Чистяков Василий Сергеевич: другие произведения.

Я жив(а)?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.84*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старая-старая идея. Забытая.Заброшенная. И отрытая на винчестере.


   Глава 1
   Было темно и тихо. С минуту оставаясь в этом информационном вакууме, я, наконец, сориентировался и открыл глаза. Взгляд тут же уперся в деревянный потолок, поперек которого располагались тонкие деревянные же не то рейки, не то балки.
   Туман, окутавший было все мои чувства, после открытия глаз отступил. Ватная тишина сменилась тишиной обычной, в изобилии насыщенной тихими, игнорируемыми сознанием, звуками.
   Одновременно начало возвращаться осязание и чувство тела.
   "Странно. Такое чувство, что я лежу на тонком матрасе, на полу."
   "Это не матрас. Называется футон. Нет, я не твой глюк, оно же альтер эго. Ты не разговариваешь сам с собой."
   "Я разговариваю сам с собой? Я удивительно спокоен для такой ситуации"
   "Об этом позже. Ты понимаешь, что с тобой случилось?"
   "Лень" - появившееся в голове слово-мысль отдавало теплом и наслаждением. Сразу захотелось закрыть глаза, растянуться и продолжать лежать на матрасе.
   "Похоже, Она была права. Ты действительно не оборотный экземпляр, а более редкая мутация" - выдал голос.
   Я, наконец, смог заставить себя проанализировать происходящее. Я лежу черте где, почти на полу, со мной разговаривает доброжелательный и практически бесполый голос, называющий меня, в сущности, уродом, а я все так же нахожусь в состоянии какой-то медитативной расслабленности.
   "Это из-за Тумана, как ты его называешь. Отключив твои чувства, Она успокоила твой разум. Ты готов выслушать необходимую предысторию?"
   Я чуть усмехнулся. Странное какое-то у меня состояние, что ни говори.
   "Наверное"
   "Ты помнишь, что ты сделал в храме?"
   "Храме?"
   В голове вместо ответа появилась картина развалин на холме, как я их видел. Затем их сменил вид капли молока, вылетающей из бутылки и падающей на большой плоский камень, который я тогда окрестил "скамейкой". Затем схематическое изображение человека падает в странную, сложную фигуру из камней поменьше. На мгновение раньше на фигуру выливается молоко из упавшей бутылки.
   "Вылив родительскую жидкость священного животного на алтарь, ты воззвал к покровителю храма. Упав в Круг, окропленный жидкостью, ты завершил церемонию и переместился к Ней. Она посчитала ненужным убивать тебя за вторжение, так как ты все же совершил церемонию. Но, как неверующему, тебе запрещен вход туда, куда ты переместился. За проявленную смелость Она пощадила тебя. За дерзость и безверие Она отправила тебя сюда."
   Голос замолчал.
   "И? Где я? Какого фига этой "ей" от меня надо?"
   "В твоем мире неверующий не может использовать Храм. Тем не менее, ты сумел. Значит, ты либо оборотный, либо более редкий вид мутации. В любом случае, в том мире тебе не место. Так Она решила "
   "Короче, я в другом мире?"
   "Да. Но ты знаком с ним. Так сказала Она"
   Мысленно приподняв правую бровь (наяву я это делать не умел, мимика не та), я решил оставить вопрос не произнесенным даже про себя.
   "Я все равно понял, о чем ты - утешил голос - В своем родном мире ты много читал и смотрел сказок. Теперь ты в одной из них"
   "Сказок?"
   "Историй о том, чему нет места в твоем родном мире. Ты любил читать это. В твоей памяти есть слова, такие как "фантастика", "фэнтези" и другие, обозначающие эти выдумки"
   От появившейся догадки мне стало плохо. Не то, чтобы я начал жалеть о своем увлечении всякой фигней, вроде фэнтези пополам с "чистой" фантастикой, но, учитывая количества прочитанного, проблема идентификации нового мира была очевидна. Да и миры там попадались... скажем так, далекие от идиллических.
   "Это и есть одно из испытаний, что Она уготовила тебе. Оказаться в одной из своих фантазий, увидеть ее изнутри."
   "Моих фантазий?"
   "Воспринимая такую сказку, ты перекраивал ее под себя, воспринимая по-своему. То, что ты видел - это больше твоя фантазия, пусть и основанная на чужой"
   Захотелось резко оборвать разговор, в сущности, ни о чем.
   "Есть еще что-то, что я должен знать?"
   Голос, похоже, издал тихий смешок.
   "Узнаешь по ходу дела. Мне поручено сопровождать тебя и оказывать определенную поддержку."
   Рывком подняв с "кровати" верхнюю часть тела, я сел, скомкав одеяло на бедрах.
   "Кстати, а ты, извини конечно, собственно, кто?"
   "Можешь считать меня своим ангелом-хранителем. Кстати, твое тело - это еще одно из испытаний."
   Я отбросил одеяло и встал на пол, оглядывая себя. Одет я был, оказывается, в какую-то пижамку светло-сиреневого цвета. В теле была удивительная легкость, которая начала отступать, наверное, лет в двенадцать.
   "Странное ощущение. То ли тут потолки метров десять, то ли я такой мелкий"
   Попробовал пройтись. Левое колено почти не гнулось и болело, словно прямо в сустав насыпали песка. Раскаленного песка.
   "Какие еще испытания меня ждут на данный момент?"
   "Твоя жизнь. Ты подменил собой человека, который умер несколько часов назад. Ей было пять лет, когда она умерла."
   "Сирота? Знакомые, родственники?"
   "Не знаю. Просто Она решила, что таким образом тобой можно подменить исчезнувшего ребенка. Одно из твоих испытаний - вжиться в роль человека, которого ты заменил собой"
   Сзади-слева раздался звук, наиболее близкий к шуршанию, перешедшему в стук.
   - Маеко, почему ты встала?
   "Ну, хоть язык я понимаю"
   "Иначе одно из испытаний точно упростилось бы. Изображать жертву инсульта - дело нехитрое"
   Я оглянулся. Вот, блин, какие же взрослые люди по сравнению с этим телом огромные. Судя по высоте потолков, которые я условно принял за три метра, в этой девушке дай бог метр шестьдесят, но сейчас она кажется просто гигантшей.
   - Тебе нужно лежать при твоей болезни. Ложись обратно, а я позову маму с папой.
   Дверь вторично громко хлопнула, и гиперактивная девушка исчезла.
   "Что это было?"
   "Думай. Я должен помогать тебе только по мелочи, если ты сам не справляешься"
   "Коню ясно, что это какая-то из типа "моих" знакомых. Проблема в том, что я ее не знаю. Придется выкручиваться. Тебе известно, что с моим телом?"
   "Твоему нынешнему телу пять лет. Пол женский, наследственная боевая черта семьи практически не развита, имеется наследственная патология - дефицит восьмого плазменного фактора свертывания и механизма образования фибриновой пробки. Определение взято из твоих знаний"
   Догадка мелькнула в голове точно молнией. Прикольно, в "прошлой" жизни такие озарения закончились годам к девятнадцати.
   "Гемофилия А?"
   "Можешь, когда хочешь. Да, так и есть. Как ты помнишь, девочки с такой патологией редко доживают до рождения и гарантированно погибают к первым месячным"
   "То есть у меня лет девять, не больше? Неприятно"
   "Не совсем. При твоем переселении в качестве бонуса тебе слегка подправили гены, чтобы тело могло вместить душу из твоего мира. Попутно почистили еще кое-что и придали новую способность. Это, так сказать, на сдачу и в качестве еще одного испытания. Способностей этой девочки для твоей души скорее всего не хватило бы, и ты умер, что называется, не отходя от кассы"
   "Ага. Стоп. Девочки?!"
   "Ага - похоже, голос решил меня спародировать - Она сказала, что ты никогда не подходил никакому миру, но Она даст тебе новый дом, как шанс попытаться прижиться по-новой. Ты не понимал людей, но осознавал это - тебе дарован шанс понять других людей. Ты не сближался с девушками и не понимал их еще больше - теперь посмотришь на них изнутри"
   На всякий случай я отогнул край штанов и посмотрел вниз.
   "Б**дь"
   "Ну, зачем же так строго. Пока что твоя нравственность не вызывает сомнений"
   "Мне кажется, или тебя ситуация, в которой я оказался, забавляет?"
   Голос издал "звук", похожий на возникающую при нарочитой, на публику, усмешке.
   В коридоре раздались торопливые шаги, отвлекшие меня от мыслей о моей судьбе. Часть стены, по виду напоминающая деревянную решетку, наложенную на лист белой бумаги, отъехала вправо, открывая моему взгляду колоритную четверку.
   Старшим, судя по всему, был мужик лет тридцати пяти-сорока, одетый в какую свободную халато-кимонообразную, одежду темно-красного, со светло-голубой отделкой, цвета. Темно-русые волосы, карие глаза - ничего необычного. Из реплики той гиперактивной девицы я решил пока считать его отцом моей предшественницы.
   Женщина, выглядевшая, может, чуть младше, была одета в черные бриджи и топ. Черные волосы и голубые глаза - редкое сочетание, что ни говори. Красит волосы? Ладно, пока будет считать ее главным кандидатом на роль "моей" матери.
   Гиперактивная девушка, судя по всему, лет шестнадцати-двадцати. Синие джинсы на подтяжках, белая с каким-то рисунком, футболка. Черные волосы, карие глаза. Либо обслуга, либо сестра. Хотя, всякое может быть.
   Сероволосый парень - ровесник прошлого "меня". Свободная красная рубашка навыпуск и блекло-желтые штаны с множеством карманов. Самое интересное, что глаза - от бровей до середины носа - закрыты широкой красной повязкой. На повязке - квадратные, ромбиком, отверстия, формирующие фигуру - две квадрата, стоящих на углах, соединяющихся перемычкой из отверстий на уровне переносицы. В центре каждого квадрата, границы которого очерчены отверстиями, судя по всему, под повязкой располагались глаза, потому как повязка ну никак не походила на ту, что бывает у ослепших при травме. Парень девушки? Гость? А, ладно, потом разберемся.
   - Маеко, как ты? - старшая женщина.
   - Почему ты встала? Гематомы в сустав тебе мало? Маеко, марш в постель! - строго произнес типа "отец".
   - Дочка, что случилось? - голос раздался у меня за спиной.
   Я попытался обернуться со всей доступной мне скоростью, отталкиваясь правой ногой от пола. По идее, это должно было позволить моему нынешнему телу развернуться в течение половины секунды.
   Подвело меня левое колено. От пронзившей его боли глаза заполнила вспышка белого пламени. Я потерял концентрацию, одна нога запнулась о другую, и я завалился на бок. Последнее, что удалось увидеть - лицо того сероволосого парня, очевидно, с тревогой смотрящего на меня.
  
   Глава 2
   "Что это было?"
   Я все так же находился в темноте, однако туман, окутавший слух и осязание отступал. Как сквозь вату, меня начали достигать сигналы об окружающем мире.
   "Ты потерял сознание. Не беда, скоро очнешься"
   - Пап, ну что с ней? - похоже, эта та девушка в джинсах с подтяжками.
   Я снова лежу на матрасе. Пардон, футоне. Кстати, хорошая информация. Футон - это, насколько я помню, матрас японской выпечки. Следовательно, я в каком-то мангово-анимешном мире, скорее всего. Книг, где дело происходило в Японии, я прочел от силы пяток, так что этой вероятностью пока можно пренебречь.
   "Правильно мыслишь. Вот только этот мир может быть только похож, причем весьма и весьма отдаленно, на тот, что ты себе представлял изначально. Так что понять, куда конкретно тебя забросило, может быть достаточно трудно"
   Это странное ощущение. Словно перед моим лбом - теплое мохнатое чуть искрящееся добротой облако.
   - Похоже, у Маеко было кровоизлияние в мозг. В лобную долю. Насколько я могу судить, опасности для жизни нет.
   "Твоя работа? Спасибо за легенду"
   "Я просто уменьшил объем гематомы, чтобы твоя личность смогла жить в этом теле. Задания спасать ее жизнь у меня не было"
   - Когда же она очнется? - похоже, в голосе старшей женщины целое море беспокойства.
   Теплое облако передо лбом исчезло. Зато я тут же почувствовал в сантиметре над ним другой источник тепла.
   "Рука?"
   "А у тебя неплохие данные. Чувство плоти?"
   - Она уже очнулась. Маеко, хватит притворяться.
   Я открыл глаза. Вся четверка сидела возле меня с выражением беспокойства наивысших степеней на лицах.
   "Что же делать? Блин, я свои-то пять лет не помню, а тут нужно вести себя сообразно ситуации"
   "Сымпровизируй"
   "Хорошая идея. Спасибо"
   Если бы у меня в ментале было лицо, не сомневаюсь, оно сейчас бы ехидно усмехалось.
   - Маеко? Это... мое имя?
   "Ты что задумал? Совсем обезумел?! Это же авантюра!"
   Лица "родственников" изменились. Похоже, произошел переход от тихого ужаса к страшному горю. Девушка согнулась и закрыло лицо руками. У сероволосого дернулись и словно бы приподнялись скулы, резко очерчивая лицо. Женщина постарше отвернулась. У ее ровесника дернулась левая щека. Я услышал, как одна из женщин плачет.
   Снова подняться удалось без особых проблем. Мужчины, похоже, еще не отошли от моей реплики и все так же сидели на коленях. Почему-то в этот момент я действовал, не думая о последствиях. Два шага вперед, разворот на девяносто градусов влево - как раз к плачущей девушке.
   - Почему ты плачешь? Ты... моя мама?
   Рыдания сменились каким-то воем. Я все так же стоял перед ней, ожидая ответа.
   "Ты что творишь, придурок? Она же на грани срыва! Хочешь, чтобы вся легенда пошла псу под хвост?"
   "Я удивляюсь, как сам еще не сорвался" - мысль была кристально ясной и безэмоциональной, точно отполированный кусок хрусталя.
   Вой прекратился. Девушка подняла на меня заплаканные глаза. Странно, но я не вижу в них ненависти или нежности.
   - Да, Маеко, я твоя мама.
   Крупные слезы покатились у нее из глаз. Я заметил, что стою прямо перед ней, судорожно, с всхлипами, дыша, а на щеках у меня мокрые дорожки. Во рту было солоно.
   "Психолог, блин. Сыграл на материнской любви."
   "Боюсь, это был лучший из видимых мне вариантов"
   Все же интересно, почему мои чувства отступили, как только понадобилось, превращая меня в машину, безошибочно сыгравшую на чужой материнской любви?
  
   Глава 3
   К концу дня я узнал (или узнала? Блин, теперь, наверное, надо привыкать думать о себе в женском роде), что сероволосый паренек - отец Маеко Сакурано, сиречь "меня", черноволосая с двумя косами девушка (точнее, как со свойственным мне цинизмом, поправил я себя, женщина) оказалась моей "мамой", а двое оставшихся родственников были бабушкой и дедушкой по материнской линии.
   Звали меня теперь Маеко Сакурано, мне было аж пять лет и меня пытались похитить. Очевидно, похититель не знал об одной из особенностей жертвы и во время драки с обнаружившей его семьей отбросил девочку в сторону. От легкого, в принципе, удара, Маеко Сакурано получила кровоизлияния в левом коленном суставе, головном мозге, от которого она настоящая, в общем-то, и умерла, и кучу менее опасных гематом.
   Вся семья была крайне огорчена потерей памяти о родственниках, но горе прошло через пять минут после того, как "дедушка", затянув обследование, уколол мне палец (не больно было совершенно. Вот ведь удивительно) и обьявил что, судя по всему, я каким-то образом "излечилась" от гемофилии.
   Теперь я сидел (или сидела? Черт, надо уже определяться потихоньку, какого я теперь пола), прислонившись спиной к забору, и пытался есть рис, проклиная про себя свое увлечение аниме и мангой, а также самих японцев и китайцев, а заодно прочих вьетнамцев за то, что они не додумались до вилок веке эдак в седьмом... до нашей эры. Метрах в десяти передо мной тренировался "папа". Сероволосый так и не снял повязку с глаз, однако видеть она ему, судя по всему, не мешала.
   Сама тренировка заключалась в различных силовых упражнениях. "Папка" бегал по кругу с бревном на плечах, отжимался, подтягивался.
   "Итак, что мы имеем? Это почти наверняка нечто, созданное по японской мультипликации, в просторечии аниме. По антуражу не похоже на меху, киберпанк или другую технократическую фантастику. Скорее, какой-нибудь сеннэн, мясорубка в самурайском духе, или еще что-нибудь эдакое"
   "Прогресс - издевательски прошелестил второй обитатель моей черепной коробки - Может, через пару веков додумаешься, зачем тебя послали?"
   "А ты сам сказать не можешь?"
   "Нет"
   "Замечательно. В таком случае, извини, но я попробую придумать что-нибудь, хотя бы за пару веков. Так что спокойной ночи"
   "Люди..." - проговорил Голос и затих.
   " Похоже, молчит. Ладно, посмотрим, что дальше удаться узнать"
   Закончив очередную серию отжиманий, сероволосый поднялся и пошел куда-то в сторону.
   - Маеко, иди с нами.
   Я оглянулся. Понятно. За моей спиной находился "дедушка", охраняя на всякий случай меня и, возможно, зятя. В конце концов, устав после тренировки, он вряд ли сможет эффективно защищать себя.
   Закрыв коробку с бенто (вспомнил, как эта штука называется, когда съел все, кроме риса), я поднялся с земли и пошел вслед за ним куда-то в сторону. Как и полчаса назад, левое колено взрывалось вспышками боли, отдающимися в глазах, при малейшей попытке согнуть его или опереться на левую ногу чуть сильнее, чем оно считало позволительным.
   Сероволосый вышел на просторную поляну в лесу, посреди которой в землю были зарыты стоймя три бревна метрового диаметра, после чего согнул руки в локтях, отчего ладони оказались где-то перед ним, скрытые от меня. Затем что-то быстро полетело по прямой в сторону вкопанных в землю бревен.
   "Ого"
   "Что-то здесь неуютно становится. Чем больше набирается признаков, тем больше мне хочется поискать ближайший обрыв"
   "Все так плохо?"
   "С таким телом и таким его пользователем, как я - бесспорно"
   - Что это было? - спросил(а) я, когда среднее из трех бревен разлетелось в мелкую щепу.
   - Нин твоего отца.
   Я начал догадываться, куда я влип, но на всякий случай переспросил.
   - Нин?
   - Это умение шис, таких, как твой отец. Или твоя мать. Или я и бабушка.
   - Я тоже так хочу.
   Похоже, "деда", мягко говоря, удивился. Пришлось ждать секунд десять, пока он, наконец, решился на ответ.
   - Маеко, тебе нельзя. Твоя болезнь делает тренировки слишком рискованными.
   - Деда, ты говорил, что я выздоровела (уф, не забыл сказать о себе в женском роде). К тому же, ты будешь рядом, правда?
   "Главная проблема, по-моему, это левое колено. Похоже, это не первый гемартроз там, и подвижность сильно снижена. Придется что-нибудь придумать."
   "Она все за тебя продумала. Ночью расскажу"
   "Оки"
   Похоже, дедуля сдался моим щенячьим глазам. Моргнув еще пару раз, он таки открыл рот.
   - Хорошо. Но будет тяжело. Готова?
   - Да, дедушка.
   Не успел я оглянуться, как на голенях и запястьях щелкнули защелки, после чего навалилось чувство какой-то... нет, не усталости. Скорее, опустошенности. Как будто из меня исчезли все соки. Точнее, девять десятых всех сил, как физических, так и моральных.
   "Поглотители энергии"
   - Эти браслеты весят по три килограмма каждый - неожиданно жестким голосом проговорил "дедушка" - к тому же поглощают энергии тела, духа и души. Пока я не скажу, носи не снимая. Поняла?
   - Ага. Но зачем мне поглотители?
   - Это самый быстрый способ увеличить у тебя запас тессы. А теперь сделай десять кругов вокруг полигона.
   "Десять кругов вокруг площадки в половину футбольного поля, при том, что шевелить левым коленом, так скажем, больно. Есть идеи?"
   "Заткнись и беги"
   Через два часа, закончив измываться надо мной, "дедушка" дотащил меня до спальни и уложил. Я тут же отрубился.
  
   Открыв глаза, я снова увидел потолок. Судя по желтому свету, залившему комнату, был рассвет или, напротив, закат.
   "Неслабые у дедули тренировки. Ты как, не спишь?"
   "Нет"
   "Что ты хотел рассказать мне?"
   "Я хочу предупредить тебя. Во-первых, этот мир может быть похож на тот, про который ты подумал, но это необязательно он. Сам вспомни - ты читал описание множества похожих миров"
   Очередная догадка возникла почти сразу. Блин, у меня что, период озарений?
   "Правильно. Твоя мысль была верна."
   "Офигеть. То есть я с таким же успехом мог попасть в какой-нить фанфик. Да их же туева хуча!"
   "Во-вторых, Она оставила тебе сдачу за причиненные неудобства. Особый талант"
   Голос, как и в прошлый день, сохранял редкостно сволочное спокойствие. Такое впечатление, что для него все происходящее - не более, чем бесплатный цирк.
   Я промолчал. Ждал, когда Голос продолжит рассказ.
   "Тебе неинтересно?"
   "Я жду, когда ты расскажешь мне, о чем речь."
   "Этот талант, перестройка твоего тела, ограничен лишь твоей фантазией и твоими знаниями. Мне поручено оставаться с тобой как советнику и чтобы выполнять рутинную работу, связанную с этой способностью"
   "Я не совсем понял насчет пределов. Что там насчет знаний?"
   "Ты должен достаточно досконально знать, чего хочешь. Например, ты пожелаешь научиться летать. Для этого тебе придется придумать, какими должны быть твои органы полета. В случае крыльев тебе нужно продумать их форму, строение скелета и мышц, облегчить свое тело, чтобы ты смог летать. Я же только помогу тебе вырастить их. Учиться летать, опять же, будешь самостоятельно"
   "Похоже, проще учиться на конкретном примере. Что нужно, чтобы залечить левое колено?"
   "Представь себе строение нужного коленного сустава."
   "А скопировать зеркально с правого нельзя?"
   "Вряд ли это будет честным выполнением Ее условий"
   "Чем раньше разберемся с рутиной, тем быстрее дойдем до интересных модификаций. У меня уже есть парочка идей"
   "Не мои проблемы"
   "Тебе что интереснее: ждать, когда я сподоблюсь вспомнить строение коленного сустава, или участвовать в создании чего-то действительно интересного?"
   "Хорошо. Так и сделаю"
   Левую ногу свело, после чего она занемела. В области колена чувствовались жар и пульсация.
   "Я временно отключил чувство боли в левом колене. Еще что-нибудь?"
   "А если я захочу, скажем, мышцы, как у кошки? Ну, по микроскопическому строению. Читать доводилось, что у кошачьих мышца дает сокращение в четыре раза сильнее при том же поперечнике, что у прочих млекопитающих, например, человека"
   "Ты никогда в своей жизни не знал, чем мышцы кошачьих отличаются от человеческих. Я могу использовать только те знания, что уже есть в твоей голове"
   "А своих знаний у тебя нет?"
   "Без комментариев. Кстати, я закончил. Потраченная энергия была взята из внутренних резервов, так что ты похудел на полтора килограмма"
   Я вскочил с кровати и для пробы присел, после чего пробежался на месте. Да, того позора, который был на первой тренировке, когда пришлось подволакивать левую ногу, больше не будет.
   "А, и пусть. Фиг с тобой. Я жив, левое колено отремонтировано, и ладно. Спасибо тебе"
   Отодвинув дверь, я вышел в коридор. Как я запомнил из краткого экскурса, жили мы в двухэтажном доме. Сейчас я находился на втором этаже. Напротив располагалась комнате "родителей", слева по коридору - санузел.
   Повернувшись вправо, я, не удержавшись, побежал к лестнице. Протопав босыми пятками по коридору, прыгнул ( или "а"? Надо постепенно определяться...) с края верхней ступеньки вниз, прямо в провал в полу, куда ныряла вниз лестница.
   Над головой просвистело. Приземлившись, вздрогнул. Сообразил, что едва не оставил кусок черепа на перекрытии.
   "Идиот... ка"
   "Надо быть впредь осторожнее"
   "Согласен. Отсутствие у тебя инстинкта самосохранения меня пугает. Если ты помрешь без пользы, Она накажет меня"
   "Не слышу в твоем голосе страха"
   "Это тебя не касается"
   Медленно, на дрожащих от осознания пережитого, ногах, поднимаясь из положения сидя, я мысленно дал немного свободе своей злости.
   "Ну, так помоги мне как следует, а не абы как. Выбери поскорей, что для тебя важнее - выполнить "Ее" инструкцию, или "Ее" приказ"
   Голос ответил молчанием. Что удивительно, несмотря на мои прыжки и беготню по коридору второго этажа, в доме было тихо. На мой взгляд, чересчур тихо для подобного контекста.
   Я поднялся и пошел к входной двери. Странно, но... браслеты больше не казались мне тяжелыми.
   "Мне сейчас так легко, словно этих поглотителей-утяжелителей и вовсе нет. Твоя работа?"
   "Не совсем. Твоя способность, помимо всего, дает высокую приспособляемость и регенерацию, так как организм сам знает, что ему нужно и использует эту способность для достижения лучшего результата"
   "Поэтому так быстро вылечилась гемофилия?"
   "Можешь, когда хочешь"
   "И сколько времени тренировок я сэкономил, интересно?"
   "Недели две"
   Выйдя на улицу, я прошел на поляну, где мы давеча тренировались и сел, как был, в пижаме, по-турецки. Чуть подумав, перелез в позу лотоса. Получил доказательства, что гибкость моя вполне соответствует возрасту тела.
   "Я могу попросить тебя об улучшении? Только чтобы ты сначала сказал, как много времени и сил это займет"
   "Что за улучшение?"
   В голове тут же возникла картинка, лелеемая, наверное, с первого курса вуза, если не со школы: два сердца, вместе образующие фигуру на манер перевернутой бабочки, а также клубок сосудов, соединяющих два сердца и систему сосудов, оставшихся от нормального человеческого тела, в одно целое.
   "Сердца зеркально симметричные, линия соединения - по срединной оси грудной клетки. В левом легком придется увеличить сердечную выемку, чтобы сдвинутое влево левое сердце свободно поместилось, а потом зеркально отобразить правое. Магистральные сосуды непрерывно анастомозируют друг друга, за счет чего ранение в одно из сердец не будет смертельным. Потом можно каждое легкое разделить на три, каждое положить в свой плевральный мешок, и ранений в грудную клетку можно будет почти не бояться. Скажи, это реально?"
   "Основная идея интересная, в том числе то, что ты не решился сформулировать. Но для этого необходимо ресурсов, которых у тебя пока нет. Как бы я не старался, нужно сначала накопить в тканях кислорода на двадцать минут бесперебойной работы, а также не менее двадцати килограмм глюкозы для энергии и много белка плюс структурных липидов и углеводов. А также витамины, минералы..."
   "Спасибо. А если я захочу вернуть себе свой пол?"
   "Прямой запрет. Ее запрет" - похоже, Голос был необыкновенно мрачен. Неужели ему тоже не нравилась сложившаяся эта ситуация?
   "Да"
   "Ты и на невысказанные вопросы отвечаешь?"
   "Ты слишком громко думаешь. Мне часто трудно понять, когда ты думаешь "вслух", а когда "про себя".
   Вздохнув, открыл глаза, поднялся и начал пробежку. Бежал со средней скоростью, не считая круги. Просто так, до изматывания, чтобы хоть на время забыть, в какой ситуации я оказался.
   Вдох. Шаг-шаг. Выдо-ох. Шаг-шаг. Вдох. Правой-левой. Выдох. Шаг-шаг. Вдох. Как автомат, не думая. Два шага на вдох - два шага на выдох. Пока гулко, но нормально бьется сердце, а в крови хватает кислорода.
   Каждый шаг - стук в ушах. Каждый шаг - четверть метра вперед. Точно какая-то простецкая музыка, под которую я двигаюсь.
   В голове возникают картины. Я, поверхностно разобравшись в том, о чем они, позволяю им течь перед глазами, не отгоняя их усилием воли. Дублирующие сосуды, переходы, мышечные кольца, мгновенно пережимающие артерии выше и ниже места повреждения. Дополнительные органы, мимолетными образами мелькающие перед глазами.
   "Достаточно. Еще немного, и мне придется реанимировать тебя. Интересная способность, мутант"
   Почти останавливаюсь и чуть не падаю на землю в изнеможении. Иду медленным шагом, через силу.
   "Только бы не упасть"
   "Тебе надо чаще так бегать. Если сформулируешь эти идеи, будет неплохо"
   Несколько кругов ничего не отвечая. Дышу как загнанная лошадь, в ушах стучит по два-три раза на шаг.
   "Ты про дублирующие сосуды? А как насчет живота?"
   "Броню сделать так, как ты предлагаешь, не проблема. Тем более, как я понимаю, это старые идеи, всплывшие на поверхность. Они отработанны тобой весьма неплохо"
   "Спасибо" - сил думать что-то еще, нет. Иду и наслаждаюсь тем, как постепенно одна усталость - та, что пришла еще во время бега, похожая на облако голодной тьмы - чуть зазеваешься, тут же проглотит - сменяется другой, тихой, ласковой и обволакивающей. Тянущей в сон.
   - Впечатляет, Маеко - "дедушка" уже стоит за спиной. Блин, а я его и не заметила (??? Дожил. Думаю о себе в женском роде!) - ты ничего не хочешь мне рассказать?
   - Про ногу? - отвечать тяжело, еще труднее не сорвать дыхалку.
   - И про ногу тоже.
   "Есть идеи, что выдумать?"
   "Сошлись на божественное благословение."
   "Голимая идея"
   "Идея действительно, как ты говоришь, голимая. Но лучше ничего нет"
   "Предлагаю рассказать правду."
   "С ума сбрендил?"
   - Я скопировала левое колено с правого. Просто представила себе это, и у меня получилось.
   "С "мамочкой" ведь получилось разыграть сцену"
   Минутное молчание. Следующая реплика "деда" убила.
   - Это как?
   - Не знаю, как сказать. Похоже, мое тело может изменяться.
   "Помоги с демонстрацией, пожалуйста"
   Представляю, как ногти начинают расти, во время роста меняя форму, разворачиваясь вдоль своей оси на девяносто градусов, затачиваясь и приобретая серповидную форму. Открываю глаза и поднимаю ладонь на уровень лица. Каждый палец заканчивается пятисантиметровым изогнутым когтем.
   "Стильный маникюр. Спасибо за помощь"
   "Мне не пришлось вмешиваться. На таком уровне ты вполне способен самостоятельно контролировать процесс"
   "Дедушка" сглатывает.
   - Деда, я могу убрать эти когти?
   - Да, Маеко, конечно. Пойдем в дом.
  
  
   Глава 4
   Завтрака, можно сказать, не было. "Родители" (ну не могу я их без кавычек про себя называть так, у меня своя мама есть) попросили еще раз показать. Отрастил серповидные когти, затем клыки до подбородка и чешую на скулах. Добил известием о том, что хочу вырастить себе второе сердце, но для этого не хватит сил. Нужно очень много съесть и набрать массы, чтобы такое провернуть. "Родоки", не сговариваясь, сдвинули всю еду в мою сторону.
   - По крайней мере, это объясняет, как Маеко так быстро приспособилась к вашим устройствам - проговорил сероволосый, пока я наворачивал еду, считая, видимо, что я не слышу.
   - Да, девяносто кругов вокруг полигона. На уровне восьмилетнего, хорошо тренированного, ребенка. Удивительный эффект.
   - Это еще не все. Я снова чувствую ее тессу. Бенджиро-доно, на какой срок вы рассчитывали?
   - Две недели на пробуждение тессы как минимум, и то только как наследнице двух клановых черт. Удивительный талант.
   - Очевидно, это результат слияния наших генов - подала голос "матушка".
   - Даже если она не обладает способностями щупача, повторить вашу боевую черту она вполне способна. Или, точнее, изменить кости и суставы так, чтобы приобрести знаменитую контролируемую гибкость вашего клана - заметил "папка".
   - Предлагаю разработать план тренировок. С таким телом ей уже сейчас надо начинать осваивать рукопашный бой и оружие.
   Я отвалился от стола, малек осоловелый. По моим прикидкам, в меня попало килограмма три риса, полтора рыбы и несколько литров чая.
   "Сможешь все это переработать?"
   "Как?"
   Задумался буквально на секунду.
   "Рисковать, так рисковать. Удлини тонкий кишечник за счет толстого. Вместо метра толстого можно петлями уложить метра два-три тонкого. Плюс усиль всасывание до максимума и повысь уровень амилазы до предельных, на твой взгляд, значений, когда будет нужно. Глядишь, всосется достаточно, чтобы хотя бы кишки спереди костью прикрыть."
   "Ок"
   - Маеко - "деда" обернулся, когда четверка "родственников" начала слишком бурно обсуждать план тренировок - сходи наружу, пожалуйста. Скоро я пошлю к тебе моего клона.
   Выйдя из дома, я дошел до ближайшего дерева и сел напротив окон столовой.
   "Можешь поколдовать с настройками нервных центров слуха? Очень хочется узнать, что они там говорят"
   Голос ничего не ответил. Просто я услышал переговаривающихся приглушенными голосами "родственников".
   - Точно нужны занятия по анатомии и физиологии. А то вырастит себе что-нибудь не то. Я постараюсь постоянно быть с ней. На всякий случай. С ее адаптивностью хорошо бы определить ее тип тессы. Чем раньше она научиться нин, тем лучше - проговорил "деда".
   - Утром она соображает лучше - отметил "папка".
   - Жаль, среди нас нет специалистов по ген - "бабушка".
   - Все согласны? Утром, после утренней разминки, я занимаюсь с ней контролем энергий. Затем завтрак, получасовой перерыв. Ты, Акияма, обучаешь тактике и общим дисциплинам. После обеда - новый перерыв, затем рукопашный бой. Эта, девочки, ваша специальность. Когда появятся сдвиги в контроле, пересмотрим график. Скорее всего, я и Акияма начнем обучать ее, если у нее окажется подходящая стихия. Нет - будет улучшать ее навыки контроля. В крайнем случае, на уровне слабого гаала в нин и ген мы ее обучить сумеем.
   - Согласен, Бенджиро-доно.
   - Подслушиваешь? - громкий для моих перенастроившихся ушей шепот деда раздался за спиной, справа.
   Я повернул голову, отмечая, что Голос вернул настройки слуха в привычные рамки.
   - Деда? А я думала, ты там.
   - Я там, а перед тобой - клон - с этими словами говоривший превратился в оплывающую фигуру из грязи.
   Вскочив и отойдя в сторону, я отметил, что в животе снова поселилась привычная, видимо, для ребенка такого возраста, легкость. Расстегнув курточку (перед завтраком я переоделся(ась) в нормальную одежду, отдав пижаму в стирку), я нащупал толстые складки по бокам живота.
   "Спасибо. Теперь бегать будет проще, чем с наполненным брюхом"
   "Идея оказалась достаточно перспективной. Правда, надо будет довести ее до ума, но это уже твоя забота"
   "Сколько ты накопил от нужного запаса?"
   "Процентов двенадцать. Больше было никак"
   "А если использовать еще и эту энергию, тессу?"
   "Не знаю. Попробуй"
   "Проблема. Я не умею работать с ней"
   Наконец, из дома вышел "дедушка".
   - Маеко, сейчас нужно в точности выполнять все мои указания. Вытяни руку вперед.
   Я вытянул обе ладонями вверх.
   - Я сказал одну.
   - Не хочу уметь действовать только одной рукой.
   "Деда", очевидно, махнул рукой. Похоже, я сегодня заслужил некоторый кредит доверия. Или он просто офигел от открывшихся перспектив. Как бы там не было, он также вытянул руки вперед.
   - Представь, что в тебе голубое облако. Это облако - твоя сила. Сделай вдох, а затем резко выдохни, одновременно выпуская облако через руки. Давай, за мной.
   "Деда" сделал глубокий вдох. Я тут же вдохнул по глубже и задержал дыхание. Чуть прикрыл глаза, представляя себя заполненным голубоватым искрящимся облаком
   - Давай.
   Я выдохнул. Ничего не произошло.
   - Попробуй еще раз.
   Я снова глубоко вдохнул, а затем выдохнул. Снова ничего не произошло.
   "Не думай о цвете и выдохе. Просто выпусти энергию через ладони"
   Вдох. Не думай, просто выпусти это из себя.
   Выдох. Резкий, быстрый.
   Это внутри меня. Моя сила, часть меня. Моя душа, часть меня. Мое тело, часть меня. Сила - часть меня. Сила - покорна мне.
   Что-то тугое, прозрачное, зародившееся в теле, летит по рукам, вырывается сквозь ладони на волю.
   В следующую секунду я мешком осел на землю, почувствовав страшную усталость и полный упадок сил.
   - Понятно. Тесса закончилась. Этого следовало ожидать. То, что ты смогла хоть что-то выпустить несмотря на поглотитель...
   В следующую секунду я просто отрубился.
  
   Глава 5
   Проснулся я резко, рывком. Как будто на секунду прикрыл глаза и раз - открыл.
   - Очнулась, наконец - похоже, голос у "дедушки" довольный.
   - Долго я... так?
   - Часа два. Сейчас обед, а потом тобой мама займется.
   "Какое-то странное отношение у матери к ребенку"
   "Может, она заранее похоронила Маеко, узнав о ее болезни. К тому же тогда, в вашу первую встречу, она действовала так, как ты любишь - предельно логично. Тут же отправилась звать их семейного медика - твоего деда"
   - Ага. А можно молока попить? Я хочу пару костей новых сделать.
   - Конечно. Только еще вот это съешь, пожалуйста - "дед", отвернувшись на секунду, поставил передо мной двухлитровую бутыль с молоком, кружку и большую банку какого-то белого порошка.
   "Сможешь провести краткий анализ?"
   "Если ты в курсе, как сделать из твоего организма диагностическую лабораторию - да."
   - Дед, а что это?
   - Это чтобы твои кости были крепкими.
   - Дед-а. Что это такое.
   Мужчина вздохнул.
   - Пообещай, что все это съешь.
   - Ага.
   - Это подкормка для крупного рогатого скота. Белковый порошок плюс кальций.
   "Надо выкручиваться. Я слишком отдалился от роли"
   - Маеко будет кушать то, что делает коровок больше?
   - Д-да, Маеко.
   "Если эта какая-нибудь дрянь, я коньки не отброшу?"
   "С твоей регенерацией и приспособляемостью тебе только цианиды есть не рекомендуется, да запивать их серной или соляной кислотой. Все остальное ты скорее всего переживешь"
   Ну, ладно. Приступим. Я начал оглядывать стол в поисках столовых приборов, а "дедушка" тут же выложил большую столовую ложку и налил в кружку молока.
   Ага. Значит, ложки тут все же есть. Я с некоторой дрожью зачерпнул подкормки для коров и баранов и отправил ее в рот, тут же запивая молоком.
   Абсолютно никакой вкус. Порошок сушил слизистую, но не более того. Никаких других вкусов не было.
   "Интересно, насколько мне этого хватит?"
   "Через пару часов скажу. А пока ешь, мутант"
  
   - Итак, Маеко, для начала тебе нужно научиться стойке и правильно сжимать кулак - начала "матушка" - поставь ноги как я, ступни перпендикулярно друг другу, стопа правой и пятка левой на одной линии. Теперь сдвинь левую, как я, на полступни в сторону. Теперь правую на две ступни вперед. Теперь согни ноги, как я - угол между голенями и бедрами "матушки" составил, навскидку, градусов сто тридцать - сто сорок.
   "Напоминает фехтовальную стойку. Может, просто принцип тот же? Сочетание некоторой устойчивости со свободой маневра и уменьшением доступной для атаки по прямой площади"
   - Правильно - черноволосая, похоже, была удивлена моей сообразительностью. Похоже, придется изображать вундеркинда - теперь стой в ней и не двигайся.
   Через пару минут заболели мышцы. Минуты через три в уголках глаз выступили слезинки. Затем ноги начало ощутимо потряхивать.
   "Нужно увеличить количество миоглобина в мышцах. А лучше сменить его на какой-нибудь более продвинутый белок, скажем, с пятью геммами на белковую цепочку, а не одним. И заодно провести часть сосудов через кости, чтобы их никакие позы не пережимали."
   Стиснул зубы, пытаясь не свалиться. Что характерно, "матушка" стояла как железная.
   - Не расслабляйся. Хотя кеккенгенкай нашего клана - повышенная гибкость и прочность костей, плюс подвижность в суставах, о выносливости мышц забывать не стоит. Иначе в стойке долго не протянешь. Да и если тебя свяжут, это поможет дольше сохранять конечности в боеспособности и быстрее их восстанавливать после затекания. Можешь падать.
   Я действительно буквально упал на землю, не в силах больше стоять.
   "Фигасе. Как думаешь, удаться улучшить мышцы, как я просил?"
   "Легко. Только на сердце тогда ничего не останется. И ты так и не решил, что делать с костями, если в них будут проходить крупные сосуды. Их прочность сильно понизиться в таком случае. А перелом кости для такого проекта - это почти что верная смерть"
   "А если армировать кости?"
   "Чем?"
   "Ну, титаном там. Или танталом. Или бериллием."
   "Засунь в организм нужное количество металла или придумай способ получить его прямо тут, скажем, из углерода, и пожалуйста"
   "Проблема"
   - Вставай, Маеко.
   Мы подошли к дереву. "Мама" сжала руку в неплотный кулак.
   - Это как будто держишь в кулаке муху. Кулак не сжат до конца, но и не слишком расслаблен. Когда бьешь, перед самым ударом сжимай кулак, чтобы раздавить эту муху в тот момент, когда ударишь. Тренируйся.
   В качестве демонстрации она ударила по дереву, выбив в нем выемку раза в два больше ее кулаку, после чего показала кулак мне. На пальцах не было ни царапины.
   Как только "маман" ушла тренироваться на вкопанном в землю и обмотанном канатом толстенном бревне (вроде бы такой тренажер называется макивара), я попробовал ударить, как учили.
   - Х-х-а - выдохнул я, мотая рукой. Ну не умею я драться, и все тут!
   "Может, создать под кожей кости на манер латной перчатки? У тебя были такие идеи в прошлом, в рамках фантазий"
   "И мне придется синтезировать эту перчатку перед каждым серьезным боем. Нет уж, надо придумать что-то другое"
   Пока правая рука регенерировала сорванную кожу, я попробовал ударить левой. Результат был тот же.
   "Слушай, я ту вспомнил, что был в этом мире такой стиль - чакру выпускали через ладонь в момент удара. Не поможешь?"
   "Как"
   Я напряг память, воспроизводя в памяти кадры со схемами циркуляции чакры.
   "Так выглядит система циркуляции чакры. Поищи в этих зонах изменения. Если удаться найти каналы циркуляции чакры, попробуй для начала, скажем, провести дополнительный комплект к ладони, чтобы легче было туда чакру посылать"
   Сам я тем временем ударил для пробы в дуб раскрытой ладонью. Эффекта по-прежнему ноль, но хоть не так больно.
   "А пока сделаю так."
   Я представил себе, как ногти на руках растут, растекаясь вокруг концевых фаланг пальцев, обтекая их на манер костяных наперстков, защищая хрупкую плоть. Затем открыл глаза.
   Вид покрытых светло-серо-розовыми, миллиметровыми ногтями, кончиков пальцев, мне понравился. Как и звук, возникавший, когда я шевелил пальцами, и они сталкивались.
   - Маеко, хватит бездельничать.
   - Мама, я экспериментирую - в качестве ответа я показал свои пальцы.
   - Ну ладно.
   - Мам, может, мне проще во время боя будет покрывать пальцы костями, как броней?
   Черноволосая вздохнула. Помолчав секунду-другую (наверное, материнский инстинкт боролся со здравым смыслом), она ответила.
   - В бою всякое может быть. Глупо сломать себе пальцы потому, что в детстве не научилась сжимать кулак, а в бою не хватило пары секунд или чакры на то, чтобы покрыть руки броней.
   "Готово"
   Развернувшись, я ударил со всей силой и энергией левой раскрытой ладонью в ствол дерева.
   Это было похоже на вспышку. Раз - и я уже сползаю на землю, лишенный сил, но счастливый.
   "Эврика. Углерод"
   "Что?"
   "В организме образуется до фига углерода. Что, если вместо того, чтобы выдыхать его, использовать часть на формирование скелета костей?"
   "А что будет, если потеряешь контроль? Мочекаменная болезнь алмазами - это, конечно, интересно и даже где-то, как говорят у тебя на родине, гламурно, но лечить ее запаришься."
   "Тогда слушай такую идею. Есть некий белок. У него имеются атомы углерода. Некие атомы выводим в виде радикалов и соединяем с другими через сульфидные мостики. Когда подходит один фермент, на атомы серы вешается по водороду, в результате у каждого второго из упомянутых углеродов освобождаются три валентности, которые он тратит на образование трех сигма-связей с соответствующими собратьями. Процесс регулирует все тот же фермент. В результате белок оказывается как бы в ажурном цилиндре, состоящем из алмазов. Сквозь белок тоже проходят цилиндры, как в матрешке, соединенные друг с другом перемычками. Получается такая ажурная конструкция. В случае надобности подходит другой фермент и обращает процесс вспять. Чем не модификация коллагена. А если брать шире, то можно заменить часть кристаллов солей кальция на алмазы и контролировать их с помощью особого пула иммунных клеток, оснащенных ферментом, скажем, окисляющим именно такой углерод, до углекислого газа. А тот уже удаляется сам, в обычном порядке. Еще идея - так же модифицировать кожу. В дерме ведь тоже коллагена до фига. Как тебе такой рефлекс на прикосновение: если нет команды с мозга, то в ответ на прикосновение кожа превращается в пускай и тонкую, но все же броню, к тому же из алмаза."
   "Я подумаю. Тут нужно считать варианты. Хотя идея сама по себе, по крайней мере, оригинальная"
   "Спасибо за поддержку. У меня к тебе еще два вопроса. Не мог бы также посчитать возможность укрепления сократившихся до нужного уровня или, наоборот, удлинившихся, мышечных клеток? Завершил движение и застыл в стазисе. Очень удобно, по- моему."
   Я замолчал, ожидая реакции.
   "А второй вопрос?"
   "Как мне к тебе обращаться. А то все на ты да на ты. Неудобно как-то."
   Задержка была секунд на пять-шесть.
   "Зови меня как называл про себя до этого. Голос. Этого вполне достаточно."
   Подбежала "мамочка". Ничего не говоря, протянула руку.
   - Поднимайся, Маеко.
   Схватившись за ее руку, я легко поднялся на ноги.
   - Как ты это сделала? - тренер показала пальцем на сероватый след от моего удара.
   - Ударила чакрой. Через раскрытую ладонь - ответил(а) я, присматриваясь к пятнышку.
   - Пойдем со мной. Пора разворошить папины запасы.
   Кажется, я понял, что заставило ее так сорваться с места. На месте моего удара ладонью на дереве осталась неглубокая, но большая вмятинка и несколько пятнышек. Металлических пятнышек.
   "Это еще один подарок он Нее? Что-то я не припомню, чтобы мне говорили о том, что у меня может быть металлическая чакра. Да и в фанфиках это не слишком часто встречалось."
   "Разберемся. Да, и спасибо тебе. С тобой действительно интересно и приятно работать"
   Щеки вспыхнули. Точно, меня и в двадцать можно было легко смутить похвалой.
   "Спасибо. Напарник?"
   "Пожалуйста. Напарник"
  
   "Деда" рылся на чердаке. Я тем временем под присмотром семьи выпускал чакру в макивару.
   - Стойку четче. Держишь слишком рыхло. Вторую руку не расслабляй.
   "Мамочка", похоже, стремилась из меня сделать рукопашника за пару недель. Во всяком случае, критиковала она меня постоянно.
   Оттолкнувшись левой ногой, я перебросил себя из правосторонней стойки в левостороннюю, одновременно сближаясь с мишенью на шаг. Рывок правой ногой и одновременный выброс правой руки вперед. Выброс чакры. Толчок ощутился всей рукой, особенно от ладони до локтя.
   Я отошел от макивары на шаг, чтобы посмотреть на новый след от удара. Теперь я видел, что в канатах, охватывающих макивару, осталось несколько тонких лезвий из сероватого металла. Приблизившись, я потрогал их пальцами. Металл на ощупь был мягким, даже мягче, чем свинец, который даже я мог плющить еще в детстве.
   "Похоже, это от выброса чакры. Моя чакра, получается, превращается в металл?"
   "А что, плохо, что ли? Похоже, большое количество чакры, выбрасываемое через тенкетсу, частично преобразуется в этот металл. Если научишься как следует, у тебя будет свой стиль боя. Очень удобно - ударил противника и оставил в нем несколько ножей любой длины по выбору. С такой техникой никакого оружия с собой таскать не надо."
   - Слишком медленно. К тому же, ты чуть не падаешь от потери чакры. Два-три удара и ты сдыхаешь. Поработай пока без чакры, только движения.
   Вздохнув, я отошел на пару шагов назад и снова встал в стойку. На этот раз левостороннюю.
   Еще через полчаса наконец пришел "дедушка", притащивший с собой пару листков бумаги.
   - Вот, нашел. Таких уже не делают. Слишком дорого.
   - Бенджиро-доно, что особенного в этих определителях чакры? - поинтересовался "папа".
   - Кроме того, что им порядка двадцати лет, Акияма? С помощью двух этих листков мы сможем прямо сейчас узнать две основные стихии Маеко. Металл - это, наверное, земля и что-то еще. Держи, внучка.
   Я взял два листа бумаги в руки и посмотрел на "деда".
   - Выпусти через них свою чакру.
   Что я, собственно, и сделал.
   Последующее правда никак не вписывалось в мое понимание об основных стихиях чакры. Один листок бумаги вырвался из пальцев, обернулся какой-то птичкой и, чирикнув на прощание, улетел. Второй резко потяжелел, так что я его едва не выронил, превратившись в пластину из того самого металла, который я оставил в макиваре и дереве.
   "Металл и птичка? И что это означает?"
   "Есть идея. Скажи, ты уже встречался в своем мире с исторически сложившимися пятерками элементов. Ну там ветер, огонь, земля, еще что-нибудь."
   "Нет. Хотя постой... Вспомнил. Огонь, Земля, Вода, Дерево и Металл. Так, кажется, в китайском календаре стихии назывались."
   "Ну вот и ответ. Ты же тут пришелец. Вот и стихии чакры у тебя из родного мира. Если бы у тебя был только металл или дерево, все бы сочли это очередной наследственной чертой, но у тебя сразу две неместные стихии."
   "Скажи для начала, что мне это дает"
   "Чисто в теории?"
   "Чисто конкретно" - я позволил себе слабо улыбнуться.
   "По аналогии с твоими ударами, ты можешь делать из металла все, что захочешь. Выпустил чакру, представив предмет, и получил материальное воплощение. Насчет птички все не так просто. Это у вас называлось деревом, а вообще-то, видимо, что-то другое."
   "Пасибки"
   "Всегда пжалста"
   - Это как? - максимально обиженным тоном спросил я.
   - Интересный кеккенгенкай - протянул "дедушка". Дочка, потренируй Маеко еще в тайдзюцу. Когда внучка уснет, надо будет пересмотреть план тренировки.
  
  
  
  
   Акина отбила в сторону направленную на нее руку и снова отбросила меня назад.
   - Слишком медленно. Ту не стараешься.
   Впору было обидеться на весь мир и опустить руки. Я уже месяц тут торчал, однако подвижек в тайдзюцу не было. "Мамочка" с той же легкостью отбивала все атаки в сторону, так что от моего нового боевого стиля не было никакого толку.
   "Есть идеи, что делать?"
   "Может, воспользоваться Металлом?"
   "Это тренировка по тайдзюцу. Кстати, я так и не спросил тебя, нашел ли ты соответствие между известными тебе системами Стихий и тем, что имеется у меня."
   "Мама" перешла в атаку, нанося круговой удар левой ногой, нацеленный в голову. Я присел, пропуская его над собой и ушел перекатом вправо, пока Акина не опустила ногу мне на макушку.
   Ее пятка легла почти вертикально вниз на мое плечо. В левом плече хрустнула не то ключица, не то лопатка. Затем "мамочка" сблизилась на шаг и добавила правой рукой, отчего я улетел в сторону на пару метров.
   "Черт. Больно то-как" - подумал я, с трудом поднимаясь.
   - Ты как, Маеко? - впервые услышал в ее голосе обеспокоенность.
   Я прикрыл(а) глаза, оценивая ущерб. Эту способность Голос добавил удивительно быстро, буквально за пару минут. Закрыть глаза, сосредоточиться, после чего перед глазами возникает 3D картина человеческого тела на данный момент. Даже примитивных знаний по анатомии обычно хватает, чтобы оценить ущерб.
   - Сломаны левая лопатка, ключица и плечо, шесть ребер слева. Мне нужно пятнадцать минут.
   "Мама" кивнула и отойдя в сторону, села на траву.
   "Пока я лечусь, может, расскажешь мне о стихиях?"
   "Все аналогии в твоем случае неточны. Скорее всего, в твоем мире были не Стихии, а Ветви. Если пользоваться использованной тобой терминологией, то Металл - это Создание, Дерево - Оживление, Вода - Изменение, Огонь - Разрушение, а Воздух - Перемещение. То есть освоив Металл, ты потом сможешь создавать и неметаллические предметы."
   "А Ожвивление? Это ведь, как я понимаю, моя вторая стихия?"
   "О ней информации нет. Видимо, она встречается редко. Или ей трудно найти применение."
   В груди слева хрустнуло. Из глаз тут же покатились слезы. Ребра вставали на место.
   "Замечу, твоя идея телескопических штифтов для сопоставления отломков и улучшения быстрой регенерации, оказалась очень неплохой."
   "Особенно когда, наконец, у меня будут алмазные ребра."
   "Для полного преобразования по твоему проекту необходимо еще пятнадцать грамм цистеина, восемь триптофана, около пятнадцати грамма ненасыщенных жирных кислот и хотя бы полкилограмма глюкозы."
   "Спасибо за информацию. Просто задолбало сращивать сломанные ребра и руки-ноги. Так что там за идея с Металлом?"
   "Чтобы освоить Создание, тебе необходимо постоянно и часто практиковаться. Придется что-нибудь придумать."
   "Спасибо"
   Убедившись, что все обломки встали на место, а гематомы рассосались (убил бы дамочку, что меня сюда переправила, за ее шуточки, но потом расцеловал бы ее труп за подаренную мне способность), я поднялся на ноги.
   - Готова?
   - Да.
   На этот раз "мамочка" пренебрегла привычной клановой стойкой и просто прыгнула в мою сторону.
   "Бей вперед, на расстоянии!!"
   Я выбросил вперед правую руку с расслабленной ладонью, выпуская сквозь нее чуть ли не половину всей доступной мне чакры, представляя, как из руки вылетают сюрикены и метательные ножи. Для удобства фантазирования пришлось на секунду прикрыть глаза.
   Я быстрым переходом ушла(ушел) в сторону, еще не открывая глаз. Почувствовав прямо за спиной присутствие человека, я быстро открыл глаза и оглянулся.
   - Хоть какой-то прогресс - заметила стоявшая позади меня "мама".
   "Не понял. У меня что, получилось?"
   Я повернул голову вперед и увидел несколько ножей, по форме напоминающих кунаи, и сюрикенов, в макиваре, находившейся до схватки за спиной Акины.
   Прикрыв глаза, я начал выпускать чакры теперь уже левой рукой, представляя себе постепенно появляющийся клинок. Вот показался кончик, похожий на трапецию, затем клинок удлиняется, приобретая вид узкого полумесяца. При этом помню, что клинок двухслойный. Задняя половина в сердцевине - это упругая сталь, как та, что используется в автомобильной подвеске. На этом упругом бруске наложены спаенные с ним и вплотную прилегающие друг к другу пластины из более высокоуглеродистой, а значит, менее гибкой, но более прочной, стали. За семидесятисантиметровым клинком показывается овальная гарда и рукоять. Интуитивно понимаю, что кожаная обмотка рукояти мне пока не по зубам, и ограничиваюсь отполированной сталью из внутреннего слоя клинка. Открываю глаза и тут же заваливаюсь вперед от чувства опустошенности. "Мамочка" поднимает меня и тут же, у нее на руках, я отрубаюсь.
  
   - Интересно, интересно - приговаривает "деда".
   - Сейчас ее чакры хватило только на несколько килограммов металла. Но если продолжить тренировки по увеличению объема, ей никакой арсенал в бою не понадобиться - вставляет свое слово "папочка".
   - К тому же очень удобный прием в тайдзюцу - это уже "бабушка" - создать оружие в руке в самый неожиданный момент. Вместе с ее пародией на стиль клана Хьюга, этот стиль тайдзюцу станет очень гибким и непредсказуемым.
   - А ты как думаешь, Маеко?
   "Блин, "мой" "дедушка" отлично умеет определять, когда я просыпаюсь"
   - Не знаю, деда. Может, можно попробовать сделать себе хорошее оружие и носить его с собой? А чакры тратить на тайдзюцу и сюрикены?
   "Удивляюсь я "родокам". Вроде бы пятилетний ребенок, разговариваю вряд ли на уровне возраста, а им хоть бы хны."
   "Неизвестно, что у них за наследственная черта. Возможно, для их семьи это нормально"
   - Можно и так. Нужно будет заняться с тобой тренировками по тактике.
   - Деда, можно я поем? Для создания второго сердца осталось совсем немного.
   - Конечно, дорогая - "деда" потрепал меня по голове.
   Странно, но я начинаю чувствовать расположение к этому человеку.
  
   Я сижу в позе лотоса перед домом, но это не важно. Заходящее солнце щекочет глаза, но это тоже неважно. Сосредотачиваюсь на внутреннем восприятии. Представляю себе новую схему тела.
   Два сердца, образующие вместе фигуру наподобие перевернутой бабочки. Шесть легких , по три под, сбоку и сзади, сбоку и над каждым сердцем. Двойная грудная клетка - над обычной, почти человеческой, находятся две сплошные костные пластины, прикрывающие щели между ребрами. Наружный край каждого ребра покрыт особой тканью, по консистенции похожей на плотную резину. Ребра - каркас, обеспечивающий дополнительную прочность наружной части грудной клетки, состоящей из высокопрочных костей. В отличие от ребер, в которых гораздо больше от алмаза, чем от обычных костей. Единственная щель между пластинами спереди - это грудина. Она в полтора раза толще, чем должна быть, и еще прочнее, чем ребра. Грудной отдел позвоночника потерял часть подвижности ради большей прочности. Пластины делают на спине загиб на манер буквы "С", создавая с позвонками соединение по типу "ласточкин хвост". Та просто между ними и позвоночником теперь не проникнуть. В яремной ямке, по передней поверхности трахеи, в гортани - алмазный скелет вместо хрящевого. Также защищены вена и артерии шеи. Теперь ударов в горло и верх грудной клетки тоже можно не слишком бояться.
   Надреберные пластины (хороший термин, надо запомнить), опускаются почти на пять сантиметров ниже уровня пупка на выдохе, прикрывая, вместе с тазовыми костями, органы живота с флангов. Под прямой мышцей живота, там, где у качков появляются "кубики", расположены кости, не слишком отличающиеся от надреберных пластин. Над прямой мышцей живота по-особому распределен подкожный жир, маскирующий кажущуюся "перенакачанность" для девушки мышц живота. Таз спереди и сбоков прикрыт двухмиллиметровой пластиной из практически цельнолитого "алмазного белка", так что теперь сломать мне тазовые кости будет не так-то просто. Правда, с прицелом на возможное будущее, пришлось оставить зазоры на случай изменения формы таза при тех же родах, но это не критично - над лобком дополнительная пластина расположена почти прямо под кожей. Крестец тоже должен быть превращен в девяностопроцентный алмаз.
   Под диафрагмой - две печени, слева и справа. Между ними вниз уходит верхняя часть желудка. Это тело все еще детское, и пищевод заканчивается чуть ли не прямо под сердцами. Не стоит лишний раз играть с природой и старить себя раньше времени.
   Желудок уходит под правую печень, а под левой находятся селезенка и поджелудочная железа. Под правой печенью еще располагается вторая селезенка и часть двенадцатиперстной кишки. Замешкавшись (хотелось поставить третье сердце справа), представляю себе третье сердце за желудком и под левой печенью. Впрочем, какое это сердце. По строению - почти как у рыбы. Две камеры, одна за другой. Простейший моторчик. Сосуд от него дает ветви к органам живота, а затем ныряет в позвоночник, где раздваивается. Эти сосуды пойдут внутри моего сверхпрочного скелета, защищая меня от критической кровопотери.
   Усиленный связочный аппарат позвоночника. Защита от вывихов шейного отдела. Укрепление черепа. Модификация скелета конечностей.
   Все произвольные мышцы усилены по разработанному вместе с Голосом и уже испытанному на сгибателях и разгибателях пальцев (кунай согнулся тремя пальцами) проекту.
   "Удержишь? Тяжелейшая работа."
   "Дело того стоит. Спи"
   Я погружаюсь в темноту. Сон без сновидений. Летаргия. Иначе мозг за эти двадцать минут, пока сердце не будет биться, сдохнет от недостатка кислорода. А мне этого точно не нужно.
   Я открываю глаза. Похожее на медный пятак солнце висит над самыми верхушками деревьев. Уже все? Быстро, однако.
   "Ну и как оно?"
   "Сейчас узнаем"
   Встаю. Удивительно, но никаких изменений в себе не чувствую.
   - Маеко, ты как? - судя по всему, это ощущение присутствия за спиной - от "деда". Прыгаю вперед. Удивительно долго лечу. Вроде бы об изменениях в нервной системе мы не договаривались. Оглядываюсь.
   "Ого"
   "Прыжок на пять метров вперед без чакры и раскачки. Ты стал намного сильнее"
   "Спасибо тебе большое. Если бы не ты, ничего бы не получилось"
   "Затем я тебе и придан"
   - Нормально. Наверное.
   "Деда" подбегает и начинает водить по мне рукой, светящейся зеленой медицинской чакрой, начиная со лба. Его брови приподнимаются вверх еще на уровне яремных ямок, а к пупку тонут где-то в волосах.
   - Деда, а научи меня также.
   - М-м-м?
   - Ну, медицине.
   - Ага.
   "Похоже, дедуля в ауте"
   "На его месте ты или я тоже были бы в, как ты говоришь, "в ауте"
   - Ну-у, деда.
   - Сейчас-сейчас - "дедушка" продолжал водить по мне ладонью.
   Наконец, обследование закончилось. Бенджиро опустил брови на привычное расстояния от глаз и посмотрел на меня.
   - Хотел бы я знать, откуда к тебе приходят такие идеи, Маеко.
   - Деда?
   "Дедуля" достал из кармана свиток и, чуть развернув его, коснулся листа, после чего вытащил из бумаги катанообразный меч.
   "Прикольно. Запечатывание в свитке. А меч это что же, мое творение?"
   - Ты за полминуты сделала катану, которую в городе можно продать за несколько сотен ре. Это не слишком много для меча, конечно, но вполне на уровне начинающего оружейника. Я уверен, что никто из нас не говорил тебе, как устроена катана, однако ты в общих чертах смогла воспроизвести ее. То же и с твоим телом.
   Я потупился.
   "Блин, спалились. Впрочем, этого следовало ожидать"
   "Ты окончательно продумал семь вариантов ответа еще две недели назад"
   - Я долго думала. Бывает, когда я долго думаю, в голове возникают идеи, картинки. Как в поединке... с мамой.
   - Когда ты метнула сюрикены?
   Я наклонил голову еще сильнее. Если я просчитался, то мне придется испытывать способность своей кожи превращаться в алмазную броню прямо по ходу дела.
   - Да.
   Бенджиро положил руку мне на голову.
   - Не надо винить себя. Тебе просто нужно научиться пользоваться своей силой. Сейчас я буду учить тебе медицинским техникам, как ты просила.
   Я поднял голову и посмотрел на "деда", убравшего руку.
   - Спасибо, дедушка.
   - Хм-м. Пожалуйста. Вот, смотри - Бенджиро снова подсветил ладонь медицинской чакрой - это называется медицинской чакрой. Она не принадлежит к какой-либо стихии, так что ты, я думаю, сможешь ее получить. Но для этого нужен хороший контроль чакры. Делай, как я.
   "Дедушка" прошел мимо меня к ближайшему высокому дереву и спокойно, как по дороге, поднялся по нему вверх. Постояв немного у верхушки, он спрыгнул вниз, приземлившись почти прямо передо мной.
   - Первая стадия обучения контролю формы чакры. Равномерное выпускание. Ты должна взобраться по дереву, в момент контакта со стволом выпуская нужное количество чакры.
   "Етить твою мать. С моим запасом чакры это дохлый номер. Хорошо, если через полгода научусь"
   Пять метров в сторону дерева шагом. Затем перехожу на бег.
   "Сосредоточиться. Выпустить чакру"
   Пять шагов по земле. Три шага по дереву. Падаю вниз. Приземляюсь позорно, на пятую точку.
   Два шага назад. Попытаться снова. Теперь падаю на втором шаге. Голос не вмешивается. Наверное, нет идей, или боится помешать. Короче, не хочет вмешиваться.
   Вперед и по дереву. Выбрасываю чакру на шаге. Отлетаю от дерева. Вижу, как навстречу лицу летит земля. Выставляю руки вперед. Как-то перекатываюсь назад.
   "Всегда бы так"
   Встаю и смотрю на дерево. Затем оглядываюсь.
   - Деда, это надолго. Ты не мог бы уйти?
   Пожав плечами, Бенджиро уходит. Когда он скрывается на другой тренировочной площадке, отграниченной забором, я складываю руки в печати. Правая рука сжата в кулак, указательный и средний пальцы отставлены вверх. Левая ладонь сжата в такую же фигуру. Скрещиваю отставленные пальцы левой и правой руки. Направляя в руки чакру, прикрываю глаза, представляя вместо схемы своего тела темный бесполый силуэт, возле которого возникает еще два.
   Открываю глаза. Оглядываюсь.
   "Нет эффекта. Может, я что-то не так делаю?"
   "Вряд ли. Просто нужна практика. Поверь в себя"
   Темный силуэт, возле которого возникает еще один, такой же. Представляю картину, одновременно выпуская половину всей оставшейся чакры. Слышу по хлопку справа и слева.
   - Потренируйтесь, пожалуйста.
   "Удивительно, как этот мир похож на мангу. Не зря в каком-то приложении вроде бы показывалось, как исполняется эта техника"
   "Скоро узнаем, действительно ли эти клон-тени так эффективны, как ты рассказывал"
  
   Лежу на футоне, прислушиваясь к разговорам внизу. Говорят Бенджиро и Акияма. Остается только радоваться, что все остальные спят, а Голос усиливает мой слух, благодаря чему я могу их слышать.
   - Сегодня видел, как она использовала теневых клонов для тренировки. Не знаю, откуда у нее знания, но к восьми годам она точно достигнет уровня чунина.
   - Тем лучше. Если остальные мои с Акиной дети будут также талантливы, я буду счастлив. Бенджиро-доно, у вас с Акиной и Фуджитой-сан скоро миссия?
   - Да, Акияма. Ты хочешь начать ее тренировать в своей области?
   - С такими навыками она за неделю овладеет контролем формы на нужном уровне. К тому же, не мешало бы научить ее вашему главному искусству, а также узнать, только ли сталь она может создавать.
   - Согласен. Но что делать с тайдзюцу? Акина недовольна ее навыками. Конечно, с этим телом Маеко становиться сильнее в тайдзюцу раз в десять, так как ее не так просто убить, как другого шиноби с ее навыками, а ее мышцы дают ей большую скорость и силу, чем прочим, однако этого все равно недостаточно.
   - Увеличить вес утяжелителей? Пускай клоны учатся контролировать чакру, а она сама занимается тайдзюцу. Жаль, конечно, так пытать собственную дочь, но...
   - Тише, Акияма, я сам знаю. Но малышка вполне может услышать нас раньше времени. Она вполне способна усилить себе слух за пару минут, если не быстрее. Достаточно того, что мы готовим из нее основателя нового клана.
  
   Едва "деда", "бабуля" и "мама" ушли на миссию, "папулик" взял меня в оборот.
   - Вот, Маеко, возьми - сказал он, протягивая мне короткий меч (вакидзаси, если не ошибаюсь) из темного, почти матового металла - этот меч сделан из сплава, пропускающего чакру. Постарайся запомнить ощущения, которые испытываешь, когда держишь его в руках.
   Я закрыл глаза, честно пытаясь запомнить, что чувствую, держа в руках полуторакилограммовую железку.
   - А теперь попробуй создать что-нибудь из этого металла. Сюрикен, например.
   Клинок мгновенно исчез из моих рук. Не открывая глаз, я попытался представить себе сюрикен из такого же металла, после чего выпустил чакру через правую ладонь.
   - Думаю, немного тренировки, и получится - проговорил "папа", стоило мне открыть глаза - оставь пять-шесть клонов тени здесь, пускай тренируются, а сама пойдешь со мной.
   - Пап, а куда мы идем?
   - В местный городок, Касивадзаки. Нужно купить продуктов и еще кое-что. Да, Маеко...
   - Папа?
   - Я понимаю, ты совсем не помнишь городок, но все же постарайся не слишком глазеть по сторонам.
   - Ага - я кивнул.
   Дальше шли молча. Примерно через час, когда переходили вброд небольшой ручей, Акияма велел оставить еще три клона.
   - Смотри - проговорил он - создавай клонов и пусть они разбегаются.
   Я сделал(а), что требовалось.
   - Ага. Вот один - он ткнул рукой в направлении одного из клонов - вот еще один - показал на меня - а там еще два.
   - Пап, научи-и-и.
   Сероволосый чуть улыбнулся.
   - Это умение моего клана. Чувствовать чакру настолько остро, что надобность в глазах порой отпадает. Пускай один из твоих клонов закроет глаза и попробует внутренним зрением увидеть других. Те же будут тем временем ходить по воде, улучшая твои навыки контроля чакры. К вечеру развей их. Твой вчерашний предел ведь двенадцать клонов?
   - Да, папа.
   Пройдя еще часа полтора, мы подошли к городским воротам. Приостановившись, "папа" коснулся ладонью моих лопаток.
   - Маеко, я меня к тебе будет просьба. Сейчас мы пойдем в одну лавку. Я буду давать тебе подержать много предметов. Постарайся запомнить все, что сможешь о них. Хорошо?
   - Да, папа.
   - Чудесный ребенок - пробормотал Акияма, убирая руку.
   "Ты как, сможешь помочь?"
   "Чем? Это целиком и полностью твоя задача. Я не могу влиять на остальной мир, а твои органы чувств и так запомнят все, что нужно"
   Мы прошли ворота, минуя сонных стражников.
   "И на том спасибо"
   Пройдя четыре перекрестка, "папочка" затащил меня в какой-то магазин.
   - Что желаете, господин Акияма? Что-то для Бенджиро-доно? Или, может, для вашей несравненной жены? - продавец обладал потрясающей, я бы сказал, профессиональной внешностью. Профессиональной внешностью фээсбешника, специализирующегося на наружке. Одним словом, совершенно непримечательный был человек.
   - Нет. Думаю присмотреть пару вещиц для дочери. Покажите, пожалуйста, ваш фирменный щит.
   Мне тут же поднесли странную конструкцию - нечто вроде наруча, к которому с наружной стороны крепился сегмент в одну шестую круга. Закрепив явно великоватое мне годков на семь снаряжение, нажали кнопочку на наруче, отчего сегмент разложился в тонкий круглый щит.
   - Как тебе? - спросил "папа".
   Я прикрыл глаза и покачал левой рукой, запоминая все, что ощущал рядом с этим щитом. Он воспринимался как большое черное пятно, в котором исчезали любые энергии.
   - Килограмм семь. Великоват. Сосет чакру.
   Продавец удивленно оглянулся на сероволосого.
   - Вы уже начали обучать ее как шиноби? Похоже, у девочки все способности сенсора.
   - О да. Наверное, это дар, которым ками сбалансировали ее болезнь.
   - Бедный ребенок - торговец тяжело вздохнул - возьмете щит?
   - Он для нее слишком велик. Нет смысла учить ее владеть им сейчас, когда он закрывает ее от макушки до колен, иначе, когда она вырастет, она будет ожидать такой же защиты, хотя щит будет защищать заметно меньше. Дайте-ка шест. Маеко, этот шест сделан из специального, высокопрочного сплава. Говорят, меч одного из мечников тумана, Забузы Момоичи, Головоруб, сделан из такого же материала.
   Как и следовало ожидать, шест оказался двухметровым, однозначно великоватым. Сохранив в памяти ощущения от темно-серого материала, я тут же начал ощупывать катану.
   "Это уже интереснее. В катане меня интересует больше строение, чем что-либо еще. Хотя состав стали знать тоже не помешает"
   За катаной последовали наручи, затем поножи. После на меня примерили жилет, оставшийся, судя по форме, с позапрошлой Великой Войны Шиноби. Следом пришел черед гуадао, нунчак, чего-то, похожего на моргенштерн, следом дали кунай странной формы, с лезвием, похожим не то на обрезанный по краям лист клена, не то на птичью лапу.
   - Такой кунай несколько неудобен в обращении, но очень эффективен, если его правильно метнуть. Запомни эту форму, Маеко.
   Кивнул и отдал кунай. Вспомнил, что в манге такой же Минато подарил Какаши на днюху.
   Наконец, примерки закончились. Мне купили что-то типа синая, но целиком из стали, чтоб бедная Маеко не сломала учебный меч во время тренировки, набор сюрикенов и кунаев (скорее, для "родоков" и чтоб не привлекать внимания), после чего мы таки вышли из оружейного магазина.
   - Ну, как, Маеко?
   - Не знаю - честно ответил я - наверное, через пару месяцев смогу повторить шест. С щитом сложнее всего. Материал, механизм - все неудобное. Чакры не хватит.
   - Не беда. Пойдем кушать. Тебе купить что-нибудь.
   - Нет, наверное, хотя... - я вдруг подумал, а какого черта я должен отказываться от неплохой контактной техники, если риска столкновения с тем же Саске еще никто не отменял? - ... пап, купи мне резиновых шариков. Штук сорок. И столько же надувных.
  
   Так прошло два года. В рамках эксперимента я наложил печати, используемые в свитках-хранилищах, на свое тело в куче мест и запихнул килограмм пятьдесят стволовых и жировых клеток в пространственные карманы. После этого, по словам Голоса, гарантировано и с первого раза меня могло убить только фатальное повреждение головного мозга - отрубание привело бы только к тому, что через пространственные карманы шеи я и Голос сформировали бы за пару минут вполне работоспособные конечности, чтобы допрыгать до основного тела и вернуть голову на место. В других случаях потребовалось бы исчерпать для начал мой чудовищный запас живучести.
   Отпросившись у родни, я сидел на опушке леса в дне пути от дома и как минимум в пяти часах любого известного жилья.
   "Итак, повторим еще раз - подумал я, представляя перед собой свое модифицированное тело - сменить настройки и строение уха, чтобы лучше слышать, а также воспринимать инфра- и ультразвуки. В сетчатке глаза положить рецепторы в три слоя. Верхний - цветовое зрении и инфракрасный спектр. Средний - сумеречное и цветовое зрение. Нижний слой - ультрафиолет и резерв сумеречного. Плюс во всех слоях рассеять рецепторы на чакру. Две радужки. Внутренняя, черная, с щелевидным, как у кошки, зрачком. Внешняя имитирует человеческую, но за счет подвижности меланоцитов, способна менять окрас и проницаемость для цвета. Хрусталика, соответственно, тоже два. На внешней поверхности внешней радужки - чакрочувствительные рецепторы.
   Роговица и третье веко - алмаз. Плюс миниатюрные и упрощенные глазки, ориентированные на различные спектры, рассыпаны по всей коже и даже на волосах. Система эхолокации и связанные с ней источники и приемники ультразвука нужной частоты - двенадцать, короной вокруг головы, незаметны невооруженным глазом. Количество обонятельных рецепторов увеличено в семь раз."
   "Ты прав. Плюс предложенная тобой и доведенная до ума идея трансформации нервной системы."
   "Спасибо за помощь. Наверное, еще часто придется тебе это говорить. Зато какая перспектива. В обычном организме сигнал по нервному волокну идет за счет сложного ионного процесса, достаточно медленно для человеческого или более крупного организма. А сколько времени тратиться на подготовку. Но теперь каждый нерв - это, по сути, многожильный световод. На конце аксона находятся специальные белки. Когда световой пучок по аксону достигает их, другой их конец, выходящий в синапс, дает вспышку света определенной частоты, которую принимают рецепторы по другую сторону. Никаких медиаторов и прочих задержек. Плюс сами нейроны уменьшены и чуть улучшены. Надеюсь, это позволит мне хотя бы справиться с тем массивом информации, который обрушиться на меня, когда я увижу мир иначе"
   "Скоро узнаем. Пищеварительная система в модификации, судя по всему, не нуждается. Ты готов?"
   "Да"
   И меня снова поглотила тьма.
  
   Эффект получился интересный. Для начала, я чувствовал, что окружен каким-то тенями со всех сторон, причем стоило сдвинуться, как тени сдвигались в обратном направлении, подтверждая, что я таким образом "вижу" элементы ландшафта. Деревья, камни - все они виделись не слишком отчетливо, однако все же я их видел, видел с углом обзора в 360®! А над всеми этими тенями, на всю верхнюю треть сферы, висело огромное огненное облако - солнце в свете зрения в трех спектрах.
   "Впечатляет. Может, теперь открыть глаза?"
   Н-нда. Открытие глаз восторг сильно преуменьшило. Мало того, что все расплывалось перед глазами (а что я хотел, приделывая лишний хрусталик к глазу?), так еще и виделось в донельзя странном цвете.
   - Так-с. Теневые клоны.
   За два года я достаточно освоился с этой техникой, чтобы быть уверенным, что создал пятьдесят два клона.
   - На первый-второй рассчитались - скомандовал я.
   Когда клоны закончили, я добавил:
   - Первые номера закрывают глаза и учатся использовать круговое зрение. Вторые концентрируются на глазах.
   Сам я прикрыл глаза и постарался сосредоточиться на внутренних ощущениях.
   "Пока клоны учатся владеть моим новым телом, я могу спокойно создать себе оружие"
   "Хочешь создать нечто действительно мощное, пока родня не видит?"
   "Да. И мне понадобиться твоя помощь"
   Представляю себе клинок, который задумал получить. Проект, который мы вынашивали почти полтора года. Собственно, последние два месяца я тянул с новым преобразованием только ради того, чтобы продумать до конца эту и некоторые другие задумки. Сочетание моего главного таланта и стихии Металла. Простая на вид рукоять, переходящая в прямую сердцевину клинка, а на самом деле, несколько модифицированная кость. Моему мечу не потребуется та же гибкость, что у катаны, поэтому кость - почти чистый алмаз и сверхпрочный темно-серый сплав, пронизанный каналами чакры. На сердцевине - два совмещенных друг с другом монокристалла - пространственные сети из чакропоглощающего сплава и металла, пропускающего чакру, отграниченные друг от друга моими клетками, способными при необходимости расступиться, открывая доступ поглотителю чакры к чакре, текущей по другому кристаллу. Длина меча - как я от головы до колен. Рукоять - на две мои нынешние ладони. Меч будет расти со мной, сохраняя эти пропорции с моим телом. Оружие, способное превзойти, возможно, даже Самехаду, так как через него можно даже пропускать свою чакру. Почувствовав, сколько чакры осталось, я повторяю процесс.
   "Жаль, сейчас не посмотреть, что они из себя представляют."
   Активирую начерченные заранее печати на ладонях, после чего тяжесть с колен исчезает.
   "Сколько времени прошло?"
   "Около пяти часов"
   Развеиваю клонов. Вслед за круговоротом картинок в трех спектрах, меня накрывает тьма.
  
   Ночной лес в трех спектрах света и звука особенно красив. Светящееся слабым ультрафиолетом небо, похожий на одно большое теплое облако, сквозь которое пробиваются редкие звезди и луна, Млечный Путь. Огненные облака - обитатели ночного леса, издающие самые разные звуки, как ниже, так и выше нормального человеческого порога. Эта неописуемая картина, когда видишь все, что окружает тебя в радиусе семи метров, а еще на пятьдесят - за счет эхолота. Трудно описать это.
   Наконец, останавливаюсь на привал на берегу реки. Складываю печати самой подходящей в таких условиях техники.
   - Ты - палец утыкается в первого попавшегося клона - забирайся на дерева и любуйся пейзажами. Второй стоит на стреме. Остальные пусть разобьются на пары и тренируются в тайдзюцу с использованием новых органов чувств. Только отойдите сперва метров на двести в лес.
   Сажусь под дерево и достаю из рюкзака коробку с бенто. Оказывается, я неплохо научился (ась) есть палочками за эти два года.
   "Спасибо тебе за помощь еще раз. Теперь у меня есть очень неплохое оружие. К тому же, какой-никакой, а аналог додзютсу"
   "Лучше было бы исследовать настоящего носителя додзютсу и попытаться повторить его глаза"
   "Насколько я помню, практически все носители бьекугана находятся в Конохе. Носителей ренигана днем с огнем не сыщешь, а с Учихами все еще сложнее. Тема насчет их поголовья и положения в пространстве муссировалась фанфикерами в числе пятерки самых любимых. То есть сейчас клан Учиха может находиться весь в Конохе, или же оставшиеся в живых прячутся, строя злобные планы мести. Или же их и вовсе истребили.
   Меня больше волнует другое. Чему еще я могу обучиться у "родственников"?"
   "Судя по всему, мать и бабка настоящей Маеко научили тебя всему, что знали в тайдзюцу. Нет их вины, что тебе не хватает собранности, чтобы драться на нужном уровне."
   Горькая правда. Рукопашник из меня, особенно учитывая великолепные данные в виде ультрапрочного скелета, феноменальной силы и гибкости, аховый.
   "Я вот что подумал. А не сделать ли нам такой рефлекс: когда глазки фиксируют приближение к соответствующего им участка кожи предмета, то, если нет запрета сверху, от мозга, запускают местный рефлекс: аламазную броню в точке преполагаемого удара. В небольшой точке. Главное, чтобы это не слишком мешало движениям, но служило надежной защитой."
   "Попробую"
   Посидев еще немного, я запаковался и ступил на речку. Вода пошла от моих ступней кругами, как всегда, когда выбрасываешь чакры серией коротких импульсов, а не сплошным потоком, как должно быть в идеале.
   "Готово"
   "Хорошо. Осталось решить, что делать дальше. Вряд ли меня здесь смогут чему-то еще обучить. У Акины и Акиямы новый ребенок, к тому же она снова беременна. У моего "братца " скорее всего, нет моих талантов, зато сенсор он прирожденный. Так что я чужой в их клане. К тому же, они уже обучили меня всему, что сочли возможным дать"
   "Хочешь уйти?"
   "Акияма - отступник Скалы. Рано или поздно его вычислят и зачистят со всей семьей. Определенный интерес будут представлять только маленькие дети, вроде Араты и будущего ребенка Акины. Я... мне по здешним меркам семь лет, даже почти восемь. С точки зрения команды карателей Скалы, я - потенциальный мститель, вернее, мстительница. Значит, чем дольше я остаюсь здесь, тем больше вероятность, что меня зачистят вместе с Акиямой и остальными."
   "Облако?"
   "Клан Сакурано, если его можно считать кланом, принадлежит этой деревне, хоть они и живут за его пределами. У Акины, Бенджиро и Фуджики то и дело возникают миссии оттуда. Скорее всего, они легко смогут направить меня туда. А там и до носителей додзютсу Конохи как-нибудь доберусь. К тому же, в Куме есть аж два дзинтюрики, если я не ошибся со временем. А это тоже неплохой исследовательский материал. Псевдобактерии готовы?"
   "Да. Касаешься или кашляешь на цель, после чего они попадают в организм. После этого ты через какое-то время получишь всю необходимую информацию, вплоть до генетического кода. Плюс диверсионные функции. Страшное средство, если честно"
   Развеялась от полученных повреждений уже половина клонов. Оставшиеся, не сговариваясь, создали с помощью Металла простейшие катаны, чуть лучше моего первого творения, и продолжили стражение. Так как на такую простую поделку уходило чакры как на хенге, это имело смысл.
   "Интересно, какую выгоду Она хотела извлечь, посылая меня сюда?"
   "Не знаю. Мне просто поручено тебе помогать в определенных пределах."
   "Звучит так, как будто ты сожалеешь об этом"
   "Я и Она... мы недолюбливали друг друга... всегда. Потом, во время нашей дуэли, вмешались наши общие враги и я прикрыл ее собой. А потом я очнулся рядом с тобой и Она сказала мне, что ее ненависть ко мне, старому врагу, велика. Но ее благодарность требует осуществления. Поэтому она возродила меня в этом состоянии.
   Она стала очень сильна. Ее имя, ее прошлая сила - все это теперь потеряла смысл. Моя сила... мое прошлое имя - все рассыпалось прахом. Мои знания просыпались, как песок сквозь пальцы. Я даже не могу назвать ее имени, и не могу ослушаться ее приказа. Наверное, она знала это, когда поднимала меня из мертвых. Главное, помни, я постараюсь помочь тебе в доступных мне пределах."
   Я помолчал. Слова, по-моему, не нужны в таких случаях.
   Вода все так же катилась от моих ног.
   С хлопком исчез последний клон.
   И я подумал, вернее сказал про себя:
   "Спасибо"
  
   Мои способности сенсора, по словам Акиямы, превосходят его в чем-то по потенциалу, но, насколько я могу судить, по всем параметрам уступают способностям Араты, младшего "братика". Во всяком случае, на ходу, продолжая осматривать ночной лес, не снижая бдительности и не направляя в мозг чакру, мой радиус обнаружения составляет полтора километра. Почти как у сероволосого, вот только отличать чакру разных людей я начинаю всего лишь на расстоянии в сорок-пятьдесят метров.
   "Все же интересно, почему, несмотря на качественно иное строение проводящих путей, моя нервная система функционирует с той же скоростью?"
   "Это иллюзия. На самом деле, ты думаешь почти в семь раз быстрее обычного человека. Просто все ресурсы мозга съедают новые органы чувств. Хочешь ускорить обработку информации - насыть мозг чакрой. В таком случае нейроны буду возбуждаться гораздо быстрее и ты будешь думать со скоростью, превосходящей обычную человеческую, раз в десять, а может, и в пятнадцать."
   "Я пока не настроен на рискованные эксперименты. Лучше задуматься, что я могу сделать с Оживлением. А то стихия есть, а техник нет"
   "Я, в отличие от тебя, никогда не жил в мирах, подобных твоей родине. Думаю, потом придумаешь. Ты ведь смог придумать за полгода, как совместить в мечах поглощение и пропускание чакры. Кстати, выбери близняшкам имена. Негоже таким мечам быть безымянными"
   "Я подумаю. Проблема в том, что для близнецов, наверное, нужны похожие имена, а ничего такого в голову не лезет"
   Впереди, прямо по курсу, вспыхнул костер чакры. Не приходилось сомневаться, что когда я пройду еще тысячу четыреста пятьдесят (уже сорок девять) метров, костер рассыплется на узнаваемые огоньки - Бенджиро, Акины, Акиямы и остальных.
   "Странно - все таки, как я был параноиков, так им и остался. Даром, что раздолбай - Слишком много чакры. У них что, гости?"
   "С общим запасом чакры раза в четыре больше, чем у твоей "родни"?"
   "Ты прав. Это странно. Будь добр, помоги мне скрыть чакру."
   Я практически увидел, не закрывая глаз, как расходятся каналы чакры, прерывая тенкетсу - точки их пересечения и входа-выхода чакры через тело. Организм превратился в закрытую систему. Можно сказать, что теперь вся моя чакра заблокирована. Затем под кожей специальные клетки на основе меланоцитов, содержащие чакропоглощающий сплав, расширились, покрывая тело тончайшей чакропоглощающей пленкой. Мой режим "стелс", одновременно идеально, должно быть, подходящий для борьбы с Хьюга из главной ветви.
   Переношу центр тяжести вперед и вниз, одновременно перекрашивая кожу в матово-черный цвет. Идеальная тень, летящая сквозь подлесок, которую можно только услышать, потому что одежда моя тоже была черной.
   Через несколько минут, когда до дома оставалось метров шестьсот, "костер" распался на несколько неравномерно пульсирующих "костерков" поменьше. Вот от одного из них к другому отправился сгусток чакры и я вдруг почувствовал, как расширились границы восприятия моего чувства сенсора и я понял, что погасший костер чакры принадлежал матери, Акине.
   "Уже не думаешь о них в кавычках?"
   "Заткнись."
   Деревья с боков слились в сплошную тень - "глазки" на ладонях и щеках просто не успевали фиксировать их вид, проносящийся мимо на скорости курьерского поезда. На руках, вслед за промелькнувшей в голове картиной, начали образовываться перчатки - алмазные каркас, совмещенные монокристаллы чакропоглощающего и пропускающего чакры сплавов - Голос менял конфигурацию "стелса", открывая тенкетсу в местах, где я формировал свой доспех. Сандалии шиноби покрылись чешуйчатой броней, а пальцы закрыло цельнолитыми носками. На ногах выросли поножи.
   "Я разорвал утяжелители, так что теперь двигаться будет легче."
   "Спасибо. Что с боевым режимом?"
   Локти и колени тоже прикрылись такими же налокотниками. Технология, как я моих мечей. Я становлюсь одним целым со своим оружием и броней. Вернее, я отращиваю броню, как иные - ногти или волосы.
   Перед глазами мелькают картины, порожденные разгоряченным разумом. Оснащенные микромускулатурой волосы, способные превратиться в алмаз, поглощающий чакру врагов или пропускающий мою. Волосы, покрытые множеством глазок.
   Над лопатками и надреберными пластинами на коже прямо под одеждой появляется чешуйчатая броня. Такая же защищает прикрытый футболкой живот и пах. Плечи и бедра почти незащищены. Это необходимо, чтобы не потерять скорость.
   Грани латный перчаток на пльцев сходятся под углом, образуя тупые когти. Пальцы латных перчаток точно затачиваются, становясь в сантиметре над подушечками пальцев рук эдакими массивными, трехгранными когтями.
   Не глядя, отталкиваюсь ногой от подвернувшегося на краю леса дерева. За моей спиной метр ствола разлетается в труху, но это не важно.
   "Только бы успеть"
   Я так и не понял, как я оказался напротив одного из них, одетого в темно-коричневую форму анбу, человека в маске демона. Просто правая рука ударяет его в живот, а я в момент удара выпуская чакру металла и следую дальше, волосами видя, как из его спины выглядывают на тридцать сантиметров тонкие иглы из мягкого серого металла.
   Я падаю на другого, точнее, другую. Затем оказываюсь, сам не знаю как, у нее за спиной. Удар левой в низ грудного отдела позвоночника. Она пытается уклониться, но моим пятидесятисантиметровым иглам плевать, что она успела сдвинуться на шестнадцать сантиметров вперед. От ее попытки уклониться, у меня срабатывает рефлекс, и иглы раскрываются "елочкой", отчего ее сердце и легкие превращаются в фарш.
   Я приземляюсь на землю, отставляя левую ногу в сторону. Кто-то из анбу пытается сломать мне левое бедро, но Голос, разблокировав часть тенкетсу ноги, выстреливает в стороны напавшего полсотни сенбон. Анбу отскакивает с траектории удара.
   Папу буквально раздавливает под техникой Земли. Странно, хотя я думаю о них без кавычек, я не чувствую больше гнева. Он ушел, когда я убил этих двоих. Меня окружают шестеро анбу Скалы, в то время как еще двое сражаются с дедушкой, а один - с мамой.
   - Так это и есть Маеко Сакурано? Действительно, гениальный ребенок - проговорил один из них. Похоже, его маска изображает демона-ворона тенгу.
   Я чувствую, как кипевший гнев окончательно исчезает под новым чувством. Словно пламя застывает от контакта с расширяющимся кругом ледяного поля.
   - Пойдем с нами, и твой брат останется жив.
   Бенджиро харкает кровью. Его марионетка, похожая на ребенка, появляется за его спиной и спиной его убийцы, начиняя обоих отравленными сенбон. Теперь мама против двоих анбу. У стены лежит связанный брат.
   - Зачем? Зачем было убивать их?
   "Сколько я еще продержусь в этом темпе?"
   "Неважно. Эти, оставшиеся, гораздо сильнее, чем убитые тобой. Даже если они хотят взять тебя живьем, у тебя нет шансов. Уже не затеряться. "Стелс" не поможет."
   Акина пропускает удар в живот. Затем в шею сзади и падает без сознания на землю.
   - Дотон. Великий Камнепад.
   - Пойдем с нами. Ты станешь подлинным сокровищем Скрытой Скалы, как и твой брат. Возможно, кто-то из вас даже станет Каге - кажется, что голос "тенгу" двоиться-троиться, одновременно возникая на нескольких частотах.
   "Что с его голосом? Гипнотизирует?"
   "Да. Плюс инфразвук."
   - Твоя техника убеждения неэффективна против меня. Это тело... отличается от тела моего брата или родителей.
   - Мы убьем твоего брата, если ты не пойдешь с нами.
   Один из них подскакивает к связанному и поднимает лицом ко мне. Брат... впервые именно сейчас я чувствую родство с ним. Он что-то шепчет, но я не умею читать по губам. Голос усиливает мой слух.
   - Сестра... убей меня.
   Неподалеку валяется, истратив свой боезапас, марионетка деда.
   - Иди с нами, и твой брат останется жив.
   - Заложником в Скрытой Скале?
   - Это лучше, чем умереть - голос "тенгу" снова двоиться-троиться, как будто у меня бред.
   "Ты сможешь помочь мне?"
   "Я же сказал,..."
   "Я не собираюсь убегать с поля боя"
   В голове проносится, как фильм, схема начала этого боя.
   "Хорошо"
   - Убей меня, сестра
   И губы шепчут, тихо-тихо, как молитву.
   - Прощай, маленький брат.
   Правая нога выдвигается вперед и с силой опускается на землю, куда я пускаю чакру Металла. Брат и держащий его анбу оказываются нанизаны на десятки тонких двухметровых игл, вырывающихся из-под земли. Они не серые, а черные, из пропускающего чакру сплава. Те, что пронзили анбу, расходятся "елочкой", превращая его внутренности в фарш.
   Брат мертв, я вижу это своими глазами. Но почему мне видится благодарность в стекленеющих глазах так и не ставшего мне родней?
   Я разворачиваюсь к анбу с маской демона-ворона.
   - Зачем? Зачем вы хотели убить всех, кроме меня и брата?
   - Остальные были не нужны.
   "Я готов"
   - Отец - предатель Скалы. Но при чем тут мать, дедушка и бабушка? Или вам просто не нужны были свидетели?
   - Ты действительно гений - проговорил "тенгу" - жаль будет стирать твою память о нашем бое.
   Я понимаю, что за чувство, похожее на ледяную пустыню, захватило мою душу. Это не новое, это забытое с далекого детства чувство. Но теперь я снова ребенок.
   - Какое забытое чувство... Не жажда крови. Нет. Желание смерти. Смерти тех, кто, по моему разумению, не достоин жить.
   - Дотон, гранитные оковы - спокойно говорит один из них, сложив печати.
   Все мои чувства ушли в сторону, уступая место одному. Тому, что будет двигать мной в эти минуты.
   Из земли со скоростью атакующей кобры, а может, и быстрее ее, ко мне выпрыгивают каменные канаты, готовясь обхватить меня за кисти, лодыжки, колени и локти. Но мои губы успевают обогнать их.
   - Боевой режим.
   Я делаю два шага вперед, уходя от такой надежной, но, увы, слишком медленной техники, на ходу сводя ладони вместе и посылая чакру в печати на них.
   Мир стал темнее. Чтож, это понятно. Я теперь двигаюсь в десять раз быстрее, а значит, в мозг в единицу моего личного времени, поступает в десять раз меньше сигналов от глаз и ушей.
   Иду, как сквозь воду. Воздух стал в десять раз плотнее, становясь ощутимой преградой. Вязко.
   Из ладоней навстречу друг другу показываются черные, покрытые похожим на акулью кожу, материалом, рукояти. В обычном потоке времени они почти выпрыгивают из ладоней, но сейчас все в этом мире двигается для меня гораздо медленнее.
   Пальцы обхватывают рукояти мечей, которые я держу чуть наклоненными вперед. Зрачки расширяются, адаптируясь к непривычному ощущению.
   Я представляю, как под алмазным покрытием перчаток, поножей и сандалий, появляются глазки, от которых, изгибайся, не оставляя прямых ходов сквозь броню, к коже идут нервные волокна. Тоже происходит с матово черными прямыми мечами с семидесятисантиметровыми клинками в форме равнобедренных треугольников. Форма, более подходящая стилету, чем мечу-бастарду. И я понимаю, как назову близняшек. На клинках, ближе к рукоятям, появляются углубления-буквы на языках, который здесь, наверное, знаю только я.
   Tear - появляется на левом.
   Via - появляется на правом.
   "Слеза в левой, жизнь в правой. Пора"
   Я снова появляюсь за спиной одного из них и разрубаю его вдоль, снизу вверх, от паха до макушки. Виа прямо перед контактом меняет форму режущей кромки, затачиваясь до молекулярной остроты, идеально подходящей для резки костей и брони.
   Тиа пронзает следующего спереди, а моя чакра Металла, плывущая по ней, превращается в два десятка игл, превращающих ранение в желудок в повреждение всех органов груди и живота.
   Статуи, в которые превратились анбу Скалы, пытаются двигаться, но я быстрее их. В тайдзюцу они мне не соперники, гендзюцу просто не успевают попасть в меня, а ниндзюцу проходят мимо, когда я прыгаю к следующей жертве. Да и вообще, трудно запустить сильную технику, когда даже одна печать складывается ими, на мой взгляд, не менее двух секунд.
   "Тенгу", оставшийся одни из последних, запускает Великий Камнепад, хороня под обломками двух оставшихся союзников и скрываясь от меня в массе падающей сверху земли.
   Будь я чуть медленнее, это было бы страшно. Так же я запрыгнул на один камень, затем на другой, повыше. После чего еще один прыжок в сторону и вверх, а затем я побежал по верхнему слою камней, по технике.
   Чакра утекает, как песок сквозь пальцы. У меня осталось несколько минут на то, чтобы убить "тенгу", потом просто закончится чакра.
   Воздух. Вязкий, точно вода. А может, как песок. Наверное, так и стоит назвать эту технику - "Вязкость Времени". Вряд ли легко будет понять, что она делает, исходя из названия.
   Я выпрыгиваю сверху на "тенгу" в тот момент, когда он уже сложил печати и с его тела на руки сходит большая часть голубоватого облака, окружающего его - чакры. Похоже, его силы тоже на исходе.
   Слова слетают с его губ, медленные. Он, наверное, торопиться, называя свою технику. Не понимаю, зачем шиноби это делают, теряя драгоценное время.
   - ...х-ха-а-н-и-ий-э-э...
   Осталось пять метров до последнего противника. Я чувствую это своими способностями сенсора - в радиусе двух километров нет активных очагов чакры, кроме нас двоих.
   - Д-др-ра-а-а-кх-о-о....
   Три метра. Его голос глух и тих - еще один побочный эффект "Вязкости Времени". Будь я обычным человеком, наверное, ничего бы не услышал. Но Голос усиливает мой слух до предела этого тела и я слышу его шепот даже сквозь "Вязкость Времени".
   - Н-на-а-а.
   Из его рта, навстречу чакре, вырывающейся из сложенных в печать пальцев, устремляется пропитанный чакрой воздух, превращающийся в пламя. Похоже, "тенгу" решил таки прикончить меня.
   Два метра. Пламя в полутора метрах от меня, закрывая врага. Обходить нет времени - техника требует слишком много чакры.
   Убираю Тиа в печать и формирую на левом наруче большой щит из темно-серого сплава. Как тот, из которого сделан меч Забузы Момоичи. Переношу центр тяжести вперед и вниз, примыкая к земле. Прикрываясь щитом по касательной, спереди и сверху, прохожу под техникой, не поднимая щита, пока не вижу в полуметре от себя ступни "тенгу". Выпрямляюсь, по инерции продолжая двигаться вперед. Щит встречает сопротивление чуть выше уровня пояса моего врага, но вскоре сопротивление исчезает с тихим, длящимся несколько секунд, хрустом.
   "Тенгу" не жилец. Руки оторваны моим щитом чуть выше локтей и улетают, раздробленные и расплющенные чудовищным ударом, куда-то вверх и в сторону. Кровь зарождающимся фонтаном начинает выходить из обрубков. Ударяю Вией, снося ему голову, после чего добавляю сверху вниз, отрезая левое плечо и треть грудной клетки.
   Затем, сам не знаю как, появляюсь в двух метрах за ним и вываливаюсь из "Вязкости Времени". Падаю на колени.
   Чакра на нуле. Источников чакры вокруг нет. Я... победил?
  
   "Бенджиро Сакурано" "Акане Сакурано" "Фуджика Сакурано" "Арата Сакурано" "Акияма Урю"
   Пять памятников из металла, который используют для создания особо прочного оружия. Как Головоруб, используемый Мечников Тумана, Забузой Момичи.
   Ярко светит солнце. Полыхает дом, который я поджег. Я взял себе все, что посчитал нужным и уничтожил все остальное. Пусть ничто не достается Скале!
   В двух километрах вспыхивают огни чакры. Теперь я могу определять их количество и объем. Двадцать четыре анбу или джонина Скрытой Скалы. Во всяком случае, я в этом уверен. Скорее всего, не получив в условленный срок сигнала от "тенгу", его начальство послало еще более сильный отряд. Под землей я чувствую еще один источник чакры. Он надежно скрыт, но я знаю, что есть только один шиноби, способный постоянно передвигаться под землей. С тыла надвигается еще один. Судя по чудовищному количеству чакры, это может быть только один человек. Если верит манге, Цучикаге активно использовал Акатски в своих целях. И теперь против меня собрана небольшая армия.
   С такими противниками, как тот, что только что возник у меня за спиной, а также его товарищами, у меня нет ни шанса.
   - Тоби хороший мальчик.
   Мне нужно исчезнуть. Так, чтобы меня не нашли. И, кажется, я знаю подходящий способ.
   Взгляд снова возвращается к надгробиям. Моя семья, которую я принял такой только в день их гибели.
   "Ты сделал все, что мог. Не вини себя в их гибели"
   "Все нормально - отвечаю я, чувствуя, как предательские слезы текут из глаз - И, пожалуйста, теперь обращайся ко мне в женском роде."
   Удар правой ногой об землю. Правее могилы отца вырастает еще одна . Такая же усеченная пирамидка.
   "Маеко Сакурама"
   Соленый вкус во рту. Дыхание с трудом остается ровным.
   Они приближаются. Зетсу затаился в глубине, ожидая прибытия остальных.
   "Это... память. Моя память о времени, проведенном здесь."
   - Говоришь, Тоби хороший мальчик? - спрашиваю я, поворачиваясь к человеку в маске, выдыхая в его сторону полтора миллиарда псевдобактерий-шпионов - тогда передай им, что Маеко Сакурано умерла.
   Руки сами складывают печати. Я даже рад, что у меня пока что нет контракта. Кабан, Собака, Птица, Обезьяна, Баран, ...
   Правая рука ударяет об землю.
   - Кучиеси но дютсу.
   Какое это приятное зрелище - удивление в глазах Учихи Мадары.
  
  
   Полеты в подпространстве - крайне интересный способ убить время. Летишь себе в непонятно-вертикальном направлении в какой-то однородной, не оказывающей никакого сопротивления при полете, среде, причем в процессе полета-падения тебя еще и болтает, как в миксере. В принципе, несложно понять, отчего в аниме так вопил молодой Джирайя, летя сквозь эту среду.
   В отличие от него, я с самого начала знал (или все же "-ала"?), что меня, по идее, ждет при использовании Призыва без контракта, так что заранее, когда рассматривал этот способ бегства, морально подготовился. В конце концов, это же так весело! Бесплатный аттракцион. Главное, чтобы вестибулярный аппарат не подвел.
   Но все хорошее рано или поздно заканчивается. В конце концов, я покинул состояние невесомости и оказался уже в воздухе, а десятью метрами ниже находилась земля.
   Впрочем, фиг с ней, землей. Я, очевидно, уподобился Джирайе не только в способе получения контракта, но и в методе получения геморроя себе на голову. Это ж надо, чтобы так не повезло - из всех точек мира животных, приземлиться именно в ту, где в данный момент идет сражение!
   Я приземлился и тут же начал выпускать чакру Творения через все поры кожи, готовясь к тому, что меня будет желать убить каждый из сражающихся.
   За моей спиной находились странные создания, похожие на слонов с чрезмерно расширенным хоботом. Вспомнив мангу, я догадался, что лапы у них, скорее всего, когтистые, и вообще, это духи кошмаров, которых призывал Данзо.
   Оглядываться ради рассматривания этих существ не хотелось. Тем более, что те, кто стоял передо мной, мне вообще нигде еще не встречались.
   Бежевые морды и животы. Спины, покрытые треугольными шипами. Черные глаза, не отражающие особых эмоций. Каждый из них был подпоясан чем-то вроде портупеи, на которой крепилось разнообразное оружие.
   Одним словом, напротив примерно сотни духов кошмаров, стояло сотни полторы ежей.
   "У меня глюки? Что-то я не помню ежей в японской мифологии"
   "Может, именно ты их туда и принесешь"
   Очевидно, Голос шутил.
   Самый крупный из баку, тварь метров в восемнадцать в холке, направила в мою сторону хобот.
   "Черт, если я не ошибаюсь, он сейчас начнет выдыхать неслабый ветер"
   Удар правой ногой об землю с посылом чакры Металла сквозь нее. За моей спиной выросла металлическая преграда, похожая по форме на волнолом. Вот только, помимо всего прочего, в эту преграду было внедрено около килограмма моей плоти из пространственного кармана, за счет чего я видел все по обе стороны от преграды, а также мог ее в случае необходимости изменить.
   Стоявший напротив предводителя баку пятнадцатиметровый прямоходящий еж рухнул на землю, используя созданный мной трехметровый "ветролом" как щит от атаки.
   "Человек. Это ты сделал?"
   "Еж?"
   "Да, блин. Можешь помочь?"
   Я начал судорожно соображать, чем могу помочь в битве тотемов.
   Тем временем часть ежей в буквальном смысле улетела от совместного залпа всех баку, последовавшей за атакой их предводителя. Оставшиеся вжались в землю, цепляясь за нее все, чем можно.
   "Офигеть. Говорящие мысленно ежи, монстры из кошмаров. Что я тут вообще могу сделать? Разве что сесть на главного ежа и прикрыть, насколько возможно"
   Предводитель кошмарослонов тем временем, сообразив, очевидно, что его атаки на основе ветра неэффективны, побежал в мою (и супережа) сторону.
   "Хорошая идея"
   Я замешкался на секунду, пытаясь сообразить, о чем говорит Голос.
   Кошмарослонопотам приближался. Судя по виду, весила эта тварь сотню-другую тонн, на столкновение с которыми мой "ветрорез" рассчитан не был.
   "Прыгай к нему. Как тогда, с анбу"
   Воспоминания об анбу Скалы обожгли меня, точно наждак. Сам не понимаю как, я тут же появился на макушке царь-ежа. Причем план, попахивающий откровенным безумием, у меня был.
   "Ты готов?"
   Тут я только заметил, что мир погрузился в глубокие сумерки, а топот лидера слопотамов стал заметно тише. Вязкость Времени заработала от ярости, проснувшейся во мне при упоминании об шиноби Скрытой Скалы.
   "Да. Это замедление - твоя работа?"
   "Не прерывай контакт. Твоя Вязкость Времени распространяется на него, пока в в ментальной связке"
   "Это твой союзник?"
   "Это мой напарник - отрезал я - Голос, используй весь мой резерв клеток, покрой этого ежезавра броней ил алмазных костей, а затем добавь металла. Заодно спрячь меня где-нибудь в этой туше. Еж - твоя забота - само сражение. Я попытаюсь использовать ветрорез как ловушку. Действуем. Только бы получилось."
   "Не волнуйся так. Эта тварь... она же почти слон"
   Я словно отрвался от своего тела, воспарив над полем боя и одновременно увидев его глазами супережа и рецепторами, оставшимися в металлической защите.
   Баку уже почти добежал до "ветрореза", когда похожая на нос перевернутого корабля конструкция потекла вниз, освобождая ему проход прямо сквозь себя и одновременно отращивая во все стороны метровые иглы из самой что ни на есть обыкновенной низкоуглеродистой стали.
   Баку прыгнул. Очевидно, изначально он собирался подпрыгнуть повыше и приземлиться почти на верхней точке укрепления, чтобы затем съехать вниз, вминая сталь и меня в землю. Очевидно, с соображалкой у него было туго, и он просто не успел приспособиться к меняющейся обстановке. Навстречу падающему с двухметровой высоты "почти слону" как-то оперативно выросли полутораметровые пики из пропускающего чакру сплава, через которую была пропущена наша смешанная чакра - у Ежа, к слову, оказался Ветер. По середине предполагаемого места падения слонозавра пики были в три раза толще и на пять метров длиннее - больше отрастить гостинцы для его брюха я не успел.
   Еж, закованный в легкие, но отлично защищающие живот, грудь и шею латы, метнулся вперед и вверх, оказываясь точно над баку, прямо в полете вынимая катаны и пропуская через них чакру Ветра.
   Пики, вошедшие баку в живот и ноги, начали стремительно расти вверх. Остатки боковых стен "ветрореза", оказавшиеся стенами эдакого загона, в который угодил слонозавр, превратились в несколько сотен тонких игл, напитанных нашей чакрой, пробивших его с боков.
   Еж вогнал одну катану в крестец, а другую чуть выше, после чего попытался круговым движением перерезать баку позвоночник. Баку взревел и дернулся, после чего мы отлетели в сторону и покатились по земле.
   Я чувствовал себя одним существом с ежом. Мы, трое, стали одним целом. Мое тело было спрятано где-то в спине ежа, мой разум руководил прилепившимся к противнику на манер паразитов клетками из "ветрореза", благодаря которым оставшиеся иглы пронизали все внутренности слонозавра и резко распустились елочкой. Голос прикрывал ежика броней, которую баку умудрился как-то пробить слева на груди, и теперь мой напарник восстанавливал сантиметровый слой пропитанного совместной чакрой алмаза. Еж складывал печати, готовясь пустить на врага технику Ветра.
   "Не понимаю. Я превратил все его внутренности в ошметки, у него вместо ног один фарш. Как он вообще еще шевелиться?"
   "Он едва не убил тебя, еж"
   "Баку, будучи смертельно ранеными или убитыми, способны сражаться еще до нескольких часов. Они слишком тупы, чтобы до их мозга сразу доходило, что он уже давно мертв. Правда, если мы завалим его, баку отступят"
   И действительно, сражение замерло. Оставшиеся ежи отступили, занимая по левую руку от нас оборону. Баку замерли, следя за тем, как сражается их предводитель.
   "Призови Их. Призови близняшек. Сейчас мы, трое, одно целое"
   Действительно, а что я теряю? Так или иначе, но если мы не нанесем удар изо всех сил, мы погибнем.
   "Тиа, Виа"
   Мы - одно целое. Я и эти мечи. Мы - одно целое. Я, Голос и Еж, чьего имени мы так и не узнали. Мы-одно целое. Так пусть же Тиа и Виа призовутся в руки другого меня, который сейчас ведет главный бой!
   На броне латных перчаток ежа, созданных Голосом из моих клеток, появились печати-хранилища.
   Мы стали одним целым. Чакра ежа, мои навыки обращения с близняшками и мудрость Голоса.
   "Зови меня Керси, человек"
   Оказывается, это была ежиха, обладающая удивительно певучим голосом.
   Керси свела передние лапы вместе и из них медленно, как всегда в "Вязкости Времени", показались близняшки. Только на этот раз они отвечали размерам ежихи.
   Керси прыгнула... так, как прыгал я во время боя с анбу Скалы. Мы появились над головой баку. Ежа свела клинки на манер ножниц.
   "Стиль Меча. Кровавый Бог Грома"
   Мы словно размазались в пространстве, оказываясь во множестве точек одновременно, когда Керси запустила свою технику Молнии. Мы стали тысячей призрачных лиц в вихре, окружившем полководца баку, пронзая его бестелесными мечами, за которыми в его тело вонзались молнии. Он отмахивался лапами, проходившими сквозь ставшую бестелесной броню, раня нас-ставших-одним.
   И в последнюю минуту этой пытки, вернувшись в телесный вид, Керси и мы снова появились над кровавой кашей, в которую превратился баку. Ежиха пробила его голову близняшками, пропустив через них чакру Ветра, после чего закоротила его мозги между двумя клинками.
   А потом я в очередной раз потерял сознание.
  
   "Очнулся?"
   "Ага. Где это мы?"
   Согласно "кожному" зрению, я лежал на чем-то теплом, температурой около двадцати пяти градусов. Надо мной был, видимо, потолок или свод пещеры, так как светимость у него была минимальной и равномерной. Присутствия других существ я не ощущал.
   Включились способности сенсора. В направлении моих ног и несколько ниже моего уровня, находилось множество очагов чакры, среди которых попадались смутно знакомые.
   "Ты прав. Это ежи, которые были на поле боя"
   Открыл глаза. Потолок полукруглый, побеленный. В неплохих норах живут ежи, однако.
   "Тут такое дело. Когда ты отрубился, я перехватил управление..."
   "И?"
   Голос замолчал. Похоже, ему было неудобно в этом признаваться.
   "Извини"
   "За что? Я был в отключке. Или ты сделал в моем теле что-то такое, чего мне придется стыдиться?"
   "Как сказать..."
   "Рассказывай уже"
   Блин, вся одежда истерзана в ленточки. Такое впечатление, что меня на конфетти хотели порезать. Или на фарш.
   "Тогда, после боя... Может, присядешь на всякий?"
   "Голос!"
   "Короче, ты типа дзинтюрики"
   "Э? Откуда в Мире Животных взяться Биджу?"
   "Я же говорил, присядь. Краткий экскурс в историю от тотема ежей. Когда Рикудо, дзинтюрики предтечи всех Хвостатых, Дзюби, понял, что смерть близка, он озаботился проблемой спасения мира от оживления мутанта. Он разделил основную чакру, чакру духа, на девять частей, которые после его смерти и разрушения печати дзинтюрики возродились как девять биджу. Духовную же чакру он подкинул по кускам целой куче различных тотемов. Некоторые тотемы превратили эти останки Дзюби в предметы и уничтожили все упоминания об их истинной сущности. Ежи же имплантировали сосуд с чакрой Дзюби в своего предводителя. И потом делали это на протяжении поколений, пока речь не дошла до последней предводительницы. И звали ее..."
   "Керси"
   "Бинго. Наши проблемы начались с того, что тебя и Керси хорошо потрепало в битве с баку. Если быть точным, то ежиха уже была обречена, а ты была тяжело ранена. Дальше было только хуже. Близняшки впитали всю чакру, а из-за какого-то энергетического резонанса с чакрой Керси и баку, саму его сущность, в себя, после чего все лишнее транзитом передали еже."
   Я вышел из пещеры и начал осматриваться. Как оказалось, каждая пещера имела выход на свою террасу, отчего Ежовая Гора имела весьма и весьма ступенчатый вид. Эдакого ступенчатого муравейника. Судя по количеству пещер, в клане Ежей было не менее пяти сотен особей.
   "Ты тут же потеряла сознание от болевого шока, но мне каким-то чудом удалось перехватить управление твоим телом и разлепить нас с Керси. Примерно через полчаса, когда я как раз залечил твои раны, ее тело ожило и начало меняться. Тут же прибежали несколько старых ежей, оказавших нам и своей предводительнице первую помощь. Потом они увидели, что у Керси появилось несколько развесистых хвостов и засуетились, после чего обратились ко мне с просьбой о помощи. Я как мог пытался объяснить им ситуацию, что я не хозяин твоего тела, но они были непреклонны. Тотемное животное или тем более зверодемона нельзя заточить в ком-то, принадлежащего к близкородственному виду, а кроме ежей под боком был только ты. Их, кстати, очень впечатлило то, как ты и я усиливали Керси в бою."
   Тем временем по лестнице ко мне начала подниматься целая делегация из пяти ежей. Трое из них были, несомненно, стары. Их морщинистые морды и сероватые, гнущиеся под собственной тяжестью иголки прямо таки кричали об этом. Одна ежиха, судя по кокетливому сиреневому бантику, была совсем молода. Пятый, единственный, превосходящий ростом человека, нес на спине катаны, которые я видел в бою у Керси.
   "А это что за делегация? Бить не будут?"
   "Вряд ли" - с сомнением ответил Голос.
   Сняв превращенную в набор ленточек куртку, я начал осматривать футболку и штаны. Осмотр не обнадеживал.
   "Они поднимутся минут через пять. Голос, сколько у нас осталось стволовых клеток?"
   "Один килограмм, семьсот двадцать девять грамм"
   "Есть идея. Нарастить поверх кожи дополнительный орган. Условное название - "штаны". Оснастить как кожу, только с более толстой соединительнотканной основой. Кровоснабжение через пояс, с возможностью быстрого снятия. Ну, там, сосуды с клапанами, кожные карманы, маскирующие и закрывающие эти точки. Также понаставить в штаны "глазок". Также сделать органы "топ" и "сандалии". Ну, как те, что у меня были. Сандалии кровоснабжаем через стопу, топ - через спину и плечи."
   "Ну, у тебя и идеи. Э-эгсбиционистка. Извращенка. Голышом решила походить"
   "За то и одежда, и броня, и орган чувств в одном лице. А если еще в них и в коже сделать пигментные клетки, как у каракатицы, ну, чтобы быстро по сигналу форму меняли, то получится еще и маскировка"
   "На полный комплект рецепторов ресурсов не хватит"
   "Главное, хоть что-то смастерить"
   Я открыл(а) пространственные карманы на бедрах, ягодицах, плечах, животе и груди, продолжая с интересом смотреть вниз. Вот из одной из дыр показалось нечто белесое, ползущее вверх по коже, постепенно приобретая с наружной стороны фактуру и цвет свежевыделанной свинячьей кожи.
   Старая куртка оказалась встроенной в структуру новой - Голос посчитал, что так можно хоть немного повысить прочность. Когда отъемся - старую куртку выкинем. Точнее, отторгнем.
   Старые штаны разлетелись с громким треском. Из-под куртки на землю выпал небольшой водопад мелких клочков ткани.
   "Удивительные ощущения. Видеть, можно сказать, всей поверхностью тела. Да, и смени, пожалуйста, цвет топа на темно-оранжевый, а штанов на темно-коричневый. Мне такое сочетание больше нравиться"
   "Привереда" - откликнулся Голос, но просьбу исполнил.
   Я снова посмотрел на почти подошедших ежей.
   "Наверное, это невежливо, вот так стоять, когда они идут ко мне"
   Ступив на лестницу я пошел вниз, навстречу делегации.
   - Добрый день - сказал максимально нейтральным тоном.
   Ежи остановились. Вперед вышел один из самых древних.
   - Приветствуем тебя, человек. К сожалению, в кошмаре прошлого сражения мы не успели узнать твоего имени - еж снизу вверх ожидающе посмотрел на меня.
   "??? Ты не сказал им мое имя?"
   "А вдруг тебе захочется его сменить, а я не в курсе"
   "Дельная идея"
   - Я недавно решила изменить жизнь, так что теперь мое имя... Миа.
   "И что это означает?"
   "Да фиг его знает. Главное, звучит красиво. К тому же, на имена близняшек похоже"
   - Приветствуем тебя, Миа. Клан Ежей благодарен тебе за помощь.
   - Я рада, что заслужила вашу благодарность.
   Ожидающее молчание. Наконец, самый крупный и, очевидно, наиболее несдержанный еж, обращается ко мне.
   - Миа, мы можем попросить тебя об услуге?
   Вся остальная четверка посмотрела на него примерно как на врага народа.
   - Какой?
   "Люблю, когда переходя сразу к делу"
   Теперь три старика и девчушка смотрят в мою сторону с нескрываемым удивлением. Ох, не так должны везти себя великие ежовые (или ежиные?) герои в понимании этой компании.
   - Мы... это...
   Офигеть Здоровенный прямоходящий смущающийся еж, ковыряющий камень лестницы одной из задних лапок. На трезвую голову не сразу и вообразишь.
   - ... хотели попросить вас стать нашим покровителем.
   Ляпнул не думая. Точнее, как раз то, что сразу подумал.
   - Не понял... а.
   - Наш молодой товарищ - взгляд околозвездных температур в сторону здоровяка - имел в виду особую форму контракта призыва. Мы, клан ежей, станем подчиненным вашему клану и будем приходить по вашему и ваших соклановцев зову.
   Я резко задумался.
   - Уважаемый...
   - Ритсуко - подсказал наиболее древний.
   - ... Ритсуко-сама. Я, честно говоря, не мастер переговоров, поэтому не могли бы вы кратко прояснить мне моменты этого гипотетического договора?
   "Интриганка. После такой отповеди они как раз будут считать, что имеют дело со страшным хитрецом и опытным дипломатом"
   "Их проблемы"
   "Действительно"
   Старый еж, помолчав в минуту, начал объяснять.
   - По сути, это означает, что ваши гены и станут договором призыва. То есть все, в ком будут ваши гены, ваш кеккегенкай, по достижении шестнадцатилетия будут обладать печатью для призыва Ежей вне зависимости от того, есть у них другие контракты, или нет. Взамен наш клан получит часть ваших способностей. Желательно весь кеккенгенкай, но в худшем случае хватит улучшенной реакции и брони.
   - Вам так нужна эта сила?
   - Да!! - "здоровяк" только что не зарычал на меня - Мы теряем своих товарищей, баку делают с нами, что хотят. Только с твоими генами мы можем встать вровень с ними!
   - Вы сможете мне предложить что-то еще, кроме договора призыва? - поворачиваюсь к Ритсуко.
   - Мы можем обучать ваших соклановцев тому немногому, что знаем сами, но в обмен хотели бы, чтобы вы научили нас своим техникам.
   - Маленькое дополнение. Нельзя ли сделать так, чтобы у меня печать появилась сразу же, а у соклановцев печать сможет появиться раньше, если они того пожелают?
   - Идет! - Ритсуко протянуд мне лапу для рукопожатия - Еще мы надеемся, что вы позаботитесь о Керси-тян. Нам бы не хотелось, чтобы ее сила выходила за пределы вашего клана.
  
   "И почему я им верю?" - в который раз задаюсь вопросом.
   "А у тебя есть выбор? Ты на их территории, девочка"
   "Р-р-р"
   Самый крупный из ежей, тот, у которого за спиной были катаны Керси, стоял напротив меня, держа на порезанной ладони сердце предводителя баку. Кистрел опустил лапу почти к самой земле, позволяя мне запрыгнуть сверху. Приземлившись, опуская порезанную правую ладонь на сердце слонообразного монстра.
   - Я, лидер клана Ежей...
   - Я, лидер клана, не имеющего имени...
   - Клянусь в верности...
   - Принимаю клятву...
   - ... на нашей крови и сердце врага.
   Я выпускаю чакру, идущую вместе с моей чакрой и кровью сквозь сердце баку в руку ежа, а мне навстречу устремляется его чакра. Перед глазами проносятся различные картины. Израненная Керси, чьи печальные глаза начинают наливаться яростью, превращается в зелено-серое облако, всасывающееся в располосованное тело, в котором не трудно узнать Маеко, мое новое "Я". Еж, видимый также, как я вижу свое тело, когда пытаюсь изменить себя. Вот меняется система циркуляции чакры, также как у меня, прикрываются спереди грудь и живот, отрастают когти. Кости и кожа армируются алмазами, меняется нервная система. Одновременно я чувствую, как что-то меняется в моем теле.
   Тьма... И почему я так часто теряю сознание?!
  
   Так... представим себе такую штуку. Человекообразное, прикрыто латами на манер рыцарских, толщина брони соответственно от тридцати до ста пятидесяти сантиметров. Броня стандартная, армированная кость. Двигатель - модифицированные мышцы. Управление - по названию рефлексы, по сути комплекс боевых программ. Плюс ручное. Высота пятнадцать метров. Вооружение - близняшки, только еще более увеличенные, своя система циркуляции чакры с кучей особенностей.
   "Внесем в этот скучный мир элемент меха"
   "Учитывая все, что ты туда вложил, это скорее еще один талант, связанный с твоим кеккенгенкаем. Еще одно оружие против додзютсу"
   "Ничего не поделаешь. Знание о слепом пятне вместе с ВВ и стелс-режимом так или иначе нейтрализуют большую часть преимуществ бьекугана, я должен быть устойчив к иллюзиям, но против мангекью шарингана и ренигана ничего придумать пока не удалось"
   "Как назовешь технику призыва клона этой махины?"
   Робот тем временем ступил на платформу на краю колодца и начал спускаться в шахту. По словам Ежей, его в тех пещерах никто не найдет и, к тому же, за счет микроклимата робот не изменится в ближайшие десять тысяч лет. Впрочем, какой робот - полноценное живое существо. А внизу шахты - центр по хранению, содержанию и ремонту таких, как он.
   Я задумался. Хотелось чего-то большого, светлого, чистого. И в то же время простого.
   Одновременно хотелось обойтись без глупого пафоса, позорящего меня.
   Слова сами пришли в голову, формируя название, отвечающее критериям.
   - Повелитель теней. Так его теперь будут называть.
   Кистрел, стоявший рядом, кивнул и свел ладони вместе, едва я подал(а) знак. Дыра в земле исчезла.
   - Знаешь, не думал, что скажу это тебе. Спасибо.
   - Вы собираетесь на новую битву?
   Кистрел наклоняет голову.
   - Да. Наша сила велика, но все же недостаточна для гарантии победы над баку в случае, если они вновь покусятся на наши территории. Единственный выход, как считают Совет и я, - это убедить другие тотемы переселится к нам. Дикие Псы и Рыси согласны, но для этого необходимо отогнать баку хотя бы на две недели.
   - Я могу вам помочь?
   Слова срываются сами, не просясь. Неужели они мне так дороги, эти ежи?
   - Я был бы рад. Дзинтюрики матери... не сомневаюсь, что со своим оружием ты будешь нам хорошим подспорьем. Но... ты провела у нас итак почти два месяца, обращая нас в новую форму. Неловко тебя еще отвлекать.
   - Я помогу. А потом отправлюсь в мир людей.
   - Как скажешь, Миа.
  
   Две недели спустя.
   - Ты точно решила, Миа? Ты могла бы дольше оставаться у нас и спокойно тренироваться здесь.
   Правый угол губ скользит вверх. Подозреваю, эта привычка улыбаться так, как будто ухмыляешься, здорово портит мою физиономию.
   - Мое место в мире людей. Но я постараюсь еще вернуться. Не пропадите тут без меня.
   Закрываю глаза, отдавая себе команду. Под темно-зелеными, со множеством карманов, штанами и под рукавами кожаной куртки, на голенях и предплечьях, смыкаются анатомические утяжелители из чакропоглощающего сплава. По моим расчетам, их хватит на прикрытие фонового уровня чакры, превосходящего мой как минимум в восемьдесят раз. Так что теперь я не буду слишком бросаться в глаза. Если, конечно, не столкнусь с сильным сенсором, который почувствует неправильность в распределении чакры, пропадающей в утяжелителях.
   На штанах и рукавах куртки, точно над утяжелителями, проявились на мгновение светло-серые наручи и поножи, чтобы тут же исчезнуть. Если нет необходимости, я не буду светить всем своим снаряжением.
   Кистрел складывает печати и я отправляюсь обратно, в свой родной мир. Ежи говорят, что у них остался только один подходящий маяк в мире людей. Когда они бывали там последний раз, это был постоялый двор на перекрестке двух лесных дорог.
  
   Воздух.. везде. Надо мной, подо мной, вокруг. Лечу вниз.
   Полсекунды полета, пока пытаюсь осознать, где я, как уже лечу вниз и вперед, под попой что-то хрустнуло, а напротив головы появляется какая-то балка.
   Поворачиваю голову, спасая нос. Левая скула, как ясно чувствую ,проходим в трех миллиметрах от деревянной балки, ограничивающей дверной броней сверху.
   Штаны, подчиняясь выработанному рефлексу, вместе с сандалиями превращаются в алмазный монолит, отчего мои суставы остаются в нормальном положении при столкновении с землей.
   - Кто ты?
   Наклоняясь вперед, переношу вес на руки, одновременно возвращая штаны и обувь в нормальное состояние и выдергивая ноги из-под тела, оказавшегося между ними и моей попой. Встаю.
   Обратившийся ко мне, судя по виду, мой ровесник. Красные волосы, карие глаза. Тонкие руки и ноги. Живот нормальной формы, значит, вряд ли совсем сильно голодает. Оглядываюсь.
   Похоже, этот мужчина заходил в дом, когда я свалил... ась на него сверху. Сида удара была такова, что шея у шиноби в костюме спецотряда и маске не выдержала добавочной нагрузки, что привело к отставке вояки по состоянию здоровья.
   - Кто это такой? - машинально проверяю пульс на шее, другой рукой снимая с, как я и подозревал, покойника, маску.
   - Не знаю - интересно, почему от этого ребенка совсем не пахнет страхом? - ты убьешь меня?
   - А смысл? - судя по лицу, это, если мне не изменяет память, некий Райга. Бывший мечник Тума... упс, еще не мечник. И уже им не будет. Ушел в отставку, так сказать.
   Если верить глазкам в куртке, мальчик явно расстроен.
   - Меня все хотят убить. Они меня боятся.
   - Так уйди туда, где тебя не знают.
   Райга раздет уже до нижнего белья. Покрутив наручи в руках, запечатываю в нашедшийся в вещах покойника свиток. Хоть продам где-нибудь. Мечи, больше напоминающие гибрид рамки лозоходца с телевизионной антенной, отправились туда же. Пожав плечами, добавляю в список запечатанных вещей набор метательного оружия и свиток техник, а также запас еды.
   - Это ничего не изменит - глазками на куртке удалось уловить всплеск чакры в глазах ребенка - из-за этого меня все ненавидят.
   - Постой-ка - разворачиваюсь.
   "Странное чувство. Такое чувство, что меня сканируют. Похожее было на рентгене"
   "Это додзютсу. Какое-то странное, но оно вполне подойдет как материал для исследования"
   "Согласен"
   - Ты можешь пойти со мной. Но учти - заботиться будешь о себе сам. Я просто позволю тебе странствовать вместе со мной, в обмен исследуя твои глаза. Согласен?
   - Да.
   "Странно. Его глаза, кажется, не излучают никаких эмоций... но в его голосе мне слышится благодарность. За что?"
   "Кто вас, людей, разберет"
   - Тогда собирайся. Через пятнадцать минут начинаем выходить. Тебя как зовут, кстати?
   Мальчик уже накидывает на себя какую-то куртку, не прерывая процесса поворачивая голову боком ко мне.
   - Ранмару. Так меня зовут.
   - Миа. Это сокращенная форма моего имени, как ты понимаешь. Не против, если буду звать тебя Ран?
   - Нет.
   Ранмару озирается в поисках обуви.
   - Миа, видишь ли, я давно не покидал этот дом, так что...
   Закрываю глаза, вытягиваю вперед руки.
   "Сможешь помочь?"
   "Нет нужды. Твоя сила итак помнит нужные материалы"
   Мягкая на ощупь, но прочная и держащая воду ткань. Почему-то мне кажется, что она синяя. Цельнолитая двухсантиметровой толщины плотная резина подошвы. Мягкая ткань, покрывающая подошву сверху. Руки тяжелеют.
   "Самое трудное - рассчитать размер"
   Открываю глаза и протягиваю вроде бы подходящие изделия Ранмару.
   - Держи. Если не подходят, скажи, я других наштампую.
   Вибрации земли передаются моим ногам. Для проверки приседаю, прикрывая глаза и опуская до земли правую ладонь, обостряя чувствительность этого чувства.
   "Все-таки, идея внедрить аналог органа слуха змей, в кости голени и предплечья была, похоже, не такой уж глупой"
   - Ран, сюда идут, человек двадцать-тридцать, судя по всему. Что думаешь?
   "Впервые вижу на его лице страх"
   - Это за мной. Тебе нужно бежать.
   - Погоди-ка - тело Райги исчезает в свитке, который тут же оказывается в одном из внутренних карманов куртки - Ран, ты мой спутник. Так что одевай обувь и шевели ногами. Мы уходим отсюда.
   - Но...
   - Делай, что сказано - корчу самое зверское лицо, на которое только способна имеющаяся в наличии мордашка.
  
   Я недооценил(а) их. Стоило нам выйти, как из маленькой толпы, стоявшей неподалеку, вылетело с десяток предметов. От меня все отскочили.
   Боковым зрением отмечая, как оседает Ранмару, в груди которого осталось что-то камаобразное, делаю два шага вперед, перекрывая крестьянам биссектрису.
   - Как это понимать? - спиной куртки вижу, как из-под ключицы активно течет кровь - Это нападение?
   Тело само переходит в боевую трансформацию. Из открывшихся пространственных карманов на рукавах куртки и штанинах закрепляются поножи и наручи. Моя чакра и пот с частью специальных клеток поднимаются над кожей ладоней, формируя латные перчатки. Одежда на коленях и локтях, как и сандалии, твердеет и покрывается металлической коркой из моего любимого материала.
   Кожа превращается в мелкочешуйчатый алмазный доспех. Восемь миллионов клеток с гранулами чакропроводящего сплава меняют форму, создавая дублирующие СЦЧ. Третьи веки, сморщенными пленками замершие во внутренних углах глаз, закрывают глаза сверхтонкой, суперпрозрачной и почти неразрушимой алмазной пленкой, наращивая силу оптического аппарата глаза. Клыки удлиняются, а внутри них проявляются каналы, сквозь которые в случае необходимости потечет коктейль из быстродействующих ядов.
   Крестьяне, что-то почуявшие, метают еще несколько железяк. Обгоняя их нерациональные движения, выбрасываю вперед правую руку, сквозь которую навстречу им, принимая материальную форму, течет чакра Металла. Затем перехожу в срединную стойку, готовясь нанести следующий удар.
   Стальной шарик, летящий с начальной скоростью сто километров в час - не самое худшее оружие из всех, доступных мне. И, хотя к моменту столкновения с группой крестьян, их скорость упала процентов на шестьдесят, первая шеренга упала, как подрубленная. Один в сердце, один в горло, два в глаза - такова моя любимая формула метания таких снарядов.
   Падение первой шеренги открывает следующую, и теперь я бью уже не на рефлексах, а на простейшем расчете. Правая рука выбрасывает вперед вместе с чакрой не шарики, нет, тончайшие иглы, скорее, копья полутораметровой длины. Но начальная скорость остается той же.
   Отметив (спасибо вам, органам "слуха", ощущающим вибрации) отсутствие сердцебиения у всех лежащих на земле, разворачиваюсь к Ранмару, перетекая в обычное состояние.
   Шаг вперед, быстрый осмотр. Правая рука ложится рядом с раной, окружая клинок оружия. Глаза прикрыты, представляя необходимую трансформацию. С пальцев к ране рвется нечто, похожее на паутину - мои клетки, призванные найти и заблокировать поврежденные сосуды. Чувство давления - главное, чем они располагают.
   Сильнее. Еще сильнее. Так, горячо. А теперь холоднее. Значит, в другом направлении. А теперь тонкий жгут выбрасывает корону боковых отростков, чтобы найти стенки сосуда. Готово. Сосуд лигирован. Правда, диаметр у него великоват. Клетки разделяются и меняются, формируя, по сути, многослойную повязку. Похоже, удалось.
   Я начинаю открывать глаза, улыбаясь бледному Ранмару, как вдруг на правой ладони открывается рана и моя кровь покрывает "пластырь" на груди Рана.
   - Миа... Что это? Маеко?
   Перед глазами возникают видения. Слабое тело, страх жителей. Что это?
   Ранмару шепчет какие-то имена. Акияма. Бенджиро. Фуджика. Что все это значит?!
   "Еще немного и ты отрубишься"
   Кивнув в знак согласия, хватаю Ранмару и бегу в лес. Губы сами шепчут спасительную формулу сильнейшей моей техники, когда я бегу, прижимая Рана к себе, чтобы его не повредило встречным током воздуха.
   - Вязкость Времени.
   И бесконечные тридцать секунд внешнего времени спустя я замедляюсь, обрывая мою сильнейшую способность. Ранмару аккуратно ложится на землю. Я сажусь напротив.
   "У тебя, действительно, удивительно идиотская манера усложнять себе жизнь сверх всякой меры"
   Тьма... и почему меня так часто выключает?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Бенто - имеется в виду коробка с взятой с собой едой. Наилучший аналог из российских реалий - два бутерброда в пластиковой коробке
   Амилаза - фермент, расшепляющий сложные углеводы, в основном крахмал, до мономеров. За счяет увеличения уровня амилазы главный герой надеялся получить больше сахара из еды, уменьшив количество непереваренных остатков.
   Голос считает, что позже люди намеренно исказили истину, сменив пятерку огонь-вода-воздух-металл-дерево на земля-вода-воздух-металл-дерево. Именно поэтому обитатели Земли потеряли способность к манипулированию Ветвями или Стихиями.
   Кто смотрел фильм "Перси Джексон", поймет, как это выглядит.
   Весьма своеобразное оружие. Нечто вроде кистеня с о-очень большим щипастым шаром, пятнадцатиметровой цепью и рукоятью на три ладони на другом конце цепи.
  
  

Оценка: 6.84*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"