  А сообщники напавшего на меня бандита довольно быстро пришли в себя от шока, вызванного ранением главаря и, выхватывая оружие, ринулись на нас. Ну, это даже не смешно, разглядев, чем они собирались воевать, разочарованно фыркнул я, у одного хотя и короткий, но все-таки нож, зато у второго - просто осколок поднятого с пола камня. А третий и вообще держится сзади, видимо, выжидая, пока ему достанется что-нибудь острое. Ну, тогда справиться с ними не составит никакого труда, самоуверенно решил я, и в этот момент с пола поднялся главарь. В его глазах сквозь муку горело почти звериное бешенство, и я невольно отступил на полшага, нащупывая в поясе один из тех смазанных сонным зельем дротиков, что так верно послужили мне при захвате мародеров. Не хотелось бы до времени раскрывать все свои карты, но, похоже, отступать некуда.
  -Шлеп, лови! - главарь с рыком выдрал из плеча мой дротик и швырнул безоружному бандиту.
  Сам же ловко перехватил кинжал левой рукой, подтверждая мелькнувшую у меня неприятную догадку, что не только я один тут умею сражаться двумя руками.
  Жаль только, что Харг не умеет ни одной, удивительно, как топорик-то догадался прихватить. Я мельком взглянул на напарника, и изумился еще раз, в руке запасливого повара был крепко зажат огромный кухонный нож, из тех, которыми опытные мясники одним взмахом перерубают полупудового гуся. Хм, похоже, я несколько поторопился записывать его в неумехи, и значит, всё не так плохо. Возможно, мы и сумеем навалять бандитам, никого не убивая и не усыпляя.
  Я чуть придвинулся к повару, ровно настолько, чтоб взять на себя двоих основных соперников, и в этот момент рядом с нами возник еще один силуэт. Он выскользнул из полумрака так тихо и внезапно, что я снова расстроился. Что же это получается, каждый желающий может безнаказанно подобраться ко мне с любыми намереньями, а я и не замечу? В чём дело, наемники так хороши, или это я расслабился, привыкнув надеяться на подсказку духов и помощь амулетов?
  Однако поразмышлять над этим важным аспектом своего профессионального мастерства мне не пришлось, бандиты ринулись в атаку.
  -Постарайся не убивать, - еще успел я бросить Харгу, тенью проскальзывая за спину главаря и нанося ему обушком безжалостный удар по раненому плечу.
  Он взвыл и, рухнув на пол, засучил от боли ногами и здоровой пока рукой. Рядом с ним уже валялся подозрительно тихий владелец короткого ножа, а любитель камней, оставив на поле боя свое оружие, зигзагами улепетывал прочь. Последний бандит, неумело размахнувшись, швырнул в меня мой же дротик, и почти сразу получил от неизвестно как очутившегося сзади него Харга весомый удар кулаком в ухо.
  Похоже, рубить мой напарник все-таки умел лишь разделанное мясо, хмыкнул я обтирая пойманное на лету оружие об куртку поверженного противника.
  -Мы в расчете, - глухо буркнул неожиданный союзник, и скользнул в тень стога.
  И только теперь я узнал в нем человека, которого до этого видел всего несколько секунд в жизни. Валявшегося полузадушенным на полу ниши.
  А в следующее мгновение толпа наемников внезапно настороженно притихла, и в этой тишине, нарушаемой только позвякиванием убираемого оружия и стонами раненых, послышался презрительный голос Терона.
  -Становитесь в шеренгу и бегом сюда.
  Даже в самых жутких снах не могло бы мне привидеться, что я могу обрадоваться, услышав этот холодный самоуверенный голос. Однако приходится признать, что действительность иногда бывает ужаснее самых мерзких снов.
  И это был именно такой случай. Я искренно радовался, что бывший лорд, наконец, появился и одним только своим видом и единственной фразой прекратил начинающуюся резню. Но еще больше я мечтал узнать, что стало с моими учениками. И до судорог в желудке боялся, что это мне не понравится.
  Женщины, сбившиеся испуганной кучкой у одной из стен, среагировали первыми, толпой бросившись на голос Терона. Потом начали подтягиваться остальные наемники, опасливо оглядываясь и не снимая рук с рукояток оружия. Никому не хотелось подставить спину под нож не успевшего остыть противника.
  Мы с Харгом, подобрав оружие поверженных врагов, уверенно шагали вперед, особенно не переживая за свою безопасность, трусливый бандит, бросивший приятелей, не осмелится нападать на глазах у начальства, а его подельникам сейчас не до того. Главарь еще скрипит зубами и скребет камни ногтями здоровой руки, а его дружок пока не пришел в себя от удара по голове изящным узким гассийским мечом. И не пришел бы никогда, если бы наш внезапный союзник ударил его острием, а не повернул меч плашмя. Лишь получивший от Харга по уху бандит немного очухался к тому моменту, как мы покидали поле боя, но он был занят изготовлением повязок для главаря из своей собственной рубахи.
  Место, куда нам надлежало войти, я сумел рассмотреть, только вплотную подойдя к разверзшейся в полу дыре. Узкая плита, совершенно неотличимая от соседних плит, повернулась на невидимом шарнире, открыв круто уходящую вниз лестницу. Настолько узкую, что пройти по ней можно было только по одному. И разом присмиревшие наемники без споров торопливо шагали в это отверстие. Да и кто бы решился спорить, если за плечом холодно разглядывающего толпу Терона стояло четверо его парней всё с теми же казенными арбалетами?
  
  -Что случилось? - как обычно стремительно ворвавшийся в кабинет король встревоженно уставился на Энилия, - и где Леон?
  -Поздно вечером Кларисса получила тревожного вестника от Грега, - хмуро доложил осунувшийся маг, устало поглядывая на мягкие кресла.
  -Садись и рассказывай, - правильно расшифровал его взгляд король, и, плюхнувшись напротив, поинтересовался, - а ты завтракал? Нет? Я так и думал. Принесите нам завтрак и побольше бодрящего отвара, - это уже лакею, возникшему в дверях по сигналу магического свистка.
  - Импульс вестника был очень слабым, но Кларисса успела его засечь и они вместе с Леоном сразу пришли порталом в Цитадель. Разумеется, мы немедленно собрали всех магистров... кто был в цитадели, и пригласили командиров сыскарей.
  -Подожди... - король остановил мага, дожидаясь, пока лакей поставит на стол поднос, - Спасибо, иди, мы сами все сделаем, ко мне никого не пускать.
  - Сигнал пришел из восточного океана, там в нескольких часах пути от побережья есть гряда скалистых островов...
  -Что ему делать на островах? - недоверчиво нахмурился король.
  -Пока не знаем, но расскажу всё по порядку. Разумеется, туда у нас нет ни привязки, ни готовых переносов, поэтому проверили по карте, ближайшим городом оказался Хасдан. Там у нас есть штатный маг... да, был. Почти час посылали ему вестников и ждали ответа, попутно собирали тревожную группу и искали амулет переноса, нашли один, но ненадежный, слишком давно заряжен. Пришлось идти через башни, четыре портала.
  -Ты был с ними? - король нетерпеливо болтал ложечкой в бокале с отваром, не замечая, что напиток плескается на скатерть.
  -Был, - маг быстрым движение пальцев убрал некрасивую лужицу и немного уменьшил отвар в чашке, стараясь, чтоб король ничего не заметил, - оказалось, маг спит... кто-то угостил его дорогим Аржанским вином... с лошадиной дозой сонного зелья.
  -Выяснили, кто?! - сквозь зубы рыкнул король, в таких случаях он просто свирепел.
  И наказанье проштрафившегося мага и его подлого собутыльника ждало очень суровое.
  -Выяснили... - Энилий помрачнел еще больше, и тяжело вздохнул, не решаясь сказать горькую правду.
  -Ну?!- король требовательно уставился на него, чувствуя, как от нехорошего предчувствия по позвоночнику сквозит холодок.
  -Терон Трасль, - с горькой досадой выдавил магистр.
  -ЧТО? - король несколько мгновений ошарашенно смотрел на расстроенного Энилия, - но... ведь только недавно... Тродинион уговорил меня подписать указ о досрочном снятии наказания... расписывал, какой он стал хороший...
  -Он всех провел... - попытался защитить старого генерала маг, - действительно старался показать себя усердным воином, его командир всегда другим в пример ставил... Но и это не всё... Тродинион подписал указ о присвоении ему звания сержанта и отдал под его командование гарнизон Хасдана.
  Магистр замолчал, взял бокал с отваром и начал неторопливо пить, справедливо полагая, что потом ему это не удастся. Да и королю нужно дать немного времени, чтоб привык к новости и немного остыл.
  -Дальше... - дождавшись момента, когда маг поставит на стол бокал, сухо приказал король, и Энилий, вздохнув еще тяжелее, продолжил.
  -Терон развил бурную деятельность... поставил на воротах самых рьяных стражников, они пропускали только законопослушных подданных и торговцев... В Хасдане почти не осталось всяких бродяг и бандитов, навел в городе порядок... все торговцы убирали перед своими магазинами улицы, не стало мусорных куч и запаха... Глава управы все время хвалил его в своих отчетах.
  -Не тяни, - оборвал Торрель, сообразив, что всё это перечисление заслуг ушлого сержанта вовсе не к добру.
  -Вчера утром Терон взял отпуск... и исчез из города. Зайдя перед уходом к городскому магу, с которым сумел сдружиться, с бутылкой вина... выпить в честь отъезда. Но и это еще не всё. Вместе с ним исчезло четырнадцать стражников... самых преданных его помощников. Он их сам отбирал... теперь становится понятно, по какому признаку.
  -Но ведь и это еще не все? - догадался мрачный, как грозовая туча король.
  - Не все, - несчастно подтвердил магистр, - вчера Леон прочел мысли нескольких оставшихся стражников и торговцев... мы искали судно, на котором можно срочно выйти в океан, так вот, на самом деле Терон держал в руках весь город и получал и с обозников и с торговцев очень неплохие деньги. Нашелся обозник, который видел, куда направился один из исчезнувших с Тероном стражников... он был на того в большой обиде... вот и проследил... хотел отомстить. Но не удалось... и к лучшему, они друг за друга рассчитываются очень жестоко. Кстати... Терон называл их - мои волчата. Так вот, из города они уходили по одному... очень грамотно, но позже все пришли в одно место, замок Шуглинд. Его хозяин, лорд Шуглинд давно умер, там живет его жена, госпожа Шуглинд с дочерью.
  -Она не миледи?
  -Нет, у них не было совместных детей и в титуле ей отказали.
  -Дальше.
  -Мы по горячим следам отправились в замок... но опоздали. Там остались только слуги, и они ничего не знают о том, куда все ушли. Но перед этим в замке было полно народа, дочь госпожи Шуглинд нанимала всякий сброд, якобы для устройства сюрприза для матери. Они называли его - зийет.
  -Как они ушли? - сосредоточенно кроша на мелкие кусочки свежую булочку и не поднимая от своего занятия глаз, тихо осведомился король.
  -Порталом. Но его следы тщательно затерты. Слуги рассказали, что у хозяйки была старинная подруга... ведьма, госпожа когда-то спасла её от расправы селян. Вероятно, ведьма была незарегистрированной... а к таким отношение в народе очень подозрительное. Но и это еще не все. Сыскари проверили все кладовки... и нашли одежду и некоторые вещи... Грега и пропавших учеников.
  -Что? - Торрель так резко вскочил с кресла, что его бокал опрокинулся и отвар хлынул на стол, - а они-то как там оказались?
  Магистр щелкнул пальцами, восстанавливая на столе порядок, и снова вздохнул.
  Они не спали всю ночь, обшарив после этой страшной находки весь замок вдоль и поперек. И обычными методами и магическими. И нашли комнаты, где поисковик Клариссы, заряженный на капельке крови ее ученика, завис над одной из кроватей. Маги отыскали на постели рыжеватый волосок, и поисковичок обрадованно заплясал над ним. И цвет волоска и его длина указывали на то, что Грег сменил внешность, а относительный порядок в этой комнате и в соседней, где на столе осталась миска с недоеденным мясом, подтверждал, что маги жили в замке на положении гостей, а не пленников. Хотя... иногда грань между этими понятиями довольно призрачна.
  -Видимо, именно туда и стремился старший из учеников, Турий Антериз, - продолжил рассказ магистр, - Леон просмотрел воспоминания одного из лакеев, подававших вечером блюда к столу госпожи, и отчетливо разглядел, как Тур влюбленно пялится на хозяйскую дочку. Кстати, его друзья тоже сидели за столом, и что самое главное, там был и Терон. Причем он вел себя очень уверенно, можно сказать, по-хозяйски. После этого мы просмотрели воспоминания еще нескольких слуг... оказалось что Терон появлялся в замке регулярно, и распоряжался нанятыми бродягами как хотел. В основном это касается женщин... которые были с ними.
  -А Грега... Леон не рассмотрел? - в данный момент шашни Терона интересовали короля меньше всего.
  -Нет... но наверняка именно потому Грег и сменил внешность, что боялся разоблачения. Терон очень наблюдательный и злопамятный, и простым изменением формы носа и губ его не обманешь, - магистр так подробно рассказывал про сделанные магами выводы, чтобы как можно дальше оттянуть момент, когда придется отвечать на самый главный и неприятный вопрос.
  -Ну а судно вы нашли?
  Вот он и наступил этот трудный момент... слишком быстро, несмотря на неизбежность.
  -Да, - уныло кивнул магистр, - оно вышло из порта Хасдана еще ночью и на рассвете бросило якорь вблизи того острова, откуда пришел сигнал. Маги перебрались на берег и открыли перенос. Через полчаса вся команда была на месте.
  -Что вы нашли? - нетерпеливому рычанью короля мог бы позавидовать самый свирепый хищник.
  -Ничего... - горестно выдохнул Энилий, и поправился, - ничего стоящего. На острове сохранились руины старинного храма... почти занесенные мусором и заваленные камнями, так вот, в центральном зале остались следы свежего пожара и магических возмущений. По-видимому, это был перевалочный пункт. А вот куда они пошли дальше... мы пока определить не можем. Но мы оставили на острове пост. Трое магов переноса и трое боевых будут жить там постоянно. А в замке организовали штаб... и оставили готовую выступить по первому сигналу команду... остается только ждать. Леон пока лежит пластом... он за эту ночь просмотрел две месячные нормы сознаний, сыскари работают с местным населением. Глава управы и маг доставлены в замок и их допрашивают.
  -Про это потом, - отмахнулся король, - лучше скажи, сколько у него ещё вестников? Энилий?! Что ты так смотришь?! О всеслышащий... только не это...
  -Да... - несчастно подтвердил магистр, - он же отправлялся в северную школу... потому и взял с собой только один... на всякий случай.
  
   Глава 8
  
  Лестница закончилась таким же узким каменным коридором, мягко, но неуклонно ведущим куда-то вниз. Вскоре, по тому странному постоянству, с каким мое правое плечо все время задевало стену, я осознал, что коридор ввинчивается вниз пологой спиралью, и порадовался, что вовремя принял пилюлю кошачьего зрения. Никаких источников света не было и в помине, и, судя по отборному мату, доносившемуся от идущих впереди, им приходилось вовсе не сладко. Страх не лучший помощник, а избавиться от него, шагая в полной темноте в неизвестность, способен далеко не всякий.
  Вскоре мы наткнулись на первою жертву темноты и боязни замкнутого пространства, вжавшийся в стенку крупный мужик трясся как сухой листок на ветру и оторвать его от камня могло только что-то гораздо более страшное, чем темнота. Идущий передо мной наемник, натолкнувшись на неожиданное препятствие, вздрогнул и ругнулся, а почувствовав под ладонями трясущееся тело, отвесил бедолаге смачный шлепок. Но тот даже не застонал, принимая плохое, как заслуженную замену худшему.
  Вот, змейство, нянька я, что ли, всем этим идиотам, так доверчиво ринувшимся на сладкие обещания, ругал я себя и все-таки шарил по поясу в поисках спичек. Шуршанье волшебных палочек зажгло в глазах мужика, в которого мы уже уперлись, безумную надежду, а бледный огонек исторг из его груди восторженный вздох. Наверняка бедолаге уже казалась, что света не осталось во всем мире и ему придется все оставшиеся дни бродить в кромешной мгле.
  -Харг, - сурово приказал я повару, - дай этому красавцу полу своей куртки, пусть идет за тобой, а то тут его запинают.
  -А я тебя знаю, - довольно сообщил повар нашему новому компаньону, - ты же обозник из Залеса, вот, хватайся.
  И сунул в руку мужику конец неизвестно откуда вытащенного полотенца. Тот немедленно вцепился в него как тонущий в спасательный бурдюк, какие останские мореходы возят на своих суденышках.
  Спичка погасла, и я протиснулся мимо мужика, намереваясь продолжить путь, но меня снова остановил дрогнувший голос Харга.
  -Тар... а может... мне тоже за что-нибудь тебя держать? Ну... так, на всякий случай.
  -Держи, - стараясь не хихикнуть, подал я повару перевязь от кинжала, намотав второй конец на кулак.
  Повесив на пояс снятые с бандита ножны с трофейным кинжалом, я не стал выбрасывать перевязь, втайне надеясь, что смогу передать ее вместе с оружием кому-то из учеников. Вот и нашлось ей применение.
  Сзади на нашего замыкающего рыкнул кто-то из шагающих следом, и я прибавил шаг, торопясь догнать идущих впереди. По моим подсчетам, такой спуск не может продолжаться очень долго, и действительность показала мою правоту. Минут через десять, а может и меньше, в темноте время имеет свойство растягиваться, спуск прекратился, а коридор стал шире. И начали появляться свежие балки, поддерживающие треснувшие своды. И это значило, что идем мы тут вовсе не первые.
  А, следовательно, можем оказаться и не последними. И это очень расстроило бы меня, если б я не успел отправить тревожного вестника.
  Но я успел, и теперь весь ковен и все сыскари будут буквально рыть землю, пока нас не найдут. А мне остается только надеяться, что они не слишком опоздают.
  Вдали посветлело, и топающий впереди бандит прибавил ходу, а я невольно последовал его примеру. Желание побыстрее увидеть собственными глазами место, куда нас забросила судьба, гнало вернее любых угроз.
  Вот и арка, за которой открывается освещенное бледным светом пары масляных ламп помещение, несколько последних шагов... пяток степеней вниз... и сердце сжимает горькое разочарование.
  Это не забытая сокровищница и не место, где сокрыты старинные тайны или захоронения. Все проще и хуже. Это тюрьма, с рядами еще крепких камер, вырубленных в теле скалы и отгороженных от общего помещения крепкими решетками. И суровые помощники Терона ловко рассовывают прибывающих наемников по этим каменным мешкам.
  -Рыжего к нам, - требовательный приказ Тура скорее подошел бы местному надзирателю, а мои ученики, как я сразу успел разглядеть, обернувшись на знакомый голос, такие же пленники, как и все остальные.
  Однако парни Терона видимо имеют на этот счет собственное мнение, поскольку немедленно распахивают передо мной решетчатую дверцу в камеру магов.
  Харг красноречиво дернул за перевязь, напоминая о своем существовании.
  -Эти со мной, - объявил я надзирателям, - надеюсь, там места хватит?
  -Хватит, - откликнулась Олли, - давай и их сюда. Себе помощников мастер набирает сам.
  Сомнительное утверждение, но надзиратель почему-то поверил. Впрочем, судя по его усталому виду, он сейчас готов поверить чему угодно, лишь бы побыстрее развязаться с утомительными обязанностями.
  -Как вы тут? - присел я возле магов, обессиленно лежащих на куче такой же старой соломы, накрытой деревенской дерюжкой.
  -Выжаты, - опустил голову на солому Тур, - и накопители она все-таки забрала.
  -Камира? - успел спросить я, но он только отрицательно что-то промычал и уснул.
  Оглянувшись, вижу, что и Олли с Руном уже крепко спят, и начинаю понимать, что ученики держались из последних сил, ожидая меня.
  -Давайте, устраивайтесь, - всеми силами пытаясь скрыть пронзившую сердце признательность к этим немножко наивным юным магам, грубовато буркнул я Харгу.
  Как вскоре выяснилось, устраиваться повар умел. Разровнял солому, накрыл её одной из дерюжек, вытащенной из-под как попало рухнувших учеников, и в нерешительности задумался.
  -Слушай, Тар... может... ты сам их переложишь?
  Конечно, сам. Я осторожно перетащил магов одного за другим на приготовленное место, и они даже не отреагировали. Только Олли, не открывая глаз, пригрозила:
  -Не лапай, а то спалю!
  -И не думаю, - серьезно ответил я, укладывая девушку под бок Руну, в твердом убеждении, что парнишка никогда не позволит себе ее обидеть.
  За это время Харг уже успел устроить постель во второй половине камеры и протягивал мне оставшуюся дерюжку.
  Я бережно укрыл ею учеников и прилег рядом с ними, вовсе не собираясь сегодня спать. Если к утру уж совсем невмоготу будет, то выпью зелье, есть у меня такое на всякий случай. А оставлять магов в таком состоянии без охраны даже не подумаю.
  Мои новые приятели немного повозились, устраиваясь поудобнее и стихли, а вскоре дружно засопели. Я наблюдал сквозь решетку за унылыми лицами проходящих мимо наемников, явно разочарованных своим новым пристанищем и пытался выстроить более-менее стройную версию нашего ближайшего будущего, но получалось пока довольно плохо.
  Как я ни считал, выходило, что раньше рассвета маги могут и не найти находящиеся сверху руины, а вот как им удастся обнаружить потайную лестницу, вообще не мог представить. Разве только по следам... и то маловероятно.
  Стало быть, нам нужно продержаться как можно дольше, а для этого есть только один способ, притвориться преданными сообщниками госпожи Камиры и ее банды. А иначе назвать эту компанию было бы несправедливо.
  Толпа наемников, наконец, иссякла, распиханная по камерам, и только теперь я начал понимать, что вино им давали с очень определенной целью. Если бы в момент, когда мы оказались в руинах, наемники были трезвы, злость и опасение за свои шкуры при наличии достаточно авторитетного главаря вполне могли собрать их в сильную команду, и тогда Терону с приятелями вряд ли удалось так легко загнать всех в эти камеры. А вот вино вытащило наружу все самые низменные качества, надежно перессорив между собой маленькие группки, и теперь объединение в один отряд наемникам не светит даже при самом плохом обороте событий.
  Хитро, ничего не скажешь. И одновременно подло, а значит не стоит надеяться, что дальше нас ждет хоть сколько-нибудь человеческое отношение. Бесполезно ждать сострадания или душевного тепла от людей, которые распоряжаются чужими жизнями и судьбами с таким хладнокровным цинизмом.
  Протопал мимо Терон с арбалетчиками и они унесли с собой стоящую на выступе колонны лампу, погружая все вокруг в беспросветный мрак. Но мое кошачье зрение пока продолжало действовать, и я видел все вокруг по-прежнему четко. Видел, как немного погодя в камере напротив поднялся с кучи соломы один из наемников, просунул сквозь решетку какую-то железку и попытался открыть засов. Бесполезно. Толстая полоса металла, задвинутая под прочные скобы, была надежно защищена со всех сторон высокими бортиками, и я даже отсюда не видел никакой возможности ее открыть. Вот если бы у него был изогнутый под прямым узлом жесткий прут, с крепким крюком на конце... но ничего подобного у него не было. Немного помаявшись, неудачливый беглец вернулся на место и притих, и я успокоенно выдохнул. Он ведь не подумал, пытаясь открыть дверь, что бежать-то ему некуда. Сзади, там, откуда мы пришли, потайной лаз закрыла толстая плита, и возможно она была не единственной. И вряд ли он владел секретом, приводящим её в действие. А впереди был Терон, с хорошо вооруженными дружками и ведьмой.
  Конечно... был у него очень ненадежный шанс, открыв свою дверь, выпустить и остальных, но я теперь очень сомневался, что эти люди способны на смертельный бой ради спасения. Каждому дороже собственная шкура и все будут ждать что найдется кто-то другой, готовый пожертвовать собой, ринувшись в бой первым.
  Некоторое время ничего не происходило, из камер начали доноситься храпы различной громкости и тональности и вроде всё успокоилось... когда еле заметный толчок сотряс подземелье, а чуть позже по проходу пронеслась волна пахнувшего дымком воздуха.
  Что это было, я с досадой понял получасом позже, когда в нашу камеру ввалилась пошатывающаяся от усталости ведьма. От нее несло гарью, а на щеке темнел сажный отпечаток её собственной пятерни. Она сразу натолкнулась взглядом на меня, и точно как я в той нише, немедля сообразила, что я её вижу.
  -Ты кто таков? - спросила хрипловато, опершись о решетку, чтоб не упасть.
  -Их спутник, Таржен, - как можно миролюбивее ответил я, кивая на магов.
  Даже несмотря на то, что женщина кажется выжатой досуха, не стоит испытывать судьбу, пытаясь с ней сразится. У каждой уважающей себя ведьмы на самый крайний случай обязательно найдется в запасе какая-нибудь особо мерзкая подлость.
  -Мне нужно им накопители надеть, - пробурчала она, вытаскивая из складок широченной юбки гроздь мутных кристаллов.
  -Давай сюда, я сам надену, - протянул я руку, а она неожиданно вцепилась в нее острыми когтями.
  -Не вздумай шутить... спутничек.
  -Совсем из ума от страха выжила?! - возмутился я, стараясь не дернуть рукой, тогда острые ногти оставят на коже кровавые царапины.
  А уж что там у неё под ногтями... лучше и не задумываться, знаю из рассказов Клариссы, что многие ведьмы используют это природное оружие много эффективнее, чем всякие ножи и кинжалы.
  -Смелый, - внимательно рассматривая мое лицо, вынесла свой вердикт ведьма, - я тебя запомню.
  Она убрала когти и ловко выскользнула из камеры, оставив в моей ладони кучку накопителей.
  -Запоминай, - запоздало хмыкнул я и отправился вешать на шею спящим ученикам их камни.
  И только позже, уже устроившись на своем месте, припомнил, что после ее ухода не слышал бряканья засова. В то, что ведьма может забыть про такую важную вещь, я не поверил бы даже во сне, жизнь на краю пропасти приучает таких нелегальных ведьм и колдунов к звериной осторожности и осмотрительности. Следовательно, оставила отрытой специально. Чтобы испытать меня... на что?
  Нехотя поднимаюсь на ноги, покидать пригретое местечко вовсе не хочется, и подхожу к решетке. Легкий толчок рукой и дверца беззвучно распахнулась. Видимо к нашему приходу тщательно приготовились, раз проверили и смазали все петли, отметил я, и шагнул из камеры.
  Немного постоял, рассматривая помещение, ряды убегающих вглубь однообразных решеток, мелькающий на дальней стене отблеск света и, повернувшись к нему спиной, развязал шнурок на штанах. Не в камере же справлять нужду, а специального помещения для таких дел я что-то не заметил.
  Показалось мне или нет, будто издали донесся приглушенный смешок, когда я с чувством выполненного долга прикрывал за собой решетку?
  
  Утро для нас началось с противного женского визга, истеричного, громкого, бьющего по усталой голове высоко взятой нотой. Я только пару часов как задремал, уверившись, что ночью никто их наших нынешних хозяев не собирается ничего предпринимать, как одной из женщин приспичило потребовать, чтоб её выпустили. Как я понял, хотела она ни много ни мало, всего лишь наверх, на свободу. Что этого пути уже не существует, до неё так и не дошло.
  А вот по какой причине девица не стала устраивать истерику с вечера, а оставила это мероприятие на утро, мне видимо, никогда уже не додуматься. То ли вечером ей так затуманило мозги выпитое за столом вино, что действительность не казалась такой уж страшной, то ли наемница считала, что к утру все это окончится, как глупая шутка и ей объявят, что пора получать награду. И когда этого не произошло, она не придумала ничего лучше, чем завыть от отчаяния.
   Возле колонн снова горели лампы, следовательно, наши хозяева сочли, что пора поднимать народ. Камера, где заходилась воем истеричка, находилась почти напротив, немного наискосок, и мне было хорошо видно, как злой и бледный от недосыпа надзиратель ворвался внутрь и начал нещадно хлестать дурочку по щекам. Стражник вмиг разбил ей нос и губы, но девица вопила не переставая, не обращая внимания на хлеставшую из носа кровь. Ничем хорошим это окончиться не могло, у бывшего стражника от бешенства даже губы побелели, но вмешаться я не имел права. Под моей зашитой сейчас находилось трое учеников и их жизни были для королевства намного дороже жизни этой истеричной вертихвостки. Однако и не сжимать от ярости кулаки, до боли впиваясь ногтями в кожу, я тоже не мог. Как не мог и придумать, как могу вывести её из истерики, пока стражник не забил психичку до смерти.
  -Да даст она поспать, или нет? - раздраженно спросил рядом голос Тура, и на девицу внезапно обрушилось из ниоткуда не меньше ведра воды.
  Судя по дружному взвизгу её сокамерниц - довольно холодной. Девица коротко ахнула и замолчала, обиженно отирая лицо и волосы, а стражник, которому досталось не меньше половины предназначавшегося ей водопада, злобно взревел и ринулся в сторону нашей камеры.
  -Извини друг, не рассчитал, - подозрительно спокойно сообщил надзирателю Тур, и махнул в его сторону рукой.
  От одежды стражника во все стороны фыркнули густые струйки пара, и он ошеломленно замер, с поднятой для удара рукой и вытаращенными глазами. Потом медленно захлопнул рот, тихонько повернулся и как-то неуверенно побрел в ту сторону, откуда прибежал на визг женщины.
  -Что это с ним? - не понял Харг, успевший занять наблюдательный пункт за моим плечом.
  -Старая маговская шутка... - широко зевая, пробурчала Олли, - не брать под контроль направление сконцентрированных потоков пара во внешнюю среду... а-а... - она снова зевнула, - предоставить им устраняться произвольно.
  -Проще говоря, - пробурчал Рун, поднимая с ряднушки взлохмаченную голову с торчащими из его непослушных волос соломинками, - пар от одежды шел во все стороны. А кушать нам дадут?
  -Кушать второстепенно, - хмуро объявила Олли и мы сразу напряглись.
  Действительно, женщинам в таких экспедициях всегда приходится страдать от неудобств намного сильнее, чем мужчинам.
  -Сейчас спросим... - вдруг тихо пробурчал Тур, вглядываясь в проход, и, проследив за его взглядом, я обнаружил уверенно шествующую в нашу сторону ведьму.
  -Мне доложили, что вы проснулись, - откровенно заявила она, разглядывая нас сквозь решетку, - а вот почему сидите тут и не идете умываться и завтракать, я решила спросить сама.
  -Не проснулись мы, а нас разбудили, - не дал я вставить ученикам ни словечка, да они и сами не рвались, с недоверием поглядывая на Сахту, - а насчет того, куда идти, хотели было спросить у стражника, да он не стал разговаривать.
  -Еще бы он стал с вами разговаривать... - она смешливо фыркнула, - когда вы ему... все волосики на теле пропарили. Ну, выходите, и топайте в самый конец, там разберетесь.
  Ведьма спокойно отвернулась от нашей камеры и направилась к женщинам, а я решительно толкнул дверцу.
  -Дерюжки собери, - хозяйственно скомандовал новому приятелю Харг, и мне припомнилось, что мы до сих пор не спросили, как того зовут.
  -Лукий, - обрадованно выпалил мужик на мой вопрос, приняв его за официальное приглашение в команду.
  -Я - Таржен, - пришлось сообщить в ответ.
  Задумываться, правильно ли я поступаю, собирая вокруг себя толпу, ведь в случае чего буду считать себя ответственным за их жизни, мне категорично не хотелось.
  Вскоре мы уже брели в дальний конец помещения, стараясь не обращать внимания на заинтересованные взгляды сидящих за решетками наемников. Едва выйдя из камеры, Тур задвинул меня себе за спину, а через секунду это движение повторил и Рун. Я прекрасно понял, что таким образом они собираются прикрыть меня от внезапной встречи с Тероном, и одновременно показать Камире, кто именно командует в нашей группе. Но я и не собирался спорить. Мне намного удобнее следить за развитием событий слегка со стороны, да и вмешаться, если что-то пойдет совсем плохо, тоже удобнее с расстояния. Несмотря на все усилия учителей, ближний бой так и остался моим самым слабым местом. Не настолько, конечно, слабым, чтоб не справиться с обычным бандитом, но против настоящего мастера мне лучше не выходить.
  Дойдя до конца тюремного коридора, я так и не встретил ни Терона, ни Камиры, зато отлично заметил, как помрачнел старший ученик, обнаружив их отсутствие.
  Но сейчас меня волновали не переживания Тура, а вполне житейские проблемы.
   Оказалось, что здесь осталось несколько свободных камер и сообщники Камиры превратили две самые дальние в умывальни, занавесив дерюжками двери. Олли торопливо скрылась за той, над которой какой-то шутник привязал женский чепчик, явно позаимствованный у одной из наемниц.
  Через несколько минут, умывшись и немного приведя себя в порядок, мы кучкой стояли у задней стены в одной из свободных камер, ничем, на первый взгляд, не отличающейся от остальных. Руки нам оттягивали мешки с выданными ведьмой продуктами, водой и запасной одеждой. И если судить по белью, обещанный зийет грозил растянуться на несколько дней, если не декад, а если по количеству воды, то там имеется какой-то водоем или колодец.
  -Вам следует поторопиться, - без обиняков заявила Сахта, - перекусите где-нибудь по пути, когда уйдете подальше. Наемники пойдут следом, группами по пять-шесть человек и вам лучше быть от них подальше. У Терона не хватает стражников, чтоб обеспечить вашу безопасность, а про то, что маги без полных накопителей слабее козлят, знают все.
  -Спасибо, - это всё, что я мог ей пока сказать.
  И хотя прекрасно понимал, что заботясь о нас, ведьма скорее всего преследует какие-то собственные цели, но все равно был искренне благодарен ей за предупреждение. И если когда-нибудь мне выпадет возможность по-настоящему отплатить ей за добро, я непременно ею воспользуюсь.
  -Да будет тебе, - фыркнула Сахта и сунула в мою руку какой-то флакончик, - пригодится. Да магией особо не пользуйтесь в пути... не то это место.
   И пока я пытался при слабом свете лампы разглядеть содержимое склянки, ведьма что-то нажала или дернула, и стена вдруг мягко ушла куда-то вперед, открывая новый тоннель, пахнувший затхлой сыростью.
  Едва мы успели сделать несколько шагов, как дверь вернулась на место и вокруг застыла непроглядная мгла.
  -Уййй - со всхлипом втянул воздух Лукий, напомнив этим звуком о своей проблеме.
  -Сейчас, - торопливо нашаривая спички, пробормотал я, - потерпи, Лукий.
  -Что там она тебе дала? - припомнил Тур, когда я, наконец, зажег спичку, и я послушно сунул ему склянку.
  Все-таки это не я маг, а он, и неважно, что пока ученик, зато считался одним из лучших в своей группе.
  -Похоже, кошачье зрение, - выкатив на ладонь одну горошину, принюхался Тур, - Олли, понюхай, ты по зельям подмастерье.
  -Оно, - едва сунув под нос пилюлю, обрадовалась магиня и немедленно бросила ее в рот.
  Спичка обожгла мне пальцы, и ее пришлось выбросить.
  -Олли! - Одновременно взвыли друзья магини, - Вот зачем ты на себе экспериментируешь? Можно было сначала... да вот хоть Таржену дать.
  Ну, спасибо, мои добрые, а я ведь было хорошо про вас думать начал, чиркая очередной спичкой, хмыкнул я.
  -Можно б-было м-мне дать, - пролепетал Лукий, и в неверном свете крошечного огонька все разглядели его белое лицо и трясущиеся руки.
  -Ну, ты себе и помощничка нашел, - язвительно попенял мне Тур, выкатывая на ладонь еще одну горошину и поднося к губам обозника.
  В тот же миг зелье исчезло во рту Лукия, и мужик блаженно зачмокал, торопясь получить вожделенный результат. Сообразив, что мы вполне простоим тут до выхода второй группы, если будем ждать результатов эксперимента, решительно выхватываю из рук мага склянку ведьмы.
  -Не думаю, что она хотела нас отравить, - душистая горошина отправляется в мой рот.
  -Действует, - радостно объявила в этот миг Олли, и я уже бестрепетно вручил ей фиал.
  -Выдай Туру, Руну и Харгу, - приказал я ученице, забрасывая на плечо мешок.
  -Мне не нужно... - хмуро признался Тур, - я уже... проглотил.
  -Тогда пусть глотают остальные и давайте уже выдвигаться, вряд ли Сахта стала бы нас предупреждать по пустякам, - почувствовав первые признаки действия кошачьего глаза, скомандовал я, и шагнул вперед.
  Через несколько минут туманная вначале картина окружающего прояснилась, но не принесла ничего нового в понимание происходящего. Мы шли по явно пробитому человеческими руками тоннелю, и в тех местах, где неведомым строителям встречалась ненадежная, на их взгляд, порода, стены были выложены из огромных плит, притертых между собой с такой точностью, что стыков можно было бы не заметить вовсе. Если бы не вездесущая вода, вечный враг всех человеческих построек. Она сочилась из тончайших щелей, и машинально лизнув палец, я почувствовал горьковато соленый вкус.
  Все сразу сложилось в моем сознании, и холодный ветерок, гуляющий по руинам и пахнущий необычной свежестью, и какой-то невнятный шум, принятый мной вначале за шорох ветвей. Нет, это был не лес, это была вторая сила природы, умеющая шуршать то ласково, то грозно. Сила морских волн, вернее, океанских. Значит, не зря госпожа Артемия, так любящая тепло, упорно жила в этом холодном каменном замке, даже на зиму не покидая суровую местность, как делают многие владельцы подобных мест. И не зря именно там собирала наемников.
  А стало быть, мои надежды на помощь ковена становятся все иллюзорнее. Ведь чтоб найти в океане место, куда мы попали, им потребуется корабль и время. Много больше времени, чем я считал изначально.
  -Таржен, когда мы уже будем кушать? - отвлек меня от тяжелых раздумий голос Олли, и голос собственного желудка подхалимски ему подпел.
  Я приостановился и оглянулся, хотя тоннель, явно уводивший нас в сторону от руин и поворачивал порой довольно круто, последний участок был как раз довольно прямым и заметить догонявших нас наемников было бы несложно. Если, конечно Сахта и им не выдала кошачье зрение, во что мне почему-то не хотелось верить.
  -Как только дойдем до поворота, так и сядем, - прибавляя шаг, ответил я.
  -Что-то я никак не пойму, кто тут командует, - буркнул себе под нос Харг, перебрасывая мешок на другое плечо.
  Похоже, он тоже мечтал о привале, надеясь, что после него мешки станут полегче.
  -Когда дело касается магии или зийет, то Тур, - серьезно сообщила ему Олли, - а в остальных случаях Таржен.
  -И это правильно, - поддакнул Лукий, - в делах житейских простой человек завсегда опытнее.
  Поворот оказался ближе, чем я предполагал, и вскоре мы уже сидели на расстеленных дерюжках и дружно поглощали холодное мясо с подсохшим хлебом.
  Не знаю, о чем думали остальные, а я прикидывал пройденное расстояние и пытался восстановить в памяти карту ближайших к материку островов. Но память упорно не желала восстанавливать то, что я видел лишь мельком. Да и с чего бы мне было интересоваться кучкой пустынных скал? Вот что кучка, а не один, я помнил точно, помнил даже, что на самом деле они не кучка, а цепочка, но сколько их там, и на каком расстоянии друг от друга - мне даже на ум никогда не приходило поинтересоваться точнее. Все, решено, вернусь отсюда и вплотную займусь изучением географии.
  Если, конечно вернусь.
  Я горько вздохнул и с досадой бросил назад кусок мяса, взятый секунду назад. Какая может быть еда, когда жизнь, можно сказать, висит на волоске? И тут же услышал в ответ тяжелый вздох Тура. Потом всхлипнула Олли.
  Что? Олли? С чего бы ей-то раскисать? Я пристальнее вгляделся в остальных и почувствовал, как по спине пополз нехороший холодок. Все мои спутники откровенно шмыгали носами, скорбно кривили губы... расстроенно что-то бормотали себе под нос...
  -Подъем, - решительно рявкнул я на них, вскочив на ноги, - Быстро собираем вещи и уходим.
  -Да куда идти-то! - безнадежно отмахнулся Харг, - если все равно нам не увидать больше солнышка...
  -Сейчас ты у меня всё увидишь, и солнышко и луну и звезды... из глаз посыпятся... - свирепея, пообещал я, и резко вздернул повара на ноги, - а, ну, все встали, быстро! Вперед! И кто отстанет хоть на шаг, пусть заранее молитвы всеслышащему читает.
  Они неохотно поднялись с дерюжек и начали собирать вещи. Сначала медленно и уныло, потом все бодрее. Уже через пару минут мы снова шагали вперед, и на этот раз первым шел Тур, а я замыкал маленькую колонну, бдительно присматривая за спутниками. Печаль давно растаяла, но тревога за них еще не проходила.
  И только после очередного поворота, когда Олли взмолилась о передышке, сердито сообщив, что я тиран бессердечный, от души отлегло. Я присел у стены, и позволил себе расслабиться, осторожно массируя пальцами виски.
  -Что это было... там, ну где мы ели? - тихонько спросил Рун у друга, и по наступившей тишине стало ясно, что этот вопрос мучает не только его одного.
  -Есть такие места... где энергия бьет необычно узким и плотным потоком, - задумчиво пробормотал Тур, - мне кажется, что это было именно такое место. Люди там чувствуют себя неуверенно, то смеются, то плачут без причины. Вспомните... как резко сменилось настроение, когда мы немного отошли? Да и накопители там наполнись почти до отказа. Вот теперь я понимаю, почему ведьма просила не кастовать... здесь всякое действие может иметь очень непредсказуемый результат. Во всяком случае, спасибо, что Таржен сумел нас оттуда увести... если у обычных людей просто меняется настроение, то мы, после того как наполнили бы резервы, вполне могли начать крушить всё вокруг... от отчаяния и тоски. Меня, например, так и подмывало обрушить свод, чтоб покончить со всем разом и больше не мучиться...
  -И у меня... были похожие мысли, - мрачнея, вздохнула Олли, а по виноватому взгляду, исподтишка брошенному ученицей на друга, я сообразил, что у нее были гораздо более кровожадные намеренья.
  -Ладно, отдохнули и пошли, - строго прервал я поток готовых пролиться откровений, ведьма даже не намекнула, далеко ли нам топать, а заночевать в этом коварном месте у меня не было никакого желанья.
  Особенно теперь.
  
   Глава 9
  
  Часа через два наше путешествие закончилось. Случилось это как-то неожиданно, тоннель круто свернул вправо, и я увидел впереди бледный отсвет на его стенах. Прошли еще локтей тридцать, отсвет стал ярче, а тоннель снова свернул, теперь налево. Полукруглое помещение, то ли ниша, то ли пещерка, было освещено лампой, повешенной на крюк, а под ней сидели за маленьким столиком двое парней из свиты Торена и спокойно обедали. Или ужинали?
  -О, - удивленно вытаращились они, прозевав за своим важным занятием наш приход, - что-то вы быстро.
  -Мы же маги, - в холодном голосе выступившего вперед Тура сквозило высокомерное презрение, - открывайте двери.
  -А, ну да, - совсем молоденький парнишка потянулся в угол и нажал на камень.
  Вот же гад этот Терон, расстроился я, рассматривая стражников, испортил парням жизнь. Раньше они могли бы дослужиться до младших чинов и достойных жалований, а самые смекалистые и честные и до перевода в сыскари. А он сумел найти ключики к их пока неокрепшим душам, всем известно, по молодости человека много легче подбить на любую глупость и авантюру.
  -Пробегайте быстро, за один раз не больше шестерым пройти можно, - предупредил нас стражник, когда в кажущейся монолитной стене появилась вертикальная щель, - а как дверь закроется, начинайте качать рычаг, да не отпускайте, пока не доберетесь.
   Толстенные плиты довольно быстро расходятся в стороны, оставляя проход достаточный лишь одного человека. Повинуясь предупреждению стражников, Олли и Тур успели проскочить в темноту открывшейся комнатки, едва створки разошлись на локоть, следом метнулся Рун. Харг, торопливо осенив себя охранным знаком всеслышащего, прыгнул внутрь как белка, дернув за собой свой мешок. Я подтолкнул замешкавшегося Лукия и следом спокойно вошел сам. Еще и пальцем парням на прощанье успел погрозить, разглядев разочарование на их сытых рожах.
  Мне очень не нравилась уверенность, с какой чувствуют себя в этом подземелье, сообщники Терона. Слишком уж спокойно они себя ведут и даже розыгрышей успели понапридумывать. Совершенно не похожи они на людей, попавших сюда в первый или даже во второй раз. И в таком случае, возникает законный вопрос, как умудрился всё это проворонить маг Хасдана? Ведь после телепортов парни должны были нести на себе достаточно остаточной магии, чтоб почувствовал даже маг третьего круга.
  Створки потайной дверцы сомкнулись, не оставив даже зазора, и я вдруг понял, что в этом помещении довольно светло. Непонятное ровное, чуть голубоватое свечение исходило от гладких стен и потолка, и было очень похоже на магические светильники.
  -Странно, никакой магии я не чувствую, - Олли бесстрашно пощупала ровную стену, - вроде металл.
  Ученики дружно прицыкнули на шуструю магиню, но и сами не удержались, чтоб не пощупать непонятные стенки. А чего уж там, если с ней нечего не случилось. Темным остался только узкий прямоугольник входа, и за ним виднелся черный камень потайной двери.
  -Харг, Лукий, беритесь за рычаг, - скомандовал я, обнаружив на противоположной стене странное приспособление из сдвоенных полос металла, заканчивающихся поперечной длинной ручкой.
  Мужики сначала дотрагивались до неизвестного предмета с опаской, но потянув его на себя, обнаружили, что рычаг довольно легко идет вниз, нужно просто потянуть и надавить. Очень быстро они сообразили, что давить нужно до упора, а потом отпускать, назад он возвращался сам. Едва рычаг нажали пару раз, пол слабо дрогнул, камень в проеме пополз вниз и стало понятно, что эта комнатка не что иное, как подъемное устройство совершенно неизвестной мне конструкции. На башнях переноса в таких подъемниках используется магические кристаллы и никаких дополнительных усилий, чтобы подняться, прилагать не приходится.
  -Как устанете, скажите, я сменю, - предупредил я Харга, но повар только пренебрежительно фыркнул.
  -Да разве ж это работа, с чего тут уставать!
  Ну я и не против, после бессонной ночи и долгого перехода нет никакого желания дергать рычаг. Да и ученики выглядят осунувшимися, хотя героически стараются скрыть усталость. Только Олли, словно невзначай, оперлась о светящуюся стену. Змейство, а ведь она права! Пока неизвестно, сколько нам придется подниматься, может быть и довольно долго! Расстелив на полу дерюжку, я первым шлепнулся на нее, удобно облокотившись на мешок.
  -Олли! - приглашающе хлопнув возле себя ладонью, позвал я магиню, - присоединяйся!
   Не раздумывая ни секунды, магиня уселась рядом и доверчиво привалилась к моему плечу, не обращая никакого внимания на возмущенно засопевшего Руна. Ну, я, разумеется, не совсем это имел в виду, приглашая ее присоединиться, но спорить не буду, девчонка не заслужила сегодня ничего, кроме похвалы. Преодолела трудный переход наравне с крепкими мужиками, и мы не услышали от нее ни одной жалобы.
  Тур размышлял всего секунду, потом тоже сел рядом с нами и с наслаждением вытянул ноги.
  -Проклятые ботинки, - пробормотал Рун, сдаваясь искушению немного отдохнуть и устроился подле друга.
  Некоторое время мы ехали молча, рассматривая увлеченно качавших рычаг спутников. Они к этому времени усовершенствовали процесс, и теперь нажимали ручку по очереди, успевая разогнуться и пару секунд отдохнуть пока работал другой.
  Я никогда не узнал бы точно, сколько времени мы поднимались, если не заметил в руке Тура маленькие песочные часы, безделицу и игрушку для подавляющего большинства жителей, и необходимый инструмент для алхимиков и знахарей.
  -Сколько? - почти беззвучно спросил я мага, едва в верхней части дверного проема появилась светлая щель.
  -Двадцать, - так же тихо ответил он, пряча часы в карман.
  И это значило, что до прибытия второй группы у нас есть по меньшей мере полчаса, если не больше, неизвестно, с какой скоростью опускается вниз подъемник.
  К тому времени как узкая полоска света превратилась сначала в окно, а потом и полноценную дверь, мы уже стояли на ногах, держа в руках свое немудреное имущество. Последние рывки рычага и пол между двумя помещениями замер на одном уровне.
  -Выходите, - хмуро скомандовал кто-то из стражников, но его тут же перебил глубокий грудной голос Камиры.
  -Сюда, друзья мои, как добрались?
  Я неслышно фыркнул, надо же, какие манеры!
  Ученики первыми вышли из подъемника, и я решительно шагнул следом за ними в довольно просторную то ли комнату, то ли зал. По привычке первым делом обежал её взглядом, нужно же иметь хоть малейшее представление о месте, куда попал. И замер от изумления.
  Мне доводилось бывать в замках, дворцах и простых хижинах всех ближайших стран, от подземного монастыря Шладберна и храма бога Амирту в Декте, до плетеных хижин жемчужных островов. И рассматривать толстые тома иллюстраций, подсовываемые неугомонным голубоглазым старичком архитектором. Потому я и уверен на тысячу белых камней из тысячи, что ни один из известных мне народов не мог построить это помещение.
  Вернее, вырубить в скале с немыслимым мастерством, одновременно вырезая все детали убранства, странной формы скамьи, ниши с округлыми полками, маленький замысловатый бассейн, с пульсирующим посреди родничком, статуи.
  И вот это было главное, статуи. Наполовину выступающие из стен невероятно реальные изображения неведомых животных с огромными глазами и летящих над ними птиц с крыльями неправильной, невозможной формы. Да еще тонкие, в руку ребенка, металлические опоры потолка, веером распускающиеся из середины абсолютно круглого помещения. Они упирались в покрывающие потолок соты, напоминая выросший из пола гигантский металлический зонтик цветущего укропа.
  -Кто это построил? - забыв про всё, выдохнула Олли, но Камира только строго качнула головой.
  -Всё потом. Сейчас вам надлежит умыться и поесть, а затем хорошенько отдохнуть. Завтра будет трудный день.
  Повинуясь легкому нажатию рычажка распахнулась узкая дверца, и хозяйка повела нас в тесный коридорчик с низким, сужающимся кверху потолком, верхнюю точку которого я вполне могу достать рукой.
  Такая же узкая дверца в круглую, словно перевернутый котелок, комнатку, в которой не было ничего, кроме уже знакомых полок, вырубленных в стенах, и наваленных посредине разномастных дерюжек и одеял. Жаль, но видимо спать на кроватях нам пока не суждено.
  -Вы будете жить здесь, - объявила Камира магам, - а ваши спутники отправятся во вторую секцию. Это женская сторона.
  -Наши спутники останутся рядом с нами, - мгновенно ощетинилась Олли, - по крайней мере, Таржен.
  -А кто из вас Таржен? - сразу заинтересовалась Камира, и мне пришлось шагнуть вперед.
  -Это я, госпожа... - незаметно подмигнув Харгу, признаюсь нарочито хриплым голосом, - а они мои помощники.
  -Ну, вот этого я знаю, это повар, - пристально рассмотрев сначала мое лицо, а потом и мужиков, фыркнула она, - да и второго уже видела.
  -Так я их тут и нашел... чего с собой парней зря таскать, - прикидываясь, что не понял её намека, хриплю я, - да они и обед могут, если нужно.
  -Хорошо, - секунду раздумывала она, прищурив глаза, - пускай завтра с утра подходят на кухню. А сейчас можете занять соседнюю комнату. Умывальня дальше по коридору, Турий, пойдем, я покажу, как пользоваться.
  -Крыса, - злобно бросила Олли, когда Тур и Камира скрылись в конце мягко изгибающегося коридорчика, - Таржен, ты тут с нами остаешься?
  -Да, - оглядев комнатку, подтвердил я, места достаточно, а бросать учеников без присмотра как-то не хочется.
  -Тогда я устраиваюсь возле этой стенки, а ты спишь рядом, - безапелляционным тоном объявила мне магиня, - а то сегодня утром просыпаюсь, а кто-то наглый на меня свои руки сложил.
  Ну, надо же, до чего я дожил! Молодая девушка сама предлагает мне устроиться рядом! Вот только понять бы еще, радоваться нужно такому доверию, или уже пора расстраиваться.
   -Да я нечаянно, во сне! - возмутился Рун, краснея, - что такого страшного-то случилось?
  -Меня не волнует, страшно тебе было или нет, - отрезала упрямая девчонка, застилая широкой дерюжкой правую половину комнаты, - мне главное, чтоб меня никто не лапал без разрешения. Ну, и где они там, я уже умыться хочу?!
  Умывальня мне понравилась, хотя ощущение, что мы оказались в чуждом нам мире, тут многократно усилилось. На потолке и стенах проходили причудливо вырезанные полосы из светящегося металла, знакомого мне по подъемнику. Из тонкой трубки странного материала, зеленоватого и легкого, в уже привычно вырубленную в камне круглую чашу маленького бассейна текла струйка довольно теплой воды, прерывающаяся нажатием на блестящий рычаг. В дальнем углу торчала странно изогнутая широкая труба, накрытая металлической крышкой, и служившая, как пояснил проводящий для нас экскурсию Тур, отхожим местом. Сама Камира не стала задерживаться, сообщив мимоходом, что очень занята. Старший ученик после этих слов просто скис, зато у Олли ощутимо поднялось настроение.
  Первой купалась магиня, потом уже мы по очереди. Понимая, что вскоре могут прибыть женщины, которых, как я понял, Сахта собиралась отправить в сопровождении одного из оставшихся с ней стражников, умывание мы старались не затягивать.
  Вернувшись из купальни, обнаруживаю, что Харг уже успел сбегать на разведку. И теперь, разливая по мискам какое-то варево, выдает ученикам и Лукию обстоятельные пояснения.
  -... вторая лестница за дверцей справа от нас. Можно узнать по лошади с крыльями. А как вниз спустишься - сразу напротив кухня. Но спать там негде, ни одной скамейки. Только плита и столы. Еще там рядом какие-то комнатки, но оттуда меня турнули, видать, это для парней Терона.
  -А самого его не видал? - опасливо выдохнул Лукий, подтверждая мое подозрение, что бывшего лорда опасаюсь не я один, и повар отрицательно мотнул головой.
  -Нет, не видал, а вот парня, что кашеварит, узнал... он вчера нам помог от бандитов отбиться.
  -От каких бандитов? - одновременно насторожились Тур и Олли.
  -Вестимо от каких, - обрадовался благодарным слушателям Харг, - мы вчера как в тот зал попали, так и началось... все друг дружку метелят, оружие и ценности отбирают. Я не большой любитель драк... в стожке окопался и жду... чем закончится, тут меня Тар и нашел. И только я вылез... они и напали... вчетвером. Оружие им, видите ли, подавай. Ну Тар и врезал одному... главному, кинжалом в плечо... так он гад поднялся и снова на нас... вместе с приятелями... а кинжал из плеча выдрал, дружку отдал... Тут этот и подоспел... с мечом.
  -Харг, - не выдержал я, - ешь уже, а то всё остынет!
  Он наконец-то оглянулся на меня, присмотрелся, что-то сообразил и усердно заработал ложкой.
  -И много их там... побитых... было? - в глазах хмурого Тура, задумчиво возящего ложкой по миске, мелькает что-то суровое.
  -Не знаю, тут Терон пришел и погнал нас в тюрьму... но, как я думаю, парочка трупов должна была остаться, - деловито сообщил Харг, и, наткнувшись взглядом на округлившиеся глаза Олли, поперхнулся, - а может, и нету, чего не померещится в темноте...
  -Мне кажется, их специально напоили... - тщательно взвесив, стоит ли посвящать спутников в свои выводы, произнес я.
  С одной стороны, высовываться мне не стоит, если я хочу живым дождаться помощи ковена и сохранить жизни своим ученикам. Наверняка у госпожи Камиры среди наемников есть доносчики и соглядатаи... и лучший тому пример - наш вчерашний недодушенный помощник, неизвестно каким образом очутившийся тут раньше нас...
  Хотя, вполне понятно каким, тут может быть только один вариант, пришел порталом, вместе с Тероном, его дружками и Камирой.
  Но с другой стороны - если я не стану сразу пояснять спутникам смысл происходящего, вполне возможно, что наступит такой момент, когда я об этом сильно пожалею. Хотя... пожалеть я могу в любом случае.
  -Зачем? - кажется, мне или Рун на самом деле стал говорить намного меньше?
  -Если бы наемники были трезвы, когда очутились в тех руинах, они могли собраться в один отряд... - я специально не договариваю очевидных выводов, пусть поработают своими мозгами, - а вино заставило всех разделиться на маленькие кучки и передраться.
  Конец ужина прошел в молчании, при виде мрачного лица Тура желание поговорить исчезло даже у Харга.
  - А этот свет не погаснет? - поинтересовался, уходя в свою комнату, Лукий, недоверчиво поглядывая на таинственный металл.
  -Нет, только немного побледнеет к утру, мне объяснили, что все эти металлические полоски как-то связаны с солнцем... но я не понял, - отстраненным голосом буркнул Тур и первым завалился на свою половину постели.
  Я тоже улегся на жесткие подстилки, отвернувшись от магини и, подсунув под голову запасную куртку, вытащенную из-за пояса, закрыл глаза. Мне хотелось спокойно обдумать все случившееся за эти дни, знакомое ощущение, что я снова что-то пропустил, не посчитав достойным внимания, преследовало, как назойливый слепень.
  
  На этот раз утро наступило вполне мирно. Хотя я и не взялся бы с полной уверенностью утверждать, что это действительно утро. Когда нет возможности ориентироваться по солнцу, уверенность как-то неуместна.
  Но раз наши хозяева считали, что пора вставать, спорить не стоило. Попытавшись заглянуть на обратном пути из умывальни в комнату, где спали Харг с Лукием, обнаруживаю, что дверь заперта, и никто не отзывается. Меня, разумеется, взволновало, куда делись мужики, отправились в кухню или с ними случилось что-то непредвиденное, поэтому я почти бегом бросился в свою комнату. И, уже вбегая, услышал конец фразы, явно не предназначенный для моих ушей.
  -... ничего не стоит уйти, просто ты втюрился по самые ушки и не хочешь с ней расставаться!
  -Просто я хочу понять... чего она хочет... - рыкнул в ответ на запальчивое обвинение подружки Тур, - а мои личные дела тебя вообще не касаются. Оставалась бы в школе, меньше проблем...
  Тут он увидел меня и смолк на полуслове, схватил с полки кусок полотна и выскочил прочь. Надо думать, умываться побежал. Видимо, забыл от расстройства, что ходил сегодня в купальню первым.
  Магиня отвернулась к полке, словно собралась найти там что-то нужное и её плечи едва заметно вздрогнули.
  -Олли... - я мгновенно оказался рядом, - не нужно... он пока не понял, что не нужен ей ни как любимый... ни как просто мужчина... уж я-то вижу, поверь моему опыту.
  -Да-а... - она резко развернулась, вцепилась в отворот моей куртки и уткнулась носом куда-то в подмышку, - тебе легко говорить... а он даже ночью ее имя шепчет... я сама слышала. Ну что он в ней нашел? Она же жесткая... безжалостная. А у него глазки сияют... когда он на нее пялится. Таржен! Ну, чем я хуже?
  Олли прижалась ко мне еще плотнее и зарыдала.
  -Ты лучше, - чистосердечно шептал я девчонке, ласково гладя по волосам, и в ужасе пытался припомнить, какие там доводы мои учителя рекомендовали приводить в таких случаях? - ты просто замечательная... потерпи немного, он её рассмотрит как следует, и обязательно сам все поймет... поверь мне... вот зуб даю.
  -Спасибо, Тар... ты добрый, - всхлипнула напоследок Олли, вытирая насквозь промокшим платочком покрасневшие глаза и носик, - я больше не буду.
  -Ну почему, всегда пожалуйста... мне нравится, когда меня обнимают такие хорошенькие девушки, - пошутил я с облегчением, и, от радости, что тяжелое испытание женскими слезами окончено, чмокнул ее в макушку.
  Грохот брошенных на пол мисок и гневный испепеляющий взгляд Руна, помогающего Лукию доставить в комнату завтрак, стали мне заслуженным наказанием за этот невинный поцелуй.
  
  Завтракали мы в полном молчании, Тур был неприступно холоден и безучастен, Рун мрачен и зол. Мы с Олли хранили оскорбленное молчание, справедливо считая, что оправдываться нам не в чем. Правда, подоспевший Харг попытался развеселить нас рассказом последних новостей о наемниках, оказывается, последняя толпа, человек пятнадцать, приплелась только с полчаса назад. Да и то они сумели дойти до конца лишь благодаря нескольким стражникам, шедшим последними. Застряли отчаянные парни на том самом месте, где на нас напала беспричинная тоска. Вернее, сначала там застряли двое или трое, а потом к ним присоединялись самые впечатлительные из проходящих групп. Те, кто посильнее и посообразительнее, видя, что дело нечисто, проскакивали это место почти бегом, с трудом протискиваясь сквозь толпу опухших от рыданий здоровых мужиков.
  Но Тур только безразлично буркнул, что этого и следовало ожидать, и решительно поднялся с пола, завтракали мы по-походному. Можно было пойти и в столовую, оказывается, таким местом считался тот зал на верхнем этаже, но там столов тоже не было.
  -Ты куда? - пришлось мне прервать свое молчание, когда маг решительно направился к двери.
   -А что? - строптиво отозвался Тур.
  -Пойдем все вместе. - безапелляционно объявил я в ответ, впервые за время путешествия добавляя в голос той ровной непреклонности, с которой общался с учениками в школе.
  Он, конечно, очень разумный для своего возраста парень, и действовал до сих пор достаточно осторожно. Однако любовь такая коварная штука... способная в один миг сделать из самого здравомыслящего человека упертого ишака. Если не хуже.
  В зале нас уже ожидали Камира, Терон, пара его парней и с пяток наемников, из той группы, что пришла первой.
  Не давая никаких объяснений или инструкций, Камира повела нас к одной из дверей, и первой ступила на узкую лесенку. Несколько пролетов вниз мы шагали, не произнося ни одного слова, таинственная неизвестность, поджидающая нас, вовсе не способствовала праздным разговорам. А отвечать на интересующие нас вопросы, как я подозреваю, никто здесь не собирался.
  Широкий зал отрылся еще на подходе, Камира уже была там, легко ступала, держась за ограждающие лестницу со стороны зала ажурные поручни, а мы видели только кусок пола, освещенного много ярче, чем лестница. От захватывающего дух предвкушения нестерпимо хотелось нагнуться и заглянуть за край проема. Олли так и сделала, и тут же споткнулась, едва не рухнув на головы идущих впереди друзей. Я едва успел поймать её за шиворот, и оглянувшегося на шум Руна прямо-таки перекосило от увиденного. Похоже, скоро он начнет строить планы моего смертоубийства, расстроенно вздохнул я, попытавшись вообразить, как выглядела эта сценка в его глазах.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"