Чуринов Владимир Андреевич: другие произведения.

Лабиринт верности. Часть 4. 5. Нет друзей среди убийц.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один из агентов был безжалостно убит. Не помогли ни хитрость, ни сила, ни "запасные жизни". Глава Гилемо-Антарской Школы Огня Мордред "Синее Пламя" оказался не по зубам Международному Альянсу. Теперь загребать руками жар предстоит Реймунду Стургу. Юный убийца должен закончить то, с чем не справился закаленный ветеран. Это будет самое сложное задание Реймунда. А где-то за спиной успокаивающе мурлычет Бэгрис, ее предательство почти готово. Но пока - они добрые друзья, если не сказать больше.


   Сабля Декара "Дождливой Осени", вошла магистру в горло. Падая, он успел заметить красивую застежку на плаще мага воды - в виде кленового листа, и лежавшего в углу оглушенным Родрика Аннельхейма. "А ведь всего двадцать пять минут прошло, обманул артефактор", - подумал Мордред, рухнув на пол, имея в виду закончившую работать защитную сферу. Следующий удар наполовину перерубил шею.
   "Кукла убила кукловода. Ха. Ха". - Было последней мыслью магистра. Следующий удар отделил голову от тела.
   Мордред "Синее Пламя" Носитель Раскаленного Клинка и Короны Вечного Костра, маг огня и Глава Школы Огня. Умер.

Поражение за миг до победы - все равно поражение.

   Камень смерти никак не желал становиться в нужную позицию. Пальцы дрожали от предвкушения. За спиной происходило какое-то шевеление. Велларес торопился.
   "Мордред "Синее Пламя", олух несчастный, ты тратил свои деньги, выполнял все мои капризы, даже кошечку эту мне нашел. А я видел, как ты ее хотел. Кукла, считающая себя кукловодом, жалкий параноидальный позер. Неужели ты думаешь, я отдам тебе эту власть? Я шел к ней тридцать лет. Через мучения и лишения. А ты нашел мне ключик от шкатулки могущества. Я отблагодарю. Еще как. Чего ты там шебаршишься. Вот еще немного. Есть. Сейчас я повернусь и убью тебя, бездарь. А потом оживлю как верного слугу. Как тебе эта перемена мест?"
   Архимаг обернулся и встретился с изумрудным омутом глаз служанки Бэг. В следующий миг невероятно сильная рука с бритвенно острыми когтями вошла ему в живот, чуть ниже ребер, мгновенно погрузилась и выскочила, мокрая от крови, со слипшимся полосатым пушком. И сердцем в руках.
   "Это мое сердце?! Но как же так? Я же все спланировал. Не может быть. Это сон".
   Еще три удара когтистой лапы почти оторвали ему голову.
   Архимаг, чародей и несбывшийся чернокнижник Велларес "Книжный Червь" умер.

Нет друзей среди убийц.

   - Ты слишком мягок, Реймунд. - Заметила Бэгрис, потроша несчастного ученого, - Мальчишку не убил, магистру сердце не вырезал, прям институтка, а не агент.
   - А ты кровожадное чудовище, - Стург устало прислонился к стене, рядом с бессознательным Родриком, - Мы все равно тут все сожжем, нечего перебарщивать.
   - Я носила жратву этому безумному уроду и выскребала его дерьмо почти две недели. - Заметила тигрица. Немного подумав, она сняла со старика забрызганные красным очки. - Имею право. Буду более уверенна, что их не воскресят.
   - Не воскресят. Этот Мордред так всех достал, что сожалеть о нем никто не будет, а регалии потом из-под копоти выскребут. - Пробурчал полугетербаг, - А про ученого почти никто не знал.
   - Как видишь, кто-то знал, - заметила тигрица, подходя к валяющемуся на полу ключу. Убив архимага, она тут же разрушила созданную тем конструкцию из проволоки и кристаллов, перевернув заодно Чернильный котел, откуда натекла маслянистая черная жидкость, - и сказал мне.
   Она подняла ключ и спрятала в сумку к очкам.
   - С каких пор мы стали курьерами побрякушек? - Поинтересовался Реймунд проводив, ключ взглядом.
   - Это тоже мне, - невинно улыбнулась Бэгрис.
   - Ври больше, - убийца поднялся. - Что будем дальше делать?
   - Нуу, - протянула полосатая маньячка, махнув пару раз хвостом, - Я выбираюсь отсюда, как всегда элегантно и незаметно, и исчезаю. Ты пробиваешься, как придется. Светишься перед кучей народу, а затем покидаешь Гольвадию. Думаю так.
   - Что! - Он заслонил ей путь, - А получше ничего не могла придумать?
   - Реймунд. - Почти прошипела Бэгрис, - Ты еще не понял? Твое задание было отвлекающим, мое основным. "Книжный Червь" был в сто раз опаснее "Синего Пламени". Но все должны думать иначе. Вытащить отсюда я тебя не смогу. Так, что если тебя вдруг поймают, хотя уверена, этого не случится, ты будешь говорить только правду - твоя цель Мордред. А теперь отойди.
   Он вынужденно ретировался с пути - с тигрицей ему было не справиться, они оба это знали. Стург проводил ее долгим, но ничего не выражающим взглядом.
   - Не бойся, - сказала она от ступеней. - Я немного расчищу путь, - Когтистый палец на что-то нажал, и чугунная перегородка ушла вверх.
   Коварная кошка ушла. Агент Альянса развесил по стенам свитки магии огня, которые взял с собой, и активировал их. Взвалив на плечо Родрика, он покинул весело пылающую комнату, полную чудных механизмов.
   Сердце не разорвалось в груди Реймунда, мир не ушел из-под ног и колокола не зазвонили в набат. Прочто в очередной раз, убийца убедился, что в их организации не место неженкам. Любовь, дружба, добрые отношения. Всего этого не было в Альянсе. Глупо было предполагать иначе. Он и Бэгрис - лишь орудия. Мечи не дружат, мушкеты не ходят друг к другу на чай. И они с тигрицей тоже никогда не сядут в старости в кресла-качалки, где-нибудь на фруктовой ферме в колониях и не начнут вспоминать старые деньки. Было противно, больно и гнусно. Привычно. Но иначе быть не могло. Все, что иначе, осталось там, где шпиль алмарского собора.
   Но ключ, и отвлекающий маневр, важность целей. Альянс так не действует. Никогда.
   Аннельхейма он бросил в коридоре, неподалеку от лестницы, ведущей в подвал, куда пламя уже не должно было добраться.
   Трупы попадались часто - несколько свежих были разорваны когтями. Многие имели характерные, рубленые раны, нанесенные с нечеловеческой силой механических воинов. Сами воины, разорванные и искореженные, встретились чуть позже. Магов воздуха не было видно, кроме мертвых само собой. Так он дошел до зала, где все началось. Его просто устилали трупы - около пятнадцати магов воздуха и почти столько же горящих воинов. Но никого живого. Снаружи слышались голоса. Похоже, нападавшие ретировались, а их сменили истинные владельцы Пламенной Цитадели.
   "Горящие воины. Это мысль". Он затащил тело одного из горящих, с не слишком поврежденным доспехом, в небольшую комнату для слуг. Раздел, а затем как смог нацепил на мертвого свой серебристо-синий парик и потрепанную одежду. Сам Реймунд облачился в доспехи и надел шлем - у горящих они были глухими, без забрала, с тонкой прорезью, в которую даже глаз не было видно.
   На улице царил беспорядок - несколько магов огня высокого ранга ругались. Горящие воины и другие гвардейцы выносили мертвых и допрашивали нескольких раненных магов воздуха.
   В суматохе он почти ушел. Уже свернув в переулок, Реймунд услышал за спиной голос.
   - Эй, а ты еще кто такой? - Сзади, перекрывая почти весь переулок, стоял кряжистый человек с красным лицом, в богатом оранжевом доспехе, алом плаще и таком же хитоне. - Повернись и подойди. Ты оттуда? Что там? Много живых? Магистр жив?
   "А может черт с ним? Пусть берут, пытают, получают ответы про Мордреда. Про Альянс и прочее. Пусть сожгут как Леона. Нахрена все это, если даже полосатая маньячка оказалась напрочь неверной. Да еще и хитрее меня".
   "Эх", подумал Стург, развернулся и выстрелил, пуля - последняя зачарованная пуля Реймунда, вошла иерарху огня в колено, свалив того на землю. Поднялся переполох.
   Его довольно долго преследовали по темным переулкам и открытым проспектам, но в итоге потеряли на базаре, где ему помог нырнуть в накрытую брезентом повозку говночерпия мальчишка-нищий с обожженными руками.

Пара бесполезных мыслей.

   "Это задание оказалось таким же пустым и бессмысленным, как борьба Мордреда за те ущербные колонии. Я слишком много светился, слишком много рисковал, и слишком много тратил. Вопрос чести, да. Но раз мне придется в итоге покинуть Гольвадию - не все ли равно. Надо было прикончить его тогда - на базаре. Или во время одного из обедов. Я хотел быть уверенным в успехе. И может быть был прав - Леон поспешил и поплатился головой. "Синее Пламя" был силен, но все должно было быть проще. Место в Аструм Примарис - заслуга Альянса, тот Мастер маг - "Дождливая осень" в последнее время стал затворником и редко выбирался со своего уединенного острова. Мало кто его помнил. В общем, это было не сложно.
   Сложнее было косить под мага - постоянные траты на свитки, напускная таинственность, использование заряженных магией предметов взамен фокусов. Утомляет. Еще сложнее было убедить Мордреда в реальности моих возможностей помочь ему. К счастью в Школе Воды много обедневших Мастеров Магов, но подкупать их через посредников и при этом как можно меньше показываться магам воды на глаза - настоящий геморрой.
   Хорошо еще, что "Синее Пламя" оказался достаточно самоуверен, или пустил свою паранойю в другое русло и не стал выяснять подробности моей личности. Он бы верно сильно удивился, что никто из Мастеров Воды ничего толком обо мне не знает.
   Особенно забавно вышло со слугами, приплатил, нарядил в одежды магов. И вот уже Мордред считает, что я идиот, но с большой тайной поддержкой в школе. Проще всего было с именами. Ведь у них там и правда заговор. Если он что-то проверял на этот счет, то результат, видимо, удовлетворил. А уж выбрать магов с наиболее сомнительной репутацией и подсунуть список агентам Мордреда проблемы не составило.
   С мальчишкой-нищим вышло неплохо, и с той раковиной, которую удалось уговорить подбросить Бэгрис. Впрочем, на тот момент наш магистр и так был крепко помешан.
   Интересно, какое бы у него было лицо, если б узнал, что Чернильный Котел стоил всего пятнадцать тысяч, а остальные его денежки ушли на посредников и покупку еще голосов для него в Совете. И дались ему эти колонии.
   Сложное дело. И самое бессмысленное из всех. Но с магами воздуха вышло занятно. Не ожидал, что они так распалятся - а хватило то, всего лишь рассказать этому лазурному выскочке, что "Синее Пламя" думает об Инессе. А он, как оказалось, и правда так думал. Остальное они сделали за меня. Хорошо, что он не уехал сразу после голосования. Котел пришелся кстати.
   Но итог все тот же - они будут рыть, расследовать, гадать и напрягать шпионов. Времени скрывать следы не было - я общался с посредниками, с магами воды, по мелочи, но все же. Еще и "Краснолицего" подстрелил. Придется убираться из Гольвадии. Надеюсь, на Экваторе мне найдут дело поинтереснее. И полегче. Признаться, устал я от этих магов".
   Так размышлял Реймунд Стург, направляясь в Эллумис и еще не зная, что судьба готовит ему Ригельвандо, а затем Ахайос, с его грязью и коварством мнимых союзников.

Первый сон убийцы.

   Реймунд заснул в гамаке на борту торгового галеона. Под скрип снастей и плеск волн - уютный, добрый шум моря. Не такой опасный как гомон больших городов. Не такой сумрачный, как шорох ночного леса.
   Он парил во тьме. И тьма сгущалась вкруг него. Шепот тысячи голосов, разносившийся отовсюду, внезапно выкристаллизовался в один - сильный, мягкий, нечеловеческий голос. Перед Реймундом во тьме зажглись глаза цвета вечернего неба на грани заката.
   - Кто ты? - Властно поинтересовалась тьма.
   - Я Реймунд Стург, - Почему-то это казалось самым логичным ответом. Осторожность, навыки, вернее почти рефлексы конспирации. Все отошло в сторону. Казалось неуместным и бесполезным обманывать этого посланника снов. - А ты твою мать кто такой?
   - Я часть тебя, - В голосе зазвучала ирония, - Тот маленький кусочек твоего я, что отвечает за логику. Логику и амбиции.
   - Очень приятно, - Обиженно поздоровался Стург.
   - Ты пока не заслужил права даже на имя, - Продолжил голос, - Кто ты на самом деле?
   - Я лишь гонимый осенним ветром листок, - Припомнил убийца слова Бэгрис.
   - Это ближе к истине, - Тьма беззвучно смеялась, - Ты лист, осенний лист, почти мертвый. Скоротечный. Летящий туда, куда укажет ветер. Ты лист. Ты платный убийца. Ты оружие в чужих руках. Клинок без воли и судьбы.
   - Поэтично. Но что-то не вижу в этих словах ни глубины ни смысла, - Покачал головой Реймунд.
   - Это потому, - Тьма сгустилась и перестала смеяться, - Что ты не видишь смысла в собственной жизни. Тебя воспитывали. Тебя тренировали. Тебя ломали. Чтобы изжить способность сопротивляться чужим приказам. Приказам тех, кто направляет тебя. Приказам тех, кто разменяет тебя. Если возникнет такая возможность. А в конце, ты еще и убедил себя, что сам выбрал этот путь.
   - Все мы, - Пожал плечами Стург, - Выполняем чьи-то приказы. Всех нас воспитывали подчиняться кому-то и кого-то подчинять. В этом нет ничего удивительного. Всех - от короля до нищего кто-то дергает за ниточки.
   - Ты прав, - Фиолетовые глаза вспыхнули сильнее, - Твоя участь немногим отличается от участи короля - покинуть свой пост, будет равноценно смерти. Но ты ничуть не похож на нищего. Воля нищего заставляет его жить. Часто - заставляет изменить свою судьбу. Такое бывает нередко. А ты? Твоя воля сломлена. Ты уверен - изменить судьбу можно, только умерев.
   - И неужели я не прав? - Улыбнулся грустно Реймунд. - Или я могу прийти в теоретический штаб Альянса и положить на стол заявление об увольнении? - Он резко отмахнулся, - конечно, нет, черт побери! Хватит гнать чушь.
   - Ты даже во сне остаешься лояльным, - вздохнула тьма, - даже в собственных мыслях боишься выпустить то, о чем давно мечтаешь. О чем скорбишь...
   - Похоже на еще один тест Альянса, - перебил Стург. - И если так - бесполезно. Я все еще на вашей стороне ребята. И не собираюсь никого предавать.
   - Даже во сне ты боишься, убийца, - продолжала тьма и сияющие во тьме глаза наполнялись скорбью. - Боишься признаться себе самому. Облечь в слова то смутное, что есть в душе. Допустить простую мысль - это не жизнь. Все с тобой происходящее - это не жизнь. Все, что было раньше - ничего не значит. Твоя лояльность ничего не значит. Твоя персона - ничто. Твои решения - ничто. Попытки предотвратить лишние смерти... Ничто. До тех пор, пока ты не возьмешь судьбу в свои руки. Пока не начнешь сам решать, что тебе делать. Пока не обрежешь ниточки и не поймешь - ты не кукла в чужих руках. Пока не обнаружишь - твоя жизнь имеет смысл. Смысл, что выше и сложнее чужих смертей.
   Тьма сгустилась и взорвалась вспышкой слепящего света.
   Реймунд выпал из гамака и ударился о тяжелый сундук, прикрученный к полу. Наверху, на шканцах, колокол пробил утро.
  

Библиотека Хранителей Знаний. О государствах-уникумах Южного Архипелага Гилемо Антарий и Сетрафия.

Рациональная общественная организация. Диктатура разума!

   Ваше Величество! Согласно Вашему приказу я, ваш верный слуга шевалье Амори Тео де Саланри, нахожусь с дружественным визитом в Сетрафии. И с позволения моего Господина желал бы рассказать о чудесах, которые довелось мне видеть в этой удивительной стране!
   Этот край полон пара и копоти. Грохота огромных машин и шума заводских цехов. Еще никогда ранее вашему покорному слуге не доводилось видеть столь крупных производств и столь упорядоченных городов. Сетрафия потрясает и даже, я бы сказал, подавляет. Но в то же время, по моему глубокому убеждению, весь быт здесь организован таким образом, чтобы подавлять не только иностранцев оказавшихся в гостях, но так же и местное население, которое, впрочем, не испытывает особой неприязни к царящему здесь подавлению.
   Города довольно велики, над ними довлеют заводские трубы и облака угольного дыма. Уголь здесь используется повсеместно. Им топят печи, от чего дома в крупных населенных пунктах грязны от копоти, его используют на производствах для паровых молотов, доменных печей и прочих потрясающих воображение машин, технологические секреты которых хорошо скрываются правительством этой державы. А так же для многочисленного парового флота, использующего силу пара наравне с силой ветра. И этот флот, с прискорбием хочу заметить моему сюзерену, существенно превосходит флот Шваркараса.
   Жизнь сетрафийцев подчинена многочисленным законам и правилам - особым распорядкам и рескриптам. Она слишком упорядочена, иногда у меня создавалось впечатление, что я обитаю в муравейнике, а не в стране, населенный теми же людьми, которых я видел на родине.
   С рождения человек здесь приучается к порядку и дисциплине, а государство начинает с детства значить для него больше, чем семья и родственники. Маленькие дети начинают ходить в ясли, где получают начальные социальные навыки, затем в детский сад и, наконец, в школу. После обучения в школе в 14-16 лет человек получает финальное распределение, определяющее всю его дальнейшую жизнь - он поступает на службу. Служба здесь есть основа и главная ценность любого человека, только в труде на благо общества он должен чувствовать себя полностью живым, зато за верную службу человек всегда вознаграждается и я считают этот принцип очень подходящим для любого государства. С течением жизни и за выслугу лет, человек гарантированно растет в чине и получает возможность эффективно воплощать все присущие ему от природы и приобретенные в процессе обучения навыки.
   Сетрафия - своеобразная бюрократически-административная магократия, если мне будет позволено применить столь необычный термин. В этом государстве правят числа, знаки и символы. Каждый гражданин имеет свое число, знак и символ, удостоверяющий его гражданское положение, уровень возможностей и права в государстве. Жизнь Сетрафии подчиняется распорядку, четко установленным правилам и табу. Удивительным является тот факт, что местным жителям удалось потрясающе органично объединить два принципа организации - мистический колдовской и научно-инженерный принцип гартарудов (составляющих как мне стало известно существенную долю от населения). Эти принципы создали тут чрезвычайно бюрократизированный, но действенный образ общественный жизни.
   Есть следующие государственные службы Сетрафии, с которыми человек связывает свою жизнь после школы - Производственный сектор, Продовольственный сектор, Военный сектор, Морской сектор, Торговый сектор, Магический сектор, Административный сектор, Карательный сектор, Судебный сектор, Дипломатический сектор, Медицинский сектор, Образовательный сектор, Культурный сектор и ряд других более мелких.
   В Сетрафии нет таких понятий как, например, политика, религия, свободное (неконтролируемое) искусство и тому подобных. Все подчинено правилам и включено в иерархию. В то же время в этом принципе есть и свои плюсы (во всяком случае, так меня уверяют местные жители) - с ростом по служебной лестнице человек получает новые признаки своего положения - числа, знаки и символы, которые помимо прочего наделяют своего владельца некоторыми довольно небольшими (как правило) мистическими возможностями из области колдовства.
   На вершине иерархии стоят министры, в зависимости от успехов области, ими управляемой, один из министров каждые 5 лет получает статус Гранд Мастера - высший пост в государстве. Мне была предоставлена аудиенция, и я по возвращении предоставлю Вашему Величеству письма от Гранд Мастера с уверениями в дружбе и добром расположении, а так же с рекомендациями по организации общественной жизни в Шваркарасе.
   Как я уже сказал, каждый человек здесь обладает определяющими его статус, и даже личность, мистическими атрибутами. Эти мистические атрибуты - имеют самоценное значение, ибо подразумевают возможность человека использовать колдовские силы, которые ему предоставляют для улучшения своего положения, а так же на службе. Так, например, чиновник сельского министерства шестнадцатого статуса имеет возможность отгонять вредных насекомых от посевов, а чиновники судебного сектора обучаются чувствовать и предсказывать ложь. В то же время обладание числами и знаками наделяет граждан Сетрафии бюрократическими возможностями, обеспечивающими его значимость в обществе. Единожды сдав определенный экзамен, человек получает об этом соответствующий сертификат, и если кому-то, например, необходимо соревноваться в стихосложении, или умении верховой езды - достаточно сравнить сертификаты и все оказывается ясно.
   Таким образом, уклад жизни в Сетрафии существенным образом отличается от того, что мы знаем на родине, но надеюсь, что привезенные мною сведения существенным образом помогут Вашему Величеству обеспечить порядок в Шваркарасе. Коий будет не хуже сетрафийского. За сим, оставаясь верным слугой Его Величества, завершаю свое письмо, и уже пять часов вечера и пора идти пить чай.
   Дипломатическая переписка. Письмо посланника Шваркараса в Сетрафии шевалье Амори Тео де Саланри. (Шевалье так и не вернулся на родину, оставшись в Сетрафии в качестве чиновника военного министерства, а его дети стали полноправными гражданами)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Вострова "Мой хозяин - дракон" (Любовное фэнтези) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Я - Стрела. Отбор в Академию Стражей" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Короткий любовный роман) | | Я.Гущина "В плену желаний" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Мой "идеальный" босс" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"