Чит Константин: другие произведения.

H2o

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.05*81  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все знают, что первая жизнь зародилась в воде. Всем известно, что вода может накапливать и передавать информацию. Никаких инопланетян, никакой магии, главный герой псих, асоциопат и трудоголик. Только реал и то, что нас окружает каждый день. Приятного чтения и спасибо.

H 2 O

Annotation

     Все знают, что первая жизнь зародилась в воде. Всем известно, что вода может накапливать и передавать информацию. Никаких инопланетян, никакой магии, главный герой псих, асоциопат и трудоголик. Только реал и то, что нас окружает каждый день. Приятного чтения и спасибо.


     Глава1
     Старый кран издавал противный звук каждый раз, когда приходилось им пользоваться. Вода лилась чахлой струйкой, падая в пожелтевшую от времени ванну. Чугунная, с кое-где оббитой эмалью, она занимала половину пространства помещения. Опустив руку в воду, я выловил термометр и проверил показания.
     -Нормально, - убедившись, что красный столбик замер на отметке тридцать шесть и восемь, я бросил его назад: - как раз, пока первая фаза пройдет, пока залезу.
     Торчавший из под мышки градусник в свою очередь намерил тридцать шесть и семь. Слегка простыв на кануне, а может и еще по какой причине, температура тела была чуть выше стандарта. Окинув еще раз соединенное проводами между собой оборудование на полу ванны, я мысленно пробежался по ним глазами.
     «-Акустик, усилитель, изолятор, ноутбук», - поправив целлофан, предназначенный для водостойкости приборов, я начал раздеваться.
     Прекратившийся шум от наполнявшейся ванны поселил в душе тревогу. Окружающая тишина давила, нагнетая волнение и предчувствие очередной неудачи. Даже соседи, вышедшие на пенсию много лет назад и издающие бытовой шум круглосуточно, сегодня куда-то запропастились. Только кран, повернутый в сторону, продолжал издавать мерную капель об жестяное дно раковины.
      Свешивающиеся белье, с натянутых под потолком веревок, заставляло еще больше сутулиться. Пригнувшись, я осторожно опустил акустик в воду и, убедившись что все провода находятся в своих гнездах, нажал пуск. Вентиляторы ноутбука продолжали шуршать внутри пластикового корпуса, запущенная мной программа потребляла от силы два процента производительности устаревшего процессора.
     «-Это тебе не винда, - удовлетворенный, что все работает, хмыкнул я: - самопал на двоичном коде, что может быть элементарнее»
     Дождавшись, пока отработает первая фаза, я вновь посмотрел на набранную в ванну воду. Раньше, когда я еще только готовился к эксперименту, я постоянно наблюдал за водой. Процесс ее преобразования, из мутно-ржавой в кристально чистую, происходил настолько незаметно, что по началу мне казалось, что у меня ничего не получается.
     Но, отвлекшись однажды на входящий телефонный звонок, я вернулся к оставленному без присмотра эксперименту и не мог не поразиться произошедшим изменениям. С тех пор я специально не смотрел на воду, чтобы не лишать себя удовольствия от созерцания созданного собственными руками чуда.
     -Чудо, - не удержавшись сказал я вслух, прикоснувшись к игристой поверхности кончиками пальцев.
     Пикнувший таймер напомнил о начале второй фазы. Уже успев полностью раздеться, я полез голышом в ванну, стараясь не расплескать воду через край. Скосив колени набок и согнувшись, я дождался третьего сигнала, после чего с головой погрузился под воду. Делая до этого глубокие вдохи, сейчас я задержал дыхание и старался продержаться как можно дольше.
     Часы, с огромным циферблатом, установленные на бортике ванны, громко тикали и позволяли контролировать прошедшее время. Рассмотреть из-под воды, сквозь бликующую поверхность, да еще и с моей близорукостью, показания циферблата было очень трудно. Так что я просто считал на слух, поставив себе цель продержаться не менее сорока секунд.
     -Ахх, - вынырнув, я заполошно втянул воздух в легкие.
     Проведенные ранее тренировки не прошли даром и я пересидел под водой с небольшим запасом. Выбравшись из ванны, я прошлепал босыми ногами на кухню, где меня дожидался молоток. Взяв инструмент в правую руку, я положил левую на стол, мысленно собираясь с силами.
     «-Ну же давай!» - мысленно подстегнул я сам себя, добавив грубых слов.
     Боль от удара запоздала на какую-то долю мгновения, я даже успел подумать, что это не так и больно, как тут же убедился в обратном, сдавленно замычав от едва удерживаемого крика. Ударить по собственному пальцу нужно было сильно, очень сильно, чтобы получить гематому как можно быстрее. Кинувшись в ванну, я проверил не пострадавшей рукой термометр, вода еще не успела остыть и имела тридцать шесть и шесть градусов.
     «-Чугун это вещь, не какое-то железо или пластик», - думая о посторонних вещах, я старался отстраниться от пульсирующей боли.
     Очередной звук, раздавшийся от ноутбука, известил о начале четвертой фазы. Погрузившись вновь с головой, я скрючился, принимая прежнюю позу. Пульсирующая боль отдавалась в висках, заглушая тикающие часы. Я продержался под водой сколько мог, выдержав на этот раз куда меньше, чем раньше.
     -Ахх, - глоток свежего воздуха стал избавлением от устроенной самому себе пытки.
     Глянув на свою руку, я недовольно скривился. Гематома, расползшаяся под ногтём указательного пальца, никуда не делась. Эксперимент прошел неудачно, излечить руку при помощи перепрограммирования воды, не удалось. Испытывая сильнейшее разочарование, я вновь улегся в ванну, приняв в этот раз более удобную позу. Поджав колени и откинув затылок на край ванны, я прикрыл глаза, расслабляясь.
     В то, что вода несет в себе информацию и может изменять собственные свойства, я поверил еще в десятилетнем возрасте. Живая еще тогда бабушка, в один из дней она принесла из церкви освещенную воду и поставила банку на подоконник. Позвав меня, она взяла еще одну банку, и наполнила ее из под крана простой водой. Поставив рядом с первой, бабуля попросила не трогать банки несколько дней и понаблюдать за тем, что будет дальше. Увлекаясь с детства натуралистскими опытами, я испытывал сильнейший интерес, так как бабушка не стала заранее говорить, какой результат в итоге получится.
     Через две недели, вода, набранная из под крана, зацвела и протухла. Выпавший ржавый налет, а так же белесые полосы на стенках стекла, имели сильный контраст с остающейся кристально чистой и свежей водой из первой банки. Желая привлечь к христианской вере, бабуля предъявила материальное доказательство веры и проявление бога в мирской жизни. Но я, имевший к тому времени несколько другие увлечения, подошел к продемонстрированному «чуду» по своему.
     Закончив школу с красным дипломом и поступив на физмат, сейчас я учился на четвертом курсе. Радужные перспективы светлого будущего, как и веры в признание моего «гения», канули в небытие. Живущий с родителями в двушке, высокий, худой, сутулый и с плохим зрением, я из последних сил цеплялся за свои изыскания и эксперименты.
     Отсутствие денег и связей, несмотря на трудолюбие, к текущему моменту позволило трезво смотреть на то, что ждет меня в будущем. На некоторых сокурсников, продолжавших изнуренно учиться и надеющихся попасть на хорошее место, я старался лишний раз не смотреть.
     «- Обернись!  Посмотри вокруг!» - я едва сдерживался, чтобы не сорваться и не крикнуть им в след.
     Закусившие удила, они тянули лямку учебы, не замечая того, что уже все решено.
     -Я все понимаю, но кто-то же должен и работать, - разговор по душам с единственным другом закончился ссорой: - пускай будет девяносто процентов взятых по блату и ничего не умеющих, я справлюсь!
     Я не желал работать за себя и за того парня. Мне претило то, что кто-то будет пользоваться плодами моего труда, и при этом иметь возможность поглядывать на меня с высока и подгонять в спину. Единственное, что еще давало какую-то надежду на просвет в моем будущем, это положительные результаты проводимых экспериментов.
     С первого курса института, я присматривался к преподавателям, выбирая у кого писать дипломную работу. По моему мнению, это должен был быть такой человек, который не только оценит мою идею, но и сможет помочь, как знаниями так и предоставлением оборудования лаборатории.
     К сожалению, многочисленные наблюдения за старшекурсниками привели меня к пониманию того, что все дипломы пишутся под указку преподавателя, для того чтобы тот сам смог получить очередную ученую степень, собрав работы студентов в кучу и выдав это за свой труд.
     -Хорош, - вода уже остыла и стало не комфортно, я положил руки на бортики ванны, собираясь выбраться наружу: - Вот бля!
     Указательный палец левой руки, пострадавший от удара молотком, был цел и невредим. Не веря своим глазам, я принялся его ощупывать со всех сторон. Ни на касание, ни на нагрузки, палец никак не реагировал. Никаких болезненных ощущений, никаких следов лопнувших капилляров или сгустков крови.
     -Блядь! – чуть не упав от суетливой торопливости, я опустился на корточки перед ноутбуком, запуская пятый цикл эксперимента.
     Это был уже третья попытка записать в обнуленное информационное поле воды биоритмы моего тела. После нанесения себе повреждений, я проигрывал запись восстановления, генерируя частоты акустиком. В первые разы я пользовался обычным динамиком, завернутым в водонепроницаемую упаковку. Заподозрив наличие искажений из-за низкого качества передачи информации, я купил подержанный акустик и у меня, кажется, все получилось.
     «-Бляя- бляя!», - других слов, несмотря на красный диплом в школе и бюджетную учебу в институте, на язык никак не приходило.
     К тому времени, как очередная запись инфополя воды была записана, я довольно сильно замерз, сначала переохладившись в воде, а потом и на кафельном полу ванны. Нашарив ногами тапочки, я сдернул с чуть теплой батареи полотенце и обтер худое тело. Трусы и футболка так же висели на батарее, но, когда я взял их в руки, они оказались влажными.
     «-Надо чайник поставить», - пришла разумная мысль о быстром способе согреться.
     Пока газ разогревал водруженный над конфоркой железный чайник, я перенес все оборудование из ванны в свою комнату. С некоторым сожалением пришлось выдернуть пробку из ванны, вернувшиеся родители могли неадекватно отреагировать на кристально чистую воду. Спускать ее в канализацию не хотелось, но в моей комнате и так уже хранилось не менее десяти трехлитровых банок, заполненных под самое горлышко.
     «-Чайник набрал и ладно», - оправдал я перед самим собой нецелевой перерасход.
     Усевшись за кухонный стол, я еще раз осмотрел излеченный палец. В свете заходящего солнца, яркий луч которого пробился сквозь грязноватое по весне окно, мне удалось заметить небольшое отличие по цвету у восстановленной кожи. Приблизив палец еще ближе к стеклам толстых очков, я убедился в том, что мне это не показалось.
     Имея от рождения соломенный цвет волос, я всегда испытывал сложности с загаром. Под лучами солнца моя кожа только краснела и облезала, не желая приобретать даже самого бледного загара. Если потребуется в будущем восстановить большой участок кожи, новый слой эпидермиса практически не будет выделяться на фоне моей вынужденной бледности.
     -Работает! – наконец-то я смог более членораздельно выразить свои эмоции.
     Мать возвращалась домой с работы после семи и готовила ужин на двоих. Накормив меня и поев сама, она уходила к себе в комнату смотреть телевизор. Ближе к девяти, а иногда и около полуночи, приходил отец. Он шел на кухню, где гремел посудой, чаще всего что-то жаря и редко когда пользуясь кастрюлей. Через какое-то время раздавался звук сдвигаемого вбок стола и раскладываемого дивана. Живущий на кухне, отец не хотел ни видеть и ни разговаривать с матерью.
     Вынужденные проживать на одной жилплощади, родители развелись сразу же после моего совершеннолетия. Ссоры и ругань, без которых ранее не обходились ни одни выходные, после развода утихли сами собой. Уставшие от неудачного выбора спутника жизни, они смирились со сосуществованием, ночуя в разных комнатах.
     «-Надо съезжать», - в который раз пообещал я себе.
     Сегодняшний вечер ничем не отличался от сотен вечеров до этого. Тихий звук пикнувшего ноутбука известил об окончании работы. Прислушавшись к воцарившейся тишине в квартире, я встал с кровати, постаравшись не сильно скрипеть промятыми пружинами матраца.
      Запущенная еще перед ужином программа закончила сравнивать считанную с воды информацию и выдала результат. Два файла матриц биополя моего тела занимали почти десять процентов объема жесткого диска. Вычленить отличие и понять, какая часть информации за что отвечает, являлось следующей задачей.
     -Хрень какая-то, - бегло оценив хаотичные изменения, зафиксированные программой, я раздосадовано выдохнул.
     Угадать с первого раза, какие гармоники следует сравнивать не удалось. Впереди меня ждала кропотливая работа по накоплению статистических данных. Нанося своему телу определенного вида повреждения, а после этого их восстанавливая, я надеялся во всем разобраться.
     Вернувшись назад, я улегся под верблюжье одеяло. Укутавшись по самую макушку, постарался побыстрее уснуть, все шаги эксперимента были обдуманы множество раз во время нудных лекций в институте и скрупулёзно занесены в план. До весенней сессии оставался целый месяц и каждый день следовало провести с пользой.
     Глава2
     Автобусная остановка находилась от моего дома в десяти минутах ходьбы. Задуманное на сегодня кардинально отличалось от того, чем я занимался последние две недели. Сегодня я не собирался ни жечь свою кожу, ни резать мышцы, ни принимать лекарства в больших дозах. Все это, как и многое другое, уже было исполнено мною над самим собой и тщательно зафиксировано в памяти ноутбука.
     Глянув по сторонам, я не увидел никого подходящего и присел на скамейку. Весной поздно темнело, несмотря на девятый час, на улице все еще было светло, что немного раздражало. По задуманному плану мне требовались сумерки, а еще лучше ночь. Но, если бы я вышел из дому попозже, то шанс встретить того, кого не надо, значительно увеличивался.
     Спустя еще час я уже отчаялся дождаться нужного человека. К остановке подходили люди, садились в периодически подъезжающий транспорт и оставляли меня одного. Чем позже становилось время, тем реже появлялись одинокие мужчины, соответствующие заданным критериям.
     «-Ну, давай, этот! - подбадривал я сам себя и тут же находил оправдание: - да не, не, он не подходит»
     Через какое-то время я понял, что просто тяну время, обманывая сам себя. Довольно оживленная остановка общественного транспорта стала пустынной, над улицей сгустились сумерки. Встав, так как уже сидеть стало холодно, я оглянулся по сторонам. Невысокий мужчина шел по тротуару в ста метрах от остановки, из-за слабого зрения я не видел черты его лица.
     «-Похер, этот!» - решился я.
     Двинувшись навстречу, я сжал кулаки, не вынимая рук из карманов. Чем меньше становилось между нами расстояние, тем более деревянной становилась моя походка. Мужик очевидно что-то почувствовал и подался чуть в сторону, но я уже ринулся на него, вырвав руку из кармана и занося кулак для удара. Силуэт мужика мелькнул вбок, удар в ухо и звездочки в глазах развеяли весь мой пыл. Из ног как будто выдернули стержень и, подкосившись, они уронили мое тело на асфальт. Контрольный пинок по ребрам добавил боли, когда я смог разогнуться, неизвестного мужика ни по близости, ни на остановке не оказалось.
     -Бляя, - очередная ругань слетела с моего языка.
     Кое-как добравшись до дома, я открыл входную дверь ключом и постарался не сильно шуметь снимая верхнюю одежду. Несмотря на сухую погоду, куртка и штаны оказались испачканы. Прихватив ее с собой в ванну, я занялся уже ставшим привычным делом.
     Набрав теплой воды, я опустил в нее акустик и запустил запись. Чуть менее ржавая, чем обычно, водопроводная вода подверглась перепрограммированию за три минуты. Теперь я не обнулял ее информационное поле как вначале, а сразу же записывал в нее биоритмы моего здорового тела.
     Помимо сокращения времени на весь процесс, подобный подход содержал в себе и еще один плюс. Где-то неделю назад я заметил, что подстриженные накануне ногти отросли до прежней величины. Обдумав ситуацию и проведя еще пару тестов, я пришел к выводу, что подобным образом можно добиться омоложения собственного тела.
     Запись, которой я сейчас пользовался, имела полутора недельную давность. Залезая в теплую воду, я не столько кривился от испытываемой телом боли, сколько криво улыбался, думая о том, какие деньги будут платить люди, за возможность вновь стать молодыми.
     Устроившись в ванне, я расслабился, в который раз обдумывая открывающиеся перспективы. Краткосрочной выгоды получить с текущими возможностями было не возможно, так как для того чтобы перепрограммировать клетки человеческого тела и вернуть им молодость, надо иметь запись биополей молодого тела. Тем, кто сейчас ворочал миллионами и кто хотел бы стать молодым, я ничем не мог помочь. Ну а тех, кто сейчас еще молод и в будущем будет иметь миллионы, еще предстояло найти и убедить пройти «подозрительную» процедуру ничего не объясняя.
     «-Да, пока затык», - определил я текущее состояние дел.
     Прислушавшись к себе, я уже не так явно ощущал боль в поясничной области. Лицо все еще садило, и я погрузился под воду с головой. Для ускорения заживления полученных ран можно было пить прошедшую программирование воду. Я это выяснил всего пару дней назад, после того как нанесенная самому себе ножевая рана в бедро никак не желала заживать. Воздуха уже почти не оставалось, а я подскользнулся вновь оказавшись под водой. Несмотря на то, что я тут же вынырнул, вода успела попасть в легкие и, как следствие, в организм. Пока я прокашлялся, глубокая рана быстро зажила, побив все показатели восстановления.
     «-Вроде все», - прислушавшись к себе и не ощутив никаких последствий драки, я вылез из ванны.
     Обтираясь полотенцем, я посмотрел на себя в зеркало. Впалая грудь, спина колесом, бледная кожа и худые руки.  Постоянное сидение за клавиатурой перед монитором не добавляло организму здоровья. Лицо также мало чем могло порадовать, конопатый, с белыми ресницами на вечно покрасневших веках.
     -Всем сосать! - припомнив девчонок, хихикавших на остановке, я не смог сдержать в себе злость.
     Не одеваясь, я вернулся в свою комнату и закрыл дверь. Мать уже спала, а отец еще не вернулся домой. Не откладывая на завтра, я поставил программу на перекачивание полученной сегодня матрицы и прилег, в ожидании результатов. Нахлынувшее воспоминание о ходе сегодняшнего эксперимента, еще больше испортило настроение.
     «-Бля, да я даже ударить не смог!» - мысленно крича на самого себя, я добавлял нецензурные слова в оценке собственной никчемности.
     Если раньше я еще мог придаваться самообману и думать «если бы он, то я, и так далее» то сегодня стала очевидна моя полная несостоятельность. Клацнувшая в прихожей дверь и пьяный бубнеж бати, заставили окончательно «почернеть» терзающие мой разум мысли.
     «-Даже отец от меня отвернулся», - восхищаясь раньше его силой и драчливым характером, со временем я стал его недолюбливать, так как он полностью во мне разочаровался.
     Задумавшись об этом, я решил расширить этап эксперимента, отводимый на конфликт с окружающими людьми. С моей способностью залечивать раны в течении часа, даже переломы и тяжелые телесные, полученные в предстоящих драках, теперь не казались сколько-нибудь опасными.
     «-Даже инвалидом не смогут сделать, - с неожиданной четкостью осознал я: - можно нарываться по полной, лишь бы не убили!»
     С заметно улучшившимся настроением, я укутался с головой в одеяло и повернулся на другой бок. Проваливаясь в сон, я представлял, как со временем научусь драться и моя жизнь непременно изменится.
     Глава3
     В институте начался легкий ажиотаж по поводу приближающейся сессии. Еще вяло, но все чаще и чаще, между сокурсниками начинались разговоры про зачеты и допуски к экзаменам. Сидя в первом ряду, я бессмысленно чиркал ручкой по листу бумаги, сокурсники проходили мимо, не обращая на меня никакого внимания.
     Звонок начала академической пары едва донесся сквозь распахнутую дверь. Преподавателя все еще не было, так что никто не спешил занимать свои места. Окинув стоявших кучками студентов, я задержал свой взгляд на Сереге. Парень болтал с единственной симпатичной на нашем потоке девчонкой. В отличие от меня, бывший друг имел атлетическую фигуру и по определению должен был нравиться противоположному полу. Впрочем, особых успехов у парня не наблюдалось, по крайней мерее до того как мы с ним поссорились.
     Повернувшись, Сергей заметил мой взгляд и демонстративно отвернулся. В тот раз я наговорил ему много лишнего, и он имел все основания вести себя подобным образом. Склонившись к тетради, я понял, что теперь остался совсем один. Если раньше, я стеснялся говорить о своих экспериментах, не желая выслушивать насмешки. То теперь, добившись первых результатов, мне некому было о их рассказать.
     По дороге домой мне попался высокий парень, вильнув глазами в сторону от моего прямого взгляда, он предопределил дальнейшие действия. Сегодня я не стал сжимать кулаки в карманах, оставляя их в расслабленном состоянии до последнего момента.
     Широко шагнув к незнакомцу, я неожиданно ударил его в лицо. Сжать кулак правильно, как впрочем и ударить, не получилось. Несмотря на прочитанные в интернете наставления и тренировки перед зеркалом, кулак ткнулся куда-то в область уха и вызвал в мизинце острейшую боль. Стараясь не отвлекаться, я подключил вторую руку, нанося ей удары куда придется.
     Попавшийся под «раздачу» парень охнул от неожиданности, после чего пригнулся и побежал. Вступать со мной в драку он не захотел, ну а догнать быстро бегущего человека, уже не смог я. Через тридцать метров закололо в боку, а еще через десять я остановился, осознав бесполезность погони.
     Идя через двор к своему дому, я испытывал небывалый прилив эмоций. Противник не только не стал драться, но и сбежал. Где-то на задворках сознания присутствовала мысль о малозначительности моей роли в данном развитии событий, но я гнал ее прочь, упиваясь не испытываемым никогда ранее чувством.
     Ни сигареты, ни алкоголь, ни компьютерные игры, ничто не могло сравниться с тем, что я испытал после своей первой победы. Вылечив руку, сустав мизинца оказался выбит из-за неудачно нанесенного удара, я вновь отправился на улицу. Переполнявшая меня уверенность в собственных силах притупила инстинкт самосохранения и я нарвался на тех, кто сам искал «приключений».
     Проходя мимо одной из парадных, я не обратил внимания на двух парней, куривших и пивших пиво. Моя сутулая фигура с неуверенной походкой издалека «сигнализировала», что я не смогу ни постоять за себя, ни дать сдачи. Молча снявшись с насиженного места, они заступили дорогу.
     Толкнув в грудь, более мелкий поинтересовался «чё я такой борзый». Все еще можно было переиграть и отделаться унизительной процедурой тычков и оскорблений, но я сжал кулаки и попытался дать отпор. Вернутся домой удалось только спустя полчаса. Именно столько времени потребовалось, чтобы суметь дотащиться до подъезда и подняться на лифте.
     -Кто это тебя? – отец, неожиданно оказавшийся дома, хмуро осмотрел мой помятый вид.
     -Помоги в ванну воды набрать, - неожиданно поддавшись возникшему желанию, я решил поделиться своим изобретением с отцом.
     Последние годы  наши отношения имели очень натянутый характер. Общаясь в основном с матерью, я невольно отдалился от отца, а он и не стремился что-либо менять. Молчаливо выполнив мои просьбы, отец не торопился делать каких-либо выводов, ну а после того, как стал свидетелем моего излечения, его лицо нахмурилось.
     -Тебя убьют если узнают, - тщательно осмотрев меня после того, как я выбрался из ванны, сказал он.
     Закрытый перелом ноги сросся, отек в легких, как и треснувшее ребро исчезло. Ссадины на лице сменились порозовевшей кожей, почти выбитый передний зуб крепко занял прежнее место.
     -Об этом никто не знает, только я, ну, и теперь ты, - не зная теперь как начать обо всем этом разговор, я отвел свой взгляд в сторону.
     Слив воду и убрав оборудование, я зашел на кухню к отцу. Он сидел за столом, початая бутылка водки и два стакана красноречиво говорили сами за себя. Присев на табуретку, я дождался пока он разольет на пару пальцев.
     -Чтоб ты меня больше не разочаровывал, - чокнувшись граненым боком об мой стакан, отец выпил одним махом.
     Повторить так же «лихо» не получилось и я закашлялся. Закусить после первой никто не предложил и стаканы повторно наполнились. Отставив свой стакан в сторону, я сжал зубы, подбирая мысленно слова и не торопясь произносить то, что вертелось на языке.
     -Что? Не уважаешь? – зло посмотрев на меня, отец опрокинул вторую стопку.
     -Да пошел ты, - резко встав, я двинулся в свою комнату.
     Покинуть кухню я так и не смог, сбитый сзади ударом под колени. Впрочем, удариться затылком об край стола мне не позволили, отец придержал ладонью мою голову, направив ее вбок.
     -Смог сказать нет, уже хорошо, - не смотря на боль, мне показалось что в его словах прорезалось удовлетворение.
     Серьезность завязавшейся потасовки могла обмануть только маму. Отец явно сдерживался, нанося мне удары по телу, я старался изо всех сил, но не мог ничего ему противопоставить. Ни скорость реакции, ни сила рук, даже наработанные рефлексы, все было на его стороне.
     -Ну, опять ванну набирать? – уточнил отец насмешливым голосом.
     -Да, - злость, которая в начале еще присутствовала, куда-то ушла, сменившись пониманием произошедших перемен в наших отношениях.
     Отец явно устроил мне проверку и остался доволен поученным результатом. Расстаться с чувством разочарования в собственном сыне, сложившееся за долгие годы, оказалось не так-то просто. Процесс «сближения» потребовал от меня усилий, впрочем, парочка пережитых в последние дни драк, что-то уже изменила и я дрался с отцом изо всех сил.
     -Давай, делай что надо и залезай в воду, мать скоро придет, - занеся аппаратуру в ванную комнату, отец посмотрел на часы.
     Погружаясь в воду, помимо прочего я подумал о том, что в голосе отца не было прежней злости по отношению к матери. Не зная, что об этом и думать, я мысленно пожелал, чтобы предки все-таки помирились. Причин, из-за которых начались ссоры в нашей семье я не помнил, так что оставалось надеяться, что время действительно «лечит» и все образуется.
     -Так кто тебя избил? – повторно излечившись и освободив ванну, мы вернулись на кухню.
     Рассказав отцу о том, что сам хожу по улицам и нарываюсь на неприятности, я удостоился редкого за последние годы зрелища. Отец смеялся, минут пять не меньше, я уже и забыл, как он громко гогочет. Заразившись прущей из него веселостью, я тоже улыбнулся, испытав какое-то облегчение. После того как он успокоился, я объяснил ему, зачем мне это нужно, чем, кстати, слегка испортил его хорошее настроение.
     -Другого способа набирать «статистику» не нашел что ли? – с непонятной интонацией спросил он.
     -Да пробовал я, и молотком, и ножом, - признался я и, замявшись, добавил: - но я когда в первый раз из драки вышел победителем, меня так штырило, что захотелось еще.
     На удивление батя меня понял, хмыкнув и разлив очередную порцию водки по стаканам.
     -Я не буду, - отказался я.
     -Будешь, - не согласился он и добавил: - мне резко бросать нельзя, постепенно надо. А со своими корешами я до конца жизни бросать буду.
     Прозвучавший расчет в его суждениях удивил меня до глубины души и я взял граненый стакан в руку. Вернувшаяся не вовремя мать устроила скандал, воспользовавшись поводом «спаивания сына». Отец не стал отмалчиваться и они поругались, отчуждение, установившееся между ними несколько лет назад, дало трещину.
     Глава4
     Следующий день ничем не отличался от множества дней до этого, с той лишь разницей, что отец вернулся домой трезвым. Судя по внешнему виду ему было херово, отчего он лишь злился и хмурился. Привыкнув за последние годы не попадаться под горячую руку, ни я ни мать ему не досаждали, так что заявившийся ко мне в комнату под вечер, отец вызывал настороженное недоумение.
     -Давай, одевай свою куртку, - протянув прихваченный из прихожей зимний пуховик, он обвел углы помещения придирчивым взглядом: - захламил тут все, ну да ладно.
     Ничего не понимая, я взял одежду, после чего с еще большим изумлением уставился на то, как отец начал сдвигать мебель. Отодвинув кресло и стул, он приподнял стол с одного края, кивнув мне, чтобы я взялся с другой стороны. Придвинув с моей помощью столешницу вплотную к подоконнику, отец отошел к шкафу, прикидывая, как бы к нему подступиться.
     -Зачем это? – накинутая на плечи куртка начала доставлять дискомфорт, китайский синтепон работал по принципу термоса и моя спина уже вспотела.
     -Рано тебе еще по улицам шляться, я тебя сам буду бить, ты только скажи куда и как сильно, - решив оставить шкаф в покое, он вернулся на середину комнаты.
     -О? А! Щаз, - метнувшись к ноутбуку, я вывел сводную таблицу результатов матрикс анализа.
     Сравнивая эталонные значения биополей здорового и избитого тела, я делал пометки о том, какие повреждения и какой степени тяжести соответствуют вычисленным изменениям. Получая синяки куда придется и разной интенсивности, я был еще очень далеко от систематизации контрольных индексов.
     -Давай с левой руки начнем, потом в плечо, - определив первоочередность, я отошел от стола.
     Несмотря на то, что я был морально готов и смотрел во все глаза, заметить начало удара так и не удалось. Неожиданно, отцовский кулак оказался в непосредственной близости от моего тела, после чего последовал болезненный удар.
     -Не смотри на меня, расфокусируй взгляд, - прокомментировал он мою неподвижность: - достаточно заметить боковым зрением чтобы среагировать.
     Только после десятого удара, нанесенного так же быстро и больно, я, скорее на рефлексе, чем осознанно, смог отдёрнуть плечо назад.
     -Не так, - батя ухватил меня за руку и показал, как надо гасить входящий удар: - сюда и вот так.
     После корректировок положения рук, последовали ноги. Оказалось, что я не так стою и не так смещаю центр тяжести. После очередного удара и попытки сделать правильно, я потерял равновесие и взмахнул рукой. Дернувшись поддержать и предотвратить мое падение, отец получил кулаком в глаз, оказавшись на траектории движения моей конечности.
     Многолетняя пьянка дала себя знать, разразившись тихой бранью, отец охарактеризовал то место, в которое ушли его прежние навыки. Еще через полчаса мы сменили левую руку на правую. Отбитая конечность представляла собой сплошной синяк и уже плохо двигалась. Синтетический пуховик оказался плохим демпфером, испытываемая боль если и была меньше, то не сильно заметно.
     -Чем это вы тут занимаетесь? Валя, ты куда собрался? – в перерыве, во время рекламы, мать иногда заходила по вечерам перекинуться со мной парой слов.
     Встретить отца в мой комнате она оказалась не готова, но, неопределенность происходящего удержало ее от немедленной ретировки. Заметив мой измученный вид, мать напротив ринулась в перед, желая разобраться в чем дело.
     -Ну ма, я это, отца попросил, чтоб поучил драться, - не связно я попытался в двух словах объяснить происходящее.
     -А пуховик зачем одел? – зацепившись за самое странное, он придирчиво осмотрела мое лицо и повернулась к отцу.
     На его лице синяк уже начал слегка наливаться цветом, что не ускользнуло от внимательного взгляда матери. Громко намекнув, что еще не понятно кому у кого нужно чему учиться, она оставила нас вдвоём, вернувшись в свою комнату.
     -Удачно получилось, - потерев больное место под глазом, отец криво улыбнулся.
     За последующий час мое тело представляло собой «котлету». Уже зная, что нужно, отец сам отнес в ванну оборудование. Излечение произошло без сбоев, через пятнадцать минут я был свеж и бодр.
     -На сегодня все, я, блин, уже оказывается не молод, - проведенная тренировка тяжело далась бате.
     В его дыхании появился хрип, а прямая спина ссутулилась. Усадив отца в кресло, я занялся обработкой данных, изредка комментируя то, что делаю.
     -Почему до этого никто раньше не додумался? – уловив общую идею программирования воды, отец качнул головой, удивляясь: - все кажется так просто!
     -Церковь давно освященной водой пользуется, да и еще раньше, даже в сказках, живая вода, мертвая, - отвлекшись, чтобы повернуться к отцу и улыбнуться, я опять вернулся к экрану ноутбука.
     Как-то неожиданно так получилось, что отец задержался у меня допоздна. Работая с программой, я параллельно рассказывал, как ездил в разные церкви записывать колокольный звон, молитвы во время службы, а так же многое другое. Вначале отец пренебрежительно отнесся к стоящим на антресолях банкам, то после моего рассказа, у него проснулся интерес. Встав, он придвинул к шкафу стул и, взобравшись на него с ногами, принялся читать наклеенные на стеклотаре бирки.
     -Иерусалим? – читая до этого знакомые названия городских церквей, отец в удивлении повернулся в мою сторону.
     -Привезли, восемь тысяч рублей за пол-литра, - объяснил я.
     -Хороший коньяк сейчас дороже, - использовав привычную шкалу ценностей, он покачал головой.
     Полученные в результате «тренировки» с отцом данные оказались намного информативнее, чем все то, что удавалось получить ранее. Оглянувшись на батю, слезавшего со стула с явным трудом, я решил не настаивать на ежедневных занятиях. Более тщательно спланированный эксперимент, а не как сегодня впопыхах, мог существенно ускорить мои исследования и, как следствие, достижение конечной цели.
     Глава5
     Для того, чтобы окончательно отойти от пьянки и слегка поправить здоровье, бате потребовалось целых десять дней. Перестав пить и даже начав делать небольшую зарядку, он восстановился настолько, что уже не был похож на выжатый лимон к концу двухчасовой тренировки.
     Занятия плавно переросли фазу «защиты» и мне все чаще хотелось ответить, причем со всей силы, не сдерживаясь. Учитывая расширившийся состав участников эксперимента, а так же все возрастающие усилия чтобы не ударить в ответ, я пришел к выводу что тело отца также требуется прогонять через ванную комнату в начале и в конце тренировки.
     -Давай, залезай, будем копию биополей твоего тела снимать, - набрав воду, я обнулил ее инфоматрицу.
     Отец неожиданно стушевался перед кристально чистой водой. Замявшись, он зачем-то провел руками по коротко стриженным волосам и отступил от ванны на полшага.
     -Давай попозже, я еще не совсем того, - подсевший голос прозвучал хрипло.
     -Залезай, мы каждый день новую матрицу будем снимать, - догадавшись, о чем он думает, развеял я его сомнения: - сколько хочешь можно так делать.
     Все еще не до конца согласный со мной, батя все же уступил, раздевшись и забравшись в ванну. Снять показания заняло не более трех минут, после чего я вновь обнулил инфоматрицу и сам залез в воду.
     -А тебе то зачем? – вытирая мокрые волосы, удивился батя.
     -Так я же прогрессирую, наверное, - заметив на лице отца ухмылку, я осекся, но сообразив, что он шутит, бодро продолжил: - так что мне тоже нет смысла откатывать состояние собственного организма к тому, каким оно было пару недель назад.
     Получившаяся после этого тренировка доставила мне куда большее удовольствие. Я все еще медленно реагировал на удары отца, но уже мог правильно сгруппироваться или отойти в сторону. Полученная возможность бить в ответ, позволила оценить кажущиеся ранее странными движения. Все уклоны и блоки, ранее показанные отцом, были направлены на контратаку. Вначале медленно, с корректировкой, а под конец побыстрее и от всей души, я бил в ответ на каждый выпад отца.
     -Давай, сегодня ты первый, - набрав ванну, я пропустил батю вперед.
     Удары он держал куда хуже меня, пропустив пару плюх, он стал заметно злиться и норовить ударить в ответ. Мне с трудом удавалось удержаться от колкости. Начавшие выстраиваться взаимоотношения могли легко вернутся к прежней отчужденности и секундное удовольствие от моральной победы могло стать слишком дорогим.
     -Ты это, извини, - поздним вечером, когда мы оба излечились от нанесенных друг другу синяков и ссадин, отец нарушил тишину моей комнаты: - у меня и раньше так было, крышу срывает и ничего не могу с собой сделать.
     -У меня тоже «рвет», как от тебя удар пропущу, так внутри аж закипает, и злость и ярость, - поддержал я батю.
     -Не, у меня не так, я раньше вообще себя не контролировал, - мотнув головой, он устремился взглядом в окно, словно вспоминая былые годы: - пока не вырубят, не мог остановиться.
     Отец ушел после одиннадцати, выключив свет, я улегся на кровать и неожиданно подумал о матери. В последние дни она ко мне не заходила, так как батя каждый вечер проводил в моей комнате. Оставлять ее одну я не хотел, в жизни мамы и так было мало хорошего и светлого.
     На следующий день придя после шести с работы, мать начала готовить ужин. Я зашел на кухню, чтобы поздороваться и спросить, как прошел день.
     -Зачем так много фарша купил? Я же просила грамм триста, не больше, – успев заглянуть в холодильник, она проверила сделанные мной покупки по дороге из института домой.
     -Отец обещал сегодня пораньше вернуться, - как можно более нейтральным голосом сказал я: - приготовь на троих.
     Выглянув в кухонное окно, я посмотрел на детскую площадку и часть прилегающего тротуара вдоль проезжей части. Не ожидая от меня подобных слов, мать замерла, перестав шинковать ножом лук на разделочной доске. Я не торопился поворачиваться назад, буквально чувствуя, как она прожигает мою спину своим взглядом.
     -Хорошо, - справившись с собой, мать вернулась к готовке.
     -Ты у меня лучше всех, - отойдя от подоконника, я приобнял ее со спины и сымитировал поцелуй.
     Дернув плечом, мама притворно возмутилась моим поведением, но я почувствовал, как уходит охватившее ее напряжение и растерянность. Когда батя пришел домой, мать окончательно взяла себя в руки и вела себя почти как обычно. Об отце сказать тоже самое было нельзя, он явно чувствовал себя не в своей тарелке и был сильно скован.
     Ожидая нечто подобного, я все это время находился на кухне, заполняя висевшую между ними тишину рассказами о том, что случилось в институте и в какие лаборатории есть вакансии на летнюю практику. Если предки меня и слышали, то не как не реагировали на звучащие слова. Разговору за столом, они предпочли уткнуться в свою тарелку и есть молча.
     В конце ужина отец буркнул слова благодарности, мать принялась за грязную посуду. Глянув на родителей, продолжавших вести себя неестественно, я мысленно плюнул и ушел в свою комнату. Идея помирить отца с матерью потерпела фиаско и я впервые допустил мысль о том, что был не прав, затеяв все это.
     Глава6
     Несмотря на конец весны, погода не спешила радовать столбиком термометра сильно выше нуля. Более того, с утра зарядил моросящий дождь и шел весь день, стихнув только под вечер. Подходя к своему подъезду, я рассмотрел расплывчатое пятно перед парадной, по мере приближения в котором удалось узнать соседскую бабку.
     -Здравствуйте Марья Павловна, - вежливо поздоровался я.
     -Ой, Валюша, здравствуй, - узнав соседского «мальчишку», бабка окинула мою фигуру цепким взглядом: - какой ты вымахал, мать то наверное не нарадуется, все учишься? Молодец, скоро на хорошую должность устроишься! Не чета моему Ваське, вырос дурак дураком, недавно вот опять с работы поперли.
     Открывать дверь подъезда одной рукой оказалось неудобно. Приложив брелок к домофону, я перехватился за ручку и потянул железную створку на себя. Левую руку я держал поглубже в кармане, разбитые до крови костяшки пальцев могли навести бдительную соседку на ненужные мысли.
     Не рассчитывая сегодня на драку, я случайно нарвался на двух старшеклассников, один из которых был почти моего роста, а второй на голову меньше. Вчера тренировки с отцом не вышло, так что я не стал отказывать себе в удовольствии и зарядил двоечку в голову тому, который оказался поближе. Пользуясь растерянностью пацанов, и преодолевая через силу одеревенение в собственных ногах, я все же справился с собой и успел ударить второго, до того, как они хоть что-то сообразили.
     К моему удивлению, длинный кинулся бежать, так что мне ничего не оставалось как продолжить бить второго, скрючившегося и не помышлявшего о сопротивлении. Сквозь шум пульсирующей в ушах крови, внешние звуки с трудом достигали моего слуха. Что именно пытался «промычать» парень из под сомкнутых перед своим лицом локтей, я так и не разобрал.
     Удерживая парня за отворот воротника, я раз за разом наносил удары левой, стараясь пробиться сквозь неожиданно эффективную защиту. После того как он догадался упасть на землю, бить дальше стало неудобно и я отступил. Запыхавшись к этому моменту, я сделал пару глубоких вдохов, восстанавливая надсадное дыхание. Острая боль в разбитых костяшках достигла нервных рецепторов и я обратил внимание на пострадавшую конечность.
     -Сука, - завершающий удар с размаху ногой по лежащему телу не получился.
     Попав прямо в копчик, я отбил палец на правой ноге. Кинув взгляд по-сторонам , отметил несколько размытых пятен, торопливо удаляющихся от места драки. Никто не спешил на помощь избиваемому пареньку, у всех находились более важные дела. Поправив съехавший набок капюшон, я так же двинулся прочь, прихрамывая на поврежденную ногу.
      Соседка продолжала болтать о важных для нее вещах, удостаиваясь от меня в нужных местах согласного «угу» или «ага». Тусклая лампочка кабины лифта бросала на ее лицо страшные тени. От этого старуха казалось помертвевшей и истощенной, находиться рядом с ней было противно.
     -Чего делаешь? – придя домой, я застал отца в своей комнате.
     Постелив на полу газету, он разложил инструменты и сейчас разбирал мой акустик. Ковыряя в нем отверткой, батя имел сосредоточенный вид и явно не собирался прекращать начатого дела.
     -Батя, ты чего задумал? – присев на корточки, я заглянул ему в лицо.
     -Мать не молодеет, надо ее тоже, «сохранить», - не очень понятно обмолвился он.
     Подумав о маме, я не мог не согласиться со словами отца. Единственное, что меня останавливало, так это ее реакция. Имеющая на все свое мнение, подчас доходящее до абсурда, мама могла отреагировать на результаты моих экспериментов самым неожиданным образом.
     -Не надо ей ничего говорить, - словно услышав мои размышления, сказал отец и осторожно вынул генерирующую звук мембрану из акустика: - я в сливной сифон вмонтирую, мать и не заметит.
     Глянув на отдельно лежащий тубус, я не сразу сообразил, что это такое. Выточенная на заводе, железяка имела крепление, точно подходящее по размеру для пятисантиметровой мембраны. Судя по сложности изготовления, отец потратил не один день, чтобы выточить деталь нужного размера.
     -У меня пятый разряд, могу какую хочешь сделать, - услышав мое удивленное восклицание, когда начинка акустика сменила оболочку и встала как влитая в новом корпусе, ухмыльнулся отец.
     Помимо прочего, батя притащил колбы для фильтрации воды и несколько шлангов. Переместившись позже в ванную комнату он оккупировал ее до позднего вечера, гремя гаечными ключами и шумя спускаемой водой.
     -И что это такое? – оценив аккуратно установленные под раковиной и уходящие под ванну колбы и шланги, поинтересовалась мать, зайдя позже в ванну.
     -На заводе, в седьмом цехе линию открыли, делают теперь фильтры для воды, новая технология, ну и вот, хуже не будет, - невозмутимо ответил батя.
     Повернув кран, мать убедилась, что ранее ржавая и с характерным запахом старых труб, вода стала более чистой и прозрачной. Разъем, к которому теперь требовалось подключать ноутбук, находился в моей комнате, отец с моей помощью кинул провод под плинтусом, скрывая от матери непонятную проводку.
     -Классно получилось, - попробовав систему в работе, я по достоинству оценил дистанционный способ подключения.
     В этот же вечер мать решила принять ванну. Ориентируясь на звуки, доносящиеся через воздушное отверстие в туалет, я успел обнулить инфоматрицу набранной воды и записать, чуть позже, биополе ее тела. Сохранив информацию на диске, в отдельном разделе, я подумал и сделал еще пару копий, скинув их на выносной жесткий диск.
     «-Мама сегодня как на крыльях, - мысленно отметил я: - целый вечер в хорошем настроении, да и на гастрит давно не жаловалась. Пока не разберусь как менять настройки тела, эта запись будет эталоном. Надо только проверить, что все работает как и раньше.»
     Дождавшись пока мать выйдет из ванны, я смог заняться своей рукой. До этого я уже полил на поврежденную кисть водой из заготовленной на экстренный случай бутылки. Сделанных нескольких глотков так же поспособствовали процессу, но, чтобы окончательно залечить повреждения оставшиеся под обновившейся кожей, требовалось полностью погрузить конечность в подготовленную воду и включить программу. Испытания работоспособности модернизированной системы в ванне прошли успешно, так что снятые показания о биополе тела моей матери можно было считать правильными.
     Глава7
     Подошедшая вплотную сессия породила новые идеи по поводу использования собственного изобретения. Если раньше я использовал воду только для лечения тела, то теперь встал вопрос об ее применении в процессе учебы.
     Еще в школе я вывел для себя несложный секрет успешного обучения. Тратя по несколько часов в день, я сосредотачивался на чем-то одном и не отвлекался на посторонние дела. Но, после того как эксперимент с программированием воды и излечением увенчался успехом, я почти забросил ежедневные занятия. Расплата не заставила себя ждать, отсутствие допуска по двум предметам и курсовик в «зачаточном» состоянии потребовали пересмотра в распределении моего личного времени.
     Стараясь наверстать упущенное, я плотно засел за учебу но столкнулся с проблемой. После пяти часов сидения за экраном ноутбука и постоянного удержания расползающегося внимания, у меня начинались сильные головные боли. Пол-литровая бутылка воды, выпитая одним залпом, уже через пять минут снимала симптомы рассеянности и усталости. Взяв на вооружение новый метод поддержания себя в работоспособном состоянии, я за четыре дня выполнил двухнедельный объем заданий.
     «-Не плохо», - найдя себя в списках допущенных до экзаменов, я против воли улыбнулся самому себе.
     -О, Валя, пошли с нами в кафе! – толстушка Аня, всегда и везде позитивно настроенная, заметила мою улыбку.
     -Ну, я, - не найдя что сказать, я уступил под напором ее жизнерадостности.
     Отмечать в кафе допуск к экзаменам мне казалось сущей глупостью, но я благоразумно не стал об этом говорить вслух. Меня не так часто куда-либо звали с собой, так что подобными посиделками я не был избалован. Из тех, кто пошел с нами в кафе, оказалось четверо парней и трое девчонок, включая Аню. Двух свободных столов, стоящих рядом, в кафе не нашлось. Парни шустро заняли столик на четверых в углу и не оставили мне особого выбора. Оказавшись с девчонками, я сделал заказ подошедшей официантке, после того как сокурсницы прощебетали свои предпочтения.
     -У Триковой новый клип вышел, смотри, я вчера скачала, - разложив сумочки и устроившись поудобнее, девчонки принялись за привычный треп.
     Мне тоже стало интересно, что это за новый клип, так как до того, как Аня смогла найти нужный файл на телефоне и запустить запись, Катя и Женя успели выразить кучу восторгов и позитива. Первые же ноты, сопровождаемые сдавленным мычанием безголосой певицы, развеяли мой интерес. Последовавшее далее плаксивое нечто о неразделенной любви с эпизодическими подзавыванием и заламыванием рук в мелькающих кадрах, лишь подтвердило первое впечатление.
     -О-о! Смотри-смотри, какие у нее очки, это же REO! – тыча пальцем в экран, не смогла сдержать своего восторга Катя.
     -Надо на фансайте посмотреть, наверняка выложат ссылку на аукцион, - подключилась Женя.
     -Денег купить не хватит, так хоть посмотрим, за сколько продадут! – вторила подружкам Аня.
     Я отвернулся к окну, стараясь не показать испытываемого раздражения от столь бессмысленных разговоров. Оханье и аханье превышало все допустимые пределы и я невольно желал, чтобы побыстрее принесли еду и девчонки хоть недолго заткнулись.
     Парни, отделившиеся от нас за другим столиком, уже допивали по второй кружке пива. В отличие от заказа девчонок, блестящий кран за барной стойкой не требовал кулинарного искусства и времени на отстой пены. Спустя еще четверть часа принесли наш заказ, к заказанной мной минералке стакан почему-то не полагался.
     -Ты из горла пей, - посоветовала Аня, и, кивнув на дальний столик головой, добавила: -вон как те пацаны, пиво из бутылок пьют и ничего.
     На звонкий голос девушки компания из трех человек отреагировала странно. Сначала они переглянулись, после чего стали выбираться из-за стола. Мои сокурсники, сидевшие в другой части зала, не сразу заметили начинающиеся проблемы.
     -А что такие красивые делают одни? – самый разбитной и с глумливой улыбочкой, один из трех обвел притихших девчонок взглядом, после чего уставился на меня и пренебрежительно обронил: - очкарик, сдристнул отсюда!
     -Отъеби грабли свои нахуй болезный, - не повышая голоса ответил я, уставившись говорившему в глаза: - я тебе свои очки в жопу затолкаю, если не свалишь быро!
     Четверо парней, учившихся со мной на одном курсе, не остались в стороне и подошли на разборки. Завязавшийся разговор на повышенных тонах пресекли пару охранников, о наличие которых я не подозревал до самого последнего момента. Троих парней, пивших принесенное с собой с улицы пиво «попросили» выйти, ну а наша компания осталась в кафе, доедать и допивать оплаченное.
     -Валя, я и не знала, что ты такой грубый, - судя по всему Катя была единственной, кто оказался не доволен тем, что незадачливых ухажеров прогнали.
     Девушка время от времени посматривала на улицу, как если бы могла рассмотреть из ярко освещенного кафе в темноте улицы свалившую троицу. Я не стал никак комментировать свое поведение, запоздало сообразив, что если бы меня отметелили, быстро вылечиться, сведя все синяки, было бы уже нельзя.
     «-А вот это удачно», - спустя еще полчаса я ушел из кафе и пройдя пятьдесят метров наткнулся на давнишнюю троицу.
     -Ну чо, очкарик, покаж как ты мне очки будешь пихать, - судя по всему, решившие дождаться и наказать, они делали это не прекращая распивать спиртные напитки.
     Отброшенная в кусты бутылка из под водки и ринувшиеся на меня парни выглядели грозно и слаженно. Драться против троих мне еще не приходилось. Очки, которые я раньше всегда снимал, опасаясь что их разобьют, сегодня остались на лице и сильно облегчили задачу. Сумерки, опустившиеся на улицы города, накладывали на окружающую обстановку причудливые тени. Тусклый свет фонарей так же не добавлял ясности в картину происходящего.
      По результатам драки мои очки все-таки пострадали. Очухавшийся после полученного в начале драки удара в ухо, говорливый напрыгнул со спины, обхватив мою голову руками и мешая что-либо видеть. Своими «граблями» он сбил очки на асфальт, упав, толстые диоптрии разбились.
     Вынужденный отступить, так как висевший на спине лишал подвижности, я оставил третьего недобитым. Находящийся сзади, парень пытался душить, сдавливая согнутой в локте рукой мою шею. Я заметил краем взгляда ограду и оттолкнулся назад, заваливаясь на спину. Низенькая, сваренная из железных прутков, ограда встретила спину вцепившегося в меня парня с надсадным скрипом. Обмякшие руки позволили высвободиться. В пару размашистых шагов я приблизился к уже встающему с земли третьему противнику. Удар ногой в голову, снизу вверх, помог ему вернуться в горизонтальное положение. 
     Нашарив руками сломанные очки, я сунул их в карман и ринулся прочь. Троица лежала нехорошо, из нападавших только один оставался в сознании, сжавшись в позу эмбриона, второй зажимал промежность обеими руками.
     «-Что то я сегодня того, - свернув на грунтовую дорожку, я прикидывал, как добраться до дома без использования общественного транспорта: - есть на одежде кровь или нет не видно, лучше не рисковать»
     Запасная пара очков нашлась в серванте, так что на следующий день я появился в институте как ни в чем не бывало. Ни на моем лице, ни где-либо еще, на теле не было никаких следов состоявшейся драки. Ведя себя как обычно, я не давал никаких, даже самых гипотетических, поводов причислить себя ко всему произошедшему. Вопрос о том, что стало с «плохими» парнями, меня вообще не волновал.
     Глава8
     Бутылка из под воды, в которую я набирал прошедшую программирование воду, теперь всегда была со мной. Демонстративно выставленная на край парты, она ни у кого не вызывала подозрений. Делая из горлышка небольшие глотки во время зачетов и экзаменов, я стимулировал память и свои умственные способности. Ощущения, которые я испытывал, были сродни холодному душу, облившись которым, на меня снисходила свежесть во всем теле и ясность в сознании.
     «-Как энергетик, только лучше, - сдав очередной зачет и выходя из аудитории, я убрал опустевшую бутылку в рюкзак: - незамутненные мысли, четкость восприятия, ощущения, как будто из детства, когда все было интересно и на всё хватало сил»
     Погода на сегодня как ни странно выдалась солнечная, так что я вышел из провонявшей бензином маршрутки на пару остановок раньше и двинулся к своему дому пешком. На часах было начало четвертого, молодые мамаши с колясками да школьники то и дело попадались на встречу.
     -Валек, здорово, - вывернувший из-за угла дома, бывший одноклассник вскинул левую руку в приветствии.
     -Митя, как жизнь, - пожав протянутую ладонь, я вгляделся в покрасневшие глаза заядлого геймера сетевых игр: - все на мощный комп деньги копишь?
     -Не, это в прошлом, - отмахнулся он и искренне улыбнулся: - теперь виртуалки рулят, платишь аренду и получаешь удаленный доступ.
     -Как в ипотеку? – пошутив, я запоздало сообразил, что Митя вряд ли поймет мой юмор.
     -Если знать где находится сервер игры, то можно арендоваться на том же хабе, - пропустив мимо ушей слова про «ипотеку», парень увлечённо продолжил рассказывать: - там пинг от единицы, считай ноль, при количестве игроков под несколько тысяч, даже в самой жесткой рубке ты в плюсе. Только прикинь, я лежу дома с планшетом, тишина, расход электроэнергии ноль целых ноль десятых, при этом мощнейший комп на удалёнке «пашет» как проклятый!
     Пообщавшись с четверть часа, мы расстались, отправившись по своим делам. Куда пошел мой бывший одноклассник мне было не интересно, куда большее внимание получили навеянные разговором мысли.
     «-Ноут у меня уже говно, еле тянет, и это при том, что проги самописные, - обдумывал я подкинутую Митей идею: - более того, если обыск в квартире или еще что, у меня же все на жестких дисках, вскроют и не поморщатся»
     Накопив достаточное количество статистического материала, теперь мне требовалось обработать огромные массивы данных. Жужжащий круглыми сутками ноут явно не справлялся с поставленной задачей, требовалось найти адекватную замену. Мысль об облачных хранилищах данных так же имела позитивный потенциал, не привязывая себя к какому-либо устройству, я смогу в будущем загружать на любой гаджет требуемый файл, а потом удалять его, не оставляя следов.
     -Ваши документы, - на остановившуюся рядом с тротуаром полицейскую машину, как и на вылезших из нее двоих сотрудников внутренних органов, я обратил внимание только после прозвучавшего обращения: - сержант Гавиков.
     Растерявшись, я полез в карман за паспортом. Студенческий билет, вложенный внутрь обложки, так же был придирчиво изучен. Комментарии по поводу моего нежелания служить родине и мнимых инвалидах перемежались с советами о том, чем и как для меня остается заменять отношения с женщинами.
     -Что здесь делаешь? – перейдя на «ты», сержант уставился в лицо.
     -Живу вон там, с родителями, - кивнув вперед, вдоль тротуара, ответил я, не понимая, чего они ко мне прицепились.
     -Да не он это, - подал голос второй, стоявший до этого сбоку: - баба в заявлении писала, что все лицо до крови расцарапала, а у этого фэйс чистый, наверное еще и не брился ни разу.    
     -Сними-ка очки, - слова напарника не сильно повлияли на намеренья сержанта, тому явно доставляло удовольствие заставлять нервничать и видеть мою растерянность.
     Сообразив наконец-то в чем дело, я мысленно подобрался. Вчерашняя драка действительно закончилась неудачно. Грузный мужик упал на асфальт продержавшись почти пару минут. Он даже смог несколько раз махнуть руками в ответ, но его удары были приняты на защиту. Обрюзгшая баба, висевшая до этого на его локте, вначале подбадривала своего кавалера, а потом кинулась на помощь, расцарапав мое лицо. Оттолкнув голосящую товарку на газон, я поспешил ретироваться. Стычка затянулась, да и на казавшейся ранее пустынной улице показалось несколько прохожих.
     Промурыжив меня еще пять минут, полицейский отдал паспорт, добавив на прощание казенную фразу о беспокойстве. Скрытые за толстыми диоптриями, мои глаза могли иметь сколь угодно грозное выражение. Но для тех, кто смотрел в очки с другой стороны, они всегда выглядели одинаково испуганно-вылупленными. Двинувшись дальше, я шел вдоль тротуара и думал о произошедшем.
     «-Надо заканчивать по району нарываться, еще пару таких стычек и меня объявят в маньяки и будут ловить, - игнорировать встречу с правоохранительными органами было не разумно: - денег еще нужно где-то поднять, аренда виртуального компьютера стоит наверное немеряно»
     Придя домой я застал пришедшую в гости подругу матери. Они сидели на кухне и гоняли чаи. Поздоровавшись, я ретировался в свою комнату, выслушивать надуманные слова о том, какой я у мамы, не было ни сил ни желания. Спустя полчаса зажурчал водопроводный кран, подруга матери решила принять ванну у нас дома. Судя по всему, она впечатлилась рассказами о кристальной воде после обработки новым поколением фильтров и улучшившемся самочувствии моей матери.
     «-Бля, об этом я и не подумал», - запоздало сообразив, что незнающая истинного положения дел, мать по своему восприняла произошедшие перемены со своим здоровьем и не нашла ничего лучшего, как растрезвонить об этом подружкам.
     С вернувшимся отцом подруга матери поздоровалась довольно сухо, судя по всему она была все эти годы полностью на стороне матери и не испытывала к нему позитивных эмоций. Не став дожидаться, пока волосы подсохнут, она ушла к себе домой, в ожидании перемен со своим здоровьем после принятия водных процедур в лучшую сторону.
     Ужинали мы снова вместе, с того памятного раза отец приходил домой трезвым и пораньше, так что подзабытая традиция вернулась в наш дом. Отец с матерью уже не отмалчивались, время от времени даже обмениваясь новостями и возникшими на текущий момент мнениями о том или ином событии.
     Глава9
     Кафе, которое я выбрал для задуманного, находилось недалеко от метро. Несмотря на будний день, к вечеру набилось достаточно народу, чтобы было из кого выбрать нужную мне парочку. Решив, что провоцировать парней на драку будет легче через приставание к сопровождающим их девушкам, я внимательно осмотрел сидящих за столиками людей.
     Заказывать сок или кофе было бы не в тему, так что пришлось взять кружку пива. Стакан ноль тридцать три был сделан из тонкостенного стекла и в случае необходимости плохо подходил для того, чтобы ударить им кого-нибудь по голове. Из-за одного из столиков встал высокий парень и направился, судя по всему, в туалет. Накрашенная блондинка осталась сидеть она, впрочем, ей было не скучно со своим навороченным телефоном, соцсетью и огромным числом добавившихся в друзья анонимов.
     -Привет, - отойдя от барной стойки, я пересек зал и присел к ней за столик.
     -А? Привет, - не сразу сообразив, что я ей не знаком, блондинка с удивлением принялась меня рассматривать.
     -Смотрю ты одна, составить тебе компанию? – не продумав заранее, что и как буду говорить, я «нес» первое, что приходило в голову.
     -Мой парень сейчас подойдет и лучше бы тебе свалить до того, как он тебя увидит, - сделав для себя выводы относительно моей персоны, блондинка включила режим «отшить».
     -Да мне не парень твой нужен, а ты, дашь телефончик? – сегодня я не стал снимать очки, так что отчетливо смог видеть всю гамму чувств, пробивающуюся сквозь пластическую хирургию на ее лице.
     -Вали говорю отсюда, - наносная столичность слетела с крашеной блондинки, дав простор врожденной провинции.
     -Тебя Марина и на минуту нельзя оставить, - вернувшийся парень с интересом взглянул на мою сутулую фигуру.
     -Желал познакомиться с девушкой, но она отказывается признаваться, где у нее насос, - чувствуя, что ситуация развивается не так, как планировал, я постарался ее обострить.
     -Какой насос? – вылупилась на меня блондинка.
     -Насос? - улыбнулся парень.
     -Жопа, сиськи, губы, - кивнув на познакомившиеся с хирургом части ее тела, я добавил: - за целый день использования сдуваются, перед ночью надо подкачать!
     Вместо того, чтобы разозлиться, парень засмеялся как ненормальный. Глянув на него более внимательно, я запоздало сообразил, что он под кайфом. Судя по ранней стадии, он только-только принял дозу, отходя для этого в туалет. Опустив глаза, я оценил модель телефона, которую парень небрежно кинул на край стола, присаживаясь на свое место.
     -Дай краба! – протянув руку, он хотел пожать мою ладонь.
     Встав, я не стал разочаровывать нарика, выполнив его просьбу. Пожатие у парня вышло крепким, судя по всему, он где-то и чем-то занимался. Я так же вцепился в его ладонь, и, выждав момент, дернул его за руку на себя. Парень чуть подался вперед, не сразу сумев ограничить свою подвижность, уперевшись в край стола свободной рукой. Готовый к этому, я нанес удар левой, сверху вниз и вбок, стараясь попасть в его челюсть. Уловив движение, парень чуть довернул голову, удачно подставившись под мой кулак. Трепыхнувшаяся после удара, его голова ткнулась в столешницу. Если нарик и потерял сознание, то явно ненадолго, максимум на несколько мгновений.
     Возвратным движением я прихватил со стола чужую мобилу, после чего быстрым шагом вышел из кафе. Охранники, если они здесь и были, не успели меня перехватить. До метро оставалось пройти пять минут, приготовленный заранее жетон позволил без задержек пройти турникет и спуститься по эскалатору вниз метро.
      «-Денег так и не поднял, - оценил я результат сегодняшнего вечера: - ну хоть телефон нормальный, программную оболочку на платформу андроида куда проще переделать, чем на непонятно за что всеми любимую апплу»
     Несмотря на собственноручно написанные исходники, перекомпилировать программы на новую платформу оказалось не просто. Просидев до трех ночи за ноутбуком и соединенным с ним телефоном, я так и не добился положительного результата.
     Сработавший будильник известил о начале рабочего дня, сегодня был очередной экзамен, предпоследний из «одобренных» деканатом на конец четвертого курса. Чувствуя себя разбитым, я набрал ванну и привел себя в эталонное состояние. Головная боль, как и ломота во всем теле ушла, вымещенная зарядом бодрости.
     -Валентин Крапов, можно вас на пару слов, - препод, принимавший сегодня экзамен и поставивший четыре вместо законной пятерки, благожелательно улыбался от дверей помещения кафедры.
     -Конечно Олег Романович, слушаю вас, - начавшие было расходиться после экзамена сокурсники притормозили, желая узнать, что от меня потребовалось самому противному из преподавателей.
     -Вы почему не подали заявление на работу в моей лаборатории? Мне казалось вы проявляли интерес к моим исследованиям и даже имели какие-то свои наработки по этой теме! – прихватив за локоть, Олег Романович завел меня внутрь и прикрыл дверь.
     Пообщавшись, я смог вырваться от навязчивого препода лишь через час. Еще год назад и даже полгода назад, я сам бы очень сильно хотел попасть в его лабораторию и участвовать в производимых исследованиях. Но теперь, после того как я самостоятельно добился результата, входить в состав чужой команды и облагодетельствовать кого бы то ни было своими наработками, не было ни желания, ни особого смысла.
     «-Идея и реализация студентов, а все заслуги открытия научному руководителю проекта», - помня о том, что мне опять придётся на пятом курсе сдавать экзамены Олегу Романовичу, я сохранил витавшие мысли в благоразумном молчании.
     Дать согласие на летнюю практику и написать заявление «по собственному» все же пришлось, препод явно чувствовал, что у меня есть что-то, что сдвинет его проект с мертвой точки. Исследования фотонов и математическое моделирование пребывали уже пару лет в тупиковом состоянии и угроза лишения финансирования маячила в самом ближайшем будущем.           
     -Что он от тебя хотел? – друг, с которым мы поругались несколько месяцев назад, дождался меня у дверей кафедры.
     -Заставил написать заяву на вступление в его исследовательскую группу на лето, - впечатленный, что Серега потратил целый час, чтобы меня дождаться и поинтересоваться моими делами, я искренне улыбнулся, радуясь, что затянувшаяся ссора подошла к концу.
     -Это мое место! Олег Романович обещал меня взять! Еще до нового года! - зло, с наездом, парень толкнул меня в грудь.
     Рефлекторно сместившись вбок, я перенес вес на опорную ногу. Ладонь, которая должна была попасть в солнечное сплетение, ткнулась в плечо. Сергей был самым мускулистым на нашем потоке, я всегда удивлялся, что такой «кабан» забыл на факультете физмата. Идущая по дуге, моя рука вынырнула из-за его плеча и попала кулаком в челюсть. Не видя удар до последнего момента, парень хрюкнул, приседая на подкосившихся ногах.
     Я сам не ожидал от себя подобного поведения, и, глянув по сторонам, с облегчением отметил отсутствие посторонних студентов. Все сокурсники уже давно покинули коридор институтского здания, оставив меня наедине с бывшим другом.
     Сняв очки, я принялся протирать диоптрии кончиком клетчатого платка, мама с детства приучила носить тряпочку для стекол в кармане. Подслеповато щурясь, я ничего не предпринимал, позволяя Сергею самостоятельно определить наши дальнейшие взаимоотношения.
     -Сука, - раздалось откуда-то снизу.
     В расфокусированном зрении уловить движение было не сложно, и я пнул ногой, почти не целясь. Водрузив очки на место, я спокойно двинулся прочь. Подвывавший от боли в селезенке, бывший друг, а теперь просто сокурсник, парень остался лежать скрючившись перед дверьми помещения кафедры.
     Глава10    
      Закончить с программой для телефона удалось только через пару дней. Теперь, для того чтобы передать воде с обнуленной инфоматрицей новые данные, достаточно было опустить мобильник в воду и включить на проигрывание выбранного файла. Запредельные характеристики выдаваемых частот динамика, вкупе с вибросигналом и водонепроницаемостью корпуса, значительно облегчали весь процесс.
     Для отца с матерью я все оставил по старому, светить мобилой, превышавшей по стоимости их суммарную зарплату за три месяца, было чревато семейным скандалом. Мать с отцом уже почти помирились, и я не сильно удивился, когда они вернулись сегодня домой вместе. Судя по торчащему из пакета батону и проступившему контуру коробки яиц, отец сопровождал мать в походе по магазинам. Мысленно порадовавшись, что у них все налаживается, я вернулся к себе в комнату.
     -Валя, иди ужинать, - заглянув ко мне, мать позвала к столу.
     -Иду, - дописывая очередной алгоритм, я барабанил пальцами по клавиатуре прерывистой дробью.
     Зная, что пока не допишу, с места меня не сковырнуть, мать вернулась на кухню. Отец обитался там же, сидя за столом, он щелкал лентяйкой по каналам маленького телевизора. Попросившая вернуть на промелькнувшую трансляцию, мать стала подпевать звучащей с экрана песне.
     Вопрос денег встал наиболее остро. Ознакомившись в интернете с предложениями на предоставляемые услуги, я нашел требуемую мне конфигурацию виртуального компа. Цена была не запредельной, но и не такой, чтобы я мог легко позволить себе его аренду хотя бы на один месяц. В идеале, надо было заключать контракт на год, при столь длительном найме, среднемесячная стоимость ресурса уменьшалась почти в два раза.
     «-Где бы теперь еще полторы штуки баксов взять, чтоб на год хватило», - выйдя на улицу, я двинулся к ближайшей автобусной остановке.
     Гулять по району, учитывая возросшую активность полиции и шансы встретить «обиженных», я не решился и поехал в центр. Набережная меня не особо привлекала, а вот кафешки вдоль пешеходной улицы могли помочь встретить нужных людей. Детально я ничего не планировал, решив действовать по обстановке.
     Пустая бутылка пива, найденная в мусорной урне у метро, должна была придать недостающий мне антураж. Поверить в то, что очкарик, длинный и сутулый, решится подойти и познакомиться с красивой девушкой, не укладывалось в голове ни у парней ни у самих девушек. Пьяный, попутавший границы, был куда более правдоподобным вариантом. Тем более, что молодые люди куда реже обращались в полицию, в случае получения «по морде» на глазах у своей девушки.
     Как назло, ни в кафешках, ни на выбранной мною улочке, подходящих парочек не наблюдалось. Пройдя почти двести метров, я уже было собрался разворачиваться и идти назад, как обратил внимание на подъехавший к обочине дороги автомобиль. Залюбовавшись дорогими обводами западного автопрома, я не сразу заметил женщину, сидевшую на заднем сиденье.
     Водила подсуетился и открыл для нее дверь, после чего она с надменным видом выставила ногу из салона авто и явила себя немногочисленным прохожим. Ее взгляд ни на ком не задерживался, женщина явно была о себе ну очень высокого мнения. Перестук каблучков, сопровождал ее неспешное передвижение по пешеходной улице, женщина направилась в сторону одного из кафе, подальше от проезжей части.
     -Девушка а девушка, а давайте познакомимся, - добавив в голос пьяной развязности, я пристроился рядом с мерно вышагивающей дамочкой: - вам какие цветы больше нравятся, мне вот мимозы, и красивые и достать очень сложно.
     Не удостоив меня даже краем взгляда, женщина никак не отреагировала на комплемент в виде обращения «девушка». Говорить, когда никто не перебивает, оказалось не сложным, тем более когда реакция собеседника не имела особого значения. Прикинув остающееся расстояние до облюбованного незнакомкой кафе, я мысленно для себя решил в него не заходить. Судя по массивной двери, да и тонированному фасаду, заведение было не из дешевых. Устроить там драку, а потом слинять, да еще и с чужим кошельком, имелось совсем мало шансов.
     -Если хочешь познакомиться, - притормозив, незнакомка впервые окинула меня взглядом из под черных очков: - иди и дай в рожу вон тому козлу.
     Проследив за тем, куда указал ее наманикюренный пальчик, я увидел лысоватого типа с сальной улыбкой на лице. Явно за сорок, мужик откровенно рассматривал мою временную спутницу, отпуская «шуточки» в ее адрес сидевшему рядом с ним другу. Второй мужик был под стать первому, такой-же крепкий и тертый жизнью.
     -Говно вопрос, - ответил я ожидающей моих действий женщине и двинулся к столику летнего кафе.
     -Тебе чего парень? - с интересом наблюдая за моим приближением, спросил мужик с сальной улыбкой.
     -Видите вон ту шикарную мадам? Если есть бабки, то я вас знакомлю, - облокотившись одной рукой на спинку свободного стула, я отвел второю руку с пустой бутылкой себе за спину.
     -Видишь? - сунув руку куда-то вниз, мужик извлек толстый лопатник и осклабился: - но смотри, если не срастется, я тебе ноги выдерну.
     Пивная бутылка начала движение по пологой дуге, едва я оценил толщину появившегося из под стола кошелька. Смотревший на своего друга, второй так ничего и не понял. Получив по голове, вначале он обмяк, плюхнувшись на стол, а после этого сполз вниз, на землю. Стул, который я держал левой рукой, воспрепятствовал тому, чтобы меня схватили за грудки. Наткнувшись на неожиданное препятствие, мужик с перекошенным лицом откинул его в сторону, от сальной улыбочки, игравшей ранее на морде, не осталось и следа.
     Бутылка, не пожелавшая разбиться с первого раза, осталась целой и после второго удара. Соприкоснувшись с лбом тянущегося ко мне противника, она отскочила вбок, после чего упала на асфальт и наконец-то разлетелась множеством осколков. Воспользовавшись его ошеломлением, я провел тройную связку ударов, отец предостерегал от ее использования на слабых противниках.
     «-Да что же это такое то, а?» - не на шутку разозлился я, так как здоровяк хоть и поплыл, но все еще оставался на ногах.
     Схватив со стола чудом не упавшую чужую кружку, я со всей дури добавил стеклотарой, сумев опрокинуть противника на землю. Кошелек во время схватки упал под стол, так что мне пришлось ползти за ним на карачках.
     -Меня зовут Альбина, - проходя мимо так и оставшейся стоять на прежнем месте женщины, я расслышал ее отчего-то взволнованный голос.
     -Да нахер ты кому нужна, - еще не отойдя от схватки, на адреналине огрызнулся я.
     Ускорив шаг, я постарался как можно быстрее скрыться из вида. Посетители не только ближайшего кафе, но и находившихся по соседству, если и не сразу, то уж попозже то точно, во все глаза смотрели за моими действиями. Чужой кошелек противно «жег» руку. Отобрав недавно телефон, я как-то спокойно отнесся к появлению навороченного гаджета в своей жизни. Сбросив лопатник в мусорку, предварительно вынув из него деньги и обтерев гладкую кожу платком, я почувствовал себя лучше.
     «-Мама у меня мировая, - убедившись, что за мной никто не бежит и не устраивает погони, я слегка расслабился: - с детства приучила платочек с собой носить, вот и пригодился»
     Сами деньги не доставляли никаких хлопот. Оказавшись в моей куртке, они вели себя «тихо», не вызывая ни желания от них избавиться, ни вернуться их прежнему владельцу. Впрочем, носить на кармане солидную пачку было не осмотрительно, и я свернул к ближайшему терминалу по оплате коммунальных платежей и мобильной связи. Закрыв рукой стекло, за которым находилась видеокамера, я засунул в приемник купюры. Пополнение счета на виртуальной банковской карте заняло не более пяти минут.
     Денег оказалось не так уж и много, в кошельке они смотрелись солидно, оказавшись на цифровом счете, сумма едва достигла отметки в триста долларов. Впрочем, установленные для всех лимиты по едино разовому снятию и пополнению счетов в нашей стране, так и так не позволили бы мне оперировать большими суммами.
     «-Нормально сходил», - даже не пострадав во время стычки, я с оптимизмом взглянул в «светлое» будущее.
     Подъехавшая машина показалась смутно знакомой, вышедший из нее шофер направился ко мне с равнодушием на своем квадратном подбородке. Противопоставить что-нибудь профессионалу я так и не смог. Приспущенное окно в салон автомобиля позволяло сидевшей на заднем сиденье женщине наблюдать за тем, как меня методично и аккуратно избивают.
     Упасть мне позволили только спустя пару минут, на тот момент рёбра были сломаны, а лицо превратилось в кровоточащую кашу. Очки давно куда-то улетели, но я удачно упал лицом в сторону автомобиля.
     -Альбина, а я все равно лучше дерусь чем твой шофер! – выплюнув осколки выбитых зубов, я растянул окровавленный рот в широкой улыбке.
     Ответа я так и не дождался, клацнувшая дверь со стороны водителя и шорох колес отъезжающей машины, были ответом на мою эспаду. Минут через пять я накопил достаточно сил, чтобы прислониться спиной к терминалу. Вытащить пластиковую бутылку воды удалось еще спустя пару минут. Трясущейся рукой, я сделал несколько торопливых глотков. В первую очередь следовало решить, что сейчас более важно, полить раны снаружи или допить оставшуюся воду.
     Внешний вид был более важен для безпроблемного передвижения по городу. Удивляясь, как еще никто не подошел к моему валяющемуся в центре города телу, я вылил на лицо полбутылки, а остатки опрокинул за шиворот. Позвоночник, подозрительно болевший и щелкнувший во время попытки приподняться с асфальта, отозвался острой болью. К моей радости все обошлось и я смог встать, самостоятельно дойдя до соседней улицы.
     Вызов такси, при помощи моего старенького телефона, вынудил простоять на одном месте почти десять минут. Впрочем, стоять было куда легче, чем идти, так что к приезду таксиста я уже накопил сил для уверенного поведения во время посадки и поездки до дома.
     -Ты как? Нарвался? – отец сразу же определил, что со мной не все в порядке.
     -Нормально, попался профессионал, - понимая, что отец понимает, я не стал вдаваться в детали.
     Кристальный цвет воды уже не вызывал такого восхищения, как в самом начале. Привыкнув, я равнодушно погрузился в ванну, запуская процесс перепрограммирования частот вибрации квантовых частиц. Доставшиеся с куда большим трудом, чем я предполагал, деньги тем не менее позволяли продолжить задуманные эксперименты.
     Глава11
     Зубы хоть и восстановились, но не полностью. Те из них, которые имели пломбы, а так же частично выбитые водилой дамочки и оставшиеся торчать острыми осколками в ротовой полости, остались без регенерации. Передние резцы, один верхний и два нижних, появились на своем прежнем месте, хотя до этого были полностью выбиты мощными ударами в лицо. Рассматривая себя в зеркало и заглядывая в рот, я отчетливо понимал, что еще очень и очень долго придется разбираться в том, как устроены биополя человеческого организма и как с этим нужно работать.
     «-Так, с загрузкой закончили, теперь модуляция», - оплатив аренду, я установил параноидальный пароль на удаленный доступ и доверил стороннему серверу данные со своими исследованиями.
     Отобранная у парня с блондинкой в кафе мобила имела большой экран и хороший протокол обмена беспроводными данными. Оплатив на телефон безлимитку, я теперь имел постоянный доступ к мощной рабочей станции, производящей в далекой Малайзии заданные мной вычисления.
     Первые результаты появились уже к середине следующего дня. Как ни странно, именно не до конца восстановившиеся зубы помогли вычислить закономерности между матрицами биополей моего тела до драки и после драки.
     Развернув графические проекции, я осмотрел разделенное на условные блоки тело. Ни о каких сферах или других красивостях, речи не шло. Вся информация имела числовой вид, представляясь стороннему наблюдателю хаосом из циферок и буковок. Понимая, что только я могу в этом разобраться, я глотнул водички и принялся за выделение интересующих меня констант.
     Как восстановить утраченные зубы я пока даже не представлял, но вот поработать с мышечной массой своего тела, было вполне теперь по силам. Сравнивая показания до и после, я хотел искусственно изменить частоты колебаний квантовых частиц, пользуясь обратным ходом в зафиксированных изменениях. Проводить испытания на всем организме было чревато, так что я ограничился левой ногой, которую можно будет восстановить, если что-то пойдет не так.
     Погрузив в ванну конечность, я опустил в воду мобильный телефон. Переданный через облачное хранилище, звуковой файл имел мало общего с музыкой. Издавая предвычисленные колебания, динамик гаджета изменял инфоматрицу воды. Нога, помещенная в жидкость, меняла свои свойства по мере воздействия на ее биополе через воду. Внешне никаких изменений я не заметил, отработавший файл закончил «звучать» через сорок две секунды.
     «-Тест», - старясь не расстраиваться раньше времени, я встал на одну ногу и совершил десять подпрыгиваний.
     Сменив ногу, я повторил десять подпрыгиваний и остановился, прислушиваясь к себе. Не имея никаких внешних проявлений, мокрая нога явно обрела способность скакать, подбрасывая мое семидесяти трех килограммовое тело вверх довольно продолжительное время. В противоположность мокрой, сухая нога уже неприятно ныла, жалуясь на неправильное с ней обращение.
     «-Тест два», - начав в этот раз с ноги, биополе которой не подвергалось изменениям, я пропрыгал столько, насколько хватило сил.
     Облокотиться на стену, ухватившись за идущую сверху вниз трубу водопровода, мне пришлось когда счет едва добрался до третьего десятка. Отдышавшись, я сообразил, что чистота эксперимента не может считаться идеальной, так как в прыжках на одной ноге участвует куда больше мышц, нежели чем те, что находятся в нижней конечности.
     «-Да хоть так, примерно», - преодолев желание пойти полежать на диване, я встал на уже успевшую подсохнуть вторую ногу и принялся скакать. После первой сотни я испытал легкое напряжение, после ста пятидесяти усталость. Преодолев порог двести, я чуть не упал, так как силы неожиданно закончились и нога подкосилась.
     Перевалившись в ванну, я погрузил свое тело в воду и запустил восстановление, активировав файл на лежащем на дне ванны гаджете. Усталость сошла через три минуты, но я решил пока не вылезать, обдумывая результат эксперимента. И на первый и на второй взгляд, все прошло удачно. Изменив биоритм мышечной массы ноги, я смог добиться того, что в начале конечность работала как «у спортсмена», после чего достигла привычного значения моей выносливости, а затем скатилась в обычную усталость.
     «-Эффект не постоянный, - сделал я очевидный вывод: - интересно, а улучшения пропадают из-за течения времени, или под воздействием нагрузки?»
      Дальнейшие опыты, растянувшиеся на три дня, выявили следующую закономерность. Если эксплуатировать тело в обычном режиме, то улучшения хватает в до конца дня. А если мышцы нагружать более экстремально, с эмоциями, то искусственно разогнанные частоты затухают обратно пропорционально испытываемым впечатлениям.
     «-Да, против Тайсона не выстоять, - припомнив, сколько времени боксеры мировой величины проводят на ринге, я оценил свои шансы как до середины первого раунда: - на большее просто не хватит сил, да и рожа у него страшная»    
     Оставался вариант еще больше «разогнать» частоты, но внутри меня сработал «жим-жим». Как-то стало стремно экспериментировать на самом себе. Начинавшаяся на этой неделе практика, после успешно сданной сессии, открывала возможность получить доступ к оборудованию лаборатории и каким-нибудь образом пристроить имеющиеся там приборы под свои нужды.
     Глава12
     В научной группе, если конечно так можно назвать двух аспирантов и четверых студентов, царил дух оптимизма и уверенности в свои силы. Олег Романович был кандидатом наук, но уже имел пару солидных наград и несколько патентов. Вступительная речь, которую он произнес пред собравшимися в обновленном составе «коллегами», напутствовала нас на свершения и преодоления. На меня его слова не произвели никакого впечатления, впрочем, выделятся на общем фоне, среди «рвущихся в бой» и желающих доказать, что они «могут все» парней и девушек, я не стал.
      Исследования фотонов, как и математическое моделирование, меня не сильно интересовало, но имеющийся испытательный стенд с лазерной установкой позволял получить косвенные данные о квантовых колебаниях частиц. При изменении чувствительности и спектров сканирования, оборудование могло снабдить меня требуемыми данными.
     Изъявив желание обеспечивать работоспособность стенда и его подготовку для плановых экспериментов, я взял на себя тот сектор работы, который меньше всего мог принести пользы на ниве «научных открытий». Студенты, три девушки и парень, а так же парочка аспирантов, только порадовались тому, что им не придется тратить время на «возню» со стендом. Каждый из них надеялся стать тем самым «ученым», имя которого войдет в соавторство важного научного открытия. На меньшее эти «амбициозные» люди были не согласны, искренне веря, что Олег Романович не станет полностью присваивать себе результаты чужого умственного труда.
     Фотоном, в современной науке, считался квант электромагнитного излучения, некая без массовая частица, способная существовать только в вакууме при движении со скоростью света. Помимо фотона принято было считать, что существуют и такие поля как глюон, гравитон, и прочая-прочая. Все они имели в составе фундамента своего теоретического обоснования частицу квант, физический смысл которой трактовался в зависимости от ситуации.    
     -Валя, ты долго еще там? – голос Риты, одной из девушек-лаборанток, вырвал меня из задумчивости.
     -М? А, да, иду, - делая вид, что занят изучением функционала возможностей программы спектрального анализатора, я и в правду ушел в свои мысли, прикидывая, как лучше прописать программу параллельного контура для получения показаний в личное пользование.
     -Пошли уже, успеешь еще сделать мировое открытие, - самый возрастной среди нас, аспирант Дима, уже имел готовую докторскую, которую правда оставалось еще защитить.
     -Угу, - окончательно вынырнув из своих мыслей, я прошелся по тумблерам, снимая питание с приборов.
     Эксперименты, череда которых в ближайший месяц ожидала испытательный стенд, вполне подходили под задуманные мной исследования. Текущая задача, которую я поставил перед собой, состояла в выявлении условной точки равновесия, к которой возвращались частотные колебания квантовых частиц.
     Процесс лечения организма, являлся обыкновенной сменой колебаний частот. Возвращая им прежние параметры посредством влияния на биополе тела через программирование воды, я добивался требуемого результата. То же самое происходило и с искусственным усилением мышечной ткани, меняя частоты, я получал усиление тела. Эффект получался кратковременным, через какое-то время колебания возвращались к прежнему значению и я хотел понять, как и где были прописаны данные равновесных значений.     
     -Ну что, первый день надо отметить? – с намеком спросила Рита, в голосе которой время от времени проскальзывали явно прибалтийские корни. 
     -Пойдем в Размари, тут не далеко, - дождавшись, пока все остальные сошлются на занятость или отсутствие настроения, я предложил девушке составить мне компанию.
     -Там дорого, - явно недовольная тем, что ее попытка организовать совместные посиделки провалилась, девушка решила заранее уточнить мою финансовую состоятельность.
     -Пойдем, я тебя угощаю, - в кой-то веки не имея проблем с деньгами, я воспользовался представившейся возможностью.
     -Ну пошли, - все еще с сомнением в голосе, она более внимательно окинула мою высокую и сутулую фигуру оценивающим взглядом.
     Рита оказалась не сильно назойливой, начав обсуждать общих знакомых, девушка за полчаса перебрала всех учащихся на нашем потоке. Лежащий на столе телефон время от времени издавал тренькающие звуки, прерывая монолог и отвлекая ее внимание на происходящее в соцсети общение.
      Меня это не раздражало, так как бороться за ее внимание, или ревновать к неизвестным мне людям, не было никакого повода. Я просто сидел с симпатичной девушкой в кафе, посматривая по сторонам и вертя в руках толстостенную чашку. Стакан воды, который зачем-то принесла официантка вместе с кофе, стоял не тронутым. Зная теперь, что можно сделать с человеком, просто подсунув простой воды, я с настороженностью относился к прозрачной жидкости. Куда безопаснее было пить напичканный химией сок или суррогатный кофе. Запрограммировать неоднородную структуру, подменив инфоматрицу, для таких жидкостей было на порядок сложнее.     
     -Куда дальше пойдем? – прикончив третий коктейль Рита смотрела на меня более благожелательно, я буквально чувствовал приподнятое настроение девушки.
     -Сейчас такси закажем и в Мельницу можем зарулить, - решив не сопротивляться тому, как все идет, я озвучил то предложение, на которое девушка уже намекала пару раз, произнося название модного клуба.
     Отойдя «попудрить носик», девушка предоставила мне возможность проводить ее фигуру долгим взглядом и оценить изгибы женского тела. Талия, как и длинна ног, оказались очень привлекательными, отчего-то раньше я не обращал на это никакого внимания. На лице вернувшейся через пять минут девушки я заметил обновившуюся помаду, судя по всему, для Риты было не все равно, как она выглядит.
     В помещении ночного клуба, не смотря на запрет курить, было накурено и шумно. Впрочем, я инфантильно отнесся к веселью и музыке, пристроившись за барной стойкой. Сидя в пол оборота к танцполу, мне было хорошо видно, как Рита танцует, не забывая посматривать на представителей «самцов» среди окружающих ее людей. Никаких чувств поведение девушки у меня не вызвало, заранее зная, что у нас ничего не получится, я списал текущие расходы на антураж затянувшегося вечера.
     Впрочем, общий настрой «веселья» все же пробился сквозь мой пофигизм. Стоимость четырех коктейлей, заказанных Ритой и оплаченных из моего кармана, заставила отказаться от первоначального плана ничего не делать и я решил получить «выгоду» от этого вечера. Вертлявый парень, увивавшийся вокруг Риты на танцполе последние минут десять, пригласил ее на медленный танец.
     Сочтя момент наиболее благоприятным, я снялся с насиженного места и двинулся к центру зала. Оказавшись среди танцующих, я физически ощутил устремленные на мою фигуру взгляды. Идущий по танцполу, среди кружащихся в танце парочек, одинокий парень, априори, вызвал чужой интерес. К тому моменту, когда я оказался рядом с Ритой, даже охранники обратили на меня свое внимание.
     -Отвали от нее понял? – сказал я уже после того, как мой кулак нанес удар в спину ничего не подозревавшего парня.
     -Тебе пиздец, сука, - скривившись от боли, вертлявый чуть ли не оттолкнул от себя Риту, резко поворачиваясь лицом к своему обидчику.
     Увидев перед собой дохлую фигуру в очках из толстых линз, на его лицо наползла злорадная улыбка и он предложил выйти. Маячивший на краю танцпола охранник так же был заинтересован в перенесении разборок за пределы клуба, так что уже через пять минут мы оказались на улице. Вертлявый вышел не один, а с другом, второй парень отличался от первого по комплекции в лучшую сторону, но это лишь добавляло «веселья».
     -Ну че, бля, давай, бля, - накручивая себя на решительные действия, вертлявый разразился набором ругани.
     Готовый к драке, да еще и с корешем, парень оказался более интересным противником, нежели те, кто попадался мне на районе. Начиная драку с ничего не подозревающими людьми, я быстро добивался успеха, обращая прохожих либо в бегство, либо роняя их на асфальт. Слегка подвыпившие, но готовые к драке и уверенные в победе над «очкариком», парни пытались что-то изобразить, позволив растянуть удовольствие от их избиения.
     Пинать упавших и скрючившихся в позу эмбриона, было не интересно и я двинулся назад, покидая находящийся недалеко от входа в клуб тупичок. Ткнувшаяся мне в грудь девушка и полезшая целоваться, Рита была неучтенным фактором в логически распланированном времяпрепровождении. Помня о том, что мне с ней работать целое лето в лаборатории, а так же вспомнив последствия от того, как закончилась моя грубость по отношению к незнакомке из шикарной иномарки, я не стал отталкивать девушку, и даже приобнял.
     Возбудившаяся, толи от выпитого алкоголя, толи от того, что из-за нее кто-то дрался, девушка стала похожей на воск, тая в руках и позволяя делать с собой почти все, что захочешь. Призывно моргающая реклама в окнах второго этажа напротив ночного клуба, гласила об гостинице с почасовой оплатой. Денег к концу вечера на карточке оставалось не так уж и много, но я поддался близости женского тела и не стал жадничать.
     «-Один раз живем, прожитый день не вернуть, если не сделал сегодня, то уже не сделаешь никогда», - вереница мыслей прошла сквозь мой мозг, странным образом затуманившийся от присутствия Риты.
     Разочарование, когда все закончилось, было подобно «холодному душу». Одевшись, мы покинули номер и вышли на улицу. Вызванное такси подъехало через пару минут. Посадив Риту в машину, я дал водителю денег, попросив отвести девушку туда, куда ей надо. Оставшись один, посреди пустой улицы, я глубоко вздохнул и постарался рассмотреть звезды на ночном небе. Огни города гасили свет далеких светил, находящихся в бескрайних глубинах холодного космоса.
     Секс, а именно так называлось то, что произошло между мной и Ритой, хоть и был затянувшимся, но не доставил особого восторга. Мое тело вело себя вполне пристойно, возбудившись от обнаженной плоти и продержавшись до того момента, пока девушка не удовлетворит свои потребности. Сменив после этого позу, я довольно грубо довел себя до оргазма, оказавшийся не таким уж и впечатляющим, как сформированное общественностью мнение.
     «-Неплохо, но.., - сравнив секс с тем, что я испытываю во время драки, особенно с более сильным противником, я слегка пожал плечами в жесте недоумения: - и чего все так с этим носятся?»
     Идти до дома было далековато, но я не стал вызывать еще одно такси. Потраченных денег было не жалко, но тратить их еще и на себя, я не видел резона. Более того, на улицах ночного города можно было нарваться на ищущих «приключений» парней, так что лишать себя шанса, удачно закончить сегодняшний вечер, я не стал и пошел до дома пешком.
     Глава13
     Вернувшийся в привычно бедственное состояние, счет на моей дебет карте напомнил о том, куда я потратил все деньги. Прошедший вечер и ночь с девушкой не подлежали обсуждению, а вот оплаченная аренда виртуального компьютера порождала недовольство от простаивающей техники.
     Чувство опаски, которое я испытал от вида стакана с чистой водой в кафе Размари, подкинуло идею разработать конвертер. Пихать в стакан с водой телефон, для того чтобы перепрошить инфоматрицу воды, выглядело бы со стороны подозрительно, да и банально не удобно. Куда более адаптивным виделся для меня способ, когда нужный сигнал передавался через материал емкости, в котором содержалась жидкость.
     Понимая, что вода может находиться и в граненом стакане, и в фужере тончайшего хрусталя, я задался целью создания программы, которая последовательно излучала тестовые частоты и считывала полученный отклик. Пару дней выходных пролетели незаметно, издаваемые динамиком мобильника и считываемые микрофоном данные пересылались в облачное хранилище. Настроив доступ для виртуального компьютера к выделенным данным облачного хранилища, я добился минимизации собственного участия в процессе.
     Тестовые испытания к вечеру воскресенья прошли успешно. Прикасаясь телефоном к различной посуде, я получал результат от работающего онлайн виртуального компьютера. Исправленные за погрешность, звуковые файлы скачивались на мобильник, позволяя перепрошивать инфоматрицу воды простым прикосновением корпуса телефона к твердому материалу посуды.
     -Валентин, а я и не знала, что ты занимаешься единоборствами, - все утро понедельника Рита вела себя как обычно, лишь к обеду решившись поговорить.
     -Ну, с моей внешностью любой норовит обидеть, - сняв очки, я привычным движением достал платок и принялся протирать толстые диоптрии.
     -А без очков тебе лучше, - взглянув на мое лицо, Рита улыбнулась: - сделай себе коррекцию, или линзы вставь.
     -Пока денег нет, никак накопить не удается, - не зная, что сказать, ответил я.
     Восприняв мое заявление об отсутствии денег на свой счет, настроение Риты испортилось. Поджав губы, она отошла на свое место и до конца рабочего дня больше не обращала на меня никакого внимания. Разговор об единоборствах натолкнул на интересную идею и я потратил четверть часа на поиски в интернете нужного адреса.
     Спортивный клуб находился в нескольких остановках от моего дома. Проехав в маршрутке дальше обычного, я добрался по указанного на сайте места. Построенное еще при союзе, здание имело обшарпанный вид и мутные стекла с облупившейся краской на деревянных рамах. Впрочем, это никак не сказалось на качестве воздуха, нагоняемого кондиционерами в современно обставленный зал. Пару рингов и какой-то восьмигранник обнесенный сеткой, являлись единственным пустым пространством посреди висящих с потолка помещения боксерских груш.
     Людей с различной степенью вспотевшисти так же хватало, среди занимающихся были не только парни, но и представительницы прекрасного пола. Наносимые одной из них удары по длинной груше, отдавались эхом от стен немаленького помещения. Ее мускулистые ноги рассекали воздух с едва уловимым свистом и проминали кожу спортивного снаряда.
     -Впечатляет да? Серебряный призер прошлого года, - в подошедшем ко мне мужчине без труда угадывался тренер.
     Бугрящиеся мускулы были скрыты небольшим жирком, скопившегося к пятидесяти годам у посвятившего всю свою жизнь спорту человека. Не решив заранее, чего точно хочу от своего визита в зал, я промямлил невнятный ответ по поводу своих намерений. Не ожидавший от меня ничего другого, тренер предложил позаниматься сегодня бесплатно, и, если мне понравится, оплатить абонемент на следующий месяц.
     Привычка в последнее время ходить по улице в кроссовках и спортивных штанах, позволила обойтись без спортивной одежды. Скинув кофту, я остался в мятой майке, вытянутые лямки позволяли всем желающим оценить мои худые, но жилистые, руки. Повозившись немного с телефоном и пол литровой бутылкой, я перепрограммировал набранную в нее воду. Усиление мышечной массы при умеренных нагрузках держалось не более трех часов, так что на время предстоящей тренировки мне должно было этого хватить с запасом.
     Качаться, или еще как-то улучшать свою физическую форму, я не видел никакого смысла. Имея научный подход к изменению биологических способностей, мне недоставало только мышечной памяти нанесения ударов, используя которую я мог бы добиться положительных результатов. Пристроившись к боксерской груше, я попробовал в нее ударить. Первый удар соскользнул с покатой поверхности, ободрав кожу с костяшек.
     Глянув по сторонам, я разглядел ничейные перчатки, в разнобой валяющиеся на стеллаже у дальней стены. Натянув приглянувшиеся «краги», я вернулся назад и повторно ударил по спортивному снаряду. В этот раз получилось удачнее, демпфирующая подушка перчатки вошла в соприкосновение с набивкой боксерской груши, и передала вложенный в удар потенциальный заряд.
     Нанося удары руками из нижнего положения, я имитировал уличную обстановку. В драке никто не давал противнику времени принять боевую стойку. Выставить ногу вперед, подтянуть кулаки к лицу, сместить центр тяжести, все это было уделом выступающих на ринге спортсменов.
     Ноги, с детства натренированные перемещать в пространстве мое немаленькое тело, имели вполне развитую мускулатуру. Икроножная мышца давала первичный толчок, после чего бедро продолжало вращение корпуса, а выставленная «крюком» рука лишь являлась точкой приложения разогнанной массы тела. Груша раз за разом совершала покачивающиеся колебания, содрогаясь от наносимых ударов.
     -Давай подержу, - приобняв спортивный снаряд, та самая девушка, серебряный призер чего-то там, помогла не отвлекаться на смещающуюся то вправо, то влево «цель».
     -Спасиб, - отработав правой, а потом и левой по тридцать ударов, я отступил от груши, успокаивая дыхание.
     Только после того, как я почувствовал нехватку кислорода, ноющая боль в мышцах проявила свое присутствие. Без использования квантового разгона частот, ситуация выглядела бы с точностью до наоборот. Мышцы начинали болеть задолго до того как в не прокуренных легких появлялись первые признаки отдышки.
     -Давно занимаешься? – поинтересовалась незнакомка, впрочем, тут же представившись: - я Света.
     -Привет, я Валентин, - с небольшой заминкой представился я, дыхание не спешило восстанавливаться и затрудняло общение: - занимаюсь пару месяцев, так что не долго.
     -Бои без правил? – задав непонятный вопрос, Света пояснила, заметив мое недоумение: - удары подлые.
     -Какие есть, - не поняв ее наезда, ответил я.
     -Выйдешь против меня на ринг? – не заметив моей реакции на свои слова, девушка наконец-то обозначила причину своего интереса.
     -Невыгодно, - отказался я и, заметив, как она нахмурилась, добавил: - удары у меня подлые, сама сказала, если я тебя уроню, мне потом здесь все мужики жизни не дадут, а если ты меня, то «очкарика» забить не много чести.
     -Почему «очкарика»? – совсем не обидевшись на мои слова, девушка напротив, развеселилась.
     -Ну, я сейчас очки снял, а обычно в них хожу, - только после того, как прозвучали сказанные слова, до меня дошло, что вполне прилично вижу свою собеседницу.
     До четкости и резкости оставалось еще далеко, но и привычно размытого пятна, вместо лица собеседника, не наблюдалось. Оглянувшись, я по новому взглянул на зал, кажущееся ранее смазанным, приобрело объем и смысл. Из занимавшихся в зале почти все мужчины посматривали на нас с интересом, видимо предложение девушки выйти на ринг получил в свое время каждый из здесь присутствовавших.
     -Давай, не дрейфь, уронишь меня на маты, тебе половина этих качков спасибо скажет и руку пожмет, - заметив куда я смотрю, Света подтвердила мои предположения.
     -А давай, - согласился я.
     Взяв перерыв, чтобы подобрать себе шлем, а так же «попить» водички, уже через десять минут я залез на ринг. Девушка также не стала пренебрегать средствами защиты, судя по подобранной в тон экипировке, это были ее личные вещи.
     Мощные удары ногами принимать на блоки было бессмысленно. Сокращая дистанцию, я не только уходил от имеющих наибольшую потенциальную энергию конечностей ее тела, но и мог дотянуться до избегающей близкого контакта девушки. Впрочем, о том, что она не девушка, а монстр, я стал думать после пары пропущенных ударов. Один из них пришелся мне по ребрам, другой на согнутую в локте руку. Продолжая двигаться, я испытывал боль после каждого вдоха, а попавшая под «раздачу» рука, занемела и плохо двигалась.
     Заемная энергия в биополе мышечной массы стремительно заканчивалась, в реальном бою отведенного времени едва хватило на пару минут. Ощущая всем телом, что силы уже на исходе, я разорвал дистанцию, не став сближаться под «выстрелившую» в мою сторону ногу. Девушка не сразу заметила смену тактики и мне удалось подшагнуть со спины к ее опорной конечности. Бить ногами я не умел, но инерция скрутившегося тела не оставляла выбора в маневре. Кончик кроссовки попал точно по внутренней части ее бедра, оставшаяся без опоры, девушка чуть не упала.
     Каким образом я оказался на полу ринга я так и не понял, что-то мелькнуло пред глазами и я получил сокрушающий удар в голову. Зрение разом ухудшилось, так что узнать, кто склонился надо мной, в размытом пятне оказалось затруднительно.
     -Ты как? – судя по голосу, это была Света.
     -Нормально, -хотел сказать я, но, выбитый из легких, в результате падения спиной на ринг, воздух, подвел.   
     -Давай, вставай, - краем бокового зрения я засек какое-то движение и сообразил, что девушка протянула мне руку.
     Отказываться от помощи я не стал, сначала сев, а потом и встав на своих двоих. Рука у Светы оказалась сухой и горячей, я с некоторым сожалением выпустил ее из своей вялой конечности. Поднырнув под натянутые канаты и оказавшись на жестковатом настиле зала, я с трудом видел, куда нужно идти из-за вновь ухудшившегося зрения. Оттянув кончиком пальца веко левого глаза в сторону, мне удалось улучшить видимость и разглядеть выражение лица девушки. Слегка раскрасневшаяся, она явно хотела что-то сказать, но отчего-то медлила.
     -Поможешь мне поставить удары ногами? А я с тобой спаринговаться буду, - выдал я вертевшееся в мыслях.
     -Мало что ли получил? – судя по всему я сказал что-то не то, и удостоился грубого ответа.
     -Как хочешь, - пожав плечами, я испытал новый приступ боли в пострадавших ребрах от неловкого движения и направился в сторону оставленных вещей.
     Раздевалкой с железными ящиками, на дверки которых можно было повесить замок, я так и не воспользовался. Кофта, телефон, пустая бутылка из под воды, вот и все, что у меня было с собой. Оставленное на одной из скамеек, мое добро благополучно дождалось своего владельца.
     -Ну что, будешь к нам ходить? - появившийся рядом со мной, тренер задал положенный по должности вопрос.
     -Если уговорите Свету выходить со мной на ринг, то да, - не особо задумываясь о том, как воспримут мои слова посторонние, ответил я первое, что пришло в голову.
     -Дам двадцать процентов скидки, если не шутишь, - на его лице в первые за наше короткое знакомство прорезалась эмоция.
     -Договорились, - улыбнулся я.
     Идти пешком, после того как меня «обработала» на ринге серебряный призер чего-то там, не было ни сил ни желания. По результатам спарринга можно было сделать однозначный вывод, если руками я хоть немного научился махать, то с ногами все обстояло совсем плохо. Дорога до дома заняла десять минут, воспользовавшись маршруткой, я почти уничтожил свои финансы.
     Глава14
     Доставшиеся однажды легко, закончившиеся деньги заставили всерьез задуматься об совмещении доставляющих удовольствие драк с получением материальной выгоды. Я отлично понимал, что это уже не хулиганка, а разбой с целью ограбления, так что решил подойти к этому вопросу более ответственно.
     Доехав до выбранной наугад станции, я поднялся на эскалаторе и вышел на улицу. Крупные торговые центры теперь строили рядом с каждым метро, так что зайдя внутрь, я принялся ходить по магазинам, высматривая мужчин, расплачивающихся наличкой. Два предыдущих нападения окончились в холостую, в кошельке одного оказалась россыпь кредиток и дисконтных карт, у второго нашлось всего пара тысяч рублей и те же кредитки.
     Спустя двадцать минут я определил для себя цель, грузный мужик по долгу стоял на кассе каждого магазина, сначала доставая из поясной сумки деньги, а затем запихивая их назад. Количество пакетов с логотипами модных брендов росло от магазина к магазину. Предполагаемая сумма экспроприации уменьшалась прямо на глазах. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что не хочу грабить мужика, купившего большую куклу и коробку с конструктором LEGO. Делающий подарки детям, человек что-то затронул в моей душе и я оставил его в покое.
     Спустившись на первый этаж, я зашел в продуктовый супермаркет. Сильной жажды я не испытывал, но взятая с собой вода в бутылке уже закончилась. Проходя мимо отдела канцелярской продукции, сквозь просвет в стеллажах я рассмотрел бородатого мужчину, отсчитывающего от крупной пачки денег небольшую сумму. Пройдя в кассу, я оплатил свою покупку, боковым зрением наблюдая за тем, как бородатый расплачивается за свои товары. Мелькнувший брелок ключей в чужих руках подсказал мне дорогу на цокольную парковку, пройдя вперед, я снял с себя куртку и запихнул ее в пакет.
     На видеокамерах магазина остался зафиксирован момент нападения неизвестного в темной кофте и белой бейсболке. Забрав из внутреннего кармана упавшего мужчины приличную сумму, я не испытал привычного в таких случаях адреналина. Привыкнув, я равнодушно действовал по отработанной схеме, быстрое сближение со спины, пинок под колено, удар локтем в основание шеи. На мою фигуру, вновь облаченную в зеленую куртку и без головного убора, никто не обратил внимания. Сев в метро, я вернулся в свой район, на этот раз решив не переводить деньги на виртуальную карту.
     -Привет, чего завтра делаешь? Я слышала в Ручьях живой концерт будет, - подошедшая ко мне на обеде в четверг, Рита была сама простота.
     -Привет, ничего не делаю, вот в Ручьи собирался, не знал только кого с собой позвать, - привычным движением сняв очки, я принялся протирать стекла.
     -Ну, тогда до завтра? – довольная, что все получилась, Рита многообещающе улыбнулась.
     «-А если бы денег не было, чего бы делать стал?» - спросил я сам себя, но так и не нашел ответа.
     В понедельник пришло время появиться в спортивном клубе. Перелом ребер и сильный ушиб локтя я вылечил еще в тот же день, только вот свидетели моего боя на ринге вряд ли бы смогли поверить в естественную регенерацию такими темпами.
     -Пришел? С тебя три семьсот, как и обещал, со скидкой, - тренер первый заметил мое появление и подошел не откладывая разговор.
     Получив ключ от навесного замка для железного ящика, я прошел в раздевалку и переоделся. На этот раз я не стал тренироваться в уличной одежде, сняв ее, я остался в той же майке и спортивных трусах до колен. Прихваченный из дома плеер с наушниками я взял с собой в зал, новый эксперимент требовал подтверждения практикой.
     Обнаружить «хранилище» равновесных частот квантовых колебаний для биополя моего тела мне так и не удалось. Зато зная, что человеческое тело состоит на семьдесят с лишним процентов из воды, я решил влиять на организм через наушники. Целую неделю я «убил» на то, чтобы добиться плавающего коэффициента коррекции сигнала. В конечном итоге, мне пришлось купить другой плеер, тот, что оставался со школьных времен, воспроизводил музыку только в однобитном звучании.    
     Выйдя из раздевалки я направился в дальний угол и взял те же самые «краги», что пригодились в прошлый раз. Бесплатный инвентарь оставлял желать лучшего, не имеющие хозяина, вещи валялись где придется. Обтерев от пыли левую перчатку, я натянул их на руки и направился к груше. На этот раз я выбрал другой спортивный снаряд, толстая «сосиска» имела снизу специальную петлю, через которую продернули капроновый шнурок. Ограничиваемая в раскачивании механическим способом, груша быстро возвращалась на прежнее место, позволяя снова и снова наносить по ней удары.
     -Я смотрю ты сегодня без меня справляешься, - уже подзабыв, как она выглядит, я не сразу узнал Свету.
     Сегодня на девушке был брючный спортивный костюм, и если бы дело происходило на улице, я мог бы ее и не узнать. Приветливо вздернув руку вверх, я глянул на грушу, потом на девушку, после чего отступил от спортивного снаряда и выдернул наушники. Как таковых, звуков из динамиков не доносилось, так что я ее отлично слышал. Только вот разговаривать со знакомыми, ну или плохо знакомыми людьми, одновременно слушая музыку, было не вежливо.
     -Привет, - сделав вид, что не расслышал ее первой фразы, я окинул ее фигуру беглым взглядом.
     -Ну как, подлечил ребра? – кивнув на майку, девушка напомнила о том, как в прошлый раз я кривился от боли, одевая кофту.
     -Холодное подержал, через пару дней все сошло, - не зная о чем с ней говорить, отбрехался я.
     -Слабо я тебя значит приложила, - толи поверив, толи нет, Света развернулась и ушла в другой конец зала.
     Посмотрев девушке вслед, я прислушался к себе и не ощутил никаких чувств. Ни злости, ни желания продолжить общение. Ночь с пятницы на субботу, проведенная с Ритой, оказалась более насыщенной на эмоции. Толи я решил «поискать» в сексе что-нибудь для себя привлекательное, толи девушка с большим вниманием отнеслась к испытываемым мной чувствам, в итоге расстались мы только под утро. Как результат, мой организм получил полное удовлетворение от женского общества и в ближайшее время в нем больше не нуждался.
     Вернув наушники на место, я продолжил методично молотить грушу, меняя угол атаки и свое положение относительно «избиваемого» объекта. Стимулируемое через плеер тело не ведало усталости, и я утомился не от физической нагрузки, а от однообразности производимых действий.
     -Ну ты прямо как «машина», - закончив тренировку, я отошел от груши и наткнулся на пару мужиков, занимавшихся поблизости.
     -А то, что не стал Свету обижать в прошлый раз молодец, она хоть и психованная, но своя, местная, - добавил второй.
     Повернувшись в ту часть зала, где занималась девушка, я наткнулся на ее злобный взгляд. Судя по тому, с какой энергичностью она принялась избивать грушу, на месте спортивного снаряда девушка представляла меня и вымещала испытываемые эмоции.
     -Да все честно было, я и драться то особо не умею, - улыбнувшись заговорившим со мной мужчинам, я чуть развел руки в перчатках в разные стороны, показывая насколько «безоружен».
     -Оно и видно, два часа без остановки молотил грушу, и даже не вспотел, и дыхание ровное, - хмыкнул первый.
     Подняв лапы, он кивнул второму, приглашая продолжить отработку ударов. Двинувшись к раздевалке, я мысленно раздавал себе подзатыльники и оплеухи. Спалиться, причем так по глупому, было непростительно. Считая себя умным, я думал, что умный во всем и везде. Ситуация со спортивным клубом, которую я всесторонне не просчитал, выявила всю несостоятельность завышенного о себе самомнения.
     Глава15
      Несмотря на середину июня сегодняшний день не задался с самого утра. Порывы ветра и облачность, вкупе с холодным фронтом пришедшим в город, заставили достать из шкафа осенне-весеннюю куртку. В помещении лаборатории от работающих приборов было тепло, так что выйдя вечером на улицу я еще больше замерз. Застегнув под ворот одежду и засунув руки в карманы, я двинулся домой, борясь с искушением вызвать такси и доехать с комфортом.
     -О бля, это же тот очкарик! – раздался от скамейки одного из подъездов молодой голос.
     Обернувшись, я увидел группу великовозрастных подростков. В опровержение новых веяний моды, они не сидели по домам и не играли в онлайн-игры, а собрались у подъезда и распивали спиртные напитки.
     -Точно говорю, это он тогда Олега отпиздил! –встав со скамейки и испытывая уверенность от многочисленности друзей, длинный сделал в мою сторону несколько шагов.
     -А, это ты, сбежавший трус, кинувший своего кореша, - узнав старшеклассника, я криво улыбнулся.
     Из подвыпивших пацанов никто не стал вслушиваться в смысл моих слов. Ринувшись вперед, они скорее мешали друг другу, чем действительно дрались. Беспроводные наушники, сменившие предыдущий комплект вместе с плеером, теперь всегда были воткнуты в мои уши. Имея установленное соединение с лежащим в моем кармане телефоном, они поддерживали биополе моих мышц в постоянном тонусе. Нанося короткие но мощные удары, меньше чем за минуту я остался один среди скрюченных на асфальте тел.
     -Да что же это делается то а?! – заголосила мерзкого вида бабка с балкона, до этого с «жадностью» наблюдая за тем, как худого очкарика собиралась бить толпа крепких подростков.
     Свернув в ближайший двор, я пересек детскую площадку по диагонали и вышел на соседнюю улицу. Мой внешний вид оказался слишком приметным, наследив в собственном районе, я невольно усложнил сам себе жизнь. В подвальном помещении стоящего вдоль дороги дома имелась недорогая парикмахерская. Свернув под блеклую вывеску, я переступил порог, пригнувшись, чтобы не стукнуться головой об низкий проем двери.
     -Подстрижёте? – спросил я скучающую женщину.
     На вопрос как будем стричь я слегка растерялся и провел рукой за ушами и по затылку.
     -Покороче, - как мог объяснил я, чем никак не смутил парикмахера.
     Взяв машинку, она выставила минимальную длину насадки и плавными движениями обрила сначала затылок, а затем и виски.
     -Я видеоклип один видела, там такой же как ты парень, высокий, сутулый и в очках, очень клево с такой прической смотрелся, - взяв ножницы и расчёску, женщина подровняла оставшиеся сверху волосы.
     -Сколько с меня? – сосчитав до десяти, а потом еще раз, я спросил, как можно более спокойным голосом.
     Заплатив совсем не дорого, я вышел на улицу, стараясь унять одолевающее меня раздражение. В последний раз, я так коротко стригся еще в садике, отец тогда лелеял надежду на мои спортивные достижения и занимался со мной на площадке во дворе школы. С тех пор минуло очень много лет и сейчас я испытывал сильнейший дискомфорт от обдуваемого ветром бритого затылка.
     -Да ты просто нечто, - оценила Рита на следующий день изменения в моем имидже: - даже не хочу знать, сколько ты отдал за стилиста, но это действительно то, что тебе было нужно.
     Огорошенный столь радикальным заявлением, я не нашелся что сказать, лишь пожал плечами и улыбнулся. Добавив, что улыбаться с таким имиджем как раз не надо, а лучше держать на лице инфантильное выражение, окончательно запутавшая меня Рита отошла на свое рабочее место.
     Судя по всему, студенты, входящие в нашу научную группу, стали что-то подозревать относительно меня и девушки. Но, делать каких-либо поспешных выводов никто из них не решился. Меня сложившаяся ситуация вполне устраивала, ходить за ручку, или еще как-либо изображать парочку, я не собирался ни при каких обстоятельствах.
     Воспоминание о группе подростков, не сумевших ничего мне сделать даже напав целой толпой, окончательно убедили в бесполезности поисков «приключений» на улице. Следовало найти что-то еще, где бы я смог получить так понравившийся мне адреналин. Прикинув возможности, имевшиеся в спортивном клубе, я отмёл и эту идею как несостоятельную. В зал приходили люди для улучшения своей физической формы, а так же наработки техники. Для того, чтобы давать выход накапливающейся агрессии, должны были быть другие места в нашем огромном городе.
     «-Бои без правил», - мысли о спортивном клубе переметнулись на девушку Свету, а после этого в памяти вплыли воспоминания о нашем разговоре.
     Несмотря на длительный поиск в интернете, найти правильный адрес в прямом доступе никак не удавалось. Забивая в строку поиска ключевые слова, я раз за разом оказывался на одних и тех же сайтах, предлагающих посмотреть бои в качестве зрителя, или поучаствовать в ставках на результат боя.
     Заехав домой, я прихватил спортивную форму и отправился в зал. Придя в то же самое время что и раньше, я опять увидел девушку Свету, «избивавшую» грушу в дальнем конце зала. Переодевшись, я сразу же направился к ней, желая прояснить интересующий меня вопрос.
     -Что, все-таки решил поучиться бить ногами? – заметив мое приближение, девушка прекратила свое занятие и взяла висящее неподалеку полотенце.
     -Да, решил, поможешь? – интуитивно уловив, что в противном случае девушка вообще откажется со мной разговаривать, я согласился.
     -Чтобы бить ногами высоко нужна растяжка, - развеселившись от моего вытянувшегося лица, Света добавила, с трудом скрывая ухмылку: - но тебе это не грозит, будем работать по нижнему сектору.
     Это казалось более реальным и мы приступили к тренировке. Взяв с собой полтора литровую бутылку, я время от времени стимулировал свой организм. Уловить, когда разогнанные колебания квантовых частиц начинают затухать, было вне способностей человеческого тела. Зато боль, которая тут же появлялась во всех мышцах, более чем наглядно показывала, что пора принять «лекарство».
     -Что-то я не пойму, - через час возни с моим телом, Света присела рядом со мной на корточки: - ты то как «рыба», выброшенная на берег, то как бездушный механизм из железа.
     -Я вообще-то ученый, - поправив отсутствующие на своем носу очки, заявил я: - испытываю на себе собственное изобретение в виде чудесных таблеточек, работает пока с перебоями, но уже есть прогресс.
     -Колеса? – скривилась Света, после чего отстранилась от меня, как от чумного: - наши занятия закончены.
     Посидев еще какое-то время на полу, я тяжело встал и подошел к оставленной на скамейке бутылке с водой. Сделав приличный глоток, я прикинул проведенное в зале время и решил что на сегодня хватит. Спросить, где проходят бои без правил, я так и не выбрал удачного момента. А теперь, после того как она стала считать меня «торчком», о дальнейшем общении можно было забыть.
     -Ты чего ей такого сказал? – загородивший проход в раздевалку, передо мной нарисовался тренер.
     -Сказал правду, я от рождения телом слаб, чтобы стать сильнее, ем таблетки, а она меня разве что нах не послала, - передумав ссориться с хмуро смотрящим на меня мужчиной, я почти честно пересказал свой разговор со Светой.
     -А, ну это фигня, приходи в среду, она как раз отойдет и все будет нормально, - разгладившиеся морщины на суровом лице индицировали миновавшую угрозу.
     -Посмотрим, - разом расхотев приходить в этот зал когда-либо вообще, я протиснулся мимо его массивной фигуры в помещение раздевалки.
     Исполняющий обязанности тренера, мужик так и остался стоять в проходе, уловив в моих словах желание послать всех по определенному адресу. По большому счету ему нечего было мне сказать, но он отчего-то не уходил, зайдя за мной следом и наблюдая за тем, как я переодеваюсь.
     -Слушай, а кубики пресса у тебя тоже от таблеточек выросли? – после его слов я опустил взгляд на свой торс и не мог не согласиться с тем, что отсутствие жира и напряженные мышцы под воздействием вставленных в уши наушников, выглядели результатом многомесячного труда.
     -От синеньких, - решив пошутить, откликнулся я: -а от красненьких сила прибавляется.
     -Оно и понятно, - кивнув головой, он показал, что оценил шутку, после чего добавил: -Света проиграла золото из-за того, что ее соперница принимала допинг, все это знали, но на решение судей это никак не повлияло.
     -У всех свои проблемы, - продолжая относиться к девушке как пройденному этапу в своей жизни, равнодушно обронил я.
     -Это хорошо, что ты ей попался, глядишь и отойдет от своей ненависти, - продолжая одеваться, я оставил последние слова тренера без ответа.
     Идя домой, я гнал от себя мысли о Свете, но разговор в раздевалке никак не шел у меня из головы. Быть «лекарством» для чужого человека, ну, пусть не совсем чужого, а просто знакомого, мне претило по самой своей сути. Не зная что с этим делать, я отложил решение на будущее и на стечение обстоятельств. Вернувшись домой, застал родителей за совместным просмотром телевизора. Они сидели на диване в большой комнате, отец приобнимал ее за плечи, а мать склонила голову к его плечу.
     Глава16
     В среду я оказался в спортзале, но пришел намного раньше, нежели обычно. В лаборатории образовался затык с готовностью математических моделей под алгоритмы прорабатываемых теорий, так что Олег Романович запретил понапрасну жечь электричество, гоняя испытательный стенд в холостую и отправил меня домой. 
     Переодевшись, я прошел в зал к облюбованной груше. Капроновый шнур по прежнему удерживал ее от сильных мотыляний, так что я втянулся в ритм и добавлял по движущемуся спортивному снаряду только вдогонку, не принимая на кулак массу качающегося снаряда.
     -Смотрю ты хоть чему-то да научился, -подошедшая со спины, Света оказалась сегодня в зале так же как и я, раньше обычного.
     -Думал позаниматься и уйти, ну, чтоб тебя не нервировать, - обойдясь без приветствий, так же как это сделала девушка, я вернулся к прерванной тренировке.
     Обхватив грушу, Света принялась ее придерживать, несмотря на то, что мы вроде бы поругались. Работать по снаряду в такой обстановке было невозможно и я отстранился, сжав губы и стараясь не сказать то, что думаю.
     -Это действительно не мое дело, чем ты уродуешь организм, - судя по тональности, это должно было прозвучать как извинения.
     -Уродую по сравнению с чем? По сравнению с врожденным пороком сердца? А может быть с рахитом или слабым иммунитетом? А тебе не приходило в голову, что не все родились с генофондом «космонавта» и для того чтобы элементарно пробежаться до автобуса, который вот-вот отойдет от остановки, у людей порой оказывается не хватает недоданных природой сил?! – отпершись на грушу с другой стороны, я приблизил свое лицо к ее голове и выдал на одном дыхании все, что накипело: - привыкла с детства быть лучше всех, а остальным что, нельзя?!
     Вскинувшаяся что-то ответить, она так и не нашлась что сказать. Крутанувшись, Света со всей мощи ударила ногой в прыжке по груше, только вот за мгновение до соприкосновения ее пятки со спортивным снарядом, я придал ему обратно направленный импульс кинетической энергии. В итоге, груша осталась неподвижной, как впрочем и я, тело которого должно было быть отброшено назад в следствие переданной через спортивный снаряд силы.
     Не желая больше общаться с неврастеничкой, я отошел к другой груше, более длинной и тонкой. Показанные в прошлое посещение зала удары ногами по нижнему сектору отличались большим разнообразием. Выбрав первый вспомнившийся, я принялся за его отработку. Минут через пять Света присоединилась к занятию, встав чуть сбоку и молча наблюдая за моей работой.
     -Не так, - не выдержала она и показала, как надо а потом как делаю я.   
     Повторив, а затем еще повторив, и еще, на седьмой раз я начал наносить удар правильно. К разговору за допинг мы больше не возвращались, зато в конце тренировки она напомнила мне про обещание поспарринговаться на ринге.
     На этот раз Света только обозначала наносимые по моему телу удары. Они не были болезненными, но из было чудовищно много. Работая на скорость, она буквально «засыпала» меня со всех сторон, демонстрируя пропасть в уровне между мной и ее мастерством.
     -Выносливости совсем у тебя нет, била бы в полную силу, давно бы сдулась и слегла на ринг, - если в начале я еще комплексовал по поводу своей никчёмности, то встретив ухмылку на лице тренера, наблюдавшего за нашим боем, «включил» мозг и разгадал секрет демонстрируемого «Армагеддона».
     -Пфф, - ответ девушки на мои слова мог обозначать все что угодно, но я чувствовал, что оказался прав.
     -Ей бы таблеточек, зелёненьких, на выносливость, - проходя мимо тренера, я услышал сказанные как будто бы «в воздух» слова.
     Переодеваясь в раздевалке, я невольно хмыкнул, обдумывая его предложение. То, что сказанное в виде шутки тренером имело под собой более чем продуманную аргументацию, я даже не сомневался. Оставалось только решить, как заставить девушку начать принимать допинг. То, что я уже согласен, стало мне понятно после того, как я только представил, что обрушенный на меня сегодня на ринге град ударов будет не понарошку, а в полную силу.
     Отношения с Ритой претерпели кардинальные изменения. В начале первой встречи я устраивал девушку своей финансовой состоятельностью. Во вторую встречу она начала учитывать мою способность доставить ей удовольствие на физиологическом уровне. Ну а к третьему разу, добавилась моя изменившаяся внешность, ставшая неожиданно привлекательной даже для посторонних девиц.
     Отложив телефон в сторону, Рита весь вечер изводила меня вопросами про личную жизнь, вызнавала кулинарные пристрастия, а так же многое другое, что только приходило ей в голову. Устав от всего этого, я довольно жёстко удовлетворил свои сексуальные потребности, едва мы оказались в горизонтальной плоскости. Одевшись и положив деньги на проезд в такси на столик, я оставил ее одну в номере отеля с почасовой оплатой. После выходных, в понедельник, Рита на меня даже не взглянула, чем однозначно дала понять об окончании наших отношений.    
     В спортзале все оставалось по старому, вначале я работал по груше руками, потом под присмотром девушки ногами, а затем выбирался на ринг. Чтобы посмотреть на наш спарринг многие мужчины прерывали свои тренировки и подходили поближе.
     -Хочешь ее победить? – спросил я Свету, после того как мы выбрались из окружения натянутых канатов и уселись на лавочку вдоль одной из стен помещения.
     -Кого? – вначале не поняв о ком я говорю, девушка нахмурилась и ответила, опустив голову: - мне ее теперь не достать.
     -Почему? – найдя в интернете информацию о том бое и выяснив кто была ее соперница и чем она занимается сейчас, я делал вид, что не в курсе ситуации.
     -Бои без правил, там все на допинге, я и тогда то не смогла ее одолеть, а теперь и подавно, - переборов себя, Света все-таки смогла найти в себе душевные силы и сказать это вслух.
     -А пользоваться ее же «оружием» ты не хочешь, так? – подумав разговор заранее, я ни к чему ее не обязывал.
     -Не хочу себя уродовать, - вначале ответив, Света вспомнила где и кому совсем недавно говорила нечто подобное и чуть улыбнулась, взглянув в мою сторону.
     -Ну, мои таблеточки они такие, совсем не вредные, - откинувшись назад, я поднял глаза к потолку и добавил: - ручное производство, индивидуальный подбор, никакой зависимости.
     -Ну да, никакой зависимости, - хмыкнула девушка, впрочем, судя по задумчивым интонациям, мои слова как минимум заставили ее задуматься.
     -Ладно, я пошел, до следующего раза, - оставив Свету сидеть, я поднялся с лавки и направился в сторону раздевалки.
     Ошивавшийся недалеко от выхода из зала тренер кинул на меня вопросительный взгляд, на что я пожал плечами, давая понять, что сделал все что мог и решение за Светой. Не успел я выйти из раздевалки, как был перехвачен решившейся на предложенный «шаг» девушкой.
     -Принеси, на следующую тренировку, на пробу, - раздувая ноздри от решительности, она уставилась на меня, «сверля» требовательным взглядом.
     -Пфф, - только и смог выдохнуть я, так как не думал, что она так быстро согласится и не успел проработать деталей затеянной авантюры.
     Обменявшись телефонами, я направился домой, мысленно прикидывая варианты. Укладывать девушку в ванну голышом, после чего пихать в воду мобильник, было равнозначно раскрытию моих секретов. Следовало все хорошенько продумать, если я хотел и дальше пользоваться своим изобретением и не потерять на него ни авторских прав, ни монополии на открывающийся спектр предоставляемых услуг.
     Глава17
     Работать в лаборатории по субботам и воскресеньям не запрещалось, но и не приветствовалось. В следствие скудности имеющихся теорий и еще более скудных предложений по реализации, Олег Романович давал нам время отдохнуть в надежде что кому-нибудь придет в голову «светлая» мысль во время выходных.
     По этой же причине у каждого из нас был ключ от лаборатории, позволявший и днем и ночью, в любой день недели, получить доступ к компьютерам и имеющемуся там оборудованию. Встав в субботу пораньше, я доехал до института за полчаса, видимо отсутствие пробок на дорогах сказалось даже на скорости метрополитена.
     Фотонный лазер использовался в тестовом стенде как основной источник исследуемой материи. Производя замеры в начальной и конечной точке, наша научная группа пропускала созданный лазером луч через различного вида субстанции. Влияя на пространство электромагнитами, испарениями различных жидкостей, преломляя призмами и зеркалами, студенты пытались выловить закономерности и подвести под результат теоретическую базу.
     Для меня все это уже было пройденным этапом, зная, что должно получиться на выходе, я равнодушно наблюдал за чужими попытками разобраться в получаемых данных и вычленить из огромного объема показаний нужные значения.
     Тестовый стенд имел подвижную конфигурацию, позволяя направить лазерный луч по самой замысловатой траектории. Выбрав обычный цилиндр, я перенастроил оптоволоконные кабели соответствующим образом. В результате у меня получилось кольцо метрового диаметра, в котором, после включения установки, луч поднимался спиралевидно вверх, на высоту до двух метров.
     Раздевшись, я встал в центр круга и дождался отложенного запуска тестового стенда. Фотоны, проходя через биополе моего тела, изменяли свою частоту колебаний. Используя очищенную от инфоматрицы воду, я снимал показания со своего тела в течении трех- пяти минут. Лазерная установка затратила на это секунд десять, но для более точного результата я повторил процедуру еще три раза.
     Усреднив показания, я сравнил их с начальными значениями и понял, что наша «научная» группа до конца жизни не сможет добиться положительного результата. Даже мне, знающему из другого источника, что должно было получиться на выходе, пришлось почти целый день потратить на подбор корректирующего коэффициента. Фотонный лазер действительно позволял производить замеры, только вот погрешности и ошибки достигали девяноста процентов от эталона.
     -Света? – набрав номер девушки я дождался ее приветствия и продолжил: - ты завтра сможешь подъехать по нужному адресу? Только возьми с собой кого-нибудь, кому доверяешь. Мне нужно снять показания твоего тела, ну а процедура подразумевает, что пациент будет абсолютно голым. Так как мы с тобой еще не очень близко знакомы, нужен еще кто-то, кто будет делать то, что я скажу.
     -Ну, я даже не знаю, - выслушав мои сбивчивые объяснения, Света задумалась: - если только отец согласится поехать.
     -Отец так отец, - не стал возражать я: - завтра в десять утра, и постарайтесь не опаздывать.
     Просидев за приборами еще пару часов, я убедился, что все правильно и отправился домой. Переброшенные в облачное хранилище данные позволили виртуальному компьютеру приступить к обработке информации. Отлаженный механизм был запущен и новый виток экспериментов начал свою реализацию.
     -А где твой отец? – встретив девушку на улице перед зданием института, я осмотрелся по сторонам: - опаздывает?
     -Он не придет, - почему-то потупив глазки, сказала Света.
     -Не понял, - посмотрев на нее более внимательно, я почувствовал, что начинаю злиться.
     -Ну, я ему все объяснила, а он мне сказал, что я «дура» и отказался со мной ехать, - нотки эмоций прорезались в ее голосе, показывая, что разговор с отцом у нее вышел куда более эмоциональным, чем она рассказывает.
     -И чем он это аргументировал? – срывать назначенный на сегодня эксперимент не входило в мои планы, более того, мне еще предстояло вернуть тестовый стенд в изначальное состояние, до того как наступит понедельник и студенты с аспирантами вернутся в лабораторию.
     -Он сказал, что если я не смогу постоять за себя, то серебряную медаль мне вручили незаслуженно, - появившаяся в голосе агрессия подспудно показала, что девушка наделе готова доказать, что она достойна куда более высокой награды и любой, из-за кого падет «тень» на ее достижения, об этом сильно пожалеет.
     -Ладно, пошли тогда, - припомнив, что вроде бы видел ширму в чулане лаборатории, я двинулся ко входу в институт.
     Накинув белый халат, я занялся настройкой приборов, заранее объяснив девушке, что от нее требуется. Ширма оказалась более менее целой и если бы я повернулся, то смог бы увидеть только макушку раздевающейся за перегородкой девушки.
     -Ну что, готова? - спросил я и начал отсчет: - три, два, раз.
     Гудение трансформаторов ознаменовало первый прогон. Взглянув на полученный объем данных, я оценил его как превышающий стандарт в полтора раза.
     -Ты там не шевелилась случаем, пока лазер работал? – и, уловив смущенное «ну», я выразил свое возмущение: - двадцать секунд! Стоять, не дышать, не двигаться!
     -Давай еще раз, - судя по тембру голоса Света ни капельки не раскаялась.
     -Давай, - выдохнув, уступил я.
     Использовать установку фотонного лазера пришлось девять раз. Женское тело отличалось от мужского как по физиологии, так и по спектрам биополей. Чтобы убедиться, что при сканировании охватывается весь диапазон, я перенастраивал уставки три раза, проверяя пограничные значения.
     -Все, можешь одеваться, - пересев на вращающийся стул перед сервером, я склонился над клавиатурой, вбивая данные.
     Моя спина привычно ссутулилась, в стеклах толстых очков отражались бегущие по экрану символы. На звук отодвинувшейся ширмы я не обратил внимания, нужно было запустить процесс передачи данных в облачное хранилище. Производить вычисления на установленном здесь оборудовании я не собирался ни при каких обстоятельствах. Монополия оставалась монополией, если технологией владел только один человек.
     -Так ты и в правду ученый?! – кажущиеся вопросом, слова прозвучали с интонацией констатации факта.
     -Всего-лишь студент, закончил четвертый курс, - вводя последние цифры, мои пальцы выбивали дробь по клавишам клавиатуры.
     -А так и не скажешь, своя лаборатория, куча приборов, - ее голос неспешно приближался.
     -Летняя практика, не более, - закончив, я развернулся на вращающемся стуле к девушке, оказавшейся от меня на расстоянии вытянутой руки.
     На ее обнаженное тело был накинут белый халат, не застегнутый ни на одну из пуговиц, он оказался едва стянут хлопчатобумажным поясом. В ее глазах плескалась «веселость», нижняя губа была чуть прихвачена белыми зубками.
     -Тебе не кажется, что именно так хорошие девочки и попадают в неприятности? - развитие ситуации было не однозначным и я постарался все прояснить до того, как станет слишком поздно: - выходной день, никого на этаже, тихий ботаник-ученый и невинная девушка.
     -И что за неприятности могут поджидать невинную девушку? – преодолев последний метр разделявшего нас пространства, Света положила свои руки на мои плечи.
     -Задохлик ученый может оказаться извращенцем, в руки которого попалась красавица, - встав, я оказался в кольце ее объятий.
     -Такой уж и задохлик? – с ухмылкой усомнилась Света: - отец сказал, что у твоей любимой груши скоро потолочный анкер придется менять, еще пару тренировок и она сама упадет на пол.
     -Отец? – догадка пришла неожиданно и я уточнил: - тренер?
     Впрочем, мои руки против собственной воли уже обняли девушку за талию, после чего переместились на спину. Едва касаясь, кончики пальцев, они прошлись вдоль ее позвоночника снизу вверх, остановившись в районе лопаток. Ухватив за самые кончики волос, я потянул за их вниз, вынуждая девушку откинуть голову чуть назад. Приоткрывшийся рот манил пьянящим «бутоном» коралловых губ. Склонившись, я осторожно ее поцеловал. 
     Я оказался у Светы не первым, далеко не первым. Видимо проведенное в спортивных лагерях девичество, а потом и учеба на спортфаке, способствовала тесному общению с противоположным полом. Несмотря на «прошитое» биополе моего тела, выдержать устроенный марафон оказалось выше моих сил и я «закончил».
     Света не сильно от этого расстроилась, успокоив тем, что она уже четыре раза все, но может и еще, если смогу я. Отчего-то после ее слов мое настроение резко ухудшилось, впрочем, это осталось незамеченным или проигнорированным. Дожидаться, пока мое тело снова станет пригодным к «эксплуатации» я не стал, ощущение что меня «попользовали» не желало проходить и злило.
     -Когда таблеточки будут готовы? – перед расставанием у метро, Света вернулась к причине нашей встречи.
     -В понедельник, в спортзал принесу, - сумев успокоиться, я вновь почувствовал себя нормально.
     Возвращаясь домой, я зашел в аптеку и купил упаковку аспирина. Таблетки, которые так жаждала получить девушка, надо было где-то взять. Другой момент, что вода, которой Света будет запивать эти таблетки, будет не совсем обычной и строго отмеренного объема.
     Глава18
     Олег Романович все-таки узнал о проводимых экспериментах выходные дни. Судя по всему, где-то стояла дублирующая аппаратура, записывающая результаты, полученные на стенде. Никто из членов «научной» группы не докладывал об проводимых опытах, а понять самому, кто и что делал, у него не оказалось никакой возможности.
     Все утро научный руководитель нарезал круги по лаборатории, заглядывая студентам и аспирантам из-за спины в экраны мониторов. Накалившаяся атмосфера окончательно «убила» творческий процесс и никто ничем дельным не занимался. Разобравшись, что все сидят и только и делают, что перекладывают файлы из папочек в папочки, Олег Романович рассвирепел и устроил нам форменный разнос. В результате пришлось сегодня немного задержаться и до спортзала я добрался ближе к девяти вечера.
     -Нечего что так поздно? – заранее известив по смс что задерживаюсь, я, тем не менее, счел правильным еще раз извинится.
     -Даже хорошо, лишних людей меньше, - отмахнулась Света.
     Бросив взгляд на почти пустое помещение, я насчитал всего трех человек, одним из которых был тренер.
     -Отец то не против? – бросив кивок в его сторону, я натолкнулся на ее упертый взгляд.
     -Я уже все решила, - упрямо ответила девушка.
     -Ну, если все решила, то пошли, - скрывшись от посторонних глаз в раздевалке, я достал маленькую баночку с одинокой таблеткой и пол литровую бутылку воды: - вот, сделал пока одну, посмотрим как пойдет, может придется менять фармакологический состав, и еще, надо обязательно выпить всю воду.
     Не теряя времени, Света вытряхнула таблетку на свою ладонь и, словно боясь передумать, закинула ее в рот. Взяв протянутую бутылку воды, она приложилась к горлышку и с явным трудом допила ее до самого конца.
     -Я теперь как бочка с водой, - прислушавшись к себе, сказала Света.
     -Сходи в туалет если хочешь, я пока переоденусь, встретимся в зале, - прикинув мысленно, что если девушка уменьшит количества отработанной жидкости в своем организме, то это не как не повлияет на результат, я начал спокойно переодеваться.
     Когда я вышел, Света уже была на месте, примериваясь к своей груше. Она явно ждала, чтобы начать тренировку и нетерпеливо посматривала в сторону раздевалки.
     -Давай-давай, - наткнувшись на ее немой «вопрос», я махнул рукой, давая отмашку.
     Вначале медленно но мощно, потом все быстрее и быстрее, но все с так же мощно, Света наносила выверенные долгими годами тренировок удары. Если раньше по помещению гуляло эхо от ее работы, то теперь я даже не знал, с чем сравнить дробный звук низких частот.
     -Надолго хватит? – подойдя ко мне, поинтересовался ее отец.
     -Хрен его знает, тут не от времени зависит, а от нагрузок и адреналина, - продолжая завороженно смотреть на то, в что превратилась девушка, сказал я.
     -Адреналин значит, - как если бы что-то понял, он кивнул самому себе.
     Через полчаса ситуация не изменилась ни на йоту. В помещения клуба находилось только пять человек, я, девушка, ее отец и двое мужчин, оказавшихся помощниками тренера. Глянув на то, чем они заняты, я мысленно согласился со следующим этапом испытаний. Отец Светы одевался в защиту, которая отдаленно напоминала облачение вратаря в хоккее. Только вот толщина всех накладок, опутывающих его тело, достигала порой тридцати сантиметров. Этакий «робот», тренер с трудом пролез между канатами, занимая место посредине ринга.
     -Хватит там грушу околачивать, иди сюда, -подал он голос, едва появилась пауза между бесконечными ударами.
     Легко смесившись к рингу, Света тягучим движением взметнулась вверх и перемахнула ограждение. Оказавшись рядом с отцом, она не ринулась сразу же в атаку, а выслушала его наставления. Судя по всему, методики уже были отработаны ранее и теперь отец и дочь просто вернулись к ним с новыми «силами».
     -Две минуты сорок секунд, - засекая время на секундомере, сообщил стоявший рядом со мной помощник тренера.
     Если в начале веер ударов был так же стремителен, то к концу озвученного времени Света явно начала сдавать. Глянув повнимательнее на мужчину, я его вспомнил, именно он заговорил тогда со мной, сказав, что я молодец, что не стал «ронять» девушку вовремя нашего первого с ней спарринга. Понимая теперь, что это была шутка, я даже не обиделся, так как разница между мной и Светой оказалась огромной.
      -Шестьдесят секунд перерыв, - попросил я и, взяв вторую пол литра, прихваченную заранее из раздевалки, подошел к рингу.
     -Света, сделай несколько глотков, таблетка не до конца растворилась, надо проверить, насколько ее хватит, - протянув бутылку, объяснил я.
     -Время, - подал голос мужик с секундомером и на ринге вновь закружился «смерч», наносящий град мощнейших ударов.
     Допить воду из второй бутылки я так и не дал, заявив, что «хватит». Окрыленная возможностями своего тела, Света попробовала «качать права», но тут вступил в разговор ее отец и начал перечислять совершенные ей ошибки. Для меня все выглядело идеально, но, судя по согласно кивающим головам помощников тренера и незнающей что возразить девушке, я понял, что все было действительно не совсем гладко.
     -Когда можно принимать вторую дозу, - отправив дочь в раздевалку, тренер снял защиту и обратился ко мне с закономерным вопросом.
     -Вы допустите ее до выступлений на ринге боев без правил? – уходя от прямого ответа, спросил я.
     -Конечно же нет, - возмутился он.
     -Тогда никогда, - хмыкнув, я попытался развернуться и уйти.
     Сграбастав меня за плечо, разозлившийся мужик порывался что-то сказать, но брал себя в руки и раз за разом плотно сжимал губы.
     -Стимул, ради которого ваша дочь согласна принимать препарат, это победа, а вернее желание наказать свою соперницу, никакие другие цели ее не интересуют, да и я, признаться, ради меньшего не стал бы ей помогать, - поведя плечом, я сбросил его ладонь со своего костлявого плеча.
     -Ну ты и урод, - все же выдавил он из себя.
     -Решите, что для вас важнее, нормальная дочь или «почерневшая» от злости и не свершившееся мести истеричка, - решив, что сказал действительно все, все что хотел, я беспрепятственно ушел.
     На следующий день в лаборатории был аврал. Простимулированные накануне Олегом Романовичем, студенты «на гора» выдавали новые идеи и организовали целую очередь к испытательному стенду. К концу недели все вернулось в привычное русло, «гениального открытия» так и не произошло и наступившая пятница окончательно свела на нет мыслительные усилия студентов.
     Глава19
     Оплатив аренду виртуального компьютера еще на один месяц, я прикинул остающиеся финансы. Если до конца лета мне не удастся найти безопасное применение своему открытию, то придется вновь идти и грабить кого-нибудь в подземной парковке крупного магазина.
     Отец с матерью окончательно помирились. Это не могло не радовать, так как остро стоявший ранее квартирный вопрос решился сам собой. Ночуя теперь в одной комнате, родители не испытывали дискомфорта от нахождения в собственной квартире.
     -А чего вы поругались-то? - после очередной тренировки, которые все реже и реже устраивал отец по вечерам в моей комнате, спросил я.
     -Ты хилым рос, я решил, что ты мне не родной, - запыхавшийся и плохо соображающий, отец брякнул правду, как она есть.
     Момент, когда я его ударил, остался за «кадром», вот он стоит, а вот он лежит. Ударив со всей силы, не сдерживаясь, я отправил его в нокаут. Почувствовавшая неладное, мать тут же заглянула к нам в комнату. Принявшись поднимать отца с пола, она выговаривала бате, что он все такой же как в молодости и что пока не получит в морду, никак не успокоится. После того вечера я не разу не возвращался к этой теме, как впрочем и отец, переставший меня «тренировать». Батя наконец-то убедился, что его сын может за себя ответить и успокоился на достигнутом.
     -Валентин, придешь сегодня? – позвонивший отец Светы разговаривал со мной нейтральным тоном.
     -К девяти или как обычно? – решив выяснить заранее, чего ему от меня нужно, я сделал простенький намек.
     -К девяти, - помедлив, прежде чем ответить, произнес тренер.
     Успешно завершившийся эксперимент с использованием лазера вместо наполненной водой ванны, давал гипотетическую возможность поставить производство «таблеток» на поток. Только процедура считывания биополя все еще оставалась трудноосуществимой без наличия специального оборудования. Решив попробовать еще один способ, я подготовился и пришел в зал, когда все посторонние уже ушли.
     -Свет, вот, надо до начала тренировки взять образец, - протянув девушке баночку для сдачи мочи, я добавил: - думаю ты знаешь, что с этим делать.
     -Уверен, что я справлюсь? – взяв ее в руки, она подняла её на уровень глаз и принялась придирчиво проверять герметичность упаковки.
     -Это же фармакология, у тебя в организме хренова туча секреций вырабатывается во время тренировки, - продуманная заранее ложь уверенно звучала из моих уст: - мне потом с этим еще возиться, почти уверен, что придется изменять пропорции компонентов.
     -Фармакология? – стоявший рядом вовремя нашего разговора, тренер дождался пока его дочь уйдет в туалет и спросил: - ты же вроде бы на физико-математическом учишься, или все-таки на медицинском?
     -На физмате, - признался я и недовольно уточнил: - а вы откуда знаете?
     -Участковый тут заходил, тобой интересовался, - ухмыльнувшись, он не стал комментировать появившуюся на моем лице растерянность и продолжил рассказывать: - ты неделю назад группу малолеток отметелил, детишки ничего толком сказать не смогли, а вот бабка местная тебя хорошо запомнила. Так что парень, ты больше на районе не хулигань, участковый намекнул, что уже десять заявлений висит, если возьмут во время драки, разом на тебя все эпизоды повесят.
     -Не участковый прям, а добрый волшебник, - я скорее прошипел, чем сказал, испытывая коктейль из агрессии и растерянности.
     -С таким самоконтролем на тебя в любом отделении все «глухари» повесят, - недовольный моей реакцией, тренер отошел к рингу.
     Снабдив вернувшуюся из раздевалки Свету очередной таблеткой и выдав пол литра воды, я присел на лавку. Смотреть, как занимается девушка у меня пропало все настроение. Случайно узнав, что нахожусь на волосок от тюрьмы, мне стало сильно не по себе. Буквально вчера я прикидывал куда-бы сходить, так как желание подраться становилось сильнее с каждым днем. Занятия в спортзале, как и спарринги со Светой, не давали и десятой части требуемого мне адреналина.
     «-Адреналин, адреналин», - наткнувшись в мыслях на это слово, я вспомнил сказанное мной ранее отцу девушки.
     Почему я решил, что адреналин имеет взаимосвязь с продолжительностью разогнанных частот, я понял только сейчас. Видимо подсознание давно пришло к этому выводу, но озвучить его, позволив использовать в дальнейших исследованиях, я смог только после сегодняшнего «озарения».
     «-Защитная реакция, организм работает на пределе, нервные окончания испытывают сумасшедший стресс, измененные мной частоты затухают, биополе человеческого тела возвращается в стандартные рамки, - пока что логическая цепочка казалась вполне обоснованной и я продолжил рассуждать про себя: - значит, все дело в нервных окончаниях, надо разобраться, как их пропатчить»
     Неожиданно я испытал упадок моральных сил. Бросив взгляд по сторонам и убедившись, что на меня никто не смотрит, я еще больше ссутулился и сник. Что-бы достигнуть задуманного, мне предстояло сделать еще очень и очень многое. Хватит ли у меня сил, времени, удачи, знаний? От таких мыслей стало грустно. Грустно и тоскливо.
     -Ты чего? Расстроился что я теперь с тобой не занимаюсь? – закончившая тренировку, Света лучилась удовольствием.
     -Нет, просто подумал, что мне еще возиться с твоими анализами, - ответил я первое, что пришло в голову.
     -Могу еще раз в баночку пописать, - хорошее настроение девушки ничем было не испортить.
     -Ты как в воду глядишь, - доставая из пакета вторую герметичную упаковку, я постарался придать своему лицу максимально яркую гамму чувств из отвращения и брезгливости.
     -Ага-ага, - взяв ее в руки, Света склонила голову набок: - даже боюсь представить, что от меня потребуется за все испытываемые тобой мучения.
     -Секс до утра, - брякнул я.
     Секс со Светой все-таки состоялся, но не в тот же день, а на выходных. Собранные анализы требовали спектрального анализа фотонным лазером, так что субботу я оказался вынужден провести в лаборатории. Позвонившая Света предложила пойти погулять, на что я ей довольно грубо ответил, что занят ее мочой и мне некогда. Заявившаяся в лабораторию, девушка вначале терпеливо ждала, пока я освобожусь. Но, терпение не входило в ее добродетели, и меня прервали.
     Надевшая тот же халатик, что и в прошлый раз, Света сманила меня на узкую кушетку, воспользовавшись женскими чарами. Не желая надолго откладывать работу с приборами, я постарался сделать все по-быстрому. Но, в отличие от Риты, со Светой этот «номер» не прошел. Мало того, что она была сильной, так еще и закончить преждевременно мне никак не удавалось. Словно чувствуя, когда я сойду с дистанции, она приостанавливалась, снижая интенсивность движений.
     Если в прошлый раз мне пришлось поверить ей на слово, что девушка успела четыре раза, то сегодня Света считала вслух, и чем больше становилась произносимая с хрипотцой цифра, тем хуже я себя чувствовал. Осознав, что являюсь подобием «фаллос имитатора», я разозлился. Никакой воли мне не давали, используя так как хотят. От этого в моей голове что-то перемкнуло и я ударил скакавшую на мне Свету.
     Не ожидавшая от меня ничего подобного, она едва не свалилась на пол, но я успел перехватить женское тело и заломить ее руку за спину. Причиняя боль, я вынудил девушку согнуться и упер ее лицом в кушетку. Бледные ягодицы призывно смотрели в мою сторону и я воспользовался ситуацией, все же закончив затянувшийся процесс.
     -Ну ты и самец, - ни капельки не обидевшись, Света свернулась калачиком на смятом халате.
     -Сама не лучше, - не став одеваться, я как был голышом прошел к серверу и проверил процесс передачи данных в облачное хранилище.
     Помимо анализов Светы, я исследовал и собственные образцы. Имея эталонные матрицы, а так же то, что получалось после разгона и окончания действия смены частот, мне оставалось подобрать очередные коэффициенты, при помощи которых в будущем программирование инфоматрицы жидкости в человеческом теле будет сводиться к совсем простым действиям.
      Глава20
     Бои без правил проводились в бывшем Дворце Пионеров. Спустя неделю отец Светы заявил, что в четверг будет бой между его дочерью и ее давней соперницей. Уточнив адрес, я подъехал к оговоренному заранее времени, прихватив с собой «лекарство».
      -В воду кое-что добавлено, так что не перепутайте, таблетка сама по себе не растворяется, - сев в салон припаркованной на стоянке машины, я давал последние наставления отцу Светы: - в перерывах между раундами можете дать попить из второй бутылки, но лучше всю не допивать.
     -А с тем что останется, что делать? –тряхнув водой в бутылке, уточнил он.
     -Да ничего не делать, через три часа это будет просто вода, процесс распада невозможно остановить, - пожал я плечами.
     В помещение Дворца Пионеров меня пропустили только в составе сопровождения. Если бы я пришел сюда своим ходом, главный вход, как и тот, через который мы попали вовнутрь, оказался бы для меня недоступен. Жесткий face контроль подразумевал наличие приглашения, ну, или как в моем случае, причастность к одному из участников боя.
     Оказавшись внутри, я по тихому свалил, отчего-то мне не хотелось, чтобы меня связывали с участвующей в выступлении девушкой. Проходя вдоль рядов пластмассовых кресел, я обратил внимание на второй этаж, где за низким парапетом виднелись добротные столики. Сверху должен был открываться удачный ракурс на пока что еще пустующий ринг и я направился к ведущей туда лестнице. В конце третьего пролета, перед самым входом на балкон, здоровенный мужик, с трудом поместивший свои бугрящиеся мышцы в пиджак, преградил мне дорогу.
     -У вас заказано? – оценив, что я нахожусь внутри Дворца Пионеров, а не снаружи, на улице, он решил проявить вежливость и не прогонять меня сразу.
     -Альбина, девушка вон за тем столиком, в красном платье, - со ступеньки лестницы, на которой меня остановили, оказалось хорошо видно сидящих на балконе людей, узнав в одной из них свою «знакомую», я решил, что ничем не рискую, назвав ее имя.
     Правильно названного имени оказалось достаточно. Связавшись с кем-то по рации, здоровенный мужик выслушал указания и меня пропустили. На балконе было не так уж и много народу, так что мое появление не осталось не замеченным. Пройдя вдоль разрозненно стоящих столиков, я подошел к тому, за которым сидела Альбина и поздоровался.
     -Если бы не очки, я бы тебя не узнала, - выдержав паузу, женщина все же снизошла до ответа.
     -Позволите присоединится, - испытав очередной приступ злости за надменное ко мне отношение, я присел на свободный стул.
     -Смотрю ты залечил свои синяки и поспешил прийти за новыми?! - отреагировала она на мою наглость.
     -Не, еще несколько зубов не отросло, - оттянув правую щеку пальцем, я продемонстрировал обломок клыка на нижней челюсти: - может подкинешь на лечение?
     -Скажи спасибо, что Валя в тот день добрым был, - без особого интереса взглянув на мое лицо, она отвернулась в сторону ринга. 
     -Тезка значит, - так же повернувшись к раскинувшемуся внизу пространству, я попробовал найти глазами тренера и Свету.
     За время короткой пикировки с Альбиной я успел ее рассмотреть более внимательно. Если при первом знакомстве она показалась мне взрослой, то теперь стало понятно, что это всего лишь имидж деловой и успешной женщины. На самом деле ей было вряд ли больше чем мне, только вот одежда с косметикой добавляла несколько лет.
     -Зачем ты здесь? – через какое-то время она нарушила затянувшееся молчание.
     -Да вот, думал на кого-нибудь поставить, - убедившись, что девушка не торопится меня гнать, я позволил себе немного лжи.
     -Есть деньги на ставку? – выразительно дернув бровью, Альбина ухитрилась одним движением мимики напомнить мне о потертых джинсах и линялой футболке с вытянутым горлом.
     -Ну, ты же мне на лечение дашь, вот я эти деньги и поставлю, - постарался я поддержать шутливый тон, но, уже заканчивая фразу, почувствовал, что перешел незримую черту.
     -Мы уже на ты? – вроде бы тем же тоном, что и раньше, сказала Альбина, но чувствовать опасность в последнее время у меня получалось все лучше и лучше.
     -Между нами нет разницы в возрасте, тем более мы вдвоем, был бы кто еще рядом, то пришлось бы соблюдать сословные приличия, а так, - проговорив все это беззаботным тоном, я вновь отвернулся к рингу.
     -Хорошо, что ты это понимаешь, - выдержав паузу и выделив слово «ты», произнесла Альбина.
     Тем временем на противоположной стене загорелся огромный экран. Несколько плазменных телевизоров, составленных вместе, отобразили таблицу предстоящих боев. Пробежавшись глазами по строчкам, я нашел бойца Няшная, узнав Свету только по фотографии.
     -На кого будешь ставить? – спросила Альбина, почему-то начав улыбаться.
     -На бой Волчицы и Няшной, - глянув еще раз на экран, я пояснил: - ставки один к семи, по сравнению с остальными, где один к два или один к полтора, на этих хоть можно заработать.
     -И тебя не смущает, что Няшную так низко оценили? – облокотившись на столик, оказавшийся кстати из массива дерева, Альбина рассматривала меня оценивающим взглядом.
     -Новичкам везет! – как можно увереннее ответил я и улыбнулся в ответ.
     -Эта девчонка уже проиграла в прошлом году Волчице, тогда дело происходило на общероссийском турнире, но это не отменят сути, - перестав улыбаться, словно не желая, чтобы наши улыбки встречались, она продолжила: - на этот год Волчица выступать на соревнованиях не будет, так что и допинг контроль ей не грозит. А без допинга на ринге боев без правил не выиграть, если эта Няша обдолбалась по самые уши, то у нее сегодня есть все шансы, но тогда, девочке не светит золото, ни в этом году, ни потом. После допинга к соревнованиям спортсменку никто не допустит.
     -Я же объяснил, новичкам везет, тем более что деньги не мои, ты же сделаешь за меня ставку? – постаравшись никак не выдать своего охренения от вскрывшихся фактов, я продолжил натянуто улыбаться.
     -Пфф, - выдала Альбина, став после этого казаться не такой чопорной и заносчивой, как раньше.
      Бой между Волчицей и Няшной был третьим по счету. Перед началом каждой схватки к сидящим за столиками на балконе подходил специальный человек, принимающий ставки.
     -Сколько твои сломанные зубы стоят? - когда подошло время, Альбина обратилась ко мне с вопросом.
     -Три зуба, надо ставить имплантанты, каждый по сотне, итого триста тысяч, - выдал я.
     Стоявший рядом с нашим столиком, работник тотализатора ничем не выдал своего удивления от столь странного диалога.
     -Тогда, - чуть довернув голову, Альбина показала к кому она обращается: - три сотни на Няшную и от меня еще пятьсот.
     -Э, - даже не заметив, как испарился работник тотализатора, я уставился на женщину.
     -Ты же сказал, что в первый раз здесь, ну а новичку, по определению, должно повезти, - равнодушным тоном прокомментировала она свое решение.
     Начавшийся бой показал, что используемые в современном спорте медикаменты не сильно уступают моему изобретению. Девушки бились на равных, скорость, сила ударов, даже выносливость, у обоих бойцов начала заканчиваться одновременно. После первого перерыва посвежевшая Света начала теснить свою соперницу, у Волчицы не оказалось простой на вид бутылочки с пол литрами прозрачной воды. Третий раунд так и не состоялся, подловив Волчицу, совершавшую удар в прыжке с разворотом, Света пробила ногой прямой в голову, отправив соперницу в полет на канаты. Упавшая, Волчица так и не встала, ее тело, лишенное сознания, продолжало конвульсивно шевелится. Это зрелище вызвало у меня отвращение и слабый приступ тошноты.
     «-Долго эта Волчица еще собирается работать? На такой химии износ организма год за десять идет, не меньше», - отведя взгляд от поверженного бойца, я мысленно пожелал ей побыстрее с этим завязывать.
     -Надеюсь ты понимаешь, что весь выигрыш мой? - после завершения боя Альбина со скучающим видом рассматривала зал, после чего повернулась ко мне и продолжила: - считай, что легко отделался, иначе Вале опять пришлось бы провести с тобой воспитательную беседу.
     -Хм, я думал ты выше денег, - никак не показав своего отношения к «кидалову», я встал из-за ее столика: - приятно было снова вас увидеть, вы все так же неотразимы и привлекательны.
     -Когда ты разговаривал со мной на «ты», мне больше нравилось, - чуть шевельнув рукой, она дала понять, что разговор окончен.
     Двигаясь вдоль столиков к спуску с балкона, мне хотелось бы верить, что она все-таки смотрит мне в след, но, чувствовать чужие взгляды я пока что еще не научился. Оборачиваться я тем более не стал, оставшись при своих, стоило поблагодарить Свету, что помогла своей победой не попасть на «крючок» к этой стерве.
     -Эй, как там тебя, - поджидавший внизу у лестницы, шофер Альбины кивнул головой в сторону кассы: - пошли, велено получить выигрыш и проводить тебя на выход.
     Холеная девчонка видимо проверяла мою реакцию на жадность. Успев поверить в то, что действительно пролетел мимо выигрыша, я даже придумал целую теорию заговора против себя любимого. Валентин, водитель Альбины, развеял мои «страхи», доведя до окошка выдачи и обменяв две пластиковые карточки на толстые пачки денег.
      Два миллиона сто тысяч уместились только в двух карманах. Разделив купюры поровну, я сунул одну в передний правый, а вторую в передний левый карман джинсов. Тезка с усмешкой наблюдал за моими мучениями, у водителя для денег оказалась солидного размера борсетка.
     -Приходите еще, возьмите купон, - кукла-образная девушка стояла на выходе и раздавала всем покидающим бои без правил приглашения на следующее посещение.
     Глянув мельком на пластиковую карточку, я сунул ее в отделение чехла телефона. С недавнего времени я стал хранить так и дебет карту и студенческий, отказавшись от кошелька с отделением для бумажных денег. Телефон все это время я нес в руках, так как в карманах не осталось свободного места.
     Впрочем, моя навороченная мобила не являлась для сегодняшних посетителей Дворца Пионеров чем то сверх необычным и не привлекала внимания. Ехать в общественном транспорте с такими деньгами было неразумно, так что я двинулся сквозь стоянку машин к виднеющемся на краю парковки таксистам и их колымагам.
     -Валентин, ты где сейчас? – отец Светы позвонил на мой номер, вынуждая ответить.
     -Иду вдоль парковки, к метро, - слегка соврал я.
     -Помнишь где моя машина стоит? Подходи, разговор есть, - предложил он.
     -Не, я с вами больше не общаюсь, - не желая встречаться, тем более здесь и сейчас, отказался я.
     -А чего так? – мне конечно же показалось, но в голосе тренера прозвучали веселые нотки.
     -Вы мне не сказали, что Свете через месяц на всероссийских выступать, - наконец-то дойдя до таксистов, я кивнул одному из них и он услужливо открыл заднюю дверь, приглашая сесть: - ее теперь к боям не допустят, если бы я знал, хрен бы стал ей «таблетки» делать.
     Обойдя капот машины, водитель уселся на свое место и взглянул на меня в зеркало заднего вида. Махнув рукой, я показал, чтобы он ехал вперед и переложил телефон к другому уху.
     -Ее не допустят, если она не пройдет допинг контроль, - судя по голосу, он и сам теперь был не рад, что позвонил: - допинг, это не одна таблетка перед боем, это ежедневный прием лекарств в течении даже не месяца, а как минимум полугода. Мышцам спортсмена требуется набрать максимальную форму во время тренировок и такую химию из организма уже ничем не вытравить. Те четыре таблетки, что она уже приняла, не сможет обнаружить ни одна допинговая комиссия.
     -Спасибо что объяснили, но я уже уехал, так что увидимся в другой раз, - нажав кнопку отбоя, я занес номер и тренера и девушка Светы в «черный» список.
     -Куда едем? – дождавшись, пока я закончу телефонный разговор, водитель понятливо кивнул, услышав произнесенный мной адрес.
     Откинувшись на сидение, я задумался о том, куда потратить деньги.
     «-Купить что-нибудь полезное, или отдать родителям, а может просадить одним махом?» - ни один из приходящих на ум вариантов не устраивал меня по той или иной причине.
     Даже покупка квартиры-студии, о которой я так долго мечтал, оказалась теперь не актуальной. Родители помирились и срочная необходимость съезжать отпала сама собой. Улицы летнего города мелькали в боковом стекле автомобиля. Время от времени взгляд цеплялся за девушек, одевших короткие платьица и вышагивающих вдоль тротуаров. Витрины магазинов и яркие вывески сменялись зелеными насаждениями. Тянущееся все последние годы безденежье медленно отступало в прошлое.
     Глава21 
     Аспирант Дмитрий почти каждый день рассказывал о своей еще не защищенной диссертации и успел за прошедший месяц всех задолбать историями о том, как он ее писал, кто ему помогал и как на него снизошло «озарение». Выданная в конце первого месяца зарплата за участие в исследованиях слегка оживила общий настрой, но не настолько, чтобы кто-то из парней согласился составить компанию Дмитрию.
     -Валек, пошли хоть ты со мной, - не понимая, что самой постановкой фразы, уже отталкивает собеседника, парень пристал со своим предложением куда-нибудь сходить и бухнуть.
     «-Может и в правду согласиться? Потом ему в рожу дам и он не будет ко мне больше приставать со своими рассказами!» - прикинув долгосрочные выгоды и сиюминутные неудобства, я согласился.
     -Мальчики, а вы куда? – неожиданный интерес со стороны Риты слегка меня удивил.
     -Я тут с девушкой познакомился, но она только со своей подружкой согласилась прийти, вот, Валентин согласился помочь, возьмет ее на себя, - довольно грубо отшил студентку парень.
     Под обалдевшим взглядом Риты, Дмитрий вышел из лаборатории. Я тоже слегка «подвис», не понимая, почему он отказался брать ее с нами.
     -Ты пойми, крутить интрижки с теми, с кем учишься или работаешь, нельзя, - добравшись до бара мы устроились за дальним столиком: - ты мне еще спасибо должен сказать, что я Ритку отшил, окрутила бы тебя она, потом мучился бы.
     Несколько опешив от таких заявлений, я все же сделал глоток сока, стакан с которым невольно завис в моей руке мгновением назад. Заказавший графинчик водки и скудную закуску, аспирант хлопнул уже вторую стопку и придирчиво осмотрел зал.
     -Нда, не густо сегодня, ну, еще посидим, и если никто не появится, пойдем в другое место, - озвучил он результаты осмотра.
     Повернувшись к почти битком забитому залу бара, я оглядел пришедших отдохнуть в пятницу людей. Две трети посетителей составляли девушки и женщины, многие из которых явно искали мужской компании.
     -А эти тебе чем не нравятся? – кивнув на двух подружек, сидевших через столик от нашего, спросил я.
     -Не, эти не подходят, - налив себе еще, аспирант опрокинул стопку, после чего поморщился и поспешил закусить.
     Я еще раз посмотрел на девушек, обе казались довольно миловидными и явно никого не ждали.
     -Почему не подходят? – сделав очередной глоток, я отставил стакан в сторону.
     -Потому что так они не дадут, - изрек Дмитрий, после чего плеснул из графина водки в мой сок и доверительно поведал: - напоить их не получится, а других вариантов, лично у тебя, нет.
     Откинувшись на спинку сиденья, я снял очки и привычным движением принялся протирать платком толстые диоптрии. Сидеть с этим чмо за одним столом пропало все желание, как только я понял ход его мыслей. Видимо намеренье сменить бар, а потом еще один и еще, будет доминировать до тех пор, пока подвыпивший аспирант не наткнется на перебравшую по малолетству, или напротив пожилую и никому не нужную, представительницу противоположного пола.
     -Чего не пьешь? – опрокинув очередную стопку, парень не стал дожидаться моего ответа.
     Глянув на почти опустевший графин, я мысленно поморщился. Тем, кого в четырнадцать лет пьяный отец не заставлял пить водку, приговаривая что-то про «настоящего мужика», было трудно меня понять. Положив телефон на стол, я придвинул стакан вплотную к корпусу мобилы и запустил приложение. Мощности виртуального компа обработали считанный сигнал и передали через облачное хранилище «звуковой» файл. Дождавшись окончания воздействия на жидкость, я взял стакан в руку и попробовал перепрограммированный сок. Вкус водки никуда не делся, хоть я и знал, что жидкость теперь «безопасна». Пить сок с испортившимся вкусом не было никакого желания и я отставил его в сторону.
     -Ты чего не пьешь то? – опять кивнув на стакан, удивился Дмитрий.
     -Так, - полностью потеряв интерес к собеседнику, отвернулся я.
     -Слушай, а что ты по субботам в лаборатории делаешь? Вахта тебя спалила, так что не отпирайся! – уже опьянев от принятого и скудной закуски, аспирант придвинулся ко мне через стол: - если ты даже и придумал чего, тебе без Олег Романыча в большую науку не выбиться. Система давно отлажена, сначала ты им свои труды, потом тебе, твои студенты.
     Слова Дмитрия наконец-то прояснили проявленный интерес к моей персоне. Видимо науськанный руководителем проекта, аспирант решил свести со мной дружбу и как мог делился жизненным «опытом».
     -Все, пошли в другой кабак, здесь сегодня никого нормального нет, - заявил он, долив себе остатки водки и выпив неполную стопку.
     -Да нормально здесь, - отказался я.
     Бить это чмо я передумал, парень оказался настолько никчемным, что «пачкать» об него руки было противно. Мне хотелось настоящего противника, достойного, такого, после победы над которым появилось бы чувство гордости за самого себя.
     -Я счаз, в туалет отойду, подождешь? – выбираясь из-за стола, он направился в сторону барной стойки.
     Глянув еще раз на двух подружек, сидевших через столик от нашего, я поймал взгляд одной из них и улыбнулся. Девушка не сразу, но тоже улыбнулась, после чего склонилась к собеседнице и о чем-то затараторила. Подошедший официант меня не сильно удивил, расплатившись по счету, я ухмыльнулся, заметив тишком покидающего бар аспиранта. Оставив на меня оплату столика, подловатый и гнилой, говнюк даже не смог вызвать во мне чувства злости.
     -Привет, разрешите присесть? – подойдя к девушкам, я представился: - Валентин, для вас просто Валя.
     Не стесненный теперь средствами, я сделал заказ, не забыв обновить заканчивающуюся выпивку на их столике. Подружки оказались второкурсницами с мединститута и благосклонно отнеслись к еще одной бутылке белого вина. Сам я пить так и не стал, заплатив в конце вечера за весь стол, включая и то, что девушки заказывали до моего появления.
     Живущие в общежитии, девушки несколько раз спрашивали куда подевался мой «друг», но я отшучивался, говоря какие-то смешные глупости. Всю поездку в такси девушки переглядывались между собой, решая вставшую перед ними дилемму. Мальчик был один, а их было двое. Не пустившая меня в женское общежитие вахтерша радикально разрешила патовую ситуацию. Обменявшись номерами телефонов с обеими девчонками, я вернулся к еще не успевшему отъехать такси.
     Глава22
     Понедельник начался как обычно, все пришли с небольшим опозданием и расползлись по своим местам. Я не стал исключением, усевшись за компьютер и начав просматривать оставленные еще в пятницу данные. Запланированный на самое утро, эксперимент требовал поторопиться и я склонился над клавиатурой, вводя данные.
     Запиликавший рингтон оповестил всех находящихся в лаборатории о том, что я кому-то понадобился. Глянув на экран лежащего на столе телефона, я недовольно поморщился, так как звонил неизвестный абонент и нельзя было заранее понять, важный это звонок или нет.
     -Да? – проведя пальцем по экрану, я включил громкую связь и продолжил колотить по клавиатуре.
     -Привет Валя, а ты что мне не звонишь? Тебе что, не понравилось в прошлый раз? А давай снова встретимся! Ты тот халатик еще никуда не дел? Давай я подъеду в лабораторию и докажу, что очень-очень по тебе соскучилась! –голос Светы серьезной интонацией вначале разговора ввел меня в заблуждение и я не успел отключить громкую связь к концу ее фразы.
     -Ты другого времени не могла найти позвонить? - прижав телефон к уху, я поспешно вышел из лаборатории, провожаемый заинтересованными взглядами студентов.
     -А я что? Я не вовремя? Ты что, не один?! – деланно возмутилась девушка.
     -Не один, и если хочешь знать, владелец халата, который ты на себя натягивала, отлично слышала все твои слова, - выйдя в коридор и отойдя подальше, я пристроил свой зад на одном из подоконников.
     -Давай встретимся, - сменив тон на серьезный, предложила Света.
     -Не хочу, - ответил я.
     -Почему не хочешь? - промолчав целую минуту, девушка слушала мое дыхание в телефонной трубке и все ждала, но так и не дождалась, что я еще что-нибудь скажу. 
     -Ты опять попросишь «таблетку», а я не дам и мы поссоримся, - заранее все для себя решив, я сразу же обозначил свою позицию.
     -Не понимаю, - в сказанных словах сквозило раздражение.
     -Выиграешь ты общероссийские соревнования, проиграешь, я всегда буду рад тебя видеть, но пока что нам лучше не встречаться, - как-то не ожидая, что разговор станет сложным, я запоздало начал мысленно подбирать аргументы в пользу своего решения.
     -Ты хочешь, чтобы я победила честно? – наконец-то догадалась Света.
     -Я не хочу, чтобы ты стала второй Волчицей, - немного пафосно выдал я.
     -Да пошел ты! – оборвав разговор, девушка дала понять, что я сказал явно что-то не то.
     -Да и хер с тобой, - ответил я экрану телефона, прервавшего соединение.
     Вернувшись в лабораторию, я был удостоен задумчивого выражения на лице Риты и веселых взглядов от парней. Студентка Женя, рабочей одеждой которой попользовалась пару раз Света, подошла ко мне и сунула в руки смятый халат.
     -Чтоб постирал, ясно?! – уперев кулачки в свои пухлые бока, она готова была поскандалить, тряся жирненькими щечками.
     На обеде Рита порывалась ко мне подойти, но я уселся за столик к парням, которые с удовольствием обсудили утренний звонок и реакцию женской половины на это событие. Я улыбался и в меру шутил, параллельно думая о сокурснице. Оказалось, что Рита все это время ждала, пока я раскаюсь и «приползу» назад. Вместо этого у меня появился кто-то еще, и она явно решила сменить занимаемую в отношении меня позицию.
     -Валентин, зайдите ко мне, - к концу рабочего дня Олег Романович выглянул из своего закутка и пригласил на разговор.
     Судя по всему, в обеденный перерыв кто-то успел доложить руководителю проекта о причинах моих появлений в пустующем помещении лаборатории чуть ли не каждую субботу. Никакими экспериментами я здесь не занимался, и, согласно мною же сделанного признания, приборы включались и работали только для того, чтобы произвести на девушку надлежащее впечатление.
     Убедившись, что за прошедший месяц от меня нет никакого толка, а так же получив формальный повод, Олег Романович выгнал меня из «научной» группы, патетично заявив напоследок, что наука и секс, это две несовместимые вещи. Судя по раскрасневшимся от фантазий щекам, сам научный руководитель был бы вполне не против оказаться на моем месте. Но старому «пердуну» оставалось только мечтать и грезить, предварительно удалив «подальше» источник доказательства реальности совмещения несовместимого.
     Решив прогуляться, так как погода выдалась теплой и безветренной, я шел по тротуарам улиц и находил все больше положительных моментов в своем «увольнении». Все что мог дать тестовый стенд с фотонным лазером я уже получил. Оставаясь в лаборатории, я лишь тратил впустую свое личное время.
     Глянув на огромный экран телевизора, установленный в витрине магазина, я притормозил, рассматривая как в лучах лазерной установки кривляется какой-то певец с группой подтанцовки. Возобновив движение, я обдумывал пришедшую на ум идею, кажущееся ранее не реальным, с двумя миллионами в кармане, становилось вполне осуществимым.
     Глава23
     Проспав на следующий день до одиннадцати часов, я окончательно перестал сожалеть, что меня выгнали из состава «научной» группы. Вставая до этого в восемь утра, я как заведенный ехал через полгорода в институт и это не смотря на самый разгар лета.
     -Саня, привет, - продолжая валятся в кровати, я позвонил давнему знакомому с параллельного потока.
     -О! Валек! Какими судьбами?! – судя по позевывающему голосу, парень тоже еще не вставал.
     -Смотрю ты неплохо устроился, - ухмыльнулся я в телефон.
     -С чего такие мысли? – раздавшееся в трубке шуршание простыней косвенно подтворило мои догадки.
     -Будний день, почти полдень, ты еще дома и судя по «сонному» голосу, не испытываешь проблем с насущным заработком, - перечислил я свои доводы.
     -Насчет денег и всего остального ты прав, - зевнув, парень начал греметь чашками: - только вот работать все равно приходится.
     -Я насчет работы и звоню, - перейдя к делу, я принял сидячее положение на кровати: - ты все еще занимаешься компьютерным моделированием объектов для игр или уже нашел что получше?
     -Обсчет движений 3D матриц в прошлом, - звуки наливаемой жидкости и бренчание ложкой звучали в фоновом режиме: - теперь я в другом бизнесе.
     -Жаль, - слегка разочарованно произнес я.
     -А ты чего хотел-то? - сделав глоток, судя по всему слишком горячего напитка, Саня с шумом втянул воздух.
     -Придумал алгоритм лазерного считывания человеческого тела в движении, ну, вот и подумал, что тебя это может заинтересовать, - озвучил я свое предложение.
     -Ты, это, погоди, я уже этим не занимаюсь, но тут есть одна тема, - ушедший в академический отпуск еще на третьем курсе и до сих пор не восстановившийся, парень задумался: - сделаем так, ты подъезжай, адрес я смс-кой скину, там и поговорим.
     Здание, в котором теперь обитал Саня, находилось в респектабельном районе. Когда я подошел к фасаду и прочитал вывеску, то подумал, что что-то напутал и приехал не туда. Клиника пластической хирургии называлась «Пластик групп» и высотой потолков с хромированными колоннами могла поспорить с каким-нибудь шедевром современной архитектуры.
     -Силикон групп, - спустившись ко входу после моего звонка, парень провел меня через стеклянные двери и охрану: - так ее за глаза называют, кстати, одна из лучших клиник города.
     -Чем тут занимаются я могу догадаться, только ты то здесь как оказался? – дойдя до бокового прохода мы зашли в лифт, более скромный, чем тот, что выходил начищенными до блеска дверями к стойке ресепшина.
     -Чем я занимаюсь, я пока тебе сказать не могу, вот возьмут тебя на работу, тогда и узнаешь, - поведя глазами вверх и вбок, парень намекнул, что в кабине лифта ведется видео и аудио наблюдение.
     Круглый и улыбчивый, мужчина располагал к себе всем своим видом. Мне он сразу не понравился, но я не стал проявлять характер, засунув его подальше и застенчиво улыбнулся.
     -Ну, я почему-то именно так вас себе и представлял молодой человек, - глянув на экран монитора, назвавшийся Николай Николаичем, он вновь повернулся ко мне: - школьный медалист, красный диплом, бюджетное обучение в самом престижном институте.
     Перечисляя мои прошлые и нынешние заслуги, человек продолжал улыбаться и нравиться все меньше и меньше. Досье, собранное обо мне менее чем за два часа, потребовавшихся чтобы добраться по адресу, говорило о том, что здесь крутятся большие деньги.
     -Значит закончили четвертый курс и поняли, что по прямой профессии вас ничего хорошего не ждет?! – даже не спрашивая, а утверждая, он сочувствующе покивал головой: - ну что же, ваш друг отзывается о вас только с положительной стороны, у меня об вас тоже сложилось свое мнение, так что предлагаю вам испытательный срок на два месяца. Если не понравится, сможете вернуться в институт и продолжить учебу.
     -Гхм, а в чем будет заключатся моя работа? – наконец-то я смог вставить пару слов в мерно «журчащую» речь Николай Николаича.
     -Вот, подпишите о неразглашении, тогда и продолжим, - двинув в мою сторону лист бумаги, проводивший собеседование мужчина, откинулся назад.
     Не став выпадать из амплуа, я взял бумагу двумя руками и поднес ее близко-близко к лицу. Внимательно читая все пункты, я думал о том, чтобы не переиграть. Человек, всю жизнь проработавший с кадрами, по определению должен быть хорошим психологом и физиономистом. Глянув на круглого и улыбчивого, я не смог понять его настроения и, положив бумагу на край стола, взял ручку и поставил подпись.
     -Вот и славно, еще бы пару минут продолжили ломать комедию и я указал бы вам на дверь, - улыбка исчезла с его лица, сменившись равнодушной маской.
     -Теперь вы сможете пояснить, что за работу мне предлагаете? – так же убрав из голоса стеснительные нотки, спросил я.
     -Вполне, - клацнув пару раз по клавиатуре и развернув монитор в мою сторону, он кивнул на экран и спросил: - что это?
     -Ну, схема будущих изменений внешности? - разглядев фото какой-то женщины и крупные стрелочки и линии черного цвета, я узнал часто показываемые по телевизору кадры с лицом пациента перед пластической операцией.
     -Ну и как вы думаете, посмотрев на себя такую, любая женщина поймет замысел пластического хирурга? А мужчина, который привел к нам девушку, за что он согласится заплатить денег? За стрелочки? – в голосе Николай Николаича появились увлеченные нотки: - лазерное моделирование будущей внешности и трехмерное изображение с возможностью привязки к телу пациента! Вот что выделяет нас среди прочих клиник и вот почему мы лучшие!
     Задумавшись, я не мог не согласиться с его словами. Только представив, насколько женщина или девушка должны доверять вкусу хирурга, давая согласие на пластическую операцию, мне в голову полезли мысли в сомнении об их психическом здоровье. Лечь под нож, не зная точно, что тебя ждет, для этого нужно иметь очень сильную мотивацию.
     Мысль о том, что человек назвал свою клинику лучшей не потому что здесь делают хорошо операции, а потому что здесь есть лазерное моделирование будущей внешности, шла довеском к новой грани расширившегося мировоззрения. Прикинув свои интересы и открывающиеся перспективы, я не мог не согласиться со совами Сани о том, что мне у них понравится.
     -Можно взглянуть на оборудование? – приняв для себя предварительное решение, я продолжил диалог со внимательно наблюдающим за мной мужчиной.
     В клинике все было сделано так, чтобы клиент общался с минимальным количеством персонала. Такие как я, технические работники, никогда и никак не могли увидеть лицо и тело пациента. Глухая комната, в которую меня отвела вызванная через селектор девушка, имела не более десяти квадратов площади. На этом пространстве располагалось три компьютера и пара стульев.
     -Вот, Аркадий Саныч, к вам, - заведя в помещение, девушка представила меня мужчине в вытянутом свитере.
     Поежившись от работающего на максимум кондиционера, я пожал протянутую ладонь. Оставшись вдвоем, мы посидели некоторое время перед мониторами, Аркадий бегло ознакомил меня с установленными программами и железом. Весь софт был лицензионный, что вызывало невольное удивление. Как-то уже привыкнув, что даже в крупных фирмах стараются сэкономить на программном обеспечении, я с интересом пролистал новые функции у уже казалось бы знакомых продуктов.
     -Пошли теперь в зал, покажу как это выглядит с другой стороны, - удовлетворенно наблюдавший за тем, как я уверенно щелкаю по менюшкам программного обеспечения, Аркадий Саныч встал и направился на выход.
     Пройдя через пару дверей, каждая из которых была оборудована бесконтактным цифровым замком, он привел меня в шикарно обставленное помещение. Диваны белой кожи тянулись вдоль одной из стен, вторая состояла из стекла, тянущегося от пола до потолка. Вдоль третьей стены находился модный стол с футуристического вида компьютером, а у четвертой имелось три двери. Мы вошли через одну из них, две другие пока оставались закрыты.
     -Здесь менеджер общается с клиентами, здесь же происходит и демонстрация будущей внешности, - подойдя к каплеобразному компьютеру, Аркадий Саныч нажал несколько кнопок. 
     От одной из дверей к центру помещения двинулась спроектированная лазером фигура, юная девушка была настолько сексуальна, что мое молодое тело напомнило о процессе продления рода.
     -Впечатляет да? – заметив мою реакцию, мужчина улыбнулся, чем тут же заставил меня взять себя в руки.
     -Да, очень реалистично, - признался я, сняв очки и принявшись протирать стекла носовым платком.
     Без толстых диоптрий, спроецированное лазером изображение смазалось и стало одним размытым пятном.
     -Проекцию можно привязать к телу клиента и заставить перемещаться в пространстве вместе с ним, - продолжая объяснение, Аркадий Саныч подошел к закрытой двери: - зайдя сюда, клиент раздевается и переходит в соседнее помещение, где и происходит считывание внешности. Твоя задача будет работать с этим оборудованием и сделать так, чтобы клиент не скучал, пока идет процесс оцифровки.
     -Стихи что ли рассказывать? – не понял я.
     -Стихов не надо, -не поняв шутки, он повернулся в мою сторону и пояснил: - сделай так, чтобы все работало быстро и четко.
     -А сколько обычно занимает процедура? – мысленно прикинув «фронт» работ, я зашел в комнату с размерами два на два метра.
     -От пяти до семи минут, - недовольно произнес он, прокомментировав: - замереть, оставаясь на месте неподвижно хотя бы две минуты, не может практически никто. Как результат, сбой считывания и начала всего процесса заново!
     -Это можно сейчас снять? – потрогав натянутую вдоль стен ткань, я пояснил свой интерес: - хочу посмотреть, как и какие установлены лазеры.
     -Лазерная установка шла в комплекте с программным обеспечением, - непонятно с чего насупился Аркадий Саныч.
     -Да мне пофиг, если мы говорим об ускорении считывания, надо понять, как реализован процесс! – заметив, что с течением разговора в голосе собеседника стали проскакивать покровительственные нотки, я сознательно пошел на обострение.
     -Работать будешь с тем, что есть, - отрезал он.
     На гонор мужика, показавшегося в начале нормальным, мне было плевать. Набрав Саню, я спросил, как мне снова встретиться с Николай Николаичем и получил совет этого не делать. Удивившись, я уточнил почему, на что он ответил, что Аркаша чей-то там ставленник и прыгать через голову «ненужно».
     -Ладно Саня, спасибо что попытался мне помочь найти работу, - я закруглил пустой разговор.
     Покинуть клинику удалось еще спустя минут двадцать, охранники, которых я раньше не видел, хоть и не наглели, но существенно тормозили процесс бесконечными согласованиями «на выход». Раздавшийся звонок застал меня на набережной, до которой я успел дойти, решив прогуляться по центру города.
     -Валентин, не объясните мне свое поведение, - несмотря на скрытого абонента, узнать голос Николай Николаича оказалось не сложно.
     Вздохнув и выдохнув, я как мог спокойно объяснил, что для инноваций нужны инновации и ничего не меняя невозможно что-то изменить. Как результат, я все-таки вернулся, заработав «врага» в виде Аркадия Саныча. Доступ за натянутое полотно в комнате два на два метра мне обеспечили только после девяти вечера. Клиника к этому времени закрывалась и вероятность появления неожиданного клиента равнялась нулю.
     Глава24
     Просидев полночи в интернете, я составил примерную смету на необходимое оборудование. Мои смелые мечты обойтись собственными средствами показали всю глубину моей финансовой несостоятельности. Финальная цифра достигала пяти миллионов и это без учета интеллектуального труда по настройке и отладке оборудования. На следующий день охранник выдал мне изготовленный за ночь бейдж пропуск, прикрепив его на пояс, я двинулся по уже изученному вчера маршруту.
     -На какой бюджет рассчитываете? – позвонив по внутреннему номеру, я «познакомился» с бухгалтершей.
     -Смету скинул на почту, посмотрите сами, я подожду, - откинувшись на спинку, я запрокинул голову вверх, впервые обратив внимание на то, что потолок помещения раскрашен на религиозную тему.
     Клацанье клавиш компьютера, шуршание мышкой, начавший печатать принтер, доносившиеся с того конца провода звуки наглядно показывали, что бухгалтерша не привыкла с самого утра приступать к своим непосредственным обязанностям.
     -Это на согласование, через пару дней перезвоните, если все одобрят, будьте готовы предоставить обоснование по каждому из указанных к покупке компонентов, - ответили мне и повесили трубку.
     Положив телефон, я достал мобильный и набрал другой номер.
     -Привет Саня, ну что, скажешь теперь чем ты занимаешься, - улыбнулся я.
     -Не скажу, ты еще на испытательном сроке, - судя по голосу, он тоже улыбнулся: - пошли сегодня в одно место, отпразднуем!
     -Так середина недели же?! – удивился я.
     -Ты же не пьешь! Ну и я постараюсь не пить! – безапелляционно расхохотался парень.
     В своих исследованиях я зашел в тупик. Взятые у себя и у Светы анализы мочи ничем не смогли помочь. Изменив задачу, я выпил почти пять литров воды с обнуленной инфоматрицей и только после этого смог считать показания биополя. Подобный подход оказался совсем муторным, так как даже я, самое заинтересованное лицо, с трудом смог выпить столько жидкости. О том, сколько пришлось взять анализов мочи, пока «пошла» несущая информацию о биополе моего тела, даже не хотелось вспоминать.
     Вариант с фотонным лазером казался более реальным. Помимо того, что он уже показал свою эффективность в институтской лаборатории, так еще и представившаяся возможность в клинике, сулила развитие проекта за чужой счет.
     «-Потом конечно-же придется все оставить в работоспособном состоянии, но знать о не задокументированных возможностях оборудования, посторонним вовсе не обязательно», - решил я.
     То, что меня взяли на работу всего на два месяца, как и вскрывшиеся подвязки у Аркадия Саныча, позволяли сделать очевидной вывод. Как только установка будет выдавать приемлемый результат по времени и качеству, меня тут же уволят. Находящийся под боком все это время, и следящий за каждым шагом, Аркаша «сядет» на все готовенькое. Единственное, чего следовало избегать, так это общения с Николай Николаичем. Мужчина хорошо разбирался в людях и, в отличие от Аркаши, мог что-нибудь слишком рано заподозрить.
     -А почему круг? – помещение, которое ранее имело квадрат два на два метра, теперь превратилось в огромную трубу с основанием в виде круга.
     -Как я и писал в сопроводительной записке, этим способом мы решаем проблему подвижности клиента, - соединяя оптоволокна, я в который раз разжёвывал свою идею Аркадию: - сигналы идут серией импульсов, по спирали, снизу вверх. Даже при сбое из-за смещения объекта, второй, третий, да хоть тридцать третий импульс, он будет принят за новую точку отчета и процесс считывания продолжится.
     -А софт долго прописывать? – озадачился мужчина, даже не пытаясь вникнуть в принцип сбора информации.
     -Я уже прописал, - доставленное к концу недели оборудование пришлось устанавливать ночью, но я был к этому готов, выспавшись на кануне и выпив «водички» перед приходом в клинику: - я создал эту программу еще до того, как начал искать работу. Она конечно не для этого была предназначена, но все необходимые коррективы я уже внес.
     Присев на корточки, я придвинул к себе коробку с самыми дорогими узлами во всей конструкции. Фотонные лазеры, устанавливаемые в самом основании, должны будут посылать по уложенным в спираль оптоволокнам сигнал нужной частоты. В заявке я указал три штуки, хотя можно было обойтись и одним. На вопрос начальства, почему три, я резонно ответил, что считывание трехмерное, поэтому нужно три. Больше вопросов не возникало и к покупке одобрили все заказанное.
     Один из лазеров я решил прибрать себе, так как долгосрочность работы в клинике была под вопросом. Установив два фотонных и еще один, позаимствованный из старой конструкции, я подключил лазеры на общую шину. Управление вывел для каждого индивидуально, так что в случае выхода из строя одного из них, можно будет воспользоваться дублирующим компонентом. Чем-то вся конструкция напоминала тестовый стенд из лаборатории, только здесь я убрал все лишнее и добавил функционала, обусловленного спецификой клиники.
     Провозившись до трех ночи, я остался ночевать в клинике. Расположенные на самом верху, реабилитационные палаты для клиентов после операции, имели стеклянную крышу и что-то невообразимое в санузле. Ложась спать, я не оценил доставшихся мне апартаментов, только утром, когда солнце начало «затапливать» светом все помещение, я впечатлился увиденным.
     Первое испытание установки чуть не закончилось провалом. Попросив выделить на пробу хоть кого-нибудь, я получил в полное распоряжение ту самую девушку, провожавшую меня в первый раз из кабинета Николай Николаича на будущее рабочее место. Имея возможность заранее оценить ее внешность, я чуть не упал со стула, когда на экране монитора оказался совершенно другой человек.
     Уже отучив Аркадия заглядывать через плечо в экран моего компьютера, я с опаской посмотрел в его сторону. Мужчина был занят своими делами, даже не подозревая, что я уже начал эксперимент и получил первые результаты. Присмотревшись повнимательнее, я все же нашел знакомые черты. С экрана монитора на меня смотрела девушка, как если бы ее тело не проходило ни одной пластической операции. Каким-то образом, считанное биополе человеческого тела содержало информацию об заложенной природой внешности и никак не реагировало на искусственно созданный облик.
     -Оксана, перерыв десять минут, у меня тут заминка, - чтобы не держать девушку понапрасну, я связался с ней по имеющейся между помещениями селекторной связи.
     Услышав мои слова, Аркаша лишь ухмыльнулся, продолжив тыкать в клавиши своего компьютера. Мысли о том, чтобы предложить помощь, у него не появилось даже на сотую доли мгновения. С другой стороны, он не лез с расспросами и не мешал, что тоже не могло не радовать.
     Решить проблему удалось через полчаса путем добавления параллельного контура. Я указал адресом посылки сигнала обычный лазер и смог добиться требуемых для моделирования лицензионной программой данных. Погоняв систему и так и этак, я даже попросил Оксану станцевать медленный танец. Лицензионная программа закономерно дала сбой, а вот считываемые биополя основным контуром, позволили смоделировать 3D эротического танца.
     -Спасибо Оксана, можете одеваться, мы закончили, -  вновь воспользовавшись селекторной связью, я отпустил невольную помощницу.
     Николай Николаич не удовлетворился одноразовым тестированием и через установку сканирования прошло еще четыре женщины. По заведенному в клинике порядку, меня лишили возможности видеть клиентов, так что присутствующий в помещении Аркадий Саныч ввел длиннющий пароль в программу моделирования.
     -Отслеживать качество информационного потока можно и так, ваша задача поддержания системы в работоспособном состоянии, - подытожил удовлетворенный результатами работы начальник.
     На его слова я понимающе кивал головой, соглашаясь, что мне действительно нет никакой необходимости глазеть на оцифрованные тела клиентов клиники. Передаваемые на облачное хранилище данные, даже при перехвате каким-нибудь хакером, мало что смогли бы рассказать об их исходном содержимом.
     Продленный до годовой аренды виртуальный компьютер, используя написанный мной алгоритм, моделировал образы и передавал по запросу изображения на экран моего телефона. Валяясь дома на диване, я просмотрел трехмерные картинки четырех женщин, участвовавших сегодня в тестовом сканировании. Являясь работницами клиники, они сделали себе несколько пластических операций по скидке. Последняя из них, девушка с раздачи в столовой, так мило улыбавшаяся мне в последние дни, тоже оказалась из породы «крокодилиц».
     -И нафиг я это смотрю, - удалив файлы, я откинулся на подушку и задумался.
     Одной из целей, к которым я шел все это время, был откат состояния биологического тела на несколько лет. Мать и отец «замерли» на той отметке, на которой я смог сохранить инфоматрицы биополя их тел. Принимая ванну, мать каждый раз становилась такой же, как и пару месяцев назад. Уточнив у отца, что он себя нормально чувствует, я переснял финальный «слепок», удалив ранее сохраненные данные. Тело, пьющее и забросившее спорт, было не тем эталоном, к которому хотелось бы бате каждый раз возвращаться.
     Работа с жидкостями посредством передачи «звукового» сигнала через мобильник, получила очень узкое применение. Я мог только нивелировать воздействие на тело от выпиваемой жидкости. Обнуляя инфоматрицу, я превращал ее безвредную субстанцию. Добиться что-то большего у меня не хватало ни знаний ни опыта, превращать воду в вино могли только те, кто попал когда-то в библию.
     Единственный прогресс, который наметился и имел постоянный эффект, это работа с собственным телом. Постоянно таская наушники в ушах и подвергая жидкость в своем организме перепрограммированию, я добился того, что разогнанные частоты биополей не затухали даже после интенсивного спарринга.
     Мышцы, испытывающие постоянное воздействие, приобрели каменную твердость и порой доставляли дискомфорт. Сходив два раза в массажный салон, я отказался от этой практики, так как на все требования расслабиться, у меня ничего не получалось. Решение нашлось всего неделю назад, сменив коэффициент зависимости градиента, я добился обратного эффекта через те же наушники. Теперь, если я был уверен в своей безопасности, я включал через облачное подключение нужный файл и превращался в «амебу», расползаясь по кровати или дивану.
     -Валек, ну ты че? Договаривались же отметить окончание работ! – позвонивший Саня напомнил о моем обещании проставиться.
     -Через час, не раньше, - глянув на часы, я прикинул позднее время и возможное отсутствие пробок.
     -Давай, на старом месте! – ответил он, почему-то назвав кабак, в который мы ходили всего пару раз, «старым» местом.
     Кабак был с претензией на состоятельных клиентов, меня сюда могли бы и не пустить, но два раза я уже здесь был с Саней, а на третий раз пустили и так. Очки в роговой оправе с толстыми стеклами, вкупе с высокой и сутулой фигурой, примелькались местным охранникам и меня запомнили.
     -Молодой человек, возьмите нас с собой! – ухватив за рукав, произнес кто-то из стоящих на улице перед входом в заведение.
     Обернувшись я окинул взглядом пару женщин, молодящихся и старавшихся сойти за девушек.
     -Извини, не сегодня, - ответил я и прошел внутрь.
     Саня уже занял столик на четверых, но как и в пошлые разы, сидел за ним в одиночестве. В зале играла довольно громкая музыка и помехи для воспроизведения файлов оказались чудовищно большими. Выпив пару стопок, водка в которых не до конца сменила свою инфоматрицу, я зашел через телефон по удаленному доступу в облачное хранилище и скачал другой файл.
     Очередную стопку, налитую мне Саней, я поставил на экран мобилы и включил воспроизведение. Гаджет, издающий вибрации, работал почти в три раза дольше, но, по сравнению со звуковым файлом, виброзвонок добился лучшего результата. Опрокинув третью стопку, я оценил эффективность почти на сто процентов. Алкоголь все же присутствовал, громкая музыка сотрясала не только барабанные перепонки посетителей, но и массивные столы, на столешнице одного из которых лежал мой мобильник.
     -Что-то я не пойму, ты вроде обещал рассказать кем работаешь, а все не говоришь и не говоришь? – вернувшись к старой теме, я стал пытать парня по поводу его работы.
     -Работаю тем же, что и ты, - приняв на грудь «по честному», Саня чувствовал себя более раскованно: - в левое крыло клиенты ходят чтобы сиськи, жопы, ноги поправить, а к нам, направо, чтобы лицо сделать.
     -Ну а ты то тут причем? – не понял я.
     -Я притом, что обеспечиваю качественную визуализацию, только объемы поменьше, сканирую лицо, моделирую уши там, нос, губы и все такое, - жестами показывая на себе, то, о чем говорит, Саня выглядел забавно.
     -Мне кажется, или ты чем-то недоволен? – уловить недосказанность, трезвому было куда легче при общении с опьяневшим человеком, чем поддатому.
     -А чего мне быть довольным? Это же моя тема! Это я все сделал! Придумал, нашел заинтересованных людей, все установил и наладил! – опрокинув еще одну стопку, парень придвинулся ко мне и начал рассказывать, как все было, сбившись в конце на эмоции: - а потом появился этот Аркаша, сводный брат сестры кого-то там и все забрал под себя! Мне еще повезло, клиника решила расширяться и создали второе отделение «пластики лица». Если бы не это, искал бы себе новую работу и хрен бы где еще такую нашел!
     Саня явно переживал за то, как с ним поступили, а так же становился понятен его страх перед Аркадием. Это для меня, уйти и бросить все не представляло проблемы, а для парня, вложившегося в это дело идеей и реализацией, утрата места в клинике представлялась крахом всего будущего.
     -Да ладно тебе, зато какие красотки вокруг тебя работают! – решив подбодрить бывшего студента, а теперь даже непонятно кем работающего Саню, сказал я.
     -Да я на них даже смотреть не могу! – неожиданно выдал он.
     -А чего так? – удивился я и, припомнив пару «куколок» на ресепшине, решил прояснить этот момент: - ты их до операции что ли всех видел?
     -Ты что, и в правду не понимаешь? – выпитого оказалось достаточно, чтобы Саня начал говорить в полный голос: - ты сам подумай! Что должно быть в голове у бабы, чтобы лечь под нож?! Что будет требовать такая женщина от мужчины, если для того, чтобы добиться его расположения, она готова даже на это?!
     -Я тебя не очень понимаю, - как-то не задумываясь ранее об этом, я решил выслушать более полное мнение парня по этому вопросу: - ну вставила сиськи, и что?
     -А то, что нормальная баба никогда такого себе не позволит! – безапелляционно заявил он.
     «-Гхм, - подумал я: - аргумент так себе, но в этом явно что-то есть»
     Возникшую в разговоре паузу я заполнил рассматриванием находящихся в зале людей. Мужчин и женщин было примерно поровну, ярким пятном у барной стойки выделялись две особы. Приглядевшись, я узнал тех самых теток, пытавшихся со мной попасть в клуб. Судя по тому, что они были внутри, кто-то повелся на их предложение, но потом бросил, рассмотрев их лица после сумрака вечерней улицы. Женщины меня тоже заметили, а также два пустых места за нашим столиком.
     -Мальчики, коли ваши дамы не пришли, мы их с радостью заменим! – та же самая, которая хватала меня на улице, бойкая тетка присела за наш столик.
     -Губы, три сотни, уши, две пятьдесят, разрез глаз, по полтиннику, подтяжка лица, э-э, еще не делала но пора, - присмотревшись, Саня принялся бегло перечислять «модификации» на ее лице.
     -Сука, - вскочив, словно ее ошпарили, она отвалила, прихватив свою подругу.
     -Зачем ты так? – удивился я.
     -Я еще не сказал, что вторая явный гермафродит, - хихикая от своей выходки, парень чуть ли не сполз под стол.
     Нарисовавшиеся через пять минут, тетки привели с собой того, кто, судя по всему, их и провел в кабак. Здоровенный качок, правда уже в возрасте, явно рисуясь и бравируя, он продемонстрировал бицепс, откидывая рукой длинные и мелко вьющиеся волосы назад. Количество химии, которое мужик съел за свою жизнь, давно сделало его импотентом. Но вести себя по прежнему, по крайне мере на людях, ему ничего не мешало.
     -Твои тетки? Пошли выйдем, - кивнув на выход из кабака, я начал вылезать из-за стола.
     Здоровый, качок по определению не должен слишком быстро сдаться. Оставалось надеяться, что терпеть боль он еще в состоянии и не расплачется от недостатка тестостерона в своем организме. Охранники кабака любезно подсказали где лучше выяснять отношения. За углом здания, через двадцать метров находился небольшой сквер. На этой площадке качок и остался лежать, даже тетки, увязавшиеся за нами следом, не стали с ним возиться и куда-то ушли в поисках очередных приключений.
     Глава25
     Находящаяся на другом конце города клиника, как и кое-какие мысли по поводу нового эксперимента, навели на мысль об аренде жилья. Риелторская контора подобрала пару вариантов, один из которых меня полностью устроил. В однокомнатной квартире, за которую я уже внес плату на полгода вперед, имелась и мебель и бытовая техника.
     Завтракая сегодня утром на кухне с родителями, я мысленно прикидывал, как бы переехать и прихватить с собой все свои вещи. Оставлять в родительском доме барахло, включая кровать, шкаф, письменный стол и прочая-прочая, казалось неправильным.
     У предков подсознательно осталось бы ощущение, что я уехал на недельку другую и вот-вот вернусь. Мои вещи, как детские, так и более позднего возраста, продолжали бы лежать в закрытой комнате, копя на себе пыль и воспоминания. Затянувшееся на года возвращение к родителям рано или поздно поселило бы у матери с отцом грусть и тоску о слишком быстро выросшем и уехавшем навсегда сыне.
     -Ма, пап, я переезжаю, - решился я начать разговор.
     -Куда? Надолго? – одновременно спросили предки.
     -Работу нашел, платят прилично и от института недалеко, - ответил я.
     Мать тут же зацепилась за незаконченную учебу, настаивая, чтобы я не смел бросать институт. Убедив ее, что это временно, я все свел к испытательному сроку на два месяца и очень маленькому шансу что меня включат на постоянный штат. Ма тут же «ударилась» в другую крайность, возмущаясь, что ее сына кто-то может не взять на постоянную работу.
     Отец молча наблюдал за моим разговором с матерью, лишь одобрительно смеживая глаза, когда удавалось привести наиболее удачный аргумент или сгладить скользкие моменты. В итоге, вещи я решил не трогать и оставить в квартире. Мать слишком сильно разнервничалась и грандиозный вывоз мебели и всего остального, мог ее еще больше расстроить. Покидав в спортивную сумку гигиенические принадлежности, я покинул родительский дом еще до обеда.
     Поход по магазинам дался на удивление легко. Зайдя в пару торговых центров, я покупал яркие и броские вещи. Рубашка канареечного цвета, красная толстовка, все то, чего раньше я никогда бы на себя не надел, теперь висело ровными рядами в шкафу.
     Причина, по которой я сменил свой имидж, была банальна. Переехав в новый район, я опять ощутил непреодолимое желание выйти на улицы и подраться. Учтя прежние ошибки, я поставил перед собой задачу не нападать первым. Для того, чтобы быть жертвой, которая «чудом» смогла отбиться от агрессора, мне следовало вначале привлечь внимание этого самого агрессора.
     
 []
     Первая прогулка не принесла успеха. Прикупленный вместе с одеждой велик гармонировал красными колесами с моей толстовкой. Прокатавшись целый вечер по району, я так и не нашел себе «приключений». Одев на второй раз ярко зеленую футболку, я  вышел на улицу и двинулся вдоль района. В голову пришла мысль о хищнике, который ходит по джунглям и метит свою территорию. В результате я слегка развеселился и чуть не пропустил группу местной шпаны. Впрочем, шпаной их назвать было трудно. Проживающие в респектабельном районе, одетые в дорогие брендовые шмотки, пятеро парней вились вокруг ярко накрашенной девчонки.
     Заметив, что она меня заметила, я еще больше ссутулился и отвернул лицо в другую сторону. Засеменивший шаг я отрабатывал еще дома, получившая невербальный посыл моего трусливого поведения, девчонка не подвела.
     -Эй, очкарик, а ну стой, - несмотря на то, что все они были ниже меня наголову, парни кинулись вслед за мной, заворачивая в переулок.
     Девчонка не отставала от парней, науськав компанию на одинокого прохожего, ей хотелось эмоций и адреналина.
     -Стой кому говорят, - позволив себя догнать, я прижался спиной к оштукатуренному фасаду.
     Встав полукругом, подростки переглянулись между собой, решая кто будет бить первым. Оценив ситуацию и убедившись, что все развивается более чем удачно, я сменил опорную ногу и в несколько ударов положил малолеток.
     Опешившая от столь скоротечной расправы, девчонка растерялась, не зная, что теперь делать. Я снял очки и прихватив нижний край футболки, принялся протирать толстые диоптрии. Кубики пресса, в последнее время всегда находящиеся в камне образном состоянии, показали свой рельеф из под сместившейся вверх одежды. Прикипев к ним взглядом, девчонка не сразу заметила, что я подошел к ней вплотную.
     -Ах! – легкий удар ладонью по ее юному, но уже похотливому личику, заставил девчонку вскрикнуть.
     Набухшие соски девичьей груди проступили сквозь излишне обтягивающую блузку.
     -О-ох, - прихватив один из них кончиками пальцев, я стал его выкручивать, вызвав чувство наслаждения на грани боли.
     Другой рукой я схватил ее шею и, наблюдая за ее выражением глаз, начал сжимать пальцы. Лишившись кислорода и испытывая наслаждение от терзаемого соска, малолетка «поплыла», скрестив бедра. Я внимательно следил за ее состоянием и разжал пальцы только в тот момент, когда она была близка к потере сознания.
     -Хх-х, - говорить сейчас девчонка явно была не в состоянии и часто-часто задышала.
     -Ладно, когда будет шестнадцать, приходи, еще поиграем, - решив, что с нее хватит, сказал я отступая назад.
     -Куда, куда приходить? - не справившись с первого раза, девушка закашлялась, но все же закончила начатую фразу.
     Не удостоив ее ответом, я двинулся прочь, походя ударив начавшего вставать с асфальта подростка. Парень «хэкнул» и завалился набок, сжимаясь калачиком от испытанной боли.
     Выйдя из переулка, я зашагал вдоль дороги, посматривая по сторонам на вывески магазинов и попадающихся на встречу прохожих. Мое поведение находилось под полным контролем и сейчас я обдумывал полученный результат.
     «-Да не, тоже фигня», - пятиминутный анализ вынес неутешительный вердикт.
     Мое прохладное отношение к сексу не давало покоя. По общему мнению, превозносимого с экранов телевидения и доминирующего в умах окружающих меня людей, секс имел ранг «главного» приза, к которому стремились все мужчины и женщины. Потратив несколько вечеров, я прочел о всех возможных видах его проявления.
     Замечая за собой склонность к агрессии, я в первую очередь решил проверить именно этот вариант. Выполнив в подворотне наиболее часто приводимый «в пример» прием, я не испытал никаких чувств. Определённо со мной что-то было не так, оставалось только выяснить, что именно.
     Глав26
     Попавшаяся на глаза вывеска стоматологического кабинета напомнила о до сих пор не вылеченных зубах. Шофер Альбины бил очень сильно и только благодаря своему изобретению я смог восстановить передние зубы. С торчащими в челюсти осколками от еще трех зубов программирование инфоматрицы почему-то никак не помогало.
     -Здравствуйте, - поднявшись по небольшой лестнице, я толкнул железную дверь и вошел внутрь помещения.
     -Чем могу помочь? – сидящая за стойкой женщина, всем своим видом, олицетворяла финансовую плачевность дел этого заведения.
     -Думал зубы подлечить, - уже не уверенный, что хочу здесь лечиться, я оглядел поблекшие стены и явно бэушный диван для посетителей.
     -Что у вас случилось? – слегка оживившись, женщина более внимательно взглянула на возможного клиента.
     -Да вот, сломал три зуба, даже не знаю, что с ними делать, - честно признался я.
     -Гхм, боюсь я тут ничем не могу помочь, - теряя интерес, она опустила взгляд к книжке, которую читала до моего прихода.
     Заглянув за стойку, я с удивлением увидел не любовный роман в мягком переплете, а вполне себе толстый справочник, причем на английском языке.
     -Стараетесь быть в курсе современных веяний стоматологии? – спросил я.
     Догадаться, что передо мной сидит не посаженная встречать клиентов случайная женщина, а стоматолог, причем скорее всего являющийся и владельцем всего, что меня здесь окружало, было не сложно. Куда сложнее было вывести ее из апатии, но я решил попробовать.
     -Кому только это нужно? – вопросом на вопрос, со вздохом, ответила женщина.
     -Может быть вам? – предположил я и улыбнулся.
     -Ладно, давайте посмотрим что там с вашими зубами, - вставая, она огладила смявшийся от долгого сидения халат: - если и не помогу, так хоть скажу к кому обратиться и что делать.
     Пройдя в соседнее помещение, я лишь покачал головой. Если в «предбаннике» еще было ничего, то здесь, где стояло стоматологическое кресло и шкаф со стеклянными дверцами, все было еще хуже. Впрочем, перед тем как использовать инструменты, женщина-стоматолог подержала их в автоклаве древней конструкции и надела одноразовые перчатки.
     -Удалять надо, все три, только осколки остались, - осмотрев полость рта, она чуть помедлила и не удержавшись добавила: - я конечно могла бы помочь, правда только с удалением, инструмент для этого есть.
     -Но? – почувствовав недосказанность, спросил я.
     -Надо ставить имплантанты, если придете с удаленными зубами, в клинике могут увеличить цену, - она честно меня предупредила.
     -Как то не логично, - усомнился я: - зуба то уже нет, работы меньше.
     -Все так, но кто мешает сказать, что удалили плохо, отверстие заросло, и так далее и тому подобное? – улыбнувшись сквозь марлевую повязку, женщина отвернулась, кладя использованный инструмент в железный лоток.
     -Удаляйте, - решился я.
     -Уверен? – переспросив, она дождалась моего кивка и попыталась еще раз отговорить: - у меня и наркоз старый, через месяц срок годности истекает!
     -Значит вколите побольше, - решив заставить эту женщину сегодня поработать, я гнул свою линию.
     -Ну, как знаешь, - сдалась она и принялась готовить анестезию.
     Поужинать в новой квартире оказалось не возможным из-за того, что вся челюсть до сих-пор плохо чувствовалась. Вколов столько, что наверное хватило бы троим как я, стоматолог вытащила все осколки. Самый дальний из них, шестерку, вообще пришлось вырезать, осколок уже успел врасти под кожу.
     Пройдя в ванную комнату, я набрал угловую джакузи. Кинутый в воду мобильник обнулил инфоматрицу жидкости а потом и перепрошил ее, вводя эталонные значения биополя моего тела. Забравшись целиком в двухметровую «лохань», я закрыл глаза и погрузился под воду с головой. Оставшийся торчать над самой водой нос то и дело заливало, но я не прекращал начатого, отфыркиваясь. Боль, донимавшая пульсирующими импульсами, с течением времени начала пропадать, вытесняемая привычным ощущением здорового тела. Проведя в ванне еще полчаса, я вылез наружу, чувствуя себя просто отлично.
     Висевшее на стене зеркало отображало мое тело от макушки до пят. Установленное так, чтобы видеть себя целиком, амальгамированное стекло позволило покривляться перед своей поверхностью. Приблизившись вплотную, я раскрыл перед зеркалом рот, желая взглянуть на дырки в своей улыбке. Пять минут молчания и внимательного изучения ротовой полости, заставили пойти в комнату и прилечь на кожаный диван. 
     «-Отросли, а почему?» - вопрос вопросов, возникший в результате появления новых зубов, занимал все мои мысли.
     Из-за того, что я не сделал сканирования тела перед тем как залезть в воду, возможность сравнить биополя и попытаться хоть что-то понять, была упущена. По хорошему требовалось повторить эксперимент и имеющиеся в моем рту пломбированные зубы более чем что-либо подходили для этой цели.
     Встав с дивана я опять вернулся в ванную комнату. Убедившись, что появившиеся зубы целые, без единого намека на кариес, я улыбнулся собственному отражению и почему-то показал сам себе оттопыренный средний палец. Задуманный эксперимент над нервными узлами моего тела пока откладывался, в ближайшую неделю я собрался заниматься своей будущей белоснежной улыбкой.
     -Ну, что опять случилось? – не ожидавшая меня снова увидеть, стоматолог взглянула на вошедшего посетителя и сразу же узнала.
     -Болит, мне кажется там воспаление, - заблаговременная ложь вкупе с гримасой боли, не прибавила женщине хорошего настроения.
     -Проходи, садись, - уже пожалевшая, что вчера взялась за мое лечение, она тяжело встала со своего насиженного места.
     В кабинете все оставалось по старому. Стоматологическое кресло скрипнуло под весом моего тела, женщина надела марлевую повязку и включила лампу направленного света.
     -Это невозможно, - отпрянув, она уставилась на меня с расширившимися зрачками глаз.
     -У вас есть выбор, вы и дальше помогаете мне, или, однажды вечером, на вас нападут неизвестные хулиганы и убьют при попытке ограбления, - приняв сидячее положение, я снял очки и принялся протирать стекла носовым платком.
     Тишина, воцарившаяся в помещении, позволила услышать, как шумят играющие на улице дети и как гудит трансформатор люминесцентной лампы, подвешенной под потолком кабинета.
     -Что от меня требуется? – просевшим голосом, с сухостью во рту, смогла выговорить стоматолог.
     -То, что вы и так умеете, - водрузив очки на место, я посмотрел на нее равнодушным взглядом: - удалите мне все зубы, в которых есть пломбы.
     -Но, но, - попытавшись что-то сказать, она сникла от одного вида предостерегающе покачнувшейся из стороны в сторону головы посетителя.
     -Так то лучше, - ложась назад на кресло, я решил дополнительно прояснить сложившуюся ситуацию: - за каждый удаленный зуб я заплачу как и вчера, так что урона финансовому благополучию вашего бизнеса не будет.
     -Да уж, финансовое благополучие, - фыркнула она, отходя от испытываемого шока: - а слова то какие, ваш бизнес!
     Психика человека является довольно сложной материей. Защищая нас от «перегрузки» и «перегорания», мы порой лишаемся некоторых возможностей своего мозга и воспринимаем реальность не совсем так, как оно есть на самом деле.
     Включившийся защитный рефлекс выразился у женщины в повышенной словоохотливости и скептическом восприятии окружающей действительности. Я отлично понимал ее состояние и надеялся, что это не помешает стоматологу выполнить свою работу также хорошо, как и вчера.
     Глава27
     Увольнение из клиники «Пластик Групп» произошло даже раньше, чем я планировал. Полученный аванс и премия за установку и отладку системы, увеличили мои финансы аж на сто пятьдесят тысяч. В другой ситуации, я счел бы эти деньги весомой компенсацией, но не сейчас, когда на моем счету имелось два миллиона.
     Обдумав сложившуюся ситуацию, я нашел ее приемлемой для моих долгосрочных планов. Установка по сканированию биополей работала без моего вмешательства, передавая на облачное хранилище полученные данные. Рано или поздно, ныне юные и красивые, женщины станут старше и скопят достаточно средств, чтобы купить себе вторую молодость. На текущий момент, я не знал, как «отмотать» время назад, но, если имелась инфоматрица биополей тела в молодости, то не было никаких препятствий, даже на текущем уровне исследований, вернуть телу прежнее состояние.
     На выходе из клиники меня довольно тщательно обыскали. Бейдж-пропуск перекочевал в руки охраны, как и мой телефон, который долго и тщательно проверяли. Что именно искали в памяти мобильника так и осталось «за кадром», в конце концов гаджет вернули и это было главное.
     «-Все-таки правильным оказалось решение хранить все данные в облаке, - еще раз похвалил я сам себя: - а лазер я уже давно утащил, так что обломитесь»
     Припомнив, как помогал выносить пустые коробки и различный мусор, на следующий день после завершения установки нового оборудования, я улыбнулся. Довольные моей помощью, охранники чуть ли не сами вынесли один из трех фотонных лазеров на ближайшую помойку. Вернувшись поздно вечером и зная где искать, я стал обладателем собственного лазера со средне рыночной ценой в восемьсот тысяч.
     «-сто пятьдесят, плюс восемьсот, нормально получилось», - неспешно идя вдоль тротуара, я слегка улыбался и не обращал внимания на машины, проносившиеся по дороге и обдающие меня клубами выхлопных газов.
     Раньше для меня это было проблемой, так как постоянно казалось, что не хватает воздуха и нечем дышать. Теперь, после того как тело ежедневно проходило регенерацию в перепрограммированной воде, организм не успевал накапливать в себе доминантного количества вредных веществ. Чтобы началось проявление побочных эффектов от проживания в крупном городе, достаточно было пару месяцев никуда не выезжать из загазованных кварталов. Решив этот вопрос, я теперь себя отлично чувствовал и смотрел на мир «широко раскрытыми» от перспектив глазами.
     -Молодой человек! – приостановившийся автомобиль явил моему взору пару девчонок в недрах отечественного автопрома: - поехали с нами пить пиво!
     -А далеко? – для вида спросил я, поправив на лице свои очки.
     -Нам скучно! А ты наверное умный! – не отвечая на мой вопрос, они засмеялись.
     -А поехали! – согласился я.
     Ехать оказалось не далеко, свернув пару раз, машина вырулила на пустырь за гаражами, спрятавшихся невдалеке от пятиэтажек.
     -Ну и кто это тут у нас? – группа пацанов, всем за двадцать, жарила шашлыки.
     -Вот! Приставал! - выпорхнув из машины, подружки переместились за спины своих «защитников».
     -Ну чё? Телефон, кошелек, цепуру снимай, если будут цацки ништяк, то отпустим! – продолжая удерживать в руке шампур, один из компании привычно озвучил вариант развития событий.
     -А если нет? – глянув сквозь неплотный строй парней, я нашел взглядом девчонку, позвавшую меня пить пиво: - тогда я может вон той вдую?
     Говорить больше ничего не пришлось, так и так не собиравшиеся меня отпускать без избиения, парни ринулись в мою сторону. То, что я выжил, можно было скорее списать на собственную безбашенность. Уверенный, что уже завтра все заживет и срастется, я не берег себя, не берег свое тело. Получившие отпор, парни вначале повеселели, кто-то даже обмолвился что сегодня удачный «улов», только вот позже, когда у меня был выбит глаз и явно сломана рука, разговоры стихли сами собой.
     -Валим отсюда, - подбирая тех, кого я все же смог «приземлить», самостоятельно ходячие поспешили ретироваться.
     Глянув одним глазом на разбитый экран мобилы, достав которую из кармана я хотел залечить свои раны, с отчаяньем сообразил, что быстрое лечение оказывается под большим вопросом. Оставшаяся стоять на пустыре красная Лада, привлекла мой блуждающий взгляд и я подошел к машине. Девчонки, покидая салон, оставили ключи в замке зажигания, оскалившись, я уселся на водительское кресло.
     Доехать до снимаемой в аренду квартиры оказалось не проблемой. Куда больше сил и нервов ушло на то, чтобы дождаться, пока играющие у подъезда дети куда-нибудь свалят. Через двадцать минут на улице стало безлюдно и я поспешил воспользоваться появившимся моментом. От долгого сидения в салоне тесного авто, покалеченная нога чуть не отнялась, а набухшая от крови одежда перепачкала сиденье и коробку передач.
     Лечение, как и смена гардероба заняло не более часа. Приведя себя в порядок я подошел к окну и выглянул во двор. Красный жигуль, на котором я приехал, выглядел чужеродно во дворе фешенебельных домов, среди блестящих иномарок. Прихватив с собой упаковочный целлофан, оставшийся в квартире после покупок новой одежды, я спустился вниз и подошел к автомобилю. Стараясь не испачкаться, я застелил кровавые пятна и уселся на водительское кресло. Следовало вернуть машину, но не просто так, а с подарком.
     Въехав на тот же самый пустырь, покинутый мной всего два часа назад, я поставил машину на прежнее место. Открыв багажник, я вынул купленную по дороге канистру с бензином и сделал то, что много раз видел по телевизору.
     «-Интересно, меня торкнет или нет?» - отойдя от готовой к сожжению машины, я прислушался к себе, ища хоть какой-либо отклик.
     На душе было пусто, ни предвкушения, ни страха. Пожав плечами, я поджог разлитый по земле бензин. Огненная змейка побежала вперед, пару раз чуть не погаснув, из-за слишком быстро впитавшегося в почву жидкости. Впрочем, все закончилось благополучно и любители «защищать» своих девушек получили мой подарок в виде обгоревшего остова своей колымаги.
     Глава28
      Обдумывая на следующий день результат драки с группой парней, я оценивал и свои и чужие действия. Махать кулаками я умел примерно так же, как и мои вчерашние противники. Силой и выносливостью я превосходил парней на порядок, зато они брали количеством, противопоставить которому мне оказалось нечего. Скорость, а если говорить точнее, то скорость реакции, могла бы изменить баланс противостояния в мою пользу. К сожалению, я увлекся заменой зубов и отклонился от запланированного графика в своих исследованиях.
     «-Хотя?!» - пришедшая в голову идея породила очередной виток мыслей.
     -Ну, опять пришел, чего на этот раз? – несмотря на недовольный тон, женщина явно меня ждала, но еще не решила, даже для самой себя, как относится к моим визитам, хорошо или плохо.
     -Кажется десна кровоточит, - придя в четвертый раз, мне с трудом удалось с ходу придумать причину своего появления в стоматологии.
     -Проходи, садись, опять небось все врешь, - бурча под нос, женщина запустила меня в соседнее помещение и прошла следом.
     Осмотрев полость рта, она опустилась на стоящее рядом сиденье и устало выдохнула. В прошлый раз, когда я заявился вновь с отросшими зубами вместо вырванных, она лишь сжимала губы в тонкую полоску. Удалив после этого зубы с пломбами с другой стороны челюсти, она мне так ничего и не сказала. Сегодня, убедившись, что все они отросли и не имеют ни единого дефекта, стоматолог с сорокалетним стажем испытывала явное замешательство.
     -После того, как ты впервые вошел в эти двери, моя жизнь полетела в пропасть, - обвиняющим голосом заявила она.
     -В какую пропасть? – почти догадываясь, о чем она хочет сказать, я тем не менее предоставил ей возможность выговориться.
     -В пропасть, всё в пропасть, всё чему я училась, все знания и навыки, которые давались очень и очень непросто, всё в пропасть, - под конец тирады она опустила голову.
     -А мне кажется, что все началось несколько раньше, чем моё появление в вашей жизни, - не согласился я: - за то время, что мы знакомы, побелка на потолке не успела бы пожелтеть, а обои на стенах выцвести, да и медикаменты, которых в шкафу явный недокомплект, исчезли оттуда задолго до того, как я с вами познакомился.
     -Наверное ты прав, - если по началу, она еще порывалась что-то сказать, вздернув голову вверх, то потом снова сникла.
     -Вы, как и большинство, с детства шагали по широко освещенной улице, веря громко звучащим лозунгам и стремясь туда, куда идут все, - аллегории сами собой приходили мне на ум и их оставалось только озвучить: - а задуматься о том, что в том месте, куда все так стремятся, уже все давно занято, вы не догадались.
     -А ты значит догадался? – она вновь подняла голову, проявляя свой характер.
     -А я иду другим путем, избегаю широких и светлых улиц, прячусь в тени подворотен и никогда не выхожу под свет фонарных столбов, - докончил я свое иносказание.
     -И что дальше? –она смело посмотрела мне в глаза: - обещал же убить вечером, у подъезда, а пришел сюда, да еще и днем.
     -Ну, планы изменились и у меня есть предложение, - нисколько не смутившись, ответил я.
     Предложение стать совладельцем ее бизнеса женщина-стоматолог восприняла без энтузиазма. Впрочем, после того, как я озвучил перспективы, в ее глазах зажегся неподдельный огонек интереса. Ну а выдав ей миллион на приведение стоматологического кабинета в надлежащий вид, я смог ее убедить, что все вскоре изменится.
     -Зачем нам сломанный рентген аппарат? – обсуждая необходимые покупки, мы уже два часа составляли смету и подбивали баланс.
     -Надо, - безапелляционно заявил я: - поставим его в дальнем углу и отгородим листами из гипрока, излучать он не будет, а то что будет делать, вам лучше не знать и будете тогда ходить вечерами домой с работы спокойно и в безопасности.
     -Так бы и сказал, что это тебе надо, - ни капельки не обидевшись, она перешла к следующему пункту: - компьютер и большой монитор, тоже не пойму зачем, или это опять тебе?
     -Нет, это вам, будите сидеть с умным видом и клацать мышкой по коврику, - объяснил я: - в солидном заведении оргтехника должна быть на уровне.
     Дойдя до конца заготовленного списка, мы наконец-то смогли перевести дух и слегка расслабиться. Вскипятив чайник, Тамара Ивановна разлила воду по кружкам и окунула в них по пакетику чая.
     -Да, и кофеварку надо поставить, - принимая кружку, я кивнул в знак благодарности.
     Вода была горячей, так что я не столько пил чай, сколько вертел кружку в руках.
     -Может покажешь, как это работает? – обжегшись, так же как и я, Тамара Ивановна поставила свою кружку на столик: - я понимаю, что это твои секреты, но все же, прежде чем все это начинать, хотелось бы хоть какой-то конкретики.
     -Тамара, у вас в кармане халата лежит отличный нож, не дадите мне его? – заметив его еще во второй визит, после того как угрожал ей накануне, я невольно зауважал женщину, готовую защищать свою жизнь до последнего, если я на нее все-таки решусь напасть.
     -Вот, - протянув ножик в сложенном состоянии, она отчего-то смутилась.
     -Итак, - вытащив заготовленный конвертик из бумаги, я его аккуратно развернул.
     -И что это? – с интересом посмотрев на оказавшийся внутри синий порошок, она вновь взглянула на меня.
     Принеся бутылку воды и железную ванночку, я вытянул левую руку вперед и воткнул в ладонь лезвие ножа. Вскрикнувшая, а потом попытавшаяся что-то предпринять, стоматолог была одернута грубым окриком.
     -Сиди! Хотела видеть так смотри, - перетерпев первую боль, я смог взять себя в руки и продолжил говорить уже нормальным голосом: - теперь берем синий порошок и сыплем на рану.
     Засыпать рану целиком не получилось, кровь обильно проступала наружу, капая в подставленную снизу ванночку. Впрочем, это было не столь важно, взяв в правую руку бутылку с водой, я полил сверху на рану. Смывая кровь, перепрограммированная вода заживила поврежденную кожу, визуально устранив все последствия ножевой раны.
      Пользуясь тем, что все внимание Тамары Ивановны приковано к излечившейся ладони, я сделал несколько больших глотков воды. Рана зажила, но только снаружи, для того чтобы полностью устранить последствия, мне придется дома залезать в джакузи и отмокать там минут десять. Пока же хватило и того, что я полил сверху, а так же принял ее вовнутрь, подстегнув восстановительный процесс.
     -Но как? – обалдело переведя на меня свой взгляд, а потом снова на вылеченную руку, она несмело прикоснулась к еще сохранившему кровавые разводы участку кожи.
     -Что как? Удаляете зуб, на следующий день засыпаете в дырку синий порошок и все, - заранее продумав, как это должно выглядеть для женщины, сообщил я.
     -И все? – усомнилась она.
     -Нет, не все, ну а то, что вас не касается, будет делать скромный лаборант очкарик, занимающийся рентген снимками для клиентов, - дополнил я общую картину.
     -Ага, так вот для чего рентген аппарат! – как если бы все поняла, подала голос Тамара Ивановна.
     Ремонт, даже при наличии денег, затянулся почти на неделю. Приходя каждый день в стоматологический кабинет, я проверял, как идут дела, а так же занимался установкой своего оборудования. Фотонный лазер, удачно оставшийся у меня после работы в «Силикон групп», я вмонтировал в рентген аппарат и подсоединил к упрятанному там-же мини компьютеру. Никакой вычислительной нагрузки техника не несла, обеспечивая лишь синхронизацию с находящимся в виртуале компьютером и поддержанием протокола обмена данных с облачным хранилищем.
     Для нужд стоматологии, я взял в аренду еще один виртуальный комп, воспользовавшись как другой фирмой, так и другим провайдером облачных технологий. Складывать в одну корзину все «яйца», как гласил народный фольклор, являлось уделом недальновидных предпринимателей.
     -Никто не пришел! – непонятно чего ожидавшая от первого дня, после открытия стоматологического кабинета, Тамара Ивановна не находила себе места.
     -Конечно никто не пришел, - согласился я и добавил: - и не придет, протезирование дело дорогое, один раз и на всю оставшуюся жизнь, люди выбирают надежные клиники с репутацией, а не вчера открывшийся кабинет на первом этаже жилого дома.
     Усевшаяся рядом, Тамара Ивановна неожиданно успокоилась и улыбнулась. В таком состоянии она провела почти пять минут, после чего повернулась ко мне и неожиданно подмигнула.       
     -Ты ведь уже все придумал да? – заговорщицким шёпотом громко спросила она.
     -Пфф, - показал я женщине свое отношение к ее мыслям относительно своей персоны.
     Лечить, тем более лечить за деньги, нам пока-что еще было рано. Я только собрал установку, а так же подвел черновую отладку протоколов обмена данных. Требовалось обкатать систему на людях, которые, в случае чего, не смогут поднять сильного шума.
     -Ты дурак? – после того, как я озвучил ей следующий шаг наших действий, Тамара Ивановна оскорбилась и пошла делать себе кофе.
     -И мне сварите, - попросил я ей в след.
     Лечить бесплатно, даже первых пациентов, женщина-стоматолог категорически отказывалась. Мне же ее мнение было до одного места. Тем более что реклама уже была запущена и четыре человека успели позвонить по указанному номеру.
     -И что, имплантация первого зуба полностью бесплатно? – в третий раз переспросила старушка, позвонившая по объявлению.
     -Да, первый зуб бесплатно, - нанятая за смешные деньги, молоденькая девушка сидела за новой стойкой ресипшина и принимала входящие звонки.
     Спустя еще неделю мне пришлось ставить другой телефон, количество звонков возросло на порядок, а запись на прием растянулась на целый месяц. Нанятая девушка чисто физически не могла принять столько вызовов и я решил воспользоваться услугами компании, представляющей сервис call-центра на удаленном доступе. Теперь в приемной стоматологического кабинета воцарилась тишина, только те, кому уже было назначено, могли сюда дозвониться и уточнить интересующие детали.
     Среднестатистический день проходил почти всегда одинаково. После обеда шел первичный прием больного и ему удаляли зуб, ну а на следующее утро он приходил снова, но уже для «восстановления» удаленного зуба. В итоге, получалось по одному посетителю в день, что не сильно напрягало ни меня, ни Тамару Ивановну.
     -Можно было бы и по два человека в день принимать, - она снова начала прерванный ранее разговор: - тогда бы не по сотне в день зарабатывали, а по две.
     -Увеличьте цену, - ответил я, прикусывая мягкую булочку: - те, кому надо, уже все поняли и отбоя в клиентах не будет.
     -То-то и оно, - неожиданно загрустила женщина: - вот уйдешь ты и все, кончится мое счастье.
     -Уйду, - кивнув головой, я подтвердил легко прогнозируемый в заработавшем бизнесе факт: - только вот налажу все, чтоб само работало, и уйду.
     -Пфф, - уловив намек, Тамара Ивановна потянула с тарелки очередную плюшку.
     Несколько дней назад, женщина поддалась уговорам своей подруги и решила сделать несогласованную со мной операцию по восстановлению зуба. Организовав все поздним вечером, Тамара Ивановна столкнулась с фактом того, что синий порошочек, который она щедрой рукой насыпала в рот подруге, отчего-то без моего присутствия отказывается работать. За проявленное самоуправство я никак не стал ее наказывать, просто сказав, что, если еще раз такое повторится, то я просто уйду. Осознав, что останется здесь одна, терзаемая сотнями желающих восстановить свои зубы, женщина прониклась и глупостями больше не занималась.
     Успех стоматологического кабинета основывался на простых вещах. Во первых, на все про все уходил всего один день. Во вторых, восстановленный зуб оказывался живой. Правда, иногда приходилось «допиливать» его форму, но клиенты чаще выбирали коррекцию соседних зубов. Не любящая удалять зубы, и скучающая во время основного процесса, Тамара Ивановна оживала если возникала необходимость «допила» и проявляла все свои знания, что накопила за долгую тридцатилетнюю карьеру.
     Деньги, начавшие поступать с доходов от организованного бизнеса, были хорошими. Но куда больше меня радовали данные, которые удавалось получать при работе с клиентами. Зубы, по своему месторасположению, имели очень тесный контакт с крупными нервными окончаниями. Работая над выявлением инфоматриц нервных импульсов, я получал просто колоссальный объем данных.
     В самом начале, когда пациент только приходил на прием, он подвергался сканированию в рентген аппарате. Выглядел процесс как получение панорамного снимка, на самом же деле, фотонный лазер снимал показания биополей головной части тела клиента. Пока пациенту удаляли зуб, скачанные данные передавались в облачное хранилище.
     На следующий день клиент проходил повторное сканирование, Тамара Ивановна объясняла необходимость этой процедуры проверкой качественности удаленного накануне зуба. После этого человек садился в кресло и ему незаметно подводили пару динамиков, вмонтированных в ткань подушки «под шею». Передающие сигналы на костное ухо, они излучали неслышимые вибрации и формировали восстанавливающее зуб биополе.
     В течении всей ночи, пока пациент был дома, виртуальный компьютер обрабатывал переданную информацию. Столь долгое время на обработку данных было обусловлено выделением из общей инфоматрицы конкретного зуба. Это являлось обязательным требованием, во избежание случайного восстановления остальных, не тронутых пломбами, зубов.
     Первый клиент, старая бабка, получила именно такое, расширенное, лечение. Случайно восстановив ей вместо одного зуба четыре, мы еще долго выслушивали ее возмущение. Старуха аргументировала свое недовольство тем, что не собирается платить за восстановленные, без ее ведома, еще целых три зуба.
     Сравнивая данные между вторым пакетом инфоматрицы и перовым, я выискивал взаимосвязи. Делал я это конечно же не в ручную, а задействовав третий виртуальный комп. Приняв за основу сработавший принцип у мышечного корсета человеческого скелета, мне требовалось вычислить градиент, влияющий на проводимость нервных окончаний.
     Мышцы, до драки, как правило находились в нормальном тонусе, а вот после драки, наблюдалась общая усталость и вялость. Сместив частоты вибрации биополей в противоположную от «усталости» зону, я добился того, что мышцы приходили в тонус и даже проявляли не задокументированные нигде способности.
     С нервными центрам ситуация была несколько иная, но уловив однажды принцип, я искал пути обхода и не сдавался. Незаметно наступивший август ознаменовался успехом в моих исследованиях. Иррациональный страх, что я что-то напутал, продержался всего один день. Перепроверив все что можно, второго августа я набрал полную джакузи и запустил процесс перепрошивки воды с обновленной инфоматрицей. 
     Глава29
     Целый час нахождения в воде не принес никаких изменений. Я и сам не был до конца уверен, что должно произойти, но видимых признаков улучшения в скорости реакции, не наблюдалось. Вначале я провел в воде десять минут, после чего вылез из джакузи и попробовал поймать подкинутые в воздух несколько монет. Восприятие действительности не изменилось ни на йоту, поймать удалось лишь то, что само упало в мои ладони. После этого был сеанс на двадцать минут, затем на тридцать и сорок пять минут. Измененные частоты биополей моего тела никак не проявлялись в имеющейся у моего тела скорости реакции.
     -Что то я не так делаю, - вернувшись снова в ванну, я включил гидромассаж, пользоваться которым после первого же использования в самом начале проживания в квартире, перестал.
     Никакого эффекта от булькающих пузырьков не ощущалось, а струи воды, бьющие из расположенных по периметру джакузи форсунок, не могли в достаточной мере промассажировать «тугие» мышцы.
     -От бля! – не поверил я сам себе, взглянув на воду.
     Вылетающие ранее стремительным потоком, завихряясь и переплетаясь, сейчас пузырьки воздуха двигались лениво и неспешно. Выскочив из джакузи, я вновь уставился на воду, гидромассаж работал как обычно, скорость движения пузырящегося воздуха в толще воды вернулась к нормальному значению.
     -Так-так, - минуты размышлений хватило на то, чтобы я вновь вернулся назад, в воду, но уже осознавая, что происходит.
     Стоило моему телу оказаться вновь под воздействием перепрограммированной воды, как восприятие сменилось, позволив наблюдать завораживающий «танец» воздушных пузырьков. Как я и предполагал, найти зависимость, влияющую на скорость нервных импульсов в моем теле, удалось правильно. Только вот в отличие от мышечной массы, нервные волокна не желали оставаться в измененном состоянии. Стоило прекратиться внешнему воздействию на квантовые колебания частот, как они сразу же возвращаясь к изначальному состоянию.
     «-Да и ладно, где тут мои наушники», - как был голышом, я протопал в комнату, оставляя на ламинате мокрые следы.
     Запущенное приложение за тридцать пять секунд изменило восприятие мира, звучащие в барабанных перепонках сигналы перепрограммировали жидкость в моем организме под обновленную инфоматрицу.
     Не удававшийся ранее фокус с подбрасыванием монет в воздух, завершился успешно. Поймав все монеты, еще до того как они взлетев упали вниз, я мысленно поздравил сам себя с успехом. Попробовав сделать что-либо еще, я отметил не удобство из-за неспособности на ходу менять пределы восприятия.
     Продолжившийся эксперимент позволил обнаружить зависимость между скоростью реакции и громкостью звучания воспроизводимого файла. Выведенное на экран телефона приложение для музыки, позволило «поиграться» с новыми возможностями.
     Ближе к вечеру я решил подбить предварительные итоги, сводя все свои исследования и начинания вместе. Работать с мышечной массой получалось хорошо, теперь я без особого напряга мог подтянуться более сотни раз, и это без дополнительной стимуляции частотных колебаний. Способность восстановить телесные повреждения до зафиксированных ранее значений так же работала без сбоев. Использовать воду теперь не было необходимости, все требуемые процессы проистекали в организме посредством влияния на жидкость, находящуюся в организме.
     Со стоматологическим кабинетом пора было завязывать, необходимые данные я получил, но, как источник дохода, закрутившийся бизнес давал сумасшедшие дивиденды. Зайдя в облачное хранилище, я удалил накопленные массивы данных. Теперь, после того как человек получит результат оплаченного лечения, имфоматрица биополя его головного отдела будет сразу же удаляться.
     Вспомнив о другой базе данных, получаемой из клиники «Пластик групп», я ввел двадцатизначный пароль и получил по удалёнке доступ в облачное хранилище. К моему удивлению, данные туда больше не поступали, последнее обновление датировалось недельной давностью.
     -Саня, привет, - набрав телефон бывшего студента, я спросил о том, как у него дела и как дела на работе.
     -Херово все, - огорошил меня парень: - клинику закрыли, сижу дома, работы нет.
     Предложив встретится, я смог уговорить Саню на выпивку за мой счет. Кабак, который мы звали «старым местом», жил привычной жизнью людей, желающих отдохнуть. Пришедший на встречу парень тоже желал отдохнуть и довольно быстро «наклюкался» четырехста граммами водки.
     -Вот как ты думаешь, каков процент успешного завершения пластической операций? – спросил он меня пьяным голосом и сам же ответил: - девяносто пять процентов!
     -Высокий! – оценил я озвученную цифру.
     -Высокий, - согласился Саня и понизив голос, добавил: - только мало кто знает, что те пять процентов, что закончились неудачно, не подлежат ремиссии.
     -Это ты о чем? – встретив не вписывающееся в логику предложения слово, я решил, что ослышался, и переспросил.
     -Побочные эффекты, опухоли, отмирание тканей, воспаление, гной, - перечислив первое пришедшее на память, Саня скривился: - после неудачной операции, все это и многое другое, остается с клиентом навсегда!
     -Это что, если силикон не прижился, то его уже не того? – не обладая нужным набором терминов, я выразительными жестами рук изобразил то, что имел ввиду.
     -Достать силикон, или что там еще вводили в тело, не проблема, только вот попавшие под отторжение ткани, уже никто не восстановит! – пояснил он всю сложность ситуации.
     Взяв стакан с соком, я сделал несколько глотков, пытаясь понять, зачем Саня стал мне все это рассказывать. Последующий монолог описал нехорошую историю, после которой клинику «Пластик групп» прикрыли.
     -Ее папа очень даже большой человек, после того, что сделали с его дочерью, у владельцев клиники начались реальные проблемы и всего за три дня бизнес полностью прикрыли, - подвел итог случившегося парень.
     -А она, ну, девчонка эта, у тебя «лечилась» или в левом крыле? – заинтересовавшись рассказом, я прикинул, какие есть варианты, чтобы хоть что-нибудь узнать о пострадавшей особе.      
     -Судьба миловала, - открестился он: - иначе бы меня уже в асфальт закатали.
     Посидев еще с полчаса, я дождался пока Саня наберется «до бровей» и вызвал такси. Сгрузив парня в салон авто и дав денег водителю за «спец» доставку, я вернулся в кабак. Особых интересов у меня здесь не было, но и идти домой, в пустую квартиру, где меня никто не ждет, так же не возникало никакого желания.
     Глава30
     Особняк возвышался черепичной крышей над трехметровым забором. Окон, и тем более того, что за ними происходило, с улицы было не видно. Доехав сюда на такси, я сразу же отпустил водителя. Как повернется ситуация я не знал, но, если что, прогуляться пешком назад, по тихим улочкам с очень солидными особняками вдоль проезжей части, мне будет даже интересно.
     Найти телефон пострадавшей девушки удалось в сохраненной на облаке базе данных. Помимо сканированных инфоматриц биополей тела, программа так же считывала вводимые в контактную базу клиники данные. В будущем, мне нужно было бы искать всех этих женщин, и я заранее озаботился сбором информации о проходящих сканирование пациентах.
     Представившись разработчиком технологии по восстановлению утраченных зубов, я предложил навести справки о стоматологическом кабинете, в котором работает Тамара Ивановна. Входящий звонок раздался через сорок минут, что меня не так уж и сильно удивило. Женщина-стоматолог теперь принимала только элиту, беря за восстановление зуба по полмиллиона рублей. Слухи расползлись по городу стремительнее чем пожар, так что простые люди теперь даже чудом не могли попасть на прием в ее стоматологический кабинет.
     -Меня зовут Валя, - сделав простоватое лицо, представился я.
     Мои очки, с толстыми стеклами в роговой оправе, никак не повлияли на пару охранников. Ко мне отнеслись более чем серьезно, качественно выполнив свою работу по конвоированию до одного из внутренних помещений двухэтажного особняка.
     -Значит ты берешься помочь? – взяв себе две минуты на рассматривание гостя, хозяин кабинета снизошел до начала разговора.
     -Да, - согласился я.
     -И тебе не надо предварительно осмотреть мою дочь? Сделать какие-нибудь анализы? Подготовить лекарства? – с едва уловимым сарказмом в голосе, мужчина средних лет не считал нужным скрывать своего предвзятого отношения.
     -Ничего этого ненужно, дайте девушке таблетку снотворного, и, когда она уснет, я зайду в ее комнату и останусь там на несколько часов, - выдержав паузу и не дождавшись возражений, я продолжил: - единственное условие, в комнате, наедине с девушкой, останусь только я. Вы конечно же можете приставить своих людей к экранам мониторов видео наблюдения, напихать кучу подслушивающей или поднюхивающей аппаратуры, но, моё условие остается неизменным, в комнате только девушка, ну и я.
     -Понимаешь, что я сделаю с тобой, если у тебя ничего не получится? – слегка прищурился он.
     -А много людей понимают, как в стоматологическом кабинете, работающего по моей технологии, восстанавливают утраченные зубы? – вопросом на вопрос ответил я.
     -Моя дочь не зубы! – сквозь спокойный голос прорезался металл.
     -А я не стоматолог, технология позволяет восстанавливать человеческое тело, а не его отдельные части! – так же чуть подбавив децибел, ответил я.
     Заметив краем глаза движение, я посмотрел на дернувшегося, но потом вернувшегося на место охранника и узнал этого человека.
     «-А вот это плохо», - понял я.
     Он тоже меня узнал и с этим что-то надо было делать.
     -Рубен Идальгович, прежде чем вы примите решение относительно моего предложения, можно я задам маленький вопрос, - прикинув в уме возможные варианты событий, обратился я к хозяину особняка.
     -Прошу, - чуть шевельнув кистью руки, он дал разрешение.
     -Этот охранник, он здесь всего один, он что, настолько компетентен, что способен в одиночку обеспечить требуемую вашей персоне безопасность? – как мог подвел я разговор к интересующей меня теме.
     -Гхм, можно и так сказать, - понимая, что это всего лишь «прелюдия», он поощрительно дернул уголком губ.
     -А можно мне, как бы это сказать, убедиться в его компетенции? – для большей я снял очки и принялся протирать толстые диоптрии.
     -И что же станет мерилом компетенции? – слегка развеселившись, Рубен Идальгович откинулся на спинку своего массивного кресла.
     -Если я упаду на пол, то компетенция выше всяческих похвал, - предложил я.
     -Извольте, - вновь чуть шевельнув кистью руки, он разрешил мне действовать.
     Встав с кресла, я достал из кармана свои наушники. Неспешно двигаясь, я двинулся по большой дуге к замершему у двери охраннику. Имитируя звучащую в ушах музыку, я пританцовывал и слегка помахивал руками. Согнутые в локтях, с завернутыми кулачками вовнутрь, мои верхние конечности мало кого могли бы напугать.
     -Бм, - выстрелившая вперед, со всей силой и скоростью, на которую было способно обновленное тело, рука припечатала кулаком передние зубы охранника.
     Остававшийся до последнего мгновения неподвижным, он все же сумел среагировать, но недостаточно быстро, чтобы избежать удара в лицо. Мое восприятие мира шло с замедлением, словно в кино, я наблюдал, как мужчина недоверчиво вытирает кровь с разбитой губы, после чего сплевывает на подставленную ладонь выбитый зуб.
     Шофер, отделавший меня у терминала приема платежей, теперь стал должен на один зуб меньше. Ринувшись вперед, он напомнил Свету, работавшую по манекену до того, как я дал ей таблетку. Быстро, но немощно, пройдя сквозь его блок, я наказал самоуверенного шофера, пробив еще раз по лицу с квадратной челюстью со всей силы. Второй зуб, если я его и выбил, остался во рту противника. Охранник стал экономить движения и работать с полной отдачей.
     -Упс, - упавший на паркет спустя пару минут, водитель остался лежать без сознания.
     Отойдя от распростертого тела, я снял очки и привычным движением принялся протирать толстые диоптрии. В огромном кабинете воцарилась тишина, никто не врывался в помещение и не спешил меня хватать.
     -Позвольте я взгляну на вид из ваших окон? Должно быть у вас там замечательный сад? – кивнув в сторону неплотно зашторенной портьеры, я дождался разрешающего кивка Рубен Идальговича, продолжавшего спокойно сидеть за своим столом.
     Водрузив очки на место, я отошел к подоконнику и посмотрел сквозь окно на задний двор особняка. Сад действительно присутствовал, только цветов или ещё каких-нибудь женских растений, я так и не увидел. За моей спиной послышался шорох и тихие шаги. Слуги особняка выносили не приходящее в сознание тело, старясь ничем не выдать своего временного присутствия.
     -Чтож, демонстрация вашей «компетенции» производит впечатление, - подав голос, Рубен Идальгович известил об продолжении разговора.
     Вернувшись к столу, я присел на указанное жестом хозяина особняка место.
     -Итак, если все пройдет удачно, чтобы вы хотели для себя лично? – придя к предварительному решению, мужчина смотрел на меня более благожелательным взглядом.
     -Клиника «Пластик групп», я когда-то в ней работал, - дождавшись, пока владелец кабинета справится со своими чувствами от упоминания о ненавистной компании, я продолжил: - если вы сочтете возможным, я хотел бы стать ее владельцем.
     -Когда-то работал? – несмотря на внешнее спокойствие, факт моей причастности к клинике, породил у Рубен Идальговича новые вопросы.
     -Работал, до того момента, пока более квалифицированные работники не заняли мое место, а я оказался уволен, - завуалированно ответил я.
     -Более квалифицированные значит, ну-ну, - успокаиваясь, мужчина вновь задумался.
     Комната, в которую меня привели, находилась на втором этаже особняка. Несмотря на плотно зашторенные окна, свет все же проникал в помещение, позволяя рассмотреть огромную кровать и лежащую на ней девушку. Как я и просил, ей дали снотворного и сейчас она спала. Стакан недопитой воды стоял на прикроватной тумбочке, в комнате пахло медикаментами и болезнью.
     Присев на край кровати, я протянул руку и осторожно отодвинул прядь волос, съехавших на лицо моей «старой» знакомой. Под глазами у девушки появились темные круги, кожа была сухой и воспалившейся. Так и не решившись к ней прикоснуться, я взял свои наушники и аккуратно вставил в ее уши.
     -Ну и чего тебе Аль еще не хватало? – тихо спросил я спящую девушку.
     В углу комнаты нашелся стул, придвинув его вплотную к окну и чуть сдвинув портьеру, я уселся на него верхом. Наблюдая за тем, как шевелятся на ветру ветки деревьев и играет бликами вода в небольшом прудике на заднем дворе особняка, я просчитывал свои дальнейшие шаги.
     После того, как мне удастся вылечить Альбину, дороги назад уже не будет. Ее отец полностью соответствовал моему представлению о человеке, защиту которого требовалось иметь, двигаясь дальше. Влиятельный, богатый, обязанный мне лично здоровьем своей дочери, Рубен Идальгович мог помочь, хотя бы даже советом.
     Рано или поздно, мне пришлось бы выйти из «подполья», и легализовать свои изобретения. Только вот спешить с этим не стоило, и чем меньше будет круг посвященных, тем лучше и безопасней.
     Раздавшийся за спиной шорох известил, что воздействие медикаментов закончилось и сейчас девушка спала обычным сном. Встав и постаравшись не шуметь, я забрал свои наушники и покинул спальню. Ожидавший под дверью, слуга провел меня до выхода из особняка. Держать взаперти, убеждаясь в результатах лечения, отец девушки не стал.
     Выйдя на улицу, я пошел по тротуару, мысленно представляя, как проснувшаяся Альбина откинет тяжелые шторы в стороны и увидит кривоватую надпись, сделанную на стекле ее губной помадой.
     «-Дура», - гласило оставленное мной сообщение. 
     Альбина не выглядела дурой, но поступок, при ее то внешности, обращения в клинику пластической хирургии, заставлял в этом усомниться. Достав из кармана мобильник, я набрал нужный номер.
     -Але? Тамара Ивановна?! Вы все чай пьете! – отлично зная, что сейчас перерыв и женщина-стоматолог незанята, поздоровался я.
     Выслушав жалобы на жизнь и упреки, что я больше не появляюсь в ее кабинете, мне удалось вклиниться, выгадав момент между словоизвержением.
     -Тамара Ивановна, а вы давно в отпуск ездили? – спросил я.
     -Ну, я в том году к тетке в Краснодар собиралась, но ты же знаешь, с этой работой никак не получается выкроить время, - получив новую тему для разговора, она хотела еще что-то добавить.
     -Я не про это! – убедившись, что она замолчала и слушает, я пояснил: - неужели вы всю свою жизнь мечтали съездить в Краснодар к тетке?!
     -Ну, нет конечно! - возмутилась она.
     -Значит время пришло, - устав с ней общаться, через силу я продолжил вдалбливать причину своего звонка: - через пару дней, а может уже и сегодня, к вам придут. Может быть придут днем, а может быть и ночью. Суть от этого не изменится, так как покопавшись в оборудовании, он все сломают и больше ничего работать не будет!
     -Я не позволю! – наконец-то сообразившая к чему я веду, Тамара Ивановна «грудью» встала на защиту своего бизнеса.
     -Послушайте меня, единственное, что вы можете, это взять билет и съездить отдохнуть, вернетесь через пару недель, а лучше через месяц и откроете новый салон стоматологии, - обрисовал я имеющиеся перспективы: - если вы останетесь здесь, то можете не пережить того, что вскоре начнется. Я вас предупредил и вина за вашу смерть, меня ни капельки не будит мучить.
     -Все так серьезно? – все еще не веря, что привычный мир «рухнул», просевшим голосом переспросила она.
     -Денег нормально заработали, пора и отдохнуть, вернетесь, а я к тому времени все улажу, может и возобновим этот бизнес, - обнадежил я.
     -Нет уж, если заново все начинать, то я лучше нормальную стоматологию открою! - с решительностью, вновь появившейся в голосе, заявила она.
     -Ну вот и хорошо, - подвел я итог затянувшемуся разговору: - берете билет и сегодня же улетаете!
     Сам я тоже не собирался оставаться в России. У таких людей, как Рубен Идальгович по определению были не только друзья, но и враги. Я собирался отдохнуть, давая время на «дележку» нового пирога сильными мира сего. Когда придет время, меня найдут и предложат вернуться. Мысленно я был готов сотрудничать с Рубен Идальговичем. Но, даже если это будет другой человек, для меня ситуация не сильно изменится.
     Глава31
     Молодость и энергия не позволили мне купить билет на тихий берег океанского пляжа. Валятся на песке, в тишине, под лучами палящего солнца, это было не мое. Ибица, выбранная за огромное количество отдыхающей молодежи, а так же за многочисленные рейв площадки, привлекала интерес намного больше.
     Новое направление исследований, которое я решил провести не смотря на отдых, было связанно с большими скоплениями людей и громкой музыкой, «колышущей» людские массы. У меня уже были идеи на этот счет, но требовалось провести всесторонние исследования, чтобы приступить к новой, пока что еще только витающей на задворках сознания, мысли.
     Две недели пролетели как один день, вначале я присматривался, а потом обживался. Так что приступить к тому, чем я хотел заняться параллельно с отдыхом, так и не получилось. Денег с лихвой хватало на самые дорогие рестораны, в которые я не сразу решался заходить после приезда. Но время не прошло зря, и сейчас я сидел на террасе одного из респектабельных заведений с шикарным видом на средиземное море.
     -Привет, смотрю прическу сменила, - появление Альбины хоть и вышло неожиданным, но вполне прогнозируемым.
     Кого как не свою дочь, мог попросить Рубен Идальгович, съездить за мной и привести назад, в Россию. Более того, я явно дал понять о нашем с ней знакомстве, еще до того, как с девушкой приключилась та неприятная история.
     -Один сидишь, так и не научился с девушками знакомиться, - не удостоив приветствием, она, помедлив, присела за стол, по другую от меня сторону.
     -И манерам не обучен, деревня, - раздраженная, что самой пришлось ворочать стул, а так же, что я не сделал даже попытки привстать при ее появлении, добавила она.
     Я с удовольствием рассматривал ее фигуру. Выздоровев, к Альбине вернулся прежний цвет лица, кожа опять стала бархатистой и упругой. Одетое на девушке платье с легкостью позволяло представить, что находится под шелковой материей, впрочем, в нужных местах все было более чем прилично. Ее прическа выбивалась из общего «ансамбля», роскошные волосы были тщательно уложены, только передний локон, некогда сбившийся и упавший на ее лицо в полутемном помещении спальни, был безжалостно выстрижен ножницами.
     -Так чего приехала то? Тоже отдохнуть? – по-простецки начал я разговор.
     -Пфф, - фыркнула она на мой вопрос и, оглянувшись, жестом руки подозвала официанта.
     Я больше не стал к ней приставать, вернувшись к прерванной трапезе. В конце концов это она приехала из России и нашла меня среди тысяч туристов. Так что это ей, а не мне, что-то было нужно.
     -Так и будешь жрать? – не выдержала она взятой мною паузы.
     -Если хочешь, могу подождать, пока принесут твою еду и тогда пожрем вместе, - отставив в сторону тарелку, ответил я.
     Девушка общалась с официантом на испанском, так то узнать, что должны ей принести, я смог только после того, как на стол поставили тарелку с заказанным десертом. Выглядело блюдо красиво и дорого, и оставалось только гадать, это действительно вкусно или просто понты-понты.
     -Ну, теперь ты подобрела и все расскажешь, - дождавшись, пока она отложит десертную ложечку в сторону и даст отмашку официанту убирать опустевшую посуду, я возобновил попытку общения.
     -Отец сказал, чтобы ты возвращался, - нейтрально произнесла Альбина.
     -Да мне и здесь не плохо, - ухмыльнулся я, не столько отвечая на её слова, сколько для того, чтобы позлить.
     -Тебе еще не надоело таскаться по дискотекам? – раздражение, прорезавшееся в её голосе, показалось не наигранным.
     -Нормально здесь, только вот уже два раза телефон кто-то тиснул, я думал Европа, цивилизация, а тут одно ворье, - поддержал я завязавшийся разговор.
     Отказавшись от использования твердотельных банковских карт, я еще в России перевел свои финансы в  криптовалюту. Биткоины принимали пока не везде, но в цивилизованных странах, а на курортах особенно, пользоваться ими было удобно. Держа в памяти двадцатизначные числа, я не был привязан к какому-нибудь куску пластика или пачке резанной бумаги. Так что последствия воровства моих личных вещей никак не повлияли на получаемый уровень комфорта во время отдыха. Глянув на девушку, я отметил, что Альбина как-то странно отреагировала на мои «жалобы», породив случайную догадку.   
     -Так что если я поймаю кого-то из людей твоего отца, то выбью ему передние зубы, чтоб чужие телефоны больше не воровали! – выдал я.
     -Выбьешь так же как и Вале? – тут же «ощетинившись», девушка даже не стала скрывать, что пропажа старого, а потом и купленного взамен прежнего, нового телефона, дело рук подручных ее папочки.
     -А что Валя? Таких как он вообще убивать надо, - заявил я и пояснил: - если он в хорошем настроении подросткам по пять зубов выбивает, то что он с ними делает, когда он не в духе?! 
     -Ну, - вспомнив наш разговор на боях без правил, Альбина отвела свой взгляд в сторону: - на самом деле, в тот день Валя впервые на моей памяти вышел из себя, и я не знаю почему он обошелся с тобой так жестко.
     -Как бы там ни было, надо сказать ему спасибо, - давая понять, что не держу зла, отшутился я: - если бы не он, у меня не оказалось бы стимула придумывать способ отращивания зубов и я до сих пор ходил бы с выбитыми передними зубами.
     По выражению лица Альбины было сложно сказать, насколько серьезно восприняла она мое голословное заявление. Взяв в руки бокал с минеральной водой, девушка поднесла его к своим губам и сделала небольшой глоток. Тончайшего стекла, на высокой и тонкой ножке, он удачно оттенял ее изящную и грациозную кисть. Засмотревшись на красивые пальцы, я не заметил, как к нам подошел официант и положил счет.
     -Что? Все деньги спустил, даже за обед заплатить не можешь, - воспользовавшись моей заминкой, девушка не удержалась от колкости.
     -Слушай, вали давай отсюда, - разозлился я: - сообщение передала? Теперь свободна!
     -Да как ты смеешь! – зашипела девушка.
     -Чего? Чего я смею? Разговаривать с тобой? Сидеть рядом?! – выдал я первое приходящее в голову: - ты для меня никто, вся твоя заслуга лишь в том, что родилась у своих родителей. В отличие от тебя, я всего добиваюсь сам, иду вперед! А ты? Что ты можешь, без денег, без мордоворотов-шоферов? Что?!
     Глянув мельком на счет, я даже не удивился, обнаружив включенный в общую стоимость заказ ее десерта. Округлив сумму, я пихнул наличные под край тарелки и встал со своего места. Расплачиваться кариптовалютой было долго, ждать сдачу, это еще раз дать Альбине возможность ответить на мою вспышку гнева. Оставив ее злиться за столом в одиночестве, я двинулся с террасы прочь.
     -Велено..., - поперхнувшись несказанными словами, мордоворот согнулся от пропущенного удара в живот.
     Спускаясь по лестнице, ведущей с террасы ресторана на улицу, я издалека заметил плотного мужчину с русским лицом. Догадавшись, на кого он может работать, я подгадал шаг и расстояние так, чтобы сразу же ударить, как только тот откроет рот. Отчего-то Альбине нравились именно такие, с квадратными подбородками, крепенькие, среднего роста охранники. Я был совсем не такой, так что даже надеется на то, что когда-нибудь она взглянет на меня «по-другому», как на мужчину, а не как на студента-ботаника, не имело никакого смысла.
     Очередная рейв вечеринка не принесла былого удовольствия, мысли все время возвращались к появившейся на Ибице девушке а так же делам, ждущим меня в России. Вернувшись в гостиницу во втором часу ночи, я подошел к стойке ресепшина. Вместе с пластиковым ключом от номера, бодрый портье передал конверт, оставленный на мое имя. Взглянув на билеты, вложенные внутрь, я невольно отметил, что летать первым классом мне еще не доводилось.
     «-Ладно, - решил я: - все равно весь отдых испортили»
     На самом деле я так и так собирался возвращается в Россию, шла последняя неделя августа и не за горами маячило первое сентября. Ходить в институт я больше не хотел, но и расстраивать маму, тем что бросил учебу, мне отчего-то не хотелось. Если бы я не вернулся к началу учебного года, она сама обо всем бы догадалась. Ну а так, у меня еще оставалось время для того, что бы что-нибудь придумать.
     Пройдя в салон первого класса, я не сильно впечатлился предоставленным уровнем комфорта. Кресла хоть и были немного шире, а расстояние от колен до спинки впереди стоящего кресла побольше, в целом, все отличалось не так уж и сильно от эконом класса, в котором я летел в эту сторону.
     -Прекрати бить моих охранников, - оказавшаяся моей соседкой, Альбина начала разговор с «наезда»: - мне уже скоро на люди не с кем будет выйти!
     -Заведи себе парня, который сможет за тебя постоять, - так же обойдясь без приветствия, уселся я рядом.
     За первые несколько часов полета Альбина не проронила ни слова. Это меня полностью устраивало, так как ранний рейс, вкупе с тремя часами оставшихся после рейвпати на сон, не добавляли моему телу бодрости. Вода, не смотря на все ее возможности после перепрограммирования, пока-что не могла снять накапливающейся в сознании моральной усталости. Начавшие разносить еду, стюардессы вывели меня из состояния полудремы.
     -Вот, это тебе, - воспользовавшись тем, что я выпрямил кресло и откинул перед собой столик, девушка шмякнула передо мной папку с какими-то бумагами.
     Взяв ее в руки, я вяло пролистал несколько первых страниц. Юридические термины и казуистические обороты пестрели в каждом абзаце многостраничного текста.
     -Что это? – повернувшись к Альбине, спросил я.
     -Учредительные документы на «Пластик групп», - равнодушно ответила девушка.
     -Гм, а это окончательный вариант или можно еще что исправить? – спросил я.
     -Скажешь что не так, я переделаю, - неожиданно ответила она.
     -А, э, ты, это, в этом разбираешься? – не сразу найдя нужные слова, я озвучил свое сомнение.
     -Ну, закрыть эту контору за три дня я сумела, так что что-нибудь да смогу, - несмотря на тщательно скрываемое удовольствие от того, что ввернула в разговор упоминание об этом факте, Альбина сохранила безразличное выражение на своем лице.
     Стюардессы вовсю разносили обед желающим перекусить в полете пассажирам. Стройная и улыбчивая, женщина в голубой форме и пилотке закончила сервировать столик впереди сидящему пассажиру и повернулась к паре наших кресел. Альбина откинула столик и повернулась к стюардессе, и я не удержался, шмякнув папку с документами теперь на ее столик.
     -Исправь название на «Ластик групп» и добавь в перечень предоставляемых клиникой услуг стоматологическое лечение, - протараторил я и тоже повернулся к стюардессе, улыбнувшись.
     -Пфф, - сбоку от меня раздался звук выдыхаемого через зубы воздуха.
     С трудом сдержавшись от громкого выражения своих чувств по поводу моих манер, Альбина сжала и разжала кулачки, так что побелели костяшки. Спустя пару мгновений девушка успокоилась и аккуратно опустила папку куда-то вниз. Глянув под ноги, я увидел небольшой саквояжик. Судя по тому, как папка удачно нашла в нем свое место, учредительные документы там и лежали, до того, как были извлечены и переданы мне, для изучения.
      Стюардесса разговаривала по-русски, так что я оказался избавлен от необходимости демонстрировать свои плохие знания иностранных языков. До самой посадки с Альбиной мы больше не разговаривали. После еды я провалился в сон, что делала девушка, осталось для меня «за кадром».
     Глава32
     Став владельцем клиники, бывшей «Пластик групп», ко мне перешло как само здание, так и то, что находилось во внутренних помещениях. На этом положительные моменты заканчивались и оставались не очень положительные. Как на владельцу здания, находящегося в престижном районе города, мне предстояло оплачивать завышенные счета за его содержание. Помимо этого, требовался какой-никакой персонал, для того-чтобы хотя-бы протирать пыль и осуществлять охрану. Необходимые на первое время средства у меня еще оставались, но лучше было бы воспользоваться ситуацией и помочь попавшей в беду женщине.
     -Тамара Ивановна, здравствуйте, - приехав в город я первым делом позвонил стоматологу.
     -Здравствуй Валентин, здравствуй, - судя по усталому голосу пожилой женщины, настроение у нее было не очень.
     Еще находясь на Ибице, я получил сообщение по поводу нашего бизнеса. Уехавшая, как я и советовал, на две недели, женщина вернулась из Парижа и узнала, что стоматологического кабинета больше не существует. Помещение, которое она арендовала, оказалось в статусе «само захват». Договора с местным ЖЭК признали не действительными, а по факту использования в течении пяти лет коммунальных услуг без оплаты за свет, обогрев и воду, суд назначил штрафы. Отсутствующая в России, Тамара Ивановна не получила повестку и не смогла присутствовать на заседании. В результате, имеющееся в стоматологическом кабинете имущество полностью конфисковали. Судебные приставы вынесли все, почему-то оставив только сломанный рентген аппарат.
     -Как дела, как новый бизнес, открыли уже кабинет? – заранее зная ответ, поинтересовался я.
     -Ох, какое там, - тяжелый вздох был мне ответом.
     То, что у нее ничего не получится, было прогнозируемым и очевидным. Прозрачных намеков, которые ей без сомнения делали заинтересованные люди, она не понимала в следствие своей жизненной неприспособленности, а до «открытого» диалога, когда говорят в лицо сколько и кому платить, время еще не пришло. Те, кто душил ее начинания и притормаживал поданные на согласования документы, выжидали, давая время совсем отчаяться и поглубже увязнуть в долгах и вынужденных кредитах. Сообщив адрес, я попросил подъехать Тамару Ивановну через пару часов в кинику.
     Отиравшийся у здания клерк, передал связку ключей, как только я подъехал к парковке. Сочтя свою работу выполненной, он ретировался, оставив меня наедине с моей новой собственностью. Открыв ключом входную дверь, я прошел в просторный холл и осмотрелся. Пыль, уже успевшая кое-где сбиться в катышки, покрывала все горизонтальные поверхности.
     Начав обход, я заново знакомился с планировкой здания. Мне как-то даже не приходило в голову, что помимо «видовых» апартаментов и рабочей зоны, существует еще огромное количество подсобок, кладовок и других хозяйственных помещений.
     -Саня, привет, не занят? – позвонил я бывшему студенту третьекурснику.
     Попросив и его приехать, я не стал ничего объяснять, заявив, что это не телефонный разговор. К счастью парень еще не успел найти новой работы, что вполне меня устраивало.
     Из затянувшегося осмотра меня вырвал телефонный звонок. Встретив подъехавшую Тамару Ивановну, я показал женщине планируемое под ее новый кабинет помещение и пообещал прислать грузчиков на дом, чтобы они вывезли из ее квартиры хранящийся там сломанный рентген аппарат.
     Разговор с Саней тоже отнял прилично времени. Но после того, как удалось преодолеть большинство вопросов «а как, а почему», мы договорились, что он пока что возьмет на себя хозяйственную часть. Парень работал в клинике дольше чем я и, вследствие коммуникабельности, успел перезнакомиться с большинством персонала.
     -Значит пока только три охранника и штат уборщиц, - подводя итоги минимального состава на ближайшее время, еще раз уточнил Саня.
     -И повара, кушать то тоже надо, - помня о простаивающей кухне, я решил использовать имеющиеся площади.
     -С этим проблема, повар классный был, он без работы точно не остался, - подумав сообщил Саня.
     -Тогда эту, молоденькую, на раздаче стояла, - припомнив ее миленькое личико, предложил я.
     -Можно попробовать, только с испытательным сроком, - начав втягиваться в свои новые обязанности, парень стал думать на перспективу.
     -Тебе решать, - я заранее дистанцировался от ненужных мне деталей.
     До конца дня время пролетело незаметно. Оставшись один, я еще раз обошел все здание. В конце осмотра, оказавшись на самом верху, я прилег на диван в одной из реабилитационных палат. Сквозь стеклянную крышу было видно темнеющее небо и плывущие по нему облака. Еще помня то чувство, испытанное однажды от затапливаемого лучами солнца рано утром помещения, я решил остаться здесь жить. Однокомнатная квартира, арендная плата за которую истекала только через пять месяцев, оставалась запасным вариантом, на тот самый случай, если с бизнесом пойдет что-нибудь не так.
      Глава33
     Для того чтобы стоматологический кабинет заработал в прежнем режиме ушла почти неделя. Оборудование, как и прочий антураж «дантиста», доставили в течении трех дней. Куда дольше шли различного вида согласования и одобрения. Толи Альбина и в правду была хорошим юристом, толи Рубен Идальгович молча поучаствовал в моих начинаниях, как бы там ни было, в понедельник на парковку клиники подъехал первый клиент.
     Контактная база данных стоматологического кабинета сохранилась, хоть и не в полном объеме. Сделать пару звонков и сообщить, что готова оказать лечение, обещанное ранее, но отложенное по независящим от нее обстоятельствам, Тамара Ивановна смогла с большими переживаниями. О том, как она волновалась, я старался лишний раз не вспоминать, вроде бы взрослая женщина, а ведет себя как неуверенный и не знающий, что ждать от окружающих людей, подросток.
     Я тоже не сидел все это время без дела, восстанавливая протоколы обмена данных с облачным хранилищем и перепроверяя программное обеспечение виртуального компьютера. Установленный как и ранее, в кабинете стоматолога рентген аппарат, выполнял возложенные на него функции.
     Глянув из окна своего нового кабинета на парковку, я оценил майбах клиента и вышедшего из него подтянутого мужчину. Мысль о том, что не только женщины, но и представители сильного пола не станут отказываться от возможности скинуть несколько лет, а то и десятков лет, продлив свою жизнь, я сделал себе пометку на будущее.
     «-Пора сканер восстанавливать», - направление, которым я собирался заниматься, «дождалось» моего внимания.
     Клиник, предоставляющих услуги пластической хирургии, было в городе более чем достаточно. Стать одним из их числа, я бы не смог в силу отсутствия квалифицированного персонала и собственного непонимания, как все «это» работает. Пустующая ниша, которая оставалась свободной в следствие не способности современной медицины справится с задачей, позволяла лечить тех, кто попадал в пять процентов неудачно проведенных операций.
     Начинать надо было с малого, так как технология еще не была до конца отработана. Если бы у меня были инфоматрицы биополей пациентов до операции, проблемы отпали бы сами собой. Только вот ввести новый вид страхования от неудачного имплантирования, стоило больших усилий и средств, как в почем и исследований, которые еще не увенчались успехом.
     -Кричко Лариса? – позвонив по телефону, я уточнил с кем говорю.
     -Да? – раздался на том конце провода безжизненный голос.
     Говорить с потерявшей надежду и кажется собравшейся наложить на себя руки девушкой, оказалось очень сложно. В результате двадцатиминутного монолога с моей стороны, удалось добиться разрешения приехать к ней на адрес и предоставить результаты работы нашей клиники. Конечно же никаких наработок у меня не было, но разговор свернул на доказательства компетенции лечебного заведения и ложь прозвучала сама собой.
     -Василий, у нас машина есть? – спустившись в холл, я обратился к несущему вахту охраннику.
     -У нас нет, а вот у Павла есть, он как раз должен скоро подъехать, - заканчивающий суточную смену, пожилой но еще крепкий мужчина, с интересом посмотрел на мою задумчивую фигуру.
     -Посидишь еще пару часов? Павел с тобой потом поделится, - прикинув как лучше поступить, я решил не использовать посторонних людей в предстоящем деле.
     Договорится с охранником удалось быстро. Вынужденный перерыв в работе, как и не выплаченная в конце того месяца зарплата предыдущими владельцами клиники, сыграла с мужчиной «злую» шутку. Несколько потребительских кредитов, которые он взял по неосмотрительности, требовали ежемесячного погашения.
     -Десять тысяч? Согласен, - за доставку меня туда и обратно, а так же конфиденциальность, мужчина счел озвученную сумму приемлемой.
     Девушка жила в спальном районе, облупившаяся девятиэтажка разменяла второй десяток лет и выглядела плачевно. Позвонив в дверной звонок, я дождался пока мне откроют, предварительно спросив «кто там». Как я и подозревал, родители девушки были на работе, сама она сидела дома, не выходя на улицу уже пару месяцев.
     Неудачно завершившаяся операция по увеличению пухлости губ, изуродовала лицо симпатичной раньше девушки. Марлевая повязка, которую она надела перед моим приходом, с трудом скрывала разрастающуюся опухоль. Глаза Ларисы ничего не выражали, получив от меня удар в челюсть, она плавно осела на пол и затихла. Набрав номер телефона, я нашел ее мобильник в квартире, ориентируясь по звуку модного рингтона. Положив чужую трубку в карман, я задумался  о том, что еще может потребоваться девушке из личных вещей во время лечения в клинике. Нижнее белье и какой-то халатик, все это уместилось в найденном здесь же пакете. Смочив кусок ваты в хлороформе, я засунул его под марлевую повязку, остававшуюся до сих пор на ее лице.
     -Дверь открой, - вынося на руках усыпленную девушку из подъезда, сказал я стоявшему рядом с машиной охраннику.
     Павел не растерялся, и поспешно распахнул пассажирскую дверь. Похищение произошло тихо и незаметно, ни в подъезде, ни во дворе, лишних свидетелей не было.
     -А я еще думаю, зачем номера снимать, - бубня себе под нос, охранник выруливал со двора: - оно и понятно, за доехать никто десять тысяч платить не будет.
     Вернуть регистрационные номера на место, остановившись у соседних гаражей, а так же доехать до парковки у клиники, удалось без происшествий. Воспользовавшись черным ходом, через который выносили с кухни мусор на помойку, я занес девушку в здание клиники и поднялся с ее телом на руках на самый верх. Одна из реабилитационных палат, прибранная и застеленная свежим бельем, приняла своего нового жильца.
     -Что случилось? – очнувшаяся, Лариса начала озираться по сторонам.
     -Мы так с вами и не познакомились, - отойдя от кровати на максимально возможное расстояние, я постарался создать у девушки ощущение свободы: - когда я вошел, вы отчего-то упали и потеряли сознание.
     Я не опасался того, что девушка будет испытывать боль в том месте, куда попал мой кулак. Бил я аккуратно, точно в челюсть, туда, где мышечный покров был минимальным. В дополнение к этому, сама девушка испытывала постоянную дергающую боль в нижней части лица из-за распространяющейся опухоли.
     -Где я? – наконец-то остановившись на мне взглядом, в выражении ее глаз появилась осмысленность.
     -Это клиника, здесь проходят реабилитацию те, кто пострадал в результате пластических операций, - решив, что первый испуг прошел и ничего страшного не случится, я сместился к окну: - есть новая методика, вы попали в число людей, которым предлагается пройти лечение. Медикаменты экспериментальные, так что для вас это ничего не будет стоить.
     -Как я сюда попала? – до сознания девушки начало доходить, что с ее появлением здесь не все гладко.
     -Вы упали в обморок, я как раз зашел в вашу квартиру, мне некогда было ждать, пока вы очнетесь, по результатам нашего общения, с девяносто процентной гарантий вы согласились бы поехать со мной, я просто не стал терять время и привез вас сюда, - рассматривая происходящее за окном, я краем глаза отслеживал ее движения.
     -Как отсюда выйти, я хочу домой! – вскочив с кровати, на которой до этого она приняла сидячее положение, Лариса кинулась к единственной закрытой двери.
     На ее пути попалось зеркало, проскочив мимо, она ухватилась за ручку и открыла не запертую дверь. Ожидая обратного, девушка замерла, после чего несмело выглянула в коридор. В коридоре было пусто и тихо, недалеко от двери палаты находилась лестница, снизу доносились голоса двух женщин. Уборщицы, встретившись этажом ниже, что-то обсуждали, устроив себе перерыв в работе.
     Лариса продолжала стоять на пороге, явно успокоенная мирной «картиной» окружающей ее обстановки. Обернувшись, она посмотрела на мою фигуру, молча разглядывающую что-то за окном. Ее взгляд снова зацепился за зеркало, висящее на боковой стене. Сделав несколько шагов, она подошла вплотную к амальгамированному стеклу. Отсутствовавшая марлевая повязка, позволяла во всех деталях рассмотреть обезображенную внешность.
     -Долго продлится лечение? – после пятиминутного молчания, Лариса обратилась с вопросом.
     -А тебе есть куда спешить? – ответив вопросом на вопрос, я не стал давать никаких гарантий.
     Новый виток исследований захватил меня с головой. Я и раньше замечал, что между инфоматрицами, полученными при помощи фотонного лазера и снятых при считывании с воды данных, есть некоторая разница. Задавшись теперь целью глубже изучить этот вопрос, я побочно добился изменения плотности воды. Это было абсурдным, это было не научным. Всем, любому и каждому, было известно, что вода является не сжимаемой субстанцией. Тем не менее, при многократном обнулении ее инфоматрицы, объем жидкости уменьшался, а плотность увеличивалась.
     -Залезай давай, - скомандовал я ждущей в халатике на голое тело Ларисе.
     -Опять холодная? – капризно уточнила она.
     -Теплая, - потрогав плотную жидкость рукой, я добавил: - почти.
     -Изверг! – перестав стеснятся меня уже на третий день «водных» процедур, молодая девушка скинула одежду и залезла в воду: - брр-рр!
     -Двадцать девять градусов, закрой глаза и представь, что ты на Бали, - после того, как мы пару раз поговорили «по душам», с вечера до поздней ночи, я многое о ней узнал.
     -А где принц на белой яхте? – принимая горизонтальное положение в воде, капризно спросила Лариса.
     -Чинит мотор, скоро будет, - отходя от двух с половиной метровой ванны, я склонился над экраном компьютера.
     -Какой мотор?! Яхта под парусом! – девушка продолжила «капризничать».
     -Значит ветер стих и он ждет погоды, - введя последние параметры, я откинулся на спинку кресла и сменил тон, показывая, что началась работа: - таблетку съела?
     -Съела, съела, - голос девушки так же приобрел изменения, вынырнув из своих грез о принце, она вновь оказалась в клинической палате.
     -Вдохнула и пошла, - отдал я команду на погружение.
     В отличие от меня, который в начале экспериментов не мог задержать дыхание даже на тридцать секунд, Лариса держалась под водой почти две минуты. При ее худобе и не умению плавать, данный факт казался очень впечатляющим.
     Уплотнение перепрограммированной воды позволило получать детальную картину биополей человеческого тела. Я даже перезаписал собственные показания, обновив эталон и сделав его основным. В купе с лазерным сканированием, мне удалось добиться выявления разночтений в инфоматрицах, которые я получал разными способами.
     Найдя узловые точки, я произвел взаимосвязь между схемами биополей и получил требуемый вектор градиентов. Боясь спугнуть удачу, я неспешно вводил параметры отклонения, обновляя вручную инфоматрицу Ларисы. У девушки имелись поражения тканей лицевой части тела, но я взял в разработку весь объем, не уверенный, что можно, а что нельзя, отделять друг от друга.
     Провозившись до четырех ночи, я поздно лег, но попытка уснуть, чтобы завтра с утра перепроверить созданную инфоматрицу, окончилась не удачей. Я ворочался, переворачивался ногами к подушке, даже сменил кровать на диван. Сон не желал идти, отпугиваемый испытываемым мной нетерпением.
     «-Хрен с тобой», - отчаявшись заснуть, я направился в палату к Ларисе.
     Так же как когда-то с Альбиной, я вставил спящей девушке в уши свои наушники и запустил воспроизведение файла. Наблюдая в ночных тенях, как меняются черты ее лица, приобретая невинную молодость, я невольно залюбовался достигнутым эффектом. Трехминутный трек уже давно «отзвучал», а я все сидел у изголовья ее кровати и смотрел на полученный результат.
     Пробуждение выдалось несколько сумбурным, не сразу сообразив, что происходит, я сначала скрутил забравшуюся ко мне в постель девушку, и только после этого открыл глаза. Лариса явно была не в себе, тяжело дыша, она тянулась ко мне как ненормальная, и это с заломленной за спину рукой.
     -Пусти, - раздувающиеся ноздри трепетали на ее красивом лице, присмотревшись при утреннем свете, я понял, что она не только лишилось уродующей внешность опухоли, но и помолодела на несколько лет.
     Разжав захват, я не стал сопротивляться тому, что задумала сделать благодарная Лариса. Девушка была решительно настроена и я все ждал, когда это случится.
     -Ой! – замерев, она вылупилась на меня от неожиданности.
     -Гхм, побочные последствия от приема экспериментальных медикаментов, - привычным жестом поправив отсутствующие сейчас на переносице носа очки, я добавил: - продолжайте пожалуйста, надо все-все детально зафиксировать.
     -Ты знал! Гад! – стукнув меня своим кулачком в грудь, Лариса с отчаяньем посмотрела себе ниже пояса.
     -Откуда я знал? Ничего я не знал! – для вида я слегка возмутился.
     -Ну и ладно, я не жалею! - обдумав случившееся, она с интенсивностью возобновила прерванный дефлорацией процесс.
     Через три дня Лариса съехала с занимаемых апартаментов. Убедившись, что состояние девушки стабильно и частоты колебаний биополей находятся в рамках допустимого, я с легким сердцем ее отпустил. Вчера ночью, девушка убедила меня дать ей еще одну таблетку, аргументируя свое требование тем, что надо вернуть все-все в первозданное состояние. Зачем девушке вновь становиться девственницей я не стал спрашивать, разумно решив, что это не мое дело.
     Глава34
     Месяц пролетел в рутинной работе. Найдя еще несколько девушек, я пригласил их в клинику. Устраивать похищение, как с Ларисой, больше не было необходимости, впечатленные современным зданием и дорогим интерьером, пострадавшие от операций согласились пройти лечение. Выделенные палаты со стеклянной крышей на время курса реабилитации также сыграли не последнюю роль, так что работа шла в несколько потоков одновременно.
     Так близко, как с Ларисой, я больше ни с кем не сходился. Это было и не нужно и вредно для бизнеса. Учтя прежние ошибки, я восстанавливал только поврежденные участки тела, не касаясь всего остального. У двоих из пяти девушек уже имелись имплантанты в организме, так что я смог всесторонне изучить этот вопрос и добиться того, чтобы увеличенная грудь или выпрямленные ноги, остались в том виде, в каком они были до попадания в мою клинику.
     -Валентин Эдгарыч, к вам родители, - вызов по селекторной связи пришел с поста охраны.
     -Хорошо, проводите их в левый зал на втором этаже, - дав указания, я встал из-за стола и покинул свой кабинет.
     Накануне вечером, маме позвонили из деканата и поинтересовались, почему ее сын не ходит на занятия в институт. Я как-то совсем упустил этот вопрос из вида и не подстраховался. Вскрывшаяся правда потребовала еще большей правды, так что в результате телефонных выяснений отношений сегодня мои родители решили наведаться на мое новое место работы.
     -Ма, пап, - встретив их в коридоре, я открыл дверь, пропуская внутрь помещения.
     В зале ничего не изменилось, те же диваны белой кожи, тянущиеся вдоль одной из стен, стекло от пола до потолка вдоль другой. Подходить и садиться за модный стол с футуристического вида компьютером я не стал. Проводя мать до дивана, я присел рядом.
     -Ну вот, это мое место работы, здесь я встречаю клиентов и провожу с ними беседу, - обведя жестом руки окружающую нас обстановку, сказал я.
     -И что? На эти диваны ты променял свое будущее великого ученого? – мать была заранее негативно настроена и все блестящее и красивое вокруг еще больше ее раздражало.
     -Мам, это и есть наука, только чтобы ее двигать вперед, нужны деньги, - попытался я донести до нее свою мысль: - так что и пользоваться благами науки пока могут только те, у кого есть деньги. Ну а такие люди, богатые, привыкли видеть вокруг себя роскошь и эксклюзив.
     -И что это за наука такая на диванах! – прицепившись к мебели, мама не желала успокаиваться.
     -Давай я тебе покажу, а ты уже сама решишь, наука это или нет?! – сделал я беспроигрышный ход.
     Необдуманно согласившись, мать растеряла всю решительность, когда выяснилось, что надо войти в одну из комнат и полностью раздеться. Отец пришел мне на помощь и убедил маму, что он рядом и ей нечего не грозит. Путем еще пятнадцатиминутных уговоров и объяснений, я смог заполучить отсканированную фотонным лазером инфоматрицу биополей маминого тела.
     -Ну! И где здесь наука? – пережив небольшой стресс, мам немного успокоилась но еще не до конца.
     -Подожди немного, я пока подготовлю второй сеанс процедур, - подведя ее к так невзлюбленным диванам и усадив назад, я попросил: - заодно посмотришь на себя в молодости.
     Запустив проектор, я не сразу обратил внимание на воцарившуюся тишину в помещении. Мать с отцом сидели взявшись за руки и смотрели на лазерную проекцию. Одетая в легкое платье, копия мамы в полный рост  слегка покрутилась вокруг своей оси, после чего сделала несколько шагов к замершим родителем. Голограмма шагала неспешно, с каждым шагом молодея на год или два. Расстояние было не большим, так что приблизившись вплотную, на маму нынешнюю смотрела она же, тридцатилетняя.
     -Гмм, - не выдержав, она разрыдалась.
     Отец прижал ее к себе, обхватив за плечи. Брошенный в мою сторону взгляд, не сулил ничего хорошего. И я его отлично понимал, напомнить женщине о ее возрасте, мог только совсем не разбирающийся в психологии человек.
     -Мам, я работаю с технологией, которая сделает тебя такой, какой ты сейчас себя видишь, - приблизившись, я опустился перед ней на колени: - это произойдет не сразу, но каждый день, день за днем, ты будешь жить назад, и ровно через год, ты станешь такой-же, какой была много лет назад.
     -Неужели это возможно? – протянув руку вперед и погладив меня по щеке, мать сквозь слезы не могла поверить моим словам.
     -Возможно, но не для всех, далеко не для всех, - обозначил я существующее положение дел.
     -У нас нет таких денег, - даже не спрашивая сколько, мама грустно улыбнулась.
     -Ну, сотрудникам положены скидки, - ввернул я «избитую» фразу, вызвав улыбку даже на суровом лице отца.
     -Нет, не надо, потом, - согласная, но испытывающая естественный страх перед неизвестным, мама пошла в отказ.
     -Поздно, я уже запустил процесс, ингредиенты потрачены и если через два часа их не использовать, то они пропадут и с меня за них спросят, - как бы мне не хотелось, но «ложь во благо» все же пришлось использовать.
     -Ну, я, - замялась мама.
     -Пошли-пошли, - вставая с колен, я потянул ее за руку: -батя, тоже пошли, там опять раздеваться придется.
     -Ох, - думавшая, что с этим покончено, мама вновь принялась переживать из-за пустяков.
     Проведя родителей в правое крыло, туда, где раньше было отделение пластики лица, я открыл дверь с почти таким-же интерьером. Отличие этого зала от предыдущего было в меньшей площади и наличии круглого стола с несколькими стульями.
     За соседней стенкой помещения располагалась комната с огромной ванной, уже наполненная водой с многократно обнуленной инфоматрицей. Второй этап требовал снять обновленные биополя маминого тела, а затем запустить процесс перенастройки векторов. Находящийся в виртуальности компьютер имел отлаженную программу под эти цели и сейчас простаивал, ожидая ввода данных.
     -Мам, заходишь, раздеваешься, ложишься в ванну, - открыв смежную дверь, я приглашающе улыбнулся.
     Закончив снимать показания, я попросил маму воспользоваться висящим рядом с ванной халатом. Махровый и белый, замотавшись в него по самую шею, мама отчего-то застеснялась, выходя из соседней комнаты. Пока она отсутствовала, мы с отцом наладили все к чаю и посидели семейным кругом за имеющимся здесь столиком.
     -Ну все, третья фаза, она же и последняя, - пришедший на мой телефон сигнал из облачного хранилища, известил о полученном файле.
     -Валя, ну может не надо? - в последний раз попыталась «передумать» мама.
     -Все уже, давай, - кивнув отцу на мать, я молча попросил его помочь.
     Неожиданно, как для меня, так и для мамы, он подхватил ее на руки отнес в соседнюю комнату. Раздавшийся из-за двери смех и плеск воды, в который раз подтвердил, что у моих родителей между собой все наладилось.
     -Батя, - придержав его за руку, я подождал, пока мама сядет на заднее сиденье подъехавшего за ними такси и, понизив голос, сказал: - через полгода, а лучше раньше, вам надо переехать.
     -Это из-за этого? – кивнув за спину, он бросил взгляд на здание клиники.
     -Соседи, - озвучил я социальную проблему перенаселенных городов: - неожиданно вернувшуюся к маме молодость не скроешь.
     -Да уж, - согласился отец и протянул мне руку.
     -Ты кстати тоже заезжай, на следующей неделе, - ответив на крепкое рукопожатие, я посмотрел на сидящую в машине маму: - поправим тебе здоровье, заодно и ее порадуешь.
     Повернувшись, отец тоже посмотрел на улыбающуюся мать и хлопнул меня по плечу. Я еще какое-то время постоял на опустевшей парковке, сумбур в мыслях и чувствах, вызванный общением с родителями, постепенно угасал. Циничные и расчетливые планы вновь выползали на передний план и я вернулся назад в клинику, обдумывая завтрашний день.
     Глава35
     Глянув в окно своего кабинета, я с равнодушием отметил наступление осени. Немногочисленные кроны деревьев, листья которых было видно из моего окна, окрасились желтыми и красными красками. Наладив работу клиники без своего участия, я сам себя исключил из «жизни» коллектива. Впрочем, «Эластик групп» еще не вышла на заложенные в нее мощности, только одно отделение, восстановления зубов, работало и приносило прибыль. Весь второй этаж простаивал, я никак не мог решится запустить маховик рекламы предоставляемого сервиса омоложения.
     -Ну, и чем ты тут занимаешься? – предупрежденный о приходе Альбины, я не сильно удивился тому, что она вошла в кабинет без стука.
     -Вот, любуюсь на красоток! – кивнув на россыпь фотографий, лежащих на столе, ответил я.
     Подойдя, девушка взяла в руки глянцевые картинки и внимательно принялась их рассматривать. Дойдя до последней фото, она перевела свой взор на мое лицо и в задумчивости чуть склонила голову на бок.
     -А где другие, те, что до лечения? – съемка велась на одном и том же фоне, косвенно подсказав, что фото девушек делали в клинике.
     -Там, - кивнув на край стола, где лежала плотная папка, я отвернулся к окну.
     Присев в кресло, девушка принялась по новой рассматривать фотографии, на этот раз сравнивая изображения до и после. Иногда она возвращалась к уже просмотренным фото, выискивая только одной ей понятное в чужой женской внешности.
     -Я признаться удивлена, что ты еще не заперт в каком-нибудь подвале, рассказывая «добрым» дядям под пытками, как ты это делаешь, - вернув все фото на место, Альбина по своему оценила мои изыскания.
     -Ну, наверное добрые дяди боятся твоего папы и не трогают его протеже, - ответил я.
     -А мой папа, он вообще в курсе, что ты его протеже? – выразительно выгнув бровь, девушка ухмыльнулась: - насколько я знаю, он считает, что с тобой полностью в расчете.
     -Гхм, - не ожидая такое услышать, я решил попросить: - Аль, можешь помочь и организовать с ним встречу?
     -Аль? – еще больше изогнув свою бровь, девушка уставилась на меня в возмущении.
     -Мне нравится именно это звучание твоего имени, - пояснил я и произнес его еще раз: -Аль.
     Девушка молчала больше минуты, после чего открыла свою сумочку и достала мобильный телефон. Набрав номер, она откинула прядь волос, отстриженную в свое время в порыве эмоции, а теперь отрастающую слишком медленно и постоянно лезущую в глаза.
     -Па? Я решила познакомить тебя со своим парнем! Если тебе это интересно, то мы приедем через два часа! – в голосе Альбины звучал вызов и решительность.
     -Хорошо, - выслушав ответ, сказала девушка.
     Заявление Альбины о том, что я ее парень, несколько выбивало из колеи. Одно дело помочь девушке, и совсем другое, оказаться ее парнем. Говорить грубости прямо сейчас я был не готов и взял «паузу» на приведение нервов в порядок.
     -Катя, два кофе пожалуйста, - склонившись к селектору, я нажал кнопку вызова кухни и озвучил заказ.
     Через три минуты в дверь кабинета поскреблись когтями, после чего створка отъехала в сторону и пропустила в помещение кукольную девушку. Наткнувшись на презрительный взгляд моей посетительницы, Катя чуть не сбилась с шага «от бедра», но все таки смогла донести кофе до стола и не разлить его по дороге. Закончив сервировку, девушка поспешно ретировалась, оставив нас вдвоем.
     -Вот значит, как у тебя все здесь налажено, - непонятно к чему произнесла Альбина.
     -Хочешь покажу ее фото до того, как она сделала восемь операций? – слегка разозлившись на необоснованные намеки, ответил я.
     -Поехали давай, у отца дома кофе попьешь, - девушка встала, даже не притронувшись к дымящейся ароматом чашке.
     -Пфф, - попытался я показать свое отношение к ее поведению.
     Спустившись вниз, мы вышли на парковку, на которой стояло знакомое изделие западного автопрома. Так же оказался знакомым шофер, Валя вышел из машины и услужливо открыл перед девушкой заднюю дверь.
     -Спереди садись, - заметив мое желание сесть рядом, она ткнула пальчиком в направлении другой пассажирской двери.
     -Да пошла ты, - развернувшись, я направился назад в клинику.
     Удар в печень я пропустил, как не стал сопротивляться и блокировать остальные удары. Шофер бил от души, стараясь выметить все свои неудачи и обиды. Я никак не реагировал, лишь поворачивал голову, чтобы видеть лицо девушки, сидящей в салоне автомобиля.
     Параллельно я прислушивался к себе, пытаясь понять, как я отношусь к тому, что меня бьют. По всему выходило, что отношусь я к этому плохо. Но я продолжал терпел боль, так как читал исследования о том, что если перетерпеть, то наступит наслаждение. Никакого наслаждения так и не наступило, мое сознание потухло от слишком сильного удара ногой в голову.
     Пробуждение вышло смазанным, вот я в темноте, а вот я в комнате. Глянув вверх и увидев стеклянную крышу, я определил свое местоположение как клиника, третий этаж. Это не могло не радовать и обозначало, что охранники выполнили свою задачу на отлично. Предполагая, что когда-нибудь может возникнуть ситуация, что меня сильно «помнут», я оставил четкие указания на этот счет.
     В случае доставки моего тела в клинику, его следовало отнести в комнату. Апартаменты, которые я оккупировал под свое постоянное проживание, были оборудованы системой панорамного звучания. Неуловимая для обычного слуха, «музыка» играла всегда, и когда я был «дома», и кода уезжал по делам. Стоило моему телу оказаться в этой комнате, как процесс восстановления начинался сам собой, гарантируя излечение через несколько часов.
     -Ты вообще человек? – раздавшийся в тишине комнаты голос, принадлежал Альбине.
     -Привет Аль, конечно человек, - повернувшись на бок, я разглядел девушку, забравшуюся с ногами в кресло и ждущую моего пробуждения.
     В комнате был погашен весь свет, только огни города проникали через стеклянную крышу, накладывая на внутренний интерьер странные тени. Лицо девушки оказалось в тени, оставляя простор для моей фантазии об испытываемых ею чувствах.  
     -Ты зачем опять спровоцировал моего шофера? – разрушая иллюзию того, что она обо мне беспокоилась, спросила девушка.
     -А ты зачем меня на переднее сиденье отправила? – тоже возмутился я.
     -А почему это ты должен был рядом со мной ехать? – прозвучавшее в ее голосе искреннее возмущение, заставило меня сбавить пару «оборотов».
     -Ну, ты же назвала меня своим парнем, - обосновал я свои претензии.
     -Пфф,- раздалось в тишине полутемной комнаты: - это был единственный для тебя способ встретится с отцом, я просто тебе помогла, ничего более.
     Откинувшись на спину, я попробовал в себе разобраться. Прозвучавшие слова были и правильными и логичными, только вот мне, почему-то сделалось очень обидно. Оказывается, это была всего лишь благодарность с ее стороны. Насмотревшись на фото изуродованных девчонок, а потом на их же счастливые и красивые лица, Альбина вспомнила себя и то, что я ей помог.
     -Аль, оставь меня, - попросил я.
     Помимо обиды за ее благодарность, я поймал себя на чувстве, что расстроен из-за того, что не являюсь ее парнем. Новое, оно затопило мое сознание и я полностью ему отдался, впитывая все оттенки и полутона. В тишине помещения раздался телефонный звонок, девушка нажала на экран, принимая входящий вызов.
     -Да, хорошо, скоро приедем, - короткий разговор не занял и десяти секунд.
     Казалось бы мелочное событие, но оно развеяло ту эмоциональную «пучину», в которую я окунулся и пребывал последние минуты.
     -Отец звонил, надо ехать, - помедлив, она добавила: - он отменил поездку и остался дома, для тебя это действительно последний шанс.  
     -Знаешь, я бы хотел думать, что это наш шанс, а не только мой, - остатки «разбитого» состояния выплеснулись в озвученной фразе.
     Из шкафа пришлось доставать новую одежду, на то, во что превратились мои вещи, после избиения на парковке, было жалко смотреть. Выбрав нейтральные тона, я быстро оделся, Альбина уже стояла на выходе из помещения.
     В холле клиники дежурил одинокий охранник, увидев меня, целого и невредимого, он лишь качнул головой, выражая свое отношение к творящимся здесь делам. Проходя мимо, я поблагодарил его за четкие действия согласно инструкций и пообещал выдать премию. На улицу опустился поздний вечер, одинокая машина стояла на парковке, ожидая свою хозяйку.
     Шофер Валя, как и в прошлый раз, открыл перед Альбиной заднюю дверь в салон автомобиля. Я дождался пока она сядет на сиденье, после чего ударил водителя. Упавший на асфальт, Валя вяло трепыхался, находясь на грани нокаута. Чтобы девушка не вздумала мне мешать, я захлопнул пассажирскую дверь перед ее лицом. Багажник машины оказался просторным, засунув туда все еще не пришедшего в себя охранника, я прошел вперед и уселся на водительское место.
     -Если уж и сидеть спереди, то за рулем! - заполняя паузу, возникшую в салоне автомобиля, сказал я и завел двигатель.
     Машина ехала хорошо, дорогу я примерно помнил, так что через час езды мы оказались перед воротами нужного особняка. Автоматически раскрывшиеся створки подразумевали наличие какого-то сигнального устройства, впрочем, внешне я ничего не заметил. Подъехав к крыльцу, я вышел из машины и подошел к задней двери. За всю дорогу Альбина не проронила ни слова, чем существенно подпортила и без того дерьмовое настроение. Проигнорировав поданную мной руку, девушка самостоятельно покинула салон автомобиля, дождавшись открытия двери.
     -Дочь, оставь нас, - после того как мы с Альбиной молча прошли через половину особняка и зашли в его кабинет, Рубен Идальгович попросил девушку удалиться.
     Расторопный слуга, судя по одежде выполняющий функции официанта, расставил чайный набор за небольшим столиком в углу огромного кабинета. Только после того, как мы вновь остались вдвоем, Рубен Идальгович начал разговор.
     -Мне доложили, что по дороге возникло небольшое недоразумение и поэтому вы задержались, - хозяин кабинета задал тему для начала беседы.
     -Альбина просила никогда не бить ее водителей и охранников, - не готовый к такому повороту, я сказал, как есть.
     -И поэтому вы ничего не делали? – обозначив детальную осведомленность в произошедшей драке на парковке, он слегка удивился.
     -Ну почему же ничего не делал, я смотрел и ждал, - ответил я и, встретившись с его вопросительным взглядом, пояснил: - смотрел на вашу дочь и ждал, когда она остановит своего человека.
     -И как, дождались? – пригубив чашку, Рубен Идальгович сделал небольшой глоток.
     -Не знаю, - честно признался я: - от удара ногой в голову я потерял сознание и, что было дальше, не помню.
     Воспользовавшись паузой в разговоре, я тоже взял налитую для меня чашку и попробовал горячий напиток. Чай был как чай, из обычных пакетиков он заваривался не хуже.
     -Кстати, а где сейчас находится этот человек? – поставив свою кружку на блюдечко, Рубен Идальгович напомнил мне об водителе.
     -Гхм, наверное его надо вынуть из багажника, - смутившись, толи попросил, толи признался я.
     -Значит не били? – почему-то развеселившись, еще раз уточнил он.
     -Один раз ударил! – с самым честным выражением, на какое был способен, оправдался я.
     В кабинете появился официант, судя по всему, у хозяина кабинета имелась какая-то возможность вызывать слуг и охранников, не привлекая внимания посетителей и гостей. Склонившись к Рубен Идальговичу, халдей выслушал пару слов, произнесенных тихим голосом, и с поклоном удалился.
     -Наверное мне нужно пояснить некоторые моменты, чтобы в будущем вы правильно понимали ситуацию, - сложив руки на животе, он собрался с мыслями: - раньше моя семья жила в другом месте, мама Альбины погибла в результате покушения, и дочь росла замкнутой и одинокой. Единственным ее другом был соседский мальчишка, защищавший болезненную и худую девочку.
     От «нарисованной» картины стало понятно, что соседский мальчишка до сих пор влюблен в выросшую Альбину и продолжает оберегать от всех невзгод, постоянно сопровождая ее в качестве шофера и телохранителя. Залезать в этот треугольник, занимая пустующий угол, было глупо и ненужно. Как правило, женщина сама порой не знала, кого выбрать и до конца жизни впадала из крайности в крайность.
     -Ну, оставим это, - отодвинув чай в сторону и вернувшись за рабочий стол, хозяин кабинета дал понять, что началась деловая часть встречи.
     -Рубен Идальгович, я бы хотел попросить у вас человека, - после того, как я уселся в предложенное кресло, возникла пауза, которую мне невольно пришлось нарушить первым.
     -Какого рода человек? - нормально восприняв мою инициативу, он косвенно дал понять, что я делаю все правильно.
     -Как вы теперь знаете, процент успешных операций в клиниках пластической хирургии достигает девяносто пяти процентов, - начав из далека, я постарался как можно емче и информативнее донести свою идею: - но, в остающиеся пять процентов может попасть даже тот, кто уже делал операции с ранее положительным результатом. Таким образом, возникает стопроцентный шанс неудачи, для каждого, кто ложится на хирургический стол. Моя идея заключается в том, чтобы заключить договора со всеми клиниками пластической хирургии в городе и, в случае неудачи, по страховке, я буду устранять возникающие последствия.
     -А почему не работать с теми, кто пострадал, так сказать, по факту? - решил уточнить Рубен Идальгович.
     -Ну, их же только пять процентов, а не сто, - улыбнулся я: - пусть платят все, а получают помощь лишь те, кому это стало необходимым.
     -Я так понимаю, это еще как-то связано и самим процессом оказания помощи? – проявив проницательность и уловив недосказанность в моих словах, чуть сощурился отец Альбины.
     -Да, тем, кто получит «страховку», необходимо до операции пройти обследование в моей клинике, это не займет много времени, но существенно облегчит процесс реабилитации, - уступая интересу собеседника, я слегка углубился в детали процесса.
     -А так же позволит избежать махинаций со страховыми полисами, - намного лучше меня разбирающийся в психологии людей, живущих в нашей стране, добавил Рубен Идальгович.
     -Можно и так сказать, - испытав небольшой приступ раздражения от снисходительного тона, примирительно согласился я.
     -И сколько вы хотите брать за вашу «страховку»? - начало обсуждения денежного вопроса ознаменовало очередной этап беседы.
     -Для этого мне и нужен ваш человек, который запросит столько, сколько нужно, а потом сможет эти деньги взыскать, - обозначил я свои ожидания.
     Пауза, которая возникла в разговоре, могла обозначать что угодно. Готовый к любому развитию дальнейших взаимоотношений с Рубен Идальговичем, я спокойно ждал его решения.
     -Послушайте Валентин, методика вашего лечения подразумевает только лечение или нечто большее? – равнодушный тон не смог сбить меня с толку и я ответил максимально сдержано.
     -Я работаю над этим, но даже не представляю, сколько будут готовы заплатить люди за дополнительные годы к своей жизни, - поправив очки, я выразительно взглянул на собеседника.
     -Тут даже я не смог бы вам помочь, при условии что работал бы в вашей компании, - рассмеялся хозяин кабинета.
     -Так я и не против, - брякнул я и поспешил объясниться, до того, как меня бы неправильно поняли: - не наемным работником конечно, а партнером, с разделением получаемой прибыли.
     -Как я понимаю, это и есть причина, по которой вы искали со мной встречи, - продемонстрировав в который раз, что «видит» и понимает больше, чем может показаться стороннему человеку, Рубен Идальгович вновь задумался.
     Последняя фраза не требовала от меня ответа и я молча сидел, наконец то воспользовавшись появившейся возможностью детально рассмотреть интерьер кабинета. В кабинете было тихо, даже неловкое движение на кожаном кресле порождало громкий звук хрустящей обивки мебели.
     -Валентин, если не в даваться в подробности, не могли бы вы в двух словах описать используемый вами способ лечения, - возобновив разговор, Рубен Идальгович поставил меня перед сложным выбором.
     -Если принять таблетки, скальпели и учебники по анатомии, за текущее состояние медицины, то различные знахарки, травники и шаманы, окажутся в прошлом, - взглянув на внимательно слушающего меня собеседника, я сделал небольшую паузу и продолжил: - ну а в будущем нас соответственно ждет квантовая физика и много, очень много математики.
     Распорядившись доставить меня домой, Рубен Идальгович поступил разумно. Оказавшись наедине с самим собой, я почувствовал усталость от казалось бы ничем не выдающихся переговоров. Развалившись на заднем сиденье представительской машины, я перебирал в памяти детали нашего диалога и выискивал допущенные промахи. Вернуть и переиграть больше ничего было нельзя, но можно было избежать ошибок в будущем, используя полученный сегодня опыт.
     Глава36
     Окончательно испортившиеся отношения с Альбиной породили желание пообщаться с прекрасной половиной человечества. Постоянной девушки у меня не было, так что я прикинул, кому хочу позвонить. Вспомнив о Ларисе, во мне проснулся интерес насчет «таблетки». Пригодилась ее использование девушке или нет, напрямую я спросить не мог, но этого и не требовалось. Достаточно было бы встретиться и пообщаться, для того, чтобы понять, как обстоят у нее дела на личном фронте.
     -Привет, как жизнь? – позвонив ей на мобильник, я с трудом расслышал ее «але».
     Гремящая музыка и шум, забивали любые попытки услышать друг друга. Прервав соединение, девушка переслала мне смс, с адресом и предложением приезжать. Делать мне было нечего, так что я вызвал такси и оправился в указанное место.
     Приехав, я с удивлением посмотрел на многочисленные склады. Заброшенный квартал и огромные старые здания, вызывали недоумение. Где здесь смогла Лариса найти громкую музыку и большое скопление людей, оставалось не понятным. Таксист завернул за угол очередного склада и я увидел большой пустырь, заставленный автомобилями. Здесь стояли как приличного вида иномарки, так и потрепанный автопром российского разлива.
     Стоило мне войти в приоткрытые двери здания склада, как стала понятна вся подноготная сложившейся ситуации. Огромное помещение, изнутри было переделано под съемочную площадку, на которой «творили» очередной видеоклип.
     -Тебе чего? – нарисовавшийся из подсобки рыхлый охранник, хамовато осадил мое желание пройти внутрь.
     Найти Ларису удалось далеко не сразу, выйдя на улицу, я попробовал безуспешно дозвониться, после чего послал девушке смс. Ни на телефонный звонок, ни на смс, она не отвечала, после чего я написал еще одно сообщение, с указанием места, где нахожусь в данный момент. Простояв минут десять, я уже собрался вызывать такси и уехать, как тренькнувший телефон известил о входящем сообщении.
     «У нас была съемка, перерыв 15 мин, я тебя сейчас заберу»
     Лаконично и с ошибками при наборе текста, смс успокоила и мою злость и мою раздражительность. Действительно, девушка не была поп звездой, чтобы капризничать и устраивать перерыв по своему желанию. Надо было учитывать, что я приехал к ней на работу и она была занята какое-то время.
     Через пять минут Лариса выскочила на улицу, чмокнув меня в щеку. Пресекая попытку поговорить, девушка потащила меня во внутренности склада. Давнишний охранник равнодушно проводил нас взглядом, не став возражать против моего присутствия на съемочной площадке.
     -Все, подожди меня тут, через полчаса снова будет перерыв, - чмокнув во вторую щеку, девушка умчалась куда-то в сторону софитов и съемочной аппаратуры.
     Присев на подвернувшийся ящик, я с интересом стал осматриваться по сторонам, в таких местах я еще ни разу не был. Загремевшая под сводами склада музыка была глухой и дребезжащей. Судя по всему, при съемке клипа был важен только ритм, но никак не качество звучания. Вставив в уши свои наушники, я запустил один из файлов с облачного хранилища.
     Зрение, которое до этого с трудом фокусировалось на предметах не далее двадцати метров, плавно наладилось, подарив возможность в мельчайших деталях увидеть почти все, происходящее на съемочной площадке. Эффект улучшения зрения был временным, являясь неотъемлемой частью нервных окончаний, глаза радовали мое восприятие мира только во время воздействия на них определенными частотами.
     Тем временем, на съемочной площадке, в окружении полуголых девиц, размахивал руками перекачанный бройлер, бледную кожу которого покрывали синие татуировки. Приглядевшись, я даже узнал лицо этого певца, в последнее время парня часто крутили по музыкальным каналам.
     «-Надо же, - удивился я: - Лариса молодец, в клип к знаменитости уже попала»
     Однообразные движения, повторяющиеся раз за разом куплеты одной и той же песни, очень скоро мне все это надоело. Полчаса растянулись на час, хотя smart часы на левом запястье говорили, что я утрирую.
     -Ну, как ты здесь? Не скучаешь? – вернувшаяся во время перерыва, Лариса притащила с собой пару подружек, толи познакомиться, толи показать на меня «пальцем».
     -Какой сладенький! – подтверждая второе предположение, одна из девиц прижалась ко мне своей огромной грудью и погладила по животу: - о, как тут все серьезно!
     Задрав майку, она с интересом потыкала мой брюшной пресс маникюром. Я не остался в «долгу» и обхватил ее левую ягодицу правой ладонью. Казавшаяся силиконовой, задница оказалась настоящей, твердая как орех, ягодичная мышца с трудом поддалась под давлением моих пальцев.
     -Блин Лариска, где твой малыш был раньше?! – как-то по своему отреагировав на то, что я ее лапаю, она прильнула ко  мне еще плотнее: - мни-мни, сильнее, да! Ты бы знал, малыш, как к концу дня ноги забиваются от нагрузки!
     Наконец-то сообразив, что для нее это сродни массажу, я не стал обделять и правую ягодицу девушки своим вниманием и положил не ядро-образный рельеф вторую руку. Лошадиные ляжки так же требовали «заботы», но закончившийся перерыв прервал наше «общение».
     -Никуда не уходи, малыш! – кокетливо проведя краем ладони по моему плечу, грудастая девушка убежала на съемочную площадку вместе с подружками.
     Я вновь остался один, впрочем, следующие полчаса прошли не так скучно. Наблюдая за девушками, я силился отгадать, какие операции были сделаны на их красивых телах. Наколовшись с ядро-образной задницей, я был уже не столь уверен в своих предположениях и приглядывался более внимательно.
     -Девочки! А я вас потерял! И что вы здесь делаете?! – появившийся вслед за девушками на следующем перерыве, певец испортил зарождающийся флирт.
     -Тебе то какое дело? – довольно грубо ответила третья девчонка, до этого только хихикавшая и делавшая большие и притворно удивленные глаза.
     -Ну девочки! А как же вечеринка? Пойдемте сегодня после съемки в бар! – продолжая игнорировать мое присутствие, мускулистый качок в татуировках «елозил» сальными глазами по участкам обнаженной кожи девушек.
     -Где вечеринка? В пивной у метро? – выразительно фыркнув, поддержала грудастая: - сам туда едь на своем «баклажане»!
     Я был искренне удивлен метаморфозой, произошедшей с подружками Ларисы. Еще пять минут назад, они ластились к телу певца, оттираясь об его дутые мышцы своими выпуклостями. Разве что не облизывая, перед камерами девушки выражали восторг и вожделение.
     Реалии жизни расставили все по своим местам, связанный кабальным контрактом со звукозаписывающей студией, переезжающий из города в город по концертам и живущий в гостиницах, не имеющий ничего своего и одевающий выданные на время выступления реквизиты, певец абсолютно не интересовал девушек, работающих по контракту с модельным агентством.
     -Пфф, у него даже на сигареты денег нет, вечно «стреляет», - прикуривая ментоловую сигаретку от розовой зажигалки, подвела итог моим расспросам о певце Лариса.
     Ночные клубы, которые нравились девушкам, оказались не такими уж и дорогими, как мне виделось ранее. Если бы я пришел сюда один, то даже не заметил бы разницы в цене за чашку кофе между местным баром и кафе центральных улиц города. Девчонки так же не наглели, не зная о моей финансовой состоятельности, они были готовы сами заплатить за свой заказ, если возникнет необходимость. Подружек Ларисы я не разочаровал, катая на такси и оплачивая выпивку. К четырем часам ночи мы завалились в гостиничный номер, то что я один а их трое, подружек явно не смущало.
     -Лариса, я тебе больше таблетку не дам, - притянув ее голову за намотанные на кулак волосы, предупредил я заигравшуюся девчонку.
     -Да и не надо, из-за этого, с вами, мужиками, одни только проблемы, - пьяным голосом ответила Лариса и вцепилась зубами в мочку моего уха.
     Что там у нее произошло, спрашивать не имело смысла. У девушки и ее подружек было игривое настроение и не мне его было портить. Поддавшись смеху и веселью, я постарался полностью проникнутся не испытываемым никогда ранее чувством многочисленности красивых женских тел.
     Глава37
     Дела в бизнесе шли ни шатко ни валко. Предложение о страховании результата операции не нашло отклика у владельцев клиник пластической хирургии, а скорее наоборот, вызвало «бурю» возмущения. Аргументация каждого отказа выглядела одинаково, разнясь лишь в терминах. Все сводилась к уверенности, что для клиентов именно их клиники, подобные предосторожности излишни и даже более того, наличие страховки являлось подрывом авторитета и уроном гарантии качества.
     Ларисе и ее подружкам, я больше не звонил. Групповой секс, хоть и получился интересным, но только как инновация для тех, кто пресытился обычными отношениями. Девушки оказались на поверку слабоваты, предпочитая отдавать инициативу мужчине. В этом плане Света дала бы всем троим фору, занимаясь с детства спортом, ее выносливость находилась на недосягаемом для большинства уровне.
     «-Кстати как у нее дела?» - вспомнив о девушке из спортзала, я решился ей позвонить.
     К телефону она не подходила, и я вспомнил, что сам «засунул» ее номер в «черный» список. Было не удивительным, что девушка на меня обиделась, тем более, что наш последний разговор закончился не очень хорошо.
     -Ало! Сан Саныч? – спустя пять гудков тренер и отец Светы подошел к телефону.
     Разговор состоялся тягостный, на международных соревнованиях, куда девушка попала взяв золото на общероссийских, Свету поломали, нанеся травму позвоночника. Всего пару недель назад они вернулись в Россию, после того, как были безуспешно израсходованы все деньги по страховке на ее лечение в западных лечебницах.
     -Сан Саныч, ведь у вас больше нет выбора, так что давайте вы не будете отказываться, а сделаете так, как я предлагаю, - боясь, что он откажется, я не стал говорить, что клиника, в которой девушке могут стопроцентно помочь, является моей собственностью и за лечение платить не придется.
     Купленный на той неделе, черный микроавтобус с тонированными стеклами съездил и привез Свету с отцом в клинику. Я сделал так, чтобы они меня не видели, проинструктировав водителя, охранников и остальных работников соответственно. Инфоматрица биополей Светкиного тела у меня была, но я все равно провел полный курс двойного сканирования, обновляя и пересчитывая данные. Быстрое выздоровление могло бы вызвать ненужные кривотолки, так что я растянул все лечение на шесть дней. Каждый раз, во время водных процедур, ее состояние постепенно улучшалось, возвращаясь к привычному уровню здоровья.
     -Когда мне стали давать подозрительно знакомые таблеточки, я сразу же подумала, что без тебя здесь не обошлось! - в приоткрытой двери моего кабинета стояла Света собственной персоной.
     В последний день ей разрешили вставать, и Сан Саныч, не отходивший от дочери все последние дни ни на шаг, наконец-то смог забыться и заснуть. Воспользовавшись свободой, Света не усидела в палате и отправилась гулять по этажам. Ни ее отцу, ни ей самой, никто не говорил, кто здесь самый-самый. Найдя кабинет с табличкой «директор», девушка вошла без предупреждения и «спалила» меня в кресле «большого» начальника.
     -Привет, - откладывая в сторону беспроводную клавиатуру и выключая монитор, я искренне улыбнулся: - рад тебя снова видеть.
     -Ийа!! – метнувшись через весь кабинет, Света перемахнула стол и плюхнулась мне на колени.
     Кресло с достоинством выдержало двойную нагрузку, лишь скрипнув натуральной кожей оббивки по весом наших тел. Обняв, она прижалась к моей груди, и неожиданно расплакалась. Утешать женщин я никогда не умел, так что все, на что меня хватило, так это поглаживание по склоненной голове и произнесение невнятных «ну-ну». Впрочем, долго плакать Света не стала, улыбнувшись, сквозь еще не высохшие слезы, она чмокнула меня в нос.
     -Но-но, у меня девушка есть, - отбирая у нее очки, которые девушка попыталась с меня стащить, я обозначил текущее положение дел.
     -Но мы же друзья? – уточнила она и, дождавшись согласного кивка с моей стороны, безапелляционно заявила: - друзьям можно!
     Спустя час интенсивного секса Света сомлела. Несмотря на выздоровевшее тело, эмоциональные потрясения последних месяцев не могли пройти бесследно. Растолкав ее, я отправил девушку спать в реабилитационную палату. Могло не очень хорошо получиться, если ее отец проснется и не застанет дочери на месте.
     Еще через два дня я выписал Свету домой, заявив, что ей здесь больше нечего делать. Сан Саныч, когда узнал что ничем не обязан за лечение дочери, пытался «качать» права и настаивать, за что и получил от меня в челюсть. Став после этого сразу же нормальным, он воспринял помощь от друга как и положено. На предложение не забывать спортзал и приходить тренироваться, я честно пообещал как-нибудь заехать.
     -Где-то я ее уже видела, - заявившись ко мне в кабинет, Альбина взяла со стола свежие фотографии.
     -Бои без правил, - напомнил я место, где она могла запомнить внешность Светы.
     -Точно, ты тогда еще денег на ее бое поднял! - обличительно заявила девушка.
     Я никак не прокомментировал ее слова, разбираясь с юридическими документами, которые Альбина привезла на подпись. Продолжая вести дела клиники, она редко сама наведывалась, но сегодняшняя кипа бумаги была особо внушительная и, судя по личному визиту, была важна для бизнеса.
     -Что это? – захлопнув папку, я взвесил ее на весу и неловко шмякнул об стол.
     -Это твое будущее, - поморщившись от небрежного обращения с документами, над которыми она судя по всему долго и тщательно работала, Альбина с раздражением добавила: - чтобы принять законопроект, обязующий все клиники пластической хирургии страховать своих клиентов, требуется иметь правильно оформленную организацию, гарантирующую исполнение страховых случаев.
     -Законопроект? – офигев от размаха, с которым Рубен Идальгович вел бизнес, я поправил очки и спросил: – Аль, а твой отец, он вообще кем работает?
     -Пфф, - привычный ответ на вопрос, который девушка считала не уместным, прозвучал в стенах моего кабинета.
     Я потянулся к папке, решив более внимательно вчитаться в текст. Но мне не дали этого сделать, выдернув ее из рук и отодвинув на дальний край стола. Поведение девушки было не типичным, и я посмотрел на нее с вопросительным выражением на лице.
     -Каким образом эта девушка оказалась здесь? – продолжавшая лежать на столе фотография, отчего-то не давала  Альбине покоя.
     -Что-то не так? – усилием воли, я погасил возникшее раздражение и откинулся на спинку кресла.
     -Все не так! - заявила она и принялась перечислять: - она не могла без допинга победить в боях без правил, она не могла после этого попасть на общероссийские соревнования, она не могла очутится в этой клинике без твоего ведома!
     Судя по интонации, именно последний пункт беспокоил её больше всего.
     -Друзьям нужно помогать, ведь так? – наконец-то сообразив, из-за чего у Альбины такой «интерес» к этой девушке, я решил воспользоваться ситуацией и повернуть все себе на пользу: - что такого в том, что занимающаяся единоборствами с самого детства девочка помогает и защищает худенького очкарика из соседнего двора? Что такого в том, что она учит его драться в спортзале? Что такого, если позже они поменялись местами и теперь подросший мальчик помогает попавшей в беду девочке? Дружбы между мальчиком и девочкой ведь не бывает, так?
     Выслушав мою тираду с плотно сжатыми губами, девушка опустила глаза на фотографию и, помедлив, снова взяла ее руки.
     -Что с ней случилось? - уже совсем другим голосом, без наезда, спросила Альбина.
     -На международных соревнованиях, перелом позвоночника, страховка не покрыла европейское лечение, диагноз, двадцатилетняя девушка прикована до конца жизни к инвалидному креслу, - бесстрастным голосом произнес я.
     Отложив фото в сторону, Альбина молча посидела еще какое-то время за столом, после чего встала и поправила свою прическу. Что творилось в ее голове мне было не ведомо, так что я придвинул назад папку с документами и открыл на первой странице.
     -Меня подруга завтра в кафе позвала, сходишь со мной? – просто и без затей предложила она.
     -За тобой заехать? – я так же не стал плодить сложности.
     Несмотря на позднюю осень сегодняшний день выдался теплым и безветренным. В такую погоду хотелось погулять с девушкой по набережной, а не сидеть в душном кафе. Из-за подобных чувств, я заранее испытывал неприязнь и негатив к Альбининой подруге. Стоило нам зайти в кафе и быть представленными друг другу, как незнакомая до этого девушка полностью подтвердила мое изначальное о себе мнение.       
     -Ты, Валя, типичный мужчина современности, - с короткой стрижкой, в брюках и отсутствием лака на ногтях, Дина придирчиво окинула мою сутулую очкастую фигуру: - таким как ты, требуется сильная и знающая что нужно в жизни женщина!
     Монолог ярой феминистки, оказался настолько прочувствованным, что я даже не стал сразу посылать ее «на хер», решив дать выговориться. Это было ошибкой, восприняв мое молчание за пассивное согласие со своей участью придатка к женщине-лидеру, Дина пошла на второй круг в своих рассуждениях.
     -Что то я не понял, зачем тогда вообще связываться с мужчинами, если их роль добытчиков пропитания и обеспечения насущных потребностей для жизни утрачена? – подгадав момент, я вставил первую фразу для «затравки» в беседе: - в современном мире женщина может зарабатывать больше мужчины, так зачем же тратить время на ненужную составляющую семейной ячейки?
     -Дети все-таки нужны, - скривившись, Дина сделала глоток из стоящей перед ней кружки пива: - другой момент, что в воспитании детей, вашим участием можно пренебречь. Все равно ничему толковому отец девочку не научит, так что проще заранее исключить ненужное влияние.
     -И кто вырастет в такой семье? – стараясь не показать испытываемого чувства неприязни, нейтральным голосом поинтересовался я.
     -Достойная представительница сильного пола! – думая, что удачно вставила «лозунг», Дина надменно улыбнулась.
     -Наверное ты права, - деланно согласился я: - чем больше будет таких «дур» как ты, тем легче будет «дышать». Настоящему мужчине не придется долго выбирать из тех, с кем создавать будущую семью и с кем растить своих детей. На таких как ты будут «реагировать» только мальчики, рожденные и воспитанные такими же как ты, женщинами дегенератками.
     К моему удивлению Альбина не участвовала в разговоре. Ни мимикой, ни вербальными жестами, она никак не выражала своего отношения к теме, поднятой ее подругой и моей реакцией.
     -Испокон веков, сильные брали самых красивых, естественный отбор улучшения вида. Слабые и «кривые» умирали без потомства! - наблюдая за тем, как меняется выражение лица Дины, я повысил голос, чтобы до нее точно дошел смысл моих слов: - Мир изменился, но изменились и методы селекции генофонда. Плодитесь между собой, разбавляйте свою кровь, вырождайтесь! Здоровый мужик на бабу с такими «тараканами» в голове, как у тебя, даже не посмотрит. Пройдет мимо! Не заметит!
     -Ты! Ты!  - к концу моего монолога она даже привстала со своего места, впрочем плюхнувшись назад, после того как я ткнул ее в лоб раскрытой ладонью.
     -Сиди и не отсвечивай, коли любишь говорить, что думаешь об остальных, послушай тогда и то, что остальные думают о тебе, - имея еще много что сказать, я сдержался, почувствовав, как ладонь Альбины легла на мое колено и слегка сдавила его пальцами.
     Выдохнув, я взял чашку почти остывшего кофе и сделал небольшой глоток. Если горячим напиток мне еще нравился, то остыв, вызывал желание сплюнуть. От внешнего вида сидевшей через стол феминистки так же хотелось плюнуть, едав удержавшись от двойного «соблазна», я сдвинул стул назад, собираясь встать и уйти.
     -Дина, мы пойдем, Валентин обещал сегодня еще по набережной со мной погулять, - Альбина поднялась ненамного меня опередив, так что со стороны, наш уход, выглядел вполне естественно.
     В кафе мы просидели не долго, погода не успела испортиться, а быстро наступающие по осени сумерки еще не сгустились. Оказавшись на воздухе, меня попустило, так сильно меня давно никто не раздражал и не бесил. Хотя, скорее всего это я сам давно ни с кем не общался, и был избавлен от необходимости выслушивать чужие мнения.
     Взяв меня под руку, Альбина молча шла рядом и о чем-то размышляла. Речная гладь с трудом отражала в своих мутных водах плывущие по небу серые облака. В будний день по набережной гуляло совсем мало народу. Среди них изредка попадались парочки, сумевшие как и мы, «выкроить» погожий день, чтобы побыть рядом друг с другом.
     Глава38
     Законопроект вступил в силу и обязал со нового года все клиники пластической хирургии заключать страховку со своими клиентами. К нам еще никто не обращался, вращающиеся не первый год в большом бизнесе, владельцы клиник сейчас искали обходные пути и просчитывали варианты. Я знал, что у них ничего не выйдет, все заинтересованные чиновники получили соответствующие «отчисления» и «подарки». Оставалось ждать, так как очень скоро в двери здания «Эластик групп» начнут съезжаться вынужденные клиенты.
     -А чем займемся? – ввалившись в помещение, Света сразу же принялась допытываться о причине, по которой я ее попросил приехать.
     -Сейчас еще одна девушка подойдет и я все объясню, - из вредности сохраняя интригу, я улыбнулся.
     -Я тебя сейчас придушу! – с ходу, приземлившись рядом со мной на диван, Света схватила мою шею и принялась сдавливать ее пальцами.
     -Не помешала? – Альбина зашла как раз в тот момент, когда Света все еще пыталась справиться с моими шейными мышцами и пересела для этого ко мне на колени, чтобы было удобнее.
     -Проходи, садись, - махнув свободной рукой, я прохрипел гостье, указав рядом с собой на диван.
     -Сейчас! Я его только додушу и все! – прядь волос выбилась из Светкиной прически и она то и дело на нее дула, пытаясь убрать от лица.
     Дурашливая борьба заняла ещё секунд двадцать, после чего золотой призер общероссийских соревнований сполз на диван, обессиленно привалившись к мягкой спинке. Альбина все это время смотрела на нее с улыбкой, думая, что знает, кто она и какие у нас отношения.
     -Света, позволь тебе представить, это Аль, - махнув рукой справа налево, я выждал паузу, после чего махнул рукой назад: - Альбина, это Света.
     -А чего это я Света, а она Аль? – тут же уловив «несправедливость», возмутилась дочь Сан Саныча.
     -А мне ее имя нравится именно так называть, - с ударением на «так», ответил я.
     -И мое мнение, на этот счет, его не интересует, - поддержала разговор Альбина.
     -Ой мамочки! Как у вас все сложно! – приложив ладони к своим щекам, Света выпучила глаза и попыталась изобразить зависть и восхищение.
     -Пфф, - это уже мы, вдвоем с Альбиной, одновременно показали, что думаем по этому поводу.
     Веселый смех, раздавшийся в комнате, окончательно «сломал» неловкость при первом знакомстве.
     -Я вас позвал, чтобы вы помогли мне выбрать персонал для работы в клинике, - после еще парочки шуток и подколок, я перешел к обсуждению причины, по которой попросил их приехать.
     -Чего? Нда? – на два голоса возмутились девушки.
     -Для тех кто не понял, объясняю, мне нужно ваше женское мнение по поводу внешности мужчин, - сбив первый негатив, испытанный гостьями от моего предложения, я продолжил: - все они фотомодели, смазливые и накаченные. В конце концов, не мне же решать, красивый он мужик или пидор подкрашенный.
     -Фотомодели? Накаченные? –два голоса прозвучали с хорошо заметными нотками задумчивости.
     -А ты что будешь делать? – Альбина первая отошла от обдумывания моего предложения.
     -Тоже буду фотомоделей выбирать, только девушек, - улыбнувшись, осклабился я.
     -Что?! – на этот раз голоса звучали в унисон, совпав и по возмущенной тональности и по времени произношения.
     -Ну уж нет, сейчас я Валентина позову, будет отбраковать твой выбор, - приложив палец себе за правое ухо, Альбина произнесла: - Валя, поднимись пожалуйста на второй этаж, направо, двухстворчатая стеклянная дверь, мы тут нуждаемся в непредвзятом мужском мнении относительно женской красоты.
     Я с интересом вытянул шею в сторону, пытаясь разглядеть, что у нее там такое спрятано под прической за правым ухом. Изобразив «вселенскую» усталость от моей назойливости при помощи закатывания глаз к потолку, Альбина повернула голову и чуть отодвинула прядь волос. На ее шею был приклеен небольшой квадратик, похожий на пластырь телесного цвета. Квадратик слегка топорщился, а из под нижнего края виднелся проводок.
     -Удобно, когда нет возможности взять с собой охрану, - прокомментировала девушка.
     -Валентин работает шофером и охранником, и при этом является другом детства Альбины, - пояснил я для Светы, немного напрягшейся от того, что «левый» человек собирается присоединиться к нашей компании.
     Перезнакомившись еще раз и наконец-то рассевшись, я выдал планшеты с фотографиями фотомоделей. Гаджетов было три, а нас четверо. Девушки, не имевшие ранее стычек между собой и вроде бы поладившие с первого раза, взяли себе один планшет на двоих. Мне и Вале досталось по гаджету в индивидуальное пользование, так что мы сели порознь друг от друга. Девчонки напротив, забрались с ногами на диван и склонили головы над одним экраном.
     -Ты хоть понимаешь, сколько стоит нанять на работу такую девушку? – чуть довернув экран планшета с фото модели в мою сторону, Валентин скептически посмотрел в мою сторону.
     -Я не собираюсь ее нанимать на работу, - поправил я парня и, видя, что девчонки тоже приостановили процесс просмотра картинок и хотят задать очевидный вопрос, продолжил: - я собираюсь покупать чужую внешность. Мне не нужно, чтобы девушки каждый день приходили на работу и простаивали за стойкой в фойе по восемь часов в день. На такое действительно никаких денег не хватит, но, купить внешность, и право эту внешность использовать в своих целях, мне это вполне по карману.
     -И по чем нынче внешность? – не желающий просто так «сдаваться», спросил парень.
     -Миллиона рублей думаю хватит, - безразлично пожал я плечами.
     Конечно-же прозвучавшего объяснения, про внешность, оказалось не достаточно. Девушки потребовали все им объяснить, а еще лучше показать. Понимая, что они не отстанут, я повздыхал для «приличия», после чего повел всю «толпу» в левое крыло. Зал, с длинным белым диваном и оконным стеклом во всю стену, был оборудован системой лазерного проецирования трехмерных голограмм. Когда мы зашли в помещение, за стойкой, с футуристического вида компьютером, стояла красивая девушка.
     -Здравствуйте, рада вас приветствовать в клинике «Эластик групп», - произнесла голограмма и мило улыбнулась.
     -Идея конечно хорошая, но, она не живая какая-то, - наплевав на тактичность, Света подошла к голограмме и ткнула ее в глаз пальцем.
     -Вот, для этого мне и нужны фотомодели, пусть смеются, плачут, ругаются, улыбаются, короче сколько смогут за шесть часов съемки выжать из себя эмоций, столько их и будет у голограммы в будущем, - как мог простым языком объяснил я.
     -А что, может сработать, - походившая по разным элитным заведениям и имеющая представление об значении «понтов», Альбина высказала свое мнение: - при том спектре услуг, что оказывают в этой клинике, «подобные» работницы и работники станут визитной карточкой!
     -А что за услуги? – единственный из всех присутствующих, находящийся не в теме, водитель девушки подал голос.
     -Ну, помнишь мы с тобой повздорили на парковке, а уже через два часа я был снова здоров и полон сил, - завуалированно ответил я: - именно такой спектр услуг и оказывает эта клиника.
     -Ого! Гляжу ты не прост, сумел поставить Вале синяк под глазом, да? Приходи ко мне в зал, устроим спарринг! - воодушевившаяся от перспективы заполучить нового соперника на ринг, Света с интересом уставилась на водителя: - давай, обещаю больно не бить!
     Я с улыбкой смотрел на девушку и параллельно думал, что если у них все срастется, то любовный треугольник без двух участников распадется сам собой. После этого можно будет действительно подумать о более серьезных отношениях с дочкой Рубен Идальговича, а так же приоткрыть результаты некоторых исследований.
     Выбор моделей для работы в клинике затянулся до позднего вечера, уставшие, но довольные друг другом, мы расстались на парковке. Альбина уехала с шофером, Света воспользовалась такси. Оставшись опять один, я не капельки не расстроился. Меня ждало еще очень много работы и я вернулся назад в клинику.
     -Саня, заходи, - посмотрев на приоткрывшуюся дверь, в которую заглянул парень, я пригласил его в кабинет.
     -Не занят? – кивнув на монитор, он уселся в предложенное кресло.
     -Ну что, берешься? – не став отвечать на банальности, я сразу же перешел к причине, по которой его вызвал.
     -Да, - словно в «омут», парень дал согласие, махнув для убедительности рукой.
     Занимавшийся последнее время хозяйственными вопросами, Саня маялся на нелюбимой работе и время от времени напоминал мне о данном обещании. Сканирование, как и компьютерное моделирование внешности, в клинике сейчас не требовалось, но я обещал что-нибудь придумать. Денег, зарабатываемых кабинетом Тамары Ивановны, хватало с запасом. Закупив новое оборудование и установив его в подвальном помещении, мне требовался человек, который будет всем этим заниматься.  
     Озвученный Светой вопрос, по поводу неестественного поведения голограммы, оставался открытым. Если даже фотомодели смогут изобразить весь спектр человеческих эмоций за время шести часовой съемки, в мире еще не существовало компьютера, способного обсчитать математическую модель и сгенерировать ее поведение и разговорную речь, придав голограмме «жизнь». Идея, которую я вкратце уже обрисовал Сане, заключалась в наложении чужого образа на движения человеческого тела и передаче сигнала через лазерный проектор.
      Наемные работники, остроумные, веселые, внимательные, будут сидеть в подвале и общаться с клиентами. Единственное, что требовалось в данной схеме, это человек-оператор. Его задачей становилось снятие объемных показаний движения и мимики с тела работника и передачи полученной информации на сервер.
     -Ну, тогда пойдем вниз, покажу твое новое рабочее место, - вставая из-за стола, я ободряюще улыбнулся: - посмотришь, оценишь, может что предложишь по поводу комнат, где будут сидеть «суфлеры» голографических моделей.
     В заботах о новом проекте прошло еще две недели. К середине декабря мы как раз успели все закончить и оттестировать, так что первых клиентов, посетивших мою клинику, уже ждали две приветливые голограммы. Я нанял пока только двоих работников, парень и  девушка, они проводили по восемь часов в созданной для них виртуальности.  
     Программист, которого пришлось дополнительно нанять для этой работы, оказался фанатом виртуальных капсул и всего, что было с ними связано. После того, как он понял, что я хочу, патлатый и с пивным брюшком, Савелий ухватился за предоставленную возможность и с упоением включился в работу. Теперь, клиенты смотрели на голограммы, а сидящие в подвале работники, смотрели на клиентов глазами голограмм.
     Труднее всего оказалось настроить голос, он звучал откуда угодно, но только не из рта проецируемой фигуры. Считая, что со звуком я на «ты», решать данную проблему взялся я сам и добился успеха неожиданным способом. Фотонные лазеры, при пересечении двух лучей определенных частот, начинали модулировать колебания воздуха. Усложнив задачу и добавив третий лазер, я смог добиться появления звука в любой выбранной точке пространства. Очередной компьютер, не имеющий телесной оболочки и находящийся где-то в виртуальности мировой паутины, занялся выделенной задачей по формированию мужественного баритона и грудного голоса для голографических проекций.
     -И зачем все так сложно, с этими голограммами? – заходя раз в три дня на чай к Тамаре Ивановне, я выслушивал ее непредвзятое мнение обо всем, что происходит в клинике: - нанял бы обычных девочек, вон их сколько в большой город приезжает, и не дорого.
     -Те, что приезжают, они с амбициями, без амбиций дома сидят, с мамами, - не согласился я: - ну а после того, как «амбиции» закончатся, они тут и даром не нужны.
     -Злой ты, - зная, что я прав, тем не менее сказала женщина-стоматолог.
     Тамара Ивановна сама в свое время приехала поступать в институт из небольшого городка, но времена были другие. По ее словам, те, кто хотел большего, шли по комсомольской линии, выполняя любые желания работников партии и получая за это недоступное труженицам фабрик и заводов. Теперь это называлось по другому, но суть отношений оставалась прежней, несмотря на минувшие десятилетия.
     Глава39
     Выделив целый день на поездку в институт, я оказался перед дверями декана в районе одиннадцати часов. Зачетка, которую я с трудом нашел среди личных вещей, сейчас покоилась во внутреннем кармане, вместе с конвертом, края которого, при всем желании, заклеить у меня бы не получилось.
     -Да-да, войдите, - среагировав на стук, откликнулись из-за двери.
     -Добрый день, - зайдя в кабинет, я прикрыл за собой створку и прошел вперед.
     Положив на стол декана зачетку, а так же конверт, распираемый изнутри пачкой американских денег, я поправил очки на своем лице и уселся на стоящий поблизости стул.
     -Поликарп Александрч, я хотел бы закончить институт и защитить дипломную работу, но у меня в последнее время появились некоторые трудности, - начал я заготовленный монолог: - не могли бы вы поспособствовать со своей стороны в решении моих проблем, а я, как освобожусь, зайду к вам снова, поближе к лету.
     -Гхм, - взяв мою зачетку в руки, он с некоторой недоверчивостью пролистал страницы с отметками об моей успеваемости за предыдущие годы: - идете на красный диплом? Похвально.
     Взглянув еще раз на меня, а после этого на толщину конверта, он отложил зачетку в сторону и свел пальцы в замок на своем животе.
     -Боюсь, что я могу помочь только с зимней сессией, - прозвучали слова декана ровным голосом: - приходите после нового года, тогда и о защите, и о красном дипломе можно дополнительно будет поговорить.
     -Спасибо что вошли в мое положение, - встав, я раскланялся и покинул кабинет.
     На столе декана осталась лежать моя зачетка и конверт с деньгами. Мне не жалко было денег, как не нужен был и диплом. Но мама, с которой я постоянно общался по телефону, вновь начала разговоры об учебе и вынудила дать обещание закончить институт.
     В самой клинике работа кипела не только днем, но и ночью. Монтаж голографических проекторов во всех внутренних помещениях, требовал присутствия посторонних, что было не совместимо с конфиденциальностью посетителей. Фирма, нанятая для проведения работ, имела самый большой штат сотрудников в городе и гарантировала выполнение крупного заказа в течении пяти дней.
     Успешная работа голограмм вместо живых людей подтолкнула к очередной идее. Сидящие в подвале, парень и девушка, работали суммарно в течении дня от силы час полтора. Чтобы они не скучали, я решил расширить из занятость, привлекая к работе за стойкой в холле на первом этаже, а так же в качестве провожатых, от гардероба, по коридорам клиники, до нужных кабинетов.
      Денег на счету существенно убавилось, но, только за последние две недели, второй этаж посетило больше тридцати клиентов. За каждого из них я получил неплохую сумму по страховке, а помощь пришлось оказывать всего двоим. При отсутствии себестоимости расходных материалов на лечение, крутившийся бизнес приносил сплошную прибыль.
     -Валентин, тебя долго ждать? – раздавшийся звонок напомнил о назначенной на сегодня поездке.
     -Ты мне тоже нравишься, сейчас иду, - мысленно представив, как Альбина злится, сидя в припаркованной рядом с клиникой машине, и ждет меня уже целых пять минут, я улыбнулся.
     Девушке нравились зрелища, связанные со спортом. Было желательно, чтобы присутствовали мужчины, а так же пот и кровь. Баскетбол, футбол, особенно бокс, все это входило в сферу ее интересов. Но наибольшим спросом пользовались бои без правил. Именно туда сегодня меня пригласили, и я не стал отказываться.
     Насмотревшись на бьющих друг друга людей, Альбина пришла в благодушное настроение и согласилась поужинать. В очередной раз проявившаяся глубина моей невоспитанности, компенсировалась эрудированностью и знанием многочисленных забавных феноменов природы. Просидев до одиннадцати, мы мило поболтали, впрочем, заехать ко мне в клинику и «попить чаю», девушка отказалась.
     Достигнутый эффект проявления звуковых волн при пересечении лазерных лучей определенной частотой, породил цель подобрать необходимые колебания квантов. Я хотел, чтобы воздух, находящийся в данной точке пространства, изменил свои физические свойства и стал твердым. Имея идею и примерные способы решения задачи, я просидел за компьютером до самого утра. Теоретическая база в черновом варианте была готова, оставалось провести серию экспериментов и доработать упущенные детали.
     Сигнал smart часов напомнил об обязательном деле. Для того, чтобы тело мамы молодело постепенно, было не достаточно провести процедуру один раз. Технологии отложенного омоложения я еще не придумал, так что оставался старый проверенный способ влияния через ушные перепонки на имеющуюся в организме человека воду.
     -Ало, мама, ну как, все вещи уже перевезли? А соседи кто? Бывший военный и жена с двумя дочками?! А-а, понято, нет, не могу, на следующей неделе постараюсь выбраться, конечно мама, - разговаривая по телефону, раз в три-четыре дня, я узнавал последние новости в жизни моих родителей.
     В отличие от старой квартиры, где все еще оставались мои детские вещи, на новой жилплощади ничто не напоминало об сыне и мама была избавлена от ежедневного напоминания о том, что я уехал и уже не вернусь.
     Звучащий параллельно с моим голосом, файл перепрограммирования частот колебаний биополя, неслышно делал свою работу. Обещанные годы плавно возвращались к родителям, думаю, что даже сейчас, если кто-то из старых знакомых случайно встретит их на улице, то пройдет мимо, просто не узнав или решив, что мужчина с женщиной смутно кого-то напоминают.   
     Глава40
     После нового года работы прибавилось. Отгремевшие праздники, как и застолья в семейном кругу, кому-то изрядно подпортили здоровье, а кто-то получил денежные подарки и поспешил их потратить. Уплотнившийся график прохождения сканирования для выдачи страховки перед пластической операцией, заставил подумать об увеличении персонала.
     В подвале клиники не было достаточно места, для того, чтобы размещать дополнительные боксы, так что я задумался о том, как реализовать считывание матриц тела работника в удаленном режиме.
     -Капсула виртуальной реальности, - выслушав о возникшей проблеме, нанятый программист опять принялся убеждать в необходимости работ в этом направлении: - я уже осматривал рабочие места в подвале и придумал пару проектов, как это реализовать в условиях обычной квартиры.
     Душить чужой энтузиазм я не стал и выслушал предложенные варианты. Не знающий особенностей конструкции, программист упустил несколько моментов, но, в целом и в частности, задумка являлась вполне реализуемой.
     -Оставьте мне файлы, я посоветуюсь кое с кем, и тогда уже дам ответ по вашей идее, - обнадеживающе улыбнулся я собеседнику.
     Оставшись один, я занялся переработкой приглянувшегося проекта. Добавив контуры фотонного лазера, а так же учтя развитие технологии голограмм до режима «телесный контакт», я реализовал обратную связь. Теперь, если все заработает, установка будет позволять не только видеть, что происходит глазами голограммы, но и чувствовать оператором предметы, которых голограмма касается.
     До конца января время пролетело незаметно, пригласив программиста в свой кабинет, я подвел итоги нашего проекта.
     -Ну что, Савелий, будете кофе? – предложил я.
     -Не откажусь, - с восторгом наблюдающий, как голограмма девушки подошла к кофеварке и нажала кнопку «старт», мужчина аж выдохнул, не в состоянии поверить, что у нас все получилось.
     -С сахаром, с молоком? – скрывая усмешку, уточнил я.
     -Две сахара, и молоко, - кивнул он.
     Девушка, находящаяся в реальности у себя дома, не испытывала проблем с координацией движений. Аккуратно положив небольшой ложечкой две ложки сахара в горячий кофе, она повернулась в нашу сторону и замерла в нерешительности.
     -Не надо размешивать, - поспешил сказать программист.
     -Хорошо, - обладая внешностью фотомодели, голограмма ответила журчащим голоском и вернулась к столику, доливая молоко.
     -Ведь сам участвовал во всем этом, и до сих пор не понимаю, как это получилось?! – понизив голос до шёпота, признался программист.
     -Вы работали не один, а в команде, - не удержавшись, я так же повернулся к девушке, взявшей в руки блюдечко с чашкой.
     Голограмма шла «от бедра», корректирующие движения матрицы были тщательно откалиброваны и выверены. То, как двигается девушка в реале, не имело значения, голограмма делала то, что было продемонстрировано оригиналом шикарного тела за очень большие деньги.
     -Восхитительно! – сделав глоток, программист выразил испытываемое состояние души.
     Гадать о том, что именно вызывает у него восхищение, не было необходимости. Вкус и качество кофе были обычными. А вот отошедшая в сторону девушка, голограмма которой, развеялась по жесту моей руки, имела все шансы на столь громкий комплемент.
     -Ну что же, пока мы остались вдвоем, я бы хотел обсудить с вами еще один проект, - настраивая собеседника на деловой лад, я подбавил в голос твердости.
     После того, как программист покинул мой кабинет, озадаченный новыми планами, я откинулся на спинку кресла. Добиться успеха удалось далеко не сразу. Не все гладко было с овеществлением материи в заданной точке пространства, совсем все не просто оказалось с конструированием модуля удаленного сканирования. Как бы то ни было, задуманное удалось, а я уже думал о перспективах.
     В первую очередь мне не давал покоя вопрос о том, почему изданные человеческим горлом, звуковые колебания утрачивают гармоники, влияющие на других людей, а передаваемые через динамик телефона, или наушники, сигналы сохраняют свои свойства.
     Решив разобраться с этим в первую очередь, я пришел к выводу, что не все зависит от тембра голоса или его громкости. Скачав записи молитв всех известных религий, а потом, немного подумав, и музыкальные хиты современности, я стал выискивать общие гармоники.
     Религиозные проповеди, публичные выступления ораторов, концерты поп и рок звезд, что влияло на массы людей, заставляя совершать те или иные действия. Одни шли и на подвиг или на преступления, воодушевленные чужими словами. Другие плакали и приходили в неистовство, услышав тембры музыки.
     -Валентин, ты опять заставляешь себя ждать! – на этот раз я действительно задержался, Альбина сидела в машине уже пятнадцать минут: - если ты сейчас же не выйдешь, я поеду одна!
     Футбольный матч, на который мы сегодня собирались, действительно мог начаться без нашего присутствия. Накинув куртку, я покинул помещение, ставшее за последние месяцы напоминать какую-то лабораторию, а не кабинет «большого» директора.
     -Арбузный сок, специально для тебя заказала, - зная, насколько я привередлив к тому, что пью, Альбина постаралась удивить.
     ВИП ложа, в которой мы сидели вдвоем, была рассчитана на десять человек. Выкупив все места, девушка устроилась с комфортом, облокотившись на мое плечо. Подумав о том, как ей было раньше одиноко, сидеть вот так, одной в огромной ложе, я приобнял ее за плечи и покрепче прижал. Мне ничего не стоило составлять ей компанию на подобных мероприятиях, ну а девушке, подобное внимание, наверное было приятно.
     Воспользовавшись свободной рукой, я провел по экрану лежащего на столике телефона и сделал запрос в облачное хранилище. Арбузный сок я еще не сканировал и нужно было провести спектральный эхо анализ жидкости, для того чтобы в будущем перепрограммирование сока занимало совсем мало времени.
     -Гоооллл! – взревели трибуны стадиона.
     Девушка даже не пошевелилась в кольце моих объятий, случайно попавший в ворота мяч ее не впечатлил. На поле не было ни азарта футболистов, ни скорости передвижения, ни проявлений техники ведением мяча. Глянув на экран телефона, я невольно поморщился. Громкий звук ликующих болельщиков, что-то нарушил в алгоритме считывания эхо сигнала и теперь всю процедуру приходилось запускать заново.
     Результатом недельных экспериментов стала небольшая повязка на моей шее, под которой был смонтирован модульный генератор. Неуловимо меняя частоты моего голоса, он должен был придавать звуковым волнам дополнительный спектр частот. Несущие в себе почти не затухающие колебания, они влияли биополе и вызывали у посторонних людей определенные реакции.
     Вспоминание о том, как в детстве я записал свой собственный голос на магнитофон, пропев популярную тогда песенку, вызывало теперь улыбку. Единственного прослушивания оказалось достаточно, чтобы я немедленно стер запись и никогда больше не пытался петь вслух.
     На звукозаписывающих студиях я никогда не был, но и того, что я видел на экране телевизора о реальных записях песен, было достаточно, чтобы получить и еще одно, косвенное подтверждение моей теории. Прижимающие микрофоны вплотную к лицу, певцы и певицы шептали написанные другими людьми песни, стараясь удержать тот самый диапазон частот своего голоса, при котором инфоматрица не успевала развеяться и достигала звукозаписывающей аппаратуры.
     Биополе тела сохраняло колебания и человеческое ухо слышало весь спектр частот собственного голоса. Но, покинув ротовую полость, спектр звуковых волн утрачивал вложенную в них информацию. Долетая до микрофона, они хоть и записывались на информационный носитель, но в сильно «кастрированном» виде и мало чем походили на оригинал.
     -Валек! Привет! – позвонив школьному товарищу в пять тридцать вечера, я гарантированно попадал в промежуток между окончанием рабочего дня и временем, когда он садился играть в онлайн игры и становился недоступен для всего человечества.
     -Здорова Митя, я к тебе по делу, денежному, - сразу же обозначил я тему предстоящего разговора.
     -Решил игровой валюты через меня прикупить? Так ты это не по адресу, я все что фармлю сразу в шмот кидаю, мне с лута хорошо сыпет, но и мобы с каждым уровнем все жирнее становятся, - зачастив малопонятным сленгом, парень мог говорить об играх бесконечно.
     -Тысяча долларов, - произнес я и с удовольствием прислушался к воцарившейся тишине на том конце трубки.
     -Что тысяча долларов? - уточнил Митя и опять затих, боясь спугнуть удачу.
     -По штуке зеленых каждому, надо восемь человек, ты собираешь команду, все топ игроки у которых руки растут не из жопы, - обозначил я свои желания: - один человек хочет выйти на рынок с новым движком для компьютерных игр, супер графика и все такое. Сам понимаешь, это уже не развлечение, а работа, так что никаких пока красивостей и огласки. Если все пойдет нормально, после испытательного срока в один месяц будете получать по две штуки каждый.
     -Ну, я, - бывший одноклассник замялся, с трудом подбирая слова: - Валя, ты знаешь, я ведь не очень крутой геймер, есть ребята и покруче, так что я наверное не подойду.
     -Митя, набираю людей я, ты мой друг и я тебя беру, остальные люди на твоей совести, их могут выгнать, тебя могу выгнать только я, - мое заявление прозвучало безапелляционно.
     Одновременно с разговором, я менял настройки модуля, проверяя на парне воздействие собственного голоса. Для того, чтобы он признался, что не очень хороший геймер, пришлось добавить «ответственности», а в последней фразе, про дружбу, я выкрутил «благородство».
     Судя по тому, что разговор затянулся еще на двадцать минут, сделанные преднастройки к модулятору голоса не всегда совпадали. Собеседник то терял суть беседы, то порывался приехать. Отключив в конце концов модулятор, я закончил разговор уже нормальным голосом.
     Глава41
     Единственным помещением в клинике, которое никак не использовалось, оставалось правое крыло на втором этаже. Там, в небольшом зале с круглым столом и шикарной ванной в соседнем помещении, должны были бы проходить процедуры омоложения тела. Но, этот шаг я все не решался сделать, а для реализации уже взятых на себя обязательств, вполне хватало используемых площадей.
     На первом этаже трудилась Тамара Ивановна, восстанавливая очень богатым людям утраченные зубы. Там же находились и кухня с подсобными помещениями. На втором этаже, слева, проходила процедура сканирования тел перед страхованием, ну а на третьем располагались реабилитационные палаты.
     Для тех, кому не посчастливилось попасть под действие страховки, имелась возможность прийти в клинику с черного хода и подняться на верх, используя второй лифт. У многих женщин и девушек, испытавших последствия неудачной операции, как правило проявлялся сильный комплекс неполноценности и полное нежелание кого-либо видеть.
     В этих целях обслуживающий персонал в виде голограмм являлся идеальным вариантом. Снующие по всей клинике, парни и девушки исполняли возложенные на них служебные обязанности. Физически, все эти люди находились дома, включаясь в установку на восемь часов в день и отдыхая после этого по два дня. Сама установка не занимала много места и доставлялась на адрес работника сразу же после заключения договора. Я не боялся, что кто-нибудь разберется в моей технологии, так как все расчеты и сигналы, шли через облачные хранилища, имея индивидуальную шифровку для каждой системы.
     -Ну что, как они? – поприветствовав программиста и предложив присесть, я дал ему возможность выговориться.
     -Это оп! А там и! Потом тут! – минут десять неконструктива помогли мужчине справиться с бурей чувств: - пиздец!
     Окончание фразы мне понравилось больше всего и я улыбнулся. Восемь игроков, нанятых мной якобы для разработки графического движка компьютерной игры, на самом деле стали участниками нового проекта. Я задумал реализовать службу охраны клиники при помощи голограмм. Не убиваемые, но имеющие возможность дать сдачи, перемещающиеся мгновенно в то место, куда будет спроецировано изображение. Профессиональные игроки, обладающие достаточной скоростью реакции и навыками игры перед экраном монитора. Для того, чтобы воплотить мою задумку в жизнь, достаточно было дать адрес сетевого подключения и пароль, чтобы из любого уголка нашей планеты, игрок мог подключится к аватару и начать им управлять.
     -Основная локация готова? – поинтересовался я.
     -Да, здание клиники, со всеми помещениями и переходами, все как по настоящему! – продолжая светиться «изнутри», программист ерзал от нетерпения вернуться к оставленной ненадолго работе.
     -Хорошо, - похвалил я: - вставьте помещения клиники в процесс обучения. Ребята должны досконально знать эту локацию. Ну и развеяться тоже не забывайте им давать, но помните, ангар, не должен внешне пострадать ни в коем случае!
     -Не беспокойтесь, сервером клянусь! – заверил меня он самым дорогим, что у него было.
     Арендованное на окраине города, помещение было напичкано лазерными проекторами. Материализуясь в пространстве, голограммы игроков бились друг с другом в реале, думая, что все понарошку. Реалистичность была запредельная, такого изображения, что видели нанятые игроки, не мог обеспечить ни один компьютер. Выбор аватар для игроков пал на стандартную внешность бойцов отдела быстрого реагирования. Пока оставалось не понятным, буду ли я использовать их в реале. Но, на всякий случай, стоило немного замаскировать моих людей под органы госструктуры.
     Просматривая логи передачи данных на облако со своего телефона, я обнаружил «всплеск» потоковой активности. Заинтересовавшись, что это такое мог передавать мой телефон, при том что я особо ничего такого не делал в последнее время, в первую очередь перепроверил время данного события.
     «-Хм, я же тогда на стадионе был, с Альбиной», - удивился я.
     Вспомнив наконец-то о ликующих болельщиках, и о том, что сканировал модульный эхо сигнал сока именно в тот самый момент, я с азартом принялся разбираться, что же попало мне в руки. И на первый взгляд, и на второй, получалось что мой телефон уловил мощнейшее колебание биополя. Кроме меня и девушки, в ВИП ложе никого не было. Единственные кто мог создать столь мощный импульс, это толпа ликующих болельщиков. Вспомнив, что еще на Ибице хотел заняться замерами биополей на рейв вечеринках, битком забитых танцующим народом, я принялся обдумывать, как лучше реализовать пришедшую на ум идею.
     -Ало? – завибрировавший мобильник прервал мои размышления.
     -Валентин? Это Рубен Идальгович, найдешь сегодня время со мной встретиться? – раздалось в телефонной трубке.
     Отказываться, или еще как-то набивать себе цену я не стал. Было конечно неприятно, что вот так, по щелчку пальцев, меня вызывают для встречи. Но, я еще не достиг того уровня общественного положения, чтобы оценить, насколько поступился своими амбициями Рубен Идальгович, чтобы самому снять трубку и выделить время для личного со мной общения.
     -Присаживайся, - поздоровавшись, он указал на кожаное кресло.
     У камина я еще не сидел, и, опустившись в удобное сиденье, по новому взглянул на кабинет. Окружающее пространство неуловимо изменилось, став неявно располагать посетителя к предстоящей беседе.
     «-Что ему надо?» - внутренне занервничал я.
     -Валентин, за долгие годы в бизнесе, я привык присматривать за своими деловыми партнерами, - начал хозяин кабинета: - с тобой все несколько сложнее, так как ты ко всему прочему еще и встречаешься с моей дочерью. Я не лезу в ее личные дела, но и в отношении тебя, пока что не могу поступать так, как привык.
     Начало беседы уже не сулило ничего хорошего и я не ошибся, слушая дальше.
     -Мои люди наблюдали за тобой, за твоей семьей, за твоими друзьями, - перестав смотреть на огонь, неспешно горевший в камине, Рубен Идальгович повернулся ко мне лицом: - в связи с этим, я бы хотел поговорить о возрасте твоей матери.
     -Ей пятьдесят два, - на «автомате» заявил я.
     -А выглядит и чувствует себя на тридцать, - добавил к моим словам отец Альбины.
     -Гхм, - прижав кулак к губам, я кашлянул от возникшей сухости в горле.
     Упустив момент визуального контроля за омоложением матери, я не заметил, что что-то пошло не так. Отец, обещавший присмотреть, очевидно воспринял все как должное, ну а я, из-за собственного разгильдяйства, спалился на ерунде. Маме сейчас от силы должно было быть сорок пять-пятьдесят. Против заявленных тридцати, мне было нечего возразить.
     -Виски, коньяк? – по своему воспринял мое замешательство Рубен Идальгович.
     -Нет, спасибо, не пью,- отказался я.
     Хозяин кабинета не стал себе отказывать, налив янтарной жидкости в широкий стакан толстого стекла. Усевшись назад, в свое кресло, он сделал небольшой глоток.
     -Эксперименты и опыты, как правило ставят на хомячках, на собачках, на посторонних людях в конце концов, но, поверить в то, что ты вернул своей матери двадцать лет при помощи не проверенной технологии, я не могу, - прозвучавшие слова, несли прямое обвинение во лжи.
     -В тот раз, когда мы говорили об этом, технология была в том же виде, в котором она находится и сейчас, - просчитав варианты и выгоды, я спланировал свой ответ: - все дело в том, что я не могу гарантировать результат, для кого-то это будет «снова шестнадцать», ну а кто-то скинет максимум неделю.
     -Никакого прогноза? – уточнил Рубен Идальгович.
     -Только после обследований можно примерно сказать, что получится, но и то, без сто процентной гарантии, - как мог, вывернулся я. 
     -Но хуже не будет? – желая получить конкретику, хозяин кабинета надавил голосом.
     -Нет, хуже не будет, на текущий момент технология позволяет полностью консервировать имеющийся возраст организма, - решив перейти на более близкую тему для Рубен Идальговича, я с небольшой улыбкой продолжил: -например ваша дочь, с момента лечения по моей методике, она не повзрослела ни на один день.
     -Гхм, - на этот раз отец Альбины вынужден был откашляться, не ожидая подобного заявления.
     Похоже, что мне удалось выкрутиться из довольно щекотливой ситуации и оставить за собой право решать, кто будет молодеть, а кто так и останется, при своем возрасте. Технологией обладал только я, так что и контролировать, что и как я делаю, никто из посторонних был не в состоянии.
     -Причина, по которой я попросил тебя сегодня приехать, заключается в одной знакомой мне женщине, - справившись с собой и став вновь невозмутимым, Рубен Идальгович продолжил прерванную беседу: - ее муж давно умер, дети выросли, внуки выросли, а правнуки уже растут. Мы общаемся с давних лет и она в курсе о твоих исследованиях.
     -Она согласна? – уловив суть просьбы, уточнил я.
     -Да, - так же не став ходить вокруг да около, подтвердил он.
     -Ну, в принципе я не против, но, во сколько вы оцениваете ее омоложение? - вспомнив о деньгах, я заранее решил обговорить этот вопрос.
     -Сколько тебе надо? – вроде бы равнодушно, но как-то прохладнее, прозвучал его вопрос.
     -Да я не знаю, эксперименты прогрессируют и постоянно требуют вложений, - пожал я плечами, и, делая все, чтобы исправить только-только наладившиеся отношения с отцом Альбины и вернуть их назад, признался: - на счету клиники средства пока есть, но я уже себя сдерживаю и не покупаю то, что необходимо.
     -Я сделаю распоряжение, все счета клиники будут оплачиваться моим финансистом, - продолжая оставаться отстраненным, пообещал он.
     -Хорошо, тогда не вижу сложностей, пусть подъезжает в любое удобное время, - понимая, что не вежливо самому заканчивать разговор, я признаться не знал, о чем еще нам говорить: - разве что мне нужен номер, на который я мог бы позвонить и получить возможность с вами переговорить.
     Получив набор цифр, я не испытал никаких эмоций и откланялся. Вращаясь в бизнесе много лет, Рубен Идальгович приобрел вредные привычки и не желал признавать их наличия. Первый же намек на деньги, заставил его перестать относиться ко мне как парню своей дочери. Это конечно-же была не жадность, но бережливость точно, причем возведенная в культ цели всей жизни.
     Глава42
     Знакомая Рубен Идальговича позвонила спустя неделю. Я назначил ей встречу и распорядился, чтобы приостановили выдачу страховок и перенесли уже запланированные на сегодня визиты в другой день.
     -Как-то здесь у тебя пустовато, - зайдя в кабинет, сухонькая старушка стрельнула по углам внимательным взглядом: - только голограммы эти, да и то, всего три штуки насчитала.
     -Девушка за стойкой в холле, еще одна проводила вас сюда, - загибая пальцы, я считал вслух: - а где третья?
     -Охранник на входе, - ухмыльнувшись, она уселась в стоящее на против моего стола кресло: - у него нога через ножку стула проходит, живой человек так бы не смог.
     -Чай, кофе? – улыбнувшись в ответ на ее ухмылку, предложил я.
     Отказавшись, бабуля пожелала побыстрее начать и закончить. Вновь появившаяся голограмма девушки увела гостью сначала в комнату с помещением лазерного сканирования, а затем, в правое крыло. Через полчаса бабуля вновь сидела в кресле напротив, лишь не до конца высушенные волосы, выдавали ее недавнее купание в ванной.
     -Ну, сможешь мне помочь? – несмотря на кажущуюся веселость, подспудно чувствовалась ее тревога и скрытое нетерпенье.
     -Елена Владимировна, я как понимаю, вы никогда в жизни не прибегали к услугам пластических хирургов, - просмотрев результаты биоматрицы ее тела, я не нашел ни одного вмешательства в организм.
     -Раньше о таком и не слышали, да мне и не надо было, мать-природа не обидела, - не услышав «нет» из моих уст, она чуть расслабилась и улыбка стала теплее: - а потом, когда все появилось, мне уже сколько лет то было? Не молодиться же?!
     Как бы это банально не звучало, но мне нравилась сегодняшняя посетительница. Пока она сушила волосы и одевалась, я посмотрел на математически высчитанную внешность этой женщины в молодости. Признаться, после этого, мне очень захотелось увидеть ее в живую.
     -Елена Владимировна, как вы наверное знаете, вы не первая женщина, которая пройдет эту процедуру, - не зная, как начать, издалека зашел я.
     -Твоя мать, я смотрела фото, тридцать лет и отменное здоровье, - перебив, но не сумев испортить о себе мнения, вставила старушка.
     -Так вот, когда я показал маме, как она может выглядеть после процедуры, мне пришлось очень долго ее успокаивать, - не дав опять себя перебить, желающей что-то сказать старушке, я протянул дистанционный пульт: - вот, возьмите, после того, как вы нажмете кнопку, появится голограмма вашей нынешней внешности, там есть еще две кнопки, вперед и назад. Весь имеющийся в вашем случае выбор будет предоставлен, не ограничиваю.
     Вся показная уверенность слетела со старой женщины за один миг. Слегка ссутулившись, она смотрела на пульт в своей руке, как если бы я дал ей змею, ну, или бокал с ядом.
     -Что то я струхнула, - честно призналась Елена Владимировна и посмотрела на меня со слабой улыбкой.
     -Можете прийти в следующий раз, - нейтрально предложил я.
     Нажатие на кнопку ссохшейся рукой было молчаливым ответом на мое предложение. На старческом лице появилась решительность, а в глазах злой прищур. Последние годы, отматываемые назад, не особо впечатлили женщину. Почти не меняясь, она оставалась такой же, как и сейчас. Но, стоило дойти до шестидесяти, как темп «перемотки» замедлился. После того, как голограмма стала выглядеть на пятьдесят, Елена Владимировна встала и обошла замершую фигуру по кругу. Возраст сорока вызвал блеск в глазах женщины, ну а когда она добралась до тридцати, то снова вернулась в кресло и там затихла.
     -До какого, сколько.., - не справившись с голосом, спросила она.
     -Двадцать семь, моложе никак, - глянув на экран компьютера, ответил я, без труда сообразив интересующий Елену Владимировну момент.
     -А эта? - кивнув подбородком на голограмму, поинтересовалась она.
     -Тридцать один, - вновь смотреть на монитор не было необходимости.
     -Я согласна, - тихо сказала она.
     -Гхм, - привлек я к себе ее внимание: - Елена Владимировна, вы понимаете, что все, что у вас есть, после этого перестанет быть вашим. Паспорт окажется не действительным, друзья не узнают и отвернутся, дети сочтут сумасшедшей. Подумайте, может быть вам нужно сделать какие-нибудь приготовления?
     -Нет, если не сейчас, я уже никогда не решусь, - встав с кресла, она твердо посмотрела мне в глаза.
     -Вас проводят, - кивнув рукой в сторону двери, где появилась голограмма девушки, я закончил бесполезный разговор.
     Набрав телефонный номер, я подождал два гудка, после чего повесил трубку. Именно так следовало поступить, если мне требовалось срочно поговорить с Рубен Идальговичем.
     -Да?! – недовольный тем, что я так быстро воспользовался дарованной возможностью к нему обратиться, сказал он в трубку.
     -Можем сделать двадцать семь, она хочет тридцать один, хочет сейчас, до того как написала завещание и попрощалась с детьми, - выдал я одним махом, чтобы сразу же поставить собеседника в нужное «настроение».
     -Что ты несешь?! – в голосе присутствовало явное раздражение.
     -Вы ее сами-то узнаете, когда к вам придет белобрысая стерва с четвертым размером, атласной кожей и зелеными блудливыми глазами? – не желая долго вдаваться в подробности, довольно грубо ответил я.
     -Отложить нельзя? – спустя пять секунд уточнил он.
     -Процесс уже идет, от меня ничего не зависит, - пришлось соврать.
     -Я тебя понял, и, спасибо, - сказал он, после чего повесил трубку.
     Что-что, а благодарности я не ожидал и подвис на некоторое время с приложенной к уху трубкой.
     -Пожалуйста, - продолжая тормозить, сказал я выключенному аппарату и только после этого меня отпустило.
     Человеческие отношения, в которых я никогда не был силен, в очередной раз показали всю глубину моего непонимания, что и как происходит между людьми и отчего это зависит. Впрочем, долго придаваться размышлениям я не стал, переключившись на насущные дела.
     Перечень того, что нужно успеть сделать, после того, как процесс омоложения закончится, уже вертелся в голове. И, как ни странно, самым сложным являлось подобрать новую одежду. Мало того, что молодая Елена Владимировна станет на полторы головы выше себя прежней, так еще и заставить ее одеть то, во что одеваются современные девушки, даже в теории, виделось мне очень трудно выполнимой задачей.
     Глава43
     Заботы по омоложению Елены Владимировны не заняли и половины дня, так что после обеда я оказался совершенно свободен. Сидеть и дальше в клинике не хотелось и я позвонил Альбине, решив узнать ее планы на вечер.
     -Сегодня концерт, хотела сходить, но одной скучно, - поздоровавшись и обмолвившись о пустяках, мы дошли до причины моего звонка.
     -Ну а я на что? Давай за тобой заеду? – предложил я.
     -Давай, - судя по голосу, девушка действительно обрадовалась, правда оставалось только гадать, что именно ее порадовало.
     Вполне могло статься, что настроение Альбины повысилось из-за того, что ей не придется ждать меня сидя в машине на парковке, а не из-за того, что я буду ее сегодняшним кавалером. Несмотря на неопределенность, у меня все равно испытывал приподнятое настроение, так как придумал, как параллельно с отдыхом, совместить очередной эксперимент.
     Портативный лазер, заранее настроенный на нужный спектр частот, оказался вполне достаточным для фиксации биополей массового скопления людей. Если уж динамик телефона смог уловить колебания и передать их на облачное хранилище, то в возможностях специально подготовленной техники, можно было не сомневаться.
     -Что там у тебя? Снайперская винтовка в разобранном виде? – пошутила Альбина, после того, как я достал из багажника черный дипломат.
     -Почти, - улыбнулся я и уточнил: - посетителей ВИП ложи ведь не досматривают, верно?
     -Ты слишком подозрительно с ним выглядишь, - сообразив, что я собираюсь нести «это» в руках, Альбина кивнула в сторону охранника: - отдай ему, пусть тащит, в ложе отдаст.
     Передав одному из молчаливых мужчин с квадратным подбородком поклажу, я подошел к девушке. Альбина привычно взяла меня под руку и мы двинулись вперед, в сопровождении эскорта. Один спереди, двое сзади, Рубен Идальгович настаивал на присутствии охраны при посещении любых массовых мероприятий своей дочерью.
     Сегодня получилось приехать значительно раньше начала, так что устроившись в ложе я с интересом наблюдал за массой людей, находящихся внизу, в зале. ВИП ложи возвышались над зрительским залом, идя полукругом вдоль всего помещения. Решив все заранее подготовить, я отошел к столику и раскрыл дипломат, включая лежащие внутри приборы.
     -Что там? – заметив мерцание лазера и несколько дисплеев, Альбина вернула голову, чтобы лучше видеть.
     -Так, пользуюсь моментом, хочу проверить кое-что, - не думая, что это может быть проблемой, честно сказал я.
     -Ах вот как?! – тут же нацепив на себя маску отчуждения, девушка отвернулась к сцене и перестала обращать на меня внимание.
     Подойдя к Альбине со спины, я постоял некоторое время в раздумье. С ее капризами надо было что-то делать, но и совсем игнорировать девушку казалось не правильным. Как ни крути, а я действительно пришел на концерт ради того, чтобы составить ей компанию. О том, что задуманное, как параллельное дело и касающееся только меня, может вызвать проблемы, я как то не подумал.
     «-Надо сделать так, что ей тоже стало интересно», - решил я.
     Вернувшись к столу, расположенного у боковой стенки ложи, я взял раскрытый дипломат в руки.
     -Давай я тебе все объясню, - сев в соседнее кресло, я положил дипломат на колени и довернул раскрытый корпус к Альбине.
     -Здесь считыватель сигналов, а здесь реализован фильтр, - пользуясь простыми словами и продолжая показывать, я рассказал девушке о своей задумке.
     -Но как можно померить человеческие эмоции? – удивилась Аль, сразу же уловив суть эксперимента и уже забывшая, что минуту назад, она на меня обиделась: - ведь это не возможно!
     -Вот и проверим, - не став спорить, временно согласился я: - на футболе было бы эффективнее «засечь» эмоциональные всплески болельщиков, но и концерт популярной группы я думаю тоже подойдет.
     -А это что? Почему оно увеличивается? – ткнув аккуратно подпиленным ногтем в экран, - она почти угадала: - уже что-то ловит?
     -Думаю нет, помехи, сейчас уберем, - с самым честным видом сказал я.
     На самом деле, сигнал биополя уже четко фиксировался работающим лазером. Расположенный в дипломате, он улавливал изменения спектра колебаний. Чем больше становилось людей в концертном зале, тем сильнее становилась гармоника биополя.
     «-Это что же получается? - вводя фильтр, чтобы Альбина не беспокоилась по поводу идущих по экрану сигнатур, размышлял я: - в теле каждого человека, пришедшего на концерт, оказывается уже присутствует элемент, имеющий схожую частоту колебаний. Собравшись вместе, биополя людей накладываются друг на друга, схожие частоты входят в резонанс и усиливают эффект»
     -Ну вот, все пропало, - немного расстроилась Альбина и, посмотрев на меня, предположила: - не работает?
     -Не знаю пока, сейчас мы выставили «ноль», выровняли эмоциональный фон другими словами, вот появятся музыканты на сцене, и мы сразу поймем, есть сигнал или нет, - поправив очки на носу, улыбнулся я.
     -Да где они там ходят то? Почему не начинают? – взяв бинокль, который лежал здесь же, в ВИП ложе, девушка принялась рассматривать суету за сценой.
     С верхнего яруса ВИП лож было хорошо видно, как идут последние приготовления перед началом выступления. У зрителей в зале такой возможности не было, но и они, нет-нет да посматривали на сцену с ожиданием. Пользуясь возникшей паузой, я развернул скрытое до этого момента окно обмена данными и ввел пароль на установку соединения с облачным хранилищем.
     -О! Началось! – воскликнула Альбина и, вместо того, чтобы смотреть вперед, туда, где организаторы спродюсировали эффективное появление музыкантов на сцене, она уставилась на экран прибора.
     -А мы вот так! – для большей интриги я потыкал в пару кнопок, придав изображению на экране трехмерную величину.
     -О!О! – увидев, как пошли волнами сигналы в разных спектрах частот, Альбина еще ближе склонилась к дипломату: - а это что?
     -Это маркеры, я их ставлю на график, а потом сравню замеры в разные моменты времени, - пояснил я, отбивая по клавиатуре символы: - вот нулевой, а вот первый, так его и подпишем, первая песня.
     Хиты сменялись песнями, песни хитами, а потом снова песнями. Если во время хитов колебания биополей имели пиковые значения, то во время обычных композиций, графики принимали более сглаженные величины.
     -Ну, похоже, что новая песня народу вообще не понравилась, - глянув на экран, оценила Альбина силу сигнала от только-что прозвучавшей впервые в исполнении музыкантов композиции.
     -Не распробовали, - я не стал врать и ответил завуалированно.
     Концерт длился полтора часа и я уже успел выделить частоты биополей, испытываемые зрителями. Оказалась, что существует разница между частотами биополя, что уже были в телах людей еще до прихода на концерт, и теми, что возникли в результате выступления артистов.
     Видимо слушая по радио или смотря телевизор, люди подвергались программированию на ту или иную песню, сохраняя частотные биоритмы в своем теле какое-то время. Стоило им собраться вместе, как вошедшие в усиление друг с другом, частоты начинали взаимодействовать в геометрической прогрессии, захватывая даже тех, кто ни разу не слышал исполнения музыкантов.
     Но, в отличие от тех, что входили в резонанс под воздействием «толпы», существовали и другие биоритмы, появляющиеся у слушателя концерта непосредственно во время выступления. Со временем они подстраивались под испытываемые большинством частоты, но, в начальный момент времени, они находились в другом диапазоне. Используя собственное тело, как эталонное значение для поиска таких областей, я смог вычислить остальных зрителей, находящихся в зале и, так же как и я, впервые слышавших те или иные композиции.
     -А зачем тебе все это? – уже сидя в салоне автомобиля, Альбина кивнула на брошенный на заднее сиденье дипломат.
     -Поехали ко мне, покажу, - уверенный, что она откажется, смело предложил я.
     -А поехали, - согласилась она и улыбнулась, оценив мое удивление от ее слов.
     -Ну поехали, - я не стал отказываться и, притянув девушку к себе, в первый раз с момента нашего знакомства, поцеловал.
     Следующий за нашей машиной эскорт с охранной никак не отреагировал на изменение маршрута. Переставший сопровождать Альбину, Валентин пропадал неизвестно где. Толи избавившаяся от его присутствия, толи еще по каким причинам, суровая и надменная, дочь Рубен Идальговича сегодня была в игривом настроении.
     -Сегодня ты почти два часа слушала, как поют другие, - приведя девушку в комнату со стеклянной крышей, я усадил ее на диван, после чего взял микрофон и подсоединил провод к ноутбуку: - теперь спою я, и ты, как беспристрастный критик, оценишь мой голос.
     Исполнив припев модной песенки, я удостоился лишь скептического взгляда и кривоватой ухмылки.
     -Валя, если честно, то петь, тебе, наверное, не стоит, - не желая обидеть, прокомментировала девушка мои таланты.
     -Хорошо, а что ты скажешь на это, - пройдясь по клавишам ноутбука частой дробью вводимых значений, я вновь взял микрофон в руки.
     На этот раз Альбина слушала более благожелательно, и даже качнула пару раз ногой в такт ритма.
     -Гм, что-то я не пойму, вроде и голос твой, но ощущения совершенно другие, - призналась она: - намного лучше чем в первый раз.
     -Ну, тогда гвоздь программы, романтическая песня для девушки по имени Аль! – вводя очередные параметры, я улыбнулся самой очаровательной улыбкой, на которую был способен.
     -Давай уже, мачо! – оценив мои актерские потуги, подбодрила меня гостья.
     Похоже, что я все-таки что-то перекрутил в настройках, так как Альбина явно перестала себя контролировать. Если после первого куплета она раскраснелась и глубоко задышала, то под конец исполнения, уже танцевала вокруг меня, обтираясь всем телом. Я пел и улыбался, представляя, как она смутится, когда стихнет музыка и мой голос.
     В общем, я ошибся. Стихшая музыка послужила сигналом к действию, активному действию, очень активному действию. Как ее остановить я не знал, а потом подумал, какого черта я парюсь, все равно, рано или поздно мы оказались бы под одним одеялом. Перестав препятствовать Альбине получить доступ к моему телу, я постарался получить удовольствие.
     -Ты сволочь! Ты подонок! Я не так хотела! Все должно было быть не так! – вместе с полученным оргазмом к девушке вернулось адекватное восприятие действительности: - мразь! Извращенец!
     Выкрикивая оскорбления в лицо, она пыталась бить меня сжатыми кулачками. У нее это плохо получалось, сразу было видно, что никто ее никогда не учил драться.
     -Отвернись! – устав, потребовала она таким тоном, который не предполагал возражений.
     -Пфф, - тихонько выдохнул я, отворачиваясь в другую сторону.
     За моей спиной послышалось шуршание белья и звуки одеваемой одежды. Я ей не препятствовал, рассматривая впитавшуюся кровь в белую простынь. Мне как-то даже в голову не приходило, что у такой взрослой девочки с «этим» проблемы и она до сих пор ни с кем не встречалась.
     -И не звони мне больше! – напоследок «бросила» она вслух, после чего громко хлопнула дверью об косяк.
     Подумав об Альбине и прикинув, что глобально изменилось в моей жизни, я пришел к выводу, что во всем случившемся имеется только «плюсы». Теперь, я имею больше свободного времени, а девушка избавилась от комплекса затянувшейся девственности. Помимо этого, еще и модулятор голоса прошел очередной успешный эксперимент и можно было подумать о новом витке исследований.
     -Але, Валя? – неожиданно позвонившая Света была чем-то встревожена: - слушай, не знаешь, что там у Альбины случилось?
     -А что такое? – глянув на часы, я удивился столь позднему звонку.
     -Ну, ты знаешь, ее друг детства, Валентин, она ему позвонила и он сразу же уехал, - сообщила девушка.
     -Если говорить по-простому, то я ее трахнул, - сказал я ровным голосом.
     Возможно в другой ситуации, я бы не стал так отвечать, но сейчас слишком многое совпало в один момент. Альбина, сбежавшая от меня сразу же после секса и начавшая названивать шоферу. Сам Валя, встречающийся с другими девушками за спиной Альбины, но бросающий их, как только позвали назад. Ну и сама Света, которую я считал своим другом и хотел уберечь от слишком серьезных отношений с этим охранником.
     -Знаешь, не звони мне пока-что больше, хорошо? – помолчав, произнесла Света и разорвала соединение.
     -Конечно Света, ты же с ним чай пила, в полвторого ночи, - положив телефон на прикроватную тумбочку, произнес я вслух и откинулся на кровать.
     Любовный треугольник, в который я не хотел попасть, сегодня замкнулся. Только вместо двух мужчин и одной женщины, в нем будет один парень и две девушки. Судя по тому, как звучал голос Светы, парень девушку чем-то зацепил и от былой веселости в отношении секса не осталось и следа. Зная ее упертый характер, золотой призер всероссийских теперь не отступится и будет пытаться вернуть ушедшего от нее мужчину.
     Глава44
     Раскладывая на составляющие полученные замеры в концертном зале, я нашел наиболее часто повторяющийся фрагмент. Выделив его и замкнув в бесконечную цепочку, я записал этот сигнал на модулятор и поставил на постоянное воспроизведение. Первое же слово, сказанное вслух, оказало странный эффект. Находящийся от меня в десяти метрах дипломат с работающим лазером, уловил всплеск колебаний биополя. Продолжив эксперимент, я и так и этак испытывал новую сигнатуру, в конце концов придя к выводу, что найденная мной последовательность гармоник позволяет распространять инфоматрицу на очень большое расстояние.
     -Это как туннель, как волновод, как рупор, что в него не «крикни», оно будет множиться и перемещаться в пространстве, - пробормотал я сам себе под нос, пытаясь осмыслить достигнутый эффект.
     Побочным действием использования цепочки последовательных гармоник, стало искажение голоса. Любой звук, исходящий из моего горла, приобретал глухие тональности и асинхронно то выпадал, то возвращался в диапазон слышимых частот. Не смотря на это, установленный в моей комнате телевизор без труда распознал голосовую команду на включение, смену каналов и изменение громкости.
     «-Тут либо напрямую идет управление информационным потоком, либо мой голос искажается только для человеческого слуха», - очередная неясность требовала разбирательств.
     - Валентин Эдгарыч, можно? – просунувшаяся в проем приоткрывшейся двери голова, принадлежала программисту.
     -Заходите Савелий, заходите, - приглашающе махнул я рукой.
     Выглядевший и без того неважно, от звука моего голоса, искаженного модулятором, он сбелднул с лица, но повиновался, войдя в помещение. Отключив устройство, я уселся за стол как ни в чем не бывало. Вновь вернув себе контроль за собственным телом, программист чуть не упал, споткнувшись и с трудом удержавшись на ногах.
     -Как то вы не важно выглядите, - решив сгладить эффект от начала разговора, я нарушил минутную тишину.
     -Померещилось, знаете-ли, - услышав мой голос в нормальном звучании, Савелию явно стало полегче: - а я уж подумал невесть что.
     -Простыл немного, - кашлянув для вида, я вернулся к причине его прихода в мой кабинет: - у вас что-то случилось?
     -Да, случилось, и после этого даже не удивительно, что мне мерещится всякое, - попытавшись взять себя в руки и сделать попытку посмеяться над испытанным несколько минут страхом и паникой, он не сильно в этом преуспел, нервно теребя руки друг об друга.
     -Так что же произошло? – напомнил я о своем присутствии.
     Гхм, нас взломали, - и, видя, что я лишь приподнял брови, выражая вопрос, он продолжил сбивчивое объяснение: - мой сервер, ваши базы данных, все, словно и не было защиты! Выпотрошили! Все!
     -Хакеры? – поинтересовался я.
     -Не просто хакеры! Я не знаю кто, но да! – пребывая в некондиции, запальчиво согласился он.
     -Вы уверены по поводу моих баз данных? – откинувшись на спинку кресла, уточнил я.
     -Все что есть на жестких накопителях в этом здании, все! – очередной всплеск возмущения достиг моего слуха.
     -Но?! – понимая, что он понимает, что я понимаю, улыбнулся я.
     -Конечно нет! – программист развеял мои сомнения: - даже я не понимаю, куда дальше уходят данные и откуда приходят, так что хакерам досталось не так уж и много.
     -Хорошо, - мысленно прикинув, нужно ли что-то делать с облачными хранилищами, я решил ничего не предпринимать.
     -И что дальше? – голос Савелия прозвучал потерянно.
     -Ну, дальше будет силовой захват здания, - озвучил я очевидную истину и, заметив как поникли его плечи, добавил: - и у вас на этот случай есть восемь отличных «вирусов»!
     -Вирусов? – не поняв меня с первого раза, через секунду его лицо озарила догадка: - восемь!
     -Тренировки с огнестрельным оружием прошли на отлично, в этом здании так же находится достаточный боезапас, виртуальные маркеры к схронам я активирую, так что перебирайтесь на запасной сервер и ждите сигнал, - отдал я свое распоряжение.
     -Всегда мечтал надавать этим засранцам по рукам! – воздев кулак кверху, с переполняющей эмоцией гнева и предчувствия торжества, заявил Савелий: - сидят черте где, носа не кажут, но теперь то им придется показаться!
     Я не стал разубеждать программиста в том, что взломавшие его сервер хакеры лично заявятся в здание клиники. Силовики, группа захвата, огневая поддержка, всех их встретят голограммы вооруженные настоящим оружием. Яйцеголовых программистов-хакеров, никто не пустит на передовую. Предстоящие разрушения были неизбежны, как во внутренних помещениях, так и для бизнеса в целом. Но, клиника уже исчерпала себя в плане исследований и меня, по большому счету, здесь больше ничего не держало.
     Встав из-за стола, я подошел к окну кабинета. За стеклом шел снег, крупные хлопья медленно кружились в воздухе и плавно падали на асфальт. Нагретый энергией города, он делился своим теплом со снегом, растапливая снежинки и превращая в лужи. Одинокий автомобиль стоял на парковке у здания клиники. Часто посещаемая по будним дням, в выходные асфальтовая площадка пустовала.
     -И зачем я тебя купил? - посмотрев на audi, спидометр которой не намотал даже ста километров, спросил я сам себя.
     Накинув куртку, я спустился вниз и подошел к своей машине. Мотор утробно заработал, прогревая укрытые под капотом мощности, дворники смахнули в сторону налипший снег. Посидев какое-то время в салоне, я медленно тронулся с места, решив прокатиться по району. Никаких целей я не преследовал, испытывая редкое, по последнему времени, желание ничего не делать.
     Проезжая мимо одной из остановок общественного транспорта, заметил две женские фигурки, ждущие маршрутку. Чем-то неуловимым, они напомнили мне студенток с мединститута, с которыми я познакомился после посиделок с чмо аспирантом. Девчонкам я так и не позвонил, завертевшись в своих делах, хотя подружки и намекали, что не против еще куда-нибудь сходить в разгар летних каникул.
     «-Лето, где ты теперь?» - глянув на ежащихся прохожих, идущих по тротуарам вдоль дороги, я свернул в правый ряд и сбросил скорость.
     -Садись, чего мерзнешь, - на очередной остановке стояла одинокая фигура, одетая в коротенькое пальтишко и без головного убора.
      Девчушка явно замерзла и вызывала желание о ней позаботиться. На предложение подвести, девушка ответила отказом, на увещевание по поводу погоды и опасности для ее здоровья, она отмахнулась, улыбнувшись посиневшими от холода губами.
     -Я хороший, - перейдя на истинный голос, сказал я.
     -Мне не далеко, - пискнув в ответ, она все же решилась сесть в салон дорогой иномарки.
     Пока мы ехали девушка какое-то время вела себя тихо, отогреваясь в тепле машины. Негромко бубнящая музыка скрадывала тишину, огни придорожных фонарей и свет светофоров преломлялись в размазываемых дворниками каплях растаявшего снега.
     -С работы едешь? – спросила девушка, что-то для себя решив и перестав меня бояться.
     Мне раньше было непонятно, о чем можно разговаривать сидя в машине, уже после того как она подъехала к подъезду. Тем не менее, мы просидели в салоне авто почти полчаса, разболтавшись ни о чем. Ехать действительно оказалось недалеко, а завязавшееся общение не напрягало.
     -Давай, иди уже, я позвоню, - выйдя из машины, я проводил девушку до подъезда.
     Возвращаясь назад, я увидел темный силуэт, оттирающийся рядом с audi. Вставленные в уши наушники гарантировали скорость моей реакции, так что я даже обрадовался представившейся возможности немного размяться.
     -Что слушаешь? – повернувшись, в свете фонаря лицо Вали выглядело бледным.
     -Реп, - узнав его, я чуть замедлил шаг, прикидывая, чего ему надо и как он меня нашел.
     -А, стишки торчков, о том, как они приехали в столицу и теперь грустят о кинутых подругах, - выразил он свое отношение к данному виду творчества: - у меня к тебе разговор, так что вынь это дерьмо из своих ушей.
     Прикинув варианты, я еле сдержал улыбку. Судя по всему, парень сделал правильные выводы и догадался, что моя аномальная скорость реакции напрямую зависит от вставленных в уши наушников. Неспешно, сначала вынув один, а потом и второй, я убрал их в карман. Намеренье водилы-охранника просчитывалось на раз, иначе не было бы смысла выслеживать меня по всему городу, а потом караулить в полутемном дворе у случайного дома. Повязать парня кровью, для того, чтобы он оказался на крючке, было хорошей идеей, только вот с реализацией могли возникнуть проблемы.
     -Смотрю баб пытаешься снимать, да только не дают?! – кивнув в сторону подъезда, от которого я возвращался, Валя криво усмехнулся: - машину купил, а все равно не дают!
     Оглянувшись, я посмотрел на многоэтажку. Электрический свет пробивался через разнообразные занавески, тюли, шторы, придавая различные оттенки окнам квартир. Как я и рассчитывал, Валя воспользовался ситуацией и подшагнул ко мне вплотную. Не реагировать совсем я не мог, это показалось бы неестественно. Так что в момент нанесения удара, мы оказались лицом к лицу.
     -Вот тебе, вот! - пять, шесть, нет, уже восемь раз, холодное лезвие вошло мне в живот.
     Обхватив противника руками, я постарался максимально испачкать его в собственной крови. Сила в руках уходила, сердце стало работать с перебоями, похоже, что Валя знал куда бить и повредил не только толстую кишку, но и действительно жизненно важные органы.
     -Чтоб ты сдох, - отпихнув от себя обмякшее тело, он торопливо ринулся прочь.
     Лежа на земле, я смотрел на небо, удивительное звездное небо. Подключенные к костному уху датчики, уже передавали сигнал. Физическая плоть регенерировала, восстанавливая полученные повреждения. Я продолжал лежать на земле, принятое ранее решение оставить пару ножевых ран и обратиться в таком состоянии в полицию с заявлением на нападавшего, ушло в прошлое. Как и пару часов назад, мне ничего не хотелось, вялость и апатия имели сегодня наивысший приоритет в моем сознании.
     Глава45
     Постоянно ходить с повязкой на шее было не удобно. Прижимаемая ей к горлу пластина модулятора для искажения голоса натирала кожу. С этим надо было что-то делать, как впрочем и со всеми остальными датчиками, которыми я обвешивался каждое утро.   
      Идеальным вариантом было бы изменить собственное тело, но, меня останавливал элементарный страх. Проводить эксперимент на ком-нибудь другом так же было не вариантом. При успешном окончании, подопытный становился не убиваемым существом и отодвигал меня на вечное второе место. Ну а допустить, что бы кто-то вперед меня стал тем, к чему я шел все эти годы, было уже против моих собственных жизненных принципов.
     -Чай, кофе? – появившаяся по жесту моей руки, голограмма красивой девушки замерла на привычном месте.
     -А, Олеся, привет, я думал сегодня не твое дежурство, - прописав за каждой внешностью фотомодели определенного работника, я избегал путаницы в том, кто есть кто.
     -Вы не рады меня видеть? – надув губки, внешность красотки изобразила «обижульку».
     -Ты лучше скажи, кто из вас уже работает на конкурентов, - не имея сегодня настроения играть словами, спросил я: - и не говори, что к тебе никто не обращался с таким предложением!
     -Все то вы знаете, - покаянно скрестив руки, она дурашливо опустила голову.
     -А вам все мало, по две тысячи ведь плачу, один хер, - демонстративно покачав головой, изобразил я разочарование в нравах нынешнего поколения.
     -Платят за конкретную информацию, а что мы можем рассказать? Пришла старушка, искупалась в ванне, помолодела на сорок лет, - со вздохом и печалью, Олеся продемонстрировала свою осведомленность о том, что происходит даже не в ее смену.
     -Общаетесь между собой? – уточнил я и так очевидный факт.
     -Бывает, - потупив глаза, она не стала отказываться.
     -Ладно, сделай мне чаю, - потеряв желание «выносить» другим мозг, приказал я.
     Подойдя к стойке, девушка загремела посудой. Звуки были не громкими, естественными, я бы даже сказал, домашними. Задумавшись о своем, я не заметил, как прошло десять минут.
     -Чай, с бергамотом, - нарушила тишину Олеся.
     -Себе тоже налей, - сказал я, испытав слабый интерес, что девушка будет делать, когда настанет момент пить чай.
     -Так значит это не игры воображения? – неожиданно сказала она: - а я уж не весть что себе надумала...
     Понимая, что ничего не понимаю, я счел за лучшее промолчать. Олеся, тем временем, накрыла на стол, изящно двигаясь по кабинету. Аккуратно составив блюдца, чашки, чайник и сахарницу, она отнесла опустевший поднос назад, после чего вернулась и присела на свободный стул.
     -Мне и другие девочки говорили, но я думала шутят, а потом и сама стала замечать, что в вашем присутствии все по-другому, - взяв чашку в ладони, она посмотрела на нее, словно на какое-то чудо: - вначале было все просто, берешься за ручку двери, она становится твердой, садишься на стул, ощущаешь под собой поверхность. Ну, а если клиент чем-то недоволен, то выплеснутая в лицо жидкость проходит сквозь тело, брошенный в припадке злости телефон, ударяется об стену и не причиняет вреда.
     -Голограмма, что с не взять, - не удержавшись, вставил я в разговор.
     -Голограмма, - согласилась девушка и чуть склонила лицо над чашкой, как если бы могла почувствовать идущий от нее аромат: - горячий, пахнет хорошо, в вашем присутствии всегда так, и в кабинете, и если встретимся в коридоре, сразу же начинаешь чувствовать, как скользит по телу одежда, как треплет волосы сквозняк от приоткрытого окна, тепло, когда прикасаешься к коже.
     Чтобы не выдать нахлынувших на меня эмоций, порожденных признанием Олеси, я склонился к столику и взял налитую для меня чашку. Она и в правду была теплой, почти горячей, а свежезаваренный чай имел приятный аромат. Сделав небольшой глоток, я поставил ее на блюдце, оставшееся во второй ладони.
     -У нас у всех, у нанятых девочек, по два три высших образования, внешностью не вышли, зато неплохо соображаем, - глянув на меня странным взглядом, она продолжила: - первая эйфория от денежной работы и странного способа ее выполнения, прошла быстро. То, что здесь происходит, этого не может быть, и, либо это другая реальность, либо я не знаю, что и думать.
     -В окно то смотрела? – чуть насмешливо спросил я: - твой город? Узнала?
     -Мой, узнала, - согласилась она и, посмотрев с вызовом, выпалила: - но как такое может быть?!
     -Чай то пей, - решив, что момент подходящий, я затаил дыхание.
     Сделав глоток из удерживаемой всё это время в ладонях чашки, девушка проглотила жидкость, и только после этого до нее дошло, что она совершила. Воззрившись на меня круглыми глазами, Олеся открыла рот и так и замерла, не в состоянии подобрать слов.
     -Чай не пролей, - испытывая удовольствие от того, что моя догадка, пришедшая на ум после признания девушки о дополнительных свойствах обратной связи биополей верна, я широко и открыто улыбнулся.
     -Тебя убьют! – прошептала она с восклицанием.
     -Чего это? – усмехнулся я нормальным голосом.
     -Это же передача материи на расстояние! Я по первому образованию экономист, хороший экономист, и не хуже некоторых понимаю, что будет, если эту технологию применить! - выпалила она.
     -И что будет? – полюбопытствовал я.
     -Наша страна получит мировое господство! Неужели тебе это не очевидно?! – от волнения перейдя на ты, Олеся чуть не выронила из рук чайную чашку.
     -Наша страна получит войну со всем миром, а так же безработицу и кризис, - не согласился я и пояснил: - тысячи трубопроводов окажутся не нужными, сотни тысяч железнодорожных вагонов встанут, автомобильные трассы между городами окажутся заброшены, миллионы километров линий электропередач потеряют свое значение. Все это будет следствием передела принципов товарооборота в стране. Сотни тысяч, если не миллионы, останутся без работы, пойдет смута и политические брожения в умах людей. Запад, как и Восток, не останутся в стороне, и сделают все, чтобы новые технологии достались либо им, либо никому.
     -Но, но, - застопорившись с ответом, Олеся подбирала новые аргументы: - но тогда хотя бы медицина! Сколько людей можно вылечить от неизлечимых болезней, ты ведь можешь! Да хоть от излечимых помочь, это ведь тоже не мало!?
     Слушая девушку, я неспешно пил чай. Все, что она говорила, было правильным для нее, для ее взглядов на жизнь. Но, это никак не пересекалась с моими личными интересами. Поставив на стол блюдце и опустевшую чашку, я взглянул на нее и грустно улыбнулся.
     -Олеся, некоторые знания бывают опасны, и то, что ты сегодня здесь и сейчас поняла, стало опасным, опасным в первую очередь для тебя, - убедившись, что полностью привлек ее внимание и она не витает больше в облаках, я продолжил: -тебя убьют, просто и незатейливо, вколют химии, узнают все, о чем мы с тобой говорили, и убьют. Мне, как ты понимаешь, это не грозит, со мной будут носиться, как с «золотой коровой», а вот ты, и другие девочки, попали в группу риска и я, признаться, чувствую себя за это ответственным. Так что мой тебе совет, возьми все что тебе дорого и уезжай, подальше отсюда, лет на пять или десять. Не хочешь думать о себе, так подумай о своих будущих детях.
     Встав, девушка молча собрала со стола чашки и отнесла все к мойке. Шум воды из раковины и тихое позвякивание посуды, вновь навеяли на меня умиротворённое состояние. Точно также, давным-давно, мама после ужина мыла на кухне посуду. Через пять минут шум воды стих, а еще через минуту, женские ладони легли на мои плечи. Стоя за спиной, девушка испытывала все те же ощущения, как если бы находилась здесь воплоти.
     -Ты сказал, чтобы я подумала о себе, - произнесла она тихо: - тогда сдержи свое слово.
     После этого ее ладони скользнули вниз, к моему животу, а сама она склонилась вперед. Поцеловав меня, сначала в шею, потом в ухо, от девушки шло горячее дыхание. Резонансное биополе, в которое попадали фотонные лучи обратной связи, передавали между нами все те ощущения, присутствовавшие в двух различных точках пространства.
     Секса с девушкой, материализованной по технологии квантовых биополей, у меня еще не было и я испытал небывалый прилив желания и страсти. В какой момент времени, внешность куклообразной модели изменилась, став похожей на обычную девушку, но для меня это стало уже не важным.
     Глава46
     Раньше, я улучшал только то, что было даровано мне природой, усиливал мышцы, разгонял нервные центры, игрался с регенерацией имеющихся тканей. Всего этого было не мало, но требовало наличия того или иного оборудования. Стоило остаться «голым», без телефона, без доступа в облачные хранилища, без наушников в конце концов, я тут же превращался в обычного человека, одного из нескольких миллиардов, населявших нашу планету.
     В каждом из нас, от природы, было многое заложено. Чем-то мы научились использоваться, о чем-то до сих пор не имеем представления. Имея теперь структуру инфоматрицы незатухающих частот квантовых колебаний, я решил проверить собственное тело на наличие чего-либо схожего. С нескрываемым торжеством я отнесся к обнаруженному результату, идентичные эталонным образцам, структурные инфоматрицы присутствовали в довольно большом объеме у моего организма. Единственное, что меня озадачило, все они были "битыми" и требовали восстановления.
     -И как вас исправить? – рассматривая трехмерные изображения цифровых массивов, я крутил проекции и так и этак.
     Уже было отказавшись от устаревшего метода использования ванны с обнуленной инфоматрицей воды, предстоящий эксперимент вновь заставил вернуться к истокам. Как и когда-то давным-давно, я настроил таймеры на активацию фаз без моего личного участия и полез в теплую воду. Мысленно собравшись, я сделал несколько глубоких вдохов и нырнул. Внутренний таймер тикал, отмеряя секунды, находясь под водой более трех минут, я дождался окончания перепрограммирования.
     Внешне ничего вокруг не изменилось, то же зеркало, те же хромированные трубы, белая раковина, кран. Выбравшись наружу, я обтерся полотенцем и накину на себя халат. Несмотря на подогрев полов и работающие батареи, построенное в современном дизайне бетона, металла и стекла, здание было очень трудно «протопить». Мохнатые тапочки куда-то запропастились, так что пришлось идти так, босиком.
     -Ну чтож, вернемся к тому, с чего начали, - подойдя к барной стойке, я взял в правую руку нож.
     Молотка в ящике с вилками и ложками не оказалось, так что я использовал то, что имелось в наличии. В какой-то момент времени я подумал о штопоре, но откинул эту идею, как не слишком привлекательную. Нож был острым и аккуратным, порезать его режущей кромкой подставленную ладонь, оказалось совсем не сложным.
     -Блядь, не работает, сука! – схватив салфетки, я принялся промокать слишком глубокую рану.
     Почти час ушел на то, чтобы только примерно понять, чего мне не хватает. Путем замеров биополя собственного тела, я обнаружил множественные изменения в имеющейся инфоматрице. Повторное перепрограммирование и попытка вернуть все как было, и в ванне и посредством наушников, ни к чему не привело. Тело отказывалось возвращаться к сохраненному ранее эталону, игнорируя мои усилия.
     «-Как будто новую версию поставили, и старые файлы не читает», - пришла на ум кривоватая аллегория.
     Мысль зацепилась за другую мысль и породило догадку.
     -Похоже, что это как сервер без операционки, включить включили, экран светится, кулер шумит, а результата нет, - пробормотал я сам себе под нос.
     Идея была не хуже остальных и я принялся ее перепроверять. Для того, чтобы пересчитать вектора коэффициентов, при помощи которых я изменял свои параметры, пришлось задействовать три виртуальных компьютера, объединённых в единый кластер. Вычисления заняли два часа, за это время я успел залечить рану, воспользовавшись повторным купанием в ванной с обновленной инфоматрицей биополя.
     -И как тебя применить? – задумался я.
     Раньше это не составляло проблемы. Файл из облака копировался на твердотельный носитель, после чего воспроизводился любым из гаджетов. Как теперь поступать я не очень то понимал и попробовал единственный доступный мне способ.
     -Надеюсь моя голова не лопнет, - раскрыв трехмерные таблицы, я стал запоминать их значения.
     Кажущееся вначале безумной затеей, запоминание пошло странным образом. На интуитивном уровне возникло ощущение пространства, в которое перемещаются данные. Что это такое я не понял, но, все, что я туда переместил усилием мысли, там и осталось. Попробовав извлечь, я столкнулся с проблемой недостаточности собственной памяти, мое сознание физически не могло раскрыть и удержать в уме такой объем.
     «-Так, запихнуть запихнул, а как назад?» - несмотря на трудности, меня аж потряхивало от новизны сделанных открытий и полученных способов работы с информацией.
     Вспомнив о том, для чего все это было нужно, я представил себе, как имеющаяся в «этом» хранилище инфоматрица разворачивается, накрывая все мое тело. Ощущение от того, как биополя физического тела приходят в соответствии с накладываемым эталоном, вызвало в организме чувство, близкое к экстазу. Продышавшись, я все же смог взять себя в руки.
     -Так и нариком не долго стать, - предупредил я сам себя, болезни, вызванные психологическим привыканием к удовольствию, не лечились при помощи оздоровления организма, а значит оставались неподвластны для используемой мной технологии восстановления биотканей.
     Последующие опыты позволили добиться как усиления мышечной активности, так и ускорения нейроимпульсов нервной системы. Теперь у меня отсутствовала необходимость таскать с собой телефон или плеер. Для того, чтобы сгенерировать нужный сигнал и перепрошить биополе организма, достаточно было мысленной команды. Единственной, пока не поддающейся реализации, оставалась идея отложенной активации той или иной инфоматрицы в случае моей мыслительной недееспособности.
     Словно зная, насколько они будут не вовремя, неизвестные люди в бронежилетах и с оружием, пошли на штурм здания. Пять утра, время когда на улицах города минимальное количество людей, было визитной карточкой госструктур. Сработавшая система оповещения в автоматическом режиме предоставила доступ удаленным пользователям к серверу клиники. Восемь голограмм, соткались словно из ниоткуда, потратили на ориентацию в пространстве не более секунды.
     -Вау! Локацию клиники пропачили! Графика отпад! – произнес один из игроков.
     -Так, задание, отражение атаки, сохранение жизни доктора, вперед, комбинация четыре шесть, - главный в отряде, ознакомившись с тем, как движутся противники, отдал приказание своим бойцам.
     Голограммы распались, появившись через мгновение в другом месте. Внутренние помещения потонули в звуках автоматных очередей. Нападавшие не ожидали сопротивления, игроки, встретив качественно «прорисованных» противников, веселились, отстреливая руки, ноги, яйца, головы. Взрывы гранат были уже лишними но, вошедшие в раж, нанятые мной игроки на двести процентов «проверяли» возможности нового графического движка.
     -О! Еще один отряд! – защитники получили новую цель.
     В этот момент во всем здании потух свет, но, это никак не повлияло на голограммы, вооруженные настоящим оружием. Сразу же после объявленной тревоги, в подвальном помещении два дизель генератора взревели моторами и начали снабжать по резервным линиям питания фотонные лазеры. Интернет соединение блокировать никто не удосужился, проложенный под землей кабель дублирующей линии к ближайшему жилому дому, так и не пригодился.
     -Ну, эти были поинтереснее, - сказал командир игроков: - так, задание выполнено, значит все, уходим.
     -Подожди, я сейчас, - отреагировал на полученный приказ один из игроков.
     Материализовавшись в кабинете, игрок уставился на меня забралом своего шлема.
     -Ага, доктор, - наведя дуло пистолета в голову, он хладнокровно выстрелил.
     -Ты чего? – появившийся рядом с ним, командир ударил по его руке с пистолетом.
     -Классно все сделано, - судя по голосу, парень пребывал в эйфории от всего происходящего: - даже в голливудских боевиках, и то не так красочно мозги разлетаются!
     Темнота, которая наступила в моем сознании, вернулась через несколько секунд. Отброшенный пулей, я лежал на полу, голова была испачкана в чем-то липким. Подошедшие ко мне, два игрока склонились, изучая мое состояние, определив, что я мертв, тот что стрелял, пнул моё тело в бок.
     -Видишь, мертв, значит баг, мне разработчик еще премию выдаст, за то что я это обнаружил, - заявил он.
     -Это квестовый непись, он может умереть и от твоего выстрела, и от пули нападающих.., - не согласился командир, разлогиниваясь.
     Исчезнув из помещений клиники, голограммы оставили меня одного. Судя по интонациям, их спор еще не закончился, и сейчас, где-то через сети интернета, идут сигналы между абонентами, обсуждая вопрос допустимой неуязвимости для доктора в полученном квесте.
     Меня этот вопрос также беспокоил, но несколько в другой плоскости. Мысленно осмотревшись, я обнаружил себя в не ком пространстве, схожим с тем, куда я запихивал свои инфоматрицы. Вокруг имелось множество других инфоматриц, приглядевшись, я понял, что это мебель а так же другие предметы, составлявшие интерьер моего кабинета.
     Я и раньше знал, что материи не существует, что все сущее лишь кванты, имеющие различные частоты колебаний и от этого обладающие различными свойствами. Что-то становилось твердым, в привычном для нас понимании этого слова, что-то жидким или газообразным.
     Глянув на себя, состоящего из столь многого, что было трудно описать словами, я дал мысленный посыл на восстановление организма. Открыв глаза, посмотрел привычным зрением на потолок. Пошевелив руками и ногами, убедился, что все функционирует как надо. После этого я еще немного полежал, свыкаясь с мыслью, что все еще жив и не умер. Сесть на пол, а потом и встать, удалось без особых проблем. Очередная пуля, разбившая окно и попавшая мне в голову, вновь подарила мгновение темноты.
     «-Да блядь, что это делается-то, а?» - повторно восстановившись, я начал перемещаться исключительно на карачках и стараясь лишний раз не подставляться под прицелы засевших где-то в соседних домах снайперов.
     Покинуть окруженное здание оказалось легче всего в виде трупа. Третий раз, когда меня подстрелили, я решил остаться лежать на месте и ждать удобного случая. Несмотря на половину черепа, разнесенного попавшей в нее пулей, пульс у моего тела проверили четыре раза.
     Примерно через два часа остывшее тело погрузили в машину, оказавшейся почему-то скорой помощью. За то время, что я лежал на холодном полу, мне довелось услышать несколько вариантов того, что же произошло в клинике. Наиболее распространенной версией, были слова о террористах, захвативших здание в центре города. Подумав об этом, я не мог не согласиться, что для властей это будет идеальным прикрытием провалившейся операции.
     Помня о том, как при помощи истинного голоса мне удалось подчинить Савелия, а потом уговорить замерзшую девушку сесть в машину, я решил именно так воздействовать на людей, ехавших вместе со мной в микроавтобусе.
     -Всем спать, - сказал я.
     После того, как я открыл глаза и стащил со своего лица простыню, моему взору предстали несколько вооруженных человек и мужчина в грязно белом халате. Все они повалились друг на друга, заснув сразу же, после моих слов. Сильный удар бросил меня спиной вперед, а потом куда-то вбок. Водитель оказался так же под воздействием моего «приказа» и уснул. Быстро движущийся автомобиль попал в аварию, собрав не меньше семи машин в трех рядах на кольцевого шоссе.
     Эпилог.
     Волны океана лениво набегали на песчаный пляж. Если в прошлый раз, выбираясь из России, я жаждал общения и веселья, то теперь, мне хотелось тишины и покоя. Палящее солнце стояло почти в зените, позволяя укрыться от своих лучей только под густой кроной тропических джунглей. Стоящие недалеко береговой черты, высокие пальмы слегка покачивались под порывами ветра.
     Глянув вдоль пляжа, я разглядел помолодевших родителей, мама опять тащила отца купаться, а он отказывался, взывая к ее совести и намекая на другое, куда более приятное времяпрепровождение в одном из одиноко стоящих бунгало. Выехав еще три недели назад в Турцию, а оттуда через день в Сингапур, мама и папа совершили четырехдневный морской круиз на нанятом катере. Счет клиники, так неосмотрительно пополняемый по приказу отца Альбины, позволил совершить несколько крупных денежных траншей, конвертированных позже в криптовалюту.
     Я же воспользовался своей новой способностью внушать людям то, что мне нужно, и теперь присоединился к родителям. Мама обрадовалась моему приезду, но не стала скрывать, что ожидала моего появления в компании с девушкой. Для нее все-еще оставалось важным, чтобы у меня было все как у всех, жена, семья, дети. Глянув на безбрежный океан, голубизной воды способный поспорить с небом, я прислушался к себе.
     То, что во мне изменилось, после последней перепрошивки тела, давало странные способности. Прикрыв глаза, я «прислушался» к тому что меня окружает и в который раз восхитился безграничностью инфоматрицы биополя нашей планеты. Планеты, которая всегда будет с тобой, которая никогда не разлюбит, которую можно любить вечно и с которой никогда-никогда не будет скучно.
     -Привет, - обратившись к ней, сказал я.
     Конец.
     Ноябрь, 2017


Оценка: 8.05*81  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"