Чистяков Василий Сергеевич: другие произведения.

Ри

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он - брат По. Он - его отражение. И если вы его спросите, почему он еще не завел себе гарем и не затроллил Древо Диаграмм, он вам ответит: - А на хрена? Мне за это не платят. Предупреждение: те из вас, кто читали самый-первый ХО1, помнят его лаконичный стиль. Тут ситуация схожая. Всего три части, то бишь, рассказа. Первая и вторая в "скелетном" плане закончены.


   Пролог.
   Не помню, когда это впервые произошло. Может быть, в тоннелях Арубы? Или в ущельях Анабада? А может быть, в Междумирье, где я застыл на миг, прежде чем контракт вверг меня в Войну Грааля? Или еще раньше, в мир, где прозрачными руками кто-то наигрывал эльфийскую песнь? Или позже, когда Орден Черных Рыцарей вышел на меня?
   А может, все было в самом начале, когда я еще верил в долг перед кланом и его Стражем? Или еще раньше, когда наш отряд врывался в другие миры, захватая Ангелов, драконов, убийц богов, демонов и девочек-волшебниц для блага Империи и Клана?
   Говорят, нас, таких, семеро. Ха идет куда-то вперед, к стертым временем в пыль руинам кузницы, где был выкован Скорбящий-в-Зиме, его прошлое воплощение. По поклоняется сам себе, первожрец собственной религии. Отчаявшись найти смысл в том, что считал своим предназначением, он прожигает вечность в охоте за разнообразными наслаждениями. Ми, по слухам, строит свою империю, ведя войну одновременно в ста восьмидесяти пяти измерениях. Остальные трое ушли в в странствие гораздо позже. Возможно, они все еще добывают знания для Клана, как делали мы четверо в начале своего пути.
   Говорят, одержимость некоей целью - лучший способ скоротать вечность. Забавно, но никто из нас не следует этой идее. Основатель Ха, кажется, просто задался целью повидать все миры, посмотреть на все чудеса. Ми просто проверяет свои теории, строя идеальную с точки зрения социологии и экономики, империю. По пытается найти баланс, получая от всего в жизни удовольствие, и при этом оставаясь где-то в районе поведенческой нормы. Есть и многие другие, те, кто оттянул лямку службы в одном-двух мирах и ушёл, разорвав контакты с далёкой родиной. Их имён я уже не знаю. Это был их выбор, исчезнуть из нашей памяти, жить дальше полностью своим умом, своими мотивами. Я же...
   Мое прозвище - Ри. Односложное, как у каждого из нас. И я просто соблюдаю договор с братом. Пока один из нас изображает всеобщего любимца, как умеет, другой подражает тому образу Ха, который пытался нам дать клановый учитель.
   Итак, в путь.
  
   Часть первая.
   Откровенно говоря, жить у Дурслей было не так уж плохо. Регулярное питание, отапливаемый угол с крышей над головой, работа по дому в качестве платы. В конце концов, ещё за полвека до моего рождения, комнатка раза в три больше иного шкафа, что по площади, что по объему, - это было весьма неплохо.
   Так что особого недовольства не чувствовалось. Конечно, иногда было искушение настучать на родственников нынешнего тела, потому как условия содержания всё таки не соответствовали местным стандартам. По крайней мере, официально, за физические наказания, причём слабо мотивированные (это я о регулярных затрещинах по поводу и без), Дурслей могли покарать. И, скорее всего, учитывая сложившуюся в этой стране практику по данному вопросу, следующие опекуны были бы более... заботливы.
   Однако, с другой стороны, обычно родительских прав не лишают, так сказать, дискретно. А разлучить Петунью и Дадли было бы нехорошо. Не то, чтобы меня это остановило, понадобись мне смена опекуна, всё таки на родине я прошёл обязательную клановую школу. А Юкки, кроме научных исследований, подвизались в первую очередь в диверсионных подразделениях.
   Однако, если убрать всякие сантименты и несуществующую детскую обиду "на невнимание", что бы мне это дало? Ведь, во-вторых, Дурсли особенно за мной не следили. А вот последующие опекуны - навряд ли.
   Не то, чтобы был практический смысл не высовываться. Даже если я умру здесь, то главная клановая особенность вернёт меня к жизни где-нибудь ещё. Разведка? Не смешите меня, уровень технологий этого мира был ниже, чем родного. Здесь не было даже Планетарных Войн, в конце которых Дитрих Кодес эвакуировал большую часть своего государства, включая тяжелую промышленность, на другую планету, обеспечив базу для начала Системной Войны. В это мире боевые черепахи не обменивались болванками с броненосцами Единого Флота, и до сих пор венцом разрушения считалась термоядерная бомба. Точнее, её активация.
   Иными словами, по-настоящему важных технологий здесь, скорее всего, не удалось бы найти. Разве что просеивать все открытия, все патенты, отсылая каждую мелочь домой. Вдруг пригодится?
   Другими словами, в данном мире я был свободен в своих решениях. И поэтому хотелось попробовать пожить в духе мечты далёкого предка, Холодного Оружейника. Тихо, спокойно завести жену, кота, дом и сад с парком. И умереть в этом теле лет в девяносто. Как, я, правда, ещё не спланировал. Может, в окружении правнуков, желательно, любящих и чуток жалеющих, что я умираю. А может, катаясь на серфе. Впрочем, способ, использованный, по слухам, моим отцом в третьем воплощении, получив тотальный инфаркт в брачную ночь с молодой женой, пятой по счёту, - тоже неплохо. Но уже неоргинально.
   Одним слово, всё было тихо и спокойно, пока не пришло это дебильное письмо. Определённо, у отправившей его, некоей Минервы Макгонагалл, было странное чувство юмора. Как у всякого синего чулка, пожалуй.
  
   То, что этот мир нелогичен, Ри заподозрил день назад. Было в адресе на конверте письма от некой Минервы МакГонагалл, нечто такое. С одной стороны, канцеляризм, "чулан под лестницей" как последняя, уточняющая, строка адреса. Но, в каком-то смысле, тонкий английский юмор.
   И намёк. Мол, мы знаем.
   Впрочем, реакция Дурслей тоже поражала. Нет, Ри понимал, что это в чём-то логично - покинуть засвеченную лёжку, пусть она уже обжита, читай, как дом родной. Но исполнение...
   "Такое впечатление, что Веня хранит под кроватью килограмм сто кокаина, и теперь старается увести следствие следом за собой, машиной и женой с Дадли"
   Прикинув ситуацию и так, и эдак, Ри решил, что, всё же, непохоже. Более случившееся напоминало паническое бегство, глупое, кровавое и неорганизованное.
   Апофеозом которого стала ночёвка на скале в Канале. Точнее, в каком-то древнем, деревянном, доме, без отопления, водопровода и электричества.
   "Скука" - подумал Ри. И тут в дверь постучали.
   Дверь отозвалась таким звуком, как будто бы сила удара составляла не меньше килоньютона. Ри даже напряг свои сенсорные возможности, пока ещё не слишком развитые. Мало ли, кто-то пользует чакру, создавая локальные нарушения физики ради большей силы удара?
   Не помогло. Вздохнув, Ри пожалел, что так и не сподобился развить глаза до требуемого уровня, чтобы смотреть сквозь стены. И, как назло, все изыскания касательно местной мистики, ограничивались обслюнявленной писателями темы кукол, костяных игл, а также немного файерболлом и вызова демонов. Полная беллетристика, безо всяких практических указаний. Если, конечно, не забыть про тот эксперимент с призывом духов ветра, сильфов. Ветерок был, вот только использовать его...
   "Не шаман я, однако. И даже не шиноби. Расслабился, размяк в этом тихом мире"
   Наконец, дверь не выдержала, и внутрь вошло... вошла... нет, всё-таки, вошло.
   Нечто из магического мира вид имело бомжеватый и даже где-то уголовный. Сделав себе заметочку - переложить все ценные вещи во внутренние карманы одежды - Ри поздоровался.
   Самым забавным было услышать, что великан - а иначе назвать кадра минимум трёхметрового роста не получалось - пришёл поздравить с днём рождения. Не то, чтобы Ри не знал, что именно сегодня его телу исполнилось одиннадцать. Да, уже сегодня. Пятнадцать минут как.
   Просто, сколько их уже было, дней рождений. За множество жизней-то? Да и не принято было в его родном мире праздновать день рождения. Вот шестидесятилетие, или там рождение детей, внуков, - это да. Это праздновали.
   Как бы там ни было, Дурсли были обращены в бегство и загнаны в резервацию, а Хагрид, как он себя назвал, развалился спать на продавленном диване.
   Переложив всё ценное, включая свиток со скопленными деньгами, наиболее защищённые от карманников места, Ри лёг спать. Ну и оставил себе установку, на тему чуткого сна. Мало ли, чем они тут занимаются, подозрительные дяди?
   Хватало уже того, что Ри понял со всей очевидностью - этот мир далеко не так логичен, как он надеялся.
  
   - Мы должны что-нибудь сделать, Гарри! - проговорила Гермиона.
   - И что ты предлагаешь?
   - Мы должны помешать Снейпу украсть философский камень.
   - Уже попытались. Как видишь, нас не восприняли всерьез.
   - Тогда мы сами остановим Снейпа - решительно проговорила Гермиона.
   - С какой стати? - спросил Ри. И, подняв вверх правую руку, начал загибать пальцы:
   - Первое. Мы первокурсники. Все, что мы могли сделать, мы сделали. Сказали заместителю директора о своих подозрениях. Или ты считаешь себя достаточно сильной для противостояния с взрослым магом? Что ты вообще знаешь о Снейпе, чтобы призывать меня помешать ему?
   Второе. Ловушки на пути к философскому камню. Препятствия делал лично директор. Ты считаешь себя достаточно сильной, чтобы преодолеть их? Я, извини, нет.
   Третье. Прекрати называть меня Гарри. Мне не нравиться это имя.
   Четвертое. Мне за это не платят.
   Крайне довольный собой, Ри извиняющее улыбнулся, опуская руку с последним отогнутым пальцем. И его улыбка померкла, когда ему под нос ткнули волшебную палочку.
   - Ты пойдешь со мной, даже если мне придется волочь тебя силой - угрожающе сказала Гермиона.
   - С ума сошла? Что я там буду делать?
   - Ну, вы же справились с троллем.
   Ри многое мог сказать. О том, что, вообще-то, сражение с живым антимагическим танком как-то не входило в его жизненные планы. И что, знай он о такой перспективе, то спокойно отправился бы к себе в гостиную, оставив Грейнджер умирать. Наконец, он мог сказать ей, что угрожать ему палочкой, находясь на таком расстоянии, не только невежливо, но и глупо. Вот только Гермиона, очевидно, не воспринимала доводов разума.
   Тяжко вздохнув, Ри качнулся в сторону, плавным движением ладони отбивая правую руку Грейнджер в сторону.
   Волшебная палочка вылетела из неплотно держащих ее пальцев и с тихим звуком ударилась о стену коридора.
   - Ты разочаровала меня, Гермиона - сказал Ри.
   И ушел, прежде чем одноклассница могла сообразить подобрать лежащую на полу палочку и ударить ему в спину.
  
   Ри встрепенулся, почувствовав холодок. Что-то, определяемое местными как "тёмная магия", пролетело неподалёку по коридору.
   - Чудеса, да и только тихо сказал себе Ри, которому показалось, что за поворотом куда-тоу мчался сгусток чёрного дыма. И послышалось "проклятый старик". Произнесённое этим самым дымом, так сказать, тучкой с человеческим лицом.
   Как бы там ни было, кивнув себе, Ри прошёл следом. Пол под ногами, стены - всё вокруг чуть сочилось холодом. Уловив эту бодрящую свежесть и то, что, по сути, он идёт по её следам, Ри поспешил. И забрал маленький осколок кости, просто миниатюрную, полсантиметра длинной, тупую иглу, с пола. Она лежала точно там, где заканчивалась полоса холода, оставленная чёрным дымом.
   Вечером того же дня, его вызвали к директору.
  
   - Гарри, мальчик мой - жизнерадостно проговорил директор - присаживайся. Как насчет лимонных долек?
   - У меня аллергия на цитрусовые, сэр - вежливо ответил Ри, присаживаясь в кресло напротив и изучая ногти на руках. К счастью, сами руки были на коленях, отчего это получалось не слишком демонстративно.
   - Чаю? - радушно спросил директор, на что получил отрицательный ответ посредством соответствующих движений головой.
   Ри не против был бы спросить, что от него надо директору. Но природная вежливость, вместе с невытравленным клановым воспитанием, диктовали иную манеру поведения. Это ведь логично, хранить молчание, если вам итак все расскажут? Зачем давать миру лишнюю информацию, право слово.
   - Я бы хотел спросить тебя, почему ты ударил мисс Грейнджер, Гарри - проговорил директор.
   Ри промолчал. Нет, действительно, зачем говорить, если тебя не спрашивали? Мало ли, кто что там хочет.
   Директор тоже молчал. Видимо, считал, что Ри стыдится. В кабинете было отчетливо слышно, как возится в клетке феникс. А еще тихо звучал тихий хрустальный звон от серебряных приборов.
   - Можешь идти, мальчик мой - наконец, сказал Дамблдор.
   Молча поклонившись, Ри встал с кресла и ушел.
  
   Поезд, стуча колёсами, ехал из Хогвартса. Впрочем, это звучало банально, и Ри это знал. Здесь поезда всегда стучали колёсами, как и в большинстве миров, где есть железные дороги.
   Тяжко вздохнув, Ри подумал, что, должно быть, не стоит, право слово, ехать в школу во второй раз. Тамошняя библиотека оказалась какой-то куцей. Ни способов создания артефактов, ни методик, позволяющих перестроить тело и разум по-новому. Да и элементарные боевые заклятья было найти относительно сложно. Во всяком случае, прочитав за первый учебный год процентов десять открытой литературы, иначе говоря, раза в полтора больше, чем могло найтись чего-то полезного, Ри ничего не нашёл. Создавалось ощуение, что для победы над большинством магов, достаточно местного аналога Техники Камуфляжа, дезиллюминационного заклятья, маневренности, и пистолета. Ибо последний экспелиармусом из рук не выбивался, а чтобы блокировать зачарованные пули надо было ещё успеть создать щит. Вербальный для абсолютного большинства местных магов, к слову. А если ещё использовать чакру...
   Вздохнув ещё раз, Ри пожалел, что природная паранойя не даёт ему заблокировать дверь чем-либо кроме колопортуса. Последний и так, в принципе, несколько не соответствовал правилу "не выделяться". Однако печать на дверях, как и поставленная следом Ледяная Стена, или какой-нибудь барьер, были, к сожалению, недоступны. Семейная паранойя Юкки, клана, один из лидеров которого умер просто потому, что пропустил врага-телепортера, появившегося за спиной, советовала сохранить козырь до лучших времён.
   В дверь постучали. Поскреблись. Ещё раз постучали. На этот раз - сильнее и нахальнее.
   Грустно вздохнув, Ри трансфигурировал (гулять так гулять, пусть это и уровень курса третьего-пятого!) взятое с собой перо в комод. Если, конечно, бывают цельнолитые, без полостей, комоды из гранита.
   - Где-то я ошибся - на всякий случай, для возможных следилок, проговорил Ри. И завалился спать.
  
   - Мистер Поттер не должен ехать в Хогвартс - трагическим голосом проговорило непонятное существо. Нет, вообще-то, Ри знал, что это типичный домовой эльф, на стадии перехода в подвид bomjevatei. Вот только не собирался показывать свои знания без веской причины.
   - И таки что мне за это будет? - спросил Ри.
   - Добби нечего предложить мистеру Поттеру за то, что он не поедет в Хогвартс - уши фантастического создания поникли.
   - Жаль - отвернувшись, ответил Ри, выбирая с полки книгу потолще.
   - Но ведь если мистера Поттера никуда не отпустят, то он никуда и не поедет - довольно сказало создание, готовясь щелкнуть пальцами.
   - Успел - сказал секунду спустя Ри. И, глядя на оглушенного домовика, добавил, поглаживая шуточную книгу "Все обо Всем для слабовидящих":
   - Вот она, сила знаний. И как бы мне тебя расположить, чтобы ты не мог щелкнуть пальцами? Это ведь у вас как у волшебников движения палочкой, наверное. С другой стороны, некоторые из них толкаются ногой и крутятся на месте, чтобы аппарировать.
  
   Добби очнулся где-то во втором часу ночи. Проклиная про себя поганый характер домовика, который даже вернутся в сознание умудрился в самое неподходящее время, Ри поднялся на чердак.
   - Значит, говоришь, тебе нечего предложить мне? - со странной улыбкой спросил Ри, еле успевший перечитать все доступные материалы о домовиках - тогда подпиши. Кровью.
   И сунул под нос стоящему на четвереньках в тазу с цементом, эльфу, бумагу с договором.
  
   Подойдя в очередной раз к стене, которая должна была пропустить его на платформу, Ри постучал по кладке. Звук был такой, как и положен, когда худой двенадцатилетний шкет стучит костяшками по крашеному кирпичу.
   "Забавно. Неужели Добби решил, что моя клятва, что именно в этом году от Рождества Христова, именно в эту дату по юлианскому календарю, я не буду ехать на поезде в Хогвартс, недостаточно надежна? Что это, ум, или паранойя? Как бы там ни было, Добби обещал не вмешиваться. А теперь последуют штрафные санкции"
   - Ладно, пойду домой.
   - Домой? - удивился присутствующий тут Рон Уизли.
   - Ага - кивнул Ри и направился к выходу с вокзала.
   Ему ведь никто не говорил, что надо говорить правду. Да и с чего бы ему это делать?
   Вместо этого, зайдя за угол и убедившись в отсутствии слежки, он взмахнул рукой, на предплечье которой была закреплена кобура с волшебной палочкой.
   - Доброе утро. Меня зовут Стэн Шанпайк...
   "По уму, следовало бы изобразить истерику и свалить домой - подумал Ри, сидя в трясущемся автобусе - но моё любопытство не позволяет проигнорировать такой вызов, как обещание Добби. Что бы не началось твориться в Хоге, я хочу увидеть это. И смыться на рождественских, если припечёт"
  
   - Пойдешь на открытие дуэльного клуба? - спросил Рон Уизли.
   Ри, ухо которого все еще побаливало после того, как он начал носить в нем самодельную сережку, раздраженно посмотрел на рыжего. Иногда тот был излишне назойливым. Не как Грейнджер, конечно, но, тем не менее достаточно, чтобы выводить из себя.
   - Нет. У меня дела.
   И вернулся к чтению дополнительной литературы по Чарам.
   - Почему? Пошли.
   - Нафига? Есть более продуктивные способы провести время. Извини, Рон, нет настроения.
  
   Сидя в кресле у камина, Ри наслаждался отдыхом. Рон где-то играл в шахматы, Гермиона же... Грейнджер, к счастью или нет, так и не простила его негеройского поведения в конце первого курса. На взгляд Ри, задумчиво теребившего сережку в левом ухе, это было прекрасно. Все же, при всех своих достоинствах ходячей справочной службы, последняя был излишне догматична. И, к сожалению, протоколы, по которым функционировал ее разум, вряд ли ставили интересы Ри выше воли учителей или директора, или каких-то условных идеалов.
   - Какая красивая сережка - неожиданно произнесла Лаванда, свернувшаяся калачиком в кресле напротив - это ведь ловец духов, верно?
   Ри, продолжавший задумчиво теребить серьгу, маленькое колечко из серебра и старой кости, только задумчиво кивнул. Пусть сегодня Браун, похожая на свернувшуюся белую кошку, предстала в несколько новом свете, это следовало обдумать потом. В конце концов, есть и другие, не менее важные вещи, чем "тупые блондинки", способные узнать данное украшение.
   Пополнившееся узником в школьном коридоре чуть менее года назад, кстати.
   "Кто бы мог подумать, что вдумчивый анализ магловских сказаний дал такую информацию. А ведь в местной библиотеке о духах и шаманистике вообще ничего не было. Ну, кроме того, что это шарлатанские пляски древних маглов. Чудеса, да и только. И как тут не впасть в конспирологию?"
  
   "И вот, наконец, тайный ход из женского сортира открыт, Локонс отправился на разведку, а я могу спокойно пойти сообщить учителям об этой новости" - немного устало подумал Ри. Казалось, все закончилось, но...
   - Гарри, там моя сестра - умоляюще проговорил Уизли.
   - Сочувствую. Это ужасно - согласился Ри, положив руку на плечо Рона - но если сообщить учителям о ходе, то они что-нибудь придумают.
   - Но на это нет времени! - Рон, глаза которого расширились от страха, почти кричал - Они не успеют! Нужно идти сейчас.
   - Иди - согласился с его доводами Ри - а я пока пойду предупрежу учителей.
   Он убрал руку с плеча Рона и пошел к выходу из туалета Плаксы Миртл. Однако, уже коснувшись дверной ручки, он повернул голову.
   - Гарри, пойдем с мной - попросил Рон. Наставив на него палочку. К чести Уизли, слегка подрагивающую. Впрочем, возможно, дрожь была вызвана отнюдь не стыдом.
   - Все повторяется - тихо проговорил Ри и начал по одному загибать пальцы на левой руке, громко комментируя:
   - Первое. Это твоя сестра. Второе. Там может быть что угодно. Ты и в самом деле думаешь, что я полезу черти куда, вооруженный только мантией, галстуком и волшебной палочкой? Про здравый смысл я не говорю - чтобы спускаться куда-то сейчас, нужно с ним расстаться.
   Третье. Я ученик. Не разведчик, не охотник за головами непонятный монстров. И поэтому я не полезу к Ужасу Слизерина. Мне за это не платят, в отличие от авроров.
   - У тебя же будет палочка - уцепился Уизли.
   - Против василиска или горгоны этого недостаточно - отмахнулся Ри - не перебивай меня. Четвертое. Я не знаю подходящих заклинаний. Пятое. Ты тратишь время, которое я могу потратить на поход к учительской.
   И вышел, услышав напоследок потрясенное уизлевское "ты знал".
   - В мире не так уж много существ, убивающих взглядом или превращающих в камни тем или иным способом - прошептал сам себе Ри, направляясь к учительской.
  
   Потоптавшись у учительской, Ри, печально вздохнув, медленно и опять же печально двинулся к кабинету директора. Может, все преподаватели там?
   Как и следовало ожидать, войти в кабинет к директору не удалось. Печально, что и говорить. Однако, это было не удивительно. Даже если не вдаваться в конспирологию (а отсутствие учителей в учительской, в кабинетах Трансфигурации и Чар, давали повод), горгулья не пускала без пароля.
   Перебирать названия сладостей, Ри было лень. К тому же, гордость не позволяла устраивать подобный цирк без крайней необходимости. С другой стороны, существовал ещё один, точнее, два сходных способа, проникнуть в кабинет. А точнее, их было множество, однако все они требовали насилия - над горгульей, стенами, крышей или хотя бы окном директорского кабинета.
   - Положив руки на интимные части тела, я готов признать, что подобные методы опустят моё реноме. Здесь у нас всё-таки не курсы Скорцени-Старинова имени Герострата. Так что... - пожав плечами, Ри направился в совятню.
   - Поттер - послышалось сзади. Слышимое было голосом. Судя по интонации, голос принадлежал Снейпу.
   - Что вы здесь делаете?! - вопросил он.
   "Кавалерия, как и всегда, прибывает поздно. По крайней мере, тяжёлая. Лёгкой везёт меньше"
   - Иду в совятню, сэр. Хочу написать сову директору, сэр - честно ответил Ри.
   - Идите в гостиную, Поттер. И минус десять баллов с Гриффиндора за хождение по коридорам, когда все приказано сидеть по гостиным.
   - Это приказ, сэр? Позволите объясниться? - провокационно спросил Ри.
   - Поттер, минус двадцать баллов за пререкания! Марш в гостиную.
   - И да, Поттер - догнал Ри злорадный голос Снейпа - минус десять баллов за неподчинение приказам преподавателей.
   Проигнорировав этот спич, Ри направился в гостиную. Ведь ему велено было отправляться туда, верно? Теперь можно, как законопослушный мальчик, написать письмо и попросить отправить его старосту. Нет, лучше словами, чтобы всё услышали свидетели, включая приказ Снейпа. Перси, как законопослушный мальчик, поколеблется пару минут, выбирая между семьёй и Долгом Старосты. В любом случае, времени пройдёт...
   "Спасибо, что умыли мои руки, мистер Снейп"
   Сережка всё так же болталась в ухе. Но вот теперь она была пуста. Но небесполезна.
  
   Мардж Ри нравилась. Точнее, она забавляла его.
   Хотя, разумеется, это были просто слова. Отношения Ри и сестры Вернона вообще трудно описывались словами. Сначала она его пыталась третировать. Ри терпел. Она натравила собаку. Ри стерпел и это. Собака покусала Мардж. Сестра Вернона обругала родителей Ри, точнее, его тела. Ри иронично улыбнулся. Не только про себя, но и миру.
   Мардж, побагровев, выдала тираду, изобличающую всех родственников Ри. Петунья побледнела. Уловив это, покраснел уже Вернон и коснулся руки сестры. Мардж понятливо уточнила, что кончеными уродами были все предки Ри по отцовской линии.
   Вспомнив, что он, вроде как, Юкки, а значит, геномодификант, Ри стерпел. Всё же, даже если брать со времён Холодного Оружейника, Плачушего Снега, тети Йоши и прабабки Хошигаки, это было отчасти близко к истине.
   Одним словом, окорбления не долетали до разума Ри. Иначе, либо Мардж бы умерла, либо Ри смирением бы поднял свой "level святости" как минимум до хождения по воде. Причём - безо всякой чакры или магии.
   Проблема была в том, что Ри уловил нехорошие признаки в работе сердца Мардж. Не, чтобы он был хорошим диагностом, но риск был. А Вернон мог бы переживать из-за смерти сестры, или обвинить Ри. Смена опекунов, по описанным выше причинам, в планы Ри не входило. Пришлось вмешаться.
   Вот так, слово за слово, гендзютсу за гендзютсу, парочка ошибок в настройках разума, благо дисциплина "тонкий контроль разума", преподаваемая престарелым Яманака, для горлохватов полковника Тоширо Теруми, была как бы факультативом. Причём очень непрофильным.
   Одним словом, Ри стал у Мардж не то, чтобы любимым племянником... объект сексуального вожделения/рок звезда/живой бог, на скромный взгляд Ри, было как-то ближе.
   Именно поэтому, сейчас, пока Вернон собирался поехать встречать Мардж, Ри тоже готовился.
   Любовно проведя пальцем овал на боку банкомата, Ри ударом сломал охлаждённый металл. Банкноты перекочевали в другие руки. Дешёво, отчасти криминально, но Ри лень было заморачиваться. Банк крупный, переживёт. Пусть мир скажет спасибо, что Ри использовал маску, а не 3-D изображение чужого лица.
   А потом был самолёт - на этот раз достаточно было примитивно заморочить мозги окружающим, чтобы никто не задавал вопросов, куда это летит тринадцатилетний мальчик.
   На упоминание о своём малом росте, Ри чуть не обиделся. Наследие бабки, для которой зачем-то притащили жениха из другого мира. Дедушка Ал был хорошим человеком только до тех пор, пока его не называли мелким.
   Как бы там ни было, Ри удержал себя в узде. А то, что чуток наивная девушка-кассирша получила знание, как с помощью камеры установить, изменяет ли ей в семейной квартире муж, скорее, можно было трактовать, как относительно доброе дело.
  
   Таким образом, прибыв в Марокко, с полным свитков с припасами рюкзаком, Ри устроился на берегу океана и забыл об окружающем мире на ближайший месяц. Домашка сделана, какие-никакие чары защиты наложены, скрывающий барьер установлен, что ещё нужно для счастья?
   Счастье было ещё более полным, когда прилетела почтовая сова. Единственная, которой был разрешён доступ сюда.
   Прочитав письмо, Ри хмыкнул и начал собираться. До первого сентября ещё было время, так что следовало послать клона, проверить, что там хочет потенциальный работодатель.
   "Даже жаль будет, если у него, в отличии от Добби, хватит ума соблюдать договор. Плата за мою немалую помощь, плюс, возможно, ещё один заказ"
   - Удачи - бросил Ри самому себе.
   Клон - копия на чакре, способная отчасти использовать магию и весьма неплохо - интеллект, молча одел гладкую белую маску. На ней не наблюдалось ни языков пламени, ни иных узоров, ни даже прорезей для глаз. Гладкая белая маска "Живущих в Тени".
   А затем клон щелкнул пальцами и растаял дымом. Эльфийская аппарация, тихая и всепроникающая. Способность, достойная любого убийцы или вора.
   "Хороший был договор. Особенно штрафные санкции" - подумал Ри.
   Очередной день заканчивался. Впереди была ночь, полная книг, Интернета и сна. Одна из тех, что остались до первого сентября.
   Ри смежил веки, снова споминая события, благодаря которым, к нему сейчас прилетела сова.
  
   Ещё при посадке в автобус, должный привести его на Кинг-Кросс, Ри почувствовал некую тревогу. Словно бы что-то ждало его там, впереди. Нечто... нехорошее.
   Сдавленный крик "Вот он!" и хлопки множественных аппараций застали его на десятой платформе. Подавив боевой инстинкт, требующий откатиться в сторону, заменяясь клоном и уходя техникой в сторону, под маскировку, одновременно заливая окружающую местность Паром и Ледяным Дождём, Ри просто замер на месте и огляделся. После чего бегом припустил на платформу "девять и три четверти", спасаясь от неминуемой гибели.
   Вопреки здравому смыслу, Статусу Секретности, паранойе и элементарной осторожности, волшебники кинулись к Ри. Последний предпочёл смерти под грудами чародейских тел бегство сквозь кирпичную стену. Та, к счастью, пропустила, не подкинув подлянку, как в прошлом году.
   Пройдя, Ри быстро, ни с кем не здороваясь и наклонив голову, припустил к поезду. Пробежка по коридору, рывок в пустое купе, невербальный от спешки Колопортус.
   - За тобой гонятся нарглы?
   Ри оглянулся. Познакомился. И уснул.
   - Мозгошмыги совсем обнаглели. Так загонять кизляка - это надо постараться - заключила, потыкав пальцем в плечо Ри, Луна Лавгуд.
   И задумчиво добавила:
   - Впрочем, безрогие кизляки не особенно выносливы.
  
   Ри проснулся от усиливающегося зуда в левой ягодице. Чесалась не кожа, и даже, что характерно, не кишечник. Это подавал сигнал Усилитель Интуиции, наследственная черта, пришедшая в семью Ри с кровью Форкосиганов. То, что он располагался в тазобедренном суставе, было положительной мутацией, ибо прошлым поколениям беженцев с несчастного Барраяра, приходилось терпеть зуд непосредственно в заднем проходе. Впрочем, к По все эти неаппетитные подробности. Кому они интересны, кроме историков Кланов, и совсем уж конченных извращенцев?
   Привычно насторожившись, Ри прощупал окружающий мир - чакрой, слухом, и преданными низшими духами воды и воздуха.
   - Привет, Луна. Долго я спал?
   - Столько, сколько тебе потребовалось, ведь правда, да?
   Попытавшись проанализировать ответ, Ри понял, что запутался в возможных скрытых смыслах, и предпочёл для простоты считать ответ Луна неинформативным.
   - Почему стоим? Приехали?
   - Мерзкие нарглы осматривают поезд.
   - Нарглы? - уточнил Ри.
   - Дементоры - закатив глаза, ответила Луна.
   Грустно вздохнув, Ри, покопавшись, достал из рюкзака "Краткий бестиарий британской и европейской нечисти". В соответствии с алфавитом, дементоры были на соответствующей букве.
   Захлопнув книгу, Ри глубоко вздохнул, чувствуя лёгкий, отчасти бодрящий, холодок. Довольно специфическое ощущение, но учитывая обострившееся ощущение чего-то страшного, наподобие детской уверенности, что в темноте что-то есть, оно означало только одно.
   - Жопа - констатировал Ри и положил книгу в рюкзак.
   - Точняк - согласилась Луна и протянула шоколадную лягушку - только правую лапку чур мне.
   Что характерно, дементоры до его купе дошли только через пятнадцать минут.
  
   Дементор со свистом втянул воздух. Ри - тоже.
   Дементор приблизился к Ри, втянув голову внутрь купе.
   Ри, пожалев мимоходом, что согласился на оглашенное с помощью Соноруса, требование разблокировать купе, стал судорожно вспоминать формулу напалма. Та вспоминалась отлично - вместе с тем, как горели пехотинцы клана Рок, и больно было, сжав до откалывающихся краёв, зубы, срезать кусок кожи, к которому прилипла, блестя металлической пылью, капля. Напалм ещё не воспламенился, и не стоило терять времени.
   Дементор положил склизкую, похожую на конечность заплесневевшей мумии, руку, на дверь, отодвигая её.
   Ри уверился, что сейчас, на потоке негативных воспоминаний, трансфигурирует в напалм не то, что ковёр - воздух, причём невербально.
   Отодвинув дверь, распространяя вокруг себя какой-то странный, морозящий, отчасти потусторонний, холод, дементор - или кто там был, этот склизкий парящий гуманоид в капюшоне - по пояс влез в вагон.
   - Стоять. Иначе будем защищаться - четко проговорил Луна.
   "А где же кизляки?" - саркастично подумал Ри, отмечая, как от магии, непроизвольно идущей от него к ковру на полу, тот начал поблёскивать. Как будто его посыпали металлической пылью.
   - Туман. Вперёд!
   Пар, стелющийся по мостовым каменных городов под тихий треск сгнивающих и обрушивающихся деревянных перекрытий.
   - Держись, Ри.
   Лёд трескается, но держит попадание снарядов. А напарник - десантник клана Рок - спокойно выцеливает танк. Рельсовая пушка соединяет стрелка и цель огненной нитью.
   - Справа!
   И грохот гусениц. Как подкрались?!
   Дементор вплывает ещё дальше внутрь, и ковёр - больше под ним, чем перед детьми - становится черной, блестящей металлическими крупинками, лужей.
   Лава затыкает один из проходов, отсекая пехоту технов.
   - Пар?
   - Они в костюмах - отрезает брат. А затем хватает за ворот формы - меняющей цвет, камуфляжной формы Скрытый Поселений - и тащит за собой.
   - И даже не думай остаться прикрывать, брат.
   Дементор замирает, и тут же становится ещё холоднее. И чёрная лужа - точно под ним, а не перед детьми - кидается снизу, охватывая, заключая в кокон.
   - Пульс - выдыхает Ри, и заключённый в кокон, почти как паучий - только из напалма, вязкого, мерзкого Чёрного Студня технов - дементор отлетел в коридор.
   - Инсендио - выдохнула соседка.
   Ри взмок. Одно дело - походя, на высоте воспоминаний, создать из кучи слежавшейся зачарованной шерсти, вещество, специально разработанное для борьбы с шиноби дредноутного типа. А другое - осознать, что в двух метрах от тебя, горит пятнадцать килограммов (пятнадцть, бл... килограммов, Технячьего Студня, ты п.нял, гений?! Ты, ...., .... .... Весь взвод, ... ... угробил!) этого милого вещества.
   Ри осознал - вспоминать заклятья поздно. Пришло время креатива.
   - Fuck you! - сказал Ри.
   И палочкой сделал синхронный перевод. На русский, если быть точным. Перевод звучал, как посыл... на что-то непереводимое. Или в? Впрочем, этот вопрос остался бы библиографам, - возникни у истории в будущем необходимость в написании биографии Мальчка-который-почему-то-Выжил.
   И дементор пошёл. Сквозь стену вагона, выломав её к дементоровой матери, спиной вперёд, с ускорением, пошёл.
   Ри осмотрел горящие края пролома, - напалм из его родного мира обладал привычкой липнуть ко всему подряд - оценил капающий вниз, горящими, в буквальном смысле, каплями, зачарованный металл.
   И захлопнул дверь, наложив поверх невербальный Колопортус и нечто непонятное, создано тем же мутным потоком кретива, что и предыдущее заклинание.
   Много лет спустя, некий полуэльф, взгромоздившись на кучу фолиантом, будет учить студентов, избравших карьеру боевых магов, мощнейшим разрешённым гражданским чарам - Заклятьям Посыла. Но это уже совсем другая история.
  
   - Ты ничего не видела. Дементор к нам не заходил. И вообще, это всё Сириус Блек, ясно?
   - Мозгошмыги заполонили его разум - кивнула Луна.
   "Сработаемся" - подумал Ри. И, наложив на себя парочку защитных чар, отрубился. Стресс у подрастающего организма, чтоб их.
   К сожалению, разбудили его уже через десять минут. Кто-то же должен был прореагировать на вид болида из дементора, верно? Вот все и начали бегать, орать под окнами. Спасть стало решительно невозможно.
  
   Приезд в Хогвартс прошёл спокойно. Засуетившиеся полчаса спустя после инцидента с дементором, кадры в красных мантиях (выпученные глаза, громкий голос и глупая рожа в комплекте) заставили всех схватиться руками за какую-нибудь хрень, навроде очередного коврика, погнутого чайника, обрывка верёвки или даже чьей-то мантии.
   - Порталы. Они собираются применить порталы. Я читала об этом в "Тысяча и одно заклинание для путешествий" - услышал Ри.
   Оставалось только помолиться, чтобы их отправили максимально разными рейсами. После первого курса, Ри относился к Грейнджер ровно. Она напала на него, пыталась заставить полезть в пасть к Снейпу. Он сломал ей руку. Ничего особенного, как на взгляд Ри.
   Собственно, после второго курса, когда Грейнджер показательно игнорировала Ри, отношения, на взгляд последнего, стали даже ровнее. Более того, положив руку на интимные части тела, Ри готов был признать, что такая Грейнджер - молчащая и не слишком назойливая - нравилась ему ещё больше.
   Как бы там ни было, один из парней в красном, точнее, ничем не примечательный мужчина лет тридцати, коснулся выломанной откуда-то из поезда длинной деревяшки кончиком палочки.
   - Портус. Хватайтесь на счёт три.
   Что Ри и сделал вместе с остальными.
  
   Впрочем, прибытие прошло столь же тихо и спокойно. Кого-то порталом забросило на берег озера, в грязь. Кому-то портал превентивно обеспечил стирку и купание. Правда, в перспективе всё равно бы пришлось вылезать в грязь, но такие мелочи жизни авроров, видно, волновали мало.
   Ри выпал из портала в воздухе. И тут же упал на что-то живое. И весьма костлявое, судая по ощущениям.
   "Болтанка была знатная. Почти как на детской карусельке. Эх, молодость, как давно ты было, моё пятилетие"
   Открыв глаза, Ри обозрел окрестности. И тут же отключил обоняние, ибо некоторые студенты, очевидно, страдали морской болезнью
   "Не было у вас курса молодого десантника на "Блюющей Комете". Завидую" - подумал Ри и скосил глаза вниз.
   Как и следовало ожидать, под ногами была жизнь. Жизнь имела вид костлявой спины четвероногого и двукрылого животного.
   Ри машинально погладил нетопыриное крыло в районе сустава.
   "Прямо пародия на пегасов. Рукокрылое парнокопытное. Причём костлявое, как не знаю что. Фестралы, вестимо. Впрочем, я и в прошлом году их видел ведь. Интересно, а как много окружающих их способны видеть?"
   Чей-то крик "Смотрите, Поттер летает" показал, что - не все. Дальнейшая реакция оглянувшихся студентов показала, что "не все" - это почти все. Что ещё раз подвтердило мнение Ри о том, что волшебный мир избегает явных сражений. Или, по крайней мере, дети в них обычно не участвуют.
   После чего спрыгнул с фестрала и залез в карету.
  
   Ужин прошёл в тихой, аристократичной обстановке. Примерно как и эвакуация студентов в Хогвартс, напоминавшая иллюстрацию к брошюре "переброска войск: основные ошибки". Паника, бардак и хоррор - извечные спутники любой мало-мальски неорганизованной армейской операции.
   Словом, студентов под конвоем Авроров провели внутрь замка. У входа в главный зал, караул из красномантийных остался, а студенты, уже дружною толпой, ломанулись внутрь. Расселись, кто как мог. Ри заметил, в частности, что если Невилл, по рассеянности, видимо, сел за стол Гриффиндора, Терри Бут срочно перевёлся в барсуки, то Малфой с аристократичнейшей небрежностью (встрепанные волосы и слегка покрасневшие глаза прилагаются) дал всем понять, что отныне над столом Слизерин вьётся знамя со львом.
   "Любопытно, Рон Уизли сел бы сюда, к воронам или змеям? Навряд ли он бы угодил по рассеянности к барсукам. А вот к змеям, - легко. Ведь ничто так не привлекает, что мы прилюдно ругаем, верно? Впрочем, что там, я ведь теперь не имею морального права говорит о Роне плохо. Только хорошее. Он так старательно... м-м, кушал?"
   Дамблдор произнёс зажигательную речь (выходы заблокированы аврорами и дементорами, выходы из замка только в сопровождении преподавателей, комендантский час, шаг влево, шаг вправо - ступефай, прыжок на месте - воспринимается, как попытка улететь), после чего, нарушая регламент, началось распределение. То ли директор давал всем время оклематься и почувствовать, наконец, голод, то ли ещё что...
   Как бы там ни было, вперёд вывели первачков. Малфой, тем временем, вынырнул из аристократичнейшего сплина, аристократичнейше округлил глаза, увидев напротив недобро посматривающих близнецов Уизли, аристократичнейше вскочил и, нарушая распорядок распределения, припустил за стол родного факультета.
   Что примечательно, на Слизерин распределилось всего два человека. Может быть, бегство Малфоя повлияло?
  
   Как бы там ни было, жизнь шла своим чередом. Грейнджер присутствовала на всех уроках одновременно, показывая то ли владение мифическим Заклинанием Высшего Копирования, то ли техникой теневых клонов. Хотя Ри склонялся к манипуляциям временем - тонкой и опасной магии, за разработку аналогов которых на его родине карали изобретательно и безжалостно. Во всяком случае, местная шутливая идиома, "анальная кара", могла быть рассмотрена буквально... и отвергнута из-за чрезмерного гуманизма. Слишком опасны были манипуляции временем, чтобы проводить их в родной вселенной. Слишком много было среди шиноби "юношей бледных", способных из-за своих идеалистических воззрений и сомнительного знания истории и человеческой натуры, порушить к чертям кошачьим всё, что потом, кровью, чакрой и волей, созидали Великие Кланы Мимолётного Альянса, позднее переродившегося в Единую Империю.
   Кстати о чертях. Вот типичный их клиент как раз сейчас, прицелившись, запрыгнул на колени Ри.
   - Будешь выпускать когти - покараю - проинформировал Ри. Кот, владелец маглорождённой ведьмы Грейнджер, согласно смежил веки. Этот забавный двуногий, которого сторонится его рабыня, выдвигает какие-то условия. Что же, тем приятнее будет его выдрессировать.
   "Кошка и дрессировка - это просто. Кошке достаточно потратить на вас два дня" - отчего-то вспомнилось Ри.
   "А ведь, с другой стороны, этот-то мир я могу не жалеть, верно? Как бы раздобыть информацию о манипуляции временем? Не может быть, чтобы все открытия в этой области ограничивались хроноворотами, ведь верно?"
  
   Первый звоночек сделал Малфой. С чего-то, ему показалось забавным подразнить Поттера.
   Смысл в его словах был. Сириус Блек, согласно официальной истории, предал семью Поттеров, выдав местонахождение их дома. Конечно, весьма косвенное участие. На взгляд Ри, убийцами Поттеров в первую очередь были они сами, доверившись не тому человеку и слабо защитив дом. Всё же, элементарная свора злобных охотничьих псов, ещё щенками опоенных зельями на сопротивляемость магии, при поддержки двух магов, растерзала мы Волан-де-Морта, будь он один. Благо, были прецеденты.
   К тому же, концепция мести была достаточно близка Ри. Всё же, ещё в детской школе, они разбирали истории великих преступников, вроде Учиха Саске, уничтоживших довольно много народу, оправдываясь исключительно местью. Неплохие тактические решения, выигранные схватки... с околонулевым стратегическим результатом. Клан Учиха так и не поднялся, а его последнего представителя уничтожила сборная боевая группа Тумана и Облака. Носители Даров Крови Учиха уже носили другие родовые имена, пополнив способности других кланов.
   Одним словом, Малфой подкинул любопытную мысль, о том, как залегендировать убийство Блека - а оставлять в живых врага Ри не планировал. Оставалось, собственно, овтетить на главный вопрос, будораживший умы не одного поколения жителей его родного мира.
   А, собственно говоря, зачем?
   И Ри направился в библиотеку.
  
   Прошли каникулы, гриппогриф, не силах стерпеть оскорбления от Малфоя, так нарвался на суд, неудачно попытавшись разделить Драко на несколько Малфоев поменьше. Кто же знал, что Люциус отричательно отнесётся к такому способу увеличения своего семейства?
   Впрочем, Ри это всё не слишком касалось. Ни с Хагридом, ни, тем более, с Драко, он не поддерживал особенно близких отношений. Собственно, и об инциденте с Клювокрылом - так звали противоестественный гибрид лошади и птицы, невесть зачем порожденный не то магами, не то радиацией и сумрачной фантазией древних богов - Ри узнал из-за слухов, циркулировавших в школе.
   Сам Ри ходил на руны, ибо они ему нравились. И на кабалистику, благо, больше на неё никто не записался.
   С последним предметом, к слову, тоже получилось смешно. Ри отчётливо помнил, как Невилл, держа в руках только что не светящуюся от вложенных заклинаний, брошюрку, расспрашивал, что сложнее - древние руны, или кабалистика? И был проигнорирован. Более того, сам направился, вроде бы, на изучение того же комплекта, который покойный Рон рекламировал Ри. Прорицание и Звери - класс! На взгляд Ри, даже магловедение было бы интереснее - эдакое юмористическое ток-шоу о том, как маги представляют себе остальной мир.
   Это потом преподаватель, милый улыбчивый мужчина, на вид лет сорока, с пробивающимся сквозь одеколон запахом формалина, объяснил, что курс специально закрыт для всех недостаточно сильных волшебников. Те просто игнорируют брошюру, даже если возьмут её в руки, или услышат название предмета. Ну, не интересны они специфической науке, по существу, занимающейся призывом разнообразных сущностей, их классификацией, а также преобразованием человека в подобие одной из оных.
   Тихо, спокойно, защищено кучей чар неразглашения. Порой Ри посещала паранойя - а ну как преподаватель, просившей звать его "Фауст, мой дорогой ученик, просто Фауст", решит сделать с Ри нечто противоестественное? Всё же, в классе, к которому, к слову, вёл каждый раз новый секретный проход, было всего два человека, а преподаватель обмолвился, что всего, со всех курсов, у него обучается девять человек, и каждый - по индивидуальной программе.
   Как бы там ни было, Ри чётко понял - на этот предмет его пригласили. Исключительно за сделанную, не знамо как, на вдумчивом анализе оговорок в магловской фентезятине, магических сказках, и простой вдохновении пополам с энтузиазмом, ловушку духов.
   Впрочем, это к делу не относилось. Фауст учил на совесть, обещая, что ЖАБА будет принимать лично его учитель. Впрочем, Ри намеревался свалить из Хога после сдачи СОВ, ибо теперь, к третьему году обучения, окончательно разочаровался в так называемом, волшебном мире. Единственное, что здесь было интересного для Клана - это местные животные. Но перетаскивать материальные объекты, а не колебания квантовых близнецов, из мира в мир, к тому же, отдалённый, - такая морока... Ради того, чтобы дать биотехникам Клана драконов и нюхлеров на опыты, заморачиваться не стоило. Не такие уж уникальные звери, в конце-то концов.
   Итак, жизнь била ключом. Хагрида - по голове. Близнецы Уизли, за полгода оклемавшиеся от исчезновения сестры и брата, начали дальше "шутить", ещё более зло и травматично. То ли тренировали народ к осторожности в быту, с санкции школьного руководства. А то мало ли, наестся потом какой-нибудь Терри Бут грибочков с ботуллотоксином? А ведь его учили, что, прежде чем тащить еду и питьё в рот, проверь её на посторонние присадки. Но, видать, теории было недостаточно. Последнюю давали преподаватели, ещё в начале первого курса, как курс адаптации к магическому миру. А близнецы давали, так сказать, практику. Помфри же отправляла на пересдачу.
   Итак, жизнь шла своим чередом, измождённая от присутствия во всех классах одновременно, Грейнджер походила на русскую барышню девятнадцатого века. Ну, из тех, что пили уксус и травились ландышами. Первое - для благородно-анемичного лица, а второе - от несчастной любви и русской литературы для. Должны ведь быть у писателей злободневные вопросы, кои надо осветить?
   Ри же спокойно впитывал информацию. Запретная Секция его не интересовала - хватило списка имевшихся книг, чтобы понять, ничего особенно нового там не будет. Оборотное Зелье? Жалкий протез Хенге или способностей метаморфа. Какие-нибудь жутко страшные чёрные чары? Не смешно. Формула Непростительных известна все и каждому, и их вполне хватало для полноценной войны. А посадить на пожизненное могут и за убийство без всяких Авада Кедавра - Сириус Блек доказал.
   Вот Ри и не совался внутрь. Зачем? Агуаменти есть? Наследственный талант управлять Водой и Льдом активен? Ну и зачем тогда местные выкидыши больной фантазии волшебников? Всё равно, местные защитные чары, не защищали от рельсового ружья. А уж его-то Ри, возникни необходимость, мог сделать в любом мало-мальски крупном городе маглов всего за сутки. Было бы желание и материалы.
   С отвращением посмотрев на Перси, которому в нагрузку к сове дали любимицу Рона, облезлую толстую крысу, Ри пошёл к себе в спальню.
  
   Ри был в ярости. Спишь себе спокойно, никому не мешаешь, но тут из другой спальни раздаётся дикий вопль. И всех собирают в гостиной факультета. Вол, катастрофа, Сириус Блек напал на Перси Уизли! Ужас просто, вы только подумайте! Наверное, он покушался на Гарри Поттера, но из-за прогрессирующего маразма, вызванного Азкабаном, перепутал спальни. Ужас просто!
   Результат - общая вечеринка в пижамах в Главном Зале. Это было ещё неплохо, учитывая, что остановившиеся почти у головы Ри, Дамблдор с Перси затеяли ебседу о том, что Сириус Блек, несомненно, охотится на Гарри.
   Куда ужастнее было другое. Вместо прошлого портрета сначала поставили довольно забавного персонажа, некоего Кэдогана. Весьма юморной кадр, как по мнению РИ, но крикливый...
   Впрочем, только Ри уже собрался намалевать на задней стороне портрета печать, должную уменьшить громкость волшебного гибрида Дона Кихота и Санчо Пансо, с сочетанием худших черт характера каждого, как его заменили. И прежняя стражница, Мадам кто-то там, была, по большому счету, не многим лучше. Одни её приступы пения чего стоили. Но проблема была не в них, а в охране. Хрюкающей, таскающей сучковатые дубины, охране.
   Ри не любил троллей. Собственно, будь у них мозги, именно тролли правили бы магическим миром. Шкура непроницаема для большинства заклятий, кости чудовищно крепки. Ранение глаза никогда не приводит к смерти - задняя стенка глазницы так крепка, что пуля из противотанкового ружья, расплескав глаз, вызывает лишь сотрясение мозга у тролля. Были прецеденты.
   Причём, что характерно, без глаз, тролль теряет процентов двадцать информации, поступающей с органов чувств. Со слухом и обонянием - ситуация схожая, только по тридцать процентов.
   Потрясающая живучесть, чудовищная сила, неплохая для таких размеров ловкость. Сносная скорость. Живучесть такова, что Авада слабого волшебника не убивает сразу. Опять же, были прецеденты, когда тролль оставлял семью магов раскинуть мозгами, а сам умирал через десять-двенадцать часов. По сути, угасал.
   Конечно, существовали методики быстрого убийства троллей. Специальная модификация Секо, с пяти метров гарантированно, в четырёх случаев из пяти, перезала сухожилия ног в районе колена. Два Секо Тролльрист - изобретатель заклятья был поклонником только вышедшего Сильмариллиона - и тварь не может стоять. Ещё два - по рукам. И тролль полностью обездвижен.
   Проблема была в том, что заклятье было чутка узкоспециализированным. Собственно, Ри его и нашёл в сборнике профессиональных заклятий для охотников на чудовищ. Как раньше справлялись с троллями, Ри, к слову, тоже знал. Артефактами.
   Одним словом, Ри троллей не любил. Как и дементоров, впрочем.
  
   Именно поэтому, возвращаясь по уроков у Снейпа, Ри чуть не сорвался, когда Грейнджер начала читать ему мораль. С огромным трудом от назойливой одноклассницы, вздумавшей организовать опеку, удалось избавиться.
   Поэтому ничего удивительно, что, увидев, как внимательно разглядывает его серыми, точно человеческие, глазами, собака, поступил так, как учили.
   "Подозрительное - уничтожь"
   И единственное, что позволил себе Ри, это не трансфигурировать землю под ногами пса в напалм. Всё же, собачку следовало пожалеть.
   Вода из воздуха сконденсировалась в плоскую льдинку, на мгновение повисшую в воздухе.
   - Депульсо - выдохнул Ри.
   И, не оглядываясь, ушёл. Следовало скрыться с места преступление. Ведь убивать подозрительных собак, просто потому, что все вокруг достали, а ты эмоционально нестабильный подросток тринадцати лет - это всё равно нехорошо, верно?
   И Ри скрылся за поворотом прежде, чем смертельно раненный пёс окончательно испустил дух.
  
   Третий учебный год для Ри ознаменовался ещё одним посещением кабинета директора. Ещё один разговор ни о чём, ещё одно прощание.
   Впрочем, уже после Хогвартс-экспресса, зайдя в банк и потребовав выписку, Ри почувствовал, как жизнь улучшается. Во-первых, ему перепало имущество Сириуса Блека, убитого при задержании авторами, как писали в газете.
   А во-вторых, неких Том Риддл наконец оценил услугу, оказанную ему ровно год назад. И оставил записку.
   "Я буду рад использовать наёмника с твоей фантазией. Награда договорная.
   P.S. И не надейся, что я попытаюсь нарушить магический контракт"
   РИ улыбнулся. Жизнь была прекрасна.
   Только гипогрифа было отчасти жаль. Грейнджер так убивалась, так убивалась. Даже нечто вроде похорон организовала.
   "У неё были причины убиваться" - признал Ри, оставив в сейфе шкатулку. Зачарованную и защищённую печатями и скрытыми шипами с ядом, скрывающую содержимое - бесценное устройство, позволяющее мухлевать временем.
   Жизнь была прекрасна.
  
   Одев маску, Ри посмотрелся в зеркало. Широкие штаны из специального материала, с минимальным коэффициентом трения, не цепляются за всякие ветки, нити и пальцы, пытающиеся схватить и задержать. Куртка из того же материала скрывает бронник и накрывает пояс штанов. Вместе с капюшоном и маской-фильтром-забралом, получается нечто вроде костюма химзащиты. Или даже боевого скафандра, которым порой бредят местные маглы. Только экзоскелета нет, ибо шиноби усиливает тело чакрой, делая его сильнее и быстрее, чем туша магла, одетого в грубый механизм.
   Простая, мимикрирующая под окружающие поверхности, форма пехотных частей Армии. Только в печатях не хватает рельсового ружья и запасов взрывчатки с детонаторами. Ибо пока - без надобности.
   "Я работал над собой, и сейчас моя форма сходня с той, что была у меня-двенадцатилетки в родном мире".
   А значит, можно идти на приём.
  
   Наниматель - чуть подросший за последний год подросток лет восемнадцати, в глазах которого порой мелькали красные искры - выразил своё пожелание просто.
   Требовалось ослабить Дамблдора. Его репутацию, его политические позиции, число его сторонников.
   - Это не проблема. Но в таком случае, план, если вчерне, выглядит так.
   Выслушав, наниматель улыбнулся. Широко, сдерживая зарождающийся хохот.
   - Я назову этот план "Немыслимое" - сказал он.
   Ри пожал плечами, скромно улыбаясь.
   - Проработку деталей мне не потянуть.
   - Найду, кого привлечь - ответил наниматель - хотя, чтобы заставить потемнеть всего одну тёмную метку, придётся постараться.
  
   Лето 1994-го года пролетела быстро.
   Выполняя первую часть плана, Люциус Малфой превзошёл сам себя. Впрочем, у него были причины - наниматель предельно ясно, только что без Второго Непростительного, показал, как сглупил Люциус. Всё же, воскреснуть, пусть и в таком теле, но связанным магическим договором...
   Состав Ордена Феникса за последние годы стал довольно широко известен. Оставшиеся в живых и не думали скрывать, что воевали за Дамблдора. Более, того, было немало примазавшихся, заявивших, что они тоже были Там. Последние, как обычно, ордена и получили. А вот первые...
   Не было выбитых дверей, перестрелок боевыми заклятьями и прочих открытых боевых действий. Тщательно проинструктированные, Пожиратели спокойно дожидались, пока новый знакомый Лорда, низкий наёмник в маске, глотавший "л" при разговоре, обезвреживал всех в доме. Затем маги входили в несколько промороженное, полное спящих волшебников, жильё, и клеймили. И слегка чистили память.
   А затем уходили. К новой цели.
   Параллельно Барти Крауч - его привёл всё тот же таинственный азиат, обнаружив его при разведке дома главы Департамента Международного Сотрудничества - начал осваиваться в шкуре Аластора Грюма. Вторая фаза операции была запланирована на Рождество, и Люциус Малфой уже начал подготовку к званому вечеру.
   Грюма тоже заклеймили. Лорд лично, ибо других легиментов его уровня в обойме не было, наложил воспоминания.
   Снейп наведался к Малфою, пытаясь разведать, известно ли тому хоть что-то. Люциус в ответ легкомысленно показал чистые предплечья - магловский тональный крем, трудолюбиво наложенный Нарциссой, показал, что наёмник - компетентен.
   Осведомлённый о слишком много, Барти слил все лишние воспоминания в Омут Памяти, опасаясь разоблачения и последующего краха плана.
   И вот, наконец, настал Всемирный Чемпионат по квиддичу.
  
   Который Ри нагло пропустил. Авансовый платёж за начатую летом работу, консультации
   с далеко не самым бездарным колдуном столетия, как и книги, требовали осмысления.
   Именно поэтому, порывшись в записной книжке, он набрал номер одной знакомой. Одной из двух, кто точно смог опознать в серьге ловушку духов. На этот раз заполненную духом огня, вызванным и заточённым согласно найденным в книгах ритуалам.
   - Привет, не отвлекаю? Скажи пожалуйста, ты свободно сегодня?
   - Ах, Луна звонила? Ну, спасибо за заботу.
   - Буду, конечно же, буду.
   - И где я достану хризантемы? - спросил себя Ри, уже положив трубку.
   Следовало торопиться. До встречи с Браун оставались всего лишь сутки.
  
   Собственно, новости Ри посетили утром, с любезно посланной клиентом почтовой совой.
   Прочитав газету, Ри совершенно спокойно осмотрел гостевую комнату дома семьи Браун.
   Жучкой, как и следилок, не было. А вот несколько духов - не соглядатаев, а хранителей дома - присутствовало.
   "Значит, говорите, никакой любви, просто голый расчёт? Что же, такая партия меня вполне удовлетворит. Хотя мама у тебя, Лаванда, весьма напориста. Так и тянуло сказать, что не было ничего, не было"
  
   Сама идея Турнира вызвала у Ри некоторую брезгливость. Соревнование и членомерство между школами - это, конечно, хорошо. Но гладиаторские бои то зачем устраивать?
   Именно поэтому идею его эвакуации на крайний случай - в финальном этапе Турнира, с помощью кубка-портала - Ри не нравилась. Но делать было нечего, скандал вокруг Четвёртого Чемпиона должен был быть, до поры, хорошей акцией прикрытия. И потмоу приходилось терпеть. Впрочем, это не значило, что Ри собирался рисковать шкурой ради тысячи галеонов. Не те деньги, чтобы соваться под драконье пламя, или в полное гриндилоу озеро.
   Лаванда всё поняла правильно. И то, что Ри внаглую сел на раскладном стульчике на краю арены и начал ужинать, игнорируя и сидящего по другую сторону дракона, и орущих зрителей. И то, что он проигнорировал Рождественский Бал, уехав домой. Сама она поступила также.
  
   А ещё через пару дней, когда газетчики прекратили мусолить тему Бала Чемпионов-без-одного-чемпиона, случился званый вечер в Малфой-меноре. Куда, как раз в разгар речи министра (точный хронометраж и хорошая подготовка к операции), вломился, сбивая с ног пятиметровым выхлопом (литр огневиски), Аластор Грюм при поддержке Римуса Люпина (техника марионеток, исполнение не блестящее, но кто же оценит?). Рыча что-то про недобитых упивающихся, Грюм атаковал веером чёрных лучей (шуточная разновидность Фурункуллюса, выглядящая чуть более ужасно), затем сбил Ступефаем Министра, проигнорировал попытки охраны его остановить. После чего был героически (спасибо трём репетициям. А эта сволочь аристократическая, ещё пыталась отлынивать, убеждая, что всё сделает блестяще и так!) сражён Люциусом Малфоем. В смысле, разоружён Экспелиармусом. В ответ Грюм полез в рукопашную, (а нечего было пороть отсебятину! Сказано колдовать Ступефай, вот и кастуй, что приказано), но был остановлен Мальсибером (- Люциус, ещё один такой косяк - мрачно скажет на следующий вечер Лорд - и, пожалуй, наш верный палач займёт твоё место в иерархии Круга). Люпин удрал, доказав несостоятельность питомцев Скримджера. На следующий день его таки выловили, с жутким похмельем и ничего не помнящего (нападение на Министра и всех присутствующих, с отягогчающими. Лет двести пятьдесят Азкабана, если бы в него сажали оборотней. Впрочем, Люциус Малфой под маской гуманизма убедил заменить смертную казнь на пожизненное с дементорами).
   И как апофеоз - при осмотре Грюма, прямо здесь, в зале, чего потребовала разгневанная общественность (орёл наш дон Малфой, ух, орёл!), была обнаружена Метка. Феникс с лимонной долькой в клюве.
   На левой ягодице, если быть точным.
  
   Впрочем, о том, что всё удалось, Ри узнал как бы не раньше газетчиков. Гоблины повадились регулярно доставлять выписки с тех пор, как Ри завёл себе личный счет.
   "Неплохо, неплохо. Уже не только на домик, но и на перманентную защиту хватит"
  
   Что тут началось! Пока школьники отвыкали от рождественских каникул, вне школы творился настоящий бардак. У задержанного Люпина также нашли татуировку на заднице, что таки навело аврорат на мысль Метка с Лимонной Долькой - два члена одной организации - Орден Феникса.
   Начались массовые медосмотры. Обязательной проверки ягодиц не избежали чиновники министерства. Более того, фото Фаджа, демонстрирующего колдомедикам чистую задницу, попало на первую страницу "Ежедневного пророка".
   А затем подчинённые Боунс выловили Флетчера. К его поимке, как и многочисленным престплениям, люди Лорда руку не прикладывали. А вот татуировку - наложили.
   Это был нокаут. Дамблдор, зажатый между ролью организатора Турнира и попытками оправдать аж троих членов Ордена, попавшихся на горячем, уже не справлялся.
   Второй Тур Турнира, когда из озера, демонстративно прихрамывая на раненную гриндилоу и злобными русалками, ногу (талантливое использование ножа и Режущих), неся на руках оглушённую Флер (вовремя применённая техника Гидродинамического Удара), вышел Ри, стал последней каплей.
   Вместо Дамблдора, ушедшего от прибывших задержать организатора ОПГ, авроров (Кингсли, - принудительный осмотр, арестован за саботаж и работу на главу ОПГ "Орден Феникса"), Фадж попытался посадить свою заместительницу. Люциус Малфой не препятствовал, тем не менее, публично открестившись от этого решения.
   Самое печальное состояло в том, что, во-первых, Турнир продолжался.
   А во-вторых, Барти пришлось лечь под нож хирурга.
   Он всегда был похож на отца, Барти Барти Крауч. Вот только мало было сходства, нужна была идентичность.
   А затем как-то помолодевший после месячного отпуска, взятого по болезни ещё перед злосчастным Вторым Туром, уважаемый Барти Крауч, человек стальной воли, осудивший даже собственного сына, вернулся в Департамент. Вернулся с началом тихой компании в прессе, напоминающей электорату, что это за человек, принесший на алтарь Победы, как и малыш Поттер (да-да, тот самый) всё, даже собственную семью.
   Электорату понравилось. Наверное, два магловских имиджмейкера, под большим секретом и кучей клятв, нанятых Лордом, помогли.
   Поэтому когда Поттер пропал, расследование, организованное по горячим следам (в смысле, когда прибывшие Малфой, Крауч и Боунс, дали начальственного пинка не почесавшимся аврорам - люди Лорда знали, кого следует постараться направить на охрану Турнира) нашло место проведения обряда.
   Вердикт был прост: несчастный Чемпион попался в простейшую ловушку. Кубок был зачарован террористами, злобными Фанатами Лимонных Долек, как портключ. Бедный Мальчик-который выжил сопротивлялся отчаянно, школьными чарами победив неизвестного количество противников, но, всё же, пал. И был принесён в жертву. На кладбище нашли кровь супругов Лонгботтом, всё это время, оказывается, скрывавшихся (по версии следствия имения Люциуса Малфоя, в Мунго всё это время лежали гомункулы, созданные по-настоящему Тёмной Магией), Дингла, Питера Петиггрю (вынужденная жертва со стороны Лорда, слизняк слишком много знал), и ещё нескольких.
   Дамблдор, завершив обряд кражи магической силы (волшебники содрогнулись), скрылся.
   Некомпетентность Авроров вызвала ещё одну бурю негодования, в конечно счёте, приведшую к переизбранию Министра.
   В конечном счёте, все остались довольны. На радость школьникам, доставшую всех Долорес сняли, повесив директорство на компромиссную фигуру - Амоса Диггори. Боунс подмяла под себя аврорат, возглавив, по сути, все официальные силовые и следственные структуры Министерства. В само кресло сел герой Войны, человек железной воли, Барти Крауч-старший. Люциус Малфой спокойно возглавил Департамент Международного Сотрудничества и благотворительный фонд имени своей жены.
   Правда, семья Уизли осталась на государственном попечении - всё старшее поколение оказалось активными членами Ордена Феникса и лишилось родительских прав. К чести Люциуса Малфоя, тот добился того, что в Азкабане содержались только по-настоящему опасные преступники. Уизли поселил в Нурменгарде, по договору с правительство Магической Германии.
   Что до тюрьмы... после побега Сириуса Блека, меры безопасности были усилены. И теперь все точно уверены, что такие чудовища, как Лейстренджи, Руквуд, Долохов и другие, сидят там, под стражей дементоров и Авроров, связанных клятвами о неразглашении.
   Пожалуй, больше всех проиграл Невилл. Одно дело быть сыном героев, пусть родители, в каком-то смысле, даже хуже, чем мертвы. А другое - скрывающихся преступников, изображавших овощей даже перед собственным сыном. Ничего удивительного, что Невилл Лавгуд взял фамилию жены, верно?
   И ещё полвека спустя, услышав словосочетание "светлая магия", британцы будут снисходительно улыбаться. Хватит, мол, уже наслушались.
   А что до Ри...
  
   Эпилог.
   Ри Поттер, внебрачный сын Джеймса Поттера, прикрыл глаза, наслаждаясь. Этот чёрный чай, это тающее на языке печенье с кусочками шоколада... Блаженство...
   Прерванное хлопком аппарации.
   - Прости, Лав. Думаю, я скоро вернусь - сказал Ри. И, подумав, добавил прописную истину:
   - Печенье было чудесным. Спасибо.
   Альбус Дамблдор, Великий Светлый Маг, Победитель В Любовной Битве с Гриндевальдом, Широслешшер и Чёрный Яойщик, Напарник Феникса, Любитель Лимонных Долек, а также просто самый разыскиваемый террорист Британских Островов, стоял точно там, где и было рассчитано.
   Посмотрев, как затягивается дыра в щитах, пробитых магией Альбуса Дамблдора, Ри ещё раз проверил печать под ногами вторженца.
   - Здравствуйте, директор. Чем обязан вашим невежливым визитом?
   - Здравствуй, Гарри - ответил Альбус Дамблдор. И замолчал, словно ожидая какой-то реакции.
   - Если вы думаете, что я разозлюсь из-за имени своего сводного брата, то вы глубоко ошибаетесь, директор.
   - Почему ты предал нас, Гарри? Что тебе пообещал Воландеморт?!
   Вместо ответа, Ри проводил глазами сову. Он знал, что в нём написано.
   "Умная девочка. Молодец, Лаванда"
   - Чтобы предать, нужно вначале клясться в верности. Я - не предавал ничего, кроме ваших иллюзий, директор.
   Вместо ответа, Альбус Дамблдор попробовал вырваться. Бесполезно. Печать крепка, а Ступефай силён.
   Лорд, здесь - глава молодого, но богатого и уважаемого, Рода Риддл, прибыл, как и полагается, на специально выделенную площадку. Вместе с Министром, главой Объединенной Следственной Службы Боунс, и Люциусом Малфоев.
   - Ри, мой верный кондотьер - поприветствовал Лорд - неужели тебе удалось изловить очередную опасную тварь?
   - Удивительная удача, мистер Поттер - проговорила мадам Боунс, осматривая добычу - жаль, что вы предпочитаете разовые контракты, а не постоянную работу в моём ведомстве.
   Процесс передачи опасного террориста омрачил только один момент. Уже спеленутый артефактами и чарами, Альбус Дамблдор очнулся.
   - Они предадут тебя, слышишь, Гарри? И эта твоя девка, и Том! Ты - просто орудие, а твоя подружка хочет выйти замуж за деньги, а не тебя!
   А затем его портировали.
   - Прошу прощения - очевидно, почувствовав неловкость, сказала мадам Боунс.
   - Не стоит беспокоиться, слушать его речи - небольшой ущерб за полагающуюся награду.
   - Ваши сто тысяч галеонов переведут в течении недели, мистер Поттер - заверил Министр - я бы рад раньше, но, сами понимаете, бюрократия.
   - Не стоит беспокоиться, Мистер Крауч. Я готов подождать. Передавайте привет Падме, сэр.
   И лишь когда высокие лица и сопровождающие ушли, а щиты восстановились, РИ проговорил, повернувшись в сторону дома.
   - Брак по расчёту счастлив, если расчёт правильный. А я всегда умел считать свою выгоду, директор.
  
  
  
   Часть 2.
   - То есть, отец, ты хочешь, чтобы я прошел с этим придурком Куросаки в загробный мир, вытащил его чиксу из лап тамошнего правосудия и прикрыл их обоих? - уточнил Ри.
   - Именно, сын.
   Ри, в этом мире откликавшийся на имя, которое никак не удавалось сократить до привычной клички, потер переносицу чуть ниже дужек очков. Не то, чтобы они ему были нужны, но Ри еще с прошлой жизни привык к стеклам перед глазами. Тем более, таким прочным.
   - С чего бы мне делать это? - спросил он.
   - С того, что я твой отец, приказываю тебе - жестко ответил старший Исида - а также потому, что в операцию спасения вошла и твоя подружка.
   - Начну по пунктам - вздохнул Ри - ты меня ничему не обучал. Как квинси меня тренировал дед, и мой долг перед ним может состоять лишь в уничтожении некоторого числе шинигами. Ты же, как это ни прискорбно, не можешь в данном контексте приказывать мне.
   Второе. Я, конечно, привязан к Орихиме. Однако, если она хочет лезть в пасть к дьяволу вслед за обожаемым "Куросаки-куном", то это ее выбор, а не мой. Не вижу причин путаться у нее под ногами, если она все равно не слушает моих советов.
   Так что у меня нет причин отправляться в экспедицию к Логову Душ, или как там обозначается база шинигами.
   - И все же, ты туда отправишься. Или я выкину тебя на улицу - жестко проговорил старший квинси.
   Ри печально выдохнул.
   - Ну и зачем тебе все это надо, а? - вопросил он - Ладно, ты не оставляешь мне выбора.
   И, развернувшись, Ри ушел.
  
   - Не думаю, что это хорошая идея - скептически заметил Ри, когда услышал о очередной бредовой идее Куросаки.
   Стоило заметить, что на этот раз ее источником был кто-то из всегда страдавших неизбывным де... ну, пусть будет оптимизмом, носителей родового имени Шиба. Впрочем, сейчас, после более чем суток наблюдения за двумя Шиба и одним Куросаки, Ри все более склонялся к мысли о некоем сходстве. Как минимум духовном. А, учитывая внешность Куросаки-старшего, родство могло быть и несколько более вульгарным.
   Упомянутый возможный троюродный брат Шибы Куукаку, тем временем, побагровев, направил свой тесак на Ри.
   - Ты пойдешь с нами, понял? И даже не думай сбежать.
   Ри много мог бы сказать. Например, что для его планов сойдет и Сейретей с его высокой концентрацией духовных частиц. Но зачем?
   - Ладно, уговорил - бросил он.
  
   Как и следовало ожидать, план от эволюционных родственничков Куросаки сработал блестяще. Капсула, как и полагается снаряду, пробила броневой купол Сейретея. А затем, как и подобает шрапнели, десантники разлетелись в соответствии с таким явлением, как эллипсы рассеивания. Впрочем, последний момент плана, был, очевидно, неожиданным для Шибы и Куросаки, но ожидаемым для здравомыслящего Ри, ноу-хау.
   - Правду говорят, если дерьмо могло попасть в вентилятор, рядом тут же окажется Куросаки - изрек Ри и начал впитывать окружающую свободную энергию.
   Группа шинигами двенадцатого отряда воинственно взвыла и застрясла асаучи.
   "Прямо папуасы" - подумалось Ри.
   Но вместо каких-либо патетичных речей, он просто преобразовал часть поглощенной духовной энергии в Воду и проговорил:
   - Водные Иглы.
   И шинигами пали.
   Постояв напротив самого сильного на вид, Ри примерился, встал над ним. И начал активно поглощать окружающие духовные частицы, заполняя резерв.
   И заодно в асаучи, разрезая его у рукояти, воткнулся короткий прямой меч. Если бывают гладиусы с зубчатой цепью, как у бензопилы.
   Постояв немного, пока оторванная от шинигами реяцу не наполнила его резерв, Ри прекратил поглощение. Тонкий белый луч выстрелил из указательного пальца. Ри волнообразно повел рукой, перечеркивая, точно лазером, тела шинигами. И снова включил поглощение.
   Квинси во многом подобны пустым. Их энергетические атаки лишь чуть более сложны, чем примитивное серо пустых. Их защита, Вене Блют, во многом схожа с иеро высших пустых. Именно поэтому, возможно, квинси так просто замаскироваться. А может, дело в способности поглощать духовные частицы?
   Но, это не самое интересное. Порой квинси получают индивидуальные способности. Возможно, это следствие войн с пустыми, воздействие их реяцу, из-за которого, дети воителей являются, по сути, полукровками. Квинси-фуллбрингерами. Стоило ли удивлятся, что, убивая и, в какой-то степени, пожирая пустых, квинси сами уподобились им?
   Ри прикрыл глаза, концентрируясь на отводе тепла от мозга, и усиленном питании его реяцу. Плюс техника маскировки.
   - Как же это затратно, пророчествовать - вздохнул Ри.
  
   Это ведь не так уж сложно, практически полностью поглотить все духовные частицы, уходящие от тела. Испускаемые и отражаемые им. Правда, остаются трудности с маскировкой получающегося абсолютно черного тела, как и с отводом накопленной энергии.
   Ри спасался с помощью своего меча. Собранный им из собственной преобразованной реяцу, по сути, плоть от плоти, клинок являлся пусть и не бездонным, но достаточно емким аккумулятором.
   Что до черного силуэта, которым он выглядел сейчас, то подобный вид - это было не так уж и страшно. В Обществе Душ ночь, а значит, черное пятно привлечет меньше внимания, чем обряженный в национальный костюм квинси.
   И Ри побежал по крыше, уходя от места преступления со всей возможной в режиме маскировки скоростью.
   Бег его был прерван молнией, ударившей прямо под ноги.
   Маскировка слетела от использованной техники скоростного перемещения. Не хватило контроля. Тем не менее, Ри взлетел на крытый черепицей забор как и полагается квинси - холодный, ироничным и невредимым.
   - Впечатляет - произнес неизвестный шинигами весьма... неклассического вида - техника маскировки, полностью поглощающая испускаемое излучение. Если бы не мои датчики по всему Сейретею, зафиксировавшие движущуюся аномалию, я бы тебя упустил. Полное блокирование ощущения реяцу, фантастическая способность.
   В знак своего уважения, я предлагаю тебе пойти со мной добровольно. Обещая кормление не реже трех раз в неделю и щадящий режим опытов. Анестезии, увы, предложить не могу. Смазанная клиническая картина препятствует получению научных данных.
   Ри, со снятием маскировки снова оказавшийся в похожем на мундир девятнадцатого века, одеянии квинси, промолчал. Строго говоря, он даже пропустил большую часть монолога шинигами, рассматривая его и размышляя.
   "Крашенное лицо, какие-то банки на ушах, да еще шапка. Неужели из "этих"?"
   Подумав немного и решив, что бой, как это ни прискорбно, неизбежен, Ри повернулся на девяносто градусов. Правая рука, свободная от меча, вытянулась в сторону и окуталась вихрями света от стягивающейся к ней реяцу.
   - О, так значит, ты можешь поглощать духовные частицы из окружающего мира? Какая чудесная способность. Я просто обязан ее исследовать!
   В качестве ответа, Ри выпустил толстый луч белого света в стоящую неподалеку девушку. Не то, чтобы идущая от нее реяцу казалось опаснее той, которую испускал крашеный, но следовало перестраховаться.
   Дождавшись падения тела, Ри произвел еще несколько контрольных выстрелов, испаряя обезглавленное тело.
   - Выпускание энергии на манер серо высших пустых, без использования лука. Какая чудесная, интереснейшая способность, которую надо исследовать.
   - Я только что прибил шинигами. Тебя это не волнует?
   - О, не стоит беспокойства. Нэмо - моя дочь. Я сам создал ее как проект развития технологии искусственных душ. Сейчас я уже получил ответы на все вопросы. Не волнуйся, наука ничего не потеряла от ее уничтожения.
   - Мило - прокомментировал услышанное Ри - а ты не хочешь просто разойтись в разные стороны и сделать вид, что ничего не было?
   - Ты делаешь мне непристойное предложение, квинси - оскорбился шинигами - я, Куротсучи Маюри, не отказываюсь от перспективных объектов.
   - То, что ты "сучи", я уже понял - пробормотал Ри и выпустил в противника очередь световых импульсов.
  
   Глядя на размалеванного шинигами перед ним, Ри почувствовал, как внутри него поднимается древнее, забытое чувство. Как же давно он не встречал кого-то из "этих".
   С внутренней дрожью, он переступил через себя, решив на краткий мир уподобится брату. Все же, подобный троллинг был скорее в духе По.
   Руку словно начал обдувать ветер, дующий со всех сторон. Это работал эффект "духовного вакуума", вызванный поглощением реяцу из воздуха. А затем вокруг правого предплечья квинси, ионизируя две полосы воздуха до токопроводящей плазмы, заплясали маленькие молнии.
   Вытянув руку в сторону шинигами, Ри продекламировал:
   - Укрощенное небо,
   Буйная принцесса,
   Сила тысячи сестер,
   Отразись, воплотись.
   И, когда над его рукой, сжимающей монету, загорелось две тонкие огненные полоски, добавил:
   - Путь квинси 17: рельса.
   И подбросил монетку к началу плазменных "дорожек" из подчиненного воздуха выбросом реяцу.
  
   Смотря на своего поверженного противника, Ри испытал странное и противоестественное желание выговориться. Мало того, что это было ему несвойственно, так и грозило потерей времени. Тем не менее, Ри, экономя силы, решил не бороться со странным желанием. Не забывая, впрочем, расставлять извлеченные из внутренних карманов кителя артефакты квинси, похожие на светло-серые цилиндры в палец величиной.
   - Забавно, не правда ли? Ваши занпакто похожи на протез силы подчиняющих. Асаучи, меч с душой, которая изменяет свою суть и форму под влиянием шинигами, порождая более сильные варианты. Мы, квинси, тут от вас отличаемся. У нас не было никакого бессмертного производителя асаучи, вооружающего всех шинигами. Хотя, как по мне, в случае войны с вами, стоит устранить его и многих других членов Нулевого в первую очередь. Это ведь лишит ваш молодняк одного из стратегических преимуществ. Со своими хадо, но без занпакто, вы потеряет немалую часть своей боевой мощи.
   Мы, квинси, другие. Большинство из нас, умея маневрировать на поле боя, предпочли луки или арбалеты другим формам духовного оружия. Я же, наблюдая за пустыми, научился копировать их серо, выпуская луч энергии квинси. И лук стал не нужен.
   Именно тогда я сделал Мурамасу. Щепчущий меч, дрожащий меч, вибрирующий меч. Много названий, отражающих часть его сути.
   Последний артефакт воткнулся в песок Хоэко Мундо, замыкая круг.
   - Вибрируя, Мурамаса может многое. Заставить вибрировать воздух, порождая звуковые волны. Или расколоть каменную стену. А еще он может резать. Впрочем, к чему я это говорю? - спросил Ри и ударил раскрытой ладонью то, что осталось от лейтенанта Хинамори. Все же, достаточно сильная шинигами, с шикаем, но неспособная причинить неприятности пленителю. Как сказал бы По, "пусть и моэ, но дело требует".
   - Используя шинигами как жертву, Мурамаса может разрезать пространство. Ненамного и ненадолго, но мне хватит.
   И меч вошел в тело шинигами, замыкая фигуру из цилиндров-артефактов. И когда он вышел из него, в груди Хинамори осталось нечто вроде его стеклянной копии.
   - Все что я натворил, сделал вастерлорд с внешностью квинси - проговорил Ри, глядя, как из песка, останков шинигами и пожертвованной им энергии квинси, рождается монстр - гуманоид, левая рука которого плавно переходила в короткий клинов.
   А затем Ри применил технику маскировки и отправился на юг. Хуэко Мундо велик, а Ри всегда было интересно, что будет, если двигаться достаточно далеко в сторону, а затем применить переход в Общество Душ?
   "Все же, интересно, чем там все закончилось" - подумал Ри, наращивая скорость.
   Сожалений у него не было. Мир живых счерпал себя, да и "отец"...
   И вообще, Ри чувствовал, что, если он останется на прежнем месте, его ожидает задница. А оно ему надо? Ему же за это не платят. Впрочем, есть и другой выход, верно?
   И Ри послал сигнал самому себе.
  
   Транс закончился.
   "Какое грустное зрелище мне открылось. Впору, изложить его в стихах".
   Ри открыл глаза, снова оказываясь в Сейретея, в окружении останков низкоранговых шинигами.
   "Специальный транс, позволяющий, при избытке реяцу, получить сигнал от себя-из-будущего, для создания которого, тоже требуется реяцу и время. Дорого, малоприменимо, но порой полезно. Хотя я всё ещё сожалею, что мне, год по времени Хоэко Мундо, охотившемуся на тамошних пустых, выпало именно это. Регенерация была бы полезнее"
   Как бы там ни было, силовой вариант, со всей очевидностью, был не слишком-то полезен. Плодить избыток трупов было на в привычках Ри. Тем более, тот Ри, из будущего, с сигналом передал главное, что окупало затраты наворованной реяцу, выпущенной в окружающий мир в демаскирующем выбросе тепла.
   Приняв решение, Ри побежал к виднеющейся ограде Сейретея. Чтобы исчезнуть, нужна легенда. Квинси, то ли струсивший, то ли попытавшийся оттянуть погоню на себя, и сгинувший в Руконгае - чем не легенда?
   "Мир Пустых - это пустыня, аналог субтропиков. За пару недель пути на север или юг, я смогу выйти в другую климатическую зону. И попытаться открыть Гарганту оттуда. Главное, дойти. Ведь тот я видел только линию на горизонте, фоняющую иной, непривычной, реяцу.
   А уже из новой локации этого мира, я смогу выбраться в обычный. Человеческий ли, духовный, на манер Общества, не важно"
   Ри бежал, не зная, что он-будущий кое-что утаил, отправляя сообщение. То, что он побывал над самой высокой точкой Сейретея и увидел, у самого горизонта, края луны. То самой, двойной луны, что стоит в зените над песками Хоэко Мундо.
   Впрочем, это была совершенно ненужная информация, верно?
   Как и та, почему будущий Ри рекомендовал себе-из-прошлого не приближаться ко льдам полярных зон, и рвать когти из пустыни Мира Пустых и умеренных широт Общества Душ.
   Ведь верно, да?
  
   Бег. Как много в этом слове. Равномерная работа мышц, стук собственного сердца, биение крови в сосудах, ощущение тепла, рвущегося из работающего тела, облекающего его на манер доспеха. Воздух равномерно входит и выходит, а спокойное тепло приносит удовольствие.
   Разумеется, если ты умеешь бегать. Разумеется, если есть, куда бежать. Разумеется, если есть, почему, и по чему, бежать.
   Скрип, почти как визг заблокированных покрышек тормозящей машины, прервал бег. Ри остановился, чтобы изучить препятствие. Ри остановился, чтобы не расшибить лоб.
   - Следовало ожидать, что после вторжения этого стада, они по меньшей мере оставят барьер - выдохнул Ри.
   Его не услышали. То ли стража пряталась, то ли её и правда не было. Вспомнив о размере инородного тела в прямой кишке Куросаки, в просторечии, шила в заднице, Ри готов был в это поверить. Чтобы поймать буйную рыжую обезьяну с ножом, возможно руководство и могло снять часть часовых для патрулирования внутренних областей Сейретея.
   - Сейретей защищён сверху барьером в форме купола. Логично, что для защиты на земле, они создали стену - произнёс, обращаясь сам к себе, Ри. Звуковые волны разнеслись далеко, отражаясь от стен домов за его спиной, от стены... но не от предполагаемых замаскированных шинигами.
   Строго говоря, Ри не считал белую стену перед ним чем-то логичным. Бесспорно, даже в Мире Людей, где большинство вооружённого, и, что примечательно, опасного для защитников, пушечного мяса, передвигалась по земле, это имело бы смысл. Даже лет двести назад.
   Проблема была в том, что в Обществе Душ хватало тех, кто способен преодолеть белую стену перед Ри по воздуху. Бег, полёт, парение, специфическое искусство местных, сюнпо, - способов было много. В принципе, тот факт, что Куросаки смог с лёгкостью найти поклонницу Жюль Верна, под видом проникновения в Сейретей неудачно попытавшаяся запулить их компанию на луну, свидетельствовал - преодолеть стену, не взламывая, для местных - не проблема.
   - Проблема в том - ещё раз проговорил Ри, шагая по ровной, шириной метров в триста, площади, в сторону стены - что для меня было бы напряжно перелетать стену.
   В принципе, это тоже было ложью. Однако Ри не верил, что здесь нет никакой службы наблюдения. Оставалось надеяться, что, поглядев на Куросаки, местные примут интеллектуальный уровень Ри за равный, если не меньший.
   "Рельсу использовать не стоит. Мой сильнейший козырь против одиночных целей пусть пока останется втайне. Вон, я его уже применил однажды. И к чему это привело, вместе с другими ошибками? Пришлось оставлять маяк самому себе, и валить из ближайших миров с помощью сомнительных, с точки зрения этики и эстетики, способов.
   Также не стоит светить технику перемещения. Лучше считаться необученным квинси с самопальной техникой ближнего боя, чем вскрыть раньше времени такой козырь, как мобильность. Та и напарить шинигами, заставив их искать Хадо от квинси там, где его нет, - дорогого стоит."
   Вздохнув, показательно и тяжело, Ри подошёл к стене почти вплотную, выставил вперёд правую руку, согнутую в локте - так, чтобы при ударе кулак лишь коснулся белого камня. И продекламировал:
   - Песнь, чей тон - Молчание.
   Зверь, чьё имя - Человек.
   Длань, чей клич - Разрушение.
   Развей чудо, сотри чудотворцев.
   Убей иллюзию их существования.
   Путь квинси 12: Разрушитель Барьеров.
   И ударил стену, врубая Полное Поглощение. Но - только правой рукой.
   А затем, когда превращённый в чистую энергию, лучшую пищу квинси, камень потёк к нему, Ри применил второй шаг, преобразуя эту силу, чтобы создать ударную волну. Направленную от него, вперёд.
   В появившемся беззвучно проёме - весь грохот улетел в сторону Руконгая - Ри увидел облако пыли. Белой, как камень казавшейся монолитной стены, пыли.
   И Ри вышел.
   "Будем считать, что я отвлёк местных на себя, чем дал время Куросаки. Будет чем заткнуть отца, чтобы не пытался разрушить эту милую иллюзию семьи"
   Выйдя из пылевого облака, Ри быстро сориентировался и направился в сторону. Какую-то.
   "Мне нужен район шестнадцатый, максимум, двадцатый. И шинигами уже немного, и всяких уродов мало. Всё же, валить в новую жизнь, пусть это даже просто новый дом, вдали от отца, пока рано. Сбегать, просто потому, что не поладил с ним, будет как-то глупо. Не хочу выглядеть инфантильным подростком. По карйней мере, в своих же глазах"
   - Уважаемая - обратился Ри в первой попавшейся женщине - не подскажите, где тут кабак?
   И, увернувшись от пощечины, смеясь, припустил подальше от Сейретея.
   "Хорошая была идея, стащить одежду по размеру, снять очки и покрасить волосы. Будь благословенны линзы, шаума, и привычка местных сушить бельё во дворе!"
  
   И Ри ушёл на юг. Туда, где из-за горизонта показывался край двойной луны. Туда, где леса умеренного пояса должны смениться чем-то иным. Степью, пустыней, влжаными джунглями... кто знает?
  
   Часть 3.
   "Идеально. Как любит брат. Теперь-то я его понимаю" - подумал Ри.
   Ветер подул сильнее, мягко усиливающимся порывом приласкав волосы. Приятный, прохладный воздух, заволновавшийся ровно в тот момент, когда леера натянулись, принимая вес тела Ри.
   Сквозь ощутимую, но привычную вибрацию палубы, пробрался еще один звук. Мягкий, точно кошачья поступь... или шаги привыкшего красться человека.
   - Ты не хочешь изменить план? Это слишком опасно. - хриплым голосом спросил, наверное, самый доверенный человек Ри. Впрочем, даже он не знал о некоторых особенностях того, кто с относительно недавних пор занимал это тело.
   - Нет, дядя. Я уверен.
   Корабль уверенно держал к югу, а выходящий из труб дым стелился за кормой. На горизонте медленно вырастали льды. Пока одинокие плавучие глыбы, скоро они станут ледяными горами и островами. А затем сплошной массой южного ледяного массива, где скрывается одна из его целей.
   Ри смежил веки, вспоминая путь, который привел его сюда, на борт личного броненосца.
  
   Мурамаса рассек воздух, на краткий мир объединяя "вибрации двух областей пространства", как называл это для себя Ри. Сплошная метафизика, сводившаяся к тому, чтобы открыть портал далеко в сторону.
   Воздух, преграда, разделявшая два места, старт и финиш, альфу и омегу, на краткий мир перестала существовать, рассеченная вибрирующим клинком, способным рассечь действительно всё.
   Во всяком случае, появившийся разрез, в котором была видна какая-то саванна, рана в теле мироздания, уже начавшаяся закрываться, портал в неизвестную даль, можно было объяснить и так.
   Ри быстро шагнул в своеобразную кротовую нору, тут же закрывшуюся за ним.
   - Неуверен, что это было практично - пробурчал он, бросив взгляд на компас, уверенно показывающий ему за спину и вправо - но я не люблю, когда меня заставляют что-то делать просто так. К тому же, оба мира себя уже исчерпали. Хуэко Мундо же велик.
   Мир пустых действительно был велик. В частности, знаменитая пустыня, в которую перебрасывало всех, пытающихся проникнуть из Мира Живых или Общества, в масштабах Земли соответствовала бы пустыне Гоби. Пусть и была по площади не меньше Австралии.
   Бросив на сухую почву нового участка Хоэко Мундо компас, Ри застыл на мгновение, словно сжимая в руках некое древко. Затем из воздуха, закручиваясь в спирали, полетели потоки светящихся частиц, слипаясь в воздухе в крупинки, уже возле самого квинси закручиваясь целыми нитями, формирующими у него в руках самых настоящий флагшток.
   Древко вошло в почву рядом с компасом. Флаг, вздрогнув пару раз, повис безжизненной бело-синей тряпкой.
   Ри еще раз огляделся, чтобы удостовериться, что правильно запомнил все ориентиры в этой новой местности. А затем, применяя хиренъяку, отправился в сторону, противоположную той, в которую указывала стрелка оставленного компаса. Подальше от пустыни Хуэко Мундо, шинигами и ощущения, что его хотят использовать по принципу презерватива. Не то, чтобы Ри был против идеи работы без карьерных перспектив. Но только за хорошую зарплату. Использовавшаяся по отношению к нему старшим Исидой и самими шинигами политика гриба Ри не устраивала. Да и кому понравиться, что его держат в темноте и пытаются кормить дерьмом?
   Странные животные, похожие на газелей джейран, окрашенную лишь в коричневый и темно-серый, провожали бегущего квинси поворотами морд, словно покрытых тонким слоем снежно-белой кости. А затем наклонялись, чтобы снова пощипать серо-коричневой сухой травки, растущей в сухой земле саванны.
  
   Высунувшись из-за гребня, Ри осмотрел поселение магов воды. Хотя, должно быть, в отношении этого племени первое слово следовало бы убрать. Более полувека непрерывных атак Южного Флота, несомненно, истощили магический потенциал этой группы людей. Теперь, без привычной силы, они лишились возможности создавать ледяные замки, характерные для их северных сородичей. А так как в силу расположения на ледяном массиве, металлургия у них тоже была слаборазвита, южное племя воды явно скатывалось в положение эскимосов Мира Живых.
   "Впрочем, это тоже мир живых - одернул себя Ри - в здешнем Хуэко Мундо повсюду какие-то джунгли с болотами. Да и пустые, какие-то непривычные"
   Взвесив все за и против, Ри решился пойти на контакт. Все же, в этой серой одежде, он вряд ли вызовет агрессивную реакцию. А вот затаившийся но обнаруженный разведчик, мнущийся в окрестностях поселения, мог вызвать подозрения.
   Ри уже решился на то, чтобы подняться в полный рост и начать спуск к скоплению хижин иглу, окруженных низкой и толстой - очевидная компенсация недостаточной прочности материалов - стеной из утоптанного снега. Но тут, быстро вылетевшая из хижины фигура взмахом руки буквально взорвала часть стены, после чего выбежала в образовавшийся проход.
   "Похоже на направленный взрыв. Или какой-то прием из магии воды. Неужели я был прав и у них остались таковые?"
   Глядя на явно детскую фигурку в традиционном для местных синем с белым комбинезоне, Ри изменил планы. Зачем выходить на контакт с поселением сейчас, когда у них повреждена часть оборонительной линии, если можно попробовать выйти на контакт с одним человеком? Снег, конфиденциальность. Самое то для доверительной беседы, верно?
   Ри спустился вниз по склону, чтобы его не было видно со стороны селения, после чего медленно пошел наперерез убежавшему магу. Погода ясная, следы хорошо видны. Зачем бежать лишний раз?
  
   Ребенок, девчонка того же возраста, что и тело Ри, плакал навзрыд. Ри она не слышала. Юкки традиционно обучались с Живущими-в-Тени. Да и красться по снегу для кого-то из Ледяных... Кровь дает многое, даже в мире, отличном от родного.
   - Эм, привет.
   Плач не прекращается. Только приостанавливается. Синий с белой отделкой капюшон поднимается, открывая лицо. Типично загорелая для племени Воды кожа. Гены, много отраженного от снега и льда снега. Ничего удивительного, как считал Ри. Жителям приполярных областей необязательно быть бледными. Особенно если они постоянно едят треску и тюленью печень.
   - Привет. Ты кто?
   - Ну, меня зовут Зуко. Пойдем со мной?
   - Привет, а меня зовут Катара. А куда?
   - На наш корабль. Вот, кстати, держи - улыбаясь, ответил Ри, отдавая конфету.
   Следовало возблагодарить богов, что его одежда, серо-белая, не несла никаких намеков на Народ Огня. Как, впрочем, и корабль Ри.
   "Главное, чтобы она сейчас пошла со мной. А там уж дядя ее уговорит. А если нет, то я получу повод усомниться в его лояльности. В любом случае, ситуация беспроигрышная. Даже если я ошибся и эта не девчонка взорвала снежную стену, рукопашник наподобие Воинов Киоши не помешает. Или я получу повод подозревать дядю в неискренности"
  
   "Хозяин Озай явно был не в духе. Впрочем, многие в его ситуации были бы в таком состоянии души. Все же, не каждый раз показательная порка младшего наследника оборачивается боевой ничьей, после которой наследника отправляют на больничную койку, а его отец валяется, поджав колени к животу.
   "Удар в пах коленом - наше все - любил говаривать инструктор в Академии. И добавлял: Конечно, если потом следует клинок или хотя бы апперкот"
   - Здравствуй, сын.
   - Здравствуй, отец - в тон отвечает Ри.
   В комнате морозно, точно тут не два мага огня, а парочка истинных Юкки, готовящихся к чему-то масштабному. Впрочем, один Юкки есть, пусть его Лёд и спрятан до поры.
   Вопрос Озая, "Что тебе нужно, сын", висит в воздухе.
   - Я понимаю, зачем ты спровоцировал меня на Агни Кай. Не стоит беспокоиться, трон меня не интересует.
   - Чего ты хочешь?
   - Корабль по собственному проекту, полное обеспечение и дядю впридачу. Как видишь, ничего особенного.
   Озай молча буравит нынешнее тело Ри глазами.
   - Я бы и так дал тебе корабль.
   - Не тот, какой я хочу.
   Слова "потому и стал сражаться" виснут в воздухе.
   - С братом сам договаривайся - коротко бросает Озай и делает знак рукой.
   Поклонившись, Ри выметается. Как и велел Лорд Огня"
  
   "Искра" медленно отрабатывает задним ходом, покидая ледники Юга. Новые котлы, башенные орудия на пневматике и магии Огня. Маскировочная окраска. Команда, где, несомненно, каждый второй стучит Озаю. И, возможно, еще и каждый десятый стучит Азуле. Сестру тела Ри не недооценивал. Умный ребёнок. Впрочем, это все не так уж и важно. Пока шпионов можно и потерпеть.
   Личный броненосец Ри был уникален. И дело не только в новейшем вооружении, более дальнобойным, чем катапульты. Еще внутри имелось два отсека, специально предназначенных для тренировок магов.
   "Не знаю, что Озай хотел показать публичной поркой младшего наследника. Но я итак не намерен был становится Лордом Огня. Слишком хлопотно. Но, тем не менее, стоит собрать под себя команду. Своя боевая группа, как учит история, еще ни одному ненаследному принцу не помешала"
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"