Чуксин Николай Яковлевич : другие произведения.

По Мещёре с Василием Тарутиным

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возвращаясь к поездке в Мещёру 3-6 апреля 2008 года


   По Мещёре с Василием Тарутиным
   (Продолжение. Начало здесь)
  
Василий Тарутин за работой [Николай Чуксин]
  
   "Что можно увидеть в Мещёрском крае? Цветущие или скошенные луга, сосновые боры, поемные и лесные озера, заросшие черной кугой, стога, пахнущие сухим и теплым сеном. Сено в стогах держит тепло всю зиму".
   "В Мещёрском крае можно увидеть сосновые боры, где так торжественно и тихо, что бубенчик-"болтун" заблудившейся коровы слышен далеко, почти за километр. Но такая тишина стоит в лесах только в безветренные дни. В ветер леса шумят великим океанским гулом, и вершины сосен гнутся вслед пролетающим облакам.
   В Мещёрском крае можно увидеть лесные озера с темной водой, обширные болота, покрытые ольхой и осиной, одинокие, обугленные от старости избы лесников, пески, можжевельник, вереск, косяки журавлей и знакомые нам под всеми широтами звезды.
  
   Что можно услышать в Мещёрском крае, кроме гула сосновых лесов? Крики перепелов и ястребов, свист иволги, суетливый стук дятлов, вой волков, шорох дождей в рыжей хвое, вечерний плач гармоники в деревушке, а по ночам - разноголосое пение петухов да колотушку деревенского сторожа.
   Но увидеть и услышать так мало можно только в первые дни. Потом с каждым днем этот край делается все богаче, разнообразнее, милее сердцу. И, наконец, наступает время, когда каждая ива над заглохшей рекой кажется своей, очень знакомой, когда о ней можно рассказывать удивительные истории".
  
   Так писал о Мещёре великий человек и великий писатель Константин Георгиевич Паустовский в своей повести "Мещёрская сторона". Много лет езжу в Мещёру, немного знаю и очень люблю её, и всё равно, постоянно возвращаюсь к этим словам Паустовского, каждую встречу с Мещёрой жду с нетерпением, особенно, после длинной и невразумительной зимы, такой, какая сложилась в этом году.
  
   Совсем недавно я в начале апреля жил в Мещере в палатке, в принципе могу так жить и сейчас: технология организации спального места на ледяной земле известна, и всего год назад я сам ею пользовался на реке Пёт. Тем не менее, вот уже несколько лет ранней весной я останавливаюсь в охотхозяйстве "Мещера" и живу в домике, в котором когда-то останавливался Юрий Гагарин, приезжавший сюда на охоту.
  
Гагаринский домик  [Николай Чуксин]
  
   Совсем недалеко от базы охотхозяйства находится село Ершово, известное тем, что в нём живет и работает Василий Павлович Тарутин, автор Самиздата, душевный человек, краевед, знаток Мещёры, знаток жизни и творчества Сергея Есенина, замечательный собеседник и не только. Вот здесь Василий Павлович в кругу своих самиздатовских друзей и поклонников у своего дома в Ершово:
  
У дома Тарутина в Ершово [Назар Полночный]
   (Лысый в камуфляжном свитере рядом с Панариными - это я. Василий Павлович в белой бороде - в центре. Рядом с ним Лада обнимает своего мужа, Максима Мошкова, рядом с Максимом и впереди - их многочисленные дети).
  
   Знаменитые ершовские сосны - это там, в Ершово:
  
Ершовские сосны [Николай Чуксин]
  
   Я уже говорил, что Василий Павлович еще и цветовод. Он выращивает подснежники и высаживает их вдоль дорог в Мещере. Вот лишь пара примеров:
  
Подснежник [Николай Чуксин]
  
Еще подснежник [Николай Чуксин]
  
   Но я не об этом. Я том, что мы с Василием Павловичем собрались поехать послушать тетеревов: весна ранняя, и тетеревиные тока должны были уже начаться.
  
   Уехали мы затемно. Я проснулся в 4 часа утра, доехал до Ершово, а в пять мы уже ехали на новой "Ниве" Василия Павловича по дороге Рязань-Касимов: я решил показать ему место, где обязательно токует хотя бы один знакомый мне тетерев. И - не ошибся, хотя найти само это знаменитое место в мещерском лесу, в темноте, да еще спустя год после последнего приезда было не так-то просто. Но - нашли. И тетерев - был, правда, мы его быстро спугнули и он стал удаляться с того пригорка метрах в 50 от машины, на котором начинал петь, а потом и вообще перелетел подальше от непонятного и потому опасного соседства.
   Вот эта тетеревиная поляна:
  
Тетеревиная поляна [Николай Чуксин]
  
   В попытках найти потерянного тетерева мы сделали порядочный круг по лесу, подумали, что сбились с дороги, но, в конце концов, благополучно вернулись к машине. Оказывается, просеки в мещерском лесу не всегда перпендикулярны друг другу: есть и такие, что идут под острым углом. Тем временем рассвело, лес наполнился звуками пения привычных апрельских лесных птиц: зябликов, певчих дроздов, синиц. Заметили, что не протянуло ни одного вальдшнепа, не пролетело ни одной гусиной стаи. Весна ранняя и немного странноватая. А вот мещерский лес всё такой же: чистый, ароматный, вольный, цветной. Но и его сейчас интенсивно вырезают: древесина - товар, а товар это деньги, а беспредел в стране это, в первую очередь, беспредел по отношению к людям и к природе.
  
Вырубка [Николай Чуксин]
  
   Правда, надо отдать дань уважения работникам лесного хозяйства Мещеры: вырубки распахиваются, и здесь производится посадка сосны, что очень и очень отрадно. Значит, лет через пятьдесят на этом месте опять зашумят высокоствольные боры.
  
Сажают лес [Николай Чуксин]
  
   Мы ехали на отдаленный кордон к знакомому Василия Павловича. Ехали по грунтовой мещерской дороге, по которой за эту зиму пока никто еще ни разу не проехал: опустели здешние места и продолжают пустеть. "Нива" - автомобиль очень высокой проходимости, но сейчас ранняя весна, почва оттаяла, но еще не окрепла, в любом месте можно увязнуть и сесть на днище, а с такой ситуацией даже танки справляются не всегда. Поэтому - осторожность:
  
Сложная лужа [Николай Чуксин]
  
   Оказалось, что остановились мы рядом с бывшей узкоколейной дорогой с колеей в 750 мм, которая когда-то соединяла многие мещёрские сёла и посёлки. Несколько лет назад в районе Пилево я собирал первые весенние грибы - сморчки - прямо на насыпи такой же вот (или той же?) узкоколейки. Сейчас она узнаваема лишь в отдельных местах:
  
Бывшая узкоколейка [Николай Чуксин]
  
   Я встречал такую действующую дорогу и ездил по ней в Усть-Ваеньгском леспромхозе в Архангельской области. "Узкоколейные железные дороги (УЖД), в просторечии называемые узкоколейками, начали строить в России в конце XIX века, в основном для вывоза леса. По УЖД не нужно пропускать большие тяжелые составы, поэтому их легче и быстрее строить, чем обычные железные дороги. Пик развития УЖД в России пришелся на 1960-е и 1970-е годы, при этом только очень небольшая их часть была в подчинении Министерства Путей Сообщения (сейчас ОАО "РЖД"). (...)
   Потом их число начало стремительно уменьшаться, в основном из-за того, что они не выдерживали конкуренции с автомобильными дорогами. Пик закрытий пришелся на конец 1980-х и начало 1990-х годов, когда у предприятий просто не было денег не только на строительство новых УЖД, но и на эксплуатацию уже существующих. Многие УЖД вели к рекам и были ориентированы на лесосплав; с его запретом в эти же годы они оказались не нужны. В результате подавляющее число узкоколеек было закрыто и разобрано или перешито на широкую колею. Из оставшихся -- часто это подъездные пути предприятий -- очень на немногих есть пассажирское движение. Большинство оставшихся находится под угрозой исчезновения.
   Единственное предприятие в России, производящее подвижной состав для УЖД, завод в Камбарке (Удмуртская Республика) находится на грани банкротства. В подчинении ОАО "РЖД" вообще есть только одна УЖД с пассажирским движением -- линия от Тумской до Головановой Дачи (...).
   Ближайшая к Москве большая система УЖД находится в Мещере, на стыке Московской, Владимирской и Рязанской областей. Этот район практически не населен, и некогда грандиозная система узкоколейных дорог Мещеры была построена для разработок торфа и вывоза леса".
  
   Так пишет об узкоколейке ресурс http://www.mccme.ru/putevod/62/Meshchera_UZHD/meshchera_uzhd.html
   Есть у нас в Мещере и действующее узкоколейное пассажирское сообщение.
   "Тумская железная дорога когда-то соединяла Рязань (левый берег Оки, станция Рязань-Пристань) и Владимир, проходя через всю Мещеру. В 1930-е годы участок от Владимира до Тумской был перешит на широкую колею, а в 1990-е годы участок от Тумской до Рязани был закрыт и разобран. От УЖД остался только небольшое тупиковое ответвление от Тумской до Головановой Дачи, да и то находится под постоянной угрозой исчезновения". (Там же). Путевые заметки о знакомстве с последней действующей мещёрской узкоколейкой можно найти здесь: http://gl.itgo.com/others/tuma.htm  
  
   Станция Тумская находится в посёлке Тума, что между Спас-Клепиками и Касимовом. Это о ней писал Паустовский в "Мещерской стороне":
   "За Гусем-Хрустальным, на тихой станции Тума, я пересел на поезд узкоколейки. (...)
   Пассажиры с вещами сидели на площадках -- вещи в вагон не влезали. Изредка в пути с площадки на полотно начинали вылетать мешки, корзины, плотничьи пилы, а за вещами выскакивал и их обладатель, нередко довольно древняя старуха. Неопытные пассажиры пугались, а опытные, скручивая козьи ножки и поплевывая, объясняли, что это самый удобный способ высаживаться из поезда поближе к своей деревне.
   Узкоколейка в Мещёрских лесах -- самая неторопливая железная дорога в Союзе.
   Станции завалены смолистыми бревнами и пахнут свежей порубкой и дикими лесными цветами".
  
   Но мы слегка увлеклись: Паустовского надо читать всего, от корки до корки, а потом ехать сюда, в Мещёру, и наслаждаться воочию всем тем, что было с таким мастерством описано в его работах о Мещёре.
  
   Я сказал выше, что мы были первыми, кто проехал по нашей дороге за последние несколько месяцев. Еще в ноябре обильный мокрый снег повалил много деревьев. Сейчас они лежали поперек пути, и их надо было убирать, что мы и делали, сначала с энтузиазмом:
  
Ветровал [Николай Чуксин]
  
Лесоруб Тарутин [Николай Чуксин]
  
   Потом энтузиазм стал иссякать, а завалы становились всё мощнее и мощнее. Правда, вскоре впереди показался прогал, а за ним одинокий дом брошенного кордона.
  
Заброшенный мещёрский кордон [Николай Чуксин]
  
   Я родился и вырос на точно таком же кордоне в почти таких же сосновых лесах, протянувшихся по правому берегу Цны и соединяющихся с мордовскими лесами по Мокше, которая, как известно, впадает в Цну чуть ниже рязанского Сасово. Сейчас там у нас посторонний человек никогда не скажет, что на том месте когда-то жили люди: время быстро сглаживает все следы пребывания человека. Здесь будет то же самое, всего через десяток лет. А пока еще жив в памяти лесник, который годы и годы один жил на этом кордоне, пока не окончил свой земной путь. Жива в памяти его собака, которая еще несколько лет после смерти хозяина не уходила с кордона, ожидая, что он просто ушел на охоту и обязательно вернется. Теперь не вернется с последней охоты и она, верная и преданная единственному человеку ее жизни. И остались только вот эти березки, возможно, посаженные его рукой:
  
Скоро здесь ничего не останется [Николай Чуксин]
  
   А еще - мы встретили на кордоне горихвостку, птицу редкую для лесных мест. Обычно она живет в садах, в парках, на кладбищах и пустырях, но никак не в лесной глуши. Горихвостка обрадовалась нашему приходу, уверено позировала то на коньке крыши кордона, то на изгороди, то на ветках берез, но... Ни одного ее снимка ни у меня, ни у более опытного и оснащенного более мощной аппаратурой Василия Павловича не получилось. Мистика!
  
   После кордона стали попадаться следы глухарей, современников динозавров. Динозавры вымерли, глухари остались, но, казалось, тоже были обречены. Тем не менее, развал промышленности, вымирание населения вот в таких глухих лесах оказались счастливыми для исконного лесного населения. Глухари выжили, и их можно даже увидеть, следы уж как минимум:
  
Следы глухаря [Николай Чуксин]
  
Еще следы  [Николай Чуксин]
  
Глухариная джакузи [Николай Чуксин]
  
   Ямка в теплом, нагретом на солнце песке характерна для куриных. Песком они умываются, очищаясь от паразитов.
  
   Когда-то у нас на Хмелинском кордоне глухари жили в километре-двух от дома. У отца были ружья, он хорошо стрелял с одной руки (правую руку он потерял на фронте в 1943 году, когда был истребителем танков), но - он не был охотником. Учился азам этого искусства я самостоятельно, по книжкам, учился успешно: всё рядом. Поэтому моей первой крупной добычей был как раз глухарь, убитый на току в апреле 1961 года, когда мне было всего тринадцать лет. В лесу, ночью, один - на глухарей охотятся между двумя и четырьмя часами утра - и ничего, нормально.
  
   Вот цепочка глухариных следов идет впереди машины:
  
Как глухарка убегала от машины. Следы [Николай Чуксин]
  
   Мы даже подумать не могли, что это глухарка уходила от приближающегося звука медленно ползущей машины, который ее, конечно, беспокоил, хотя и не настолько, чтобы побудить к тревожному взлету. Но тревожный взлет всё-таки произошел, и как всегда был неожиданным, резким и ошеломляющим. Пять огромных глухарок взлетели почти из-под капота "Нивы" и, пройдя по прямой не более сотни метров, расселись по соснам.
  
   Слева глухой лес. Справа вырубка. Забираю левее, чтобы еще раз спугнуть глухарок и вывести и на вырубку, чтобы Василий Павлович смог их там сфотографировать в полёте.
   И это удалось! Смотрите фото в разделе у Тарутина: http://samlib.ru/t/tarutin_w_p/praershovo60.shtml
  
   Возвращаемся к машине счастливыми: еще бы, такой подарок судьбы и Природы! Живые глухари, и много! Но - счастье продолжалось. Еще несколько глухарок, уже другие, прилетели и быстро уселись на соснах почти над машиной. Видно, что это место было местом традиционного утреннего слета этих могучих птиц, и они не ожидали, что здесь может быть кто-то еще, кроме их только что улетевших подруг. Глухарки замерли. Мы тоже. И все-таки несколько снимков удалось сделать, прежде, чем глухарки сообразили, что надо улетать. Вот эти снимки:
  
Глухарка_1 [Николай Чуксин]
  
Глухарка_2 [Николай Чуксин]
  
Глухарка_3 [Николай Чуксин]
  
Улетает! [Николай Чуксин]
  
   Да! Вот это утро! Вот это везение!
  
   Но - за всё надо платить. Мы уже порядком устали, разбирая завалы. Но сразу после глухарок на дороге нам встретилось вот это:
  
Последний завал на дороге [Николай Чуксин]
   Сил разбирать этот завал уже не было. Тем более, никто не гарантировал, что за ним в сотне метров не будет следующего, еще более такого же.
   Мы повернули назад. Я это делаю очень редко - но такой день предполагал исключения.
  
   А был он очень длинным и очень насыщенным. На обратном пути мы все-таки видели красные брови токующего тетерева, надувшиеся кровью от страсти. Точнее, видел Василий Павлович, я увижу тетеревов только послезавтра, когда повезу Назара Полночного, семью Максима Мошкова и семью Сергея Панарина совсем в другое место - специально смотреть и слушать тетеревов.
  
   Завтра будет другой рассвет, другие события, другое волшебство многоликой Мещёры.
  
Рассвет следующего дня [Николай Чуксин]
  
   3-14 апреля 2008 года
   Мещера - Москва
   Продолжение здесь: http://samlib.ru/editors/c/chuksin_n_j/pulsatilla_2.shtml
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"