Чуринов Владимир Андреевич: другие произведения.

Боги, Лоа, вуду и традиции кошмарного Сохотека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сохотек - мир, наполненный тьмой и трауром, тут живут мрачные туземцы, представители жестоких анималистических рас и адепты темных культов, питающих своими кровавыми ритуалами древнее зло. Государство Икальсахамут зиждется на нечестивом альянсе древних богов, молодых, но агрессивных культов и силе не желающих становиться рабами зверолюдей. В центре Икальсахамута, среди непроходимых джунглей и ядовитых болот, воздвигнутая тысячи лет назад, лежит Межевая Пирамида, где приносят жертвы известным богам Пантеона Двух Лун, вокруг пирамиды построен город Сазахаль (Врата Падшего Величия), где живет "старый народ" - сахалеи, - помнящий еще те времена, когда этими землями владел вечный Акмальтапосек. Сахалеи обладают кожей цвета коры красного дерева, горделивым видом, сухим телосложением и благородной красотой ушедших эпох. Их боги - самые могущественные на острове. В предгорьях, равнинах, выжженных саваннах и лесах вокруг Сазахаля, равно как в прибрежных областях Сохотека, расселились племена сах-ил "беглых" - многочисленных осколков былых народов, разгромленных в войнах и конфликтах прошлого. Большинство сах-ил высокие, чернокожие, отличающиеся крупными чертами лица и жестоким нравом, их ожесточили потери и страдания, которые еще живут в легендах и сказаниях. С собой сах-ил прихватили духов, предков, даже богов тех мест, где ранее жили, найдя на острове также немало новых. Тут они создали новую религию и мистицизм.


   Кольцо Сохотека
   Место, где на протяжении уже очень долгого времени не смогла достигнуть успеха ни одна из мировых колониальных империй - мощное туземное государство Икальсахамут, не вступающее с чужаками-варварами в переговоры, - закрепилось на острове Сохотек, по размеру не уступающем, например, центральному острову Шваркараса. Благодаря своим мрачным туземным богам, могучим шаманам и отлично тренированным воинам, оно держится на этом лакомом куске суши против всего мира, благо в мире не одна, а много сил - это помогает выживать. Единственным открытым для пиратов и торговцев портом Сохотека является Элаштек, тут немногие общительные туземцы, охраняемые колдовством и крепкими стенами, торгуют с варварами, доказывая, что торговля может быть даже во время бескомпромиссной войны. Наиболее мощным городом из островов, образующих пресловутое кольцо, является алмарский военный порт Грейхейм.
  
   Сохотек - мир, наполненный тьмой и трауром, тут живут мрачные туземцы, представители жестоких анималистических рас и адепты темных культов, питающих своими кровавыми ритуалами древнее зло. Государство Икальсахамут зиждется на нечестивом альянсе древних богов, молодых, но агрессивных культов и силе не желающих становиться рабами зверолюдей.
   В центре Икальсахамута, среди непроходимых джунглей и ядовитых болот, воздвигнутая тысячи лет назад, лежит Межевая Пирамида, где приносят жертвы известным богам Пантеона Двух Лун, вокруг пирамиды построен город Сазахаль (Врата Падшего Величия), где живет "старый народ" - сахалеи, - помнящий еще те времена, когда этими землями владел вечный Акмальтапосек. Сахалеи обладают кожей цвета коры красного дерева, горделивым видом, сухим телосложением и благородной красотой ушедших эпох. Их боги - самые могущественные на острове.
   В предгорьях, равнинах, выжженных саваннах и лесах вокруг Сазахаля, равно как в прибрежных областях Сохотека, расселились племена сах-ил "беглых" - многочисленных осколков былых народов, разгромленных в войнах и конфликтах прошлого. Большинство сах-ил высокие, чернокожие, отличающиеся крупными чертами лица и жестоким нравом, их ожесточили потери и страдания, которые еще живут в легендах и сказаниях. С собой сах-ил прихватили духов, предков, даже богов тех мест, где ранее жили, найдя на острове также немало новых. Тут они создали новую религию и мистицизм.
   Сах-ил делятся на:
   Горных - маршарров "ломающие ногти", отличающихся кожей коричневого оттенка, более низким ростом и природным проворством.
   Лесных - талами "познавшие яд", чья кожа имеет оттенок ночи, а лица - более мелкие, чем у прочих, черты.
   Равнинных или пустынных - батмар "выжженные", или батмар сола "выжженные Солейрисом", отличающиеся самым высоким ростом, воинственностью и кожей цвета обсидиана.
   Вместе с беглецами из числа людей, на остров пришли и беглецы иных рас, но лишь немногие смогли выжить, приспособив свою веру и обычаи под традиции местных жителей и приняв чужих богов.
   Парды (леопарды) из рода черношкурых, обитающие в горах, опоясывающих остров полукольцом.
   Крокане (крокодилы) из клана Терзающих Плоть - облюбовавшие болота и реки траурной земли Сохотека.
   Сплотившись, сохраняя память о прошлых обидах, найдя надежную мистическую поддержку в кровавых ритуалах, племена и народы Сохотека создали Икальсахамут - "Царство мести", живущее мечтой о возвращении потерянного и настоящим в нелегких боях, за сохранение последнего оплота своего народа.
   Боги и духи Сохотека - мертвые боги, злые духи, темные создания, взыскующие со своих поклонников жестокую дань. Так произошло не случайно. Люди Сазахаля, глядя на фрески и барельефы Межевого Храма, вспоминают времена, когда Боги Света и Боги Ночи жили в гармонии, поддерживая и уравновешивая друг друга. Но потом пришел пророк Жестокого Моря. Под жестокой пятой его запятнанных орд пали храмы, погибли жрецы, многие знания, города и земли были утеряны, многих богов забыли, наступили века раздора и смуты. Затем настали времена, когда небо и души покрылись тьмой, выгорели от страданий и боли, пятном жирной грязи легших на судьбу далекого народа предков. Боги Света ушли или же были заключены тьмой, безымянным злом, за пределами досягаемости молитв смертных. Боги Ночи остались, они оказались хитрее и коварней, обманули древнее зло, заставили идти у себя на поводу, нашли дырочки в погребальном саване и вернулись воодушевить свой народ, потребовать великих жертв и сказать, что Боги Света не потеряны. Они сокрыты и слабы, но Боги Ночи в тоске, без своей чистой половины они чувствуют себя ущербными, также чувствует себя их озлобленный народ, живущий тем днем, когда все темные боги воспрянут, и, напитавшись силой, разрушат темницу Богов Света, возвратив в мир радость и гармонию. До тех пор и боги, и жрецы живут не настоящим, но грядущим - мечтой о воссоединении. Принося невообразимые жертвы на алтарь будущего.
   Племена, прибывшие на остров позже, разделили великую скорбь старого народа, их дома были разрушены, священные места осквернены, тотемы поруганы и брошены в грязь. Они принесли на этот остров боль и злобу, скопившуюся против завоевателей в сердцах, они принесли с собой очень злых духов, жаждущих мщения, готовых защищать свой народ и более не допускать поругания своих обиталищ. Эти духи смешались с духами траурного Сохотека, родив мистические традиции, сколь сильные, столь и мрачные, полные ярости и коварства, могущества равного силам завоевателей, которым оно призвано противостоять. Духи Сохотека - это духи тьмы, духи мщения, войны, смерти, злобы и ярости. И племена, им поклоняющиеся, приняли тот же путь.
   Боги Сохотека:
   Боги Сохотека - это осколки верований Пантеона Двух Лун, темного пантеона, павшего века назад Акмальтапосека. Каждый Траурный Цикл в 99 лет, жрецы Межевого Храма в Сазахале пробуждают к жизни одного из забытых богов пантеона, ожидая того дня, пока все они не вернутся в мир, дабы нести месть и агонию всем, кто разрушил древнюю империю и внес разлад в мировую суть. Это боги злые, мрачные, полные жестоких амбиций и кровавых чаяний.
   Вселенная Пантеона Двух Лун, известная жрецам Сазахала состоит из Мира ночных теней (реальности тени), Мира бродячих костей (нижнего загробного мира), Чертога праведников (верхнего загробного мира), Мира воющей плоти (реального мира), Мира черного огненного тумана (обиталища отверженных богов, духов, демонов и запретных знаний). Эти вселенные разделяет Бессчетный Порог Костей, переступив через который в храме на земле или в месте особого значения в ином мире, можно попасть в иную часть бесконечного множества. Так же в теории существует некая абсолютная реальность богов, путь и знания о которой закрыты.
   Дубару Луа "Разрезанный страж Межи", хранитель Порога Костей - этот бог обитает меж мирами и измерениями, он есть в реальностях материального мира и в пространстве богов, а также в прочих мирах известных культам Пантеона Двух Лун. Дубару предстает во множестве обликов, при том у каждого из них наличествует некая гротескная диспропорция, свидетельствующая о его вечной разделенности. В мире воющей плоти Дубару Луа предстает в виде жреца: в богатой одежде из перьев и костей, облаченный в шкуру черного ягуара, в малой короне из бронзовых зубьев, при этом с правой половины тела у него содрана кожа, плоть местами висит вечно кровоточащими лохмотьями, вместо глаза в этой части у него пульсирующий рубин. В мире ночных теней он выглядит как тень гротескного крылатого существа, треть которого вечно сочится туманом, а на поясе висит половина ключей от теней, проникающих в реальность (вторая половина у другой богини). В мире бродячих костей он предстает в сером, истрепанном балахоне, наполовину седой старик, опирающийся на клюку, наполовину обглоданный скелет, на руке которого висит собачья голова, навечно сжавшая челюсти. В Чертоге праведников он - горделивый воин в бронзовых доспехах, нагруднике, украшенном рычащими львами, с коротким гладием за поясом и в воинских калигулах (верования империи Акмальтапосек долго представляли героями воинов Империи Имирас), но левая часть ему досталась от уродливого горбуна с вывалившимся глазом, волосами как пакля, плотью, отвратно бугрящейся под бледной кожей. В мире черного огненного тумана он предстает в виде тотемного столба с ликами самых отвратительных духов, вечно текущего расплавленным золотом. К Луа обращаются, чтобы установить связь с одним из миров, упоминают при начале богослужений, подразумевающих проникновение молитв в иные миры, так же его просят о помощи, отправляясь в долгую дорогу или убегая от опасности\рабства\заключения.
   Каргал Моа "Струящийся ужас мира без света" "Родительница тварей яда и чешуи" - Каргал Моа - мрачный владыка мира ночных теней. Это вечно текучий и непостоянный бог, чья человекообразная фигура состоит из мириад витиевато сплетенных змей. Он восседает на черношкуром крокодиле, в пасти которого десять рядов зубов, а размером он больше горной гряды. Атрибутами этого бога является шаль, сотканная из мертвых солнечных лучей и нефритовый медальон в виде змеиного клубка. В этой своей ипостаси Каргал покровительствует ночным профессиям, оберегает от ночных ужасов, отгоняет диких животных, сохраняет ночную неприкосновенность жилища. Также он владеет властью над ночными кошмарами, смертью от страха, повелевает ночными монстрами и опасными хищниками. Когда Каргал решает обратиться к миру воющей плоти, он приходит к порогу костей, где стоит Храм На Грани Света и тени обретают особенную четкость. Там, сбросив шкуру, он превращается Моа Рлаг, свою женскую ипостась. Моа выглядит как прекрасная женщина, чье тело и голова сохранят немало змеиных элементов внешности, шкура состоит из нефритовых чешуек с мистическим орнаментом, по телу вырастают медные шипы, сочащиеся всеми известными ядами на свете, ее глаза - суть ночи, волосы - водопад угольного тумана. Моа обладает ступкой, где может создать любой яд, любое лекарство и любую болезнь. Она покровительствует повитухам, лекарям, отравителям, наркоманам, а так же обладает особой властью над змеями. Раз в тысячу лет Моа Рлаг рожает Исполинского Змея Рока, который трижды по десять лет приходит в мир людей и несет в него небывалые разрушения, будучи повержен или умирая от старости, он рассыпается в прах, из которого выводится новый вид змей. Помимо прочего именно у Моа Рлаг, а не у ее "мужской ипостаси" хранится вторая половина ключей от теней, и она имеет возможность посещать реальность воющей плоти и иные миры без ведома Дубару Луа.
   Паракорт "Пожиратель плоти" "Отец бродячих костей" - Паракорт обитает в реальности, которая служит ему вечным столом, тут он бродит, поджидая новых мертвецов. Тех, кто попал в его мир, Паракорт бросает на свой каменный стол и с аппетитом пожирает. Сам же бог выглядит как исполинский скелет, с длинными когтями на пальцах, увешанных драгоценными перстнями, руками покрытыми браслетами из меди, бронзы, обсидиана и нефрита, равно как и ногами и ожерельем из корчащихся человеческих тел на массивной груди. Но Паракорт не полностью скелет, у него есть желудок, и все прочее, необходимое для процесса поглощения пищи, свои живые органы он стыдливо скрывает под цветастым одеялом, сотканным из волос мертвецов. Каждый, кто попадает в реальность воющих костей, рано или поздно становится обедом для Паракорта. Этот прожорливый бог хватает мертвеца, бросает на свой стол и съедает. Пройдя через желудок, мертвец, ранее имевший облик, в котором жил и умер, обращается в скелет, точнее груду костей, которая постепенно обретает жизнь, встает и начинает ходить по серым равнинам этого мрачного мира, завывая о своей злосчастной доле. Обычно именно такое наказание ждет преступников земли Сохотека, а также любого иностранца, которому не повезло тут умереть. Мертвецы же на шее Паракорта - жертвы, умасленные и натертые специями, которые приносят богу в дар, их он пожирает редко, только в периоды особого голода или задумчивости. Этот бог также является предсказателем судеб: в глазницах у него два календаря - в левой бронзовый, повествующий о том, что произойдет; в правой - каменный, раскрывающий тайны минувших дней, но чтобы взглянуть в них необходимо оказаться мертвым или набраться мужества и попросить о помощи Бога Порога Костей. Паракорт защищает от захватчиков, но также покровительствует набегам, он бог ритуального каннибализма и кулинарии, покровитель погребальных профессий, а также охоты и животноводства, советчик прорицателей и покровитель судов. Атрибутами этого бога являются гигантские нож и вилка, которыми он при необходимости обрабатывает особо ретивые жертвы.
  
   Лагранк Камлтар "Мститель, идущий путем праведников", "Покоритель героев", "Первый из возвратившихся" - Лагранк обитает в Чертоге Праведников, где в вечном трауре великие герои и достойные предки старого народа восседают за столом, сбитым из погребальных столбов и мертвых тотемов, Лагранк возглавляет пиршество, прославляющее павших и потерянных, обещая вечно пьяным голосом, что обязательно вернет в мир всех тех, кто был забыт и заключен за гранью. Лагранк был первым, кого удалось вернуть жрецам старого народа, он воплощение мести и уязвленной гордости, герой, не сумевший выполнить свой долг. Он обещает, что придет время повести Богов Двух Лун на штурм темницы Богов Света. Лагранк Камлтар предстает в виде воина, облаченного в искореженные бронзовые доспехи и плащ из шкуры легендарного шестилапого барса Анкарта. Лагранк, смертельно раненный, вечно находящийся на грани жизни и смерти лежит на золотом щите, который несет на своей спине лишенный шкуры барс Анкарт. Воителя сопровождают вечно сражающиеся друг с другом берсерки-тачипальпы. Израненные и обреченные на постоянную борьбу эти страшные воины, обнаженные, в погребальных масках и траурных татуировках поддерживают с двух сторон щит, на котором едет их повелитель. В золотом щите, чье имя Черрух, постоянно скапливается кровь израненного бога, и иногда, когда сражение меж тачипальпами разыгрывается особенно яростно, щит начинает раскачиваться и часть крови проливается на землю. Там, куда попала кровь, рождается новый тачипальп, который тут же заменяет своих павших товарищей в вечной битве под щитом. Там же, где падает сраженный воин, вырастает красный опиумный мак - цветок, из которого делают напиток безумных бойцов. Дабы подкрепиться, сражающиеся отрывают мясо с обнаженной плоти барса, но оно заново отрастает, а Анкарта периодически пожирает неосторожных тачипальпов, дабы восполнить свои силы. Сам Лагранк Камлтар предстает в облике воина, чей бронзовый доспех рассечен и покорежен, на его могучих руках ржавые железные браслеты с оборванными цепями - знак освобождения из чертогов забвения. На голове его шлем с широким султаном, на имирасский манер, а лицо, никогда не меняющее своего выражения, застыло в гримасе преодоления боли, с легкой полуулыбкой на бледных губах. Вечно помня о потерях, которые довелось пережить, бог бесстрастно плачет кровавыми слезами, которые собирают две его спутницы - чернокожая, покрытая татуировкой по всему обнаженному телу Нумбария "Отчаяние" несущая серебряную чашу, и Огабва "Ненависть" - краснокожая, облаченная в доспехи из кожаных ремней, украшенных обломками костей праведников. Грудь бога рассечена, ребра разверсты в давней схватке, так, что видно горячее сердце Лагранка, от которого поднимается пар, порождающий духов мести и вражды. В правой руке бог несет длинное копье с широким листовидным наконечником, способное обращаться в змея Раклмар "Священная ярость" - рожденного для Лагранка Моа Рлаг. В левой он сжимает каменный резной кубок, наполненный цветочным вином, смешанным с опиумным дурманом. В таком виде бог разъезжает по залу бесконечного чертога Праведников. Иногда, опустив свой кубок к ране в груди и смешав вино с кровью, дает напиться из сосуда одному из славных предков чертога, тогда тот обретает право на время, равное тому количеству дней, сколько было сделано глотков, вернуться в мир воющей плоти и отомстить своему обидчику или обидчику своего народа.
  
   Аоленай "Мама скорби", "Плачущая красавица", "Дарующая покой и освобождение" "Траурная дева" - Аоленай - одна из самых милосердных богинь Ночного Пантеона. Она суть скорбь и добродетель, горюющая за всех обиженных и угнетенных своего народа. Аоленай предстает в виде красивой, зрелой женщины, чей плотский образ вызывает страсть, но духовная сущность воплощает полную, божественную недоступность. Она обладает чертами краснокожей женщины старого народа, но кожа ее бела, как мертвецкий саван, а по телу струятся татуировки, сияющие первобытной тьмой, свидетельствующей о ее связи с миром теней и родстве с Моа Рлаг. Вся одежда Аоленай состоит из траурных лент, во множестве опоясывающих ее тело, к каждой из лент крепится нечто, напоминающее о том, кому она предназначалась - кусок ножа воина, позеленевшая монета торговца, истрепанное перо чиновника, обрывок свитка жреца, камешек с резьбой, бусина, агат наложницы и прочая. На голове богини, чьи рыжие волосы свободно развеваются и достигают длины в два ее роста, возвышается позолоченная корона из черепов младенцев, умерших до родов или сразу после прихода в мир воющей плоти. А на обворожительной груди красавицы лежат, связанные веревкой висельника, маски, чьи имена: зеленой (нефритовой) Аор "Скорбь", черной (из черного серебра) Валон "Печаль", золотой Наилн "Забвение", красной (из красного дерева) Виамла "Кошмар". Эти маски по легенде дают миллионы отражений в мир воющей плоти и прочие миры, давая посвященным (как правило, жрицам и друзьям богини) особую силу, если те сумеют уловить и воплотить неповторимый облик одной из них в отраженной вариации (то есть создать свою маску по образу и подобию). На правой руке богини, скрепленные колючей леской, болтаются золотые бритвы, нередко ранящие плоть Аоленай, а в ладони этой руки она держит погребальный венок, который каждый год плетет из красивейших цветов разных миров, возлагая его к могилам ушедших богов - ее братьев и сестер. На левой же руке у нее обвился шелковый шнур для ритуального удушения, к которому привязаны склянки с ядом, из которых отрава капает на клинок для скальпирования, сжатый в ладони. Ступни и ноги богини до икр покрыты могильной грязью, под ней скрываются браслеты из разных металлов, на которых написаны имена Ночных Богов, которые еще не вернулись в мир. Раз в 99-летний цикл возрождения первожрица храма богини приходит к ней в чертог богов и омывает ноги жертвенной кровью, стирая грязь с одного из браслетов, дабы узнать имя следующего бога, взыскующего возвращения. Аоленай - богиня самоубийств, богиня скорби и печали, сострадания и врачевания, она защищает матерей и детей. Также она богиня чести и забвения, научившая тех, кто опозорил себя, или тех, кто слишком стар, слаб или болен, самостоятельно покидать пределы мира воющей плоти, умаляя при этом риск попасть на каменный стол Паракорта. Эта богиня всех униженных и беззащитных, также повелевающая ночными кошмарами и траурными церемониями. Она - та толика милосердия, которая доступная народу Ночных Богов. Говорят также - слезы Аоленай рождают Запретный Водопад в сердце Межевой Пирамиды, испив из которого жрицы богини обретают вечную молодость, но живут не более сорока лет. Аоленай также считают богиней Белой Луны, но не светлой, видимой ее стороны, а той, что всегда скрыта от мира. Говорят, богиня владеет секретом черного лунного песка, способного любому существу дать возможность начать жизнь с чистого листа.
  
   Ачимальпак Руа "Мертвый рыбак", "Щит океана", "Защитник от скверны" - древняя легенда повествует, что когда-то давно, когда пророк Скверны катился со своими извращенными ордами по миру, не оставляя на своем пути ни пяди чистой земли, ни капли свободного моря, первым на границах империи Акмальтапосек его встретил Руа, который издревле считался богом моря и покровителем рыбаков. Приняв на себя первый удар, Ачимальпак умер, разорванный в клочья яростью бездонного зла, но сумел выиграть время, чтобы боги двух пантеонов сумели спасти хоть что-то. Возвращенный к жизни, он из Бога Светлого Пантеона обратился к Двум Лунам, его пожрали внутренняя боль и ярость, от осознания поражения и великих жертв, последовавших затем. Фактически сшитый одной из богинь Света заново из лоскутов кожи , обломков костей и кусков безжизненной плоти, Ачимальпак поклялся, что больше никогда не позволит скверне повредить его народу. Ни богам, ни жителям прочих миров. Из костей морских чудовищ, акул и скатов он создал барку под названием Ачешхетлеб "Плот извечного дозора", связав кости жилами мертвецов, он поднял парус из китовых шкур и направился в океан - патрулировать берега известных ему земель, дабы не допустить скверну вновь вернуться в мир. Ачимальпак Руа предстает в образе бледного, но высокого, очень сухощавого краснокожего рыбака на грани возраста меж зрелостью и старостью. Он облачен в плащ с капюшоном, сделанный из черных акульих шкур и покрытый узором из соли, этот плащ имеет бахрому из китового уса и акульих зубов. Тело Руа сплошь покрыто шрамами и грубыми рубцами, кое-где виднеется хлопковая нить, которой его сшивали, глаза Мертвого Рыбака горят зеленым огнем, а поверх плаща из шкур его голову венчает убор из рыбьих скелетов, костей и плавников обитателей моря, имитирующий традиционный убор из перьев. Шею Руа поверх плаща охватывает ожерелье из глаз различных морских гадов, эти глаза он изъял у этих созданий взамен бессмертья и теперь видит в толще вод, и над водою все, что видят они. Среди глаз есть глаза чаек и альбатросов, а значит - бог видит и то, что происходит в небе. Руки рыбака увивают браслеты из лиан и зубов пираний, пояс - набедренная повязка из черепаховых и крабьих панцирей и перьев морских птиц, а браслеты из потемневшего золота и перьев на ногах. Ачимальпак правит своей баркой при помощи весла, сделанного из кости неведомого морского змея, возможно когда-то побежденного им в толще вод. Это весло покрыто мистическими знаками, с его помощью бог может управлять морскими существами, вызывать волны, пригонять дождь, управлять морскими ураганами, торнадо и цунами. Но бог не может сражаться один - ему помогают сонмы безмолвных гребцов его барки. Каждый умерший или потерявшийся в морях Руа получает право выбора - отправиться на стол Паракорта или поступить на службу к Защитнику от Скверны. При помощи мертвых рыбаков, облаченных в доспехи из костей, панцирей черепах и шкур морских животных, вооруженных костяными мечами, копьями, острогами, Ачимальпак защищает берега старого народа и сопряженные с ними земли иных миров от скверны. Руа противостоит хаосу, покровительствует морякам и рыбакам, повелевает морскими стихиями, созданиями моря и берегов, он также покровительствует вдовам, ведь многие из них - вдовы тех, кого он прибрал, милостиво относится к солеварам и корабелам. По отношению к вдовам, он также известен тем, что порой любит являться к женщинам, потерявшим супруга в море и подменять его, от таких союзов рождаются великие воины и моряки.
  
   Тангба Гекотль "Пузатый столб", "Похотливое немогу", "Грохочущий советник" - истинный владыка Мира черного огненного тумана все еще не известен, он остается за завесой и наверняка будет поражен тем, кто временно занял его место во главе сонма злокозненных духов, демонов и отверженной нечисти этого места. Гекотль - бог разврата и в определенном смысле покровитель политической власти, универсальный советчик сильных мира, вернее миров сих. Среди безумных красок своего пространства он предстает в виде истинного памятника абсолютному сумасшествию. Гекотль не имеет пола, не имеет лица, не имеет единого голоса, если быть полностью откровенным - он столб. Некий извращенный, донельзя испорченный тотемный столб мира отверженных. В его основании находится смоляное озерцо, из которого то и дело пытаются вырваться демоны, потерянные души и порабощенные духи. Над озерцом парят Гарратфы "Страстные грифы" - эти гротескные существа набрасываются на тех, кто сумел выбраться из смоляной ловушки и жадно их пожирают. Из смоляного озера вздымается каменный столб в пятьсот локтей высоты, с каждым днем этот столб немного вырастает, на его поверхности появляются картины, изображающие разнообразные сексуальные сцены самого откровенного толка, во всех деталях и подробностях. Не имея пола, Гекотль обожает плотские утехи, обожает за ними подглядывать, довольствуясь этим, если где-то в мирах придумывают что-то новое, или особо ярко умудряются использовать старое, это тут же появляется на каменном теле Тангба. Выше следует колонна масок, постоянно находящиеся в движении, перемещающиеся рвущиеся в первый ряд, скрежещущие и щелкающие - маски олицетворяют духов, демонов и призраков, которых Гекотль поработил и заставил работать на себя. Они отрабатывают свою свободу, давая советы всем, кто умудриться найти странного бога и изложить свое дело, маска, ответившая на три вопроса, получает возможность попасть в смоляное озеро и попытаться сбежать. Еще выше находится алмазный диск - медленно вращающаяся ограненная, ослепительно сверкающая сфера, внутри которой находятся свежепойманные Гекотлем существа, из которых мучения в этой сфере выбивают желание сопротивляться, из сферы они попадают к маскам. В алмазном диске то и дело происходит движение, часто на его сияющей поверхности изнутри можно увидеть отпечатки кровавых ладоней или тела мучимых созданий, пытающихся убежать или хотя бы передохнуть от пытки. Заключенные в диске горят, с них заживо сдирают кожу, мышцы, плоть, перетирают их кости в порошок и, в конечном счете, это все идет на создание новой маски. Наконец, наверху сооружения находится Пирамида ликов, сооружение, напоминающее отчасти пирамиду, содержит четыре лика Гекотля, запечатленных в каменном монолите - Похоть, Жадность, Надменность и Отрицание. Гекотль свободно путешествует по миру черного огненного тумана, а иногда находит лазейки в другие миры, где он может, извиваясь как змея, или скорее как раскачивающаяся пальма подхватывать каменными пастями своих ликов тех, кого считает аппетитным (в ком есть что-то от его ликов) и пожирать, отправляя в алмазный диск. Вокруг Гекотля, на берегах смоляного озера, в безумном танце под бой бубнов и барабанов танцуют уродливые мелкие существа под названием нури багба, они составляют армию глаз и ушей божества, высматривая для него эротические сцены в разных мирах. Постоянно пьяные и веселые, они танцуют вокруг своего божества-тотема, а те, кто более не находит сил танцевать, - отправляется шпионить. С нури багба можно заключить договор и тогда они могут вместо тебя задать вопрос одной из масок на тотеме. Тангба Гекотль - покровительствует разгульному образу жизни, борделям, изменникам, разврату, он так же оберегает политиков, вождей, крикливых философов и спорщиков. Этот странный бог способен защищать от злокозненных созданий и раскрывать тайны мироздания. Он также покровительствует школам, университетам, училищам, ученикам и учителям, тавернам, административным зданиям и храмам, сословие жрецов и вождей тоже под его опекой, он ценит амбиции и заблуждения, ведь все это так аппетитно. Кроме того этот бог оберегает беременных, влюбленных и вообще любовников, покровительствует детским садам - ведь чем больше людей, тем больше веселья. Более широко - считается покровителем городов.
  
   Эчвинсамос Бомоа "Жестокий шутник", "Хозяин лабиринта хриплого смеха", "Обманутый обманщик" - этот бог - самый молодой из возвращенных, - был призван из небытия лишь в этом 99-летнем цикле. Жестокий шутник действительно известен своими шутками, розыгрышами, опасными проказами и стойкой страстью к бардаку. Эчвинсамос предстает в образе человека из старого народа, невысокий, краснокожий, вечно улыбающийся, при первом взгляде на этот образ он способен вызвать доверие и даже симпатию. Однако, если его рассмотреть чуть получше, можно заметить множество любопытных деталей. Улыбка бога - это вечные шрамы, вытянувшие уголки его губ вверх, образ дополняется шрамированием и татуировкой, превращающей все его лицо в гримасу застывшей радости, в которой есть нечто жестокое. Бог облачен в плащ из разноцветных перьев попугая, прочая его одежда - сплошь золото и лоскуты разнообразных тканей, при ближайшем рассмотрении оказывающихся кусочками кожи разных цветов, а с нею шкур животных, ящериц и змей. В качестве атрибутов этого бога выступают большая тыквенная погремушка, вызывающая у слышащих ее звук приступы падучей, банзанн - национальная лютня старого народа, покрытая жутким мистическим орнаментом, звон струн которой призывает из тьмы ночные кошмары, и, наконец, огромная бамбуковая флейта, расписанная кровью и пеплом, густой звук которой порождает духов раздора и склок. На поясе Эчвинсамос несет на золотой цепи шкатулку, покрытую сложным орнаментом и древними заклинаниями. Эта шкатулка по имени Расак Шумирих "Упущенная мечта", которую бог иногда открывает ради смеха, содержит в себе мечты и грезы, которые воплощаются ровно до того момента, как не превратятся в ужасный крах, превращающий мечту в трагедию. Для тех, кто особенно интересен Бомоа, обманщик обладает и вторым обликом, воплощающим самый жуткий кошмар того, кто это видит, он может быть разным, но, как правило, это сгорбленное, хищное существо с тонкими лапами, на которых располагаются очень длинные когти, мордой напоминающей смесь облика глубоководной рыбы и хищной кошки, пастью полной иглообразных зубов, ядовитыми щупальцами тьмы, растущими из спины, хвостом, напоминающим человеческий хребет, увенчанный черепом. Бомоа - известный шутник и обманщик, но шутки его пахнут могилой, а обман невообразимо жесток, может вести к многочисленным жертвам и страшным трагедиям. Для собственного развлечения бог построил "Лабиринт хриплого смеха", который постоянно дополняет и изменяет по собственному вкусу и велению левой пятки. В лабиринте жертва затей божества сталкивается с бесконечными формами гротескного воплощения чувства юмора Бомоа, искажением законов физики - времени, пространства, постоянной изменчивостью окружения, жуткими тварями и совершенно неожиданными абсурдными ситуациями. Как правило, из лабиринта смертные отправляются прямо на стол Паракорта, а духи к "Толстому столбу". Эчвинсамос никогда не ходит, он перемещается, выделывая разнообразные акробатические кульбиты, "коленца" и всяческие выкрутасы, с ним следует обезьянка Виричас и черный попугайчик Лорачу. Обезьянка несет с собой большой мешок из кожи, где скрываются болезни и эпидемии, попугайчик пискляво выкрикивает пророчества, половина текста которых правда, а вторая - ложь. За Эчвинсамосом постоянно перемещается "Цирк отверженных", где, обученные самим богом, кривляются и неистовствуют смертные, которые когда-либо были принесены ему в жертву или украдены из жертв другим богам. Эта свита вечно стремится обмануть, уязвить, ограбить или убить друг друга и всякого встречного. В силу своих пристрастий Бомоа покровительствует циркачам, акробатам, шутам, заговорщикам, предателям, судьям, юристам, дезертирам, танцорам, музыкантам, актерам, ворам и разбойникам. Он почитает себя также покровителем правосудия, ведь правосудие ничто иное, как самообман человеческого общества. Также именно Бомоа молятся, дабы отвести от себя болезни и мор, жизненные неурядицы и неудачи, молитва выглядит, как просьба уйти к соседу. Однако самому Эчвинсамосу часто не везет, его проводят в его же игре, обманывают и боги и смертные, оставляет удача в костях, сопутствует невезение в делах, потому все неудачники также молятся ему. Бомоа также бог интриганов, а помимо прочего покровительствует мести, если это месть не с оружием в руках, а посредством сложных манипуляций, обмана, предательства - "мирный вариант" мести (на деле Эчвинсамос не совсем бог Пантеона Двух Лун - он воплощение Беспечного, ставшее удачной интригой Эльвексина в начале нового цикла на Сохотеке, но даже сами шуты убоялись получившегося результата, решив, что сущность их бога в этом случае слилась с чем-то действительно призванным из-за предела забвения). И наконец: Бомоа является покровителем авантюристов, кладоискателей и пиратов.
  

Вуду Сах-Ил.

   Религия старого народа, несмотря на свое древнее происхождение и набор таинств, способных существенно отяготить суть веры, сохраняет определенную позитивную динамику. Культ Сазахала рассчитан на перспективу, он дает надежду, стремление к мрачной, но цели и обещание великого будущего впереди. Совершенно иначе выглядит Вуду, Худу или Хуаду "пришельцев" сах-ил. Эта религия чернокожего населения Сохотека. Эта вера, основанная на поклонении духам, предкам, тотемам, изначальным силам природы, примитивизированным до уровня человеческого понимания. В верованиях сах-ил таится тьма обиды и непонимания, ощущения горечи и несправедливости множества вещей, произошедших с чернокожим народом, нашедшим приют на Сохотеке. В понимании сах-ил все происходящее является велением рока, воплощением законов природы, неким уроком, который должен чему-то научить мудрых и охладить пыл дерзких. Вселенная сах-ил состоит из повторяющихся циклов жизни, понятие прогресс или история в их религиозной традиции отсутствует, потому, любые изменения воспринимаются как элемент, дополняющий и уравновешивающий реальность. Таким образом, завоевание гольвадийцами и амиланийками было воспринято племенами сах-ил, как своеобразное веление рока, указующее на то, что их жизнь подверглась влияниям темных и злых духов. Придя на земли Сохотека и испытав влияние со стороны сильного культа старого народа, сах-ил сформировали новую культуру. Они осознали, что в союзе с сахалеями, они получат возможность вернуть потерянное и восстановиться равновесие жизни. Сохраняя свои природные привычки, они продолжили приносить жертвы духам, ответственным за любые изменения в мироздании, и сформировали новые, темные культы, приятные глазу своих озлобленных божественных покровителей. Однако, дары, полученные от предков и мистических покровителей, сах-ил начали использовать для того, чтобы изменить собственную природу. Почитая свое новое могущество признаком благоволения духов, они решили, что темная суть мира, довлеющая над ними сейчас, дает им возможность стать невообразимо сильнее и отомстить обидчикам или, по крайней мере, не допустить дальнейших унижений. Таким образом, культура сах-ил, хоть и не получила столь серьезный стимул мести, как традиция старого народа, продолжающего доминировать на острове за счет "заряда ненависти", которым обладает, но все же изменилась, позволив чернокожим начать предпринимать шаги, направленные на изменение своего положения в мироздании, обнаружения скрытых сил и возрождения потерянного могущества. Некоторые сах-ил даже считают, что все произошедшее - вина добрых духов, не сумевших справиться с влиянием богов чуждых народов, а злых духов в свою очередь считают спасителями, открывающими новый путь.
   Мистические традиции (включая ритуальные и колдовские) сах-ил, до прихода на Сохотек делились на:
   Пунгру - белое колдовство.
   Бахарст - черное колдовство.
   До начала колонизационных войн у народов, породивших сах-ил, преобладали традиции светлого колдовства, но после изгнания, смертей, потери древнего дома своего народа и многих лишений, почти весь мистицизм сах-ил перешел в темную ипостась, оставив Пунгру для редких случаев, когда требуется призвать на помощь светлую сторону темных духов. Многие духи вуду двуличны - они имеют светлую и темную сторону, так, некоторые верховные духи этого народа не были потеряны, но воплотили свою темную ипостась, чтобы иметь возможность конкурировать со злыми духами, получившими преимущество.
  
   Сах-ил верят в духов, персонифицирующих силы мироздания - Лоа или Логай, предков - Амнулл и тотемы, покровительствующие определенным людям, племенам или делам - Гантурру, тотемы также воплощают силы природы, но более конкретные. Центральное место занимают Лоа, светлые имеют разные имена и происхождения, темные являются персонификацией сил зла и обладают общей фамилией Сонхард или в новой традиции де Вилл (большинство из сах-ил происходят из земель, захваченных Шваркарасом, жестокие колонизаторы которого считаются первыми виновниками прихода эры темных Лоа, оттого и фамилия с благородной приставкой "де").
   Как и в традиции пантеона Двух Лун, вселенная сах-ил разделена на несколько миров, где обитают различные Лоа. Это Пеншерваст - Мир ночи (он довольно похож на мир теней старого народа), Экхор - мир смерти, Вратипао - мир старших Лоа, Самшарэль - мир грез, снов и кошмаров. Кроме того, каждый Лоа обладает "карманным" миром, где все устроено по его воле и вкусу. Предки обитают в различных мирах Лоа, а тотемы обладают своими небольшими реальностями, имеющими название по их собственному имени, очень небольшими и довольно абстрактными, как правило, сопряженными с обиталищем тотемов в предметном мире.
  
   Старшие Лоа:
  
   Магбана Кого "Железный дух перекрестка" - Магбана представляет из себя проводника, способного открывать пути из разных миров. К нему обращаются шаманы и жрецы, дабы получить связь с интересующим Лоа, и любая другая попытка пройти из мира в мир, так или иначе, упирается в Магбана Кого. В своем светлом облике он звался иначе, легко шел на контакт и обладал привлекательной внешностью. Теперь, когда пути в миры светлых Лоа и добрые реальности закрыты, Кого изменил внешность, дабы соответствовать новым условиям. Для тех, кто рискнет вступить на перекресток миров - универсальное мистическое пространство, связывающее воедино все вселенные сах-ил, встретит там довольно жуткое зрелище. На длинном столбе, увитом лентами из человеческой кожи, покрытом вязью мистических символов, возвышающемся на четыре человеческих роста, висит железная клетка, покрытая ржавчиной и коростой, источенная и потемневшая от времени, украшенная ужасающими шипами, увитая лохмотьями лиан, плюща и мха. В клетке, поминутно тряся ее и раскачивая, заточен стенающий скелет в обрывках плоти и сгнившей одежды. Внизу, под клеткой, лая на красную луну, в вечных ночных небесах, рыщут черные шакалы с пылающими глазами. Магбана Кого - это клетка, тот же, кто заключен в нее, это образ просителя, желающего покинуть перекресток меж мирами, каждый, кто приходит на перекресток, видя этот знак, знает - цена общения с миром Лоа высока, полна боли и страдания. Шаман или жрец, желающий получить доступ в один из миров должен оставить на столбе частицу своей кожи, на которой напишет мир, куда направляется и имя Лоа, к которому идет на поклон. Приняв жертву, Магбана выпускает мертвеца из клетки и тот бежит по адресу. Если путешествие окажется успешным, шаман сможет забрать свою плоть, которая прирастет не совсем гладко, навсегда напоминая о тяжелом путешествии. Если нет - кусок плоти останется висеть, а проситель может даже заменить мертвеца в клетке. Символ Магбана Кого - символическое изображение клетки, исполняемое пеплом. Он принимает дары в виде крови просителя, непрожаренного мяса, черных восковых свечей и падали. Его знак в храме - горшок с дорожной пылью, лучше пылью с перекрестка.
   Буба Вонгор "Тень Всеотца" - сах-ил верят, что когда-то существовал бог, создавший мир и все сущее в нем, и его тени, или осколки,, или он сам является верховным богом, к которому обращают молитвы жрецы многих культур. Он Вандор, он же Единый, он же Саллах Темный, и Великая Мать Амиланиек (или это может быть его жена). Этот бог давно уже безразличен к своим творениям или слишком далек от них. Для сах-ил этот бог отбрасывает длинную тень на все созданные миры, и в их культуре эта тень называется Буба Вонгор. Он предстает в виде печального старца, закутанного в серый, истрепанный балахон, молчаливо сидящего на куске базальта, от которого тянутся цепи во все миры и реальности. Каждый, у кого достанет силы и мудрости, может встретиться с Буба Вонгром лишь единожды в жизни и, взамен чего-то достаточно важного, получить ответ на один самый важный для себя вопрос. Ходят слухи, что те, кто спрашивают о смысле жизни и других подобных вещах, недоступных пониманию смертных, остаются навсегда рядом с Буба, в виде звена цепи мироздания. К нему обращаются по самым разным вопросам и глубоко почитают, этот бог не требует жертв, но любит барабанный бой и танцы. Его символ - камень с цепями, как на изображении, так и в виде физического объекта в храме.
  
  
   Заразурли "Вдова" - эта Лоа воплощает необходимый минимум божественного милосердия, которое требуется народу сах-ил. Она безутешная вдова, страдающая о том, что потерял ее народ и равно о том, что потеряла она - сыновей и супруга из старших Лоа, погибшего или оставшегося на покинутых берегах. Заразурли оплакивает мужей, погибших на земле и в море, оберегает вдов и детей, охраняет неполные семьи, защищает посевы. Она вообще невероятно добра и ее можно просить о чем угодно. Вдова предстает в виде печальной женщины, по чьим щекам неизменно струятся слезы, оставляя за ней серебристый ручеек. В таком образе, как Лоа Магбана созвучен с Богом Дубару Луа, она схожа с Аоленай. И все же Заразурли темная Лоа, прошли те дни, когда она дарила свое милосердие за подношения в виде молока и меда, сладкозвучный звон флейт и оргии в ее честь. Вдова эгоистична - она требует достойного поклонения. Каждые три года, деревни, поклоняющиеся Заразули должны совершать жертвоприношение первенцев - от лучшей коровы, лошади, овцы и, наконец - человеческого первенца уважаемой в деревне пары. Оргии же в ее честь также по-прежнему происходят, они обеспечивают хороший урожай, участники ритуала приносят в жертву женщину - распутницу или проститутку, и совокупляются в ее крови, этот ритуал проводят силами нескольких деревень. Дети и животные нужны Вдове, чтобы развеять ее печаль, в них, вечно играющих у ее ног, Лоа находит успокоение от мыслей о потерях, распутницы же развлекают ее рассказами о прижизненных похождениях и работают служанками - убирают в доме, ткут новые одежды, готовят пищу из жертвенных даров. Заразурли предстает в виде прекрасной, но очень печальной женщины, за которой струится ручеек слез, а в ногах у нее играют дети, с незажившими ритуальными шрамами на груди. Лоа одета в наряд из бархата и шелка на "гольвадийский манер", на лице ее траурная вуаль, в длинные белые волосы вплетены печально звенящие колокольчики, глаза и губы накрашены жертвенным пеплом, в руках зонт, а в кошельке на поясе - золотые слитки, алмазы и семена культурных растений. Символ вдовы - дерево с голыми ветвями, исполняемое мелом. Знак в храме - траурная вуаль. Она принимает жертвы в виде хлеба, мяса, ягод, белых свечей.
  
   Томанго "Опаленный кузнец", "Дух с медной шкурой" - Томанго первым среди своих сородичей познал сокровенные секреты металла, приняв тот факт, что материальная сущность горных жил имеет и духовную природу, научившись обрабатывать металл, он пошел дальше, работая с душой своих изделий. Так начало появляться оружие, не способное затупиться, доспехи, которые не ржавеют и не ломаются, металлические амулеты, дарующие защиту от тварей иных миров, оковы, способные совладать с Лоа, даже разумные клинки. Решив, что обладает могуществом, превосходящим силы творца мироздания, Томанго попытался отделить суть металла от материи, желая получить средство творить свою собственную реальность. Но удача отвернулась от него, и Лоа упал в чан с мистическим расплавом. Было ли это невезением, или кто-то из прочих могучих Лоа решил поумерить пыл наглеца, однако с тех пор Томанго более не замахивался на великое. Неприятное событие умерило его амбиции, но из чана кузнец вылез с медной кожей, а позже сковал себе серебряные волосы, сделал глаза из алмазов и аметистов и чресла из золота. Он покровительствует кузнецам, ремесленникам, людям тяжелого труда и честной работы. Воины также могут рассчитывать на его покровительство, если принесут в жертву рабов, захваченных в военных походах. А чтобы получить особое покровительство Томанго и овладеть секретами кузнечного колдовства, необходимо сковать клинок и остудить его в человеческом теле. Тот, кто остудит клинок в чужом теле, обретет оружие, дарующее власть над мистическими силами ремесла, за каждый год жизни колдуна на клинке будет появляться новый секрет искусства. Тот же, кто не убоится и остудит оружие своей кровью и плотью, получит вечное покровительство бога, сможет изучить самые тайные кузнечные ухищрения, секрет холодного серебра и даже способ вкладывать в оружие частичку своей души или пойманных мелких духов. Символом Томанго являются кузнечные щипцы. Знаком - брусок железа. Он обожает обильную, но простую пищу, насыщенный звук бубнов и больших барабанов, крепкие напитки, пиво, эль. Во время больших ритуалов в его честь приносят в жертву быка.
   Старшие Лоа, сохранившие свою суть в новом мире персонифицируют основные силы природы - Магбана - ветер, Буба - небо, Заразурли - землю, Томанго - пламя. И имеют сферу покровительства в областях, которые так или иначе относят к их стихии. Моряки и мельники ценят ветер. Философы и поэты - воспаряют мыслями к небесам. Крестьяне и охотники чтят землю.
  
   Лоа миров:
   Пеншерваст - Мир ночи:
   Лоа:
   Магба-Вари "Безликая прядильщица" - одна из Лоа, изначально имевших нейтральный оттенок, Безликая Прядильщица без труда сумела занять достойное место среди Лоа зла. Утратив свое место в одном из потерянных добрых миров, Магба-Вари перенесла свой расшитый дворец в Мир Ночи. Тут, устроившись с комфортом, она научилась прясть нити из тьмы и тени. При помощи этой нити она создала ткань ночи, из которой шьет Кукол Бахарст Вуду. При помощи этих кукол она научилась управлять смертными, духами и даже другими Лоа, особенно Лоа де Вилл, которые очень зауважали ее могущество. Считается, что именно Магба-Вари передала секрет изготовления кукол, а так же и колдовства ткани людям. Она покровительствует ткачам, красильщикам, ремесленникам имеющим дело с шитьем, а также великому множеству колдунов использующих ее мистицизм. Сама Магба-Вари тоже кукла, она предстает в облике изящно выточенной из магического дуба Буну марионетки с пустым лицом, облаченной в красивое платье из ткани ночи и шляпку с матерчатыми цветами, большую часть времени Лоа сидит перед ткацким станком и занимается любимым делом. Прядильщица оказывает особое благоволение тем, кто исполнит ритуал - на трое суток зашьет себе рот, проводя эти дни в молитвах и размышлениях, говорят только те, кто сумел пройти этот ритуал, получают могущество создавать кукол вуду особой силы - содержащих частицы ткани ночи. Символ Прядильщицы - веретено, исполняемое пеплом сгоревшей ткани, или вышиваемое нитью на холсте, знак в храме - рулон черной ткани. В качестве дара Лоа охотно принимает цветы, темные вина, мед, хорошо прожаренное мясо, красивые ткани.
   Петраморга "Тряпичная предсказательница" - при дворе Магба-Вари нашла приют одна из предков. Петраморга была могучей ведьмой, чье черное колдовство достигло небывалых высот в области ткани. Используя человеческую кровь и специально выращенный на кладбищах пепельный хлопок, она научилась создавать ткань, способную предсказывать судьбу, насылать проклятья, выпивать жизнь из человека, на которого одета. Петраморга предстает в виде сгорбленной карги, на лицо которой нашит лоскут ткани с лицом прекрасной женщины. Ведьмы, желающие познать секрет Ткани Петраморги должны нашить себе на лицо тряпицы с мордами страшных старух. Чтобы призвать Петраморгу для ритуальных нужд, требуется омыть кувшинчик с ее посмертным "гением" кровью свежевырванного человеческого сердца.
   Лоа Сонхард:
   Баронесса де Вилл "Пиковая дама" - все Лоа Сонхард происходят от "Пиковой дамы" и ее супруга барона Кешкашивира (в языке сах-ил этот день звучит как Соадди или Шамедирр), они являются либо потомками этой пары, либо принятыми в семью, для сохранения чистоты образа. Баронесса по праву старшинства и по праву силы владеет Миром ночи, в котором правит жестокой и коварной женской рукой. Бесподобная кокетка, баронесса предстает в образе прекрасной чернокожей дамы с чертами лица, принявшими все лучшее от внешности сах-ил и гольвадийцев: она высокая, стройная, облаченная в мужской наряд из приталенного сюртука, шейного платка, заколотого булавкой с черепом, обтягивающих штанов из блестящей кожи, образ дополняется корсетом, подчеркивающим ее полную грудь, юбкой с золотыми кистями в виде мотыльков, ботфортами на высоком каблуке и узким цилиндром с низкой тульей и плюмажем из перьев туканов и попугаев. Атрибутами этой экстравагантной Лоа является табакерка с нюхательным табаком, веер из гробовых досок, и бездонная бутыль белого вина. Гротескная татуировка на лице, исполненная в бледных тонах багрового, белого и зеленого придает ее лицу при свете свечей вид странного, цветастого черепа, дополненного контурами черных роз на щеках. Длинные волосы баронессы цвета крови и ночи завиты в изящные локоны, украшенные цветами, костями и колокольчиками. Хозяйка мира ночи имеет власть над тенями и зеркалами, через первые она умеет видеть все, что происходит в мире, вторые служат для нее порталами в другие миры. Желающий познать секрет могущества Пиковой дамы должен принести в жертву ребенка (она, как и Заразурли, неравнодушна к детям) и, призвав ее через зеркало, провести с де Вилл ночь. Эта Лоа известна страстью к разврату и кутежу, она покровительствует проституткам, любовникам, ворам и людям веселых профессий - музыкантам, танцорам, особенно любит певцов. Ей также приносят жертвы, чтобы уберечься от ночных опасностей, которыми она повелевает. Символ баронессы - черная роза. Знак в храме - веер с резными черепами или бархатная подвязка. К ней также обращаются невесты, принося свадебную клятву. В жертву Лоа охотно принимает легкие алкогольные напитки, сладости, шоколад, пищу вызывающую страсть, специи, обязательный элемент жертвоприношения - черная курица.
   Анбао "Бессмертный пес". Анбао является жутким духом теней, повелевающим бессчетными стаями, таящихся на грани света и тьмы. Он предстает в облике огромного пса, напоминающего волкодава, у твари четыре ряда зубов, шесть горящих зеленым огнем глаз, шкура цвета подземного угля и везде, куда бы он ни шел по пятам следует холодный туман. На шее существа болтается ошейник с оборванным поводком. Теневые твари - пауки, гончие, змеи и прочие ужасающие создания этого мрачного мира, - подчиняются воле Анбао беспрекословно. Многие известные герои из числа смертных побеждали Анбао, встретив пса на ночной дороге, но с каждым новым закатом он возрождался вновь. Желающий получить над тварями теней власть, должен отдать Анбао правую руку. У пса просят защиты для животных, охраны домов, сбережения от ночных созданий и тому подобных вещей. Символ зверя - собачья челюсть, кровью на белой ткани. Знак - собачий череп. Он принимает жертвы сырым мясом, особенно любит индюшатину и человечину.
   Братья де Вилл "Десять негритят" - среди безымянных теней есть такие, что обладают разумом и злокозненной волей, есть среди них и Лоа, рожденные супругами де Вилл. Представая в облике разукрашенных ритуальными шрамами негритянских детей, Братья де Вилл оказываются полезны для тех, кто желает достигнуть чего-то конкретного. Их имена: Чуги "Вор", Бари "Убийца", Ноли "Разбойник", Патри "Шут", Гебде "Музыкант", Аканти "Охотник", Сувич "Сниматель скальпов", Борбоа "Пьяница", Ваги "Развратник", Опаври "Защитник". В свободное время братья предаются пьянству, разгулу и разврату. Их символ - десять черных кругов, нарисованных углем, их знак - ожерелье из десяти обсидиановых бусин. В дар они с удовольствием принимают хмельное, мучное, жирное, вредное, сладкое и мясное. Крупный ритуал призыва должен содержать жертвоприношение десяти животных.
   Папа Санчос де Вилл "Черный мудрец" - этот Лоа предстает в виде стройного старика, одетого в строгий мундир гольвадийского чиновника, в парике и треуголке. Он отличается длинной белой бородой и вырванными ноздрями, из которых сочится дым сигары, которой он постоянно дымит. С собой старик, кряхтя, таскает огромную, окованную стальными полосами книгу, которая постоянно сочится тьмой. Книга носит простое название "Том ночи". Ее страницы содержат все заклинания из области власти над тенью. Познавший ее секреты может ходить через мир тени (с разрешения Баронессы, но без большой жертвы ей), призывать из него послушных жителей ночи, исцелять, проклинать, властвовать над темными ядами и прочая. Папа Санчос обожает серьезные разговоры, ученые споры, философские диспуты. Он ценит людей умных и просвещенных. Чернокожий Лоа нередко берет учеников и дарует им власть над ночью. Цена такого могущества - пять лет жизни за год власти или одна человеческая жертва в год. Символ ученого Лоа - раскрытая книга, чернилами на пергаменте. Знак - книга с пустыми страницами. Он принимает в дар постные блюда из риса, каши, крупы, пресный хлеб, кукурузные лепешки, пиво и хорошие сигары.
  
   Экхор - мир смерти:
   Лоа Сонхард:
   Барон Кешкашивира (барон Соадди или Шамедирр) "Хозяин кладбища", "Большой Сонхард" - Барон - старший среди Лоа Сонхард, владыка мира смерти, хранитель кладбищ, повелитель мертвецов. Барон предстает в образе высокого негра, облаченного в черный редингот гробовщика, белую, накрахмаленную рубаху, жилет с десятком карманов, в которых лежит десяток часов, тикающих вразнобой, просторные брюки, подпоясанные портупеей с ножами, пистолетами и тесаком, лакированные туфли с пряжками в виде черепов, плащ с пелериной и, конечно, цилиндр. Худое лицо барона ото лба до верхней губы прикрыто костяной маской, выточенной из черепа какой-то хищной обезьяны. Он курит трубку, не расстается с портсигаром полным самокруток с марихуаной, то и дело прикладывается к бездонной бутыли с черным ромом и важно расхаживает по своим владениям, постукивая костяной тростью из хребта гориллы. Барон живет в постоянном состоянии праздника, ведь каждый умерший это прибавление в число его подданных, и каждого он встречает как родного, поит ромом и приставляет к какой-нибудь работе. В мире Смерти Барона царит вечный праздник, под радостный перезвон колоколов и бульканье бутылок с ромом, покровитель мертвых быстро заставляет своих подданных забыть о прошлой жизни. Этот Лоа не требует кровавых жертв, но в отличие от прочих требует полного подчинения - он способен наделить смертного властью над мертвыми, способностью призывать духов, проклинать и заклинать именем мира Смерти, но за это некромант (вернее некрошаман) обязуется защищать кладбище в месте, где живет, ухаживать за могилами, оберегать покой мертвых, проводить церемонии погребения, чтоб барон точно был уверен, что никто другой из жадных божков и духов вокруг не прибрал его жертву к рукам. Символ барона - череп, изображаемый золой. Знак - череп вождя, в цилиндре и с трубкой. Барон принимает жертвы крепким алкоголем, табаком, пирожными, мясом и бататами, обязательный элемент призыва к нему - жертвоприношение черного петуха. Также он предпочитает красные свечи, бой барабанов и игру на гитаре. Нередко барон посещает мир смертных, появляясь, как правило, на кладбищах и устраивая на них пирушки. К этому Лоа можно обращаться по любым поводам, однако стоит помнить, что как верховный де Вилл он любит жестокие шутки и отличается отменным чувством черного юмора.
   Мазриб "Падальщик" "Молчаливый проводник" - этот Лоа не является потомком Барона, а может быть определен, как его младший брат. Один из самых жутких обитателей мира Смерти, он является умирающим, претворяя пирушку во владениях старшего брата страшным свиданием с посланником смерти. Облаченный на гольвадийский манер, Мазриб носит широкую треуголку, двубортный кафтан, широкие штаны и сапоги - все из жесткой, весьма подозрительной кожи, издающей при ходьбе неприятный скрип. Лицо этот Лоа скрывает под широким шарфом, оставляющим меж треуголкой лишь узкую прорезь, откуда голубым, мертвенным светом сияют холодные глаза мертвеца. Свой чужеземный наряд Мазриб старается украсить на "местный манер" - все застежки из костей, а пуговицы особенно - из костей человеческих пальцев, одежда украшена туземными орнаментами, головной убор имеет плюмаж из перьев, напоминающий скорее ритуальные повязки сах-ил, длинные волосы духа заплетены в дреды, украшенные перьями траурных птиц и безжизненно свисающие серыми прядями из-под треуголки. К слову о птицах - везде по пятам за Мазрибом следуют молчаливые скворцы, недобро поглядывающие на умерших, которых Лоа провожает в последний путь. Именно эта обязанность - вести мертвых на пир к барону, делает Мазриба таким страшным духом, ведь мало кому хочется увидеть такого проводника после смерти, к тому же погоняющего тебя длинным, исписанным посмертными молитвами, шестом. Мазриб знает несколько тайн, которыми может поделиться с достаточно беспринципным страждущим. Главная из них - умение создавать "Немых привратников" - это особый вид зомби, создаваемый обычно из сильного и воинственного человека, часть души которого становится одним из скворцов Лоа, а вторая навечно остается в теле, у которого зашивают рот. Само создание подобных зомби становится жесткой и мрачной жертвой для Мазриба. Символ этого Лоа - скворец, которого выкладывают костями в глине. Знак - засушенная голова с зашитым ртом. Мазриб любит тишину и спокойствие, он не желает слышать барабанов, флейт или гитар, не курит, не пьет и не веселится, в жертву принимает сухие лепешки и дождевую воду. Однако он любит кошек (живых) и животные должны сопровождать ритуалы, связанные с этим духом. Также Мазриб испытывает необъяснимую тягу к драгоценностям, принимая в дар золотые монеты, украшения, драгоценные камни, особенно за безопасную и быструю доставку умерших по назначению.
   Мама Берта "Веселая карга", "Красавица на час" - Мама Берта это младшая сестра "Пиковой дамы". Она предпочитает красивые платья, множество драгоценностей и кричащих украшений, везде ее сопровождают черные лебеди. Изредка, желая повеселиться, она обращается в красивую молодую сах-ил, воплощающую идеал красоты этого народа. Но большую часть времени проводит в виде сухонькой согбенной старушки, облаченной в цветастые юбки и широкие рубашки с вышивкой. Даже в виде старушки Берта любит краситься и наряжаться. Она знает знахарские секреты, тайны трав и кореньев, умеет защищать от порчи и сглаза, или наоборот наводить их, владеет секретами красоты и долголетия, обладает силой защищать от зловредного колдовства, магии и прочих мистических неприятностей. Всем своим лекарским и знахарским премудростям Мама с удовольствием обучает женщин, но в ученицы берет только дурнушек, которые в качестве экзамена и жертвы Лоа должны извести красавицу и получить взамен ее внешность и благословение коварной Берты. Получая такую жертву, Мама ненадолго становится красивой и тут же бросается в объятия барона, которому приходится давней любовницей. Карге сопутствуют три других старушки, не столь коварные и требовательные, почитаемые среди сах-ил - сестры Накома Пванга "Врачевательница ран", Тогойя "Знающая кости", Бомвальга "Лекарственная повариха", они носят пышные платья с корсетами, высокие парики и кокетливые мушки на лицах, покрытых белилами. В качестве символа Мамы Берты выступает пучок трав, нарисованный охрой или растительным соком. Ее знак - чучело лебедя. Как и большинство прочих могильных Лоа, она не прочь подкрепиться крепким алкоголем, не брезгует жирным и сладким, обожает заварной крем и пирожки с телятиной. На ритуалах в честь Мамы, довольно популярных происходит жертвоприношение гусыни.
   Вороны Тонга "Вестники барона" - два ворона Тонга - черный и белый, верно служат вестниками Барона. Черный летает в мир смертных и разносит вести об эпидемиях, стихийных бедствиях, скорой смерти или войне. Белый - помогает Кешкашивиру связываться с другими Лоа и доносить волю своего господина. Соответственно, черный может наделять человека пророческим даром, а белый - умению говорить с Лоа, не входя в их мир. В жертву они принимают падаль. Их символ - черное и белое перья мелом и углем. Знак - мешочек с зернами.
   Чимачикита "Озорная воительница" - Чимачикита это воинственная Лоа, постоянно обитающая на полях сражений. Там она обходит павших и забирает у самых смелых погибших сердца, содержащие частичку души и частичку воинственной воли. Лоа де Вилл предстает в облике мускулистой чернокожей женщины, облаченной на амиланийский манер в "анатомический" доспех, свои курчавые волосы она всегда коротко стрижет, а на голове носит вместо шлема череп вола. Неизменным атрибутом этой воительницы также является красный плащ и пика с листовидным наконечником, которым можно рубить и колоть. Поверх доспеха она носит шкуры - ягуара на левом плече, тигра - на правом, а верным ее спутником выступает черный лев, покрытый мистическим узором. Чимачикита может научить человека секрету сердец, когда убитому воину вырезают сердце, а на его место зашивают специально заготовленное сердце великого воина прошлого, так предок получает возможность покинуть пирушку барона и вернуться в виде зомби. Однако получить такой дар от Лоа могут лишь боевые шаманы, посвятившие ей в битве десять убитых врагов. Чимачикита также покровительствует бойцовским ямам и аренам. Чуть меньше сражений она обожает пиры по случаю побед и даже траурные мероприятия - места, где звучит музыка и происходит распитие крепкого алкоголя, что говорит о возможности и людям мирных профессий просить у Лоа покровительства. К ней вообще принято обращаться по любым военным вопросам. Символ Лоа - копье и щит. Знак - череп вола или львиный клык. Она принимает жертвы в виде мяса с кровью, спирта, табака, опиумного или мухоморного настоя. Во время больших ритуалов ей приносят в жертву молодого, крепкого юношу, который становится ее любовником, прежде чем отправиться на пир к барону. Чимачикита также покровительствует тем, чья власть держится на силе (в то время, как барон тем - чья власть держится на авторитете, а Папа Санчос тем, чья на законе).
   Каждого Лоа де Вилл можно призвать войти в тело молящегося или жреца, чтобы ответить на вопросы или оказать помощь. Этот ритуал всегда требует человеческого жертвоприношения, вне зависимости от привычек Лоа.
   Самшарэль - мир грез, снов и кошмаров:
   Старшие лоа:
   Акархамэлла "Леди сов", "Дева грез" - эта одна из старших и древнейших Лоа, известных сах-ил. Природа Леди Сов такова, что произошедшие изменения ничуть не тронули ее, ведь смертные видят сны вне зависимости от того, где живут. Разве что сны смертных на новом месте стали злее и тревожней и богиня тоже стала немного жестче. Акархамэлла обладает превосходящей властью над миром снов Самшарэлем - местом, куда стекаются сны, грезы, фантазии и кошмары, как смертных, так и богов. Она свободно владеет искусством проникновения в сны, может делать их дурными или хорошими, наказывать, поощрять через сны, одаривать смертных вещими снами и снами содержащими великими идеями. Для исполнения своей воли Акархамэлла использует сов, у нее целый выводок этих мистических созданий, священных для сах-ил. Черные совы несут на крыльях кошмар, белые дарят добрые сны, маленькие сычики посещают детей, филины оделяют во сне знаниями, особые пепельные совы приносят пророческие грезы о больших событиях. Посетив смертного, совы возвращаются назад и несут с собой частички памяти, фантазии, мечты и чаяния тех, у кого побывали. Словно драгоценности, Лоа складывает эти дары своих крылатых подопечных в особые контейнеры, чтобы любоваться ими позже или даже использовать. Память лежит в шкатулке из слоновой кости - обращаясь к Лоа, шаман или жрец может упросить ее подарить частичку памяти, чем-то полезной ему. Мечты - в горшке из прозрачного нефрита, находясь в хорошем настроении Акархамэлла может исполнить чью-то мечту, вытащенную наугад, не стоит забывать также, что она все же темный Лоа, и взамен на кровавую жертву может исполнить мечту намеренно. Фантазии "Дева Грез" тоже использует, их для нее сортируют два специально обученных скорпиона Бваго и Тканто, а затем богиня вплетает их сущность снов о знании, разносимых филинами, так рождается вдохновение. Человек искусства может попросить о помощи Акархамэллу, принеся в жертву одно из самых выдающихся своих творений. Акархамэлла владеет секретом кошмаров, хождения по снам, колдовства, связанного с этим миром, всеми мистическими знаниями, касающимися места ее обитания. Этими секретами Лоа готова делиться, но взамен она требует полной отрешенности - колдун снов должен проводить половину своей жизни в ее владениях, прислуживая ей, а после смерти он обратится в одну из сов. Акархамэллу не минуло свойство перемен, затронувшее мир Лоа, после завоевания и переселения сах-ил. Она предстает в облике величественном и элегантном, сохраняя черты и признаки как нового, так и старого, одета Акархамэлла в замшевый дублет, украшенный янтарем и жемчугом, с высоким воротником из металлических шипов, корсет, узкие штаны, туфли на высоком каблуке, в дополнению к этому она носит плащ из птичьих перьев, широкую запашную юбку из прозрачной ткани, также украшенную перьями, замшевые перчатки с медными птичьими когтями. На голове Лоа, скрывая пурпурные волосы, заплетенные в несколько крупных кос, возвышается богатый убор из перьев и золотых обручей, украшенных фигурками сов из янтаря, белого кварца, обсидиана и рубина. Глаза у богини птичьи, а лицо сочетает лучшие черты белых, черных и краснокожих. Темная кожа этой Лоа переливается и блестит как птичьи перья. Атрибутами ее является трость-насест, где сидит "дежурная сова" и подзорная труба с особыми кристаллами, посредством которых она видит сны богов и духов. Символ Акархамэллы - голова совы. Эта богиня обладает зыбкой природой, подобно туману или лунному свету, ее облик всегда подвижен, изменчив, непостоянен, как сон о красоте. Знак в храме - ловец снов (секретом которых она также наделяет своих верных). Она предпочитает дары изящные и возвышенные, являясь не только богиней снов, но и покровительницей людей искусства, мудрецов, мыслителей. От еды, до украшений Акархамэлла предпочитает все, что удовлетворит ее изысканный вкус. А при крупных ритуалах среди жертв должны быть мыши для любимцев Леди Сов.
  
   Кахарсис Птикоа "Древо кошмаров" - среди темного, вечно текучего, мерцающего тысячью безумных красок, сплетающегося в узоры вечности и пустоты мира кошмаров возвышается дерево. Оно стоит на бесплодной черно-серой почве, среди мертвой травы и палой листвы, ветви его голы и безжизненны, искореженными пальцами мертвеца торчат малые ветви, перекрученные и исковерканные, распространяются вокруг большие, черная тень от этих ветвей будто выжигает длинные борозды в самой сути мироздания. Говорят, там - за ветвями, у древа есть лицо, и глаза, чей взгляд пронизывает душу насквозь, а посмевший взглянуть тут же падает замертво, и корни древа поднимаются из глубин, чтобы впитать плоть и кровь застывшего в агонии мертвеца. Широко раскинулись ветви, одни тянутся вверх, к невидному среди кровавых облаков черному солнцу, другие гнутся под непосильной ношей. На ветвях угнездились ужасы. Все, что мечтают забыть смертные и не видеть более во сне, все, чего страшатся сами боги. Кошмары плоти и кошмары разума, сущность духа, воплощенная в агонии беспримерного, иступленного, безотчетного крика, рожденного в первородном ничто. Все, что ползло из пещер и рыскало по ночным улицам, застывало в истоме предвкушения над детскими колыбелями и выло, восторгаясь лунным восходом, все, что ползло из душ измученных страхом войны, вражды, смерти. Все это находит приют на ветвях древа, полных бесконечной мерзости, воплощающей почву, на которой оно взрастает. В честь этого древа-Лоа растут на кладбищах старые дубы, которые сах-ил, дрожа всем телом, поливают жертвенной кровью. В честь этого древа-лоа приносят каждый тринадцатый год в жертву первенца. В его честь оставляют в храме угол измазанный черным углем - символ черной пустоты. И ставят мертвую ветвь с пальцем покойника - знак. И все это потому, что древо есть суть сам кошмар и воплощение его, повелевающее тварями, приходящими во сне.
  
   Лоа Сонхард:
   Чичуа Баронет де Вилл "Повеса, исполняющий желания" - этот озорной Лоа предстает в одежде бретера и модника - расшитый черепами и костями плащ, шляпа с огненным пером, белая полумаска, более изящная, чем у отца-барона, шпага на портупее соседствует с жертвенным ножом из нефрита, а щегольской жилет прикрывает сверху ожерелье из клыков. Под белой же маской скрывается темная кожа сах-ил и озорная улыбка на алых губах, однако кожа притом - это чешуя, а за губами скрывается язык змеи. Чичуа этот Лоа желаний, происходящий из мира грез. Каждый, через жреца или даже самостоятельно, вознеся молитву на перекрестке дорог (предварительно обратившись к стражу перекрестка), может призвать его и поведать о сокровенном. За сокровенное придется заплатить. Чичуа исполняет желания и исполняет честно - он может убить, может спасти, защитить семейные посевы (но не всей деревни), особой популярностью пользуется желание провести с ним ночь (одно из немногих безопасных). Но всему есть цена, Лоа отберет что-то в ответ за исполнение желания, как правило - что-то неожиданное и равноценное запрошенному. Он также покровительствует сиротам, беспризорным детям, неполным семьям, одиноким отцам. Его символ - сжатые руки, заключающие сделку. Знак в храме - стоптанный ботинок. В жертву де Вилл принимает сладкий алкоголь любой крепости, оружие, драгоценности, на крупных ритуалах ему приносят в жертву варана.
  
   Вирирачито "Смоляной омут", "Дорога без возврата" - Магбана Кого "Железный дух перекрестка" позволяет общаться с Лоа, путешествовать по мирам сах-ил, получать помощь предков, он дух перекрестка. Но есть и еще один Лоа, владеющий пространством. Он был найден Бароном и потому числится в семье де Вилл. Это колодец, или скорее ограниченное каменными берегами, с богатым и сложным орнаментом, озерцо, чьи воды черны как смоль, они остаются без движения большую часть времени, по берегам озера растет трава цвета ночи, если оно хочет что-то сказать - по воде идет рябь, а трава, доныне неподвижная, начинает шелестеть. Бесчисленные кости, несметные сокровища и множество историй скрывается в траве и земле вокруг этого озера. Этот необычный Лоа обладает одним великим свойством - он является порталом, если угодно - порогом меж мирами. Через Вирирачито можно связаться или даже отправиться в иные мистические реальности - попасть в мир ходячих костей или узреть лучезарные пороги Единого. Он путь, который выводит за пределы мироздания сах-ил и потому немногие находят смелость использовать его. Озерные заклинатели - особенная и редкая профессия среди шаманов сах-ил. Эти мистики жертвуют существенную часть себя, постигая секреты вод Вирирачито, непосвященных она жжет подобно кислоте или невообразимо меняет. Такие колдуны живут всегда одни, вдали от смертных, затворившись в познании иных путей, миров и судеб. Символом смоляного омута является круг, который изображают как раз смолой. Знаком - круглый таз с небольшим количеством воды. Все, что отдают в жертву этому Лоа, неизменно исчезает, демонстрируя могущество этого бессловесного создания.
  

Сохотек: общество и политика:

   Место, где на протяжении уже очень долгого времени не смогла достигнуть успеха ни одна из мировых колониальных империй - мощное туземное государство Икальсахамут, не вступающее с чужаками-варварами в переговоры, закрепилось на острове Сохотек, по размеру не уступающем, например, центральному острову Шваркараса и, благодаря своим мрачным туземным богам, могучим шаманам и отлично тренированным воинам, держится на этом лакомом куске суши против всего мира, благо в мире не одна, а много сил - это помогает выживать. Единственным открытым для пиратов и торговцев портом Сохотека является Элаштек, тут немногие общительные туземцы, охраняемые колдовством и крепкими стенами, торгуют с варварами, доказывая, что торговля может быть даже во время бескомпромиссной войны. Наиболее мощным городом на островах, образующих пресловутое кольцо, является алмарский военный порт Грейхейм.
  
   Сохотек - мир, наполненный тьмой и трауром, тут живут мрачные туземцы, представители жестоких анималистических рас и адепты темных культов, питающих своими кровавыми ритуалами древнее зло. Государство Икальсахамут зиждется на нечестивом альянсе древних богов, молодых, но агрессивных культов, и силе не желающих становиться рабами зверолюдей.
   В центре Икальсахамута среди непроходимых джунглей и ядовитых болот, воздвигнутая тысячи лет назад, лежит Межевая Пирамида, где приносят жертвы известным богам Пантеона Двух Лун, вокруг пирамиды воздвигнут город Сазахаль (Врата Падшего Величия), где живет "старый народ" - сахалеи, - помнящий еще те времена, когда этими землями владел вечный Акмальтапосек. Сахалеи обладают кожей цвета коры красного дерева, горделивым видом, сухим телосложением и благородной красотой ушедших эпох. Их боги - самые могущественные на острове.
   В предгорьях, равнинах, выжженных саваннах и лесах вокруг Сазахаля, равно как в прибрежных областях Сохотека, расселились племена сах-ил "беглых" - многочисленных осколков былых народов, разгромленных в войнах и конфликтах прошлого. Большинство сах-ил высокие, чернокожие, отличающиеся крупными чертами лица и жестоким нравом, их ожесточили потери и страдания, которые еще живут в легендах и сказаниях. С собой сах-ил прихватили духов, предков, даже богов, тех мест, где ранее жили, найдя на острове также немало новых. Тут они создали новую религию и мистицизм.

Сахалеи Сазахаля

   Сахалеи, обитающие в городе вокруг Межевой Пирамиды и окрестных джунглях, являются наследниками величия павшей империи Акмальтапосек. Помимо богов, они также восприняли кое-что из языка, традиций и политического устройства древнего государства, впрочем - с огромными изменениями.
   Общество сахалеев устроено по принципу двойной иерархии - с одной стороны следуют воины, формирующие по большей части знать, с другой стороны - жрецы, возносящие хвалу богам. Общество сахалеев весьма мобильно - наследственное владение знатными титулами в нем уживается с достаточно простой возможностью обрести титул по заслугам. Иерархия жречества является более могущественной - жрецы управляют жизнью государства в долговременной перспективе, создают законы, поддерживают традиции, от них также зависит сама возможность знатных людей сохранять и обретать такое положение. И конечно - жрецы обеспечивают благословение богов, что наиболее значимо. На долю "аристократии" остается управление государственным хозяйством, защита, поддержание боеспособности армии, сбор налогов и урожая, обеспечение существования государства на повседневном уровне.
   Основой общества сахалеев являются свободные люди - ахальтао, что можно перевести и как "свободные" и как "бурный поток". Ахальтао имеют право заниматься ремеслами, возделывать землю, рубить лес, ловить рыбу и прочая. Они не владеют землей - поскольку вся земля сахалеев принадлежит Межевой Пирамиде и ее владыкам.
   Ахальтао имеют право вступить в ряды воинов, пройдя обряд посвящения они могут стать: мужчины - парипалько "железная трава", женщины - тивингальо "кровавая роса". Становясь воином, ахальтао отказывается от прочих ремесел, и его доходы теперь зависят от государства и военной добычи.
   Направив свои стопы в иную сторону, ахальтао может стать чичамли "преклонившим колени", проще говоря - послушником в одном из храмов. Это также доступно и женщинам и мужчинам, но зависит от храма.
   И наконец, альхао может отказаться от своего статуса свободного человека, оставить семью, близких и стать папаланильи "ядовитый язык" - торговцами, которые также имеют право торговать с чужеземцами и сах-ил.
   Иерархия знати:
   Томонтальгидли "Идущий в первом ряду" - парипалько и тивингальо, захватив в бою пятерых пленных и повергнув столько же врагов (что подтверждается скальпами), имеют право получить первый благородный титул. Этот титул дает им право на большую долю в военной добыче, обеспечение лучшими доспехами и оружием, выделение собственного дома и слуг в ненаследственное владение. Это звание также можно получить за 5 лет беспорочной службы, при поддержки 3-х томонтальгидли или 1-го Первэнлу Пара.
   Первэнлу Пара "Меченый смертью" - томонтальгидли, повергнув в бою дюжину врагов и захватив десяток пленных, имеет право претендовать на должность командира, получить под управление отряд, распределять содержание этого отряда, все необходимое для постоя и снабжения, право делить добычу среди своих людей, на армейских советах. Кроме того большой дом и необходимое содержание для него. Это звание можно получить за 15 лет беспорочной службы при поддержке трех Первэнлу или одного Таколикоптля.
   Таколикоптль "Сильная рука" - Первэнлу Пара, унесший двадцать жизней и захвативший пятнадцать пленных, получает право входить в высший командный совет армии, командовать большими отрядами, делить добычу и снабжение армии, заводить тренировочные базы для своих отрядов и обеспечивать необходимые условия функционирования армии своей страны на высочайшем уровне. Он имеет также множество иных привилегий как формального, так и практического толка, представляя высшую аристократию государства. Это звание можно получить за особые заслуги при поддержке храма или трех Таколикоптлей.
   Паравенкорт "Недоеденный" - воин имеет право уйти в отставку по истечении 5 лет службы, при этом парипалько имеет право претендовать на должность управляющего городской улицей\районом или отрядом собирающим налоги или иную низкую административную должность, а тивингальо может претендовать на должность управляющей деревней, госпиталем, иную адм. должность. Томонтальгидли, становясь ветераном (кем и является паравенкорт), имеет право претендовать на управление городским округом или сельской областью, занимать административные должности среднего звена. Первэнлу Пара получает право управлять провинцией или занимать существенную сановную должность при дворе правителя, он также обладает правом судить и осуществлять наказания в рамках своей провинции. Таколикоптль получает право занимать высшие государственные должности и претендовать на звание правителя, командующего армией или ответственного за внешние контакты государства.
  
   Торговцы:
   Минсачильби "Говорящий змей" - папаланильи "ядовитый язык" может повысить свой статус, получив право говорить от имени управляющего одной из провинций государства или даже от имени правителей или храмов. В последних случаях он получает имя Чильбао "Мудрый" или Вармонгилиптли "Идущий праведным путем". По сути - в таком положении торговец может вести как дипломатические, так и торговые дела от имени важных персон Сохотека. Это может происходить как внутри Икальсахамута, так и за его пределами.
  
   Иерархия управления:
   Немногочисленные таколикоптли Икальсахамута могут претендовать на высшие правительственные должности, каковых есть три:
   Тлакотль "Повелитель смертных, раб богов" - верховный правитель, он объединяет главенство над административной и военной властями, обладает наивысшим авторитетом в государстве и единственные, кто может отдавать ему приказы - это храмы. Должность Тлакотля - выборная, но его потомки на три поколения сохраняют звание томонтальгидли.
   Паракарубеллилтль "Влекущий железный марш" - лучший из воинов, который получает право от имени храмов и Тлакотля командовать армией, заведовать вербовкой, тренировкой, снабжением и вообще существованием войск. Поскольку Тлакотль не имеет права покидать пределов священного Сохотека, Паракарубеллилтль также всегда возглавляет армии в заграничных походах. Формально он подчинен Тлакотлю, на деле имеет существенную самостоятельность.
   Омотальпи "Шепчущий на тысячу голосов" - эта должность сравнима с должностью канцлера или министра иностранных дел, в обязанности Омотальпи входит управление всеми внешними контактами государства, от имени Тлакотля и храма, а равно - управление средствами внешней разведки. Он должен быть сведущ в языках, интриге, обычаях и традициях варваров, населяющих земли за пределами Сохотека и немало времени проводить за пределами государства.
  
   Пангоривангло Чуа "Где голос каждого будет услышан" - высший светский совет государства, в него входят все таколикоптли, совещательным голосом в нем также обладают минсачильби чинбао. Этот совет собирается на сессии в начале и конце года, дабы решать основные административные вопросы государства, устанавливать расходы на отчетный период, проводить высший суд, обсуждать текущее положение дел и принимать важные решения. В совете присутствует представитель от храмов - пальмаоверамптли "говорящий от имени высоких стен", он обладает голосом, равным голосам таколикоптли в этом управляющем органе, а кроме того имеет право вето и ряд других важных инструментов влияния, он часто выступает народным трибуном, озвучивая чаяния не только храмов и простого люда. Пангоривангло Чуа обладает и еще одним важным правом - избирать Тлакотля, Паракарубеллилтля и Омотальпи, в случае гибели предшествующего. При этом, несмотря на количество голосов, должность высшего сановника всегда должна иметь одобрение храмов. Немаловажная обязанность совета - предоставлять Тлакотлю кандидатов в Панваривактлу "Рабов Державы" - по сути, кабинет министров государства, Паракарубеллилтлю они утверждают на должностях новых командиров крупных соединений, Омотальпи рекомендуют и утверждают минсачильби чинбао, говорящих от его имени. Помимо прочего именно Пангоривангло Чуа принимает решения об окончательном утверждении титулов от томонтальгидли до таколипотли.
  
   Воинские общества:
   В Икальсахамуте есть несколько уважаемых воинских обществ, члены которых проходят особую подготовку, получают право носить ритуальные доспехи, владеть мистическим оружием, получать лучшее лечение и множество дополнительных привилегий. В их ряды можно вступить, начиная со звания томонтальгидли, приобретая к благородному статусу особое положение в воинской иерархии.
   Бастчингвас "Черные ягуары" - этот воинский "орден" был основан на заре существования Икальсахамута, как сообщество бойцов, готовых мечом раздвинуть границы державы и привести в ее владение тысячи рабов, богатую добычу и флаги проигравших, покрыв себя несмолкаемой славой. Это "орден", ориентированный на наступление. Черные ягуары изучают особенные боевые техники как рукопашного, так и вооруженного боя, носят лучшие доспехи, выглядящие архаично, но защищенные могущественным колдовством (вернее, являющиеся артефактами), они соблюдают жесткие рамки внутреннего "кодекса чести" Батчинво, поддерживая давние традиции воинского братства. Среди ягуаров могут быть только мужчины. Предметом особой гордости для ягуаров являются их обсидиановые мечи, способные одинаково легко поражать плоть людей, даже закованных в доспехи, демонов, нежити, монстров и тварей Пучины. При посвящении в воинское братство бастчинг должен выследить и убить в джунглях черного ягуара, специально выведенного для него в угодьях "ордена". Победив животное, воин получает его шкуру, облачившись в которую, он обретает частицу звериной сущности этого животного. Благодаря шкурам ягуаров бастчинги видят в темноте, превосходят человека в силе и проворстве, прекрасно ориентируются в джунглях и очень быстро бегают. Это воинское братство возглавляет Бастчальгвес "Первый охотник", имеющий представительство Пангоривангло Чуа, бесконечно почитаемый и уважаемый всеми ягуарами, на беспрекословное подчинение которых он всегда может рассчитывать.
   Пенкарипальо "Пепельные соколы" - еще одно мужское воинское братство, основанное в те времена, когда границам Икальсахамута начали угрожать завоеватели - сначала гетербаги, затем амиланийки, а потом и гольвадийцы. Воины этого "ордена" зовутся пенкари, они носят легкие доспехи, сражаются оружием дистанционного боя и за добродетели почитают зоркость и незаметность, враг пенкари даже не должен знать, откуда к нему пришла смерть. Пенкари невероятно сведущи в изготовлении ядов, они не обладают таким замечательным оружием, как обсидиановые мечи черных ягуаров, но легко могут создать отраву, которая будет опасна даже чужеземным лжебогам. Соколы используют оружие, которое наиболее удобно каждому из них, действуя в лесах как рейнджеры или егеря, - поодиночке или малыми группами. Самое распространенное вооружение - луки и трубки, стреляющие ядовитыми иглами, в последнее время в их рядах стали популярны мушкеты и даже оружие гартарудов, особенно - пневматическое. Во время посвящения пенкари в глаза закапывают особый состав, который делает его глаза похожими на глаза хищной птицы, со способностью видеть много острее и дальше, чем способен человек. Однако, нередко при ритуале кандидаты умирают, ведь состав ядовит. Кроме того эти воины немало посвящены в искусство создания ядов и лекарств, при этом сами они вырабатывают иммунитет ко всей известной отраве. Пепельных соколов возглавляют Пачингва и Тосольмиа, "Далеко видящий" - командир в поле и "Мудрый птах" - наставник молодежи. Один из них традиционно входит в государственный совет.
   Анчанчивангос "Пляшущие анаконды" - этот орден, в который входят только женщины, появился во времена первого вторжения амиланиек на Сохотек. В ряды анчанчи могут войти только самые сильные, рослые и смелые воительницы, нередко превосходящие в мощи и проворстве мужчин. Если ягуары предназначены для набегов, а соколы для патрулирования границ, то основная роль анчанчи - служить ударными силами во время сражения. Из этих воительниц к тому же выходят лучшие поединщики, немало ценящиеся и за пределами Сохотека. Анчанчи сражаются тяжелым оружием - дубинами, молотами, колотушками, всем, что медлительно в слабых руках, но смертельно для любого противника от латника до динозавра. На протяжении длительного периода подготовки воительницы изучают боевые искусства, проходят тяжелейшую силовую подготовку, учатся выносливости, а равно гибкости благодаря гимнастике и акробатике. Во время ритуала посвящения анчанчи получают татуировки, напоминающие рисунок чешуи их змеи-покровительницы, благодаря этим татуировкам, черпающим мощь из силы духа, воительницы выходят на поле боя обнаженными, лишь в ритуальных браслетах и масках, их плоть сама служит им не хуже хорошего доспеха, а мышцы наливаются силой анаконды, кроме того, благодаря змеиным инстинктам воительницы оказываются способны уклоняться от пуль и ловить стрелы, их интуиция заметно превосходит обычную человеческую. Орден возглавляет Анчанапилла "Старшая анаконда", тоже входящая в государственный совет.
  
   Рабство:
   У старого народа есть две традиции рабства:
   Рогончи - трофейное рабство, к этой области относятся все, кто был взят в плен во время военных действий, захвачен на территории государства без права на ней находится и т.д. Это рабство совершенно бесправное - такой раб считается вещью, может быть продан, съеден, убит или передан для жертв в храм в любое время. Дети таких рабов тоже рождаются рабами. Чаще всего пленные рабы принадлежат воинам, их поймавшим, орденам в случае с ягурами, соколами и анакондами, храмам в случае с храмовыми воителями.
   Панчулас - рабство, основанное на добровольном или вынужденном желании представителя природных сахалеев или сах-ил стать рабом - в качестве судебного приговора, из-за долгов или при желании заработать, проявить к кому-то высшее уважение. Это рабство имеет множество ограничений, начиная от рабских контрактов и заканчивая отсутствием у хозяина права убить, продать или даже плохо содержать раба. Дети таких рабов рождаются свободными, сами рабы могут выкупиться или, отслужив положенное время, получить свободу.
  

Храмы

   Храмовая структура и иерархия является для старого народа Икальсахамута более значительной, чем иерархия светская, храмы ведают образованием, медициной, следят за развитием государства, принимают законы, обеспечивают божественное покровительство и приближают миг воссоединения со светлыми богами. Каждый, кто попал в немногочисленную касту жрецов, становится более уважаемым, чем воин даже самого высокого ранга. Авторитет жрецов изрядно подкрепляется чудесами и знамениями, которые они способны творить. Каждый храм имеет свою структуру, иерархию и уклад. Высшие священники храмов составляют Дла "Первопрестолие" - орган, обладающий непререкаемым авторитетом в решении всех государственных дел.
  
   Храм Дубару Луа "Разрезанного стража Межи", хранителя Порога Костей:
   Жрецы Руа Луа "Знающие пути" - жрецы Стража Межи обладают знаниями о том, как устроены миры, какие дороги пролегают через известные старому народу вселенные и какие секреты скрываются за поворотами этих бесчисленных путей. Эти жрецы носят плащи из темной, изящно выделанной ткани и маску, закрывающую половину лица, половину тела они красят красной краской, а вторую скрывают под плащом, не позволяя чужим взглядам и солнечным лучам касаться ее. Имена этих жрецов состоят из двух частей - первые известны всем, второе дается им при посвящении и служит для них способом воззвания к богу, посредством которого раскрываются ворота миров. Именно жрецы Руа Луа открывают пути для прочих священников сахалеев, призывая своего бога явиться и распахнуть двери Межевой Пирамиды, создав слияние миров, позволяющее воздать должное прочим созданиям Пантеона Двух Лун и воплотить предначертанное. Именно Руа Луа владеют тайным знанием о ритуале воззвания и открывают пути 99-летнего цикла для нового бога приходящего на зов жрецов Межевой Пирамиды.
   Основной ритуал - пенампальлуа "распахнутая дверь" - предшествует большинству крупных ритуалов посвященных общению с прочими богами, включает в себя жертвоприношение раба, игру на флейтах, курение благовоний.
   Символ Храма - красный крест (перекресток) вписанный в черный круг (обозначение множества миров).
   Ритуал посвящения - мальруа "шаг за порог" - посвященный впадает в ритуальный транс, в ходе которого начинает сомнамбулически двигаться по лабиринту, скрытому в храме Дубару Луа, который является частью Межевой Пирамиды. Проходя лабиринт, посвященный познает множественность путей и скрытые двери, которые его бог учит распахивать и закрывать. Тот, кто находит выход из лабиринта в беспамятстве - считается угодным Дубару, воспринимая частичку божественной мощи, костями же не прошедших испытание усеяны полы лабиринта.
   Маальпа Луа "Зовущие из-за порога" - особый орден в составе Храма Дубару Луа, жрецы этого небольшого сообщества теряют власть над вратами, не имея уже сил открывать их для молитв и просьб к богам и силам миров Пантеона, вместо этого они обретают могущество открывать порог в обратную сторону, призывая подвластных Дубару Луа тварей из всех известных миров. Призванные создания верно служат Маальпа Луа, но не могут долго находиться в пределах мира воющей плоти, если не получают соответствующих подношений. Для каждой твари из-за порога требуется определенный фетиш или амулет, по сути - ключ, привязывающий создание ненадолго к материальному миру. Потому одеяние этих жрецов, как правило, состоит из мантии или плаща, на которых размещены во множестве различные предметы, некоторые из которых действительно выглядят, как ключи, иные же несут символическое значение. Маальпа Луа нередко увешаны костями или даже свежеотрубленными конечностями, драгоценными камнями, флаконами с кровью, водой, благовониями - все зависит от того, с тварями из какого мира желает общаться жрец. Маальпа Луа удаляют со своего тела особым ядом все волосы и покрывают его татуировкой - змеистой вязью дорог многочисленных миров, к которой добавляются символы тех вселенных и созданий, над которыми Дубару Луа дал им власть. В качестве знака благоволения своего бога Маальпа прошедшие испытание получают тварь, не уходящую обратно за грань и верно служащую им, такие создания имеют двойную суть, например, это может быть дух-животное, по особым дням обращающийся мистическим любовником своего хозяина, или летающий глаз, способный раскрываться в летающую пасть.
   Иерархия:
   Логотчемпеште "Сговор на перекрестке" - совет, управляющий делами храма, включает наиболее авторитетных жрецов Дубару Луа - Ма-Руа-Луа. Особо в их ряду выделяется жрец Ацмал-руа, делегируемый в Ацмальсотепто.
   Аларульчик "Первый зов" - возглавляет маальпа луа, часто имеет достаточно авторитетное место в Логотчемпеште.
  
  
   Храм Каргал Моа "Струящийся ужас мира без света" и Моа Рлаг "Родительницы тварей яда и чешуи"
   Каргал Мапальчо "Струящиеся тени" - жрецы этого храма носят полностью скрывающие их тела плащи из серой или черной ткани и обсидиановые маски с глазницами и трещинами сверху и снизу, к которым приплетены волосы мертвецов или косички из пальмовых волокон. Эти жрецы обладают властью входить в мир тени, укрощать и смирять созданий тени, ночных хищников, чудовищ. Они обладают властью над ночными кошмарами и обладают аурой страха. Так же именно эти жрецы покровительствуют людям ночных профессий, фактически создавая вокруг себя храмовую тайную полицию из воров и убийц.
   Основной ритуал - Пуат Мапальчо "Умиротворение тени" - в ходе этого ритуала несколько десятков пленников загоняют в катакомбы, лишенные света, где те мучительно умирают от голода, жажды и страха. Это делается во имя защиты от мира теней и жертвы Каргалу Моа. Проводится ежегодно или по особому знамению. Ритуал выполняется в полной темноте и тишине, все молитвы и призывы жрецы произносят беззвучно, почитая покой мира, которому служат.
   Символ храма - черный прямоугольник, именуемый обсидиановое зеркало.
   Ритуал посвящения - Мапальчо Чичуан "Охота тени" - во время посвящения неофита на улицы Сазахаля ночной порой выпускают преступника, осужденного на мучительную смерть (обычно отцеубийцу или насильника) будущий жрец должен, повинуясь знакам теней, найти свою цель и принести в жертву Каргалу Моа, если тени верно подсказали ему путь, то сразу после смерти преступника он погрузится в мир теней и проведет сутки возле престола владыки, после чего вернется просвещенным, обладающим высшей властью над ночью.
   Рлаг Пирива "Кормилицы змей" - жрицы второго воплощения владыки теней Моа Рлаг обладают властью над снами и душами, они владеют искусством вещих снов и секретами высшего врачевания, когда исцеляется душа, что приводит к здоровью тела. Богине-змее служат только самые красивые женщины старого народа. Они наносят на тело татуировку в виде чешуи, вживляют металлические шипы в тело, эти женщины редко обременяют себя одеждой, нося лишь легкие, газовые ткани, имитирующие шлейф темноты, а самые могущественные из них и правда облекаются в одежды из меняющейся тьмы. В качестве жертвы своей богине каждая из жриц год проводит в качестве храмовой проститутки, завершая такую жизнь в конце года соитием с сильным воином, который умирает из-за яда тела жрицы. Кормилицы умеют врачевать, создавать мистические зелья и декокты, немало знают о травах, растениях и особенно о ядовитых гадах, имеют власть над змеями и лягушками, они также способны видеть через мир теней, но не входить в него.
   Основной ритуал - Пакарипальпо "Большая радость" - ежегодная храмовая оргия, в ходе которой жрицы возлежат с достойнейшими, принося жертву богине и наполняя себя новой силой, в ходе празднества также используются змеи, а богине отправляют неверных, которых бросают в яму с ядовитыми гадами. Вся еда и напитки на ритуале содержат наркотики или яд, а все участники на год исцеляются от болезней, обретают сопротивляемость ядам.
   Символ храма - сплетенная кольцом шипастая змея.
   Ритуал посвящения - Римпургва "Смена крови". В ходе ритуала будущая жрица принимает смесь из семнадцати разных ядов и, если богиня позволяет, кровь в жилах адептки становится ядовитой. После чего следует ритуальное "соитие" с удавом, а потом натуральное соитие с рабом, который, отведав поцелуев жрицы, умирает в конвульсиях и чем дольше агония, тем лучшим признаком благоволения богини это является.
   Иерархия:
   Мапаричальпос "Три темных души" - триумвират высших жрецов храма Каргала Моа, управляющих жизнью святилища и делегирующих одного из участников в Ацмальсотепто.
   Пирива Сангарта "Первая кормилица" - первожрица храма Моа Рлаг, держащая в кулаке все это темное женское змеиное сообщество.
  
   Храм Паракорта "Пожирателя плоти" "Отца бродячих костей":
   Перфеспеллы "Костяные жрецы" - верные слуги Паракорта, без различия - мужчины или женщины, эти мрачные служители культа восхваляют своего жестокого бога, обретая взамен власть над мертвыми костями. Перфеспеллы имеют несколько важнейших задач - они охраняют кладбища, проводят погребальные церемонии для тех, кто достоин попасть на стол Паракорта, служат распорядителями религиозных пиров и предсказывают будущее, перенося в мир воющей плоти частички великих календарей из глазниц их бога. Жрецы эти носят одеяния из костей и просторные туники под ними, сотканные из траурных одежд, их лица закрывают маски, выточенные из черепов покойников, их непременными атрибутами служат мешочки со специями, масло и котлы, которые они носят с собой. Перфеспеллы получают от своего бога власть над мертвыми костями, умея пробуждать скелетов к жизни и использовать на тяжелых работах во благо храма - уборке кладбищ, укреплении стен старых катакомб, копания могил, строительства склепов и т.д. Самые отважные из перфеспеллов получают звание Пасулипачтли "одиноких путешественников" - заручившись поддержкой Стража Порога, эти жрецы и жрицы, принеся жертву, угодную Паракорту, отправляются в мир костей, взглянуть в глазницы своего покровителя. Возвращаясь, они записывают увиденное, а младшие жрецы наносят это на макеты календарей, стремясь воссоздать то знание, которым обладает их бог.
   Основной ритуал - Паранвилло "Пир" - на этом большом ежегодном празднике бьют в барабаны, трубят в рога, жарят мясо и возжигают ароматные съедобные травы, дабы почтить Паракорта и его великий загробный пир, умилостивить бога и попросить его оставить мертвых в своих владениях, дабы те не возвращались в свои тела и не тревожили покой живых.
   Символ храма - Серый круг, на котором изображены нож и вилка.
   Ритуал посвящения - Пачванлу "Трапеза". Новиат, чтобы стать перфеспеллом, обязан приготовить, умастить и покрыть специями жертвенного пленника, если дар будет принят - он впадет в кому и три дня будет путешествовать по миру костей. Если новиат сумеет спастись от своего бога - будет наделен силой, если же попадет на стол, то так и останется, пополнив ряды ходячих скелетов. Особой же доблестью считается суметь незаметно заглянуть в глазницы-календари скелета, перед тем как вернуться в мир воющей плоти.
   Кабакипалли "Благословенные пожиратели плоти" - случается так, что жрец, исполняющий службу Паракорту, от груза свалившегося на его плечи зла сходит с ума, или пасулипачтли видит нечто невообразимое в глазницах бога. Если он тотчас не умирает, то может стать особо милым сердцу Паракорта каннибалом. Кабакипалли чаще всего ходят обнаженные, укрытые лишь набедренной повязкой из человеческой кожи, покрытой мистическими письменами. В знак почитания Паракорта они срезают с себя в определенных местах плоть до кости на руках, ногах, ребрах и лице, жертвуя куски себя божественному покровителю. Также, белой краской они наносят на себя орнамент, имитирующий скелет, с некоторым количеством ритуальных знаков. Исполнив так необходимые обряды, кабакипалли обретают власть над плотью, пожирая сердца, органы и части тел опасных животных и достойных людей они становятся умнее, сильнее, проворнее и даже обретают на время сверхъестественные способности, если ими обладала жертва. Как правило эти необычные фанатики Паракорта живут уединенно или небольшими общинами, в особые дни имеют право искать добычу на улицах Сазахала, а взамен исполняют особые поручения храма, особо ценясь на войне, где способны сражаться за десятерых.
   Иерархия:
   Йорунепочтли "Вождь костей" - первосвященник храма Паракорта, в подчинении у которого находятся все перфеспеллы и армия храмовых скелетов. Он входит в Ацмальсотепто и весьма уважаем.
   Пасулипатчли Адуа "Великий одинокий путешественник" - выходящий из-под власти Йорунепочтли хранитель воплощенных предсказательных календарей и первый из пасулипатчли, видящих будущее.
   Ацхарпеллао "Командир живодеров" - на войне кабакипалли объединяются в отряды живодеров, действующих на наиболее опасных участках боя. Ацхарпеллао их возглавляет, он имеет два ценных качества - умение держать безумных кабакипалли и при этом сохранять чистоту сознания, достаточную для общения с людьми, не отмеченными милостью Паракорта.
  
   Храм Лагранка Камлтара "Мстителя, идущего путем праведников", "Покорителя героев", "Первого из возвратившихся":
   Канцчитлане "Первые просвещенные" - эти жрецы по праву стоят на вершине иерархической пирамиды общества сахалеев, они поклоняются наиболее уважаемому богу старого народа и в случае начала великого похода на освобождение Богов Света, вернее, сопутствующей ему священной войны, именно они должны будут возглавить благословенные воинства смертных поддерживающие богов. Это жрецы-воины, жрецы-военачальники, немногочисленная, но могущественная и крайне закрытая каста, которая воспитывает своих преемников с младых ногтей, посвящая во все сложные таинства поклонения Лагранку, воинского искусства и управления государством. Чаще всего именно один из Канцчитлане входит в светский государственный совет в качестве гласа жрецов. Их обычное облачение - белый плащ с золотой каймой, кроваво-красные ленты, привязанные к рукам, шее, груди, ногам и плащу, бронзовый или золотой нагрудник, наручи, поножи, щит и копье, на головах они носят золотые уборы, напоминающие короны, украшенные перьями и драгоценными камнями. Эти жрецы обладают властью над словом, отличаясь божественным даром приказа и ораторского искусства; они владеют секретом изготовления воинского вина, в которое вносят частичку сути того напитка, что плещется в чаше их бога. Выпивая его перед битвой и давая своим воинам, они становятся невосприимчивы к боли, невероятно сильны и выносливы, способны сражаться со страшными ранами, которые к тому же медленно затягиваются. Кроме того, канцчитлане штудируют свод воинских молитв, начертанный на каменных стенах их храма, являющегося частью Межевой Пирамиды, эти молитвы воодушевляют воинов в бою, наделяют чтецов лидерскими качествами, заставляют замолкать спорщиков пред ликом бога и дают много иных преимуществ.
   Основной ритуал - Томольтицлане "День надежды" - во время этого пышного празднества играют музыкальные инструменты - барабаны, литавры, трубы, горны, возжигаются изысканные благовония, на алтари хлещет кровь десятков пленных воинов, читают молитвы, посвященные Лагранку, и пируют на протяжении всей ночи, устраивая состязания в воинских доблестях. Праздник призван обратить внимание бога на подвластных ему смертных, объединить народ, напомнить о единой цели, возвестить начало очередного цикла благоденствия.
   Символ храма - белая фигура, в агонии застывшая на золотом диске щита.
   Ритуал Посвящения - Кицалькиро "Путь жреца" - во время этого ритуала адепт, жаждущий посвящения в сан, проходит таинства власти, меча, мести и победы. Преодолевая своих внутренних демонов, он учится мудрости, терпению, силе и бесстрашию, демонстрирует все, чему он научился в храмовой школе и доказывает, что достоин. Будущий жрец обязан переубедить самоубийцу, победить в споре, одолеть самого страшного своего врага и свершить справедливость. Ввиду небольшого числа канцчитлане каждый обряд уникален.
   Нуалу-тачипальпа "Сосуд божественного воина" - послушники храмовых школ, не прошедшие посвящение в сан, получают возможность иначе послужить храму: они могут принять ритуальные татуировки, отказаться от семьи, друзей, всей своей прошлой жизни и надеть кандалы силы, которые отмечают их новый статус - бесстрашных воинов храма, полезных там, где более никто не может одержать победы. Нуалу-тачипальпа, пройдя все обряды, получают возможность ненадолго принимать в свое тело берсерков-тачипальпов, служащих самому Лагранку, - духи могучих воинов, рожденных из крови бога, вселяются в тела нуалу, когда того требует воля храма, и на эти короткие мгновения нуалу становятся почти непобедимы. Эти воители, отказавшиеся от всего, верно служат храму, как правило, находясь в подчинении первожреца в виде небольшой экстренной армии. Почти всю жизнь за пределами боя, нуалу проводят в забытьи наркотического транса или строгих молитвах, дабы не впустить в себя яростных тачипальпов случайно. Выглядят они схоже с берсерками, которых воплощают, - обнаженные, очень крепкие, покрытые татуировкой, во время боя одевают ритуальные маски.
  
   Нумбария "Отчаяние", несущая серебряную чашу, и Огабва "Ненависть" - краснокожая, облаченная в доспехи из кожаных ремней, украшенных обломками костей праведников
   Нумбаритатль "Рабыни отчаяния" - при каждом канцчитлане есть две служки, помогающих ему в делах, и столь же верных, как две богини, облегчающие долю Лагранка. Первая из них нумбаритатль, как правило, девочка из бедной семьи, которую берут в храм с самого детства и внимательно обучают. Она познает секреты врачевания, ядов, соблазна, изучает музыку и поэзию, дабы развлекать своего жреца в свободные часы. Нумбаритатль одеваются в светлые, целомудренные одежды - туники и плащи, скрывая чело глухими капюшонами с вуалью, ибо только их хозяевам дозволено видеть лица малых жриц. Нумбаритатли выступают при жрецах в качестве лекарей, шпионов, даже убийц, скрывающих под своей одеждой отравленные клинки, а также верных спутниц, скрашивающих одиночество священника. Самые верные своим обетам нумбаритатль обретают власть над аурой отчаяния, заставляя окружающих в их присутствии чувствовать себя сломленными, чем облегчают труд своим господам.
   Огаватапотль "Верные ненависти" - как и нумбаритатль, эти жрицы обучаются при храмах с самого детства, но берут их из семей воинов и правителей. Хорошо вооруженные и облаченные в доспехи из ремней, подобно своей божественной покровительнице, огаватапотль выступают в качестве телохранителей и оруженосцев канцчитлан, готовых в любой момент отдать за обожаемого жреца жизнь или забрать чужую. Они также скрывают свои лица под кожаными, лакированными масками. Самые опытные из этих малых жриц обретают дар ненависти, который позволяет им подавлять волю противников в бою. И все они без исключения до смерти влюблены в своих жрецов, испытывая приступы паники и паранойи, если не находятся рядом с ними, равно они искренне и жесткого ненавидят любого врага своего господина.
   Ацкар "Мститель" - предки, восставшие из могил, возвращенные вином из кубка Лагранка, могучие и бессмертные воины, пришедшие отомстить за грехи, или защитить свою страну, мертвецы в траурных одеяниях, с плотью серой и выцветшей, вооруженные клинками из костей и ненависти, они начинают свой путь в чертогах храмов Лагранка, возрождаясь на специальных алтарях. За этими алтарями следят канцчитлане, которые также имеют обязательства обеспечить успешность миссии вернувшегося предка и оказывать ему всю необходимую помощь. Нередко ацкары приходят и по просьбам самих канцчитлане, когда жрецам становится нужен бессмертный и неутомимый вестник, способный донести послание врагам Сазахаля.
   Иерархия:
   Тотекцлан "Первый мститель" - этот жрец, облаченный в одежды, исполненные благородного аскетизма и лучшие ритуальные доспехи, когда-то принадлежавшие военачальнику империи Имирас, вооружен золотым щитом, точно копирующим тот, на котором лежит Лагранк. Тотекцлан - первожрец храма, первый среди канцчитлане, и, без всякого сомнения, он также всегда возглавляет Ацмальсотепто. В свиту Тотекцтлана входят несколько Рабару-чипальпа (лейтенантов нуалу-тачипальпа), Татльбари "Отчаянная" (главная среди нубаритатль, ответственная за их обучение), Огвапаратль "Ненавидящая" (главная среди огаватапотль, ответственная за их тренировки) и нередко один или два Ацкара, пришедших оберегать храм.
  
   Храм Аоленай "Мамы скорби", "Плачущей красавицы", "Дарующей покой и освобождение" "Траурной девы":
   Линаолинли "Плакальщицы" - жрицы Аоленай - одно из самых закрытых, загадочных и скрытных сестринств, действующих среди старого народа. Плакальщицами могут стать только девочки-сироты, с младенческого или очень юного возраста взятые к храму. Эти девочки получают наилучшее образование, изучая не только чтение и письмо, но также медицину, политику, воинские искусства, врачевание, травничество, алхимию, колдовство и даже магию. Каждая жрица, выбрав один из четырех распахнутых перед ней путей богини, с детства создает свою маску - мистический убор, служащий отражением масок самой богини. Жрицы, избравшие путь Аор "Скорбь", получают власть над духами, видениями и пророчествами миров мертвых, и даже способность поднимать мертвецов - как правило, женщин, недавно умерших, тех, кто за пределами власти жрецов Паракорта. Эти жрицы принимают на себя труды по отпеванию мертвых, работу в моргах, непосредственные обязанности плакальщиц и множество иных профессий, так или иначе связанных с мертвецами - их покоем и безопасностью для живых. Идущие путем Валон "Печаль" обретают власть над плотью, они способны заживлять раны, поддерживать в других и себе посредством молитв и ритуалов бодрость, красоту, молодость, именно они отвечают за ритуалы связанные с Запретным Водопадом и использованием его воды. Это целительницы, повитухи, врачи, аптекари, они помогают людям в огромном списке трудов, связанных с поддержанием здоровья, даже покровительствуют спортивным мероприятиям. Идущие путем Наилн "Забвение" обретают власть над человеческими душами, они чувствуют ложь и способны управлять воспоминаниями, заставляя людей помнить не происходившее или забывать случившееся. Золотые жрицы часто избирают для себя ипостась дипломатов, политиков, шпионов или блюстительниц порядка, также они нередко изучают магию, обеспечивая своим талантам дополнительную поддержку. Жрицы маски Наилн владеют секретом черного лунного песка забвения. Те, кто избрал путь маски Виамла "Кошмар", обретают власть видеть иные миры, ходить по снам, воплощать в реальности собственные ночные кошмары и тварей из ночных кошмаров Аоленай, они нередко изучают колдовство и алхимию, владеют секретами создания артефактов. Жрицы этого пути также ревностно следят за сохранением секретов храма и обеспечением обучения новых поколений. Единственным ритуальным атрибутом жриц Аоленай являются их маски, в остальном их одежды соответствуют удобству избранных профессий - зеленые жрицы носят черное и серое, траурные одежды приличествующие статусу. Черные предпочитают одеяния белые или синие, снабженные множеством карманов, дополненные сумками с врачебными инструментами и контейнерами с лекарствами. Золотые жрицы нередко носят оружие и легкие доспехи. Красные всегда делают свое одеяние эффектным и запоминающимся, делающим их частью кошмарной мистерии, которой они принадлежат, их одеяние тяготеет к ярким цветам, жутким росписям и орнаментам, шипам и опасным украшениям.
   Основной ритуал - Маолиллнли "Память" - помимо ритуала 99-летнего цикла, когда первожрица узнает имя нового бога, жаждущего освобождения, есть и ежегодный ритуал, когда жрицы Аоленай собирают в своих храмах тысячи паломников, стенающих и рыдающих об ушедших - богах и людях. На этих траурных празднествах исцеляют больных, предсказывают судьбу и творят мистерии под тихий мрачных звон струнных инструментов, на которых играют многие жрицы. Один из центральных элементов Маолиллнли - калланл "исход", когда множество людей, уставших от жизни, приходят под своды храма и завершают свое бренное существование, плач же тысяч паломников надежно помогает им избегнуть стола Паракорта.
   Символ храма - Четыре маски, вписанные с голубую слезу.
   Ритуал посвящения - Аолин "Принятие" - этот ритуал знаменует переход ученицы в звание жрицы, он может случиться в разное время и в разном возрасте, чаще же происходит во время первых месячных - уснув, жрица отправляется в чертог богини, где вместе с Аоленай несколько дней рыдает об ушедших. По возвращении она понимает, что ее маска усвоила частичку божественной сути, и обретает возможность творить чудеса. В данной связи хочется отметить, что жрицы с нетерпением ждут своих первых лунных дней, а затем этот процесс никогда не оказывается для них болезненным.
   Иерархия:
   Аолетенла "Милая сердцу Аоленай" - первожрица, самая старая и опытная среди служительниц Аоленай, она входит в Ацмальсотепто и только она определяет, кто из жриц должен испить из водопада вечной молодости. В ее свиту входят:
   Аолипатль "Скорбящая" - глава пути Скорби, повелевающая мавзолеем и залом мумификации храма Аоленай.
   Валонлипотль "Печальная" - глава пути печали, начальница храмового госпиталя.
   Наилацтар "Помнящая" - глава пути забвения и начальница тайной службы храма.
   Виамлецтлу "Царящая в кошмаре" - глава пути кошмара и ментор учебных заведений храма Аоленай.
  
   Храм Ачимальпак Руа "Мертвого рыбака", "Щита океана", "Защитника от скверны":
   Амачикильпы "Стражи моря" - эти воинственные жрецы облачаются в плащи из особо выделанной кожи акул, носят оружие и украшения из кости морских созданий, в том числе морских монстров, покрывают свои тела ритуальными шрамами, напоминающими о том, как опасен океан. Амачикильпы известны своим аскетизмом и благочестием, их храм - самый скромный, к тому же - они чуть ли не единственные из жрецов, кого можно часто увидеть за границами Сазахаля и земель сахалеев, ведь они несут неумолчный дозор против сил хаоса на границах суши, в деревнях сах-ил и прибрежных городах. Постигая путь служения Мертвому Рыбаку, амачикильпы проходят сложное обучение, которое включает в себя особую тренировку воли, навыки подавления скверны, с которой сталкивают каждого послушника, а так же обучение корабелскому, рыболовецкому и морскому делу. Эти жрецы проводят большинство ритуалов в волнах или с участием соленой воды, они без труда могут погружаться на глубины, недоступные простым смертным, овладевать сознанием морских тварей, изгонять скверну и разложение из человеческого тела. Они содержат небольшую армию из профессиональных моряков и рыбаков - чикильяс, которых при необходимости используют для борьбы с монстрами и тварями хаоса в морской стихии и на берегу. Кроме того амачикильпы способны благословлять труды рыбаков, моряков, корабелов, ныряльщиков за жемчугом, прядильщиков сетей, такелажников и прочих людей морских профессий. Ежегодно храм десятую часть своих доходов распределяет среди вдов моряков. Умирая, амачикильпы уходят на костяную барку своего бога, дабы помогать тому одерживать верх над силами скверны.
   Основной ритуал - Чилиньям "Большая волна" - в месяц, который гольвадийцы называют месяцем поминовения мертвых кораблей, амачикильпы и моряки приходят на берег Сохотека, где играют на волынках, барабанах, лютнях и скрипках сахалеев, строят плоты, украшают их цветами и костями морских тварей, а затем отправляют на них старых и немощных добровольцев из своего народа, дабы они погибли в волнах и были подобраны морским богом, чтобы служить на барке Ачешхетлеб. Когда есть возможность, вместе со стариками, на прочном, закрытом ковчеге также отправляют пленных, дабы те не постеснялись послужить на благо Икальсахамута. В этот же день, после отправки плотов следует оргия, в ходе которой вдовы отдаются самым достойным морякам и могут выбрать себе нового мужа.
   Символ храма - белая лодка с квадратным парусом на темно-синем фоне.
   Ритуал посвящения - Мапалькетотепао "Дыхание Пучины" - в особое время года, когда течения приносят наиболее сильные ветра разложения со стороны Всемирного Водоворота, послушников, готовых к посвящению сажают на ритуальную барку и вывозят в море, где в клетке из старого, просоленного железа, опускают на дно. В течение суток желающие обрести благодать Ачимальпака Руа должны находиться без воздуха, под гнетом водяной массы во власти гибельных течений. Если они достойны - сам Руа явится и даст им второе дыхание, силу терпеть водяной гнет и власть отторгать хаос. Выжившие становятся жрецами, умерших отдают Руа, изменившихся уничтожают и затем используют для подготовки молодежи.
   Танг "Дети моряка" - раз в поколение Руа приходит на сушу и входит в дом особо приятной его взору вдовы. Там он проводит неделю (пять дней), после чего, как правило, вдова приходит в тягость и получает всю возможную поддержку со стороны жрецов Руа. В назначенный срок женщина рожает мальчика или девочку, в которых сочетаются достоинства бога и человека, красота народа сахалеев и стать мертвого рыбака. Такие дети обычно крупнее, выше, сильнее, проворнее и красивее прочих сахалеев, они воплощают лучшие телесные и духовные качества этого народа. А обучаясь у лучших учителей, достигают пика своих возможностей, вкупе со внутренней святостью не уступая в могуществе героям Героики. Танг приходят раз в поколение (20-25 лет) и их приходу предшествует мощный шторм, а уходят, когда следующий танг, пришедший следом, достигает 15-летнего возраста. Уходят в другой шторм и больше никогда не возвращаются.
   Иерархия:
   Чикиньяс Томотекатль "Генерал стражей моря" - первожрец и военачальник храма Мертвого рыбака. Он возглавляет амачикильпов в больших сражениях и руководит храмом. Также он входит в Ацмальсотепто, но иногда передает эту честь Тангу, если тот высказывает желание.
  
   Храм Тангба Гекотля "Пузатого столба", "Похотливого немогу", "Грохочущего советника":
   Тамангунди и Тамангипти "Развратники и Развратницы" - жрецы и жрицы Тангба Гекотля, они проводят большую часть времени в пределах храма, в своих шикарных апартаментах или неподалеку от них. Все это люди, склонные к пороку, так или иначе воплощающие грехи, приятные взору Пузатого столба. Каждый из жрецов знает - в посмертии его ждет диск, толкотня масок и, если повезет, - смоляное озеро. Как правило, это люди, принадлежащие к благородному сословию, или же глубоко отчаявшиеся по причине множества тяжелых испытаний, ниспосланных жизнью. Жрецы Гекотля ведут жизнь сибаритов, впустую прожигающих отмерянное им время на пирушки, оргии, развлечения и прочие попытки обрести наслаждение. Зная, что расплата - вечность в мучениях и перспектива остаться, если повезет, бесом или нури багба, в лучшем случае, жрецы отбрасывают маски приличия и оковы условностей, стремясь получить все возможные выгоды от своего положения. Редко красивые, обладающие порочным нравом и скоро приходящие от разгульной жизни в большую дряхлость, жрецы Гекотля обладают огромной властью и влиянием. Столб открывает своим верным секреты сильных мира сего и тайные рычаги влияния, да к тому же делает их чрезвычайно физически привлекательными для простых смертных. Жрецы владеют собственными гаремами из пленных, нищих, добровольных рабов, а часто и тех, кто не сумел стать жрецом. Для насыщения храма золотом или просто ради удовлетворения своих потребностей, они нередко используют плотские утехи в качестве разменной монеты - в процессе храмовой проституции они берут деньги за незабываемые часы утех, демонстрируя все немалое искусство в этой области, накопленное веками существования храма, или берут право воспользоваться чужим телом в качестве платы за свои услуги, если им кто-то особенно мил. Тамангунди и Тамангипти не имеют каких-то особенных храмовых нарядов, они предпочитают одежду яркую и красивую - бархат, шелка, золото и драгоценные камни - нередко одежду гольвадийцев, дико сочетающуюся с одеждой сахалеев и даже сах-ил, мужчины(тамангуди) обожают доспехи и оружие, тем самым насмехаясь над воинскими группами и жреческими орденами, женщины (тамангипти) носят шелка, изящные платья, накидки, умащают свои тела маслами и благовониями, нередко ходят без одежды, но обязательно в золоте и украшениях (при том среди них немало старух, горбуний, дурнушек и даже встречаются прокаженные). Знаком службы богу являются татуировки, символические отметины покрывают тела жрецов, когда те выучивают новую позу, танец, изобретают особо занимательную наркотическую смесь или иное оригинальное развлечение, проводят большую интригу, или каким-то другим способом приносят удовольствие своему божеству. Верные Гекотля живут недолго, быстро дряхлеют, теряют форму, умирают от обжорства, пьянства или венерических болезней. При этом, все кто прошли посвящение, получают от Бога немалые силы - обретают власть над нури багба, которых свободно могут призывать в мир воющей плоти (в храме Тангба эти гротескные существа даже служат внутренней стражей, нередко издевающейся над посетителями), получают возможность во сне вселяться в верных им Гарратфов и задавать вопросы маскам Столба. В отношении гарратфов есть и иное преимущество - каждый жрец может призвать грифа в мир воющей плоти, и заставить того остаться, сделав своим верховым животным, для этого нужно правильно провести ритуал, в финале которого неизменно следует соитие с тварью, если жрец остается жив, гарратф начинает ему верно служить в обоих мирах. Развратники склонны к интригам, политическим махинациям, предательству и лжи, им приятно чувствовать себя кукловодам общества сахалеев, что часто служит предметом конфликтов с верными Лагранка.
   Основной ритуал - Бахетцаль "Целомудрие" - на один день в храме Гекотля прекращается веселье, шум, возня и пение. Наступает тишина и покой. Жрецы не пьют. Не едят. Не вступают в порочные связи. Вместе с прихожанами и своими гаремами они молятся за спасение всех тех, кто отправился в пасть Гекотля. Ритуал преследует двойную цель - посредством воздержания принести жертву богу (считается, что все умение веселиться и развратничать жрецов, передается в этот день столбу) и обеспечить возможность нескольким заключенным в смоляном озере избегнуть когтей гарратфов. Если среди последних оказывается демон или могучий дух, он затем остается должен услугу первосвященнику храма.
   Символ храма - На красном квадратном фоне серый фаллос и золотое солнце.
   Ритуал посвящения - Акальцекхаль "День муки" - ищущий посвящения (это может быть любой - служба Гекотлю не требует обучения) прибывает в храм и изъявляет желание испить смолы, ему дают наркотик, имитирующий смолу из озера Гекотля. Выпив ее, человек впадает в суточный транс, в ходе которого проходит все круги муки в теле Похотливого Немогу. По завершении суток он возвращается назад и решает - стоит ли пара десятилетий наслаждения в мире воющей плоти бесконечных пыток в теле Гекотля.
   Вархацепечто "Болтливый развратник"\ "Переговорщик" - Тамангунди и Тамангипти, проявив желание учиться, может познать особые таинства, дарованные Гекотлем. Он может изучить демонологию сахалеев и выяснить, как ненадолго призывать из смоляного озера или даже просто мира черного тумана демонов и духов, которые в качестве признательности за временное освобождение от мучений могут согласиться служить верным Тангбы до той или иной степени честно. Такие навыки впрочем, в руках часто пьяных или одурманенных жрецов приводят к большим бедам и нередко служат поводом конфликта между храмами.
   Иерархия:
   Паваригибдли и Паваригаптли "Толстый интриган" и "Тощая интриганка" - первожрецы храма Гекотля, всегда женатые друг на друге, всегда ненавидящие друг друга и всегда склонные неистово лезть в политику, путем многоэтажных интриг. Они входят Ацмальсотепто вместе, однако по условиям храма Лагранка, их решения принимаются только тогда, когда они согласованы.
   Вархарпеллао "Главный болтун" - первый среди вархацепечто, знаток мистицизма храма Гекотля, и всегда большая заноза у тощей и толстого в мягких тканях.
   Храм Эчвинсамоса Бомоа "Жестокого шутника" "Хозяина лабиринта хриплого смеха" "Обманутого обманщика"
   Парсахо "Безмолвные флейтисты" - культ Эчвинсамоса только нарождается, он не обрел еще ни большой популярности, ни особой структуры поклонения. Отдавая дань первоисточнику, его жрецы предстают в виде странствующих музыкантов. На самом Сохотеке и часто за его пределами (ветер странствий и ожидание последствий всегда влекут адептов бога обмана прочь) парсахо предстают как мрачные путешественники, служащие проводниками шуток своего жестокого бога. Все веселье остается Эчвинсамосу, парсахо же предстают как мрачные, изможденные аскеты, с лицами, покрытыми белой краской, рисующей узор нелепой маски мима, искажающей черты лица, на манер, если можно провести аналогию, - злого клоуна. Они носят широкополые шляпы вышитые серебряной нитью, украшенные обсидиановыми колками и бахромой, на кончиках которой болтаются черепа ящериц и обезьянок, тела эти музыканты укрывают широкими черными плащами с вышивкой, долгий взгляд на которую завораживает. Приходя в новое место, парсахо дает концерт, играя на своей флейте, расписанной кровью и пеплом, украшенной при помощи огня и металла, он играет странные мелодии и танцует будто безумец, завораживая всех вращением плаща и мельканием узора на нем. С собой парсахо носит набор для татуировки - иглы и священные чернила. Завороженные танцем или славой Эчвинсамоса могут пожелать заключить с богом контракт, через верного жреца, контракт этот скрепляется записью, которую наносят на тело жреца и просителя. Чем больше контрактов, тем выше могущество парсахо и его музыки, тем больше у него за спиной судеб и мест, загубленных влиянием Жестокого шутника. Как и беспечные с Эльвексина, парсахо часто служат лазутчиками и шпионами, причем поблизости от Сохотека никто не помнит их лица и облика, лишь только жрецы покидают город. Каждый убитый во время миссии парсахо, если не был под особой защитой, немедленно отправляется в лабиринт Эчвинсамоса или присоединяется к цирку отверженных.
   Основной ритуал - Канчимчанло "День гласа" - раз в год, за пределами Сазахаля, глубоко в джунглях или среди бескрайних саванн собираются все парсахо. Они рассказывают истории о своих путешествиях, поют песни, танцуют, делятся контрактами и радуются. Только в этот день им можно говорить.
   Знак храма - черная флейта на белом поле.
   Ритуал посвящения - Анчальпас "Пробуждение" - обычно это происходит с флейтистами или музыкантами, нет особого дня или знака, когда такое случается, просто одним утром сахалей просыпается и осознает, что Эчвинсамос зовет его на службу. Он может отказаться, и тогда часть неудач бога будет преследовать несчастного до конца жизни. Или согласиться, найти учителя среди верных и ступить на путь парсахо. Бог обмана всегда оставляет выбор. Бывали случаи, когда парсахо становились сах-ил или даже белые люди.
  
   Иерархия:
   Пасангво "Лишенные флейты" - жрецы, вынужденные оставаться в обустраиваемом храмовом комплексе в Межевой Пирамиды. С них сняты обеты молчания, они осуществляют координацию действий парсахо, при этом они почти лишены сил.
   Парсахо Печеньял "Громкий флейтист" - первый среди парсахо, он имеет место в Ацмальсотепто, но редко там появляется, поскольку служит самым коварным и надежным проводником воли своего бога. Говорят, он имеет право призывать в мир цирк Эчвинсамоса при особой надобности. А возможно и самого бога.

Иерархия храмового управления

   Основой храмовой иерархии, осуществляющей стратегическое управление Сазахалем и его владениями, является Пенкурвиштек "Большой сбор" - назначаемый по особым случаям общий совет всех посвященных в жреческий сан. С учетом специфики жречества на Сохотеке такой сбор происходит не чаще раза в год, скорее раз в несколько лет и на нем обсуждаются назревшие фундаментальные изменения. За пределами Пенкурвиштека жреческой частью управления государством заведует Ацмальсотепто "Круг Достойных" или "Коллегия достойных" в это объединение входит горстка наиболее значимых иерархов храмов Пантеона Двух Лун. Ацмальсотепто обладает как формальными рычагами власти, так и непререкаемым авторитетом, который не возьмется оспаривать никто, живущий на землях Сазахаля.
   Должности:
   Акмалипатль "Первожрец" - как правило - Тотекцлан из храма Лагранка, это наиболее авторитетный и могущественный священник, по сути, авторитарно возглавляющий коллегию.
   Гекатликан "Хранитель пергаментов" - секретарь и архивариус коллегии.
   Нагатль "Вестник страха" - глава службы безопасности коллегии, включая тайную и явную стражу, при каждых новых выборах Нагатль избирается из другого храма, нежели прежний.
   Парачинарос "Разрешающий говорить и молчать" - "спикер" Пенкурвиштека, "церемониймейстер" коллегии.
   Леменчарвас "Властные" - все прочие члены коллегии, имеющие право голоса.
   Члены Ацмальсотепто избираются на съездах Пенкурвиштека пожизненно, они могут быть смещены при тяжких преступлениях против государства или при особом знамении от богов, что тоже обычно значит завершение их жизни.
   Ацмальсотепто имеет непререкаемую власть над Тлакотлем и Пангоривангло Чуа, за ними остается последнее слово в важнейших государственных решениях, они распоряжаются храмовыми землями, казной, армией, подтверждают вступление в чин знатных воинов. Именно коллегия также вершит верховный суд в государстве.
   Ацмальсотепто может наделять полноправных жрецов званием сототепто "помощник", делегируя им часть полномочий коллегии и фактически создавая таким образом чиновничий и судейский аппарат, помогающий коллегии управлять государством и храмовыми делами.
  

Сах-Ил - вуду, политика, общество

   В предгорьях, равнинах, выжженных саваннах и лесах вокруг Сазахаля, равно как в прибрежных областях Сохотека, расселились племена сах-ил "беглых" - многочисленных осколков былых народов, разгромленных в войнах и конфликтах прошлого. Большинство сах-ил высокие, чернокожие, отличающиеся крупными чертами лица и жестоким нравом, их ожесточили потери и страдания, которые еще живут в легендах и сказаниях. С собой сах-ил прихватили духов, предков, даже богов, тех мест, где ранее жили, найдя на острове также немало новых. Тут они создали новую религию и мистицизм.
   Сах-ил делятся на:
   Горных - маршарров "ломающие ногти", отличающихся кожей коричневого оттенка, более низким ростом и природным проворством.
   Лесных - талами "познавшие яд", чья кожа имеет оттенок ночи, а лица - более мелкие, чем у прочих, черты.
   Равнинных или пустынных - батмар "выжженные", или батмар сола "выжженные Солейрисом", отличающиеся самым высоким ростом, воинственностью и кожей цвета обсидиана.
  
   Верования сах-ил подразумевают наличие у человека очень сложной организации, выходящей далеко за рамки его материального тела. Части этой организации в итоге образуют в понимании сах-ил многогранную человеческую сущность, и именно эти знания ложатся в основу их миропонимания, образуя механику отношений меж людьми, а так же людей с высшими силами - Лоа, предками и тотемами.
   Человек в понимании сах-ил:
   Бон-по-ан - плотское начало: кости, мышцы, кровь, все, что образует материальную часть человеческой сущности. Бон-по-ан самая низменная часть человеческой природы, когда-то Великий Создатель, чье имя и существование тайна для сах-ил, создавая людей, взял их плотскую часть от животных. А потому низменные инстинкты, нечестивые стремления и природные недостатки немало воплощений находящие в человеческой жизни исходят именно из дикого начала бон-по-ан.
   Тон-ти-ан - духовное начало, из этого начала исходит все, что формирует личность человека: стремление бороться и контролировать животное начало, милосердие, справедливость, сострадание, понятия чести и совести, умение испытывать любовь и даже способность общаться с духами. Тон-ти-ан имеет и темную сторону: амбиции, подчас жестокие, рационализированное стремление ко "злу", маниакальные страсти, заблуждения, недоверие, эта сущность человека является той "золотой серединой", что связывает человека и все прочие части мироздания, потому она вбирает в себя и темные и светлые аспекты вселенной. В определенном смысле этого слова тон-ти-ан обладают и Лоа, вернее они являются более совершенной формой именно этой сущности, и именно потому светлые Лоа так бесконечно добры и милосердны, а Лоа Сонхард так невероятно жестоки. После смерти бон-по-ан именно тон-ти-ан отправляется на вечный пир в чертоги барона Кешкашивира, становясь предком, а малая часть тон-ти-ан покойника может быть заключена в особый сосуд, дабы предка можно было ненадолго возвращать в мир живых и спрашивать его совета.
   Кон-ти-чоан - божественное начало, суть вне времени. Эта часть человеческой "конституции" составляет высшее звено всех составных деталей. Эта часть была вложена в человека Великим Творцом, ее он отделил от себя самого. Кон-ти-чоан невозможно сдержать, невозможно уничтожить или поработить. Это божественное в человеке, эта часть после смерти бон-по-ан уходит в высшие сферы мироздания, недоступные Лоа и даже богам, там она витает, пока не придет время найти новое воплощение. Эта часть в человеке - вдохновение, творческое начало, способность творить и созидать, самая нейтральная, ничем незамутненная и самая могущественная, единственная способная человеку оставить след в истории.
   Бан-палан - память. Все то, что за время жизни человек совершил, достиг, сделал, все его решения и поступки, накопленные знания и воплощенные труды, его исполненные и невоплощенные желания, сохраняется в нем в виде энергии бан-палан. Эта энергия, когда человек жив, поддерживает его, позволяет двигаться дальше, а на смертном одре умиротворяет. После смерти она становится тем, что в других культурах называют некроэнергией, и именно с бан-палан работают некроманты, оживляющие зомби. На протяжении долгого времени после смерти бан-палан сохраняет связь с прочими частями человеческой сущности, так предки помнят свой земной срок, так человек, воплотившись в новом теле, помнит о том, что происходило с ним в прошлой жизни, так поднятый из небытия мертвец сохраняет понимание того, как двигаться и действовать. И именно так некромант, воспользовавшийся бан-палан, вредит всем прочим частям бывшего когда-то единым человека.

Общество сах-ил

Равно как общество гольвадийцев можно разделить на аристократов, священников и людей неблагородных сословий, или более широко на высшую аристократию (короли, герцоги), владетельную аристократию, дворянство, клир, купцов, горожан, ремесленников, крестьян, также и сах-ил делятся на определенные крупные социальные слои, несмотря на существующие различия.

Общество сах-ил делится на:

Мабонго и Тангабва - жрецов и жриц, знающих секреты общения с высшими сферами - Лоа, предками, тотемами.

Кампагвас - свободных людей.

Богембли - несвободных людей.

Крахарго - колдунов, обладающих тайными знаниями во множестве областей.

   Маршарры
   Горные сах-ил Маршарры живут родами Тагонго "узы крови". Каждый род, как следует из названия, состоит из маршарров, связанных кровным родством, обитающих в горных поселках рамгава. Чаще всего в одном рамгава живет один род, реже - род расселяется на несколько рамгава, или наоборот слабые и малочисленные рода живут в одном поселке.
   Каждый тагонго возглавляет вождь-воин - Магумбта, он и его ближайшие родственники, как правило, принадлежат к самой старой "ветви" рода и составляют элиту тагонго. По большей части именно родственники Магумбта становятся мабонго и тангабва.
   Вторую часть иерархии составляют воины - нагачо, которые защищают род и вне зависимости от близости родства с вождем пользуются уважением. Как правило, если в тагонго происходят "перевороты", они связанны с желанием нагачо, чья семья разрослась и окрепла, получить титул магумбта.
   Колдуны-крахарго живут обособленно, они не пользуются особым почетом в роду, но не страдают от отсутствия уважения, к правящей семье принадлежат редко.
   Магумбта полезен на войне, для защиты владений рода, для управления молодежью и организации нагачо, пресечения беспорядков и прочая. Однако центральное управление и вся полнота властного авторитета принадлежит старейшинам - сакаглос, совет этих старейшин, представляющих фактически все семьи рода Сагоко, занимается управлением жизнью тагонго. Сагого отвечает за соблюдение традиций, за осуществление суда, церемонии, утверждение нового Магумбта и множество других вещей, без которых тагонго не сможет существовать. Решение Сагоко священно для Магумбта и является законом превосходящим власть вождя. В Сагоко могут входить имеющие статус старейшины (он дается по возрасту и по чину) мабонго, тангабва и даже крахарго. Сакаглос это звание доступное как для мужчин, так и для женщин. Магумбта и нагачо также могут быть обоих полов.
   Тагонго имеют три важных ритуала, проводимых мабонго и тангабва:
   Рапанго - совершеннолетие кампагвас рода.
   Нагангбва - ритуал становления воином.
   Сакалонгва - ритуал признания за человеком статуса старейшины.
   Если один род оказывается достаточно силен, чтобы одолеть другой и распространить на него свою власть, Магумбта победившего рода получает титул Магумбта-Бонго "Старший вождь", а решения Сагоко победившего племени становятся сильнее решений Сагоко проигравшего.
   Поскольку маршарры не объединены в одно "государство" они не имеют центрального правителя, но дважды в год все на это способные сакаглос собираются в единственном крупном городе маршрарров Гикучике, где проходит Марнго-Сагоко "Большой совет старейшин", он также может быть созван внеочередно. Этот большой совет решает трения меж различными тагонго, определяет, как будут обеспечиваться крупные жертвоприношения в этом году, принимает другие важные решения. Марнго-Сагоко также может избрать Баба-Магумбта "Большого Вождя", который возглавит армию маршарров в случае возникновения необходимости действовать сообща.

Талами

   Жители лесов талами - это, пожалуй, самые загадочные из представителей сах-ил, более всего в людях они ценят умение выживать и стремление к знаниям, легко идут на кооперацию и мудрость ценят выше силы. Талами обитают в деревнях и небольших городах, поскольку одним из основных занятий для них является охота, то и статус воина у них неотделим от статуса охотника.
   Высшим классом общества талами являются двармро "скользящие по джунглям" - люди, одинаково хорошо изучившие три дисциплины - охоту, воинское искусство и умение создавать яды.
   Двармро определенного поселения избирают из своего числа Тогао "Первого охотника" - вождя, чье лидерство базируется не только на силе, но и на авторитете - Тогао обязан быть крахарго или жрецом. Талами считают, что надежно править может лишь тот, кто уже показал свои способности и самоотдачу.
   Основой общества талами является кунлу - племя. Избирая Тогао, кунлу выбирает и определенный путь на время его правления - краоргу или лоангру - путь хитрости или путь мудрости. Все тогао-крахарго составляют "партию" или "орден" Кра-ил "Независимых", все тогао-жрецы (мабонго или тангабва) образуют общество Лоа-баро "Благословенных". Эти общества собираются раз в десять лет или экстренно в городе самого крупного кунлу Огурбу, где избирают из достойных Тогао Тогао-Мурбу "Гневного первого охотника". Тогао-Мурбу избирается свободно, но, как правило, кра-ил голосуют за колдуна, а лоа-баро за жреца. Этот большой вождь получает право собрать, по собственному желанию, штат советников рангабабари. Вместе с советниками вождь путешествует по землям талами, вершит суд, решает спорные вопросы между кланами, собирает налог - тугули, идущий на создание таких вещей, с которыми не могут справиться отдельные кунлу - вроде больших храмов, школ для колдунов, организацию армии в случае вторжения и т.д.
  

Батмар Сола

   Самые многочисленные из сах-ил обладают самой сложной организационной структурой. По прибытии на Сохотек, батмар сола, населившие равнины острова, достаточно быстро были объединены под властью вождя самого могущественного племени. Этот вождь основал "династию" Логонда (также была названа страна) и в честь победы над прочими племенами объявил себя Рокро "королем" (на гольвадийский манер). После этого объединения династия Логонда продолжает успешно править "государством", но вынуждена постоянно бороться с сохранившими часть былого авторитета нагандос - вождями покоренных племен.
   Нагандос продолжают осуществлять управление своими племенами, действуя на основе авторитета и поддержки воинов племени чураби "всадников". Династия Логонда же назначает в провинции, соответствующие границам владений одного или нескольких (чаще нескольких) племен наместников - Вангабту "плеть короля".
   Логонда содержит армию, в которую каждое племя поставляет воинов, армией командует "маршал" Рапанго "Главарь верховых". Также "кабинет" Логонда составляют:
   Орубта "Знающий" - первый советник.
   Макаптри "Справедливый" - верховный судья.
   Бононго "Слышащий голос" - глава "церкви" государства, объединяющей всех Мабонго и Тангабва батмаров.
   Начанго "Путник скрытых дорог" - глава общества колдунов-крахарго, контролирующий деятельность мистиков подвластных Логонда.

Сах-Ил Чинвигта

   Желая с одной стороны сгладить разорительные конфликты разных народов сах-ил, а с другой - получить контроль над могучими, но нецивилизованными пришельцами, сахалеи во внутренней части торгового порта Элаштек организовали "Дворец Трех Народов" Комцицикваль. В этом дворце проходят заседания Нагарбонга или Комципечкаля "Диалога трех народов", в ходе которого осуществляется стратегическое управление нуждами сах-ил, проводятся дипломатические собрания, устанавливаются важные и приемлемые для трех народов решения, общение с представителями Сазахаля. В Нагарбонг входят:
   Скаглос-Верди "Прозорливый старейшина" - представитель народа маршарров, его избирает из своих рядов и направляет в Нагарбонга Марнго-Сагоко "Большой совет старейшин", полномочия длятся 5 лет.
   Тостогардо "Почтенный голос" - Кра-ил "Независимых" или Лоа-баро "Благословенных", в зависимости от того, кто находится у власти, избирают этого представителя вместе с Тогао-Мурбу, сроком на 10 лет.
   Онгопто "Дальний советник" - Рокро Логондо выбирает из своего окружения самого надежного человека и отправляет его в Нагарбонга, срок действий этого представителя ограничен волей короля, иногда очередной Логондо заменяет представителя собственным присутствием в Диалоге.
   Низеркагль "Вестник" - как правило, представитель храма Лагранка или другой жрец, наделенный доверием Ацмальсотепто "Круга Достойных". Он выступает спикером и координатором действий Нагарбонга, обладает правом вето, но не имеет права голоса в совете.
   Нагарбонга для решения нужд трех народов имеет право назначать:
   Бон-Пао - судей, наделенных властью Диалога.
   Лопгобта - агентов Диалога, осуществляющих силовые решения по воле его.
   Баспано - дипломатов и переговорщиков, выступающих от имени Диалога.

  

Вуду Сохотека. Жрецы. Культы. Ордены.

   За пределами власти государственных сил трех народов сах-ил или на пределе их досягаемости находятся подчас объединения или отдельные могущественные фигуры, снискавшие особое расположение Лоа и иных могущественных сил. Жрецы и колдуны находят собственные поводы объединиться, или действовать сообща, преследуя интересы как мирского, так и духовного содержания. Если у сахалеев храмы находятся над государством, венчая его короной благочестия, то у сах-ил храмы и колдовские сборища часто оказываются отделенными от общества, ввиду сложности и удаленности от мира тех областей знания, которые они изучают.
   Мистические знания культов Сохотека обоснованно делятся на колдовские и жреческие. Часто Мабонго и Тангабва могут обладать колдовскими возможностями, а Крахарго - знать, как призвать и умилостивить Лоа.
   В целом же разница между жрецами и колдунами состоит в том, что первые просят предков, тотемы и Лоа о милости, вступая с ними в "переговоры", а вторые, пользуясь колдовскими уловками, заставляют мистические силы исполнять их приказания. Тут кроется как разница в подходе, так и разница в опасности общения с запредельными мирами.
   Основой действий жрецов является храм Токорт "Священный перекресток", где происходят ритуалы поклонения, обряды, наличествуют предметы, образующие связь с миром Лоа, содержатся сосуды с частичками душ предков, стоят тотемы и защитные камни. Посредством храма жрец входит в соприкосновение с божественными силами и из храма черпает свою силу.
   Жрецы всегда действуют сообща - большинство ритуалов требуют присутствия как Мабонго, так и Тангабва, а Токорт вообще считается полноценным, только когда там есть Мабонго и Тангабва имеющие право учить и посвящаться в сан других жрецов (Сотонго-Мабонго и Сотонго-Тангабва).
   Основой действий колдунов являются средства, помогающие им обуздать мистические силы - если угодно инструменты колдовства: амулеты, жезлы, котлы, ритуальные облачения, маски, татуировки, ткани и прочие "ремесленные предметы" позволяющие колдуну обретать власть над мистическими силами.
   Искусство же мистических знаний делится на:
   Тотемизм - способность призывать на помощь силу тотемов, являющихся воплощением различных природных сил, как правило, в форме "идеального" образа и материального объекта, связующего этот образ с миром людей.
   Формы тотемизма:
   Монототемизм - в случае с мабонго или тангабва он подразумевает наличие в жизни жреца единого тотема-покровителя (его личного, родового или главного тотема покровительствующего деревне), входя в тонкую связь с которым, благодаря своему благочестию и правильному исполнению ритуалов ухода за тотемами, жрец получает право обильно черпать от тотема его могущество, получает форму тотема и свойства, которые тотем воплощает. Такие тотемы, как правило, занимают особое место в Токорте. В случае с колдуном, власть над тотемом выполняется посредством кропотливого создания мистического узилища для тотема - амулета или татуировки, узора на ткани или иного средства, позволяющего по воле колдуна призывать мощь тотема и использовать ее. Такой предмет, как правило, отражает максимально точно мистическую сущность тотема и позволяет таким манером воплощать ее силы, утрата же предмета ведет к утрате власти над тотемом и часто суровой каре со стороны освобожденной силы.
   Политотемизм - это искусство подразумевает, в случае с жрецами, поклонение всем тотемам, известным, как добронамеренные, в местности, где жрец живет. Изображения тотемов располагаются вокруг Токорта, а жрец получает возможность, при должном уходе за оными, обретать поддержку тех или иных свойств различных тотемов. Этот способ менее могущественен, но более разнообразен и не подразумевает необходимости находить тонкую связь с тотемами, как при монототемизме. Крахарго, использующий политотемизм, может воспользоваться полезными свойствами любого тотема, с которым он знаком, изготовление инструментов для такого колдовства менее многотрудное и происходит существенно быстрее, чем в случае с монототемизмом. Обычно колдун в инструменте воплощает лишь ограниченные, наиболее интересующие его свойства тотемов, а после нескольких использований инструмент приходится чинить или создавать заново.
   Крахарго могут быть одновременно и поли и моно тотемистами, но жрецам доступен лишь один путь.
  
   Поклонение предкам - поклонение предкам подразумевает возможность использовать в своих интересах знания и умения предков, чьи Тон-ти-ан уже ушли к Барону. Предки могут раскрывать тайны, давать советы, делиться своими знаниями, даже наделять человека частичкой своего могущества или служить в качестве ангела-хранителя.
   Жреческое поклонение предкам - мабонго и тангабва поклоняются предкам, получая связь с ушедшими через сосуды с частичкой тон-ти-ан (тонтианчитло) хранящиеся в храме. Жрецы получают благосклонность предков, осуществляя ритуалы поклонения ушедшим, принося в жертву любимую еду и питье умерших, читая молитвы и услаждая слух умерших барабанным боем. Существует несколько ритуалов, посредством которых можно воспользоваться помощью предков:
   Бон-Боал "Спроси-Отвечу" - в процессе этого ритуала жрецы призывают предка в тело одного из них или прямого потомка этого предка. При этом предки-женщины входят в тело тангабва а предки-мужчины в тело мабонго, в случае с потомком же это не принципиально. Войдя в тело, предок может ответить на интересующие живых вопросы, дать совет или раскрыть какой-то секрет, ставший ему известным во владениях Барона.
   То-Го-Тон "Храню и оберегаю" - иногда требуется более внимательное и постоянное внимание предка к делам смертных, если рождается больной ребенок или заболевает старик, важный для общины сах-ил, или военачальник уходит в опасный поход, жрецы могут облегчить долю подобного человека. В таком или схожем случае, жрецы призывают предка приглядывать за этим смертным, своими силами оберегая и направляя хранимого по путям благим и безопасным. Как правило, предки берутся оберегать лишь достойных - тех, кто близок им духом или кровью.
   Ангабло "Взор предка" - это стандартный ритуал поклонения, в ходе которого жрецы приносят предкам своих мест жертвы, достаточные, чтобы иметь возможность в течение года призвать силы ушедших в чертоги Барона для защиты деревни или помощи самому жрецу. Говоря более свободно - жрец получает возможность использовать силу и образ предка для создания "чудес".
   Ван-Понго "Ты говоришь, я делаю" - посредством этого ритуала жрец способен призвать предка, как соединение его памяти и духовной сущности. Таким образом будет налажена связь между жрецом или кем-то, за кого жрец просит и предком, который передаст часть своих знаний и умений потомку. Так часто восстанавливают утерянные знания или призывают помощь гениев ушедших эпох, подкрепляя вдохновение нынешнего художника умением ушедшего за грань предка. Предки очень любят помогать таким способом достойным, ведь свое собственное вдохновение они утрачивают вместе с кон-ти-чоан.
   О-Тонго-то "Загробный глас" - посредством этого ритуала жрец входит в тонкую связь с предком, желая попросить того о серьезной услуге. Когда жрецу или кому-то, кого жрец считает достойным, хочется обрести знание, которого нельзя найти в мире людей, он обращается к предку посредством этого ритуала. Умилостивленный и должным образом почитаемый предок может согласиться на такую просьбу, тогда он возьмет на себя обязательство найти ответ в землях Барона, задавая интересующие вопросы другим предкам и даже Лоа. В этом случае предок служит проводником и посредником, но тем, у кого требуют ответа, тоже часто могут требоваться отдельные жертвы. Эту практику используют очень широко - при гадании, для выяснения различных важных секретов, при поиске кладов и даже решении политических разногласий.
   Баган-Бого "Открываю тебе свой путь" - посредством этого ритуала жрец может призвать предка, который сейчас очень нужен сах-ил, занять временно тело достойного человека - жреца или другого, согласного потесниться. Человек, в чье тело призван предок, теряет контроль над телом, полностью или частично, этот процесс сходен с процессом одержимости демонами или духами, но в данном случае с предком устанавливается доверительный договор, согласно которому тот может владеть телом лишь в дозволенной степени. Завершив свои дела, предок уходит. Иногда, правда, дух умершего не желает возвращаться в праздничную, но скорбную юдоль Барона, тогда приходится пользоваться услугами экзорцизма.
  
   Предки и колдовство - как следует из предшествующих размышлений о колдовстве, оно не подразумевает согласия высших сил на использование их возможностей, колдун просто находит лазейки в законах мироздания, посредством которых обретает власть, которой жрецы добиваются годами честной службы. Колдуны обретают власть над миром предков посредством окольных путей, находить которые им помогают колдовские предметы, ритуалы и вещи, так или иначе связанные с предками в мире живых.
   Парабонпо "Допрос мертвеца" - это самый простой ритуал из области прикладной некромантии, весьма распространенной на Сохотеке. Воспользовавшись частичкой крови или плоти умершего, или его прямого потомка, крахарго обретает силу призвать предка посредством создания ритуального рисунка с применением соответствующих материалов. Призвав дух предка, колдун может задать ему несколько вопросов о делах, известных умершему при жизни или о чем-то связанном с его загробным бытием.
   Расапто "Краденая служба" - посредством этого ритуала колдун может призвать предка и принудить служить себе. Это сложный и наказуемый процесс. Для успеха ритуала крахарго должен раздобыть сосуд души предка (тонтианчитло) и привязать его к себе могущественными заклинаниями и ритуалом, проведенным над самим сосудом. Если все было сделано правильно, предок будет служить для колдуна шпионом в мире Барона, безвольным ангелом-хранителем, чью силу колдун получит возможность ограниченно призывать, советчиком, предок даже сможет наделять колдуна знаниями, подобно тому, как это работает в жреческом ритуале Ван-Понго. Если сосуд будет у колдуна отобран или ритуальные знаки на нем сотрутся, предок наверняка найдет способ жесткого покарать крахарго.
   Зомба Тангпта "Высший зомби" - посредством этого мрачного, но распространенного ритуала, крахарго может создать так называемого "высшего зомби" - надежного и верного слугу, способного исполнять любые приказания колдуна, но не утратившего при этом ни физической формы, ни прижизненных знаний, даже способного развиваться. Посредством этого ритуала колдун, действуя через память, возвращает дух или частичку духа предка, ушедшего уже к Барону, дабы запереть его в мертвой оболочке и использовать по собственным нуждам. Для этого ритуала подходят только свежие души, умершие не более двух недель назад. Колдуны, правда, предпочитают действовать в первые три дня (когда дух витает вкруг тела) или в последние три дня (когда дух только вступил на землю владений Барона) из десяти, ведь начиная с четвертого и по седьмой день, дух находится в пути, под мрачным надзором Мазриба "Плакальщика". А ведь проще и легче увести добычу у добродушного Барона, чем у его мрачного братца.
  
   Путешествие по мирам:
   Достаточно смелые колдуны и жрецы, уверенные в своем благочестии, находят еще один путь общения с мистическим - они приходят во владения Магбана Кого "Железного духа перекрестка", оставляя на перекрестке кусочек своей плоти, после чего отправляются странствовать по мирам, в поисках ведомой только им цели - благословения предка или Лоа, тайных сил тотема, запредельного могущества и любых других вещей, которые можно найти на перекрестке и за ним. Жрецы, как правило, приходят под защитой определенных Лоа, предков или тотемов, подкрепленные мощью своего храма и молитвами второго жреца, оставшегося в мире смертных. Крахарго приходят на перекресток не через храм, а иными, ведомыми им тропинками, нередко с реальных перекрестков. Для того, чтобы попасть в иные миры, колдуны используют не молитвы, а специальные отвары, а в пути их сопровождают посохи, амулеты и защитные знаки, позволяющие бороться с опасностями иных миров.
  
   Поклонение Лоа:
   Поклонение Лоа является наиболее широкой частью мистицизма сах-ил, Лоа призывают лечить больных, ограждать от врагов, давать ответы на вопросы, наделять особыми силами молящихся и для множества иных дел. Большинство Лоа сах-ил - темные и потому за их многочисленные услуги чернокожий народ платит немалую цену. Для общения с Лоа жрецы прибегают к церемониям, ритуалам, молитвам и жертвоприношениям, крахарго же вынуждены использовать могущественные колдовские инструменты, или идти на сделку с Лоа, дабы обрести особенное могущество.
   Основные жреческие ритуалы поклонения Лоа:
   Лоа-Антарбо "Постижение сути" - посредством этого ритуала послушник или ученик становится полноценным Мабонго или Тангабва, он варьируется от племени к племени и даже от Сотонго, который проводит обучение, но так или иначе послушник проходит таинства. Первое - Ори-ногпта "Земной ответ", в ходе которого учитель "экзаменует" ученика на предмет знания ритуалов, особых мистических формул, привычек и пристрастий Лоа. Второе - Лоа-Понго "Пред очи высших" - когда послушник тем или иным образом отправляется в чертоги Лоа, где встречается с одним из них или несколькими и получает благословение, или же оказывается отвергнут. Если все прошло успешно, по возвращении ученик становится жрецом и обретает способность взывать к силе высших духов. Есть также ритуалы: Томторго "Тайный покровитель" - позволяет обрести связь с тотемами и Тон-ти-анчо "Взор предка" - позволяет научиться создавать сосуды души и просить предков о поддержке.
   Варачи-Лоа "Скрытое знамение мудрости" - ритуал, в ходе которого жрецы обращаются к Лоа за помощью и просят дать ответ на какой-то важный вопрос. Ответ приходит в виде знамения, расшифровать которое - задача жреца.
   Тангракт "Черная цена" - тот самый мрачный ритуал, когда посредством кровавой жертвы жрецы вызывают Лоа в мир смертных, временно предоставляя им вместилище в виде человеческого тела (своего, жертвенного или тела добровольца). Пришедший в мир Лоа может быть очень полезен - он может исцелять, благословлять, давать советы и делать много иных нужных вещей.
   Основные Колдовские ритуалы Лоа:
   Сонхар-Уг "Призыв темного" - посредством сложного ритуала и нескольких кровавых жертв опытный крахарго может призвать Лоа в мир смертных во плоти, но позволять находиться в этом виде в мире духу будет лишь жертвенная кровь. А сдерживать раздражение небожителя должен ритуал. Так могут быть призваны только Сонхард и в остальном в такой форме общение с Лоа будет напоминать общение с демоном.
   Горго-Лоа "Вещь внутренней сути" - посредством этого двойного ритуала колдун может создать мистический символ, связующий его с могуществом одного из Лоа (нередко крахарго используют в этом ритуале предметы из храма), а затем этот символ можно применить в каком-либо предмете, дабы наделить его божественной силой.
  
   Титулы за дары Лоа:
   Как крахарго, так и Мабоного и Тангабва, а также те, кому они согласятся в этом помочь, могут пройти особые, кровавые ритуалы, посредством которых они могут получить особые дары. Каждый дар столь серьезен, что получивший его обретает особый титул, с ним связанный.
   Магбана-торго "Избежавший клетки" - тот, кто дважды прошел перекресток Магбана Кого, обретает особое покровительство этого важного Лоа, дважды пожертвовавший своей кожей уже не будет рисковать оказаться в клетке и его пути с перекрестка делаются безопаснее. Обычно титулам следует какой-то символ, но в данном случае символом служат две и более неровно приросшие к телу полоски кожи.
   Буба-акаго "Узревший Его Тень" - тот, кто встретился с Буба Вонгором, обретает огромное уважение всех сах-ил, как человек смелый и умный (потому, что сумел задать верный вопрос и вернуться). Такой человек считается просвещенным и получает право носить амулет из базальта на цепи на шее.
   Когобро "Кузнец" - тот, кто получил особое благословение Лоа Томанго, они делятся на две категории - когобро-тангпа "кровавый кузнец" (тот, кто остудил клинок в чужом теле), когобро-абапло "бессмертный кузнец" (тот, кто не пожалел своей собственной плоти и обрел вечное благословение Лоа). Их символами служат и особо закаленные клинки, обретающие цвет крови.
   Магба "Прядильщица" (или прядильщик) - тот, кто прошел ритуал Безликой прядильщицы и трое суток проходил с зашитым ртом. Человек, сумевший совершить этот ритуал, обретает власть над куклами из ткани ночи, его опасаются и стараются не злить напрасно, символом этого человека является безликая тряпичная кукла, изображающая Лоа-покровительницу, носимая на поясе или на шее.
   Кетунгва "Стервы" - ведьмы, нашившие себе на лицо тряпицы в виде морд страшных старух и познавшие секреты тканей Петраморги "Тряпичной предсказательницы".
   Паго де Вилл "Любовник де Вилл" - в данном случае это официальное наименование того, кто принес в жертву ребенка и провел ночь с Баронессой, эти люди обретают власть над тенями и зеркалами, символом их статуса является небольшое обсидиановое зеркало, которое редко выставляют напоказ - это подарок самой де Вилл.
   Анбао Керго "Накормивший Анбао" - тот, кто отдал псу теней Анбао правую руку, должен носить на культе черную ткань (бинт или плащ), он обретает власть призывать себе на службу созданий теней.
   Краго-Макхаро "Черный мудрец" - тот, кто согласился стать учеником Папы Санчоса и обрести власть над тенью, без границ и запретов. В знак своего статуса он (или она) носит черную широкополую соломенную шляпу.
   Буго-Самеддир "Слуга барона" - некрошаман, согласившийся ухаживать за кладбищем взамен благословения сильнейшего из Лоа Сонхард. Обычно они носят цилиндры и костяные маски в подражание своему покровителю.
   Мазраб "Приспешник Мазриба" - человек, научившийся создавать "Немых привратников", в обществе сах-ил это отступники и отщепенцы, живущие уединенно, ненавидимые большинством сородичей. Они заматывают лицо тканью или носят широкие шарфы и головные уборы, скрывая свою личность и подражая Проводнику.
   Керави "Сплетнцы" - девушки-знахарки, посредством мрачной жертвы получившие благословение и наставления от Лоа Мамы Берты. В знак своего статуса они носят вуали.
   Тонга-Боро и Тонга-вари "вороний прорицатель" и "вороний говорун" - люди, получившие благословение от воронов барона Кешкашивира, первые начинают пророчествовать, вторые получают возможность общаться с Лоа из мира смертных.
   Ононгва "Сердцеед" - особо отмеченные Лоа Чимачикитой боевые шаманы, познавшие секрет сердец. Их символ - сушеные сердца врагов на шее.
   Нангваль "Обитатель снов" - человек, получивший особое благословение "Леди сов", он отдал ей свою жизнь, но обрел возможность ходить по снам. Они носят особый убор из совиных перьев.
   Зананто "Узревший кошмар" - человек (обычно жрец или колдун) увидевший Древо Кошмаров и сумевший пережить это зрелище, он спонтанно или намеренно обретает дар властвовать над чужими кошмарами и даже воплощать их в жизнь. Глаза таких людей становятся белыми и пустыми, в них часто отражаются нездешние кошмары.
   Паравачо "Бродяги" - они же озерные заклинатели, те, кто потратил большую часть жизни, познавая секреты Смоляного озера.
  
   Основные искусства Крахарго:
   Вне зависимости от того, предпочитает ли колдун использовать тотемы, Лоа или предков, он обладает особыми средствами, которые позволяют ему достигать цели. Эти средства варьируются в зависимости от того пути, который избирает колдун, начиная изучать свое искусство:
   Фетишизм - колдун, идущий этим путем, использует фетиши - особенные предметы, которые, благодаря сплетению различных колдовских элементов, обретают небывалую силу, позволяя крахарго достигать поставленных целей. Основой фетишизма является использование предметов, обладающих колдовским значением - пыль с могил, волосы, кровь, ногти, плоды и цветы священных деревьев и прочая.
   К примеру: для создания куклы вуду, позволяющей подчинить чью-то волю, крахарго-фетишисту понадобится особым образом сплетенная ткань или воск из колдовского сала, волосы человека, которого он хочет заклясть, кровь и ногти несчастного, а так же, для особого эффекта пыль с могилы предков интересующей персоны.
   Символизм - колдун, исповедующий эту школу, обладает знанием тайных и явных колдовских символов, которые он может использовать для совершения самого разного колдовства. Эти символы он может использовать применительно к определенным предметам или в "чистом" виде, но в конечном счете он не зависит от каких-либо материалов, физические объекты для него лишь холст, на который он наносит свои мистические знаки.
   К примеру: для создания куклы вуду крахарго-символисту понадобится знать имя человека, которого он желает подчинить, чем полнее имя, тем выше могущество заклинания, в идеале же, он должен будет особым мистическим алфавитом нанести на куклу имя своей жертвы, ее профессию, название места, где та живет, имя одного или нескольких предков и для особой эффективности какой-то постыдный секрет. Все это колдун должен подкрепить заклинаниями, оживляющими и поддерживающими куклу, только если все будет написано правильно, без ошибок и в должной последовательности, колдун сумеет подчинить и использовать куклу.
   Заклинательство - крахарго-заклинатель знает особые слова, посредством которых он обретает мистическую власть. Эти заклинания базируются не только на словах, но также на правильном ритме голоса, сопутствующих движениях тела и грамотном произнесении заклинательных формул.
   К примеру: для создания куклы вуду крахарго-заклинатель должен обладать знанием об имени, социальном положении и профессии человека, которого он хочет заклясть, с этими знаниями он должен танцуя особый танец, произнести заклятия, которые свяжут куклу с человеком, наделят куклу колдовской жизнью и подчинят ее власти заклинателя. Если колдун собьется или оступится во время заклинания, идущего часто не меньше часа, придется начинать все сначала.
   Инструменты крахарго:
   У каждого крахарго есть набор специальных инструментов, которые позволяют ему облегчить исполнение простейших заклинаний и служат основой для сложных и длительных ритуалов. Эти инструменты являются как бы "страховкой", позволяющей колдунам быстрее исправлять допущенные в ритуале ошибки.
   Пакхраго "Большой котел" - атрибут каждого уважающего себя крахарго, у фетишистов он заполняется ритуальными костями, обрывками тканей и волос, особыми камнями и побегами священных растений, драгоценностями, пылью, землей. Чем могущественней содержимое котла, тем более простые материалы может использовать колдун в своем ремесле, тем проще и легче ему сочетать могущественные предметы при самых небольших материальных издержках. Символисты заполняют котел заклинательными формулами, начертанными на ткани, дереве, камне, бумаге или иных материалах. Если ему недостает времени или сноровки, он всегда может воспользоваться уже особым образом заряженными заклинаниями из котла. Сам котел тоже расписывается или иным образом покрывается вязью мистических символов, облегчающих работу его создателю. Заклинатель льет в свой котел воду, масло или кровь, а затем проводит дни и месяцы, читая над котлом заклинания, заряжая его своей мощью, а потом, если колдун вдруг сбивается при ритуале или не имеет времени читать длинное заклинание, котел исторгает мистические формулы из себя, облегчая труд своему владельцу.
   Туа-Награк "Посох воли" - этот непременный атрибут крахарго является немалым подспорьем для колдуна в ситуациях, когда времени на раздумья не остается. Крахарго заранее наносит на посох заклинания, которые хочет использовать позже (фетишист оплетает посох фетишами, символист вырезает на нем знаки, заклинатель вкладывает свои слова в расположенные на посохе пустые сосуды). Если возникает необходимость, колдун обретает возможность быстро воспользоваться заклинанием из посоха, обеспечивая себе поддержку, при этом колдовство, вложенное в Туа-Награк теряет силу. Посох воли - не всегда посох, он может быть мечом, копьем, браслетом, даже вязью татуировок, главное - это та функция, которую он исполняет. Использовать Туа-Награк может только создавший его крахарго.
   Гиферго "Накидка власти" - если Туа-Награк содержит активные заклинания, то Гиферго сосредатачивает в себе набор защитных заклинаний, оберегающих крахарго от духов, темных сил и козней конкурентов. Как и в случае с посохом воли, это может быть накидка, может быть доспех и даже просто набор разноцветных лент на теле.
  
   Инструменты мабоного и тангабва:
   Мабонго и тангабва знают лишь один способ обретения мистической власти - молитвы и священные ритуалы, им не требуется изучать каких-то дополнительных способов воплощения своего могущества. Однако у жрецов и жриц также есть определенные инструменты, которые свидетельствуют об их статусе и имеют несколько практических способов применения.
   Тотунга "Корона жреца" - исполняется обычно из перьев, драгоценных камней, золота, бронзы или серебра, также кожи и жил животных. Этот головной убор посредством своего содержимого демонстрирует статус жреца, его принадлежность и заслуги перед Лоа и людьми. Кроме того, благословленные предками и Лоа части Короны жреца обеспечивают служителю культа защиту от смертных и высших сил. У мабонго короны более массивные и тяжеловесные, у тангабва более легкие и изящные.
   Ори-топта "Жезл земного ответа" или "Жезл жреца" - проходя первую часть посвящения в сан Ори-ногпта "Земной ответ", жрец получает от своего Сотонго этот жезл, обычно исполненный из красного или железного дерева, черепа мелкого животного и полых тыкв, заполненных камнями или костями. Это символ жреческого сана, подтверждающий положение священника в обществе. Так же этот жезл способен концентрировать и усиливать веру жреца, направляя ее во исполнение благочестивых замыслов. Звон Ори-топта является одним из способов общения с миром предков и Лоа.
   Тополими "Накидка благочестия" - это плащ, исполненный из священного хлопка, расшитый благословенными нитями, он содержит на себе записи из священных трактатов и молитвенников сах-ил, обладает защитными свойствами и главное - покрывается именами и символами Лоа, с которыми жрец сумел наладить контакт.
   Пуанонго "Браслеты судьбы" - браслеты из нефрита, бронзы, золота, серебра и других материалов, исписанные священными символами, мабонго и тангабва носят на руках и ногах. Пуанонго раскрывают посвященным секреты судьбы жреца - сколько лет он служит, какие подвиги совершил, от каких мистических сил имеет благословение. Каждый браслет несет с собой небольшое молитвенное благословение, помогая жрецу в его заботах.
   Мальпачо и Тимиманго "Меч защитника" и "Четки хранительницы" - или наоборот. Каждый мабонго и каждая тангабва, вступая в сан и, соответственно, в супружеские отношения со своей второй жреческой половиной, обретает равно и духовный статус - один из них становится хранителем, исцеляющим и поддерживающим паству, второй - защитником, оберегающим свой храм и прихожан от невзгод, врагов и опасностей. Пол жреца при этом особой роли не играет. Значение имеет только способность справиться со своими обязанностями.
  
   Особые звания:
   Помимо мабонго и тангабва, а также карахарго есть и иные, не менее важные звания народа сах-ил, с вышеуказанными неразрывно связанные.
   Шаман или Того - шаман - это тот, кто сумел обороть свои низменные инстинкты, подчинить разуму сердце, а над разумом поставить дух, человек, чья тяга к знаниям без труда уживается с благочестием, ходящий по тонкой границей меж могуществом и богохульством. Шаман - это тот или та из сах-ил, кто освоил в равной степени способности жреца и колдуна. Это мабоного или тангабва и крахарго одновременно. Или ни один из них, но нечто большее. Шаманами становятся немногие, и еще меньшие из них становятся великими шаманами, большинство шаманов берут понемногу от того и другого, могуществом своим уступая сильным колдунам или жрецам, но самые великие из них воистину не знают себе равных в колдовстве и поклонении высшим силам.
   Ведьма или Шамалья - этот удел дарован лишь женщинам, он равно может быть назван благословением или проклятьем, как и все прочие ведьмы, представительницы этой породы в народе сах-ил владеют секретами чернокнижия. Эти секреты, равно как и могучие ведьмовские силы, передаются от учительницы к ученице, все более возвышая силы следующего поколения. Однако у сах-ил есть одна особенность - покои мертвецов Барона Кешкашивира, где навечно оседают умершие ведьмы в виде предков. Таким образом, живые ведьмы обретают особую власть - они сохраняют связь с поколением умерших ведьм, в любой момент имея возможность испросить совета или даже на время пустить в свое тело одну из ведьм прошлого. Каждая ведьма сах-ил воплощает в себе силу мощь и мудрость всех ведьм, которые породили ее. Они никогда не остаются одиноки. Ведьмы сах-ил делятся на диких Мальяш и просвещенных Шамшармаль - вступивших в один из двух существующих ведьмовских "орденов" сах-ил.

Ордены и тайные общества сах-ил.

   Мистическое могущество некоторых крахарго, равно как и жрецов, столь велико, что рамки простых государств сах-ил оказываются для них тесны. Эти мистики объединяются в особые группы, которые могуществом не уступают не только власти государей сах-ил, но и по отдельности храмам сахалеев.
  
   Гоконго-сааро "Полуночный ковен" - самое могущественное объединение колдунов и жрецов, имеющих дело со смертью и владениями Барона. Внутри ковен разделен на Гронко "Меловой" и Рапанго "Угольный" круги. Жрецы и колдуны Мелового круга носят белые накидки, расшитые темной нитью с именами Лоа и предков им покровительствующих, а также ритуальные зловещие маски тоже белого цвета, с белыми перьями. Жрецы и крахарго мелового круга никогда не нарушают границ дозволенного, среди них можно найти тех, кто общается с предками, охраняет могилы (получая за то благословение Барона), изгоняет неспокойные души и противостоит силам тьмы, приходящим иногда из владений Барона. В Угольный круг входят крахарго и жрецы, отринувшие лживый налет благочестия, они поднимают зомби, подчиняют мертвецов и близко знаются с темными тайнами Мира Смерти. Самые опытные из них получают благословение брата Барона Мазриба, становясь мазрабами, они создают "немых привратников" - тех самых, что особо ценятся как внутренняя охрана высшими иерархами сах-ил и сахалеев. Адепты угольного круга носят черные траурные обмотки и шляпы с широкими полями и высокой тульей, а также ритуальные кожаные маски. Глава Мелового круга - Поафиро "Белый мертвец", глава Угольного круга - Поанигра "Черный мертвец". Вместе они управляют этим мрачным и чрезвычайно влиятельным объединением.
  
   Мабачокибва "Воины духа" - это небольшое, но сильное сообщество шаманов-воинов. Все они обучаются в скрытом "монастыре" Мабочо, расположенном в тайном ущелье маршаррских гор. Эти воины и воительницы обретают благословение Чимачикиты и верно служат ей своими победами и выдающейся доблестью. Те из них, кто становится Ононгва "Сердцеед", получают от ордена особый свиток, который пишут на пергаменте из кожи врага ордена. Эти свитки - Рочонка - даруют воину право вершить правосудие по собственному усмотрению: узрев где-то несправедливость, мабачокибва может вызвать на бой судью или чиновника, творящего беззаконие, и этот бой будет засвидетельствован Чимачикитой, победитель же получит право беспрепятственно решать по собственному усмотрению. Мабачокибва носят ритуальное оружие - ножи из волчьих или леопардовых клыков, они также покрывают свое тело шрамированием из укусов горных пчел, выражая тем свою любовь к Лоа-воительнице. Они также носят в качестве плаща шкуру первого убитого ими монстра - нередко это бывают шкуры динозавров или тварей вроде мантикоры. Численность мабачокибва невелика, их, пожалуй, даже меньше, чем прославленных монахов-норманитов из Шваркараса, но могущество и авторитет ордена вне сомнений. Мабачокибва обычно путешествуют, служат третейскими судьями, помогают творить ритуалы, охотятся на монстров и разбойников, вершат суд и всячески мешают местным властям, за что их любит простой люд, но ненавидят властьимущие. Главой воинов духа обычно является женщина Чимачоравма "Дочь Чимачикиты", в которой содержится часть божественной силы этой Лоа, а иногда воительница вселяется в тело своей самой верной смертной жрицы, дабы помочь ордену или просто порезвиться. Наравне с мабачокибва в ордене можно встретить "бессердечных" - предков, вернувшихся благодаря перемене сердец, орден также нередко предоставляет этих почтенных зомби в качестве охраны высшим сановникам сах-ил и сахалеев.
  
   Шамшармаль Гатуква "Круг Горных ведьм" - этот культ исходит из маршаррских гор, однако уже давно включает в себя адепток изо всех концов Сохотека и даже из-за его пределов. Горные ведьмы верят, что первая и лучшая из них, достигшая 11-го поколения, сможет вознестись и стать Лоа, покровительствующей исключительно горным ведьмам, ведущей их к вечной власти и могуществу. Покамест, из-за интриг и активной подковерной борьбы, выше 8-го поколения ведьмы не подбирались. Еще одна мистическая особенность горных ведьм - темный тотемизм, каждая из них при поступлении в ученичество обретает тотем, который подкармливает кровавыми жертвами и нечестивыми поступками, так ведьма обретает власть над тотемом, обращая мистическую природную силу в своего раба. Благодаря подобному тотемизму горные ведьмы получают власть обращаться в драконов, повелевать обвалами и насылать заразные болезни. И тотемы у них соответственные - Чума, Виверна, Стервятник, Виселица и т.д. Общее число одновременно действующих горных ведьм к счастью не превышает двух-трех десятков. Ими правят Оронго "Старухи" и Рикалабва "Каменная мать", избираемая из их числа. Каждая ведьма имеет горную хижину, где стоит ее тотем и амулет статуса - ожерелье из камней.
  
   Шамшармаль Тззз "Круг шипящих ведьм" - этот ведьмовской орден берет свои корни в болотах народа сах-ил талами. Но, как и орден горных ведьм, он давно перерос свои границы, черпая участниц даже среди сахалеев. Ведьмы тззз славятся своей вменяемостью - у них в голове не звучат постоянно голоса наставниц из-за предела владений Барона. Вместо этого, каждая ученица Тззз обретает на всю жизнь фамильяра, оскверненного чернокнижным искусством - как правило, это довольно жуткое создание болот: монструозная змея, рой ядовитых ос размером с воробья, гигантский крокодил с ядовитым гребнем. Именно в этих фамильяров и вселяются ведьмы-предки, дабы не терять связь с миром смертных и давать советы наследнице. Ведьмы Тззз более многочисленны, но менее могущественны, чем горные ведьмы, однако недостаток мистической мощи они с лихвой восполняют знаниями, например - даже никто из просвещенных талами не станет тягаться с Тззз в знании ядов. К слову о сахалеях: круг Тззз возглавляет ведьма по имени Нацациквель "Вечно молодая" - это жадная и невообразимо мощная ведьма является полукровкой сахалея и сах-ил, полукровкой из времен первого переселения сах-ил. Вечно молодой ее зовут за то, что вместо передачи мощи наследнице на смертном одре, ведьма сжирает душу наследницы и продолжает жить в молодом теле. Так Нацациквель существует уже не первый век и потому, ходят слухи, она не позволяет появляться в круге чересчур сильным ведьмам. Тззз предпочитают зеленые или болотные цвета в одежде и всегда легко опознаются, благодаря свои фамильярам.
  
   Нагвакатль "Город снов" - говорят, на равнинах батмар сола есть неприметная деревенька рядом с тихим озерцом, все жители этой деревни либо сонные и заторможенные, либо задумчивые и нелюдимые. Тут обитают колдуны и жрецы, посвятившие свои жизни Леди Сов или Древу Кошмаров, те, кто обитает по большей части в мире снов. Они не видят ветхих лачуг своих и скудной растительности вокруг, для них, там, куда не достает взор простых смертных и даже других крахарго со жрецами, возвышается дворец из хрусталя и лунного света, серебра и облачного пуха, ночного тумана и черноты беззвездного неба. Тут они проводят большую часть своей жизни, постигая реальность снов, обретая иной смысл бытия и изредка возвращаясь в мир смертных, дабы ответить на вопросы пилигримов или поделиться знаниями, принесенными из горних сфер. Главой этого сообщества, куда приходят за мудростью и вдохновением, всегда является нангваль. Самый старый и мудрый из них, обретающий имя Пого-нангваль "Дряхлый сноходец", при нем же, подавая советы и помогая во всех делах, действуют Паразананто "Выходец из кошмара", внушающий всем ужас старший из властителей кошмара, и один из Паравачо, поджидающий прочих желающих познать пути смоляного озера, компанию им составляет также Кривурго "Знаток обмана", знающий, как обмануть баронета де Вилл. В это закрытое общество людей мира снов обращаются, когда желают обрести что-то, в иных мирах недоступное. Тут также обучают секретам снов новиатов, нередко затем рассылая их по миру, дабы нигде сны не остались без присмотра. Символ людей Нангвакатля это костюм из шкуры или шерсти, украшенный ловцами снов.
  
   Пенхерво-Нуи-Обо "Благородное общество потерявших тень" - это могущественное и крайне коварное объединение включает в свои ряды тех, кто сумел познать секреты Мира Тени, будь то прикоснувшиеся к ткани ночи или продавшие руку Анбао, темному псу, их объединяет одно - страсть к деньгам, власти и тайне. Это общество можно назвать своеобразной тайной службой, правда, работающей только на себя. Оно властвует на разбойниками и нечестными чиновниками, ворами и убийцами, ходит темными дорожками, ведущими к власти или забвению, и, скрываясь в тенях, протягивает по всем владениям сах-ил тонкие нити, позволяющие влиять на множество событий. Символом общества является татуировка - череп Анбао или зеркало Де Вилл в вязи из мистических имен и побегов тернии. Видна эта татуировка лишь в тени. В общество входят лишь те, кто имеет связь с миром теней, а его владыками, как правило, выступают крахарго или жрецы, посвященные в таинства теней Баронессой или познавшие секрет ткани ночи. Общество находит противодействие как со стороны властей сах-ил, так и со стороны прочих обществ, потому имеет наиболее сложную иерархию. Во главе его стоит Кавиго "Внутренний круг", включающий в себя самых могучих и изворотливых жрецов и колдунов. Каждый из членов Кавиго возглавляет Леборо пеше "стаю потерянных", в стаю входят Ирпо "Свита" и Напарго "Лапа", Ирпо это приближенные Кавиго, действующие по его прямому приказу, главари Напарго же даже не знают, кто ими управляет, получая приказы от членов Ирпо. На главарях Напарго и их учениках чаще всего заканчивается цепочка мистического могущества - их подчиненные чаще всего воры, убийцы, разбойники и прочие отщепенцы, служащие пешками в игре Пенхерво-Нуи-Обо. Изредка, благодаря интригам или превосходству в силе из Кавиго выделяется Раншерваст "Нашедший тень" обретающий всю полноту власти над этим мрачным тайным обществом. Пенхерво-Нуи-Обо обычно преследует весьма низменные цели, процессы посвящения своих верных и надежных людей в колдовство и жреческий сан используя скорее как вспомогательный способом обеспечить лояльность, духовность этого общества находится под большим вопросом, но эффективность и масштаб имеющегося компромата и рычагов влияния потрясает. Хочется также отметить, что в Пенхерво-Нуи-Обо нередко находят приют дикие ведьмы, поклонившиеся Прядильщице.
  
   Пакарчос-Луаго "Совет девяти мудрецов" - это общество известное и тайны из своего существования не делающее. В него входят трое лучших, самых уважаемых и сильных мабонго, трое равных им по силе и авторитету тангабва, надежный и верный народу сах-ил крахарго, хорошо зарекомендовавший себя великий шаман и дикая ведьма, искушенная в предсказаниях. Каждый из них получает статус Луагочо "мудреца" и власть, что не меньше власти правителей народов сах-ил и даже иерархов храмов Сазахаля. Луагочо имеют власть, основанную на авторитете, традиции и могуществе, им ведомо все, что творится на Сохотеке и в первую очередь среди сах-ил, они имеют шефство над школами и больницами, дают советы о том, как и где строить храмы, какие принимать законы, как распоряжаться принесением жертв. Девятеро являются сильнейшими мистиками своего народа, и мало кто берется им перечить. Символом их полномочий являются малые короны из золота, серебра, жемчуга и нефрита, плащи на одно плечо из тончайшего шелка в несколько рядов и деревянные таблицы с наставлениями, которые были написаны первыми девятью много столетий назад. Из своих рядов девятеро могут избрать Луагочо-Пбого "Высшего мудреца" дабы тот мог при необходимости говорить от имени Девяти по важнейшим вопросам.
  

Боги, культура и общество анималистических рас Сохотека.

   Вместе с беглецами из числа людей, на остров пришли и беглецы иных рас, но лишь немногие смогли выжить, приспособив свою веру и обычаи под традиции местных жителей, и приняв чужих богов.
   Парды (леопарды) из рода черношкурых, обитающие в горах, опоясывающих остров полукольцом.

Крокане (крокодилы) из клана Терзающих Плоть - облюбовавшие болота и реки траурной земли Сохотека.

Ламаринитос (парды)

   Парды, обитающие в горах, немногочисленны, но чрезвычайно полезны для прочих жителей Сохотека в час особой нужды. Крупнее, сильнее и быстрее прочих обитателей острова, парды из рода черношкурых проводят всю жизнь в изматывающих тренировках, укрепляющих их мощные природные способности. Они обладают отменным нюхом, зрениям и навыками прирожденных охотников, к тому же прекрасно лазают и разбираются в горных породах. Нет на Сохотеке лучших воинов и кузнецов, чем черношкурые парды.
   Этот народ зовет себя ламаринитос. Они живут небольшими семьями, используя естественные пещеры, или создавая собственные. Единственный город пардов - Ольмир-Ралашк является цепью протяженных и взаимосвязанных тоннелей и пещер, где находится место для исполинских сооружений и маленьких семейных закутков.
   Парды, вне зависимости от пола, должны быть охотниками, пастухами и воинами. В юности они проходят обряд посвящения - лорингорс, и дети, успешно прошедшие этот обряд, становятся взрослыми, а те, кто не сумел его завершить, к 21-му году изгоняются из общины. Общину - ламанорролис - составляют несколько семей с общими родственными корнями. Ее возглавляют Паронго "Кровозубый" (воин), Гемешколь "Много знающий" (жрец) и Рипасхо "Избравший путь" (шаман), главным из них является самый старший, имеющий статус старейшины.
   Пардов привел на Сохотек великий Паронго прошлого Екерашмаль "Черношкурый", потому достойные потомки его рода, доныне непресекшегося, могут заявить право стать верховным вождем Иекеру. Свое право он должен отстоять в поединках против 15-ти сильнейших воинов, в ходе большого турнира. Получив статус Иекеру, он обретает безраздельную власть над всеми семьями пардов.
   Религия пардов зиждется на почитании предков. Каждая семья имеет предка-покровителя, чьей власти хватает на небольшие чудеса и сбережение членов семьи от гибельных сил. Обладая таким нехитрым арсеналом мистического могущества, парды надеются скорее на себя, чем на высшие силы. Они укрепляют дух и тело, постоянно тренируются, достигая гармонии с природой и самими собой, совершенствуются в воинских искусствах и науках. Несмотря на свой статус Гемешколи из пардов чаще всего стараются стать лучшими охотниками, таким путем служа предкам, а Рипасхо изучают не только колдовство, но и кузнечное дело, полезное само по себе. Лучшие воины пардов раскрывают в себе кабеллу "источник воли", так называют они внутреннюю энергию, которая помогает им в бою и в охоте, позволяет чувствовать жертву, не видя ее, и наносить удары, более смертоносные, чем удары любых иных лучших воинов Сохотека. Таких познавших себя воителей зовут Тарнум "Заново рожденный", их уважают и почитают, как будущих предков, ибо каждый пард, познавший внутреннюю мощь, открывает новый путь развития воинского искусства, если угодно - определенный стиль, которому обучает прочих.
  

Крокане.

   Крокане Сохотека облюбовали джунгли и болота, где не живут даже самые смелые сахалеи. Они поклоняются темному и мрачному богу Кородрингору "Пожирателю мира". Народ этот многочисленен, агрессивен и опасен даже для союзников. Нередко набеги крокан приходится утихомиривать воинам боевых орденов сахалеев. Бог крокан им под стать - это темное божество предстает в виде огромного крокодила-острова, у него миллион зубов в тысячу рядов, круп его покрыт огромными, как скалы, шипами, меж которых растут деревья, лианы и тина, лапы его как древние утесы, а хвост длиною в мыс. В глазах этой твари горит голодный огонь подземных нор, а из пасти струится смертельный для всех, кроме крокан, яд. Его стремление - все поглотить, пожрать и уничтожить. Кородрингор - это бог голода, бог болот и крокодильих рек, бог чумы, проказы и малярии, бог первобытной агрессии и завоевательных стремлений. Он идеально подходит неспокойным кроканам.
   В Кохагирвасе - единственном крупном городе крокан, вокруг которого прилепились их бестолковые деревеньки, правит верховный жрец Кородрингора Баказальбак "Глодатель объедков", этот титул обычно обретает самый злобный, хитрый и изощренный кроканин. Баказальбак верный слуга своего бога и потому умеет показывать кое-какие чудеса, и пока он их демонстрирует - сохраняет власть.
   Баказальбак назначает командира личной гвардии - Опоминорга "Стража добычи", при необходимости собирающего огромное ополчение вечно готовых к драке крокан.
   Тоальдра "Считающего кости" - казначея и церемониймейстера ведающего львиной долей всех административных функций в маленьком крокодильем государстве.
   Вуаргра "Распорядителя кровавой воли" - ведающего решением храмовых вопросов.
   Из основных сословий у крокан выделяются - пугабо "жабы" - крестьяне и рыбаки, носагхи "хищники" - воины и землевладельцы, пунгра "святые" - жрецы. Рожденный в одном сословии не может перейти в другое, на вершине находятся жрецы, самые знатные рода которых борются за право носить титул Баказальбака и другие важные храмовые должности. Воины жируют на жреческих подачках и дани с пугабо. Единственный способ для пугабо - напасть на вооруженного воина при большой толпе народа, убить его и съесть сердце, тогда он станет носагхи, однако пугабо - это забитые и довольно безответные поодиночке существа, потому они редко решаются на подобное и еще реже "сытый счастливчик" успевает дожить до получения титула - у воина ведь есть родственники.
   Весь мистицизм у крокан находится в ведении пунгра, жрецы нередко практикуют колдовство и некоторые виды магии, выдавая их за святые чудеса. Только в храмовых школах, немногочисленных и закрытых, можно научиться мистическим знаниям. Более нигде на Сохотеке крокан учить не станут.
   Помимо войны, крокане прекрасно разбираются в рыбной ловле, строительстве речных лодок и ядах, а также лекарственных средствах.
  

Икальсахамут - "Царство мести"

   Икальсахамут - это общее название государства, расположенного на Сохотеке, а равно и высшего правящего органа, объединяющего под своей властью все многочисленные населяющие Сохотек народы.
   Икальсахамут управляется Импешсвергом "Мстительной курией" и Садархазром "Советом мстящих". При этом Импешсверг является постоянным управляющим органом, где сосредотачивается вся полнота власти над Икальсахамутом, а Садархарз это большой совет, который созывается в случае возникновения экстраординарной ситуации, однако члены Садархазра отнюдь не являются пешками Импешсверга, скорее они просто не имеют стремления постоянно управлять Икальсахамутом.
   В Импешсверг входят:
   Акаритотль "Говорящий сонмом голосов" - Акмалипатль "Первожрец" - как правило - Тотекцлан из храма Лагранка, это наиболее авторитетный и могущественный священник, по сути, авторитарно возглавляющий коллегию. Он играет существенную роль в управлении Икальсахамутом, назначая из прочих тотекцланов представителя, выступающего в Импешмверге от имени Межевой Пирамиды.
   Габуто-Габато "Посланник воли" - Нагарбонга или Комципечкаль "Диалог трех народов" долгого и как правило кровавого голосования назначает в Импешсверг своего представителя, говорящего от имени народов сах-ил.
   Луагочо-Пбого "Высший мудрец" - выступает от имени культов сах-ил, назначается Пакарчос-Луаго "Советом девяти мудрецов".
   Паракхикотеталь "Слышащий далекие стоны" - назначается Пангоривангло Чуа "Где голос каждого будет услышан" - высшим советом народа сахалеев.
   Лоотомонго "Единый в двух" - эту должность занимают представители от крокан и пардов, но учитывается лишь то решение, которое они озвучат в согласии.
  
   Садархазр "Совет мстящих":
   Собирается только тогда, когда требуется решать вопросы, важные для дальнейшей судьбы Сохотека - касающиеся богов, войны, строительства или огромных трат.
   В Садархазр входят главы всех Храмов Межевой пирамиды (основных), Главы всех культов и крупных объединений сах-ил, правители крокан и пардов (если имеются), а также члены Импешсверга. Он собирается с величайшей помпой и обеспечивается самой надежной физической и магической охраной.
  
   Подразделения Икальсахамута:
   Для непосредственного управления государством в Икальсахамуте имеются специальные подразделения, воплощающие в жизнь волю государственных иерархов.
   Гвардия Сохотомба - комплектуется из "немых привратников", "бессердечных" и высших зомби, ее возглавляют предки, вернувшиеся в мир на долгий срок по воле Мстителя. Главным из них является "маршал" Сохого, назначаемый Садархазром.
   Тайный корпус Акахальпа - включает в себя по большей части прорицателей, колдунов и жрецов теней, но в равной степени всех, кто может быть полезен в деле разведки контрразведки, его агенты проходят длительные процедуры обеспечения лояльности. Возглавляет его назначаемый Садархазром Кцого "Безголосый".
   Флот Акури-Набви "Морской дозор" - по мере сил обеспечивает безопасность берегов Сохотека, хоть с пришествием южан и северянок это стало нелегко, набирается из лучших моряков, морских колдунов и жрецов сах-ил и сахалеев. Возглавляется "адмиралом" Сананто.
   Корпус писцов Гехетлеко - занимается вопросами администрирования, сохранения архивов, дипломатией, а равно и низшими судебными функциями (высшие может исполнять любой член Импешсверго). Это подразделение возглавляет "канцлер" Енрехо "Чернильная душа".
   Казна Вириаро - в пользу Икальсахамута собирается "святой семерик" с доходов жителей Сохотека, его сборы обеспечивает гвардия и чиновники вириаро, все высшие посты в этом подразделении занимают зомби или воплощенные духи. Глава казны - Омогетлебто "Бесплотный счетовод".
   Все остальные функции посредством указов и распоряжений Икальсахамут обеспечивает через местные средства управления.
   Так вкратце выглядит Сохотек и народы его населяющие. На этом пока можно кончить и позволить себе избавиться от наваждения темных богов. Бвахахахаха.

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"