Чистяков Василий Сергеевич: другие произведения.

Холодный оружейник, Ч.3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.16*38  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ура! Я как бы закончил! 125 страниц ворда! 1 МБ в ворде! ЛЮди, я верю в вашу критику. Особенно в koraan'овскую


   Пролог.
   За тридцать девять месяцев до описываемых событий.
  
   Имена, имена. Только имена - ярлыки, которые навесили этим людям, должно быть, еще до их рождения. Ни даты рождения, ни даты смерти. Ни статуса, ни места, ни причины. Камень намекает, отчего погибли те, чьи имена собирают утреннюю росу. Камень, не самая большая базальтовая пирамидка, уже почти заполнен одними только именами. Если бы писали что-то еще - монумент был бы больше.
   Считается, что своих близких ты найдешь в этой каше, а чужим эта информация не даст ничего. Но, с другой стороны, когда умрешь ты, или Он, кому что-либо скажут два имени, за которыми уже появились три, имеющие такую же родовую половину.
   Старшая ветвь пала. Двое исчезли, один был отравлен. И вот уже четверть года в клане погибают люди. Поскальзываются в июне месяце на чистом желтом песке тренировочных площадок. Случайно выпивают яд вместо чая. Получают в семнадцать-тридцать лет инфаркт миокарда в разгар тренировки. Ему хотя бы повезло в том, что он официально умер на задании. Пал в бою.
   Глупая борьба за власть. Клан уже уменьшился наполовину и потерял треть своей силы. Трехмесячная эпидемия несчастных случаев не сбавляет обороты, а власть ничего не делает. Не может, или не хочет?
   Рука механически гладит грань пирамидки, а глаза смотрят сквозь камень и два слова, нанесенные неделю назад. Имя - и ничего больше.
   Красивая традиция, наверное, скажет тот, кто увидит лишь маленький черный обелиск-пирамиду, на которой выбиты имена. Тот, кто живет с ней, просто пройдет мимо. Имена, нанесенные вначале, стали просто набором слов. Даже клановые редко что знают о тех братьях и сестрах своих предков, что значатся здесь.
   Тот, кто умеет думать - ужаснется. Гекатомба, растянутое на полвека жертвоприношение. А на камне - имена тех, кого возложили на алтарь процветания. И все, что от многих осталось - потерявшие с течением времени смысл, пары слов. Точно шифрованное послание, если рядом нет дешифровщика. Красивое, эпичное и бессмысленное зрелище. Обезличенные попаданием на этот же камень последних, кто видел что-то, кроме двух слов, имена.
   Все решения приняты, выстраданы - за эту неделю. Письмо сожжено, а пепел густо перемешан с солью и слит в канализацию. Никаких следов. Но стоит опустить веки - и на темном полотне появляются светящиеся белым символы. Легкий, идеализированный памятью, почерк последнего послания.
   "Ни о чем не жалею. Если бы мог прожить заново - сделал бы все так же. Прошу лишь об одном. Если я не вернусь - отступи."
   Было ясно, что все не так гладко. Пострадал напарник. Ранение, тяжелое, чудом не ставшее смертельным. Травма, которую отказались даже пытаться лечить.
   Столько всего навалилось - миссия за миссией, доклад за докладом. Когда они вырвались из спирали постоянных рейдов больше чем на пару дней, то пришли навестить его.
   Упрямый, глупый, верный. Исчез, оставив аккуратно застеленную кровать и пустые полки. Словно и не был калекой, передвигающимся исключительно на костылях.
   И снова появляется из памяти лицо другого человека. И снова, когда кончики пальцев скользят по покрытому изогнутыми канавками камню, а закрытые глаза видят Его, вспоминается последний серьезный разговор.
   "- Я прошу тебя, пообещай мне это - серьезно просит Он, смотря куда-то сквозь тебя. Наследственная черта. Могущественная, но так и не уберегшая потенциально сильнейшего своего носителя.
   - Зачем? - лишь удивление. Здесь нет места негодованию и бессмысленным обвинениям. Да и глупо это - устраивать истерики человеку, который, возможно, отправляется на смерть.
   - Коноха убивает своих детей - подумав, отвечает он. А затем добавляет - Как и многие другие.
   Я... мне некому довериться здесь, кроме тебя. В Листе слишком многим в голову порой ударяет моча. И слишком многие привыкли решать вопросы с позиции силы.
   Пообещай мне. Пусть у меня останется хоть малая надежда, что ребенок не станет таким, как Саске. И что он доживет хотя бы до моего возраста"
   Обещания... клятвы. При таких темпах, твоему клану грозит исчезновение. И некому будет мстить. Но... грешно обманывать надежды умершего и отказывать в исполнении его последней воли.
   Изображение еще слегка размыто, словно бы под веками скопилось слишком много жидкости. Но щеки сухи. Все лишние слезы выплаканы. Все сомнения стерты.
   Как все же это глупо. Отправиться на спасательную миссию, столкнутся в бою с одним из Четверки Звука, победить его - и умереть на руках медика. От "острой сердечной недостаточности". Возможно? Вполне. Вот только слишком часто обладатели этого родового имени умирают в этот квартал. В том числе - от "сердечной недостаточности".
   "Однажды я принял помощь от одного человека. Он был будущим врагом Конохи, я в этом не сомневался. Но его действия помогли в реализации моих планов. Уже позже я понял, что идущая резня - это именно то, на что он рассчитывал.
   Не стоит демонизировать или идеализировать ни его, ни тех, кто стоит за ним. Но, по крайней мере, он не любит врать. Если ты все же попытаешься действовать так, как я прошу, то советую обратиться к нему. Это лучший из видимых мне вариантов"
   Все, хватит. Довольно воспоминаний, довольно глупых эмоций. У меня есть полтора месяца, прежде чем беременность окончательно лишит меня возможности защитить ребенка.
   Он все правильно рассчитал, теперь это ясно видно. С равнодушием власти и резней в клане, неизвестно, что случится, если там догадаются, чей это ребенок. Сейчас чем дальше отсюда, тем лучше. Что же до предпочтений... стоит надеяться, что среди прочих на первый взгляд равных, не ошибешься, поверив Его расчетам.
   Пальцы последний раз касаются дорого имени. Вряд ли случится еще раз сделать это. Все, что останется ребенку - это несколько фотографий. Гений, погибший странный смертью. Упорный до безумия приятель, калека, пропавший без вести посреди базы профессиональных наемников и поисковиков. Учитель, отдалившийся от своих учеников.
   Остаться последней. А ведь не верила, когда услышала эту статистическую справку. До шестидесяти лет доживает в четыре раза больше куноичи, чем шиноби-мужчин.
   "Мы все - просто строчки в статистике. Если мы хотим стать чем-то большим, нам нужны те, кто подставит плечо. Прости, но случай с Ли и нами доказал, что за тебя тоже мало кто впишется."
   Шиноби по сути своей - одиночки. Они наемники, привязанные к своим Поселениям якорями в виде семьи, друзей и ментальных привязок. И угрозой готовых пойти по следу команд охотников.
   Семьи после нападения Звука с Песком и Его гибели больше нет. Друзей, похоже тоже. За генином не пошлют охотников. Он был прав, говоря, что в такой ситуации проще искать безопасности на стороне. Прав, как всегда.
   Базальтовая пирамидка, покрытая, точно языческими символами, обезличенными именами давно умерших людей, все так же стоит на поляне. Памятник?
   В шесть утра уборщик, чей маршрут начинается с этого места, вычистит канавки выбитых имен от сора и пыли и пойдет дальше. Возможно, сегодня к базальтовому мемориалу кто-то подойдет. Хотя нет - у Хатаке Какаши сейчас миссия. А прочие редко посещают забытых друзей. Крайне редко.
  
   Глава 1 Жаба, Лед и Снег
   Кири изменилась...
   Я чувствовал это в чакре спешаших по улицам учеников и шиноби. Я чувствовал это в воде, помнящей, должно быть, десятки техник, в которых была использована каждая капля на местных полигонах. Я чувствую это и в воздухе, разлитом вокруг.
   Изменились люди. Жилеты-разгрузки, скрывающие целые арсеналы. Нагинаты и копья соперничают с традиционными мечами. У каждого второго из молодых волосы собраны в косу или торчащие в стороны пучки, увенчанные бубенчиками. То и дело кто-нибудь махнет татуированной рукой, подзывая друзей и показывая рисунок боевых печатей на ладонях и костяшках. И капли падающей воды порой скользнут по стальным шарикам - лежащим меж пальцев или вплетенных в боевые плети.
   Кири вооружалась.
   "Быть войне" - звучало в штабах, и в поместье прибывали спецификации.
   "Быть войне" - звучало на рынке, и гражданские скупали арбалеты, соль, сахар и мыло.
   "Быть войне" - звучало среди ветеранов, и в канцелярию прибывали новые завещания.
   "Быть войне" - звучало среди молодых, и поступали заказы на новые печати и техники.
   И истязали себя в тренировках, и устраивали тактические учения. И ломались копья в штабных баталиях.
   "Быть войне" - соглашались в новом дворце, и потомок великого пирата Рей Нагумо принимала послов, заключая договоры.
   "Быть войне" - говорил Ао и обновлялись книги Бинго, меняя приоритеты потенциальных целей.
   "Быть войне" - соглашался Наруто и исчезали люди и техники. Управление стратегических операций не занималось убийствами - но свитки с техниками порой утекали вместе с агентами, ныне доживающими свои дни в глубинке.
   "Быть войне" - шептал сам воздух.
   Плачущий Снег, Клык Куротсучи, Алый Лед, Водная Длань - символы новых оружейников, известных лишь по прозвищам, украшали все новые и новые единицы оружия.
   Мечники Тумана, Мечники Острова, Мечники Моря, Элитары Скрытой Верфи, Священные Звери, объединенные в Хякки Якко...
   Со страхом, с предвкушеним, с азартом молодых и обреченностью ветеранов, - Кири готовилась к войне.
  
   Кири в прошлом часто сравнивали с полумесяцем. Собственно, сам Скрытый Туман так и остался полумесяцем, прижатым к воде закрытой бухты. Ступенчатая пирамида дворца Мэй в центре, в километре за ним, у края поселения, стоит похожее отсюда на вулканическое озеро поместье Юкки. Если посмотреть отсюда налево, то можно увидеть прижавшийся к рогу полумесяца почти идеальный квадрат дворцового комплекса дайме Страны Тысячи Островов, за которым располагается база Легионов - личной армии дайме, набранной из тех, кого Академия сочла недостаточно перспективными. Все же лучше иметь под рукой пушечное мясо, чем позволять ему превращаться в лавочников, как это делают в Листе с подобными неучами и неудачниками.
   Если повернуть голову направо, станет видно зарево. Саппоро. Наш новый порт, отстоящий от Кири на десять километров. Именно там находится наш офис для гражданских заказчиков. Скрытый Туман - база шиноби, прикрывающая южный фланг дворца дайме. Нет смысла пускать в Скрытое Селение посторонних, если можно сделать офис в расположенном неподалеку городе.
   - Война неминуема. В Конохе уже все решили - говорит Наруто.
   Я молчу. Нет смысла говорить банальности. Война была предопределена в тот день, когда мы поняли, что для удержания Морей и торговых путей между Кири и Сунной, мы должны атаковать первыми. Война была предопределена и в тот день, когда в головы старейшинам Листа или Данзо пришла мысль, что нужна маленькая победоносная война.
   Меня больше волнует другое. Все-таки есть проекты, ради которых стоило проводить столько времени за созданием артефактов.
   - Минато работоспособен?
   - Более чем - сверкнул зубами Наруто.
   Тихий шелест дождя скрывает наш разговор лучше всяких печатей. Белый Шум, вплетенный в падающую с небес воду. Вообще, техники, вплетенные в падающую сквозь Воздух Воду - это интереснейшее направление.
   Непрерывная пелена скрывает далекие дворец и Саппоро, превращая их в далекие скопления чакры, стоит только шелесту дождя перейти в перестук ливня. Лишь впереди видно просветления - капли дождя отклоняются от траектории, минуя территорию кланового поместья. Еще одна техника, защищающая от слежки и затопления территории клана.
   - Тогда удачи - говорю я.
   Наруто кивает, одновременно сгибая правую руку. Печать концентрации, небольшой всплеск чакры... Позер.
   Дождь смывает вниз, к земле, запахи Поселения. Готовящейся пищи, дыма оружейных и мастерских, пламени горящих манекенов и текущей неподалеку канализации. Когда же ее наконец починят? Второй день воняет в центре Кири, а источник протечки все еще ищут.
   Но один запах остается. Он сливается с шепотом дождя и звучит в унисон. Этот запах в воздухе - но он не имеет химической составляющей. Этот запах - в умах.
  
   Ледяной Щит отражает ливень из прозрачных, точно замороженная слеза младенца, игл. Я резко убираю технику, посылая чакру с обеих рук.
   Тобимару уходит в сторону от порыва бритвенно-острого Ветра, после чего резко наклоняется, касаясь пальцами обеих рук, самым кончиками, покрытой жесткой травой, земли.
   Стена из чего-то, на таком расстоянии смахивающего на гранит, останавливает сгустки Лавы. Логично - Лед эта стихия проплавляет. А если так?... В правой руке уже лежит нагината.
   Изанаги привычно изменила форму, удлинившимся лезвием рассекая каменную стену. Расход чакры ниже на четверть. Точно в соответствии с планом.
   Забавно, но последние три года я почти не делаю оружия в обыденном смысле этого слова. Увлечение псевдокеккенгенкаями, разработка новых техник, собственное совершенствование...
   Шиноби, все же, удивительные существа. Стабилизированная от спонтанных мутаций и в то же время способная к индуцированным изменениям, структура генетической информации - черта, присущая только людям, использующим чакру. Несомненно, искусственная способность, созданная с непонятной целью. Мэй считает, что этот механизм был искусственно создан для лучшей приспособляемости бойцов в условиях длящейся поколениями войны. Оружие, способное не только размножаться, но и совершенствующееся от поколения к поколению.
   Амати неубедительно, но горячо вещает всем, кто готов слушать с трудом контролируемого ученого-мясника и стремлении древних модификаторов к совершенству. Любопытная версия, хотя и менее жизнеспособная. Это что же, каждый Путь - это очередная попытка достичь непознаваемого идеала? Или же хотя бы постичь его?
   Наруто как-то говорил, что и естественную шутку эволюции исключать нельзя.
   Как бы там не было, есть улучшенные геномы, а есть дары крови. Во всяком случае, после исследований Амати и Тэмудзина, ясно, что Пути - это явление иного порядка, чем большинство клановых способностей.
   Порой сильный шиноби постоянно использует какую-то технику. И его потомки тоже делают это бесконечно часто. Превращают тело в воду, манипулируют тенью, смешивают землю с огнем, расплавляя первую до Лавы... техник, как известно, много.
   А затем - на втором поколении пользователей или хоть даже на пятом, у потомков эта техника получается легче - появляется склонность. Склонность, которая тоже наследуется и усиливается, пока окончательно не зафиксируется. Иногда - с привязкой с какой-то черте внешности.
   Мокутон, Шаринган, особенно в его нынешней версии, другие додзютсу и наследуемые умения слишком сложны и многогранны. Конечно, можно было бы допустить, что просто предки баловались кучей техник одновременно, но... так не бывает. Либо пакет, сложнейший комплекс из передаваемых в буквальном смысле с генами родителей умений, всплывающих при определенном уровне силы, в сочетании с другими свойствами, в том числе неповторимой смесью стихий... либо всего одна техника, пусть даже универсальная.
   И маленький нюанс - если у одного из родителей Геном, Путь, а у другого - приобретенная, заслуженная предками каторжным трудом, черта, то они наследуются вместе.
   Путь с Путем, приобретенное с приобретенным - почти никогда. Исключения - лишь если от наследуемых знаний и способностей Пути остались жалкие обрывки.
   Исключения немного. Учихи, возродившиеся из евгенической программы Удзумаки - а это точно известно благодаря нашим археологам - лишь тень того, что описывалось в источниках девятисотлетней давности. Да, конечно, и раньше небо было голубее, а трава зеленее, - но кто в наше время слышал о хладнокровных Учихах, способных повергать в иллюзии без контакта через глаза? Древние Учихи, по этим данным, могли свой вдох, движение волос от подувшего ветра, превратить в спусковой курок Тсукиеми.
   По слухам, Итачи и Шисуи на что-то подобное были способны, но... где тот Шисуи?
   Ао недавно раскопал чудесную сплетню - Орочимару отравил Итачи медленным ядом, чтобы ослабить его, но по какой-то причине отрава стала действовать с опозданием. Зато наши шпионы видели, как предпоследний Учиха харкает кровью. Даже подобрали генетический материал. Немного - но нашим ребятам хватит.
   Так о чем я? Ах, да, Пути.
   Машу рукой Тобимару, обозначая конец тренировки. Испытания очередного усовершенствования Изанаги можно считать успешными. Эта нагината словно специально создана для меня. Хотя... почему словно?
   Путь, по современной трактовке, распространенной, впрочем, только в Кири, - это некая масштабная комбинация генетических усовершенствований.
   Хошигаки, способные создавать существ из Воды, в том числе даже не складывая печати, также превосходно чувствуют себя без атмосферного воздуха. Во всяком случае, на пару часов боя жабр хватает.
   Древние Юкки, должно быть, работали "пожарниками". Ускорение, чтобы успеть на место вовремя, - и Лед для баръеров. Если вспомнить о том, что в голове порой сами собой возникают рецепты некоторых лечебных смесей на травах.
   Сенджу... клан, явно созданный для поддержки, как и Юкки. Мокутон, способный сковать противника, плюс способности к техникам лечения. Правда, по слухам, для поддержания этих способностей, Повелители Лесов то и дело вводили в клан женщин-Удзумаки. Этот клан, в принципе, обладал схожими способностями - жизнестойкость и "живая" чакра.
   Хотя... все это - лишь предположения. Даже если мы и вправду были созданы искусственно, как элитное пушечное мясо, выродившееся вследствие войн и смешения вступающих в противоречие генов, какое принципиальное значение это имеет теперь?
   На соседнем материке не знают слова "чакра". Техническая цивилизация... ребята Наруто и Ао, наверное, с трудом осваиваются в тех местах.
   Впрочем, действительно, созданы были наши предки, или появились в результате странной шутки эволюции, - не все ли равно? Мы - те, кто мы есть.
   Хотя, в свете этих открытий... интересно, как появились все эти разумные животные? Тэмудзин, иммигрант из-за моря, помнится, оч-чень удивился, увидев говорящего альбатроса...
   Кстати о них. Мои размышления прервал этот самый альбатрос. Троюродный внучатый племянник Каге, если не ошибаюсь, Альба-Казе. Письмо от Наруто?
   Письмо было довольно коротким - как всегда, когда пишут по делу. И как обычно, требовалось срочно прибыть.
   Быстро намалевав пару строчек на обратной стороне послания (о, эта великая техника Воды!), я сунул свиток в пасть птичке - открытый клюв как раз находился на уровне пояса.
   - Отнеси Мэй. Я пошел.
   Повинуясь сигналу, Каге применил Обратный призыв. Теперь альбатрос перенесет меня по метке, оставленной Наруто, и вуаля! Через сорок минут времени человеческого мира, я буду на месте.
  
   По лесу, шаркая ногами и собирая сосновые иголки в сандалии, шла девушка.
   Черные матовые волосы на затылке были собраны заколкой. Простая такая заколка, напоминает зубастую пасть. Нажал - она открылась. Отпустил - волосы закреплены. В Кири такие не в моде - наши девушки предпочитают боевые косы, если уж отрастили волосы.
   Итак, бледная кожа, черные тусклые волосы и ровно того же оттенка глаза. Обтягивающее трико сверху и бриджи снизу. Ах, да, стандартная жилетка-разгрузка чунинов и дзенинов Конохи. Вон, и протектор на поясе.
   Сосновый лес вокруг был тих и светел. Таинственно, поскрипывая, качались верхушки деревьев... говорят, те, кто слишком долго смотрят в сосновом бору вверх, рискуют оказаться завороженными гипнотическим ритмом медленно вращаемых ветром стволов и ветвей. Остаться смотреть на медленное движение и слушать тихое поскрипывание сосен... до самой смерти от жажды. Сказки, конечно - для такого фокуса нужно приложить капельку ген. Но... красивая сказка.
   Девушка все так же идет нетвердой походкой. Словно бы не трогает ее очарование застывшего в своей безмятежной, сонной и размеренной, отчасти механической, жизни. Она просто идет сквозь толстый слой серых тонких иголок, оставляя на ковре вдавления, в которых все так же сталкиваются муравьи. Красные и черные. Жизнь и честь. Девушка идет, загребая иголки-песчинки, оставляя цепочку следов, идущих более-менее прямо среди тянущихся вверх столбов в ногу взрослого человека толщиной. Скрип, шелест, светлые сумерки - этот лес не терпит резких звуков и ярких цветов.
   Девушка резко дернулась - и кунай, попал в место, где только что была ее тень. Словно бы целили не в нее.
   Громкий голос разрушает очарование леса. Впрочем, не важно. Скорее всего, этот лес не зря не терпел громких звуков и ярких цветов.
   - Какая интересная техника - немного злой, ироничный и веселый голос разносится среди деревьев далеко в стороны. Он тонет в облаках иголок выше девушки, но удивительно легко расходится среди древесных столбов, словно бы вечное и вместе с тем мимолетное волшебство этого места уже пало.
   Девушка дергается, пытаясь снова уклониться. Два куная застревают в ее левом бедре, когда она пытается прикрыть собой собственную тень.
   - Как видишь, я все же попал. Может, хватит? Отпусти Маюри, наконец - снова раздается в лесу.
   Медленно, вместе с воткнувшимся в районе левого плеча кунаем, из тени всплывает мужчина. Человек, которого, наверное, узнает любой уважающий себя шиноби на материке.
   Брюнетка падает, точно кукла, которой резким ударом, скажем, Лезвия Ветра, отрубили нити. И тут же, буквально на секунду, возле нее появляется силуэт из чакры. Думаю, старик даже успел увидеть желтые волосы и длинный, почти до щиколоток, плащ.
   А затем похититель с телом на руках появляется в сотне метров от старика. Но все еще на виду - в этом лабиринте сосновых стволов видимость составляет до полукилометра. А затем Маюри, одна из шпионок Наруто, исчезает. Запечатал?
   - Порядок, агент у меня в свитке. Подлечим дома. Хаку, побудь на стреме.
   - Хорошо - отвечаю я, прежде чем направить клона в сторону появившихся неподалеку источников чакры. Что-то подозрительно это напоминает команду поддержки из Листа.
   Мужчина. Женщина. Девушка. Трое людей смотрят в глаза беловолосого старика, практически ровесника Конохи.
   - Добрый день, сенсей - тепло и ласково улыбается мужчина, поднимая вверх правую руку. На указательном пальце, устремленном вверх, крутится на кольце кунай с рукоятью, обмотанной бумагой с печатью.
  
   Жаба
   Светловолосый молодой мужчина рассеянно и добро улыбается, глядя куда-то сквозь стоящего в двадцати метрах противника.
   Мне отлично видно его. Характерная, многократно дублированная система циркуляции, совершенно особый спектр чакры. Светлая кожа, глаза глубокого, темно-синего, а не небесно-голубого цвета.
   - Что же вы, сенсей? - все с тем же выражением лица спрашивает он.
   Улыбка - ласковая, рассеянная. Улыбка любящих матерей и бессердечных эстетов, способных рассуждать о преимуществах игры и пения того или иного виртуоза... ровно с той же улыбкой спокойно планирующих чудовищные в своей жестокости действия.
   - Вы так расстроены, ... - продолжает вынырнувшая из небытия тень былого.
   И все та же странная, завораживающая лыба. Лицо, словно бы даже помолодевшее с Той ночи. Словно бы вернулись те времена, когда обладателя этого лица выдвинули... и выбрали.
   - ... словно... - продолжает тем временем человек.
   Джирайя дергается в сторону, как только за его спиной появляется состоящий пока только из чакры силуэт. И слово, следующее за ударом кунаем, остается услышанным.
   -...призрака... - а теперь старик спасает левое плечо.
   - ... увидели - заканчивает предложение словом, идущим с прежнего места, мужчина.
   И вот еще один факт - в обычном зрении он никуда не двигался. Просто на миг появлялись его копии, неотличимые от оригинала. Наносили удары, пусть и окончившиеся ничем, - и исчезали. И каждый произнес свое слово - в спину, сбоку. Каждый.
   Словно бы один и тот же человек существовал в двух местах одновременно.
  
   Снег
   Я иду по лесу. Хорошо тут. Спокойно. Почти идеально ровный слой мха и одинаковые столбы сосен, качающиеся в вышине.
   Скрип-скрип. Точно песня. Тихая, гипнотизирующая. Замечательно, правда?
   Жаль, но ни мне, ни Наруто, нельзя использовать сложные Стихии. Лед, Лава. Пар - в особенности. Слишком многие знают, кому подчиняются все известные пользователи Пара и Льда.
   Скрип-скрип. Ветер обнимает шею, лоб, смешивает свой голос с шепотом иголок, что-то многоголосо лепечущих над головой, слева, спереди, справа, сзади... Шепчущее небо из сосновых игл... Будь я Сенжу - вдохновился бы этим образом для создания гендзютсу.
   Экзаменационный кризис, августовский кризис, январьский конфликт - Лист и Туман балансируют на грани войны, проверяя противника на прочность.
   Если ты слаб - притворись, что силен.
   Скри-скрип. Сосновый ветер помогает дышать. Жаль, если этот светлый, полный тихой радости лес, падет, в том числе, и от моих рук.
   Кири не может позволить себе войны сейчас. Да, время расцвета Конохи прошло, альянс четырех великих Поселений, скорее всего, окажется сильнее ее... именно поэтому альянса и не будет. Каге не объединятся против Листа, если не будут считать его слишком сильным.
   Туман перенес гражданскую войну и едва не стал слабейшей из великих деревень. Мы незначительно превосходим Суну. И нам, как и ей, нужно время. Время, пока растут первые эксперименты по соединению геномов, новые Теруми и Учихи, Хошигаки, Юкки и многие другие.
   Мы еще слишком слабы. На нужно, пусть не два, но хотя бы полтора десятка лет, за которые мы можем поднять экономику и вырастить новых бойцов. Нам нельзя казаться слабыми. Но...
   Хочешь казаться сильным - притворись, что ты слаб.
   Мы ходим по краю, по каплям ослабляя Коноху. И при этом не может позволить себе оказаться слишком явно замазанными.
   Хъюги режут друг друга. В их клане анархия, как всегда в диктатуре, потерявшей лидера и его преемников.
   Учихи практически истреблены.
   Сенжу - без почти. Цунаде - не в счет.
   Молодой Нара пал на миссии, пытаясь вернуть последнего Учиху Листа. Яманака погибла на экзамене, когда он проводился на дружественной нам территории. Тройка Ино-Шико-Чо нового поколения нам пока не грозит.
   Но пока что у Листа еще есть подавляющее численное превосходство. А значит, надо ждать. Тянуть время, готовить людей, создавать и собирать все, что можно - бойцов, техники, артефакты.
   Мы не можем позволить себе быть пойманными на горячем. Не можем подставить место, где живут те, кто нам хоть немного дороже всех прочих.
   Скрип-скрип. Сосны шатаются по псевдохаотическому алгоритму, подчиняясь ветру и связям в цепочках целлюлозы.
   Ладно. Зря, что ли, я учил ген и экспериментировал с артефактами и стихиями?
  
   Жаба
   Красноволосая женщина, так похожая на Его жену. Кого-то смутно напоминающая девушка-блондинка с волосами, завязанными в два высоких хвоста.
   Еще два человека просто стоят и смотрят. Схватка ведется рядом - то в тридцати метрах, то в сотне. Но они не вмешиваются. Просто смотрят.
   Мужчина в плаще, от частых перемещений словно бы мерцающий вокруг своего противника, делает ошибку. Позволяет схватить себя.
   - Попался - констатирует он, по прежнему улыбаясь - Вы ведь именно это подумали, сенсей? - спрашивает он, после чего с негромким хлопком превращается в облако сероватого дыма.
   Джирайя поворачивает голову в сторону девушки и женщины. А затем наносит удар мгновенно появившимся на ладони шаром чакры назад.
   Его противник, только что появившийся за спиной одного из лучших шиноби Листа, отлетает, в полете ломая несколько деревьев.
   А затем его ноги оплетает цепь, невесть откуда взявшаяся в руках беловолосого. Тот, кося глазами в сторону двух оставшихся в нейтралитете, медленно идет к их застывшему напарнику, чьи щиколотки обмотаны цепью толщиной в руку годовалого ребенка.
  
   АНБУ приближались. Две команды по четыре. Идеальная группа поддержки, если главное оружие - это Жабий Санин. Человек, по слухам, достигший наибольшего мастерства в печатях среди жителей Листа.
   Мир шиноби - одна большая деревня. Спроси там, посмотри в архиве - и точно найдешь о противнике хоть какую-то информацию.
   О Джирайе, например, ее было немало. Живучий, владеющий сендзютсу и множеством прочих довольно редких навыков. Пожалуй, по опасности в прямой схватке для нас с Наруто он даже превосходит Орочимару. Не та тактика, не те атаки.
   АНБУ все приближаются. Так, их, скорее всего, послали на разведку. Если человек-лягушка у них за главного, вряд ли в группах есть еще специалисты по печатям. Скорее, лишний медик, или менталист. Значит, меньше защиты, больше атаки. И, скорее всего, все же не стоит использовать иллюзии. Не тот противник.
   Я начинаю складывать печати. Хороший был лес. Правда. Вот только, не имея нормальной информации о противнике, а также особой живучести, лучше сразу атаковать чем-то убойным.
  
   Лед
   Один из старейших действующих шиноби Листа смотрит в глаза все так же улыбающемуся противнику.
   - Как мне звать тебя?
   Мужчина, который, очевидно, из-за действия цепи не может пошевелить и руками, улыбается чуть шире. Почти скалится, точно ему смешно, почти до слез смешно, а он сдерживается.
   - Вы забыли мое имя?
   Скрип-скрип. Хороший был лес. Жаль только, что теперь среди устремленных ввысь, к заполненному сосновыми иглами небу, колонн, есть прореха, созданная людьми.
   А Джирайа-то теряет терпение. Казалось бы, что такого - поскакал пять минут... нет, вру, шесть тридцать четыре..., пока не поймал противника. Или это так лицо на него действует?
   - Ты не Минато - убежденно сказал беловолосый - ты просто двойник.
   А улыбка изменяется. Теперь она, скорее, злая и открытая.
   - Тепло, извращенец.
   А затем на Джирайу падает тень.
   Среди все так же скрипящих о чем-то своем, трогательно одинаковых, сосен, недалеко разносится выдыхаемый, прямо в прыжке в сторону, удивленный возглас.
   - Зеркальная Рука?
  
   Снег
   Прозрачный и отчасти белый от покрывшей его чешуйки изморози, дракон обвивает меня. Он не касается меня - просто стоит на хвосте, пологой спиралью диаметром в два метра, окружая меня, удерживая усатую голову на высоте пяти метров. Дракон невелик, нерогат, гибок и прозрачен. Напоминает водного - если бы техники делали из чистейшей воды на свете. Он смотрит в сторону цели. А меж моих ладоней тускло горит шар воздуха с мою голову размером.
   Смешение Огня и Ветра. Зной, Хлад, Жар - названий много, а суть, пока что, одна. Перекачивание тепловой энергии из одного объема воздуха в другой. Можно принудительно заморозить небольшой участок тела врага, нагрев, самую малость, атмосферу над континентом. Можно поступить наоборот - испепелить частное и охладить общее. Я предпочитаю держать тепло меж ладоней, а жидкий воздух - в качестве защиты. Не люблю стравливать тепловую энергию в атмосферу. Это и есть - мой туз в рукаве. Один из многих, разумеется.
   Дракон выстреливает вперед. Забавно, крутясь вокруг меня, совершая прыжок, он так меня и не коснулся. Так уж эта техника устроена.
   Я сжимаю ладони, дополнительно трачу энергию на уплотнение и нагрев шарика, содержащего тепловую энергию, ушедшую при охлаждении составлявшего дракона газа почти до температуры кристаллизации. Шарик светится все ярче. Да, его объем изначально в несколько тысяч раз меньше объема дракона. Так что больше сил уходит на стабилизацию равновесной плазмы, чем на дополнительный нагрев.
   Я не силен в физике. Сомневаюсь, что мои грубые подсчеты в духе двести пятьдесят на полторы тысячи отражают температуру внутри сгустка Воздуха между моими ладонями. Хотя... меньше, больше... В странных видениях, порой посещающих меня, крутилась забавная фраза.
   "Наши боеприпасы мощностью компенсируют точность доставки"
   Короче, много там энергии, в этом шарике. Клоны год не выдерживали и взрывались, стоило ослабить контроль. Потом, конечно, научился. Но эта техника явно стоит на грани между здоровым цинизмом, предписывающим умеренный риск ради большего риска для противника, и суицидом.
   А дракон-то летит. Петляя меж деревьев, не оставляя морозного следа за собой, он летит в сторону еще не почуявших его АНБУ, бегущих перпендикулярно его курсу.
   Как только дракон зацепит цель, он изменит свой состав. Азот, углекислый газ, аргон, гелий и прочие прелести жизни уйдут в атмосферу. Техника сожрет свой потенциал, резерв вложенной чакры, обвивая жертву подобно питону и превращаясь в чистый, жидкий кислород. А следом прилетит мой шарик.
   Я уже говорил, что эта техника опасна и для своего создателя, требует чудовищных усилий, концентрации и резерва для создания? А о том, что она еще не испытывалась на полную мощность? Я ведь клон, мной можно и рискнуть ради науки, так сказать.
   Но на всякий случай я все же вырыл окопчик. Маленький, полного профиля.
  
   Жаба
   На условного Минато летели клоны. Аж три штуки. Идеальная, существующая почти исключительно в учебниках тактики и фантазиях новоиспеченных чунинов, "звездная" атака. Точно пол лучам сюрикена - в центр.
   Мужчина, улыбаясь все так же отстраненно, поднял голову, словно захотел увидеть всех своих убийц. Прикрыл веки на мгновение и...
   Вспышка синего света сопровождалась звуком распадающихся клонов.
  
   Снег
   Кусочек неба видимый изо дна окопа и гипнотический скрип сосен сменили грохочущий вой проносящейся в полуметре над задранным вверх лицом смеси Ветра, огня и пыли. Причем сначала появились мелкие стружки, закрывшие небо, и только мельчайшую долю секунды спустя - грохот. Нет, конечно, ощущение... пожалуй, удара, появилось еще раньше, но через воздух последствия техники передались именно в такой последовательности. Любопытный эффект, не правда ли? Сверхзвуковая ударная волна.
   Кажется, мы все здорово ошиблись с расчетами, посчитав, что полностью, под завязку накачанный чакрой Бъяку-Рю весьма, а не несколько, не дотягивает до полноценной Бомбы Биджу.
  
   Жаба
   Джиарйя почти успел. Казалось, в очередной раз пытающийся ударить саннина попрыгун, до ужаса похожий на Минато Намекадзе, сейчас напорется животом на только что сформировавшийся расенган, но...
   Реакция противника уже была просчитана в достаточной степени, в этом сомневаться не приходилось. Но тем не менее светловолосый появился не с левого бока, в точно соответствии с используемым им алгоритмом атаки. Наоборот, он появился возле той, кто была так же удивительно похожа на его жену.
   Каменная рука, до этого торчавшая из земли лишь на две трети предплечья, начала подниматься. Не в смысле, вытягиваться в длину или замахиваться для удара. Нет, иначе. Словно бы человек, поднявший из воды руку, начал подниматься к поверхности сам.
   Локоть, плечо, даже, кажется, часть грудной клетки. Масса камня, закрывающая фланг троицы.
   В голове так и эдак обмозговывается не только тактика боя с "Минато". Ведь надо понять, почему у них такие лица, отчего так резко сменился рисунок боя.
   Это провокация, или в этих лицах есть какая-то система? Минато, Кушино, девочка-блондинка. Забавно, она выглядит ровесницей Его сына. Сына?
   А в голове озарением вспыхивает ответ на вопрос, почему троица строит защиту. И пальца сами складывают печати.
   - Желудок Каменной Лягушки!
  
   Снег
   Корочка под ногами хрустит, точно ломаемые вафли. Мы последнее время часто такие едим - импорт кондитерских изделий из Суны является довольно заметной составной частью нашей торговли.
   Забавно, но в месте действия техники словно бы образовался... не знаю как описать. Разрыв? Да, наверное, это пока подходит.
   Сухой стерильный воздух горячей, сушащей слизистые струей ныряет в нос, глотку. Даже в трахее еще чувствует некое першение. Пожалуй, в этом воздухе вирусов и бактерий нет вообще.
   И - тишина. Нечему больше шуметь. Лес в округе умер, по крайней мере на ближайшее время. Как и следовало ожидать, учитывая, кто здесь затеял схватку.
   В радиусе полукилометра нет ни деревьев, ни даже остатков стволов. В радиусе ста метров нет даже еще горящей стружки и древесной пыли - только корка спекшейся песчаной почвы. Хоть я и клон, к тому же повышенной устойчивости, но в эпицентр, где находится небольшая воронка, соваться не охота.
   Но вот что самое интересное - вокруг нет никакой чакры. В смысле, вообще никакой. Словно бы взрыв не только измолотил и поджег деревья, сплавил почву и создал десятиметровый кратер, но и уничтожил даже фоновый уровень чакры в месте взрыва. Совершенная прозрачность чакрового фона, на которой даже видно, как сквозь маскировку просвечивает во все стороны частично скрытая чакра напарника.
   Сомневаюсь, что здесь кто-то выжил. А если и выжил, что я с ним справлюсь. Или хотя бы погибну с пользой. Так что время сообщить новости оригиналу.
  
   Лед
   Рука - гранитный скелет, плоть из местной почвы и глины, а сверху кожа из мелких камней, спаенных, где надо, чакрой в монолит - отодвигается, открывая вид.
   Среди фрагментов мелко расчлененных древесных трупов, возвышалась мерзость. Подрагивающий, точно переваривающий что-то, дрожащий, коричневый комок плоти. Медленно оплывающий, точно в пародии на роды. Наверняка, эта штука скрывала Джирайю. Во всяком случае, в промежутке между расползаюшимися на глазах стенами, уже показались знакомые белые волосы.
   Все-таки некоторые техники, основанные на талантах животных, ужасно неэстетичны. Жабьи желудки, змеиные языки... То ли дело техники Льда, или простые барьеры...
   "Ками, пусть в мире никогда не появится сеннин Скунсов! По крайней мере, в моей жизни" - беззвучно помолился Наруто.
   Джирайя смотрел на троицу стоящих перед ним с довольно странным выражением лица. Хотя вопрос, последовавший от человека, у которого уже незнамо откуда на каждом плече появилось по небольшой жабе, вызвал некоторое удивление. Во всяком случае, если не считать, что уже знаешь его подоплеку.
   "Похоже, нашему доморощенному пророку можно верить. Седая жаба и лягушка с бигудями. Теперь Извращенец будет тянуть время, копя энергию"
  
   Жаба
   - Взгляд, Снимающий Видения - отвечает один из троицы, глядя в глаза - техника, дестабилизирующая чужие конструкты из чакры. Это не додзютсу в истинном понимании этого слова, поэтому проект признали бесперспективным.
   Что с вами, сенсей? - на последнем слове тот, кто удивительно похож на Четвертого, все улыбнулся чуть шире. Добрая, открытая улыбка.
   Глухой стук сообщает о том, что удар блокирован. Псевдо-Минато, только что появившийся сзади, исчезает. Примечательно, что фигура, стоящая напротив, так и не исчезла.
   Время, нужно время. Фукусаку шепчет на ухо, что в этом месте аномально низок природный фон. Потребуется почти полчаса, чтобы накопить потребное количество энергии.
   - Если вы хотите, чтобы битва началась позже, вам стоит сказать что-то интересное - все также улыбаясь, сообщает "Минато". Такая милая, добрая, открытая улыбка. В такой обстановке именно это и пугает.
   Что-то интересное? О чем он? Если назвать Это имя, то, битва может продолжиться раньше времени. Придется снова разглагольствовать.
  
   Снег
   Неуязвимых людей нет. У каждого есть уязвимые места. Например, моя ахиллесова пята - это клоны. В какой-то степени, это, конечно, преимущество - клоны, сохраняющие до пятидесяти процентов от физических кондиций оригинала, более живучие, чем простые, обладающие всей полнотой чувств.
   Беда в том, что большинство моих нынешних противников, способных достать клона, бьют так, что пятнадцатикратная живучесть не спасает от одного-единственного, смертоносного, удара. А затем наступает сенсорный шок - мозг просто не может адекватно обрабатывать поступившую информацию. Особенно, - если клона убивают.
   Потому я и не рискнул оставлять клона надзирать за Дзирайей. Еще зацепят его случайно. На глубине в тридцать семь метров достаточно безопасно, я думаю. Во всяком случае, было, раз уж я еще жив.
   Каверна, воздушный пузырь с укрепленными Льдом и Землей стенками, всплывает вверх. Похоже, стоит появиться во плоти. Все-таки, просто наблюдая с помощью додзютсу, всего не поймешь. Да и глупо это - прятаться, если нет особой необходимости или приказа.
  
   Жаба
   - Модифицированная техника Полета Бога Грома - спокойно говорит Джирайя, глядя в глаза трем своим противникам - оставляет на месте старта иллюзорного клона, скрывает оригинал. Ты неплохо подготовился, пытаясь повторить Минато. Вот только у тебя нет ни его скорости, ни мозгов. И твой Взгляд чего-то-там этого недостатка не искупает.
   Псевдо-Минато все так же рассеянно и добро улыбается. Словно бы пропустил слова мимо ушей. Вместо него, речь начинает Кушина:
   - Ничего не поделаешь, эта тактика пока только осваивается. Хотя, бесспорно, потенциал этого стиля довольно велик, но он обозримо конечен. Думаю, когда сражение закипит снова, вам придется бороться не только с Минато.
   Джирайя спокоен. Возможно, даже ироничен. Насколько может себе позволить иронию боец, разговаривающий с противником, способным мгновенно перенестись за спину и нанести удар.
   - Что касается предсказуемости... - камень, прикрывавший фланг группы фрагментом гранитной грудой клетки и плечевым суставом, начал резко расти. Гранитные ребра начали резко удлинятся, прикрывая все троих спереди и сзади - скажите, как так получилось, что наш сын рос как трава?
   Медленно обрастая, точно скелет плотью, поднимаясь в вверх, точно рождающийся Сусано, туз в рукаве Учих, из земли поднималась фигура человека. Грудная клетка, левая рука... вот и правое плечо начало формироваться - земля появляется словно из воздуха - явно техника Земли высокого класса. Вот уже показались нижние ребра, которые скоро, должно быть, тоже покроются плотью, так, что останутся щели только на месте сердца - там, где стоит пользователь техники.
   Напарник ее, кстати, уже исчез - чтобы появиться на левом плече. А затем в вихре листьев и чакры на правом плече появилась девушка-блондинка.
  
   Снег
   Лес изменился. Вместо довольно красивого зрелища колонн, устремленных в бесконечно далекую высь, тонких, стройных, чуть покачивающихся и скрипящих о чем-то своем, здесь, на некотором удалении от эпицентра, остались только излохмаченные, местами почерневшие обрубки, поднимающиеся хорошо если на десять метров.
   И древесная пыль, мелкая щепа, принесенная откуда-то сажа - так много, что пришлось ходить с помощью чакры, как по воде. Воздух напоминает лесопилку и столярную мастерскую одновременно. Древесная пыль, жженое дерево, и что-то еще.
   Ладно, не до философии сейчас. Земля уплотняется, изменяется, превращаясь в тонкую отвесную скалу, почти что столб метрового диаметра, на котором я поднимаюсь, чтобы обозреть панораму боя еще и обычным зрением.
   Заодно протяну к сражающимся технику Звука, ориентированную на прослушивание удаленных объектов. А то что-то за последнее время события явно ускорились.
  
   Жаба
   Псевдо-Минато, как и следовало ожидать, таки проиграл. Джирайя поймал его в атакующем перемещении, с разворота осчастливив расенганом. Контрафактная химера на базе Четвертого, как и следовало ожидать, улетела далеко и замерла. Стазис для регенерации. Автоматическая реакция, если не выставить режим берсерка. Любопытно, Наруто просто решил поберечь марионетку, или специально ее подставил? А может, банально забыл сменить настройки?
   Джирайя тем временем быстро складывал пальца. Судя по наличию в наборе печати Тигра, ожидалось что-то из Огня. Смущает, правда, активность жаб у него на плечах. Совместная атака? Огонь, Ветер и что-то еще? Нехорошо, однако.
   Вокруг каменной фигуры, напоминающей безголового самурая, по пояс закопанного в землю, появился барьер. Третья кукла задействована. Похоже, Наруто пришел к тем же выводам, что и я.
   Прежде, чем сияние выпущенных на свободу чистой чакры и Стихий ослепило меня, я успел увидеть, что одна из жаб добавляет в общий поток какую-то жидкость.
   Земля? Нефть? Масло? Кто знает...
  
   Снег
   Лес за спиной каменного самурая горел. Вернее, горело то, что осталось от леса после действия техники Белого Дракона, и не превратилось в золу сразу от того, что применил Джирайя.
   Огонь, усиленный Ветром и Маслом. Впечатляющая комбинация. Интересно, если я смешаю Лаву с Ветром, будет ли похоже на то, что я сейчас увидел? Лава, Зной, и смесь Земли и Ветра - песок, пылевая буря. Интересный эффект может получится. Не хуже Шара Драконьего Пламени, но, скорее всего, чуток экономичнее. И даже теоретически доступно для Теруми. Мэй и Горо... кто-то из них, насколько помню, по условиям модификации, должен был обладать Ветром.
   Река Огня текла восемнадцать секунд. Барьер не выдержал и распался на десятой секунде. Его остатки еще как-то ослабляли этот разрушительный поток секунды две, а потом окончательно растворились в потоке, горящего в режиме постоянного поддува Ветром, Масла.
   Впрочем, этого времени условной Кушине хватило, чтобы защитить своего самурая спереди настоящей копией брони древних Удзумаки, выполненной в масштабе 1:89.
   Гранит, шипя, точно растопленное масло на сковородке, медленно тек вниз. Тек - но сквозь светящиеся желтым, точно настоящая Лава, ручейки, вперед выступали новые слои серого камня.
   В чакре это выглядело совсем красиво - поток смешанной чакры тек рекой к фигуре, пропитанной чакрой Кушины. Из сердца фигуры вниз, к ногам, текла энергия - и возвращалась назад, чтобы тут же, обновленной, несущей, несомненно, с собой камень, выступить вперед, на замену оплавляющейся, готовой превратиться в жидкость и бессильно стечь вниз, потерявшей дополнительную подпитку, защите. Противостояние меча и щита, или, скорее, льда и морского течения - потому что Лед, в отличие от морских скал, тоже может регенерировать.
   Оживший наушник едва не заставил меня вздрогнуть. Все же, увлекся я разглядыванием этой красоты, увлекся. Нельзя так. А если бы враги с тыла? Все же не мальчик, должен понимать, что, подобраться незаметно можно к любому.
   Как бы там ни было, действительно, пора отвечать.
   - Я готов, Наруто - и рука уже тянет свиток с запечатывающим копьем.
  
   Снег
   Титан падал. Гигантская статуя из камня, человекоподобная защитно-атакующая техника, аналог Сусано на чакре Земли... Призванная Джирайей огромная бело-зеленая лягушка с двумя мечами за спиной, повалив голема на лопатки, своей массой, инерцией, порожденной измененным Призывом и этой чудовищной массой, давила на покрытого, точно прозрачным стеклянным доспехом, чешуйками барьеров, гиганта.
   Техника Огня, Ветра и Масла. Техника, способная в таком виде претендовать на А-ранг по классификации Кири. Огненная река, оказавшаяся лишь первой атакой, в какой-то степени, отвлекающим маневром в разыгранной Джирайей энергозатратной и примитивной, но довольно действенной, трехходовке.
   Выплеснувшийся океан пламени снес внешний щит и начал проплавлять внешнюю броню голема. Кушина начала восстанавливать броню. Джирайя продолжил ее плавить. Когда стало ясно, что ведется простое соревнование на резерв чакры, третья уже создала новый барьер, покрыв собственно голема системой нестихийных щитов, похожей на чешуйчатый доспех. Пламя стало обтекать воина, точно кипящая вода - стальную статуэтку. В смысле, возможно, сталь и отступит, или заржавеет. Но не в ближайшем будущем.
   Следующим ходом саннин прыгнул повыше - судя по изменению уровня резерва и сдвигу цвета чакры к зеленому, но уже был в Режиме. Прыгучесть - побочный эффект? Возможно. Нос у Джирайи, кажется, тоже изменился. Хотя с такого расстояния еще не видно. Как бы там ни было, он применил Призыв. И сейчас огромная жаба падала на поваленного ею только что голема.
   Забавная техника, если подумать. Превратить Призыв в некий аналог удара молотом или Бесконечных Небес... Все же наш противник отличается довольно нетрадиционным мышлением. В моих глюках встречается такое... биомагическая цивилизация. Может, и похоже.
   Барьер пал. Все-таки, эта система из множества мелких чешуек не предназначена для блокирования сильного удара. Вот отсечь текущую вокруг Смерть, Пар, Лаву или напалмовый аэрозоль... Сильные удары должны были блокировать гранитные самурайские доспехи, навешанные поверх основного каркаса голема. Любопытно, Он знал, что получится именно так, начиная атаку Огнем? Не хотелось бы обнаружить, что противник - прорицатель.
   Итак, выплеснув напоследок оставшуюся энергию в импульсах, оставивших ссадины на стопах лягушки - кровь и чакра уже брызнули в сторону струйками, обозначая направления воздействий. Но земноводное продолжало усиление своих нижних-задних лап, вбухивая немалую часть своего резерва на это дело ежесекундно.
   Джирайя, сложил печати в очередной раз. Суда по проявившимся по ним шарообразным сгустком чакры, аналогичным тому, что я видел пять секунд назад, очередной призыв. Причем тоже кто-то большой. Все-таки для призыва крупного зверя с большим резервом требуется и вложить немало.
   Голлем и его противник застыли в шатком равновесии секунды на полторы. А затем амфибия резко просела вниз. Одновременно с прекращением циркуляции чакры в големе. Из земляной плоти вверх вырвались серые ребра. Гранит.
   Распечатав копье, я, как учил Наруто, синхронизировался с оставленной им печатью. Как там?
   - Притворись мной. Как ты это умеешь. Седлай свою чакру копией моей. Мимикрируй. А потом используй нужную метку среди тех, которые Минато подвесит в воздухе.
   Почувствовал и увидел чужеродную, буро-зеленую, чакру под ногами, я ударил. В точном соответствии с нашим планом.
   Трехходовка Джирайи. Отвлечь Огнем, нанести удар гигантской лягушкой и добить Гамабунтой, появляющимся у нас за спиной.
   Наша комбинация. Позволить расплющить голема с экипажем, но позволить нанести удар новым оружием.
  
   Копья - констатирует Мэй.
   Я пожимаю плечами. Не понимаю, зачем озвучивать очевидное. Хотя, вдруг это вопрос...
   - Эта форма наиболее удобна. Максимальная плотность печатей, максимальная совместимость с техниками перемещения.
   Теруми-старшая проводит рукой по гладкому красноватому древку. Проводит двумя пальцами по лезвию - по двум сторонам, фиксируя наконечник на случай, если копье вдруг начнет заваливаться. Ей вполне по силам удержать оружие двумя пальцами, не дать треугольнику из похожего на прозрачное черное стекло, Льда, перерезать ладонь.
   - Алый Лед на древко. Слеза Юкки на наконечник - задумчиво говорит Мэй - Древо и Лис, Пар и Лед. Печати Альбатросов и Удзумаки.
   Она замолкает. Да, теперь расклад обратен тому, с которым Туман вступил в войну в прошлый раз. Техники. Оружие. У нас полно его. А вот с людьми проблема.
   Теруми аккуратно, без стука древка о фиксаторы, освобождает оружие. Поднимает его. Начинает вращать им на манер посоха. Нет, чуть иначе. Стиль Ямато-но-Яри. Режущие удары наконечником копья. Стиль ближнего боя на копьях, рожденный из простейшей школы борьбы на посохах.
   Мэй вращает вокруг себя воронку-щит раскрученного до смазанного вихря, копья. Посылает чакру. Делает выпад. Багровый, с призрачно-белым по краю, с серебристыми в центре, водоворот исчезает. Остается лишь горящий наконечник копья. И потемневшее почти до цвета венозной крови, расцвеченное абстрактными узорами, полутораметровое, древко. И только чуть позже, отводя взгляд от оружия, я замечаю, что глаза Мэй все это время были закрыты.
   - Снег и Лед. Земля, Вода, Ветер и Огонь, объединенные через Ян, Пар, Лед и Дерево. Я права?
   - Еще Лава и модифицированная Печать Четырех Стихий - Наруто откликается первым.
   Мы снова молчим. Впрочем, кажется, в этом молчании уже прозвучал беззвучный приговор. Шестьдесят копий. Кот, Дракон, Змея, Тигр, Бык и другие. Вода, Земля, Дерево, Воздух и Металл. Пять стихий, дюжина священных зверей. Полный цикл. Теперь любой призванный на поле боя тотем может быть запечатан. По сути, лишь Биджу, летающие призывы вроде альбатросов и голубей, да скрывающийся в гендзюцу моллюск воскрешенного Второго, можно сказать, относительно защищены.
   Мэй, повернув копье наконечником в пол, проводит пальцами правой до конца древка, упираясь в кольцо из темно-серого, почти черного, металла. Ощупав подушечками и глазами вытравленные Паром клейма, она касается торца древка. Изогнутая спина дракона и ветвь цветущей сакуры.
   - Хаку, Наруто - начинает Теруми и замолкает.
   Пара шагов. Моку Рю все также беззвучно становится в крепления. Это признак сносной координации - поставить оружие в стойку без лишнего стука.
   - Все же не зря на кольце выбиты два клейма.
   Копья Печали. Снежинка и капля слез. Выкрашенная в цвет артериальной крови треугольная пластинка льда. Я и Наруто.
  
   Жаба
   Гамакен сгинул. Исчез. Окутался потоками снежного ветра, скрылся в шаре сплошного бурана. А затем шар как-то резко сжался и взлетел вверх, в наконечник копья. Впрочем, они с ним, с копьем. Мало ли запечатывающего оружия? Проблема в человеке, стоящем в буквальном смысле на воздухе, на высоте головы исчезнувшего Гамакена.
   Черные распущенные волосы - довольно распространенная черта среди населяющих Страны. Но только в одном Поселении шиноби учат стоять в буквальном смысле на воздухе. Филигранный контроль чакры, позволяющий приобрести поразительную маневренность. Даже Хьюги и меднины Конохи не сумели пока что найти способ повторить этот навык. Один из желательных навыков для чунинов, и настоятельно рекомендуемых для более высоких рангов шиноби этой Деревни.
   Но даже в Кровавом Тумане известно лишь четыре клана, широко и открыто практикующих Бег-по-Облакам.
   У Теруми - красные волосы. Не ошибешься.
   У Йоши характерная форма ушей. И нет среди них парней такого возраста.
   Рок не используют оружия и техник перемещения.
   И, наконец, красные, точно раскаленные камни, глаза. Характерная черта определенной генолинии именно этого клана.
   Их, таких, немного. От двух до пяти. Девушка, третья, не подходит. Значит, либо один из двух мифических...
   Хотя к чему догадываться, если вот он, прямо перед глазами? В точности как на фотографии - с поправкой на полтора года взросления, прошедшие с того триумфа Корня, последним заснявшего одного из Них. Клан Юкки, генолиния Хаку, близнецы. Изобретатель или медик?
   Волосы распущены - а Бъякуя известен как первый в нынешнем поколении пользователь боевой косы. Есть некоторая определенность. Впрочем, с его братца сталось бы сделать прическу только ради дезинформации.
   Ками, почему так медленно поступает природная чакра? Едва хватает на сиюминутные потребности. Впервые в жизни, придется тянуть время, находясь в Режиме, дополнительно добирая энергию до полной гармонизации.
   Я разлепляю губы. Удивительно, но они слиплись. Я... вымотался? Значит, тем более стоит тянуть время.
   - Хаку Юкки, верно?
   Вполне сформировавшийся шиноби - Минато в его возрасте уже был дзенином с небольшим кладбищем на личном счету. Этот, похоже, такой же. Только таланты его лежат несколько в другой области.
   Подросток, нет, молодой мужчина, поводит рукой, после чего копье исчезает из его рук. Запечатал без жестов? Неудивительно, при таком-то контроле и призвании.
   - Джирайя, не так ли? - словно с зеркалом говорю. Тот же тон, те же паузы и ударения.
   Нагината появляется без хлопков и дыма. Похоже, это действительно он.
   Я стою на толстом слое из древесной щепы. Вокруг торчат остатки древесных стволов. В пятидесяти метрах передо мной и в пятнадцати от поверхности моря древесного мусора, сжимая нагинату, стоит именно он.
  
   Снег
   - Хаку Юкки, я слыхал о тебе - зачем-то облизнув губы (волнуется? С чего бы это?), начинает Джирайя - Холодный Оружейник, человек, создавший более пятидесяти техник. Первый Нурарихен нулевого поколения Хякки Якко.
   Тянет время. Значит, предположения Наруто подтверждены с высокой достоверностью. В режим отшельника можно перейти, еще не добрав все необходимое количество природной чакры. Просто выделяешь некое количество своей, смешиваешь ее с природной, и оперируешь получившимся коктейлем. А если надо еще - подкачивай из окружающей среды.
   Джирайя разливается соловьем. О том, как не ожидал увидеть здесь известного затворника из Кири. О том, что между нашими деревнями нет войны. Корочем, тянет время, попутно пытаясь убедиться, что наша встреча - не моя личная инициатива. Словно бы я обязан говорить ему правду.
   Наверное, по неписанному этикету, сложившимуся в прошлые Войны, я должен выслушать его речь и закатить свою, тоже на полчаса. Но... не мне ведь нужно тянуть время. И не противнику нужно, чтобы я вывел его из равновесия.
   - Бъяку-Рю - перебиваю Джирайю на полуслове. Тот сразу замолкает. Внимательно смотрит на меня - в переводе, Белый Дракон. Техника особого типа. Точнее, целый каскад техник, следующих одна за другой.
   Первая стадия формирует дракона и посылает его в противника. Вторая ищет настоящую цель, отрезая возможности для известных методов прямой и косвенной защиты. Третья заставляет дракона обернутся вокруг противника, сжимая его на манер удава. Четвертая вызывает детонацию. Заблокированная цель оказывается в эпицентре воздействия.
  
   Одна из миниатюрных печатей, парящих в воздухе, резко наполняется чакрой, превращаясь в портал за спиной второй призванной противником жабы. Наруто?
   - Пятая стадия - сопутствующие факторы взрыва. В частности, изменение природного фона.
   Гамабунта окутывается потоками Ветра, снега и Льда. И только с помощью додзютсу можно заметить мелькнувшую на секунду конструкцию печати, напитанную ярко-красной чакрой.
   Джирайя летит вниз - из-под него резко убрали опору. А стоять на слоях воздуха в Конохе, судя по всему, еще не научились. Трудно этому научиться без оптимизатора. Во всяком случае, все наши обучаются рядом со мной. Или на специальном полигоне.
   - Думаю, вы уже заметили некоторые из них - продолжаю я, изменяя состояние своей чакры. Все же пользоваться чужой транспортной системой - трудно.
   Санин, похоже, игнорирует мой треп. Логично, теперь не до разговоров.
   Копье исчезает из рук Наруто без хлопка и дыма. А затем его сменяет прямой меч. Овальная рукоять, девяносто семь сантиметров льдисто блестящего алого клинка и полное отсутствие гарды.
   Меж торчащих из раздавленной грудной клетки голема гранитных ребер показывается покрытая красными волосами голова.
   На третьей вершине равностороннего треугольника, в центре которого оказался Джирайя, взлетает вверх древесная пыль и щепа.
   - Я не буду вам мешать - сказал я, когда показалась покрытая светлыми волосами голова Норико, прижатая к груди Кушины - Наруто, зови при случае.
   И ушел прочь.
  
   Лед
   - Наруто, значит - говорит мой враг и замолкает.
   "Молчание сопровождает мой покой, и лишь враги мои любят болтать попусту" - сказал как-то Хаку. Странно. Мои друзья, в том числе и он, любят поговорить с мной. А вот враги нападают, а не болтают попусту.
   - Давно не виделись, извращенец - отвечаю я и посылаю Минато в атаку. Зря, что ли, весь этот лес засеян печатями-маяками? Прекрасное место битвы для того, кто способен перемещаться, использую их для ориентации в пространстве.
   Минато появляется сбоку от саннина. И отлетает, получив удар ногой в живот. Все, как и ожидалось.
   - Давно хотел спросить - словно сквозь зубы цедит беловолосый, смотря мне-основному в глаза - почему ты предал Коноху?
   Минато поднимается и новым пространственным прыжком возвращается на свое место в вершине треугольника окружающих Джирайю. Кушина держит третью вершину. Норико, мой женский аналог, отходит в тыл, готовясь ограничить местность барьером. Если я все же проиграю... Бъяку-Рю зачистит местность. А потом я добавлю из точки эвакуации Бомбой-Сюрикеном.
   Стражи. Отец, мать и сестра. Контактник с техниками перемещения, мастер техник Земли и спец по баръерам. Не хватает огневой поддержки, медика и иллюзиониста-призывателя. Но я пока не могу справляться с шестью дополнительными телами достаточно эффективно. Потом... возможно. К тому же, я вижу некую высшую справедливость в тех куклах-химерах второго поколения, которые использую.
   Мать, породившая ребенка и не сумевшая защитить его от демона, в буквальном смысле скрытого в ней.
   Правитель и отец, не сумевший защитить ни жену, ни сына. Человек, обрекший последнего ближайшего родственник на не самую желанную участь. Не знаю, кем он был - идеалистом или сволочью. Но, запечатав Лиса, он, очевидно, неслабо изменил мою жизнь.
   Сестра, которой никогда не было. Воплощение исчезнувших возможностей. Мой аналог, другой во всех смыслах. Другой пол, другая чакра, лишенная влияния демона. И совсем другой боевой стиль.
   Стражи. Гибрид химеры на человеческой основе и боевой марионетки. Пожалуй, потенциально технология их создания не менее опасна, чем Эдо Тенсей. Хотя ограничений хватает, не смотря на очевидный прогресс.
   Первое поколение было немногочисленно и отличалось высоким процентом брака. Тобимару, хранитель нашего поместья. Йошимару и Терумимару - защитники владений союзников. Собранные на базе животных, привязанный к базам, вернее, к источникам чакры. Сильные, способные использовать техники. На территории поместья любой Страж первого поколения сравним по силе с Ли, Гору или мечниками. А за счет управляющей системы на основе погруженных в транс клонов не самого тупого человека в мире, они действуют достаточно эффективно против любого известного противника.
   Даже мы, Хякки Якко, элита Страны Тысячи Островов, проигрываем от четырех до восьми боев из десяти с любым из них.
   Что же до второго поколения... Призванные Эдо Тенсей обладают постоянно работающим генератором чакры - это вызвано специфическим преобразованием системы циркуляции и генерации жертвы. Обязательно нужен человек. Обязательно - шиноби. Если, конечно, вы не пытаетесь призвать животное или человека, не использовавшего чакру особо активно. В Скрытой Верфи, вотчине Темудзина, работают несколько таких инженеров. Их жертвы не вырабатывают чакры сверх уровня, нужного для функционирования тел. Но эти ребята и при жизни техник не творили.
   Как бы там ни было, второе поколение Стражей автономно. Очередной пропавший генин или чунин Листа или Водопада. Очередная жертва, непрерывно вырабатывающая чакру, уходящую в емкие накопители марионеток. Клоны, управляющие ими, нуждаются все же в командовании - адекватный интелеллект обеспечить не удалось, возросшая сложность конструкции пожирает значительную часть вычислительных мощностей запечатанных, превращенных в вычислительные машины, клонов.
   Ками, Хаку точно на меня дурно влияет! Восхищаюсь тут его игрушками.
   Короче, у второго поколения есть всего один, известный мне, значимый недостаток. Они тупые. И потому их приходится контролировать тому, чьи клоны ими управляют. Хотя цена и боевые качества, конечно, по сравнению с первым поколением, тоже не фонтан.
   Надо ли говорить, что Второе Поколение Стражей тоже немногочисленно?
   Чертовы экспериментальные образцы. Когда наш хваленый Оружейник ака Снег наконец доведет их до ума?
  
   Жаба
   - Предал? - я замечаю, что отвечает его то ли союзник, то ли марионетка, имеющая вид Минато. Губы двойника изгибаются в презрительной гримасе.
   Поворачиваюсь на вспышку чакру, парируя удар кунаем. Нет, этот псевдо-Минато использует саи.
   - Становишься предсказуемым, Наруто.
   Копия моего ученика - лишь чуть более облагороженная, без малозаметного даже вблизи шрама, пересекающего у оригинала левую бровь, а также нескольких других не слишком известных дефектов кожи лица и шеи - загадочно улыбается.
   Вспышка чакры сзади. Псевдо-Минато исчезает, переставая давить на мое оружие. Поворачиваюсь, встречая атаку квази-Кушины расенганом. И больше на интуиции отпрыгиваю в сторону. Мимо меня пролетает что-то быстрое, прозрачное. Проносится между мной и остатками предплечья Зеркальной Руки, или же ее бледной копии. Где-то далеко взрывается дерево. Тот обрубок, оставшейся от техники, примененной Оружейником.
   - Шелест - говорит настоящий Наруто. Я поворачиваю голову, чтобы увидеть его - Техника Ветра, основанная на создании сверзвукового лезвия из уплотненного воздуха.
   "С чего бы он поясняет способ действия своей техники?"
   И уже следует ответ. Вспышка чакры сзади-слева. Левое колено сзади неприятно холодит.
   - Скажи мне, извращенец - продолжает Наруто - не является ли верность понятием обоюдным?
  
   Снег
   Вот оно что. Наруто отвлек Джирайю разговором, загоняя его в состояние, когда он будет действовать по шаблонам. А затем загнал его атаками Минато, Кушины и своей сестры в нужное ему место. Кунаем по сухожилиям ноги. Неприятно. Гораздо хуже, чем потерять руку. В бою шиноби маневренность обычно важнее огневой мощи. Конечно, использую природную чакру, жабий спектр, если точнее, Джирайя довольно быстро зарастит повреждение.
   Вот только... после этого ранения время точно играет и в нашу пользу.
  
   - Плачущий Снег. Клык Куротсучи. Водная Длань. Ты ведь Алый Лед, верно? - спрашивает Джирайя.
   - Верно - отвечает Наруто-настоящий - я один из тех, кто создает оружие для своего Поселения.
   Кажется, по чакре Джирайи пробежала дрожь. Аналог гримасы? Боли или злобы? Раздражения или чего-то еще? Даже с додзютсу, позволяющим видеть так много, мне все еще трудно читать эмоции людей.
   - Четыре кузнеца. Холодный Оружейник, создавший множество техник и не думающий останавливаться. Черный Тактик Гору, Принцесса Молний, Рок Ли, этот жалкий предатель. Ты собрал сильную армию, Наруто.
   Любопытная речь. Конечно, доверять словам, сказанным врагом в бою, нельзя. Но не следует отрицать и возможное действия коктейля, бывшего на кунае Минато.
   Моя маска, Плачущий Снег, моя эфемерная кузина, все еще существует в людских умах? Отдельно от меня, создателя техник? Черт, да это хорошо, просто отлично.
   Но разговор, затеянный одним, чтобы накопить медленно поступающей из окружающей среды энергии, поддерживается другим, которому тоже выгодно затягивание процесса.
   - Я? Вы ошибаетесь, Великий Вуайерист - кажется, в последний эпитет мой названый брат вложил все свое почтение и сарказм одновременно - я, - лишь тень, что, возможно, когда-нибудь отбросит Кири.
   Мои скулы и уголки губ улетают вверх. Какая чудесная фраза... Сколько толкований. Все же не зря Наруто имеет именно это прозвище.
   - Кровь - не водица - после некоторой паузы и волнения в чакре, отвечает Джирайя - Шестой.
   А затем отлетает от пропущенного удара Минато. У этой марионетки не самый сильный удар ногой. Но хватает, чтобы саннин отлетел на шесть метров и еще два проскользил по толстому слою древесной трухи, устилающей поле боя.
   Классное место для боя, правда? Не скрыться Подземным Плаванием - до Земли надо еще докопаться. Не использовать Катон - с таким же успехом можно запулить Огненный шар на торфянике. Или в угольной шахте, заполненной воздушно-метановой смесью.
   А еще довольно трудно драться на поверхности с незнакомыми свойствами. Именно поэтому Наруто и остальные стоят на тонком слое воздуха, покрывающем ошметки взорванных Белым Драконом деревьев. Так привычнее.
   А Джирайя, поднявшись, продолжает разговор. Он что, еще не набрал полный запас природной чакры? Какой же у него резерв? Жаль, что при таких запасах, как у него или Наруто, я вижу просто "очень много".
   Оригинальные техники, сильный призыв и офигительный резерв. Плюс бесценный боевой опыт. Даже если мы оба погибнем, но утянем его за собой - для Кири это будет, пожалуй, выгодным разменом.
   - Я - не правитель, знаете ли - замечает Наруто устами Минато, в то время как Кушина начинает выпускать чакру. Земля ползет и трансформируется, создавая нового голема - мое место на поле боя - и перемещается.
   Диспозиция изменилась. Теперь Джирайю охватывает дугой в четверть пятидесятиметрового круга. Минато и Наруто на флангах и огромная, покрывающаяся доспехами, статуя в центре.
   - Ясно - говорит Джирайя, и его чарка резко уплотняется, словно бы он готовится к бою. Накопил полный запас? - Хякки Якко. Элитное подразделение, подчиненное командованию Объединенными Войсками Тысячи Островов и лично дайме. Священные Звери.
   Наруто стоит на воздухе, в центре ямы полуметровой глубины и десятиметрового радиуса. Высвобожденная для деморализации, или отвлечения противника чакра просто сдувает древесный мусор в стороны.
   - Верно - соглашается он - я - Чешуя Дракона, Наруто Юкки - довольно спокойно говорит, прежде чем сложить одной рукой печать концентрации.
   Вспышка. Джирайя падает, поднимая крошечное облачко пыли.
  
   Жаба
   Что? Слабость и боль во всем теле. Откуда? Что он сделал со мной?
   - Хаку разве не сказал вам? - спрашивает Наруто, медленно шагая в мою сторону - Бъяку-Рю отравляет сен-чакру на довольно большом расстоянии от эпицентра. Стоит набрать энергии выше токсической дозы - и привет. Настоящая кара сеннинов, не правда ли?
   Кара сеннинов? Они что, с самого начала создавали технику с таким эффектом? Хотя да... чертов клан Юкки. Его нынешнее поколение ужасающе талантливо. Если разработку техники заказали Оружейнику, или это на самом деле артефакт Плачущей, то это может быть специальным эффектом.
   Но тогда? Страх пробил все эмоциональные щиты, когда этот кусочек мозаики позволил увидеть, пусть не всю картину, но достаточно значимую часть.
   Разрушительные мечи и нагинаты. Новая программа подготовки шиноби. Вассальные Деревни. Новые техники. Копья, запечатавшие Гамакена и Гамабунту...
   Они готовятся. Они копят навыки и тактики, техники и артефакты. Уцелеют ли наши отряды, если на стороне Кири уже сейчас двое боеспособных дзинтюрики, а у нас только жалкое подобие? Бъяку-Рю - техника, смещающая баланс в пользу Кири, уменьшающая значение нашего численного преимущества.
   С копьями, запечатывающими тотемов - много ли продержится против вооруженных таким оружием Священных Зверей, Цунаде? А если можно запечатать ими и людей? Инудзуки и Акимичи тоже под угрозой?
   Чакра утекает, словно бы тело превратилось в ветошь. Но я все-таки еще могу утянуть хоть одного из Зверей с собой. Пусть только подойдет поближе. До того, как чакры останется меньше необходимого.
   На плечах появляется тяжесть.
   - Ученик, они поставили барьер. Не сбежать?
   - Сенсей? Вы выжили?
   К стыду своему, я потерял напарников, когда Наруто запечатал Бунту. И даже не вспомнил о них. Не до того было.
   - Моя техника - раздается женский голос в левое ухо.
   - Мне нужна ваша помощь - шепчу тихо, чтобы Он, или Они, не услышал(и?).
  
   Снег
   И исчезает подошедший клон в исторгнутой Джирайей технике. Огонь, Ветер и Масло. Снова.
   - Пламя бьется в барьер
   Слышу хлопок за спиной
   Спасся друг мой, вновь.
   - Не выйдет из тебя поэта, брат - отвечает мне Наруто голосом одной из марионеток.
   Минато сбежал вслед за оригиналом, Норико с самого начала была тут. Интересно, голем Кушины переживет этот фокус?
   Техника Джирайи вызвала даже не горение - детонацию древесной пыли. А учитывая, что пространство под барьером невелико, всего лишь два кубокилометра, шансы выжить там не слишком велики. Но все же Наруто добавляет чакры Ветра через специальный шлюз в барьере. Раздувает пламя.
   Красивое зрелище - огонь в ограниченном пространстве, при постоянном притоке кислорода снаружи. В чистом кислороде горит многое. Особенно если под барьером температура, даже оцениваемая на глаз, внушает. Да и давление, наверное, соответствует. Можно сказать, там бушует непрерывный взрыв.
   - Четыре пятьсот - информирует Наруто, когда щедро подпитанное пламя под сферическим барьером белеет.
   Я молчу. Интересно, он выживет? Наш противник. Все же это не отряд АНБУ. Его защитная техника, если он успеет ее создать, вполне может защитить его. И даже, возможно, он попытается удрать. Невозможно точно рассчитать и угадать все козыри в рукавах такого игрока.
   - Давно хотел спросить тебя - говорю, продолжая смотреть на светящийся зеленоватым барьер. Пламя, даже если смотреть под углом, все равно выглядит белым. Эдакий белый светящийся шар в скорлупе зеленоватого стекла. Красиво, отчасти.
   Наруто молчит. Ждет продолжения вопроса. Да, наверное, пора говорить "б", раз уж сказал "а".
   - Зачем ты скормил ему эту сказочку, про отравленный чакро-фон?
   Мой друг, да, несомненно, именно друг, а не просто напарник или тем паче приятель, тихо прыскает.
   - Знаешь, я ту подумал - а что, если он успел передать это в Коноху? Интересно, как это повлияет на политику?
   - Не все ли равно? Или ты уже решил стать Мизукаге?
   - Кто знает - Наруто как-то слабо, словно задумчиво или мечтательно, улыбается - может, лет через двадцать... Если Хина не будет против, конечно - поспешно добавляет он.
  
   Парадокс, но наш противник выжил. Правда, ненадолго. Как только барьер спал, я отправил в прекрасно видимый на местности с выжженной техниками чакрофоном, источник чакры, Ледяное Копье. Простецкая техника, ранг С с натяжкой, даже по международной классификации. Но дальнобойная. А главное, можно метнуть копье в цель, вернуть его пространственной техникой, и добить жертву на месте, заодно убедившись в ее подлинности.
   - Ну, - нейтральным тоном проговорил Наруто, держа за волосы отрезанную голову Джирайи - одной легендой Конохи стало меньше.
  
   Осталось лишь подвести итоги этого жутко долгого дня.
   Сорван хороший куш. Осталось доставить куда надо провалившуюся шпионку. Маюри как-там-ее. Чунин Листа. Бывшая, разумеется. Если она не предавала нас - то придется сочинять ей новую личину. Если предала... ну, она все равно станет "бывшей"... в общем и целом.
   Стоит заметить, что у Наруто есть довольно полезная для публичного политика деталь - он любит заботиться о своих подопечных. Даже провалившихся. В частности, старается устроить их жизнь после отставки наилучшим образом.
   Хотя в разведке люди, как ни странно, тоже охотнее доверяют начальству, зная, что шеф в лепешку расшибется, но вытащит оперативников своей службы откуда угодно.
   А верность обеспечивается однажды исполненным обещанием отдать предателя на поругание Амати. Такое вот трогательное сотрудничество научного корпуса и спецслужб.
  
  
  
   Глава 2 Шепот бури
   Потолок... как много в этом слове.
   В какой-то степени, сей предмет архитектуру - признак стабильности. Даже, в какой-то степени, праздности. Поверьте, если вы действительно чем-то заняты, то цвет, фактура верхней горизонтальной поверхности имеют довольно низкий приоритет.
   Если у вас есть время валяться в кровати и смотреть в потолок - значит вы в него плюете. Во всяком случае, ментальность примерно та же.
   К чему это я?
   Полгода назад присутствовал я на маленькой корпоративной пьянке. Дружеский треп о перспективах наших менталистов, активно впитывающих опыт зарубежных коллег, в буквальном смысле возвращенных с того света, как-то незаметно свернул на никак логически не связанную тему. Хотя нет, чуть распустивший язык, благо помещение было одним из пяти наиболее экранированных, наряду с пыточной для потенциальных пленных дзинтюрики, личными кабинетами Мэй и глав спецслужб, Ао, заявил, что некоторые находят чуть ли не сексуальное удовольствие в различных исследованиях на грани не то что необязательных законов или гибкой и одновременно туманной морали, но даже за гранью здравого смысла.
   Амати, наш злой гений, закономерно должен был обидеться... если бы предусмотрительный Наруто в тот день не подмешал ему какой-то успокаивающей и развязывающей гадости. Не любит он его.
   Как бы там ни было, неведомыми извилистыми тропами разговор перешел на околопостельные темы. Вернее, полупостельные темы.
   Кажется, после той пьянки, четверо людей узнали много нового об окружающих. Ао по долгу службы носил микрофон. Амати наверняка сделал себе какую-нибудь соответствующую модификацию. Я ведь до такой додумался. А у Наруто в подкорке сидел мой ментальный клон, преданно запоминавший все, что слышал и видел носитель.
   Короче, я сейчас лежал и кайфовал. Кто-то пьет кофе, кто-то курит сигары... мне хватало тепла у левого бока и возможности часок бесцельно попялиться в потолок.
   Хорошо мозги прочищает, кстати.
   Мито... забавная штука,- жизнь. Вот я только осваиваюсь в новом мире, пару лет спустя я уже довольно уважаемый шиноби страны Воды. Взрослею потихоньку. А потом как-то резко напарница переехала ко мне.
   Забавно мысли текут. Вроде медленно, неторопливо... и хаотично.
   Как там? Потолок в картине мира по Хаку пример отстраненно-бессознательного идеального...
   Ками, что за бред я несу...
   Так. Ага. Вот уже какая-то толковая мысль проклюнулась. Расслабиться, позволить всей мишуре всплыть на поверхность мутной реки неконтролируемых размышлений - она сама вынесет проклюнувшуюся мысль. Или мыслю?
   Клюнула.
   Подсекай.
   Итак, потолок, несомненно, это признак ограниченности, этой верхний свод тоннеля, крышка коробки, если позволите. В каком-то смысле, это закрытая дверца клетки.
   Фатум, судьба.
   Мысль медленно показывается на поверхность, осталось чуть-чуть...
   Итак, что может означать мысль "незнакомый потолок"? Значит ли это, что потолок в данном случае является символом направления, освобождения, вопреки его обычному символьному значению?
   Нет и еще раз нет.
   Рука медленно и плавно отправляется в полет-рывок к цели. Главное - чтобы добыча не дернулась в последний момент. Иначе есть риск получить вместо рыбы лишь вырванный гарпуном кусок мяса.
   Если чувак лежит на кровати и размышляет о потолке - значит ему нечем заняться. Так уж устроено наше сознание - человек живет в 2,5 - мерном мире, высоту мы оцениваем гораздо реже. Для нас радиус обзора - не сфера, а, скорее, толстый низкий цилиндр. Так уж сконструирован людской разум. И ему обычно приходиться переучиваться, чтобы осматривать не только землю под ногами, но и ветки деревьев, ища противника. Исторически сложилось, что на большинство наших предков нападали не сверху, с неба или с деревьев, а вдоль земной поверхности. Птиц-шиноби и анаконд с кошками, сидящими в засаде на тропических деревьях, можно опустить, как неактуальную экзотику.
   О чем бишь я? Так вот, если у человека есть время лежать и смотреть в потолок, не означают ли абстрактные мысли о нем, о какой-то скрытой, неявной работе мозга?
   Незнакомый потолок. Не означает ли это не просто констатацию факта, а вывод о попадании в клетку некой предопределенности? Признании себя пешкой в чьих-то руках?
   Попалась.
   Какая интересная мысль появилась в этом расслабоне. Проверить Кисаме. Хм, в конце-концов, один из наших, теперь уже трех, псевдодемонов. Но, в отличие от лягушек, лояльный и прошедший модификации.
   Модификации демонов... забавный проект был. Создан он был, собственно, ради нашего незаконного дзинтюрики. Поскольку Наруто долгое время был "человеком без лица", то опознать его можно было лишь по биографии, выдуманной Ао и потому более достоверной, чем почти любая подлинная, по знакомым - но клан Йоши, знаете ли, обладает той довольно специфической внешностью, за которой на бъекуган обращают мало внимания. Так что по Хине и Хане его тоже было трудновато вычислить. Да и Рок Ли как-то больше с нашими боевиками тусовался. Так что главной проблемой была подтекающая чакра Кьюби. Сенсоры, конечно, редкость, но у каждой деревни найдется пяток-другой ребят, способных почувствовать запечатанного демона.
   Тогда уже был запечатан Хошигаки, и в несколько голов одновременно пришла мысль - если у нас есть один демон, не относящийся к Биджу, почему не может быть второго? Всех проблем - как-то изменить истекающую демоническую чакру.
   Неразрешимая проблема, над которой бились три месяца, пока Наруто руководил своей организацией из бункера, способного скрыть его присутствие. Мы потом в этом помещении корпоративы и устраивали. Штаб Хякко Якко, как никак.
   Бились, бились. Не получалось. Уже появилось идея химеризовать тело бывшего Удзумаки, но владелец был категорически против таких рискованных экспериментов. Тем более, даже этот способ не гарантировал успеха.
   И тут вылез Амати сотоварищи.
   Проект был нов. Проект был бесчело.... Что-то меня на дикие термины потянуло. Короче, риск был нерационально высок. Но поскольку Наруто лично лоббировал этот проект из-за участия в нем Хинаты, прошу прощения, Хины Йоши... Подкаблучник. К слову, Амати поручился головой за успех.
   Полагаю, на решение Мэй и Ао повлияло именно это. Наруто, конечно, жалко. Но иметь легальный перед собственным здравым смыслом способ прибить Амати... Подозреваю, именно это решило все колебания в пользу нового проекта.
   Идея была проста, как... палка-копалка? Камень? Короче, дубовая была идея. Основанная на древних легендах, сказках и данных неожиданно ставшей в нашей стране модной археологии.
   Рикудо разделил Дзюби на девять частей? А что будет, если какую-то самовосстанавливающуюся, к слову, часть попилить, и имплантировать кусочек в другой компонент? Ну, так, пробы ради...
   Курама, когда носитель объяснил ему политику партии, согласился быть реципиентом. После чего оставалось определиться с донорами.
   Выбор был, строго говоря, невелик. У Кири был зело ограниченный запас чакры Сюкаку, полученный по каналам разведки из Конохи, где Гаара провел некоторое время в плену. У нас был Санби, запертый в складывающем кубики ребенке, не горящий желанием сотрудничать еще ближайшие лет десять. И был шестихвостый слизень, живущий душа в душу с Утакатой.
   Лис катался по клетке, визжа от боли. Бункер Наруто на два месяца превратился в реанимацию. Амати походил на бледную немочь и к пятой неделе перестал вздрагивать, когда Мэй начинала при нем демонстративно поглаживать саи.
   По словам дзинтюрики, на кончиках хвосты у Лиса теперь были белые. А еще лапы до локтей и голеней были закованы во что-то типа костяных латных перчаток, с выделенными пальцами на каждой конечности, включая задние.
   Главная цель - изменить спектр чакры - была достигнута лишь частично. Зато побочные...
   Наруто было рекомендовано воздержаться от активного применения демонической чакры - в пассивном режиме сенсорам он казался просто неведомой зверюшкой, но никак не Кьюби или его носителем. А заодно изучить профильные техники Утакаты. Те, которые передались.
   А затем само собой сформировалось новое решение. В конце концов, прирост резерва на десять процентов, даже если в относительных величинах, это неплохо. Тем более, у нас есть "демон", спектр чакры которого еще никому вроде бы неизвестен. А значит, если мы увеличим резерв Кисаме таким образом, то...
  
   Все же удивительно свободно текут мысли в таком состоянии. Куда ни попадя, если быть точным. Хотя порой вылезают интереснейшие идеи.
   Хм-м. Наверное, надо все еще раз проверить. Мало ли, это мысль мне внушили. Конечно, маловероятно, у нашего клана довольно специфические отношения с менталистами и их закладками, но...
   Если у вас паранойя...
   Итак, риск. Неизвестны. Сомнительно, что Кисаме сможет вырваться. Его печать - это сложная система, изготовленная в лабораторных условиях, с большими затратами времени и ресурсов. Он предусматривает множество степеней защиты, о большинстве из которых я даже не подозреваю. Таким образом, случайно запустить самоликвидатор или тем паче освободить человека-акулу не сумею. Даже если такая блажь случится. Я знаю только узкий лаз, чтобы поболтать с Кисаме, и ничего больше. И слава Ками, честно говоря.
   Намерения. Неясны. Разве что, оценить силу Кисаме, да посмотреть, как он выглядит. Все-таки отчеты это одно...
   Вывод: я намерен с неясной целью удовлетворения собственного больного любопытства слазить в голову спящей Мито. Притом риски неизвестны. В том числе - и для нее.
   Не, нафиг. Мне хватило переживаний, когда напарница легла на операционный стол Амати.
   Операция на этот раз уже шла по примерно известному маршруту, тем более, спецартефакты уже были сделаны. Благо, дали техзадание.
   Я тогда, помнится, сам не знаю почему, сидел у входа в операционную и грыз ногти. Сам не знаю, почему. Когда все закончилось, заметил, что кожа на кончиках и костяшках пальцев исжевана до крови.
   Или, все таки?...
  
   Нынешний Кисаме напоминал себя-прошлого. Демон войны, истинный Хошигаки. Внушающая уважение фотография. Кираса с наплечниками. Символ Кири на левом. Подтянутый, не грузный или массивный - просто крепко сбитый. И простой меч в правой руке. Работяга войны, пусть и один из лучших. Один из тех, в ком нуждается Туман сейчас.
   Впрочем, теперь это выглядело иначе. Светло-голубая, почти белая кожа и темно-синие волосы. Чуть удлиненный череп - как и говорили менталисты, нынешний облик Кисаме куда ближе к человескому.
   Лишь широкие жабры на шее. Да кираса не матового металла, а из той же кости, что и панцирь Санби или доспех измененного Кьюби. Темно-серый, не то камень, не то кость. А то и просто спрессованные волосы, как оружие носорога.
   Разумеется, никакого символа Кири - с чего ему взяться в облике существа, находящегося здесь, по сути, голышом? Ах, да, ногтей нет. Последняя фаланга каждого пальца изгибается и заостряется на манер когтя. И выглядывают из-под кирасы темно-синие, почти черные, бриджи, доходящие до колен. Ниже которых бинты обхватывают ноги почти до самых стоп. И простые сандалии шиноби. Неужели он настолько сроднился с этой одеждой, что она отразилась в его нынешнем облике? Или же это просто случайный эффект модификации?
   Хотя, в качестве следующей версии, следует предположить, что я просто в иллюзии.
   Тогда поздно трепыхаться. А значит, пока, и неважно. Гораздо интереснее, что теперь Хошигаки проще воспринимать как человека, чем то... существо. Не рыбу, но и не человека.
   - Здравствуй, Кисаме.
   Формально последний, с учетом замужества его сестры, Хошигаки улыбается фирменной улыбкой Семи Мечников и салютует растопыренной когтистой пятерней.
   - Давно жду, Хаку.
   Изанаги появляется в руке мгновенно. Стоит только парящему в водяной бездне полудемону сжать в правой руке меч. Точную копию того, которым был вооружен дзенин Хошигаки Кисаме на своих миссиях. Вот только цвет меча - явно от Самехады.
   И снова этот фирменный, радостно-безумный оскал.
   - Знаешь, как тут скучно?
  
   Схватиться с существом, по объему чакры ныне сопоставимому с Однохвостым. Во внутреннем мире его Носителя, представленном как полузатопленный коралловый лабиринт. Можно, конечно, мощным импульсом вырваться наверх, к солнцу. Там на самом деле небо равномерно светлое, а из голубого зеркала поднимаются ровно на десять сантиметров стены лабиринта. Получаются дорожки, шириной в пятую метра, при малейшем волнении захлестываемые водой.
   Сражаться в таком ландшафте - все равно, что драться с находящимся в расцвете сил и навыков дзинтюрики Шукаку посреди пустыни. Один на один.
   Ах, да, еще маленький нюанс. Такое буйство энергий может пагубно сказаться на здоровье Мито. Зря я все-таки сюда влез.
   - Ты так хочешь сражений, Кисаме? - спрашиваю я показавшуюся из воды голову. Хм, если бы не глаза и жаберные щели на лице, сошел бы за полукровку. Кожа ведь не синяя, а светло-голубая.
   Мечник уже стоит на поверхности воды. Интересно он поднялся - не двигаясь. Как на лифте. Какая-то методика управления водой, являющейся опорой? Любопытный фокус, может когда-нибудь пригодиться.
   А еще я замечаю то, что под водой, когда мы были на большем расстоянии, и не хватало ориентиров, он казался ростом с очень крупного человека. Ну, вроде братьев Цунаде. Или близнецов из Облака. Кинкаку и Гинкаку, кажется, их звали.
   Зато стоило Кисаме показаться... Пять метров с кепкой. Плюс, наверняка, увеличена гибкость. Кираса малопробиваема. И мы стоим на поверхности чертова моря, пусть это скорее и иллюзия, созданная внутренним миром спящей Мито. Охрененная ситуация. Я что, снова вляпался?
   - Да нет - поворот кисти, и меч исчезает безо всяких спецэффектов - испугался? - скалится Хошигаки.
   Еще бы. Нет, все же, паранойя - это наше все. Думаю, не стоит больше идти на поводу у собственного авантюризма. В конце концов, есть люди, которым платят за путешествие по чужим внутренним мирам. Их этому специально обучают. Они еще потрошат мозги дохлых Яманак, Шимура и их также почивших коллег. Эдо Тенсей - великая техника с почти безграничным потенциалом.
   Почему, вы думаете, у нас ныне так популярна археология?
   Кисаме, видимо, ждет от меня слов. А я не знаю, что сказать. Так и молчим. Оба.
   - Я хотел поблагодарить - заявляет Хошигаки.
   Оригинально. Меня еще не благодарили за отсидку. Может, надо набрать выборку? Хотя где я наберу такое количество потенциальных псевдо-демонов?
   -... знаешь, когда сидишь и все, что тебе доступно, это вид из глаз твоего носителя, да редкие разговоры с ней или вашими проверяющими, появляется время подумать. О жизни, о мотивах...
  
   - Один вопрос - прервал я Кисаме - а зачем, собственно, ты мне это рассказываешь?
   Хошигаки, запечатанный наподобие Биджу, снова улыбнулся. Фирменная улыбка Семи Мечников в исполнении того, чей клан поколениями оттачивал искусство ТАК скалиться.
   - Ты - глава клана.
   Он молчит. Я молчу. Кажется, он сказал достаточно, но... не помешало бы уточнить.
   Я продолжаю смотреть на него ничего, как я надеюсь, не выражающим, взглядом.
   Хошигаки Кисаме. Светло-голубая, возможно, с неким сероватым оттенком, кожа. Пальцы-когти и костяная броня. Воин и великое оружие, слитые воедино. Человек, демон и немного чакры, добровольно отданной несколькими Хвостатыми.
   - Я вижу и слышу все, что доступно глазам и ушам этой девчушки. Я знаю достаточно, чтобы понимать, что моего клана, по сути, больше нет. Я даже предполагаю, кто приложил к этому руку, Хаку.
   Иллюзорный, полный запахов моря воздух словно тяжелеет, наливаясь угрозой, точно гноем. Кисаме... догадался? Все же не стоило мне идти сюда. Наша схватка - не самое лучшее, что может случиться с Мито.
   - Война такая штука, Юкки. Я не держу на тебя зла. В конце концов, ты просто уравнял со мной счет, когда залил поместье Паром.
   Значит, он все-таки догадался. Хотя... это неудивительно. Если ему нечем было заняться, то он мог несколько лет оценивать реакции, оговорки, причем не только мои.
   И все же жаль, что с Опустошителя кто-то смог сорвать маску.
   Мой верный образ, убийца без страха и упрека, несущий возмездие во имя новой власти. Я надеялся, что ты так и останешься неузнанным, по крайней мере, до конца моих дней. Неизвестная, безликая угроза, перерабатывающая на удобрения небольшие армии, служила неплохим сдерживающим фактором. Одним из многих, показывавших соседям, что они не знают о военном потенциале Кири ровным счетом ни-че-го. По крайней мере, Опустошитель, своей смертоносной эфемерностью, репутацией безликого и безжалостного карателя, гарантированного смертного приговора, был одной из загадок, убедивших ту же Коноху, пусть и на время, потянуть с объявлением войны нам.
   Как ни крутись, а идеально скрыть истинное лицо оказалось невозможным. Если догадался один - рано или поздно узнает и другой. Кисаме убивать бессмысленно. Ему растрепать что-либо трудно, все-таки статус запечатанного зверя сильно снижает коммуникационный возможности. Однако проблема в том, что путем неизвестных мне логических построений Хошигаки может пройти кто-нибудь еще.
   Нурарихен. Опустошитель. Бъякуя. Плачущий Снег. Половина моих масок уже частично негодны. Жаль. Словно бы потерял что-то важное внутри себя.
   Я отмечаю, что Кисаме тоже молчит и, что-то прикидывая, смотрит на меня. Считывает невербалку? Проверяет свою сумасшедшую догадку? Вполне возможно.
   Хошигаки молчит. Поправка, мы оба молчим и безучастно смотрим сквозь друг друга. Поразительно, как часто я и мои собеседники ничего не говорим.
   Я вдруг как-то понял, что мой собеседник, смотрящий в мою сторону, что-то решил для себя. И Кисаме вновь говорит со мной.
   - Сейчас Хошигаки - ветвь твоего клана. Я просто хочу передать наследство племянникам.
   Наследство. Неплохое, если подумать. Тайник с техниками клана Кисаме, реликвии, подсобившее в сражении с прошлым носителем Самехады. Артефакты, способные нивелировать преимущество, которое дает один из Великих Мечей.
   И все это - детям его сестры. Полукровкам, являющимся также частью моего клана.
   - Почему ты не брал их с собой, когда уходил из Кири?
   Кисаме снова скалиться, обнажая треугольные зубы. Судя по его сестре, с которой я общаюсь все же довольно часто, это аналог ностальгической улыбки.
   - Нельзя владеть одним без ущерба в умении обращения с другим. Либо тяжелый меч, либо сеть.
   Сеть. По сути, с десяток тяжелых и толстых кольев, скрепленных цепью в одну конструкцию. Артефакт, уничтоживший прошлого носителя Самехады. Реликвия клана Хошигаки, с того боя оставшаяся в тайнике.
   - Я передам их вашей сестре, Хошигаки Кисаме - отвечаю с легким поклоном. Как находящийся несколько, на ступень выше, - просителю. Все же на нашей социальной лестнице я и он - на разных уровнях. Близко, почти ровня, но все же не на одном.
   И как само собой разумеющееся, даже не стоящее упоминания, осталось за кадром то, что я тоже увеличу свой арсенал за счет этих техник.
   - Приходи еще, Хаку Юкки из генолинии Хаку, известный как Холодный Оружейник - насмешливо, как мне кажется, говорит вслед Кисаме, когда я ухожу.
  
   Интерлюдия. Енотовидный мастифф теней.
   Он не любил Цунаде. Хотя... это было бы преуменьшением. Чувство, которое предопределило его выбор меж двух зол, было гораздо сильнее.
   Не то, чтобы он ее ненавидел - хотя было за что. За провальную внешнюю политику, за постоянные уступки союзу Кири и Сунны, за потерянные зоны влияния. Конечно, семена всех этих неурядиц были посеяны еще в первое правление Третьего. Разве что союз запада и востока появился неожиданно, так, словно бы кто-то из великих стратегов Тумана в буквальном смысле восстал с того света.
   Но это чувство их не касалось. Оно шло откуда-то из-под сердца, почти что из очага чакры, наполняя главный насос организма, мозг и разум. Напоминая, как погиб его сын. В глупой и бездарной погоне, организованной наспех. Несбалансированная толком и несыгранная команда, отправившись возвращать "похищенного" Учиху Саске, позволила разбить сражение на кучу этаких дуэлей генинов против Четверки Звука.
   Итог - два трупа с их стороны, три с нашей. И Учиха, абсолютно добровольно сотрудничающий с Орочимару.
   Конечно, вина сына тоже прослеживалась. Какой же он командир группы, если позволил разбить свою команду? Но разум отказывается признавать ошибки наследника. И вся тяжесть этого чувства, рожденного разочарованиями в правителе, ложилась на Цунаде.
   Презрение.
   Презрение к человеку, отдавшему Суне дзинтюрики. Презрение к человеку, испугавшемуся войны на два фронта против союза пары слабейших Великих Деревень. Презрением к той, что отдала в сферу интересов потенциального противника острова Страны Волн. Презрение к человеку, отправившему на смерть его сына.
   И разум отказывает понимать, как когда-то понимал алгоритмы вражеского мышления, что виноват не кто-то один. И жжет, но не доносит тайный и открытый смысл фраза, кинутая на очередных переговорах по преодолению очередного дипломатического кризиса послом Тумана.
   "Вы живете так, будто в Конохе все еще золотой век. Истина в том, что вы более не сильнее все прочих Поселений"
   Но... привычка - вторая натура. И когда оказавшийся в ловушке эмоций собственного тела разум перебирает оставшиеся свободными от стыда и презрения к себе и Цунаде пути исправления ситуации, на свет показывается, оценивается и одобряется именно эта нить.
   И перестает литься сакэ. И мозг снова раз за разом перебирает ветви вероятных событий. Дипломатия действительно больше похожа на шоги, чем на шахматы. В шахматах гораздо реже используются вражеские фигуры.
   Хотя даже в шоги нет колеблющихся нейтралов.
   Иноичи вполне может поддержать. Ему есть за что ненавидеть как Цунаде, так и нашего конкурента. Он ведь тоже потерял близкого человека.
   И глава клана Яманако кивает, соглашаясь на изложенное молча предложение. Старый язык жестов и намеков, известный лишь главам трех вечно союзных кланов.
   Остался лишь один. А двое - всегда убедят третьего.
   Ничего личного, Цунаде. Просто я хочу избавиться от презрения, которое прорывается каждый раз, как я вижу тебя. Хочу снова почувствовать себя человеком. Шиноби Великой Деревни.
   Пусть даже ради этого мне придется скинуть тебя с поста Хокаге.
   Тем более, ты мне не нравишься. Как я уже сказал, ничего личного.
   Конец интерлюдии намбер зи серд.
  
   Война с участием шиноби - это, с точки зрения нормальной тактики, стратегии и логистики, театр абсурда. Порой мне кажется, что в броуновском движении частиц красной и синей туши логики больше, чем в перемещениях наших и вражеских бойцов в крупных сражениях. Хотя, такой картине есть довольно разумные объяснения.
   Во-первых, юниты. Двух абсолютно одинаковых шиноби не бывает. Собственно, даже тех, между которым можно с чистой совестью поставить знак "приблизительно равны", тоже немного. Разные резервы, разная скорость сложения печатей, разные стили борьбы, техники и, соответственно, тактики. Конечно, если классы бойцов сильно различаются, прогноз приобретает некоторую правдоподобность, но фишка управления шиноби в бою в том и состоит, что при правильной тактике соответствующе сформированной и оснащенной команде генинов вполне реально завалить среднего дзенина. Конечно, еще требуется фактор удачи... или грамотно выбранное поле боя, что в случае боя с превосходящим по опыту противником тоже является большой удачей. Но шанс, исходя из опыта прошлой войны, благо Лист в то время активно экспериментировал со своими "генинами ускоренной подготовки", все же есть, и немаленький. Ergo...
   Во-вторых, разведка. Сенсоры способны засечь крупные группы чакровыделителей, дзинтюрики и равных им по уровню непрерывно стравливаемой в среду чакры, шиноби, порой за десятки километров. А техники в массе своей не бьют дальше пятидесяти метров. Но при этом с десяток рассыпавшихся шиноби высокого уровня могут казаться сенсору парой сотен чунинов, - основной смазки для клинков в проведенных войнах.
   В-третьих, связь. Как ни крутись, а птицы-почтальоны летают медленно. А сохранившиеся чуть ли не со времен Идзанаги и Идзанами, первых Ками, радиостанции, не обеспечивают связь далее десятка километров. Да и мало их. И заряд держится от силы пять часов.
   В-четвертых, цели. Шиноби воюют, получая приказы из своей Деревни. Хотя больше это похоже на войну двух синдикатов киллеров. Заказ с одной стороны, заказ с другой. И так пока не кончаться мишени. Или деньги. Киллеры кончаются все же реже, чем у участника войны кончаются деньги на оплату наступательных операций. Конечно, после этого шиноби остаются в Поселении и как бы охраняют ее, вместе со своими семьями... Польза от шиноби в обороне будет рассмотрена ниже.
   Как бы там ни было, так воюют сами Деревни. За сферы влияния, читай заказчиков, за кланы, читай новых перспективных шиноби. За техники и артефакты, то бишь оружие для исполнения новых контрактов. Если у Деревни в казне кончились деньги, а дайме по какой-то причине не помогает, война проигрывается. И часть заказчиков уходит к более сильному победителю. Конкуренция и свободный рынок шиноби, так сказать. Так и тянет сказать: "глобализация, мля".
   Иногда с самого начала между собой воюют страны. Поселения втягиваются в войну вынужденно - для той же Конохи победа Страны Огня - вопрос престижа. Что за Поселение не может защитить страну, в которой находится? Да и контракты от дайме никто не отменял.
   В-пятых, методы. Это у простых армий все довольно просто - пехота захватывает города и крепости, прикрывающие важные пути сообщения, конница режет пехоту, легкие рейдеры уничтожают чужую инфраструктуру в ближнем тылу, захватывают обозы и проводят акции устрашения.
   Шиноби, в массе своей, - воры, убийцы и горлохваты. Украсть планы противника, перерезать часовых и спящих врагов, уничтожить мост - это легко. Можно даже малыми силами против превосходящего числа шиноби равного класса. А все почему?
   Шиноби не умеют защищать. Какими бы красивыми историями не кормила своих детей Коноха, как бы не гордились защитными техникам в Иве, с момента обучения в Академии, с первых слов, подслушанных в разговоре старших, если ты из клана, усваиваешь, что лучшая защита - это нападение. И атака всегда доминирует над обороной. Потому что дает инициативу - едва ли не главный тактический ресурс шиноби.
   Можно захватить город - но не удержать его. Также, как легко резались глотки вражеских часовых, может оказаться перехваченной хоть на следующий день твоя. Захваченный артефакт или свиток, оставшись на одном месте, рискует быть украденным также легко, как ты спер его у предыдущих обладателей.
   Попросту говоря, шиноби мобильны, способны уничтожать и захватывать. Но удержать завоеванное могут с огромным трудом. И что самое неприятное - войск, способных эффективно оборонять что-либо или кого-либо от других шиноби, нет. Всякие элитары, типа личных телохранителей, даже упоминать не стоит - штучный товар.
   Таким образом, бой больших масс шиноби напоминает хаос, будучи уравнением с кучей неизвестных. Невозможно держать в уме все способности своих и вражеских шиноби, расставляя их наиболее удобным для себя способом. Невозможно эффективно решать некоторые задачи - просто потому что войска не приспособлены под их решение. Классно, правда?
   В-шестых, обеспечение. Как известно, скорость движения крупных масс людей обратно пропорциональна квадрату их численности и прямо - кубическому корню из их организованности и мобильности самого медленного из них.
   Один шиноби, особенно специализирующийся на глубоких рейдах, некий чакро-стайер, способен преодолеть весь материк за неделю. Пятерка, стандартная команда диверсантов и ликвидаторов, провозится семнадцать-двадцать дней.
   Армия чунинов и дзенинов, большинство из которых не слишком активно сотрудничала на миссиях, просто потому, что нереально прогнать десять тысяч человек через совместные миссии так, чтобы все имели опыт взаимодействия с каждым, попросту нереально... Мы ведь люди, а не Биджу. Мы стареем, да и войны случаются чаще, чем раз в пятьсот лет, знаете ли. Такая группировка пройдет от восточного побережья до Конохи месяца за полтора-два. При условии отсутствия сопротивления. А ведь всю эту ораву надо кормить - уровень владения печатями таков, что притащить жратвы на такую прорву народу попросту нереально.
   Конечно же, возникает вопрос - а зачем вообще мучаться с огромными толпами в таком случае? Стихия шиноби - схватки небольших отрядов. Пять, семь, от силы дюжина человек - не больше. Зачем сгонять в сражении такие толпы?
   Ответ прост - потому что тактика малых групп тоже себя не оправдывает. Собственно говоря, способа использовать только шиноби для победы в правильной войне, до сих пор нащупано не было. Война между Поселениями шла на истощение. Коноха наклепала орду недогенинов и тупо завалила противников дешевыми трупами. А поскольку Сарутоби умел писать красивые отчеты о сотнях убитых вражеских бойцов, скромно умалчивая о гибели "ополчения", то дайме его активно спонсировал. Деньги - новые обученные за полгода лишние дети - новые гекатомбы - новые потери врагов. А профессионалы в этот момент взрывают вражеские мосты, города и Академии. Третья Война - та, в которой тактика победы с использованием шиноби была, в какой-то мере, нащупана. Просто нам она не подходила.
   Исходя из этого, цель войны между Поселениями и Странами - уничтожить максимальное число вражеских профессионалов и разорить противника. Тот у кого останутся доходы и шиноби, тот и назовет себя победителем. Такой вот принцип ведения военных действий.
  
   Ярко-желтое, точно мультяшный цыпленок, солнце медленно опускалось. Отсюда, со второго сверху яруса ступенчатой пирамиды дворца Мизукаге, поля казались нереальным, светло-зеленым морем. Глаз, усиленный чакрой, различал шевеление отдельный побегов, но сознание отказывалось до конца признать в зеленых волнах колышащиеся стебли. Просто ощущение неправильности, словно бы попал в гендзютсу.
   Ранее к востоку начинался лес, скрывающий несколько полулегальных точек обмена. Тела известных шиноби, свитки и артефакты, заказчики похищения которых пожелали сохранить инкогнито, действуя через посредников - все это можно было сбыть там. Так было при прошлых правителях, но...
   Кири изменилась. Мало людей, другие люди у власти, другие мотивы. И сорвался с уст Наруто закономерный вопрос, предопределивший судьбу леса к востоку от Скрытого Тумана.
   "Зачем нам неконтролирумые точки обмена и место скрытного наступления вблизи своего поселения? Какая нам от этого выгода?"
   За три месяца до этого вопроса, наступая через окружающие Коноху леса, шиноби Сунны прорвались на улицы Поселения. Конечно, шиноби вообще плохо умеют защищать что-либо, конечно, у нас караульная служба организована чуток лучше, но....
   Лес был вырублен на двадцать километров. Пустырь, предварительно обработанный, засеяли модифицированным гаоляном. Сколько денег клан поднял на подготовке образовавшегося после массового лесоповала свободного пространства... Датчики движения, мины, барьеры, самоподдерживающиеся печати, экспериментальные конструкты - полгода работы команды четырех оружейников, старейшего сапера мира шиноби и нескольких бригад прочих специалистов превратили прямоугольник двадцать на пятнадцать в, пожалуй, самое нежелательное место для атаки Кири через него.
   Поселение до сих пор по форме напоминает полумесяц, открытый на запад, в море. Чуть к югу располагается торговый город и наши офисы, к северу - база армии и дворец Рей. Полукруг, квадрат, серп и клякса - с севера на юг.
   Все же интересно, зачем меня вызвали? Из-за нового кризиса?
   Да, очередной скандал. На востоке Огня пропал караван с лекарствами. Событие, не стоящее упоминания - во всех странах хватает отмороженных на голову отступников и самоучек, готовых попробовать разграбить караван со стратегическими ресурсами. Правда, есть несколько "но", грозящих нам скорой и поголовной мобилизацией.
   Первое. Коноха сама производит лекарства для своих шиноби. С чего бы ей выступать по поводу каравана со всякими отварами, если ее это не касается? Ах, да. Повозки везли аспирин в Лист? Не смешно. Нара, Акимичи, медкорпус. У Поселений, особенно у Этого, есть своя, весьма неплохая, фармацевтическая промышленность.
   Второе. Кто-то там, вроде бы, если верить официальной ноте Конохи, видел шиноби, применяющего Водяную Пулю. И ноту, на основании этого, отправляют только Нам. И не посол Огня в Тысяче Островов, а именно Коноха.
   Третье... Впрочем, уже пора.
   Я разворачиваюсь спиной к оставшемуся внизу поместью Юкки, низкой городской стене и полю модифицированного боевого гаоляна, растущего среди генераторов гендзютсу, взрывных печатей и прочих премудростей саперного мастерства. Раз Мэй позвала меня, значит, снова нужно что-то сделать, как Снегу. Или же Кири уже не хватает резервов и меня решили снова задействовать. В любом случае, будет... интересно.
   Я с трудом подавил желание облизнуть губы. Наконец-то, у меня будет Дело.
  
   Светло-серый, безликий свет рассеянно падает с потолка. Опустив взор, встречаюсь глазами с Мэй. Киваю, и прохожу на своем место.
   Серые стены, серый потолок, темно-серая плитка пола - наш конференц-зал верен себе. Все тот же овальный стол из пихты, во главе которого стоит Мэй. За ее правым плечом стоит Ао, - как всегда.
   Вокруг стола, не образуя ни толпы, ни какого-либо упорядоченного, прямого строя, стоят старые знакомые. Все как на подбор, А-класса.
   Наруто Удз... в смысле, Юкки. Хина... а Йоши. Ли, Мито. Горо, последний вышивший близкий родственник Мэй. Наши старички-химеры Синто и Генма. Безумный Доктор Амати и иммигрант с другого материка, притащенный в Кири Наруто, Темуттин. Чоуджиро, Кровавый Очкарик.
   Главнокомандующая войсками шиноби, главы обеих наших разведок, руководители вассальных Поселений и полный состав Хякки Якко. Все руководство шиноби в одном месте. Надеюсь, Мэй не задумала переворот?
   Наконец, дверь закрывается. Стены, буквально на долю секунды, вспыхивают чакрой ярче тысячи солнц, ярче напитанного силой Девятихвостого разенгана Наруто, - печати конфиденциальности изолируют наш штаб от остального мира.
   - Полтора часа назад - начинает Мэй - дайме Огня выдвинул ультиматум. Там много красивых слов и многочисленны обвинения, которые нам вменяются. Некоторые даже справедливы - я отметил, как ухмыльнулся Горо. И как дрогнул уголок рта у Наруто, и глаз - у Ао. Да, похоже, в ультиматуме хватало не только голословных обвинений. Впрочем, какая же это спецслужба - и без грехов перед потенциальным противником?
   - Требования, если вкратце - продолжает Теруми-старшая - заключаются в ограничении численности, уничтожении всех малых деревень, демилитаризации флота и "обеспечении национальных свобод угнетенного народа Страны Морей" - было видно, что шеф цитирует по памяти.
   Классное требование. Учитывая, что сын нашего правителя, довольно невзрачная, насколько могу судить, личность, женат на последней из правящего рода Нагумо, дайме Морей, требование звучит... оригинально.
   - Думаю, все присутствующие согласны, что, несмотря на нашу недостаточную готовность к большой войне, проигнорировать такое оскорбление, как эта писулька, Страна Тысячи Островов простить не может.
   Это точно. Мы еще не готовы к войне. Первые опыты по искусственному оплодотворению и клонированию, только пробудили шаринганы и еще даже не научились плеваться Лавой. Первым сериям сейчас всего лишь по четыре-пять лет.
   Будь такая возможность, Мэй бы, не сомневаюсь, тянула до последнего. В конце концов, время играло за нас. Но этот ультиматум... интересно, тот, кто его отправлял, понимал, что этой писулькой вызвал войну вернее, чем прямым нападением на наше Поселение?
   - Это война - подытожила Мизукаге, заканчивая инструктаж - формально она начнется через сто сорок два часа. Хякки Якко получить обмундирование. Задание - в руки Наруто перекочевал небольшой свиток, так и фонящий чакрой от опутывающих его печатей - у вашего руководителя.
   Главам филиалов - отбыть на места. Забуза - готовься к своей части операции. Амати - расконсервируй монстриков. Темуттин...
   - Они готовы, госпожа Мизукаге. Я прибыл прямо с обучения экипажей.
   - Хорошо - Мэй улыбнулась, так, как когда-то изгибала губы, отдавая приказ на штурм Кири и дворца Ягуры - действуем по плану Сан-Ками. Свободны. Хаку, останься.
  
   Сан-Ками. Порядковый номер - три. Код - Ками. План наступления, основанный на быстром и сокрушительном натиске. План, родившийся в недрах Штаба Масштабных Операций, главной организационной структуры Легиона. План, стоящий, в чем-то, на грани авантюры. План, который отложили в долгий ящик, посчитав, что требуемые начальные условия для него слишком специфичны и трудно достижимы.
   Главный стратегический план войны с великими Поселениями предусматривал максимальное оттягивание войны, в идеале - на десятки лет, до достижения раздавливающего качественного и подавляющего - количественного, превосходства. А также План требовал избегать войны с альянсами. А лучше - организации союза против одной из Великих Деревень. Впрочем, это была задача максимум.
   На данный момент, учитывая интересы великих Поселений, положение было... шатким. Сунна, управляема Советом, застыла в нерешительности. Успешное в прошлом правление олигархии и шиноби Собаку дискредитировало себя поражением в Конохе. Конечно, дзинтюрики удалось выцарапать, как и прочих пленных. Темари, возглавившая клан - все прочие претенденты на руководство семейными капиталами скоропостижно "заблудились в пустыне"... не выходя из дома - смогла исправить положение, перейдя на торговлю с Кири. Собственно, на этой торговле и стояло доброжелательное отношение к нам в Стране Ветра.
   Правда, в Огне тоже не зевали. Когда стало ясно, что медленно превращающийся в цепного пса, дрессируемый, Песок сорвался с привязи, а торговое эмбарго привело лишь к смене рациона - жители Страны Ветра с радостью перешли на осьминогов и крабов, предав забвению дорогие овощи и хлеб - были заключены новые торговые контракты.
   Сейчас в Совете был паритет. Из десяти членов, троих поставила Темари. Четырех контролировали конкуренты. Одним словом, некое равновесие.
   По словам Наруто, агентура которого в Конохе и западнее объективно превосходила таковую у Ао, в Суне слоижлась довольна забавная ситуация взаимного недопонимания сторон.
   Темари, из ремесла шиноби все больше переходящая в дела торговые, и медленно завоевывающий авторитет Гаара, считали, что конкуренты хотят положить ради своих прибылей и интересов Конохи шиноби Сунны. Учитывая, что нейтралов в Совете Лист мог склонить обещанием роскошной подачки, партия Темари честно обещала лишь максимальное время вооруженного нейтралитета со стороны Сунны. Как можно долгое время сдерживать войска на месте и оттягивая на себя часть сил Конохи. Собственно, по Плану, большего нам, пока, и не требовалось.
   Шутка юмора заключалась в том, что по ту сторону ситуация выглядела в точности как отражение в зеркале. Оппоненты считали, что поганые Собаку, продавшиеся Туманы и дайме Страны Тысячи Островов за кусок рыбы и щупальце кальмара, ввергнет Суну в очередную войну с Конохой. Стоит только Туману пообещать жирный кусок с добычи, как нейтралы переметнутся на сторону Темари. Да и альянс семей, ведущих дела со Страной Огня, не так монолитен, как торговый клан Собаку, и парочка предателей вполне могут попробовать купить себе право на торговлю через порты Песчаного Берега. Так что покровителям в Стране Огня летели лишь обещания максимального противодействия вступлению Сунны в войну.
   Короче, обе стороны считали оппонентов погаными милитаристами и намеревались вести максимально миролюбивую политику. Две партии воинствующих пацифистов, переоценивающих друг друга. Забавная политическая ситуация, что и говорить.
   Ива и Страна Земли были далеко и на данный момент как наш противник не рассматривались. В конце концов, худшее, что может сделать Тсучикаге, - это подпереть войска Конохи своим пушечным мясом. Правда, остается вопрос - а на хрена? Но, все же, такая возможность оставалась.
   Облако, наиболее монолитная структура шиноби, пока не определилось. Немногочисленные агенты Ао докладывали, что там больше, чем политикой, заинтересованы охотой на вырвавшуюся из дзинтюрики Семихвостую. Так что Страна Молний, скорее всего, останется нейтральной еще какое-то время. Главное, чтобы Чомей пришлось ловить подольше.
   Таким образом, первое условие планов с кодировкой "Ками", отсутствие угрозы атаки с фланга, было, скорее всего, достигнуто. Но, все же...
   Ичи - план действий на случай соотношение сил, бывшего на момент воцарения Мэй. Значительное преимущество Конохи, плюс необходимость вести войну на два фронта - в южный морях и вблизи нашей метрополии, а также Страны Волн.
   Нии - наши войска уступают вражеским по огневой мощи и численности на 20-30%. Ликвидация численного преимущества противника путем разрушения снабжения - опустошения Восточного побережья и Южный Морей. Военные действия в основном будут вестись на полуострове Страны Чая, разрезающем наши торговые пути и страну пополам.
   Сан - примерно равная численность войск. Странный выбор, учитывая, что, даже на текущий момент, наши войска по численности составляют три четверти от войск Конохи. А ведь есть еще людские резервы, которые у Страны Огня куда более многочисленны...
   Все же жаль, что Лист не дал нам еще два десятка лет. Кью-Ками - это самый красивый план, который я видел.
  
   - Я слышала - ответила Мэй, когда я озвучил свой вопрос - просто ответ... дай время его сформулировать.
   Мэй, откинув голову, смотрит в стык стены и потолка. Думает. Неужели, я задал столь сложный вопрос?
   - Коноха ведет такую политику... Нет, пожалуй, начать стоит иначе - едва шевеля губами, проговаривает шеф. Приходится усиливать слух, чтобы услышать. Благословенные техники Звука...
   - Проблема в том - уже обычным голосом начинает Мэй, смотря на меня. Я торопливо сворачиваю усилитель звука, стараясь не морщиться от боли в ушах - что элита Конохи, те, кто принимают решения, до сих пор живут в Листе сорокалетней давности. В Конохе их молодости, в Листе еще их учителей. Те, кто принимают решения, в большинстве своем, довольно старые люди. Они привыкли к мысли, что их Поселение сильнее прочих, что Коноха находится в расцвете и способна бороться сразу с несколькими Великими Поселениями на равных. Они привыкли разговаривать с позиции силы. И, стоит признать, что представители деревни, выигравшей все три Войны, имеют некоторое право на такую точку зрения. Они видят достижения, но не видят цену, которую заплатили за них. Это часть их философии, пресловутой "Воли Огня", как они ее понимают.
   Ясно. Вот на чем их можно подловить. Стратегическая недооценка сил противника и переоценка собственных. Шапкозакидательство, проще говоря.
   - Мэй, но зачем они культивируют у себя это... такое настроение?
   Теруми улыбается. Снова эта жесткая, словно бы жесть согнули, лыба-усмешка. Чувствую, в эту войну, я ее еще не раз увижу.
   - А так проще народ гнать на убой. С такой жизненной философией. К тому же, дезертируют не молодые, а те, кого уже жизнь потрепала. Те, кто понял, что философия - это одно, а жизнь - кое-что почти перпендикулярное.
   Мэй поводит головой, не то разминая шею, не то встряхивая тяжелыми длинными волосами.
   - У меня есть для тебя задание, Хаку. Как раз для Опустошителя.
   Я внимаю. Пришел черед этой маски, - значит, дело серьезно.
   Война началась.
  
   Небо и солнце - над головой. Деревья и ветер - вокруг.
   Я стоял на грунтовой дороге. Позади меня полоска лишенного покрова почвы песка взбиралась на невысокий, всего метров в пятнадцать, покатый холм. Впереди же она делала резкий поворот, скрываясь за густым подлеском.
   Порой кажется, что вся Страна Огня покрыта величественными вечнозелеными деревьями с редкими, толстыми и раскидистыми ветвями, формирующими второй ярус, самой природой или неведомой прихотью создателя этих растений предназначенный для движения шиноби. Но если вспомнить тот бор, посмотреть вокруг, и станет ясно - ищущий найдет.
   Кажется, это был довольно молодой лес. Тонкие, хоть и высокие, деревья неизвестной мне породы, росли густо. Думаю, даже если бы внизу не было густых зарослей напоминающего шиповник-переросток, кустарника, видимость в таком лесу все равно не превышала бы два десятка метров.
   Что я тут делаю, даром что, по логике внешнего смыслового слоя данного мне задания, должен быть вообще в другой стране? Думаю, это очевидно. Я позволил себе это лишь с негласного разрешения Мэй.
   Как иначе объяснить то, что мне, способному с помощью своего Призыва, добраться до места назначения за сутки, дали целую неделю? И ясно сказали, как отнесутся к моей маленькой инициативе?
   "Война неминуема, Хаку. Так и передай своему брату"
   Маленькие клинки, отчасти похожие на наконечники стрел, выглядывают меж переплетенных пучков черных прямых волос. И небольшое, в два пальца диаметром, металлическое ядро вновь ложится меж углов лопаток.
   Среди близнецов-Юкки, коса - отличительный признак Бъякуи, а не другого брата.
  
   Все же, это - довольно трудная техника.
   Капельки Воды висят в воздухе в двух плоскостях. На высоте ста и ста пятидесяти сантиметров от среднего уровня здешней земной поверхности. Она здесь напоминает стол - так что высота от земли мало отличается для различных капелек.
   Почему капля, а не нить? А вы пробовали удерживать готовые к активации Нити Воды, если сидите в засаде? Притом незаметно, при радиусе охвата в сто метров?
   Идея техники, честно говоря, была заимствована у одного из заказчиков. Тот хотел подвесить по сотне капелек воды на несколько десятков нитей чакры, получая вместо режущей нити Воды, по существу, кучу частично управляемых сенбон. Меньше расход чакры, меньше заметность техники - нити чакры засечь гораздо сложнее, чем состоящие из Стихии. А вместо аналога проволоки должна была получиться, фактически, чакрошрапнель.
   Проект был признан провальным - главным достоинством Водных Нитей была как раз высокая поражающая способность. Проще говоря, от паутины режущих, точно проволока, нитей, уклониться было сложно. А от капелек Воды, даже если ими управляли, - легко. Плюс проникающая способность техники падала до уровня Водяных Игл.
   Но потом я как-то задумался... да и Мито подсказала идею. Висящие в воздухе капли трудно заметить? Так отлично - пусть висят. А при активации техники, Вода побежит по нитям чакры, переводя облако висящих в воздухе капелек в форму паутины из нитей этой стихии. Конечно, никому не по плечу удержать сформированные Нити на долгое время, тем более если их длина превышает два десятка метров. Поэтому следующая стадия наступает сразу же, через десятую секунды от формирования паутины из Воды с создателем техники в центре. Ветер - и вода превращается в Лед. Ветер - и уже начавшая свой бег, преодолевающая инерцию покоя, но последнее мгновение остающаяся на месте конструкция изо Льда наращивает режущие свойства.
   Техника, полезная тем, что ее можно заготовить заранее и неожиданно активировать, с высокой вероятностью уничтожая противника. Мало кто сможет отразить Ледяные Нити с пущенным поверху Ветром. Мало кто сможет избежать встречи с ними.
   Пряжа Морей. Техника С-класса по классификации Объединенных Войск Тысячи Островов. Засадный аналог Водных Нитей - готов к применению.
   Я жду тебя, моя добыча.
   И хочется облизать губы. От души. Так, чтобы кончик языка коснулся подбородка.
  
   А вот и цель. Входит в круг, образованный равномерно распределенными капельками.
   Конечно, по законам жанра, мне бы следовало встретить его в чистом поле. Высказать ему свои претензии. Обменяться с ним техниками, сблизиться, столкнуть Изанаги и его клинки, разорвать дистанцию...
   И после эпической битвы, длившейся не менее получаса, исчерпав хотя бы половину своего запаса чакры, получив парочку ранений, страшно выглядящих, но не слишком опасных - типа рассеченной кожи на переносице или рвано-ушибленной раны лица - повреждений, одолеть супостата. А затем он успеет покаяться перед смертью, или, наоборот, плюнуть мне в душу. Но в любом случае - помрет.
   Конечно, когда воспоминания о том инциденте бередят разум, моя драматическая составляющая хочет чего-то... пожалуй, "эффектное" - лучший термин. Все же, это не самое приятное воспоминание в моей жизни. Может, поэтому я порой, как бы не против своей воли, возвращаюсь к тому экзамену на чунина?
   И тут Лист снова показал себя во всей красе.
   Асума, сын нынешнего Хокаге, прыгает вниз. Не между сражающихся Мито и Ино. Нет, это нападение, а не прикрытие ученика. Атака моего напарника.
   Чертово задание. Я даже не могу прикрыть ее Льдом, разоблачая свою скорость. Только спасти от вторичных повреждений.
   Асума в красивом и небрежном круговом движении ударяет Мисаку сбоку. Та лишь успевает прижать руку к телу, защищая органы груди от части энергии удара. И отлетает в сторону, почти прямо в сторону меня, падающего с балкона. Кажется, я слышу этот диссонанс, резкий звук ломающегося дерева, известняка, стекла или кости.
   Передний край сандалий вжимается в пол, медленно тормозя меня. С раненым товарищем на руках, резко тормозить не стоит. Я и так едва успел подхватить Мито, когда ее отшвырнул в сторону спрыгнувший с балкона дзенин. Не стоит наносить ей дополнительный вред без необходимости.
   Руки сами выплескивают примерно соответствующую дозу чакры нужной природы. И в сознании точно высвечиваются надписями - результаты осмотра. Переломы пяти ребер. Перелом плеча. Ушибы мягких тканей. Он что, удар чакрой усиливал? Урод.
   - Считай, спас твою напарницу. Ино уже приготовилась применять технику - говорит Асума.
   - Я запомню.
   Тупая Яманако, сознание которой до сих пор возвращается в тело - это видно по облаку чакры, вырвавшемуся из него. Ага. Я сказал, что запомнил тебя, Сарутоби Асума? Надеюсь, вашу команду пошлют в Кири, когда будет проходить экзамен. Я так "спасу" всех, кроме Нара.
   Его - я постараюсь убить по другой причине. Опасность его как стратега перевешивает личные мотивы убить ученика Сарутоби. Хотя я и постараюсь при встрече соединить приятное с полезным. Если, конечно, Шикамару будет моим заданием.
   Я запомнил тебя, Сарутоби Асума. Сочтемся.
   Всего лишь два очага чакры... довольно знакомых, кстати. Хотя, логично.
   Шикамару - погиб в довольно глупой миссии. Наши долго не верили, когда Наруто предоставил объединенный отчет от своих агентов. Посылать генинов против бойцов, примерно равных дзенинам. Такой сюр...
   Ино... как сказать... недавно экзамен на чунина проводился у нас. Кири не упустила свой шанс.
   Учитель и последний ученик. Моя поэтическая составляющая практически рыдает от умиления. Наверное.
Это была бы такая красивая сцена... Перечисление взаимных претензий. Перечисление взаимных обид. В конце концов, я ведь действительно, как сказали бы в иной пьесе, "возвращаю долг". С нехилыми процентами, правда, но...
   Нынешнее поколение Кири не любит театр. А еще меньше мы любим превращать свою жизнь в цирк.
   Асума и последний его ученик в пятнадцати метрах от меня. Наверняка, Сарутоби-средний уже почуял меня. Пора.
   Нити чакры мгновенно распухают. Волна энергии разбивает капли, размазывая Воду по голубовато-призрачным струнам. Ветер бежит поверху. И по начинающей вращение паутине из тончайших нитей Льда, подкрепленного нестихийной чакрой, течет Ветер, затачивая клинки проворачивающейся мясорубки.
  
   Чакра... удивительна. Казалось бы, что должно произойти, если разрезать бурдюк с водой или хотя бы бочонок с порохом? Разумеется, содержимое должно высыпаться наружу. Причем, если и не все, то довольно значительная часть.
   Один из источников сразу потух, лишь слабо, даже не вспыхнув - мигнув чакрой из разрезанной магистрали, идущей от очага вверх. Зато другой...
   Пряжа Морей, как и ее предтеча, Водные Нити, все же режет не слишком чисто. Нет, конечно, линия среза обычно ровная. Но все же при прохождении сквозь тела Льда или Воды, его части получают некоторый импульс. Достаточный, чтобы сдвинуть их.
   Деревья вокруг меня с грохотом падают. Скрип, треск ломаемых веток, глухой стук обрубков древесных стволов, тысячеголосый шелест сминаемой листвы, - все это терзает мой слух несколько секунд, пока не утихает эхо, появившееся в моей голове. Иллюзия только что прозвучавшей канонады, рожденная инерцией испытавшего чрезмерную сенсорную нагрузку, разума.
   Треск и грохот, стук и шелест. Я словно оказался в центре сражения не владеющих чакрой. Какафония звуков сталкивающихся тел слегка дезориентирует меня. Настолько, что неясные образы, мелькают перед глазами. Неужели, снова?! ...
   Асума выжил. Все же один из двадцатки опаснейших шиноби Листа. Успел подпрыгнуть, распластаться между плоскостями, созданными вращением нитей изо Льда. И даже произвел Замену. Во всяком случае, половинки разрезанного по диагонали чурбана лежат на дороге как раз возле похожего на зарезанную свинью Акимичи. Впрочем, судя по тому, что над правым бедром не хватает куска штанины... да что там куска - почти вся боковая поверхность правого бедра моего противника широкой красной полосой показывает, что я зацепил не только последнего оставшегося члена "Новой команды Ино-Шика-Чо".
   - Рад нашей с вами встрече, Асума Сарутоби - говорю ему, стоящему в десяти метрах от меня.
   Поганая дистанция, если честно. С таким противником я бы предпочел беседовать на втрое большем расстоянии. Или вчетверо меньшем - но при Изанаги в руках. Ах, да, эта моя маска не может использовать нагинату. Другой боевой стиль, другие умения. Не стоит раньше времени разоблачать миф о близнецах-Юкки.
   Сарутоби тем временем быстрым движением достает клинки. Левый еще крутиться на пальце, в то время как другой уже находится где следует. Защитная стойка для боя двумя кинжалами. Старая добрая классика.
   "Два меча проигрывают мечу и щиту. Меч и щит - двуручному мечу. Двуручный меч - копью. А то, в свою очередь, двум мечам" - проносится в голове цитата.
   В другое время и место я бы проверил, так ли был прав автор той книги. Но... к чему рисковать лишний раз?
   Сарутоби, нарушая неписанный этикет, рывком начинает движение ко мне. Меньше секунды...
   Левой рукой складываю печать концентрации, активируя своей чакрой состав. Правой рукой скрещиваю пальцы - так проще запустить Замену.
  
   Я уже стоял за спиной Асумы Сарутоби, когда ноги перестали держать его. Просто, вот только что бежал человек, рывком, почти прыжком, стремился достать стоящего напротив брюнета с волосами, заплетенными в косу.
   А теперь он тряпичной куклой упал в смесь песка и сухой пыли, устилающую дорогу. Клинок из чакры - улучшенная версия скальпеля меднинов - рассекает шею. Голова Асумы Сарутоби отлетает в сторону. А брюнет напротив опадает водой, увлажняющей сухой грунт дороги. Правая рука трупа блестит на солнце попавшими брызгами воды. И темнеет, получаю влагу из распавшегося клона, песок под пальцами вытянутой правой руки.
   Наблюдая, как новый клон запечатывает Сарутоби Асуму, я чувствовал... нет, не торжество. Не хотелось мне ни улыбаться, ни торжествующе и зловеще хохотать.
   Усталость. И чувство завершенности очередного дела. Всего-то и делов.
   Пряжа Морей использует воду, заранее развеянную в виде аэрозоля. Но так ли трудно растворить в воде довольно специфический нейротоксин? Активирующийся специальным сигналом чакрой - подстраховка на случай случайного самоотравления.
   Свиток падает мне в руку. Второй клон тоже исчезнет. Вот только запечатает все части Акимичи. Верх, середина и низ. Две руки и ноги. Итого семь. Очень неудачно он порезался, что и говорить.
   Два часа в засаде, отравленное оружие, с ходу ранившее противника. Чистая победа без обмена ударами. Люблю такие схватки.
   Вызванный Каге, мой верный альбатрос, уносит меня к месту основного задания.
  
   Интерлюдия. Преданная улитка.
   Женщина, только что сидевшая, облокотившись локтями на стол, так, что сложенные, словно бы обхватывая невидимую сферу, руки, опирались на столешницу, открыла глаза. Движение, говорящим не столько о злости, сколько о раздражении, откинулась назад. Правой рукой протерла глаза. И тихо-тихо проговорила:
   - Значит, и ты?
   Бутылочка тихо звякает, горлышком касаясь стаканчика. Прозрачная жидкость течет вниз.
   А ведь все начиналось как шутка. Почему, почему никто из них не попытался перестать изображать неприятие ее способа убить время?
   Хотя, ясно почему. Просто никому не приходит в голову, что иръенин, способный регенерировать на ее уровне, умеющий контролировать свои органы и даже некоторые элементы своей биохимии, бухает и пьянеет неспроста.
   Простейший прием - показать людям некий недостаток. Гипертрофировать его, чтобы они не видели ничего иного. Как некоторые мастера маскировки, чтобы не заметили их лица, ставят на нос огромную бородавку. Или рисуют родимое пятно в пол-морды. Простейший прием психологической маскировки. Да и душа, все же, болит меньше. Надо просто позволить алкоголю действовать на нужные части мозга.
   Дед. Брат. Любимый. Напарник. Ученица. Почему?
   - Коноха пожирает своих детей - тихо шепчет, глядя в потолок, женщина.
   Одно хорошо - последняя, по крайней мере, все еще жива. Хотя, как и Орочимару, оказалась предателем. Пусть не "Воли Огня", а своего наставника, но...
   Чертовы потроха все равно болят, хоть и находятся в полном порядке. Потому что проблема не в ливере, а в мозгах.
   "Коноха пожирает своих детей" - сказал один не по годам циничный мальчик. И фраза засела в голове. Вместе со спокойным, почти насмешливым голосом. Словно бы в ту, самую первую их встречу. Когда ей, на миг, показалось, что это она - маленький ребенок, которого поучает некто умудренный жизнью.
   -Только глупец согласится стать Хокаге - говорит Цунаде, насмешливо глядя не на предложившего ей пост Джирайю, а на его доселе молчавшего спутника.
   Наруто молчит. Кажется, его ничто не интересует, кроме ровной поверхности озера чая. Он смотрит вниз, в стоящую меж положенных на стол ладоней, чашку.
   И как-то тихо становится. Шизуне испуганно смотрит на свою наставницу, повысившую голос. Цунаде обменивается слегка недоуменным взглядом с экс-напарником. Не о том он просил. Казалось бы, простая задача - показать ограниченному и крикливому генину его значимость.
   А тишина каким-то чудом, несмотря на то, что породивший ее все так же спокоен, окутывает четверку шиноби. Не высвобождается йокай, не замолкают люди вокруг - но внимание как-то само заостряется на звуках, рожденных сидящими за этим столом.
   - Я рад, что, несмотря на разные аргументы, наши выводы так очаровательно совпадают - тихо, себе под нос, говорит ребенок. Тем не менее, оказываясь услышанным.
   - Да что дитя вроде тебя, может знать? - вопрошает Цунаде. Все же, разрыв шаблона часто не приводит к катастрофическим последствиям именно потому, что игнорируется окружающими. И потому разрыва, по сути, не происходит.
   Обхватив ладонями маленькую чашку коричневого фарфора, Наруто подносит ее ко рту. Это даже нельзя назвать глотком. Так, лишь смочил губы. Возможно, покатал капельку на языке, оценивая вкус, определяя примеси, если они есть.
   - Коноха пожирает своих детей. И их детей. И детей их детей. Она не ведает благодарности к павшим ради нее или к ее вящей славы. Так что нет смысла брать лишние грехи на душу. Уверен, стать правителем любого Поселения - это верный способ попортить карму.
   Наруто замолкает. Удивительно, но специфическое название Скрытой Деревни, проскакивает мимо ушей собравшихся. Хотя Поселение - термин, более распространенный в восточных областях материка. С другой стороны, кто будет докапываться до языка сироты, воспитанного кое-как?
   Помолчав еще минуту, словно ожидая реплики кого-то из троих собеседников, он продолжает.
   - Вас не было в деревни ужасно много времени. Возможно, я скажу вам банальность, но... мир изменился. Простите, но я сомневаюсь в вашей способности стать правителем Конохагакуре при старте из нынешнего положения.
   И снова глоток чая. Символический. Словно бы по обязанности.
   - Я знал только Третьего. Но уже могу сказать, что вряд ли вам достанется много власти. Так что мне не о чем разговаривать с вами.
   Цунаде вскакивает. Стол кренится в сторону, получив удар снизу. Тарелки, чашки и блюдца едут в сторону Джирайи и Наруто. Удзумаки, подхватив правой рукой чашку с чаем, ужом выскальзывает из-за стола. После чего, стоя, делает новый, чуть более глубокий, глоток. И смотрит, как приведший его саннин, ругаясь, снимает с колен лапшу и посуду.
   - Вспыльчивы, несдержанны. Имеете вредные привычки. Не были в деревне, не имеете в ней своей партии и не знаете текущей внутриполитической ситуации. Во всяком случае, досконально - точно вбивает гвозди ребенок.
   Тогда она не успела возмутиться, с чего бы он так разумничался. Хватило других дел. И ей, и Джирайе. А когда вспомнили о ментальных блокираторах и закладках, стало не до того. Не до поведения непозволительно умного и саркастичного для должного быть восторженным придурком, дзинтюрики.
   Ожерелье Первого Хокаге. Ага, как же. Прозрачная шестиугольная призма на шнурке, да несколько бусин. Реликвия, что и говорить. Да и артефакт довольно полезный.
   Никем посторонним не обнаружимый, почти неразрушимый, маячок. Идеальный поводок для дзинтюрики.
   Интересно, почему ее дед, основатель Листа, его носил? Неужели, он тоже не имел своей политической воли, что бы потом не писали в учебниках?
   "Коноха пожирает своих детей" - сказал один не по годам циничный мальчик. И эта фраза преследует день за днем, стоит только наткнуться на документы, свидетельствующие о смертях тех, кто находился под ее командованием. Стоит только пересечься с равнодушным взглядом Шикаку Нара.
   Дед - пал. Брат - погиб. Любимый - умер на руках. Одного напарника, по слухам, недавно убил Учиха Саске. Другой пропал без вести, пытаясь выйти на начальника пойманной шпионки. Пропал, вместе с группами АНБУ, которым был придан для усиления.
   "Коноха пожирает своих детей"
   Ученица перешла на другую сторону. Печально.
   "Коноха пожирает своих детей"
   Данзо и старейшины мудрят. Наверняка нарождающийся дипломатический конфликт с Туманом, - их затея. Вот только непонятно - зачем?
   "Коноха пожирает своих детей" - сказал один не по годам циничный мальчик. Ребенок, пропавший без вести.
   Может, поступить также? Кому и что она должна теперь, в этой Деревне-людоеде? С чего она должна служить тому, ради чего погибли почти все, кто был ей дорог? Ждать, когда Данзо начнет очередную войну, "к вящей славе Листа"? Когда ее сделают разжигательницей этой войны?
   Кровь - не водица. Методы клана Шимура у главы Корня - это вполне естественно. Потомственный контрразведчик и глава "Корня", все же.
   "Коноха пожирает своих детей"
   Что, если это действительно так? Если все, кто принесли свои жизни на алтарь победы Листа, погибли не "ради", а "из-за"? И при такой формулировке, - действительно, все?
   Как сложно сделать, наверное, последний в своей жизни, серьезный выбор.
   Техника истинного клона. Конечная стадия развития техник клонирования. Настоящее тело, остающееся кучкой плоти после убийства. Совершенная картина имитации собственной гибели.
   Но, такой клон - это уменьшение оставшегося срока жизни. Одно дело - десять-двадцать лет, когда тебе нет и сорока. Но в ее возрасте - это многовато. Да и клон - не главное, что нужно сделать, чтобы избавиться от смерти.
   Когда группа захвата Корня, призванная арестовать виновную в многочисленных ошибках и потерях среди шиноби, ворвалась в кабинет Хокаге, их встретила лежащее на столе ожерелье. То самое, которое, по легенде, носил Хаширама Сенжу. И коротенькая записка.
   "Я ухожу в отставку"
  
   Клан Нимура выстроил себе красивое поместье. Центральное здание - пятиярусная пагода, с квадратным основанием шириной метров в пятнадцать. Высокий забор из толстых деревянных брусьев. Небольшие одноэтажные строения в углах ограды - домик для прислуги, баня, кузня, что-то там еще. Кто-то мотыгой возит по земле. Наверное, садовник. А вот те фигурки - это, должно быть, играющие дети.
   Не база клана шиноби, а иллюстрация к книге о жизни древних самураев.
   Этот клан, по слухам, от них и произошел. Самураи, переучившиеся на сенсоров. Только в этом мире, мире, где освоивший смешение стихий, имеет все шансы передать эту способность потомству, такой переход возможен.
   Нимура, по слухам, более трехсот лет оттачивали свои умения в выслеживании ходячих генераторов чакры - шиноби, тотемов и Биджу. Клан, редко берущий задания. Клан, в мирное время живущий доходами с принадлежащих ему земель. Клан...
   Помимо поместья, они унаследовали от своих предков многие ценности. К счастью ли, к обратному, но... Наверное, стоит уважать тех, кто хранит верность своему господину, хотя тот и забывает о них, когда приходит время мира.
   До поместья около трех километров. С точки зрения шиноби - плевое расстояние, которое можно преодолеть за считанные минуты. Крошечный отрезок пути, который легко преодолеть, чтобы нанести удар по противнику.
   Ветер, Огонь и Вода. Разрушительная сила клинков Ветра, пропитанных Паром, удерживается в стабильной форме с помощью оболочки изо Льда, усиленной одной из вариаций стихии Хлада-Зноя. Лук словно бы ничего не весит, пожирая при этом чакру в чудовищных количествах. А ведь еще надо скрываться до последнего...
   Немногие шиноби владеют техниками, бьющими дальше, чем на пятьдесят метров. Я - в их числе.
   Тлен, Распад - так мы назвали эту странную смесь Стихий, которую я научился вызывать только лишь ради одной-единственной техники. Старой, затратной, менее разрушительной, чем более свежие разработки. По сравнению с Бъяку-Рю, Лук Тлена имеет лишь несколько преимуществ. Он быстрее, он проще в исполнении. Главное - то, что его можно применять, маскируя чакру вблизи от логова сенсоров, стоя на спине альбатроса.
   Тетива у уха скрипела бы - будь это шелк или сухожилие. Но смесь чакры и Льда не издает столь пошлых звуков. Просто в изогнутой углом нити чувствуется некое напряжение. Которое исчезает секунду спустя.
   Страна Источников - полусамостоятельное образование. Бывшая провинция Молнии, которой ныне управляют марионетки Огня. Фактически, подконтрольная Конохе буферная зона между Листом и Облаком.
   Не знаю, почему, после прошлой Войны, Нимура перебрались в этот замок. Кажется, у них хватало владений и в собственно Стране Огня. Хотя... мне это неинтересно. Как и то, откуда появилась уверенность, что этот клан пополнит ряды союзников Конохи в случае приближающейся войны.
   Центральная пагода, домики вокруг, ограда, люди, занимающиеся своими делами - все исчезает в появившемся шаре. Пар и Ветер, вырвавшиеся из ледяного плена. Я напрягаю зрение, пытаясь найти выживших.
   Наверное, я должен чувствовать что-то, связанное с тем, что только что помножил на ноль под сотню человек. Даже хочется помедитировать, прислушаться к себе. Погрузиться в собственные ментальные потроха.
   Впрочем, я убираю несформировавшееся и противоестественное желание заняться самокопанием. Главное - дело.
   Клан Нимура проживал на территории страны, которая никто, и звать ее - никак. Договоров Источники с другими странами не имеют. Заступиться за них некому. Формально, Конохе нечего будет предъявить. Даже если они докажут, что это Опустошитель уничтожил поместье.
   В неизбежной войне, Лист не получит десятков средненьких сенсоров, что даст нам еще одно тактическое преимущество. Что сбережет жизни тех, кто будет, как и я, сражаться за интересы Тысячи Островов. Это - главное.
   А моральные терзания - после победы. Если будет время и желание.
   На границе сферы восприятия появляется огонек, довольно быстро двигающийся к заполненному мелкой пылью кратеру. Замечательно.
   Клан Нимура - не самая большая угроза Плану. Но, тем не менее... "убей чужого сенсора - спаси АНБУ".
  
   Каге уже летит на юг. Смесь нин Ветра и ген маскирует гигантскую птицу от взглядов с земли, так что можно рискнуть и лететь почти по прямой. Но, все же, существуют более быстрые способы проникнуть в Страну Чая.
   - Обратный Призыв.
   И мы уже летим над морем, из которого выглядывает огромный айсберг. Место обитания моего тотема. Ледяная гора, на которой гнездятся воры, шпионы и собиратели хлама, среди которого, тем не менее, попадаются почти настоящие сокровища.
   Итак, даже если задержатся здесь на часок, я буду на месте раньше срока. Это хорошо. Это значит, есть еще время подумать о чем-нибудь. Хотя бы, - о политике.
   Страна Тысячи Островов фактически состоит из трех архипелагов. Восточный - кучка голых скал, на поверхности размолотых волнами в песок, к югу сменяется атоллами с растущими на них пальмами. Лабиринт из более чем тысячи мелких и бесплодных островов, в котором скрыты лаборатории Амати и Скрытая Верф Темуттина.
   Метрополия, старая Страна Воды. Семьдесят процентов населения, две трети шиноби. Архипелаг островов и скал, собранных вокруг безусловной доминанты, на которой располагаются Кири и Столица.
   Бывшая Страна Морей отделена от Метрополии и Восточного полуостровом Страны Чая, в опасной близости от которого проходят наши внутренние торговые маршруты. И если вспомнить, кому подчиняется этот не слишком населенный полуостров...
   В свое время штаб разработал множество планов войны с Огнем. Слишком поперек глотки стоял нам этот сосед. Слишком близко от нас, слишком велик риск атаки нашего флота, населения и баз. К тому же, реваншистские идеи всегда пользуются популярностью. Во всяком случае, пока в нации есть хоть какое-то желание сражаться.
   Идея Плана состояла в, фактически, превентивном ударе. Уничтожить корабли, порты, базы, - выжечь восточный берег Огня каленым железом, чтобы оттуда не могли угрожать десантом на острова Метрополии. Комариными укусами оттянуть вражеские силы на юг, на противодействие подчиненным Забузы и тех, кого отдадут ему под командование.
   И только затем - собственно десант. Высадка наших основных сил, с целью разменять Легионы на шиноби Конохи.
   Легионы... красивое название, вытащенное из красочных и бестолковых видений, порой посещавших меня после словленного Тсукиеми. Неизвестное, но довольно гармоничное, слово. А по факту...
   Прошлая война сильно истощила Кири. Амати заполнил секретные детсады выращенными в пробирках перспективными полукровками, которые войдут в силу еше через десяток-другой лет, а вояки нужны были уже когда родился первый из этих детишек.
   Ли создал свой клан из отбракованных. Не способные использовать техники. Вживившие в себя артефакты, заменившие им отсутствовавшие способности. Усиливающие тела средствами, которые в других Поселениях, вроде бы, даже еще известны толком не были... Клан Рок брал лучших. А остальные, подобно неудачникам с нулевым контролем и дохлым резервом, попадали в Легионы.
   Простая идея - муштруем бездарей на четко определенные, шаблонные действия. И надеемся, что получится заставить противника действовать по этим шаблонам.
   В случае удачного применения, Мэй рассчитывала разменять три тысячи неудачников из Легиона на втрое меньшее число нормальных шиноби Конохи. С точки зрения потраченных средств на подготовку, мы оказались бы даже в выигрыше. С точки зрения военной ценности, произошел бы размен пешек. Баш на баш.
   Горо считал, что при должном везении, может получиться откусить от Листа еще человек пятьсот. Впрочем, Кири, скорее всего, удовлетворили бы даже размен на десять сотен чунинов. В конце концов, нашей целью как ни странно, была война на истощение. Разумеется, идущая на наших условиях.
   Правда, была одна страна, которая географически препятствовала Плану, по сути, разрезая вытянутой с севера на юг полоской суши, Тысячу Островов, надвое...
   Ладно, некогда рассиживаться. Маску на пол, волосы распустить. Пришло время Хаку.
  
   Я иду по коридору. Сандалии касаются пола мягко, так, что образующийся звук ощущается неосознанно, не как скрип или стук, а как касание, передающееся с воздухом.
   С правой, дальней стороны, сквозь рисовую бумагу проникает рассеянный свет, в котором, тем не менее, видны медленно парящие пылинки. Обыденно-красивое зрелище.
   Я иду тихо и медленно, готовясь к своей очередной миссии. Все же, моя задача несколько отличается от тех, что обычно ставили передо мной. Я ведь не дипломат.
   Если подумать, события уже не бегут вскачь - летят со скоростью пули, выпущенной одной их любимейших техник Мито. Миссия там, задание здесь, словно бы вернулся в старые времена. Словно бы снова стал одним из пяти опаснейших шиноби Скрытого Тумана.
   Этот дворец отгорожен от прочих обитателей двумя стенами. Два частокола разделяют хаотичное скопление из крытых соломой зданий из кирпича-сырца - у условно богатых, - и сделанных из какого-то мусора, типа той же соломы, обмазанной коровьим навозом, у прочих. Нищая страна. Причем не по вине правителя. Насколько я могу судить, трудно назвать роскошным то место, где живет местный дайме.
   Дворец напоминает ступенчатую трехярусную пирамиду, по периметру которой идет коридор, отграниченный от улицы лишь бумажными панелями. Все комнаты - внутри. Все двери, видимо, выходят в этот коридор. Не здание - а просто мечта для команды диверсантов. Единственный выход, простреливаемый с улицы на всем своем немалом протяжении.
   Мне надо попасть на верхний ярус. То есть, необходимо пройти весь первый этаж, подняться по лестнице, также обогнуть по периметру второй, еще раз подняться... Сто тридцать четыре - сто сорок метров, как любезно подсчитали в разведках. Почти четыре сотни шагов по коридору, просматриваемому с внешних постов охраны, расположенных в Запретном Квартале. Четыре сотни широких, размашистых шагов. Или больше пятисот - моих обычных. Самое печальное - наши не знают, какова планировка третьего этажа. Хотя нет, вру. Печально - то, что по напоминающему дерево материалу течет чакра, мешая смотреть сквозь стены.
   Стены... интересное здание, между прочим. Что-то я не припомню материалы, в которых были бы каналы чакры, пусть и довольно тонкие. Словно бы смотришь на частую паутинку, по которой течет чакра. Частые, тончайшие сосудики, несущие Силу. Не встречал подобного. Интересно, это материал такой, или здание, и правда, как бы это сказать...
   Помнится, слыхал я от Наруто байку о домике, переварившем правительницу Страны Меда. Или Бобов? Хотя... не важно. Исчезла тетка при довольно загадочных обстоятельствах. Потом одна за другой исчезли несколько команд, посланных на ее поиски. Затем две последние нашлись. А разведка скопировала отчеты о той миссии. Не хотелось бы тоже оказаться в здании, на поверку оказавшимся специфическим Призывом, оставленным как ловушка для врагов.
   Дверь отодвигается. Я резко поворачиваюсь. Руки автоматически касаются людей - какого-то местного вельможи в хлопковом кимоно, раскрашенном яркими цветами, и служанки, поправляющей, видимо, только что накинутую, помятую одежду.
   Сон в Зимнюю Ночь охлаждает их тела, в том числе и то, что называют ядром, - у каждого из них. Глубокий сон - и небольшая ретроградная амнезия. Самое трудное - не дать им упасть. Хотя это скорее долгое - секунд десять уходит на то, чтобы уложить их на пол. Часов через пять, когда они проснутся, все уже будет решено.
   Я выхожу из первой комнаты чьих-то покоев, оставив мужчину и женщину спящими. В других двух комнатах - спальне и чем-то вроде кабинета - никого не было. У помешавших мне система циркуляции неразвита. Так что можно оставить все как есть. Контрольный удар в шею или висок не требуется, а при моей миссии, наверное, и не рекомендуется. Да и я не хотел бы лишний раз проливать кровь в подобном здании. Слишком непредсказуемы последствия.
   Ступенек нет - пологий пандус. Градусов пятнадцать-двадцать. Я поднимаюсь, и неслышно, но, тем не менее, ощутимо, звучат подошвы сандалий, соприкасаясь с полом. Хотя, казалось бы, окутывающая меня маскировка гасит, заодно, и звуки. А не только скрывает чакру и факт применения некоторых техник.
   Шаг, шаг. Второй этаж. Судя по ширине коридора, в здешних покоях вряд ли больше двух комнат. Я ведь иду по другой стороне потолка прихожей тех покоев на первом этаже. Даже пробивается наверх, сквозь похожую на ткань завесу из тонких каналов, струйка-другая моей чакры.
   Стоп. Струйка моей чакры. С каких пор Сон фонит? Но не мог же я напортачить с этой техникой? Там попросту нет элементов, способных дать такой эффект. А значит...
   Ками, Они, Аякаси и все Духи впридачу! Надо поторапливаться.
   Похоже, это, все же, еще один Такой дом. А дайме Чая нам нужен живым!
   Я взлетаю на третий этаж парой секунд спустя и резко останавливаюсь.
   Справа, слева. Спереди и сбоков. Четверка чунинов стоит квадратом, в середине одной из сторон которого находится шиноби Кири. Осталось только сдвинуть полупрозрачную в моем зрении паутинку-дверь.
   Не сомневаюсь, меня ждут. Все же, это - Тот Самый Дом.
  
   Интерлюдия. Лед, Ржа, Холод и Власть.
   За низким круглым столиком сидело четверо. Высокие, тонкие силуэты, длинные волосы двоих - большего густой, на грани тьмы, сумрак комнаты разглядеть не позволял. Присутствовавшим, чтобы ощущать и контролировать друг друга, чтобы провести это совещание, наличие освещения не являлось обязательным фактором.
   - Начнем - судя по направлению звука, сказала одна из длинноволосых, поданным голосом раскрывшая свой пол. Впрочем, присутствовавшим он, естественно, и так был известен. А посторонний наблюдатель.. если он и был, то подари ему Ками хорошую реинкарнацию...
   - Операция "Окинава" вступила в завершающую стадию - отрапортовала вторая женщина среди присутствовавших - Черепахи подготовлены. Стоит только погрузить легионы - и в течение пяти суток самурай взберется на гору.
   - Проблем не будет? - в небольшом зале, одном из пяти наиболее защищенных от прослушивания мест, было довольно темно. Но третий из сидевших за столиком понял, что обращались именно к нему.
   - Менталисты проверили шпионку. Закладок не найдено, двойным агентом или провокацией с высокой вероятностью не является. Решено поступить с ней как обычно.
   Говорившего почти прервал четвертый. Более низкий, чем у предыдущих докладчиков, голос, прозвучал, едва третий задержал дыхание, закончив предложение.
   - Ты так любишь сажать отслуживших свое агентов в карантин, то я диву даюсь. Лед.
   Третий, откликавшийся на совещании на эту кличку, наверное, готов был уже что-то ответить, но спор оборвала первая.
   - Достаточно пикировок. Ржа, войска готовы?
   - Готовность второй степени - откликнулась вторая - 90% наших шиноби могут быть мобилизованы в течение суток. В том числе и в филиалах. Нужен лишь приказ.
   В зале ненадолго стало тихо. А затем первая продолжила опрос, уже несомненно, если не подчиненных, то, как минимум, вассалов.
   - Резервы противника? Наши? Холод?
   - Потеряно два живших в отдалении клана. Перехвачено еще три группы. Предполагаемая принадлежность - Корень и непосредственно АНБУ. Одну из наших групп пришлось эвакуировать новому Нурарихену. Семь из восьми целей поражены. Предполагается потеря противником не менее сорока процентов резервов сенсоров, фронтовых разведчиков и диверсантов.
   - Лед?
   - Мои агенты готовы. Несмотря на противодействие противника, основные операции типа "Рукав" проведены. В случае необходимости, мы сможем реализовать третью фазу прямых действий.
   - Достаточно. Ваше решение?
   Это была формальность. Как и нынешнее совещание. Слишком большая работа уже проведена. Слишком много пешек и фигур уже начали движение. Слишком новорожденной державе нужна война-реванш, которая сплотит провинции, шиноби, вырастит новое поколение, рожденное в войне против общего врага. Воспитанного для борьбы с одним врагом, а значит, за общего повелителя.
   - Согласен - откликнулся Лед, как самый молодой, проголосовавший первым. И, кажется, мигнуло синим в верхней части темного силуэта, там, где должны были располагаться глаза.
   - Согласен - откликнулся Холод.
   - Голосую - заметила Ржа.
   Трое высказались, подведя черту под выбором, сделанным давным-давно, больше трех лет назад. Но только теперь они окончательно расписались в неизбежности этого решения.
   - Тогда, через восемь дней, начинаем "выстрел неизвестного шиноби"
   И тихо, одними губами, вне вдоха и выдоха, четвертый прошептал.
   "Начинаем восхождение, владыка"
  
   Историческая справка.
   Самурай взбирается на гору Ниитака - по канонической истории, кодовый сигнал японского Генерального Штаба. По сути, приказ о старте операции "Z" - налете японской палубной авиации на Перл-Харбор.
   Наверное, в случае Рей Нагумо фамильная карма все же имела место быть...
  
   Мы атаковали одновременно. Четверо шиноби Конохи, не вступая в переговоры, кинулась на меня. Не складывая печати, не доставая мечи. Три куная. Два кулака. Колено. Все же, один из воителей Листа оставил левую руку свободной. Уж не знаю, зачем. Я просто поднял правую руку. Водяная Плеть выстрелила во все стороны, кроме как вертикально вниз, жгутики. А затем я, на чистых рефлексах, пустил по Воде Ветер.
   Когда ледяные копья раскрылись на манер елочки (или же цветов, если кому больше нравятся поэтические сравнения), я осознал то, что, по сути, не нанес упреждающего удара. Два из трех кунаев, к слову, застряли в слое воздуха, уплотнившегося вокруг меня как раз на такой случай.
   Одновременная атака. Но они ведь наверняка тоже успели увидеть мой протектор. И воспитанные в Листе редко нападают так, без предупреждения. Предпочитают болтать по полчаса. Не знаю, то ли они так усыпляют бдительность противника, то ли просто тянут время. Как бы там ни было, эти меня атаковали сразу. Учитывая, что весть о их смерти достигнет Листа не ранее, чем через три дня, а о моей пришла бы в Кири, скорее всего, через два, это навевает нехорошие мысли. Надо бы сообщить Мэй и остальным. Как бы Лист на вознамерился напасть первым.
   Как бы там ни было, созданный клон остался запечатывать проткнутые и частично разорванные тушки, а я пошел дальше. Все же, моя миссия состояла не в уничтожении наемных телохранителей местного дайме.
  
   Абарай Икакку был юношей семнадцати лет от роду, ростом ниже среднего, обладал весом менее пятидесяти килограмм и запястьями, которые кто-то масштабов Кисаме или его сестры Юмико, смог бы обхватить двумя пальцами. Короче, довольно низкий и худой парень с типично-черными волосами и глазами. Практически моя точная масштабно-весовая копия - если забыть о разнице в чакре, подготовке и возрасте. Да одет в коричневое с синими цветами кимоно, а не форму.
   Нет, из стен не выстрелил шипы. Потолок не выпустил в меня стрекательные шупальца или режущие нити. Пол не провалился под ноги. Комната - не то кабинет, не то микроскопический, всего полсотни квадратных метров, тронный зал, - не превратилась в пасть неведомого зверя. Того, чего я опасался, не произошло. Хозяин дворца не натравил на меня здание-зверюшку. Вопрос, почему? Не мог, или не хотел?
   - Благими Ками да будет благословлен ваш род, Абарай-сан - начал приветственную речь я. И тут же замолчал. Каюсь, забыл дипломатический протокол.
   Epic fail, однако. Придется импровизировать.
   - Тысяч лет жизни во времена спокойствия и порядка. Благоприятной смены Дня и Ночи в небесах вашей страны.
   Ага, плодовитости коровам, женщинам и кошкам.
   - Да обойдут ваш род и страну несчастия, бедствия и Они.
   В смысле, да прибудут вражеские дзинтюрики, шиноби Конохи и прочий сброд подальше от территорий, представляющих для нас интерес.
   Интересно, в голове правителя Чая тоже идет процесс автоматического синхронного перевода дипломатического на человеческий? Вот, судя по всему, уже готовится слово вставить.
   - Вижу, Мизукаге совсем не уважает меня, если послала на переговоры слабейшего из шиноби вашего класса. Что вы здесь забыли, Хаку-кун?
   Обида укусила меня подобно самке комара. Вроде и не слишком больно, но тянет, колет и зудит. А если почешешь - так еще и волдырь возникнет. А то и воспаление.
   Да, я уже давно не один из самых сильных среди шиноби Кири. Если когда-то, будучи Карающей Дланью, и являлся. Впрочем, сомневаюсь, что и тогда я был в первой пятерке. Максимум, седьмое - девятое место. И то, за счет того, что мои противники обычно недооценивали меня-Хаку.
   Ныне же я заслуженно уехал вниз. Генма, химера с разумом ветерана Скрытой Стрекозы, сменил меня среди Священных Зверей Хякки Якко. Опыт плюс специально сконструированное тело закономерно превзошли мои навыки маскировки - и старого Нурарихена сменил новый.
   Я солью рукопашную и Ли, и Наруто. Да и с остальными Зверями я в этой области всего лишь держусь примерно на одном уровне.
   У меня есть Бъяку-Рю и Лук. У нынешнего состава Хякки Якко, если забыть о Ли, каждый владеет как минимум парой не менее разрушительных техник. Так что я последние пару лет нахожусь во втором эшелоне. Нет, конечно, возникни такая необходимость, я смогу перебить всех известных мне шиноби Страны Тысячи Островов. Но в открытом бою с кем-нибудь из нынешнего состава Хякки Якко я могу победить хорошо если с пятидесятипроцентной вероятностью.
   Здраво рассуждая, это мне даже выгодно - потому что вне Кири меня считают еще слабее. Почему-то есть у людей такая особенность - если ты съехал в табели о рангах своей деревни, тебя считают ослабевшим во всем мире. Хотя, казалось бы, это должно было означать, что появилось с десяток бойцов уровнем повыше меня.
   Зато теперь я представляю менее перспективную цель для охотников за головами. Во всяком случае, последние два года награда за мою голову даже снизилась до пяти миллионов. По сравнению с Горо или Мито - я просто дешевка. Чему радуюсь, ценя спокойную жизнь.
   Но хватит предаваться воспоминаниям. Уже, наверное, секунды две молчу. Хватит. Несмотря на то, что дайме Чая смог выбить меня из колеи, надо продолжать свою миссию.
   - Мне поручено передать вам предложение - говорю, доставая свиток. Кулак с посланием оказывается между нами.
   Икакку протягивает мне левую руку. Нет, не так быстро.
   - Я бы хотел защитить помещение от шпионов. Таковы мои инструкции.
   Дайме Чая кивает. Сдержанно и умеренно медленно. Все-таки не зря Ао оценил его так высоко. Отлично контролирует свои эмоции. А вроде бы еще как мечник и управленец неплох...
   Вокруг нас собирается тьма. Во всяком случае, наверное, так выглядит это изнутри - тьма вокруг и небольшой освещенный пятачок с нами по краям и зажатым мной свитком в центре. Сверху льется свет.
   Так, очередная небоевая техника. Покров из тысяч маленьких ледяных пластинок. Покрытые Ветром, они могут работать зеркалами. А что будет, если правильно манипулировать зеркалами? Правильно, изменение освещенности. Особенно если зеркала - это льдинки с односторонней прозрачностью. Мы словно стоим в ящике, сделанном из зеркал. И какая разница, что зеркальные стенки отражают свет, а не поглощают его, если фотоны в результате все равно не попадают внутрь ящика?
   Хотя, у техники есть и другие милые эффекты. Я разве говорил, что эти маленькие ледяные зеркала просто висят в воздухе? Ах, вы просто так подумали... Спешу вас разочаровать - вся система вращается с нехилой скоростью. Так, что я и дайме, по сути, стоим в "Оке Бури". Сомневаюсь, что какой-нибудь курьер сможет отвлечь его от чтения письма, что я передам. Для этого для начала придется пробиться сквозь эту технику.
   - Хочу заметит, что, насколько мне известно, это предложение о сотрудничестве. Довольно щедрое предложение.
   И разжимаю кулак, позволяя свитку упасть в левую ладонь Абарая Икакку. Правши.
  
   "Записки последнего шиноби Листа". Нара Ш. Ива. 714 г. о.з.Д.
   Командование Конохи рассчитывало на то, что Кири, как и в прошлую Войну, высадит свои силы в три эшелона, с разницей в несколько недель. Эта разница обуславливалась объективными причинами - именно столько времени требовалось гражданским парусно-гребным судам на рейс к Скрытому Туману и обратно, на Восточное Побережье.
   Таки образом, предполагалось действовать прежним образом. Напомню читателям тактику Листа времен третьей континентальной Войны. Превосходящими силами разгромить войска противника на равнинах к востоку от Пояса Недоступности, на широте Линейных Болот, в трех последовательных битвах, после чего, реализуя полученное численное преимущество, перенести войну на Острова.
   Тем не менее, на этот раз ситуация отличалась. Согласно донесениям Корня ( войсковая разведка Конохи, аналог Живущих в Тени в этом Поселении), Кири еще не оправилась от последствий разрушительной гражданской войны. Поэтому предполагалось, что, для сохранения численности десанта, его высадка будет проводиться в одну волну. Таким образом, территория, на которой в дальнейшем будут проводиться военные действия, определится в единственном генеральном сражении.
   Как видно, исходя из неверных предпосылок, Шикаку Нара все же пришел к правильным выводам. Высадка действительно была проведена в один прием, и Континентальная Армия Тысячи Островов существовала в единственном числе.
   Мог ли Лист избежать Катастрофы на равнине Фусо? Нет, и еще раз нет! Руководство Конохи было слишком ослеплено итогами двух прошлых Войн, в особенностями той их стороной, что касалась столкновений между Туманом и Листом. Даже если звучали отдельные голоса, в этой пустыне они терялись - за недостаточностью разведданных и обилия отвлекающих факторов, они предпочитали видеть то, что хотели. Ничем другим последовавшие события нельзя объяснить.
   Некоторые отечественные историки, в угоду политической конъюнктуре, пытаются доказать, что Катастрофа была вызвана мастерской дезинформацией и провокаторами, внедренными Кири в средний командный эшелон Скрытого Листа. Аргументы за и против будут подробно рассмотрены ниже. Но прежде, чем мы пытаемся решить, с чьей же стороны "выстрелил неизвестный шиноби", дорогие читатели, давайте же рассмотрим геополитическую обстановку, сложившуюся накануне Континентальной Войны ( так ее называют мои уважаемые коллеги, в том числе Теруми Ю. Примечательно, что именно в их стране не принято считать Четвертую Войну - Мировой). Попытаемся понять, как видели ситуация в Листе и Столице Тысячи Островов. Увидеть, что же заставило Шимуру Данзо Кровавого и Стальную Императрицу Рей Нагумо поступить именно таким образом.
  
   Дочитав, мой оппонент начал аккуратно складывать свиток. Поперек. Еще раз. И еще. Быстро читает.
   - Это грабеж - сказал чуть изменившимся голосом дайме Чая. Похоже, раздражение было слишком велико и прорвалось сквозь эмоциональный контроль.
   - Я предпочитаю термин "безвозмездный дар". К тому же, мы ничего у вас не отбираем. Вы все равно не используете эти острова.
   - С такой жизненной философией можно оправдать что угодно. - Абарай еще чуток повысил голос.
   - Разумеется. Потому я ее и придерживаюсь.
   Захотелось рассмеяться. Но надо терпеть. Тянуть время. Конечно, благодаря одному хитрому гендзюцу, захватившему дайме с помощью игры отраженного света, бившего ему в глаза с разных углов, время для него тянулось в несколько другом темпе, но, все же, лишние минуты не помешают.
   Свиток уже пережил с десяток сложение, укоротившись до десяти сантиметров и слои склеились между собой, отчего касалось, что в руках у Иккаку находится бумажный квадрат. Беда. Ой, беда...
   - Я не могу подписать этот документ - проговорил дайме Чая - даже не из-за островов. Моя страна не имеет собственной внешней политики. Но мне не хотелось бы, чтобы на полуострове велись сражения.
   - Препочитаете, чтобы Мэй послала Опустошителя разобраться с базами пиратов? Поверьте, после этого на полуострове будет очень хорошо расти виноград.
   Я замолчал, ожидая реплики Абарая Икакку. Не говорить же вслух, что виноград отлично растет как на старой лаве, так и на пепле? Во всяком случае, слышал что-то такое.
   Он молчит. Я молчу. Вращающиеся вокруг нас зеркала посылают редкие и тонкие лучики света из темноты, усиливая эффект гендзюцу, изменяющего для нас течение времени. Надеюсь, там никакого форс-мажора не произошло. Не хотелось бы, отключив Сферу, оказаться посреди армии врагов. Пар, это, конечно, решение многих проблем, но... если бы все противники уничтожались этой стихией, Паровой Кальмар, позволяющий применять эту Стихию на открытом пространстве, был бы техникой S-класса. Надеюсь, что все идет по плану.
   - Вы знаете, почему я стал дайме? - Спрашивает он.
   Риторический вопрос. Попробуй тут не знать. Разозлил его дядя Коноху. Года полтора назад официально перешел на более дешевых шиноби Тумана и Острова. Но - не успел сменить телохранителей. Инфаркт миокарда, так сказать.
   Что примечательно, возможно, именно этот отряд телохранов я и случайно продырявил у него в прихожей. Интересно, как он воспримет эту новость? В какой-то степени, я отомстил за его родственника, но... кто их, дайме, разберет.
   - Все, что я могу, - это отложить дело на вечное рассмотрение. Я могу сменить сюзерена, только при одном условии.
   Парень на два года старше меня, единственный из своего рода, кому позволено было выжить, номинальный владыка нищей страны, где даже шиноби Конохи, даром что вассальная территория, бывают реже, чем наемники из всеядного в отношении заданий, Дождя, озвучивает свое требование. Совершенно справедливое, если подумать.
   Что же, если еще тянуть время, то, скорее всего, потеряю набранное уважение. Надеюсь, ребята уже успели. Во всяком случае, я отменяю технику.
   Сфера рассеивается не слишком быстро - чернота за пару секунд перетекает в светло-серый, затем полупрозрачно-белый, туман, который тут же исчезает, открывая восемь людей, окружающих нас.
   Я стою перед Абараем Икакку, дайме Чая. За ни - тронообразное кресло. Вдоль стены, у которого стоит этот предмет мебели, тянутся длинные столы. Другой мебели нет.
   Наруто, как всегда, в капюшоне и перчатках - только синие глаза чуть светятся, да на подбородке несбритые светлые волоски позволяют простым зрением понять, что это он - стоит между дайме и его квазитроном. Мито стоит у меня за спиной. Рок Ли, в черной тканевой куртке без воротника, стоит слева от меня. И еще пятеро людей, коих мне лень описывать.
   Восемь Священных Зверей. Две трети нынешнего состава Хякко Якко стоит вокруг нас. Пожалуй, можно позволить себе маленькую месть.
   - Неужели вы думаете, что госпожа Рей послала бы меня, не озаботившись аргументами в мою поддержку? Абарай-сан?
   Нет, нельзя все же быть таким мстительным. Нехорошо это. Мне кажется, или я только что поиздевался над дайме какой-никакой, но страны?
   Как бы там ни было, я достаю из подсумка очередной свиток. Надеюсь, с такими аргументами, дайме Чая подпишет договор, датированный позавчерашним числом.
   В порту столицы Страны Чая высаживаются войска, присланные Забузой и Мей. Немного, всего пять сотен шиноби. Но для начала войны хватит и меньшего.
  
   Кири залита солнцем. Оранжево-желтые лучи летят с гребня стены, ныряют вниз, теряясь в прозрачнейшей воде озера. И светится показавшийся над оградой самый краешек пробуждающегося солнца.
   Я сижу, свесив ноги, на боковой галерее. Кажется, прямо под ногами набросаны яркие, светлые камешки. Но это иллюзия. Просто вода столь прозрачна, что видны даже косточки неудачников, в очередной раз попытавшихся проникнуть и выведать тайны нашего клана.
   Рассвет. Птицы приветствуют рождающееся светило. Теплый, радостный и грустный одновременно, медный свет гладит глаза. Безвременье. Словно бы эти пятнадцать минут гимна новому дню находятся за пределами времени, с каждым циклом дня-ночи бегущего, кажется, все быстрее...
   Стоило вернуться в Кири, как узнал, что через четырнадцать часов следует быть в другом месте. Только и успел - что поспать, помыться да проверить снаряжение. Хорошо, что удалось найти полчаса на свидание с солнцем. Все же, расслабился немного.
   Война началась, по сути одновременно. Стоило нашим войскам высадиться в свежеприсоединенной провинции Чая, как "неизвестные шиноби" сожгли Катоном один из наших пограничных постов. Честно скажу - я о нашем руководстве хорошего мнения. Так что, скорее всего, "пограничников" отобрали у пенитенциарной системы. В смысле, изменили способ исполнения высшей формы социальной защиты общества. Вместо повешения - пара дней отсрочки и Катон. По крайней мере лучше, чем подставлять совсем левых людей.
   А дальше начался цирк на выезде. Оказывается, те же "неизвестные шиноби" (хотя, подозреваю, из несколько другого Поселения), атаковали, причем исключительно техниками Воды, Коноху. Пострадал сиротский приют и несколько жилых кварталов. Среди учеников Академии и дипломированных шиноби потерь нет. Чудесно, не правда ли?
   Следом и у нас, и у Конохи совершенно случайно оказались вблизи границы пребывающие на учениях отмобилизованные войска. Так, взаимное счастливое совпадение, что и говорить. У нас десантные войска уже погрузились на черепах и маршируют от побережья вглубь континента, а навстречу им идет орда шиноби Листа и примкнувших к Конохе кланов. Короче, дело было шито белыми нитками. Причем с обеих сторон.
   Страну Волн захватили влет - никаких шиноби там, как оказалось, не было. А затем по мосту имени Хатаке Какаши, взятому ребятами Наруто под охрану, побежали шиноби. Со скоростью, втрое превышающую доступную нашим транспортам.
   Но, как бы там ни было, теперь спешно высадившаяся Континентальная армия маршировала навстречу противнику, пока ее тыловые подразделения захватывали оставшиеся города Побережья.
   Но это все дела прошедшие. Сегодня пришел отчет из нашего посольства в Суне. Вместе с предварительным анализом.
   Как оказалось, в Листе переоценили способности партии Темари. Или, наоборот, недооценили ее потенциал мы. Как бы там ни было, пока пять тысяч шиноби маршировало в нашу сторону, еще две совершенно случайно обнаружились в пустыне. Наше посольство честно передало эту информацию дружественному режиму.
   Темари созвала Совет. Трое членов оппозиционной партии умудрились потеряться в пустыне, не выходя из зала. Вместе с телохранителями. Четвертый мудро переметнулся на правильную сторону.
   Короче, когда до Суны армии вторжения оставалось еще два часа ходу, все было решено. Оппозиция частью ... правильно, "потерялась в пустыне". Частью, правда, злодейски пыталась помешать новой Казекаге дуть веером куда ей захочется... Подозреваю, что отдельные личности даже успели помешать пройти боевым марионеткам. Мир их праху.
   Как бы там ни было, сейчас Суна в осаде. Если разбитые лагерь в полторы тысячи вражеских шиноби, перекрывающий с грехом пополам трое ворот из четырех, можно так назвать. Учитывая, что в самой Суне боеспособный в два раза больше, несмотря на "потерявшихся в пустыне" отдельных несознательных личностей.
   К слову, уже три сотни шиноби Конохи скоропостижно... правильно, "потерялись в пустыне"! Чувствую, скоро эта формулировка станет нарицательной.
   Что характерно, хотя все ясно без поллитры, но официально никакой войны нет. Шиноби из страны Огня пребывают по программе культурного обмена, периодически... как там это называется? Ах, да, - "потеряться в пустыне". Темари в приватной беседе обещала послу Чоуджиро, что после потери оставшихся туристов, она отправит своих людей на осмотр достопримечательностей в Стране Рек.
   Мутные дела творились на севере. Райкаге объявил всеобщую мобилизацию. Разведка по секрету растрепала всем, кто был готов слушать, что к южному побережью подогнали легендарную транспортную черепаху Облака. Интересно, куда она поплывет? На ней ведь можно всю их армию за один присест переместить. Во всяком случае, размеров панциря этого монстра хватит.
   Четыре страны перешли на военное положение, хотя официально воевала только половина. Другими словами, от того, кто кому наваляет, зависит, кого будут делить на троих - нас или Огонь!
   Ладно, пора сваливать на задание. Причем побыстрее. Свитки на месте, артефакты где положено, все четыре аптечки на своих местах, как и прочее снаряжение. Обратный Призыв.
  
  
   Глава 3 Фусо
   Снег
   Зелень, зелень под ногами. Вязкий ковер кружащейся спиралью подо мной растительности сдвигается. Его двигают крылья Альба-Каге. Его толкают сандалии шиноби. Пинают бронированные подошвы латных ботинок легионеров. Мы толкаем твердь, а планета крутится на восток, - относительно нас. Потому что мы - движемся на закат.
   Наш или Листа - уж посмотрим.
   Летающие призывы - редкость. Голуби Генмы, мои альбатросы... по неподтвержденным разведкой данным из моих видений, есть еще один. То ли соколы, может, ястребы... не орнитолог, так что для меня не имеет значение, какую хищную птицу, способную нести человека, призывает последний оставшийся (слава Ками, стерилизованный!) Учиха.
   Да, в Снеге сделали дирижабль. Да, в исчезнувшей Стране Неба мастерили дельтапланы, для полета использующие воздушные потоки и чакру. И все же шиноби сражаются на поверхности.
   Бег-по-Облакам - техника довольно сложная, возможная для обучения вне специальных условий только для дзинтюрики, владеющего техникой Теневых Клонов. Это умение - эксклюзивный ресурс нашего Поселения. Насколько я знаю, в общей сложности в Кири и филиалах наберется с полсотни людей, способных часами действительно бегать по воздуху, а не отталкиваться от него лишь ради изменения траектории прыжка.
   Дельтапланы, как и Бегущие, малопригодны для этой задачи. Слишком малая грузоподъемность, слишком много внимания пожирает сама система, обеспечивающая поддержание системы в воздухе.
   Дирижабли - дороги. Нет, конечно, они тоже будут участвовать в сегодняшней операции. Но их всего-то четыре штуки...
   Голуби - хороший призыв для диверсанта. Медленные, но маневренные, относительно небольшие птицы. Могут кинуть детонатор в цель и тут же уйти Обратным Призывом. А грузоподъемность - зачем она, если в качестве бомбы порой один-единственный свиток?
   Что до призыва Учихи Саске или летающих чудовищ Дейдары... не смешно.
   Клан мобилизовал все свои ресурсы для этой миссии. Благо, Мэй оплатила участие семидесяти четырех альбатросов именно в той валюте, которую они любили. В конце концов, не самая плохая работа, наверное - потаскать на себе пару человек и радиостанцию в обмен на пару тонн свежей рыбы.
   Да, два человека. Бортстрелок, он же командир стоит на спине птицы и остервенело крутит головой, качает чакру через ноги и держит в руках боевой артефакт. Плюс, разумеется, страховочные ремни и реконструированный спасательный артефакт дорикудовских, если не еще более древних, времен. Название у него еще в оригинале забавное. Не то "парясют", не то "пороссут".
   Ах, да, второй. Вот ради него и пришлось использовать тотемы и технические средства. Шиноби с биноклем и телефонной трубкой крепко привязан к одной из лап альбатроса. Радиостанция, размером и весом с наблюдателя, закреплена на второй лапе.
   Зачем все эти ухищрения? О, причина проста! У нас, видите ли, традиционная нехватка сенсоров. Помнится, в прошлую войну это стоило Туману непростительно дорого. Особенно если учесть, что в ходе войны и после, Коноха и Ягура с гражданской соответственно, неслабо проредили их и так невеликое число.
   Но голь, как известно, имеет хитровывернутую жо... Опустим. Короче, решили смотреть на передвижения противника сверху. Благо, в Листе, наверное, как-то не привыкли искать в небе прикрытых специальной краской и техниками, птичек.
   Каге нес только меня. Как еще у пятнадцати шиноби, птицы которых не несли разведчиков, моя задача была несколько другой. Впрочем, надеюсь, в ближайшие полгода мне не придется сражаться в воздухе с кем-то, покусившимся на наших последних сенсоров.
  
   Зелень, зелень. Поперек курса, пересекая бугристую зеленую пенку, тянется толстая желтая нитка. Несколько лет назад на этой дороге, тянущейся практически параллельно берегу, я наткнулся на Утакату. Теперь он вместе с остальными ведет отряды вглубь вражеской территории. А мы, передовая воздушная разведка и ее охранение, парим здесь. Высматриваем авангард или хотя бы разведку Листа - должны же они прикрыть эту дорогу? Пусть шиноби и высокомобильны, но темпы доставки припасов в их войнах от этого меняются мало - лошадей-шиноби пока никто не вывел. А значит, если возникнет сколь-либо устойчивая линия фронта, эта дорого может стать прекрасной рокадой для любой из сторон.
   Интересно, как там, у основных войск? Под крыльями альбатросов боевого охранения основных отрядов не деревья, а тошнотворно-зеленая с такой высоты плесень короткой и частой травы Побережья. А если стрелок или наблюдатель посмотрит назад, то еще видно море цвета своей волны, точно искрами электросварки, плюющееся прибоем в заросшие травой, кажущиеся пологими, берега. И возвышаются из кажущейся с такого расстояния мелкой рябью, череды волн, увенчанные пирамидами и орудийными башнями панцири боевых черепах. И, быть, может, отсвечивают желтым на солнце, поднятые по регламенту, Барьеры.
   И червями, змеями, саранчой, лентой бродячей колонии муравьев-рейтаров островов бывшей Страны Чая, вгрызаются в эту зелень колонны наших войск.
   Три Легиона - вся Армия, за исключением отдельной когорты охраны Дворца. Четыре тысячи шиноби. Весь состав Хякки Якко и все Мечники Скрытого Тумана. Рей и Мэй, принцесса и командующая шиноби, выгребли из арсеналов и казарм Метрополии почти все, что не требовалось для других пунктов этого этапа Плана.
   Три тысячи армейцев - дай Ками, чтобы мы их разменяли на шиноби Конохи по выгодному курсу. Хотя бы два к одному. Плюс сорок сотен нормальных шиноби. И все равно, Наруто и Ао предполагают, что против нас бросят не менее восьми тысяч человек. Причем далеко не самого худшего качества. Коноха сильна своими людскими ресурсами.
   Зелень, зелень. В обычном зрении ландшафт внизу кажется не поэтическим ковром, а чем-то бугристым, пятнистым и, как ни странно, однородным. А вот додзютс дает картину ровного, равномерного слоя зеленой растительной чакры. Как будто масло или джем намазали. И оставили в тепле на часок. И лишь на краю сферы восприятия силится преодолеть порог морской волны, после которого я этот цвет из зеленого назову синим, окрашенное облако.
   Будь я один, - свернул бы проверить, что это медленно движется навстречу нам. Чуть быстрее земли, что крылья Альба-Каге толкают мне за спину. Но устав и ордер никто не отменял. Найдется, кому проверит, действительно ли это облако - группа шиноби, собравшихся вместе до такой плотности, что даже посредственному сенсору вроде меня, их отлично видно. Главное, сообщить кому следует.
   Я вынимаю из крепления на спине трубку. Все же жаль, что рации-новоделы из Скрытой Верфи такие большие. Не сравнить с поделками автоматического заводика в Стране Железа.
   - Это Хлорка-17. Шестнадцатая полоса, удаление три километра. Фиксирую облако животной чакры. Предположительно армия шиноби или отряд шиноби при поддержке тотемов.
   Еще на этапе разработки данного этапа Плана, в штабе задумались о том, как мы, авангард передовой разведки, будем наводить более чувствительных и ценных сенсоров-профи на цель. Итогом стала Единая Система Целеуказания.
   Представьте себе, что некий стратег разделил материк на квадраты по сорок тысяч кэ-мэ. Тоже квадратных. Отряды разведки примерно знают, в каком квадрате они расположены. Указать точнее расположение войск - увольте. И вот дальше вступает следующее правило по ориентированию.
   Магнитные линии идут подобно меридианом на откопанном нашими археологами глобусе. Забавная штука, кстати. По углероду, пятнадцатый век до Рикудо. География ее не совпадает с очертаниями известных материков и крупных островов процентов на пятнадцать. Ох, весело было на планете на рубеже эпох. Спинным мозгом чувствую, весело! Может, потому людей, неспособных оперировать чакрой вообще, на нашем континенте и не осталось.
   Итак, магнитные линии идут примерно с севера примерно на юг. А вот леи - перпендикулярно им. И часто идут.
   Вот по ним и нарезали каждый квадрат по полосам. Шестнадцать в Стране Снега и двадцать четыре к югу от провинции Морей. Так что ориентироваться можно, хоть и с трудом.
   А самое забавное - леи чувствуются только на высоте выше полукилометра. Это ведь не чакра, а нечто похожее - пока не взлетишь, не почувствуешь. Даже мои глаза их не видят. Просто когда пролетаешь под леей, - такое специфическое ощущение, будто... Нет, даже сравнивать не с чем. Просто высотники его знают.
   С востока летит тройка альбатросов. Ясно. Разведчик и две мега-чайки прикрытия. Будут проверять.
   Постойте, вы поверили в весь этот бред с леями? Да вы что? Это я так, прикалываюсь. А почему квадраты поделили на полосы - опытным путем установили, что наши шиноби лучше ориентиры выдают по ней. Точнее, они отслеживают свое положение по оси север-юг, а штаб - по оси запад-восток. И, получая сообщение от нас, складывают два и два, получая положение разведчика. Так-то.
  
   Аргус. Маленький, злобный и старый.
   Война начата с неудачной операции. Плохое предзнаменование.
   Стоит признать, что недооценил агентуру Кири. Ох, очень сильно недооценил. Грубейший просчет, простительный новичку в его специальности. Трагическая ошибка, за которую опытному службисту или начинающему из его клана дали выговор или предупреждение. Причем последнему - с занесением. В ягодичные мышцы.
   Но как оценить случившиеся, если ты - начальство? Опытный, клановый цепной зверь Деревни. Так опозорить клан Шимура...
   Уже ясно, что агентов Кири он недооценил. Когда отряд умиротворения был на полпути между началом пустыни и Сунной, его люди начали "теряться в пустыне". Когда они подошли к ступенчатым стенам Скрытой в Песке, в пустыне по другую сторону стен заблудились уже многие. А потом, вслед за летящими с этих стен трупами, на армию опустилась она. Карманная пустыня имени Сюкаку.
   Должно быть, в Суне это выражение, "потеряться в пустыне", останется на десятилетия. Очень метко, с юморком. Знакомым таким, черным юморком коллег по цеху.
   Уже семь сотен не самых худших бойцов. Принесены на алтарь победы из-за его глупости. Нет никаких мук совести - страдающим о слезинках ребенка нет места среди таких, как он. Нет ничего хуже, чем идеалист, облеченный властью судить и карать.
   Но, Шимата! Ведь их можно было бы потратить более рационально!
   Стоит признать, что Сунна как союзник на ближайшее время потеряна. Как и большая часть посланных в пустыню бойцов. А ведь придется держать кого-то на западе, чтобы не дать им повторить тот отчаянный рывок. Нового нападения Однохвостого Листу не надо.
   Юг скоро запылает. Забуза, последний оставшийся верным Кири Мечник прошлого поколения. Стал карманным мини-каге Теруми Мэй. Наверняка, придется подпереть южное побережье хотя бы пятью сотнями шиноби. И хорошо бы до того, как сгорят последние транспортные корабли.
   Чай, идеальная база для пиратов, грабящих Воду и Море, стартовая площадка для десанта и захвата Деревни Забузы - занят врагами. Агентурная сеть уцелела, но передавать особенно нечего. Захолустье заняли шиноби Скрытого Острова, местонахождение которого, к слову, пока так и осталось тайным. Ни оригинального оружия, ни подслушанных планов, - ничего. И так ясно, что с точки зрения врагов, Чай - тыл.
   Север неспокоен. Учиха убил Орочимару. Зря Сай не ликвидировал угрозу заранее.
   Не стоит строить иллюзий. Из Корня не уходят. Просто провалившийся агент сменил прикрытие. На, к слову, не самое плохое.
Чертовы Учихи. Орочимару провалил за последние десять лет лишь три задания. И последнее - это убить Учиху Итачи. Единственного подчиненного, сумевшего по-настоящему сбежать из Конторы.
   Спокойно, Данзо, спокойно. Нет смысла думать о прошлом.
   Итак, есть риск сплошного фронта с запада, юга и востока. Конечно, вражеские людские ресурсы пока еще уступают силе, которую может собрать Коноха, но...
   Большая протяженность фронта дает чудовищное преимущество в инициативе нападающему. Особенно, если ему придется маневрировать войсками по морю. Имея флот, способный высадить семь тысяч человек за раз. Неприятно.
   В Облаке - мобилизация. Четвертый Райкаге может укусить каждого. В конце концов, его Деревне есть что предъявить каждому из соседей.
   Северо-восток. С вассалами в любой момент, стоит только Листу показаться слабым, случиться Скала. Как бы не оказаться, как в старые времена, в положении "против всех".
   Кири высадила основную армию на восточном побережье Страны Волн. Три тысячи самураев и четыре тысячи шиноби. За одни сутки. Сильно. И теперь вся эта армада через мост, соединяющий острова с континентом, рвется в Огонь.
   К тому же, с ними мечники и это новое подразделение.
   Приходится слать подкрепления - не хотелось бы недооценить Туман снова. Из-за этого Шукаку Нара тормозит. Впрочем, не только из-за необходимости ждать подходящие подкрепления. Отдел внутренней безопасности получил работы на полгода вперед. Гнилые веревки, ржавые кунаи, порченая провизия. Порой непонятно, саботаж это или наплевательское отношение поставщиков к своим обязательствам. Еще одна его ошибка. Не учел, что в мирное время в тылу накапливается погань. И с войной созданная ею пена здорово мешает.
   Вряд ли стоит ждать от бойцов Тумана больших успехов. Учитывая успех их разведки, силовые подразделения наверняка имели недостаток финансирования. Нельзя быть сильным везде, нельзя оплатить успехи сразу во всех областях. А он не верит, что Сунна - это случайность.
   Уже ясно, что прибрежная дорога и города будут захвачены. Наплевать. Кроме рудников, в восточных провинциях нет ничего ценного. Если разбить Туман в генеральном сражении, которого, если верить Нара, они так жаждут, последствия не успеют сказаться.
   Нара хочет дать сражение на равнине Фусо. Плоская равнина, частично поросшая лесом. Цепь круглых и овальных озер небольшой глубины. Не лучшие условия для сражения с Туманом - тут бы сгодилась вулканическая равнина - но лучше, чем горы. Скатившая по склону сель или лавина - далеко не худшее, что могут организовать вражеские шиноби в горах.
   Уже ясно, что от сражения зависит достаточно многое. Конечно, это крайне маловероятно, что Нара проиграет при практически полуторном качественном превосходстве. Но после Сунны лимит на самоуверенность вычерпан на годы вперед. Следует подготовиться к возможному неблагоприятному исходу.
   Просто на всякий случай.
  
   Тени в снежных сумерках.
   Маленькие молнии скользят по железным балкам вверх. Одна за другой, одна за другой. Белые светящиеся в ночи электрические кольца поднимаются по опорам вверх одна за другой.
   - Шокер гневается. Похоже, еще одним апостолом сегодня станет меньше...
   Упс. Похоже, я сказал это вслух.
   Картинка меняется.
   Длань стоит напротив, в пяти метрах. Как всегда, в футболке и брюках. Словно бы еще школьник.
   - Тебе что, наплевать на их жизни? Как тебе может быть все равно, что случится с городом?
   Небо. Темно-синее, с бледными точками звезд. Ветер, играясь, доносит гул живущего, хоть и осажденного, мегаполиса.
   - Ну, собственно, легко - голос для меня звучит мрачно. Хотя я, кажется, и пытаюсь изобразить беззаботность.
   Длань, наверное, собирается наорать на меня и провести морализацию в своем духе. Но нас прерывают.
   Я отпрыгиваю с линии огня. Он - выставляет правую руку вперед. Удобная способность у Нулевого, что ни говори.
   Опять.
   Я стоял на спине верного Каге, обеими руками сжимая Изанаги. Похоже, очередной приступ. Где там заветная баночка?
   Таблетки нашлись в подсумке на ноге. Всего-то осталось - высыпать четыре на ладонь и проглотить. Отвратительная вещь - психохимия, состав которой подобрали индивидуально, методом тыка.
   Есть техники, попав под которые, расплачиваешься годами. Я вот после Тсукиеми периодически на ровном месте ловлю галлюцинации. Красочные, реалистичные. И разнообразные. Порой даже полезные. Во всяком случае, по каждой, касающейся мира шиноби или оружия, я обязан писать докладные записки.
   Но, все же, как не вовремя. Их ведь не было уже почти три месяца. С чего бы они вернулись?
   Ладно, это все не имеет сейчас первостепенного значения. Важнее то, что происходит километром ниже.
   Равнина Фусо частично покрыта лесами. Или же большими рощами. Как бы там ни было, есть участки в пару десятков квадратных километров, свободные от деревьев, а есть, - совсем наоборот.
   Битва близится. Стороны уже заканчивают выстраивать боевые порядки. Зачем они нужны индивидуалистам-шиноби, - это уже вопрос здравого смысла. Которого, должно быть, на войне не хватает обеим сторонам.
   Наш центр - это черед квадратов. Легионы строятся именно так. Квадратами по сто человек. Согласно расчетам и учениям, это построение обеспечит наилучший обменный курс, когда шиноби Конохи атакуют наших псевдосамураев.
   Фланги - это уже серьезно. Почти две тысячи не самых плохих шиноби. Конечно, строй как у противника - классическая боевая куча-мала. Просто у нас это две маленькие кучки, которые предполагается пока держать в резерве.
   А вот Коноха развернулась. Основная куча - по предварительным подсчетам, ровно половина их войска - напротив нашего центра. Еще две кучи напротив наших флангов. Классическое построение армии шиноби, если основной тактический прием ее командиров - лобовая атака без строя.
   И чуть заметно горят искорки дозоров обеих армий, метки бойцов рассредоточившегося по окружающим перерощам-недолесам Хякки Якко.
   Я напрягаю зрение, стараясь увидеть что-нибудь еще. Вот, кстати. Интересно...
   - Это Хлорка-17. Пятая полоса. Позади вражеского центра. Наблюдаю отсутствие природного фона. Аномалия округлой формы.
   Аномалия. Знаем такие аномалии. Скрывающий барьер, называются.
   Надеюсь, я случайно нашел что-то достаточно важное.
  
   Волк. Неделю назад.
   С печалью я гляжу на наше поколение. Слишком мало нас осталось, особенно в последнее время. Как и тех, кто на пять-десять лет младше меня.
   Хьюги мрут как мухи. Гибель главной ветви привела к внутриклановой грызне. Казалось бы, живите и радуйтесь, что больше не надо клеймить своих детей. Но, насколько я понимаю ситуацию, теперь каждый хочет получить право метить чужих детей.
   Отравился, погиб на миссии С-ранга. Подскользнулась на лестнице. Заработал заражение, уколовшись иголкой. Перепутал отравленное оружие с учебным. И наоборот. Какие только нелепые причины смерти для дзенинов и чунинов не выдумывают их родственники.
   Куренай не вернулась с мисси в Стране Снега. Как и ее команда.
   Асума сильно сдал с тех пор. Возможно, у них что-то было. Или Сарутоби подкосила гибель деда? Как бы там ни было, гибель двух учеников лишь усугубила ситуацию. Теперь он и Чоджи не вернулись в срок. Должно быть, у приятеля снова запой. Как невовремя мы ввязались в эту войну.
   Мимо идут бойцы. Молодые лица, еще не испорченные собственным мнением. Достаточно послушать, что они обсуждают. "Мы вернемся домой до листопада". "Малой кровью, на чужой территории". "Враг будет разбит". "Сокрушим зарвавшегося агрессора". "Разобьем колосса на глиняных ногах". Наивные дети.
   Гаю, должно быть, тяжелее. Из его команды один умер, другая пропала без вести вскоре после его похорон. А третьего Майто вполне может встретит в этой войне.
   Хотя, если подумать... А что осталось от МОЕЙ команды?
   Дзинтюрики пропал. Саске сбежал к Орочимару. А эта...
   Так и хочется махнуть рукой.
   Мы вернемся домой до листопада... Какой глупый лозунг. Они думают, что война закончится за полгода? Дурачье. Я в отличие от них помню прошлую войну. И сколько она продлилась - самая короткая из всех Войн.
   Даже если мы победим в первом же сражении, как в той войне, - как мы победим вражеское Поселение? В прошлую Войну Листу так и не удалось создать условия для десанта на Острова. Да и Туман уже не тот, что раньше.
   Хякки Якко. Таинственное подразделение, гибрид Мечников и АНБУ. Я сталкивался в бою пару раз с теми, кто в нынешнем Тумане числится чунинами... Похоже, моими докладами попросту подтерлись.
   С началом войны, словно открылись глаза. Увидел, что не хватает буквально ВСЕГО. Вот откуда это настроение и дурные предчувствия. И раздражение от самоуверенных идиотов, обученных массово и по ускоренной программе. Как вспомню, что сам таким кода-то был...
   "Враг будет разбит". Вот только... чей?
  
   Лед
   Итак, тела распределены, барьер подготовлен. Надеюсь, все будет идти по Плану.
   В такие минуты, сидя ли под землей и манипулируя марионетками-химерами, готовясь ли к сражению лицом к лицу, я задумываюсь, а каков был бы мир, не наложи на меня Хаку свое гендзюцу?
   Неужели, я так и был бы шпыняемым всеми восторженным ничтожеством, готовым умереть за фантик от конфеты? Все так же приставал к этой розовой доске, "соперничал" с Учихой и спал по двенадцать часов в сутки? Возможно даже, готовился бы к сражению с теми, кого в этой реальности называю друзьями.
   Ками упаси.
   К счастью, как говорит Темудзин, история не знает сослагательного наклонения. Если бы, да кабы... Оптимист верит, что он живет в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
   Какое счастье, что мне достаточно знать, чего я, надеюсь, избежал навсегда.
   Долг перед Деревней? Перед теми, кто украл действительно ВСЕ, что оставили мне родители? Кто спер даже мое родство с ними, память о них? Да иди вы на хрен со своей Волей Огня!
   Мэй не требует красивых слов. В Кири вообще поэты и словоблуды не в чести. "Сражайся за то, что есть за душой. Плевать, за что. Пока твои действия идут на пользу Поселению, я прощу тебе любые мотивы" - сказала мне Мизукаге.
   Я не собираюсь умирать за Скрытое в Тумане. Моя ближайшая цель - выполнить задание и выжить. А отдаленная - увидеть свадьбы своих внуков, шиноби моего Поселения.
   И пусть какая-нибудь тля скажет, что я оскорбляю память своих родителей! Моя цель - продлить, в том числе, и их род. Поразительно, но, в отличие от Листа, Туман всеми силами демонстрирует готовность поддержать в этом деле. Наверное, моему нынешнему руководству нужны новые подчиненные через пятнадцать, двадцать лет. Дайте только, закончим эту глупую войну.
   Одно из тел видит поле боя. Чего они мнутся? Неужели они что-то заподозрили?
   Интересно. У них говорят - Деревня. А у нас - Поселение.
  
   Енотовидная собака. Тезка печально известного демона.
   - Не понимаю - сказал Шукаку, после чего положил подзорную трубу на землю.
   Командующий соединил пальцы рук. Такой, сидящий на корточках, со словно охватывающими невидимую сферу пальцами, он отчасти был похож на задумавшегося пророка. Впрочем... говорят, Будда, прежде чем достигнуть просветления, успел побыть и воином.
   - Не понимаю - повторил Нара.
   Окружающие молчали. Их организация вовсе не стремилась культивировать у подопечных и подчиненных излишнее любопытство. Корень - что тут еще скажешь?
   Небо кажется сероватым, а облака - нестиранными. Скрывающий барьер, чтоб его. Маскирует чакру командующего, связистов и охраны штаба. Правда, не скрывает чакру тех дозоров и сенсоров, которые находятся вне барьера. Переднее кольцо охранения штаба, по существу, демаскирует его. Коноха. Деревня, не воевавшая против по-настоящему опасных врагов слишком много времени.
   Нара думает. Нара шепчет. Тихо, почти беззвучно. Только для себя. Даже шиноби, наверное, не услышит размеренный шепот, если отойдет на метр.
   - Слабый центр. Они что, идиоты? Ждут, когда мы прорвем их построение? Но ведь тогда мы их... А может, так? Да, вероятно. Значит, резерв за спиной самураев? Наш центр рвет их, теряет скорость, а затем твои фланги его окружают? В то время, как резерв не дает смертникам отступать? Неплохо, неплохо. Может сработать. Вполне в духе Кровавого Тумана. Но... тоже возможно? Да, наверняка. Точно возможно. Просто не успели переделать план. Рассчитывали, что придет вдвое меньше. Увязнет в центре, а фланги окружат. Умно, умно. Что и говорить. Только глупо. Если это так, значит, боевого командира у вас, ребятки, нет. Отлично. Ну а если...? Нет, вряд ли. Не успели бы они накидать ловушек. Фусо равнина большая, то, что мы именно здесь столкнулись, скорее всего, случайность. Но лучше перестраховаться. Да, точно. Конечно, потери будут чуть больше. Но платить приходится как за риск, так и за его минимизацию. Да, точно.
   С точки зрения охраны, ничего особенного не происходило. Ну, перенервничал человек, с кем не бывает. Все же, давно сражений такого масштаба не проводил. Перекосы в психике у шиноби далеко не редкость. Это - один из самых безобидных. Все равно никакому человеку его не услышать. Корень бдит.
   Маленький лис-фенек, модифицированный в одной из тайных биологических лабораторий все слышал. Оба его огромных, меняющих цвет в соответствии с ландшафтом, уха, были направлены в нужную сторону.
   Он, с его способностями маскировки каракатицы и наводкой сенсора, нашел это место только двенадцать минут назад. Еще через три созданный на основе клон-технологии способ связи передаст запись куда надо.
   Данзо был прав. Одно Поселение не жалело денег на разведку.
  
   Муравьи.
   Началось. Шлем на голову, арбалет на взвод. Огненосный выступает.
   Штаны, футболка и халат - защитят от контактного яда, игл и не слишком жаркого огня. Ботинки, кираса, перчатки, шлем. Маска-противогаз. Встроенные очки выдают и тепловую картинку - шиноби крайне редко учитывают в маскировке этот компонент.
   Арбалет и стрелы за спиной. Клинки по бокам. Башенный щит в руке.
   Я - в первом ряду. Моя задача - держать щит и технику укрепления тела. Терпеть боль и идти вперед. Я - щит. Не думать о боли, не думать об атаке. Я меня нет арбалета. Мои клинки вряд ли увидят свет сегодня. Я лишь должен держать щит. Я - первый ряд.
   Я - во втором ряду. Если первый упадет, я заменю его на роли щита. Но пока моя задача иная. Я - кольчуга. Мои руки покрыты татуировками, позволяющими быстро создать Стену Воды. Я собирал в них чакру весь последний месяц. Я прикрою первый ряд слабенькой Стеной или брошу между голов первых атакующую технику Огня, скрытую в татуировках пальцев и лица. Я должен ослабить урон, который придется терпеть щитам. Мой арбалет висит за спиной, а клинки у крестца. Когда потребуется, я использую их.
   Я - в третьем ряду. Я - в четвертом ряду. Мы сменим кольчугу, коль падет щит. Мы сменим щит, коль падет тот, кто заменил его. Мы готовы к ближнему бою и несем на себе двойной запас зарядов к арбалету. Мы нашпигуем врагов стрелами и порежем их мечами - если нам повезет не умереть прежде, чем достигнем врага. Как, возможно, придется щитам и кольчугам. Первому и второму ряду.
   Я - в пятом ряду. Нас, в центре, всего четверо. Мы - сердце квадрата. Мои соседи и я покрыты татуировками-печатями по всему телу. Хоть это и не видно под одеждой и броней. Как плоть скрывает артефакты, вживленные прямо среди костей скелета. Мы должны обеспечить действие защитных техник, что разойдутся от нас, как кровь от сердца. И пропитают каждого в квадрате, кто несет соответствующую метку, окружат его, подарят, пусть слабую, но - защиту.
   Мы не умеем использовать техники. У нас смешное количество чакры. Нет выносливости. Как одиночный боец, каждый из нас - слабее таракана. Но наши техники и чакра - в татуировках и артефактах. Наша защита - это наша броня. Вместе мы - не тараканы. Мы - бродячая колония муравьев.
   И имя нам - Легион.
  
   Рыжие - их кольчуги и щиты несут в себе Огонь. Серые - все подобно щитам полны Земли. Черные окутаны Звуком.
   Огненосный. Стальной. Гармонический.
   И мы слитно орем наш, армии, боевой клич.
   - Остро-ова!
  
   Квадраты идут двумя линиями. Так, чтобы в зазор между отрядами первой линии, арбалетчики второй смогли свободно стрелять в противника.
   Чакра высвобождается. Течет водяным аэрозолем. Бъется, точно о стенки, в метре от щитоносцев. Воздушно-капельная взвесь закручивается мелкими вихрями, кружится против часовой стрелки, прикрывая каждую сотню недошиноби.
   Четыре генератора защитной техники. Двенадцать человек поддерживают ее, расширяя площадь покрытия вплоть до пятого человека от центра. А остальные служат живым щитом этим людям.
   По рядам кольчуг и щитоносцев, окутанных мутноватыми потоками Водяного Смерча, проскакивают искры. Одна, другая. По рукам, по телам. В воздухе меж закрытыми шлемами голов. Одна за другой. Все больше и больше. Статическое электричество и чакра Молнии.
   В конце концов, если можно нанести примитивную технику в качестве печати на тела генераторов и арбалетчиков, то почему нельзя усилить защиту за счет щитов и кольчуг?
   Глаз Тайфуна рождается в тридцати местах. Среди окруженных потоками Ветра и Воды людей то и дело, демаскируя третью Стихию, мигают маленькие молнии.
  
   Тараканы
   Они бежали. Они верили. Они отрицали. И снова бежали.
   Удар по дуге, в центр вражеского построения, обходя полосу земли непосредственно перед вражескими самураями, был проигнорирован. Увидев врага, молодые волчата бросились, игнорируя приказы.
   Они верили, что их дело - правое. Они верили, что враг будет разбит. Они верили, что они - сильнее. Ведь сила - в правде?
   Отрицание своей смертности, отрицание своей слабости, отрицание человеческого во враге. Коноха всегда была сильна этим. А закованные в броню, так похожие на последнее поколение самураев, идеально подходили на роль демонизированного врага.
   Они бежали прямо вперед, наплевав на приказы. Точно молодые псы, завидевшие добычу. Они бежали...
  
   Прямо по центру, разделяя один из легионов и шиноби Конохи, находилось озеро. Они ступили на его поверхность почти одновременно. Гармонический Легион, самый экспериментальный из всех, медленно двинулся на потерявших строй, бегущих навстречу шиноби Листа. Он был похож на пирог, который эта орда разгрызет на части, сожрет и пойдет уничтожать дальше. Пусть и отравленный, он вряд ли мог погубить многих.
   Еще никто не знал, что тридцать боевых квадратов станут не пирогами, а - башмаками.
   А шиноби Листа еще долго армейцы будут звать тараканами.
  
   Они бежали. Они верили. Центральные - по покрытой слабенькой рябью водной поверхности, разбрызгивая ступнями влагу. Фланговые - по траве и редким камням, оставленным древним ледником. Они все бежали к таким соблазнительным квадратам-пирогам вражеского центра.
   Они верили - шиноби превосходят самураев. Они верили - сокруши центр, и враг падет. Их так научили.
   Они верили, что их враг - самураи. Они верили, что они - сильнее. И не замечали странных вихрей, окутывающих медленно идущие квадраты. Игнорировали таинственные искорки, тысячами сверкающие среди врагов.
   Все же, вера, как основа мышления, имеет свои недостатки.
  
   Волк
   Шимата! Приказ звучал иначе!
   Молодые волчата. Ага, как же. Тупоголовое стадо боевых баранов. Увидели врага и бросились вперед. Да в моих псах разума больше, чем в этих выкидышах трущоб Иокогамы!
   Пытаться выбраться из бегущего вперед стада бесполезно. Затопчут. И не поможет знание тысячи техник. В такие минуты начинаешь верить клановой пропаганде. Той, где говорится о превосходстве клановых над простыми. Глядя на это стадо, я готов поверить, что первому поколению шиноби никаких прав давать нельзя. Только семья, в которой несколько поколений предков были шиноби, может считать себя защищенной от рождения таких недоумков. Естественный отбор, мать его.
   Что же делать? Действительно ведь, затопчут. Бегут прямо на вражеский центр, игнорируя фланги. Вперед, без тактики, без строя. Бараны.
   Если бы умел как эти ребята в Кири, поднялся бы повыше. Но, увы, пока никому в Листе не удалось повторить Бег-по-Облакам. Придется удовлетвориться Подземным Плаванием.
   Топот ног даже на двух метровой глубине отдается во всем теле. Ничего, потерплю.
   Все же скверно их подготовили. Просто ломанулись вперед. Глупо. Приходится уже сейчас признать - по дисциплине эти самураи нас превосходят.
   Что-то не нравиться мне сложившаяся ситуация. Посижу часок, посмотрю. И прибуду к шапошному разбору. Хватит бежать в толпе. Опыт прошлой войны убедительно доказал мне, что наибольшей опасности подвергаешься, оказавшись в таком стаде. Так можно и на клинок нарваться.
   Когда молодые образумятся, вынырну и помогу добить врага. А пока лучше отсижусь под землей.
  
   Цутигумо. Любуясь на сплетенную паутину.
   Правду Хаку говорил. Глупость людская не знает границ. Атаковать без строя, по прямой, игнорируя наши более сильные фланги. Не верю я, что тактический гений Шикаку Нара делает это специально. А значит, он уже потерял управление войсками. Неужели группа уже достигла их штаба? Тогда все просто отлично.
   Стадо - иначе не скажешь - шиноби Листа бежит на Легионы. Гармонический в центре уже начал огрызаться из арбалетов, даже открыл счет, но огонь игнорируют. Просто затоптали пятерку упавших товарищей и бегут дальше.
   Ближе, ближе. Еще ближе.
   - Начинай, Наруто - говорю в рацию.
   Убрав трубку, проверяю, по тому ли каналу дал приказ. Да, по тому.
   За спинами армейцев, отделяя их от штаба, среди шиноби Листа, отделяя медленных и умных от быстрых и тупых, на миг появляется желтый прозрачный купол. Который тут же меняет цвет на темно-фиолетовый.
   - Молодец, Кицу - говорю, чеша своего любимца за левым ухом.
   Лис-фенек млеет.
  
   Енотовидная собака
   Шимата!
   Какого... они творят?
   С какого перепугу эти идиоты ломанулись без команды? Как это понимать?!
   - Почему они продолжают бежать? - спрашиваю через пару минут у помощника, вернувшегося от Яманаки-связиста.
   Украдкой бросаю взгляд обратно, на поле боя. Вытянувшееся в нечто вроде клина, стадо малолетних идиотов почти добежало до центра армии Кири.
   Самураи, значит. Традиционный способ борьбы с ними - кружить на расстоянии и поливать техниками. Тактика мух. Так это называется. Носорога почти невозможно убить мечом. Но облако кусачих насекомых взбесят его и заставят делать ошибки. Или сожрут живьем. Пусть это и потребует не один день.
   - Почему самураи теперь выстроены таким странным образом? Две прерывистые линии, образованные квадратами. Рассчитывают, что шиноби прорвутся в щели между отрядами и попадут под перекрестный огонь? Неплохая задумка. Кто-то сделал домашнее задание. Главное, с моими баранами вполне прокатит. Конечно, четверть отрядов обречена, но... - кажется, я увлекся. Наверное, даже начал проговаривать свои мысли вслух. Во всяком случае, меня вытаскивает из дум рука помощника, тормошащего плечо. Ничего парень, даром что из Корня. Как там его? Сай?
   - Генерал, командиры отрядов игнорируют ваш приказ.
   - Все? - отмечаю, что первые, острие получившегося неровного клина, уже почти добежали.
   - Отдельные говорят, что не могут контролировать своих подчиненных.
   С десяток фигурок на острие клина падают. Арбалеты? Логично. Оружие даже несколько превосходит в дальнобойности техники, а от десятка-другого отравленных стрел не всякий уйдет. Вполне хватит, чтобы выбить отдельных самонадеянных чунинов, решивших "поджарить консервов". Или собрать чуть больше, если небронированный противник бежит плотным строем типа "куча-мала", не желая останавливаться ради создания Стен или Барьеров.
   Кажется, клин уже почти добежал до центральных квадратов первой линии. Три-пять секунд спокойного бега шиноби. Это много или мало? Как бы там ни было...
   Вспыхнувший желтым купол отрезает самураев и значительную часть неконтролируемого стада баранов Листа. И тут же становится темно-фиолетовым, точно темнейший из тюльпанов. Барьер Черного Пламени? Видоизмененный? Хитро.
   Думай, Шикаку, думай. Что дальше сделает противник? Барьер должен поддерживаться четырьмя людьми. Как не меняй конфигурацию установщиков, минимум один из них должен быть вблизи войск. Ищи. Быстрее, пока противник не воспользовались тем, что враг находится в замкнутом пространстве и на равнине. Как ни крути, в ближнем бою средний шиноби сливает схватку среднему самураю.
   Идея понятна. Заманить противника и создать идеальные условия для своих самураев. Как ни крути, но сегодня Кири разменяет их по грабительскому курсу. Если не успею отреагировать, как бы не пришлось за три тысчонки недошиноби отдать сотен двадцать своих. Настоящих. Хоть и бараны, но... - наши бараны. Данзо по головке не погладят.
   - Пятому и четвертому отряду атаковать фланги противника. Охватить и прижать к Барьеру.
   Сай отсылает птицу из написанных строк связистам. Думай, Шикаку, думай. На что надеется их командир? Да, половина армии сейчас заблокирована. Но все равно, даже сейчас по войскам имеется паритет. Рано или поздно этот купол падет, и весы качнутся в сторону Листа, когда оставшиеся за Барьером войска освободятся.
   На рефлексах и интуиции, я прыгаю вверх и в стороны. И земля в трех метрах подо мной взрывается с такой силой, что меня подкидывает еще выше.
   Я приземляюсь и резко ухожу в сторону, одновременно пытаясь оценить обстановку.
   Один из охранников мертв. Им заляпана трава и стволы деревьев в радиусе метров десяти от ямы - наподобие той, в которую я только что не попал. Хорошая такая яма, мелкий серый песок, зола и стекло. Дальнобойная техника Молнии?
   На земле - никого. Среди невысоких, тонких деревьев рассредоточилась охрана штаба. Вон, бегут черные мыши. Сай пытается найти противника.
   Который стоит в воздухе, метрах в десяти от земли, возвышаясь над верхушками деревьев.
   Логично. Кого послать громить вражеский штаб, как не элитного боевика? А Бег-по-Облакам в Хякки Якко наверняка знают все бойцы. Демоновы Священные Звери.
   Серые блестящие глаза, тонкие черные волосы собраны в косу. Из-под ремней и подсумков разгрузки выглядывают такие же серые элементы кирасы. Или что там носят в Кири для защиты.
   - Уходите, генерал - говорит черная мышка, взобравшаяся по тонкому стволу на уровень моего плеча.
   Мисака Мито, Рог Кирина. Да, лучше сменить место дислокации и командовать оттуда, чем ждать, пока команда прихлопнет бойца ее уровня. Надо выправлять ситуацию, а не отвлекаться на смертников противника.
   Хотя идея хорошая. Сковать половину армии противника и отвлечь командующего прорвавшимся противником. Не сомневаюсь, охрана провозилась бы не менее получаса, за которые сражение можно повернуть в свою пользу. Особенно если к смертнику успеет прийти подмога.
   Деревья мелькают в периферийном зрении, когда я спешу на запасной пункт связи. Десять мнут бега.
  
   Тараканы
   Средние ряды в одночасье стали первыми. Кто - ткнулся лбом или носом в желтый барьер, отделивший спину бегущего впереди. Кто-то ткнулся в эту спину, отделенную от остальной части того, кто бежал впереди. Кто-то ударился о того, кто уперся в барьер или останки разрезанного им, вминая бежавшего впереди в пока еще желтую энергетическую стену.
   Когда завеса почернела, они все провалились внутрь, сквозь ставшую темно-фиолетовым, почти как легендарный черный тюльпан, преграду. Высыпались внутрь купола невесомым светло-серым пеплом.
   Кто-то встал на месте, смотря в преграду бараньим взглядом. Кто-то еще по инерции продолжил бежать. Кого-то упомянутые бараны толкнули вперед. Им не повезло. Хотя... возможно, мгновенная кремация - это лучше того, что испытали на себе другие погибшие на равнине Фусо.
   Они уже не верили. И не думали. Разрыв шаблона вогнал их в ступор. Они так и замерли перед чуть изогнутой, точно сделанной из черного стекла, стеной. Остались смотреть на спины, лица запертых по ту сторону товарищей.
   На сохранивших подобие управляемости флангах, пятый и четвертый отряды, на севере и юге соответственно, вбирая в себя оставшихся без командиров, но еще не впавших в ступор, начали исполнять приказ. В точном соответствии с волей Шикаку Нара, бегущего по лесу, они атаковали широким строем, этакими двумя серпами, пытаясь окружить стоящие по бокам от купола отряды шиноби Кири.
   Эти - еще верили. Не в величие Листа, не в превосходство над противником. Они верили, что часть из них - умрет. А часть - выживет. И они оказались правы.
   Так уж получилось, что и Теруми Горо, и Нара Шикаку, на флангах разместили своих лучших бойцов. Не строящих иллюзий.
  
   Хотя приказа и не поступало, но многие искали тех, кто будет удерживать барьер. В конце концов, на поддержание купол требуется минимум четыре человека. Расположившиеся крестом или квадратом. Как ни назови, суть будет одна. Четыре равноудаленные точки.
   Двоих нашли быстро. Они как раз находились практически между готовыми столкнутся фланговыми отрядами Тумана и Листа.
   Двое. Значит, еще пара, скорее всего, позади вражеских шиноби. Логично. Минимизиовали риски. Но... тогда почему такая слабая охрана? Надеются на близость основных отрядов? Глупцы!
   Пятый отряд Листа, обегающий купол Барьера с юга, увидел красноволосую женщину, почти касающуюся руками барьера. И светловолосого мужчину-стража между ней и уже направившемся к цели отрядом АНБУ.
   Чевертый отряд Листа увидел на северо-западной точке фиксации купола светловолосую девушку, удерживающую барьер. Ее страж выглядел ровесником контролирующей. Те же светлые волосы. И возмутительно-знакомый оранжевый комбинезон, подействовавший на некоторых бойцов подобно красной тряпке. Впрочем, в бой отправилась та же пятерка расширенного отряда АНБУ. На флангах были те, кто считал себя профи. Бараны остались под куполом. Или бестолково толкались за ним.
  
   Муравьи. Певуны.
   Гармонический идет. Щиты центральных отрядов уже ступили на синюю гладь. За ними последовали кольчуги. И шагает плоть - предцентральные ряды.
   Тридцать шесть щитов - полный периметр. Двадцать восемь кольчуг - еще один периметр. Тридцать две плоти - два периметра. И четыре сердца.
   Десять - в черном. Десять - в рыжем. Десять - в сером. Кто же выше?
   Гармонический Легион шел в центре. Самое жаркое место, самые оригинальные идеи в оснащении. И единственное на весь купол озеро под ногами.
   Центральные отряды даже успели применить арбалеты. Центральные три - все же в первой линии было именно пять отрядов.
   Выстрелили кольчуги. Три раза по восемь стрел. Полутора десяткам среди бегущих плотной кучей шиноби хватило этого, чтобы обогнать тех, с кем недавно ходили на миссии, шутили, ели...
   А затем появился Барьер. И кольчуги, второй ряд, вытянули правые руки, так, чтобы ладони прошли меж щитов первого ряда и оказались направлены на почти добежавших до строя Гармонического таракашек. И активизировалась печать-динамик на ладонной поверхности сорока правых перчаток.
   Почти добежать - это недостаточно. Во всяком случае, когда созданный кольчугами звук дестабилизирует работу системы циркуляции.
   Семь сотен шиноби в буквальном смысле ушли под воду. Повинуясь отточенному на учениях рефлексу, а также свисткам офицеров, кольчуги сжали вытянутые ладони, прекращая технику. А из последующих рядов полетели в воду похожие на пивные банки одноразовые артефакты. Полетели в воду, наполненную пытающимися встать, используя вернувшийся контроль над чакрой, барахтающимися и идущими ко дну шиноби. Да, некоторые из них не умели плавать. Зачем, если умеешь в буквальном смысле ходить по воде?
   Затем кольчуги разжали ладони. Те, кто уже встал обратно на бурлящую воду, провалились обратно. Гармонический снова шагнул вперед. И примерно в то же время несколько десятков призывающих артефактов активизировались, пересылая модифицированных пираний к обеденному столу. Понятно, чьему.
   Когда Мунто Мураками, основателя Легиона Вьюги, одного из героев Первой Континентальной Войны, правнук спросит, какого цвета была кровь в Костяном озере, он честно ответит:
   - Да как в обычном заболоченном озерце. Пираний было много, - кровь пролиться не успевала.
   С вечера того долго, кровавого дня, бойцов Гармонического начнут называть певунами. За похожий на треньканье струн звук, сопровождающий Песнь Молчания.
   Гармонический шел через озеро, точно по стеклу гигантского аквариума, под которым крутились тысячи прожорливых рыбок.
  
   Лед. Четвертый.
   Прыг-прыг. Прыг-скок.
   Коричнево-синий мир перестал дрожать и шататься. Все-таки для модифицированного органа равновесия химеры три пространственных прыжка подряд, в течение десятой секунды, к тому же не порожним, а с пассажирами, - это тяжеловато. А может, я просто мало практиковался?
   Как бы там ни было, Норико с охранником оказались на месте. А третьим прыжком я доставил из пункта сбора себя и Кушину. Вон ее чакра, справа и сзади. А вот, практически прямо передо мной, приближаются противники.
   Ветер Бездны. Комбинация Клонов и Полета. Краткоживущая копия отправляется в прыжок и, нанеся удар, исчезает. А самое главное, этих копий - может быть несколько. Главное, взять в каждую руку по удлиненному отравленному кунаю - эта модификация Теневых Клонов принесет врагу вполне работоспособную копию отравы. А два куная - это для экономии чакры. Чтобы ударить двух противников, лучше создать клона с двумя ножами, чем двух копий. Пусть у меня самый большой в Поселении резерв, но...
   Выброс чакры. Противники - не те АНБУ, а остальные, пока еще по большей части бегущие мимо меня, - должно быть, увидели только три желтые вспышки. И светло-серый дым, остающийся после срабатывания некоторых техник, созданных в Листе. Затраты - примерно столько я тратил перед побегом из Огня на простейшее хенге. Мало, но...
   ... чакры, - много не бывает.
  
   Тараканы. Лис.
   Подросток лет четырнадцати-шестнадцати. Оранжевый с синим комбинезон. Эта отвратительная рожа, знакомая многим. Похожие на карикатурные или кошачьи усы отметки на щеках. Знакомая очень многим, отвратительно-жизнерадостная, синеглазая морда демоненка.
   Подросток спокойно идет навстречу смотрящему на него резерву. Этот резерв вмешается, если потребуется помощь АНБУ, которые через десяток секунд минуют демоненка по его левую руку. Подросток идет, нацепив маску равнодушия. И темно-синие, васильковые глаза начинают менять цвет. Голубой, лазурный, бирюзовый. Кажется, по радужке исчезнувшего несколько лет назад танцует радуга. Хотя... Если перегреть плохонькую сталь, по ней тоже порой бегут радужные разводы. Но получившиеся цвета как-то не ассоциируются с небесными мостами. Скорее...
   Остроглазые успели заметить, что, пробежав целый спектр цветов с различной долей синего, глаза подростка стали серо-голубыми. И остановились на выбранном цвете. Впрочем, это мало кого интересовало.
   Пробегавший мимо, в двадцати метрах от идущего по касательной к их курсу, подростка, порыв ветра швырнул вправо. Всего на пару-тройку метров. На большее силы порыва, мгновенно пригнувшего доходящую до середины голени, траву, не хватило.
   АНБУ учат оценивать силу противника. Точнее, их этому учит жизнь. Командир взвода, как и многие жители Листа, по-прежнему ненавидел и презирал вынырнувшего из невесть какой клоаки демона. И больше подсознательно выбрал курс, обеспечивавший максимальное расстояние от него. Жаль, но каждый член отряда оказался непростительно близко от Барьера.
   Трое вспыхнули сразу. Медик и второй контактник уцелели. Ну, судя по построению отряда, это были именно они.
   С левой руки демоненка сорвался новый порыв ветра. Не режущий, даже не бьющий. Просто толкающий. Техника D-класса по классификации Кири. Малоэффективная и низкозатратная. Даже если в нее влили чакры до предела прочности подобного конструкта.
  
   Снег
   - Действуй - послышалось в наушнике.
   Хорошо. Убрав трубку обратно, я спрыгнул со спины зависшего в ста метрах от поверхности Каге.
   Маска, плащ. Косу убрать, перчатки одеть. Вместо Изанаги использую меч.
   Последовательное Падение. Забавный выкидыш техники Бега-по-Облакам. По сути, это сочетание падения и прыжков вниз. Уплотнить воздух под ногами до уровня батута. Затормозить падение и тут же вобрать чакру обратно. Повторить еще восемнадцать раз.
   И, приземлившись, запустить коронную технику этого моего обличья. Тихо, даже не шепотом, одними губами, по традиции произнести заветные два слова.
   - Паровой Кальмар.
  
   Енотовидная собака
   Мой копчик убедительно просит не идти туда. Странно.
   В чем дело. Интуиция, это, конечно - аргумент. Но просто из-за предчувствия не идти на запасной пункт связи я не могу. Надо оглядеться.
   Тишина. Листья, стволы. Трава. Чертовы цикады заглушают все прочие звуки. Думай, Шикаку, думай. Как обнаружить АНБУ? Они уж точно обучены маскироваться не хуже тебя. Хотя...
   Бросаю взгляд в небо. В самый последний момент. И интуиция в тот же момент уже не кричит, - воет.
   Действительно, с какой стати посылать Мечников или АНБУ, если у Кири есть боевики более высокого класса? Те, что в буквальном смысле бегают по воздуху.
   Деревья вокруг поляны, где должны были быть связисты, как-то резко чернеют. Кислота?
   Бежать. Уйти подальше от Опустошителя - а это может быть только он. Чем дальше окажусь от маньяка, в ИХ гражданскую уничтожавшего целые кланы, тем проще будет попытаться наладить связь с остатками своей армии.
   Не верю, что паук, сплетший такую сеть на меня, позволит моим подчиненным свети сражение хотя бы к ничьей. Все, что я могу, - поскорее восстановить командование и спасти оставшихся. А значит, - беги быстрее, Нара.
   Опустошитель, Мисака. Похоже, Священные Звери окружают мою армию Шимата.
  
   Цутигумо. Трепыхание мошек.
   Обстановка под куполом благоприятна. Гармонический попросту разрушил своей Песней способность противника стоять на воде. А теперь марширует по поверхности озера, кишащего пираньями.
   Огненосный, оправдывая свое название, залил по флангам и фронту всех, кто не носил броню армейцев, соответствующей стихийной чакрой. Не вступая в ближний бой, не используя новаторские тактические уловки или техники. Просто окружили себя стеной огня пятнадцатиметровой толщины. И... все. Поразительно, но фантазии шиноби Конохи хватило только на кунаи и слабые атаки Водой. Железо предсказуемо застряло в щитах, а Вода испарилась в достаточной мере, чтобы остаточного импульса техник не хватало даже на то, чтобы свалить щитоносца с ног.
   А вот Стальному повезло меньше. Ничего не поделаешь, когда Легионы создавались, никто не предполагал, какое из многочисленных технических решений будет удачным. Вот и пришлось делать десять отрядов, в которых их дальнобоя - только арбалеты. Зато все умеют укреплять тело и лечить царапины соседа.
   Ближний бой - это всегда потери. Вот, в задний рядах отрядов первой линии, уже не осталось щитоносцев - все уползли на замены потерь с другой стороны. Задние ушли на фланги, фланговые - на передний ряд. Вон, у некоторых уже и среди кольчуг появились потери.
   Стальной - единственный Легион, в построение которого смог проникнуть враг. В смысле, попали в зазор между отрядами и попробовали атаковать сбоку. Глупцы. Каждый отряд подготовлен для круговой обороны. Квадрат может стоять или идти, ощетинившись щитами и арбалетами со всех четырех сторон. После третьей попытки, кольчуги флангов приноровились отстреливать контактников Конохи до того, как они успеют добежать до боковых щитоносцев. И все же потери. По моим прикидкам, не менее сотни щитоносцев и двух десятков кольчуг. А ведь сражение еще далеко не закончено.
   За массам вражеских шиноби - построением я уже не могу это назвать - кружится черный вихрь. Чуть левее, окруженное почерневшими и упавшими деревьями, проглядывает белесое облако. Хякки Якко начинает действовать.
   Но, Ками, потери. Сколько их еще будет.
   Хотя о чем это я. Гармонический только что, слава озеру и рыбкам, оправдал свое создание. Огненосный, даже Стальной, - что-то я не заметил, чтобы наших трупов под куполом было больше коноховских.
   Ками, простите нытика! Сражение идет просто замечательно!
   Подзываю связиста.
   - Пусть Генма-сан начинает.
   Пока вражеский игрок не может принять командование, самое время уменьшить количество пешек. А также осложнить им бегство.
  
   Тараканы. Четвертый.
   Три желтые вспышки, - за спинами уже заваливающихся на землю бойцов отряда. Слишком знакомая техника, слишком знакомая одежда и цвет волос, чтобы этот челове был Им. И все же ряды трепещут, точно листья в лесу, что штурмует Ветер. Трепещут, - и также шуршат.
   - Четвертый...
   Сомнение, узнавание, и снова сомнение. Сомнение и неверие, - вплоть до отрицания. И удивление, любопытство, рожденные смесью узнавания и отрицания.
   Он медленно идет навстречу как-то резко остановившей наступление человеческой массе. Белый плащ, пусть и без узора. Узнаваемые черты лица, цвет глаз и волос. И - по удлиненному кунаю в каждой руке.
   Забыты так и стоящие в строю шиноби Кири, забыт купол и удерживающая его за спиной призрака, вынырнувшего из небытия. Живые окружают его, берут в полукруг, словно волки, загоняющие добычу. Словно прокаженные, увидевшие своего пророка. Словно...
   Он стоит, а вокруг, идеальным полукругом, на расстоянии двадцати метров, стоят они. И лишь часть ветеранов продолжает бдить, отслеживая оказавшихся чем-то менее важным, вражеских бойцов.
   Они верили - пока еще - в то, что воюют за добро. Пусть и с маленькой буквы. Но стоящий перед ними, точно оживший мертвец, двойник Его, тоже был. Это и вызвало срыв наступления.
   Все же, трудно игнорировать появление на стороне противника, безвозвратно потерянного символа Родины. Вернувшегося на чужой стороне.
   И сам собой звучит, точно стук выпавшей из кармана монеты, общий потерянный вопрос. И никто уже не знает, чьи легкие исторгли потерянно звучащий Ветер, чья гортань превратила его в Звук. Словно бы вопрос прозвучал из воздуха, окружающего шиноби Конохи.
  
   - Почему? - мужчина в узнаваемом белом плаще чуть наклоняет голову. Правый, оказавшийся ниже, конец рта, изгибается не то в гримасе, не в усмешке.
   А затем среди шиноби Листа на миг вспыхивают желтые искры, - чтобы исчезнуть струйками прозрачного серого дыма без запаха.
   Тридцать человек упали в один миг, потеряв самое главное качество шиноби в бою - способность быстро передвигаться.
   - Вы... - продолжает похожий на Него во всем, кроме мимики. Не было у Четвертого Каге Скрытой в Листве такого усталого и злого голоса, раздраженной гримасы - ... у вас еще хватает наглости спрашивать?! Вы предали меня, лишив моего сына всего! Вы лишили его даже моего имени! Деревня присвоила мое имущество, оставив Наруто нищенское содержание. Ваша Деревня, за которую я и Кушина отдали жизни, превратила его ментальными закладками в радостного идиота! И вы еще спрашиваете меня, почему я воскрес не на вашей стороне?!
   Мужчина, медленно и торжественно шедший к упавшим шиноби Листа, прекратил речь и замер. Резко опустил веки. Медленно, но не лениво, выпрямил шею.
   - Впрочем, не стоило и надеятся на людскую благодарность. Лист убил меня и мою жену. Лист превратил моего сына в шпыняемого всеми идиота, верного ему лишь из-за этих закладок. Лист приказал Итачи вырезать Учиха. Лист тайно уничтожил Удзумаки. Стоит ли удивляться людской неблагодарности?
   Почему-то, его видели все восемь сотен смотревших в нужную сторону шиноби Конохи. И, как ни странно, все опознали его. И все услышали.
   Выдержав паузу, Он поднял вверх правую руку. Солнечный лучи умерли на похожем на клиновый лист клинке. Оружие шиноби не отражает свет. Если это - настоящие шиноби.
   - Ветер Бездны. Следующая ступень после Полета Бога Грома. Техника перемещения, позволяющая поражать множество целей одновременно.
   Я перерезал вам, стоявшим в первых рядах, сухожилия на ногах. Я сделал это не из гуманизма. Я просто хотел, чтобы вы перед смертью поняли, что мог бы использовать против ваших врагов мой сын, будь вы на его стороне. Вы сами сделали свой выбор. Ветер Бездны.
  
   Лишь двадцать семь человек выжили после этой атаки. Была ли эта их удача, дефект техники Ветра Бездны, или замысел человека, удивительно похожего на Четвертого Хокаге, так и осталось неизвестным. Во всяком случае, - для них.
  
   Нурарихен второго поколения. Песенка о мире.
   Красивая идея, все же. Хаку, конечно, псих, но я понимаю, за что его ценит Мэй. За свежий взгляд на проблемы. Вот, например, как бы имеющуюся решали? Подгоняется отряд Мечников, четыре взвода АНБУ... потери спецуры пятьдесят процентов, на один-два Меча ищут новых напарников.
   Да и как оракул он тоже ничего. Конечно, приходится думать, как трактовать те обрывки видений, что удается вытащить из него под гипнозом, минуя засоряющее их сознание. Но хотя бы ради этой песенки, стоило пахать. Конечно, многие слова пришлось переделать, но... Так и хочется начать напевать ее, глядя на свою работу.
   Жмуримся, глядим на горизонта даль:
Кто-то жахнул лишний Гнев Небес.
И хотя Коноху всем немного жаль,
Пусть горит огнём дремучий лес.
   Собрав все наличные силы в четыре группировки, Лист допустил создание любопытной ситуации. С одной стороны, численности ударных группировок едва хватает на выполнение наступательных операций. А с другой, части, оставшиеся прикрывать стратегические объекты, попросту не могут прикрыть все дыры.
   Тысячей лучиков бомбочка светится -
Ведь наш дзинтюрики очень разозлён.
   Каждому шиноби в лучшее верится:
Пусть пару раненых нам оставит он.
   Ниже этой плотины располагается город. Небольшой такой, всего четырнадцать тысяч человек населения. Плюс восемь кланов, шиноби которых скоро будут среди сражающихся на стороне Листа. Даже, скорее всего, налог кровью уже отдан, и рекруты прикрывают главное Поселение этой страны.
   За свою жизнь, мне уже не раз приходилось выполнять такие заказы. Жаль, что тот приказ мне отдали слишком поздно. Если бы мы подорвали Скрытую в Листве раньше, Сарутоби бы усилил защиту своего Поселения. И Скрытая Стрекоза бы пережила штурм.
   Если к цели Бъяку-Рю уже летит,
   От него хорошего не жди.
   Даже затаившихся не пощадит:
   От него так просто не уйти.
   При разрушении плотины, город смоет. А лояльные Листу кланы получат очередное предупреждение. К тому же, когда поток воды смоет все живое со склонов долины, она станет идеальным полем деятельности сенсора. Всякий природный фон ослабнет, что позволит замечать даже скрывающего чакру шиноби на большом расстоянии. Это позволит нам парировать угрозу, если Данзо осмелится на очередную атаку.
   Нам? Я и не заметил, когда стал ассоциировать себя с Кири. Даже их веры, делающего из меча не просто оружие, но и напарника, нахватался.
   Но, с другой стороны, моя новая жена - не самый худший гарант моей лояльности. Пускай из-за скорости заключения нашего брака и торчат уши Ао.
   Черепашка жадно разевает пасть -
Мама, здесь стоял конохский порт.
Техники и сталь здесь порезвились всласть,
Лучше не сработал бы сам чёрт.
   Что будет потом? В смысле, после войны? Понятия не имею.
   Что помешает зелени и животным появится здесь уже через полгода? А вы думаете, плотина тут появилась на ровном месте? Или водопровод тянется из другой реки, на двадцать километров, просто так?
   Тут, выше по течению, оружейная мануфактура. Которую нашим войскам захватить не светит. А взорванная плотина, топящая город в воде и отходах сталелитейной промышленности, - это так, бонус.
   Жмуримся, глядим на горизонта даль:
Кто-то жахнул лишний Гнев Небес.
И хотя Коноху всем немного жаль,
Пусть горит огнём дремучий лес.
   Прилипчивая песенка, все же. Хотя... я ничего не имею против, если ее буду распевать мои внуки.
   Доказательства? А кому они нужны, во время войны? Народной молве известно, к какой деревне приписан Взрывной Отряд. Наши шалости, конечно, не сравнимы с творениями Букахо Бутай, но, тем не менее, хорошие саперы - эта сильная сторона несколько других Поселений.
   Мое сердце готово выпрыгнут из груди, когда я представляю себе, как отступающие шиноби Листа будут форсировать то мутное озеро, что образуется после прорыва плотины. Или каково будет вести в обход снабжение для их оставшейся без каждого десятого сюрикена, армии. Если сражение примет неблагоприятный исход.
   Для моего Поселения, разумеется.
   Коли Хякки Якко за твоей спиной,
Помолиться все же не забудь...
Бросил взрыв-печать - скорей себя укрой:
До победы нашей долог путь.
   Прилипчивая песенка. Честное слово, до ужаса прилипчивая.
  
   Тараканы. Демоненок.
   Наконец, градусник общественного порицания не выдержал и лопнул. Что бы это ни означало.
   Шиноби Конохи метнулись к сгинувшему дзинтюрики, метнулись мимо него, обходя его с обеих сторон, стремясь достигнуть одну из контролирующих барьер. Классическая, но с древних времен, верная тактика. Разделить силы. Одни отвлекают охрану, другие атакуют цель. Справедливости ради стоило отметить, что примерно половину чунинов атаковали именно мальчика. Одиннадцать из двадцати трех, если быть точным. Дзенинов в этой группе не было - они предпочли провести разведку боем, пожертвовав для этого если не мясом, то и не мозгами точно. Так, печень, почки, требуха - нужное выбрать, остальное подчеркнуть.
   Атака велась по уже традиционной схеме - полумесяцем. Круто изогнутые рога уже почти миновали по старой памяти ненавидимого мальчугана, а центр еще находился достаточно далеко от стража девушки-подростка.
   Парень махнул левой рукой, предсказуемо посылая очередной толкающий порыв ветра. Широким фронтом, градусов на девяносто по горизонтали и пятнадцать-двадцать, - по вертикали. Пробегающих по его правую руку он проигнорировал. Очевидно, оставлял их на закуску.
   Хотя атака была и предсказуемой, жертвы все же были. Двое, вырвавшихся вперед, уже, казалось бы, миновавших его. И четвертый по счету, оказавшийся, очевидно, в точке наибольшей силы этой техники. Во всяком случае, именно в это направлении демоненок вытянул свою левую руку, отсылая Ветер.
   Трое погибли, налетев, как и проявившие постыдный непрофессионализм, АНБУ, на Барьер. Мир их праху. У Конохи много чунинов. Потому они и являются разменным материалом. Трое погибли - но восемь остались. Шестеро по правую, двое - по левую руку демоненка. Ками ведают, почему они изменили цель, попытавшись провести на страже классическую звездную атаку с семи направлений. С семи - потому что один из чунинов все же продолжил свой бег к светловолосой девочке-подростку, держащей купол Барьера Черного Пламени. Возможно, те семеро просто сознательно изменили цель, решив, что отвлечь стража мишени гораздо важнее, чем метнуть лишний кунай в саму цель.
   Они изменили цель не зря. Тот, восьмой, действительно не получил ни одной атаки от подростка. Он погиб в пяти метрах от своей цели. Аккуратными, замороженными пластинками в два миллиметра толщиной. Мастер барьеров может держать несколько конструктов одновременно. И ему не обязательно все из них ставить перпендикулярно земной поверхности. Или делать однослойными. Простая задачка для того, в ком сильна кровь Удзумаки. Сто слоев, расположенных параллельно земной поверхности. И толщина слоя с торца - полтора микрона. Дополнительное свойство, - торможение теплового движения молекул. Попросту говоря, - заморозка.
  
   Кто-то не добежал пяти метров, застыв на миг в атакующем прыжке, складывая печати или приготовив оружие. Кто-то - пятнадцати, наконец достигнув своей основной цели. И никто не отследил судьбу товарища, ушедшего атаковать собственно цель, а не ее стража.
   Но это все было неважно. Потому что когда остальные девятнадцать оказались в радиусе двадцати метров от стража, он сказал всего лишь два слова.
   И чунинов вмяло в пригнувшуюся под воздушным прессом траву.
  
   - Честно говоря, я вас не понимаю - проговорил подросток, остановившись в паре метров от одного из прижатых к земле чунинов.
   Ветер, не безумная круговерть прозрачных клинков, не рассекающие даже дерево сюрикены. Даже не иглы, разрушающие мельчайшие каналы чакры. Мерная, давящая тяжесть воздушных масс, лежащая на спине подобно горному хребту. Как будто это не воздух, а Земля или Вода давят сверху высоким столбом покоренной чакрой Стихии.
   А затем на краткий миг чуть ниже плеча, чуть ниже локтя, - в двух местах на каждой руке - кто-то обрисовывает по четырехсантиметровой окружности. И там тяжесть на мгновение становится совсем невыносимой. И ты уже не слышишь в вспыхнувшим белым тумане боли хруст собственных костей.
   - Вы так остервенело бросились на меня, позабыв о сестре... - продолжает демон живым, но, как ни странно, лишенным читаемых, однозначных эмоций, голосом. А тебе остается только сдерживаться, чтобы не закричать от боли, вызванной палицами Ветра, все так же давящими на места переломов. И не чувствуешь боли и текущей по подбородку крови из прокушенной нижней губы. А та уже расползается по дну выдолбленной твоим лицом ямки, отказываясь впитываться в так и не порвавшийся дерн. Еще немного - и кончик твоего носа тоже будет в крови. Но это не важно. Лишь одна мысль терзает ум.
   "Как достать этого ублюдка"
   - ... вы так ненавидите меня? Хотел бы я знать, за что. Ведь это вы предали меня. С самого начала, с самого моего первого воспоминания, меня преследовал ваш страх и презрение.
   Выдохи и хрипы товарищей проходят мимо твоего внимания. Потому что к боли в руках примешивается еще одно чувство, появившееся, когда нечто также очертило окружности выше и ниже коленей.
   "Ты умрешь, демон. Говори-говори, но только дай мне минуту, и я вцеплюсь тебе зубами в глотку. Выкормыш Тумана! Ты сдохнешь!"
   - Меня до сих пор удивляет ваше отношение. Неужели вы все знали о закладках? И не боялись, что у меня рано или поздно снесет крышу? А если считали своим безотказным оружием, почему ограничивали мою силу? За неделю обучения в своем Поселении, я узнал больше, чем за годы в Конохе.
   И снова боль, на фоне которой теряется хруст. А затем давление замирает на достигнутом уровне, погружая в горячечное болезненное марево, которое сохраняет скорость, но не качество мышления.
   - Вы даже не задумались о том, кем могут быть мои родители. Для вас я был Девятихвостым, а не человеком. Вы предали меня, отказав мне в человеческом, еще до того, как я окончательно сформировался как личность. Вы сами вырастили меня таким.
   "Я зарежу тебя. Сожгу. Утоплю. Удавлю. Дай мне только минуту, и я найду способ. Убью. Убью. Убью."
   А ветер все давит, и давит. Бездушная, вечная тяжесть упорядоченного тайфуна.
   - Так что, не я начал - голос демоненка на мгновение прерывается, после чего он кратко дополняет речь:
   - Я оплачиваю свой долг Конохе.
   И Ветер мгновенно давит с той силой, с которой давил на руки и ноги. На каждый сантиметр тела - по тому же усилию, которого хватило на повреждение чунина Конохи.
   Демоненок не дал минуты.
  
   Игла. Сенбон. Маленькое копье. Неоперенный дротик. Названий много, а суть - одна.
   Подросток скосил взгляд на оружие, воткнувшееся в траву почти вертикально. Снаряд пролетел в зоне действия техники всего метр, после чего его траектория оборвалась ближе, чем планировалось. Давление Ветра, направленного вертикально вниз, подействовало подобно изменению гравитации. Впрочем, речь не о технике. Одиночный сенбон метается довольно редко. А в Листе известен лишь один человек с такой привычкой. Оригинал, плюющийся иглами и держащий их во рту.
   - Ширануи Генма - констатирует демон.
   "Дзенинам надоело наблюдать свысока и они решили вмешаться? Отлично. Значит, меньше шансов, что у них хватит ресурсов найти местоположения настоящей Норико"
   - Удзумаки Наруто - констатирует токубетсу дзенин.
   - Вы были одним из трех, кого отец научил самой известной своей технике.
   - Ты был один из тех, чье предательство казалось невозможным.
   "Впечатляющая осведомленность. Неудивительно, впрочем. Наверное, Кири купила его именно информацией.
   Черт, эта его техника может сойти за абсолютную защиту. Такое впечатление, что сенбон попал в зону высокого тяготения. Гравитационная аномалия? Никогда даже не слышал такой технике.
   Чунины погибли не зря. Он прикрыт этой защитой, обладает резервом чакры как у слонопотама, что позволит ему ее держать довольно долго. А барьер хорошо бы снять побыстрее. Без командования, чем раньше бы объединимся с заблокированными шиноби, тем лучше.
   Он болтлив, судя по тому, что наговорил, прежде чем добить чунинов. Это нужно использовать. "
   - Поговорим, Удзумаки-доно?
   Генма заметил, как заалели его щеки. Еще до того, как демоненок ответил на вопрос.
   "Ясно. Все тот же ребенок. Хвастлив, падок на лесть и не слишком сдержан в разговоре. Точка приложения найдена."
   - Как скажете, Ширануи - ответил подросток.
   "Бесконечные Небеса обладают ограниченным радиусом действия. К счастью, их можно использовать посегментно. Осталось только подготовить дополнительные кластеры, увеличивая радиус охвата до пятидесяти метров."
  
   - Думаю, что знаю, каков ваш вопрос - проговорил подросток - так уж получилось, что в разговоре шиноби Листа, очевидно, предпочитают в первую очередь узнавать именно это.
   Ширануи молчал, ожидая продолжения речи. Противник говорит, подкрепления подтягиваются, - что может быть лучше? Дюжина дзенинов и несколько центнеров нового чунинского мяса. Если еще потянуть время, хоть немного, то, быть может, еще кто-нибудь подтянется.
   Отстраненно рассуждая, к северу от купола-барьера сложилась своеобразная ситуация. Часть шиноби продолжает бежать к коллегам из Кири. Часть уже даже обменивается с ними техниками, выжигая чакру в попытках испарить Водные Стены. Некоторые медленно, стараясь не привлекать внимания резкими движениями и испускаемой чакрой, пытаются взять демоненка в кольцо или подобраться поближе к его напарнице. И в то же время половина всего левого крыла бестолково толпиться, как бы не ужасом глядя на переломанные тела раздавленных техникой подростка.
   "Скороспелые - с непонятным чувством подумал Генма - плохо же мы их подготовили. Чакра, простейшие связки, медленная реакция и никакой психологической устойчивости. Недоделки. Прямо как в прошлую Войну, когда первый бой переживала хорошо если половина.
   Ты говори, болтай. Вон, скоро еще немного людишек подтянется. Чем бы не была твоя техника, ты не сможешь накрыть всю площадь на таком радиусе"
   - Тем не менее, я не вижу причин говорить вам что-либо настолько ценное. Разве что, вы внесете предоплату.
   Генма молчит около минуты. После чего медленно достает из-за спины иглу и засовывает ее за правую щеку.
   "Подсумок на пояснице? Скорее, над правой ягодицей. Шиноби Листа любят помещать метательный припас в эту точку. Надо запомнить, вдруг пригодится."
   - О какой плате ты говоришь? - помолчав еще пару секунд, Ширануи снова начинает говорить. Игла, наполовину торчащая из рта, ему не мешает. Видимо, практика сказывается - Я ведь хотел спросить тебя о другом.
   Где настоящий ты, Наруто?
   Окруженный почти четырьмя десятками противников, подросток улыбается. Той же лыбой, что недавно видели их коллег к югу от Купола. Пусть она была и на другом, хоть и похожем, лице.
   - Тогда и я задам вопрос. Как вы выжили, Джирайя?
   И бесконечная тяжесть воздушных столбов вжимает окружающих его шиноби, сходу превращая их в мешанину переломанных костей. Россыпи желтых осколков с намотанным на них киселем раздавленных мягких тканей.
  
   Лед. Кодовое имя Нибори.
   Джирайя в очередной раз подтвердил свой высокий ранг опасности. Вынырнуть из тени и призвать Каменный Желудок - если верить Хаку, эта техника именно так называется - в течение трети секунды. Даже меньше. Ведь защите требуется какое-то время на развертку. А треть секунды - это срок, необходимый Бесконечным Небесам для достижения максимального давления.
   Я смотрю на оплывший, приобретший форму низкого толстого и неровного цилиндра Каменный Желудок и чувствую... гнев... ярость... удивление? Нет, несомненно, это азарт. Надо же. Выжил все-таки.
   - Говоришь, не удается призвать еще только Хокаге и Орочимару? - Хаку откидывается в кресле и соединяет пальцы рук. Растопыренные пальцы, соединенные кончиками. Зазор между параллельно расположенными ладонями около двух сантиметров. Экспериментальная печать Моллюска в чистом виде.
   - У меня есть такие версии - говорит Оружейник при следующей встрече, пару часов спустя - Поскольку Эдо Тенсей была создана Вторым Хокаге, он или его ученики могли разработать защиту от нее. В таком случае, возможно, оказываются защищены все каге Листа. Возможно, еще кто-то из верхушки. В таком случае, мы, возможно, не может призвать Джирайю по той же причине. Хирузен Сарутоби вполне мог защитить своих учеников. Особенно учитывая то, что один из них претендовал на пост Четвертого, другого прочили на место Пятого, а третья его, все же, заняла.
   Вариант второй. Их душ нет в том месте, из которого их выдергивает техника Второго. Ушли на перерождение, запечатаны, находятся в Авичи - выбирай как хочешь, нужное подчеркни. Главное, что, скорее всего, все их Каге оказались запечатаны. Возможно, это отсылка к первому варианту, и при войне с Конохой нам всем грозит встреча с Фантастически Немертвой Четверкой правителей Скрытого в Листве.
   Вариант третий. Мы зовем не ту душу - Хаку замолкает, словно снова собираясь с мыслями. Руки переплетаются в новую фигуру. Немного напоминающую печать Тигра.
   Наруто не надо долго думать. И так ясно, на что намекает человек, которого он считает своим другом.
   Подстава. То же, в какой-то мере, может быть методом защиты своих героев от поднятия и войны на стороне врагов Поселения. Чужие останки. Или же Хокаге давно призваны и сидят где-то в резерве. Может, их даже вызвали и тут же запечатали, чтобы использовать в случае неблагоприятно идущей войны.
   - А Джирайя? Его проверили всего полчаса спустя.
   - А это был Джирайя? Клонированием занимается не только Амати. Что-то я не верю, что его учитель, равно как и другие ученики Орочимару, пренебрегали возможностью создать чье-то тело, идентичное натуральному. В том, что осталось от Жабьего, мелкие огрехи мы могли и не заметить. Тяжелый бой - он все спишет.
   Логично, черт. Ужасно логично. Придется учесть и такой вариант.
   Юкки оказался прав. Этот кадр выжил. Интересно, что успела узнать Коноха из нашего боя?
   После смерти покоя не светит. Настоящий труп не свидетельствует о смерти объекта. На моей должности, конечно, быстро расстаешься с иллюзиями. Но тем более жалко терять оставшиеся.
   Бесконечные Небеса - техника двойного назначения. Они увеличивают тяжесть воздушного столба. Всей массы Ветра, от поверхности планеты, и до самой стратосферы. Говорят, атмосферное давление составляет около килограмма на квадратный сантиметр. Бесконечные Небеса увеличивают это значение на три порядка. Словно бы Ветер приобретает плотность Воды.
   Ветер не всегда режет. Нити и клинки Воды нарезают камни ломтиками. Огонь можно использовать для защиты и точных ударов в ближнем бою. С иллюзиями в отношении Стихий я расстался давно. Не та должность, не те задачи, не те способности.
   Я не могу позволить саннину снова удрать. Значит, нужно превратить окружающую среду в такой поле, где у него не будет свободной секунды, чтобы активировать путь отступления.
   Мурамаса - один из Клинков, состоящих в вечном резерве. Идзанаги - родовой клинок Юкки, нагината, созданной Плачущим Снегом. Лебединая песнь талантливейшей девушки, умершей от лейкемии полтора года назад.
   Идзанаги - сильнейшее оружие, созданное Хаку. Бесконечно улучшаемое, оно давно уже существует в каком-то другом мире, откуда родовой артефакт посылает истинных клонов в руки сынов Юкки.
   Мурамаса - одна из форм союзника Клана. А то, что лежит в сокровищнице Рей Нагумо - просто прототип.
   Клинок в левой руке опускается в землю. Дерн, грунт, - все отступает перед клинком, вибрирующим с недоступной даже прототипу частотой.
   Грунт в радиусе полуметра мягкий, неизмененный. И трава топорщиться. У Бесконечных Небес тоже есть мертвая зона. Конечно, ее тоже можно раздавить, но... зачем? Гораздо проще не допускать противника в круг метрового диаметра, давя их в интервале между мертвой зоной и предельным радиусом действия.
   Вибрация плюс чакра творят чудеса. Только что вокруг меня располагалась забрызганная шиноби и травой пустошь - и вот уже очертания ее размываются, словно бы я стою посреди работающего миксера. Вибрации разрушают корни растений, мелкие камни, комки грунта. Истинный Мурамаса своими колебаниями способен разрушать макромолекулы - что уж тут говорить о превращении окружающей почвы в песок?
   А кровь, кости, травяной сок, - они все просто потерялись в этом песке. Смешались с ним, стоило мне немного "помешать ложкой".
   С моей правой ладони срывается толстый луч выпрямленной Молнии, пронзая технику Джирайи. Да, трудно сохранять стабильность защиты, когда вибрации Мурамасы дестабилизируют ее работу, а концентрация нарушается, когда твоя защита начинает погружаться вниз.
   Я повожу ладонью вверх, вскрывая Желудок. И в разрез, прижимая конструкцию, разрезанного вдоль Генму и лишь чуть обожженного Молнией Джирайю ко дну, устремляются Бесконечные Небеса. И Желудок с возросшей скоростью ухает вниз.
   Джирайя не успел сложить печатей, выплеснуть чакру или еще что-то сотворить прежде, чем края сделанного мной разреза опустились достаточно низко. Песок, управляемый вибрацией, хлынул вниз. Хотя какой это песок. Почва, глина и немного размолотых в настоящий песок камней.
   Песчаное Утопление. Контрольный Ветер Бездны. Один из краткоживущих клонов применяет Водяной Пистолет в голову цели. Надеюсь, он больше не оживет.
  
   Огненная техника растекается пленкой по земле. Меня пытались атаковать с фланга? Интере-есно.
   Прежде чем повернутся, я успел испытать кратковременный приступ ужаса, что это Джирайя. В его арсенала ведь есть Огонь. Технику прижало Небесами к земле до полной неузнаваемости, размазывая Шар даже не в блин, - в масло на бутерброде. Но Огонь... это, теоретически, мог быть он. Джирайя.
   Обошлось. К счастью или нет, не знаю. Оказалось, кто-то из простых шиноби набрался "смелости" и кинул Огненный Шар, или что там было, с дистанции в семьдесят метров. Попав в условия дующего сверху Ветра, техника предсказуемо увеличилась, прижалась к земле и дестабилизировалась. Теперь я мог видеть покрытый мелкими языками пламени песок. Словно бы горящую жидкость разлили. Довольно красивое зрелище.
   Я направил на стоящего на месте шиноби раскрытую ладонь. Стихия Молнии...
   Главное, чтобы не пришлось снова пересекаться с Джирайей. Враги, ускользающие, убедив меня в своей смерти, по возвращении вызывают комплекс неполноценности.
  
   Рог Кирина. Принося бурю
   Убегает. По уму, надо, конечно, выпустить ему что-нибудь в спину. Или даже сразу накрыть максимальную доступную площадь Небесами, Океаном или еще чем-нибудь масштабным. Все-таки убить вражеского командующего не каждому дано. Увы, приказ велит по возможности дать Шикаку Нара уйти без "серьезных психических или физических повреждений, могущих вызвать непрогнозируемое изменение личности". Что-то штаб и разведка химичят. Ну, не завербовали же они его?
   Пробой я использовала из любопытства. Хаку утверждал, что при резком нагреве тканей, человек может попросту взорваться, будучи разорванным образовавшимся паром. Я считала, что будет простая обожженная дырка. Была не права, признаю.
   Итак, Нара смылся, но еще не убежал достаточно далеко, чтобы можно было использовать техники В и А-класса без риска для исполнения приказа. Значит, надо сменить место боя.
   Пробой двумя руками. Один не достигает сенсора-Яманака - связиста прикрыл один из охранников. Вот сквозь отверстие в нем второй Пробой и попал в цель. Все, бегу отсюда. Только не слишком быстро. Нужно, чтобы эти ребята в масках успели за мной. А для подстраховки воспользуюсь Бегом.
  
   При владении Молнией на высоком уровне открываются довольно интересные возможности. По правде, эти возможности еще до того теоретически рассчитал Хаку. Глядя на его успехи, было к чему стремится самой. А то использовать по каждому поводу Кисаме - это низкий класс.
   Пробой - техника Молнии. По сути, это простейший удар Стихией. Просто на подготовительном этапе, длящемся около двадцатой секунды, ионизируется воздух от руки до цели. А затем высвобождается стихия. В результате получается то, что в Кири называют Парадоксом Пробоя - техника высокой сложности, вроде законченного Расенгана Наруто, формируется и поражает цель за меньший промежуток времени, чем простейшая техника Молнии аналогичной дальнобойности. И обладает куда большей проникающей способностью.
   Другая полезная способность позволяет чувствовать электрические заряды, их движение. В моем случае, чувство развито до уровня, при котором я ощущаю не самые крупные магнитные аномалии. Вроде той, к которой веду погоню.
  
   Все, я на месте. Стою среди деревьев. Страна Огня, - здесь все леса на одно лицо. Просто куча деревьев. Идеальное место для действия человека с додзютсу. Вроде Хаку или Хинаты. Ну или коноховских Хьюг.
   Бегут. Не слишком быстро. Но, тем не менее, в темпе. Пока вела их сюда, пришлось двоих самых прытких ударить Пробоями. Возможно, кого-то даже зацепила.
   В лесу видимость так себе. Додзютсу у меня нет, так что придется использовать очередную недовведенную технику.
   Начать подачу чакры. Печати. Моллюск. Птица. Змея. Филин. Нетопырь. Бабочка. Змея. Кабан. Усилить поток чакры, насыщая сформированный печатями каркас техники. Запуск. Шепот Бури. Техника эхолокации для боя в местности со сложным рельефом.
   Кажется, я слышу чей-то вздох. А затем в голову словно стучит кувалда. И вместе с каждым ударом в голове появляется трехмерная серая картинка, размытая по краям.
   Открываю глаза и стараюсь абстрагироваться от боли. Утираю подбородок - опять прикусила губу при активации. Чертовы экспериментальные техники на нестандартных печатях. Эхолокация, Аякаси ее побери. Вернусь, - заставлю Хаку отладить Шепот Бури до безболезненного применения.
   Засекшие мое местоположение шиноби Конохи замедляются и начинают обходить меня по кругу. Интере-есно. А если я применю что-то класса Небес? Или они считают, что подкрались незаметно?
   Хотя я, пожалуй, пристрастна. Подкрались неплохо. Вот только забыли про шорох травы, изменения в уровне природной чакры, свое снаряжение из ферромагнетиков, а также о том, что Шепот Бури - техника эхолокации, разработанная как раз для обнаружения противников в лесу. И боя ночью, в полной темноте, в условиях по-настоящему нулевой видимости.
   Интересно, а они чувствуют, как начинает кружиться у них под ногами железо? Я ведь уже собрала его в пять концентрических кругов. Понятия не имею, откуда оно здесь, честно говоря. Важно лишь то, что мои навыки позволяют выделить примерно один процент из лежащей под ногами железосодержащей породы. И заставить двигаться железные крупинки, как мне захочется. Атаковать их? Нет, это будет нечестно. Лучше, пока, запереть их, чтобы не мешали играть. Думаю, арены в полкилометра нам хватит. А за пределами - десятиметровая полоса без деревьев, и стена из потока железного песка. Точнее, маленьких кристалликов - так режет лучше. Двадцать метров в высоту, метр в ширину. Вряд ли кто вырвется.
   Идея есть. Осталось реализовать. Главное, чтобы в эти пять секунд они меня не атаковали.
   Так, внутренний круг оставляем вращаться почти под ногами. Резерв еще никому не вредил. Остальное собираем во внешний круг. Собираем, я сказала. Так, еще немного. Еще иголочку. Так, молодец я. Осталось переместить внешний круг наверх. Хотя с какой стати мне его куда-то перемещать? Просто изменю конфигурацию кольца. Да, как раз. Вместо ширины - высота. Вот и все, в принципе. Был раздавленный бублик, а получилась ленточка. И р-раз! И-и два! Ии...
   И тут эти сволочи меня атаковали. Причем все - железом. Ну как атаковали, - просто прыгнули в мою сторону. Причем у всех в руках были железки.
   Но это я потом сообразила. Постфактум. А тут, как только уловила глазами и Шепотом Бури быстрое движение, инстинктивно сделала простейшее защитное движение. Из тех, которыми, говорят, в Песке кеккенгенкай Магнетизма проявляется. Оттолкнула от себя агрессивное железо, одновременно закрутив по спирали. Железо из внутреннего кольца подняла только полсекунды спустя. Из-за вращающегося железного смерча тут же вылетела струя крови. Прямо на штаны! Сволочи!
  
   Птицы и звери. Миф против природы
   Никто попросту не успел понять, что произошло. Атакующих шиноби попросту разорвало. Но при этом, - не всех. Кто-то просто лишился кисти. Кому-то ободрало ноги. Кто-то лишь услышал, как трещит ткань на спине. А потом не нашел короткий меч или сюрикены в подсумке.
   Дрозду повезло. В какой-то степени. Его правая рука от запястья и ниже исчезла. Только что была, сжимала вакидзаси, - и вот кисти нет, а вправо отлетает еле заметная тень.
   А затем перед Рогом Кирина возникла стена. Ну, так показалось. Круглая, металлически поблескивающая стена. В которую влетел ногами вперед исчерпавший лимит везения Дрозд. И исчез. Только кровь брызнула.
   Думай, Стриж. Куда делся так и не вытащенный вакидзаси? Почему подсумок на крестце напоминает плюшевого лиса племянника? Откуда эти дыры?
   Быстро оглядеться. Сложить печати. Кинуть в противника Цветы Феникса, уже уходя в сторону, разрывая дистанцию.
   Ни у кого нет оружия. Хомяк только вооружился своим талисманом - бронзовым крисом, которым его дед убил троих шиноби Суны, владевших Джитоном. И в листве деревьев вокруг полно дыр. Часть ветвей подрублена. В стволе нескольких деревьев зияют несквозные дыры. И вон из того выглядывают пумпончики. Те самые, которые Тюлень прикрепила к рукояти своего вакидзаси.
   Та-ак. Улетевшие железные предметы. Металлическая мясорубка в качестве защиты. Джитон, высвобождение магнетизма. Простейшая техника этой стихии - отталкивание металлических предметов. А то, что у большинства из наших куча металла в подсумках на передней половине тела, - так сами виноваты.
   Отовсюду доносится громкий треск. Деревья?!
   Прыгаю повыше. Ага, ловушка.
   Зато теперь понятно, почему ребят попросту разорвало. У противника чакры как у дзинтюрики. Сходу дала такой импульс, что сюрикены выдали околозвуковые скорости. Слава Ками, что не атаковали эшелонами. Тогда последних могло бы отоварить оружием, вылетевшим из первых рядов. В прямом смысле, вылетевших "из".
   От отряда охраны штаба осталось процентов сорок. Причем либо те, у кого почему-либо не было боеприпасов на спине, как у меня, либо арьергард. Первой же атакой смела больше половины АНБУ. Складываю печати.
   Так, Цветы Феникса и Гигантский Огненный Шар не прошли. Офигеть. Ловушка плюс почти абсолютная защита. И что делать-то?!
   А наружный барьер-то поднимается.
  
   Рог Кирина. Пожирая зверей
   Железная Изгородь построена успешна. В обеих ипостасях. А под землей осталось еще без малого восемь тонн подвластного мне железа. К тому же, около центнера валяется вокруг. Оружие АНБУ? Наверное, так и есть. Надо бы его нейтрализовать. На всякий случай.
   В печатях еще много железного песка. Может, испытать в боевых условиях мою технику Небес? Железа хватит, чакры тоже.
   Решено. Перевожу малую Изгородь в Покров. Отвлекаю их разговором и одновременно строю Железные Небеса. В отличие от большой Изгороди, эту технику я освоила на достаточном уровне, чтобы мне хватило концентрации делать три дела одновременно.
   Вот только железо из печатей пошлю под землей. Не стоит пугать противников раньше времени. А то боевое испытание техники окажется недостаточно чистым. В смысле, как эксперимент.
  
   Птицы и звери. Злая сказка.
   Вихрь, отгораживающий от нас Рог Кирина, уплотняется, сжимается, после чего перетекает в какую-то иную форму. Казалось бы, миг - и на нас уже смотрят эти светло-серые глаза. И черные волосы лежат на броне. Черной, пластинчатой. Незнакомая конструкция. Легкие - кираса, небольшие наплечники, поножи. Перчатки и латные сапоги, по форме напоминающие ботинки.
   Я стою с левого боку от Кирина. Так, Тюлень безоружна и стоит прямо напротив нее. Хомяк сзади. Медиков в расчет не берем. Они уцелели все, но это последнее дело, когда ирьенин вступает в схватку.
   Не понимаю, с чего она открылась? Сидела бы под своим Железным Вихрем, или как там она называет свою технику, да сжимала Барьер.
   Думай, Стриж. С какого перепуга она открыла лицо? Провоцирует на атаку? Так коню ясно, что твоя броня, как бы не опаснее этого Вихря. Больно подозрительно блестит. Не как неподвижная металлическая пластинка. Я, в отличие от Дрозда, движимый твоим кеккенгенкай железный песок, от монолитной детали, отличу.
   Что же ты задумала? И откуда ты взялась в Кири, Кирин?
   - Железные Небеса - звучит от нее.
   Наученный, я ухожу в сторону. Тюлень и Хомяк - тоже. А вот двоим медикам не везет. Ирьенины, все же, бойцы более низкого класса.
   Какая злая сказка. АНБУ-зверей пожирает девушка-Кирин. Читай я художественную обработку, даже увидел бы в этом иронию.
   Шимата! В сторону!
  
   Рог Кирина. Боевые испытания.
   Железные Небеса. Техника Небесного типа. Минимальное наполнение чакрой соответствует В-классу по классификации нашего Поселения. Максимальное - не лимитировано. Базовая форма - облако железного песка, парящее на произвольно выбранной высоте над землей. При атаке выстреливает железные тела. В моем случае это вращающиеся древовидные конструкции. Недостаток - требуют большей концентрации, чем Бесконечные Небеса и обладают меньшей скоростью атаки. Достоинство - автоматически утилизируют все попавшее в зону воздействия железо. Оружие, кровь поверженный противников, - все, что соприкоснется с Небесами или выпущенными ими атакующими отростками, будет включено в их состав.
   В режиме тотального поражения, облако опускается на земную поверхность. Известные способы избежать воздействия в данном случае ограничиваются пространственными техниками, защитами не ниже В-класса по классификации Кири, и гибридными техниками, сочетающими нин- и ген-компоненты.
   Двое погибли сразу. Затем, в течение минуты, погибла еще один боевик и очередной медик. Оставшиеся продержались еще четыре минуты, пока ирьенин не утратил контроль за обстановкой. Его кровь усилила Небеса на сколько-то там грамм железа. Все же выход маловат. И скорость невелика. Правы были Наруто и Хина. Скорость атаки недостаточна.
   Если я продолжу гоняться за ними, то потрачу слишком много чакры. Лучше перейти на запасной план. Чакра. Печати. Чакра.
   - Новый Океан.
  
   Птицы и звери. Coupe de grace
   - ...! - выкрикнул Стриж, осознав, что учудила его противница.
   Мало было облака железного песка над головой, плюющегося непонятными вертящимися штуками, перемалывающими его напарников на раз! Нет, затем, когда ей наскучило гонять оставшихся по земле и валить деревья своей техникой, она тут же выдала Новый Океан! Одну из мощнейших техник Воды! И будто этого мало, секунду спустя после того, как Стриж вынырнул из появившийся ниоткуда водной массы, из этих поганых железных небес в воду ударили молнии! Да какие! Прямые, лучиками, в количестве сотен штук. На загляденье просто!
   Пришлось прыгать. И смотреть, как опускается обратно в воду опоздавший буквально на секунду Хомяк. В воде остались лишь ноги по колено, - но и этого хватило.
   А затем удар по голове оглушил Стрижа.
  
   Рог Кирина. Вот и сказочке конец
   Было довольно трудно правильно рассчитать силу удара. Все же, есть куда совершенствоваться, даже если брать в качестве направления лишь эту форму контроля электрических зарядов.
   Зачем оставила его в живых? Да элементарно. Чтобы в следующих столкновениях против меня шли люди, уверенные, что я вооружена Водой и Магнетизмом. Почему-то шиноби априори считают, что если у тебя есть кеккенгенкай и две Стихии, то иных талантов у тебя быть не может. Я, конечно, согласна, что совершенство недостижимо. Но кто сказал, что я обязана в бою показывать все, на что способна? Это будет бесконечно интересно, - сражаться против шиноби с Землей, мастеров тайдзюцу - имея Молнию и перемалывающий все на своем пути доспех из железного песка....
   Интересно, как там Хаку?
  
   Снег. Танцуй
   Слева - в нижнюю треть плеча. Сверху-спереди, угол около тридцати градусов. Множественные сюрикены. Сзади, на расстоянии десяти метров - Водная Пуля.
   Я так и вижу трехмерную картинку. Сфера, на нижнюю половину заполненная землей. В середине стоит в стойке человеческая фигурка, верх которой попадает в узкий конус летящих сюрикенов. И часть туловища - в полукруг, что чертит в будущем катана. Толстая горизонтальная прямая сзади наперед - курс Пули. Атаки, протянутые в будущее.
   И в окружении спирали, серпантин движений других человеческих фигурок.
   Оттолкнуться правой ногой, закручивая туловище. Коснувшись кончиком правой ступни земли, оттолкнуться вновь, уже обеими ногами. Созданный правой рукой Водный Хлыст подбрасывает человека с катаной вверх, поднимая его голову и шею в конус разлетающихся сюркенов. Конус из желтого становится оранжевым. Человек с катаной завис в самой высокой точке. Ноги меня-силуэта делают еще один толчок, отбрасывая меня еще больше назад. Между мной и парящим в воздухе мечником, мигнув курсом, окрашенным в цвет пыльного заката, пролетает сгусток Воды. Конус разлета сюрикенов - красный. Мимо головы начавшего падать вниз шиноби пролетает несколько металлических звездочек. Просто царапины, - ни одна не застряла в голове противника. Опять.
   Я-силуэт уже снова стою в точке пересечения конусов разлетающегося железа, курсов-прямых техник. Рядом закручиваются макаронами маршруты других людей. Того и гляди, на очередной кривой он выдаст плоскую ленту летящего меж-прошлым -и-будущим гигантского сюрикена. Или подберется поближе и выдаст полукруг рубящего удара меча.
   Огненный Шар, Цветы Феникса, - они что, больше ничего не умеют? Так и хочется применить Лед. Прикрыться им. Но - нельзя. Опустошитель владеет Паром. Жаль, что чертов Кальмар нельзя контролировать, ведя бой на таких скоростях.
   Одна из спиралей курсов, прямо в красном отрезке резко меняет направление. Все расчеты, от точного оранжевого до предположительного зеленого, насмарку. С чего бы это? Все-таки четыре щупальца и тонкое "тело" Кальмара мне удается контролировать. Но этого мало.
   В начала схватки я смял половину охраны и сенсора-связиста верным Паровым Кальмаром. Толстенное тело - активный щит. Десять широких и длинных щупалец. Классная техника, - но пока никому не удалось одновременно маневрировать с такой скоростью, и держать Кальмара, который не способен мгновенно переработать в ржавую пыль гигантский сюрикен или поглотить атакующую технику. Танцуй, Хаку.
   Желтый прямые снизу. Вертикальные, диагонали, - и много. Атака из-под земли? Шипы или Пики. Толчок одной ногой, толчок другой. Создать Водные Плети и разрезать жгутами Стихии вылезший прямо в моему курсу кол. Левой рукой - Водяный Иглы. Открылся, урод.
   Фигурка стоит посреди Сферы. Вокруг кружат в неправильным траекториям одиннадцать других. Двенадцатая уже затихла. Водные Иглы раствором курареподобного яда - отличное средство.
   Кто-то из людей-спиралек ощетинивается калейдоскопом набегающих на меня, закручивающихся плоскостей. Красиво, черт. Только как от этой штуки уйти.
   Прыжок вверх. Согнуть ноги. Разогнуть, - и на мгновение коснутся стопами одной из вылезших из-под земли скал-клыков. Прыжок. Ускорение и додзютсу, невидное из-за маски Опсутошителя, - наше все.
   Лечу в воздухе. Там, где моя траектория окрашена оранжевый, пересекаются еще два конуса и шесть других траекторий. Четыре - тоже окрашены оранжевым. Впрочем, влететь в след от красного курса Огненного Шара, кинутого с излишним упреждением, - тоже приятного мало. Бег-по-Облакам. И одновременно, - печати. Ловите, сволочи. Плевок Кагучи.
   На грунт. При выборе опоры, следует помнить, что воздух при маневрировании дает свободу, обилие вариантов. Но самая большая скорость прыжка достигается, если опора сама по себе - твердая. Как камень вытащенных из-под земли Шипов.
   Одна из атак медленно наливается оранжевым. А силуэт, от которого она тянется, застыл на месте. Печати. Паровой Шар. Водяные Иглы. Фиг вы спасете своего Яманаку.
   Оставшаяся десятка атакует по площадям. Скоординировали действия? Неважно. Два Шара и снова эта мешанина из закручивающихся абстрактной скульптурой плоскостей.
   Прыжок в сторону. Бег-по-Облакам. Сальто - глупейший фокус в маневренном бою. Поэтому, когда ноги оказываются в верхней точке, снова применяю Бег. На воздух можно опираться как угодно. Хоть вверх ногами, хоть боком. Бой в трех измерениях.
   Высота десять метров. Есть время передохнуть. Диагностика.
   Кажется, понятно, что это была за новая атака. Проволока. В полете закручивается спиралькой, особенно если контролировать ее чакрой. Мозг и глазки, пытаясь осмыслить ее возможное движение, и рисуют перекрученную плоскость, медленно окрашивающуюся с желтого в оранжевый. Как и Цветы Феникс, жутко удобное средство против обладателя додзютсу.
   Снова атакуют. Упорные. Или профи - не дают и мгновения передышки.
   Прыгаю вперед, пропуска за спиной переходящий в оранжевый курс Огненного Шара. Кручусь на левой ноге, проскакивая между двумя конусами и полукругом оружия мечника. Водные Плети пластуют его, как свинью. Наконец-то.
   Снова атака проволокой. С шести сторон. А вот и оранжевые, быстро переходящие в красный, линии судьбы Цветов Феникса. Атака по всей сфере. Не ускользнуть. Только ускорю переход спектра курса какой-нибудь атаки в красный. Загнали, сволочи. Достали.
   Поднимаю вверх правую руку и вкладываю всю оставшуюся чакру в Нити. Кручусь, одновременно протаскивая сформированные с левой ладони Плети.
   Мой главный недостаток вызван избытком информации, поступающей в мозг. Когда еще и клоны умирают, - наступает сенсорный шок. Зато если успею развеяться до того, как в меня попадет Огонь или разрежет проволока, - оригиналу будет проще.
  
   - Давай, Каге - прошу я, когда прихожу в себя после доклада клона.
   Верный альбатрос добивает выживших дальнобойными техниками Звука. Тяжелый был бой. Правильно сделал, послав вперед клона.
   Все же, по сравнению с нынешним составом Хякки Якко, мои способности выглядят бледновато. А уж одной из моих ипостасей, - тем более.
  
   Зверь.
   Прыжок. Удар ногой отбрасывает в сторону щит. Попадание во вражеский строй. Кулак ломает нос одному, вгоняя хрящи и обломки костей вглубь мозговой полости. Другой рукой идет удар в шею. Зажатый меж пальцев комок улетает в сторону, и правая рука идет на новую цель. Он идет к цели, скользит к ней, точно змея по песку. Хотя он, наверное, предпочел бы сравнение с муравьем, прогрызающим путь.
   Все же, их неплохо обучили. Но как ни гоняй покрытых светящимися татуировками самурайчиков, как не прикрывай шеи латными воротниками, а головы, - глухими шлемами, - все равно остаются слабые места.
   Тихий гул, потоки бьющей электрическими разрядами водяной пыли, - все это раздражает, но не слишком-то тормозит. Меч соскользнет. Броня треснет. Плоть развалиться. Все отступит перед Зеленым Зверем, открывшим Врата. И чуть светящаяся водяная морось лишь царапает и щекочет. Но не ранит.
   Круговой ногой. Левая рука. Правая. Когда четверо в центре отряда умирают, тайфун вокруг стихает. А муравей продолжает прогрызать путь. Вперед, только вперед.
   От ударов кулаком не возникает ран или гематом. Убитые попросту раскалываются, - похоже, в этот отряд Кири собрала мастеров укреплять тело Землей.
   Мысли текут быстро и отстраненно, не нарушая спокойную гармонию его движения.
   Первые Врата и отстраненное восприятие мира превращают его в машину, идущую вперед без лишних задержек. Ни колебаний, ни сомнений. Идеальный Вихрь Листвы Зеленого Зверя.
   Последние ряды погибают. Странно - отмечает сознание - их должно было быть десять. Но мы прошли лишь восемь. Неужели закончились.
   Атака сбоку. Повернутся. Удар ногой уходит в пустоту. Только тонкий жгут касается голени чуть ниже колена.
   Сменить опорную ногу. Ударить руками. И уже после ушедшего в пустоту удара понять, что правая нога подгибается.
   Волю в кулак. Отбить удар. Сжать зубы, чтобы не дать дрогнуть руке, которой тоже коснулась узкая тень.
   Сила против силы. Нога встречается с ногой. И оба противника светятся покрасневшей от открытых Врат кожей.
   Разорвать дистанцию. В сторону, в промежуток между стадом вновь откатывающихся шиноби Листа и покусанными квадратами вражеского построения.
   Взгляд в сторону нового противника. А затем узнавание разрушает гармонию бездумного, машинного боя в стиле Вихря Листвы.
   Длинные волосы, коса - почти как в первый день их знакомства. Вот только мальчик вырос, вплел в косу шипы и стальной шарик. А также одел чужую форму.
   - Здравствуйте, Гай-сенсей - вежливо говорит Рок Ли, также закрывая Врата.
   И бой вокруг них замирает. Откатившиеся назад, как только Майто Гай вырвался вперед, шиноби выстраиваются в полукруг. Самураи уплотняют построение, из двух линий по пять потрепанных отрядов собирая одну в шесть относительно полноценных.
   И нету злости. Лишь искренне, болезненное недоумение. Просто немой вопрос.
   "Как так?"
  
   - Ли?
   - Да, сенсей - коса не мотается в стороны, когда бывший ученик склоняет голову в уважительном поклоне.
   "Идеальный поклон. Коса сдвинулась строго по вертикали. Видимо, координация у него на высоте. Еще бы, с таким-то украшением" - подумал Гай.
   И чуть сильнее начали зудеть-гореть неглубокие длинные резаные раны и гематомы на предплечье и голени.
   - Странно видеть тебя на этом поле, ученик.
   - Это всего лишь мой долг, учитель.
   - Долг? А как же Лист, который ты оставил?
   - Долг за лечение, которое рискнули попробовать. Которое, все же, поставило меня на ноги. Так уж получилось, что я пообещал тому, кого привел мой друг, что в случае удачи, буду защищать его дом, как свой. Может, и скороспелое было обещание. Но, оставшись в одиночестве, хватаешься за последние лучи света. К тому же...
   - Понимаю.
   - ... долг перед моим кланом никто не отменял.
   - Кланом?!... - воскликнул Майто Гай и, вопреки секунду назад звучащим словам тяжелого разговора, широко улыбнулся и выпятил большой палец.
   "Он снова одел эту маску. Жаль. Мне хотелось хотя бы сейчас иметь возможность снова поговорить с вами серьезно. Но, видимо, в нашу последнюю встречу, вы решили остаться шутом в зеленом трико" - подумал Ли
   - ...Я горжусь тобой, ученик!! Скольких девушек ты соблазнил для создания своего клана?!
   "Он играет, отвлекая меня, или это серьезно? Не мог же он и тогда, и сейчас, играть со мной?
   Или это форма психологической защиты?"
   - Клан Рок не связан узами кровного родства. По крайней мере, не весь. Мы просто собрались вместе, обмениваясь способами компенсировать нашу уязвимость - все тем же уважительным голосом ответил Ли - давайте закончим этот фарс, сенсей. Гора моего долга перед Туманом и Кланом превышает вес пера, что я должен Листу. Начнем же.
   - Первые Врата!
  
   - Ты не способен использовать печати. Твои способности ограничены только тайдзютсу в его самой примитивной форме. Это необычно, но не более того. Ты просто один из многих.
   Я смотрю на лицо Неджи вновь, сквозь прошедшие годы. И не понимаю, почему я тогда вспылил. Несчастный, глупый ребенок.
  
   - Вторые Врата!
   Гай раскручивает Вихрь Листвы. Я сближаюсь, отталкиваясь от воздуха. Его рука упирается сухожилием бицепса в мою ладонь. Немного чакры...
   Этот мой долг превыше прочих. Простите, Майто-сан...
  
   - Ты не способен использовать печати. Твои способности ограничены только тайдзютсу в его самой примитивной форме.
   Голова дергается вбок, едва я успеваю почувствовать дуновение ветра на щеке. И следом место, куда подул прохладный ветерок, начинает гореть.
   - Кончай жалеть себя. Упорство, упрямство и упертость. Тренируйся, отрабатывай удары. Просто иди вперед. Понял меня, Ли?
   Я, наверное, должен был обидеться. Но так уж получилось, что эта пощечина показала, что хоть кому-то на меня не наплевать.
   Может, потому я шел вперед? Не к силе, а - к сенсею?
   К этой широкой улыбке и оптимизму? И обещанию?
   "Когда-нибудь, ты превзойдешь меня, Ли. Таков путь, по которому ведет Дух Огня. "
  
   Я открываю Вторые Врата и несколькими короткими прыжками вверх и вбок ухожу от несколько превосходящего меня в скорости атаки Гая. В сторону. Его кулак упирается в мою правую ладонь - но звуковой импульс, должный дробить кости, разлетается бессмысленным высокочастотным шумом, не в силах пробить покров из чакры и ци.
   Кто сказал, что Покров - привилегия дзинтюрики?
   - Четвертые Врата!
   Я успеваю открыть Третьи и приспособиться к ним, прежде чем прыгающий снизу Гай достигает меня. Я успеваю подобрать ноги, словно бы садясь на корточки прямо в воздухе, - и его нога проходит внизу.
   Майто Гай успевает выставить руки - и мои стопы, вместо того, чтобы ударить в шею, отбрасывают его. Покров из энергии ци особенно силен там, где сильнейшие мышцы. Так что удар по скрещенным рукам обладает лишь отбрасывающим действием.
  
   В квартирке полумрак. Но я уже привык. Как и к запаху безнадежности.
   Помню, была у меня такая миссия низшего ранга. Мне запомнился этот специфический запах больницы, пыли и чего-то еще. Запомнился, наверное, на всю жизнь.
   Я лежу на кровати целыми днями. Все равно, сюда не приходят гости. А с моими костылями, с только одной кое-как действующей рукой, двигаться не тянет.
   Убраться раз в неделю. Как раз перед возможным приходом Наруто. Чаще ведь и не надо, верно?
   Я как-то резко осознал, что завидую тому старику. Да, вместо левой голени - протез. Глаза всегда под повязкой. В чем-то ему даже хуже, чем мне. Но... кто-то ведь оплатил ту глупую миссию? Отправить нас, троих оболтусов, поговорить со стариком. Зачем?
   Может, Сенсей чего-то добивался, посылая нас? Проверял на устойчивость? Намекал, что и мы, также, возможно, замрем, не успев шагнуть за Реку?
   Левая рука снова едва не роняет сахар в чай. Говорила мне Тен Тен разрабатывать вторую руку. Шиноби должен быть амфидекстром. Но...
  
   С моей правой руки срываются светящиеся, точно электросварка, птицы. Штормовые Ласточки разбиваются кулаками Гая, летят мимо него, но не он - их цель.
   Да, я не умею использовать печати. Да, мой предел манипуляций чакрой, - Бег-по-Облакам и усиление своего тела. Но артефакту, врезанному в лучевую кость, хватает моего умения управлять чакрой внутри собственного тела.
   Мои Третьи Врата против его Четвертых. Модификации тела, разработка боевого стиля, учитывающего все слабости вашего.
   Пожалуй, именно сейчас я осознаю, что ждал этих минут, Майто-сан.
   - Пятые Врата! - восклицаете вы. Ноя одновременно открываю Четвертые.
   Сила против силы. Ваш опыт боев против времени, что я потратил, вспоминая ваши умения. И вырабатывая меры противодействия.
   За вашей спиной - шиноби вашего Поселения. За моей - мои друзья, напарники. Мой клан и мой дом.
   Я - вынослив. Я - подготовлен.
   И у меня больше тех, за кого стоить бороться, - и не умирать.
  
   - Все кончено, Наруто. Даже Цунаде отказалась оперировать меня.
   - Почему?
   Я поворачиваю голову. Впервые вижу его таким. Ни ярости, ни злости. Точно спрашивает машина. Наруто, мы никогда с тобой особо не общались. Но после этих месяцев... ты ведь единственный, кто меня навещает.
   Уйди, освободись от меня, Наруто. Не стоит связывать себе крылья приятелем калекой.
   - Неважно. Пустое...
   Два коротких шага создают даже не шелест. Нет, от пола и дивана, без звука, приходит даже не толчок, - ощущение присутствия умеющего ходить тихо шиноби.
   Спина взрывает болью, которая затем воспламеняет все тело. Чертов позвоночник, чертов Гаара, чертова Цунаде!
   - Заткнись - шипит мне в лицо Наруто, держа часть меня на весу, за ворот футболки - не хочешь верить в себя, - верь в меня. Если старая шлюха не хочет лечить, - найду кого-нибудь еще. Заставлю Ха...
   Хватка ослабляется. Взгляд моего друга уходит куда-то вдаль. А затем рот изгибается в неприятной, злой усмешке.
   - У меня есть на примете один иръенин. Но учти, он странный. И если он тебя вылечит, тебе придется исчезнуть из Листа. Иначе у нас обоих будут проблемы.
   Глупый Ли, тупой Ли, смеялись надо мной еще в Академии.
   Да, я не могу решить пример с семью действиями. Неспособен использовать техники. Но даже я понимаю, что имеет в виду единственный оставшийся со мной, друг.
   Если меня кто-то и вылечит, после отказа Цунаде, то только медик из другого Поселения или отступник. Наши попросту откажутся, склоняясь перед авторитетом Пятой. И если я просто пройдусь по Листу, весь такой, хотя бы частично, здоровый, это будет подстава. Причем, после того, как меня выпотрошат Яманака, не меня.
   - Я верю в тебя, Наруто. Но ты тоже не задерживайся здесь.
  
   Пять против четырех. Шесть против пяти. Заметили ли вы, Майто-доно, что я уже способен держать ваш темп? А что открыл на одни Врата меньше, чем вы?
   Регенерирующие печати, накопители чакры, артефакты-стабилизаторы. Я вынослив куда больше, чем немодифицированный человек. Сила, скорость, - все чуть выше, чем должно быть. Словно бы у меня кеккен генкай.
   Ваш опыт - лишь равен той дополнительной гирьке, что Поселение кинуло на мою чашу весов.
  
   - Здравствуйте, Рок-сама.
   Я смотрю на группу детей, выпрямляющихся передо мной. Черные, серы, каштановые волосы. Желтые, темно-сини, карие, черные глаза. Пятеро подростком от десяти до двенадцати лет только что поздоровались со мной. Так, как будто я, выше их.
   В Кири я на хорошем счету. Контактник, получивший дзенина через шесть месяцев после своего появления в Деревне. Ксо, надо привыкать говорить иначе. Деревня - в Конохе. На островах Поселения. Также как в пустыне, - Селение.
   Мои недостатки купированы разработками дружбанов Наруто. Хаку и Бъякуя. Близнецы, которые терпеть друг друга не могут. Вплоть до того, что, хотя один сделал артефакты, имплантировали их без его присутствия.
   - Что случилось?
   - Мы... хотели бы... - вышедшая вперед девушка наверняка выламывает себе пальцы. Хотя руки у нее отведены за спину, это можно предположить по движениям плеч.
   Я жду. Пускай скажет, что она хочет. Мне даже слегка интересно. Что им может понадобиться от одинокого, некрасивого и не самого блестящего шиноби Тумана?
   - ... попросить вас потренировать нас.
   Впервые в жизни, я хочу ворваться в кабинет Наруто и спросить, что это значит.
   Хотя здравый смысл и подсказывает мне, что он, - не в курсе.
  
   Майто Гай серьезен. Окутанный зеленый сиянием, отпрыгивает назад.
   Я резко выбрасываю правую руку в сторону. Вспышка боли... Хорошо, когда лекарские печати-татуировки, помимо прочего, вправляют вывихи и переломы. При открытых Вратах чакры столько, что секундной задержки хватает на восстановление боеспособности.
   Моему противнику тоже несладко. Ожоги на тыльной стороне ладоней, на правом плече и выше коленей. Мои Ласточки не могут вас убить, Сенсей. Но долго ли вы сможете сражаться, когда я сожгу вам еще сколько-то процентов кожи?!
   И новая пятерка горящих почти что белым птиц из чакры отправляется вперед. Гай прыгает в сторону. Одна из ласточек не успевает изменить курс и пропадает в земле. Я знаю, - она вынырнет через полсотни метров. И взорвется посреди боевых порядков шиноби Листа.
   У меня есть всего одна атакующая техника. Но зато многофункциональная...
  
   - Будь осторожен - говорит Хината.
   Да, про себя я, ее, так и называю. Пускай после химеризации Хьюга и приобрела вторую пару ушей, а глаза прикрыла повязкой, я помню ее по тому злосчастному экзамену.
   Хина Йоши. Священный Зверь Империи Тысячи Островов. Как она умудрилась вытеснить Юкки с поста главы этой лаборатории?
   Хотя чего удивляться. С точки зрения клана, контроль над этими исследованиями не потерян. Сам Юкки или невеста другого - в чем разница?
   Как-то даже удивительно, как меняется мышление, когда сам оказываешься в клане. Более того, собираешь единомышленников, по крупицам, по отдельным упертым шиноби, собирая свою... семью?
   Клан Рок. Подумать только, что из тех детишек удалось склепать единственный клан, не связанный пока кровным родством. Но это пока.
   Мы все не умеем использовать техники. Мы все заинтересованы в прогрессе этих отраслей медицины. Мы - прирожденные контактники, обреченные на эту судьбу.
   Нам не грозит брак с "настоящими" шиноби. Слишком опасно это - передавать своим детям подобные гены. Но и не иметь детей тоже не хочется.
   Мы - мусор, как ни посмотри. Вот только в нашем Поселении позорный недостаток предпочли превратить в особенность. Наверное, все дело в том, что Юкки нужны те, кто поможет в проталкивании и испытании их разработок. А Мэй нужны хорошие шиноби. Пусть они даже вместо техники Водной Пули предпочитают стиль тайдзютсу Укус Скорпиона. Еще неизвестно, что вернее действует.
   Да, мой клан собран из лучших среди тех, кто от рождения неспособен использовать техники. Патологии чакры, патологии системы циркуляции. Бич бесклановых шиноби, - несовместимость генов предков из незнамо каких, но различных, кланов.
   Мы не можем сражаться так, как прочие. Поэтому все в клане совершенствуют свое тело. Химеризация, дву- и трехмерные печати, вплавленные в кости, пронизывающие кожу в виде бесцветных татуировок.
   Есть теория, что многие из так называемых кеккен генкай, по сути, - всего лишь одна техника, передающаяся по наследству. Просто прародители, искушенные в контрле Земли и Огня, слишком часто смешивали их для большей убойной силы. И на каком-то поколении родились дети, в которых эта техника, универсальное дзютсу создания Лавы, стало прирожденным свойством. И они просто неосознанно, без печатей, творят эту технику, а потом придают Лаве нужную форму.
   Мой артефакт создает Штормовых Ласточек. Простой, тонкий и длинный цилиндр, вживленный в предплечье. Первая ласточка, которая, возможно, станет моим смертным приговором. Штормовая Ласточка.
   Мои последователи, мои ученики, мои соклановцы. Ваши артефакты уже универсальнее. И не конфликтуют с печатями. Кто знает, не будет ли пятое поколение клана Рок обладать своим кеккенгенкай? Идеальное здоровье, регенерация, запечатывающее слабые техники тело. И звери из Шторма. Быть может, то поколение и не будет помнить, что их предки стали подопытными только чтобы компенсировать свою главную слабость. И будут наивно считать, что печати им просто... не нужны?
   Жаль, что для проверки этой теории, предстоит еще много работы. И даже не будь я Первым, основателем, старейшим, мне все равно не светило бы дожить до рождения тех, в ком печати и артефакты, техники, использовавшиеся непрерывно, отразились в их генах.
   Из нашего поколения, это светит разве что Наруто. Надеюс, он скажет на наших могилах, верна ли была теория Хаку.
   - Не беспокойся, Хина. Я знал, на что иду.
   Все-таки быть первым не всегда, - хорошо. Мелкая неточность в расчетах там, недоработка здесь. Но...я знал, на что шел.
   Хотя и жаль, что система может и не спасти меня при Полном Открытии.
   - Используешь Восьмые - и рискуешь изжариться. У тебя будет лимит по времени, как у простого шиноби. Просто тебя ограничивают не рвущиеся мышцы, а превращенная в стихию и повреждающая тело и печати чакра.
   - А младшие?
   - У них стоят другие модификации. Когда правили менее важные, но более заметные, недостатки, убрали и этот, комплексный. Это ведь просто случайно сложившаяся комбинация некритических ошибок в различных печатях.
   Ками, как я рад. Может быть, как и у простых людей, моим подопечным недоступна будет свободная активация Девятых Врат. Только на время, только с попаданием в реанимацию. Но их боевые артефакты и татуировки-печати не будут резонировать с системой циркуляции при Полном Открытии!
  
   Полуденный Тигр. Наруто предупреждал об этой технике. Откуда он про нее узнал, понятия не имею...
   Следовало бы уклониться, уйти из-под удара. Но за моей спиной стоит Стальной Легион. Кто знает, не убьет ли техника их, пройдя дальше?
   Восьмые Врата открываются с некоторой задержкой. Даже невещественным структурам, вроде клапанов в системе циркуляции, свойственно как разрабатываться, так и терять подвижность, если их не использовать с рождения.
   Стрекот цикад, визг раздирающей металл дисковой пилы. Наверное, также звучит знаменитое Чидори Хатаке Какаши.
   Штормовые Ласточки не формируются. Тот самый, теоретически предсказанный, эффект резонанса артефакта, системы циркуляции и печатей. Шторм, заполняющий тело. В нем такая... легкость?
   Тело, точно перо... нет, точно лист на ветру.
   Точно пламя свечи,
   Воспарю я ввысь,
   Или рухну, как чайка
   Полуденный Тигр уносится в небо, когда я подбиваю Гаю ноги сзади. Его Восьмые Врата против моих... но мне скорости добавляет модифицированное тело и Шторм, гуляющий по каналам чакры. И пронизывающая его потоки Молния ускоряет мою реакцию, мои движения.
   Я хватаю его за бедро, чуть выше колено. Так и есть, физическая сила увеличилась еще больше. Очередной эффект резонанса. Мышцы ведь сокращаются под электрическим током? Мы все привыкли усиливать удар чакрой. А Шторм - это не только Вода...
   Покров из ци взрывается, концентрируясь напротив моего кулака. Плевать. Этот удар не остановить.
   Коль суждено мне упасть, -
   Хочу превзойти, -
   Тех, на кого равнялся.
   Зеленое облако развеивается. Мой противник улетает в сторону отряда Стального Легиона.
   Прощайте, Гай-сенсей. И спасибо вам. За все, что было.
   "Когда-нибудь, ты превзойдешь меня, Ли. Таков путь, по которому ведет Дух Огня. "
   Я все же превзошел вас, Гай-сенсей.
   "Заткнись - шипит мне в лицо Наруто, держа часть меня на весу, за ворот футболки - не хочешь верить в себя, - верь в меня. Если старая шлюха не хочет лечить, - найду кого-нибудь еще. Заставлю Ха..."
   Спасибо, Наруто. Я верю. В тебя, в ребят. Мне есть, за кого сражаться.
   "... попросить вас потренировать нас."
   Лица, одна за другим, проносятся пред глазами. Детишки. Ученики. Ребята. Семья.
   "У нас есть один, общий недостаток. В таком случае, я предлагаю нам собраться вместе. Мы создадим свой клан. Клан тех, кто не способен к техникам. Мы объединим наш опыт, нашу волю к прогрессу. Станем семьей друг другу. Вы, - согласны?"
   Я...
  
   Муравей.
   Напитав тело, особенно руки, поясницу и ноги, чакрой, я останавливаю его полет. Затормозив о мои ладони, он мешком падает на землю. Я быстро осматриваю его.
   Нижней челюсти, по сути, нет. Тело покрыто ожогами. Господин Ли хорошо постарался. Но все же лучше перестраховаться.
   Активируются печати на ладонях, перенося клинки со спины в руки.
   И два клыка входят через глаза в голову противника господина Ли.
   Судя по бою, в конце которого Священный Зверь превратился в светящуюся фигуру, это был сильный враг. Может быть, меня наградят за то, что добил его?
   Все пустое. Главное сейчас - дожить до конца боя. Хватаю щит. Я - кольчуга с задней стороны квадрата первой линии Стального Легиона. Я добил Зеленого Зверя Листа, поверженного главой клана Рок, господином Ли.
   И я хочу выжить в этой войне и заслужить свое место под солнцем. Во славу Островов!
  
   Волк. Четыре часа спустя.
   Бойня, наконец, закончилась. Мне удалось с помощью Камуи накрыть девчонку, державшую барьер. Ее еще Наруто прикрывал.
   Купол пал. Путь отступления был, казалось бы открыт, но...
   Меж Минато и Наруто. Ветер Бездны слева, Бесконечные Небеса справа. Меня не затоптали лишь потому, что применил Подземное Плавание.
   Паника, давка. Вражеские техники. Недавно на связь вышел Шикаку. Он восстановил командование. Но сколько нас осталось?
   Часть - лежит на этом проклятом плато Фусо. Часть рассеялась по лесам. И командование пока не торопиться делиться информацией о том, скольких пришлось оставить там..
   Приходиться признать, что нас разгромили.
  
   Цутигумо. Пять часов от победы
   - Потери с нашей стороны не превышают расчетных. В то же время, согласно подсчетам трупов, Лист потерял не менее трех тысяч шиноби. Наши силы теперь обладают сравнимой численностью, господа - резюмировал Теруми Горо.
   Медленно, тяжко, армия Страны Огня отступала. Очень скоро ее шиноби начнут вырезать деревни и жечь поля, - только чтобы ничего не досталось наступающей, рассыпавшейся на такие же небольшие отряды, армии и шиноби Страны Тысячи Островов.
  
  
   "Записки последнего шиноби Листа". Нара Ш. Ива. 714 г. о.з.Д.
   Фусо - первый аккорд похоронного марша Страны Огня.
  
   Теруми Г. Мемуары. Кири, 698 г. о.з.Д.
   При Фусо мы просто открыли для себя возможность победы в войне. Тогда мы еще не знали, что только что приладили крышку на гроб Листа.
   Чтобы в будущем запастись гвоздями.
  
  
   Глава 4. Война и листья
   Пояс Недоступности.
   Ветер сыто пахнет пеплом. Ветер теребит волосы и заставляет щуриться. Ласковый, мягкий ветер так и просит щуриться и улыбаться. Закрыть глаза и наслаждаться игрой потоков-пальцев, гладящих щеки, треплющих волосы.
   Нос горел изнутри. Да, как не абстрагируйся от запаха, слизистые все же дерет. Еще бы. Страна Огня, начало осени. Солнцепек. Неудивительно, что даже после применения техник Земли, запах, смешавшийся с воздухом, остается таким же сильным. Нагнать свежий, не пахнущий так же резко, воздух, можно. Вот только это будет нерационально, - тратить десятую резерва на перегон чистого воздуха на десяток километров.
   Если верить следопытам, все произошло три дня назад. Отступающие шиноби Листа вошли в деревню. Через некоторое время, составившее от пяти до пятнадцати минут, они ушли. Есть такой способ определять время пребывания шиноби по изменениям природного фона. Метод не слишком точный. Надо знать, что это были бойцы примерно уровня чунина, двадцать пять-тридцать человек, пришедшие три дня назад. Эту информацию дали следопыты. А сенсоры подкинули данные в уравнение, по решении которого и дали эту вилку.
   Шиноби Листа ушли. Из деревни пропала вся домашняя живность. Либо оказалась в свитках, либо сбежала. Горела округа, пылали и здания. Есть такие техники, - позволяют поджечь даже рисовое поле. Не боевые, конечно.
   А к концу первого дня, воздух стал пахнуть не только пеплом. Пока перегоревший в золу уголь оседал вниз, его сытый аромат перебивал резкий запах, порожденный оставленными телами людей. Солнцепек.
   Никто не блевал. Не та у нас работа, - терять обед из-за сильного запаха тухлятины. И все же, глядя на тело ребенка лет двенадцати, изломанное, судя по всему, ударом кулака, усиленным чакрой, я задаюсь этим вопросом. Все же интересно, что если бы война пошла иначе? Если бы это мы отступали? Смог бы я так же вырезать жителей страны, на которую базировано мое Поселение, только чтобы их запасы не достались наступающему противнику? Все же, не слетел бы я с катушек, выполняя такой приказ?
   Хотя, на эти вопросы, я, пожалуй, ответ знаю. А вот что мне точно интересно, так это другое.
   Отдали бы нам такой приказ, маршируй шиноби Листа по нашим островам?
  
   Совещание
   - Итак, начнем наше совещание - на правах председателя сообщила Мэй - пятое расширенное совещание Малого Совета объявляю открытым. На повестке у нас отчет по Плану, перспективы дальнейших военных действий, а также проекты Великой Идеи. Начнем с биотехнологов. Хаку?
   Смешно. Такая официальная повестка, будто бы у нас совет Пяти Каге, вместе с дайме, главами кланов и так далее. А по факту, сидят пятеро действительных членов Малого Совета, плюс главы вассальный Поселений. Ну, Хякки Якко и я, до кучи.
   Стены кажутся темно-серыми в том свете, что дают, висящие на четырехметровой высоты потолке, лампы. Верный штабной бункер Хякки Якко. Логово Священных Зверей. Единственное из максимально защищенных от посторонних ушей помещение, находящиеся, хотя бы формально, вне командных вертикалей членов Совета. Условно нейтральная территория.
   Овальный стол красноватого дерева кажется почти черным. Редчайшая порода, идеальный поглотитель чакры, затем медленно отдающий ее в виде тепла. Как и вся мебель в этом зале, этот стол поглотит любую шпионскую технику, которую на него попробуют подсадить. Ладно, хватит осматриваться Пора докладывать.
   - Как все помнят, в соответствии с Планом, одной из наших задач было создание некоей Идеи, которая послужит ширмой для разработки нами техник, устройств и оружия. В соответствии с данной доктриной, нам требовалась некая, теоретически достижимая, но практически достаточно отдаленная, Цель, на попытки достижения которой, можно было бы списать разработки клана Юкки и уважаемого доктора Амати.
   Исходя из техзадания, в бумаги ограниченного доступа была внедрена концепция совершенного шиноби, на достижения отдельных элементов которой, по легенде, и тратились средства по созданию Черепах и морфов.
   Концепция довольна проста. Совершенное владение всеми органами чувств и, следовательно устойчивость к иллюзиям плюс способность их наложения. Модифицированное тело предполагает улучшенные выработку, накопление, манипулирование и сокрытие чакры, а также улучшенные по сравнению с базовым вариантом, способности к тай. В случае разработки нин, мы упирали на способность смешения основных путей развития шиноби, а также на расширенное манипулирование стихиями. Последний показатель был разделен на ступени, по которым было решено градуировать степень достижения идеала. Напоминаю их присутствующим. Малая пятерка первичных стихий. Малая десятка составных. Большая десятка стихий расширенного генома. Большая пятерка. И, наконец, Абсолют. Таким образом, с учетом инь-янь компонентов, конечный результат нашей работы должен был владеть в общей сложности тремя десятками стихий плюс результат их полного смешения. Иными словами, не менее девяноста одного аспекта. Плюс, разумеется, улучшенные моторные и ментальные характеристики, чудовищный резерв чакры, малая заметность и собственные способности сенсора. В идеале, также, синтетическое додзютсу, сочетающее в себе преимущества всех доступных нам кеккенгенкай соответствующей направленности.
   Срок достижения цели было решено определить в двести пятьдесят лет.
   Теперь же я отчитаюсь по поводу имеющихся результатов. Итак, малая пятерка достигнута множеством различных способов. Пересадка органов, химеризация тела, вживление преобразующих артефактов, а также морф-модификация третьего поколения, позволяют достигнуть данного результата. Также удалось, хоть и с большим трудом, методом проб и ошибок, нащупать один путь получения малой десятки. Основой послужила технология пересадки сердец и очагов чакры. Если вкратце, то у шиноби устанавливаются три сердца. Два обязательно несут по улучшенному геному, проявленному в виде смешанной стихии. Желательно, чтобы при этом основные стихии первого и второго сердец не повторялись. Одновременно в брюшную полость внедряется третье сердце с пятой стихией. Таким образом, малая пятерка уже получена. В дальнейшем, вторым этапом операции является наложение чакроканналов, по особой схеме соединяющей сердца и очаги, обеспечивая контролируемое смешение стихий от разных органов. К сожалению, у нас нет технологии обучения, позволяющей научить шиноби контролировать одновременно три очага и три сердца так, чтобы он мог соединять три стихии одновременно. Исключением является лишь уважаемый Наруто, который, все же, смог овладеть данной технологией.
   Тем не менее, несмотря на неудачи, две первые ступени достигнуты. Создано и используется множество техник на стыке основных искусств шиноби. Исходя из Плана, мы опережаем сроки на двадцать-двадцать пять лет, что дает нам шанс достигнуть Цели раньше срока. В связи с этим, я прошу поставить на повестку разработку следующей Идеи после достижения нами отметки Большой Десятки Стихий.
   Я замолчал. Пару секунд спустя, языком изнутри разлепив губы, облизал их. Такое чувство, будто бы наждачкой по терке провел.
   - Перспективы получения полного спектра расширенной стихии? - спросил Наруто, стоило мне убрать от себя стакан с водой.
   Вот ведь. Казалось бы, все уже так или иначе знают то, что я говорю. Информация, конечно, секретная, но доступ не настолько ограничен, чтобы общих данных не было у каждого из присутствующих.
   Но, знания эти, - собраны по кускам. И сейчас, по существу, каждый из нас рисует для остальных предпочтительную общую картину курируемого направления.
   - На данный момент мы работаем по нескольким направлениям, чтобы решить данную проблему. В частности, ведутся работы по созданию методики обучения управлению тремя очагами, или двумя очагами и протезом третьего. Для этих целей зарезервированы два строящихся полигона со стационарными оптимизаторами чакры.
   В качестве протеза рассматриваются варианты модификации человека по типу морфов четвертого поколения. К сожалению, работы пока ведутся исключительно теоретические. С другой стороны, у нас есть время досконально проработать теоретическую модель до того, как технология морфов четвертого поколения будет доведена до практического применения. А также, пока не появится достаточное количество добровольцев, которых можно будет использовать в экспериментах.
   На данный момент, наиболее перспективным считается сочетание нестихийного очага чакры с татуировкой-печатью или сетью артефактов-преобразователей. На данный момент, смертность на первых этапах модификации, составила шестьдесят процентов. Оба выживших учатся управлять своими телами и системами циркуляции. Менталисты и медики нарабатывают опыт и корректируют программы подготовки на основании имеющихся материалов.
  
   Так-то, уважаемый президиум. Мы научились скрещивать ежа с ужом. Но хрена лысого вы получите нас в свое пользование.
   Я отражаю собранные тени. Пламя, молнии. Тысячи сил, отпечатанных в тенях этого мира, видимы мной. Оживленные куклы, материализованные фантомы - все пойдет в бой. Но сначала, я защищу себя. Тенью силы Повелителя Направлений.
   Ретропатия - страшная способность. Незрелищная, не несущая прямой опасности. Правда, прошлое спрятать... бесконечно трудно.
   Пол под моими ногами меняет направление своего бесконечного падения к центру планеты. И на его новом пути больше нет бетонных перекрытий, чтобы остановить это движение. Как спутник, бесконечно падающий на планету... доски паркета летят вдоль плоскости перекрытий.
   И молнии пляшут меж пальцами, над которыми кружат потоки огня.
   Ретропат, способный собирать и материализовывать тени прошлого, причем по нескольку за раз, - опаснее многих.
   Телепортация и Сдвиг переносят в зал полтонны алюминия. И тень вот этой способности делает данный металл не самой слабой взрывчаткой.
   Ретропат - редкий вид. И не самый сильный. Но один из опаснейших. Даже если формально числится всего лишь четвертым уровнем.
   Тень Телепортации.
   Летний вечер. Воздух полон пьянящей тишины засыпающего города.
   В километре от меня, или двух десятков прыжков, верхний этаж небоскреба исчезает в желтой вспышке. Странно, что нет звука взрыва. Ах, да. Тень Отражения блокирует колебания воздуха. Вернее, перенаправляет их. Классная все же способность у Первого.
  
   Снова приступ. Последний год, они участились. Похоже, моя психика снова начинает сдавать.
   Печально. При таких темпах, через пару лет мне срочно придется придумывать блокирующую эти видения технику. Или вшить такую функцию в артефакт? Хотя, вживленный артефакт у кого-то типа Ли, шиноби, принципиально не использующего техники и не имеющего тела, содержащего кучу секретов даже от разума, его занимающего, - это одно...
   Если бы не полезная информация, вроде схемы действия Рельсы, поступившая с этими глюками, я бы давно озаботился решением проблемы наиболее радикальным способом. И отговорок по поводу сложности задачи себе бы не скармливал. Хотя нет, вру. Для по-настоящему радикального способа я еще не посчитал себя достаточно социально опасным. К тому же, это очень сомнительное удовольствие, - запечатать самого себя на веки вечные.
   Ладно, Ками, Они и Аякаси с ними, видениями. В конце концов, приступ случился уже после того, как я отчитался. Теперь можно и Наруто послушать.
  
   -... Таким образом, нами и противником сформирован Пояс Недоступности, разделяющий основные скопления наших войск. Две из пяти основных оружейных мануфактур Страны Огня оказались в зоне боевых действий и были разрушены. В нашем тылу, вблизи прибрежной рокадной дороги, располагаются восемь железных рудников. В отличие от расположенных ближе к текущей линии, разделяющей контролируемые нами и Листом территории, эти рудники не были завалены и приступили к работе еще до того, как мы их заняли. Противник попросту не успел вывезти руду.
   По прогнозам аналитиков, с вводом в строй оружейной мануфактуры прямо в зоне оккупации, наши потребности в металлическом оружии буду полностью удовлетворены.
   Тем не менее, несмотря на чрезвычайно удачно проведенную операцию "Нобунага", позволившую нам уменьшить подконтрольную противнику территорию на двадцать процентов, а также беспрецедентно низкие потери на плато Фусо, Объединенный Штаб рекомендует ограничить операции на главном фронте. Для полноценного восстановления потерь в Легионах, нам требуется не менее четырех месяцев.
   В связи с этим, Штаб рекомендует перенести усилия эскадры черепах и морских диверсионных отрядов на Южное Побережье. Так как все усилия Забузы-сана не позволили расширить плацдармы, нами предложен переход войны на Южном Побережье на запасной вариант. Напоминаю присутствующим, что этот вариант предусматривает оборону на плацдармах и дехоминизацию побережья. Попросту говоря, все, что не носит наши цвета или символику союзников, но относится к человеческому роду, должно прекратить свое существование. Всякая жизнь между провинцией Чая и Страной Ветра должна быть вытеснена от берега моря на дистанцию выстрела главного калибра боевой черепахи.
   На данный момент, наши союзники из Суны, "потеряли в пустыне" большую часть армии вторжения Ивы. Часть их северной группировки, в том числе и носитель Однохвостого, переводятся в части усиления войск группы "Реки". Вместе с их Советом, наш Штаб начал разработку основного и запасных планов совместного наступления по Южной Дуге. Вкратце, мы предполагаем отвлечь противника геноцидом рыбаков и жителей портовых городов, после чего ударить с юго-востока, из северных областей провинции Чая, в то время как наши союзники прорвут оборону Листа в Стране Рек.
   Следует также отметить, что Кумо продолжает накопление войск на территории Перешейка. Возвращенные в лоно Страны Молний провинции Мороза и Горячих Источников, к сожалению, могут служить плацдармом для наступления как на запад, так и на юг. Нами рассчитаны варианты действий в расчете на оба возможных исхода подготовки Облака к войне.
   В целом следует сказать, что итоги второй фазы войны признаны положительными...
  
   Вот так вот. Это дилетанты могут считать, что первая фаза войны наступает с началом военных действий.
  
   При небольших потерях со стороны наших войск, нам удалось захватить высокоценные стратегические месторождения металлов и ликвидировать количественное превосходство противника. Раскрытие способностей части Священных Зверей признано хоть и излишней, но все еще приемлемой ценой за эти достижения. В случае успеха нашей дипломатии, флот будет окончательно высвобожден для операций на южном театре военных действий.
   Поклонившись, обозначив относительное социальное равенство находящихся в зале, Аоба Рюмей сел обратно в кресло.
  
   Акванавт
   Все привет! Меня зовут Тюити Ямагути.
   Нет, я не родственник. И если кто-то еще пошутит насчет моей фамилии - я лично отправлю его собирать зубы.
   Папа мой поднялся при деде Императрицы. Тот, в силу специфического юмора, дал сироте то же имя, что имел один из известных самурайских родов Страны Железа. Отец погиб в Войне Алых Кораллов.
   Ты не знаешь, что такое Война Алых Кораллов?! Приготовь зубы!
  
   Аргус и Филин.
   - Нас поимели. В особо чистой, выглаженной и накрахмаленной форме Скрытого Тумана.
   Данзо промолчал. Собеседник был из тех людей, которым Шимура мог простить многое. Впрочем, его клан никогда не считал выражение своих мыслей без цензуры крамолой. Таковой считалась критика власти и подрыв веры жителей Деревни в светлое будущее.
   В этом кабинете их было лишь двое. И вера Шимуры давно растворилась в рабочих заботах, решая которые, можно было подумать о путях достижения хотя бы возможного будущего.
   - Да, потери большие. Не думал, что Шикаку окажется столь пагубно некомпетентным.
   - Дело не в Шукаку. Как я понял из предоставленных тобой материалов, он утратил управление войсками еще до того, как на его ставку прилетела Кирин.
   Ты уж извини, но я скажу, что думаю. Проблема не в Наре. Тем более, лучше него пока все равно никого нет. Фусо случилось из-за того, что кто-то за заботами о внутренней безопасности и устранении политических угроз забыл о менее заметных, но, в чем-то, более важных делах.
   Я тут пообщался с правнуками - помолчав пару секунд для солидности, заметил Хъюга - и так поговорил с ними по душам, что в итоге дошел до необходимости посмотреть, чему их учат в этой новомодной Академии. Можно сказать, то, что я услышал, меня даже не сподвигло, - вынудило.
   Ты же знаешь, я вступил в строй до того, как Тобирама-доно открыл эту фабрику по производству оружейной смазки. Что я тебе могу сказать. Нас всех - тебя, как главного ответственного за Лист, меня, лидеров других кланов и старейшин следует посадить на кол. А Сарутоби, как автора всех этих... изменений в учебной программе, - поднять запретной техникой и отдать на изнасилование голубому слону. И убедиться, чтобы все, падаль, чувствовал.
   - Так плохо? - Шимура не изрек ни одного саркастичного слова. Просто поинтересовался. Он слишком уважал собеседника.
   В конце концов, это был человек, доживший при активной деятельности в поле до восьмидесяти лет. Шиноби, возглавляющий банку с пауками, называемую кланом Хьюга, последние три года. Бессменный глава, периодически роняющий желающих объявить ему импичмент, с лестницы. Или бросающий им черепицу на головы. Впрочем, вряд ли кто-то из получивших свой "трагический несчастный случай", не собирался становиться лидером клана без отправления нынешнего за Реку-Трех-Пересечений.
   - Хуже. Я, конечно, понимаю, что ты априори считаешь, что выпускники Академии в среднем уступают ровесникам из Корня. Но ты в курсе вообще, что у большинства из них арсенал ограничен Заменой, Иллюзорным Клонов и пародией на начальный уровень Вихря Листвы?
   - Не самый плохой арсенал. Я и сейчас могу завалить иного дзенина исключительно оружием и Заменой.
   - Они делают ее, складывая не меньше пяти печатей - ядовито ответил Кейтаро Хьюга - тратя в общей сложности как бы не секунду.
   Человек, чье имя, переводимое как "Благословенный", как нельзя лучше соответствовало его наполненной удивительной, не раз спасавшей его шкуру удачей, жизни. Человек, несклонный лгать. Человек, который вряд ли мог впасть в маразм и выжить при этом в нынешнем клане носителей бъекугана.
   В конце концов, это был представитель побочной ветви, доказавший свою силу. И при этом не нарвавшийся на "неподчинение Главной Ветви", хотя отец Хиаши и он сам стремились ограничить силу боковых ответвлений семейного древа.
   Человек, подобно болотной змее, скрывавший силу и ум, пока его час не пробил. Порой Шимуру посещали мысли о чрезвычайно своевременной "горячке" Хиаши и исчезновении его дочерей. Но довольно редко. Нынешний глава Хьюг был достаточно лоялен, не создавал критических проблем. А у каге хватало своих забот. Более важных, чем рытье под вполне надежного вассала.
   - Если бы наши шиноби чем-то отличались от умеющих плеваться Цветами Феникса баранов, то потеря связи с командующим увеличила бы потери процентов на десять. В худшем случае, если твои аналитики верно оценили способности этих самураев, во что лично я пока не верю, потеряна была бы половина армии. Но при этом мы бы наступали, а Туман собирал из оставшихся ошметков отряды, призванные заткнуть дыру в своей обороне. Извини, но мы действительно потеряли, с учетом потерь от их рейдовых отрядов, половину армии. И это мы кидаем в мясорубку Восходного Фронта отряд за отрядом, пытаясь выиграть время, чтобы выстроить в тылу Пояс.
  
   Данзо взвесил все эти аргументы в уме. И пришел к выводу, что Академии не миновать проверки. Полномасштабной. Корень будет трясти все. От учебных программ до бухгалтерии и потерянных в траве полигона сюрикенов. И озвучил свои выводы:
   - То есть у нас попросту нет нормальных командиров среднего звена. Не тех, кто командует тройками-четверками бойцов, а способных управлять несколькими сотнями шиноби.
   - Скорее всего. А еще дело в том, что, насколько я могу судить, Туман нас поимел еще на стадии подготовки к войне. Я говорю не о снабжении. Это уже первый этап войны. Хотя, наверное, там тоже есть, кого на кол посадить. Можно вместе с семьей и слугами. Я говорю о подготовке людей.
   Что у нас с рядовым составом, я тебе уже описал. Половина так называемых чунинов в наше с тобой время числились бы смазкой для клинков. Сарутоби уповал на то, что из-за гибели настоящих профи в других Поселениях, мы еще держимся на уровне. Туман же, как видишь, оказавшись в заднице при Ягуре, извернулся и нашел выход.
   Эти их самураи были созданы как раз для того, что показали на плато. Наступление на стадо, даже не на толпу, шиноби. По навыкам, скорее всего, их самураи что-то вроде нынешних недочунинов. Но за счет тех фокусов, что они демонстрировали, любая атака в классическом стиле шиноби приводит к тому, что он сражается с целым отрядом. Если не со всем этим их квадратом, то с солидной ее частью. А дальше, - сам понимаешь.
   Плюс, Священные Звери. Если ты не заметил, то у Кирина, Опустошителя и беглого дзинтюрики, у всех троих, техники были ориентированы на удары по площадям. Идеально для борьбы в одиночку против толпы слабых бойцов, не правда ли?
   Заметь, программу, по данным твоих агентов, приняли вскоре после смены Мизукаге. Страна и Деревня в руинах. Многие кланы уничтожены или на грани такового. Им попросту не из чего было готовить большое количество высококлассных шиноби. Как, собственно, и нам после Войны. Только они, видимо, специально изменили свою программу подготовки, чтобы вырастить тех, кто погибнет в первом же сражении. Но помрет грамотно, - старый Хьюга выделил последнее слово.
  
   "Все же не зря ввел Кейтаро в ближний круг - резюмировал Шимура Данзо, когда его собеседник вышел - нет смысла подчищать хвосты за этой утечкой. Он будет полезен в будущем.
   Но что же делать? Хирузена, который вырастил тех, кто слил Фусо, или воспитавших этих горе-вояк, больше нет. Да и глупая эта идея, - валить все на прошлого лидера. Народу надо верить, что правитель всегда прав. Что бы там его преемник не думал о предшественнике. Иначе он теряет веру в систему.
   Нужны козлы отпущения. Но даже бесклановых не подвергнуть показательным репрессиям. Шиноби вне кланов, - сами по себе клан. Тронешь слишком многих, даже если они были виновны, - и остальные всплывут где-нибудь в Дожде или Траве. А то и вовсе по другую сторону фронта. Шиноби, - он, как говорится, не имеет национальности"
   Зачесался правый глаз. Тот самый, шаринганистый. Как бы намекая.
   "Действительно. Жаль, что нельзя все свалить на Учих. Как же не вовремя этот мальчишка сбежал из Деревни в Звук. Придется назначить ему сообщников. А заодно учесть возможную позицию Кабуто, как сменившего Орочимару на посту главы Ото"
  
   Дракон, известный как Алый Лед. И Коготь Баканеко.
   Хината замерла у входа в комнату. Только что вот скользила кошачьим шагом по коридору, прошла за порог, - и замерла. Словно бы стояла тут вечность. Кошки, - они такие.
   Наруто сидел в позе лотоса. Пять сантиметров от пяток до пола заполнены неподвижным воздухом. Впрочем, он везде тут был неподвижен. И свеж. Юкки нового поколения - известные мастера не только Воды и Льда. А Йоши умеют ходить, не возмущая покой воздушных потоков. Как текущих, природных и не очень, так и спящих до поры сторожевых ручьев Ветра, пребывающих на страже покоя клана.
   Наруто был обнажен по пояс и бос. Просторные штаны из сероватой некрашеной ткани были перетянуты шнуром из переплетенных в косу потоков Воды. Наглядная демонстрация клановых способностей. Сидеть на Ветре и опоясываться Водой. Не хватает только столовых приборов изо Льда.
   - Ты светишься - заметила Йоши, когда Наруто открыл глаза, и прянула верхними, кошачьими, ушами.
   - Серебрюсь - поправил Юкки совершенно спокойным голосом - мой цвет - это смесь белого и черного.
   Медленно, он выпрямил ноги, одновременно приподнимая туловище. Все так же, опираясь только о Ветер. Не стопами, - телом. В конце концов, когда он окончательно выпрямился, его тело уже настолько поднялось, что пятки ног идеально легли на покрытый циновками Лед пола.
   - Тем не менее, почему ты... серебришься?
   - Печати. Одна светиться белым, другая дает антрацитово-черный окрас при активации. Они так переплетены, что разобраться, где линия черная, где белая, без микроскопа невозможно.
   Хината автоматически активировала додзютсу. Нет, конечно, повязка на глазах скрыла и выступившие вокруг вены. Но в поместье Юкки, где каждый кубический микрон воздуха пропитан их силой, активацию бъекугана не скроешь.
   - Невозможно. Как...?
   Наруто, выглядящий как равномерно светящийся чакрой, словно бы и нет системы циркуляции, силуэт, взмахнул рукой, как бы приглашая девушку присесть на одну из циновок. Сам сел на другую, скрестив ноги. Подождал, пока измененная до Йоши Хьюга сядет.
   - Тут, под поместьем, хватает помещений с измененным внутренним объемом. В одном из них располагается человеческая статуя. Высотой в пятьдесят с чем-то метров. Так вот, на ней в соответствующем масштабе, нанесены все линии печати. Собственно, на этой статуе печать и рисовалась, после чего ее повторили на мне. Так вот, даже на статуе, толщина линий меньше миллиметра. И переплетены они довольно плотно. К тому же, уходят в глубину.
   Юкки замолчал, ожидая реакции. Не дождавшись, он продолжил свой рассказ.
   - Каждая печать, вообще-то, представляет собой набор повторяющихся элементов, соответствующих по сложности той, что держит во мне Лиса. Так что не следует считать, что печать запредельна сложна. Всего лишь S-класс по нашим меркам. Полтора года напряженной работы, дюжина-другая загубленных подопытных и переломы ребер у меня и Хаку, полученные при задержании первого пережившего операцию пленного.
   Хина снова прянула верхними, треугольными ушами. Полупрозрачные кошачьи ушки, создаваемые ее собственной чакрой. Модификатор слуха плюс орган для выполнения некоторых акустических техник.
   Стоило признать, что застенчивая и отчасти брезгливая Хината Хьюга ушла вскоре после исчезновения наивного эмоционального раздолбая Удзумаки. Кири, - место с иными ценностями. И естественно, что руководство Тумана постаралось изменить подопечных так, чтобы они чувствовали себя комфортно именно в этих, новых условиях.
   Поэтому Хина не ужаснулась количеством жертв, ушедших в распыл ради воплощения, не доведения до ума, техники, о которой не знала даже она.
   Йоши была достаточно умна, чтобы понять, по каким причинам она, с ее уровнем допуска и интересами, может быть не осведомлена о такой технологии модификации человеческого тела. И теперь хотела понять, есть ли подвох, и в чем он заключается.
  
   - Что она делает?
   - Регенерирует себя и меня, накапливает и преобразует чакру. По сути, каждая из них, и черная, и белая, - это добавочные системы циркуляции на пять стихий. Просто одна заточена на накопление еще и Янь-компонента, а другая - на Инь. Учитывая, что мои сердца дают еще пять стихий, а с учетом переплетений каналов, открывают малую десятку, сама понимаешь. Большая пятерка стихий, образованных слиянием четырех изначальных. Вторая ступень от сила богов, так сказать.
   - Вторая?
   - Совершенный шиноби, претендующий на звание равного богам, должен не только окончательно овладеть всеми стихиями и их сочетаниями. Еще требуется совершенное тело, владение пространственно-временными, барьерными техниками, печатями всех мастей и иллюзиями. Плюс все то, что мы пока не сумели классифицировать по основным направлениям. Во всяком случае, так сформулировали Хаку, а остальные теоретики просто приняли его тезисы. И начали продумывать пути достижения.
   - Ты входишь в пятерку бесспорно сильнейших в тайдзютсу, пару лет назад уже был лучшим в самоисцелении. У тебя самый большой резерв чакры и ты входишь в десятку лучших по остальным искусствам. За исключениям, быть может, гендзютсу...
   - ...А еще у меня в первом очаге сидит демон, обладающий силами четырех из девяти Хвостатых - закончил Наруто, улыбаясь.
   Было отчетливо видно, как он млеет, слушая, как девушка перечисляет его навыки.
   - Ты овладел чем-либо из Большой Пятерки - сменила тему Хината-Хина.
   - Стеклом. Смесь Плазмы и Песка. Огонь, Молния, Земля и Ветер. Очень своеобразная стихия. Ты ведь знаешь, что чем сложнее стихия, тем больше вариаций у нее есть?
   - Да.
   - Топь, Цемент и Дерево, Тайфун, Туман и Лед. Зной и Хлад. Скорее всего, смешивая Ветер и Землю, можно получить не только Песок. Да и Земля и Молния не обязательно дадут Металл.
   - Стекло, - лишь одна из форм тетрады Огонь-Молния-Земля-Ветер?
   - Скорее всего. Но и само стекло может быть расплавленным или застывшим. Плюс зеркала, линзы и много чего еще. Очень многогранная стихия. Именно поэтому у меня нет для нее ниши. Лавой можно плеваться ничуть не хуже. Кровь не многим уступает плетям расплавленного Стекла. Для игр со светом всегда хватало Льда. Так что это просто новая, довольно интересная игрушка, на использование которой часть моих клонов адаптирует прежние техники.
   - То есть пользы от этой Стихии особой нет?
   - Пока нет - поправил Наруто, после чего переместился к Хине-Хинате и обнял ее - но что это мы все о техниках?
   Следующие пару часов Наруто Юкки и Хана Йоши были недоступны для разговоров о высоких материях.
  
   Акванавт
   Черепаха! Подумать только! Назначение в абордажную команду боевой черепахи!
   Неслыханная удача.
   Черепахи появились перед самой войной. Тогда людей не хватало, команды набирались по необходимому минимуму - трое медиков секции биологической составляющей, двое дзенинов командуют десятком самураев при самострелах, плюс барьерщик и пара наводчиков главного калибра.
   Зато теперь.... Черепаха вообще-то официально называется иначе. Но выглядит как огромная морская черепаха со ступенчатой пирамидой в центре панциря. Впереди и позади пирамиды по башне главного калибра. И на каждом ярусе центральной надстройки установлены скорострельные иглометы, автобаллисты, катогенераторы и тому подобные вещи.
   Но устройство орудий главного калибра или скорострелок я никому не скажу. Потому как не знаю. Равно как и устройство генераторов барьеров и техники, которыми специально подготовленные иръенины регулируют жизненные процессы корабля.
   Люди ведь живут не только на панцире, но и под ним. Кто же, создав огромную черепаху с панцирем, как у Треххвостого Демона, откажется поставить боевую рубку, арсенал, госпиталь и казармы экипажа под метровой роговой броней?
   Я отличился в битве у Фусо. Тюити Ямагути, Стальной Легион, щитоносец первой линии первого ряда. Нас, таких, с самого начала сражения шедших в самом первом ряду, на весь Стальной выжило лишь трое. Один командует отдельным отрядом Стального Легиона. Другой ушел на покой. Мне тоже предлагали. Но это не мое - получить тысячу квадратных шагов земли и заделаться землеедом. Два поколения Ямагути проливали кровь за предков госпожи Рей, вытащивших нас из грязи. И я не собираюсь посрамить их труд. Нет, уйду на покой, только по возрасту. Или став князем. Командир абордажной команды боевой черепахи "Аматерасу" - это уже хороший старт. Пара удачных десантов, пара тонн вражьих голов, сданная для отчетности, - и, быть может, дадут возглавить свой Легион. Дали же тому парню, зарезавшему Майто Гая, право создать свой! А он всего лишь вовремя сунул Зверю вакидзаси в глаза. Всю работу сделал Рок Ли!
   Ничего. Я не я буду, если уйду в отставку прежде, чем появиться Морской Легион!
   Лишь бы листовики не отступили вглубь материка слишком рано. Десант на континенте не воюет. Море, палуба. Побережье, - это уже край.
  
   Черепаха больше любого деревянного корабля. Но это понятно. Создание из плоти и крови, держащееся на плаву даже без работы плавников и спецтехник, при тех же размерах не сможет взять на борт столько груза, сколько берет досчатая скорлупка. А ведь на стометровом панцире и пирамида, и башни. Да еще столько же помещений внутри панциря. Наша казарма, абордажников, располагается, к примеру, сразу за передней парой легких. Или между средними. Бронечерепаха, ага. Помню, ребенком разделывал маленьких таких, с мою детскую голову. Интересно, когда на Скрытой Верфи Ами выращивали, ей от предков, черепах природных, хоть что-то, кроме панциря, плавников и головы, оставили? Жрет она, говорят, как синий кит. Из моря как всосет, какой-то придуманный научниками планктон сожрет, а саму воду выплюнет. Где бронечерепаха прошла, киту делать нечего!
   Раньше, у Нами и Наги, питание было мясом. Шесть коров в день, плюс по козе на десять километров экономичного хода! Первое поколение черепах, - говорят, все разработчики были недовольны их характеристиками. Пробные экземпляры, да. Хотя и у Амии, наверное, хватает недостатков. Главный калибр, все же, слабоват. Любой из Священных Зверей разделает хоть всю нашу эскадру.
   Команда зато большая. Абордажников две группы человек по двадцать. Я командир одной из них. Плюс пятеро иръенинов-ветеринаров. Секция жизнеобеспечения и медобслуживания. Авось нас залатают, если что. Но черепаха для них - важнее. И это правильно. Если Ами помрет или ее парализует, - лучше сразу капсулу заветную из воротника грызть. Такая у всех наших есть. Чтобы, если в плен попал, а печати самоподрыва обезврежены, хотя бы менталистам не достаться.
   Еще десять наводчиков скорострелок пирамиды, командир их, и трое специалистов по ГК. Один лишний. Он же офицер. Запасной наводчик плюс тренер для основного состава. Пришел с "Идзанаги". Кто вообще придумал называть черепах именами Ками? Найду жреца, проконсультируюсь. Мало ли, надо задобрить духов, чтобы не обижались.
   Еще пять сигнальщиков, сенсоры и штурман с помощником - служба навигации. Ну, и командир наш с заместителем, естественно.
   Полный состав команды. Не хватает только собственно медика, в смысле, человеческого. И не абордажного мяса, а команды вообще. Ну и палача-дознавателя, естественно.
   Хотя и так народу хватает. Семьдесят два человека. И только тридцать из них занимаются собственно черепахой. Остальные - мясо абордажное.
   Пора бы, кстати, получить подразделение. Отдел откроется через четыре минуты. Идти две. Броня, оружие, - все на месте. Печати-татуировки целы, - утром проверял. "Готов к сраженьям, абордажам, и жарким уличным боям. Веди вперед, навстречу бою..."
   Тьфу! Лозунгами заговорил. Да еще вражескими! Все, ноги в руки, и иду забирать своих подопечных. Пока мозги от бездействия паразитными мыслями и идеями не заросли совсем.
  
   Снег. Подслушивая сквозь стены.
   - Сколько мне осталось? - спросил Ли.
   - От трех до восьми месяцев. В зависимости от степени активности использования Врат.
   Молчание.
   Я оперся спиной о стену. Здесь, в поместье, где каждая рейка, каждый деревянный брус или ледяная плита как минимум пропитаны моей чакрой, мне не нужно маскироваться. Лед вообще хорошо маскирует Юкки. Но этот, долгоживущий, теплый Лед, к тому же, создан мной. Сквозь него меня не увидеть даже бьекуганом. Благо, были прецеденты, проверяли.
   Вот оно как. Иду я себе со своих экспериментов, думаю о высоком. А тут такая новость. Услышанная в коридоре. Все-таки, во многих знаниях хватает своих печалей. В том числе, - знаний шпионских техник Звука.
   Хина превосходит меня в медицинских техниках и диагностике. Все-таки, библиотека Хъюга плюс полностью освоенные техники из свитка Цунаде, - это больше, чем я способен использовать. Так что я со спокойной совестью уступил ей клановые лаборатории под поместьем. Все равно, уже ясно, что ее брак с Наруто - вопрос окончания войны. Чувствую, многие парочки пообещали сыграть свадьбу после нашей победы. А там, глядишь, Кири окончательно превратиться в ясельную группу детского сада.
   Все же концентрация ни к черту. С Ли уплываю на пеленочное будущее Скрытого в Тумане. Надо больше спать. Если бы еще наша химия по-прежнему глушила эти видения...
   Глава клана Рок спекся. Жаль. Хороший человек. Упорный, верный. Создал свой клан из ничего, из таких же отщепенцев, неспособных использовать техники. Но при этом достаточно сильных и упертых, чтобы натренироваться выше планки перевода в Легионы.
   Использовать ради победы то, что гарантировано сведет тебя в могилу в течение следующих двух третей года... Не знаю, смог ли я использовать нечто такое. Конечно, Шиниказе стоит у всех Священных Зверей, прошлых и нынешних. Но... подорвать себя, оказавшись в одиночестве против толпы врагов, - это я могу понять легко. А вот по доброй воле погрузить ноги в воды Реки...
   Я снова задаюсь вопросом, - насколько важен был для тебя этот бой, Ли?
   Первый глава клана Рок, в чьем теле уже вволю погулял Шторм. Человек, которого я лечил. Которому вшивал в тело созданные мной артефакты. Мой первый... лабораторный мыш... эксперимент... производственная ошибка?
   Я не заметил, как перескочил Полетом к маяку в своей комнате для медитаций. Лед и Лава окружают меня. Тепло и влажно. Жестко и жарко. Все эти слова здесь, в средоточии моих Стихий, ничто не означают. В Паре и Лаве, сидя на полу, сотканном из нитей Льда. В комнате, напоенной моей силой, я словно в утробе матери.
   Но откуда это чертово чувство вины?
  
   Закрыть глаза.
   Я стою на яшмовой равнине. Светлые прожилки цвета травы в тени на фоне цвета болотной воды. И бесконечная, светло-голубая бездна равнодушно-льдистых небес смотрит в глаза. Достаточно только поднять голову.
   Внутренний мир больше не испятнан потеками лавовых слез и облаками Пара, как было в мгновения моего сражения со Стражем. А он ведь до сих пор где-то здесь. Пусть мир и изменился немного, пусть та фигура, с которой мне пришлось столкнуться тогда, и отступила, но окончательной победы я не одержал. Не бывает окончательных побед. Особенно, - над самим собой.
   Те, кто думал иначе, но ошибался, - глупцы.
   Те, кто думал так, и оказался прав, - мертвы. Одержавшие полную и окончательную победу над собой, - мертвы полностью, окончательно и бесповоротно.
   Неплохой способ защититься от Эдо Тенсей, кстати - победить себя, разгромить свою суть.
   Никто не сможет призвать душу, по-настоящему канувшую в небытие.
  
   Я посмотрел влево. Меж матово черных гор, просвечивая обсидиановые склоны, окрашивало одну из долин желто-золотым светом, бьющим словно из-под горизонта. Кажется, так и тянет чистой детской радостью, радостным щебетом птиц и ласковой прохладой предутреннего ветра.
   Я повернул голову. Да, долина напротив тоже светила. Желто-оранжевый свет осени, заката и светлой грусти. И шуршания ломающихся под детскими ногами опавших листьев. И Лавы, омывающей тело нового клинка.
   Безразличие сверху, светлые чувства на западе и востоке, матово-черные горы на всех остальных направлениях компаса. С таким отношением, не удивительно, что сейчас я стою перед лестницей, уводящей меня вниз.
   Любопытно, а где ненависть, горе, ярость, наконец? Куда мое подсознание засунуло их?
   Не верю, что мой внутренний мир может быть ограничено черными горами вокруг, яшмовой плитой, небом над ней, и парочкой залов внизу.
   Надо быть честным с собой. Хотя бы иногда. Хотя бы чуть-чуть.
   Я прихожу сюда успокоиться и подумать. Куда-то же мой негатив девается?
  
   Ступеньки соприкасаются с сандалиями бесшумно. Ни толчка от соприкосновения с опорой на излишне большой скорости. Ни обратного ощущения потери опоры, отступающей под тяжестью человеческой поступи. Идеальная лестница моего внутреннего мира - яшмовые ступени, наклоненные снизу-снаружи вверх-внутрь стены. Коридор на разрезе напоминает трапецию
   Я - яшма, мой мир, - яшма. Каменная плита в основании моего внутреннего мира. Лестница, проходящая в этой плите. Все здесь оформлено в эти цвета. Зелень и зеленый. Разводы травянистого на фоне болотного. Успокаивает. Меня.
   Наконец, лестница заканчивается. На триста шестьдесят пятой ступени. Как и всегда.
   Кажется, камень, метровыми квадратными плитками которого выложены стены и потолок этой залы, зовется песчаником. Не знаю, как бы отреагировал кто-то еще, оказавшись в это зале - идеальном кубе со сторонами в девятнадцать метров. Пустой зал. Лишь в середине стоит круглая тумба, в углах комнаты, - фигуры.
   Длинные волосы собраны в косу. Сквозь переплетающиеся пучки волос выглядывают двухсантиметровые шипы. Если подойти поближе, можно увидеть за спиной манекена, символизирующего Бъякую, моего вымышленного брата, металлический шарик на кончике косы. А еще посчитать царапины на латных перчатках. Эта моя маска не слишком часто дралась врукопашную. Но, все же, сражения оставили свой след на ее снаряжении.
   Манекен в кирасе и разгрузке. Нет оружия в руках, нет латных перчаток. Опустошитель, гарант лояльности тех, кто в гражданскую войну поддерживал наших противников.
   Другой закутан в плащ с капюшоном. Кожаные перчатки, закрытая одежда. Ничто не демаскирует личность манекена. В точности, как должно было быть у оригинала.
   Старик Тобимару стоит, чуть наклонив голову к левому плечу. В прическу по типу ананаса, где хвост словно разбит на десяток листьев, вплетены колокольчики, - по одному на кончик каждого пучка.
   И у всех, вместо лица, - гладкая поверхность.
   Мои милые маски. В отличие от Плачущего Снега, виденные очень многими. Наверное, я сроднился с вами. А может, то, что они стоят здесь, в центральном зале, означает, что я сожалею о чем-то? Тогда это пустое. Решение принято, одобрено начальством и так далее.
   И играет красками вихрь коричневого, белого, голубого и оранжевого над верхней плоскостью тумбы.
   Ладно, хватит заниматься психоанализом. Все равно бессмысленно пытаться понять свой внутренний мир. Только страхов всяких напридумываю. Избавился от мешающего работать чувства вины, - молодец. Теперь можно и в реальный мир. Для совершения реальных дел.
  
  
   Дракон и Баканеко. Лед и Кошка.
   - Странно, все же, что я не знала об этом вашем эксперименте.
   - Знала. Просто не запомнила.
   - Наруто?!
   - Успокойся. Я же сказал, что не запомнила. Про "забыла", - ничего не было. Память тебе, во всяком случае, насколько мне известно, никто не правил. Просто информация была дана разрозненно, подана как рутина, к тому же кусками. Поэтому у тебя не сложилась цельная картинка. Никаких техник - просто небольшое манипулирование подачей информации.
   - Снова идеи Оружейника?
   - Мир, который он видит в своих видениях, отличается от нашего. В частности, за неимением техник, тамошние жители здорово обошли нас в механике и ее производных, а также промывании мозгов безо всякой чакры. Получается медленно, зато охват населения сумасшедший. Будь у нас двадцать лет на подчинение информационных служб Великих Стран, этой глупой войны бы не случилось. Просто наши соперники бы захотели мира, свободы и справедливости, а союзники стали бы, так или иначе, подчиненными. Причем безо всяких войн. Жаль, что пришлось работать по грубому сценарию.
   - А как же План?
   - А кто сказал, что План - прямая? Он ветвится, подобно дереву. Только есть переходы с одной ветви на другую. Ветка Плана, на которой мы живем, - не самая лучшая. Но все же и не из пессимистичных прогнозов.
   Они замолчали. Хината минут семь спустя проговорила, словно в потолок:
   - Хотела бы я такие же Печати, как у тебя. По крайней мере, смогу открыть для себя Большую Пятерку.
   - Как раз для тебя это выполнимо. Бунта уже обещан тебе. Выдрессируй его, приручи, - и у тебя тоже будет шанс. Если он научится лечить тебя так же хорошо, как наши напарники лечат меня и Утакату, конечно же. Эта модификация - венец имеющихся у нас технологий. В ближайшем будущем, в лучшем случае, сможем адаптировать ее для тех, кто не является истинными и квази-дзинтюрики.
   - Ясно. Опять нам обоим учиться. Мало мне Йошикена.
   - Можно подумать, эта смесь скальпеля чакры, Джукена и подобия стиля Третьего Райкаге, тебе не нравиться.
   - Я учила его по другой причине.
   - Знаю, Хина.
   - Скажи, а почему ты осваиваешь все стихии, если, как сам сказал, активно используешь лишь несколько?
   - Из-за Амати - ответил Наруто и, не дожидаясь уточняющих вопросов, заранее на них ответил, - когда его захватывали, оказалось, что Хаку мало что может ему противопоставить. Боевая форма Амати ломала Лед, проходила сквозь Пар и бегала в Лаве. Я читал отчет. Когда нашего безумного экспериментатора схватили, Хаку перепробовал большинство имевшихся у него возможностей. В том числе и тех, которые числились тузами, спрятанными в рукаве.
   Может найтись кто-то еще. Или тот же Амати взбунтуется, но на этот раз его рыбоподобная форма будет устойчива ко всем стихиям и будет игнорировать акустические атаки. А биться с ним с помощью тай или кен... Я не Ли.
   - Можно ведь использовать Железный Песок. Или Мурамасу. Топь, Цемент, Дерево, - да все смеси земли и воды так или иначе самими Ками предназначены для сдерживания...
   - Именно - оборвал ее Наруто - а еще можно сжечь ему конечности Бурей или Плазмой. Вода и Молния или Молния и Огонь. Эффект будет один и тот же. Но для этого ими надо владеть хотя бы на уровне десятка-другого различных техник.
   Именно поэтому я и стремлюсь овладеть каждой из доступных мне стихий хотя бы до достижения этой планки.
  
   Снег. Танцуя средь теней.
   Люди двигаются вокруг. Наматывают круги, спирали. А глаза, - вырост мозга с примотанными линзами и фоторецепторами, - анализируют и рисуют сознанию картину. Красный, - настоящее. Фиолетовый, - грядущее. Вот только в бою шиноби не стоит верить ничему, что уходит в будущее дальше голубого спектра.
   Слева - в нижнюю треть плеча. Сверху-спереди, угол около тридцати градусов. Удар кунаем. Он сблизится со мной резким рывком. Побочный продукт Лотоса. Техника, на мгновение приоткрывающая первую тройку Врат, обеспечивая ускорение. Его траектория из желтого переходит в оранжевый. Сзади, на расстоянии десяти метров - Водная Пуля. Она уже ближе к красному.
   Левая нога уходит назад. Кручусь, пропуская Пулю мимо, в десятке сантиметров от моего живота. Катана проходит сквозь шею опоздавшего с ударом шиноби Листа. Я отпрыгиваю в сторону, пока не начало падать тело.
   Оттолкнуться правой ногой, закручивая туловище. Коснувшись кончиком правой ступни земли, оттолкнуться вновь, уже обеими ногами. Созданный правой рукой Водный Хлыст знакомит сердце АНБУ со свежайшим воздухом. Танто выпадает из рук противника. Его траектория красная сверху и зеленая у земли.
   В сторону. Уйти от толстого цилиндра курса очередной техники. Уклониться от полукруга, очерченного желтым - вражеский меч. Ветер разорвет ему трахею и яремные вены, как только он появится тут. Глаза с круговым обзором, - это уже очень хорошо в схватке. А если они научились выдавать прогноз движений материальных тел?
   Никакой мистики. Лишь немного физики, анализ и собственный клон в подсознании, выдающий прогнозы прямо в голову носителя.
   Лечу в воздухе. Там, где моя траектория окрашена оранжевый, пересекаются еще два конуса и шесть других траекторий. Четыре - тоже окрашены оранжевым. Впрочем, влететь в след от красного курса Огненного Шара, кинутого с излишним упреждением, - тоже приятного мало. Бег-по-Облакам. И одновременно, - печати. Ловите, сволочи. Плевок Кагучи. Классная техника Лавы, правда?
   На грунт. При выборе опоры, следует помнить, что воздух при маневрировании дает свободу, обилие вариантов. Но самая большая скорость прыжка достигается, если опора сама по себе - твердая. Как камень.
   Когда кидают проволоку, это выглядит красиво. Тонкая закручивающаяся линия из-за прогностических способностей превращается в вывернутую спиралью плоскость, окрашенную ближе ко мне голубым. Да, проволока летит медленно.
   Одна проволока, - это красиво? А если их много? Калейдоскоп. Красивый, красочный и беспощадный. Лишь бы не попасть в красные нити на окончаниях радужных плоскостей..
   Не дают и мгновения передышки. Молодцы. Просто не успеваю сложить печати и выдать что-то, быстро убивающее все в секторе на триста шестьдесят и метров в пятьдесят в диаметре.
   Прыгаю вперед, пропуска за спиной переходящий в оранжевый курс Огненного Шара. Кручусь на левой ноге, проскакивая между двумя конусами и полукругом оружия мечника. Водные Плети пластуют его, как свинью.
   Снова атака проволокой. С шести сторон. А вот и оранжевые, быстро переходящие в красный, линии судьбы Цветов Феникса. Атака по всей сфере. Не ускользнуть. Только ускорю переход спектра курса какой-нибудь атаки в красный. Загнали, сволочи. Достали.
   Не хочу умирать!
   Проволока бросает меня спиной в гранитный столб. Откуда он тут? Да понятно, откуда. Дотон.
   Больно. Ледяной Доспех припекает кожу. Все-таки столько Цветов Феникса, - это слишком. Да еще удар несгруппированным телом об этот столб...
   А сюрикены и техники, их траектории переходят красным в мою сторону.
   Сволочи! Жрите напоследок, твари!
   Это было похоже на озарение. Действительно, если Тлен, соединение Огня, Ветра и Воды, так смертоносен, то почему я не нанесу удар им? Лук? Зачем? Мне нужна техника, которая выпустит его вокруг меня. А не будет сдерживать силу Стихии, пока стрела не ударит рядом с целью.
   И горячеченый ветер разбивает летящие в меня снаряды. Сюрикены и кунаи рассыпаются в пыль. Техники разваливаются. И от меня во все стороны разлетаются серпообразные пластины серого, прозрачного льда. Льда-что-не-Лед. И исчезает четверть резерва чакры. Сразу, сходу.
   А затем пластины останавливаются. Кто в земле, кто в стволах деревьях. Кто в телах. И тут же взрываются Паром.
  
   Я с трудом вылез из саркофага. Во всем теле слабость. Так, сидеть и ждать, пока Хината с ассистентами не подлечат. Наверное, надо все-таки запустить Бъякую. В поместье есть Глава. Так почему бы у Тобимару не появиться племяннику-иръенину, тоже почти безвылазно сидящему в поместье?
   Путь. Странное понятие, что я услышал несколько лет назад. Сначала мы думали, что это просто более поэтическое наименование основных способов применения чакры. Мудрец Шести Путей, - почему бы ему не быть просто мастером ген, нин, тай, а до кучи печатей, пространства и врачевания?
   Пока один недоумок не влез мне в голову. Кажется, потом он еще раз проштрафился. Теперь ставит установки на верность тюленям. Северо-восточное побережье Страны Снега. Ни развлечений, ни женщин, ни солнца. Туда даже саке не возят.
   Путь. Что же это? Сочетание клановых способностей, при условии, что речь идет о клане, имеющем Путь?
   Да, у всех кланов есть какие-то особенности. А вот Пути...
   По нынешней теории Путей, они есть лишь у искусственно созданных кланов. Кланах, ведущих свое происхождение из тех неведомых лабораторий, где делали первые кеккенгенкай.
   Просто получить, скажем, Лаву, можно. Так уж получилось, что шиноби часто передают своим детям склонности к тем техникам, что сами практиковали. И если несколько поколений ваших предков были мастерами Огня и Земли, практиковавших смешения двух первичных стихий, то... Пути у вас не будет. А вот ген, являющийся, по сути, наследуемой техникой создания Лавы, активируемой зачастую без печатей...
   Сенжу, клан повелителей лесов. Мокутон, подавление чакры Биджу, способность к манипулированию медицинской чакрой и великолепное тело.
   Юкки. Лед, скорость и способность, за которую при Первых каге их называли Зеркалами. Анализ и нахождение методов противодействия любой технике или приему, виденному хоть раз в жизни. Осуществляемый подсознательно. Милейшая способность.
   Учихи. Их Путь, если верить тому, что откопали наши историки и археологи, предполагал предрасположенность к Огню и недоступный прочим уровень гендзютсу. И только потом, из-за смешения с кровью других кланов, чья чистая кровь не дошла до наших дней... впрочем, это не отменяет того факта, что Аматерасу ближе к техникам пространства, чем к стихии Огня. Хотя есть одна теория о том, что такое пространственные техники, вроде Полета Бога Грома...
   Итак, одно свойство, - это, как правило, следы самостоятельной работы предков. Или отдельные гены, оставленные предкам вместо гармоничного комплекса, который был у родоначальников клана. А вот несколько...
   Порой я думаю, а не несет ли кровь Хьюга остатков какого-то Пути? Но тогда... почему бъекуган выглядит так... блекло?
   Моя личная способность уникальна. Заключив определенный договор, я могу получить многое. В том числе и чужой Путь.
   Один из них, когда я оказываюсь в экстремальной ситуации, дает мне подсказки. Техники.
   Стоит ли удивляться, что в конце концов я решился на создание эмулятора? Тренажер в полным эффектом присутствия. Симулятор боев. И способ выведать у таинственного Стража Юкки еще какую-нибудь технику.
   Ветер, наполненный Льдом и Паром. Ветер, разрушающий оружие и техники. А затем в противника летит оружие, что, попав в цель, взрывается кристаллами замороженного Пара.
   Я назову эту технику... Жатва.
  
   Дети - это зло.
   К такому выводу я пришел, когда стараниями генетиков-энтузиастов и вывертами демографической политики Мэй, Кири стала окончательно напоминать даже не детсад, а подготовительную группу роддома.
   Уклонившись от встречи с явно ищущей себе жилетку Юмико, я ушел на уровень ниже. Крюк порядка километра, ибо придется идти к другому полутайному выходу из поместья, зато можно избежать встречи с маленькими демонами и их предводительницей.
   Казалось бы, отличная была идея. Берем генетический материал высокоуровневых шиноби из великих кланов с нужными наследственными способностями, используем пленных куноичи или крестьянок в качестве инкубаторов, и вуаля, - через двадцать лет получаем орду сверкающих шаринганом воспитанников, поголовно преданных правильной стороне Силы.
   Тебя заносит - доверительно шепнула Лава. Чертов Страж снова пробудился. Похоже, я опять подошел опасно близко к порогу активации защитной системы, сохранившейся в имеющихся у меня генетических модификациях.
   Изначально, идея была проста. У нас есть генетический материал аж трех носителей додзютсу. Клепаем гибрид Наруто с Хъюгами. На выходе, с учетом приобретенных ими надстроек над доставшимися от предков талантами, получаем бъкуганистых блондинов с кошачьими ушами, владеющих, по меньшей мере, Льдом... Чудесная заготовка для медика, рукопашника или бойца поддержки, занимающегося защитой и разведкой. А ведь были еще проекты шаринганистых Теруми. Да и меня, каюсь, скрестили пару раз с кем-то там. Не лично, разумеется.
   Затем, пока все биоинкубаторы были беременны, о проекте слишком много узнал Амати. И предложил создавать детишек, внедряя в половые клетки генетический материал очень великих шиноби. В смысле, мертвых. На нашу беду, почти одновременно на стол нашей дорогой дайме пришла докладная записка от меня и Хъюги. Там идея была другая. Но тоже, эпическая и оказавшаяся на грани немногих имевшихся у меня остатков морали.
   Ведь, в теории, половые клетки можно получить и у плода. Особенно если чуток модифицировать течение беременности. Инкубатор, конечно, жалко. Поэтому под проект было решено использовать исключительно преступниц. В том числе, пойманных шпионок.
   Рей, получив два таких специфических предложения, в ответ предложила их объединить. Для экономии ресурсов. А заодно оформить все как инициативу Амати. Но так, чтобы, если эксперимент будет удачным, весь успех можно было свалить на тех, кому положено быть мудрыми руководителями. А если нет, - понятно?...
   В первые шесть месяцев после запуска проекта "Ня" (чтоб никто не догадался), были сделаны гибриды первого поколения. Дети Теруми Мэй и Учихи Мадары, - круто звучит, не правда ли? Особенно если изъятые у них половые клетки использовали для скрещивания с детишками Хинаты и Ханаби от Хаширамы Сенжу? Экстракорпоральное оплодотворение, суррогатное материнство, куноичи-инкубаторы, искусственные гаметы и прочие следствия прогресса морали в обществе шиноби-медиков.
   А ведь Мэй у них была как бы прабабушкой. Как я и Наруто, - прадедушками. А Пакура и Мито Мисака, наша гений владения Молнией, - еще одним комплектом прародительниц.
   Это если умолчать о том, чья чакра гонялась по системам циркуляций инкубаторов.
   Да, эксперимент, что не говори, был далеко за гранью добра, зла, и какой-либо морали. Но ведь получилось!
   Добычу поделил по-братски, между кланами пока еще живых предков и Поселением. Контрольную группу расселили по детским домам. Еще одну запихали в спецучилище, некий питомник для будущих боевиков Ао и Наруто. А еще по тридцать довольно похожих друг на друга внешне, разнополых младенцев сплавили кланам.
   Не знаю, как справлялась Мэй. Конечно, формально, один из ее родительских кланов, обладатели Лавы, сохранился в достаточно большом количестве, чтобы, пусть и на пределе своих возможностей, воспитать дополнительные тридцать человек в одном поколении. А ведь расселять детишек до двенадцати лет нельзя, - по всем теоретическим расчетам, по всем прогнозам, удаление их из зоны, где работали артефакты-чакрооптимизаторы, до начала периода полового созревания, грозило типичными осложнениями шиноби с недостаточной чистотой кеккенгенкай.
   Получить гибрид Учихи Мадары, плюющийся Паром и техниками Иссушения, обладающий до кучи сферическим полем зрения, полным комплектом основных стихий и усилением чакры, полученным воздействием на "матерей" обработанной чакрой Биджу, - это неплохо? А пару десятков таких молодцев, съехавших с катушек к пятнадцати-двадцати годам? Буйнопомешанных?
   Собственно, поэтому при производстве было поставлено ограничение в одну восьмую тысячи. Как ни крути, но у Кири не хватило бы ресурсов на создание вдвое большего числе площадок проживания, обучения и воспитания. Так что затем инкубаторы были переведены на рождения простых шаринганистых ребят. Или нормальных детишек от существующих пар шиноби. Не отрывать же куноичи на пару лет от работы из-за ее беременности? Нет, мы знаем, как используем идиоток, решивших пошпионить на нашей или сопредельной территории... Идиотов уже давно пустили на химеры, тренировки дознавателей и Эдо Тенсей.
   Итак, Мэй набрала из кланов своих родителей лояльных ей нянечек и поселила в поместье своего клана обладателей двух кеккенгенкай. Наш новый глава, Тобимару, мой мятежный клон в теле химеры, привлек к делу Юмико и обеих ее дочерей. После чего смылся подальше от этого детского сада. Настоящий мужик, да.
   Детишки вопили. Женщины клана Юкки, генолиниии Юмико, не спали ночами и сидели на стимуляторах. Остальной клан ходил на цыпочках дальними коридорами самых глубоких катакомб, не рискуя вылезти к домику на озере. Классический стиль, чистые воды, - это, конечно, хорошо. А толпы детей?
   Потом маленькие чудовища перестали вопить и начали двигаться. Во всех коридорах оперативно появились метровой высоты пороги, разгородившие всю территорию поместья, от чердака дома на поверхности, до отнорков, ведущих в подземные лаборатории и полигоны. Получилось нечто вроде манежиков, построенных цепочками. А сами цепочки были запутаны в некий клубок.
   Итак, теперь им по два-три года, в зависимости от производственной серии. И Юмико, вроде как, научилась их контролировать. Теперь жаждет припахать кого-нибудь "посидеть с детьми". Понятия не имею, что под этим подразумевается. Но, чтобы не тратить время, которое можно пустить на разработку чего-нибудь нужного, лучше обойти Юмико стороной. Слава Ками, она не умеет прятаться от додзютсу.
   Вот и выход наверх. Осталось настроиться на нужный лад, почувствовать оставленный Наруто маячок. К сожалению, мой радиус восприятия этих печатей невелик. Вот и приходится бегать до точки старта. Оп!
  
   Пояс Недоступности. Южная оконечность.
   Недолго я отдыхал. Да, затишье было таки желанным... Все же, у меня есть время резюмировать то, что произошло в мире после Фусо.
   Жаркая осень шестьдесят второго от основания Кири.
   Потерпев поражение на плато Фусо, где Лист потерял в общей сложности более двух тысяч шиноби убитыми, пропавшими без вести, пленными и дезертировавшими, Шикаку Нара отвел войска на запад, одновременно перейдя на тактику выжженной земли.
   Горели мануфактуры, каменная пыль взлетала из грохочущих искусственными обвалами рудников. Пепел, жирный пепел сожженных посевов и тел гражданских встречал наступающую армию Кири.
   Пояс Недоступности. Понятие, созданное Вторым Хокаге на случай оборонительной войны, которую Лист должен был выиграть, используя превосходство в числе сенсоров.
   Люди, даже гражданские, излучают чакру в гораздо больших количествах, чем какой- нибудь лес со зверюшками. А значит, этим постоянным излучениям, затрудняют работу сенсоров.
   Полоса с минимальным уровнем заселенности животными и вообще не занятая людьми. Идеальное поле деятельности для сенсоров, на котором любой шиноби, будет виден, как прыщ на самом видном месте. Если он, конечно, не Второй Тсучикаге, легендарный человек-неведимка Поселения, Скрытого в Скалах. Пояс Недоступности, - основа позиционной обороны в войне шиноби. Древняя, полувековой давности, теоретическая наработка. Вряд ли в Листе кто-то думал, что придется вернуться к стратегии, разработанной на случай глубокого проникновения противника вглубь Огня и дефицита человеческих ресурсов.
   Мы не препятствовали деятельности Листа. Зачем? Создание Пояса Недоступности, благо о существовании этой доктрины разведка знала очень давно, - было нам на руку. Черная полоса с околонулевым уровнем природного уровня чакры, "белым шумом" сенсоров, - географический объект, действующий в обе стороны. Не только мы не можем скрытно напасть на Лист, форсировав Пояс, не будучи обнаруженными. Верно и обратное.
   Заваленные рудники? Сожженные поля? К востоку от Фусо находится достаточное количество трофеев.
   Выжившие крестьяне бегут на восток. Рей Нагумо, наша правительница, собравшая в свои цепкие руки практически всю административную и значительную долю военной власти, наверняка найдет им применение. Откапывать заваленные шахты, колонизировать далекие от театра военных действий территории, - да мало ли работы найдется в стране, испытывающей дефицит практически любых людских ресурсов? Я слыхал, что между Мэй, Верфью и Армией идет рубка за попавших под нашу опеку сирот. Совсем мелких, до восьми лет. Тех самых, из которых можно уже что угодно вылепить.
   Уничтоженные посевы? Запечатанные туши коров и уничтоженный рис? Не страшно. Планировалось, что война, при неблагоприятном сценарии, запрет нас на центральных островах, и нам придется отбивать штурмы поселений Метрополии, а не выращивать или ловить пищу. Так что провизии запасено достаточно.
   Зная Рей, все эти крестьяне будут еще лет десять расплачиваться за то, что им позволили каторжный труд за продовольствие с наших стратегических складов.
   Кири у многих ассоциируется с мечами. Поселение, шиноби которой хронически таскают с собой как минимум катану. А как максимум, очередную экзотику, вроде полноразмерной копии Самехады. Каменной. И мало кто из рядовых шиноби других стран, наверное, задумывался, а почему это туманники реже прочих метают сюрикены и кунаи? А проволока у них вообще почти не встречается?
   Как ни странно, один меч, весящий не более семи килограммов, служащий порой годами, требует в перспективе меньше металла, чем набор метательного оружия, треть которого после миссии останется в каких-то болотах и лесах. Именно по этой меркантильной причине, - несусветной цене железа на островах, кланы, позднее объединившиеся в наше Поселение, за века создали стили боя, ориентированные на использование мечей. А техники Воды, вроде Тысячи Игл, как раз компенсировали, хоть как-то, недостаток денег на использование метательного оружия. К тому же, при том количестве серы, что содержится в островной руде, проще сделать меч массивным, компенсируя дефекты материала, чем пытаться убедить покупателя, что хрупкий сюрикен, - это нормально.
   Потом, конечно, появился импорт, который сгладил ситуацию. Во всяком случае, мечи стали делать из континентального железа, что позволило перейти на более легкие формы. Но до сих пор не слишком богатые ниндзя Кири не слишком любят тратить половину жалования за миссию, если не больше, на закупку быстро расходующегося метательного железа.
   Хотя теперь ситуация стала получше. Приморские рудники попали в зону оккупации неповрежденными. А вот Лист лишился, по подсчетам разведки, одной пятой своей добычи металлов и аж двух оружейных мануфактур.
   Справедливости ради, стоит заметить, что одну, западнее, взорвал наш Генма. Теперь тамошние развалины находятся на ближнем к Конохе краю Пояса Недоступности. А вот другую сожгли сами владельцы. Шикаку Нара и его тактика выжженной земли, да.
   Вообще, за эту тактику, стоило бы сказать ему спасибо. Даже если мы будет вынуждены отдать Листу оккупированные территории обратно, половину рудников им придется откапывать в любом случае. Сами завалили, - сами и откапывайте. Это если не упоминать о том, что благодаря Листу восток Огня немного обезлюдел. Ибо те, кто не помер, после зачистки деревень от "диких источников чакры", подались под сень Тумана. Ну, Рей им судья, дайме и все, что она пожелает.
  
   Итак, и мы, и Лист можем уменьшить количество войск на Восточном ТВД. На северо-востоке, правда, оккупировавший бывшие провинции Молнии, отторгнутые по итогам прошлой Войны, Райкаге, собрал уже больше шести тысяч шиноби. Так что на стыке границы бывшей Страны Горячих Источников, пока еще здравствующей Рисовых Полей и территории Страны Огня, тоже горят поля и исчезают... как там сказано в перехваченном ребятами Наруто меморандуме? Ах, да. "Дикие источники чакры". Чувствую, скоро Пояс Недоступности будет начинаться от Страны Водопада. Интересно, сколько еды будет ввозить на свою территорию бывший главный ее экспортер? При таком-то методе ведения войны...
   Как бы там ни было, сейчас у нас с Листом соревнование. Кто лучше успеет адаптироваться к изменившимся условиям. Понятно, что выживших при Фусо, как и подошедших бойцов вассальных кланов и свежевыпущенных полугенинов, отправят затыкать прорыв линии обороны в районе бывшей Страны Горячих Источников. Честно говоря мне пока что глубоко плевать, скольких людей Райкаге буквально забросают трупами. И нашему командованию, скорее всего, то же. Не Песок, союз свежий, и, скорее всего, только на эту Войну. Но, если Облако потеснят, то эти банды окажутся к северу от оккупированных Кири территорий! И при этом там больших гарнизонов держать нельзя. Союзники юмора не поймут. Большая масса войск, есть возможность ударить во фланг общему противнику, а они сидят в глухой обороне. Политика, так сказать.
   Но, кроме перебрасывания значительной части шиноби на Южный ТВД и отведения Стального Легиона на обкатку многочисленного пополнения, остается еще и экономический вопрос. Кто успеет раньше: мы построить новые оружейные производства и адаптировать логистику под условия занятых нами территорий, или Лист преодолеет кризис, вызванный потерей оружейного производства, добычи железа и части человеческих ресурсов.
   Вот последний вопрос Мэй больше всего и интересовал. Настолько, что она проконсультировалась со старейшим сапером мира шиноби.
   Генма на предложение подорвать центры подготовки генинов ускоренного выпуска и Академию ответил матом. Оказалось, что Данзо, то ли в силу профессионального, не побоюсь этого слова и даже, более того, тавтологии, профессионализма, то ли в силу клановых черт потомственных безопасников, навел в Листе шороху. Хотя, возможно, все дело было в ущемленной национальной гордости. В конце концов, из других деревень свитки каге в таком количестве не тибрили.
   Агентурная разведка Наруто работала, хотя несколько резидентов и пришлось эвакуировать. Но что же это за разведчик, у которого во вражеской ставке только одна агентурная сеть? Да и специализация последней ветви клана Шимура скорее проходила по "охрана объектов и персон". Безопасность, она тоже разная. Данзо, вроде бы, происходил из рода, занимавшегося скорее ликвидацией потенциальных угроз охраняемым объектам, чем собственно защитой, в том числе информационной.
   Как бы там ни было, старые минные закладки Генмы были кем-то найдены и обезврежены, а новые поставить было затруднительно. Во всяком случае, сеть из пары тысяч печатей, способную вызвать обвал, который похоронит половину Конохи, Генма заложить не обещал. Вернее, ручался, что его раньше поймают. Слишком много Хьюг в патрулях. Слишком много самих патрулей.
   А выбить учеников в день выпуска, на торжественной линейке, где будет если не Данзо, то другой важный чин, хотелось...
   Так что мне велели выбрать маску и отправляться вместе с половиной Священных Зверей на задание.
   Хм. Мне тут пришло в голову - а потому ли только Наруто, Горо и Мито выпустили стольких шиноби Листа из ловушки, что не хотели светить всеми своими способностями? Пояс Недоступности разделяет нас и Лист. А значит, спасшиеся шиноби могут быть посланы Данзо на другие направления. Глядишь, и паники разнесут. По поводу пьющих кровь дзенинов на завтрак, обед и ужин страшных Священных Зверей.
   Или, по крайней мере, несколько ослабят наших нынешних союзников. В конце концов, это с Песком у нас нет общей сухопутной границы, конкуренции, то есть имеются перспективы продолжительного союза...
  
  
  
   Глава 5. Конференция.
   Интерлюдия
   Велик Туман. Ох, велик...
   От портовой Иокогамы до военизированного Хатсусе. От офисов и посольств до казарм Легионов, через полигоны и училища, жилые кварталы и дворец дайме, протянулся вдоль побережья изломанной чередой серповидных бухт и ровных галечных пляжей, Туман и города-спутники.
   И есть в старом районе, чьи камни помнят еще угрюмого Первого, жуира Второго, спокойного Третьего и одержимого Четвертого, квартал, что гораздо моложе соседей. Хоть и стоит на костях старого, истинного Тумана. Того, что до сих пор за глаза называют Кровавым.
   В центре этого квартала высится ступенчатая пирамида, с поднимающимися из углов первой ступени иглами- минаретами. Дворец Мизукаге, твердыня Мэй, Черная Пика, - названий много, но суть одна.
   В сердце пирамиды, но никак не на вершине, соединенный потайными ходами с несколькими путями отступления, окруженный барьерами, печатями, охранниками, защищенный лучшими из доступных Кири способов, скрыто не слишком большое помещение. Сто кубических метров. Кабинет, архив, санузел, спальня.
   В кабинете, чьи стены отделаны голубыми шелковыми обоями, видными только в узком промежутке между карнизом двери и краями шкафов, стоит тяжелый даже на вид стол. Темно-коричневое дерево выглядит внушительно, тускло блестит полировка, выглядывая из-под наваленных там и сям бумаг с отчетами по заданиям, служебными записками, докладами аналитиков, ученых и тех соглядатаев, записи которых идут прямо на стол высшему начальству.
   Стол, на самом деле, металлический. Да не просто стальной, а из чакропроводящего, усиленного миниатюрными, густо написанными, печатями, сплава. А дерева, - лишь пять миллиметров с каждой стороны. Просто, это, наверное, не красиво, - в комнате со светло-голубыми с золотом обоями, вдобавок к шкафам темного дерева, поставить еще и темно-серый, чуточку пятнистый от печатей, точно мухами и колибри за... сиженный, стол. Неэстетично, да.
   Но речь, собственно, не о столе. Энма с ним. Вот та, кто сидит за ним...
   Платье.. под цвет обоев. Декольте заканчивается как бы не там, где начинаются ноги. Ноги... да. Хотя и остальное... Красные волосы, конечно, смотрятся несколько экзотично... если вы не из этого мира, конечно. Впрочем, если вас это смущает, приемная господина Ао на два этажа ниже и в семидесяти метрах к востоку. Но Ками с ними, с волосами. В конце концов, кто на них смотрит? Третий размер, да...
   Но речь, собственно, не о нашей возлюбленной Мизукаге, а о бумагах в тонкой папке, что она читает. Давайте посмотрим, аккуратненько так, через плечо.
   Главное, смотря через плечо, не опустит глаза слишком низко. А то до подчиненных господина Ао мы не доживем. Третий размер, да...
   Выше смотрим, на бумагу!
  
   Книга Бинго (Путь к Победе). Приложение N21
   Хякки Якко - подразделение Деревни, Скрытой в Тумане, позиционируемое как элитная группа бойцов из Кири и вассальный ей Деревень, подотчетная непосредственно дайме. Группа зародилась во время гражданской войны в Стране Воды. На данный момент большинство Священных Зверей первого поколения либо погибло, либо в отставке. Предполагаемая причина отставки, - получение ранений, снизивших класс шиноби, а также появление новых Священных Зверей аналогичного назначения. Класс бойцов - А и выше.
   Рекомендации: при столкновении с членами Хякки Якко второго поколения следует отступить с максимально возможной скоростью. Охота на Священных Зверей всем, кроме специализированных команд, строго запрещена для уменьшения потерь.
  

имя

прозвище

способности

Награда за голову

Внешность и биография

Йоши Хина

Баканеко

Мастер кланового стиля тайдзюцу (предполагаемое название, - Шиникен, информация об оссобеннстях стиля отсутствует), ирьенин высокого класса. Информация о ген- ниндзютсу отсутствует.

Шиноби А-класса или выше.

Священный Зверь Второго Поколения.

14 млн. Ре за мертвую,

60 млн. Ре за живую

Рост средний, волосы темно-синие. Глаза скрыты красной повязкой с ромбовидным рисунком. Клановая черта - добавочные полупрозрачные кошачьи уши. Возраст от 15 до 17 лет.

Данные биографии отстуствуют.

Мисака Мито

Кирин

Специалист высочайшего класса в ниндзюцу стихии Молнии. Также владеет Водой.

Внимание: владеет стихией Магнетизма!

Шиноби А-класса или выше.

Внимание: рейтинг опасности S-класса!

Священный Зверь Второго Поколения.

40 млн. Ре за голову

Категорический запрет на взятие в плен

Волосы черные, жесткие. Глаза светло-серые. Рост 155 см (оценен выжившими)

Данные биографии отстуствуют

Опустошитель

Аякаси

Специалист по зачистке, карательным операциям. Достоверно подтверждено владение Паром на высочайшем уровне. Адепт кендо высокого уровня. Способности тайдзютсу не ниже В-ранга. Способности к гендзютсу неизвестны.

Шиноби S-класса.

Священный Зверь Первого и Второго Поколений

110 млн. Ре за мертвого

Категорический запрет на взятие в плен

Настоящее имя, внешность и биография неизвестны.

Рок Ли

Мононоке

Мастер тайдзюцу. Способности к ген неизвестны, предположительно полностью отсутствуют (неспособный к печатям). Способности к нин - неизвестная техника смешанной стихии. Внешние эффекты: светло-синие светящиеся птицы с размахом крыльев до полуметра, меняющие траекторию в полете, способные взрываться при попадании в цель.

Внимание: предположительно имеет модификации тела!

Священный Зверь Второго Поколения.

40 млн. Ре за тело

Категорический запрет на взятие в плен

Прилагается фотография.

Нуккенин Скрытого Листа. Глава и основатель клана Рок. Данные о семье отсутствуют.

Теруми Горо

Цутигумо

Превосходный тактик. Командовал войсками Кири в битве на плато Фусо.

Особые способности: не выявлены, предположительно, - специализация на ниндзютсу, стихии Огня, Земли, Воды, Пара и Лавы.

Шиноби А-класса или выше.

Внимание: рейтинг опасности S-класса!

Священный Зверь Второго Поколения.

110 млн. Ре за мертвого

Категорический запрет на взятие в плен

Рост средний. Волосы темно-красные, глаза черные. Возраст 17 лет.

По данным разведки, в возрасте 12 лет был похищен Орочимару. Несколько недель спустя был возвращен бойцами Живущих в Тени.

Семья: старшая сестра (Теруми Мэй, Пятая Мизукаге)

Удзумаки Генма

Нурарихен

Специалист по подрывным работам. Владеет смешанной стихией (предположительно, - производное Огня). Призыв - голуби.

Шиноби А-класса или выше.

Внимание: при сражении на своем поле имеет рейтинг опасности S-класса!

Священный Зверь Второго Поколения.

80 млн. Ре за мертвого

Категорический запрет на взятие в плен

Внешность: неизвестна. На заданиях появляется маске и капюшоне.

Данные биографии отстуствуют.

Удзумаки Синто

Инугами

Мастер кендзютсу. Предположительно владеет смешанной стихией (название и особенности неизвестны). Специалист по преследованию.

Шиноби А-класса или выше.

Священный Зверь Первого и Второго Поколений.

40 млн. Ре за голову

Внешность: рост 178 см, вес 80-90 кг. Волосы красные. Глаза черные.

Возраст 23 года.

Член клана Удзумаки (Возрожденный клан Удзумаки, генолиния неизвестна).

Данные о семье отсутствуют.

Юкки Бъякуя

Специалист по военно-полевой медицине. Ирьенин высокого класса. Владеет Льдом, Водой и Ветром на высоком уровне. Высокий уровень тайдзютсу. Создатель собственного боевого стиля (клановый стиль Рок), адаптированного под используемое оружие - латные перчатки и ботинки переменной массы.

Шиноби А-класса или выше.

Священный Зверь Первого и Второго Поколений.

22 млн. Ре за мертвого,

60 млн. Ре за живого

Рост 172 см, вес порядка шестидесяти килограмм. Волосы черные, стянуты в боевую косу. Особенность генолинии: глаза периодически меняют цвет с черного на подсвеченный изнутри красный.

Семья: имеет брата-близнеца Хаку (см. ниже)

Юкки Наруто

Зарегистрировано владение Ветром на высочайшем уровне. Уровень прочих способностей неизвестен. Дзинтюрики Кьюби. Особенности: улучшенная регенерация.

Предположительно: владение Льдом, пространственными техниками и барьерами.

Внимание: Шиноби S-класса!

Священный Зверь Второго Поколения.

Внимание: участник сражения на плато Фусо. Владеет техникой массового поражения, бъющей по площадям.

Внимание: убийца Жабьего саннина!

110 млн. Ре за мертвого,

600 млн. Ре за живого

Рост около 175 см, вес порядка семидесяти килограмм. Прилагается фото треххлетней давности и портрет на основании моделирования и описаний выживших.

Внимание: участник сражения на плато Фусо.

Данные биографии: нукенин Листа (см приложение 3 к книге Бинго).

Данные биографии за последние два года: неизвестны.

Юкки Тобимару

-

Мастер кендзютсу. Владеет Льдом, Водой и Ветром на высоком уровне. Мастер и основатель собственного боевого стиля, сочетающего гендзютсу и звуковые ниндзютсу, основанные на использовании вплетенных в волосы колокольчиков, со стандартными искусствами шиноби.

Шиноби А-класса или выше.

Не принадлежит к списку Священных Зверей, хотя предположительно сравним в силе с Первым Поколением.

20 млн. Ре за мертвого

80 млн. Ре за живого

Прилагается фотография

Примечание, написанное на полях, рукой Ао: уже мышкую

Рост 195 см, вес около 120 кг.

Особенность генолинии (предположительно): модифицированное тело, улучшенные физические параметры и(или) увеличенная выработка чакры.

Статус: глава клана

Семья: женат, 2 детей.

Юкки Хаку

Нурарихен (в отставке)

Специалист по скрытному проникновению и добыче охраняемых объектов. Уровень тайдзютсу С-класса, уровень кендзютсу В-класса или выше.

Тяготеет к оригинальным техникам на основе Ветра и Льда. Владеет минимум тремя стихиями (Ветер, Вода и Лед) на высоком уровне.

Текущее прозвище - Холодный Оружейник. Создал более сотни техник.

Шиноби А-класса или выше.

Священный Зверь Первого Поколения

60 млн. Ре за мертвого

100 млн. Ре за живого

Рост 172 см, вес порядка шестидесяти килограмм. Волосы черные, распущенные. Особенность генолинии: глаза периодически меняют цвет с черного на подсвеченный изнутри красный.

Бывший глава клана.

   Женщина тихо, без лишних звуков вроде хлопков или шелеста перекладываемых бумаг, закрыла папку.
   - Неужели им удалось раскопать так мало? - тихо сказала она.
   На столе, тремя миллиметрами бумаг ниже, располагался аналогичный список элитных шиноби Листа. При том, что количество людей было несколько меньшим, список был чуток толще. Раз в шесть.
  
   Глава 5. Агрессивные переговоры.
   - Помните о своих задачах - напутствовала бойцов Мэй, стоя в окружении командиров отрядов и Священных Зверей.
   Второе полугодие войны. Огонь был в осаде. Огражденный от северо-запада Полуострова до бывших западных окраин Страны Молний Поясом Недоступности, он развязал руки многим. Ведь Пояс, где, на прозрачно-зеленом фоне чахлой природной чакры болот и пустошей, где синие огни шиноби видны, точно муха на листе бумаги, - это мера обоюдосторонняя.
   Звук сидел в глухой обороне. Их Пояс, превосходящий соседний по глубине, тем не менее, не гарантировал спасения. Все же, Райкаге, два полностью обученных дзинтюрики на пике сил и почти шесть тысяч шиноби, собранных в три группировки, - не тот противник, с которым стоит надеяться легко справиться, даже при своевременном его обнаружении.
   - Со мной идут Хаку и Синто.
   Вот, значит, как. Сенсор и отчасти каратель, плюс специалист по точечным акциям. Мэй решила устроить бойню прямо на Совете Пяти Каге? Хотя, если не мы, то кто-нибудь другой сподобиться.
   - Наруто и Хина возглавляют первую группу...
   Водопад пал на третьем месяце войны. Стояла себе деревня, к слову, одна из немногих по-настоящему гакуре, стояла... Эксперты потом сказали, что эта была Бомба Биджу. То ли Эй послал братика в превентивный рейд, то ли еще кто... Хотя кому он сдался, этот Водопад? Разве что у Семихвостой мог быть счет к этому Поселению. У наших даже была версия мести со стороны Чомей. В числе прочих полубредовых.
   А вот с Травой случилась Скала.
   Справедливости ради, стоит заметить, что это было... не справедливо, простите за тавтологию, но ожидаемо. Тсучикаге должен был хоть что-то получить от этой войны.
   Откровенно говоря, зачем Ива влезла в эту войнушку, кажется, не понимали даже в самом северо-западном Поселении. Логичнее было бы поделить Огонь с вассалами на четверых...
   - Брат...
   Наш победоносный командующий бойней при Фусо молча кивает. Мол, все уже оговорено, знаю.
   Аналитики и Горо считали, что это не глупость и маразм Третьего Тсу(су)чикаге, а хитромудрый политический замысел. Мол, если сегодня поделили Коноху на четверых, то, пусть не завтра, а лет через десять сообразим, что Ива неплохо делится на троих. Тем более, сейчас война ведется вне территории Страны Земли. А работающие на союзников шиноби Камня неплохие деньги сшибают. За срочность, за повышенный риск. Видел их тарифы.
   Никогда еще за последние пять лет я не был так близок к мысли сменить протектор и посшибать денег...
   - Генма с учениками работает по тылам Листа. Как только придет сигнал, начинайте операцию.
   Хотя не все в делах Ивы так уж безоблачно. Носитель Пятихвостого сгинул вместе с несколькими тысячами шиноби. Заблудился в пустыне, да. То-то наши, посольские, заметили присутствие демонической чакры в Суне. Хотя генерал Гаара не вылезает с фронтов, да. Вот как раз недавно Ветер оккупировал Страну Птиц.
   Где находится Четырехвостый, не знала, наверное, ни одна разведка в мире. Бежал себе дзинтюрики, бежал. Попал под дождь. Ну, на севере Аме этим никого не удивишь. Как бы там ни было, страна имени этого природного явления формально осталась в мире. Но все разведчики Великих Поселений и их вассалов оттуда исчезли. Кто-то "потерялся", кто-то "промок", кто-то успел сбежать... А еще говорят, что в Стране Дождя гражданская война. Видимо, поэтому Третий Тсучикаге посеял там полторы тысячи бойцов. Кто-то даже вернулся. По данным разведки, даже в своем уме. Частично, правда...
   - Отправляемся - скомандовала Мэй.
   На десятом месяце войны, с разницей в два дня, случилось три события. Прорыв Пояса, тренировка сил ПВО Суны и неприятнейшая, хоть и не неожиданная, потеря.
   Райкаге формально никому войну не объявлял. Его войска находились на стыке двух Поясов Недоступности, медленно накачиваясь медикаментами, пополнением и вооружением, как бы не четыре месяца, так, что нервничали порой, наверное, не только у нас, но и в Звуке с Листом. А потом, то ли у кого-то не выдержали нервы, то ли на складах скопилось достаточно медикаментов...
   Пояс Недоступности, - не панацея. Во-первых, он не позволяет проводить собственные наступательные операции. Вернее, создает перед обеими сторонами одни и те же трудности в обеспечении скрытного сосредоточения сил. А во-вторых, его можно обмануть. Мы, например, перебрасывали диверсантов на альбатросах и дирижаблях. Благо, из вассальной Страны Снега к нам попало аж восемь штук.
   Клан, правящий Облаком, не зря считается одним из сильнейших в мире. Темная из-за специфических межклеточных соединений и особой формы коллагена кожа обладает чудовищной прочностью. Каналы чакры феноменально устойчивы к прокачке через них больших объемов, а скорость реакции лишь немногим уступает химерам и носителям додзютсу. Резерв лишь немногим уступает Хошигаки. А отдельные уникумы могут, выйдя, так сказать, на полную мощность, по характеристикам чакры по меньшей мере сравняться с Биджу. Этакая улучшенная версия Кисаме без меча, способная составить конкуренцию легендам вроде Мадары или Хаширамы. Штурмовая, наземная версия Хошигаки. Не зря Третьего Райкаге, человека, способного срезать хвосты Хачиби одной техникой, некоторый считают пятым по силе среди шиноби этого тысячелетия.
   Засветка трех источников чакры, соответствующих уровню Хвостатых, произошедшая на равноудаленных точках, привела к распылению сил Звука и Листа. Ведь это было так логично, - кинуть в прорыв дзинтюрики или Четвертого Райкаге, при поддержке дзенинов. Чунины бы такой уровень излучаемой чакры и Ки могли бы и не выдержать.
   Вот только... не было там армии дзенинов. Ее ведь не требовалось. Все равно, на фоне полуденного солнца в горах, каким видится сенсорам источники чакры такого уровня, светляки и звездочки обычных шиноби теряются, подобно свету Сириуса летним днем.
   Итак, Кабуто, возглавивший Звук, парировал удар Ниби. По слухам, он все же спасся, когда отступающая носительница Некоматы заманила его армию в засаду.
   Сборная группа, возглавляемая кем-то из Абураме, весело сгорела благодаря Би с его ручным хентайно-тентаклевым быком.
   Северная группировка шиноби Листа имела радость увидеть, как к ним подбегает Райкаге (один), разворачивается, и убегает. Видимо, только общий уровень охренения помешал им ринуться следом, на ждущее своего часа минное поле.
   А на побережье Звука уже споро высаживались довезенные гигантской черепахой, шиноби менее запредельного класса. Разумеется, на всех них были протекторы Кумо.
   - Чоуджиро, остаешься за старшего - бросает Мэй, прежде чем выйти из зала для совещаний. Смешно. Все роли давно распределены и оговорены, но мы все также собираемся вместе и выслушиваем, нет, не приказы, а напоминания о них. Распоряжения Мэй отдала каждому из нас ранее, в течении недели. Разве что перехватывающая все больше нитей управления Рэй да Наруто с Ао были с самого начала в курсе событий.
  
   В том бою мы потеряли Ли. Два кадра из Акатски, как оказалось, присоединившейся к Листу. Второе, и наиболее гадостное, событие.
   Какудзу и Хидан - так их звали. Один даже выжил. Хина и Амати чуть не подрались за право запытать исследовать этот поразительный образец. Оказывается, у нашего доктора-мясника тоже есть счеты к некоторым краснооблачникам.
   Да, я знаю, что после Фусо, Ли оставалось недолго. Шторм, прогулявшийся по телу, это, конечно, не чета иным техникам Ветра. Тем не менее, Ли был обречен. Он и в эту десантную операцию пошел, залившись стимуляторами до гепатита. Иначе бы не смог нормально двигаться.
   Основатель Рок хотел погибнуть в бою. И ни клан, ни Поселение не посмели отказать ему в такой малости. Я, - обе мои маски, - и Хина лично настроили его в последний раз.
   И все же, какого прета я тут распережевался?
   Никому нет дела до эмоций. Чувства не должны руководить человеком. Наборот, он должен использовать эмоции, чтобы подстегивать или тормозить себя, когда нужно.
   Так что хватит без толку глодать свой разум. Все равно от культи моей совести, терзающей сознание, никому легче не станет.
   И все же, я решил, - если, нет, когда вернусь, - доделаю химер поколения три-плюс.
   Опустошителя и Бъякую.
  
   Помню, несколько лет назад я нарвался на Тсукиеми. Поганенькое гендзютсу, манипулирующее восприятием времени. Как Юкки, я отличаюсь довольно своеобразными реакциями на все ментальные вторжения. А тут, только по ледяному зеркалу моего разума потоптался один наш, родной недоумок, как тут же другой влез со своим мангекье и пошуровал напоследок. Честное слово, странные, порой красочные, сны и видения - не самое худшее, что я мог получить после того, как мой рассудок чуть ли не изнасиловали.
   В одном из тех видений мне попадался Дейдара - отступник из Ивы, обладавший способностью, похожей на те, которыми обладал ребята Ли. Правда, последние обладали Штормовым Ласточками из-за имплантированных артефактов. А вот глиняные птички были, видимо, клановой врожденной способностью.
   Если, действительно, подобные улучшения были получены искусственно, невольно возникает вопрос: насколько извращенным воображением нужно было обладать, чтобы сделать орган, придающей взрывчатке форму животного и способность двигаться и детонировать по команде, в виде рта с зубами и языком?
   Как бы там ни было, я навел справки. Такой шиноби действительно существовал. Фагрофил, маньяк, отступник ранга А или выше. Член преступной группировки Акатски, не раз выполнявший задания своего бывшего Поселения.
   Правда, кое в чем видения ошибались. Третье значимое событие последних месяцев, нападение на Суну и попытка захвата Гаары, была предпринята другими людьми. Сасори и предпоследний Учиха. Скорпион красных песков и гений, лично уничтоживший собственный клан.
   Меня там не было. Я в тот месяц вместе со своими альбатросами базировался на Восточном фронте. Прикрывал оставшиеся дирижабли после того, как сразу два пропали без вести вместе с бывшими на борту группами.
   Сасори не повезло. Акатски напали прямо во время очередных переговоров между Кири и Суной. И если Итачи удалось ускользнуть, уничтожив оба отряда Безликих, посланных за ним...
   Сасори действительно не повезло. Не знаю, мои ли видения были тому виной, но наше постоянное посольство в Песке обладало чудовищной системой ПВО и гарнизоном, ориентированным на борьбу с диверсантами и кукольниками. А местные откуда-то знали, на кого Скорпион в давние времена наложил прелюбопытнейшие печати контроля. И даже из кого сделана козырнейшая карта внука старейшины Чие.
   В общем, размазали его, как масло по бутерброду. А Третьего Казекаге забрали в собственность Поселения.
   А еще два дня спустя случился не слишком важный фронтовой эпизод. Патрулируя небо над Поясом Недоступности, я заметил чужую летающую структуру. Не знаю, то ли это был крокодил с крыльями, то ли кукла. В общем, нечто белесое, и с человеком в черном плаще с алыми облаками, на спине. Непонятный зверь. Не крокодил - у того морда потоньше. Может, гавиал? Как бы там ни было, я его заметил. И пустил в дело Лук Тлена с предельной дистанции.
   Больше у нас дирижабли без вести не пропадали.
  
   Идем, идем. Без чакры. Просто чапаем по дороге. Любопытно.
   - Мэй, а как мы попадем в Страну Железа за два дня?
   - А ты не знаешь?
   - Понятия не имею.
   - Странно. Неужели не прочитал этих сведений? Ладно, слушай. Страна Железа так хитро расположена, что из каждого Великого Поселения до нее можно добраться в течении двадцати часов. Это вызвано тем, что, если в определенном месте начать двигаться в ее сторону, попадаешь в эффект коридора.
   Мэй замолчала. Видимо, ждет вопросов. Вот только, зачем спрашивать? Сама ведь расскажет.
   И точно, с минуту спустя, не оборачиваясь, Теруми продолжила:
   - Говорят, это вызвано техникой Мудреца Шести Путей. На Рикудо вообще принято валить многое, что лень объяснять иначе. Точно известно лишь одно - в распоряжении каждого из великих Поселений есть место, от которого можно быстро достичь Страны Железа.
   Не знаю, вызвали ли слова Мэй такую реакцию. Или просто я вынырнул из мутного омута рассеянности. Как бы там ни было, я, так сказать, огляделся. Удобное додзютсу, - с круговым обзором.
   Деревья, кусты вокруг, - все было иллюзией. Теплой, наверняка осязаемой, но иллюзией. Не бывает растений, сплетенных из нитей желтой и кислотно-синей чакры, точно проволочные макеты. И пол под ногами, и небо, и то, что было за деревьями, - все было лишь прикрыто этой странной иллюзией, скрывающей параллельные, тянущиеся вдоль нашего курса, бело-стальные нити.
   - Заметил?
   - Да.
   - Интересно, как это выглядит для тебя. Я-то лишь чувствую направление, по которому надо двигаться. И знаю из архива прошлых Мизукаге, что будет, если уйти вбок.
   Я неожиданно вспомнил, как называется этот оттенок красного. Медный. Волосы медного цвета. Все же интересно, почему Мэй делает паузы, зная меня больше пяти лет? Ведь ясно, что я вряд ли задам банальный вопрос в духе: "И что же случится, если уйти вбок, пересекая эти белые, словно металлические линии".
   - Вынесет в обычное пространство. Просто шел по лесному коридору, хоп, - и ты уже стоишь где-то между Железом и точкой старта. В пустыне, море или, по некоторым версиям, в горах.
   По некоторым версиям? Видимо, в горах, - означает, "в камне". Не уверен, что даже шиноби выберется из недр горы, если до атмосферы нужно не менее километра породы преодолеть. Пусть даже и Подземным Плаванием, - все равно мало у кого на такой фокус хватит чакры и элементарной выносливости.
   Однако хорошо устроена Страна Железа. Этакий транспортный узел. Получается, весь континент, от Ивы до Кири, можно пересечь дня за четыре. А "от моржа до моржа", где-то за десять дней. Все-таки, Скала находится не на берегу Закатного Океана. А сама страна самураев расположена там же, где мировые глисты, - обычным путем задешево не доберешься. А значит, возникает законный вопрос. И уточняющий к нему.
   - Что защищает Страну Железа от захвата Великим Поселением, кроме конкуренции внутри Великой Пятерки?
   А Мэй все так же идет вперед, не оборачиваясь. Точно вдоль этих нитей, по иллюзорному, но, все же, осязаемому песку пыльной дороги, возвышающемуся над дном овального туннеля на несколько метров.
   Если бы я не был в курсе ... скажет так, особенностей характера старшей Теруми, это показалось бы мне странным, - отвечать на вопросы, никак не реагируя на них телом. Размеренный шаг вперед, точно по ощущаемому довольно смутно, направлению. Глядя на то, что делают такие, как Мэй, не обладая додзютсу, я чувствую, что нечто упускаю. Наверное, сказку. Ведь с получением моих глаз, некоторые умения, завязанные на чувства чакры, для меня перешли из разряда искусства в группу ремесла. Это, по-моему, бесспорно, правильно, - взять более надежную методику, оставляющую меньше тайны в том, что я делаю. Но откуда-то сожаление все же появляется.
   - Страна Железа, как ты знаешь, это гора Три Волка и немного прилегающих земель. И вымороженная до предела тундра вокруг. Как ты думаешь, во что превратили две с половиной тысячи квадратных километров своей страны самураи, что живут там более семисот лет? Учитывая, что, по самым смелым расчетам аналитиков, существует не более сотни точек выхода в пределах их страны? И как минимум половина из достаточно доступных заранее известна местным?
   Ясно. Страна крепость. Гигантская казарма, если угодно. Даже понятно, почему там нет шиноби. Они попросту не прижились бы в таком месте. Слишком мало места для них.
   - Они пытались вести экспансию?
   - Да. Исходя из направлений их походов, и было взято минимальное число точек выхода в четырнадцать единиц. Но, видишь ли какое дело, Хаку. Самурай без меча, - это то же, что и самурай с мечом, только без меча. А шиноби без меча - это шиноби, умеющий эффективно сражаться, не используя меч.
   Белые нити расходятся воронкой, и иллюзией вокруг, странно расплывшись, видимо, скрадывая момент смены декораций, рассыпаются рассеивающейся в окружающем бедном природном фоне, бесформенной чакрой. Мы пришли. И судя по тому, что напротив стоят три человека в черных плащах, захват этой Страны был бы очень кровавой операцией.
   А жаль, такие перспективы бы открывались...
  
   - Я Мифуне - проговорил центральный из встречающих - правитель Страны Железа. Прошу за мной.
   Все же интересно, кто и зачем объявил в разгар войны о созыве конференции?
   Метель, мерзкая моему сердцу Юкки, отвратительно прозрачная, редкая недовьюга несет в лицо комки теплого, жидкого и тяжелого снегодождя. Отвратительные своей мертвенной липкостью, тяжелые ощущения, порождают соответствующее настроение.
   И теплая земля под ногами. Климатическая установка? Возможно.
   Почему-то, мне уже заранее не нравиться страна Железа. Может, потому что эта... как бы поделикатнее... дупа мира? А может, еще почему.
   И все же мои глаза начинают светиться красным, превращая блеклый конус обычного зрения в полную цветов сферу.
  
   Нас, в зале, - десять. Четверо внизу, - три двойки на балконе, дырявым восьмиугольником нависающем над залом.
   Эй, Мэй и Темари сидят вместе. Казекаге, как боец исключительно дистанционный, расположилась в центре. По левую руку от нее сидит Теруми. В ближнем бою она, конечно, далеко не Хина или Ли. Но все же, наверное, лучше Богини Ветра. А Райкаге, как и его отец в молодости, скорее контактник, использующий ускорение, чем универсал. Мифуне сидит напротив, во главе стола. Председатель конференции, независимый и относительно беспристрастный арбитр, но в первую очередь, - заложник, хотя бы отчасти гарантирующий, что самураи проявят... здравомыслие?
   Даже понятно, зачем наши каге расположились именно так. В случае, если переговоры перерастут в сражение, благо прецеденты бывали, силы противника будут хотя бы отчасти разделены. Конечно, и нам с союзниками придется сражаться минимум на два фронта. Но если справа фронт подкрепляет паровой каток Четвертого Райкаге, а слева, - наша Мэй...
   Эй взял с собой Даруи и Ши. Логично, - дзинтюрики ему самому нужны для стабилизации ситуации в бывшей Стране Рисовых Полей. Там сейчас такая роскошная мясорубка идет - и Листу и Облаку светит недосчитаться нескольких тысяч бойцов.
   Даруи универсал. Элемент Бури, полуавтономная техника Молнии, плюс здоровенный тесак наподобие того, с которым ходит Забуза, дорогой наш вассальный каге. Только этот больше похож кухонный топорик для мяса, а не на гигантский нож-хлеборез.
   Ши. Насколько я помню досье, специалист поддержки. Иллюзии отвлекающего характера, возможно, гендзютсу, заточенные на воздействие сразу на несколько умов. Плюс, наверняка, иръенин - в Облаке, как и у нас, медтехникам учат всех, чье назначение, - поддержка. Просто потому, что у подобных шиноби к концу сражения чаще прочих остается чакра.
   Темари взяла всю семью. Канкуро и Гаара. Два бойца на расстоянии. Кукольник и песочник. Спец по тонкой работе и его противоположность. Песок вообще плохо подходит для точечных акций. Как и в случае Земли, в этой стихии зато хватает техник, заточенных на выбивание большого количества противников одной атакой.
   И плюс я и Синто. Не самый сильный универсал и мечник. Итого, один чистый контактник, два чистых дистантных бойца, пара относительных универсалов и поддержка. То есть я, Даруи и Синто создаем периметр. Гаара прикрывает нас песком. Канкуро выбивает особо прытких куклами, а Ши находится в тылу и страхует. А неплохо получается. Эшелонированная оборона. Значит, прыгаем если что вперед и прикрываем каге. После чего у нас становится на одного боевика каждого типа больше. Каге разберутся с командованием, и пойдем на прорыв. Простейшая тактика, наверняка остальные уже тоже продумали такое решение. Как и альтернативные варианты.
   Конечно, есть вероятность, что союзники предадут. В конце концов, это тоже классика, - перебить бывших союзников на переговорах и, резко обвинив их в вероломстве (они первые напали!), сменить сторону (а войска были передислоцированы чисто случайно, да...).
   Но... зачем? Война идет так, что нашему союзу нет смысла распадаться, - пока что все, даже Облако, несут потери ниже запланированных штабами. И при этом шиноби Суны оккупировали половину Страны Рек, в Страну Ветра идет наше продовольствие по вполне вменяемым ценам. А Кумо уже не только вернуло себе территории, отторгнутые по итогам прошлой Войны. Ее шиноби уже находятся на территории Страны Огня.
   Фактически, сейчас у многих создается ощущение, что враг почти разбит. Лист отгородился от Тумана своим Поясом, пятиться от неторопливо струящихся за Гаарой бойцов Песка, судорожно пытается заткнуть прорыв в линии фронта, прорванной Облаком. Ива далеко, у нее хватает своих проблем, а до Листа уже две недели марша простой пешей армии. Даже не шиноби.
   Именно поэтому, гораздо вероятнее, что Лист попытается перебить на конференции всех, присутствующих в этом зале.
   Нужно быть настороже. Сфера раздувается, захватывая все больше светящихся силуэтов самураев, стоящих в караулах.
   Вот, кстати, а что это за человек идет в нашу сторону? Судя по резерву, никак не рядовой самурай. Скорее, это уровень дзинтюрики или каге. Кто-то высокий, худой, и с сероватой чакрой. Сероватой? Никогда такой не встречал.
   И когда в зале показывается тускло светящийся сдерживаемый странной, словно бы неживой, чакрой, силуэт, когда я отмечаю, что в обычном зрении в зале никого нет, а через ноги я слышу его шаги по полу зала...
   Ши дергается в мою сторону, когда Ледяное Копье срывается вниз и в сторону, проходя в полуметре слева от Мифуне и врезаясь встык стены и пола.
  
   Каге стоят треугольником, основанием обращенным к Мифуне. Тот, повернувшись спиной к ним, практически демонстративно рассматривает висящего на четырехметровом бело-голубом стержне, человека. Да, ради скорости, я пренебрег контролем и бухнул в технику несколько большее количество чакры. Вдвое большая длина копья, плюс диаметр в шестнадцать сантиметров, - вместо четырех. Впятеро больший расход чакры, потраченной ради того, чтобы сотворить технику за десятую секунды, без печатей. Но, кажется, я не зря ударил в того, кто сейчас оглядывает зал, медленно поворачивая закутанную в бинты голову. Словно бы нет у него, прямо в проекции очага чакры, моего Льда.
   Темно-серый белок глаз и желтая радужка. Не сомневаюсь, будь лицо несколько менее скрыто бинтами, на нем были бы трещины, пересекающие восковидную кожу. Но бинты открывают на верхней половине тела лишь глаза и полоску кожи между ними. А поверх бинтов, на голове - протектор Ивы.
   Убийца Второго Мизукаге, лучший известный в истории эксперт по маскирующим техникам. Человек, носящий эмблему одного нашего врага. Поднятый из могилы техникой, созданной Вторым Хокаге. Прошлым владыкой другого вражеского Поселения.
   Дважды враг. Лидер вражеской Ивы, поднятый из небытия волей Конохи. Все же, нашей разведке не удалось раскопать материал для твоего призыва. Иначе бы тут не стоял.
   Сфера восприятия предельно расширяется, показывая отступающих самураев, а также тех, кто их теснит. И такие знакомые в этом спектре, сигнатуры техник Ветра, Огня, Земли и Пыли. Все точно, как в досье на них.
   Кости брошены, фишки розданы. Партия начата.
   - Конференция Пяти Каге открыта.
   Ками, я сказал это вслух?
  
  
  
   Глава 6. Ой!
   Огоньки, огоньки. Сероватая, ныне знакомая мне, чакра поднятых этой версией Эдо Тенсей, покойников. Сигнатуры элиты Листа и Камня - а кого еще могли с собой взять владелец Пыли и обладатель изуродованной чакры грубой химеры, дисгармоничной смеси Учиха и Сенжу, тушащий чужие жизненные огни своим Ветром?
   Левее наших каге, там, где пол зала поднимается лестницей, сгущается человеческая чакра. Пространственная техника? Но тут ведь нет наших.
   - Внизу и слева - говорю я, отправляя Ледяное Копье в формирующийся из чакры человеческий силуэт.
   Синто прыгает вниз, доставая из ножен на спине свой основной меч. Узу, атака и защита в одном флаконе, окутывается замкнутыми в кольца потоками Воды и Ветра.
   И все же, его атака проходит впустую. Меч, окутанный вихрем преобразованной чакры, способный перемолоть, точно в мясорубке, плоть человека и отразить материальную или стихийную атаку, проходит сквозь стоящего на месте человека. Всего лишь разрушив заостренный стержень Ледяного Копья. Тот самый, который торчал из тела появившегося мгновение назад человека. Синто, как и положено после атаки, удачной или нет, отпрыгивает в сторону, на стол.
  
   Круглая маска имеет складки, заворачивающиеся спиралью, так, что в центре ее, имеется отверстие в пару сантиметров диаметром. И в этом отверстии горит характерный глаз. Учиха или жертва трансплантологов?
   Он появился в облаке чакры. Судя по всему, некая техника перемещения. Возможно, под прикрытием иллюзии. Менее десятой секунды спустя в него влетела моя техника. Не встретив сопротивления, Ледяное Копье, окутанной Ветром, как в масло влетело в пол. Торчащий прямо сквозь него Лед, видимо, не слишком его обеспокоил. А затем Синто взмахом своего меча, прошедшего человека насквозь, безо всяких для него последствий, сломал Копье.
   Вот, значит, каков ты, Тоби из Акацки. Человек, умеющий становиться почти бесплотным.
   Слова Мэй текут мимо меня, пытающегося одновременно контролировать Тоби и отслеживать перемещения более чем двух десятком шиноби высокого класса, призывов, а также отступающих под их атаками самураев.
   - Мифуне. Я надеюсь, вы намерены адекватно реагировать на происходящее?
   Лидер Железа молчит. Впрочем, а что он может сказать? Статус страны, бывшей местом переговоров, а в итоге, еще до их начала, ставшей объектом нападения одной из сторон, не может быть нейтральным. Либо Мифуне забывает о трупах его людей, лежащих в коридорах дворца и на склонах горы Трех Волков, о том, во что превратиться его страна, если мы перейдем на тактику обороны на вражьей земле... Либо склоняется перед нашей волей и идет вслед за нами. Сражаться с Конохой и Ивой. Дилемма, однако. Ведь, как ни крути, исход сражения так и так неясен. Слишком много в округе бойцов запредельного класса, в случае которых, никакие расчеты уже толком не помогают. Причем бойцов с каждой стороны. И ведь ясно, что, в случае полномасштабного сражения между нами и другой стороной, побочных жертв будет масса. И Страна Железа, как ни крути, станет вассалом кого-то из победителей. Оставаться нейтральной после случившегося, ей уже не позволят. Независимой, после гор трупов, которые, вольно или невольно, воздвигнем и мы, и наши враги, ей тоже не бывать.
   Короче, старый как мир вопрос.
   Под кого лечь?
   Думай, Мифуне, думай. А мы пока с Тоби поговорим.
  
   - Здравствуй, Тоби - говорит Синто, продолжая стоять на столе. Хороший стол, прочный. Десять сантиметров мореного дерева неизвестной породы. Сразу видно, на шиноби рассчитан.
   - Я Учиха Мадара. Я пришел говорить с вами от имени своей организации.
   Я спрыгиваю на стол. За спину Синто, ближе к каге. Так, чтобы Мэй видела мою завернутую за спину левую руку.
   К нам приближаются пять человек. Данзо держится в отдалении, как и Тсучикаге. А вот, судя по характерной сигнатуре Аматерасу, Учиха, плюс два мертвяка и еще пара неизвестных мне шиноби довольно высокого уровня, быстро двигаются в нашу сторону. На некотором отдалении от них, - еще шесть обладателей какой-то одинаковой чакры. Шесть марионеток? Тогда где кукловод?
   Не важно. Что выяснил, передаю на пальцах Мэй. Два человека, два мертвяка, один Учиха. Затем шесть марионеток. Вражеские каге в резерве.
   - Не смеши меня - отвечает Синто, выбравший себе роль нашего рупора. Другие боевые единицы заняты более важными делами. Вон, Даруи, судя по всплеску чакры, готовит какую-то технику.
   - Хватит врать - продолжает наш дорогой мечник - ты не имеешь никакого отношения к тому самому Учихе Мадаре. Твоя чакра, твоя моторика и речь не имеют ничего общего с тем, кто давно мертв. Лучше представься своим настоящим именем - а затем Синто экспрессивно взмахивает своим мечом.
   Капли, сорвавшиеся с окружающего клинок водяного смерча, пролетают сквозь мужчину в плаще Акацки и выносят бронированную дверь у него за спиной. Техника Плач Тайфуна, во всей своей непритязательной боевой мощи.
   - Это бесполезно. Я Никто. У меня нет имени. И я не желаю его иметь. Низшим существам незачем звать как-то того, кому они не могут навредить.
   "Низшим существам"? Ну, с самомнением у парня все неплохо. Возможно, даже слишком хорошо. Хотя, все же, интересно. Нам, что же, его непрерывно атаковать? Есть, конечно, такие техники и стихии, позволяющие просто истощить его защиту, чем бы она не лимитировалась. Временем, количеством принятых ударов или каким-то условием. Шуршащая Вьюга, Горячечный Ветер, техники Пара, - все это есть и в моем арсенале. Просто, надо вынудить этого кадра на бой, где не будет лишних, способных попасть под дружественный огонь. Вот и все.
   - Что же, безымянный - кажется, в голосе Синто звучит колкая насмешка. Хотя да, он же не любит таких. Считающих, что они априори сильнее прочих - в таком случае, что ты делаешь здесь, среди наших забот? Что привело тебя к нам?
   Учиха уже на подходе. Как и двое живых шиноби. Мертвяки в паре минут хода. Вряд ли очередной заслон самураев их надолго задержит.
   - Иди - слышится в левом ухе - живые на тебе. Учиха и мертвяки, - наша забота.
   Мэй использовала переговорный артефакт. А раньше предполагалось скрыть от союзников их наличие. Все же, альтернатива рациям, к которым есть доступ у Листа. Лишний козырь в рукаве. Хотя, не вечно же им быть в запасе. Всякий товар имеет срок годности.
   Я пробегаю мимо Тоби в открытые техникой Синто двери. За спиной Мифуне разлетается крупными кусками бетона стена. Сусано? Значит, и правда, Учиха. Ах, да, я уже видел эту чакру. И когда это Саске успел получить мангекьо? Хотя, не важно. У меня - свои задачи.
   - Я пришел объявить вам о начале Четвертой Мировой Войны Шиноби - говорит позади Тоби. Наверное, с его точки зрения, медленно и торжественно, в почтительно внимающем зале.
   Интересно, а последний год, в таком случае, что творилось на континенте? Дети надевали друг другу на головы ведра в песочнице?
   То ли у этого Тоби некий шаблон, по которому он говорит. То ли, он крайне оторван от реальности. Что, впрочем, не является взаимоисключающими явлениями.
   А вот и цели. Ледяной Дождь.
  
   Изанаги мгновенно возникает в руке, после чего изогнутый клинок входит чуть ниже левой подмышки противника. Круглое лицо, странные отметины ползут по щекам от края нижней челюсти вверх и к носу. Кажется, какой-то сенсор Облака, умерший десятки лет назад. Впрочем, протектор на лбу подтверждает первое. А цвет кожи...
   Цепь, распечатавшись, обвивает жертву, блокируя чакру, движения. Затем из каждого звенья обвивающей противника змеи выстреливают в стороны тонкие, с мой мизинец, цепочки. Теперь мертвец окутан уже не цепью, а сетью. Система вспыхивает чакрой, защищая себя барьером. Теперь никто не освободит врага, пока в цепи есть чакра. Или пока кто-то из нас не отменит ее действие.
   Прыгаю в сторону, уходя от очередной партии взрывающихся насекомых. Как же достал этот любитель взрывов!
   Одного живого накрыл сразу, расширенным Ледяным Дождем. Просто несколько тысяч ледяных копий, с плотностью в районе двух десятков на квадратный метр. Саперу тоже не повезло. Но наличие инородных тел, - трех в теле и еще нескольких в конечностях, - ни капли не мешали ему засовывать руки в сумки на поясе. Талант лепить из взрывчатки программируемые мины-марионетки. Генма был бы в восторге.
   Таки образом, я остался против мордатого мертвеца, шиноби в маске АНБУ Листа и прибитого к стене, но отправляющего гостинцы, сапера.
   Теперь, после того, как возвращенный с того света облачник стал размытой радужной скульптурой, нас осталось трое.
   Живой сложил печать, после чего направил руки на меня. Уходу в сторону. Так, симметричная нестандартная печать двумя руками, отсутствие внешних эффектов, кроме прошедшей мимо чакры в некритической концентрации. Яманака? Ненавижу менталистов. Использую печать на левой рукаве, в которой скрыто немного особой воды. Ледяные Иглы.
   Прыгая в сторону, стараясь уйти от очередной взрывающейся птички? Блин, да когда он успокоится? Может, у него еще и взрывчатка бесконечная?
   "Каждому дал коня, седло, саблю и винтовку. И патроны. Бесконечные патроны."
   Уймись, шиза! В сторону.
   Моллюск, Баран. Кабан. Лошадь. Так, теперь самое трудное.
   Чакра течет по бронхам. От маленьких к большим. Точно ручейки, объединяющиеся в реку. Только тут нет место хаосу. Он есть лишь в начале, в заводях-альвеолах. А затем всегда, из двух малых образуется один более крупный. И так - двадцать два раза. Пока не появится река-трахея.
   Почувствовать этот поток, объединить его со своей чакрой, выпустить его через себя, в открытой ротовой полости превращая зыбкие струи воздуха, пропитанного чакрой, в нечто другое. Пропитывая его Ветром. Трансформируя свою чакру в потоках воздуха. Преобразуя его. Я сам - там. Вместе с капельками Ветра, становящимися иглами.
   Техника, основанная на самой бесполезной из созданных Наруто. Миллионы, миллиарды, триллионы и Энма знает какие числа микроскопических, субклеточных масштабов игл, летят внутри волны чуть уплотненного воздуха в сапера. Нукенин Скалы, Дейдара. Один из боевиков Акатски. Я узнал его.
   Волна воздуха зонтиком, этакой чуть преломляющей свет линзой, бьет в истыканную моими копьями, стену. Те даже не вздрагивают.
   - Нэ? И эта оплеуха, - твоя техника?
   Я проверяю, насколько угасла чакра моего второго противника. Великолепно. Водный раствор яда ската-иглохвоста. Остановка сердца, как она есть. Вокруг - никого. В радиусе километра, как ни странно, я вижу лишь три аномалии. Оплавленная статуя закутанного в барьер одного мертвяка, теряющая структурность система циркуляции другого. И наливающаяся высвобождаемой чакрой печать на теле Яманаки, словившего с десяток Ледяных Игл с секретом.
   Прорыв, высокоскоростная техника Ветра, сверхзвуковой ударной волной микронной толщины разрезает тело пополам. Вдоль. Контрольный, так сказать.
   Вокруг, как ни странно, больше никого. У меня есть еще минут пять, учитывая скорости, на которых ведутся современные битвы людей нашей профессии. Так что, можно и поговорить.
   Я смотрю на Дейдару. Плоть с него осыпается вместе с одеждой, мелким сероватый песком, удивительно на вид походим на пепел. Горячечный Ветер - техника особого типа. Ее действие при попадание почти всегда означает смерть. Вот только частенько, - не мгновенную.
   Я начинаю подходить к Дейдаре, продолжая отслеживать ситуацию вокруг.
   - Эта техника разрезает систему циркуляции на клеточном и субклеточном уровне. Из-за этого ее действие во многом похоже на яд. Обычно, те, кто не получил смертельную дозу сразу, умирают позднее, из-за отравления продуктами распада клеток. Мне было интересно, подействует ли техника на тебя, не совсем живого. Но, видимо, такие специфические повреждения трудно залечить даже Эдо Тенсей.
   Из печати не левом рукаве выскакивает еще одна цепь, спиралью обвиваю Дейдару. Мгновение, другое... Возникающий барьер разделяет мои копья на три части. Что-то остается в стене, что-то падает с не слишком глухим стуком на пол. А что-то осталось внутри очередной радужной статуи. Ближайшую неделю этот сапер не будет нас беспокоить. Во всяком случае, я надеюсь, что эту систему не взломать так просто.
   И тут у меня за спиной быстро сформировался шар чакры. Техника перемещения? Без маяков?! Кто?!
   Ой!
  
   Четыре часа спустя.
   - Как же так - повторила Мэй.
   Наруто промолчал для приличия. Не стоит что-то говорить, когда человек все еще переживает такую новость.
   Помещение, где они находились, не несло следов закончившейся всего полтора часа назад битвы. Словно бы за Реку, в каких-то сотнях метров отсюда, не отправлялись шиноби высочайшего класса. Двое каге, пятеро бойцов уровня правителей Поселений, больше десятка бойцов классом пониже...
   Наконец, Наруто решил, что минутного молчания достаточно, чтобы человек, которого он считал одним из наиболее достойных уважения, успокоился, хватило. Но, прежде чем он открыл рот, его опередили.
   - Неужели, ничего нельзя сделать? Нам мало Ли?
   Вопрос был риторическим. Теруми с ее уровнем допуска и обязательной, необходимой для ее должности информированностью, точно была в курсе той истории.
   Шторм, затопивший тело главы клана Рок, приговорил Ли надежнее любого другого медленного средства. Все же, даже с единственным на материк создателем людей-химер и лучшим после исчезновения Тсунаде иръенином, спасти его было невозможно. При всех успехах, даже Хина и Хаку не умели что-то делать с нервной тканью, через которую прошел Шторм. Смешанная стихия, родственная Молнии.
   Надо было что-то сказать. Что-то, благодаря чему Мэй не расплачется прямо тут, срываясь в безобразную истерику. Это уронило бы ее в его глазах. А Наруто устал разочаровываться в людях еще когда в его разуме рушился Лабиринт.
   - Он сделал кукол. Бъякую и Опустошителя. Каркас и системы циркуляции готовы, как и клоны-пилоты. Хина справится с запуском. Официально мы потеряем только одного.
   - Ты так говоришь, словно рад его смерти - жестко проговорила Мэй. И было в этом голосе что-то от звука, с которым удлиняющийся меч, Камишини-но-Яри, разрезал воздух, в змеином броске растущего вперед бамбука.
   Наруто говорил, и ему казалось, что в этом голосе слышится похрустывание снега под ногами основателя клана. Размеренная поступь человека, который...
   - Юкки может выть от ярости и бессилия, стонать от радости или горя. Эмоции не важны, пока они не влияют на исход дела. В ином случае допустимы лишь те, что служат цели. Определи себе цель. Благополучие клана. Благополучие Поселение. Чья-то радость. Чье-то отчаяние. Чья-то жизнь или смерть. И иди к ней, игнорируя боль и легкость в том куске мяса между легкими.
   Наруто покатал на языке эти слова. И почувствовал, как горячий комок, не родившись, скользнул из тела в душу.
   - Он сказал мне это, когда я пришел к нему после Фусо. Они как раз закончили штопать Ли. Тогда, я сказал ему тоже самое.
   Хаку сделал достаточно для нашего благополучия. Он ушел в тот момент, когда мы уже встали на ноги. Я тоже хотел бы умереть в своей постели, зная, что он, как и остальные дорогие мне, все еще жив.
   Жизнь шиноби такова, что порой нам, как и другим людям, приходится жить дольше тех, кто нам дорог. И будет предательством размазывать свою жалость вместо того, чтобы продолжать заниматься своим делом.
   Наруто замолчал. Наверное, для эффектного завершения речи, следовало сейчас уйти, напоследок тихонько прикрыв дверь, постаравшись заострить внимание Мэй на этом факте. Вот только это значило бы, ради красивой сцены, отложить решение еще некоторых вопросов где-то на сутки. Наруто предпочитал работать.
   - Что с Акатски?
   - Пали смертью ублюдков. Сама понимаешь, после случившегося, тем более, что я успел только к концу веселья, многое не поймешь. Но, судя по всему, кто-то смог нанести ему смертельную рану. Например, пробить сердце. В результате активировался Шиникадзе. Он, как ты знаешь, у каждого свой. Ли имел только Взрыв Штормы. У Хаку стояла многокомпонентная система.
   Он переместился со своим убийцей в точку, признанную оптимальной. Эта была первая компонента. Затем высокомощный барьер отсек все в радиусе примерно полутора кэ-мэ. Попутно отрезав правую пятку этой девице, Конан. И заточив кукловода тел Пэйна, своего убийцу и еще нескольких в барьере. А затем применил третью компоненту.
   Итог таков. В центре страны железа имеется здоровенный кратер, заполненный молекулярной пылью. Мы не знаем, кого там перемололо. Возможно, кто-то из казавшихся в эпицентре и выжил, сбежав. Хотя и маловероятно.
   Как бы там ни было, размен, как бы мерзко это ни звучало, в нашу пользу. Ива и Коноха обезглавлены. Их элита так или иначе попадает под Эдо Тенсей. Я уже отдал необходимые распоряжения. Остались только две визы: твоя и нашей дайме.
   - Спасибо, что не дал мне раскиснуть. Знаешь, я слишком привязалась к Хаку. Он стал практически еще одним младшим братом.
   - Ты знаешь мое мнение.
   - Да. Мы не допустим, чтобы его жизнь и гибель стали пустыми. Пойдем проведаем Мифуне. Пора заканчивать эту глупую войну. План все еще не завершен.
   "Странно, но Эдо Тенсей не смогло поднять лишь первую четверку Хокаге и его. Правители Листа были запечатаны. Но Шиникадзе не имеет такой функции. Это просто система "смертного проклятия". Тогда возникает другой вопрос. Неужели то, что сказал Страж, - правда?"
  
   Я стоял на плоской равнине, чья почва походила на яшму. Если бывает яшма цвета обсидиана с прожилками оттенка золотистой лавы.
   Мой Страж, мой враг, мое безумие, стоял передо мной. За его спиной располагалась усеченная пирамида, где лежали манекены моих масок. Он стоял между мной и моим прошлым, - как его понимал. И облака, полные Пара и Льда, плыли над нами, закручиваясь в галактическую спираль.
   Я не стал спрашивать, почему я здесь, а не в бою. Возможно, я мертв. Возможно, я жив. В любом случае, мой опыт столкновений с существом, взявшим мой облик, говорил об одном. С тем, чье тело - Дерево, а одежда, - Пар, говорить не стоит.
   Мы оба любим забалтывать противника только ради подготовки рывка вперед и удара нагинатой. Что с того, что на древке Изанаги нет живых цветов, а оружие Стража вместо иллюзий испускает Зной?
   - Ты пал - проговорил Страж.
   Значит, мертв? Хотя, может, так и есть. И все, что я вижу, - агония моего разума, замерзающего в клетке умирающего без крови и кислорода мозга. Впрочем, мой опыт общения со Стражем и другими психами, вроде Итачи, говорит, что верить на слово не стоит.
   - Ты, не будучи одним из Клана, занимал тело одного из моих подопечных. Ты спас тех, кто погиб бы, сложись твоя судьба иначе. Ты возродил клан из небытия, куда он уже практически пал. Поэтому я ничего не делал с тобой. Сначала не было сил. Затем изменился твой статус.
   Страж снова замолчал. Я решил отмолчаться. Пока мне все рассказывают и так, зачем дергаться? Если что-то работает, трижды подумай, чем вмешиваться.
   - Страж есть отражение основателя клана. Он - испытание для последующих поколений, гарантирующее прогресс. Или, по крайней мере, ограничение получения силы недостойными.
   Именно потому, что ты - Первый, я делаю это.
   Страж снова замолк. Не сказать, чтобы в его молчании сквозило ожидание моих реплик. Нет, скорее, это было подобно паузе между словами. Часть ритуала разговора.
   А затем он, смотря на меня, что-то тихо напел. Я напряг слух, но успел услышать лишь две последние строчки.
   Но я хозяин травы и земли
   Я не коснусь и твоей головы
   Я успел увидеть лишь смазанное движение, после чего сложился пополам. И лишь мгновение спустя пришла боль.
   Ускорение плюс удар кулаком в живот. Примитивно, но действенно. Я бы действовал также, наверное.
   - Продли ветви Клана, дабы его древо цвело дольше - проговорил Страж.
   И опустил нагинату.
  
   Эпилог.
   60 лет спустя.
   Флот вторжения агонизировал. Обезумевшие от собственной безнаказанности, утки-рыбоносцы сбрасывали торпеды "Самехада XVII" со смехотворной дистанции. Хваленная ПТЗ броненосцев ничего не смогла поделать с развитием "лебединой песни великого Амати".
   У острова Тодороки тянулись вверх клубы дыма. Горели транспорта и канонерки. Броненосец "Будулай", выбросившийся на берег, все же взорвался, получив еще несколько попаданий главного калибра черепах.
   Залив был полон голов моряков и пехотинцев. Но за ними никто пока не охотился. Зачем? Вот подойдут специальные корабли, засеют побережье икрой лагерных акул, избегая возможность побега... Никуда противник не денется. Скоро весь остров станет лагерем военнопленных.
   За все этим, бессильно сжимая оружие, смотрели пехотинцы первой волны десанта. Теперь, с гибелью транспортов, надежды на эвакуацию не было. А флот... Если местные варвары только против десанта бросили пятерку неуязвимых бронированных монстров, то что ждало броненосцы адмирала Улмыза?
  
   Адмирал Тюити Ямагути поднял взгляд от карты. Вот ведь, прогресс. На первых боевых черепахах, помнится, приходилось довольствоваться флажками и подзорными трубами. А теперь с помощью специальных печатей на карте постоянно отражаются корабли, свои и противника, и их состояние. Интерактивно, удобно.
   - У них не было ни шанса. Глупцы - тихо проговорил капитан корабля. Но его услышали.
   - Не скажи, внук. Просто нам повезло с предками.
   - Дед, опять ты начинаешь. Не понимаю, с чего ты увлекаешься этими бреднями аишников. Мы служим великим Дайме и великой Империи. Успех ее был предначертан на
   Небесах!
   - Ох, внук. Знаешь, во Вторую Континентальную, я был среди штурмующих Новую Скалу. Они тогда, несмотря на опыт прошлых Войн, сражались по старинке. Именно поэтому потери были так малы. И вот что я тебе скажу, внук. Та, старая система, была слишком консервативна. И потому она пала. Но если бы Пятая Мизукаге и Рей Нагумо, Стальная Императрица, не начали свои реформы, мы бы, как и остальной мир, могли бы оказаться в положении Ивы сорок лет назад.
   Я не говорю, что весь тот бред, что пишет гуманитарная молодежь, стоит принимать на веру. Но стоит признать, что счастливый случай тоже является фактором, формирующим историю. Как говорит твоя матушка, а в этом я с Юкки согласен, одна из наших главных задач в жизни состоит в том, чтобы не оскорбить память предков и погибших соратников, позволив их трудам пропасть зря. Помни об этом внук.
   Тенрю Ямагути, капитан "Шестого Мизукаге", флагманской черепахи своего деда, кивнул.
   К чистым, безоблачным небесам поднимался дым от горящих кораблей врага. Странно потрескивали и словно бы лопались переборки. В криках запертых водой трюмных команд морю слышалось иное. То, что принесет на другой кусок суши великий внук великих дедов. Адмирала Тюити Ямагути и Хаку Юкки. Наследник Королевы Молний Мисаки и Холодного Оружейника.
   Морю слышался топот самураев Морского и Прибойного Легионов. Дым и пыль на месте фортов Маракеша и воля правителей Империи Тысячи Островов, Ветра и Молний, охватывающая планету. А дальше, быть может?...
   Mizu no nenrei
   Pax Aquae
   Эпоха... ?
  
  
   Послесловие
   Ну, вот и закончился ХО. Теперь я постараюсь отдохнуть от него чуток, и начну писать первую часть. Надеюсь, конец вышел неожиданным.
   Я собираюсь сделать парочку промежуточных рассказов или повестей. Хаку в Angel Beats и в To aru majutsu no index. В первом случае герой будет транзитом, в роли наблюдателя. А во втором - проживет жизнью Томы, чтобы в конце узнать, что весь Академия Сити находится во временной петле, и живы в нем лишь два человека. А затем герой уничтожит временную петлю и вывалится в настоящее Земли, в прошлом которой маги и эсперы развязали войну, почти ставшую последней. Как я и говорил, в этом милом мире будет многое от миров Vampire Knight, Vampire hunter D, Trinity Blood.
   Вы со мной?

Оценка: 4.16*38  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого 2"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"