Чубарова Надежда: другие произведения.

Софья и волшебный медальон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.37*38  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я прошу прощения за некоторые возможные корявости и опечатки: это текст до издательского редактирования. Книгу можно заказать здесь http://www.ozon.ru/context/detail/id/27823161/

  
  В это время года снег уже не такой белый и пушистый. Он оседает под своей собственной влажной тяжестью, обнажая не только просыпающуюся природу, но и всю грязь и мусор, который так тщательно скрывал долгой зимой. А еще потерянные вещи. И тайны. Все это разом оказывается на поверхности.
  
  Дом на окраине деревни тоже словно вытаивает из-под снега весной. Вдруг из огромного сугроба начинают вырисовываться очертания деревьев, стен построек, так туго оплетенных сухими стеблями вьюна, что и самих стен-то не видать. И вот, это уже не сугроб, а старый дом с заколоченными ставнями, с заброшенным и сильно разросшимся садом, давно ставшим диким. Много лет уже никто не чистил здесь дорожки, не скрипел калиткой, не подстригал кусты, которые когда-то с такой любовью были посажены. Лет десять уже прошло... А, может быть, и больше...
  
  Но в этом году все должно измениться. Время пришло. Он ждал... Терпеливо, как могут ждать только очень старые дома. Он ждал новую хозяйку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Соня открыла первую страницу тетради, и с улыбкой провела рукой по белой гладкой поверхности. Писать в новой тетради всегда приятней, чем в старой. Странички ровные, без выдавленных отпечатков букв с предыдущей страницы, уголки не загнуты и не обтрепаны. В общем, одно только удовольствие писать в новой тетради, особенно на первой странице. Соня на секунду задумалась, а потом поправила пальцем, вечно сползающие очки на носу, и решительно вывела сверху посередине:
  
  
  
  "10 марта.
  
  Дорогой Дневник..."
  
  Потом Соня остановилась, уставилась в окно и задумчиво принялась наматывать на палец прядь волос у виска, беззвучно шевеля губами. Это была такая неистребимая вредная привычка: Соня часто, задумавшись, наматывала волосы себе на палец, бывало, так намотает, что и распутать самостоятельно не получалось. Тут она кивнула, соглашаясь со своими мыслями, и снова наклонилась над тетрадкой:
  
  
  "Во-первых, здравствуй! И давай знакомиться. Меня зовут Соня. Мне одиннадцать лет. Учусь в пятом классе. Учусь нормально... средне так... не отличница, но и без троек. У меня есть кошка Туська. Наташка говорит, что Туська не моя, а общая, то есть это кошка всей семьи, а я-то знаю, что Туська моя, потому что она меня больше всех любит и потому что я её больше, чем другие ношу на руках, вот. Да, Наташка - это моя старшая сестра, ей шестнадцать лет, она учится в десятом классе. Вот такая взрослая у меня сестра. Друзей у меня нет, потому что я не красивая, а еще мы бедные..."
  
  Соня опять задумалась, а потом зачеркнула последнюю часть предложения и продолжила:
  
  "... У меня очень хорошая семья. И я бы никогда не задумывалась, что наша семья бедная, если бы не постоянные придирки Семеновой и Шахиной, да и остальных... А деньги - это не главное в жизни, ведь правда, Дневник?"
  
  Соня еще раз перечитала предложение и одобрительно кивнула, соглашаясь сама с собой.
  
  "...А то, что там говорит Семенова, ну и пусть себе болтает - дура...
  
  Не думала, что так трудно вести дневник и записывать свои мысли... Просто поговорить-то мне не с кем, подруг нет, а рассказывать всё сестре или маме, это получается, вроде, как жалуюсь. А жаловаться я не люблю. Да и ябедой никогда не была" Соня подумала еще немного и добавила "Вот"
  
  Она снова задумчиво посмотрела в окно, переводя взгляд с домов, тоскливо застывших в этот прохладный мартовский вечер и подмигивающих ярким светом окон. На одиночных прохожих, которые торопились с работы домой, где их ждали дети, а, может быть, истосковавшиеся питомцы, или вообще никто не ждал, просто они торопились туда, где тепло, светло и уютно. Вдруг Соня, озаренная какой-то идеей, оглянулась на дверь. Убедившись, что Наташки поблизости нет, она приложила к холодному оконному стеклу ладонь и, по-хулигански улыбаясь, посмотрела как будто сквозь пальцы на дом напротив. Через мгновение она убрала руку от стекла и улыбнулась еще шире, довольная своей проделкой: в тех окнах, которые оказались прикрыты ее ладошкой, погас свет. Этот фокус получался у нее каждый раз, когда она делала его. Включать и выключать свет в доме напротив очень легко и забавно.
  
  - Соня! - из кухни послышался голос сестры, и Соня даже вздрогнула от неожиданности, словно ее поймали на месте преступления, - Соня!! Глухая, что ли? Сколько тебя можно звать?!
  
  - Иду! Чего орешь на весь дом?
  
  Соня еще раз взглянула на окна напротив, которые уже начали то тут, то там загораться, представила, как жильцы ругаются на неполадки с электричеством, хихикнула, и быстренько, уже стоя возле стола, дописала в тетрадь:
  
  "PS: Погода сегодня хорошая"
  
  Потом схватила тетрадь, оглядела комнату и наспех засунула тетрадь под матрас их с Наташкой кровати. В их однокомнатной городской квартирке было очень мало места, но Соню это не расстраивало, потому что она не жила в больших квартирах, у нее никогда не было своей отдельной комнаты и ей просто не с чем было сравнивать. Даже отдельной кровати у нее никогда не было, Соня спала вместе со старшей сестрой, потому что в комнате не было места для еще одной кровати.
  
  - И чего звала?
  
  - Ты посуду сегодня собираешься мыть? Скоро уже родители домой придут.
  
  - А чего сразу я? Я недавно мыла.
  
  - А я вчера!
  
  -И чего?
  
  - А того, что сегодня ты моешь!
  
  Можно было бы еще поспорить, но сестра, похоже, была права. Соня и сама знала, что сегодня ее очередь мыть посуду, но старательно оттягивала это нелюбимое занятие, как будто надеясь, что посуда вдруг сама вымоется и расставится по местам. Соня нехотя побрела к раковине, по пути как бы невзначай зацепила ногой Наташку, которая в это время чистила картошку.
  
  - Что, ноги длинные отрастила? - строго спросила Наташа.
  
  - Я нечаянно, - проворчала Соня, хотя весь ее вид выдавал намеренность ее действий.
  
  - За "нечаянно" бьют отчаянно, - парировала сестра.
  
  Соня, не оборачиваясь, состроила рожицу и молча передразнила Наталью. Похоже, что от мытья посуды не отвертеться. Соня со вздохом открыла кран и взяла тарелку. Подумать только, когда-то в детстве ей даже нравилось мыть посуду, нравилось булькаться в воде, разводить пену, отмывать тарелки. До тех пор, пока это не перестало быть игрой и не превратилось в обязанность.
  
  - Вот была бы у меня волшебная палочка, я бы ей махнула и посуда - раз! И чистая!
  
  - Ага, и комната прибрана, и уроки сделаны, а ты вся в шоколаде, - усмехнулась Наташка.
  
  - А что? Плохо разве? Ты никогда не мечтала о волшебной палочке?
  
  - Только в самом детстве, лет в пять, наверное...
  
  - И всё? Скучно с тобой, Наташка. Какая-то ты...
  
  - Взрослая просто. И умная. Знаю, что нет никакой волшебной палочки, а посуда моется руками. И тебе в твои годы пора бы уже это понимать.
  
  - Я и мою. Не видишь, что ли?
  
  - Вот и мой!
  
  Соня вздохнула и снова повернулась к раковине с грязной посудой. Наташа тем временем начистила картошки и поставила ее жариться. Она в свои шестнадцать лет была уже вполне самостоятельной, родители запросто доверяли ей и приготовление ужина, и квартиру, и Соню, а сами уходили на целый день на работу.
  
  Мама сегодня вернулась грустная. Она, конечно, ничего не сказала и всем своим видом старалась показать, что все хорошо, но как-то сразу было заметно, что что-то случилось. Она, не снимая пальто, прошла на кухню, поставила на стул сумку с продуктами, а сама села рядом и даже не стала разбирать ее, а только задумчиво теребила на пальто пуговицу, которая все не расстегивалась.
  
  - Мам? - Соня подошла к маме и дотронулась до ее руки, - все хорошо?
  
  Мама будто очнулась от своих мыслей, посмотрела на Соню и грустно улыбнулась:
  
  - Да, всё хорошо... - ей, наконец, удалось расстегнуть пуговицу, и, стараясь казаться веселой, она добавила: - Ну, что, девчонки, давайте на стол накрывать, сейчас уже папа придет.
  
  Ужин прошел, как всегда, с обычными разговорами, так, как вчера и позавчера и много-много дней до этого. Но, все равно, чувствовалось, что что-то произошло и это "что-то" непременно должно отразиться на их обычной жизни, иначе мама бы так не переживала. Девочки время от времени поглядывали на родителей, пытаясь уловить намек на, произошедшее и так расстроившее маму, событие, но родители ничего об этом за столом не говорили. "Может, показалось?" - решили девочки.
  
  Перед сном Соня снова достала свою тетрадь, открыла ее на первой странице, перечитала всё, что написала днем, подумала немного и дописала:
  
  "Жаль, что у меня нет волшебной палочки..."
  
  
  
  
  
  ***
  
  - Соня, вставай! В школу проспишь! - сквозь сон Соня услышала мамин голос.
  
  - Мам, еще пять минуточек... сон быстренько досмотрю... Мама?! Ты сегодня дома? - от удивления Соня полностью проснулась, и сон тут же улетучился.
  
  - Дома, - мама улыбнулась, - теперь я сама буду готовить вам завтрак по утрам и смотреть, что вы надели в школу, так что голоухая ты больше из дома не выйдешь.
  
  - Ураааа!! - закричала Соня и запрыгала на кровати, - мамочка, мне так нравится, когда ты дома! Я даже согласна носить шапку!
  
  Соня спрыгнула с кровати и с разбегу обняла маму.
  
  - Осторожно! Ты так меня уронишь! Смотри, какая уже большая, скоро выше меня будешь, а скачешь, как маленькая.
  
  На самом деле до маминого роста Соне еще расти и расти. Это мама уж просто так сказала. Соня очень комплексовала из-за своей фигуры. То ли дело Наташка - высокая, стройная и красивая. Мальчишки давно за ней бегали. А Соня была невысокого роста, да к тому же еще пухлая, с несуразной фигурой. Какая уж там талия и ноги? И если ни того, ни другого ей природа не выдала, то Соня пыталась завоевать симпатию к себе своим интеллектом, но среди одноклассников интеллект не считался приоритетом, поэтому и его приходилось скрывать. Вот и получалось, что Соне нечем было поразить одноклассников, и они, замечая лишь недостатки, смеялись и издевались над ней. Есть такая категория людей, которые повышают свое "Я" за счет унижения других. Наташа уже завтракала на кухне. Обычно она занималась их сборами в школу, потому что родители очень рано уходили на работу, и девочки еще в это время спали. Так что рано вставать стало её привычкой. С хорошим настроением Соня вытащила из-под матраса свой дневник и побежала с ним в ванную, чтоб запечатлеть этот самый момент хорошего настроения:
  
  "11 марта.
  
  Дорогой Дневник! У меня отличная новость! Сегодня самый счастливый день! Сегодня меня разбудила не Наташка, как обычно, а мама! Представляешь? Мама дома! Она не ушла на работу! А это значит, что у нас будут блины и пирожки, и прочие разные вкусности!! Раз с утра такие отличные новости, то и день должен быть отличным. Как ты думаешь?"
  
  Соня быстро почистила зубы, умылась, надела свою обычную школьную юбку и пиджак. Другие девочки почти каждый день меняли наряды, а у Сони была только эта юбка и пиджак. Нет, она, конечно, надевала разные блузки, их было целых три штуки, две остались от Наташи и одну купили специально для Сони. Но блузками никого не удивишь, тем более, это в понятии Сони их было 'целых три', а в понятии других девочек из класса их было "всего лишь три".
  
  По пути в школу Соня весело болтала сумкой. Настроение было такое хорошее, что даже Семенова не испортила бы его, если бы сейчас появилась на пути.
  
  - Здорово, что мама будет сидеть дома, правда? - спросила Соня у сестры.
  
  - Чего здорового-то? Ты знаешь, почему она будет дома? Потому что её уволили. Сократили из-за кризиса. Знаешь, что это такое?
  
  Что такое кризис, Соня смутно представляла, объяснить не могла, но в общих чертах понимала, что это что-то плохое. А вот почему маму уволили, она понять не могла. Ведь мама каждое утро рано-рано уходила на работу и возвращалась домой уже поздно.
  
  - Разве мама плохо работала? Почему ее уволили?
  
  - Когда кризис, то не смотрят, хорошо или плохо работаешь, просто увольняют и все, потому что нет денег на зарплату... Так что теперь нам нужно будет забыть про свои желания, про новые игрушки, шмотки и поездки... потому что жить теперь придется на одну папину зарплату...
  
  - Откуда ты все это знаешь?
  
  - Я вчера вечером подслушала разговор родителей. Когда мы с тобой уже спать ушли, они на кухне разговаривали.
  
  Сразу стало понятно, почему мама вчера была грустная. И настроение как-то сразу ухудшилось. Их семья и так была не то, что не богатой, а даже наоборот - бедной, а тут такое... Прожить только лишь на папину зарплату - это слишком сложно.
  
  Так, с печальными мыслями, Соня зашла в свой класс. Стараясь быть как можно незаметнее, опустив голову и глядя в пол, она пробралась на свое место, плюхнулась на стул и торопливо стала рыться в сумке, доставая учебники и поправляя очки, сползающие с носа.
  
  - О! Вот и наша красавица пожаловала! - Соня услышала за спиной голос Шахиной Маринки.
  
  Соня тяжело вздохнула: остаться незамеченной не получилось. Маринка была, действительно, красавица, самая красивая в классе. Трое мальчишек из класса были влюблены в нее, а уж, сколько из всей школы - вообще не известно, потому что не каждый решался подойти к ней. Она была высокая, стройная, красивая блондинка, как будто сошедшая с обложки модного журнала. При таких светлых волосах, у нее были темные брови и ресницы, придающие четкость ее лицу, а не размытое выражение, как это часто бывает у белобрысых. Да и назвать Маринку белобрысой никому в голову не приходило, она носила гордое звание - блондинка. Волосы ее всегда ухоженные, были собраны в красивую прическу, каждый день разную. Одета Маринка была всегда стильно и модно, вещи у нее были вовсе не с рынка и не с распродаж, а из дорогих магазинов, чем она частенько хвасталась. Но Маринка была настолько же злая, насколько красивая. Ей доставляло удовольствие довести кого-нибудь до слёз. Но она редко сама делала гадости, для этого у нее была Семёнова и другие подружки. Чтоб заслужить ее личное внимание к своей персоне, нужно было очень постараться. И, похоже, что Соне это удалось. Она сделала вид, что не слышит, хотя поняла, что Маринка обратилась именно к ней.
  
  - Муха! Что молчишь? Или очки на уши давят? Не слышишь, что ли? - не унималась местная красавица под смех одноклассников.
  
  Соня покраснела, и еще более сосредоточенно закопошилась в сумке. Спасительный звонок на урок прозвенел как раз вовремя.
  
  День был обычный. После первого урока Шахина забыла о существовании Сони, нашла себе более интересные занятия, чем доставать её, поэтому Соня спокойно и незаметно отсидела все уроки на своем месте.
  
  А вечером написала в дневник:
  
  " Сегодня ужасный день... Мама старается выглядеть веселой, но мы с Наташкой теперь знаем правду. Как, всё-таки, жалко, что у меня нет волшебной палочки... Я бы сделала так, чтоб люди не обижали друг друга, чтоб никого не увольняли, а посуда мылась бы сама!"
  
  
  
  
  
  ***
  
  - Соня!.. Вставай! Посмотри, что я тебе вчера купила!
  
  Соня приоткрыла один глаз. Купила? Разве их семья теперь не бедная? Разве не нужно навсегда забыть о новых игрушках, шмотках и поездках, как вчера сказала Наташа. Или все это снится? Соня приподнялась на кровати и увидела улыбающуюся маму, а в руках у неё какую-то новую вещь. Новую! С бирочкой на веревочке! Не старую Наташкину, которая стала ей мала, а новую! Даже не имеет значения, что это за вещь, главное, что она совсем новая из магазина, и что она для неё - для Сони! Соня торопливо выскочила из-под одеяла, путаясь в постельном белье и собственных ногах, схватила в охапку это нечто нежно-сиреневого цвета и зарылась в него лицом, вдыхая чудный магазинный запах.
  
  - Новая... - с блаженной улыбкой прошептала Соня, - а почему вчера не показала?
  
  - Хотела тебе сегодня сюрприз сделать, чтоб с утра настроение было хорошее. А то за ночь ты бы уже успокоилась и не была бы такой радостной, - мама обняла Соню и поцеловала.
  
  - Спасибо! Спасибо! Спасибо! - запрыгала Соня и снова зарылась носом в обновку. Наташка, улыбаясь, выглянула из кухни:
  
  - Ты так в школу опоздаешь, пока её нюхаешь.
  
  Соня еще пару раз подпрыгнула и побежала одеваться. Обновка оказалась джемпером. Простеньким по фасону, но чудесным по цвету. Торопливо нарядившись, Соня подбежала к большому напольному зеркалу, стоящему на резных подпорках возле стены. Близоруко сощурив глаза, Соня всмотрелась в свое отражение. Потом торопливо добежала до стола, наспех напялила на нос очки с толтенными линзами, которые сразу, как по волшебству, уменьшили ее глаза, изменив все лицо, и снова подбежала к зеркалу. Да, джемпер был прекрасен! Соня и сама, несмотря на то, что не была избалована нарядами, заметила, что он ей, явно, идет. И даже со старой юбкой, которую носила еще Наташка, этот джемпер смотрелся прекрасно. Он, наверное, с любой вещью смотрелся бы хорошо, потому что сам был удивительно хорош. Соня не могла насмотреться на свое отражение в зеркале. Она смотрела и улыбалась, и не обращала сегодня внимания на свою полноту и на несуразность фигуры, на очки и подростковые прыщи, на черные непослушные волосы и на руки, которые она никогда не знала, куда деть. Сегодня она себе определенно нравилась.
  
  - Дай-ка я приберу тебе волосы, - сказала мама.
  
  - Мам, я лучше с хвостом, как обычно, - сморщилась Соня, представив, как это долго и утомительно - вот так стоять и ждать, пока мама тщательно приведет ее шевелюру в порядок.
  
  - Давай-давай! Я же не буду делать тебе вычурную прическу. Просто я хочу красиво уложить волосы моей девочке. Мне будет очень приятно, - улыбнулась мама.
  
  Соня послушно встала рядом с мамой, и она аккуратно, прядь за прядью, принялась расчесывать её длинные, густые, черные волосы.
  
  - Мама, а почему у тебя, у папы, у Наташки, у вас всех волосы светлые, а у меня темные? На кого я похожа? - спросила Соня, глядя на мамино отражение в зеркале.
  
  - На мою бабушку. Тебе она будет прабабушка. У нее были такие же красивые волосы, как у тебя, - ответила мама, переплетая длинные пряди в косы.
  
  - Красивые? - удивилась Соня и скривила лицо, - да я с ними уже одиннадцать лет мучаюсь! Чего же красивого в такой черноте? Вот у Наташки красивые. Я бы тоже хотела такие светлые...
  
  - Просто ты сейчас еще пока маленькая и не понимаешь, какое богатство - твои волосы, - улыбнулась мама и поцеловала Соню в макушку, - и какое удовольствие - прикасаться к ним.
  
  Соня хмыкнула и пожала плечами. Маме, конечно, лучше знать, но пока волосы приносили Соне больше разочарований, чем радости. Она повернулась одним боком, потом другим, критически разглядывая себя в зеркало. С заплетенной косой, и правда, было лучше, чем с топорщащимся в разные стороны хвостом. Да, сегодня она была определенно хороша! Соня даже улыбнулась своему отражению, что она делала крайне редко.
  
  - Мам? А какая она была? - спросила Соня, рассматривая себя в зеркале.
  
  - Кто?
  
  - Ну, прабабушка...
  
  - Хорошая... - мама задумчиво улыбнулась, - и очень добрая. Только у нее все время были какие-то секреты, которые она никому не рассказывала. А еще я помню из своих детских воспоминаний, что она все время куда-то пропадала...
  
  - Как это? - Соня удивленно вытаращила глаза.
  
  - Ну, исчезала, - мама развела руками, подбирая слова.
  
  - Ооо! - восторженно протянула Соня, рисуя в воображении таинственное исчезновение прабабушки.
  
  - Ну, что ты окаешь? Ничего там такого странного не было. Просто она неожиданно куда-то уходила, потом так же неожиданно снова появлялась, и никто не знал, куда она ходила, а на вопросы бабушка только хитро улыбалась. Не знаю, может, к подруге уходила... Просто сама на себя наводила таинственность.
  
  Соня ничего не ответила, она уже представляла себе увлекательную жизнь загадочной прабабушки, и даже мама не смогла бы ее сейчас переубедить в том, что бабушка была, действительно, таинственная и странная. И вот бы было здорово - разгадать ее секреты! Соня еще раз посмотрела на себя в зеркало, провела рукой по своим черным, как крыло ворона, волосам, и с отличным настроением направилась в школу.
  
  Самое страшное всегда было - это зайти с утра в класс. Вся решительность, накопленная дома, перед дверью кабинета вдруг куда-то улетучивалась, оставался только страх и ожидание насмешек. Соня набрала побольше воздуха, медленно выдохнула и решительно открыла дверь.
  
  - О! Муха-то в обновке! - злорадно воскликнула Ленка Семенова, и весь класс повернулся в сторону Сони.
  
  Стараясь не запнуться, потому что ноги стали вдруг ватными, под любопытными взглядами всего класса, Соня прошла до своего места и села. Только тогда она, словно обретя невидимую защиту, потихоньку выдохнула напряжение.
  
  - Что, Муха, по магазинам поношенных вещей пробежалась? А на юбчонку денег не хватило? - под общий смех веселилась Семенова. Сама она одевалась всегда ярко и модно, и с гордостью носила свои вещи, высоко задрав нос.
  
  - Нет, она просто решила всё сразу не надевать, растянуть удовольствие, - гоготал Карпин.
  
  Сонины щеки вспыхнули, она сжала кулаки и вскочила, готовая броситься на обидчиков. Чем принесла новую волну веселья.
  
  - Смотрите-ка, Муха сейчас взлетит!
  
  - Да, куда ей! Бескрылой-то!
  
  - Ха-ха!! Бескрылая Муха!
  
  - В новой кофте!
  
  Зазвенел звонок. Это означало, что мучения пока приостановлены, ребята стали расходиться по своим местам, Соня с дрожащими от обиды, губами, постаралась взять себя в руки и успокоиться. Но она никак не могла справиться со злостью, которую чувствовала к своим одноклассникам. Сколько они еще будут издеваться над ней? Когда же им, наконец, это надоест? Соня, почувствовав, что вот-вот из глаз её брызнут слёзы, вскочила и побежала из класса. Еще чего не хватало - показать им, что она плачет! Не дождутся! Соня схватила учебники со стола, сумку, висевшую на спинке стула, и выбежала из класса. В дверях она столкнулась с учительницей и чуть не сшибла её с ног.
  
  - Травина! Звонок не для тебя звенел? Ты куда?
  
  Но Соня уже бежала по коридору, куда глаза глядят. Лишь бы подальше отсюда. Лишь бы никто не видел, как она плачет.
  
  "Дорогой Дневник!
  
  Если бы я была красивая, я бы никогда не обижала некрасивых девочек и не смеялась бы над ними... Почему жизнь так несправедлива? Почему Семенова и Шахина красивые и богатые, а у меня ни того, ни другого? Только тебе я могу рассказать, как больно и обидно мне сегодня было... Не могу же я сказать маме, которая купила мне этот джемпер, что девчонки в классе обсмеяли меня... Мама расстроится... И Наташке не скажу, потому что она пойдет разбираться с моими одноклассниками и мне тогда, вообще, житья не будет... Как же я ненавижу школу и мой класс! Сижу вот с тобой и плачу... Хорошо, что ты молча меня выслушиваешь и не даешь глупых советов."
  
  Уроки она прогуляла. Возвращаться в школу не было никакого желания. От одной только мысли про класс холодели руки, и сжималось всё в животе. Соня бродила по парку, ковыряла веткой талый снег, пробивая в нем дорогу ручейкам. Соединяла мелкие ручейки в один большой, и они весело журчали, успокаивая.
  
  Когда Соня пришла домой, мамы не было. Соня воспользовалась этим и убрала подальше в шкаф новый джемпер.
  
  - Вот так... не было у меня обновок и не надо, - печально пробормотала она, шмыгая носом.
  
  Мама продолжала искать работу. Поиски были по-прежнему безрезультатны, и, хотя мама улыбалась, девочки прекрасно знали, что вся эта ситуация её очень расстраивает.
  
  - Наташ, а со скольки лет берут на работу? - спросила Соня, когда они с сестрой были одни дома.
  
  -Ну, лет с четырнадцати, наверное... И то каким-нибудь дворником или уборщицей, потому что на другие специальности нужно учиться.
  
  - Жалко... Я бы бросила школу и пошла работать. И у нас сразу стало бы побольше денег, - мечтательно произнесла Соня.
  
  - Таак, это что за разговорчики такие? И почему глазенки красные? Давай, рассказывай.
  
  - Ничего. Просто учиться надоело... - ответила Соня и отвернулась.
  
  - Это у тебя из-за весны. Витамины за зиму в организме закончились, а новые еще не появились. Вот и устала. Ничего, пройдет.
  
  - Да, пройдет... Просто устала...
  
  
  
  
  ***
  
  Сквозь сон все отчетливее слышались какие-то звуки. Сначала это больше было похоже на шелест листвы или тихое журчание ручья где-то очень далеко. Но звуки усиливались, и теперь в этом потоке шелеста можно было даже различить отдельные слова, выделяющиеся на фоне непонятного шороха: "Где ты?.. Не прячься... Я все равно найду тебя..."
  
  "Наверное, родители смотрят какой-нибудь фильм" - подумала Соня и открыла глаза. Но в комнате было темно, телевизор был выключен, и все спали. Соня повернула голову в сторону сестры. Темные волосы Сони, раскиданные по подушке, смешивались с ее светлыми кудрями, отчего контраст был виден еще сильнее. Наташа спала, смешно приплюснув щеку в подушку. Соня уже собралась снова закрыть глаза и забыться сном, но вдруг опять послышался тот же странный шепот. Соня осторожно привстала, во все глаза пытаясь разглядеть в темноте источник звука, но комната опять погрузилась в полную тишину.
  
  "Может быть, это из шкафа?.." - подумала Соня, с опаской поглядывая на шкаф, разделяющий комнату пополам. Она осторожно перелезла через спящую сестру, подняла с пола тапок, посмотрела на него, раскачивая на весу, словно примеряясь, сможет ли с его помощью защититься в случае опасности. Потом покачала головой, решив, что тапок не достаточно грозное оружие, и осмотрелась. Взгляд ее упал на стул с одеждой, приготовленной на завтрашний день. Соня осторожно собрала всю одежду в охапку и, сложив ее на край кровати, подняла стул. На цыпочках, стараясь не наделать шума и не спугнуть злодея, забравшегося без спроса в их шкаф, она стала подкрадываться к источнику звука. Уже оставалась всего пара шагов, и Соня готова была с силой распахнуть дверцу шкафа, чтоб застать злодея врасплох, но тут какая-то сила заставила ее повернуть голову в сторону зеркала, стоящего у противоположной стены. Соне даже и присматриваться не пришлось. Несмотря на ночной полумрак, в зеркале отчетливо виднелся силуэт в черном плаще с накинутым на голову капюшоном, из-за которого было невозможно разглядеть его лицо. Человек медленно поднял руку и, поманив Соню к себе, прошептал: "А вот и ты..."
  
  Соню пронзил такой ужас, что невозможно было передать. Она готова была увидеть кого угодно - воришку, неумелого шутника - но реального человека, а не нечто призрачное в зеркале. Соня закричала и со всей силы зашвырнула стул в зеркало. Силуэт в то же мгновение исказился по линиям раскола, разделился на множество мелких осколков, которые с громким звоном посыпались на пол...
  
  - Соня, Соня! - Наташа трясла сестру за плечо, с волнением глядя на нее, - Соня, что случилось? Ты стонала... Тебе приснился кошмар?
  
  Соня непонимающе смотрела на Наташу, потом с удивлением оглядела комнату. Она не могла понять, почему опять лежит в постели, почему стул стоит на своем прежнем месте, а на нем аккуратно сложенная одежда, почему зеркало опять целое, ведь Соня только что разбила его. Наконец, мысли ее стали четче, она успокоилась и стала осознавать, где реальность, а где вымысел.
  
  - Да, мне приснился кошмар, - шепотом, чтоб не разбудить родителей, повторила Соня за сестрой, все еще с опаской поглядывая на зеркало.
  
  - Ты, похоже, и правда, устала. Третья четверть самая длинная. Ничего, скоро каникулы, отдохнешь.
  
  - Да... - согласилась Соня.
  
  
  
  
  
  ***
  
  "18 марта.
  
  Дорогой Дневник! Я давно тебе ничего не рассказывала, потому что нечего было рассказывать. Все, как обычно - скучно. Про школу даже и писать не хочу. Хотя, напишу, что контрольную по математике написала на пятерку и еще по истории. По математике, вообще, сложная контрольная была, только у меня пятерка из всего класса. Даже Чижиков, и тот умудрился чего-то напутать и получил четверку, а у меня пятерка. Я очень довольна.
  
  На улице уже заметно тает снег, местами до самой земли растаял. Но этих мест еще пока мало. Так хочется, чтоб побыстрее наступило лето... и не надо было бы ходить в школу...
  
  Я опять прогуляла уроки вчера, хотя была готова по всем предметам. Просто не хотелось снова встречаться с одноклассниками. Я гуляла по парку и пускала ручейки. И еще я строго следила по времени, чтоб нечаянно не загуляться и прийти домой точно после пятого урока. А оказалось, что меня кто-то видел и рассказал классной, что я прогуливала... Сегодня Тамара Петровна сказала, чтоб я дала ей дневник, что она хочет написать там о моем прогуле. Не могла же я позволить, чтоб она расстроила маму, ведь правда? Ну, я и сказала, что забыла дневник дома, а она отправила меня домой за дневником... Я же не знала, что она отправит... Думала, поругает просто и всё... а она отправила... И я пошла. А куда идти, если дневник лежит в сумке в классе? Я побродила по коридору минут пятнадцать, потом натерла щеки, как будто я с улицы пришла, зашла в кабинет, тяжело дыша, как будто бегом бежала, будто торопилась я. Ну и говорю, что дом закрыт, а ключа у меня нет. А она говорит, что Денис Зимин порылся в моей сумке и нашел дневник, а я из-за плохого зрения его, наверное, не разглядела. И вот теперь в моем дневнике красуется замечание красной пастой, что я вчера прогуляла все уроки... Никак не пойму, почему людям разрешается рыться в чужих сумках и им за это не пишут замечание, а из-за прогулянных уроков пишут. Неужели прогулять урок - это страшнее, чем без разрешения трогать чужие вещи? А представляешь, дорогой Дневник, если бы я тебя взяла в школу сегодня? Это же он мог и тебя взять? И прочитать? Ужас...
  
  И еще, я тут подумала, что мне срочно нужно перепрятать тебя куда-нибудь, а то вдруг... Нет, я, конечно, уверена в порядочности моей семьи, но и в Тамаре Петровне до сегодняшнего дня была уверена..."
  
  Соня нарисовала завитушку в конце записи и, закрыв тетрадь, оглядела комнату. Жалко, что у них однокомнатная квартира. Здесь совершенно негде спрятать вещь. Комнату поперек разделял шкаф, отделяя спальню родителей от спальни Сони и Наташи, в каждой половине стояло по кровати, у окна находился письменный стол, а у противоположной стены на тумбочке стоял старенький телевизор. Самым главным украшением комнаты, пожалуй, было большое напольное зеркало в толстой резной раме, стоящее на подпорках у стены. Наверное, оно было очень старинным, потому что Соня нигде, ни в чьем-либо доме, ни даже в магазине, похожего не видела. Вот и всё, что было в комнате. Где тут что-нибудь спрячешь? Если раньше Соня прятала дневник под матрасом, то сегодняшний случай заставил ее позаботиться о более надежном месте.
  
  Соня обошла всю квартиру, даже в туалете и в ванной всё осмотрела. И очень ей понравилась вентиляционные решетки на кухне и в ванной. В ванной даже, пожалуй, поудобнее будет, можно спокойно закрыться и доставать дневник, когда вздумается. Соня упаковала дневник в пакет, а то мало ли что, аккуратно открыла решетку и засунула туда свои секреты и мысли.
  
  "Вот здорово! Прямо, как в сейфе! Теперь у меня есть свой тайник!" - улыбаясь, подумала Соня.
  
  Вечером, когда все собрались и папа пришел с работы, Соня честно показала красное замечание в дневнике. Виновато опустив голову, она стояла и ковыряла ногой край паласа, пытаясь закрутить его в тонкую трубочку.
  
  - И, что это? - удивилась мама, не привыкшая к таким замечаниям.
  
  - Вот... - только и смогла ответить Соня и развела руками, - так получилось...
  
  - А в чем причина?
  
  - Не знаю...
  
  - Как не знаешь? - удивленно воскликнул папа, - у тебя, что ли, рассудок помутился, и ты забыла дорогу в школу?
  
  - Просто вчера я не хотела туда идти...
  
  - Ничего себе... - растерялся папа, - а если я не захочу идти на работу, знаешь, что будет?
  
  - Тебя уволят?
  
  - Да, уволят!
  
  - Но работа - это же не школа... я на работу обязательно буду ходить! Каждый день! А в школу не хочу...
  
  - Так кто же тебя на работу возьмет, если ты не учишься, а прогуливаешь?!
  
  - Я учусь! У меня нет ни одной тройки! И пятерок даже больше, чем четверок! А вчера всё равно никаких контрольных не было...
  
  С тем, что Соня хорошо училась, поспорить было сложно, да никто и не стал. Поэтому беседа закончилась тем, что Соня призналась, что осознала и пообещала больше не прогуливать.
  
  
  
  
  
  ***
  
  Урок уже начался, шум потихоньку улегся, и ребята зашуршали учебниками, в ожидании опроса домашнего задания. Вдруг дверь открылась и на пороге показалась Тамара Петровна. Как всегда, улыбающаяся, элегантно одетая, с поставленной и залакированной челкой. Тамара Петровна была стройная и подтянутая, она очень следила за своим внешним видом и тщательно скрывала свой возраст, но ребята как-то говорили, что ей около пятидесяти. При ее вполне обычном среднем росте, у нее были очень маленькие кисти рук и ступни. Соня каждый раз, когда ее взгляд падал на маленькие туфельки Тамары Петровны, удивлялась, что размер обуви у нее, пожалуй, такой же, как у Сони. А ручки у нее были до того маленькие и изящные, и она их так умилительно складывала одну в другую, когда вела урок, что Соня невольно любовалась.
  
  Тамара Петровна зашла в кабинет, заводя за собой незнакомую девочку. У нее были темно-русые волосы, ровно подстриженные до плеч, до самых бровей спускалась густая челка, почти полностью закрывая брови, но подчеркивая красивые карие глаза. Одета она была в костюм из хорошей, дорогой ткани темно-синего цвета, состоящий из юбки и жилетки, под жилеткой на ней был надет белый тонкий свитерок, плотно охватывающий ее фигуру. Весь ее внешний облик был такой гармоничный, несмотря на свою простоту, что некоторые модницы из класса принялись ревностно рассматривать ее. Девочка стеснялась и робко улыбалась, как бы извиняясь.
  
  - Ребята, это ваша новая одноклассница, будет теперь учиться вместе с вами. Зовут её Настя. Не обижайте. - Тамара Петровна легонько подтолкнула Настю впереди себя, наверное, чтоб все смогли получше рассмотреть её, взяла ее за плечи, а Настя застенчиво улыбнулась и опустила глаза, - Ты, Настенька, ничего не бойся. Класс у нас хороший, дружный, тебя здесь не обидят. Правда, ребята?
  
  Все дружно закричали: "Правда!", а Соня, усмехнувшись про себя, подумала: "Ага, дружный. Как осы. Они тоже такие дружелюбные!"
  
  - Ну, что, Настя, вот тут рядом с Соней Травиной свободное место, садись сюда.
  
  Девочка прошла к первому ряду, подошла ко второй парте, села и улыбнулась Соне:
  
  - Привет!
  
  - Привет, - стесняясь, ответила Соня. Она не привыкла сидеть с кем-то, поэтому вся напряженно выпрямилась и искоса подсматривала за соседкой по парте, а случайно встречаясь с ней взглядом, спешно отводила глаза. На перемене к парте подошли Семенова и Шахина.
  
  - Настя, ты новенькая, еще пока не знаешь, с кем нужно дружить в нашем классе, поэтому мы решили тебе помочь, - начала Шахина, а Соня отвернулась к окну и поморщилась, чувствуя, о чем дальше пойдет речь, - Вот мы с Леной - самые популярные девочки в классе. Со мной дружить вообще очень выгодно, я знаю много магазинов и разбираюсь в косметике. А с Мухой никто не дружит, она нищая и кроме учебы ни в чем не разбирается и ничего не умеет, - Марина брезгливо окинула взглядом Соню, - Ты, конечно, подумай, но надо уметь выбирать друзей. И да, мы второй раз дружбу не предлагаем.
  
  - Спасибо, - улыбнулась Настя, - я учту.
  
  Марина с Леной ушли за свою парту, а Соня молча выжидала, что же будет дальше. Первой молчание прервала Настя:
  
  - Соня, а почему они такие важные? Они спортсменки? Или отличницы?
  
  - Ты что?! Отличник у нас Ромка Чижиков, он тихий и стеснительный, а эти просто богатые, вот и выпендриваются.
  
  - Ааа... понятно... богатые и глупые...
  
  - И еще злые, - добавила Соня, усмехнувшись.
  
  - Соня, ты меня прости за такой вопрос, но почему тебя называют Мухой? Из-за маленького роста, что ли?
  
  - И из-за роста, и из-за очков, и из-за того, что я хожу всегда в сером костюме и волосы у меня темные. А еще из-за имени.
  
  - Из-за имени? - удивилась Настя, - а при чем тут имя-то?
  
  - Ну, как же? Соня - засоня - сонная - сонная муха - ну, и просто Муха. Сократили.
  
  - Ну и фантазия у твоих одноклассников!.. - хохотнула Настя.
  
  - Это да... - сказала Соня и улыбнулась, - кстати, они теперь и твои одноклассники! Так что будь готова ко всему.
  
  
  
  "22 марта.
  
  Дорогой Дневник! Похоже, что эта Настя неплохая девчонка. Странно - красивая и при этом добрая... Да уж, действительно, странно... Я думала, что все красивые - жутко злые и заносчивые. Ну, как Шахина или Семенова... А Настя, она такая... простая, что ли. Обыкновенная. С ней очень легко общаться. Она, вообще, не говорит о шмотках и украшениях, зато много читает и знает много интересного. Я рада, что познакомилась с ней. Возможно, мы даже станем подругами. Все же приятно осознавать, что в мире есть и хорошие люди."
  
  Соня шла по школьному коридору и случайно услышала разговор из кабинета. Она узнала голоса Марины, Лены и Насти, и невольно остановилась, поняв, что говорят они про нее, про Соню. Конечно же, Соня знала, что некрасиво стоять вот так и подслушивать чужие разговоры. Но разве кто-то устоит, зная, что, подслушав, может узнать что-то новое не только о себе, но и о тех, кто его окружает? Вот и Соня не удержалась, притаилась за приоткрытой дверью и слушала.
  
  - А почему с ней нельзя общаться? Она умная, веселая, с ней прикольно. Я не вижу причины, по которой я должна ее избегать, - говорила Настя.
  
  - Но она же нищая! - воскликнула Семенова, удивляясь, как это можно не понять таких простых вещей, - ты видела, как она одевается? Какие у нее допотопные шмотки?
  
  - Видела. Ну и что? Одевается она чисто и от нее не воняет.
  
  - Знаешь, кем работают ее родители? О чем с ней можно разговаривать? - Шахина и Семенова уже не знали, какие еще аргументы нужно привести, чтоб Настя наконец-то раскрыла глаза и увидела истинную суть Сони. Ту, которую видят они - такие продвинутые девочки.
  
  - Да, мало ли о чем! О книгах, о кошках, о погоде, да просто о жизни! А при чем здесь родители, я не понимаю. Я же не с родителями дружу, а с ней.
  
  - Хочешь сказать, у нее жизнь интереснее, чем у нас? - усмехнулась Шахина.
  
  - Я ничего не знаю о вашей жизни, но ее жизнь мне интересна.
  
  Соня улыбнулась. Ей приятно было это слышать, а еще она очень радовалась, что не ошиблась в Насте. От приятного чувства, что за нее хоть кто-то заступился, у Сони по спине побежали мурашки и даже добежали до затылка. Она открыла дверь и зашла в кабинет. Шахина и Семенова смерили ее презрительным взглядом и хотели уже сказать что-то гадкое, но тут прозвенел звонок на урок и все разошлись по своим местам.
  
  "1 апреля.
  
  Опять приснился этот сон... В последнее время он снится всё чаще и чаще... Как будто я иду по темному лесу, мне очень страшно, потому что я не знаю дороги, мне кажется, что я заблудилась и никогда уже не выберусь из этого мрачного леса. Я иду куда-то, сама не знаю - куда, но знаю, что мне туда очень нужно. Я пытаюсь взлететь, чтоб сверху посмотреть, куда, в какую сторону мне нужно идти, но ветки деревьев цепляют меня и не пускают. А я во сне точно знаю, что умею летать, просто у меня не получается... Это как бегать во сне, ноги становятся ватными и не слушаются, и чем больше стараешься, тем меньше получается. Так и тут, я пытаюсь взлететь, но меня притягивает обратно. Тогда я снова бегу. У меня уже ободраны об ветки руки и лицо, и вот, наконец, я выбираюсь из леса, деревья резко расступаются и передо мной предстает темный дом. Я сомневаюсь, стоит ли мне подходить туда, сначала стою и смотрю на дом издалека. А в окнах дома вдруг вспыхивает свет, открывается дверь и гулкий голос зовёт меня... Мне очень страшно, я пытаюсь повернуть назад и убежать обратно, но сзади лес, в который я не хочу возвращаться. А голос такой настойчивый, что я не могу ему сопротивляться... и послушно захожу в дом... Всё. На этом сон всегда обрывается и я не знаю, что там внутри этого странного дома."
  
  
  
  
  ***
  
  Это было обычное утро. Соня даже и не ожидала чего-то нового и удивительного. Простое утро, простой завтрак, самая обыкновенная дорога до школы, старые, надоевшие приколы и насмешки одноклассников и привычное место на первом ряду за второй партой у окна. Вот только Настя сегодня не пришла - приболела, поэтому Соня опять сидела одна за партой. Все, как всегда, если не считать, что Соня, все еще помня про замечание, про то, что Зимин посмел рыться в её сумке, пришла сегодня в класс с особым настроением. Со злостью и с желанием сделать Зимину что-то такое, чтоб он навсегда запомнил, что такое хорошо и что такое плохо. Но что могла сделать маленькая слабая девочка в одиночку против высокого крепкого Зимина? Не драться же на него кидаться, а слова он вряд ли понял бы.
  
  Начался урок, и все принялись усердно шелестеть учебниками. Соня обернулась и посмотрела на Дениса. Он сидел за последней партой, вертел по сторонам головой, и, вероятно, планировал какую еще гадость можно сделать и кому. Ух, как же он разозлил Соню! Она и сама не ожидала, что в ней может вместиться столько злости к одному человеку. А если бы она злилась сейчас на всех, кто её когда-либо обидел? Она бы тогда точно лопнула!
  
  Соня наблюдала, как Денис крутился на стуле, почесывал свое оттопыренное ухо и планировал гадости. Тут Зимина посетила интересная, по его мнению, идея, потому что он, широко улыбаясь, порылся в конце своей, потрепанной тяжкой жизнью, тетради, оторвал большой кусок от последнего листа, запихнул его в рот и стал быстро-быстро жевать, пока бумага не превратилась в мокрый мягкий однородный комок. Денис вытащил изо рта разжеванный комок, приложил его на край линейки и прицельно стал выбирать себе жертву. Чуть впереди сидел Ромка Чижиков, отличник. Денис ухмыльнулся, определившись с целью, и запустил свою мокрую пулю в Ромку. Почти одновременно послышался хлюпающий шлепок, Ромкино "Ой!", Денискин гогот и к этим звукам добавилась громкая мысль в Сониной голове: "Какой гад!" Но эту мысль кроме Сони, естественно, никто не слышал. Остальные ребята услышали только шлепок, "Ой!", гогот и тут стул под Денисом сломался. Да, вот так взял и сломался! Разлетелся на куски! Просто в щепки! И Денис грохнулся на пол. Он даже и не понял ничего, только что гоготал, довольный своей забавой и вот уже сидит на полу среди обломков стула. А все вокруг смеются. И даже Ромка смеётся, глядя на Дениса и выгребая из волос остатки мокрой жеваной бумаги. Соне тоже стало весело. "Все-таки, есть в жизни справедливость! Спасибо-спасибо-спасибо тому, кто его наказал!" Соня и сама в этот раз не поняла, что напрямую причастна к падению Зимина.
  
  - Так! Зимин! Накрутился?! Набаловался?! Весь стул расшатал! - Татьяна Александровна подошла к сидящему на полу Денису, - Его же уже не починить! Зимин, что, не твоё, так и не жалко? Давай дневник! И чтоб родители завтра были в школе! А сейчас, - она оглядела класс, - иди, садись к Травиной, у нее место свободное.
  
  Ну, вот... Только Соня радовалась и улыбалась, и тут нате вам... Вот уж о чем она не мечтала, так это о том, чтоб сидеть за одной партой с человеком, которого она ненавидела всем своим существом.
  
  - Татьяна Александровна! - попыталась возразить Соня, - я не хочу с ним сидеть! Со мной Настя сидит!
  
  - А тебя никто не спрашивает! Настя сегодня все равно не пришла. Вы, вообще, что, на праздник пришли? Или мы сейчас посреди урока займемся пересаживаниями, перестановкой мебели? Я сказала, Зимин сейчас же сядет рядом с Травиной и мы продолжим урок.
  
  Денис шмякнулся на стул рядом с Соней и вытянул под столом вперед длинные ноги, они уперлись в стул, сидящего впереди, коротышки Сашки Кошкина. Зимин со своим ростом как-то вообще нелепо смотрелся за второй партой среди невысоких ребят.
  
  - Ну, чего, Муха, дашь списать-то? - криво усмехаясь, спросил Денис.
  
  - Отстань от меня, а? - Соня отодвинула поближе к краю стола свои книжки и тетради, да и сама вместе со стулом, в несколько шумных движений, "упрыгала" подальше от Дениса, поближе к окну.
  
  Смотреть в окно - это было одно из любимых Сониных занятий, почти такое, как пускать ручейки и бегать под летним дождем. Нет, всё-таки, на первом месте ручейки, на втором дождь, на третьем кошки, на четвертом, пожалуй, смотреть в окно, на пятом читать книги, на шестом рисовать, ну и так далее. Вообще-то можно много любимых занятий перечислять. Все, наверное, сразу и не вспомнить...
  
  Погода с каждым днем становилась все теплее и теплее. Чувствовалось, что жизнь после зимней спячки снова возвращается к растениям. Еще немножко и деревья покроются зеленым туманом. Это, когда листочки только-только проклёвываются, но еще не распускаются полностью. И все деревья стоят, как будто в дымке, а на парк опускается нежный зеленый туман. Сейчас еще пока этого тумана нет, зато уже проснулись мухи и выползают погреться на окна и на стены зданий. Соня продолжала смотреть в окно, когда там появилась очередная муха и села на стекло, намереваясь хорошенько прогреться в лучах солнца. Муха пробежала кружок по стеклу и остановилась, подставляя теплу свои крылышки и лапки. Соня дотронулась пальцем до стекла, как раз в том самом месте, где с его обратной стороны сидела муха. Муха как будто дернулась, напряглась, но не улетела. Соня провела пальцем по стеклу, а муха, как это ни странно, поползла вслед за пальцем. Соня водила пальцем туда и обратно, и муха послушно ползала в том же направлении.
  
  - Ты чего делаешь? - Соня так увлеклась игрой с мухой, что даже вздрогнула от неожиданности. Она повернулась к Денису, он удивленно смотрел на нее, - Это ведь не ты ведешь пальцем за мухой? Это муха ползет туда, куда ты её направляешь!
  
  Соня так смутилась, что даже не знала, что сказать. Ну, да, она проводила пальцем полосу, а муха шла по этой полосе, это ведь такие обычные вещи, она часто так развлекалась. Это же, наверное, умеют все люди. Почему тогда этот Зимин так удивился?
  
  - Муха, ну-ка, покажи, что еще умеешь?
  
  - Отстань! Ничего я не умею...
  
  - Но я же видел только что!
  
  - Тебе показалось. Отстань от меня, говорю же!!
  
  Тут прозвенел звонок, Татьяна Александровна вышла из класса, а Зимин тут же, едва дождавшись, пока дверь за учительницей закроется, вскочил и закричал на весь класс:
  
  - Представляете, а Травина-то с мухами разговаривает! Нашла себе братьев по разуму! Правда-правда! Я своими глазами видел, она им сигналы передавала!
  
  Все дружно засмеялись. Соня втянула голову в плечи, и закрыла глаза в ожидании волны насмешек.
  
  - Что, Травина, больше не с кем поговорить?
  
  - А с кем же Мухе разговаривать? Только с себе подобными!
  
  - Эх, Муха, до чего же ты дошла! А с червями еще не беседовала?
  
  Тут вдруг Соня сердито посмотрела на Дениса и тихо вполголоса спросила:
  
  - Мало ты сегодня шлёпнулся? Еще хочешь?
  
  Денис насмешливо посмотрел на нее, но что-то такое он увидел в выражении её лица, что насмешка сразу сошла с его губ.
  
  Дома Соня снова попробовала вести муху по стеклу, рисовала пальцем круги, треугольники, квадраты, и муха послушно шла по невидимым фигурам. Соня пошла в ванную, достала из вентиляции дневник и, подумав, написала несколько строк:
  
  "16 апреля.
  
  Дорогой дневник! Что-то я сегодня совсем запуталась... Когда я сегодня на уроке играла с мухой (ну, знаешь, как я это обычно делаю?), Зимин так удивился, как будто никогда такое раньше не видел. Он такие большие глаза на меня выпучил... Неужели он так не умеет? Так что же, получается, он умеет только других людей обижать?
  
  Хотела спросить у Наташки или у мамы про муху, ну, нормально это или нет, но испугалась, вдруг я и правда какая-то ненормальная... Интересно, что ещё из того, что я считаю обычным делом, другие люди не умеют и считают странностью? Нужно бы приглядеться, чтоб не выглядеть ненормальной."
  
  
  
  
  ***
  
  - О! Папа, у тебя выходной? - радостно воскликнула Соня, когда пришла из школы. Обычно папа работал допоздна и редко, даже практически никогда, в это время дня его невозможно было застать дома. А тут посреди дня вдруг всё семейство в сборе на кухне. Ну, мама - понятно, она так и не могла найти работу, этот кризис многих оставил без работы, а если людей и так везде увольняют, предприятия разоряются, то кто уж будет брать новых работников? Ну, Соня и Наташа в это время обычно приходят из школы. Но папа?
  
  Наташка зашикала на Соню и потащила её в комнату
  
  - Тихо ты! - шепотом начала сестра, - папа и так в плохом настроении, а еще ты со своими вопросами лезешь!
  
  - А чего я такого сказала? - растерялась Соня.
  
  - Тихо!
  
  - Да что случилось-то?
  
  - Папу тоже уволили... - прошептала Наташа.
  
  - Как?
  
  - А я знаю? Взяли и уволили... Его и еще восемь человек... И не известно, может, вообще, их фабрика закроется.
  
  Даа... это было уже и вовсе не весело... Остаться вообще без заработка. А на что они будут жить-то? Папа сидел совсем грустный, он печально смотрел в одну точку, куда-то в угол, как будто хотел просверлить там взглядом дыру, и молчал.
  
  - Ничего, - сказала мама, - это все временно. Просто у нас сейчас черная полоса, но она обязательно закончится и начнется белая. Обязательно! Вот увидите! Нужно только переждать.
  
  - И как будем пережидать? Как йоги? Без еды, в позе лотоса? А из одежды одна набедренная повязка...
  
  - Ну, зачем же так категорично? Одежда у нас есть. Пока обойдемся без обновок. Посмотрим, какие у нас есть сбережения и постараемся растянуть их на как можно более долгий срок. А тем временем будем думать, как решать вопрос с работой.
  
  Мама хоть и постаралась всех успокоить, но все всё равно понимали, что положение очень серьезное. Вечером, когда уже Наташа и Соня ушли спать, родители всё еще сидели на кухне и разговаривали.
  
  - Соня! - шепотом позвала Наташа и растолкала уснувшую сестру, - только тссс!.. - она приложила палец к губам, - слушай!
  
  Спросонья Соня не поняла, что от нее хотят, а потом прислушалась. Родители всё еще разговаривали на кухне. Говорили они не громко, но, если не шуметь и дышать потихоньку, то можно было отчетливо услышать весь их разговор.
  
  - У нас ведь там остался дом. Помнишь? Дом моей бабушки, - говорила мама.
  
  - Не думаю, что это хорошая идея... - отвечал ей папа.
  
  - А мне кажется, это отличный выход из создавшейся ситуации. Здесь в городе будет очень трудно жить без денег нам всем вместе, а тебе одному будет проще. Ну, согласись, тебе одного себя прокормить или нас всех? Пока ты здесь ищешь работу, мы с девочками поживем в деревне. Мы там огород посадим, хоть картошку вырастим, и покупать ее не придется. А за лето, я думаю, все наладится.
  
  - А как же школа? Да и в деревне тоже деньги нужны. Они везде нужны.
  
  - Я почему-то думаю, что все будет хорошо. Попробую поискать там работу, раз здесь не получается. Главное, что там есть, где жить и за жилье платить не нужно, оно и так наше. А со школой решим вопрос. Девочки учатся хорошо, экзаменов ни у той, ни у другой в этом году не предвидится, в мае у них по программе только повторение. Я думаю, их спокойно отпустят... если что, то скажу, что обстоятельства вынужденные.
  
  Соня с силой сжала кулаки. Так сильно, что ногти вонзились в кожу ладоней, оставляя следы, но она этого даже не почувствовала. "Лишь бы папа согласился!" - думала она. Ведь тогда ей не нужно было бы идти в школу.
  
  - Я согласна целыми днями копать грядки на огороде и каждый день мыть посуду, лишь бы мы уехали, не дожидаясь окончания учебного года! - яростно зашептала она, как заклинание.
  
  - Тихо ты! - шикнула на нее Наташка.
  
  А Соню так заняла мысль об отъезде в деревню, что сон, как рукой сняло. Она приподняла голову от подушки, и напрягла слух, чтоб не пропустить ни одного словечка, что там говорят родители.
  
  - Я не знаю... Что-то я плохо сегодня соображаю... - сказал папа.
  
  - Я понимаю тебя. Когда меня уволили, мне тоже с трудом удавалось принимать решения, обдумывать что-то. Это потому что привычный ход событий нарушился и сейчас нужно выстраивать новый ход. Но я все же думаю, что это хорошая идея. И тебе будет проще искать работу, зная, что мы в порядке.
  
  - Наверное... ты права... - сказал папа.
  
  - Ес! Ес! Ес! - радостно зашептала Соня, - это ведь значит, что мы уедем? Ведь правда? - шепотом спросила она у Наташи, но та только пожала плечами и беззвучно, одними лишь губами сказала "Не знаю".
  
  
  
  ***
  
  Утром девочки пристально вглядывались в лица родителей, пытаясь понять, что же они решили, но родители были невозмутимы. Они ни слова, ни полслова, ни даже намека не сказали про переезд в деревню, а девочки и не спрашивали, потому что подслушивать взрослые разговоры не хорошо, и они это знали. Поэтому они делали вид, что вчерашний разговор не слышали и терпеливо ждали, что родители сами расскажут им о своем решении.
  
  "20 апреля.
  
  Дорогой Дневник! У меня новость! А может быть, и нет новости... я еще пока не поняла, но не могу удержаться и не рассказать тебе. Никак не пойму, приснилось мне, что мы подслушивали разговор родителей или это было на самом деле... Но может такое случиться, что мы скоро уедем в деревню!
  
  PS: Позже напишу подробности!"
  
  Соня была так занята мыслями о поездке, что даже нападки одноклассников на нее не действовали, она их просто не замечала. "Уж точно, приду домой и сама спрошу все у родителей! Так же и с ума сойти можно!"
  
  Едва зайдя домой, Соня крикнула с порога:
  
  - Мама! Папа! Есть кто дома?!
  
  - Что случилось? - спешно отозвалась мама и с встревоженным видом вышла навстречу к Соне.
  
  - А вот и случилось! Случилось, что я кое-что знаю и у меня нет больше сил удерживать это в своей голове! Наташка еще не пришла? - спросила вдруг Соня, заглядывая в комнату через мамино плечо.
  
  - Нет, Наташи еще нет... - испуганно сказала мама, - и папа еще не пришел, он ушел на собеседование по поводу работы. Да не томи ты! Говори, что случилось?
  
  - Мама, ты меня, конечно, прости, но вчера вечером мы с Наташкой подслушали ваш с папой разговор... Я сегодня целый день не могу сосредоточиться, все думаю про деревню. А другие мысли просто в голову не лезут. Нельзя же так издеваться над детским организмом!.. Ты мне скажи, мы поедем куда-нибудь или нет?
  
  - Вот папа сейчас придет и всё решится. Всё будет зависеть от того, найдет он работу или нет. Лучше бы, конечно, чтоб нашел, тогда и проблемы наши сами собой все исчезли бы... А подслушивать разговоры взрослых не хорошо, - строго добавила мама.
  
  - Больше не буду! - быстро кинула Соня, а сама уже торопилась в ванную.
  
  "Дорогой Дневник! Конечно, папина новая работа решила бы очень многие наши проблемы, но не мои личные... Мои проблемы можно решить, только, если уехать куда-нибудь далеко-далеко и желательно очень надолго... Пусть папе не дадут сегодня работы... я знаю, это очень плохо - такое желать... но... пусть дадут, но не сегодня! Наверное, так лучше"
  
  Соня то и дело подходила к окну, высматривала среди людей, спешащих куда-то, отца. Она очень хотела еще издалека по походке или по лицу, или еще по каким-то признакам узнать, приняли ли его на работу. Уже и Наташа пришла, а папы всё не было. Наконец, он появился из-за угла многоэтажного дома. Соня прищурила глаза, чтоб лучше разглядеть выражение его лица, пошевелила на носу очки, но всё равно плохо различала его черты. Хотя что-то подсказало ей, что папа недоволен и огорчен, и Соня, мысленно ругая себя за такой настрой, радостно улыбнулась.
  
  - Папа идет! - воскликнула она и подумала: "Похоже, мы всё-таки едем в деревню!"
  
  
  
  ***
  
  "25 апреля.
  
  Дорогой Дневник! Давно я ничего не писала, прости. В общем, как я и предполагала, работу папа не нашел, хотя ходил в тот день даже по нескольким объявлениям. И, как ты понимаешь, мы с мамой и Наташкой собрались в деревню. Мама ходила в школу, отпрашивать нас у учителей. Ну, чтоб мы беспроблемно могли уехать прямо сейчас, не дожидаясь окончания учебного года. Я очень волновалась и переживала. Вдруг бы нас не отпустили... Интересно, а нас вообще-то могли не отпустить, если родители отпрашивают? Мы же не сами придумали прогулять, а по семейным обстоятельствам. В общем, нас отпустили, только мне пришлось написать контрольную по математике и по русскому, и Наташка что-то там тоже писала, не знаю - что. Потом мы собирали вещи. Но это не долго. Чего их собирать-то? У нас вещей-то у каждой по сумке, вот и всё. А, да! Еще Туську с собой взяли, пусть гуляет на природе, почувствует, что такое свежий деревенский воздух, возомнит себя дикой кошкой.
  
  Я попрощалась только с Настей. Позвонила ей сегодня. Хотя и до этого говорила, что скоро уеду... Остальные в классе, возможно, даже и не заметят моего исчезновения... А если и заметят, думаю, что обрадуются, но мне всё равно.
  
  Сейчас мы едем в поезде. Я с этими сборами чуть не оставила тебя дома в тайнике. Представляешь? В самый последний момент вспомнила, когда уже из квартиры выходили. Но лучше поздно, чем никогда. Я быстренько забежала в ванную, схватила тетрадь из тайника, спрятала его под кофтой и выбежала. А на вопросительный Наташкин взгляд не придумала ничего лучшего, чем сказать: "Забыла зубы почистить..." Вот глупая! Всегда у меня так, не могу быстро сообразить, что ответить. Ладно...
  
  Папа проводил нас до перрона. Было бы еще лучше, если бы мы все вместе поехали. Но ничего, в другой раз обязательно поедем вместе.
  
  У меня такое чувство, будто уже каникулы и мы едем на дачу. Хотя я никогда раньше не была на даче. У нас и дачи-то нет. Но ощущения почему-то именно такие. А еще я очень счастлива! Как будто мечтала об этой поездке с самого рождения и она - моя мечта, наконец, сбылась!
  
  Интересно, как там, в деревне? Мы ведь там ни разу не были..."
  
  - Ой! Мама, а ты дорогу-то знаешь? Мы не заблудимся? - забеспокоилась Соня.
  
  - Знаю, знаю, - задумчиво ответила мама.
  
  Поезд размеренно покачивался, отстукивая ритм колесами, за окном мелькали деревья, дома и снова деревья. Чем дальше он увозил Соню от города, тем спокойнее становилось у нее на душе, тем легче ей дышалось, тем счастливее она себя чувствовала. Она как будто приближалась к некоему источнику, дающему ей жизненные силы и еще что-то, вот только она пока не понимала - что.
  
  
  
  ***
  
  А вот и Кукушкино. Выйдя из вагона, мама огляделась вокруг:
  
  - Подумать только! За столько лет здесь ничего не изменилось!
  
  "Значит, мы не заблудимся" - подумала Соня. Она ни разу здесь не была. Раньше, когда Наташа еще была маленькая, их семья часто ездила в Кукушкино. Наташа даже смутно помнила прабабушку и вкус пирогов, которые она пекла. Мама была здесь в последний раз на похоронах бабушки, она последняя покидала этот дом, и сама его закрывала. А вскоре после того, как прабабушки не стало, родилась Соня, и с тех пор их семья сюда не приезжала, поэтому Соня не знала ни прабабушки, ни Кукушкино, ни самых вкусных пирогов на всем белом свете. Хотя дом по-прежнему стоял на месте, в нем никто не жил. Потому что прабабушка завещала его своей внучке, то есть Сониной маме, а мама не хотела ни продавать его, ни кого-то туда впускать жить, потому что хотела сохранить в доме ту атмосферу, которую помнила еще со времен своего детства, и всё надеялась приезжать сама и привозить девочек, хотя бы на лето. Но прошло уже одиннадцать лет, а у них так ни разу и не получилось сюда приехать.
  
  - Ну, пойдем?.. - рассеянно улыбнулась мама. Было видно, что она волнуется. Еще бы! Ведь столько лет прошло. Не известно, что там осталось от дома, может, и самого дома-то уже нет...
  
  Наташа по пути сосредоточенно пыталась поймать сигнал на телефоне. То поднимала, то опускала его, крутилась на месте, но сигнала не было. Тогда Наташа разочарованно опустила руки и, посмотрев в небо, со вздохом сказала сама себе:
  
  - Это какой-то каменный век... - и побрела дальше.
  
  А Соня с восторгом вертела головой, пытаясь успеть осмотреть всё-всё, что попадается на пути. Цветные деревянные дома, дворы, которые хозяева уже начали прибирать после зимы, и которые были совершенно не похожи один на другой. Всё казалось ей таким добрым и даже каким-то родным. Даже люди, попадающиеся навстречу, были какими-то другими, более открытыми, что ли. Туська выглядывала из рюкзака и, похоже, тоже радовалась, потому что хоть она и была свободолюбивой кошкой, но даже не пыталась вырваться и убежать, значит, она не была напугана незнакомой местностью.
  
  - Мама! Как же мне здесь нравится! - воскликнула Соня, не в силах совладать с восторгом, - Жалко, что мы не приезжали сюда раньше. Мам, далеко еще?
  
  - Смотрите, воон там видите, раз, два, три, четвертый дом отсюда? Это наш, - волнуясь, сказала мама и посмотрела на девочек.
  
  Теперь, когда цель была видна, Соня ускорила шаг и быстрее зашагала к дому, оставляя позади маму и сестру.
  
  Калитка, с давно облезшей с нее краской, была закрыта на вертушку. Сквозь обшарпанный деревянный забор Соня разглядела заросший неухоженный сад и дорожку, ведущую к дому. Хотя самого дома почти не было видно, на его месте было как будто огромное гнездо из переплетенных старых побегов лиан. Всюду валялись сломанные ветки, прошлогодняя мокрая коричневая листва и грязь от растаявшего снега. Соня с восторгом смотрела на этот беспорядок, не решаясь открыть калитку и зайти во двор.
  
  - Ну, что не заходишь? - спросила мама, подойдя к Соне.
  
  - Это он, да? Наш дом? - улыбаясь, не веря во все происходящее, спросила Соня.
  
  - Ну, да. Вот такой он старенький и неказистый, - пожала плечами мама, - к сожалению, ничего лучше предложить вам не могу.
  
  - Мама, ты не понимаешь... он такой... он такой прекрасный!.. - почти шепотом срывающимся голосом восторженно сказала Соня.
  
  - Да?.. - удивилась мама, - ну, тогда пошли, - и открыла калитку.
  
  Они прошли по дорожке под раскидистыми ветками какого-то большого дерева. Оно еще пока было без листьев, поэтому трудно было определить, что это за дерево.
  
  - Дааа... тут столько работы... - грустно сказала мама, когда они подошли к самому дому. Он почти весь был оплетен старыми побегами хмеля или винограда, или еще какого-то вьющегося растения, которое тоже трудно было так сразу определить. Побеги извивались, как змеи, спутывались в клубки и расползались не только по стенам, а даже по крыше. Мама собрала рукой целый комок этих извивающихся сухих побегов, закрывающих дверь почти полностью, и дернула. Они с хрустом и каким-то сухим шорохом отломились от общей массы, открывая хорошую, толстую, крепкую, добротную дверь, закрытую на большой навесной замок. Соня и Наташа тоже стали то тут, то там дергать за старые побеги, они отрывались, а местами осыпались вниз большими снопами, открывая взору дом. Окна оказались закрытыми на ставни, такие же крепкие и добротные, как и дверь. Обойдя дом вокруг, они освободили его от основной массы лиан, и теперь можно было увидеть небольшой, аккуратный домик во всей красе.
  
  - Ну, я думала, тут всё гораздо хуже, - улыбнулась мама, - а дом очень даже хорошо сохранился. Ну, что? Посмотрим, что внутри?
  
  Мама порылась в сумке, достала ключ и вставила его в замок. Ключ легко повернулся, раздался тихий щелчок и замок открылся.
  
  - Подумать только! Столько лет прошло, а замок как будто только что смазан!.. Я думала, он тут насквозь проржавел, думала, его придется чем-то перекусывать или распиливать, или топором вырубать, голову ломала, а он - нате вам! - почти сам открылся! Прямо чудо какое-то!
  
  Дверь зазывно скрипнула и открылась. Внутри было темно и тихо. Мурашки пробежались по спине у Сони, она никак не ожидала, что посреди белого дня может быть так темно. Она остановилась и вопросительно посмотрела на маму.
  
  - Ты чего не заходишь? - спросила мама.
  
  - А почему там так темно? Как ночью...
  
  - Так ставни же закрыты! Сейчас откроем, и сразу станет светло.
  
  "Точно!.. Окна же закрыты ставнями" - подумала Соня, и ей даже стало неловко за свой испуг. Нет, ну а чего? Если человек в первый раз в своей жизни ставни увидел. Она же городской ребенок, в конце концов, а в городе разве увидишь ставни?
  
  Мама смело прошла в дом, в темноте она нащупала на стене выключатель и несколько раз пощелкала им, но лампочка не загорелась. Тогда она по памяти подошла к окну в ближайшей комнате, точно зная, где оно находятся, погремела металлическими крючками и распахнула настежь окна и ставни, впуская в комнату свежий воздух, солнечный свет и звуки с улицы. Солнечные лучи сразу ворвались в дом, освещая все предметы и проникая даже в самые темные уголки. Это оказалась кухня.
  
  - Ого! Да она больше, чем в нашей городской квартире! - воскликнула Наташа.
  
  - Даа, - согласилась Соня, - вот бы нам такую большую кухню!
  
  Пока мама пошла открывать остальные ставни, девочки осматривались вокруг. Всё казалось каким-то доисторическим. Рукомойник в углу, рядом пустые ведра, перевернутые кверху дном, чтоб в них не оседала пыль. От стены выступала большая печка, на которой, видимо, и готовилась еда, потому что никакой электрической и тем более газовой плиты поблизости не было. Стол у окна, накрытый клеенчатой скатертью, два стула, какие-то шкафчики на стенах. Все было покрыто таким толстым слоем пыли, что даже не видно было рисунка на скатерти. Наташа старалась как можно меньше шевелиться, чтоб нечаянно не дотронуться до запыленных вещей и не испачкаться, а Соня, наоборот, хватала разные предметы, рассматривала, стирала с них пыль прямо руками. Ее не пугала перспектива перепачкаться, ей хотелось всё потрогать и хорошенько рассмотреть.
  
  Соня и Наташа вышли из кухни, и пошли дальше исследовать дом. Комната тоже оказалась значительно больше той, к которой они привыкли у себя в квартире. Посреди комнаты стоял круглый стол с витыми ножками, рядом пара стульев, у окна стоял диванчик, а у стены шкаф. Посреди другой стены, напротив дивана, в комнату выпирала печка, идущая из кухни. Вся мебель в комнате была накрыта матерчатыми чехлами и старыми газетами.
  
  - Мда... Дома мы с Сонькой вдвоем на кровати спали, а тут, похоже, нам придется втроем спать на одном диване... - разочарованно сказала Наташа и прошла вглубь комнаты.
  
  - Правильно. Бабушка же одна жила, зачем ей много кроватей? - Соня попыталась оправдать перед сестрой бабушкино хозяйство.
  
  - Сонь, посмотри, тут еще дверь! - воскликнула Наташа и показала в углубление за печкой, - Кладовка, что ли?
  
  Наверное, первооткрыватели испытывают именно такой же восторг, когда обнаруживают неизвестный доселе остров, который испытали Наташа и Соня, открыв, обнаруженную за печкой, дверь. Там оказалась еще одна комната! Девочки переглянулись.
  
  - Мама! - воскликнула Соня, - а тут еще одна комната!
  
  - Ты мне это рассказываешь? - улыбнулась мама, - как будто я тут в первый раз?
  
  - Ух ты! О таком я даже и не мечтала! - воскликнула Соня, глядя на две кровати, стоящие напротив друг друга вдоль стен, - Наташ, знаешь, что это означает? Похоже, что у нас с тобой впервые в жизни будут отдельные кровати!
  
  - Ага, если мы найдем матрасы, белье и все остальное. Как бы нам, вообще, не пришлось спать на тех стульях на кухне, - ворчала Наташа.
  
  - Так чего же ты стоишь? Давай посмотрим в шкафах! - торопливо засуетилась Соня.
  
  Похоже, что всё здесь осталось точно так, как было еще при жизни прабабушки. Лишь только толстый слой пыли говорил о прошедших годах.
  
  - Сюда пыль не забралась, - сказала мама, открывая дверцы шкафа, - тут есть матрасы... О! Вот и одеяла! И постельное белье!.. Подумать только!.. - удивилась мама, - Так. Сейчас мы вынесем всё это на улицу, просушим на солнце и хорошенько проветрим. И, думаю, этим всем вполне можно пользоваться. И еще. Девочки, надеюсь, вам не нужно говорить, что здесь очень много работы и сделать ее всю придется нам самим, - строго сказала мама, а девочки в ответ кивнули, - так вот, план на сегодня: прибрать дом, всё отмыть, убрать всю пылюку и приготовить места, где мы будем спать. Сидеть на месте у нас нет времени. Первым делом приберем кухню и покушаем. Там у нас с дороги остались кое-какие продукты. А завтра уже подумаем, что будем делать дальше.
  
  И все дружно принялись за работу. Наташа и Соня, пока мама ходила за водой, вынесли матрасы и подушки на улицу, и разложили их на заборе, а белье развесили на веревках, найденных в чулане и растянутых во дворе. Потом все принялись намывать кухню. Даа, не легкое это занятие - перемыть всё от более, чем десятилетнего слоя пыли. Потребовалось не одно ведро воды, за которой приходилось бегать аж на другую улицу на колонку.
  
  - А раньше, когда я была маленькая, здесь был колодец, - рассказывала мама, - у бабушки даже коромысло было.
  
  - А что это такое? - удивилась Соня.
  
  - Ты что? "Разноцветное коромысло над рекой повисло", не знаешь, что ли?
  
  - Знаю. Радуга... А при чем тут вода и колодец, и бабушка?
  
  - Коромысло - это такая штуковина, которую носили на плечах, к ней прицеплялись ведра с водой, - начала объяснять Наташка.
  
  - Правильно. Так гораздо легче было. Но это было очень давно. Сейчас уже никто не носит воду на коромыслах. Сейчас и колодцев-то, наверное, уже нет... да и вообще, везде водопроводы, с ведрами за водой мало где ходят.
  
  - Я вспомнила! Я видела коромысло в какой-то книжке! Кажется, в сказках... точно-точно! Даа... я бы сейчас походила с коромыслом!.. - мечтательно глядя в потолок, протянула Соня, - Ой! Смотрите, сколько там паутины!
  
  - Ого! - воскликнула Наташа, взяла метелку и полезла на стул, чтоб убрать всю эту "красоту".
  
  Дом преображался прямо на глазах. Сквозь чистые стекла в комнаты стало проникать еще больше света, чистый, отмытый дом наполнился свежестью. Вечером при свете свечи, неплохие запасы которых нашлись в чулане, девочки застелили кровати, мама постелила себе на диване.
  
  - Какие же мы сегодня молодцы, а, девчонки! Такое большущее дело сделали! Я сразу-то подумала, что нам тут и за неделю не разгрести!.. Так, завтра нужно будет разобраться с электричеством, с продуктами, с садом... что еще?.. Ах, да! Нужно же папе позвонить! Он, наверное, испереживался там весь, наверняка на мобильники нам звонил, а здесь связи-то нет. Что он там себе напридумывал?.. А еще знаете, что? - вдруг сказала она после небольшой паузы и ее глаза хитро сощурились, - когда впервые спите в новом доме, нужно перед сном сказать: "Сплю на новом месте, приснись жених невесте"
  
  - И что? - заинтересовалась Соня.
  
  - Что, что... Жених тебе приснится, вот что! - засмеялась Наташка.
  
  - Правда, что ли? - с сомнением спросила Соня, - Нет, мам, правда приснится?
  
  - Приснится, приснится, - засмеялась мама.
  
  - Ага, приснится какой-нибудь забулдыга, и придется потом за него замуж выходить, - веселилась Наташа, - Соня, ты уже такая большая, неужели до сих пор веришь в эти гадания? Мама же шутит!
  
  - Да ну вас! - махнула рукой Соня.
  
  Наташа уже легла. Соня раньше, наверное, никогда так не уставала. От усталости даже разговаривать не хотелось, лишь бы побыстрее добраться до кровати, и тут же уснуть, а не то она боялась уснуть, не дойдя до своей постели. Соня бухнулась на постель и прошептала:
  
  - Хорошо-то как!..
  
  Но через несколько секунд вдруг вскочила, потянулась к сумке, порылась там немного и достала тетрадь. При свете свечи Соня вывела:
  
  "26 апреля.
  
  Дорогой Дневник! Ты не представляешь, как здесь хорошо! И воздух, и дома, и природа - всё такое классное! Даже родное! А наш дом... когда мы очистили его от старых веток, ты знаешь, я ведь узнала его! Это он мне часто снился, именно этот дом. Ну, знаешь, в тех страшных снах... Но только сейчас я почему-то его не боюсь. Честно. Вот ни капельки! Он какой-то родной, как будто это частичка меня... какая-то давно забытая. Наверное, он просто звал меня к себе и вот я приехала. А, может, здесь должно что-то произойти?.. Похоже, я несу какой-то бред... Просто я очень устала и голова совсем не соображает. Мы сегодня все прибрали, всё отмыли в доме, а завтра займемся садом. Всё. Пока."
  
  Потом засунула дневник под подушку и задула свечу. Засыпая, уже не различая, снится ей это или она на самом деле услышала, как Наташа прошептала: "Сплю на новом месте, приснись жених невесте..."
  
  
  
  ***
  
  - Девочки, я схожу в магазин, нужно купить что-нибудь из еды, ну... я не знаю... какие-то крупы, что ли... В общем, нужно сделать запасы, - сказала мама утром после завтрака, - И еще хочу позвонить папе, нужно же ему сказать, что у нас все хорошо. А то вчера сразу за уборку схватились, ему даже не сообщили, что добрались нормально.
  
  - Мам, я с тобой! Хочу узнать, что где находится. Нам же потом нужно будет самим ходить в магазин, а мы даже не знаем, где он, - Соня быстро засобиралась, на ходу пару раз провела расческой по волосам, скорее для чистой совести, дескать, вот, расчесалась же, подержала расческу в руках, а волосы, как были спутанные, так такими и остались. Затем ловким привычным движением собрала волосы в хвост и замотала резинкой, - всё, я готова!
  
  - Ну, пошли.
  
  Погода сегодня опять удалась. Солнце весело светило и хорошо пригревало.
  
  - Сегодня хорошо будет работаться в саду, - сказала мама, когда они с Соней вышли из дома, - погода нам будто подыгрывает. Представляешь, как было бы плохо, если бы каждый день шли дожди?
  
  - Да, сейчас нам дожди совсем не нужны, - согласилась Соня.
  
  Мама и Соня шли по улице, разговаривая и рассматривая дома. Маме интересно было вспоминать свое детство, а Соне, вообще, всё было очень интересно, потому что всё для нее было ново, необычно и оттого привлекательно. Соня всю свою жизнь прожила в городе и видела настоящую деревню только в фильмах. Ей нравились маленькие одноэтажные дома, окруженные уютными двориками, воздух, такой чистый и свежий, что с непривычки кружилась голова, Соне нравилась даже не заасфальтированная дорога, просто потому что в городе она таких не видела.
  
  - Вон там, смотри, колонка, - мама показала рукой на деревянную будку, стоящую на другой стороне улицы, - заходишь туда и набираешь воду. А вон там когда-то давно жила моя подружка Аня.
  
  Соня едва успевала крутить головой в направлении, указанном мамой. Тут на встречу попалась молодая женщина с коляской. Женщина приветливо поздоровалась и мама поздоровалась с ней в ответ.
  
  - Мама, ты ее знаешь? - удивилась Соня.
  
  - Нет.
  
  - А зачем тогда ты с ней поздоровалась?
  
  - Потому что здесь так принято, все здороваются. Ведь что такое - поздороваться? Как ты думаешь?
  
  - Это, когда приветствуешь знакомого человека, вот и здороваешься.
  
  - А ты подумай - 'здрааавствуууй' - мама медленно растянула слово, - это же пожелание здоровья!
  
  - Ух ты! Здрааавствуууй... И правда! - и, осмысливая, снова шепотом повторила, - здрааавствуууй...
  
  - Мама, а почему здесь так мало людей? - после некоторой паузы снова затараторила Соня. Ей, явно, хотелось с кем-нибудь поздороваться, но, как назло, никто навстречу больше не попадался.
  
  - Ну, мы же не в городе, - засмеялась мама, - здесь людей, вообще, меньше. Да и на работе все, наверное. В деревне просто так дома не посидишь, тут у всех огороды, хозяйство, поросята, куры, коровы...
  
  - Ой, мама, а мы тоже заведем корову? - обрадованно запрыгала Соня.
  
  - Ты думаешь, завести корову - это всё равно, что завести хомячка? - засмеялась мама, - Нам бы хоть с огородом-то справиться, там работы непочатый край, а про корову и говорить нечего. Да мы же ненадолго здесь. Просто пережить тяжелые времена. Папа работу найдет, и мы сразу поедем обратно.
  
  От этих слов Соне стало как-то грустно. Она уже стала забывать, что где-то там есть город, её школа, класс и одноклассники... Как будто всё, что было до их приезда в деревню, всё это был страшный сон и вот сейчас она, наконец, проснулась, а здесь всё так хорошо. Соня даже загрустила, испугавшись, что вдруг папа прямо сейчас по телефону скажет, что нашел работу и им придется снова ехать в город. Дальше она шла молча до самой почты, даже не прислушиваясь к тому, что ей рассказывала мама.
  
  На почте Соня первая поздоровалась с женщиной, стоящей за стойкой, та улыбнулась и поздоровалась в ответ. Пока мама разговаривала по телефону с папой, Соня сидела на стуле и пыталась по маминым интонациям понять, всё хорошо или всё плохо. Плохо, конечно, если папа не нашел работу, но ей так не хотелось ехать обратно в город... Ну хоть чуточку еще побыть здесь... Поэтому, если папа работы не нашел, то это, всё-таки, хорошо.
  
  - Да... да... угу... ну что ж... Ладно. Ничего страшного... А у нас всё нормально. Вчера совсем некогда было, нужно было дом прибрать, приготовить, где спать, а потом уже и почта закрылась... да... Ну и хорошо, хоть на время...
  
  Ну, разве по этим обрывкам можно что-то понять?.. Соня напрягла всё своё воображение, и у нее получилось, что они все-таки пока остаются в деревне. Но она так боялась об этом думать, чтоб случайно не спугнуть удачу, что тут же отгоняла от себя все свои фантазии. Чтоб отвлечься, Соня стала рассматривать помещение почты, стараясь больше не подслушивать мамин разговор. Тут в поле её зрения попала женщина, которая работала на почте, она пристально разглядывала маму, и будто ждала окончания разговора. Соня стала приглядываться к ней. Наблюдать за людьми, вообще, было одним из любимых занятий Сони. 'На каком же месте по любимости?.. - задумалась Соня, - Пожалуй, после рисования' Итак, женщина была, примерно, маминых лет, невысокая, среднего телосложения, не худая и не толстая, обычная такая женщина, светлые кудрявые волосы были собраны сзади в пучок, а спереди весело топорщились и завивались. Лицо у нее было доброе и улыбчивое, и как-то сразу понравилось Соне.
  
  - Ну, вот, - сказала мама, обращаясь к Соне и положила трубку, - папа нашел работу, - Соня вся напряглась так, что, кажется, перестала дышать, - но временную, будет работать и продолжать искать что-то другое. Так что придется нам тут еще пожить.
  
  - Ура!!! - не удержалась Соня и запрыгала на месте.
  
  - Маша, ты, что ли? - вдруг спросила женщина из-за стойки. Мама повернулась к ней и присмотрелась:
  
  - Аня? - спросила мама с сомнением, - неужели правда? Аня, ты? Это ж сколько мы не виделись?!
  
  Соня смотрела, как мама с этой женщиной смеются и обнимаются. Это было очень удивительно, Соня давно не видела маму такой. 'Ну, прямо, как девчонки!' - подумала она, а вслух сказала:
  
  - Мам, можно, я побегу домой? Помогу Наташке что-нибудь... - на самом деле ей не терпелось самой рассказать, что они еще останутся здесь в деревне. Почему-то ей думалось, что Наташка тоже очень обрадуется этому известию.
  
  Подбегая к дому, Соня увидела Наташу в саду, та собирала, обломанные ветром, старые ветки в кучу.
  
  - Натааша! - закричала Соня, не в силах сдержать свою радость, - Наташа! Мы остаемся!
  
  Наташа остановилась и непонимающе уставилась на Соню, забегающую во двор.
  
  - Ты понимаешь? Мама звонила папе и... в общем, мы остаемся здесь! Ты рада?
  
  - Насовсем, что ли? - испуганно спросила Наташа, глядя, как странно радуется этому сестра.
  
  - Нет же, не насовсем!.. Хотя, я бы и насовсем осталась... Просто мы сейчас пока еще остаемся здесь. Ну же, ты рада? - не унималась Соня.
  
  - Конечно, рада, - спокойно произнесла Наташа, - если точно не насовсем, а на какое-то время, то рада. Иначе, что получается, мы зря, что ли, вчера целый день тут всё начищали?
  
  - Не зря, Наташенька! Не зря! - воскликнула Соня и от нахлынувшей радости кинулась обнимать сестру.
  
  - Вот, чокнутая... - констатировала Наташа, смиренно терпя сестринские объятия.
  
  Когда пришла мама, девочки сгребли уже все ветки в большую кучу.
  
  - Мам, что мы будем с ними делать? - спросила Наташа, показывая на гору веток, - костер?
  
  - Чего их зря палить-то? Давайте приберем в какой-нибудь сарай и будем потом ими топить печь. Нам же нужно будет готовить, а с дровами, я что-то сомневаюсь, что у нас все в порядке.
  
  - Ой, а я даже и не подумала, что здесь на печке готовить нужно... Ну, да, ты права... - согласилась Наташа.
  
  - Девочки, а у меня для вас новости, - с загадочной улыбкой сказала мама, - во-первых, мы еще какое-то время поживем здесь, - мама сделала паузу, а девочки переглянулись между собой, - значит, у нас есть время посадить огород и вырастить свои овощи. Во-вторых, моя подруга, Соня, ты видела ее на почте, - Соня подтвердила кивком, - сказала, что раз такое дело, то будет угощать нас молоком, у них есть корова. В-третьих, похоже, что у меня появилась работа!
  
  - Как?? - хором спросили девочки и открыли рты от удивления.
  
  - А вот так, - улыбаясь, ответила мама, - временная, конечно, но это очень нас выручит. Это моя подруга подсказала, что у них сейчас на почте работники один за другим уходят в отпуск, все ведь хотят летом отдохнуть, так я на место отпускника пойду работать. Сначала вместо одного, потом он выйдет, другой уйдет в отпуск, я на его место перейду и так какое-то время продержимся. Она с начальством уже договорилась. Представляете, девчонки, как повезло?
  
  - Да уж... в городе столько времени не получалось работу найти, а тут на второй день, как приехали - и нате вам! - удивилась Наташа.
  
  - Как будто кто-то хочет, чтоб мы тут задержались, - задумчиво добавила Соня.
  
  - Ой, девочки, я так рада! Всё так удачно складывается! Эх! Так, ну давайте, не будем терять время! Нам еще столько много нужно сделать, прежде чем спокойно сесть и отдохнуть. Вот огород посадим, а там уже можно будет и погулять. Наташ, давай, ты сваришь что-нибудь, а я тут тебя подменю, устала небось.
  
  - Мама, так там это... печка... я не умею... - виновато улыбаясь, сказала Наташа.
  
  - Пойдем, научу.
  
  Мама и Наташа пошли в дом, прихватив с собой по охапке сухих веток. Соня начала стаскивать остальные ветки в ближайший сарай.
  
  "27 апреля.
  
  Устаю ужасно. Мы все тут устаем. Но это приятная усталость, потому что мы делаем всё это для себя. Представляю себя Робинзоном Крузо на острове. Приходится обустраивать себе жилище, добывать еду, бороться с трудностями и выживать. Но всё так классно! Нет, у Робинзона, конечно, трудностей было побольше. У нас тут хоть магазин есть, да и мама устроилась на работу, значит, будут деньги на продукты. Да и вообще, нас-то трое, а Робинзон был один. Да и людей вокруг много, так что нам еще очень повезло.
  
  А еще, мне очень понравилась идея со всеми здороваться, пожалуй, начиная с завтрашнего дня, хотя, нет, с сегодняшнего, я всем буду желать здоровья."
  
  
  
  
  ***
  
  Соня проснулась от толчка. Это кошка, запрыгнув на кровать, попала прямо на спящую Соню.
  
  - Туська! Глупая кошка! Пошла вон! Я еще сплю...
  
  Но Туська настойчиво топталась по Соне и мурлыкала:
  
  - Мрр? Мрр? - именно так, с вопросительной интонацией, будто спрашивала о чем-то.
  
  - Ну, чего тебе? - не выдержала Соня и открыла глаза.
  
  Кошка спрыгнула с кровати и пошла куда-то, оглядываясь на Соню, словно зазывая за собой:
  
  - Мрр? Мрр?
  
  - Вот, глупая... поспать не дала... - заворчала Соня, но послушно пошла за кошкой. Туська направилась в прихожую, к выходу.
  
  - Соня! Ты встала? - из кухни послышался голос мамы, - иди-ка сюда!
  
  Соня махнула рукой на Туську и повернула на кухню, мама и Наташа сидели за столом и перебирали какие-то пакетики.
  
  - Посмотри, тетя Аня поделилась с нами семенами! Морковь, редис, свекла, укроп, петрушка, даже гороху дала! Девчонки, хотите гороху? Мы ж с вами теперь такой чудесный огород устроим! Какая же она, все-таки, молодец... Ну, что? Нужно копать грядки. Поищем сегодня лопаты и лейки. Где-то же они должны быть, помнится, бабушка выращивала чудесные растения. А пока позавтракаем.
  
  Даа... искать что-то в сарае, оказывается, работа не из легких. Особенно, в старых сараях, где годами скапливалось разное ненужное барахло, и благополучно забывалось там навсегда. Соня сначала вызвалась самостоятельно найти лопаты, подумав, что это проще простого. А чего ж сложного? Просто открыть дверь, посмотреть вокруг - есть лопата, значит, взять ее, а нет лопаты, значит, закрыть сарай и открывать следующий. Сараи были выстроены в рядок с северной стороны сада, создавая как-бы стену от холодных ветров. Просто-то просто, да не тут-то было. Оказалось, что в сараях не такой уж и порядок, чтоб спокойно увидеть все, что там находится, оказалось, что там еще и порыться нужно, прежде, чем что-то найти. Соня добросовестно рылась, переставляя лестницу, поднимая какие-то старые тряпки, перекладывая с места на место разные предметы. От всего этого пыль стояла столбом, Соне то и дело приходилось протирать очки, на которые тут же снова садился слой пыли.
  
  Почти на ощупь, хотя, почему - почти? На ощупь и нашла черенок лопаты. Рядом еще какие-то палки, вот их всех Соня и вытащила из сарая, чтоб уже на улице разобрать, что им понадобится.
  
  - Мама! Смотри! Вот это же и есть коромысло? - Соня с восторгом схватила кривую палку с крючками на обоих концах.
  
  - Да-да! Оно и есть, - подтвердила мама, и, посмотрев на Соню, ужаснулась - Как же ты вся вымазалась!
  
  - Ну, так я же старалась! - улыбалась Соня, размазывая по щекам грязь, - Ну-ка, как с ним обращаться-то?
  
  Мама помогла Соне водрузить коромысло на плечи. Чтоб правильно его нести, пришлось сильно выпрямить спину и вытянуться в струнку.
  
  - Ого! Я так ровно даже на уроке физкультуры не ходила, - воскликнула Соня и прошлась так вперед-назад по двору, - Прикольно!.. А нам воды, случайно, не нужно?
  
  - Нам вода всегда нужна, - вздохнула мама.
  
  - Ну, я тогда пойду?
  
  - Что, прямо так? С коромыслом?
  
  - Ага! - и глаза ее сияли от восторга.
  
  - Ну, иди. Только полные ведра не набирай.
  
  - Почему?
  
  - Потому что тяжело.
  
  - А разве с коромыслом не легче?
  
  - Легче, но все равно тяжело. С ним просто поудобнее, и то, когда приспособишься.
  
  - А я, похоже, уже приспособилась, - сказала Соня, прохаживаясь по двору с коромыслом на плечах.
  
  - Ну-ну, - улыбнулась мама, - тогда иди.
  
  Соня забежала в дом, вылила из ведра воду в умывальник, в кастрюлю и еще немного в чашку. И уже хотела бежать, как вдруг увидела свое перепачканное отражение в зеркале. "Мда...можно выставлять меня на огород вместо пугала..." - подумала она, и торопливо принялась умываться, потому что выходить со двора с грязными разводами на щеках и с такими чумазыми руками - не очень-то прилично, тем более в незнакомой местности. Какое впечатление она о себе создаст у местных жителей в первые же дни? Потом кое-где местами стряхнула лишнюю пыль с одежды, оглядела себя и махнула рукой - вот еще, тратить время на переодевание! И так сойдет. Остальная грязь в глаза не бросается. Ей не терпелось поскорее испытать старинное коромысло. Соня схватила пустые ведра и, прицепив их на крючки, надела коромысло на плечо, и важно пошагала к колонке. Мама с Наташкой смотрели ей вслед и посмеивались. А Соня чувствовала себя настоящей красавицей из русской народной сказки. Соня старалась идти ровно, чтоб ведра висели красиво, как на картинке из книжки, но у нее мало что получалось. Легкие, пустые ведра болтались и бренчали от каждого движения. Дойдя до будки, которую показала ей мама, когда они ходили на почту, Соня заглянула внутрь и остановилась в полной растерянности. Вообще-то, она мало себе представляла, как выглядит колонка. То ей рисовался колодец в дополнение к ее коромыслу, то некий агрегат, напоминающий водопроводный кран, с носиком и вентилем. Но, то, что она увидела в будке, не было похоже ни на то, ни на другое... Это было нечто странное, по мнению Сони. Посреди будки стояла какая-то металлическая штуковина с торчащими палками. Она обошла колонку вокруг и, не обнаружив вентиля, обрадовалась, когда увидела подобие носика и подставила туда ведро. "Значит, вода должна литься отсюда... А как же сделать так, чтоб она полилась?.." Соня осторожно потрогала колонку, потом уже смелее пошатала ее. От малейшего движения колонка грохотала где-то там внизу, под землей. Соня взялась рукой за торчащую металлическую палку и, оглядываясь по сторонам, неловко подергала ее. Но воды не было. "Как же ее включать?.." Соня выглянула из будки и беспомощно огляделась в поисках какого-нибудь прохожего, чтоб спросить, как же пользоваться этим странным изобретением. Неподалеку она заметила мальчишку примерно ее лет.
  
  - Эй! Мальчик! Да-да, ты. Подойди ко мне, пожалуйста, - позвала Соня. Вообще-то она стеснялась первая заговаривать с незнакомыми людьми, к тому же с ровесниками, да еще и с мальчиками, но мысль, идти домой с пустыми ведрами тоже как-то не особенно ей нравилась. Поэтому Соня выбрала из двух зол меньшее, и обратилась к мальчику. Мальчишка подошел, с подозрением рассматривая Соню.
  
  - Ну, чего тебе? - спросил он, уперев руки в бока и выставив ногу.
  
  - Подскажи, как пользоваться этой штукой, - Соня жалобно посмотрела не него.
  
  - Вон тот рычаг-то нажимай! - усмехнулся мальчишка.
  
  - Так я его нажимала уже! Ты что, думаешь, я совсем неумеха? - Соня для наглядности снова подергала рычаг, на который показал мальчик.
  
  - Хе! Да кто так нажимает-то?! Ты посильнее жми! Ну-ка, отойди, дай я, - он по-хозяйски отодвинул Соню и взялся за рычаг. Соня растерянно поправила очки на носу. Как только мальчик с силой надавил на рычаг, внутри колонки забурчало, загремело, зашумело, и в ведро с грохотом ударила мощная струя воды.
  
  - Сколько набирать? - спросил мальчик, перекрикивая шум воды.
  
  Соне было неловко показать себя и неумехой, и слабачкой, поэтому она махнула рукой, показывая, что ей нужны полные ведра. Мальчик удивленно смерил ее взглядом, но промолчал и набрал столько, сколько она просила. Потом с интересом стал наблюдать, как Соня старательно прицепляла ведра на крючки коромысла и, кряхтя, пыталась поднять всё это себе на плечи.
  
  - Ну, чо, помочь? - спросил мальчик.
  
  - Не, не надо. Я сама, - торопливо пробормотала Соня, заползла под коромысло снизу и попробовала выпрямиться.
  
  - Не мучайся! Давай, помогу! - не выдержал мальчик и снял ведра с коромысла, оставив его висеть пустым на Сониных плечах, - тренируйся пока с пустым ходить, - усмехнулся он.
  
  Так они и пошли - впереди мальчик с ведрами, а чуть позади Соня с пустым коромыслом. Она шла и разглядывала мальчика. Из-за своей близорукости, она не очень хорошо рассмотрела его лицо, а сейчас могла спокойно рассматривать его со спины. Он был значительно выше Сони, на голову, а может, и больше. Взъерошенные светлые волосы уже успели выгореть на солнце, хотя лето еще было всё впереди. Шея и крепкие руки тоже уже успели покрыться легким загаром. "Наверное, он много времени проводит на улице, - подумала Соня, - гуляет, небось, целыми днями, пока другие работают". Под "другими" она, конечно же, имела в виду себя и свою семью. Потому что, как трудятся остальные жители деревни, Соня понятия не имела. Соня отметила для себя, что со спины мальчик вполне симпатичный, не то, что ее одноклассники. Уже, хотя бы, потому что он не смеялся над ней, не обзывался, а нормально разговаривал и даже помогал.
  
  "Так!.. минуточку!.. А откуда он знает, куда идти? - вдруг подумала Соня, - Я ведь ему не говорила!.. странно..."
  
  А мальчик уверенно шел прямо к её двору.
  
  - Стой! Не туда! - крикнула Соня, когда он подошел к самой калитке.
  
  - Как не туда? - удивился мальчик, - а куда? Ты же здесь живешь.
  
  - А ты откуда знаешь?
  
  - Так... у нас тут не так много событий происходит... - мальчик даже растерялся от такого допроса, - и народ тут весь знакомый, поэтому, если приезжает кто-то новенький, это сразу всем становится заметно, и все знают, к кому приехали гости. Вся деревня уже знает, что вы приехали. А еще недавно приехала девчонка к Никитичне в самый крайний дом, внучка ее, наверное.
  
  - Да?.. - с сомнением спросила Соня, сощурив глаза и присматриваясь к мальчику.
  
  - Да... - мальчик щурился от солнца и улыбался. Улыбка у него была открытая и внушала доверие. Да и большие серые глаза хоть и щурились, но как-то по-доброму, а не с целью обдумывания гадостей.
  
  - Ладно. Пошли, - сдалась Соня, и открыла калитку.
  
  - Надо же, какой молодец! - воскликнула мама, когда мальчик зашел с ведрами на кухню и поздоровался, - Соня, как кавалера-то зовут?
  
  - Никакой он мне не кавалер! - Соня сделала вид, что обиделась, чтоб этот мальчишка не возомнил чего-нибудь о себе, - и как его зовут, я не знаю!
  
  - Иваном меня зовут, - важно сказал мальчик, поставил ведра и собрался к выходу.
  
  - Ну, спасибо, Ваня, - сказала мама, - может, чаю с нами попьешь?
  
  - Некогда мне, - обернувшись, строго ответил Иван, - пойду я.
  
  Соня вышла на улицу, и какое-то время еще задумчиво смотрела вслед удаляющемуся мальчишке.
  
  - Как же здесь, все-таки, хорошо... Здесь даже люди какие-то другие... - тихо в полголоса произнесла она сама себе.
  
  
  
  Оказалось, что копать грядки - это не такое уж простое занятие, это не то, что рыхлить землю в комнатных цветах. Уже так много лет прошло с тех пор, когда тут в последний раз копали грядки, поэтому весь огород затянуло травой, и вся земля насквозь проросла корнями. Пришлось то и дело наклоняться над каждым вывернутым комом земли, выбирать все коренья и выносить их с огорода. Работа шла очень медленно. На нежной коже ладоней, непривыкших к черенку лопаты, тут же вздулись водянистые болезненные мозоли. Соня не выдержала и заплакала:
  
  - Мама, я больше не могу... я устала...
  
  - Я понимаю, Сонечка, ты не привыкла к такой жизни. Отдохните пока, вы и так очень много за эти дни сделали. А представляете, для деревенских ребят это нормальная жизнь, копать огород - это для них обычное дело, а еще на сенокосе сено сушить, а зимой снег расчищать. Ну, они, конечно, не разом всю работу делают, как мы тут схватились... Но нам нельзя время терять, потому что потом бесполезно будет что-то сеять, ничего не успеет вырасти. Потихоньку, понемножку надо всё доделать, а потом будем отдыхать, - попыталась успокоить девочек мама, - давайте, немного отдохнем, а потом продолжим.
  
  
  
  
  ***
  
  "2 мая.
  
  Дорогой Дневник! Я очень давно ничего не писала тебе... Не знала, что писать... Каждый день одно и то же - копали грядки, выбирали корни, опять копали и снова выбирали... и так целыми днями. Вот бы какую-нибудь захудалую волшебную палочку нам сейчас!
  
  Нам сделали электричество! Оказалось, что старенький бабушкин холодильник работает! Значит, туда можно класть продукты. Но нам пока нечего туда складывать, мясо мы не покупаем, а молоко, которое нам дает тетя Аня, мы не храним, а сразу выпиваем.
  
  Да! Грядки-то мы, все-таки, докопали, сегодня мама посадила все растения и теперь остается только ждать, когда они вырастут. Ну, и поливать иногда. И залечивать мозоли на ладонях. Я тут один пузырь сковырнула, думала, так быстрее все заживет, но стало только хуже... болит теперь... Так что остальные пусть так заживают.
  
  Ванька подкарауливал меня пару раз у колонки и помогал тащить воду до дома... а я, как дура, опять шла с пустым коромыслом...
  
  Мы с мамой ходили на кладбище, подправлять могилку прабабушки. Она за столько лет вся заросла травой, и даже мама еле нашла ее... Мы все там прибрали. Наташка хотела меня напугать, рассказывала разные страшилки про кладбище, но я же уже взрослая, чтоб бояться всякую ерунду. Я же понимаю, что на кладбище ничего страшного нет. Хотя, если честно, то было немного жутковато... Было такое ощущение, будто за нами наблюдают... Я все время оглядывалась по сторонам, но никого не видела, а ощущение, даже какой-то опасности, оставалось...
  
  Не знаю, что еще написать... Погода по-прежнему хорошая, солнечная. На деревьях уже появились маленькие листочки, сад из черно-серого превращается в яркий зеленый. Гляжу на сад и настроение распускается, как почки на деревьях! После такой усталости, такая красота вокруг и порядок, и я знаю, что это благодаря и мне тоже"
  
  
  
  
  ***
  
  - Туська, Туська! Ксс-ксс-ксс! Туся, ты где? Наташа, ты не видела Туську? - Соня обыскала весь дом, выходила во двор, но кошки нигде не было.
  
  - Нет, не видела... гуляет где-нибудь... куда она денется-то? - спокойно ответила Наташа, не отрываясь от книги, которую она читала.
  
  Соня волновалась, но спокойствие сестры подействовало на нее благотворно. "А действительно, погуляет и вернется... Где тут можно заблудиться?.." - подумала она, но еще раз, на всякий случай, все же заглянула под кровать и позвала:
  
  - Ксс-ксс-ксс!..
  
  - Девочки, сходите за хлебом! - послышался мамин голос.
  
  - Наташка, твоя очередь! - быстро среагировала Соня.
  
  - А чего моя-то? Нашла самую молодую! - надула губы Наташа.
  
  - Девочки, не спорьте! - мама услышала их разговор и решила вмешаться, - самая молодая у нас я, поэтому я и пойду!
  
  - Ладно, мама, я схожу, - пробурчала Соня и показала сестре кулак, а Наташка только улыбнулась и снова уткнулась в свою книгу.
  
  Соня собралась выходить, но тут мама снова окликнула ее:
  
  - Соня, подожди, я тут вспомнила, что мне нужно до почты дойти, узнать, что там с работой, так что можешь дома оставаться, я по пути сама за хлебом зайду.
  
  - Мам, я с тобой. Все равно уже собралась. Прогуляемся вместе.
  
  Вместе, конечно, веселей куда-то идти. Хоть в магазин, хоть просто гулять. Когда вдвоем, то и поговорить можно, а в одиночку не будешь же говорить сам с собой, люди сразу подумают, что у человека с головой не всё в порядке. Соня с мамой шли и разговаривали. Людей на улице было очень мало, поэтому Соня еще издали заметила, идущую навстречу, невысокую полную бабульку. Невысокая - это даже сильно сказано, бабулька была такая маленькая, что, кажется, даже Соня была выше ее. При таком росте и такой полноте бабулька казалась почти круглой, как шар. Она шла, раскачиваясь из стороны в сторону, из-под длинной юбки ног ее почти не было видно, поэтому казалось, что бабулька-шарик катилась по дорожке. У нее были совершенно белые седые волосы, они, казалось, сверкали на солнце от своей белизны. Несмотря на свой возраст, волосы старушки были очень ухожены и собраны сзади в элегантный пучок. Соня невольно провела рукой по своим вечно взъерошенным волосам, которые ей никак не удавалось укротить. Поравнявшись с Соней и мамой, старушка вдруг остановилась, ее лицо расплылось в радостной улыбке и стало еще более морщинистым. Мама первая поздоровалась с ней, и Соня тоже последовала маминому примеру, ведь обещала же она всем желать здоровья.
  
  - Никак Машуня приехала? - счастливо улыбаясь, бабулька погладила маму по руке, - долго ты у нас не показывалась, долго... - тут она перевела взгляд на Соню, - а это и есть Софи?
  
  Она произнесла это как-то странно, с ударением на "О". Соня очень удивилась. Во-первых, так ее никто не называл, а во-вторых, странно было слышать это - "СОфи" из уст деревенской старушки, а в-третьих, откуда этой старушке, вообще, известно что-то о ней? Соня никогда не была какой-то публичной особой, здесь в деревне она была впервые, по телевизору ее не показывали, в газетах про нее не писали. Поэтому совершенно не понятно, откуда ее кто-то может знать. А бабулька, тем временем, улыбаясь, рассматривала Соню. Как будто она была несказанно рада этой встрече.
  
  - Очки-то зачем носишь? - спросила странная старушка.
  
  - Так это... я вижу плохо... - попыталась оправдаться Соня, как будто сделала что-то плохое.
  
  - Нуу, дорогая моя, тут очки не помогут!.. - и засмеялась каким-то булькающим смехом, отчего весь ее большой живот задергался. Соня испуганно посмотрела на маму, но та невозмутимо приветливо улыбалась бабульке.
  
  - Ну-ну, ну-ну... - приговаривала бабулька, продолжая рассматривать Соню, - день рожденья-то шестого июля? Двенадцать тебе исполнится?
  
  - Дда... откуда вы знаете? - растерялась Соня.
  
  Бабулька опять радостно забулькала и задергала толстым животом, а потом вдруг резко остановилась и пристально посмотрела в глаза Соне:
  
  - Я много чего знаю!.. - и уже обращаясь к маме, - Ладно, Машенька, не буду вас задерживать... - и покатилась дальше по дорожке.
  
  Соня растерянно оглядывалась вслед странной бабульке. Но та спокойно шла, раскачиваясь из стороны в сторону.
  
  - Мама, а ты ее знаешь?
  
  - Да, это бабушкина подруга - Маргарита Тихоновна.
  
  - А меня она откуда знает?
  
  - Не знаю... Она, вообще, странная... Но очень добрая и хорошая, и с бабушкой они очень дружили. Я ее с самого раннего детства помню.
  
  Соня всю дорогу думала об этой странной встрече. С одной стороны, было видно, что бабулька добрая, к тому же мама ее знала, но с другой стороны Соня все же растерялась и даже испугалась.
  
  
  "4 мая.
  
  Дорогой Дневник! У нас все хорошо. Сегодня я разговаривала с папой по телефону, он сказал, что скучает, а я сказала, чтоб он приезжал к нам. Тогда он сказал, что не может приехать, потому что работает. Завтра мама тоже выходит на работу.
  
  А еще взошла редиска. У нее такие интересные листочки, как зеленые сердечки. Остальное пока не взошло, мама сказала, что рано еще, а редиска самая первая прорастает.
  
  Ну вот... пишу мало, потому что совсем нет времени. Да и не знаю, что писать...
  
  Да! Туська временами где-то пропадает. Бывает, на целый день куда-то уйдет, а то и на два. В городе такого не было, там она от дома вообще никуда не отходила, а здесь, наверное, возомнила себя диким зверем."
  
  
  
  
  ***
  
  - Привет! - Соня услышала звонкий девчоночий голосок и посмотрела в сторону калитки. На ней болталась, встав ногами на нижнюю перекладину, миловидная девочка лет восьми, небольшого роста с рыжими кудрявыми волосами, выбивающимися из косичек. Девочка широко улыбалась, открывая всем окружающим отсутствие нескольких передних зубов, и ничуть не стесняясь этого. Есть категория людей, которые легко знакомятся, легко заводят разговор, с такими людьми чувствуешь себя очень свободно и, буквально, с первых минут кажется, что знал этого человека очень давно.
  
  - Привет, - ответила Соня и подошла к забору, потому что не вежливо, да и неудобно кричать через весь двор. Девочка так и осталась стоять на перекладине калитки, и выглядывала через деревянный штакетник сверху вниз на Соню. Вблизи Соня разглядела множество рыжих веснушек на лице девочки, они были разных форм и размеров, и украшали не только нос своей хозяйки, но и щеки, и лоб, и уползали по шее вниз под футболку. Но веснушки не портили ее внешность, а, скорее, придавали некую веселость и задорность. Даже выпавшие молочные зубы пикантно дополняли весь образ.
  
  - Тебя как зовут? - спросила девочка.
  
  - Соня. А тебя?
  
  - Карина. Я к бабушке на лето приехала.
  
  - А, к Никитичне? Я слышала, - Соня вспомнила, что Иван ей уже говорил об этом.
  
  - Каждый раз удивляюсь! Здесь все про всех знают! Не то, что у нас в городе.
  
  - Ты не в первый раз приезжаешь?
  
  - Нет, я здесь уже была. Я эту деревню знаю вдоль и поперек, в любое место могу пойти и не заблужусь. Пойдем погуляем?
  
  - Я пока не могу. Мне нужно помочь по хозяйству. Ты заходи, подожди меня.
  
  Карина перестала улыбаться и замешкалась, оглядывая сад и дом Сони:
  
  - А кто у тебя дома?
  
  - Наташка. Это моя старшая сестра. Ты ее не бойся, она только с виду такая важная.
  
  - Нет... я, пожалуй, в другой раз зайду, - сказала Карина и спрыгнула с калитки. Она оказалась чуть пониже Сони и теперь Соня смотрела на нее сверху вниз, - мы потом сходим с тобой погуляем, я тут такое классное место знаю! Ладно?
  
  - Ладно.
  
  Тут Карина увидела, что из дома выходит Наташа, и, даже не попрощавшись, убежала прочь, потряхивая своими косичками.
  
  - С кем ты там разговаривала? - спросила Наташа, подойдя к Соне и выглянув за калитку.
  
  - С девочкой только что познакомилась. С Кариной, - ответила Соня.
  
  - А чего она так быстро убежала?
  
  - Не знаю... Наверное, тебя застеснялась... а, может, вспомнила, что ей куда-то нужно... - Соня и сама была удивлена такой застенчивостью новой знакомой. Карина показалась ей шустрой и бойкой девочкой. "Несмотря на то, что она младше, с ней интересно будет дружить" - подумала Соня.
  
  
  
  
  ***
  
  - Мрр?.. Мрр?
  
  - Туська, отстань! - Соня натянула на голову одеяло.
  
  - Мрр? - кошка настойчиво мурлыкнула и запрыгнула на кровать.
  
  - Туська, имей совесть! Дай поспать! Иди вон к Наташке! - разозлилась Соня.
  
  - Мрр? - снова муркнула Туська и ткнулась мордой под одеяло.
  
  - Туська! Где-то болталась, а теперь явилась? Ишь, деловая! А недавно я тебя звала, где ты была? Еще и с грязными лапами, небось, забралась!.. Всё, иди отсюда! - сказала Соня и слегка подтолкнула кошку. Туська спрыгнула с кровати и засеменила мелкими быстрыми шажками на кухню.
  
  Соня снова накрылась с головой одеялом. Через несколько минут откинула его и перевернулась на другой бок, но и так сон больше не приходил.
  
  - У, какая! Разбудила-таки!.. - воскликнула Соня и рывком села на кровати, свесила ноги и задумчиво взъерошила и без того запутанные волосы, - Мама!! Мам!..
  
  - Чего ты орешь? Нет мамы, она на работу ушла, - отозвалась Наташа.
  
  - А, ну да... я и забыла... я хотела спросить, что мы будем делать сегодня.
  
  - Воды нужно принести и полить огород, - скомандовала Наташка.
  
  - И всё?
  
  - Ну, я могу много чего еще напридумывать, - заулыбалась Наташа.
  
  - А мама что говорила?
  
  - Мама только про воду сказала.
  
  - Значит, только воду и принесу! А то, что ты напридумываешь, сама и выполняй! - отрезала Соня.
  
  Она встала, одела свободную футболку и широкие шорты, скрывающие ее полноту, которую она так стеснялась. Взяла в руки очки, задумчиво покрутила их в руках и надела, оглядела комнату сквозь стекла очков, то прищуриваясь, то широко открывая глаза, постояла так какое-то время, а затем сняла и положила на столик, стоящий между кроватями. Наспех пригладила расческой волосы, собрав их в хвост.
  
  - Почему ты не делаешь прическу? - спросила Наташа откуда-то из-за спины. Соня вздрогнула, она и не подозревала, что сестра наблюдает за ней.
  
  - Какую прическу? - растерялась Соня.
  
  - Любую. Да, хотя бы косу. У тебя шикарные волосы, а ты их даже, как следует, не расчешешь.
  
  - Скажешь тоже - шикарные, - усмехнулась Соня, - некогда мне прически заворачивать! - строго добавила она, еще раз посмотрела на очки, лежащие на столике, и впервые вышла из дома без них.
  
  - О! Сонька! А я тебя не узнал без очков-то! - крикнул Ванька, увидев Соню, идущую по улице с ведрами, - если бы не твой лохматый хвост, точно бы не узнал! - засмеялся он.
  
  - Я не поняла, ты что, в школу-то совсем не ходишь?! Кажется, сейчас все нормальные дети сидят в школе, на уроке, получают пятерки, а ты чего? Прогуливаешь? - строго спросила Соня, чтоб сменить тему.
  
  - Ну, значит, и ты тоже не нормальная! Ты же тоже не сидишь в школе на уроке, - засмеялся Иван, а Соня вся вспыхнула, - да ладно тебе ругаться-то! У нас учительница уехала, первых двух уроков нет. Я вот как раз собрался в школу идти. Давай помогу ведра нести.
  
  Соня сразу подобрела и протянула пустые ведра. Ваня набрал в них воды и понес в сторону дома Сони. Сама же она снова брела сзади, важно неся на плечах пустое коромысло.
  
  - Что-то часто вы за водой ходите, - сказал Ваня.
  
  - Так у нас же хозяйство, огород, - гордо ответила Соня, - а ты что думал, мы тут лентяйничаем?
  
  - Ничего я не думал, - буркнул Ваня, - а если огород, то вам нужно желобок под крышей сделать и бочку поставить, чтоб дождевая вода собиралась на поливку. Все же не на себе таскать. Видела - у всех такая бочка есть.
  
  Соня как-то раньше не обращала внимания на разные там желобки и бочки. Даже если где-то и видела, то не задумывалась, для чего она нужна. Ну, мало ли, может в ней купаются, как в бассейне или рыбу разводят... А, вообще, идея бочки для полива очень ей понравилась, поэтому она, придя домой, тут же поделилась этой идеей с сестрой.
  
  - Ну да, неплохо бы завести такую бочку, а то в середине лета вообще засуха обычно, так мы с тобой набегаемся за водой. Вот только где ее искать?
  
  - Может, в сарае где-нибудь есть? Там столько разного барахла, что я не удивлюсь, если где-то и бочка валяется, - предположила Соня и направилась в сторону сараев, Наташа пошла за ней.
  
  - Кстати, Соня, а почему ты не надела сегодня очки? - поинтересовалась по пути Наташа, - ты же знаешь, что тебе нужно их носить, а то совсем ослепнешь.
  
  - Я это... ну... они мне мешают, - с трудом подбирая слова, Соня пыталась придумать такую причину, чтоб сестра поверила и больше не приставала, - сползают все время, не держатся... не удобно мне, вот, - и поспешила переменить тему, чтоб Наташа не заметила, что этот разговор ее расстраивает, - Вон, смотри, бочка в углу! Кажется, она нам как раз подойдет!
  
  - Ну, да, хорошая бочка, - согласилась Наташа.
  Девочкам с большим трудом удалось вытащить бочку из сарая. Там же нашлись детали, из которых можно было соорудить водосток.
  
  "10 мая.
  
  Дорогой Дневник! Похоже, что сегодня у меня не очень хорошие новости... Я всё думаю про ту бабульку, которую мы с мамой встретили по пути в магазин. Что она имела в виду, когда говорила про мои очки?.. Кстати, с очками что-то не то... наверное, их снова нужно менять на более сильные... неужели зрение у меня становится все хуже и хуже?.. Сейчас я без очков вижу лучше, чем в них... Да, похоже, что они мне уже не помогают... Вот мама-то опять расстроится... Я даже не знаю, как ей об этом сказать...
  
  Есть еще маленькая хорошая новость - мы сегодня нашли в сарае бочку и сделали водосток. Нам Ванька помог. Хороший он, все-таки, человек, этот Ванька. Помогает вот нам. Мне всегда раньше было сложно общаться с другими людьми, а с Ванькой, наверное, уже даже дружим."
  
  
  
  
  ***
  
  - Наташ, я пойду, погуляю? - Соня обняла сестру.
  
  - Так ты же и так целыми днями гуляешь, - ухмыльнулась Наташа.
  
  - Нет, я на улице погуляю, там, - Соня махнула рукой в сторону калитки.
  
  - Ну, иди. Только не забывай, что человеческому организму нужно, вообще-то, обедать, ужинать, ну и спать, наконец, - улыбнулась она.
  
  - Не забуду, - Соня быстро чмокнула сестру в щеку, и побежала за ворота.
  
  За калиткой Соня остановилась и в нерешительности посмотрела сначала в одну сторону, а потом в другую, не зная, куда пойти. В одну сторону она часто ходила, там была колонка и магазин, и почта, где теперь работала мама, а вот в другую сторону ни разу не пришлось ходить. Соня подумала и решительно повернула в ту, неисследованную часть деревни. По обеим сторонам от дороги стояли деревянные дома. Каждый дом был особенный, не похожий на соседний, поэтому рассматривать их было - сплошное удовольствие. Вдруг Соня остановилась возле одного из дворов. Что-то притягивало ее. Это был обычный дворик с множеством растений и небольшим домиком вдалеке, утопающим в зелени. Соня не могла отвести глаз от домика, что-то было в нем такое... Соня не могла объяснить, но она взволнованно задышала, а сердце забилось так часто, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Все дома вокруг будто пропали, растаяли в воздухе и остался только один этот...
  
  Вдруг из глубины сада выскочила черная тень и помчалась в сторону Сони.
  
  - Туська? - удивленно позвала Соня, узнав свою кошку, - что ты здесь делаешь? - Соня взяла кошку на руки и прижала к себе.
  
  - Мяу, - Туська своим мяуканьем словно рассеяла чары и вернула Соню в реальность.
  
  - Соня! - окликнул ее чей-то голос. Из-за только что пережитого необъяснимого волнения она даже не сразу поняла, кто ее позвал. Соня повернулась на зов и увидела Ивана, улыбающегося от уха до уха, - ты чего здесь делаешь?
  
  - Гуляю. Не видишь, что ли?
  
  - С кошкой?
  
  - Ты не знаешь, кто здесь живет? - Соня сделала вид, что не услышала его вопрос и задала свой.
  
  - Конечно, знаю. Тихоновна. А зачем тебе?
  
  - Да так, не зачем... Посмотри на ее дом, - сказала Соня, не глядя в ту сторону.
  
  - Ну? - Иван уставился на дом.
  
  - Что - ну?
  
  - Ну, смотрю, и что дальше?
  
  - И что?
  
  - Ничего... Чего ты прицепилась-то? Куда именно смотреть-то?
  
  - Вообще... На дом, на двор... целиком, - Соня пристально смотрела на Ваньку, пытаясь по его лицу понять его впечатление от увиденного.
  
  - Ну... нормальный дом... и двор... вон, яблоня цветет...
  
  - А что чувствуешь?
  
  - Ты чего, совсем бзикнулась? Что я тут должен чувствовать? Ничего не чувствую!
  
  Соня сильно зажмурила глаза, осторожно повернулась к дому и медленно приоткрыла сначала один глаз, потом второй. Но того странного волнения больше не было.
  
  - Ну, а ты чего чувствуешь? - смеясь, спросил Ванька.
  
  - Ничего, - буркнула Соня и пошла дальше, некоторое время еще искоса поглядывая на подозрительный дом, - А кто такая - эта Тихоновна?
  
  - Ну, может, видела, есть тут одна бабушка, старенькая такая... ей, наверное, лет сто... вся такая круглая, как колобок...
  
  - Ааа, Маргарита Тихоновна!.. Да-да, знаю... - Соня снова оглянулась на дом, - так вот, где она живет... Одна? Или с кем-то?
  
  - Одна. У нее никогда не было семьи. Она, вообще, странная... Некоторые говорят, что она общается с нечистой силой, - шепотом добавил он.
  
  - Как это? - оживилась Соня.
  
  - Не знаю, может это сплетни, но говорят, что в ее доме происходят странные вещи... И маленьких детей пугают, что во дворе у Тихоновны живет чудовище, чтоб они туда не ходили, - жутким голосом произнес Ваня и, глядя, как у Сони от ужаса расширяются глаза и она еще сильней прижимает к себе Туську, не выдержал и засмеялся, - Неужели ты веришь в эти детские сказки? Соня разозлилась на себя за то, что Ваньке так легко удалось ее обмануть, но она постаралась не показать вида и спокойным голосом сказала:
  
  - А почему ты думаешь, что это сказки? Разве ты не веришь в странные вещи, в призраков и в нечистую силу?
  
  - Конечно, нет! Мне слишком много лет, чтоб верить в разную ерунду!
  
  - Ха-ха-ха! - наигранно засмеялась Соня, - тринадцатилетний старикашка! Так вот, старичок, хочу ... даже и не знаю, порадовать тебя или разочаровать... В общем, всякое волшебство - это не выдумки! Я раньше тоже считала, что всё это глупости, сказочки для маленьких детей, пока не приехала сюда и не встретила настоящего... ммм... - она огляделась вокруг, словно в поиске подсказки, и вдруг выпалила: - Домового!
  
  - Кого?.. - недоверчиво переспросил Ваня.
  
  - Кого, кого, - передразнила Соня,- Домового, я тебе говорю!
  
  Ванька удивленно уставился на Соню, а она постаралась выглядеть спокойно и убедительно. Хотя сейчас, в эту самую минуту судорожно думала: 'Почему Домовой? Какой Домовой? Что я, вообще, такое болтаю? Хоть бы не попросил его показать!..'
  
  - Да ты врешь! - Иван всматривался в Сонино лицо, пытаясь разглядеть признаки того, что она лжет, но Соня спокойно, глядя прямо в его глаза, произнесла:
  
  - Я так и знала, что ты не поверишь. Вот ведь, не хотела тебе рассказывать... Ладно, забудь!.. Как будто я ничего не говорила... - и повернула обратно, в сторону своего дома. Ваня пошел за ней. Некоторое время они шли молча, наконец, Иван не выдержал:
  
  - А где ты его видела?
  
  - Где, где... дома.
  
  - Вот прямо ходил он у вас по дому? У всех на виду?
  
  - Ну, да... И мама, и Наташка тоже его видели... - Соня чувствовала, что запутывается в своих сочинительствах все больше и больше, но уже не знала, как остановиться.
  
  - А покажи мне его! - вдруг воскликнул Иван, - Да! Покажи и я поверю, что он существует.
  
  То, чего она опасалась, произошло. Но как Соня могла показать Ване персонаж, который она сама только что придумала.
  
  - Ааа... ммм... А его нельзя никому показывать, про него и рассказывать никому нельзя... Я уже жалею, что тебе рассказала, - пыталась выкрутиться Соня.
  
  - Я же никому не скажу!.. Ну, можно, хоть одним глазком?
  
  Соня вздохнула, на ходу придумывая, что бы дальше сказать такое про Домового, чего бы такое придумать, чтоб Ване расхотелось его видеть, но, как назло, ничего в голову не лезло. Тогда Соня вздохнула еще раз и сказала:
  
  - Пошли...
  
  "Где же мне взять домового, - думала Соня по пути, - дома Наташка... как при ней вести такой разговор? Она сразу поймет, что я все наплела... Что же придумать?.."
  
  У самой калитки Соня отпустила кошку с рук и тут ей пришла в голову идея:
  
  - Знаешь, а ведь дома его нет...
  
  - Я так и знал, что ты все напридумывала! - воскликнул Иван, - зачем только голову всю дорогу морочила? Призналась бы сразу, что наврала.
  
  - Ничего я не наврала! Я же сказала, что дома его нет, а не что его нет вообще. Просто он сейчас живет в сарае.
  
  - Чего?.. - удивленно переспросил Ваня.
  
  - Он за столько лет привык жить в доме один, без компании, в холоде. Никто же печку не топил. А тут мы приехали, шуму наделали, на печке готовить стали, ему показалось, что слишком жарко, суетливо и шумно, вот он и ушел жить в сарай... сказал, что временно... зимой обратно в дом переберется... когда мы уедем.
  
  Ванька слушал, открыв рот:
  
  - Ну ты и завернула!.. - с восхищением воскликнул он, - тебе только сказки сочинять!..
  
  - Ничего это не сказки. Не веришь? Пойдем, покажу, - Соня уверенно направилась в сторону сарая, в глубине души надеясь, что Иван откажется, но Ваня пошел за ней, - Только ты тихо, не шуми и вообще не разговаривай. Понял? Домовые, они ведь стеснительные, они всем подряд не показываются. Спугнешь его и тогда никогда не увидишь, так что молчи. Понятно?
  
  - Да понял я, понял!
  
  Соня оглянулась по сторонам, нет ли поблизости сестры и, убедившись, что во дворе Наташи не оказалось, быстро добежала до ближайшего сарая, того самого, в котором она недавно нашла лопаты и коромысло. Дернула за ручку двери и проскочила внутрь, Иван торопливо заскочил вслед за ней, дверь за ним захлопнулась и они погрузились в полную темноту. Стараясь не шевелиться, чтоб не наткнуться на какой-нибудь предмет и не наделать шуму, они стояли и ждали, когда глаза чуть-чуть привыкнут к темноте. "Ну, хоть бы мышь, что ли, пробежала... - с надеждой думала Соня, - где же мне домового-то взять?" Мышей Соня никогда не боялась, и ей всегда были странны визги и писки девчонок, увидевших малюсенькую мышку. Но, как назло, в сарае было тихо и спокойно, никаких звуков, никаких шевелений. Казалось, что в этой тишине можно услышать даже биение своего сердца. Постепенно стали различимы очертания предметов. Сквозь щели в стенах в помещение пробивались тонкие лучи света. Сразу, непривыкшими к темноте глазами, их невозможно было разглядеть, а сейчас были видны даже пылинки, танцующие в этих лучах. Иван присмотрелся и разглядел Соню, она стояла, такая задумчивая, глядя куда-то в сторону, окруженная сиянием проникающего тусклого света. Один луч запутался в ее волосах, отчего они казались дивным волшебным облаком. Соня, словно почувствовав, что Иван смотрит на нее, провела по волосам рукой, от этого пылинки в лучах заволновались еще сильнее и закружились в странных переплетениях, танцуя вокруг Сони.
  
  - Ты такая красивая! - не удержавшись, вполне искренне с восторгом воскликнул Ваня.
  
  Соня несколько секунд помолчала, не зная, что ответить. Потому что ей никто никогда раньше не говорил, что она красивая. Более того, все всегда считали ее замухрышкой и смеялись над ней. В конце концов, она поверила в то, что красивой ей никогда не быть и даже смирилась с этим. Нет, мама, конечно, называла ее красавицей, но Соня убеждала себя, что это потому, что просто все мамы считают своих детей самыми красивыми. А так, чтоб посторонний человек такое сказал, тем более мальчишка... Соня совсем растерялась и смогла ответить лишь:
  
  - Ты что?.. Совсем ку-ку?..
  
  Тут, наконец, в эту самую секунду в углу зашуршала мышь, которую так ждала Соня.
  
  - Ну, вот... - с облегчением сказала она, но стараясь все же придать своему голосу некоторую суровость и строгость, - Я тебя предупреждала, чтоб ты вел себя тихо и молчал? Я же говорила, что домовые стеснительные! Видишь, он убежал и больше не покажется. Всё, пошли отсюда! Бесполезно здесь теперь сидеть, - и первая направилась к выходу.
  
  Они вышли на дневной свет и зажмурились от яркого солнца. Соня с любопытством посмотрела на Ивана, пытаясь понять, неужели он, и правда, поверил в то, что в сарае живет домовой или только подыграл ей? Но Ванька загадочно улыбался, и по этой его улыбке ничего нельзя было определить, а спрашивать Соня не стала.
  
  Вечером, когда девочки уже легли спать, Соня все думала о сегодняшнем приключении, сон никак не шел к ней.
  
  - Наташ!.. Наташа, ты спишь?.. - шепотом спросила Соня, но в ответ услышала только ровное дыхание спящей сестры, - Представляешь, Ванька сегодня сказал, что я красивая... Вот дурак-то... - тихо добавила она, глядя в потолок и улыбаясь.
  
  ***
  
  "17 мая.
  
  Что-то сегодня с самого утра у меня совсем нет настроения... Я, как выжатый лимон, как пустая коробка из-под конфет, как вареная луковица, как расплавленный пластилин. Хочется распластаться по какой-нибудь горизонтальной поверхности и лежать, сливаясь с окружающей обстановкой, чтоб меня никто не видел и не слышал. Нет сил шевелиться... даже на то, чтобы думать и то нет сил..."
  
  - Соня! - послышался голос Наташи, - Соня, помоги мне белье с веревок снять, похоже, дождь начинается!
  
  Соня вздохнула, вяло убрала дневник под матрас и вышла на зов сестры. Погода, и правда, портилась. Поднялся ветер, откуда-то набежали тучи, в воздухе после стольких сухих солнечных дней запахло прохладой и влагой. Девочки вдвоем шустро собрали высохшее белье, успев до первых капель дождя, и занесли его в дом.
  
  - Ох, как хорошо! Какие мы с тобой молодцы! - улыбалась Наташа, - Успели все-таки, и даже не замочили ничего. Сейчас как раз проверим наш водосток.
  
  Но Соня, казалось, вовсе не слушала ее, она во все глаза смотрела на улицу через окно. Вдруг Соня, ни слова не говоря, медленно вышла в сад. Ветер усиливался, деревья гнулись, рискуя сломаться, и множество столбиков из пыли и какого-то мелкого мусора поднимались на дороге и бежали куда-то, потом рассыпались и от усилия ветра поднимались снова. Залюбовавшись стихией, Соня стояла на крыльце и с восторгом смотрела на разбушевавшуюся природу. Как завороженная, она медленно сделала шаг, потом другой, сошла с крыльца и, осторожно ступая босыми ногами по траве, прошла на середину сада. Тучи быстро набегали одна на другую, тяжелели и наливались, из серых становились сизыми и почти черными, с дикой силой толкались в небе, рвались на куски, рассыпались, вновь собирались вместе и быстро убегали, обгоняя друг друга. Соня зачарованно любовалась. В городе за грозой можно было наблюдать лишь из окна, а тут она была так близко, что казалась вполне осязаемой. Ветер развевал ее длинные волосы, Соня взволнованно дышала, стараясь вобрать полной грудью весь этот воздух, насыщенный какой-то радостью, восторгом, силой и даже магией. Неожиданно ветер стих так же резко, как и начался, Соня растерянно оглянулась по сторонам, как маленький ребенок, которому показали красивую игрушку, раздразнили, раззадорили, а в руках подержать не дали. Но стихия всего лишь сделала передышку, некий вздох, чтоб с новой силой обрушиться на землю. Тут упали первые капли дождя. Крупные, они звонко застучали по траве, по листве деревьев, по Соне. Она вздрогнула от прикосновения воды, но тут же расслабилась, выпрямилась и подняла к небу лицо, подставляя его дождю. Внезапно черное небо разорвалось пополам, ярко сверкнула молния, и сразу загрохотал гром такой силы, что казалось, будто он где-то совсем рядом, практически над головой. Соня никогда раньше не слышала такого грохота, но она не испугалась, а даже наоборот, пришла в какой-то дикий, первобытный восторг. За первой молнией последовала вторая, затем еще и еще, они сопровождались сильнейшими раскатами грома, дождь усилился и это были уже не капли, а целый нескончаемый поток. Соня стояла, как зачарованная, раскинув руки и всем своим существом устремившись в небо. Казалось, еще секунда и она, оторвавшись от земли, устремится туда, где толкаются черные тучи и сверкают в бешенных плясках молнии, и растворится там, став частью стихии. Одежда насквозь промокла, мокрые распущенные волосы прилипали к лицу и телу, но Соня не замечала этого, она слилась с природой и наслаждалась этим безумием грозы.
  
  - Соня! Соня!! - послышался крик Наташи, заглушаемый раскатами грома, - Иди домой!
  
  Но Соня, полностью захваченная величественной стихией, не замечала ничего вокруг. Она чувствовала, как неведомая ей ранее сила наполняет ее душу, и не было сил и желания противиться этому.
  
  - Соня! Я кому сказала?!! Быстро домой! - снова крикнула Наташа, стоя на крыльце под навесом.
  
  Тут Соня резко опустила руки, повернулась и посмотрела на сестру таким странным взглядом, что Наташа невольно поежилась. Никогда раньше она не видела такое выражение лица у сестры, от этого взгляда по спине бежали мурашки, и становилось как-то не по себе. Наташа напряженно сделала вдох, медленно выдохнула, сложив губы трубочкой, и выбежала под дождь. Схватив упирающуюся Соню в охапку, она потащила ее в дом.
  
  - Ты что это вытворяешь? Заболеешь же... - бормотала Наташа, стягивая с сестры мокрую одежду и растирая ее полотенцем. А Соня молча улыбалась своей странной новой улыбкой, не сопротивляясь терпеливо ждала, пока сестра вытирала ее длинные волосы и укутывала одеялом в постели.
  
  - Как же ты меня напугала, глупая! Я тут белье складываю, разговариваю с тобой, гляжу, а тебя-то и нет!.. Хожу по дому, зову, смотрю, а ты под ливнем стоишь!.. Так же и заболеть можно!.. Смотри, уже трясешься вся... - Наташа заботливо подоткнула одеяло, - замерзла?
  
  - Нет... - улыбаясь, ответила Соня, а у самой зуб на зуб не попадал.
  
  - А чего дрожишь?
  
  - Не знаю... - Соня, действительно, не понимала, что это за озноб такой странный. Она вовсе не замерзла, от утренней тоски не осталось и следа, на душе было радостно, хотелось смеяться и плакать одновременно, щеки ее пылали румянцем, а в зеленых глазах сверкали золотые искорки.
  
  В это самое время, на другом конце деревни у себя дома в мягком уютном кресле-качалке сидела Маргарита Тихоновна. Она странно улыбалась, глядя в окно на грозу, и задумчиво помешивала ароматный чай в чашке.
  
  
  
  ***
  
  "18 мая.
  
  Не знаю, что это вчера было такое... Я, конечно, всегда любила грозу, сколько себя помню, но чтоб вот так сходить из-за нее с ума... такое со мной впервые... Может, здесь место какое-то странное?.. Или гроза не такая, как везде?.. Не знаю... но мне понравилось!.. Я, конечно, пообещала Наташке, что больше так делать не буду, взамен на то, что она не наябедничает маме. Она не рассказала... А меня, боюсь, придется связать в следующий раз, чтоб я не сбежала снова в грозу, чтоб вновь испытать тот неописуемый восторг. Не думала, что гроза так поднимает настроение и придает столько сил и энергии. Я сейчас, как будто батарейка, которую заново зарядили."
  
  Соня задумчиво посмотрела в окно, вспоминая вчерашнюю грозу, и закручивая на палец прядь волос на виске. Потом перевела взгляд на стол и посмотрела на свои очки, лежащие там. Взяла их в руки, покрутила, думая о чем-то своем, положила на место и продолжила писать:
  
  "Чтоб мама не переживала по поводу моего окончательно испортившегося зрения, я по вечерам, когда она приходит с работы, всё же надеваю очки и чувствую тогда себя слепым кротом, потому что вижу в них даже хуже, чем совсем без очков. Хорошо, что днем Наташка не заставляет меня их надевать. Сейчас вот пишу без очков и нормально вижу... Секундочку!.. А что, если зрение не испортилось, а наоборот?.. Да ну, ерунда какая-то!......."
  
  Соня, не то испугавшись своих предположений, не то обрадовавшись им, схватила очки и, держа их в руках перед лицом, стала смотреть вокруг то сквозь них, то убирая их от глаз. С каждым разом она убеждалась все больше, что действительно, ее зрение стало улучшаться.
  
  - Но этого не может быть!.. - растерянно произнесла она и с размаху шлепнулась на кровать. К этой мысли нужно было привыкнуть. Все это не укладывалось в голове. Как такое вообще возможно? Соне не терпелось скорее поделиться своей радостью с кем-нибудь. - Наташа! - крикнула она, - я вижу!
  
  - Поздравляю, - равнодушно отозвалась сестра из соседней комнаты, - я тоже вижу...
  
  - Нет, ты не понимаешь, я хорошо вижу! - Соня подошла к Наташе, - мне не нужны очки, я вижу без них.
  
  - Ага, ты маме об этом скажи. Я прекрасно понимаю, что тебе не нравятся очки. Но если ты рассчитываешь на линзы, то я очень сомневаюсь, что их тебе купят, так что будь к этому готова.
  
  - Нет, Наташа, мне не нужны линзы, - Соня занервничала, видя, что сестра ей не верит, - я вижу без линз, без очков и без... ммм... - Соня подбирала слова, - без всего остального! Я просто хорошо вижу! Наташа, я бы и сама не поверила, если бы мне еще месяц назад сказали, что у меня будет нормальное зрение, но я, правда, хорошо вижу.
  
  - Что тут написано? - Наташа отодвинула от Сони книжку, примерно, на метр, но Соня легко прочитала пару предложений вверху страницы, - Ух ты! Здорово! - удивилась Наташа.
  
  - А представляешь, как мне это удивительно? Я вижу каждый листочек на дереве, каждую травинку и безо всяких очков на носу. Представляешь, раньше все это было сплошным мутным пятном, а сейчас все так четко и красиво. Я не сразу поняла, что происходит... До меня только что дошло.
  
  - Да уж... представляю... Как-то это все странно!..
  
  - Есть, кто дома? - послышался женский голос, - девочки!
  
  - Да-да, тетя Аня, мы здесь! - отозвалась Наташа.
  
  - Вот, молоко вам принесла, - сказала тетя Аня, доставая из сумки банку с молоком, - ждала вас, ждала, так и не дождалась... крышку заберу... - она сняла крышку с банки, и положила ее обратно в сумку.
  
  - Ой! Мы ведь совсем забыли!.. - Наташа строго посмотрела на Соню, как будто она была виновата в том, что они забыли про молоко, а Соня пожала плечами и развела руки.
  
  - Ничего, - улыбнулась тетя Аня, - я как раз в магазин шла мимо вашего дома, дай, думаю, занесу по пути. Как вы тут без мамы справляетесь?
  
  - Нормально... Мы там, дома привыкли, что родители всегда на работе, так что сами управлялись. Здесь даже легче... почему-то... хотя папа там остался, и здесь нет удобств, за водой вот приходится самим бегать, печку топить, вечеринок нет, дискотек, все подруги остались в городе... но все равно, мне здесь нравится. Не думала, что понравится такая жизнь, но нравится. - Наташа говорила вполне искренне, Соня слушала ее и была согласна с каждым словом, ну почти с каждым, если учитывать, что на вечеринки и дискотеки она не ходила, а подруга у нее была всего одна.
  
  - Ну и хорошо, - одобрительно улыбнулась тетя Аня, - рада, что вам здесь нравится. Жалко, что вы раньше сюда не приезжали. А вы приезжайте каждое лето! Как на дачу! - Было бы здорово!.. - девочки переглянулись, - нужно будет поговорить с мамой об этом.
  
  "Ну вот, рассказала маме про мое зрение. А мама почему-то заплакала... Я запереживала, что она расстроилась, а она сказала, что это от радости, потому что врачи говорили, что не знают, почему мое зрение ухудшалось, и не знали, как лечить. Мне кажется, я знаю, что произошло. Просто это какая-то волшебная деревня, вот и все. Мы приехали сюда и всё как-то само собой налаживается."
  
  
  
  ***
  
  Сквозь сон Соня почувствовала, как Туська запрыгнула к ней на кровать и принялась бродить туда и обратно. Соня посмотрела на часы - половина третьего ночи!
  
  - Ох, Туська!.. Иди, топчись по Наташке!.. - Соня нервно дернула ногой, сгоняя кошку с постели, - вот прицепилась... слониха... поспать не дает...
  
  Соня отвернулась к стенке и приготовилась снова заснуть, но Туська опять упрямо запрыгнула на кровать и призывно мурлыкнула:
  
  - Мрр?
  
  - Чего тебе? - не поднимая головы от подушки и не открывая глаз, шепотом спросила Соня.
  
  - Мрр?
  
  - Оооох! - нервно выдохнула Соня и села на кровати, - я так понимаю, что спать ты мне не дашь?!
  
  Туська, как будто только этого и ждала, она тут же спрыгнула с кровати, сделала несколько своих мелких, быстрых шажков и оглянулась:
  
  - Мрр?
  
  - Иду я, иду, - сердито проворчала Соня и побрела за кошкой.
  
  Туська семенила впереди своими короткими лапками, мягко, неслышно ступая по полу, то и дело оглядываясь на Соню и как бы спрашивая: 'Мрр?', а Соня послушно шла за ней, стараясь не греметь и не разбудить маму и сестру.
  
  - Чего тебе понадобилось посреди ночи? - шепотом ворчала Соня, - неужели не могла дождаться утра?
  
  Туська бежала прямиком к закрытой входной двери, остановилась возле нее, обернулась к Соне и позвала:
  
  - Мрр?
  
  - Подожди, дай хоть надену что-нибудь... - Соня оглянулась по сторонам, схватила первое, что попалось под руку - старую шаль прабабушки. Они нашли ее, когда прибирались в доме, и, не решившись выбросить, повесили в прихожей. Соня накинула ее на плечи, прямо поверх ночной сорочки и открыла дверь. Кошка выскочила за порог, снова остановилась и оглянулась, Соня босиком вышла на крыльцо. Туська побежала дальше, то и дело оглядываясь и проверяя, идет ли за ней Соня. Стоило только Соне задержаться, Туська тут же призывно мурлыкала:
  
  - Мрр?
  
  - Иду, видишь, иду... Куда ты меня зовешь? - Соня осторожно ступала босыми ногами по мягкой траве, - нужно было хоть какие-нибудь тапки взять, - пробурчала она и остановилась в сомнении, но Туська снова настойчиво позвала:
  
  - Мрр? - и запрыгнула на лестницу, приставленную к стене дома и ведущую на чердак. Туська ловко забралась по лестнице вверх до самой дверцы, там снова остановилась, потому что сама бы никогда не смогла открыть вертушку, на которую была закрыта дверца и вопросительно посмотрела вниз на Соню.
  
  - Да уж... видел бы меня сейчас кто-нибудь... Ползаю тут посреди ночи по каким-то лестницам, чердакам в одной ночнушке... а всё почему? А потому что кошка меня позвала... Бред! - Соня усмехнулась своим рассуждениям, взялась руками за лестницу и встала на первую ступеньку. Туська терпеливо ждала наверху, пока Соня доберется до дверцы и повернет вертушку. И тут же стремительно запрыгнула в открытую дверцу. Соня осторожно на коленках заползла на чердак, путаясь в шали. Сквозь открытую дверцу в свете луны Соня разглядела Туську, она торопливо бежала своими мелкими шажками вглубь чердака к трубе, идущей от кухонной печки, то и дело оглядывалась, проверяя, идет ли Соня за ней. Соня выпрямилась во весь рост и сделала шаг. Она почувствовала, что под ногами у нее что-то мягкое и теплое..., но не противное... скорее, как сухая земля... или пыль. Осторожно ступая босыми ногами, утопающими в пыли, Соня подошла к своей кошке, в ожидании сидящей у трубы, и присела рядом на корточки.
  
  - Ну, и чего ты меня сюда звала? - строго спросила Соня.
  
  - Мрр? - мурлыкнула Туська и принялась рыть лапой возле трубы.
  
  - Фуу!! Глупая кошка! Не могла сделать это где-нибудь в саду?! - воскликнула Соня и сморщила нос, - Обязательно нужно было сюда тащиться?! Фуу!! А я-то чего за тобой приперлась?! Видать тоже не шибко умная!
  
  Соня уже хотела было повернуть назад к выходу, как вдруг заметила какой-то блеск как раз в том месте, где рылась Туська.
  
  - Ну-ка, дай я, - Соня осторожно порылась в земле, боясь наткнуться на что-то не очень приятное, мало ли, может, Туська не в первый раз сюда приходит. Нащупала какой-то твердый предмет с неровными краями и поднесла его поближе к глазам, чтоб рассмотреть. В полумраке, при свете луны, трудно было понять, что это, но без сомнения это был какой-то кулон или медальон с разорванной цепочкой. Соню охватило странное, непонятное волнение, она вдруг почувствовала, что это ее медальон и он для нее очень важен. Туська, молча наблюдавшая за девочкой, в несколько мягких крупных прыжков добралась до прямоугольного выхода, освещенного луной, и оглянулась, Соня сжала медальон в кулаке и пошла за ней.
  
  - Вставай уже, Соня-засоня! Сколько можно дрыхать? Так все лето проспишь! - позвала мама, - мы же хотели сегодня сходить на речку. Или отменяется?
  
  - Ничего не отменяется!.. - Соня потянулась в постели и улыбнулась, вспоминая странный сон. И тут ее взгляд упал на шаль прабабушки, висящую у нее на кровати. Соня от неожиданности замерла с вытянутыми вверх руками, но тут же, вдруг подумав о чем-то, посмотрела на свои ладони. Они были грязные. Соня, не веря своим глазам, потерла ладони и снова посмотрела на них... Потом медленно подняла подушку. Под ней лежал медальон и разорванная цепочка...
  
  
  
  ***
  
  Сейчас, при дневном свете Соня смогла получше рассмотреть медальон. Это был узорчатый треугольник из какого-то почерневшего металла, а посередине шестиугольный камень. Соня потерла медальон, пытаясь отскрести от него прилипшую грязь, и в металлической треугольной оправе стали различимы переплетения двух змей, но они были такие замысловатые, что угадывались только при ближайшем рассмотрении, а в целом выглядели, как какой-то древний орнамент. У одной змеи вместо глаза стоял маленький красный камень, а у другой такой же маленький, но зеленый. Обратная сторона тоже была необычная, на ней были выпуклые полоски, точки и какие-то странные знаки.
  
  - Какая красота... - прошептала Соня, разглядывая найденный медальон со всех сторон. Она посмотрела на разорванные концы цепочки, на секунду задумалась о чем-то и, быстро соскочив с кровати, побежала в чулан, где недавно видела ящик с каким-то инструментом. Соня принялась рыться в ящике, не совсем понимая, что именно ищет, поэтому примеряла каждый найденный инструмент к цепочке так и сяк, пробуя ее починить. Наконец, ей удалось при помощи гвоздя разжать одно крайнее звено цепочки и, соединив с крайним звеном другого обрывка, зажала его плоскогубцами.
  
  Вещица как будто сразу ожила. Нет, она, конечно, не запрыгала и не заговорила, это же не сказка, где вещи разговаривают, а обычная жизнь. Но Соня почувствовала, что это не простое украшение, не такое, какие продаются в магазинах, что оно особенное и оно, будто живое, излучало энергию и словно просило Соню, чтоб она надела его на себя. Соня всегда была равнодушна к украшениям и даже никогда не просила маму проколоть ей уши и купить серьги, хотя все девочки в классе носили, кто сережки, кто колечко, кто цепочку. Но тут Соня не могла устоять, она чувствовала, что ее жизнь как-то связана с этим украшением и неизвестно, сколько оно пролежало там, на чердаке в пыли, прежде чем дождалось ее, Соню. А сейчас в ее руках оно будто проснулось. Соня нежно погладила медальон и решительно надела его себе на шею. Судорожно сделав вздох, она почувствовала какой-то прилив энергии, как недавно во время грозы, даже голова немного закружилась от неожиданности. Соня схватилась руками за дверь чулана, чтоб не упасть, постояла так некоторое время, пока не пришла в себя. Теперь, когда голова больше не кружилась, Соня чувствовала себя легко, радостно и как-то по-новому.
  
  - Ну, что, вы собрались? - послышался мамин голос. Соня всплеснула руками, она, занявшись медальоном, совсем забыла про речку, и стоит теперь в чулане в одной ночной сорочке, но при украшениях.
  
  - Да, мама, я уже!.. - ответила она на бегу и торопливо стала стягивать сорочку, - купаться-то будем?
  
  - Посмотрим, как вода прогрелась, - ответила мама из кухни.
  
  - А я купальник надела, - послышался голос Наташи.
  
  - Ну и я тогда тоже надену... - вполголоса сказала Соня и наспех натянула на себя свой старенький купальник. Надела свои обычные широкие шорты и просторную майку, под которой не трудно было скрыть фигуру. Соня, вообще, была не избалована разнообразием одежды, носила в основном то, что оставалось после старшей сестры, и особо не расстраивалась. Главное, чтоб было удобно, считала она. Поэтому здесь она особенно радовалась, что не нужно наряжаться, и что поблизости нет зловредных одноклассниц, строго следящих за модой, они-то уж точно обсмеяли бы Соню в таком виде. А Соне было настолько безразлично, как она выглядит, что даже в зеркало она редко смотрелась. Наспех расчесавшись и завязав волосы в хвост, Соня проверила рукой, на месте ли медальон и спрятала его за ворот футболки.
  
  - Я покажу вам свое любимое место на речке, - сказала мама, когда они уже шли в сторону реки, - надеюсь, что оно осталось таким же, каким я его помню, тогда вам обязательно понравится.
  
  - Мама, а почему мы раньше сюда не приезжали? Здесь же хорошо, - спросила вдруг Наташа.
  
  - Хорошо... Просто не к кому стало приезжать... Пока бабушка была жива, мы ведь часто ее навещали, ты была маленькая, но, может быть, помнишь, что мы здесь бывали?
  
  - Помню... И бабушку помню.
  
  - А я вот ничего не помню... - с сожалением сказала Соня.
  
  - А ты и не можешь помнить, потому что ты здесь впервые, - улыбнулась мама и обняла Соню, - Девочки, смотрите, вон за тем поворотом будет небольшой спуск и мы почти пришли.
  
  Да, это было хорошее место. Скрытая от посторонних глаз деревьями, а с другой стороны высоким холмом, небольшая поляна плавно переходила в берег реки. Речка была не широкая, но красивая и шустрая.
  
  - Про это место никто кроме тебя не знает? - удивилась Наташа, оглядев поляну.
  
  - Почему ты так думаешь? - в свою очередь удивилась мама.
  
  - Посмотри, какой здесь порядок! Ни бумажек, ни битого стекла... как будто сюда никто не ходит.
  
  - Ходят, - засмеялась мама, - еще как ходят. Просто убирают за собой.
  
  Соня поставила сумку на траву возле березы и обошла поляну. Подходя к реке, она на ходу скинула туфли и пошла дальше уже босиком. Прохладная трава сменилась на теплый сухой песок, в него приятно было зарыть ступни и пошевелить пальцами. Соня улыбнулась и сделала еще несколько шагов, направляясь к реке. Здесь песок уже был мокрый и не такой легкий, в него если и зароешься, то так просто пальцами не пошевелишь.
  
  
  
  Соня медлила, потому что не знала, куда деть медальон, чтоб у мамы и сестры не возникло вопросов, откуда он взялся. Она быстро незаметным движением сняла его и засунула в карман шорт, затем скинула одежду и пошла к воде.
  
  - Соня! - удивленно воскликнула Наташа, - да ты вроде как похудела! Ого! Я даже не ожидала!
  
  - И правда, - согласилась мама, - вот что значит свежий воздух, здоровое питание и постоянное движение. Сколько мы калорий сожгли, пока дом прибрали и огород вскопали?
  
  - Вы что, прикалываетесь надо мной? - Соня обиженно надула губы. Она оглядела себя, но каких-то видимых изменений не нашла.
  
  - Какое там! Такими темпами ты скоро превратишься в ходячий скелет! - засмеялась Наташа, - и папа тебя не узнает!
  
  - Ну, ты скажешь тоже "скелет", - сказала мама, - нормальная стройная девочка. Просто Сонечка растет, вот и постройнела.
  
  - А почему Наташка не худеет? Она же тоже огород копала.
  
  - А потому что я уже само совершенство, - веселилась Наташа, и, сделав наигранно-важное выражение лица, добавила, - мне даже и совершенствовать уже нечего.
  
  Девочки засмеялись и побежали в воду.
  
  
  
  ***
  
  "13 июня.
  
  Дорогой Дневник! Наташка думает, что я придумала себе Карину... Думает, что мне тут так одиноко, что я начала выдумывать себе несуществующих друзей... Говорит, что в психологии такие случаи известны. Но мне здесь хорошо! И не одиноко. И Каринку я не выдумала! Я же не виновата, что они никак не могут встретиться. Еще бы сказала, что я Ваньку выдумала и Маргариту Тихоновну, и тетю Аню, и всех жителей деревни! Да и, вообще, всю деревню! Просто Каринка стеснительная. Придет, повисит на калитке, мы с ней поболтаем, а во двор она почему-то стесняется зайти. А мне всё не удается пойти с ней погулять, все время какие-то дела находятся, все время что-то отвлекает.
  
   Вот и сегодня Каринка зашла за мной, звала гулять, только мы вышли за ворота, как я споткнулась и подвернула ногу... А как куда-то идти с больной ногой?.. Пришлось возвращаться обратно...
  
   Хорошая она девчонка. Я рада, что здесь у меня появились друзья, которым все равно, как я выгляжу и во что я одета. Мы с Каринкой договорились сходить куда-нибудь, когда у меня нога поправится."
  
  Соня полулежала на кровати, подложив под спину подушку, и держала дневник на коленях.
  
  - Есть кто дома? Здравствуйте! - услышала Соня приглушенный голос из прихожей. Дверь в ее комнату была прикрыта и Соня не могла понять, кто там пришел. Она напрягла слух и даже приподнялась на кровати, пытаясь определить гостя по голосу.
  
  - О! Ваня! Здравствуй! Проходи, - ответила мама.
  
  - Ну, понятно... - шепнула сама себе довольная Соня.
  
  - А Соня дома? - спросил Иван.
  
  - Вань! Заходи, я здесь! - крикнула Соня из своей комнаты, торопливо засовывая тетрадь под подушку.
  
  Тихо скрипнула дверь, и Иван осторожно заглянул в комнату:
  
  - А ты чего это?.. - удивленно спросил он, - спишь, что ли, посреди дня?
  
  - Если бы... Вот, ногу подвернула, - кивнула Соня на больную ногу, - не могу ходить.
  
  - Ну вот... А я хотел позвать тебя прогуляться...
  
  - Придется в другой раз позвать, - Соня виновато улыбнулась.
  
  - Хорошо. Позову.
  
  Тут Соня затихла, закрыла глаза и склонила голову на бок, будто прислушиваясь к чему-то.
  
  - Ты чего? - шепотом спросил Иван.
  
  - Тсс! - Соня подняла вверх указательный палец, - слышишь?
  
  - Нет... - прошептал Иван.
  
  - А я слышу, - Соня широко улыбнулась и торопливо встала с постели. Осторожно ступая на больную ногу, она заковыляла к выходу, Иван пошел за ней.
  
  - Соня, ты куда? - удивленно спросила мама, когда Соня прошла мимо нее и вышла на улицу, - у тебя же нога болит!
  
  Но Соня ничего не ответила, она, прихрамывая, босиком ковыляла в сад, там вышла на свободное от деревьев место и остановилась. Раскинула руки и подняла к небу лицо. Через несколько секунд вдруг откуда-то набежали тучи и упали первые капли дождя. Сначала редкие, одиночные, потом все чаще и сильнее, и вот дождь уже идет нескончаемым потоком, быстро накапливаясь на земле в большие лужи. Соня стояла уже вся мокрая и улыбалась, закрыв глаза.
  
  - Ну, вы только посмотрите на нее, а?! - воскликнула Наташа, всплеснув руками, - Опять!
  
  - Как это 'опять'? - удивилась мама, - она уже так выбегала?
  
  - Мама, она каждый раз вот так под дождь выбегает! Я уже не знаю, как ее удержать! Сонька! Ну-ка иди домой!
  
  - Ну, чего ты кричишь-то? Дождь-то теплый, - улыбнулась мама, - иди тоже побегай, это же здорово.
  
  - Мама, ты что?! А, делайте, что хотите!.. - Наташа махнула рукой, - Вот заболеет, не говори потом, что я не предупреждала!
  
  
  
  ***
  
  "27 июня.
  
   Сегодня, когда я ходила за молоком к тете Ане, у меня было такое чувство, будто за мной кто-то наблюдает... Ерунда какая-то... Кому вдруг может понадобиться следить за мной? Я же не звезда. Но на душе так тревожно... Я не видела того человека, скорее, я чувствовала, как на меня смотрят... Давно я так не боялась... Обратно домой бежала бегом, постоянно оглядывалась, видела же, что никого нет, а ощущение, что кто-то идет следом осталось... Теперь вот сижу дома и на улицу боюсь выйти..."
  
  - Соня! Иди-ка сюда, - позвала из кухни Наташа. Соня тяжело вздохнула, закрыла тетрадь, вложив в середину ручку, спрятала ее в шкаф среди своей одежды и, обреченно опустив плечи, поплелась на зов сестры.
  
  - Ну, чего тебе? - спросила Соня, зайдя на кухню. Нельзя сказать, что ее раздражала сестра, скорее, Соня была недовольна своими страхами и тем, что не может объяснить их, поэтому ворчала, когда ее отвлекали от мыслей.
  
  - Сонь, посмотри-ка в окно... - Наташа, осторожно спрятавшись за занавеской, выглядывала на улицу, - кто это там?
  
  Соня ринулась было к окну, но тут же отшатнулась назад. За калиткой стоял какой-то, очень странно одетый, человек. Его худая сутулая фигура как будто была знакома Соне, но, как она ни старалась, не могла вспомнить, где она его видела. На нем было длинное темное пальто, что очень удивительно в такую-то жару, обычно в таком пальто ходят шпионы в фильмах или те, кому есть что скрывать. Молодежная бейсболка зеленого цвета, натянутая до самых глаз, совсем не сочеталась с длинным пальто, и весь внешний облик подозрительного человека был настолько смешон и несуразен, насколько странен и даже в чем-то жутковат. Человек засунул руки в карманы своего длинного темного пальто и медленно продвигался вдоль забора, вглядываясь сквозь жерди вглубь сада, всматриваясь в окна дома, словно искал что-то.
  
  - Что он тут высматривает? - шепотом спросила Наташа, как будто странный человек мог ее услышать.
  
  - Не знаю... - ответила Соня, и, подумав немного, с надеждой в голосе прошептала, - может, он заблудился и хочет спросить дорогу?
  
  - В таком виде он, разве что, мог отбиться от какой-нибудь психушки. Может, выйти и спросить, что ему нужно?
  
  Соня посмотрела на сестру распахнутыми от удивления и ужаса глазами:
  
  - Иди!.. Я не хочу с ним разговаривать... Какой-то он странный...
  
  - Знаешь, я, пожалуй, тоже не горю желанием...
  
   Девочки притаились у окна и не спешили выходить к незнакомцу, они ждали, что он будет делать дальше. Что-то было пугающее в его облике и самим начинать беседу с ним девочкам не хотелось. А незнакомец, похоже, и не собирался заходить во двор, но и уходить тоже не спешил. Он вытягивал шею и, как рентгеном, сканировал окна дома. В какой-то момент Соне показалось, что он смотрит прямо на нее... Она невольно отступила назад и отвела взгляд от окна. "Нет, этого не может быть... Он не мог увидеть меня сквозь занавеску..." Когда Соня снова набралась смелости и решилась посмотреть в окно, то их взгляды встретились, и странный человек криво ухмыльнулся. Он нашел то, что искал... Точнее - кого искал. Соню охватила какая-то неведомая ранее паника, почти, как утром, но теперь она четко представляла себе, кого ей следует опасаться.
  
   Соня непроизвольным движением дотронулась до медальона, висевшего у нее на шее под футболкой, и сжала его в руке. В этот самый момент кривая улыбка сошла с лица незнакомца, он заметно заволновался, засуетился там, за забором, кинулся в одну сторону, потом в другую и быстрым шагом пошел прочь.
  
  - Ну?.. И что это было? - удивленно спросила Наташа, - Стоял, высматривал что-то, улыбался ехидно, а потом вдруг ни с того, ни с сего драпанул. И чего, спрашивается, ему было нужно?
  
  - Не знаю, - пожала плечами Соня, - может, вспомнил, куда ему нужно идти?..
  
  - Странно всё это как-то...
  
  Соня и сама подумала, что неспроста этот подозрительный человек бродит вокруг их дома, и не просто так она чувствовала утром, что за ней следят, но поскольку объяснить все происходящее она не могла, поэтому решила не рассказывать сестре про свои утренние ощущения.
  
  - Наташ, я тут подумала, а если он так и будет бродить где-то рядом, вокруг нашего дома?
  
  - Да ну, он что, бездомный, что ли? Походит немного и уйдет к себе домой. Любому человеку нужно есть и спать.
  
  - Так-то да... - согласилась Соня, - а если это не человек? - вдруг спросила она и сама испугалась своих мыслей.
  
  - А кто? - удивилась Наташа.
  
  - Не знаю... - таинственным шепотом произнесла Соня, и осторожно спросила - вампир? Или зловещий зомби...
  
  - Так! По-моему, тебе нужно заканчивать смотреть фильмы про разных тварей, а то ты уже путаешь, где реальность, а где фантазии. Взрослая уже, а несешь какой-то бред! Самое страшное, что может быть - это если бы этот мужик был бы маньяком. Но, скорее всего, это просто заблудившийся человек и он, действительно, просто хотел спросить дорогу. Но ты, на всякий случай, будь поосторожней. Со всеми подряд не разговаривай.
  
  - А то будто я разговариваю со всеми подряд, - пробубнила Соня, хоть она и выслушала разумные доводы сестры, а все же склонялась к тому, что не простой это незнакомец, и не дорогу он хотел разузнать.
  
  - Ну, вот и молодец, - обрадованно сказала Наташа, как будто ей пришлось приложить много усилий, чтоб уберечь Соню от опасности, и как будто Соня яростно этому сопротивлялась. Затем она помолчала и, наконец, нерешительно добавила, - Пойдем-ка вместе выйдем на улицу, посмотрим, где этот мужик, ушел или нет.
  
  Девочки вышли из дома во двор. Вооружившись на всякий случай первым, что попалось под руку - лопатой и веником, с осторожностью оглядываясь по сторонам, они подошли к калитке и, стараясь не волноваться, выглянули на дорогу. Но таинственного незнакомца нигде не было. В одном месте дорогу перебегала собака, вдалеке играли дети, а странного человека в длинном пальто и зеленой бейсболке, натянутой до самых глаз, не было.
  
  - Быстро же он бегает, - довольным голосом сказала Наташа, как будто в том, что незнакомец ушел, была ее заслуга, и повернула обратно в дом, опираясь на лопату.
  
  Соня тоже уже было собралась идти обратно, как случайно краем глаза увидела, что на дорожке возле калитки что-то блеснуло. Соня присмотрелась. Как бы страшно ей сейчас не было, но любопытство - это такая сильная штука, с которой бороться еще труднее, чем со страхом. На дорожке, на том самом месте, где только что стоял незнакомец, лежала какая-то маленькая штуковина. Солнечный луч касался ее и красиво отражался, превращаясь в радугу. Соня еще раз посмотрела на дорогу и, убедившись, что никакой опасности рядом нет, быстро выскочила за калитку, схватила странный предмет и забежала обратно на свою территорию, чувствуя себя здесь в безопасности. Она даже не сразу поняла, что это такое. Покрутила в руках... Так это же шкатулка! Такая маленькая, что вполне могла сойти за кубик от настольной игры. Да, вот и крышечка есть... Не открывается... Это ж какого размера должен быть ключ, чтоб он подошел к этой шкатулке?..
  
  - Соня! Что ты там ковыряешься? - послышался голос Наташи.
  
  - Ничего. Иду уже, - откликнулась Соня, быстро спрятала находку в карман, подхватила метлу и направилась к дому.
  
   За разными делами Соня отвлеклась от дневного происшествия и совсем забыла, что в кармане ее бриджей лежит интересная вещица. Вечером, готовясь ко сну, она сняла бриджи, слегка тряхнула ими, чтоб выпрямить складки, и тут шкатулка выпала из кармана и с бряканьем упала на пол. Соня замерла, потом присела рядом со шкатулкой и взяла ее в руки. Она и думать уже забыла про того странного незнакомца, который напугал их днем, сейчас все ее мысли были заняты этой загадочной штуковиной.
  
  'Интересно, что может там храниться?.. Сюда даже колечко не поместится... разве что маленькая сережка... и то одна... А кому может потребоваться хранить одну сережку в шкатулке?.. Интересно...'
  
   Соня попыталась подковырнуть ногтем край крышечки, но она была так плотно и точно подогнана, что все ее попытки оказались тщетны. Соня еще какое-то время покрутила шкатулку в руках, затем поставила ее на стол, стоящий между кроватями, и легла спать.
  
  
  
  ***
  
   Ночью так темно и тихо, что начинаешь слышать и видеть такие вещи, которые не замечаешь днем. Чтоб их разглядеть, не нужны глаза, их чувствуешь подсознанием, кожей. Тайна становится осязаемой и к ней можно прикоснуться рукой.
  
   Туська, до этого мирно спящая на краю Сониной кровати, тревожно подняла голову и прислушалась. Она напряженно шевелила ушами и всматривалась в темноту. Потом, уловив своим кошачьим чутьем что-то неладное, подскочила, выгнула спину и угрожающе зашипела. На столе возле кровати Сони, из маленькой загадочной шкатулки потекла тонкая извивающаяся струйка прозрачного зеленоватого дыма. Она просачивалась из крохотного отверстия для крошечного ключика, тонкая, едва заметная человеческому глазу, но зоркие кошачьи глаза сразу ее разглядели. Туська шипела, глядя на этот дым, но все в доме крепко спали, и никто ее не слышал. Тем временем струйка дыма усиливалась, превращаясь в светло-зеленое облако, оно колыхалось над столом, наливалось, набирало силу и пыталось принять какую-то форму. Соня вздрогнула и застонала во сне. Облако растянулось в тонкую прозрачную пелену во всю комнату, потом резко сжалось и вот это уже страшная рука чудовища тянется к Соне. Чем ближе приближалась рука, тем сильнее Соня металась во сне. Рука, растопырив страшные кривые пальцы, ненадолго замерла над Соней как бы в раздумьях или словно собираясь с силами. Затем коснулась ее шеи и стала сжимать...
  
   Соня судорожно вздохнула, будто ей не хватает воздуха, выгнулась, запрокинув голову. И тут от ее движения из-за горловины сорочки вытянулась цепочка с медальоном, который Соня нашла на чердаке. Медальон случайно коснулся страшной зеленой руки, она резко отдернулась, мелко задрожала и бесследно растворилась в воздухе. Туська вскочила на стол и смахнула шкатулку на пол, затем потрясла лапой, как делают кошки, если наступят в грязь, облизнула ее и запрыгнула обратно на кровать.
  
   Соня закашлялась, проснулась и села в постели. Непонимающими глазами Соня оглядела комнату. Туська, мурлыча, топталась вокруг нее по одеялу, Наташа безмятежно спала на соседней кровати, в доме было, как обычно, тихо. Соня, решив, что ей всего-навсего приснился кошмар, поправила подушку и снова улеглась в постель. 'Надо же! Какая ерунда приснилась!.. - подумала Соня, - это всё из-за того мужика, который днем вокруг дома ходил... слишком много про это размышляла, вот кошмары и снятся'
  
  
  
  ***
  
   Утром, когда мама уже ушла, а девочки сидели, завтракали, к ним в дом без стука и какого-либо предупреждения, как огромная шаровая молния ворвалась Маргарита Тихоновна. Ни слова не говоря, не обращая внимания на удивленные лица девочек, она подбежала к Соне, сграбастала ее в охапку, прижала к себе и запричитала:
  
  - Бедная моя девочка! Ну, как же это?.. Как же я, старая ворона, не досмотрела?..
  
  Наташа с удивлением смотрела на происходящее, а Соня, прижатая к пухлым формам, только могла пискнуть:
  
  - Дышать... нечем...
  
  - Ох, извини... - Маргарита Тихоновна ослабила объятия, но все еще держала Соню за руку, словно боясь выпустить ее из-под своего контроля, - как ты себя чувствуешь, деточка?
  
   - Хорошо, - вежливо ответила Соня, не совсем понимая, что имеет в виду странная бабулька. Если то, как она ее сейчас помяла, то Соня предпочла бы, чтоб ее так не тискали, не понравилось ей это. А что еще могло интересовать Маргариту Тихоновну, Соня не представляла, слишком мало они общались, чтоб интересоваться жизнью и самочувствием друг друга.
  
  - Он не сделал тебе ничего ужасного? - настороженно спросила Маргарита Тихоновна и сосредоточенно заглянула Соне в глаза, ожидая ответа.
  
  - Кто? - удивленно спросила Соня, хлопая глазами, в которые старательно заглядывала Маргарита Тихоновна.
  
  - Так-так... так-так... - бормотала бабулька, дотронувшись до лба Сони, потом коснувшись уха и, наконец, приложила руку к Сониному животу, притаилась, словно слушая что-то, - так-так...
  
  Соня посмотрела на Наташу, которая с интересом и удивлением продолжала наблюдать за этой сценой, и ухмыльнулась, говоря сестре своей ухмылкой: 'Видимо, бабулька от одиночества совсем сошла с ума!' А Маргарита Тихоновна, прощупав Соню, как будто успокоилась:
  
  - Ты береги себя, деточка.
  
  - Хорошо-хорошо, - ответила Соня тоном, каким разговаривают с умалишенными.
  
  - Старайся не разговаривать с подозрительными людьми и не подбирай никакие странные предметы. Ты сейчас очень уязвима... Осталось подождать всего несколько дней.. Ох, не думала я, что они решатся...
  
  Совершенно не понимая ничего из того, что говорила Маргарита Тихоновна, девочки переглянулись и не знали, как реагировать на эту речь. То ли это была шутка, то ли Маргарита Тихоновна участвовала в каком-то спектакле и вдруг решила порепетировать... Девочки в замешательстве переглядывались, соображая, как бы своей реакцией не обидеть бедную, выжившую из ума, старушку.
  
  - Ну, ладно... Пойду я, раз все обошлось... ох, как же я переживала... ночь ведь спать не могла... - причитала Маргарита Тихоновна, направляясь к выходу.
  
  Соня вышла проводить ее. Подойдя к калитке, Маргарита Тихоновна обернулась и, увидев, что они с Соней одни, улыбнулась и шепотом сказала:
  
  - Это хорошо, что ты носишь медальон. Не снимай его. Сейчас пока это твоя единственная защита... - она сжала руку Сони и с сожалением заглянула ей в глаза. Соня поняла этот взгляд. Она поняла, что Маргарита Тихоновна знает что-то такое важное про нее, но пока не может ничего сказать, потому что время еще не настало.
  
   Маргарита Тихоновна ушла, перекатываясь с ноги на ногу, Соня еще некоторое время смотрела ей вслед, думая о странностях, происходящих с ней в этой деревне, потом вздохнула, так и не придя к определенным понятным выводам, и вернулась в дом.
  
  - Ты мне можешь объяснить, что это было? Что, вообще, происходит в нашем доме?
  
  - Ты меня спрашиваешь? - очнулась от своих мыслей Соня.
  
  - Нет! Туську!
  
  - Я не знаю, Наташа, что происходит... я ничего не понимаю... Как будто здесь совсем другая жизнь, не та, что в городе... Все такое странное... Но, ты знаешь, мне тут нравится! Здесь происходят интересные вещи!
  
  - Как бы эти вещи не навредили нам... - тихо сказала Наташа, - а то знаешь, как бывает?
  
  - Да ну, что может случиться? В городе гораздо больше опасностей... Да, ты грядки уже поливала?
  
  - Нет еще. Я, вообще-то, завтрак готовила.
  
  - Ладно, пойду, полью, а то скоро уже полдень, жара наступит.
  
  Соня взяла лейку в чулане и вышла во двор.
  
  'Хорошо, что мы поставили бочку! - мысленно радовалась Соня, - а то сейчас пришлось бы опять с ведрами бежать на колонку' Она зачерпнула лейкой воду и понесла ее к грядке с зеленью. Жестяная лейка большая и тяжелая, ручка впивается в ладонь, а где-то сбоку в шве старой лейки от ветхости давно уже образовалась дырка. Не очень большая, но вода сквозь нее уже даже не капала, а вытекала тонкой струйкой прямо на ноги Соне. Пока она полила все грядки, нижний край ее бриджей уже вымок насквозь.
  
  - Соня! Привет! Ты не занята? - послышалось со стороны дороги. За калиткой стояла Каринка, переминаясь с ноги на ногу и выглядывая между жердями забора. Она смешно вставила лицо в промежуток между двумя соседними досками и махала рукой.
  
  - О, Карин, привет! Заходи! Сейчас дополиваю огород и буду абсолютно свободна.
  
  - Нет, я тут подожду.
  
  - Ну, я сейчас быстро, - ответила Соня, расправилась с поливочными работами и зашла в дом, чтоб переодеть мокрые бриджи.
  
  - Все полила? - спросила Наташа.
  
  - Да. За мной там Каринка пришла, мы гулять пойдем, - объявила Соня, натягивая новые штаны, отличающиеся от предыдущих только тем, что были сухими.
  
  - Ну-ка, ну-ка, посмотрю хоть на твою Каринку, - ухмыляясь, сказала Наташа и вышла вместе с Соней из дома.
  
  - Вот сходи и посмотри, чтоб не говорить потом, что я ее выдумала, - ответила Соня и громче добавила, - Карина! Представляешь, моя сестра говорит, что ты не существуешь! Наташа дернула Соню за руку, чтоб та замолчала, а Карина опять заволновалась, застеснялась, опустила глаза и начала мять край майки.
  
  - Да ладно тебе! - сказала Наташа, - всю подружку уже засмущала! А почему ты, Карина, не заходишь к нам в гости?
  
  - Мне мама сказала, чтоб я ни кому не надоедала. Говорит, что я очень приставучая и все время отвлекаю от дел, и, если я буду мешать людям, то они не будут со мной общаться. Вот я и стараюсь не надоедать.
  
  - Ничего страшного, - заулыбалась Наташа, - можешь приходить в любое время и отвлекать нас от дел, они не такие уж и важные.
  
  Соня с Кариной вышли за калитку и не спеша пошли по дороге. Соня нечаянно коснулась руки Карины, та вскрикнула и остановилась.
  
  - А что у тебя с рукой? - спросила Соня, вдруг заметив повязку на запястье подружки.
  
  - Это я вчера поранилась... точнее, обожглась... я такая неуклюжая... до сих пор болит.
  
  - Так, может, тебе не нужно куда-то идти? Может, лучше дома побыть? - сочувственно глядя на подружку, спросила Соня.
  
  - Нет-нет, все нормально, пойдем.
  
  - Ты хотела показать какое-то интересное место?
  
  - Да, мы как раз туда и идем.
  
  - А где это? Может, я знаю?
  
  - Не думаю... Я, прежде чем узнала про это место, всю деревню обошла. А ты же здесь впервые?
  
  - Да, впервые, но не первый день и кое-где я уже побывала.
  
  - Я уверена, что там ты еще не была, - Карина загадочно улыбнулась.
  
  - Ты меня прямо заинтриговала, - сказала Соня, и хотела было по-дружески обнять Карину за плечи, но она как бы невзначай отшатнулась. 'Может, у нее не только на руке ожог?..' - подумала Соня и постаралась больше не трогать подружку, чтоб не причинять ей боль.
  
  Они, действительно, шли в ту сторону, куда Соня еще не ходила. Это такое интересное чувство, когда делаешь какое-то открытие, видишь новые места, идешь по новым дорогам. Девочки весело болтали, смеялись и не обращали внимания на редких прохожих, пока Соня не услышала знакомый голос:
  
  - Соня! Привет!
  
  Она обернулась и увидела Ивана. Он удивленно смотрел на них:
  
  - Вы куда это идете?
  
  - Мы гуляем, - ответила Соня, улыбаясь, - пойдешь с нами?
  
  - А куда? Если не секрет...
  
  - Карина хочет показать мне интересное место.
  
  - А ничего, что там, в той стороне, куда вы направляетесь, вообще-то, кладбище?.. - спросил Иван.
  
  - Да?.. - удивилась Соня и посмотрела на Карину.
  
  - Да... - нетвердым голосом ответила Карина, но тут же собралась и более уверенно продолжила, - А чего тут такого?
  
  - А мы с мамой по какой-то другой дороге ходили на кладбище... У вас их тут несколько, что ли?
  
  - Кладбище-то одно, просто к нему можно пройти с разных сторон, разными дорогами, - сказал Иван.
  
  - Вот завелись! 'Кладбище, кладбище'... - передразнила Карина, - Подумаешь, в той стороне кладбище! Мы же не на кладбище идем, а просто в ту сторону! Не понимаю, чего тут такого страшного?..
  
  Соня, вспомнив, как ее совсем недавно предостерегала Маргарита Тихоновна, засомневалась. Какое-то смутное предчувствие шевельнулось где-то в глубине души, сердце забилось сильнее.
  
  - Ты знаешь, давай, может, как-нибудь в другой раз туда сходим? - с сомнением предложила Соня, - вон и погода портится...
  
  - Ты что, испугалась? Я там уже тысячу раз была и ничего со мной не случилось!
  
  Соня стояла на месте и сомневалась, стоит ли туда идти или лучше повернуть обратно... Только что ярко светило солнце, пели птицы, а теперь словно со всей округи сбежались тучи, заслонили собой солнце, грозно нависли мрачными рваными кусками, создавая особенное настроение. Она посмотрела на уверенное выражение лица Карины, потом на Ивана, который отрицательно качал головой. С одной стороны, от страшного предчувствия даже щекотало затылок, с другой стороны, любопытство - это такое сильное чувство... В итоге любопытство в очередной раз победило и Соня первая сделала шаг в ту сторону, куда они направлялись.
  
  - Подожди! Я с вами... - сказал Иван.
  
  - Ага? Чтоб ты всю дорогу ныл, как тебе страшно? - язвительно заметила Карина и тихо добавила, - как маленькая девочка...
  
  - Я не боюсь, - твердо ответил Иван.
  
  - Да-да... мы уже заметили, - продолжала язвить Карина.
  
  Они шли к краю деревни. Чем дальше они шли, тем темнее становилось вокруг. Людей навстречу больше не попадалось, вот уже и дома появлялись все реже и реже, и, в основном, заброшенные, перекошенные, с заколоченными окнами. Дворы сильно заросли кустарником и выглядели уныло и неопрятно. 'Вряд ли в этих домах, вообще, кто-то живет, - подумала Соня, озираясь по сторонам, - наверняка даже на лето никто не приезжает'.
  
  Впереди показались серые кресты деревенского кладбища. Соня посмотрела на своих попутчиков, но они оба выглядели уверенно, а, может, просто хотели показать друг другу, что ничего не боятся. Соня тоже старалась не показывать, что ей страшно. Это был какой-то первобытный страх перед неизвестностью. Хоть Карина и говорила, что бояться тут нечего, но Соня раньше никогда не ходила гулять на кладбище, поэтому не знала, стоит ли там чего-то опасаться.
  
  - Ты же говорила, что вы не на кладбище идете, а только в эту сторону, - Ваня пристально посмотрел на Карину.
  
  - А ты уже испугался? Маленькая плакса! - дразнясь, Карина скорчила гримасу.
  
  - Я не боюсь, но зачем было врать?
  
  - Ну, что вы ругаетесь? - вмешалась Соня, - как будто от этой прогулки зависит вся жизнь! Мы же просто гуляем. А вы спорите из-за ерунды.
  
  - Да не бойтесь вы! Не пойдем мы на кладбище, - усмехнулась Карина и показала забинтованной рукой в сторону совсем уж перекошенного дома, - вон туда пойдем.
  
  'Ну, старый заброшенный дом - это не так страшно, как древнее кладбище' - подумала Соня и следом за Кариной свернула с дороги. Пробираясь сквозь переплетенные ветки кустарника, она смотрела на маленькую тонкую фигурку Карины, идущей впереди и изо всех сил старалась не отставать, чтоб не показаться слабее этой маленькой, хрупкой девочки. Ваня шел за Соней и что-то бубнил себе под нос, она обернулась и вопросительно посмотрела на него.
  
  - Ничего, - шепотом ответил Иван на немой вопрос Сони.
  
  Подходя к дому, Соня почувствовала, как в определенном месте будто переступила некую невидимую границу, отделяющую дом от всей деревни. Она посмотрела на своих друзей, заметили ли они это, но они оставались невозмутимыми. А Соня тем временем почти физически чувствовала, что здесь, за невидимой границей все другое. Сразу наступила нереальная, даже какая-то звенящая тишина, в которой можно было услышать, как от ветра шелестит трава, но трава не шелестела, потому что ветра здесь не было, листва на деревьях не колыхалась... Соня обернулась назад. Там была все та же обычная жизнь, ветви деревьев шевелились от легкого ветра, а здесь все словно замерло, застыло, как на фотографии... здесь даже воздух пахнет как-то по-другому... По дороге прошла женщина с коляской, в которой сидел маленький ребенок, но она как будто не видела ни этого странного места, ни ребят, как будто ничего этого не было... Женщина несколько раз взглянула в сторону ребят, но как-то странно... Как будто посмотрела сквозь них.
  
  Ребята пошли по извилистой дорожке, выложенной круглыми светлыми камнями. Неожиданно Соня заметила, что не слышит даже своих шагов. Ладно - ветер, шелест листвы и пение птиц, - это все могло на минуту затихнуть, но собственные шаги-то должны быть слышны! Соня пнула, лежащую на пути ветку и она бесшумно улетела в заросли, где так же, не издав не единого звука, шлепнулась в кусты. 'Неужели кроме меня этого никто не заметил?' - с удивлением подумала Соня, но вслух ничего не сказала, словно боясь нарушить странную тишину.
  
  Карина подошла к двери и, взявшись за большую резную ручку, обернулась назад и посмотрела на Соню:
  
  - Ну что, страшно? - улыбнулась Карина. Ее голос гудел, будто в пустой бутылке.
  
  - Нет, не страшно, - ответила Соня и с удивлением услышала свой голос, такой гулкий и незнакомый.
  
  - Вот прикол! - воскликнул Ванька странным голосом.
  
  Все переглянулись, но веселиться почему-то не хотелось. Это было не так, как если вдохнуть гелий из воздушного шарика и разговаривать смешным тоненьким голоском. Ребята ничего не вдыхали ни из каких шариков, и говорили не смешными, а, скорее, неприятными голосами. Здесь, вокруг этого старого полуразвалившегося дома все было таким странным, что просто не поддавалось объяснению и вызывало неподдельный ужас, который каждый из ребят старался скрыть от других, чтоб не выглядеть слабаком и трусом.
  
  Карина потянула за ручку, дверь со скрипом поддалась, открывая, зияющий чернотой, проход внутрь дома. Ребята переглянулись, не решаясь войти.
  
  - Да что вы боитесь-то? Я же говорю, что была здесь уже тысячу раз! - гулким голосом сказала Карина и перешагнула через порог. Соня и Иван последовали за ней.
  
  В доме было очень темно, невозможно было что-либо разглядеть. Ребята сделали несколько шагов и остановились, чтоб не наткнуться на какой-нибудь предмет. Загадочная тишина заполнила дом. Среди этой густой тишины Соня слышала, как стучит ее сердце.
  
  - Вань... - незнакомым, чужим голосом позвала она.
  
  - Чего?.. - так же гулко отозвался Иван откуда-то из темноты.
  
  - Ты где? Дай мне руку... - Соня протянула руки и стала осторожно водить ими в пространстве, в надежде наткнуться на руку Вани. Вдруг кто-то коснулся ее плеча. Соня вздрогнула от неожиданности:
  
  - Кто это?
  
  - Да я это, я - Ваня, - ответил Иван, он нашел в темноте ладонь Сони и крепко сжал ее.
  
  - Карина... - позвала Соня, - иди к нам, давай держаться вместе, а то в такой темноте мы друг друга затопчем.
  
  - Иду... - отозвалась Карина.
  
  Соня вытянула свободную руку в темноту и принялась шарить ею в воздухе. Вдруг среди этой густой тишины ребята услышали какие-то странные звуки, похожие на журчание, но лишь отдаленно похожие. В этом таинственном доме, вообще, все звуки были какие-то странные, их сложно было объяснить и в любом другом месте трудно повторить. Звук как будто усиливался, приближался не понятно откуда. Ребята во все глаза вглядывались в темноту, пытаясь увидеть источник звука. Вдруг в воздухе образовалось облако. Ребята не видели друг друга, но это облако они различали. Оно было такое же темное и мрачное, как все пространство дома, и лишь по шевелению можно было определить его положение. Облако зависло где-то наверху, над головами, медленно приближалось и отдалялось обратно, оно, как будто, рассматривало ребят. В какой-то момент облако стало разрастаться и из бесформенного приобретать некие черты. Оно шевелилось, клокотало, булькало, как булькает кипящий суп в кастрюле. Ребята, как завороженные, смотрели за этими превращениями, Соня почувствовала, как Иван еще крепче сжал ее ладонь. А облако тем временем, будто накапливало силы и вот... оно приняло вид страшной маски с мутными желтыми глазами и открытой пастью. Маска словно оглядела всех, журчание усилилось, она еще больше открыла свою пасть и... Соня никогда в жизни так не кричала! Она орала так громко, что, наверное, вся деревня ее слышала. Ее измененный голос был таким жутким, что пугал ее еще больше. Тут она почувствовала, как Иван схватил ее в охапку и стал выталкивать в сторону выхода.
  
   Увидев уличный свет, Соня почувствовала себя уверенней и сама поспешила к выходу. Карина с распахнутыми от ужаса глазами, уже стояла на улице, где-то позади Сони был Иван... Соня обернулась и увидела, как Ваня, схватившись обеими руками за косяк, пытается выбраться из зловещего дома, а его будто что-то втягивает обратно. Иван упирался, цеплялся за дверь, но таинственная сила тянула его в дом. Соня, пересилив свой страх, подбежала к Ивану, схватила его обеими руками и стала вытаскивать на улицу. Карина, объятая ужасом, не могла пошевелиться, и лишь стояла, обняв себя и глядя на все происходящее. Тут Соня отчетливо увидела, как от Ивана как будто отделилась его прозрачная копия, такая тонкая и невесомая, и стремительно исчезла в пасти ужасной маски... Ивана тут же резко отпустили, так резко, что они с Соней от неожиданности вывалились из дома и упали на траву. Соня тут же подскочила, схватила ослабевшего Ивана за футболку, и, что есть силы, потащила подальше от этого страшного дома. Перейдя невидимую границу и снова почувствовав дуновение ветра, и услышав пение птиц, ребята, наконец, позволили себе остановиться и отдышаться.
  
  - Ты же говорила, что там нет ничего страшного! - накинулась Соня на Карину. Она сейчас так на нее сердилась, что готова была побить.
  
  - Я, правда, не знала... - мямлила Каринка, - я там много раз была...
  
  - Ага, тысячу!
  
  - Ну, не тысячу, поменьше... Но там никогда ничего подобного не происходило... Я сама испугалась...
  
  - Вань, ты как? - спросила Соня, с радостью отметив про себя, что к ней вернулся ее обычный голос.
  
  Но Иван молчал. Он спокойно стоял, с тоской смотрел в сторону страшного дома и молчал.
  
  - Ваня! Очнись! - Соня потрясла Ивана за плечи, но он продолжал молча смотреть на дом.
  
  - Может, уже по домам пойдем? - робко спросила Карина, - что-то я больше не хочу сегодня гулять...
  
  Ребята пошли подальше от этого странного места. Чем дальше они от него отходили, тем лучше становилась погода, тучи расползались, солнце проталкивало сквозь них свои лучи и старалось своим светом улучшить настроение. Но впечатления от увиденного только что, были настолько сильны, что не хотелось даже разговаривать. Ребята шли молча. Лишь у своего дома Соня сказала:
  
  - Пока, ребята...
  
  - Пока, - устало махнула рукой Карина.
  
  А Иван, даже не остановившись, молча пошел дальше.
  
  - Ваня, до завтра!.. - крикнула ему вдогонку Соня. Но он и на этот раз промолчал... Не оборачиваясь и не сбавляя темп, он шел к себе домой...
Оценка: 7.37*38  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"