Аарон Полсон: другие произведения.

На полях опустелых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Перевод рассказа In Hollow Fields by Aaron Polson. Перевод выполнен исключительно в некоммерческих целях ради изучения иностранных языков.


   Поля золотой пшеницы и зеленые луга обняли серебристую хонду на паршивой дороге. Водитель потянулся вперед, пожал плечами, прогоняя усталость от трех часов езды. Он потер затылок одной рукой и перехватил руль другой. Его пассажирка глянула вперед, на дыры в асфальте, потом в боковое зеркало, повернулась в кресле.
   - А как быстро можно доехать до больницы?
   Зак обернулся.
   - Не нервничай так, Корт, я думаю, что ближайший госпиталь есть в Спрингдейле, где-то в пятнадцати милях отсюда.
   Кортни пожала плечами, опустила обе ладони на уже выпирающий живот.
   -Мне что-то не очень, - глянула темными глазами на янтарные волны пшеницы под легким ветерком. - Я уже на восьмом месяце, Зак, и не хочу, чтобы какой-то коновал принимал нашего ребенка.
   - Не волнуйся, мы в этой дыре надолго не задержимся. Максимум - на неделю,- он улыбнулся, погладил ее ногу, - Они здесь, Корт, старый хрыч оставил нам огромную кучу денег в виде своей фермы. Земля здесь стоит сотни тысяч.
   Машина взобралась на холм и съехала в долину. Город Брогтон-Холлоу лежал перед ними, выгоревшие дома и разбитые улицы, гниющий труп городка тех времен, когда Средним Западом еще правили железные дороги, семейные фермы и универсальные магазины. И на горизонте виднелись целых четыре колокольни.
   Кортни вздрогнула:
   - Ну, хоть словом Божьим мы тут обеспечены.
   Зак сдержанно хихикнул, но никто не заговорил, пока он вел хонду через разрушенную главную улицу на другую сторону долины, к ферме своего деда.
   Кортни осталась в машине. Зак обещал короткие переговоры с адвокатом и риэлтором, а потом они уже будут вечером в Спрингдейле. Она грызла ногти, пока трое мужчин переговаривались, стоя на газоне перед домом, обсуждая, как она надеялась, сумму, которую Зак может выручить за участок земли, унаследованный от отца. Зак Гален был последним в роду, его родители умерли от рака и инфаркта, и теперь ферма и участок земли принадлежали ему.
   Зак глянул на машину и Кортни с улыбкой махнула ему. Он двигался грациозно, музыкант-любитель, мечтающий стать звездой в Канзас-Сити. Когда они познакомились, в дымном клубе, через общих друзей, после шоу, то она потерялась в его длинных волосах и ямочках на щеках, когда он улыбался. И он даже выглядел как рок-звезда.
   Остальные собеседники были бледными, серыми, может, из-за бледного неба. После того, как они выехали из города, мир почему-то поблек и Кортни этого не понимала. Они ведь приехали за город, к более чистому воздуху, простой жизни. Она развернулась и осмотрела опустелое поле позади машины. Простая жизнь.
   Зак приблизился к машине, постучал в стекло. Она опустила окно.
   - Похоже, мы тут переночуем.
   Она открыла рот, а потом сказала:
   -Я не думаю, что тут, в дыре, есть отель.
   Зак улыбнулся.
   - Нет, Корт. Мы переночуем на ферме, - глянул назад, - мистер Олсон, риэлтор, считает, что это хорошая идея, будто я забочусь об этом городке, - согнулся, чтобы быть лицом к лицу, зашептав: - Это на одну ночь и в Спрингдейле маленький отель, всего двадцать номеров.
   Она кивнула:
   - Хорошо, только на одну ночь.
   - Пошли, надо тебя представить, - Зак открыл дверь и помог ей вылезти из машины.
   Насколько Кортни было видно, двое мужчин были слишком похожи друг на друга, как плохие клоны. Грант Олсон, с именным бейджиком с красно-золотой эмблемой компании на нем, был чуть выше адвоката, но оба были в одинаковых, серо-бежевых, будто выцветших под солнцем, костюмах.
   - Джентльмены, позвольте представить вам мою подругу, Кортни Бауман.
   Кортни передернуло. "Подругу". Но более формального термина для нее не было.
   Мужчины неловко переглянулись между собой, задержали взгляды на ее животе.
   - Здравствуйте, - отважилась она.
   - Грант Олсон, хотя это вы уже знаете, - он постучал по бейджику бледными, будто восковыми пальцами.
   - Рад с вами познакомиться, мисс Бауман, - второй протянул такую же восковую руку для пожатия, - Я Джо Уидмен, адвокат мистера Галена, - моргнул, - покойного мистера Галена, деда Зака.
   Кортни пожала руку, удивившись тому, что пальцы были теплыми, а не отмороженными добела.
   - Они только рассказали мне о ферме, Корт.
   Олсон подошел ближе, осторожно повернул ее в сторону дороги от фермы.
   - Я пояснял легенду об опустелом поле, - показывая на пустое поле сразу за дорогой.
   - Я вижу только грязь.
   Двое мужчин переглянулись. Улыбнулись.
   - Да, в этом и смысл, мисс. Но она голодна, - добавил Уидмен.
   - Не нравятся мне эти люди, - Кортни раздевалась, - и одежда для беременных тоже не нравится, дурацкие эластичные вставки, - она щелкнула синим эластичным пояском в джинсах.
   Зак обнял ее, стоя сзади, гладя кончиками пальцев выпирающий живот
   - Я думаю, тебе идет. Особенно без джинс, - он потерся об ее ягодицы.
   - Я чувствую себя жирной. Жирной и усталой.
   Разочарованный, Зак отпустил ее и взял гитару из кейса на полу.
   - Ладно, тогда - колыбельная,- он начал нежный ритм в среднем темпе, кончиками пальцев, выводя такую же нежную мелодию.
   Кортни заползла на кровать, завернулась в ватное одеяло. Единственным звуком в доме была мелодия гитары. И слишком было темно, непривычно для нее спать в такой темноте. "Завтра мы уедем отсюда" - подумала она и хотела подумать что-то еще, важное, но дорога была долгой, кровать мягкой, музыка нежной и она соскользнула в сон.
   Она вела "хонду" на полной скорости, спидометр перевалил за восемьдесят пять миль в час, руки вросли в руль, а нога - в педаль газа. Я не должна так гнать - ребенку - она глянула на свой плоский живот- а где ребенок? Ее затошнило и она обнаружила себя лежащей на спине под открытым небом. Серые люди окружали ее, улыбались, ухмылялись, протягивали к ней руки, и крысы вылезали у них изо ртов, бежали к ней.
   Кортни проснулась, в поту от ужаса и с ложными схватками вдобавок. Она выругалась. Зак куда-то пропал. Когда боль прошла, она выбралась из кровати, дрожа от холода в старом доме. Дом смердел сырой землей и навозом, пропитался ими за все годы с постройки. Зак стоял на фоне большого окна в гостиной.
   - Как здесь тихо, - сказал он, не оборачиваясь.
   Кортни нашла ему за спину, хотела дотронуться, но в последний момент отдернула руку.
   - Иди спать.
   - Сейчас-сейчас, - он кивнул, черный силуэт на фоне синего ночного неба. И повернулся к ней, глаза блеснули в звездном свете.
   - Интересно, почему они называют это поле опустелым? - он показал на поле через дорогу.
   Одна ночь переросла в большую часть недели. Зак последовательно объяснял это проблемой с завещанием, попыткой выжать как можно больше денег и интересом узнать как можно больше про своего деда. После четверых суток поедания местных обедов-на-вынос, недоеденное прекрасно переходило на завтрак или обед, у Кортни лопнуло терпение.
   - Я еду в единственный продуктовый магазин возле единственной работающей заправки в этой Богом забытой дыре, - сказала она Заку перед уходом.
   Тот не ответил, он неотрывно смотрел через дорогу.
   Она взяла "хонду", оставив Зака на крыльце, с гитарой на коленях. Он не играл три дня, да и не сделал ничего за три дня, кроме долгих прогулок по своей собственности. Кортни вдавила газ в пол, оставив за собой облако пыли. Он снизила скорость, испугавшись, что машину занесет на такой дороге, да и спешить ей некуда
   На пути в город она увидела одну из церквей, стоящую забытым часовым при въезде. Краска свисала клочьями, крыша слегка прогнулась внутрь, а на доске объявлений были только "Церковь Св. Иосифа" вверху и строчное "т" где-то посредине. Кортни улыбнулась, проезжая мимо - здесь даже церкви умерли.
   Единственный продуктовый магазин был рядом с единственной работающей заправкой, а еще две заправки, опустелые, были в разных концах города. Их заржавевшие насосы стояли забытыми солдатами в чужеземных войнах. Кортни дважды объехала город, прежде чем собраться с духом и завернуть к Эрлу. Двое немолодых мужчин сидели на скамейке возле стеклянной двери, уставились на нее, когда она вылезала из машины.
   - Добрый день, мисс, - один из них коснулся козырька своей трактористской кепки.
   - Чудесная погода, - прибавил второй.
   Кортни глянула вверх - выгоревшее небо и серые тучки на нем.
   - Да, чудесная.
   В магазине сквозь шипящие колонки передавали легкую музыку. Полки были с хорошим ассортиментом, но все на них было таким же выгоревшим. Пачки с кукурузными хлопьями и консервы будто выгорели на солнце, хотя солнца здесь Кортни не видела. Она вытащила тележку из отсека возле двери, та слегка шаталась.
   Продавщица, тощая женщина в синей, слишком большой для нее униформе, улыбнулась.
   - Не обращайте внимания, мисс, они все такие, - кожа на ее руках была такой же пепельной, как и у других жителей.
   - Спасибо,- Кортни навалилась на тележку, чтобы она ехала ровно.
   Магазин был крохотным, четыре полки, маленький прилавок для мяса и четыре холодильника. Она набрала только необходимое - хлеб, хлопья, колбасу. Из свежих овощей удалось взять четыре чуть побитых красных яблока и начавшую темнеть головку салата "айсберг" из ближайшего холодильника
   - Большинство ездит за покупками в Спрингдейл, - сказала продавщица, когда Кортни начала разгружать свою тележку, - мы специализируемся на свежем молоке.
   Даже глаза у нее были серые. Она стала вбивать коды в кассу, проводя каждой покупкой под аппаратом.
   Кортни хотела что-то сказать, но слова застряли у нее в горле. Она хотела еды и выбраться отсюда. Она хотела выбраться из города, из постоянной выгорелости, уйти от тех немолодых мужчин. Она хотела забыть о существовании этого городка. Чего бы Зак не ждал, ему бы уже пора случиться, и быстро.
   - Вы не думали о полях опустелых?
   - Что?- Кортни вздрогнула, испуганная вопросом.
   - С вас $23.52, мисс.
   - Да-да, - Кортни выудила деньги, передала их через прилавок, забрала сдачу, и пальцы у продавщицы были теплыми .как у тех людей возле фермы.
   - Вам помочь?
   - Нет-нет, спасибо, я справлюсь.
   Погрузив сумки в багажник, она уехала, притормозив около той самой церкви. На этой стороне доски объявлений не было ни одной буквы.
   - Странно, - пробормотала она.
   Ей надоело смотреть телевизор и читать, дом был уже изучен, поэтому она осторожно припарковалась возле церкви. Тротуар молил о помощи, высокие сорняки росли в трещинах между кусками асфальта. Она осторожно зашла - дверь была не закрыта, как и во многих домах в Холлоу. Одна лестница справа от нее вела вверх одним пролетом и спускалась вниз другим. Церковь выглядела как после бунта - скамьи выдраны, мусор на полу, алтарь перевернут и опрокинут.
   Мурашки пробежали у нее по спине и она заспешила обратно к машине.
   Зак навис над столом, протягивая к ней руки, будто подчиняя своей воле. Она сидела, скрестив руки и ноги, закрываясь от него.
   - Послушай, Корт. Тут прекрасно, дом мой, подвал подходит для студии звукозаписи, на которую хватит денег от продажи земли. Это мой шанс.
   - Дом?- она обхватила свой живот руками. - А как насчет ребенка, Зак? Нашего ребенка?
   - Он родится в Спрингдейле, там есть больница.
   - И вырастет в этой навозной куче? - она мотнула головой, медленно, но настаивая на своем, - Я не знаю. Я к такому не готова. Полторы недели назад ты говорил...
   - Я тогда не решил, а сейчас - я хочу сочинять музыку и у меня есть связь с этой землей, я хочу остаться здесь, - он погладил стол, будто ее руку, - я хочу, чтобы ты осталась со мной.
   Кортни посмотрела на свои ногти.
   - Я не знаю. Здесь страшновато. Зак, я остановилась возле одной из церквей сегодня, которая возле продуктового магазина, и у меня было странное ощущение.
   - О да, мы же в библейском поясе.
   - Нет, - она выпрямилась на стуле, - именно что странное, я заглянула в церковь, и она была пустой, а скамьи там были перевернуты. Разгром. Правда, странно?
   Зак пожал плечами и отошел налить себе воды.
   Кортни уцепилась за тему.
   - Насчет музыки, Зак. Кто будет слушать тебя здесь? Клуб вязальщиц?
   - Канзас-Сити в нескольких часах езды отсюда, - Зак глотнул воды, вернулся к столу, -я могу оставаться у Джерри или Рика на выходные.
   Она посмотрела на него, впилась в его лицо взглядом. Даже под яркой лампой дневного света в кухне, он был бледным, выцветшим, как и местные. Глянув на свою руку для уверенности, Кортни встала из-за стола, чтобы быть подальше от него.
   - Я ухожу, Зак. Я даю тебе время до конца недели, если ты хочешь остаться со мной и нашим ребенком, но все равно уйду отсюда.
   Он поник.
   - Не надо, Корт.
   Этой ночью она опять не спала - слишком тихо в доме, а Зак уже две ночи спал в другой комнате, не хотел ей мешать, но она все равно испугалась, проснувшись в одиночестве. Луна светила тонкой дорожкой в гостиную. Кортни пошла по ней. Он опять стоял там, возле большого окна, и почти полная луна зачернила его силуэт. Он изменился, отдалился, стал почти незнакомцем, будто что-то проникло ему в кровь в тот день, когда они приехали.
   - Зак, ложись, - Кортни приблизилась к нему, дотронулась до его руки - холодная. - Зак?
   Он повернулся, глянул через плечо.
   - Поле, Корт, Поле опустелое. Смотри, оно раздувается.
   Она стала возле него, взяв его за руку. Из большого окна был прекрасный вид на темное пустое поле под белой луной, на небольшую выпуклость по центру, но этого холмика в центре неделю назад не было. Кортни опустила свободную руку, погладила свой выпуклый живот.
   - Тебе нужно поспать.
   Зак кивнул.
   Кортни ушла, но обернулась на полпути. Зак стоял там же.
   - Зак?
   Когда он обернулся, ее передернуло от серой бледности на его лице. Лунный свет.
   - Там прекрасно. Я сегодня там был, трогал землю. Я никуда не уеду.
   - Сегодня, мама. Я сказала ему, что уеду сегодня, после того, как он встретится с риэлтором. Или он едет со мной, или..., - Кортни переложила мобилку в другую руку, чтобы вставить пистолет в бензобак, - извини, я заправляюсь. Нет, мама, ребенку это не вредно. Да, я тоже тебя люблю. Я перезвоню, когда доберемся домой.
   Она тряхнула пистолет, Зак делал так же, чтобы не запачкать краску, завинтила крышку бензобака, глянула вверх и ойкнула. Парень с двухдневной щетиной нависал над ней.
   - Я бы вам помог, - он показал на вывеску над бензоколонками "Полное Обслуживание".
   - Все в порядке, не беспокойтесь, - она порылась в сумочке и отдала несколько купюр заправщику.
   - Спасибо, - тот удалился в здание.
   Она ходила по стоянке, ожидая сдачу, морщась от усилий - беременность близилась к концу. Небо прояснилось, и над городом стало ярко-голубым. Кортни запахнула воротник, она чувствовала на себе все взгляды города. Через дорогу стояла детская площадка, яркая и пустая, над ней нависало красно-бурое кирпичное здание. Школа?
   - Мисс?
   Кортни вздрогнула.
   - Да-да?
   - Ваша сдача, - бледная рука заправщика, слишком бледная для человека с такой работой, держала несколько мелких купюр и монеты.
   - Что там за здание,- она показала через дорогу, запихивая сдачу в сумочку, уронила четвертак, нагнулась за ним,- похоже на школу?
   - Дети в полях опустелых.
   Кортни разогнулась, вручила заправщику доллар на чай.
   - Что?
   - Тут школа закрыта. Они учатся в Спрингдэйле, сюда ходит автобус, - он сунул чаевые в карман комбинезона и кивнул - Спасибо, мэм.
   Поле опустелое шептало Кортни, когда он подъезжала к нему. Будто ветер по спине или кто-то задел в толпе - тихий ужас, воплощенная пустота. Она глянула на дом, чтобы убедиться, что Зака еще нет, вылезла из машины и пошла через дорогу к поганой земле. Из холмика в центре поля торчала лопата.
   Забор, отделяющий поле от дороги, был старым, слабо натянутая колючая проволока между гнилых столбов. Кортни аккуратно поставила ногу на верхнюю проволоку и надавила. Та треснула и она смогла переступить через оставшиеся.
   Земля поддавалась под ногами, и была гораздо мягче, чем она предполагала. Кортни помнила, как Зак смотрел из гостиной на холмик в центре поля. Она шла по рыхлой земле, протянув одну руку вперед, для равновесия, а другой поддерживая живот. Волны боли захлестывали ее, схватки, ей надо было быть в доме, звонить в больницу или звать кого-нибудь, но она продиралась к центру поля.
   Когда Кортни добралась, то она села на землю и зачерпнула ее рукой, комочки проходили между пальцев. Влажной была земля, не мокрой, но влажной, и щекотала пальцы. И пахла мокрой землей, не плесенью, не гнилью, хорошей мокрой землей. Она глянула на холмик и заметила недавно выкопанную яму.
   - Хорошая почва, Корт. Хорошее место.
   Она бросила землю в яму и увидела, что Зак идет к ней.
   - Зак?- живот напрягся.
   - Это голодная земля, - он протянул ей руку, помогая подняться. Ее согнуло вдвое.
   - Я остаюсь тут, Корт. В Брогтон-Холлоу. Мистер Олсон и мистер Уидмен все мне объяснили, - он улыбнулся, - я хочу остаться здесь и с тобой тоже.
   С новой волной боли Кортни попятилась назад, к лопате.
   - Зак..
   - Дед не понял. Он умер здесь.
   Кортни ухватилась за лопату.
   - Все умирают, - всхлипнула она, - все.
   - Мы - нет. Здесь, в Холлоу- нет. Земля хочет что-то в ответ, они мне объяснили. Если мы отдадим земле ребенка, то не умрем никогда. Наш ребенок - маленькая жертва и мы будем жить вечно, ты и я, - одну руку он протягивал к ней, а в другой держал нож.
   Зашипев, Кортни вырвала лопату из земли и рубанула ею по дуге, попав в бок. Зак со сдавленным стоном повалился ничком, нога вывернулась в пустой могиле. Она побежала, придерживая живот обеими руками, стараясь не упасть при очередной схватке. У забора она остановилась, и увидела, как он подымается с земли, держась за бок.
   Уидмен и Олсон стояли возле двери, но Кортни проскочила мимо них и завела машину. Машина взвыла. Она развернулась и помчалась прочь от дома, шины подымали пыль за ней. . Машина перевалила через первый холм, когда Зак перевалился через забор.
   Через город, на другую сторону, там я буду в безопасности - она нажала на газ, но машина взвыла и затряслась. Что-то сломалось.
   "Нет, нет, - нет" - Кортни вцепилась в руль. Бензобак полный. Руль дергался. Нож и шины. Она кое-как въехала в черту города.
   Скрипя зубами от очередной схватки, Кортни остановила машину возле заброшенной церкви, оглянулась - фары с фермы, и поплелась к ней. Двадцать ярдов, десять. Схватка прошла.
   В церкви было сумрачно, солнце освещало только перевернутый алтарь. Она спустилась в подвал, ища угол потемнее, спрятаться, выждать, пока Зак уйдет. Он пришел один или с Уидменом и Олсоном? Она прижалась спиной к стене, спрятавшись за открытой дверью.
   Прошло время. Сердце колотилось об ребра. Она растерла ноги, сведены судорогой от бега и от схваток. Входная дверь церкви закрылось.
   - Кортнииии? - Зак звал сверху, чужим, принлушенным голосом.
   Подошла очередная схватка, боль затопила низ живота. Кортни прижалась к стене еще сильнее, затаив дыхание.
   - Тебе неуда уходить, я прорезал по славной улыбочке во всех четырех шинах, - шаги Зака грохотали наверху, половицы скрипели под его весом, с потолка подвала при каждом неуверенном шаге сыпалась пыль. Она проследила за дорожкой из пыли через подвал - он хромает.
   - Ты меня хорошо зацепила, я кровью истекаю и, кажется, ребро сломано, - шаги стихли, - ты внизу?
   Схватка ослабела. Она выдохнула. Он был в задней части церкви. Вниз? Другой лестничный пролет? Она оглянулась - сквозь пустой подвал было видно два темных выхода. Не раздумывая, побежала к другому лестничному пролету, в церковь. Глянула в пустой алтарь, выглянула наружу. Как далеко она сможет уйти пешком и с такими схватками?
   - Кортнииии? - он звал из подвала.
   Хоры! Она влезла на другой лестничный пролет, старое дерево трещало и скрипело под ее весом. На хорах были еще несколько перевернутых скамеек и остатки органа. Ей нужно было хоть какое-то оружие. Что угодно! Скамья слишком тяжелая, а труба от органа слишком прочно сидит.
   Шаги грохотали ближе. Кортни опять прижалась за открытой дверью, заметила возле одной скамьи сломанное распятие, без одной поперечины, почти два фута в длину.
   - Кортниии, у нас будут другие дети, - он уже был на лестнице- а этот накормит землю, мы будем вместе.
   Как назло, подошла очередная схватка. Она вгрызлась в собственную руку, чтобы не закричать. Он появился в дверном проеме, смотря в другую сторону, бок рубашки темный и мокрый от крови, хромая на правую, подвернутую ногу. И пошел вперед.
   - Где же ты? - прорычал он, перегнулся через перила, глядя на алтарь сверху.
   Схватка прошла. Кортни собралась с силами, подкралась к распятию, ухватила его как биту и рванулась вперед, пока Зак не успел развернуться. Он чуть повернул голову, но твердое дерево врезало ему в затылок. С воплем боли он почти упал вниз, нож вылетел из его руки и зазвенел на полу внизу. Ничего не видя от боли в животе и ужаса, Кортни ударила его в поясницу, как копьем. Он полетел вниз, свалившись в алтарь с мокрым чавком.
   Она бросила распятие на пол и ухватилась за перила. Очередная сватка. Теперь они накатывали быстрее. Она посмотрела вниз - тело лежало в алтаре, изогнувшись под странными углами и села на пол.
   Еще шаги с лестницы. Она краем глаза увидела Уидмена и Олсона и последнее, что услышала, было:
   - Она тут рожает, ей в больницу надо!
   Когда Кортни опять открыла глаза, то лежала в больничной кровати и ей было холодно. В комнате было тихо и темно, за окном стояли сумерки. Живот был пуст. Где ребенок?! Она как-то смогла перекатиться на бок и встать.
   - Милочка, тебе нельзя вставать!- толстая медсестра схватила ее за руку.
   Кортни посмотрела на руки медсестры - розовые, обычные.
   - Мой ребенок?
   - Сейчас увидитесь, - улыбнулась медсестра, - мы за ним присматривали, пока ты была без сознания. Доктор был слегка озабочен его цветом, но все в порядке.
   - Цветом?- Кортни затрясло.
   - Немного бледный, но совершенно здоровый.
   Медсестра уложила Кортни, вышла и вернулась с коляской, передавая ей младенца в конверте.
   - Вот мы какие. Я скоро вернусь, - она остановилась возле двери. - И к вам гость.
   Кортни кивнула, не слыша, что ей говорят. Он был ее, но кожа - бледная, восковая, серая, почти просвечивает. Как у проклятых в Брогтон-Холлоу. Ее руки задрожали.
   - Нет, нет, нет.
   - Боюсь, что да, - Джо Уидмен стоял у двери, еще бледнее, чем обычно, в искусственном свете. Кортни вздрогнула.
   - Его отец похоронен там. Ты пролила кровь, напоила поле опустелое. Он - наш.
   Кортни заплакала.
   - Небольшая жертва. Зато он - наш.
  
  
   No Aaron Polson The Bottom Feeders and Other Stories 2009
   No перевод - Кононенко Д.В. 2013
  
  
  
  
  
  
   Каламбур. Холлоу=дыра, впадина.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Аарон Полсон - На полях опустелых
  
  
  
  
   7
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"