Чугаев Павел Викторович: другие произведения.

Личный выбор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спокойную жизнь обычного территориального отделения милиции нарушает сообщение о банальном убийстве. Все дело в том, что опер Костя Бутусов знает, кто убийца, но один момент Костиной биографии мешает милиционеру задержать его...

  АВТОР КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАЯВЛЯЕТ, ЧТО ВСЕ СОВПАДЕНИЯ АБСОЛЮТНО
  СЛУЧАЙНЫ, А ВСЕ СОБЫТИЯ И ПЕРСОНАЖИ ВЫМЫШЛЕНЫ.
  
  
  Делай - что должен, и будь что будет.
   Девиз честного мента
  
  ПРОЛОГ
  1997 год, апрель
  
   Дима сделал последний глоток и швырнул бутылку в кусты. Видно там лежал какой-то камень, потому что послышался звон разбивающегося стекла.
  - Э-э, зачем мусоришь, дорогой?! - шутливо, с кавказским акцентом прокомментировал действия друга Артем.
   Дима лишь отмахнулся. Из всей компании он был самым пьяным. Третья бутылка пива оказалась явно лишней. Даже сидел он неуверенно. Остальная троица одновременно прикончила по второй бутылке и поставила их под лавочку.
  - Ну что, по домам? - поднимаясь, спросил Костя.
  - Пошли, все равно в одну сторону, - сказал Женька.
   Четверо друзей-одноклассников оставили насиженную скамейку и, пошатываясь, двинулись в сторону родных домов. Всем им было по шестнадцать лет, и через два месяца они готовились получить аттестат о среднем образовании.
   Теплая погода, отсутствие домашнего задания и присутствие свободной наличности заставило компанию совершить вояж по родному микрорайону и завершить его на лавочке с несколькими бутылками пива. Алкоголь крепко ударил по еще неокрепшим организмам, действительность виделась слегка размытой. Димон едва не падал.
   До блока домов, в которых жили парни, оставалось около пятидесяти метров. Чуть впереди стояли трое пацанов, наверное, ровесников друзей. Вдруг троица распрощалась - двое пошли прочь, а третий двинулся навстречу четверым друзьям. Пацан был явно неместным.
   Слева от дорожки, по которой шли друзья, располагался забор детского садика и длинный ряд гаражей. Между забором и гаражами находилась едва заметная тропка, которой пользовались лишь жители близлежащих домов. По ней можно было быстрее дойти до остановки.
  - Ну что? - задорно подмигнул друзьям Артем.
   Почему-то все сразу поняли, что он предложил. Неужели все пьяные мыслят одинаково?! Лучше бы это было не так, тогда бы не произошло то, с чего началась эта история...
   Когда пацан поравнялся с компанией, Женька резко шагнул вперед и с криком "На, сука!", ударил его в подбородок. Больше вокруг никого не было. Пацан рухнул на асфальт. Парни подхватили его и оттащили в пространство между гаражами и забором.
   Позже друзья так и не смогли понять, зачем они это сделали. На трезвую голову эта дурная, нет, идиотская мысль никогда не пришла бы им в голову, но сейчас они были в стельку пьяны. Они пинали пацана ногами, что-то кричали... Больше всех старался Димон. При этом он как будто на глазах трезвел. Остановил друзей Костя:
  - Все, кончайте! Пошли!
   Все четверо отскочили от лежащего на земле пацана и уже собирались уходить, как неожиданно Дима развернулся, подбежал к пацану и ударил его ногой куда-то в лицо:
  - Сука!!! - и столько ненависти было в этом слове, словно пацан был виноват в том, что Димон родился слепоглухонемым хромоногим одноруким дауном с нетрадиционной сексуальной ориентацией.
  - Иди сюда! - крикнул ему Костя.
   Через несколько секунд все четверо бежали в сторону своих домов.
  
  
   ***
   Костя, тяжело дыша, ввалился в квартиру. Дома никого не было. Скинув кроссовки, он прошел в кухню, достал из холодильника компот, налил в стакан и жадными глотками осушил его. Пиво начинало выветриваться.
   Костик развалился на диване в своей комнате и вскоре заснул.
   ...Через три часа он проснулся. Этому способствовали три причины: болела голова, хотелось в туалет и хотелось пить. Решив две последние проблемы, он вернулся в комнату и прижался к окну.
   Возле гаражей что-то происходило: собралась большая толпа людей, стояли машины "скорой", милиции. "Пацана нашли", - решил он и пошел одеваться, чтобы сходить посмотреть. Почему-то даже не пришла мысль, что пацан может узнать его. Похмельный синдром.
   Спустя две минуты он был на месте. Несколько милиционеров оттесняли в сторону зевак. Увидеть, что же происходит с пацаном, было невозможно. Костик оглянулся вокруг и увидел нескольких одноклассников. Сразу направился к ним.
  - Здорово! Чего случилось-то?
  - Да пацана мертвого нашли, - ответил Колька Колобков.
  - Как мертвого?! - опешил Костик и почувствовал, как у него холодеют ноги.
  - Забили насмерть. Пидарасы какие-то!
  - А кто он такой?
  - Не знаю.
   Только сейчас Костя увидел, что на кроссовках у него кровь. Хорошо, что они сами по себе серые, да к тому же грязные; не так бросается в глаза. Все же Костик отошел в сторону и незаметно вытер подошву об траву. Тут ему в голову пришло, что ТАМ наверняка остались следы их ног. Костя тихонько, бочком вышел из толпы и поспешил домой.
  
  
   ***
   На следующий день в школе Костя, как только увидел Диму, схватил его за грудки и оттащил в угол. Сзади топтались Артем и Женька.
  - Какого х... ты пнул его по голове?!
  - С чего ты взял, что он из-за этого умер?! Может, он уже к этому времени готовый был!
  - Зачем вы вообще налетели на него?!
  - А че ты стрелки переводишь?! - вмешался в разговор Артем, - Можно подумать, ты его не пинал! Или пытался кого-то остановить!
  - Между прочим, это ты, козел, первым предложил! - переключился на него Костя, - Если б не ты, мы бы просто прошли мимо!
  - Если бы, да кабы! Что случилось, уже не вернешь! Раньше надо было думать! - попытался разнять друзей Женька, - Что мы сейчас из-за этого будем друг другу глотки рвать. Все виноваты, и не фиг на Димона или Тему все сваливать!
  - Ты знаешь, что нам будет, если нас найдут?! Из-за минуты дурдома вся жизнь наперекосяк! А пацан?! Он-то в чем виноват?! На его месте мог оказаться любой из нас!
  - Че ты хочешь?! - взорвался Дима, - Предлагаешь пойти и все рассказать?! Извини, без меня!
  - Вы во всем виноваты! Ты и ты! - Костя ткнул в Диму и Артема, - Ты предложил, а ты больше всех старался и потом его еще ударил!
  - А кто предложил пойти пива попить?! - накинулся на него Артем, - Уж не ты ли?!
  - Да пошли вы! - Костя оттолкнул лучших друзей и зашагал по коридору.
  - Погоди! - попытался догнать его Женька, но Костик вырвал руку и ускорил шаг.
  
  
  
  
  ГЛАВА 1. "БУДНИ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА".
  2004 год, сентябрь
  
   В понедельник утром, в погоду, которую в народе называют "бабье лето", оперуполномоченный уголовного розыска Константин Игоревич Бутусов шагал на работу.
   В свои двадцать три года Костя мало чем мог похвастаться перед многими своими ровесниками. Школа, юридический институт, два года службы в милиции, зарплата в пять тысяч рублей, отсутствие внимания со стороны женского пола и полная неопределенность в будущем. При этом Костя не считал себя в чем-то обделенным или невезучим. Несколько лет назад он сам выбрал путь, которым следовал по жизни.
   Костик снял пиджак. В отличие от книжных или киношных героев ему ничто не мешало сделать это - кобуры на плечах не висело. Опера имеют право на постоянное ношение табельного оружия, но далеко не все спешат воспользоваться этим правом, так как с пистолетом возникает много проблем. К примеру, нельзя зайти в магазин, в котором стоят рамки металлоискателей - закончиться это может заломанными руками и разбитой физиономией. Опять же нельзя скинуть верхнюю одежду. К тому же кобура прилично давит на плечи, что вызывает определенный дискомфорт. В конце концов, мент, как и любой простой гражданин, может стать жертвой нападения, и тогда пушка окажется в руках преступников, которые могут, не задумываясь, применить ее против самого же хозяина оружия. Поэтому пистолеты получали в оружейке лишь в том случае, если нужно было ехать на задержание или другое небезопасное мероприятие.
   На крыльце отделения стоял начальник уголовного розыска Николай Петрович Ермилин. Ему было под сорок, но выглядел он подтянуто. Ермилин занимал эту должность всего два месяца, придя из другого отделения, откуда, по слухам, ушел он не совсем добровольно. Что же там произошло, никто не знал. Сам Ермилин никогда эту тему не задевал, а спросить никто не решался, боясь затронуть неприятные воспоминания. Прежний же начальник розыска ушел на пенсию. Ермилин оказался мужиком неплохим, почти сразу же влился в оперской коллектив и стабилизировал начавшую шататься работу.
   Месяц назад Ермилин спас Косте жизнь. Тогда в отдел прибежал наркоман и рассказал, что его дружки собираются обнести квартиру и приглашают его поучаствовать. А так как ему влом мотать срок, он решил их заложить. Опера отреагировали на сообщение, и в указанный срок в подъезде была устроена засада. Как только несколько юношей взломали замок и проникли внутрь, менты отсчитали минуту и проникли следом. Наркоманы не ожидали такого поворота и были взяты с поличным. А затем произошло непредвиденное. Один из оперов ушел за понятыми, Костик повернулся к задержанным спиной и начал проверять содержимое их сумок. В это время один из задержанных выхватил нож (недооценив наркоманов, ребята не обыскали их) и прыгнул на Костю. Но Петрович среагировал раньше. Одним прыжком он оказался между Бутусовым и наркоманом, и мощным ударом в челюсть послал последнего в нокаут, а остальных парней взял на прицел. Больше никто не рыпался. Вечером Костя от чистого сердца выкатил Петровичу пузырь, который они всей компанией и распили.
  - Здорово, Петрович!
  - Привет, Костя. Сигареткой не богат?
   Бутусов угостил шефа легким "Винстоном".
  - Угу, - Ермилин закурил, - Как выходные провел?
  - Нормально. А у нас-то что? Есть новости?
  - Не-а. Спокойно все.
  - Ну ладно, если что, я у себя, - Костя прошел в отделение.
   Отперев кабинет, он повесил пиджак на спинку стула и плюхнулся за стол. Второго опера - Витьки Шмелева - еще не было. Вообще-то по штатному расписанию уголовный розыск должен был состоять из семи человек, включая начальника. Но в данный момент работали только трое и присланный на практику студент юрфака. Прежние опера разбежались кто куда: кто-то ушел на пенсию, кто-то на гражданку, кто-то перевелся в другие отделы. Желающих занять их места пока не нашлось. Был период, когда почти месяц Бутусов и Шмелев работали вдвоем, причем Витька еще исполнял обязанности начальника уголовки.
   Вообще Костя любил и очень уважал Витьку. По сути, он был его единственным другом. Вместе ловили преступников, вместе пили водку, хотя с последним Костя решил постепенно завязывать. Шмелев пришел в милицию на год раньше Бутусова, и соответственно был старше его на год. Костя имел должность оперуполномоченного и звание лейтенанта милиции. У Шмелева и к должности, и к званию прилагалась приставка "старший", за что Костя иногда называл его "старшим братом". В свое время именно Шмель взялся натаскать салагу Костю по азам оперативной деятельности, и с легкостью справился с задачей. Возможно и потому, что Бутусов был способным учеником и схватывал все на лету.
   Вдвоем они составляли неплохой тандем: оба среднего роста - Костик худощавый, а Витек коренастый; оба со схожими характерами и взглядами на жизнь, а главное на профессию.
   Опера на двоих занимали один кабинет, Петрович сидел в другом. У каждого имелся свой стол, к которому по очереди пускали практиканта. Еще один кабинет стоял пустой и был завален всяким хламом.
   Костя прибрал на столе и протер пыль. Затем сходил в дежурку, взял материалы и, вернувшись обратно, приступил к их изучению. Материал оказался один. Опер быстро пробежал его глазами и недовольно хмыкнул. Ситуация была до банальности простая. Некий молодой человек, восемнадцати лет от роду, вырвал у бабушки сумку и попытался скрыться. Но на его беду мимо проезжал патрульный "уазик" и бдительные постовые задержали парня. Тот даже не успел скинуть сумку. Бабуля мальчика опознала, нашлись еще несколько свидетелей. Больше ничего для статьи не требуется, можно смело пускать дело в ход. Костю смутил один факт. Преступление раскрыто, и непонятно зачем дело передали в уголовный розыск. У него была одна догадка, и он решил ее проверить. Бутусов набрал номер следователя, работавшего по этому делу:
  - Алло, Сергей Степаныч? Это Бутусов. Я чего звоню. Зачем материалы-то мне послали по пацану, если там все понятно?
  - Я просто забыл отдельное поручение написать. Проверьте его на другие грабежи, а то маловато будет одного. За ним явно длинный шлейф приключений тянется.
  - Понятно, - Костя отключился. Все оказалось так, как он и предполагал.
   Вообще у него не было ни времени, ни желания проверять какого-то оболтуса на грабежи, но так как Костя сам по себе был очень исполнительный, все же решил выполнить просьбу. В конце концов, глядишь, и всплывет что-нибудь. "Палки" лишними не бывают.
   Костя сходил в дежурку и привел в кабинет задержанного парня. Усадил его на стул, сам устроился напротив. Товарищ выглядел очень оригинально: длинные грязные волосы, заплывшие глаза, землистого цвета лицо. Догадаться, что парень сидит на игле, было нетрудно. Костя понятия не имел, с какой стороны подъехать к парню и прокачать его на другие преступления. Сам он не скажет, а давить без каких-либо оснований бессмысленно. Работать кулаками Костя не привык.
   Вдруг ему пришло в голову, как можно с пользой использовать внешность парня. Порывшись в ящике стола, опер нашел визитку местной телевизионной криминальной хроники. Телевизионщики чуть ли не каждый день приезжали в отдел, пытаясь раздобыть какую-нибудь информацию для репортажа. Чаще отказывали, так как ничего интересного не было, и вскоре журналисты перестали приезжать, оставив визитку с просьбой звонить "если что-нибудь будет". Сейчас Костя решил показать парня по телевизору. Внешность у него примечательная, авось кто-нибудь узнает в нем своего обидчика.
   Бутусов набрал номер и договорился о показе наркомана. Телевизионщики пообещали приехать через полчаса. Приехали раньше.
   ...Вечером Костя имел возможность полюбоваться своим кабинетом по телевизору. "За совершение грабежа сотрудниками уголовного розыска задержан вот этот нигде не работающий, но постоянно принимающий наркотики, молодой человек. У оперативников есть основания полагать, что это не единственное совершенное им преступление. Всем, кто пострадал от действий этого молодого человека, просьба звонить по телефону..."
   А на следующий день Косте позвонил следователь и сказал, что утром от граждан поступило еще два заявления на этого парня, которые твердо опознали его. Костик был горд собой...
  
  
   ***
   Обычно Ермилин не устраивал утренних разводов. Если ему было что сказать операм, он сам заходил к ним и говорил все, что касалось их ушей. Но сегодня был особый случай. С утра оперативники как обычно приступили к работе, а часов в одиннадцать шеф срочно вызвал их к себе.
   Шмелев и Бутусов прошли в кабинет Ермилина и сели вокруг стола. Петрович был собран.
  - А где практикант наш? - спросил он.
  - Да в институт к себе поехал, какие-то вопросы решать, - ответил Витек.
  - Ладно, его эта информация все равно не касается. Короче с утра меня сегодня в РУВД выдернули. Там все на ушах стоят. Ночью из СИЗО два уголовника сбежали. Я уж не знаю, что там у них произошло, сейчас комиссия разбирается, но в результате побега два охранника погибли, третий тяжело ранен. У этих мудаков на руках ПМ и "калаш". Ребята они, судя по всему, отмороженные, терять им нечего. Поэтому в случае чего могут попытаться захватить заложников. Ну, опять же при бестолковом задержании могут быть жертвы.
  - А что за козлы? - спросил Костя.
  - Какие-то Орлов и Сашкис...
  - А, знаю! - прервал его Шмелев, - За ними целая серия квартирных разбоев и три мокрухи. Мы в прошлом году их вместе с "убойщиками"1 брали. Мозгов и близко нет, но ребята действительно крутые. Мы их всемером едва скрутили. Хорошо они без стволов тогда были, а то сейчас ходили бы ко мне на могилку.
  - А почему я не помню? - спросил Бутусов.
  - Ты, по-моему, тогда как раз в отпуске был.
  - В общем, выяснили, у них через несколько дней суд должен быть. Наверное, догадывались, что получат по максимуму. В городе как всегда введен усиленный режим, всех постовых на улицу выгнали, участковых напрягают. Мы пока на подхвате. Попробуйте "людей"2 своих сориентировать на них. И вообще, мужики, осторожнее. Хрен их знает, что там у них на уме. Они уже переступили границы дозволенного, если что, стрелять начнут без промедления. Обидно, из-за таких уродов погибать... Кстати, вот их фотки раздали, - Петрович протянул ребятам бумажные ксерокопии с фотографий преступников, взятых из уголовного дела, - Все, можете идти.
   После сходки опера разбежались. Шмелев дежурил, поэтому отправился в кабинет ждать заявителей. Бутусов решил прошвырнуться по своей "земле".
   В милиции районы делятся на территории, за каждой из которых закрепляется оперативник. За раскрытие всех преступлений, совершенных на данной территории, ответственен этот опер. Из-за того что, оперсостав отдела сильно поредел, и территории оголились, их раскидали Виктору и Косте. Нагрузка ложилась огромная.
   Хотя бы раз в неделю полезно совершать обход территории. Можно встретить знакомых, услышать что-нибудь интересное, да и просто оперу из простого отдела необходимо знать, что творится на его "земле".
   Костя остановился на крыльце, думая какой выбрать маршрут следования. Решил пройти "землю" по периметру, заглядывая в наиболее злачные места.
  - Здорово, командир!
   Костик обернулся. За его спиной улыбался Иван Тимофеевич Ноздренко. Ему было около тридцати пяти лет, но выглядел он старше, и последние несколько лет нигде не работал. Жили на заработки жены, которая работала уборщицей в одной крутой фирме и его редкие халтуры и халявы. Как и большинство безработных Ноздренко довольно часто проводил время в компании бутылки. Проживал он на Костиной территории и общался со всеми слоями общества. За это Костя предложил ему добровольное сотрудничество. Хотел даже официально оформить его информатором, но он наотрез отказался, но когда его спрашивали, охотно отвечал. С его помощью ребята даже раскрыли несколько преступлений. Естественно никоим образом не засветив Ноздренко. В благодарность они отстегивали ему небольшие суммы с оперативных расходов. Нормальные деловые отношения, которые устраивали всех. К тому же сам Иван Тимофеевич никогда в криминале замечен не был.
  - Привет! - Бутусов протянул ему руку, - Ловко ты научился подходить, я даже не заметил.
   Ноздренко кивнул.
  - Сигаретки не будет? С деньгами трудно.
  - Конечно! - Костя угостил его сигаретой, еще три дал на потом.
  - Благодарю!
  - Ну, рассказывай, как жизнь? Что нового в районе?
  - Да вот устроился в ларек, ночью вместо охранника сидеть. Толку с меня, конечно, никакого, но может побояться соваться, если в ларьке не одна продавщица будет. Да к тому же меня в районе знают. Сотню за ночь имею.
  - Неплохо.
  - А в районе что? Ты не хуже меня знаешь, у нас не киношка, мафия разборок не устраивает. Гопота народ вечерами опускает. Соберутся стаями и тормозят. Кое-кто травой торгует. Ну, это все естественно.
  - Слушай, тут такое дело. Сегодня ночью два бандюгана из тюрьмы сдернули. Охранников положили, взяли оружие. До посадки в нашем районе светились, ты пошукай, может, услышишь чего. На вот глянь, - Костя достал из внутреннего кармана пиджака бумажку с лицами уголовников, - Посмотри и запомни. Фотки дать, извини, не могу. Из соображений твоей же безопасности. Ребята они серьезные, поэтому будь аккуратнее, напрямую не интересуйся. Сделаешь? Ну, а мы уж в долгу не останемся, ты же знаешь.
  - Поспрошаю. Если что, позвоню. Телефончик прежний?
  - Да. Ну, все, удачи!
  - Вам того же, - Ноздренко повернулся и пошагал прочь. Костя не сомневался: если он что-нибудь узнает, обязательно позвонит. Человек надежный.
   Заглянув напоследок на рынок, пройдя через него насквозь и не заметив ничего интересного, Костик пошагал назад к отделению.
  
  
   ***
   Вернувшись в отдел, Костик сразу же прошел в свой кабинет. Дежурившего Шмелева на месте не оказалось. Зато присутствовал практикант. Сидя за столом, он беседовал с какой-то женщиной. Бутусов поздоровался с гражданкой и обратился к начинающему коллеге:
  - Шмелев где?
  - На заявку уехал.
  - Ладно, если что, я здесь.
   Костик, решив не мешать Кириллу, вышел в коридор и, расположившись на подоконнике, закурил. Глядя через окно на улицу, вспомнил, как пришел сюда первый раз. ...Это случилось два года назад, и на дворе стоял август. Выпускник юридического института смело переступил порог территориального отделения милиции. Раньше он здесь не бывал, так как практику проходил в другом районе. А для работы выбрал этот отдел, потому что жил недалеко. Поздоровавшись с дежурным, Костя объяснил цель своего визита. Тот усмехнулся и объяснил, как пройти к начальнику уголовного розыска. Костик кивнул. Найдя нужный кабинет, он постучал. Голос за дверью позволил войти. Костик прошел. После небольшого разговора, в ходе которого выяснилось, что вакансия имеется, Костя направился в отдел кадров. Через полтора месяца, пройдя медкомиссию, и когда все бумаги на него были подготовлены, Бутусов вновь явился в отделение. Кадровик вручил ему свеженькое удостоверение и пожелал успехов в нелегкой работе. Начальник уголовки представил его личному составу. Оперов оказалось пятеро. Кто-то уже готовил документы на пенсию, кто-то только вставал на ноги. Например, Шмелев, проработавший к этому времени уже год. Коллеги приняли пополнение доброжелательно и сразу же послали его за водкой. Костик немного оторопел. Конечно, он знал, что при вливании в новый коллектив необходимо проставляться, но не думал, что так скоро. К тому же денег с собой у него было совсем немного. Но отказать операм он не решился. Денег едва хватило на два пузыря, о закуске можно было и не думать. Опера похвалили его за исполнение приказа, но посоветовали впредь не "шестерить". Костик урок усвоил, поняв, что в милиции "дедовщины" отродясь не существовало, а коллеги просто проверили его на вшивость. Позднее они отметили это событие более пышно... Буквально на следующий день ему разрешили принять первое заявление от потерпевшего, а вечером того же дня он с другими операми поучаствовал в своем первом задержании. С каждым днем ментовская служба все больше и больше нравилась Бутусову. Наиболее близким другом ему стал Витек, вероятно потому, что они были примерно одного возраста. Через полгода Костик считал, что, чуть ли не всю жизнь работал в ментуре. Много воды утекло с тех пор...
   Из кабинета выглянул Кирилл, повертел головой и, заметив Костю, шагнул к нему.
  - Слушай, подскажи, как быть. Шмелев на заявку уехал, а меня попросил с барышней побеседовать. Она заявление на мужа написала. Говорит, избивает ее. У ней и правда фингал под глазом и ребра в синяках, она показывала.
  - Чего раздевалась при тебе что ли?!
  - Нет, просто блузку приподняла. В общем, я думаю, не врет. Хотя черт ее знает! Чего делать-то?
   Костя мысленно усмехнулся. Несколько дней назад Витек предложил спихнуть мелочевку Кириллу. Мол, пускай с кухонными разборками да с мелкими кражами разбирается. И нам работы меньше, и ему опыта больше. Тем более что при всем своем желании напортачить он ничего не сможет. Даже если решит штампануть заяву, дежурный не позволит ему этого сделать, ввиду статуса Кирилла - практикант - не уполномоченного решать такие вопросы. Костя не возражал. В конце концов, все с этого начинали. Вслух произнес:
  - Короче так. Я думаю, Витек все равно заяву штамповать не будет, поэтому вежливо дай ей от ворот поворот.
  - А как же?.. Вдруг она скандал поднимет?! Да и жалко ее, вдруг и вправду муж бьет? Куда ей еще идти?
  - Может и бьет. Но по своему опыту знаю, как только мы его оприходуем, и перед ним замаячит реальный срок, она прибежит в отдел, и будет стоять на коленях, лишь бы ты ей заяву отдал. Поэтому сделай так. Скажи ей, что без заявления разберемся с мужем, ну а если не поможет, тогда заштампуем.
  - А мы и вправду разберемся?
  - Посмотрим. Или ладно, вызови его на вечер, побазарим с ним вместе. Я тебе дам пару уроков ведения бесед в милицейских стенах. Давай, - Костя хлопнул практиканта по плечу.
   Кирилл скрылся в кабинете. Костя зашел к Ермилину.
  - Петрович, куда Витек уехал?
  - На кражу. Фирмочку какую-то обворовали. Сердце чует, "глухарь"1. У нас в последнее время что-то совсем с кражами трудно стало. А ты где был?
  - Так, прогулялся. Настроил я Ноздренко на беглецов этих. Авось что-нибудь узнает.
  - Будем надеяться.
  - Ладно, я у себя.
   Костя вышел от Петровича и вернулся в свой кабинет. Женщина уже ушла. Кирилл с задумчивым видом сидел за столом.
  - Ну, как? - спросил Бутусов.
  - Нормально. Сказал все, как ты велел.
  - И что?
  - Позвонил этому мужичку прямо на работу. Велел явиться к нам к шести часам. И пригрозил, что если не придет, доставим приводом. Он попытался выяснить повод приглашения, но я повесил трубку.
  - Молодец! Думаю, из тебя получится неплохой опер. Только не тормози, развивайся. Беседу начнешь сам, если возникнут трудности, я подключусь. Не робей и все получится. Я когда начинал тоже боялся. Казалось, что они все матерые уголовники, а я молодой пацан. Но оказалось, что когда они оказываются здесь в кабинете, то весь понт из них вылетает. Здесь ты начальник, и если начнет выламываться, сразу давай по ушам. Не забывай, что ты опер, а не просто заявы принимаешь. Научишься, потом легче будет. Не надо их бояться, пусть нас боятся. Если что, я рядом. В общем, чего я тебя учу, сам разберешься!
  
  
   ***
   Ровно в шесть часов вечера в дверь постучали, и в кабинет вошел мужчина лет тридцати. Кирилл велел ему садиться. Мужик сел на стул. Костя, не обращая на него ни малейшего внимания, разбирался с бумагами. Кирилл, приняв суровый вид, начал профилактическую беседу.
  - Итак, Федор Иванович, догадываетесь, по какому поводу мы вас вызвали?
  - Даже не могу себе представить!
  - Не можете? Ну что ж, мы поможем! Сегодня у нас была ваша жена и оставила заявление, в котором сказано, что вы неоднократно избивали ее, - Кирилл достал из стола листок с заявлением и протянул его мужичку, - Вот, ознакомьтесь. Имеются и доказательства этому факту, официально задокументированные.
   Костик оторвал взгляд от бумаг и, глянув на практиканта, поморщился. Уж слишком явную лажу он гнал. Потребуй сейчас мужик эти доказательства, и предъявлять было бы нечего. Кирилл уловил взгляд наставника и сразу перешел к делу:
  - Короче, если нам еще раз станет известно о данных фактах, то вы, уважаемый, рискуете предстать перед судом. Я ясно повествую?
  - Послушайте, какое вам дело до наших семейных отношений?! - неожиданно вскричал мужичок, - Вы вызвали меня сюда, чтобы учить, как мне обращаться с женой?! То, извините, у меня нет времени выслушивать ваши идиотские советы! Со своими женами разберитесь!
   Мужик вскочил и хотел направиться к двери.
  - Сядь! - крикнул Костя, - Слушай, Кирилл Сергеевич, чего ты с ним цацкаешься?! Дай ему промеж рогов, чтоб не борзел!
   Мужик сидел на стуле, с ужасом глядя на Костю. Бутусов встал из-за стола и навис над мужиком.
  - Ты знаешь, подо что подпадают твои действия? Статья сто семнадцать, истязание, то есть причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев, наказывается лишением свободы на срок до трех лет! Но! Приказом министра внутренних дел заменить данное наказание административными мерами путем исправительных работ. То есть на пятнадцать суток твое место жительство определяется в камере отделения. В дневное время ты занимаешься уборкой помещений, мойкой служебного транспорта и чисткой туалета. Питание один раз в сутки. Причем в случае недобросовестного отношения к работе, лица, определившие тебя в камеру, то есть мы, имеют право на сутки лишить тебя питания. А уж я тебе ОБЕЩАЮ, работу свою ты будешь выполнять ПЛОХО! Поэтому сейчас мы решим с тобой так: на первый раз тебя прощаем, но при повторном случае, ответишь по полной. И если ты сейчас прибежишь домой и накинешься на жену, я тебе сам все ребра переломаю! Понял?! Пошел вон отсюда!
   Мужик резво вскочил и пулей выскочил из кабинета.
  - Думаешь, сработает? - спросил Кирилл.
  - Уверен! Проверено неоднократно!
  - А если жалобу напишет?
  - Ну и хрен с ним! Пускай попробует что-нибудь доказать. Я его хоть раз ударил? То-то. Ну, ты понял, как с такими мудаками работать?
  - Кажется, да.
  - Практикуйся! Это я показал тебе один из примеров. Не зацикливайся на нем. Ищи свои варианты. Главное, больше фантазии. И помни, что профессия опера одна из самых творческих и в ней нужно уметь импровизировать. Ладно, пошли по домам.
   ...На следующий день Костя наблюдал следующую картину: Кирилл вновь вызвал какого-то мужичка и беседовал с ним на повышенных тонах. Почти сразу Бутусов догадался, что и этот товарищ обижает свою супругу. Но больше всего ему понравилось, как Кирилл развел его:
  - ...нам с разных предприятий присылают прошения с просьбой предоставить бесплатных работников из числа задержанных. На данный момент есть только разнарядка в морг. Поясню, что там нужно будет делать. Будешь выполнять обязанности санитара: таскать трупы, зашивать их после вскрытия, отвозить в холодильник и прочую грязную работу. Да, обедать и ночевать придется там же, так как отпускать тебя не будут. Ну что, хочешь поработать? Так что выбирай: либо ты успокаиваешься и больше не трогаешь жену, либо едешь в морг на принудительные работы.
   Мужик думал недолго. Пообещав исправиться, он пулей выскочил из кабинета. Костик похвалил практиканта за оригинальность и предложил сходить перекусить. Кирилл не отказался. Творческая работа отнимает много сил.
  
  
  ГЛАВА 2. "ГОП-СТОП".
   Бутусов и Шмелев сидели в своем кабинете и курили. Делать было нечего. Витек попытался полистать какой-то материал, но через минуту захлопнул корочки и швырнул их в сейф. За окном палило солнце, и в кабинете было душно.
   После обеда подъехал Толик Паначев. Когда-то он тоже работал в отделении вместе с ребятами, но потом ушел в Управление по борьбе с организованной преступностью.
   Толик был крут. Внешность у него была такая же, как у большинства оперов УБОПа: среднего роста, крепко сбитый, прическа почти "под ноль". С виду он скорее походил на братка, чем на мента. Картину довершала одежда - темные джинсы и "олимпийка". На поясе у него болтался сотовый телефон, в руках маленькая барсетка из черной кожи. Лишь служебная машина портила впечатление - старая битая "шестерка".
   Опера обрадовались Паначеву. Последний раз он к ним заруливал еще в начале лета. Помимо простого человеческого общения, можно было получить свежую информацию из другого ведомства.
   Костя выскочил в туалет. На обратном пути его окликнул дежурный:
  - Костя!
  - Что?
  - Прими пацана.
   Возле дежурки стоял паренек лет шестнадцати-семнадцати. Поскольку его никто не сопровождал, Бутусов понял, что это не задержанный, а, скорее всего заявитель.
  - Пойдем, - опер поманил его за собой и двинулся к кабинету, - Что случилось?
  - Да только что на переезде деньги забрали! - торопливо пояснил парень.
   Костя сразу догадался, о чем идет речь. Буквально в ста метрах от отделения находилась лесополоса. Сквозь нее проходила железная дорога, единственная на весь город. В том же месте граждане проложили короткую дорогу через переезд, мимо винного завода. В этом месте очень часто грабили граждан. Случались и другие преступления. Лесополоса, также как и рынок, находилась на Костиной земле. По этому поводу он всегда ворчал: две криминогенные зоны в районе, и обе на его территории.
  - Сколько их было? - спросил Костик, имея ввиду количество грабителей.
   Парень в пояснениях не нуждался.
  - Пятеро.
   Они вошли в кабинет. Толик развалился на диване, Витек сидел на подоконнике.
  - Мужики, вот у парня только что деньги взяли на переезде.
  - Когда?
  - Да вот, только что! - сказал парень.
  - Полетели! - принял решение Шмелев.
   Вчетвером они выскочили из кабинета, Витек запер дверь, и они помчались к выходу.
  - Сколько их было? - задал вопрос Толик.
  - Пятеро, - снова ответил парень.
   Опера призадумались. Ни у кого из них при себе не было оружия. Бежать в оружейку не было времени. Решили, что справятся своими силами.
  - Денег много было? - задал вопрос Костя.
  - Триста тридцать.
   Выскочили на улицу и чуть не сшибли какого-то пацана.
  - Может, на машине поедем? - предложил Толик.
  - А как через переезд на машине?! - парировал Костя.
   Побежали пешком, перепрыгнув через ограждение, загораживающее подъезд к отделу.
  - По сколько им лет? - спросил Витек.
  - Лет восемнадцать.
  - Выглядели как?
  - В спортивных костюмах, бритые.
  - Все?
  - Да.
  - Ты сразу к нам пошел? - спрашивал Паначев, пытаясь определить, какое время было у преступников, чтобы смыться.
  - Да.
  - Не угрожал им, что в милицию пойдешь?
  - Нет.
  - Тебя как зовут? - спросил Костя.
  - Паша.
  - Значит так, Паша, ты близко с нами не беги, а то увидят тебя и рванут, хрен догоним, - велел Витек.
   Пацан чуть приотстал. Но Толик тут же вновь обратился к нему:
  - Нож не показывали?
  - Нет.
  - Просто по роже дали, да?
  - Нет. Просто сказали, что если не отдам деньги, изобьют.
   Толик кивнул. От того, какие действия совершали парни, зависело то, по какой статье они пойдут - грабеж или разбой. Пока выходило, что грабеж.
   Не обращая внимания, на проносящиеся машины, перебежали дорогу. Затем забрались на горку, по которой проходила железка. Эта горка закрывала обзор от дороги, что и способствовало совершению преступлений.
   Навстречу шли люди. Все они удивленно смотрели, как четверо парней куда-то бегут. Среди проходящих были и два мужика подозрительной наружности. Костик на всякий случай обернулся к парню и взглядом спросил: "Не они?". Тот отрицательно покачал головой. Побежали дальше, мимо винного завода. Впереди никого не было видно, и парень нагнал оперов. Еще раз уточнили вопросы по поводу внешности грабителей. Костик вдруг вспомнил пацана, которого они чуть не сшибли возле отделения, и обратился к парню:
  - Парень возле отдела с тобой был?
  - Да. У него только десятку взяли.
   Снова перебежали дорогу, осмотрелись. Вокруг не было никого, похожего на группу парней. На остановке сидел какой-то дедок. Витек подошел к нему.
  - Батя, не видел, здесь пятеро парней не пробегали?
   Старик зачем-то оглянулся по сторонам:
  - Нет.
   Впоследствии опера догадались, что возможно дед что-нибудь видел. Но так как Витек не предъявил удостоверение, и все они были в штатском, он мог решить, что это какие-то бандиты. А что еще можно подумать, когда четверо молодых парней в футболках и "олимпийках" спрашивают про еще пятерых парней?!
   Компания собралась на короткое совещание.
  - Блядь, мне кажется, они на рынок пошли! - высказал мнение Костя.
  - Я тоже так думаю, - поддержал его Толик, - Раз деньги взяли, значит пойдут за пивом.
  - Че-то быстро они съ...ались, - сказал Витек, - Ладно, побежали.
   Они снова быстро набрали темп. Толик, в который раз обратился к пареньку:
  - Они пьяные были, нет?
  - С пивом они были.
   Паначев немного подумал.
  - Телки с ними не было?
  - Нет.
   На пути попался продуктовый мини-маркет. Костя свернул во двор, проверить там. Шмелев и Паначев зашли в магазин. Парень остался снаружи. Компания снова собралась вместе, отрицательно качая головами.
  - Ну что, пошли до рынка дойдем? - предложил Витек.
   Остальные кивнули, и они дворами направились к рынку. На лавочке с девицей сидел какой-то парень лет двадцати. Витек долго к нему присматривался, потом повернулся к остальным.
  - Вон Серега Чалов сидит, погоняло Ракета. Влетал за похожие варианты. Посмотри, не было его?
   Пацан присмотрелся, и уверенно ответил:
  - Нет.
   Остановились возле ворот рынка. Над воротами висела разноцветная вывеска - "Потребительский рынок "ПЕТРУША"". Идти на рынок было бессмысленно. Попробуй в рыночной сутолоке кого-нибудь разыскать?
   Шмелев и Бутусов пошли проверить двор. Паначев и Паша остались возле рынка.
  - Обидно, черт! - неожиданно сказал парень, - Сам опером быть хочу.
  - Да?! - Толик не то удивился, не то обрадовался.
  - У вас как вообще, берут? Из универа?
  - Берут, конечно! А ты где учишься?
  - В школе, - Паша назвал номер, - Было бы их хотя бы двое, хрен бы я деньги отдал. А так их пятеро, нас двое, решили не связываться.
  - Таких отморозков надо наказывать. Ты их раньше не видел?
  - Не-а.
  - Где они там пропали? - начал волноваться Толик.
   Из двора вырулил Костя, следом за ним двигался Витек. Ребята собрались вместе.
  - Короче, там возле первого подъезда стоят трое торчков, - начал объяснять Шмелев, - Пойди сейчас мимо, глянь, они, нет? Мы со стороны прикроем. Давай.
   Парень снял "олимпийку" и, перекинув ее через руку, двинулся в указанном направлении. Опера, прячась за кустами, со стороны присматривали за ним.
  - Парень, кстати, опером хочет быть, - поделился с коллегами Паначев.
  - Станет, - сказал Костя, - У него повадки наши.
  - Блин, мы же не договорились, как он даст знать, если это они! - встрепенулся Витек.
  - Ничего, что-нибудь придумает, - спокойно ответил Бутусов, - Будущий опер, и такую фигню не сообразит?
  - Кстати, а где еще двое могут быть?
  - Наверное, в подъезд зашли. Может, там наркоту продают.
   Паша тем временем дошел до подъезда, но возле него никого не было.
  - Черт, только бы в подъезд не сунулся! - волновался Костик, - А то нарвется.
   Но парень, покрутившись вокруг, спешно направился к операм.
  - Уже смылись.
   Компания пошла в обратном направлении.
  - Сейчас дворами еще пройдем, - сказал Толик, - Блин, были бы на машине, сейчас бы кружили вокруг, пока не найдем.
  - Зайдем сейчас к нам, посмотришь фотки. Узнаешь их, нет?
  - Не знаю. У них рожи какие-то одинаковые.
  - Может, детдомовцы? - высказал предположение Костя, - Тут интернат недалеко. Но они там только до восемнадцати лет. Где их сейчас искать? Надо по вокзалам бегать.
   Снова увидели Чалова. Теперь вокруг него сидели еще двое парней гопярской наружности.
  - Вон, суки, собираются! - сплюнул сквозь зубы Шмелев, - Наркоманы долбаные.
  - Сколько денег-то было? - спросил Толик, - Тридцать?
  - Триста тридцать, - ответил Костя.
  - Ого! Да они уже давно где-нибудь на хате засели! На эти деньги два дня бухать можно!
   Паначев, Бутусов и Паша шли не торопясь. Витек двигался немного впереди, глазел по сторонам. Хоть земля была и не его, но Витек очень хотел срубить "палку". Виной тому стал выговор, который ему влепили две недели назад. История получилась глупая. Витек на "уазике" вернулся с заявки, и водитель не нашел места, чтобы припарковаться возле отделения. Новенькие серебристые "Жигули" пятнадцатой модели стояли полубоком, занимая сразу два места. Водитель ковырялся в багажнике, и лица его было не видно. Витек выпрыгнул из машины и, пнув по колесу "пятнахи", крикнул водителю:
  - Ты че, блядь, раскорячился?
   Когда водитель выпрямился, Витек был готов провалиться сквозь землю. Это был начальник РУВД, решивший по каким-то делам заехать в отделение на собственной, купленной на днях машине. Он не стал кричать на Шмелева. Но по его улыбающемуся лицу опер понял, выговора не избежать. Теперь он пытался ухватиться за любую возможность искупить "вину"...
  - С этой лесополосой одни проблемы, - жаловался Костя, - Там с периодичностью в каждую неделю что-нибудь происходит. То ограбят кого, то изнасилуют. Вот по весне забегает к нам девчонка, шестнадцать лет. Вся в крови, зареванная. Кричит, мужик какой-то в лесополосе рот зажал, в кусты затащил и трахнул. Потом по той же лесополосе и побежал. У девчонки стресс. Понятное дело, такое испытание пережить, да к тому же она вроде целка еще была. Мы в тачку прыгнули, поехали вдоль лесополосы. Так он, зверь, за несколько минут до моста дочесал. А там с километр будет. Ну, мы догнали его, рожу разбили, и в отдел. Признался, сука. Его потом еще по телеку показывали. А то еще одного парня "пепсы"1 тормознули. При нем кошелек нашли, все в ажуре. А терпила2 там бабка была. Так она его, прикинь, не опознала! Мы ей говорим, да он это, он! А она свое гнет: "Не похож!". Пришлось отпускать мудака. Кошелек соответственно при нем остался. А бабка заяву так и не забрала, жаловалась ходила, что мы ни хера не работаем. Так материал "глухарем" и завис. Кого искать-то, если преступник полностью вне подозрений?! А летом парень к нам забегает, говорит, телефон сотовый на переезде забрали. Ну, мы задержали одного парня, другой смылся. Его у нас сразу опера из РУВД забрали, по своим вариантам колоть. А тут следак мне отдельное поручение шлет - примерить его на другие преступления. Мы машину взяли, поехали за ним. Так уже возле ворот РУВД его перехватили! Ихние опера не смогли его расколоть, и отпустили. Хорошо мы успели, а то бегали бы потом по всему городу за ним. Кстати, он потом половину эпизодов у нас взял, и дружка своего сдал. А в прошлом году парня на переезде вообще до трусов раздели. Ну, там уже не мы, а рувэдэшники постарались, к вечеру взяли трех уродов. Чистый разбой им вменили, те с обрезом были. Но нас тоже в раскрытие внесли, - Костик трещал без умолку.
  - Да веселая у тебя земля! - усмехнулся Паначев.
   Перешли дорогу, не обращая внимания на красный свет светофора и ударивших по тормозам водил. Все по фигу, мы не в настроении!
  - Кстати, Петрович же тоже в этих краях живет. Так он когда бухой через переезд идет, пушку в руке держит. Чтоб сразу выстрелить, если наскочат. А то свалят его, а потом запинают.
  - А я вот недавно понял, что наше главное оружие вовсе не "макаров", а ксива. Мне тут один урод по морде дал, так я ему удостоверение показал, он и обосрался, - хвастался Паначев.
  - Тебя ограбить хотели что ли?
  - Да нет! Мы задерживали там, я к парню подбегаю, он, видать, решил, что мы бандиты, разворачивается и мне в челюсть лупит. И что ты думаешь?! Нет, я не стал махать пистолетом, и даже ответку ему не засадил! А спокойненько так достаю из кармана удостоверение и сую ему под нос! Он сразу руки на машину положил, ноги расставил. Уважают нас еще!
  - Да он просто испугался, что ты его в отделе метелить начнешь!
  - Может и так, - не стал спорить Толик, - А я ведь запросто мог рапорт написать, что он сопротивление оказал.
   Проходили мимо винного завода.
  - Слушайте, мужики, а здесь магазина нет? - спросил Витек, - Может, они туда завернули? Чего далеко ходить!
  - Нету, - ответил Костя.
   Остановились на том месте, где и произошло ограбление. По обе стороны расходились заросшие ответвления. Когда-то здесь проходила узкоколейка.
  - Бляха-муха! - стукнул себя кулаком по лбу Витек, - Да они же могли по этим рельсам и смотаться! А мы даже внимания не обратили! Тут ведь с обеих сторон можно выйти.
  - А они ждали вас или навстречу шли? - спросил Бутусов.
  - Ждали.
  - Понятно.
  - Значит, не первый раз такие фокусы проворачивают, - сделал вывод Паша.
  - Похоже, - поддержал его Толик, - Значит, можно попробовать устроить ловушку.
   Вдруг в кустах что-то зашуршало.
  - Тихо! - напряг слух Костя. Шуршание повторилось, - Блядь, там кто-то есть!
   Он первым ломанулся в кусты. За ним последовал Витек, потом Паша. Замыкал процессию Паначев.
   Источником шуршания оказался целофанновый пакет, зацепившийся за ветку и колыхающийся на ветру. Компания усмехнулась. Витек и Толик пошли отливать. Костя прошел немного дальше, осмотрелся. Там располагалась небольшая полянка, в центре которой был остаток кострища. Вокруг валялись пивные бутылки.
  - Вот куда надо на шашлыки ходить! - сказал Костя, - Минута ходьбы от отдела.
  - Ага, СПИД какой-нибудь подцепишь! - ухмыльнулся Толик, пиная ногой грязный шприц.
   Из кустов, застегивая ширинку, вылез Шмелев.
  - Ну что, в отдел?
  - Да.
  - Давайте, попробуем как-нибудь ловушку устроить, - предложил Паша.
  - Можно. Только не завтра и не послезавтра. Сейчас они отсидятся какое-то время, - согласился Костя.
   Витек скептически оглядел худощавую фигуру Костика.
  - Вот тебя и будем в качестве приманки пускать. На тебя не могут не клюнуть. Ты такой беззащитный!
  - Да пошел ты!
   Все четверо вернулись в отдел. В кабинете сидели Петрович и Кирилл. Паначев поздоровался с ними.
  - Вы где были? - спросил Ермилин.
  - Да вот, пятеро козлов у парня на переезде деньги взяли.
  - И что?
  - Ну, добежали до "Петруши", ни хрена. Смылись куда-то.
   Костик достал из шкафа два альбома, положил их перед Пашей.
  - Посмотри, может здесь кто-нибудь есть.
   Паша начал листать альбом. Лица попадались все больше ублюдочные. Он пролистал альбом до конца.
  - Ну что?
  - Разве что вот этот... Похож немного, - с сомнением сказал он, снова открывая альбом.
   Костик присмотрелся.
  - Нет, этот не может, он сейчас сидит. Глянь внимательно, вот этого не было? - Бутусов открыл нужную страницу.
  - Нет, точно не было.
  - Жаль, - Костя убрал альбомы, достал из стола гроссбух, - Так, сейчас запишем имя, фамилию, где живешь, телефон.
   Костя записал сведения и убрал гроссбух в стол.
  - А ты как сейчас домой-то пойдешь? - спросил Витек.
  - А уйду через мост, - ответил парень.
  - А, ну ладно тогда.
  - Пошли.
   Костя и Паша вышли из кабинета, и пошли к выходу.
  - Ты в каком классе учишься?
  - В десятом.
  - А лет сколько?
  - Шестнадцать.
  - Блин, ты бы даже заяву сам написать не мог. Только с родителями. В общем, что могу сказать, шансов мало... Если сейчас с деньгами не тормознули, потом уже не докажешь. Они деньги скинут и все. Ты хоть парней запомнил?
  - Честно говоря, нет. Но если бы догнали, я бы их ОПОЗНАЛ!
   Костя понимающе кивнул головой. Наш человек.
  - Короче, если хочешь, иди домой, вызывай милицию. Но там столько мороки будет с протоколами всякими, - Костя старался отговорить парня писать заяву. Оказалось, это было лишним.
  - Да на фига! Что я, не понимаю?!
   Наш человек.
  - Ты изредка проходи там, если вдруг увидишь кого, сразу заходи к нам. Даже если нас не будет, обращайся к кому угодно.
  - А если они меня узнают?
  - Вряд ли. У них таких как ты по десять человек в день бывает. Всех не запомнишь. К тому же ты завтра переоденешься, прическу там поменяешь.
  - Может, подставу устроим? В принципе, я готов.
  - Ну, мы тебе позвоним.
   Помолчали.
  - Ладно, Паша, давай, - Костя протянул парню руку.
  - Давай, - пожал он ее.
   Костя скрылся в отделении, а парень пошел домой.
   Паначев уже травил какую-то байку. Опера громко ржали на все отделение. Костик тоже плюхнулся на диван, закуривая сигарету.
  - Нормальный парень, кстати. Все вопросы сходу рубит. Точно опером станет.
   Петрович взглянул на часы:
  - Ну что, уже почти четыре часа. Может, посидим? - загадочно улыбнулся он.
  - А что, давайте, - поддержал Толик.
   Скинулись по полтиннику.
  - Кирилл, дуй в магазин, - велел Бутусов.
   Практикант сгреб деньги в карман и вышел из кабинета.
   В этот вечер свет в кабинете оперов не гас до поздней ночи...
  
  
   ***
   На следующий день Костя дежурил. Шмелев взял отгул. Бутусов сидел за столом и отпивался водой. После вчерашней пьянки болела голова. Костя окончательно решил, что пора бросать пить.
   Вспомнилась вчерашняя беготня. Было понятно, что парни неоднократно тормозили людей на переезде, но половина из них не спешила обращаться в милицию. Или сильно богатые, или не верят, что кого-то найдут. Опер решил, что давно они не шерстили рынок. Может получиться прихватить кого-нибудь.
   Он вышел из кабинета, запер дверь и прошел к Ермилину. У него сидел Кирилл, и они что-то обсуждали.
  - Кира, пойдем до рынка прошвырнемся. Глянем, что нового. Петрович прикроешь пока, хорошо? Мы недолго.
  - Ладно, давайте.
   Ребята вышли из отделения и через переезд двинулись к рынку. В лесополосе никого не было. Это и понятно, ближайшие несколько дней эти уроды здесь не появятся.
  - Ты знаешь, почему грабеж называется "гоп-стопом"? - спросил Костя у практиканта.
  - Нет.
  - Я тоже не знаю. Но предполагаю, что обосновывается это так: "гоп" - потому что этим гопники в основном занимаются, а "стоп" - потому что тормозят. Тебя кстати, грабили когда-нибудь?
  - Конечно. Пару раз.
  - Вот-вот, меня тоже раньше тормозили. А как в ментуру пришел, тьфу-тьфу-тьфу, ни разу не было.
  - А чего мы на рынок-то идем?
  - Если у кого-то телефон забрали, или там цепочку или часы, куда понесут продавать? Да на рынок, конечно! Вот мы и потремся в толпе. Только боюсь, меня половина местных оглоедов как облупленного знает. Увидят, через секунду с рынка свинтят. Ну, глядишь, кого-нибудь все-таки зацепим.
   Ребята зашли на территорию "Петруши". Народу как всегда было не протолкнуться. Костик, непринужденно вертя головой, двинулся в самый центр рынка. Кирилл, подражая ему, плелся следом. Немного поглазели на стенд с заголовком "ГРАЖДАНЕ, БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!". Под ним более мелкими буквами было написано: "На рынке за совершение карманных краж неоднократно задерживались молодые люди. Не оставляйте свои вещи без присмотра и держите сумки и карманы закрытыми. Обращайте внимание на подозрительных людей. В случае обнаружения пропажи денег или ценных вещей обращайтесь в администрацию рынка. Внимательно рассмотрите и запомните эти лица. Именно эти люди были уличены в совершении преступлений на территории рынка". Под текстом были размещены около десяти фотографий молодых парней. Большинство из них Костик прекрасно знал. Только, что удивительно, почти никто из покупателей не обращал внимания на этот стенд.
   У гостей с юга купили по шаверме. В ларьке взяли газводы. Устроившись возле фруктового ларька, принялись жевать. Костя с набитым ртом что-то рассказывал, при этом, не упуская из виду ни одного проходившего.
   Кое-что интересное он заметил. Два пацана лет по пятнадцать с опаской осматриваясь, словно кого-то ждут, терлись возле вещевого контейнера. Любитель детективов, не имеющий никакого отношения к милиции, решил бы, что они хотят почистить карманы у зазевавшихся покупателей. Костя был иного мнения. Настоящие карманники никогда не станут так глупо светиться. А непрофессионалы в этой сфере не работают. Лишь доев и вытерев руки об салфетку, он повернулся к Кириллу.
  - Вон, видишь двух парней?
  - Ну.
  - По-моему высматривают, кому бы золотишко продать.
  - С чего ты взял?
  - Интуиция. Короче сейчас работаем так. Обойди сейчас этот ряд вокруг и зайди им навстречу. Я беру на себя одного, ты блокируй второго. Хватаем их и в будку охраны. Задача ясна?
  - Да.
  - Ну, тогда вперед.
   Кирилл прошел в проход между двумя блоками контейнеров и стал обходить ряд. Когда он показался с другой стороны, Костя достал из кармана наручники, раскрыл одно оково, спрятал их в руке, и пошел по направлению к пацанам. Оружия при себе у него снова не было. Но оно и не требовалось. Этих гавриков они и так повяжут.
   Когда Кирилл был от пацанов на расстоянии в два шага, Костя прошел мимо них, задев одного плечом. Тот повернулся посмотреть, кто его толкнул, и в этот момент Бутусов схватил парня за руку и защелкнул на его запястье "браслет".
  - Э, мужик, ты чего?! - пытался вырваться пацан, но Костя уже нацепил второй наручник на свою левую руку.
   Второй пацан попытался смыться, но Кирилл крепко ухватил его за локоть.
  - Тихо, пацаны, не рыпайтесь, все равно не убежите, - сказал Костя, - Сейчас пройдем к охране, потолкуем.
   Народ в толпе недовольно зароптал, но ребята, проталкиваясь сквозь них, повели парней в будку охраны. Там сидели два крепких мужика в пятнистой форме с дубинками на боку и торчащими из нагрудных карманов рациями.
  - Здорово, мужики! Милиция, - Костик предъявил удостоверение, - Мы вот тут пареньков прихватили, похоже, золото продают. Вы бы пригласили понятых, чтоб личный досмотр устроить.
   Охранники переглянулись. Один из них нехотя поднялся и вышел на улицу. Костя тем временем отцепил от себя пацана, и обоих они усадили на лавку. Следом за охранником в помещение вошли две женщины в фартуках. Видимо, продавщицы.
  - Отлично! - потер руки Костя, - Проходите, пожалуйста, и внимательно за всем наблюдайте. Мужики, у вас листочка не найдется?
   Охранник вырвал из толстой тетради листок в клетку и протянул оперу. Костя достал из кармана ручку и отдал канцелярские принадлежности Кириллу.
  - Садись, заполняй протокол. Вас ведь, наверное, учили.
   Кирилл опустился за стол и стал торопливо писать. Костик приступил к осмотру содержимого карманов пацанов. Продавщицы смотрели на это с интересом, охранники с иронией.
   На стол легли вещи. У первого было обнаружено тысяча рублей денег, ключи, сигареты и зажигалка. У второго несколько мятых десяток, ключи и складной нож. Никакого золота не нашлось.
  - Что, уже продали золотишко? - спросил он, кивая на тысячную купюру.
  - Да ничего мы не продавали! - закричал хозяин денег.
  - А чего на рынке делали?
  - Куртку пришли покупать.
   Костя повертел в руках тысячу. На первый взгляд она была настоящей. Затем взял в руки нож. Раскрыл лезвие. На двести двадцать вторую статью не хватает. Бросил нож на стол, зло сплюнул. Оснований для задержания пацанов не имелось, но и так просто отпускать не хотелось. Костя вспомнил, что у него имеется несколько материалов по грабежам, в которых в качестве нападавших фигурируют подростки пятнадцати-шестнадцати лет. Что ж, попробуем предъявить потерпевшим для опознания.
  - Все в протокол записал? - спросил он у Кирилла, кивая на лежащие на столе вещи.
  - Да.
  - Распишитесь, пожалуйста, - обратился он к женщинам. Те поставили свои подписи, - У вас пары пакетиков не найдется?
  - Конечно-конечно! - одна из женщин выпорхнула из будки и через несколько секунд вернулась, держа в руках два пакетика, - Возьмите, пожалуйста.
  - Спасибо, - Костя сгреб в пакеты изъятые вещи. Потом сцепил пацанов наручниками, - Ну что, пошли? Машины у нас нету, так что придется пешочком.
   Вчетвером они вышли из будки охраны и через переезд отправились в отделение. Там пацанов поставили в коридоре к стене в позе "руки в гору - ноги врозь". Костя сбегал на второй этаж, попросил следователя спуститься вниз для проведения опознания. Затем вызвонил трех потерпевших, и только потом позвонил родителям пацанов. Выйдя на улицу, он нашел четверых пацанов, более-менее похожих на задержанных, и пригласил их поучаствовать в качестве подсадных.
   Терпилы никого не опознали. Пришлось извиняться и отпускать пацанов. Родители обещали Косте большие проблемы и увольнение из органов. Следователь ворчал, что у него отняли много времени. Петрович тоже дал втык за излишнюю инициативность.
  - Впредь такого не устраивай, Костя, - говорил он, - Если не нашли ни хрена у пацанов, какого хрена было тащить их сюда?! Я понимаю, надеялся, что они окажутся где-то замазанными. Но ведь такие приемы могут закончиться вызовом в прокуратуру. Конечно, ничего конкретного тебе предъявить не смогут, но нервы потреплют основательно. И тебе, и мне. И вообще получше присмотрятся к отделу и возьмут на контроль. А оно нам надо? Потом вообще никакой работы не будет. Чуть за рамки выйдем, нас сразу в прокуратурку выдернут. Так что, в следующий раз на месте разбирайся.
   Костя пообещал, что больше такого не повторится. Но он и сам не предполагал, что в будущем ему предстоит выкидывать и не такие фортеля. Но разве ж он знал?!
  
  
  ГЛАВА 3. "МОКРУХА".
   Ермилин, Шмелев, Бутусов и Кирилл тряслись в разваливающемся от старости милицейском "УАЗе". Водитель - профессионал своего дела - уверенно крутил баранку, объезжая пробки дворами. Он проработал в этом отделе много лет и прекрасно знал район.
   Опера не просто решили покататься. Они ехали на убийство. Бутусов и Шмелев допрашивали одного мужичка, взятого за мошенничество, Кирилл сидел рядом и слушал, когда в кабинет вошел Петрович и сообщил, что обнаружен труп. Ребята тут же сдали мужика в дежурку и всей толпой, загрузившись в "уазик", помчались на место преступления.
   Вообще-то территориальные опера не занимаются раскрытием убийств. Для этого имеются специальные отделы в районных управлениях и главке. Но по мере сил они все же принимают активное участие в расследовании, помогая в основном в "массовой" работе, когда приходится опросить большое число людей или проверить множество сведений. Бутусов поехал на убийство, так как был дежурным; Ермилин, потому что он начальник уголовного розыска и обязан выезжать на все крупные преступления. Убийство для территориального отдела считается верхом серьезности преступления. Кирилл поехал, потому что он практикант и собственно для того и направлен в отдел, чтобы смотреть и учиться; а Шмелев, потому что убийство случилось на его земле.
   Место преступления представляло собой закуток между гаражами и забором детского садика. Вокруг уже стояли машина "скорой помощи", милицейские "жигуль" и "уазик". Сновали местные жители, решившие полюбопытствовать, что же произошло.
   Менты выпрыгнули из машины и направились в закуток. Трупом являлся мужчина лет тридцати с небольшим. Он лежал на земле лицом вниз, неестественно подогнув под себя руки. Вокруг его головы расплылось кровавое пятно. Судебный медик осматривал труп, фотограф снимал поверхность земли, на которой отпечатались чьи-то следы. Следователь прокуратуры, усевшись на какой-то ящик, приспосабливал на коленях папку для составления протокола.
   К сыщикам подошел начальник "убойного" отдела района Валера Хабаров.
  - Здорово, мужики.
  - Привет. Ну что, мокруха? - спросил Петрович.
  - Похоже. Лицо все в крови, видимо били. Карманы вывернуты, ни часов, ни денег.
  - Не бомж случайно? - поинтересовался Шмелев.
  - Да нет вроде, одет прилично.
  - А когда его обнаружили?
  - С утра, часика полтора назад. Люди на остановку шли, и увидели. Тут до остановки дорога короткая.
  - Значит, скорее всего, ночью мужика замочили. Иначе был риск нарваться на кого-нибудь.
  - Наверное, - пожал плечами Хабаров.
  - Что будем делать? - спросил Ермилин.
  - Короче, здесь три дома поблизости, - Валера кивнул на три девятиэтажки, - Пройдитесь по квартирам, может, кто-нибудь из окна видел. Берите себе эти два дома, сейчас наши еще подъедут, займутся третьим. Я пока здесь останусь, с народом побеседую, с участковым. А дальше разберемся.
   Хабаров снова направился к трупу. Сыщики встали в кружок.
  - Значит, так, - начал распоряжаться Петрович, - Виктор, бери Кирилла, и идите в этот дом. Мы с Костей пройдемся по второму. Все, встречаемся здесь.
   Шмелев и практикант ушли. Петрович тоже двинулся к другому дому. Костя немного задержался, осмотрелся. Невдалеке, стоял дом, в котором он раньше жил. Здесь прошло все его детство. После школы он вместе с родителями переехал в другой район и больше здесь не бывал. Это была земля Шмелева. И именно в этом самом закутке в апреле девяносто седьмого года произошла та страшная история, так похожая на сегодняшний случай...
   Костик оторвался от воспоминаний и побежал догонять Петровича.
   ...Витек нажал кнопку звонка, Кирилл стоял за спиной.
  - Кто?
  - Милиция, - усталым голосом ответил опер.
   Дверь открыла женщина лет сорока.
  - Здравствуйте, уголовный розыск. Старший оперуполномоченный Шмелев, - Витек раскрыл удостоверение, - Вы в курсе, что произошло возле гаражей?
  - Нет, - удивленно покачала головой женщина.
  - А ночью ничего подозрительного на улице не видели или не слышали?
  - Я в окно не смотрела, а все звуки шум машин перекрывает, - ответила женщина.
  - А вчера на улицу не выходили вечером?
  - Нет.
  - Ну что ж, извините, - Витек повернулся, чтобы позвонить в соседнюю дверь.
  - А что случилось? - спросила хозяйка.
  - Человека убили... - коротко бросил опер.
   Через сорок минут вся компания снова собралась у гаражей. Вновь подошел Хабаров, теперь с ним были еще два опера из "убойного".
  - Ну что? - спросил Валера.
  - Ни хрена. Как всегда, никто ничего не видел и не слышал.
  - Что неудивительно. Ночь, место глухое... Спокойно замочили человека, карманы обчистили и ушли.
  - Кстати, документы были при нем?
  - Да, вот, - Хабаров достал из кармана паспорт, - Захаров Владимир Геннадьевич, адресок имеется. Где-то здесь недалеко проживал. Ладно, мы заскочим к нему домой.
  - Больше ничего нового? - спросил Ермилин.
  - Эксперт углядел в кустах следы, как будто кто-то топтался; несколько окурков. Видимо ждали, суки. По сути, это, конечно, ничего не дает, но если задержим кого, то будут следы ног и слюна для сравнения. Что не так уж и плохо.
  - Мы еще нужны?
  - Нет, все, мы дальше сами управимся. Завтра созвонимся.
   Трое оперов и практикант погрузились в машину. Костик долго смотрел на свой бывший дом, пока "уазик" не развернулся. Кажется, он знал, кто убийца...
  
  
   ***
   Утром, когда компания собралась на сходку в кабинете Петровича, приехал Хабаров. Усевшись за столом, он начал рассказывать.
  - Вчера, вы когда уже уехали, мы кинолога с собакой вызвали. Пес вроде след взял, но метров через тридцать потерял. Оно и понятно, там как раз тротуар начинается, по нему сотни людей за день проходят. Эксперт сказал, что у мужика сломаны несколько ребер и множественные ЗЧМТ1. Видимо, били чем-то тяжелым. Но смерть наступила в результате обширного кровоизлияния в мозг. На подбородке обнаружена огромная ссадина с частицами земли. Скорее всего, ударили ногой, отчего и произошло кровоизлияние. Мы заехали к нему домой, выяснили: он работал консультантом в магазине бытовой техники. В этот вечер задержался, позвонил домой, сказал, что пришла новая партия товара, и они разбирают коробки. Жена сказала, что при нем было три тысячи рублей, сотовый телефон "Сименс" синего цвета, часы "Филипп Персио" с неродным браслетом. Естественно, ничего этого не обнаружено. Также пропала серая ветровка. Судя по тому, в какой позе он лежал, куртку с него снимали еще с живого.
  - Подожди, но если его били по голове, куртка должна быть заляпана кровью, - вмешался Костя.
  - Верно. Значит, скорее всего, куртку уже выкинули. Пройдитесь по округе, побазарьте с бомжами. Может, кто и подобрал уже. Я только что был в сотовой компании, договорился, как только с этого телефона будет звонок, они нам сообщат. В принципе, мне кажется, мокруха раскрываемая. Только надо немного подсуетиться. Раскрытием занимаемся мы, вы пока на подхвате. Побазарьте только с бомжами. Идет?
  - Хорошо, - сказал Петрович, - Нам же легче, у нас своих забот хватает.
  - На всякий случай имейте ввиду по поводу часов и телефона. Вдруг где проявятся. Все, я полетел. Будут новости, позвоню.
   Хабаров, взяв свою папку, вышел из кабинета. Опера еще потрепались о текущих делах и разошлись по кабинетам.
  
  
   ***
   Шмелев вновь пришел на то место, где вчера был обнаружен труп мужчины. Сейчас о случившемся напоминало только пятно крови, уже кем-то присыпанное песком.
   Опер представил себе, как развивались события. Ночь, темная тропинка. Мужчина выходит из автобуса и мимо гаражей направляется к себе домой. Неожиданно из кустов выскакивает преступник (или преступники?), бьет его чем-то тяжелым по голове. Мужчина падает. Убийца начинает пинать его ногами и продолжает бить по голове. Затем обшаривает карманы и снимает куртку. После этого он со всей силы пинает мужчину ногой в подбородок и быстрым шагом (а может бегом?) скрывается с места преступления. Было ли убийство целью нападавшего, или это случайность и он хотел только избить и ограбить мужчину? Увы, на этот вопрос сможет ответить только сам убийца...
   Витек огляделся вокруг, прикидывая, откуда начать обход. Метрах в пятидесяти располагалась мусорка, и возле нее опер заметил двух субъектов. Шмелев направился к ним.
   Субъектами оказались два мужичка лет по пятьдесят, явно подвального происхождения. Они, вооружившись толстыми палками, ворошили мусор в бачке.
  - Здорово, мужики! - окликнул их Витек.
   Бомжи обернулись.
  - Здорово, - буркнул бородатый.
  - Чего ищите-то?
  - А тебе-то что? - спросил второй.
  - Старший лейтенант Шмелев, - Витек махнул "ксивой".
  - Что мы сделали-то?!
  - Слыхали, наверное, что вчера здесь произошло?
  - Про убийство-то? - недоверчиво посмотрел исподлобья бородатый.
  - Ага.
  - Ну, знаем. Только мы-то тут при чем? Мы его не убивали!
  - А я и не говорю, что это вы убивали. Может, видели чего ночью?
  - Не видели. Мы вообще в другом дворе ночевали.
  - А курточку случайно не находили? Серенькую такую ветровочку?
   Мужики как-то странно напряглись. "Вот это удача!" - подумал Витек и продолжил:
  - Ну, чего испугались-то? Было дело? По глазам вижу, находили. Лучше отдайте мужики. Я ведь все равно найду. Она с убийства и у вас есть шанс влететь.
  - Да, нашли мы куртку, - нехотя ответил бородатый.
  - Где?! Когда?! - у Шмелева загорелись глаза.
  - Вот здесь и нашли, - кивнул второй на помойку, - Вчера утром, еще до того, как мужика нашли.
  - Где она?
   Бомж наклонился и достал из старой хозяйственной сумки скомканную серую ветровку. На плечах и спине были отчетливо видны засохшие капли крови.
   Опер не мог поверить такой удаче. Всего сутки прошли с момента убийства, а они уже почти у цели. И главное, кто отличился? Да он, он, старший опер, старший лейтенант Витька Шмелев! Глядишь, и выговор снимут.
  - Короче так, мужики. Сейчас идем к нам в отдел и оформляем добровольную сдачу. Еще напишите объяснительные записки - где, когда нашли куртку.
  - А нельзя это здесь сделать? - с надеждой спросил бородатый.
  - Нельзя, - Витек достал из кармана полтинник, - Держите, чтоб не так обидно было. Клади куртку в сумку и пошли.
   Троица не спеша побрела в сторону отделения милиции. Шмелев был уверен, что бомжи не имеют к убийству никакого отношения, но для верности хотел свозить их на экспертизу, чтобы у них взяли пробу слюны и отпечатки обуви.
  
  
   ***
   Через день Бутусов и Шмелев пили кофе в своем кабинете. Петрович уехал на совещание в РУВД, Кирилл снова умчался в свой институт. Витек, прихлебывая горячий напиток, рассказывал другу последние новости.
  - В общем, бомжи не при делах. Ни следы обуви, ни слюна не совпали. Ну, на всякий случай, попросили их пока никуда не исчезать. Я куртку "убойщикам" отвез. Жена опознала ее, это Захарова ветровка.
  - А с телефоном что? Из сотовой компании еще не звонили?
  - Нет, пока глухо. Я вот что думаю. Надо в ЖЭКе взять список жильцов того дома, возле которого мусорка стоит, где бомжи куртку нашли. Если женщин, детей и стариков из списка вычленить, можно выйти на кого-нибудь.
  - Подкинь идейку "убойщикам". Они же убийством занимаются. У нас своих дел невпроворот.
  - Правильно, - кивнул Витек.
   Он начал набирать номер "убойной" группы. Костя тем временем достал из стола гроссбух, нашел в нем нужную запись и стал ждать, пока освободится телефон. Когда Шмелев закончил разговор, Костик набрал номер.
  - Алло, Паша? Это из милиции. Помнишь? Ну как, наша договоренность еще в силе? Отлично! У тебя время есть? Ну, тогда подходи в отдел, я договорюсь, тебя пропустят.
   Бутусов положил трубку.
  - Кому звонил? - спросил Витек.
  - Да помнишь пацана того, которого на переезде грабанули?
  - Ну...
  - Мы же с ним договорились тогда, что попробуем подсадку устроить. Сейчас вроде время свободное появилось, чего не попробовать.
  - А где ты деньги брать собираешься?
  - Возьмем пару сотен с оперрасходов.
  - Кость, это же опасно, впутывать его в наши дела... Вдруг они его на перо посадят? Нам же потом кранты.
  - Да не боись! Мы же рядом будем, прикроем.
  - Вдвоем что ли пойдем?
  - Кирилла дождемся. Пошли в дежурку сходим, рации возьмем, и я скажу, чтоб дежурный пропустил его.
   Через десять минут появился практикант. Его посвятили в суть дела. Еще через пятнадцать минут подошел и Паша.
  - Здорово! - опера пожали ему руку.
  - Короче, слушай, как будем действовать. Вот деньги, - Костя протянул Паше двести рублей, - Номера мы на всякий случай переписали. Сначала Витек и Кирилл проходят через переезд. Если эти уроды пасутся там, они нам по рации брякнут. Потом пойдешь ты. Когда тормознут, ты там не сопротивляйся, сразу бабки отдавай. Потом возвращаешься назад, и дальше по обстоятельствам. Теперь запоминай, что будешь говорить следователю. Ты шел, тебя остановили, забрали деньги. Ты побежал в милицию, навстречу шли мы. Спросили: "Что случилось?". Ты сказал, что ограбили, мы побежали за ними и задержали. Все. Не вздумай сказать, что мы заранее все спланировали. Если всплывет, и у тебя, и у нас проблемы будут. Что бы тебе следователь ни говорил, упорно стой на своем. Все понял?
  - Конечно!
  - Ну, тогда пошли.
   Вчетвером они вышли из кабинета и заперли дверь. Затем покинули отделение и направились в сторону лесополосы.
  - Ты ствол взял? - спросил Витек.
  - Да, - ответил Костик, хлопая себя подмышкой.
   Перед горкой, по которой проходили железнодорожные пути, остановились. Еще раз повторили план действий. Затем Витек и Кирилл резво взбежали на горку и скрылись по другую сторону. Через несколько минут рация затрещала:
  - Костя, стоят пятеро. По приметам похожи, - буркнул Шмелев.
  - Хорошо! Давай с Богом! - Костя хлопнул Пашу по плечу. Тот перевел дух и взбежал на горку.
   Уже через минуту он вновь появился на горке и махнул рукой Косте. Тот предупредил коллег и помчался к Паше. На переезде они встретились.
  - Куда они пошли?! - спросил Витек.
  - Вдоль путей почесали.
  - Как мы и предполагали. За мной! - скомандовал Шмелев.
   Четверо парней побежали через кусты вдогонку за грабителями. Костя на всякий случай достал пистолет. Уже через пятьдесят метров впереди замаячили красно-синие "олимпийки".
  - Стоять! - крикнул Шмелев.
   Парни, услышав приказ, резко взяли старт. Опера тоже поднажали. Пашу Костя оттеснил назад. Вскоре менты настигли пятерых парней.
  - Куда бежим?! - улыбаясь, спрашивал Витек.
  - А вы кто?
  - Милиция.
   Парни стояли в неровную шеренгу по одному. Ребята относительно их тоже встали грамотно: Бутусов и Шмелев стояли впереди, Костик держал парней на прицеле. Паша находился за спиной у оперов. Кирилл встал немного сбоку от парней.
  - Ну что, пацаны, пошли в отдел, побазарим.
  - Зачем?
  - Все вопросы задавать будем потом. А вам придется отвечать. Пристегнитесь от греха подальше, - Витек кинул парням наручники, - Костя, у тебя есть?
  - Да, - Бутусов тоже вытащил свои "браслеты".
   Четверым парням пришлось сцепиться друг с другом. Витек проконтролировал, чтоб делали они это не халтурно. Затем парней быстро обыскали на предмет обнаружения какого-либо оружия. Нашли три ножа. Опера предусмотрительно их забрали, решив, что для официального изъятия в отделе сунут их обратно в карманы. Не совсем законно, зато честно.
   Двинулись в обратный путь. Первыми двигались две пары пристегнутых, в спину их тыкал пистолетом Костя. Витек и Кирилл вели пятого парня. Паша шел последним.
   ...Раскрутить парней удалось аж на шесть грабежей. Поначалу, естественно, все пытались отрицать свою вину, но после того как Костя и Витек, с позволения Петровича, пообщались с ребятками неформально, отпираться стало больно. К тому же почему-то после этого общения кое-кто побледнел лицом и приобрел странные синяки под глазами. Вам жалко этих бритых отморозков, стаями слоняющихся по улицам в поисках халявы? Вы возмущены методами работы доблестной милиции? Все понятно, вы никогда не становились жертвой преступления!.. Возможно, у вас еще все впереди.
   Опера поблагодарили Пашу за помощь в задержании и настоятельно посоветовали ему идти работать в уголовный розыск. Его ждут большие успехи.
  
  
  ГЛАВА 4. "ПЕРВЫЕ ВЫСТРЕЛЫ".
   С утра Костя поехал в прокуратуру. Его целью являлось посмотреть в архиве дело семилетней давности и узнать, что тогда по нему было наработано. Вообще-то для этого нужно было писать официальный запрос на имя прокурора и если тот выпишет разрешение, с ним идти в архив. Но Косте не хотелось возиться с бумажками и светиться в канцелярии. К тому же он был неплохо знаком с прокурором.
   Весной этого года оперативники задержали двух вымогателей. Ситуация была до невозможности банальная. На их "земле" некий мужичок открыл небольшой продуктовый магазинчик в подвале жилого дома. Буквально через неделю в магазин зашли двое мужиков лет под сорок. Оба были в изрядном подпитии. Потребовали у продавщицы две бутылки водки. Девушка позвала на помощь хозяина. Тот дал понять ребятам, что поживится нахаляву не получится. Однако мужики уже начали заводиться. Один разбил кулаком витрину, другой схватил с прилавка пару бутылок водки и какие-то консервы. Перед уходом они велели к послезавтра приготовить пятнадцать тысяч рублей. Для коммерсанта, только что начавшего свой бизнес, эта сумма оказалась довольно приличной, и отдавать ее просто так не хотелось. Поэтому через час на стол старшего оперуполномоченного Шмелева легло заявление о вымогательстве. Ребята ситуацию просекли сразу и поняли, что особой возни не будет, зато лишняя "палка" уже в кармане. К назначенному сроку коммерсант приготовил деньги. Купюры были переписаны. Как только мужички получили деньги, им тут же завернули ласты. После были приглашены понятые, и в их присутствии изъяли деньги.
   В отделе с мужичками начали работать. Оказалось, что никакие они не бандюки, а просто пару дней назад крепко выпили. Когда захотелось добавить, обнаружилось, что не на что. Но выпить хотелось очень. Далее произошли описанные события. А деньги потребовали просто, чтобы попугать коммерсанта. Проснувшись на следующий день, они почти забыли, что с кого-то требовали деньги, но позже решили все же срубить халявных денег. Теперь они раскаиваются и готовы искупить вину любым способом, кроме тюрьмы.
   В это время к тогдашнему начальнику уголовного розыска приехал прокурор и потребовал отпустить мужичков. Выяснилось, что один из них является его родным братом. Взамен пообещал без проволочек решать нужные вопросы. Опера согласились. Только потребовали, чтоб мужички оплатили стоимость похищенного и рассчитались за разбитую витрину. У "терпилы" претензий не было. На том и разошлись.
   За все это время менты только пару раз обращались к прокурору за обещанной помощью.
   Костик вошел в приемную прокурора. Секретарша сидела за столом и разглядывала свои ногти.
  - Здравствуйте! У себя? - он кивнул на дверь.
  - Да, подождите, я доложу. Как вас представить?
  - Оперуполномоченный Бутусов.
   Девушка нажала кнопочку громкой связи:
  - Виталий Владимирович, к вам оперуполномоченный Бутусов.
  - Пусть заходит.
  - Проходите.
   Костя вошел в кабинет. Прокурор поднялся из-за стола, поправляя китель.
  - Здравствуйте, Виталий Владимирович.
  - А-а, здравствуйте! Простите, молодой человек, запамятовал, как вас?
  - Константин.
  - Ах, да! Чем могу помочь?
  - Видите ли, Виталий Владимирович, я по поводу убийству Захарова...
  - Так, подождите, - прокурор напряг память, - Это которого между гаражами нашли?
  - Да. Мне сказали, что несколько лет назад на том же месте было совершено похожее убийство. Я бы хотел глянуть дело в архиве.
  - А в чем сложности?
  - Понимаете, хотелось бы поскорее... Вы не могли бы прямо сейчас выписать разрешение?
  - Какие вопросы?! Конечно! - Виталий Владимирович вернулся за свой стол и достал из ящика бланк. Черкнув пару строк, он подмахнул бланк размашистой подписью и протянул бумагу оперу, - Такие мелочи!
  - Спасибо, Виталий Владимирович, - кивнул Костя.
  - Простите, а разве не "убойный" отдел занимается этим убийством?
  - Они. Но раз уж у нас появилась информация, решили помочь.
  - Понятно.
   Костик попрощался и покинул кабинет прокурора. Поднявшись на третий этаж, он вошел в помещения архива. За столом в углу сидела полная женщина в очках. Опер шагнул к ней.
  - Добрый день! - он положил разрешение на стол, - Мне необходимо посмотреть одно дело.
   Глянув на разрешение, женщина подняла глаза на Бутусова:
  - Позвольте ваши документы.
   Костя достал удостоверение. Изучив его, женщина кивнула.
  - Какое дело вас интересует?
  - Видите ли, в чем сложность: я не знаю номера дела.
  - А что вам вообще о нем известно?
  - Примерную дату возбуждения и обстоятельства.
  - Ну, тогда это не сложность, - женщина улыбнулась и повернулась к компьютеру, - Сейчас все сведения о делах систематизированы и занесены в общую базу данных. За какой период смотреть?
  - Апрель девяносто седьмого. Убийство на Мельникайте.
   Минут пять женщина-архивариус не отрывалась от монитора. Наконец, повернулась к оперу:
  - Кажется, что-то есть...
   Она встала и направилась к длинным рядам стеллажей. Скрывшись в них, она начала шуршать бумагами. Через минуту появилась, держа в руках картонные корочки с бумажной начинкой.
  - Пожалуйста, - она протянула дело оперу.
   Костя взвесил его в руке. На один вопрос он уже мог ответить - убийца не найден. Законченные дела об убийствах не бывают такого объема. Бутусов уединился в дальнем углу.
   На изучение дела у него ушло сорок минут. Ничего неожиданного он не узнал. Стандартный "глухарь". Были отработаны десятки версий, проверены на причастность сотни людей. Из подростков проверялись только те, кто жил в этом районе и ранее были судимы или состояли на учете в ИДН1. Костю же и его бывших друзей никто даже и не подозревал... Следствие по делу было прекращено в процессуальном порядке по стандартной формулировке - "в связи с невозможностью установить лиц причастных к совершению данного преступления".
   Отдав дело архивариусу, Костя вышел на улицу. Закурив, он стал прикидывать, что делать дальше. Одно он знал точно: останавливаться нельзя!..
  
  
   ***
   После обеда Шмелев и Бутусов поехали по делам в РУВД. Когда все вопросы были улажены, Костик предложил зайти к "убойщикам", узнать последние новости. Витек согласился. По пути им попался Хабаров.
  - Здорово, мужики! Вы как раз кстати! Мы там одного хлопчика хапнули с телефоном захаровским. Сейчас ребята с ним толкуют, но он, падла, в отказе стоит.
  - Как его вычислили? - спросил Витек.
  - Как обычно в таких ситуациях. Когда с этого телефона был сделан звонок, нам из сотовой компании сообщили. Мы помчались в адрес, за которым номер числился, узнали, кто звонил с этого телефона. Оказалось какой-то Корнеев Георгий Вадимович, шестьдесят девятого года рождения. Не судим, не привлекался. Мы когда телефон у него нашли, сразу за жабры его и в отдел.
  - Ну и что он говорит?
  - Говорит, что телефон вчера купил на Центральном рынке у неизвестного гражданина. Самое главное, что проверить это нельзя. Хотя мы в принципе свозили его к экспертам, чтоб пробу слюны и отпечатки обуви сняли. Будем ждать заключения экспертизы.
   Троица вошла в кабинет. Там в компании еще двух оперов сидел некий мужчина. Как догадались ребята - Корнеев. Хабаров взял стул и сел прямо напротив Корнеева. Бутусов и Шмелев остались стоять за его спиной.
  - Ну-ка расскажи еще раз, когда, как и у кого, ты приобрел телефон?! - потребовал Валера, скрестив руки на колене.
  - Я же уже рассказывал! - нервно бросил Корнеев.
  - А ребята вот не слышали. Повтори, что тебе стоит!
  - Я вчера пошел на Центральный рынок, посмотреть кожаную куртку на осень. Там ко мне подошел парень и предложил купить сотовый телефон. Я попросил показать. Он показал. "Сименс", почти новый. Парень попросил две тысячи за него. Я начал торговаться. В итоге сговорились на тысяче семьсот. Я отдал ему деньги, он мне телефон, и все, мы разошлись.
  - Ты не поинтересовался, откуда у него телефон? - задал вопрос Шмелев.
  - Спросил. Он ответил, что телефон его, что срочно нужны деньги.
  - Ну а если он ворованный?
  - А мне какое дело?! Мне предлагают телефон за полцены, я что, дурак отказываться?!
  - Вот именно, что дурак! - ухмыльнулся Хабаров, - Купил бы телефон в магазине, и проблем не знал. А теперь ты главный кандидат на роль убийцы. Да, да, ты не ослышался! Этот телефон с убийства! - Валера как настоящий профессионал опустил подробности. Если Корнеев причастен к убийству, пусть он и рассказывает, - Так что давай, вспоминай все, что знаешь.
  - Да вы что мужики! - Корнеев побледнел, - Какое убийство?! Я ничего не знаю. Да, я не отрицаю, купил телефон у парня. Но про убийство я ни сном, ни духом!
  - Как парень выглядел? - спросил Костя.
  - Лет двадцать пять, здоровый такой, с короткой стрижкой, мордатый.
  - Одет во что был?
  - Я не помню! Кажется, куртка темно-синяя, с зелеными вставками. Точно, еще полоски белые на плечах! Джинсы вроде черные, кроссовки.
  - Ты его на рынке раньше не видел?
  - Нет. Я там бываю-то редко.
  - Ясно. Валер, пойдем выйдем, - Костик кивнул на дверь.
   Втроем опера вышли в коридор. Хабаров закурил и глубоко затянулся. Витек носком ботинка пинал шершавую стену.
  - Ну, что думаешь?
  - Не знаю, - Валера выпустил в потолок дым, - Вряд ли это он. Не того полета человек, чтоб по ночам между гаражами припозднившихся прохожих поджидать. Работает в какой-то посреднической фирме, сейчас в отпуске. Посмотрим, что экспертизы дадут. Один хрен, сейчас его отпускать нельзя. Посидит пока у нас. По крайней мере, умнее станет. Ну, а мы будем этого парня искать. Если он, конечно, вообще был.
  - Ладно, мы поехали. Если что, звоните.
   Хабаров вернулся в кабинет. Опера направились к выходу. Шмелев заметил, что Костик о чем-то задумался и время от времени нервно шевелил губами.
   ...По пути в отдел ребята попали в жуткую пробку. Машины, растянувшись метров на двести, стояли вплотную друг к другу. Витек вцепился в баранку, готовый в любой момент тронуться с места. Костя молча пялился в окно.
   Наконец впереди стоящая машина плавно сдвинулась вперед. Шмелев последовал ее примеру, но в это время в освободившееся пространство из соседнего ряда резко вклинилась старенькая "Ауди". Витек ударил по тормозам.
  - Ты посмотри, что делает, урод! - выругался Шмелев и саданул ладонью по рулю, - Совсем оборзели, говнюки на иномарках.
   От выкрика Шмелева вышел из транса Костя. Он недоуменно крутил головой.
  - Что ты сказал?
  - Да вон, козел на "Ауди", из другого ряда резко перестраивается. Я запросто мог ему в задницу влепиться. Машина и так на ладан дышит.
   Это была правда. Белая "шестерка" служила уголовному розыску уже лет пятнадцать. За это время она раза три побывала в довольно серьезных авариях, а так как ее ремонтом никто серьезно не занимался, она была готова развалиться на ходу. Но, как будто чувствуя, что без нее операм вообще настанет хана, машина все же бегала и довольно неплохо.
   В это время пробка неожиданно рассосалась, и поток выплюнул десятки машин.
  - Ну-ка, Витек, сделай его! - Костя кивнул на "Ауди".
  - Зачем?
  - Ну, сделай!
   Витек притопил педаль газа. "Шестерка" набрала скорость и через несколько секунд плавно обошла иномарку. Две машины замерли на обочине возле парка. Костя выскочил из машины. Из "Ауди" вышел молодой парень в очках. Бутусов хорошо знал подобный тип людей: сел за руль иномарки, и думает, что самый крутой.
  - Ты че творишь, сука?! - Костя подскочил к парню и коротко, без замаха, врезал ему по челюсти.
   Водила отлетел к машине, очки свалились с его носа. Витек тоже выскочил из "Жигулей", боясь, как бы Костя не переборщил.
  - Ты где ездить учился, придурок?! - кричал Бутусов, нависая над сидевшим на земле парнем, - Еще раз такое выкинешь, всю рожу разобью!
  - Костя, успокойся! - Витек схватил друга за руку, - Хватит с него, поехали.
  - Не, ну я поражаюсь их борзости! - продолжал распаляться Костик.
  - Все, он получил свое, поехали, - Шмелеву с трудом удалось усадить друга в машину, и они поехали дальше. Парень так и продолжал сидеть на земле, - Что на тебя нашло?
  - Не знаю, накипело что-то, - Костя потряс головой.
  - Хорошо у нас обычные номера одеты, а то бы запалились.
   Витек имел в виду номера прикрытия, то есть обычные гражданские номера, которые одевались на машину, когда нужно было скрыть факт принадлежности транспортного средства к правоохранительным органам. Синие же, милицейские, номера возились в багажнике.
  - Высади меня, зайду в кафе, опрокину сто грамм, - попросил Костя, когда до отдела оставалось метров триста.
  - Да в отделе выпьешь...
  - Нет, не хочу пока туда ехать!..
   Витек притормозил. Костя выскочил из машины.
  - Езжай, я через полчасика подойду.
   Шмелев покачал головой и поехал дальше. Его начало волновать странное поведение друга...
  
  
   ***
   Костик зашел в небольшое кафе. Оно открылось в начале лета, и он заходил сюда пару раз выпить чего-нибудь холодненького. Цены здесь были вполне приемлемые. Из четырех столиков два были заняты: за одним сидели парень с девчонкой, за другим представительного вида мужик.
   Костя подошел к стойке.
  - Здравствуйте! Что желаете? - разулыбался молодой парень в белой рубашке.
  - Водки, сто грамм.
   Бармен плеснул в стакан водки и на салфетке подвинул к оперу. Костя расплатился, и, взяв водку, сел за столик у двери.
   Странное чувство было у него в душе. Ему казалось, словно он собирает мозаику, и осталось найти место всего лишь для нескольких кусочков. При этом он знает, как выглядит эта картинка целиком. Костя знал, кто совершил это убийство между гаражами, но как будто сам себе хотел доказать это еще раз. Осталось узнать совсем немного, но почему-то не хочется ничего узнавать...
   Опер залпом выпил водку, занюхал кулаком и, выйдя из кафе, направился к своему отделению.
   ...Войдя в отдел, он столкнулся со Шмелевым. Витек схватил Костю за плечо и толкнул в левую сторону коридора, туда, где располагался паспортный стол.
  - Ты чего?! - непонимающе смотрел на друга Костя.
  - Костя, знаешь, что ты натворил?! Этот мудак уже здесь!
  - Какой мудак?
  - Из "Ауди". Которому ты по роже съездил! Я на него чуть не нарвался, в последний момент успел в кабинет заскочить. Бегал тут, просил у него заяву принять о нанесении ему телесных повреждений. Я попросил Петровича с ним побазарить. Моли Бога, чтоб все обошлось, иначе нам обоим кранты. Это ж превышение1 в чистом виде! Он же, гад, номер запомнил! Хорошо я машину во двор загнал.
  - Да ты чего, Витек?! Что он сможет доказать?! Ему еще раз по роже съездить, и он сам отсюда убежит!
  - Ага, и побежит в прокуратуру! В общем так, вали пока отсюда, а то засветишься, - Шмелев кивнул на черный ход, - Поболтайся где-нибудь часок.
   Бутусов пошел к черному ходу, а Витек, опасаясь нарваться на парня, поскакал к своему кабинету.
   Петрович внимательно выслушал парня. Тот ерзал на стуле, брызгал слюной, очки спадывали с его носа.
  - Нет, вы представляете, сволочи, прижали меня к бордюру, я опомниться не успел, как мне бьют в лицо! А главное, за что?!
   Ермилин, уже знавший от Шмелева обстоятельства происшествия, хотел отшить парня как можно корректнее.
  - А они вам ничего не говорили?
  - В том-то и дело, что нет! Избили, сели в машину и уехали!
  - Может быть, вы их подрезали?
  - Да вы что, я езжу только по правилам!
   Петрович, соглашаясь, кивнул головой.
  - Но я номерок-то их записал! - парень достал из кармана мятый листок, вырванный из блокнота.
   Ермилин повертел его в руках. Затем снял трубку и сделал вид, что набирает номер.
  - Алло, Александр Сергеевич, это Ермилин. Ну-ка пробей-ка номерок, - Петрович продиктовал цифры, - Что, нет такой машины? Не может этого быть! Ну ладно, до свидания, - затем вновь обратился к парню, - Не хочется вас разочаровывать, но машины с этим номером не существует. Может быть, вы ошиблись?
  - Нет же, я точно запомнил номер!
  - Могу вам по секрету сказать, шансов практически нет. У вас же свидетелей этого происшествия нет?
  - Нет. Но я собираюсь прямо сейчас проехать в травмопункт и зафиксировать повреждения. Они мне нос разбили!
  - Увы, это не поможет. Нос вы могли разбить где угодно, даже сами, например, при падении. Доказать факт состава преступления не представляется возможным. Даже если вы оставите заявление, следователь, скорее всего, откажет в возбуждении уголовного дела. Так что, я вам советую просто забыть эту маленькую неприятность и жить дальше.
  - Вы что, отказываетесь принять у меня заявление?! - взорвался парень.
  - Вовсе нет, пишите, - Петрович кивнул на стопку чистых листков.
   Парень достал из кармана ручку и принялся строчить. Через пять минут на двух листах во все подробностях были изложены обстоятельства нанесения парню побоев. Он протянул листы Ермилину.
  - Хорошо, я сегодня же передам заявление следователю, - кивнул начальник уголовного розыска, - Вы можете быть свободны. До свидания.
   Парень попрощался и вышел из кабинета. Как только его шаги затихли в коридоре, Петрович встал из-за стола, подошел к окну, достал из кармана зажигалку, скомкал заявление и поджег его. Когда бумага вся была охвачена огнем, Ермилин выбросил ее в форточку...
   Через полчаса в кабинете Ермилина собрались Шмелев, Бутусов и Кирилл. Петрович недовольный расхаживал по кабинету.
  - Слушай, Костя, я не знаю, что с тобой происходит, но об одном прошу - заканчивай свои фокусы. То сначала пацаны на рынке, то теперь этот фраер. Старайся держать себя в руках! Вляпаешься ты, а получат все. Причем получат очень серьезно, вплоть до статьи. Тебе это надо? Нет. А остальным тем более. Я понимаю, когда по работе приходится изворачиваться, но вот как ты сегодня... Можно же было обойтись без мордобоя. Ну тормознули бы его, документы там проверили. Но сразу в морду-то на хрена?! Будем надеяться, что он в прокуратуру не потащится, а ограничится своим заявлением. Все, мужики, идите, и давайте договоримся, что впредь будем обходиться без приключений. Костя?
   Бутусов посмотрел на шефа и кивнул. Когда они выходили из кабинета, Петрович придержал Шмелева:
  - Виктор, вы же с Костей друзья. Присмотри за ним. Ему сейчас контроль нужен, а то, как бы не выкинул чего. Хорошо?
  - Лады, Петрович, - Витек хлопнул Ермилину по раскрытой ладони и вышел из кабинета.
  
  
   ***
   На следующий день Костик решил забыться в работе. С самого утра он начал разбираться со старыми материалами, периодически строча какие-то справки. Витек, заметив столь положительные изменения в поведении друга, только усмехнулся и продолжил читать криминальный журнал. Сидящий на диване Кирилл штудировал какую-то книжицу, готовясь к зачету в своем институте. Дежуривший в ночь Петрович отбыл домой отсыпаться, и обещал вернуться к обеду.
   Часов в одиннадцать в кабинет ворвался молодой парень. Он тяжело дышал, было видно, что бежал быстро.
  - Мужики, там в лесополосе мужик какой-то девчонку насилует! - закричал он.
   Повторять операм не пришлось. Они, мигом оценив ситуацию, вскочили с дивана и стульев. Шмелев заткнул за ремень лежавший на столе "макаров". Вчетвером они выскочили из кабинета. На бегу выяснили у парня подробности.
  - Понимаете, я через переезд шел, вдруг слышу, кричит кто-то в кустах. Пригляделся, вижу, мужик на девчонку навалился и одежду с нее стаскивает. Я сразу к вам побежал. Сам-то я бы с ним все равно не справился, он здоровый бугай такой!
  - А девчонке сколько лет? - спросил Кирилл.
  - Да лет десять, не больше.
   Ребята уже перебежали через дорогу и карабкались на насыпь.
  - Куда дальше? - оглядываясь вокруг, задал вопрос Бутусов.
  - Вон туда, в ложбинку, - парень указал пальцем на то место, где в прошлый раз Костик предлагал жарить шашлыки.
   Шмелев, подумав, что Костик снова может сорваться, резко обогнал его, и, выдернув пистолет, первым прыгнул в ложбинку. Мужика, так и продолжавшего возиться с девчонкой, заметили сразу. Охваченный борьбой с ребенком он не услышал бег приближающихся людей.
   Витек с размаху двинул ему пяткой в поясницу. Мужик вскрикнул и слез с девчонки. Витек добавил ему рукояткой между лопаток.
  - Ах ты, сука! - Шмелев молотил мужика по груди, - Кирилл, держи ему руки!
   Практикант вмиг очутился рядом и выкрутил мужику руку. Витек достал из кармана наручники. Окольцованного преступника подняли, и Витек мощным ударом отправил его в нокаут.
  - Вот пидор, а!
   Костик тем временем занялся девчонкой. С первого взгляда было видно, что мужик не успел с ней ничего сделать, но все равно ребенок находился в шоке. Психолог из Костика был хреновый, и единственное на что хватило его знаний, это поглаживать девчонку по голове и приговаривать:
  - Успокойся, все хорошо! Больше тебя никто не тронет! Как тебя зовут?
  - Катя, - сквозь всхлипы, ответил ребенок.
  - Замечательно! А меня дядя Костя. Расскажи, как ты здесь оказалась? Что с тобой произошло?
  - Я шла домой, а тут вдруг меня схватил вот этот дядька и затащил сюда, - ребенок заплакал с новой силой. Костя с удвоенной скоростью принялся гладить девчонку по голове.
   Шмелев толкнул Костю ногой: "Оставь расспросы!".
   Опера осмотрелись вокруг. В центре ложбинки находилось свежее кострище - от него еще шел дым. Рядом валялись три бутылки водки и закуска. Стало ясно, что гуляла компания.
   Витек присел перед мужиком и начал тормошить его за плечи:
  - Слышь ты, тварь, ну-ка очнулся быстро! - опер еще раз ударил мужика в грудь и тот продрал глаза, - Давай рассказывай, что ты здесь делал?!
  - Мы с мужиками день рождения отмечали... - начал шевелить разбитыми губами преступник.
  - Чей день рождения?
  - Мой, блядь!..
  - Где мужики?!
  - За водярой пошли, бухло кончилось.
  - Дальше! - поторопил Шмелев.
  - Ну что дальше?! Тут девчонка шла, ну я и решил, пока мужики ходят, ее это самое...
   Договорить мужику Витек не дал - резким ударом по челюсти он снова опрокинул его. Когда мужик завалился на живот, опер увидел его руки: на них не было свободного места от наколок. Стало понятно, что это старый сиделец. Хорошо, что удалось поговорить с ним пока он пьяный. Трезвый такой клиент и слова бы не сказал. Значит нужно срочно тащить его в отдел и выбивать признание.
  - Вот что Костя, оставайтесь с Кириллом здесь, дождетесь его дружков. Мы с парнем берем этого пидора, девчонку и идем в отдел. Я вызову родителей девчонки и следователя. Мужика можно закрывать. Думаю, с этим проблем не будет.
  - Родители тоже хороши, мелкую девчонку одну через переезд отпускать, - пробурчал Костик.
  - Ладно, не нам судить! Тут не то, что девчонку, взрослую бабу запросто трахнуть можно, никто и не заметит. Однако ходят ведь, ничем не отпугнешь от этого гребаного переезда.
   ...Через сорок минут Костя и Кирилл вернулись в отдел. В коридоре их встретил Шмелев.
  - Ну что?
  - Ни хрена, никто не пришел. Видать пока мы там шумели, они подошли, увидели, что происходит, и слиняли. Ничего, потом достанем! Хотя на черта они, собственно говоря, нужны?! У вас-то что?
  - Все путем. Следак уже крутит его по полной. Родители девчонки тоже здесь. Показания парня я записал, данные взял и отпустил. В общем, "палка" у нас в кармане. Хотя на таком "палки" рубить даже противно!.. Ладно, пошли, кофейку дернем, успокоиться надо.
   Опера прошли в кабинет, и Витек включил чайник. В это время зазвонил телефон. Бутусов снял трубку.
  - Алло?
  - Константин Игоревич? Это Ноздренко. Помните, о чем мы с вами последний раз говорили?
   Честно говоря, Костя уже подзабыл, о чем они договаривались, но секунду покумекав, он вспомнил, что давал Ноздренко задание выяснить про возможное местонахождение сбежавших преступников.
  - Помню...
  - Узнал я кое-что. Нужно встретиться.
  - Когда? Где?
  - Давайте через двадцать минут в парке.
  - Хорошо, - Костя положил трубку, - Мужики, я отскочу на часок, важное дело. Если повезет, беглецов накроем!
  - Да ну?! Это кто ж тебе звонил? - изумился Витек.
  - Ноздренко. Кажется, что-то надыбал. Только вы пока молчок, не трепаните никому.
  - Само собой!
   Костя накинул пиджак и вышел из кабинета.
  
   ***
   Способы встречи с агентом были давно обусловлены. Как известно, лучшая конспирация - это отсутствие всякой конспирации. Но естественно, что "человек" не может в открытую явиться в милицию, это может вызвать ненужные подозрения. Поэтому встреча, как правило, проходила следующим образом: оперативник и информатор встречались на нейтральной территории - место было заранее обговорено - и спокойно разговаривали, делая вид, что встреча абсолютно случайна и носит характер естественных отношений между сотрудником милиции и ранее судимым человеком.
   Вот и сейчас, заметив Ноздренко, Костя резво подошел к нему и тронул за локоток.
  - Привет.
  - А, Константин Игоревич, здравствуйте! - картинно раскинул руки Иван Тимофеевич, - Давненько мы с вами не виделись!
  - Угу, - буркнул Костя, - Давай, выкладывай, что нарыл.
  - В общем, ситуация такая, - Ноздренко понизил голос, - Есть у нас в районе барыга один. По слухам, с неделю назад у него поселились два парня. Живут тихо, не привлекая внимания. Я пробил, кажется, барыга этот раньше брал у них вещички паленые на реализацию. Когда их взяли, то они не сдали мужичка, поэтому он им теперь должен, вот и поселил их у себя. Я не знаю, чего они ждут, но думаю, что хотят отсидеться, переждать шумиху, и потом тихо смыться.
  - Что за барыга? Я его знаю?
  - Вряд ли. Он раньше не влетал. Вот данные его и адресок, - Ноздренко незаметно протянул оперу мятый кусок бумаги.
  - Я надеюсь, ты не засветился? Не сильно там выяснял про них? Я к чему спрашиваю, не подставим ли тебя?
  - За меня не волнуйтесь. Я свое дело знаю. Даже если начнут копать, я не при делах. Информация пришла через третьих лиц.
  - Ну, тогда ладно, - Костя хлопнул агента по плечу, - Спасибо. Если все окажется в цвет, орденом тебя наградим.
  - Лучше деньгами...
  - Лады!
   Оперативник и информатор, как ни в чем не бывало, разошлись в разные стороны. Ноздренко направился к ближайшему ларьку, а Костя на всех парах полетел в отделение.
  
  
   ***
   Бутусов ворвался в кабинет. Все, включая появившегося Петровича, были на месте.
  - Здорово! - протянул руку Петрович.
  - Привет!
  - Ну что? - спросил Витек.
  - Короче есть адрес, возможно беглецы эти сейчас там. Мне стуканули, что там барыга живет, который вещи у них брал на продажу. Надо ехать.
  - Значит так, - взял инициативу в свои руки Петрович, - поедем все вместе. Надо еще омоновцев подтянуть. У этих придурков оружие на руках, а руки-то по локоть в крови, так что терять им нечего.
   Начальник розыска снял трубку и набрал номер начальника РУВД.
  - Александр Никитич, это Ермилин. Есть информация, где бандиты сбежавшие прячутся. Мы сейчас на задержание собираемся, вы бы подослали омоновцев человек шесть. Для подстраховки. Не проблема? Ну, тогда мы ждем. Как подъедут, сразу выдвигаемся, - Петрович положил трубку, - Так, товарищи офицеры, проверьте, чтоб стволы заряжены были. Костя, возьми в дежурке автомат. Чувствую, без стрельбы сегодня не обойдется.
  - Сплюнь, Петрович! - усмехнулся Шмелев.
   ...Через полчаса "шестерка" с оперативниками и "Газель" с бойцами ОМОНа отъехали от отделения. На улице в это время грянул гром и плотным потоком пошел дождь. Очень скоро образовались огромные лужи.
  - Вот и осень началась... - грустно сказал Витек.
  - Да пора бы уж, а то конец сентября, а жарит как летом, - ответил сидящий за рулем Петрович.
  - Успеем еще померзнуть, зима впереди.
  - Ничего, сейчас зимы теплые. Смена климата. Скоро к нам отдыхать начнут ездить, как на курорты.
  - Лишняя головная боль. Количество преступлений резко возрастет.
  - Главное, чтоб раскрываемость не упала и потенция! - хмыкнул Петрович.
   Остальные, оценив его пошлую шутку, усмехнулись. Еще через минуту машины остановились у подъезда. Весь личный состав высыпал из машин.
  - Вот что, бойцы, - руководство операцией взял на себя Петрович, - У Кирилла пистолета нет, да и вообще он практикант, ему в задержаниях участвовать не положено, поэтому он остается на улице. Бутусов с ним. Виктор, встань в подъезде, прикроешь выход. Ну, а мы с мужиками в хату. Вперед!
   Ермилин, шестеро омоновцев и Шмелев заскочили в подъезд. Витек остался в предбаннике, остальные побежали наверх - барыга жил на шестом этаже. Бутусов и стажер стояли возле машин. Костя придерживал на плече "Калашников".
   Петрович и омоновцы нашли нужную квартиру быстро. Когда все заняли позиции, Ермилин нажал звонок.
   Дверь распахнулась быстро. Открывший был снесен ударом, и бойцы ринулись внутрь. В это время откуда-то сзади раздался выстрел. Один из омоновцев был ранен в руку. Остальные мгновенно развернулись, и почти не целясь, открыли огонь. Сидящий на одном колене парень, получил пулю в ногу. Взвыв и вцепившись в нее, он выронил пистолет. Тут же к нему подскочили двое спецназовцев и, повалив на пол, надели наручники.
   Петрович и остальные уже обследовали квартиру. В ней, кроме открывшего, больше никого не было.
  - Ты хозяин?! - спрашивал Ермилин.
  - Я!
  - Где они?!
  - В подъезде.
  - Оба?!
  - Да.
  
   Только потом удалось выяснить, что же произошло. Когда машины с милиционерами, подъехали к дому, один из преступников стоял на балконе. Увидев происходящее, он сообщил это подельнику. Схватив оружие, они выскочили на площадку. Менты не учли, что подъезд имел запасной выход, где и спрятались преступники. Когда омоновцы оказались спиной к ним, Орлов открыл стрельбу из пистолета. Испугавшись ответного огня, Сашкис, вооруженный автоматом, бросил подельника и кинулся вниз по лестнице.
   Услышав выстрелы, Шмелев напрягся. Крепче сжав рукоять пистолета, он стал чутче прислушиваться к звукам. В этот момент с лестницы спрыгнул Сашкис, держа в руках автомат, и целясь из него в Шмелева. Опер и преступник смотрели глаза в глаза друг другу, их разделяло метров пять.
   Одного возраста, они были абсолютно не похожи друг на друга. Один встал на преступный путь, грабя и убивая людей, другой рисковал собственной жизнью, спасая людей. Они ненавидели друг друга. Слишком разные взгляды на жизнь... Год назад Шмелеву удалось посадить Сашкиса за решетку. В этот раз, убийца не собирался проигрывать. Там наверху менты, уже схватившие его друга. Здесь этот опер, который является помехой на пути к свободе. Сашкис уже сделал свой выбор...
  - Брось пистолет... - тихо произнес он.
  
   Бутусов и Кирилл стояли на улице. Практикант нервно вертел головой, для него это было первое серьезное задержание, в котором ему не дали поучаствовать. Костя был более спокоен: прислонившись к машине, он курил, держа в одной руке автомат. Докурив, он выпрямился и выбросил окурок.
  - Пойду, к Шмелеву схожу. Стой тут, не вздумай в подъезд соваться. Сунешься, получишь в лоб!
   Костя неспеша побрел к подъезду.
  
  - Брось ствол!.. - уже громче повторил Сашкис.
   Витек держал пистолет стволом вверх и не успел бы выстрелить. Преступник уже держал его на прицеле, палец лежал на спусковом крючке. Одно движение пальцем, и он труп. Шмелев уже представил себе, как над его могилой будут давать салют.
  - Бросай, сука! - уже не таясь, закричал Сашкис, нервно тряся автоматом.
   "Вот и все... - подумал Витек, - Так и не успел написать мемуары". Раздался выстрел, и его впечатало в стену. Последнее, чему успел удивиться опер, было то, что пулей его отбросило не назад, а в сторону. "Почему?!"
  
   Костя вошел в подъезд. Стоящий с поднятыми руками Шмелев, поразил его. Хотелось шагнуть к нему и спросить, что происходит. Но Костик вовремя понял, что в глубине подъезда стоит преступник и держит Витьку на прицеле. Он не видит Костю, а Костя не видит его. Но преступник даже не догадывается о Косте, а он уже мысленно представил себе в какой позе стоит убийца. Только он - Костя - сейчас может помочь Шмелеву. Это единственный шанс. Медлить было нельзя...
   Прыгнув, он толкнул Витьку в сторону, впечатав его в стену, и не глядя, открыл беспорядочный огонь в ту сторону, где должен был стоять преступник.
   Сашкис не успел ничего понять. Несколько пуль прошили его как бумажного, и вмиг обессилев, он выронил автомат и упал на пол.
   Костя, сидя на корточках, продолжал целиться в преступника, но тот больше не двигался. Сверху сбежали трое омоновцев. Оценив вид лежащего на полу преступника, они присвистнули и показали Косте поднятый вверх большой палец.
  - Молодец, парень! Наш человек!
  - Что с ним? - дрожащим голосом спросил Костя, подымаясь с пола.
  - Готов!
   Костя подошел к преступнику и взглянул ему в лицо. На нем навсегда застыло чувство удивления, смешанное с ужасом и ненавистью. Косте стало дурно. К горлу подступил ком. Это было его первое убийство. За два года службы в милиции стрелял он всего лишь второй раз. В первый преступник был лишь слегка ранен. Теперь же Костя принял свое первое крещение.
   У оперов есть что-то типа поверья. Хотя на самом деле, это, конечно же, просто шутка. Считается, что настоящим опером мент становится только когда пройдет три этапа крещения. Первый - собственноручно убьет преступника. Второй - получит ранение. И третий - походит под статьей, но сумеет выкрутиться. Некоторые остряки добавляли еще четвертый этап - героическая гибель при исполнении служебного долга.
   Косте казалось, что теперь он проскочит второй этап, и сразу же встанет перед третьим. Вот только сможет ли он его пройти?.. Он уже видел себя за решеткой, слушая приговор судьи.
  - Э, парень, ты чего?! - тяжелая рука, хлопнула Костю по плечу, и он вышел из транса.
   Перед ним, сняв маску и широко улыбаясь, стоял омоновец. Это был парень лет двадцати пяти, но на лбу у него уже были глубокие морщины...
  - Наши все живы, а этому козлу туда и дорога! Не бери в голову! Если б мы в Чечне из-за каждого боевика вот так заморачивались, никаких нервов бы не хватило. Иди выпей лучше!
   Парень отошел. Костя оглянулся вокруг. Рядом стояли Петрович, Витек и Кирилл. Все они почему-то улыбались.
  - Костя, братан, спасибо!.. - Витек обнял его, - Если б не ты, мне бы уже конец был.
  - А насчет прокуратуры не волнуйся. Думаю, там проблем не возникнет, - сказал Ермилин, - Ты действовал в рамках закона, да и не тот это был кадр, чтоб из-за него наезжать начали. Ты все правильно сделал.
  - Слушайте, что получается, - усмехнулся Костя, - сначала Петрович спас жизнь мне, теперь я Шмелеву. Так что теперь, Витек, очередь за тобой. Ты сейчас Петровичу должен жизнь спасать.
   Опера засмеялись.
  - Ладно, давайте в отдел. Я сейчас с барыгой и Орловым в РУВД поеду, попробуем их там допросить. А вечером надо обязательно выпить. Душа просит!
  
  
  
  
   ***
   Ермилин вернулся в отдел только в восьмом часу вечера. К этому времени на столе уже были приготовлены три бутылки водки и нехитрая закуска. Только когда выпили по две рюмки, Петрович начал рассказывать:
  - В общем лопухнулись мы по полной. В открытую подъехали к дому, а они нас с балкона засекли, ну и успели выскочить в подъезд. Хорошо, что не сразу вниз побежали, а нас атаковать попытались. Иначе не то, что Витьку, вас всех троих бы там положили. Оказалось, что еще до посадки они этому барыге вещи скидывали с разбоев. Видики там, шубы, золото. Он сбывал, и бабки им отдавал. Сам долю имел. В общем, обычная история. Ну, а когда они смылись, прятаться кроме него им негде было. Сами-то они не местные, но сразу из города срываться побоялись. Вообще непонятно, как они в тюрьме в одной камере оказались. Кто по одному делу проходит ведь в разных содержать должны. Но я думаю, наше обычное раздолбайство. Хотя сейчас там разбираются круто. Если что-то выяснят, наказывать будут строго. Ладно, мы свою работу сделали. Наливайте.
  - Надо будет Ноздренко подкинуть с оперрасходов за ценную информацию.
  - Да, рублей пятьсот точно заслужил, - согласился Ермилин.
  - Слушай, Петрович, нам хоть премии какие-нибудь выпишут за них? - спросил Шмелев.
  - Премии вряд ли. Может, только грамоты.
  - Ну, тогда уж медальки. Хотя, если по чести разбираться, должны к новым званиям представить, - ответил Костик.
  - Ну, конечно! Звания, наверное, только где-нибудь в штабе получат. За то что, грамотно организовали работу, ориентировали личный состав на розыск преступников и четко спланировали захват. Хорошо, если из приказа не выкинут, а то окажется, что мы вообще к этой истории никакого отношения не имеем.
  - Вот что меня всегда поражало в нашей системе, - распалялся Шмелев, - так это то, что, кто не работает, тот всегда в почете - квартиры вне очереди, пожалуйста; служебные иномарки, пожалуйста; зарплату в двадцать тысяч, пожалуйста! А кто сутками пашет, так о тех и не вспомнит никто через неделю. Разве что, если жизнь отдашь. Да и то с неделю некролог повисит в дежурке, еще с недельку повздыхают, и все! Больше никогда ни один генерал к тебе на кладбище не приедет. Суки! Я, почему в уголовку и пошел, что это единственная служба в ментуре, где мужики друг за друга горой стоят. Давайте, за могучее ментовское братство!
   Опера выпили, помолчали.
  - Кстати, Костя, заскочи завтра в прокуратуру, есть у них к тебе пара вопросов, - вспомнил Петрович, - Да ты не бойся, ничего серьезного!
  - А что говорить-то?
  - Как было, так и говори.
   Снова выпили, и бутылка отправилась под стол. Домой опера вернулись только далеко за полночь.
  
  
  ГЛАВА 5. "ЕЩЕ УБИЙСТВА...".
   Прошло два дня. За это время Костя съездил в прокуратуру, проторчал там полдня, давая объяснения. В итоге, вроде бы претензий к нему не имели.
   Насыпалась куча материалов, с которыми опера разбирались по мере сил. Стажировка у Кирилла закончилась, и он вернулся в свой институт. Петрович потихоньку подготавливал бумаги, чтобы уйти в отпуск.
   Два дня пролетели спокойно, в обычной ментовской рутине. События вновь закрутились на третий день. Утром Ермилин спешно вошел в кабинет к операм.
  - Вот что, парни, мокруха у нас. В парке два трупа нашли. Собирайтесь, я буду на связи.
   Прихватив оружие, Шмелев и Бутусов погрузились в "уазик" и выехали на место происшествия. Когда приехали, в парке было уже полно народу. Опера вышли из машины и направились к эпицентру событий. На одной из дорожек лежали два тела пожилых мужчины и женщины.
  - Привет! - подошел к ребятам Хабаров. "Убойщики" снова прибыли раньше.
  - Взаимно, - ответил Витек, - Что случилось?
  - Утром прохожие обнаружили. Пустынников Аркадий Иванович, сорок седьмого года рождения и Пустынникова Антонина Васильевна, сорок девятого года. Паспорта были при них. Причина смерти - пулевые ранения. Оба получили по пуле. По словам эксперта, убийство произошло между двенадцатью и часом ночи.
  - И что ночью больше никто не проходил через парк, раз тела обнаружили только утром? - спросил Костя.
  - Эта дорожка находится немного в стороне, ведет только к тем двум домам, - вмешался более осведомленный Шмелев. Парк располагался на его "земле", - Так что здесь и днем не часто ходят, что уж говорить про ночь.
  - Короче, денег при них не обнаружено, - продолжал Валера, - сумка женщины выпотрошена, кошелек выбросили тут же. Судя по всему, сняты обручальные кольца - на пальцах остались метки. Также, скорее всего, пропали часы у старика.
  - Неужели никто не слышал выстрелов? - изумлялся Бутусов.
  - Может, и слышали, но только ночные прохожие. А люди сейчас, сам знаешь, как всего боятся. Вернее просто не хотят связываться. Быстро прошли мимо, и никто даже не вызвал милицию. Вот и все дела. Ладно, похоже, это наша история, вам тут делать нечего, можете ехать, сами разберемся. Я сейчас пойду к ним домой, жили они вон в том доме, попробуем хоть что-нибудь прояснить.
  - Странно, первый раз сталкиваюсь с тем, чтобы из-за колечек и пенсии на улице стрельбу устраивали, - задумчиво произнес Шмелев, - Похоже, беспредельщики какие-то.
  - Слушай, Валер, а как там насчет убийства Захарова? - спросил Костя.
  - Пока глухо. Экспертиза показала, что мужик этот, который телефон приобрел, не причастен. Пришлось его отпускать. Да и, честно говоря, мы вообще пока это дело отложили. Все равно версий нету, а у нас пара бытовух перспективных нарисовалась. Но по ним тоже работать надо. Лица уже установлены, но их еще найти нужно. Короче, дело времени. Которого как всегда не хватает. А что, может у вас что-нибудь есть?
  - Да нет, я просто так спросил. Ну, счастливо!
  - Пока!
   Валера вернулся к трупам, а Костя и Витек поехали назад в отделение.
  
  
   ***
   Витек открыл форточку и закурил. Затем вернулся за стол, собрал бумаги и кинул их в сейф. Работать не хотелось, в голове вертелись странные мысли. Шмелев пытался выудить из глубин мозга ниточку, за которую никак не мог ухватиться.
   Почему-то вновь представляя себе картину убийства в парке, вспоминался Серега Чалов. Последний раз опера видели его, когда носились по району в поисках грабителей.
   Чалову шел двадцать первый год. К этому возрасту он был уже трижды судим. Всякий раз за грабежи. Первый раз попался еще по малолетке, получил условно. Как только условный срок прошел, Серега снова влетел. На этот раз получил реальных два года. Отсидев, он приобрел значительный авторитет в своем районе. Начал употреблять наркотики, подхватил гепатит. Естественно нужны были деньги на дозу, и Серега снова пошел на грабеж. С учетом плохого здоровья, чистосердечного признания и больной матери на содержании получил всего год. Последний раз освободился четыре месяца назад и вроде бы завязал. При этом нигде не работал и продолжал колоться. Где брал деньги, было непонятно.
   Удивительно, но сидел Серега всегда только за доказанные эпизоды. Помимо них у него было еще несколько десятков грабежей, где потерпевшие либо не обращались в милицию с заявлением, либо не могли опознать преступника. Оно и понятно, работал он в основном в своем районе, а грабил, как правило, подростков, которые отлично понимали, что им еще жить здесь, и даже если Чалова посадят, то дружки-то все равно отомстят. Поэтому раскрутить Чалова как следует, операм не удавалось.
   Сейчас Чалов среди гопников был признанным авторитетом местного разлива, и, скорее всего, жил на процент, который ему отстегивали с грабежей и краж более юные преступники.
   Шмелев вспомнил свой разговор с Чаловым, когда задерживал его перед последней посадкой. Серега, нагло развалившись на стуле, сетовал на то, что в следующий раз надо грабить стариков. Мол, и сопротивления оказать не смогут, да и память у них короткая. В случае чего, через час уже забудут, как выглядел нападавший. Тогда Витек всерьез не воспринял слова Чалова, но сейчас, когда самолично видел трупы двух пенсионеров в парке, он сразу вспомнил про него.
   Смущало одно - пенсионеры были хладнокровно застрелены из пистолета. Серега же всегда использовал в качестве оружия угрозы нож-бабочку. Хотя время идет, и, учитывая богатый криминальный опыт Чалова, а также связи, которыми он успел обзавестись на зоне, можно было предположить, что достать пистолет для него не составляло труда.
   В любом случае, нужно было обязательно пообщаться с Чаловым. Памятуя о том, что Серега никогда не сдавался просто так, а начинал прыгать и махать ножиком, Витек посчитал глупым отправляться на задержание в одиночку. Кандидатуру в напарники найти было трудно: Бутусов отъехал по делам в РУВД. Когда он вернется, было неизвестно, а ждать Шмелеву не хотелось.
   Он снял трубку и набрал номер "убойного" отдела. Там почему-то никто не отвечал.
   Оставался Петрович, но Шмелев знал, что свободной машины сейчас нет, а гонять шефа пешком не хотелось.
   Витек вышел из кабинета и направился в дежурную часть. По пути столкнулся с участковым Стасом Субботиным по прозвищу "Хакер". Кличку эту Стасик получил за неподражаемое умение ломать двери с одного удара, точно так же, как хакеры взламывают компьютерные файлы. Ментовский юмор.
  - Хакер, ты Чалова знаешь?
  - Конечно!
  - Как думаешь, он сейчас дома?
  - А откуда я знаю?! - развел руками Субботин, - А зачем он тебе?
  - Есть пара вопросов, касающихся утреннего убийства. Пошли, сходим за ним.
  - У меня вообще-то люди вызваны... - заныл участковый.
  - У меня тоже. Но там убийство, а это все перекрывает! Так что пошли.
   Опер и участковый вышли из отделения и через переезд направились к рынку "Петруша". Чалов вместе с матерью проживал в трех шагах от рынка.
   На месте оказались через десять минут. На дверях подъезда висел домофон, но ментам повезло - они проскочили следом за какой-то женщиной. Пешком поднялись на второй этаж. Витек нажал кнопку звонка.
  - Кто? - раздался голос матери Чалова за дверью.
  - Старший лейтенант Шмелев, Уголовный розыск, - опер поднес удостоверение к глазку.
   Дверь распахнулась. В проеме стояла невысокая женщина. Она внимательно изучала двух парней - худощавого в штатском и здоровенного в форме.
  - Что вам нужно?
  - Чалов Сергей дома?
  - Нет его. Зачем он вам нужен?
  - Есть пара вопросов.
  - Его нет, и я не знаю, когда он будет, - женщина попыталась захлопнуть дверь. Витек успел вставить ногу между косяком и дверью:
  - Подождите. Он нам действительно нужен. Мы ищем одного человека, Сергей знаком с ним и возможно знает, где его найти, - Витек врал, и ему становилось противно, - Лично к Сергею у нас претензий нет.
  - Ну, хорошо. Он у девушки.
  - У какой? Где она живет?
  - У Лены Самойловой. Она на соседней стороне живет, через рынок. Адреса я не знаю.
  - Я знаю, - толкнул Витьку Субботин.
  - Спасибо, - поблагодарил женщину опер, - Только давайте договоримся, что вы не кинетесь сейчас ей звонить, и когда мы придем, окажется, что Сергей ушел прямо перед нами. Сейчас мы просто хотим задать ему пару вопросов, а в таком случае мы примем самые жесткие меры.
  - Хорошо, - кивнула женщина, - Тем более что я не знаю ее номера.
  - До свидания, - менты попрощались и побежали вниз по лестнице.
   Когда вышли на улицу, Стас раскрыл папку и принялся изучать какие-то бумаги с адресами поднадзорных.
  - Так, Самойлова Елена... Все точно, через дорогу живет, в одиннадцатом доме.
  - Откуда знакома?
  - У нее частенько компании наркоманские собираются. Была еще информация, что занимается проституцией.
  - Ну, как раз с Чаловым два сапога пара. Сама-то часом не наркоманка?
  - Да вроде нет. Хотя кто ее знает?
   Отходя от дома, Шмелев заметил, что на него внимательно смотрит какой-то парень. Присмотревшись, опер узнал в нем Пашу, пацана, которого грабанули на переезде. Мелькнула мысль взять его с собой, как будущего опера, но Витек сразу же отогнал ее. Еще неизвестно, чем все закончится. Возможно, у Чалова ствол.
   Прошли насквозь через рынок и оказались во дворе, где последний раз видели Чалова. Субботин еще раз сверился со своими бумагами и уверенно указал на крайний подъезд.
   Вдвоем они поднялись на последний, девятый, этаж. "Макаров" у Шмелева был заткнут сзади за ремень. Он вытащил его, на всякий случай дернул затвор, и сунул за пояс спереди, накрыв сверху толстовкой. Хакер тоже расстегнул кобуру, чтобы быстрее можно было достать оружие.
  - Давай сейчас ты, - кивнул на дверь Витек, - Под видом обычной проверки.
   Участковый кивнул и позвонил в дверь. Она без вопросов распахнулась. На пороге стояла девица лет восемнадцати в халате и с растрепанными волосами.
  - Здравствуй, Лена! - широко улыбался Стасик, - Одна дома или есть кто?
  - А вам какое дело?
  - В гости хотим зайти, - Субботин подвинул девушку и шагнул в квартиру. Шмелев нырнул следом.
  - Эй, вы куда?! - верещала Самойлова, - Совсем оборзели?!
   На ее крики из комнаты выскочил парень. Менты узнали его сразу. Это был Чалов. Увидев ментов, Серега растерялся. Но тут же у него в руке блеснуло лезвие, и он прыгнул вперед.
   Субботин с пистолетом стоял сбоку и Чалов не мог достать его, не подставившись под Шмелева. Поэтому он решил атаковать опера. Увидев в руке приятеля нож, Самойлова заверещала.
   Между Шмелевым и Чаловым оставалось чуть больше метра. "Сколько ж можно?! - удивлялся Витек, - За несколько дней меня уже второй раз пытаются убить!" В последний момент Витек успел прижаться к стенке. Чалов пролетел мимо него к дверям. Витек достал парня кулаком по спине. Затем шагнул вперед и, схватив его за волосы, что есть сил, приложил мордой об дверь туалета. Самойлова заверещала еще громче. Отобрав у Сереги нож, Шмелев повалил его на пол и сел сверху. Хакер уже обследовал комнату и кухню. Больше в квартире никого не оказалось.
  - Хакер, у тебя "браслеты" есть? Я свои в отделе забыл, - спросил запыхавшийся Витек.
   Стас отцепил с ремня наручники и протянул их оперу. Шмелев ловко сковал Чалова. Вдвоем они подняли парня с пола и отвели в комнату. Туда же завели и Самойлову.
   Шмелев вернулся в коридор. На вешалке висела старая кожаная куртка, явно не принадлежавшая Самойловой. Значит, ее хахаля. Витек снял куртку с вешалки и прошел в комнату.
  - Твоя? - он показал Чалову кожанку.
  - Моя.
   Шмелев запустил руку в карман. Там оказалось несколько мятых купюр. Кинув их на пол, опер продолжил осмотр куртки. На дне кармана лежало что-то маленькое и железное. Выудив руку из куртки, Витек раскрыл ладонь. На ней лежали два золотых обручальных кольца...
   Все стало ясно...
  - Это не вы случаем жениться собрались? - спросил он у парня с девушкой, - Думаю, что нет. Стасик, ты понял, чьи это колечки? Тащи понятых.
   Шмелев положил кольца и деньги обратно в карман, а куртку повесил на место. Чалов молча сидел, глядя в пол. Его подружка, ничего не понимая, сидела рядом с ним на диване.
   Субботин завел соседей: мужчину и женщину. В их присутствии менты изъяли у Чалова нож и кольца. Составили протокол. Вскоре Шмелев, Субботин, Самойлова и скованный Чалов пешком отправились в отдел. Работы предстояло много...
  
  
   ***
   В отделе опера сразу же поделили фронт работ. Шмелев принялся колоть Чалова, а Петрович обрабатывал его подружку, которая до сих пор не могла прийти в себя, потрясенная задержанием приятеля.
  - Ты пойми, дура, ты же еще молодая девка! - увещевал ее начальник розыска, - На кой хрен тебе нужен этот наркоман?! Ты еще встретишь нормального хорошего парня, устроишь с ним жизнь. Кто тебе этот Чалов?! Ну, подумаешь, трахаетесь вы, это еще ни к чему не обязывает! Он в убийстве подозревается. Понимаешь, в убийстве! Это не шутки. А ты если будешь молчать, получишь статью за укрывательство, - Ермилин врал напропалую. Чалова в розыск никто не объявлял, а значит, человек у которого он прятался, не несет уголовной ответственности. Но девчонка-то об этом знать не могла! - Помоги себе и нам. Если ты боишься его дружков, я тебе обещаю, никто тебя не тронет.
  - Я не знаю, что вам рассказывать.
  - Когда он к тебе пришел?
  - Вчера ночью. Где-то в третьем часу, я уже спала. Весь дерганый. Я попыталась выяснить, что произошло, он меня ударил. У него с собой доза было, он ширнулся и уснул на балконе. У меня родители на даче, я разрешила ему остаться.
  - Он один пришел?
  - Да.
  - Вещи какие-нибудь с собой не принес?
  - Нет. Я и кольца-то эти увидела, только когда ваши достали из куртки.
  - Он не сказал, где деньги взял на дозу?
  - Нет. Я и не интересовалась никогда. Его проблемы.
   Ермилину вдруг стало жалко девчонку. Что ее, внешне симпатичную, по характеру вполне нормальную, могло связывать с этим отморозком? Самое удивительное, что Петрович уже не первый раз сталкивался с подобными парочками. Она в нем души не чает, он же держит ее всего лишь в качестве потехи. Ермилин не верил в такую любовь. Странная штука - жизнь.
  - Давно его знаешь?
  - Нет, месяца три.
  - Скажи, вот что ты в нем нашла?!
   Самойлова пожала плечами.
  - Он хороший.
   Ермилин только хмыкнул.
  - Ладно, вот тебе ручка, бумага, пиши все, что ты мне сейчас рассказывала.
   Шмелев в это время занимался Чаловым. Тянуть не хотелось, Витек спросил прямо:
  - Ствол где?
  - Какой ствол?! - не понимал Серега.
  - Из которого ты стариков замочил!.. - сквозь зубы процедил опер. Парень вызывал у него только отвращение.
  - Я никого не мочил! Вы что-то путаете!
  - Мы путаем?! А колечки, откуда у тебя взялись?! Если скажешь, что нашел, я тебя прямо здесь урою!
  - Ну, допустим, не нашел...
  - А где взял? Я тебе сам отвечу. Снял с убитых пенсионеров!
  - Я их не убивал!
  - А кто?! - закричал Витек.
  - Если я все расскажу, как было, отпустите?
  - Ты что, о...ел?!
  - Я не то хотел сказать! Ну, в общем, я могу надеяться на поблажки?
  - Смотря, что ты расскажешь.
  - Короче, вчера вечером мы с пацанами решили кого-нибудь опустить. Деньги были нужны, к тому же бухие прилично были.
  - Сколько вас было? - перебил Шмелев.
  - Трое. Это неважно. Короче, часов в двенадцать приблизительно мы встретили в парке старика со старухой. Решили тормозить. Я достал нож, мы подошли к ним, потребовали деньги. В это время раздался выстрел...
  - Подожди, подожди! Какой выстрел?! Откуда раздался?! Ты чего мне тут гонишь?!
  - Я правду говорю. Дослушайте сначала. В общем, старуха упала. Мы оборачиваемся, смотрим, мужик с пистолетом стоит. После этого он выстрелил в старика и ушел. Мы забрали у них деньги, кольца и часы сняли со старика. Потом тоже смылись.
   Шмелев сидел пораженный услышанным. Подобной чепухи ему слышать еще не приходилось. Кому понадобилось расстреливать стариков? Почему тогда стрелявший не избавился от свидетелей? Чалов явно врал.
  - Ты меня совсем за дурака держишь? - он ближе наклонился к задержанному, - Я же тебя насквозь вижу! Или ты сейчас рассказываешь, как было, или за убийство отвечать будешь ты! Давай заново!
  - Ну, хорошо. После того, как старуха упала, мужик испугался. Он целился в нас, но промазал и попал в старуху. Тут еще старик закричал. Мужик испугался, что он его запомнит, и тоже застрелил. После этого велел нам убираться. Мы с пацанами сразу же разбежались, но где-то через полчаса я вернулся. Смотрю, в парке никого, только два трупа. Ну, я и обшмонал их. Им-то все равно уже деньги были ни к чему.
   Этот рассказ уже больше походил на правду. Но все же Чалов что-то недоговаривал. Шмелев не собирался отступать. Нужно было давить до упора.
  - Скажи, почему тогда мужик пожалел вас? Вы же тоже свидетели? Или может быть, вы его знали? С чего вдруг он начал стрелять по вам?
  - Ладно, я все скажу, - Чалову не хотелось идти по мокрой статье. Сначала он пытался утаить правду, но теперь понял, что свобода дороже, - Этот мужик - сосед мой. В соседнем подъезде живет. Я его с детства знаю. Он решил вступиться за стариков, но промазал и убил старуху. Отступать было некуда, пришлось ему и старика кончать. Он узнал меня и поэтому не стал убивать. Велел уходить, и попросил молчать о нем в случае чего. Я потому и не хотел ничего вам говорить. Все-таки он нас пожалел. А мог ведь и застрелить.
   Шмелев не ожидал услышать столь странную историю, но теперь он понимал, что это уже правда.
  - Что за мужик?
  - Нормальный. Работает в какой-то фирме, часто за границу в командировку ездит. Интеллигентный такой, цивильный, с портфельчиком всегда ходит.
  - Откуда у него пушка?
  - Я не знаю.
  - Ладно, давай рассказывай, что дальше было.
  - Как я и говорил. Я вернулся один, забрал деньги, колечки и часы. Часы решил сразу же скидывать, поэтому обменял их на дозу. Потом пошел к Ленке.
  - У кого менял?
  - Да вы что, если я скажу, мне тогда вообще вилы!
  - Тебе и так теперь вилы! Сказал "а", говори "б".
  - У Хасана. Он на рынке торгует, ему земляки вместе с товаром привозят герыч, план. В Ленкином доме живет.
  - Понял, найдем. Теперь про мужика. Как звать его?
  - Никита Маркыч. Фамилия у него еще смешная - Коленкин!
   Опер записал сведения в блокнотик.
  - В общем, так, приедет следователь, займется тобой. А пока в камере посидишь.
   Он отвел парня в дежурку. Затем зашел к Ермилину. Тот уже отпустил девчонку. Опера обменялись информацией. Выслушав рассказ подчиненного, Петрович покачал головой. Он тоже был удивлен столь необычной развязкой дела.
  - Короче, надо брать, - подвел итог Шмелев.
  - Да, - согласился Ермилин.
  - А где Костя?
  - Он же в РУВД на дежурном "уазике" поехал. Когда обратно возвращались, по рации передали - квартирный разбой. Мужику нос расквасили, вещи вынесли. Трое в масках, с ножами. Костя там завис. Отзвонился, сказал, до вечера не ждать.
  - Тогда придется "убойщиков" трясти. Пусть помогают. А то надоело по их вариантам суетиться! Убийства не наш профиль. Нам что, больше всех надо?! - Витек снял трубку и набрал номер "убойного" отдела, - Алло, Валер? Это Шмелев. Давай, дуй к нам. Я тут, кажется, утреннюю мокруху раскрыл.
  
  
   ***
   В шесть часов вечера к дому, где проживал Чалов, подъехали две машины: "шестерка" уголовного розыска и милицейский "уазик", на котором приехал Хабаров. Машины развернули капотами навстречу. Рядом располагался рынок, и площадку перед домом часто использовали в качестве стоянки покупатели, так что менты не боялись, что милицейская машина привлечет внимание.
   В "Жигулях" сидели Петрович и Хакер с прикованным к нему Чаловым. В "уазике" кроме водителя разместились Хабаров и Шмелев. Они уже сбегать в квартиру Коленкина, но там никто не открыл. Было решено дождаться и встретить его на улице. Чалова взяли с собой только затем, чтобы он показал ментам Коленкина, так как те не знали его в лицо и могли пропустить.
  - Старики эти от сына возвращались, - грустно сказал Валера, - Засиделись допоздна, а потом спохватились. Сын предлагал им остаться, но они наотрез отказались. Обещали, как доберутся, позвонить. Не позвонили. Сын забеспокоился, поймал тачку, поэтому заехал с другой стороны, не через парк, и тела не увидел... Решил остаться ночевать у них, а с утра начать поиски. Вот такая вот судьба...
  - Мы вам, кстати, работенки оставили, - сказал Витек, - Вам еще предстоит разыскать двух парней, с которыми Чалов был. Все-таки свидетели. И забрать часы у Хасана. Заодно торговца наркотой накроете. Про нас потом не забудьте, нам тоже "палки" нужны. Если б не мы, вы бы еще долго с этим убийством кувыркались. И, скорее всего, так бы и не раскрыли.
   Во дворе появился мужчина. Среднего роста, упитанный, но не толстый, в очках, плаще, в руках портфель. Петрович мигнул фарами. Это был условный сигнал - Чалов опознал Коленкина.
   Когда Коленкин приблизился к подъезду, Хабаров, Ермилин и Шмелев выскочили из машин и быстрым шагом нагнали его.
  - Никита Маркович? - окликнул Шмелев.
   Мужчина обернулся. Менты взглядом обыскали его. В кармане плаща пистолет был бы виден. Из портфеля или из-под застегнутого плаща оружие достать он не успеет. Опера расслабились - опасности Коленкин не представлял.
  - Да, - ответил Коленкин.
  - Уголовный розыск, - сказал Ермилин, раскрывая удостоверение.
  - Я могу вам чем-нибудь помочь? - волнение уже явно читалось на лице Коленкина. Он старался говорить увереннее, но голос дрожал.
  - Вам придется проехать с нами, - ответил Хабаров.
  - А в чем, собственно, дело?!
  - Вы задержаны. По подозрению в двойном убийстве, - четко произнес "убойщик". Вообще-то не принято сразу говорить по поводу чего проявляет интерес милиция, но, видя состояние Коленкина и учитывая его слабый характер, Валера решил его добить прямым заявлением. Прием удался. Коленкин уже все понял. Валера достал наручники, - Я надеюсь, они не понадобятся?
   Коленкин отрицательно покачал головой. Шмелев уже хлопал его по бокам. Ермилин забрал портфель.
  - Где пистолет? - спросил Хабаров.
  - Дома, - Никита Маркович кивнул на подъезд.
  - Идемте, - Ермилин первым двинулся с места. Следом Коленкин, сопровождаемый с боков оперативниками.
   В присутствии понятых Коленкин сам показал, где лежит оружие. Это оказался маленький дамский семизарядный пистолет "Astra". В обойме не хватало двух патронов...
   Допрашивали его вчетвером - к операм присоединился следователь районной прокуратуры. Как только вошли в кабинет, Коленкин сам начал рассказывать:
  - Я ночью возвращался с работы, задержался - было много дел. Вдруг в парке увидел, как трое парней пытаются ограбить стариков. Я достал пистолет. Я работаю дипломатом и по роду работы часто бываю за границей. Вот в одной из поездок в Испанию мне предложили этот пистолет. Я согласился, решил: для самообороны пригодится. Провезти его не было проблемой - в аэропорту я пользуюсь VIP-коридором. Носил оружие с собой, но до сих пор он ни разу не пригодился. А тут решил отогнать грабителей. Целился в ногу парню, но пистолет дернулся, и я попал прямо в старушку. Вот что значит, оружие в руках дилетанта. Тогда я сильно испугался. Решил, что другого выхода нет, кроме как и старика... В одном из парней я узнал своего соседа, Сережку Чалова. Я его с детства знал и поэтому пожалел. Велел им быстро уходить и попросил молчать про меня, если вдруг его будут спрашивать. Сам тоже быстро покинул парк. Вот собственно, и все. Я не ожидал, что вы меня так быстро найдете. Суток не прошло. Честно говоря, думал, что вы никогда не сможете меня вычислить. Что теперь со мной будет?..
  
  
   ***
   Вечером снова пили. Теперь вместо Кирилла компанию ребятам составил Хабаров. Подъехавший Бутусов тоже присоединился. У каждого на душе было как-то погано.
  - Черт, какие, оказывается, нелепые бывают ситуации в жизни, - изрядно выпив, качал головой Шмелев, - Если бы мне предложили составить пятьдесят версий убийства, я бы составил сто, но среди них точно бы не было того, что произошло на самом деле.
  - Эх, Виктор, - вздохнул Петрович, - Ты всего третий год в уголовке работаешь. А знаешь, сколько еще раз тебе предстоит удивляться? Меня одно радует - похоже, ты становишься настоящим профессионалом. Вот не вспомнил бы ты про Чалова, так бы навсегда "глухарь" и остался.
  - Приятно, конечно, чувствовать себя профессионалом! - усмехнулся Витек, - Но не это же главное в нашей работе...
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 6. "ОШИБКИ ЖИЗНИ. НОВЫЕ И СТАРЫЕ".
   Костя, наконец, решился на то, что оттягивал столько времени - разговор с одним из своих бывших друзей. После той истории с пацаном он полностью порвал с ними всякие отношения и не видел уже около семи с лишним лет. Друзья тоже не интересовались его судьбой. Скорее всего, никто из них не знал, что Костя пошел работать в милицию.
   Сейчас настал момент, когда тянуть дальше не было никаких сил. Костя хотел побыстрее разобраться в этой казалось бы запутанной, но на самом-то деле элементарной истории. Проверив, не сменил ли бывший друг место проживания, Костя отправился к нему. Покупать бутылку или чего-нибудь к чаю не стал. Все-таки он шел не мириться, а получить необходимую информацию. Костик решил для себя, что относится к данной ситуации он будет не предвзято, а объективно, как если бы дело касалось абсолютно незнакомых ему людей.
   Позвонив в дверь, опер стал ждать. Вскоре ему ответили:
  - Кто?
  - Большаков Евгений здесь проживает?
   Дверь распахнулась. На пороге стоял парень лет двадцати пяти. В принципе, Женька почти не изменился. Разве что, немного вытянулся. Идя на эту встречу, Костик просчитывал все варианты: начиная с того, что бывший друг просто захлопнет перед ним дверь, и, заканчивая тем, что они подерутся. То, что произошло на самом деле, тоже было в Костиных просчетах.
  - Привет, - сказал он.
  - Привет, - ответил Женька, придерживая дверь.
  - Впустишь?
  - Проходи, - Большаков посторонился.
   Костя вошел. В коридоре было темно. Женька захлопнул дверь и где-то сзади щелкнул выключателем. Свет тоже был тусклым. Судя по стоявшей в квартире тишине, Женька проводил время в одиночестве. Разувшись, Бутусов обернулся к бывшему однокласснику.
  - Пошли в кухню.
   Парни прошли в светлую кухню. Костя сел на табуретку. Не спрашивая, Большаков включил чайник.
  - Честно говоря, не ожидал тебя когда-нибудь увидеть, - сказал Женька, тоже опускаясь за стол.
  - Я тоже. Но я не просто так зашел, по делу. Ты сейчас где?
  - Да так, в фирме одной курьером подрабатываю. Разовая работа, большую часть времени свободен. А ты говорят, в уголовном розыске?
  - Кто говорит?! - удивленно вскинул брови Костя.
  - Светку не так давно встретил, разговорились, она и сказала про тебя.
   Бутусов вспомнил, как летом в городе встретил бывшую одноклассницу. Пригласил ее в кафе, потом проводил до дому. Точно, он же говорил ей, что работает в милиции.
  - У тебя верные сведения, - подтвердил опер.
   Вскипел чайник. Женька поднялся, достал из шкафа две чашки.
  - Ты что будешь: чай, кофе?
  - Ничего. Если можно, покурю.
   Женька поставил перед Костей пепельницу. Себе налил чай.
  - Что про остальных слышно? - спросил Костя, затянувшись.
  - Артем удачно вписался в бизнес. Недавно уехал в Америку. Возможно, на несколько лет.
  - Меня интересует Димка.
  - Почему именно он?
  - Потом скажу. Сначала ответь.
  - С ним все наоборот, - Женька отхлебнул из чашки, - Пытался куда-то устраиваться, но надолго нигде не задержался. Сейчас безработный. Живет с родителями, там же. В последнее время запил крепко. Когда пьяный - дурной. Говорят, соседи несколько раз милицию вызывали, когда он в драку кидался.
  - Ты его часто видишь?
  - Да почти каждую неделю. То в магазине, а то просто на улице. Просто здороваемся и расходимся. Говорить как-то не о чем. Так в чем все-таки дело?
   Костя не знал, как ответить. Говорить правду не хотелось, но и врать тоже. Потушив сигарету, он навалился на стол.
  - Слышал, что у вас тут недавно мужика между гаражами убили?
  - Ну.
  - Это случилось там же, где и... Ну, ты понял. Обстоятельства схожие, почти один в один. Димка у нас на подозрении.
  - Но почему именно он?! Тогда уж и меня, и Артема подозревали бы! Мы ведь тогда вчетвером были!
  - Артем, как ты понимаешь, сделать этого не мог, так как ты сам сказал, что он улетел в Америку. Ты тоже не катишь. А вот Димка...
  - Нет, я уверен, он здесь ни при чем! То, что случилось тогда, было нелепой случайностью. Он никогда бы не пошел на это сознательно.
  - Поверь моему опыту, пошел бы. Скажи, как он сейчас выглядит?
  - Ну, здоровый такой, морда у него широкая стала. Коротко стриженный. Насчет одежды, извини, ничего сказать не могу.
   Костя покачал головой.
  - Слишком многое сходится. Во-первых - место преступления. Во-вторых - способ. В третьих - внешне похож. Его видел один человек. И в четвертых - мужика ограбили, а он сейчас как раз нуждается в деньгах. Ну, и можно еще добавить пятое - агрессивен. Хотя это и не столь существенно.
  - Хорошо. Даже если это правда, он, что ты собираешься делать? Сдашь его?
  - Нет, Женя, это называется не сдать. Он убил человека, а моя работа ловить преступников.
  - Ты тоже убил. Однако теперь работаешь в милиции.
  - Ты сам сказал, что то было случайностью. Мы этого не хотели.
  - А если он расскажет и про тот случай, что тогда? Мы ведь тоже сядем.
  - Не думаю. Сейчас уже невозможно ничего доказать, а одним его голым словам никто не поверит. Но не исключаю - случиться может всякое.
  - И ты готов к этому?
  - Не знаю. Лучше вот что мне скажи. Ты, как я понял, против того, чтобы я занялся Димкой?
  - Да.
  - Я понял тебя. Но об одном прошу, ему ничего не говори. Я сам разберусь с этой историей. Хорошо?
  - Ладно. Тем более что мы с ним все равно не общаемся.
   Костя встал из-за стола и направился к выходу. Женька проводил его. Бутусов вышел на улицу. Было уже довольно темно.
   Странно, но получается, из них четверых никто не поддерживает друг с другом никаких отношений. А ведь в школе они были не разлей вода. Неужели виной этому стал тот страшный день в апреле девяносто седьмого?!
   Косте было плохо...
  
  
   ***
   Часов в двенадцать ночи Костя приехал в отделение. Домой ехать не хотелось, и он решил остаться в отделе. В эту ночь дежурил Петрович. Бутусов справился у дежурного, на месте ли начальник. Выяснилось, что он уехал на заявку о квартирной краже.
   Костик двинулся в сторону своего кабинета. В коридоре на лавочках сидели девушки. Их было человек десять, возраст колебался от шестнадцати до двадцати двух лет, и выглядели все весьма вульгарно. Девчонки, выставив в проход обнаженные колени, которые не скрывались крохотными юбками и о чем-то хихикали. Опер догадался, что постовые задержали проституток. В последнее время уличные шлюхи почти перестали интересовать преступные группировки, как предмет прибыли. Братки стали разворачивать более серьезный бизнес: снимали квартиры, набирали девушек, давали в газеты объявления. "Продажная любовь" была поставлена на широкую ногу. Уличные же перешли под контроль тех же постовых. Брали они немного, чтоб хватило на пиво, и изредка пользовались услугами девчонок. В свою очередь оберегали их от нападок оборзевшего молодняка, из числа тех, кто сколачивал небольшие бригады и старался взять под контроль хоть что-нибудь. Также помогали в решении проблем с милицией. Однако другие постовые, которые уже не могли позариться на халявный кусок, периодически задерживали девчонок и доставляли их в отделение. С девушками беседовали, проверяли документы и вскоре отпускали. Те же незамедлительно отправлялись на свои рабочие места. Поэтому вскоре проститутки перестали бояться подобных задержаний. Единственное, что их огорчало - вынужденный простой, из-за которого они теряли копеечку.
   Большая часть из них страдала венерическими заболеваниями. Половина плотно сидела на игле. Между тем, Костик отметил, что некоторые из девчонок вполне симпатичные. Вздохнув, он отправился дальше. Вслед ему послышались смешки: девчонки обсуждали молодого оперативника.
   Отдельно от основной группы сидела еще одна жрица любви. Ей было почти под тридцать, но она неплохо сохранилась. Но веселиться наравне с более юными коллегами ей было не по статусу, и в отделении она сразу же отсела от них подальше.
   Костик знал Юльку. Несколько раз она помогала операм. Например, пару месяцев назад на их земле случился разбойный налет на квартиру. Два гостя с Кавказа, вооружившись пистолетом и ножом, поздно ночью нанесли визит в квартиру к бизнесмену. Вынесли ценности и деньги, а уходя, несильно порезали хозяина. Ранение оказалось неопасным, но отягчающие обстоятельства ребятки себе заработали.
   Решив отметить удачное дело, кавказцы купили водку и сняли проститутку. Одну на двоих - решили экономить. Этой проституткой оказалась Юлька. Приехали на съемную квартиру. Там ребятки здорово надрались и распустили язык, поведав о том, как брали богатую хату. На следующий день Юлька пришла в отделение и рассказала об этом операм - нужно было зарабатывать снисхождение. Ребята информацией заинтересовались, прокатились в адрес, где и задержали разбойников. Естественно, не засветив Юльку.
   Вообще бабой она была неплохой, и в зависимости от настроения с ней можно было мило поболтать о жизни.
  - Здравствуй, лейтенант! - Юлька, вытянув стройную ножку, преградила оперу путь.
  - Привет, - Костя остановился.
  - Что грустный такой?! - засмеялась Юлька, - В отпуск не пускают? Или взятку взял и теперь переживаешь?!
  - Да нет! - Костя усмехнулся, - Проблемы личного характера.
  - Личного?! Ты меня интригуешь!
  - Что, не отпускают? - Костя кивнул туда, где сидели остальные девчонки.
  - Ты за нас не волнуйся, - Юлька надула губки, - Отпустят, никуда не денутся.
  - Ну, тогда пока, - Костя хотел идти дальше, но вдруг Юлька остановила его:
  - А отдохнуть не хочешь? Ты выглядишь усталым, и тебе срочно нужна разрядка! - она кокетливо покачала ножкой, - Для тебя, Костик, бесплатно.
   Предложение потрясло опера. Вообще-то он точно знал, что Юлька наркотой не балуется и вроде никакой болезнью, несмотря на огромный опыт, не страдает. Но в то же время его, как честного сотрудника милиции, несколько пугала связь с проституткой. Но вдруг, сам того не ожидая, Костя достал из кармана ключи, распахнул дверь и сказал:
  - Заходи.
   Юлька грациозно поднялась с откидного стульчика и, покачивая бедрами, вошла в кабинет.
   Костя вошел следом и запер дверь. Включил настольную лампу - обстановка стала довольно интимной.
  - Садись, - он кивнул на диван.
   Юлька села, пристроив на коленях сумочку. Костя скинул пиджак. Затем достал из стенного шкафа полбутылки коньяку, оставшегося после какого-то праздника. Плеснул в стакан, затем посмотрел на Юльку:
  - Будешь?
  - Плесни маленько.
   Костя налил во второй стакан. Юлька пила потихоньку, он выпил залпом. Потом сел рядом с девушкой на диван. С удивлением понял, что у него уже давно не было девушки. Постоянной не завел, а случайных искать не было времени. Проклятая любимая работа!..
   Юлька тем временем уже доставала из сумочки упаковку презервативов. Костя раздвинул диван. Что было дальше, он помнил смутно...
  
  
  
  
   ***
   Проснулся Костик в половине седьмого утра. Из одежды на нем были только трусы. Натянув джинсы, он добрел до двери. Она оказалась закрыта. Опомнившись, он зажег большой свет и кинулся к столу. Как Юлька уходила, он абсолютно не помнил, и потому закралось подозрение, не прихватила ли она чего-нибудь. Пистолет, удостоверение и наручники, слава Богу, оказались на месте. Со стола вроде бы тоже ничего не пропало. Все бумаги лежали в сейфе. На всякий случай, опер заглянул и туда. Деньги тоже покоились в кармане. Облегченно вздохнув, Костя оделся и включил чайник. Ужасно болела голова. Попытался вспомнить, что же вчера здесь происходило, но сразу же оставил эту бессмысленную затею. "Интересно, все прошло нормально? - подумал Костик, - Не опозорился ли я?!"
   Выпив кофе, Костя отправился к Петровичу. Начальник дремал, сидя на стуле и скрестив на груди руки.
  - Петрович!
   Ермилин встрепенулся.
  - А, это ты! Фу, напугал!
  - Как ночь прошла?
  - Нормально. Но похуже, чем у тебя.
  - В смысле?
  - Костик, я тебе, как старший по званию скажу: поаккуратней с Юлькой.
   Костик удивился неожиданной осведомленности начальника.
  - Ты-то откуда знаешь?!
  - Да я про своих подчиненных все знаю. А уж о том, что происходит в отделе, тем более. Так что, остерегись. Юлька - баба ушлая. Я ее еще по-прежнему отделению помню. Однажды прибегает к нам, говорит, сняли ее три хачика, отвезли на квартиру, попользовали, как хотели, подбили глаз и выставили вон. Просит разобраться. Мол, не в оплате дело, а просто по жизни обидно. Ну, мы говорим, всегда готовы. Взяли пушки, поехали. Черные эти в хате оказались. Ну, мы им наваляли маленько, объяснили, что так не делается. Те все поняли, оплатили ей работу, плюс накинули за моральный вред и подбитый глаз. Короче, в накладе не осталась. А потом мне шепнули, что у ней старые счеты с ними. Оказывается, она их когда-то клофелином усыпила, и кармашки почистила. Ну, они ее понятное дело решили проучить. Дальше произошли описанные события. То есть она нашими руками свои проблемы решила. И под тебя просто так она бы ложиться не стала. Что-то ей от тебя надо.
  - Время покажет.
  - А вообще, Костя, не слишком ли ты завелся. Парень на иномарке, которому ты по роже дал; Юлька в качестве партнерши. Тут до неполного служебного недалеко. Вышибут ведь.
  - Петрович, у меня к тебе дело серьезное. Совет твой нужен. Поможешь?
  - Выкладывай, что стряслось.
  - В общем, история эта началась в апреле девяносто седьмого. Я тогда в одиннадцатом классе учился. Как-то раз с друзьями, вчетвером пошли попить пиво. Выпили прилично. Уже собирались расходиться по домам, как попался нам на глаза паренек, примерно нашего возраста. Друг мой предложил его избить. Сколько я потом не пытался понять, зачем нам это было нужно, так и не понял. Мы подхватили идею. Короче, затащили его в проход между гаражами, там избили. Уже уходили, когда один мой друг вернулся и пнул его ногой в подбородок. Он тогда самый пьяный был из нас. У пацана мы ничего не взяли. А вскоре выяснилось, что он умер. Как я понял, именно от этого удара в подбородок. После этого с друзьями я расстался. А тут на том же самом месте убивают Захарова, помнишь? И понимаешь, все сходится: место, удар в подбородок. Я сразу догадался, что это кто-то из наших. Но один, как выяснилось, несколько месяцев назад в Америку улетел, стал крутым бизнесменом. Другой работает курьером, но не о нем речь. А вот третий нигде не работает, бухает, и самое главное похож по приметам. Тот мужик, у которого телефон Захарова изъяли, продавца хорошо описал. Так вот он под эти приметы подходит. И живет в ста метрах от места убийства. Короче, я думаю, это он. Вот скажи мне, Петрович, если мы его сейчас хапнем, я думаю доказухи хватит, чтоб его закрыть. Но он ведь, скорее всего, тогда расскажет и про тот эпизод. Как думаешь, может это обернуться плохими последствиями?
   Петрович слушал внимательно, ни разу не перебив. Когда Костя задал вопрос, он вздохнул:
  - Не знаю. По идее, конечно, вряд ли. Спустя семь лет уже ничего доказать не смогут. К тому же, я не думаю, что он станет рассказывать про этот случай. Ведь тогда ему придется отвечать уже за два убийства.
  - И еще. Чисто по моральным соображениям, вправе ли я сдавать хоть и бывшего, но все же друга?
  - А вот тут, Костя, я тебе помочь не смогу. Ты должен сам решать.
  - С одной стороны я понимаю, что его надо остановить, пока не поздно. Он ведь наверняка захочет повторить нападение. Ведь, как известно, безнаказанность порождает беспредел.
  - В жизни, Костя, наступает такой момент, когда человеку приходится делать выбор. Как правило, сложный, когда приходится выбирать из двух крайностей. Это выбор свой, личный. Только все взвесив, можно принять решение. И делать такой выбор нужно только самому, советчики тут могут только навредить. Я такой выбор уже делал. Знаешь, как я в вашем отделе очутился? Мне вообще-то и в своем старом было неплохо, я там всю жизнь проработал, а последние три года занимал должность начальника розыска. А тут присылают к нам молодого парня, только что после школы милиции. Ну, мы естественно с радостью его взяли, люди-то всегда нужны. А он таким мудаком оказался. С утра постоянно опаздывал, сваливал, когда хотел. А когда в отделе был, то либо по сотовому играл, либо с телками базарил. У него на уме одно было: поскорее дождаться вечера и с дружками-дебилами и лярвами в ночной клуб завалиться. Работать ни хрена не хотел. Я ему говорю, съезди там туда-то, сделай то-то. А он сразу: "Почему я?! Пускай другие едут!" Я его спрашиваю: "Ты за каким хреном в ментуру приперся?!" А потом выяснилось: у него папашка в школе милиции высокую должность занимает, сам в звании полковника. Ну, и пристроил сынка. Мужики наши уже стреляться от него готовы были. Сам не работал, и другим мешал. Я ему и сказал: "Пиши рапорт на увольнение. Мне такие сотрудники не нужны". А на следующий день меня вызывают к начальнику. Я захожу, у него сидит мужик в полковничьей форме. Встает и говорит мне: "Ты чего, майор, тут свои порядки устанавливаешь?! Совсем обнаглел?! Я позвоню, и тебя завтра здесь не будет!" Оказалось, что это папашка ублюдка этого. Каков отец, таков и сын! Я молча развернулся и ушел, хлопнув дверью. А тут узнал, что у вас такая же должность свободна, ну и решил перевестись. Мне до пенсии два с половиной года осталось, обидно вылететь из-за какого-то губошлепа. После меня половина оперов наших разбежались. А этот придурок так и работает. В общем, у меня был выбор: продолжать давить его и вылететь самому или молча уйти. Я выбрал второе. Так что, думай, Костя. Тебе решать, как поступить.
  - Я, наверное, после этого напишу рапорт на увольнение, - неожиданно произнес Костя, - Чувствую, что не смогу дальше работать.
  - Дело твое, - кивнул Петрович, - К тому же, если начнутся проблемы, это поможет, чем, если ты ментом останешься.
  - Все, Петрович, я пошел.
  - Удачи!
  
  
  ГЛАВА 7. "КОНЕЦ КАРЬЕРЫ".
   Костя вошел в свой кабинет. Витек только что появился и вешал куртку в шкаф.
  - Здорово. Поехали, поможешь.
  - А что случилось?
  - Я на убийцу Захарова вышел.
  - Как?
  - По дороге расскажу. Пушку прихвати.
   Шмелев снова достал куртку. По пути зашли в оружейку, и Витек получил табельный ствол. Выйдя из отделения, они сели в "жигуль" уголовного розыска. Витек был за рулем, Костя сел рядом.
  - Ну, давай рассказывай, что ты там нарыл?
   Костя еще раз повторил историю, которую до этого поведал Ермилину. Витек, слушал, не отрываясь от дороги и изредка качая головой. Когда Бутусов закончил, сказал:
  - Ну, дела! Конечно, надо брать его! Дружбы у вас уже давно нету, а он уже вкус крови почувствовал, скоро поставит убийства на поток. А что касается того, что ты решил уйти, то пожалуй, это правильно. Знаешь, как старые опера говорят? "Главное - вовремя уйти!" А момент этот наступает у каждого по-разному. Видимо, у тебя он настал сейчас.
  - Хотя немного жаль. Всего-то два года отпахал, еще не наигрался.
  - Ты в нашем отделе самый молодой, и потому не все знаешь. Мы скоро все разбежимся.
  - Куда?
  - Я в "убойный" собираюсь переводиться, к Хабарову. А Петровича зовут на должность начальника МОКМ1.
  - А в отделе кто останется?
  - Не знаю. Через полгода Кирилл свой институт заканчивает, вот и придет вместо нас. А пока найдут кого-нибудь. Это уже не наши заботы.
   Машина остановилась у дома, где жил Дима. Опера вылезли из "шестерки" и зашли в подъезд. Одноклассник Кости жил на седьмом этаже. Ребята вошли в лифт и поднялись на этаж. Когда встали перед дверью, Костик сказал:
  - Будь готов ко всему. Говорят, он буйный стал.
   Затем нажал кнопку звонка. Как Бутусов и предполагал, Дима открыл без расспросов. В дверном проеме стоял шкаф ростом метр восемьдесят, широкоплечий и с мощной шеей. Опера вдвоем выглядели меньше, чем Дима.
  - Привет! - улыбнулся Костя и шагнул в квартиру.
  - Здорово, - Дима попятился назад.
  - Мы за тобой, - Костя решил не играть в загадки, а сразу объяснить цель своего визита, - Уголовный розыск. Догадываешься почему?
  - Догадываюсь.
   Увернуться Костя не успел. Пудовый кулак прилетел ему прямо в подбородок. Закружилась голова, и он вынужден был отшатнуться к стенке, освобождая поле боя. Витек шагнул навстречу, готовый к драке. Дима чувствовал свое превосходство над противниками и потому в боевые стойки не вставал, ожидая нападения, чтоб контратаковать. Витек на уловку не поддался - стоял, маня своей беззащитностью. Димка купился: шагнул, пускай кулак полукругом, надеясь попасть в висок. Витек нырнул под руку и ударил Диму в живот. Мощное брюхо не восприняло удар, и парни сцепились. Весовая категория у них была разная - Димка легко свалил опера на пол и навалился сверху, смыкая огромные руки на его горле. Витек беспомощно махал руками, пытаясь выскользнуть из под тяжелого преступника, и уже начал хрипеть.
   Очухавшийся Костя ударил одноклассника по хребту сложенными в "замок" руками. Тот ослабил хватку, и Витек пронырливо выполз из под тяжелой туши, попутно засадив кулаком в кадык. Удар пришелся в самую пору. Димка закашлялся и согнулся. Шмелев выдернул из поясной кобуры пистолет и тыкал им в рожу преступника. Костя тем временем достал наручники и при помощи напарника окольцевал бывшего друга. Все это сопровождалось трехэтажным матом.
   Когда противник был повержен, опера, тяжело дыша, встали с пола. Костя прошел в комнату. Почти сразу же ему на глаза попались часы, лежащие в хрустальной вазе на журнальном столике. Схватив их, Костя рассмотрел марку: "Филипп Персио". Вспомнил, что такие же часы были похищены у Захарова. Хабаров еще говорил, что у них неродной браслет. У Кости были часы этой же марки, поэтому он посмотрел на свое запястье - на защелке было выгравировано название. На этих же часах никакой надписи не присутствовало. Значит, точно - часы убитого Захарова. Это огромная удача, когда находится такая улика.
  - Витек, давай понятых. Здесь часы Захарова.
   Повторять Шмелеву не пришлось. Опер выскочил на площадку и стал звонить в соседние квартиры. Костик присел рядом с лежащим на полу Димой.
  - Извини, что пришлось действовать такими методами. Но у нас не было выбора. Скажи одно, почему ты взял на заметку такой способ убийства, как удар в подбородок?
  - Пошел ты! - скривил лицо Дима.
  - Понятно.
   Через полчаса, когда формальности с изъятием часов были улажены, оперативники вместе с Димой вышли из квартиры и отправились в отделение.
  
  
   ***
   Разговаривать с Димой Косте не хотелось. Выяснять подробности убийства было ни к чему. Бутусов и так знал, все что нужно. Сдав его в дежурку, он вызвал "убойщиков". Те, узнав, что опера раскрыли их убийство. Пообещали приехать незамедлительно.
   Вытащив из стола чистый лист, Костя взял ручку, и немного подумав, вывел:
  
   Начальнику Главного
   управления внутренних дел
   г. Тюмени и Тюменской обл.
   генерал-майору Рубцову В. Г.
  
  
   РАПОРТ
  
   Прошу уволить меня из органов внутренних дел по собственному желанию.
  
   Оперуполномоченный УР ГОМ-8
   лейтенант милиции Бутусов К. И.
  
   11.10.04г.
  
   Подпись
  
  
   Поставив свой автограф, Костя взял листок и отправился к Ермилину.
  - Петрович, будет время, подпишешь? Мне потом еще к начальнику нести.
   Ермилин, прочитав, посмотрел на опера:
  - Все-таки решил?
  - Да.
   Через пять минут он вышел из отделения. Постоял на крыльце, закуривая сигарету. Вдруг к нему подошла Юлька.
  - Привет, Костик! А я как раз к тебе!
  - Зачем?
  - Предложение к тебе есть.
  - Какое?
  - Я тут подумала и решила: хватит мне на улице трястись. Пора расти. Сниму комнатку, наберу девчонок... Будем работать по-настоящему. Но нам "крыша" нужна.
   "Так вот, что ей нужно было от меня!" - догадался Костик. Прав был Петрович: Юлька - баба ушлая.
  - Извини, Юль, но я больше в милиции не работаю...
   Костя выкинул сигарету, сунул руки в карманы куртки и пошагал к автобусной остановке.
  
  
  ЭПИЛОГ
   Прошел месяц. Начальник ГУВД подписал Костин рапорт, и он попал в ближайший приказ. Сдав дела, Костя отдал кадровику удостоверение; в оружейку занес пистолет. В последний раз посидели с ребятами.
   Уже неделю, как он стал официально бывшим сотрудником милиции. Первые два дня вскакивал, боясь опоздать на службу, но потом адаптировался.
   Несколько раз звонил Хабарову. Доказательств на Димку было предостаточно, и прокурор арестовал его. О том эпизоде в апреле девяносто седьмого он ни разу не заикнулся.
   Костя стоял на балконе и смотрел, как снег хлопьями ложится на землю. Когда Костя устраивался в милицию, родители разменяли двухкомнатную квартиру на две однокомнатных: в одной остались сами, другую отдали сыну.
   Костя прошел в коридор, достал из кармана куртки деньги. Остался последний полтинник. "Придется просить у родителей, - решил Костик, - Нужно срочно искать работу".
   Одевшись, он вышел на улицу. Неспешной походкой дошел до магазина. На последние деньги купил бутылку пива и газету с объявлениями.
   Вернувшись домой, Костя откупорил пиво и, взяв газетку, начал изучать раздел "Работа". "Искать нужно такую работу, чтоб подходила по способностям и желанию", - думал он.
   Внезапно на глаза попалось объявление:
   "Частному охранному предприятию "Щит и меч" требуются на работу охранники. Требования: возраст - от 18 до 45 лет; не судимые; не имеющие тяжелых физических отклонений. Опыт работы в правоохранительных органах - приветствуется. Тел.".
   "То, что надо!" - решил Костя и потянулся к телефону.
  
   16.08.04 - 16.01.05
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"