Чиркова Вера: другие произведения.

Ведунья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    начало.

  
   ВЕДУНЬЯ
  
  Многие путают старинное знание ведовства с прочими способностями. С чародейством, ведьмачеством, травознаньем и даже целительством. Эти ошибки разумеется смешат настоящих ведуний, но они никому и никогда не объясняют и не собираются открывать истинный смысл этого понятия и огромное различие между ним и прочими талантами. Оставляя всем любопытным их грубейшее заблуждение ради сохранности тайны своих особых умений.
  
   Книга первая
   Ведунья против князя
  
  
  Семнадцатое сеноставня
   Приграничный городок Заленс.
   Дилли
  
  
  -Ой... Дилли... кажется к тебе гость...
  В растерянном голосе Соны, белошвейки из соседнего салона, отчетливо слышались изумление и зависть. Едкая, зеленая и древняя как мир женская зависть к подружке, которой внезапно сказочно повезло.
  -Семнадцать, восемнадцать... - Дилли невозмутимо досчитала до двадцати, аккуратно ссыпала пилюли в коробочку, запечатала, наклеила руководство и подала сверточек Соне.
  -С вас десять серебрушек.
  И лишь получив монеты и заперев кассу, перевела взор на следующего клиента. Вернее, на огромный сноп полевых цветов, над которым наливалось жаркой обидой круглое, губастое и носастое лицо колбасника.
  -Добрый день, господин Шульт. У вас праздник? -Ее кроткий голосок звучал по обыкновению мягко и приветливо и это подействовало на хозяина колбасной лавки как большая кружка холодной мятной настойки.
  -Это у вас праздник, дорогая Дилли, - объявил он, высокомерно задрав нос, - я решил сделать вам предложение. Не благодарите... я не глуп и сам прекрасно понимаю, как вы счастливы. У меня вам не придется столько работать... и ваше доброе имя будет надежно защищено. Я конечно отлично знаю, что у вас нет ни приданого, ни фамильных украшений... и не собираюсь вас за это упрекать. Зато вы скромная и приветливая девушка... и вполне достаточно, если будете помогать за прилавком. Не каждый день, разумеется, только в праздничные. У меня большой дом и его нужно содержать в чистоте.
  -Благодарю вас за доверие, -проникновенно произнесла Дилли и поднесла к глазам белоснежный платочек, - я так тронута. Сколько времени у меня есть на раздумья?
  -Да чего ж тут думать? - искренне изумился он, - запирай свою лавчонку и идем в храм. Жрец Парвентий весьма уважает копченые гусиные колбаски, прихвачу корзинку и он сразу проведет для нас обряд единения. Через три дня ярмарка... как раз успеешь вникнуть в дела.
  -Простите, уважаемый господин Шульт! - в голосе тоненькой, какой-то бесцветно бледной девицы неопределенного возраста звенели оскорбленное достоинство и обида, - но вы не подумали, что скажут обо мне люди! О нас! Если я сейчас бегом побегу с вами в храм, как нашкодившая дебютантка! Та же ваша соседка, булочница Онесса! И белошвейка Сона, которая вас тут видела! Нет уж. Оставляйте ваш букет и гордо идите домой, сообщая всем, что я, как разумная девушка, попросила два дня на раздумья.
  -Но Дилли... - взревел Шульт, уже распределивший на ярмарочные дни задания для всех своих работников, и молодая, аккуратная жена очень удачно вписалась в его планы.
  -Ни слова больше! - остановил его гневный взгляд невесты, - Если кто-то скажет, что этого много, поясните, что изначально я просила пятицу, но вы же умеете уговаривать? К тому же я не собираюсь идти в храм в старом платье. И не волнуйтесь, новое я куплю за свои, некрасиво тратить деньги жениха, пока не проведен обряд.
  -Ну да, - пробормотал он, сраженный здравомыслием Дилли , втиснул ей в руки свой веник и важно задрав голову, направился в обратный путь.
  -Проклятье... - шипела Дилли, разбирая пучок цветов на букетики и выставляя их на подоконнике. - И принесла же его нелегкая...вот приспичило! А я ведь так надеялась пережить тут зиму! Придется менять планы...
  Это было не так-то просто, хотя она всегда заранее готовила пути отступления. Ну или побега, если честно. Она сразу знала, что поживет на новом месте годик, полтора и помчится дальше, как улетающий от зимы яркий листок. Зато не было ни слез, ни боли, ни особого разочарования, хотя от жизни в этом небольшом приграничном городке Дилли втайне ждала намного большего.
  И ничего тут не поделать, девушки всегда живут надеждами... независимо от того, как они выглядят и какие секреты прячут в рукаве. И ведунья тоже была не против замужества ... даже если жених и не вызывал бы пресловутой дрожи в коленях.
  Но хотя бы не был противен до глубины души, не пах чесноком и застаревшим свиным салом и не ковырял в ухе толстым волосатым пальцем. Но раз уж так случилось, нужно воспользоваться вырванной у колбасника форой, и запутать следы как можно надежнее.
  Лавку Дилли закрыла пораньше и шла в снятую комнатушку с пышным букетом в одной руке, и неизменной сумкой - в другой. Волнуя знакомых горожан загадочно - мечтательным видом и рассеянной улыбкой, и абсолютно не замечая понимающих и заинтересованных взглядов. Пусть думают, будто она их не видит и не ведает, кто просто завидует, а кто еще и злорадствует, потому что знает, как несладко придется молодой жене в зажиточном доме.
  Дома она сначала вытащила изо всех карманов и искусно сплетенного из ромашек туеска, который даже вблизи трудно было отличить от простого букета все свои самые ценные пилюли и мази, а также провизорский инструмент и весы.
  Сначала наскоро перекусила, затем быстро переоделась и умело сложила свой багаж. Только самые новые и ценные вещи, остальное раскладывая так, чтобы ни у кого не осталось сомнения, что хозяйка ушла ненадолго и скоро вернется.
  И на минуту замерла в раздумьях. Теперь ей предстояло самое трудное, забрать свое имущество так, чтобы никто ничего не заподозрил раньше времени. Разумеется, вынести незаметно пару сундуков и саквояж не удастся никому, но разве обязательно тащить их с собой?
  Девушка покосилась на потемневшие от времени, сильно потертые, но крепкие еще сундучки, и сокрушенно вздохнула, признавая неизбежность их потери. Зато можно будет сложить в них все то, что она изначально не собиралась брать с собой. Разумеется, кроме особого, невзрачного, бесформенного поношенного платья, скрывающего любую женщину от мужских взоров надежнее самого сильного наговора. Хотя ей отвод глаз без надобности, ведуньи обходятся своими силами, да и магические вещички и зелья очень дороги.
  Черкнув записку хозяину постоялого двора, Дилли отправила ее с хозяйским сынишкой и принялась переупаковывать багаж. Вскоре заполненные старьем сундучки заняли свое место, а перед дверью появились два тючка, в которых любой мог без труда узнать свернутые валиком пуховую подушку и одеяло. И только Дилли знала, что это лишь выцветшие верхние чехлы, набитые ее теплой одеждой. Где-то в середине, надежно замотанные прятались обувь и ценные вещицы, а все остальное уместилось в саквояже.
  Громоздкий подсвечник, купленный из-за высоты подставки, пришлось оставить. Зато, оглядев в последний раз комнату, в которой прожила с прошлой осени, Дилли с удовольствием признала, что даже сама не заподозрила бы, что временная хозяйка собирается покинуть ее навсегда.
  -Дилли, - постучав, в дверь заглянула хозяйка дома, слегка увядшая дама в домашнем капоте и папильотках. - там прибыл Джис на коляске, ты куда-то едешь?
  -Да, дорогая моя госпожа Лота, моя жизнь резко изменилась, - С искренней печалью сообщила Дилли, - господин Шульт сделал мне предложение. Я взяла на раздумье два дня, но на самом деле намерена согласиться. Вы же понимаете, что это очень достойная партия?
  -Несомненно, - убежденно кивнула Лота, и сама мечтавшая заполучить в полное распоряжение кладовые колбасника, - но у меня нет денег... вернуть за квартиру.
  -Пусть это будет оплатой за вашу доброту, - вздохнула Дилли, страстно мечтая поскорее уйти, - присмотрите, чтобы никто сюда не входил, пока не вернусь. Мне нужно купить платье для свадьбы и заодно отдать поменять наперники, сама я не рискну этим заниматься, весь дом будет в пуху.
  -Какое разумное решение, - с энтузиазмом подтвердила Лота, пропуская выходившую постоялицу, легко несущую в одной руке тюк с подушкой, а другой саквояж и скрученное одеяло. - А лавку ты так и будешь арендовать?
  -Пока не решила, - с сомнением призналась ведунья, забрасывая на сиденье тюки и устроилась рядом, с удобством на них облокотившись, - жених считает, что мне проще будет иногда помогать ему в делах.
  -Ну да, - согласилась хозяйка и, проводив взором резво рванувшую вперед повозку саркастически добавила, - так-то тому жадному коротышке в разы выгоднее.
  
  
  Двадцатое сеноставня
  Брагод, столица свободного княжества Онзирского.
   Граф Гардант Тровенг
  
  -Лорд Тровенг, - дежурный охранник учтиво склонил голову перед идущим мимо тайным советником князя, по совместительству начальником тайного сыска, - вам принесли срочную почту.
  -Спасибо, - легко взбегая по лестнице отозвался высокий мужчина из тех, о ком говорят : ладно скроен и крепко сшит.
  Особое, экстренное письмо он рассмотрел с порога, узкий конверт с алой полосой не лежал вместе с остальными посланиями на подносе, а был воткнут в подставку для бумаг, так, чтобы не заметить его не смог и самый рассеянный человек. А Тровенг таковым никогда не был, наоборот, отличался внимательностью, быстротой суждений и нестандартностью решений.
  Сбросив на спинку стула легкую форменную накидку, Гардант аккуратно разрезал конверт и достал лист бумаги. Всего несколько строк:
  "Гард, ты просил оповестить, если у нас будут сведения о женщинах с именем, входящим в твой список. Не знаю, заинтересует ли тебя заявление колбасника Шульта из Заленса, о пропаже восемнадцатого сеноставня его невесты, аптекарки Дилли, худощавой невзрачной девицы примерно двадцати шести - тридцати лет. Преданный тебе Саберт ".
  -Уже три дня, - сунув письмо в карман, сердито фыркнул лорд, и дернул шнур звонка, - Этот жених не очень-то торопился ее искать.
  -Лорд Тровенг? - Юнтас, секретарь, всегда подтянутый и щеголеватый как княжеский гвардеец, мгновенно возник на пороге ведущей в канцелярию двери.
  -Вызови немедленно крылет и Ланса, я улетаю в Заленс, - скомандовал ему начальник, подхватил накидку и направился в личную комнату, где стояла кровать и хранилось несколько комплектов одежды на все случаи жизни.
  На этот раз он надел простую форму, застегнул на торсе пояс с оружием и инструментом дознавателя. Прихватил длинную теплую куртку, перчатки и шлем с очками и забросил за плечо походную сумку. В ней было все нужное на случай, если полет не удастся и придется добираться до жилья своими ножками. Такое случалось хотя и очень редко, но судьбу лучше не дразнить.
  Вскоре появился Ланс, одетый точно так же и с такой же сумкой, но на крышу здания они поднялись лишь после того, как получили известие, что крылет уже прибыл.
  Удерживаемая замком легкая лодка чуть покачивалась в причальных сетях у вершины слегка наклонной гладкой площадки. Карлик - погонщик обходил кархов, оделяя кусками мяса, политыми дающим силу и послушание зельем. Мощные птицы не любили своих сородичей, и без этой предосторожности рвались бы в разные стороны. Устроившись полулежа в похожей на плоское корыто кабинке крылета, мужчины натянули шлемы, опустили очки и до глаз надвинули меховой полог. Наверху было холодно и сильно продувало.
  Вскоре вернулся погонщик, устроился в узкой крохотной передней кабинке и щелкнул рычагом, отцепляя замок. Затем раздалась резкая команда и первая из шести пар птиц ринулась вперед, к краю крыши. Это были самые неприятные для пассажиров минуты, казалось, будто голенастые кархи не сумеют раскрыть тяжелые на вид волочащиеся крылья, не смогут подняться в небо и вместе с люлькой покатятся вниз по балконам и террасам.
  Но как обычно все обошлось. Срываясь с твердой поверхности отлично выдрессированные летуны мощными взмахами огромных крыльев моментально поднимали себя вверх и занимали свои места в сложной связке. Едва вся стая оказалась в воздухе, а люлька закачалась под ними, погонщик умело развернул крылет на восток и тот, все набирая высоту, плавно устремился к Заленсу.
  
  За несколько часов, пока они летели до стоящего на торговых путях Зарта, среднего по меркам княжества городка, начальник тайного сыска успел выспаться, проголодаться и промерзнуть. Не спасали ни меховой полог, ни теплая одежда, ни прижавшийся сбоку маг.
  -У меня есть фляжка... - часа за два до прилета предложил Ланс, и до Тровенга донесся запах рома.
  Хорошего, выдержанного и мягкого, какой варили только травники из Метносы. Гард сделал пару глотков и вскоре ощутил, как по занемевшим пальцам ног прокатилась теплая волна.
  -Наговоренный?
  -Разумеется, - буркнул Ланс, и осторожно осведомился, - а с чего это мы мчимся отыскивать чужую невесту, словно нам своих не хватает?
  -Шутник, - фыркнул Тровенг, - откуда у тебя невеста?
  Близкими друзьями они не были, не так-то просто подружиться с главным сыскарём его светлости, князя Сайморса Онзирского. Но по делам встречались частенько, приходилось и как в этот раз работать в паре. И потому многое знали о сильных и слабых сторонах напарника, о предпочтениях в еде и быту и разумеется, о личной жизни.
  -У меня их четыре, - ничуть не хвастаясь, заявил Ланс, и невесело усмехнулся, - осталось дождаться, пока хоть парочка отсеется.
  -А последние две? - лениво спросил сыскарь, уже догадываясь, какой получит ответ.
  -Предложу тройной союз. Меня часто не бывает дома... им не скучно будет.
  -Заботливый... А не боишься, что объединятся?
  -Этого нужно бояться только тому, - убежденно сообщил Ланс, - кто выбирает женщин наглых, вздорных, капризных и непредсказуемых. Лично я таких терпеть не могу. Все мои невесты тихие, покладистые, добрые, не ревнивые... жаль, нельзя жениться на всех сразу.
  -Очень правильный запрет... - буркнул сыскарь через полчаса, когда маг уже считал, что начальник забыл и о нем, и о его женщинах, - иначе у таких прохиндеев как ты будут целые гаремы, а остальным не достанется и по одной жене.
  И непонятно было, шутил он или прорвалось наружу нечаянное откровение. К тому же Ланс не зря работал на тайный сыск, где все были в курсе чужих секретов, и знали о том, куда иногда ездит с визитами их шеф.
  
  В Зарт они попали поздно ночью. Ориентируясь лишь по памяти птиц, знавших в этом направлении все посадочные площадки, опустились на крышу самой большой гостиницы.
  И едва люлька крылета закачалась в причальной сети, отстегнутая от ринувшихся к кормушкам и поилкам кархов, к прибывшим устремились услужливые, ловкие горничные. Путешествие на крылетах было очень дорогим удовольствием, доступным лишь избранным, и слуги отлично это знали.
  Приказав доставить ужин в номер и заказать крылет на утро Тровенг отправился умываться. А когда вышел из ванной комнаты, обнаружил накрытый стол, бутылку темного вишневого ликера и миленькую служаночку в кокетливой крахмальной наколке.
  -Уберешь утром, - холодно глянув на нее, бросил лорд на уголок стола серебряную монетку, - и передай хозяину: он лишится лицензии, если ночью возле моей двери будут петь, скрестись или вздыхать. Иди.
  Горничная обиженно поджала губки, жирная добыча, которую она уже считала своей, уплывала прямо из рук, и судя по колючему, неприязненному взгляду непроницаемо-черных глаз, вернуть ее не было никакого шанса.
  Сыскарь запер за ней дверь и сел ужинать. Открывать вино он и не подумал, пробовать соусы и десерты - тоже. Быстро сжевал свежепожаренное мясо с ломтем хлеба, запил бокалом воды, куда бросил особую пилюлю. Такие готовил для него Эрбиус, алхимик князя, уверявший, что она защитит от любого приворота, наговора и яда.
  Хотя до недавнего времени Гарт втайне считал, что не только во всем их княжестве, но и в соседних странах не найдется ни одного сумасшедшего, способного поднять руку на его жизнь или честь. Но после того, как на подобное решилась сумасбродная леди Николла, в его убежденности была пробита сокрушительная брешь.
  
   Утро для кархов наступало, едва небо на востоке начинало сереть. Они были не ночными птицами, а именно утренними, и могли выслеживать своих жертв даже в легком тумане. Чаще всего кархи кормились возле деревень и поместий, и бредущие на выпас овцы, еще сонные куры и гуси были их излюбленной дичью . При случае взрослый карх легко уносил за десятки миль в своё гнездо даже месячного теленка.
   И потому рассвет считался лучшим часом для начала перелета.
  
  Гарт стоял на крыше, жуя толстый ломоть сыра, лично взятый на кухне из большой миски. Заспанное лицо спутника было бледноватым, но за мага начальник сыска не беспокоился. Тот никогда не забывал повесить себе на грудь целую гроздь различных амулетов.
  - Ланс, - едва они устроились в крылете и погонщик отправился раздавать мясо, тихо проговорил он тем самым тоном, который заставлял его подчиненных вытягиваться в струнку, - твое дело - найти что-то необычное. Не знаю, что именно, но если вдруг обнаружишь - не подавай виду. Не хмыкай, не дергай бровью и не свисти. Доложишь мне только в тот момент, когда мы будем вдвоем.
  -Ого, - присвистнул напарник.
  -Так делать тоже не нужно. И имя... придумай другое. Мне тоже.
  -Тогда ты будешь Франом.
  -Почему?
  -Пса я так зову... точно не забуду. А я - просто Том. Амулет личины дать или есть?
  -Есть, - хмыкнул его начальник и больше не разговаривал до самого Заленса.
  
  
   Двадцать первое сеноставня
   Приграничный городок Заленс
   Гардант Тровенг
  
  
  На крыше ратуши, куда доставил сыскарей крылет, их встречала целая делегация, во главе с мэром. Здесь был и командир городской стражи, и судья и даже глава местной знати, лорд Трилбенз.
  Он и начал осторожную беседу, когда столичные гости неохотно представились.
  - Меня зовут Том. А мой спутник - Фран.
  -Не сочтите за наглость, - сиял радушием лорд, - но наша гостиница несколько... простовата для таких важных гостей. Позвольте пригласить вас остановиться в моем доме? Спальни уже готовы, обед тоже, слуги у меня вежливые и ловкие...
  -Где жила невеста господина Шульта? - без разрешения начальника Ланс предпочел не отвечать на это приглашение, а Гард упорно молчал.
  -Понятно, - стараясь не показать досады, натянуто улыбнулся лорд Трилбенз, - про невест колбасников вам лучше всех поведает наш доблестный мэр. Позвольте откланяться? Но если надумаете - мой дом для вас открыт.
  - Аптекарка Дилли снимала комнату у госпожи Лоты, хозяйки небольшого прибыльного дома. - провожая столичных гостей к лестнице, деловито пояснял еще бодрый, но уже обремененный заметным животиком командир стражников. - Она лучше всех изучила эту девицу. Но все жители отзываются о ней лестно. Спокойна, вежлива, рассудительна и аккуратна. Я и сам покупал у нее пилюли... могу подтвердить. Да и господин Шульт в нашем городке жених завидный, несмотря на возраст и внешность. И выбор у него был... однако предложенье он сделал Дилли. Все говорят, она была рада... шла домой как на крыльях. Дома сразу вызвала коляску и отправилась в Холмор, за платьем.
  -Так где она пропала? - перебил стражника Гард, начиная подозревать, что они зря летели лишних два часа.
  -В Холморе и пропала. Коляску отпустила у постоялого дома, обещав вернуться на другой день, с оказией. Но так и не вернулась. Вы не желаете перекусить с дороги?
  -Веди нас к госпоже Лоте. А по пути покажи лавку. Помещение она купила или снимала?
  -Снимала. У Лоты же. - торопливо пояснял стражник, открывая перед ними двери на улицу, - там все осталось, как было, мы смотрели.
  -Протокол дайте, - потребовал Ланс.
  - А... Сейчас отправлю человека, он принесет. Но возможно они сделали беглый осмотр... без оформления... - командир стражи стремительно серел, - раз еще нет тела, мы имеем право...
  -Принесите указ, подтверждающий это право, - маг не хуже самого Гарда знал все правила и законы проведения досмотров.
  -В присутствии родственников... - хватался за призрачное оправдание стражник, - там был жених.
  -Ритуал обручения был подтвержден договором? - Ланс терпеть не мог подобного неряшества подчиненных, доставлявшего ему самому море лишней работы.
  -Как будто... - командир стражи понимал, что топит сам себя, но остановиться и признаться, что упорно лжет начальству уже не мог.
  Простые имена гостей его не обманули, как и ничем не примечательные лица. Не бывает таких у тех, кто прилетает из столицы на срочном крылете.
  -Вызовите его в лавку, - скомандовал Ланс, но почувствовал, как его резко дернули за куртку, - впрочем, пока не нужно. Так где эта аптека?
  -Вот... - указывая на крохотную, не больше двух шагов в ширину лавчонку, угрюмо пробормотал командир стражи, заранее прощаясь с должностью.
  Позавчера шел дождь, и все приходившие в аптеку оставили на единственной ступени, обычно чистенькой как стол, грязные отпечатки.
  -Оцепить подходы сетью, опечатать двери и окна ваши люди тоже не додумались? Или и на это был указ? - начал понемногу звереть маг.
  -Просто никто не верил... - сломался наконец стражник, - что она пропала. Такая разумная и ловкая девица... думали, вот вернется...
  -И приготовили подарочек, - съязвил Ланс, - стаскали в ее лавку всю окрестную грязь.
  За пять минут, пока ожидали появления старшего стражника, исполнявшего обязанности дознавателя и потому забравшего ключ от аптеки, гости успели осмотреться и сделать собственные выводы.
  Городок был точно таким же, как десятки подобных ему. Единственная площадь, на которой в центре засохшего фонтана высилась невразумительная статуя, была окружена лавками, салонами и закусочными. В самом центре располагался небольшой крытый рынок и Гард, сделав напарнику знак, направился туда. Есть хотелось все сильнее, но идти в гости к людям, которых они сегодня возможно лишат всего достигнутого в жизни, было по меньшей мере неосмотрительно.
  За прилавками стояло с десяток торговок, но ничего из товаров привычных взору столичного жителя перед ними не нашлось. Ни горячих пирогов, ни жареных цыплят, ни малосольной рыбы. Только сырые яйца и мясо, овощи и первые яблоки. Да малина в туесках. Лишь чуть подальше под вывеской "колбасы Шульта", стоял лоснящийся довольством статный торговец.
  -Это ты - Шульт? - спросил у него сыщик с самым простодушным видом.
  -Я приказчик, - важно объявил тот и сунул в рот розовый ломтик ветчины.
  -Вкусно? - с неподдельным интересом смотрел на него странный незнакомец.
  -Да, - почему-то заволновался торговец.
  -Покажи.
  -Что?
  -Кусок покажи, от которого отрезал.
  -В-вот... - приказчик приоткрыл пропитанную солью тряпицу.
  -Взвесь.
  -Сколько?
  -Весь.
  -Эт-то дорогое...
  -Ну да. Ты же не дурак, самое дешевое жевать. Взвешивай, не волнуйся.
  Через минуту Гард выходил из широко распахнутых ворот рынка с корзинкой, в которой лежало восемь фунтов ветчины, два десятка яиц и пяток сочных, молодых луковиц. Каравай хлеба он купил в замеченной по пути булочной, и оказался возле дверей аптеки как раз в тот момент, когда туда подбежал запыхавшийся дознаватель.
  -Можно открывать, ваша светлость, - попытался он польстить гостям, но они не обратили на это никакого внимания.
  Оба давно подсчитали, что сразу вылететь в Холмор им никак не удастся, птицы должны отдохнуть хотя бы два, а лучше - три часа. И потому никуда пока не спешили.
  -Нельзя, - коротко отказал Гард, - нет сетей, понятых, писаря и бумаги.
  Стражники помрачнели, но спорить не решились, отправили посыльного за всем перечисленным, не забыв на этот раз добавить в список лупу, зелья и все прочие мелочи, необходимые для официального осмотра места происшествия.
  
   ***
  
  Восемнадцатое сеноставня
  Холмор, уездный город
   Дилли
  
  Утро еще не наступило, а Дилли уже была на ногах.
  С вечера, расставшись с возницей возле крыльца самой невзрачной гостиницы, она успела переделать кучу дел. Сначала, осведомившись у хозяйки о цене комнатки, минут пять изображала сомнения и душевные муки, затем, убедившись, что повозки и след простыл, спокойно покинула гостиницу.
  В ближайшей лавчонке Дилли купила слегка поношенную, но вполне еще пристойную шелковую летнюю накидку и неброский, но тоже не самый дешевый баул. И в первой же подворотне, пользуясь быстро сгущающимися сумерками, засунула в него свои тюки и саквояж. А затем, проведя по лицу ладонями, минуту постояла, привыкая к ощущениям и, выйдя на дорогу, смело остановила первого попавшегося извозчика.
  -Приличную гостиницу, милок, и не слишком далеко от центра.
  Уже через четверть часа, умывшись и перекусив прихваченными в дорогу бутербродами она сладко спала в снятой на ночь комнатке с видом на главную улицу города.
  План, как поступить и куда отправиться, был спокойно обдуман ею за те четыре с половиной часа, что они добирались до Холмора. И это при том, что за скорость она доплатила и кучер всю дорогу гнал лошадей.
  
  Внизу было непривычно тихо и пустынно, лишь швейцар дремал в кресле у входа. Вполглаза проследив, как немолодая и явно небогатая постоялица сдает ключ, поднялся и распахнул перед нею двери.
  -Извозчики налево, за углом, - сообщил учтиво, даже не надеясь на награду, но получил мелкую серебряную монетку.
  И сел на место, так и не узнав, что дама, шагнувшая с освещенного фонарем крыльца в предрассветную дымку, свернула не влево, а вправо.
  Уверенно забросила на плечи баул и быстро направилась по узкому переулку в сторону стоянки дилижансов. Расписание она прочла еще с вечера, выкупая номер.
  Подходя к небольшой площади, ярче других освещенной фонарями и оживленной почти как днем, Дилли сняла багаж с плеча и повесила за спину, как делали многие женщины, не способные нанять носильщика. У ведуньи деньги были, в последние месяцы удалось скопить, но носильщика она не брала по другой причине. Не хотелось, чтобы хоть кто-то ее запомнил.
  Дилижансы стояли под вывесками, и к каждому уже выстроилась очередь. Куда-то больше, куда-то меньше. На Мшарье было всего несколько человек и это оказалось для Дилли самой неприятной неожиданностью за последние месяцы.
  Но она даже не вздрогнула и не приостановилась, так же размеренно добрела до потрепанного ветрами и временем громоздкого экипажа и остановилась в конце жидкой цепочки, с явным наслаждением опустив на скамейку свой баул.
  Возле соседних дилижансов шустрые помощники кучеров уже собирали деньги и пристраивали в багажные ящики и на крышу сундуки, мешки и баулы, а здесь пока было тихо. И лишь когда в очереди оказалось более десятка желающих ехать на этом дилижансе, из него вылез сумрачный парень лет двадцати, оглядел путников оценивающим взглядом и объявил:
  -Предупреждаем, в доме "У родника" теперь никто не живет. Уже с зимы. Можете поехать, убедиться своими глазами, но запомните, к нам потом никаких обид. И бесплатно обратно никого не повезем. Кто решит ехать, распишитесь, чтобы потом не было спора.
  -А куда же они делись? - возмутилась стоящая впереди дама в дешевой шляпке с темной вуалью.
  -Никто не знает. Вроде в гости поехали... и не вернулись. - В голосе парня помимо его воли прозвучала тоска, но он сразу спохватился, прикрикнул бодро, - ну, кто едет?
  -Но родник хоть остался? - задумчиво осведомился немолодой господин, судя по выправке - военный.
  -Да, - сухо бросил парень, - но в дом не пускают. Сторож там живет, староста указ получил.
  -Я не поеду, - вздохнув, отступила в сторону молодая женщина с потухшим взором, - чего бесполезно кататься.
  Дилли сейчас тоже надо бы повернуться и уйти, не совать голову в ловушку. Но тлела в душе безумная надежда на оставленный для нее знак, или хоть крохотную подсказку, где его искать. И она недрогнувшей рукой написала на листке - Лиана и поставила витиеватую подпись.
  Парень взял двадцать серебрушек, загрузил багаж, выдал ей медный номерок и сообщил, что отправление через полчаса, желающие могут позавтракать и умыться в харчевне напротив. Остановка будет только через три часа.
  Девятнадцатое сеноставня
  Мшарье
   Дилли
  
  В затерявшийся среди холмов маленький городишко дилижанс прибыл только числа, ближе к вечеру. Почти за двое суток пути пассажиры успели перезнакомиться и определиться с симпатиями, но Дилли в эту игру давно не играла. Точно зная, выпытав чужие тайны и вывалив на голову новой подруги все собственные беды, спутники обменяются адресами и наказами писать и приезжать, но едва расставшись, никогда уже друг о друге не вспомнят.
  Поэтому большую часть пути она делала вид будто спит или мучается мигренью. А выйдя из дилижанса и получив свой баул, не пошла вместе со всеми к новенькой гостинице, а направилась вниз по улице, к неказистому трактиру, где сдавали на ночь комнатушки в мансарде.
  Разумеется, намного дешевле, чем в просторном двухэтажном здании гостиницы , воздвигнутой благодаря славе дома "У родника", однако сейчас для Дилли главными были вовсе не деньги. В трактире вечерами собирались старожилы и можно было узнать не только последние новости, но и о событиях, произошедшие в поселке за последние двести лет. Народная память старательно хранила все мало-мальски интересные происшествия, хотя и добавляла им со временем сочности и несуществующих подробностей.
  В этот час народу в зале было еще маловато, и Дилли, сняв комнату и переодевшись, отправилась размять ноги. Разумеется, они сами принесли ее к знакомой калиточке. Такой невысокой и хлипкой, что сразу становилось ясно, либо у хозяев просторного, приземистого дома нет ничего ценного, либо они не боятся никаких воров. И все в поселке были убеждены в верности первого предположения, только Дилли и ее подруги знали, что второе намного точнее.
  Пройти внутрь ограды никто не помешал, и девушка, выглядевшая сейчас вдвое старше собственных ровесниц, неторопливо побрела к роднику, попутно оглядывая все, до чего смогла дотянуться цепким, все запоминающим взором.
  Деревья и кусты целы, ухожены и политы, дорожки расчищены... вроде мелочь, но очень выразительная. С одной стороны, очень похожа на ловушку, из тех, какие заманивают простаков безмятежным видом и якобы самыми доброжелательными намереньями. А с другой - на извинение, предложение мира и возможно, помощи.
  Вот только Дилли точно знала, прежние обитатели дома ничему не поверят и никогда не вернутся. Так как рискуют не просто своей свободой или жизнью, а будущим детей. Но об этом никому не нужно знать.
  Она медленно шла по центральной аллее, полого спускавшейся в лощинку и вскоре добралась до замшелого валуна, из-под которого выбивался крохотный родничок. Булькал в выдолбленной давным-давно гранитной чаше, перетекал через позеленевший край и вскоре терялся в сырой траве.
  Здесь тоже видны были следы чьих-то заботливых рук, чаша отмыта, вокруг валуна подметено, а скамеечка для немощных посетителей прикрыта от дождя и солнца новеньким навесиком.
  Дилли только невесело усмехнулась, пока тут жили те, кто стал ей семьей, почему-то никто не считал нужным помочь почистить дорожки или соорудить навес. Хотя поселок неплохо кормился на приезжающих к роднику страждущих.
  Точнее, ехали-то они к ведуньям, но вслух этого и тогда не говорили, и сейчас лучше не поминать. Заслышав приглушенные шаги, Дилли достала из кармана плоскую фляжку и склонилась над чашей, набирая стекающую воду.
  -Она обычная, - ненавязчиво предупредил подошедший от дома мужчина.
  -Спасибо, мне это известно, - не поворачиваясь, спокойно отозвалась Дилли.
  -Тогда зачем? В гостинице вода ничуть не хуже.
  -В память о тех, кто тут жил, - пояснила она и бросила в чашу серебряную монетку, - не убирай деньги. И если другие захотят... пусть кладут. Только не медные.
  -Откуда вы знаете? - сразу насторожился собеседник.
  -Они сказали, - девушка подняла голову и указала взглядом на дом, - я здесь уже бывала.
  -И помогло? - в голосе сторожа, теперь Дилли в этом не сомневалась, звучала едва заметная усмешка.
  -Да, - твердо кивнула она, и перевела разговор на другое, - а пройти по дому не разрешается? Раз хозяева его бросили.
  -Ну если вы расскажете... как вам помогла эта вода... - деланно засомневался он.
  -Когда я сказала, что помогла вода? Тем более, мне? - Дилли с истинным изумлением широко открыла глаза.
  Вот теперь ей стало ясно, что никакой он не сторож, хотя именно так и считают все вокруг. Это сыщик... и неважно чей, княжеский, ковена магов или гильдии целителей. А может даже и из соседних стран... бродячие сказители и комедьянты зубы съели на байках о всевозможных чудесах. Так ведь иначе бы их никто и не слушал.
  -Как... - начал он, запнулся и с досадой стиснул губы, сообразив что с головой выдал себя своими поспешными выводами. - ну хорошо... в виде исключения открою вам дом.
  -А разве вы живете не там? - теперь нужно было его успокоить и показать, как мало она придала значения его занятию.
  -В домике для гостей... мне хватает места, - он пошел впереди, указывая дорогу.
  Хотя Дилли и сама могла бы показать ему, где и что тут располагается, и ни грана не сомневалась, что некоторые сюрпризы очень удивили бы опытного сыскаря.
  
  
  Двадцать первое сеноставня
   Приграничный городок Заленс
   Гардант Тровенг
  
  Растягивая сети и устанавливая стол для писаря, стражники искоса поглядывали на странных гостей, отказавшихся от роскошного обеда в особняке лорда Трилбенза. И вместо устриц в белом вине и фаршированных рябчиков едят теперь ветчину с хлебом и луком, запивая простым квасом, купленным у случайно проходившего разносчика.
  Да к тому же переговариваются на непонятном языке.
  -Что будешь делать с командиром стражи? - буркнул маг на древне- лерейском, который тайный сыск использовал как раз в подобных случаях.
  Достал из корзинки яйцо, подержал пару секунд в кулаке и обжигающе-горячее бросил в корзинку. Везти с собой на крылете сырые яйца очень скверная затея.
  -Вкачу выговор... - вздохнул Гард, - некого пока сюда послать. Но проверю... через пару декад... как он понял мою доброту.
  Протянул руку, взял еще ломоть тающей во рту ветчины и снова вздохнул. Сейчас лучше бы поспать в мягкой кровати... ведь ясно, что после визита этих дуболомов чистоты картины можно не ждать.
  -Ваша светлость... - прибежал стражник, - все готово. Можем открывать?
  -Ну идем, посмотрим, что там у вас готово, - Ланс нехотя вытер льняной салфеткой руки и встал со скамьи.
  Неторопливо подошел к сети, достал из походной сумки амулет с записывающим кристаллом и повесив на шею, начал невозмутимо диктовать:
  -Перед нами аптекарская лавка. Подходы загорожены сетью, стоят предупреждающие знаки. Вывеска обычная, никаких нарушений не заметно. Крыльцо густо заляпано грязью, отчетливо видны следы мужских сапог. По свидетельству мэрии, дождь прошел здесь девятнадцатого сеноставня, а аптекарка Дилли выехала из города семнадцатого сеноставня через три часа после обеда. Письменную версию, кто за это время мог проникнуть за сетку, предоставит командир городской стражи. Дверь не опломбирована, заперта на висячий замок, типа Ам-20. Ключ хранился у штатного дознавателя... - Ланс оглянулся на помрачневшего мужчину средних лет и ощутил укол жалости, но тут же убил в себе это вредное чувство.
  Если сейчас не припугнуть их как следует, они и в другой раз, если случится настоящее преступление, поступят как самые последние разгильдяи.
  К тому моменту, как маг закончил осмотр, стражники напоминали толпу каторжников перед казнью. Высокий гость не упустил ни одного промаха, перечислил все. И рассыпанные пилюли, и вонь зелий из плохо закрученных фиалов. И в конце, сделав вывод, что невозможно без хозяйки лавки определить, сколько и каких лекарств было похищено злоумышленниками в воинских сапогах, заставил дознавателя при нем запереть дверь и опечатал замок собственной печатью.
  А потом кивнул спокойно следившему за ним напарнику и направился в дом госпожи Лоты, проверить жилье пропавшей невесты.
  Гард шел рядом, бросив на скамье ненужную корзину. Остатки еды он ловко поделил пополам, и свою долю упаковал в сумку. Ланс молча проделал то же самое, хранить в пути продукты в одном месте их еще в зеленой юности отучили наставники. Хотя у каждого они были свои. Начальник тайного сыска обладал очень незначительными магическими способностями и потому его учил отставной лейтенант княжеской роты.
  А Ланса воспитывал магистр ковена, еще пятилетним малышом выкупив у многодетной семьи. Одаренные дети встречались не часто, потому родителям платили за них хорошие отказные. Впрочем, дети об этом никогда не жалели. Дома наставников были удобными и просторными а сами они - добрыми и заботливыми. Да и не было времени о чем либо жалеть, когда мир вдруг открывался с такой интересной и разнообразной стороны.
  Осмотр комнаты дал чуть больше, но Ланс еще по пути туда сделал знак, означающий, что ему все понятно. И Гард ему поверил, он и сам давно пришел к твердому мнению, что аптекарка сбежала, очень ловко обведя всех вокруг пальца. И все же довел процедуру осмотра и опроса свидетелей до конца, желая преподать наглядный урок обленившимся подчиненным.
  И к тому же, нужно же было куда-то потратить три свободных часа?
  Поэтому он с огромным облегчением вздохнул, когда погонщик наконец объявил, что птицы готовы к перелету. И вскоре, удобно вытянув ноги в люльке крылета, Тровенг с напарником летели по направлению к Холмору. Мысли о том, что Дилли там долго не пробудет, они старательно отгоняли от себя, предпочитая пока решать более простые вопросы.
  -Как думаешь... почему она ему просто не отказала?
  -Так же, как и ты, - лукаво хмыкнул Ланс, - сейчас она считается пропавшей, и ей сочувствует весь город. Да и самоуважение того толстячка ни капли не пострадало. А если бы она отказала...
  Маг насмешливо фыркнул и смолк, но Гард и сам все знал и считал точно так же. Не важно, что колбасник на двадцать лет старше аптекарки, если ей на самом деле двадцать восемь, как записано у ее домохозяйки, госпожи Лоты. И ничего не значит, что он ниже ее на полголовы, толст и коренаст, как бочонок. Не имеет также никакого значения, что он пропах чесноком и специями.
  Вообще ничто не существенно, кроме одного: по меркам городка колбасник довольно богат, у него большой дом и три лавки. Потому он и считается завидным женихом. И если станет известно, что ему решилась отказать какая-то обнаглевшая полунищая аптекарка, ее немедленно дружно осудят все остальные незамужние девицы и дамы.
  За высокомерие, гордыню, спесь и просто неимоверную, по их мнению, глупость. Но в первую очередь, конечно же за то, что сами они никогда не смогли бы себе этого позволить.
  Ну а вслед за старыми девами привередницу осудят степенные матроны и мужчины. Да какое право имеют серые нищие мышки перебирать женихов, тем более завидных? Можно подумать, у нее приданое в сундуках не умещается, или очередь воздыхателей у порога стоит! Если обратил внимание порядочный и состоятельный мужчина - беги с ним в храм и будь счастлива и всю жизнь благодарна, а не показывай дурных примеров юным бунтаркам.
  Чуть позже поползут и сплетни, и шепотки и едкие насмешки. И строптивой старой деве придется вытерпеть назойливое внимание всех слоев населения, от добрых старых леди, до вздорных торговок. Выслушать не один десяток душеспасительных бесед, сотни назойливых советов, лживых сочувствий и неприкрытых издевок. Вскоре это превратится в любимое развлечение скучающих кумушек маленьких городков, а постепенно и в откровенную травлю. Вот тогда аптекарке можно будет забыть обо всяком уважении, и никто больше не будет просить у нее советов. А как следствие - от лавки не станет никакой выгоды. Дилли ведь далеко не единственная, кто торгует в городке пилюлями и мазями и неплохо зарабатывала до этого только благодаря хорошей репутации.
  
  
   Двадцать первое сеноставня
   Холмор, уездный город
   Гардант Тровенг
  
  Крылет опустился на крышу монументального старинного здания казарм городской стражи часа за три до заката, и Ланс почти бегом ринулся вниз, где его уже должен был ожидать коллега из ковена.
  А Гард, прибывший сюда без личины, неторопливо двинулся к встречавшим знатным горожанам и подчиненным, заранее думая, как бы избежать непременного торжественного застолья и просто спокойно поесть горячей рыбной похлебки, какой славился этот городок. Но в этот раз ему неожиданно повезло.
  Неподалеку от сияющей улыбками толпы, стоял, независимо усмехаясь, худощавый, жилистый мужчина средних лет, с жесткими глазами прокурора. Или бывалого дознавателя по особым случаям. Незаметно кивнув ему, Гард на минуту повернулся к градоначальнику и его помощникам.
  -Благодарю за встречу, господа. Но мы тут неофициально, всего лишь проездом на несколько часов. И я давно обещал встречу старому сослуживцу. Хочется вспомнить молодость... так сказать. Прошу извинить.
  Он отлично понимал, что этим заявлением поднял Джертту авторитет на небывалую высоту, но ни секунды не сомневался в правильности своего поступка. Если бы Джертт этого не желал, никогда не пришел бы сюда лично, просто прислал посыльного или письмо. Почтовая пирамидка ему полагалась по должности.
  Еще раз скупо улыбнувшись раздосадованным лордам, Гард решительно отвернулся и направился к ожидавшему его бывшему дознавателю. Крепко обнявшись с другом, похлопал того по налитым сталью плечам и повинуясь взгляду, пошел следом к выходу.
  Во дворе Джерта ждал парнишка, державший поводья оседланных дромадеров, и начальник тайного сыска изумленно фыркнул.
  Как-то отвык он от этих вредных животных.
  -Тут недалеко, - понял его удивление Джерт, и усмехнулся, -Я все время на них езжу... не хочу радовать народ сменой вкуса.
  Гард беспрекословно уселся на дромадера, тот нехотя поднялся на ноги и под любопытными взглядами всех несостоявшихся сотрапезников вывез столичного гостя на улицу. Ехать и в самом деле было недалеко, всего через десять минут перед ними распахнулись глухие ворота городской тюрьмы, где Джертис Мазголд уже второй год служил начальником.
  -Я не стал брать городской дом, - пояснил Джерт, спрыгивая на высокое крыльцо донжона, - замучат посетители с просьбами и взятками. Потеснил немного писарей и кладовщика и занял верхнюю часть башни.
  -Джерт, если нужно, просто кивни, и тебе выделят деньги на пристройку. - поднимаясь по узкой каменной лестнице осторожно предложил Гард, - Ты ведь не один живешь?
  -С Надией, - в глазах тюремщика словно светлый лучик мелькнул, - она сегодня твой любимый суп варит. А пристройка неплохое конечно дело, но не для меня. Но об этом позже, сначала умойся, выпей с дороги стакан кваса и поешь. А я расскажу, что узнал по твоей просьбе. Хотя времени маловато, и ребята еще копают, но пару странностей мы все же нашли.
  Гард только кивнул, все правильно, поговорить они еще успеют. И пока умывался в небольшой, по-солдатски непритязательной ванной комнате с простой, медной ванной, думал о том, как сделать удобнее жизнь старого друга. И отчасти наставника.
  Сам он, попав по воле князя на службу в тайный сыск, вскоре стал лучшим из молодых наблюдателей, но остался совершенно неопытным дознавателем. А Джерт и Надия уже два года были напарниками и вели между собой борьбу за негласное лидерство. И неизвестно, чем бы она закончилась, если бы Гарду не вздумалось пофлиртовать с миловидной сотрудницей.
  Джерт ответил вспышкой такой яростной и неожиданной для всех ревности, что юному стажеру пришлось удирать от его гнева через окно, а Надие - прикрывать парнишку своим телом.
  С тех пор они вместе... хотя Надия лишь через три года решилась пойти с любимым в храм. Но на то у нее были свои веские причины.
  Гард набросил приготовленную для него свежую рубашку, пахнущую солнцем и тагетисом, и поспешил спрятать тоскливый вздох. Ему самому никто не сушит рубахи на жарком солнце, чтобы долго хранили аромат свежести и не пересыпает их лепестками цветов. Несмотря на положение и состоятельность.
  -Как думаешь, он не уснул случайно в нашей ванной? - нарочито громко осведомился под дверью язвительный голос хозяйки, и гость, усмехнувшись, распахнул дверь.
  -Здравствуй, Надия.
  -И ты... - она внимательно изучала его лицо, - здравым будь. Да иди уже есть уху, пока не остыла. Подогревать ее нельзя, если ты не знаешь.
  -Теперь знаю, - засмеялся он с неожиданной легкостью.
  Она была все такой же крепенькой, жизнерадостной и невыразимо уютной. А еще - проницательной и неподкупной и вот этого никто не заподозрил бы, глядя на ее округлое, миловидное лицо с глазами лани.
  Суп оказался именно таким, о каком мечталось, а еще к нему был рыбный пирог и совсем чуточку хмельной квас. И все это, простая еда, возможность не проверять на яд каждый кусок и глоток и не напрягаться, когда кто-то проходит за спиной, привело Гарда в давно забытое благодушное настроение.
  Он с удовольствием остался бы тут на пару дней, ездил на дромадерах на рыбалку, жарил на костре рыбу и купался в светлой воде Ильхона. И забыл бы про всяких ведуний... все равно интуиция подсказывает, что никакой пользы от них не дождешься.
  -Поел? - вырвал из нирваны насмешливый вопрос Джерта, - тогда слушай. Странность первая. В тот день, восемнадцатого числа в гостиницах и постоялых дворах города никакая Дилли не останавливалась. Зато в одной из лучших гостиниц ночевала Танна, женщина лет сорока пяти, с баулом и саквояжем. Одета была как обедневшая леди, в накидку из чесучи и шляпку с вуалью. Рано утром женщина ушла на стоянку извозчиков, но там ее никто не видел. След потерялся... хотя мы на всякий случай проверили все ушедшие в тот день барки и дилижансы. И как раз сегодня обнаружилась вторая странность. Вернулся дилижанс из Мшарья. Так вот, среди пассажиров, которые уехали туда рано утром восемнадцатого, была очень похожая по описанию женщина, они хорошо запомнили, так как пассажиров было всего восемь, а ехать, как ты знаешь, более суток. Но звали ее -Лиана, они составляют списки.
  -Она сейчас в Мшарье? - резко поднялся из-за стола Гард, досадуя на самого себя. Почти час потерян...
  -Сиди, там ее уже нет. Она выехала обратно с тем же дилижансом, как только они поели и сменили лошадей. Но в Холмор не вернулась. Еще вчера утром сошла в Огеле. Там начальником стражи мой хороший знакомый, я уже послал к нему людей. Но ты же знаешь, что оттуда можно выехать в шести направлениях... и она явно не сидит на месте.
  -Это неважно, - мотнул головой Гард, - мы сейчас же летим туда. У вас ведь есть своя упряжка кархов? Я забираю на обмен. Спасибо, Джерт! Ты очень помог.
  -И мы даже не узнаем... - пробормотала Надия и смолкла, не желая вслух напоминать о священном правиле сыскарей.
  Помогать друг другу чем можешь, но платить за это сведениями, которые могут пригодиться по службе.
  -Узнаете, - не стал отказываться Гарт, - обязательно. Но это долгий рассказ. Пока скажите, чем могу помочь прямо сейчас? И не скромничайте.
  -Кухня нужна новая, - оглянувшись на мужа, решительно объявила Надия, - старая расположена очень неудачно, и занимает много места. А вода далеко, и дрова тоже. Да и жарко там летом.
  -Нанимайте мастеров и выгоняйте на работу всяких воришек, вернусь домой - подпишу указ. На первое время вот деньги... - Гард торопливо написал распоряжение городскому главе и почти бегом ринулся вниз.
  -Лучше бы хоть намекнул... что такого она сделала... - буркнула вслед Надия, зная, что он услышит.
  -Ничего, - донеслось снизу.
  
  
  Двадцатое сеноставня
  Торговый город Огел, расположенный на берегу реки Ресны.
   Дилли
  
  Покинув дилижанс, ведунья наняла носильщика и он отвел ее в ближайшую харчевню, где недорого сдавались крохотные комнатушки. Хоть на час, хоть на месяц. Ванная общая, поесть можно в нижнем зале, но это сейчас волновало Дилли менее всего.
  Самым главным стал вопрос - куда ехать дальше.
  Теперь она понимала, что желание съездить в Мшарье было не самым разумным, но ругать себя за это не собиралась. Это вообще одно из правил, по которым они живут, никогда, ни за что себя не ругать. И не оттого, что все делают правильно или считают себя непогрешимыми.
  А по простой причине, никто из них неспособен на зло, и если что-то делает - то только с самым добрым и чистосердечным намерением. Ну, а если вышло не так, как хотелось, то это судьба или случайность, кому как больше нравится называть. Но корить себя за это глупо.
  К тому же теперь она совершенно точно знала, что уходили они второпях, унося только самое необходимое и ценное. Детей. И еду на первые пару дней.
  А вот куда - неизвестно. Ни в одном тайничке, которые она проверила с ловкостью фокусника, не было ни записки, ни знака. Только словно случайно оброненная новенькая детская шапочка, теперь аккуратно лежавшая на столике в прихожей. Те, кто следили за домом, держали его в чистоте и порядке.
  "Ушли под новую крышу" - вот что говорил Дилли этот знак, заставляя огорченно вздыхать. Не так просто найти удобный и просторный дом, где могут разместиться все, кому нужна помощь сородичей.
  Но намного труднее поселиться там, не привлекая внимания и не вызывая волны любопытства и слухов.
  Конечно... лучше всего подошел бы городской дом, и такой у нее был. И именно она, Дилли, была в тот раз причиной их бегства, как возможно и теперь. Но не могла ничем помочь... кроме одного.
  Исчезнуть куда-нибудь на несколько лет, стать незаметной и никому не нужной, чтобы про нее навсегда забыли те, кто уже три года идет по ее следу.
  Решено.
  И она даже знала, куда ехать. На юг, в маленький портовый городок, где летом много таких одиноких дамочек, пытающихся отогреть под жарким солнцем промерзшие сердца. Если снять жилье попроще и тратить очень экономно, до весны денег ей хватит, все равно посылать некуда. Хотя она и не посылала... отвозила сама, так надежнее. И заодно отдыхала душой, глядя в дорогие глаза и улыбаясь от чистого сердца.
  Оставив баул, Дилли торопливо покинула харчевню, и отправилась на пристань. На ее счастье барка на Краст отправлялась в этот же день, к вечеру, как только закончится погрузка. И можно было уже не только купить билет, но и занять свое место.
  Так она и поступила. Купила билет и помчалась в харчевню, по пути заглядывая в дешевые лавки, торгующие всяческими мелочами. И вернулась в свой номер с невзрачным потертым плетеным сундучком. Торопливо пообедав, Дилли ненадолго поднялась в свою комнату. Переоделась в недавно купленное полотняное платье, по новому уложила волосы и прикрыв прическу примелькавшейся всем шляпкой, навсегда покинула харчевню.
   А чуть позже, немного не дойдя до причала, присела ненадолго отдохнуть в пустынном уголке скверика. Через минуту небрежно сняла накидку и шляпку и спрятала в баул, отправив туда же и саквояж. Затем вытащила из сундучка пару полосатых чехлов и ловко надела на сундучок и баул.
  Бдительно оглянулась, прикрыла лицо ладонями и посидев немного, со вздохом поднялась со скамьи. Теперь никто из слуг и подавальщиц харчевни не узнал бы грустную немолодую даму, недавно снимавшую у них комнатку, в бледной неприметной девушке, шагавшей к пристани с двумя полосатыми тюками в руках.
  
  
  ***
  Двадцать пятое сеноставня
  Приморский порт Краст.
   Дилли
  
  На барке Дилли вела себя еще тише, чем в дилижансе. Не гуляла по палубам, не сидела в шезлонге любуясь красотами устья Гельи а позже и заливом. Все пять дней лежала в игрушечной каютке, сосала мятные леденцы и читала толстенный роман.
  А сойдя по трапу на причал почти сразу ощутила, как испуганно дернулось и забилось пойманной птичкой сердце. В трех шагах от нее облокотившись на распахнутую дверцу крытой коляски, устало рассматривая суетившуюся публику стоял подтянутый мужчина в белом морском френче с пронзительными черными глазами.
  Его светлость граф Гардант Тровенг, начальник тайного сыска и одновременно тайный советник князя Сайморса Онзирского.
   На несколько мгновений она замерла на месте, пытаясь понять, каким образом от тут оказался, и сумеет ее узнать или нет? Одновременно стремительно просчитывая, в какой момент можно попытаться от него скрыться. В толпе это не так уж сложно, ей нужно лишь пару минут... под дорожный костюм надето старое выцветшее платьице, деревенский платочек спрятан в кармане. Тридцать секунд чтобы сбросить и сунуть в кусты юбку с блузкой и шляпкой и повязать голову вылинявшим платком. Потом сесть уткнувшись лицом в ладони и подняться уже конопатой девчонкой- побирушкой.
  И начать с пустого места непростой путь к возможности спать на чистой кровати.
  Но с другой стороны... Дилли ведь не преступила ни одного закона... зачем ей снова бежать? И проговориться она теперь ни о чем не сможет даже перед амулетом правды... ей неизвестно ничего о том, куда исчезла семья. Так зачем снова бросать себя на самое дно... к тем, кому чужой кошелек и бутылка дешевого пойла дороже всех человеческих чувств. Тем более, если он ее вычислил, то вряд ли пришел сюда в одиночку.
  И вообще... ведь очень легко проверить, кого он тут ловит.
  Дилли слабо усмехнулась, и поставила тюки прямо на пыльные доски причала.
  -Извозчик!
  -Позвольте вас подвезти, госпожа Танди? - черные глаза его светлости испытующе смотрели казалось, прямо в душу ведуньи.
  -Тандилиана, - с достоинством поправила она, и тут же смилостивилась, - позволяю.
  Он стрельнул повелительным взглядом куда-то вбок и ловкие руки выросшего как из-под земли кучера мигом подхватили багаж, загрузили в ящик.
  -Прошу, - подал руку сыщик и ведунья, бестрепетно на нее опершись, птичкой взлетела в коляску.
  Он так же ловко и быстро сел напротив, захлопнул дверцу и коляска тронулась, не дожидаясь приказа.
  -Куда вас отвезти? - не дождавшись от спутницы ни одного вопроса учтиво осведомился Гард через несколько минут, когда копыта коней зацокали по булыжной мостовой.
  -А вы еще не решили? - изумленно приподняла она бровь.
  Гарт мысленно ругнулся, вовсе не так он представлял эту встречу. И какой-то краткий миг даже считал, будто все идет по плану... и сейчас она ринется в бега, чтобы попасть в ловко расставленные Лансом сети. Но она вдруг повернула все по-своему... и теперь придется играть по ее правилам.
  -Я живу в небольшом особняке с видом на море... не желаете погостить несколько дней... пока решите, как поступить? - Все это было чистой правдой, но в каждом слове Гарда, в едва заметных усмешках и паузах сквозила еще не угроза, но уже намек.
  -Желаю, - совершенно спокойно согласилась она и снова смолкла, заинтересованно рассматривая мелькавшие мимо дома, сады и гостиницы.
  -Вы бывали прежде в Красте? - только ради того, чтобы Ланс потом не дразнил его букой, осведомился сыщик через несколько минут.
  -Нет, - качнула она головой и печально улыбнулась, - не приходилось.
  -А теперь... что-то изменилось?
  -Да... все. Но может ваша светлость достанет уже бумагу и начнет писать протокол? Чтобы потом не повторяться.
  -А разве вы совершили что-то такое... что требует допроса с протоколом? - вмиг сделал стойку Гард.
  -Разумеется, нет, - ответила девушка с такой непоколебимой уверенностью, что зародившееся у сыскаря подозрение в бесполезности всех затрат и усилий последних пяти дней, начало стремительно расти. - Но вы ведь должны в этом убедиться? Проверить меня амулетом правды, устроить мне ночной пятнадцатичасовой допрос, накормить соленой кашей и выдавать воду лишь за признания в преступлении.
  -Стой! - рявкнул, разозлившись, Гарт и приказал заглянувшему в переднее оконце изумленному Лансу, - разворачивай, госпожа Тандилиана едет в гостиницу.
  -Не нужно, - твердо глянула на мага ведунья, - меня пригласили пожить в доме с видом на море и мне это подошло .
  -Мы поймали не ту девушку, - отворачиваясь, громко проворчал маг, - та была скромной и приветливой.
  Гард снова мысленно ругнулся. Ланс явно что-то почувствовал или понял, раз так откровенно давал понять, что они зря тратят время и силы.
  -А зачем вы ее ловили? - не пожелала смолчать Дилли.
  -Не ловили, - сухо возразил Гард, - а искали, по требованию жениха.
  -В таком случае вы ошиблись, - спокойно заявила девушка, - у меня нет жениха. Но назад поворачивать не нужно, от приглашения я не оказываюсь.
  -Как это нет? - попытался запутать спутницу сыскарь, - а колбасник из Заленса, господин Шульт? Весь город знает, что он сделал вам предложение.
  -Насколько мне известно, - усмехнулась она, - сделать предложение и стать женихом - совершенно разные вещи. И весь город в курсе, что аптекарка Дилли, которую он выбрал в жены, взяла два дня на размышление. Но ей хватило и двух часов, чтобы найти двадцать доводов против этого союза. Хотя можно было ограничиться одним, - она его не любила и не видела ни одной причины полюбить со временем.
  -И нельзя было сказать ему честно? - укоризненно уставился на девушку Гард, хотя и отлично понимал, насколько она права.
   Он сам на ее месте сбежал бы еще быстрее.
  -В тот момент - нет. Но она написала ему большое письмо... и надеется, что господин Шульт не обидится.
  А вот в последнем сыскарь даже не засомневался. О ведуньях было известно очень мало, но одно проверке не подлежало. Они умели договариваться, и брали не лестью, не угрозами или золотом, а добротой и чистосердечием. Но ему это не грозило... да и не требовалось. Ведунью желал заполучить сам Сайморс и совершенно для другого дела.
   -А зачем ей понадобилось убегать с такими хитростями? - усмехнулся Гард, раз есть возможность, почему бы не получить ответы на все вопросы? Вдруг мелькнет что-то нужное.
  -Чтобы не нашли. Дилли знала, что господин Шульт очень упорный человек и своей выгоды не упустит. И понимала, что городские стражники будут ее искать.
  Она явно недоговаривала, и вновь почуявший сыскной азарт Тровенг уже строил в уме план беседы, но вновь вмешался бесцеремонно подслушивавший их Ланс.
  -А почему вы говорите о себе, как о другом человеке?
  -Но это так и есть, - невозмутимо ответила девушка, - я несколько месяцев была аптекаркой Дилли, но этот период в моей жизни завершен. Теперь я - Тандилиана, и на Дилли могу отозваться только в крайнем случае и лишь друзьям.
  -А как вы меня узнали... - осторожно осведомился Гард, решив попытаться открыть хоть одну тайну ведуний.
  -По взгляду, -невинно улыбнулась Дилли, - кроме вас никто в нашем княжестве не смотрит так пронзительно.
  Сыщик снова с досадой стиснул губы, понимая, что в этом ответе недостаёт главного и все же он правдив. Спрашивать о том, где и когда она его видела было так же бессмысленно. Кто из столичных жителей не знает начальника тайного сыска? Хотя он и не стремится стать известным... но поневоле приходится находиться рядом с Сайморсом на различных празднествах и выездах. После наглого нападения он сам никому больше не доверяет охрану князя.
  -Прибыли, - возвестил Ланс, останавливая коляску возле крыльца и лихо спрыгнул с облучка, - позвольте вам помочь, Тандилиана! А может быть... ради знакомства... можно все же называть вас Дилли?
   Ведунья легко спрыгнула на дорожку, едва коснувшись его руки, и молча шагнула мимо него, словно не заметив предложения.
  -Багаж захвати, Ланс, - с саркастичной усмешкой намекнул напарнику начальник тайного сыска, решив, что пора забыть об условленных именах и соскочил с подножки следом за гостьей.
  - Тогда уж лучше Анди, - наконец ответила магу Дилли и спокойно направилась к двери, совершенно не заботясь о своих вещах.
  Тровенг смотрел ей в спину и с тоской думал, как неудачно все складывается. И истово жалел, что нельзя знать заранее, чем закончится даже самый хороший замысел. Если бы ему кто-то надежный намекнул, что не нужно читать то письмо... пять дней назад... он не мотался бы по различным провинциальным городам и сейчас, вполне возможно, праздновал бы помолвку. Сваха почти уговорила его сделать предложение дочери графа Меррода, тихой и печальной шатенке с серыми глазами.
  А теперь Гард ни за что так не поступит. Ведь у графской дочери нет ни малейшей возможности отказать нелюбимому мужчине, если он начальник тайного сыска.
  
   ***
  Двадцать пятое сеноставня
  Приморский порт Краст, усадьба "Магнолия"
   Гардант Тровенг
  
  Определив толи пленницу, толи гостью в одну из лучших комнат и дав ей полчаса на переодевание, Гард вернулся в столовую и небрежно скинул френч.
  -Рассказывай, - велел он магу, наливая себе холодного морса.
  -Она не лжет ни слова, - мгновенно понял приказ его напарник, - и прекрасно умеет держать себя в руках. Если бы женщин брали в дознаватели... лучшей кандидатуры не найти. Если она обратит на меня внимание - немедленно забуду всех остальных кандидаток и женюсь.
  -Ты меня пугаешь... - пошутил сыщик, и сам установивший это с помощью артефакта, - разве она похожа на тихую и покладистую? И кроме того, ты же ненавидишь непредсказуемых.
  -Эта девушка - исключение из всех правил, - очень серьезно сообщил маг, - умная и выдержанная. Такие женщины - большая редкость и я постараюсь ей понравиться. Не знаю... повезет или нет, но хочу попросить... не мешай. У меня есть три выходных дня ... я их беру.
  -Хорошо... - скрепя сердце согласился Гарт, - но я все равно намерен задать ей все вопросы, какие сочту нужным. И не знаю пока... на сколько дней смогу остаться... возможно, улечу уже завтра с утра.
  -И доверишь мне доставить ее в столицу, - твердо произнес Ланс.
  -Да... хотя впервые сомневаюсь в верности собственного решения, - честно признался сыщик и настороженно оглянулся на дверь.
  Тренированный слух доложил ему о чьем-то приближении. И поскольку прислугу они отпустили заранее, это могла быть только ведунья.
  - Проходи, Анди, - ринулся ей навстречу маг и едва не подавился собственной улыбкой.
  Блеклой, незаметной девицы неопределенных лет больше не было. Вернее, это была она, Ланс точно мог определить своим чутьем мага. Это именно ее бледная аура, лишенная магических способностей, ее тепловой контур и стройная фигурка среднего роста. Но у этой девушки было миленькое, задорное личико проказливой кокетки и с него лукаво глядели серо-зеленые глаза, а по плечам струились чуть рыжеватые пышные локоны, небрежно стянутые синей лентой.
  -Спасибо, - улыбнулась она открыто и весело, - из моего окна видно море... оно такое огромное!
  -Прежняя ваша... личина... - недовольно проскрипел озадаченный Гард, - более подходила... к случаю.
  -А какой у вас случай? - любознательно поинтересовалась гостья и направилась к накрытому столу, - давайте поедим, пока не остыло? Я ужасно проголодалась.
  -Так почему ничего не ела на барке? - обращаться к этой девчонке почтительно, как к леди, сыщику казалось неуместным и неверным.
  -Говорят, в море на людей нападает морская болезнь... - спокойно наполняя свою тарелку едой, сообщила она, - не хотелось проверять... подвержена я ей или нет. Но понемногу ела... свои запасы. Не стала пробовать только еду, которую готовил повар.
  - Кок. Матросы зовут повара - кок. - поправил Гарт, чувствуя себя ментором.
  -Но я же не матрос? - изумленно распахнув глаза, беспечно отмахнулась она.
  -Позволь положить тебе эту рыбу? Это местный деликатес, ее нужно есть горячей, - подвинулся ближе к девушке пришедший в себя Ланс.
  -Благодарю, - улыбнулась она в ответ, - а что в графинах?
  -Различный морс и квас. Мы не пьем вино на работе, - сухо ответил сыщик.
  -Я взял три дня отпуска, - словно невзначай сообщил Ланс и невинно добавил, - но вина маги не пьют вообще. Какой морс тебе налить?
  -Земляничный, если есть, - улыбнулась Дилли, стараясь понять, это уже допрос и мужчины специально играют в доброго и злого дознавателя, или все значительно серьезнее?
  -А ведуньи пьют вино? - вскользь поинтересовался сыщик у рыженькой нахалки, обращающейся с ними, как с обычными покупателями пилюль.
  Хотя девчонка отлично знала, что от их решения зависит ее судьба. Но вела себя прирожденной княгиней, свободно орудуя столовыми приборами, которые он сам загодя выложил полными комплектами, будто для торжественного приема послов.
  -Зависит от обстоятельств, - уклончиво вздохнула она и внезапно смилостивившись, пояснила, - некоторые настои и бальзамы делаются на вине и вытяжке, да и при простуде неплохо выпить пару глоточков горячего грога.
  -Анди, - задумчиво рассматривая на свет бокал с вишневым морсом, решился Тровенг на предложение, каких еще не делал никогда и никому, - мы ищем ведуний уже три года... потому и поймали тебя так быстро.
  Говорить, что это заслуга Джерта, пославшего ей вслед своих лучших людей, сумевших не потерять девушку, менявшую внешность вместе со шляпкой, он не стал. Ей незачем, а у них с Джертом свои счеты.
  -Зачем? - коротко спросила она.
  -А тебе не известно? - теперь, когда Лансу вдруг приспичило жениться, у Гарда почти не осталось способов ее разговорить.
  Попытаться подкупить - бесполезно. Припугнуть... хотя бы осторожно и туманно - нельзя, Ланс обидится. Этика магов, лешие бы ее завели. С избранными женщинами все одаренные носятся как со свадебным тортом. А все остальное он и прежде не собирался на ней испытывать. Никто не знает, чем сильны ведуньи, но все жители уверены, что иной раз они бывают мощнее магов. Потому и едут страждущие со всех сторон к тем, в ком заподозрят этот странный дар.
  -Точно - нет. А догадки строить не возьмусь, - ответила она и прямо глянула ему в глаза, - но если ваша светлость намекнет...
  -Три года назад... - начал он, и сделал паузу, но девушка спокойно молчала и ему пришлось продолжить, - у престарелого графа Ланмера вдруг появилась жена... молодая и красивая женщина. Вскоре он умер, а она пропала, не взяв из дома и медной монетки. А поместье оставила его незаконнорожденному сыну и его матери простолюдинке.
  Она задумчиво смотрела в окно и улыбалась бледно и загадочно, явно видя в раскинувшейся пронзительной синеве что-то свое.
  -Ее звали Илиана, - положил Гард последний ненадежный козырь в жидкую стопку известных сыску фактов.
  -Вы оскорбились, - отстраненно и печально произнесла она, - когда я сказала про пересоленую кашу... а ведь эти байки в разных вариантах повторяют в каждом трактире. Как говорят... дыма без огня нет.
  -Иногда мы можем немного... - сыщик помолчал, подбирая слова, и истово жалея, что не сдержался там, на дороге, - припугнуть особо опасного преступника. Но мы не палачи и не садисты. И мы бы ее не искали... но родственники покойного не перестают писать жалобы князю. А среди них есть люди... которым он не может отказать без веской причины. Еще они представили свидетелей, утверждающих, что граф давно и очень серьезно рассорился со своей селянкой и не пожелал признавать ее сына своим. Поэтому нынешнее положение они считают надругательством над волей покойника, а его последнюю жену - мошенницей, приворожившей старика по заданию бывшей любовницы. Наши дознаватели опросили всех слуг... и не пришли ни к какому выводу. Но случайно выяснили что граф называл жену ведуньей, и очень ценил... можно сказать, молился на нее. И тогда тем более неясно, почему она так легко отказалась от наследства, раз имела на него полное право. В общем дело темное... и поэтому мы ищем любые упоминания о ведуньях с похожими именами.
  Рассказывая о простом, на первый взгляд, деле, тем не менее стоившем ему многих часов потерянных зря времени и сил, а в награду принесшем лишь несколько колких упреков князя, Гард все больше злился и мрачнел.
  Напрасно он не согласился на предложенный племянниками графа мировой вариант. Если вернуть им имущество дяди, взамен они отдадут селянке дом в предместьях и оплатят учение мальчишки в хорошей школе. Хоть и понимал, что это не совсем честная сделка, но ведь если они нажалуются князю в очередной раз, бастард и вовсе ничего не получит.

Популярное на LitNet.com В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"