Чуксин Николай Яковлевич: другие произведения.

Не надо нас дурить

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Под этим заголовком 6 декабря в издательстве "Эксмо" вышла книга, в которую удалось включить стоящие в разделе работы "Россия и ее выбор", "Государство и общество", "Партия разумной альтернативы" (ПРА). Книга продавалась во многих крупных магазинах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и других городов. Сейчас её ещё можно найти в интернет-магазинах. Книга неплохая и очень нужная, особенно сейчас.


   Не надо нас дурить!
  
Не надо нас дурить, бумажный вариант [Николай Чуксин]
   Введение
  
   У времени есть одна особенность: если смотреть из настоящего в прошлое, его промежутки спрессованы, сжаты, как сжимается текст программой архивирования. В будущем же, наоборот, даже небольшие промежутки времени кажутся невыносимо длинными. С начала горбачевской перестройки, "катастройки", как ее называют в народе, прошло уже почти двадцать лет. Тогда всем, и в первую очередь нетерпеливым интеллигентам, казалось, что страна не выдержит долгих ожиданий. Общество требовало ускорения.
  
   Прошло и ускорение, и гласность, и первый съезд Советов... Оседают холмики на могилах первых кумиров перестройки, зарастают травой сотни и сотни тысяч могил жертв гигантской мясорубки, ручку которой медленно, но постоянно и безостановочно, крутил все эти годы процесс распада гигантской империи - то в Осетии, то в Приднестровье, то в Карабахе, то в Дагестане, то в Чечне, то в Москве. Десятки тысяч убитых в своих подъездах. Сотни и сотни тысяч убитых нищетой, отсутствием лекарств, беспросветностью и отчаянием. А - кажется, что и Горбачев, и его ускорение, и еще трезвый Ельцин на танке, и коробка из под "ксерокса", - все это было вчера, ну, может, позавчера.
  
   Двадцать лет прошлого минули незаметно. Те же двадцать лет, время, за которое рождается и становится на ноги еще одно поколение, двадцать лет будущего, кажутся нетерпимо огромным сроком. Может, от подсознательного ощущения, что не так уж много из нас, тех кто застал начало перестройки, проживет еще двадцать лет после этих первых двух десятилетий? Ждать - трудно.
  
   Труднее всего, когда осознаешь, что ждать, собственно, нечего. Ничего хорошего Россию впереди не ждет. Ничего. Если вдруг не случится чудо, причем, чудо того же масштаба, что произошло две тысячи лет назад в далекой Палестине. А пока - чуда нет, а есть вымерзающие города, ложь властей, мерзость быта, умножаемая мерзостью телевидения, и - ничего.
  
   И все равно, разум отказывается смиряться. Он продолжает цепляться за какие-то опорные точки, пытается закрепиться, осмыслить произошедшее, пытается хотя бы понять: что произошло? Как такое могло случиться? Кто мы и как сюда попали? Куда мы идем? Почему мы идем именно туда? Где наше настоящая обитель? Где мы все-таки находимся и как найти из этой ямы дорогу к нашей светлой обители?
  
   Я не историк, не социолог, не политолог. Я просто человек, уже достаточно пожилой, но еще сохранивший какие-то проблески разума и остатки совести. Я очень хочу найти ответы на вопросы, поставленные самой жизнью. Я ищу их - и не нахожу у других. Но без ответов на эти вопросы сама жизнь теряет смысл - да, собственно, давно уже потеряла.
  
   Так родилась эта книга - из боли за Родину, из тоски по будущему, из страха перед ним. Это не научный труд. Здесь не будет ссылок на общепризнанные авторитеты, да и не осталось для большинства из моих сверстников авторитетов ни среди изолгавшихся политиков, ни среди писателей: интеллигенция предала свой народ, и простые люди, к которым я себя отношу, чувствуют это особенно остро. Здесь - размышления о возможных ответах на те самые проклятые вопросы, об ответах, продиктованных здравым смыслом, продиктованных инстинктом зверя, попавшего в капкан, и пытающегося понять, где же он сделал роковую ошибку; зверя, понимающего, что разжать капкан вряд ли удастся, и что впереди - смерть.
  
   Раздел первый
   Россия на пороге тысячелетия
  
   В этом разделе я попытаюсь изложить свою точку зрения на то, с чем же пришла Россия к третьему тысячелетию от Рождества Христова, что такое Россия, в которой мы все сейчас живем, какое место она занимает в мире.
  
   1.1 Геополитическое положение России
  
   Россия - континентальная держава с гигантской территорией, занимающей, в основном, всю северную часть азиатского материка, а также значительную часть восточной и всю северо-восточную Европу. Примерные размеры территории России: с севера на юг в среднем три тысячи километров, с запада на восток около десяти тысяч километров. Площадь России свыше 17 миллионов квадратных километров, то есть, территорию России модно представить в виде квадрата, каждая сторона которого имеет размер 4 000 километров, или круга диаметром 4 650 километров.
  
   Практически вся территория России находится в зоне отрицательных январских температур. Снежный покров на большей части территории России держится 5-6 месяцев в году и даже больше. Глубина промерзания почвы в основных районах доходит до полутора метров. Более половины территории страны находится в зоне вечной мерзлоты (по некоторым данным около 70%). Основные сельскохозяйственные районы России относятся к зоне рискованного земледелия.
  
   1.1.1 Взгляд на карту: границы России
  
   Северная граница России выходит в Северный Ледовитый океан. Крохотный не замерзающий зимой кусочек океана находится на севере в районе Кольского полуострова - сказывается влияние Гольфстрима. Именно там располагается основная база Северного военно-морского флота России, и именно там в бухтах Салда, Большая Лопатка, Западная Лица, Ара и в районе острова Йоканга в Гремихе базируются российские стратегические подводные ракетоносцы - менее, чем в сотне километров от границы Норвегии, форпоста НАТО на севере.
  
   Южная граница России проходит по Кавказскому хребту, Каспию, затем в ста-ста пятидесяти километрах восточнее Волги, затем в районе Оренбурга по южным отрогам Уральских гор и далее в ста километрах южнее Кургана и Омска, в двухстах с небольшим южнее Барнаула она идет по Алтаю и Саянам к Иркутску и Чите, находящимся в тех же двухстах километрах от границы. Потом Аргунь, Амур и пограничные города Благовещенск, Хабаровск и лежащий в семистах километрах к югу от Хабаровска тоже пограничный город Владивосток. Начиная от Иркутска, севернее названных пограничных городов можно упомянуть только три более или менее значительных города - Якутск, Магадан и Петропавловск - Камчатский, а если не упоминать приморские, а значит, тоже пограничные, Магадан и Петропавловск-Камчатский, то следует признать, что более или менее значительный город на площади размером в три тысячи километров на три тысячи километров один - Якутск, где зимой температура спокойно опускается ниже минус 50 градусов. Рядом, в Оймяконе, находится полюс холода всего Северного полушария Земли. Там температура опускается до минус 70 градусов по тому же Цельсию.
  
   Восточная граница России - морская. Она идет тысячи и тысячи километров вдоль побережья Тихого океана и его морей - Японского, Охотского, Берингова. На все эти около пяти тысяч километров побережья всего три (!) более или менее значимых порта - те же Владивосток, Магадан и Петропавловск-Камчатский. При этом ни Магадан, ни, тем более, Петропавловск-Камчатский, не имеют никакой (!) сухопутной связи с основной территорией страны. Сухопутная связь Владивостока с основной территорией страны может быть выведена из строя - и надолго - не вражеской армией, и даже не танковой дивизией, а диверсионной группой из трех человек, оснащенной пятьюдесятью килограммами взрывчатки и куском бикфордова шнура.
  
   Владивосток - Тихоокеанский порт. Но выход флота из Владивостока на оперативный простор Тихого океана проблематичен. Имеется всего два полноценных пролива, ведущих в океан, и оба они вполне контролируются даже не стратегической, а тактической авиацией с территории Китая и Японии. Отдадим Японии четыре острова, которые она считает своими - проливов будет еще меньше, и намного. Поэтому основные силы нашего Тихоокеанского флота, включая стратегические подводные ракетоносцы, базируются на Камчатке. О тамошних проблемах снабжения и повседневного быта вы вполне можете догадаться: все завозится морским путем.
  
   Западная граница России, в основном, сухопутная за исключением двух небольших участков побережья Черного и Азовского моря на юге и Балтийского моря на северо-востоке. На Черном море из более или менее приличных портов остался Новороссийск, на Балтике - Санкт-Петербург. Имеется еще наша Аляска - Калининградская область, район бывшего Кенигсберга, эксклав, не имеющий сухопутной связи с самой Россией.
  
   1.1.2 Взгляд на карту: Россия и ее соседи
  
   Соседи России достались не везде самые приятные. На севере Россия соседствует с военно-морским флотом США, безраздельно господствующим в Северной Атлантике и подо льдами Северного Ледовитого океана. С ним же - и с тем же успехом - Россия соседствует и от Чукотки до Сахалина. То есть, наш главный сосед - Соединенные Штаты Америки, как это парадоксально ни звучит. От Сахалина до Владивостока нашими соседями де-факто являются Япония, Тайвань, Северная и Южная Корея, Китайская Народная Республика: там между нашими портами и их портами только море.
  
   Далее у нас есть кусочек сухопутной границы с Северной Кореей, потом граница с Китаем гигантской протяженности - от Владивостока до Читы, прикрываемая сейчас с нашей стороны только ракетами с ядерными боеголовками: шахтные ракетные комплексы, отдельные старты Дальневосточной ракетной армии размещены в Свободном под Благовещенском, в Ясном и Дровяной под Читой. И опять эти стратегические комплексы находятся в зоне воздействия тактической авиации Китая, а база ракетной дивизии в Свободном, кажется, даже в зоне обстрела китайской дальнобойной артиллерией. Именно поэтому там теперь строят космодром.
  
   Потом такая же длинная и относительно безопасная в мирное время граница с дружественной нам Монголией - от Забайкальска до Алтая, до стыка границ Казахстана, Китая, России и Монголии. Протекающий недалеко Иртыш, оказывется, берет начало на монгольско-китайской границе и свои первые пятьсот километров течет по территории Китая, затем больше тысячи километров по Казахстану и только возле Омска приходит в Россию. Вот вам и Ермак на диком бреге Иртыша! Граница с Монголией безопасна в мирное время. При конфликте с Китаем хорошо обученные и великолепно оснащенные дивизии дисциплинированных китайских бойцов, вооруженных к тому же самой передовой на сегодня в мире теорией, окажутся под Омском, Барнаулом, Кемерово, Красноярском, Новосибирском, Иркутском гораздо быстрее, чем те же немцы оказались под Москвой в 1941 году. И будьте уверенны, их танки, в отличие от немецких, в грязи не застрянут - это бывшие наши танки.
  
   Потом от стыка четырех границ до самой Астрахани нашим соседом является дружественный нам Казахстан, с которым, если бы не жадность и властолюбие Ельцина, мы вполне могли бы быть в одной стране, в стране с совершенно другими границами. В Астраханской области от границ Казахстана до пока еще нашей Волги в среднем семьдесят километров, а в районе Ахтубинска, а также в районе Цаган-Амана, принадлежащего любителю шахмат и другу степей Кирсану Илюмжинову, всего двадцать пять - тридцать километров. За Волгой для нас земли нет - вот ведь ирония судьбы! Вот ведь как отозвалось!
  
   Саратов тоже наш пограничный город - от него до границ с Казахстаном около двухсот километров, четыре часа марша танковой дивизии, например, бывшего Талибана. Естественных препятствий там нет почти до самой Ферганской долины. Недаром, в гражданскую войну в 1919 году Туркестанский фронт располагался чуть юго-восточнее линии Саратов-Самара.
  
   Если у наших мусульманских соседей - Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана - у власти будут находится светские цивилизованные режимы, бояться за этот участок границы нам не придется, ну, не считая, конечно, наркоторговли. Если же идеология тамошних режимов будет близкой к идеологии, например, ваххабитов или Аль-Каеды, нам придется довольно туго. Естественный соблазн создать коридоры к мусульманским же Башкирии, Татарии и кавказским республикам будет слишком велик для этих фундаменталистов. Тогда Панкисское ущелье покажется нам зоной отдыха Сокольнического района: Панкисси можно закрыть силами двух-трех батальонов. Гигантскую степную границу закрывать будет несравненно труднее.
  
   Отсюда такая же естественная тревога по поводу создания под прикрытием борьбы с талибаном баз США и НАТО в этом регионе. А такие базы есть в Киргизии, в Узбекистане, Таджикистане и, вероятно, в Казахстане. Мы блокированы с севера и с востока. Теперь нас блокируют с юга, подбираясь, конечно, поближе и к нашему великому соседу Китаю. Так что здесь у нас с Китаем есть общие и вполне конкретные задачи, что не может нас не сближать.
  
   На Каспии мы соседствуем с Ираном. Вряд ли чем может угрожать нам эта страна с древней культурой и древней историей, колыбель многих цивилизаций, страна, которую мы в массе знаем только из стихотворения Есенина "Шаганэ ты моя, Шаганэ". Ну, разве только осетра выловят в Каспии, да цену на черную икру собьют, лишив навара наших браконьеров, которые, по-моему, представляют гораздо большую и реальную опасность для осетровых, чем мирные иранские рыбаки. Поэтому нас не должны касаться бывшие разногласия между аятоллой Хомейни и самой демократической в мире страной, которая на этого аятоллу покушалась больше, чем один раз: мы кровно заинтересованы в стабильном и дружественном нам Иране. А свою идеологию они пусть выбирают сами, государство там древнее, как-нибудь разберется.
  
   Дальше идет Кавказ, страна гордых и пассионарных горцев, регион еще более сложный, чем Балканы - с не менее запутанной историей, в том числе, историей взаимной вражды и кровопролитий. С той стороны с нами соседствует мусульманский Азербайджан, находящийся в состоянии войны с Арменией за Нагорный Карабах и с минуты на минуты ожидающий смены диктатора, бывшего генерала КГБ и первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана Гейдара Алиева, умело балансирующего между США, Россией и миром Ислама. Вероятность хаоса в Азербайджане после ухода Алиева очень высока - за ним нет достойного преемника именно в силу масштаба самого Алиева. Так было у нас после Сталина, так было в Югославии после Тито. В этом случае у нас прибавится еще одна головная боль, и пара горячих точек на Кавказе станут еще более горячими.
  
   Дальше мы граничим с православной и традиционно дружественной нам Грузией, которая сейчас находится в состоянии полураспада и сдерживается только хитростью и изворотливостью Эдуарда Шеварднадзе, тоже генерала КГБ, тоже первого секретаря ЦК - грузинской Компартии. Плюс к этому Эдуард Амвросиевич много наследил и у нас, будучи Министром Иностранных дел Советского Союза при Горбачеве. Последствия его внешней политки нам еще расхлебывать и расхлебывать - на протяжении многих поколений.
  
   Особенность наших отношений с Грузией в том, что мы пока еще имеем там военные базы (но, вроде бы, скоро придется их бросать). Кроме того, одна часть Осетии находится в России, а вторая - в Грузии. Кроме того, мусульманская по вере Абхазия не подчиняется Шеварднадзе, а его попытки вернуть ее назад силой не удались. На стороне абхазов воевал чеченский мусульманский батальон под командованием того самого Шамиля Басаева, а общее руководство, по слухам, осуществляли наши добрые молодцы из ГРУ ГШ. Сейчас патовую ситуацию стабилизировали наши миротворцы, но Шеварднадзе в любой момент их попросит уйти, как только чуть окрепнет. Крепнет он сейчас с помощью американцев, а в благодарность за эту помощь настойчиво просится принять его в НАТО. Американское военое присутствие в Грузии уже обозначено и нарастить его - дело привычной техники.
  
   Есть в Грузии и другие проблемы - и много. С уходом Шеварднадзе - а он близок и неизбежен - в стране обязательно возникнет драка за власть. Есть опасность, что Грузия просто рассыплется на несколько составляющих. Стабилизировать Грузию могла бы Россия, кровно заинтересованная в безопасности своих южных границ, доступу к Черноморскому побережью Грузии и свободному транзиту в Армению. Но стабильная Грузия усиливает Россию на Кавказе, а вот этого вряд ли допустят владельцы нынешнего мира. У самой России вполне хватило бы сил для активной и четкой политики на Кавказе, но у нее нет необходимой политической воли, да и в собственном доме, даже на Северном Кавказе, до стабильности у нас очень и очень далеко. Отсюда - перспектива достаточно безрадостная.
  
   Еще один наш сосед на Кавказе - христианская Армения, страна древнейшей культуры, первой, еще до Византии, принявшая христианство в самом начале IV века, причем, в форме григорианства, достаточно близкой к нашему православию. Я уже говорил о войне Армении с Азербайджаном за Нагорный Карабах, которая заставляет Армению обращаться к России как к союзнику Армении, хотя общих границ мы не имеем. Других союзников, кроме собственной широкой и очень богатой диаспоры, разбросанной по всему миру, у Армении нет. Более того, с юга ее охватывает мусульманский Иран, Нахичеванская область Азербайджана (которую территория Армении отчленяет от собственно Азербайджана, в связи с чем стратегическое значение Карабаха, дающего коридор к Нахичевани, для Азербайджана еще больше возрастает), и мусульманская же Турция. С Турцией у Армении свои счеты. Более полутора миллионов армян были истреблены турками в ходе неспровоцированного геноцида во время Первой мировой войны. Этого армяне никогда не забудут и никогда не простят. Такое не прощается.
  
   Турция -наш сосед на Кавказе и наш сосед на Черном море. Турция контролирует проливы Босфор и Дарданеллы - единственный путь из Черного моря в Средиземное, вожделенную геостратегическую цель царской России, бывшую одной из реальных причин первой мировой войны.
   Тогда с Турцией можно было не считаться - ее разрывали на части крупные империалистические хищники. Сейчас Турция возродилась как региональная супердержава. Она в отсутствие нашего Черноморского флота (а этот флот существует больше на бумаге) полностью доминирует на Черном море, ведет активную политику в республиках Средней Азии, косвенно участвует в вытеснении России с Кавказа, что ей, безусловно, выгодно, и в чем ее винить нельзя. Практически мы имеем дело с реальным и мощным соперником, находящимся на подъеме и еще далеко не достигнувшим вершины своего могущества. Этот соперник, как и Китай, будет считаться с нами только при наличии у нас достаточной силы.
  
   От Ростова на Дону через окрестности Белгорода и Курска до окрестностей белорусского Гомеля идет тысячекилометровая граница России с Украиной. Если говорить о самой большой геополитической игре и одном из самых больших преступлений XX века, то это будет развод Украины, Белоруссии и России, совершенный глобальными режиссерами грязными руками Ельцина, Кравчука и Шушкевича, провинциальных актеров из второго, а то и из третьего состава, волею судеб оказавшихся у руля крупных и крупнейших государственных образований. Возможно, что и любимец западной публики Горбачев знал, с чем и зачем поехал Ельцин в Беловежскую Пущу.
  
   Таким же преступлением против человечества является по сути искусственное (и очень искусное!) раздувание противоречий, соперничества и открытой вражды между двумя народами, ближе которых друг к другу могут быть, пожалуй, только белорусский народ с русским, да еще сербы с черногорцами, также искусственно и так же искусно разведенные теми же умелыми игроками. Думать об отношениях Украины и России как об отношениях двух субъектов мировой политики разум отказывается - все-таки это одно целое, временно находящееся в двух своих внешних формах.
  
   Тем не менее, задуматься есть над чем. Украина как государство просто фактом своего наличия закрывает для России выход в Черное море и к Дунаю, осложняет для России ситуацию на Кавказе, объективно, вне зависимости от своей воли, подрывает геополитические позиции России. Поэтому, несмотря на всю риторику, Россия в сложившейся ситуации будет заинтересована в Украине или дружественной и стабильной, или в соперничающей незалежной, но очень и очень нестабильной. Третьего не дано. А дестабилизировать Украину нам гораздо проще, чем, например, американцам дестабилизировать ту же Югославию, тем более, что технология такой дестабилизации теперь известна даже школьникам. Но как раз эту-то геополитическую необходимость разум принимать и отказывается: мы ведь один народ, что бы там ни пели галицийские националисты.
  
   О границе с Беларусью я говорить не буду. Все-таки хочется надеяться, что хоть здесь здравый смысл и государственная воля возобладают над интересами некоторых кланов, и геополитическим игрокам при всех их гигантских ресурсах не удастся разорвать живую связь русского и белорусского народов, опять же - одного народа.
  
   Нашим добрым соседом на западе является дружественная и нейтральная Финляндия, пример которой нам еще следует очень и очень внимательно изучить: бывшая не самая развитая окраина Российской империи, почти не имеющая ресурсов, а имеющая достаточно агрессивного соседа, стала образцовой процветающей страной. Смогла Финляндия, смогла Турция, значит, вполне сможем и мы - если только удастся уйти из-под властной руки заокеанских кукловодов и вырваться из цепких и жадных лап собственных так называемых демократов.
  
   Другой наш западный сосед - блок НАТО, хотим мы этого или не хотим. Буферная зона между СССР и НАТО, созданная гением Сталина, превратилась в мощный плацдарм для прыжка НАТО на съежившуюся Россию. Это - геополитическая реальность, что бы и кто бы ни говорил, ставя дымовые пропагандистские завесы. Проблеск надежды у нас может быть только в развитии появившихся признаков трещины между Соединенными Штатами Америки и Соединенными Штатами Европы. Тогда - Европа наш естественный союзник. И все равно, за западную границу нам следует опасаться. США при всем развитии событий вряд ли уйдут со своих баз в Европе. В любом случае, вновь обретенные и спешно расширяемые гигантские базы в Боснии под Тузлой и в Косово под Призренем они не оставят никогда.
  
   Как в воду глядел! Не успел написать эти строки, как сегодня, 15 января 2003 года, появилась информация о том, что США требуют от Югославии передать в аренду на 99(!) лет не только эту пресловутую базу "Бондстил" в Косово под Призренем, но еще и собственную югославскую базу контроля за воздушным пространством в горах Копаоник в неокупированной пока Сербии, авиабазу в Сиенице и еще что-то, и еще что-то. И ведь отдадут: не Джиндич же с Момчило Перишичем будут защищать стратегические интересы страны. Вот вам и права человека в Косово! Такой закономерный финал...
  
   Вывод неутешителен: наши границы прикрыты только нашей стратегической ядерной мощью, и то только частично. Как только доржавеют стратегические ракеты наземных комплексов и утонут последние ракетные подлодки, наши границы станут вполне открытыми: защищать нам их просто нечем. Это случится совсем скоро, еще при Путине - в 2007 - 2010 году. Нечем будет отстаивать и наши естественные геополитический интересы. Мир большой политики сантиментов не терпит - здесь неуместны ни общечеловеческие ценности, ни так называемые права человека. Здесь царствует право сильного. Та система, которая была установлена в Ялте и Потсдаме, пока мы были сильны, рухнула с разрушением Советского Союза. Опять стоит вопрос о переделе мира, и за чей счет этот передел будет произведен сомнений не вызывает: за наш с вами.
  
   Из наших же соседей можно назвать вполне дружественными, стабильными и не создающими для нас потенциальной угрозы только Монголию, Казахстан, Армению и Финляндию, и то, если бережно развивать с ними добрососедские отношения, а не смотреть по-совковому свысока, что мы так привыкли делать в период могущества, обеспеченного Сталиным и партией большевиков. Придется отвыкать - и очень быстро, а то сдадут наши соседи свои стратегические высоты американцам на 99 лет, сдадут!
  
   Не густо, однако, у нас с друзьями. Поэтому в отношениях с Беларусью надо переходить с великодержавного языка на нормальный человеческий и не считать копейки там, где вопрос идет ни больше, ни меньше, как о жизни и смерти российского государства. Поэтому нужна активная политика и на Украине, и в Украине, пока подавляющее большинство наших украинских братьев еще считает нас своими братьями. Через десять лет при современных технологиях зомбирования и неограниченных ресурсах в руках мадам Олбрайт и мадам Добрянски, они нас братьями считать не будут. Поэтому нужно быть сильными: слабые в этом мире - не выживают.
  
   1.1.3 Спорные моменты, реальные и потенциальные проблемы
  
   Если идти с севера по часовой стрелке, то можно назвать следующие реальные и потенциальные проблемы России в отношениях с мировой общественностью и с ее ближайшими соседями.
  
   С Финляндией у нас существует широко не дискутируемая, забытая у нас, но никогда не забываемая в Финляндии, территориальная проблема Карелии, значительная часть которой отошла к Советскому Союзу в результате Зимней войны 1939-1940 гг. Практически на каждом кладбище в Финляндии стоит скромный памятник покойникам, оставшимся лежать в земле Карелии. В отличие от самих покойников, этот вопрос при нужде может быть легко воскрешен и поставлен с различной степенью остроты. Сами финны вряд ли захотят обострять этот вопрос, но мировая общественность может им охотно и с удовольствием помочь это сделать.
  
   Есть проблема с Норвегией в районе Киркенеса, но я с ней детально не знаком. Далее идет норвежский Шпицберген, объявленный в 1920 году нейтральным и демилитаризованным. При нужде этот статус может быть легко пересмотрен, и нам нужно будет реагировать, если еще будет чем. А милитаризованный Шпицберген полностью лишает нас доступа в Атлантику со всеми вытекающими отсюда последствиями: Босфор и Дарданеллы на юге, Скагеррак и Каттегат на Балтике, и вот Шпицберген: всего три точки - и мы изолированы от мира. О Cеверном морском пути сечас поговорим.
  
   Есть проблема наших арктических владений, полярного сектора, доставшегося в наследство от СССР. Сейчас этот наш сектор простирается аж до Северного полюса. Новый миропорядок легко может поставить это под сомнение. Защищать свои права от возможных посягательств нам, в отличие от Советского Союза, уже нечем. То есть, наш Северный морской путь, единственная наша ниточка, связывающая нас с нашим же Дальним Востоком, вполне может быть и не нашим. О Транссибирской магистрали, которую можно перерезать диверсионной группой в составе трех (!) человек, я уже говорил. Вот такая вот геополитика.
  
   На Дальнем Востоке проблемы более остры. Это проблема островов Курильской гряды, которую ни один японский политик, морально не готовый к немедленному харакири, никогда не забудет. Это такая же острая проблема Сахалина, по крайней мере, его южной половины. Это проблема рыболовства - гигантская дыра, куда уходят российские ресурсы, уже сейчас фактически поставившая под вопрос реальный суверенитет России над собственным Дальним Востоком. О сделке Шеварднадзе, тайком от народа подарившего американцам хороший кусок нашего моря, я даже не упоминаю.
  
   Граница с Китаем сейчас, вроде бы, стабильна. Но это до поры, до времени, пока мы еще сильны. Я хорошо помню военные действия, развернувшиеся между СССР и Китаем в 1968 году вокруг острова Даманский и в Казахстане. Тогда публиковались карты территориальных претензий Китая на огромный кусок советской территории, сейчас ставшей российской, приводилась аргументация китайской стороны, трактовка некоторых договоров еще царской России по этим вопросам. Я не думаю, что идеологическому отделу ЦК КПК потребуется много времени, чтобы достать из архивов эти документы, и, например, обосновать с международно-правовой точки зрения ввод уже упомянутых китайских дивизий на территорию, которую мы традиционно считаем своей. Тем более, что значительная часть этих территорий скоро будет населена преимущественно китайцами. А эта схема уже обкатана: права угнетаемых меньшинств - призывы к автономии - референдум - независимость - временное правительство - призыв к дружественной державе об оказании помощи - и большой привет, Дальний Восток! Дружественная держава - вот она, рядом, а до Москвы, как до Луны.
  
   С Монголией у нас, вроде бы, острых проблем нет, кроме взаимных угонов скота, да взаимоотношений с братскими буддистами в районе Байкала. С Казахстаном - проблема наших соотечественников, русских, которых Ельцин одним росчерком пера превратил в казахоподданных. Ну, еще Тюратам, в обиходе называемый Байконуром. Но при нормальном цивилизованном режиме в Казахстане эти проблемы вполне разрешимы.
  
   Проблема Каспия посложнее. Она как-то незаметно из геостратегической проблемы страны превратилась во внутреннюю проблему "Лукойла". Недавние маневры Краснознаменной Каспийской флотилии как раз и должны были продемонстрировать Вагиту Алекперову, кто у нас на Каспии хозяин. Больше демонстрировать там, вроде, пока некому. Но - Сергей Иванов вернулся в Москву, к своим дезертирам и недисциплинирванным генералам, а все остальное вернулось на круги своя.
  
   Проблема Кавказа для нас это не только, да и не столько проблема стабильности Грузии и Азербайджана, сколько сепаратизм наших собственных северо-кавказских республик и питающая этот сепаратизм агрессия исламского фундаментализма. К несчастью, у нас нет не только решения, но даже и понимания этих проблем. Все вопросы пока решаются урывками, наскоком, "одним парашютным полком", интересы крупных кланов превалируют над геостратегическими интересами страны, идет обогащение одних за счет крови и страдания других. Конца этому не видно. Да и пролитая кровь взывает к мщению.
  
   О проблеме Украины я уже говорил. Болевыми точками для нас являются Черноморский флот, Крым, то же самое русскоязычное население. Совсем не хочется, чтобы эти проблемы переходили для нас в геостратегические со всеми вытекающими последствиями. Но - времени практически не осталось. Дальше будет только хуже.
  
   Есть еще проблема Приднестровской республики и вообще, проблема Молдавии. Если мы хотим когда-либо вернуться на Балканы, то оставлять Приднестровье и Молдавию на откуп хозяйничающим сейчас там добрым дядям из ОБСЕ мы просто не имеем права. Закончится все это какой-нибудь очередной гуманитарной катастрофой - мировая общественность поднаторела в организации таких катастроф - вводом войск НАТО под эгидой, конечно, США, и - арендой на 99 лет ключевых позиций. Нашим друзьям на Украине тоже есть о чем подумать - до них оттуда вообще рукой подать.
  
   Помимо этих, в определенной степени внешних проблем, у нас есть и чисто внутренние проблемы, которые при их дальнейшем разрастании могут привести к серьезной угрозе нашей безопасности и даже физическому выживанию как страны, так и ее населения. Вы все эти проблемы хорошо знаете, поэтому ограничусь их простым перечислением, хотя при их многочисленности легко можно какую-то упустить. Начну поэтому с самых на мой взгляд главных.
  
  -- Проблема продовольственной безопасности. Случись что с импортом - умрем с голода. Буквально: умрем с голода. Голод в Поволжье начала двадцатых и в Украине начала тридцатых годов прошлого уже века может повториться, но теперь в масштабах всей России. В первую очередь вымрут крупные города. А с импортом это "что-то" случиться может легко: обрушат цены на нефть и газ - и большой привет, ножки Буша! Ведь обрушивали уже, когда надо было гонку вооружений выиграть. Или, еще ближе, заартачимся, когда у нас Север (или Восток) отнимать начнут - нате вам эмбарго покруче 1979 года. Тут уж и нефть не поможет...
  -- Деградация населения или, по-научному, качественное ухудшение генофонда. Спился русский мужик, сам исключен из нормального производства и потомство полноценное произвести неспособен. Одна надежда на наших баб, да на тех самых "лиц кавказской национальности", которые, по сути, спасители нашего Отечества.
  -- Катастрофическое уменьшение населения: смертность в стране с приходом так называемых демократов намного превышает рождаемость. Каждый год население страны уменьшается почти на миллион жителей. И опять - одна надежда на "лиц кавказской национальности", людей не потерявших здоровый инстинкт жизни.
  -- Такое же катастрофическое старение стратегических средств сдерживания и проблема утилизации гигантских запасов химического оружия и сотен реакторов атомных подлодок, отслуживших свой срок. Об этом чуть подробнее мы поговрим ниже.
  -- Гигантский внешний долг страны, который, говорят, растет а не уменьшается, несмотря на ежегодные выплаты кредиторам в объеме, превышающем оборонные расходы страны. Сам долг равен не то 149 миллиардов долларов, не то 151 миллиард их же.
  -- Проблема сепаратизма и угроза распада страны. Приход к власти группировки Путина и попытки выстроить вертикаль власти эту угрозу несколько ослабили. Но - реальной основы под этими, по сути волюнтаристскими, мероприятиями нет. Уйдет Путин, придет Пупкин - и все посыпется опять.
  -- Разрушение научного потенциала страны. Лучшие мозги или утекли на Запад, или деградировали за ненужностью. Научные коллективы, в основном, распались. Право собственности на разработки куда-то тоже утекло. Практически мы сейчас не в состоянии решать ни одной крупной научно-технической проблемы. Через десять лет мы будем не в состоянии такую проблему даже осмыслить.
  -- Разрушение экономического потенциала страны. Эта тема заслуживает более пристального рассмотрения и будет рассмотрена более детально.
  
   Таким образом, при всех разговорах об общечеловеческих ценностях и международном праве, нам есть чем озаботиться.
  
   1.2 Политический строй
  
   Политический строй России базируется на Конституции, принятой под Ельцина сразу же после октябрьских боев в Москве, когда Ельцин вывел танки Таманской дивизии на исторический мост у гостиницы "Украина" и расстрелял собственный мятежный парламент во главе с его спикером Русланом Хасбулатовым и собственным же вице-президентом, боевым генералом Александром Руцким.
  
   Не подумайте ничего плохого - и Хасбулатов, и Руцкой остались вполне живы и здоровы. Погибли, как всегда, совсем другие люди. Хасбулатов, по-прежнему, профессорствует, оставаясь уважаемым членом общества и, особенно, чеченской диаспоры (он чеченец по национальности). Руцкой тоже не пропал, выбился даже в губернаторы Курской области, разводил там племенных коров, вывезенных не то из Дании, не то из Аргентины, на примере Курской области ярко продемонстировал, что он сотворил бы с Россией, если бы вдруг ее возглавил. Сразу после избрания губернатором Курской области женился на молоденькой девушке. Сейчас вне политики, занимается живописью и ваянием. Какая страна, такие и политики...
  
   По Конституции Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Позволю себе предположить, что ни тем, ни другим, ни третьим Россия в настоящее время не является.
  
   1.2.1 Россия - не демократическое государство
  
   По определению Авраама Линкольна демократия - это "правление народа, избранное народом и для народа". Демократия должна самым гармоничным образом обеспечивать как права человека, так и развитие общества и государства. Демократия может реализоваться в нескольких своих формах: либеральная демократия, социальная демократия, христианская демократия. Практически все они в настоящее время выродились в форму правления, основанную на конкуренции группировок, претендующих на руководство обществом, за доверие электората, выражаемое посредством выборов. Такая форма правления по-прежнему называется демократией, хотя к демократии имеет весьма далекое отношение, скорее это полиархия - правление меньшинства, избираемого народом на альтернативных выборах.
  
   Осмелюсь утверждать, что у нас из "правления народа, избранного народом и для народа" демократия с самого своего начала была правлением определенной элиты, осуществляемым с формального согласия народа, хотя по сути этот самый народ о таком согласии никто особенно и не спрашивал. Конечно, формируются и уже сформировались элитарные группы с различными возможностями, в том числе, финансовыми и информационными, их борьба становится все ожесточеннее, но к демократии это имеет самое отдаленное отношение.
  
   "Всякая власть исходит из ствола винтовки", - говаривал Великий Кормчий, Председатель Мао. У нас она исходит из стволов заслуженного и не стареющего отечественного пистолета "ТТ", милицейского "Макарова", зарубежных "Астр", "Скорпионов", "Глоков" и "Беретт". Голоса этих источников власти не смолкают у нас никогда, становясь более слышимыми в предвыборные периоды.
  
   Известно, что "кто управляет элитой, то управляет государством". У нас в число этих управленцев входит мировая общественность в лице "семерки", стремление попасть в которую стало чуть ли не единственной геополитической целью страны при Ельцине. Та же мировая общественность в лице МВФ прямо диктовала нам, что и как делать - за одно избавление от диктата МВФ нашему всенародно избранному, Президенту Путину, надо ставить памятник, ну, хотя бы на Лубянке. Та же мировая общественность, но уже косвенно, через Гарвардский университет и его "мальчиков", убрала все препятствия на пути к вывозу из страны ее ценностей. Я уж и не говорю о всяких там фондах Карнеги, Сороса, Демократических Институтах и других инструментах мировой общественности, несть им числа, которые своими щупальцами опутали любое мало-мальски влиятельное российское учреждение.
  
   Таким образом, у нас нет правления народа. У нас нет правления избранного народом. И уж было бы просто нелепо говорить о каком-то правлении для народа. Этого не было и никогда не будет в зависимом государстве.
  
   Что же у нас есть? Скорее всего, правление денег, избранных на деньги и во имя денег. Скорее всего - олигархия. Причем, не просто олигархия, это еще можно было бы если не принять, то хотя бы понять. Это - компрадорская олигархия. Но уж во всяком случае, не демократия.
  
   1.2.2 Россия - не федеративное государство
  
   И слава Богу! Федерация - Германия. Федерация - США. Наши исторические традиции - это самодержавие от Ивана Грозного через Петра Первого до вождя всех времен и народов Сталина. Россия внешне обладает всеми признаками федерации (территория состоит из 89 субъектов, субъекты имеют свою исполнительную и законодательную власть, компетенция между федерацией и ее субъектами разграничивается Конституцией и договорами, субъекты имеют свою правовую и судебную системы, союзный парламент двухпалатный и пр.). Но всё это ничего не значит: наша вазовская "десятка" тоже внешне очень похожа на автомобиль.
  
   В то же время, понятие "дотационный субъект федерации" вряд ли известно где-нибудь еще, кроме нашей несчастной Родины. Это что-то вроде "свободный раб". В то же время, реальные рычаги управления находятся на Старой Площади в Москве, да еще в особняках двух-трех десятков олигархов в России, да еще в особняках такого же или большего количества олигархов, постоянно живущих за рубежом. Они - самодержцы. Ну, если только не считать рычагов управления, находящихся в руках той самой мировой общественности. Но это - святое. Об этом пока даже думать опасно.
  
   В то же время, многонациональная и многоконфессиональная страна, не обладающая даже зачатками общей идеологии, кроме доминирующей в последние годы "идеологии подлости", страна, разрушившая становой хребет, на котором она держалась - "боевой отряд рабочего класса и трудового крестьянства", КПСС, а заодно и боевой отряд КПСС, более известный как КГБ, страна, не имеющая никакой другой основы для сохранения "исторически сложившегося государственного единства", в качестве федерации существовать не может. Она и не существовала.
  
   При Ельцине она превратилась в конгломерат феодальных княжеств. Особняком от этих феодальных княжеств стояло княжество Лужкова, на территории которого волей случая находилось центральное правительство, федеральный центр. Роль этого самого центрального правительства сводилась к поискам внешних займов и их дележу, в основном, между собой, а власть не слишком уж и далеко простиралась за пределы Садового, а то и Бульварного кольца. Страна держалась на инерции, да на остатках старых системообразующих элементов - единых железных дорогах, энергетической системе, системе трубопроводов, связи и немногих других. Все они стали объектом яростных атак, и их добивали просто с остервенением. Если бы к власти не пришла группировка Путина, остатки связей, соединяющих страну в одно целое, уже давно порвали бы в клочья.
  
   При Путине кое-что изменилось. Начала выстраиваться вертикаль центральной власти. Были поставлены на место некоторые из особо ретивых и слишком уж зарвавшихся феодалов. Чуть приструнили вакханалию, творившуюся в средствах массовой информации. Но - у группировки Путина, при всем моем уважении к нему лично и его основной профессии, и даже преклонении перед его отвагой и хладнокровием, у этой групировки также нет главного - идеологии, а следовательно, нет ни понимая происходящего, ни понимания направления движения, и, конечно, нет реальной силы, способной это движение обеспечить. Ну, не Миронов же с его партией, оканчивающейся той же буквой "Ж": не то "ПЖ", не то "М" и "Ж", не то "ПМЖ" - обеспечит эту реальную силу! Отсюда - пробуксовывание, "бег на месте общеукрепляющий", который не позволит не только решить нарастающие проблемы, но и просто убежать от них. Да и куда бежать-то? Бежать нам некуда.
  
   В любом случае, теоретическое заявление Конституции о федеративном устройстве нашего родного государства на практике, мягко говоря, не вполне соответствует действительности. На практике семь лет идет война в Чечне, и будь она проиграна, федерация в течение двух-трех лет перестанет существовать и на бумаге.
  
   1.2.3 Россия - не правовое государство
  
   Я даже время не буду тратить, чтобы этот тезис обосновать - тут и к бабке ходить не надо. Тот правовой беспредел, который творится на необъятных просторах нашей Родины, описывать для его жителей не надо. Каждый из нас, даже не имеющий автомобиля и не сталкивающийся каждый день с ГАИ с его "купюрой на кокарде", может привести десятки примеров из собственной повседневности, наглядно и ярко иллюстрирующих этот самый тезис. А если человек занимался хотя бы полгода бизнесом, особенно, бизнесом крупномасштабным, его примеры приобретут трагическую окраску, и любой, умеющий изложить эти примеры на бумаге, станет Шекспиром. Почитайте ту же очень уважаемую мной Юлию Латынину. У нее ведь только имена кое-где изменены, а действительность-то реальна, как реален ваш родной ЖЭК или то самое отделение милиции, в которое долго верил альтист по фамилии Данилов.
  
   Россия - не правовое государство и еще долго-долго им не будет. Правовое государство начинается не с самой лучшей в мире конституции, не с закона о банкротстве, не с правил уличного движения, а с той самой морали, которую при историческом материализме на время заменили страхом и про которую при демократическом беспределе просто забыли. За ненадобностью. Тем, кто призван "пилить" доллары МВФ и прятать награбленное в зарубежных банках, мораль, она как-то мешает. Неудобно с ней, с моралью-то.
  
   Насчет республиканской формы правления говорить даже не хочется, после того, как было сказано про компрадорскую олигархию. Тем более, что процесс передачи власти от Ельцина, когда наследники мелькали, как камушки в калейдоскопе, позволяет говорить скорее о монархии. Все-то у нас не как у людей...
  
   1.2.2 Роль Президента РФ
  
   Поэт в России, как известно, больше чем поэт. Соответственно, Президент у нас больше, чем Президент. И намного больше. Президент у нас - царь-государь, батюшка, отец родной. Так, по крайней мере, считает народный философ Шура Каретный. В чем-то он прав.
  
   Я уже говорил об исторической традиции самодержавия. Можно говорить о неисчерпаемой и ничем не истребимой вере нашего народа в доброго и справедливого царя, помазанника Божия, сочетающего в себе земную щедрость и всепрощение с небесной строгостью и небесным же аскетизмом. Вот и Конституция наша примерно об этом говорит русским по белому: Президент Российской Федерации является главой государства и он может практически все: назначить и разогнать правительство, назначить и снять любого военачальника, назначить выборы в парламент и этот парламент распустить, вообще игнорировать парламент и править с помощью своих указов и распоряжений.
  
   Особенно детально прописана процедура отрешения нашего всенародно избранного от должности, из которой явствует, что отрешить его от этой должности практически невозможно. Билл Клинтон у нас мог бы быть вполне спокойным и за Монику, и за себя. Вот и Ельцин совершенно не тревожился, особенно в свое второе пришествие на трон, которое, впрочем, совершилось сразу же после первого, хотя сам он в это время лежал в больнице со вторым инфарктом, который от народа благополучно скрыли: зачем его беспокоить, народ-то, особенно между первым и вторым туром президентских выборов, когда все это и произошло. Он месяцами не появлялся в Кремле, а появлялся, чтобы сморозить очередную глупость, и бедный Ястржембский потом извивался как вьюн на сковородке, чтобы создать хоть какую-то видимость пристойности. Ельцин был глубоко больным человеком, хотя, если верить тому же Ястржембскому, рукопожатие у него было крепкое. А кто у нас когда верил Ястржембскому? Это ведь не Мовлади Удугов.
  
   Но мы отвлеклись. В принципе, если на пост Президента у нас попадает хороший человек, то все это бремя прав, обязанностей и практическая неуязвимость только во благо. Одно это позволило молодому, умному и всегда трезвому Путину коренным образом изменить ситуацию к лучшему. Попади на место Путина тот же Аксененко, Лесин или даже мой земляк Рушайло, неизвестно, как и чем все это обернулось бы. Вот вам и демократия. Вот вам и правовое государство. Вот вам и роль личности в истории.
  
   Хотя в теории, по Конституции, власть Президента у нас практически ничем не ограничена, в реальности она ограничена и ограничена очень сильно. Она ограничена тощим нищенским бюджетом, который, может, потому и тощ, что действует закон сохранения власти: много власти у Президента и Правительства - мало власти у олигархов. А они у нас, помните, компрадорские, их сверхзадача - растащить и разорвать страну. Как же они будут решать свою задачу, если власть будет у Президента?
  
   Вот и вынужден наш народный избранник - помазанник Божий идти к этим самым олигархам на поклон: дескать, ребята, давайте жить дружно. Ну, ребята дают. Возьмите хотя бы те же президентские выборы 1996 года - уж сколько давали! Но - тут же требовали компенсации. И ведь получали! По полной! Отсюда сохранившееся до сих пор двоевластие: с одной стороны власть Президента, располагающего в основном, устной благодарностью да орденом четвертой степени за заслуги перед родным Отечеством, с другой стороны - власть олигархов, располагающих фондами материального стимулирования, которые ранее принадлежали тому же многострадальному Отечеству, а теперь принадлежат исключительно лично им, олигархам. Эти фонды многократно превышают весь наш убогий бюджет. Правда, опять к чести Путина, за три года его пребывания на царстве наш бюджет практически удвоился. Скептики говорят о благоприятных ценах на нефть, а я не согласен: кто мешает растащить и двойной и тройной бюджет, благо законы они все под себя напринимали? Да никто! Не менты же с окладом в сорок долларов в месяц!
  
   1.2.3 Роль правительства
  
   При такой власти у Президента роль Правительства сведена к минимуму: составлять и протаскивать через Думу тот самый тощий бюджет, да оправдываться за провалы и прорехи, которые случаются более, чем часто. Управлять страной наше Правительство не в состоянии - ни средствами, ни кадрами, ни пониманием ситуации оно, к сожалению, не располагает.
  
   Оно держится пока потому, что оказывает какое-то влияние на процесс распределения еще не распределенной собственности, оставшейся в наследство от СССР, да на процесс перераспределения этой самой собственности, который все-таки не остановился при Путине. Не остановился потому, что эти собственники, которые, по выражению классиков марксизма-ленинизма, при 400% прибыли отца родного зарежут, очень уж изобретательны в вопросах наложения собственной грязной лапы на народное добро, а наша судебная система, самая гибкая в мире, всегда к их услугам, предлагая самый разнообразный инструментарий от банкротства до уважения прав миноритарных акционеров.
  
   Все более или менее серьезные вопросы решаются не в кабинетах Правительства. Беспредел же, который творится на местном уровне в вопросе, например, налогообложения, описанию не поддается. В казну поступает, в лучшем случае треть, а то и меньше того, что поступать должно. Значительная часть оборота у нас по-прежнему "серая" или прямо "теневая". Любой глава местной районной администрации и большинство глав администраций субъектов Федерации будут отстреляны немедленно, если вдруг проявят хоть какую-то ретивость даже не в сборе налогов с тех, кто реально владеет регионом, а хотя бы чуть покусится на их власть. Примеры подобных отстрелов пресса приносит нам чуть не каждый день. Значит, кто-то еще покушается на святое, значит, есть у нас еще руководители, честно исполняющие свой долг. Но с каждым выстрелом их становится все меньше и меньше.
  
   Таможня, пути сообщения, газовая промышленность, энергетика, другие монополии, находящиеся в руках государства, в руках государства не находятся. Они представляют собой гигантский доильный аппарат, с помощью которого сидящие на соответствующих постах чиновники выдаивают в собственную пользу хиреющую корову государства, искренне сожалея о том, что нельзя одновременно эту корову пустить на мясо. Хотя, впрочем, кое-где пускают.
  
   Функционирует Центробанк, во главе которого стояла выдающаяся личность - Виктор Геращенко. Функционирует с переменным успехом Генеральная Прокуратура, не всегда, впрочем, правильно понимающая, кого именно надо сегодня "мочить в сортире". Трудяга и профессионал Игорь Иванов, который пытается проводить в жизнь миролюбивую внешнюю политику партии и правительства, то есть, Администрации Президента, и добивается успехов там, где эта политика ясно и четко сформулирована, несмотря на колоссальный отток первоклассных кадров, которым Иванову платить нечем. Престиж профессии дипломатов, бывших при историческом материализме гарантированно "выездными", резко упал: выездные у нас теперь все, даже челноки, а зарплата в МИДе гораздо меньше, чем месячный "навар" того же челнока, даже с учетом всех "отстежек" простым бандитам и бандитам-чиновникам, которые челнок должен делать и делает регулярно.
  
   Мне трудно судить о работе Службы Внешней разведки и Федеральной Службы безопасности. Однако, наблюдая изнутри процесс формирования мировой общественностью агентуры влияния, могу предположить, что противостоять этому мощному напору две указанные службы просто не в состоянии. Говорят, ФСБ приносит хоть какую-то пользу, "крышуя" на местах бизнес и предоставляя тем самым хоть какую-то альтернативу "крышам" бандитским и милицейским, а также несколько сбивая непомерную цену на эти услуги. Есть ли польза от СВР - не знаю. Но вряд ли. При том решете, которое наличествует дома, источники информации за рубежом вряд ли нужны вообще. Многие источники экстра-класса, созданные в советское время трудом выдающихся разведчиков, сданы при демократах, и сейчас отсиживают свои сроки в тюрьмах, правда, достаточно комфортабельных, проклиная день и час, когда они согласились стать нашими добровольными помощниками. А если какие-то особо одаренные операторы и добывают хороший новый источник, продолжительность активной жизни этого источника вряд ли велика.
  
   Однако, и Центробанк, и Генпрокуратура, и МИД, и СВР, и ФСБ, являясь элементами правительства, собственно правительству не подчинены, а выходят непосредственно на Президента, на его Администрацию, которая, вселившись в здание ЦК КПСС, целиком приняла на себя функции ЦК, включая функции Секретариата и Политбюро. Те же кабинеты. Та же атмосфера. Те же принципы. Вот только результаты гораздо ниже. Но это не от Администрации, ребята там достаточно способные. Это от системы, от так называемой демократии, с которой они - увы! - вынуждены считаться.
  
   1.2.4 Политические партии и парламент
  
   Хоть и ругают у нас Виктора Черномырдина за косноязычие, но его рабоче-крестьянская закалка и здравый смысл советского хозяйственника позволяют ему быть непревзойденным в искусстве кратко, емко и, главное, точно характеризовать ситуацию. Возьмите хотя бы классическое "хотели, как лучше, а получилось, как всегда"! Но самый ценный вклад внес Виктор Степанович в характеристику эпохи своей бессмертной фразой про партийное строительство: "У нас какую партию ни строй, все КПСС получается". Истинно так! Принципы партстроительства при историческом материализме были доведены до совершенства и лучше демократического централизма придумать все равно ничего нельзя, если вы хотите иметь именно партию, а не клуб любителей чата или клуб любителей пива.
  
   Таким образом, у нас существует пока только одна партия, которую можно назвать партией безо всяких натяжек: это КПРФ, наследница КПСС. Только до КПСС ей так же далеко, как и до реальной власти - не тот калибр. Да и главного в партии не произошло: заведя страну в тупик, развалив гигантскую империю, КПСС - КПРФ так и не удосужилась проанализировать причины своего краха и причины краха страны. Сваливать все на американский империализм проще простого. Но - это означает заранее признавать его победу, его абсолютное превосходство. Почему мы их разложить не смогли, а они нас - разложили? Если дело в их силе - надо сдаваться в плен, что уже и сделали наши правые. Если дело в нашей слабости, в дефектах нашей идеологии и нашего понимания мира - надо эти дефекты определить, устранить и - продолжать бороться за себя и за свою страну. Тем более, что лишившись основного соперника, мировая общественность просто распоясалась, и ее хищническая суть сейчас понятна каждому. Но проходить еще раз по кругу уничтожения собственной культуры, духовного фундамента, уничтожения крестьянства, по кругу лицемерия и шизофрении, Гулага и закрытых распределителей, чтобы вместо светлого будущего оказаться опять в совке - спасибо, не надо! Накушались.
  
   Определенный успех компартии на выборах объясняется не привлекательностью ее идеологии: внятной идеологии-то как раз у КПРФ и нет, есть какие-то перепевы старого, уже приведшего к провалу - и какому! Нет у КПРФ и харизматических лидеров, при всем моем искреннем уважении к уму, трудолюбию, честности и личной отваге Геннадия Зюганова. Голосуют не за КПРФ, голосуют против демократов - наглых, ограбивших страну и превративших население даже не в электорат, а в рабов в собственном доме, теперь уже бывшем, отнятом, поделенном и вывозимом за рубеж. Появись реальная и разумная альтернатива, КПРФ обречена на 5-6 процентов поддержки, которые она будет получать всегда.
  
   Партия власти, в роли которой у нас выступали то "Демократический выбор России" Гайдара-внука, то "Наш дом - Газпром" Виктора Черномырдина, то медвежье "Единство" лично уважаемого мной Сергея Шойгу, то вот недавно созданная Партия сытой жизни для чиновничества во главе с образцовой прической Сергея Миронова. Все это партии-вывески, партии-однодневки, партии, призванные создать приемлемый и слегка покрашенный демократической краской фасад для убогой и угрюмой власти, эту власть желающей удержать именно в своих руках. При реализации всех ресурсов - финансового, административного, информационного, кадрового и других - эта партия обречена на успех, который в случае использования демократической риторики будет одобрен мировой общественностью, несмотря на явные злоупотребления и перегибы, как были одобрены ею же скандальные выборы 1996 года. Положительный итог такого успеха - определенная стабильность, в условиях которой наш многострадальный и изворотливый народ сможет сам найти пути собственного выживания. Отрицательный - загнивание и дальнейшая потеря геостратегических позиций.
  
   Либерально-демократическая партия Владимира Жириновского, человека который не может не вызывать восхищение. Вот уж харизма так харизма! Но - это настолько же либеральная, насколько демократическая, настолько и партия. Я готов согласиться с мнением, что это - блестящий проект наших спецслужб конца восьмидесятых, когда в них еще работали настоящие профессионалы. Цель проекта - не допустить разрастания в стране фашизма в условиях краха КПСС. Проект задуман и реализован безупречно. Дальше - те же 5-6 процентов.
  
   "Яблоко" - партия по определению имеющая четкую идеологию, партия, которая вправе расчитывать на 12-15% поддержки. Трагедия партии в необходимости выбора между собственной идеологией, которая, к сожалению, перестала приносить материальный доход, а кушать-то хочется всегда, и стремлением мировой общественности направить громадную потенциальную энергию движения "зеленых" в собственное русло. Направить, используя ту самую материальную морковку, которая дискредитирует и партию, и ее лидеров. Рано или поздно базу подержки "Яблоко" разорвут на части. Обюрократившаяся часть и агентура влияния уйдут к правым, рядовые, искренне озабоченные экологией, пополнят ряды радикалов. Да собственно, яблоко - оно и предназначено для съедения.
  
   "Союз правых сил", союз нечестивых, рука мировой общественности в перчатке жадных до власти молодых хищников. И все равно, даже в перчатках эта мировая общественность оставляет свои очень четкие отпечатки пальцев - все-таки обслужить лучше, чем СПС, интересы этой самой общественности никто не сможет. Но - пока у нас народ будет вынужден рыться в помойках, а средний класс будут методически уничтожать дефолтами и другими видами грабежа, эта партия тоже обречена на 5-10 процентов поддержки и не более того. И то, если поменяет примелькавшихся лидеров на менее скомпрометированных.
  
   Есть у нас еще партии дележа колхозного имущества, партии, эксплуатирующие противоречия между федеральным Центром и местными феодалами, но к политике эти партии вряд ли имеют отношение: это умелые кузнецы собственного счастья за государственный счет. Есть еще партия ненавидимого народом Михаила Горбачева и неизвестно как туда попавшего талантливого и честного Алексея Подберезкина. Есть еще какие-то нарывы на больном теле нашего общества, но вряд ли о них надо говорить всерьез. Партия увеличения собственных капиталов Бориса Березовского за счет их временного уменьшения, вожачки которой передрались, не успев обнародовать свои исторические манифесты. Радикальные партии, регулярно возрождаемые кем-то в качестве пугала для богатенького обывателя, которого Зюгановым уже не очень-то напугаешь. Все это политический мусор, который образуется непосредственно перед выборами, а после выборов не то, чтобы исчезает, но, слава Богу, и не накапливается.
  
   Соответствует этим партиям и наш парламент. И опять - слава Богу и проекту Путина, что парламент уже не является дестабилизирующим элементом государственной жизни. Депутаты демонстрируют электорату все прелести демократии, изредка включающие мордобой и публичные склоки, одобряют, то, что нужно одобрять, осуждают обратное, не забывают при этом о себе, любимых, то-есть, пилят, куют и прячут то, что наковали и распилили. А что еще нужно от парламента? Особенно, в условиях переходного периода от всеобщего развала ко всеобщей катастрофе.
  
   Таким образом, серьезными политическими силами на нашей арене остаются:
  
  -- Президент и его группировка с их административным ресурсом.
  
  -- Местные компрадорские и живущие за рубежом олигархи с их финансовым ресурсом, бывшим достоянием народа. К этой же группе можно отнести и феодалов из субъектов Федерации, а также "синий" криминал (чистых уголовников). Все они, по сути, преступники, временно находящиеся на свободе.
  
  -- Мировая общественность, зацикленная на окончательном уничтожении нашей Родины как геополитического фактора, с ее агентурой влияния и просто агентурой, с мощным пропагандистским аппаратом в лице значительной части наших же средств массовой информации и неограниченными по нашим меркам финансовыми ресурсами.
  
   Всем остальным можно пренебречь.
  
  
   1.3 Государственный бюджет и финансовое положение страны
  
   Выше мы уже говорили о тощем и даже нищенском бюджете России. Что же он из себя представляет? Почему он такой тощий? Как говоривал герой Владимира Высоцкого: "Где деньги, Зин?". Давайте по порядку.
  
   Государственный бюджет - это перечень затрат, которые государство предполагает совершить в текущем периоде, чтобы выполнить те функции, которые на него возложены, и, соответственно предположения того же государства, откуда оно возьмет эти средства. Нам-то понятно, что кто бы что бы ни брал, особенно в денежном выражении, в конечном итоге это будет отнято у нас с вами. Бюджет составляется на каждый год и придает этому отъему наших средств законную силу. Механика здесь очень простая.
  
   1.3.1 Механизм принятия бюджета
  
   Минфин где-то к началу августа, например, 2002 года вносит в Правительство предложение о проекте Федерального бюджета на следующий, 2003 год. Правительство быстренько рассматривает этот проект, утверждает его и к концу августа вносит на рассмотрение Государственой Думы, той самой, где сидят представители описанных выше партий, избранные электоратом, то есть, нами с вами. Эти представители к концу сентября рассматривают проект бюджета и принимают в первом чтении его основные параметры.
  
   Утверждаются доходы и расходы бюджета, прогнозируемый валовой внутренний продукт (ВВП), уровень инфляции, курс рубля к доллару и еще кое-что.
  
   Еще через месяц бюджет принимается во втором чтении. На этом этапе детализируются конкретные направления расходования средств: сколько выделить на оборону от внешнего врага, на защиту от врага внутреннего, то есть, от нас самих; на погашение долгов, сделанных предыдущими гениальными руководителями страны; на управление, то есть, себе, любимым; на дотации тем самым субъектам Федерации, которые по идее, должны дотировать Центр. Здесь же расходы на промышленность, сельское хозяйство, на транспорт, на дорожное строительство, на Шойгу и его МЧС. Здесь же мобилизационные запасы, чтобы в случае демонтажа заводов и вывоза их за Урал, если враг опять подойдет к Москве, было чем эти заводы хотя бы уничтожить. После всего этого идут расходы на социальные нужды (пенсионерам, студентам, детям). Из того, что останется выделяют крохи на космос, на науку и образование, ну и на какую-никакую культуру.
  
   Во время третьего чтения, где-нибудь в конце ноября, утверждаются расходы федерального бюджета по подразделам функциональной классификации и главным распорядителям бюджетных средств, а также сам текст законопроекта. Во время второго и третьего чтений идут самые яростные открытые споры и еще более яростные подковерные баталии: делится пирог, хоть и постный, но - другого-то ведь нет. Описать все, что происходит в это время в стенах Думы и за ее стенами, задача для меня непосильная. Здесь не справились бы ни Шекспир, ни Гоголь: на этом этапе, например, естественные монополии получают законное право поднимать цены на свои услуги, то есть, речь идет о миллиардных и миллиардных суммах. Каждый дополнительный процент - это дополнительные сотни миллионов и не наших деревянных, а полновесных американских долларов. Есть за что побороться!
  
   К середине декабря заканчивается шлифовка бюджета, и он принимается в четвертом, последнем чтении, после чего поступает на одобрение в Совет Федерации и на подпись Президенту.
  
   Но как бы там ни было, проект бюджета 2003 года был 18 декабря 2002 года успешно одобрен Советом Федерации, а Президент РФ подписал его 24 декабря, после чего бюджет стал Федеральным законом от 24.12.2002 N176-ФЗ. Вот такая вот процедура. Надо только добавить, что это Путин навел относительный порядок в вопросе принятия бюджета. При Ельцине бюджет текущего года принимали чуть ли не к его середине, а до этого жили и без утвержденного бюджета, что не могло не навевать мысли о необходимости всех чиновников вообще, а родного правительства в частности.
  
   1.3.2 Расходная часть Бюджета-2003
  
   Это тот самый кнут и тот самый пряник в руках руководства страны, самый действенный инструмент ее внешней и внутренней политики. Давайте посмотрим, чем же реально располагает бывший великий и могучий, а ныне свободный и где-то демократический союз народов, называемый теперь Российская Федерация.
  
   Все, чем располагает Российская Федерация на данный момент - это 2 345 641,4 млн. руб, которые она может потратить на все и про все, если сбудутся оба или хотя бы один из двух розово-оптимистических вариантов прогноза, заложенного в основу бюджета. Что такое сумма в 2 345 641,4 млн. руб разум осмыслить не в состоянии, поэтому переведем их в доллары, которым товарищ Касьянов приказал находиться в 2003 году на уровне 33,7 этих самых наших рублей за один их доллар. Если доллар вдруг почему-то не послушается приказа Касьянова - например, резко упадет из-за провала иракской авантюры США, или наоборот, резко подскочит из-за победы в ней же, то все цифры нашего бюджета полетят со скоростью мысли чиновника при получении известия о крахе какой-нибудь "Чары", когда тот бросается вытаскивать свои кровные, сгоряча вложенные в эту самую "Чару".
  
   Правда, кроме товарища Касьянова у нас, слава Богу, есть бывший товарищ Геращенко, "Геракл", стоявший на страже курса рубля, и если доллар действительно не послушается, то Геращенко, вернее, его нынешний боевой преемник, будет спускать запасы, накопленные в Центробанке, чтобы хоть какое-то время поддержать рубль на плаву. Когда запасы нового Геращенко иссякнут, а это может случиться за неделю-две, финансовая система страны, а за ней и сама экономика, рухнут. Куда уйдут эти запасы? Не бойтесь, не к нам с вами. Эти золотовалютные резервы страны расхватают те самые компрадорские олигархи, которые будут лихорадочно сбрасывать никому не нужные рубли, чтобы получить вожделенные доллары и вовремя слинять с ними туда, где пальмы, солнце и знойные красавицы, которые почему-то не дают без долларов того удовольствия, которое они приносят при их наличии.
  
   В любом случае, наши 2 345 641,4 млн. рублей расходной части бюджета по приказу Касьянова равны примерно 70 миллиардам ихних долларов. Вот. Много это или мало? Давайте установим критерий сравнения, например, расходы США на оборону в 2002 году. Так вот, ВСЕ расходы нашего государства, подчеркиваю: все, В ПЯТЬ С ЛИШНИМ РАЗ МЕНЬШЕ, чем одни оборонные расходы США. Такая вот арифметика.
  
   Как же распределили эти виртуальные пока семьдесят миллиардов долларов наши с вами народные избранники? А вот как. Утвержденные депутатами расходы федерального бюджета по разделам функциональной классификации на 2003 год выглядят примерно следующим образом:
  
   Статья расходной части бюджета
   %%

Млрд. рублей

   Млрд. долл
   Государственное и местное управление

2,8

66,5

1,97

   Судебная власть

1.1

25,5

0,75

   Международная деятельность .

1,9

44,4

1,31

   Национальная оборона .

14,7

345,7

10,25

   Правоохранительная деятельность

10,4

244,7

7,2

   Наука

1,7

40,2

1,2

   Промышленность, энергетика, строительство, сельское хозяйство и рыболовство

4,1

95,2

2,8

   Охрана окружающей природной среды

0,46

10,8

0,32

   Чрезвычайные ситуации и их последствия

0,9

21,2

0,63

   Образование

4,2

97,6

2,9

   Здравоохранение и физическая культура

1,7

39,3

1,05

   Социальная политика

6,4

150,7

4,47

   Обслуживание государственного и др. долга

11,8

277,5

8,2

   Финансовая помощь бюджетам других уровней

30,4

713,4

21,1

   Космос

0,3

7,6

0,22

   Культура, искусство и кинематография

0,6

14,0

0,41

   Дорожное хозяйство

3,4

79,1

2,35

   Мобилизационная подготовка экономики

0,04

0,5

0,01

   Другие статьи

3,1

71,7

2,13

   Итого

100

2 345,6

69,6

  
Давайте понемногу разбираться. Поговорить тут есть о чем.
   Вот самая большая статья расходной части бюджета - 713,4 миллиарда рублей, тридцать с лишним процентов всех расходов. На этой статье держится единство Российской Федерации. На этой же статье эта самая Федерация может споткнуться и приказать долго жить. Это - деньги из Федерального Центра субъектам Федерации. Взяты они оттуда же, из субъектов - откуда им еще взяться, не с Луны же! Собрав эту дань со своих данников, Центр тут же распределяет ее им же. Но не всем. Одним может и попридержать, другим чуть ускорить, третьих вообще лишить поддержки. Эта статья - важнейший инструмет внутренней политики государства.
   По идее единство Федерации должна поддерживать еще одна статья - расходы на правоохранительную деятельность, третья по масштабу статья расходов внутри страны, 244,7 миллиардов рублей, семь с лишним миллиардов долларов ежегодно. Это та самая милиция, которая меня бережет, те самые ОМОНы, которые захватывают заводы, это паспортные столы, прописка, ГАИ (у них карманы брюк, как лузы на бильярде) и т.д., и т.п. Прямо эта статья единство Федерации поддерживает вряд ли, а вот косвенно - да. Отсюда финансируется значительная часть расходов на войну в Чечне, вернее, часть прямых расходов на эту войну. Другая часть, к сожалению, из дырявого военного бюджета.
   Военный бюджет у нас не просто мал - он ничтожно мал. Это 345,7 миллиардов рублей или 10,25 миллиарда долларов. Помните, сколько на свои вооруженные силы расходуют США? Вспомнили? В тридцать пять - сорок раз больше. Не на тридцать пять - сорок процентов, что тоже ощутимо, не в три с половиной - четыре раза, что представляет собой катастрофическую разницу, а в тридцать пять - сорок раз. Отсюда вся геополитика.
   А может, десять миллиардов долларов - это достаточно? Чтобы представить себе, что такое десять миллиардов в наших условиях, давайте вообразим, что вся армия у нас на контрактной основе, каждый получает достойную зарплату, ну, скажем, всего в несколько раз меньше, чем западные коллеги соответствующего звания и должности, ну, например, по тысяче долларов в месяц. При армии в полтора миллиона военнослужащих тысяча долларов зарплаты даст в месяц полтора миллиарда этих самых долларов, а за год соответственно, восемнадцать миллиардов полновесных "зеленых" условных единиц. То есть, почти в два раза больше, чем весь сегодняшний оборонный бюджет. Без такиз денег наемная армия просто разбежится. Этого, собственно, и добиваются те, кто форсирует поголовный и немедленный переход армии на контрактную основу.
   И ведь это только зарплата! А военные городки? А командные пункты всех уровней? А узлы боевого управления и связи? А арсеналы? А солярка для кораблей и танков? А авиационный керосин для самолетов? А гептил и четырехокись азота для ракет? А ТВЭЛы для реакторов атомных подводных лодок? А пункты базирования флота, аэродромы основные и рассредоточения, танкодромы, полигоны? А военные перевозки при нынешних тарифах МПС? А Чубайс, отключающий электричество не только военным городкам, но и ракетам, стоящим на боевом дежурстве? А другие ежедневные и очень немалые расходы на поддержание и эксплуатацию армейской и флотской инфраструктуры?
   Но все это лишь для того, чтобы армия выжила физически и была подготовлена к сражениям. Надо еще, чтобы она имела, чем сражаться. Одна ядерная подлодка (мы их в советское время имели около двухсот!) стоит свыше одного миллиарда долларов - это только принять в строй, а ее ведь надо эксплуатировать! А это тоже стоит денег, и не разово, а каждый день. А потом ее надо утилизировать: рано или поздно она свой срок отслужит. Вы знаете, сколько у нас пришвартовано у причалов очень и не очень старых атомных лодок с невыгруженными реакторами? Таких потенциальных Хиросим и Чернобылей? И сколько стоит выгрузить реактор, утилизировать радиоактивные отходы и утилизировать саму лодку? Я знаю.
   Идем дальше. Один истребитель типа, например, СУ-27, стоит 20-30 миллионов долларов, и это без вооружения, а у него десять точек подвески и на каждую надо подвесить по 200 тысяч долларов это минимум и миллион долларов это максимум. Это - неядерное оружие. Это для одного боевого вылета. Стоимость бомбардировщиков на порядок выше, но правда, их нам надо не так много: 100-150 только стратегических (у американцев где-то 500-600!). Всего же нам надо несколько тысяч самолетов.
   Та же ситуация с танками. Их было у СССР что-то свыше пятидесяти тысяч. Каждый стоит 3-5 миллионов долларов. Сейчас мы сможем наскрести и поставить в строй где-то 7-10 тысяч танков. Стоят они все вместе три нынешних оборонных бюджета. Завтра советские танки доржавеют - чем будем Родину защищать? Покупать-то не на что! Ракетами, говорите, отстреляемся? Не выйдет! Все уже не раз продленные сроки гарантий на ракеты закончатся к 2007-2010 году. Их просто будет опасно держать в шахтах. Ну, рванет та же Р-36М2 из-за протечки гептила - а на ней десять боеголовок по пятьсот тысяч тонн тротила каждая. Пятьсот тысяч тонн тротила - это двести составов по пятьдесят вагонов в каждом, и каждый вагон нагружен взрывчаткой. Соберите их в одну точку, умножьте на десять и подорвите. Это одна Р-36М2, срок хранения которой истекает. У нас их что-то около ста пятьдесяти. Да еще РТ-23, УР-100 и другие, которых около тысячи. Всего оборонного бюджета не хватит, чтобы нормально поддерживать только эту составляющую Стратегических ядерных сил.
   Я не говорю уж о научно-техническом прогрессе, который вполне - и очень быстро - может сделать бесполезными железяками всю нашу военную технику, доставшуюся в наследство от СССР. Другой у нас просто нет. И не будет - цикл ее разработки около десяти лет, тех самых лет, которые мы упустили в погоне за иллюзией демократии и прав человека. Но - вернемся к бюджету. Там есть еще очень и очень много интересного.
   Вот статья - обслуживание государственного долга, она составляет ни много, ни мало, а двести семьдесят семь с половиной миллиардов рублей или восемь с лишним миллиардов долларов. Поклонники Ельцина и Горбачева - внимание! Эти восемь с лишним миллиардов долларов мы вытащим из собственных карманов в 2003 году, отнимем у наших детей, у пенсионеров, у студентов, у больных и отдадим МВФ и другим акулам бывшего империализма. Это лишь малая толика из тех не то 130, не то 150 миллиардов долларов, которые Горбачев и Ельцин заняли на Западе и проели, чтобы удержаться у власти. Это - ИХ долг. Отдавать будем МЫ, наши дети и наши внуки. И опять, низкий поклон Путину за то, что он остановил эту наркотическую зависимость от щедрых заимодавцев, кровно заинтересованных в том, чтобы мы занимали до бесконечности, глубже и глубже закапывая самих себя в долговую яму.
   Заинтересованных еще и потому, что это часть тех самых НАШИХ долларов, вывезенных за рубеж, нашей компрадорской олигархией и спрятанных там. Но на Западе доллар долго лежать не может: он должен быть куда-то вложен. Вот они и вложили наши же доллары в нас же, под проценты, естественно. Такая "отмывка" капиталов в международном масштабе, да еще с прибылью, да еще почти полный контроль над бывшим геополитическим соперником. Можно лишь мечтать!
   Вот из нашего бюджета 2003 года: "В целом объем погашения по внешнему долгу составляет в 2003 году 10,8 млрд.долл.США. Основной причиной роста платежей является погашение еврооблигационных займов, а также четвертой серии ОВГВЗ".
   "Возврат основной суммы долга по кредитам международных финансовых организаций составит 2,7 млрд.долл.США, из которых около 1,9 млрд.долл.США - платежи МВФ и около 0,8 млрд.долл.США - платежи МБРР и ЕБРР".
   Еще раз для тех, кто прочел невнимательно:
   1. В бюджет заложено отдать в 2003 году щедрому дяде МВФ в счет погашения занятого любителем общечеловеческих ценностей Горбачевым и дирижером немецких оркестров на похоронах Советской Армии Ельциным 8,2 миллиарда долларов, а отдавать-то, оказывается, согласно тому же бюджету надо не 8,2, а целых 10,8 миллиарда долларов. Кстати, помните, сколько было пропагандистской шумихи по поводу тех же еврооблигаций? Я помню.
   2. Откуда будет покрываться разница? Реструктуризация? Вряд ли. Скорее всего - новый заем, чтобы отдать старый. То есть, уже не о внуках идет речь, а о правнуках.
   3. Заметили, сколько основного долга отдается из этих 10,8 миллиардов долларов? Правильно, 2,7! А что такое оставшиеся 8,1 миллиарда? Правильно, проценты. То есть, долг и не думает сокращаться! Отдаются проценты, не погашенный долг генерирует новые проценты, мы натужимся, возьмем опять у детей, врачей и учителей, отдадим и новые проценты, и так далее, и тому подобное. Это называется "умелое ведение переговоров", "защита национальных интересов" и пр. Кстати, тех, кто вел эти самые переговоры, вряд ли сейчас найдешь, если только Касьянов в бытность замминистра, а затем и министров финансов тут не поучаствовал. Именно он был охарактеризован прессой как наш "самый умелый переговорщик".
   Пока писал эти строки, пришло еще более пугающее сообщение: наш долг по состоянию на 01.01. 2002 года составил 149 миллиардов долларов. В 2002 году отдали догов на сумму 14,5 миллиардов. В итоге на 01.02.03 долг составил - сколько вы думаете? 134,5 миллиарда? Щас! - как говорит Михаил Задорнов. Щас! Долг составил 151 миллиард долларов! То есть, не уменьшился на 10%, а вырос почти на полтора. Почему? Оказывается, евро растет! Евро - растет! У любого районного прокурора сразу же должны возникнуть вопросы о преступной халатности, о нанесении ущерба в особо крупном размере и т.д. Я, будучи в начале семидесятых старшим инженером Внешторга, через год после прихода в эту уважаемую систему знал, что такое валютная и золотая оговорка, что такое страхование займов и еще массу очень простых и разумных вещей, без которых нельзя было подписать контракт даже на сумму в один милион рублей. Остается одна надежда, что это сообщение - газетная утка, эпизод в борьбе компроматов. Но - если это действительно так, удивляться не приходится: такое у нас возможно.
   Мы пройдем мимо мизерной статьи "Культура, искусство и кинематография", отметив только попутно, что согласно бюджету (или с приходом Никиты Михалкова?) кинематография у нас не относится ни к искусству, ни к культуре. Это они телевидение, наверное, имели в виду - оно-то уж точно туда не относится! О мобилизационных ресурсах мы уже говорили. Отметим маленькую подробность про здравоохранение и... физкультуру. Вот это номер! Вот это выверт!
   Представляете себе, химическая фабрика по производству допинг-рекордов, массовое оболванивание молодежи и натравливание одной ее части на другую под видом фанатов ЦСКА и "Спартака", здоровые амбалы с теннисными ракетками, а ныне еще и с гораздо более дорогими горными лыжами, теперь финансируются вместе с нашими районными поликлиниками, вместе с бабульками, оставшиеся дни которых на этой бренной земле прямо пропорциональны цене на инсулин и вольтарен, а также вместе с роддомами - а именно в них появляется то самое поколение, которому предстоит расплачиваться по долгам Горбачева и Ельцина. Финансируются из одной статьи, то есть едят из одной тарелки, и вы вполне догадаетесь сами, кто из этой тарелки съест побольше - тот самый накачанный амбал из организованной спортивности или инсулиновая бабулька.
   Теперь отметьте, что у нас расходы на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций почти в два раза превышают расходы на охрану окружающей среды, расходы на науку и образование в три раза меньше, чем расходы на оборону (в США расходы на образование значительно больше расходов на оборону, а расходы на оборону у них, помните, в тридцать пять раз больше, чем у нас). Остановимся на промышленности, энергетики, строительстве, сельском хозяйстве и рыболовстве.
   Государство планирует свое участие в этих секторах в размере аж 4,2 миллиарда долларов - это был в советские времена, в конце восьмидесятых, оборот моего родного Агрохимэкспорта, закупавшего за границей одних пестицидов на сумму до миллиарда долларов в год. Правда, тогда и колорадского жука на необъятных просторах нашей Родины почти не было. Но - ни до Думы, ни до Правительства этот самый жук пока не добрался. А ведь доберется! Это означает одно - государство самоустраняется от влияния и в промышленности, и в энергетике, и в строительстве, и в сельском хозяйстве и в рыболовстве. Спросите у вице-премьеров Клебанова и Гордеева, у того же Чубайса, у недавно брошенного на строительство Кошмана, спросите у бывшего Наздратенко - чем они собираются влиять в вверенных им секторах государственного управления? Ответ очевиден: личным примером. Делай, как я! И будьте уверены, именно так и делают командиры нашего производства, подчиненные этим Чубайсам. А что им еще остается делать?
   Хватит, переходим к статьям дохода, источникам формирования бюджета, родникам, питающим закрома Родины. Может, хоть здесь ситуация поприличнее.
   1.3.3 Доходы бюджета
   У нашего бюджета, да и у всей экономики, нет твердой основы: ее основа жидкая. Экономика держится на высоких ценах на нефть, "навар" от экспорта которой многоступенчато перераспределяется, обеспечивая попутно какие-то поступления и в госказну. Бюджет держится также на выручке от продажи газа, которая пока твердая, тем более, что частную фирму, долго паразитировавшую на здоровом теле государственного Газпрома, вроде бы от этого тела на время отлучили. Еще бюджет держится на торговле алкоголем и табачным дымом. Как видите - основа зыбкая, текучая, не восполнимая.
   Давайте рассмотрим некоторые цифры. Раз уж наши расходы утверждены в размере примерно 70 миллиардов долларов, то и доходы должны быть не меньше. Откуда они берутся? Из налогов, из акцизов, из таможенных пошлин и сборов, из прибыли государственных предприятий и соответствующей доли прибыли при долевом участия государства во владении предприятиями. Давайте посмотрим чуть подробнее.
   Цитирую: "В составе доходов бюджета налоговые доходы составляют 1 892,4 млрд. руб. При этом основными источниками поступления налоговых доходов остаются, как и прежде, НДС, акцизы, налог на добычу полезных ископаемых и налог на прибыль. Их доля в общей сумме налоговых доходов составляет в 2003 г. 81,3 процента". 1892,4 млрд.рублей это по курсу имени Касьянова будет около 56 млрд. долларов. Объем неналоговых доходов, предусмотренных в проекте доходной части федерального бюджета на 2003 год, оценивается в общей сумме 145,7 млрд. рублей. Это даст по тому же курсу еще 4,3 млрд.долларов. Итого, около 60 с небольшим миллиардов долларов. Откуда берутся еще десять миллиардов долларов, да еще пресловутый профицит, я так и не разобрался. Возможно, это отчисления в фонды - медицинский, пенсионный, социального страхования и прочие, объединенные сейчас в единый социальный налог. Но если это так, возникает чудовищной остроты вопрос. Вы его без труда сформулируете и сами.
   Привожу некоторые статьи доходов нашего бюджета 2003 года. Извините, если, что не так, или чего не хватает. Вопросы не ко мне.
   Статья доходов

%%

Млрд.руб

Млрд. долл

   НДС внутренний

28,6%

690,5

20,5

   НДС на импорт

10,6%

255,8

7,6

   Пошлины импортные

7,6%

185,6

5,5

   Пошлины экспортные

6,2%

150,4

4,4

   Налог на добычу нефти

9,6%

232,4

6,9

   Налог на прибыль

7,2%

174,4

5,1

   Акцизы на газ

5,5%

133,1

3,9

   Доходы от госимущества и акций

3,8%

93,7

2,8

   Акцизы на бензин, солярку и масла

3,7%

91,4

2,7

   Акцизы на алкоголь

1,2%

28,6

0,8

   Акцизы на табак

0,8%

20,3

0,6

   Другие доходы

15,2%

361,6

10,9

   Прогнозируемые доходы

100%

2 417,8

71,7

  
   Вообще, пояснительная записка к бюджету составлена достаточно изощренно, и, судя по всему, целью ее составителей было окончательно запутать читателя. Ну, казалось бы, куда проще - говорим о налогах на добычу полезных ископаемых. Ну, укажите прогнозируемую сумму этого налога - она ведь легко вычисляется с помощью нескольких нехитрых арифметических действий. Нет - нельзя! Хорошо, нельзя: враг может догадаться, сколько именно урана и золота мы собираемся добыть. Укажите сумму налога на добычу нефти. Нет. Нельзя. Хотя тут же приводятся цифры прогноза добычи - 390 млн.тонн и даже цифры прогноза потерь - 9,1 млн.тонн (кстати, нехило, иметь ежегодные потери в МИЛЛИАРД долларов! Щедро, даже для нашего широкого размаха). Тут же дается налоговая ставка 613,82 рубля за тонну нефти и облагаемая база в 378,2 млн.тонн. Умножьте сами. У меня получилось что-то около 232 млрд.рублей.
   Вообще, если посмотреть по источникам дохода бросается в глаза, что этих источников, по сути два, и мы их уже упоминали: нефть и газ, даже если они прямо не указаны в статьях доходов. Возьмите экспортные пошлины - откуда они? Оттуда. Весь наш экспорт - это нефть и газ, ну, еще немножечко лес, удобрения, металл и оружие. Возьмите импортные пошлины. Не будет выручки от экспорта нефти и газа - не будет импорта, не будет НДС на этот импорт. Да и НДС на внутреннее производство резко упадет, если из него вычесть НДС, приходящийся на эти отрасли. Уберите еще акцизы на газ, бензин, солярку и смазочные масла, что останется в бюджете? Винно-водочные и табачные акцизы. Но они, вопреки ожиданию, достаточно мизерные, даже аппарат госуправления на них не прокормишь: он требует 1,9 млрд.долл. в год, а эти две статьи дают нам всего 1,4 млрд.долл.
   Государство отдало в частные руки монополию на эти важные источники, отдало курицу, несущую золотые яйца, оставив себе роль петуха - удовольствия море, а прибыли нет. Прибыль - она в тех самых частных карманах. А при историческом материализме бюджет наполнялся в значительной мере именно за счет этих двух статей, табака и алкоголя. Но задачу демократам поставили покончить с тяжелым наследием исторического материализма, а заодно и с бюджетом - зачем им сильная Россия?
   1.3.4 Приколы бюджета
   Вообще, если отвлечься от трагической по сути ситуации с бюджетом, а читать его как детектив или даже юмореску, можно получить море удовольствия. О курсе доллара, установленном Касьяновым, мы уже говорили. Но это далеко не единственный прикол. Возьмем безработицу - мне как безработному с солидным стажем этот вопрос далеко не безразличен. В одном месте Пояснительной записки к бюджету говорится, что она, родимая, рассчитанная по методологии Международной Организации Труда (МОТ), может составить в 2003 году 6,8 млн. человек. Интересно, какое именно пособие по безработице предполагается этой самой методологией МОТ? Но это так, к слову.
   В другом месте той же самой Пояснительной записки говорится о том, что численность занятых в экономике по предварительным оценкам в 2002 году составит 64.7 млн. человек. Численность населения трудоспособного возраста и его удельный вес во всем населении возрастет с 87.7 млн. человек (61.1%) в 2002 году до 89.2 млн. человек (63%) в 2005 году. Что отсюда следует? Отсюда следует простой факт, что число трудящихся, не имеющих работу, у нас составляло в 2002 году как минимум 23 миллиона человек, а не скромные 6,8 по методике МОТ. То есть, реальная безработица составляет около 26,2 процента, что очень похоже на то, что мы и наблюдаем в реальности, отъехав от Садового кольца хотя бы на пятьдесят километров.
   А может, они и не хотят работать, эти 23 миллиона? Наверное, по методике МОТ так оно и есть. У них. Ну, зачем работать жене, если работает, скажем, муж и приносит в дом достаточно средств? А у нас как быть неработающей жене, если муж получает 60 - 70 долларов в месяц, а приносит то, что не успевает пропить? А матери-одиночки? А взрослые дети, еще нигде не работавшие и потому статистикой как безработные не учитываемые? Об этом методика МОТ, мне кажется, умалчивает.
   Дальше еще лучше. Вот наша беда и самая, пожалуй, смертельная угроза нашему существованию - вывоз капитала за границу. Наше нынешнее нищенство, в основном, отсюда. И беглые солдатики, и пенсионеры, копающиеся в помойках, и матери, убивающие новорожденных, и девушки на панели за 200 рублей в первый час и за 300 рублей на всю ночь. Это - отсюда. Вот что говорит товарищ Касьянов под тихие, но несмолкаемые аплодисменты Госдумы и крики "браво!" из партера Совета Федерации. Цитирую:
   "6. С учетом мер во внешнеэкономической деятельности, в частности, с принятием нового закона "О валютном регулировании и валютном контроле", направленным на торможение процессов, связанных с бегством капитала из страны и создание благоприятных условий для эффективного применения капитальных ресурсов в России, а также принятием других мер по повышению финансовой прозрачности деятельности крупных корпораций и создания условий для мобильности финансового капитала, в прогнозе по обоим вариантам предполагается последовательное снижение (несанкционированного) вывоза капитала за рубеж: к 2005 году сокращение примерно на 40 процентов".
   Не подумайте чего плохого: курсив не мой, курсив их. Это ведь какая подлость! К 2005 году! Сократить примерно на 40 процентов! То есть, бюджет планирует вывоз за границу ежегодно не менее 60 процентов от уровня вывозимого сейчас. То есть, если сейчас вывозят 40-50 миллиардов долларов в год, то к 2005 году будут вывозить 25-30 этих миллиардов. Может, вывозить уже нечего будет? А вы не смейтесь, это совсем не смешно! Читайте, что написано дальше про нашу промышленность:
   "Если в посткризисный период развития (1999-2000 годы) возможности наращивания производства были обусловлены наличием значительного резерва свободных мощностей (уровень загрузки мощностей в 1997-1998 годах не превышал 50-51%), то к 2002 году резерв свободных мощностей конкурентоспособных производств практически исчерпан".
   Вы, наверное, подумали, что вот оно, светлое будущее: стопроцентная загрузка предприятий, всеобщее ликование по поводу ликвидации безработицы, "богатства польются неисчерпаемым потоком", налоги пойдут в бюджет, страна воспрянет и т.д. Щас! - как говорит уже цитировавшийся Михаил Задорнов. Щас! То, что написано пером бюджета означает только одно: наша неконкурентоспособная промышленность просто скончалась, отдала Богу душу, дала дуба, гикнулась, или, по нынешнему, ей наступил полный кирдык (или кердык, - не знаю!). Чего, собственно, и добивались господа демократы и вскормившая их мировая общественность. Приехали, называется.
   Вступим в ВТО - этот же самый кирдык наступит и оставшейся так называемой конкурентоспособной промышленности, обязательно наступит. Читайте умного экономиста Андрея Паршева - он все давно по полочкам разложил. И вот тогда действительно наступит светлое будущее. Но не для всех, а примерно для 20-30 миллионов нашего населения. Остальные могут ложиться и помирать - места им в нашей родной стране уже не будет: кормить их будет просто нечем.
   Не буду больше утомлять вас бюджетными приколами: их много, прочитаете сами - надорвете животики. Не могу не привести еще одну цитату:
   "В краткосрочном периоде потребительский рынок будет развиваться в соответствии с планом действий Правительства Российской Федерации в области социальной политики и модернизации экономики на предстоящую перспективу".
   - Прапорщик, остановите поезд!
   - Поезд, стой! Раз, два!!
   Рынок, да еще потребительский, будет развиваться в соответствии с их планами. Ну-ну!
  
   1.4 Экономика России
  
   Бросив очень поверхностный взгляд на наш бюджет, мы обнаружили, что экономики-то у нас, собственно, и не очень-то есть. Есть внешние заимствования, есть нефть и газ (пока еще есть!), есть кое-какая торговлишка, созданная в своей основе челноками да Лужковым, а экономики-то и нет. Ну, нельзя же назвать экономикой то, что пока еще в состоянии прокормить чиновников, но уже не в состоянии накормить собственых солдат!
  
   Правда, следует оговориться, что мы все твердим о легальной экономике, об экономике, исправно платящей налоги, об экономике, в которой вся зарплата проходит через бухгалтерию, а финансовые операции через банки, об экономике, которая развивается в строгом соответствии с предначертаниями товарища Касьянова, об экономике, в которой слово "взятка", "боковик" или, упаси Боже, "крыша" просто неизвестны.
  
   Теперь вспомните, сколько вы сами получаете через бухгалтерию, а сколько в конверте; спросите у вашего главбуха по пьяной лавочке (трезвым он вам не ответит!), сколько операций и как именно он прячет от налогов? Спросите у наших экспортеров, по какой цене они вывозят наше сырье за границу, продавая его "дружественным" фирмам, чаще всего принадлежащим этим самым экспортерам, и по какой цене "дружественные" фирмы продают это наше сырье его реальным потребителям? Спросите у наших импортеров, по какой цене такая же "дружественная" фирма, находящаяся за рубежом, купила оборудование у производителя и по какой цене она продала его нашему импортеру, и куда, собственно, делась эта значительная разница?
  
   Спросите у таможенников, сколько фур импортного, например, коньяка, проходит таможенное оформление под видом, например, зеленого горошка? Почувствуйте разницу: литровая банка коньяка стоит 50-100 долларов. Литровая же банка зеленого горошка - где-то около одного доллара. На коньяк есть еще и акцизы, а на зеленый горошек их нет. То есть, каждая банка "зеленого горошка" приносит государству ущерб в десятки долларов. Умножьте эти сотни тысяч банок на число таможенных терминалов и число фур, проковырявших глубокие колеи в асфальте Минского и Ленинградского шоссе, и вы получите сколько именно долларов недополучили наши солдатики, инсулиновые бабульки и роженицы в роддомах.
  
   А если вы большой любитель кроссвордов, возьмите нашу статистику и сравните ее с соответствующей западной. Например, экспорт водки из нашей страны и суммарный импорт ее же, злодейки, странами-потребителями. Гарантирую, удивлению вашему не будет предела: экспортируем мы, оказывается, намного больше, чем они у нас покупают. Закон сохранения материи, оказывается, не действует там, где есть 20%-й НДС и 100%-е акцизы. При внутренних поставках их "отстегивают" государству, то есть, нам с вами, при фиктивном экспорте их "отстегивают" лично себе. Почувствовали разницу?
  
   Сравните экспортные и импортные цены с рыночными, и вы опять эту разницу почувствуете. Сравните тарифы МПС и компаний-паразитов, погрузитесь на миг в волнующую атмосферу приключений под названием "взаимозачеты", и вы поймете, что рынок в соответствии с планами правительства развиваться не будет. Никогда. Потому что, это другой рынок. У него другое правительство. И если кто-то из действующего правительства, назначенного Думой и Президентом, имеет к этому рынку какое-то касательство, оно, это касательство, скорее всего, тянет лет на 10-15 строгого режима, не менее. Это черный рынок. Это серый рынок. Это теневая экономика. Это теневая Россия.
  
   Мне кажется, что анализируя госбюджет, мы получили достаточное представление об экономике России. Тем не менее, приведу несколько цифр, взятых из солидной работы "Экономика России", подготовленной группой ученых-экономистов (Б.М. Маклярский, В.Д. Щетинин, В.А. Винокуров, А.И. Ольшаный, Т.К. Блохина, А.А. Никифорова, Н.В. Черноризова, Б.М. Болотин) и вышедшей в 2001 году в издательстве "Международные отношения". Книга допущена Министерством образования в качестве учебника для вузов по экономическим специальностям.
  
   Для начала возьмем динамику валового внутреннего продукта (ВВП) в постоянных ценах к объему 1990 года. Учтем, что 1990 год принят за 100%. Для простоты возьмем данные за 1993 год - год расстрела Ельциным собственного парламента, 1996 год - год "переизбрания" Ельцина на второй срок и 1999 год - последний год правления Ельцина.
  
   Параметр

1993

1996

1999

  
   Весь ВВП

72,9

58,4

56,8

  
   Производство товаров, в т.ч.

68,8

50,6

49,3

   - Промышленность

65,7

48,8

49,5

   - Сельское и лесное хозяйство

84,1

64,5

59,2

   - Строительство

54,8

34,0

31,0

   Производство услуг, в т.ч.

80,7

73,1

70,8

   - Транспорт и связь

63,3

49,3

48,3

   - Наука

63,4

42,0

38,2

   - Управление

101,1

111,2

106,7

  
   Тенденцию вы видите отчетливо: за десять лет у нас украли пол-страны. Если бы не пришел Путин, этот грабеж продолжался бы теми же темпами. Сейчас эти темпы несколько снизились, а к 2005 году Касьянов планирует снизить их аж на сорок процентов.
  
   Обратите внимание еще на одну интересную деталь: расходы на управление. Реальный сектор сворачивается. От экономики осталась половина. А расходы на управление - растут. И что примечательно, особенно они растут именно в год выборов. Ну надо же, какое совпадение!
  
   Но в целом и к этим цифрам надо относиться очень и очень осторожно. Действительность может оказаться по Высоцкому - "у нас действительность еще кошмарней". Не зря же у нас из многочисленных министров первым посадили именно председателя Госкомстата. Или первым сел министр юстиции? Уже не помню. Приведу короткую юмореску Александра Хавчина "Простая арифметика", надеюсь, он на меня не обидится за нарушение авторских прав. Все права - у Александра Хавчина и любимого мной еженедельника "Вокруг смеха", в номере 5 (273) которого от 27 января 2003 года я и украл эту потрясающую миниатюру.
   "Дважды два - четыре.
   С наценкой пять.
   С накруткой семь.
   С накладными расходами десять.
   С налогом на добавленную стоимость, спецналогом, пошлинами, акцизами и сбором на озеленение - восемнадцать.
   Итого: 27.
   Всего: 64.
   С доставкой: 75.
   Розничная цена: 112.
   Значит, продавать будем по 298. Можно бы и больше, но некруглые цифры привлекательнее для покупателя.
   Итак, 399.
   Минус все сборы, выплаты, отчисления. Остается 72.
   Отстегнуть налоговой инспекции, санэпидстанции, ГАИ, БТИ, пожарной охране, референту главы администрации, помощнику председателя Фонда. Дотация ОМОНу. Субсидия рэкетирам.
   Остается 12.
   Отдать долги брокерам, дилерам, дистрибьютерам, риэлтерам, сканерам, плоттерам, дигитайзерам, Абрамовичу.
   Рубль на представительские расходы, рубль на благотворительность, полтинник на возрождение России.
   Итого в кассе - пять пятьдесят.
   С учетом инфляции - четыре".
  
   Так вот, в этой схеме валовой внутренний продукт (ВВП), о котором Вы читали в таблице, это не четыре, а что-то ближе к тремстам девяноста девяти. Именно они, эти 399, попадают в статистику. А в 1991 году они еще не так сильно попадали - инерция сказывалась, да и специалисты еще и в бухгалтериях, и в Госкомстате были вполне нормальные. Поэтому реальное положение в экономике гораздо хуже, чем видно из статистики: цифры похожие, но содержание их уже принципиально другое. И не в нашу с вами пользу. В нашу пользу никогда не бывает - механизм у них такой.
  
   Я, наверное, утомил вас экономикой - одного поверхностного анализа госбюджета, в принципе, достаточно, чтобы сделать вывод о том, где мы находимся вместе с нашей экономикой и чем там пахнет. Обо всем этом коротко и ясно сказал мой друг Шамиль Чилугай в одном стихе из сборника "Шлифуя грани", размещенном в Самиздате на его странице:
   "Где в теории - пробоина,
   В экономике - дыра!"
   Но я все-таки упомяну еще одну особенность нашего переходного периода. Это - географическое размещение промышленности и единичные мощности производства.
  
   Возьмем фосфорную промышленность, знакомую мне по работе в Агрохиме. Это не только и не столько спички и даже не зажигательные фосфорные бомбы. Это, в основном, фосфорные удобрения. Без них вносить азотные и калийные удобрения бесполезно. Это все равно, что водку пить без пива - деньги на ветер, даже еще хуже. Промышленность фосфорных удобрений Советского Союза базировалась, в основном на лучших в мире аппатитах Кольского полуострова. Ну, были еще богатые месторождения бедных фосфоритов в Каратау, что-то производил Кингисепп. В СССР была принята схема, по которой производство удобрений располагалось более или менее близко к основным сельскохозяйственным центрам - потребителям этих удобрений. То есть, обогащенную руду везли из Кировска Мурманской области, например, в Уварово моей родной Тамбовской области, или еще дальше, в Балаково Саратовской области.
  
   Там эту руду поливали серной кислотой из украинской серы, обдавали аммиаком, иногда сразу добавляли хлористый калий из Березников или Соликамска и получали готовый продукт: аммофос, нитроаммоофос, нитроаммофоску и многие другие продукты, качество которых не уступало зарубежным, а количество было достаточным, чтобы удобрять нашу родную землю и компенсировать в ней те питательные вещества, которые из этой земли ежегодно изымаются вместе с урожаем. Все было хорошо, все работало. Мудрый Алексей Николаевич Косыгин установил правильные железнодорожные тарифы и тарифы на электроэнергию, Госплан спланировал, а Госснаб привязал конкретных поставщиков к конкретным потребителям, село имело запланированные же деньги на удобрения, а Сельхозхимия кое-какие склады и машины для применения этих удобрений. Все работало.
  
   Более того, в моем родном Уварове занимались энергосбережением, а поскольку серную кислоту производили тут же на месте, сжигая серу и растворяя результат в воде, то теплом, выделяющимся при этих вполне химических реакциях, отапливали весь город Уварово тысяч в семьдесят населения.
  
   Когда пришел Гайдар и принес с собой очень красивую монетаристскую теорию, в которой, правда, не были обозначены ни Кировск, ни Уварово, ни Новый Роздол с их проблемами, внешне ничего не изменилось. Ну, выросли цены, сначала в сотни, а потом и в тысячи раз. Но это внешне. Внутренне все сразу же стало сползать к катастрофе. Село лишилось финансов. Внутренний рынок удобрений просто исчез. Сера для Уварово стала заграничной. Осталась наша, астраханская, но ее применение требует изменения технологии, то есть, больших денег. Остался экспорт - товар-то мирового качества! Но - резко возросли тарифы. Везем аппатит с Кольского полуострова, серу из-под Львова, перерабатываем, получаем аммофос, отапливаем город, везем аммофос... Куда везти аммофос? А везти его, оказывается, некуда: все портовые сооружения остались на Украине, а она, родная, требует за транзит доллары - и правильно делает, откуда ей эти доллары еще взять!
  
   Ладно, напряглись, построили в Мурманске свой терминал, стали возить аммофос на экспорт. Руду из-под Мурманска в Уварово. Аммофос из Уварово в Мурманск. То же в Балаково и из Балаково. Здорово, правда? Наши американские друзья во Флориде добывают такой же апатит из болота, гидротранспортом по трубам всего за семь-восемь километров он доставляется на завод, у завода своя причальная стенка, практически прямо из агрегата аммофос сыплется в корабельные трюмы. Конкурируем на мировом рынке, но все менее и менее успешно. Наращиваем долги Чубайсу и МПС, за этот счет обеспечиваем квази-себестоимость, которая позволяет сводить концы с концами. Но - наступает естественный финал, или, по-нынешнему, кирдык. Заводы останавливаются и банкротятся. А они, помните, отапливают своим теплом города. Города, естетсвенно, мерзнут. В Балаково хоть АЭС рядом. В Уварово АЭС не предусмотрели. Работы нет - весь город на одном заводе. Тепла нет. Перспектив нет. Можете представить себе, как там любят демократию вообще, и Гайдара, в частности.
  
  
   Возвращаясь к теме - вся промышленность, транспорт, строительство и все, что называется конкретной экономикой базировалось в СССР на определенных предпосылках и размещалось, строилось, развивалось с их учетом. Один факт распада СССР и превращения многих элементов единой системы в элементы, зарубежные для России, уже коренным образом изменил эти предпосылки и потребовал коренного изменения экономики, закрытия многих производств, перемещения огромных масс людей, вложения гигантских средств на эти операции, которые по сути сродни эвакуации заводов на Урал в 1941 году, а по масштабу - в десятки раз больше.
  
   Добавьте сюда коренные изменения правил игры: изменение тарифов на перевозки, изменение тарифов на электроэнергию, изменение цен на газ, изменение налоговой структуры и всей юридической базы. Добавьте сюда тот факт, что оборотные средства заводов с приходом Гайдара просто исчезли, а кредит стал недоступен. Добавьте сюда общую неопределенность именно с правилами игры. Добавьте сюда процесс приватизации, который шел параллельно всем остальным разрушительным процессам. Станет вполне ясным, что легче будет просто закрыть существующую экономику и рядом начать потихоньку строить с нуля новую, отвечающую требованиям сложившейся ситуации. Ничего хорошего от старой экономики, созданной гениальными управленцами и обслуживаемой прекрасными кадрами, в новых условиях мы не получим, настолько они, эти условия, изменились.
  
   Ну, построим мы завтра тот же Уваровский завод в Мурманске, если вдруг кто-то нам подарит - именно подарит! - триста-четыреста миллионов долларов. Построим в Мурманске жилье для рабочих, проведем троллейбусную линию, чтобы их возить на работу. Построим новую ТЭЦ, чтобы снабжать завод электроэнергией. Лет за пять-шесть все это можно сделать - при наличии дармовых средств, разумеется. Аммофос пойдет на рынок - легко! А тут вдруг наше сельское хозяйство развернется, аммофос потребует. И что, будем возить аммофос из Мурманска под Тамбов и Саратов? Заколодованный круг...
  
   Второй вопрос - вопрос единичных мощностей производства очень важен, принципиально важен. Те из вас, кто издавал свои нетленные творения в виде книг в твердой обложке очень здорово знает, что минимальный тираж, обеспечивающий рентабельность, то есть, сумму прописью для участников, начинается где-то с десяти тысяч экземпляров. Книга, изданная меньшим тиражом, не окупается. То же самое можно отнести и к любому производству. В наших условиях производство кирпича, например, рентабельно при мощности около 30 миллионов кирпичей в год. Производство колбасы - около трех тонн в день. Выращивание свиней рентабельно, начиная от поголовья где-то в пять тысяч пятачков или хвостиков, как хотите. Точно так же водоизмещение подводной лодки, вооруженной шестнадцатью ракетами массой по сто тонн каждая, не может быть меньше двадцати тысяч тонн.
  
   Есть незыблемые законы экономики, такие же, как закон Ома или закон Архимеда. С одной поправкой: они незыблемы, пока не изменилась окружающая среда, система координат. Как только она изменится - изменится в ту или другую сторону и этот параметр, единичная мощность рентабельного производства. На Западе - он другой, чем у нас. Почему - почитайте Паршева. Другая структура капитальных вложений у нас. И это - не отменить.
  
   Зачем я об этом говорю? Затем, что гигантские заводы, обеспечивающие рентабельность в условиях исторического материализма и целого, не разрушенного Союза ССР, не обязательно будут рентабельными в условиях новой экономики, и уж никогда не будут рентабельны в условиях переходного периода. Кто-то должен оплачивать их убытки в этот период. Кто-то должен оплачивать реструктуризацию промышленности и всей экономики. Я думаю, вы догадываетесь, кто именно это будет делать. Правильно, мы с вами. И наши дети. И наши внуки.
  
   Есть еще одна сторона этого вопроса. А не может ли быть, что и на уровне государственном существует какой-то минимум геополитической рентабельности? Скажем, миллионов пятьдесят-сто населения, определенная сплоченность общества на базе приемлемой идеологии, определенная сила государства, его политическая воля, здоровая экономика, хорошие ресурсы, урегулированные внешние проблемы, сильная армия и пр., и пр. Все остальные, этому минимуму не соответствующие, - потенциальные сателлиты, хотят они того или не хотят. Не настаиваю, но вполне может быть.
  
   Я не буду утомлять вас тезисами о том, что как только у нас промышленность встанет на ноги, резко возрастет потребление электроэнергии - а откуда ее взять? Возрастет потребность в вагонах для перевозки сырья и готовой продукции - а где они, эти вагоны? Возрастет производство токсических отходов - сточных вод, ядовитых абгазов, не менее ядовитых отвалов. На какие, извините, шиши всю эту бяку придется чистить? И, кстати, кто это будет делать? Клебанов с его аппаратом? Шойгу с партией "Единство"? Возрастут командировки - кто будет возить эту ораву самолетами Аэрофлота и где мы их возьмем? Авиастроение-то мы благополучно уничтожили, и, кажется, навсегда. Как и машиностроение вообще. Но об этом когда-нибудь потом.
  
   Даже боюсь затронуть наше сельское хозяйство. Здесь у нас два выхода: один фантастический, другой реалистический. Прилетят марсиане, заселят наши деревни непьющими мужиками и неворующими председателями колхозов, напривезут тракторов, комбайнов, зерноскладов, овощехранилищ, складов для удобрений и пестицидов, самих удобрений и химических средств защиты растений, элитных семян, таких же элитных телок (нет, не тех!) и быков-производителей, настроят дорог и нормального жилья, проведут телефоны, подключат Интернет и т.д., и т.п. Это - самый реальный вариант. Остальное - фантастика.
  
   Краткие выводы можно уложить в одну строчку: экономики у нас в России уже пока нет. И не скоро будет. А на том пути, по которому идем, мы к ней не придем никогда. Никогда. И никакой торг здесь не уместен: практически все уже разворовано и продано. Не остается предмета для этого торга.
  
   1.5 Вооруженные силы и геополитические вызовы
  
   Мне очень трудно говорить о Вооруженных силах как таковых. Если я годами и десятилетиями работал рука об руку с нашей промышленностью, в том числе, с оборонной, знаю ее изнутри, то с нашей непобедимой и легендарной я соприкасался только внешне. Ну, если не считать сержантских погон в студенческие годы в девятнадцатом отдельном батальоне химической защиты.
  
   Память удерживает что-то про Павла Грачева, про какие-то "мерседесы", про взятие Грозного одним парашютным полком, про генерал-полковника Матвея Бурлакова, про разграбление имущества групп наших войск, находившихся в бывших братских социалистических странах - Группы Советских войск в Германии (ГСВГ), Южной Группы войск в Венгрии (ЮГВ), Западной Группы войск (ЗГВ) в Чехословакии и Северной в Польше. Еще всплывают в памяти какие-то генеральские дачи, бригада спецназа ГРУ в рязанском Чучкове, убитый в своем кабинете в "Московском Комсомольце" наивный Дима Холодов. Потом опять всплывает воровство в особо крупных размерах; почему-то вспоминается украинская "газовая принцесса" Юля Тимошенко; рота спецназа, брошенная бравыми генералами без помощи и поддержки в горах Чечни и погибшая там же, закрыв своими телами дорогу бойцам Хаттаба. Другая не то рота, не то взвод такого же спецназа, сдавшаяся без боя, просто положившая автоматы, пулеметы, снайперские винтовки, гранатометы и воинскую честь к ногам пастухов, только что спустившихся с гор. Чуть ли не сорок человек, в форме и при погонах, вооруженных до зубов и хорошо обученных воевать...
  
   Правда, слава Богу, наша самая свободная в мире пресса много пишет про армию. Пишут и отдельные авторы. Пишет Андрей Кокошин свою "Армия и политика". Пишет Виктор Баранец свою "Потерянную армию". Пишет Георгий Вачнадзе про "Военные мафии Кремля". Пишут и пишут. А я достаточно внимательный читатель. Учили меня читать. Есть такой недостаток. Часть из того, что прочитал, расскажу вам.
  
   1.5.1 Военно-морской флот
  
   Вы помните, что мы не совсем сухопутное государство. Половина наших границ - а это десятки тысяч километров - морские, и граничим мы, в основном, с военно-морским флотом США, флотами НАТО, Японии, и ежедневно наращивающим мощь военно-морским флотом Китая. Даже если не считать ВМФ братской Украины и проблем на Каспии, задач у наших военных моряков более чем достаточно.
  
   К концу семидесятых - началу восьмидесятых годов наш ВМФ, руководимый гениальным и настойчивым Сергеем Георгиевичем Горшковым, стал океанским и имел в своем составе практически все элементы современного сбалансированного флота, способного решать стратегические задачи в любой точке земного шара. Теперь это - далекая история, как история Ушакова, Нахимова, Сенявина и других наших выдающихся флотоводцев. Наш флот сегодня не в состоянии решать даже задач защиты прибрежного судоходства, а, скорее всего, не способен защитить и собственные базы - нечем ему их защищать.
  
   Наш флот всегда развивался со значительным отставанием от американского. Это отставание было заметным даже по основным боевым кораблям и системам оружия. У нас никогда не было полноценных линейных кораблей. У нас не было авианосцев - нет и сейчас: единственный наш небольшой "Адмирал Кузнецов" является практически учебным кораблем для отработки задач для будущего, которого у нашего флота вообще нет. Да и сам "Адмирал Кузнецов" годами стоит у стенки. Мы позже американцев спустили на воду первую атомную подлодку, всегда - и значительно - отставали по лодкам ракетным, компенсируя качество их количеством. У нас, кажется, до сих пор нет приличных твердотопливных ракет подводного старта.
  
   Наши грозные и самые современные "Тайфуны", гигантские лодки 941-го проекта, "Акулы" по-нашему, созданные вокруг таких же гигантских стотонных твердотопливных ракет комплекса Р39, выведены из строя. Их было шесть штук, они были нашим ответом на американские "Огайо". Сейчас все не то пятнадцать, не то двадцать "Огайо" плавают, как ни в чем не бывало, а вот "Тайфуны" отплавались. Одна из них, правда, говорят, ремонтируется в Северодвинске. Ремонтируется аж с 1991 года. Вся надежда на нее, родимую. Выйдет - наведет шороху! Если по дороге на полигон в соседней Неноксе нечаянно не утонет. Такое уже бывало. Тонули и прямо у причала.
  
   Следующими, вернее, предыдущими нашими ракетными лодками были лодки фантастического проекта 667. Фантастического - потому что в невероятных условиях, на колене, с помощью лома, топора и какой-то матери мы смогли в конце шестидесятых годов создать достойный ответ американским лодкам, оснащенным шестнадцатью компактными твердотопливными дальнобойными "Поларисами" каждая, лодкам "Джон Вашингтон". Наша лодка была просто красива, тоже несла шестнадцать ракет, ее в просторечии называли "Азуха", от "Аз", первой буквы славянского алфавита. Злые языки называли ее "Ваня Вашингтон", намекая на огромный вклад родной научно-технической разведки в ее создание. Так вот, этот проект и является нашим самым современным ответом американцам в области стратегического подводного соперничества.
  
   Правда, сейчас плавают лодки другого поколения, в основном того же проекта 667, но с индексом "БДРМ" - проекта 667 БДРМ. Они несут такие же жидкостные ракеты, что и "Аз", на том же ядовитом гептиле и еще более ядовитой четырехокиси азота, ракеты комплекса Р29, громадные по габаритам, из-за чего к изящному корпусу "Азухи" присобачили неуклюжий чемодан для ракет, сделавший лодку шумной, неповоротливой и немного опасной при быстром всплытии. Опасной, вы понимаете, не для супостата. Самая новая из этих лодок спущена на воду где-то при раннем Горбачеве, то есть, почти двадцать лет назад. Другие - еще "новее". Больше у нас в стратегической области под водой нет ничего. Примерно такие же лодки с похожими ракетами сейчас имеет великая морская держава Китай.
  
   Самую большую опасность с моря для нас представляют американские и натовские авианосные ударные группировки и соединения. Они могут запросто выставить пятнадцать-двадцать таких группировок, а каждая группировка несет практически авиадивизию. Эти авиадивизии на мобильных аэродромах являются мощнейшим инструментом внешней политики - ведь совсем не обязательно применять ядерное оружие, достаточно и высокоточного, что и было продемонстрировано в Ираке, в Югославии, в Афганистане и опять скоро будет продемонстрировано в том же Ираке. Этим авианосцам мы сейчас не можем противопоставить практически ничего.
  
   Сергей Георгиевич Горшков очень внимательно относился к вопросу защиты страны от ударных авианосных группировок. У нас были многочисленные дизельные и атомные подлодки проектов 651, 659, 661, 665, 670, 675, 949 и некоторых других. Наши "Кефали", "Чайки", "Граниты", "Базальты" плавали на 6-7 узлов быстрее, чем авианосцы, и могли доставать их в любой точке океана, благо и агентурная, и инструментальная разведка были круглосуточными, и нам было известно местонахождение любого авианосца в любой момент времени с достаточной точностью. Разведчики-целеуказатели ТУ-142РЦ регулярно вели боевое дежурство над океанами, при нужде могли быть запущены и сверхзвуковые беспилотные разведчики ТУ-123. Над океаном висели космические аппараты ГРУ ГШ - Главного разведывательного управления Генерального штаба нашей непобедимой и легендарной армии. Они обеспечивали обнаружение авианосцев, а главное - загоризонтное наведение крылатых ракет, запускаемых из-под воды с тех же "Кефалей" и "Чаек".
  
   Последними лодками, предназначенными для борьбы с авианосцами у нас были лодки 949-го проекта, уникальные гиганты, более бесшумные, чем даже многие американские лодки-убийцы подлодок. Каждая лодка 949-го проекта несла 24 крылатых ракеты с дальностью почти тысяча километров. Говорят, они вообще не нуждались в разведчиках-целеуказателях, даже спутниковых. Выстрелил - забыл. Есть такой принцип в современных ракетных системах. Ракеты шли залпами по шесть штук, с одной подлодки, но с разных направлений атаки. При этом из шести ракет пять шли в 10-15 метрах от воды, а одна поднималась на 20-25 километров и оттуда вела наведение своих низколетящих подруг, распределяя между ними цели боевого корабельного ордера.
  
   Ее могли, конечно, сбить - все-таки ордер растягивается вокруг авианосца на 250 - 300 километров, а все корабли боевого охранения несут зенитные ракеты, и ПВО авианосного соединения - штука серьезная. Если ее сбивают, то немедленно одна из ее низколетящих сестер поднимается на те же 20-25 километров и продолжает наведение. Изящно. Технологично. Просто. Гениально. Таких лодок ни у кого не было. И сейчас нет. Даже у нас. "Курск" и был как раз лодкой проекта 949. Их у нас стояло в строю не то тринадцать, не то пятнадцать, а запланирована к постройке была серия из девятнадцати лодок, но проклятые "коммуняки" не успели их построить до прихода демократов. Все лодки этого проекта сейчас не отходят от причальных стенок - страшно. Авианосцы могут спокойно и методично крушить наши города и села - им-то теперь бояться нечего.
  
   У нас, конечно, остались очень хорошие лодки-убийцы подводных лодок, "Барсы" и "Гепарды". Их мало. Они редко выходят в море. Но они пока есть. А вот замены им - нет. Широко разрекламированные "Северодвинск", "Юрий Долгорукий", проект "Борей", не имеют, кажется, даже достаточно металла на корпус. Раньше, чем через десять лет эти проекты не спустят на воду, если спустят вообще. Последняя надежда и последнее оружие наших подводников - дизельные лодки 636-го проекта, "Варшавянки", и идущие за ними "Амуры" и "Лады". На Западе их называют по-другому: "Черные дыры в океане". Мы их строим в хорошем количестве. Но - не для себя. Для Китая. Для Индии. Может, для кого-то еще. У нас в бюджете нет средств. А про наш бюджет мы уже с вами говорили. И про планируемое Касьяновым к 2005 году снижение на 40 процентов утечки миллиардов и миллиардов долларов за границу тоже упоминали.
  
   Про остальной флот можно не говорить: его задачей у нас является обеспечение действий главных сил флота - подлодок. А их у нас практически уже пока нет. Зачем нам тогда тяжелый атомный ракетный крейсер "Петр Великий" - непонятно. Он и стоит себе тихонько у стенки. И слава Богу! Выйдет в море - утонет. Экипажи ведь надо тренировать. Это не на "Ауди" отъехать от бордюра. Это громада в десятки тысяч тонн водоизмещения, сложнейший комплекс устаревающих технических средств. Заменить их нечем: часть заводов осталась за пределами России, значительная часть российских приказала долго жить и перешла на чайники, скороварки и "ракушки" для "Жигулей"..
  
   И все-таки на остатках заложенного при Сталине и созданного при Горшкове, на личном героизме моряков, на энтузиазме разработчиков новых систем оружия, на таланте конструкторов и на авторитете лично Игоря Дмитриевича Спасского наш флот пока держится. В заполярных гарнизонах, проживая без света и тепла на нищенскую зарплату в убогих коммуналках и таких же убогих общежитиях, наши моряки каждый день несут боевую службу, охраняют покой наших компрадорских олигархов, вывозящих за рубеж те самые миллиарды долларов, которых так не хватает и флоту и всей нашей многострадальной Родине. Они все погибнут в первый же день серьезных боевых действий. Смертью храбрых. По-другому моряки умирать не умеют. Честь им и слава. И - вечная память героическому Военно-морскому флоту Советского Союза...
   1.5.2 Ракетные войска Стратегического назначения
  
   Последняя наша надежда. Единственный внешнеполитический инструмент в руках у нашего всенародно избранного, государя-батюшки, отца родного. Большая ядерная дубинка. Все, что тщательно скрывалось от народа, и продолжает скрываться сейчас, было раскрыто нашим главным потенциальным стратегическим "друзьям" Горбачевым и Шеварднадзе, часто тайком от военных. Вот как примерно выглядела эта стратегическая дубинка всего несколько лет назад.
  
   Шахтные ракетные комплексы - отдельные старты - упрятаны под землю вместе со своими командными пунктами примерно равномерно по всей территории России. У американцев - наоборот, отдельные старты расположены компактно в горных хребтах Кордильер на северо-западе США, в основном, в штатах Айдахо и Вайоминг. У нас стратегические ракетные комплексы расположены недалеко от городов Бологое, Калуга, Иваново, Кострома, Саратов, Пермь, Нижний Тагил, Оренбург, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Чита, Благовещенск.
  
   У нас было четыре ракетных армии со штабами в Оренбурге, Владимире, Омске и Чите. Ракетная армия состоит из ракетных дивизий - одна дивизия, как правило, стоит под одним городом. В ракетной дивизии может быть шесть-десять полков. Каждый полк объединяет десять отдельных стартов и один общий для этих стартов подземный командный пункт.
  
   На вооружении этих полков стоят ракетные комплексы, в основном, жидкостных ракет двух классов. Ракеты среднего класса типа УР 100 НУТТХ с шестью боеголовками каждая весят около 100 тонн, диаметр ракеты около 2,5 метров, длина чуть больше 20 метров. Всего у нас было 168 таких ракет. Тяжелые ракеты типов Р36М2 и Р36УТТХ - это та самая "Сатана" с десятью боеголовками каждая. Она потяжелее - ее вес почти двести тонн, диаметр около трех метров, длина чуть больше тридцати метров. "Сатаной" ее назвали американцы - их боевые старты беззащитны от самонаводящихся (!) боеголовок этой ракеты даже в шахтах, даже в горах. Наше название этой ракеты более скромное - 15А18. Тяжелых ракет у нас оставалось 180: из них 58 относительно более новых Р36М2 и 122 гораздо более старых Р36УТТХ. Базировавшиеся в Казахстане (Державинск и Жангиз-Тобе) 104 такие ракеты были сданы в металлолом, а их шахты взорваны.
  
   Еще у нас есть великолепная твердотопливная ракета РТ 23 УТТХ комплекса "Молодец", тоже с десятью боеголовками индивидуального наведения, разработанными под руководством выдающегося ученого Самвела Кочарянца. Таких ракет стояло недавно в российских шахтах под Саратовом аж 10 штук (десять). Один полк. Остальные пять полков 43-й ракетной армии, вооруженных этими ракетами, остались на Украине, под Первомайском. Вернее, базировались там при историческом материализме. Сейчас все эти ракеты уничтожены, шахты взорваны при большом стечении народа из НАТО и США, а почти пятьсот боеголовок вывезены в Россию.
  
   Правда, на базе этой же, но немного модернизированной, ракеты у нас создан уникальный боевой железнодорожный ракетный комплекс БЖРК, единственные в мире ракетные поезда. У нас было двенадцать таких ракетных поездов с тремя ракетами каждый. Они базировались под Костромой, Нижним Тагилом и Красноярском.
  
   Еще у нас было около 360 мобильных грунтовых ракетных комплексов "Тополь" на шасси МАЗ 7917. Каждый комплекс несет одну твердотопливную ракету РТ2ПМ с единственной боеголовкой мощностью примерно 550 килотонн разработки того же Самвела Кочарянца. Эти ракеты бессильны против американских ядерных ракет, спрятанных в шахтах. Сейчас, кажется, один полк РТ2ПМ ставят в шахты. Трудно понять - зачем.
  
   Главная проблема наших Ракетных войск Стратегического назначения - стремительное старение нашего основного оружия - жидкостных ракет. Все они были разработаны на Украине, в ОКБ-586 "Южное", первым генеральным конструктором которого был легендарный Михаил Кузьмич Янгель, а его преемником не менее легендарный Владимир Федорович Уткин, создатель той самой "Сатаны". Производство этих ракет, как и самых современных твердотопливных ракет РТ23 УТТХ, велось тоже на Украине, на заводе "Южмаш" в Днепропетровске, генеральным директором которого одно время был Леонид Данилович Кучма, нынешний президент Украины, а также на филиале "Южмаша" в Павлограде, тоже на Украине.
  
   Естественное старение этих ракет делает невозможным их замену: возобновить их производство просто негде. Мощные ракетные заводы собственно России - Омский "Полет", где работал Шамиль Чилугай, Оренбургский машиностроительный, Пермский химического машиностроения и некоторые другие, усердно ковавшие ракетный щит Родины, выпускают сейчас кастрюли и скороварки. Два завода в Москве перебиваются случайными заказами космической тематики. Осталась последняя надежда России - Воткинский машиностроительный завод в Удмуртии, выпускавший те самые СС-20, по-нашему "Пионер", и РТ2ПМ, по-нашему "Тополь", а по-ихнему "Скальпель". Вот именно поэтому мы и делаем ставку на эти самые "Тополя" - они еще могут быть изготовлены в России, если в бюджете наскребут средств. А вы подумали потому, что это хорошая ракета? Может, и хорошая, другой-то у нас нет.
  
   Не буду говорить о последнем компоненте ядерной триады - стратегических бомбардировщиках. Мы всегда отставали от американцев в этом классе оружия почти на порядок по количеству, лет на пять-десять по качеству. Собственно, наш первый более или менее стратегический атомный бомбардировщик Ту-4 - это точная копия американского В-29, бомбившего в начале сороковых Дрезден и другие города гитлеровской Германии. Более или менее стратегический - потому что до Америки он не доставал. Сейчас же у нас стратегической авиации просто нет. Есть бомбардировщики Ту-95МС под Энгельсом в Саратовской области. Они были разработаны аж в 1952 году и - не поверите! - оснащены еще винтовыми двигателями, восемь винтов на каждом самолете. Об этом турбовинтовом двигателе и о самом самолете можно писать романы - его создание было научным подвигом. Кузнецов Николай Дмитриевич. Самара. "Прогресс". Кстати, даже наш Аэрофлот лет тридцать назад снял с линий пассажирский Ту-114, который просто был гражданским аналогом Ту-95, а сам Ту-95 еще летает.
  
   Есть еще у нас не то пять, не то шесть самолетов Ту-160. Ту-160 - это бывшая гроза американских налогоплательщиков "Black Jack". Размахивая его потенциальной угрозой, американские военные выбили у конгресса баснословные суммы на развитие своего В-2 "Stealth", который по сравнению с нашими бомбардировщиками, как "МиГ-21" рядом с бипланом "Фарман". Наш же Ту-160 создавался почти двадцать лет, и это тоже отдельная история. Почти все выпущенные самолеты этого типа - а он, говорят, даже лучше американского В-1, который благополучно летает все эти двадцать лет - почти все самолеты этого типа (19 штук) остались на аэродроме на Украине, долго и невыносимо ржавели, пока часть из них не была отдана нам в зачет долгов за газ. Сейчас они ржавеют под Энгельсом. Наш парк стратегической авиации сразу же утроился. У нас теперь тоже почти девятнадцать бомбардировщиков, как когда-то на Украине. У американцев где-то около пятисот. Хотя, по большому счету, они им уже и не нужны.
  
   Надо бы сказать пару слов об ОСВ-2. Но вы уже и сами все знаете. Какие ракеты мы должны порезать к 2003 году? Правильно, именно их, самые мощные и самые точные, самые опасные для американцев Р36М2, Р36УТТХ и РТ23УТТХ. Правда, сейчас, благодаря очередной глупости Буша, вышедшего из Договора по ПРО, мы можем не так уж и торопиться их резать. Можно подождать, пока они станут опасными, и уж тогда вынимать их из шахт. Но - ждать осталось недолго. А что потом?
  
   Я вас утомил обилием цифр, названий, характеристик. Это - чтобы наши потомки хоть знали, почему их предки так западали на американские джинсы и турецкие дубленки, почему в стране хронически не хватало товаров. Все силы этих предков были направлены на производство вот этих ракет и самолетов, обеспечивавших мир во всем мире с 1945 года по год нынешний. Мир через равновесие. Равновесие страха. Чем и через что будем обеспечивать мир через пять-семь лет мне непонятно. Напьемся дешевого самогона и сдадимся в плен. Если кто возьмет. Хотя Андрей Паршев вот говорит, что и в плен нас не возьмут - невыгодно.
  
   1.5.3 Войска ПВО
  
   Противовоздушная оборона была, пожалуй, единственной военной областью, в которой мы не только не отставали, но и значительно опережали всех своих вероятных противников. Оно и понятно: окруженные сетью американских и натовских военных баз, с которых до наших городов было рукой подать, не имея атомного оружия вообще до 1949 года, а в достаточном количестве до примерно 1953 года, не имея надежных средств его доставки до начала шестидесятых, мы были беззащитными против атомных бомбардировок с этих военных баз. Именно поэтому мы сконцентрировали лучшие силы и бросили гигантские ресурсы на создание системы ПВО. И мы ее создали - сначала вокруг Москвы (я коротко пишу об этой системе "Беркут" в "Дневнике второго автопохода"), потом вокруг важнейших объектов, а потом закрыли для чужих самолетов и всю страну, защитив район диаметром километров триста вокруг Москвы даже и от боеголовок чужих баллистических ракет. Это был еще один подвиг нашего народа.
  
   Распад Советского Союза и предательство верхов сразу же проделали гигантские бреши в системе ПВО страны. Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и системы раннего обнаружения ПВО базировались на гигантских комплексах радаров с фазированой решеткой (антенна не вращается, генерируется сканирующий луч), размещенных по периферии Союза - в Азербайджане, Латвии, Украине и, кажется, в Молдавии. Все они накрылись медным тазом в той же самой Беловежской Пуще, где Ельцин, Кравчук и Шушкевич сговорились разрушить Советский Союз. Самый современный комплекс в Красноярске, не подпадающий, по сути, ни под какие международные соглашения, был добровольно разрушен нами под нажимом американцев. Наши ПВО и ПРО ослепли. Без этих радарных комплексов самые совершенные зенитные ракеты просто бесполезны.
  
   Осталась точечная ПВО объектов и самые лучшие в мире мобильные комплексы С300ПМУ. У них все с собой - и ракеты, и баллистические вычислители, и радары. Беда только в том, что всю страну ими прикрыть нельзя, и существуют дыры в сотни и тысячи километров воздушного пространства, в которых может безнаказанно летать любой желающий. Правда, в случае нужды мы и эти дыры пока можем прикрыть - была у нас такая система А-50 "Шмель". Она разрабатывалась в начале восьмидесятых для борьбы с крылатыми ракетами, размещенными тогда в Европе. Система состояла из летающего радара на Ил-78 и нескольких истребителей МиГ-31, способных сбивать цели на фоне земли, даже если эти цели огибают профиль земной поверхности и идут от этой поверхности на расстоянии 10-15 метров. Прекрасная была система! Один недостаток - чтобы обнаруживать и сбивать цели, она должна, естественно, находиться в воздухе, летать. А это - дорогой керосин и дорогой моторесурс. А деньги у нас вы сами знаете где - попрятаны на Западе.
  
   Поэтому, чтобы как-то сэкономить, войска ПВО... вообще ликвидировали. То есть, нет у нас теперь таких войск. А есть объединенные Военно-Воздушные силы под командованием, естественно, боевого авиационного генерала. Он и командует теперь всем, что осталось от бывшей могучей, непроницаемой для агрессора противовоздушной обороны страны.
  
   1.5.4 Военно-Воздушные силы
  
   В самих ВВС положение тоже аховое. Организационно они состоят из той самой стратегической авиации (она у нас называется Авиация Дальнего действия - АДД), тактической (фронтовой) авиации, военно-транспортной авиации (ВТА) и теперь вот из зенитно-ракетных и истребительных частей ПВО. Есть у нас еще авиация ВМФ, но она, кажется, подчинена флоту.
  
   Авиация Дальнего действия, кроме винтовых Ту-95МС и "украинских" Ту-160, способных действовать на межконтинентальных расстояниях, вооружена еще сверхзвуковыми Ту-22М3, выросшими из крайне неудачной машины Ту-22, еще более неудачной Ту-22М1, доведенной за десятилетия до приемлемой Ту-22М2 и неплохой Ту-22М3. Эти машины составляют основу самолетного парка стратегической авиации, но их боевой радиус действия невелик: с нагрузкой в 12 тонн на малой высоте 1500-1650 километров, по переменному профилю - 2410 километров. То есть, от того же Энгельса до Москвы этот самолет точно долетит, а вот до Мурманска уже с трудом.
  
   Фронтовая авиация имеет на вооружении когда-то лучшие в мире в своем классе, но стремительно стареющие истребители Су-27 и МиГ-29, поставленные на вооружение в начале восьмидесятых годов и с тех пор не обновляемые; когда-то великолепные, но совсем старые по нынешним меркам фронтовые бомбардировщики Су-24 и довольно приличные работяги-штурмовики Су-25, выпускавшиеся при историческом материализме на авиазаводе в Тбилиси. На вооружении фронтовой авиации стоят также вертолеты Ми-24, Ми-8 и Ми-26 разных модификаций, которые лет тридцать назад были чудом техники - по вертолетам мы всегда лидировали, и с большим отрывом. Сейчас эти машины морально устарели, выработали ресурс и на них просто страшно летать. Но - летать больше не на чем, новые вертолеты для армии не закупаются (все деньги, помните, за рубежом!). Тем не менее, наши ребята каждый день поднимают в воздух эти летающие гробы, которые более, чем часто превращаются в гробы настоящие. Вы сами почти ежедневно читаете о катастрофах в нашей авиации, и это, в основном, катастрофы вертолетов.
  
   Но, в любом случае, самолеты - это просто платформы для доставки к цели оружия. С современным оружием положение у нас еще более катастрофическое. Мы пока, в основном, применяем свободно падающие авиабомбы времен Великой Отечественной войны и кое-какие ракеты, изготовленные в середине пятидесятых. Все высокоточное оружие - корректируемые планирующие авиабомбы, ракеты с лазерным наведением, управляемые суббоеприпасы, - в массе применявшееся американцами еще во время операции "Буря в пустыне", у нас, конечно, есть. Но - до массового его применения у нас нет, во-первых, денег, во-вторых, элементарного боевого мастерства.
  
   Чтобы уверенно водить автомобиль, надо хотя бы раз в месяц садиться за руль. Чтобы просто взлететь, сделать круг и опять приземлиться, не разбив при этом машину и не разбившись самому, надо хотя бы раз в месяц летать. Вот у нас так и летают - раз в месяц. Годовой налет нормального летчика-истребителя должен быть где-то 250-300 часов в год. Тогда он сможет не только взлетать и садиться (причем, на технически исправных машинах!), но и вести какие-то боевые действия. У нас годовой налет, скорее всего, засекречен, но вряд ли превышает 10-20 часов на одного пилота. То есть, в случае масштабной войны наши краснозвездные соколы взлетят, напугав этим фактом агрессора, а вот до этого самого агрессора долететь смогут не все. И практически никто назад не вернется. Такие вот камикадзе двадцать первого века.
  
   Наша военно-транспортная авиация при историческом материализме имела задачу поднять в воздух все наши многочисленные авиадесантные дивизии вместе с их боевой техникой и обрушить на голову потенциального врага. Она тогда вполне могла выполнить эту задачу. Сейчас, даже с учетом произошедшего сокращения числа наших десантных дивизий до двух или трех, фактически, бригад, вряд ли. Правда, налет у летчиков ВТА достаточный и бояться за свое будущее у них нет оснований - они вполне востребованы в авиации гражданской. Да и в горячих точках от Анголы до Латинской Америки они постоянно летают во вполне боевых условиях. На коммерческой, правда, основе.
  
   1.5.5 Сухопутные войска
  
   "Броня крепка и танки наши быстры...", - так пелось в популярной песне при историческом материализме. И не случайно. По самым осторожным западным оценкам нашим героическим Вооруженным Силам, выдвинутым на передовые рубежи в ГДР, Польше, Венгрии и Чехословакии, достаточно было нескольких дней, чтобы пройти всю оставшуюся часть Европы и вымыть свои кирзовые (Виктор Суворов говорит: яловые) сапоги в никогда не замерзающих водах Атлантики. Так оно и было. И - не случайно. При том подавляющем превосходстве США в ядерном оружии и средствах его доставки, при тотальном окружении нас американскими базами у СССР в случае войны не было другого выхода для спасения Отечества, кроме стремительного броска в Европу. Ну, не будут же они сами обрушивать нейтронные бомбы на свои же города. Хотя...
  
   В любом случае, эти времена прошли и потихоньку исчезают из памяти. В памяти остался пьяный Ельцин, дирижировавший немецким оркестром на похоронах непобедимой и легендарной Советской Армии. И песни теперь поются совсем другие: "В броню ударила болванка, прощай любимый экипаж...". Ударила в нашу броню сначала болванка горбачевских "общечеловеческих ценностей", а затем и болванка так называемой демократии. В итоге уже в 1995 году Сухопутные войска не смогли наскрести достаточно боевых частей, чтобы войти в Чечню. Воевали там даже морские пехотинцы аж с Тихоокеанского флота. При этом в морскую пехоту брали всех подряд, говорят, и с боевых кораблей снимали офицеров и отправляли в пехоту . Как в Гражданскую...
  
   Что у нас есть в Сухопутных войсках? Танки. Когда-то товарищ Сталин, правильно оценивший, что предстоящая война будет войной моторов, дал мощный импульс развитию танкостроения. Мы всегда опережали мир в этой области. БТ-7, Т-34, КВ, ИС-3, Т-10, Т-72. На Т-72 мы и остановились. Сейчас наш танк Т-90С находится в мировой табели о рангах аж на десятом месте, уступая и "Абрамсам", и "Леопардам", и "Леклеркам", и "Меркавам", и "Челленджерам".
  
   Еще у нас есть артиллерия - ствольная и реактивная. В ствольной мы потихоньку уступаем былое лидерство всем, поскольку сейчас дело не в самих стволах, а в боеприпасах, в первую очередь, в корректируемых и самонаводящихся. У нас есть достаточно спорные снаряды с лазерным наведением "Краснополь", "Китолов" и пара других, есть самоходные гаубицы "Мста", много разных "Гиацинтов", "Ромашек", "Тюльпанов", но все это - наследство той самой непобедимой и легендарной. Военная мысль идет все дальше и дальше, оружие становится все изощреннее - но не у нас, а у наших потенциальных друзей. Наша мысль застыла на уровне восьмидесятых, а дальше - дальше и думать стало нечем: мозги или утекли, или прозябают в киосках на барахолках.
  
   В реактивной артиллерии, реактивных системах залпового огня, мы, кажется, еще удерживаем первенство, но и там главную роль играют суббоеприпасы, в том числе, управляемые. А в этой области нам уже похвалиться нечем - отстаем.
  
   Но Сухопутные, да и любые войска, это еще и стратегия и тактика, это боевое управление и взаимодействие родов войск на поле боя, это стратегические и тактические резервы, это та самая мобилизационная готовность, на которую в 2003 году выделили аж 0.01 миллиарда долларов, это крепкий тыл. Ничего этого у нас сейчас практически нет. Даже если есть на бумаге и в бравурных реляциях "паркетных генералов".
  
   И все равно, главное не техника, не боеприпасы. Главное - люди. И чеченцы нам это показали со всей очевидностью. Они жгли наши танки, не имея ни суббоеприпасов, ни ПТУРСов. Они брали в плен наши элитные подразделения спецназа. Они сбивают наши СУ-24, СУ-25, Ми-24 и Ми-26, стреляя с плеча из достаточно старых переносных зенитных комплексов и созданного еще в 40-е годы, но не стареющего и очень надежного крупнокалиберного пулемета ДШК. Они, не учившиеся в академиях генштаба, создали самую современную в мире тактическую единицу: боевую группу снайпер-гранатометчик-пулеметчик. Они обеспечивают боевое управление в условиях тотального доминирования своего противника (то есть, нас) в воздухе и на земле, в средствах радиоэлектронной борьбы и слежения. У них есть главное, чего уже нет у нашей армии: у них есть уверенность в своей правоте и воля к победе. Без этого любое оружие, любая самая изощренная техника - груда металлолома.
  
   В середине восьмидесятых годов я работал в Хельсинки и мог наблюдать в жизни Сергея Борисовича Иванова, нынешнего министра обороны. Мы ходили на одни партсобрания, отоваривались в одном кооперативе при посольстве, наши дети учились в одной школе. Могу сказать, что это очень сильный, умный и честный человек. Но - я ему не завидую. Решить задачу обеспечения обороноспособности страны в нынешних условиях всеобщего разгула демократии нельзя. Даже при личной поддержке такого же умного, сильного и всегда трезвого Президента. Нельзя и реформировать эту армию. Ее можно закрыть за ненадобностью и рядом создать новую, настоящую. Хотя бы такую, как в Израиле.
  
   Общий вывод к этому разделу краток и неутешителен: геополитические вызовы у нас есть -
   и реальные, и, особенно, потенциальные. Армии в подлинном смысле этого слова у нас уже нет. Или пока нет. К 2007-2010 году не останется и нашей последней надежды - ракетных войск стратегического назначения. Дальше - тишина.
  
   1.6 Структура общества и его проблемы.
  
   В работе "Государство и общество" я определял общество как объединенную определенными связями и взаимным влиянием совокупность людей, живущих на вмещающей территории, получившую на определенной стадии своего развития свойства единого живого организма, который существует в биосфере Земли рядом с другими организмами того же, а также иного порядка, подчиняясь общим законам развития живого. Я остаюсь сторонником этого подхода, но для целей данной работы считаю необходимым временно отойти от этого определения и вернуться к более традиционному.
  
   Современные учебники политологии избегают давать определение понятию "общество", предпочитая говорить об обществе гражданском. Поскольку до гражданского общества нам пока, как до обратной стороны Луны, что при зачаточном состоянии нашего государства нам только во благо, то я отсылаю всех желающих к большому специалисту по гражданскому обществу, уважаемому мной Томасу Карузерсу. Прочтите его работу"Civil Society", то есть, то самое "Гражданское общество". Я ее нашел вот так:
   http://www.findarticles.com/cf_0/m1181/1999_Winter/58517711/p1/article.jhtml?term=Thomas+Carothers+ У него же можно ознакомиться и с особенностями применения демократии в переходный период. Это вот здесь:
   http://www.journalofdemocracy.com/thomas_carothers.pdf.. Прочитаете - возвращайтесь ко мне. Скорее всего, вам и захочется вернуться.
  
   Исторический материализм определял общество как совокупность исторически сложившихся форм совместной деятельности людей. Поскольку здесь еще не говорится ни о диктатуре пролетариата, ни о руководящей и направляющей роли КПСС, ни о пролетарском интернационализме, ни о демократическом централизме, остановимся на этом определении. Тем более, что другого-то и нет.
  
   При первом приближении к этому определению вдруг оказывается, что истории-то у нас как раз и нет. Вернее, нет непрерывной истории. Во Франции есть. В Германии есть. В США она вообще со дня основания не прерывалась, ни история, ни исторически сложившаяся форма совместной деятельности людей. У нас же сначала была совместная деятельность людей, которая называлась "За Веру, Царя и Отечество". Потом - "За Родину, за Сталина". Потом появилась какая-то "Кузькина мать", потом осталась просто какая-то "мать" со всеми ее возможными вариациями. Сейчас совместная деятельность направлена, в основном, чтобы схватить, что плохо лежит, и спрятать, желательно за рубежом. То есть, общества как такового у нас тоже уже пока нет.
  
   А что же есть? Есть население, структурированное по различным признакам, в первую очередь, национальному, затем конфессиональному, затем по близости к закромам Родины, затем по территориальному, профессиональному, политическому и многим другим. Поскольку наша история в очередной раз только еще пишется и еще не вышла за пределы своих первых страниц, если не строк, то все это структурирование, кроме национального, конфессионального и территориального достаточно зыбкое, расплывчатое. Четко и незыблемо одно: единого, или даже сколько-нибудь сплоченного общества нет и не предвидится, поскольку мало-мальски значимая идея, которая могла бы служить объединяющим фактором, отсутствует начисто. Общество держится на государстве, которое тоже еле теплится. Такой вот парадокс начала XXI века.
  
   1.6.1 Национальное деление
  
   Национальному структурированию общества очень способствует теоретическая ошибка Сталина в вопросе национального строительства. Не мог он ожидать в 1913 году, что история даст большевикам такой шанс захвата власти, поэтому из тактических соображений привлечения местной социал-демократии и обосновал в своей знаменитой работе "Марксизм и национальный вопрос" необходимость поддерживать право наций на самоопределение вплоть до отделения. Потом-то он, конечно, спохватился и все исправил на практике, иногда железной рукой НКВД, но - семена были посеяны, и всходы не заставили себя ждать.
  
   Правда, не при Сталине. Тогда национальный вопрос как-то резко не стоял: довольны были все наши сто с лишним наций своей жизнью в свободной и счастливой семье народов. А кто был недоволен, тем сразу говорили: "Гражданин, Вы не правы". И гражданин почему-то сразу признавал свою неправоту. А может, убедительно разъясняли. Но крови в межнациональных войнах не лилось. Армяне спокойно жили в Баку, грузины в Москве, русские работали в узбекском Чирчике, туркменских Марах, казахском Шевченко (здорово, а - казахский Шевченко! Даже и слух не режет).
  
   И - развивались национальные культуры, выступали Сулейман Стальский и Расул Гамзатов, пели Рашид Бейбутов и Муслим Магомаев, не говоря уж о Поладе Бюль-Бюль оглы - тот просто соловьем заливался. Ставили Лесю Украинку и Коцюбинского, плясали на сценах страны Калиновская и Гавриленко. Творил великий Арам Хачатурян и не менее великий Тигран Петросян. Разрешали даже Аркадия Райкина и, чуть позже, Геннадия Хазанова. Не разрешали Высоцкого - слишком уж он хорошо выражал душу простого русского человека. Но - его знали все, и все его любили. Талант не закопаешь, сколько ни старайся.
  
   Ну, конечно, была и творчески несостоятельная часть интеллигенции, которая свою несостоятельность пыталась объяснить происками врагов. Искались объяснения и в рамках национальной дискриминации. То ли евреев зажимали, то ли евреи зажимали. Не случайно, родилось четверостишие, не помню, кто его написал: "Поэт горбат, стихи горбаты. Кто виноват - евреи виноваты". Эту творчески несостоятельную часть приглашали куда надо, мягко беседовали - и большинство быстро успокаивалось. Меньшинство изолировали. Многих несостоявшихся гениев вербовали, и они с особым сладострастием "стучали" на своих более талантливых коллег. Жизнь шла обычным порядком.
  
   Потом жизнь стала все хуже и хуже. Засохшие на корню партийные теоретики, бездарные правители, двойная мораль партийной элиты, экономика, надрывающаяся от гонки вооружений, ублюдочное сельское хозяйство, тотальный дефицит туалетной бумаги и других предметов повседневного спроса резко обострили национальный вопрос. Местные вожди, вожаки и вожачки почуяли возможность поживиться, тем более, что в Москве витийствовал Горбачев, регулярно вывозивший свою жену на Запад - очень уж ей тамошнее обхождение нравилось. Да и ему тоже. Не до национальных окраин им обоим было. А там шел свой процесс, о котором местные КГБ исписали тонны бумаги, умоляя Центр обратить внимание на тот поезд, который уже был под полными парами. Центру было некогда. Центр занимался самолюбованием перед зеркалом западной прессы, боролся с виноградниками и распространял общечеловеческие ценности. Поезд потихоньку тронулся и пошел, все больше и больше набирая обороты. Союза свободных и счастливых народов не стало.
  
   Процесс продолжался и после развала Союза. На очереди встала Россия. Ее развал казался неизбежным после ельцинского "Берите суверенитета, сколько хотите". Потом пришла Чечня и судьба Федерации повисла на тоненьком волоске. Да она и сейчас, по сути, висит, может только вместо волоска сейчас ниточка. В любом случае, деление российского общества по национальному признаку очень четкое, и эта четкость пока не сглаживается. Наоборот, приток более пассонарного населения национальных республик в крупные города с традиционно русским населением потенциально чреват серьезными последствиями, хотя в условиях спивающегося и уже спившегося населения русского этот приток может быть и благом.
  
   1.6.2 Конфессиональное деление
  
   Здесь ситуация еще хуже. Если большинство из выросших при пролетарском интернационализме имеет стойкое внутреннее предубеждение против национализма и шовинизма, то с религиозным вопросом дело обстоит гораздо и гораздо сложнее. Наслаиваются несколько процессов, каждый из которых в отдельности был бы достаточным, чтобы расколоть общество. Вот некоторые из них:
  -- Духовный вакуум образовавшийся у большинства нормальных людей по мере потери веры в идеалы коммунизма.
  -- Потребность в ответах на глубинные вопросы бытия, на которые истмат не отвечал, а с его отменой ответить и вовсе было некому.
  -- Естественное и стремительное возвращение традиционными религиями своих позиций, утраченных при историческом материализме.
  -- Такая же естественная экспансия влиятельных религий, не являвшихся традиционными, но стремившихся не упустить шанс захватить опустевшие позиции и закрепиться на них.
  -- Агрессивная экспансия мистических сект, экзотических религий и верований.
  -- Масштабная экспансия исламского фундаментализма, направляемая и финансируемая определенными геополитическими центрами, в том числе, новейшими (Аль-Каеда, Талибан и др.).
  
   Все эта орава бросилась охмурять население с той настойчивостью и бесцеремонностью, с которой матерый заезжий гастролер охмуряет невинную деревенскую красотку. Попав на благодатную национальную почву, удобренную не вполне законными, а местами и преступными действиями властей от Сталина до Ельцина, семя, извергаемое этими гастролерами, дало обильные всходы, углубляя отчуждение между бывшими братскими республиками и автономиями. Зазвучали выстрелы. В ход пошли танки и авиация. Появились жертвы. Отчуждение стало перерастать в ненависть.
  
   Я не склонен обвинять религии, особенно традиционные, в провоцировании сепаратистских устремлений и разжигании вражды между конфессиями. Отчуждение не обязательно должно переходить в боестолкновения. Здесь вина полностью лежит на мировой общественности, зацикленной на тотальном разгроме СССР и России как его наследницы, а также на центрах исламского фундаментализма. Фундаментализм католический, так заметный на Украине, у нас особого влияния не имел. Ну, и конечно, главная вина на наших с вами правителях: их повседневная работа состояла как раз в том, чтобы стараться если не взять под контроль, то хотя бы сгладить те негативные процессы, которые стремительно развивались на всей территории России. А они развивали теннис и пьянствовали на похоронах собственной армии.
  
   Православие, будучи носительницей той идеологии, которая на протяжении тысячелетия обеспечивала рост и развитие Российского государства, естественно и логично претендует на возрождение своей исторической миссии. К великому сожалению, моему и многих других россиян, выросших на почве православной культуры, это уже невозможно. Дальнейшее усиление православия для государства российского так же опасно, как и усиление ислама или католицизма. Государственная идеология у нас может быть только надконфессиональной, что очень сильно усложняет ее поиск и формулирование. Правда, при всей моей ложной скромности, продолжаю считать, что начала этой идеологии, изложенные в моей работе "Партия Разумной Альтернативы (ПРА)" вполне могут сочетаться со всеми традиционными для нас религиями и однажды стать черновиком для идеологии будущего.
  
   1.6.3 Деление по близости к закромам Родины
  
   Это деление потенциально самое опасное для России. Пропасть между теми, кто начинает утро с обхода помоек, и теми, кто проигрывает в казино сотни тысяч долларов за ночь, у нас не уменьшается, а разрастается. Средний класс, начавший было формироваться, был почти полностью сметен дефолтом 1998 года. Сейчас, почти пять лет спустя, какое-то его подобие имеет место быть, но никто не может гарантировать, что завтра или через неделю нам не угрожает дефолт очередной и более глубокий, чем тот, уже пережитый и немного забытый.
  
   Кто у нас близок к закромам Родины? Ну, в первую очередь, это многочисленные чиновники и чиновнички, сидящие на вопросах, которые они могут решить, а могут и не решить - решение исключительно зависит от их доброй воли. Мы уже говорили, что управленческие расходы у нас стабильно росли все последние десять лет, подпрыгивая накануне выборов. Но это, так сказать, вершки. Корешки кроются в тотальной коррупции, продажности основной массы этих, так сказать, хранителей закромов Родины. Что призваны охранять, тем и кормятся.
  
   Кто постарше, помнит, сколько гневных тирад было произнесено в адрес расплодившегося советского чиновничества, разбухшего партийного бюрократического аппарата. Нам тогда так казалось, по нашей наивности. Но этот аппарат худо-бедно управлял всем хозяйством огромной страны, планировал и учитывал все до последнего гвоздя и до последней копейки.
  
   И вот настал вожделенный час - демократия и права человека. Ура, свободные граждане свободной страны! Но что-то это "ура" выходит какое-то сиплое и неубедительное. Одна из причин - чиновничество, которое при всеобщей демократии и свободе слова не только не уменьшилось, а еще и многократно выросло, да еще при этом неимоверно обнаглело.
  
   Я не буду приводить статистику. Вспомните сами, каждый в вашем собственном областном городе или столице республики, - где сидело партийное, советское и профсоюзное руководство забюрократившейся Страны Советов? Вспомнили? А теперь скажите мне, кто там сидит сейчас? Правильно, они, родимые, новые чиновники, кровь от крови и плоть от плоти демократической России. Плюс еще новых зданий для себя понастроили, я уверен. Объект управления съежился в несколько раз, а субъекты с наглыми мордами расплодились и плодятся, как кролики. Как такое могло случиться?
  
   А возьмите Москву! Где сидело партийное руководство страны? Правильно, в Кремле и на Старой Площади. Где сидело Правительство? Правильно, в Кремле. Где заседал Верховный Совет? Тоже в Кремле. Ну, Госплан еще был, Госснаб там. Сейчас все эти же здания битком забиты новой номенклатурой, построены десятки новых роскошных зданий, правда, украсивших Москву. Но прежние чиновники, повторюсь, решали задачи в масштабах СССР, задачи всех пятнадцати республик, до гвоздя, до последней боеголовки. Эти решают росийские задачи - по бюджету вы видели, каков масштаб их свершений.
  
   Возьмите МИД. Миролюбивая внешняя политика Советского Союза, твердая, последовательная, надо сказать, политика, осуществлялась из высотного здания по адресу Смоленская-Сенная площадь, 32/34. Я этот адрес хорошо знаю: в это здание я ходил на работу семнадцать лет. Я не был сотрудником МИД. Вы сейчас, наверное, что-то нехорошее подумали? Нет, все проще: в этом же здании размещалось не только МИД, но и все Министерство Внешней торговли, да еще и десятки внешнеторговых объединений. Я работал тогда в одном из них - всемирно известном "Техмашимпорте". Но мы отвлеклись. Так вот, МИД России занимает теперь это здание ЦЕЛИКОМ. И не только. Рядом, там где на первом этаже знаменитый Смоленский гастроном, единственное в округе место, торговавшее водкой до 22-00, вверху все огромное здание тоже занимает МИД. А еще МИД же отгрохал себе здание по бывшей улице Веснина рядом с основным, и площадь этой новостройки вряд ли меньше площади основного здания.
  
   Вот и представьте - внешняя политика СССР с одной стороны, внешняя политика России с другой. А теперь - соответствующие здания. А они ведь никогда не пустуют, они чиновниками набиты - все важные, при портфелях и галстуках, куда-то спешат, суетятся. Им еще деньги платят. Телефоны, факсы, компьютеры, интернет опять же. А министр Иванов почему-то всегда такой усталый, будто он лично не только всю внешнюю политику осуществляет, но еще по вечерам бесконечные коридоры своих офисов подметает. А возьмите руководство города-героя Москвы... Ну эти-то хоть город в порядок привели и дороги строят. Благодаря лично очень уважаемому мной Юрию Михайловичу Лужкову - кстати, он начинал в том же Агрохиме, где я работал после ухода из Внешторга. Случись с ним что - будет, как везде. Но мы опять отвлеклись. Тема такая...
  
   Следующими, а по масштабам первыми, завсегдатаем закромов Родины являются те, кто имеет отношение к монополиям - МПС, Газпрому, РАО ЕЭС, а также к таможне, санэпидстанциям, многочисленным инспекциям, обходящим подведомственные предприятия с методичностью рэкетиров. О нашем ГАИ с "купюрой на кокарде" я уже говорил.
  
   Я не буду говорить о депутатах Госдумы и сенаторах, о местных вождях и партийных боссах - вместо одной партии мы содержим теперь за свой счет около десятка, о продажных генералах и вороватых прапорщиках, о приватизации и последующем перераспределении собственности. Все эти должности и процессы финансируем мы с вами. За нами нет больше никого, кто мог бы быть источником средств для всех этих роскошных особняков, коттеджей, вилл, "Мерседесов" и "БМВ". Именно потому мы живем убого, что они живут в роскоши. Нет, я не разжигаю классовую ненависть, я говорю о монолитном единстве нашего общества.
  
   Следующая категория людей, близких к закромам Родины, юридически к этим самым закромам никакого отношения не имеет. Ну, совсем никакого. Все они солидные бизнесмены, под ними респектабельные акционерные общества - ОАО, а чаще всего, ЗАО и ООО. Все они ведут бухгалтерию, сдают квартальные отчеты в налоговую инспекцию и фонды, все как у всех. Вот только коммерческие успехи у них явно выше средних, а чаще просто выдающиеся. И это по отчетам! По факту - каждый из них почти Билл Гейтс на пике своей карьеры. Парадокс! Умом, вроде, не особо блещут, работоспособностью - тоже.
  
   Ларчик открывается просто. Это - близкие и дальние родственники Больших Людей. Большие Люди сами в силу обстоятельств бизнесом заниматься не могут. А вот их сестры и братья, жены и племянники, дяди и тети - вполне. Они и занимаются. В особо благоприятных условиях. В особо крупных размерах. Именно они - становой хребет нашего среднего класса, надежда и опора СПС. Еще один парадокс: самим Большим Людям по должности полагается быть в "Единстве" или как она там нынче называется, партия-то власти. А вот их отпрыски, off-spring'и так сказать, по логике классовой принадлежности должны быть в СПС. Такая вот предвыборная у нас борьба, демократия в действии.
  
   1.6.4 Территориальное деление
  
   Перичное наше деление по территориям это Москва - все остальное. И если когда-нибудь благодарные потомки поставят памятник Путину на Лубянке, то рядом с памятником Юрию Долгорукому должен стоять памятник другому Юрию - Лужкову. Именно его кипучая энергия, железная воля и такая же железная хватка "крепкого хозяйственника" позволили превратить Москву в блестящую метрополию, поставили ее в один ряд с лучшими городами мира, а точнее - над этими городами.
  
   В своем классическом труде "Лукошко с трухой" Кирилл Юрьевич Резников абсолютно справедливо говорит о том, что метрополия должна жить лучше окраин, это будет только способствовать стабильности империи. Первый шаг в этом направлении Лужков сделал. Осталось обеспечить лучшую жизнь основному государствообразующему населению страны - русскому народу. Но об этом чуть ниже. А пока москвичей в народе любят так же, как московская милиция любит лиц "кавказской национальности". Такое вот братское единство у нас сложилось.
  
   Все остальное, за редкими исключениями, может, Тюмени, Ярославля и еще трех-четырех городов живет гораздо хуже Москвы. Причина уже разбиралась в разделе "экономика": промышленность не работает, налоги не поступают, городские бюджеты пусты, дороги разбиты, теплотрассы сгнили, автобусов не хватает, жилье не строят, а то, что есть, ветшает. Народ поет задорную песенку "Эй, ге-гей, Москва - столица, эй, ге-гей, давай делиться! Одна воруешь! Одна жируешь!". Доля правды, и доля большая, в этом есть. В Москве крутятся огромные деньги, именно здесь воруют основную долю того, что должно пополнять бюджет, именно здесь "пилили" миллиарды долларов кредитов МВФ, именно здесь платят налоги гигантские корпорации-монополии.
  
   Следующее деление, с такими же разительными контрастами, идет по линии город - деревня. Если города чахнут и ветшают, то деревня спивается и вымирает физически. Бездумная политика в области импорта продовольствия, отсутствие программы постепенного перехода от колхозного рабовладельческого строя к более нормальному - а этот переход должен быть только постепенным: помните, мы говорили про промышленность? Здесь те же проблемы, только помноженные на отсталость и удаленность, на отсутствие инфраструктуры, на истребление традиций и культуры, на отток кадров, высосанных гигантским пылесосом оборонных предприятий, нуждавшихся в рабочей силе для обеспечения паритета в гонке вооружений: в технологии мы всегда отставали и значительно.
  
   Вообще, даже если бы у нас не было никаких других задач (а у нас, по меткому выражению всенародно избранного царя-государя, батюшки, отца родного, "везде Чечня"), то одна задача возрождения деревни, возрождения здорового сельскохозяйственного производства и такого же здорового душой и телом сельхозпроизводителя, могла бы отнять все силы даже у вполне процветающего государства, и решение этой задачи растянулось бы на десятилетия.
  
   Следующее территориальное деление: плодородный Юг - холодный Север, богатые нефте- и газодобывающие районы - вымирающий Дальний Восток. Но в условиях доминирования других факторов, раздирающих общество, этот фактор разлада считается не таким уж существенным.
  
   С приходом Путина была несколько ослаблена, но полностью не устранена, опасность распада России на феодальные княжества. А они, эти княжества, вполне сформировались. Именно их усилению и были мы обязаны войной за передел собственности, которая разразилась, начиная где-то с середины девяностых годов. Окрепшая местная элита при полной поддержке руководителей субъектов Федерации и местного же криминала повела яростную атаку на московских и других собственников, нахватавших огромные куски бывшей всенародной собственности в ходе приватизации по Чубайсу. На этом этапе решающее слово в окончательном решении вопроса собственности принадлежало пистолету "ТТ", а также другим образцам короткоствольного нарезного оружия.
  
   Правда, как раз с приходом Путина и выстраиванием им вертикали власти связан следующий этап борьбы за предел собственности. Теперь ответный удар нанесла Империя (Empire Strikes Back!). Здесь тоже продолжали звучать выстрелы - местный криминал отстреливал агрессоров. Но основную роль стали играть суды, благо при любом судебном решении на месте, всегда есть возможность обжаловать его в суде следующей инстанции, потом в следующей - и волей-неволей, но вопрос окончательно решался все равно в Москве. А уж про гибкость наших судов вы все читали достаточно. Вспомните хотя бы эту анекдотическую историю с НТВ, когда один и тот же не то саратовский, не то самарский судья за один и тот же день вынес два взаимоисключающих решения, и те, кто предъявили это решение первыми, естественно, проиграли. Их карта была бита точно такой же, но уже козырной. Хотя и крапленой. Игроки, блин!
  
   1.6.5 Деление по профессиональному признаку
  
   Это деление существовало всегда и существует везде. Есть творческая интеллигенция, есть армейская элита, есть конвоиры и надзиратели в тюрьмах, есть пожарные, есть рабочие высоких разрядов, есть мелкое, среднее и крупное чиновничество, "челноки", банковские работники, - всех не перечесть. У всех этих групп свои особенности мировосприятия, своя этика, свой язык, иногда абсолютно непонятный для посторонних, свои понятия престижности, свои цели в жизни и методы их достижения и т.д., и т.п.
  
   Особенностью нашего общества является резкое перемешивание этих слоев, произошедшее по историческим меркам почти мгновенно. Зажрававшаяся коммунистическая элита была сметена в одно мгновение. Чиновниками стали творчески несостоявшиеся интеллигенты, ходившие в свое время на антигорбачевские и антисоветские митинги. Причем нас, профессионалов, оторопь брала первые годы правления этого чиновничества: они не знали элементарных вещей, которые знать были обязаны по должности. Ходил даже анекдот, что теперь в гинекологи берут любого, кто ходил на демонстрации и хотя бы раз в жизни видел обнаженную женщину. Эти уличные "гинекологи" принимали по своей неграмотности чудовищные, но очень "демократические" решения. Суть этих решений была одна - развалить все, что составляло опору государства, и развалить немедленно. У них была еще одна особенность: они, не стесняясь, хапали все, что попадало под руку. Это называлось вполне политкорректно "учесть личный интерес". Но мы немного отвлеклись. Дело ведь не в чиновничестве.
  
   Дело в том, что буквально на улицу оказались выброшены тысячи и десятки тысяч квалифицированных специалистов: управленцы, среднее и низшее звено партноменклатуры, офицеры армии и КГБ, значительная часть научных сотрудников, работников оборонного комплекса - а он был у нас гигантским, творческой интеллигенции. Какая-то часть из них быстренько сориентировалась, "свалила" за рубеж. Какая-то часть была востребована организованной преступностью. Какая-то часть пошла в "челноки" и киосочники. Значительная часть потеряла себя, деградировала и спилась. Именно эта часть пополнила резко возросшую статистику смертности: если молодежь еще как-то могла приспособиться, то у людей в возрасте 50-60 лет, родившихся и выросших при социализме, шансов выжить было не так уж много.
  
   Были, правда, и положительные моменты. Открытие границ, децентрализация сняли все препоны на пути сохранивших пассионарность и профессионализм специалистов из провинциальных центров. Никогда не бывшие избалованными жизнью, неприхотливые, упорные, энергичные, они быстро осваивали пространство, ранее им недоступное. Именно из них выросла основная часть "новых русских", феномена, до сих пор не нашедшего убедительного объяснения. Именно в них и в их детях, получающих и уже получивших образование в лучших университетах Европы и Америки, последняя надежда России.
  
   Другая часть "новых русских" - это те самые сынки, дочки, племянники и зятья Больших Людей, силой обстоятельств или случая оказавшихся вблизи закромов Родины. На этих надежды мало: никакой пассионарностью они не обладают, патриотизм им чужд. Они понимают порочность источников своего сегодняшнего благополучия и при первых тревожных признаках немедленно "свалят" за рубеж. Их капиталы давно уже там.
  
   Таким образом, деление по профессиональному признаку у нас тоже еще не вполне сложилось: определенная часть деклассированных элементов все еще надеется вернуться к прежнему, а люди из ниоткуда, вдруг ставшие нуворишами, пока не вполне уверенны в прочности своего нового положения. Все остальные борются за выживание, за кусок хлеба.
  
   Повторюсь: до общества мы еще не дожили, тем более, до гражданского. То, что существует, держится на государстве. А какое у нас государство, вы сами знаете. Ну, еще держится на остатках традиций - праздниках 7 ноября и 1 мая, Пасхе с куличами и красными яйцами у православных, Курбан-Байраме с бедным барашком у мусульман. На национальном напитке - водке. На литературе XIX века. На трех риторических вопросах: - что делать?, - кто виноват?, и - ты меня уважаешь? На русском языке, который несет в себе гены будущего общества: оно, может быть, когда-нибудь сложится. Что именно объединит в такое общество многонациональное и многокофесиональное, разорванное на куски и деклассированное население гигантской страны- пока не ясно.
  
   1.7 Краткие выводы
  
   Там образом, как вы сами только что убедились, на вопрос: "Где мы находимся?", - можно уверенно и однозначно дать ответ: именно там. В ней. В этой, в дыре. И в очень глубокой!. Кто нас туда завел, тоже понятно: бывшая КПСС, общечеловеческие ценности Горбачева, дирижерская палочка Ельцина, математическая подготовка Мавроди, практическая сметка Березовского, оплот остатков пассионарности - всеобщая организованная спортивность, и такая же всеобщая алчность широких народных масс (помните - "Мы сидим, а денежки идут"...) при полном отсутствии у этих масс признаков морали. Все. Выдохнули.
  
   Теперь, узнав, где мы именно находимся, давайте посмотрим, как мы туда попали. Все-таки народ-богоносец, тысячелетняя история и так далее, и тому подобное. Вот с этой тысячелетней истории давайте и начнем.
  
  
   Раздел второй
   Краткий курс Российской истории
  
   Нет-нет, я не совсем сумасшедший. Историю России пусть пишут историки. Вы уже успели заметить, что в этой работе я говорю о моих впечатлениях от происходящего и о моих оценках многого из происходящего на наших глазах и только что произошедшего. В этом разделе я попытаюсь на нескольких страницах изложить, что же осталось у меня в голове после прочтения многочисленных трудов по Российской истории, сформулировать свое понимание этого многовекового процесса. Цель одна - попытаться понять: как могло произойти то, что с нами произошло, случайно ли это, что не так сложилось у народа-богоносца за эти века, можно ли это выправить, или придется оставаться с этим, несложившимся, всю недолгую тогда историческую жизнь. Вот такая сверхзадача. Приступаем!
  
   Сразу же хочу оговориться. Меня не очень волнует муссируемый сейчас некоторыми "историками" тезис о том, что истории у России не было, вернее, она была совсем не такой, как мы изучали ее в школе. Так же и тезис о том, что всю истории России переписали заново в XVII веке при Алексее Михайловиче с единственной целью - дать идеологическое обоснование династии Романовых. Переписали заново ученые немцы Байер, Миллер, Шлецер и иже с ними. Для нынешнего, да и для любого, наверное, поколения история - это один из важнейших мифов, на фундаменте которого покоится национальное самосознание. Событийная сторона истории воспринимается более или менее адекватно на отрезке в 300-400 последних лет. Дальше любая история все равно мифологизирована. В этом смысле не так уж важно, в каком именно году были призваны князья, сколько их было и звали ли их Рюрик, Синеус и Трувор, или как-то по-другому; беседовал ли Илья Муромец или Александр Свирский с Богом в виде Троицы или нет. Важно, что и как удерживает народная память, важно, как сам народ осознает свою историю и себя в ней.
  
   2.1 Периодизация Российской истории и последовательность событий
  
   Память сохранила со школьных времен, что история России прошла через следующие этапы:
   - Киевская держава (от призвания князей в 862 году до прихода Батыя в году 1236).
   - Улус Золотой Орды (от Батыя до Куликовсской битвы 1380 года, а фактически до отказа Ивана III платить дань Ордынскому хану в 1476 году и стояния на Угре в 1480 году).
   - Московское государство (от Куликовской битвы или стояния на Угре до основания Санкт-Петербурга в 1703 году).
   - Российская империя (от 1703 года до февраля 1917 года).
   Потом вдруг стала ясной очевидная истина, что тот же ряд продолжили:
   - Советский Союз (1922 - 1991).
   - Постсоветская Россия (назвать ее "демократической" язык не поворачивается). Ее история началась сговором трех нечистых в Беловежской пуще и речью еще трезвого Ельцина на танке у нашего Белого дома. История этой России еще не только не написана, но даже и не сформулирована.
  
   Давайте покопаемся в памяти.
  

2.1.1 Киевская держава

  
   Славяне, жившие в районе сегодняшней западной Венгрии, западной Словакии и южной Польши, на той самой естественной границе, к востоку от которой январские темературы отрицательны, в силу ряда причин вдруг приобрели пассионарность, стали резко размножаться и занимаемая ими территория стала расширяться. На севере славяне дошли до Балтийского моря и остановились: идти им дальше было некуда. Те, кто был покрепче умом и покрепче физически, двигались на юг и на запад. На западе их остановили такие же пассионарные (варварские!) германские племена. Богатый юг, только что опустошенный готами, а затем гуннами, дал естественный приют этим пассионарным славянам, занявшим практически все Балканы.
  
   Остальным двигаться было больше некуда, и они двинулись на холодный восток. Часть из них (тиверцы и уличи) заняли южные степи. Другая часть (поляне) вышла к Днепру у нынешнего Киева. Дреговичам достались болота Белоруссии. Ильменские славяне освоили район Новгорода. Радимичи и вятичи подошли к Оке, то вытесняя местные угро-финские племена, то смешиваясь с ними. Около Смоленска расположились северяне, дальше в верховьях Волги сели кривичи - путь из варяг в греки в это время уже существовал. Окрестности Белого озера занимало угро-финское племя весь (нынешние вепсы), а от Плещеева озера и далее сидели угро-финские же меряне. На своих местах были мурома, мордва и черемисы, а также моя любимая рязанская мещера. Совсем дальше жила чудь, за ней пермь и полулегендарные печера и югра.
  
   Киев был основан не то местным паромщиком, не то славянским князем Кием с братьями Щеком и Хоривом и сестрой их Лыбедью. Славяне, жившие к северу от Киева были данниками варягов. Поляне, северяне и вятичи платили дань хазарам. Легенда о призвании князей гласит, что в 862 году славяне прогнали варягов и перестали платить им дань. Демократический строй уже тогда почему-то не прижился и летопись говорит о том, что "и не бе в них правды, и вста род на род (и) быша в них усобица, и воевати почаша сами на ся". Слава Богу, разгул демократии тогда продолжался недолго, и вскоре за море к варягам была отправлена делегация с челобитной: "земля наша велика и обильна, а наряда (т.е. порядка) в ней нет. Да пойдите княжить и володеть нами". Те, конечно, поторпились прибыть.
  
   Один из прибывших, Рюрик, основал собственную династию Рюриковичей. Наиболее выдающиеся ее представители были нашими царями аж до Ивана Грозного включительно, семьсот с лишним лет спустя после призвания самого Рюрика. То есть, наша история была тысячелетней еще при Иване Грозном! Другой, Трувор, династии не основал, но оставил после себя таинственный крест на собственной могиле в Изборске. Крест стоит и поныне, творит чудеса, что, однако не служит подтверждением существования самого Трувора. Третий варяг, Синеус, поселился на Белом озере, и после себя не оставил вообще ничего. Наверное, его просто не было, а был неудачный перевод с одного древнего языка на другой. Да и та летопись, в которой говорится о призвании князей, дошла до нас в списке 1377 года, говорят, "скорректированном" еще позже. Листы там какие-то вставные обнаружены. Но об этом мы уже говорили. Никакой роли это уже не играет.
  
   Еще память удерживает из тех времен князя Олега, прибившего свой щит на вратах Царьграда и принявшего смерть от своего коня по одноименой песне Высоцкого: "Злая гадюка кусила его - и принял он смерть от коня своего". Гадюка эта потом каким-то образом очутилась в известном произведении Ирины Чудновой "Центр квадрата", правда, с другой миссией: спасти человечество от СПИДа. А еще память услужливо достает князя Игоря и его жену Ольгу, псковитянку, родившуюся в Выбутах, где сейчас стоит очень симпатичная церковь.
  
   Игорь был данником хазар, а Хазария, согласно Гумилеву, была крупнейшим государством того времени, частично населенным и полностью управляемым евреями, державшими в своих руках значительную часть торговли Запада с Востоком, если не ее всю. Сам Игорь пожадничал, пришел к древлянам за данью во второй раз подряд, что и сейчас-то не очень принято, и они его немножко убили. Ольга, хотя и была позже провозглашена Православной церковью Святой равноапостольной великой княгиней Российской (она первой из русских крестилась в Царьграде в 955 году от патриарха Феофилакта и императора Константина VII Багрянородного) древлянам жестоко отомстила. Впрочем, по канонам того времени это было нормально.
  
   Внук Ольги, Святой равноапостольный князь Владимир, жизнелюб и охальник, сын легендарного Святослава, разгромившего Хазарию и установившего свой порядок на Северном Кавказе, сам принял христианство из Византии и крестил всю Русь в 988 году. У нас появилась вера. У нас появилась идеология. У нас появилась история, продолжавшаяся до 1917 года. Мы стали окраиной империи, центр которой находился в нынешнем Стамбуле, Константинополе, Царьграде. Правда, единого государства у нас это пока не создало - вера была принята, но еще не осознана ни элитой, ни, тем более, обществом. Да и общества-то, пожалуй, еще не было. Наоборот, со смертью Владимира в 1015 году, начались усобицы, борьба за великокняжеский престол, прерываемая на какое-то время сильной личностью, этот престол занявшей - тем же Ярославом Мудрым (правил в 1019-1054 гг), Владимиром Мономахом (правил в 1113-1125 гг.) или Андреем Боголюбским, сыном основателя Москвы Юрия Долгорукого. Андрей Боголюбский вообще де-факто переместил центр русской земли из Киева во Владимир, за что, вероятно, и был убит заговорщиками в 1174 году.
  
   Шла борьба за влияние - и за территории - с печенегами, принявшими ислам, с половцами, с поляками, сблизившимися с католическим Западом в XI веке, в период окончательного раскола христианства (1054 год) на западную ветвь (тогда католичество) и восточную (наше православие, пока византийское). Воевали с язычниками, упорно не принимавшими христианство. Воевали и с самим Константинополем, но неудачно. В Европе же в это время гвельфы боролись с гиббелинами, власть церковная с властью императорской. У нас это тоже будет, но в другой форме и гораздо позже - лет на пятьсот. Рухнул гигантский Халифат. Начались крестовые походы. Вызревал степной гигант, объединенный гением Тэмуджина, более известного под именем Чингис-хана, и простой и понятной всем идеологией Ясы. Время Киевской Руси подошло к концу.
  
   Прежде, чем перейти к другому периоду, давайте посмотрим, как была организована жизнь в стране в период Киевский.
  
   Сначала князь кормил дружину, добывая прокорм в кровавых набегах на соседей и собирая дань со своих подданных. Часть этой дани уходила "наверх" - у кого варягам, у кого хазарам. То есть, наши с вами сегодняшние традиции криминального рэкета и чиновничьего кормления восходят к очень и очень глубокой древности. Зов крови, так сказать! Чуть позже князь обзавелся собственным хозяйством, где общее руководство было за его огнищанами, тиунами и другими чиновниками. Административным, политическим и военным центром был княжеский двор. Роль митрополита, присылаемого из Царьграда, была в этот период достаточно скромной.
  
   Подсечно-огневое земледелие постепенно сменялось трехпольным. Сеяли озимую и яровую рожь и пшеницу, выращивали репу (картошка появится спустя лет семьсот, при Петре Первом), овес, просо, ячмень. Из болотной руды плавили железо. Распространено было скотоводство, охота, рыболовство, бортничество. Земли хватало всем. Начали складываться монастыри, однако, монастырское хозяйство еще не было значительным. Ремесла процветали в крупных городах, и этих городов было уже более десятка: Киев, Чернигов, Переяславль, Смоленск, Полоцк, Ростов, Ладога, Псков и некоторые другие. Ремесленники были, в основном, свободными, как и крестьяне-общинники. Не вполне свободными были смерды, закупы и холопы. Статистических данных по социальному составу память не сохранила. Вспоминается только, что купечество, тогдашние "челноки", тоже процветало, а всеобщей грамотностью народ еще не был отягощен: грамотность и рукописное книжное дело не выходили за пределы монастырей.
  
   Высшей законодательной, а также исполнительной властью был сам князь. Он же творил суд, скорый и правый. За преступление следовал штраф "продажа". За убийство штраф был повышенным и назывался вирой. Только два преступления карались высшей мерой - "потоком и разграблением": конкрадство и поджог. Осужденного изгоняли из дома, а его имущество разграбляли. Зощенко в его "Голубой книге" особенно возмущали штрафы за мордобой: три гривны в пользу князя, хотя морду в данном случае били вовсе и не князю.
  
   Вот, практически и все, что удерживает моя память обывателя о Киевской Руси.
  

2.1.2 Улус Золотой Орды

  
   В 1258 году в Англии придумали первый в мире парламент - основу демократии. К этому времени Руси было не до парламентов - она была успешно завоевана, и управлялась потомками великого Чингис-хана, входя в его гигантскую империю, в ее небольшую часть, называвшуюся Золотой Ордой со столицей в Сарае на территории нынешней Волгоградской области. Сама империя простиралась от берегов Тихого океана почти через весь азиатский континент до Балкан и Средиземного моря. По-настоящему сопротивлялась хану Батыю, пришедшему на Русь в 1236 году, Старая Рязань, стертая Батыем с лица земли и вынужденная переместиться на ее нынешнее место, почти за сто километров, да еще небольшой городок Козельск. Были разрушены Владимир, Торжок, в меньшей степени Чернигов и Киев, еще до сражения оставленный своим князем.
  
   При историческом материализме, да и до него, вхождение русскоязычных территорий в империю Золотой Орды однозначно трактовалось как монголо-татарское иго. Великий сын великих родителей Лев Николаевич Гумилев, поставил под сомнение эту концепцию - и я склонен с ним согласиться, хотя стереотипы, вбитые с детства и вошедшие уже в подсознание, дают о себе знать. Почему-то битва суздальцев с новгородцами по одноименной иконе или кровавая расправа Мстислава Изяславича над киевлянами, или последовавшая сто лет спустя резня, устроенная в Киеве же Андреем Боголюбским - это междуусобица, это свое. А вот моноголо-татары - это иго, это чужое. Небось, когда варягов призывали, не думали о сохранении национальной самобытности! Тем более, что татаро-монголы оказали не самое маленькое влияние на формирование нашего национального характера.
  
   Взять хотя бы идею о едином царе, самодержце. Конечно, влияние Византии в этом вопросе существовало всегда. И тем не менее, общение в ханской ставке (а русские князья были там более чем частыми гостями, учились, так сказать, придворному этикету) не могло не сказаться на выработке практических навыков, освоении механизмов и усвоении положительных сторон центализованного управления. Тем более, что Византия в эти времена медленно, но неуклонно деградировала, а Константинополь был взят и разграблен крестоносцами еще в 1204 году.
  
   Идеология Золотой Орды, Великая Яса, была близка и понятна любому простому человеку. Вот что пишет Лев Николаевич Гумилев об этом уникальном источнике монгольского права. "Так, по Великой Ясе, каждого предателя, то есть человека, обманувшего доверившегося ему, предавали смертной казни. (...) Точно так же смертная казнь полагалась за неоказание помощи боевому товарищу. Например, встретив любого соплеменника в пустыне, каждый монгол был обязан (!) предложить ему попить и поесть. (...) Кара смертью была воздаянием за убийство, блуд мужчины, неверность жены, кражу, грабеж, скупку краденого, сокрытие беглого раба, чародейство, направленное во вред ближнему, троекратное невозвращение долга. За менее тяжкие преступления полагалась ссылка в Сибирь или наказание штрафом".
  
   Кстати, недавно прочитал где-то, что если бы у нас сейчас ввели шариатский обычай рубить за кражу руку, то уже на следующий год рубили бы протезы. Это надо прочувствовать!
  
   Гумилев поставил еще вопрос об агрессии Запада. Мы как-то подзабыли про Тевтонский орден, ставший Ливонским. Насильственное окатоличивание Прибалтики по логике событий не могло Прибалтикой закончиться. Дальше - Изборск, Псков, Новгород, Торжок, Тверь. Александр Невский разбил псов-рыцарей на Чудском озере, но это - выигранная битва, тактический успех. Выиграть войну он вряд ли смог бы при всей его личной отваге и святости.
  
   "В условиях, когда среди русских западников находились люди, которых можно было купить и использовать в борьбе против Отечества, надежный союзник на Волге был вдвойне необходим русским княжествам", - пишет Гумилев в работе "От Руси к России". Кстати, обратите внимание, как западник - так можно купить и использовать. И не просто использовать, а против своего Отечества! Что это - неустойчивость клонов к эпидемиям? Еще одно свойство национального характера? Западная технология экспансии, с успехом примененная у нас некоторыми олигархами и мировой общественностью? Загадка! Не надеясь на память, которая не удерживает ничего между Евпатием Коловратом и Дмитрием Донским, обращаюсь к авторитету Льва Николаевича Гумилева.
  
   Александр Невский поехал на поклон к Батыю, стал его приемным сыном. Этот подвиг был оценен значительно позднее, когдаПравославная Церковь причислила Александра Невского к лику святых. А факт родства Александра с Батыем, пусть и не кровного, дал основание Гумилеву утверждать о союзе Руси с монголами. Я не склонен поддерживать этот тезис, поскольку наличие баскаков хана даже в таких отдаленных местах, как Устюг, еще не ставший Великим, подтверждено документально, а с союзников дань не собирают. Баскаком Бугой был устюжский святой Иоанн Устюжский, женившийся на местной красавице Марии и принявший крещение. Кстати, другой устюжский святой, Прокопий Устюжский, был немцем по национальности. Баскаком был и дед Пафнутия Боровского, очень почитаемого на Руси святого. Правда, принявшая ислам Орда, не требовала того же самого от Руси. Наоборот, в Сарае было учреждено подворье православного епископа Сарского, который играл определенную роль в замирении постоянно грызущихся князей.
  
   Более того, Лев Николаевич отсчитывает начало нового периода в истории России не с Куликовской битвы, а именно с правления Александра Невского, считая князя Александра родоначальником новой этнической доминанты - альтруистического патриотизма. Об этом поговорим чуть позднее. Пока же отметим, что известны примеры, когда один человек, получив энергию непосредственно из совокупного биополя, стал родоначальником суперэтноса. Тем не менее, Александр Невский таким человеком, по-моему, не был, что, впрочем, никак не умаляет его выдающихся личных достоинств.
  
   Факт вхождения русских княжеств в империю Золотой Орды не сразу изменил политическую картину территории. Вражда князей друг с другом продолжалась и даже разгорелась с новой силой. Теперь каждый считал своим долгом съездить в Орду, "настучать" на своего соперника, обвинив его в работе на камбоджийскую разведку, и вернуться со своей же дружиной, но уже с ханскими "смотрящими" и ярлыком от князя, дающим право на собственное вокняжение. Вернуться, чтобы начать устанавливать у строптивого соседа свой конституционный порядок, огнем и мечом, как водится. Потом историки приписывали этот огонь и эту кровь злым татарам. Иногда хан вызывал какого-нибудь князя, оклеветанного соседом, к себе - и тут уж либо пан, либо пропал. Так пропали в ставке хана Михаил Всеволодович, князь киевский и черниговский, Михаил Тверской, соперник Москвы и некоторые князья помельче, что все-таки не подтверждает приятную сердцу, но вряд ли реальную идею о союзе. Как, собственно, и ярлык на княжение.
  
   В ходе этих междуусобиц понемногу образовалось несколько крупных центров: Рязань, Тверь, Суздаль с Нижним Новгородом, Новгород Великий, чуть позже усилилась и выдвинулась на первый план Москва. Одним из факторов усиления Москвы были внутренние проблемы Золотой Орды. Идеологии Великой Ясы было достаточно для завоевания огоромных территорий. Для освоения и удержания их в рамках единой империи этой идеологии оказалось недостаточно. Какую-то роль сыграло и принятие ордынцами Ислама, идеологи которого была несколько иной, чем идеология великого Чингис-хана. Орда стала распадаться, а ее составные части враждовать друг с другом.
  
   Вторым важнейшим фактором усиления Москвы было значительное усиление влияния православия. На всех русскоязычных территориях и в самом Сарае действовала его окрепшая иерархия, постепенно, но неуклонно отрывавшаяся от своего византийского корня. Начался бурный рост монастырей - из подмосковного Радонежа в Заволжье, на Нурму и Комелу, на Белое и Кубенское озеро, Сухону и далее в Великую Пермь. Началась колонизация ранее не освоенных славянами территорий, а их до Тихого океана было очень и очень много, столько, что задача их освоения стоит сейчас с той же остротой, что и шестьсот-семьсот лет назад.
  
   Но усиливалась в это время не только Москва. На западе возникло мощное литовское государство - Великое княжество Литовское, историю которого нам в школе почему-то не преподавали. А зря! Как сейчас выясняется, это было тоже русскоязычное и тоже в значительной мере православное государство. Его выдающиеся деятели Миндовг, Гедимин, Ольгерд, Кейстутис, не говоря уж о более позднем Ягайло, оказывали на развитие тогдашней истории ничуть не меньшее влияние, чем наши Иван Калита или Дмитрий Донской. Да собственно, значительная часть территорий, которые мы до сих пор считаем родными для себя, управлялись этим Великим княжеством: Минск, Полоцк, Волынь, Подолье, Киев, Смоленск, Вязьма, верховья Оки - все это Великое княжество Литовское. Оно образовалось в первые десятилетия XIII века. В конце XIV века, в 1385 году, Великое княжество Литовское заключило унию с Польшей, а в 1569 году создало с Польшей единое государство, империю Речь Посполита, просуществовавшую почти двести лет. Но мы немного отвлеклись.
  
   Куликовская битва 1380 года знаменовала рождение новой Руси - Руси, осознавшей себя как единое общество, как единую нацию. Руси, осознавшей свой будущий гигантский потенциал единого государства. Я был на Куликовом Поле. Пронзительные русские места. Вольная степь. Широкий простор. Щедрая земля. Необъятные горизонты. Русская земля. Русская душа. Россия.
  
   Само "иго" продолжалось еще более ста лет, его формальным окончанием считается разрыв Великим московским князем Иваном III Васильевичем ханской грамоты об уплате дани. Произошло это в 1476 году. В 1480 году последовал безрезультатный карательный поход хана Большой Орды Ахмата, закончившийся "стоянием на Угре". Дальше были мелкие набеги, в основном из Крыма. Через семьдесят с небольшим лет еще один Иван Васильевич, молодой Иван Грозный взял Казань, а затем и Астрахань. Больше значимых соперников у России на севере и востоке не оставалось аж до самого Тихого океана.
  
   Прежде, чем перейти к следующему периоду, интереснейшему периоду Руси Московской, кратко остановимся на нескольких моментах. Первый - хозяйственный. В 1257-1259 гг монголы провели перепись русских подданных для упорядочения взимания дани. В городах дань брали со двора. В деревнях - с хозяйства, причем, брали целиком с деревни, а уж та разверстывала на плуги и сохи. Православное духовенство дань Орде не платило никогда. Кроме главной, "царевой дани", "выхода", была еще дань торговая - "тамга", извозная - "ям", дань на содержание ханских послов - "корм" и другие, всего четырнадцать видов ордынских тягостей.
  
   Естественно, надо было кормить не только Ордынского хана, царя, но и своего местного князя, а он, хотя и зависел от князя Великого, но кушать хотел каждый день, а понятия "дотационный субъект" в Великом княжестве почему-то отсутствовало. Само собой разумеется, хотел кушать и сам Великий князь. Вся эта надстройка кормилась, естественно, за счет населения, которое вынуждено было вкалывать и вкалывать, как оно вряд ли вкалывало позже, при Петре Первом, или даже при Иосифе Виссарионовиче. Причем, вкалывало, заметьте, не на себя, а в основном, на дядю, что вряд ли способствовало творческому отношению к труду, становившемуся трудом прибавочным, если кто помнит, что это такое, и все более подневольным.
  
   Второй момент связан с моралью и правом. Православная мораль, внедряемая клиром в сознание темного населения, "не убий", "не укради", "не возжелай", несколько отличалась от морали, вытекающей из Великой Ясы. Двойная мораль давала широкий простор для особо одаренных людей. Шизофрения сознания, зародившаяся в тех еще условиях, аукнулась потом в советские времена. Мораль официальная, вернее, две официальные морали, были для внешнего употребления, для города. Основная масса населения, деревня, жила собственной моралью, выработанной и отшлифованной веками. С уничтожением деревни был уничтожен и источник этой морали, и ее носители.
  
   Право тоже было двойным - для внешнего употребления в отношениях с Ордой и для своих лапотников. Элита сжилась с лицемерием и двуличием. Да и византийские корни сказывались. В Европе, помните, в эти же времена процветало рыцарство, обладающее собственностью, свободное от большинства налогов, подсудное особым судам. Рыцарство обладало собственной моралью, предполагающей отвагу, смелость, верность, щедрость, культ возлюбленной и другие не самые последние качества. У них дворянство, элита, вышло из рыцарства. У нас - из князьков, из бояр, из активистов-самовыдвиженцев вроде Меньшикова в Березове. Но об этом потом.
  
   Третий момент тоже очень важен. В Золотой Орде вместе со славянами несли все тяготы те самые меря и весь, мещера и мурома, мордва и черемисы и многие другие племена и народы. Общая судьба, общее хозяйство, общее управление, общий язык не могли не сближать народы, и народы естественным образом сближались. Все-таки, за двести лет народилось двадцать новых поколений, а это очень и очень много. То, что потом стало русским народом, в основе своей имело мозаику от варягов до евреев-хазар, от тюрок до угро-финнов. Собственно славянский элемент вряд ли был даже доминирующим.
  
   Переходим к следующему периоду нашей истории, к периоду Московского государства.
  

2.1.3 Москва - столица нашей Родины

  
   Московским периодом Российского государства можно считать триста с лишним лет от Куликовской битвы до коренной ломки Петром Первым всех устоев боярской Руси и переноса им же столицы из первопрестольной Москвы в болотистый город, названный им в честь самого себя Санкт-Петербургом. Я живу в Москве с 1967 года, уже тридцать шесть лет, но москвичом себя не считаю, и не вправе считать: моя родина - тамбовские леса. Мой сын уже двенадцать лет живет и работает в Санкт-Петербурге, что дает мне основание держаться в стороне от беспредметного спора о первенстве той или другой из двух наших столиц.
  
   К концу XV - началу XVI века границы распространения сложившейся к этому времени великорусской народности почти полностью совпадают с границами Великого княжества Московского, значительно расширившегося при Иване III и его сыне, Василии III. В 1470 году был присоединен Великий Новгород с его обширными землями, за ним последовала Пермь, потом ростовские князья продали Москве остатки своих земель. В 1485 году главный соперник Москвы - Тверь сама попросилась под руку московского князя. В 1510 был присоединен Псков, в 1514 - Смоленское княжество, долго ходившее под Литвой, в 1517 году Рязанское княжество. Собирание русских земель было практически завершено. Княжество Московское вступило на путь превращения в национальное великорусское государство. Русский человек, ранее ощущавший себя жителем Рязани, видел своего врага в москвиче или новгородце. Сейчас каждый русский стал ощущать себя частью единого целого, русского Отечества, а врагами его стали враги внешние - Польша, Швеция, Крым. Для создания государства не хватало важнейшего элемента: сверхидеи.
  
   Эта идея пришла опять из Византии. Самой Византии, правда, к этому времени не стало: недавно родившаяся великая Османская империя методично проглатывала кусок за куском территории Второго Рима, а 29 мая 1453 года под натиском пассионарных турок пал и Константинополь, Царьград, на века ставший теперь Стамбулом. Не спасла Византию и Флорентийская уния 1439 года, которой православная церковь лихорадочно признала верховенство Папы римского. Растущее и крепнущее русское православное государство было естественным претендентом на Византийское наследство, тем более, что появился и формальный момент: женитьба Ивана III на византийской принцессе - племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог. Это произошло в 1472 году.
  
   Василий Осипович Ключевский расценивает этот брак в качестве "политической демонстрации, которой заявляли всему свету, что царевна, как наследница павшего византийского дома перенесла его державные права в Москву как в новый Царьград". Сама идея была сформулирована старцем Псковского Спасо-Елеазарова Великопустынского монастыря Филофеем в письме к Великому князю Василию III: "вся христианския царства снидошася в твое едино: яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти...". Отсюда родилась идея "Москва - Третий Рим". Отсюда же, при более пристальном рассмотрении можно предугадать и судьбу Советского Союза: "а четвертому не быти". Отсюда же можно вывести, что следующая наша державная сверхидея будет надхристианской. Но мы отвлеклись.
  
   Вот полный титул Ивана III: "Иоанн, божиею милостью государь всея Руси и великий князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Пермский и Югорский, и Болгарский, и иных" земель. Дальше этот титул только дополнялся и расширялся вплоть до ХХ века. Потом стал съеживаться, тускнеть, пока к началу века XXI мы не вернулись вновь к границам Московского княжества, правда, за кое-каким приятным исключением.
  
   Чтобы не повторять давно известное, ограничим рассмотрение этого периода двумя вопросами: опричнина Ивана Грозного и Смута 1591-1613 гг. Другие важнейшие вопросы эпохи - идеологическую баталию иосифлян и нестяжателей, обретение Православной церковью независимости от Константинопольской и церковный раскол рассмотрим чуть позже, в разделе 2.3 "Церковь и государство. Роль идеологии", к которому мы с вами скоро подойдем.
  
   Опричнина
  
   Прежде, чем говорить об опричнине, необходимо упомянуть тогдашнюю элиту, боярство, окончательно истребленное как класс Петром, но во времена Ивана Грозного, а он правил лично в 1547 - 1584 гг, тридцать семь лет! - всевластную. В 1533-1537 правила его мать Елена Глинская с боярами, с 1537 от имени Ивана правили одни бояре. Кто же такие бояре? Что всплывает в памяти, кроме песни обряда сватовства "Бояре, а мы к вам пришли..."?
  
   Как говорил Ключевский, наши города еще до призвания князей управлялись военно-промышленной знатью, местными "крутыми". Затем эти "крутые" попали на службу князю, занимая важные посты по его назначению. Они были лично свободными в пределах тогдашнего понимания свободы, и с усилением Москвы хлынули сюда с чадами и домочадцами. Преобладало титулованное боярство, то есть, бывшие мелкие и крупные княжеские фамилии, "служилое княжье", как их называл Василий Осипович. Их национальный состав был очень пестрым.
  
   Ключевский приводит следующие данные по нацинальному составу московского служилого класса, основываясь на Бархатной книге, официальной родословной книге Разрядного приказа:
   - великороссов - 33%;
   - польско-литовского происхождения - 24%;
   - немцев и западноевропейцев - 25%;
   - татар и "лиц восточной национальности" - 17%;
   - трудно определить происхождение - 1%.
   Прямо какой-то пролетарский интернационализм в действии, а не правящий класс!
  
  
   Бояре мерялись чинами на основе местничества, личные качества тогда были вторичными, если вообще учитывались. Высшие должности в государстве занимались в соответствии со знатностью рода, к которому боярин принадлежал, и с его местом в генеалогии собственного рода. Система была сложной и запутанной. Для родственников существовал простой счет и двойной, для чужаков - сложный. Простой счет: "первого брата сын четвертому дяде в версту" . Сложный счет: "Если потомок князя Одоевского отстоял от своего предка на шесть мест, а потомок Бутурлина от своего - на пять, то потомок Бутурлина не мог служить первым воеводой левой руки при назначении потомка князя Одоевского первым воеводой Большого полка: Бутурлин должен был подняться на одно место выше". Без бутылки не разберешься! Запомним лишь, что местничество устанавливало наследственность служебных отношений между родами. Устанавливало, заметьте, навечно. Элита консервировала сама себя.
  
   Более того. Бояре всегда имели наглость претендовать на значительную часть царской власти. Правда, в открытую они этого делать не могли - Лобное место пусто не бывало, а цари у нас всегда были скорыми на расправу. Зато уж по части интриг, подковерной борьбы наши бояре были большими мастерами, превзошедшими как своих византийских, так и ордынских учителей, которые тоже, кстати, были не самыми последними в этом деле.
  
   У Ивана Грозного были свои особые счеты с боярами. Оставшись без отца в трехлетнем возрасте (Василий III скончался в 1533 году) и без матери в возрасте семи лет, Иван имел все основания не доверять боярам и даже ненавидеть их. Его мать, Елену Глинскую, занявшую место бесплодной Соломонии Сабуровой, по слухам отравили бояре. Бесплодная Соломония, говорят, благополучно родила в монастыре, куда ее отправили помимо ее воли. Взросление Ивана и его становление пришлись как раз на разгул боярской демократии Шуйских и Бельских и иже с ними, который продолжался целых десять лет, до 1547 года, когда семнадцатилетний Иван был формально пострижен на царство.
  
   Он начал с завоевания Казанского и Астраханского царств, создания Избранной Рады, с проведения первого земского Собора, с идеи церковных реформ (Стоглавый Собор), с создания земских учреждений, с канонизации русских святых. По масштабу перестройка, начатая Иваном Грозным, была значительнее перестройки Горбачева. Конечно, семнадцатилетний Иван, при его более, чем вольном воспитании и отсутствии каких-либо навыков к труду, вряд ли мог стать инициатором такого грандиозного поворота. Он им и не был: у него были очень хорошие советники - митрополит Макарий, выходец из Пафнутьева Боровского монастыря; Алексей Федорович Адашев, человек государственного ума и сильной воли; нестяжатель Сильвестр, священник, писатель, дополнивший "Домострой", собиратель рукописных книг; Иван Михайлович Висковатый, осторожный и умный дипломат.
  
   Но поднаторевшее в интригах и привыкшее к демократическому беспределу боярство не дремало. К 1556 году реформы захлебнулись. В 1558 году началась Ливонская война, продолжавшаяся до 1583 года и закончившаяся ничем. Правда, заодно был разгромлен потерявший остатки былой пассионарности Ливонский орден, но целью войны был выход к Балтике, а его Россия и не получила. Репрессировав по навету боярства своих соратников Сильвестра и Адашева (митрополит Макарий скончался сам в 1563 году), молодой царь остался один на один с боярской камарильей. Дальше "процесс пошел" по накатанному руслу - мы этот процесс только что наблюдали в царствование Ельцина. "Царь окружил себя любимцами, которые расшевеливали его дикие страсти, напевали ему о его самодержавном достоинстве и возбуждали его против людей адашевской партии", - пишет Николай Иванович Костомаров. Правда, надо отдать должное Ивану Грозному: он пытался перехватить инициативу, был безжалостен в казнях, но - боярство стало голосовать ногами. В 1564 году сбежал в Литву ближайший соратник царя - князь Курбский.
  
   Тогда царь, понимая, что у него "везде Чечня", принимает неординарное решение, может, единственно верное для подобных ситуаций: делит страну на демократическое земство и очищенную от скверны опричнину. Вероятно, предполагалось, что наведя порядок в опричнине, он сможет потом постепенно распространить этот порядок и на всю страну. Опричнина по замыслу предполагала отсутствие даже бытового контакта с земщиной. К сожалению, этот исторический эксперимент не дал положительного результата: получилось, как всегда. Не имея четкой идеологии, лишивший себя достойного окружения, не разбирающийся в людях и не доверяющий никому, малодушный и истеричный царь не смог довести задуманное до конца и отменяет опричнину в 1572 году, через семь с небольшим лет после ее начала.
  
   Сыграли свою роль и внешние обстоятельства: Ливонская война, истощавшая силы народа, и набеги крымского хана Девлет-Гирея, разорившего Москву в 1571 году. Кроме того, в 1569 году исторические соперники Москвы, Литва и Польша, соединились по Люблинской унии в единое государство - Речь Посполиту. В 1576 году к власти в Речи Посполитой пришел "воинственный, деятельный и умный" Стефан Баторий. А рассудок нашего царя "все более и более затмевался". Мания преследования, садизм, вспышки гнева усиливались. В 1582 году Иван Грозный убивает своего сына Ивана, а в 1584 году умирает и сам, оставив после себя царицу Марию Федоровну Нагую с малолетним царевичем Дмитрием и сына Феодора от брака с Анастасией Захарьиной-Юрьевой. Федор был женат на Ирине Годуновой, сестре Бориса Годунова. Практически все внутренние и внешние элементы интриги Смуты были налицо.
  
   Смута
  
   На царстве после смерти Ивана Грозного остался его сын Федор. Его оценки потомками так же противоречивы, как и оценки самого царя Ивана. Многие считают Федора Ивановича обиженным умом, мягким и безвольным. Другие считают, что в его царство Россия фактически достигла того, чего она не могла достичь при самых умных и самых волевых правителях. Правда, царствовал он по тем меркам недолго: всего четырнадцать лет.
  
   Первое время от имени Федора страной управлял Регентский совет (Мстиславский, Шуйский, Захарьин-Юрьев, Годунов, Бельский). В итоге такого олигархического правления Никита Романович Захарьин-Юрьев благополучно скончался, Мстиславский был пострижен в монахи, Шуйский с родственниками отправлен в ссылку, а на хозяйстве остался умный и ловкий Борис Годунов. Мария Нагая с малолетним сыном Дмитрием жила в опале в Угличе. В мае 1592 года царевич Дмитрий был найден мертвым. Следственная комиссия установила, что "царевич сам себя зарезал в припадке падучей болезни". Чуть позже один из членов этой комиссии, окольничий Андрей Клешнин, постригается в Боровском Пафнутьевом монастыре с обетом молчания. Общество считало, что царевич был "заказан" Годуновым.
  
   Объективно Годунов был заинтересован в устранении единственного законного наследника. Принимал ли он решение сам, или постарались угодить его прихлебатели, трудно сказать. А может, действительно падучая. А может, Шуйские замыслили такую вот трехходовку для элегантного устранения Годунова и собственного прихода к власти, - сейчас остается только гадать. В любом случае, династия прервалась: Федор, умирая, оставил за себя жену Ирину, сестру Бориса Годунова. Та наотрез отказалась от царства и срочно постриглась в монахини. Все Рюриковичи пришли в возбуждение, особенно Шуйские - у них были наивысшие шансы. Возбудились и другие знатные бояре - в первую очередь, Мстиславские и Голицыны.
  
   Бояре попытались вообще вернуться к временам разгула демократии и взять власть в свои руки: послали к народу дьяка с предложением присягнуть Временному боярскому правительству. Народ отказался и потребовал на царство Бориса. Патриарх был отправлен с этим предложением к Годунову, тот благоразумно отказался, но было видно, что не наотрез. В феврале 1598 года Собор избирает Бориса Годунова, потомка татарского мурзы, самодержцем всея Руси. Считается, что это был наш лучший царь. Он даже молодых бояр посылал учиться за границу! Правда, ни один из них назад не вернулся, как говорит Сергей Федорович Платонов. Но, несмотря на это, страна стала постепенно выходить из разрухи времен Ливонской войны и позднего Ивана Грозного, что, естественно не могло нравиться ее соседям. В 1601 году в Речи Посполитой объявился самозванец, называвший себя царевичем Дмитрием, чудесно спасшимся от наемных убийц, подосланных Годуновым.
  
   Это была, пожалуй, одна из первых - и самых грандиозных! - пропагандистских акций, проведенных одной страной с целью дестабилизации другой, имеющей чуждую идеологию. При этом надо учесть, что ни телевидения, ни даже радио, ни даже какой-никакой свободной прессы тогда не существовало, ну если не считать подметных писем и соответствующих манифестов. Все остальные элементы психологической войны были налицо. Очень точно были вычислены и безошибочно использованы особенности нашего народонаселения, его слепая вера, в первую очередь, вера в законного царя. У нас ведь и после Смуты охотно умирали за Веру, Царя и Отечество. Конечно, учитывалось и недовольство элиты, бояр, обойденных худородным Годуновым - местничество ведь пока еще никто не отменял! Собственно, на это и была сделана основная ставка.
  
   Очень помогло полякам и то, что в государстве российском случилась естественная для него беда - два неурожая подряд вызвали сильнейший голод. Говорят, убивали и съедали даже людей. За голодом прошла эпидемия, погубившая только на Москве свыше ста тысяч человек. Холопы, от голодных ртов которых хозяева торопились избавиться, сбивались в стаи и промышляли грабежом по всей территории Руси. Как говорили позднее классики марксизма-ленинизма, правда, по другому поводу, произошло "обострение выше обычного нужды и бедствий угнетенных классов". Кстати, и кризис "верхов" был налицо, а на "повышение политической активности масс" поляки денег не жалели. Эту активность до сих пор именно этим способом повышают: очень действенный способ.
  
   В итоге Лжедимитрий I со своей Мариной (откуда они только берутся в нашей истории эти Марины, Александры и им подобные!) воссел на престоле Рюриковичей в Кремле в июне 1605 года. Сам Годунов скоропостижно скончался, оставив за себя на царстве вдову Марию с детьми Федором и Ксенией. Марию с Федором немедленно убили, а красавицу Ксению отдали на потеху Самозванцу. Народ, помните, безмолствовал.
  
   Мария Нагая (в иночестве Марфа) признала в Лжедимитрии своего невинно убиенного сына, а он, говорят, искренне и нежно относился к ней, как к матери. Вот где трагедия по масштабу превосходящае все, что придумал Шекспир! Вот где масштаб страстей! Вот где загадка русской души вообще, и женской души, в частности! Это сколько же подлости надо иметь внутри, чтобы ради собственного благополучия (царская-таки мать!) признать своим сыном узурпатора престола! Признала ли Марфа своим сыном и второго самозванца, еще одного Лжедимитрия, Тушинского Вора, я не помню. Помню только, что когда Шуйский привез из Углича мощи царевича Дмитрия, инокиня Марфа со слезами на глазах встречала мощи своего сына. И еще помню, что Марина Мнишек, не моргнув глазом, ляжет под второго самозванца, а потом и под очередного претендента атамана Заруцкого.
  
   Но мы чуть отвлеклись. Выстрелив 17 мая 1606 года в сторону Польши прахом первого самозванца из Царь-Пушки (она, оказывается, стреляла!), сам царь Василий Шуйский долго на престоле не усидел, хотя в угоду боярству сильно ограничил собственную власть. Очередная смута началась с первых дней его царствования. Сергей Федорович Платонов считает, что "с этого момента из смуты в высшем классе она окончательно принимает характер смуты народной, которая побеждает и Шуйского, и олигархию". Народ безмолствовал недолго. Началась крестьянская война под предводительством Ивана Исаевича Болотникова, бывшего холопа, турецкого невольника, галерника, бежавшего в Венецию, а затем в Польшу. Только через год кровопролитных боев, ценой затопления осажденной Тулы, голодавшей в осаде почти полгода, Шуйскому удалось осенью 1607 года схватить Болотникова.
  
   Но к этому времени уже появился второй самозванец, тот самый Тушинский Вор, сидевший до этого в тюрьме в литовском городе Пропойске. Новый самозванец набрал довольно всякого сброду из поляков, казачества, просто безродных авантюристов и проходимцев, и к маю 1608 года он уже был в Тушино под Москвой. Весь юг российского государства был ему подконтролен. Войска Самозванца возглавляли польские князья Лисовский, Сапега, Рожинский - они-то собственно и заправляли всеми делами. Самозванец получил контроль над двадцатью северными городами, включая Владимир, Ярославль, Вологду и Суздаль.
  
   Однако, постепенно северные города восстают против самозванца. Первыми освобождаются Нижний Новгород, Галич, Вологда, Владимир. Шуйский отдает шведам все завоеванное в Ливонской войне и вообще отказывается от притязаний на Ливонию и этой ценой заручается их поддержкой. Войска Шереметева, двигаясь от Астрахани вверх по Волге, постепенно подошли к Москве и соединились в районе Александровой Слободы с войсками Скопина-Шуйского. Тушинский лагерь был оставлен Вором. Но в ответ на дружбу Шуйского со шведами, которая была направлена против Польши, в 1609 году началась открытая интервенция поляков против Москвы. Встал вопрос о воцарении на Руси польского королевича Владислава. Часть боярской элиты, правда, не самая знатная, собравшись в том же Тушино, откуда только что сбежал второй Самозванец, отправляет к польскому королю Сигизмунду посольство во главе с боярином Салтыковым просить на царство Владислава.
  
   Договор о воцарении Владислава был подписан в Смоленске 4 февраля 1610 года. В марте талантливый военачальник князь Скопин-Шуйский вступает в Москву, очистив до этого от тушинцев весь север страны. Но - он внезапно умирает в расцвете сил, возможно, не без помощи бояр. Те, воспользовавшись случаем, свергают с престола его дядю Василия Шуйского и насильно постригают теперь уже бывшего царя в монахи. 17 августа 1610 уже первостепенные московские бояре подписывают второй договор с Сигизмундом о воцарении Владислава, урезав при этом права менее знатных бояр, которые те смогли включить в февральский договор. Боярский беспредел продолжается. Поляки занимают Кремль. "Правящая знать оказалась на низшем уровне понятий сравнительно со средними служилыми классами", - пишет об Августовском договоре Василий Осипович Ключевский.
  
   Первое дворянское ополчение под руководством знатного рязанского дворянина Прокопия Ляпунова (кстати, служившего Лжедмитрию I, но воевавшего против второго Лжедмитрия и свергавшего Шуйского) в марте 1611 года подошло к Москве и осадило поляков. Через некоторое время его войсковой собор принимает так называемый Приговор 30 июня 1611 года, своего рода Конституция, провозгласившая Ляпунова "властителем всего московского воинства". Через месяц Ляпунова убивают казаки, находившиеся под его началом. Положение становится патовым: разброд в ополчении не позволяет ему взять Москву, а осажденные поляки не могут разбить ополчение. Шведы, свободные теперь от договора с Шуйским, берут под шумок Новгород. Новгородские бояре (крапивное семя!) подписывают договор со шведами об отложении от Москвы и воцарении в Новгороде сына шведского короля. Смута вновь набирала обороты.
  
   Но в русском государстве остались две силы, для которых национальная идея была дороже личных сиюминутных выгод:Православная Церковь и простой народ. Предательство элиты, поругание всего самого святого, что составляло душу народа, не могло не вызвать реакцию отторжения со стороны той части организма общества, которая сохранила нравственное здоровье. В таких условиях совокупная энергия общества вливается в одного человека, и он становится вождем. Таким человеком стал простой земской староста из Нижнего Новгорода Кузьма Минин. Это он предложил избрать воеводой князя Пожарского, честного человека государственного уровня. Это он предложил продать в холопы жен и детей нижегородцев, чтобы собрать деньги на ополчение. Памятник Минину и Пожарскому стоит теперь на Красной площади. Это памятник не только двум выдающимся деятелям. Это - памятник обществу, которое в условиях развала государства, в условиях предательства элиты, смогло превозмочь разлад и разруху, смогло сбросить иноземное ярмо, смогло вернуть Россию на путь поступательного державного развития.
  
   Поляки сдались 22 октября 1612 года. Грамотой от 15 ноября князь Пожарский созывал по десяти человек от каждого города для выбора российского царя. 21 февраля 1613 года в Успенском соборе Кремля единогласно избран царем Михаил Федорович Романов. 14 марта 1613 года в Костроме Михаил Романов дал согласие править страной. 2 мая Михаил прибывает в Москву из Ярославля, где он останавливался по пути из Костромы, а 11 июля венчается на царство. Смута закончилась. Династия Романовых правила страной до 28 февраля 1917 года, чуть больше трехсот лет.
  
   Некоторые моменты московского периода
  
   Коротко остановимся на землевладении - вопросе, который всегда играл огромную роль в судьбах страны. Наиболее детально этот вопрос, на мой взгляд разобран как раз у Ключевского.
  
   В этот период различались две основные системы владения землей - вотчинное и поместное. Вотчина - наследственная собственность на землю, доставшаяся от отцов и дедов. Поместье выдавалось служилым людям за их службу и на время службы, то есть, собственность носила условный и временный характер, хотя и пожизненный для владельца. Со второй половины XV века вырабатываются строгие правила раздачи земель в поместное владение.
  
   Поместное верстание в XVI веке выглядело примерно так. До 15 лет дворянин числился в недорослях. В 15 лет он заносился в служилый список и становился новиком. По итогам службы его верстали в отвод или в припуск. Старших сыновей верстали в отвод, то есть, отделяли от отца, давая особые поместья. Младшего припускали в поместье отца, он служил с отцова поместья и наследовал его по смерти отца. Иногда сыновья совместно владели отцовым поместьем, имея в нем доли - выти. Дочерям и вдовам из поместья выделяли прожиток - дочерям до замужества, вдове- до второго брака. Прожитки составляли 5-20% поместья.
  
   К концу XVI века поместное владение, возможно, уже преобладало над вотчинным, да и само вотчинное владение постепенно становилось таким же условным, как и поместное. В то же время существует и другая тенденция: прямое завещание поместий женам и детям по аналогии с вотчинами. Существовала также и мена поместий, а также сдача зятьям с обязательством кормить прежнего владельца. В XVIII веке при Петре Первом и Анне Иоановне поместье вытеснило вотчину окончательно и слово "помещик" стало означать земельного собственника - дворянина.
  
   Закрепощение крестьян начиналось не с личного закрепощения, а с полицейского прикрепления к месту жительства, своего рода прописки: ответственным дворовладельцам, внесенным в писцовые книги, запрещалось переходить на другие земли. Эта прописка не относилась к неотделенным братьям, племянникам, соседям, подсоседникам, захребетникам и некоторым другим категориям. Расширение территории государства увеличивало число поместий и помещиков, помещики сажали в свои деревни нетяглых крестьян (не подлежавших прописке). Выдавая им ссуду, которую те были лишены возможности возвратить, помещики делали важный шаг к их закрепощению. Закон 1597 года, запретивший переход крестьян от одного владельца к другому (отмена Юрьева Дня), а также указы 1602 и 1606 года это закрепощение формализовали окончательно, почти на триста лет вперед.
  
   Второй момент - развитие права. В 1497 году Иван III Васильевич принимает свод законов - Судебник, базировавшийся на Русской Правде, Псковской Судной грамоте, великокняжеских указах, нормах обычного права и других источниках. Судебник регламентировал судебные органы, судебные пошлины, ввел розыск и смертную казнь и торговую казнь. Именно этим судебником и был установлен Юрьев День - право выхода с уплатой пожилого за одну неделю до и одну неделю после 26 ноября.
  
   В 1550 году первый Земский Собор принимает Царский Судебник Ивана Грозного. Этот Судебник ликвидировал судебные привилегии удельных князей, регламентировал порядок подачи жалоб на царевых чиновников. Закон был провозглашен единственным источником права. Однако, опричнина, обрушившаяся вскоре на головы законопослушного населения, со всей наглядностью продемонстрировала самым недогадливым и уровень правосознания, и источник права. Смутное время как нельзя лучше способствовало закреплению этих понятий. Все надо было начинать даже не с нуля, а со вполне отрицательных величин.
  

2.1.4 Краткие выводы к Московскому периоду

  
   К этому периоду относится как становление российской государственности, так и становление великорусской нации. В практическом плане государство унаследовало многие элементы Золотой Орды. Идеология, обеспечившая единство общество и развитие государственности вырабатывалась в недрах православной церкви, заслуга которой в создании и укреплении российского государства вряд ли может быть переоценена. Пик периода приходится на зарождение и осознание сверхидеи "Москва - Третий Рим".
  
   Внешними задачами государства было отражение агрессии с Запада, движимой соперничающей идеологией католицизма, боевым авангардом которого была пассионарная империя Речь Посполита, естественным образом расширявшаяся на юго-восток. Важное место занимала также агрессия с юга, со стороны крымского ханства, ставшего боевым авангардом другой пассионарной империи - Османской. Кроме того, собственные потребности государства требовали поиска выхода к морям, в первую очередь к Балтийскому. В указанный период эти задачи Россия не решила, более того, к концу периода она понесла значительные территориальные потери.
  
   Внутренней задачей государства в это время, кроме выработки и осознания государственной идеологии, была территориальная экспансия на восток, не встречавшая особого сопротивления и не нарушавшая интересов других империй. Государство с самого начала было многонациональным, однако этнические различия не играли практически никакой роли. Более того, титульная великорусская нация не пользовалась специальными привилегиями и в правящем классе даже была в меньшинстве.
  
   Попытки построения правовой системы проваливались из-за внутреннего нестроения общества, вызванного в свою очередь особенностями национальной элиты, боярства. Значительная часть этой элиты была настроена против усиления государства и при первых признаках разлада бежала на Запад, благо бежать всегда было куда: сразу за Смоленском начиналась православная и русскоязычная Литва, входящая в соперничающую империю Речь Посполита. Ни иврит, ни английский язык той элите учить не требовалось. Таким образом, элита изменяла и своему государю, и своему народу, который с полным правом можно обозначить и как народ-богоносец, и как народ-рогоносец. В то же время, именно этому народу-богоносцу страна обязана выходом из Смуты, в которую ее завела элита.
  
   Значительную роль в нашей истории играла и личность самодержца, царя-батюшки, правда, иногда роль положительную, объединяющую. В то же время, глубина трагедии в случае вступления на престол самодура или откровенно слабого правителя была неизмеримой. Моменты же властвования демократической толпы боярства всегда приводили у нас к разладу и внутреннему нестроению в государстве. Ну, не везло нам с элитой!
  
   Надо отметить также, что идея "Москва - Третий Рим" была идеей вторичной. Вторая заварка не дает крепкий чай. Если за идею христианства, приведшую к созданию тысячелетней византийской империи, массы легко шли на смерть при том же Диоклетиане, то умирать за Третий Рим они в расматриваемый нами период не очень-то хотели. Хотя, вера в превосходство прирожденного царя над избранным была достаточным побудительным мотивом, чтобы сплотиться вокруг первого Лжедмитрия и проливать за него кровь: народ инстинктивно не верил в атрибуты демократии, вроде выборов, предчувствовал, наверное, чем кончится для России игра в демократию. А вот за веру, за царя, за отечество почему-то шел на смерть легко. Надо сказать, что сказывалось и отсутствие просвещения. Европа в это время переживала эпоху Возрождения: Рафаэль, Леонардо, Петрарка, Данте, Микельанджело и сотни других гениев творили - и вряд ли только для себя: была такая потребность у общества. Наше общество, ведомое косным боярством, к этому времени безнадежно отставало.
  

2.1.5 Российская Империя

  
   Последнее столетие перед началом реформ Петра I тоже не было спокойным. Оно началось Смутой, но к двадцатым годам общество успокоилось, государство стало понемногу укрепляться, появилось согласие между государством и обществом. Первый царь новой династии, Михаил Романов, процарствовал аж до 1645 года, одного года не хватило до былинных "тридцать лет и три года". Его сын, Алексей Михайлович Тишайший, царствовал столь же долго - с 1645 года по год 1676.
  
   Если Вы знакомы с древнерусской архитектурой, то не можете пройти мимо того факта, что основная масса выдающихся архитектурных памятников, памятников исконно русских, относится как раз к XVII веку. Есть у нас кое-что из XII века, из домонгольских времен, кое-что из XV-XVI веков, но массовое строительство XVII века является лучшим подтверждением того, что этот век, по крайней мере, ближе к его середине, был веком созидания, веком примирения после всех неустройств и смут, веком начала культурного перелома. Значимы и внешние успехи государства: достаточно упомянуть историческое воссоединение Украины с Россией и восстановление военно-политического потенциала Российского государства.
  
   В то же время, XVII век знаменит началом глубокого раскола в православной церкви. Начатый пассионарным патриархом Никоном, другом царя, пересмотр традиций и обрядов православной церкви, их исправление, сам по себе был явлением, безусловно, положительным, нужным и своевременным, если не запоздавшим. Однако вторжение такого масштаба в сложнейший механизм генетики общества не могло пройти для этого общества бесследно: общество, едва пришедшее в себя после Смуты, которая была еще жива в памяти поколений, опять раскололось. Эта трещина в сознании общества настолько глубока, что следы ее обнаруживаются и в настоящее время.
  
   Еще одним масштабным явлением XVII века была крестьянская война под руководством Степана Разина, война против "изменников бояр", в ходе которой повстанцы создавали собственные органы власти, аналогичные органам казачьего самоуправления. Собственно, казаки и были главной движущей силой этой войны. Совершив в 1667 году набег на иранское побережье Каспия, казаки со Степаном Разиным во главе, решили, что могут дойти и до Москвы. Дошли они от низовьев Волги до моего родного Тамбова, до Нижнего Новгорода, взяли Казань, Чебоксары и Унжу. Практически везде их встречали хлебом-солью, стрельцы с радостью переходили на сторону восставших. Начались волнения и вблизи Москвы - вокруг Коломны, Каширы, Боровска.
  
   Тем не менее, царю Алексею Михайловичу удалось мобилизовать войска под командованием воевод Барятинского, Долгорукова, Милославского, и те успешно проводили контртеррористическую операцию, постепенно отвоевывая город за городом по всем правилам осадного искусства. В начале апреля 1671 года Степан Разин был схвачен самими казаками, и выдан в Москву, где его казнили 6 июня того же года. К ноябрю восстание было подавлено.
  
   Народная память почему-то почти ничего не сохранила ни о целях восстания, ни о его ходе, ни о предательстве соратников, ни о прилюдных казнях. Все это, вероятно, воспринималось, как должное, как повседневное. Ну, пошумели, покричали, прибили кого-то ненароком, протрезвели, сами отвели зачинщиков в ближайшее отделение - о чем тут вспоминать. А вот как Стенька с княжной персидской обошелся в целях повышения своего рейтинга среди тех, кто потом его предал, вот это запомнилось на века. Триста лет ведь прошло! А у меня удалая песня с плясками на "помин ее души" все из головы не выходит. Вот подлецы!
  
   В то же время династическая ситуация опять осложнилась. Алексей Михайлович имел от своей первой жены, Марии Милославской, семерых детей: сыновей Федора и Иоанна и пятерых дочерей, из которых выделялась умом и характером царевна Софья. От второй жены, молодой Натальи Нарышкиной, родился Петр Алексеевич, будущий преобразователь России. Запахло очередной смутой: Нарышкины лютой ненавистью ненавидели Милославских и пользовались в этом полной взаимностью. Федор был слаб здоровьем, Иоанн - умом; Петр был совсем малолетним: по смерти отца в 1676 году ему едва исполнилось четыре года.Православная Церковь с трудом переживала собственный раскол: старообрядцы десятками сжигали себя в деревянных срубах, предпочитая смерть в огне компромиссу в вопросах веры. Бояре, еще при бородах и в трех долгополых шубах одна на другую, ехидненько потирали ручонки, предвкушая поживу.
  
   В 1682 году унаследовавший престол Федор умирает, царем провозглашается десятилетний Петр. Но Милославские на волне стрелецкого восстания и руками стрельцов репрессируют врагов трудового народа Нарышкиных, объявляют "старшим царем" Иоанна, младшим - Петра, а правительницей сажают царевну Софью. Над Петром нависает тень судьбы царевича Дмитрия. В 1689 году Петр спешно покидает Преображенское и находит убежище в Троице-Сергиевой лавре: Софья с приближенными боярами готовила государственный переворот. Попытка переворота закончилась неудачей, Софья была пострижена в монастырь, и с 1696 года, после смерти брата Иоанна, Петр становится единовластным царем. В 1698 году он жестоко подавляет стрелецкое восстание и начинает коренной поворот всей российской жизни.
  
   Лицом к Европе
   Пока я трудился над этим историческим обзором, умные люди посоветовали прочесть работу Сергея Кравченко "Кривая империя". Очень интересная работа! Отсылаю к ней с большим удовольствием: http://www.litera.ru/slova/empire/ . В связи с этим в дальнейшем постараюсь не останавливаться на многих подробностях, которые превосходно разобраны у Сергея Кравченко.
   Если даже коротко перечислить некоторые главные изменения, содеянные Петром, то все равно окажется, что возможно назвать его реформы революционным переворотом, причем, не все его революционные деяния выдержали проверку временем. Петр за время своего царствования:
   - Изменил источник идеологии общества с византийско-православного на европейско-протестантский.
   - Резко ограничил влияние энергетически иссякшей элиты, которая складывалась веками, покончил с местничеством, тормозившим развитие этой элиты, и создал условия для формирования новой элиты на принципиально другой основе.
   - Окончательно решил в пользу государства вопрос о первенстве священства и царства. Подчинил православную церковь Священному Синоду, своего рода бюрократическому идеологическому отделу ЦК КПСС при своей персоне, лишив ее патриарха и даже намека на самостоятельность.
   - Решил историческую задачу возврата на берега Балтики и обеспечил России доминирование на Балтике на последующие три века. Одновременно Россия впервые заявила о себе как о геополитическом факторе мировой политики.
   - Первым из наших государственных деятелей понял роль флота в обеспечении геополитических интересов государства.
   При всем этом Петр Первый четко понимал, что в переходный период, в период крутых реформ и ломки устоявшихся стереотипов, единство государства и общества может обеспечить только самодержец: "...Его Величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен; но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять".
   В то же время, даже такой мощный и масштабный деятель, как Петр, не смог в исторически короткий срок (20-25 лет) преодолеть гигантскую инерцию тогдашнего общества. Складывавшиеся веками стереотипы поведения основной массы населения остались незатронутыми. Население по-прежнему было далеко от европейского образования и европейской культуры. Более того, произошел раскол духовного поля. Элита оторвалась от собственных корней и повисла в воздухе. Бюрократизация церкви и отлучение ее от государственных дел не способствовали росту духовного потенциала. Общество резко поляризовалось.
   Не изменились ни система права, ни правосознание основной массы населения. Источником права по-прежнему оставался кнут в руке правителя. Более того, тотальная бюрократизация государственной жизни омертвляла общество и подрывала его энергетику. Собственность по-прежнему носила условный характер. Крестьяне все больше и больше отрывались от земли и закрепощались. Рождающаяся промышленность росла на подневольном труде.
   Смута 1725-1741 года и судьба Петровских реформ
   Петр отменил сложившийся порядок наследования, присвоил себе право выбора наследника (прямо, как Ельцин!), но в отличие от Ельцина назначить себе наследника не успел, скончавшись зимой 1725 года от простуды. Преображенский и Семеновский полк в полном соответствии с принципами демократических выборов проголосовали за избрание в императрицы всея Руси жены Петра, Екатерины Первой. Видя такое демократическое волеизъявление, колеблющаяся масса боярства сразу колебаться перестала и на время оставила надежды на воцарение внука Петра, сына мятежного Алексея, малолетнего Петра Алексеевича.
   Впервые армия (гвардия) заявила о себе в качестве политической силы. Впервые в России на престол взошла женщина. Народ, как всегда, безмолствовал.
   Екатерина Первая умерла всего через два года после восшествия на престол, назначив наследником Петра Второго. Хитрый Меньшиков тут же обженил одиннадцатилетнего государя на одной из своих дочерей, вернее, обручил молодых. Но то ли будущие супруги не поладили, то ли Долгорукие были против, но Меньшиков вскоре очутился в Березове, на знаменитой картине Сурикова и на не менее знаменитой картине моего друга Владимира Кузьмина, находящейся теперь в галерее Вальтера Гасса в самом центре Вены. Долгорукие не учли матримониального опыта Меньшикова и в свою очередь обручили чуть повзрослевшего Петра с княжной Екатериной Долгоруковой. Петр Второй династических надежд Долгоруковых не оправдал и как-то в одночасье помер в январе 1730 года, подобно Петру Первому не оставив завещания.
   В императрицы избрали Анну Иоановну. При избрании Анну вынудили подписать документ, ограничивающий ее власть в пользу Верховного Тайного Совета. Она обязалась не выходить замуж и не назначать себе наследника, а также переподчинить гвардию этому Тайному Совету. Кроме того, Тайный Совет становился чем-то вроде коллективного монарха, решая вопросы войны и мира, присваивая генеральские звания и много чего еще. Этот коллективный орган так и не успел реализовать свои права. Опять вмешались гвардейцы, и Анна Иоановна собственноручно разорвала бумагу с "ограничительными пунктами". Самодержавие было восстановлено, угроза новой Смуты отодвинулась.
   Долгоруких, Голицыных, Черкасских, Юсуповых, Волынских и других претендентов на власть немножко репрессировали - кому отрубили голову, кого сослали в Сибирь. Делами империи целых десять лет заправляли Бирон, Левенвольд, Остерман, Миних, Ласси. Народ, как вы догадались, опять безмолствовал, хотя традиции ропота на кухне при включенном радиоприемнике были заложены уже тогда. Пишет Сергей Федорович Платонов: "Но при всем при том народ не поднимался против немцев, а только роптал".
   Вскоре отошла в мир иной и Анна, как-то опять неожиданно. Однако наследника назначить успела, выбрав правнука царя Иоанна Алексеевича, брат Петра Первого, Иоанна Антоновича, принца Брауншвейг-Люнебургского, который в момент назначения на столь ответственный пост еще пускал пузыри и восторженно писал в пеленки, не понимая, какая судьба ему была уготована. Анна Леопольдовна, мать новорожденного императора назначила регентом того же самого Бирона. Запахло досрочными выборами. Их и провели гвардейцы, арестовав Бирона, которого тут же самым справедливым судом приговорили к смертной казни, заменив ее, правда, ссылкой в Сибирь. Бирон уехал в Сибирь, бироновщина продолжала цвести и благоухать: оставался ловкий Остерман, оставался Левенвольд, появилась какая-то фрейлина Менгден со своим мужиком, который имел виды и на саму правительницу, хотя ее муж, бравый принц Антон, получил титул генералиссимуса (!) и не расставался с саблей.
   Возбудилась и тогдашняя мировая общественность, понимая, что пробил час вернуть под шумок назад все то, что отвоевал Петр. Французам это тогда было не совсем с руки, и они стали интриговать, чтобы на престол взошла дочь Петра красавица Елизавета, с которой они связывали свои надежды на дружбу против Австрии. Это впрочем, не мешало им науськивать на Россию Швецию. Дипломатия! Контакты французов с Елизаветой не ускользнули от внимания службы наружного наблюдения. Елизавету изолировали в ее дворце и даже понуждали выйти замуж, что лишило бы ее права на престол.
   Не вышло! Опять голоса гвардейцев перевесили. Силами одной роты Преображенского полка был произведен бескровный переворот. Правящих немцев и саму правительницу арестовали, их имения конфисковали, всех гвардейцев героической роты произвели в дворяне, а конфискованные имения раздали тем же гвардейцам, не забыв, конечно, и себя. Елизавета взошла на российский престол. Междуцарствие кончилось. Началась эпоха стабильности и расцвета.
   А годы 1725-1741 вошли в историю как годы, потерянные для государственного развития, годы отката, годы смуты, годы безвластия и интриг. Не произошло и сближения России с Европой, хотя засилье иноземцев и их тотальное доминирование в правящем слое вроде бы предполагали такую возможность. Вот что Ключевский пишет о восприятии на Москве рассказов тех, кому тогдашний ОВИР позволял пожить за границей: "Люди, живущие по своей воле и не пожирающие друг друга, вельможи, не смеющие никого обидеть, самодержец, не могущий ничего взять со своих подданных без определения парламента, дети, успешно обучающиеся без побоев, - все это были невозможные нелепости для тогдашнего московского ума, способные вести только к полной анархии...".
   Необходимо также отметить и то, что сильная личность сама по себе, без опоры на внятную идеологию, принятую обществом, способна лишь дать толчок развитию событий государственной жизни, иногда толчок огромный. С уходом со сцены самой сильной личности, этот толчок при движении вниз способен привести к ускорению - ускорению развала. При движении вверх энергия толчка быстро иссякает, и все катится назад к исходной точке, безжалостно давя тех, кто попал под колеса. Ни о каком законе, ни о каком праве во время этих колебательных движений речи идти, конечно, не может. Закон выступает то в виде ножниц в руках монарха, режущего бороды подданным, то в облике роты гвардейцев, сажающих на трон правильного, по их мнению, властителя.
   В то же время, именно при Анне были окончательно уничтожены различия между поместьями и вотчинами. По указу от 17 марта 1731 года дворяне получили право завещать свои имения. Более того, дворяне получили право уходить в отставку после 25 лет службы. Правильно голосовавшие гвардейцы обеспечили своему классу то, что не смогли обеспечить их верно служившие предки. Демократия, наконец-то, вошла в умы и сердца правящего класса. Правда, в несколько извращенной форме. Половина офицеров немедленно подала в отставку. Через сто лет потомки этих первых демократов выйдут на Сенатскую площадь, разбудят Герцена и процесс пойдет в уже известном нам направлении.
   Полное торжество феминизма
   При Елизавете Петровне и Екатерине Второй права дворянства были еще более расширены. Дворянство получило "монополию крепостного права", практически полную судебную власть над своими крепостными, право продавать их без земли. Россия в своем развитии дошла до уровня рабовладельческого государства. Вместо ожидавшегося прогресса гвардейская демократия привела к еще большему отставанию России от Европы.
   Елизавета царствовала двадцать лет, с 1741 по 1761 годы. Управляла страной она через свой "интимный солидарный кабинет, где премьером была Мавра Егоровна Шувалова (...), а членами состояли Анна Карловна Воронцова (...) и какая-то просто Елизавета Ивановна, которую так и звали министром иностранных дел. Предметами занятий этого кабинета были россказни, сплетни, наушничества, всякие каверзы и травля придворных друг против друга, доставлявшая Елизавете великое удовольствие", - пишет Ключевский. "Она оставила после себя в гардеробе слишком 15 тысяч платьев, два сундука шелковых чулок, кучу неоплаченных счетов и громадный недостроенный Зимний дворец...". Имельда Маркос отдыхает!
   Тем не менее, русские войска при Елизавете брали Берлин и били самого Фридриха Великого. Она основала Московский университет и отменила смертную казнь. Народ Елизавету любил и оплакивал ее вполне искренне. Добрый у нас народ. Верующий. Сентиментально верящий в сказки и мифы. Народ-ребенок, жестокий так, как жестоки могут быть только дети.
   По смерти Елизаветы на престол в 1761 году взошел Петр III, племянник Елизаветы, внук Петра Первого и одновременно внук сестры Карла XII. "Он походил на ребенка, вообразившего себя взрослым". Его собственный провинциальный масштаб никак не сочетался с масштабом России - еще одна наша беда, дошедшая от царя Петра III до недавнего царя Бориса. "У русских людей обливалось сердце кровью от стыда за Петра III", - до боли знакомо нам это чувство стыда за собственных правителей. Проходят столетия, а мало что меняется на Руси...
   Долго удержаться на престоле Петр, конечно, не мог.Православная Церковь стала его врагом после того, как он отобрал у нее церковные земли. Гвардия недолюбливала Петра за его преклонение перед Пруссией. Мир с Фридрихом, неоднократно битым при Елизавете, переполнил чашу терпения. 28 июня 1762 года гвардия произвела очередной переворот, и на престоле оказалась нелюбимая жена Петра III - Екатерина Вторая. Не прошло и десяти дней, как ее муж и бывший император как-то случайно скончался, заблаговременно подписав отречение в пользу жены. Юридически все было чисто.
   Екатерина Вторая была, пожалуй, самым просвещенным из всех наших монархов, президентов или генсеков. Воспитанная в протестантской немецкой семье и потому говорившая по-немецки даже лучше Путина, прошедшая через трудное детство и несчастный брак, она на протяжении восьми лет находилась рядом с престолом, каждый день ожидая худшего для себя исхода. Но она имела волю, выдержку и разум - редкое, но так необходимое для государственного деятеля сочетание личных качеств. Трудности лишь закалили ее характер, научили терпению, научили осторожности и последовательности в действиях. А сделано при Екатерине было много.
   Во-первых, она урезала, а потом и полностью отменила законодательные права Сената, укрепив этим шагом самодержавие. Во-вторых, она подготовила Наказ к составлению нового Свода законов, первого после Уложения 1649 года, принятого еще при Алексее Михайловиче. В-третьих, она установила новое территориальное деление страны, выделив 51 губернию и поделив их на уезды. При этом она разделила судебную и исполнительную власть на местах, обеспечив участие в них выборных от разных сословий (реформы 1775 года). Неоценимы заслуги Екатерины в развитии народного просвещения - широкое просвещение ведет у нас отсчет только со второй половины XVIII века.
   Жалованной Грамотой 1785 года она систематизировала права дворянства, предоставив дворянству права юридических лиц на уровне губерний. Создавалось что-то вроде гражданского общества - и не случайно: Екатерина была под большим влиянием теоретических воззрений французских либералов. Впервые обеспечивался определенный уровень гармонии между государством и обществом.
   Правда, обществом лишь дворянским. Крестьяне, основная масса населения, из этих гармоничных отношений были вычеркнуты и вычеркнуты напрочь. Более того, в собственном сознании крестьянских масс их служение дворянству рассматривалось естественным и логичным, поскольку дворяне в свою очередь были обязаны пожизненно находиться на службе у государя. Очевидная справедливость такой естественной зависимости была нарушена предоставлением дворянству вольностей: теперь дворянин мог сам решать, служить ему или нет. Чувство справедливости у нас всегда было обострено, это такая же национальная черта, как и душевная щедрость или детская жестокость. Явился Пугачев, выдававший себя за чудом выжившего Петра III. Дворянские усадьбы от Оренбурга до Казани заполыхали ярким синим пламенем.
   Говорят, в вопросе крепостного права взгляды Екатерины расходились со взглядами ее окружения: она хотела освобождения крестьян. Но в Грамоте 1785 года права крестьян не были определены, поэтому время правления Екатерины считается временем наиболее полного закрепощения крестьян. Наша действительность оказалась сильнее теоретических взглядов самой просвещенной правительницы России. Помещичье общество доминировало над крестьянским, по сути, государством.
   Во внешней политике Екатерина добилась огромных успехов. Россия закрепилась на берегах Черного и Азовского морей, получила Крым. Российский флот успешно действовал в Средиземном море. Разделами Польши был устранен давний геополитический соперник России. Правда, идея раздела принадлежала Фридриху Великому. Другой великий деятель той эпохи, Великий Петр, чуть раньше эту идею отвергал. Вместо одного соперника на границах России появились два: Австрия и Пруссия. Мой друг Кирилл Резников в своем "Лукошке с трухой" считает разделы Польши трагической ошибкой внешней политики России, ошибкой с далеко идущими последствиями. По третьему и окончательному разделу Россия получила Литву, Курляндию, Белоруссию, Полесье и Волынь. Галиция попала под Австрию. Остальная часть Польши отошла к Пруссии.
   Таким образом, XVIII век, начавшийся с бурных реформ Петра Великого, прошел затем под знаком новой смуты, засилья иноземщины, отката, расстройства во всех государственных и общественных делах, продолжавшегося со смерти Петра до середины века. Вторая половина века, наоборот, прошла под знаком стабильности, постепенных, но последовательных преобразований, определенного согласия в обществе, при всех приведенных выше оговорках, роста и укрепления Российского государства. Российские войска под командованием настоящего Суворова, Александра Васильевича, наводили конституционный порядок в Северной Италии, Швейцариии на Балканах, российский флот чувствовал себя в Средиземном море, как дома.
   Правда, все это происходило на фоне силового решения вопроса о власти. Дворцовые перевороты, естественно, оправдывались последующими пиар-акциями, придавая видимость легитимности действиям, законность которых была более чем сомнительной. Ложь и лицемерие, невозможные во времена Петра Первого, были неотъемлемой частью политической жизни на протяжении всего остального века.
   XIX век и развитие капитализма в России
   Век начинался опять с цареубийства: гвардейцы закололи императора Павла I, сына Екатерины и Петра III, процарствовавшего всего пять лет (1796-1801). На престол был посажен сын Павла Александр. Династических проблем при этом, правда, не возникло, поскольку Павел сам только что отменил печально известный порядок назначения наследника, установленный Петром в 1722 году.
   В Европе ситуация в начале XIX века до боли напоминала ситуацию тридцатых годов века XX-го. Доминировали две державы: Франция и Россия. Молодая Франция только что утопила в крови Великую Французскую революцию с ее Учредительным Собранием, Декларацией прав человека и гражданина, с красным террором Робеспьера и популярным у нас праздником - днем Парижской коммуны. После переворота восемнадцатого брюмера (9-10 ноября 1799 года) к власти пришел кумир русской либеральной аристократии Наполеон Бонапарт, ставший в 1804 году императором. Франция серьезно претендовала ни мировое господство. Тот же зуд не давал покоя и России. Пакт Молотова-Риббентропа становился неизбежным.
   Он был заключен в Тильзите летом 1807 года при свидании двух императоров на плоту, стоявшем на якорях посреди Немана. Мир был благополучно поделен: Наполеону отдали Западную Европу, Александру Европу Восточную. Две великие державы договорились вечно дружить против третьей - Англии, создав так называемую континентальную систему. Россия получила - не смейтесь! - Финляндию, Бессарабию и остаток Западной Украины (Белостокскую область). Латвия, Литва и Эстония ко времени Тильзита уже были в руках России. Свободная пресса и прогрессивно мыслящая интеллигенция того времени с чувством глубокого удовлетворения одобрили такое выражение вековых чаяний народов Европы. Да и после что-то не было приложено ни к Александру, ни к Наполеону тех щедрых эпитетов, которые понавешали на Сталина в связи со следующим пактом, который отличался от первого лишь в незначительных деталях и предусматривал ту же Финляндию, Бессарабию, Западную Украину и Прибалтику.
   Тильзитский пакт просуществовал чуть дольше пакта Молотова-Риббентропа, но тоже был вероломно нарушен, и тоже в июне. В июне 1812 года Наполеон вторгся в Россию недалеко от Брестской крепости-героя. Русские армии были опять разобщены и к войне не готовы, в итоге Наполеон, не располагая еще танковыми армиями Гудериана, уже к сентябрю был под Москвой. Правда, в отличие от Гитлера, Москву ему удалось взять. К стратегическому успеху, это тоже не привело, и всего через полтора года героическая Красная Армия освободила Париж. Казаки с удовольствием мыли сапоги и поили лошадей в Сене, попутно освободив от французского гнета трудовой народ более близкой нам по духу Германии.
   Массовый бесконтрольный выезд за границу простых россиян дорого потом обошелся российской истории. И дело не только в неуклюжем выступлении декабристов при таком же неуклюжем восшествии на престол царя Николая Павловича. Дело в том, что именно с этого момента началась шизофрения российского общества, расколовшегося на славянофилов и русофобов, стыдливо именующих себя "западниками". Пролетарский интернационализм Ленина - Сталина на время вылечил страну от этой болезни, но, как показали последующие события, вылечил не до конца.
   Течение этой болезни, продолжавшейся весь XIX век, осложнилось очень существенным фактором - очередной сменой элит и сменой достаточно резкой. Великая русская литература конца XIX века во всех подробностях описала угасание, а потом и полный уход со сцены дворянства. Косное помещичье общество, вышедшее из еще более косного боярства, уступало лидирующие позиции "новым русским" прошлого века - купцам и промышленникам, капиталистам. Уступило слишком поздно. Шаги Истории к этому времени очень и очень убыстрились.
   Крымская война 1853-56 гг. показала, что Россия проспала промышленную революцию, как позже проспит революцию научно-техническую, а потом и информационную. В 1861 году наконец-то было отменено крепостное право, отменить которое не решилась даже Екатерина. Россия опаздывала на столетия. Западная Европа или не знала крепостного права, ил отменила его элементы в XIII - XV веке. У нас запрет прямой работорговли последовал лишь в 1808 году (запрещение продавать крестьян на ярмарках). В 1833 году было запрещено разлучать членов семей при их продаже - в одной руке держали "Евгения Онегина", другой принимали серебреники за живые, а то и мертвые (Чичиков!) души.
   Крестьян освободили без земли. "Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости" предусматривало, что крестьяне получали личную свободу, помещики - землю. Правда, чтобы крестьяне не умерли с голоду, помещик обязан был предоставить им приусадебный участок (который потом даже большевики не решились отнять) и полевой надел. За это крестьяне уже по договору должны были отрабатывать барщину или платить оброк в течение девяти лет (временно обязанные крестьяне и отработки). Имеющие деньги могли выкупить и усадьбу, и полевой надел. Размер надела варьировал по губерниям от одной десятины до 6 и даже кое-где до 12 десятин на душу. К началу XX века в России насчитывалось 6 с лишним миллионов безлошадных и однолошадных хозяйств, то есть, практически более половины всех хозяйств едва могла сводить концы с концами.
   Несмотря на последующие реформы Сергея Юльевча Витте и Петра Аркадьевича Столыпина, сделавших многое для разрушения круговой общинной поруки, деревня нищала. Дворянство разорялось. В центре страны образовался земельный голод. Собственно, история не предусмотрела в плане своего развития каких-то двадцати-тридцати лет для реализации многообещающих программ этих двух выдающихся государственных деятелей. В предисловии к книгам Шульгина "Дни" и "1920" Дмитрий Жуков утверждает, что замысел убийства Столыпина, носителя идеи сильной России, принадлежит мировой общественности, опасавшейся именно такой России. Но как бы там ни было, поражение в русско-японской войне, позор Цусимы, революция 1905 года, Распутин, Первая мировая война наносили удар за ударом по системе, по расколотому обществу, переставшему быть источником энергии для слабеющего государства. Власть выпадала из рук царизма.
   Наиболее выдающиеся российские деятели XIX века ощущали надвигающуюся угрозу. За отменой крепостного права последовал ряд реформ - судебная (1864), городская (1870), военная (1862-1874). Однако, после убийства народовольцами императора Александра II Освободителя, реформы несколько заглохли, и кое-где наблюдался откат вспять. Тем не менее, в России царил промышленный подъем. За десять лет с 1890 по 1900 годы утроилось производство чугуна и стали, было построено 22 000 километров железных дорог - цифра невероятная даже для нынешнего времени. Практически утроилась добыча нефти и каменного угля, удвоилась переработка хлопка, повысилась товарность сельского хозяйства.
   Концентрация капитала в России была на удивление высокой: монополии "Продамет", "Продуголь", "Продвагон" ничем не уступали крупнейшим западным монополиям. Таких монополий насчитывалось к 1914 году около 200. И все-таки страна оставалась крестьянской: фабрично-заводских рабочих в 1913 году было около 4 миллионов человек, а крестьянских хозяйств насчитывалось около 12 миллионов, то есть, крестьянствовало минимум 60 миллионов человек, а то и больше, принимая во внимание средний размер тогдашней семьи, а также батраков и поденщиков, которых было по некоторым данным около 13 миллионов. При этом насчитывалось около 30 тысяч помещиков.
   В то же время по Европе бродил очень опасный призрак - призрак коммунизма. В июне 1847 года в Лондоне состоялся 1-й конгресс Союза Коммунистов. В феврале 1848 года вышел в свет "Манифест Коммунистической партии". 28 сентября 1864 года создан 1-й Интернационал. Зазвучали имена Бебеля, Лафарга, Либкнехта. Через три года началась публикация "Капитала" Карла Маркса". Часы новой истории были запущены и стали отсчитывать время до 25 октября 1917 года. Времени оставалось немного.
   У нас была активной организация "Земля и воля", распавшаяся впоследствии на "Народную волю" и "Черный передел". Хождение в народ, к которому призвал Герцен, имело побудительным мотивом уплату интеллигенцией долга перед народом, а целью - социалистическую пропаганду в деревне и крестьянскую революцию. Главными врагами были обозначены частная собственность, государство и церковь. Петр Лавров, Михаил Бакунин, Екатерина Брешко-Брешковская, Софья Перовская, Петр Кропоткин, Вера Фигнер и многие другие будущие анархисты, эсеры, террористы начинали свою революционную карьеру именно в качестве народников. Народники имели прямой контакт с Русской секцией 1-го Интернационала и сыграли огромную роль в распространении марксизма в России. Не найдя понимания среди крестьян, народники перешли к террору. По иронии судьбы, под их бомбы и пули попадали как раз те лидеры, деятельность которых была направлена на активное, но поступательное развитие России. Одним были нужны великие потрясения, другим - великая Россия.
   Я не буду останавливаться на истории РСДРП - РСДРП (б) - ВКП (б) - КПСС. Все нюансы ее истории, препарированные умелыми руками пропагандистов, слишком хорошо известны моему поколению. Скажу только, что объективно РСДРП(б) и партия социалистов-революционеров, эсеры, были самыми организованными, самыми дисциплинированными партиями России, имели самую разветвленную сеть ячеек практически по всей стране и были партиями действия. Все остальные, включая кадетов и октябристов, были скорее дискуссионными клубами пикейных жилетов - высокообразованных, глубоко порядочных, лично преданных России и в практическом плане беспомощных людей, не способных выйти за плоскость действительности.
   А действительность пугающими темпами становилась объемной. Общество начала ХХ века, подхваченное волной освобождения крестьянства, промышленного подъема, очередной смены элит, развивалось слишком бурно для застывшего в своей косности государства с его потерявшей привлекательность идеологией православия, расколотого духовно, организационно изнасилованного Петром и не сумевшего ответить на вызовы стремительно развивающейся науки. Показателем этого бурного роста энергии общества является и Серебряный век в поэзии, и начала собственных философских школ - первых за всю российскую историю, и рождение именно в России авангардизма в живописи, да и не только в живописи.
   Но ни большевики, ни эсеры, при всей их организованности и идейной вооруженности не были готовы ни к взятию власти, ни тем более, к управлению страной. Крестьянский вопрос; слабое самодержавие, управлявшееся, по крайней мере, из трех центров - слабовольный государь, властная царица и хитрый мужик Распутин; провалы в войне, к которой мы опять не были готовы; идеологическая беспомощность правящей элиты и, наоборот, возрастающая привлекательность неожиданно широкого выбора альтернативных идей - от анархизма до октябризма - взорвали прогнившую оболочку государства и положили его беззащитное содержимое к ногам тех, кто осмелился заявить: "Есть такая партия!".
   Дальнейшее вы очень хорошо знаете.
  
   2.2 Церковь и государство. Роль идеологии
  
   На всех этапах государственного строительства в России Православная Церковь играла видную, а в некоторые периоды главную и решающую роль. Собственно, образованием государства и формированием нации Россия обязана в первую очередь своей Православной Церкви. Большинство неустройств, смут, расщеплений сознания в стране происходили в недрах самой церкви или были вызваны ее временными поражениями в борьбе с чуждым влиянием на контролируемых ею границах. Конец безраздельного господства церкви над умами и душами населения России закономерно означал гибель Российской империи. Рассмотрим этот вопрос чуть подробнее.
  
   2.2.1 Основные функции церкви в российском обществе и ее особенности
  
   В любом обществе церковь является организационной структурой, призванной нести в массы идеологию соответствующей религии, отправлять культ, духовно окормлять паству, то есть, удовлетворять заложенную Природой тягу людей к высшему, к внебытовому, к идеальному и совершенному - к Богу. Идеологическая составляющая религии дает массам учение о Боге, о его требованиях, и выводимые из них этические и правовые нормы, которые регулируют повседневную жизнь общества, а также служат основой для представления верующих об обществе и о мире. Церковь, особенно до начала развития науки, несла также и образовательные, просветительские функции. Помимо этих основных функций, церковь в большей или меньшей степени выполняет также функции государственного строительства, освящая и закрепляя в умах и сердцах населения государственную идеологию. Церковь во все времена являлась хранительницей традиций, хранительницей истории, хранительницей национального самосознания народа.
  
   У нас церковь почти на всех этапах истории, особенно, до времен Петра Первого, была важнейшим элементом государства, а в некоторые переломные моменты истории оставалсь единственным государствообразующим элементом или даже пыталась подменить собой государство. Мы говорили о периоде вхождения Руси в империю Золотой Орды, о становлении Московской Руси как единого государства, о временах патриарха Никона, о периоде Смуты. В советский период церковь и литература, тоже не до конца уничтоженная, были последними убежищами для исторической памяти, так безжалостно искоренявшейся большевиками.
  
   Некоторыми особенностями Русской Православной Церкви, значимыми для рассматриваемой нами темы, являются, на мой взгляд, следующие:
  
   - Сохранение в более или менее нетронутом виде политических, идеологических и других традиций Византии. К собственной истории России всегда необходимо добавлять еще почти пятьсот, а то и всю тысячу лет византийской истории.
   - Крайний консерватизм и застылость форм. Не случайно, западное название нашей церкви - ортодоксальная церковь. Ортодоксальный - значит, неуклонно и последовательно придерживающийся какого-либо учения. Придерживающийся вне зависимости от явных изменений окружающей среды и самого объекта воздействия.
   - Жертвенность, смирение, аскетизм как основные христианские и общечеловеческие ценности, проповедуемые церковью.
   - Более длительная, чем на Западе (на несколько веков!) монополия на многие виды искусства: живопись, литературу, музыку и некоторые другие, а также монополия на образование и просвещение.
   - Особое значение монастырей в политической и экономической жизни страны, а также в освоении новых территорий.
   - Церковь как оплот и опора самодержавия.
   - Православие как основа росийской национальной идеи.
  
   Некоторые авторы, в частности, А.В.Карташев в своих "Очерках по истории Русской Церкви", отмечают еще ряд особенностей нашего православия, сложившихся в первые века его существовани. В частности, обширность епархий объективно подталкивала к разрастанию светского элемента в делах церковного управления. И наоборот, особенность нашей судебной системы, при которой участие епископов в гражданском суде над мирянами резко затрагивало материальные интересы князя (помните: вира шла в пользу князя, хотя морду били и не ему!), так же резко ограничивала судебные возможности епископата. Может, отсюда и вырос советский суд, самый справедливый суд в мире. То есть, отсюда идет определенное отставание развития правосознания нашего населения от развития правосознания населения, например, Запада? Все эти особенности, с одной стороны, отводили для Православной Церкви совершенно особое место в государстве, а с другой стороны, создавали условия для формирования особых черт, особого психологического склада у окормляемого населения.
  
   2.2.2 Собственная история Русской православной церкви
  
   История Православной Церкви - это величественная и волнующая, очень богатая событиями и выдающимися личностями история возвышения духа над плотью, история борьбы за умы и сердца людей, история борьбы за власть с государством. История борьбы, закончившейся тотальным поражением и практическим уничтожением церкви в период исторического материализма. К нашему несчастью, идеология исторического материализма, занявшая место идеологии православия, оказалась еще более несостоятельной, что поставило под угрозу само существование России как единого и независимого государства.
  
   Историю христианства на Руси с достаточным основанием можно вести от апостола Андрея, брата апостола Петра, Андрея Первозванного, который посетил Киев. "Якоже рекоша, Андрею, учащю в Синопии и пришедшю ему в Корсунь, увиде, яко ис Корсуня близъ оустье Днепрское и всхоте пойти в Римъ. И приде въ оустье Днепрское и отоле поиде по Днепру горе и по приключаю приде и ста подъ горами на березе. И заутра вставъ рече къ cущимъ с нимъ оученикомъ: видите горы сия? Яко на сих горахъ воссияетъ благодать Божия...", - так свидетельствует наша летопись о том, что сохранилось в памяти народной. Историки же выделяют несколько других наиболее значимых событий, лежащих в начале истории Русской православной церкви:
   - Создание славянской азбуки и перевод с греческого на славянский язык богослужебных книг, а затем и Библии братьями Кириллом и Мефодием в 863-884 годах. Имеются некоторые основания полагать, что эти деяния можно отнести к 855 году или даже ранее.
   - Создание теми же славянскими первоучителями Кириллом и Мефодием первой русской епископии (862 год).
   - Крещение Святой и Равноапостольной княгини Ольги в Константинополе в 955 или 957 году.
   - Принятие христианства Святым и Равноапостольным князем Владимиром, внуком Ольги, и крещение при нем Руси, начало которому было положено в Киеве в 988 году;
  
   Исторический выбор, сделанный князем Владимиром, предопределил судьбу России на целое тысячелетие вперед. Найдется не так много других решений одного человека, которые имело бы столь серьезные последствия для судеб стольких миллионов людей на протяжении стольких веков.
  
   Существуют несколько версий крещения Руси и западными, латинскими миссионерами. Одна из них говорит о святом Бонифации, прошедшем между двумя кострами и оставшемся невредимым, что подвигло русские толпы на немедленное крещение. Другая упоминает о святом Бруне, который обратил в христианство Венгрию и Россию. Говорят, приходил к нам для крещения народа и католический епископ Аадальберт. Упоминания об этих и других миссиях сохранились в некоторых документах, но не в народной памяти. Официальная же идеология православия была меньше всего заинтересована в их удержании в памяти народа или в истории, и это вполне понятно. Переписывать историю у нас начали задолго до появления "Краткого курса ВКП(б)". Да и только ли у нас?
  
   Народная память зато удержала другое - остатки прежней религии, язычества. Даже сейчас, спустя тысячелетие с даты крещения Руси при Владимире, можно говорить о двоеверии русского народа, празднующего Масленицу - и сразу за ней Воскресение Христово; отмечающего Рождество и тут же, не отходя от праздничного стола, старый Новый год с его ворожбой и колядками; украшающего в праздник Троицы дома и храмы травой и березовыми ветками, а почти сразу же за этим отмечающего уж совсем языческий праздник Ивана Купала.
  
   Русский народ верил одновременно в Иисуса Христа и в лешего с русалками, поклонялся Николаю Угоднику, но по старинке побаивался домового. Любимыми же народными святыми, кроме Николы, были Фрол и Лавр, изображаемые с лошадьми, основой крестьянского хозяйства. Вообще, Троица в народном представлении это, скорее, Богородица, Иисус и Никола, чем Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух. Если же говорить о других российских народах, ставших православными, о мордве, чувашах, марийцах, вепсах и многих других, то их языческие корни уходят еще глубже, а влияние на них язычества несравненно сильнее. Да и полную христианизацию этих народов можно отнести к более поздним временам, к XVII-XVIII векам, а то и позже. Языческий элемент и его влияние на умы и сердца росийского населения - одна из важнейших отличительных черт нашей национальной психологии.
  
   Церковь в домонгольский период
  
   В первые столетия своего существования Православная Церковь утверждалась в крупных городах. Основная масса населения вряд ли была затронута ее влиянием, а может и вообще не подозревала о ее существовании. В пятидесятых-шестидесятых годах двадцатого (!) века я жил в тридцати с небольшим километрах от города Тамбова, и даже тогда этот город казался нам, лесным жителям, чудовищно далеким и загадочным. Киев, Полоцк, Смоленск, Новгород, Ростов Великий, Суздаль, Муром - эти и некоторые другие островки православия, центры епархий числом пятнадцать, тонули в языческом море гигантских и еще девственных территорий, населенных этносами, слабо догадывавшимися о существовании других народов, кроме своих ближайших соседей.
  
   Этот период церковной истории был несколько парадоксальным. Церковь входила на правах митрополии в церковь Константинопольскую, занимая в ее иерархии не то шестидесятое, не то семидесятое место. В качестве митрополитов Царьград исправно посылал в Киев своих ортодоксальных греков. Церковь полностью подчинялась Константинопольскому патриарху, для которого были обязательными решения императора Византии. В то же время, Великий князь Киевский ни юридически, ни фактически не был византийским подданным, имел собственные взгляды на жизнь и на политику, в том числе, на политику церковную, и старался проводить их в жизнь, исходя из собственного понимания своих интересов, тем более, что интересы Киевской Руси и интересы Византии не обязательно во всем совпадали. Отсюда естественное стремление великих князей к поставлению собственных митрополитов, реализованное, правда, в этот период всего дважды - при митрополите Илларионе, одном из самых образованных деятелей того времени ("Слово о Законе и Благодати"), поставленном собором русских епископов в 1051 году, и митрополите Клименте, поставленном сто лет спустя, в 1147 году.
  
   В то же время, география церковных центров неуклонно расширялась, и в этот период (XII век) уже была достаточно обширной - от Корсуня и Тьмутаракани на юге до Гледена (Великого Устюга еще не было!) и Спасо-Каменного монастыря на Кубенском озере на севере, от Полоцка и Новгорода на западе до Суздаля и Вятки на востоке. Между этими центрами, расположенными по берегам основных водных путей, простиралась духовная пустыня, которая будет возделана только спустя многие века, уже в послемонгольский период, учениками Преподобного Сергия Радонежского, в XIV и XV веке, а то и позже.
  
   От домонгольского времени остались Десятинная церковь и Святая София в Киеве, храм Покрова на Нерли и храм Бориса и Глеба в Кидекше, Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском, Новгородская Святая София и храм Преображения Господня в Спасо-Мирожском монастыре во Пскове - вот, пожалуй, и все сохранившиеся памятники церковной архитектуры, каменные свидетели высот, достигнутых Православной Церковью за первые века своего существования. Хотя ко второй половине двенадцатого века только в нынешнем ближнем и дальнем Подмосковье уже были известны такие города, как Ростов Великий, Суздаль, Переславль-Залесский, Рязань (старая), Молога, Москва, Тверь, Ярославль, Углич, Зубцов, Галич Костромской, начинались Вологда, Кострома и другие города, дожившие до нашего времени, но не сохранившие архитектурных памятников тех лет.
  
   Кроме уже упомянутых княгини Ольги и князей Владимира, Бориса и Глеба, митрополита Иллариона, церковь сохранила имена других великих своих подвижников домонгольских времен: Антония и Феодосия Печерских, Леонтия и Кирилла Ростовских, Герасима Вологодского, Кирилла Туровского, Варлаама Хутынского, Авраамия Смоленского, игумена Сильвестра, монаха Печерского монастыря Нестора и многих других выдающихся деятелей.
  
   В этот период кровавых княжеских междуусобиц особенно сказалась миротворческая, посредническая роль Церкви и ее высших представителей. Следует отметить также значительную просветительскую роль Церкви в этот период, причем, не только в смысле распространения грамотности и образованности, но также и в смысле воспитания нравственности, смены языческих нравственных ориентиров на христианские. "Мысль о неизбежном божественном суде производила необыкновенно сильное впечатление на пугливое воображение язычника и отрезвляющим образом влияла на его нравственное поведение", - говорит в своем двухтомном труде "Очерки по истории Православной Церкви" профессор А.В.Карташев.
  
   В государственных же делах роль Церкви в этот период была заметной, но пассивной. "Церковь не пыталась перестроить ни форм, ни оснований государственного порядка, какой она застала на Руси...", - пишет В.О. Ключевский в первом томе "Курса русской истории". Князья по требованию политического момента часто нуждались в совете, поддержке и духовном авторитете предстоятелей Церкви и не стеснялись широко этим пользоваться. Крестное целование стало повсеместным обычаем, вытеснившим другие виды клятв. В то же время, инициатива самой Церкви была скована ее незначительным пока влиянием и нежеланием вызывать на себя гнев пассионарных властителей, озабоченных своими запутанными наследственными правами. И все же проповедуемая Церковью идея божественного происхождения власти и ответственности власть имущих перед Богом мало-помалу укоренялась в сознании тогдашней элиты.
  
   Церковь в период вхождения Руси в Империю Золотой Орды.
  
   Как ни странно, именно с этого периода начинается укрепление влияния и авторитета Церкви, а также ее выход на политическую арену в качестве достаточно самостоятельного действующего лица, вынужденного правда, очень часто прикрывать эту свою ведущую роль. Государственный распад Руси и последовавшая затем потеря независимости, сыграли, как это ни парадоксально, положительную роль в длительном процессе возвышения роли Церкви.
  
   Этому способствовали несколько факторов. Первым явился исторический выбор, сделанный князем Александром Невским, выбиравшим между двух зол: между окатоличиванием и подчинением Руси Ливонскому ордену с одной стороны, и вхождением Руси на правах данника в империю Золотой Орды с другой. Александр выбрал второй, евразийский путь и поехал в Орду.
  
   Вторым фактором была религиозная терпимость Орды, еще не принявшей ислам. В своих ярлыках Ордынские ханы подтверждали неприкосновенность православной веры. Церковь освобождалась от уплаты дани. Не пострадали и судебные права Церкви. В столице Золотой Орды Сарае в 1261 году была даже учреждена православная епископия и назначен епископ Сарский, оказывавший определенное влияние на внутриполитическую ситуацию на Руси.
  
   Третьим, и, возможно, решающим фактором, способствовавшим возвышению Церкви, стала ее естественная роль защитника национальных стереотипов поведения, успевших сложиться за почти триста лет, прошедших со дня насильственного крещения Руси. Массовое обращение к православию ханских баскаков служит самым ярким подтверждением роста влияния и авторитета Церкви.
  
   Велика роль Церкви в возвышении Москвы, будущего центра Российского государства, происходившем параллельно возвышению Церкви. В 1299 году, согласно Лаврентьевской летописи, "Митрополитъ Максимъ, не терпя Татарьского насилия, оставя митрополью и збежа ис Киева и весь Киевъ розбежался, а митрополит иде к Брянску, и отоле иде в Суждальскую землю и со всемъ своим житьем". "...Того же лета Максимъ митрополит седе въ Володимери на столе...", - подтверждает летопись Суздальская. Максим умер в 1303 году и был похоронен во Владимирском Успенском соборе.
  
   Русь Литовская, обеспокоенная уходом митрополита из Киева, пыталась создать собственную митрополию, Галицкую, и на какое-то время ей это удалось. Первым митрополитом Галицким в 1302 году был назначен епископ Нифонт. В Галицкую митрополию вошли шесть епархий: Владимир Волынский, Галич, Луцк, Перемышль, Туров, Холмск. Однако, в 1305 году Нифонт внезапно умирает, и галичский князь Юрий посылает в Царьград своего кандидата на занятие опустевшей кафедры - игумена Петра. Своего кандидата на место, опустевшее после Максима, прислал и великий князь Владимирский, обязанности которого в это время исполнял тверской князь Михаил Ярославич. Но Константинопольский патриарх Афанасий и император Византии Андроник II отменили собственное недавнее решение и упразднили Галицкую митрополию, назначив митрополитом Киевским в утешение Юрию Галичскому его кандидата Петра. Резиденция же Киевского митрополита, как мы помним, уже находилась во Владимире.
  
   Митрополит Петр пошел еще дальше. Не поладив с Михаилом Тверским, исполнявшим обязанности великого князя Владимирского, который чувствовал себя кровно обиженным за своего отвергнутого кандидата, Петр подружился с князьями московскими, сначала с Юрием, а потом и Иваном Даниловичем, более известным под именем Иван Калита, и проживал в Москве практически постоянно. Петр основал в московском Кремле Успенскую церковь, на месте нынешнего Успенского собора, и был похоронен в ее стене в 1326 году. Новый митрополит, Феогност, поставленный из греков, тоже близко сошелся с Иваном Калитой, который в 1328 году стал Великим князем. Феогност не просто переселился в Москву, но ходатайствовал о причислении митрополита Петра к лику святых, что ему удалось в 1339 году. Митрополит Петр стал четвертым русским святым, канонизированным Церковью после Бориса, Глеба и Феодосия Печерского.
  
   Следующий митрополит, Алексий, сын черниговского боярина, был образованнейшим человеком того времени. Его готовили в митрополиты задолго до смерти Феогноста. Поставление Алексия свершилось в Константинополе в 1354 году, а уже в 1355 году он убедил греков утвердить факт перенесения кафедры из Киева во Владимир. Став формально митрополитом Владимирским, фактически Алексий стал первым полноправным митрополитом Московским. Более того, он становится опекуном малолетнего Дмитрия Донского и фактическим главой Великого княжества Московского и всея Руси.
  
   В то же время бывшая единая русская православная митрополия распалась на три: галицкую, территория которой находилась под властью католической Польши, Киевскую под властью Литвы и Владимиро-Московскую, часть территории которой формально входила в Золотую Орду, впрочем, уже слабеющую. Это случилось в 1375 году. До Куликовской битвы оставалось всего пять лет.
  
   На Куликовом Поле в 1380 году родилось национальное самосознание русского народа, родилось в битве, руководимой князем Дмитрием Донским, воспитанником митрополита Алексия, в битве, на которую воинов благословил Сергий Радонежский, в битве, в которую внесли решающий вклад и в которой пали смертью храбрых православные иноки Пересвет и Ослябя. На Куликовом Поле родилось единство русской Церкви и русского народа. Не случайно и Дмитрий Донской, и Алексий, и Сергий Радонежский, и Пересвет с Ослябей причислены к лику святых. Не случайно Преподобный Сергий Радонежский, Чудотворец, считается столпом веры и народности, духовным отцом России.
  
   Огромен вклад Сергия Радонежского и основанного им Свято-Троицкого монастыря, позднее ставшего Лаврой, в распространение Православия, а вместе с ним и национального самосознания, по всей обширной территории, в первую очередь, севера и востока России. До семидесяти монастырей основаны непосредственными учениками Преподобного Сергия и выходцами из Свято-Троицкого монастыря. Имена Кирилла Белозерского, Ферапонта Можайского, Саввы Сторожевского, Павла Обнорского, Корнилия Комельского, Стефана Великопермского, Александра Ошевенского, Германа, Зосимы и Савватия Соловецких - это не только имена православных святых, не только имена основателей монастырей и просветителей языческих народов. Это имена основоположников российского государства, имена подвижников, распространивших его идеологию, уже тогда неотделимую от идеологии Православия, на всю обширную территорию России.
  
   Следует отметить совершенно особенную роль монастырей в создании и укреплении российского государства. Распространению монастырей изначально способствовало удельное дробление княжеств. Каждый князь считал своим долгом иметь под рукой собственный монастырь. Монастыри преобладали городские или находящиеся вблизи города. В XIV и XV вв монастыри перемещаются туда, куда перемещалось население из наиболее разоренных южных районов. Преобладают монастыри, основанные в отдаленных и уединенных местах - пустыни. Монастыри постепенно становятся хозяйственными центрами, а монастырская колонизация, как говорил В.О.Ключевский, "встречалась с крестьянской и служила ей невольной путеводительницей". Этому способствовало и освобождение монастырей от большинства видов податей и татарской дани.
  
   Таким образом, период вхождения Руси в империю Золотой Орды оказался наиболее благотворным для становления Православной Церкви, для ее утверждения в государстве и обществе. Церковь в этот период укрепила свой авторитет, распространила свое влияние на самые широкие массы народа и очень окрепла материально. В то же время чисто духовная составляющая развивалась мало - как в силу ортодоксальности самой Церкви, так и в силу трудностей, переживаемых Византией, которой уже было не до высокой духовности и которая искала собственного спасения от турок то в одной унии с католиками, то в другой. После св. Григория Паламы (1296-1359) и практически до XIX века Православная Церковь не может похвастаться богословскими работами его уровня.
  
   Церковь в Московский период
  
   Московский период можно смело назвать периодом, когда был достигнут пик развития Русской Православной Церкви, и одновременно началом ее заката. Именно в этот период Церковь получила право поставлять своих митрополитов, а затем и патриарха, то есть стала автокефальной, поднявшись с шестидесятого-семидесятого места в церковной иерархии до четвертого. Именно в этот период Церковь осознала теоретически свою миссию главенства в Православном мире и возглавила его фактически. Именно в этот период Церковь идеологически подготовила государство к его имперской миссии. Именно в этот период Церковь в лице своего патриарха Никона осмелилась бросить вызов первенству светской власти, до сих пор ни разу прямо не оспариваемому. Именно в этот период произошел страшный раскол в Церкви.
  
   Расколу предшествовало появление ересей - богомилов, стригольников, жидовствующих, ереси Матвея Башкина и Феодосия Косого, а также движения нестяжателей. Само появление ересей, как пришедших из Византии и Болгарии, так и возникших на собственной почве, свидетельствовало о работе мысли, о внутренней динамике общества, о брожении умов, не получавших удовлетворения своим духовным запросам у официальной церкви. Начавшись с вопроса симонии, мздоимства иерархов (вот где еще корни нынешней коррупции!), дискуссия к концу XV века подошла к вопросу о "неразделимости единого теократического организма церкви и государства" под эгидой государства.
  
   Победа Иосифа Волоцкого на соборе 1503 года означала не только и не столько победу над Нилом Сорским, над нестяжателями, церковными идеалистами. Она означала, в первую очередь, курс на симбиоз церкви и государства, курс на сильную, Богом благословенную Россию, курс на Российскую империю. Бог становился пособником церкви во вполне конкретном деле государственного строительства. Церковь же становилась пособником государства. Стоглавый Собор 1551 года митрополита Макария и молодого еще Ивана Грозного закрепил эту вспомогательную роль Бога в виде кодекса правовых норм, определяющих взаимоотношения Церкви и государства. Оставшись во время Смуты единственным элементом симбиоза, Церковь смогла спасти и восстановить государство, ослабленное изнутри и рухнувшее под собственной тяжестью, как оно рухнет опять через триста с небольшим лет.
  
   Однако, консерватизм самой Православной Церкви не мог не отразиться на инерционности общества, генетика которого определялась незыблемыми догмами Православия. По сути, церковного раскола можно было бы избежать, если бы динамика никоновских реформ не была столь резкой. Маховик церковных реформ, раскрученый энергичным Патриархом Никоном, вращался слишком быстро. Общество не было готово к восприятию такой скорости перемен, таких перегрузок, и раскололось надвое, причем, наиболее пассионарная, высокодуховная его часть оказалась в расколе, в оппозиции официальной церкви, а значит, и государству.
  
   Корни диссидентства уходят у нас в почву истории очень и очень глубоко. Попытки же искоренения диссидентства без устранения глубинных причин, приведших к его появлению, всегда заканчиваются примерно одинаково: трудноизлечимой шизофренией общества, впрочем, довольно часто переходящей в паранойю.
  
   Церковь в императорский (синодальный) период
  
   Кто знает, каким путем пошло бы развитие России, не будь Петра, изменившего источник идеологии общества с византийско-православного на европейско-протестантский и подчинившего Православную Церковь бюрократическому Священному Синоду, который представлял собой что-то вроде тогдашнего идеологического отдела ЦК КПСС. Не случись этого, возможно, естественная реакция здорового организма Церкви привела бы к возобновлению накопления духовных ресурсов общества, прерванного Смутой и расколом. Возможно, поступательное и непрерывное развитие привело бы через несколько десятилетий к приобретению большей скорости и большего момента количества движения. К сожалению, История распорядилась так, как она распорядилась.
  
   Внешние успехи государства при Петре и в послепетровский период очевидны. В то же время перекосы в симбиозе государства и Церкви, соперничество двух источников идеологии для общества, уже и без того расколотого, медленно, но верно подтачивали изнутри весь механизм взаимодействия государства и общества. Россия все больше и больше отставала от Запада. Ее гигантские внутренние ресурсы, почти неиссякаемая глубинная духовная энергия народа, в основном, крестьянского, позволяли ей возвышаться в периоды относительной стабильности. К сожалению, каждое такое возвышение заканчивалось появлением новых трещин, увеличением раскола, а не гармонизацией общества и государства. Церковь в этот период пыталась, но так и не смогла стать гармонизирующим началом.
  
   Причина здесь в естественном сокращении влияния Церкви из-за распространения просвещения, развития науки, из-за масштабной промышленной революции, которые породили иллюзию всевластия ума, привели к преобладанию грубого материализма над тонкими духовными исканиями. Все это усугублялось обмирщением самой Церкви, естественно развивавшемся после поражения нестяжателей и ухода в раскол наиболее пассионарной части общества и самой церкви. Заметно упали нравы всех уровней церковной иерархии. Монастыри даже после резкого урезания их владений, проведенного при Екатерине в 1762-1764гг, оставались больше мощными хозяйственными центрами, чем центрами духовного возрождения.
  
   Церковь перестала быть ведущей силой общества. Она безусловно играла в обществе ведущую роль со времен Крещения Руси и до раскола. Потом эту роль взвалил на себя - и надорвался непомерной ношей - Петр Первый. После него эта роль перешла к гвардейцам, возводившим на престол одну государыню за другой. В XIX веке роль ведущей силы общества стала играть творческая интеллигенция, вышедшая из нищающего дворянства и все более и более попадавшая под внешнее обаяние материализма вообще и марксизма, в частности. Самодержавие, лишившись основной идеологической опоры, повисло в воздухе. Ни Серафим Саровский, ни старцы Оптиной Пустыни уже не могли предотвратить явления нового "пророка" - Григория Распутина. Тем более не могли они предотвратить приход к власти большевиков, в определенном смысле запрограммированный еще во времена Иосифа Волоцкого и Стоглавого Собора.
  
   Церковь в период торжества исторического материализма
  
   К моменту прихода к власти большевиков Церковь давно находилась в "духовном параличе", а сам народ-богоносец уже был морально готов крушить и грабить церкви, сбрасывать с колоколен набатные колокола, жечь поместья, насиловать курсисток и топить баржи с офицерами. Длительная, кровавая и неудачная война только способствовала ожесточению массы. Звериный инстинкт толпы, не сдерживаемый уже ни нравственностью, ни верой, ни страхом Божьим, искал выхода, ждал призывного клича от зачинщика. Долго ждать зачинщика не пришлось. Прозвучало: "Есть такая партия!", и красное колесо закрутилось-завертелось.
  
   Большевики, строя свою империю на собственной и принципиально другой идеологической основе, отчетливо понимали смертельную для себя опасность соперничающей идеологии. Началось безжалостное истребление Православной Церкви, физическое уничтожение ее иерархии, ее святынь, ее ценностей. Сопоставимым по масштабу может быть, пожалуй, истребление индейцев и бизонов в Северной Америке. Церковь взошла на Голгофу.
  
   Единственной силой, способной организовать сопротивление, оказалось тогда российское офицерство, верное присяге и сохранившее дворянское понятие о чести, да еще казачество, не утратившее пассионарности. Но и они утонули сначала в вязком болоте демократической демагогии тогдашних либералов, непризнанных вождей из недоучившейся интеллигенции и амбициозных местечковых лидеров, а потом и в реках собственной крови. Крестьянство же, лишенное духовного пастыря, с покорностью стада шло туда, куда его гнали белые ли, красные ли, зеленые ли - все равно; шло, не забывая, правда, попутно грабить, жечь и насиловать. Только гораздо более потом, в период коллективизации, оно спохватится, у него сработает инстинкт собственника - но будет уже поздно. Сибирь поглотит остатки потенциальных защитников ушедшей жизни. Почва для жизни новой будет полностью расчищена. Новая империя возникнет и окрепнет на удивление быстро.
  
   Но - ликвидировав Церковь, оборвав связь с прошлой историей, отвергнув все, что было накоплено предыдущей цивилизацией, большевики тем самым обрекли и свой исторический эксперимент на неизбежное поражение. Мощное государство, отрицавшее основной элемент общества - человека, лишилось поддержки общества, лишилось его энергии и как-то незаметно рассыпалось, сдулось, как сдувается лопнувший воздушный шарик.
  
   Церковь взошла на Голгофу. Период физического истребления Церкви стал периодом ее морального очищения и возрождения. Тысячи и тысячи мучеников за веру пополнили мартиролог православных святых. Перед иерархами Церкви встал нелегкий выбор: принять вызов враждебной идеологии и немедленно погибнуть, или прикрыться лозунгом, заботливо подготовленным теорией для таких случаев: "Всякая власть от Бога", - и тоже погибнуть, несколько отсрочив свою гибель в надежде на лучшие времена. Сейчас модно клеймить позором так называемых "обновленцев", принявших второй путь, но, согласитесь, исторически они были по-своему правы, сумев сохранить, хотя и в очень деформированном виде, иерархию, клир, традицию и даже - частично - материальные богатства Церкви.
  
   Церковь в нынешней России
  
   Говорят, Чернобыльская катастрофа, предсказанная в Откровении Иоанна Богослова (Откровение 8, 10-11), подтолкнула народ к возвращению в лоно Церкви. Может быть, не знаю. Скорее всего, к концу восьмидесятых стало абсолютно ясно, что исторический материализм как идеологическая угроза Церкви перестал существовать надолго, даже навсегда. Духовный вакуум потребовал заполнения, и народ потянулся в православные храмы. Но не только. Именно конец восьмидесятых - начало девяностых характерен гигантским ростом активности всех и всяческих сект, движений, церквей и церковок, бросившихся окормлять стадо, которое вдруг осталось без большевистского пастыря. Впервые за всю многовековую историю в нашей стране Ислам почувствовал свою суверенность, но и он испытал немедленный и мощный натиск фундаменталистов всех мастей и отенков.
  
   Православная Церковь в силу своей традиционной инерции, а также вековой привычки кормиться около государства, которого вдруг не стало, несколько растерялась. На фоне общей растерянности зазвучал мощный голос отца Меня, сторонника серьезных и кардинальных преобразований внутри Церкви. Масштаб личности Александра Меня, глубоко образованного человека, философа, богослова редчайшего таланта и обаяния, давал Церкви огромный шанс к подлинному обновлению. Но... Слишком многие были заинтересованы в обратном. Протоиерей Мень был подло убит, Церковь выбрала курс на симбиоз с коррумпированным государством, пытаясь вернуть себе в новой России положение государственной религии.
  
   Однако, времена изменились. Государственная религия во многоконфессиональном и слабом государстве абсурдна, и это поняли даже наши убогие правители, только что успешно командовавшие обкомами КПСС и строительными трестами. И хотя их руки, больше привычные к граненым стаканам, исправно осеняли их тучные атеистические тела неуклюжим крестным знамением, статус государственной религии Православие не получило. Взамен и в утешение ему отдали в корм беспошлинную торговлю сигаретами и еще чем-то, пообещали не очень разоблачать сотрудничество иерархов с НКВД и КГБ и не слишком вмешиваться во внутрицерковные разборки. Церковь начала возрождаться.
  
   За десять с небольшим лет воссоздано огромное количество прекрасных храмов, канонизированы сотни святых, пострадавших за Православную веру, возродились и возрождаются монастыри, есть даже примеры основания новых монастырей (Покрово-Тервенический женский монастырь Санкт-Петербургской епархии). Вернулись традиционные обряды крещения младенцев, венчания, освящения куличей на Пасху, воды на Водосвятие. Батюшки, подоткнув подолы ряс, лихо летают на принадлежащих Церкви вертолетах, и сидят в собственных "Мерседесах", окропляя в промежутках Святой водой такие же "мерседесы" богатых "новых русских" (вот оно, рождение новых обрядов!).
  
   Дело Иосифа Волоцкого живет и побеждает.
  
   2.4 Народ-богоносец как продукт истории
  
   Все-таки во многом правы те, кто считает, что наши проблемы происходят не только от плохого правительства, от неверно выбранной системы управления, или от не совсем правильного климата, выбранного по Сергею Сечиву "кучером Митрофаном". Часть наших проблем, а может, и все они идут от того наличного человеческого материала, которым располагает наше общество и, соответственно, государство. Ведь клеткой того и другого организма является человек, образ и подобие Божие, венец творения.
   Национальные стереотипы поведения, уходящие к архетипам национального сознания, являются характерными и устойчивыми для любой нации. Процессы, происходящие сейчас в мире (стандартизация, американизация, глобализация и др.), упрощают стереотипы поведения, заменяют их искусственным набором правил, политкорректностью и др., задают жесткие установки, меняют естественные образы на искусственно созданные имиджи, создают управляемые модели поведения. Люди превращаются в зомби.
   Мы здесь в своей массе пока не превратились в зомби, но от этого не легче. Многие черты нашего национального характера приводят к реализации моделей поведения, не самым благотворным образом влияющих на нашу собственную жизнь. Мы виним в наших бедах болтливого партсекретаря Горбачева, хитрого агента влияния Яковлева, пьяного начальника стройтреста Ельцина, осторожного чекиста Путина, но кто писает в наших подъездах? Яковлев? Путин? Один Путин - во всех подъездах?! Вряд ли.
   Давайте посмотрим, как же оценивают характеристики русского народа те, кто смотрит на нас со стороны, те, кто в силу своей политической позиции или экономической целесообразности не стесняет себя в выборе эпитетов. Патриотов квасного толка и слабонервных прошу пропустить пару страниц - читать это неприятно, но - "нехай клевещут!", как говорилось в популярном когда-то анекдоте советских времен. Оговорюсь только, что во многом там, где написано "русский", следует читать "бывший советский", независимо от этнических нюансов, которые успешно ликвидировались тяжелым асфальтовым катком по имени "совок", хотя до конца ликвидированы, слава Богу и Аллаху, не были.
   "Русские не способны глубоко мыслить, анализировать и делать глубокие обобщения. Они воспринимают все явления слишком поверхностно, слишком конкретно, они не видят факты в их последовательности, в их связях, они не способны думать, обобщать и абстрагироваться. Для них каждый случай - только случай, как бы часто он не встречался. Они говорят: "Лучше меньше, да лучше", "Лучше быть бедным, но здоровым, чем богатым и больным".
   "Русские упрямы, но они не обладают достаточным упорством в достижении цели. Они ленивы, поэтому всегда спешат. Все проблемы они пытаются решить разом. Они жертвуют малым ради большой решающей победы. Но такая победа либо не приходит вовсе, либо, побеждая, они оказываются у разбитого корыта".
   "Русские не умеют руководить, а также подчиняться. Они генетически саботажники. Русские завистливые, они ненавидят своих собратьев, когда те выдвигаются из серой массы. Предоставьте им возможность разорвать этих выдвиженцев - они с удовольствием разорвут. Русские не умеют жить и не умеют ставить перед собой задачи. Русские не умеют просить, считая это унижением, а сами и без того унижены и бедны".
   "Русские глупы и грубы. Неумение приспосабливаться и менять свое поведение в зависимости от ситуации, отсутствие гибкости ума они называют "быть самим собой", "принципиальностью". Свою примитивность и глупость они, опять же, называют честностью и порядочностью, хотя по природе своей они лживы и бесчестны".
   Чтобы не уводить дискуссию в сторону от ее предмета, специально не указываю источник этой клеветы. Вы его легко найдет сами, не выходя за пределы http://lib.ru.
   Но это - происки злопыхателей, врагов русского народа и всего русского и пр., и пр. А вот как мы сами смотрим на себя. Открываем www.anekdot.ru. Десять признаков русского человека:
   1. Может семь суток ехать в поезде, чтобы день погостить у дальнего родственника.
   2. Не закусывает после первой даже под страхом смерти. А также после второй, третьей и, кажется, четвертой и пятой.
   3. Заходит в кабинку туалета, на ходу доставая шариковую ручку.
   4. Восхищенно матерится в Британском музее.
   5. Волнуется, разговаривая со швейцаром или официантом.
   6. Ходит в гараж, в баню, на рыбалку, охоту и в театр, чтобы выпить. После этого идет к любовнице, чтобы выпить у нее.
   7. Легко разделывается с самым изысканным блюдом при помощи столовой ложки.
   8. Забирается на унитаз с ногами.
   9. Душа его по площади равна пяти американским, тремстам английским и восьмистам бельгийским душам.
      -- Привязан к семье и очень набожен: часто поминает Бога и мать.
  
   Но смех смехом, клевета клеветой. Давайте посмотрим серьезное исследование, проведенное Матвеем Малым в его книге "Как сделать Россию нормальной страной", опубликованной в начале 2003 года издательством "Дмитрий Булавин" в Санкт-Петербурге. Электронную версию книги можно найти на сайте Матвея Малого http://matthew-maly.ru. Книга во многом спорная, но мне кажется, что никто и никогда еще так глубоко не рассматривал нашу проблему именно с точки зрения национальных стереотипов народа-богоносца. Коротко позиция Матвея Малого, как я ее понимаю, сводится по этому вопросу к следующему.
  
   Отсутствие у нас на протяжении большей части истории концепции частной собственности вызвано тем, что собственность не устанавливают на неограниченный ресурс. Ресурс земли в России с незапамятных времен был практически неограниченным. Кроме того, любое владение любой собственностью было у нас условным, временным. Психологическая установка сводилась к примитивному: "схватить и удержать". Именно удержать, а не окультурить, облагородить или развить. Территориальная экспансия, продолжавшаяся до самого последнего времени, только способствовала закреплению стереотипов, вытекающих из этой установки.
  
   Вторая психологическая установка идет от православной идеи о том, что к духовному совершенству приводит не труд, а страдания и преодоление испытаний и трудностей. Отсюда следует презрение к труду и жалость к честным труженикам, которая вряд ли встречается на Западе, особенно, в протестантских странах и у мормонов.
  
   Длительное доминирование общины как основы организации труда и быта в деревне привело к тому, что социальная мораль превалирует у нас над моралью индивидуальной. Вместо личной ответственности - подчинение коллективу. Отсюда размывание самого понятия личности. Отсюда доброта, но отсюда и жестокость русских людей. Мы еще не подошли к понятию человека, к осознанию его ценности, уникальности и неповторимости. Отсюда идет трамвайное хамство. Отсюда историческое истерическое "Вас много, а я одна!". Отсюда массовое беззаконие и отсутствие нормального правосознания. Отсюда зависть как одна из характернейших черт.
  
   Беззаконие связано не столько с плохими законами: они плохи, но не это главное. Главное в том, что и эти плохие законы у нас не выполняются и никогда не выполнялись. "Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло", - говорит наша пословица. Они не выполняются, поскольку никто не считает себя привязанным к месту их действия. Отсутствие собственности привело к тому, что в России у человека нет своего частного пространства. Законы висят в воздухе.
  
   Русская культура не материалистична. Она эмоциональна и ориентирована на духовную, а не на материальную составляющую. Отсюда наше стремление к величию, причем, величию немедленному. Тридцать три года просидел на печи - и тут же в цари. Отсюда постановка сверхзадач и постоянный надрыв, поскольку такие задачи не решаемы в принципе. Отсюда проистекает и наша гигантомания. Отсюда стремление к внешним эффектам, не имеющим практической пользы. Левша подковал аглицкую блоху, проявив чудеса изобретательности и виртуозное мастерство. Плясать блоха при этом, правда, перестала, но мир удивляется до сих пор.
  
   Можно оспаривать многие посылки, содержащиеся в книге Матвея Малого, но в одном он прав: национальный характер бывшего советского человека сложен и противоречив. Крайности климата, географии, истории, политики способствовали выработке одних черт этого национального характера и подавляли, а во многом практически подавили, другие черты. В итоге - "то, что русскому во здравие, немцу - смерть". Верно и обратное утверждение. Отсюда и нелепость, и обреченность попыток механически пересадить к нам те способы и методы организации общества и государства, которые прекрасно работают на Западе. У нас они работать не будут. Автомобиль, спроектированный для нормальных дорог, по нашим проселкам долго не проездит. И не только потому, что его быстренько разворуют на запчасти.
  
   Как я сам вижу национальный характер русского, вернее, бывшего советского человека? За свою жизнь мне приходилось сталкиваться с тысячами и тысячами людей из многих слоев общества, практически из всех регионов. Думаю, что эта группа довольно представительна, и я могу с достаточным основанием говорить о собственном впечатлении: оно не вычитано из книг. Начнем с положительных черт, которые выше были упомянуты лишь мельком, да и то с известной долей иронии.
  
   Наш народ терпелив, вынослив и неприхотлив. Он щедр, наивен и доверчив, причем, доверчивость его не имеет границ. Это народ - ребенок. Он абсолютно не злопамятен, хотя в ярости его жестокость переходит все пределы. Он по-детски пластичен, по-детски упрям и в своем упрямстве может достигать целей, которые не достижимы для других народов. Наш народ исключительно талантлив и исключительно восприимчив. В своей массе мы народ тщеславный, как тщеславны все таланты, и тщеславие является одной из важных, если не важнейших движущих сил нашего развития. Чувство справедливости у нашего народа обострено, оно доминирует в нашем мироощущении, превалируя даже над чувством свободы.
  
   Наш народ трудоспособен, более того, способен к трудовым подвигам, но это идет не от уважения к труду как таковому, а от выносливости и неприхотливости. Хитрость и коварство не являются национальными чертами нашего народа, они скорее, приобретены или унаследованы в ходе исторического развития. Я уже говорил в предыдущем разделе, что во многом мы - народ языческий, дохристианский. Есть народы - Львы. Есть народы - Овны. Наш народ - народ-Близнец со всеми достоинствами и пороками родившихся под этим знаком.
  
   К нашим порокам следует отнести страх как основу морали. Народ запуган и забит. Чувство собственного достоинства не развито или утрачено, и утрачено давно. Смирение, покорность, непротивление более характерны, чем гордость и независимость. Понятие долга у нас превалирует над понятием чести. Понятие права, закона, законности отсутствует вовсе. Более того, мы нечисты на руку, и вероятно, здесь Матвей Малый прав: неразвитость и неполноценность института частной собственности сказалась на выработке и укреплении этого стереотипа в национальном сознании. И ведь вот что характерно: в деревне украсть даже гвоздь у соседа - немыслимо. Человек, решившийся на такой поступок, будет осужден навечно. Внукам его будут поминать недобрым словом то, что натворил их дед! В то же время те же люди с одобрением относятся к масштабному воровству с колхозных полей и колхозных ферм, не считая это даже воровством, это - ловкость, предприимчивость, умение жить. Это - ценится. Это - неистребимо. Это особенно аукнулось нам сейчас, когда всю страну, все ее достояние превратили в колхозное поле: тащи - не хочу. Моральное осуждение, если и прорывается, то базируется на другом наше пороке - зависти.
  
   Народ наш, к сожалению, завистлив. Я не могу рационально объяснить это качество, могу только засвидетельствовать, что оно имеет место, и оно масштабно. Матвей Малый говорит, что часть наших пороков от того, что у нас каждый считает себя не просто подобным Богу, но самим Богом. Отсюда отрицание права других на обладание тем, чем обладаешь ты сам. Не знаю, так ли это, но безусловно верно, что наша зависть не имеет положительной направленности, а наоборот, она целиком отрицательна. Я завидую тебе. Это не ведет к тому, чтобы я стремился получить то, что стало предметом моей зависти, не стремлюсь подняться, возвыситься, нет! Я стремлюсь лишить тебя этого предмета, снизить твой уровень, твой ранг. Вся система НКВД-КГБ держалась у нас не столько на злом гении Сталина-Берии, сколько на умелой эксплуатации этой черты национального характера. Зависть порождает постоянную озлобленность и неуважение к другим. Отсюда трамвайное хамство. Отсюда такие серые и злые лица в нашем метро. Отсюда, кстати, высокая смертность, хотя у нее есть и более глубокие причины.
  
   Еще одна наша национальная черта не нуждается в комментариях. Это повальное пьянство, берущее начало во времена доисторические, а при нашей истории получившее размах, ставящий, если уже не поставивший, под угрозу сохранение генофонда русского народа. "Веселие Руси есть пити"... Пил Святой Равноапостольный князь Владимир, пил основатель Москвы князь Юрий Долгорукий, беспробудно пьянствовал царь Иван Грозный, терял человеческий облик император Петр Великий, по пьяни мог проспать встречу с главой европейского государства царь Борис Ельцин. Не были замечены в склонности к пьянству лишь три наших вождя: Иосиф Сталин, Юрий Андропов и Владимир Путин. Что, впрочем, не мешало руководимому народу ни пить, ни похмеляться.
  
   Народ наш никогда не жил даже в относительном достатке. Постоянная и жестокая борьба за физическое выживание не оставляла свободного времени для других занятий. Отсюда сравнительная эстетическая безграмотность и неразвитость потребности в Прекрасном у нашего народа. Если у крестьянства она хоть как-то прорывается в праздничных одеждах, занавесках, подзорах, палисаднике, резных столбиках крылечек, то ушедшие в город, ощущая временность своего существования, утратили и это.
  
   Я сам вырос в тамбовской глуши, на кордоне не так далеко от лесного поселка Пихтеляй, основу населения которого составляли крестьяне, сбежавшие от коллективизации или вернувшиеся из Сибири, часто вернувшиеся тайком. Уже в пятидесятые годы там почти ничего не оставалось от прежней деревенской жизни, если не считать реликты в виде праздничных обрядов на Пасху, Рождество, Крещение и Троицу, убогие палисадники и скворечники на шесте. Все остальное было утрачено - на протяжении всего одного поколения. В середине семидесятых я проехал и прошагал много километров вдоль строящегося БАМа - от Тайшета до Братска. Практически все поселки там были очень похожи на мой Пихтеляй - временные пристанища, бараки, казармы, ночлежки. Правда, я не был там ни в одном старинном сибирском селе - я встретил их позже, в Архангельской и Вологодской области, где они сохранились и в девяностые годы. Но это - отдельная тема.
  
   Развитию всех перечисленных выше не совсем положительных качеств у народа способствовали и постоянная раздвоенность нашего сознания, и неполноценность нашей элиты, ее оторванность и даже изолированность от остальной массы, и слишком частые скачки в государственном и политическом процессе. Особую роль сыграли, конечно, внутренние проблемы нашего духовного пастыря, Православной Церкви, ответственного перед Богом за нравственное здоровье своего стада. В любом случае, по едкому выражению одного специалиста по насаждению демократии в бывших соцстранах, прежде, чем учить нас демократии, надо научить нас пользоваться туалетной бумагой вместо газетной. Он, вероятно, имел в виду - поднять уровень нашего материального достатка и наш культурный уровень. В этом я с ним соглашусь.
  
   Есть еще один важный момент. Я уже говорил об особой пластичности нашего национального характера. Поэтому прежде, чем начать говорить о какой-либо модели дальнейшего развития нашей страны, надо внимательно проанализировать не только особенности нашего предыдущего развития, но и влияние их на национальный характер. Семьдесят лет исторического материализма, безусловно, оставили свой след в национальных чертах нашего народа. Даже более короткий отрезок господства идеологии подлости, начавшийся в конце восьмидесятых, в виду своей тотальности уже породил и порождает определенные деформации нашего национального характера. Политика государства в области образования, культуры, средств массовой информации обязательно должна это учитывать.
  
   Беда только в том, что у нас пока нет политики. По большому счету у нас уже пока еще нет и государства. Народ-богоносец брошен на произвол Судьбы. Судьба же эта к нему никогда не была благосклонной.
  
  
   Раздел третий.
   Почему распался Советский Союз
  
   Мы с вами немного разобрали вопрос о том, где мы сейчас находимся. Мы коснулись вопроса о том, кто мы такие и откуда пришли. Для того, чтобы перейти к главному, к вопросам о том, куда и как надо двигаться, мы не можем обойти стороной еще один очень важный вопрос: а почему, собственно, рухнула - и рухнула в одночасье - такая гигантская и мощная империя, какой безусловно был Советский Союз. Вряд ли дело здесь только в происках империалистов, сионистов и абстракционистов - их роль преувеличена и преувеличена многократно. Это преувеличение так же естественно, как естественны попытки нашего флотского и другого начальства назвать виновником трагедии с "Курском" иностранную подлодку и ее новое чудо-оружие, способное вызвать на расстоянии детонацию боезапаса другой лодки. Иначе придется признать многое, что признавать не хочется.
  
   В целом, для меня после написания работы "Государство и общество" вопрос причины распада советской империи достаточно ясен: нарушилась гармония между двумя социальными организмами, государством и обществом, находящимися в квази-симбиозе. Вернее, государство, удушив собственное общество, сведя роль человека, роль личности, к нулю, лишило себя источника энергии и естественным образом пришло к своему распаду. Внешние условия были лишь толчком, свалившим прогнившую и истлевшую, лишенную жизненных сил конструкцию государства, как порыв ветра валит долго стоявшее засохшее дерево. С-идея коммунизма и пролетарского интернационализма, на время овладевшая массами, была скомпрометирована вождями ВКП(б) - КПСС, а сами массы, лишенные возможности формирования полноценного общества, лишенные собственных корней, забитые и бесправные, быстро потеряли интерес ко всяким идеям вообще, скатившись к примитивному: "они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что им работаем".
  
   И тем не менее, в пост-зюгановский и пост-шандыбинский период интерес к идеям коммунизма вполне может возродиться на нашем пространстве, и не только на нашем. Поэтому все равно достаточно интересно посмотреть более детально на отдельные элементы развития Советского Союза, увидеть некоторые узловые пункты, отправные точки, моменты, начиная с которых развитие пошло в сторону неизбежного распада. Начнем с того, а почему, собственно, был создан Советский Союз.
  
   3.1 Почему большевикам удалось взять и удержать власть
  
   Известно, что даже Ленин и даже в сентябре 1917 года по ряду причин еще не верил в возможность захвата и удержания государственной власти в России партией большевиков, а говорил о необходимости захвата власти какой-то не вполне внятной революционной демократией. (Здесь и далее ссылки на работу известного коммунистического теоретика и практика, вождя всех времен и народов И.В.Сталина "Вопросы ленинизма". Здесь - стр. 126 последнего прижизненного издания).
  
   Я не буду отнимать время и пояснять тем, кто был лишен возможности изучать в школе основы марксизма-ленинизма, такие его базисные понятия, как "классовая борьба", "партия нового типа", "боевой авангард рабочего класса", "пролетарский интернационализм" (кстати, предтеча и двоюродный брат нынешнего глобализма!), "революционная ситуация", "союз рабочего класса и крестянства при ведущей роли рабочего класса", "советская власть как государственная форма диктатуры пролетариата" и пр., и пр. Приведу лишь определение диктатуры пролетариата, процитированное И.В.Сталиным из работы В.И.Ленина "Государство и революция" и лично им выделенное в некоторых местах курсивом:
  
   "Короче: диктатура пролетариата есть не ограниченное законом и опирающееся на насилие господство пролетариата над буржуазией, пользующееся сочувствием и поддержкой трудящихся и эксплуатируемых масс" (стр. 40), "война против сил и традиций старого общества" (стр.37).
  
   Прелесть, что за определение! Тут и беззаконие, тут и не трудящийся, и не эксплуатируемый пролетариат (интересно, кто это - уж не сами ли партийные вожди?), тут и прозорливость по поводу старого общества, тут и предвидение неизбежности собственного краха. Тут много всего...
  
   Почему же это "не ограниченное законом и опирающееся на насилие" господство было принято народом, только что ходившим по улицам с красными бантами, народом, внимавшим Милюкову, носившим на руках Керенского и других глашатаев "свободы от ненавистного царизма"? Скорее всего потому, что "караул устал", а народ, лишенный привычных ориентиров, превратился в толпу, ждущую и жаждущую кумира с озабоченностью, равной по силе озабоченности сексуальной. Этот кумир и явился опьяненной свободой толпе в виде партии большевиков - компактной, мощной, дисциплинированной, имеющей какую-то сложную, вряд ли знакомую массе, но привлекательную теорию, близкие и понятные лозунги, а также харизматических лидеров, прошлое которых было овеяно романтикой борьбы с только что свергнутым "ненавистным царизмом", источником всех народных бед, если верить либералам.
  
   Когда же толпа рассыпалась, и люди стали приходить в себя - было уже поздно. Для тех, кто это не понял, существовал маузер Дзержинского и подвалы ВЧК. Защищать себя революция умела. Попытки лучших представителей прошлого общества, в первую очередь, русского офицерства, спасти Россию от этой диктатуры не удались: слишком сильна была либерально-демократическая зараза, слишком нетерпеливыми были местечковые лидеры, стремившиеся к самостийности. Действительность всегда гораздо проще рождающихся потом ее объяснений, как апологетических, так и критических.
  
   Сталин в качестве причин победы Октября приводит следующие внешние и внутренние причины (вольно пересказываю с некоторыми сокращениями "Вопросы ленинизма", стр. 98-100).
  
   Причины внешние:
   1. Благоприятные внешние условия - империалистическая война не дала основным мировым враждующим группировкам вплотную заняться подавлением революции в России.
  
   2. Ловкий пиаровский ход большевиков - революция была представлена как единственный возможный выход из беспрецедентной по кровавости и изнурительности империалистической войны.
  
   3. Наличие союзников вне России в виде демократического рабочего движения в странах воюющей Европы и освободительного движения в колониях.
  
   Причины внутренние:
   1. Поддержка "громадного большинства рабочего класса России". Вряд ли стоит комментировать.
  
   2. Поддержка крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли. Тоже не нуждается в комментариях.
  
   3. Сама партия большевиков, сильная, дисциплинированная, опирающаяся на массы. А массы, вы помните, ждали, даже жаждали, чтобы их изнасиловали. Эта жажда могла быть сильнее упомянутой выше жажды мира и земли. Мы - народ романтический...
  
   4. Цитирую дословно: "Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, как более или менее слабую русскую буржуазию, окончательно деморализованный крестьянскимии бунтами класс помещиков и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров).
  
   Банкротство меньшевиков и, особенно, эсеров, не помешало партии пролетариата "взять революционные требования у партии крестьян (с.-р. партии, резко враждебной, в большинстве своем большевизму)" (стр. 100), то есть, сначала перехватить их лозунги, а когда те выразили недовольство - беспощадно уничтожить физически. То же можно отнести и к Учредительному собранию - при наличии учредиловской говорильни большевики никогда не смогли бы удержать власть в ходе гражданской войны.
  
   5. Опять дословно: "Она имела в своем рапоряжении огромные пространства молодого государства, где она могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр.". Это верно, хотя временами пространство и сужалось до пределов московского княжества чуть ли не домонгольских времен.
  
  
   6. Дословно: "Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны".
  
   Ну, конечно, царь-батюшка заготовил достаточно, а олигархов, которые вмиг разворовали бы все это добро, еще не было к большому удовольствию большевиков. Правда, если бы они и были, "товарищ маузер", которому уже было предоставлено слово, не промахнулся бы ни разу. А сами большевики в этот период вряд ли еще воровали по-крупному, если воровали вообще: у себя не воруют. Ну, если только конфисковать что-то у классового врага, так это и не воровство вовсе, а вековая мечта рабочего класса и трудового крестьянства.
  
   Я бы добавил сюда, как минимум, еще пару факторов: умелую тактику в национальном вопросе, впрочем, обернувшуюся стратегическим провалом, тонкую внешнюю политику и вообще, умение использовать потенциал своих врагов во благо себе. Высвобожденная энергия масс была так же умело сконцентрирована и направлена на гигантское социалистическое строительство: ресурсы, накопленные царем, рано или поздно кончились, как кончаются сейчас ресурсы, накопленные при Советском Союзе. Эти и другие факторы долго еще способствовали росту и развитию первого в мире социалистического государства.
  
   3.2 Почему КПСС не удалось удержать власть, захваченную большевиками
  
   Успехи социалистического строительства, как в предвоенные годы, так и в годы послевоенные неоспоримы. Это относится не только к созданию мощной промышленности, материальной и управленческой инфраструктуры, но и к социальным завоеваниям, достижениям в области образования, здравоохранения, спорта, отдельных областей культуры. Особенно впечатляющи достижения страны, пожалуй, в главной области: в области создания "новой исторической общности - советского народа".
  
   Можно много рассуждать на тему было ли бы развитие страны столь же стремительным, если бы сохранилось самодержавие, или если бы власть сохранило Учредительное собрание, или если бы... Вряд ли эти рассуждения имеют смысл как из-за обилия сослагательного наклонения, не присущего Истории, так и из-за явной обреченности исчерпавшего себя на тот момент самодержавия, тем более, Учредительного собрания или другой формы западного парламентаризма, не вполне уместного у нас даже сейчас.
  
   Причина развала здания советского социализма, хоть и криво, но выстроенного, была заложена все-таки в его фундаменте. Мы уже говорили об игнорировании роли человека и общества как основных источников энергии государства. Можно посмотреть и на некоторые собственные базисные, фундаментальные понятия большевизма. Возьмем для примера ту же диктатуру пролетариата, которая есть не ограниченное законом и опирающееся на насилие господство пролетариата над буржуазией, пользующееся сочувствием и поддержкой трудящихся и эксплуатируемых масс.
  
   Сначала сочувствие и поддержка "трудящихся и эксплуатируемых масс" были вполне в наличии. Но уже к 1927 году стало ясно, что не только союза пролетариата с трудовым крестьянством при руководящей роли пролетариата, но и простого сочувствия со стороны этого трудового крестьянства новая власть не получила. В стране, экспортирующей хлеб, наступил хлебный голод: деревня хлеб городу не давала, хотя урожаи росли от года к году, а площадь запахиваемых земель и валовой сбор зерна приблизились к уровню 1913 года.
  
   Показательно изменение позиции по этому вопросу самого Сталина, уже достаточно прочно державшего к этому времени в своих руках руль единоличного управления страной. Еще в декабре 1924 года, критикуя Троцкого и его "перманентную революцию", он разоблачал позицию Троцкого, заключающуюся в том, что пролетариат неизбежно "придет во враждебные столкновения (курсив не Троцкого, а Сталина - Н.Ч.) не только со всеми группировками буржуазии, которые поддерживали его на первых порах его революционной борьбы (оказывается, были и такие! - Н.Ч.), но и с широкими массами крестьянства (курсив опять сталинский), при содействии которых он пришел к власти" (стр.105). Еще в ноябре 1927 года, выступая, правда, перед иностранными рабочими делегациями, Сталин достаточно внятно говорил о кооперации, производственных товариществах, участии государственных планирующих органов в сбыте крестьянской продукции, об осуществлении коллективизма "в крестьянском вопросе мерами экономического, финансового и культурно-политического порядка" (стр.393).
  
   Однако, всего через полгода, в мае 1928 года, тон его выступлений изменился кардинальным образом. В беседе со студентами, озаглавленной "На хлебном фронте" он заявляет: "Не следует забывать, что кроме элементов, поддающихся нашему плановому воздействию, в составе нашего народного хозяйства имеются еще другие элементы, не поддающиеся пока что планированию, имеются, наконец, враждебные классы, которые не могут быть преодолены в порядке простого госплановского планирования" (стр.405). Не прослойки вроде гнилой интеллигенции имеются, а классы! Классов у нас, после ликвидации класса помещиков и класса капиталистов, осталось, помните, два: класс рабочих и класс крестьян. Таким образом, к 1928 году в полном соответствии со зловещим пророчеством "Иудушки Троцкого" крестьянство стало враждебным классом. Как-то само собой Сталину вспомнилась вовремя сказанная дедушкой Лениным фраза о том, что крестьянство есть "последний капиталистический класс" (стр.416). Деревня была обречена. Сук, на котором сидела страна, содрогнулся под ударами сталинского топора.
  
   Правда, был сделан пропагандистский кульбит об особом характере класса крестьянства, о борьбе не с крестьянством, а с капиталистическими элементами крестьянства. Но эту лапшу можно было вешать на уши доверчивому простому народу. Соратникам, многие из которых были теоретически подкованы не хуже Сталина, это подсунуть было нельзя. Те, кто понимал, что означает трещина в теоретическом фундаменте, причем, такая основательная трещина, были обречены вместе с кулачеством. Число же подобных трещин стремительно нарастало. Живое учение коммунизма медленно, но верно превращалось в мертвеющую догму исторического материализма.
  
   Дальше все покатилось по другой теории, а то и вовсе без нее. Умелая и еще достаточно гибкая машина тотальной пропаганды исправно мобилизовывала массы, направляла их энтузиазм в нужное русло. Мобилизованная и сконцентрированная энергия масс продолжала приносить результаты. Вовремя подоспевшая внешняя опасность способствовала сплочению населения, если не добровольному, то принудительному. Страна превращалась в военный лагерь и практически жила по законам военного времени. Победа в кровавой войне, ставшей Великой Отечественной войной, еще более сплотила народы страны (не считая, конечно, чеченцев и некоторые другие репрессированные народы), сблизила руководство с низами и, казалось, давала шанс на достижение того самого гармонического состояния симбиоза государства и общества, которое наиболее благотворно для обоих этих социальных организмов. Увы! - этот шанс использован не был. Правда, достигнутое состояние позволило еще создать атомную бомбу и стратегические ракеты, ядерные подлодки, самую совершенную в мире систему ПВО и многое другое. Однако, обеспечить долголетие Советскому Союзу после смерти Сталина оказалось уже невозможным.
  
   Крестьянское хозяйство было истреблено. Рабочий люд был бесправным и безголосым (язык не поворачивается назвать его классом!). В стране поднял голову новый эксплуататорский класс, бюрократия с ее боевым отрядом - партноменклатурой, которые в отсутствие сталинского террора стали стремительно набирать силу и безудержно наглеть. Все светлые идеалы коммунизма были попраны и растоптаны. Страной все более и более овладевала шизофрения: думаем одно, говорим другое, делаем третье. Энергия масс рассеивалась в вязком пространстве блата, кумовства, ханжества и хамства, что вело ко всеобщей апатии и молчаливому саботажу. Ни о какой победе в навязанной нам гонке вооружений не могло быть и речи. Вовремя подсунутая тема прав человека и некоторые другие привели к изоляции значительной части интеллигенции, в первую очередь, творческой, от и без того хилого общества. Появился еще один враждебный класс: собственная диссидентствующая элита, по вековой привычке потянувшаяся на Запад. Страна была обречена, даже без афганской авантюры. Приход Раисы Максимовны и Михаила Сергеевича становился неотвратимым.
  
   Остальное вы знаете. Да и все вышеизложенное, впрочем, тоже.
  
   Раздел четвертый
   Светлое будущее или Россия, которую мы ищем
  
   Вся наша история состоит из чередования трагических потерь и фантастических приобретений. Мы потеряли Русь Киевскую, погрязшую в столкновениях мелких амбиций крупных личностей, но приобрели государственный и имперский опыт, став частью гигантской империи Золотой Орды. Мы потеряли Русь Московскую, боярскую, хотя и кондовую, неграмотную и косную, но исконно русскую, а приобрели Российскую империю с не заделанным окном в Европу, из которого до сих пор сквозит на всем ее громадном пространстве. Российскую империю мы тоже потеряли, вместе с ее блестящим офицерством, утонченным дворянством, предприимчивым купечеством и зажравшимся духовенством, впрочем, не пришедшим в себя после насилия в особо изощренной форме учиненного над ним сначала Петром, а потом его просвещенной дочерью.
  
   Потеряв империю Российскую, претендовавшую на роль Третьего Рима мы приобрели империю советскую, на гербе которой уже красовался весь земной шар. Срок жизни этой империи по историческим меркам был совсем коротким: всего семьдесят с небольшим лет. С крахом советской империи провалился исторический эксперимент построения общества и государства, исходя из теоретических представлений и моделей. Жалко, что эксперимент не удался. Жалко, что он проводился на живых людях. Жалко, что нам, живущим непосредственно в период краха последней империи, не придется увидеть, каким будет наше очередное приобретение.
  
   Но помечтать - можно. Какой же видится будущая светлая Россия из нашего мрачновато-угрюмого настоящего? Давайте посмотрим на нее с некоторых естественных направлений.
  
   Геополитическое положение
  
   Россия будущего - мощная, авторитетная держава, один из геополитических центров мира. Авторитет России держится на ее экономической, военной и политической мощи, на внутренней стабильности и большом запасе устойчивости по всем параметрам общественной и государственной жизни. Границы России, в том числе, морские, нерушимы, все ее пограничные проблемы урегулированы на справедливой основе и приняты ее соседями.
  
   Ближайшие соседи России находятся в сфере ее экономического и политического влияния, а наиболее крупные и стратегически важные (Финляндия, Монголия, Казахстан, Украина, Армения, Грузия, Азербайджан, Узбекистан, Таджикистан) являются надежными военно-политическими союзниками России. Россия и Белоруссия образуют единое государство. Россия входит в большинство структур Объединенной Европы и имеет с Европой тесные, близкие или союзнические отношения по многим основным вопросам мирового порядка.
  
   С США, Китаем, Японией, другими мировыми центрами Россия поддерживает дружеские и равноправные отношения, базирующиеся на взаимном интересе и взаимном уважении интересов других центров силы. Россия занимает ведущее положение и ведет активную работу в обновленной ООН или организации, пришедшей ей на смену, используя эту трибуну в национальных интересах.
  
   Государственное строительство
  
   Россия является единой и неделимой. Она состоит из субъектов Федерации по типу штатов США или бывших губерний, которые не имеют никакого отношения к национальным или этническим границам. Равноправие наций обеспечивается тем, что факт национальной (этнической) принадлежности не играет никакой роли ни в одной сфере практической жизни. В то же время не имеется никаких препятствий для развития национального языка, культуры, традиций и пр., однако, роль государства здесь сведена до минимума. Дискриминация по национальному признаку является государственным преступлением.
  
   Россия управляется Президентом, избираемым на выборах на срок в 5 лет. Третий срок президентства или губернаторства запрещен законом. Парламент двухпалатный по типу Думы и Совета Федерации. Выборы в Думу прямые по одномандатным округам. Совет Федерации состоит из губернаторов, избираемых в своих губерниях на срок в пять лет. Между выборами президента и выборами губернаторов установлен разрыв в два года, выборами в Думу - один год. Предвыборная агитация и пропаганда запрещены законом. Центризбирком публикует определенный законом массив информации о каждом кандидате и обеспечивает знакомство каждого избирателя с этим массивом информации. Фальсификация и подтасовка итогов выборов является тягчайшим государственным преступлением.
  
   Правительство назначается Президентом по представлению Председателя правительства. Дума может выразить вотум недоверия правительству, что означает его отставку. Другими делами текущей политики Дума не занимается. Президент может распустить Думу и назначить досрочные выборы, если принятие, непринятие или задержка с принятием каких-то законов угрожает национальным интересам страны. Процедура роспуска детально прописана в законе, предусматривает участие в этом процессе судебных инстанций и не допускает возможности злоупотребления властью со стороны президента.
  
   Государство имеют монополию в следующих областях материального производства и инфраструктуры:
  -- оборонная промышленность;
  -- производство и сбыт алкоголя;
  -- производство и сбыт табака;
  -- добыча золота, платины и других драгоценных металлов, включая производство слитков;
  -- добыча и обработка алмазов.
  -- ядерная промышленность по всему циклу;
  
   Государство обеспечивает свое доминирующее (но не монопольное!) положение в следующих областях материального производства и инфраструктуры:
  -- производство газа, нефти и первичных нефтепродуктов;
  -- производство угля, чугуна, стали, основных цветных и драгоценных металлов;
  -- производство и сбыт электроэнергии;
  -- морской, воздушный, речной, и железнодорожный транспорт;
  -- связь в объемах, диктуемых обороноспособностью страны и ее управляемостью в случае природных катастроф;
  -- сеть продуктопроводов и линий электропередачи;
  -- сельскохозяйственное производство, хранение и переработка сельхозпродукции в объемах, диктуемых продовольственной безопасностью страны.
  -- в других областях, если они относятся к сфере высших национальных интересов.
  
   Государство напрямую не участвует в предприятиях сферы услуг, перерабатывающих, сбытовых и никаких других предприятиях, если они не относятся к перечисленным выше.
  
   Сферой первоочередных забот государства является национальное производство, конкурентоспособность отечественных товаров, всеобщая занятость и достойный уровень жизни населения, включая пенсионеров и особые группы населения (матери-одиночки, семьи, потерявшие кормильца, инвалиды и др.).
  
   Мощь Вооруженных сил определяется геополитической ситуацией, и ее снижение может быть связано только со значительным снижением уровня геополитических вызовов. Военная профессия является одной из самых престижных и высокооплачиваемых.
  
   Государство ведет жесткое регулирование в финансовой сфере, создает благоприятные условия для развития и применения капитала внутри страны, выступает гарантом по крупнейшим финансовым сделкам. Центральный банк обладает всем набором инструментов, необходимых для защиты национальных интересов в банковской и финансовой сфере. Решения, ведущие к увеличению внутренней или внешней задолженности страны, проходят определенную процедуру одобрения и публикуются в открытой печати. Средства, полученные законным образом, могут свободно пересекать национальную границу. Вывоз незаконно полученных средств, или средств, полученных путем укрытия от налогообложения, является государственным преступлением.
  
   Суд независим, судьи не берут взяток и при рассмотрении дел не руководствуются политическими или другими соображениями. Различаются суды по государственным преступлениям, по уголовным преступлениям и суды по общегражданским делам, а также суды арбитражные. Правоохранительные органы строго централизованы. Ликвидирована или сведена к минимуму их ведомственная разобщенность. Все преступления государственных должностных лиц, а также преступления с признаками организованной преступности относятся к категории государственных преступлений и караются с особой строгостью.
  
   Государство обеспечивает себе доминирующее (не монопольное) положение в средствах массовой информации, в первую очередь, на телевидении, и следит за соблюдением этических норм во всех публикациях. Запрещена пропаганда насилия, разжигание национальной и другой ненависти, порнография и другие виды экстремизма. Для особо озабоченных возможна специальная терапия по рецепту врача.
  
   Государственная религия в России отсутствует. Действует полная свобода вероисповедания. Государство следит лишь за соблюдением определенных исторически сложившихся пропорций между традиционными религиями и верованиями с учетом их естественной внутренней динамики, а также ограничивает действия сект и объединений, признанных опасными для общества.
  
   Государство обеспечивает качественное, доступное и отвечающее требованиям времени бесплатное образование для детей в возрасте от 7 до 15 лет. Целью образования является не заполнение детских голов массой устаревшей информации, а гармоничное развитие ребенка, максимальная реализация способностей, заложенных в него природой, и подготовка детей к будущей самостоятельной учебе и жизни. Все остальные виды образования являются специальными, и государство выполняет там лишь наблюдающую регулирующую функции.
  
   Система социального обеспечения, гарантирующая достойную старость честно трудившимся людям, является предметом особых забот государства. Система здравоохранения направлена на обеспечение долгой и полноценной жизни населения, на профилактику заболеваний, особенно, профессиональных, на развитие здорового образа жизни, культуры тела и мобилизации его возможностей.
  
   Государство понимает смертельную опасность бюрократии и окостенения собственных форм, принимает все меры к уменьшению их отрицательного воздействия.
  
   Главной задачей государства является создание и обеспечение максимально благоприятных условий для жизни и развития российского общества и его основной составляющей - человека новой России. Все остальные задачи являются производными от этой.
  
   Общество новой России
  
   Общество в целом и его первичная клетка, человек, в частности, являются источником энергии для обоих социальных организмов - общества и государства. В этой связи обществу в новой России предстоит особенно серьезная трансформация.
  
   В первую очередь, сам человек новой России намного ближе к образу и подобию Божию, чем в любой другой стране или в любой другой период своей истории. Он физически и духовно здоров, уверен в своем будущем, защищен от внешних врагов, от криминала, от бюрократии, он социально обеспечен, его способности максимально востребованы и он заинтересован во всестороннем и постоянном их совершенствовании для достижения и упрочения собственного благополучия. Лозунг времени "Мы сами кузнецы своего счастья". Государство и общество лишь обеспечивают для этого благоприятные условия. Каждый стремится к гармонии с самим собой, со своим окружением (обществом) и с Богом (собственной совестью). Гармоничность ценится гораздо выше рекордов.
  
   Общественное мнение высоко оценивает такие качества, как честь, достоинство, справедливость, искренность, уважение к себе и к другим, открытость, душевная щедрость. Патриотизм, знание своей истории, своей культуры и гордость за них так же естественны, как уважение к истории, культуре, традициям, языку других этнических групп и других народов.
  
   Общественное мнение нетерпимо ко всем проявлениям национальной ограниченности, национализма и шовинизма, религиозного фанатизма и религиозной исключительности, откуда бы они ни исходили. Осуждаются эгоизм, тщеславие, властолюбие, корыстолюбие, любое однобокое развитие качеств, в первую очередь качеств негативного характера. Недопустимы жестокость к людям и животным, нечестность, воровство, тем более, казнокрадство, моральная и физическая нечистоплотность.
  
   Общество осознает свою роль в квази-симбиозе с государством и стремится к обеспечению максимально гармоничного сожительства с ним, не допуская перекосов в ту или другую сторону. Для этого общество хорошо структурировано и в нем развиты соответствующие институты. Структуры и институты общества представляют основную массу интересов населения, и население хорошо информировано о том, кто и каким образом может содействовать реализации того или иного интереса.
  
   Национальная элита, как творческая, так и деловая и политическая, ориентирована на обеспечение интересов государства и общества, занимается поисками вариантов развития на долгосрочную перспективу. Элита развивается сама и увлекает за своим развитием все общество.
  
   Главной задачей общества является развитие и совершенствование человека, его защита перед лицом государства, обеспечение гармоничного развития государства и общества.
  
   Очередные задачи Российской власти
  
   Говоря в этой работе о России и ее выборе, мы рассмотрели, где сейчас находится Россия, то есть, мы с вами, откуда мы пришли и как попали туда, куда попали. Коротко мы коснулись и вопроса о том, а собственно куда, к какому будущему, надо стремиться. Осталось совсем ничего: определить путь из точки А в точку Б, из нашего сегодняшнего угрюмого настоящего в наше завтрашнее светлое будущее. Надо сказать, что таких путей может быть несколько, во всяком случае, их больше, чем один. Выбор у нас действительно огромен. По сути, вопрос выбора пути не является самым важным. Его важность определяется лишь затратами энергии, которые при разных маршрутах будут разными. При избытке энергии этот вопрос вообще теряет смысл - путь годится любой.
  
   В любом случае, путь из нашей точки А в нашу точку Б предстоит неблизкий, сложный, извилистый, и он отнюдь не устлан розами. Главные вопросы, которые надо решить перед тем, как отправиться в дорогу, это вопросы выбора маршрута, темпа движения, обеспечения питания в пути, возможность использования попутных транспортных средств и остановок для отдыха. Немаловажно также, как будет вестись разведка маршрута и насколько точными будут его карты, и как они будут соответствовать состоянию местности на фактическое время прохождения маршрута.
  
   Начнем по порядку.
  
   Выбор маршрута
  
   Выбор маршрута, темпа движения, возможность использования попутных транспортных средств - важнейший вопрос, в конечном итоге, определяющий успех или неудачу перехода. Однако, прежде чем определять маршрут движения вперед, необходимо выбраться на твердую почву из той трясины, в которую нас завели псевдодемократы Ельцина и равноудаленные, но не переставшие от этого быть компрадорскими, олигархи Путина. Без этого все разговоры о путях, темпах и пр. так и останутся разговорами, пустым сотрясением воздуха.
  
   К сожалению, выбраться из топкого болота способом медленной эволюции, постепенным наращиванием собственных усилий, вряд ли удастся: состояние этой трясины таково, что все приращения усилий лишь увеличивают скорость погружения. Необходимо одним рывком избавиться от всего груза, который достался в наследство от проклятого прошлого, а может, даже снять и последние сапоги, осознавая, что дальше придется идти босиком. Этот рывок должен быть коротким и энергичным броском к твердой почве, к свободе, к жизни. Произвести этот рывок должна сама российская власть. Все другие способы смертельно опасны. Мы их уже проходили.
  
   На другой же день после того, как мы выберемся на сушу, встанет вопрос питания, вопрос энергии, которая будет питать движение в точку Б. Эта энергия может быть высвобождена только при наступлении резонанса биополей массы населения, которая превысит критическую. Сам резонанс возможен лишь при наличии С-Идеи, по масштабу сопоставимой с лозунгом большевиков "Власть Советам, земля - крестьянам, мир народам, хлеб голодным", использованным для захвата власти. Эта С-Идея должна быть вполне осознана еще до рывка из болота, иначе развитие событий может стать неуправляемым.
  
   Далее встанет вопрос механизма использования высвобожденной энергии и вопрос ее подзарядки. Конечно, можно заимствовать проверенный на практике метод товарища Сталина, но, скорее всего, результат будет тот же: кратковременный впечатляющий успех и бесславный крах. Система должна иметь встроенный автоматический регулятор. Этот регулятор может быть позаимствован у других, более успешных стран (тот же американский: успех - равные возможности - свобода - политкорректность), но, учитывая наши исторические особенности и традиции, регуляторы должны быть несколько другие. В качестве одного из вариантов, но не единственного, можно рассмотреть следующий: труд - справедливость - гармония - патриотизм.
  
   При выборе маршрута следует иметь в виду, что прямая является кратчайшим расстоянием между двумя точками только на бумаге. В жизни это кратчайшее расстояние редко лежит на прямой линии. Особенно верно это по отношению к жизни государства, являющегося одним из компонентов мировой системы, которая находится в равновесии, но в равновесии динамическом. Ослабление государства, даже временное, неизбежно будет означать потерю позиций в мировой системе. Вероятно, существует какая-то крайняя черта, отступление за которую означает полную невозможность возврата утраченных позиций.
  
   Темп движения также является важным параметром. С одной стороны, повышение темпа всегда будет диктоваться внешними обстоятельствами, стремлением удержать свои позиции на мировой арене. С другой стороны, страна может не выдержать слишком высокого темпа преобразований, как не выдерживает стекло слишком резкого перепада температур, или как бегуны на длинные дистанции не выдерживают темпа бегунов на стометровки.
  
   В то же время, потеря темпа, застой, заземление неизбежно приведут к потере энергии. На каком-то этапе энергия может упасть ниже критического уровня, общество начнет распадаться и снова превратится в толпу со всеми вытекающими последствиями. Никакое движение опять будет невозможно.
  
   Безусловно, вопрос допустимого темпа движения, сильно влияет на выбор маршрута. Таким образом, сам маршрут становится величиной динамической: на каждый момент времени точка А превращается в точку А1, а параметры движения из этой точки в конечную точку Б определяются параметрами, с которыми общество и государство пришло в эту самую точку А1. Отсюда очень важным является постоянная диагностика состояния здоровья обоих организмов - участников перехода, государства и общества. Именно правильная оценка этого параметра является важной при выборе допустимого темпа движения.
  
   Карты местности, по которой происходит движение, являются еще одной составляющей успеха. Самые точные карты, составленные два-три года назад, устаревают: местность имеет тенденцию к изменению. Появляются новые овраги, зарастают старые дороги, прокладываются новые магистрали. То есть, выбор маршрута движения к точке Б должен производиться на базе наиболее точных сведений о местности. Эти знания также очень важны для выбора правильного темпа движения: самый здоровый организм надорвется, если ему придется идти по барханам в таком же темпе, как по удобной тропинке, вьющейся между сосен. Получить эти знания можно лишь одним путем: сравнивая фактическое состояние местности с тем, которое изображено на выданных вам топографических картах. Курс доллара, установленный товарищем Касьяновым, и реальный курс доллара могут отличаться и отличаться довольно сильно. Корректировка маршрута и темпа движения при сильном отличии неизбежны.
  
   Попутный транспорт - мечта любого путешественника. Однако, идет ли речь о скоростном поезде Евросоюза, о шикарном "Кадиллаке" США или о казино на колесах под названием МВФ, прежде чем воспользоваться услугами таких попутчиков, надо выяснить, как минимум, три важных вопроса:
      -- Сколько будет стоить эта поездка?
      -- Не ограбят ли по дороге?
      -- А куда, собственно, они едут: в нашу точку Б или, наоборот, в противоположную от нее сторону?
  
   Эту параллель с переходом из точки А в точку Б можно продолжать почти бесконечно. Надо только иметь в виду, что реальность на многие порядки сложнее этой примитивной модели и реальные задачи российской власти усложняются в той же пропорции. В любом случае, ближайшие задачи российской власти понятны:
   - осознать и четко сформулировать параметры точки А, того топкого болота, в котором мы находимся;
   - сформулировать собственное видение светлого будущего, определить пресловутую точку Б;
  -- найти С-Идею, которая могла бы мобилизовать энергию масс и направить ее на достижение этой точки Б;
  -- найти силы для резкого рывка из топкого болота на твердую почву и произвести этот рывок;
  -- выработать маршрут и обеспечить переход с минимальными потерями для общества и государства.
  
   По мере движения сама точка Б будет отодвигаться все дальше и дальше.
   Этого не стоит пугаться.
  
   19 июня 2003 года
   Москва
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"