Чурилина Светлана Анатольевна: другие произведения.

Волчья любовь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Родиться, чтобы увидеть свою смерть в его глазах. Страх сковывает и парализует, бежать некуда, закрыть глаза и ждать своей смерти! В этом романе любовь откроется с разных ракурсов даже та, которая не подвластна разуму человека. Эта любовь откроет в сердце дверь, глубоко заберётся и спрячется, возьмёт в заложники до последнего вздоха!

   Обращение к читателю Пишу, а у самой трясутся руки! очень долго я сопротивлялась с собой, выкладывать свои книги или нет? и тут на глаза мне попадается #САМИЗДАТ сайт для не профессиональных писателей! Ведь я пишу, что на меня падает от куда то! сами собой рождаются сюжеты, герои становятся как настоящими, и как будто я с ними разговариваю. вообщем доводит меня до того, что не произвольно беру ручку и начинаю писать, рука не успевает за ходом мыслей. прошу не судите строго, я ведь не учитель русского языка, но очень люблю читать, писать и изучать новые слова. Вообщем начнем. Буду вам признательна за ваши Коментарии какими бы они не были, ведь очень хочется узнать вашу оценку самой идеи, как текст передает эмоции и т д. если честно я еще не разобралась с сайтом, но со временем разберусь, найду друзей, и тоже буду участвовать в дискуссиях. спасибо за понимание.

книга 1

  Из древни были войны между волками и людьми. Тысячу людей и волков умирали в схватке за территорию. Волки отстаивали свою неприкосновенную территорию, где могли плодить свое потомство, а человек нарушал их покой и будил в сердцах волка ненависть и злость. В сердце у волка не осталось ни капли сострадания, любви и привязанности к человеку, попади на территорию волка, они не дают шанса остаться в живых они рвут на части человеческую плоть. По сей день это война продолжается, древние стаи волков углубились в непроходимые места, где выводят потомство, где не нарушает их непреложный закон волчьих стай. Это потомки крупных голубых волков, где злость и ненависть заложена генами к человеческому существованию. Но если волчье сердце полюбит и узнает человеческую любовь, что бывало крайне редко, оно до конца своих дней будет преданным и отдаст свою жизнь за того кого любит. Волк сделает невозможное возможным, его лапы будут казаться могучими руками, его взгляд может отозваться человеческой речью, этот волк не отступит и не придаст. С годами люди подобрались так близко к волчьему логову, что и не бояться их мести. Горное озеро это волчье логово вокруг него столетиями рождаются волчата и волк никуда от него не уйдет, он до последнего будет сражаться за свой дом, пусть люди боятся и бегут от волчьих клыков, они каждого растерзают, кто ступит на их территорию, их дом, дом который сама природа не даст в руки человека, который все губит и уничтожает.

Долгожданный день

  Черная асфальтированная гладкая дорога, рассекает на части старый дремучий лес, покрытый таинственной жизнью наступивших времен. Параллельно его пилили и освежали своей хрустальной гладью горные реки. Черный густой лес проснулся от долгой спячки, все в нем щебетало, пело, пахло и цвело. Яркое летнее солнце раскинуло свои золотистые лучи по всему небу, отражаясь на черном и ровном асфальте вызывая над твердой поверхностью лучевые миражи, показывая тем самым пылающую теплоту и любовь летних дней. Долгая извилистая дорога вела сквозь высоких черных стволов деревьев с зелеными шевелюрами к верху у самого неба, к Волчьему озеру расположенного на дне глубокого, обрывистого каньона. На склонах этой правильной формы озера нависали вершины гор покрытыми белыми снегами, которые отделяли свой ледяной холод от здешнего мягкого климата, окруженного с одной стороны зелеными и цветущими полями, раскинутых у подножья озера, вступавших незаметно в дремучие и страшащие своей вековой жизнью леса. Изредка по гальке, ровному берегу проходили стаи волков, останавливаясь, что бы поживиться остатками продуктов от туристов, которые так часто забирались к озеру, чтобы воссоединиться с природой. Насладиться этой неповторимой красотой зародившиеся природы вокруг Волчьего. Так противоречиво сочетались элементы природы, зима и лето, свежий горный воздух подолгу не отпускал уставших от городской суеты людей. Когда то волки жили у подножья этого озера, в пещерах вымытых глубоких лун горными реками. Целые стаи вынуждены были покинуть эти места, так как человек выбрал это место, для отдыха наслаждаясь тишиной и пением птиц, а ночами огромные и высокие костры отгоняли волков все дальше и дальше.


  Белый автомобиль прилипал к асфальту, мелькая между деревьями, и с восхищением замирал на каждом следующем повороте от великолепия природы ведущей к поблескиванию заснувших волн озера, смотрелось оно с вершин горного каньона, как серебряная монета на дне высокого, граненого стакана. Черная дорога по обрывистому краю спускалась к цветущим полям, которые медленно превращались в мелкую гальку, а затем в кристально чистую и ледяную воду. Чернота дороги притягивала шины колес, но не удержавшись на повороте, дорога отпустила колеса и машина кубарем покатилась вниз, цепляясь за высокую траву, сильными ударами о скалистую землю, гнула и рвала железо. Чудом нашли малютку в этой груде железа, которая с ясными глазами смотрела на белый свет, как заново родилась. Малютка Амелия потеряла своих молодых и счастливых родителей в свои три года, она редко о них вспоминает, только сейчас она о них вспомнила из не многих раз, когда гляделась в огромное зеркало и любовалась своей красотой. Ее длинные слегка кучерявые яркого оранжевого цвета волосы, обрамляли ее милое и бледное лицо, цвета белого мрамора с огромными синими глазами. Усохшие старые губы промолвили.
  - Амелия, кем ты хочешь стать? С выразительностью глаз старческого лица оглядывали тонкое и хрупкое тело прикрытыми рыжими волосами Амелии.
  - баб, наверное, на врача пойду, а может на учителя, как думаешь? Резким и звонким голоском проговорила она. Все, продолжая любоваться собой.
  - я думаю, что все-таки на врача, что бы меня лечить, ведь я уже старенькая. Проскрипела бабуля, которая вырастила свою правнучку, а перед ней свою внучку, так как ее дочь там же оставила свою жизнь, возле Волчьего озера, призывая по наследству дочь свою.
  - баб, ты еще хоть куда, ты еще меня переживешь. С улыбкой проговорила Амелия, увидев встревоженный взгляд своей бабули, сидящей в кресле напротив зеркала. Закусила свою губу, она обернулась к ней лицом и быстрым движением прильнула к ее каленом. Со словами.
  - прости, не со зла я так сказала, я даже не подумала, что сказала! Прости, прости. зацеловывая руки своей бабули. Нежно, дрожащей рукой бабуля провела по рыжим волосам, и с тревогой сказала, напрягая каждую морщинку своего лица.
  - ни когда, пообещай, никогда ты не увидишь этого озера, не поедишь, не полетишь, не пойдешь. Пообещай! В ее глазах засверкали слезинки и они стали путаться в морщинистой коже ее щек.
  - как в моей песенке? Оно не для тебя! С добротой о воспоминаниях милого детства Амелия сверкнула белыми зубами, обнимая бабулю.
  -да милая, как в твоей песне ее сочинил твой прадед, он напевал ее мне.
  -а ты так и не была там? Таинственным голосом спросила девушка.
  - нет. Минутное молчание. Не была, хотя наверное мне нужно было там оказаться. Задумчивым голосом произнесла бабуля.
  -зачем? Что там такое? Ведь, очень много, кто туда ездит и неплохо проводит время там!
  - не каждый возвращается от туда, в основном туда отправляются чужеземцы, не зная закона здешних мест. Это логово волков там их дети, их дом, а значит, они ни кого не отпустят от туда, чтобы не накормить своих детей человеческим мясом. Волк боится, что не дай такого случая, чтобы его дитя узнало тепло человека, его доброту и любовь, считай, волчонок пропал, он не сможет существовать в волчьем мире в его сердце будет огонек любви, он будет искать встречи с человеком и наконец, покинет стаю навсегда. Волк не для того охраняет свой клан, чтобы повиноваться человеку. Много таких случаев, если волчонок все же узнал руку человека, то есть принял еду с его рук, почувствовал тепло его рук на своей шерсти, вожаки вмиг загрызали выводка, они бояться, что вырастив, он принесет еще таких волчат, которые с легкостью поддадутся человеку. Волки умные звери они расчетливые, это дело на корню вырубают, чтобы человек для них не был божеством. А волк был царем своего обитания это просторные лиса и горное озеро.
  - откуда ты так много знаешь про это Волчье озеро? Амелия Петровна улыбнулась и ласково произнесла.
  - милая моя девочка твой прадед был егерем местных лесов, он уж про это все знает!
  - баб, я чувствую, как меня притягивает это место, от чего вдруг?
  - тебе это только кажется, всегда запретное хочется узнать, увидеть, потрогать, не так ли?
  - так! Не волнуйся, я сдержу свое слово до конца своей жизни! А теперь, я пожалуй пойду ведь у меня сегодня выпускной, я сегодня взрослая, не так ли? Амелия Петровна провела усохшей и тощей ладонью по молодой щеке своей внучке, поздравляя своими туманными глазами с окончанием школы.
  - ты сегодня будешь поздно! Но утром я буду ждать тебя с оладьями и медом! Будь сегодня самой красивой и счастливой. С нежностью в голосе проговорила с трудом она.
  - я даю тебе слово. Подскочив еще раз к зеркалу, чтобы полюбоваться своей красотой. Лия мне обещала одолжить платье на вечер, не плохо! Когда есть лучшая подруга, которая всегда поможет в трудную минуту. Ну, ничего баб, скоро мы заживем с тобой как царицы. Быстрым поцелуем, Амелия обняла свою бабулю. Бабуля рассмеялась, и складок на ее лице стало еще больше.


  -Добрый день! Веселым голоском, поздоровалась Амелия с Софьей Агафовной, мамой лучшей подруги.
  - добрый день! С ласковым взглядом приглашая в дом Амелию.
  - ууу, как у вас вкусно пахнет! Что - то опять новенькое смастерили? Вдыхая чуть сладковатый ванильный аромат, Амелия прищурила глаза. Не говорите! Дайте сама угадаю! Софья сложила руки на груди и с ухмылкой ждала догадки, наблюдая, как Амелия медленно своими худощавыми руками приманивала к себе воздухе ароматный запах, прикрыв глаза, причмокивая губами.
  - это...это...О! распахнув свои синие глаза, устремляя на кухню, от куда доносился тот самый благодатный и сумасходящий запах. Это огромный ванильно - лимонный пирог с шоколадной прослойкой с добавлением орехов и немного кураги, о да! Немного поводя носом по воздуху. Еще сверху вы полили горячим шоколадом и посыпали вафельными крошками!
  - вот это да! Вот и у тебя нюх! Не переставая, удивляется способностями рыжеволосой девочки. Самого рождения, бабушка Амелии воспитывала в ней способности, как по запаху распознать ту или иную травинку, росшую на поле, или собранных, в льняной мешочек. Каждый день, изо дня в день бабуля водила ее по полям, учила, какая травка приносит пользу человеку, а какая опасна для здоровья. Как правильно приготовить зелье, как правильно его употребить и многому интересному. Поэтому уловить ингредиенты пирога или иного блюда для Амелии не составляла труда..
  - Спасибо! Застенчиво улыбнулась Амелия.
  - ну, проходи, взгляни на него! Сейчас будем радовать свои животы! Ты его не только нюхом попробуешь, ну и на вкус! Думаю, ты его оценишь! С гордостью сказала Софья! Чуть прибавила тональность в голосе, окрикивая свою дочь.
  - Лия! Доченька! Амелия уже пришла! Идем праздновать окончание школы! Провожая хрупкую девушку на кухню и усаживая ее за стол, где в небольшой вазочке стояла белая сирень, окутанная ярко зеленой хвоей с маленькими шишечками завершая пушистую ветвь.
  - ммм, как мило! Улыбнулась Амелия, протягивая свои ручонки к гроздям богатой сирени, чуть прикасаясь к ним, обворачивается на силуэт показавшиеся Лии в дверях кухни.
  - ааа, без меня решили отведать наивкуснейший торт! Налетая с объятиями на Амелию. - с долгожданным днем тебя, моя Амелия! Целуя, и обнимая крепко. Громко смеясь, как хор колокольчиков, Амелия в ответ поцеловала и обняла свою подругу.
  - и тебя с таким чудесным днем! Мы его так долго ждали! Сама не верю, что он уже настал!
  - ну давайте, налетайте, мои девочки! Мягкостью движения рук, Софья Агафовна в миг разсервировала стол с ароматным, гвоздичным с дольками апельсина чая и с теплым ванильно - лимонным пирогом с прослойкой из шоколада с добавлением мускатных орехов и немного кураги, все так, как учуяла и рассказала Амелия!
  -ммм! Превосходно!
  -ммм! Изумительно!
  - а какое сочетание вкусов!!! Очень обьедательно! Разносились возгласы за чаепитием довольных и счастливых дам.
  - девочки я так рада за вас! С возгласом произнесла Софья. Помню ... задумалась немного она, продолжив. Помню я свой выпускной, как будто это было вчера! Все в малейших подробностях. У меня было столько планов на жизнь... закрыв глаза и глубоко вздыхая. Вся жизнь пролистнулась, как книга и не один пунктик помеченным красным маркером в ее дневнике так бережно храним и по сей день в комоде, завернутый в шелковое полотно и перевязан бархатной лентой, не выполнен, НЕ СОВЕРШИМ! Черная дыра распахнулась у нее в груди и вязкая боль выплывала наружу. Ну вообщем... я рада за вас! Вставая из-за стола, смахивая лезу с щеки. Простите, у вас и без меня есть о чем посекретничать.
  - мама! Воскликнула Лия ухватывая ее за запястья руки.
  - просто вспомнилось... молчание, поцелуй в лоб дочери и нежное проглаживание по светлым волосам. Глаза встретились пересеченной печалью и не разделимой болью.
  - прости, прости, меня доченька, я тебя очень люблю! Разрыдалась Софья.
  - Софья Агафовна!? Взмолилась Амелия
  - нет, нет, сегодня просто день такой, вы у меня стали такие взрослые, что мне даже не верится, это слезы счастья! Оправдывалась она, поглядывая то на дочь, то на Амелию. Прошу вас давайте поторапливайтесь, а то не успеете нарядится! Ведь вы сегодня будите самые красивые! Переменила тему Софья, нежно выпуская руку из рук дочери и удаляясь из кухни. Лия и Амелия долго переглядывались, молча допивая чай с наивкуснейшим пирогом. Хрупкая высокая тридцати восьми лет женщина с собранным пучком на затылке из светлых волос, в легком домашнем платье до колен, поверх повязанным кружевным фартуком, подчеркивая атласными белыми лентами ее стройный стан. С невыносимой болью и тяжестью в душе она ворвалась в свою комнату, плотно закрыв за собой дверь и упираясь лбом на нее, сдерживала свои слезы, постукивая и царапая деревянную поверхность. Как ей хотелось кричать, хотелось рыдать так громко, и всхлипывать, как ребенок, упавший в лужу замочив свои новые ботинки, но она не могла себе этого позволить, она не могла показать дочери то, что она несчастна, ведь ей хотелось, чтобы дочь росла в любви и видела и чувствовала эту любовь между мужчиной и женщиной, между мамой и папой. Но с каждым днем становится все сложней и сложней скрывать маску счастья, так как дочь взрослеет и все уже понимает, но Софья до последнего держала маску любви и счастья, понимания и уважения между родителями. Спустя несколько минут сдерживания огромного кома в горле, подкатившего от воспоминаний, она бросила взгляд на комод, где лежал ее дневник - кусочек той жизни, где она была по настоящему счастлива. Медленными шажочками она подошла к нему и трясущими руками достала дневник, аккуратно завернутый и перевязанной бархатной лентой, она боялась брать его в руки, боялась открыть страницы, боялась счастливых воспоминаний. Софья давно похоронила свою свободу, саму себя принадлежащей. Ей казалось, если она когда либо, откроет этот дневник, что ее сердце не выдержит и ее жизнь поменяется так, как она хочет! Но она боялась этого! Боялась, что ее осудят, не поймут. И больше всего она боялась своего мужа. Боялась потерять его? Или то, что она имеет? А что она имеет? Дочь! Дочь этот самый светлый лучик в ее жизни, который греет ее сердце, и она ее боялась потерять. Ведь когда то с уст мужа слетели такие слова, уйдешь или чего выдумаешь, все сделаю, чтобы дочь осталось со мной! А что ему стоило так сделать, если он влиятельный адвокат в их городе! Как двумя пальцами щелкнуть и все она на улице, а дочь с ним и чужой теткой. Распахнув свой дневник, ее глаза стали жадно пожирать строки написаны ее рукой когда -то. Сегодня волшебный день! У меня выпускной! Я так счастлива, что передо мной открывается жизнь! Все двери распахнулись для меня! Проснувшись на рассвете, раскрыв окно настежь, вдохнув воздух полной грудью от ночного пробуждения, я ринулась через подоконник. Мои родители были владельцами фермы коневодства. С самого детства я чувствовала под собой огромную струю свободы, власть над этими прекрасными животными. У меня был любимчик, черный статный конь, его шерсть лоснилась по его мускулистому телу, белая грива свисала на его черные глаза. Контраст черного коня с белой гривой и белоснежным хвостом, откликался на его характере, то невероятной добротой и лаской слушал хозяина, то лягался и фыркал ноздрями, не желая подчинятся. Я его любила, любила забраться на его теплую чуть влажную спину, ударяя ногами в бока, уносится куда то в даль, в это мгновение я чувствовала свободу! Свободу которую ни кто мне не мог подарить кроме моего любимчика! Я так его и назвала, мой любимчик. Так вот в это утро я запрыгнула на его спину, и мы с ним унеслись в тенистые леса окаймленными необъятными полями, скрывавшие за собой горизонт, и казалось, что вот, вот будет обрыв, но за этой линией продолжалась жизнь, либо продолжение поля, либо берег быстрой реки, либо скалистый пьедестал огромных гор. Все это меня завораживало, пленило. Поэтому я частенько сбегала из дому, чтобы почувствовать и воссоединится с природой, побыть со своим конем, вдоволь с ним наиграться! Мои родители даже не подразумевали о том, что их дочь, бороздит по просторам, встречая солнце на небе! Нагулявшись. Я тихо забралась к себе в комнату, плотно закрыла шторы и прыгнула в кровать, накрывшись одеялом с головой, как открылась дверь в мою комнату и мамин голос.
  - доброе утро! Моя принцесса! Раздвигая шторы по разным сторонам окна, радуясь солнечному свету. Я делаю вид, что только проснулась, потягиваюсь и улыбаюсь! Как мне это нравилось, какая то тайна, которая вовлекала меня в свои чары!. Мое светло розовое платье внесла гувернантка Лукия, маленькая пухлая женщина с черными, но добрыми глазами поздоровалась со мной, чмокнув меня в лоб и с широкой улыбкой показала свою работу. То платье, которое я так долго ей пыталась объяснить, какое же я хочу, пыталась рисовать, показывать на руках, вот! Оно! Чудо, она поняла, наконец -то меня, моя Лукия по совместительству няня моя и портная фея, которая по ночам колдовала над тканями, чтобы шить мне не забываемые наряды. И вот я стаю перед зеркалом в своем нежно розовом платье до колен, с пуговками до пояса, и с белым пояском на талии. Небольшие фонарики прикрывали мои плечи, а кружевной воротничок был, как ни как кстати на моей пышной груди! Светлые закрученные локоны обрамляли мое белое лицо с чуть розоватыми щеками, черные ресницы и черные брови выделялись на моем отражении в зеркале. Я нравилась сама себе, моя внешность сочетала в себе моего отца высокого блондина с ярко голубыми глазами, в его роду были одни лорды и это отразилось на его сдержанном характере, он был строг и мало показывал свои эмоции, очень редко я видела его улыбку на лице! Моя мама, жгучая брюнетка с черными бровями и с пушистыми длинными ресницами на темно синих глазах, в ее движениях была грация, ее голос всегда был на одной тональности, ну стоило ее рассмешить, как строгие черты лица расплывались по лицу, и в один миг ямочки на щеках придавали ей ту милость, и трогательность в ее чертах лица, она была совершенством! И вот глаза Софьи наткнулись, на те самые пунктики, которые она написала в тот самый день в день окончания школы, на тот момент ей казалось, что жизнь даст все, чего она пожелает. Но это оказалось совсем не просто, и это она понимает только сейчас, сейчас когда школу окончила ее дочь, а пунктики которые она обозначила важным в своей жизни так и остались написаны, но не сделаны не сбывшиеся, и это ее ранило до глубины сознания. Слезы выкатились новой струйкой по щекам, сердце сжалось. Дрожащая ладонь прикоснулась к строкам, той девчонки, которая писала, та самая, которая любила жизнь, себя и свою свободу. Буря эмоций захватило ее.
  1. выучится и стать известным влиятельным адвокатом! Забеременев и родить дочку на втором курсе обучения, муж отговорил ее, возвращаться и восстанавливаться на учебу, так как нужно было растить и воспитывать дочку, а сидеть с ней было не с кем, он был против бабушки и дедушки, нянек, они должны сами справляться с трудностями в жизни.


  Вот Амелия стоит в комнате Лии, где повсюду были кружева, шелк, паетки, стеклянный бисер и невероятное количество разного цвета туфлей.
  - о! столько у тебя нарядов! я еще не видела такое множество вечерних платьев, это что обвал магазинов в твоей комнате? С изумлением произнесла Амелия, оглядывая платья и трогая их на ощупь, ощущая всю прелесть и богатство в своих руках.
  - да, это точно ты заметила! Вот посмотри, что я для себя выбрала. С веселой нотой проговорила Лия, подбегая к стойке возле окна, где висели с особой любовью платья на мягких шелковых вешалках посредине с маленьким белым бантиком. Аккуратными движениями рук она сняла с вешалки темно синие платье из струящего шелка с разноцветными камнями. Приложила его к одетому телу, поддерживая руками сверх груди, и кокетливыми движениями стала хвастаться подруге.
  - просто супер! Вымолвила Амелия.
  - мне тоже очень нравиться, а как мне идет этот цвет. Лия все вертелась, что -то говорила, прикладывала его к лицу потом отводила в сторону, чтобы издали полюбоваться на него. Амелия слушала, но изредка поглядывала на другие разложенные платья к которым так и хотелось прикоснуться. Да что там примерить, и налюбоваться этим чувством, что ты самая красивая. Тут ее взгляд остановился на, том которое выделялось из всех, своей простотой нежностью цвета. Подойдя к нему, ощутив его в своих руках, Амелия вымолвила.
  - вот это платье, мне можно взять? С уверенностью глядя на себя в зеркало. Лия остановила свой вспыльчивый монолог и взглянула на подругу с удивлением.
  - оно же старое! Его еще мама моя носила. С усмешкой произнесла и добавила. Посмотри сколько здесь еще платьев, ты только взгляни. И начала перебирать остальные платья на вешалке на кровати в кучу сваленные, оглядев, прикладывала их к подруге и смотрела на нее с удивлением.
  - тебе хочется вот это? Наконец - то спросила она.
  - да, я думаю, мама твоя будет не против?
  - ну что ты, нет, конечно, она даже будет рада если оно опять выйдет в свет. Амелия осторожно надела на себя платье, оно было просто, нежно розового цвета, с мелкими пуговицами впереди до талии, окаймленные тоненьким пояском, пышные фонарики, чуть прикрывая плечи, и чуть присборенная к низу шелковая ткань прикрывало колени. Расчесав оранжевые волны, аккуратно отбросила назад и смущенной улыбкой обратила глаза на Лию. Она уже стояла в своем ослепительно красивом вечернем платье, с глубоким вырезом впереди немного оголяя грудь и овалом по спине с черным гипюром, окропленным мелкими камешками разных цветов. На ногах синие бархатные туфли на высоком каблуке. Лия близко склонилась к зеркалу, и рисовала черным карандашом брови, и глаза подчеркивала яркими тенями фиолетового цвета и дополняя пейзаж разных цветов на своем лице красной помадой.
  - а это не лишнее? Засмущалась еще сильнее Амелия Лия зорко посмотрела на свою подругу сдвинула брови домиком и нахально сказала.
  - брось, я уже взрослая и мне так лучше. Немного помолчала и протянула свою косметичку со всеми принадлежностями для об ворожения Амелии.
  - нет, не стоит, я и так очаровательна в твоем платье, и оно мне очень нравиться. Лия окинула ее взглядом и глубоко вздохнула.
  - Амелия ты всегда красивая и я тебе завидую, твои волосы это что- то они сводят сума всех мальчишек, а твои глаза цвета моря, твоя хрупкая фигура, а ум я просто не могу налюбоваться тобой! Она только улыбнулась ей в ответ, а Лия ей вручила пару туфель на шпильке розового цвета как раз к платью.
  - спасибо! Теперь я готова!
  - ну, тогда пойдем!

Дорога не домой


  - а теперь приглашаем на сцену гордость нашей школы Амелию Шанкине! С радостью и великой гордостью проговорила директор школы, после долгой поздравительной речи и напутствий на дальнейшую жизнь. Теплыми объятиями она встретила Амелию и надела на ее шею золотую медаль на красной бархатной ленте и посыпались аплодисменты со стороны сидящих выпускников. Амелия гордо выпрямилась, рассмотрела медаль и с улыбкой в душе и на лице произнесла.
  - спасибо этой школе! Спасибо учителю Луисе Игнатьевне, спасибо за то что жить научили, спасибо за то что вместе с нами учили, страдали, любили и ни когда не оставляли в беде. Вот вам наш поклон мы будем помнить вас всегда!
  - ура! Молодец!
  - ура! Ты супер!
  Раздались возгласы из зала, свисты мальчишек, громкие аплодисменты и заиграла вместе со всем торжественная музыка.
  Тупой хлопок и полилось шампанское, выпускники подняли бокалы, и выпили за будущее. Праздник окончания школы, был в разгаре, все ритмично танцевали, веселились и наслаждались свободой, у которого, каждая своя поджидала в ближайшем в будущем. Амелия натанцевалась до головокружения, ноги гудели от высоких каблуков и так тянули присесть на стул. Присев она почувствовала необъяснимую свободу и облегчение в ногах. Тут к ней подошла Лия.
  - Амелия, ты что устала?
  - очень ноги гудят, хотелось бы пойти домой! Уставшим голосом промолвила она, так как ночь была уже совсем темна за окнами ресторана.
  - да ну ты брось, еще не много! Знаешь... наклонилась к уху Амелии, что бы посекретничать. Костик к себе зовет!
  - а ты? Заинтересовалась Амелия Лия выпила залпом бокал шампанского и предложила Амелии. Амелия плавно отодвинула руку Лии с бокалом искристого, так как ей было уже достаточно, и кружилась голова, и мысли не трезво двигались.
  - я наверное соглашусь!
  - Лия, как бы потом не жалела!
  - а что ревнуешь?
  - нет, он не по мне!
  - да тебе вообще ни кто не нравиться и ни кого ты не любишь, ишь какая деваха гордая! Рассмеялась в лицо Амелии Лия.
  - а я люблю, понимаешь, люблю! Ударяя рукой себя в грудь.
  - Лия, подруга ты пьяна, пойдем домой, завтра поговорим. Амелия ухватила руку Лии и хотела потянуть ее к выходу, но та резко выхватила свою руку и пьяной походкой пошла на танцплощадку со словами через плечо и руками к верху.
  - ты иди, а я буду танцевать, до упаду и любить до самого утра! Амелия проводила ее взглядом и вдогонку крикнула.
  - я пойду, только ты будь осторожна со своей любовью! Лия обернулась с ухмылкой и крикнула.
  -пока!
  Маленький городок носивший название с 1853 года Каменка, где когда - то обосновали группы экспедиции по добыче драгоценных камней, погрузился в кромешную тьму. Уличные фонари освещали только главные проспекты города. Амелия вышла из ресторана, воздух был свеж и приятно прохладный. С уставшим вздохом она посмотрела на звёздное небо, сняла туфли на высоком каблуке и медленно побрела в сторону дома. По освещенному проспекту ярким желтым светом, она аккуратно ступала босой ногой на прохладный неровный асфальт. Немного оглядевшись, она решила сократить путь домой через темные проулки. Завернув за угол, высокого дома, она погрузилась в зловещею темноту, окутанной пугающей тишиной. Быстрыми и ловкими шагами она наступала голой ногой на неровности и вскрикивала от боли, прикрывая холодными руками свой искривленный рот от невыносимой боли. Амелия надела туфли, ноги были такие уставшие, что ели- ели волокли за собой высоченный каблук, напролом она старалась преодолеть темные дворы, ей казалось, что она одна на всей вселенной, которую покинули люди и оставили ее одну помирать в кромешной темноте. Страх сковывал все тело, ноги не слушались, ей так хотелось сбросить туфли, но они были защитой от стекол, болезненных неровностях. И тут ей послышался подозрительный шорох, оцепенев еще сильнее от страха она попыталась вглядеться в черноту, опять шорох, она вздрогнула, собравшись с силами рванула вперед, где не было видно даже своих рук, если протянуть их впереди себя. Сердце заколотилось в груди и отдавало приглушенным звуком прямо в уши. И тут неожиданно совсем быстрым движением с шумом и кошачьим визгом выпрыгнула из неоткуда черная кошка, ее глаза сверкали ярко желтым цветом отдавая красным оттенком они остановились перед Амелией и вцепились в ее темный сливающийся образ. Она остановилась и попятилась назад, но черная тварь не отступала, она надвигалась на нее с устрашающим и пугающим взглядом, ее глаза горели и приближались.
  - кыш, пошла с дороги! Кыш! Вскрикнула дрожащим голосом Амелия. И наткнувшись на булыжник, подхватив его в свои руки, она запустила в кошку. Та с визгом исчезла из поля зрения. Вздохнув, и прислушиваясь к тишине, она услышала говор мужских голосов и с мыслью тронула в ту сторону, снимая на ходу туфли, наконец, кто-то живой и я слышу. Выбежав на освещённую улицу фонарями, ее глаза наткнулись на парней стоящих возле машины и о чем-то оживленно спорили. Заметив ее, они замолкли и уставились с удивительными и округленными глазами, один торопливо заговорил.
  -девушка, а вас не подвезти случайно? Оглядывая быстрыми движениями глаз по точеному телу Амелии. Амелия смущенно окинула взглядом кучку парней и перебирая ремешки в руках от туфлей не ловким движением плеча пожала им, и не уверенно ответила.
  -а вам не трудно? Зачем я так сказала? Мысль кольнула в сердце! Ведь до дому минут двадцать сама добегу! Парни рассмеялись и немного расслабились, оглядывая Амелию, она была смешна и смущена как ребенок, с босыми ногами растрёпанными волосами и эти розовые туфли с элегантным высоким каблуком предавали ей какую-то взрослость. К ней подошел парень и представился, осторожно беря ее за холодную руку.
  - меня зовут Иванко, а вас милое создание?
  - меня Амелия. Дрожащим от страха и усталым голосом ответила она. Взглянув своими синими глазами в лицо парня. Он опешил, таких глаз он никогда не встречал. Что- то тронуло его сердце, беря за руку эту девушку.
  - да ты вся трясешься! Шепотом произнес он, украдкой заглядывая в ее глаза. Какое- то тепло и холод повеяло от этой девушки, он не мог понять, что это? Пойдем в машину. Теплым голосом пригласил ее Иванко, достаточно взрослее Амелии. Девушка ухватилась за его теплую руку и притянула к себе. И шепотом ответила ему, обдавая нетрезвым дыханием его озадаченное лицо.
  - вы меня уж простите, зачем я согласилась, сама не понимаю, мой дом вот за углом, я сама! Нелепо, что-то не внятно прошептала она. Иванко впервые в жизни испугался реакции девушки, она ему на минуту показалась такой родной, и как будто он знает всю жизнь эту прекрасную девушку. От куда это? Сдвинув брови так близко к друг другу, что между ними образовалась багровая морщина.
  - как тебя зовут? Растерянно переспросил Иванко.
  - Амелия. Продолжая держать его руку.
  - Амелия, какое красивое имя. Задумался он. Разглядывая ее огненные кудри спускавшиеся по плечам.
  - эй! Что вы там шепчетесь? Раздались позади голоса его друзей.
  -да, идем! Крикнув в ответ, обращая взгляд на девушку с вопросом. Ну, что поедим? Амелия растерялась и твердо сказала.
  - нет! Я сама, спасибо, мой дом вот он. Указывая рукой на чужой дом, чтобы отвязаться от парней.
  - хорошо! Я пойду! Не узнавая себя Иванко отпускает отогревшуюся руку девушки и развернувшись к друзьям, хотел сказать им, что она против, как его товарищ Гриша пронеся мимо его, хватая за руку рыжеволосую девушку и громким криком произносит.
  - ну куда же ты отпускаешь эту красавицу? Злостным взглядом одаривает Иванко.
  - ее дом вот он! Вскрикнул тот! Защищая девушку, почему сам не зная того!
  - ни чего страшного! Мы довезем ее! Не стесняйся, милое создание. Обращаясь к Амелии. Ты же не против?
  - нет спасибо, я сама, как нибудь. Насторожилась она, бросая взгляд на Иванко. Иванко поймал ее встревоженный взгляд, и ему стало не по себе! Ему не хотелось причинять боль этой девушке, почему она так влияет на его? он не мог разобраться в себе. Глубоко вздыхая, он твердо и грубо отвечает своему товарищу.
  - отпусти ее! Положив руку на плечо ему.
  - ты что? Давай потом поговорим! Отгрызнулся тот в ответ.
  - я сказал, отпусти! Тут вмешались другие, подходя к парням, громко говоря.
  - Иванко?! Что с тобой дружище? Обращая, на себя его взгляд.
  - я же сказал, это девушка не хочет с нами, что тут не понятного!
  - да ее ни кто и не заставляет! Обхватывая сзади девушку за талию и подталкивая к машине, кучерявый и мускулистый, более старше всех парней. Амелия сжала в своих руках босоножки и испуганно пробормотала.
  - хорошо, я поеду, только прекратите! Иванко перекинул взгляд на девушку, потом на друзей и тихо сказал.
  - поехали!
  - ну вот и славненько! Зачем шумиху поднимать? Произнес Гриша с ухмылкой.
  Амелия оказалась посредине двух возмужавших парней, которые не сводили с нее глаз. Ей стало, неловко, когда машина тронулась с места, они зажали ее с двух сторон, она заговорила.
  - я живу вниз через три улицы, возле зеленой опушки дом тридцать второй, знаете? Не уверенно добавила она.
  - а ты говорила, рядом? Не хорошо обманывать старших! Пробормотал слева сидящий парень, проводя пальцем по ее лицу.
  - ведь это рядом, я не собиралась вас обманывать! Убирая крепкую руку со своего лица.
  - а ты прыткая! Разыгрался парень не на шутку, хватая ее за шею и крепко целуя в губы.
  -прекратите это! Останавливая машину, крикнул Иванко!
  - шшш, что с тобой? Давай я поведу? Успокаивая друга, прыснул Гриша. Иванко выскочил из машины, хватаясь обеими руками за голову, тяжело вздыхая, глотая прохладный ночной воздух.
  - дружище, я тебя не понимаю, ты ее знаешь? Выходя следом из машины парень, предложивший заменить его.
  - Гришка. Выдыхая. Что- то мне не по себе, эта девушка навеяла на меня какие -то сомнения.
  - перестань, ты совсем расклеился! Если ты не хочешь, не делай то, о чем пожалеешь! Мы сами все сделаем, ты просто вези и все! Положа руку на плечо другу.
  - давай ее до дому отвезем и все на этом. Останавливая свой взгляд на собеседнике, желая услышать давай, но решил продолжить предложение. Проедимся еще по улицам, сегодня выпускной, девчонки кучами будут склонятся по ночному городу!
  - время к рассвету, братва не согласится, пока мы с тобой здесь лясы точим, они уже с ней разделались! Поехали, не тупи! Все будит чоки-чоки! С улыбкой усаживаясь за руль и махая рукой Иванко. Иванко плюхнулся на переднее сиденье и резким движением оглянулся назад. Девушка была без сознания, а из носа текла алая кровь, капая на розовое платье.
  - что не так? Спросил Иванко.
  - ты как манюня себя ведешь, что в первый раз что ли?!
  - нет все хорошо! Просто как- то не по себе!
  - ерунда какая! Сегодня нам попался лакомый кусочек! Давай к Волчьему, она нас всех не вывезет, там ее и бросим!
  - нам оставьте полакомиться! Прибавляя газу, крикнул Гриша.
  - ага! Послышался голос сзади. Иванко откинулся в кресло и закрыл глаза, вспоминая ее синие глаза, он пытался понять, чем она его так зацепила, но не мог разобраться в себе. Всю дорогу, несколько часов на заднем сиденье машины, парни развращали тело Амелии. Тут машина остановилась посреди дороги, рассекая фарами темноту дремучей тайги.
  - ну, что может здесь? Останавливая машину, спросил у Иванко Гриша. Сонным голосом Иванко спросил.
  - она пришла в себя? Не желая поворачиваться назад, зная, что увидит.
  - нет! А что так не хочешь? Со смешком послышался ответ.
  - у тебя фонарик есть? Обратился Иванко к Гришке.
  - только зажигалка, ты хорошо подумал? Точно не хочешь?
  -сегодня нет, отстань! Выходя из машины, затянул сигарету.
  -нет, так нет! Заваливаясь на молодое тело девушки, через переднее сиденье, расталкивая друзей.
  - нам сегодня целочка досталась! Вылезая из машины, проскрипел кудрявый. В ответ Иванко только выпустил горький дым изо рта, смотря на молодой месяц. Парни что-то друг другу рассказывали, махали руками, смеялись и вспоминали всех остальных, кого им доводилось привозить сюда! Иванко погрузился куда-то далеко, он был не с ними, его мысли были где-то далеко.
  - потащили! Спустя некоторое время послышался голос из машины!
  -погоди! Очнулся Иванко, заглядывая в машину.
  - что! Захотел? Прыснул Гриша, закуривая сигарету.
  -я сам ее отнесу, нож дай! Взбрасывая тело на свои мускулистые плечи.
  -держи! Подовая острый наконечник в золотой рукоятке. Погоди! Остановил вдруг Гриша его за рукав. Может с тобой?
  -нет, я сам. Вырывая рукав из руки приятеля.
  - темень какая, ты аккуратнее, подальше от дороги отнеси и не забудь контрольный удар нанести.
  - кого ты учишь? Донеся голос уже отдалявшего в черный и густой лес, откуда доносились хруст и шелест ступающей ноги парня. Кровяные капли стекали по ногам девушки, оставляя следы на зеленых кустах и густой травы, но их не было видно из-за мрачной и пугающей черноты окутанной все вокруг, ее руки были сжаты в кулаки, а в них болтались на ремешках те самые разовые туфли. Их силуэты исчезли за гранью света фар, остальные и удовлетворенные парни, облокотившись о машину, глубоко затягивали сигарету и смотрели на черное пятно, куда удалился их друг Иванко.
  Тихо ступая по уснувшему лесу у него возникло чувство, как будто за ним кто -то следит. Остановившись, оглядевшись, но чувство не ушло. Кто-то стоит вон за тем огромным деревом, шагов двадцать от меня. Насторожила мысль. Нет, кажется, никого там нет.
  - Амелия, ты меня уж прости, что так получилось, я тебе обещаю, ты будешь последней! Выскочило из уст парня, так как будто она его слышит и смотрит на него своими огромными синими глазами. Почему то ты особенная, это какой то знак? Вглядываясь в темноту, он побрел дальше, продолжая размышлять вслух. Может я буду вспоминать этот день и тебя, может ты будешь приходить ко мне во сне, прости меня, я не хотел этого. Поскользнувшись, нога сорвалась в пропасть, не удержавшись, тело Амелии соскользнуло в низ, послышался глухой удар и треск сухой ветки. Переведя дыхание, смахнув пот со лба.
  - вот тебе и на, не успел! Прости, желаю тебе быстрой смерти. Не думая в след бросил нож, который дал Гриша. Прости! Опять чувство, что кто-то смотрит на него. Надо уносить ноги отсюда. Промелькнула мысль в голове.
  - ау! Окликнул кудрявый, тишина
  - ау! Второй подхватив клик друга, забеспокоившись долгого отсутствия. Ты где!
  -да, что вы кричите, безумные, я подальше отнес тело и бросил в ров, долго оно летело.
  - а как ты разглядел ров это или нет?
  - я чуть сам не улетел, успел за дерево схватиться, а ее отпустил как балласт!
  - ну, ты красава!
  - поехали, что-то жутковато здесь!
  - а что волка встретил?
  - нет, не встретил, а почувствовал, чей- то взгляд на себе. Парни рассмеялись.
  - ну, ты трус!
  - да идите вы! И гордо сел за руль Иванко.

Капкан


  Утро, летнего дня, было солнечным и ясным. Птицы щебетали, листва колошилась по ветру. Амелия Петровна встала с постели, сладко потянулась и отправилась на кухню для приготовления обещанных блинчиков. Она старалась делать все осторожно, что - бы не тревожить Амелию 'она наверно сильно устала после ночного празднования!' думала бабуля и с любовью заварила чаю с мятой и смородиной. Блины с пылу с жару чай остывает, а Амелия все еще не встает, Амелия Петровна решила разбудить свою спящую принцессу. Войдя в комнату, бабуля поняла, что своей девочки она не обнаружила, что ее нет, и не будет, почувствовало старческое опытное сердце, кольнуло острой иглой, и повалилась Амелия Петровна камнем на пол. Последнее дыхание и последние слова.
  - Амелия доченька я с тобой! ...
  Густой, зеленый лес, проснулся с первыми лучами солнца, и жизнь в нем закипела новой волной. На дне земляного глубокого рва лежала изуродованная и окровавленная Амелия. Немного приоткрыв глаза и от сладкого предвкушения увидеть доброе морщинистое лицо бабули и нежный поцелуй стареньких губ, она хотела растянуться на своей не большой, но удобной кровати и крикнуть 'бабуля, я проснулась!'. Но внезапная боль сковала ее тело, от сильной боли ее глаза расширились, и она увидела над собой небо, которое казалось маленьким светлым пятнышком на темном фоне леса. Подняв грязные руки кверху, она попыталась вспомнить вчерашнее. Отрывая свои рыжие волосы в запекшей крови от лица, Амелия попробовала пошевелить ногами, но боль сжала в своих тисках. Немного осознав, что произошло, она с ужасом схватила себя за голову и душераздирающим криком пронзила лесную тишь. Огромные горячие горошины слез стекали по грязным щекам и смачивали застывшую кровь от удара, полученного в нос.
  - Боже!...................Эхо......... Боже!.........................Эхо..................................... Сквозь пелену соленых слез, она смотрела ввысь, там, где все плыло и порхало над ней, вокруг нее жизнь.
  - Что со мной! За что ты меня так наказал? Не переставал крик из глубины души, он прорезал и прорезал тишь и спокойствие дикого леса. Приподнявшись на локти, она оглядела себя. Ноги ее были раскинуты в разные стороны, в левую ногу воткнулся штырь, остро выстроганный из плотного дерева, как кинжал он просверлил ногу насквозь, алая кровь продолжала сочиться из раны, запах крови сворачивал дыхание, комок подошел к горлу и вылетел наружу. Отрыгнув весь вчерашний ужин, увидев на своих руках переваренную картошку желтевшую среди нее кукурузу разбавленную шампанским ей вспомнился школьный бал. Лия в своем очаровательном платье с красивой прической и бокалом шампанского в руках, танцы, поздравления, все ее одноклассники и ее ссора с подругой. Обратный путь домой и наконец лица парней которые предложили подвезти ее домой. Волна слез накрыла ее. Громкое рыдание содрогалось над ней, унося ее возгласы к самому небу.
  - о! нет! За что? Опрокинувшись на спину, закрывая свое лицо от стыда и грязи, она не могла на себя смотреть, ей было противно, она была себе омерзительна. На миг представилась картина, как четверо подонков разговлялись над ее телом, что они делали? Пронеся вопрос в ее голове. Душевная боль окутала нервные окончания. Устав бороться Амелия отключилась. Лесная жизнь протекала своим чередом. Пчелки торопливо перелетали от одного цветка к другому, наполняя свои сумки с нектарами, птицы щебетали свои прекрасные песни над головами лесных жителей, которые были заняты своими пушистыми делами, не подозревая, что где то не далеко от их дома лежит и умирает добрая и невинная девушка. Солнце спрятало свои горячие лучи за холодные холмы, и на смену им пришел прохладный ветерок, спрятав всех жучков и паучков, прекрасных крыльев бабочек, заменив устрашающей тишиной и покоем елового старого леса. Кошмар вырвался наружу, Амелия распахнула глаза, небо над ее головой стало серым, и уже появился молодой месяц с острыми концами с двух сторон.
  - я жива? Пробормотав ели слышно, девушка минут двадцать лежала не шевелясь и прокручивала снова и снова картину начиная с ссоры Лии, каждое слово врезалось ей в память, а потом дорога домой и опять лица парней особенно тот черноволосый который назвался Иванко, он почему то вцепился ей в ее воспоминания сильнее всего его ухмылка, его неуворотливый взгляд, его руки, его запах. Рвота подкатила к горлу и полупрозрачная жидкость выскочила на ее и так грязное розовое платье, которое сложно и назвать платьем, вернее лохмотья окровавленные и почерневшее от грязи. Придя немного в себя девушка набралась смелости и сил еще раз осмотреть себя, но сначала она окинула взглядом ту яму в которую угодила, вокруг обломки сухих веток, острые деревянные копья по периметру всей неровной круглой яме торчат горизонтально земли. Невзначай в голове вспыхнуло, капкан для крупного зверя, может для медведя или волка? Я в капкане! В западне! Оглядев ту мягкую подушку из еловых сухих иголок, она поняла, что очень удачно приземлилась на дно, откуда с десяток острых зазубрин торчали вверх, ее тело лежало между ними, и только левая нога угодила на одну из них, проткнув ее насквозь. Глубоко вздохнув, девушка решилась освободить свою ногу, резким движением она попыталась сесть, но головокружение откинуло ее назад с таким же быстрым рывком, боль прошлась по всему телу.
  - О! Боже! Слезы с новой волной окатили щеки! Тонкие пальцы размазывали смешанную кровь с грязью по лицу. Немного успокоившись и собравшись с силами она попыталась снова присесть но ее трясучие тело и окаменевшие руки не слушались, ночь надвигалась быстро. Амелию пробрал сильный озноб, ночь давала о себе знать. Пульсирующая боль в ноге била по мозгам. Но руки медленно соскребали вокруг тела лесную подушку из сухих листьев и иголок, укрывая практически обнаженную девочку с головой. Запах сырости, крови и рвоты уволок во тьму.
  Легкие как перышко руки разглаживают завитки рыжих локонов, напевая не замысловатый мотив песни.
  

Доча, доченька моя
  Оглянись вокруг себя
  Только ты да я!
  Леса, поля, луга все для тебя!
  Есть только озеро одно - оно не для тебя!
  Не останавливайся!
  Не замедляй свой легкий ход!
  Ты обойди его вокруг и возвращайся поскорей! Оно не для тебя!
  Оно не для тебя!
  Оно для волчьих стай!
  Доча, доченька моя!

  Улыбка и добрые глаза бабули. Лежа на коленях у любимой бабули, маленькая рыжеволосая девочка стряхнула слезинку с пушистых ресниц, с вопросом.
  - ты пела ее моей маме? Детский голосок тронул пожилую женщину. Поцеловав в рыжую прядь волос, она тихо произнесла.
  - мне пела ее моя мама! Теперь я пою ее для тебя.
  - а дальше? Спой всю!
  - обязательно, обязательно! А теперь давай ка спать, моя рыжеволосая принцесска! Детский смех....

  Тишина... где-то вдали поют птички, а где-то рядом стук дятла. Ветер облизывает листву нежно, нежно чуть колыхая ее. С теплотой о воспоминаниях бабули Амелия открыла глаза, и первая мысль я еще жива!
  - я жива! Вырвалось у нее из груди. Раскидав тепловую завесу со своего тела ее взгляд упал на огромные листья лопуха на которых поблескивала утренняя роса скопившись за ночь на бархатно зеленном ковре. Вода! Как хочется пить! Жажда питья и устремленный взгляд на несколько капель росы преодолел немощь в теле, тупую боль в ноге. Стиснув зубы, она ухватилась за ногу, перевела дыхание и попыталась выдернуть ее из зазубрины. Адская боль оттолкнула ее назад. Нет, я должна, ради тебя бабуля! Ухватив палку, запихнув ее в рот, сомкнув зубами еще раз, попытавшись выдернуть ногу из капкана, боль, слезы и опять назад. Богородица! Благодатная мать! Прости меня! помоги! Продышавшись, взгляд на росу она так и просит 'выпей меня'. я смогу! Сунув палку в зубы и с пронзительным мычанием, она освободила ногу, из дыры в диаметр около пяти сантиметров хлынула густая кровь. О! Боже! Теперь я умру от потери крови, но сначала я глотну тебя! Тыкая взглядом на лопух. Эти пол метра оказались мучительно долгими, но добравшись до заветных листов, Амелия вылизала всю до единой росинки. Мозг отрезвел, мысли стали выстраиваться поочередно, взглянув на дырку утопающей в крови чуть выше колена вспомнив бабушкины уроки по медицине, так как она была знатным лекарем в их не большом городке. Урок - как правильно бинтовать, так ясно вспоминается, что это происходит сейчас.
  - а если вдруг под рукой не окажется бинтов? Что тогда? Наивный детский голосок интересуется у бабули, которая внимательно и тщательно перебинтовывает тряпичной кукле ногу.
  - что тогда? Кукла захлебнется в крови? Не унимается голосок. Улыбка на губах Амелии и сосредоточившись, она вслух повторяет бабулины слова, отвечая на свой детский вопрос.
  - если вдруг такое случится, детка моя, нужно взять лоскут от одежды пострадавшего, ну на всякий случай оторвать от своей одежды лоскут такой ширины и длины как бинт, чтобы перевязать рану. Но родная моя запомни, нужно кровь остановить, если рана глубокая и из нее сочится кровь, то нужно поверх этой раны туго перевязать и только тогда укрыть рану в бинтах от грязи и пыли. Произнося эти фразы, руки делали свое дело, вспоминая свою тряпичную куклу под именем Лола. Правая нога в синих подтеках и похоже вывихнута но подвижна, нежели левая, по ощущениям и остроты боли в ней пробита кость.
  - теперь я одна, нужно взрослеть девочка моя! Обратилась к себе Амелия, собравшись с силами, она начала свой путь наверх. Руки ухватились за копья они установлены достаточно глубоко, чтобы выдержать сорока пяти килограммовую девушку в шахматном порядке до самого верха откуда свисает длинная зеленая трава, слизывая земляную грань ямы. Острая боль в ногах отдает искрами в виски, трясучие руки не хотят держаться и тянуть обезвоженное тело, которое то и дело заваливается в разные стороны. От порыва выбраться наверх накрылось с головой, мысли стали путаться в голове, расслабившись, и облокотившись о сырую стену ямы, девушка отключилась. Урок - польза растений. Детка взгляни на эти бархатные листья, потрогай какие они приятные на ощупь, мягкие так и хочется прикоснуться к ним. это лопух!
  - лопух! Какое смешное слово! У нас в школе учительница так называет одного мальчика, когда он балуется или не слушается! Улыбка на бабушкином лице и приятный голос продолжает литься из ее уст.
  - милая моя, ваша учительница не знает, что за растение такое лопух. Его листья прикладывают к больным местам, они лечат суставы, вытягивают гной из сложных ран. Они затягивают глубокие порезы, а сок корешков очень сладок как мед, он обладает противосполительными действиями, выводит из организма все плохое и делает человеку лучше, а так же листья лопуха, если разжевать, на вкус он вязкий и горьковат, приложить кашицу к больному месту, то это место перестанет болеть. Это растение клад для диких хозяек и лекарей. Значит ваш мальчик настоящий клад для вашей учительницы вот, как можно по-другому назвать твоего одноклассника. Бабуля наклонилась к листьям лопуха и плавно вытащила его из земли с длинными желтыми корешками, отряхнув от грязи, она отгрызла острый наконечник, причмокивая от удовольствия, протянула оставшуюся часть мне. Пробудившись, день был в разгаре, солнечные лучи скользили по верхушкам листвы, играя солнечными зайчиками на дне глубокой ямы. Амелия сразу же бросила взгляд на лопух, он прекрасен среди черной густой земли, над которой возвышаются огромные шляпы бархатно - изумрудные зеленые листья. Вот оно! Мысли ласкали сознание о том, что бабуля рядом и не даст ей умереть! Соскользнув с кинжалов, она снова докарабкалась до заветного куста. Выдернув его из земли, отломив коренья, она запустила их в рот. Да! Они сладки! Сочны! Ох, бабуля! Сняв пропитанную розовую шелковую ткань в крови, девушка стала закладывать дрожащими руками прожеванную кашицу, в знойно болящую рану, тут же вспыхнули воспоминания, про урок перелома. Конечно! Фиксация! Мысли продолжали двигаться в правильном направлении, с перекошенным лицом от боли Амелия перевязала ногу с прочными прутами. На какой то миг, боль отошла. Немного закружилась голова, вокруг все заплясало, невероятно но яма в которой она еще сидит, показалась необъятным широким полем! Прилетели бабочки их так много, что они вот, вот вытеснят ее из ямы, Амелия стала отмахиваться от их щекотливых крыльев, но они вдруг превратились в обозленных ос. Которые беспощадно налетели на ее больные места и стали жалить, боль вернулась с невероятной силой и казалось что осы вот, вот съедят ее, их жала сверлили, вспышки в глазах, вздох и мрак. Сумерки. Теплый день сменился прохладой. Немного озябнув Амелия пришла в себя, оглядевшись вокруг ее мысли привели к тому же от чего она пытается уйти, она в капкане, но боль в ноге поутихла и теперь правая нога взяла на себя оставшуюся боль, ближе к лодыжке выпирающая кость разбарабанилась до не мыслимых размеров и кажется вот, вот взорвется. Попытавшись опереться на ногу, чтобы ухватиться за кинжалы выпирающие из земли, боль только разыгралась еще сильнее, нога подвижна, а значит не сломана - это главное, мысли настораживают, оглядев свое временное убежище в поисках лопуха, но под покровом ночи уже не разглядеть волшебных листьев, нужно выкарабкаться! Нужно ползти, нужно тянуться, пока боль поутихла в левой ноге, нужно раздобыть еще лопуха, я смогу, я сильная! Мысленно успокаивала себя Амелия! Резким движением, перевернувшись на живот, она стала карабкаться по земленному рву, хватаясь за ветки обломанных деревьев, за траву и холодную и влажную землю, так как она не могла просохнуть от густоты веток деревьев, создававших препятствие для солнечных лучей. Борьба за жизнь дала результат и вот она на поверхности с тяжелым грузом в ногах, которые тянули вниз, вниз. Яма позади. От дикой усталости прильнув щекой к земле, заливая ее слезами то ли от боли, то ли от радости, что она смогла преодолеть такой не простой путь. Отдышавшись, она повернула голову в сторону леса, где мрак съедал все видимое и невидимое. Ощущение ничтожной ползучей твари, которая ползла, не зная куда, не зная, зачем остановило. Вот то, что она не ожидала от судьбы, то, что она увидела перед собой, заставило даже биться сердце, боль остыла, кровь свернулась, то ли это наяву, то ли это во сне. Два ярких желтых глаза сверлили ее, сопровождая лацканьем острых клыков. Волк! Мысль кольнула прям в сердце, разнося ужас и страх, что будет дальше? Лучи молодого месяца обволакивали густую шерсть крупного силуэта. Волк был, в боевой стойки, его белоснежные клыки оголились, уши прижались к голове, а огромные желтые глаза смотрели на Амелию. Она оцепенела, слюни во рту застыли, глаза застекленели, но мысли продолжали двигаться и привели ее к тому, что ей захорониться в этом лесу, острые ветви не проткнули, так острые зубы волка сожрут и от бессилия и от жуткого голода она смирилась со своей смертью. Выдавив из себя.
  - жри меня! Жри меня тварь! Вызывающе крикнула Амелия, стуча кулаками о сырую землю. Ну что же ты стоишь, жри, давай, ну давай! Волк осторожно смотрел, но продолжал скалиться.
  - люди ничтожны! Волк наклонил голову в сторону, отжал уши и прислушивался к ее голосу, клыки спрятались под волосатой губой.
  - жри меня! С глубоким всплеском эмоций она выплескивала свои слезы, а руки в кулаках покрытые грязью стучали о землю, не останавливаясь, больше она ни чего сделать не может. Адреналин пробежался по венам, и остановился на переломанной ноге, забирая остатки энергии тела, слабость уволокла в забытие. Неподвижный кусок окровавленного мяса затих. Волчище оскалил зубы, на носу образовались серо-белые морщинки, а желтые голодные глаза сузились, глядя на нее. Амелия была не подвижна, пальцы приклеились к земле, лица не видна из-за копны спутанных волос, голос утих в лесной тишине. Всмотревшись на комок неподвижного мяса, он фыркнул, не торопясь обошел вокруг, не отрывая взгляда и шевеля носом, вёл запах своей чуть лохматой седой мордой, рисуя в воздухе круги незнакомого запаха.

Утро завтрашнего дня


  - опять никто трубку не берет! Я не понимаю, они, что уехали? С нервозностью процедила Лия, глядя на маму, которая бесхлопотно носилась по небольшой кухни от шкафчика к шкафчику, творя свое очередное кулинарное произведение.
  - а ты сходи к Амелии. Ласково произнесла мама, не обращая своего взгляда на Лию.
  - вот, еще! Хотя, наверное... задумалась Лия. Ей так натерпелось рассказать про свою ночь с Костиком, глаза так и горели, а руки сами по себе потерлись друг об друга. Сладкие воспоминания о Костике уволокли в ту самую ночь, где было очень хорошо, Костик ласкал и пел сладкие речи! Его чуть пухлые губы целовали, а нежные руки ласкали невинное тело. Лия полностью и без остатка отдалась любимому человеку, как ей казалось, что он ее без памяти любит и хочет провести всю свою жизнь рядом с ней. Она была наивной и глупой девочкой, она верила в любовь, верила в то, что Костик ее по-настоящему любит, она верила в то, что любовь это очень красивое, воздушное чувство, за которым стоит, то самое волшебство от которого хочется летать и порхать. Но почему - то после сладкой ночи, после сладких речей, у нее осталось горькое послевкусие. Почему? Она не могла найти ответ. И ей хотелось, поделится с кем ни - будь, о своих впечатлениях, мыслях и сомнениях. Мама! Первое что возникло в голове! Нет! Она не поймет, разозлится! Разочаруется, разгневается! Нееет! Только не мама! Надо поскорее бежать к Амелии и все рассказать ей! Ведь она моя подруга, она знает все про меня, она чувствует меня! Надо скорее к ней! Мысли крутились в голове одна за другой.
  - доченька, милая, вы поругались с Амелией? Нежный голос матери, прервал не складный ход мыслей. Ведь прошли уже сутки, а ее так и нет. Ласково сказала мама, поглаживая тыльную часть головы дочери и заглядывая в ее озадаченные глаза.
  - я думаю, она на меня, скорее всего, обиделась. С грустью выдохнула девочка.
  - так и сходи, да поговори с ней, может что случилось.
  - обязательно! Соскочив с небольшого диванчика, Лия понеслась в свою комнату.
  - вот и ладно! На чем я там остановилась, о! да! Яйца, яйца, где они? И принялась порхать опять по кухни, как фея с волшебной палочкой в руке. Погода стояла невероятно солнечная, на небе ни одного облачка, только яркие тонкие лучи, повсюду рассекавшие плотность воздуха, делая его еще сильнее сухим и невыносимым. Подойдя к Амелиному двухэтажному голубому дому, украшенный весь цветами. Оглядев его, Лия увидела, что каждое окно было настежь открыто, вот только Амелины на первом этаже были закрыты и задвинуты занавесками ярко желтого цвета. Она наморщила лоб и быстрыми движением влетела в подъезд.
  Тук, тук. Тишина. Тук, тук. Тишина.
  - очень странно? В недоумении произнесла девушка. Лия всем телом облокотилась на дверь лбом в глазок, и тут она открылась. С широко распахнутыми глазами Лия ахнула и почувствовала, как ее глотка обожглась, в глаза и в нос ударил густо стоящий смрад. Зажав нос двумя руками, она вошла в дом. Тишина, солнечный мрак вперемешку с запахом, навевал страх.
  - Амелия! Амелия Петровна! Окликнула Лия, проходя все глубже в дом. Девушка остолбенела, увидев перед собой Амелию Петровну лежащей на полу лицом вниз, в розовой ночной сорочке, возле кровати Амелии, на которой лежали несколько книг, плеер и ее любимый зайка, мягкая игрушка, когда то подаренная на первый год жизни ее мамой.
  - Амелия Петровна? Вам плохо? Женщина лежала не подвижно, как мраморная плита. У Лии взмокли руки, она топталась возле входа в комнату и не могла набраться смелости подойти, убрав руки ото рта, и снова прижала обратно, запах душил и не давал вздохнуть. От громкого и внезапного крика позади с входа в квартиру Лия вздрогнула.
  - Амелия, вы, где пропадали? О! Боже! Высокий мужчина средних лет вошел в дом и увидел Амелию Петровну, лежащую на полу вниз лицом и Лию, которая была как каменная от ужаса.
  - что случилось? он подлетел к женщине, подхватил ее, перевернул лицом вверх и громко крикнул.
  - нет! Нет!
  - что такое? Со слезами на глазах спросила Лия.
  - она умерла и уже довольно давно, в пределах около суток, а я то старый дурак, подумал, что они куда-то уехали. Подлетел к телефону и трясучими пальцами набрал номер телефона милиции. Лия не чего не понимала и только наблюдала за мужчиной за его быстрыми и умелыми движениями.
  - а где Амелия? Спросила Лия немного придя в себя.
  - Амелия?! В удивлении остановился мужчина и посмотрел на девушку.
  - не знаю! В глазах его застыл страх и передался ей.
  - я пришла к своей подруге, что бы поговорить с ней, а ее и дома нет уже больше суторк!
  - больше суток? Переспросил мужчина
  - ну да у нас был выпускной вечер, под конец вечеринки мы с Амелией немного поругались и она пошла одна домой, по ночному городу. Голос задрожал и приостановился, а потом добавил. Значит, она не дошла до дома, ведь кровать не тронута. Указывая взглядом на заправленную кровать, с зайкой она не расстается никогда и по-видимому бабушка переволновалась... и слезы выступили на глаза. Мужчина стоял возле бездыханной женщины и внимательно слушал девушку, как резко спохватился.
  - ну и запах! И мужчина стал бегать по комнатам открывать окна и раздвигать шторы, впитавшие в себя невыносимый едкий запах. Лия закрыла руками лицо, развернувшись, пошла к выходу, где столкнулась с людьми в форме они входили и распространялись по углам квартиры, с листами бумаг и ручками, каждую деталь описывали и громкими голосами подтверждали записанное, утверждаясь в правильности написанного, врачи с мрачными лицами с носилками протискивались в узкую входную дверь. Позади себя она услышала разговор, приостановилась и прислушалась, но не обернулась и не взглянула на владельцев голосов.
  -я капитан полиции, Михайлко, обнаружил труп, которому принадлежит квартира под номером восемь. Что-то еще, еще не понятный разговор, но в конце четко разобрала.
  - я обязательно разберусь, в чем дело!
  Лия собралась с силами и выскочила из душной квартиры, где запах не давал отрезветь мыслям и восстановить картинку произошедшего.

Знакомство

ВОЛК ...

'... Холодное зимнее утро. Стая волков двигалась вдоль берега замершего озера, стремясь набрести на добычу. Огромный серый вожак вел стаю через не проходимый лес по белым колючим бурханам. Маленькие уже окрепшие волчата бежали по следам вожака, стараясь не отставать от стаи. Волчата ловко перепрыгивали через препятствие, но последний самый малый не смог перепрыгнуть через огромный ствол упавшего дерева и волчонок смекнув, что под ним есть отверстие между снегом и деревом, решил подлезть под него. Пробираясь под деревом у него застряла вторая часть тела, он изо всех сил вытягивал себя, смотря вслед уходящей стаи, которая удалялась все дальше и дальше не оглядываясь на него. Приступ потери остаться одному без прикрытия, инстинкт животного, маленького и хрупкого волка требовал догнать стаю и воссоединиться. Его лапы работали когти перебирали белые песчинки снега, но снежные комочки снега обваливались и преграждали путь, и тут он рванул с писком собачьего страха и оказался свободен его дерево отпустило, но оторвала от стаи. Волчонок пустился вслед за стаей, но резко они обрываются, их не чует его нюх, он стал метаться, внюхивался в снег, перебирал лапами, пытаясь откапать след своей волчицы и братьев. Он наматывал круги на опушке, откуда он обратил свой взор вдаль и увидел мать, она испарялась своей серой окраской среди прозрачных стволов дремучего леса. Их разделяло озеро запорошенным снегом. Он лапами ступил на упругий и скользкий лед покрытый слоем на озере, его лапы разъезжались в разные стороны, с огромным усилием он скользящим движением собирал лапы и продвигался по льду и снова расстилался пузом на лед. Впереди себя его глаза увидел пригорок из слипшего снега из-за любопытства малого возраста и недостаточного сформированного ума он ползучими движениями добрался до пригорка, вскарабкавшись, он обрушивающими кусками снега скатился и плюх в холодную воду с вонзающими иглами в его молодое и чувствительное тельце. Лунка для ловли рыбы была круглая и края ее скользкими, его тоненькие коготки цеплялись за край лунки, но он соскальзывал и плюхался в ледяную воду озера. Волчьи глаза и разум не сдавались, и он продолжал барахтаться в лунке...'

...
  Солнечный луч пригрелся на щеке у Амелии, солнце стояло высоко. Осознав, что она еще в лесу, резко распахнула глаза, чистое, ясное небо над головой. Вспомнив вчерашнюю встречу с волком, она приподнялась на локти и огляделась. То место, где она была, было открыто и вокруг нее выселись огромные листья лопуха, в которых собралась утренняя роса.
  -о! Боже! Вырвалось у нее из груди, тянувшись трясучей рукой к одному из листьев, ее взгляд поймал взгляд волка, который в упор смотрел на ее действия, чуть морща нос, показывая блестящие клыки. При дневном свете его размеры еще больше, голубоватый окрас его шерсти играл с бликами солнца, уши чуть с белой опушкой торчали вверх над его головой, огромные желтые глаза смотрели на нее. Сморщенный нос, и тихое рычание продолжалось, пока она не заговорила.
  - ну, здравствуй, чудище! Еле выговорила она. Волк вскочил на четыре лапы, чуть опустив морду к земле и злостным взглядом проследовал за ее действием. Амелия склонила голову к листу и впустила в глотку прохладную росу. На миг задумавшись. Как такое возможно? Бросив взгляд на второй лист с росой. Было не реально не по себе, когда жажда берет вверх и так хочется пить, а за тобой наблюдает опасный хищник и кажется, что он вот, вот сорвется и растерзает. Но он лишь только наблюдает. Опустошив второй лист, Амелия бросила взгляд на свои ноги. Ее тело лежало на огромной ветке ели, иголки ветви впивались в раны, ткань, которая скрывала открытую рану, растрепалась и ослабла, выпустив пруты, которые, как то сдерживали переломанную ногу пропитанную кровью.
  - почему ты меня не растерзал? Почему не убил? Не съел? Обозлилась на него девушка. Закрыв лицо руками, и зарыдав от обиды, что смерть ее не освобождает от мучительной боли. Тишина. Немного успокоившись. Убрав руки с лица, ее глаза не обнаружили вокруг себя волка. Куда же он подевался? Может мне уже кажется? Сомнения взяли вверх. От потери крови у меня помутнение? Ну какой волк будет сидеть и смотреть на свою жертву, это все фантазии, у меня голюцинации! Нужно поесть! О лопух! Объевшись корешков, напившись росы, Амелия обработала свои раны, перевязав их листьями лопуха, его здесь много. На миг стало как то легко. Откинувшись назад, девушка, попыталась насладиться солнечным днем, вспоминая, долгие походы с бабулей в лес.


  Огромное поле всевозможных трав, цветов по которому рассекает рыжеволосая девочка лет пяти. Ее босые ноги так ловко обходили мелкие камешки, колючки неведанных ей растений. Веселый и задорный смех отдалялся от идущей за ней Амелии Петровны, которая тревожным голосом выкрикивала имя своей правнучки. Девочке было так хорошо, она по настоящему радовалась этим цветам, грозному лесу который стеной встречал у кромки поля, солнцу, бабочкам которые взлетали, от того как девочка касалась ногой или рукой цветов. Амелия не чувствовала опасности хотя бабуля часто ей твердила про нее. Ей казалось, что мир прекрасен и не опасен, а бабушка только все придумывает. Но все же у самой кромки леса Амелия остановилась, ее смех преобразился в оглушительный визг.
  - Николо! Послышался бабушкин грозный голос, позади испугавшей девочки.
  - милая моя! Это все волишь я! Твой дед! Выходя из темного леса с тяжело набитым мешком за плечами, держа в одной руке ружье, а в другой серо-голубые шкуры зайца седоволосый огромный человек! Страх переменился веселым детским голоском.
  - деда!
  - милая, моя девочка! Вскликнул мужик, сбрасывая мешок с плеча, откидывая ружье в сторону и привстав на колени, обнял малютку. Его огромные руки окутали тело ребенка, и казалось, что она лишь прекрасная бабочка в его объятиях.
  -Николо! Приблизился бабушкин голос сзади девочки, присаживаясь рядом с ними, срывая голубой василек. -как же я, по вам скучаю! Милые мои! Слеза запуталась в глубокой морщине под глазом. Миниатюрная ладошка Амелии Петровны подхватила слезу, и с трепетом в голосе произнесла.
  -Николо! Ты всегда можешь к нам вернуться, мы тебя любим, ты ведь знаешь!
  -да! Деда! Встревожил детский голосок синтементальную минуту. Почему ты живешь в лесу? Почему не с нами! Мне тебя так не хватает! Деда! Обвила детскими ручонками шею пожилого человека.
  - милая моя! Ведь кто - то должен держать оборону и порядок в лесу, уйду я, что с ним будет!
  -что? Звери будут драться? Смех пожилых людей разозлил любопытную девочку.
  -не смешно!!!
  - нет, милая совсем не смешно, ни капельки! Вот только я наоборот защищаю зверей и их законы от людей! Пускай себе дерутся!
  -да! А что люди могут сделать не так?
  -есть хорошие, как мы! Мы не портим фауну природы, мы аккуратно срываем растения, которые нам помогают жить, ведь Бог и создал их для нас, мы не пилим деревья которые века простояли, мы не мусорим и не шумим! А есть которые приходят в лес за тем, чтобы нарубит деревья, уничтожить, убить фауну и ауру леса. Разжигая огромные костры, устраивают вечеринки посреди леса, пугая все живое вокруг них.
  -а ты этих людей наказываешь?
  -конечно моя милая! Зная, что я здесь народ побаивается соваться в лес!
  -поэтому ты не уходишь! А ты не боишься волков, медведей? Тебе по ночам не одиноко?
  - милая моя, меня здесь все звери знают, они чувствуют от меня мир и доброту! Поэтому и не лезут ко мне. А скучать мне и не когда, забот и хлопот у меня полно! Вот только по вам мое сердце ноет! Взгляд девочки упал на ружье, лежавшие среди высокой травы, а потом на шкуры зайцев.
  -дед, это ты их убил? Разве ты сам закон не нарушаешь? Сузив глаза, девочка пристально заглянула в старческие глаза. Улыбка на лице! Окинув глазами силуэт Амелии Петровны, который передвигался от одного цветка к другому, ее руки притягивали бутоны к лицу, улыбка давала согласие на то, что бы ее руки срезали это растение и бережно уложили в хлопчатобумажный рюкзак, свешавший с руки.
  -нет, я не нарушаю, я не стрелял в них, я их поймал обманным путем!
  - это как, обманным путем?
  - ну есть много всяких разных штук у охотника, это силки, ловушки, капканы для разных животных. Так уж заведено, человек властен над жизнью животных!
  -а ты меня научишь всем этим штукам?
  - конечно моя сладкая девочка. Крепко поцеловав и обняв малютку.


  Лес погружался во тьму. Распахнув глаза, Амелия поняла, что ее бросает в жар. Руки и ноги содрогаются от дикого холода, тело пылает огнем. Острая и колющая боль обволокла все тело. Судороги не давали спокойно вздохнуть. С тихими возгласами Амелия нащупывала вокруг себя, что ни будь, чтобы накрыть свое безжизненное тело. Но в месте где она находилась, росли лишь лопухи, а под огромными листьями не растет даже трава, кругом голая земля, сырая, холодная. Ее так трясло, что перед глазами прыгали неподалеку темнеющие деревья, среди которых она обнаружила силуэт лохматого волка. Волк! Пронеслось у нее в нетрезвой голове. Страх ее сердце не брал, сильный жар и трясучка брали вверх. Обхватив руками свои оголенные плечи девушка пыталась сосредоточится на приближавшем силуэте. Он приближался все ближе и ближе, сверкая желтыми глазами, которые прыгали как тенесные шары о стол. И вот его мягкий и теплый мех коснулся ее тела, его шерсть по миллиметру укрывало ее тело, и становилось теплее и теплее. Ощутив необыкновенное тепло, она погрузилась в сон, в темный как лес. Рассвет озарил верхушки высоких, древних деревьев, стоящих плотно прижавших друг другу. Амелия лежала на мягком зеленом мхе, вокруг разложены лапы зеленых елок. Мысли в голове проплывали медленно и не ясно, жар отступил и невероятно хотелось пить. Услышав и почувствовав рядом с собой щенячье скуление, Амелия медленно открыла глаза, сообразив, что с ней рядом спит огромное, серое и лохматое чудовище, тыкающей мыслью в голове, что это волк! Опасное, безжалостное существо, которое свернувшись в калачик, дергало лапами и жалобно скулило. У Амелии расширились глаза как два бездонных озера от ужаса и удивления, что перед ней волк не спокойно спал и что- то ужасное видел во сне и даже не подумал тронуть ее, а только лишь перетаскивал с места на место, то поле лопухов, а теперь, мох! Хотела бы подняться, что бы оглядеться, но резкая боль уколола в нижней части тела и от невыносимой раздирающей боли она снова плюхнулась на бархатный мох. И тут Амелия начала соображать, что оказалась совсем в другой части леса, севернее, так как кругом маленькие лохматые с длинными лапами елки, окруженные ярко изумрудным мхом. Девушка сразу вспомнила рассказы бабушки про не проходимые леса человеком к северу от озера, где не раз видели и слышали про волков. Народ боялся ступать в ту сторону леса, так как владыкой этого сказочно красивого и богатого кусочка земли, где было все в изобилии ( орехи, грибы, ягоды и разнообразной лечебной травы) были злостно голодные волки, с размером медведя, окрас их голубовато-серый, черная подводка вокруг глаз так и манила охотников в свою западню. Волки были беспощадны, раздирали человека на мелкие куски, разбрасывая вокруг своей территории, как бы помечая ее. Амелия медленно повернула свое затекшее тело в сторону волка и медленно протянула свою дрожащую руку на голубоватый мех, вспоминая вчерашний вечер, ведь он грел ее всю ночь. Ей так хотелось, прикоснутся к нему, ощутив его тепло, почувствовать биение сердца, чтобы убедится в том, что это не сон, что это все в реальности, на яву. Опустив руку на мягкую шерсть. Как вдруг волк вскочил на четыре лапы и с громким рыком оскалил зубы. Амелия от страха замерла, уставив свои синие глаза на обозленного волка и с трудом проглотила комок в горле, не шевелясь. Минуты две они смотрели друг на друга глаза в глаза. Девушка не могла не о чем думать и ничего не чувствовать, ни боли в ногах, ни голода который сводил ее желудок сума, ни жажды в горле, ни мягкого мха под собой. Медленно волк опустил свою гладко прилизанную морду к земле и спрятал белые, как снег и острые, как кинжалы зубы, подпрыгнув к дереву, подхватил огромный скрученный лист лесной капусты и медленно не спеша, осторожно как бы украдкой подошел к Амелии. Их взгляды не отвлекались не на что. Амелия увидела перед собой огромный лист, а внутри его была свежая прохладная, только что скопившаяся роса. О! это то, что мне сейчас надо! Промелькнуло в голове. Волк подошел еще ближе и не человеческим волчьем взглядом заглянул в ее глаза, так что мурашки пробежались по телу. Осторожно не торопясь она с жадностью взяла лист, но взгляд не отводила от его желтых глаз, которые смотрели на нее. Прильнув губами к утренней росе, она с удовольствием опустошила лист. Положив лист на колени, девушка обнаружила, что ее сломанная нога была освобождена от упругих прутов и начисто вылизанными от засохшей крови, перебросив взгляд на руки, она так же увидела, что они были чистыми, только ссадины и темно синие с оранжевой окантовкой синяки, выделялись на белоснежной коже Амелии. Она почувствовала холод по своей гусиной коже, и сжавшись, бросила взгляд на стоящего перед ней огромного зверя, который стоял и не моргая смотрел умным и понимающим взглядом. И тут Амелия четко в своих мыслях поняла, что волк зализал ее раны, пока она была без чувств и вовсе съесть ее не хочет, а зачем то хочет ей помочь. Надо же? И подумать было сложно, что есть такие умные звери как это лесное животное, невероятного размера и глаза ярко желтого цвета с натугой и сухостью в горле Амелия заговорила с волком, глядя в его глаза.
  - ну, давай знакомится, меня Амелией зовут, а тебя? Минутное молчание и волк с негромким рычанием оскалился.
  - о! Да, ты не умеешь разговаривать, но понимаешь меня, не так ли? С натянутой улыбкой произнесла девушка.
  - ведь ты лесной хищник, почему ты меня не растерзал? Амелия погрузилась в не понятные для нее мысли, которые не унимались в ее голове. ' как так, почему я здесь в лесу? В какой части земного шара я? В компании серого волка, который смотрит на меня как человек, который вот, вот заговорит со мной, а глаза его такие понимающие и соболезнующие'. Амелия решила испытать еще раз свою судьбу, у которой нет цены, она со словами протянула руку к волчище'.
  - можно тебя погладить, милый зверь? Волк внимательно слушал ее и прогнул свою голову, прям под ее руку. От неожиданности такого поступка от волка, Амелия от испуга отдернула свою руку назад, а волк опустил свою свирепую морду к земле и чего- то ждал. Амелия медленным движением протянула свою тонкую кисть руки и кончиками пальцев тронулась широкого лба зверя, он немного выдвинул свою шею вперед и приподнял морду и его желтые глаза из-под лобья уставились на Амелию. Ее ладонь оказалась на широкой кости мозга покрытая волосяными покровом. Сердце девушки сжалось как сушеное яблоко, ей казалось, что она спит, ведь в жизни такого не бывает. Ее кровь вскипала в жилах, а скукоженное сердце билось так часто как барабанная дробь, что ей казалось его слышно во всем лесу. Под своей ладонью она почувствовала упругий серо-голубоватый ворс, который немного покалывал некоторые места ладони, его глаза смотрели в ее голубые два озера. Тяжело сглотнув, она сказала.
  - как ты можешь мне помочь, если я сломала две ноги и ходить не могу, а мне так есть хочется, ведь я скоро умру, лучше сейчас насытись мной. Волк резко подкинул руку Амелии и быстрым движением прыгнул в кусты. Амелия с удивлением проводила взглядом серого в пышно зеленные папоротники и с выдохом упала на мох, обратя свой взор на небо, которое, как сито через ветви деревьев проглядывалось. Смотря ввысь с ее уст пустилась молитва:
  - Отче наш иже еси на небесах, да святится имя твое, да прибудет царствие твое, да будет воля твоя яко на небеси и на земли, хлеб наш насущный даш нам днесь и оставь нам долги наши яко же и мы оставляем должникам нашим и не введи нас во искушении, но избави нас от лукавого, слава Отцу и Сыну и Святому духу и ныне и присно во веки веков Аминь. Перекрестившись со слезами на глазах. Волк вышел из кустов папоротника, а в его пасти ветка с ягодами голубого цвета. Медленно и гордо подойдя, он положил ветку возле ее ног.
  - это ведь ягода! Наконец, что- то иное не лопух! Обрадовалась Амелия, взяв ветку зубами, и отрывая ими ягоды, с удовольствием глотала их. Желтые глаза просканировали жалкий вид девушки, которая от удовольствия закрыла глаза и поедала ягоды одну за другой. Метнувшись серый опять исчез в густо разросшихся зарослях. Амелия съев ягоды, оглянулась и поняла, что она совсем одна посреди старого заброшенного леса, подняв голову вверх, она осознала, что ее безжалостное существование ни что в этом забытом волчьем лесу. Верхушки елей соединились на самом небе, даже немного казалось, что их верхушки проткнули небо и не давали облакам пробираться через их колючие иглы. Солнце почти не видно и Амелию бросало в дрожь. Прислушиваясь к звукам лесной жизни, она слышала, где-то вдали кукует кукушка, шелестит листва на деревьях и шуршит густая зеленая трава, парой ей слышались шаги, скрип деревьев, треск сухих веток. Все было так необычно после городской и суетливой жизни. Амелия стала замечать что время пробегает быстрыми шагами и не оставляет за собой ни каких следов, и серого довольно долго нет, безжалостные лучи солнца скрылись за снежными холмами и резко стало темно, как кто-то выключил свет. Девушка откинулась на мох и сжала обеими руками свой живот, который вот, вот взорвется от боли и сковывала все движения и мысли в голове, так она и уснула в страшном и темном лесу. Вздрогнув от сильного треска сухих веток, Амелия открыла сонные глаза... мрак ни чего не видно даже собственных рук, она быстрыми движениями протерла глаза, что бы смахнуть с глаз остатки сна. Хруст и треск так сильно и громко, где то близко совсем близко. Она съежилась от страха, вглядываясь в кромешную темноту, мысли в голове проносились, как метеор по небу с невероятной скоростью в догадках кто же это может быть или что это может? Но ясно и четко она понимала, ах, если я чувствовала ноги, я бы, ни одной секунды здесь не пробыла, а рванула вперед, подальше от этого звука сводящий сума от не видения и невмоготу сдвинуться с места. Бежала и снова бежала. Ах, если бы! Крупные слезы прокатились по разгоряченным щекам. Обхватив свои оголенные плечи холодными руками, Амелия разрыдалась, как грудной ребенок с громкими всхлипываниями. Вдруг неожиданно почувствовав что-то мокрое и холодное в спину, она ахнула с дрожью в голосе. Спустя доли секунды она почувствовала по обнаженным рукам невероятно мягкое и одновременно щекотливое тепло. Амелия улыбнулась.
  - это ты? В ответ послышался глубокий выдох
  - наконец, ты серое чудовище! Вернулось. С облегчением выдавила Амелия. Увидев перед собой две желтые луны, которые даже не моргали и как то жалобно на нее смотрели, и что-то пытались сказать, рассказать. Чуть, чуть привыкнув к темноте глаза, немного различали силуэты, и она разглядела лохматый силуэт его тела прикосавшего к ней, почувствовав тепло от зверя, набравшись решительной смелости, она обхватила руками лохматую шею.
  - не оставляй меня! Неожиданно тихим голосом произнесла Амелия. Даже подумать не могла, что буду, когда то обниматься с хищным волком ночью в лесу. Пронеслась мысль в голове у Амелии. Медленным движением волк прижался посильнее к телу Амелии, повалив ее на влажный мох, и плавным движением положив свою морду ей на грудь, глубоко вздохнул. Амелия почувствовала бешеный стук сердца и невероятное тепло, как будто накрыли пуховым одеялом. Закрыв глаза с умиротворенной улыбкой на губах, погрузилась в сон под стук сердца, который успокаивал и убаюкивал, как колыбельная для младенца.

Похороны

...
  Все устроилось, похороны прошли. Все соседи и знакомые собрались на кладбище. Амелия Петровна покоилась теперь с миром.
  - мама, я не могу поверить до сих пор, что она умерла! Мне кажется, что она заснула, а мы ее закапали, а если она очнется? А там темно и сыро, ей станет страшно! Вытирая слезы руковом серой кашемировой кофты Лия со стеклянным взглядом смотрела на не большой холмик из свежей земли, на котором стоял деревянный крест с надписью ' наши сердца скорбят и помнят Амелию Петровну'.
  - дочка, милая, все в жизни, когда то кончается! Утешала ее мама, обнимая за плечи.
  - значит я тоже когда то умру? Со слезами выдавила Лия.
  - но, это еще не скоро произойдет, милая, сначала ты поживешь хорошенько, родишь много детишек, станешь бабушкой и только тогда, когда ты состаришься, и у тебя будет много морщинок и только, наверное, тогда!
  - я умру! Закончила фразу Лия и уткнулась заплаканным лицом в грудь своей матери.
  - не плачь, все у тебя будет хорошо! Прижала покрепче к себе свою дочь мама. Вот только очень интересно, где же может быть Амелия? Пробормотала Софья Агафовна (так звали маму Лии) прижимая свою дочь еще сильнее к себе.
  - мама, ты думаешь, она жива? Поинтересовалась мнением своей матери. Положив две розы на рыхлую землю, они отправились домой.
  - вот этого я не знаю. Затихла мать и тихим шагом шла, опустив свою голову в ноги, обнимая дочь.
  - Софья Агафовна, простите! Услышав сзади мужской голос, она обернулась.
  - да, я вас слушаю!
  - вы меня простите, не к месту и не к времени, я задам вам несколько вопросов. Когда вы в последний раз видели Амелию? Женщина прижала свою дочь еще сильнее к себе, чтобы почувствовать ее сердцебиение, а оно колотилось так быстро что вот -вот сорвется.
  - в последний раз, на выпускном балу, она говорила речь, ее награждали, она была счастливой, как никогда прежде! Взволнованным голосом проговорила Софья.
  - а после этого бала она к вам не приходила и не звонила?
  - нет, моя дочь с ней дружила и очень в плотных с ней отношениях была, но вот, они повздорили на вечеринке, и Амелия как со слов дочери, отправилась одна домой. Лия оживленно распереживалась, смотрела то на Михайлко капитана милиции и следователя и соседа Амелии и как друга семьи и как отца заменявшего Амелии, то на свою мать, которая со слезами на глазах рассказывала эту истории, которая запомниться, наверное, навсегда.
  - да я вам рассказывала, помните при встрече! Вторглась Лия
  - конечно, помню, вот только зацепиться не за что! Никто ее не видел после бала, даже соседи. Ведать она даже не дошла до дому. По пути что-то случилось, и я это выясню, иначе я не Михайлко. С поклоном извинения он отдалился от женщины и ее дочери.

И не так все плохо

...
  Яркие лучи солнца ласкали лицо и глаза распахнулись, увидев воронку в небо из длинных деревьев. С мыслей в голове Амелия потянулась. ' еще одна ночь. Как там моя бабушка, наверное, сума сходит, как бы ей сообщить, что я живая, но вся переломанная.'

...
  Приподнявшись на локти Амелия огляделась, волка ни где не было, с осторожностью она оглядела и прощупала свои ноги, гной продолжал сочится из дыры пробитой ноги по сине-желтым с зеленым оттенком опухали вокруг нее. Желудок Амелии прилип к позвоночнику и судорожно сжимался, разнося дрожь по всему искалеченному телу. Нос ее сморщился от знакомого запаха, а желудок сделал одобряющий жим, слюна во рту до обилия стекала с губ.
  - что это? Оглянувшись, наткнулась взглядом на две свежие рыбки, в двух метрах от нее. Аккуратно выложенные на мягком мхе, а рядом лист с росой.
  - о! Боже! Как я дотянусь? Мысль сводила сума, а желудок требовал своего, слюни все больше и больше выделялись, ей представлялось, как она впивается своими зубами в эти свежие рыбы, инстинкт ей подсказывал, ползти, к ним ползти, во что бы то ни стало. Быстрым и беглым взглядом Амелия огляделась вокруг себя, где мягким ковром стелился зеленый мох с уродливыми молодыми елками, свои лохматые лапы они разбросали, казалось, по всему лесу. Хватаясь за колючие зеленые ветви елок, она подтягивалась к рыбе, вот она, еще чуть, чуть, не останавливайся. От невыносимой острой боли холодный пот выступил на лбу и висках. В глазах потемнело, и Амелия с мечтой в голове о свежей рыбе уткнулась лицом в мох без чувств. Шершавый теплый язык привел в чувство, обессиленное тело девушки. Огромный комок шерсти склонялся над ней, едва открыв глаза, она жалостливо простонала.
  - рыба! Серый метнулся, подхватил клыками ароматную рыбу и положил ей в руки. Прийдя окончательно в чувство Амелия с жадностью впилась зубами в брюхо рыбы, разрывая тонкую кожицу и по ее губам потекла кровь со слизью и кишками, ей казалась, что вкуснее ни чего в жизни она не ела. Не успев съесть ее, она бросила дикий взгляд на вторую рыбу, волк опять метнулся, и вторая лежала у нее в руках. С рыком и оскаливанием она раздирала рыбу как хищница, поглядывая из под лобья на огромного серого чудовище, который, не отводя желтых глаз, смотрел на нее издавая изредка жалобное скуление. С рыбой было покончено, облизав кровавые жирные руки, она откинулась и закрыла глаза.
  - спасибо! Голод отступил, и знойная боль ненадолго покинула тело.
  - это ты ее поймал, для меня. Сладко заговорила Амелия.
  - очень мило, самый лучший друг не дал с голоду умереть. Ты даже на волка не похож. С улыбкой проговорила она, не открывая глаз.
  - может, ты мне инвалидную коляску поймаешь? Шутливо огрызлась. Волк высунул свой огромный шершавый язык и прикоснулся к ноге, где невероятного размера была опухоль, от которой как электрический заряд била по нервам всего тела. С осторожностью он стал лизать эту опухоль. От удивления Амелия приподнялась на локти и уставилась на волка, который мокрым носом водил по болезненным местам, а языком обезболивал, окутывая слюной опухоль.
  - конечно! Вы самые лучшие лекари, да баба мне говорила, что ваша слюна убивает микробы и действует как анестезия,... помолчав немного, заговорила. Собака у нас была... Волк приподнял свою морду и злыми глазами зыркнул на Амелию, оскалившись, прижал уши к голове. Оцепеневшая девушка от внезапной злобы на ее слова о собаке, она умолкла в два счета. Страх парализовал все тело. Только мысли крутились в голове волчком. Ведать собаки его враги, но по крови братья. Что-то с ним произошло, что он так ко мне относиться и желает мне помочь, думая она прикусила нижнюю губу и робкими движениями поправляла свои запутанные волнистые рыжие волосы. Волк еще раз пристально посмотрел на нее и медленно опустил свою лохматую морду к ногам, выискивая не понятное, среди огромного опухшего места. Амелия еще глубже окунулась в свои мысли и размышления, распутывая грязными липкими пальцами шелковистые кудри. От внезапного укуса в болевую точку, где сосредоточилась вся боль, Амелия взвизгнула, почувствовав ужасный скрежет и услышав его, она похолодела, а через несколько минут ей стало невероятно жарко, устремив свои глаза на ноги, где волк как будто высасывал ее кровь через прокусы ужасно острых клыков. Боль сковала и даже парализовала на несколько минут, волк кусал и проходил своими клыками все глубже и глубже в центр боли. Его слюни струйкой стекали по синим ногам. Сильный жар не давал дышать, душил, не хватало воздуха, глаза закатились, и Амелия откинулась на мох с открытым ртом, пытаясь вздохнуть лесного воздуха. Но кто-то перекрыл кислород нарочно не давая ей дышать. Наступила тишина, глубокая тишина, мысли приостановили свой обычный ход.

ВОЛК...


  '...Ледяная вода сковывала задние лапы, передними хрупкими лапками волчонок цеплялся когтями за обледеневший край проруби. Тысяча острых иголок, проходили все глубже и глубже прямо к сердцу. Нет больше сил, лапы не слушались, а задняя часть тела тянула вниз на дно. Набрав полные легкие воздуха, волчонок стал взлетать над круглой ровной лункой, где рыбаки ведрами вытаскивали рыбу. Волчонок сквозь тонкую корочку льда, образовавшуюся вокруг глаз от соленых слез и брызг холодной воды, пытался разглядеть огромного лохматого зверя с ярко рыжим окрасом и не понятным для него говором. Но этот говор был приятен ему, страх отступил назад перед ледяной водой, почувствовав тепло от лап этого зверя он поддался во власть крупного хищника.
  - ого! Ну и ну. И угораздило тебя! С осторожностью и внимательностью человек в лисий шубе оглядел волчонка, покрутил на своих огромных ладонях, ощупал толстыми пальцами его тельце и прижал, к своей груди за пазуху теплой и пушистой шубы. Охотник, возвращавшись с охоты с ружьем на плече, заметив издали барахтанье и повизгивание в лунке для ловли рыбы, он прошел до этого места и обнаружил маленького волчанка. Глаза волка смотрели на человека и благодарили за подаренную жизнь. Мужик осмотрел вокруг себя местность, прислушался к шорохам, отметил следы вокруг проруби, успокоившись, что рядом нет его матери. Он заскрипел снегом, пересекая озеро в глубину леса.
  - ничего, отогреешься, и отпущу тебя в лес к мамке. С добротой в голосе произнес мужик, теребя волчонка по голове, выглядывающую из рыжих волосьев на груди у человека...

...
  Амелия была без сознания, тело горело, и жар поедал ее из нутрии, боль мучила ее, так сильно, что слабый стон эхом разносился по лесу. Серый сидел возле нее, лизал ее бледное лицо, облизывал ноги, из которых сочился желто фиолетовый гной. Он терпеливо ждал, молча, смотрел на ее страдания и когда опухали ноги, он принимался высасывать всю заразу, что бы не было заражения крови, он инстинктивно чувствовал, понимал, что надо делать. Время шло, день сменялся ночью и так несколько раз, а она не приходила в сознание.

ВОЛК...


  ' подходя к своему не большому, но уютному и теплому зимовью, мужик закричал, прижимая продрогшего волчонка к груди.
  - пошли! Пошли вон! Раздался лай бешеных собак, с рычанием и предупреждением, они рвались из своих цепей, раздирая на своей шее оголенную кожу от ошейника, напрягаясь от злостного напряжения, чуя запах хищника. Волчонок вздрогнул и затрясся под огромной рукой лохматого зверя, закрыл глаза и чего-то ждал.
  - ничего! Не бойся! Не тронут они тебя, я не допущу! Ласковым говором заговорил зверь, расстегивая шубу и выпуская волчонка на деревянный пол. Волчонок с холодной и мокрой шерстью оказался на темно коричневом полу, его лапы подкашивались, но глаза не отпускали мужика, они следили за его движением. Мужик сбросил с себя шубу, снял валенки возле порога, подошел к печки, отворил дверцу с громким скрипом, что волчонок от испуга забился под кровать, в самый темный и холодный угол. Мужик ухмыльнулся, увидев страх маленького хищника. Забросив дрова в печь, разжег их, погрел свои руки возле огня. Налил в блюдце теплого молока и поставил возле кровати.
  - ну! Давай, поешь! Поманил его мужик, заглядывая под кровать. Волчонок забился в угол и не хотел вылизать, он дрожал и от страха и от холода.
  - ну и Бог с тобой! Есть захочешь сам вылезешь. Мужик схватил большие ведра и вышел на улицу. За дверью раздавались крики мужика и бряканье ведер, рычание собак.
  - ешьте, псины! Ох, и злые вы!
  Маленький серый щенок, ползком вылез из под кровати, оглядываясь на дверь и по сторонам, ткнулся носом в тарелку с молоком, молоко залилось ему в нос, он помотал головой в разные стороны, разбрызгивая молоко в разные стороны. Попытка номер два, пахло приятно как у мамки под лапами, но он привык сосать, а не лакать. Ткнулся опять носом в тарелку, и опять молоко попало в ноздри, лапой смахнул капли белой жидкости на пол. Волчонок уселся напротив тарелки опустил голову низко, низко высунул розовый язычок и попытался лакать, мм, ему понравилось. Дверь распахнулась, и мужик с огромными ведрами вошел в дом, серый испугался и нырнул под кровать с визгом и страхом.
  - о! да ты умница! Ну, иди сюда, познакомимся! Присел мужик на корточки перед кроватью и заглядывал под нее. Только два желтых глаза виднелись из дальнего угла. Так волчонок и не вылез до утра.'

...
  Тело Амелии остыло, жара не было, волк не спускал с нее глаз, он все ждал, и вот она приоткрыла глаза. Волк стал метаться из в стороны в сторону, повизгивал и рычал, но не со злобы, а что то пытался сказать, показать. Слабым зрением и туманностью в голове Амелия не могла понять, что с ней и где она вообще, и что это мечется перед ней. И тут лохматый огромный зверь склонился над ней и заглянул в глаза, растерянно Амелия вспомнила его пушистое приятное тепло, его запах, и взгляд, она протянула руки, что бы его обнять, он рванулся с места, ее руки соскользнули с его шеи.
  - что? Беззвучно произнесла девушка, слабость голода и потери жидкости она не могла даже говорить.
  Он опять над ней склонился, чуть не прижимаясь, она попыталась его обнять за его лохматую широкую шею, но он опять рванул в сторону, немного сдвинув ее с места.
  - ты хочешь меня унести от сюда? Догадалась Амелия. Волк заметался в стороны еще быстрее, махая хвостом, и огромными когтями скреб по земле.
  - но у меня нет сил, что бы ухватиться за тебя, я слаба, я умираю. Прикрыла свое лицо руками, но не было сил даже плакать. Волк склонился над ней, ткнул ее мокрым носом в грудь, открыв лицо и посмотрев на серого, она постаралась ухватиться за его богатую длинную шерсть, так как шея его была широка и не хватала рук, что бы обхватить ее. Медленными движениями он стал ее тащить, волочить по мху, аккуратно не раня ее. Руки Амелии ослабли кончились последние силы, все. Повалившись на мягкий мох, она застонала.
  - брось меня! Сожри меня! Нет, сил моих терпеть, я не выживу, слышишь, не выживу.
  Волк не сдавался, и он опять склонился над ней. Девушка скрестила над собой руки, показывая ему нет, с меня хватит. Он оскалился оголил свои клыки с грозным рыком он на нее смотрел пристально.
  - что ты хочешь от меня? Оставь меня! страха не было, ни чего не было, ей не страшно, она умирала.
  Волк исчез на мгновение. Амелия закрыла глаза, в которых мрак притягивал к себе, манящей рукой отбирая силы и жизнь.
  Холодные капли воды плескались ей на лицо, почувствовав сырость и приятную прохладу, она раскрыла глаза увидев, как волк стоял в воде и ныряя в воду носом, ловил рыбу, рыба сопротивлялась и била хвостом его по носу, но он только отряхивал капли воды с носа дергая головой из стороны в сторону. Серый подошел к Амелии и впустил рыбу ей в руки. Слезы на воротились из глаз ей не верилось, то что волк действительно спасал ее как мог и не сдавался и не хотел сдаваться. Приняв рыбу с отвращением, она стала ее грызть, аппетита не было, но она заставила себя это сделать рыба была в желудке. Ноги ее были в воде, голова лежала на мелких камнях, но это ей не мешало заснуть. Проспав, не зная сколько, она очнулась, силы пришли, и ей хотелось напиться воды. Приподнявшись на локти, девушка увидела картину, горная река стелилась бурлящей гладью сквозь леса, размывая каменистые берега. Серого не было, шум воды, брызги окутали сознания приятного ощущения. Солнце скрывалось за верхушками сосен, последние отблески солнца играли на воздушных бурлящих волн реки. Отеки спали с ног, синевы практически не было, вроде можно встать, подумала она, но нет, боль еще жива, осколки костей выпирали наружу и, казалось, порвут тонкую бархатную кожу ног. Развернувшись, и упав в воду лицом, Амелия наслаждалась прохладой и свежестью воды, она ласкала лицо, шею, руки, плечи. Как ей хотелось омыться, смыть ту грязь, которая прилипла к ней, ту мерзость, что с ней сотворили те гады, но воспоминания были уже не острыми и не ранили сердце, боль сломанных ног затмевала все. Каждый день серый приносил Амелию к реке, кормил ее рыбой, она купалась и радовалась воде, как ни когда чему либо, как этой свежести, она не могла не как напиться, вода была вкусна, сладка и притягивала к себе своими звуками, бурления, шипения, глаза успокаивались, сердце замирало, боль отступала. Поначалу серый медленно волок ее, потом со временем она научилась вскарабкиваться ему на спину, держась за густую шерсть, чем дальше шли дни, лето кончалось, становилось прохладнее, вода охлаждалась, он набирал скорость и проносился по лесной чаще как ветер, сбивая лапами траву и попадавшие камни. Ноги Амелия перевязала упругими ветками, приложив кору березы, и они почти были не подвижны, кора служила фиксатором, Амелии казалось, что так вроде и не больно.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Морошко "Ментальный террор" (Киберпанк) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | I.Eson "Паша и его друг - робот 3-Niti" (Научная фантастика) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"