Чуксин Николай Яковлевич: другие произведения.

Пасхальная традиция

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Краткий фотоотчет о моей поездке на историческую родину, совпавшей со светлым Воскресением Христовым 2009 года


  

Пасхальная традиция

  
Могила дяди Тимоши, мужа сестры моего отца [Николай Чуксин]
  
   Душа нашего народа таинственна, самобытна и необъятна. В ней мирно уживаются язычество, Православие, исторический материализм, пролетарский интернационализм и здравый смысл, накопленный десятками поколений, переживших внешние бури, внутренние метания и очень непростые обстоятельства повседневности, которая никогда не была не то, чтобы щедрой, но даже снисходительной к нашему народу. Изливать свою душу, тем более, посторонним людям, наш народ не привык, прикрываясь маской самоуничижения: дескать, мы, серые, от Иванушки-Дурачка вышедши и пошедши. Величие народной души в полной мере проявляется только во времена испытаний, во времена войны, голода, смуты, просто продолжительного лихолетья, вроде разгула демократии и торжества ельциноидов и кучки абрамовичей, обманом получивших у нас доступ к рулю государственного управления под прикрытием высокопарных слов о демократии и свободе.
  
   Частичку народной души можно разглядеть и в мирное время, в особых, ритуальных случаях. Мне повезло участвовать в одном таком ритуале: поклонении усопшим на Пасху, ритуале, которой уходит корнями в глубокие времена начального язычества, которым, собственно, и является народное Православие, и в котором Троица представлена не столько Богом-Отцом, Богом-Сыном и Богом-Святым Духом, сколько Христом Спасителем, Пресвятой Богородицей и Николаем Чудотворцем, как когда-то Перуном, Велесом и Мокошью. Повезло потому, что Пасху 2009 года мы с женой встречали в Тамбовском селе Татаново, где с 1623 года жили мои предки, и на кладбище которого покоятся многие мои родственники, кроме тех, кого судьба разбросала по другим городам и селам России, дальнего и ближнего зарубежья.
  
Татаново 19 апреля 2009 года. Огороды и парники [Николай Чуксин]
  
   Как известно, общечеловеческие ценности от Атлантики до наших месторождений нефти и газа, внедренные нам под дымовой завесой свободы проплаченного слова и прав человека на вымирание, означали полную разруху в одних сферах и колоссальный рост в других. Разрушена промышленность. Разрушено сельское хозяйство. Разрушена мораль бывших строителей коммунизма, вынужденных перекантоваться из кандидатов наук в лотошников, киосочников, охранников и бандитов. Зато резко выросла проституция. Резко выросла нарокмания. Резко выросло число больных туберкулезом и СПИДом. Резко выросло число беспризорных детей и бездомных людей, бомжей, питающихся от помоек. Резко выросла смертность: если в самые благополучные семидесятые годы в Российской Федерации каждый год умирало умирало чуть больше одного миллиона человек, то с приходом демократии ежегодно уходит в мир иной чуть больше двух миллионов человек. Кладбища не вмещают всех желающих ни в Москве, ни в Лодейном Поле, ни в Краснодарском крае, ни в Костромской области.
  
Полынковское кладбище в Тамбове [Николай Чуксин]
  
   В городе Тамбове три огромных кладбища: Петропавловское, Воздвиженское и Полынковское. Это Полынковское кладбище, на котором похоронена основная масса тамбовских жертв Нового Холокоста.
  
Полынковское кладбище. Храм Новомучеников [Николай Чуксин]
  
   Не случайно здесь стоит храм святых Новомученников и Исповедников Российских, построенный в самый разгар разгула демократии и освященный в 1998 году. Полынковское кладбище находится на окраине города за ручьем Студенец, в Полынках недалеко от Татарского вала. Другие пригородные села: Стрельцы, Пушкари, Донское, Полковое - самим названием своим свидетельствуют о связи времен, о былой славе города как укрепления на отодвинувшейся границе с Полем.
  
   Это храм на Полынковском кладбище вблизи (фото с сайта www.sobory.ru)
  
Он же крупным планом [www.sobory.ru]
  
   "Сам храм стоит на возвышенности и доминирует над пейзажем, как сторожевая башня, охраняющая человеческие души от злобных сил ада. Создается впечатление, что здесь край света, где проходит граница между миром живых и мертвых, а храм - та застава, через которую души усопших переходят из нашего мира в мир иной". http://sobory.ru/article/index.html?object=10327
  
   На Полынковском кладбище похоронен мой племянник Женя, выросший в моей семьей и бывший по сути моим младшим братом. Он умер только что, в декабре 2008 года, в возрасте 46 лет. Примерно в этом возрасте умирает большинство тех, кто не вынес коренной ломки всего жизненного уклада, ломки нравственных устоев и человеческих ценностей. Причина его смерти не алкоголь, а "духовное неблагополучие, слом идентификации и наведение ложных идентификаций, отсутствие перспективы полноценной жизни...", как определял причины нашей демографической катастрофы профессор И.А.Гундаров.
  
Могила моего племянника Жени [Николай Чуксин]
  
Она же крупным планом [Николай Чуксин]
  
   Духовное благополучие - это не ВВП, его просто так, по приказу свыше, не удвоить. Здесь, далеко от Москвы, особенно ощущается, что режим группировки Путина, основанный на пиаре, на выстраивании элиты не вокруг высокой и святой идеи, а вокруг закромов Родины, начинает терять опору в народе. Удачно проведенная с точки зрения политтехнологии операция "Преемник", стала началом конца безграничной веры и началом утраты огромного доверия, которые народ испытывал лично к Путину, видя в нем нашего всенародно избранного царя, государя-батюшку, отца родного. Меняется и отношение элиты, которую пугает резкое оскудение закромов Родины, вызванное кризисом и падением цен на нефть. Опять поднимает голову "пятая колонна" либеральной демократии американского разлива, придавленная на время огромным народным ожиданием реальных перемен к лучшему. Тем не менее, народ пока живет, выживает, а самые шустрые и оборотистые пытаются даже вести собственный бизнес, мало связанный с дележом сверхдоходов от экспорта нефти и газа:
  
Жители Тамбова. угол Магистральной и Мичуринской улицы [Николай Чуксин]
  
Общество с ограниченной ответственностью на Магистральной [Николай Чуксин]
  
   Но мы немного ушли в сторону от главной темы - пасхальной традиции. Если на Западе любимый праздник - Рождество, связанный с ожиданием богатых подарков, то у нас любимый праздник - Пасха, берущая начало от празднеств в Египте в связи с исходом оттуда богоизбранного народа. Пасха у нас означает весну и Святое Воскресение, возрождение к новой жизни - чистой, светлой, не обремененной грехом потреблятства, клятвоотступничества и всеобщей подлости. У нас Пасха - это куличи, крашение яиц, христосование с поцелуями ближних, которых мы на время возлюбим по главной заповеди Христовой, крестный ход в полночь вокруг церкви, колокольный звон и величание "Христос воскресе!" с искренней верой, что "Воистину воскресе!". Пасха у нас еще и дань памяти предкам, оставившим грешную землю для жизни вечной. Эту дань мы отдаем, по крайней мере, трижды: на Пасху, на Троицу и на Яблочный Спас, но Пасха среди них - день самый главный.
  
На кладбище в Татаново [Николай Чуксин]
  
   За неделю до светлого праздника Пасхи, на Вербное Воскресенье, в день входа Иисуса Христа во Иерусалим, родственники посещают кладбища с будничной целью: прибрать могилки, поправить могильные холмики, провалившиеся за зиму, убрать отцветшие и увядшие живые цветы, выбросить поблекшие цветы искусственные, отсыпать края могилок чистым речным песком, который по этому случаю специально завозится самосвалами и высыпается огромными кучами перед кладбищем. На могилку ставят зацветшую вербу, память о тех пальмовых ветвях, которые народ с криками "Осанна!" бросал под ноги Иисусу Христу, вступающему в Иерусалим, вербу, ставшую символом нашей весны и надежды на новую жизнь.
  
Верба [Николай Чуксин]
  
   На Пасху же на могилках зажигают свечи "чтобы душа усопшего хоть немного согрелась", ставят куличи и крашенные яйца, заранее освященные в церкви, кладут конфеты и насыпают рис и пшено - всё это крайне необходимо предкам в их загробной жизни. Всё это язычество чистой воды. Именно поэтому официальная церковь не очень приветствует такое пасхальное народное движение, настаивая на общецерковном праздновании Радоницы, которая отмечается на девятый день после Пасхи. Смысл Радоницы - радость по поводу рождения близких в другую жизнь - жизнь вечную. Иисус Христос, "смертию смерть поправ", одержал над ней вечную победу, сделал разлуку с родными и близкими временной, о которой не стоит печаловаться. Но и выпивать на кладбищах на радостях церковь тоже не рекомендует.
  
   На Пасху народ приезжает на кладбища рано, очень рано, и так было всегда::
  
на кладбище едут рано утром [Николай Чуксин]
  
   "По окончании литургии народ, расходясь из храма, тут же разговляется принесенными и освященными пасхами и яйцами и спешит не прежде домой, как посетив могилы своих родителей, братии и сродников. Трогательно видеть, как, придя на могилу своих усопших и дорогих сердцу родных, и стар и млад христосуются с ними, приветствуя и их словами: "Христос воскресе!" Иные при этом разбивают яйцо о могилу и тут же едят; другие совсем оставляют его на могиле. Как бы там ни было, но эта связь душ, живущих еще на земле, с душами мира загробного очень трогательна и имеет свой глубокий смысл живого сердечного общения и единения живых с умершими -- смысл веры в жизнь загробную и общее воскресение мертвых. Как знать, может быть, христосующийся теперь на могиле со своими сродниками не доживет до будущей Пасхи и успокоится тут же... Это приходит на мысль каждому христосующемуся на могиле, примиряет его с необходимостью смерти, ее неизбежностью и сильнее укрепляет в сознании уверенность в воскресении мертвых. Замечательно, что в этот день даже самая смерть перестает быть страшной для человека, исполненного чувством радости Воскресения Христова".
   (Е.Смирнов, "Пасха в деревне", http://ricolor.org/history/rt/pn/pasha/9/)
  
   "Прежде, чем разговляться самим, надо дать разговеться покойникам", - говорит моя сестра Люба. Вместе с ней мы едем на кладбище в Татаново. Весна в этом году поздняя и необычайно холодная: 16 апреля в Москве шел снег
  
Снег в Москве 16 апреля 2009 года [Николай Чуксин]
  
   Полуичлось, что мы привезли этот холод в предпраздничный Тамбов, где еще в пятницу было тепло, а в субботу прошел ураган, с корнем вырывавший деревья, срывавший с крыш подгнившую жесть и валивший рекламные щиты. Утром в Светлое Воскресенье мела позёмка, выделяя белым цветом снежной крупы глубокие колеи, продавленные в асфальте фурами с импортными продуктами питания, которые везут из-за границы в Тамбовскую область - сердце российского черноземья, которое в других условиях способно было бы само прокормить всю эту заграницу.
  
Позёмка 19 апреля в районе Полковое под Тамбовом [Николай Чуксин]
  
   Несмотря на ранний час и отвратительную погоду, кладбище было полно народа, приехавшего сюда из города и даже из соседних областей: жизнь разбрасывает людей, но тяга к отеческим гробам несколько раз в году собирает их вместе там, где память о предках имеет вполне материальный облик.
  
У ворот старого кладбища в Татаново [Николай Чуксин]
  
Машину приткнуть негде [Николай Чуксин]
  
   На этом кладбище похоронены мои родители, Чуксин Яков Ильич и Чуксина Мария Филипповна, в девичестве Незнанова:
  
Могила моих родителей [Николай Чуксин]
  
   Здесь же могилы родителей моей мамы, Незнанова Филиппа Ильича и Незнановой Марины Викторовны:
  
Могила моих дедов по материнской линии [Николай Чуксин]
  
   Филипп Ильич, светлый человек, добродушный, с мягким характером и тонким деревенским юмором, ушел из жизни, а дом, построенный им почти сто лет назад, еще стоит в селе Татаново, контрастируя с недавно построенными особняками деревенских новых русских:
  
Дом моего деда, Филиппа Ильича Незнанова [Николай Чуксин]
  
   Здесь же похоронены родственники по линии мамы: ее сестра, моя тетя - тетя Настя, ее муж, дядя Сережа, и их сын, мой ровесник Коля. Дядя Сережа - необыкновенный человек. Тракторист, мастер на все руки и удивительный рассказчик: это он, посмотрев однажды кино продолжительностью полтора часа, ровно полтора часа рассказывал его содержание, не пропустив ни одного эпизода, ни одного места, достойного упоминания. Здесь же супруга еще одного моего дяди, дяди Андрея, кумира моего детства, только что вернувшегося тогда из армии, говоруна и самого завидного жениха в округе. Это он, дядя Андрей, впервые привез меня в Татаново из леса на своей полуторке, и я впервые увидел настоящее поле, настоящую ветряную мельницу, настоящий автобус и был на службе в настоящей церкви. Это был 1953 год, свадьба самого дяди Андрея с тетей Марусей, которая упокоилась теперь здесь, вот в этой земле села Татанова. Я был на свадьбе дяди Андрея и тети Маруси, а в прошлом июле любовался его бравыми внуками и красивыми внучками и держал на руках его очаровательных правнуков.
  
Могила тети Насти и дяди Сережи и Коли Стрельцовых [Николай Чуксин]
  
Могила тети Маруси Незнановой [Николай Чуксин]
  
   На этой фотографии тетя Маруся еще при жизни, с дядей Андреем, в окружении своих детей, внуков и правнуков. Как быстро летит время!
  
  
   Еще один мой дядя по материнской линии, Николай Филиппович, похоронен на кладбище в Тамбове: он всю жизнь проработал в городе.
  
   Я говорил уже, что само Татаново, ранее мордовское село Тутон, впервые упомянуто в писцовой книге Ф.Чеботова за 1623 год. Там записаны первые пять семей русских поселенцев: Мещеряковы, Бородины, Ильины, Незнановы и Чуксины. Мой дед по отцовской линии, Чуксин Илья Ильич, говорят, был суровым человеком. Он участвовал в обороне Порт-Артура, и этот снимок сделан некоторое время спустя после его возвращения с сопок из далекой Маньчжурии:
  
Мой дед по отцовской линии Илья с бабкой Катериной [Мне не известен. Фото примерно 1905-1906 гг. ]
  
   Деда Илью я не помню: он рано умер, а его супругу, мою бабку Чуксину Клавдию Александровну, помню очень хорошо. Таким был мой дед незадолго до своей смерти:
  
Дед Илья в конце сороковых [Мне не известен]
  
   Теперь о нем говорит лишь вот эта табличка на простом дубовом кресте:
  
Таличка на могиле дедов [Николай Чуксин]
  
   Его сыновья, братья моего отца, тоже прошедшие войну и вернувшиеся с нее израненными, но живыми, Николай Ильич и Андрей Ильич, похоронены неподалеку:
  
Табличка на могиле моего дяди, Николая Ильича [Николай Чуксин]
  
Табличка на могиле моего дяди, Андрея Ильича [Николай Чуксин]
  
   Андрей Ильич - отец Виктора Андреевича, моего двоюродного брата, умельца, работяги, пчеловода, охотника, который и сейчас еще держит двух великолепных гончих собак. Еще один сын Ильи Ильича, моя дядя Георгий Ильич, единственный из моих родственников воевавший офицером и бывший потом в заключении в Гулаге, в Кудымкаре, похоронен на городском кладбище в Тамбове, где он всю жизнь после освобождения проработал на Тамбовском машиностроительном заводе. Тетя Нюра и тетя Лиза, мамины сестры, и ее брат, дядя Андрей, о котором мы уже говорили, слава Богу, пока живы, хотя и в очень преклонном возрасте.
  
   Уезжал я из Тамбова с очень смешанным чувством. С одной стороны, всеобщая разруха, убогость жизни и катастрофическое вымирание населения, которое особенно зрительно предстает на кладбищах, куда очень хотелось бы пригласить тех, кто в вопросе сверхсмертности, Нового Холокоста изображает Фому неверующего и изобретает самые изощренные уловки и отговорки, чтобы отрицать очевидное. С другой стороны, в эту поездку, как никогда раньше, я ощутил величие народной души, незыблемость ее глубочайших основ и ее способность вместить и переосмыслить многие идеологические системы, руководствуясь здравым смыслом разумного человека. Поэтому глаз с особенным удовольствием отмечал подвижки к лучшему: и распаханные поля, которые еще пару лет назад зарастали сорняками, и свежие зеленя озимых, уже пробивающиеся к жизни, и новые часовенки, появившиеся вдоль дороги М6 в моей родной Тамбовской области, и вот этот недавно отремонтированный величественный Боголюбский храм в Зимарово, на реке Становая Ряса, на самой границе двух близких мне областей: Тамбовской и Рязанской.
  
Пднятая зябь [Николай Чуксин]
  
Поднятая зябь [Николай Чуксин]
  
Зеленя вдоль дороги [Николай Чуксин]
  
Никольская придорожная часовня на М6 в Тамбовской области [Николай Чуксин]
  
Боголюбский храм в Зимарово бывшего Ранненбургского уезда [Николай Чуксин]
  
   Рождалась уверенность: мы выстоим.
   Мы должны выстоять.
   Такая у нас традиция.
  
   17-20 апреля 2009 года
   Москва - Тамбов - Татаново - Москва
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"