Чурилина Светлана Анатольевна: другие произведения.

Волчья любовь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Родиться, чтобы увидеть свою смерть в его глазах. Страх сковывает и парализует, бежать некуда, закрыть глаза и ждать своей смерти! В этом романе любовь откроется с разных ракурсов даже та, которая не подвластна разуму человека. Эта любовь откроет в сердце дверь, глубоко заберётся и спрячется, возьмёт в заложники до последнего вздоха!

   Обращение к читателю Пишу, а у самой трясутся руки! очень долго я сопротивлялась с собой, выкладывать свои книги или нет? и тут на глаза мне попадается #САМИЗДАТ сайт для не профессиональных писателей! Ведь я пишу, что на меня падает от куда то! сами собой рождаются сюжеты, герои становятся как настоящими, и как будто я с ними разговариваю. вообщем доводит меня до того, что не произвольно беру ручку и начинаю писать, рука не успевает за ходом мыслей. прошу не судите строго, я ведь не учитель русского языка, но очень люблю читать, писать и изучать новые слова. Вообщем начнем. Буду вам признательна за ваши Коментарии какими бы они не были, ведь очень хочется узнать вашу оценку самой идеи, как текст передает эмоции и т д. если честно я еще не разобралась с сайтом, но со временем разберусь, найду друзей, и тоже буду участвовать в дискуссиях. спасибо за понимание.

книга 1

  Из древни были войны между волками и людьми. Тысячу людей и волков умирали в схватке за территорию. Волки отстаивали свою неприкосновенную территорию, где могли плодить свое потомство, а человек нарушал их покой и будил в сердцах волка ненависть и злость. В сердце у волка не осталось ни капли сострадания, любви и привязанности к человеку, попади на территорию волка, они не дают шанса остаться в живых они рвут на части человеческую плоть. По сей день это война продолжается, древние стаи волков углубились в непроходимые места, где выводят потомство, где не нарушает их непреложный закон волчьих стай. Это потомки крупных голубых волков, где злость и ненависть заложена генами к человеческому существованию. Но если волчье сердце полюбит и узнает человеческую любовь, что бывало крайне редко, оно до конца своих дней будет преданным и отдаст свою жизнь за того кого любит. Волк сделает невозможное возможным, его лапы будут казаться могучими руками, его взгляд может отозваться человеческой речью, этот волк не отступит и не придаст. С годами люди подобрались так близко к волчьему логову, что и не бояться их мести. Горное озеро это волчье логово вокруг него столетиями рождаются волчата и волк никуда от него не уйдет, он до последнего будет сражаться за свой дом, пусть люди боятся и бегут от волчьих клыков, они каждого растерзают, кто ступит на их территорию, их дом, дом который сама природа не даст в руки человека, который все губит и уничтожает.

Долгожданный день

  Черная асфальтированная гладкая дорога, рассекает на части старый дремучий лес, покрытый таинственной жизнью наступивших времен. Параллельно его пилили и освежали своей хрустальной гладью горные реки. Черный густой лес проснулся от долгой спячки, все в нем щебетало, пело, пахло и цвело. Яркое летнее солнце раскинуло свои золотистые лучи по всему небу, отражаясь на черном и ровном асфальте вызывая над твердой поверхностью лучевые миражи, показывая тем самым пылающую теплоту и любовь летних дней. Долгая извилистая дорога вела сквозь высоких черных стволов деревьев с зелеными шевелюрами к верху у самого неба, к Волчьему озеру расположенного на дне глубокого, обрывистого каньона. На склонах этой правильной формы озера нависали вершины гор покрытыми белыми снегами, которые отделяли свой ледяной холод от здешнего мягкого климата, окруженного с одной стороны зелеными и цветущими полями, раскинутых у подножья озера, вступавших незаметно в дремучие и страшащие своей вековой жизнью леса. Изредка по гальке, ровному берегу проходили стаи волков, останавливаясь, что бы поживиться остатками продуктов от туристов, которые так часто забирались к озеру, чтобы воссоединиться с природой. Насладиться этой неповторимой красотой зародившиеся природы вокруг Волчьего. Так противоречиво сочетались элементы природы, зима и лето, свежий горный воздух подолгу не отпускал уставших от городской суеты людей. Когда то волки жили у подножья этого озера, в пещерах вымытых глубоких лун горными реками. Целые стаи вынуждены были покинуть эти места, так как человек выбрал это место, для отдыха наслаждаясь тишиной и пением птиц, а ночами огромные и высокие костры отгоняли волков все дальше и дальше.


  Белый автомобиль прилипал к асфальту, мелькая между деревьями, и с восхищением замирал на каждом следующем повороте от великолепия природы ведущей к поблескиванию заснувших волн озера, смотрелось оно с вершин горного каньона, как серебряная монета на дне высокого, граненого стакана. Черная дорога по обрывистому краю спускалась к цветущим полям, которые медленно превращались в мелкую гальку, а затем в кристально чистую и ледяную воду. Чернота дороги притягивала шины колес, но не удержавшись на повороте, дорога отпустила колеса и машина кубарем покатилась вниз, цепляясь за высокую траву, сильными ударами о скалистую землю, гнула и рвала железо. Чудом нашли малютку в этой груде железа, которая с ясными глазами смотрела на белый свет, как заново родилась. Малютка Амелия потеряла своих молодых и счастливых родителей в свои три года, она редко о них вспоминает, только сейчас она о них вспомнила из не многих раз, когда гляделась в огромное зеркало и любовалась своей красотой. Ее длинные слегка кучерявые яркого оранжевого цвета волосы, обрамляли ее милое и бледное лицо, цвета белого мрамора с огромными синими глазами. Усохшие старые губы промолвили.
  - Амелия, кем ты хочешь стать? С выразительностью глаз старческого лица оглядывали тонкое и хрупкое тело прикрытыми рыжими волосами Амелии.
  - баб, наверное, на врача пойду, а может на учителя, как думаешь? Резким и звонким голоском проговорила она. Все, продолжая любоваться собой.
  - я думаю, что все-таки на врача, что бы меня лечить, ведь я уже старенькая. Проскрипела бабуля, которая вырастила свою правнучку, а перед ней свою внучку, так как ее дочь там же оставила свою жизнь, возле Волчьего озера, призывая по наследству дочь свою.
  - баб, ты еще хоть куда, ты еще меня переживешь. С улыбкой проговорила Амелия, увидев встревоженный взгляд своей бабули, сидящей в кресле напротив зеркала. Закусила свою губу, она обернулась к ней лицом и быстрым движением прильнула к ее каленом. Со словами.
  - прости, не со зла я так сказала, я даже не подумала, что сказала! Прости, прости. зацеловывая руки своей бабули. Нежно, дрожащей рукой бабуля провела по рыжим волосам, и с тревогой сказала, напрягая каждую морщинку своего лица.
  - ни когда, пообещай, никогда ты не увидишь этого озера, не поедишь, не полетишь, не пойдешь. Пообещай! В ее глазах засверкали слезинки и они стали путаться в морщинистой коже ее щек.
  - как в моей песенке? Оно не для тебя! С добротой о воспоминаниях милого детства Амелия сверкнула белыми зубами, обнимая бабулю.
  -да милая, как в твоей песне ее сочинил твой прадед, он напевал ее мне.
  -а ты так и не была там? Таинственным голосом спросила девушка.
  - нет. Минутное молчание. Не была, хотя наверное мне нужно было там оказаться. Задумчивым голосом произнесла бабуля.
  -зачем? Что там такое? Ведь, очень много, кто туда ездит и неплохо проводит время там!
  - не каждый возвращается от туда, в основном туда отправляются чужеземцы, не зная закона здешних мест. Это логово волков там их дети, их дом, а значит, они ни кого не отпустят от туда, чтобы не накормить своих детей человеческим мясом. Волк боится, что не дай такого случая, чтобы его дитя узнало тепло человека, его доброту и любовь, считай, волчонок пропал, он не сможет существовать в волчьем мире в его сердце будет огонек любви, он будет искать встречи с человеком и наконец, покинет стаю навсегда. Волк не для того охраняет свой клан, чтобы повиноваться человеку. Много таких случаев, если волчонок все же узнал руку человека, то есть принял еду с его рук, почувствовал тепло его рук на своей шерсти, вожаки вмиг загрызали выводка, они бояться, что вырастив, он принесет еще таких волчат, которые с легкостью поддадутся человеку. Волки умные звери они расчетливые, это дело на корню вырубают, чтобы человек для них не был божеством. А волк был царем своего обитания это просторные лиса и горное озеро.
  - откуда ты так много знаешь про это Волчье озеро? Амелия Петровна улыбнулась и ласково произнесла.
  - милая моя девочка твой прадед был егерем местных лесов, он уж про это все знает!
  - баб, я чувствую, как меня притягивает это место, от чего вдруг?
  - тебе это только кажется, всегда запретное хочется узнать, увидеть, потрогать, не так ли?
  - так! Не волнуйся, я сдержу свое слово до конца своей жизни! А теперь, я пожалуй пойду ведь у меня сегодня выпускной, я сегодня взрослая, не так ли? Амелия Петровна провела усохшей и тощей ладонью по молодой щеке своей внучке, поздравляя своими туманными глазами с окончанием школы.
  - ты сегодня будешь поздно! Но утром я буду ждать тебя с оладьями и медом! Будь сегодня самой красивой и счастливой. С нежностью в голосе проговорила с трудом она.
  - я даю тебе слово. Подскочив еще раз к зеркалу, чтобы полюбоваться своей красотой. Лия мне обещала одолжить платье на вечер, не плохо! Когда есть лучшая подруга, которая всегда поможет в трудную минуту. Ну, ничего баб, скоро мы заживем с тобой как царицы. Быстрым поцелуем, Амелия обняла свою бабулю. Бабуля рассмеялась, и складок на ее лице стало еще больше.


  -Добрый день! Веселым голоском, поздоровалась Амелия с Софьей Агафовной, мамой лучшей подруги.
  - добрый день! С ласковым взглядом приглашая в дом Амелию.
  - ууу, как у вас вкусно пахнет! Что - то опять новенькое смастерили? Вдыхая чуть сладковатый ванильный аромат, Амелия прищурила глаза. Не говорите! Дайте сама угадаю! Софья сложила руки на груди и с ухмылкой ждала догадки, наблюдая, как Амелия медленно своими худощавыми руками приманивала к себе воздухе ароматный запах, прикрыв глаза, причмокивая губами.
  - это...это...О! распахнув свои синие глаза, устремляя на кухню, от куда доносился тот самый благодатный и сумасходящий запах. Это огромный ванильно - лимонный пирог с шоколадной прослойкой с добавлением орехов и немного кураги, о да! Немного поводя носом по воздуху. Еще сверху вы полили горячим шоколадом и посыпали вафельными крошками!
  - вот это да! Вот и у тебя нюх! Не переставая, удивляется способностями рыжеволосой девочки. Самого рождения, бабушка Амелии воспитывала в ней способности, как по запаху распознать ту или иную травинку, росшую на поле, или собранных, в льняной мешочек. Каждый день, изо дня в день бабуля водила ее по полям, учила, какая травка приносит пользу человеку, а какая опасна для здоровья. Как правильно приготовить зелье, как правильно его употребить и многому интересному. Поэтому уловить ингредиенты пирога или иного блюда для Амелии не составляла труда..
  - Спасибо! Застенчиво улыбнулась Амелия.
  - ну, проходи, взгляни на него! Сейчас будем радовать свои животы! Ты его не только нюхом попробуешь, ну и на вкус! Думаю, ты его оценишь! С гордостью сказала Софья! Чуть прибавила тональность в голосе, окрикивая свою дочь.
  - Лия! Доченька! Амелия уже пришла! Идем праздновать окончание школы! Провожая хрупкую девушку на кухню и усаживая ее за стол, где в небольшой вазочке стояла белая сирень, окутанная ярко зеленой хвоей с маленькими шишечками завершая пушистую ветвь.
  - ммм, как мило! Улыбнулась Амелия, протягивая свои ручонки к гроздям богатой сирени, чуть прикасаясь к ним, обворачивается на силуэт показавшиеся Лии в дверях кухни.
  - ааа, без меня решили отведать наивкуснейший торт! Налетая с объятиями на Амелию. - с долгожданным днем тебя, моя Амелия! Целуя, и обнимая крепко. Громко смеясь, как хор колокольчиков, Амелия в ответ поцеловала и обняла свою подругу.
  - и тебя с таким чудесным днем! Мы его так долго ждали! Сама не верю, что он уже настал!
  - ну давайте, налетайте, мои девочки! Мягкостью движения рук, Софья Агафовна в миг разсервировала стол с ароматным, гвоздичным с дольками апельсина чая и с теплым ванильно - лимонным пирогом с прослойкой из шоколада с добавлением мускатных орехов и немного кураги, все так, как учуяла и рассказала Амелия!
  -ммм! Превосходно!
  -ммм! Изумительно!
  - а какое сочетание вкусов!!! Очень обьедательно! Разносились возгласы за чаепитием довольных и счастливых дам.
  - девочки я так рада за вас! С возгласом произнесла Софья. Помню ... задумалась немного она, продолжив. Помню я свой выпускной, как будто это было вчера! Все в малейших подробностях. У меня было столько планов на жизнь... закрыв глаза и глубоко вздыхая. Вся жизнь пролистнулась, как книга и не один пунктик помеченным красным маркером в ее дневнике так бережно храним и по сей день в комоде, завернутый в шелковое полотно и перевязан бархатной лентой, не выполнен, НЕ СОВЕРШИМ! Черная дыра распахнулась у нее в груди и вязкая боль выплывала наружу. Ну вообщем... я рада за вас! Вставая из-за стола, смахивая лезу с щеки. Простите, у вас и без меня есть о чем посекретничать.
  - мама! Воскликнула Лия ухватывая ее за запястья руки.
  - просто вспомнилось... молчание, поцелуй в лоб дочери и нежное проглаживание по светлым волосам. Глаза встретились пересеченной печалью и не разделимой болью.
  - прости, прости, меня доченька, я тебя очень люблю! Разрыдалась Софья.
  - Софья Агафовна!? Взмолилась Амелия
  - нет, нет, сегодня просто день такой, вы у меня стали такие взрослые, что мне даже не верится, это слезы счастья! Оправдывалась она, поглядывая то на дочь, то на Амелию. Прошу вас давайте поторапливайтесь, а то не успеете нарядится! Ведь вы сегодня будите самые красивые! Переменила тему Софья, нежно выпуская руку из рук дочери и удаляясь из кухни. Лия и Амелия долго переглядывались, молча допивая чай с наивкуснейшим пирогом. Хрупкая высокая тридцати восьми лет женщина с собранным пучком на затылке из светлых волос, в легком домашнем платье до колен, поверх повязанным кружевным фартуком, подчеркивая атласными белыми лентами ее стройный стан. С невыносимой болью и тяжестью в душе она ворвалась в свою комнату, плотно закрыв за собой дверь и упираясь лбом на нее, сдерживала свои слезы, постукивая и царапая деревянную поверхность. Как ей хотелось кричать, хотелось рыдать так громко, и всхлипывать, как ребенок, упавший в лужу замочив свои новые ботинки, но она не могла себе этого позволить, она не могла показать дочери то, что она несчастна, ведь ей хотелось, чтобы дочь росла в любви и видела и чувствовала эту любовь между мужчиной и женщиной, между мамой и папой. Но с каждым днем становится все сложней и сложней скрывать маску счастья, так как дочь взрослеет и все уже понимает, но Софья до последнего держала маску любви и счастья, понимания и уважения между родителями. Спустя несколько минут сдерживания огромного кома в горле, подкатившего от воспоминаний, она бросила взгляд на комод, где лежал ее дневник - кусочек той жизни, где она была по настоящему счастлива. Медленными шажочками она подошла к нему и трясущими руками достала дневник, аккуратно завернутый и перевязанной бархатной лентой, она боялась брать его в руки, боялась открыть страницы, боялась счастливых воспоминаний. Софья давно похоронила свою свободу, саму себя принадлежащей. Ей казалось, если она когда либо, откроет этот дневник, что ее сердце не выдержит и ее жизнь поменяется так, как она хочет! Но она боялась этого! Боялась, что ее осудят, не поймут. И больше всего она боялась своего мужа. Боялась потерять его? Или то, что она имеет? А что она имеет? Дочь! Дочь этот самый светлый лучик в ее жизни, который греет ее сердце, и она ее боялась потерять. Ведь когда то с уст мужа слетели такие слова, уйдешь или чего выдумаешь, все сделаю, чтобы дочь осталось со мной! А что ему стоило так сделать, если он влиятельный адвокат в их городе! Как двумя пальцами щелкнуть и все она на улице, а дочь с ним и чужой теткой. Распахнув свой дневник, ее глаза стали жадно пожирать строки написаны ее рукой когда -то. Сегодня волшебный день! У меня выпускной! Я так счастлива, что передо мной открывается жизнь! Все двери распахнулись для меня! Проснувшись на рассвете, раскрыв окно настежь, вдохнув воздух полной грудью от ночного пробуждения, я ринулась через подоконник. Мои родители были владельцами фермы коневодства. С самого детства я чувствовала под собой огромную струю свободы, власть над этими прекрасными животными. У меня был любимчик, черный статный конь, его шерсть лоснилась по его мускулистому телу, белая грива свисала на его черные глаза. Контраст черного коня с белой гривой и белоснежным хвостом, откликался на его характере, то невероятной добротой и лаской слушал хозяина, то лягался и фыркал ноздрями, не желая подчинятся. Я его любила, любила забраться на его теплую чуть влажную спину, ударяя ногами в бока, уносится куда то в даль, в это мгновение я чувствовала свободу! Свободу которую ни кто мне не мог подарить кроме моего любимчика! Я так его и назвала, мой любимчик. Так вот в это утро я запрыгнула на его спину, и мы с ним унеслись в тенистые леса окаймленными необъятными полями, скрывавшие за собой горизонт, и казалось, что вот, вот будет обрыв, но за этой линией продолжалась жизнь, либо продолжение поля, либо берег быстрой реки, либо скалистый пьедестал огромных гор. Все это меня завораживало, пленило. Поэтому я частенько сбегала из дому, чтобы почувствовать и воссоединится с природой, побыть со своим конем, вдоволь с ним наиграться! Мои родители даже не подразумевали о том, что их дочь, бороздит по просторам, встречая солнце на небе! Нагулявшись. Я тихо забралась к себе в комнату, плотно закрыла шторы и прыгнула в кровать, накрывшись одеялом с головой, как открылась дверь в мою комнату и мамин голос.
  - доброе утро! Моя принцесса! Раздвигая шторы по разным сторонам окна, радуясь солнечному свету. Я делаю вид, что только проснулась, потягиваюсь и улыбаюсь! Как мне это нравилось, какая то тайна, которая вовлекала меня в свои чары!. Мое светло розовое платье внесла гувернантка Лукия, маленькая пухлая женщина с черными, но добрыми глазами поздоровалась со мной, чмокнув меня в лоб и с широкой улыбкой показала свою работу. То платье, которое я так долго ей пыталась объяснить, какое же я хочу, пыталась рисовать, показывать на руках, вот! Оно! Чудо, она поняла, наконец -то меня, моя Лукия по совместительству няня моя и портная фея, которая по ночам колдовала над тканями, чтобы шить мне не забываемые наряды. И вот я стаю перед зеркалом в своем нежно розовом платье до колен, с пуговками до пояса, и с белым пояском на талии. Небольшие фонарики прикрывали мои плечи, а кружевной воротничок был, как ни как кстати на моей пышной груди! Светлые закрученные локоны обрамляли мое белое лицо с чуть розоватыми щеками, черные ресницы и черные брови выделялись на моем отражении в зеркале. Я нравилась сама себе, моя внешность сочетала в себе моего отца высокого блондина с ярко голубыми глазами, в его роду были одни лорды и это отразилось на его сдержанном характере, он был строг и мало показывал свои эмоции, очень редко я видела его улыбку на лице! Моя мама, жгучая брюнетка с черными бровями и с пушистыми длинными ресницами на темно синих глазах, в ее движениях была грация, ее голос всегда был на одной тональности, ну стоило ее рассмешить, как строгие черты лица расплывались по лицу, и в один миг ямочки на щеках придавали ей ту милость, и трогательность в ее чертах лица, она была совершенством! И вот глаза Софьи наткнулись, на те самые пунктики, которые она написала в тот самый день в день окончания школы, на тот момент ей казалось, что жизнь даст все, чего она пожелает. Но это оказалось совсем не просто, и это она понимает только сейчас, сейчас когда школу окончила ее дочь, а пунктики которые она обозначила важным в своей жизни так и остались написаны, но не сделаны не сбывшиеся, и это ее ранило до глубины сознания. Слезы выкатились новой струйкой по щекам, сердце сжалось. Дрожащая ладонь прикоснулась к строкам, той девчонки, которая писала, та самая, которая любила жизнь, себя и свою свободу. Буря эмоций захватило ее.
  1. выучится и стать известным влиятельным адвокатом! Забеременев и родить дочку на втором курсе обучения, муж отговорил ее, возвращаться и восстанавливаться на учебу, так как нужно было растить и воспитывать дочку, а сидеть с ней было не с кем, он был против бабушки и дедушки, нянек, они должны сами справляться с трудностями в жизни.


  Вот Амелия стоит в комнате Лии, где повсюду были кружева, шелк, паетки, стеклянный бисер и невероятное количество разного цвета туфлей.
  - о! столько у тебя нарядов! я еще не видела такое множество вечерних платьев, это что обвал магазинов в твоей комнате? С изумлением произнесла Амелия, оглядывая платья и трогая их на ощупь, ощущая всю прелесть и богатство в своих руках.
  - да, это точно ты заметила! Вот посмотри, что я для себя выбрала. С веселой нотой проговорила Лия, подбегая к стойке возле окна, где висели с особой любовью платья на мягких шелковых вешалках посредине с маленьким белым бантиком. Аккуратными движениями рук она сняла с вешалки темно синие платье из струящего шелка с разноцветными камнями. Приложила его к одетому телу, поддерживая руками сверх груди, и кокетливыми движениями стала хвастаться подруге.
  - просто супер! Вымолвила Амелия.
  - мне тоже очень нравиться, а как мне идет этот цвет. Лия все вертелась, что -то говорила, прикладывала его к лицу потом отводила в сторону, чтобы издали полюбоваться на него. Амелия слушала, но изредка поглядывала на другие разложенные платья к которым так и хотелось прикоснуться. Да что там примерить, и налюбоваться этим чувством, что ты самая красивая. Тут ее взгляд остановился на, том которое выделялось из всех, своей простотой нежностью цвета. Подойдя к нему, ощутив его в своих руках, Амелия вымолвила.
  - вот это платье, мне можно взять? С уверенностью глядя на себя в зеркало. Лия остановила свой вспыльчивый монолог и взглянула на подругу с удивлением.
  - оно же старое! Его еще мама моя носила. С усмешкой произнесла и добавила. Посмотри сколько здесь еще платьев, ты только взгляни. И начала перебирать остальные платья на вешалке на кровати в кучу сваленные, оглядев, прикладывала их к подруге и смотрела на нее с удивлением.
  - тебе хочется вот это? Наконец - то спросила она.
  - да, я думаю, мама твоя будет не против?
  - ну что ты, нет, конечно, она даже будет рада если оно опять выйдет в свет. Амелия осторожно надела на себя платье, оно было просто, нежно розового цвета, с мелкими пуговицами впереди до талии, окаймленные тоненьким пояском, пышные фонарики, чуть прикрывая плечи, и чуть присборенная к низу шелковая ткань прикрывало колени. Расчесав оранжевые волны, аккуратно отбросила назад и смущенной улыбкой обратила глаза на Лию. Она уже стояла в своем ослепительно красивом вечернем платье, с глубоким вырезом впереди немного оголяя грудь и овалом по спине с черным гипюром, окропленным мелкими камешками разных цветов. На ногах синие бархатные туфли на высоком каблуке. Лия близко склонилась к зеркалу, и рисовала черным карандашом брови, и глаза подчеркивала яркими тенями фиолетового цвета и дополняя пейзаж разных цветов на своем лице красной помадой.
  - а это не лишнее? Засмущалась еще сильнее Амелия Лия зорко посмотрела на свою подругу сдвинула брови домиком и нахально сказала.
  - брось, я уже взрослая и мне так лучше. Немного помолчала и протянула свою косметичку со всеми принадлежностями для об ворожения Амелии.
  - нет, не стоит, я и так очаровательна в твоем платье, и оно мне очень нравиться. Лия окинула ее взглядом и глубоко вздохнула.
  - Амелия ты всегда красивая и я тебе завидую, твои волосы это что- то они сводят сума всех мальчишек, а твои глаза цвета моря, твоя хрупкая фигура, а ум я просто не могу налюбоваться тобой! Она только улыбнулась ей в ответ, а Лия ей вручила пару туфель на шпильке розового цвета как раз к платью.
  - спасибо! Теперь я готова!
  - ну, тогда пойдем!

Дорога не домой


  - а теперь приглашаем на сцену гордость нашей школы Амелию Шанкине! С радостью и великой гордостью проговорила директор школы, после долгой поздравительной речи и напутствий на дальнейшую жизнь. Теплыми объятиями она встретила Амелию и надела на ее шею золотую медаль на красной бархатной ленте и посыпались аплодисменты со стороны сидящих выпускников. Амелия гордо выпрямилась, рассмотрела медаль и с улыбкой в душе и на лице произнесла.
  - спасибо этой школе! Спасибо учителю Луисе Игнатьевне, спасибо за то что жить научили, спасибо за то что вместе с нами учили, страдали, любили и ни когда не оставляли в беде. Вот вам наш поклон мы будем помнить вас всегда!
  - ура! Молодец!
  - ура! Ты супер!
  Раздались возгласы из зала, свисты мальчишек, громкие аплодисменты и заиграла вместе со всем торжественная музыка.
  Тупой хлопок и полилось шампанское, выпускники подняли бокалы, и выпили за будущее. Праздник окончания школы, был в разгаре, все ритмично танцевали, веселились и наслаждались свободой, у которого, каждая своя поджидала в ближайшем в будущем. Амелия натанцевалась до головокружения, ноги гудели от высоких каблуков и так тянули присесть на стул. Присев она почувствовала необъяснимую свободу и облегчение в ногах. Тут к ней подошла Лия.
  - Амелия, ты что устала?
  - очень ноги гудят, хотелось бы пойти домой! Уставшим голосом промолвила она, так как ночь была уже совсем темна за окнами ресторана.
  - да ну ты брось, еще не много! Знаешь... наклонилась к уху Амелии, что бы посекретничать. Костик к себе зовет!
  - а ты? Заинтересовалась Амелия Лия выпила залпом бокал шампанского и предложила Амелии. Амелия плавно отодвинула руку Лии с бокалом искристого, так как ей было уже достаточно, и кружилась голова, и мысли не трезво двигались.
  - я наверное соглашусь!
  - Лия, как бы потом не жалела!
  - а что ревнуешь?
  - нет, он не по мне!
  - да тебе вообще ни кто не нравиться и ни кого ты не любишь, ишь какая деваха гордая! Рассмеялась в лицо Амелии Лия.
  - а я люблю, понимаешь, люблю! Ударяя рукой себя в грудь.
  - Лия, подруга ты пьяна, пойдем домой, завтра поговорим. Амелия ухватила руку Лии и хотела потянуть ее к выходу, но та резко выхватила свою руку и пьяной походкой пошла на танцплощадку со словами через плечо и руками к верху.
  - ты иди, а я буду танцевать, до упаду и любить до самого утра! Амелия проводила ее взглядом и вдогонку крикнула.
  - я пойду, только ты будь осторожна со своей любовью! Лия обернулась с ухмылкой и крикнула.
  -пока!
  Маленький городок носивший название с 1853 года Каменка, где когда - то обосновали группы экспедиции по добыче драгоценных камней, погрузился в кромешную тьму. Уличные фонари освещали только главные проспекты города. Амелия вышла из ресторана, воздух был свеж и приятно прохладный. С уставшим вздохом она посмотрела на звёздное небо, сняла туфли на высоком каблуке и медленно побрела в сторону дома. По освещенному проспекту ярким желтым светом, она аккуратно ступала босой ногой на прохладный неровный асфальт. Немного оглядевшись, она решила сократить путь домой через темные проулки. Завернув за угол, высокого дома, она погрузилась в зловещею темноту, окутанной пугающей тишиной. Быстрыми и ловкими шагами она наступала голой ногой на неровности и вскрикивала от боли, прикрывая холодными руками свой искривленный рот от невыносимой боли. Амелия надела туфли, ноги были такие уставшие, что ели- ели волокли за собой высоченный каблук, напролом она старалась преодолеть темные дворы, ей казалось, что она одна на всей вселенной, которую покинули люди и оставили ее одну помирать в кромешной темноте. Страх сковывал все тело, ноги не слушались, ей так хотелось сбросить туфли, но они были защитой от стекол, болезненных неровностях. И тут ей послышался подозрительный шорох, оцепенев еще сильнее от страха она попыталась вглядеться в черноту, опять шорох, она вздрогнула, собравшись с силами рванула вперед, где не было видно даже своих рук, если протянуть их впереди себя. Сердце заколотилось в груди и отдавало приглушенным звуком прямо в уши. И тут неожиданно совсем быстрым движением с шумом и кошачьим визгом выпрыгнула из неоткуда черная кошка, ее глаза сверкали ярко желтым цветом отдавая красным оттенком они остановились перед Амелией и вцепились в ее темный сливающийся образ. Она остановилась и попятилась назад, но черная тварь не отступала, она надвигалась на нее с устрашающим и пугающим взглядом, ее глаза горели и приближались.
  - кыш, пошла с дороги! Кыш! Вскрикнула дрожащим голосом Амелия. И наткнувшись на булыжник, подхватив его в свои руки, она запустила в кошку. Та с визгом исчезла из поля зрения. Вздохнув, и прислушиваясь к тишине, она услышала говор мужских голосов и с мыслью тронула в ту сторону, снимая на ходу туфли, наконец, кто-то живой и я слышу. Выбежав на освещённую улицу фонарями, ее глаза наткнулись на парней стоящих возле машины и о чем-то оживленно спорили. Заметив ее, они замолкли и уставились с удивительными и округленными глазами, один торопливо заговорил.
  -девушка, а вас не подвезти случайно? Оглядывая быстрыми движениями глаз по точеному телу Амелии. Амелия смущенно окинула взглядом кучку парней и перебирая ремешки в руках от туфлей не ловким движением плеча пожала им, и не уверенно ответила.
  -а вам не трудно? Зачем я так сказала? Мысль кольнула в сердце! Ведь до дому минут двадцать сама добегу! Парни рассмеялись и немного расслабились, оглядывая Амелию, она была смешна и смущена как ребенок, с босыми ногами растрёпанными волосами и эти розовые туфли с элегантным высоким каблуком предавали ей какую-то взрослость. К ней подошел парень и представился, осторожно беря ее за холодную руку.
  - меня зовут Иванко, а вас милое создание?
  - меня Амелия. Дрожащим от страха и усталым голосом ответила она. Взглянув своими синими глазами в лицо парня. Он опешил, таких глаз он никогда не встречал. Что- то тронуло его сердце, беря за руку эту девушку.
  - да ты вся трясешься! Шепотом произнес он, украдкой заглядывая в ее глаза. Какое- то тепло и холод повеяло от этой девушки, он не мог понять, что это? Пойдем в машину. Теплым голосом пригласил ее Иванко, достаточно взрослее Амелии. Девушка ухватилась за его теплую руку и притянула к себе. И шепотом ответила ему, обдавая нетрезвым дыханием его озадаченное лицо.
  - вы меня уж простите, зачем я согласилась, сама не понимаю, мой дом вот за углом, я сама! Нелепо, что-то не внятно прошептала она. Иванко впервые в жизни испугался реакции девушки, она ему на минуту показалась такой родной, и как будто он знает всю жизнь эту прекрасную девушку. От куда это? Сдвинув брови так близко к друг другу, что между ними образовалась багровая морщина.
  - как тебя зовут? Растерянно переспросил Иванко.
  - Амелия. Продолжая держать его руку.
  - Амелия, какое красивое имя. Задумался он. Разглядывая ее огненные кудри спускавшиеся по плечам.
  - эй! Что вы там шепчетесь? Раздались позади голоса его друзей.
  -да, идем! Крикнув в ответ, обращая взгляд на девушку с вопросом. Ну, что поедим? Амелия растерялась и твердо сказала.
  - нет! Я сама, спасибо, мой дом вот он. Указывая рукой на чужой дом, чтобы отвязаться от парней.
  - хорошо! Я пойду! Не узнавая себя Иванко отпускает отогревшуюся руку девушки и развернувшись к друзьям, хотел сказать им, что она против, как его товарищ Гриша пронеся мимо его, хватая за руку рыжеволосую девушку и громким криком произносит.
  - ну куда же ты отпускаешь эту красавицу? Злостным взглядом одаривает Иванко.
  - ее дом вот он! Вскрикнул тот! Защищая девушку, почему сам не зная того!
  - ни чего страшного! Мы довезем ее! Не стесняйся, милое создание. Обращаясь к Амелии. Ты же не против?
  - нет спасибо, я сама, как нибудь. Насторожилась она, бросая взгляд на Иванко. Иванко поймал ее встревоженный взгляд, и ему стало не по себе! Ему не хотелось причинять боль этой девушке, почему она так влияет на его? он не мог разобраться в себе. Глубоко вздыхая, он твердо и грубо отвечает своему товарищу.
  - отпусти ее! Положив руку на плечо ему.
  - ты что? Давай потом поговорим! Отгрызнулся тот в ответ.
  - я сказал, отпусти! Тут вмешались другие, подходя к парням, громко говоря.
  - Иванко?! Что с тобой дружище? Обращая, на себя его взгляд.
  - я же сказал, это девушка не хочет с нами, что тут не понятного!
  - да ее ни кто и не заставляет! Обхватывая сзади девушку за талию и подталкивая к машине, кучерявый и мускулистый, более старше всех парней. Амелия сжала в своих руках босоножки и испуганно пробормотала.
  - хорошо, я поеду, только прекратите! Иванко перекинул взгляд на девушку, потом на друзей и тихо сказал.
  - поехали!
  - ну вот и славненько! Зачем шумиху поднимать? Произнес Гриша с ухмылкой.
  Амелия оказалась посредине двух возмужавших парней, которые не сводили с нее глаз. Ей стало, неловко, когда машина тронулась с места, они зажали ее с двух сторон, она заговорила.
  - я живу вниз через три улицы, возле зеленой опушки дом тридцать второй, знаете? Не уверенно добавила она.
  - а ты говорила, рядом? Не хорошо обманывать старших! Пробормотал слева сидящий парень, проводя пальцем по ее лицу.
  - ведь это рядом, я не собиралась вас обманывать! Убирая крепкую руку со своего лица.
  - а ты прыткая! Разыгрался парень не на шутку, хватая ее за шею и крепко целуя в губы.
  -прекратите это! Останавливая машину, крикнул Иванко!
  - шшш, что с тобой? Давай я поведу? Успокаивая друга, прыснул Гриша. Иванко выскочил из машины, хватаясь обеими руками за голову, тяжело вздыхая, глотая прохладный ночной воздух.
  - дружище, я тебя не понимаю, ты ее знаешь? Выходя следом из машины парень, предложивший заменить его.
  - Гришка. Выдыхая. Что- то мне не по себе, эта девушка навеяла на меня какие -то сомнения.
  - перестань, ты совсем расклеился! Если ты не хочешь, не делай то, о чем пожалеешь! Мы сами все сделаем, ты просто вези и все! Положа руку на плечо другу.
  - давай ее до дому отвезем и все на этом. Останавливая свой взгляд на собеседнике, желая услышать давай, но решил продолжить предложение. Проедимся еще по улицам, сегодня выпускной, девчонки кучами будут склонятся по ночному городу!
  - время к рассвету, братва не согласится, пока мы с тобой здесь лясы точим, они уже с ней разделались! Поехали, не тупи! Все будит чоки-чоки! С улыбкой усаживаясь за руль и махая рукой Иванко. Иванко плюхнулся на переднее сиденье и резким движением оглянулся назад. Девушка была без сознания, а из носа текла алая кровь, капая на розовое платье.
  - что не так? Спросил Иванко.
  - ты как манюня себя ведешь, что в первый раз что ли?!
  - нет все хорошо! Просто как- то не по себе!
  - ерунда какая! Сегодня нам попался лакомый кусочек! Давай к Волчьему, она нас всех не вывезет, там ее и бросим!
  - нам оставьте полакомиться! Прибавляя газу, крикнул Гриша.
  - ага! Послышался голос сзади. Иванко откинулся в кресло и закрыл глаза, вспоминая ее синие глаза, он пытался понять, чем она его так зацепила, но не мог разобраться в себе. Всю дорогу, несколько часов на заднем сиденье машины, парни развращали тело Амелии. Тут машина остановилась посреди дороги, рассекая фарами темноту дремучей тайги.
  - ну, что может здесь? Останавливая машину, спросил у Иванко Гриша. Сонным голосом Иванко спросил.
  - она пришла в себя? Не желая поворачиваться назад, зная, что увидит.
  - нет! А что так не хочешь? Со смешком послышался ответ.
  - у тебя фонарик есть? Обратился Иванко к Гришке.
  - только зажигалка, ты хорошо подумал? Точно не хочешь?
  -сегодня нет, отстань! Выходя из машины, затянул сигарету.
  -нет, так нет! Заваливаясь на молодое тело девушки, через переднее сиденье, расталкивая друзей.
  - нам сегодня целочка досталась! Вылезая из машины, проскрипел кудрявый. В ответ Иванко только выпустил горький дым изо рта, смотря на молодой месяц. Парни что-то друг другу рассказывали, махали руками, смеялись и вспоминали всех остальных, кого им доводилось привозить сюда! Иванко погрузился куда-то далеко, он был не с ними, его мысли были где-то далеко.
  - потащили! Спустя некоторое время послышался голос из машины!
  -погоди! Очнулся Иванко, заглядывая в машину.
  - что! Захотел? Прыснул Гриша, закуривая сигарету.
  -я сам ее отнесу, нож дай! Взбрасывая тело на свои мускулистые плечи.
  -держи! Подовая острый наконечник в золотой рукоятке. Погоди! Остановил вдруг Гриша его за рукав. Может с тобой?
  -нет, я сам. Вырывая рукав из руки приятеля.
  - темень какая, ты аккуратнее, подальше от дороги отнеси и не забудь контрольный удар нанести.
  - кого ты учишь? Донеся голос уже отдалявшего в черный и густой лес, откуда доносились хруст и шелест ступающей ноги парня. Кровяные капли стекали по ногам девушки, оставляя следы на зеленых кустах и густой травы, но их не было видно из-за мрачной и пугающей черноты окутанной все вокруг, ее руки были сжаты в кулаки, а в них болтались на ремешках те самые разовые туфли. Их силуэты исчезли за гранью света фар, остальные и удовлетворенные парни, облокотившись о машину, глубоко затягивали сигарету и смотрели на черное пятно, куда удалился их друг Иванко.
  Тихо ступая по уснувшему лесу у него возникло чувство, как будто за ним кто -то следит. Остановившись, оглядевшись, но чувство не ушло. Кто-то стоит вон за тем огромным деревом, шагов двадцать от меня. Насторожила мысль. Нет, кажется, никого там нет.
  - Амелия, ты меня уж прости, что так получилось, я тебе обещаю, ты будешь последней! Выскочило из уст парня, так как будто она его слышит и смотрит на него своими огромными синими глазами. Почему то ты особенная, это какой то знак? Вглядываясь в темноту, он побрел дальше, продолжая размышлять вслух. Может я буду вспоминать этот день и тебя, может ты будешь приходить ко мне во сне, прости меня, я не хотел этого. Поскользнувшись, нога сорвалась в пропасть, не удержавшись, тело Амелии соскользнуло в низ, послышался глухой удар и треск сухой ветки. Переведя дыхание, смахнув пот со лба.
  - вот тебе и на, не успел! Прости, желаю тебе быстрой смерти. Не думая в след бросил нож, который дал Гриша. Прости! Опять чувство, что кто-то смотрит на него. Надо уносить ноги отсюда. Промелькнула мысль в голове.
  - ау! Окликнул кудрявый, тишина
  - ау! Второй подхватив клик друга, забеспокоившись долгого отсутствия. Ты где!
  -да, что вы кричите, безумные, я подальше отнес тело и бросил в ров, долго оно летело.
  - а как ты разглядел ров это или нет?
  - я чуть сам не улетел, успел за дерево схватиться, а ее отпустил как балласт!
  - ну, ты красава!
  - поехали, что-то жутковато здесь!
  - а что волка встретил?
  - нет, не встретил, а почувствовал, чей- то взгляд на себе. Парни рассмеялись.
  - ну, ты трус!
  - да идите вы! И гордо сел за руль Иванко.

Капкан


  Утро, летнего дня, было солнечным и ясным. Птицы щебетали, листва колошилась по ветру. Амелия Петровна встала с постели, сладко потянулась и отправилась на кухню для приготовления обещанных блинчиков. Она старалась делать все осторожно, что - бы не тревожить Амелию 'она наверно сильно устала после ночного празднования!' думала бабуля и с любовью заварила чаю с мятой и смородиной. Блины с пылу с жару чай остывает, а Амелия все еще не встает, Амелия Петровна решила разбудить свою спящую принцессу. Войдя в комнату, бабуля поняла, что своей девочки она не обнаружила, что ее нет, и не будет, почувствовало старческое опытное сердце, кольнуло острой иглой, и повалилась Амелия Петровна камнем на пол. Последнее дыхание и последние слова.
  - Амелия доченька я с тобой! ...
  Густой, зеленый лес, проснулся с первыми лучами солнца, и жизнь в нем закипела новой волной. На дне земляного глубокого рва лежала изуродованная и окровавленная Амелия. Немного приоткрыв глаза и от сладкого предвкушения увидеть доброе морщинистое лицо бабули и нежный поцелуй стареньких губ, она хотела растянуться на своей не большой, но удобной кровати и крикнуть 'бабуля, я проснулась!'. Но внезапная боль сковала ее тело, от сильной боли ее глаза расширились, и она увидела над собой небо, которое казалось маленьким светлым пятнышком на темном фоне леса. Подняв грязные руки кверху, она попыталась вспомнить вчерашнее. Отрывая свои рыжие волосы в запекшей крови от лица, Амелия попробовала пошевелить ногами, но боль сжала в своих тисках. Немного осознав, что произошло, она с ужасом схватила себя за голову и душераздирающим криком пронзила лесную тишь. Огромные горячие горошины слез стекали по грязным щекам и смачивали застывшую кровь от удара, полученного в нос.
  - Боже!...................Эхо......... Боже!.........................Эхо..................................... Сквозь пелену соленых слез, она смотрела ввысь, там, где все плыло и порхало над ней, вокруг нее жизнь.
  - Что со мной! За что ты меня так наказал? Не переставал крик из глубины души, он прорезал и прорезал тишь и спокойствие дикого леса. Приподнявшись на локти, она оглядела себя. Ноги ее были раскинуты в разные стороны, в левую ногу воткнулся штырь, остро выстроганный из плотного дерева, как кинжал он просверлил ногу насквозь, алая кровь продолжала сочиться из раны, запах крови сворачивал дыхание, комок подошел к горлу и вылетел наружу. Отрыгнув весь вчерашний ужин, увидев на своих руках переваренную картошку желтевшую среди нее кукурузу разбавленную шампанским ей вспомнился школьный бал. Лия в своем очаровательном платье с красивой прической и бокалом шампанского в руках, танцы, поздравления, все ее одноклассники и ее ссора с подругой. Обратный путь домой и наконец лица парней которые предложили подвезти ее домой. Волна слез накрыла ее. Громкое рыдание содрогалось над ней, унося ее возгласы к самому небу.
  - о! нет! За что? Опрокинувшись на спину, закрывая свое лицо от стыда и грязи, она не могла на себя смотреть, ей было противно, она была себе омерзительна. На миг представилась картина, как четверо подонков разговлялись над ее телом, что они делали? Пронеся вопрос в ее голове. Душевная боль окутала нервные окончания. Устав бороться Амелия отключилась. Лесная жизнь протекала своим чередом. Пчелки торопливо перелетали от одного цветка к другому, наполняя свои сумки с нектарами, птицы щебетали свои прекрасные песни над головами лесных жителей, которые были заняты своими пушистыми делами, не подозревая, что где то не далеко от их дома лежит и умирает добрая и невинная девушка. Солнце спрятало свои горячие лучи за холодные холмы, и на смену им пришел прохладный ветерок, спрятав всех жучков и паучков, прекрасных крыльев бабочек, заменив устрашающей тишиной и покоем елового старого леса. Кошмар вырвался наружу, Амелия распахнула глаза, небо над ее головой стало серым, и уже появился молодой месяц с острыми концами с двух сторон.
  - я жива? Пробормотав ели слышно, девушка минут двадцать лежала не шевелясь и прокручивала снова и снова картину начиная с ссоры Лии, каждое слово врезалось ей в память, а потом дорога домой и опять лица парней особенно тот черноволосый который назвался Иванко, он почему то вцепился ей в ее воспоминания сильнее всего его ухмылка, его неуворотливый взгляд, его руки, его запах. Рвота подкатила к горлу и полупрозрачная жидкость выскочила на ее и так грязное розовое платье, которое сложно и назвать платьем, вернее лохмотья окровавленные и почерневшее от грязи. Придя немного в себя девушка набралась смелости и сил еще раз осмотреть себя, но сначала она окинула взглядом ту яму в которую угодила, вокруг обломки сухих веток, острые деревянные копья по периметру всей неровной круглой яме торчат горизонтально земли. Невзначай в голове вспыхнуло, капкан для крупного зверя, может для медведя или волка? Я в капкане! В западне! Оглядев ту мягкую подушку из еловых сухих иголок, она поняла, что очень удачно приземлилась на дно, откуда с десяток острых зазубрин торчали вверх, ее тело лежало между ними, и только левая нога угодила на одну из них, проткнув ее насквозь. Глубоко вздохнув, девушка решилась освободить свою ногу, резким движением она попыталась сесть, но головокружение откинуло ее назад с таким же быстрым рывком, боль прошлась по всему телу.
  - О! Боже! Слезы с новой волной окатили щеки! Тонкие пальцы размазывали смешанную кровь с грязью по лицу. Немного успокоившись и собравшись с силами она попыталась снова присесть но ее трясучие тело и окаменевшие руки не слушались, ночь надвигалась быстро. Амелию пробрал сильный озноб, ночь давала о себе знать. Пульсирующая боль в ноге била по мозгам. Но руки медленно соскребали вокруг тела лесную подушку из сухих листьев и иголок, укрывая практически обнаженную девочку с головой. Запах сырости, крови и рвоты уволок во тьму.
  Легкие как перышко руки разглаживают завитки рыжих локонов, напевая не замысловатый мотив песни.
  

Доча, доченька моя
  Оглянись вокруг себя
  Только ты да я!
  Леса, поля, луга все для тебя!
  Есть только озеро одно - оно не для тебя!
  Не останавливайся!
  Не замедляй свой легкий ход!
  Ты обойди его вокруг и возвращайся поскорей! Оно не для тебя!
  Оно не для тебя!
  Оно для волчьих стай!
  Доча, доченька моя!

  Улыбка и добрые глаза бабули. Лежа на коленях у любимой бабули, маленькая рыжеволосая девочка стряхнула слезинку с пушистых ресниц, с вопросом.
  - ты пела ее моей маме? Детский голосок тронул пожилую женщину. Поцеловав в рыжую прядь волос, она тихо произнесла.
  - мне пела ее моя мама! Теперь я пою ее для тебя.
  - а дальше? Спой всю!
  - обязательно, обязательно! А теперь давай ка спать, моя рыжеволосая принцесска! Детский смех....

  Тишина... где-то вдали поют птички, а где-то рядом стук дятла. Ветер облизывает листву нежно, нежно чуть колыхая ее. С теплотой о воспоминаниях бабули Амелия открыла глаза, и первая мысль я еще жива!
  - я жива! Вырвалось у нее из груди. Раскидав тепловую завесу со своего тела ее взгляд упал на огромные листья лопуха на которых поблескивала утренняя роса скопившись за ночь на бархатно зеленном ковре. Вода! Как хочется пить! Жажда питья и устремленный взгляд на несколько капель росы преодолел немощь в теле, тупую боль в ноге. Стиснув зубы, она ухватилась за ногу, перевела дыхание и попыталась выдернуть ее из зазубрины. Адская боль оттолкнула ее назад. Нет, я должна, ради тебя бабуля! Ухватив палку, запихнув ее в рот, сомкнув зубами еще раз, попытавшись выдернуть ногу из капкана, боль, слезы и опять назад. Богородица! Благодатная мать! Прости меня! помоги! Продышавшись, взгляд на росу она так и просит 'выпей меня'. я смогу! Сунув палку в зубы и с пронзительным мычанием, она освободила ногу, из дыры в диаметр около пяти сантиметров хлынула густая кровь. О! Боже! Теперь я умру от потери крови, но сначала я глотну тебя! Тыкая взглядом на лопух. Эти пол метра оказались мучительно долгими, но добравшись до заветных листов, Амелия вылизала всю до единой росинки. Мозг отрезвел, мысли стали выстраиваться поочередно, взглянув на дырку утопающей в крови чуть выше колена вспомнив бабушкины уроки по медицине, так как она была знатным лекарем в их не большом городке. Урок - как правильно бинтовать, так ясно вспоминается, что это происходит сейчас.
  - а если вдруг под рукой не окажется бинтов? Что тогда? Наивный детский голосок интересуется у бабули, которая внимательно и тщательно перебинтовывает тряпичной кукле ногу.
  - что тогда? Кукла захлебнется в крови? Не унимается голосок. Улыбка на губах Амелии и сосредоточившись, она вслух повторяет бабулины слова, отвечая на свой детский вопрос.
  - если вдруг такое случится, детка моя, нужно взять лоскут от одежды пострадавшего, ну на всякий случай оторвать от своей одежды лоскут такой ширины и длины как бинт, чтобы перевязать рану. Но родная моя запомни, нужно кровь остановить, если рана глубокая и из нее сочится кровь, то нужно поверх этой раны туго перевязать и только тогда укрыть рану в бинтах от грязи и пыли. Произнося эти фразы, руки делали свое дело, вспоминая свою тряпичную куклу под именем Лола. Правая нога в синих подтеках и похоже вывихнута но подвижна, нежели левая, по ощущениям и остроты боли в ней пробита кость.
  - теперь я одна, нужно взрослеть девочка моя! Обратилась к себе Амелия, собравшись с силами, она начала свой путь наверх. Руки ухватились за копья они установлены достаточно глубоко, чтобы выдержать сорока пяти килограммовую девушку в шахматном порядке до самого верха откуда свисает длинная зеленая трава, слизывая земляную грань ямы. Острая боль в ногах отдает искрами в виски, трясучие руки не хотят держаться и тянуть обезвоженное тело, которое то и дело заваливается в разные стороны. От порыва выбраться наверх накрылось с головой, мысли стали путаться в голове, расслабившись, и облокотившись о сырую стену ямы, девушка отключилась. Урок - польза растений. Детка взгляни на эти бархатные листья, потрогай какие они приятные на ощупь, мягкие так и хочется прикоснуться к ним. это лопух!
  - лопух! Какое смешное слово! У нас в школе учительница так называет одного мальчика, когда он балуется или не слушается! Улыбка на бабушкином лице и приятный голос продолжает литься из ее уст.
  - милая моя, ваша учительница не знает, что за растение такое лопух. Его листья прикладывают к больным местам, они лечат суставы, вытягивают гной из сложных ран. Они затягивают глубокие порезы, а сок корешков очень сладок как мед, он обладает противосполительными действиями, выводит из организма все плохое и делает человеку лучше, а так же листья лопуха, если разжевать, на вкус он вязкий и горьковат, приложить кашицу к больному месту, то это место перестанет болеть. Это растение клад для диких хозяек и лекарей. Значит ваш мальчик настоящий клад для вашей учительницы вот, как можно по-другому назвать твоего одноклассника. Бабуля наклонилась к листьям лопуха и плавно вытащила его из земли с длинными желтыми корешками, отряхнув от грязи, она отгрызла острый наконечник, причмокивая от удовольствия, протянула оставшуюся часть мне. Пробудившись, день был в разгаре, солнечные лучи скользили по верхушкам листвы, играя солнечными зайчиками на дне глубокой ямы. Амелия сразу же бросила взгляд на лопух, он прекрасен среди черной густой земли, над которой возвышаются огромные шляпы бархатно - изумрудные зеленые листья. Вот оно! Мысли ласкали сознание о том, что бабуля рядом и не даст ей умереть! Соскользнув с кинжалов, она снова докарабкалась до заветного куста. Выдернув его из земли, отломив коренья, она запустила их в рот. Да! Они сладки! Сочны! Ох, бабуля! Сняв пропитанную розовую шелковую ткань в крови, девушка стала закладывать дрожащими руками прожеванную кашицу, в знойно болящую рану, тут же вспыхнули воспоминания, про урок перелома. Конечно! Фиксация! Мысли продолжали двигаться в правильном направлении, с перекошенным лицом от боли Амелия перевязала ногу с прочными прутами. На какой то миг, боль отошла. Немного закружилась голова, вокруг все заплясало, невероятно но яма в которой она еще сидит, показалась необъятным широким полем! Прилетели бабочки их так много, что они вот, вот вытеснят ее из ямы, Амелия стала отмахиваться от их щекотливых крыльев, но они вдруг превратились в обозленных ос. Которые беспощадно налетели на ее больные места и стали жалить, боль вернулась с невероятной силой и казалось что осы вот, вот съедят ее, их жала сверлили, вспышки в глазах, вздох и мрак. Сумерки. Теплый день сменился прохладой. Немного озябнув Амелия пришла в себя, оглядевшись вокруг ее мысли привели к тому же от чего она пытается уйти, она в капкане, но боль в ноге поутихла и теперь правая нога взяла на себя оставшуюся боль, ближе к лодыжке выпирающая кость разбарабанилась до не мыслимых размеров и кажется вот, вот взорвется. Попытавшись опереться на ногу, чтобы ухватиться за кинжалы выпирающие из земли, боль только разыгралась еще сильнее, нога подвижна, а значит не сломана - это главное, мысли настораживают, оглядев свое временное убежище в поисках лопуха, но под покровом ночи уже не разглядеть волшебных листьев, нужно выкарабкаться! Нужно ползти, нужно тянуться, пока боль поутихла в левой ноге, нужно раздобыть еще лопуха, я смогу, я сильная! Мысленно успокаивала себя Амелия! Резким движением, перевернувшись на живот, она стала карабкаться по земленному рву, хватаясь за ветки обломанных деревьев, за траву и холодную и влажную землю, так как она не могла просохнуть от густоты веток деревьев, создававших препятствие для солнечных лучей. Борьба за жизнь дала результат и вот она на поверхности с тяжелым грузом в ногах, которые тянули вниз, вниз. Яма позади. От дикой усталости прильнув щекой к земле, заливая ее слезами то ли от боли, то ли от радости, что она смогла преодолеть такой не простой путь. Отдышавшись, она повернула голову в сторону леса, где мрак съедал все видимое и невидимое. Ощущение ничтожной ползучей твари, которая ползла, не зная куда, не зная, зачем остановило. Вот то, что она не ожидала от судьбы, то, что она увидела перед собой, заставило даже биться сердце, боль остыла, кровь свернулась, то ли это наяву, то ли это во сне. Два ярких желтых глаза сверлили ее, сопровождая лацканьем острых клыков. Волк! Мысль кольнула прям в сердце, разнося ужас и страх, что будет дальше? Лучи молодого месяца обволакивали густую шерсть крупного силуэта. Волк был, в боевой стойки, его белоснежные клыки оголились, уши прижались к голове, а огромные желтые глаза смотрели на Амелию. Она оцепенела, слюни во рту застыли, глаза застекленели, но мысли продолжали двигаться и привели ее к тому, что ей захорониться в этом лесу, острые ветви не проткнули, так острые зубы волка сожрут и от бессилия и от жуткого голода она смирилась со своей смертью. Выдавив из себя.
  - жри меня! Жри меня тварь! Вызывающе крикнула Амелия, стуча кулаками о сырую землю. Ну что же ты стоишь, жри, давай, ну давай! Волк осторожно смотрел, но продолжал скалиться.
  - люди ничтожны! Волк наклонил голову в сторону, отжал уши и прислушивался к ее голосу, клыки спрятались под волосатой губой.
  - жри меня! С глубоким всплеском эмоций она выплескивала свои слезы, а руки в кулаках покрытые грязью стучали о землю, не останавливаясь, больше она ни чего сделать не может. Адреналин пробежался по венам, и остановился на переломанной ноге, забирая остатки энергии тела, слабость уволокла в забытие. Неподвижный кусок окровавленного мяса затих. Волчище оскалил зубы, на носу образовались серо-белые морщинки, а желтые голодные глаза сузились, глядя на нее. Амелия была не подвижна, пальцы приклеились к земле, лица не видна из-за копны спутанных волос, голос утих в лесной тишине. Всмотревшись на комок неподвижного мяса, он фыркнул, не торопясь обошел вокруг, не отрывая взгляда и шевеля носом, вёл запах своей чуть лохматой седой мордой, рисуя в воздухе круги незнакомого запаха.

Утро завтрашнего дня


  - опять никто трубку не берет! Я не понимаю, они, что уехали? С нервозностью процедила Лия, глядя на маму, которая бесхлопотно носилась по небольшой кухни от шкафчика к шкафчику, творя свое очередное кулинарное произведение.
  - а ты сходи к Амелии. Ласково произнесла мама, не обращая своего взгляда на Лию.
  - вот, еще! Хотя, наверное... задумалась Лия. Ей так натерпелось рассказать про свою ночь с Костиком, глаза так и горели, а руки сами по себе потерлись друг об друга. Сладкие воспоминания о Костике уволокли в ту самую ночь, где было очень хорошо, Костик ласкал и пел сладкие речи! Его чуть пухлые губы целовали, а нежные руки ласкали невинное тело. Лия полностью и без остатка отдалась любимому человеку, как ей казалось, что он ее без памяти любит и хочет провести всю свою жизнь рядом с ней. Она была наивной и глупой девочкой, она верила в любовь, верила в то, что Костик ее по-настоящему любит, она верила в то, что любовь это очень красивое, воздушное чувство, за которым стоит, то самое волшебство от которого хочется летать и порхать. Но почему - то после сладкой ночи, после сладких речей, у нее осталось горькое послевкусие. Почему? Она не могла найти ответ. И ей хотелось, поделится с кем ни - будь, о своих впечатлениях, мыслях и сомнениях. Мама! Первое что возникло в голове! Нет! Она не поймет, разозлится! Разочаруется, разгневается! Нееет! Только не мама! Надо поскорее бежать к Амелии и все рассказать ей! Ведь она моя подруга, она знает все про меня, она чувствует меня! Надо скорее к ней! Мысли крутились в голове одна за другой.
  - доченька, милая, вы поругались с Амелией? Нежный голос матери, прервал не складный ход мыслей. Ведь прошли уже сутки, а ее так и нет. Ласково сказала мама, поглаживая тыльную часть головы дочери и заглядывая в ее озадаченные глаза.
  - я думаю, она на меня, скорее всего, обиделась. С грустью выдохнула девочка.
  - так и сходи, да поговори с ней, может что случилось.
  - обязательно! Соскочив с небольшого диванчика, Лия понеслась в свою комнату.
  - вот и ладно! На чем я там остановилась, о! да! Яйца, яйца, где они? И принялась порхать опять по кухни, как фея с волшебной палочкой в руке. Погода стояла невероятно солнечная, на небе ни одного облачка, только яркие тонкие лучи, повсюду рассекавшие плотность воздуха, делая его еще сильнее сухим и невыносимым. Подойдя к Амелиному двухэтажному голубому дому, украшенный весь цветами. Оглядев его, Лия увидела, что каждое окно было настежь открыто, вот только Амелины на первом этаже были закрыты и задвинуты занавесками ярко желтого цвета. Она наморщила лоб и быстрыми движением влетела в подъезд.
  Тук, тук. Тишина. Тук, тук. Тишина.
  - очень странно? В недоумении произнесла девушка. Лия всем телом облокотилась на дверь лбом в глазок, и тут она открылась. С широко распахнутыми глазами Лия ахнула и почувствовала, как ее глотка обожглась, в глаза и в нос ударил густо стоящий смрад. Зажав нос двумя руками, она вошла в дом. Тишина, солнечный мрак вперемешку с запахом, навевал страх.
  - Амелия! Амелия Петровна! Окликнула Лия, проходя все глубже в дом. Девушка остолбенела, увидев перед собой Амелию Петровну лежащей на полу лицом вниз, в розовой ночной сорочке, возле кровати Амелии, на которой лежали несколько книг, плеер и ее любимый зайка, мягкая игрушка, когда то подаренная на первый год жизни ее мамой.
  - Амелия Петровна? Вам плохо? Женщина лежала не подвижно, как мраморная плита. У Лии взмокли руки, она топталась возле входа в комнату и не могла набраться смелости подойти, убрав руки ото рта, и снова прижала обратно, запах душил и не давал вздохнуть. От громкого и внезапного крика позади с входа в квартиру Лия вздрогнула.
  - Амелия, вы, где пропадали? О! Боже! Высокий мужчина средних лет вошел в дом и увидел Амелию Петровну, лежащую на полу вниз лицом и Лию, которая была как каменная от ужаса.
  - что случилось? он подлетел к женщине, подхватил ее, перевернул лицом вверх и громко крикнул.
  - нет! Нет!
  - что такое? Со слезами на глазах спросила Лия.
  - она умерла и уже довольно давно, в пределах около суток, а я то старый дурак, подумал, что они куда-то уехали. Подлетел к телефону и трясучими пальцами набрал номер телефона милиции. Лия не чего не понимала и только наблюдала за мужчиной за его быстрыми и умелыми движениями.
  - а где Амелия? Спросила Лия немного придя в себя.
  - Амелия?! В удивлении остановился мужчина и посмотрел на девушку.
  - не знаю! В глазах его застыл страх и передался ей.
  - я пришла к своей подруге, что бы поговорить с ней, а ее и дома нет уже больше суторк!
  - больше суток? Переспросил мужчина
  - ну да у нас был выпускной вечер, под конец вечеринки мы с Амелией немного поругались и она пошла одна домой, по ночному городу. Голос задрожал и приостановился, а потом добавил. Значит, она не дошла до дома, ведь кровать не тронута. Указывая взглядом на заправленную кровать, с зайкой она не расстается никогда и по-видимому бабушка переволновалась... и слезы выступили на глаза. Мужчина стоял возле бездыханной женщины и внимательно слушал девушку, как резко спохватился.
  - ну и запах! И мужчина стал бегать по комнатам открывать окна и раздвигать шторы, впитавшие в себя невыносимый едкий запах. Лия закрыла руками лицо, развернувшись, пошла к выходу, где столкнулась с людьми в форме они входили и распространялись по углам квартиры, с листами бумаг и ручками, каждую деталь описывали и громкими голосами подтверждали записанное, утверждаясь в правильности написанного, врачи с мрачными лицами с носилками протискивались в узкую входную дверь. Позади себя она услышала разговор, приостановилась и прислушалась, но не обернулась и не взглянула на владельцев голосов.
  -я капитан полиции, Михайлко, обнаружил труп, которому принадлежит квартира под номером восемь. Что-то еще, еще не понятный разговор, но в конце четко разобрала.
  - я обязательно разберусь, в чем дело!
  Лия собралась с силами и выскочила из душной квартиры, где запах не давал отрезветь мыслям и восстановить картинку произошедшего.

Знакомство

ВОЛК ...

'... Холодное зимнее утро. Стая волков двигалась вдоль берега замершего озера, стремясь набрести на добычу. Огромный серый вожак вел стаю через не проходимый лес по белым колючим бурханам. Маленькие уже окрепшие волчата бежали по следам вожака, стараясь не отставать от стаи. Волчата ловко перепрыгивали через препятствие, но последний самый малый не смог перепрыгнуть через огромный ствол упавшего дерева и волчонок смекнув, что под ним есть отверстие между снегом и деревом, решил подлезть под него. Пробираясь под деревом у него застряла вторая часть тела, он изо всех сил вытягивал себя, смотря вслед уходящей стаи, которая удалялась все дальше и дальше не оглядываясь на него. Приступ потери остаться одному без прикрытия, инстинкт животного, маленького и хрупкого волка требовал догнать стаю и воссоединиться. Его лапы работали когти перебирали белые песчинки снега, но снежные комочки снега обваливались и преграждали путь, и тут он рванул с писком собачьего страха и оказался свободен его дерево отпустило, но оторвала от стаи. Волчонок пустился вслед за стаей, но резко они обрываются, их не чует его нюх, он стал метаться, внюхивался в снег, перебирал лапами, пытаясь откапать след своей волчицы и братьев. Он наматывал круги на опушке, откуда он обратил свой взор вдаль и увидел мать, она испарялась своей серой окраской среди прозрачных стволов дремучего леса. Их разделяло озеро запорошенным снегом. Он лапами ступил на упругий и скользкий лед покрытый слоем на озере, его лапы разъезжались в разные стороны, с огромным усилием он скользящим движением собирал лапы и продвигался по льду и снова расстилался пузом на лед. Впереди себя его глаза увидел пригорок из слипшего снега из-за любопытства малого возраста и недостаточного сформированного ума он ползучими движениями добрался до пригорка, вскарабкавшись, он обрушивающими кусками снега скатился и плюх в холодную воду с вонзающими иглами в его молодое и чувствительное тельце. Лунка для ловли рыбы была круглая и края ее скользкими, его тоненькие коготки цеплялись за край лунки, но он соскальзывал и плюхался в ледяную воду озера. Волчьи глаза и разум не сдавались, и он продолжал барахтаться в лунке...'

...
  Солнечный луч пригрелся на щеке у Амелии, солнце стояло высоко. Осознав, что она еще в лесу, резко распахнула глаза, чистое, ясное небо над головой. Вспомнив вчерашнюю встречу с волком, она приподнялась на локти и огляделась. То место, где она была, было открыто и вокруг нее выселись огромные листья лопуха, в которых собралась утренняя роса.
  -о! Боже! Вырвалось у нее из груди, тянувшись трясучей рукой к одному из листьев, ее взгляд поймал взгляд волка, который в упор смотрел на ее действия, чуть морща нос, показывая блестящие клыки. При дневном свете его размеры еще больше, голубоватый окрас его шерсти играл с бликами солнца, уши чуть с белой опушкой торчали вверх над его головой, огромные желтые глаза смотрели на нее. Сморщенный нос, и тихое рычание продолжалось, пока она не заговорила.
  - ну, здравствуй, чудище! Еле выговорила она. Волк вскочил на четыре лапы, чуть опустив морду к земле и злостным взглядом проследовал за ее действием. Амелия склонила голову к листу и впустила в глотку прохладную росу. На миг задумавшись. Как такое возможно? Бросив взгляд на второй лист с росой. Было не реально не по себе, когда жажда берет вверх и так хочется пить, а за тобой наблюдает опасный хищник и кажется, что он вот, вот сорвется и растерзает. Но он лишь только наблюдает. Опустошив второй лист, Амелия бросила взгляд на свои ноги. Ее тело лежало на огромной ветке ели, иголки ветви впивались в раны, ткань, которая скрывала открытую рану, растрепалась и ослабла, выпустив пруты, которые, как то сдерживали переломанную ногу пропитанную кровью.
  - почему ты меня не растерзал? Почему не убил? Не съел? Обозлилась на него девушка. Закрыв лицо руками, и зарыдав от обиды, что смерть ее не освобождает от мучительной боли. Тишина. Немного успокоившись. Убрав руки с лица, ее глаза не обнаружили вокруг себя волка. Куда же он подевался? Может мне уже кажется? Сомнения взяли вверх. От потери крови у меня помутнение? Ну какой волк будет сидеть и смотреть на свою жертву, это все фантазии, у меня голюцинации! Нужно поесть! О лопух! Объевшись корешков, напившись росы, Амелия обработала свои раны, перевязав их листьями лопуха, его здесь много. На миг стало как то легко. Откинувшись назад, девушка, попыталась насладиться солнечным днем, вспоминая, долгие походы с бабулей в лес.


  Огромное поле всевозможных трав, цветов по которому рассекает рыжеволосая девочка лет пяти. Ее босые ноги так ловко обходили мелкие камешки, колючки неведанных ей растений. Веселый и задорный смех отдалялся от идущей за ней Амелии Петровны, которая тревожным голосом выкрикивала имя своей правнучки. Девочке было так хорошо, она по настоящему радовалась этим цветам, грозному лесу который стеной встречал у кромки поля, солнцу, бабочкам которые взлетали, от того как девочка касалась ногой или рукой цветов. Амелия не чувствовала опасности хотя бабуля часто ей твердила про нее. Ей казалось, что мир прекрасен и не опасен, а бабушка только все придумывает. Но все же у самой кромки леса Амелия остановилась, ее смех преобразился в оглушительный визг.
  - Николо! Послышался бабушкин грозный голос, позади испугавшей девочки.
  - милая моя! Это все волишь я! Твой дед! Выходя из темного леса с тяжело набитым мешком за плечами, держа в одной руке ружье, а в другой серо-голубые шкуры зайца седоволосый огромный человек! Страх переменился веселым детским голоском.
  - деда!
  - милая, моя девочка! Вскликнул мужик, сбрасывая мешок с плеча, откидывая ружье в сторону и привстав на колени, обнял малютку. Его огромные руки окутали тело ребенка, и казалось, что она лишь прекрасная бабочка в его объятиях.
  -Николо! Приблизился бабушкин голос сзади девочки, присаживаясь рядом с ними, срывая голубой василек. -как же я, по вам скучаю! Милые мои! Слеза запуталась в глубокой морщине под глазом. Миниатюрная ладошка Амелии Петровны подхватила слезу, и с трепетом в голосе произнесла.
  -Николо! Ты всегда можешь к нам вернуться, мы тебя любим, ты ведь знаешь!
  -да! Деда! Встревожил детский голосок синтементальную минуту. Почему ты живешь в лесу? Почему не с нами! Мне тебя так не хватает! Деда! Обвила детскими ручонками шею пожилого человека.
  - милая моя! Ведь кто - то должен держать оборону и порядок в лесу, уйду я, что с ним будет!
  -что? Звери будут драться? Смех пожилых людей разозлил любопытную девочку.
  -не смешно!!!
  - нет, милая совсем не смешно, ни капельки! Вот только я наоборот защищаю зверей и их законы от людей! Пускай себе дерутся!
  -да! А что люди могут сделать не так?
  -есть хорошие, как мы! Мы не портим фауну природы, мы аккуратно срываем растения, которые нам помогают жить, ведь Бог и создал их для нас, мы не пилим деревья которые века простояли, мы не мусорим и не шумим! А есть которые приходят в лес за тем, чтобы нарубит деревья, уничтожить, убить фауну и ауру леса. Разжигая огромные костры, устраивают вечеринки посреди леса, пугая все живое вокруг них.
  -а ты этих людей наказываешь?
  -конечно моя милая! Зная, что я здесь народ побаивается соваться в лес!
  -поэтому ты не уходишь! А ты не боишься волков, медведей? Тебе по ночам не одиноко?
  - милая моя, меня здесь все звери знают, они чувствуют от меня мир и доброту! Поэтому и не лезут ко мне. А скучать мне и не когда, забот и хлопот у меня полно! Вот только по вам мое сердце ноет! Взгляд девочки упал на ружье, лежавшие среди высокой травы, а потом на шкуры зайцев.
  -дед, это ты их убил? Разве ты сам закон не нарушаешь? Сузив глаза, девочка пристально заглянула в старческие глаза. Улыбка на лице! Окинув глазами силуэт Амелии Петровны, который передвигался от одного цветка к другому, ее руки притягивали бутоны к лицу, улыбка давала согласие на то, что бы ее руки срезали это растение и бережно уложили в хлопчатобумажный рюкзак, свешавший с руки.
  -нет, я не нарушаю, я не стрелял в них, я их поймал обманным путем!
  - это как, обманным путем?
  - ну есть много всяких разных штук у охотника, это силки, ловушки, капканы для разных животных. Так уж заведено, человек властен над жизнью животных!
  -а ты меня научишь всем этим штукам?
  - конечно моя сладкая девочка. Крепко поцеловав и обняв малютку.


  Лес погружался во тьму. Распахнув глаза, Амелия поняла, что ее бросает в жар. Руки и ноги содрогаются от дикого холода, тело пылает огнем. Острая и колющая боль обволокла все тело. Судороги не давали спокойно вздохнуть. С тихими возгласами Амелия нащупывала вокруг себя, что ни будь, чтобы накрыть свое безжизненное тело. Но в месте где она находилась, росли лишь лопухи, а под огромными листьями не растет даже трава, кругом голая земля, сырая, холодная. Ее так трясло, что перед глазами прыгали неподалеку темнеющие деревья, среди которых она обнаружила силуэт лохматого волка. Волк! Пронеслось у нее в нетрезвой голове. Страх ее сердце не брал, сильный жар и трясучка брали вверх. Обхватив руками свои оголенные плечи девушка пыталась сосредоточится на приближавшем силуэте. Он приближался все ближе и ближе, сверкая желтыми глазами, которые прыгали как тенесные шары о стол. И вот его мягкий и теплый мех коснулся ее тела, его шерсть по миллиметру укрывало ее тело, и становилось теплее и теплее. Ощутив необыкновенное тепло, она погрузилась в сон, в темный как лес. Рассвет озарил верхушки высоких, древних деревьев, стоящих плотно прижавших друг другу. Амелия лежала на мягком зеленом мхе, вокруг разложены лапы зеленых елок. Мысли в голове проплывали медленно и не ясно, жар отступил и невероятно хотелось пить. Услышав и почувствовав рядом с собой щенячье скуление, Амелия медленно открыла глаза, сообразив, что с ней рядом спит огромное, серое и лохматое чудовище, тыкающей мыслью в голове, что это волк! Опасное, безжалостное существо, которое свернувшись в калачик, дергало лапами и жалобно скулило. У Амелии расширились глаза как два бездонных озера от ужаса и удивления, что перед ней волк не спокойно спал и что- то ужасное видел во сне и даже не подумал тронуть ее, а только лишь перетаскивал с места на место, то поле лопухов, а теперь, мох! Хотела бы подняться, что бы оглядеться, но резкая боль уколола в нижней части тела и от невыносимой раздирающей боли она снова плюхнулась на бархатный мох. И тут Амелия начала соображать, что оказалась совсем в другой части леса, севернее, так как кругом маленькие лохматые с длинными лапами елки, окруженные ярко изумрудным мхом. Девушка сразу вспомнила рассказы бабушки про не проходимые леса человеком к северу от озера, где не раз видели и слышали про волков. Народ боялся ступать в ту сторону леса, так как владыкой этого сказочно красивого и богатого кусочка земли, где было все в изобилии ( орехи, грибы, ягоды и разнообразной лечебной травы) были злостно голодные волки, с размером медведя, окрас их голубовато-серый, черная подводка вокруг глаз так и манила охотников в свою западню. Волки были беспощадны, раздирали человека на мелкие куски, разбрасывая вокруг своей территории, как бы помечая ее. Амелия медленно повернула свое затекшее тело в сторону волка и медленно протянула свою дрожащую руку на голубоватый мех, вспоминая вчерашний вечер, ведь он грел ее всю ночь. Ей так хотелось, прикоснутся к нему, ощутив его тепло, почувствовать биение сердца, чтобы убедится в том, что это не сон, что это все в реальности, на яву. Опустив руку на мягкую шерсть. Как вдруг волк вскочил на четыре лапы и с громким рыком оскалил зубы. Амелия от страха замерла, уставив свои синие глаза на обозленного волка и с трудом проглотила комок в горле, не шевелясь. Минуты две они смотрели друг на друга глаза в глаза. Девушка не могла не о чем думать и ничего не чувствовать, ни боли в ногах, ни голода который сводил ее желудок сума, ни жажды в горле, ни мягкого мха под собой. Медленно волк опустил свою гладко прилизанную морду к земле и спрятал белые, как снег и острые, как кинжалы зубы, подпрыгнув к дереву, подхватил огромный скрученный лист лесной капусты и медленно не спеша, осторожно как бы украдкой подошел к Амелии. Их взгляды не отвлекались не на что. Амелия увидела перед собой огромный лист, а внутри его была свежая прохладная, только что скопившаяся роса. О! это то, что мне сейчас надо! Промелькнуло в голове. Волк подошел еще ближе и не человеческим волчьем взглядом заглянул в ее глаза, так что мурашки пробежались по телу. Осторожно не торопясь она с жадностью взяла лист, но взгляд не отводила от его желтых глаз, которые смотрели на нее. Прильнув губами к утренней росе, она с удовольствием опустошила лист. Положив лист на колени, девушка обнаружила, что ее сломанная нога была освобождена от упругих прутов и начисто вылизанными от засохшей крови, перебросив взгляд на руки, она так же увидела, что они были чистыми, только ссадины и темно синие с оранжевой окантовкой синяки, выделялись на белоснежной коже Амелии. Она почувствовала холод по своей гусиной коже, и сжавшись, бросила взгляд на стоящего перед ней огромного зверя, который стоял и не моргая смотрел умным и понимающим взглядом. И тут Амелия четко в своих мыслях поняла, что волк зализал ее раны, пока она была без чувств и вовсе съесть ее не хочет, а зачем то хочет ей помочь. Надо же? И подумать было сложно, что есть такие умные звери как это лесное животное, невероятного размера и глаза ярко желтого цвета с натугой и сухостью в горле Амелия заговорила с волком, глядя в его глаза.
  - ну, давай знакомится, меня Амелией зовут, а тебя? Минутное молчание и волк с негромким рычанием оскалился.
  - о! Да, ты не умеешь разговаривать, но понимаешь меня, не так ли? С натянутой улыбкой произнесла девушка.
  - ведь ты лесной хищник, почему ты меня не растерзал? Амелия погрузилась в не понятные для нее мысли, которые не унимались в ее голове. ' как так, почему я здесь в лесу? В какой части земного шара я? В компании серого волка, который смотрит на меня как человек, который вот, вот заговорит со мной, а глаза его такие понимающие и соболезнующие'. Амелия решила испытать еще раз свою судьбу, у которой нет цены, она со словами протянула руку к волчище'.
  - можно тебя погладить, милый зверь? Волк внимательно слушал ее и прогнул свою голову, прям под ее руку. От неожиданности такого поступка от волка, Амелия от испуга отдернула свою руку назад, а волк опустил свою свирепую морду к земле и чего- то ждал. Амелия медленным движением протянула свою тонкую кисть руки и кончиками пальцев тронулась широкого лба зверя, он немного выдвинул свою шею вперед и приподнял морду и его желтые глаза из-под лобья уставились на Амелию. Ее ладонь оказалась на широкой кости мозга покрытая волосяными покровом. Сердце девушки сжалось как сушеное яблоко, ей казалось, что она спит, ведь в жизни такого не бывает. Ее кровь вскипала в жилах, а скукоженное сердце билось так часто как барабанная дробь, что ей казалось его слышно во всем лесу. Под своей ладонью она почувствовала упругий серо-голубоватый ворс, который немного покалывал некоторые места ладони, его глаза смотрели в ее голубые два озера. Тяжело сглотнув, она сказала.
  - как ты можешь мне помочь, если я сломала две ноги и ходить не могу, а мне так есть хочется, ведь я скоро умру, лучше сейчас насытись мной. Волк резко подкинул руку Амелии и быстрым движением прыгнул в кусты. Амелия с удивлением проводила взглядом серого в пышно зеленные папоротники и с выдохом упала на мох, обратя свой взор на небо, которое, как сито через ветви деревьев проглядывалось. Смотря ввысь с ее уст пустилась молитва:
  - Отче наш иже еси на небесах, да святится имя твое, да прибудет царствие твое, да будет воля твоя яко на небеси и на земли, хлеб наш насущный даш нам днесь и оставь нам долги наши яко же и мы оставляем должникам нашим и не введи нас во искушении, но избави нас от лукавого, слава Отцу и Сыну и Святому духу и ныне и присно во веки веков Аминь. Перекрестившись со слезами на глазах. Волк вышел из кустов папоротника, а в его пасти ветка с ягодами голубого цвета. Медленно и гордо подойдя, он положил ветку возле ее ног.
  - это ведь ягода! Наконец, что- то иное не лопух! Обрадовалась Амелия, взяв ветку зубами, и отрывая ими ягоды, с удовольствием глотала их. Желтые глаза просканировали жалкий вид девушки, которая от удовольствия закрыла глаза и поедала ягоды одну за другой. Метнувшись серый опять исчез в густо разросшихся зарослях. Амелия съев ягоды, оглянулась и поняла, что она совсем одна посреди старого заброшенного леса, подняв голову вверх, она осознала, что ее безжалостное существование ни что в этом забытом волчьем лесу. Верхушки елей соединились на самом небе, даже немного казалось, что их верхушки проткнули небо и не давали облакам пробираться через их колючие иглы. Солнце почти не видно и Амелию бросало в дрожь. Прислушиваясь к звукам лесной жизни, она слышала, где-то вдали кукует кукушка, шелестит листва на деревьях и шуршит густая зеленая трава, парой ей слышались шаги, скрип деревьев, треск сухих веток. Все было так необычно после городской и суетливой жизни. Амелия стала замечать что время пробегает быстрыми шагами и не оставляет за собой ни каких следов, и серого довольно долго нет, безжалостные лучи солнца скрылись за снежными холмами и резко стало темно, как кто-то выключил свет. Девушка откинулась на мох и сжала обеими руками свой живот, который вот, вот взорвется от боли и сковывала все движения и мысли в голове, так она и уснула в страшном и темном лесу. Вздрогнув от сильного треска сухих веток, Амелия открыла сонные глаза... мрак ни чего не видно даже собственных рук, она быстрыми движениями протерла глаза, что бы смахнуть с глаз остатки сна. Хруст и треск так сильно и громко, где то близко совсем близко. Она съежилась от страха, вглядываясь в кромешную темноту, мысли в голове проносились, как метеор по небу с невероятной скоростью в догадках кто же это может быть или что это может? Но ясно и четко она понимала, ах, если я чувствовала ноги, я бы, ни одной секунды здесь не пробыла, а рванула вперед, подальше от этого звука сводящий сума от не видения и невмоготу сдвинуться с места. Бежала и снова бежала. Ах, если бы! Крупные слезы прокатились по разгоряченным щекам. Обхватив свои оголенные плечи холодными руками, Амелия разрыдалась, как грудной ребенок с громкими всхлипываниями. Вдруг неожиданно почувствовав что-то мокрое и холодное в спину, она ахнула с дрожью в голосе. Спустя доли секунды она почувствовала по обнаженным рукам невероятно мягкое и одновременно щекотливое тепло. Амелия улыбнулась.
  - это ты? В ответ послышался глубокий выдох
  - наконец, ты серое чудовище! Вернулось. С облегчением выдавила Амелия. Увидев перед собой две желтые луны, которые даже не моргали и как то жалобно на нее смотрели, и что-то пытались сказать, рассказать. Чуть, чуть привыкнув к темноте глаза, немного различали силуэты, и она разглядела лохматый силуэт его тела прикосавшего к ней, почувствовав тепло от зверя, набравшись решительной смелости, она обхватила руками лохматую шею.
  - не оставляй меня! Неожиданно тихим голосом произнесла Амелия. Даже подумать не могла, что буду, когда то обниматься с хищным волком ночью в лесу. Пронеслась мысль в голове у Амелии. Медленным движением волк прижался посильнее к телу Амелии, повалив ее на влажный мох, и плавным движением положив свою морду ей на грудь, глубоко вздохнул. Амелия почувствовала бешеный стук сердца и невероятное тепло, как будто накрыли пуховым одеялом. Закрыв глаза с умиротворенной улыбкой на губах, погрузилась в сон под стук сердца, который успокаивал и убаюкивал, как колыбельная для младенца.

Похороны

...
  Все устроилось, похороны прошли. Все соседи и знакомые собрались на кладбище. Амелия Петровна покоилась теперь с миром.
  - мама, я не могу поверить до сих пор, что она умерла! Мне кажется, что она заснула, а мы ее закапали, а если она очнется? А там темно и сыро, ей станет страшно! Вытирая слезы руковом серой кашемировой кофты Лия со стеклянным взглядом смотрела на не большой холмик из свежей земли, на котором стоял деревянный крест с надписью ' наши сердца скорбят и помнят Амелию Петровну'.
  - дочка, милая, все в жизни, когда то кончается! Утешала ее мама, обнимая за плечи.
  - значит я тоже когда то умру? Со слезами выдавила Лия.
  - но, это еще не скоро произойдет, милая, сначала ты поживешь хорошенько, родишь много детишек, станешь бабушкой и только тогда, когда ты состаришься, и у тебя будет много морщинок и только, наверное, тогда!
  - я умру! Закончила фразу Лия и уткнулась заплаканным лицом в грудь своей матери.
  - не плачь, все у тебя будет хорошо! Прижала покрепче к себе свою дочь мама. Вот только очень интересно, где же может быть Амелия? Пробормотала Софья Агафовна (так звали маму Лии) прижимая свою дочь еще сильнее к себе.
  - мама, ты думаешь, она жива? Поинтересовалась мнением своей матери. Положив две розы на рыхлую землю, они отправились домой.
  - вот этого я не знаю. Затихла мать и тихим шагом шла, опустив свою голову в ноги, обнимая дочь.
  - Софья Агафовна, простите! Услышав сзади мужской голос, она обернулась.
  - да, я вас слушаю!
  - вы меня простите, не к месту и не к времени, я задам вам несколько вопросов. Когда вы в последний раз видели Амелию? Женщина прижала свою дочь еще сильнее к себе, чтобы почувствовать ее сердцебиение, а оно колотилось так быстро что вот -вот сорвется.
  - в последний раз, на выпускном балу, она говорила речь, ее награждали, она была счастливой, как никогда прежде! Взволнованным голосом проговорила Софья.
  - а после этого бала она к вам не приходила и не звонила?
  - нет, моя дочь с ней дружила и очень в плотных с ней отношениях была, но вот, они повздорили на вечеринке, и Амелия как со слов дочери, отправилась одна домой. Лия оживленно распереживалась, смотрела то на Михайлко капитана милиции и следователя и соседа Амелии и как друга семьи и как отца заменявшего Амелии, то на свою мать, которая со слезами на глазах рассказывала эту истории, которая запомниться, наверное, навсегда.
  - да я вам рассказывала, помните при встрече! Вторглась Лия
  - конечно, помню, вот только зацепиться не за что! Никто ее не видел после бала, даже соседи. Ведать она даже не дошла до дому. По пути что-то случилось, и я это выясню, иначе я не Михайлко. С поклоном извинения он отдалился от женщины и ее дочери.

И не так все плохо

...
  Яркие лучи солнца ласкали лицо и глаза распахнулись, увидев воронку в небо из длинных деревьев. С мыслей в голове Амелия потянулась. ' еще одна ночь. Как там моя бабушка, наверное, сума сходит, как бы ей сообщить, что я живая, но вся переломанная.'

...
  Приподнявшись на локти Амелия огляделась, волка ни где не было, с осторожностью она оглядела и прощупала свои ноги, гной продолжал сочится из дыры пробитой ноги по сине-желтым с зеленым оттенком опухали вокруг нее. Желудок Амелии прилип к позвоночнику и судорожно сжимался, разнося дрожь по всему искалеченному телу. Нос ее сморщился от знакомого запаха, а желудок сделал одобряющий жим, слюна во рту до обилия стекала с губ.
  - что это? Оглянувшись, наткнулась взглядом на две свежие рыбки, в двух метрах от нее. Аккуратно выложенные на мягком мхе, а рядом лист с росой.
  - о! Боже! Как я дотянусь? Мысль сводила сума, а желудок требовал своего, слюни все больше и больше выделялись, ей представлялось, как она впивается своими зубами в эти свежие рыбы, инстинкт ей подсказывал, ползти, к ним ползти, во что бы то ни стало. Быстрым и беглым взглядом Амелия огляделась вокруг себя, где мягким ковром стелился зеленый мох с уродливыми молодыми елками, свои лохматые лапы они разбросали, казалось, по всему лесу. Хватаясь за колючие зеленые ветви елок, она подтягивалась к рыбе, вот она, еще чуть, чуть, не останавливайся. От невыносимой острой боли холодный пот выступил на лбу и висках. В глазах потемнело, и Амелия с мечтой в голове о свежей рыбе уткнулась лицом в мох без чувств. Шершавый теплый язык привел в чувство, обессиленное тело девушки. Огромный комок шерсти склонялся над ней, едва открыв глаза, она жалостливо простонала.
  - рыба! Серый метнулся, подхватил клыками ароматную рыбу и положил ей в руки. Прийдя окончательно в чувство Амелия с жадностью впилась зубами в брюхо рыбы, разрывая тонкую кожицу и по ее губам потекла кровь со слизью и кишками, ей казалась, что вкуснее ни чего в жизни она не ела. Не успев съесть ее, она бросила дикий взгляд на вторую рыбу, волк опять метнулся, и вторая лежала у нее в руках. С рыком и оскаливанием она раздирала рыбу как хищница, поглядывая из под лобья на огромного серого чудовище, который, не отводя желтых глаз, смотрел на нее издавая изредка жалобное скуление. С рыбой было покончено, облизав кровавые жирные руки, она откинулась и закрыла глаза.
  - спасибо! Голод отступил, и знойная боль ненадолго покинула тело.
  - это ты ее поймал, для меня. Сладко заговорила Амелия.
  - очень мило, самый лучший друг не дал с голоду умереть. Ты даже на волка не похож. С улыбкой проговорила она, не открывая глаз.
  - может, ты мне инвалидную коляску поймаешь? Шутливо огрызлась. Волк высунул свой огромный шершавый язык и прикоснулся к ноге, где невероятного размера была опухоль, от которой как электрический заряд била по нервам всего тела. С осторожностью он стал лизать эту опухоль. От удивления Амелия приподнялась на локти и уставилась на волка, который мокрым носом водил по болезненным местам, а языком обезболивал, окутывая слюной опухоль.
  - конечно! Вы самые лучшие лекари, да баба мне говорила, что ваша слюна убивает микробы и действует как анестезия,... помолчав немного, заговорила. Собака у нас была... Волк приподнял свою морду и злыми глазами зыркнул на Амелию, оскалившись, прижал уши к голове. Оцепеневшая девушка от внезапной злобы на ее слова о собаке, она умолкла в два счета. Страх парализовал все тело. Только мысли крутились в голове волчком. Ведать собаки его враги, но по крови братья. Что-то с ним произошло, что он так ко мне относиться и желает мне помочь, думая она прикусила нижнюю губу и робкими движениями поправляла свои запутанные волнистые рыжие волосы. Волк еще раз пристально посмотрел на нее и медленно опустил свою лохматую морду к ногам, выискивая не понятное, среди огромного опухшего места. Амелия еще глубже окунулась в свои мысли и размышления, распутывая грязными липкими пальцами шелковистые кудри. От внезапного укуса в болевую точку, где сосредоточилась вся боль, Амелия взвизгнула, почувствовав ужасный скрежет и услышав его, она похолодела, а через несколько минут ей стало невероятно жарко, устремив свои глаза на ноги, где волк как будто высасывал ее кровь через прокусы ужасно острых клыков. Боль сковала и даже парализовала на несколько минут, волк кусал и проходил своими клыками все глубже и глубже в центр боли. Его слюни струйкой стекали по синим ногам. Сильный жар не давал дышать, душил, не хватало воздуха, глаза закатились, и Амелия откинулась на мох с открытым ртом, пытаясь вздохнуть лесного воздуха. Но кто-то перекрыл кислород нарочно не давая ей дышать. Наступила тишина, глубокая тишина, мысли приостановили свой обычный ход.

ВОЛК...


  '...Ледяная вода сковывала задние лапы, передними хрупкими лапками волчонок цеплялся когтями за обледеневший край проруби. Тысяча острых иголок, проходили все глубже и глубже прямо к сердцу. Нет больше сил, лапы не слушались, а задняя часть тела тянула вниз на дно. Набрав полные легкие воздуха, волчонок стал взлетать над круглой ровной лункой, где рыбаки ведрами вытаскивали рыбу. Волчонок сквозь тонкую корочку льда, образовавшуюся вокруг глаз от соленых слез и брызг холодной воды, пытался разглядеть огромного лохматого зверя с ярко рыжим окрасом и не понятным для него говором. Но этот говор был приятен ему, страх отступил назад перед ледяной водой, почувствовав тепло от лап этого зверя он поддался во власть крупного хищника.
  - ого! Ну и ну. И угораздило тебя! С осторожностью и внимательностью человек в лисий шубе оглядел волчонка, покрутил на своих огромных ладонях, ощупал толстыми пальцами его тельце и прижал, к своей груди за пазуху теплой и пушистой шубы. Охотник, возвращавшись с охоты с ружьем на плече, заметив издали барахтанье и повизгивание в лунке для ловли рыбы, он прошел до этого места и обнаружил маленького волчанка. Глаза волка смотрели на человека и благодарили за подаренную жизнь. Мужик осмотрел вокруг себя местность, прислушался к шорохам, отметил следы вокруг проруби, успокоившись, что рядом нет его матери. Он заскрипел снегом, пересекая озеро в глубину леса.
  - ничего, отогреешься, и отпущу тебя в лес к мамке. С добротой в голосе произнес мужик, теребя волчонка по голове, выглядывающую из рыжих волосьев на груди у человека...

...
  Амелия была без сознания, тело горело, и жар поедал ее из нутрии, боль мучила ее, так сильно, что слабый стон эхом разносился по лесу. Серый сидел возле нее, лизал ее бледное лицо, облизывал ноги, из которых сочился желто фиолетовый гной. Он терпеливо ждал, молча, смотрел на ее страдания и когда опухали ноги, он принимался высасывать всю заразу, что бы не было заражения крови, он инстинктивно чувствовал, понимал, что надо делать. Время шло, день сменялся ночью и так несколько раз, а она не приходила в сознание.

ВОЛК...


  ' подходя к своему не большому, но уютному и теплому зимовью, мужик закричал, прижимая продрогшего волчонка к груди.
  - пошли! Пошли вон! Раздался лай бешеных собак, с рычанием и предупреждением, они рвались из своих цепей, раздирая на своей шее оголенную кожу от ошейника, напрягаясь от злостного напряжения, чуя запах хищника. Волчонок вздрогнул и затрясся под огромной рукой лохматого зверя, закрыл глаза и чего-то ждал.
  - ничего! Не бойся! Не тронут они тебя, я не допущу! Ласковым говором заговорил зверь, расстегивая шубу и выпуская волчонка на деревянный пол. Волчонок с холодной и мокрой шерстью оказался на темно коричневом полу, его лапы подкашивались, но глаза не отпускали мужика, они следили за его движением. Мужик сбросил с себя шубу, снял валенки возле порога, подошел к печки, отворил дверцу с громким скрипом, что волчонок от испуга забился под кровать, в самый темный и холодный угол. Мужик ухмыльнулся, увидев страх маленького хищника. Забросив дрова в печь, разжег их, погрел свои руки возле огня. Налил в блюдце теплого молока и поставил возле кровати.
  - ну! Давай, поешь! Поманил его мужик, заглядывая под кровать. Волчонок забился в угол и не хотел вылизать, он дрожал и от страха и от холода.
  - ну и Бог с тобой! Есть захочешь сам вылезешь. Мужик схватил большие ведра и вышел на улицу. За дверью раздавались крики мужика и бряканье ведер, рычание собак.
  - ешьте, псины! Ох, и злые вы!
  Маленький серый щенок, ползком вылез из под кровати, оглядываясь на дверь и по сторонам, ткнулся носом в тарелку с молоком, молоко залилось ему в нос, он помотал головой в разные стороны, разбрызгивая молоко в разные стороны. Попытка номер два, пахло приятно как у мамки под лапами, но он привык сосать, а не лакать. Ткнулся опять носом в тарелку, и опять молоко попало в ноздри, лапой смахнул капли белой жидкости на пол. Волчонок уселся напротив тарелки опустил голову низко, низко высунул розовый язычок и попытался лакать, мм, ему понравилось. Дверь распахнулась, и мужик с огромными ведрами вошел в дом, серый испугался и нырнул под кровать с визгом и страхом.
  - о! да ты умница! Ну, иди сюда, познакомимся! Присел мужик на корточки перед кроватью и заглядывал под нее. Только два желтых глаза виднелись из дальнего угла. Так волчонок и не вылез до утра.'

...
  Тело Амелии остыло, жара не было, волк не спускал с нее глаз, он все ждал, и вот она приоткрыла глаза. Волк стал метаться из в стороны в сторону, повизгивал и рычал, но не со злобы, а что то пытался сказать, показать. Слабым зрением и туманностью в голове Амелия не могла понять, что с ней и где она вообще, и что это мечется перед ней. И тут лохматый огромный зверь склонился над ней и заглянул в глаза, растерянно Амелия вспомнила его пушистое приятное тепло, его запах, и взгляд, она протянула руки, что бы его обнять, он рванулся с места, ее руки соскользнули с его шеи.
  - что? Беззвучно произнесла девушка, слабость голода и потери жидкости она не могла даже говорить.
  Он опять над ней склонился, чуть не прижимаясь, она попыталась его обнять за его лохматую широкую шею, но он опять рванул в сторону, немного сдвинув ее с места.
  - ты хочешь меня унести от сюда? Догадалась Амелия. Волк заметался в стороны еще быстрее, махая хвостом, и огромными когтями скреб по земле.
  - но у меня нет сил, что бы ухватиться за тебя, я слаба, я умираю. Прикрыла свое лицо руками, но не было сил даже плакать. Волк склонился над ней, ткнул ее мокрым носом в грудь, открыв лицо и посмотрев на серого, она постаралась ухватиться за его богатую длинную шерсть, так как шея его была широка и не хватала рук, что бы обхватить ее. Медленными движениями он стал ее тащить, волочить по мху, аккуратно не раня ее. Руки Амелии ослабли кончились последние силы, все. Повалившись на мягкий мох, она застонала.
  - брось меня! Сожри меня! Нет, сил моих терпеть, я не выживу, слышишь, не выживу.
  Волк не сдавался, и он опять склонился над ней. Девушка скрестила над собой руки, показывая ему нет, с меня хватит. Он оскалился оголил свои клыки с грозным рыком он на нее смотрел пристально.
  - что ты хочешь от меня? Оставь меня! страха не было, ни чего не было, ей не страшно, она умирала.
  Волк исчез на мгновение. Амелия закрыла глаза, в которых мрак притягивал к себе, манящей рукой отбирая силы и жизнь.
  Холодные капли воды плескались ей на лицо, почувствовав сырость и приятную прохладу, она раскрыла глаза увидев, как волк стоял в воде и ныряя в воду носом, ловил рыбу, рыба сопротивлялась и била хвостом его по носу, но он только отряхивал капли воды с носа дергая головой из стороны в сторону. Серый подошел к Амелии и впустил рыбу ей в руки. Слезы на воротились из глаз ей не верилось, то что волк действительно спасал ее как мог и не сдавался и не хотел сдаваться. Приняв рыбу с отвращением, она стала ее грызть, аппетита не было, но она заставила себя это сделать рыба была в желудке. Ноги ее были в воде, голова лежала на мелких камнях, но это ей не мешало заснуть. Проспав, не зная сколько, она очнулась, силы пришли, и ей хотелось напиться воды. Приподнявшись на локти, девушка увидела картину, горная река стелилась бурлящей гладью сквозь леса, размывая каменистые берега. Серого не было, шум воды, брызги окутали сознания приятного ощущения. Солнце скрывалось за верхушками сосен, последние отблески солнца играли на воздушных бурлящих волн реки. Отеки спали с ног, синевы практически не было, вроде можно встать, подумала она, но нет, боль еще жива, осколки костей выпирали наружу и, казалось, порвут тонкую бархатную кожу ног. Развернувшись, и упав в воду лицом, Амелия наслаждалась прохладой и свежестью воды, она ласкала лицо, шею, руки, плечи. Как ей хотелось омыться, смыть ту грязь, которая прилипла к ней, ту мерзость, что с ней сотворили те гады, но воспоминания были уже не острыми и не ранили сердце, боль сломанных ног затмевала все. Каждый день серый приносил Амелию к реке, кормил ее рыбой, она купалась и радовалась воде, как ни когда чему либо, как этой свежести, она не могла не как напиться, вода была вкусна, сладка и притягивала к себе своими звуками, бурления, шипения, глаза успокаивались, сердце замирало, боль отступала. Поначалу серый медленно волок ее, потом со временем она научилась вскарабкиваться ему на спину, держась за густую шерсть, чем дальше шли дни, лето кончалось, становилось прохладнее, вода охлаждалась, он набирал скорость и проносился по лесной чаще как ветер, сбивая лапами траву и попадавшие камни. Ноги Амелия перевязала упругими ветками, приложив кору березы, и они почти были не подвижны, кора служила фиксатором, Амелии казалось, что так вроде и не больно.

Новость


  Петер возвращался из леса, его мысли поглотила путаница событий. Боль и одиночество, без Амелии его будоражило, он хотел найти свою девочку, его сердце чувствовало, что она живая и где то рядом. Но разум и здоровое мышление рассуждало трезво. Бороздя лесные тропы у Волчьего, в надежде набрести на улики, вновь и вновь возвращался к нему.
  У самой кромки леса стоял белоснежный дом, вокруг которого цвели розы. Остановившись он решил навестить хозяев этого дома. Он знал кто в нем живет и ему не терпелось, поделится своими догадками с матерью Лии, так как он прекрасно знал, что Амелия очень любила бывать в этом доме, и очень любила свою подругу и всегда отзывалась с теплотой о Софьи. И вот Петр решил. поближе познакомится с этой семьей.
  - здравствуйте! Произнес Петр Васильевич Михайлко. Стуча в дверь дома Лии, которую открыла Софья Агафовна. Раскрывая дверь настежь. Плотность воздуха изменился, и потянулся в сторону входной двери, развивая нежные завитки волос Софьи. Ее улыбка с ямочками возле губ была приветлива и располагала к ней всеми добрыми намерениями.
  - здравствует! Входите! С удивлениями пригласила милиционера в дом, откуда доносился невероятно приятный запах чего - то стряпанного. И внутренность красивого интерьера не много шокировала Петра. Его встретили белые стены, расширяя пространство, стеклянными перегородками отделяя коридор. Гостиная, где чуть нежно сиреневого оттенка бархатная мебели, отражающая в белоснежном кафельном полу, как будто парила в воздухе. И все это пространство было наполнено невероятно приятными запахами, которые давали о себе знать желудку Петра.
  - о!... да, у вас намечается что-то? Вдыхая приятный запах, Петр наклонился, чтобы развязать шнурки своих очень грязных ботинок, на которых свисала еще не застывшая грязь лесных троп. Ему стало безумно стыдно, так как его башмаки с клубами грязи не вписывались на белоснежном кафельном палу, а только притягивали взгляд Софьи. Софья, смущенно посмотрев на грязные боты, вытерла свои руки о белоснежный фартук на груди и пригласила на кухню, махая рукой.
  - да, я в общем, люблю проводить время на кухне. С гордостью сказала она. Чаю будите? Булочки уже подошли.
  - булочки? Конечно, если вас не затруднит. С неловкостью произнес Петр, усаживаясь на лиловый бархатный стульчик возле огромного дубового стола. Оглядываясь и разглядывая интерьер дома, мебель, как все было аккуратно сложено и раставленно. Ничего лишнего не было, все было со вкусом и дорогого шика. Кухня была огромной чуть светло серыми стенами, черными плинтусами, и лиловая бархатная мебель наполняла кухню уютом домашнего очага. Возле белой каменной раковины вазообразной формы, было много всего наставлено, все возможных приправ, маленьких хрустальных тарах, ложки, прихватки, местами рассыпанная мука, скорлупки от яиц, ножи разных размеров, формы для запекания разных цветов, где собственно говоря, и крутилась Софья, она что то переставляла, ловко управлялась всевозможным кухонным инвентарем, что то переливала, чем то стучала. А потом взгляд упал на нее саму. Ее точеное тело было в облегающих чуть ниже колен штанишек, на ее поясе были вязочки от пояса фартука, которые спускались по ягодицам. Чуть нежно розовая шелковая туника придавала ее образу, какой-то романтичный и одновременно сексуальный вид. Софья изящно изогнулась, чтобы достать из духовки булочки, в огромных белых прихватках виде варюшек, ловко подхватывая протвень, она задала вопрос.
  - вы ко мне по делу? Продолжая снимать скребком булочки виде улиток, с каким то кремом, и посыпанными ореховой крошкой, и раскладывая их в хрустальную вазу на высокой ножке. Заглядевшись, Петр оторопел. Глубоко вздохнул, опустив непроизвольно взгляд на ее пышную грудь, обрамленную белоснежным фартуком. Ответил.
  - вы меня простите, что я к вам вот так! Без звонка. Потирая руки и ложа их на колени.
  - да, что вы я всегда рада гостям, в особенности таким как вы! Подставляя ему вазу с булочками и ароматный свежий чай из мяты.
  - спасибо! Протягивая руку за булочкой, как ее тоненькая рука прикоснулось к его, совсем случайно. Их взгляды встретились, его взгляд был очарован ее красотой. Покраснев, заметив на себе мужской взгляд она сказала.
  - а вы руки мыли? А то я смотрю вроде дождя нет, а у вас ботинки в свежей грязи.
  - извините. Краснея и отводя глаза в сторону. А где?
  - да вот прямо и направо! С улыбкой сказала Софья, подавая ему полотенце. Ванна Петра еще больше поразила своей чистотой и богатством, на темно вишневом полу было раскинуто огромное длинноворсовое белое полотно, по углам раставленны вазы с живыми белыми розами. Огромная раковина около пяти метров в длину мраморного серого цвета, как будто парила в воздухе, на ней были раставленны красивые прозрачные бутыльки разных цветов и аккуратно сложенные белые махровые полотенца в стопочку возле стального каплеобразного смесителя.
  - да, вот работа такая! По лесам требует ходить. Проходя мимо вашего дома, не удержался и постучал, а вы открыли, да еще чаем напоете и вкусными булочками накормите. Выходя из ванной комнаты, обратился он, прямо глядя ей в глаза.
  - а что такое случилось? Встревожилась Софья, поправляя свой пучок из светлых волос на затылке.
  - да все тоже! В городе появился то ли маньяк, то ли оборотень, сам не пойму, но по расследованиям, вроде как мужчина, да еще молодой насилует девушек, отвозит в лес к Волчьему озеру и оставляет их на съедение волкам, а их там много, вы сами об этом знаете. Такого человека трудно назвать маньяком, ем и имя в самый раз оборотень.
  - какие страсти вы рассказываете! Поежилась Софья Агафовна. А с Амелией, что нибудь известно?
  - да. Опустил глаза вниз, отложил булочку и с комом проглотил кусок стряпни.
  - что? Не молчите, говорите! Положив свою руку на его. Он заглянул в ее встревоженные глаза. Тяжело сглотнул, накрыл своей второй рукой ее хрупкую и нежную руку.
  - Амелию так же изнасиловали и бросили возле Волчьего. Глаза его слезились. Софья, потирая его руку как бы успокаивая, тоже выпустила слезу. Внезапно входная дверь распахнулась, и показался мужчина в кожаной тонкой куртке, в белой рубашке с черным галстуком и в серых со стрелками брюках. Софья дернула свою руку из Петра рук, вставая и начиная знакомить мужа с милиционером.
  - Генрих, знакомься с капитаном полиции Петром Васильевичем Михайлко. Петр встал и протянул руку в знак приветствия. Генрих пожал ему руку со словами.
  - рад знакомству! Петр Васильевич.
  - и мне приятно познакомиться с вами.
  - вы к нам по делу? Что-то не так в нашем городе? С пристальным взглядом присмотрелся муж Софьи.
  - да, хотел вас предупредить не разрешайте своей дочери допоздна ходить, и желательно предупредите ее о том, что в городе маньяк, жестоким образом расправляется с девушками, не щадя и не поддается уговором.
  - обязательно предупредим. Пожимая руку в знак прощания. Вы уже уходите? С намеком добавил Генрих. Петр взглянул на откусанную булочку, лежавшую на белом дубовом столе с ароматным не допитым чаем. Бросил взгляд на озадаченную Софью, проговорил, понимая намек, покинуть дом.
  - да, извольте проститься, всего хорошего Софья Агафовна! И вам того же! Обращаясь к мужу Софьи.


  Урок анатомии, все с интересом слушают профессора Кривенького Антуана Сергеевича, на примере черепа умершего человека он рассказывал об устройстве человеческого мозга, указывая тоненькой длинной указкой каждую часть черепа и где, что расположено. Только Лия, сидя на задней парте, смотрела в окно, постукивая кончиками пальцев по разрисованной парте. Ей натерпелось окончания урока, так как он был последним из шестерки просидевших, ее мысли были уже с Костиком. Она была в сладком предвкушении, его объятий и поцелуев. Прозвенел звонок. Лия подскочила из за парты, и выбежала из класса. Сбежав по лестнице медицинского университета, она оказалась на улице. Последние солнечные лучи кончавшегося лета уже становились не такими теплыми, а скорее даже прохладными, набросив на себя серую кашемировую кофту, пересекая парковую зону, напролом оказалась возле набережной, где ждал ее Костик. В черном облегающем пиджаке его руки были в карманах классических брюк, изящно сидевших на его подтянутом торсе. На оклик Лии, он обернулся.
  - привет! Подбежала Лия, поцеловав его в губы, ей хотелось страстно, так чтобы забыться и почувствовать вкус его губ. но он даже ее не обнял, и сделав в ответ поцелуя легкий чмок, сказал.
  - привет! Как твоя учеба? Лия немного расстроилась от такой встречи, ведь они так редко встречались, а она скучала по его поцелуям и обниманиям, а он лишь только чмокнул, нахмурившись она спросила.
  - ты не соскучился, разве? Отклоняясь, спросила Лия. Костику Лия вообще не нравилась, и в ту ночь выпускного бала, они поспорили с пацанами, что соблазнят своих одноклассниц и затащат их в постель. Но как теперь отделаться от этой ночи, от этой девушки, которая так ненавистна, он не знал, как ему быть, ведь она была такой назойливой, постоянно названивала, чего то просила и часами уговаривала его о встречи. каждый раз он себе говорил, что при встречи скажу, все хватит! Между нами ни чего нет, и хватит тратить время на пустые встречи. но все же он старательно выкручивался и оправдывался перед Лией.
  - очень, даже очень, чем ты себе представляешь. Приобнял ее Костик.
  - а, от чего ты не рад и не хочешь меня целовать! Нахмурилась девушка. Сейчас! Надо расставить все точки над й. Но в замен этой фразе он произнес.
  - ты себе придумываешь, Лия, не начинай, прошу тебя. Раздраженно сказал Костик, отворачиваясь от нее в сторону.
  - ну вот, посмотри, ты даже смотреть на меня не хочешь.
  - да с чего ты это взяла? Повернулся он к ней и посмотрел в лицо.
  - ты меня любишь, Костя? Какая любовь? О чем она? Но все же он ответил.
  - конечно! Прильнув к ее губам, он обнял ее. Лия почувствовала от Костика тепло и немного успокоилась, она убедилась в том, что он ее еще любит.
  Они немного прогулявшись по набережной, проговорив не о чем, Косте стало безумно скучно и он хотел поскорее уйти, исчезнут, сбежать от Лии. Торопливо проговорил.
  - Лия, мне пора, нужно готовится к парам! Ну, пока! Чмокнув ее в щечку и пожав ее холодные руки, улыбнулся и завис над ее лицом в ожидании ответа. С мыслями, все надо кончать этот бред!
  - а тебе, правда, нужно идти? В недоумении спросила Лия, ведь всего каких то пол часа они побыли вместе.
  - да, готовиться нужно, я же сказал. Сдвинув брови. - а мне тоже нужно готовится, но это мне не мешает побыть с тобой еще немного времени. Не унималась Лия, она не могла понять, почему Костик хочет, поскорее уйти, что его поведение переменчиво, эмоции скакали из стороны в сторону.
  - Лия, мне, правда нужно идти, давай я тебе позвоню, как освобожусь, и договоримся о встрече. Ловя себя на мысли, что нееее, больше я не хочу с ней встречаться!
  - с каждым разом мы встречаемся все реже и реже, не правда ли? С грустными глазами и с тоской в голосе проговорила Лия. Надеясь услышать правдивый ответ от своего любимого.
  - мы становимся взрослей, и нам нужно выучиться чему ни будь, что бы добиться чего ни будь в этой жизни. Ты врачом, а я адвокатом, а потом у нас будет много времени, для любви, мы всласть с тобой оторвемся. С улыбкой и неким жестом поглаживанием по ее волосам сказал он и в надежде, что она сама скажет, все хватит, давай уже расстанемся. Но она только продолжала свои нескончаемые речи.
  - но мне сейчас хочется любви, да сейчас! Наморщила лоб Лия, не понимая его. Костя держал себя в руках, но все же грубо ответил.
  - Лия давай не сегодня, я очень устал, прошу, давай по домам.
  - Костя, я люблю тебя, сильно, сильно, ты мой первый мужчина все - таки как - никак и мне хочется проводить с тобой больше времени, а ты с каждым разом отталкиваешь меня все дальше и дальше от себя. С грубой ноткой в интонации проговорила Лия.
  - нет, ты не права, если я не хотел быть с тобой, я бы, не встречался с тобой и не тратил время просто так. Обнимая ее и целуя в губы. В надежде поскорее от нее отвязаться и избавиться от лишних вопросов, он решил заткнуть ей рот поцелуем.
  - правда! Удовлетворилась Лия, успокаивая себя надеждой на продолжения долгожданных встреч.
  - ну конечно, глупенькая. С выдохом облегчения, он развернулся в другую сторону и направился, ускоряя шаг от той которой воротило. Лия долго смотрела ему вслед, ей так хотелось тепла, любви! Но она не знала настоящей любви, и как должно все быть. Она верила ему, верила его словам, но его душа была закрыта от нее, и ей казалось, что ему совсем не интересно с ней, и что она не по его запросам, но все же он приходил на встречи, целовал ее и обнимал. Значит, что -то есть у него к ней и это только дело времени, чтобы разобраться в чувствах.


  Утро было пасмурным, накрапывал осенний дождик. Софья так и не сомкнула глаз. после вчерашнего визита, лицо Петра стояло перед глазами. Дождавшись холодного осеннего вечера в гордом одиночестве, Софья затопила огромный стеклянный камин, заварила чай со смородиной, уселась в кресло качалку перед огромными панорамными окнами и задумалась. Ее мысли унесли далеко, они путались и переплетались с Петром и Амелией, с Лией и Генрихом, ее молодость вспомнилась и тут ей захотелось вновь открыть свой дневник, который так и не давал покоя ее мечтаниям. Поднявшись в свою комнату она острожными движениями раскрыла его вновь. Сердце заколотилось, кровь прильнула к вискам, ее глаза стали бегать по написанным ею рукой строчкам.
  2. объехать весь земной шар
  3. прыгнуть с парашюта
  4. полетать на воздушном шаре
  5. погрузится под воду на сколько это возможно глубоко, во всех морях и океанах
  7. уйти в поход в лес на месяц с рюкзаками и палатками
  8. подняться на Эверест с любимым человеком и сказать ему в глаза 'я люблю тебя'
  9. открыть что-то новое для себя
  10. открыть благотворительный фонд для маленьких грудничковых деток
  11. открыть благотворительный фонд для бездомных животных
  12. создать фонд борьба за жизнь 'против рака'
  13. познакомиться лично с королевой Англии
  14. побывать на съемках фильма известного режиссера
  15. накормить всех голодных бездомных людей в Индии
  16. пройти пешком все Альпы
  17. иметь свою конную ферму
  18. выучить английский, итальянский, французский, китайский
  19. создать свой аромат духов
  20. посетить все чудеса света
  21. открыть свой салон красоты
  22. написать свою песню и исполнить ее на мировой сцене
  24. родить дочь и сына
  25. поужинать в самом дорогом ресторане мира
  26. влюбиться так, чтоб голову снесло
  27. прожить и встретить старость с любимым человеком
  28. иметь в своем гардеробе платья всех мировых Кутюрье
  29. иметь свой ювелирный магазин
  30. быть самой счастливой на планете земля!!!!!

  Дрожащие руки захлопнули страницы дневника. Слезы рухнули ей на колени, крик души вырвался на волю. Соскользнув с кровати на пол, она обхватила себя обеими руками и ее горечь выходила из нее. Все то о чем она мечтала, рухнуло в один момент. Скоростная свадьба, беременность, дочь, золотая клетка, муж тиран, предательство, измена, побои, не любовь и боль. А где жизнь? Где то, о чем она так мечтала? Все только на бумаге. Боль скручивала, а мысли и не сбывшиеся мечты тыкали ее как собачонку в собственную лужу у порога. Тихие шаги подкрались тихо и не заметно. Бархатный голос пронеся над ее ухом.
  - милая, милая моя Софья, что случилось? Упал на колени Генрих рядом с крученной на полу жены. Его руки подхватили ее клокочущее тело в свои объятия. Софья глубока вздыхая и взахлеб своих эмоций произнесла.
  - ммммм....ууууууу. ее сознание трезво оценило ситуацию, попытавшись собраться с мыслями и объяснится с мужем, что случилось, она не могла, боль упущенного времени и свободы потерянна ее не вернуть и вина тому ее Генрих, муж который сейчас обнимает ее и пытается помочь. Остается только смериться. И отдаться своим эмоциям. Она только еще пуще и громче начала схлебывая рыдать, новая порция слез накатывалась и накатывалась из ее глаз.
  - тише... произнес Генрих. Что случилось? Кто тебя обидел? Тихим и спокойным голосом баюкал он.
  Но боль не отпускала ее, прижавшись к Генриху она пыталась успокоить себя. Его дорогой парфюм, белоснежная рубаха, с солеными пятнами на груди от слез, привела немного в чувство. Его руки ласкали ее растрепанные волосы, спускались к плечам и снова возвращались к волосам, немного покачивая свою жену из стороны в сторону, чтобы успокоить ее рыдание. Сколько они так просидели? Может тридцать минут, а может и час, а может и больше. Их гробовое молчание нарушало собственная дочь, она вернулась домой. Входная дверь за ней захлопнулась, потом слышны ее шаги по лестнице в свою комнату. Ее тоненький голосок пронзил тишину
  - мам?
  Но Софья не нашла в себе силы, чтобы отозваться. А Генрих решил промолчать. Дочь закрылась в комнате и послышалась музыка из ее апартаментов, очень тихая и печальная, какой-то мужчина страдательно пел свои песни под струны гитары на не понятном языке. Это все больше убаюкало, боль немного стихла, слезы высохли. Приподнявшись она заглянула в лицо мужа. Его вид был насторожен, глаза блестели ненавистью его скулы ходили ходуном и вот он оттолкнул Софью от себя с вопросом.
  - что это было? Расставив руки в бок и сдвинув свои черные брови так сильно, что между ними образовалась багровая морщина. Софья осторожно напугалась его реакции, присев на край кровати, она опустила свои глаза на руки заключенные в замок на своих коленях, и тихо простонала.
  - прости! я не хотела тебя напугать.
  - напугать? Подлетев, разгневанный Генрих, схватил ее за плечи и стал трясти как тряпичную куклу.
  - Что ты себе позволяешь? Вскинул руку Генрих и сильным ударом по щеке жены свернул голову в сторону от своего разгоряченного лица. Следом второй удар, по другой щеке и голова Софьи перевернулась в другую сторону. Софья закрыла лицо руками и в ее голове простонало 'дочь, она рядом'. Не издав не единого звука она обмякла и упала на колени перед Генрихом с просьбой.
  - хватит, прости, такое не повторится.
  - хватит? Генрих не кричал, просто очень грубо, спокойно говорил, он сам понимал, что за стенами дочь, и чтобы она не услышала он скалился и извергал свою версию.
  - пока меня нет дома, ты решила приглашать к себе незнакомцев и поить их чаем, угощать своей стряпней! Что это за выходка! И тут Софья поняла в чем дело! Ее озарило! Она встала с колен, взяла его бархатное лицо в свои ладони и тихо прошептала.
  - милый мой Генрих, это всего лишь полицейский, он пришел задать мне свои вопросы, про исчезновение Амелии, ведь ее так и не нашли, бедная девочка, мне так жаль, а Лия.. не успев договорив, как удар оглушил по раскаленной щеке Софьи.
  - но это не означает, что ты должна его кормить и гладить его руки! Что за бред ты мне пытаешься сейчас рассказать! Оттолкнув ее от себя, Генрих подошел к окну, раздернул шторы в стороны так сильно, что одна оборвалась и соскользнула вниз на пол.
  - прости, это всего лишь знак воспитания под этим ничего нет! И не будет. Последняя фраза далась тяжело, глаза Петра всплыли у нее в сознании, его грязные ботинки, его взгляд, нежное прикасание и дыхание, как то встревожили Софью.
  - ты в этом уверенна! Проговорил чуть мягче Генрих, обвернулся к жене и заключил ее в свои объятия.
  - более чем. Тяжело вздыхая в ответ объятиям.


  Проснувшись Лия сладко потянулась и бросила взгляд за окно, где пасмурное утро совсем не радовало, а наоборот нагнетало какую то печаль. Укутавшись посильнее в одеяло, с мыслью еще немного по балдею под теплым одеялком, как в комнату тихонько вошла мама.
  - доченька, милая! Подошла Софья к своей дочери, обняла ее и нежно поцеловала в щечку. С добрым утром!
  - с добрым, мама! Высовывая свои руки из под одеяла и сладко потягиваясь.
  - как спалось?
  - как всегда. Улыбнулась Лия и посмотрела на маму, у которой были заплаканы глаза. А щеки бордового цвета. Как только Софья не пыталась прикладывать, лед и сок Алоя, ей не удалось скрыть побоев Генриха.
  - мама, опять? Взволновалась Лия, взяв ее лицо в свои ладошки и нежно целуя по разгоряченным щекам матери. Что не так то? Не унималась дочь, обнимая и целуя ее.
  - ни чего, сейчас пойду на кухню, начну колдовать с едой, и все пройдет! С улыбкой проговорила Софья. Не переживай! Все хорошо! Добавила она.
  - но, мама так нельзя! Ты ведь женщина, моя мама. Мама... протянула последние слова и прижалась к груди своей родной и любимой мамы. Софья вздохнула и заговорила, поглаживая свою дочь по волосам.
  - к нам вчера приходил Михайлко.
  - и что?
  - прошу, выслушай меня, это очень больно говорить, но и не сказать я тебе тоже не могу. Молчание, слеза скатилась по щеке матери.
  - мама! Вскликнула Лия, смахивая слезинку матери с ее щеки.
  - милая, моя, Петр рассказал, что Амелию нашу девочку, нашу лучезарную красавицу изнасиловали и бросили на растерзание волкам. Но у него все же надежда, на то, что она осталась жива! Он каждый день наведывается к Волчьему и пытается найти ее следы. Он наполнен страданиями и утратой своей девочки, у него руки не опускаются он ищет!
  Лия закрыла руками лицо. Долгое молчание. Мать прижала свою дочь к своей груди и почувствовала как она трясется в лихорадке.
  - Лия!? Растирая руками ее по плечам, мать встревожилась. Она убрала руки с лица дочери и увидела страх в ее глазах. Она окаменела, кожа побледнела, а губы посинели.
  - Лия!? Вскрикнула София. Боже! Зачем я тебе все рассказала! Вот дура я! Расплакалась Софья прижимая свою дочь к груди.
  Шок парализовал на несколько минут и дал разряд, громким криком Лия разрыдалась горькими слезами, ее губы тряслись, сердце колотилось как атомная бомба, грудь ее поднималась с трудом, что бы набрать воздуха и так же тяжело опускалась. В ее голове предстал образ Амелии, ее улыбка, ее рыжая копна волос, ее синее как море глаза. Амелия......


  Тук, тук, тук. Раздался стук в дверь в кабинет Михайлко.
  - да, да, входите! Звонким голосом вскрикнул он. Убирая документы в сторону. Дверь открылась и перед ним возникла Софья Агафовна с миской в руках. Она сходу начала протараторила.
  - здравствуйте! Вы вчера так и не успели распробовать мои булочки, правда они уже не такие свежие, как вчера, но зато я вам принесла сегодняшние стряпанные конфеты с фундуком. Вы их любите? Чуть покраснев и запыхавшись, с ясными глазами и ямочками на щеках улыбнулась, глядя на Петра. Петр растекся в улыбке, не ожидая увидеть Софью, привстал со стула и протянул свои огромные руки к миске с конфетами.
  - люблю, а, но, а. спасибо, я очень люблю. Растерялся Михайлко, покрывая своими ручищами холодные руки Софьи держащие миску. Их взгляд застыл, дыхание участилось и от неловкого молчание Петр сказал.
  - да вы присаживайтесь, давайте уж пить чай, теперь я вас угощаю чаем! Пришел в себя он. Нежно беря миску и ставя на стол, усыпанного документами, и разными предметами создавая бардак на рабочем месте.
  - да, спасибо! Вы мне вчера так и не успели до рассказать про оборотня, подозрения есть, кто это может быть? Присаживаясь на стул рядом со столом, а Петр присел на корточки напротив Софьи и ухватил ее руки в свои.
  - я предполагаю, что он не один, их несколько, на протяжении трех месяцев мы выезжали в лес, обшарили почти все озеро, кроме северной части, как вы знаете, туда ни кто не ходит, там обитают волки, да и мы сами побаиваемся. Следы есть, разных автомашин, с разными следами, но мы не можем утверждать, что это маньяки, скорее всего это туристы, случайно зашедшее в сокровенные места леса. Заглядывая в ее глаза немного слезящихся и ждущих продолжения. Петр пожал плечами и продолжил. Надо проверять, каждого, кто суется в эти места.
  - что вам мешает? Поставить патрульную машину при въезде на Волчье. Серьезно спросила она.
  - не так все просто, свыше не выделяют денег и говорят, что это волки растерзали несчастных жертв, и нет ни какого маньяка. Но если не этот случай с Амелией, я бы поверил этой сказке.
  - да, действительно вы правы, ведь она не могла уйти сама пешком, да и ночью в вечернем платье несколько километров, ей действительно кто - то помог. Софья привстала со стула опустила свои руки вниз, но Петр закончил ее фразу.
  - и не произвольно наводит на мысль, что изнасиловав ее избавились от тела, куда вести, куда девать, вот тебе пожалуйста, Волчье, волки сами свое дело сделают и думать не надо и голова болеть не будет, что их поймают.
  - сегодня я все рассказала Лии. Тихо прошептала она, отворачивая своре лицо к окну со слезами на глазах. Петр понял, что разговор был сложным и тихо сказал.
  - я обязательно во всей этой грязи разберусь, у меня есть свои догадки! Но я буду держать вас в курсе! Успокойте Лию! Я понимаю ее как ни кто другой! И вас моя милая Софья! С нежностью и с добротой произнес Петр. Софья обернулась на него, нахмурила брови и тихо колко сказала.
  - прошу вас, если будут новости, звоните мне, протягивая листок бумаги с номером телефона, приходить не стоит, если надо я сама к вам приду. Петр встревожился, вспоминая мужа Софьи, как его лицо изменилось при виде его, и как он быстро спровадил его. Взяв листок бумаги с номером телефона, Петр нежно взял за плечи Софью и сказал.
  - нет, ни в коем случае! Сначала я вам позвоню! Не стоит по этому поводу переживать. Улыбаясь он предложил выпить чаю с конфетами, тем самым располагая ее к дальнейшему разговору. Налив кипяток в кружки, он достал пакетики чая и опусти в кружки, распаковал конфеты, вдыхая аромат свежей выпечки он закрыл глаза и с восторгом сказал.
  - Божественно! Спасибо вам за это великолепие! Софья покраснела и улыбнулась, на ее щеках образовались ямочки, а глаза вновь засветились светом.
  - ну вот! Ваша улыбка! Как она вам идет! За кокетничал Петр, улыбаясь Софье и уплетая конфеты.
  - извините, мне очень интересно, а тело Амелии вы нашли? Оживилась Софья и продолжила разговор, наблюдая, как ее конфеты уменьшаются в миске.
  - нет, но зато других несколько девушек, нам поступило заявление о исчезновении девушки, а нашли мы ее в лесу, разодранной в клочья по экспертизе выяснилось, был совершен акт изнасилования, а после чего брошена в лесу на съедение волкам, вот у меня прояснилось и с Амелией, другого варианта быть не может.
  - а вы не думали об этом, что она могла просто исчезнуть, уехать в другой город к примеру. Не унималась она.
  - что вы, нет, она не такая, которая бросает своих, горячо любимую бабулю, нет, она ее сильно любила и мысли у нее всегда светлые и прозрачные были, я видел и чувствовал ее на сквозь. Здесь что-то не ладное и сверху пахнет дурным. Но я докопаюсь обязательно, найду виновного. Доедая последнюю конфетку и запевая чаем, он улыбнулся Софье.
  - Разве у вас нет жены? Растерялась она, запнулась и добавила. Которая бы баловала вас едой. Но все же ей стало любопытно. Петру было приятно слышать такой вопрос, и более того приятно было отвечать на него. Его глаза блеснули и он ответил.
  -жены!? Да как то не сложилось у меня в жизни с женщинами, работа моя распугала всех моих дам.
  - хм, интересно! Задумалась Софья.
  - вот и питаюсь, чем придется, и отдаюсь работе весь, домой порой не охота идти, знаю, что ни кто меня не ждет, когда была жива Амелия Петровна и моя Амелия я ее, как дочку воспитывал, я спешил домой, зная, что меня накормят и примут как дома. Его слова были наполнены добротой и смыслом жизни, это чувствовалось с какой нежностью он говорил о своих любимых, горячо любимых.
  - вы очень хороший человек, мне приятно с вами вот так сидеть и разговаривать, но мне пара идти. Вставая из-за стола. Софья улыбнулась ему, ее глаза блеснули какой-то искрой, Петр оторопел.
  - Прощайте, надеюсь, мы с вами еще увидимся. Не отводя глаз от Петра, Софья пожала ему руку и с улыбкой вышла за дверь. Петр долго сидел с пустой кружкой в руках и смотрел на дверь, думая, может вернется за чем ни будь? И при каждом скрипе полов он вытягивал свое тело, поправлял волосы, прикрывая плешину на макушке круглой головы. Но, увы не она, не ее звонкий мелодичный голос, ее легкость в движениях, а все те же нудные лица за подписями и разрешениями.
  - вам нездоровиться? Спросил один из подчиненных Кириленко.
  - иди, иди мой родной, все со мной хорошо! Раздражённо отозвался Петр. Продолжая вспоминать ее запах, голос, взгляд, улыбку и ямочки на щеках, которые сводили его сума.

Вой

сентябрь


  Конец сентября, вот три месяца прошло, как Амелия и волк жили среди уродливых лилипутов елок, где был теплый и мягкий мох, лесных соседей они не встречали, кроме белок, зайцев, хорьков, ежей и всевозможных насекомых. Каждый день они выбирались из своего дома, Амелия взбиралась на спину лохматого, а он начинал путешествие по лесу, но очень осторожно, обходчиво, каждый подозрительный след. Но в основном они проводили время на берегу реки. Как то серый ловил рыбу известным ему способом, девушка, опустив свои ноги в реку, наслаждалась красотой той природы, которая начинала сменяться зелеными платьями и изумрудными покровами из травы, на золотые и красные одеяния. Как на том берегу из лесу выскочил медвежонок, а следом за ним медведица. Их глаза встретились, волк принял стойку, прижал уши, оскалился, хвост опустил к земле, Амелия замерла. Страх, что будет? Как себя вести, пока она размышляла, бурый медвежонок, вскочил на задние лапы и заревел скрипучим ревом, медведица ударила его когтистой лапой, подталкивая обратно в лес, волк согнул переднюю лапу и повел носом, как будто в воздухе повис ответ, от медведя мы ушли ни чего не будет. Амелия вздохнула и слезы оттаяли, страх вырвался наружу.
  - о! с таким встречается не очень приятно. Посмотрев на серого, он ловкими прыжками оказался возле нее, подставил свою спину и носом указал в лес.
  - хотя, когда я тебя увидела, я подумала то же самое, может вообще вы животные славные ребята, чувствуете, что нет опасности, и ведете себя по-другому. Улыбаясь сквозь слезы, Амелия вскарабкалась на его спину, и они скрылись за черной чертой непроницаемого светом леса. Добравшись до своего логова, Амелия закапалась в его пушистых волосах лицом, запах был приятен и знаком, его тепло грело и не хотелось слазить с его спины. Волк остановился, присел на задние лапы, а Амелия прижалась к нему плотнее, обняла его покрепче, вдохнула его запах.
  - не хочу с тебя слазить мое чудовище, это, наверное, про меня сказку написали 'Красавица и Чудовище'. С ухмылкой произнесла она. Волк улегся на мох, вытянул свои передние лапы перед собой и положил на них морду и тяжело вздохнул. Амелия заговорила, не слазив с его мягкой спины.
  - скоро холода настанут, а я в шелковом разодранном платье, холода меня одолеют. Затихла Амелия, вдыхая его псиный запах.
  - интересно в этом лесу еще водятся волки? Задумалась она. Серый поднял морду и взвыл, с такой болью и скорбью, что Амелия затряслась от страха.
  - почему, ты с ними не в стае? Волк перевернулся на спину быстрым рывком, и девушка повалилась на мох, вскочив на четыре лапы, он холодным носом ткнул ее в плечо.
  - эй! Ты чего? Лежа на спине, возмутилась Амелия. Он сделал вокруг себя круг и опять ткнул ее в плечо своим черным огромным носом. Амелия рассмеялась так звонко как колокольчики.
  - ты со мной играть хочешь? И продолжала звенеть своим голосом. Волк склонил свою морду набок, повел правым ухом, прислушиваясь к ее смеху, взмахнул мордой и опять ткнул ее в плечо. Девушка пыталась ухватить его за нос, но его быстрота движения была очень ловкая и не уловимая. Колокольчики ее смеха волку понравились, ведь он впервые услышал ее смех, радость в ее глаза сверкнула надеждой. Он прильнул к ее лицу и стал лизать ее щеки, нос, губы, она отворачивалась и отмахивалась от его огромной морды, подставляя ему, то правое ухо, то левое ухо. В лесу становилось темно, тени деревьев надвигали тьму, в которой хранилось неведомое и пугающие. На темном небе вырисовывалась луна, гладкая, ровная, смиренная.
  - сегодня полнолуние! Взгляни наверх! Волчище подошел к ней и показал взглядом, мол, цепляйся за меня. Амелия недолго думая, ухватилась за шею, подтянула свое худое и легкое тело, и он сорвался с места. Темнота была вокруг, Амелия ни чего не могла разглядеть перед собой, только шелест травы и треск веток. Они летели во тьме сквозь стволов, проницая все, куда то глубже и глубже. В полете они были минут двадцать, когда волк приостановил ход, перед ними открылась отвесная, голубая, освещенная лунным светом и немного поблескивая в темноте скала. Быстрыми и ловкими прыжками он вскарабкался на нее, высоко, высоко, что дух захватывало. Усадив Амелию на остров из скалы около обрыва, волк уселся, выпрямил хвост, поджал одну переднюю лапу, возвысил морду носом кверху на луну и завыл. Амелия не стала не чего говорить, отвлекать его, а только любовалась им при свете луны, его величиной, его окрасом голубого цвета, его ярко желтыми глазами, мягкими ушами и черным пятачком завершающим его изгиб черных губ на длинном и остром носу. Конечно, волки воют на луну, но зачем они это делают? Задумалась Амелия. Вой ее друга плавно затих, и с левой стороны отвесной скалы раздался совсем чужой грубый вой.
  - это... затихла Амелия, когда на нее желтым взглядом посмотрел волк. Затих грубый вой, с другой стороны раздался скрипучий и видно уже старого волка, и так с разных сторон доносились стоны несчастных волков, которые так и казались, что они плачут, а не воют на луну. Волки передают луне свою печаль и скорбь, обиды, они жалуются ей, а луна в свою очередь дарит им свое сияние и вразумление. А может волки так общаются? Всплывают в голове у Амелии вопросы. Нет, они общаются в любое время суток, тоже воем, каждый вой несет свою информацию, тональность, продолжительность имеют свою роль передаваемой информации. Скорее всего, они так передают свое местонахождение, предупреждая об опасности, не суйтесь, а то убью. Ведь живя в этом кусочке леса, я не встречала чужих волков, задумалась Амелия, как возле нее раздался пронизывающий страшный вой, глубокий и не много с рыком. Она вздрогнула, мысли отступили, страх вошел в нее, что это, какой- то голос, чей- то голос, похож на человеческий страшный крик души, а может это дьявол кого- то мучает или за спиной стоит? Страх невыносим, темень, страшные вои и звуки вокруг, я одна! О! Боже спаси меня и сохрани! Серый прервал этот вой своей глубокой и угрожающей сигнализацией. Стало не очень страшно, но она поняла одно, воем при луне они разграничивают свою территорию, окончив это, они отдаются плачущему вою и немного повизгивающему, разделяя боль в нутрии их.

Сын - убийца


  В это время у мэра небольшого городка Каменка Науменко Сергея Антоновича болела голова, как спрятать своего сына Иванко и уберечь его от наказания за совершенные поступки.
  - папа, говорю же тебе, я не виноват, ты знаешь моих друзей, стоит им выпить, как их тянет на приключения! Трясучими руками он раздирал на своей голове волосы в разные стороны, стоя у окна огромного загородного дома, где вокруг пожелтевшие розы опадали и огромные кусты еще в цвете готовились к грозящей зиме.
  - ты понимаешь, что ты сделал, маленький подонок! С кулаками замахнулся отец на Иванко.
  Сын зажался в угол, закрыл лицо руками и заплакал.
  - я не думал, что так обернется.
  - ты не думал, а ты вообще думать умеешь? Надвинулся на него отец своей мощной фигурой и угрожающим видом.
  - ты отобрал любимых дочерей у отца с матерью, у кого- то они были последними надеждами, ты убийца! Ударив огромной лапой по лицу сына, так что тот откатился в другой угол. Ты убийца! Ударив его еще раз необъяснимой ненавистью к сыну. Сидеть и гнить тебе в тюрьме до окончания дней своих. Замахнувшись огромной ручищей на сына, как в комнату влетела его жена Мария.
  - прошу, тебя, прошу! Упав на колени перед Сергеем, схватившись за гачу брюк, умоляла его не избивать сына. Сергей Антонович глубоко вздохнул, задержал свою руку в воздухе, закрыл глаза и быстрым шагом вышел из комнаты со словами.
  - мать благодари!
  - мама, спасибо мама! Вытирая рукавом своего пиджака кровь из носа, сквозь слезы пробормотал.
  Мать поднялась с колен и грозным взглядом озарила сына, беспомощного и низкого в ее глазах, развернулась и вышла, подбирая длинную юбку в свои белые и тонкие руки. Сергей Антонович стоял возле окна, в гостиной наблюдая за мелким моросящим дождем за окном, и курил трубку, выпуская клубки дыма из носа. Мария вошла к гостиную, склонив голову, шурша юбкой она присела в кресло с высокой спинкой, скрестив руки на коленях, она обратила взор на мужа. Он обернулся к жене, затушил трубку и подойдя к ней смотря на ее лицо заговорил.
  - милая, разреши! Слезы выпустились из ее глаз, губы затряслись.
  - ты понимаешь, что наш с тобой сын сделал? Молчание... он изнасиловал. Молчание... не виных девушек. Молчание... ведь они могли быть и нашими дочерями... молчание...убил... он развернулся опять закурил трубку, часто прикладывая ее к губам, его руки тряслись. Его глаза выпрыгнули на унылый осенний пейзаж за окном.
  - если ты его посадишь, я не смогу жить. Поднимаясь с кресла, чуть слышно вымолвила она.
  - а так, ты сможешь жить? Оборачиваясь к жене смотря ей в глаза наполненных печалью.
  - тяжело, но смогу. Ухватившись рукой за сердце. Ты ведь знаешь, помнишь, как мы его ждали, молили Бога подать нам ребенка, когда Бог подарил нам это счастье, которое забрало у меня здоровье, красоту, сон и покой. Ты хочешь взять его и растоптать в прах.
  - он сам себя растоптал! Вскрикнул Сергей.
  - растоптал и даже более, пока я жива не отбирай его у меня, какой он не был я его люблю, материнской любовью. Ухватившись за руку муж, она взмолилась. Ему стало жаль ее ведь она была тяжело больна и ее дни сочтены. Он любил ее всем сердцем и душой, она была также по - прежнему красива, болезнь ее красила, но его сердце обливалось тоской, как только он думал о том, что ее рядом скоро не будет.
  Отбросив трубку на письменный стол с документами, ухватившись за ее тонкие прозрачные руки, стал покрывать их своими поцелуями.
  - только живи, прошу, тебя! Слезы его катились по щетинистой коже и сосредотачивались на его седых и густых усах, аккуратно выстриженных.
  - я живу, пока живу! Прильнув к его груди, она прикрыла глаза, а его руки скользили по ее жидким седым волосам.

Лесная жизнь

...
  Лесной мир стал иным, когда Амелия наконец-то мало помалу начала вставать на ноги, она почувствовала прилив жизни, счастье того, что она заново учится ходить. Серый не отходил от нее ни на минуты помогал ей и кормил ее. Амелия приноровилась жить в лесу и это ей очень нравилось, она чувствовала потребность в своем лохматом друге и представить не могла, как она оставит его, когда сможет самостоятельно, хорошо ходить. Забрать его с собой в город это безрассудство полное и жить в лесу как волк, думать и мыслить, как волк ей приходило по душе, иногда она становилась на четвереньки и пыталась повторить за серым, но ее раздирал смех над собой, она выражалась рожденный летать, ползать не может и вот рожденной человеком стать волком не может, но мыслить как волк я могу! Раз Бог затащил меня в лес, подарил мне этого чудного зверя, я буду его любить и ни куда в ближайшее время от него не денусь. И зимовать придется в лису, и нужно ее встретить с достоинством.
  Амелия научилась разводить огонь, жарила заячье мясо, высушивала шкурки, пыталась соединить их между собой на своем точенном и худом теле, но становилось с каждым днем все холоднее и холоднее. Мысли ее были заняты как себя одеть потеплее и где они будут зимовать. Одна проблема была вроде как решена, заметив на смолянистой сосне куски шерсти волка, в ее мыслях созрела идея. Обмазавшись смолой она прилепляла на себя его шерсть, было ужасно не приятно, телодвижения сковывало липкое и тягучее вещество, помимо шерсти на нее липло все, чего она касалась телом, волосы скатывались в один липкий комок, но успокаивало одно пока тепло, и ногам не больно ступать по усыпанному лесу сломанными ветками, сухими сучками, по неровностям, выпирающим камням. Не жалея смолы она обмотала всю себя шерстью и выглядела довольно смешно и нелепо, серому нравилось смотреть на нее, в его глазах и не звериным поступкам проявлялась любовь и нежность к ней. С каждым днем волк водил все больше и больше знакомил ее с лесными угодьями, стараясь выбирать те тропы, где он оставлял свои метки, то это были куски его шерсти, то разодранная кора дерева когтями, то сильный запах мочи.
  Лес становился золотым и красивым. Ходя по отмеченной волчьей территорией, Амелия стала ориентироваться в лесной гуще. Гуляя по лесу, слушая свои шаги, где-то постукивание птиц крыльями о ветки, щебетание и сварливые переговоры птичьих голосов. Девушка приглядывалась к каждой травинке, каждому кустику, но и конечно необыкновенные старые деревья поражали ее взор. Четыре ствола сосны рядом стоящие близко к друг другу, между ними не протиснуть даже руку. А их ветви, как волосы в одну сторону развиваются на ветру. Гуляя дальше Амелия встретила две березы белые, белые, поразительно какие белые, обвивают друг друга с такой любовью и нежностью их крона кучерява и золота. Среди их кроны не видно солнца, приглядевшись совсем не видно, только ярко желтый цвет рябит в глазах. Каждый день новые тропы, новые пейзажи, ну конечно, серый ни когда не упускал возможности поохотиться на мелких грызунов. Как то они пробирались сквозь каменистую местность, где прямо из твердых огромных серых камнях тянулись ввысь лиственницы их мелкие пушистые иголки радовали глаз. Но и на вкус приятно кислые иголочки, при ярком солнце кончики иголок были чуть желтые и грозились упасть на землю разом как конфетти, чуть тронь ветку, где уже золотые иголки они сыпались с переливающим звоном и цветом. Как волк прильнул к земле спрятал морду за серый выпирающий камень, заднюю часть тела держал в напряжении для быстрого и ловкого прыжка. Амелия затихла и уставилась в даль разглядеть кого ни будь, но ее глаза не находили ни кого. Быстрым разом серый настиг добычу, только белый окрас мелькал то с задних лап, то с передних, то под серым, хватка была продолжительна, девушка напряглась, думая, что с зайцами он в два счета справляется, а тут кто то иной, интересно кто? Вот ожиданию пришёл конец, волк с довольной мордой выступил из каменистого покрова с добычею в пасте.
  - какой красивый зверек, надо же, похож на горностая или на ласку, первый раз вижу в живую, а то только на картинках из учебника по биологии. Но конечно не живого, а победим тобой! С добротой и лаской отозвалась Амелия, подходя к серому и гладя его по голове между ушей. Серый от удовольствия прикрыл глаза снизил свою гордую морду к земле и начал немного повизгивать как ребеночек. А зверек и впрямь красив, его тело продолговатое с черной кисточкой на хвосте.
  Каждый раз волк приводил разными тропами к одному и тому же месту, где стояло странное дерево, ствол у него как выдуваемое стекло, ножка толстая, основательная затем надутый шар потом перешеек к следующему шару из толстой морщинистой коры, затем опять перешеек к шару и так до самой макушки из этих перешейках выпирают змеевидные ветки, голые совсем голые, только к самой верхушке, чтобы на нее взглянуть приходиться задрать голову параллельно лесному покрову, где густо растет папоротник и пятипальчиковые листья неведанных растений. Его здесь много разного вида: круглообразный, остообразный, ромбообразный, резной и ровный. На самой этой верхушке пушистые иголочки днем переливаются на солнце, ночью сверкают при слабом свете луны. Они останавливались, вернее серый обнюхивал ствол, обходил его несколько раз вокруг, задирал ногу и обновлял след. Так здесь кончалась территория проживания волка-одиночки. Совершив обряд, он свирепым взглядом смотрел на Амелию, что вот дальше его не вздумай, а то загрызут и не спросят. На этом месте было не по себе, другие звуки, другие запахи, другая растительность. Все пугало и не давало вздохнуть полной грудью свободы над этим местом. И вот дойдя до этого таинственного дерева, серый рысью походкой пошел дальше, пуская нос по ветру и чуя чужие запахи. Амелия не трогалась с места, уставившись на него и не понимая, что он хочет, но он продолжал протискиваться сквозь колючие термовные кусты, как через стену не пускающею в забытье, слегка повизгивая и фыркая носом.
  - что ты хочешь? Что ты делаешь? Замешкалась Амелия, переступая с ноги на ногу. Думая, что прогулка на сегодня окончена и уставшая и проголодавшая была настроена на другое, как серый что- то выдумал новое. Волк не останавливался и продолжал шевелить кусты с мелкими зелеными, но местами пожелтевшими лепестками с огромными, острыми и толстыми шипами, послышался запах от этих кустов, приятный, терпкий. Амелия решилась вслед за ним пойти, цепляя паутины, они облипали лицо, руки, свисали на волосах.
  - фу! Как мерзко! Ощущается это липкое, упругое существо на своем теле, которая липла и не отлипала. Вскрикивала и стонала Амелия. Мы сюда никогда не заходили, зачем ведет он меня сюда? Думала она, срывая с себя паутину. Пробираясь сквозь разросшееся кусты, ногам очень больно ступать по засохшим веткам и колючкам. Наконец дебри мучительной боли окончились, сплошные паутины и мелкая листва с иголками цеплявшиеся за волосы и нежную кожу, срывая пух пропитанный смолой, тот слой тепла, который грел, и вот она его оставляла на этих упрямых ветках, которые царапали и кусались. С полузакрытыми глазами Амелия выбралась на лесную опушку темную, сырую, где могучие кедры разрывали пространство змеевидными лапами в стороны на несколько десятков метров, покрытые густым, зеленым мхом. Травы вокруг нет только изредка папоротниковые кусты раскидывали свои кружева. Серый остановился, принял стойку, уши домиком ходили по ветру в разные стороны. Тишина зловещая тишина. Ни ветерка, ни солнечного лучика, полумрак сырость била в нос.
  - шишки! Вскрикнула Амелия. Неожиданно обнаружила она, столько много, что на целый год хватит, бросилась подбирать смоляные шишки, открывая домики, извлекая твердое, коричневое тело и кладя в рот, разгрызала. Волк обернулся на нее, сузив глаза, прибил голову к земле, зарычал р-р-р.
  - что!? Оторвала свои глаза от шишки на него, он продолжал рычать. Отбросив липкую, большую, созревшую шишку в сторону, встала. Отряхнула колени и с удивлением и покорством уставилась на него. Медленно и решительно, убедившись в том, что она следит за ним, он как кошка, аккуратно ступая по мху, обходя каждую шишку и сухую ветку, не создавая ни какого шума, ни сломанной ветки, ни треска от нее, казалось, он совсем не дышит. Они шли медленно кого-то, опасаясь и оглядываясь. Вечерний октябрьский вечер, холодом пробирал до самых костей, мурашки выскочили на теле, съежившись Амелия шла за серым. Картинка сменилась, мох плавно перешел в затоптанную и жухлую траву, лысые стволы осины придавали свет и цвет пространства, перед ними открылось кладбище.
  - о, Боже! Что это! Амелия схватилась руками за искорёженное лицо, глаза ее округлились, страх и ужас сковали каждую нервную клетку. Повсюду были человеческие кости, обгрызанные части тел, кровь, разодранная в клочья одежда, грязь, мухи и запах все вперемешку в огромном котловане для ужина волков. Мысли подступали о том, что волки это звери, безжалостные, хладнокровные твари. Амелия покосилась на своего спутника и ужаснулась тому, как она смогла остаться в живых с такой тварью, как он смог сдержать себя не съесть, не растерзать на мелкие куски. Значит он не такой, как его братья безжалостный, холодный и его кровь не кипит при виде добычи. Что с ним произошло, кто его судьбу изменил? Лица молодых девушек смотрели стеклянными глазами на Амелию и просили ее о помощи, но было уже довольно поздно, она наклонялась, казалось к живой еще дышащей девушке ее возраста, но обнаружив, что у нее нет половина тела, Амелия сознавала, что она мертва, только взгляд еще живой, такой живой, что вот, вот заговорит с ней. Они были повсюду, девушки, парни, старики, тела не понятных зверей. Серый метнул в кусты, потом к Амелии, показывая взглядом на одежду на людях.
  - нет, не ет! Не за что, лучше замерзнуть, чем я сниму с них одежду! Амелия растерялась, но твердо решила не брать эту одежду! Серый подтолкнул ее в ногу, и быстрым прыжком оказался на несколько метров от нее в сторону дома, сделав несколько кругов вокруг себя, водя носом по мху, хвост насторожился и не вилял, а как то жался к задним ногам. Амелия почувствовало не ладное и быстрыми движениями двинулась к нему, оглядываясь назад и ловя взгляды просивших о помощи.

Волк...


  ' Волк окреп и подрос, живя со странным и властным животным. Весна пришла неожиданно для серого, когда человек взял его впервые с собой в лес. Покров леса сменился с белого холодного снега, колющий лапы на желто-коричневый цвет, его лапы ступали мягко и не принужденно. Волку нравилось бежать впереди человека, ощущать его защиту над собой, он чувствовал себя нужным кому-то, и его сердце вылетало из мохнатой груди при малейшем звуке от этого человека. Волку было приятно ощущать его голую лапу на своей морде, его бархатный голос никогда не превышающий определенных нот, человек был ласков, любил с ним играть, резвиться и всегда усаживал его с собой за стол и кормил с руки, приглаживая его пушистый мех и что-то нежно шептал. Под лапами волка все жило, каждый шорох он настороженно изучал, прижимал свои огромные уши к голове и с писком бежал к человеку, он добро говорил, посмеивался и подталкивал вперед. Прогулка затянулась, они довольно долго шли, за спиной охотника было ружье, как только они подошли к непроходимой части леса и устрашающими темными деревьями, покрытыми мхом, человек снял с плеча ружье, посмотрел на волчонка, и тоскливым взглядом заглянул в его желтые глаза. Волчонок не понимал, что он хочет от него, тогда он присел на задние лапы и наклонил свою голову набок. Человек встал на колени перед ним, ухватил серого огромной рукой, прижал к груди и быстрыми движениями начал гладит его по лохматому туловищу.
  - тебе пора домой! Иди с Богом! Твердым и уверенным голосом сказал охотник, выпустил его из рук, подтолкнул его вперед к темным и страшным деревьям. Волчонок рванул вперед навстречу приключениям. Пробежав несколько метров, он оглянулся на покровителя, тот сидел на коленях и не шевелился, в руках его было опущено дулом вниз ружье. Волчонок развернулся и побежал обратно к человеку, но тот резко поднял ружье и нацелился на него, волк испугался, прижался к земле, а глаза смотрели на покровителя. Страшно и угрожающи, молвил человек.
  - пошел! Пошел к своим! К мамке к своей! Шмыгнув носом, он прицелился ввысь к самой высокой шишке на еле и бабах!!! Шишка упала на землю! Возле волка, тот с визгом рванул к темным деревьям, поджав свой хвост.
  - вот и все! Славный ты был! Убедившись, что он исчез за стволами деревьев и колючими кустами, поднялся с колен, забросил ружье за спину и медленным шагом отправился домой. Вспоминая те долгие зимние вечера за играми и валяниями на полу с волком, ни когда ему не было так хорошо, как в те вечера с лохматым. Он полюбил его как собственного ребенка, за долгие годы одиночества он не смеялся и не плакал, как появился волк, волчонок у которого была и есть семья, он знал и понимал ту опасность, которая ожидала его впереди, если он не выпустил бы его обратно к семье. Так будет лучше для волчонка и для него. Но все, же старик обернулся в сторону, куда исчез волк и встретил его жалобные глаза, волк сидел, обхватив свое трясучие тело хвостом, а из глаз его бежали слезы. Он не хотел туда в семью, где нужно выживать, где каждый сам за себя, где нужно с кровью и потом добывать себе еду, ненавидеть братьев и сестер, но идти рядом лапа об лапу, тело к телу в стае, что бы жить. Серый не хотел уходить от того кого любил, этот зверь меняющий обличия сидел в его сердце, в мозге, он не представлял без него жизнь и тут он хочет прогнать его куда? Зачем? К кому? К тому кто его не ждет и не любит так как этот человек. В сером все трепетало и кричало не бросай меня! не оставляй меня! В сердце у охотника екало, он хотел его позвать, обнять и увести домой, но страх останавливал, он боялся его семьи, боялся его поведения, когда тот вырастит и станет настоящим зверем, хищником, хладнокровным убийцей. Но миг тот миг его глаза, просящие не бросать, и доброе сердце охотника все же раскинули руки и голос сердечного счастья крикнул.
  - ко мне! Ко мне!
  Серый рванул, со всей дури, прижав плотно уши к голове и виляя хвостом и визгом счастья, стал лизать колючие лицо старика, его огромные и сильные руки. Вот оно счастье, вот оно для двоих только для них на этом куске земли! Злые собаки на гремящих цепях не выносили запах волка, страх сковывал их глотки, их жалобный лай не унимался, когда они видели его, они рвали на себе шкуру, и надрывались от злости, рвя голосовые связки. Собаки не понимали, почему хищник, убийца был не на цепи, а вольно и гордо ходил возле хозяина, спал в доме, когда они на холодной земле отмораживали лапы, да хвосты. Хозяин кормил его с руки и ласково с ним разговаривал, впускал на колени и пел ему песни, когда им бросал куски хлеба на землю и выбрасывал остатки пищи в грязные примерзшие и прилипшие тарелки. Их это еще больше задевало, на них он кричал и замахивался палкой, а серого гладил по пузу и чесал за ухом. Чем они хуже, что не так они делают, почему к ним такое отношение? Старые злые собаки так же любили и уважали хозяина, боялись его и падали к ногам, визжа от страха, когда он на них кричал, и визжали от счастья, когда он их хвалил и гладил, но они на цепи и дом их холодная и не уютная будка. Им просто приходиться довольствоваться тем, что им дает человек: еду, что бы они жили, доброе слово, ели они заслужили, хороший удар палкой, коль они разозлили хозяина. Любовь и доверие нужно заслужить, преданностью и лаской, спусти их с цепи, что они начнут делать? Конечно, долго на привязи, да и в холоде они раздерут все вокруг. Собаки разные, так же как и волки разные, охотник полюбил этого волка не потому что он житель другого мира, а потому что он понимал его, слушал и ему не нужно было говорить он все прекрасно понимал взглядом, жестом. Он заставлял смеяться охотника и плакать он давал ему надежду на жизнь, ровным счетом как он когда то дал право на жизнь этому волчонку, все по кругу, не так ли? Спаси его жизнь одна из этих собак, конечно, старик не постоит за собой, да и любой из нас отплатит этой псине тем же не правда ли?
  Ночь прекрасна своей тишиной и темнотой, она убаюкивала и призывала к покою всех, кто живет на этой планете. Вот и охотник разжег печь, подогрел молока, накормил волчонка из рук размокшим хлебом в молоке, да и сам наелся, как раздался резкий, хриплый лай, собаки взволновано лаяли и гремели цепями. Мужик распахнул дверь, что бы крикнуть собакам, умолкните! Он думал, что их не унимало то, что волк с ним в доме в тепле и под защитой хозяина. Как он увидел ширинку из желтых точек за гранью леса, рычание и злостное лаянье собак испугало охотника, он схватил ружье и навел на темный лес. Один вышел из темноты, свет луны освещал его оскаленную морду, сморщенный нос и слюни стекали с клыков, он клацал ими, озираясь на собак, потом на охотника и снова возвращался на собак, казалось собаки сейчас сорвутся с цепей, сила злости и ненависти не давала чувство боли от жестких, тугих ремнях на их шеях, их лай был хриплым и свирепым от удушья тугих ремней. Волчонок понял, что за ним пришли, его семья учуяла его запах и он привел их сюда к его любимому зверю, как им сказать, показать, что я не уйду и не троньте моих собак и моего хозяина. Волк трясучими лапами подполз к охотнику прижался к его ногам и оскалил свои молодые и маленькие клыки, сморщив нос, он постарался угрожающи прорычать, но это скорее был не рык, а детский плачь. Все затихло.
  - вы за ним пришли, вот берите его! Крикнул мужик волкам. Обращая свой взгляд на взъерошенного волчонка, который оскалил свои зубки. Если бы он был взрослым волком, он рванул бы и схватился железной хваткой с вожаком, который один вышел и показал свое недовольство, всю свою свирепость и злость. Но он чувствовал поддержку своего хозяина и не даст его в обиду.
  - иди! Иди малыш! За тобой пришли! Волчонок поднял свои глаза на хозяина и звонко тявкнул и снова устремил свой взор на пришедших, оскалив свои клыки.
  - ты ни куда не уйдешь, ты сам выбрал свою судьбу, они тебя больше не примут! Бах, раздался выстрел, бах, второй... тишина. Собаки унялись с визгом забравшись в свои будки, волков как не бывало и снова ночь призывает к покою, луна повисла над лесом и поет свою колыбель.
  - ну а теперь спать! Добрый голос раздался и серому стало так хорошо, что его ни кто не заберет и ни кто не отнимет его хозяина, которого он так любит. Мужик вышел из дому сел на крыльцо, закурил и задумчиво уставился в небо. Волчонок прижался к его ногам, терясь носом о его ботинок. Как послышался треск в кустах, серый с звонким лаям выскочил на середину двора и отважным видом стал показывать свою значимость. Миг, одна из собак сорвалась с цепи, разорвав на своей стальной шеи ремень, миг и она схватила волка за шею и начала терзать его как плюшевую игрушку. Так быстро все произошло, что мужик, не успев опомниться, как его зверек был в пасти злобной собаки.
  - фу! Брось! Нельзя! Кричал мужик, стальная хватка, кровь брызнула из под клыков суки. Бах... и с визгом отлетела мертвая собака от покусанного волка, он лежал с открытым ртом и хрипел, его глаза были стеклянные, смотрящие в небо.
  - малыш, не надо! Дорогой! Подхватил его мужик на свои ладони, перекрыл прокусанную артерию большим пальцем и внес в дом со словами.
  - нет! Не так ты умрешь! Держись, прошу тебя, держись! Волчонок истекал кровью, артерия рваная, открытая рана. Охотник быстрыми движениями налег на иголку с нитками и в буквальном смысле начал штопать волка. Слезы катились по его щекам, а губы шептали.
  - не умирай! Волчонок уставил свои безжизненные глаза куда-то вдаль, сердце почти не билось, его голубоватая шерсть была окрашена в красный цвет, огромные пальцы не отпускали волчью шею, они танцевали с иглой и ниткой. Долгие бессонные ночи провел охотник над волком, он боролся со смертью, которая смотрела ему прямо в глаза и дышала на него ледяным дыханием.'

Убийца

...
  Патрульная машина подъехала к загородному дому Науменко. Из нее вышел Петр Васильевич, скрипя снегом и укрывая нос от мороза кожаной и колючей перчаткой, он позвонил в дверь. Дверь распахнулась и перед ним выросла черная фигура, молодой и ухоженной гувернантки.
  - добрый день, я к Сергею Антоновичу!
  - добрый, проходите, он в кабинете. Проходя по длинным коридором, Петр всегда умилялся изысканности этого дома современного стиля с вентажным, повсюду старые чёрно-белые фотографии, фарфоровые статуэтки, сочетались с Черским хрусталем под потолком на брусчатом, но тщательно отделанным и лакированным дубовым потолком. По коридором стелились ковровые дорожки с низкими столами, ножки у которых были выполнены из рогов, оленя, барана, волана и даже из бивней слонов. На этих стеклянных низкорослых столах располагались глиняные горшки с роскошными белыми, красными розами. Где-то встречались головы медведя, волка, оленя и они смотрели на всех, кто проходил и казалось, что они следят.
  - извините, можно войти? Приоткрыл немного дверь в кабинет Сергея Петр, заговорил.
  - да, прошу Вас! Оторвал глаза на вошедшего Петра, Сергей Антонович от документов, сидя за своим огромным дубовым столом. Закурил трубку, глубоко захватил дым и нахмурившись спросил.
  - чем могу быть вам обязан? Выпуская дым изо рта.
  - я к вам по тому и тому же делу, оно не закрыто и сильно бередит мое сердце. Я хотел вас просить, дать разрешение на самодеятельность, коль вы так холодно относитесь к этому делу! Сергей встал из за стола подошел к окну, и задумчиво сказал.
  - холодно?
  - да, именно холодно! Матери не успокаиваются, не спят ночами, просят меня найти и наказать!
  - вперед! Развернулся Сергей и глянул на Петра, что тот чуть не упал со стула от свирепого взгляда. Вы умеете бороться с волками! Ну да к давайте! Что же вы сидите?
  - мы с вами оба знаем и понимаем, что это не волки! Ведь жертва не сама пришла к волкам, а ей помогли! Встревожился Петр от надвигающей фигуры Сергея.
  - я вас прошу, закройте дело и в воду концы! Наклонился Сергей к уху собеседника.
  - я не сделаю этого! Пока не найду! Ведь умерла моя дочь! Моя, а не ваша, я бы посмотрел на вас, если бы у вас была дочь и ее безжалостно изнасиловали и бросили на съедение волкам, как бы вы говорили, забыли бы? Тыкая пальцем в плечо Сергея, у Петра горели глаза. Сергей усмехнулся, выдувая дым.
  - но у меня не дочь! А сын! И я не знал того, что у вас была дочь, поскольку я знаю, вы одинок!
  - она была мне как дочь, я ее растил с пеленок и носил ее вот на этих руках, она выросла на моих глазах. И это не вам говорить, кого мне любить и с кем мне жить. Разгорячился Петр. Сергей отошел к краю стола и из-за его спины выплывал горький дым. Петр продолжил.
  - почему вы так против поисков и наказание виновных?
  - если бы в моих силах было хоть чуть, чуть того что я хочу сделать, я бы не только наказал, я бы также с ними поступил, как они твари, суки, сотворили с этими невинными созданиями. Слезы навернулись на глаза. Но Сергей продолжал стоять спиной к Петру. Петр внимательно смотрел и слушал Сергея и не мог понять, что же с ним такое? Через тихие минуты Сергей обернулся к Петру и промолвил.
  - прошу вас, не беспокоить меня в моих покоях! И прошу забыть это дело, придёт время, я сам накажу. А теперь будьте любезны удалитесь!
  - но...
  - удалитесь!!! Строго и резко отрезал Сергей. Петр Васильевич смиловался и вышел из кабинета. Что-то не то? Как то подозрительно все это! Его тоже это мучает, но мешает что-то, выполнить свой долг! Закрутились в его голове мысли, когда он проходил огромную и светлую гостиную, где возле камина сидела Мария и вязала белоснежное кружевное покрывало. Он остановился и невольно засмотрелся на пожилую, седую женщину. Ее худые руки прыгали со спицами играя с петлями белой шелковой пряжи. Она была само совершенство, кроткая красивая женщина, с грустными глазами и бледными губами. Вдруг она подняла свои глаза и встретила его, он растерялся, покраснел и поклонился, пошел дальше по коридору, как услышал пение ее слов.
  - Куда же вы Петр Васильевич! Он вернулся на место.
  - здравствуйте Мария Елизаровна!
  - здравствуйте! Что же вы проходите мимо и не здороваетесь!
  - простите, виноват, не хотел вас отвлекать от вашей работы, очень красиво! Подходя ближе к ней и удивляясь ее красоте.
  - да вот к смерти готовлюсь! Раскрывая кружева в своей белизне и узорами.
  - к чьей? Удивился Петр.
  - к своей. Раз уж вы так часто к нам приходите, значит скоро! Он не понял. Задумался и взглянул на ее ровное мраморное лицо, она как кукла без эмоций смотрела на него и он не мог понять то, что она имела ввиду.
  - вы меня простите, но я уже понял со слов Сергея Антоновича, что приходить не нужно. Я удаляюсь и больше вас не потревожу.
  - да, будьте так любезны, осталось совсем не долго. Чуть заметно улыбнулась она, и красота ее стала еще больше привлекательнее. Выйдя из дому, Петр был в сомнениях, как на встречу к нему по очищенной дорожке от снега шел Иванко.
  - здравствуйте Петр Васильевич! Звонко поздоровался он, чуть заметно напрягаясь.
  - здравствуй! Как ты вырос! Жениться тебе пора! Остановился Петр смотря в глаза Иванко.
  - последний курс заканчиваю!
  - ну и кем же ты будешь, профессором? Усмехнулся он, натягивая кожаные перчатки.
  - почти, доктором! Отводя глаза от полицейского и продвигаясь мимо него к дверям дома.
  - ну всего хорошего! Сказал Петр, справляясь с перчатками.
  - и вам того же! И быстрыми шагами направился к дверям, подойдя к ним он обернулся на Петра, убедившись в том, что он не за ним. Их взгляды встретились, и Петр увидел в его глазах страх, сомнения и вину. Иванко испугался его взгляда, резко отвернулся, и вошел в дом. Какая вина? Задумался Петр, садясь в машину и паром, дуя на свои замершие руки в кожаных перчатках. Иванко разделся, и проходя гостиную, увидел мать, замешкался, но все же вошел и поздоровался с ней.
  - привет, мама!
  - здравствуй! Продолжала она вязать кружева.
  - красиво. Взяв в руки тяжелое полотно и вглядываясь в работу старательных рук мамы.
  - как учеба?
  - отлично! А как ты себя чувствуешь? Мать подняла на него свои уставшие глаза и сказала. - скажи мне сын, ты хоть одну из этих девушек знал? Иванко прильнул на пол одним коленом возле ног матери и внимательно посмотрел на нее, сказал.
  - не стоит!
  - нет, стоит и очень даже! Заслезились ее глаза.
  - нет, не знал!
  - что ты чувствовал тогда, убивая их?
  Глаза Иванко расширились, он не знал что ответить. Воспоминания о том, что он совершал, кололо и терзало его память, и глядя на мать он вспоминал это, он был омерзителен сам себе. Но он это делал не один и не один раз, его это забавляло и веселило в тот момент, когда они с друзьями пили, курили и нюхали наркотики, им казалось, что они боги и могут делать все то, что им хочется. Они даже не представляли того, что у этих жертв есть матери, отцы и что вообще существует суд, суд родителей был невыносим ему, было тяжело находиться дома, он старался избегать мать, а отца боялся всем своим я. Чем он думал тогда? Он хотел казаться наравне с друзьями и не отставать от них, наркота двигала им в разные стороны. Оборвав общение с друзьями в одиночку ему было тяжело справиться с этим, девушки ему снились, особенно та рыжая с синими глазами, сильно она запала в его памяти, он постоянно думал о ней, а иногда плакал.
  - удовольствие. Прямо смотря в глаза матери, он ответил правду.
  - удовольствие? Повторила мать, заплакав, ее слезы стекали по ее мраморным щекам одна за другой. Иванко протянул руку, что бы смахнуть слезинки, как она резко сказала не шевелясь.
  - не надо! Он опустил руку, встал и хотел, было выйти, как она стальным голосом сказала.
  - вернись! Он обернулся и сказал.
  - ты устала, отдохни.
  Она поднялась с кресла, подошла к нему, и глядя в его глаза сказала.
  - ты был желанным, я желала тебя всем сердцем и молила Господа дать тебе все в этой жизни, но видя то, что ты получил все от этой жизни, оно тебе добра не принесло и теперь я желаю всем сердцем смерти тебе и молю Господа послать тебе несчастья и болезни.
  - я заслуживаю большего, мама! Хриплым голосом сказал он, глядя ей в глаза, отворачиваясь и уходя.
  Совесть и грязные поступки грызли внутри Иванко, в нем было двойное я, и каждая кричала и доказывала свою правоту. Он мучительно хотел справится со своими чувствами. Что произошло? В какой момент его совесть проснулось? И что теперь ему делать со всем этим? Амелия, ее имя звучало в его сознании, ее глаза, тоненький голосок, тот взгляд перевернул все в его душе, а ведь он совершал эти поступки, он собственноручно резал горло молодым девушкам, лично он сам соблазнял молодых красавиц и ему это нравилось, он как будто играл в какую то игру, он не осознавал и не мог представить, что за этой игрой есть законы и правила жизни, что за всем этим лежит наказание.
  Он рос в благополучной семье, где строгий отец был примером для него, а его мать самым нежным и добрым человеком на земле. Он безумно любил свою мать, и никогда не обижал словом или поступкам, всегда старался удивить ее, лишний раз находил повод, чтобы обнять ее и поцеловать. Сам Иванко был спокойным и уравновешенным ребенком, был примерным учеником и всегда пытался подражать своего отца. Костяной круг его друзей сложился самого детства, все они дети, чьи отцы занимали высокие почетные места среди политиков и власти города. Гришка был ближе всех, с ним было очень интересно, он придумывал необычные игры и всегда был рядом в трудную и легкую минуту. Степка и Ринат всегда поддерживали ребят и были на их стороне. Ребята построили себя огромный дом на старом, развесистом дереве, глубоко в лесу, чтобы собираться там и строить свои планы, вести переговоры, как делали их отцы заседая в огромных палатах мэрии. Их игры были не затейливыми, ребята придумывали свои законы, и клятвенно выполняли и следовали им.
  Однажды когда мальчишкам было по двенадцать лет, Ринат неожиданно и быстро собрал всех ребят, и рассказал, как его кошка залезла в его портфель. Разорвала в клочья его тетради и дневник, где были только одни пятерки и в придачу опорожнилась в его новый портфель, который ему привели с Америки, он с огромными слезами на глазах рассказывал, что как это возможно, что он жаждет убить свою кошку, отмстить ей за такой поступок! Ему было очень больно от проступка кошки которую он любил и почему она так сделала. Он всхлипывал, вытирал рукавом свой нос, шмыгал и смотрел на своих друзей, на их реакцию. И тут Гришка со злостью в глазах сказал
  - убей ее! Ринат зыркнул на него с вопросом
  - Убить? Ну типа я ее люблю и она не винная!
  - как это не винная? Подхватил Иванко. Ведь она сгрызла твои тетради и еще в придачу обсала все твои вещи!
  - ты до сих пор ее любишь? Вклинился Степка.
  - давай сделаем так! Привлек к себе внимание Гриша, разводя руки в сторону. Принеси ее сюда и мы все вместе накажем ее! Покажем ей, что она совершила ошибку, поступив так.
  - точно! Подхватили друзья, ухмыляясь и похлопывая Рината по плечу.
  - давай ее сюда! Не унимались ребята. И когда кошка была доставлена в их штаб. Ребята разобрались с ней в один миг! Сняв скальпель, и расчленив бедное животное, они бросили куски мяса на съедение волкам. Не боясь ходить по лесу, углубляться в лесную гущу, и встретиться с волками им было не страшно, а на оборот все это заводило их, и они придумали себе новую игру, находили или подбирали на улицах города животных и вершили суд над ними.
  А когда пришло время выбирать себе профессию они даже не думали, единогласно было поступать в медицинский институт на хирургов, так как это игра вскрытие чего - то живого им была до смерти интересна.
  А когда произошел первый случай с невинной девушкой, это было в середине четвертого курса, медицинского университета. Шел экзамен, на операционном столе лежала девушка лет двадцати, ее обнаженное правильных черт изгиб тела, был так великолепен, что многих парней возбудило ее прекрасное тело. Смиренная, спящая девушка под наркозом, была обворожительна, На экзаменационные операции приглашали по пять, шесть человек, и как раз в той самой группе оказалась четверка лучших друзей, и заметить самых лучших на факультете. Ребята были немного ошеломлены, в морге расчленение и все возможные мини операции, были как правило уже двух, трех дневной давности тела, или вообще отмоченные в спиртовых растворах. Да несомненно они присутствовали на операциях, но как правило им попадались пожилые люди или в основном мужчины. Профессор тщательно вел подготовку к операции, внимательно и осторожно все объяснял и показывал, так как это была операции на кишечник и нужно было разрезать весь живот от самой линии груди до лобковой кости и тут профессор обратил свое внимание на Гришку, у которого был затуманен взор, и его внимательность куда то улетучилось. И тут профессор решается предположил скальпель Гришке. С трясущей рукой парень взял скальпель, поглядывая на всех, профессор не унимался он указывал, и показывал как надо делать уже не в первый раз. Гришка над вис над телом, его глаза гуляли по обнаженному телу девушки, и о чем он думал, но его рука тряслась. Тут внезапно Гришка сказал
  - не могу! Чего то испугавшись отрезал он.
  - я могу! Вызвался Иванко и ловким движением взял скальпель из рук друга со словами.
  - смотри, ты вершишь! Эту операцию полностью выполнил Иванко, только руководя и выдавливая из себя слова.
  - пинцет, отсос, бинты, скальпель, тампоны, игла .......
  - вы сдали экзамен! Вы меня удивляете с каждым разом все больше и больше! Отличная работа! Пожимая руку Иванко, а тот в свою очередь охватил всех своим взглядом с ухмылкой.
  В этот же вечер ребята собрались в загородном доме у одного приятеля, празднуя сдачу экзаменов. На этой вечеринке было около сотни ребят с разных факультетов, мальчишки и девчонки, зажигали вовсю. Небольшая кучка парней забралась на стеклянную крышу огромного особняка, откуда они могли видеть всю движуху, внутри самого дома. Четверка лучших друзей уже не в первый раз на этой ежегодной медицинской вечеринке, где устраивали шоу. Проводили операции, эксперименты над трупами людей и животных, а так же были обряды в посвящения первокурсников. Крыша это было излюбленное место для ребят, так как от туда все было видно, и они могли вдоволь на общаться между собой. Те кто впервые забирался на эту крышу всегда были удивленны охали и ахали! И задавали много вопросов про эту крышу. Из какого стекла она была сделана? Выдержит ли она нас? Не светит ли солнце так сильно и не жарко ли в доме летом, и кто ее моет, и как это вообще возможно и многое другое. Эта вечеринка проходила в весеннюю сессию между 23 февраля и 8 марта, на улице было достаточно свежо и ободряюще в мартовскую ночь, с этой крыши виднелся город как на ладони, всевозможные разноцветные фонарики расстилались по утонувшему городу во мрак и создавали сказочность и волшебство. И тут ребята затянули кубинские сигары, как один достал из кармана белый порошок в маленьком прозрачном пакетике со словами.
  - хотите попробовать? Гришка быстро ухватил этот мешочек и сказал
  - это то о чем я подумал? Всматриваясь в содержимое.
  - высшего сорта, мой отец возит и дал мне на пробу.
  - отец? От чего он так тебя не любит? Отозвался Иванко
  - все у нас с ним нормально! Мы даже иногда одних телок имеем! Отозвался пятикурсник, раскрывая пакетик и высыпая содержимое себе на указательный палец и глубоко затягивая себе в ноздрю белую пыль.
  - дай мне, протянул Иванко.
  Все последовали примеру, и по кругу этот пакетик разошелся на раз, два. Спустившись с крыши, ребята были под кайфом, и навеселе. Шоу было в разгаре в полумраке в задымлении, по средине огромной мраморной гостиной стоял круглый стеклянный стол, где лежала обнаженная девушка, а во круг нее мелодично танцевали обнаженные парни, и тут появляется врач в белом халате и в белых перчатках с набором инструментов, где сейчас должна состояться настоящая операция. Добровольцы сами шли на подобное мероприятие, за это им платили не маленькую сумму, как организатор таких действий говорил, если, эта сумма денег покроет твое лечение если, что пойдет не так! Но за десять лет практики все было на высшем уровне и люди жили и ни кто пока не умирал. Многие соглашались, на убийство, а деньги отправлялись семье. Операции были разными, обычный аппендицит, грыжа, а бывало даже пересадка почек или сердца, была даже по удалению конечностей или мужских органов. Вообщем зрелище было как раз для тех кто все это любил. Это была закрытая вечеринка и на нее съезжались избранные студенты разных городов медицинских университетов. И на этих вечеринках крутились не малые деньги и связи. Гришка под набрал лишнего и у него развязался язык, тыкая Иванко в бок он подозвав его к себе.
  - Иванко, я сегодня облажался, чувствую себя, как урод в штанах.
  - да не спорю! Чего испугался то? Опустил руку на плечо приятелю.
  - прекрасное тело, обладательницы смутило, как то рука дрогнула.
  - тебе нужна практика, дружище! Гордо сказал Иванко
  - а где ж ее взять? С усмешкой отозвался тот
  - выбирай любую! окидывая рукой танцпол девчонок.
  - ты реально? Усмехнулся Гришка.
  - а что нет то! Что тебя держит? С серьезностью ответил тот.
  - я весь вечер сморю вон на ту блондинку, вон в том углу стеснительно танцует. Указывая взглядом на молоденькую студентку.
  - ну, да ничего такая! Познакомимся?
  - ну давай! С легкой улыбкой соглашаясь
  Парни быстро окучивали молодую, очень смазливую девчонку. Ведь им не стоило труда, Иванко был высоким смуглым брюнетом, улыбка окаймляла белоснежные зубы, всегда гладко выбрит, всегда был одет с иголочки, очень любил классику, подтянутое упругое тело, было в облегающей рубашке либо в футболке подчеркивая тем самым извилистый торс парня. Гришка был так же высоким, черноволосым парнем, имел большую мускулистую массу тела и очаровательные голубые глаза, любил похвастаться перед друзьями, новыми дорогими шмотками, и спортивными тачками, которые дарил ему отец, чуть ли не каждый год.

Домой


  Амелия снова и снова прокручивала то место, где они побывали с Серым. Ей хотелось вернутся туда, хотелось увидеть еще раз это место, увидеть людей, хоть и мертвых но людей. Сердце заныло, ей безумно захотелось домой. И вот когда они прогуливались вдоль бурлящей реки, Амелия вдруг остановилась, присела на мелкую гальку и заглянула в реку, где увидела свое отражение, она заметно похудела, щеки впали, а глаза стали еще синее чем прежде, ее рыжая капна свисала по плечам, но все же она понравилась сама себе. Сзади подошел волк и вместе с ней заглянул в реку.
  - это кто? Повернув свое лицо к лохматом, и нежно улыбаясь Он положил свою морду ей на плечо с грустными глазами, да он почувствовал ее грусть, ее тоску.
  - милый мой. Ухватившись руками за его морду она произнесла. Я благодарна тебе за то, что ты меня спас! Я полюбила тебя всем сердцем, но я человек! И мне безумно хочется вернутся к людям! Опустив свои руки она отвернулась от Серого, слезы выкатились из ее глаз. Ей стало жалко себя, Амелия начала вспоминать свою жизнь с людьми, бабулины добрые глаза, ее наивкуснейшие блинчики и прям сейчас захотелось ими полакомиться, а потом мысль сменилась, ее сердце не выдержало, узнав, что меня нет и, что я не вернусь уж больше никогда! Сердце ойкнуло. Девушка обернулась в сторону волка. Он медленно удалялся в сторону леса, хвост опущен до самой земли, а лапы медленно перебирали из стороны в сторону. Амелия встала на ноги и окрикнула его.
  - серый! Эхо разнеслось по устьям реки, но он не обернулся, он удалялся медленным шагом.
  - что делать? Обжигающий вопрос соскользнул с ее губ. Ведь совсем недавно она была уверенна в том, что останется на зиму с волком, была уверенна в том, что не покинет, лохматого друга, ведь ей так хорошо с ним. Но человеческая натура берет свое! Я могу сама ходить, могу сама дойти до дому, узнать обстановку как и что, и решить уж точно, как дальше быть. Но в глубине души она понимала, что добравшись до дому она уже никогда не вернется в лес, но душа и сердце будет истекать кровью о милом чудовище. Но я же не могу остаться здесь навсегда! Выпрыгнуло у нее в голове. Жить в лесу как животное, учится выживать, сражаться и бороться за свою жизнь! Ну и если волк умрет! Мой волк.... Печально проплыла фраза в голове. Что тогда мне делать! Как дальше существовать? А я ведь планировала свою жизнь иначе, выучится на врача, достигнуть чего - то в своей жизни, помогать и лечить больных! Влюбиться, выйти замуж, и нарожать маленьких детишек! Но вот так уж произошло в моей жизни, что я оказалась в лесу совсем одна, униженна и опозорена. Но надо дальше шагать, надо дальше жить. Вечер надвигался быстро, холодный октябрьский ветерок становился колючим и морозным. Амелия съежилась, еще раз взглянула в сторону волка, и не увидела его, он исчез среди голых деревьев, ей стало не по себе, ее терзали сомнения, ее нутро тянуло в город, а сердце с душой к волку.
  - ААААААА.......... Со злостью выпустила крик души из своей глотки. Опустившись на колени, ухватившись руками за лицо, она зарыдала. Людская жизнь всплыла перед ее глазами, она снова окунулась о воспоминаниях своего детства, свою подругу Лию, школу, друзей, экзамены и все это безумно хотелось вернуть, ощутить запах книг, запах духов, запах бабулиных рук, ее кулинарных творений, ощутить на себе, одежду, домашнюю байковую пижаму, почувствовать хруст чистой постели, ощутить кожей горячий душ, шампунь для волос, крем для рук и лица, ей просто хотелось с кем нибудь поговорить, услышать чей нибудь голос, смех, ей просто хотелось в цивилизацию, ко всему тому по чему она так соскучилась. Взглянув в ту сторону, где исчез ее зверь, пройдясь глазами по каемки леса, пытаясь все же разглядеть голубую шерсть, в надвигающихся сумерках. Но волка ни где не было, ее глаза смотрели и искали ответ, но ответа не было, только она одна посреди леса у бурлящей ледяной воды. И тут она принимает решение идти, идти домой!
  - Домой! Выкрикнув это теплое слово, от которого все внутри сжалось, домой! Ее мысли начали трезво соображать, дойти до Волчьего, а там уж найдутся тропы, следы машин, или вообще посчастливится, набреду на туристов! Вот только в какой стороне оно? Оглядевшись до нее дошло, реки впадают в озеро, значит нужно идти вдоль реки вниз и она обязательно приведет к нему. Страх медленно подкрался и захватил все внутри. Но собрав все всю свою волю в кулак, она произнесла несколько фраз, как бы успокаивая себя.
  - ну я же как то выжила? Как то прожила в глухом месте тайги четыре мясяца, с двумя сломанными ногами, и вот я стою на своих ногах, я чувствую их, вот они. Радуясь и смеясь своим заслугам и понимая, то что реально она прожила четыре месяца одна в диком лесу, ее сознание приняло это.
  - ну значит и до дому доберусь, пусть эта дорога займет несколько месяцев, но я буду с каждым шагом и днем приближаться к дому, туда куда я хочу сейчас вернутся!
  - Прости меня мой лохматый друг, как же бы я хотела тебя сейчас обнять и заглянуть в твои глаза. Но ты почувствовал меня, ты понял, что я хочу, чего желаю! Мне было очень хорошо с тобой, может когда нибудь мы еще с тобой встретимся. Ну почему, ты не можешь меня проводить, защитить, указать верный путь? Почему ты ушел? Крикнула она во все горло. Ей казалось, что он рядом и слушает ее. Тишина, ни единого звука. Только ее громкое дыхание.
  - прощай! Выдавила она, разворачиваясь в сторону вниз по течению.

Волк

  Волк умирал. Руки охотника не опустились. С каждым длинным и неумолимым днем, человек был над волком. Обрабатывая раны, аккуратно делал перевязки, поил его молоком, разговаривал, похлопывал огромной рукой его по плюшевой голове. Но надежда умирала, волк тяжело дышал, поскуливал, а из раны сочилась кровь. Человек решается оставить волка и удалится на весь день, что принести ему лекарства, он прекрасно знал, где его взять и кто ему принесет, это его жена Амелия Петровна, они один раз в месяц встречались на опушке, где заканчивались владения волков и крупных животных, где было безопасно для любимой женщины. Чтобы туда добраться потребовалось пол дня ходьбы от зимовья. Он прекрасно знал, что во время его отсутствия, Волк мог умереть, ведь он уйдет рано утром и вернется поздно вечером, так сказать уже давно за полночь. Но без этого лекарства волк в любом случае не выживет, рана глубокая и начала гноиться. Мужик не хотел терять своего друга и всем сердцем хотел спасти волчье сердце. Медленно взяв в свои огромные ладони щенка, охотник прижал его к груди, тихо прошептал..
  - живи, прошу тебя живи, ты мне нужен! Я скоро буду, спи, набирайся сил. Нежно поцеловав зверя в ложбинку между ушей он уложил его в мягкую шкуру медведя, собравшись в долгий путь, он еще раз окинул своего волка со слезой на щеке, он вышел прочь из дому, закрыв за собой плотно дверь.
  Всю дорогу мужик не мог найти себе покоя, его сердце ныло, и он не сможет простить себе того, что по его вине собака сорвалась с цепи и разодрала волка. Вновь и вновь он прокручивал те дни которые провел с ним, ведь он никогда не был так счастлив как с этим дикарем! И вот так по глупости он с ним не может расстаться, пробираясь сквозь густую чащу он забыл про опаску, что он может встретиться с медведем или элементарно с волками, которые следят за ним и ждут пока тот потеряет бдительность. Но ему повезло, пробежав те места, где были его силки для зайцев, хорьков, и все возможные капканы, и не проверив их, поймался ли кто, или выкрутился зверек из силков, чтобы снять добычу свежую, а не тухлую и чтоб трупное мясо не привлекло лесных зверей, любивших полакомиться на готовое, или заново установить силки, поправить чего или перевязать или просто напросто убедиться, что все на месте и не сломали ли туристы его сооружения. Ну и в конце того он любил радовать своей добычей свою милую матушку, которая так верила ему и любила своего егеря. Ведь разлука их только сплощала и усиливала связь между ними. Ведь они когда то и познакомились в лесу. Амелия Петровна очень любила бродить по лесу собирать травы, так как мать ее была лекарем нетрадиционной медицины и к ней съезжались с разных городов за лечением, когда девочка стала уже взрослой, она самостоятельно отправлялась в лес за лечебными травами. И тут увлекшись собиранием трав, да еще наивкуснейшей земляники, забрела в незнакомую сторону леса. Там- то она и встретила своего принца на высокой ели вниз висящего головой, веселого парня. Повстречавшись несколько лет втайне от всех, Игнат и сделал предложение своей Амелии. Так и жили они порознь друг от друга, он в тайге, перенявшие дело своего отца, а тот своего отца и так до глубоких корней хранителей леса, а она на окраине самого города, редкие встречи и сумасходящие объятия и поцелуи. Вот она! Вот легкий стан, ее глаза и улыбка. Проведав свою историю, он попросил вернутся с ним в зимовье, вылечить и поставить на ноги волка. Недолго думая, она согласилась. Это было не безопасно, но рискуя жизнью, она выполнила просьбу своего хранителя леса. Всю обратную дорогу Егерь молил Бога о жизни своего волка. Ему хотелось вновь увидеть его глаза полные радости, добра и любви! Он был не обычным волком, он был в глубине сердца и он твердо верил, что сможет его спасти, а он же в ответ отблагодарит его своей любовью и верностью. Обратной дорога казалась длиннее вечности, истерзавшись сомнениями жив или мертв? Мужик нервничал и спешил, а Амелия по пути умудрялась собирать нужные травы и аккуратно складывать в свой льняной мешочек. Наконец то добравшись до зимовья, услышав лай бешеных собак, мужик закричал.
  - замолчите! Свои идут. Аккуратно открыв дверь, мужик зажег лампу у входа, так как уже была глубокая ночь, и увидел волка стоящего на четырех лапах, измученного и уставшего с вопросительными глазами ' ну что так долго'. Несколько мгновений и волк упал, закатив глаза. Подхватив его он крикнул Амелии.
  - давай же, действуй, он жив, он жив, он жив, он жив. Опуская его на шкуру медведя, зарыдал как ребенок. Он ждал меня, ты слышишь, он дождался меня, Амелия. Женщина выпустила слезу, она почувствовала связь между животным и человеком и ее это так взбудоражило.
  - ну что ты! Милая, давай же! Оглядев зверя, ощупав его исхудалое окровавленное тело, Амелия принялась за лечебный отвар, при этом делая примочки из кашеобразной мази, сделанной своими руками. Мужик только курил и наблюдал за происходящем. Изредка выходил на улицу, чтобы взглянуть на небо, и озираясь по сторонам, убеждался, что волки не вернулись. Подбрасывал дрова в топку, наливал воды в ведра, и снова усаживался возле волка, курил, гладил его по морде, приговаривал.
  - все хорошо! Я здесь! Живи, мой волк, мой малыш. Живи. Уставшая от долгой ночи Амелия вымотанная, уснула держа на руках волка, на медвежий шкуре. Мужик не вставая с крыльца, встретил рассвет, светлое ясное небо предвещало хорошую погоду. Вокруг защебетали птицы, в траве просыпалась жизнь, легкие солнечные лучики солнца упали на лицо Игната. И тут раскрылась дверь, и на порог вышла Амелия.
  - все! Присаживаясь рядом с любимым человеком, укрывая его пледом и приобнимая за огромные плечи.
  - что все? Испуганно повторил Игнат.
  - все, все позади! Он будет жить! Твой зверь будет жить! С усталой улыбкой прошептала она.
  - спасибо тебе моя родная! Я уж было отчаялся! Не мог поверить в то, что он умрет. Обнимая свою миниатюрную бабулю, и прижимая крепко к груди.
  - это очень опасно. Не мне тебе говорить. Аккуратно пытаясь донести суть происходящего.
  - что опасно?
  - этому волку уже не воссоединится со стаей, его изгнали, ты нарушил закон стаи!
  - знаю! Воскликнут Игнат. Они уже приходили, но он сам сделал свой выбор и чуть не поплатился своей жизнью.
  - это хищник, убийца! Он может в любой момент тебя предать.
  - не правда! Качая головой из стороны в стороны.
  - ты же знаешь суть волков? Не мне тебе говорить.
  - милая, если оно так, пусть съест меня, пускай предаст, я буду рад умерить от его клыков.
  - что ты такое говоришь?
  - знаешь, я чувствую его, он не такой, он другой, у него есть душа и я твердо могу сказать, что если сердце волка полюбит оно уже ни когда не предаст и тем более не съест.
  - да кто тебе такое сказал? Сколько случаев было! Что волк с человеком воссоединялись и в итоге он его раздирал! Просто искал возможность!
  - неет, все не так! Это люди так преподносили! А мой дед мне рассказывал, много всего про волков! Он говорил, есть волки одиночки, они не в стае! Они изгнаны или наоборот сами уходили, или они были смешаны кровью или знали тепло рук человека, и если эти волки не доказывали свою власть и силу над другими волками, они просто умирали, либо в схватке с альфа самцом, за территорию обитания, они должны показать и доказать всем остальным стаям, что у них своя территория и в нее лучше не входить и волки придерживаются этого правила, и принимают выбор волка одиночки, так как его сила выше альфа самца, либо от того, что очень слабы и не способны к жизни в одиночестве. Малыш в любом раскладе обречен, даже если бы он ушел к своим, они бы его убили, так как он почувствовал тепло рук человека, и почувствовав однажды, они способны предать стаю, ради человека. Ради тепла и любви, трепета перед ними. Ведь эти звери они способны любить до конца дней своих. Что бы там не говорили. Я спас его, это моя ошибка, это я допустил это и я сделаю из этого зверя настоящим хладнокровным убийцей, сделаю из него бойца за жизнь человека! Я приручил его, я и защищу его! Глубока вздыхая и обнимая свою любовь так крепко и сладко, от предвкушении, что Малыш скоро поправится.

Друг

  Гришка рос с отцом, в богатстве и роскоши. Его отец был известным человеком, он крутился в кругах местной мафии, и был владельцем крупных казино не только в маленьком городке Каменка ну и по соседству в крупных миллионных городах. От этого его часто не было дома и отсутствие отцовской ласки, родительских наставлений, Гришке не хватало, мать его умерла при родах, поэтому слово мама он не воспринимал, и ни когда не чувствовал материнской любви, и никогда не испытывал чувства нежности, ласки к другому человеку. Девушек у него никогда не было, да ему как то не то, чтобы не хотелось, он просто не понимал и ни кто ему не рассказывал про любовь, что можно влюбиться и растаять в объятиях любимого человека, дарить ему свою ласку и теплоту, отдаваться этому человеку полностью и доверять ему как самому себе. От этого Гришка вырос замкнутым и озлобленным, так как еще в придачу в его воспитании не было слова 'НЕТ', все было для него, и вокруг были одни гувернантки, толстые без форменные тетки, постоянно что - то делая и мельтеша перед глазами. На четырнадцать лет отец подарил Гришке женщину, научил его, как правильно обращаться с ней, как любить всего один час и отпустить домой. И с тех пор к Гришке приезжают самые разные девушки, каких он только пожелает, так и не испытав чувство любви, страсти и нежности прожив до двадцати двух лет.
  Когда парни собирались на вечеринках или на дискотеках, где было множество девчонок и его друзья ловко обольщали прекрасную половину и уводили с собой, что бы потешиться с ними. Гришка этого делать не умел, он привык брать, то что ему дают, он не умел ухаживать, отвисать комплименты или как то пленить девчонок. Он просто всегда оставался в тени и наблюдал за обстановкой, приходя домой, просто вызывал себе несколько девчонок, делая свое дела и выгоняя их из дома, обсыпая денежными вознаграждениями. Он не понимал, когда его друзья рассказывали, как они соблазняют девчонок и они, отдаются совсем бесплатно, как это вообще возможно?
  И тут Иванко ему предлагает, совместно соблазнить девчонку, оду на двоих! Ему эта идея очень понравилась, ведь такого у него в жизни еще не было. И когда она соглашается идти с ними в уединенное место и заняться с ними любовью, абсолютно бесплатно, его сознание взбудоражило от предвкушения ближайшего будущего. Но когда вдруг дело дошло до интимной близости, в машине на окраине города, за хорошим бренди, девушка вдруг начала нервничать и пытаться уйти, тут Иванко взял на себя удар. Они вышли из машины закурили, Иванко продолжал отвисать комплименты, а девушка улыбалась и двигалась назад, давая парням понять, что на сегодня хватит, я домой! И тут резким движение Иванко перерезал горло прекрасной даме со словами.
  - ну, что стоишь давай! Смеясь, снимая штаны и проникая в умирающую даму. Возбуждение под наркотиком и выпитого спиртного, двигало с огромной волной, так что накрывало и сносило крышу, они не отдавали себе отчет о том что делают. На издевавшийся и насмеявшийся над умершей девочкой, парни увезли ее к Волчьему, они знали там каждую тропу и знали, где обитают волки, и точно знали, где ее оставят. И точно знали, что ни кто не узнает о этой ночи, и что они делали.
  На следующий день они вспоминали это чувство, и им хотелось это повторить. Со временем к ним присоединились их друзья Степка и Ринат. Их это так закрутило, что они не могли остановится! Парни испытывали не забываемые чувства и возбуждения, и они были в постоянных поисках новых приключений, но все эти приключения заканчивались у Волчьего озера, смерть за смертью, они убивали, резали и издевались, разрезая тела и исследуя и познавая человеческие органы изнутри. Анатомию человеческого тела они знали на отлично. Их стали приглашать на сложные операции, и они их проводили, быстро, аккуратно и без лишних разрезов, они совершали ювелирные работы, от которых все были восторге! В институте они были самыми лучшими, и о них говорил весь город и не только. Ребята разделились на разные профессии кому, что по душе. Иванко пошел по своему профилю проктология, Гришка его поддержал, Ринат пошел на нейрохирурга, а Степка на гинеколога.

Дорога домой


  Ночь спустилась так же неожиданно, как Амелия решилась покинуть Лохматого. Вниз по течению девушка нашла небольшое углубление в каменистом береге, собрав сухие ветки, для разжигания костра, сухих листьев, умудрилась приволочь несколько упавших не больших деревьев. Устроившись на ночлег, развела костер и глубоко задумалась над тем, как ей не хватает ее зверя, ее волка, ее чудовище. Его лохматость, его тепло, его дыхание, его взгляд. Может, я совершаю ошибку? Пронеслось у нее в голове, и очень сильно засосало внутри, ей немедленно захотелось чего нибудь съесть. Придется завтра позаботиться о пайке на долгую дорогу. Выскользнула мысль в голове. потрескивание сухих деревьев, в небольшом огне, языки пламени прыгали в глазах Амелии, рисовали образ волка. Пытаясь уснуть, она прокручивала все то, что пережила с волком. Но вопрос в голове стоял остро ' почему он так легко меня отпустил, почему покинул, не попрощавшись?' ведь столько времени он провел вместе с ней, лечил, поставил на ноги, кормил, гулял, играл, спал в обнимку. Что могло его так отпугнуть? Не ужели ее желание вернутся домой? С тяжелой головой и с терзаниями на душе, все же удалось уснуть.
  Ранее утро, проснувшись от холода, Амелия ловкими движениями, огляделась вокруг, и немного пройдясь вдоль берега, старательно вслушивалась в лесную тишь, и все же не унималась в поисках глазами своего зверя. Ну, нет, она его не наблюдала, боль предательства начала проникать подкожно и передаваться сердцу, пытаясь найти ответ. Сомнения возросли, да или нет! Вернутся или идти дальше? Если я вернусь, а волка там нет? Что тогда? Нет, все же я пойду к людям, домой! Недолго думая, умывшись ледяной водой, она отправилась дальше. Солнце выходило из-за горизонта быстро, становилось тепло. Безумно захотелось, что нибудь съесть. Вдоль реки ничего не росло, только галька и сухоцвет, тут она решается отдалится от реки вглубь леса, чтобы найти чего нибудь съедобного. Лес таил свои страхи, стволы высоких деревьев сводились все ближе к друг другу и надвигались на Амелию. Пространство старого леса мелькал сквозь переходов от одного дерева к другому. Слух радовал звонкие переплетение голосистых птицы, где то слышался треск деревьев, иногда ей казалась, что кто-то на нее смотрит, но все же она старательно искала то, что можно скушать. И тут мозг молодой девушки начал понимать, чем дальше она отклоняется от речного шума, покров лесного моря меняется на глазах. Меняется запах леса, меняются деревья, стволы которых иногда будоражили сознание своей корявости и уродства. Местами трава была вытоптана и где то ее вообще нет, землю укрывала мягкая подушка из сухих иголок кедров, сосен, елей. Где-то были повалены деревья с корнями наружу, а в стволах дырки, как в голландском сыре. Остановившись у одного и заглянув в него, там были ниши соединившие эти дыры ходы гигантских гусениц. Обнаружив муравейник, она с жадностью начала ловить маленьких ползунов и отгрызать им зад, которые были на вкус немного сладки и послевкусия не большой кислицы. На расстоянии пятистах метров, ее взгляд упал на огромное поваленное дерево, чего вследствие, было понятно, это кедр у которого ветви расходились в стороны на пять семь метров, усыпанные огромными коричневыми шишками. Ее зрачки расширились, а желудок сделал хороший жим, выделяя слюну и подталкивая к питательному обеду. Не думая она соскочила с места, и стремительно направилась быстрыми прыжками к цели. Вдруг, совсем неожиданно, ее нога цепляется об обломок сухостоя торчащего из земли острыми клыками, раздирая ногу в кровь, девушка расстелилась лицом вниз на сухие и достаточно острые иголки, вонзающие во все открытые места тела от волчьего пуха со смолой. Осознав свое падение, аккуратно, перевернувшись с живота и усевшись на иголки, она взглянула на свои ладони, которые были истыканы многочисленными уколами острых сухих игл.
  - о! Боже! Слеза скатилась по расцарапанным щекам, обжигая солью. Рассматривая ногу, из недавно зажившей раны текла густая алая кровь, вперемешку с землей и иголками.
  - теперь, мой слой из волчьего пуха слез окончательно! Теперь я замерзну! Слезы накатывались новой разгоряченной волной, обжигая ссадины на лице и окровавленные руки. Старательно пытаясь освободить раны от остроконечных занос, ее дыхание мгновенно замерло. Треск сухих веток и тяжелое дыхание за спиной, а за ним громкий рык, сотряс все живое вокруг, оглянувшись назад, взгляд встретился с бурым и очень не довольным медведем. Его огромная морда двигалась из стороны в сторону, а по черным губам стекала струйка слюны на его бурый мех. Повторный рык, сердце девушки заколотилось так быстро, как секундная стрелка. Его пристальный взгляд не сходил с лица Амелии, оскал, сжимал его огромный нос, показывая огромные клыки, а лапы начали бороздить упавшее дерево с такой силы, что дерево, тряслось и расшатывалось в разные стороны. Девушка понимает, что между ними есть преграда упавшего огромного дерева в радиусе около полутора метра, и густо посажены ветки, все это создавали непреодолимое препятствие, ну хотя бы на какое - то время, чтобы бежать. Мгновенно мозг осознает, что бурый пытается вскарабкаться на округленный, с грубой корой ствол, чтобы преодолеть препятствие и настигнуть врага, убив его огромной и тяжелой лапой с острыми ножами, но тут соскальзывает, и снова продолжает, не отпуская цель взглядом и рыком, с устрашающими воплями, оставляя борозды от когтей медвежьих лап, трясущими и неловкими действиями всех четырех одновременно на стволе поваленного огромного дерева. Амелия соображает, бежать, бежать, бежать. Собрав свое израненное тело в кучу, девушка рванула в сторону реки, как ей казалось, позабыв свою кровяную рану и воткнутые иголки по всему телу. Пронзающий рев, нарастал все больше и больше, казалось, что озлобленный мишка, преодолел препятствие и догоняет ее по окровавленным следам. Выбившись из сил, Амелия остановилась, упираясь взглядом на высокое дерево. Мысль колит в голову, вверх, ползи! Охватившись за необъятный ствол кедра, соскребая с себя остатки пуха, и оставляя окровавленные следы на коре, она взбирается на вверх, трясучие руки не слушались, а ноги соскальзывали по стволу и тело то и дело свисало вниз и тянуло, но все же издавая негромкие ворчливые возгласы со стонами, продолжала дорогу по широкому и необъятному дереву. Страх гнал ее вверх. Несколько мгновений, ее слух и расширенные зрачки наткнулись, как молодые деревья ломаются под тяжестью огромной туши бурого меха, с ревом он приближался на четырех лапах. Его гигантские и нелепые прыжки, мгновенно привели к тому дереву, на котором, Амелия старательно пыталась вскарабкаться, раздирая пальцы в кровь, цепляясь за углубления острой и грубой коры. Медведь обхватил ствол, и с такой силой стал его трясти, что казалось, его могучая сила вырвет это старое дерево, и казалось, что корней у этого дряхлого дерева нет, что вот, вот оно упадет. Внезапный, оглушительный удар по голове, а потом еще, а потом еще один, колкая и режущая боль, звон в ушах, хотелось отпустить руки, чтобы ухватиться за место ударов, но только тоненькая струйка крови пробегала по вискам и спускалась по щекам, застывая в складках молодой шеи. Собрав свои мысли в кучу не думая не о чем, все же она добралась до развилки первых ветвей. Бурый не прекращал своих действий, он рычал, стонал, тряс дерево бил его когтями, раздирая грубый слой коры в крошки. И снова удар по голове, колкий, болезненный и неожиданный, ухватившись обеими руками за голову прижавшись к ветки животом, растягивая свое тело, цепким хватом ног. Она почувствовала по спине удары, один за одним, с такой силой, что ей казалось эти удары переломят ее пополам. Этот дождь ударов продолжался до тех пор, пока медведь сотрясал дерево и до тех пор, пока эта боль не отключила сознание девушки.
  Тишина ...................................................... немного придя в себя, Амелия огляделась, руки и ноги онемели от железной хватки за бороздящую жесткую кору ветви. Тело ныло, кровь сочилось по нему изрезанными ударами кедровых шишек.
  - Так вот что это было? Опустив свой взгляд вниз, чтобы найти бурого, а вместо него она обнаружила несколько дюжин кедровых шишек, лежавших на земле.
  - где он? Ушел ли? Или ждет пока я слезу? Мысли шепотом вырвались наружу. Взгляд стал падать по сторонам, озираясь, опасного медведя, и поймав взглядом над собой грозди шишек, манящие к поеданию. Так хотелось пить, хотелось есть, но страх и боль не давали пошевелиться и что нибудь предпринять. Озноб атаковал тело как огромный синяк в царапинах, и в ссадинах, одним большим комом ныл, колол, выворачивал наизнанку кости, мышцы и все это стало промерзать с наступающей темноты, кромешной ночи. Внезапно вспомнились те ощущения, когда она лежала на дне земляного рва, когда кость была раздроблена, когда жажда и голод и холод овладевал ей. Как бы ей не хотелось, закрыть плотно ту дверь и выбросить ключ на дно самого глубокого океана. Которая ведет в те воспоминания, от которых жить не хочется, туда, где ее решили самого дорого, девичьей гордости, где ее унизили, где над ней насмеялись, где убили ее. Убили все то, что она бережно хранила в своем сознании. А теперь эта дверь открылась сама, и даже не потребовался ключ, просто открылась, и выпустила ту мерзость, от которой сжалось сердце, тело непроизвольно начало извергаться сильными волнами горьких слез. Ее тело опорочено, излапано, изнасиловано, оно умерло, оно мне не принадлежит! Оглядев свое наголое тело за исключением нагрудных и поясных зайчих шкурок, стало ей противным, мерзким, гадким, грязным. Горечь еще сильнее охватило ее разум, еще острее она стала воспринимать ту низость и тут она четко понимает, ее сознание принимает, то что люди это зло! И что ей будет стыдно обо всем этом рассказывать и почему она вдруг решилась вернутся? Люди - это двусмысленные существа, каждый погружен в свои заботы и проблемы, им нет дело, что внутри есть то, что иногда болит и ноет, которое не дает вздохнуть, какая то обида или действие совершенное ранние, или поступок, который вроде не такой значимый, а для того кому он принадлежит так сильно ранит, не дает покоя, не дает дальше развиваться от этого люди становятся обозленными неудовлетворенными, от того, что не с кем разделить ту боль, которая внутри, а если все же удается выпустить, то что внутри, люди принимают, начинают соболезновать, мило улыбаться, похлопывать по спине, обнимать и говорить такие вещи как все хорошо, держись, ты сильный и все в таком роде. Но повернувшись спиной к тому человеку, которого, только что ты утешал, твои мысли начинают анализировать в другую сторону. Так как ты не прожил эту ситуацию, не пронес через себя, не выстрадал долгие годы муки и болезненных ощущений. Твой мозг начинает осуждать, тот или иной поступок, он не примет ни когда чужой боли, так как у каждого человека есть своя боль и поделиться уж не с кем, ты проживаешь всю свою жизнь с этими ранами, с этой тяжелой ношей, и заберешь всю эту боль с собой на тот свет и там эта боль будет с тобой! Вот и разделяют ад и рай. В аду ты остаешься со своими бедами наедине и твое помрачневшее, грязное сознание не будет видеть ту красоту, которую для тебя подготовил Бог, ты будешь сгорать от этих мук, искать ответ, но ответа не будет целую, целую, целую вечность. Рай это - то состояния души, где твоя боль утихает, замолкает, ты ее больше не слышишь, и тебе становится легче, твой очищенный разум открыт для чего - то нового красивого, и ты понимаешь, что ты свободен, свободен!
  И если я вернусь, мне придется все рассказать, и обо мне узнаю тысячи и тысячи, я стану легендой выжившей на Волчьем. Обо мне возможно напишут книгу, расскажут и покажут по телевидению, напишут в газете, и каждый кто будет меня встречать смотреть на меня с жалостью, но в глубине души осуждать, весь мир меня возненавидит, я буду одинока, я буду в миллионы раз унижена моя жизнь кончится с первых строк газетных журналов. Да с моих слов найдут тех, кто унизил меня и может их накажут, а может и нет, жизнь она жестока, она одной рукой гладит, а другой бьет, да так сильно, что оправляешься от этого удара порой остаток все своей жизни. Я умерла, и возможно меня похоронили, и возможно меня уже забыли! Кому я нужна? Кто по мне льет слезы? И если я заново родилась в лесу, значит я здесь нужна, нужна моему ............
  - Серый!...... мой лохматый! Прости............. Душевный, раздирающий крик пронзил лесную глушь.
  И только сейчас, Амелия поняла, что она умерла! Умерла для людей, для всех кого так любила, для всего, чего она так любила, все ее нет, нет в том мире, где живут люди, где человеческий говор, смех, где обман, где ложь, где жизнь это обман. И вот новая я, родилась, вот мой новый мир, все для меня! А я беру и вот так жестока отрываю от себя и бросаю без капли сожаления и благодарности, втаптываю в грязь, ту любовь которая была подарена мне, ту ласку, ту нежность, то чувство, которое тебя понимают, чувствуют изнутри, где тебя по настоящему любят. А я такая же как все! Я не благодарна, я люблю только себя! я жалею себя! ну вот так люди устроены, что они борются за лучшее, по крайней мере они так думают, что добившись чего то они станут счастливее, а когда они не получают то, за что боролись, то их гнев передается другим, это выражается в поступках, в словах, в действиях, они разочаровываются в жизни, перестают верить во что то и просто живут, многие опускают свои руки, а многие продолжают бороться порой всю жизнь, и бывает так, что это вовсе не их жизнь, не то они делали, не с тем они жили, не то читали, не то ели, не там жили, а люди берут, то что им дают, а прислушаться к себе, к своей внутренней части, которая кричит, всю жизнь, по ночам приходит в кошмарах, но люди не слышат они закрыты сами от себя. Вот эта ситуация, которая открыла глаза, открыла на то, что ты другой, твоя судьба не та о которой ты мечтаешь, о которой ты грезишь, все просто, она здесь и сейчас! Живи и благодари жизнь за то, что она тебе дает! Не беги туда, куда тебя не ждут! Будь там, где ты нужен, где тебя любят по настоящему, принимают тебя, где двери перед тобой будут сами открываться.
  Больно осознать, что твоя жизнь изменилась. Осознанию нужно время, кому то день, кому то год, кому то полжизни, а кому то всю свою жизнь, осознание и подсознание? Подсознание - это накопитель эмоций, прожитых дней, лет, ассоциации с тем или иным случаем, в общем все то, что человек испытывает телесно, морально, физически. А осознание это следствие подсознания, человек со временем, начинаем осознавать то или иное. Например когда то давным давно тебя предал друг, пускай по глупости по незнанию, но это у тебя отложилось в подсознании, те чувства, те эмоции, то душевное состояние, которое ты пережил, а когда ситуация повторяется, ты осознаешь, то что когда то испытал и уже можешь дать название этим чувством и закрыть эту дверь сознания и не впускать и не подпускать так близко к себе того, который может сделать тебе больно! Но не все этим могут пользоваться. И снова и снова, открывают эту дверь, они живут чувствами, а чувства как уже говорилось это подсознание, так как до этих чувства предательства, были и другие, теплые нежные чувства, смех, спокойствие, надежда, гордое слово любовь. И эти чувства хочется вернуть вновь и вновь. Может поэтому люди эгоистично, пытаются удовлетвориться первой половиной этих чувств, а второю оставить тому, у кого это чувство не знакомо. Осознав и приняв, судьбу, Амелия разрыдалась от душевной боли, от тягости и невыносимости вытерпеть разлуку с волком, который наверно, покинул ее навсегда, оставил ее умирать в ее же муках, в аду своих страданиях.
  Ночь казалось долгой, мучительной и болезненной. Девушка боялась спуститься вниз, и боялась уснуть, так как под тяжестью сонного тела, она могла упасть. И пролежав на ветке всю ночь, она плакала и плакала, звала серого, молила о прощении, она размышляла другим разумом, другой я.
  Долгожданный рассвет, спина и голова в огромных синих шишках, давали болезненное ощущение. Голод и жажда одолели, силы иссякли, ну все же Амелия решается спуститься вниз. Ее трясучие руки не слушались, ноги болтались как безжизненные ветви. Соскользнув по шершавому стволу дерева, окорябав еще сильнее свои ссадины, она достигла земляного покрытия. Вот эти плоды, шишки были всюду, ухватив беспомощной рукой одну из них, она с жадностью открывала скорлупки, вытаскивала семя не разгрызая, а просто закидывала в рот. Немного подавив голод, разглядев, обстановку вокруг, что медведя нет и не будет, пыталась вслушаться в шум воды, но его не было! Она твердо уже окончательно, решила вернуться к волку, найти его, и быть с ним. Но потеряв ориентир, откуда она пришла и в какой стороне река. Октябрьский холод сковывал движения рук и ног, конечности онемели. Немного поразмыслив, девушка обмазала себя смолой, как делала с волчьем пухом, только в замен ему она налепила мох, сухие листья, на ступни ног, скорлупки от шишек. Довольно больно было шагать, передвигаться, так как скорлупки то и дело отлетали от ступней, разозлившись, в конце концов, оторвала совсем, налепив мха и уж стало полегче и немного теплее и мягче ступать. Амелия просто шла, она не знала куда идти, в какой части леса находится, просто шла, и изредка выкрикивала до боли теплое и нежное слово.
  - Серый! Прости! Но его ни где не было. Весь день она шла, периодами останавливалась, чтобы приложить лопух к ранам, немного отдышавшись, или ее останавливали подозрительные шорохи, но убедившись, что это простые зайцы или птицы, или даже целая семья ежей пробегали мимо, но только не ее зверь. Ближе к сумеркам Амелия устроилась на ночлег, где было много мха, в который она хотела закутаться на ночь. Собрав костер, усевшись по удобнее, девушка приступила к ужину, разложив перед собой, немного сухого папоротника, который она так полюбила за последнее время, ягод, которые по дороге насобирала, пару шишек, которые прихватила с собой. Для полной картины скромного ужина не хватало воды, хотя бы пару глотков, смирившись и успокоив себя, что скоро выйдет к реке и вдоволь напьется.
  Костер догорал, раскаленные угли отдавали жар, под толстой подушкой мха Амелии было достаточно тепло и уютно, как она услышала вой. Ее уши не могли поверить этому звуку. Вооооой такой устрашающий и о чем то предупреждающий, а потом еще один, а потом другой помоложе и долгий. Вой стал вибрировать в нутрии нее, она выбралась из теплого местечка и взглянула на луну. Желтое огромное пятно свисало над мраком леса, и тут встав на четвереньки взвыла так громко, так печально, что после ее воя было долгое молчание, ни кто больше не выл. Повторив еще раз свой плач, отдавая свою боль луне, ее вой подхватил другой, такой знакомый, такой родной, это ты! Ты мой Серый! Вырвалось у нее в голове! Она продолжала уже не жаловаться луне, а пыталась передать все то, что у нее внутри своему чудовищу, она просила прощение, через вой мысленно посылая значимость своего воя. И десятки стай волков слышали их разговор, через какую - то тишину чужие голоса встали между ними, она пыталась расшифровать, что это могло значить, но уставший, затуманенный мозг перестал вообще что то понимать, она просто легла на холодную землю и внимательно вслушивалась в разную тональность волчьих голосов. Внезапно все стихло. Понимание пришло поздно о том, что выдала свое местонахождения, дала понять всем волкам, что она человек, что слаба, ранима и безоружна, что можно съесть, растерзать в клочья и накормить своих детенышей.

Неожиданный вопрос


  - А ведь тогда, на операционном столе, я хотел перерезать ей горло! Бросая тело в земляной глубокий рой, той самой молодой девушки двадцати лет.
  - и поэтому ты спасовал? Закуривая сигарету и глубоко вдыхая дым, отозвался задумчивый Иванко.
  - нет, не поэтому! Смотря как безжизненное оголенное тело, кубарем скатывается по скалистым стенам рва. Спокойно ответил Гришка. Я знал ее. Добавил он.
  - О! удивился друг, посмотрев на удовлетворенного.
  - она дочь одной суки! Обернувшись к Иванко со слезящимися глазами и горечью в них.
  - она как то повлияла на тебя? Почему я не в курсе? Что ты скрываешь от меня? Встревожился тот, предлагая пачку сигарет.
  - знаешь, друг, о таком не говорят и не кричат! Мне больно! И тем более это касается моего отца. Закурил и нервно начал затягивать фильтр сигареты.
  - ладно! Замяли! Пошли холодно! Положив свою тяжелую руку в кожаной перчатке другу на плечо.
  - почему именно она? Спокойно спросил Гришка, все еще продолжая стоять и смотреть на тело.
  - потому что она меня об этом попросила! Ты же знаешь, я вел ее историю болезни, оказалось у нее рак и она бы все равно, рано или поздно умерла!
  - рак? Удивился он обернувшись на друга, выпуская сигаретный дым.
  - рак, третьей стадии с многочисленными метастазами. А что тебя так удивляет?
  - Иванко! Ты хочешь сказать, мы сейчас изнасиловали и убили больную девушку?
  - и чего? Это половым путем не передается! Тебе какая разница? Ведь классно было! Она даже не очень сопротивлялась и чего - то ждала! Ну чего? До сих пор не пойму! У нас с ней был уговор!
  - какой еще уговор? И я об этом сейчас узнаю? Вскипятился тот.
  - да ты чего? Не понимание ввело в замешательство!
  - да того! Она меня хотела сделать кастратом! Ты вовремя ей перерезал горло! Доли минуты и все, ты с ней об этом договорился? Толкая его в плечо сильным толчком, отбрасывая сигарету в сторону и злобно смотря в глаза другу.
  - неет, нееет, ннннеееетт. Стал заикаться тот. Ни чего такого! - как она тебе сказала? Давай изнасилуй меня и убей? Или давай Гришку накажем! Ведь его отец такой же подлец, как он сам?
  - так подожди! С начало!
  - нет никакого начала! Прервал Гришка.
  - честно, я не понимаю, что произошло! Какая связь между вами? И причем здесь твой отец? .......
  - как я могу тебе доверять? Если ты мне сам не договариваешь? Какой уговор? Расскажи, как все было? С чего она начала? Скрестив руки на груди, ожидая правдоподобного ответа.
  - после операции, Кривенький попросил меня вести эту историю болезни. Я и взялся, ты ведь знал! Верно?
  - верно! Знал!
  - ну дак вот, вследствие всех анализов, я узнаю, что у нее рак, и сказать то надо! Я боялся ранить ее вот так в лоб! Начал издалека, спросил есть ли у нее родные и так далее. На что она мне сказала, что она одна и ни кого у нее нет, ни родителей ни близких! Мы с ней очень сдружились! Она очень хороший человек оказалась! Веселый, жизнерадостный, всегда просила, чтоб я с ней посидел и поговорил , просила, чтоб я брал ее руку и как то она мне сказала, что когда я выздоровею, пригласи меня на свидание! Ну тут я и решился сказать всю правду! Прям, в лоб! Мол, ты уже не выздоровишь, ты обречена и анализы у тебя очень плохие, вообщем ты смертельно больна, у тебя рак! Ты бы видел ее лицо, она сначала удивилась услышанному, потом, нахмурилась, потом начала громко смеяться! А потом начала горько плакать. Я ее обнял прижал к себе и стал успокаивать. Рассказал про свою мать, ведь она тоже больна раком, и как я переживаю за нее и как мне больно видеть, как она гаснет с каждым днем. Ну тут она прошептала мне на ухо, убей меня! Но сначала пригласи на свидание, от имей и убей! Трахни меня, жестко! И жадно поцеловала меня в губы. Меня возбудили ее слова и действия! Я дождался пока ее выпишут, и назначил ей встречу, что после чего написал тебе и ты приехал! А подожди, когда мы сидели в уютном кафе она спросила про друга, что хочет с двумя, это ее яростное желание было. Ну, я тебе и позвонил! Все, а дальше ты знаешь!
  - ты говорил как меня зовут? Нет, это было заранее спланировано! Озадаченно приложил кулак к подбородку и зыркнул на Иванко.
  - ты сейчас о чем? Все равно не понимал друга!
  - Иванко! То что я сейчас тебе скажу, должно уйти вместе с тобой в могилу. А иначе мой отец не поскупится и порешает тебя и меня! Вообщем это дело давнейшие! Когда мне было лет восемь, отец любил приглашать к себе в дом разных девушек, он с ними развлекался и развращал их. Я все это видел, отец иногда разрешал мне подглядывать. В один зимний вечер, отец позвал несколько телок, и жара началась, как одна села сверху на него и кастрировала при половом акте, она просто взяла и отрезала член моего отца, на моих глазах. Со словами, что мол он подлец и извращенец и утащила его причиндал с собой. Ты не представляешь в какой ярости был мой отец. В скором времени он нашел ее и убил, дочь сбежала, а в доме ее нашли штук пятьдесят заспиртованных членов. Отец не унимался, в следствии он нашел дочь, и когда дочь поведала историю матери, он был ошеломлен услышанному, ее насиловал родной отец с пяти лет и он же стал первым кого она кастрировала, в следствии этого союза она родила в тринадцать лет свою дочь. Она скиталась и пряталась по подвалам с дочерью, она боялась позора, боялась, что ее посадят, и каждый раз, когда она встречала мужчин, они ее хотели изнасиловать, вот ее путь и начался с коллекции членов. Где и оказался причиндал моего отца.
  - ах.... Тяжело вздыхая и не веря услышанному. Иванко закурил. Сумерки спускались, они оба далеко от машины, посреди тайги.
  - нам пора! А то волки уже рядом, чую их. Безэмоционально произнес Гришка, удаляясь от друга в сторону машины.
  - подожди, а откуда ты ее знаешь? Девочку эту? И с чего решил, что она тебя хочет тоже кастрировать? Догоняя друга перебирая ногами подтаявший снег.
  - у нее нож был! Я чувствовал за ранее, и вытащил из заднего кармана джинс ее, раньше чем она поняла! А знал ее, потому что спал с ней за деньги! Я имел ее. Она приходила сама ко мне, когда ей были нужны деньги, и я давал ей их столько, сколько она просила, иногда даже больше. Но мы не разговаривали не о чем, ни когда, ты знаешь меня! Я закрыт от дамских сердец. Да еще этот случай с отцом, до сих пор под шоком. Поэтому когда ты мне предложил тогда на вечеринке, у меня в нутрии что - то ойкнуло, я почувствовал тебя роднее, я понял что ты моя кровь, что ты чувствуешь меня, и что именно этого мне всегда хотелось, мести! Останавливаясь и беря за плечи друга, крепко обнимая.
  - прости! Я реально не знал! Что тебе так хреново! Вот почему у вас одни толстые старухи в доме я имею ввиду домработниц, а твой отец, как ему? Что он чувствует? Блин это же так жестко! Почувствовав укол совести в сердце, ставя его на свое место. И хватаясь за яйца.
  - иди спроси! Сам то, как думаешь? Сколько он операций перенес, пытаясь сделать себе пересадку чужого члена! И все без толку. Он у него есть ему пришили, но он не функционирует, он не испытывает чувство возбужденности. Он кастрат. Вот почему он молодой и хорошо выглядит. Покосившись на действия Иванко, что тот испугался за свои причиндалы хватаясь руками, он добавил. Вот и бойся теперь этих тварей, вот как им верить? Попадется бешенная и останешься кастратом. Усмехнувшись, он двинул дальше, продолжая свой монолог через плечо, поглядывая, что тот не отстает и слушает. Вот, скажи откуда она знала, что мы с тобой друзья, если ты об этом не говорил? И зачем перед своей смертью она хотела поступить как своя сумасшедшая мать? Столько вопросов! Блин.
  - я тебе могу сказать только одно, если она была у тебя дома, то это не трудно узнать про твою жизнь чем ты живешь и чем ты занимаешься, к любой гувернантки подошла да расспросила все что нужно! Да и фото наши у тебя на столе стоят, все очень просто! Я не знаю, что у нее было на душе, и о чем она помышляла, может и сама не подозревала о том, что мы будем ее оперировать, да я еще вызвался вести ее дело! Вот у нее план по ходу действий и проснулся, теперь уж мы не узнаем. Включая карманный фонарик и освещая дорогу к машине. Глубоко и задумчиво вздыхая, выпуская пар изо рта.
  - черт! Точно! Подкуривая нервно сигарету. Зыркнул на Иванко Гришка, понимая и улавливая суть. Ты мне вот скажи, давно тебя хотел спросить, просто не ловко как то было все, раз у нас уже такой откровенный разговор завязался. Ты то, от чего так делаешь, ведь у тебя все нормально в семье или мне только кажется? Или я тоже чего -то не знаю? Иванко остановился, выключил фонарик и старательно пытался всмотреться в лицо друга. Оно было без эмоций, безупречно красивым, четко выраженные скулы подчеркивали его черные бездонные глаза, которые смотрели на него и ждали ответа. В голове промелькнула вся жизнь, он не мог найти ответ на его вопрос, на что он просто вздохнул, развернулся, включил фонарик и продолжил уже небольшой путь до машины, которую запорошил мелки снег.
  - надо накладки снять колес, ближе к городу. Громко крикнул Иванко, озадаченным вопросом друга. Он не ожидал такого вопроса! И теперь он встал поперек горла как кость, стало невыносимо дышать, заныло сердце и голова пошла кругом.
  - ты так не ответил? Догоняя друга по протоптанным его следам.
  - а чего отвечать то! Открывая дверцу красного спортивного Феррари.
  - друг! Успев ухватить его за рукав кожаной куртки, и обращая его взор на себя. Что не так?
  - все ок! убирая взгляд в сторону.
  - нет, не ОК! говори! Приказал Гришка.
  - мне не чего ответить тебе, у меня нет на то причины, у меня все зашибись, ты понимаешь, все ОК! вырывая руку из хватки друга, и усаживаясь за руль.
  - Иванко? Надо просто выпить, верно? Ты напряжен! Поехали к нашим! Дружески улыбаясь другу, захлопывая дверь, в каком то подозрении и замешательстве.
  - наверно. Про себя ответил Иванко, включая мелодичную музыку, играющую по радио.
  - про накладки помню! Сам сниму! Прыгая в авто и добавляя. Что за любятина играет! Давай нашу. Переключая на СD.
  Дорога была молчаливой, ребята думали каждый про свое, переваривали разговор, все то, что в недавнем времени произошло, и только изредка поглядывали друг на друга. Иванко снова и снова возвращался к вопросу друга, что вследствие чего это измучило его. Подъезжая к городу, они остановились возле их излюбленной на заправке кафе, сняли накладки, которые они одевали на колеса, когда выезжали в лес, чтобы следы шин колес, дорогих авто не привели к их дому, они это понимали и всегда были начеку. У ребят был план А и план Б, заранее спланирован и подготовлен.

Незабудка


  Утро, вместо росы, на скрюченных, пожелтевших листвы кустарников, лежал иней. Тепло и сырость сохранилась под земляной подушкой вышитой седым мхом. На месте, где должны лежать черные угли от костра, Амелия наткнулась на белоснежную хрустальную небольшую горку. Лес покрылся ледяным инеем. Тело ломило от побоев огромных шишек, ресницы туго слиплись, а кончик носа посинел от холода. Зима! Простонало в голове у девушки. Следующая мысль выскочила совсем неожиданно. Волки! Их нет, они не пришли! Голосистые звуки певчих птиц прыгали над головой, где то высоко к верхушке многовековых деревьев, их ловкие перелеты с ветки на ветку, умиляло Амелию, продолжавшую лежать под седым одеялом, укрывая нос и согревая теплым дыханием, собиралась с силами, чтобы вылезти из норки. Нужно двигаться, и чем быстрее, тем лучше! Серый! Вернись! Промелькнуло у нее между мыслей, надо научится, ловко лазить по деревьям, мне нужна теплая одежда, нужна еда, хочу пить, скоро морозы, я не выживу, я хочу жить, я люблю своего лохматого. Идти. Вставай. Иди. Ну вставай же! Еще немного полежу. Как красиво поют птицы. Сегодня солнце будет ярким. Нужно вскарабкаться на дерево вот на это, нет на то, которое повыше, нет пожалуй на то, у которого побольше ветвей, Боже очень холодно. Надо двигаться. А если волки? А если медведь? Хруст в кустах. Резким движением, поворот головы в сторону слома небольшой ветки. Что - то не понятное двигалось в ее сторону. Не думая Амелия выскочила из земляной постели, куски сухой земли прилипли к ее телу, она была похожа на черного и опасного зверя стоящего на четвереньках, с озлобленным лицом чуть рыча как волк, встречая гостя на своем пути. Его вытянутый череп овальной формы с ярко выраженными резцами оранжевого цвета выпирающие наружу, маленькие испуганные глаза смотрели на дикое и непонятное животное, которое злобно рычало. Длинные иголки аккуратно сложены по всему горбатому телу, его крысиный нос быстро шевелился, а небольшие когтистые лапки, держа свой колючий дом, быстро передвигались по белому слою инея, а игольный хвост заметал следы дикобраза.
  - ррррр! Рррррр! Зарычала Амелия.
  Зверь остановился, громко затоптал своими лапками, хрюкая и забавно пыхтя, чуя не ладное, большая колючая крыса резким рывком повернулась задом и распустила свои длинные черно-белые иголки в стороны, ожидая нападения. Быстрым рывком, девушка ухватила деревянную болванку и с озлобленным бешеным ударом, швырнула в дикобраза так, что болванка прилетела по голове колючего гостя. Того снесло набок, и ошарашило на некоторое время. Амелия, не долго думая, подхватила булыжник, иглы начали трястись издавая странный гремучий звук, но не обращая внимания она запустила со всей дури булыжник в морду колючки, из черепа полилась кровь, Девушка хватает длинную палку, ломает ее об колено и острыми краями вонзает в тело дикобраза, двумя руками. Зверь немного подергался, испустил дух.
  - ох! Вот это да! Я сделала это! Звонко смеясь и радуясь завтраку, обеду и ужину! Да и шкурка хороша, будет хорошая шубка, только надо иголочки твои вытащить, ой они пожалуй и не держатся так плотно на твоем теле. Бережно удаляя их с задней части тела, где была спрятана мягкая шерсть животного. Ничего, сейчас я тебя пожарю, и немного подкреплюсь, да и иголочки твои мне пригодятся! Старательно вспоминая бабушкины советы про травы. Ведь из них можно сделать оружие, хотя бы как то обороняться! Монолог длился пока, девушка собрала костер, и принялась разделывать тушу огромного ежа, чтобы позавтракать. Но искры не было, все промерзло, озябло, камни отсырели и не давали искры, сухая трава стала влажной, а волчий пух слез с ее тела, который так легко принимал на себя искру и давал волю загораться зарождающим пламя огня. О Боже! Молитва медленным стараниям начала свой ход. Кровяными руками она старательно пыталась разжечь огонь, но все без толку, голодные глаза прыгали то на разделанную тушу дикобраза то на черное пятно от вчерашнего костра, где был огонь, от куда шло тепло.
  - Да что же это такое! Отчаянный крик вырвался наружу солнечному дню и лучам солнца, которые были направлены в сторону, куда - то вглубь леса, куда - то поодаль ее. Надо туда! Там уж все оттаяло там сухо! Надо туда! Холод сковывал телодвижения, она кинулась к зверю и с жадностью вцепилась зубами в сырое мясо, струйки крови пустились по ее щекам, дрожащие руки не отпускали тушу, она отгрызала и глотала. Голод отпустил, жажда пропала, немного кровь разыгралась, силы пришли. Надо идти! Кричало у нее в голове, надо идти. Взвалив разодранную шкуру крысы на свои плечи, проткнув в ней дырки скрепляя иголками на талии, укрывая немного плечи и всю спину, грудь, поначалу было противно, сыро и пахло кровью, да она еще местами стекала по ногам и рукам, остатки мяса, жил выглядывали из под шкуры и болтались безжизненными нитями. Сломанная палка оказалась достаточно острой, подхватив два острых конца, их уместила в две руки. Мысли закрутились новой волной. Надо воды, надо отыскать ядовитого растения, чтобы пропитать иглы, внимательно рассмотрев, в них была губка, которую можно пропитать ядом и если......... нет, нет, нет. Покрутив головой в разные стороны, останавливаясь, чтобы оглядеться вокруг. Нет, я их не встречу, волки не подойдут, нет, я смогу, о нет! О чем я думаю! Уверенным шагом Амелия двигалась по ледяному лесу, где небо не видно, где стоял вечный полумрак. Протоптав пол дня, стараясь не останавливаться, чтобы не замерзнуть, двигаться и двигаться, только изредка оглядываться и немного прислушиваться к лесным шумам. Неподалеку послышался шум реки, слабый, но это был он. О, нет, вода! Прибавив шагу, она вышла на огромную поляну, освещенную солнцем. Яркие лучи залили солнцем поле из голубых мелких цветов, они цвели, их мелкие ярко оранжевые листочки низко прилипли к земле от холода и мороза, а их тоненькие стебельки не больше ладони устремлено смотрел вверх к солнцу, мелкие цветочки голубого цвета с желтой серединкой, радовались последним солнечными денькам. Как красиво! Вырвалось у нее в мыслях, глаза заслезились то ли от яркого света, то ли от красивой картины природы. Такого я еще не видела! Это просто рай какой - то! Это чудо! Дотрагиваясь кровяными и грязными руками до нежных, безупречно голубых цветков. Обратив на это внимание, она ошарашилась, своим уродливым рукам, ногтям, которые были заполнены грязью вперемешку с кровью. И вместо того, чтоб насладится красотой усыпанной по огромному полю. Отчаянно начала рассматривать свои руки, потом перекинув взгляд на ноги, потом на живот, оголяя свое продрогшее тело от влажных зайчих шкур и от не просушенной шубы дикобраза, с кусками мяса и запекшей крови, лучам небесного солнца. Было достаточно тепло, лучи пригревали яркими и обжигающими лучиками света. Амелия, как будто из темной пещеры вылезла на свет дневной, где царил Рай небесного света отражающего на ровном круглом куске земли, голубого цвета из маленьких мелких цветов. Было тихо и безумно хорошо, оголив свое тело и распустив волосы, попытавшись отскрести свое тело, от запекшей крови, от кусков грязи, от смолы и мха, ей хотелось солнце, всем своим телом, ощутить его тепло, его ультрафиолет. От всего этого у нее закружилась голова, повалившись на мелкие цветы, погружаясь в их красоту, устремляя свой взгляд в небо, удивляясь его бездонности и чистоте, без единого облачка. Она уже и забыла вид открытого неба, оно всегда было спрятано или что - то мешало на пути к нему, либо ветви деревьев, либо опять ветви деревьев, либо вообще просто мелькание чего - то голубого среди ветвей деревьев. А тут оно раскинулась во все стороны, далеко, далеко, что захватывало дыхание. Ей не хотелось, чтобы день кончался, она была сыта, было тепло и было спокойно, все это ее укачало и убаюкало. Погрузилась в глубокий сон за долгое время, где страх отошел, взамен ему пришло спокойствие, где нигде ничего не липло, и не давило, боль отошла, ушибы спали и перестали болеть и ныть.
  Какие поразительные силы
  Земля в каменья и цветы вложила!
  На свете нет такого волокна
  Которым не гордилась бы она,
   Как не отыщешь и такой основы,
  Где не было бы ничего дурного.
  Полезно все, что кстати а не в срок -
  Все блага превышаются в порок.
  К примеру этого цветка сосуды:
  Одно в них хорошо, другое худо.
  В его цветах - целебный аромат.
  А в листьях и корнях - сильнейший яд.
  Так надвое нам душу раскололи
  Дух доброты и злого своеволья.
  Однако в тех, где побеждает зло.
  Зияет смерти черное дупло.
  - Как удивительно подмечено! И четко сказано Уильямом Шекспиром! Верно бабуля! Закрывая излюбленную книгу ' Ромео и Джульетту' испустив слезу, промолвила Амелия, глядя на бабулю, которая нежно и аккуратно связывала красной нитью не большие пучки голубых мелких цветочков, и подвешивала над окном.
  - верно! Все оно так и есть! Улыбаясь, нежно взглянув на свою внучку.
  - надо же! Вставая с кресла качалки, Амелия взяла в руки пучок голубых цветов, поднося их к носу, вдыхая их аромат. Я не когда не замечала и не видела таких цветов, на полях, где мы с тобой бродили. Где ты их взяла? И какое название у этих удивительно красивых цветов?
  - оооо, это история трагичная! Эти цветы растут либо на обрывах скалистой местности, либо около болот, ну есть такие места, где они дают вволю своим корням, существуют целые поля необъятные поля, но их увидеть, не каждому дано.
  - а название у них какое? Удивительно спросила Амелия.
  - однажды одна влюбленная пара сбежали от всех в лес дремучий, чтобы скрыть свою любовь, чтоб уберечь ее от злых ртов. Прогуливаясь вдоль опасного обрыва над быстрой рекой, парень увидел средь полевых цветов, тот самый голубой мелкий голубой цветок, с изящной желтой сердцевиной, он хотел сорвать его и подарить любимой в знак того, что его любовь такая же редкая, как этот цветок, и такая же опасная как жизнь этого цветка, растущего на самом обрыве над быстрой рекой. Сорвав этот нежный цветок, нога парня сорвалась вниз, упав в реку и до того, когда его накрыла волна, он крикнул своей любимой ' не забывай меня' горькие слезы девушки дали название этому цветку 'незабудка'.
  - как красиво, и как страшно все эти чувства собрал в себя этот цветок! Подняв над собой ветку цветов и внимательно разглядывая его с разных ракурсов. Отметила Амелия.
  - ты не поверишь, этот цветок от многих болезней! Отвары на этих цветках лечат, расстройство кишечника, желудка, заболевание печени, почек, бронхиальную астму, так же размятую траву незабудки прикладывают к больному месту, ожогов, глубоких кровоточивых ран, опухолей, ушибах. Порошок и сок этого растения принимают во внутрь при опухолей ротовой полости, настой незабудки помогает при лихорадке, бронхитах и кашле. Вот какой волшебный этот маленький, но очень красив цветок!
  - бабуля! Ты так много знаешь всего! О каждом маленьком цветочке, о каждой травинке, ты вкладываешь в это всю свою любовь, ты у меня самая, самая лучшая! Я так люблю тебя! Крепко обнимая свою бабулю и целуя ее в старческие губы. Ну все же, ты их нашла? Где это поле? Я хочу побывать тат! С искрой надежды в глазах спросила Амелия!
  - милая моя! Это дед твой радует меня! Это только ему подвластно бывать там, где нам простым людям опасно! Лес это его дом! Он знает в нем все, каждую тропинку, каждую травинку! Все звери покорны ему и даже....... ' волки' но умолчала про последнее слово.
  - бабуля, я очень хочу побывать в лесном доме у деда! Почему мы не можем к нему прийти? Ведь ты иногда бываешь там!
  - нет, неееет, ннннет. Это очень опасно, очень, ты даже представить не можешь, как это опасно! Милая брось эту идею и не чего тебе думать про это! Нет. Больше не слова! Ты слышишь!
  - но бабуля! Жалобно простонала Амелия не понимая почему она так тревожится за то, когда девушка начинает расспрашивать про лес, про Волчье озеро, про деда и все что связанно с ним.
  - хватит! Читай дальше! На чем мы остановились? Нервно собирая небольшой пучок цветков, и перевязывая его нитью, она опустила глаза вниз, и дала понять, что больше разговаривать не хочет.
  - когда нибудь я узнаю правду? Насупилась Амелия, плюхаясь в кресло качалку и раскрывая книгу.
  - всему свое время! Молвила бабуля, не отрывая взгляд от своей работы.

Пустота


  Ну вот настал тот момент, когда я остался в себе, один на один, что делать? Кому бежать с кем делить свою пустоту. Эта черная пустота накрывает с каждым днем все больше и больше, увлекает в не забытье. Вопрос Гришки привел меня в тупик, я скитался в своем сознании и подсознании, в поисках ответа, что произошло? Что могло меня сделать монстром. Но продолжал совершать эти грязные поступки, я убивал, я насиловал, я смеялся, получал удовольствие от того, что девушка испытывала при смерьте, откуда у меня эти чувства? моя последняя жертва Амелия, окончательно привела меня к потери себя. Я пытался восстановить картину происшедшего, но приходил к одному и тому же, к пустоте, к черной и тихой, безмолвной тишине. Увидев ту девушку с голубыми глазами, которые так смотрели на меня, они меня пленили, очаровали и вселили, что - то, что меня остановило окончательно, я не мог разобраться в себе, что происходит. Но понял уже со временем, когда мы с ребятами организовали поход на Волчье на несколько дней, позвали кучу девчонок, и решили растянуть удовольствие на неделю, по одной в день, так чтобы не кто не заметил, разработали план, по исчезновению жертв, ведь понимали, что полиция обязательно явиться в дом для выяснения пропавших, ведь скорее всего собираясь в поход все трещали и болтали о чем - то грандиозном на Волчьем. Да и мы не скрывали, приглашали всех желающих, так как хотели сделать из этого лесного шоу, такое эдакое, чтобы собирать самых лучших у себя на территории в последующие разы, так рассуждали мальчишки. План стал воплощаться в жизнь. Нашли великолепное место у подножья горы с многочисленными пещерами, с густым лесом, с красивым видом на озеро. Расставили палатки, приволокли музыкальные колонки, и даже привезли красивую резную белую кровать, как предложил Ринат, сказав, что ее оставим в лесу, с наручниками и будем приковывать своих красавиц! Нам это идея очень как понравилась! Закупили спиртного, еды на целый год. Намечалось что то, все были под завораживающим впечатлением чего нового и опасного.
  Вот он этот самый вечер, собралось человек пятьдесят, кто - то прикатил с нами на машинах, а кто - то своим ходом, вокруг лагеря образовался целый автопарк. Нам это и нужно было, чем больше народу, тем интереснее и опаснее. Огромный костер разгорался посреди старого ночного леса, музыка долбила с такой мощью, что тело непроизвольно прыгало под нее, хотелось драйва и разврата. Девчонки раздевались догола и прыгали через костер, ныряли в озеро, танцевали, курили, обнимались, создавались новые пары. Все было по плану, все были пьяны и веселы, многие были под действием наркотиков, как же без них, они давали какой - то определенной смелости и решимости, но в этот вечер я отказался их применять, просто нет и все. Мои пацаны, выбрали себе девчонок и каждый уединился. Остался я и Гришка, который ждал меня, он хотел одну на двоих, когда же я выберу хорошенькую девочку, но мне ни кто не пригляделся, я смотрел на голых девиц, кричащих, поющих, танцующих, и почему то они меня не возбуждали, они стали мне омерзительны, я не понимал что со мной.
  - сегодня знакомство? Вдруг заговорил со мной Гришка, присаживаясь ко мне на плед с многочисленными подушками, откуда был весь обзор вечеринки.
  - нам удалось! И кровать вписалась, только на нее ни кто пока не забирается! С ухмылкой ответил я, глядя на возвышенность в углублении скалы, где высилась кровать с белыми балдахинами.
  - я думаю нам нужно показать пример, как ты на это смотришь? Продолжил Гришка.
  - не сегодня! Давай просто по балдеем! Посмотрев на друга, сказал я.
  - от чего такая вялость? Ты меня в последнее время тревожишь! Что случилось? Наклонился Гришка к моему уху, чтобы немного перекрикнуть музыку.
  - сам не пойму! Что - то не то со мной. С грустью ответил я.
  - может наркота поможет? Протягивая прозрачный мешочек с белым порошком.
  - нееее, спасибо, но я воздержусь!
  - да что с тобой такое? Непонимающе спросил друг.
  - говорю же, не знаю, не хочу и все!
  - вставай, пошли прогуляемся! Подхватил меня за руку Гришка.
  Мы встали и углубились в темный лес, музыка стихала понемногу, мы начинали слышать свои шаги. Гришка закурил и предложил мне, я не отказался и тоже закурил.
  - давай говори, что с тобой! Ведь ты так ждал этого дня! Оттягивал этот момент, до самого последнего.
  - Гришка, эта девушка Амелия......
  - опять двадцать пять, почему ты ее все время вспоминаешь?
  - потому что, именно она меня остановила, что - то оборвалось у меня внутри, тебе наверно не понять. Откидывая, дымящийся бычок от сигареты в сторону.
  - нет, я не могу понять! Разозлился тот.
  - да к вот я и пытаюсь тебе объяснить, помнишь, когда я сказал, давай ее домой я уже что то почувствовал, вы меня не слушали, она особенная какая - то, что то в ней не так. Я уже тогда понял, что все конец, что я уже наигрался, насытился, я уже тогда отказался! Вот почему я уже с вами не участвую в этих играх, я не хочу, у меня не встает! Дай закурить. Разгорячился я.
  - подожди, ты хочешь сказать, на этом и остановимся! Толкая руками в плечо Иванко, разозлился Гришка, добавляя фразу. - Ты разве решаешь! Глядя в глаза.
  - да я решаю, я останавливаюсь, с меня хватит. Беря жестко за плечи друга и пытаясь объяснить. Но ты, и остальные ребята.....пауза.... вас ни кто не останавливает, вы можете продолжать, если вам это нравиться... пауза..... пойми, что то мне говорит хватит, остановись, я и сам не могу разобраться с собой, честно, я устал. Ухватившись руками за свое лицо, я заплакал.
  - Иванко, ты меня злишь, лучше успокойся. Отошел Гришка в сторону и нервно закурил, пиная сухие ветки, и стуча кулаками в кровь о стволы деревьев.
  - прости....... Упав на колени, а потом лицом на землю.
  - в следующий раз вернемся к разговору, сейчас успокойся, девка ты трусливая, я тебя не узнаю. Грубо процедил друг, уходя и исчезая во мраке леса.
  Сколько я пролежал в лесу, не помню, мне было тошно, больно, а от чего это возникало, не мог понять, как будто меня околдовали. Как будто кто - то влез в мой мозг и осел там основательно.
  На следующий день мне стало полегче, пустота, куда - то исчезла, но не надолго, как я уже понял. Я стал немного улыбаться и шутить. Ребят было много, компания была веселой, все были дружны и сплоченны совместным отдыхом. Кто - то готовили обед. Девчонки мыли посуду и накрывали на стол, парни кто чем, кто ловил рыбу, кто носил дрова, а кто - то рубил их, кто смотрел за музыкой и постоянно, что - то новенькое и интересное играло, кто - то жарил шашлыки, а кто - то ходил по территории, и убирался после вчерашней гулянки. Я облокотился о дерево, и курил, наблюдал за всей этой обстановкой, я поймал себя на мысли, что мне хорошо. Да, безусловно, я нравлюсь девчонкам, я умный, красивый самоуверенный парень, мне даже иногда не стоило включать свое обаяние, а оно у меня зашкаливало, много раз я наблюдал за реакцией девчонок, когда их обхаживал и еще ни одна мне не сказала, нет. Может поэтому меня понесло не туда, я жаждал увидеть ту, которая скажет мне нет, но почему девчонки, какими бы они не были, молоды, стары, красивы или умны, страшненькие или застенчивы всегда было да, я чувствовал их они все меня хотели они желали моей ласки, моего внимания, не важно богат я или беден, да согласен мой статус говорил само за себя, я единственный сын мэра нашего города, но многие не знали, я скрывал, да и отец не трепался, что я в общей массе города. Мой отец хотел меня отправить за границу учится, но я настоял на том, что останусь, здесь в городе Каменка, хотя и мог уехать в столицу в крупный город, но мы с пацанами решили остаться на этой земле, нам нравилась, то что город мал и мы могли быть в центре внимания и контролировать все наши действия, мы знали рычаги, где и кто правит, кому что заплатить и кому что просто сказать это наш город, мы не стали связываться с преступным миром, казино, краж машин, квартир, домов, наркота, проституция, нас увлекло еще с детства какое то таинственное и не опознанное, нас привлекла смерть, не просто смерть, а с насилием, расчленением, вскрытием, почему? Вот и я задаю себе этот вопрос, с тех пор как мне его задал мой лучший друг Гришка. И тут я решил выяснить у остальных ребят, почему они это делали и делают. Это была моя новая цель. Пока я курил и размышлял, ко мне подошла девушка, да она довольно симпатичная, целенаправленно ко мне шла. Ее длинные загорелые ноги, были идеально красивыми, короткие шорты сидели на ее ягодицах сексуально, ее обтягивающая белая футболка выпирала стоящие соски, длинные белые волосы были аккуратно вплетены в косу и уложены на одно плечо.
  - привет. С улыбкой поздоровалась она со мной. Протягивая белую фарфоровую кружку с горячим кофе. - Отчего грустишь, будешь кофе? Ее голос мне понравился, ровные белые зубы, красивые черты лица, смотрели на мой оголенный подтянутый торс, я почувствовал, что она меня хочет.
  - привет! Принимая кружку кофе, улыбнулся поблагодарив. - Спасибо. А от чего такой интерес? Она взяла из моих рук сигарету и облокотилась о дерево рядом со мной, подогнув одну ногу, выпирая коленом вперед, глубоко затянулась, выпуская дым, ответила.
  - я вчера весь вечер за тобой наблюдала, ты был не здесь, о чем - то думал серьезном, а в итоге вообще удалился с праздника, разве тебе не нравиться? Кто это придумал, настоящие молодцы, такое устроить посреди леса, очуметь, круто! Я еще на такой вечеринке не бывала, очень все.....затягиваясь сигаретой и выдувая дым. Передавая свои эмоции настроения. Повернула свое лицо к моему, наши лица были на расстоянии вытянутой ладони, ее черные глаза сверкали и с жадностью поедали мои. Я был спокоен, меня не трогало ее возбуждающее чувство, я ровно смотрел на нее и спросил.
  - а разве ты не знаешь, кто этот праздник устроил? Кто тебя пригласил? Мне стало дико любопытно, кто она, и от куда узнала про наш пикник.
  - я..да. Кинув догоревшую сигарету и затоптав ее, чуть отклонившись от дерева и покрутившись вокруг своей оси, дала себя поближе рассмотреть со всех сторон.
  Да она сексуальна и желанна, но мне ее не хотелось, она извивалась как могла, чтобы мне понравиться, но я в свою очередь, был спокоен и просто наблюдал за ее поведением, скажи ей пошли в кусты я тебя трахну, она даже думать не будет.
  - мне мои подруги рассказали об этом, весь институт кипел и жаждал сюда попасть.
  - с какого института ты? С холодным взглядом и интонацией я продолжал вести диалог.
  - с мед, а ты откуда, и как зовут такого очаровашку? Положив свою холодную ладонь, на мою выпирающею грудь.
  Это было окончательным и не обратимым отвращением к этой даме, нежно взяв запястье этой красотки, я наклонился близко к ее лицу и страстно поцеловал, убедившись в том, что я не ошибаюсь в своих догадках. Да это была не ошибка, она ответила мне с жадностью, кусая мои губы, и обнимая, лаская мой оголенный торс. И тут я остановил этот бессмысленный поцелуй, удерживая ее тонкую талию одной рукой, а другой крепко держал кружку с горячим кофе, я сказал.
  - я не тот кем кажусь, и такие как ты меня не привлекают, найди себе кого нибудь другого. Резко отталкивая даму, я откинул кружку, что кофе разлилось по травяному покрову, снял черную трикотажную футболку с ветки дерева висевшую над нашими головами сверху и быстрым рывком натянул на свое тело, достав пачку сигарет из кармана и закурил, с ухмылкой смотря на реакцию девушки. И эта реакция уж точно ей не понравилась, она с наглостью подошла ко мне, выхватила сигарету из моего рта и поцеловала меня еще страстнее. Поцелуй был не долгим, теперь она его прервала, процедив, выпуская дым мне в лицо.
  - от чего, тогда целуешь, раз не в твоем вкусе?
  - чего тебе надо? Вырывая сигарету из ее рук и в ответ выпуская дым ей в лицо.
  - ничего! Убедится в том, что ты не тот за кого я тебя принимаю. Она продолжала стоять близко ко мне, ее соски соприкасались с моим телом, я чувствовал ее вибрацию, она меня хотела, ее взгляд был устремлен на мое лицо гуляющего то на губы, то в глаза, то по моим небритым скулам. Она явно ждала моей реакции той, которой она хотела. И тут я поймал себя на мысли, тонко и отчетливо, перерезав ей горло, ее поведение измениться ее страсть смениться страхом и ненавистью ко мне, тут я стал понимать, что вот оно, я люблю убивать и видеть страх в глазах, смерть которая дышит мне в лицо, вот от чего я возбуждаюсь, вот чего мне надо от этих девиц, адреналин в моей крови. Но все мое я, все во мне кричало, что все, хватит, и тут я вспоминаю лицо Амелии, ее красивое испуганное лицо и ответ нет. Вот что меня тогда оттолкнуло, вот чего я испугался, я понял, что Амелия была другой, она была чиста, невинна и даже не подразумевала о том, что на пути встану я. Я с грязными мыслями, похотливой внешностью, и убью ее, загублю ее, растопчу, я видел в ней ту красоту и невинность, ту жажду к жизни, то стремление к жизни, она любила жизнь, она была как ангел. О Боже, что же я сделал!
  - лучше отойди от меня! Со злостью сказал я, не касаясь ее даже пальцем. Но она не унималась, ее руки опустились ко мне на плечи, улыбнувшись, она мне прошептала на ухо.
  - сегодня ночью, я приду к тебе и ты не отвертишься от меня. Я хотел ее ударить, так, чтобы она отлетела от меня, но сдержал свой гнев и процедил с холодным взглядом.
  - сегодня ночью я убью тебя, я перережу твою изящную шею. Проводя пальцем по ее коже лица спускаясь к подбородку до линии декольте. - если не боишься, буду ждать с нетерпением.
  И тут я увидел страх в ее глазах, я почувствовал, как ее кожа охладела и по ней пробежали мурашки, ее зрачки увеличились в несколько раз, она убрала свои руки с моих плеч, подняла кружку с опрокинутым кофе на землю, гордо отвернулась и ушла к другим ребятам. Я следил за ее поведением, что дальше она будет делать, кому подойдет и что кому начнет говорить, как мой взгляд встретился с моими друзьями, они втроем недалеко от нас стояли и наблюдали за нашими действиями, Гришка с гримасничал недовольным выражением лица, отвернулся и ушел. Но ко мне решился подойти Ринат. Навстречу ему шла блондинка, и я услышал их короткий диалог.
  - куда торопишься милая?
  - иди к черту!
  - что-то случилось? От чего такая злая?
  - у парня крышу снесло, психопат!
  - кто?
  - и ты тоже, идиот.
  - что ты такое ей сказал? Рассмеялся Ринат, подходя ко мне.
  Я был серьезным и немного ошеломлен найденным ответом своих догадок. Я пригласил своего друга прогуляться вдоль озера, где было тихо и спокойно, не так громко играла музыка, да и от лишних глаз.
  - Ринат, тебе все нравится? Как мы устроили? Наш праздник, те люди, которые сюда приехали? Начал издалека серьезный разговор с того, что все мы здесь.
  - Иванко, я заметил твои перемены уже давно, еще с той ночи выпускников, когда ты нам приказывал, не трогать эту девчонку. Начал напрямую Ринат без церемоний, понимая нашу обстановку между друзьями. - что тогда произошло, нам так и не удавалось с тобой так вот, наедине поговорить.
  Я уважал Рината за его прямоту, он был всегда решительным и редко когда сомневался, может поэтому он выбрал самую сложную профессию нейрохирурга, да не спорю его отец тоже известный хирург только в Японии. Может он и пошел по стопам отца, так как все свое детство он прозябал в больницах с отцом, видел сложные операции, набирался хладнокровия к скальпированию, часто бывал в моргах, до того как отец бросил их и уехал в другую страну жить и работать навсегда. Но почему то, он ни когда не рассказывал, про свою семью, только так смутно, общими фразами и ни когда я не видел в его глазах печаль и разочарование, что семья распалась из за чего все это? Как его мама после этого удара, все это было под большим вопросом и покрытой тайной. Ринат был крупного телосложения, но подтянутым, всегда выглядел на высшем уровне, его темно каштановые волосы хаосом были разбросаны огромными кудрями на его чуть квадратной голове. Эти роскошные волосы достались ему от его матери, в ее крови текла африканская кровь, и от того его смуглое тело и пухлые губы сводили девчонок. Он был еще тем обольстителем, умел правильно найти подход к девочкам, красиво ухаживал, пару раз он встречался по несколько месяцев с девушками, но как то все не складывалось из за его вспыльчивого характера, он любил, что бы все было так как он задумает и спланирует, и если кто нарушал его планы, все пиши пропало, он рвал и метал. Ринат был отличным стратегом, если бы он воевал, то все победы были на его стороне, он планировал от самой не значительной вещи до самой глобальной роли.
  Я остановился, достал сигарету и закурил.
  - все шло своим чередом, я не думал ни о чем, но что - то в тот миг, когда я взял в свои руки, руку Амелии и заглянул в ее глаза, услышал твердое слово 'нет' я почувствовал что - то необъяснимое, в меня вселился страх, я тогда понял, что эта девушка должна жить, но вы меня не услышали, да и не было времени вам объяснять, да все мы были под действием алкоголя и наркоты, что тут говорить.
  - ты помнишь, как звали? Это был конкретный удар! Удивился Ринат.
  - помню, помню, все до последней минуты, помню как она дышала, говорила, ее синие глаза, ее платье чуть нежно разового цвета, ее босые ноги, с какой интонацией она говорила, помню все и мне если честно страшно. Я в последнее время стал вспоминать и прокручивать все эти убийства и только сейчас до меня доходит, что мы убийцы, маньяки..... я заплакал...... ты понимаешь, что мы делали и продолжаем делать..... я держусь, чтобы не разрыдаться, а лишь сбрасываю слезы с щек, глядя на приятеля. И что к моему удивлению я увидел в его глазах слезы, которые скапливались в уголках глаза, одно моргание и они выкатятся на его опечаленное и задумчивое лицо. Он протянул руку ко мне и положил на плечо. Я тяжело вздыхал и глубоко затягивал уже докуренный бычок от сигареты. - мы отбирали их жизни, мы забирали их счастья, их свободу, неважно какие они были, но они были женщинами которые так же чувствуют, они могли когда нибудь стать кем нибудь известным или просто в пустую прожить свою жизнь, могли нарожать детишек, или вообще не могли а просто жить и наслаждаться своей свободой, неважно о чем они думали или мечтали, важно то, что мы все отобрали у них ради нашей прихоти, а может и не прихоти, ты понимаешь, почему мы так делали? Почему? Что нами двигало? Что тобой двигало? Ты сможешь мне ответить? Ведь мы никогда об этом не разговаривали, мы только планировали и действовали, искали и убивали. Почему? Почему? .........................
  Одна за другой слезы катились по щекам Рината. Он ухватил свою голову руками и сел на жесткую гальку лицом к воде. Я слышал, как у него колотилось сердце, какой сейчас у него ураган внутри, я молчал, я ждал его ответа, присев рядом с ним, глядя на зеркальную поверхность воды озера. Над нами пели птицы, солнце стояло достаточно высоко, время было за полдень, здесь в лесу было сказочно красиво и тихо. Только сейчас я обратил внимание, в каком удивительном месте мы сейчас находимся, какие вокруг нас деревья и сколько им лет, какие красивые и необыкновенные цветы, в дали слышались горные реки, а на горах лежал снег, чисто белого цвета, этот пейзаж был нетронутым человеком долги века, мне внезапно захотелось прогуляться по лесу, заглянуть под каждую травинку, разглядеть каждое дерево, меня вдохновила эта природа.
  - ты меня сейчас сильно ранил, ты меня убил! Вдруг прервал мои мысли Ринат, вытирая слезы рукавом, продолжая смотреть вдаль. - ведь я никогда об этом не задумывался! Я просто планировал, получал удовольствие и избавлялся, я шел за тобой, я смотрел на тебя, не на Гришку, не на Степу, а всегда старался быть достойным тебя. Повернув свое заплаканное лицо ко мне, глядя в мои пустые глаза.
  - прости, мне не чего тебе сказать, я сам пуст, и от того мне плохо.
  - ты предлагаешь признаться и сесть в тюрьму? На полном серьезе спросил друг.
  - и про это я тоже не думал! Я вообще не думал, что есть суд закона и человеческий и душевный и Божий, о даааааа, скольким нам нужно признаться и раскаяться! Если к этому придет, я всю вину возьму на себя, это без осуждений и бесповоротно! Добавил я, не сомневаясь.
  - это с чего так вдруг? Возмутился друг. - я тоже чувствую бремя, я не смогу спокойно спать, теперь уже спокойно, после нашего разговора, зная, что ты в тюрьме. Это ты себе легче сделаешь, а не нам, по крайней мере не мне! А что ребята говорят? Немного придя в себя разговорился Ринат.
  - я разговаривал только с Гришкой, сейчас с тобой, абсолютно разные реакции, почему мы с тобой были не так близки, как сейчас? Мне с тобой легко, я сейчас ощутил поддержку с твоей стороны, я чувствую тебя, я знаю, что ты меня понимаешь.
  - я всегда к тебе тянулся, Гришка стоял между нами, он всегда пытался быть лидером в нашей компании, но настоящую силу воли и духа выражал ты. Меня его слова польстили, я даже не понимал того, что Ринат смотрел на меня и пытался равняться со мной, он просто шел за мной, всегда был рядом и никогда не спорил, я этого не замечал, ведь мне казалось, что он был зазнайкой, всегда хотел показать свою силу и эрудицию во всем. Всегда говорил умными фразами, цитировал известных профессоров науки, всегда шел на шаг впереди нас, очень часто рассказывал про своего отца и приводил его в пример, говоря, что известный профессор генетики Гангрена Виталий, мой отец..... всегда придумывал новые игры и выигрывал в них тем самым ставя себя на первое место среди нас. Я не мог подумать, что я для кого- то лидер, и что на меня смотрят, что я для кого - то пример для подражания. В данный момент мне было хорошо с этим человеком, и почему я не подпускал его ближе?
  - я могу задать тебе вопрос про твоего отца? Раньше ты не закрывал рот, все время про него рассказывал, что случилось?
  - да, ты все верно подметил, нас наверно сложно назвать друзьями, мы были и держались вместе, но, душевные раны мы не делили. Помнишь, в детстве, когда мы были пацанами, я вам рассказал про свою кошку!
  - конечно помню, это то с чего наша жизнь началась.
  - ну да к вот, когда мы сотворили это с моей кошкой, я пришел домой и рассказа все своим родителям. На что моя мать очень разозлилась, она навзрыд кричала и била меня ремнем с огромной железной бляшкой, на что отец меня стал защищать, они тогда здорово поссорились. Мать говорила очень страшные вещи отцу, что типа он меня научил такой жестокости, водя с собой в больницу, в морги, на длительные операции, да не спорю я видел тогда, много крови, на моих глазах умирали тысячи. Дети, старики, женщины и мужчины. Отец хотел, чтобы я шел по его стопам, он растил меня врачом, я с малых лет, изучал анатомию человека, я свободно разговаривал на латные, я в свои двенадцать лет знал то, что знает первокурсник мед института, мне это все нравилось, я с любопытством наблюдал операции, я знал, что сейчас скажет отец, вовремя операции, я шепотом произносил вперед его слова, зная, что он сейчас скажет, попросит или сделает пинцет, отсос, вата, бинт, игла, кардиограмма, пот - я жил этим. А сейчас это для меня больше жизни. Благодаря нашим утехам я лучше знаю анатомию. Я творец своей жертвы, что сподвигнуло меня к диссертации, я работаю над ней, над очень важными вопросами, и все эти игры, мне очень помогли, в морге я бы не смог этого сделать, сам знаешь, нужно разрешение, потом подписи близких, а если нет близких или родных, то нужны подписи полиции и столько волокиты, за каждым новым действием, чтобы услышать ответ нет. Вот почему я с вами, полезное с приятным. Глубокий выдох. - если честно, я это осознаю прямо сейчас, почему я это делаю! Глаза Рината округлились, его руки потянулись за сигаретой. - но то, что случилось дальше, с каждым днем мои родители ругались, были жуткие скандалы, билась посуда, отец из-за частых сор стал жить практически в больнице, ну и в итоге, когда я поступил в мед, мой отец просто исчез. Потом через какое - то время отец написал мне, что его карьера продолжается в Японии и зовет меня к себе, ждет моего окончания института, а моя мать чиновник государственной думы, нашла себе молодого парня и уехала с ним в Догор (огромный город с населением больше пяти миллионов, в трехсот семидесяти километров от города Каменка). Ведь я до сих пор не понимаю и не знаю причину их развода! Да я особо и не видел их любовь, отец любил меня и медицину, а моя мама любила только себя, я рос в больнице, воспитывали меня медсестры, врачи и пациенты. Внезапно Ринат, упал лицом на свои подогнутые колени, обхватывая себя руками, зарыдал. Мое сердце оборвалось, я обнял друга и прошептал.
  - прости...... смахивая слезы с глаз.
  - не у меня надо просить прощения. Выдавил он сквозь рыдания - мы монстры! Мы убийцы.
  - что нам делать? Спохватился я, понимая, что мы в тупике.
  - я не знаю.... Всхлипы.......твои предложения?
  - сесть в тюрьму? Там наше место. Осознанно сказал я, со страхом в голосе.
  - в тюрьму? Подняв свое искореженное лицо на меня с вопросом.
  - или умереть? Заплакал я.
  Мы сидели долгое время в тишине, я то плакал, то успокаивался, то смотрел и слушал как плачет мой друг. Это открытие нас захлестнуло с головой. Как тихий голос Рината прервал нашу долгую паузу.
  - я влюбился......я полюбил..... я хочу жениться я хочу детей..... Боже, что я скажу своей любимой? Прости я маньяк - убийца!
  - полюбил? Что меня привело в шок. Я немного ошарашился. - повтори!
  - да, я не хотел вам этого говорить, потому что боюсь, узнав про мою Элизу вы ее убили бы! Я боялся показать вид, что мое сердце ранила стрела амура.
  - как это могло произойти? Не унимался я.
  - эта девушка запала ко мне в душу с того момента, когда они с мамой открыли булочную не далеко от моего дома, каждое утро я заходил к ним, чтобы позавтракать, круосаноми и горячим кофе. День за днем, моя Элиза все больше и больше мне нравилась, пока я не решился пригласить ее на свидание. Ее детское личико, ее беззаботная улыбка, покорили меня сразу.
  - подожди, ты хочешь сказать, тебе не хотелось ее убить, и даже мысли не было об этом? Я возбудился от услышанного, я увидел свет в конце туннеля.
  - ты о чем? Я ее люблю, я безумно ее люблю, мои чувства к ней самые светлые какие только могут быть у меня. С яркими и горящими глазами и дрожащим голосом говорил Ринат.
  - и как долго? Ты хочешь сказать, убив и изнасиловав, приходил к ней целовал и обнимал свою любимую, смотрел ей в глаза? И совесть молчала, о чем ты думал?
  - неееет, подожди, встретив ее я больше не убивал и не насиловал, я не делал этого! Это после того раза, как ее звали?.. А да Амелии, я почувствовал твою вибрацию, я отклонился так же как и ты. Я полностью погрузился в учебу, в свое образование, я ходил на семинары, писал диссертацию, и после долгих рабочих ночей погруженных в работу я как то летним утром прогуливался по пустынным улицам, и вдруг меня сманил запах свежих булок, я зашел в новое заведение, оно не большое, но уютное и встретил взгляд своих карих глаз, мою Элизу, они с мамой сами пекут французские булки, стряпают торты, и тут мое сердце остановилось, мне захотелось все больше и чаще ее видеть, с ней общаться. Но до того времени, когда Гришка начал кричал про то, что мы затухли, надо что -то сделать грандиозное и надолго! Что все отстранились и забыли про вечеринки, про выпивку и наркоту, про круг друзей. На что я ему говорил, что пишу серьезную работу, что нет времени, на что - то другое! На что я услышал от него угрозы, это не правильно, вот так оставлять, надо двигаться дальше и переходить в крупные города, надо делать свое, и править балом. Если я не с вами значить меня во банк, или смерть или тюрьма, такие поступки не оставляются просто так! Подожди...... Это его идея с походом? Осознав ситуацию.
  - да его. Грустно ответил я.
  - так ты тоже этого не желал?
  - нет, я хотел разобраться со всем этим, услышать свое я, хотел испытать себя, и что я точно осознал и услышал себя, я этого не хочу. Я хочу все исправить. Но тогда я не понимаю, что ты здесь делаешь, раз у тебя появилась девушка? Ты хотел ...... ну тут я не договорил это мерзкое слово.
  - нет я не хотел. Оборвал Ринат. - А я так испугался, встревожился, думал, что буду с вами до тех пор, пока не подготовлю все к отъезду, поэтому я здесь. Заерзал Ринат, беря в руки горсть прибрежной мелкой гальки. - Я испугался за свое будущее, но сейчас разговор с тобой привел меня в тупик, что делать ума не приложу? Иванко, прости меня, я не могу разобраться в себе. Настоящее начало душить меня.
  - Ринат, я могу сказать тебе одно, я очень рад за тебя, за то, что твое сердце полюбило, что оно не стальное, оно живое, как я хотел бы хоть маленькую долю такой любви испытать, но мне кажется что все женщины одинаковы, они меня не возбуждают и не цепляют. Растрогавшись, мои руки затряслись. - Но вот одна проблема, нас четверо и делали мы все эти беды и преступления вместе, и соответственно отвечать придется тоже вместе. А Гришка все сделает, для того, чтобы мы не останавливались, я понял его еще давно, он будет идти до последнего. Если надо, как ты говоришь, он убьет и меня и тебя, кто встанет у него на пути, поэтому мы ему не друзья, я знал это я чувствовал, но почему-то допускал этого, и впустил в себя в свою душу его мерзкие фантазии, его дружбу, но оказывается, дружбы то нет.
  - Гришка? Встревожился Ринат, что делать? Нам что делать?
  - нужен серьезный разговор. Задумчиво ответил я, понимая, что этого мало.
  - я думаю, что надо здесь и сейчас все решить, пока не поздно, пока не приступили к плану, о нееет и этот план придумал я! Я ничтожество! Простонал, чуть смуглый парень с испуганными глазами. - Но только умоляю тебя, не говори про мою любовь. Жалобно добавил он.
  - каково это чувство? Положив руку на плечу другу, давая понять, что ни кто не узнает про его чувства.
  - это.... Это не возможно описать, что - то двигает тобой, твоим мозгом, в твоей душе появляется третий, который шепчет сладкие речи, все мысли только о ней, что бы расстаться на некоторое время по своим делам, такое чувство, что у тебя оторвали половину сердца и оно истекает кровью, все время думаешь о том, когда я увижу ее вновь, а когда ваши взгляды встречаются, в животе взлетают бабочки, как на опасном повороте американских горок, все внутренности подлетают вверх, сердца воссоединяются, становится очень легко и хорошо, ее запах сводит сума, ее голос, ее взгляд, повадки, привычки становятся такими теплыми и ты не можешь ею надышаться, не можешь наглядеться на нее, все время мало ее, хочется больше и больше. Я точно могу сказать, что ради нее я готов отдать жизнь. И постоянно страх, страх, страх....... Я слушал его и у меня все переворачивалось, ведь я таких чувств ни когда не испытывал, и мне захотелось это испытать. Но внутри у меня что - то кольнуло, мой личный демон заговорил со мной. Поочередно, лица умерших от моих рук, стали всплывать перед моими глазами. Я окаменел на минуту, а казалось, что на век. Сколько их было, я потерял счет, десять, двадцать, а может тридцать? И тут я его прервал.
  - ты помнишь всех? Сколько их было? Ринат не ожидал такого вопроса, он прикусил губу и уставил свой черный взгляд на меня.
  - а ты помнишь? Сколько? Вопрос на вопрос ответил он.
  - я пытаюсь всех вспомнить, но очень многое в тумане, мы были под наркотой.
  - Иванко, друг мой, давай закончим все это. Обняв крепко меня за плечи. Я только покачал головой, дал понять, что все, надо решать и кончать со всем этим, как трудно бы не было.
  Мы с Ринатом вернулись в лагерь, наш разговор затянулся надолго, и увидели страшную картину по приходу к ребятам. Я сначала не поверил своим глазам, но приблизившись ближе к тому месту, где стояла кровать, которую мы же сами привезли, только зачем? И ведь это предложил мой друг Ринат, с которым мы только что разговаривали по душам. Я посмотрел на него и хотел услышать ответ на вопрос зачем? В его глазах я увидел ответ, и он был прост - страх. Гришка и еще несколько парней привязали голую девушку к кровати наручниками, кто хотел ее поиметь платили деньги Гришке, и не просто определенную сумму, а кто больше. Толпа окружила кровать, пьяные и накаченные наркотиками парни, зализали на девушку и насиловали ее при всех. Девушка кричала и извивалась, она рыдала и хотела освободиться от оков, а толпа вошла в азарт, не понимала и не слышала ее мольбы, все думали, что это сценарий такой, и что это шоу для веселого время провождения, ведь не просто здесь стоит кровать, значит для чего то, и ни у кого не возникло чувство вины или жалости к этой беспомощной девушке. И тут я впервые услышал просьбу девушки, оставить ее в покое, ее мольбы, ее плачь и страх, все ее чувства передались мне. Да я это услышал, мне стало безумно жалко ее. Я подлетел к Гришке и со злостью в голосе попросил освободить ее. На что он мне рассмеялся в лицо.
  - прекрати это не медленно! Потребовал я, взяв его крепко за локоть.
  - а то что? Улыбка спала с его лица. Он чувствовал себя хозяином вечеринки.
  - освободи ее. Поддержал меня Ринат, вставая рядом с нами.
  - парни, вы что? Весело же!
  Я протиснул руку заднего кармана Гришки его шорт и вытащил ключ от наручников, долго не думая я направился к девушке, она плакала и кричала а на ней лежал толстый парень и пихал свой член ей в рот. Гришка что - то крикнул мне в спину, но Ринат его остановил свой огромной фигурой, пожалуй он был самым сильным и плотным в нашей компании. Оттолкнув мужика, я извинился перед ним со словами.
  - шоу окончено, довольно! Расходитесь! Обращаясь уже к толпе. Недовольные и возмущенные ребята стали расходиться. Я расстегнул наручники на девушки и оглядел ее запястья они были окровавлены и воспалены, ее руки тряслись. Стянув с себя футболку я предложил девушки одеться, и тут увидел ту самую блондинку, с которой я уже сегодня беседовал. Ее заплаканные глаза со стыдом смотрели на меня.
  - прости. прошептал я. Помогая одеться ей.
  - это я виновата! Но не думала, что так затянется! Вставая с кровати она рванула в сторону озера.
  - Иванко, что происходит? Услышал разгоряченный голос позади себя. Обернувшись, Степка стоял передо мной, откровенно удивленным. Про Степку я знал все, он был слабым в плане эмоционального взрыва, крепко подсел на наркотики и всегда напивался, мы понимали его чувства и всячески поддерживали его. В малолетстве его отца посадили в тюрьму за крупную взятку, и там его убили, жена его не выдержала той травмы и повесилась у Степки на глазах, со словами 'скоро увидимся' теперь эта его коронная фраза, когда он душил свою жертву с его уст слетала эта фраза. Его жизнь потрепала с малых лет, после смерти родителей его определили в интернат, сколько всего он там пережил, постоянное недоедание и недосыпание слезы и страх остаться одному, сорвало ему крышу, это уже потом спустя несколько лет, его бабушке удалось забрать мальчика из стен концлагеря. Здесь было понятно и ясно отчего у него такие яростные желания убивать.
  - Степа, нам надо серьезно поговорить! Он уже был под действием наркотиков и спиртного, у него горели глаза и его жажда пылала убить кого нибудь.
  - план изменен? Что происходить?
  - успокойся, не нервничай. Пытаясь успокоить друга, как Гришка подлетел к нам с яростными криками, а следом Ринат.
  - Иванко! Ты трусливая баба! И его кулак впечатался в мой нос.
  - успокойся! Выкрикнул Ринат, хватая друга и удерживая его порыв ударить меня вновь.
  - давайте все обсудим и решим! Вытирая кровь с разбитого носа, крикнул я.
  - чего тут говорить! Все и так понятно! Ты решил остановиться! А на нас тебе просто все ровно!
  - что он имеет в виду? Отрезвевшим голосом спросил Степа глядя мне в глаза.
  - то, что нужно остановить это безумие! Хватит убивать! Хватить насиловать! Это к добру не приведет!
  - Степа, я тоже против, слышишь Гришка я тоже! Вступился Ринат, продолжая держать его.
  - да вы что! Серьезно что ли? Пошатнулся Степка
  - они так решили, без нас! Огрызнулся Гришка. - да, отпусти меня! Вырывался он.
  - ни кто ни чего не решал! Мы вместе это затеяли! Верно! Крикнул я - и вместе выйдем из этого верно! Мои глаза налились кровью от удара в нос.
  - верно! Все ты правильно говоришь! Огрызнулся Гришка. - что тебя останавливает? Может твой отец узнал? Или мамаша? Ты их испугался? Засмеялся Гришка.
  - ты лучше моих родителей не вплетай! А то я тебе отвечу ударом!
  - да что происходит! Объясните мне! Хватит! я не понимаю, что происходит! Встрял Степа.
  - так ребята, я давно над этим задумывался! Заговорил Ринат. - Меня это больше не вставляет! Я хочу двигаться дальше по карьерной лестнице, я хочу оставить все это!
  - и я хочу остановиться! Вот что происходит! Поддержал я Рината. Степка схватился руками за щеки, вонзаясь ногтями в свою кожу, провел по щеке оставляя багровые следы.
  - это значит? Подождите, это значит? Он не мог сформулировать свои мысли, это было заметно по его прыгающим глазам и трясучим губам.
  - это значит, Степа все кончено! Но! Если ты хочешь двигайся дальше сам! Мы сейчас заключим уговор, что все что было между нами будет секретом и ни кто ни когда об этом не узнает, и то что каждый пойдет по своему пути, ни когда не предаст и не сдаст. Это должно было случиться рано или поздно! Помогая сформулировать свои мысли Степке, сказал я.
  - мы теперь не банда? Спросил он. Немного спустя секунды переваривая мои слова.
  - нет, но мы друзья! Я всегда буду с вами, мы можем так же встречаться, гулять, веселится, но без особо тяжких преступлений.
  - да, ладно! Освободившийся от оков съязвил Гришка.
  - Гриша, а что не так? Я не могу тебя понять? Ведь тебя ни кто не держит, тебя ни кто не сдает и не предает! Живи как хочешь, мы остаемся друзьями!
  - неееееееет, друзья так не делают!
  - как не делают? Спросил Ринат
  - мы же вместе!
  - да мы вместе! Только каждый выбирает себе дорогу в жизни! Кто - то женится, кто то уедет в другой город после учебы, это жизнь! И это должно было бы случиться рано или поздно!
  - да что ты заладил, рано или поздно! Я думал, что мы все ненавидим женский пол? И что эта какая - то в своем роде месть ему. И что мы вместе войдем в тюремную камеру, или умрем сражаясь за нашу правоту!
  - какая тюрьма? Вы сейчас о чем говорите? Степка растерялся, уселся на землю, стал качаться в разные стороны, держа свою тяжелую голову в руках.
  - какая тюрьма? Какая смерть? Какая месть? Ты спятил! Разозлился я.
  - ах, да! Точно, ты же любишь свою мамочку!
  - лучше не трогай! Угрожающе сказал я, смотря злостным взглядом на Гришку.
  - так ребята! Все на самом деле хорошо! Я для каждого из вас остаюсь другом! Я обещаю, что никогда ни кого не предам! Я с вами! Но я двигаюсь дальше я буду расти и развиваться! Это мой выбор! Но если вы хотите остаться на этом уровне или расти в этой сфере, я мешать не буду, так как это ваш выбор и вам с этим жить! А теперь я попрошу вас не ругаться и с достоинством принять выбор каждого из нас! Не спорю, мне все это раньше нравилось! Но в моей жизни произошли изменения! И эти изменения мне очень нравятся, я от них получаю удовольствия. Но мне будет очень сложно жить с теми воспоминаниями, которые ранили меня совсем не давно, когда я всерьез осознал то, что мы творили, и я уверен, что когда и вы осознаете, что происходит вокруг вас, тоже будете глубоко сожалеть о случившимся.
  - ох, да ладно! Я ни когда к тебе не прислушивался Ринат, ты всегда был зазнайкой! Ты подсывало своего отца! Все ясно, что ты метишь к нему, вот и все!
  - Гришка! Отдернул я.
  - может оно и так! Не стоит сейчас чего - то мне навязывать! Ответил Ринат.
  - значит нас ждет тюрьма..... смерть........мы не вместе.....продолжал ныть Степка.


  И сейчас, когда я стою у окна, скомкавая белоснежную тюль в кулак, плакал, я осознал все, и погрузился в пустоту, в ту черноту, где нет ничего, где мрак и тишина, и только крики, стоны, лица умерших, кровь на моих руках и ее голубые глаза. Амелия. Мамино каменное лицо, ее боль к сыну, который убивает, режет и насилует, какие эмоции она сейчас испытывает? А следователь? Он знает? Он очень часто к нам приходит, что будет дальше? Что со мной будет? Я потерял себя, я умер.
  - мама........................................................................................

Смерть в ее глазах


  Громкое карканье над головой разбудил Амелию. Встревожившись, она поняла, что дело к сумеркам, холод начинал овладевать ею. Вороны кружились над ее головой, и громкими криками будоражили и пугали своим поведением, как будто кто то их пугает, и они не могут найти себе место, перелетая поле с одного края в другое. Накинув на себя свои чуть посушенные теплые от солнечных лучей шкурки, оглядев поле, которое тонуло во мрак! Испуганная девушка стояла посреди поля и отмахивалась от ворон. Вороны так низко пролетали над головой, что казалось, они сейчас схватят девушку за волосы, каждый раз они делали в конце поля круг и возвращались к ней, пытаясь ухватиться за ее голову, Амелия присидила и кричала.
  - Вон! Пошли Вон!
  Но они снова и снова продолжали эти трюки. Тогда она решается бежать, бежать туда, где слышалась вода, шум воды привлек ее внимание еще, тогда когда был день, она не думала, что уснет так надолго, и что еще по - светлу сможет напиться воды и устроиться на ночлег. Вот она эта кромка леса, вприсядку Амелия добралась до нее, вороны еще больше кричали и чаще старались дотронуться до ее головы, но махая палками в разные стороны, она продолжала кричать.
  - вон! Что вам надо от меня? Вон. Но все же пару острых когтей она ощутила на своей голове, с такой силой и железной хваткой, вороны ее гнали в лес. Скрывшись в стволах деревьев, она плюхнулась в воду. Неожиданно окунувшись в ледяную воду, она вскрикнула, растилась по вязкой холодной жиже. Пытаясь встать, на ноги, но они вязли и погружались с невероятной силой вниз илистого дна. Ее тонкие пальцы цеплялись за сухую траву, все без толку, тело тянуло вниз. Осознав, что это болото, засосет и убьет! Жизнь стала кричать смерти, и угрожающе приказывала ползти, цепляясь своими острыми палками по миллиметру, она двигалась вперед. Темная жижа уже наливалась ей в рот, выплевывая и стараясь выпрыгнуть, она продолжала цепляться палками и протягивать свое тело вперед, но грязь обволакивала ее лицо тугими руками и закрывала рот кляпом из болотистого ила.
  - нет! Кричало у нее в голове! Нет! Нет! Нет! Нет! Она продолжала, как могла, боролось с воронкой и с непреодолимой силой. Внезапно Амелия почувствовала опору под ногами, медленно она стала опираться на свои ноги с такой силой, что ее тело начало продвигаться сквозь тугую и плотную грязь, она поняла, что сможет, она сможет! Все, грязь ее отпустила и выплюнула на берег. Со слезами на глазах Амелия уткнулась в грязь лицом и зарыдала так громко, что ее эхо разнеслось по темным уголкам леса.
  - милый! Серый! Где ты! Прости меня! Я не смогу без тебя выжить! Я так устала! Забери меня! Милый мой зверь! Ее рыдания не умолкали, с новыми волнами нарастали, утихали и снова нарастали.
  Ночь...... уставшая, продрогшая от сырости и грязи Амелия отключилась.
  - какая ягодка! Срывая черную блестящую жемчужину с зеленых листьев и чуть было не положила ее в рот.
  - стой! Встревожилась Амелия Петровна, нежно хватая запястье своей внучки, и строгим взглядом осмотрела ягоду. Это самая ядовитая ягода! Съесть ее означает смерть! Прежде чем сорвать какую либо ягоду убедись в том, что ты все про нее знаешь!
  - еще немного и я бы умерла? Зачем такие ягоды?
  - все в этом мире уравновешенно, есть зло, есть и добро, есть, то что тебя вылечит и есть, то что тебя убьет! Для этого нам и нужны знания, чтобы различать то или иное. Название этой ягоды 'вороний глаз' посмотри на ее внимательно одна черная жемчужина посередине четырех бархатных изумрудных листьев, если смотреть сверху, то ты увидишь, как вороний глаз смотрит на тебя из - под земли!
  - и вправду! Точно! Бабуля! А ее используют в народных средствах? Она только убивает? Или еще и лечит?
  - да милая в малых дозах, если четвертинку ягодки положить на больной зуб, то боль стихнет, эта ягода обладает свойствами блокировки нервных окончаний, в малых дозах она обезболит, в больших дозах парализует, в том числе и сердце, тогда человек или зверь умирает. Смерть наступает в течение каких то мнут, очень быстро!
  Амелия внимательно покрутила ягодку в руках и опустив ладонь вниз, ягодка скатилась по пальцам в траву, где с десяток таких черных глаз смотрели на нее, наступив на нее она брызнула ядом красными каплями на изумрудные листья своих сородичей.

  Очнувшись от мокрой прилипшей грязи к телу, Амелия старательно оторвала примерзшие волосы от земли, немного оглядевшись, она поняла, что в нескольких шагах бежит река, с хрустальной чистой водой, которую ей так хотелось испить. Поднявшись на ноги, еще в темном до конца не проснувшемся лесу она наткнулась на ту самую ягоду, 'вороний глаз' промелькнуло у нее в голове! Ее было столько много, что ее не охватив взглядом, она была разбросана по всему болоту и вокруг него. Быстрыми движениями она нащупала иглы дикобраза на шкуре, оглядев их, они уже пропитались болотистым илом, немного подумав, Амелия, начала срывать ягодки и выдавливать их в черно белые иглы, аккуратно помещая их на поясной шкурки зайца. Зачем я это делаю? Промелькнуло у нее в голове. Ведь я такая трусиха, я буду скорее убегать, чем смотреть смерти в глаза. Но все же! Пускай! Набрав полные иглы яда, а их у нее оказалось довольно много, штук сорок как она насчитала. С гордостью вздохнув, она нацелилась на шум воды! Пройдя несколько сотен метров, Амелия вышла на берег реки. Пробежав про хрустящей гальке, она нырнула головой в воду, удалив свою жажду леденеющей водой, опустила свои руки, ноги отмывая грязь со своего тела. Ноги начинало сводить, руки окоченели от воды. Отогрев дыханием она снова приступала к отмывки грязи. В том месте, где она вышла из леса, река была с ужина и не глубока, и более имение не такой холодной, как ей казалось, солнце выходило и поднималось выше над горизонтом, становилось тепло и комфортно. Освободившись от мокрых грязных шкур, выстирав и разложив на гальке. Постепенно отмывая свое тело от грязи, крови. Развалившись на берегу, она наблюдала за тем как течет река, шум ее скрывал все посторонние звуки, был только гул в ушах воды. День был солнечным и теплым, воздух пах зимой, но все еще теплым и это радовало девушку. Шкурки ближе к вечеру подсохли и приняли свой белый окрас, распушились и стали поблескивать на закате солнца, дикобраза шкурка, тоже немного очистилась от кусков засохшего мяса и стала намного легче и мягче. Укутавшись Амелия решила перейти реку, так как, когда она лежала на берегу ее внимание привлекало что то белое, как она не старалась, подпрыгнуть или посмотреть с другого ракурса, она не могла рассмотреть что же это такое белое! И наконец, дождавшись когда ее одежда подсохнет, да и она сама понежилась в лучах солнца, с тревогой и опаской решилась посмотреть это что то белое.
  В том месте, где Амелия решила перейти реку, было чуть выше щиколотки ног, но ее босые ступни, сводило так сильно, что подгибая одну ногу, брав ее руками, растирала, а потом другую ногу поднимала и тоже самое проделывала, старалась быстро перейти, но река была довольно широка, чтобы ее преодолеть так быстро как ей хотелось. Взглядом не отпускала это белое пятно, оно приближалось с каждым ее шагом. Добравшись до берега, уже не галька там была, а глиняное покрытие, с обрывистым берегом. Вскарабкавшись вверх на обрывистый берег, она оказалась в месте, где перед ней раскрылось, что - то не понятное и несовместимое с лесными угодьями. Найдя взглядом то белое пятно, которое ее привело сюда, она поняла, что это большое полотно из целлофана, подойдя ближе, Амелия ужаснулась, в этот целлофан было завернуто окровавленное обнаженное тело девушки. Ухватившись за искаженное лицо руками, она испугалась увиденному. Взгляд начал гулять по окружности этого места, чуть дальше она увидела чьи то ноги, в одном кроссовке, не торопясь она подошла к этим ногам и увидела, что хозяина этих ног не было поблизости, только местами обглоданные человеческие ноги, как коряги торчали из земли. Мысли стали крутиться у нее в голове. Это что? Где я? Кроссовок, они мне нужны, о Боже! Прости меня! Но они мне очень нужны! Аккуратно развязав шнурок, она начала снимать кроссовок с одной ноги, как та повалилась на землю. Испугавшись отскочив назад, она осмотрелась, никого, продолжила снимать. Надев на свою ногу кроссовок, она почувствовала, как мягко и приятно ступать одной ногой по земляному покрову, ища второй кроссовок глазами, но вместо того она наткнулась еще на одну девушку, в один миг ей показалось, что она жива и с улыбкой смотрит на Амелию, подойдя ближе у этой девушки не было ног, и пол головы. На девушке была джинсовая куртка, что привлекло Амелию. Очень аккуратно, разговаривая с девушкой, она сняла с нее куртку, а под курткой был кашемировый свитер с высоким воротом, белого цвета с надписью ' а ты готов'
  - здравствуй! Как ты здесь оказалась? Прости меня, но мне нужны твои вещи, если ты не против, я одолжу у тебя, ты очень красива и молода! Как тебя зовут? Ей казалось, что девушка вот, вот ответит ей, казалось, что она на нее смотрит и не сводит глаз, было безумно не по себе. Но руки делали свое дело. Она медленно снимала с нее одежду, тело было как камень окоченевшим, и одежду было сложно снять, так как руки не сгибались и не поднимались кверху. Но старательно с большими усилиями Амелия продолжала стягивать свитер. Наконец - то она натянула на себя свитер, а поверх джинсцовку, было невероятное чувство мягкости и тепла, ее клетки кожи растеклись по свитеру с блаженством. Надо еще кроссовок второй, и штаны. Только подумав об этом она чуть левее от девушки, увидела ее вторую половину, ноги от которых ничего не осталось, джинсы которые были на ней уже не были джинсами, а были какой - то дырявой тряпкой. О Боже это сделали волки! Волки........ боль вонзилась в сердце. Они рядом! Я буду следующей! Страх навалился на нее внезапно. Она вдруг поняла, что это волчье логово, что день к вечеру и они вернуться домой, надо быстро действовать. Судорожными действиями начала в поисках нужных вещей, здесь было невероятно много людей, рук, ног, ботинок, рюкзаков в которых она обнаружила нож, булку хлеба, шоколадки, сахар и несколько пакетиков чая, теплые перчатки, шапку, фонарик, книгу 'Ромео и Джульетту', что еще больше ее удивило. Она радовалась как ребенок, доставая эти вещи, ее глаза не могли поверить нашедшему. Тут она обнаружила чьи то штаны теплые, аккуратно сложенные ведать вывалились из рюкзака, надев их на себя, они оказались мужские и велики, с кого то она сняла носки шерстяные, нашла веревку, и еще пару рюкзаков, в которых была жестяная кружка, термос, еще один острый охотничий нож, небольшую удочку снасти для нее и несколько консервы, сухарей, семечки, спички, зажигалки, тут она с жадностью принялась шарить по карманам всех найденных трупов, а здесь их было столько, сколько на кладбище не лежало, она вошла в азарт, переходя от трупа к трупу от ноги к руке, от сумки к рюкзаку, раскрывала шоколадки, откусывала и вспоминала их вкус, как их любила, внезапно обнаружила ружье, которым пользоваться не умела, но все же погрузила к себе на плечо. Так же нашла патроны, еще пару теплых курток, пару сапог, кроссовок, штаны и носки, небольшой котелок, какие - то лекарства, бутылку водки и много, много разной еды. Увлекшись и забыв про волков, про то, что она здесь нежданный гость, ее глаза натыкаются на живые опасные желтые глаза, которые смотрели смертью на нее. Сердце остановилось, слюна подкатила к горлу. Что делать? Пронеся вопрос в голове. Ну, вот и они! С ухмылкой расслабилась она. Я готова встретить смерть! Сбросив с себя все то, что так старательно насобирала, хоть не много но была счастлива. Взяв в обе руки иглы с ядом, она выставила перед собой их в крепко сжатых кулаках, ожидая нападения. Не зря же я готовилась! С досадой проговорила в себе. Огромный седовласый волк просверливал злостным взглядом Амелию, чуть сузив ярко желтые звериные глаза, его оскал был с рыком недовольного звука, уши прилипли к затылку а его лапы грозились вот, вот сделать прыжок. Их разделяло пару десяток метров, от куда в двух прыжках огромного зверя он настигнет добычу. Треск сухих ветвей и злобный рык раздался с другой стороны, зверь резко бросил взгляд в ту сторону, Амелия последовала примеру и тоже оглянулась в ту сторону от куда нарастающий рык приближался быстрой трусцой, его голубоватый мех, его добрые волшебные глаза его черные губы и белая окантовка вокруг глаз была такой родной, такой близкой, это был он. ОН прокричало в голове у Амелии. Мой серый, мой волчище! Мой зверь ты пришел! Слезы хлынули на щеки, сердце заколотилось так быстро, что у нее подкосились ноги, ей так хотелось ринуться в объятия любимого, лохматого зверя. Грубый рык, резкий взгляд на того, который смотрел на серого, на полусогнутых ногах он двигался в сторону серого, а на Амелию уже не обращал внимание. Волки шли друг на друга и еще мгновение и они сойдутся в схватке. Безусловно, серый был больше в разы, он двигался бодро и в его походке было явно видно, что он одержит победу, в этом не было сомнений, его сморщенный нос открывали белоснежные клыки по которым стекала слюна, умные глаза говорили убью. Как только вот осталось метра два и они уже должны схлестнуться, Амелия позади себя услышала угрожающий рык, обернувшись глаза застеклянели, но было уже поздно о чем -то думать, бросок и огромный зверь был сверху девушки. Оборонительный удар и иглы вонзились в морду волка, в большую часть в глаза, в нос, что - то попало в пасть, его клыки были миллиметры от лица Амелии, они щелкали с такой силой, что вот, вот захватят пол лица красавицы. Яд подействовал не сразу, действия волка немного притупились, клацанье пастью в два раза замедлились, лапы подкосились, а глаза закатились, собачий визг с оглушающим воплем над головой Амелии. Резкое толкание волка в сторону девушке с трудом далось, так как он был не малых размеров и вешал более тридцати килограмм, его мускулатура была угрожающе тяжелой, ну все же она его оттолкнула, как у волка из рта пошла пена, его лапы судорожно начали трястись, он умирает, досмотрев картину смерти, она обернулась на Серого, который резким прыжком прыгнул на другого волка как бы с боку, и снося его на спину, Серый не дает ему оклематься и подняться с ног, он добивает его укусом шейной артерии, миг и волк мертв.
  Тишина, взгляд Серого на Амелию с такой тоской и болью, от долгой и не выносимой разлуки. Все эти дни он шел за ней, он был рядом, это он спугнул медведя, это он охранял пока она спала, он был рядом, но боялся показываться на глаза, он хотел убедиться в том, что она принадлежит только ему и душой и телом, мыслями и единым мышлением. Он не хотел забирать у нее то, чего она так хотела, человеческой любви, и желание вернуться домой, он чувствовал это и хотел дать ей выбор. Его волчье сердце полюбило эту девушку, он страдал каждую минуту, глядя, как мучается она от боли, от холода, от жажды и от голода. Он ждал, он просто ждал подходящего момента, того самого, когда он действительно будет нужен, он ждал ее слов, ее голоса, он пытался уловить ее взгляд, он был рядом, он дышал ей в спину, он не мог просто взять и отпустить ее. Она его семья, она его стая, она его сердце, она его душа, и она все наполнила внутри его.
  Взгляд Амелии на Серого, мыслей нет, только одно! Он здесь, он рядом, мой милый, любимый зверь. Рванувшись с места в объятия лохматого, ей хотелось только одного, почувствовать его запах, его тепло, его сердцебиение, его, моего. Серый ринулся ей навстречу, объятия были такими долгими, теплыми и любящими, ее пальцы запустились в его шерсть, лицо утонуло на его чуть голубоватой шерсти, его шершавый язык лизал ее по рукам, по щекам, по лбу, по губам, по волосам. Она не верила, тому, что он рядом, он с ней, он простил, ее глупую выходку, Амелия рыдала во все горло, изредка посматривая в глаза Лохматого держа крепко за шерсть возле носа и прижимая его морду к своему носу, так сильно, что сердце ойкало от радости и счастья, что их души воссоединились. его желтые глаза слезились, его мех тряся а хвост, чуть повиливал из стороны в стороны. Вой вырвался из его грудной клетки с такой силой, что завибрировали утонувшие пальцы в шерсти.
  - что? Шепотом прошептала Амелия, глядя на возвышенную морду волка к верху. Еще один продолжительный вой, что даже птицы затихли, казалась весь мир затих. Оглядевшись по сторонам, девушка поняла, что эта была чужая территория, и Серый дал понять, что теперь это его территория, он ее отвоевал, убив Альфа самца! Вернее оказалось, что это Амелия его убила, так как по виду он казался крупнее всех. Да это территория безусловно только их! И Амелия могла все здесь рассмотреть и пользоваться всем, чем она захочет, что в двойне усилило ее счастье. Они могли здесь остаться или вернуться туда в низкорослые деревья, где ей больше нравилось, ведь она считала его уже домом, но и здесь ей тоже нравилось, вода рядом, и вещей много разных, вообщем у них целая вечность размышлять, где им остаться.

Волк


  Малыш заметно окреп и поправился. Охотник не мог нарадоваться его успехам, он был игривым и веселым волком. Лето было в разгаре, солнечные деньки радовали своими дарами, ягодами, грибами, травами, что иногда Игнат по просьбе своей любимой собирал те или иные травы, которые росли далеко в глубине леса или в горах, куда путь длился несколько дней, по не проходимым местам и тропам.
  Конец июля Игнат жил своей мечтой, он бредил о том цветке, редком цветке, который рос далеко и высоко в горах, он хотел подарить своей любимой в знак своей любви и верности. Он все чего то опасался и боялся отправиться в горы, но тут в нем вспыхнуло яростное желание пойти с Малышом только он и волк, ему хотелось в долгой дороге испытать волчонка, и охота и опасность встреча с опасными хищниками., почувствовать его полностью, своего волка. Охотник собирался в дорогу несколько дней, и говорил своему волку, что дорога будет долгой и опасной, чтобы Малыш готовился и знал о том, что состояться путь к заветной мечте охотника. Раннее утро того долгожданного дня, когда охотник и волк отправятся в долгий путь, где их испытает судьба, где они прочувствуют друг друга и тогда будет все ясно кто есть волк и кто для него охотник, отец его, наставник, тот от которого млеет душа и останавливается сердце. Малыш был безумно рад, что он отправляется со своим покровителем оставляя собак на их гремучих цепях, охотник позаботился о их еде и пойле, на несколько дней. Взгрузив тяжелый мешок на свои могучие плечи, Игнат с добротой в голосе сказал своему лохматому другу, гладя его по макушке головы и заглядывая в его бездонные глаза.
  - в путь! Моя мечта сбудется! Я принесу тот цветок! О котором мечтает моя любимая. И ты будешь рядом, слышишь в трудный момент и в тот момент, когда будет хорошо! Игнат был опытным охотникам, каждый надломленный куст или помятая трава, он знал, какой здесь зверь прошел, по калу он определял сколько дней назад или часов, иногда прислушивался и чувствовал, что где то неподалеку пасутся олени, или хрюкают кабаны, он кожей чуял медведя он знал в каких частях он может обитать, и старался подальше держаться таких мест, если конечно он не идет на медведя, но Малыш был мал для крупного зверя, Игнат выбирал те тропы, где встречаются не крупные звери, и научить его как нужно себя вести, не спугнув, и как убить трофея. Игнат целенаправленно шел в те места где обитают кабаны, дойдя до того места, где охотник обнаружил множество разрытых грибниц, точно это были кабаны, немного пройдясь отметив, что свежие подкопы, обнаружив кал, огромный человек под два метра, с низким голосом , но с ноткой доброты взгромоздился под дерево, достал пачку сигарет и спички, покрутив в одной руке коробок,, а в другой сигареты как будто играя на пианино перебирая пальцами, и ничего не говоря волку, стал наблюдать за его действиями. Малыш сел напротив охотника и внимательно следил за его руками, за выражением лица, протягивая морду к рукам, чтобы учуять запах и что этим самым он хочет сказать, но в какой то момент, волк опустил свою морду к земле и стал принюхиваться его уши заходили домиком, он стал передвигаться от одного раскопа к другому и тут он прижал свое длинное тело к земле, прижал уши к голове и оскалился, глядя на хозяина.
  - верно! Давай! Прошептал Игнат.
  Глаза сверкнули, опасным животным инстинктом. Волк нырнул в кусты. Игнату было до боли как интересно, не слышно вскочив, он ринулся следом, с ружьем наготове. Картина было великолепна, волк неслышно обошел кабана, который рыл своими клыками очередную грибницу, фыркая и стуча копытами, он добирался до лакомого кусочка, как Малыш вприсядку вея носом по воздуху, пристально смотрел на добычу, не в лоб а с боку, он не выдавал себя, как кошка не слышно на полусогнутых ногах он подкрадывался ближе, мгновение прыжок, от внезапности кабан повалился на бок, волк острыми зубами вонзается в горло, перегрызая артерию, когда то ему был сделан такой же укол смерти, наверно он его запомнит навсегда и будет применять на своих жертвах.
  - ну, что я могу сказать! Ты великолепен! Умница! Раздался голос из кустов покровителя, опуская ружье вниз. Малыш обернулся на хозяина с окровавленной мордой и счастливыми глазами, спрыгивая с туши он поджал хвост и подошел к нему, и ощутил приятное похлапование по голове, тут он понял, что им довольны, что все сделал как надо. Хвост стал вилять в разные стороны, его передние лапы прыгнули на грудь Игнату, он требовал щедрого объятия и нежных слов. Ужин был очень вкусным, хозяин ел с Малышом из рук человека, понемногу, он давал понять, что сначала человек, должен насытиться, а потом зверь, волк принимал его закон и подчинялся. После ужина они любили подурачится, понежиться, поиграть, поваляться, что обоих это заводило и они были счастливы. Как во время игры Малыш наткнулся на ту вещь, которая висела на груди у хозяина, как то он раньше ее не замечал, и тут ее увидев стал, покусывать, тыкать носом в нее, лапами подбрасывать, Игнат понял в чем дело, улыбнувшись он сказа, аккуратно снимая этот медальон.
  - Ах, да! Ты учуял, да Малыш, это- то самое! Это волчье сердце, оковано в серебро. Его мне подарила моя матушка, это очень редкий камень и принадлежать он может именно тому, кто полюбит волка. Аккуратно кладя его на свою огромную ладонь охотник дает понюхать его и внимательно рассмотреть своему зверю. Смотри он черный и горячий его температура твоего сердца сорокаградусной температуры. Тыкая указательным пальцем в область сердца волка. Оно твое, но принадлежит мне. Усмехнувшись старик направил на свет от огненных лучей от костра. Присмотрись, оно чистое в нем нет примесей, этот камень живой, а легенда этого камня такая. Жил волк одиночка, он ушел из стаи, он любил свободу, жил по своим законом, он был сильным и храбрым воином, сражался не на жизнь а на смерть. И тут в прекрасный момент он влюбляется в молодую волчицу в дочь альфа самцу в его любимицу и которая должна принести хороший помет от союза другой стаи, и она влюбляется в волка одиночку, узнав о их союзе стая гнала их несколько дней, без воды и еды пара забралась на самую высокую гору, от куда волчица не удержалась и сорвалась в пропасть, волк одиночка не мог вынести разлуки с любимой, им вершила месть. Он одержал многодневную схватку со стаей, всех растерзал на куски, а когда понял, что его волчица так и не вернется он лег на самый пик этой скалы, заплакал горькими слезами и пропитал эту скалистую гору своей печалью, так он там и умер в ожидании своей любимой. Эта гора стоит одна среди множества других скал покрытых снегами и деревьями, а волчье сердце такое дали ей название, стоит среди вечных снегов, черная и горячая, даже когда отломишь от горы кусок, он не потеряет своего свойства, он так глубоко пропитан волчьими слезами, и горем, что будет вечно сорокаградусной температуры, а серебро это узда человечья, которая будет оберегать это сердце.
  - и вот мой милый волк! Прослезившись, охотник заглянул в задумчивое выражение глаз серого, слегка обняв он добавил. Я стар, мой друг, и если я когда нибудь умру. Волк тыкнул его носом в щеку, жалобно поскулив. Неееет. Ты храбрый малый, я тебе поведал эту историю не для того, чтобы ты убился от горя и умер на моей могиле. Я знаю что волчье сердце, твое сердце. Ухватив огромными ручищами за морду волка прижав к груди. Твое сердце преданное, я хочу, чтобы ты спасал людей, которые попали поневоле в лес или заблудились или попали в капкан, чтобы ты стал спасателем, чтобы ты помогал людям, ты слышишь меня? Ты зверь с добрым сердцем, я чувствую тебя, я верю в тебя! Прижимая крепче к себе и целуя в макушку голубого мягкого меха головного мозга волка.
  Мужик закурил тихо смотря на пламя огня играющего под музыку мыслей волчьего ума, Малыш лежал рядом, а мысли его были где то не рядом, он озадачился разговором хозяина, и что он имел ввиду так понять и не смог. Немного погодя волк встревожено взглянул на мужика, немного пристав, глубоко вздыхая и поскуливая, мужик только улыбнулся и тихо ответил.
  - ты сегодня был молодцом, я люблю тебя волк. Малыш подошел к охотнику взгромоздился на его ноги, чуть лизнув его руки, и тяжело задышал.
  - спи мой храбрец! Жизнь все расставит по своим местам! Я тебя не оставлю так долго, сколько смогу.
  Волк глубоко вздыхал и тяжело выдыхал, он слышал интонацию печали в его голосе, он понимал его речь и если бы мог ответил ему, но в ответ только мог вздыхать. Дорога была интересной. Оба были счастливы, волк, научился падать на след зайцев, они словили с десяток, охотник не мог нарадоваться успехам своего Малыша, когда они ступили на скалистую местность, где вместо деревьев были лишь не большие колючие деревья. Волк напал на след горностая и к удивлению он справился с ним, ведь этот зверек не прост в охоте, он очень быстр и может сам атаковать, при этом он умеет лаять чирикать, шипеть и стрекотать, удивительное животное, но его очень сложно взять. Охотник рассказывал ему очень интересные истории, рассказал про свою семью, пел песни и даже выли вместе на луну. Одна из любимых игр была Игната, когда удавалось убегать и прятаться за деревья от Малыша совсем неожиданно, тихо не заметно, а когда тот спохватится, что хозяин исчез его удивленные глаза испуганно начинали бегать по лесным просторам, а уши домиком ходить. Мужик забавлялся наблюдать за его реакцией, как тот мечется и не от понимания, куда делся человек, начинал, искать след, а след путался, так как эти следы пересекались в несколько раз, это игра в прядки, до слез как было смешно, эмоции на морде у Малыша, были разные одновременно со страхом удивления, непонимания, угрюмости и восклицания.
  Достаточно высоко поднявшись в горя где уже виднелась кромка снега, и вот он.
  - Растет он в горах среди снега,
  Где холод ущелья жесток.
  Завет недоступный цветок.
  За то, что цветочное пламя
  Прекрасно, как добрая весть,
  За то, что навеки корнями
  Прикован к горам Эдельвейс.
  Воооот воттттт, я тебя нашел, я всю жизнь о тебе мечтал, как повстречал свою любовь, свою Амелию. С дрожащими руками он прильнул к волшебной звезде. Этот цветок был невероятной красоты, и ему хотелось выкопать его и усадить в горшок с землей, чтоб он радовал его любимую, но он знал, что жизнь этого цветка, сто пятьдесят лет и только один раз в жизни цветет, поэтому он аккуратно срезает его и укладывает в сумку, в подготовленное место заранее, чтобы не повредить его остроконечные лепестки. Сорвав его он будет вечен, он не засохнет, он не потеряет своего вида, он останется таким каким его сорвут на столетия, вот такие его свойства. А если мужчина дарит его своей женщине, это означает, его преданность и чистую любовь. Так же этот цветок олицетворяет символ мужества и стойкости. Легенда этого цветка символ счастья и любви. Пылкие сердца двух влюбленных не могли жить друг без друга, но судьба распорядилась иначе - им предстояло расстаться навсегда. Мысль о предстоящей разлуке вселяла обои ужас, единственный выход как им казалось, остаться вместе навсегда - это умереть. Молодая пара решаю умереть, сбросившись со скалы, чем жить друг без друга. После их смерти скалы укрылись в знак торжественной и печальной победы любви над судьбой, белоснежными цветами Эдельвейса.
  Вой вырвался на волю из грудной клетки волка, так протяжено и печально, что у мужика по коже пробежали мурашки.
  - знаешь, малыш этот цветок бесценен еще тем, что он лечит миомы, разные опухали в том числе и раковые, выводит камни из почек, этому цветку моя Амелия будет безгранично счастлива, знаю она его отдаст тяжело больному, но она будет знать, что я его принес ей, и пускай знает, что моя любовь к ней безгранична! Дополнив вой своего лохматого, монологом полного восторга и удовлетворения, что он держит в руках звезду, за которой шел всю жизнь, и пришел со своим волком, с тем кого любит и на груди его сердце подаренной той кого без остатка любит всей душой.

Материнская любовь


  - мама!
  Я вспомнил мамины глаза, ее холодный голос, когда за окном уже стемнело. Сколько времени я простоял, в полной тишине и темноте. Пожульканая белоснежная тюль в мои руках, приняла на себя всю мою боль. Набравшись смелости я тихо спустился вниз по лестнице, заглянув краем глаза в гостиную, и очень надеялся увидеть свою маму. Да без условно она была еще в гостиной. Ее высокий хрупкий практически прозрачный стан, стоял у окна, ее задумчивый взгляд был устремлен далеко за стеклянные рамы вглубь, в темноту, уходящую вдаль.
  - мама. Тихо окликнул ее.
  Она обернулась, ее образ снежной королевы очень подходил ей, белоснежно седые волосы были аккуратно связаны на затылке в тугую шишку, втянуты скулы подчеркивали ее огромные черные глаза, белая мраморная кожа, на ее лице немного светилось, а в темноте ее образ был просто сногсшибателен. Черная шелковая водолазка обтягивала ее торс, а на тоненькой талии начиналась длинная пышная юбка, черного бархата, она любила быть всегда на высоте, даже тогда, когда болезнь забирает ее силы.
  - Иванко? Чуть слышно произнесла она. В доме был мрак, только бледная луна озаряла наши силуэты.
  - я могу с тобой поговорить? Неуверенно спросил я.
  - подойди ко мне. Протянув свои худые руки ко мне.
  - мама, я люблю тебя. Прошептав ей на ухо, крепко обняв ее худое тело.
  - милый, что произошло? Расскажи, я все пойму и приму, ведь я так тебя люблю. Ее холодные руки потирали мою мускулистую спину.
  - ты замерзла? От чего такая холодная? Подхватывая ее пуховую белую шаль, с бархатного черного кресла, стоящего возле камина. - я разожгу камин. Договорил фразу, набрасывая на ее плечи шаль.
  - не стоит, пора спать. Ее глаза сверкнули в темноте.
  - и все же, я разожгу. А где отец?
  - едет домой. Ты мне все расскажешь? Сынок.
  - да мама, все расскажу, до последней капли. Разжигая огонь, я спрятал свои глаза от ее взгляда. Огонь раскинулся теплом по темной гостиной, наши тени заплясали по комнате, это был идеальный вечер для раскаивания перед матерью. Медленно подошел к ней и заглянул в ее глаза с вопросом.
  - почему я таким стал?
  - ты раскаиваешься в содеянном?
  - да, это не передать словами, очень долгое время я нахожусь в поисках ответа, что меня толкнуло на эти мерзкие поступки? Когда я рос в любви и понимании, все у меня было, все самое лучшее...... пауза. - И даже когда ты узнаешь, что твой сын убийца, я все тем же любимым ребенком остаюсь для тебя, почему? Неужели тебя это не ранило, не оттолкнуло? Ведь я монстр.
  - сынок..... ее ладони прикоснулись к моим щекам, а потом опустились на мои плечи.
  - я люблю тебя и моя любовь никогда к тебе не угаснет, ты желанный ребенок..... ее глаза заслезились, она медленно опустила свои руки, обняв свой стан, отвернулась к горящему камину.
  - мама!
  -шшшшш! Произнесла она. - послушай как трещат дрова.
  Сухие полена трещали в камине, засохшая смола нагревалась, вскипала и резким щелчком испарялась в жарком камине. Очень часто мы с мамой сидели возле камина, дожидаясь отца с работы, она вязала красивые вещи, а я читал книгу возле ее ног, тогда я чувствовал себя счастливым, когда останавливался на том моменте, когда нужно перелистнуть страницу в книге, мой взгляд падал на мою мать, ее ловкие руки со спицами творили чудеса, черные густые ресницы были опушены вниз а глаза чуть поблескивая при ярком огне в камине, прыгали из стороны в стороны, я был заворожен ею, она мой идеал, в ней не было недостатков, я мог смотреть на нее вечность. Но после долгой паузы она поднимала свои веки на меня и с улыбкой говорила.
  - ну а дальше!
  И я продолжал читать. Как мне хочется вернуть эти моменты.
  - время пришло, ты должен знать.............молчание.......... Я долго ждала этого момента............мы рождаемся на свет для чего то, совершить ошибки, а потом всю оставшуюся жизнь платим по счетам, а бывает так, что рожденные дети берут грехи на себя своих родителей и так до тех пор пока не окупятся наши грехи, из поколения в поколения. Обернувшись ко мне, мать близко подошла и продолжила свой монолог. Я слушал внимательно.
  - я была наемной убийцей, мое прошлое душит меня посей день......... молчи.... Я услышал шорох в глубине коридора, но не предал значению этому, так как он быстро утих, но я догадался, что отец вернулся. Он решил остановится в темном коридоре и дослушать наш разговор.
  - у меня был заказ убить твоего отца, он был помехой во власти города. Его кандидатуру двигали, а другим его фигура мешала во многих политических отношениях. Я была хладнокровной убийцей, заказы выполняла быстро и без лишних вопросов. Ну случилось одно но......... слезы выкатились из ее глаз, губы затряслись, но ее статный вид ни когда не давала надежду и жалость на сожаления, она была властной, ее тихий монотонный голос стальной интонацией, без лишних рукоплесканий и эмоциональности, только глаза сами за себя говорили. - Сергея везли через тайгу от Догора до Каменки, на упряжках их собак, его каравай был угрожающе опасен, сделано это было, чтобы уберечь его от убийства, он знал это, знали его выше стоящие, поэтому устроили этот цирк. Мне пришлось просидеть в засаде несколько дней в Тайге, было жутковато, вокруг бродили волки. Мне приходилось изменять радиус встречи, так как я не знала с какой стороны выйдет каравай. На своем спортивном желтом БМВ я выехала на реку покрытую льдом, зима была суровой, в декабре это было, лед должен был взяться, я была в этом уверена на все сто процентов, обзор был хороший с этой точки. Я ждала жертву, как лед захрустел под моими колесами, считанные секунды я успела выскочить из машины, но все же искупаться пришлось...... холод, мороз, моя одежда прилипла к моему телу с жуткой болью. Очнулась я на руках твоего отца, он спас меня, судьба провела его именно там, где мое тело умирало. Мы полюбили друг друга, мне пришлось многих убить, даже больше чем не хотелось, ради любви к твоему отцу. Наша любовь была без границ, но каждый день я ждала наказание, за то что сделала. Когда все успокоилось, улеглось, меня похоронили, и я родилась заново, у меня новое имя, новая фамилия, той бесчувственной Ирэн нет, она умерла вместе с той грязью, кровью и местью, которая была у нее на руках. Со временем я забеременела, но мне не верилось этому счастью, я знала, что мое наказание обязательно будет, но вот когда? Я ждала, я растила тебя, и всю себя отдавала тебе, моя любовь была к тебе безгранична, я жила одним днем. Расплата пришла, внезапная болезнь, следом мы с отцом узнаем, что наш сын убийца, нас это не удивило, мы чувствовали это, так не бывает в жизни, что все счастливы и все хорошо, за все надо платить, ты понимаешь, за все!.......................ее ладони ухватили мою голову и крепко притянули к ее лицу, глаза моей матери смотрели в мое растерянное лицо, они меня испугали в них я увидел смерть. Она смотрела мне в лицо, она была моей, моя личная смерть смотрела мне в глаза. Я резко отвернулся от нее. Закрыл глаза, но она была уже здесь, рядом со мной, я чувствовал ее ледяное дыхание.
  - я даже представить не могла, о таком наказании, что на смертном орде я буду видеть смерть моего сына, моего мальчика.
  И тут меня ударило током! Я резко обернулся на свою маму и взахлеб от своих удушливых слез крикнул.
  - я умру?
  - милый мой, но прежде чем ты умрешь, ты испытаешь сильную боль, ту боль с которой ты жить не сможешь.
  - о чем ты? Что ты знаешь? Ты так говоришь, как будто ты со смертью ведешь беседы? От куда это все?
  - когда я перестала убивать, я стала видеть своих жертв, они приходят ко мне каждую ночь, да они мне многое говорят, и когда у тебя настанет такой же момент в жизни, у тебя внутри будет огромная черная дыра, от этого ни куда не деться!
  - ну если ты знала, что я пойду по твоим стопам, почему не уберегла, почему раньше не рассказала, чем я так тебе насолил?
  - и ты бы не убивал? Ты бы не насиловал? Ты бы выбрал другую жизнь? Милый мой ты бы меня слушать не стал, так же как я когда то, когда мне мой учитель говорил, милая моя девочка, тебе это не надо, ты ломаешь свою карму и всех своих родных приведешь к наказанию, но я была охвачена своим делом, я получала от этого удовольствие, ты понимаешь? То, что ты делал, это было неизбежно! Это наказание и в этом виновата я, нет не потому, что ты хороший и добрый мальчик, и ни в чем не виноват, ты монстр, ты убийца, ты забрал многие жизни, и тебе нужно за это расплатиться, рано или поздно.
  - тогда давай я сяду в тюрьму я расплачусь, я сдамся на суд людской.
  - это тебе не поможет, ты убил свою карму, и наказание сидя в тюрьме тебя не излечит, сядь ты в тюрьму тебя в течении часа убьют, либо сокамерники, так как насильников не принимают, либо враги отца.
  - я хочу умереть!
  - одно, петля! Смелости хватит?
  - мама?
  - а что? Но прежде, чем умереть, нужно как то исправить все, нет конечно, ты не воскресишь мертвых, но можно сделать многое хорошее, смерть даст тебе такую возможность, хоть чуть, чуть поправить свою загробную жизнь.
  - как?
  - а это я тебе не могу сказать, могу только одно подсказать, мой милый мальчик, живи и твори добрые дела, попробуй закрыть черную дыру, влюбись, наполни ее чем нибудь, ты врач помогай больным бескорыстно, открой приют для бездомных, накорми всех желающих, ведь хорошего в нашей жизни очень мало, а ты сделай ее по максимуму!
  - знаешь, у меня уже в нутрии пустота, черная дыра, как ты говоришь...... Я задумался. Я начал понемногу воспринимать слова матери, я смотрел на это совершенное лицо, на ее стан, на ее руки, аккуратно сложенные на груди, и не мог поверить, в то, что она когда то убивала, но она это делала из-за денег? Или что то ей двигало? - мама, а зачем ты это делала? От чего такая жестокость? Я не могу поверить в твои слова, ты всегда была моим идеалом.
  - сынок. Улыбнулась она мне, показывая свои ровные и белые зубы. - на это есть свои причины, я бы не хотела их тебе рассказывать, это мое личное, может, когда нибудь я расскажу тебе, но не сейчас. А ты от чего начал убивать и не просто убивать, а жестоко расчленяя своих жертв...... Мне стало стыдно, но я все же ответил.
  - как то все пошло не правильно, те друзья которые рядом со мной, подхватили мою идею не колеблясь, нас захлестнула эта волна убийств, все вместе с наркотиками и со спиртным это было как путешествие по не изведанным местам. Мы не задумывались о том, что нас могут наказать, что мы можем сесть в тюрьму, что у нас есть душа и совесть, которая в скором времени даст о себе знать. О Боже, мама, почему так все! У меня в голове сложился пазл, от которого мне душно. Один из моих друзей смог полюбить, а я не разу не любил по - настоящему, я даже представить не могу, что это за чувство, и как можно отдаться полностью тому человеку, и что это за чувство любовь?
  Моя мать серьезно на меня посмотрела и ответила.
  - я ради любви к твоему отцу всех предала, убила много людей, что пришлось предать даже своего отца, я вот этими руками - вытянув вперед свои худощавые ладони. - Его застрелила в упор со словами прости, и это все ради моего любимого, я полюбила так сильно, мной правила любовь, и по сей день я боготворю твоего отца, я жить без него не смогу, ну и ты видишь, как он ко мне относиться, он готов целовать песок по которому я хожу, я чувствую его полностью и целиком.
  В темном коридоре, подслушивал Сергей, его слезы катились по его щекам, а руки крепко зажимали рот, что бы ни кто не услышал его тяжелое дыхание и стоны душевных ран, он все знал, они пережили это вместе, он любил свою девочку без ума, она для него была самым дорогим на свете, услышав слова любви все то что они пережили, самые страшные года в своей жизни, которые перевернули все в их жизни, волна грусти и печали накатили на его здравый ум. Он не мог пошевелится, он вошел в ступор, он слушал голос своей любимой и сына, их очень сложный разговор.
  - любовь приводит с собой, боль и разочарование, это болезненные чувства, но и одновременно ты паришь над землей, ты чувствуешь свободу и ласку, заботу любимого. Знаю, тебе сейчас безумно тяжело, но я всегда буду рядом, я помогу тебе милый, но прошу тебя даже не думай идти в полицию, мы тебя не сдадим, как бы это не сложно и не больно будет, но пока я жива пока я чувствую тебя я не допущу этого.
  - но мама! Ты тяжело больна, и скоро умрешь, я не справлюсь с этой чернотой.
  - так, успокойся, сейчас я жива и перед тобой стою, я не смогу умереть, не убедившись в том, что все у тебя хорошо. Милый открой свое сердце, перестань общаться с теми, кто тебя тянет на дно, будь со мной, милый, ты даже представить не можешь, как я тебя люблю, ты все в моей жизни ты плод нашей любви, пусть ты и есть мое самое большое наказание, но я тебя люблю. Ее дрожащие тело прижалось к моему, ее руки стали крепче прижимать к себе, а горячие ее слезы катились и обжигали мою грудь. В этот момент, мне стало очень хорошо, боль ушла, и мамина любовь окутала меня как младенца, я понял одно, что меня любят и что я кому то еще нужен на этой земле, в ответ я обнял свою матушку и так сжал ее в своих тесках, я дал почувствовать ей свою дрожь, свое сердцебиение.
  Оставшись наедине с собой, я стал понимать, что все идет именно так как предсказано свыше, мне пройдется расплатиться за свои поступки. Нас всех четверых объединила смерть, она коварна, она подошла ко мне сзади, я стал понимать, что эта черная дыра ищет слабых и толкает на что- то опасное, тем самым подпитываясь этой энергией, а я то голову сломал, почему я это делал, почему убивал, когда у меня в семье все хорошо, а оказывается я родился уже убийцей, кровь которая была на руках моей матери, была и на моих руках. Я был в животе у матери, когда она убивала своего отца, я перенял это с кровью своей матери хладнокровие, бесстрашие перед последним вздохом, ведь как она мучилась, как она переживала из-за смерти своего отца. Но все то что пережил я, это был мой выбор, то что со мной происходило, я делал сам и создавал такие ситуации для убийства и насилия. Меня ни кто не заставлял ведь это моя была инициатива, и как мне это могло в голову прийти? Да атмосфера в моргах, скальпель, кровь, как то все было доступно и я не понимал, того, что мы убиваем, для меня это была некая игра. Игра со смертью, и она ко мне сегодня приходила, я видел ее, чувствовал ее дыхание, интересно, а те девушки чувствовали свою смерть, или нет? У меня пробежались мурашки по коже. Я вскочил с кровати и подошел к зеркалу, молодой месяц заглядывал в окно, я видел свое отражение в зеркале при лунном свете, мне оно понравилось, я очень красивый, мускулистый брюнет, с пустотой в глазах. В моей голове выплыл вопрос совсем неожиданно для меня.
  - а что если?...........................я полюблю? Кто она будет? И как я пойму, что она именно та, кого я полюблю, как я почувствую, как это произойдет? Мне стало страшно, но одновременно любопытно.

Первый снег

Ноябрь


  Первый снег, укутал землю, белоснежные кружевные снежинки, кружась в морозном воздухе, аккуратно приземлялись на землю и занимали свое место на сырой холодной земле, объявляя всем, что зима пришла.
  Холодно! Амелия с серым нашли себе удобную, сухую пещерку, завалив вход хвойными ветками, устилая каменные полы мхом и мягкими шкурками животных. Как не странно Амелия радовалась тому, что у нее есть кое какие теплые вещи, обувь, шерстяные носки, варежки, шапка, пару кофт, курток, но все же большему предпочтению она отдавалась шкуркам пойманных зверей, она была не равнодушна к пушистому золоту, ее глаза сверкали, когда она видела перед собой красивый мех, теперь она могла их соединять, так как все инструменты, почти все у нее были. То волчье логово опустело, так как они с Серым властвовали над теми местами, после убийства вожака тех стай, которые там обитали. Чужаки туда не совались и Амелия могла одна добраться до того места по тропе, который Лохматый обозначил своим запахом, что даже белки и Ежи, всякие мелкие мышки не пробегали и не пересекали эту тропу, так как запах давал понять звериному инстинкту не суйся а то умрешь. Рыжеволосая девушка очень сильно полюбило это место, с каждым днем она находила что - то новое. Все тела которые она находила захоранивала неподалеку от этого земляного места, где годами волки вытоптали траву, где наружу торчали километровые толстые и прогрызенные корни старых деревьев, по всюду были углубления для выводка молодых волчат, обглоданные кости, людей и животных, не знакомые запахи других волков, так как запах своего волка она могла узнать из тысячи представленных. Создавалось целое кладбище, она даже взяла на себя такую ответственность, над каждой могилкой сделать крест из ветвей, с табличкой мужчина или женщина с описанием его характеристики, мало ли, этих людей ищут годами и если кто нибудь когда нибудь набредет на это кладбище все вопросы о исчезновении сами собой отпаду. При хранении этих добрых людей она часто с ними разговаривала, как с живыми, и в ее голове вставал образ Петра, которого она так сильно любила, как собственного отца, пыталась воспроизвести картину происшедшего и задавала вопросы, как ее полицейский Петр. Когда уже окончательно наступили морозы и снег лег режущими слоями по всему лесу, Амелия обустраивала свой очаг, не отходя далеко от своего теплого логова без сопровождения Лохматого, делая его теплым, светлым и уютным.
   В той пещере, которую они выбрали с Серым на зимовку, было достаточно уютно и тепло, костер не гас ни днем, ни ночью, серый изредка вылезал за добычей. Но тонкой догадливости и богатого ума, Амелия подготовилась к зиме. Смастерила холодильник для мяса. А для себя насобирала грибов, ягод, корешков и шишек, очень вкусным оказался папоротник, она его и жарила и сухим ела.
  Лес был белым, черные стволы кедров торчали из белоснежного покрова зелеными иголками к серому небу. Ярко рыжие волосы Амелии на белоснежном фоне леса, были еще ярче, танцующие снежинки укрывали ее рыжую голову. Проснувшиеся чувства о прибытии зимы волновало и радовало. Ее новые чувства и ощущения мороза на багровых щеках и седым паром изо рта придавало радость того, что она ощущала эту красоту, ее глаза впитывали и запоминали то, что вокруг нее. Пробираясь еще не высокими сугробами, но колючими и холодными бурханами, они с Серым умудрялись играть, бегать и смеяться как дети. Догоняли зайцев, устраивали капканы для них, а поймав, радовались, обнимались и катались по снегу, прижимая его плотнее к земле. Если мороз брал над Амелией вверх, покорял ее жидкие одежды, она падала в снег, закрывала глаза и ей казалось, что вот еще чуть, чуть и она будет в раю, но ни тут то было серый укрывал ее своей теплой шерстью, и грел своей сорокаградусной температурой тела. Лизал ее глаза рот, губы и поскуливал, если бы он мог сказать, он сказал бы.
  - я люблю тебя Амелия!
  Забиравшись на его сильную спину, он уносил ее по снежным холмам, в свою теплую пещеру.
  В обнимку, закапавшись в густой и длинной шерсти волка, Амелия видела сладкие сны, под стук знакомого и до боли любимого сердца серого и потрескивания догоравших дров, которые отдавали тепло и полумрак с разными рисунками на каменных стенах. Серый встал, прошелся по небольшой и невысокой пещере, обнюхивая Амелию, меха, укрывавшие полы, что-то не так. И уволился у входа, насторожив уши. Внезапный рык, Амелия подлетев и усевшись, уперлась руками о мягкий пол, попыталась вглядеться в полумрак, звериные глаза смотрели на нее, оскаленные клыки блестели от поблескиванию раскаленных углей. Внезапность от того, что Серый рычал и не останавливался, Амелия замерла от страха.
  - что? Проскрипела она, пытаясь понять обстановку.
  Серый приблизился близко, близко, заглянул в ее глаза глубоко, глубоко, и резким прыжком выскочил наружу, рык усилился в двойне. Амелия на коленях добралась до выхода и увидела на белоснежном снегу темный, огромный силуэт второго волка, он стоял напротив серого, оскалив свои клыки, его рык был угрожающим, глаза блестели и не двигались. О! Как он нас выследил? И как он посмел ступить на чужую территорию? Что же будет? Мысли закрутились в голове каруселью, Амелия прижалась к холодной каменной стене, поджав колени и закрыв руками лицо, начала молиться. Волки не унимались, их рык то возрастал, то утихал, то хрипел, то свистел, то повизгивал, послышалось какое - то шевеление, треск веток и тишина. Девушка незаметно высунула свою голову наружу и огляделась, белый снег с отпечатками лап, мерцал в лунном серебре. А где же? Серый, ты где?
  - где ты? Эхом пронеслось по ночному лесу. Вырвалось у нее из груди. Тишина... ни малейшего признака жизни.
  Забившись в дальний и темный угол пещеры, девушка прокручивала у себя в голове ситуацию, и не могла найти ответ. Странно драки не было, и оба исчезли, может он увел его? Нет, что за волк, который не побоялся моего Серого? А может эта самка? А может Серый решил меня покинуть? Может я ему уже не нужна, ведь он так посмотрел в мои глаза, прежде чем выскочить из пещеры, в его глазах был интерес, что - то странное и одновременно опасное. Ночь длилась безумно долго, а Лохматого не было, он не возвращался, страх остаться одной подкатывал к горлу. Наконец то, дождавшись рассвета, Амелия вышла из пещеры. Следов крови нет, следов борьбы тоже нет, следы уводили к замершей реке, спустившись к реке, девушка никого не обнаружила. Слезы покатились из ее глаз. Она почувствовала себя не нужной, маленькой, беспомощной пылинкой. Где он? Не унималось у нее в голове. Неужели бросил? Оставил погибать и замерзать? Жить не хотелось, ни чего не хотелось, все остановилось, время, мысли, дыхание. Упав на снег, разбросав руки в сторону, она раскрыла широко глаза в небо, в серое, тусклое небо, оно молчало! Мороз проходил по лесу и трескал деревья, побродив по сонному лесу, вышел на берег замершей реки и покрыл холодом Амелию. Лес переговаривался, и казалось, что он смеётся над ней, а холод все больше и больше сковывал движения. Слезы на глазах превращались в хрусталины, ресницы слиплись, дыхание остыло. Но нет, быть такого не может! В горячем сердце греет надежда. Девушка приподняла голову, с трудом отлипляя волосы от холодного снега, срывая хрусталины с щек, решилась идти, идти и ждать. Ноги окоченели и не слушались, но пробирали себе тропу к пещере, руки посинели, а губы побелели, добравшись до дому, она развела костер. Немного отогревшись, лежа у костра, она наблюдала за танцующим пламенем костра, тень падала на скалистые стены, и вырисовывались картинки, ее это забавляла и в голову ткнула мысль. Схватив черные угольки, она принялась обводить играющую тень, отошла в сторону и посмотрела, что получилось, красиво! Подумала она, и принялась рисовать угольками то, что у нее сидит внутри, все то, что она пережила и переживает. Слабые, четкие линии выражали ту боль, которую она не могла преодолеть. В ее голове не укладывалось, то, что он никогда не оставлял ее ни на минуту, ни на секунду. Где ты! Где ты! Кричало в ней все! Слезы, боль перемешалось в ее голове! От бессилия она упала и уснула. Спустя несколько часов, Амелия открыла глаза, все та же тишина, его нет. Костер потух, и казалось жизнь сейчас оборвется в ее сознании. Девушка выбралась из норы, по хрумкала снег, сжала его в руках, он растаял и превратился в черную воду, так как руки ее были в саже от угольков, вспомнив про рисунки, она вернулась обратно в пещеру и увидела то, что сама не ожидала. Огромного волка с большими черными глазами, он смотрел на нее как живой, а возле него маленькая девушка с длинными волосами, развивающимися по ветру, отдавая всю себя она держала серого двумя короткими руками за его мощную седую шею. Прижавшись к рисунку, ее руки начали вспоминать ту мягкость и шелковистость его шерсти, ту теплоту исходящую от него, тот запах, стук сердца. Послышался треск снаружи, мягкие шаги чуть поскрипывание снега. Амелия вылетела наружу и увидела его. Его в своем великолепии, с его гордым взглядом его с хитрыми и умными глазами. Возле ног его лежало что-то большое, бурое. Взахлеб девушка начала кричать.
  - ты! Ты оставил меня! Упала на колени , закрыв руками глаза. Она почувствовала его тепло, как мех соприкасается с ее телом местами оголенным.
  - серый, милый, не делай так, прошу, мне страшно. Я люблю тебя! Обхватив его лохматость, она уткнулась в его грудь. Волк принес добычу, огромного бурого медведя, мяса хватит на всю зиму, а шкура согреет в самые холодные и лютые морозы.

Наказание


  Учебные будни. Пасмурные, одинаковые дни сменялись друг за другом, только бессонные ночи давали трезветь мыслям и сознанию Иванко. Редкие встречи с друзьями отдалили их друг от друга. Только учебные встречи объединяли их, Ринат сторонился Гришки, каждый раз находил повод уйти, когда на горизонте появлялся тот.
  Был обычный пасмурный день, когда Гришка не явился на пары, Иванко особо и не заметил бы его отсутствие, так как сам сторонился его общения, их разговоры были тусклыми и без всяких намеков на новое преступление, каждый вел свою жизнь и Иванко это нравилось, ему было по душе одиночество, стараясь после пар прямиком отправляться домой, или в больницу, где часто проводил время за операциями, что с удовольствием это делать, старался больше нагружать себя историями больных и вел их дела, стал навещать приют для престарелых, брошенных стариков своими детьми, с ними он гулял, разговаривал, играл в карты, шахматы, читал им книги и всячески пытался чем нибудь помочь. После окончания пар Иванко вышел на улицу и затянул сигарету, как его взгляд упал на идущего на встречу ему Гришки, вид у него был опечален и глаза сверкали от слез, его руки были зажаты в кулаки, когда он приближался и был близок к Иванко в несколько сантиметрах, его угрожающий голос промолвил.
  - Степка повешался! И в этом ты виноват! Обдавая горячим паром изо рта Гришки в Лицо Иванко, кинул эту фразу.
  - что? Удивился тот, предлагая пачку сигарет другу. - как? Когда?
  - поздно, что - то сейчас спрашивать! Оооо вот еще один виновник смерти нашего друга! Указывая взглядом на Рината выходящего из института и спускающегося по высокой лестнице к ним.
  - здорово! Произнес Ринат, протягивая руку в знак приветствия.
  - Степка повешался сегодня ночью! В замен рукопожатия выпалил Гришка, Ринату.
  - что? Его лицо сменилась с улыбки на шокирующую гримасу от услышанного.
  - он был болен! Выдавил Иванко.
  - чем же? Он был потерян, так же как и я! Он не мог найти себе места от того, что все кончилось!
  - но, кончиться должно было бы рано или поздно! Почему ты никак не можешь понять! Встрял в разговор Ринат, закуривая сигарету и оглядываясь по сторонам. Не стоит ли кто рядом с ними и не слышит ли их разговор.
  - а ты, не лезь! Тыкая пальцем в грудь Рината, угрожающе смотря на него Гришка.
  - с чего это? Отпихивая его руку в сторону!
  - а с того! Это ты Иванко захомутал в разговорах о любви! Влюбился он, посмотрите - - ка на него! Думаешь любовь даст тебе то, что мы давали тебе! Что эта сука делает с тобой по ночам, что ты у ее ног ползаешь! Расхохотался Гришка.
  Ринат и Иванко переглянулись между собой, задавая мысленно друг другу вопрос, это ты рассказал?
  - от куда ты знаешь? Спросил Ринат, испуганным голосом.
  - а что, испугался? Вы думаете, что я спущу с рук такое, что я буду один со своей болью, я слежу за вами, за вашей жизнью. Я не дам вам покоя! Мы вместе начали и вместе закончим! А теперь, когда умер наш друг, наша четверка превратилась в тройку! Мне очень жаль потерять своего друга! Может вы вовсе и насчитаете нас друзьями? Что пошло не так? Почему вы так с нами обошлись?
  - успокойся, прошу, мы друзья помнишь...... положив руку на плечо Гришки сказал Иванко. - просто одна игра сменилась на другую, вот и все, мы повзрослели, мы врачи, мы хирурги и надо расти в этом направлении, хватит нам этой грязи!
  - а может я не хочу быть врачом вовсе! Не мое это!
  - так!..... а причем мы тут? Впихнулся грозный голос Рината.
  - причем?????? Вы что не понимаете? Я думал, что все это только прикрытие!
  - какое? О чем ты? Мы этим начали заниматься давно уж, когда решили поступить в мед!
  - вот именно, я шел за ним. Указывая взглядом на Иванко, прошипел Гришка. - я думал, что мы друзья на век! Что все вместе!
  - так ни кто от тебя не отказывается! Мы вместе! Не выдержал Иванко, крикнул.
  - как это вместе? Мы полгода не разговариваем, игнор со всех сторон, мы не собираемся как раньше, мы не пьем и не тусим, это ты называешь вместе?
  - а дружба по - твоему, это вместе тусить, пить, курить, гулять, веселиться? Что по - твоему дружба? Ну - кА ответь мне! Нахмурил брови Иванко, глядя на Гришку. Гришка нервно затягивал сигарету и смотрел то на Иванко то на Рината. Его глаза бегали в разные стороны как у крысы, ища выхода их тупика.
  - дружба....... Что за бред?
  - нееееет, совсем не бред, я хочу услышать, что для тебя означает дружба, и после этого мы продолжим разговор. Беря сигарету в рот, смотря прям в глаза Гришки. Иванко ждал. Спустя несколько секунд его взгляд упал позади Гришки на компанию первокурсников устроившихся на деревянных с окантовкой резной ковки скамьях, около вечно зеленых елок. Когда то они и сами заделали на этих лавках, летом в этом месте было прохладно, а зимой можно было спрятаться от любопытных глаз. Лавки стаяли квадратом, и на них могло одновременно устроиться человек тридцать. Ребят первокурсников было сразу видно из общей массы учащихся, они более оживленно себя вели, они были как дети во дворе, кричали, смеялись или что - то бурно обсуждали, но среди этих импульсивных первокурсников взгляд упал на девушку. Белые локоны волос развивались на морозном ветру, раскрасневшиеся щеки выделялись на ее серьезном и задумчивом лице, ее карий взгляд соприкоснулся с Иванко, но тут же в один миг ее ресницы опустили глаза вниз. Иванко ждал ее повторного взгляда, он знал, что так должно было быть, но этот взгляд не возвращался, он был опущен и озадачен.
  - для меня дружба, это когда все вместе! Напополам!
  - что значит все? И что напополам? Вернулся взгляд на Гришку.
  - то, что мы вместе ведем дела, и помимо дел, мы развлекаемся, тусим, гуляем, что ты еще хочешь услышать?
  - ооооо! Так ты далек от определения дружбы!
  - о чем ты? Добавил Ринат.
  - знаешь друг, а я тебе скажу, и попрошу запомнить! Дружба, это когда трудные и хорошие моменты вместе! Когда друзья делятся бедой или радостью, друг всегда выслушает и поддержит, никогда не предаст, никогда не оставит и всегда будет рядом, и это не означает вовсе, что друзей объединяет гулянки, дискотеки, пьянки или женщины как в нашем случае. У них могут быть абсолютно разные взгляды на жизнь, на женщин, их могут разделять километры их может разделять любовь или жена или дети, но они всегда рядом, в любой момент они могут рассчитывать на поддержку друг друга. Да я согласен, пронести дружбу через года с самого детства это практически не реально, очень редко, но все же! А так получается, что ты не принимаешь наш выбор, ты не поддерживаешь нас, ты нас толкаешь и заставляешь делать то что ты хочешь, и как ты можешь нас считать друзьями или мы тебя другом? Не понимаю, чего ты хочешь добиться! Ведь здорово, что Ринат влюбился, ты должен радоваться и поддерживать его в этом, а ты наоборот все ломаешь и портишь.
  - радоваться чему? Тому что вы нас кинули?
  - да пойми же ни кто вас не кидал! Выкрикнул Ринат.
  - но Степка мертв, из -за вас!
  - нет, это его выбор залезть в петлю, его жизнь сильно била, он был слаб, он был наркоманом, хотя все испытания даются нам по мере тяжести испытания, на которые мы готовы, ни больше не меньше, а он сломался! Жаль!
  - ну и что! Мы все не ангелы, но мы же с детства вместе!
  - Гриша послушай, мне очень больно от того, что наш друг повесился, да, безусловно в этом и наша есть вина, мне порой тоже хочется повеситься или застрелиться, потому что духи мертвых ко мне приходят по ночам, они меня душат, я каждую смерть вспоминаю, каждый взгляд, каждое слово, мне очень больно от того, что мы совершали, я спать не могу у меня внутри огромная черная дыра. Как я могу чего то хотеть или веселиться или гулять, когда у меня на душе ураган! Ко мне приходила моя смерть................пауза...- я чувствовал ее холод, ее дыхание как она мне положила свою руку на плечо, мне плохо я потерян. Это получается, что мы для тебя удачная выгода, ты нас используешь ради своих же похотливых мыслей,. Ты невчомный,... ты не одной девчонки сманить не можешь...... Мы для тебя трофеи, пешки в твоих руках, если ты получаешь удовольствие от насилия, давай вперед! Докажи, что ты можешь с собой увести девчонку и сам с ней справиться!..... Что тебе мешает?..... Ты меня в петлю гонишь, неужели ты не понимаешь? Я жить не хочу! С паром изо рта Иванко со слезами выдавил последние слова. Гришка замер на месте, его глаза переметнулись на Рината, по его щекам катились слезы, оставляя ледяные борозды на морозном ветру, после себя, нос покраснел от холода, он добавил.
  - другом я могу считать того, кому я могу довериться полностью, сесть с ним и просто поговорить по душам, чувствовать с ним свободу, легкость и поддержку от него, какой путь бы я не выбрал в своей жизни, наркоман я или пьяница или монах или жениться я собрался или гей вовсе вдруг стал, не важно, он будет рядом, он примет, он поймет и поддержит в выборе. И он ни когда не будет мне завидовать или желать мне смерти. Прости Гришка, но мы ни кода не были друзьями, мы были союзниками, а теперь наш союз распался, нас больше нет, так как дружбы между нами не было. Сейчас я счастлив по - настоящему! Я люблю! И ни что не помешает мне быть счастливым.
  Гришка перевел взгляд на Иванко, ожидая следующей фразы, но он молчал и только смотрел грустными глазами на него.
  - простите! Я хочу исправить все! Я хочу быть с вами! Пацаны, вы мои пацаны, простите меня! Слезы навернулись на его глаза. - давайте хоть изредка вместе время проводить! Да к Черту всех этих баб, они только ссорят нас! Я хочу понять вас, хочу принять ваш выбор, помогите мне! Не бросайте меня! Он упал на колени, закрывая лицо руками. Мимо проходящие студенты смотрели на эту картину с восхищением, переговаривались и даже кто - то по - хихивал, ведь ни кто не понимал и не знал, что внутри этих ребят, что они в данный момент испытывают. Иванко ухватил за плечи Гришку и поднял его с колен.
  - все хорошо! Мы вместе! Нам нужно время!
  - я согласен, нам нужно время! Добавил Ринат. - Я познакомлю вас с моей девушкой, хотите?
  - правда? Спросил с надеждой Гришка. Мальчишки обнялись крепко, и у каждого внутри просияла надежда.
  Проходя мимо этих кованных лавок в густых деревьев, где еще сидели первокурсники, Иванко вцепился взглядом на ту блондинку, ее глаза поднялись и снова опустились и даже секунды не продержались на его фигуре. Вблизи он рассмотрел ее, укороченная голубая норковая шубка так шла ей, ее вишневые губы ярко выделялись на белом, бархатном лице, черные пушистые ресницы опущенные вниз. В ее руках была книга или тетрадь. Присмотревшись к ней, Иванко понял, что она не участвовала в оживленном разговоре одногрупников, она была где - то далеко, ребята смеялись, задевали друг друга шутками, а она с серозным видом была в книге, но нет, не в книге, она прятала свой взгляд в нее, но ее мысли где - то были далеко. Иванко это задело, ведь когда он обращал внимание на симпатичную девушку, то в ответ всегда встречал счастливые глаза и разговор начинала имена девушка, редко, когда Иванко вступал в разговор первым, одного взгляда хватало и девушка его на все сто процентов, но тут, эта блондинка, уже второй раз снимает взгляд с него и даже не задерживаясь без интереса.
  - кого - то приметил? Спросил заинтересованный Гришка, видя как тот глаз не сводит с кучки ребят.
  - нет, просто интересно, посмотри какие они беззаботные, смеются и радуются всему, как мне бы хотелось вернуть первые курсы, а в этом году мы получим дипломы, мы уже настоящие хирурги. Кстати, ты сказал, что ты не хочешь быть врачом? Как тогда?
  - меня отец тянет в свой преступный мир, готовит меня приемником его, для меня хирургия как пирожки печь, не хочу кому то помогать, мне от этого тошно! Закончу институт, получу образование и уеду к отцу в Догор и буду править миром тем, в котором я счастлив, ну вот такой я!
  - О! но почему он тебя сразу не забрал к себе, зачем нужно было все это? Спросил Ринат.
  - я не хотел разлуки с вами, ведь все свое детство и отрочество вообщем пол жизни я рос с вами, отца толком не видел, я тогда не понимал чего хочу, но когда все закрутилось и когда я понял, что я один, мне стало очень страшно, пустой огромный дом, редкие проститутки, которые меня в последнее время не вставляют, мне если честно не хватает того, чем мы занимались! Да я помню я постараюсь с собой справиться!
  - Гришка нам нужно с тобой влюбиться! Я помогу тебе найти девушку, которую ты сможешь полюбить! Воскликнул вдруг Иванко, обнимая друга по верх каракулевой черной шубы с глубоким воротом из норки.
  - ты сам себе помоги! Засмеялся Гришка, обнимая в ответ.
  - да, как говорит моя мама, мне нужно заполнить свою черную дыру любовью!
  - мама!? Удивился Ринат
  - да, мне с ней нравиться разговаривать, я делюсь с ней, она меня понимает и слышит.
  - мама у тебя, то что надо! Добавил Гришка. - будем искать любовь! Только из меня Ромео как из собаки волк.


  Распахнув плотные шторы по разные стороны окна, Иванко взгромоздился на подоконник, уложив на него мягкие диванные подушки. Теперь он каждую ночь встречал в своем окне ночь. Смотря на луну, разглядывая ее лицо, как оно меняется с каждым днем, из профиля с оного глаза смотрящего на него и только на него, как ему казалось, она медленно разворачивалась, и ее облик сменялся с молодого образа до старческого. Как молодая красавица с ясными глазами и с улыбкой на лице озаряла весь мир, а потом день на пятнадцатый ее молодой облик превращался в строгий а потом задумчивый, а в следствие в старческий и грустный со слезами на глазах. Казалось, что луна рождается и проживает месяц такой срок ей выделен на жизнь, в следствии доживая до старости она умирает, и снова на небе молодая луна, взгляд другой, глаза другие, форма губ и носа. И бывало так, когда долго смотришь на нее, казалось у нее даже губы шевелятся она поет колыбельную. Вот от чего такие легенды, когда полнолуние, что - то происходит на земле, переворачиваются мертвые в могилах, волки воют, оборотни рождаются и многое всего, лунатизм просыпается у людей, это потому что луна умирает и на замену ей встает другая ледяная королева, более властнее и могущественнее, а бывает что наоборот, более тихие и не заметные на небе, и звезды ближе к незаметным как бы затмевая ее своим светом, а когда огромная желтая луна на небе, ведь редко такое бывает, то и звезд не видно они прячутся от ее власти и света.
  И эту ночь, Иванко не замечал меняющие лицо луны, густых облаков, лениво проплывающих по темному небу, он вспоминал ее. Ее карий взгляд молниеносный, ее вишневые губы, ее белое лицо, острый носик, длинную шею, белокурые локоны развивающиеся на ветру, ему вдруг захотелось услышать ее голос, и еще раз поймать ее взгляд. Его игра началась, он не мог понять, почему ему так хочется еще раз ее увидеть. Он искал ее по всему институту, в столовой, в гардеробе, заглядывал в аудитории, внимательно вглядываясь в каждую блондинку, но ловил их обратную связь, каждая улыбалась на его взгляд, понимая, что не она, он продолжал искать ее. Ну вот та самая секунда, всего лишь секунда, он увидел как она спускается в потоке ребят по лестнице. Иванко остолбенел посреди лестнице. Она была в бордовом пиджаке чуть удлиненного кроя, лакированная мини юбка и длинные замшевые ботфорты на сплошной подошве, вишневая беретка чуть на бок, открывая высокий лоб и распущенные белые завитки волос, сочные чуть пухлые губы с вишневой помадой завершали образ, она была сногсшибательна. Он смотрел только на нее, а ее взгляд скользил мимо куда то в даль. Он сунул руки в карман и ждал ее встречи глазами, вот пару ступенек и она упрется в него, но нет, она лишь обогнула его и прошла мимо. Каждая проходящая девчонка, здоровалась с ним, кто то руки клал на его плечи, кто то пытался его чмокнуть в щеку, без женского внимания он не оставался, только она одна единственная проскользнула мимо и не взглянула на него.
  В следующий раз он увидел ее в столовой, как она была тонка и изыскана к выбору обеда, ее длинные пальцы с черным лаком на ногтях вызывающе смотрелся с кусочком белого хлеба, но по поведению была скромна и тиха, она была всегда одна, редко, когда заводила разговоры с девчонками, парней шарахалась как огня. Иванко постарался поближе к ней протиснуться, но ее обед оказался скромным, с тарелкой куриного супа и пару кусочков хлебы, сладкий чай на ее белом пластмассовом столовом подносе, как у других девчонок, были горы еды, гамбургеры, салаты, сладкая газировка, и каких - то булок, вот почему у блондинки была идеальная фигура. Набравшись смелости Иванко решил подсесть к этой красавице. Набросав себе на поднос, каких то булок, салатов, пустых тарелок, и много салфеток, проследив куда она опустилась, сразу же к ней подошел.
  - могу ли я присесть? Со всем обаянием какое только мог включить Иванко произнес.
  Она только ответила не поднимая глаз на него.
  - да, конечно! Но из меня собеседник ни какой! Я люблю тишину за едой. Иванко вошел в ступор, все же он сел и в упор уставился на это безупречное лицо блондинки. Волосы были собраны в высокий хвост, ее серьги с белыми жемчужинами в виде колец чуть - чуть колыхались, черная обтягивающая шерстяная водолазка с высоким воротом, так напомнила ему его мать. Такая же элегантная высокая, с длинной тонкой шеей, с длинными пальцами и аккуратным маникюром, и тут девушка ощутила пристальный взгляд Иванко и подняла на него свои карие глаза.
  - извините! И ее взгляд задержался на нем. Втыкая наушники в ухо, она встала из - за стола, подхватывая учебника с него, разворачивается и уходит. И тут Иванко вошел в стопор, такого поворота он просто не ожидал. Оставшись сидеть и смотреть на силуэт девушки которая удалялась от него. Ложка лежавшая возле тарелки, даже не опускалась в суп, два кусочка хлеба были не тронуты, только чай был отпит на пол стакана. Ее ровный, гладкий, уложенный хвост в такт ее походки прыгал из стороны в сторону. Ее длинные ноги в облегающих кожаных легенсах были идеально ровными даже чуть худоваты, но ей это безумно шло. Она даже не притронулась к еде. Иванко с таким явлением еще не встречался, он не знал, как подкатить к ней, ведь она резко опустила между ними трех метровое в толщину броневое стекло, дать понять, что она закрыта, только красивый образ. Ему всегда удавалась с легкостью расположить к себе девчонок какие бы у них не были заморочки в голове. Это железная леди окончательно околдовала его.
  Он не унимался. Караулил ее у входа в институт, узнал на каком факультете она учится, группу ее, стал караулить у кабинетов, в библиотеке, на улице, но все бес толку, как только Иванко не пытался с ней заговорить, стекло было броневое она его не видела, он был для него прозрачен, не заметен. Он даже посмеивался над собой - это что шутка такая? Глубокой ночью, проснувшись в холодном поту от увиденной картины, держа эту блондинку на своих руках окровавленную и ее карие глаза смотрели ему в глубь, где были открыты новые двери чувств, и страх, боль одновременно сковали мозг с фразой.
  - это мое наказание.............................................................................

С новым годом!

Декабрь


  - ммм! Какие запахи! Вскочила с кровати Лия, расчесываясь на ходу и набрасывая на себя мягкий плюшевый халат. Слетев с лестницы, девушка ворвалась на кухню с возгласами.
  - мама! С наступающим тебя! Нежно целуя свою маму и крепко обнимая, она стала метаться по кухни, открывая все кастрюли, заглядывать в печь, потирать руками и облизываться.
  - с наступающим, дочка! Давай с тобой сегодня пир закатим! С улыбкой сказала Софья, обнимая свою заспанную дочь, поглаживая ее по длинным гладким волосам.
  - а папа как на это смотрит? Усаживаясь за стол, подтягивая к себе яблочный пирог и горячий чай с малиной.
  - а что нам папа! Мы с тобой гостей позовем, кого ты хочешь?
  - правда, можно! Воскликнула Лия. Немного задумавшись, что позвать то и не кого, в институте подружиться она не успела, а со школьными девчонками они решили отпраздновать в ночном клубе, а вот Костика можно было..... как я по нему соскучилась..... немного помечтав и вспоминая его запах, голос, только вот!..... - А Костика можно позвать? С радостью в голосе спросила Лия, откусывая с аппетитом яблочный пирог.
  - и Костика своего зови и друзей и давай позовем Петра Васильевича! Наблюдая, как дочка немного ожила от удара смерти своей подруги, и в хорошем настроении встречает новый день, как ее глаза горят при виде всего вкусного и красивого. Доставая из духовки ее любимые улитки из песочного теста с прослойкой вишневого варенья. С огромным удовольствием присела вместе с ней за обеденный стол, чтобы насладиться своей же стряпней и наивкуснейшим чаем разных ноток в сочетании черной смородины, малины с добавлением мятных листков и кусочков цитруса, в компании своей дочери. На огромной и просторной кухне воплощался творческий хаос. Около входа на кухню стояли огромные корзины наполненные свежими как с картинки овощами, с торчащими пучками зелени укропа, лука сельдерея, с ярко оранжевыми сочными морковками, красными помидорами, перцами разных цветов, баклажаны, другая корзина была наполнена сочными, аппетитными фруктами, аккуратно сложенными гроздьями черного, зеленого и красного винограда, желтых яблок, маленькими бананами, апельсинами, дынями, клубники, авокадо, маленькими полосатыми арбузиками, персиками, и ярко желтыми манго, эти деревянные белые ящики смотрелись, как натюрморты с известных авторов написанных картин, на белом отражающемся мраморном полу. На обеденном столе взгромоздилось блюдо с маринованным гусем, фаршированный яблоками, ждал своего часа, чтобы отправиться в печь, вокруг этого гордого гуся были разбросаны разные разноцветные пакетики с приправами, стеклянные баночки с маринадами. На рабочей мраморной поверхности, между духовки и конфорок, парящей раковины на плоской тарелки остывали коржи с разной пропиткой и начинкой, создавая эффект радуги всех цветов для смазывания воздушного сырного крема. На черной мраморной рабочей плите было сильно заметно, рассыпанную муку, хрустальны сахарной пудры, скорлупки разбитых яиц, брызги крема, капли чистой воды, мелкие частицы продуктов. Софья была досконально чистоплотна, после каждой готовки и стряпни, ее кухня сверкала и создавала эффект того, что на кухне вовсе и не готовят. Ее дом был наполнен чистотой, ежедневной влажной уборкой, чистки ковров, да и по сути в доме жила и находилось только одна Софья, так как постоянное отсутствие Генриха и Лии, ей приходилось коротать время за теплотой и уютом очага.
  - друзей? Мама, ты же знаешь, что в институте я не с кем не подружилась, а со школьными ребятами мы решили сегодня сходить в клуб, ты не против будешь, если я сегодня отправлюсь на вечеринку, так давно я ни куда не выходила, а тут весь наш класс решил собраться вместе, поболтать как кто устроился и кто чем занимается. Отпустишь?.... соединив две ладони в месте прижав к груди и с жалостными глазами смотря на мать.
  - вечеринку? Задумчиво спросила мама.
  - конечно, если папа разрешит!
  - папы не будет, он уехал. Грустно сказала Софья, отводя взгляд на окно, но обернувшись обратно, снова улыбнулась. Через некоторое время снова опечалилась. Но сегодня праздник семейный! Я как одна останусь? И зачем тогда я все это задумала? Заказала столько продуктов, ты только оглянись вокруг! Прости! Вставая из - за стола, и начала убирать разбросанные ложки, стряхивать муку в мусорное ведро и расставлять по местам разноцветные формы для запекания, убирать ножи в раковину.
  - мамочка, прости, не подумала! Не стоит, сегодня я буду с тобой, только ты и я! Я постараюсь созвать гостей, приглашу Петра, и Костику позвоню! Что нибудь придумаю! Я люблю тебя! Я буду сегодня есть до тех пор, пока у меня живот не лопнет! Обнимая свою мать сзади за талию. Чмокая в щеки. - почему папа уехал, в новый год? Серьезно и осторожно задала вопрос маме.
  - не будем об этом, это касается только нас с папой. Вставая к плите чтобы перевернуть оладьи, которые уже подгорели. - все! Вскрикнула Софья, выбрасывая черноту со сковородки в мусорное ведро. Наблюдая за движениями матери, Лии не понравилось, то как мама говорит.
  - нет, не только вас, и меня тоже! Ты не справедлива! Помогая держать ведро, куда слетали оладушки.
  - я не справедлива! Возразила она.
  - как ты можешь такое позволять? Ведь он втаптывает тебя в грязь, неужели ты не хочешь этого замечать? Беря сковородку из рук матери, чтобы опустить в раковину, аккуратно взяла ее за руки.
  - что ты такое говоришь! Вырывая свои руки из оков дочери.
  - не понимаю тебя, ты его любишь?
   - что за вздор ты несешь, доченька! Он твой отец и мой муж! Грозно посмотрела мать на свою дочь.
  - если честно, я не заметила в нем отца! Я его не вижу, он не участвует в нашей с тобой жизни, по крайней мере в моей точно! Мама я уже давно не ребенок и все понимаю и вижу, как ты несчастна! Ты одна! Софья опустилась на лиловый пуф и глубоко вздохнула.
  - да, прости меня, я сегодня взвинчена с самого утра! Но про отца я с тобой не буду разговаривать, все у нас с ним хорошо, он нас любит и все делает для нас, чтобы мы с тобой не нуждались ни в чем! Посмотри какие у тебя вещи, что не платье бренд, верно? Какую еду мы едим, мы можем позволить себе все. Поэтому он жертвует своим временем, чтобы обеспечить нас. Ну, как насчет праздника?
  - и в Новогоднюю ночь у него тоже работа?
  - милая, давай не будем! С печалью в голосе сказала Софья.
  - хорошо! Я устрою сегодня настоящий праздник! Только улыбнись. Обнимая свою мать.
  - я хочу праздника! Просияла Софья в улыбке на слова дочери.


  Пиииип пиииип пиииип.
  - никто трубку не берет, уже как два месяца я его не слышу и не вижу. Что могло произойти? Крутя нервно в руках телефонный шнур, заговорила сама с собой Лия. - Попробую еще раз на всякий случай. С надеждой набрав заветный номер, она стала слушать гудки, как уже хотела бросить, ответил голос.
  - алло!
  - Костик! Взволновалась Лия.
  - да, я! А это кто?
  - Лия! Ты прикалываешься?
  - о! Лия привет! Не узнал тебя.
  - это как не узнал? Что случилось? С тревогой в голосе спросила Лия.
  - А что должно случиться? Спокойно ответил тот.
  - ты издеваешься, мы с тобой почти два месяца не виделись и ты не звонишь, я все время разговаривала с твоей мамой и просила, тебе передать позвонить мене, а ты и не думал об этом?
  - о чем?
  - что с тобой?
  - со мной все хорошо! Ты что -то хотела?
  - да, я бы хотела увидеть тебя, я соскучилась! я не понимаю, мы не вместе уже?
  - мы? А да! Нет, все хорошо! Я маленько занят был, я же говорил тебе, весь в учебе, на работу устроился, ну ты понимаешь. Грубо и небрежно говорил Костик, давая понять, что ему не интересен разговор.
  - я бы хотела тебя сегодня пригласить к нам на праздничный новогодний ужин! Как ты на это смотришь?
  - сегодня? Удивился он.
  - ну, да!
  - сегодня не получиться! Мы идем тусить в клуб с ребятами!
  - О! ну мы поужинаем, и поедим вместе! С надеждой в голосе проговорила Лия.
  - я говорю тебе, что я занят! Пока! Отрезал Костик и кинул трубку.
   У Лии внутри все оборвалось, она почувствовала, от него холод, что он даже и не вспоминал про нее. Но в это категорически верить не хотела, ее желание пойти сегодня на вечеринку подкрепилось тем, что она увидит его, что при встречи он снова захочет ее обнять и поцеловать. И все вспомниться и страсть вернется! - Всего на пару часиков! Только надо сначала маме праздник устроить! Что сегодня мне одеть? Нужно срочно в магазин! Надо срочно елку! О да, туфли, и юбка или платье или шорты? Поцелуй. Его глаза, новый год! Мысли путались в ее голове, но собравшись с силами, решила подумать об этом по дороге, к Петру Васильевичу. Холод, снег скрипел под ногами, щеки и лоб щипало, укрывая нос вязаными рукавицами Лия дышала в них и согревала лицо влажным паром, убери рукавицу, на ресницах образуется иней, жидкость в носу застынет и захочется по чихать. Вот еще чуть, чуть оставалось до полицейского участка, говорила себе Лия, не думая о холоде. Улицы кругом украшены разноцветными гирляндами и переливаясь на холоде, моргали всеми цветами радуги. Возле входа в участок стояли два веселых снеговика, они с заезженной мелодией снимали с своей круглой головы черную шляпу.
  - здравствуйте! Мне бы Михайлко! Дрожащим голосом спросила Лия, стуча ногами о пол, стряхивая липучий снег и пристально смотря на охранника за столом читавшего книгу в синем переплете.
  - здравствуйте! Его нет на месте, что- то передать?
  - о! Нет! Не надо! Можно я ему записку передам!
  - да, конечно! Подавая листок бумаги и ручку, замершей девушке.
  ' Софья, вернее моя мама, приглашает вас на ужин, очень прошу вас, принесите елку! Ждем к девяти. Лия'
  - вот возьмите.
  - попробуйте зайти к нему домой! Может вам повезет. С доброй улыбкой сказал молодой охранник, вглядываясь в симпатичную с красными щеками девушку, в белоснежном норковом берете, торчащими белокурыми локонами из под него на белую норковую шубку до колен, ее образ напоминал красавицу снегурочку.
  - спасибо! Попробую! Переведя дух, Лия направилась в торговый комплекс, чтобы купить маме подарок.
  Проходив по магазинам несколько часов, Лия накупила себе много обновок и практически все время думала о своем Костике, но как только завершив свой лук девушка вспомнила про подарок для мамы и папы, и ни как не могла подобрать, что же все- таки подарить? И тут перед ней большой магазин разных фотоальбомов и фоторамок, зайдя в него, она стала думать, может рамку? А может фотоальбом?
  - извините, вам помочь? Обратилась к ней продавец.
  - попробуйте!
  - вы в подарок?
  - да маме и папе.
  - отлично! Проходя по длинным рядам она остановилась напротив двух фотоальбомов, связанных красной ленточкой, они были белыми и только слабые линии пухлых сердец и голубей виднелись под ленточкой.
  - вот, отличный подарок, один маме, другой папе.
  - и что?
  - я своим родителям подарила, но до того вставила их фотографии самого начала их знакомства, разные надписи, там они есть, забавные истории, про их любовь как все начиналось.
  - но это... не кстати... в их положении. Грустно сказала Лия.
  - наоборот, вспомнив свои чувства, они захотят их вернуть, попробуйте, у меня получилось! Мои родители до сих пор вместе вот как уже двадцать пять лет. Лия замешкалась, ведь она не вправе решать за них, как им жить и с кем жить. Папа гуляет с разными женщинами, пьет, играет в казино, и ведет вольную жизнь, а мама молчит ни слова, не говорит, значит, ее это устраивает, а может надежда теплится в ее душе, ведь если она не уходит от него, значит, любит, интересно папа любит маму? Может все- таки попробовать? Кто как не я помогу воссоединить их.
  - давайте! Уверенно сказала Лия.
  Альбомы были очень красивы, но пусты внутри, придется поработать над ними, фоток у меня много, я думаю, они задумаются над тем, что я хочу видеть их вместе. С мыслями вышла из магазина Лия. Добравшись до дома Петра Васильевича, по дикому морозу, ни щадя рук и лица, снегурочке Лии все вспомнилось. Синяя дверь Амелии была закрыта и за ней полная тишина, она остановилась возле нее, прислонила руки и заплакала. Тот вечер, выпускной вечер, когда Амелия сказала ей - пошли домой! А она ответила, что с Костиком пойдет и будет его любить. О! Как Амелия была права, если все- таки мы бы ушли вместе, то до сих пор были бы вместе, а Костик, и думать обо мне не хочет, я ему доверилась, отдалась и что? Наверное, уже................ Узнаю сегодня. Прости меня Амелия, подруга моя, я буду помнить тебя всегда. Слезы катились из ее глаз так болезненно, что ей хотелось просто кричать от пустоты внутри себя. Дома Петра не оказалась, и она оставила ему такую же записку, попросив у соседей листок бумаги с ручкой.


  Обнаружив записку у себя в двери, Петр был счастлив, что новый год будет встречать с прелестной дамой, а не в участке с людьми, которые ему так уж надоели за долгие годы службы в полиции. Как приятно было от такого предложения, он даже представит не мог, что Софья желает его видеть в новогоднюю ночь, что вновь увидит ее улыбку, сияющие глаза ее хрупкую фигуру, от взволнованных представлений у Петра заколотилось сердце. Поскорее собравшись, приняв душ, он надел самое лучшее, что у него было в гардеробе, теплый вязанный серый свитер и черные классические брюки со стрелками впереди, не давно принесенные с химчистки, старательно расчесав свою бороду и волосы, он направился в лес на поиски елки. Мороз и хрустящий снег под ногами у Петра, был ему привычен, так как он часто блуждал по заснеженному леса в поисках преступников, его сердце по прежнему не унималось, найти и доказать, что в их городе есть маньяк, да еще и не один, он догадывался, что это кучка профессиональных парней, знающие свое дело, старательно убирающих за собой улики. Но он четко знал, что когда нибудь и на чем нибудь проколоться, а тут уж Петр знает свое дело, он просто ждал, наблюдал и считал дни до этого счастливого дня. Но на этот раз он брел по лесу и выглядывал елочку, ту самую красивую и пышную. Елка была среднего роста ни маленькая и не высокая, та самая, которую он видел в гостиной Софьи. Сумерки предновогодней ночи потеплели и окрасились в розовые оттенки, казалось, что вот - вот пойдет снег, город был украшен многочисленными маленькими елочками вдоль дорог, создавая живой забор, переливаясь мелкими звездочками на них. На уличных фонарях свисали неоновые сосульки, в оживленных местах как парки и пешеходные улицы, были украшены снеговиками с черными шляпами и в руках с мешком святящихся подарков и Сантом Клаусами в традиционно синих бархатных костюмах, с длинными белыми бородами на упряжке из волков. Настроение поднималось с каждым шагом к дому Софьи, по дороге он остановился возле ювелирной лавки, откуда с витрин блестели жарким светом украшения, и среди них лежало в виде солнца и напоминало его, своей красотой и неповторимостью брошь. Войдя в лавку, он поздоровался и указал на брошь.
  - о! И кому же такие дорогие подарки? С интересом поинтересовался хороший знакомый продавец у Петра. Михайлко в небольшом городке знали многие и очень уважали за справедливость и умение разрешать конфликты.
  - очень хорошей даме! Но не потому что он дорогой, а потому что он теплом веет и жемчужины на нем придают запах моря.
  - я вам дам так, а вы расплатитесь, как сможете, берите! Знаю вашу зарплату, вы не богатый человек, но очень хороший! С улыбкой подавая ему брошь.
  - о! Я благодарен вам, с наступающим!
  - и вас с наступающим новым годом!


  Дверь распахнулась и перед ним появилась в светло синем платье чуть ниже колен, с кожаным голубым ремешком на изящной талии, Софья. Ее русые волосы были завиты в крупные локоны, раскинуты на ее плечах, голубые ясные глаза встретили Петра. С счастливой улыбкой на лице Петр взглянул на Софью. Ее ямочки на губах при улыбке так нравились ему, что очаровавшись ее праздничным образом и счастьем в глазах, пропихнул елку в дом, сказал.
  - с новым годом!
  - я очень рада вас видеть! Какая красивая елка, а я думала! Прослезилась вдруг она, указывая на гостиную рукой, где можно будет установить елку.
  - чувствую, я сегодня от вас выкатываться буду, как Винни пух!
  - о! Да! Это уж вы мне позвольте во созреть!
  - ООООО! Как здорово! Какая красивая! разрешите я ее наряжу! Спасибо вам огромное! Обнимая Петра, обрадовалась вошедшая в гостиную Лия.
  - спасибо вам за подарок, так хотелось чего ни будь живого и лесного! Я очень рада вас видеть у нас в гостях! С виноватым взглядом посмотрела на него Софья, вспоминая о просьбе, не беспокоить их, так как боялась реакции Генриха. Зная, что Генрих уехал на несколько дней с очередной молодой девицей на море, решилась пригласить Петра, и по ближе с ним познакомиться.
  - спасибо Софья, вам за приглашение, вы даже представить не можете, как я счастлив! Улыбнулся Петр, тайком разглядывая фигуру Софьи, забыв про ее просьбу и ее мужа.


  Украшая елку Лия, подумала о том, как хорошо будет уложить подарок под елку, украсив альбомы мамиными и папиными фотографиями, где они счастливы держа меня малюткой на руках, фото с их свадьбы, где они еще молодые, счастливые и целующиеся! Лию так взволновало все то, что они оба сейчас переживают и ей хотелось, что бы они вспомнили ту любовь, которая была и может она еще осталась, где то там в глубине. Нарядив лесную гостю, она положила свои подарки и с чувством долга громко крикнула.
  - часы двенадцать бьют! С НОВЫМ ГОДОМ! МАМА! С НОВЫМ ГОДОМ ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ! С НОВЫМ ГОДОМ! И за окном посыпались салюты, фейерверки, смех и пьяные голоса счастливых людей. Повсюду звенели бокалы и поздравления.

...

  колючий холод окутал все вокруг, снег впитывал в себя остатки тепла от следов серого с Амелией. Замуровав пещеру по плотнее, Амелия улеглась на пушистое пузо волка своей головой, а ноги вытянула поближе костру. Языки пламени освещали раскрашенные стены углем и ласкали своим теплом тело Амелии.
  Тишина ни единого звука, Амелия питала себя иллюзией о том, что в новый год она услышит грохот фейерверков, но нет, она была так далека от горда, что не слышно и невидно ни чего. Здесь и сейчас она чувствовала себя счастливой, она жила, она была самой собой, а лесной хищник был с ней, ведь большего в этой жизни ей и не надо! Взглянув на мужские часы сняты с одного из тел, которые она благополучно похоронила, на часах было ровно двенадцать. С вздохом и с какой то улыбкой на лице и радостью внутри она пронзила тишину.
  - С новым годом! Серый! Волк отвернул свою морду в тень, тяжело вздохнул.
  - с новой жизнью Амелия! Проговорила она себе и поудобнее укладываясь на мягкой шерсти волка и сладко засыпая, с улыбкой на лице и с теплыми воспоминаниями о бабуле, своей подруге Лии, о Петре, погрузилась в сон. Снаружи послышался вой, следом другой, серый осторожно вылез из пещеры и разрывая густой заморозок воздуха взвыл. Девушка сквозь сна пробормотала что-то и снова погрузилась в глубокий сон.

волк...


  ' Жизнь волка была в удовольствие, он жил и ловил каждый момент, проведенный с охотником, с тем зверем, который любит и в его движении, в глазах, в голосе чувствуется эта энергия, которая с каждой минутой соединяла их так сильно и крепко, что только смерть может разорвать эту связь. Волк рос, креп с каждым днем, он превращался уже взрослого хищного самца. Мужик стал чаще брать его на охоту крупного зверя, обучал его, как правильно идти на добычу, будил в нем инстинкты. Они воссоединялись, цель у них была одна, выжить и быть непобедимыми. Охотник наблюдал за хищником и видел в нем власть и силу в его окрепших лапах, гордую осанку, легкую походку тот взгляд преданности, который так возбуждал в охотнике ту страсть и любовь к этому внезапно появившимся звере. Малыш, уже давно не малыш, а огромное опасное, клыкастое чудовище в котором инстинкты, многовековые инстинкты заложены с молоком матери брали вверх над ним, он злился, оголяя свои клыки при первой, же опасности за его жизнь и жизнь старика. Тот случай с собакой он помнит и запомнит, однако навсегда, он замирал и ни когда не показывался на глаза добычи и при внезапном прыжке душил добычу быстрым прокусом артерии. Он знал это место, взгляд искал всегда подходящего момента, когда добыча достаточно откроет это место, кровь пульсировала, запах крови толкал на убийство. Мужик радовался его победам, беря убитого зверя с его пасти. Волк не знал вкуса сырого мяса, мужик не давал ему почувствовать этот вкус воли. Однажды под конец лета волк увидел таких же зверей как его охотник, с таким же говором, но их взгляды и интонация не понравилась ему, он оскалился, прижал уши к голове и хотел было прыгнуть, как почувствовал взгляд старика на себе, с оскаленными клыками он зыркнул на хозяина.
  - тише, не надо, свои.
  - здорово, Игнат! Смотрю у тебя друг новый! Заговорил лесоруб подходивший к охотнику и беря его за руку в знак приветствия косился на оскаленного зверя.
  - да, еще Волчонком подобрал, вот и живет со мной. Приглашая в дом двух мужиков, которые заходили к старому отшельнику за шкурами животных, а иногда и за головами олений и медведей, взамен они приносили разные крупы, сахар, соль, спички и имели большое удовольствие разделить с ним разговор про лесную жизнь.
  - а ты не боишься его, посмотри какие у него глаза, а размеры его тела, да он одной лапой убьет! Закрывая за собой дверь один из лесорубов, оглядывая Серого.
  - не закрывай! Сказал охотник, глядя на гостя
  - что? Не понял тот.
  - дверь не закрывай, Малыш не любит, когда перед ним дверь закрывается. Отозвался старик, снимая пушнину с деревянных заготовок.
  - как ты его назвал? Усмехнулся лесоруб. Он далеко не малыш. Открывая дверь и смотря на подходящего волка, он был уже спокоен и не рычал, но уши еще прижаты к голове.
  - он подходит!
  - не бойся, не показывай свой страх, он не тронет.
  - ты ручаешься за него?
  - проверено! Давай уже принимай свое пушистое золото, он друг мой и если я сказал не трогать, значит, он не тронет.
  - ого! Давай попробуем? Разлюбопытствовался второй.
  - зачем вам это?
  - такое не каждый день видишь, что волк человека слушает, а как он на тебя смотрит, чуть неверное движение к тебе и он разорвет нас.
  - а ты не делай! Усмехнулся старик.
  - ну все же покажи нам свою власть над волком!
  - власти у меня нет, есть любовь к нему. С добротой сказал он смотря на Малыша, который сел на крыльцо и внимательно наблюдал за обстановкой внутри дома.
  - любовь? О чем ты говоришь, какая может быть любовь между хищником и человеком, он тебя в прекрасный момент разорвет вот твоя любовь.
  - пускай так, но на данный момент я наслаждаюсь его присутствием. Улыбаясь добрыми глазами, сказал охотник, глядя на своих гостей расстилая перед ними меха.
  - ну ты Игнат рискуешь. Складывая мех в рюкзак. Вот что заказывал крупа, сахар, соль. Протягивая капроновый мешок. В следующий раз когда? Смотрю, собаки одной решился, может привести тебе?
  - нет, не стоит! Со мной на охоту ходит Малыш это его заслуга, обрати внимание, мех не разорван пулями. Проводя огромной ручищей по бурому меху медведя.
  - хм! Голова есть?
  - а как же, глянь! С гордостью подовая не легкую мохнатую морду.
  - как он его?
  - посмотреть хочешь?
  - такого удовольствие решиться, ни когда!
  - пойдем, только не обещаю крупного, с тебя причитается!
  - обижаешь!
  Пообедав, мужики дивились, как волк ел с рук старика, они побрели в лесную гущу за волком, тот бежал тихо, но оглядывался на мужиков, опасаясь их, он делал дрожащий рык, предупреждая о том, что волк всегда начеку.
  - шшш! Просвистел охотник. Присаживаясь за кусты и указывая указательным пальцем на зверя в соседних кустах. Ветви невысокого раскидистого дерева тряслись и слышалось стук копыт.
  - косуля! Шепотом пробормотал лесоруб, вглядываясь в кусты.
  - ага! Обед сегодня будет вкусным!
  - шшш! Перервал их старик, нахмурив брови и наблюдая за своим Малышом.
  Чуть вприсядку волк двигался в сторону косули, уши ходили домиком, а нос был напряжен в одном направлении. Прыжок и косуля была сбита в плечо на землю, волк выдрал кусок пульсирующего мяса с высокой, короткошерстной шеи, от куда струйкой сочилась кровь. Жертва даже не смогла сопротивляться, как внезапная смерть настигла ее.
  - супер! Прирожденный убийца! Посыпались возгласы мужиков, высовывая свои удивленные и восхищенные лица их кустов.
  Малыш отошел в сторону, как ни в чем не бывало, и стал слизывать свежую кровь со своей морды.
  - и это все? А раздирать он ее не будит?
  - нет, не будит, он охотник, как и я, сырое мясо он не признает, так же как и я. Подбирая безжизненное тело косули, косясь на лесорубов.
  - ты нас сегодня удивил Игнат, мы поражены твоим Малышом, он действительно хорош.'

Подарок

...


  Зеленая, молодая елка украсила гостиную своим величественным изумрудным цветом, создавая уют и новогоднюю сказку. Посреди светлой комнаты, где тлел камин, играла не громко музыка, стоял стеклянный стол, с изобилием блюд, салатов, стряпанных изделий, напитков. На прозрачной пластине стола было, как в самых дорогих домах Европы. Белоснежная кружевная салфетка, на ней взгромоздились плоские как блин тарелки, поверх их стояли чуть меньше с красивыми по краям узорами напоминавшие египетские мотивы, а сверху этого блюда стояла глубокая миска для супа. Эта пирамида была для каждого гостя, возле нее были разложены серебреные приборы в ряд по две стороны, начиная большой столовой глубокой ложки и заканчивая маленькой десертной.
  Софья не ожидала того, что Петр очень юмористический человек, часто шутил, рассказывал какие - то нелепые рассказы, от которых не произвольно вырывался смех наружу. Его глаза светились от счастья, не переставая делать комплиментов, Софьи и Лии. В эту ночь Софья отключилась от своих проблем и внутренней боли. Смотря на Петра она даже не могла о чем то думать, было легко и по - теплому, как будто они настоящая семья, как давно она этого не испытывала чувство единой семьи, счастья и радости в новогоднюю ночь! Когда за столом можно рассказать о своих желаниях, о том, чего хочется в этот наступивший год, и что произошло в прошлом году, сколько хорошего и плохого, когда можно подвести итоги прошедшего года и сделать ставки на будущее опираясь на свои ошибки. Быть просто самим собой и наслаждаться присутствием родных и близких. А за этим столом была только дочь, самое дорогое, что есть на земле и Петр, о котором знала совсем не много, но в последнее время думала о нем очень часто, вспоминала его голос, его дыхание и растерянный взгляд при виде ее, ей это нравилось. Нравилось то, как он начинал рябеть, когда Софья пристально на него смотрела, в каких - то моментах ей казалось, что он член их семьи. Петр смог расположить к себе своим обаянием, добротой, без каких либо богатых замашек, он был прост во всем, в движениях, в поведении, в разговоре и в юморе, которого так не хватала девчонкам в последнее время.
  Лия наблюдала за обстановкой за столом. Ведь таких посиделок они ни когда не устраивали, только далеко в детстве, когда папа был с ними, но по крайней мере пытался быть, но Лия тогда еще не понимала какие отношения у мамы и у папы, и сейчас только может догадываться, так как мама ей ничего не рассказывает, можно только предполагать, о том как папа к ним относиться! В ее голове крутились мысли, почему отец не с ними, неужели у него в действительности есть другая? А может и семья другая? От чего он тогда не уйдет от нас, почему мама так держится за него? Она его любит? Взгляд упал на счастливую маму, как давно она не видела ее такой счастливой, ее смех, казалась, что Лия впервые услышала, как мама смеется. Смех! Как звонкие колокольчики разносились по дому, в котором стены годами впитали в себя только слезы, горе, беды, страдания. Мама! Какая она красивая! Ее голубые глаза в сочетании с глубоким синим цвете платья предавали ей тот блеск моря, ее ямочки на щеках, пухлые губы, белые ровные зубы, она действительно раскрылась с другой стороны для Лии. Она ее увидела женщиной, причем очень красивой. Лии захотелось взглянуть на себя в зеркало и убедиться в том, красива ли она так как мать ее. Соскользнув с лилового стула с высокой спинкой и подлокотниками из белого дерева. Подлетела к зеркалу, напротив елки во весь рост и взглянула на свое отражение в зеркало. Наряд выбранный для новогодней ночи Лии очень понравился, белая шелковая блуза с глубоким разрезом впереди открывая линию декольте, с пышными рукавами и с манжетами из драгоценных камней, пышным бантом с боку на длиной и изящной шеи. Блуза была заправлена в шорты из белого питона укороченного кроя, тем самым открывая ее худоватые ноги в капроновых колготках черного цвета двадцати ден. От своего нового наряда она перешла на свое лицо и стала всматриваться в него. Длинные гладкие белые волосы, водопадом прикрывая плечи струились до пояса. Мелкие черты лица, носик чуть вздернут кверху, черные глаза и черные брови с красивым изгибом к вискам, пушистые ресницы, скулы выделялись на ее исхудавшем лице от того, что еще сердце болит о погибшей Амелии, и что с Костиком еще ни чего не понятно. И проблемы с мамой и папой. Сжав руки в кулаки, ей не хотелось верить в то, что Костик все же не любит ее. И тут мысли начали надоедливо крутиться в голове о том, что Костик сейчас в клубе и что все ребята сейчас там! Ей вдруг захотелось увидеть его! Перевела взгляд с себя в отражении на позади сидящих маму и Петра. Они даже не заметили того, что Лия встала из - за стола, увлечены были. Петр не снимал взгляда с мамы, а она в свою очередь была открыта в его сторону. Задумавшись, о том, если....... вдруг? ..... они прекрасная пара!......... я за маму буду счастлива!............... я хочу, чтоб она была всегда такой счастливой.......... Лия решила все же испытать судьбу, так как в эту ночь Лии нравилось, как она выглядит, и ей безумно хотелось, чтобы Костик за ценил ее красоту и сногсшибательную блузу с шортами, и была уверенна в том, что маме сейчас хорошо и что она даже не заметит ее отсутствия.
  - мама! Ты не против, если я вас оставлю не надолго, мне бы очень хотелось всех увидеть! Обнимая и целуя свою маму, с радостью в душе говорила Лия, одновременно наблюдая как маме хорошо, что она счастлива.
  - доченька, наверно это будет не очень хорошо, по сравнению нашему гостю. Смутилась Софья осознавая, что они с Петром останутся наедине.
  - все хорошо! Пускай идет! Молодая душа все же! Вынимая из кармана электрошокер в розовом флаконе и протягивая его Лии. - это подарок! Будь осторожна!
  - ничего себе! Круто! Обрадовалась Лия, принимая подарок и внимательно разглядывая его.
  - не стоило Петр! Взволновалась Софья, что дочь ее может, все же когда нибудь им воспользоваться.
  - сейчас в нашем городе не безопасно! Мне так будет спокойней, да и ты Софья волноваться не будешь.
  - мам, ну что, скажешь? Я не надолго обещаю, ты даже не заметишь!
  - если только совсем ненадолго.
  - мамочка ты супер! Обнимая сильнее и целуя ее, Лия подлетела от радости к верху, прыгнув несколько раз и хлопнув в ладоши, ринулась надевать длинные замшевые ботфорты, на тоненькие ножки в капроновых колготках, набрасывая на себя норковую коротенькую красную шубку с капюшоном, поверх своего новогоднего наряда, махая рукой в сторону мамы и Петра, смотрящих на нее с добрыми глазами, сказала.
  - с новым годом! Я скоро буду! Дверь захлопнулась. Оставшись наедине за огромным столом, где могло было поместиться человек тридцать, с невероятным количеством еды и посуды, Петр засмущался, ну все же предложил поднять бокалы с сухим красным вином, после чего сказал.
  - я вам тоже подарок принес, вы не подумайте ни чего такого, мне просто захотелось............ Прерывая свою речь, вынимая из внутреннего кармана бархатный, черный мешочек с золотыми завязочками и протягивая ей.
  - о! Как мило! И что же это? Обрадовалась Софья, заглядывая в него. Какая красивая. - положив в свои дрожащие ладони золотую брошь, с мелким вкраплением из алмазов. - но она не малых денег стоит! Не стоило. Покраснела она, разглядывая золотое, поблескивающие при вечернем освещении солнце.
  - не измеряйте чувства в деньгах, она дорога так же как вы мне. Разволновался Петр, смотря растерянными глазами на Софью. Она замерла от его слов и от его пронзающего взгляда, проникшего в самое сердце, в ее раненое сердце. Искра зажглась в его глазах так сильно, что обжигало ее.
  - давайте, вот сюда. Помогая ее рукам направить брошь в нужное место на ее платье. Прикасаясь к рукам Софьи, внутри его колыхалось что-то сильное, что остановив свои руки, крепко сжав ее пальцы и еще раз заглянув в ее глаза, она на миг оторопела. Этот взгляд насторожил ее, на миг она чего - то испугалась. И нелепо заговорила, вставая со стула в сторону елки.
  - не стоит питать надежду!... В моем сердце нет места ни для чего и не для кого. Петр услышал ее крик души, наполненная до краев печали и грусти. Наблюдая за ее движениями, и взволнованной ситуацией. Он бросил взор на елку и обнаружил, что под ней что то очень красивое лежало.
  - Софья, посмотрите под елку там подарок еще один для вас! Но уже не от меня............ Чтобы немного разрядить нелепую ситуацию и тишину между ними, ему стало не по себе, ругая себя за то, что он старый дурак. Софья присела возле зеленой гости и взяла белый фотоальбом с красным бантом с боку. Открыв она начала листать фото, со своим изображением, где она по-настоящему была когда - то счастлива, ее лицо, улыбка, те взгляды, от которых она теряла голову. Воспоминания нахлынули, как холодная вода из ведра. Она отбросила альбом в сторону и закрыла лицо руками, навзрыд заплакала. Петр от испуга присел рядом с ней и опустил свои руки ей на плечо, спросил.
  - прости. Я не хотел ранить. Софья обернулась к Петру и уткнувшись в его грудь, почувствовала облегчение.
  - Петр, этот подарок от дочери сделал мне очень больно, ты не причем. И еще пуще заплакала. Петр Васильевич подтянул альбом и распахнул его на той фотографии, где Софья с мужем целуется.
  - у тебя проблемы с мужем? Аккуратно спрашивая, чтобы не обидеть. - Я чувствовал это...... прижимая ее хрупкие плечи к своей груди. - Поделись со мной............. Молчание............ взгляд............... Станет легче. .............Молчание............... Взгляд..................
  - тебе не зачем знать моих проблем, Петр. Встав на ноги, она села на диван, взяла пульт от телевизора и прибавила громкость. Чтобы разрядить обстановку Новогоднего вечера. Чаша в ее сердце стыда, обмана и того, что она совсем одинока в этом мире, муж оторвал ее от жизни, решил смеха и радости, общения с близкими, она понимала, что эта золотая клетка, а она лишь всего напросто маленькая никчемная птичка, слезы катились из ее глаз. Даже веселые и громкие поздравления новогоднего концерта, не меняли состояния ее души, а только бередили, то что новый год наступил, а боль осталось все та же! Петр чувствовал себя неловко, он впервые не знал что делать! Как себя вести, что сказать, сесть, или встать, или вообще уйти! Но взглянув на Софью его сердце облилось кровью, ему безумно хотелось ее обнять, прижать к своей груди и утешить, приласкать. Но он боялся, что - то не так сделать, боялся ее реакции и тут он подскочил к ней, встал перед ней на колени ухватил ее лицо своими большими руками и направил ее взгляд на свое старческое лицо сорока пяти лет.
  - прости меня Софья! Может я некстати! Но ты мне очень симпатична, ты меня влечешь, как женщина! Когда я тебя впервые увидел, ты запала в мое сердце, мне не безразлично, что с тобой происходит, мне больно смотреть на твои слезы, ведь твоя улыбка она же божественна! У него затряслись и вспотели руки. Глаза наполнились слезами, часто моргая он отпустил лицо Софьи, отвернувшись к телевизору, который без умолку кричал, пел, танцевал, что то еще там было! Не важно, ему стало стыдно и одновременно больно. Он ни когда не испытывал такие чувства. Софья как завороженная сидела несколько минут и переваривала то что ей выдал Петр. Его слова очень глубоко вошли, тронули ее сердце и она не могла осознать то, что Петр только что признался в своих чувствах. Измученная и затюканная своим тираном мужем, она и представить не могла, что может кому то понравится, ведь ей внушали годами, что она ни кому не нужна, что она не красивая и не ловкая, и что уже не так молода и обворожительна. Что она не сможет дальше существовать и что - то делать без своего Генриха. О Боже! Вскочив с дивана она выключила телевизор, подошла сзади к Петру и нежно его обняла, положив свои худенькие руки ему на плечо. -прости! Новая волна слез хлынула из ее глаз.
  Петр обернулся, обтирая слезы тыльной стороной рукава своего вязанного серого свитера. Ухватив ее двумя руками за плечи, он прижал ее тело к себе. Почувствовав ее сердцебиение, запах ее духов, запах волос, бархатную кожу лица на своей шеи, он опешил от того, что в его животе разыгралась буря, опускающаяся вниз возбуждающим эффектом. Ему страстно хотелось поцеловать ее. Но он только сказал.
  - я хочу все знать про тебя, я хочу разделить все твои страдания и хоть немного забрать горя твоего, чтобы тебе было лучше, я хочу чтобы ты была счастлива, я хочу чтобы тебя любили и уважали. Их взгляды соединились, а лица были в нескольких сантиметрах друг от друга, они чувствовали друг друга дыхания, их сердца соединила какая - то связь. Петр опустил взгляд на ее пухлые губы с ямочками по бокам, как он желал прильнуть к ним, но его сознание говорило, что она не готова, да и он еще не понимал, что сейчас происходит. Как в тумане, мысли путались, ноги подкашивались. Собрав свои чувства в кулак, он произнес.
  - твоя улыбка сводит меня сума! А твои ямочки на щеках, какая же ты красивая! Покраснев, улыбнулся Петр. Ее глаза сверкали от слез, щеки запылали от стыда, а руки затряслись.
  - ты правда все хочешь знать? Тихо проговорила она, опуская свои затуманенные голубые глаза вниз.
  - да!... Очень!... Все до малейших подробностях! Твердо ответил Петр. Минутное молчание, тихо запинаясь он спросил, боясь спугнуть ее этим вопросом - ты его любишь? Она закрыла глаза и тяжело сглотнула.
  - не знаю, но тут очень больно. Положив руку на грудь, и глубоко дыша.
  - милая моя! Все хватит! Тебе больно! Не могу смотреть, как ты терзаешь себя! если ты готова сейчас мне все рассказать, я выслушаю тебя и приму все как есть, если нет, то просто обними меня! Долгое молчание........Софья опустила руки Петра и крепко сжала их в своих.
  - мы как чужие друг другу люди. Начала свой монолог Софья, задержав свой слезящийся взгляд на нем.
  - я его безумно любила, пылала к нему всем своим нутром, он для меня был всем. Познакомились мы с ним в загородном доме у общих знакомых, увидев его, я сразу влюбилась, обаятельный, юморной и очень умный парень обратил на меня тоже внимание. Сблизившись, мы стали встречаться, наши свидания были не забываемы по крайней мере для меня, он вскарабкивался ко мне в окно по сточной трубе с цветами в зубах, пел серенады под окном и однажды он мне сказал 'выходи за меня' я не думая согласилась, мои родители подарили нам дом, машину и дали дорогу в жизнь, в скором времени я забеременела. Мне постоянно было не по себе, что- то меня беспокоило, тошнота и рвота, ночами не могла уснуть. Он был со мной, поддерживал меня, но произошло то, что он ждал, и я тоже не буду скрывать, он стал подниматься в карьерном росте в сфере профессионального адвоката, поступали крупные заказы и Генрих стал все больше и чаще отсутствовать дома. Родилась у нас дочка, я в ней счастья то и видела, погрузилась полностью в ней. Но не заметила того, как муж отдалился от меня так далеко, что я его не слышала, а он меня не слышал, мы на разных планетах как будто, он на Марсе, а я на Венере. Усмехнулась она, сбросив слезу с щеки, она продолжила. С каждым днем мы становились чужими, а любовь наша остывала с каждым годом. Со временем я стала чувствовать от него запах алкоголя, потом и запах чужих духов, он стал изменять мне. Поначалу он четно все скрывал и отрицал содеянного. Но когда все было просто как на ладони, он стал издеваться надо мной, посмеиваться и рассказывая те мерзости, что он вытворял с другими. Молчание... он меня бил... ухватившись руками за свои руки она съежилась, но продолжила. Я терпела, терпела ради дочери, уходить от него я даже и подумать не могла, что я скажу своим родителям, как я буду выглядеть в глазах своих близких, что дочери скажу! Нет, это не для меня! Но однажды, Лии уже было десять, на черном море, когда мы отдыхали, я познакомилась с мужчиной, я увлеклась, и он мне был очень симпатичен мне казалось, что я заново родилась, тайком мы встречались, я парила над землей я полюбила этого человека и была готова уйти от мужа. Но когда он узнал про мой роман, он упал передо мной на колени, просил прощения и говорил, что любит, я была в растерянности от его поступка, я не думала, что он меня еще любит. В его глазах была та искра, когда он делал мне предложение я ему поверила и простила все, то, что он совершал. Мы зажили новой жизнью. Ухаживания, цветы, безумный секс, я влюбилась в мужа второй раз. Молчание. Все это длилось не больше года, он стал пить, изменять и бить меня, вспоминая мою измену. Я неделями не выходила из дому, дочка задавала вопросы и очень боялась, когда Генрих приходил пьяным. Мне казалось, что мое тело пропиталось синяками и ссадинами. Той злостью и несправедливостью я не могла поделиться ни с кем, ни капельки, ни граммочки все это сидит во мне, ночами подушки были мокрыми, а на утро глаза красные. Я стала это все вымещать на тесте, стряпая торты, булочки, затем перешла на основные блюда, мясо, курица, я творила шедевры, не поверишь, мне становилось легче, я нашла лекарство от своей любви. Но измена и побои продолжаются, и посей день.

...


  Иванко, Гришка и Ринат со своей девушкой решили отпраздновать новый год вместе, заказали столик в самом элитном клубе, где новогодняя программа была на высшем уровне. Было достаточно уютно и комфортно, официанты в костюмах золотого дракона, в честь нового зверя вступившего за свои права на дальнейшие ближайшие триста пятьдесят...... дней. Огромная неоновая дыра парила в трех измерениях, соединяясь между собой огромным стеклянным кругом. Под самым куполом крутились огромные прожектора, меняющиеся из плавно голубого - синего цвета в леденеющие лучи и морганием в центр танцпола. В огромном сером дыму внезапно всплывали девушки
  - гимнастки с акробатическими трюками, резким падением и плавным поднятием вверх, в их руках были прозрачные шары из которых они выпускали серебряные конфетти. Мелкая сверкающая бумага заполняла собой пространство сверкающим эффектом праздника. Гришка был довольным и казался счастливым, что ребята воссоединились. За разговорами они переглядывались, ища во взглядах то, что они хотели построить, каждый ждал, чего - то от этой встречи. Иванко был немного напряжен, он не спускал глаз с девушки Рината, он наблюдал, как они целовались, обнимались, и все время держались за руки. Эльза была довольна мила, не много стеснительна, и по ее поведению было заметно, что она смущена, взглядам друзей Рината. Ее темно - каштановые волосы немного вились обрамляя ее смуглую кожу лица, огромные черные глаза как орехи прыгали по удивленным, но все счастливым лицам мальчишек. Не много выпив хорошего виски, ребята расслабились и стали чувствовать себя более раскованно, полились шутки, воспоминания о хороших студенческих дней, о сложных операциях, как иногда бывало трудно и каждый начал делиться своими впечатлениями, что ни когда прежде этого не делали.


  Лия подъехала на такси к тому самому месту, где был настоящий праздник, похоже вся молодеешь города Каменка собралась в этом новом огромном клубе. Лия прежде ни когда не бывала в таких заведениях. Ее взгляд остановился на огромной зеленой елке возле входа, размеры были угрожающе, огромные стеклянные шары свисали с лохматых рук, где - то проглядывали феи с человеческую руку с мерцающими и порхающими крыльями при каждом их движении издавались музыкальные нотки. А где то взгромоздились сосулькообразные балерины. Внутри этих изящных стеклянных полостях воцарилась жидкая пыль с яркими огоньками. Вокруг огромной елки были аккуратно составлены в разноцветной подарочной упаковке огромные коробки напоминающие подарки для великанов, ну или как машина упакованная в блестящую упаковку с огромным красным бантом. Настроение поднялось еще больше и разгорающийся любопытство, во созреть и побывать там, где еще не была, улыбка и горящие глаза на лице девушки осчастливили еще больше. Огромные стеклянные двери распахнули два деда мороза со словами ' с новым годом!' их ярко синие костюмы и белые бороды были как настоящие персонажи из сказки. На рецепции клуба Лия указала свою фамилию и девушка в костюме дракона пригласила пройти за ней. Здесь Лия открыла рот от увиденного, длинный темный коридор с зеркальными стенами, по которым двигались лучи искусственного снега, на миг ей показалась, что она оказалась в снежной сказке, ее белая блуза засветилась неоновым цветом, ногти острием сверкали в темноте, это было поразительно. Пройдя этот волшебный коридор и оказавшись в огромном, шумном мире, где золотая молодежь танцевала, смеялась и распивала дорогие алкогольные напитки, на их столах были шедевры кулинарии, все возможные море продукты и десерты. Сначала Лия была не много шокирована такому количеству народа в одном месте, подняв голову кверху, где было целое цирковое представление, летающие драконы с наездницами с красивыми девушками в белоснежных нарядах с белыми длинными волосами, которые развивались по темному пространству оставляя след северного сияния. Она разглядела, что танцпол был в огромном ледяном шаре, а за пределом этого шара были столы с компаниями шумных ребят, а за этими стеклами была другая обстановка, где оглушающую музыку не слышно, а только приятный мелодичный джаз. Проходя мимо столов, Лия внимательно всматривалась в каждое лицо, на этих лицах она встречала счастливые улыбки, радость и позитив, все было в новинку, сердце начиналось колотиться, от предвкушения встречи с Костиком.
  - Ульяна! Вскрикнула Лия, увидев знакомое лицо одноклассницы, в нескольких шагах от себя.
  - Лия! В ответ услышав свое имя! Ребята громкими возгласами встретили ее! Крепкие объятия и поздравления ребят, все те же голоса, те же привычки все было так как они расстались со школы! Только не хватало одной, рыжеволосой Амелии. Как же здорово было всех увидеть, многие изменились, повзрослели, кто - то поменял имидж, а кто - то вообще остался таким же как был, даже одежда та же. Ребята на перебой стали интересоваться жизнью Лии, а она в ответ не отвечая тоже спрашивала как? Кто устроился? Не скучают ли? Обстановка была теплой и Лия почувствовала себя впервые за пол года в своей тарелке, она каждого знала, знала кто как ответит или кто, что сделает, все это ей безумно нравилось, так как они были дружным классом, всегда держались вместе и все проблемы делили и решали вместе. За не долгим общением ребят. Лия поймала его.
  Вот он, его зеленые глаза, его наглая улыбка, он великолепен, он красив, но, что
  - то омрачило счастливую улыбку и встречу глаз Лии с Костиком. Его руки обнимали другую девушку, но его глаза лежали оценивающе на фигуре Лии. Костик вцепился в Лию, он не отпускал взгляда он наслаждался ею. Ребята налили полные бокалы шампанского за встречу одноклассников и нового года, все были довольные, смеялись и обнимались с друг другом, кто - то привел свою девушку, а кто - то парней, только Лия стояла одна и даже не решилась присесть за стол с ребятами, она наблюдала за ним. Сначала его взгляд был прилипающим и посвящен только ей, но потом его внимание рассеялось в один миг, когда рядом сидящая брюнетка обвила его шею руками и притянула его губы к своим. Тут у Лии все внутри оборвалось, дыхание сбилось, сердце заколотилось, губы затряслись, ей хотелось провалиться сквозь землю и не говоря уже о том, что бы выпить бокал шампанского, который ей протянул один из одноклассников. Поцелуй за поцелуем вперемешку взглядов на выражения лица Лии, Костику нравилось смотреть, как оно меняется в удивлении, и еще больше старался удивить, тем, как его руки скользнули по груди брюнетки, которая даже не сопротивлялась, а только громко смеялась и в ответ тоже обнимала и чуть ли не раздевала своего напарника. Но что - то пошло не так, Костик вдруг встал, поднял бокал с игристым и громко сказал.
  - зачем, сюда явилась эта дорогая шлюха! Указывая пальцем прям напротив стоящею Лию. Его голос был пьян и нахален, взгляд сверкал ненавистью к ней.
  - зачем ты так! Вырвались возгласы ребят. Смех поутих, и все уставились на Лию, кто - то на Костика, а брюнетка замерла от его слов.
  - ты посмотри на себя! Ты шлюха! Повторил он свое оскорбление в сторону Лии.
  Лия оторопела от такого, ее глаза наполнились слезами, поставив бокал шампанского на стол, она просто развернулась в сторону выхода и медленными шагами постаралась идти, но ее ноги стали ватными, сознание потемнело, какая - то боль изнутри накрыла с головой.
  - Костик! Ты чего! Она ведь наша одноклассница! Ты ведь за ней бегал весь одиннадцатый! Она тебя любит! Не ужели ты не видишь! А ты ей нашел замену! Зачем так жестко! Костик ну ты дурак! Такая девка! Ты еще локти будешь кусать! Вступились ребята за Лию, понимая как ей сейчас больно!
  - Лия все хорошо! Не обращай внимание! Он пьяный! Иди к нам! Ну куда ты! Мы так долго не виделись! Расскажи как ты! Кто - то кричал ей в спину. Но Лия смотрела куда то перед собой, она не видела ни чего, ей хотелось просто испариться, исчезнуть, умереть, жизнь закончилась, все остановилось. Остановившись ненадолго, чтобы оглядеться вокруг и понять где же выход. Заиграла очень красивая медленная музыка, на мгновение стало темно, мелкие снежинка посыпались от куда то сверху, влюбленные пары, обнявшись вышли на снежный и белый танцпол, взглянув на то как парень обнимает свою девушку так нежно как цветок, а губы нежно прикасаются к ее коже щек, шеи, плеч. Вся эта картина окончательно прибила ее.
  Иванко отошел от ребят, чтобы закурить и насладиться красивой сказочной обстановкой, окутанной романтической музыкой. Облокотившись на переела и уронив взгляд через стеклянный шар вниз, туда, где сотворилось чудо, где хлопья снега медленно кружась падали на головы танцующих людей, огромные прожектора создавали эффект невесомости, цветовое преломление всех цветов радуги делали обычных людей в тех кем они казались в тот момент, счастливыми, уверенными в себе, гордыми, простыми, красивыми, вообще казалось все другим, другой мир, другое измерение, чувство осознания себя отошло на второй план. Но вот взгляд Иванко поймал тот, о котором он грезил последнее время. Она! Прокричало у него в голове, его глаза вспыхнули в один миг, сердце заколотилось как барабанная дробь. Мозг заработал как механизм часов. Ее шелковая белая блуза светилась в неоновых лучах, чуть оголившая линия декольте притянула взгляд Иванко, следом ее длинные худощавые ноги и опять на лицо. Ярко красные. пухлые губы, на бледном лице, выпирающие скулы и темные брови так божественно все это сочеталось на ней, но ее взгляд был леденеющий, холодный, перед ней была толстая стена, она была далеко от этого места, где сейчас стояла, совсем одна, в гордом одиночестве, и смотрела через Иванко на танцпол, практически на него и на миг показалось, что она смотрит именно на него и только на него. Наконец то эта девушка увидела Иванко. Под очень красивую мелодичную музыку через какое то время, она двинулась на встречу к Иванко. На миг он понял, что она идет прямо к нему, что вот, вот заговорит с ним, что новогодняя ночь творит чудеса, его глаза видели только ее одну, она как ангел спустилась с небес и двигалась к нему, он наблюдал как развевались ее светлые волосы при походке, смотрел как коленки сгибаются при шаге, как ее руки ходили ходуном чуть задевая коротенькие светлые шорты. Но нет, она просто прошла мимо, ангел прошел сквозь него, она его даже не заметила. И даже не моргнула в его сторону. Иванко оказался. в какой то прострации, эта девушка не увидела красавца, который стоял прямо перед ней, закрыв на миг глаза, он не мог поверить, тому что даже не смог с ней заговорить, тронуть хотя бы пальчиком ее руки. Пройдя в себя он ринулся за ней. Пользуясь моментом, догнал, нежно ухватил ее руку и обернул к себе, ее запах духов ударил ему в нос, этот запах приманил еще ближе к ее персоне, волна обоняния накрыла, запах который он вдохнул парализовало его.
  - прости! могу тебя пригласить на танец? Медленно проговорил Иванко, очарованный ее красотой вблизи. Девушка обернулась на молодого симпатичного парня, но он был для нее в тумане, она не слышала и не видела, что он говорил, и просто ответила как без эмоциональная кукла.
  - отпусти. Резко вырвав руку из жадный хватки парня, просто удалилась в туман, в темноту, во мрак. Она исчезла, но ее запах остался висеть в воздухе. Тот самый коридор с зеркальными стенами ведущий в сторону выхода, неоновые полоски сверху, и по бокам, спускающиеся по стенам, отражающихся в зеркалах, тишина и мрак, казалось, что кроме Лии никого вокруг нет, она ухватилась руками за свое лицо и тут сдержаться не смогла, ее боль и унижение вырвалось наружу с глухим криком.
  - ну конечно ты здесь! Раздался эхом по пустому очень красивому коридору голос Костика. Лия вздрогнула подняла свое лицо на стоящего перед ней парня.
  - что ты думала? Что я люблю тебя? Ты дура, слышишь! Я тобой воспользовался как красивой куклой! Ты слышишь меня? Лия тяжело заглатывала слюну, ее губы дрожали в искривленной гримасе слез. Она просто смотрела и слушала.
  - ты меня слышишь? Встряхнув ее за плечи, крикнул он.
  - дааа.. выдавила она сквозь слезы. Продолжая смотреть на него.
  - ты же понимаешь, что между нами ничего не может быть, я не из тех кто любит! Его взгляд упал на открытое декольте, он вспомнил ее тело, ее запах и вдруг он прильнул к ней губами. Лия дернула его дрожащими руками от себя.
  - хочешь я буду тебя иметь, просто без всяких обязательств? Ты сексуальна и не более! Протянув обратно свои руки.
  - что ты имеешь ввиду? Испугавшись его натиска.
  - то, что я хочу тебя! Но я тебя не люблю! Ты кукла для меня! Дырка. Протяжно сказав последнее слово.
  - ты дурак! Я тебя ненавижу! Ты самый последний человек, когда либо я вспомню! Исчезни из моей жизни! Толкая его от себя и быстрым шагом отдаляясь от него к выходу.
  - ты шлюха! А я с такими как ты даже не здороваюсь! Крикнул он вдогонку ей в спину. Но все же если ты позвонишь мне, я не прочь с тобой еще разок! Засмеялся Костик, понимая, что наконец то, эта девчонка отлипнет от него навсегда.
  - прощай! Услышал он в ответ.

...


  Выдохнула Софья, приоткрыв рот. Петр был ошеломлен услышанному, он резко прижал ее к себе. Ее тело дрожало, тяжелое дыхание, глубокие выдохи.
  - мне нечего сказать! Отпрянув от нее, и положив свои холодные руки, на ее разгорячившиеся щеки и заглянув в ее глаза. тихо прошептал.
  - могу только одно сказать, ты сильная, женщина, не каждая сможет совершить такой подвиг, ради своей дочери. Часто дыша и взволнованным жестом руки, большим пальцем задел нижнюю губу, чуть опустив ее вниз. В его голове закружилось, ему безумно хотелось поцеловать эту женщину. Она открыла глаза и посмотрела в его туманный взгляд, ощущая его руку на своих губах, грудь ее поднималась от частого дыхания и ей казалось, что этого быть не может, и ей захотелось отдаться этому человеку. Софья ощутила себя в безопасности, его дыхание, его огромные руки на ее лице, его сверкающий и голодный взгляд лежал на ее губах, она жаждала его поцелуя. Но резко раздался щелчок входной двери и в нее влетела Лия, сбрасывая с себя шубу и ботфорты, всхлипывая и поднимаясь по лестнице в свою комнату. Взгляд вернулся на Петра он был ласковым и проникновенным. Софья опьянела от голодных, раздевающих глаз Петра, он был близок, так близок, его дыхание стало частым, а руки продолжали гладить ее щеки, шею, чуть касаясь ее губ, так нежно, что ее разум опьянел и не понимал, что происходит, что вернулась дочь, и что она плачет! Плачет! Прокричало у нее в голове. и ласковым взглядом, теплым жестом опустила руки Петра и тихо сказала.
  - дочь вернулась, однако ей не хорошо, я должна идти к ней. Пройдя несколько метров, она еще раз оглянулась на Петра, чтобы запечатлеть его взгляд на себе, тот которой ищет каждая женщина, от мужчины.
  - мы к этому еще вернемся? Спросил он, обжигая страстным и желанным взглядом Софию.
  Софья проигнорировала молчанием, отвернув свое пылающее лицо с мыслью о том, что этот мужчина важным и дорогим стал в эту ночь, и ей хотелось продолжения, каким оно будет? Но она будет ждать этой встречи с нетерпением, чтобы еще раз убедится в том, что она действительно кому - то нужна, что она действительно желанна и сексуальна. СЕКСУАЛЬНО, На этом слове ее губы расстелились в улыбке, а подсознание растеклось в розовых мечтах. Она поднялась по лестнице и остановилась перед дверью в комнату Лии, Ею овладело чувство, которое свернуло, взболтыхнуло, все то, что в ней было живое.

Решение


  За дверью дочери раздавалось горькое рыдание. Софья услышала, как внизу захлопнулась входная дверь, Петр ушел. Мгновенно в душе наступила зима, чувство одиночества снова накрыли ее с головой, сердце не унималось, ей безумно хотелось вернуть его обратно, вернуть то мгновение на котором они остановились, вернуть его тепло, его обаяние, но в мозг ворвались крики дочери, горькое рыдание и боль передалась Софьи. Тихо опустила дверную ручку комнаты дочери, со словами.
  - милая! Доченька, что случилось? Подлетев к Лии и поднимая ее ослабленное тело с пола, крепко прижимая к своей груди.
  - мамаааааааа, маааааааааааааааааааммммммммммммммммммааааааааааааааа, мммммммммммммааааааааааааааааммммммммммммммммммаааааааааааааа. Кричала во все горло Лия.
  Софья испугано произнесла.
  - шшшшш, успокойся, расскажи, что случилось.
  - он меня бросил! Бросил! - Слезы, размытая тушь под глазами и размазанная помада по всему лицу Лии, придавало еще больше жалости к ее словам.
  - милая моя! С добротой и тревогой в голосе приласкала мать.
  - он конченая тварь! Он меня предал, унизил, оскорбил при всех, назвал шлюхой! Но я ведь не шлюха! Взглянув в глаза матери ища ответ в ее глазах. Софья удивилась, но постаралась принять слова дочери.
  - у вас все было? И он тебя бросил? Как скоро? Что он сказал? Это Костик? Смотря в глаза дочери, осторожно задавая вопросы ей.
  - мама, прости, я поверила ему, я думала, что эта любовь! Мамочка! Я не думала ни о ком, я думала только о себе о своих чувствах. - Уткнувшись лицом в плечо Софии, Лия продолжила. - Амелия была права, ведь она мне говорила про Костика, говорила, что он не любит, а только пользуется мной, но я ей не поверила, я не желала ее слушать, мы поругались и поэтому она ушла одна домой в ту проклятую ночь, и что в следствии не вернулась домой, а я потеряла свою подругу из-за этого проклятого Костика, ради одной ночи, я убила свою подругу, унизила себя, втоптала в грязь, я ни кто! Я убийца! Я предатель! Амелия прости меня! Амелииииииияяяяяяя. - Кричала Лия, вцепившись пальцами в мамино плечо.
  От услышанного Софью бросило в пот, она не могла поверить словам дочери, но ее руки нежно гладили по спине Лии.
  - милая моя.................милая моя................... Доченька.......................... - только это могла говорить Софья, переваривая правду.


  В крепких объятиях мать и дочь уснули на полу, восход солнца разбудил своими теплыми лучами через окно. Опухшее глаза от бессонной и тяжелой ночи приняли на себя солнечный свет. Тело онемело от жесткости и не удобного лежания в обнимку с дочерью на полу, Софья осторожно поцеловала свою Лию в щеку и произнесла.
  - с добрым утром птичка! Лия не открывала глаз, ей было стыдно взглянуть на свою маму, стыдно за то, что она все знает, стыдно что она унижена и оскорблена.
  - с добрым. Тихо простонала она. Вставая с пола и прыгая в кровать, укрылась одеялом с головой.
  - Лия! Доченька, почему ты мне не рассказывала раньше этого? Ложась рядом с ней и обнимая ее сзади.
  - мама, как я могу тебе рассказать, то что меня убило? Мне очень больно! Прости! вновь зарыдала Лия.
  - я приготовлю завтрак! А ты умойся, прими горячий душ, и спускайся, за столом поговорим. Крепко целуя через одеяло примерно в голову дочери.
  Спустившись вниз, праздник не ушел, все стояло на своих местах, елка продолжала мигать разными огоньками, в камине тлели красные угли, только грязная посуда на три персоны дала о себе знать, что еда была вкусной и свежей, так как тарелки были пусты, а вилки с ложками вылизаны. Прибравшись в гостиной, Софья вымыла посуду, на быструю руку пожарила яичницу с ветчиной и помидорами, выжила свежий сок из апельсинов в графин, поставила тесто на любимые булочки дочери, заварила чай с травами, но ожидание Лии было очевидным, то что она и не собиралась спускаться. Софья поднялась к ней в комнату и слезно просила ее позавтракать. Но в ответ Лия только плакала, выкрикивая два имени 'проклятый Костик' 'милая Амелия'. Первый день нового года был траурным, Софья ощутила себя беспомощной, Генриха не было и она точно знала, что его еще не будет неделю, Лия ее малютка была ранена. День длился очень медленно, тишина бродила из угла в угол, тоска и боль Софью сковали в свои железные тиски. А за днем наступила ночь, где не умолкали стоны и плачь дочери, а потом утро, где первый завтрак вчерашнего дня был выброшен, а второго сегодняшнего дня даже и не планировался готовить! Софья погрузилась в глубокое размышление, она страстно хотела помочь дочери и она знала, как это сделать, но очень боялась реакции мужа, она боялась того, если вдруг он узнает, что будет? Чем все кончиться? Хождение взад вперед по огромной гостиной, искусаны губы в кровь, расцарапаны руки, ночь и следующий день, она приняла твердое да! Утро третьего дня, Софья решилась на то, что было категорически ей запрещено! Она точно знала, что Генрих может ее убить за то, что она решила все же сделать ради своей дочери! Она не могла допустить страдание дочери.
  - доброе утро птичка! Ласково поздоровалась Софья с доченькой, держа в руках поднос с ароматно - аппетитным завтраком. Горячий и бодрящий какао с ее любимыми булочками, оладьи из кабачков с сыром и натуральный клубничный сок. Аккуратно присев, положив руку на плечо Лии.
  Лицо Лии было отвернуто к стене, ее положение тела не менялось несколько суток. Голос дочери тихо произнес.
  - мама, я ничего не хочу, мне больно, оставь меня.
  - Лия, птичка моя, а ты не задумалась о том, что мне тоже больно! Глядя, как ты убиваешься, ты меня убиваешь! Я не могу найти себе место, мне тоже больно! Заплакала Софья, укрывая свое лицо ладонями.
  Лия обернулась к матери, ее заплаканные и опухшие глаза взглянули на нее.
  - мамочка! Простонала Лия, обнимая свою мать. - прости! Вот я дурра! Я только о себе думаю! Целуя о крепче обнимая.
  - прошу тебя, давай поедим. Сквозь слезы проговорила Софья.
  - давай! Только не плачь, прошу тебя! - Заплакала Лия.
  - правда! - Удивилась Софья. Лия впервые за несколько дней улыбнулась, и взглянула в материны глаза.
  - только попрошу тебя об одном, ни чего не спрашивай меня, и не вини меня, я сама все знаю, я сама во всем виновата. Нахмурилась Лия, продолжая глядеть в глаза.
  - я твоя мама, я всегда приму твой выбор, каким бы он не был, я люблю тебя, моя птичка! Обняв свое сокровище крепко, крепко.
  - мммм, как вкусно! Кусая булочки вперемешку с оладушками и запивая какао. Наслаждалась Лии.
  - ты сейчас поешь, умоешься, оденешься. - Молчание.............у меня для тебя сюрприз!
  - какой? Удивилось опухшее лицо девушки после заплаканных ночей.
  - на то он и сюрприз! я пойду собираться.
  - куда? Жуя булку и глотая ее, чуть не подавилась Лия.
  - я жду тебя внизу! Улыбнулась Софья, выходя из комнаты. Когда Лия спустилась по лестнице вниз, ее глаза упали на маму, сначала она ее даже не узнала, впервые Лия видела ее в обтягивающих белых штанах и облегающей белоснежной из мягкой ангорки водолазке, ее волосы были высоко собраны в шишку на самой макушке головы, ярко накрашены губы и румяна.
  - мама! Какая ты красивая! Удивилась Лия.
  - ты готова! Софья была довольно серьезной и не много напряжена.
  Когда они вышли на улицу, то прошли до гаража, не в тот, который был пристроен к дому и соединялся межкомнатной дверью, где всегда ставил машину Генрих. К другому он был, чуть подальше от дома, и Лии всегда казалось, что это просто маленький домик для не нудных вещей. Но когда Софья подняла железные ставни кверху, Лия серьезно удивилась. Перед ней стоял автомобиль, зеленый ягуар, с золотыми покрышками на колесах.
  - да ладно! Вырвалось у Лии. Проходя в гараж и проводя рукой по машине от самого капота до крыши, оставляя след своих пальцев от многолетней пыли.
  - это машина............
  - мама, а папа знает? Не переставая любоваться красоткой.
  - знает, эта моя машина, ее мне подарили мои родители, но............споткнулась Софья.
  - но?! - Оторвала свой взгляд Лия от машины на маму.
  - не важно! - Покраснела Софья открывая дверцу машины.
  - мама, мы зачем сюда пришли? - Склонилась Лия над мамой, которая плюхнулась на водительское сиденье и завила мотор своей крошки.
  Софья подняла свои глаза на дочь, у нее в душе было смятение, страх, но решение было принято. И с счастливой улыбкой Софья сказала.
  - мы поедим с тобой в Догор!
  - Догор? - Переспросила Лия, не веря своим ушам.
  - да, немного по путешествуем, посмотришь город, ведь ты там не была, походим по магазинам, и навестим бабушку с дедушкой, которых ты ни кода в жизни не видела!
  - мама! А папа! Как он! Что он скажет! Мы не можем уехать не спросив его!
  У Софьи улыбку как рукой сняло, она заглушила мотор, вышла из машины и строго сказала.
  - пошли! Я не подумала!
  - мама! - Вскрикнула Лия, хватая ее за руку.
  - доченька, ты права, папа рассердится! Лучше вернуться домой!
  - постой! Ты действительно это хотела сделать?
  - ради тебя, моя родная! - Заплакала Софья, обнимая дочь.
  - поехали!
  - что? - Подняв свои голубые, затуманенные глаза на дочь.
  - поехали! Я хочу в конце в концов познакомиться с бабушкой и дедушкой и побывать там, где еще не была, каникулы же! Сидеть дома и ныть! Все хватить! Мы все объясним папе, когда приедем! Ведь нам тоже хочется праздника! Думаю, что ничего такого страшного мы не совершим! Мамочка, любимая моя, поехали скорееееееееее! Завизжала Лия от радости, что поедет в путешествие на такой клеевой тачке!!!!!
  - поехали! - Подхватила Софья с радостью в голосе, усаживаясь в машину и заводя свой до боли любимый мотор.
  Дорога была интересной, красивые пейзажи гор раскрывали свое великолепие зимней сказки. Лия с замиранием в сердце разглядывала каждую меняющиеся картинку за поворотом, каждое деревце, каждый дорожный знак, все то, что она впервые видела. И как то само по себе в ее мыслях начали возникать вопросы. Почему они ни когда прежде не ездили в Догор, почему отец запрещает им вдвоем с мамой ездить куда либо, почему он категоричен с знакомство с бабушкой и дедушкой, почему он держит их в запрети, почему именно сейчас мама решилась сесть за руль в тайне от отца, почему она это сделала? Непроизвольно Лия взглянула на серьезное лицо мамы, взгляд который был устремлен на дорогу. Что происходит? Почему она не выходит из дому? она годами ждет его, она его боится?
  - что - то не так? - Спросила Софья, оторвав взгляд от дороги на озадаченную дочь.
  - все хорошо! Я очень рада, что мы решились на это! Улыбнулась Лии положив свою руку на колено мамы.
  - давай проживем ближайшие дни, так как нам этого хочется! - С лаской и не уверенностью сказала Софья.
  - я за! Чувствую ты что - то задумала! И мне уже не терпеться узнать что! Софья засмеялась, смех ее тронул слух дочери, что та от ее смеха заразилась и тоже засмеялась от всего сердца.
  Огромный величественный город Догор. Название ему дали, древние люди так как он стоит в трехсот километров до гор. Вокруг города его подножья овладели пустыни, бесконечные степи и поля, только к северу его величественные каменные стены омывают просторы Атлантического океана. Огромный морской флот украшает древний город многочисленными кораблями, баржами и круизными суднами. Город, где постоянные ветра и дикий холод. В центре города как клеймо возносятся огромные каменные серые замки, прошлых веков, где короли и королевы правили крупнейшим морским флотом. Эти места стоят на золотых рудниках, тоннами увозятся мягкое и пушистое золото по всему миру.
  Змеевидные туннели под шумным и богатым городом, жили своей жизнью, миллионы людей спускались в метро, чтобы добраться до места назначения. Каждая станция как маленький музей, несла историю возражения города. На каждом углу были маленькие, уютные ресторанчики, украшенные новогодними атрибутами, по всему городу звенели старые трамваи, упряжки с оленями и собак и все это перекрикивалось с дорогими элитными казино, богатых машин, женщин изыскано одетых, мужчин галантных в строгих костюмах. Современные высокие здания с замысловатыми архитектурными строениями, повсюду огромные мигающие вывески, торопливые людей не обращающих внимание вокруг себя, все куда - то спешили, и не очень торопливых, наоборот даже очень медлительных, спокойной походкой прогуливались по старинным и современным улицам со своими животными, у кого - то кошки на руках, у кого - то собаки на золотых цепях, а у кого - то вообще леопарды или тигры. Зеленый ягуар незаметно втиснулся в эти широкие заполненные улицы дорогих машин. Город впечатлил Лию, что она забыла как ее зовут, сколько ей лет, и зачем вообще она здесь оказалась. С открытым ртом, ее глаза вцепились в улицы пропитанных богатой жизнью и людей, каждое здание было чудом человеческих рук и умов.
  Софья припарковала свой автомобиль возле огромного торгового центра.
  - Ого!!! - Вырвалось у Лии, когда та вышла с затекшими ногами из машины, после долгой многочасовой дороги, озаряясь по сторонам и на внушительные размеры центра.
  - здесь ты поймешь, что такое шопинг! начнем? - сверкающими глазами проговорила Софья, не веря тому, что вновь вернулась в тот город, где родилась!
  - с удовольствием! - Прикусила губу Лия.
  Магазины за магазином, бутики бредовой одежды, ювелирных украшений, эксклюзивных сумок, нижнего белья, сменялись дорогими ресторанами, интерьер которых удивлял и поражал. Когда машина была забита, дорогими вещами, пакетами, коробками на отказ, полный багажник и салон, не выдерживал такого количества покупок, девчонки довольные и уставшие остановились, когда уже было на часах за полночь. И тут Софья предлагает дочери заглянуть в казино!
  - но мама! Мне еще только восемнадцать! Меня не впустят так как вход только с двадцати одного года.
  - знаю! Но мы сейчас с тобой переоденемся, накрасимся и ты будешь выглядеть все на двадцать! Давай! Рискнем! Я так мечтала об этом! - ухватив свою дочь за плечи и заглядывая ей в глаза слезно попросила.
  - ну, мама! Ты еще та! - с улыбкой сказала Лия.
  Заехав в президентские апартаменты самой дорогой гостиницы, Лия и Софья оказались на трехсотом этаже с панорамными огромными окнами в два этажа с собственным бассейном, зимним садом где восседали огромные голубые попугаи в золотых клетках, где мебель была позолочены в мелкую алмазную пыль, с люстрами в десяти метров высотой от самого потолка до пола, с лифтом между первым и вторым этажом. А больше всего поразила ванная комната, стены ее были тонированные и прозрачные, был виден город со всех сторон, даже пол он обрывал дыхание, казалось, что вот, вот треснет и ты будешь лететь вниз несколько часов это точно. Далеко внизу под стеклянным полом, были святящийся кубы с разными направлениями световых лучей, казалось целый город из этих замысловатых фигур взгромоздился под этими шикарными апартаментами.
  - мама!........... ты знаешь сколько это стоит? - С расширенными глазами от увиденного воскликнула Лия, глядя на маму.
  - конечно! Я же плачу! - Ответила Софья не веря тому, что пунктик ею когда то записан в ее дневнике исполнен.
  - я даже и предположить не могла, что есть такие гостиницы, что вообще этот город! Мама это сказка! Я оказалась в сказке!......... закружилась вокруг себя Лия обращая взор к потолку, где были огромные хрустальные люстры с золотыми бра по кроям.
  - давай собираться! - Воскликнула Софья, беря дочь за руки и от счастья заплакав.
  - ты хочешь куш сорвать? Мама! Я тебя не узнаю! Со слезящими глазами сказала дочь.
  В их номер зашли молодые девушки, специалисты по макияжу и по прическам. Несколько часов девушки колдовали над имиджем матери и дочери. Но когда образ был завершен, Софья с трудом увидела в Лии свою дочь, а Лия в свою очередь не узнала свою маму. Надев на себя недавно купленные ожерелья из огромных алмазов и рубинов, кольца и сережки дополнили женственность тоненьких рук и изящность длиной шеи открытого декольте девушек. Софья и Лия все же спустились на несколько этажей вниз в самое элитное казино в городе, где заседали самые богатые люди, с дорогим интерьером и высоким уровнем обслуживания.
  - мама, а ты уже бывала в таких местах? Шепотом поинтересовалась Лия, проходя мимо столов, где играли в покер, и крутилась рулетка.
  - да милая, была, но это было необъяснимо, как давно.
  - и ты умеешь играть? И знаешь правила?
  - да птичка! Знаю! Зачарованно отвечала Софья.
  Софья и Лия начали подходить ко всем столам, четно наблюдая, за игравшими сидящих за столами. Софья подолгу всматривалась в крутящуюся рулетку, но ставки не делала, ее мысли были погружены, куда - то в глубину механизма крутящегося барабана. И вот спустя более часа, Софья ставит все на черное и какую - то часть на пятнадцать черную. Лия удивляется этому поступку, ведь прекрасно понимая, что если не черная то все проиграют, ее мама разменяла очень хорошую сумму на которую можно было купить еще одного зеленого ягуара. Но вот быстрый и юркий шарик прыгая по перегородкам между цифрами на крутящейся разноцветной тарелке, красная, черная, зеро, красная, семнадцать, четырнадцать, пятнадцать вот и все!
  - ваш выигрыш составляет один миллион евро.
  Вот это да!!!!!!! Визжали Софья и Лия от счастья, слезы вперемешку со смехом, фишки брызгами над головой и столом разлетались в разные стороны, банк был сорван! Счастью и полученным эмоциям не было приделу. Весь персонал и приглашенные гости собрались возле стола, где счастье коснулось каждого, брызги шампанского, поздравления, улыбки. Однако этот день Лия и Софья не забудут никогда.
  Ухватив собой пару бутылок шаманского с казино в номер, где их ждал ужин, при свечах в зимнем саду, откуда открывалась панорама ночного города.
  - мама! Я уверена в том, что ты знала об этом! Как это круто............... восклицала Лии, не веря в то, что с ней происходит. Сбрасывая со своих нон туфли на высоких каблуках и усаживаясь за огромный стол богато за сервированный, который ждал их возвращения. Софья смеялась и радовалась тем минутам, которые были ей подарены, созерцая вокруг ту красоту и богатства, роскошной жизни о которой она даже и думать не могла, не верила в то, что еще один пунктик в ее жизни исполнен! Она ощутила себя свободной, страха в ее душе не было, она впервые не боялась, что ворвется Генрих в эту дверь разъяренный и жестокий, что омрачит ее радость и счастье своими упреками и жесткими побоями.
  - птичка моя! Я верила в это! Я мечтала об этом! Но я уже потеряла надежду на воплощение своих мечт, я поставила крест на своей жизни! Погрустнев ответила Софья, наливая шампанское себе и дочери.
  - я не пью, мама ты забыла?
  - ну да, конечно! А на выпускном? - Удивилась Софья, пристально вглядываясь в лицо дочери.
  - ну только если за наш с тобой самый невероятный день! И то, что ты сорвала банк! Это вообще затмила мой мозг! Поднимая бокал шампанского и звеня краем хрустального бокала.
  - почему ты так говоришь? Почему поставила крест на своей жизни? Продолжила разговор Лия. - это из - за меня? Я забрала твои планы? Родившись на свет.
  - ну, что ты такое говоришь, ты самое светлое в моей жизни! Ты любовь моя и самая главная мечта, ты у меня самый яркий бриллиант. Беря в руки ладони дочери и целуя их тыльную сторону.
  - тогда ответь мне на один вопрос, он меня в последнее время стал очень бередить душу. - глубоко вздыхая и тяжело глотая начала Лия. - ты любишь папу? Что между вами? Софья дернула к себе свои руки, резко встала и обратила свой взор на необъятное количество мелких фонариков огромного мегаполиса.
  - да, я люблю твоего отца!...........тишина.....................................................
  - мама, пойми я уже не маленькая, и скрыть от меня то, что ты пытаешься уже очень давно не получиться!
  - о чем ты? - Резко разворачиваясь к дочери с серьезным лицом.
  - о том, что в новогоднюю ночь, совсем недавно это было, я впервые услышала, как ты смеешься, как ты умеешь радоваться жизни. Пусть это мелочи, но ты радовалась елке как ребенок, за последние дни которые мы проводим с тобой вместе я узнаю тебя с другой стороны, я смотрю на тебя и не верю в то, что ты моя мама, тебя отец затюкал, ты с ним не счастлива, и это я поняла совсем недавно, ты все свое время проводишь на кухни, очень редко выходишь из дому и самое главное, что я замечаю и уже давно, твои побои и ссадины на теле, твои красные заплаканные глаза после бессонных ночей, и ты хочешь меня сейчас обмануть в том, что ты любишь отца? Нет, мама ты его боишься так же как я его!
  - стоп! Хватит! Отбросив бокал шампанского в сторону на стеклянный пол, мелкие осколки стекла бокала разлетелись в разные стороны. Софья немедленно удались с террасы.
  - мама! Почему ты так категорична! Почему ты не хочешь со мной поделится? Догоняя маму Лия кричала и плакала.
  - я не хочу разговаривать на эту тему! - монотонно говорила Софья, врываясь в комнату где огромная круглая кровать стояла посреди комнаты с белыми бархатными балдахинами струящимися вниз пышными шелковыми кистями, как лапы дикого белого тигра. - он твой отец и на этом точка! Не порть настроение, прошу тебя. - оборачиваясь лицом к догоняющей дочери.
  - прости, я не подумала, что тебе так больно. Больше не буду спрашивать тебя о вас с папой! - обнимая дрожащую мать.
  - давай, не будем вспоминать плохое, давай радоваться тем минутам, свободы которые нам подарены.
  - хорошо, прости меня мамочка! Я очень люблю тебя! Прости!
  - и я тебя люблю, моя птичка!
  Оставшуюся ночь, Софья не смогла уснуть, все же страх взял свое, она представила как Генрих разозлиться, и пыталась найти в своей голове хоть немного того, чтобы оправдаться перед ним. Лия уснула практически сразу в объятиях своей мамы, очень яркие впечатления и насыщенный день сбили эмоции и уволокли в глубокий сон.
  Следующий этап путешествия, красивые и довольные блондинки плотно позавтракали около двух часов дня, так как только уснули уже под утро. Не торопясь собрались, еще раз запечатлели то, в каких хоромах они провели ночь, из какой посуды ели и то какой вид открылся при дневном свете с их окон трехсотого этажа. Усевшись в машину Софья взяла руки дочери и крепко сжала в своих со словами.
  - милая моя! Все то что вчера было это должно остаться нашим секретом! Ни кто, ты слышишь меня, ни кто не должен знать о том, что вчера было!
  - хорошо! Это наш с тобой секрет! А деньги? Что ты с ними сделаешь? Папе расскажешь? Вскрикнула Лия.
  - я же сказала, ни кто не должен знать, тем более папа! И бабушка и дедушка, мы сразу прямиком приехали к ним, мы не останавливались в отели и тем более не были в казино и соответственно мы не выигрывали ни каких денег! Поняла! А деньги нам пригодятся в трудный час! Вот и все!
  Лия только кивнула головой немного озадаченная, соглашаясь с мамой.
  Дом Софьи, где она родилась и выросла находился в пригороде от Догора в пятидесяти километров, где сотни рек раскинулись вдоль небольших и густых лесов, соединяясь в могучем океане. Природа и климат здесь отличались от Каменки, тем, что испарение и холод соединяясь, одевали все елки и голые деревья в большей части дубы в лохматые белые платья, а мороз крепче обжигал оголенные участки кожи. Было больше пространства, а горизонт был чист, не было видно скалистых гор или гор покрытых лесами, были просторы, поля и снежные бурханы. Огромная усадьба, а вокруг пастбище для коней, поля, поля усланные белоснежными коврами, но все же лесок из древних дубов красовался в дали на закате солнца своими огромными шевелюрами, плотно прижавших друг к другу.
  - а вот и мой дом! останавливаясь возле белого трехэтажного деревянного дома, у входа которого стояли три снеговика и упряжка с искусственными мигающими оленями в этой упряжке взгромоздился огромный мешок с подарками. - Софья глубоко вздохнула и выпустила слезу, глядя на свой дом детства.
  - мама, все хорошо? - Обеспокоилась Лия положив свою теплую руку поверх маминой, лежащую на руле.
  - да милая, все хорошо! Я скучала по этим местам! - выходя из авто, набрасывая на себя шуршащий белый пуховик и натягивая шапку на голову. Тропа ведущая от машины до дома, была тщательно выметена, а вдоль тропы были огромные сугробы с человеческий рост из снега. Падал мелкий снежок, небо озарилось красным заревом и было достаточно тепло, снег под ногами похрустывал, так приятно, и хотелось идти и идти. Поднявшись на просторную веранду с уставленными маленькими елочками, Софья озираясь по сторонам, набралась смелости и постучала в дверь. Дверь распахнулась практически сразу, в них она увидела свою горячо любимую маму. Лицо мамы на миг превратилось в камень, потом побелело, а потом покраснело, глаза заслезились, она ухватилась за свой искривленный рот руками со словами.
  - милая моя! Крепко обнимая дочь, не веря, что это в действительности она.
  - Софья! Голос папы, раздался за спиной мамы.
  - а мы к вам в гости! Можно войти! Я Лия! Ваша внучка! - счастливая и довольная представилась Лия.
  - деточка моя! Бабушка перекинула свои объятия на внучку.
  - мать! Дай я обниму! Что ты вцепилась как кошка в мясо! Иди ко мне моя родная!
  -Крепко так по мужски обнял отец свою дочь.
  - папочка! Как я рада вас видеть! Прижавшись к груди отца.
  - это как так получилось? Что произошло? Что - то с Генрихом?
  - все хорошо! Давай за стол! В конце концов Новый год!
  - да, да, проходите! Мы ждали сестру матери твоей она должна прикатить со своими детьми и внуками! Поэтому у нас и стол накрыт, мы то и думали, что подъехали они! Доченька, какая ты стала! Ты очень изменилась! По телефону и не уведешь и по фото не скажешь.
  Не успев усесться за стол, как в дверь постучали вновь. Эта были жданные гости и горячо любимые родственники, которых Софья очень, как давно не видела и по которым очень соскучилась. Когда все семейство стало входить в дом, Софья увидела своих двоюродных сестру и брата они были близнецами одно лицо в мужчине и женщине. На сестре весели два близнеца это ее уже творение две пятилетние девчушку, Мари и Лери, две очаровательные кучерявые блондинки. А брат был со своей женой Гердой, ее пузо было огромным и выпученным вперед как будто у нее под вязанным белым свитером были два огромных арбуза. Вслед за ними вошла двоюродная бабуля сестра матери Сара, они очень похожи так как они были тоже близнецами, только одно их отличало у Киры матери Софьи была родинка над губой огромная и черная, которая так сильно ей шла. А следом Софья увидела мужа своей сестры, высокого блондина с кучерявыми волосами на голове, да Софья помнила его, так как этот мальчишка был их соседом, его родители тоже занимаются конями. Помнит как они соревновались на конях кто вперед и быстрее, да теперь он совсем стал взрослым и достаточно казался счастливым держа на руках маленький сверток голубого одеяла, это был их третий ребенок Маркус трехмесячный блондин с соской во рту и огромными голубыми глазищами смотрящих по сторонам! Муж бабули Сары скончался очень давно, еще когда близнецам было по восемь лет. Всех кого встречал взгляд Софьи, бросались с жадными объятиями и поцелуями. Семья была достаточно дружной, каждые праздники все собирались в усадьбе родителей Софьи, только одна Софья отсутствовала на этих семейных встреч, из- за Генриха. По началу, Генрих позволял жене ездить к родителям и гостить у них, встречаться с братом и сестрой, но в один прекрасный момент, он строго настрого запретил этого делать. Поэтому Лия впервые всех видела и не понимала, почему папа запрещает видеться с родными, ведь в семье так весело и тепло, чувствовать поддержку. Таких эмоций Лия никогда не испытывала, она привыкла быть всегда одна, одинокие игры, тусклые встречи возле камина за ужином с мамой и папой, после чего папа находил предлог, чтобы уехать из дома и возвращался спустя несколько дней. Лия росла с мамой и видела ее только одну, друзья у нее были только одноклассники и горячо любимая подруга Амелия, которая каждый раз ночевала у нее, когда папа отсутствовал дома, и каждый раз Лия ждала, чтобы Генрих уехал по делам, чтобы позвать Амелию на ночлег.
  Все расселись за огромным праздничным столом, огромная семья, та самая которая не хватало Софьи, ведь она привыкла быть всегда в центре внимания, так как у них было достаточно много служанок, и всегда кто - то гостил, она всегда делала то, что любила и была достаточно смелой в поступках, но выйдя замуж за Генриха ее жизнь поменялась на все триста шестьдесят градусов. Родители, конечно, возмущались такому поступку и запрету встречи с дочерью, но со временем свыклись, ведь их разделяла долгая дорога друг от друга, а у Генриха не было времени кататься в разные города, когда его карьера росла вверх. Одну отпускать он тоже противился, да еще когда родители подарили Софье зеленого ягуара на день рождения Лии, приехав поздравить с рождением дочери и немного погостить, помочь с ребенком. Генрих был зол такому подарку, забрал ключи от машины и пригрозил, чтобы они так больше не делали, что все действия должны согласоваться заранее и только с ним, воспитание своей малютки они полностью берут на себя, как бы им не было сложно и не трудно, но они справиться. Трудно было родным Софьи расстаться с ней без причинно, но они все же уважали выбор дочери своей и условия мужа, да еще видя его успехам в карьерном росте. Софья никогда не жаловалась, а только гордилась своим мужем и дочерью, говорила как она любит его и не представляет жизнь без него. Вечер затянулся, детки разошлись по своим комнатам, молодые ушли отдыхать, так как беременная жена брата была уже на девятом месяце и постоянно хотела спать. За столом остались Софья, лия и ее родители. У Лии не закрывался рот, она все рассказывала про себя, про маму и папу, про то как она счастлива увидеть всех и что бы ей хотелось чаще устраивать такие посиделки, как бабушка прервала Лию своим предложением.
  - милая моя, пойдем я покажу тебе, твою комнату.
  - с удовольствием, бабуля, я так хочу все здесь рассмотреть. - обнимаясь и целуясь с бабулей, радовалась Лия.
  Оставшись наедине Софья сверкнула глазами на Вернона своего отца.
  - папа, пошли в стадо, как же я соскучилась по ним! - протягивая свои руки к отцу.
  - пошли, правда уже поздно. - обнимая свою дочь прошептал Вернон.
  - ты же знаешь, мы тихонько. - прошептала ему в ответ .
  Ночь была достаточно теплой, идти по чуть запарашившимся тропам до конюшней было одно удовольствие, да еще за разговорами отца.
   - милая моя, что случилось? Отчего твой приезд так скор и без предупреждения?
  - ох, папочка! Любовь! Во всем виновата любовь! Засмеялась Софья.
   - какая любовь? Возмутился отец.
  - Лия влюбилась, а парень ее предал! - взглянув на своего отца. - знаю моя вина, вот и решила поправить дело поездкой к вам, чтобы ее немного взбодрить.
  - а Генрих? Где он?
  - папа, все хорошо. - не ожидав такого ответа. Софья взволновалась. - Генрих. - молчание.... Софья не знала, что ответить на это, ведь Новогодние праздники и все нормальные люди проводят дома вместе с семьей, а его не было, так как он был с другой и Софья эта знала. - Генрих решил остаться дома, у него много работы и сказал, что немного отдохнет и побудет один. - выкрутилась Софья с мыслю, не забыть бы предупредить дочь о том, что Генрих был дома.
   - ведь он никогда тебя не отпускал одну? А тут взял и дал тебе машину и отпустил? Что - то не похоже на него. - отец пристально посмотрел на свою дочь, останавливаясь.
  - папа, скажу честно, мы сбежали. Закрыв лицо руками от стыда.
   - как? Зачем? Что случилась? - убираю руки дочери с ее лица.
  Снег падал огромными хлопьями и укрыл головы Вернона и Софьи огромными шапками, стряхивая снежные шевелюры и стуча ногами, они вошли в конюшню. Конюшня была достаточно просторно в четыре ряда в длину по двадцать лошадей, в каждом стойле стояли прекрасные создания, грациозные и длинногривые.
   - ты мне не ответила, дочка? - Наблюдая за взором озадаченной дочери, который заглядывал и рассматривал лошадей.
   - папа, поверь мне, у нас все хорошо. Так получилось, что Генрих срочно уехал, не спрашивай меня куда, а тут Лия со своей любовью, я долго думала, даже теперь не знаю как возвращаться, знаю он будет злиться, но у меня другого выбора не было. - останавливая свой взъерошенный вид на взгляде отца.
   - как - то мне все это не нравиться, все как - то странно..... - задумался отец, внимательно вглядываясь на дочь. - милая, ты что - то явно скрываешь.
   У Софьи вспотели руки, сердце заколотилось, но все же она взяла себя в руки, глубоко вздохнула и тихо проговорила, крепко беря за горячие и чуть сухие руки отца.
   - папа, позволь мне самой разобраться, все очень сложно, поверь мне, я счастлива и все у нас хорошо.
   Вернон прищурил свои старческие глаза проговорив.
   - если, только я узнаю, что Генрих вас обижает, я немедленно тебя заберу к себе. - обнимая свою дочь.
   - знаю, папа, знаю. - уткнулась Софья в плечо отца, ее слезы скатились по ее щекам, обжигая не только кожу лица, но и ее душу и сердце.
  Провести оставшуюся ночь среди горячо любимых коней, это большое удовольствие для Софьи. Вернон, не на шаг не отходил от своей дочери, по которой так соскучился и он понимал, что она приехала не надолго, и что в скором времени не увидит свою крошку. Но его здравый смысл был солидарен Генриху, он уважал его, но не мог принять до конца. И тут сердце отцовское почувствовало, что - то не ладное, впервые за столько лет, что Софья сомневается в люблю своего мужа, и все же в его сердце разыгралась надежда, что все еще может поменяться в жизни дочери, но решил оставить этот вопрос и насладиться компанией своей дочери и коней.
   Следующие два дня в гостях у родителей, были самыми впечатляющими для Лии и конечно же для самой Софьи. Вкусная мамина стряпня по утром, то самое чувство, когда тебе хорошо и тепло. Когда чувствуешь заботу от близких тебе людей, внимание отца, любовь и забота мамы, беззаботная болтовня с братом и сестрой, игры с детьми, катание на санках с горы, забрасывание снежками и ощущения снега за шиворотом, всплеск эмоций и счастье, не о чем не думая и не сомневаясь. Лия впервые встала на лыжи и дружным составом семейного состава отправились по лыжне вдоль океана, по не густым лесам и вдоль снежных бурханов, лепка снеговиков у кого самый огромный и смешной, поднимало ей настроение, улыбка и смех не сходили с ее уст, и счастливые мгновения останутся глубоко в сердце. Долгие разговоры с дедом у камина про любовь, бабулины байки про Софью. А самое главное, что впечатлило Лию это сесть в седло на лошадь, обуздать ее своим телом и заставить слушаться хозяйку. Софья говорила, что моя дочь, моя птичка. Софья научила ее кататься и держаться в седле. Но время пришло, и нужно было возвращаться домой, к Генриху. Сердце заныло от того, как же все-таки отреагирует он, что же будет. Крепкие объятия и обещания поговорить и убедить мужа и отца Лии, навещать родителей, увенчалась долгой и трудной дорогой, той самой мыслительной и мучительной.
  - А правильно ли мы сделали? - У Лии возникал этот вопрос в голове, страх проносился по всему телу, но спокойное лицо мамы дало отрезветь. Лия поймала себя на мысли, что ни разу не вспоминала про Костика. И на миг ей показалось, что он вовсе и не достоин ее, что все же дед смог убедил в том, что она очень красива, умна, что таких, как Костик будет не мысленное количество, но Лия верила в любовь и она мечтала и хотела того самого единственного и неповторимого, а не тех самодовольных и напыщенных парней, как у нее в институте или те которые постоянно, что - то ей предлагают или те которые пытаются заволочь в постель, нет ей таких не хотелось, хотелось любви самой чистой и светлой как в книге про 'Ромео и Джульетта'. Уставшая, но все же счастливая Лия смотрела на извилистую дорогу впереди, что в скором времени ее любовь обязательно найдет и возьмет в свои объятия. И ее теплые воспоминания о счастливых днях, одних из самых ярких в ее жизни, подкрепились в будущем серьезным разговором с отцом о том, что как ей хочется часто бывать у бабушки с дедушкой. А у Софьи сжималось сердце от встречи с Генрихом, она знала чем это все кончиться. Она готовилась к встречи с ним.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | В.Прекрасная "Говорящая с драконами" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | В.Свободина "Dragons corporation" (Любовное фэнтези) | | И.границ "Ведьмина война 3: Мраморный принц" (Боевое фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru На грани. Настасья КарпинскаяВ объятиях змея. Адика ОлефирЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЯ возвращаю долг. Екатерина ШварцМои двенадцать увольнений. K A AСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарЯ тебя не хочу. Эви ЭросПерерождение. Чередий Галина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"