Чураев Александр: другие произведения.

Задержи дыхание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастическая повесть для детей и подростков. Хотя были и другие мнения. Опубликована в журнале "Полдень ХХI век" номер 3, 2005. Входит в антологию "Фантастика. Конкурс "Научная фантастика для детей и подростков - осень 2004".

  
  - Ну так что, - спросил Димка прищурившись от яркого солнца. - Слабо тебе?
  Игорь оглядел его с легкой насмешкой, и сказал:
  - На слабо дураков ловят, понял?
  Димка в ответ ухмыльнулся - мол, знаем, стандартная отговорка. Двоюродные братья Сева и Ленька стояли по колено в воде около лодки, с интересом ожидая окончания спора. Только рыжая Аня, отвернувшись от приятелей, наблюдала за скалами, торчащими в сотне метров от берега. Казалось, ее разговор не интересует вовсе.
  - Повтори, сколько там? - сказал Игорь, поглядывая на море с видом Колумба, готового открыть Америку.
  - Понял, повторяю! - рапортовал Дима, вытянувшись по стойке смирно. - Сто метров длина, ширина - три, глубина - шесть.
  - Полная ерунда! - подытожил Игорь. - Если сделаю, берешь вечером машину, и дуем на каналы. Идет?
   Дима кивнул с серьезным лицом:
  - Какой разговор! Конечно!
   Сева, толстый, чернявый, победно глянул на худого мосластого Леньку.
  - Проспорил! - сказал Севка, потирая руки.
  Ленька в ответ понуро кивнул. Поспорили они - удастся ли Димке уговорить Игоря на форменную авантюру: проплыть сто метров в затопленной трубе. С задержкой дыхания, и без ласт.
  Аня повернулась, оглядела всех четверых, и резюмировала:
  - Идиоты.
  - А что такого-то? - заговорил Севка, отводя взгляд. - Я-то что?
  Парни замолчали, чувствуя себя немного неловко. Игорь залюбовался стройной фигурой Ани, затянутой в короткий - штанины до середины бедра, рукавов вообще нет - черный гидрокостюм. Вся компания так одета, а у Ани еще и черная повязка на красных, как пламя костра, волосах. Это чтобы под водой волосы не сильно разбрасывало.
  Аня поглядела на Севу почти с отвращением, процедила:
  - Ты - подлый подстрекатель. А таких в старину за борт бросали, привязав жернова к копытам!
   Перевела зеленые злые глаза на Леню:
   - Ты - соучастник.
  Ткнула пальцем в худоватого, но жилистого Дмитрия:
  - А ты - грязный убийца. И тебя будут судить. И вздернут на рее, убийца.
   Игорь, потихоньку разминавший мышцы, и с ухмылочкой взирающий на спектакль, спросил:
   - А я кто?
   Аня повернулась, яростно глянула.
  - Ты - глупая жертва, попавшая в лапы аморальных убийц! И еще гордишься этим!
  Ленька забрел поглубже, и гнусаво спросил:
  - Нет, Дим, а правда, вдруг что случится?
  - Рыбы быстро съедят! А кости тоже быстро растворятся, - сказал Дима, кровожадно глядя на Леньку. - Никаких улик! Нас не обвинят, партнер!
  Тот, простодушный, вытаращил глаза и покрутил пальцем у виска. Игорь засмеялся:
  - Дмитрий у нас душегуб со стажем!
  - Конченные придурки! - сказал Анька. - Сейчас вызову береговую охрану, там ржать будете!
  - Ладно, Аннета! - сказал Димка, поигрывая мускулами, и глядя как заправский супермен. - Не волнуйся, ведь Капитан Сила с тобой! Я ж за ним с аквалангом поплыву, так что все классно будет!
  - Вместо одного утопленника будет два! - огрызнулась девчонка.
  - А я с собой "последний вдох" возьму! - встрял Игорь. - О! - С этими словами он указал на оранжевый баллончик, размером с пол-литровую бутылку лимонада, лежащий на корме лодки. Загубник торчал прямо из баллончика, безо всяких шлангов.
  - Ну что, леди и джентльмены, пираты и висельники! - возопил Димка, сорвал повязку с Анькиной головы, и натянул себе на глаз. - Сокровища, пиастр-р-ры ждут!
  Побежал с лихим посвистом, и запрыгнул в лодку. Коснулся кнопки стартера, двигатель чуть слышно застучал.
  - Редкостная обезьяна! - скривилась Аня. Забираясь в лодку, проигнорировала протянутую руку Димы.
  - Вы очень любезны, сударыня! - сказал Дмитрий, отвесив поклон.
  
  Лодка шла плавно, быстро, оставляя легкую волну. Дима держался за штурвал, изредка поворачивая, поправляя курс; лишние движения - лишняя дистанция для лодки, повышенный расход горючего. Ленька и Сева сидели на корме, наблюдая за удаляющимся берегом. Игорь с Аней расположились у бортов посередине, друг напротив друга. Девчонка все еще дулась, демонстративно не глядя на Игоря.
  Он тоже старался не смотреть на подругу, чувствуя ее настроение. К тому же, его занимали мысли о предстоящем испытании. Сто метров все же не шутка. Он, конечно, нырял без ласт и на все сто тридцать. Но ведь это на открытой воде, при глубине метра три. А там будет...
  Темная труба, с наверняка отвратительными, заросшими водорослями и подводным лишайником стенами. И только выход будет виднеться неярким пятном. Если будет.
  Опасности нет, понятно - Димка пойдет на страховке следом, "последний вдох" будет на поясе, но страшно проиграть! Вот отчего сейчас слегка ноет в животе. Так всегда бывает, когда ныряешь для показухи, кажется, что и десяти метров не проплывешь, а дышать захочется вообще сразу, как уйдешь под воду. И наблюдатели будут посмеиваться, когда вылезешь почти и не продвинувшись, вместо того, чтобы донырнуть до скал, или просидеть шесть минут на дне. И обиднее всего - девчонки. Но обычно все шло отлично, вдоха хватало на задуманное, и зрители, будь они неладны, оставались довольны.
  Ленька переполз ближе к Игорю, спросил:
  - Ну ты как? Готов?
  - Всегда готов! - отчеканил Игорь. - А что? Боишься?
   - Угу. Мне кажется страшней чем тебе.
  Леня с местными развлечениями и нравами знаком не был, потому что приехал к Севе в гости на лето. А вообще жил в далекой от моря зоне. Как он рассказывал, там даже речки приличной нет. Леса и болота в основном.
  - А представь, каково будет, - сказал Игорь страшным голосом. - Когда достанут наши посиневшие, изъеденные рыбами тела!
  - Да тьфу! - отодвинулся Ленька. Анька посмотрела на Игоря, как на говорящую жабу, постучала кулаком по лбу.
  - Эй, штурман! - окрикнул Сева Диму. - А ты сам-то в этой трубе проходил? Может там сети, или еще какая-нибудь дрянь?
  - Конечно! - бодро отозвался Дмитрий. - Конечно не проходил! Тогда подлинного интереса нет! Скажи же, Гошка!
  Игорь кивнул, улыбаясь до ушей. Разумеется, Дима там проплыл уже, хотя и с аквалангом, иначе не стал бы предлагать Игорю.
  - Команда психов, - только и сказала Анька.
  - Так точно, мэм! - откликнулся Дмитрий.
  
  Берег стал туманной полосой, потом и исчез вовсе. Дима вел лодку, не сбавляя хода, изредка сверялся с монитором навигатора, укрепленным возле штурвала. Ленька часто оглядывался, с сожалением проводил взглядом берег.
  - А ты тоже через год заканчиваешь? - спросила его Аня. Она видела, что парень, непривычный к морским просторам, нервничает, и старалась отвлечь.
  - Да-да, - сказал Леня, с трудом улыбнувшись. - Мы с Севой ровесники.
   - Понятно. А кем после школы будешь? - поинтересовалась Анька.
  - Не знаю еще толком. Может, в Астронавтическую школу пойду, - Ленька вздохнул. - Но там конкурс слишком высокий. А у меня, кажется, вестибулярный аппарат не очень...
  - А еще нервишки шалят! - подколол Сева. - И воды боишься!
  - Я вот помню, - сказал Игорь задумчиво. - Как один толстяк побил рекорд по спринту, испугавшись дельфина.
  Анька улыбнулась, она тоже этот случай помнила. А вот Сева с покрасневшими ушами огрызнулся:
  - Это я-то толстяк? Это вы с Димкой и Анькой - скелеты!
  - Ка-а-акой был заплыв! - оглянулся Дмитрий со светлой улыбкой. - В академию Акванавтики взяли бы сразу. Без экзаменов!
  - Да на кой она сдалась? - сказал Сева. - Это вы, фанатики, только о ней и мечтаете!
  - Точно! - ухмыльнулся Игорь. - Чтобы поступить на факультет строительства приливных станций, у нас массы... то есть - ума не хватит.
  - Не ссорьтесь, мальчики! - улыбнулась Аня. - Все равно вам пожизненно светят только водорослевые плантации! И то, если сильно попросите.
  - Ну, знаете ли, сударыня, - сказал Дима. - Я женщин не бью, но за такие слова готов поступиться принципами.
  - А что такого в этих плантациях? - недоумевал Леня.
  - Из наших краев прямиком туда на службу отправляют, если никуда не поступил после школы, - пояснил Игорь. - На три года. Охрана, добыча, технические работы. Понимаешь?
  - Ага! - закивал Ленька. - У нас тоже, только на шахты, фермы, заводы.
  - У нас тоже много куда, - сказала Аня. - Морских объектов много. Только плантации считаются самым убогим местом службы. Но этим обезьянам и плантации - верх мечтаний.
  Ленька обидно засмеялся. Игорь показал Анне кулак, она в ответ - язык.
  
  На горизонте показалась темная точка, Дмитрий кивнул:
  - Точно подходим!
  - А что это? - спросил Леня, опуская растопыренные пальцы в бегущую за боротом воду. От них летели брызги и вставали маленькие прозрачные стены.
  - Скала, конечно, - ответил Сева. - Капитан Блад, сколько глубина?
  - Полсотни, - отозвался Дима.
  - Глубоко! - изумился Ленька, и опасливо вынул руку.
  Игорь поглядел в воду, чуть свесившись за борт. Сказал:
  - Мутновато сегодня. Видимость - метров пятнадцать будет.
  - Это ничего! - сказал Дима. - Главное чтоб акулы-людоеды не приплыли.
  - Какие еще акулы? - спросили Аня и Сева. Леня настороженно смотрел на них.
  - Тут есть такие, - сказал Дмитрий, украдкой подмигнув Игорю. - Опасные твари!
  Сева ухмыльнулся:
  - Брехня!
   Дмитрий пожал плечами.
  Крохотный островок с торчащей, как акулий зуб, скалой был покрыт мхом, кое-где пробивалась трава, а около вершины рос чахлый кустарник.
  - Прибыли! - сказал Дима. - Приставать, я думаю, не будем.
  - Так где эта проклятая труба? - спросил Игорь. Ленька, Сева и Аня свесились за борт, разглядывая неясное темное дно. Вода казалась густо-синей, изредка мелькала крупная рыба.
  - Черта с два здесь шесть метров! - сказал Анька, выпрямившись. - Все двенадцать! Уговора не было на двенадцать метров. Слышишь, пират?
  - Здесь может и двенадцать, - откликнулся Дима. - А там, где труба - шесть. Ну, в смысле верхний край ее на шести метрах. А дно - около восьми. Она больше чем на половину в грунт врыта. Сейчас к ней подойдем.
  Он тронул рычажок газа, и лодка неспешно двинулась вперед. Дмитрий повел суденышко вокруг островка.
  - Я первой спущусь! - сказала Аня. - Проверю глубину. Возражения не принимаются!
  Никто и не собирался возражать. Девчонка спросила:
  - Леня, со мной хочешь нырнуть?
  Тот отчаянно затряс головой. Сева посмотрел на брата с жалостью. Сухопутный, что тут скажешь!
  - Да нырни, - предложил он. - Зря, что ли я тебе гидрокостюм выдавал?
  - Я лучше потом, у берега попробую, - ответил Ленька.
  Игорь сидел с отрешенным видом, глубоко и медленно дышал, иногда совсем задерживая дыхание.
  - Стоп машина! - скомандовал Дмитрий. - Отдать швартовы... тьфу ты! Отдать якоря!
  Сева бросил блестящий якорь с кормы, Дима такой же якорь - с носа.
  В этом месте водная толща была светлее и дно казалось действительно ближе. Аня уже накинула на плечи ремни акваланга, нацепила маску, подводный компьютер, выглядевший как спортивные наручные часы. Еще раз проверила нож - рукоятка торчала из набедренных ножен, и кувыркнулась с борта спиной назад.
  Не всплывая, ловко перевернулась и пошла ко дну. Ленька наблюдал за ней, вытаращив глаза. Вода временами закипала от воздуха, который выпускала Анька.
  Через две минуты она вынырнула около лодки. Демонстративно показала компьютер. На его табло зафиксировалось шесть с половиной метров.
  - Вот так, - сказала она, выплюнув загубник. - Верхний край трубы. Я в нее заглянула. По моему, лучше туда не лазить. Я бы не полезла, это точно. Выглядит так, точно там морское чудовище живет.
  Ленька слушал ее, с опаской глядя в глубину. Севка только посмеивался.
  - Какие такие чудовища? - сказал он. - Акулы-людоеды, что ли?
  - Если попадется какое-нибудь чудовище, - сказал Дима, схватившись за нож. - Мы его добудем, и зажарим на обед! Верно? - спросил у Игоря.
  Игорь кивнул, завершая серию глубоких частых вдохов-выдохов животом.
  Аня забралась на борт, сняла акваланг, поглядывая на Игоря. Он улыбнулся ей, и сказал:
   - Готов!
   Дмитрий тем временем вытаскивал из рундука грузовые пояса, повязки с налобными плоскими фонарями, и кастаньеты, которыми можно отстукивать под водой сигналы для общения. Их металлический стук хорошо слышен в воде, которая вообще далеко разносит звуки.
   - Так-с! - сказал он, надевая акваланг. - Я пока нырну, осмотрюсь. А ты спускайся в воду. Всплыву, тогда и пойдем.
  Кран на баллоне "последнего вдоха" Дмитрий запломбировал тонкой веревочкой и передал Игорю.
  Игорь засунул баллон в набедренный карман, стал прилаживать фонарь на голову. Дима кувыркнулся за борт. Ленька с Севкой наблюдали за его погружением.
  Аня подошла вплотную к Игорю, коснулась его руки.
  - Ты там осторожнее, ладно? - сказала она, глядя ему в глаза.
  - Все хорошо будет, - улыбнулся он, и провел ладонью по ее огненным волосам.
   Ленька повернул голову к ним:
   - А вообще, зачем нужен грузовой пояс. Не проще ли сразу в костюм утяжелители вставить?
   Севка толкнул его в бок:
  - А если всплыть быстро понадобится? Как ты эти утяжелители скинешь, а? Вот то-то, сухопутный!
  Ленька собрался ему ответить насчет сухопутного, но вода будто взорвалась и что-то схватило его руку, свешенную за борт, словно капканом. Он дико вскрикнул и дернулся, из воды показалось перекошенное в страшной муке мокрое лицо Дмитрия. Он, хватаясь свободной рукой за горло, другой тянул к себе Леньку, и хрипел:
  - Помоги мне!! А-а-а!!! Ноги, ноги!! Их нет!!!
  Ленька едва не визжал, брыкаясь, стараясь освободиться. Анька прыгнула к борту, схватила Диму за волосы, бормоча:
  - Ну я те дам...
  Дмитрий уже смеялся, отпустив Леню, отбиваясь от Аньки.
  - Ой не могу! - ржал он, пуская пузыри. - Вот это номер!
  Леня забился к другому борту, прижав руки к груди. Лицо его потемнело, губы опустились от обиды.
  Сева от хохота катался по палубе, хотя и сам в первую секунду чуть не обмер от страха, бормоча сквозь слезы:
  - Акулы-людоеды! Ха-ха-ха...
  Игорь душил смех, чуть покашливая. Анька лупила Дмитрия по голове, приговаривая:
  - Шутник чертов! Утопленник, чтоб тебя!
  - Ну ладно, ладно! - отсмеивался Дмитрий. - Все живы, все хорошо!
  - Я тебя однажды в самом деле убью! - буркнула Аня.
  - Не сомневаюсь, - ответил Дима, довольный своей выдумкой. - Игорь! Нырять сможешь после такого цирка?
  - Попробую.
  - Ну тогда пошли. Жду около входа.
  Дима прикусил загубник и пошел вниз, плавно работая ластами. Аня сказал Леньке:
  - Не обращай на этого убогого внимания.
  - А вы тут все такие? - спросил он, переводя дух.
  - Слава богу, нет, - ответил Игорь.
  Он плюнул в маску, растер и сполоснул ее за бортом.
  - Это зачем? - удивился Ленька.
  - Чтобы не запотевала под водой, - ответила Аня. Игорь уже быстро и часто вдыхал, выполняя короткую гипервентиляцию перед погружением. Вдохнул последний раз, широко раздвинув грудь, подмигнул Аньке, и аккуратно скользнул за борт. Перед погружением прижал кнопку на подводных часах, активируя секундомер.
  Поплыл в глубину, держась вниз головой, размеренно и плавно загребая руками и ногами. Песчаное дно теперь виднелось хорошо, местами поросшее короткими водорослями, похожими на степной ковыль. Изредка попадались двух-, трехметровые плети ламинарий. Игорь увидел Дмитрия, и ворох пузырей, идущих из его загубника. Дима висел, распластавшись, около выпуклого участка дна, напоминающего ангар, присыпанный песком. Это, судя по всему, и была труба. Она уходила в туманную синеву, терялась из виду в пятнадцати метрах.
  Игорь спланировал к Дмитрию, тот показал загнутый палец - все нормально? Игорь ответил кольцом из большого и указательного пальцев - все хорошо, готов, схватился за верхний край трубы и рывком втянул себя внутрь. В трубе было темно, в направлении дальнего выхода царила тьма. Игорь коснулся повязки, фонарь вспыхнул, осветив чистые светлые стены, уходящие в песчаное дно. Изнутри сооружение тоже напоминало ангар. Игорь двинулся вперед брассом, на лягушачий манер. Рядом по дну скользнул луч света, - это, конечно, Дима заплыл следом.
  Игорь плыл, не размышляя ни о чем совершенно, представляя себя пучком водорослей, увлекаемых течением. Сердце замедляло ритм, доставляя теперь кислород в основном мозгу и самому себе, а мышцы могут обходиться долго без него. Дно и стены, выхватываемые фонарями, казались потусторонней картиной, словно в видеоигре, наблюдаемой сквозь дрему. Показалось ли ему, или и в самом деле какие-то царапины мелькнули на каменной утробе? Может, надписи? Игорь подавил мысли, сливаясь с морской стихией, стараясь ощутить, как встречное течение проходит сквозь него. Жутковатое чувство отступило, осталась только сдержанная радость скользящего полета. Игорь чувствовал, будто может не дышать годами, и чувство это доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. Такого не испытаешь, погружаясь с аквалангом, но почти всегда, когда ныряешь с задержкой дыхания. Словно где-то в глубине сознания пронесся шепоток, невнятные слова чужого, но мелодичного языка, будто сама вода заговорила с Игорем. Сейчас этот шепот стал громче, он манил, звал, обещая что-то сказочное, прекрасное...
  Второе пятно света плавно перемещалась по стенам, дну - Дима, державшийся в пяти метрах позади, вертел головой, осматриваясь. В луче проплывали частицы мути, похожие на мелкий снег. Игорь, в очередной раз сложив руки перед собой для гребка, мельком глянул на светящееся табло секундомера. Прошла минута, значит, за вычетом погружения, задержки на входе, пройдено уже метров сорок, не меньше. Около шестидесяти осталось. Легкие пока не требовали нового вдоха, хорошо.
  Луч Диминого фонаря заметался по стенам, стал слабее. Игорь чуть притормозил, ломая ритм движений, "голос воды" стал тише, и в нем на миг почудилась угроза.
  "Что там случилось?" - мелькнула мысль. Пятно света пробежало по своду трубы, исчезло позади, и отчаянная стукотня кастаньет прокатилась в водной толще. "Тревога! На помощь!!" - понял Игорь. Мышцы дернулись, и живот свело. Игорь крутнулся на месте, как мурена. "Доигрались!" Ему на миг почудилась жуткая картина - Дмитрий, опутанный огромными отвратительными щупальцами, и неведомое чудовище, которое они разбудили, волочет его в свою гнусную нору.
  Дмитрий опускался спиной на дно, раскинув руки. Фонарь его, тускнеющий на глазах, светил вверх. Игорь поплыл к нему так быстро, как мог, не заботясь уже о ритме и сохранении кислорода. Дмитрий лежал на песке, из загубника пузыри шли почти непрерывным фонтаном, и растекались блестящими лужами по своду, словно ртуть.
  Игорю подумалось невпопад, что Димка и здесь решил подшутить, сорвать заплыв. Он уцепился за ремни на плече Димы, заглянул ему в маску. Глаза закрыты, а стальные кастаньеты в руке расплющены в страшной хватке. "Что это, а? - подумал Игорь в растерянности, потряс друга. - Азотный наркоз, кислородное отравление? На семи-то метрах? Чушь..."
  Резиновый ремень, охватывающий затылок и крепящийся к загубнику, не дал ему выпасть изо рта, поэтому Дима все еще дышал. Они всегда пользовались этим приспособлением, несмотря на насмешки Аньки, Севы и других приятелей. Ведь все боевые пловцы в былые времена пользовались ремешками на заданиях, и Дима с Игорем старались им подражать. Не зря, как оказалось.
   Дмитрий все так же лежал без сознания, пуская струи пузырей, а Игорь ощутил первые сокращения грудных мышц и стесненность в легких - признаки подступающего кислородного голодания. Нужно срочно выбираться, а то "будет два трупа вместо одного".
   Игорь выхватил баллон "последнего вдоха", крутанул краник, срывая веревку-пломбу. "Обеспечивает выход с глубины пятьдесят метров" - мелькнула белая надпись на оранжевом боку баллона. "Не выйдем, - подумал Игорь со странным спокойствием, делая вдох из баллона. - Не протащу я его пятьдесят метров с этим наперстком". Оставалась надежда, что Дмитрий не отсоединял добавочный регулятор от баллона.
  И так уже едва слышный шепот в сознании стих окончательно, как только Игорь вдохнул.
  Он ухватил "последний вдох" зубами, с усилием перевернул Диму на бок. Черный шланг добавочного дыхательного автомата шел вдоль желтого баллона, закрепленный скобами. Игорь отщелкнул их, вытянул шланг, отвернул кран.
   "Порядок! Живем!" Игорь стащил ласты с Димы, надел, и, подхватив того за ремни, поволок к выходу, откуда и пришли. Налобный фонарь Димы совсем потускнел, и казался теперь старым ночником. Фонарь же Игоря светил как ни в чем не бывало.
   "Скорее уже выход! - подумал Игорь. - Скорее бы уже выход. Проклятая затея. Только бы не умер!!" Его все еще не покидала мысль, что Димка придуривается. Представилось вдруг, что на месте выхода окажется глухая стена, или что эта труба никогда не кончится...
  
   Ленька, оглядывающий горизонт, спросил:
   - А зачем он вообще без акваланга ныряет?
   Сева ответил:
  - Это его любимое увлечение. Он говорит, что нырять с аквалангом - все равно что ходить на костылях.
   Аня кивнула.
  - Он лучший ныряльщик с задержкой дыхания на побережье, - добавил Сева с гордостью, словно сам натренировал Игоря.
  - Его, наверное, в академию Акванавтики вообще без экзаменов возьмут, - сказала Аня с непонятной грустью.
   - А то, - согласился Сева. - Конечно возьмут. Хотя Игорь и в математике-физике хорошо понимает. Мог бы стать ученым-океанологом, хотя бы. А то все героизма ему подавай. И Дима туда же!
  - Они всегда в чем-нибудь соревнуются, - сказала Аня Леньке. - Кто быстрее проплывет километр, кто быстрее пробежит пять с аквалангом на хребте, кто ловчее пройдет полосу препятствий. Кто кого поборет, кто в стрельбе сто из ста наберет. Как гориллы прямо.
  - Понятно, - кивнул Ленька. - Ну и кто круче?
  - Да по разному, - ответил Сева. - Или точнее - примерно одинаково. Но вот в задержке дыхания с Игорем никому не сравниться. Вот Димка и придумывает разные штуки, чтобы Игоря заставить попотеть.
  - Что-то долго их нет, - сказала Аня, поглядывая на воду. - Уже три с лишним минуты прошло! А должны через две с половиной показаться.
   - Ясное дело, сожрали их! - хохотнул Сева. - Идея! Давайте отведем лодку за скалу, будто мы уплыли. То-то они страху натерпятся. Или и в самом деле уйдем.
   Аня поглядела на него с интересом, и сказала:
   - Можем и уйти. Они вернутся часа через четыре вплавь, и тогда страху натерпишься ты.
   Сева хотел ответить, но у борта послышался плеск и шумный выдох.
   - Вот и наши герои, - сказал Сева.
  Все втроем бросились к борту. Игорь держал на руках бесчувственного Диму, и подкачивал спасательный жилет.
   - Парни, кончайте шутить! - крикнула Аня.
   Игорь выплюнул загубник:
   - Быстрей вытаскивайте, он в трубе отключился.
   Сева побледнел, перегнулся за борт, и схватился за ремни. Аня помогла с другой стороны.
  - Только бы не помер! - приговаривал Сева, вытаскивая Диму на борт. - Что тогда будет?!
   - Не каркай, - одернула Анька.
   Игорь выбрался, достал из рундука аптечку.
   - Что с ним? - спросил Ленька, склонившись над Аней и Севой.
  - Обморок, похоже, - ответила Анька, нахлестывая Диму по щекам.
  Игорь вытащил из аптечки стеклянный цилиндр, подбежал к ним.
   - Ну-ка разойдись! - И поднес цилиндр к носу Димы, прижав рычажок на крышке.
  Дима дернулся, словно его стегнул электрический скат, и закашлялся.
  - Живой! - завопил Сева. - Живой, гад!
  Аня передохнула с облегчением:
  - А что ему будет? Это ж бегемот, а не человек.
  Дима сел, опершись спиной на борт, покрутил головой.
  - Сволочь ты, Гошка, - пробормотал он. - Садист.
  Игорь улыбнулся, погладил цилиндрик. Дима прокашлялся, обвел компанию мутным взглядом:
  - Что такое?
  Игорь подсел к нему.
  - Это у тебя что стряслось? Ты сознание потерял где-то на середине пути, только тревогу отстучать успел. Хорошо, что запасной шланг у тебя был.
  - Черт! - сказал Дима. - Мне вдруг страшно стало до одури... Я и начал озираться, а потом дышать нечем стало и все поплыло.
  Он посмотрел вокруг, словно видел друзей первый раз.
  - Может инфразвук? - спросил он слабым голосом. - Как думаешь, Гошка?
  - Ерунда, - вмешалась Аня. - Оба тогда сгинули бы.
  - Я ничего не почувствовал, - сказал Игорь в задумчивости. - А ты когда первый раз трубу проходил, ничего?
  Дима отвел глаза и долго молчал. Он и не проходил ее. Можно, конечно, сказать, что все было хорошо, но не мог соврать другу, который к тому же спас его.
   - Не был я в трубе, - буркнул он. - Просто запустил в нее плавучий сканер, а потом запись просмотрел. Чисто, пусто, такой же выход, никаких сетей, заграждений, акул, медуз. Стерильно.
  - Понятно, - сказал Игорь, глядя в сторону.
  - Предатель ты, - сказала Аня сквозь зубы. - И трус.
  Дима не ответил, только склонил голову сильнее.
  
  В поселок возвращались уже без веселых разговоров. Игорь сам повел лодку, а перед отплытием отослал координаты места на свой домашний компьютер. Дима сидел на корме, просматривая запись наручного подводного компьютера, изредка виновато посматривая на Игоря исподлобья. Аня с Димкой не разговаривала демонстративно, даже глядела сквозь него. Зато постоянно крутилась возле Игоря.
  - Ладно, не убивайся, - сказал Севка, присаживаясь рядом с Димой. - Хоть и неправильно поступил.
  Тот мотнул головой, и снова уставился в монитор.
  - Утешитель, - бросила Аня со злостью.
  - Хватит, ему и так досталось, - сказал Игорь. - В конце концов, он же со мной пошел.
  - Тоже мне заслуга! - сказала Аня. - А если бы оба там остались? Он-то отлежался, мы бы вытащили. А вот тебе хана, точно.
  - Если бы! - усмехнулся Игорь. - Не случилось ведь? Значит, не считается.
  - Значит, никому не рассказываем? - подал голос Леня.
  - Конечно! - ответил Сева. - А то всех под домашний арест отправят! И доступ к плавсредствам, аппаратам закроют на год минимум!
  К лодочной станции прибыли, когда солнце уже клонилось к горизонту, а море стало темнее, суровее.
  Дима накинул гибкий трос на кнехт, замкнул кодовый замок. Спросил:
  - Так что, поедем сегодня на каналы?
  Анька фыркнула, сверкнула глазищами, явно собираясь высказаться. Но Игорь закрыл ей рот ладонью, и прижал к себе.
  - Не стоит, пожалуй, Димка. Я же не проплыл до конца, - улыбнулся он.
  Сева и Леня улыбнулись тоже, да и Дима не выглядел уже как мученик совести. Только Аня ерзала, пытаясь освободиться, и не казалась хотя бы чуть-чуть веселой.
  Дима качнул головой, словно приглашая Игоря. Тот кивнул, и попросил подругу, все еще закрывая ей рот:
  - Не встревай, ладно? Это наше дело.
  Она вывернула голову, внимательно, серьезно посмотрела на него.
  - Вот и хорошо, - сказал Игорь, отпуская ее. Вместе с Димой он отошел на край понтонов, у которых ошвартовывались лодки. Аня молча проводила взглядом их фигуры, обтянутые гидрокостюмами.
  - Ты извини, - сказал Дмитрий, когда они отошли подальше от остальных. - Это неправильно было... но, откуда я знал? Я не хотел тебе зла, правда.
  - Ничего, - ответил Игорь. - И я бы также сделал.
  - Что теперь?
  - А что? Думаешь, я тебе морду набить хочу? Нет. Я тебе верю. Мы же друзья?
  - Друзья, - сказал Дима. Хлопнул Игоря по плечу. - Прости.
  
  Игорь с Анной остались, чтобы сдать акваланги в компрессорную. Севка, Леня и Дима укатили, втроем оседлав несчастный Севкин мотоцикл.
   Старый смотритель принял снаряжение. Проверив давление в баллонах, сказал:
   - Мало сегодня отныряли. Один аппарат, и тот на треть.
   - Еще успеем, дядя Коля, - улыбнулась Аня. - Заправлять устанете.
   Они упаковали гидрокостюмы в рюкзаки, переоделись в сухопутную одежду, попрощались со смотрителем, и пошли в поселок.
  С моря уже тянул теплый вечерний бриз. Аня взяла за руку Игоря.
  - Зря ты на Диму набросилась, - сказал он. - Это он же чуть не утонул.
   - А что, по голове погладить надо было?
   - Ничего такого он не сделал. Сама знаешь, плавучий сканер даже лучше визуального осмотра.
  - Знаю, - вздохнула Аня. - Но все равно как-то подло получилось.
  Ей не хотелось говорить сейчас об этом. Игорь почувствовал ее настроение и замолчал. Они взошли на холм, и увидели светлые крыши коттеджей, выглядывающие из зелени. Деревья и дома не доходили до моря нескольких сотен метров. Там простирался каменистый пляж с несколькими песчаными пятнами. На краю поселка высилась белая башня администрации. Вдалеке, окруженная бетонным полем, поблескивала хрустальная коробка аэровокзала, от нее тянулась дорожная лента к поселку.
  - Пусто, - сказал Игорь, чтобы просто развеять молчание. - Грузовой уже улетел.
  - Ага, - кивнула Анька. - Как всегда.
   Игорь проводил подругу до ее дома, едва видимого с улицы сквозь листву старых дубов. Аня долго смотрела ему в глаза, едва заметно улыбаясь.
   И неожиданно поцеловала.
  - А все-таки ты герой, - сказала она, и побежала к дому.
  
  По пути домой Игорь размышлял о сегодняшнем приключении. Или скорее происшествии. Отчего так получилось? Дима - крепкий, тренированный парень, и никаких причин вот так потерять сознание не было. И почему сам Игорь ничего не ощутил?
   "Так и ничего?" - подумал он. Ведь был голос, какой-то странный шепот. Конечно, в сознании разное бывает, когда ныряешь с задержкой дыхания, но такого еще не случалось.
   - Что-то не так с этой трубой, - сказал Игорь в задумчивости. Вот еще разница: Дмитрий-то плыл с аквалангом, а он - с задержкой дыхания. Может в этом причина? Как бы так проверить, чтобы ласты не склеить при этом.
   В раздумьях он добрался до дома, очень похожего на дом Аньки. В кухонном зале горел свет, и сидели за столом родители.
   - Привет! - сказал Игорь. - Папка, ты давно вернулся? Как дела?
   Отец, черноволосый, сурового вида, со шрамом на щеке, улыбнулся:
   - Привет, бандит. Дела отлично, а твои?
  Мать смотрела на Игоря с легким укором.
   - Тоже хорошо! - ответил он, чувствуя неладное. Отец обычно так улыбался, когда готовил выволочку. Да и мама не слишком дружелюбная.
   И тут Игорь заметил яркую толстую брошюру, лежащую на краю стола. С обложки улыбался крепкий парень в водолазном скафандре с откинутым шлемом.
  Игорь глубокомысленно уставился в потолок, стараясь не сравнивать себя с пойманным шпионом. Эту брошюру Игорь приволок неделю назад, пряча ее под школьной курткой. Никогда не оставлял на виду, и читал чуть ли не под одеялом. Издание это предназначалось для абитуриентов Академии Акванавтки.
   Как отец ее нашел, тем более что бывал дома раз в две недели, Игорь не понимал. Видимо, Игорь сам лопухнулся, оставил на видном месте.
   Отец взял брошюру, перелистал, любуясь.
  - Интересная книженция, - сказал он. - Бумажное издание! Академия хранит верность традициям. Это я понимаю и уважаю.
   Он перелистнул еще несколько страниц. Мама молча покачала головой, пригладила светлые волосы.
   - Но не понимаю, - сказал отец. - Как это произведение искусства оказалось у нас дома? Может, случайно?
   Он глянул на листы.
  - Но нет! Тут же отмечен жирным фломастером некий специфический факультет.
   Игорь страстно желал очутиться где-нибудь в более спокойном месте, в штормовом океане, например. Подчеркнуть факультет специальных операций оказалось стратегическим просчетом.
   Отец захлопнул книжку, и ласково посмотрел на сына:
   - Юный гражданин, если я все правильно понимаю, вы намерены поступать в это старое, уважаемое заведение, на один из старейших факультетов?
  Игорь кивнул, сжав зубы.
   - Дельная мысль, - ответил отец. - А еще чего-нибудь более реального не хочется? Например, слетать к звездам?
   Игорь помотал головой, намереваясь стоять до конца.
  - Когда-нибудь полетим и к звездам, - сказал он, обмирая от собственной смелости.
  - Разумеется, - улыбнулся отец. - Но для тебя Академия закрыта.
   - Но почему? - спросил Игорь, стискивая кулаки. - Что такого страшного? Ты же сам там учился.
   - Вот именно поэтому, - сказал отец уже без улыбки. - Ты плохо себе представляешь, что тебя ждет.
   Он постучал пальцем по брошюре:
   - Это - просто обложка, здесь нет ни слова правды. Точнее, подана так, что не похожа на саму себя.
   - Ты ведь выдержал! - сказал Игорь.
  - Зря оглядываешься на меня. В твоем возрасте я командовал взводом морских десантников на войне. И в академию пришел потому, что по сути другого мне не оставалось. И я уже был во многом готов. Детство многих моих ровесников совсем не похоже на ваше.
  Игорь эти доводы знал, но не хотел соглашаться. Его отец боевой ветеран, а сейчас - начальник охраны крупного островного города. Высокая должность, ответственность. Игорь гордился отцом, и не понимал, почему он так сопротивляется его желанию пойти в академию.
  - Я ведь могу вас и не предупредить, - глухо сказал Игорь.
  - Ты в самом деле так считаешь? - искренне развеселился отец. - Отчаянная храбрость! Эх, молодость.
  Игорь опустил голову, - от отца просто так не сбежишь, это он понимал. Ближе к выпускному, через год, отец вообще устроит тотальный контроль и визовый режим. Наверное, даже отпуск возьмет ради такого благого дела.
  
  Игорь уже заканчивал серию статических упражнений йоги, когда в комнату неслышно вошла мать.
   Он лежал в позе трупа - пятки вместе, носки врозь, руки лежат на полу ладонями вверх, и медленно дышал, контролируя сердечный ритм.
   Мама присела на кровать, не отвлекая Игоря от гимнастики. Игорь выдохнул и сел на полу. Вопросительно взглянул на маму. Она задумчиво глядела на него, засунув руки в карманы домашнего комбинезона.
   - Я хочу с тобой поговорить, - сказала она.
   - О чем?
   - О твоих планах.
  - Хорошо, - сказал Игорь. Поднялся и присел на стул напротив матери, разглядывая еще молодое красивое лицо, ее короткие светлые волосы.
   - Почему отец не хочет, чтобы я пошел в академию? - нарушил молчание Игорь.
   - Ты хочешь стать воином? - спросила мама, изогнув бровь. Слегка насмешливо, как показалось Игорю. Он кивнул.
   - А зачем? - спросила мама.
  - Но ведь солдаты нужны. Не всем же быть учеными, космонавтами... И вообще это же романтика.
   Мама слушала с серьезным видом.
   - В военной службе нет романтики, мальчик, - сказала она. - Бывает героизм, самопожертвование, но романтики нет. А сейчас и солдаты не очень нужны. Ты станешь ненужным, понимаешь? Когда мы были такими же как ты, была война. Я была санитаром в той же дивизии, где служил отец, там мы и познакомились.
   - Вот видишь... - сказал Игорь.
  - Ты не дослушал, парень, - оборвала мама. - Сейчас армии намного меньше, и войны уже не будет. Мы смогли остановиться тогда, не уничтожив всю планету. Даже эти остатки армий существуют только для того, чтобы зло вновь не поднялось. Прошло еще слишком мало времени с той войны. Но скоро, я надеюсь, упразднят и эти крохи. Если попадешь в академию, тебя обучат для войны, дадут, конечно, и гражданскую специальность, но ты будешь сидеть без дела. А решившись уйти, долго будешь искать себе место в гражданской жизни. Возможно, так и не сможешь привыкнуть.
  - Но в академии есть не только военные факультеты, - возразил Игорь. - Например, подразделение глубоководных работ и исследований.
  - Да, и там готовят хорошие кадры для глубинных станций, заводов, платформ. Но нырять с аквалангом или задержкой в теплом неглубоком заливе, и работать на чертовой глубине, в постоянной опасности, в тяжелом снаряжении, на износ, - совсем не одно и тоже. Вот в чем дело, сынок. Мы просто не хотим, чтобы ты разочаровался.
  - Но как я узнаю, если не попробую? - спросил Игорь.
  - Этим вопросом многие задавались, - улыбнулась мама. - А в былые времена люди ломали судьбы, выбрав дело не по душе. Или разочаровывались. Особенно на военной службе. Скажу тебе так: в конце выпускного класса у вас будет двухмесячная практика...
  Игорь кивнул, предвкушая необычное предложение.
  - Мне удалось уговорить отца, - сказала мама. - Чтобы он определили тебя на практику в свое ведомство, в группу водолазного обеспечения. Знал бы ты, чего это мне стоило! Почти война была, - улыбнулась она, тряхнув головой. - Но в конце концов убедила его, что это будет очень хорошо для тебя. Посмотришь, окунешься в работу, к которой так стремишься. И что потом скажешь.
  Игорь обнял мать:
  - Спасибо, мама, большое спасибо.
  Мама погладила его черные, как и отца, волосы.
  - Не за что. Потом поблагодаришь, когда вернешься.
  
   Когда мама ушла, Игорь некоторое время вышагивал по комнате. Его распирало от желания поделиться небывалой новостью, особенно хотел рассказать Ане.
  Что скажешь, подруга? Видала! На серьезное дело ведь возьмут, куда попасть вообще невозможно! А не каким-нибудь помощником матроса, или смотрителя.
  А Димка - тот вообще от зависти помрет! Ядом исходить будет. Игорю даже жалко его стало.
   Правда, где-то через часок успокоился, понял, что Анька не одобрит. Она почему-то тоже не желает, чтобы Игорь поступал в Академию. Да и Диме пока лучше не говорить. Вдруг сорвется? - при этой мысли все существо взбунтовалось - и будет Игорь всеобщим посмешищем.
   Он уселся за стол, включил компьютерный терминал. Сейчас нужно поразмыслить над этим странным происшествием, постараться что-нибудь придумать.
   Почтовая служба передала файл с координатами трубы, также пришло сообщение от Дмитрия. Это оказалась запись плавучего сканера, который Дима запускал в трубу.
   Связавшись с метеорологической и океанологической службами, Игорь запросил данные района вокруг скалы. Ничего необычного, скала скорее всего - остаток древнего острова; никаких сооружений - гражданских, военных, античных никогда не было. Откуда же эта труба, врытая больше чем на половину диаметра? Хотя, может и не труба вовсе. Древняя пещера, некогда бывшая на суше?
  - Ерунда, - пробормотал Игорь. Слишком правильна, геометрически точна архитектура. Он рассматривал реконструкцию, снятую со сканера. Длинный, стометровый тоннель над песчаным дном, пустой.
  После недолгих размышлений, он решил, что сооружение - очень древнее, такое, что даже память о нем не сохранилась. Еще Игорь решил, что Дима нашел ее потому, что недавно был сильный шторм, о котором предупреждали за два дня. Такое бывает, участок дна после бури открывал нижние слои. Иногда даже древние галеры находили после штормов на дне хорошо знакомых заливов.
   - Ладно, с этим понятно, - сказал Игорь, выключая компьютер. - Но что делать? Было бы неплохо исследовать самому, а уж потом рассказать ученым.
  Сооружение явно опасно, а взрослых привлекать не желательно. Хотелось самому разобраться, понять источник опасности. Вдруг ему пришла одна неплохая мысль. Он снова включил терминал, и бросил сообщение Дмитрию: "Будь готов на выход завтра в семь. Идем вдвоем, больше никому".
   Через пять минут пришел ответ: "Понял. Буду".
  
   Засыпал он спокойно, слегка задерживая дыхание на выдохе, - это, согласно индийскому учению, успокаивало психику.
  Снилось ему странное. Будто он плывет без акваланга в темной бездне, не ощущая направлений. Только музыка сопровождает его. Тихая, успокаивающая, похожая на мелодичные ритмы востока. Дышать совершенно не хочется, но чуть не по себе от мутной бесконечности. Кажется, что далекий, рассеянный как на большой глубине, свет идет со всех сторон, но слишком слабый, чтобы разогнать синюю туманную мглу. Представилось, будто он оказался в центре огромной вселенной - водяного шара неимоверного размера, окруженного пустотой, и бесчисленными яркими, но холодными звездами. И он совершенно один, только эта музыка. И тут раздался шепот, словно огромная эта водяная вселенная заговорила...
  
   В семь часов городок еще дремал, по случаю выходного. Дима уже дожидался, притаившись густых в кустах около своего дома. На спине у него висел плоский рюкзак.
   - Привет, - сказал Игорь, тихо перепрыгнув ограду.
   - Доброе утро. Какие дела?
   - Двигаем на станцию, - пояснил Игорь. - Потом к трубе.
   Дима внимательно посмотрел на него.
   - Ты чего задумал?
   - Расскажу по дороге.
   Дмитрий кивнул и пошел вглубь сада, поманил рукой Игоря. На заднем дворе, выходящем на пустынную дорожку, уже стоял готовый к выезду спортивный мотоцикл.
   - Так быстрее будет, - пояснил Дима. - Только выкатим подальше от дома, чтобы не разбудить родителей.
   Дима вел мотоцикл быстро, уверенно, но и без лишнего лихачества. Игорь, держась за друга, вдыхал утренний бриз, и поглядывал на море, яркое в лучах утреннего солнца. Легкий прибой набегал на каменистый берег, перекатывая мочалки водорослей.
   - Хорошая погода, - крикнул Игорь.
   - Ага! - обернулся на миг Дима. - Ты только без экспериментов...
   - Почуял неладное? - усмехнулся Игорь. - Все хорошо будет!
   На лодочной станции толком еще не проснувшийся дядя Коля выдал им два акваланга, пояса, фонари.
   Посмотрел вслед удаляющейся лодке, и вздохнул:
  - Куда черти несут поутру?
  
   - Так что задумал-то? - спросил Дима, когда берег был уже далекой туманной полосой. Лодку слегка подбрасывало на невысоких волнах, друзей изредка обдавало водяной пылью.
   - Значит, я пойду в трубу... - начал Игорь.
   - Озверел?!! - охнул Дима. - Не пущу!
   Покрутил пальцем у виска.
   - Спокойно, мамочка! - улыбнулся Игорь. - Я ж не самоубийца. Я тут кое-что прихватил.
   Он достал из рюкзака три черных водонепроницаемых чехла, размером с кубик Рубика.
   - Что там у тебя?
   Игорь с видом фокусника раскрыл первый, вытянул из креплений нечто похожее на черный мягкий браслет.
   - Это браслет-спасатель! - сказал он. - Военный образец.
   - Неплохо, - присвистнул Дима. - А где взял?
  - У отца позаимствовал. Он его и не прятал. Это же не оружие.
   - А в других что?
   - Гидрофоны. Обеспечивают двустороннюю связь вода-вода, вода-поверхность. Понимаешь?
   - Да, - сказал Дима. - Ты хочешь напялить браслет, и поползти в эту дыру? А я чтоб с тобой связь держал?
   Игорь кивнул.
   - А вот черта лысого! - оскалился Дима. - Я не хочу потом твоим предкам рассказывать, как помог тебе утопиться!
   - Я еще возьму с собой ходовой конец, пристегну к поясу, - сказал Игорь, и показал на прочный металлизированный канат в палец толщиной. Две сотни метров каната обвивались на валу лебедки, укрепленной на корме.
  - Ну, знаешь! - вздохнул Дима. - Все равно авантюра.
   - В прошлый раз ты так не считал, - напомнил Игорь.
   Кто-нибудь на месте Димы, возможно, смутился бы при таких словах, но Дима умел извлекать уроки.
   - Тогда мы еще не знали! А теперь знаем. Глупо идти по льду, если знаешь, что он не выдержит!
  - В том-то и дело, - парировал Игорь. - Что не знаем точно, выдержит или нет. Но когда пойдешь по такому льду, веревка и помощник совсем не глупая предосторожность.
  Дима развел руками, но смотрел с сомнением, явно не желая соглашаться.
   - Ладно, это вопрос решенный, - подытожил Игорь.
   - Ладно, - передразнил Дима. - А почему остальных не взяли?
   - Пусть выспятся, - улыбнулся Игорь. - А серьезно, незачем их еще привлекать. А вот тебя можно, ты и так соучастник.
   Дима посмотрел исподлобья, потер кулаки.
   - От Аньки нахватался? Ну я тебе припомню!
  
   Когда подошли к скале, солнце уже забралось высоко, и пронизало воду до самого дна. Море было прозрачнее и светлее чем вчера. Игорь обратил внимание друга на это.
   - Хороший знак, - сказал он, указав за борт.
   Дмитрий посмотрел в воду. Дно виделось отчетливо, и солнечные блики, преломленные волнами, колыхались там, напоминая светлую сеть. Он хмыкнул, и вдруг зябко повел плечами.
  - Не нравится мне это, Гошка! Как хочешь, а не нравится!
   - Без паники, юнга, - сказал Игорь. Он уже натянул гидрокостюм, и теперь крепил на руке браслет-спасатель. Дима наблюдал за приготовлениями.
  - Староватая модель, - сказал он, щупая браслет. - Он вообще работает?
  - А то! - Игорь надавил черную пластину. - Зараза! Колется! Значит, работает.
   Браслет, предназначенный для спасения жизни подводника, по прикидкам Игоря должен был не дать ему потерять сознание или подвижность в случае паскудных неожиданностей. Хитрый приборчик следил за состоянием пловца, и если что-то шло не так, вводил нужные препараты. От болеутоляющих, до антидепрессантов. И мог спасти от кислородного голодания, азотного наркоза, переохлаждения, - грозных опасностей, подстерегающих аквалангиста. Отец однажды говорил, что браслет способен защитить даже от психотронного оружия, подавляющего волю. Все-таки эта модель для воинов, а не туристов.
  - А по виду не скажешь, - с легкой завистью хмыкнул Дима. - Повязка и повязка. Что еще возьмешь?
   - Обычный комплект, плюс ходовой и сигнальный концы, гидрофон еще.
   - Может ствол? - спросил Дима. Вытащил гарпунное ружье для подводной охоты, и с надеждой посмотрел на Игоря.
   - Зачем? - удивился Игорь. - Хищников тут нет, кроме акулы, которая вчера тебе ноги откусила. Только мешаться будет.
   - Ну мало ли!
   - Если будет в этой трубе какое-то "мало ли", - произнес Игорь учительским тоном. - Эта иголка не поможет.
   - Не шути, чтоб тебя! - сказал Дима, грозно нависнув над другом. - А то сейчас дам по чайнику, свяжу, и увезу на берег!
   - Хорошо, - серьезно кивнул Игорь. - Если что случится, вызывай береговую охрану. Они быстро появляются.
  Дима, стиснув челюсти, занес кулак для удара.
   - Последний раз предупреждаю, без шуток!
   - Да понял я, - отмахнулся Игорь. - Просто инструктирую на всякий случай.
   - Я буду на подхвате. Слушай, а может мне тоже под воду пойти, буду контролировать снаружи трубы?
   - Нет, в воде опасно. Вдруг труба не причем, а по всей округе такое иногда происходит? Может, со скалой что-то творится, движения дна, например. В лодке точно все будет нормально.
   - Согласен.
  Дмитрий тоже натянул гидрокостюм, подготовил второй акваланг. Игорь тем временем прилаживал на полнолицевую маску гидрофон, пристегивал ремень с ходовым концом, и сигнальным - тонкой прочной веревкой, за которую можно тянуть и дергать, и общаться таким образом с тем, кто остался на судне. Надел на запястье компьютер, подсоединил к нему тонкий шланг от баллона.
  Дмитрий сам придирчиво проверил крепления и ремни на снаряжении Игоря. Посмотрел на манометр его акваланга - триста атмосфер. Воздуха при таком давлении в десятилитровом баллоне хватит надолго, к тому же Игорь дышит редко. Да и опускается неглубоко; ведь чем глубже, тем быстрее кончается в баллонах воздух.
  Игорь устроился на борту, спиной к морю. Шепнул в микрофон:
   - Диман - чучело, прием!
   - Это ты чучело, глупое при том, - зашелестел шепот в наушнике. - Лезешь, куда не надо.
   Игорь кивнул:
   - Порядок, связь есть.
   Дмитрий подошел к нему, слегка подергал ходовой конец.
   - Ну давай, без фанатизма, - сказал он, и улыбнулся. - И да пребудет с тобой Сила!
  Игорь прыснул в маску, и осторожно сполз в воду. Дима вытравливал концы.
  Вода напоминала жидкий голубой хрусталь. И дно, светлое, ровное, приветливо пошевеливало водорослями.
   - Спускаюсь, - рапортовал Игорь по гидрофону. - Состояние отличное.
   - Понял, - прошелестело в ухе.
   Игорь спускался по широкой спирали, прислушиваясь к ощущениям. Редко выдыхал, посылая облако пузырей на поверхность. Привычно продувал уши, чтобы компенсировать растущее давление.
   - Красота сегодня! - сказал он.
   - Да ну? - усомнился голос в ухе.
   - Не ну, а так точно! - хмыкнул Игорь, подбираясь к трубе.
   Опустился на дно метрах в двух от входа, на песчаный участок, не занятый водорослями. Темная арка и впрямь смотрелась мрачновато, но теперь внутри виднелось мутноватое свечение.
   - Стою на грунте, - доложил Игорь. - Вижу другой выход.
   - Понял, - откликнулся Дима. - Правильно, сегодня видимость куда лучше.
   - Захожу.
   - Осторожнее.
   Игорь поднялся над дном и поплыл ко входу, включив налобный фонарь. На ходу достал из-за пояса другой, помощнее. Заплыл внутрь, оглядываясь, и поводя фонарем. Ровный песок на дне, светлые чистые стены, похожие на мрамор.
   "Здесь ничего вырасти не успело, - подумал Игорь. - Ведь шторм недавно был, значит и труба открылась недавно. А вдруг здесь и расти ничего не может? Но странно, не видно рыб. Они-то любят такие места". Он медленно, осторожно продвигался вперед.
   - Ну как дела? - ожил гидрофон.
   - Любуюсь. Все нормально.
   Игорь оглянулся, вход стал ярче, как обычно бывает, когда углубляешься в темные места. Ходовые концы исчезали там, словно два провода. Прошел он уже метров двадцать. На стенах появились легкие, почти не заметные царапины, на первый взгляд хаотично разбросанные.
   Игорь сильнее заработал ластами, осматриваясь. Дальше царапин стало больше, и теперь они казались гуще, четче.
   Дальний выход проступил ярче, уже смутно различалась его арка. Конец, с которого зашел Игорь, виделся почти таким же.
   "Примерно середина", - прикинул Игорь, оглядываясь.
   - Как ты? - опять возник голос Димы.
   - Отлично! На середине. Все тихо, никаких галлюцинаций. Ты, может, перетрудился вчера?
   - Пошути-пошути, - огрызнулось в ухе. - Сам не зевай!
   - Не буду, - пообещал Игорь.
   Он осматривал стены, непонятный узор, в который превратились царапины. Подобрался поближе, коснулся гладкой поверхности. Узор не ощущался совсем!
  "Что это?" - подумал Игорь. Вдруг пришла идея. Он отсоединил шланг от компьютера, и направил воздушную струю на стену. Пузыри потекли по ней, стремясь к потолку. Но неожиданно стали расползаться по узору, он будто магнитом собирал их. Игорь зачарованно смотрел, как воздушные лужи, словно ртутные, растекались, обволакивая узор. Строки непонятных письмен проступали на стене, оживленные воздухом. Очень плавные, похожие на восточную вязь, письмена.
   Игорь машинально пристегнул шланг обратно. Воздух, обрисовавший буквы, держался, слегка подрагивая и переливаясь в луче фонаря.
   Игорь сделал вдох, и привычно, не задумываясь, задержал дыхание...
   Что-то грубо схватило его и потащило. Игорь вздрогнул, дернул ластами. Рука сама ухватила рукоятку ножа, а фонарь уже шарил вокруг. Игорь понял, что его тащит - металлизированный канат, пристегнутый к поясу.
   - Эй, кончай, - крикнул в гидрофон. И едва не оглох от Димкиной ругани.
   - Живой, да?! - надрывался наушник. - Живой?! Ну, гад, только покажись!
   - Ты чего? - спросил Игорь. Канат ослаб, и уже не волок к выходу.
   - Чего?! - взревел наушник. - Предупреждал тебя насчет шуток! Вот и не обижайся, когда вылезешь. Отмудохаю, как бог черепаху!
   Игорь глянул на компьютер. Датчик паузы между последними вдохами показывал... двенадцать минут. Получается, Игорь даже с Димой сейчас говорил на выдохе, а до того дышал двенадцать минут назад.
  - Минут десять надрывался, тебя звал, - верещал Дима. - А ты молчишь! Уж думал крышка тебе. А теперь и подавно - крышка! Я за десять минут лет на десять постарел, блин!
   - Да, ерунда какая-то. Я не придурялся... - сказал Игорь. - Выхожу.
   Мощно работая ластами, он поплыл к выходу. Стены теперь были пусты, воздушные письмена куда-то делись.
  
   Дима вытащил его за акваланг, хоть Игорь и не нуждался в такой помощи. Дима мрачно сопел, раздувая ноздри, и поглядывал на друга, как бык на матадора.
   Игорь снял маску, держась подальше от Димы. Тронул браслет-спасатель, который так и не сработал.
   - Смотри, - предложил Игорь, протягивая компьютер.
   - Зачем? - дружелюбно спросил Дима, выпячивая челюсть и потирая кулаки. - Казнь оттягиваешь?
   - Нет, ты посмотри.
   Игорь бросил ему компьютер. Дима подозрительно глянул на него, тронул кнопки.
   - Ну и что? - сказал он. - Время, глубина, профиль, температура, расход воздуха... ни черта себе!!
   Глаза его расширились, он слегка стукнул по корпусу неповинного агрегата.
   - Это как?! - спросил Дима, уставившись на друга. - Голову мне морочишь, да? Из "последнего вдоха" хлебал в это время?
   Игорь вытащил оранжевый баллончик, бросил его Диме. Тот осмотрел целую пломбу, манометр, указывающий на полную заправку.
   - Ничего не понимаю! - сказал Дима. - Ты, конечно, апноист хороший. Но двенадцать минут на восьми метрах... - Он снова тронул кнопки компьютера. - Да еще без гипервентиляции... Невозможно, короче.
   - Вот и я о том же, - сказал Игорь. - Я даже не понял, что не дышал!
   - А почему браслет не сработал?
   - Он не работает, когда нет угрозы, - ответил Игорь.
   Дима достал ружье, тревожно осмотрелся.
   - Дергаем отсюда, приятель! - сказал он. - Шутки, кажется, кончились.
   Игорь уже доставал якоря. Дима запустил двигатель, чуть поддал газу.
  - Фу! - выдохнул он. - Я уж боялся, что не заведется. Давай скорее, - крикнул Игорю. - А то сожрут и даже имени не спросят!
   Игорь забросил в лодку кормовой якорь, дал отмашку. Дима сразу выжал полный газ, лодка прыгнула как испуганная лягушка. Игорь едва успел ухватиться за борт, чтобы не вылететь.
   - Сюда я больше не ездок! - процитировал Дима, оглядываясь на Игоря. - Да и ты тоже! Хватит экспериментов на живом теле.
   Игорь зачарованно смотрел на ярко-синие волны, словно видел что-то другое. Серые его глаза расширились, и совсем не двигались.
   - Ты чего, друг? - позвал Дима, ощущая неприятный холодок в груди. - О чем задумался?
   Игорь не реагировал. Дима включил автонавигатор, перебрался на корму. Заглянул в лицо другу. От его бессмысленного взгляда, сузившихся зрачков, Диме стало страшно.
   - Подъем, - тряхнул он Игоря за плечо. - Очнись.
   На миг показалось, что Игорь не выйдет из этого транса, останется таким навсегда. Но он вздрогнул, потряс головой и спросил:
   - Что?
   - Ничего, - сказал Дима. - Так просто, поболтать захотелось. Голова не болит?
   - Нет, - отмахнулся Игорь. - Ты когда за мной плыл вчера, ничего на стенах не видел?
   - Вообще ничего, пусто, - ответил Дима, вглядываясь в лицо друга. - А что? Ожидал похабщину какую-нибудь найти?
   - Да так... - сказал Игорь. - Сканер тоже ничего не показал. Странно.
  
   Вернувшись, они сдали лодку и снаряжение дяде Коле, и сразу двинули на поселковый пляж. Договорились никому не рассказывать об утренней вылазке, даже Ане и Севе.
   Игорь и Дима лежали в тени скалы, слушая шум прибоя. Игорь бездумно смотрел в небо, слабо реагируя на попытки друга втянуть его в разговор.
   Коммуникатор Димы, встроенный в часы, запиликал.
   - Да, - ответил он. - На пляже. Да ничего, подходите.
   - Кто там? - спросил Игорь.
   - Анька звонила. Спрашивала где мы. Сейчас они втроем подойдут. А твой блок где?
   - Дома оставил, чтоб не мешался.
  
   Минут через двадцать послышался треск движков. Из-за скалы на мотоцикле лихо вывернула Анька, провела механического коня юзом по песку, заглушив передачей. Следом выпрыгнул мотоцикл, управляемый Севой. Леня держался за поручни с видом ковбоя, оседлавшего дикого быка.
   - Как ужасно вы обращаетесь с техникой, леди! - сказал Дима. - Так коробка передач полетит.
   - Не страшно, - сказала Анька. - Ты наладишь.
   - Привет! - крикнул Сева.
   Игорь поднялся, помахал им рукой. Аня подошла к нему.
   - Привет, герой, - улыбнулась тихонько. Игорь улыбнулся в ответ. Но Аня почему-то отстранилась, пристально посмотрела ему в глаза. Потом оглянулась на Димку.
   Игорю стало вдруг неловко, точно его уличили в обмане. Неужто Анька что-то поняла? Это, наверное, женское чутье, подумал Игорь.
  Дима выглядел так невинно, что сразу вызывал подозрение. В страшных преступлениях против человечества.
   - Вы что? - спросила Аня. - Поругались? Или еще что-то.
   Игорь хмыкнул. Дима тяжело вздохнул:
   - Еще что-то.
  Игорь украдкой показал ему кулак. Друг чуть заметно кивнул, и повторил:
   - Да! Еще что-то.
   Сева и Леня притихли, ожидая подробностей.
   - Мы подрались! - сказал Дима страшным голосом. - Это было какое-то безумие! Игорь вдруг кинулся на меня, - закричал он, хватая Севу за шиворот. - И стал душить, душить, душить!
   Ошалевший Сева упирался руками в мускулистый живот Димы, а тот, выкатив безумные глаза, тискал его за шею. Ленька отпрыгнул от них, и даже привычная Аня отшатнулась.
   - Я дал ему по чайнику! - ревел Дима, чуть ослабляя хватку. - А он мне по кумполу. По кумполу! Слышишь?! - заорал в лицо Севе, притянув того вплотную.
   Игорь чудовищными усилиями сохранял серьезный вид. Аня и Леня выглядели растерянными до глупости, а Дима, сейчас похожий на стопроцентного психа, швырнул Севу на песок, навалился, продолжая бесноваться:
   - Мы покатились по песку, сжимая друг друга в стальных объятиях. И ревели как бешеные слоны! Я видел пелену безумия в глазах моего бедного товарища, и пена выступила у него на губах! И я понял, слышишь ты, толстяк, я понял что он убьет меня! Убьет!!! Силы уже оставили меня, и я приготовился к смерти, но мы докатились до моря, и огромная волна накрыла нас! И тут он пришел в себя...
   Дима встал, рывком поднял оглушенного Севу, заботливо стал отряхивать с него песок.
  - Он извинился, и мы пошли загорать, - закончил Дима с улыбкой.
   Шумно выдохнул Леня, взиравший из-за плеча Ани. Она сказала:
   - Тебе нельзя идти в Академию.
   Дима вопросительно дернул головой.
   - Нельзя губить такие способности, - сказала Аня. - Ведь ты станешь клоуном! Величайшим!
   Дима раскланялся, сделал реверанс.
   - Аплодисменты! - потребовал он.
   Игорь захлопал первым, наконец-то расхохотавшись от души. Дима, присев на корточки и упершись руками в песок, боком побежал к Ане, ухая и корча гримасы, изображая, надо полагать, гориллу.
   Девчонка взвизгнула в притворном ужасе и бросилась за спину Игоря. Дима подобрался, потерся головой о руку Игоря.
   - Не бойтесь моего ручного павиана, принцесса, - сказал Игоря, похлопав Дмитрия по загривку. - Он добрый и любит играть.
   - У, у, у-ух! - загорланил Дима. Вскочил на ноги, и, схватив стройную Аню поперек туловища, побежал в сторону каменистых завалов. Она кричала, и колотила его по спине, поддерживая игру.
  - Правда, сейчас брачный сезон, - крикнул Игорь вдогонку.
   - С вами не соскучишься, - сказал Леня.
  
   К обеду на пляж пришли другие ребята и девушки из поселка. Подходили здороваться, поделиться новостями. Но кучковались в основном своими компаниями.
  Аня с неприязнью наблюдала за черноволосой и гибкой, похожей на испанку, Викой. Вика считалась первой красавицей в школе, многие парни за ней ухаживали. Даже бесшабашный Дима заглядывался. Но сама Вика поглядывала на Игоря чаще, чем на других. Правда, он нравился многим девушкам, ведь как-никак лучший ныряльщик побережья, победитель региональных чемпионатов по нырянию с задержкой дыхания, но именно ее внимание не нравилось Ане.
  - Что в ней особенного? - сказал она вполголоса. Дима, играющий с Севой в слова, услышал.
   - О-о-о! - нараспев произнес он. - Ее волосы - жаркая ночь, глаза - огненная страсть, а...
  - Замолчи! - посоветовала Аня тихо, но Дима прикусил язык. В отместку помахал Вике рукой, прижав другую к сердцу.
   - Ей не нравятся комические актеры, - сказала Аня. - У вас нет шансов, друг мой.
   - Зато ей по душе мужественные красавцы! - ответил Дима, принимая позу Самсона, рвущего львиную пасть.
  "Вроде Игоря", - подумала Аня, и спросила:
   - Сева! Ты не видел поблизости мужественных красавцев?
   Тот оглянулся, приставив ладонь ко лбу.
  - Нет, принцесса, только эта худая обезьяна кривляется, - сказал он. - Одно слово, и я избавлю вас от чудовища!
   Дима лег на песок, закатил глаза:
  - Я умер! От обиды! Позовите моих вдов, чтобы оплакали меня!
   - Где, они, кстати? - спросила Аня, не обращая внимания на Димины ужимки.
  - Вон там! - Сева указал на две фигурки в воде: Игорь учил Леню основам подводного плавания.
   Когда они вернулись, Леня выглядел счастливым, и с ходу выпалил:
  - Я уже на три метра вглубь ныряю! И минуту могу просидеть!
   - Достижение! - сказал Дима. - Еще неделя, и тебе, Гошка, придется сдать титул.
  - И все-таки я не понимаю, - посетовал Леня. - Как тебе удается так долго под водой быть!
   - Он инопланетянин! - сказал Дима. - Давайте поищем у него жабры!
   - Я всю жизнь на море, - улыбнулся Игорь. - Тренируюсь постоянно. И не только в воде. Ведь ныряние с задержкой - целая наука, да еще искусство в придачу.
  - Свисти, птенчик! - улыбался Димка, потирая руки. - Я тебя раскрыл, инопланетный шпион! Сдавайся!
   - А почему у других так не получается? - спросил Леня. - Ведь не ты же один тренируешься.
   Аня сказала без улыбки:
   - Он этим живет.
   Все замолчали, будто она сказала что-то страшное. Даже Дима посерьезнел. Игорь посмотрел на них, ощутив вдруг какую-то стену, отделившую его от друзей. Дима заулыбался, стараясь развеять неловкое молчание:
   - Конечно живет! Я ж говорю - он рыба инопланетная.
  
   Дома поздним вечером Игорь сидел в позе лотоса, стараясь сконцентрироваться. Что же произошло утром? Двенадцать минут без дыхания, и когда Димка потянул, дышать совсем не хотелось. Он и не понял, не почувствовал этих двенадцати минут.
   "Неплохо, - размышлял Игорь. - Мой рекорд под водой - семь с половиной. И это после предварительных упражнений, подготовки. А тут..."
   Он расплел ноги, растянулся на полу. Успокаивая мысли дыхательными упражнениями, старался вспомнить, что случилось. Специально не думая об этом, просто расслабляясь. Так память придет куда быстрее, если вообще придет.
  Сознание расплывалось, как бывает перед сном, в полудреме...
   ...Ртутные письмена вспыхнули перед глазами, расплываясь, увеличивались, словно втягивали в себя. В черной бездне послышались голоса, та самая музыка, что снилась прошлой ночью. Постепенно становилось светлее, и мелодичный женский голос обращался к нему! Мелькнули смутные картины, словно поверхность из-под воды. Огромные волны, берег... Бескрайние поля...стальные пирамидальные строения на скалах, человеческие фигурки... глубина. Множество пловцов двигались в строгом порядке... Гибкие, закованные в серебристую чешую. Ни единого пузырька не поднималось над ними... Следом показались бесчисленные подводные лодки, словно стая барракуд, опасных, стремительных...
  Игорь очнулся, не понимая где находится. Нереальные картины еще мелькали перед глазами. Постепенно видение отпустило.
  Теперь он знал, что это за труба. Галерея войны, часть храмового комплекса древней, невероятно могучей цивилизации. Такой старой, что даже атланты, если и были, не помнили бы о ней. Возможно, такие галереи были в каждом портовом городе.
   Игорь глубоко дышал, стараясь унять дрожь. Он узнал, что случилось тогда. Галерея сделала ему подарок - он теперь может легко стать чемпионом мира в любой категории ныряния. Поставить рекорды, которые никогда не будут побиты.
  В этой галерее молодые воины проходили посвящение, и затем отправлялись на страшную морскую войну.
   Построенная для людей той расы, галерея не принимала чужаков. Вот что случилось с Димкой. Просто охранная система отключила его, разрядила его фонарь. Но почему приняла Игоря?
  Вспомнились слова Анны: "Он живет этим!" Поэтому, просто потому что он действительно любит море, и старается достичь единства со стихией? Или за какие-то другие качества?
  Игоря передернуло, - он подумал, что ему могли насадить слепую фанатичную любовь к давно исчезнувшей стране, и жажду войны. Он мог потерять прежнюю память, стать другим! Не человеком, а... атлантом. (Игорь все же решил называть ту страну Атлантидой, хоть и знал, что это не она). Но, видимо, они и так любили свою землю, и готовы были за нее идти на смерть без искусственной ненависти.
  Он вспоминал картины: огромные, фантастические города, счастливые красивые люди. И потом - разрушения, взрывы, сметающие целые горы, приливные волны выше облаков, смывающие острова и архипелаги. Дым и огонь, крики погибающих. Но лицо врага так и не появилось.
  Как понял Игорь, эти видения служили моральным импульсом для воина Атлантиды.
  - Ни черта себе! - проговорил он онемевшими губами. Теперь ему было страшно. Как теперь быть? Эти способности нельзя демонстрировать открыто, он с трудом представлял почему, но знал - это ни к чему хорошему не приведет. А вот иногда помогать они способны. Правда, опять же - в чем?
  Странно, что я не сошел с ума, подумал Игорь. Хотя тут нет других вариантов - или проходишь посвящение, или галерея просто не пустит. Наверное, потому же там и не гуртовались рыбы.
  Этой ночью Игорь спал без снов.
  
  Поднялся рано, на часах было еще шесть. Игорь тихо вышел из дома, и побежал на берег. Среди больших камней он долго занимался, отжимался, приседал. Потом зашел в море, и поплыл от берега. Часто нырял, уходя глубоко, долго плыл в синей невесомости, изредка поднимаясь для разнообразия.
   Он уже проплыл километров пять вдоль берега, когда заметил фигурку на берегу бухточки. Игорь длинным нырком приблизился, и чуть высунул голову из воды, - только глаза были над поверхностью.
   На берегу крутился восьмиклассник Витя, внук смотрителя лодочной станции. На камне лежал чехол от подводного ружья, ласты, маска. Витя что-то делал с черным ружьем грозного вида.
   Игорь потихоньку выбрался из воды и пошел к мальчишке. Тот заметил его, помахал рукой.
   - Привет, Игорь! - сказал он.
   - Привет! Ты что тут делаешь так рано?
   Витя шмыгнул носом:
   - Да вот, новое ружье хотел попробовать. Что-то не работает. Может, поможешь?
   Игорь взял ружье, осмотрел. Такую модель он видел впервые, да и вообще с ружьями не часто общался, - не любил подводную охоту. Жалко было стрелять рыб.
   Ружье, как определил Игорь, патронное. Ну да, вон и запасные обоймы на камне лежат. Магазин пристегнут перед курковой защитной скобой.
   - Что ж ты с заряженным возишься, - сказал Игорь. - Застрелишься еще.
   Витя виновато молчал. Игорь отщелкнул магазин, дернул затвор. Вылетел блестящий патрон с пулей, напоминающей длинную толстую иглу.
   - Вот инструкция, - сказал Витя, протягивая листок мягкого пластика.
   - Не надо пока, - ответил Игорь.
   Пальцы его ощупывали соединения, крепеж затворной коробки. Он вставил патрон, взвел механизм, и плавно потянул спусковой крючок, направив ствол в море. Осечка. Еще раз. Странный звук, чего-то не хватает.
   "Нарушена работа бойка", - понял Игорь неожиданно для себя. Он снова выщелкнул патрон. Глянул на капсюль, так и есть, никаких следов удара. Снял кольцо-уплотнитель, отстегнул раму, извлек затворный механизм. Руки сами развинчивали незнакомое оружие, Игорь на ходу разбирался в конструкции.
  Витя следил, затаив дыхание. Игорь аккуратно разобрал спусковой механизм. Чуть тряхнул ударник, на ладонь выпала надломленная ударная пружина.
   - Вот так! - сказал Игорь. - Ремкомплект есть?
   Витя метнулся к чехлу, и достал черный коробок. Игорь заменил пружину, собрал ружье.
   - Теперь попробуем, - сказал он, вставляя магазин.
   Прицелился по камню в полсотне метров от берега. Грохнул выстрел, около камня плеснул фонтан. Игорь чуть подрегулировал прицельную планку, и выстрелил еще раз. Пуля в пыль разбила верхушку камня.
  - Порядок, - сказал Игорь. - Автоматика работает. Прицел я тебе поправил. Хорошая у него точность на воздухе! Для такой-то пули.
   - Спасибо, - сказал Витя. Он улыбался и нетерпеливо поглядывал на ружье.
   - Кстати, зачем тебе такая пушка? - спросил Игорь. - На акул собрался охотиться, что ли?
   Витя замялся, не зная что и ответить.
  - Ну так... пострелять, - сказал, совсем смутившись.
   - Это интересно, конечно. Но зачем по рыбам? Знаешь, рыбу куда интереснее руками поймать, а потом отпустить. Попробуй как-нибудь.
   Игорь разрядил ружье, отдал его Вите.
   - Ладно, пока. Деду привет!
   - Спасибо! Передам!
   Игорь возвращался в поселок берегом. "Ловко у меня получилось, - вертелись мысли. - Еще бы понять - как!"
   Он, конечно, стрелял раньше, в школьных тирах, наземном и подводном. Но то оружие было простой конструкции, да и сборкой-разборкой учащихся никогда не утомляли. А сейчас...
   "Это навыки галереи. Больше неоткуда". Интересно, что еще припасено в закоулках подсознательной памяти? Настроение у Игоря от чего-то поднялось, стало даже весело.
   - Эх, - вздохнул он. - Все это хорошо, но лучше бы физике, математике и химии также научили бы!
  
   После обеда, когда собрались впятером около лодочной станции, Дима предложил отправиться на белые острова.
   - А что это? - спросил Леня.
   - Красивые места! - сказал Сева. - Белые камни, синеватая трава. И под водой целые леса цветных водорослей. Скажи, Анька!
   - Да, там здорово! - сказала она. - Но вы забываете про верхнеморских, адмирал.
   - А это еще кто? - спросил Леня, уловив нехорошую интонацию.
   - Да есть тут придурки, - хмыкнул Дима. - Из соседнего поселка ватага. Мы не дружим. Да еще у них там компания есть, в пиратов играют. А что, Аннета, боишься что ли?
  - Вот еще! - сказала она. - Просто если появятся, покоя не дадут. Ты ж знаешь.
   - Ну да. Тогда переберемся в другое место. Гошка, что думаешь?
   - Да поехали! - сказал Игорь. - Ну придут, так придут. В самом деле переберемся.
   - А что, драка будет? - спросил Леня с опаской.
   - Не дрейфь, партнер! - сказал Дима. - Меня, как шерифа, здесь все бандиты уважают!
   - Да не деремся мы особо, - сказал Сева. - Так, если уж специально нарываться.
   Вся компания нарядилась в гидрокостюмы, погрузилась в лодку. Через час хорошего хода показались белые острова.
   - И правда красиво! - сказал Леня, впрыгнув на белый, как сахар, песок.
   - Когда я вижу этот песок, - сказал Дима. - Мне хочется его есть!
   - А я однажды попробовал, - сказал Сева. - Песок как песок.
   Белые валуны, поросшие синеватой густой травой, поднимались на высоту трехэтажного дома. Синяя вода в заливе, белые скалы под голубым небом производили впечатление другого мира.
   Игорь сразу прыгнул в воду, нырнул. Скользнул к неровному дну, напоминающему чью-то лохматую цветную голову. Красные, зеленые, синие водоросли развевались от легкого подводного течения. Стайка золотых макрелей крутилась около обросшего валуна.
   Игорь вернулся на поверхность, вышел на берег.
  - Настоящий рай! - сказал он. - Я и подзабыть успел, как тут что выглядит.
   - Будешь меня сегодня учить? - спросил Леня.
   - А как же! Готов?
   - Всегда готов! - ответил Леня.
   - Давайте, парни! - гаркнул Дима. - А мы пока здесь развлечемся.
   Аня доставала крохотную плиту, переносной холодильник. Дима сказал, подмигнув друзьям:
   - Хорошая хозяйка будет! Только вот говорить бы не умела еще, вообще цены не было бы!
   Аня швырнула в него яблоком.
  
   - Вдыхай, начиная с живота, - говорил Игорь Лене. - Держи его слегка напряженным, потом раздвигай ребра, грудь, и в конце - чуть поднимай ключицы... Так гораздо больше воздуха наберешь, чем обычно.
   Леня краснел, стараясь выполнить условия, стискивал челюсти, выкатывал глаза.
   - Тяжело, - пожаловался он.
   - А ты как думал! - усмехнулся Игорь. - Но со временем станет легче. Главное, чтобы не было неприятных ощущений. Если появляются - заканчивай дыхательные упражнения. Лицо не напрягай, вообще будь спокоен и расслаблен.
   - А живот как?
   - А живот должен быть напряжен. Только не сильно!
   Ленька надулся, и задержал дыхание. Игорь расхаживал перед ним, поучая:
   - Под водой главное - расслабление и плавность. И еще никаких рекордов, пока не научишься хорошо себя контролировать. Никогда не терпи до сильного кислородного голодания. Можешь при всплытии сознание потерять. Даже понять не успеешь, раз - и выключился. Да и на суше не стоит перенапрягаться.
   Ленька стоял, чуть опустив голову. Постепенно начал осматриваться, двигать плечами, и наконец шумно выдохнул.
   - Молодец, - сказал Дима. - Две с половиной минуты.
   - Ух, классные ощущения, - сказал Леня.
   - Я знаю, - улыбнулся Игорь.
   Потом они ныряли около берега. Игорь рассказывал, как компенсировать давление, чтобы не болели уши. Объяснял технику погружения, и способы плавания под водой.
   - Эй, гуру! - крикнул Дима. - Загоняешь ученика. Идем, перекусим.
   - Сытое брюхо к учению глухо, - хихикнул Сева.
   Аня, расстилая скатерть на камне, сказала:
   - Вот тебе бы не мешало на диету присесть.
   - Ерунда! - ответил Сева. - Кто много ест, тот много работает. Вот так!
   Они закусывали, пересмеиваясь. Леня вдруг сказал:
   - Ого! Кто это? - И показал пальцем на скалы.
   Все посмотрели, куда он показывал.
   - Вот это да! - сказала Аня тихо. - Не спугните!
   На камне сидел большой, крупнее спаниеля, гривастый кот. Его плотная шерсть, напоминающая шубу лаек, была покрыта бело-серыми разводами, неплохо маскирующими хозяина среди скал.
   - Что за кот? - спросил Ленька.
  - Озерная кошка Ван! - шепотом сказал Дима. - Ее увидеть труднее, чем двухголового теленка!
   - Их когда-то очень-очень давно завезли сюда, - прошептала Аня. - Они одичали и освоились.
   - На ангорского похож, - сказал Ленька. - У меня живет такой. Только мельче намного.
  - Эти тоже были мельче, - сказал Сева. - Пока сюда не попали.
   Кот поводил ушами, со скукой глядя на компанию.
   - А как он на острове живет? Тут же мышей нет, - удивился Леня.
   - А он здесь и не живет, - сказал Игорь. - Они плавать умеют лучше нас, и ныряют тоже хорошо. А питаются рыбой в основном. Потому и называется - озерный. Вон, даже к морю как-то приспособились.
   - Может, логово поблизости? - спросил Дима. - Котята?
   - Ну да, - тихонько фыркнула Аня. - Так он тебя и приведет к ним. Я слышала, они довольно агрессивны. Человека не подпускают.
   - Это точно, - согласился Сева. - Мне дядька рассказывал. Видел такого же издалека, хотел подобраться. Но кот сразу исчез, будто мысли прочел.
   - А хотите, я подойду и поглажу? - сказал Игорь.
   Дима, Аня и Сева разом к нему обернулись.
   - Ну ты сказочник! - усмехнулся Дима. - Скажешь тоже - поглажу!
   Сева кивнул:
  - Если он и подпустит, то шкуру с тебя снимет.
   - Давай поспорим, - предложил Игорь Диме. - Если сделаю, то... ты Вику на дискотеку позовешь!
   - Она же на тебя западает... - сказал было Дима, но осекся от взгляда Ани. - Ладно, идет! Здесь я могу спорить на все что угодно! - улыбнулся он. - А ты... чтоб тебе такого придумать. Ладно, пробуй, пока кот не убежал. Я тебе ничего страшного не сделаю.
  - Заметано! - сказал Игорь, поднимаясь.
   Кот лениво развалился на камне, видно пришел погреться, не смущаясь людского общества.
   Игорь тихо взбирался по камням. Зверь смотрел на него, постукивая хвостом.
   Дима кусал губы, глядя на Игоря, все ближе подходящего к коту. Его даже подмывало вскочить, закричать - испугать зверюгу, ибо чувствовал, что может проиграть, а поспорил-то на щекотливую затею. Но сдержался, конечно.
   Игорь остановился в метре от камня, на котором лежал кот, позвал. Кот повернул голову, Игорю показалось, что зверь его изучает, решая, подпустить ближе или скрыться.
   Котяра сел, переступив мохнатыми большими лапами. Игорь подошел вплотную и осторожно коснулся загривка. Кот шевельнул хвостом, но остался сидеть. Игорь погладил его, потрепал по голове. Кот фыркнул, и вспрыгнул на камень повыше, оглянулся и сиганул куда-то.
   - Вот это класс! - крикнула Аня. - Молодец!
   - Ты его прикормил, да? - угрюмо спросил Дима. - А я попался, как лопух...
   - Что ты так расстроился? - поинтересовалась Аня. - Ведь волосы - как жаркая ночь, глаза - огненная страсть?..
  Дима взвыл. Сева с Леней засмеялись.
   - Фотографировать надо было! - крикнул Игорь. - А не смотреть! Ни у кого ума нет!
   - Елки-палки! - взревел Дима. - Вот лопухи!
   - Чего уж теперь, - сказала Аня, хотя и сама расстроилась.
  
   Игорь вошел в воду, раздышался и нырнул. Он решил посидеть на дне, пока еще не успел наесться, - нырять и плавать на полный желудок вредно, а иногда и опасно. Способности способностями, но отступать от правил Игорь не хотел.
   Он поплыл ко дну, неподалеку от берега была семиметровая яма с каменным дном. Игорь опустился в нее, сел, скрестив ноги. Поверхность над ним колыхалась, словно жидкое стекло. Он слегка выдохнул, пузырики неспешно полетели к ней.
  Прикрыл глаза, ощущая легкие движения воды. "Не забывайся, - напомнил себе. - Нельзя сидеть слишком долго. А то придется как-то объяснять".
  
   - Пусть эта жаба инопланетная медитирует на дне, - буркнул Дима. - Как меня угораздило подписаться на этот спор? Хотя... зрелище того стоило. Наверное.
   - Держи, - сказала Аня, протягивая ему апельсин. - Не переживай так. А будешь хорошо себя вести, еще и банан дам.
   С моря донесся стрекот моторов. Сева недоуменно оглянулся. Дима привстал. Четыре лодки, выкрашенные под заросшие камни, подходили к бухте.
   - Гости, - хмыкнул Сева. - Верхнеморские.
   - Ага, - сказал Дима с кислой миной. - Принесла нелегкая!
   - Игоря надо предупредить, - сказал Аня.
   - Да ничего ему не будет, - сказал Дима. - Он звук раньше нас услышал. Он не дурак, не станет же всплывать под лодкой.
   - А если воздух закончится? - спросил Ленька.
  - Не бойся, - успокоил Сева. - Рыбы, как ты уже знаешь, быстро едят...
   Аня дала ему подзатыльник.
   Лодки уже подошли к пляжу. В каждой сидели четверо парней, примерно ровесники пятерых приятелей. В черных гидрокостюмах, с повязками на головах. На лодке, выбившейся вперед, стоял парень, схожий по комплекции с Димой. Повязка на его голове была красной. На носу лодки трепетал маленький черный флаг - Веселый Роджер.
   Когда вся флотилия пристала, парень в красной повязке - явно вождь флибустьеров - спрыгнул на берег.
   - Добрый день, дети, - крикнул он. - Чего здесь забыли?
   Дима вышел вперед, скептически осматривая наряд главаря.
  - Привет, воспитательница Паша, - сказал он. - Загораем помаленьку.
   - Понятно! - сказал Паша, оглядев компанию. - Ну тогда сворачивайтесь в темпе.
   - Куда, зачем?! - заголосил Дима. - Неужто в плен?! Или - в рабство?
   - Пока нет, - ухмыльнулся главарь. - Но еще раз здесь появитесь, будет и плен, и по башке острогой.
   Парни в лодках засмеялись. Кто-то отпустил грубую шутку насчет поселковых. Сева мрачно смотрел на воинство, Леня казался бледным и испуганным. Аня встала рядом с Димой, положив руку на нож.
  - Ух ты! - усмехнулся главарь. - Амазонка, что ли? Или просто на голову больная?
  - Больная, - кивнула Аня. - Сейчас порежу, и даже испугаться забуду.
  - Ты, Паша, - сказал Дима, - язык бы прикусил. Настоящие корсары с женщинами так себя не ведут.
   - Ясно, - сказал Паша, посмотрел на Леню. - Бандиты, айда на берег! - позвал он своих. Возможно, он не стал бы драться, но ему показалось, что нужно показать силу, особенно при незнакомом.
   Пираты повыпрыгивали из лодок, присвистывая. Некоторые прихватили металлопластиковые пруты, черенки от гарпунов.
   - Поганые дела, - шепнул Сева Лене. - Уж больно их много. Наваляют нам.
   Сева вздохнул и вразвалку пошел к друзьям. Ленька судорожно сглотнул, но двинулся за братом.
   - Черт, где Игорь? - сказал Сева вполголоса. - Что-то долго.
   - Налетай, - скомандовал Паша.
   Пираты с криками кинулись на друзей. Дима бросился вперед, на главаря, но двое подручных заградили путь. Сева, приняв боксерскую стойку, колотил нападающих тяжелыми ударами, отчаянно прыгал, стараясь не пустить их за спину. Один из противников рухнул после удачного хука лева. Леня, чуть попятившись, швырнул песком в глаза одному, и тут же двинул ему стопой в бок. Развернувшись, встретил другого быстрым ударом в лоб.
  Дима махал кулаками, отбиваясь от четверых, насевших на него. Анька кинулась одному на спину, повалила на песок, хватанула зубами за нос...
  
   Игорь слышал шум моторов. Уловил его, когда пиратская флотилия была еще далеко, но не встревожился. Он старался услышать воду, стать ее частью. Одинокая рыбешка подплыла к нему, ткнулась в руку, и затихла, чуть пошевеливая плавниками.
  Шум стал сильнее, гуще, шел, казалось, сразу отовсюду. Игорь открыл глаза, глянул вверх. Темное днище лодки прошло прямо над его ямой. Он увидел пенные волны, расходящиеся от бортов, бурлящую струю от винта.
   Что еще такое, подумал Игорь. Глянул на секундомер. Он сидит уже десять минут! Личный рекорд! Дышать не хотелось абсолютно, даже немного не по себе стало. Игорь выдохнул немного, и приподнялся. Пора выбираться. Время много прошло, да и неизвестно кто там прибыл.
   Он вынырнул за кормой пиратской лодки. Заглянул за нее, чтобы увидеть берег...
  Сева брыкался на песке, ревел как медведь, стараясь сбросить троих пиратов. Леня уворачивался, прикрывая голову от ударов прутом, пытаясь слабо отбиваться. Диму держали четверо, прижимая к скале, главарь лупил его поддых. Неподалеку билась Аня. Ее держали лицом к камню, вывернув руки.
  - Сволочи! - верещала она, пытаясь лягнуть мучителей.
  Игорь побежал, стараясь не сильно шуметь. С налету сшиб главаря, попутно приложив двоих, державших Диму. Двигался он быстро, гораздо быстрее, чем раньше случалось в драке, и удары получались какие-то... другие. Один из тех, кто держал Аню, повернул недоуменное лицо. Удар основанием ладони швырнул его на песок, пират даже не пытался подняться.
   Аня, освободив руку, сразу же накинулась на второго, со всей силы стукнула им об скалу.
   Игорь бил жестко, на вынос. Ловко уходил от палок и кулаков, подсекал противников, бросал на песок.
  Главарь полз, пытаясь встать. Дима пнул его по копчику, и побежал выручать Севу.
   Игорь дрался почти бессознательно, дерзко. Но удары его, хоть и жесткие, не наносили непоправимых увечий. Словно что-то в сознании реально оценивало противника, и ограничивало выбор приемов.
   Главарь, более-менее пришедший в себя, увидел, что всего четверо парней и одна девчонка добивают его армию. Еще он заметил как ловко и опасно дерется тот, что появился внезапно из-за спины. Из-за него-то они и проиграли. Главарь встал и двинулся к нему, жаждая расправы. Он побежал, оттолкнул рыжую девчонку, пытавшуюся загородить главного врага, и кинулся ему на спину. Но тот резко присел, пропуская его над собой, и подбил ногу. Главарь полетел лицом вниз, острая боль разлилась по лицу. Он вскочил, пошатываясь, плохо соображая, и вытащил нож.
   Игорь метнулся к нему, выбил и перехватил клинок. Бросил главаря на камень, прижал голову и... замахнулся лезвием.
   Дима прыгнул на спину Игорю, Аня повисла на его руке. Они вырвали нож, и с трудом оттащили друга. Игорь не сопротивлялся, - понял, что это друзья.
   - Ты что?! - кричала Анька. - Ты ж его зарезать мог!
   - Гошка, очнись, - говорил Дима, похлопывая Игоря по щекам. - Мы победили. Хватит.
  Игорь успокаивался, глубоко дышал. Он был сам испуган этой своей вспышкой. Мог бы он расправиться с противником? "Это рефлексы", - понял он. Подсознание ощутило угрозу - опасное оружие, готовое обратиться против Игоря, - и отреагировало. Хотя главарь, скорее всего, не собирался пускать его в ход.
   - Дуйте отсюда, уроды! - крикнул Дима пиратам. - Мы его пока держим. Ну, живо!
   Те не собирались снова открывать фронт, прихрамывая и помогая друг другу, грузились на лодки.
   Дима отпустил Игоря только когда серые лодки отчалили.
   - Ну ты дал гари, - сказал он. В его голосе Игорь не уловил восхищения, только опаску. Сева, Леня и Аня сгрудились рядом, посматривая на Игоря.
   - Вот это было весело! - сказал Сева потирая бока. - А ты, Диман, прямо бандит теперь! - Сева показал на здоровенный синяк у Димы под глазом.
   У всех имелись теперь боевые отличия, кроме Игоря.
  - А ты классно дрался, - сказал Дима Лене. - Не трусил.
   Леня кивнул с несчастным видом. Аня присела рядом с Игорем, пристально взглянула.
   - Я и не знала, что ты такой боец.
   - Я и сам не знал, - сказал Игорь. - А вообще-то, мне ваше поведение непонятно.
   Дима, потирая синяк, повернулся.
   - А что?
   - Что! - передразнил Игорь. - У тебя вот я вижу коммуникатор. Почему береговую охрану не вызвал? А ты, - обратился к Ане. - Почему этому дуболому не сказала? Тоже мне, спартанцы в Фермопилах!
  - Да как-то не привыкли мы прятаться, да наушничать, - хмыкнул Дима. Сева серьезно кивнул.
   - Переломали бы ребра, - сказал Игорь. - Вот тогда бы и запел!
   - А что за история со спартанцами? - встрял Леня. Сева засмеялся:
   - Грамотей, однако!
   Все, кроме Лени, улыбнулись, и Дима рассказал от трех сотнях спартанских воинов, сдерживавших натиск стотысячной армии персов в Фермопильском ущелье.
   - Они все погибли, - добавил Игорь.
  - Они и стояли насмерть, - ответил Дима. - Не рассчитывая спастись.
  
  
   Дома Игорь вспоминал прошедший день. А еще - настороженные взгляды друзей, когда возвращались на станцию.
   - Понятно, - говорил Игорь сам с собой. - Следовало ожидать. Ведь это галерея войны, а не науки... Эх...
   Он был доволен собой, хотя и переживал немного из-за ножа. И еще немного расстраивало опасливое внимание друзей. Они вчетвером пошли в поселковый медпункт, где ссадины и синяки быстро залечат. Нельзя же в самом деле показываться дома с такими "украшениями". Причем пошли они, держась по окраинам, передвигаясь перебежками, чтобы не было потом разговоров и подколок.
   Игорь проводил их, и потом вернулся домой.
   Уже совсем стемнело, когда под его окном раздался свист. Игорь выглянул, снизу из темных зарослей что-то метнулось прямо в лицо. Он перехватил тяжелый мягкий шарик.
   - Отличная реакция, партнер! - донеслось из кустов.
   - Ты чего там шаришься? - сказал Игорь. - Мелкий воришка.
  - Спускайся, - ответили из кустов. - Биться будем. На граблях!
   Игорь выпрыгнул в окно. Эта привычка осталась еще с начальной школы. Тогда они часто выбирались вечерами из домов через окна.
   Дима ждал его в кустах.
   - Ну как, вылечили рыло? - спросил Игорь.
   - А то! - сказал Дима. - Теперь я снова неотразим!
   - Это точно.
   - Друг мой, не повредились ли вы рассудком? - спросил Дмитрий, с интересом глядя на Игоря.
   - А что такое?
   - Или у вас память отшибло от свершений, сударь?
   - Ты давай не тяни, - сказал Игорь. - А то снова в медпункт пойдешь.
   Дима глядел на него в притворном ужасе, зажав ладонями рот.
   - Нет, я отказываюсь верить! - трагически прошептал он. - Его подменили! Украли подлые пришельцы. Для несомненно гнусных экспериментов!
   Игорь поднес кулак к носу приятеля.
   - Через неделю предварительная аттестация в Академию, блин! - сказал Дима. - Выездная комиссия будет у нас в поселке. Припоминаешь?!
   Офицеры выездной комиссии присматривались к школьникам еще за год, проводили испытания, тесты, проверяли личные дела претендентов. Не участвуя в предварительной аттестации, практически невозможно рассчитывать на успешное поступление.
  - Точно! - сказал Игорь. - Как-то забыл вдруг.
   - Как-то! - скривился Дима. - Напоминаю, для участия надо подать заявку. Максимум за три дня! Вот завтра и пойдем.
   Игорь посмотрел в небо, где уже висели крупные, немигающие звезды.
   - Я не пойду, - сказал он.
   - Простите, что? - вежливо спросил Дима, приставив ладонь к уху.
   - Не пойду, Димка.
   - Ты чего, Гошка? - чуть не кричал Дмитрий. - Заболел? Сколько времени, усилий вбухано. Ты даже от родителей скрывал... а-а-а, вот оно что! Они тебя отговорили все-таки?
  - Нет, - сказал Игорь. - Даже, можно сказать, разрешили.
  - Видишь! Вообще же класс! Со спокойной душой можешь идти.
   - Я со спокойной душой не пойду, - ответил Игорь. - Незачем. Да и тебе не советую.
   - Ладно-ладно, - примирительно сказал Дима. - Понимаю. Ты это... отдохни, выспись... у нас последние дни очень уж веселые выдались. Меня вот тоже иногда странные фантазии посещают... ну там... стать агрономом, например. Я за тобой в двенадцать завтра зайду. Хорошо?
  - Я серьезно, Димка. Не пойду, баста. Аня, кстати, тебе дельную мысль подала. Ты подумал бы серьезно насчет театрального, или даже режиссерского.
   - Понятно, - протянул Дима. - Издеваешься, да? А я-то, наивный... Ну ладно, зайду, когда серьезность к тебе вернется. А меня еще и клоуном называют! Спокойной ночи!
  Дима бесшумно ушел в палисадник, Игорь, спустя секунд десять услышал шлепок его сандалий о дорогу, - друг перепрыгнул ограду.
  
   К полуночи передали штормовое предупреждение. Весь следующий день море бесновалось, и ветер рвал ветви, и даже деревья. Поселковые сидели по домам.
   Через сутки, когда кончилась буря, Игорь с утра взял лодку, и поехал к скале. Он нырнул без акваланга, только взял сканер-эхолот, способный показывать структуру дна до нескольких метров вглубь.
  Дно походило на пустыню, внезапно ушедшую под воду. Местами водоросли сохранились, и рыбы спокойно скользили, но трубы-галереи больше не было. Игорь проплыл над теми местами, хотя уже трудно было определить где точно располагалась галерея. Поглядывал на сканер. Ничего. Просто дно, скальное основание, как и было указано в гидрологических документах. Можно было бы успокоиться и считать, что все приснилось. Вот только плыл Игорь под водой уже пятнадцать минут. И выбрался не потому, что хотел дышать, а потому, что здесь уже нечего было делать.
  
   Дима почему-то не появлялся. Может обиделся? - думал Игорь. Вернувшись в поселок, он встретил Аню.
   - Привет, - тихо сказала она, глядя в сторону. - Комиссия уже работает. Прием заявлений кончается завтра.
   Игорь молчал.
   - У тебя отличные шансы, - сказала она без особой радости. - Подготовка, успеваемость. Да еще династия. Они это учитывают, я знаю.
   - Ты не хочешь, чтоб я поступил? - спросил Игорь в задумчивости.
   - Но ты сам хочешь, - сказала она. Глаза ее стали влажными. - Я все равно буду рада за тебя. Но оттуда не выпускают все шесть лет, мы не увидимся. И неизвестно, куда ты попадешь после.
   - Верно, - кивнул Игорь. Аня посмотрела на него с испугом. Ей показалось, что он сказал это с удовольствием.
   - Я не пойду туда. Вообще не стану поступать в Академию.
   Аня теперь смотрела на него почти так же, как Дима, когда Игорь сказал ему, что не пойдет. Ему даже показалось, что она тоже станет его уговаривать одуматься.
   - Почему? - спросила она.
  "Почему?" - подумал Игорь. Он вспомнил войну, о которой никто не знал. Выжженные острова, огромные боевые корабли, ржавеющие на пустынных берегах, ядовитый ветер с моря, овевающий мертвые деревья.
  Война не стоит поклонения, - он это понял. Даже галерея внушала это. Теперь ему незачем идти в Академию, он и так получил больше, чем могли дать ему там. Войны нет, и воины не нужны. Как говорят, в будущем вообще не будет армий и государств.
   Игоря только интересовало, как отреагируют родители на его решение. Он был уверен, что папа с мамой только поддержат его.
   - Я лучше узнаю, какие правила приема на океанологический факультет в Свободном Порту, - сказал он с улыбкой.
   Аня тоже улыбнулась, слегка нерешительно, словно еще не веря.
   - Это совсем недалеко, - сказала она.
   - Точно. Можно каждую неделю бывать дома.
   Аня бросилась ему на шею, чуть не задушив.
   - Правда?! - спросила она, глядя ему в глаза.
   - Правда, - ответил он. - Кстати, ты Димку не видела?
   - А! Он с Викой прохлаждается, - засмеялась Аня. - Кажется, она в него влюбилась с первой минуты. Может, ей правда нравятся комические актеры?
   Игорь притянул ее ближе, зарылся носом в красные, пахнущие цветочной свежестью волосы. Глубоко вдохнул и задержал дыхание.
   - Да, - вдруг сказала она. - Вот что еще...
   - Что?
   - Я что-то не заметила, чтобы он торопился на пункт аттестационной комиссии.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"