Чуринов Владимир Андреевич: другие произведения.

Лабиринт верности. Часть 5. 4. Десять шагов. Заключение, покидая Ахайос.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Адмирал - человек и легенда. Его не взять голыми руками, не взять даже вооруженными. Его нельзя перепить - он пират. Его нельзя - отравить, он отец магессы яда Терезы "Кобры". Его нельзя обмануть - он сам кого хочешь обманет. Нельзя найти тех, кто готов его предать. Ни среди врагов, ни среди друзей. Он Адмирал! Это задание Реймунд провалит. Но, возможно, найдет долгожданный выход из Лабиринта.


Враг моего врага не мой друг.

   Таверна была ветхой и старой, как большинство из тех, что располагались в Пиратском Квартале. Она была сделана из остова старой бригантины, но внутреннее убранство радовало глаз грубым, но самобытным стилем. За стойкой из крупной доски красного дерева стоял высокий, худой старик-бармен, одноглазый и в красном головном платке, расшитом рыбами. Он протирал не первой свежести стаканы, а полки позади стойки ломились от выпивки, которая больше подошла бы королям и герцогам, а не пиратам.
   За столами из бочек, с круглыми медными дисками на них сидели люди в грязной и эклектичной одежде, пестрой, но зато выполненной из шелка, парчи, замши, бархата и дорогих мехов, с украшениями из золота, серебра и черненой стали.
   Двое гетербагов, на плече одно из которых сидел разноцветный попугай, а второй был столь мускулист, что по нему можно были писать анатомический атлас, в углу зала боролись на руках. В другой части зала четверо крепких лысых парней - по виду бывших морпехов, стройная девушка в одежде из хлопка и кожи и невысокий старикан на деревянной ноге соревновались в метании ножей. Они засаживали их в коронованное соломенное чучело в плаще королевских мушкетеров. Девушка выигрывала, всадив сразу два ножа в глаза мишени.
   За другими столами пили, играли в карты, рассказывали морские басни и перемывали косточки капитанам.
   "Идиллия, черт возьми" - подумал Реймунд, входя через расшатанные двойные дверцы.
   Он подошел через зал, особо не привлекая внимания, к стойке, где сидел кряжистый, неплохо сложенный пират с угловатым лицом, изрытым крупными оспинами.Он был одет в кожаную куртку с заклепками из чистого золота, замшевые штаны на шнуровке, ботфорты с рядами некрупных шипов по краям, рядом на стойке покоилась кожаная шляпа.
   - Ты Рябой Ник? Капитан "Морского Потрошителя"? - Поинтересовался Стург, подойдя и заняв высокий табурет справа от собеседника.
   Названный Рябым Ником кивнул, выпил водки из серебряной рюмки, и стукнул по стойке намекая бармену, что нужно еще. Затем повернул лицо с толстым носом и злыми глазами к человеку, тревожащему его покой.
   - Ты ведь враг Адмирала? - Продолжил Реймунд, не замечая сверлящего его мрачного взгляда.
   Снова кивок, порция водки, только что налитая барменом, отправилась в смердящую пасть с неровными, крупными зубами.
   - У меня есть к тебе предложение. Очень выгодное. И заодно ты сумеешь расквитаться с Морнисом Легадом. - Стург посмотрел прямо в глаза собеседника. "В гляделки должны играть двое, и я это неплохо умею делать".
   Некоторое время померявшись взглядом с назойливым собеседником, Рябой Ник отвернулся, стукнул рюмкой по стойке и промолвил хриплым, пропитым голосом.
   - Иди нахуй, - прозвучало вполне однозначно.
   .....................................................................................................................
   Была середина ихтиониса, ветер нес с моря холодные брызги, а свинцовые тучи, висевшие низко над городом, постоянно грозили дождем. Палуба "Прекрасной герцогини", большой бригантины, пришвартованной в порту Ахайоса, была шаткой и мокрой, на капитанском мостике не было никого, кроме прославленного капитана Эллезера Свифта "Черного" и его собеседника. Эллезер был одет со вкусом и шиком, без лишних деталей, в черное - в приталенный редингот, застегнутый на два ряда пуговиц из темного серебра, узкие кюлоты, высокие подкованные ботфорты. На лакированной портупее висел корд в стальных ножнах, пара пистолетов с рукоятями украшенными головами демонов. На голове - узкая треуголка с плюмажем из черных перьев, на шее единственное белое пятно - кружевной шейный платок. Его собеседник был одет в морскую шляпу с высокой тульей и узкими полями, кожаный плащ, такие же жилет и штаны с ремнями, на ногах подвернутые ботфорты, на руках кастетные перчатки.
   - Вы обдумали мое предложение? - Спросил собеседник - Реймунд Стург, назвавшийся посредником важных лиц по имени Леруа Трэмьен.
   - Да, сударь, - Ответил Эллезер, густым, сильным баритоном. - И, к сожалению, ничего не могу с этим поделать. Мой ответ - нет.
   - Может быть, стоит еще подумать? - Голос звучал безэмоционально, но в душе убийца был немного разочарован - "Похоже, еще один тупик", - Сумма серьезная, к тому же следом за суммой будет принято решение о каперском патенте и командовании крупным рейдом. Агент Альянса не врал - ему довелось приложить немало усилий, дать множество взяток и в хлам издергать все имеющиеся ниточки влияния, чтобы озвученные условия, при любой проверке звучали как правда, каковой почти и являлись. Во всем кроме последнего пункта - даже Альянс не обладает такими ресурсами влияния в командовании Шваркарасских колониальных сил, чтобы дать безродному каперу под командование суда ВМС Вице-Королевства.
   - Я бы сказал, что соблазнитель из вас не хуже, чем из прожженного демона, еще немного, - Свифт улыбнулся ровными белыми зубами, - И я бы подумал, что вы действительно демон, подосланный, к примеру - демоницами. Но я просто не могу вам помочь. А обмануть вас, думаю было бы весьма опасно. Не примите меня за труса - но это дело, в которое лучше не влезать.
   - Но ведь Адмирал ваш давний соперник, и пока он возглавляет Береговое Братство Ахайоса, вы не можете быть уверены в стабильности своего положения. - Заметил Реймунд.
   - Бесспорно, - согласился "Черный". - Но если я ввяжусь в вашу авантюру, я буду уверен. Уверен в том, что сразу после падения Адмирала, а ведь именно это вы планируете, не отпирайтесь - я не идиот, я стану следующим трупом, болтающимся на рее или кормящим акул.
   - У вас будут могущественные союзники, способные обеспечить безопасность... - попытался возразить Стург, но собеседник протестующе поднял руку в кожаной перчатке.
   - У Адмирала тоже найдутся могущественные союзники. Но дело не в том, что у него много друзей. И даже не в том, что в его персоне заинтересованно множество сторон - начиная от колониального правительства и заканчивая ригельвандскими шпионами. - Пират говорил с печалью в голосе, - Дело в том, что как только я поступлю подобным образом, который вы желаете мне навязать, я совершу подлость, за гранью дозволенного. Подлость, которая обрушит один из барьеров, сдерживающих братство от превращения в толпу скотов, режущих друг друга почем зря всеми доступными способами. Я создам прецедент, который в первую очередь затем используют по отношению ко мне. - Свифт покачал головой, - Не хочу жить в страхе за свою жизнь, большем, чем уже есть. Каждое пиратское братство существует на допущениях, компромиссах и той толике порядка, которая отличает нас - природных негодяев, от безумных алчущих крови дикарей. И я не стану способствовать падению нашего.
   - Я все же считаю, что вы сгущаете краски, вряд ли Морнис Легад так уж незаменим, - Заметил Реймунд.
   - Адмирал вполне заменим. Незаменим порядок, который он создал. В этом проекте участвовали мы все. В общем, мой ответ - нет. - Эллезер поежился и решил идти в каюту.
   - Что ж - жаль, - "То ли трус, то ли хитрец, скорее и то и другое. Похоже, они все хотят падения Адмирала, но никто не хочет быть первым", - Если передумаете, еще пара дней у вас есть. Вы знаете, где меня найти.
   - Не передумаю, - ответил "Черный" и скрылся за дверью, обшитой дубом.
   ..................................................................................................................
   Особняк стоял на холме, на границе между Пиратским Кварталом и районом Банды Трупоедов. Здесь было холодно как в могиле, а само готическое строение скорее напоминало склеп, увеличенный в размерах. Его обитателей тоже, по большей части нельзя было назвать живыми. Для них даже существовало специальное слово - нежить.
   Был конец ихтиониса, на улице был дождь. Но в обширном помещении, драпированном черным бархатом, лишенным окон, зато наполненным декоративными саркофагами, мебелью из черных пород дерева, старыми шипастыми доспехами, мертвыми цветами в изящных вазах и прочими образчиками специфического вкуса его владельца, дождя слышно не было.
   В высоком каменном, резном кресле, окруженный тремя полуобнаженными бледными красотками в черных шелках и узких корсетах, напротив Реймунда, не называвшегося на этот раз ни одним именем, и пришедшего в этот дом-склеп, в черном плаще с капюшоном, скрывающим лицо, расположился хозяин дома. Капитан и большой авторитет среди пиратов-умертвий - Маркос "Слуга Заката" был высок, строен, аристократичен, обладал утонченными чертами прекрасного и неподвижного, как карнавальная маска, лица. И длинными, цвета безлунной ночи, волосами, ровными прядями ложившимися по плечам. Он был одет в приталенный сюртук с небольшими отворотными рукавами, узкие бриджи, остроносые сапоги, шелковую, расстегнутую до пояса рубашку, открывающую идеальной формы мускулистую грудь и ровные кубики живота. Одной рукой, с идеальными, ухоженными ногтями, вампир поглаживал брюнетку-стригу, чья голова покоилась на его коленях. На сжатый кулак второй он положил округлый подбородок, рассматривая своего гостя голодным, звериным взором светящихся пурпурных глаз.
   - Если господин позволит мне говорить, - начал Реймунд.
   - Господин позволяет, - томный, приятный альт сопровождался визгливым смехом обсевших умертвия подружек.
   - Я сообщу, что прислан сюда группой могущественных существ, заинтересованных в изменении положения дел в Ахайосе, - Стург намеренно использовал безличное обозначение своих мнимых хозяев, чтобы намекнуть на их, возможно неживое происхождение.
   - И что же, - вампир обнажил ровные, некрупные белые зубы, среди которых выделялись крупные, но не монструозные клыки, - твои господа желают от меня?
   - Пираты города, - продолжил убийца мертвенным холодным голосом, на его шее, под одеждой, болтался амулет из вороньего черепа, менявший голос, а заодно защищавший носителя от излюбленной вампирской шутки - чтения мыслей, - уже достаточно долго находились под неумелым и глупым человеческим руководством, и мои покровители желают это изменить. И никого, более достойного на роль нового, Темного Адмирала, чем господин, они не видят.
   - Тут есть загвоздка, - Маркос убрал с колен голову брюнетки, и после короткой потасовки среди дам, ее место заняла светловолосая навь. - Для того, чтобы я стал Адмиралом, даже Темным адмиралом, требуется убрать нынешнего главу Берегового Братства.
   - Это не загвоздка, - почти прошипел Стург, - а лишь небольшая помеха на пути к возвышению. Мои хозяева берутся исправить эту оплошность. При некоторой помощи со стороны господина.
   - И о какой помощи идет речь? - Голос нежити звучал недобро.
   - Мои хозяева обеспечат устранение Адмирала, если господин сумеет немного отвлечь его людей, чуть уменьшить их силы, и предоставит помощь в организации ловушки на Морниса Легада. План уже готов, ошибки быть не может, мы уберем вашего соперника. Если господин окажет необходимую, весьма скромную помощь.
   На некоторое время повисло напряженное молчание, где-то каркал ворон, низшие вампирши в ногах "Слуги Заката" начали вести себя тревожно. Их повелитель расхохотался.
   - Я хочу убить Адмирала, мечтаю разорвать его сморщенное старое горло, выпустить из него всю кровь, плоть отдать свиньям, а кишками украсить мачты моего корабля. Просто мечтаю, - прошептал вампир. - Он как кость в горле, хуже него только солнце и священники.
   - Это значит, что господин согласен, - поинтересовался безэмоциональным голосом Реймунд.
   - Это значит, - Ответил, очень широко улыбнувшись, Маркос, обнажив зубы, внезапно начавшие превращаться в острые тонкие иглы. - Что я даю тебе тридцать секунд - убраться отсюда. Ты оскорбил меня, пытаясь выставить чьей-то пешкой. И еще больше оскорбил, решив, что я позволю кому-то еще убрать этого старого вонючего гремлина. А теперь беги, человек. Быстро беги.
   У стриги выросли крылья, и она зловеще закричала, навь перешла в полуплотское состояние вампирического духа, третья - рыжая вампирша-новиат, отрастила на пальцах тридцатисантиметровые когти.
   - Тише, девочки, - прочавкал вампир клыкастой пастью, - мы дали ему фору. Тридцать. Двадцать Девять.
   Реймунд немного не успел - особняк оказался настоящим лабиринтов из каменных коридоров и комнат, наполненных всякой декадентской чушью типа вивисектория с мальчиком лет десяти, пристегнутым железными скобами к каменному столу, начисто лишенным кожи, но еще живым. Библиотеки, населенной призраками, банкетного зала с обнаженными рабами и рабынями с бессмысленными лицами.
   Стригу он убил серебряным ножом, загнав его в пылающую яростью глазницу. Навь заставил ретироваться, обдав ее святой водой из фляги. Вампирше просто снес голову уже на пороге особняка.
   "Хорошо, что я параноик и ожидал такого исхода - так и во второй раз умереть недолго. Еще один провал".

Мои соперники мне не враги.

   - С Рябым Ником мы столкнулись, когда я собирал эскадру для большого дела. Этот большой, грубый и чертовски эффективный высерок оказался ценным приобретением. У меня когда-то были большие терки с алмарцами. Я решил закончить дело большим налетом, в котором собирался прикончить одного их инквизитора, очень мне досаждавшего. А заодно раз и навсегда показать южанам, что со мной лучше не связываться. Рябой оказался ценным приобретением, его люди - отъявленные головорезы, научившиеся махать саблей раньше, чем ходить, а сам он - немногословный, прямой и честный. Если ему кто-то не нравился, он просто убивал его. В общем, я собрал три тысячи человек и двадцать кораблей - четверть из них - люди Рябого. Само собой, никто не стал бы впрягаться за мои интересы. Я все устроил очень неглупо - решил накрыть инквизитора, когда он оказался в колонии Алмарского Мейна, где складировали золотишко. Всем должно было хватить.
   В общем, мы нагрянули туда, не без труда утопили прибрежную эскадру и разломали три форта. Заняли город и сорвали джек-пот. Но много хороших ребят погибло. В том числе и ребят Рябого Ника. Инквизитора я, кстати, упустил. Но дело не в этом - по правилам полагалось разделить доли погибших среди их наследников из ватаг, есть у нас правила на этот счет. Но были корабли, которые потонули со всем экипажем. По-доброму надо было отдать их доли семьям или наследникам, оставшимся в Ахайосе или других городах. Но люди Рябого честно сражались и жаждали наживы. Он пришел ко мне и потребовал, чтобы половина от долей погибших перешла к его людям. Я сказал ему:
   - Хера лысого, только через мой труп! - Ему, похоже, идея понравилась.
   Зная, что на саблях мне его не сдюжить, я раззадорил Ника и вызов сделал он. Значит, мне выбирать оружие. Короче, мы стрелялись. Семь выстрелов. Мне прилетело в бедро и порвало плечо. А Рябой получил дырку в брюхо, и еще пару более мелких. Видать духи погибших помогали мне в тот день. Если бы не зелья-регенаторы, которыми запасся мой корабельный медик, Ник бы умер. Но я этого не допустил.
   Само собой мы стали соперниками с тех пор. Но не врагами. Каждый раз, когда нас сводила судьба, мы выясняли все честно - сходились в абордаж, дрались на кортиках, один раз я его и на саблях уделал. Но он говорит, несварение в тот день было. В общем, все всегда было честно. На абордажах погибнуть ни мне, ни ему не случилось. А после - это паскудное дело резать пленных, к тому же готовых дорого выкупить свою свободу. Так и живем до сих пор. Рябого люди уважают, есть у него и деньги, и сторонники, и конфиденты в бандах. Но Адмирал пока я. И если он соберется меня грохнуть, то придет, и кинет так сказать перчатку в лицо. Ну, вернее в рожу плюнет и афедроном назовет. Это максимум, на что ты мог разговорить Ника, но вряд ли получил бы профит. Сам понимаешь.
   С Эллезером Свифтом "Черным" мы в свое время тягались за звание Адмирала. Он помоложе был. Но яркий, харизматичный и удачливый. К нему тянулись люди поблагороднее, но их меньшинство. Подлили, бывает мы с ним друг другу. Он на меня покушение организовывал, я его травил два раза. Но до смерти не получилось - у него есть хороший священник Единого - Бога-Жизни, в команде - откачал. В общем, дошло у нас с ним до полного мрака в свое время. А потом он сам ко мне пришел. Это когда я его девку похитил и у себя держал. Пришел и говорит:
   - Довольно Капитан, - да-да, до того как стать Адмиралом, меня просто Капитаном звали, - Мы грызем друг другу глотки, а выигрывают от этого только наши враги. Предлагаю перемирие. Пусть победит тот, кого поддержит Братство и пусть поклянется, что не причинит зла проигравшему, став Адмиралом.
   - Едри тя в душу, - отвечаю я, - давно бы так!
   На том и порешили. И с тех пор друг другу не шкодим. Ссоримся, бывает по мелочи - он мой приз перехватит, когда успевает, я ему сделку сорву, когда он этот приз загнать задорого решит. Но не более того. Соперничаем, в общем. Но друг друга уважаем.
   Маркос "Слуга Заката" - отдельная история. Ненавижу его, гниду. И это взаимно. Все ему покоя не дают каперы Королевства Нефритовой Маски - там есть корабли целиком с командой из нежити. И страшнее их, только амиланийки с лунным кровотечением. Но Королевство - это держава, там традиции, там люди к этому привыкли, ни у кого отвращения не вызывает.
   А меня аж дрожь берет, когда подумаю, что он сделает, если каким-то чудом Адмиралом станет. Нежити в Ахайосе немного, она свое место знает. А если оборзеет с таким командиром, то ее быстро другие банды или правительство изничтожат. А вместе с ними так же и Береговое Братство. Он это наверное знает. Но ему шило амбиций покою не дает. Да и меня он ненавидит люто.
   Я ему два раза гадил. Первый раз - он захватил небольшой остров туземный и решил там всех в вампиров, кто посмышленей, а кто поплохее, тех в зомби и прочую нежить, превратить. Мне об этом Колдун рассказал. А Колдуну я крепко должен. Собрал ребяток и нагрянул туда. Немало душ спас, профита почти не получил, зато может в посмертии зачтется. Сорвал, в общем, предприятие. А Маркос насилу ушел, с остатками команды. И меня само собой возненавидел.
   Второй раз еще веселее был - нашел он какой-то пятачок в море пустынный. А на пятачке древний курган. Ну и начал его расковыривать, ибо, значит, почуял, что оттуда скверной ему приятной несет. Расковырял бы на свою голову - я потом узнал, это храм древнего некроманта был. Вряд ли то, что оттуда вылезло - голодное и злое, стало б со "Слугой Заката" лясы точить. Тут как назло, ну ему назло, я поблизости на "Воре" проходил, ну и накрыл мертвых археологов, врасплох взял. Самого Маркоса поймал и обратно в Ахайос в цепях привез. Он полгода, сука, выкупался.
   Почему не убил? Очень просто - Маркос сука, но сука не без мозгов, ему Братство нужно для воплощения своих амбиций, а значит - сильное. Он действует потихоньку, козни плетет, союзников собирает. Реванш готовит. Но меж тем другим безобразничать не дает. Ахайос своим логовом считает и другим таким же ублюдкам расплодиться не дает. Санитарит потихоньку. А оно мне на пользу, ибо, если его сменит такой же, да незнакомый, да безбашенный, будет много хуже.
   "Слуга Заката" обо мне такого же мнения. Пока он адмиралом не стал, я как Адмирал его устраиваю - мы знакомое друг другу зло. К тому же он гордый. Волк одиночка почти - никому не доверяет и все своими силами свершить хочет. Только хер у него чего выйдет, пока Оксана "Череп" есть - ее нежить наша местная много больше любит, а он боится. А я в свою очередь Оксаночку люблю и уважаю. Не без взаимности. В общем, так и живем.
   Как Эллезер сказал - на допущениях и компромиссах. Если появляется какой-то особый беспредельщик, мы его и давим совместными усилиями. Ибо Братство должно жить, а чтобы оно жило, нужно отсутствие ненависти - со стороны банд, со стороны властей. И надежность нужна - к нам люди даже с других баз стекаются, ибо уверены, что тут их с добычей не обманут, и среди капитанов отъявленных нет. Потому так и выходит - естественный мать его отбор, врагов своих я приканчиваю, а соперников, с которыми правила игры есть, оставляю, чтобы на их место кто похуже не пришел. И они так же поступают. Мы все как скорпионы в банке, но в отличие от скорпионов у нас мозги есть, и иногда ими пользоваться приходится.
   В общем, думаю, ты понял, почему у тебя ничего не вышло.
   Реймунд только удрученно покивал головой. "Я понял, что кто-то решил меня окончательно подставить, и пора с этим разобраться".

Честная сделка пирата и убийцы.

   День клонился к концу, за окном, в темноте дождь молотил по крышам и мостовым, фиратонакреш - месяц Поминовения Мертвых Кораблей, был одиннадцатым, последним месяцем года - темным и дождливым. На бочке появилась свеча, выхватывавшая из темноты лица - широкое и костистое Реймунда, узкое, с длинным носом - Адмирала. Разговор затянулся.
   Убийца понял, понял все окончательно и бесповоротно. В организации что-то крепко прогнило. Адмирал был целью за гранью возможностей Стурга. За год, два, четыре, Реймунд возможно и сумел бы добраться до цели. Еще не раз успев умереть. Но не срочно, не до конца года, как требовал вкрадчивый и нежный женский голос в голове, отдавая приказ три месяца назад. Кто-то, скорее всего, союзный или состоящий в пресловутом "Белом крыле", которому Реймунд был зачем-то нужен, решил окончательно дискредитировать убийцу, с трудом сумевшего выплыть на прошлом задании. И этот кто-то мог отдавать приказы в организации и подставлять агентов. А значит, Реймунда не убьют. И не оставят в покое. Пока он сам, вопреки всему, не возьмет судьбу в руки. Свою судьбу и судьбу...
   - Что ты знаешь о Международном Альянсе? - Спросил Стург, пить ром уже не было сил, потому он неторопливо потягивал вересковую трубку.
   - Слишком много, пожалуй. - Ответил Морнис, - Встречал ваших, однажды или дважды. Но раньше не ссорился. Все эти ваши секреты, тайны, замена имен и лиц... Жизнь крысы, или змеи. Я бы так не смог. Целая организация змей и крыс. Уж не обижайся. А смешнее всего - то, как вы ко всему этому относитесь. Неуловимые Джо, решили, что кому-то нужны и превратили это в религию. Уродуете себя с детства и всю жизнь живете уродами.
   - Зря спросил, - поморщился агент Альянса, - но все же, согласись, это очень могущественная организация.
   - Могущественная и никому не принадлежащая, действующая в своих интересах, но вряд ли эти интересы за лесом секретности, что вы нагородили видящая. - Легад продолжал хлебать ром и круглой кружки, - Меня вообще всегда забавляли всяческие тайные службы, что государственные, что частные, тайные общества, ордена и прочее - наделают на плевок, раздуют в море. Больше шума, чем пользы. А уж гонору-то. Историю делают пушки, а не шпионы.
   - К черту, - посмотрел Реймунд прямо в глаза собеседнику, - хватит меня злить. Хреново, знаешь ли, слышать, что вся твоя жизнь - впустую, особенно когда и сам так думаешь, - понурился убийца.
   - Ну, так плюнь, пошли их, - Адмирал похлопал Стурга по плечу, - у меня найдется место в команде для хорошего бойца.
   - У меня к тебе другое предложение, - Улыбнулся через силу Реймунд.
   - Заинтриговал, - подначил его пират.
   - Мне пригодилась бы твоя помощь, а тебе все равно понадобится защита от Альянса лучшая, чем со стороны друзей и общества, - Стург затянулся трубкой и выпустил густой клуб черного дыма, - Когда имперсонатор Альянса проваливается, посылают боевика - тварь, которая порвет и твоего боцмана и твоего дракийца, и тебя вместе с ними.
   - Даже так, - совершенно не испугался Адмирал, - а чего сразу не послали?
   - Это слишком заметно, - ответил Реймунд честно.
   - А-а-а, - Протянул пират, - забыл - у вас же везде секреты и полная тайна взносов. Ладно, выкладывай, что у тебя на уме?
   - Догадливый старикан, - сказал убийца, снова взглянув в глаза собеседника. - Думаю, ты понимаешь - Альянс существует не только на секретности, мы, как и ваше Береговое Братство, существуем на допущениях и компромиссах. Пока мы не слишком вмешиваемся в политику, работаем на всех, кто платит достаточно, не слишком светимся и не убиваем действительно важных фигур - типа королей без наследников и гениальных республиканских канцлеров. Нас терпят, не любят, но используют. Само собой мы не сдюжим против разведок всех стран, даже одной, но упорной не сдюжим. Нас мало и цели наши состоят совершенно не в этом. Но кто-то в Альянсе, похоже, считает иначе. Этот кто-то, назовем его беспредельщиком, подставляет агентов и перетягивает на свою сторону лживыми посулами, используя тех, кто уже повелся. И, подозреваю, это делается ради каких-то амбициозных целей, вряд ли полезных для безопасности Альянса, даже гибельных. Я считаю необходимым узнать - как далеко это "Белое Крыло", как они себя именуют...
   - Романтично, - Рассмеялся Адмирал.
   - Простерлось над Альянсом. А так же ради чего все это. Подозреваю, что пострадает не только моя организация, но и многие другие - против кого будут использовать ее мощь. В общем, - Стург развел руками, - видишь сам, дело серьезное. И, судя по всему, - тебя тоже касается.
   - Договаривай уже, - поторопил Морнис.
   - Что договаривать? - Озадаченно поинтересовался Реймунд.
   - Дурочку из себя не строй, - отмахнулся пират.
   - Ясно, - кивнул Стург. - Да, меня тоже подставили. И поскольку я тебя не убил - за мной начнется охота, как "здоровой" части Альянса, так и "пораженной" Белым Крылом. В общем - это личное.
   - Другой разговор, - Адмирал показал в улыбке свои несвежие зубы, - теперь у меня есть повод тебе помогать - всегда не любил миссионалистов. А личное - это мне понятно и доступно. Только откуда мне знать, что это не твоя уловка в попытке меня прикончить?
   - Я тебе дам залог своей лояльности, - с готовностью ответил Реймунд. - Только поклянись беречь его.
   - Клясться не буду. Но слово Адмирала даю, - подтвердил Легад. - По рукам!

Десять шагов.

   Плащ Реймунда развевал ветер, Морской Бульвар был безлюден - холодная погода и непрекращающийся ливень прогнали с него даже самых стойких гуляк. Он ждал ее уже час и совершенно не испытал радости, когда тигрица появилась, облаченная в черный плащ из стеганой кожи, с глубоким капюшоном и рядами мелких лезвий по всей нижней части, под плащом у нее была лишь кожаная жилетка, зашнурованная на груди и юбка, обтягивающая бедра, тоже из кожи.
   - Ты не справился, - сказала она с десяти шагов, ступая медленно и плавно, будто гипнотизируя жертву на охоте.
   - У меня не было шансов, и ты это прекрасно знаешь, - ответил Стург, оставаясь на месте. Дождь заливал его плащ и шляпу, но он упорно стоял, повернувшись лицом к ветру, глядя на свинцовые воды штормового моря. "Мы ведь были вместе с детства".
   - Ты должен был стараться лучше. Шансов была масса. В конце концов, мог разок погибнуть, не велика потеря, задание - важнее, - Тигрица сделала еще шаг.
   - Умирать больно, Бэгрис, - ответил Реймунд, не глядя на нее. - Ты сама это прекрасно знаешь. К тому же один раз я умер.
   "И его мы тоже убили Бэгрис. Вместе".
   - Видимо, этого оказалась недостаточно, - сказала она, приближаясь. Осталось семь шагов.
   - Тебя используют, подруга, а меня подставляют. Перестань обвинять меня там, где нет моей вины, - Дождевая вода заливала лоб, глаза, текла по щекам, как будто убийца плакал. "Помнишь шпиль. Нет, ты говорила, ты помнишь землю пустыря".
   - А ты не говори о том, чего не знаешь. - Ответила она немного раздраженно, на самом краешке допустимого, - Если бы ты все сделал как нужно, - Еще шаг, - То мы поговорили бы обо всем серьезно.
   - Поговорили о чем? О твоем кукловоде? О том, почему моя сильная, независимая знакомая, ведет себя как щенок на поводке, гавкая по команде? - Реймунд облокотился о скользкий парапет. "Наш первый поцелуй. До сих пор самый сладкий".
   - О том, чего ни в коем случае нельзя рассказывать, если ты еще не уверен, на чьей ты стороне, - ответила Бэгрис делая пятый шаг, - О том, что важнее меня, тебя, Альянса и твоих странных неизвестно откуда взявшихся принципов, - Похоже, сравнение со щенком ее разозлило.
   - А может быть, тебя лишь убедили в этом? Может быть, ты мечешься по чьей-то воле в пустоте, не понимая, что и для кого делаешь? - Спросил он бесстрастно. "И первый секс. Самый кровавый в моей жизни. Чертовы когти".
   - Истину и ложь, причем внушенную себе самому, путаешь здесь ты. Подумай хорошенько. Ты ухватил нить событий, но, не осознавая ни масштабов, ни целей, мучаешь себя бессмысленными подозрениями. - Четвертый шаг.
   - Я собираюсь выяснить истину. Я обязательно узнаю - что стоит за этим вашим Белым Крылом, и почему меня решили в это впутать. Но чьей-то пешкой быть не собираюсь. - Стург говорил несколько более раздраженно чем собирался. "И я узнаю, кто встал на пути нашей уродливой дружбы".
   - Истина в том, что я, знающая тебя с самого детства, и известная тебе, возможно импульсивной, но не глупой, предлагаю сделать выбор между попыткой ухватить тень от свечи и здравым смыслом. Если бы это было не важно - думаешь, я стала бы рисковать? Я - ценящая жизнь много сильнее большинства живущих, умеющая ощущать ее горячее дыхание, - И шаг. Легкая, изящная, соблазнительная и прекрасная, смертельно опасная тигрица, или мокрая кошка в плаще.
   - Может ты не такая умная, как о себе думаешь? Или задаешь недостаточно вопросов? Похоже, тебя дважды обдурили - один раз заставив делать глупости, второй раз - убедив в значимости этих глупостей? - Он содрогался всем телом, от холода или от опасности, но не двигался с места. "Я бинтовал твои раны".
   - Пора одуматься, Реймунд, - зеленые глаза сузились. - Будь паинькой и перестань меня обижать. - Два шага.
   - Слишком поздно, - грустно сказал он. - Десять - слишком мало. "А ты зализывала мои".
   - Может ты и прав, - Она мгновенно преодолела мизерное расстояние, разделявшее их, крутанув в воздухе плащом.
   "Как страшно умирать от твоей руки".
   Реймунд понял, что не успеет - ему не удалось ни сбить, ни вывести из себя тигрицу, значит, шансов в бою не было. Он предпринял последний доступный шаг - бросился с Морского Бульвара вниз, в пенящиеся волны штормового моря, разбивающегося о скалы. Но тигрица оказалась быстрее, она рубанула плащом по горлу и бритвенно-острые лезвия разрубили плоть Стурга до кости. Оставляя в воздухе алый шлейф, тело, кувыркаясь, полетело с обрыва, постепенно распадаясь серебристым прахом.
   "Мы любили друг-друга. Или я любил за двоих?"
   Реймунд Стург умер.
   Бэгрис, тяжело вздохнув, бросила на камни бульвара амулет с бриллиантовыми сердечками в окантовке из черной серебряной проволоки. Их было десять. Вот-вот должно было стать девять.
   Ничего не произошло. Тигрица выругалась.

Заключение. Покидая Ахайос.

   Двадцатипушечный корвет "Элиза" - флагман Адмирала покидал порт, увлекаемый на свободную воду лодками-буксирами. Матросы карабкались по вантам, готовясь ставить паруса, палуба была блестящей от воды, изливающейся с небес, а мокрые снасти казались темными и мрачными. Тирган "Беглый" привычно орал на личный состав, заставляя их работать быстрее, пираты в свою очередь привычно работали так, как успевали, а дело свое они знали хорошо. Нелюдимый Киншумицу "Сегун" полировал бархатным обрезком лезвие топора, сидя под навесом у борта, в районе шканцев. Ирцикра "Ведьма" в рубке прокладывала по новым, хрустящим картам курс. А сам Морнис Легад препирался со своим живым, демоническим штурвалом - конструкцией из темного металла, шипов и сгустка мизантропии: совершенно непонятно как он об него не порезался, не укололся, и почему не выкинул за борт.
   - А я говорю - не надо было его брать! Нихрена хорошего из этого не выйдет, - скрипел штурвал противным писклявым голоском.
   - Тебя забыл спросить, железяка. Может ты мне еще станешь указывать, куда корабль вести? - Огрызался Адмирал.
   "Элиза" медленно выходила из порта, путешествие под злыми ветрами и дождями фиратонакреша, в штормовом зимнем море было не лучшей идеей, но другого выбора все равно похоже не было. Стоя на капитанском мостике Реймунд устало потирал горло, второй рукой держась за фальшборт. Его терзали мрачные мысли, которые всегда приходят в голову, когда решаешь что-то круто изменить в своей жизни. Тем более, когда это может стоить тебе жизни.
   "Умирать больно, тяжело и противно. Я думаю, я должен тебе, Бэгрис. Ты убедила меня решиться. Все могло бы быть иначе. Не попытайся ты меня обмануть... Я был близок принять твои аморфные аргументы. Лишь бы не сражаться с тобой. Впрочем, теперь это достояние истории и моря. Идея с фальшивым амулетом была не так уж плоха - ты стала меня недооценивать. Я был много должен Хитрюге, надеюсь, расплатился. Во всяком случае, золота оставил столько... Ей хватит надолго, если захочет, может даже попытаться стать королевой воров, или как там звучит титул главы квартала. В любом случае я честно возместил пару часов панического страха и пару царапин. А взамен она навела нашу милашку Бэг на ложную квартиру, где был амулет о десяти сердечках. Надо было за мной лучше следить кошечка. Один раз я уже умер. Вон мой убийца сидит, топор полирует и совершенно не волнуется о произошедшем.
   А настоящий амулет уже был у Адмирала. Противное чувство - просыпаться в каюте корабля. Над морем все колдовство работает хреново. До сих пор даже говорить нормально не могу. Зато он мне поверил. Надеюсь и я могу ему верить. В конце концов, эти россказни о честности, любви и дружбе, из уст пирата... звучат преувеличенно. Но, как говорится, друг познается в беде"
   Мысли вновь и вновь возвращались к Хитрюге. Нет, Энкелане. Она любила его? Или это просто благодарность несостоявшейся жертвы. Он пылал к ней живым и сильным чувством? Или это просто химия момента. Теперь уже не важно. Все это оставалось за бортом, вместе с вечным и проклятым Городом Банд. Он поступил с ней так, как должен был. Реймунд никогда не любил лишних жертв. А сейчас и впредь, хуже, чем раньше, все, кто становился ему дорог, все, к кому он мог бы привязаться, и мерзее прочего - все, кого он мог полюбить, - они все сразу же попадали в список Мрачного Жнеца. В список целей для пыток и последующего устранения. А Реймунд не считал себя или свою любовь важнее чьей-то жизни. Он поступил как должно. Она поймет. А он, наверное, со временем простит себя.
   "Наверное и к лучшему сейчас, что единственная, пусть и бывшая моя любовь стала моим охотником. Ее хотя бы никто не убьет. И уже используют против меня. Хватит думать. Все прахом. Будь, что будет".
   Реймунд похлопал себя по карману, где лежал амулет с его жизнями - Стург еще не решил, куда его положить. Он ушел из Ахайоса, умерев пару раз, закрыв все счета. Потеряв подругу и найдя новую. Потеряв работу и найдя горстку принципов вкупе с жизненной целью. В общем-то - не так уж плохо. Теперь Реймунда Стурга ждал долгий путь - разобраться в целях Белого Крыла, узнать, как далеко они проникли в Альянсе, решить, что делать с организаторами. Для этого мало быть успешным убийцей, приходило время стать кем-то большим. А пока Реймунд Стург, агент Международного Альянса, уже бывший, больной и раздавленный, мокрый и злой покидал Ахайос Город Банд, направляясь к другим берегам.
   - Так куда курс держим, кстати? - Поинтересовался Морнис Легад - Адмирал.
   - Дай мне прийти в себя, подзабыть шепот могилы, и собраться с мыслями. Тогда и отвечу, - прохрипел почти шепотом Реймунд.
   Пират ухмыльнулся и кивнул.

Сон в месяц Поминовения Мертвых Кораблей.

   Перед ним расстилалось море. Безбрежное, с тяжелыми, стальными волнами море. И чистый, но чуть сероватый горизонт, на грани видимости соединяющийся с водяными горами.
   Тьма была за спиной. Тьма с фиолетовыми глазами. Она была довольна.
   - Ты сделал первый шаг к свободе, - спокойно заметил голос.
   - Какое дивное чувство, - ответил Реймунд. Горло не болело. - Я думал, ты оставишь меня в покое.
   - Нам рано прощаться, - смеялась тьма, смеялась средь шума волн, - мы все еще нужны друг другу. К тому же ты радуешь меня - до самого конца не было уверенности, что поступишь так, как должен.
   - Я больше ничего и никому не должен, - Стург был спокоен и уверен в себе.
   - И для чего тогда тебе "Белое крыло"? - Голос тьмы был теплым и спокойным. Как ветер над этим морем.
   - Чтобы сохранить свою свободу, надо бороться, - пожал плечами убийца, - Крыло и Альянс. Они так просто не отпустят меня. Значит, я заставлю их смириться.
   - Будет тяжело, - заметил голос.
   - Не ты ли убеждал меня в том, что это необходимо? - Улыбнулся самому себе Стург. - Уже отказываешься?
   - Нет. Но позволь дать тебе совет - начти с тех, кто был ближе всего к тебе, - произнесла тьма. - Они приведут тебя дальше. И еще не забывай - в этом мире, в каждой судьбе, все связано. И прошлое может оказаться полезным в грядущем.
   - Опять какой-то бред и провокация, - ответил Реймунд. - Но я учту твои лживые посулы, мой бесплотный друг.

Библиотека Хранителей Знаний. Персональный архив. Морнис Легад "Адмирал".

Пиратское ремесло - лучшее ремесло.

   Дамы и господа, леди и джентльмены, подонки, мрази, негодяи головорезы и сволочь всех мастей! Чем же так привлекательно пиратское ремесло? Ответ прост - свободой. Между пиратом и разбойником большая разница - разбойник живет на суше, прячется где-нибудь в лесу и обижает несчастных прохожих. Максимум что ему грозит - быть повешенным властями того государства, в котором происходит дело. Пират на прекрасных кораблях бороздит моря, смело бросается навстречу приключениям, ищет добычу и риск. За ним охотится без преувеличения весь мир, а не какой-то сраный районный полицмейстер. Ощущаете размах?
   Чем пират отличается от наемника - оба они обладают полезными навыками, военными и бытовыми, разбираются в сотне всяческих нужных вещей и умеют постоять за свою жизнь. Но наемник работает за деньги на того, у кого эти деньги есть - а значит, на толстого, лысого, заносчивого сукина сына, который, обладая желтыми кругляшками, считает себя вправе приказывать здоровому, сильному мужику, или леди, такое в наших кругах тоже не редкость, способному разорвать этот бурдюк надменности напополам голыми руками.
   Пират никому не кланяется, он берет, что пожелает. Не что повезет, как разбойник, не что дадут, как наемник, а что пожелает. Корабль, знание морского ремесла и немного мозгов, позволяют вести вольную жизнь по своим собственным законам. Отбирать у толстосумов неправедно нажитое, отдавать его бедным - а кто назовет портовую шлюху или кабатчика богатым? А главное, ремесло пирата позволяет жить в свое удовольствие, не гнуть спину на чужого дядю, а вместе с братьями (и сестрами) - такими же молодцами и молодицами, отправляться на поиски просто морского счастья, разделять тяготы жизни и частые триумфы. Только пираты чувствуют себя на равных и с капитаном и с квартирмейстером. Ибо все они - одно большое братство, где командиров назначают не пожизненно, а тогда, когда они нужны - в бою и в плавании, а все остальное время это твои друзья и товарищи. А если задирают нос, то можно по нему и съездить.
   Опять же, дружба - любой пират знает: на полоске дерева, посреди бушующего океана, предоставленные воле ветров и волн, вы либо становитесь с ближним благорасположены друг к другу, либо опускаетесь на корм к акулам по собственной же глупости.
   А если взглянуть шире - все становится кристально ясно. Все земли захватили короли, императоры, султаны, патриции, архиепископы и прочие губернаторы. За любой клочок суши с тебя будут драть налоги и заставлять жить по чужим законам. И только в море, где нет их власти, есть лишь корабли и пушки, паруса и ветер. Где все их законы столь же зыбки как толща океана ниже киля. Где ты можешь отправиться, куда пожелаешь, без пошлин и запретов. И взять, что пожелаешь, если найдешь в себе силы.
   Только в море человек может чувствовать себя на самом деле свободным, черт возьми! И только пират имеет силы и средства бороться за эту свободу, со всякой мразью, желающей эту свободу отнять! В общем, за свободу!
   Длинные тосты, записанные на спинке кровати. Морнис Легад Адмирал. 810 год от о.а.и.
   "Хочешь быть богатым - становись чиновником. Хочешь быть свободным - иди в пираты".
   Адмирал.
   "Самый богатый пират - метвый пират. Он не тратит добычу на трах и выпивку".
   Оксана Череп.
   "Наши дети превзойдут отцов. А правнуки все равно все прогадят".
   Хармус "Белый Ветер".
   "Команда должна считать, что у тебя член воот такой вот и яйца как колокола звенят. Особенно если ты женщина".
   Квартирмейстер Анри-Фелис де Энфаар.
   "Жестокий пират быстро богатеет и мало живет. Милосердный - живет долго, но работает на свою благородную бедность".
   Капитан Эдгар "Рассветный".
   "Пиратство - самая романтическая маска вселенской злобы".
   Капитан "Клоун".
   "Нас уравняют море, порох, паруса и ветер".
   Навигатор и капитан Весара "Шторм".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Йейл "Гладиатор нового времени. Глава 1" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | С.Елена "Жена в наследство" (Любовное фэнтези) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | П.Забелин "Наносфера" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Даркнет. Уровни реальности" (ЛитРПГ) | | В.Василенко "Стальные псы 2: Черная черепаха" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"