Север Дмитрий: другие произведения.

Эорпата - 1 и 2 книги.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один из антикварных магазинов города Одессы посещает невзрачная иностранка Хельга. Она сообщает владельцу, что ей известно место захоронения старинных драгоценностей. Леша Степанков, хозяин магазина быстро организовывает экспедицию и в тот же день Хельга и поисковик Михаил отправляются на поиски клада. Сокровищами оказываются ритуальные скифские украшения, которые едва блеснув при лунном свете, приносят с собой из далекого прошлого - жестокие нравы античного времени. По ходу романа раритетные украшения не раз будут менять своих владельцев, оставляя после себя кровавый след. Обладают ли ритуальные предметы магической силой? Или эту силу в них вдыхают сами хозяева? А может это дыхание античных богов, свергнутых с энергетического Олимпа, две тысячи лет назад? Реальность сюжета в романе тесно переплетается с мистикой... ...Карл Ваттигур неторопливо прогуливался по аллее, размышляя о чувстве, которое считал человеческой слабостью, более того - вселенной глупостью. "Как же я ненавижу любовь! Абсолютно лишнее чувство, разрушающее логический ход событий.... Хотя если энергию Амура направить в нужное русло, она может принести и пользу. Виктория... Агайя.... Кого ты теперь будешь любить, строптивая девчонка? А может, пришло время ненавидеть мир? Ха-ха.... Я помогу тебе в этом - осталось сделать пару штрихов и грозный образ царицы эорпат получится на славу!", - ухмыльнулся Ваттигур и посмотрел на восток.

  
  Аннотация
  
  Спустя два года после выхода в свет романа 'Эорпата', автор Дмитрий Север представляет новую версию этого романа в двух томах.
  
  Один из антикварных магазинов города Одессы посещает невзрачная иностранка Хельга. Она сообщает владельцу, что ей известно место захоронения старинных драгоценностей. Леша Степанков, хозяин магазина быстро организовывает экспедицию и в тот же день Хельга и поисковик Михаил отправляются на поиски клада. Сокровищами оказываются ритуальные скифские украшения, которые едва блеснув при лунном свете, приносят с собой из далекого прошлого - жестокие нравы античного времени. По ходу романа раритетные украшения не раз будут менять своих владельцев, оставляя после себя кровавый след. Обладают ли ритуальные предметы магической силой? Или эту силу в них вдыхают сами хозяева? А может это дыхание античных богов, свергнутых с энергетического Олимпа, две тысячи лет назад? В первой книге разворачиваются события, которые являются всего лишь частью грандиозного и коварного плана. Реальность сюжета в романе тесно переплетается с мистикой...
  
  Царем над собою она имела ангела бездны; имя ему по-еврейски Аваддон, а по-гречески Аполлион.
  9.11. Иоанн Богослов, Откровение
  
  
  
  
  Любовь и ненависть, вы ходите по кругу,
  Разруху сея, и смятение в сердца.
  Торнадо злости закружив, в руины судьбы превращает.
  Огонь любви испепелив, влюбленных обвенчает на века!
  Дмитрий Север
  
  
  
  
  
  
  
  Книга 1
  
  *Весна. Пробуждение*
  
  
  
  
  Глава 1
  
  
  Прохладное мартовское утро для владельца антикварной лавки Леши Степанкова началось с сюрприза - джек-пота, так сказать. Не прошло и пяти минут после открытия салона, как входная дверь распахнулась, и Алексей близоруко щурясь, увидел на пороге молодого, невысокого человека со светлыми волосами, завязанными в хвост.
  Одет тот был в черную спортивную куртку, красные штаны с карманами, которые были заправлены в военные шнурованные сапоги желтого цвета. Леша невольно ухмыльнулся: ''Гитлерюгенд' явился - не запылился... и к гадалке не ходи - больше десяти евро в жизнь не потратит'
  Посетитель мельком прошелся взглядом по магазину и зашагал к прилавку, издавая ботами веселые поскрипывающие звуки. Приглядевшись внимательнее, антиквар заметил у раннего визитера два выступающих бугорка под курткой, которые при ходьбе весело подпрыгивали маленькими мячиками.
  'Ух, ты! Да ведь это же - девка!', - Леша оживился, и надел очки: - 'Но ты посмотри, как же замаскировалась бестия! Ни сережек тебе, ни косметики... одни веснушки на простушке'
  - Сдрафстфуйте.
  - Что вам угодно, уважаемая?
  - Мне нушна фаша помощь.
  - Биттэ хэльфен*! ((Помогите, пожалуйста*!) Немецкий Язык) - закривлялся Леша и указал рукой на ламбард, который находился как раз напротив. - Вы открыли не ту дверь, многоуважаемая фройлян, вот там вам смогут быстро и 'квалифицированно' оказать помощь... Вовек не забудете, благодетелей.
  - Нет! Нет! Фы менья не так поньяли, - немка попыталась
  улыбнуться, но насильственно растянутые губы ниточки, изобразили на физии звериный оскал. - Мой прадьедушка дафно шиль на Украйне и спрьятал тут... Шмук*((драгоценности*) нем.яз.)
  - Дасс*?!! ((что*?!!) нем.яз) - Леша мгновенно встал и превратился в слух.
  - Со-ло-то.
  Чуть не опрокинув огромный самовар на полке, он торопливо вышел из-за прилавка и с елейным лицом приблизился к необычной посетительнице.
  - Я имею катэ, где его искать, - девушка достала из висевшего за спиной рюкзачка, потрепанную карту.
  Антиквар машинально протянул руку, но немка ловко спрятала бесценный лист обратно.
  - Разрешите представиться дорогая фройлян - Алексей..., - его рука зависла в воздухе. - С кем имею честь?
  - Хельга, - курносая небрежно прикоснулась к мясистой ладони. - Я ис Дойчланд - путьешестфенница.
  - Я так понял, что для поиска драгоценностей вам необходима техника и компетентный человек? - Леша мгновенно преобразился - поднял высоко голову, заложил руки в карманы коричневой жилетки и стал важно расхаживать по магазину.
  - Я, я... мнье нушна помощь! - обрадовано воскликнула немка, следуя взглядом за владельцем антикварной лавки, который важно расхаживал взад-вперед.
  Ладони Алеши охватил легкий зуд и его массивный нос почувствовал - дело пахнет деньгами!
  - Ха! Так вы милая фройлян зашли как раз по адресу. Моя поисковая компания 'Фарт - не случай' имеет в своем штате лучших профессионалов по поиску захороненных реликвий. Передовые технологии, новейшая аппаратура, и конечно 'железобетонная крыша' - как же без нее на Украине?.. Никак!.. Вилы.
  - Эс* (Что такое (нем.яз)) - 'крыша' и 'вилы'?
  - Полицаи, Хельгушка. Полицаи... и цугундер.
  - О... Я, я - натюрлих! Ум фо ален Динген*! ((Порядок превыше всего*! Нем.яз)
  - М-да.... Так вот все это я смогу предоставить в кратчайшие сроки. - 'Сказочник' закончил вступительную часть и, набрав воздуха в грудь, перешел к сути своего предложения. - В ближайшее время мы сможем приступить к поиску.... Но! У меня есть одно условие - затраты ваши, а драгоценности наши.... То есть пятьдесят процентов моих... Ну как, фрау Хельга, по рукам?
  И тут немка застыла памятником. Ее взгляд впился в старую буденовку, висевшую на вешалке. 'Какой знакомый символ!' - она внимательно принялась разглядывать алую, пятиконечную звезду. 'Кому же эта шапка может принадлежать? Хозяину?' - девушка скосила взгляд на антиквара...
  
  - Так как, насчет половины, фройлян? - от ее мутных очей голос у Леши дрогнул, и он приготовился опускать ставку.
  - Гуд! Но ехать надо сейчас... А чье это кэппи, хер?
  - Фройлян эта вещь принадлежала боевому комиссару. За триста ойро вы сможете удивить своих немецких друзей, - соврал продавец про комиссара и с подозрением взглянул на нереспектабельный вид гостьи.
  'А есть ли вообще у этой немки деньги?' - задумался Леша и незамедлительно решил развеять свои сомнения:
   - Хельга, попрошу внести предоплату в предстоящую экспедицию. Вызов специалиста, активизация 'крыши'... Да, бензин же надо купить, в конце концов!
  Курносая остановила рукой компаньона и достала хрустящую купюру в пятьсот евро:
  - Надеюсь, этого хфатит, хер?
  - В зависимости от того, что и где мы будем искать, - спустив пар, пробурчал он и спрятал деньги в глубокий карман жилетки.
  Затем Алеша достал оттуда же телефон и попытался подтолкнуть компаньонку к дверям:
  - Хельгушка, ступайте к Дюку! А через часик - биттэ! Я все устрою лучшим образом.
  Но, Хельга вновь залюбовалась остроконечной шапкой. 'А ведь хороший подарок будет учителю!' - она представила своего гуру в этом чудном убранстве и вопросительно взглянула на хозяина магазина, старательно подтягивая тоненькие бровки вверх, ко лбу.
  - Ну, хорошо, хорошо, если уж она вам так приглянулась, забирайте ее за двести! - раздраженно, произнес Леша, нервно поправляя очки на носу. - Мы ведь теперь компаньоны. Уступать друг другу должны, так сказать...
  Она быстро достала нужную сумму и спрятала сувенир в рюкзачок. Когда за ней закрылись двери, антиквар набрал знакомого кладоискателя Михаила.
  - Миша, ты где? В поле? ...Ах, дома! Ну, тебе и повезло охламон!- сегодня для Леши весь мир ложился под ноги. - Тут иностранка дедушкины сокровища хочет найти. ...Какие басни, умник! У нее Мишенька карта старая. ...Да нет, на сумасшедшую она не похожа. Целых сто долларов на бензин оставила. ...Что ты там бормочешь? ...Говоришь время - деньги? Это не про тебя Моня. Времени у тебя валом, а денег все нет. ...Уже есть?! ...Ты нашел ауреус*(золотая римская монета*) Нерона? Поздравляю! А чего мне не показал? ... Длинный Сеня сразу денег дал? Интересно, а сколько? ... Целых восемьсот долларов! Ого-го! Теперь конечно, ты зажиточный человек. Извини за то, что побеспокоил - тихо ложу трубку. ...Але? Плохо слышно ...Ага, так ты все-таки поедешь? ...Понятно, что ради интереса. Спасибо, уважил. ...Когда выезжать? Сейчас, Моня! ...Чего?! Тебя портят деньги, шобон - клянчить пятьдесят процентов это просто хамство! А ты обо мне подумал? ...Ты посмотри - принято у него так. Не смеши мои старые вещи - двадцать от сорока, и мы пожимаем друг другу руки. ...Чем ты подумаешь? ...Головой?! Ну, ну, думай. А я пока позвоню Вите Черному. ...Не стоит мучить клавиши? ...Ты уже едешь? ...Жду дорогой - шевели поршнями.
  Через пару часиков сухощавый, с выжженным лицом на солнце Михаил, выехал с бледно-конопатой Хельгой на стареньком джипе из города. Леша с ними не поехал, он остался на хозяйстве, в магазине. Себя там он чувствовал рыбаком, куда час от часу попадалась в сети прекрасная добыча. Ну, разве мог он подарить конкурентам напротив целый день своего отсутствия?!
  
  Погода благоприятствовала авантюристам. Безоблачное
  синее небо, легкий весенний ветерок.... От предчувствия увлекательного приключения адреналин в крови у Миши зашкаливал, и он с любопытством поглядывал на немку, насвистывая под нос веселый немецкий марш. Для него все было просто - 'зашебись'!
  Хельга же, не замечая игривого настроения водителя, уверенно исполняла роль штурмана и уже к вечеру они въехали на заросшее сорняками поле, посреди которого возвышался громадный холм, в котором Миша сразу распознал древний курган.
  - Финиш! - немка спрятала карту, взяла лопату и легко выпрыгнула из машины.
  - Ну, ни чего себе, да тут копать, не перекопать... Дастиш фантастиш! Не один трактор понадобится! - разочарованно воскликнул Миша и на всякий 'пожарный' не вынимал ключ из замка зажигания. У него даже проскочила шальная мысль - оставить молчаливую и неприятную туристэн на родине ее прадедушки.
  - Фыходи! Шнэля! - Хельга не оглядываясь, пошла к кургану. - Мышь!(За мной! Нем.яз) Копать! Арбайтэн!
  Миша реально вздрогнул, живо взял инструмент и побрел за странной девушкой. Немка же прямиком направилась к камню, лежащему посреди колючего шиповника, который непроходимым частоколом рос наверху кургана. Наследница дедушкиных сокровищ без сомнения начала рубить лопатой кусты, не замечая кровавых ссадин на руках:
  - Шайсе! - сквозь зубы цедила она, и шаг за шагом подбиралась к камню.
  'Во, дает фашистен!' - с уважением наблюдал Миша за фанатично настроенной особой. А та уже обхватила глыбу руками и тщетно пыталась сдвинуть ее с места. Так продолжалась минут десять.
  - Шайсе! - в сотый раз прошипела Хельга и повернула голову в сторону компаньона.
  - Я сейчас! Айн момент! - осенило Мишу, и он вприпрыжку побежал к старенькому джипу.
  Через пару минут, копатель подъехал почти вплотную к глыбе - достал трос и накрепко ее перевязал. Машина, кинув облако чадного газа - поднатужилась... и сдвинула препятствие с места. Площадка для раскопки была расчищена и они тут же принялись за работу. Время за рытьем ямы пролетало быстро - незаметно наступил вечер, а за ним нагрянула и ночь. У Миши сил уже не было. Он сидел наверху и лениво потягивал за веревку ведро с землей, которое без устали наполняла Хельга, находясь внизу, в глубокой яме.
  - Ты уверенна, что копать надо именно здесь? - недоверчиво спросил Миша и с насмешкой посмотрел вниз.
  Ответа не последовало. Немка стояла на коленях - свет освещал белые кости поверх земли. Кладоискатель наклонился ниже - и его глаза ослепило золото, горевшее солнцем в тусклых лучах.
  - Эй, фройлян... Тебе помочь?.. - затаив дыхание спросил он, чуть ли не падая на нее.
  Миша слышал позвякивание каких-то предметов, но с какой стороны он, ни старался заглянуть, везде была сплошная Хельга:
  - Ты по-русски понимаешь? Хэлло... Шпрехен зе дойч, Хельга?
  Миша был в отчаянии и не знал, что в такой ситуации нужно
  делать. Ну не прыгать же вниз, в самом деле! Неожиданно сзади раздался шелест травы, и кладоискатель испуганно обернулся. Из темноты вышел человек с длинными волосами и лохматой бородой. Мише показалось, что на голове у него надет помятый шлем, отражающий лунное сияние. Незнакомец стоял на фоне мерцающих звезд, и его силуэт наполовину закрывал полную луну. В тот момент копателю привиделось, что над головой у незнакомца сияет нимб, - 'Хозяина кургана разбудили!', в панике подумал Миша и перекрестился три раза. Он в страхе прижался к краю ямы и тревожно дернул за веревку, сильно ударив при этом немку ведром по голове.
  - Шайсе! - Послышался разгневанный голос, и рядом
  с фонариком тут же засветились два злых глаза.
  - Ты чего копаешь тут мля...? Золото?! - заплетающимся языком спросило агрессивное 'приведение'.
  Внимательно присмотревшись, Миша разглядел, что это никакой не шлем, а всего лишь навсего замусоленная кепка, блестящая в лунном свете. 'Хозяином кургана' оказался пьяный крестьянин, загулявший до утра. Человек из тьмы, не дождавшись ответа, начал громко кричать, пробуждая мирно спящих собак на окраине села, которое находилось совсем рядом:
  - Копатели! Мать вашу!! - он сжал кулаки и, пошатываясь, начал подбираться к Мише.
  А в это время немецкая гостья вылезла из ямы, тенью подкралась за спину ночного гуляки и уладила конфликт при помощи тяжелой лопаты. Резкий взмах - и глухой удар по затылку. Мужик застонал и согнулся пополам - мгновение и немка ударом ноги отправила бедолагу в яму.
  - Диг ит! Закапыфай!- приказала Хельга, с лопатой наперевес в руках.
  - Ты че?! - от ужаса выпятил глаза Михаил, и попытался приподняться с земли.
  Возле его носа просвистело заостренное лезвие штыка и он, отшатнувшись назад, чуть-чуть не отправился вслед за несчастным крестьянином.
  - Арбайтен!! - 'Милая Фройлян' с перекошенным от злости лицом, методично махала лопатой, заставляя Мишу сантиметр за сантиметром, пятиться назад.
  От ее безумного взгляда и приближающейся могилы сзади, Миша в знак согласия закивал и дрожащими руками поднял рядом лежавший инструмент.
  - Прости, Господи, - прошептал он и, опустив плечи начал исполнять дикий приказ.
  - Помогите... Люди.... Помогите, - хрипел старик, брошенный на чьи-то кости.
  Когда через пару часов Миша закончил забрасывать яму - крики о помощи прекратились вовсе.
  - Ну что, теперь можем ехать? - вытирая пот с лица, спросил он уставшим голосом.
  Девушка утвердительно кивнула головой, и они под беззаботное пение только что проснувшихся птиц, отправились назад в город.
  После того как колеса джипа коснулись грунтовой дороги, по которой час от часу проезжали машины, нервная дрожь у Миши потихоньку улеглась. Замусоленная кепка с захороненным заживо дедом отступили на второй план, а блеснувшее золото в яме, все больше и больше поглощало мысли кладоискателя:
  - Так что ты там нашла?
  - Ф магасине фсе сам и уфидишь.
  'Фашистка!' - нахмурился Миша и тут же почувствовал на себе злой взгляд. Все остальную дорогу они ехали молча. Уже в самой Одессе, Миша набрал Алексея:
  - Леша, мы уже в городе.
  - Как дела, Мефодий? - пропел сладким голоском Алексей в трубку.
  - Не знаю. Спроси у Хельги,- и он передал телефон девушке.
  Немка, не раздумывая, нажала на кнопку, бестактно прерывая разговор двух мужчин.
  - Не болтай как дед! - иностранке он больше напоминал деда, чем бабу.
  В магазине она выложила на стол перед ними четыре предмета. Леша, на время потерял дар речи. Перед ним лежали уникальные по красоте вещи. Первым бросился в глаза витой браслет в виде змеи, размером от запястья до локтя. Античный мастер искусно проработал каждую чешуйку изогнутого тела. Голова змеи была украшена рубинами, сияющими кровавыми глазами, а из открытой пасти чудовища, торчали четыре хищных клыка. Не менее шикарно выглядела и диадема, переплетенная золотыми ветками винограда, гроздья которого составляли сотни маленьких золотых шариков, а капли воды на листьях блистали алмазами мерцающими синевой. Третий найденный предмет, выглядел просто зловеще. Взгляд владельца магазина приковал ритуальный кинжал. Его серебряную рукоятку украшала голова грифона, а на лезвии были нанесены непонятные символы, и древнегреческие буквы.
  - Дорохемия, - прочитал взволновано Алексей, вытирая
  выступивший пот на лбу.
  Четвертую вещь он рассматривал с особым вниманием, можно сказать даже с трепетом - хрустальный амулет в золотой оправе, который загадочно играл лучами в свете ламп. На нем Алексей увидел изображение амазонки скачущей на коне, в руках у нее был лук со стрелой. На обратной стороне амулета, была искусно выведена надпись: Σατραβατης Ἀπόλλων. 'Скорее всего, тут написана хвала Аполлону' - подумал он.
  От созерцания этой красоты, его отвлек вопрос немецкой гостьи.
  - Ф какую сумму, фы оцьенифаете этьи пръедметы? - Хельга глядела на Алексея немигающим взглядом.
  - Вы понимаете, фройлян.... Я хочу вас огорчить. Это всего лишь копии античных вещей, сделанных в девятнадцатом веке. В Одессе тогда искусный мастер работал, его 'шедевры' даже в Лувре лежали. А вот совсем недавно ко мне в магазин принесли пектораль, то есть ее копию... - Леша сложил густые брови домиком и закатил глаза к небу.
  Внезапно кулачек Хельги пролетел возле самоварного носа и лег на браслет.
  - Я тебя на русском спросила, сколько это стоит?!
  Леша вздрогнул, от чудом забасившего голоса, в котором не было и намека на акцент, и моментально оценив критичность ситуации, побежал за весами. Он ловко взвесил все украшения с комками земли, мгновенно отнял оттуда приблизительную массу самой земли, виртуозно что-то подсчитал на калькуляторе и после этого размашисто написал на бумажке:*Двадцать тысяч*. За тем Леша, собрал всю волю в кулак и направил свой взор вдаль, в окно. В магазине повисла пауза. 'Интересно ее доля - десять тысяч устроит? Или может предложить ей большую сумму? А вдруг она захочет забрать эту красоту?!' От этой мысли удушающий комок подобрался к горлу Алексея, и он одарил кашлем всех присутствующих.
  - Хельга, если вас не устраивает сумма оценки, забирайте себе эти безделушки. Но! Попрошу вас рассчитаться со мной и моим работником, - неожиданно для себя выпалил Алексей и замер в ожидании.
  Немка молча, перебирала бесценные предметы. Миша стоял в стороне и наблюдал за странным поведением девушки: 'Какие же мухи летают в ее голове? Там человека зашибла запросто лопатой, а тут с полным безразличием взирает на драгоценности'
  - Подделка. Бижутерия!... Оно вам надо?! - у Алексея сдали нервы, и он первым нарушил молчание. - Поверьте, дороже, чем мне, вы их в жизни не продадите. Даже у себя в Германии....
  - Гуд. Хорошо. Меня устроят десять тысяч. Но, только ф ойро! - неожиданно быстро согласилась немка с Лешиной ценой.
  - Конечно, конечно, моя дорогая и многоуважаемая, фройлян! - от такой радостной вести, глупая улыбка озарила лицо антиквара, и он неловко повернувшись, поспешил в подсобку.
  Через десять минут Алексей стоял перед немкой с деньгами в руке.
  - Вот, прошу вас, по курсу, - он осторожно положил доллары рядом с украшениями.
  Хельга молча, взяла купюры и, не пересчитывая - небрежно бросила их в рюкзачок. Ее тонкие губы искривились гадюкой, а глаза - блеснули льдом:
  - До побачення, хлопци.
  И она покинула магазин с гордо поднятой головой.
  - Ну, ты Леша, и зверь! Так киданул немку! - наконец прорезался голос у Миши, который все это время скромно молчал. - Это же оригиналы и тысяч сто, как минимум стоят!
  - Миша, дай мне десять и забирай их себе, - Леша не мог представить себе, откуда у человека с лопатой такие деньги, как впрочем, он не представлял и того, как отдаст ему эти уникальные вещи.
  - Не вопрос! Завтра я дам тебе эту сумму, - в голове кладоискателя замелькали ломбарды, банки, друзья, конкуренты, родные...
  - Нет, дорогой! Сейчас положи их, сию же минуту, - доброе лицо Леши напряглось, и на его лбу выступила мышца гордецов.
  Миша сжал кулаки и исподлобья посмотрел на антиквара.
  - Черт с тобой, давай мне столько же - сколько и немке.
  - Уважаемый, а ты в школе учился? Деление изучал? Договор наш помнишь?
  - Тогда я браслет заберу, - протягивая руку к украшению, Михаил напрягся как струна.
  - Да, не волнуйся, ты так, - антиквар разрядил обстановку и похлопал его снисходительно по плечу. - Десять, так десять.
  - Неси, - выдохнул Миша.
  Он хорошо искал клады - но плохо торговался...
  Денег у Леши уже не было и ему пришлось обратиться к старому товарищу, отставному генералу службы безопасности, Виктору Степановичу.
  - Виктор - выручай! Срочно нужны деньги! - Леша назвал сумму, и пообещал через неделю вернуть.
  - Зачем тебе столько, Леша? - генерал не любил раздавать деньги просто так, даже лучшим друзьям.
  - Покупаю талисман, нужны наличные! - волнение переполняло тонкую натуру антиквара, и его эмоциональный голос был тому свидетелем.
  Об остальных вещах он решил не рассказывать Виктору, дабы не вызвать у генерала зависти, от которой впоследствии, могла бы пострадать их дружба.
  - Сейчас пришлю человека, привезет он тебе деньги, только не волнуйся так. Помни друг - здоровье дороже! И приезжай ко мне - захвати с собой это чудо, похвастаешься.
  Через полчаса, Алексей рассчитался с Михаилом, и тот поспешил удалиться в степи, на увлекательнейшие поиски Госпожи Удачи, которую в основном видел только во сне.
  
  ***
  
  Покупателей на античные раритеты у Леши было
  немного, вернее, их было всего трое.
  Первый в списке был - генерал. Вещи, которые были немилы сердцу, Леша с удовольствием предлагал своему другу. Он по-дружески, делал скидки на залежавшийся товар и Виктора это подкупало. В скором времени кабинет генерала преобразился в лавку старьевщика. 'Но сейчас, же совсем другое дело! На кону сотни тысяч! Виктор мне таких денег в жизни не заплатит' - разочарованно подумал Алексей и вычеркнул генерала из списка счастливых покупателей.
  Вторым был - судья. Занимаемая должность ему досталась не так уж и давно, и расчетливый антиквар прикинул, что сумма покупки была явно не по зубам служителю Фемиды. 'Столько денег он мне точно не даст, а вот посадить сможет запросто! Да и покупает он больше бронзовые фигуры, и ему эта красота как свинье - бисер' - вздохнул с сожалением Леша и перешел к последней персоне.
  Третьей, была - Света. Светлана Михайловна - почти богиня! Хоть и связана она была с криминалом, но рассчитывалась всегда без проблем. Алексей с уважением к ней относился - прекрасный клиент, да и просто красивая женщина. Каждый месяц она у него оставляла, как минимум, пару тысяч зеленых - то колечко с брильянтом купит, то брошку по приличной цене. Оставив всякие сомнения в сторону, он взял телефон и набрал ее номер:
  - Здравствуйте, Светлана Михайловна, можете говорить? ...У меня сейчас в магазине находятся просто умопомрачительные предметы! Вещи мне оставили уважаемые люди и, к сожалению, всего лишь на один день. ...Да, что вы? Какой ширпотреб?! ...Вы шутите! И не кольца, и не цепочки. ...Я вам клянусь здоровьем, которого нет, вы такого еще не видели! Поторопитесь, пожалуйста, Светочка. ...Хорошо, хорошо, с нетерпением буду вас ждать.
  Света приехала очень быстро. Черноволосая статная женщина величественно вошла в магазин. Ее взгляд изумрудных глаз с презрением прошелся по хозяину - 'Неуклюжий, как румын', усмехнулась про себя женщина. Леша поспешил ей навстречу и отвесил почтительный поклон.
  - Здравствуйте, Светочка, проходите, проходите... - произнес он шепотом и таинственно подмигнув, указал гостье рукой на вторую комнату.
  Они зашли в маленькую комнатушку, и Алексей тут же сорвал бархат с лежавших на столе драгоценностей. Света сразу оценила по достоинству раритеты:
  - М-да... солидные вещи, Леша. А за их подлинность отвечаешь?
  - Головой, Светлана Михайловна.
  - И сколько ты хочешь за все?
  - Всего лишь навсего - четыреста. Вес изделий два кило восемьсот, и плюс камушки - бриллианты прекрасной чистоты!
  - Я понимаю что браслет и диадема - рыжие, а кинжал тут причем? Он что - платиновый?
  - Он - ритуальный! - очки у антиквара слегка запотели. - И это дорогого стоит - поверьте. На Кристи я все это смог бы продать в пять раз дороже. Но, клиенту срочно нужны деньги... Это его цена. Мой тут только процент.
  - Ладно - не оправдывайся. Плачу наличными триста и сегодня... но, только вечером. Собрать нал надо....
  
  Ох! Если бы только Леша в этот момент взглянул на покупательницу.... Он увидел бы, как ее глаза загорелись ярче лежащего золота, ноздри на орлином носе стали хищно раздуваться, а на тонких руках от напряжения вздулись вены.... Если бы он только взглянул....
  
  - Одну минутку. Мне ваше предложение надо согласовать с хозяином, - Леша подошел к входным дверям и стал напротив большого старинного зеркала.
  Света сделала пару шагов следом и стала внимательно наблюдать в отражение зеркала за антикваром.
  Алексей достал трубку:
  - Але, Андрей Викторович? Забирают все, но дают всего лишь триста.... Да человек надежный, уверен в нем как в себе. ...Хи-хи. ...Что вы! Броневик высылать не надо, а вот охрану под магазин вечером, пришлите, пожалуйста. Сумма большая, оно мне надо, это переживание? Хорошо Викторович, как будут деньги, сразу позвоню.
  'Клоун!' - вздохнула Света и быстро вернулась к столу.
  - С ценой я все уладил. Что только не сделаешь для красивой женщины, - произнес Алексей, зайдя в комнату. - Между прочим, как только принесли украшения, я сразу вам и позвонил....
  - А ты больше их никому не показывал? Или они уже по всем рукам ходили, а?!
  - Нет, конечно. Я же говорю - вы первая.... Вот вам крест, - и Алексей размашисто перекрестился.
  - Тогда до вечера, Леша, и смотри - никому их больше не предлагай! - Света через силу оторвала взгляд от украшений. - Ты меня слышишь? Деньги, не вопрос.... В девять, я за ними приеду.
  - Буду ждать вас, Светочка.
  Затем он любезно проводил дорогую гостью до дверей и долго с восхищением глядел ей вслед. 'Какая все-таки шикарная женщина! Сколько же в ней уверенности! Суровой, дикой красоты... Хищница!'
  Антиквар подождал, пока она сядет в машину и вернулся за прилавок, крепко сжимая в кармане хрустальный амулет. Он не стал показывать его Свете - Леша решил оставить этот талисман себе, на добрую память.
  
  ***
  
  Света отъехала метров двести от магазина и остановилась за трамвайной остановкой. Тут у нее была назначена вторая встреча. Женщина покупала не только дорогие украшения, но и приобретала книги по оккультным наукам. Несколько часов назад ей позвонил мужчина и предложил купить у него два редких издания: 'Магия. Книга Жизни' и 'Обычаи древних скифов'.
  К машине тут же подошел невзрачный старичок в сером плаще и постучал в боковое окно автомобиля. Света опустила стекло:
  -Это вы звонили по поводу книг?
  Старик утвердительно кивнул, без приглашения открыл дверь и сел на переднее сиденье. Букинист достал из-под полы две книги и протянул их Свете. В руках у нее оказалось уникальная 'Магия' пятнадцатого века, на латинском языке. 'Этого не может быть!' - ей показалось, что из раскрытой книги на нее повеяло ветром: - 'Неужели это оригинал Книги Жизни?..' Она с недоумением взглянула на старика. Тот утвердительно кивнул головой.
  - Сколько вы за них хотите? - проглатывая подкатившийся ком к горлу, спросила Света.
  Светлые зрачки мужчины потемнели, и он мертвым голосом ответил:
  - Деньги меня не интересуют.
  - Это что - шутка? Уважаемый ветеран, сегодня не первое апреля...
  Света с удивлением увидела неизвестно откуда появившийся коричневый портфель на коленях старика. Левой рукой незнакомец достал бумагу:
  - Подпиши этот договор - и они будут твоими.
  - Что за договор?! Ха-ха.... Вы хотите за пару книжонок мое состояние получить? Или жизнь?! Ну, ну - начинайте нести ахинею, чудной вы старичок. - Через силу попыталась пошутить Света, вцепившись в руль.
  Но букинист молчал - уставившись на нее сатанинским взглядом, излучавшим фиолетовый свет....
  Света зачарованно взяла бумагу и перед ней заплясали буквы: 'Союз Аполлона - Орден Вечерней зари' Руки у нее задрожали, а плечи невольно сгорбились, словно на них положили непосильную ношу...
  - Простите магистр, глупую женщину..., - прошептала ее душа.
  - Подписывай....
  У Светы перед глазами вспыхнули звезды, и лист бумаги превратился в черную бездну, а буквы на извивающихся химер и грифонов.
  - А у меня нет в машине ручки... - она тихо ответила, пройдясь туманным взглядом по панели авто.
  - Дай сюда руку, - приказал странный старик и, в его правой руке сверкнула длинная игла.
  Рука женщины, словно лиана, тянущаяся в утренних лучах к солнцу - робко вытянулась и, тут же ее указательный палец, сжали высохшие, костлявые пальцы и воткнули в него серебряную иглу.
  Света покорно положила договор на книгу и, разбрызгивая капельками крови, размашисто поставила на нем подпись.
  - Украшения из магазина забери.... Аполлону нужна жертва,- произнес букинист и аккуратно положил договор обратно в портфель.
  Затем, не прощаясь, вышел из машины. Света посмотрела вслед - старик обернулся - у него было добродушное лицо, а глаза выражали полнейшую растерянность. В руках у букиниста, никакого портфеля уже не было. Через секунду незнакомец растворился в шумной толпе.
  
  ***
  
  После того, как Алексей договорился со Светой о вечерней сделке, он прихватил с собой амулет, и отправился с визитом к генералу. По дороге антиквар прикупил бутылочку коньяка и коробку конфет для милой Юленьки, секретарши влиятельного друга.
  Девушка Леше нравилась безумно! Еще бы! Красота, умноженная на высоту, да еще и в союзе с острым, как бритва умом, сногсшибательно действовала на мужчин - и антиквар был не исключением из правил. В первый же день знакомства, Леша краснея, предложил девушке перейти на 'ты', и называть его просто по имени. Но она не услышала простой просьбы и упорно продолжала называть его по имени - отчеству, специально ставя ударение на 'вы'...
  Алексей влетел в приемную и презентовал неприступной красавице коробочку конфет. К большому удивлению для самого себя, он даже и не попытался с ней пофлиртовать.
  - У себя?
  - А то.... Думает, - тихо ответила Юля, с подозрением бросая взгляд на невзрачную коробочку на столе: - 'Жлоб привокзальный, в жизни ничего хорошего не подарит'
  Антиквар наклонил подбородок к груди и решительно открыл дверь в кабинет:
  - Привет, генералиссимус! Войска с поставленной задачей справляются?
  Леша поставил на стол бутылку коньяка, в знак благодарности за дружескую поддержку деньгами, а затем торжественно выложил амулет.
  - Ну как, впечатляет? - обладатель раритета снисходительно взглянул на висящую картину на стене, - 'Явно руки среднего мастера из Европы! Мазня!', с удовольствием подметил антиквар и тут же начал фантазировать:
  - Эрмитаж и Лувр, выбивают деньги у правительства, и я устраиваю аукцион по продаже этого античного шедевра!
  Генерал - суровый мужчина не стал спорить с товарищем. Он не хотел вступать с ним, в пустую, словесную перепалку. Тем более настроение у него было не очень веселое - деньги большие отдал, а взамен получил трехзвездочный коньяк одесского разлива. Виктор с подозрением стал рассматривать хваленый амулет.
  - Да, интересная штучка, из горного хрусталя.... Ты погляди - а работа какая! Как же они могли такое чудо изобразить? Ведь раньше не было всяких там лазеров и сверхпрочных инструментов, - генерал осторожно положил амулет на стол, а затем с оптимизмом спросил. - Леша, а ты уверен, что это украшение старое?
  Владелец антикварного магазина от такого цинизма пришел в негодование:
  - Виктор, ну как ты мог такое подумать! Ведь моему авторитетному имени пол Одессы доверяет! А ты мой лучший друг и еще сомневаешься?!
  Про вторую половину города он скромно промолчал. Его мнение, как и любое чье-то другое мнение, бывало иногда ошибочным - и половина коллекционеров города Одессы убедилась в этом лично.
  - А черепа, Витя?! Хрустальные черепа, которые находят по всему миру? - с радостью вспомнил Леша о неоспоримом факте подлинности украшения и уверенно добавил. - Я говорю тебе - это уникальная вещь!
  - Ну, если ты так считаешь.... - Скис генерал и перевернул украшение на обратную сторону. - А что тут написано, Леша?
  - Момент.
  Антиквар прихватил с собой древнегреческий словарь и стал переводить таинственную надпись, с увеличительным стеклом в руках.
  - ... Σατραβατης Ἀπόλλων... Ксатран Аполлон, - медленно прочитал Леша и перевел по словарю. - Власть Аполлона...
  После произнесенных слов, антиквар положил его на стол и завороженным взглядом впился в изображение всадницы. На амулете загадочно вспыхнул блик и у Леши перед глазами пронесся огромной кулак сжимающий финку - он летел в направлении его груди. Алексей резко отодвинул от себя хрустальное диво на середину стола.
  - Что за черт... - выдохнул он и пальцами принялся массажировать виски.
  В кабинете повисла гнетущая тишина, и только веселый голос Юленьки был слышен из-за двери.
  - Ты от него избавься лучше, Леша.... Неприятный он какой-то, смертью пахнет, - нарушив затянувшееся молчание, произнес Виктор.
  Генерал за свою жизнь, не раз смотрел в глаза седой старухе, и взмах ее косы он услышал издалека.
  - Сегодня вечером сделка, может быть, и избавлюсь, - Леша мысленно потер руки, в предвкушении большого куша.
  
  
  Глава 2
  
  
  Перед входом в казино *Али-Баба*, остановился элегантный *Мерседес*, серебристого цвета. Из него уверенно вышла черноволосая женщина, с хищным орлиным носом. На ней был легкий норковый полушубок и ее холеные руки украшали кольца с брильянтами. Двери перед дамой предусмотрительно открыл могучий охранник и с почтением произнес:
  - Светлана Михайловна, добрый вечер. Марат Юсупович у
  себя.
  Она небрежно кивнула, уверенной походкой прошла через вестибюль и прямиком направилась в кабинет мужа.
  Марат Юсупович, угрюмый мужчина высокого роста, со шрамом на лице, являлся владельцем этого заведения и в более узком кругу его называли просто - 'Череп'.
  Марат уютно сидел в большом кресле и не торопясь, раскладывал доллары на три пачки. 'Хорошая хата у лоха была.... Дорогая! Жил бы ты тихо в ней Серега со своей сестричкой и не тужил, а то пальцы веером расставил - крутой мачо! Не умеешь пить - не пей! Не можешь в карты катать - не садись...', - вспоминал Череп охранника Сережу. Парень проиграл ему огромную сумму в карты, и никак не мог погасить свой долг. Постоянные угрозы Черепа и ночные наезды головорезов из его команды - довели должника до отчаяния, и он ограбил клиента казино. 'Денег этот лох решил срубить со своей сестричкой! И нашли у кого! Почистили карманы Угрюмого, моего кореша и постоянного клиента' - Череп ударил кулаком об стол, припоминая события двухнедельной давности - когда разъяренный и обворованный Угрюмый ворвался под утро в казино:
  - Да если бы я вовремя не приехал, этот лох давно был уже на том свете!
  Его речь в пустоту оборвала внезапно распахнувшаяся дверь. Увидав супругу, Марат в секунду сгреб деньги в кучу и скинул их в открытый ящик стола:
  - Светка, ты позвонить не могла?! - руки Черепа слегка задрожали. - Врываешься мусором - со счета сбиваешь!
  Но супруга его не слышала - ее глаза фанатично горели:
  - Марат, я только что была в антикварной лавке и там такие вещи видела - Эрмитаж отдыхает! Позвонил Леша и говорит, срочно приезжай есть кое-что интересное для тебя. Я думала мелочь всякая - колечки, сережки. Взяла с собой пятерку денег. Приезжаю, а он сразу ведет меня во вторую комнату, а там!...
  - Да кто такой этот Леша?
  - Барыга один, лавку держит антикварную. Я у него иногда барахло всякое покупаю. Так вот, он мне показывает три скифские вещи, наверное, курган раскопали. Ох, какая же работа на этих украшениях - просто обалдеть! Весят они около трех килограмм, и за них он захотел триста тысяч зеленых! Какой идиот, а? Да за такие бабки три раза на тот свет сходить можно. Прикинь - я ему пообещала приехать в девять вечера, с деньгами.
  Она криво улыбнулась и провела по горлу указательным пальцем - тем, в который совсем недавно вошла игла старика.
  - Тема сладкая конечно, - задумался Череп, - а может, контузим его, или наедем красиво, а?
  - Если он, после этого будет жить, то от него у нас будет болеть голова. Нет, Маратик, вещи в дом - тело в саван!
  - Кровожадная ты Светуля, - Марат потер высокий лоб, за которым пряталось больше дури, чем ума и с надеждой посмотрел на супругу. - Хоть он и барыга, а человек все-таки, не собака же....
  - Ты тут со своими телками совсем тюфяком стал, - Света подошла и холодными пальцами схватила его за квадратный подбородок. - Звони Лысому и Бороде, я им сейчас план нарисую.
  Марат напряг бычью шею и отклонил назад голову.
  - Звони, я сказала...
  Он вздохнул и послушно набрал номер:
  - Лысый, бери своего кореша и мухой ко мне! Только свои рыла через черный ход просуньте. Не вздумайте в вестибюль заходить - всех клиентов распугаете!
  ...Организацию дел подобного рода всегда планировала Света. Марат, так, встревал иногда не по теме, но под ледяным взглядом супруги, умолкал и слепо ей подчинялся. В начале их супружеской жизни она четко и грамотно разработала захват казино, с последующим устранением его бывшего хозяина. В дальнейшем ее цепкий ум, доставшейся Свете по наследству от криминального авторитета Миши Седого, не раз выручал их уголовную семейку. И Марат это признавал - он ее уважал и побаивался.
  Через полчаса угрюмая парочка стояла в просторном кабинете. Они внимательно слушали Свету, боясь пропустить хоть единое слово хозяйки.
  - Значит так, в девять вечера я подойду к двери и позвоню. Через стекло он увидит меня, но войдете вы! Нет.... Вы не войдете - вы влетите коршунами! И на перо его сразу! На перо!! - ее глаза наполнились яростью, и она уже сама напоминала хищную птицу. - Возьмете только три вещи, остальное не брать - узнаю, конец обоим! Запоминайте - берете браслет в виде змеи, кинжал с головой орла и обруч на голову, с листьями... Антиквар жить не должен. Лысый лично убедишься в этом. Повторяю еще раз - в девять вечера я стою в центре, звонок, вы подходите с двух разных сторон и вламываетесь в двери. Внутри будьте осторожными - что бы без следов. Затем часик покрутитесь по городу и потом к нам домой. Все поняли?
  - Михайловна, а если барыга будет не один? - прохрипел, рыжий как лис, бандит.
  - Должен быть один... Должен быть один... - словно заклинание прошептала Света.
  - Рыжий, да че ты паришься, как маза ляжет - так оно и будет, - подтолкнул в бок напарника коротышка. - Я два ствола прихвачу - если что завалим там всех без разбора. Так хозяйка?
  - Палить он там будет! Никаких стволов*(пистолет*жарг)! Мочить только холодным*(нож*жарг). Вы меня поняли?!
  - Так с шепталом* (глушитель*жаргон) будет же тихо и чисто, а?
  'Только кинжал угоден Аполлону!', - голос старика, словно стальная рука сжал виски Светланы.
  - Я сказала, нет!! - гаркнула, побледневшая как смерть женщина и посмотрела на бандитов затуманенным взором - те повинуясь, кивнули.
  - И не напрягайте свои извилины, чует мое сердце - все получится! Он будет один. Лучше запомните главное - лишнего не брать!
  - Все сделаем как надо, хозяйка, - в оба голоса ответили подельники и пошли готовиться к кровавому вечеру.
  
  ***
  
  После жесткого инструктажа, Света поспешила домой, чтобы достойно подготовиться к встрече с заветными предметами. Магическая сила украшений для нее была очевидна, и женщина готова была пойти на любой шаг, лишь бы заполучить бесценные украшения скифов.
  Пять лет тому назад Света всерьез увлеклась оккультными науками. В полуподвальном помещении огромного дома, они вначале с Маратом планировали сделать спортзал. Но увлечение оккультизмом для Светы стало жизненной необходимостью, и она там устроила плацдарм для виртуальных полетов по астральным полям. Посреди тайной комнаты находился круглый алтарь из тесаных камней, которые тайком вывезли из одного древнего святилища. Посреди алтаря лежал сияющий хрусталь на серебряной пенктальи.
  *Магическая фигура пятиконечная звезда с одной верхней точкой является наиболее важным символом в ведьмовстве
  От магического знака в пять сторон расходились свечи разных цветов. По краям алтаря стояли четыре пирамидки, четко выставленные по сторонам света: одна была из лазурита, другая из агата, третья из аметиста и четвертая из кварца. Рядом с агатом стоял кубок с водой, возле аметиста лежала горка земли, у пирамидки из кварца дымился ладан, а рядом с лазуритом находилась чаша, в которой горел огонь. По обоим углам восточной стены стояли древние статуи скифских баб, высеченных из камня - а по центру между ними возвышался громадный шкаф с травами и разными зельями. Слева от входной двери, у западной стены, половину которой занимало шикарное зеркало, находился длинный дубовый стол. На нем лежали талисманы, стилет с ручкой из козьей ножки, книги по черной и белой магии, а в правом углу стояла большая античная серебряная чаша с красной жидкостью, весьма напоминающую кровь.
  Света сидела на резном, деревянном кресле, задумчиво уставившись в *Книгу Жизни*. 'Очень скоро, я получу настоящую атэму*(кинжал ведьмы*) и к ней символы власти... осталось всего лишь пару часов', - на секунду она закрыла глаза и блаженно улыбнулась: 'А тогда... Что же будет тогда?' Она подняла ресницы и раскрыла книгу. 'Тогда ты сможешь все!', - взорвался внутри нее голос старика, и огонь от свечей колыхнулся. Женщина вздрогнула, и пристально взглянула на отражение в большом зеркале - ее глаза тускло засветились фосфором.
  - Я - буду ведьма!!! - дико заорала она, вцепившись острыми ногтями в деревянные ручки кресла.
  В ответ огонь от свечей пыхнул копотью - и Света залилась истерическим смехом.
  
  После работы Марат, как ни странно поехал домой. Обычно раньше двух-трех часов ночи, он и не появлялся в родных стенах. Казино служило ему удобной ширмой для ночных похождений. А вот сегодня, то ли из-за неожиданного визита супруги, то ли из-за того что просто заскучал по домашней пище - он взял, да и пожаловал в дом. Возле подвального окна, там, где находилась Светина тайная комната, он заметил большого иссиня-черного ворона.
  - А ну пошел отсюда! - крикнул Марат и швырнул в птицу камнем.
  - Каррр! - лениво взмахнул крыльями ворон и уселся на ветку старого дуба, распустившего корявую крону, метрах в десяти от дома.
  ...Из подвала взорвался истерический хохот жены.
  'Однако... Ночью тут спокойней', - поежился Череп и зашел в дом. Остановился в коридоре:
  - Светка!
  Череп повернул левое ухо вслед крику - ответом было гробовое молчание. Сбросил туфли, перекосил рожу зеркалу и направился на кухню.
  На плите он начал заглядывать в кастрюли, громыхая крышками:
  - Так... И что же ты тут наколдовала, милая?
  В самой маленькой обнаружил борщ. 'Тьфу ты! Холодный и вонючий... Баланда! Как же она меня достала со своим колдовским логовом! Мозги у нее набекрень от этой магии снесло!' - в негодовании Марат бросил крышку на место и почти бегом спустился вниз.
  ...В подвальном помещении тускло трепыхались огоньки свеч. Света сгорбившись, сидела в кресле с высокой спинкой. На столе уже лежала вторая книга от старика: *Обычаи древних скифов*. В руках супруга держала черный материал и внимательно разглядывала картинку в книге. Марату почему-то перехотелось бузить по поводу пищи - и он, подойдя к жене смиренно спросил:
  - Любимая, ты решила стать, Кутюрье?
  - Порешила... Перешила... Чего тебя надо, чугунная голова?
  Марат встал у нее за спиной и увидел в раскрытой книге женщину в черном плаще:
  - Круто! В этом мешке с капюшоном, ты будешь просто неотразима. Особенно по вечерам, с ножом в руках.
  Света посмотрела на него в зеркало - и от ее туманного взгляда, Черепу стало не по себе.
  - Я решила стать ведьмой, и всех твоих телок превратить в крыс.
  Марат сделал шаг назад.
  - Передай своей любимой рыжей шлюхе, скоро ей конец. Будет по углам бегать и пищать - пи, пи, пи! А для тебя паскудника - приготовлю украинский борщ с цианидом... Кстати ты его ел?
  - Я че крейзи? Всякую баланду хлебать. Могла бы, и приготовить что-нибудь поинтереснее, ведь целый день дома торчишь.
  - Иди вон из шкафчика любое зелье возьми и выпей - разрешаю. Все свежее, только сегодня заколотила.
  - Ну, почему я от тебя только одни гадости слышу? - голодный желудок Черепа заурчал и он все-таки начал заводиться. - Я с твоей сраной магией, забыл когда нормально жрал!
  - Тормози, слабоумный... Разошелся... - женщина закрыла глаза. - Скоро я вас голубков быстро пристрою. Так, что готовьтесь - скоро по ваши душонки придет злая женщина.
  - Светка, ну че ты несешь? Какие голубки? Поеду я лучше жратвы куплю, - Череп уже жалел о своем визите в подземелье и старался как можно быстрее из него выбраться.
  - Подойди сюда! - приказала колдунья, со злостью глядя на мужа, который намылился на выход. Рукой она указала на сосуд, стоявший на краю стола. - А ну-ка взгляни сюда, умник... Внимательно смотри!
  Он, как провинившийся школьник нерешительно приблизился и заглянул в большую серебряную чашу, с красной жидкостью. Там на поверхности плавал расплавленный воск. Марат напряг зрение, и ему показалось, что он увидел женскую голову с пышной прической. На секунду у него перед глазами появилось лицо Рыжей Леночки.
  - Запомни! - Света схватила его за галстук.- Ее в крысу, а тебе борщ! Все, иди отсюда, не до тебя.
  И она уставилась на рисунок в книге, где была изображена скифская жрица. На ведьме был черный плащ с капюшоном, а на серебряном поясе у нее висел ритуальный кинжал. Перед глазами Светы возник кинжал из антикварного магазина. 'Один в один!', - подметила она с изумлением и еще раз взглянула на картинку. От мистики происходящих событий, ее охватила животная дрожь хищника, подстерегающего свою добычу. 'Быстрее бы уже девять вечера наступали!', - она с нетерпением посмотрела на часы и стала собираться на дело.
  
  
  ***
  
  Наступило время роковой сделки. Все шло по намеченному плану. Света не оглядываясь, быстрым шагом подошла к дверям магазина. В этот же момент, с двух сторон, почти касаясь стены, подкрались два мрачных человека. Один был лысый, небольшого роста, а другой громадный, с рыжей бородой. На улице было полно народу, и эта странная троица хоть и выделялась на фоне толпы, но особого внимания не привлекала - мало ли чудиков по Одессе шатается? Света позвонила. Леша, увидав желанную клиентку, торопливо открыл дверь.
  - Светлана Михайловна! А я жду....
  В этот же миг, ручка вырвалась из его рук, и он мгновенно получил от Бороды сокрушающий удар кастетом в голову. Звезды вихрем закружились в голове антиквара, а удар Лысого финкой в сердце, опустил перед Лешей черный занавес. Бандиты быстро зашли в магазин. Описанные Светой вещи им долго искать не пришлось. Борода их обнаружил в следующей комнате за торговым залом прямо на столе.
  - Порядок, они на месте,- прохрипел он, сгребая огромной рукой сокровища, в заранее приготовленный мешочек.
  В это время Лысый по привычке, обшарил карманы Алеши и, потянув за цепочку, вытащил из жилетки амулет. Он поглядел на него пару секунд, затем без раздумий переложил его в свой карман.
  - Уходим, Борода, он совсем дохлый,- Лысый похлопал покойника по щекам и закрыл ему глаза.
  Они быстро вышли из магазина и, закрыли за собой двери на ключ. Около часа бандиты бродили по улицам, внимательно осматриваясь по сторонам. Убедившись, что все чисто, они поехали домой к Черепу.
  
  - Раздевайтесь и живо в комнату,- Света впустила поздних гостей и внимательно оглянула двор.
  - За мной, - она кивнула головой в сторону гостиной и
  за ней тихо прошли двое убийц.
  Лысый устроился на диване, а Борода аккуратно разложил на столе украшения и продолжал стоять, вдыхая шикарный аромат, исходящий от холеной женщины.
  - Ну, что они? - Лысый заискивающе взглянул на хозяйку.
  Света положила руку на браслет:
  - Угу - они самые. Идите руки мойте, я сейчас борщом вас угощу.
  На втором этаже послышался шум и через некоторое время к ним спустился Марат. На нем был надет атласный халат, а его правая рука сжимала кейс.
  - Ну, как там все прошло, тихо, не наследили? - спросил, зевая Череп. Он вальяжно развалился в черном кожаном кресле и с безразличием посмотрел на стол.
  - Все как по маслу, босс. Хозяйка обещала борщом нас угостить, - сказал Борода, присаживаясь рядом с Лысым. Его хриплый голос напоминал испорченный динамик.
  Череп достал из кейса две упаковки, по десять тысяч, и кинул по пачке каждому.
  - Держите, труженики - хату лоха продали, - произнес Марат и подмигнул Лысому, - ты своей подруге Жене, платье купи, туфли.
  Тот спрятал деньги в карман и, потирая руки, мечтательно
  произнес:
  - Да за такие бабки, я ему шубу лучше куплю, точно такую как у Светланы Михайловны.
  - Опустись на землю, гоблен, - проворчал недовольно Череп и бросил стоявшую на тумбочке бронзовую вазочку в направлении головы Лысого, - узнаю о шубе, сливу тебе расквашу. И вообще кепку себе лучше купи, а то лысиной глаз режешь.
  В кейсе у Марата зазвучала траурная музыка.
  - Мазай, какого ты ночью звонишь?! Это, важно? ...Ну, тогда я весь во внимании... - вначале лицо хозяина было пронизано сарказмом, но чем больше он слушал своего администратора, тем мрачнее становилась его физия.
  - И где же я ему найду эту красавицу? - Марат возмутился требованиям 'авторитета', о котором по телефону ему говорил Мазай. - Да еще и за пару часов! Разве что Ритку с панели могу прислать, но красавицей ее назвать довольно сложно.
  - Маратик, так вроде сестричка охранника очень даже ничего из себя. Ты ведь еще не отпустил ее? - неожиданно сзади него раздался вкрадчивый голос супруги, которая держала тарелку в руках.
  Марат вспомнил о заложнице, находившейся в 'гостях' у Жени, подруги Лысого.
  - Да я совсем и забыл об этой девке! - вспомнил Череп. - Ее же надо отпустить, братец с долгом рассчитался...
  - Вот и отпусти... если обещал - Света поставила тарелку на стол. - Слово держать надо....
  Он повел носом, словно охотничий пес, стараясь уловить несвойственный запах борщу. Света взглянула на жадно вдыхающего воздух супруга, повернула пальцем у виска и отправилась на кухню.
  - Лады Мазай, придумаем что-нибудь, жди, сейчас к тебе Лысый с Бородой приедут, - он нажал на кнопку и бросил телефон в кейс.
  - Жду, Маратушка! - Мазай произнес эти слова коротким гудкам и пошел готовить белый порошок для двух мрачных наркокурьеров.
  - Но, босс! - возмутился Лысый, занеся ложку над тарелкой. - У нас - выходной! Борода вон кучу стрелок набил, оттянуться надо.
  Череп, собираясь с мыслями, угрюмо взглянул на своих подопечных.
  - Не гунди, Ленин. Заскочите к Жене, возьмете с собой девку - заложницу, - Марат вытянул ноги, и стал руками разминать мышцы на шее. - Если она будет спрашивать, куда ее везут - Лысый, скажешь, что на встречу с братом. После Жени двигайте сразу к Мазаю, он даст вам товар и адрес, куда надо доставить дурь и телку. Заберете у местного два лимона зеленых. Лысый пересчитаешь все до цента, понял?
  Лысый кивнул головой. Марат замолчал, уставившись на застывших с ложками головорезов.
  - Чего сидим? Кого ждем? - Череп демонстративно скрестил руки на груди и на фоне черного, атласного халата напоминал 'Веселого Роджера'.
  - Борщ стынет, - сглотнув слюну, Борода зачерпнул из тарелки ароматную стряпню.
  - Так, гурманы! Баланда скисла. Встали и на выход.
  Две мрачных личности тут же поднялись и молча, удалились 'щей не хлебавши'.
  Через минуту вошла Света и впервые за долгое время, рассмеялась от души.
  - Теперь Череп смотри в оба... - и она села за стол, и принялась с аппетитом уминать, приготовленную стряпню. После ужина супруга в прекрасном расположении духа спустилась вниз. Она достала древнегреческий словарь, и прочитала на клинке ритуального кинжала, странное и загадочное имя - Дорохемия.
  - Царица Дорохемия! - с трепетом произнесла она таинственное имя, и начала медленно погружаться в транс.
  Часы пробили двенадцать - на дворе наступило мистическое полнолуние.
  Собаки как по команде завыли на луну, чувствуя приближение чего-то невидимого и ужасного. Поднялся сильный, порывистый ветер. Он ломал ветки на деревьях и поднимал вихрем пыль с дорог.
  Внизу, из подвала, доносился гробовой, змеиный голос:
  - Я, вызываю духа царицы Дорохемии.... Дорохемия, приди!
  'Кому чего не хватает...', - почесал макушку Марат: - 'Мне бы Рыжую бестию на часок, а ей Драхмапутру какую-то подавай...'
  Он посмотрел вниз, постучал пальцем по своему 'железному' лбу и, сладко зевая, отправился спать.
  
  ***
  
  Этой же ночью Лысый и Борода получили от Мазая белый порошок и в сопровождении заложницы Черепа выехали в соседний город. Глубоко за полночь они подъехали по указанному адресу.
  - Сними с нее повязку Лысый, а то еще ласты завернет, - Борода остановился недалеко от нужного дома, и с подозрением начал всматриваться в переднее стекло автомобиля.
  Лысый резко сорвал пластырь со рта девушки, и она, откинувшись на спинку сиденья, стала жадно глотать воздух.
  - Давай прогуляемся, чует мое сердце здесь что-то не то, - Борода вышел из машины, - Лысый идем, у телки все равно руки связаны, не убежит.
  Бандит перегнулся через сиденье и протянул к горлу девушки волосатую руку:
  - Если хоть один шум из машины услышу, будешь без головы ходить, ты меня поняла?!
  Она испуганно кивнула. Он похлопал ее по щеке и поспешил за своим бородатым подельником. Головорезы осторожно направились в сторону подозрительного дома, стараясь держаться обочины, и скоро скрылись в предрассветных сумерках.
  В это время заложница вплотную пододвинулась спиной к двери, нащупала ручку, потянула за нее - тут же тихо щелкнул замок, и через пару секунд девушка была уже на свободе. Беглянка оглянулась. Лучи солнца робко коснулись крыш домов. Веяло утренней прохладой и необыкновенной тишиной. Беглянка ринулась в сторону многоэтажных домов. В первом же дворе она перетерла веревку об острые края арматуры перил, и продолжила свой побег, потирая на ходу красные следы на запястьях...
  
  Забравшись на могучую липу, которая почти вплотную росла у высокого забора наркоборона, Лысый внимательно начал разглядывать огромный двор. Там было подозрительно тихо. На первом этаже, за плотно зашторенным окном горел свет. Его взгляд снова прошелся по двору, - 'Интересно... Будка есть, а почему же собаки во дворе не слышно и не видно? Надо бы проверить этот косяк...', насторожился бандит.
  - Борода, а ну кота найди, - прошипел он с ветки.
  - Кого?
  - Кошку говорю, поймай.
  - А где я тебе ее возьму? - захрипел Борода, оглядываясь по сторонам.
  - Возле мусорки поищи.... Бомжем прикинься - коты их любят.
  - А чо я?
  - Лысых бомжей не бывает.... Давай, быстрей.
  Через полчаса раздалось мяуканье, и среди веток показалась черно-белая морда кота в огромных клешнях Бороды:
  - Царапается зараза....
  - Мяууу...!
  - Терпи братан - скоро гулять будем.... - Лысый схватил за холку кота и с размаха зашвырнул животное прямо на клумбу во дворе.
  Через пару минут кот выбрался из кустов и, раздирая тишину громким мяуканьем, неторопливо побрел в сторону сарая, который находился рядом с домом. Дверь подсобного помещения скрипнула и оттуда показалась фигура в камуфляжной форме.
  - Кссс... ксссс...
  Донесся голос до Лысого. 'Ах, ты ж пес поганый!', - ухмыльнулся бандит и спрыгнул с дерева.
  - Уходим, Борода... Засада, - прошептал Лысый.
  Когда они вернулись обратно - машина была пуста.
  - Сбежала, сука! - расстроено прохрипел бородатый громила. - Не звони пока Черепу, найдем телку тогда и позвоним, лады?
  - Ты прав, ты прав, кошачий друг, - Лысый с опаской наблюдал за 'паленым' домом, - поехали быстрее отсюда.
  Борода не включая свет, начал плавно сдавать назад. Так они проехали пару домов.
  - Ты Черепу со своего телефона не звонил? - спросил Лысый.
  - Да я и номера его не знаю, ты ведь все время с ним на связи, - Борода непонимающе взглянул на приятеля.
  - Дай-ка мне трубу свою.
  - Ты че задумал, Лысый?
  - Сейчас увидишь, подожди, - и он быстро набрал номер, - Женя? Слушай меня внимательно.... Записывай номер.... Позвонишь по нему и скажешь, что мы задержались и только сейчас выезжаем. И обязательно передай, - товар и телка с нами.... После этого выбрось мобильный! Приеду все расскажу подробнее.
  -Останови тачку, Борода!
  Громила тут же ударил по тормозам. Коротышка взял баллонный ключ и вышел из машины. Положил мобильные на бордюр и начал с яростью лупить по ним ключом. Когда от телефонов остались куски пластмассы, бандит сбросил их ногой на землю и отправился обратно в машину.
  - Че за беспредел, Лысый?! - Борода с возмущением взглянул на подельника, плюхнувшегося мешком в кожаное сиденье.
  - Сдал нас кто-то Борода, и мне, почему то кажется, что это сделал Мазай. Уж больно у него глазки бегали, когда он давал нам товар. Приедем Черепу расскажем - пусть мозги Светланы Михайловны включает, та быстро найдет крайних. Поехали лантух, здесь нам делать больше нечего, будем сбежавшую козочку ловить.
  
  
  Глава 3
  
  
  
  
  ...Валере этой ночью снилось, что он обнимает прекрасную девушку, с длинными волосами, которые развеваются на ветру и похожи на крыло большого черного ворона, низко пролетающего над их головами. Взор таинственной красавицы печален, и ее прекрасные карие глаза блестят от слез.
  - Любимый.... Как жаль, что нам предстоит разлука.... Но я знаю, что мы обязательно еще встретимся и останемся вместе на века. Наша любовь пройдет через все испытания, и даже смерть не будет властна над ней....
  Эти слова она произнесла грустным голосом и провела тонкой, изящной ладошкой по его светлым кудрям, золотыми каскадами, ниспадающими на широкие плечи.
  Неожиданно поднялся сильный ветер и принес с собой черные
  свинцовые тучи, которые медленно превращались в вооруженных мечами всадниц, несущихся на конях. Красавица нежно прикоснулась пальцем к губам влюбленного и прошептала:
  - Мне пора, прощай.... Я буду любить тебя целую вечность...
  Рядом с ней появился вороной жеребец, и через мгновение девушка устремилась на нем в небеса, сливаясь с чудными тучами.
  - Спар дарана хамара! 'Сокрушим врага!' (скифский язык)
  Ее звонкий голос, на непонятном языке зазвенел небесным колоколом.
  - Агайя, постой, не исчезай! Возьми меня с собой! ...
  Закричал Валера и проснулся.... Небесный колокол из сна сменил звонок телефона в коридоре. Валера, прислушался.
  - Забудь этот номер сучка! - прокричала жена Лена и бросила трубку.
  Тут же послышались ее приближающиеся шаги. Валера зажмурил глаза. В комнату ворвалась супруга.
  - Вот ведь тварь, а... - с этими словами она схватила его брюки и рубашку со стула и быстро вышла, хлопнув дверью.
  'Что все это может значить?', - в тревоге подумал не на шутку перепуганный супруг. Через пару минут из кухни раздался звон битого стекла. 'Писец! Ленка посуду уже бить начала!', - его сон как рукой сняло. 'Что за черт?! В чем дело?!', - синие глаза Валеры загорелись огнем возмущения и он в праведном гневе, сорвался тушить очаг раздора. Разгневанный муж сунул ноги в тапочки и почти бегом устремился на кухню. Он резко открыл дверь, и его взору предстала довольно мрачная картина. На кафельном полу валялась разбитая тарелка, а возле стола стояла фурия в распахнутом халате, обнажившем ее небольшую упругую грудь, идеальной формы.
  О Боже.... Как же она раньше волновала Валерино сердце.... О-хо-хо!
  По пухлым щекам молодой светловолосой женщины ручейком бежали слезы. В одной руке она держала свой мобильный телефон, а в другой его визитку, пытаясь при этом кому-то дозвониться. Жена нервно тыкала указательным пальцем в маленькие кнопочки.
  - Что случилась, Лена?! - Валера был в одних трусах, и со всклоченными волосами на голове очень напоминал отчаянного погорельца.
  Лена же в халате с огнедышащими драконами и перекошенным от ярости лицом, больше смахивала на маниакального поджигателя, то есть поджигательницу - храма семьи.
  - Вам уже и дня мало... - гнев женщины сковал горло, и она говорила почти шепотом. - Только что твоя подружка звонила...
  - Какая подружка, что ты несешь?! - честные глаза высокого и худощавого парня, с презрением сощурились.
  - А это, что?!- она бросила на стол его визитную карточку. С обратной стороны, на которой, дамским, аккуратненьким почерком был записан номер телефона и короткое имя 'Таня'
  - Это номер клиентки, мебель белого цвета заказать хочет.
  - Танечка.... Фалеру позофите.... В семь утра?! - с ехидством выкрикнула Лена. - А рубашку она тебе помадой помазала?! Чтобы ты не забыл, про мебель, без буквы 'м'... Держи, 'праведник'!
  Разъяренная супруга схватила белую рубашку и швырнула в его сторону. Валера схватил ее на лету и ему в глаза сразу бросился след на воротнике, весьма напоминающий губную помаду.
  - Краска.... Да это ведь просто красная краска! - супруг приближал воротник к глазам, потом отдалял его на расстоянии вытянутой руки, подтверждая свои слова уверенной мимикой и жестами.
  - Конечно скотина, краска.... Но только не красная - кровавая! Ты же мне всю жизнь испортил!
  'Какая низость, да ведь это настоящий обыск! ', - возмутилась душа, и мозг тут же пришел к выводу - гражданские права растоптаны, и мужское достоинство унижено - ноги пошли!
  - Знаешь милая, я ухожу! Хватит с меня, - махнул рукой Валера и повернулся к дверям.
  - Давай, давай, топай к Танечке... Шлюхе иностранной.... И назад не вздумай возвращаться!- и Лена подкрепила свои слова, броском в его сторону кофейной чашкой.
  - Эх, Лена.... Что же с тобой случилось? Обыски мне устраиваешь.... Не веришь.... Противно,- он посмотрел на нее с сожалением и, хлопнув дверью, резвым шагом вышел из кухни, теряя на ходу тапочки.
  Затем Валера быстро натянул джинсы, надел свитер, куртку и буквально вылетел в коридор.
  - Про машину - забудь! - 'обрадовала' его супруга, вращая на указательном пальце ключи от новенькой 'Мазды'. - Посмотрим, кому ты нищий нужен будешь.
  - Лучше пешком ходить и дышать свежим воздухом, чем в дурдоме на колесах ездить, - на прощание через спину бросил Валера, махнул рукой и побежал вниз по лестнице. Через минуту он очутился в спящем дворе. Парень с удовольствием вдохнул утренний воздух, оглянулся, а вокруг-то - весна! Во дворе было тихо и спокойно. Он присел на лавочку и с удовольствием взглянул на небо, по которому величественно проплывали дождевые тучки. Затем беглый супруг постепенно стал собираться с мыслями: 'Странно все это... Вчера в офис иностранка под вечер явилась - белую мебель захотела. Я ей показал каталог и сказал:
  - Вся мебель только под заказ, на месте будет через две недели.
  Она согласилась и выбрала белый гарнитур - в задаток оставила сто евро, а я ей дал свою визитку. Иностранка взглянула на нее и сзади написала свое имя и телефон:
  - Лучше фы мне позфоните, когда гарнитур будет ф наличии. И быстро ушла - чудо конопатое. И вот те, пожалуйста - утром сама позвонила, причем на домашний номер. Но я же ей не давал своего номера! И как она узнала? Сумасшедшая! А может ее кто-то подослал? Хотя кому я нужен, баран последний.... Оставь на работе визитку - зачем ее в карман совать? Хм... Вопрос второй - откуда помада на рубашке взялась? А может быть в лифте, когда я вниз на обед ехал? Там всегда толкучка в это время, а сзади меня девица стояла.... На третьем этаже зашло еще пару человек. Они ее ко мне прижали. Может случайно и прикоснулась она тогда губами воротника. Кстати, чем-то похожа она на заказчицу - вот только у нее были ярко накрашенные губы и светлый плащ. А Таня в куртке была и без косметики.... Хм, странно.... А ведь и рост у них одинаковый, где-то под мой подбородок. Да и волосы светлые у обеих, завязанные в хвост', - так он минут десять просидел, припоминая события вчерашнего дня, но так и не смог увидеть логики прошедших событий. 'Тупня сплошная!', - сделал вывод Валера и задумался о том, где бы ему 'бросить свои кости' Через два дома от него жил старый товарищ, Игорь. Он был холост и, потому гостеприимен. 'Перед тем как идти, лучше позвоню я ему сначала. Может кто-то у него есть, а я свалюсь как снег на голову! Здрасте вам...', - Валера набрал номер Игоря, но абонент не отвечал. Он набрал его еще раз и наконец-то послышался сонный голос товарища:
  - Валерыч, долг верну в субботу, на рыбалку я не поеду и по утрам пока не бегаю.
  И в телефоне Валеры послышались длинные гудки.
  'Да что же это такое!', - он обиженно посмотрел на мобильник и представил себе наглую морду неблагодарного друга: - 'Сам ночью ввалился ко мне пьяный в дым, занял денег и вот - пожалуйста!'
  Не собираясь просто так сдаваться, Валера снова набрал спящего заемщика:
  - Игорь у меня грандиозный скандал дома! Я к тебе зайду погреться на пару часиков, ладно?
  - Конечно, заходи, без проблем, - сонным голосом ответил товарищ. - Только позвони в дверь три раза.
  Незваный гость не спеша направился к гостеприимному дому, напевая себе под нос, какую-то старую песню о полях и реках. Возле подъезда Игоря на скамейке сидела девушка и плакала. Валера, не раздумывая, подошел к ней и присел рядом на корточках.
  - Не плачь, слышишь, не плачь, - парень старался заглянуть в ее глаза, но незнакомка надежно закрыла их ладошками.
  - Если ты будешь плакать, на твоем лице появятся морщинки, и ты превратишься в молодую бабушку, - испугал Валера плаксу.
  Девушка тут же убрала прочь руки от лица и печально, сквозь слезы, улыбнулась:
  - Ты случайно по дороге двух упырей не встречал? Один лысый, а другой - огромный такой, с бородой.
  Ее бархатный голос завораживал слух, и ему хотелось, чтобы она говорила без конца, даже такие странные вещи.
  'Ленин и Карл Маркс - вот кто эти люди!', - тревожно подумал Валера и с подозрением взглянул на смуглые руки девушки. Они были в ссадинах и синяках, но следов от шприца он на них не увидел.
  - А кто эти двое? Ведь ты из-за них плачешь? - спросил Валера и с опаской оглянулся по сторонам.
  Горизонт был чист, не считая, старушки вышедшей из подъезда спящего друга. Девушка кивнула головой и поглядела на него изумительно-карими глазами.
   - Где тут автовокзал, не подскажешь? - спросила незнакомка и протянула ему свою прелестную ручку. - Я, Вика.
  - А я, Валера, - мягко ответил ей парень и слегка пожал нежную девичью ладонь. - Идем красавица, конечно покажу.
  Молодые люди не торопясь пошли в сторону вокзала и, минуя двор, вышли на проспект. Валера галантно захотел взять ее
  под руку, но в этот момент на противоположной стороне улицы остановился большой 'Мерседес'.
  - Они! - вскрикнула девушка и кивнула головой в сторону
  черной машины. - Быстро обними меня!
  Кавалер с удовольствием приготовился исполнить этот приказ.... Но было уже поздно. Из автомобиля выскочил коренастый, абсолютно лысый человек.
  - Иди сюда, коза! Иди сюда, я сказал! - заорал он девушке, не обращая внимания на проходящих мимо людей.
  - Бежим, Валера, бежим! - испуганно вскрикнула Вика и взяла его крепко за руку.
  Валера вспомнил о своем могучем друге, и они изо всей силы рванули в сторону подъезда Игоря. Вскоре сзади них послышался угрожающий топот преследующих врагов.
  Вот и подъезд! Автоматическая дверь с кодом, к большому счастью беглецов была открыта.
  - На третий этаж! - крикнул Валера и захлопнул за собой железную браму.
  Входные двери заходили ходуном, противно громыхая металлом на весь подъезд. Беглецы 'пулей' побежали по лестнице. Снизу раздавался грозный голос Лысого:
  - Открой, гоблин! Открой, я сказал!
  Они в мгновение ока очутились на третьем этаже и остановились возле старенькой, обшарпанной двери. 'Три звонка, три спасительных звонка!', - повторял про себя эти слова Валера и трижды надавил на кнопку.
  Вскоре щелкнул замок и на пороге возник сонный Игорь. Высокий и крепкий друг, словно герой из древнего эпоса, появился в нужный момент, для того, чтобы совершить свой славный подвиг.
  - Хай, пипл! - Игорь поднял руку в знак приветствия и чуть не был сбит влетевшей парочкой.
  - Двери закрой! - запыхавшимся голосом выпалил Валера.
  - За вами что, Ленка гонится? - Игорь захлопнул дверь и, протиснувшись между ранними гостями, прямиком направился в комнату. - У меня, между прочим, сон по расписанию. Вы на кухню идите - только тихо.... Или в ванну. Как вам будет угодно... Меня не будить....
  Голос у Игоря был глухой как из бочки, видно последнею фразу он произносил уже из-под одеяла. Беглецы тихонечко прокрались на кухню. Вика устроилась на стуле возле окна, а Валера тут же стал изучать содержимое холодильника. Кусочек сыра и пара яиц, вот и все, что он там нашел из съестного. Он положил это богатство на колченогий стол и пододвинул еду к девушке:
  - Ты порежь сыр пока, а я схожу к двери послушаю, все ли там тихо,- сказал он шепотом и пошел на цыпочках в коридор.
  Осторожно приложил ухо к замочной скважине: - 'Тишина!'
  И вдруг огромной силы удар обрушился на его голову. Дверь с треском распахнулась, и на пороге возник Борода. Его руки были сжаты в кулаки, а глаза сверкали от ярости.
  - Где девка, фраер?! - прохрипел он, хватая за грудки, сидящего на полу Валеру. - Повторяю вопрос, где она?!
  У Валеры закружился в голове коридор, и он бестолково глядел на грозное лицо бандита. Борода бросил его на место и по парню тут же прошелся ботинками Лысый. Головорезы, минуя кухню, ворвались в комнату и наткнулись на Игоря, который уже стоял возле кровати и держал в руках увесистую бейсбольную биту.
  - Вон отсюда! - волевое лицо парня, было сосредоточено на противнике, и его серые глаза сверкали сталью. По обнаженному торсу волнами ходили мышцы - он готов был в любую секунду нанести сокрушающий удар. - Я сказал вон из квартиры!
  - Ты чего, дружище?! - Борода огромной ручищей полез к горлу Игоря и не заметил, как подставил лоб смертельному 'поцелую' биты.
  Игорь слегка отклонился назад и всем корпусом ударил по цели. Удар был настолько резким и сильным, что послышался хруст проломившегося черепа. Борода рухнул на ковер, как подкошенный. Его руки, ноги - подергивались в предсмертных судорогах, и присутствующие в комнате не могли оторваться от этого ужасного зрелища. Но вот пальцы на руках безвольно разжались, и конвульсии прекратились. Лысый с обезумевшим лицом вытаращился на замершего друга.
  - Гоблины, да вам всем конец, в натуре.... - Прошипел Лысый и полез во внутренний карман кожаной куртки.
  Обшлаг куртки зацепился за массивную золотую цепь, висевшую на шее, и его пальцы никак не могли добраться до внутреннего кармана. Бандит резко дернул рукой, и на пол соскользнула цепь с амулетом из хрусталя в золотой оправе.
  - Бей!! - звонко прокричала появившаяся сзади Вика, и каталкой для теста изо всей силы ударила по затылку своего обидчика.
  У Лысого в голове слегка 'зазвездило' и он с удивлением обернулся назад. И в этот момент бита Игоря, глухо ударила бандита по виску. Бегающие зрачки наркокурьера пробежали орбитой по красным глазницам и застыли в их верхней точке. Лысый со стоном опустился на ковер, рядом со своим товарищем. Валера прислонился к двери туалета и словно в гипнозе, глядел на эту кровавую бойню.
  - Что это было? И где я, о Господи?!
  Он закрыл глаза с надеждой, что когда их снова откроет, то окажется на своей кухне, и будет выяснять отношения с женой, Леной. Валера широко раскрыл глаза - трупы были настоящими, как впрочем, и таинственная незнакомка никуда не исчезала.
  - Серьезно ты с ними поговорил, - произнесла Вика, рассматривая застывшие лица бандитов. - Врач им уже не нужен....
  - Ковер весь в крови, - Игорь взглянул на Бороду, за тем на оружие в руках, - и бита тоже.
  За тем вышел из комнаты и, проходя мимо Валеры, с тоской в голосе произнес:
  - Бита, Валерка - страшное оружие, в умелых руках конечно.
  В коридоре он подпер выбитую дверь и отправился в ванную. У Игоря было только одно желание - как можно быстрее смыть с себя капельки крови, двух только что убитых им людей.
  А Вика в это время вновь заняла место на кухне возле окна и, подперев ладонью голову, о чем-то задумалась.
  Валера дрожащими руками из холодильника достал начатую бутылку с вином и налил фужер до краев. Закрыл глаза, вздохнул, жалея о том, что произошедшая трагедия - это не сон. Протянул руку к бокалу, но его пальцы обняли пустоту - фужер был уже возле прекрасных девичьих губ. Вика сделала пару глотков, и грустно произнесла:
  - Если честно, этим подонкам давно уже место на кладбище... Друга твоего жалко.... Влип он в историю из-за меня - грех смертный на душу взял, - она передала почти пустой бокал Валере и подошла к дверям в ванную:
  - Громила! Как ты там?
  - Вообще-то я, Игорь. Со мной все в порядке.
  - А я, Вика. Сумки в доме большие есть?
  - Только спортивная - для тренировок, - он внимательно изучал лицо в зеркале, пытаясь увидеть произошедшие в себе перемены.
  - Придется кому-то сбегать в магазин. - На фоне двух друзей пребывающих в прострации, девушка была сама активность. - Надо упаковать этих несчастных, пока не остыли. В запасе у нас есть три часа.
  - Почему три?
  Ее взгляд карих глаз остановился на Валере:
  - Я универ медицинский закончила.... Знаю.
  - А может еще их, можно как-то спасти?! - спросил с надеждой Валера, показывая рукой на комнату.
  - В жизни каждого человека наступает тот случай, когда медицина бессильна... - Вика говорила тихо, не отрывая своего взгляда от парня. - И в данном случае, беспомощность медицину не огорчает... Короче - время не ждет.
  - Тогда я побежал? - и, не дожидаясь ответа, он направился в коридор.
   Валера был готов с радостью идти куда угодно лишь бы находиться подальше от этих страшных и мертвых тел. 'Может Леночку свою по дороге встречу, она меня быстро домой загонит!', - с надеждой подумал беглый супруг.
  Вика как будто читала его мысли. Она подозрительно спросила у добровольца уже стоявшего в коридоре возле двери:
  - Валера, ты ведь не бросишь друга в беде? Без сумок и твоей помощи нам тут не справиться.
  И ему стало стыдно за свои трусливые мысли. Он был плохим
  семьянином, но хорошим товарищем, а в придачу еще и большим романтиком. Валера обернулся:
  - Вернусь, куда же я денусь.
  - Деньги-то у тебя есть?
  Он похлопал по карманам джинсов, и вспомнил, что портмоне оставил на кухне, при побеге:
  - Игорян, дай денег!
  - Три рубля на хозяйстве - надо? - донесся из ванной голос друга.
  - Не надо... - пробурчал Валера.
  - Ой.... И у меня полный ноль, - развела руками Вика и посмотрела на покойных. - Пусть это будет кощунством, но за похороны ребята вам придется заплатить из своего кармана.
  С этими словами она вошла в комнату и наклонилась над бородатым покойником. Злое лицо его стало спокойным, 'умеротворенным', в отличие от своего лысого друга, перекошенное лицо которого, застыло в ярости. Валера осторожно присел рядом и на ковре увидел валявшееся украшение с разорванной цепью. Парень взял его в руки и посмотрел на античное чудо, загадочно мерцающее в дневных лучах. Затем перевернул его и смог прочитать только последнее слово:
  - Аполлон...
  На секунду закрыл глаза - и душа замерла - вместо темноты от закрытых глаз перед ним начали проноситься фрагменты из странного сна. Через пару секунд Валера поднял веки и с удивлением начал рассматривать хрустальное изображение всадницы. Тревога в голове и трупы перед глазами Валеры исчезли - амулет, словно торнадо, втягивал его мысли, накрепко приковав к себе взор. Внимание парня сконцентрировалось. Его душа как будто вырвалась из тела - словно луч пронзила свинцовые тучи, пролетела сквозь холодное лазурное небо, и через мгновение перед ним раскинулся бесконечный темно-лиловый мрак с мерцающими звездами.... Внезапная яркая вспышка из глубины бездны, и звездная картина пропала.... Перед Валерой сидела на корточках девушка из сна.
  Вика от пристального взгляда оглянулась. Глаза Валеры затянула едва заметная прозрачно-фиолетовая пелена.
  - С тобой все в порядке? - обеспокоено спросила Вика.
  Мистический туман в голове у парня мгновенно испарился, и виртуальная античная красавица превратилась в сидевшую рядом Вику. Валера не верил своим глазам, это было удивительно! Ее прекрасное и грустное лицо! Карие глаза, сверкающие волшебными лучиками, черные шелковые волосы, завязанные в хвост.
  - Смотри, какая интересная вещь... - он дрожащей рукой протянул ей хрустальное украшение.
  Вика мельком взглянула на амулет.
  - Красивое. - Безразлично ответила она и вытянула из внутреннего кармана Бороды, толстую пачку долларов, портмоне и ключи от машины.
  Вода в ванной, перестала бежать, и наконец-то появился хозяин квартиры.
  - Небедно жили твои преследователи, - глядя на пачку денег, заметил Игорь.
  - Небедно, но и недолго... - подытожила Вика.
  Под впечатлением от чудного видения, Валера дрожащей рукой спрятал амулет в карман, затем из внутреннего кармана Лысого вынул выкидной нож и пачку долларов. Нож он положил на место, а деньги протянул Вике:
  - Держи, тут еще есть.
  - Ну и что мы с ними будем делать?
  - Может, в милицию позвоним?
  - Тогда Валера, жизнь твоя будет нескучной, а моя и Игоря, скорее всего, прекратится вовсе, - снисходительно взглянула на него Вика и неожиданно задала вопрос его другу. - Ты машину водить умеешь?
  Тот, молча, кивнул.
  - И я умею! - встрял Валера.
  - После того как ты допил вино несчастной девушки, из списка мужчин ты исключаешься, - пошутила смуглая красавица и поднялась с колен.
  - Так, так, так, так, так... Хорошо! Звонить никуда не будем.... Тогда каков план? - с умным видом обратился Валера к соучастникам.
  - Уходить надо отсюда, - Игорь достал из шкафа сумку и принялся складывать туда свои вещи.
  - На, брось их туда же, - Вика протянула ему две пачки долларов. - Потом разберемся.
  - А этих...? - Валера указал рукой в сторону покойников.
  - С ними уходить будем, - задумчиво произнесла Вика, разглядывая права Бороды, которое вытащила из портмоне. - Необходимо купить сумки и рыжий парик.
  - С черными волосами ты выглядишь просто потрясающе, - сделал ей комплемент беглый супруг и тут же насторожился. - Или тебя еще кто-то ищет?
  - Парик - Игорю.
  - А почему мне?
  - По бороде, - усмехнулась Вика и протянула Валере пару купюр из бумажника бандита. - Торопиться надо. Парик, клей момент и две сумки - самые большие.
  Ее пальцы слегка прикоснулись к руке Валеры и карие глаза девушки с озорной искоркой заглянули в нехитрую душу парня. Он на какое-то мгновение замер касаясь в ответ ее шелковистой кожи...
  - Валера, бегом... - ее тихий бархатный голос, для него был громче любого приказа.
  Глупо улыбнувшись, он выпалил в ответ:
  - Я сейчас, я мигом!
  От этой прекрасной и мистической девушки парень совсем потерял голову, и буквально 'полетел' в магазин.
  
  - И куда же мы с ними поедем? Я надеюсь, по домам их развозить не будем? - Игорь уточнял план действий, складывая в это время свои вещи в баул.
  - В лес поедем, в лес.... Не на кладбище же их везти,- девушка накрыла бандитов покрывалом. - Валерка придет, и я тебе бороду приклею - рыжую.
  - Зачем?
  - Взгляни сюда, - и Вика протянула ему права Бороды.
  - Но у меня же, черные волосы! - возмутился Игорь.
  - Не вопрос - давай их покрасим. Хна есть?
  - Та... - от возмущения у Игоря челюсти свело, - я же не баба!
  - Не волнуйся Игорек. Ты мужик конечно - герой. Поэтому я тебя подстригу, а на голову наденем то, что останется от парика.
  - А ты хорошо стрижешь? - подозрительно уставился на девушку Игорь.
  - Я вообще-то на патологоанатома училась, а не на парикмахера.
  - Мрачно...
  - Да уж... Черный мой любимый цвет - жизнь меня мало радовала.... В пятнадцать лет без родителей осталась.... Да и если честно, очень хотела быть похожей на агента Скалли, из 'Секретных материалов'
  - А что потом? - Игорь закончил сбор вещей, и присел бочком на стул.
  - Да ничего.... В казино устроилась работать на свою голову.
  В коридоре раздались три звонка, и Игорь поднялся со стула:
  - Пойду, открою, Валерка пришел.
  - Парик пришлось поискать - едва денег хватило, - в комнату зашел запыхавшийся гонец, под мышкой у него были клеенчатые сумки, а в руке он держал за длинные волосы - рыжий парик.
  - Начинаем операцию - попрошу всех пройти на кухню.... А вы двое, - она с холодным безразличием взглянула на бандитов, - можете остаться.
  Затем Вика взяла парик в руки и принялась изучать искусственные волосы:
   - Игорь - ножницы! И найди на пол что-нибудь подстелить. А ты Валера, будешь зеркало держать.
  'Хорошо хоть не свечку...', - промелькнула мысль у парня, и он с удивлением заметил, что ревнует Вику к Игорю: 'Интересно, о чем они тут общались, пока меня не было?'
  Через двадцать минут, девушка увлеченно сверяла копию с лежащим оригиналом. Оставшись довольной проделанной работой, она взглянула на огромные ботинки Лысого, торчавшие из-под покрывала:
  - Игорь, а теперь ты будешь держать зеркало.
  - Я не хочу.... Не буду, - Валера испуганно вздрогнул, и провел рукой по своим золотистым кудрям.
  - Как знаешь, у лысых тестостерона больше, - улыбнулась Вика и краем глаза заметила, как в подтверждении ее слов, огромный ботинок Лысого чуть дернулся. - Переходим к торжественной части. Начнем с маленького и лысого. В сумку его!
   Легко сказать - труднее сделать. После непродолжительной возни, похоронная команда поняла - одной сумкой тут не обойдешься, лысая голова мешала ходу змейки.
  - А большего размера, не было? - спросил Игорь у товарища, оставив в покое тело бандита.
  - Большего размера.... Да я и так четыре магазина оббегал, пока нашел эти, - возмутился Валера.
  - Да ладно.... Как уж есть, - Вика взяла рядом лежащую сумку. - Давайте ее сверху наденем, и замотаем этот бутерброд скотчем.
  - Сейчас посмотрю, где-то он валялся в прихожей на тумбочке, - вскоре Игорь принес скотч из коридора.
  Через пять минут тело в большом пакете было готово к дальнейшей транспортировке.
  - А с этим как? - в их троице, вопросы задавал в основном Валера.
  - У меня есть палатка, - вспомнил Игорь. - Двухместная.
  - О! Вот и решен вопрос. - Поставила точку Вика, - мальчики вы пока тут приготовьте все, а я пошла за машиной. Подгоню ее к выходу. Игорь код двери, какой?
  
  
  Глава 4
  
  
  Старушка-соседка внимательно наблюдала за странными движениями возле подъезда. 'Ага! Черная машина подъехала.... Из нее девица вышла.... Так это же она только что из подъезда выбежала! Хм.... Теперь понятно, за машиной ходила. Странно это все - час назад за ней и длинным дружком соседа, милиция гналась.... А я ведь сразу сказала лысому капитану, в какую квартиру они побежали. К соседушке моему - хулигану! Интересно, интересно...' Вскоре из подъезда вышли знакомые лица с большой клеенчатой ношей. 'Ты погляди! Бородатый милиционер вышел и этот длинный, что с девчонкой утром бежал. Ничего не понимаю. Интересно, что же они там выносят?'
  Бабулька собралась занять наблюдательную позицию поближе, но дождь, заморосивший не на шутку, живо нагнал ее домой. Погрузив в машину тела, абсолютно несвятая троица, заняла места в престижном автомобиле. Игорь сел за руль, Вика впереди, а Валерка устроился сзади, ему оттуда было очень удобно любоваться милой девушкой.
  - В какой стороне у вас лес находится?
  - Вика, у нас со всех сторон лес... - Игорь включил зажигание - тут же едва слышно заурчал мотор.
  - А у меня, с одной море, а с другой степи... - грустно произнесла девушка.
  - Так это же - Одесса!
  - Валера - пять баллов! - Игорь тронулся с места. - Едем в сторону моря, там большой лес есть.
  - Покатили, - Вика расслабилась и откинула голову на сиденье.
  - Ты имя, отчество, фамилию Бороды запомнил? - Валера с недоверием разглядывал огненно рыжие космы друга.
  - Да запомнил, запомнил...
  - Марка машины, номер?
  - Да, не тошни ты... - Игорь вырулил на шоссе, уходящее прямой стрелой из города. - Все! А теперь можно и притопить.
  Не успели они проехать и километра, как перед ними буквально в пятидесяти метрах выскочил гаишник с радаром и приказал остановиться.
  - Приехали! - Игорь скинул газ и нажал на тормоз.
  - А ты, куда гнал с таким грузом, а?! Знака не видел?
  - Валера, Игорь - успокойтесь, - Вика так и осталась сидеть в расслабленном состоянии, откинув голову назад. - Игорь, достань права, техпаспорт. Спросит, куда едем? Ко мне домой - в Одессу. Понял?
  - Окей. - и он опустил стекло.
  - Прапорщик Гнат. Попрошу ваши права, документы на машину, и страховочку.
  - Пожалуйста, командир.
  Милиционер принялся внимательно изучать документы. Его взгляд привычно скользнул по водителю, потом он снова посмотрел на права:
  - А на фото вы выглядите старше... Игнатий Казимирович.
  - Карлович.
  - Прошу прощения.
  - Так любовь чудеса творит, - Вика обвила рукой шею Игоря и прильнула к нему телом.
  - Куда едете?
  - В Одессу.
  - Откройте, пожалуйста, багажник.
  Игорь коротко выдохнул, Вика ему тайком протянула крупную купюру:
  - Держи.
  Он незаметно сунул ее в карман и вышел из машины.
  - Тут багажник с пульта и кнопки открывается, - прошептал Валера с заднего сидения. - Игорь сейчас будет замок искать...
  - А где кнопка? - так же шепотом спросила Вика.
  - Слева под рулем.
  Она наклонилась.
  - Подожди... рано.
  ...Игорь с гаишником обошел машину.
  - Что везете?
  - Да что в этой машине можно возить? Разве что свои вещи.
  - Карлович, а почему нарушаем? - Гаишник тоскливо проводил взглядом пролетевший мимо джип. - Скорость превысили.
  И он показал табло радара. Игорь протянул руку в сторону багажника, собираясь слегка опереться на него.
  - Пора! - скомандовал Валера, и Вика нажала на кнопку.
  Багажник начал медленно открываться.
  - Автоматика... - объяснил с виноватым лицом Игорь и быстро захлопнул багажник.
  - Туристы? - спросил прапорщик, успев разглядеть палатку.
  - Романтики, - и носитель распотрошенного парика протянул купюру гаишнику. - Виноват - спешил.... Каюсь.
  - Счастливого пути, и не нарушайте, - махнул рукой возле фуражки служивый и пошел на исходную позицию.
  - Да.... Умеешь ты Игорек, пощекотать нервы, - как только они отъехали, проворчал Валера.
  - Кто из вас багажник открыл? - спросил сурово водитель.
  - Я... - кротко ответила Вика.
  - Повезло тебе Валера, что не ты, - ухмыльнулся Игорь и помчался трассой к лесу.
  В машине на пару минут воцарилось молчание. Игорь сосредоточился на дороге. Вика закрыла глаза и о чем-то задумалась. Один Валера неспокойно ерзал на месте:
  - Вика, если не секрет, то кто эти двое и что с тобой приключилось?
  - Вам и вправду интересно? - она нехотя приподняла голову.
  - Конечно, интересно! - с жаром выпалил Валера.
  Игорь неопределенно замотал головой.
  - После универа вместо больницы я устроилась работать крупье в большое казино. Почему? Из-за денег конечно. Вначале все шло прекрасно, мани лились рекой, по выходным были шикарные поклонники - о чем еще можно мечтать молодой, интересной девушке? Но, фортуна не вечна. На безоблачном небе появилась туча - мой брат Сережа. Его внезапное появление, было для меня полной неожиданностью. Он уехал за границу, и три года от него не было ни единой весточки. И вот как-то под утро, я приезжаю домой после работы - а там... Бардак... Проститутки, дружки и конечно пьяный в дым братец. Я закатила ему грандиозный скандал, соседи вызвали милицию.... Вот так вот и произошла наша встреча после долгой разлуки. Прошел месяц, второй, третий - я уже всерьез подумывала о том, как бы разменять нашу квартиру. Родителей у нас нет, и квартира одна на двоих. Мой братец оказался скверным соседом. Вы себе не представляете, что значит жить рядом с безработным алкоголиком и отчаянным дебоширом, - Вика тяжело вздохнула.
  - Может у парня период был тяжелый? - из-за мужской солидарности вступился Игорь за неизвестного брата.
  - Да гнать его надо было в три шеи! - выпалил Валера и прикусил язык, вспоминая разгневанную супругу.
  - Ну.... Гнать.... Брат родной все-таки, - вздохнула Вика. - И тут я дура, совершила огромнейшую ошибку. Устроила его охранником в казино. Думала - образумится, подтянется к нормальным ребятам, спортсменам. Но свинья везде грязь найдет, так и мой Сережа. Гантели он променял на карты, а нормальных девчонок на шлюх из казино. Работали мы с ним в одну смену, и мне противно было смотреть, как он заискивающими глазами смотрит на хозяина заведения - Черепа. Он ловил его каждое слово и как преданный пес ходил возле него. Я как-то ему сказала: - Сережа, ты же нормальный человек, что у тебя общего с этим отморозком? Отработал и иди себе. Чего ты за ним ходишь с утра до вечера? И я ведь тут работаю, но с этим кодлом ничего общего не имею. А ты - другом его хочешь стать. Сережа у таких подонков, друзей не бывает.... Но он меня не слышал. Ухмыльнулся: - Что ты понимаешь в этой жизни, малая. Да посмотри, как Марат живет! А его жена Света? Она же просто королева! У таких людей учиться надо, а не бежать от них.
  Говорить с ним было бесполезно. Сережа такой большой, доверчивый - а мозги у него совсем маленькие.
  И Вика показала двумя пальцами круг - размером в грецкий орех.
  - По-хорошему мне надо было уходить тогда из казино. В морг идти - работать по призванию. Уж лучше с трупами дело иметь, чем с бандитами.... М-да.... Но я махнула на Сережу рукой, и каждый из нас продолжал жить своей жизнью. Как оказалось до поры до времени. Для меня прогремел гром после вечернего визита, Рыжего громилы, который в палатке лежит. Я была в своей комнате, и услышала звонок. Сережа тоже был дома и первым пошел открывать дверь.
  - Если завтра не вернешь долг, тебе конец, ты меня понял?! - я услышала угрозы из коридора и тут же вышла из комнаты.
  Сережа что-то ему ответил, и Борода после этого начал его избивать. Я подлетела к ним и бандит, схватив меня за волосы, сильно ударил об стенку.
  - А сестричка твоя на панель пойдет, ты понял урод?! - напоследок рявкнул Борода и, хлопнув дверью, вышел из квартиры.
  - Сережа, кто это? - от шока я ничего не могла сообразить.
  Лицо брата было в крови, а в его потухших глазах я увидела - полную безнадежность.
  - Идем на кухню, я все тебе расскажу.
  И он все рассказал...
   Череп наконец-то заметил Сережу и решил протянуть ему руку дружбы.
  - Серега, приезжай вечером в казино, съездим в одно очень интересное место. Компания там будет - просто блеск! Хозяйка - глаз не оторвешь. Она как увидела тебя на работе, с тех пор мне проходу не дает: - Без Сережи не приезжай, не пущу!
  - Так что давай Серега, подтягивайся вечерком. Посидим хорошенько, познакомишься с Леной, в картишки перекинемся....
  И вот после этого 'дружеского' вечера, Сережа задолжал Черепу пятьдесят тысяч зеленых. Естественно денег рассчитаться за карточный долг у него не было, и его стали обрабатывать двое в багажнике. После этого случая моя жизнь начала катиться по наклонной вниз. Угрозы были каждый день. Сережу пару раз били, а меня так - пугали страшные рожи.... В общем ситуация зашла в тупик.
  - Ну, а в милицию нельзя было позвонить?! - возмутился Валера.
  - Да че ты престал со своей милицией?! - Игорь в сердцах замахнулся на друга. - Видел прапорщика Гната? Вот такая вот и милиция. И Черепу платить будешь и Гнату.
  - Да.... Это точно, - вздохнула Вика. - Но как говорится, безвыходных ситуаций не бывает. То, что предложил мне Сережа, было чистым безумием. Но в тот момент - для меня любое безумство, было лучше бездействия, и я согласилась на его идиотский план.
  - Какой?! - почти выкрикнули оба парня.
  - Клиенту, на которого я указывала, должны были подсыпать в кофе или алкоголь, сильнодействующее снотворное. Через пять минут он засыпал за столом, а я вызывала охрану. Сережа провожал его домой, предварительно обчистив у него карманы. 'Всего дел то!', убеждал меня брат.
  - Лучше бы ты одним ребенком в семье была, чем иметь такого братца! - возмущения Валеры не было предела, и он изо всей силы ударил по кожаному сиденью 'Мерседеса'.
  - Несмотря ни на что, я его очень люблю.... И так по нему скучаю, - грустно промолвила Вика. - Перед тем как мне предложить этот план Сережа не сидел, сложа руки. Он завел интрижку с официанткой, работающей в зале. Слово мораль, она, несколько раз слышала по телевизору, но смысл этого слова ей был абсолютно непонятен. И когда Сережа обрисовал официантке красивую и беззаботную жизнь, после того как та бросит капсулу в бокал - она без сомнений согласилась....
  И вот наступил роковой вечер. В зал вошел постоянный клиент, который оставлял за рулеткой и по двадцать и по сорок тысяч долларов за один вечер. Я незаметно подала знак Сереже. Клиент как всегда сел за мой стол и заказал коньяк. Прошло совсем немного времени, и он, отпив пару глотков из бокала, тут же уснул, как младенец. Мгновенно подошел администратор. Он взглянул на спящего игрока:
  - Вика, что с ним?
  - Клиент пришел настолько невменяемый, что не успел сделать ставку, как сразу уснул, - соврала я ему.
  Администратор подозвал Сережу:
  - Проводи его до машины, и если надо отвези домой!
  Весил клиент под сто килограмм, и Сережа положив его руку себе на плечо, медленно стал пробираться к выходу. По дороге Сережа незаметно вытащил из кармана клиента деньги, и сразу возвратился на работу. Той ночью посетителей почти не было. Все ждали, когда же закончит игру пара молодоженов. Влюбленные разошлись не на шутку, твердо решив спустить все подаренные на свадьбу деньги.
  Под утро, в зал ворвался обворованный клиент, а с ним еще
  десяток головорезов. Они быстро выгнали последних посетителей и устроили самосуд. Первого схватили Сережу. Вызвали шефа казино - Черепа. Пока он ехал на работу, Сереже переломали ногу, но этого им было мало - следующей стала официантка. С ней тоже особо не церемонились - из подсобки были слышны отчаянные просьбы и стоны девушки. Вскоре приехал Череп:
  -Угрюмый, что за беспредел ты здесь творишь?!
  - Вот эта мразь, - клиент показал рукой на стонущего в углу брата, - вытянула у меня тридцать штук, а официантка - сука, подлила клофелин! И заметь - все это произошло на твоей территории! За лоховской беспредел, с тебя штраф дружище - тридцатка! Плюс, я забираю официантку! Уж больно она сладко стонет.
  - Не вопрос, Угрюмый, - спокойно ответил ему Череп. Он жил по понятиям и, через малый промежуток времени, деньги и официантка отправились на вечное владение Угрюмому.
  Я все это время стояла, вцепившись в зеленое сукно игрального стола. Мое сердце разрывалось на кусочки от стонов брата. Череп подошел ко мне и показал рукой на кабинет:
  - Идем со мной дорогая...
  Когда я зашла в кабинет меня всю трясло. Я думала живой оттуда уже не выйду. Но к моему удивлению, он спокойно сказал:
  - Вика, ты знаешь, сколько твой брат мне денег должен?
  - Откуда?
  - Не знаешь? - ухмыльнулся Череп и достал из сейфа бумаги на нашу квартиру. - Как ты думаешь, откуда они у меня?
  - Без понятия... - удивилась я.
  - Да уж... Семейка... - Взгляд Черепа стал жестким, - Восемьдесят штук плюс проценты, итого соточка, дорогая. Я уже посчитал его сегодняшнюю беспредельную выходку. Слушай у тебя не брат, а злодей какой-то. То в карты мухлюет, то ни в чем неповинных людей обворовывает. Ты с ним Викуля построже.... Займись его воспитанием.
  - Мне стыдно за моего брата - но причем здесь я? Зачем вы мне все это говорите?
  - Вот! Мудрые слова говоришь - зачем? - задумчиво произнес Череп и тут же заорал. - Борода!
  В комнату вошло рыжее страшилище.
  - Итак, слушай мой вердикт! - Череп вышел из-за стола и подошел ко мне вплотную. - Зачем, говоришь.... А на кой ляд ты своего идиота в мое заведение охранником посоветовала взять? Зачем?! Что бы карманы клиентов чистить? А?!
  Я стояла и не знала что ответить.
  - Я не спрашиваю тебя, зачем он в карты сел со мной играть. Борода - свидетель, полтинник твой Серега должен. А отдать до сих пор не может. Вот квартирой хочет рассчитаться.
  - Да это бред какой-то?! Она не только его! - закричала я и попыталась вырвать бумаги из рук Черепа.
  Сзади меня за волосы схватил Борода.
  - Не стесняйся Борода, двинь ей разочек, может мозги станут на место! И не будет по ушам мне ездить - зачем!!!
  И в ту же секунду мое ухо чуть не разорвалось от боли.
  - Значит так, слушай меня внимательно - детка... Ты будешь заложницей, до тех пор - пока твой братец с нами не рассчитается. Пока... будешь заложницей, а через неделю станешь - наложницей.... Как тебе она - Борода?
  - Больше трех не осилит, - прохрипел упырь.
  - Вот так вот, а ты говоришь - зачем? К Жене ее, жрать давать - во двор не выпускать.... Конец аудиенции.
  Так я и очутилась заложницей Черепа. Мне завязали глаза и отвезли в какой-то дом на окраине. Я там пробыла в темной комнатушке около недели. Правда - туалет, душ, еда, все это было. И вот вчера за мной заехали эти двое несчастных:
  - Собирайся, твой брат рассчитался, Череп тебе вольную дает!
  Вика грустно улыбнулась:
  - И затем они затолкнули меня в машину.
  Игорь периодически поглядывал в зеркало заднего вида, как будто боялся, что вдруг откроется багажник. А Валера был весь во внимании... Вика, вздохнув, продолжила.
  - Так я и оказалась в кампании двух верных псов Черепа. Вместо обещанной свободы я случайно услышала, что они меня собираются продать местному 'авторитету', в вашем городе. Ночью я от них сбежала, а утром ты меня встретил на лавочке.- Вика медленно повернула к нему свою голову и с нежностью заглянула Валере в глаза.
  - Вика, деньги, которые у бандитов взяли, ты себе забери, - он ей положил руку на плечо, - может, квартиру спасешь, или брата.
  - Сто процентов - они твои, - Игорь сбавил скорость.
  - Спасибо вам ребята. Если бы не вы - где бы я сейчас была?
  Впереди показался густой лес. Через пару минут за окном замелькали сосны и березы. Игорь повернул в первый удобный заезд, и они оказались на узкой лесной дороге, которая серпантином петляла между деревьями. Вскоре колея закончилась, и они остановились на краю большого карьера, наполовину затопленного водой. О лучшем месте для их цели, и мечтать не приходилось. Игорь выключил двигатель. Все трое сидели и молчали. Через пару минут нарушив 'мертвую' тишину, Вика взяла инициативу в свои руки:
  - Есть предложение. Давайте посадим их на передние сиденья, Лысому - дадим биту, а Бороде - руль и отправим машину в вечное плавание. - Она взглянула на молчащих друзей. - Возражений нет? Ну, тогда вперед!
  С бородатым покойником проблем не было, друзья усадили его в кресло водителя и положили руки на руль.
  - Самый удобный способ избавиться от тела, это сжечь его в автомобильных покрышках, - Игорь отверткой стал разрывать скотч, которым они обмотали клеенчатые сумки. - И следа даже не останется...
  - Я вижу, ты понимаешь кое-что в покойных телах, - заметила Вика, наблюдая, как Игорь ловко управляется с перемотанным багажом.
  - Он у нас наемник, - сообщил Валера шепотом тайну друга.
  - Да... Талант не пропьешь, - задумчиво произнесла девушка.
  - Готово! Можем его выносить, - по Игорю было видно, что эту тему он обсуждать не хочет. - Валера я его потяну за плечи, а ты за ноги бери.
  К большому удивлению компании, ноги Лысого после того как выпрямились, обратно сгибаться не захотели. И на переднее сиденье его никак нельзя было пристроить.
  - Да ладно вам мучиться, на заднее сиденье давайте его, - скомандовала Вика.
  Валера полез в салон и через пару минут, Лысый смирно лежал на сидении.
  - Ну, что? Вроде все?
  Ребята посмотрели на Вику.
   - У кого-нибудь есть прощальные слова? - официальным тоном девушка обратился к провожающим.
  Прощальных слов ни у кого не было, и ребята, поднатужившись, начали толкать тяжелую машину. Слегка раскачиваясь на ходу, авто провалилось передними колесами в пустоту. Большой Мерседес замер на мгновение в паузе равновесия. Затем он постепенно стал наклоняться вперед и через секунду грохот металла об отвесные гранитные стены разорвал лесную тишину. Раздался всплеск потревоженной воды, и черный гроб медленно погрузился в воду. Вскоре все было закончено. Вокруг воцарилась привычная лесная атмосфера. Раздавалось беззаботное пение птиц и легкое шуршание веток на деревьях, которые ветер ласково трепал в разные стороны. И ничто уже не напоминало о черной машине с покойниками внутри. Вот только лягушки растревожено квакали, выражая свой протест против подселения к ним новых соседей.
  Трое соучастников еще немного постояли на краю карьера, кто-то перекрестился, а кто-то просто вздохнул и, кинув прощальные взгляды на тихий омут, они отправились назад в сторону трассы. Ребята шагали по лесу, и каждый был погружен в свои невеселые думы. Игорь думал о 'вечном' - о том, какое наказание ему вынесут там, наверху...
  Валера думал о своей уютной квартире, о прекрасной Вике, и об этой кровавой истории, которая меридианом прошла через всю его жизнь. Мысли у девушки, были более практичные, и она задала им простой вопрос:
  - Что делать дальше будем, ребята?
  Актуальность этого вопроса подтвердил шум машин несущихся по трассе. Валера нерешительно начал:
  - Может...
  - В милицию мы не пойдем! - хором перебили его Игорь и Вика.
  - А я между прочим даже и не думал про это, - обиделся парень.
  -Я предлагаю нам разделиться, - Вика остановилась и как-то по-матерински, заботливо посмотрела на Валеру, - ты по большому счету вообще здесь не причем - езжай домой, люби жену и позабудь о том, что было!
  Валере показалось, что на ее глазах снова появились слезы.
  - Я теперь с вами, как же я без вас! - пылко воскликнул парень.
  Наверное, другого ответа, Вика и не ожидала. Она улыбнулась и тайком перекрестила пальцы на правой руке.
  - Ну конечно... он тут не причем! - очнулся Игорь. - Извините! А кто всех привел в мой дом?
  - Ты же сам сказал - приходи, три звонка...
  - Игорек - а ты мне не рад? - робко спросила Вика, заглядывая в суровое лицо парня.
  - Ну что ты... Такого квартирного побоища, а ни во сне, а ни в фильмах не увидишь. А тут сюрпрайз на голову свалился - пришлось спросонья битой черепа ломать. Как же тут не обрадоваться?! Да и подстригла ты меня бесплатно, плюс помогла съехать от тараканов из трухлявой хрущевки. Правда, по пути пару жмуриков появилось... но ведь это так - пустяк. Рад ли я?! Да, я почти счастлив!
  - Вот видишь Валера, какой позитивный у тебя друг.
  - Ага. Особенно для меня позитивно, то, что я еще жив. И как не удивительно мне добавляет оптимизма - то, что мы с тобой в одной крови, Вика.- Игорь неожиданно взял правую руку девушки и соединил их запястья. - Тугэзэ форэвэ!* (Навеки вместе!* англ.яз.)
  - Йес, оф косс* (Да, конечно* англ.яз.) - Дружба навеки! - подхватила боевой клич красавица, и хотела еще чего-то этакого добавить, но взглянув, на скромно топтавшегося Валеру, поубавила тон. - Так что по логике я уйду с Игорем, а ты посидишь еще пару часиков в лесу. А затем пойдешь к трассе. Встретимся в Одессе, там возле железнодорожного вокзала есть кафе, в парке.
  - А ты точно придешь... - растерянно спросил Валера, не совсем понимая выражение - мы в одной крови.
  - Конечно, глупый, - бархатным голосом пропела красавица и подарила ему воздушный поцелуй.
  Валера стоял на месте, как вкопанный, и заворожено глядел в след удаляющейся Вике. На душе его становилось тревожно и пусто.
  Когда Вика и Игорь почти скрылись из вида, Валера вспомнил про амулет, лежащий, в кармане и закричал:
  - Вика! Украшение забери!
  - Потом, Валера, при встрече отдашь! - и она помахала ему рукой на прощание, скрываясь за крутым поворотом.
  'Ничего, Игоря номер у меня есть - созвонимся...', и Валера принялся искать по карманам свой телефон, - 'В машине, наверное, его выронил!', и от этой страшной догадки, у него мурашки побежали по коже.
  
  
  Глава 5
  
  Вика и Игорь
  
  Оставив Валеру одного в лесу, Вика с Игорем вышли на трассу, ловить попутку до Одессы. Как только они очутились на дороге, странный вид Игоря, перестал гармонировать с лесной чащей, и он стал напоминать лешего, который решил показаться на людях.
  - Тебе дружок, не мешало бы, и побриться! - строго воскликнула девушка, едва сдерживая смех.
  Его несуразная огненная борода и обчекрыженный парик, не на шутку позабавили Вику, и она, позабыв о лихих ударах судьбы, все-таки не выдержала - и беззаботно рассмеялась от души. Игорь же, стянув с головы 'позор мужчины', с яростью стал обрывать приклеенные волосы.
  - Ну, как? Теперь лучше, а?!- он с грозным видом проводил пальцами по щекам и наугад ловил приклеенные волосы.
  Его лицо болезненно содрогалось от этой косметической операции, но парень упорно продолжал себя мучить.
  - Игорек, сказать честно? С бородой ты был более привлекателен, - на глазах у Вики появились слезы от смеха.
  Неуловимые волосы, огненными островками полыхали на его щеках и подбородке, и в сочетании с черными волосами на голове, подстриженными под горшок - не красили Игоря, нет... И он это прекрасно понимал. Его суровый взгляд осуждающе впился в хохочущую Вику, и смех тут же оставил девушку в покое.
  Через дорогу светилась огнями небольшая заправка и виновница несуразного имиджа спутника, устремив свой взгляд в сторону неонового оазиса, быстро приняла решение:
  - Надо срочно смыть этот позор!
  - Хи-хи.... Ха-ха... - передразнил ее Игорь, и они перешли дорогу.
  Вика остановила рукой парня:
  - Дружок, ты со мной не ходи, людей смешить не надо, они ведь и ментов могут вызвать. Лучше жди меня здесь, и я принесу тебе волшебной воды, которая чудесным образом превратит тебя обратно в человека.
  - А где - Хи-хи? - бросил вопрос в спину Игорь, но девушка уже его не слышала.
  И он остался в сумерках ожидать эту загадочную и непредсказуемую красавицу, которая ворвалась ранним утром в его спокойную жизнь и чем-то напомнила ураганный ветер, внезапно влетевший в открытое окно и оставивший после себя сплошные руины.
  На заправке Вика уверенной походкой подошла к окошку - заглянула. Кроме оператора и спящей рыжей собачонкой в углу, она больше никого не заметила:
  - Добрый вечер. Мне бы бутылочку воды купить.
  - Через пять километров в сторону Одессы, будет большая заправка, там магазин есть, - ответил оператор, не отрывая своего взгляда от чтения какого-то журнала.
  - А набрать во что-нибудь простой воды, из-под крана... Можно? - попросила Вика.
  Узколобый мужчина лед сорока, поднял голову и его блеклый взгляд наткнулся на зажигательные карие глаза:
  - У нас тут нет крана, вода привозная.
  Вика состроила жалобную гримасу, и надула губки бантиком:
  - Ну-у.... Пожалуйста.
  Давно немытые вихры оператора подняли козырек грязно-синей фирменной кепки:
  - Заходи.
  - Бегу... - блеснула белоснежными зубами во тьме Вика и быстро подошла к двери вагончика.
  Как только она зашла, двери за ней оператор тут же захлопнул, и оценивающе оглянул ее с головы до ног.
  - А зачем тебе вода? - проглатывая подкатившийся ком к горлу, спросил невысокий мужчина.
  - Умыться, - привыкшая к подобным взглядам девушка, смотрела поверх него, благо рост позволял.
  - Так здесь и умойся.
  - Да нет, спасибо, я лучше на улице.
  - А где твоя машина? Чего-то я не видел ее...
  - А я автостопом путешествую.
  - Пешком, что ли? - вкрадчиво полюбопытствовал оператор, не отходя от нее ни на шаг.
  - Ну.... В общем да...
  - Одна?
  - Вы же рядом со мной никого не видите, правда? - туманно ответила девушка.
  - Работаешь?
  - Учусь, - допрос человека в синей кепке, начал слегка доставать Вику. - Так, где вода?
  - Да, подожди ты, - его рука уперлась возле нее в стенку, а гнилой запах изо рта мужика ударил в нос. - Может, договоримся, красавица? Двадцать долларов за часик, а?
  - Ты чего бензина нанюхался? - сузились Викины глаза.
  - Да ладно, не ломайся, - тридцатник дам, но это максимум.
  И неожиданно он схватил ее за грудь. От въевшегося машинного масла, его ладонь была словно окутана черной паутиной. Вика левой рукой, ударом снизу, отбросила в сторону руку продавца бензина, и правой уже хотела вонзить в его рожу острые ноготки, но заметив краем глаза огнетушитель, стоявший рядом, возле ног, пересиливая гнев, сказала:
  - Пятьдесят - не меньше.
  Всполохнувший похотью оператор, развернулся к ней спиной и открыл кассу.
  - Пятьдесят - так пятьдесят, - прошептал мужик, отсчитывая деньги.
  Вика ловко схватила противопожарное средство, сорвала пломбу, выдернула чеку и резко нажала на рычаг...
  - Остынь, озабоченный! - выкрикнула она и с веселым сумасшествием стала тушить вспыхнувший огонь страсти.
  - Что же ты делаешь, сука! - закричал, захлебываясь от пены оператор, прикрывая телом панель управления.
  Его лицо, комбинезон, касса, - все было в белой шипящей жидкости. Любитель клубнички расставил руки и наугад начал пробираться в ее сторону.
  - А вот это тебе урод, за суку! - и она бросила в него железную емкость, беспрерывно извергающую пену.
  Затем Вика открыла двери и выскочила в ночную тишину. Возле автозаправочной колонки стояло пластмассовое ведро с мыльной водой. Вика прихватила его и быстрым шагом пошла к ожидающему в темноте Игорю.
  - Держи дружок, это специальная вода, и теперь лицо твое будет чистым и светлым, как у младенца!- голос у нее был прерывистый, и у Игоря возникло такое ощущение, что она с этим ведром пробежала не один километр.
  - С тобой все в порядке?- он подозрительно поглядел на раскрасневшуюся девушку.
  - Со мной? ... Да,- она отвела глаза в сторону. Затем налила немного мыльной жидкости ему на руки. - Видишь, какие хорошие люди там работают - даже ведро мне дали.
  - А туалет у этих благодетелей, имеется?- автомобильный шампунь быстро делал свое дело, и лицо Игоря действительно стало очищаться.
  Со стороны заправочной будки послышалась ругань оператора:
  - Ведро зараза сперла!
  - На улицу они ходят Игорек, никакого уважения ни к себе, ни к клиенту, - Вика взяла парня за руку. - Давай отойдем подальше от этого 'гостеприимного' местечка...
  Они уже собрались уходить, как возле них остановился большой автобус с туристами. Пассажиры авто лайнера разбрелись в разные стороны, мальчики - налево, девочки - направо, а Игорь с Викой пошли прямо в двери автобуса. Через пять минут лайнер продолжил свой путь в славный город Одессу. На заднем сиденье удобно устроилась молодая и симпатичная пара - Игорь и Вика.
  
  Валера
  
  Валера с тоской смотрел вслед уходящей девушке и мысленно молил судьбу об их встрече. Так он простоял несколько минут, прислушиваясь к шуму со стороны трассы, тяжело вздохнул и достал амулет из кармана. С трудом согнув толстую золотую проволоку на замке, Валера надел украшение на шею. Посмотрел на верхушки деревьев, затем взял амулет и в задумчивости принялся созерцать таинственно - сияющий хрусталь. 'Вика... ', - мысли парня витали вокруг образа кареглазой смуглянки. 'Вика, моя милая Вика', - эта фраза настойчиво крутилась в голове, вытесняя все тревожное и суетное. Деревья, кусты, земля - все это с поля зрения стало исчезать, и вскоре вместо реальной картинки, ему казалось, что вокруг клубится сизый туман. Валерины думы, освободившись от земных оков, лучом пронзили звездное небо. Мгновение - и перед ним замерцало разноцветными огнями маленькое облачко.... Яркая вспышка, молния - и вместо облака, почти рядом - рукой подать, появился полупрозрачный лик античной красавицы с золотой диадемой на шелковистых волосах. 'Вика... ', - с удивлением прошептал Валера. Девушка глядела на него изумительным, немигающим взглядом. Прелестные уста красавицы звали его, и Валера робко протянул руку, что бы прикоснутся к ее щеке, но удивительный образ мгновенно рассыпался на мириады звездочек, образуя гигантскую воронку. Звездный вихрь втянул виртуальный образ Валеры и понес по черному туннелю.... Внезапно мощный сигнал разорвал тишину - и Валера с ужасом увидел несущийся навстречу огромный трейлер...
  Его словно током пронзило, он закричал, открывая глаза....
  Вокруг вновь стояла лесная чаща, а в правой руке парень крепко сжимал амулет.
  - Ничего себе... Вот так штучка, - прошептал он и положил странное украшение обратно в карман.
  Солнце уже село за деревья, и вечерний сумрак быстро стирал грани отделяющие небо от земли. 'Надо бы костер развести, немного отогреюсь и пойду!', - подумал Валера и, пересиливая головокружение, отправился собирать ветки.
  Вскоре огоньки от костра осветили небольшую поляну, находившуюся рядом с лесной дорогой. Валера придвинулся поближе к костру, его мысли вновь заняла загадочная незнакомка из странного видения. 'Она и Вика - это ведь одно лицо!', - вспоминая улыбку своей новой знакомой и сравнивая ее с устами античной красавицы, пришел к такому феноменальному выводу Валера.
   Прошло еще полчаса, сумерки превратились в кромешную тьму... 'Пойду я, пожалуй', - решил парень и приготовился встать, как послышался шорох из глубины леса. Валера прислушался, - нет, ему не показалось.... Это были шаги! Огонь предательски освещал парня, одиноко сидевшего у костра. Валера быстро обернулся и увидел приближающийся силуэт, который по ходу хлюпал.
  - Гоблин! Выпить есть? - лесную тишину нарушил голос с того света.
  'Лысый!', - Валера от страха съежился, и захотел дотронуться до ожившего чуда: - 'А может это всего лишь навсего видение из амулета?' Парень блымнул пару раз глазами, но Лысый не исчезал - он был живой, весь в водорослях и с него ручейками стекала вода. 'Хорошо, что я его не бил!', - подумал с облегчением Валера, и приготовился бежать - в сторону трассы, к людям. Но Лысый вел себя мирно и присел возле костра. Огонь осветил его лицо - оно было просто ужасно! На виске сияла аспидно-черная кровавая рана, под глазами обвисли сине-красные мешки, а лицо и шея 'утопленника' посинели от холода. Чудом оживший бандит поближе придвинулся к Валере, и захотел обнять его, с надеждой получить хоть немного тепла. Но Валера два раза привстал в сторону, и бандит обнял пустоту. Зеницы Лысого бессмысленно вращались по красным очам, а блестящая голова моталась из стороны в сторону.
  - Где, я? - громкий квакающий звук вырвался у него из груди.
  - Вы в лесу,- робко ответил хозяин костра.
  - А ты кто? - 'Утопленник' потрогал руками свою голову, проверяя на месте ли уши.
  - Я изгнанник. Меня жена из дома выгнала и теперь мне жить негде, - стараясь скрыть волнение, промямлил парень, с тоской вспоминая про свое уютное и безопасное жилище: 'Рвану я лучше домой - сколько же тут ехать! С такими темпами мне и двух часов не прожить.... Приеду - покаюсь.... Прости меня - Лена!'
  - Хреново мне как-то, - выдохнул Лысый и начал снимать висевшие на нем в изобилии водоросли.
  'Головастик вылез из болота, и может в любую секунду все вспомнить' - недовольно подумал Валера о человеке, который чудом выжил. Парень встал и интеллигентно решил откланяться.
  - Пойду я, пожалуй, - Валера заботливо взглянул на трясущееся, от холода тело бандита. - Вы грейтесь, а то еще простудитесь.
  И вдруг лесную тишину разрезал звонок мобильного. Валера с ужасом услышал свой рингтон. Он машинально прошелся по карманам.... Но телефон звонил у Лысого!
  Бандит оглядел себя с безумным видом и синей ручищей достал из кармана мобильный. Телефон не умолкал... Лысый, как будто ему кто-то давал указания, протянул трубку в сторону Валеры.
  - Але, - испуганно прошептал парень, прикладывая мокрую пластмассу к уху.
  - Фалеру позофите... - И тут же в трубке раздались короткие гудки. 'Сумасшедшая!', - задрожал всем телом парень и отдал обратно телефон бандиту.
  - Холодно.... Как мне холодно, - синими губами прошептал Лысый и бросил мобильный в костер.
  'Не.... Домой нельзя.... Там - сумасшедшая...', - огорчился Валера и бочком стал отходить от костра.
  - Ты куда гоблин? Пошли вместе! - Лысый уже стоял с ним рядом, вытряхивая воду из рукавов. - И почему я как жаба весь мокрый?
  - А может, вы купались?
  - В море? - сам у себя спросил коренной одессит и с сомнением посмотрел на деревья.
  - Или в лужу упали? - выдвинул новую версию Валера, и они двинулись в сторону трассы, обсуждая мокрую тему.
  Выйдя на дорогу, их взору предстала, находившаяся через дорогу заправка, которая приманивала к себе одиноко бредущих путников, как ночной свет мотыльков.
  Оператор заправки после 'противопожарного' посещения Вики, сделал генеральную уборку и вышел за вагончик покурить. 'Вот ведь сука, какая! Я ей хотел денег дать, а она... ', - жаловался на судьбу похотливый работник. Он потрогал внушительную шишку на голове: 'Ну, тварь! Я ей деньги из кассы, а она меня огнетушителем!'.
  Валера с Лысым перешли дорогу и остановились перед заправкой.
   - Пошли, выпьем! - дружелюбно предложил Валере, Лысый.
  - Вы идите, а я вас здесь подожду, - Валера для убедительности своих слов присел на холодную землю и показал рукой на дорогу. - Может, машину остановлю, и мы поедем в город.
  - А что там в городе?
  - О! Там много выпивки и теплых вещей, - произнес, поежившись от холода, Валера.
  - Смотри, без меня не уезжай, - погрозил ему пальцем Лысый и зачавкал в сторону заправки.
  Заправщик в последний раз взглянул на звезды. 'Вот ведь тварь!', - он ударил кулаком воображаемый образ Вики и пошел на рабочее место.
  А там уже сидел Лысый. Он забрал всю выручку из кассы и искал жидкость, которую можно выпить.
  - Ты что здесь делаешь, урод лысый? - с возмущением спросил оператор. От неожиданности он споткнулся об порог, и буквально влетел в помещение.
  'Лысый!', - наконец, утопленник вспомнил свое прежнее имя: - 'Так меня все называют!' Мокрый посетитель обернулся в сторону злого человека в синей кепке и дружелюбно спросил:
  - А ты откуда меня знаешь, гоблин?
  Наученный горьким опытом оператор, без промедления взял пустой огнетушитель, и пошел с ним на грабителя. Лысый мгновенно достал из кармана выкидной нож, и через секунду в сердце оператора влетело стальное жало. Сначала на пол грохнулся огнетушитель, а затем со стоном упал намертво сраженный человек в кепке. Лысый встал, отпил из пластиковой бутылки автомобильного шампуня и не торопясь, вышел из будки. Из его карманов торчали 'мокрые' деньги. Он оглянулся по сторонам и закричал в ночную тишину:
  - Эй! Гоблин, пить будешь?!
  Рыжая собачка, прибившаяся неделю назад к людям, осторожно вышла из своего укрытия под столом, подошла к мертвому заправщику, лизнула его лицо и побежала вслед за Лысым.
  
  ***
  Правда, Валера всего этого не слышал. Он уже ехал в рейсовом автобусе.
  - Тебе, куда парень? - сурово спросил его водитель.
  - В Одессу!- громко ответил Валера, уютно устроившись на переднем сидении.
  - Пятьдесят гривен, - сказал пожилой шофер, и автобус стал медленно набирать скорость.
  И тут Валера вспомнил, а денег-то у него нет! Его лоб покрылся испариной, и он старательно стал выворачивать карманы. Жалкая мелочь, которая осталась после покупок сумок и парика, была не в счет.
  - Так ты будешь платить, или тебя высадить?- водитель внимательно наблюдал за Валерой в зеркало заднего вида.
  Нищий романтик был в полном отчаянии, он встал с сидения и подошел к водителю:
  - Вы понимаете - нет денег.
  - Так чего ты тогда сел? - спросил водила, и стал сбрасывать газ.
  'Когда-то моей маме нравилось, как я ей пел, и она ласково называла меня - Артист',- вспомнил Валера свое далекое детство и робко предложил песню вместо денег:
  - Разрешите, я вам спою?
  Автобус резко остановился, и спящие пассажиры пробудились от сильного толчка.
  - Выходи! Артист недоделанный! - рявкнул шофер и тут же открыл двери.
  Валера от безысходности развел руками и собрался на выход.
  - Эй, чувак! Садись рядом и спой мне что-нибудь про Родину! - раздался голос одиноко сидящего пассажира, который лет десять как отсутствовал в родном городе. - Водила, трогай, давай!
  - Держи, Карузо, - и он протянул Валере пятьдесят гривен.
  'Певец' сел рядом со своим благодетелем и жалобно затянул патриотическую песню, которой его когда-то научила мама:
  - Широка страна моя родная...
  - Ты мне лучше анекдот расскажи,- улыбаясь, сказал преждевременно поседевший человек.
  И Валера честно вспоминал и рассказывал веселые истории, спящему соседу до самой Одессы.
  
  Игорь, Вика и Сережа
  
  В город Игорь с Викой, приехали очень рано. Едва задребезжал рассвет, как огромный автобус показался на въезде в автовокзал.
  - Вставай дружок... - пропела Вика мелодичным голосом и мягко потрепала за плечо спящего соседа.
  Но его покой оставался незыблемым.
  - Мы уже на месте, Игорь, - она толкнула его локтем в бок, и с 'вокзальной' паникой в глазах проводила последнего пассажира из автобуса.
  Парень пошатнулся, но остался в состоянии сна.
  - У меня есть для тебя приятная новость, - едва касаясь его уха губами, прошептала девушка, и больно провела острыми ноготками по могучей шее.
  - Все что произошло в моей квартире, это был сон? - не поднимая век, произнес Игорь. - А ты - приведение?
  - Ах, так?! - возмутилась Вика и неожиданно посмотрела на него изумленным, чужим взглядом. - А ну-ка вставай, давай! Мне выходить надо.... Расселся тут, понимаешь...
  На Игоря как ведро с холодной водой вылили:
  - Вика, ты чего?
  - Да что же это такое! - она привстала с сиденья. - Водитель! Тут хулиган меня не выпускает... Безобразие, честное слово.
  - Эй, парень, а ну-ка подъем! Сейчас милицию вызову!
  Игорь мгновенно поднялся и взял сумку.
  - Идиотизм! - его возмущению не было предела, и он буквально выскочил из автобуса.
  - Улыбнись - ты ж в Одессе, - Вика едва догнала его возле входа в автовокзал и крепко схватила за руку с сумкой. - Это же шутка!
  - Гражданка, в чем дело? - он смерил ее строгим взглядом. - Я вас не знаю.... Уберите руки от сумки!
  - Идиотизм... - согласилась с ним Вика, невольно отпуская руку.
  - Да ладно расслабься - мы же в Одессе, - обнял ее Игорь за плечи. - Идем подруга, съедим чего-нибудь.
  - О, да.... А с каким же наслаждением я скину с себя эту одежду дома.... Помоюсь в горячей ванне... - размечталась Вика и доверчиво прижалась к широкому плечу.
  Так и зашли они в шумный зал - обнявшись.
  - Игорек, ты присядь где-нибудь, а я сейчас приду, позвонить надо, - и она направилась в сторону таксофона.
  - Принеси пару чебуреков! - крикнул он ей вдогонку и устремился к свободному креслу.
  Вика набрала свой домашний номер - к телефону долго никто
  не подходил.... И вот на другом конце провода она услышала недовольный голос:
  - С вами говорит фурия - вы только что убили мой сон!
  - Извините. Сережу к телефону можно?
  - Сережу нельзя.... А вот Пашу, пожалуйста.... Может он с бодуна тебя с Сиреной перепутает, и сплывет отсюда куда-нибудь подальше.... На рифы... Мне этот алкоголик тут и даром не нужен - вчера пришел на рогах, позавчера приполз гадом...
  - Послушайте, женщина, это Гаванная восемь? Или цирк?! - перебила ее Вика.
  - Тихо, не фони - динамик испортишь. Дом восемь, твоя правда.... И как же ты догадалась, разумница? ... Дай подумаю... Ага! Я все поняла.... Твой брат инвалид, а тебя зовут - Вика.
  - Вы экстрасенс?
  - Не хами - тебе письмо.
  - Женщина скажите честно, а как вы со своим алкоголиком Пашей попали в мой дом? - поинтересовалась Вика.
  - Хочу тебя огорчить милая, а себя лишний раз порадовать - квартира уже моя. Три дня назад как у нотариуса ее оформили. Приезжай - отдам письмо.... И сумку заберешь, Сережа твой забыл.
  - Спасибо за новость, я уже в пути, - вздохнула Вика и со слезами на глазах положила трубку.
  Она растерянным взглядом окинула зал ожидания, и почти сразу наткнулась на спящего Игоря, который возвышался горой между сидящим старичком и девушкой с пучком светлых волос.
   Игорь положил на колени сумку и крепко - намертво держал ее за ручки. 'Не буду будить его, съезжу, разузнаю, что, куда, а после за ним заеду', - размышляла Вика, поглядывая на спящего великана. Старичок достал из светлого плаща газету, и внимательно посмотрел на Вику. Их взгляды на секунду пересеклись, и девушке показалось, что он смотрит сквозь нее. 'И чего так пялиться?', - она недоуменно пожала плечами и поспешила на выход.
  Через десять минут такси доставило ее в родной двор. Она вышла из машины и замерла.... С наслаждением погружаясь в неповторимую атмосферу - милого и беззаботного прошлого.
  - Уважаемая, вы сюда постоять приехали? - противный голос водителя мигом разрушил ее воспоминания. - Вы мне сказали одна нога тут, другая там.... А что я вижу?! У меня же заказ - люди ждут!
  - У вас не было детства, несчастный вы человек, - вздохнула Вика и направилась к подъезду.
  - Можно подумать, что я с рулем родился... - пробурчал мужчина с орлиным носом и с тоской посмотрел на качели, что-то себе там припоминая.
  Вика неторопливо поднималась по ступеням, и перед ее глазами пролетали яркие мгновения того счастливого времени, когда они дружно проживали всей семьей в этом доме. *Вика, я люблю тебя* - прочитала она выцарапанную надпись возле двери. 'И не один ремонт не смог ее стереть', - грустно улыбнулась она, вспоминая соседа напротив, который был влюблен в нее по уши, - 'Интересно, где ты сейчас - гроза двора?', девушка прикусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться, и надавила на звонок. Ей тут же открыла полная женщина в китайском халате и закрученным в виде чалмы, полотенцем на голове.
  - Ага! Это ты - убийца сна.... Заходи.... Не стой памятником, - толстушка завистливо взглянула на стройную Вику.
  - Да я буквально на секунду, - замялась девушка.
  - Проходи на кухню - чаю выпьем.
  - Зина, это кто?! - в конце коридора замаячил тощий мужик в семейных трусах.
  - Паша, спрячься! Тут не наливают!
  В ту же секунду дверь в конце коридора скрипнула, и мужик исчез.
  - Помощи от него никакой, весь ремонт на мне, а оно приходит по вечерам с залитыми глазами и только спрашивает, глядя на рабочих: - 'Зина это кто? Любовники?!' А строители все молдаване - на все руки мастера.... Что тебе сказать...
  - А может я все-таки в коридоре лучше постою? - Вика с ужасом остановилась перед грудой строительного мусора, опасаясь прикасаться к ободранным стенам.
  - А чай?!
  - В следующий раз, выпьем.
  - Как знаешь. Я сейчас, - несильно настаивала на приглашении новая хозяйка и, перепрыгивая через мусор, исчезла на кухне.
   - Держи!
  Через минуту в руках у Вики очутился конверт и большая сумка.
  - Спасибо.
  Хозяйка взглянула на нее с сожалением:
  - Держи нос по ветру! Ты ж одесситка, морячка - прорвешься!
   Вика машинально кивнула и как во сне спустилась на лестничный пролет. Там она разорвала конверт: *Вика я живу у тетки, приезжай!*
  - Ну, ты Сережа и намутил, - прошептала она и поспешила к ожидающему такси.
  В зале ожидания пассажиров прибавилось - день набирал обороты. Вика на цыпочках приподнялась и через головы отъезжающих, издалека заметила Игоря. Он все еще спал, а на его коленях вместо сумки стоял банановый ящик. Деда и девицы рядом не было. Вместо них сидели - две могучие женщины, и с фанатизмом лузгали семечки из кульков.
  'Что за черт?', - не поняла насчет бананов Вика и поспешила к Игорю, распихивая локтями толпу. Когда она подошла к нему вплотную, то увидела, что он облокотился на ящик, и в руках сжимает отрезанную ручку от сумки. Глаза у него были закрыты, и он время от времени, вздрагивал плечами, рывком поднимая безвольно опускающуюся голову.
  - Женщины - кто это сделал? - показывая рукой на ящик, спросила она у соседок Игоря.
  - А мы знаем?! - не начиная, закончила диалог, та, что справа, глазастая.
  - Игорь!! - закричала Вика и больно пнула парня по ноге.
  Он тут же вскочил. Ящик громыхнул на пол - глаза его наполнились гневом:
  - Я не понял?!
  Сидящий напротив него паренек, громко заржал. Игорь, потихоньку просыпаясь, опустил свой взгляд и увидел в руках обрезанную ручку.
  - А где моя сумка? - вопрос был задан Вике.
  - Всевышний! Меня окружают дебилы! - она посмотрела на него с презрением и, подняв руки к небу, развернулась и пошла на выход.
  - Ты это про кого сейчас, Вика? - размахивая на ходу ручкой от сумки, поинтересовался Игорь.
  - Про два коня в пальто, - она взглянула на него, - хотя нет, один в кожаной куртке.
  - Вика, да я сразу заснул, и ничего не помню - как в яму провалился, - начал оправдываться Игорь, - да фиг с ней с сумкой, там только вещи мои и были.... Это же мелочи...
  - Ну да.... Конечно - мелочи.... Пару десятков тысяч долларов, это ведь не деньги.... А так - пустяк, - пожала плечами Вика, выходя на улицу.
  - Точно! Я же их в сумку положил... - остановился в ужасе Игорь. - Вот я идиот!
  - Дебил, - поправила его Вика.
  - А куда мы сейчас едем?
  - К тетке на квартиру. Мою жилплощадь проиграл еще один 'умник', в карты.
  - Сочувствую, - осторожно произнес Игорь, на всякий случай, соблюдая безопасную дистанцию, от обворованной до нитки девушки.
  Так они порознь подошли к желтой машине, и Вика открыла переднюю дверь.
  - На Французский бульвар! - приказала она, с подозрением поглядывая на счетчик. - Работает?
  - Вас интересует машина или таксометр? - орлиный нос таксиста, величаво повернулся к пассажирке.
  - А-а.... Так это вы - человек без детства, - узнала таксиста Вика.
  - Вы меня можете, как хотите называть, но меньше чем за пятьдесят гривен, я туда не поеду. И пусть мои приборы вас стороной обходят.
  - Да ладно, чего уж там, поехали.
  - Не поехали.... А полетели! - его глаза заблестели, и машина, чихнув - тронулась с места.
  Взглянув в боковое зеркало, Вика закричала:
  - Стоять!!
  - Что такое?
  - Сумку забыли...- она открыла дверь и засвистела. - Ну и чего ты там встал?
  - Я думал, ты обиделась, - Игорь не спеша подошел к машине и сел.
  - Было бы на кого...
  - Будем ехать? Ничего больше не забыли?
  - Рули дядя, все на месте.
  - Петрович! Я скоро вернусь, сохрани точку! - крикнул таксист водителю старенького запорожца, со знаком инвалида на стекле и помчался по улицам сонной Одессы.
  
  Тетка Вики, давно жила в Москве, в деньгах не нуждалась, и квартира почти круглый год стояла пустой. Приезжала она только в августе, отдыхала на море, встречалась с подругами и просто наслаждалась любимым городом. Через месяц обратно уезжала в Москву, и так происходило каждый год. Когда ей Сережа позвонил и рассказал о случившемся горе, женщина пожалела его и разрешила пожить в своей квартире. Правда в конце разговора строго добавила:
  - Смотри бездельник, квартиру не загадь! Тем более, в карты не спусти! А в июле, что бы и духу твоего там не было.... У меня, возможно, будет курортный роман...
  - Как прикажете тетя, - смиренно отвечал, злодей Сережа.
  
  Желтая 'Волга' ворвалась в уютный дворик и, спугнув влюбленную кошачью пару, со скрипом остановилась возле дворника, размеренно машущего метлой.
  - Игорек, ты не спишь?
  - А?!
  - Выходим! И сумку, пожалуйста, не забудь, - рассчитавшись с таксистом, Вика внимательно разглядывала дом, припоминая, где живет тетка.
  - Я уже сегодня наспал на кругленькую сумму - хватит.
  - Молодежь, вы там недолго? Обратно на автовокзал возьму дешевле - половину.
  Вика взглянула на руль автомобиля с эмблемой оленя - и напоследок усмехнулась:
  - У нас назад дороги нет - только вперед! Так что, уважаемый каюр, гоните без нас, вашу ушатанную упряжку.
  - Э-гей! - встрепенулся таксист, представив руль - вожжами.
  - Это ты мне?! - возле окна машины вырос дворник с метлой наперевес.
  - Девяносто пяти оленям... - туманно ответил водитель и погнал видавшее виды 'железо' на хлебное место.
  
  Вспомнив нужный подъезд, Вика, позабыв об Игоре, быстрым шагом направилась к дверям.
  - Я его сейчас задушу... - эту фразу она твердила, быстро поднимаясь по лестнице. - Ей Богу задушу!
  - Вика, может я на улице, пока подожду? - робко спросил Игорь, едва успевая за девушкой.
  - Ты мне нужен - поможешь, тело вынести... - она остановилась перед теткиной дверью, и изо всей силы нажала на звонок.
  Дверь долго не открывалась. Вика стукнула пару раз по ней ногой, и после этого послышались звуки, напоминающие - удары палкой о пол.
  - Кто там? - раздался хриплый голос.
  Девушка сразу как-то сникла, беспомощно посмотрела на Игоря, потом на дверь:
  - Сережа, открой - это я Вика...
  За дверью послышался грохот, щелкнул курком замок - со скрипом открылась дверь, и на пороге появился давно небритый и нестриженый парень. На вид ему было лет двадцать пять, на нем была грязно-белая футболка и спортивные штаны. Одну ногу в гипсе он держал на весу и рукой опирался о стену:
  - Вика... Сестричка ты моя...
  - Сережа... Что же они с тобой сделали? - по ее щекам побежали слезы, и она нежно провела пальцами по его давно небритой щеке, - Слава Богу, ты жив...
  Брат и сестра крепко обнялись, а Игорь с сумкой топтался рядом и чувствовал себя лишним.
  - Как же я волновался за тебя.... Когда мне Череп сказал, что пока я с ним не рассчитаюсь - ты будешь его заложница, я чуть с ума не сошел.... Какой же он подонок! - глаза Сережи загорелись от ярости, - я ему еще отомщу...
  - Да ладно... - с железной ноткой в голосе остановила она брата, - знакомься - это Игорь.
  - Жених?
  Игорь неопределенно замотал головой и подошел к Сереже, протягивая руку:
  - Игорь, просто друг!
  - Сергей, - вяло пожал руку покалеченный брат. - Заходи, гостем будешь.
  Девушка улыбнулась:
  - А ты чего Игорек, не хочешь в жены брать бесприданницу? Ты как джентльмен после утреннего позора просто обязан предложить мне руку и сердце...
  - Вика, да я...
  Игорь на секунду задумался: - 'А, как же Валера? Хотя он женат, это раз. Во вторых не он же деньги проспал, а я! И мой долг...'
  - Эй! Игорек! Ты чего завис - в сомнениях? - Вика перед его глазами помахала рукой.
  - Он что, тебя обидел?! - встрял Сережа, сжимая кулаки.
  - Вика, я согласен... - выдавил из себя Игорь.
  - Идем жених поневоле, - ухмыльнулась Вика и за руку затащила друга в квартиру.
  Квартира тетки была большой и светлой. Еще старой *сталинской* эпохи. В гостиной стоял громоздкий шкаф, замысловатый буфет, с дверцами в стекле и бронзе, кожаный диван и изящный стол на изогнутых ножках. Они втроем удобно разместились на большом диване, стоявшем возле окна.
  - Кофе в доме есть? - спросила Вика, разглядывая чужой потолок.
  - Все есть! В кухне, на верхней полке. Соседка - добрая душа, выручает. Почти каждый день носит мне продукты, сигареты.
  - Хорошо, хоть так, - Вика встала и направилась на кухню.
  - В холодильнике сыр и колбасу еще возьми!
  - Разберусь...
  Игорь при слове колбаса повернул голову на кухню и заметил висящую на вешалке куртку французского легионера.
  - Уж не твоя ли роба, Серега? - спросил он, указывая рукой в сторону прихожей.
  - А чья ж еще? Моя! Три года легиону отдал!
  - А в каком полку служил, легионер?
  - Пехота, первый секцион! - молодцевато отрапортовал Сережа, и тут же заподозрил в поведении гостя что-то неладное. - А ты кто, Игорек? Не агентом ли конторы будешь?
  - Полк парашютистов, второй секцион! - улыбнулся Игорь и протянул руку. - Сержант. Пять лет отслужил на Кипре.
  - Легионер! - на этот раз Сережа ответил ему крепким рукопожатием и незамедлительно достал из кармана крупную купюру. - Держи парашютист, купи что-нибудь достойного - выпить и пожрать.
  - Тебя они не жмут? - спросил Игорь, глядя на протянутые деньги.
  - О чем мы говорим! Даже не думай об этом...
  Игорь взял деньги и уже собрался уходить, как в гостиную вошла Вика, с дымящимися чашечками кофе на подносе.
  - Я не поняла, а ты это куда собрался? Сережа, в чем дело? - девушка строго взглянула на брата.
  - Братанье войск, сестренка. Тебе этого не понять... Игорь, магазин за углом! - крикнул инвалид, радуясь встрече с родным по духу человеком.
  - Найду, пехота, - послышался голос, возле входной двери.
  - Эй! А ну-ка подожди! - крикнула вдогонку Вика.
  - Чего? - Игорь тут же вновь появился на пороге.
  - Телефон мне купи, недорогой, - Вика протянула деньги покойных бандитов. - И подожди еще минутку - сейчас список напишу, что надо купить из продуктов.
  И вскоре Игорь в край озадаченный длинным списком, отправился выполнять многочисленные поручения.
  Вика и Сережа остались наедине. В предчувствии неприятного разговора Сережа нахмурился и молчал. Вика неторопливо сделала пару глотков кофе.
  - И что же мы будем делать дальше? - спокойно спросила сестра.
  - В смысле?
  - Я сейчас не о жратве и выпивке спрашиваю - как жить будем дальше?
  - Так тут вторая комната есть - она твоя, я и вещи твои сложил в шкафу.
  - Ой, спасибо тебе, добрая ты душа.... А когда тетка приедет, куда пойдем жить - на вокзал?
  - Так до этого времени, может и изменится что-нибудь.
  - Ты в карты выиграешь? Угадала?
  - Вика, ну не начинай ты.... Попал я.... Лоханулся... Что ж не жить теперь, да? Или ты смерти моей хочешь?!
  - Да живи ты долго и счастливо.... Наградил Бог братцем...
  В комнате повисла тишина. Сережа через силу встал, опираясь на костыли, и подошел к вешалке. Он достал сверток из кармана.
  - Держи, это твое...
  - Что это? - Вика осторожно взяла у него из рук сверток.
  - Череп, пять штук мне дал и сказал: - 'Все что осталось после твоего долга Серега. Мне чужого не надо' Вот ведь скотина!
  - Я не могу понять одного - а как же меня выписали, и продали квартиру так быстро, всего за пару дней. Может, отсудим еще? Липа ведь все это.
  - У них там все схвачено, и в паспортном столе и у нотариуса... Девку нашли похожую на тебя.
  - А мой паспорт?
  - Ты ж в заложницах была, вот я все документы и отдал им. А, что мне оставалось делать? Зато ты сейчас на воле.
  - Да уж.... На воле, - задумчиво произнесла девушка. - У меня такое предчувствие, что я очень скоро покину родной город и возможно даже навсегда.
  - Вика.... Прости меня...
  - На дурака, грех обижаться, - она развернула пакет и стала пересчитывать деньги.
  - Тогда может, обнимемся, сестренка? В знак прощения.
  - Я тебя дорогой простила как брата, но никак человека, - Вика закончила пересчитывать купюры. - А почему здесь четыре пятьсот?
  - Туда-сюда - переезд.
  - Ты на слонах переезжал что ли?... Такими темпами через месяц от этого свертка только бумага останется. Ладно, с деньгами разберемся позже. Но в руки ты их в любом случае уже не получишь.
  - А на сигареты, пиво?
  - Будешь писать криво. Вещи мои в теткиной спальне?
  - Да я все в шкафу сложил.
  - А это что за сумка? Что в ней? - она указала на забытый им баул.
  - Вещи...
  - Чьи, Сережа? - прищурившись, вкрадчиво спросила красавица.
  - Твои...
  - Блин! Сломать бы тебе вторую ногу, - она замахнулась на брата и, забрав сумку из коридора пошла к себе в комнату.
  В уютной спальне, к удивлению Вики, был относительный порядок. В шкафу весели ее платья, куртки, шуба, 'А куда же он теткины вещи дел?', - поинтересовалась Вика и обнаружила их на дне шкафа, скинутыми. 'Брат родной все-таки, любит меня', она улыбнулась, и открыла другую дверцу, с ящиками. Там так же аккуратно было сложено ее белье. 'Первым делом приму ванну...', - она начала перебирать свое нижнее белье, и в самом низу увидела неотразимый черный, полупрозрачный шелковый комплект. Взяла его в руки, закрыла глаза... 'Валера! Ох! Какая же я дура - совсем забыла о нем! А ведь он, бедняжка, давно уже ждет меня в кафе на вокзале'
  Вспомнив его открытый взгляд цвета неба, приятная волна прокатилась по телу красавицы.... Она как будто почувствовала, нежное прикосновение рук златокудрого парня.... 'Валера...',- ее высокая грудь приподнялась от предвкушения желанной встречи и тут же Вику охватила легкая паника: 'Что бы мне надеть такого, что бы он и глаз не смог от меня оторвать?' В считанные минуты она достала из шкафа короткую юбку, блузку, не скрывающую ее округлые плечи, и черные чулки с кружевами, которые магнетически притягивали взгляд к ее длинным и стройным ногам. 'Так плащ, сумка.... А где же моя косметичка?', - Вика расстегнула баул, забытый Сережей, и нашла в нем целый пакет косметики и кремов: 'Вот ведь гад! Самое главное оставил...' 'Ну, вроде все', - выдохнула девушка, окидывая взглядом свое добро, и почти бегом бросилась в ванну.
  В гостиной уже сидел Игорь, и стол был завален продуктами.
  - Эй! Сестренка, давай, к нам, - пригласил ее Сережа, разливая коньяк по бокалам.
  - Я спешу! Игорь, мобильный в сумочку мою закинь, она в спальне на кровати, - бросила налету Вика и тут же скрылась за дверью, в ванной.
  'Я знаю, к кому ты спешишь, подруга', - проводил ее взглядом Игорь, и ему почему-то жалко стало Валеру: 'Эх, дружище, сгоришь ведь задаром' Он поднял бокал:
  - Серега, а давай выпьем, за нас мужиков. Ты ведь сам знаешь, наши головы всегда летят первыми.
  - Игорян, да ты - прирожденный оратор! - с чувством поддержал его Серега, и сугубо мужское застолье, началось.
  
  
  Глава 6
  
  
  Валера и Вика
  
  Валера добрался до города-героя на пару часов позже Вики и Игоря. На автобусной станции было время пик и народа набилось на платформах, хоть пруд пруди. С малюсенькой надеждой встретить знакомую физию и занять у нее хотя бы немного денег, парень минут десять покрутился среди шумной толпы. Но в беспросветном хаосе и несусветном гуле, эта надежда скоро 'представилась' и он бочком стал пробираться на выход. Возле центрального входа, под знаком 'остановка запрещена', одиноко стояло желтое такси. Валера прямиком пошел на водителя с орлиным носом:
  - Доброе утро, подскажите, пожалуйста, как мне пройти на железнодорожный вокзал?
  Таксист с интересом посмотрел на него.
  - Парень, оно тебе надо, каблуки стирать? Да за пятьдесят гривен ты долетишь туда - соколом! - и он замахал рукой из окна, словно птица.
  Валера похлопал себя по карманам и, расставив пальцы веером, показал ладони к верху.
  - А-а.... Так это другой компот.... Слушай меня внимательно, лузер.... Пойдешь в сторону восходящего солнца, и будешь идти все время прямо, пока тебе не надоест, - таксист замолчал, о чем-то задумавшись.
  - И так я попаду на вокзал?
  - Нет, так ты попадешь на пляж... Я же тебе сказал - пока не надоест.
  - Ну?
  - Что, ну? Устанешь - спросишь... Люди - подскажут.
  Валера поклонился и сложил ладони как индус:
  - Спасибо, вам огромное.
  - И чего по Одессе без лавэ топтаться? - недовольно пробормотал таксист и закрыл глаза.
  
  Но, Валера этого не слышал, он быстро удалялся в сторону восходящего солнца. Провинциал зорко смотрел по сторонам. 'Только бы Лысого не встретить...', - повторял он про себя все время, не забывая заглядывать в салоны проезжающих мимо машин. Красный свет на светофоре дал ему пару секунд передышки. Валера остановился и испуганно вздрогнул от прогремевшего голоса сверху:
  - Гоблин, это ты?!
  Валера, осторожно взглянул наверх.
  - Да, это я магистр! И мой звездолет готов к вылету!
  Где-то в районе второго этажа, какой-то глуховатый, смотрел фильм про звездные войны.
  - Фу-ух... - Валера вытер пот со лба, перед ним загорелся зеленый, и он с новыми силами рванул к назначенному месту встречи.
  Пройдя марафонскую дистанцию от автовокзала до указанного Викой кафе, его ноги 'пожаловались' голове, - 'А ты знаешь, Одесса ведь город немаленький!', мозги не стали отвечать глупым конечностям и тут же нашли им свободную лавочку напротив кафе. Валера с удовольствием присел и вытянул ноги. Какой-то добрый человек оставил толстую газету, которой парень тут же нашел применение. Он сделал посреди печатного издания импровизированное окошко и стал вести оттуда тайное наблюдение. Ему очень не хотелось нарваться на Лысого, но в тоже время он боялся пропустить милую Вику. Через три часа томительного ожидания 'наблюдатель' увидел, как к кафе подошла высокая девушка, весьма напоминающая его предмет воздыхания. Она оглянулась по сторонам, и приветливо помахала рукой в его сторону. 'Вика! Милая Вика!', - вспыхнула в нем огнедышащая страсть, и он сорвался как угорелый в сторону любимой. На своем пути Валера снес табличку 'По газонам не ходить!' и, перепрыгивая через бордюры и цветочные клумбы, летел, словно на крыльях, к своему кареглазому счастью. 'Короткие волосы, тоненькие губы - все в ней изменилось!', - от удивительного перевоплощения его сердце учащенно забилось, и он замер перед ней, протягивая руки:
  - Как же я ждал тебя, милая!
  И тут парень с удивлением заметил, что улыбка на лице таинственной смуглянки стала исчезать, и в этот момент огромной силы удар в ухо откинул его в сторону. Валера резко повернулся, и ничего не понимая, стал в боксерскую стойку. Перед собой он увидел двухметрового верзилу, который ему что-то горячо объяснял. Пелена из глухой боли постепенно рассеивалась, и к Валере медленно возвращался слух.
  - Ты откуда сбежал, дурик?! - великан замахнулся, собираясь Валеру, вместе с его стойкой некорректно уложить на клумбу.
  Валера начал сжиматься пружинкой и тут он с изумлением увидел летящую сзади великана дамскую сумочку.
  - Вика, не надо! - сбоку раздался тоненький голосок девушки с короткой стрижкой.
  Великан обернулся, и летящая сумка заехала ему прямо в нос.
  - Ху! - выдохнул Валера и провел в спину противника прямой, правый.
  - Светка я не понял - что за монголо-татары?! - развел руками великан, обращаясь к девушке с короткой стрижкой.
  - Это Миша, моя лучшая подруга Вика, а вот боксера я в первый раз вижу - указала она на застывшего в стойке Валеру и рассмеялась.
  - Валера иди к нам.... Не бойся, - Вика опустила сумку и гордо представила светловолосого красавца. - А это мой парень, Валера...
  - Михаил.... Повезло тебе дружище, - пробасил верзила и в знак перемирия протянул руку противнику.
  - Валерий - осторожно подал интеллигентную ладонь боксер, и слегка согнул колени от железных тисков великана.
  - Так мальчики, знакомство закончили, - вмешалась Вика в мужскую церемонию рукопожатия, - переходим к торжественной части.
  - Викуля, сколько лет родная мы не виделись - сколько зим? - пропела Света и девушки, расцеловавшись - обнялись.
  - Светка, а ты расцвела майской розой...
  - Ну а ты, как всегда - неотразима.
  - Да ладно тебе...
  - Викуля ты не поверишь, а мы в этом кафе как раз и собираемся отметить нашу помолвку.
  - Поздравляю вас от всей души...
  - Если вы не против, присоединяйтесь - стол заказан! - пробасил Миша и слегка ударил Валеру по плечу.
  - Приглашение принято, идем любимый, - подмигнула Вика кавалеру и тихо сказала, - ты как насчет 'любимого'? Не возражаешь? Для конспирации.... А то неудобно как-то получилось, побьет тебя еще этот мордоворот...
  Валеру взял ее под руку и также тихо ответил:
  - Я возражаю? Да ты что... Я только и мечтал об этом.... А этого Мишу я совсем не боюсь. Ты видела, как я ему сзади дал?
  - О, да.... На его месте я бы упала, - улыбнулась смуглянка, и они зашли в кафе.
  В зале ненавязчиво играла музыка, создавая непринужденную атмосферу общения. К ним тут же подошла официантка и спросила прокуренным голосом:
  - Молодые люди, вы покушать, или кофейку испить?
  'Испить кофейку' она произнесла громко, с явной иронией, и презрительно взглянула на рядом стоявший столик. Там две ярко накрашенные девицы, полчаса мучили маленькие чашечки с кофе.
  - У нас на пять часов стол заказан, - по-хозяйски оглядывая зал, заявил Михаил.
  - Одну минуту, господа, - потеплел голос женщины в белом переднике.
  Она подошла к администратору, и тот ей указал на столик в углу.
  - Следуйте за мной, - слегка поклонилась им официантка и все четверо прошли вглубь зала.
  Миша сразу заказал красное вино, шашлык, зелень, фрукты и два литра Кока-Колы.
  - А зачем воды столько много? - удивилась Вика.
  - А Мишка буйный и кроме колы ничего не пьет, - тихо ответила Света, исподтишка наблюдая за женихом. - Хотя, после того как он махал кулаками я уже и коку подозреваю. Думаю, и в ней градус имеется.
  - А сексом не пробовала его пыл остудить? - на ушко спросила подруга Свету.
  - Ты что.... До свадьбы, онли кисес, - одними губами ответила подруга.
  - Ну, ты прямо цитадель целомудрия... - ущипнула ее Вика под столом.
  - Не пали команду, девственница... - прошипела без пяти невеста и, желая сменить 'пластинку', громко обратилась к мужской половине.
  - Ребята, а вы заметили, что мы очень похожи?
  - Как две капли воды! - подтвердил Валера и потрогал ухо, которое напоминало вареник с вишнями.
  - Мг... еще в школе шутили над нами, - вспомнила Вика, - прикалывались - что у нас общий папа.
  - Так, так, так, так, так... - активизировался Валера. - Интересно и в чем тут дело?
  - А то, что на своих отцов мы вообще не похожи, - продолжила Света.
  - И как же так могло получиться? - задумался Миша и почему-то с подозрением посмотрел на Валеру. - Может вашим мамам со стороны какой-нибудь красавчик подвернулся?
  - Исключено!! - хором ответили девушки.
  - А дома скандалы, ревности между вашими предками были?
  - Да нет.... В наших семьях царил мир и спокойствие. Вот только одноклассников веселило наше сходство... - задумчиво произнесла Вика, окунаясь в прошлое.
  - И не только, - поддержала ее Света, припоминая как они, менялись кавалерами. - Мы и сами нередко шутили над....
  - Учителями, - помогла ей подруга.
  - Н... да, все можно было бы списать и на случайность, или ошибку природы, если бы не одно но... - Света загадочно посмотрела на окружающих.
  - Какое?! - на этот раз хором спросили Миша и Валера.
  - В восьмидесятых наши отцы служили офицерами - пограничниками на острове Змеиный, есть такой в Черном море. И как-то в один из июльских вечеров, они вдвоем отправились на рыбалку, на лодке. Ничего не предвещало плохой погоды. Вокруг ни единого облачка, ветер - спал. В погоне за хорошим уловом они заплыли под отвесные скалы. И действительно - клев там был сумасшедший. Но вдруг поднялся ветер, и они заметили, свинцово-лиловые тучи, быстро надвигающиеся с юга. - Света замолчала, переводя дух.
  Официантка принесла мясо, зелень, вино...
  - Светка давай я быстро доскажу, а то ты до утра будешь ребятам расписывать страсти, - Вика взяла наполненный бокал вина. - В общем, буря поднялась страшная.... Гром, молнии - буквально разрывали небо.... Наши предки болтались на шлюпке - словно щепки, неумолимо приближаясь к отвесным скалам. Прогремел очередной раскат грома, волна, на которой была шлюпка - вздыбилась, и они буквально в десяти метрах перед собой увидели скалу с острыми краями.
  '- Прыгаем!!!', - заорал Светкин батя, и в ту же секунду они сиганули за борт. Их затянуло бурлящей волной вниз, в глубину морской пучины.... Дальше все померкло перед их глазами...
  - Выпьем за тех, кто в море... - печально произнес Валера, поднимая бокал.
  Раздался звон, и присутствующие с жаждой осушили бокалы.
  - Очнулись они в темном гроте. Тела их дрожали, как будто по ним проходил слабый электрический ток, и они как в горячке шептали одно и то же: '- Бага Аполлон, бага Аполлон...' По стенам проскакивали фосфорящиеся разряды, в виде небольших молний, отсвечивая непонятные знаки и странные фигурки на каменных стенах. Ни рукой, ни, словом они не владели. Они просто лежа тряслись, как подопытные кролики и с ужасом глядели на мистические стены...
  - Да уж.... Как в кино, - Мише было трудно представить себя на их месте.
  - Кино не кино, а их беспомощность продлилась довольно-таки долго. - Продолжила Вика, - Но внезапно все прекратилось, и наступила полнейшая темнота. Собравшись с силами, они стали нырять, нащупывая выход из этого ада. Им повезло.... Отец Светы, нырнув в десятый, в двадцатый раз - не знаю точно, не скажу... заметил внизу, под скалой, светлую воду. Родители нашли пару здоровых глыб и бросились с ними в сторону предполагаемого выхода. Только чудо спасло их. Другого объяснения у меня нет. Когда они вынырнули на поверхности моря, над ними сияло солнце, и волны почти улеглись.... Вплавь они добрались до берега и через полчаса их подобрали друзья возле скал. Все что произошло с ними внутри грота, долгое время оставалось тайной - они об этом никому не рассказывали. Они вообще около года не разговаривали. Буквально в тот же день их отправили на землю, в госпиталь. Растревоженные жены не отходили от них ни на шаг - и как следствие появились мы.
  - Ты забыла сказать про самое важное, у них после этого голоса изменились, - дополнила ее Света.
  - Да, у моего отца голос стал грубый, - Вика невольно поменяла дикцию, и присутствующие за столом слегка вздрогнули, - дикий какой-то.
  - А у моего тоненький, - она не меняла своего голоса с ним и так все было ясно.
  - Вот такие дела.... Наливай, - Вика закончила свой долгий рассказ и пригубила вина.
  - Я даже боюсь что-либо сказать, - подал голос Валера и украдкой вытер ладонью появившуюся слюну от запаха мяса.
  - А ты кушай, зачем говорить? - и Миша взял большой кусок из тарелки и произнес тост с колой. - Валера, выпьем за самых красивых девушек в этом городе!
  - Поддерживаю! - воскликнул светловолосый парень и тихо прошептал Вике на ушко.- За тебя, красавица...
  Время за едой и веселым общением пролетало незаметно. Наступил вечер - музыка стала играть громче, и несколько пар в зале начали танцевать. Миша подал руку Свете, и Валера тут же последовал примеру нового знакомого, вскочил и протянул руку Вике:
  - Прошу.
  - Ой.... Как же ты настойчив, милый, - глаза смуглянки засверкали янтарем и, скинув плащ одним движением, она жеманно повела плечом.
  Батистом нежным озарилась кожа, округлых, оголенных плеч и грациозно поднимаясь, 'добила' парня - парой стройных, длинных ног.
  - Вика, ты просто Богиня... Почему же я раньше тебя не встретил? Где же я был? Сколько лет зря прожил,- горячо зашептал ей потерявший голову влюбленный.
  Валера нежно обнял смуглую красавицу за талию, словно это был хрупкий цветок, и она в ответ доверчиво положила ему голову на плечо.
  - Ты знаешь Валера, а мне приснился недавно сон, что мы с тобой в далеком прошлом безумно любили друг друга.... Но в конце это все плохо закончилось...
  - Вика, ты не поверишь - но я тоже видел тебя во сне. И у тебя там такое красивое имя еще было... - Он на минуту задумался. - Агайя!
  Вика непроизвольно вздрогнула.
  - Терес...,- произнесла она неожиданно странное имя.
  Влюбленные прижались друг к другу и зал, вместе с музыкой, танцующими парами для них исчез. По их телам пробежала искра страсти, и они закружились в танце, утопая во взглядах, друг друга. Вика и Валера не заметили, как окончился танец, и продолжали танцевать, словно они были одни в этом мире. К ним подошла Света и вернула влюбленных на землю:
  - Эй, воркующие, пошли к столу - музыки уже нет.
  - Идем, - прошептала Вика и за руку потянула потерявшего голову парня.
  - Викуля, и давно ты этого красавца знаешь? - на ушко спросила ее Света, стрельнув глазами в сторону Валеры.
  - Почти два дня...
  - Это я тебе скажу срок.
  - Глупая ты... Дело не во времени. Сколько ты с моим Сережей встречалась?
  - А причем здесь это? Я что виновата, если он во мне - видел тебя. И что я уже только не предпринимала. Один раз даже домой к себе затащила...
  - И что?
  - Ну, ты ж меня знаешь...
  - Так, а чего же вы разошлись?
  - Чего, чего? Посмотрел Сережа на меня полуобнаженную и говорит: 'Вика давай выпьем'. Тьфу ты.... Прости меня конечно...
  - Да и, слава Богу, что вы разошлись, а то этот дебил, квартиру спустил в карты.
  - О-о... Да ты что?! А где же вы теперь живете?
  - У тетки.... Пока.... Потом не знаю.
  - А я думала, ты красавчика в свое гнездышко пригласишь.... Или у него все в порядке, по жизни?
  - Ой, Свет, любовь выбирает нищих...
  - Нет, нет, стоп! Я не допущу любви на лавочке, - Света достала ключи из сумки, - Квартиру мою помнишь?
  - Спрашиваешь!
  - Держи, - она незаметно передала ей ключи. - До вечера, завтрашнего дня веселитесь. Я с Мишкой на дачу, к его родителям поеду. Бери и люби. За себя и за меня... Ключи на кухне оставишь - дверь захлопнешь.
  - Так, девушки, я не понял - что за тайны от нас? - Миша разлил вино по бокалам. - Предлагаю выпить за нашу помолвку, и мою неотразимую Светочку!
  - Миша, ты настоящий мужчина, - Света наклонилась и поцеловала его в щеку, - за нас, любимый!
  Праздник в компании продолжился, вот только веселье поутихло, послышались удивительные слова о любви, и их столик стал напоминать прекрасный и тихий оазис, находящийся среди шумящей, жующей и беспросветно пьющей толпы посетителей...
  
  Возле маленького кафе, где сидели влюбленные, остановилось шикарное авто. Из него вышла огненно - рыжая красавица с лицом падшего ангела, и коренастый мужчина со шрамом на лице. На Рыжей был желтый короткий плащ и сапоги такого же цвета на высоком каблуке, а на угрюмом мужчине - дорогой, серый костюм и черные туфли от Гучи.
  - Маратик, ну и чего мы в этой дыре забыли? В Одессе что, сегодня все хорошие заведения закрыли? - капризно спросила Рыжая.
  - Не тупи, Лена, идем!
   Она остановилась и, указывая на невзрачное кафе, громко обратилась к прохожим:
   - Люди посмотрите! Этот жлоб на мне экономит!
  - Лена! Ну, хорош бузить, в натуре,- мужчина с опаской оглянулся по сторонам и затащил рыжую красавицу в скромное заведение.
  Официантка вошедшую пару встретила низким поклоном.
  - Прошу вас гости, дорогие! - она мигом сняла со стола в углу табличку с надписью 'Заказано'.
  Рыжая девушка, развернув стул к залу, сняла плащ. Затем села и заложила ногу за ногу, демонстрируя посетителям, каким шикарным богатством наградил ее Господь Бог. Скучающий взгляд янтарных глаз медленно прошелся по присутствующим:
  - Лохов Маратик много, а вот бочонка с деньгами я не вижу, - разочаровано произнесла огненная спутница.
  - А ты очки себе купи, Рыжая, - усмехнулся Череп.
   Леночка не оборачиваясь, выпрямила длинный пальчик, перед носом шутника. Музыка в зале стихла, танцующие пары разошлись, только Вика и Валера продолжали топтаться в одиночестве.
  - Ха-ха-ха-ха! - зашлась Рыжая, - Маратик я анекдот про психов вспомнила. Так они там все время в бассейн без воды прыгали, а эти гляди - танцуют без музыки.
  Марат скользнул взглядом по влюбленным, и немного задержал его на Вике. Он не узнал в роскошной смуглой девице, своей бывшей работницы, которую видел за зеленым сукном - в белой блузе, со скромным макияжем: - 'А хороша, чернявая!' Пару секунд полюбовавшись *смуглой жемчужиной*, он подозвал официантку.
  - Второй стол от крайнего окна, за ним сидит седой с усами, - процедила, как только подошла официантка, и достала блокнот из передника, - слышала, как он разговаривал по телефону - продал сегодня квартиру, часа два уже сидит, почти бутылку коньяка выпил.
  - Килограмм шашлыка и сок томатный, - громко заказал Марат, вглядываясь в седого мужчину с усами.
  - Что-нибудь еще желаете?
  Рыжая вначале брезгливо поморщилась, но глядя на подиум, где сидели музыканты ее глаза вдруг оживились блеском:
  - Лети к лабухам, и закажи им белый танец...
  - Бегу, - ответила покорно официантка и быстрым шагом пошла к сцене.
  - Ты хочешь меня пригласить? - спросил Череп, поправляя на себе пиджак.
  - Мечтаю, - ехидно ответила Рыжая, и после объявления по микрофону встала из-за стола. - Ну что, веселье начинается? Мой выход...
  - Топай Рыжая, только смотри палку не перегни, - напутствовал ее угрюмый спутник, любуясь неотразимой фигурой, которой она наповал сражала доверчивых мужчин.
  Она же, почувствовав на себе взгляд сурового спутника, томно потянулась и, покачивая узкими бедрами, направилась к столику, где ворковали влюбленные.
  - Юноша! Прошу вас.... Пригласите даму на танец, - вдохнув в свои слова фальшивую страсть, она протянула тонкую руку к Валере.
  - Я не могу, - покраснев, ответил парень.
  - Ну, пожалуйста.... У меня сегодня праздник, а мой компаньон внезапно захромал..., - бесстыжие глаза Рыжей нагло впялились в Валеру. - Не откажите...
  Ноготки Леночки опустились на его плечо и стали впиваться в тело.
  - Извините, но я же сказал - не танцую! - лицо Валеры начало перекашиваться от боли. - И руку заберите, пожалуйста.... Больно ведь.
  - Тебе больно? А мне не больно?!... Кто только что в центре зала изображал из себя танцора? Я что, по-твоему, слепая?! Не танцует он! Может мне еще очки купить?!
  - Солнце, а ну-ка спрячься! - вмешалась Вика, собираясь встать.
  - Эй, красавица! Потанцуй со мной! - из-за соседнего столика поднялся мужчина и, пошатываясь, подошел к Рыжей.
  Леночка медленно повернула в его сторону голову.
  - О! Наконец-то в этом зале я увидела настоящего мужчину, - она взяла его под руку, и презрительно посмотрела на Валеру, - не то, что этот хлюпик.
  - Эдуард.
  - А я Елена, - Рыжая слегка прижалась к кавалеру,- и как я вас сразу не заметила? Вы случайно под столом не прятались?
  - Это не в моем стиле, - произнес, приосанившись, Эдуард. - А вы, наверное - Елена прекрасная?
  - Забудь милый про сказки... я просто классная!
  
  Когда Леночка отошла в сторону, Вика увидела за столом Черепа, который с увлечением пожирал мясо. Она мгновенно повернула голову в другую сторону, и ее тело напряглось, в предчувствии опасности.
  Вику охватило желание как можно быстрее покинуть это опасное место. С ее губ вот-вот хотела слететь фраза: 'Валера, нам пора, уходим'
  Но танец закончился и Рыжая за руку потянула партнера к столику Марата.
  - Эдик, идем со мной, составишь компанию!
  - Лена, ну неудобно, честное слово,- Эдик в нерешительности остановился, с опасением поглядывая на мужчину со шрамом.
  Лена положила руку кавалера на шикарную грудь:
  - Ты чувствуешь, как стучит мое сердце, Эд?
  - Леночка, лучше идем за мой столик. Все, что хочешь, для тебя закажу! - воспламенился мужчина.
  - Ты что, Эд?! Угощать буду я. Мне сегодня тридцать - идем.... Не пожалеешь...
  Он в растерянности посмотрел на Марата.
  - Да не переживай ты, это мой компаньон - у меня с ним сугубо деловые отношения.
  - Так это в корне меняет дело! - воскликнул мужчина и, приосанившись, пошел за Рыжей.
  - Марат, познакомься, это - Эдик, - Леночка усадила его рядом с собой и открыла меню. - Эд дай Марату краба.... Вот это по-нашему! Сегодня мальчики мой праздник, мне всего лишь три по десять, и угощать вас буду я!
  - Э-э! Елена Владимировна, нас люди ждут, стол уже накрыт, - запротестовал Марат.
  - Подождут, - остановила его рукой Лена и подозвала официантку. - Милая, бутылочку коньячку принеси и сыра хорошего. Только без плесени.... А то у вас сыр от старости только дороже становится, Рокфором его обзываете...
  - Не беспокойтесь, вы не на привозе. У нас только свежие продукты.... Один момент!
  - Эдик, ты как, боец? - тихо обратился к гостю Череп, скашивая глазами вниз стола. - Второго мужа Ленка сменила - все ей мало.... Любви хочет.... Если бы у меня с ней не было бизнеса - не сидел бы ты здесь.... А так сам понимаешь - с кем работаешь - спать нельзя.... Обворуют.
  - Так я... - замялся Эд.
  - Прошу, ваш коньяк - появилась женщина в переднике.
  Череп наполнил бокалы, и поманил пальцем Эдика. Тот снова повернул свою голову к Марату и вытянул шею.
  - Слушай, Эд, я тебя прошу об одном...
  В это время Рыжая виртуозно достала капсулу из карманчика на юбке и бросила ее в бокал жертве.
  - Не обижай ее. Она ведь такая душевная леди.... Увидишь, мы еще будем дружить семьями..., Эд.
  - Марат, да не переживай - все будет хорошо.
  - Мальчики, а кто скажет тост?
  Марат поднялся:
  - Ленок, за твои тридцать, за тебя дорогая!
  Эдик, пошатываясь, также встал:
  - Леночка, за тебя!
  Он взял бокал и поднес его ко рту, но Рыжая остановила его руку:
  - Я хочу с тобой Эдик выпить на брудершафт.
  - С удовольствием, - засиял улыбкой седой мужчина.
  - До дна, пей до дна, - зашептала Леночка, не отрывая от Эдика своих глаз.
   - За любовь, - он выдохнул и выпил до капли сногсшибательный напиток.
  Не прошло и получаса, как мужчина с усами обнял рыжую Леночку и что-то стал объяснять ей на ушко. Азиатские глаза Марата наполнились яростью, но он, сдерживая свой горячий темперамент, с ненавистью разрезал тупым столовым ножом мясо на тонкие ломтики. Рыжая получая огромное удовольствие от горящего взгляда ревнивца, положила свою руку выше колена Эдуарда:
   - Поехали дорогой, гости нас ждут - а кровать у меня дома большая и мягкая...
  Ее голос становился все тише, а рука по ноге поднималась все выше.
  - Едем, - прохрипел Эдуард, с трудом различая хищное лицо обольстительницы.
  
  
  Глава 7
  
  
  Когда компания во главе с Черепом удалилась, Вика с облегчением перекрестилась. Прекрасный вечер в кафе подошел к концу, и пары, распрощавшись друг с другом, пошли в разные стороны. Влюбленные медленно шли под руку по ночной и безлюдной улице.
  - Когда я в кафе увидела Черепа, думала от испуга - сердце разорвется, - Вика, поежившись, прижалась к любимому.
  - Я вспомнил - Лысый жив! - утешил спутницу Валера.
  - Шутишь?!
  - Если бы... - и он рассказал ей о встрече, с ожившим утопленником.
  - А где ты его оставил?
  - В последний раз я его видел, когда он заходил в операторскую будку, а следом за ним зашел заправщик, - Валера с большой неохотой вспоминал события прошлой ночи. - Потом я сел в автобус, денег на билет у меня не было, и ты представляешь, мне пришлось вместо оплаты - петь!
  - Вот я балда! Забыла тебе денег оставить.... Бедненький, - Вика остановилась и посмотрела на него влюбленным взглядом, - 'Какой же он милый, и вдобавок талантливый - еще и поет', она нежно погладила его по щеке, - сумку с деньгами надо было вообще-то тебе отдать, а то ее у Игоря сперли на автовокзале.
  - Шутишь?!
  - Если бы... - и на этот раз она рассказала Валере о дорогом сне друга.
  - А как же твоя квартира, брат?
  - Квартира уже не моя - продали ее. А Сережа мой стучит костылями по теткиной жилплощади, сейчас с Игорьком пьянствуют... В общем - мрак.... А тут еще и бандиты кругом лазят.... Хоть сквозь землю провались!
  - Вика, а может, на лавочке посидим - там безопасно, - он уже знал толк в деревянных скамейках.
  - Ой! Валерка, а я и забыла совсем.... Мне же у тетки цветы надо полить. Идем! - соврала Вика, подходя к Светиному дому.
  - А что их Сережа не может полить? - Валера явно был не готов, к встрече с другом и братом любимой.
  - Валера, мы сейчас идем к другой тете, которая на даче.
  - Много же у тебя родственников.
  - Да нет - одни только тети.
  И они прибавили шагу по улице с каштанами. От Викиной ладошки исходила необыкновенная энергия, заполняющая теплом его душу, и от нахлынувшего счастья ему казалось, что они не идут, а парят.
  - Валера осторожнее, - мелодичными нотами в ночи, зазвучал голос Вики.
  - А? - спросил он, вступая в глубокую лужу, по щиколотки. - Ого-го! Вот это я и попал...
  Вика, с осуждением покачала головой:
  - Если ты сейчас не согреешься - заболеешь. Идем быстрее...
  - Да я, в общем-то, спортом занимаюсь, закаленный, - похвалился Валера, начиная стучать зубами.
  - Так какой же подъезд? - остановилась посреди двора девушка, припоминая, где живет Света.
  - Не знаю, - зачем-то ответил ей Валера.
  - Точно! Я еще у нее спросила - Ты идешь завтра на пляж?
  - Кого спросила?
  - Тетю.... Не мешай.... А она мне отвечает - Не знаю! И зашла вот в этот подъезд. Идем Валера, я вспомнила.
  Они тихонечко поднялись на второй этаж, Вика достала ключи - и, стараясь не шуметь, открыла дверь.
  - Заходи... - поманила она рукой Валеру, не покидая порога.
  Ну как же он мог пройти мимо такой красоты!
  Он обнял ее, его руки опустились на осиную талию красавицы, их горящие уста нашли друг друга, и они замерли в страстном поцелуе, при открытых дверях...
  - Эй! Развратница! Двери закрыла хотя бы, ни стыда, ни совести, нет, - вспугнула влюбленных, бабка с мусором.
  - Я больше не буду, - пропищала Вика, Светкиным голоском и захлопнула быстро дверь.
  - Ну-ну, - прокряхтела старушка и, переваливаясь со ступеньки на ступеньку, продолжила спускаться вниз.
  В темном коридоре влюбленные с наслаждением продолжили оборванный поцелуй. Первой опомнилась Вика:
  - Ой, как закружилась голова... Я сейчас упаду...
  - Ты самая прекрасная, удивительная, нежная, - слова о любви из парня лились как из рога изобилия.
  - Ох, Валера.... Остановись не спеши... - она положила свои ладони на его шустрые руки, которые начали добираться до ее интимных мест.- Идем на кухню, чаю выпьем.
  - А кофе есть?
  Вика включила свет и рядом с собой увидела два жаждущих глаза.
  - Не знаю, пойдем, посмотрим.
  Валера начал снимать туфли, и из них на пол закапала вода. Вика посмотрела вниз - парень был мокрый и вдобавок грязный.
  - Ужас... - покачала она головой.
  - Мне бы носки выжать, - смущаясь, попросил Валера.
  - А еще лучше тебя в стиральную машинку засунуть - грязнуля, - укоризненно произнесла девушка и, повернувшись на носочках, пошла на кухню.
  - Так я и в лесу был, и на лавке пыльной целый день просидел, - оправдывался Валера, захлюпав сзади нее мокрыми носками. - А потом еще и драться пришлось.... А под конец чуть не утонул.
  - Да конечно, конечно, - соглашалась с ним Вика, исследуя содержимое холодильника. - Пусто - ничего нет. Сиди и не хлюпай за мной, я сейчас.
  Через пару минут она, сияя, вошла с начатой бутылкой виски и шоколадкой.
  - Да простит меня тетя, но у меня не было другого выхода, здоровье - дороже, - и она, достав два граненых стакана с полки, налила любимому, чуть ли, не по поясок. - Пей! И закусывай.
  - Вика, я не алкоголик, - оправдываясь, он взял стакан в руки и с ужасом посмотрел на него.
  - А я, кто? - сама у себя спросила она, наливая в другой стакан половину. - Давай.... За нас.
  Огненная жидкость быстро разошлась по их телам. Валера с мечтательным выражением застыл на стуле.
  - Хорошо-то как...
  - Раздевайся, - милое и мягкое выражение на лице у Вики исчезло, и она больше напоминала инквизитора в короткой юбке.
  - А может мне сначала принять ванну?
  - Так ты в ванне и раздевайся, а я твои вещи в машинку брошу - постираю.
  - А где ванна?
  - А я знаю? Пойдем, посмотрим.... И машинку поищем заодно.
  Виски делало свое дело. Взгляд у парня стал нахальным, и он уже с нескрываемым желанием поглядывал чуть ниже талии любимой. Вика включила свет и открыла дверь в ванну:
  - О! Нашла.... И ванна есть, и машинка на месте, - слегка заплетающимся язычком промолвила девушка.
  - Вика...
  - Сначала ванна.... А я пока, полью цветы.
  - А полотенце, шампунь?
  - Все что видишь - бери, а я уже побежала...
  Через минут десять дверь в ванной приоткрылась и оттуда показалась голова Валеры.
  - Вика, а что мне надеть?
  - Халат! - крикнула из комнаты девушка, увлеченно рассматривая себя в зеркало, из разных ракурсов.
  Вскоре послышались шаги, и на пороге комнаты появился Валера, в девичьем, коротком халатике с кружевами.
  - Другого не было, - оправдываясь, он развел руками, обнажая волосатую грудь.
  - Хо! Тебе бы еще губки накрасить - милая.... Жди меня... Я сейчас приду, - заинтригованно произнесла Вика и, сверкнув глазами, провела пальчиками по его животу. - Отдыхай... Я скоро.
  И девушка, слегка покачиваясь, пошла в душ. На полу в ванной валялись небрежно брошенные Валерой джинсы, свитер, трусы, мокрые носки.... Она брезгливо, двумя пальчиками принялась кидать одежду парня в машинку и когда очередь дошла до джинсов, Вике сразу в глаза бросилась золотая цепочка, свисающая из кармана. Девушка потянула за нее, - 'Амулет! А я про него и забыла...' Она повесила украшение на крючок для полотенца, разделась и стала под душ. Тоненькие струи приятно горячили кожу, и Вика в блаженстве закрыла глаза, - ' Ой, хорошо как...', она потянулась в предчувствии сладострастных ощущений и закрыла глаза. И тут она как будто почувствовала на себе чей-то взгляд. Вика оглянулась - украшение, мерцая хрустальными лучиками, необъяснимым образом притягивало ее взор. Девушка, позабыв о неземной ласке в спальне, протянула руку и надела амулет на шею. Она взглянула на свое отражение в зеркале и... слегка покачнулась. Голова ее закружилась, и пар от горячей воды вокруг нее заклубился молочно-фиолетовым цветом. Вика, не отрывая глаз, всматривалась в едва заметное отражение.... С каждой секундой ей казалось, что ее тело становиться все легче и легче. Мысли в голове закружились нестройным хороводом. Перед ней в зеркале уже мелькало колеблющееся радужное сияние в виде силуэта.... Силуэт с каждой секундой принимал все более четкие очертания и вскоре в зеркале появился образ девушки в античной одежде. Вика с изумлением раскрыла шире глаза - в отражении девушка также повторила ее взгляд. Вика улыбнулась - образ из зеркала моментально повторил улыбку: - Да это же я! Дошло до Вики. Она с интересом принялась рассматривать странную копию - рука обвитая браслетом в виде змеи, сжимала короткий меч. На шее у отражения висел точно такой же амулет. На голое тело была накинута кожаная накидка, а волосы украшала золотая диадема.
  - Агайя, - прошептала она.
  Вика зачарованно опустила свой взор на руку - удивительно! Она была обвита браслетом в виде змеи и держала короткий меч! Внезапно у нее за спиной раздался дикий мужской крик. Девушка резко обернулась - стена растаяла как мираж, и перед ее взором возник бородатый всадник с копьем в руке. Вика подняла руку с мечом и, зажмурившись - закричала, застывая от страха.... Прошла минута, другая... Она с опаской открыла глаза - перед ней вновь была стена.... Девушка повернулась к зеркалу - в отражении она увидела свое перепуганное лицо. Из душа продолжала литься горячая вода. В руке Вика сжимала вместо меча, хрустальный амулет, который при крике сорвала с шеи....
  Руки у нее дрожали, а вместо тепла от горячей воды, мороз сковал нежную кожу.
  'Ну, и напилась же, я...', - выдохнула девушка, и выключила воду. Через пару минут слабость и дрожь в руках исчезли, голова стала ясной, а тело задышало какой-то неведомой силой. Она подняла руки и изогнулась, словно дикая кошка. Из зеркала на нее хищно смотрели желтые расширенные зрачки.
  - Хорош, пить - Вика, - сказала она своему отражению и мягко ступая, направилась в спальню.
  Валера крепко спал, раскинув руки на кровати. Вика выключила свет, взглянула в окно и протянула руки к луне, подставляя лицо бледным лучам. Так она простояла довольно долго, пока не скрипнула кровать. Она обернулась и, не слышно ступая по ковру, подошла к Валере. Присела с краю и в задумчивости погладила его волосы.
  - Терес... - прошептала она имя из давнего, далекого - не ее прошлого, а прошлого Агайи, которая так часто ей являлась во снах. Вика словно растворилась в античном образе, как две капли воды, похожей на нее незнакомки. На глазах у девушки выступили слезы, от радости и боли тысячелетней разлуки с неизвестным Тересом, образ которого воплотился в спящем любимом.
  - Терес, варз тану... (Терес, люби меня) Скифский яз.- прошептала она, срывая одеяло с Валеры, и с вековой жаждой любви, впилась в его уста.
  Валера, мигом проснувшись, начал задыхаться от влажного языка любимой.
  - Вика..., - произнес он, с трудом отклоняя голову.
  - Варз тану Терес, варз тану... (Люби меня Терес, люби...) Скифский яз.
  ...Наступило утро. В комнате было светло и тихо. Валера приоткрыл глаза. 'Наверное, сейчас часов десять, не меньше', - прищурив глаза, подумал парень. Затем он медленно повернул голову в сторону любимой. Мышцы мгновенно ответили болью. 'О-хо-хо.... Вот так и страсть! Просто нереальный секс', - от воспоминаний о безумстве прошедшей ночи, во рту и на губах у него стало сухо.
  - Вика... - он нежно прикоснулся к округлому плечу любимой.
  Ее длинные ресницы вздрогнули:
  -М-м?
  - Воды попить бы...
  - Сходи, любимый попей.... И чай мне, без сахара сделай...
  - Какой зеленый, черный?
  - Давай иди уже.... Любой...
  Валера вскочил, накинул 'теткин' мини - халатик с рюшами и, шлепая босыми ногами по полу, поспешил на кухню. Там он выпил залпом два стакана воды, включил электрочайник и взглянул в окно, 'Так.... А что же мы будем делать дальше?', - задумался он, глядя на спешащих по делам людей.
  - Ты уж прости, что-то на меня вчера накатило непонятное.... В общем-то, я девушка скромная, воспитанная.
  Валера от испуга вздрогнул - сзади него стояла Вика, в неотразимом черном кружевном белье.
  - Да что ты.... Это было Божественно! - воскликнул Валера и с замиранием сердца, подошел, обнимая обольстительную смуглянку. - Может после чая, еще полежим? Чуть-чуть.... И ты снова будешь говорить мне эти прекрасные и непонятные слова, Варз Терес тану....
  - Я?! Нет, нет.... Это все она... Агайя, - от воспоминания вчерашней ночи, Вика прижалась к любимому взволновавшейся грудью, - а ну-ка пошли, проверим, буду ли я снова говорить эти странные слова...
  - А чай? - Валера, словно мальчик из детсада шел за Викой, взявшись за ее руку.
  - Потом Валер.... Идем, идем.
  ...И снова сумасшедшая, полная страсти любовь... Изнеможенные, но счастливые они 'вернулись' на землю только к обеду. Голод, жажда, и какая - то внутренняя тревога, заставили их покинуть уютное ложе, засуетиться - бестолково собираясь, и буквально через двадцать минут, влюбленные уже сидели на кухне с чашками чая в руках.
  - А что мы дальше будем делать, Вика? - повторил Валера свои мысли вслух.
  - Приоткрыть тебе будущее? - она пристально взглянула на его озабоченное лицо.
  - Если сможешь - то да...
  - Все будет выглядеть примерно так - завтра или послезавтра, тебе надо будет срочно уехать домой по делам, и мы с тобой расстанемся.... Вот и все наше будущее.
  - Зачем ты так?
  - А как по-другому, Валера? Ты ведь о наличии жены мне ничего не рассказываешь. Молчишь - партизанишь, наверное, тылы сохраняешь.
  - Ты же знаешь - я ушел из дома.
  - Вот, Валера - как ушел, так и придешь туда обратно.
  - Я же люблю тебя, Вика, и никуда не собираюсь уезжать. Как ты могла подумать такое?! - Валера подошел и поцеловал ее волосы. - Вика... Любимая...
  - Ой, Валера, Валера... - она прислонила к нему голову и заглянула в его синие, честные глаза. - Слушай, а ты меня и вправду любишь?
  - Клянусь сердцем - люблю, и хочу быть с тобой до конца, до последнего вздоха.... Клянусь... - он опустился перед ней на колени и поцеловал ее руку. - А ты?
  - А я? Влюбилась в тебя как девчонка, - вздохнула она и чуть покраснела.
  - Ты не переживай за наше будущее - я буду много работать, мебель продавать.
  Вика подозрительно на него взглянула:
  - Чью?
  - Импортную, нашу - да если честно мне все равно! Я ведь прирожденный торговец мебелью...
  - А ты меня, пугаешь милый, - она не спускала с него глаз. - Где же ты ее возьмешь?
  - Устроюсь в магазин продавцом...
  - А-а... Ясно - тогда жить нам придется в общежитии... Где-то под Одессой.... С китайцами в одной комнатушке.... И три раза на день есть рис - экономить. Да, Валера?
  - Не волнуйся любимая - я ведь могу еще и петь. Я могу так спеть - что мало не покажется... Правда, на этом я много не заработаю.... Нет, нет.... Определенно мне лучше мебель все-таки продавать.
  - А мне тогда точно придется трупам животы резать. Врач - патологоанатом, профессия ведь прибыльная.
  - Я не позволю, тебе работать по специальности! - испуганно вскочил Валера и заходил по кухне. - Так, так, так.... Только не это, только не это.
  - Амулет...
  - А! Так ты, то же это заметила? Когда его надеваешь, видишь фрагменты из жизни. Может это будущее и прошлое? Да?
  - Продать его придется, вместе с прошлым и будущим.
  - То есть как?
  - Паспорт у тебя есть?
  - Конечно - не такой уж я и дурак, что бы вот так вот, взять и уйти голым из дома.
  - Это хорошо, что ты неглупый, у меня будет перспектива не стать к старости дурой. Подожди... Я сейчас приду - появилась одна идея....
  Она вышла и вскоре вернулась обратно, с новым телефоном и записной книжкой.
  - Валера, а как ты относишься к Германии?
  - Все что нравится тебе - и мне по вкусу, - осторожно ответил он и добавил. - Хотя если честно, я фашистам не доверяю - они моего деда на войне убили.
  - Так это когда было! Там и немцев сейчас почти нет - одни турки. Вставь аккумулятор и симку в телефон, а я один нужный номерок пока поищу, - сказала Вика, внимательно перелистывая листки в блокноте. - Ага! Нашла. Вот он!
  - Кто?
  - Генерал!
  - Немец?!
  - Успокойся, он русский. Код все единички введи сразу... Спасибо, милый... Тихо - звоню.
  Она взяла телефон в ладошку, и смешно склонив голову набок, приложила мобильный к уху.
  - Але, Виктор Степанович? Можете говорить? Узнал-таки! Конечно, я.... У меня все в порядке, замуж вот вышла.... Когда? Да, только что... Спасибо передам.... Хочу тебе показать одну интересную вещичку.... Об этом даже и не думай.... А вот на древний амулет взглянуть - это, пожалуйста... Он у меня на руках. Да.... Через час? Смогу, конечно.... Договорились. Пока.
  - Вика, объясни, что куда и зачем? Я ничего не понимаю!
  - Валера, если серьезно - то подумай, какая Одесса?! Тут и Череп, и Лысый обитают. Не сегодня, завтра они нас обязательно найдут. И все.... Нет будущего. Так что план таков - продаем украшение, я заказываю нам паспорта, и мы срочно уезжаем из страны. В Германии живет моя хорошая подруга - поможет нам устроиться, не откажет.
  - А как же Игорь?
  - Любимый, его никто в этом городе не знает.... Хотя стоп - Лысый его видел...
  - Вика, этот утопленник сам себя не помнит - и меня не узнал...
  Смуглянка на секунду задумалась, теребя пальчиками черный локон. Перестав мучить волосы, она приняла решение и подняла указательный палец к небу:
  - Слушай, а может мне попытаться устроить его на работу к генералу?
  - Не знаю.... Наверное, Игорь был бы и не против. Смотря конечно какая там работа - цемент грузить он точно не будет.
  - А мы прямо сейчас это у него и спросим, номер друга помнишь?
  - А то! Набирай...
  Вика вновь склонила голову набок, приложив телефон к уху:
  - Але, гараж! Вы там, квартиру еще не спалили? Нет, Игорь это не твоя мама.... И ты не у себя дома - ты в Одессе. Кто я?! - Вика нахмурилась и положила трубку. - Мне кажется если ему сейчас предложить забивать головой гвозди, он не откажется. Пьяные оба в дым.
  - Как так можно? Алкоголики!! - гневно воскликнул Валера, и ударил кулаком по столу.
  - Ты ведь не такой? - строго спросила Вика. - Отвечай! И в глаза мне смотри.
  - Только по праздникам или по твоей просьбе - а так ни-ни.
  - Смотри у меня, а то рот зашью - это я умею.
  - Хи-хи, - блекло хихикнул Валера, закрывая на всякий случай ладонью рот.
  
  В скором времени влюбленные покинули гостеприимную квартиру, и поспешили к большому особняку с античными колоннами и мифическими химерами. Там Вике назначил встречу генерал. В здании располагалась администрация, небольшого научно-технического предприятия 'Спектр М', владельцем которого и являлся высокий чин в отставке. Виктор Степанович был страстным коллекционером старины. Собирал он практически все. Его интересовали как редкие вещи скифской эпохи, так и старые, никому ненужные горшки. Когда ему позвонила Вика, он ее сразу вспомнил, хотя и не видел больше года. У генерала был когда-то с ней короткий роман, но любопытная девушка быстро осознав, что генералы это такие же люди, 'мягко съехала' от его ухаживаний и их отношения тут же умерли.
  Влюбленные шли, обнявшись по тротуару, и не замечали окружающего мира. Валерка пару раз споткнулся, один раз чуть даже не упал - все никак не мог налюбоваться своей красавицей.
  - Валерочка, вот мы и пришли, - вздохнула Вика, остановившись, перед крыльцом из белого мрамора. - Я быстро, туда и обратно, ты вон на той лавочке меня подожди. Хорошо?
  - Может я с тобой? - нехотя отпустил ее руку парень.
  - Не пустят, - грустно прошептала девушка. - Господи! Да я же всего на пару минут, и потом мы будем вместе, Валера.
  Его глаза предательски заблестели:
  - Ну, я иду?
  - Жди - и никуда с того места не уходи... Ты ведь такой рассеянный.
  Валера сжал ладони, кивнул мол - 'Держись!', развернулся и пошел угловатой походкой в сторону скамьи.
  Вика с какой-то непонятной тоской посмотрела на его ссутулившуюся спину и прошептала:
  - Как же я тебя люблю... Больше жизни...
  Сердце ее защемило и, боясь, что разревется как дура, развернулась и стала подниматься к дубовым дверям.
  Валера перешел через дорогу, остановился возле кафе, оглянулся - Вика уже зашла в здание. Он дошел до угла дома, подождал зеленый свет на светофоре и, перейдя дорогу, очутился на аллее с лавочками. Присел напротив офиса - так что бы видеть, когда выйдет любимая. 'Странно!', - оглянулся вокруг парень: - ' Хорошая погода - а по аллее никто не ходит и скамейки все свободные'
  - Каррр!
  Вздрогнув, он поднял голову кверху. Прямо над ним, на ветке сидел черный ворон.
  - Кшш! - зашипел Валера и замахнулся рукой.
  Ворон взмахнув крыльями, лениво взлетел и, совершив маленький круг, сел на землю, слева от лавочки. Внимательно наблюдая за птицей, взгляд парня наткнулся на женское коричневое портмоне, лежащее под скамейкой. Валера замер. Осторожно оглянулся - аллея по-прежнему была пуста. Он еще раз по-воровски стрельнул по сторонам глазами, нагнулся, что бы подобрать кошелек. Ворон захлопал крыльями и стремительно поднялся ввысь. 'Ну и противные же эти вороны - все видят!', - недолго думая он положил портмоне во внутренний карман куртки: - 'Если подойдут, спросят - отдам. А выйдет Вика, тогда в милицию его отнесем', так он решил. Минут пять Валера просидел в напряжении. Ничего подозрительного не происходило, ну разве что, благообразный дедушка прошел мимо, так он не в счет, - 'Не женщина!', с независимым видом посмотрел на него Валера и, расслабившись - облокотился на лавочку. В конце аллее показалась серая машина: - 'И чего тут ездить, дороги тебе мало?' Через пару секунд на машине сверху он заметил сирену. Нехорошее предчувствие охватило парня с головы до ног. Его рука интуитивно потянулась к внутреннему карману, но было уже поздно. Милицейский Уазик, скрипя тормозами - остановился как раз напротив него. Правые двери распахнулись и из машины выскочили прапорщик и сержант, в патрульной форме.
  - Предъявите ваши документы, - прапорщик с усиками прошил его пронзительным взглядом.
  Сержант положил руку на автомат, который висел на ремне и близко не подходил. Валера замер в растерянности. Взглянул на машину.... И тут ему показалось, что на заднем сиденье сидит заказчица мебели из его городка.
  - Ваши документы, гражданин! - повысил голос прапорщик.
  Валера встал, похлопал себя по карманам, - 'Я же паспорт Вике отдал! А вдруг эти милиционеры с бандитами заодно, и ищут нас вместе с этой сумасшедшей...', от этого предположения его лоб покрылся потом:
  - Сейчас, сейчас, - он начал лазить по карманам, соображая в это время, что же ему делать.
  'Подальше от Вики их надо увести - бежать!', - и он резко развернувшись, стал ногой на лавочку, оттолкнулся и перепрыгнул через препятствие.
  - Стой, стрелять буду! - заорал сержант и щелкнул затвором.
  Валера в беге, оглянулся.... Судьба была к нему не благосклонна - он зацепился ботинком за бордюр и растянулся на узеньком тротуаре. Сзади себя он услышал топот.... Но он лежал, смирившись с судьбой, понимая, бессмысленность бега. Через секунду на него кто-то навалился, скрутил сзади руки и на запястьях тут же щелкнули наручники.
  - Вставай ворюга! - сержант приподнял Валеру за шиворот куртки.
  - В машину его! - отдал приказ прапорщик.
  Сержант мощным рывком сзади, поставил на ноги беглеца и, взявшись за наручники, резко развернул.... И тут Валера увидел Таню, стоявшую возле машины. В его спину последовал толчок, и он трусцой начал приближаться к иностранке.
  - Это он! Я его узнала... Это - Форрр!
  - Михалыч, открывай закрома! - крикнул сержант пожилому водителю.
  - Не волнуйтесь гражданка, сейчас все выясним, - успокоил заказчицу прапорщик. - Прошу вас в машину. Михалыч, трогай!
  Через минуту Уазик вздрогнув, поехал по аллее, в участок. Валера с тоской смотрел в маленькое зарешеченное окошко на удаляющийся особняк. 'Вика!', - кричала безостановочно его душа: 'Милая, любимая, Вика...'
  
  
  ГЛАВА 8
  
  Вика и генерал
  
  
  Вика зашла в просторный холл и остановилась в немом восхищении. Она с изумлением принялась разглядывать внутренний интерьер особняка с колоннами. Высокий зеркальный потолок отражал пол, выложенный прозрачно - голубыми плитами. В центре помещения, красовалась бронзовая копия пальмы Мерцалова, с яркими искусственными попугаями на листьях и бордово-красными камнями, выложенными горкой вокруг нижней части ствола. На мгновение, позабыв о цели визита, девушка сделала пару шагов вперед, собираясь внимательнее рассмотреть удивительное дерево, по стволу которого, откуда-то сверху стекала вода. Дорогу ей преградил охранник в черном костюме.
  - Здравствуйте, вы по какому вопросу? - стройная осанка пожилого человека, и заторможенный взгляд, выдавали в нем бывшего военного - отставника.
  - ...Я к... Генералу, - чуть запнувшись, ответила Вика. - По телефону с ним договорилась о встрече.
  - Секундочку, - он снял рацию с пояса. - Юлия, Владимировна, тут к шефу девушка пришла - ей назначена встреча.... Сейчас узнаю.... Как ваше имя?
  - Вика.
  - Виктория... Хорошо, пропускаю.... Проходите, второй этаж, направо, первая дверь.
  - Спасибо!
  Она быстрым шагом поднялась по лестнице. Открыла дубовую дверь с табличкой 'Генеральный Директор', и очутилась в приемной, поперек которой стоял длинный стол. За ним важно восседала миловидная девушка, почти сверстница Вики, может старше ее на пару лет - Юленька, секретарша босса. При виде вошедшей посетительницы, помощница генерала с легким презрением скривила губки, и прошлась по Вике оценивающим взглядом.
  - Опаздываете гражданка, Виктор Степанович давно вас ждет! - недовольным тоном произнесла холеная девица и чуть слышно прошипела, - скромнее юбки на прием надевать надо, тут тебе не *яма*.
  - Скрепка, смени помаду - не твой цвет, - озадачила секретаршу Вика и прямиком направилась в кабинет.
  За массивным дубовым столом восседал, широкоплечий, седой мужчина в строгом, сером костюме. При появлении Вики он на удивление легко встал и вышел ей навстречу.
  - Если бы увидел тебя на улице, не узнал бы, ты так изменилась - и замечу, в лучшую сторону, - генерал взял ее с чувством под локоть.
  - А ты такой же и остался, без комплемента и шагу не ступишь, - улыбнулась Вика.
   - Проходи дорогая, хочешь на мое место садись. А нравится стул - пожалуйста. Как насчет коньячка, кофе?
  - Спасибо Витя. Я на минутку - спешу, дела.
  Она присела на стул, стоявший возле письменного стола, придерживая рукой полы плаща.
  - Не торопись - успеешь, дорогая. Лучше расскажи мне, ты и вправду замуж вышла?
  - А что? Я похожа на вечную деву?
  - А кто избранник? Депутат, наверное?
  - Нищий романтик...
  - Во как?! Удивила... - его мохнатые брови слегка приподнялись. - Ну да... Ну да.... С милым и рай в шалаше.
  - Витя ты лучше, чем пословицы вспоминать, сюда взгляни, - она из сумочки достала амулет и положила на стол.
  Генерал при виде украшения нервно вздрогнул и осторожно протянул к нему руку. Зловещий амулет он сразу узнал: - 'Эта стекляшка забрала у меня и друга, и деньги...'
  Виктор нажал кнопку на селекторе:
  - Юля, коньяк принеси!
  - Бегу босс! - мгновенно послышался ответ из динамика.
  - Ну и что ты скажешь? - осторожно спросила Вика, почувствовав холод, повеявший от генерала.
  - Удивила ты меня.... Ох, как удивила, - он с трудом оторвал взгляд от талисмана.
  - Что-то не так Витя?
  - Скажи мне честно, откуда он у тебя? - Виктор в упор взглянул на красавицу.
  Вика мгновенно оценила ситуацию.
  - С бандита сняли... - и она вкратце рассказала свою историю.
  В кабинет вошла Юленька. Она медленно, изящно, несла поднос на одной руке. Подойдя к столу, девушка остановилась возле Вики, томно изогнулась в сторону генерала и медленно поставила возле него коньяк, фужеры и конфеты.
  - Виктор Степанович, что-нибудь еще? - Юля выпрямилась, и бледно-розовыми длинными пальцами с алым маникюром, невинно скользнула от нежной шеи к груди, поправляя безупречно сидевшую на ней кофточку.
  - Спасибо дорогая, свободна, - тон генерала чуть оттаял после Викиного рассказа и зажигательного экспромта секретарши.
  Виктор весьма заинтересованным взглядом проводил Юленьку до дверей и разлил коньяк по фужерам.
  - Давай-ка выпьем, за моего друга и твою правду.
  Вика взяла бокал в руки:
  - А что с твоим другом?
  - Вот из-за этой стекляшки его и убили, твои мучители.
  - Ничего себе... - прошептала девушка, вдавливаясь в стул: 'Прощай Валера, отсюда я поеду в тюрьму...'
  - Хоть я и отслужил полжизни в конторе, но в душе я боевой офицер и ценю геройство. Ты рассказала мне правду, за друга моего невольно отомстила. И принесла о нем память. Не грей бокал - пей до дна.
  Они звякнули хрусталем и выпили. Генерал встал и подошел к сейфу.
  - И что же ты хочешь за это сокровище, Вика?
  - Ситуация для меня изменилась, замечу - не в лучшую сторону. Скажу так - чем больше, тем лучше, плюс мне срочно нужны два загранпаспорта с немецкими визами. Череп рано или поздно узнает, что я в городе.... И тогда...
  - Денег за амулет я тебе не дам... Но...
  - А чего тогда спрашиваешь? Сейф открыл - наручники оттуда достанешь, да?! Или...
  - Молчать! Не смей перебивать генерала! - в голосе Виктора Степановича зазвучали стальные нотки, и он строго взглянул на девушку.
   Вике захотелось вскочить перед ним по стойке 'Смирно!', но вместо этого она состроила недовольную гримасу.
  - Ты сама подумай, я Леше занял деньги на покупку этого талисмана - а в итоге, что? Я должен за него заплатить два раза? Ты же разумная девушка, должна сама все понимать...
  - Я все поняла, спасибо за то, что браслеты не надел, Виктор Степанович, - сухо ответила Вика, собираясь встать.
  Генерал жестом остановил ее.
  - Эх, молодость.... Спешите жить.... За двух отморозков, которых отправили на тот свет, я заплачу тебе пять тысяч, - он бросил перед Викой запечатанную пачку долларов. - Отсчитай. И даю деньги тебе только за это - но не за амулет! А с паспортами я тебе помогу - бесплатно.
  - Витя, спасибо, - с благодарностью взглянула на генерала Вика и принялась отсчитывать купюры.
  - Послушай, а может, вы и с Черепом так поговорите? Заплачу столько же, - то ли в шутку, то ли в серьез предложил генерал.
  - У меня к тебе есть встречное предложение. Я ведь так, загнанная козочка. А Игорь - боец. Это тот, который разобрался с бандитами - битой. Настоящий профи. Возьми его к себе на работу, а там жизнь покажет. Второго ты такого не найдешь.
  - А он небуйный случайно? С головой у него все в порядке?
  - Полный адекват.
  - Ну что ж, идея хороша. Пусть приходит, завтра к десяти - проверим, посмотрим. Подойдет - охранником возьму.
  - Приятно с тобой иметь дело, господин генерал, - Вика взяла половину купюр из пачки и положила их в сумочку. - Ну что, я пошла?
  - А на посошок? - Виктор разлил коньяк по бокалам.
  - Э, стоп, стоп, стоп... Меня суженный на улице ждет - а я на бровях из роскошного особняка выползу? Спасибо, но я пасс. Юленьке предложи - она тебе не откажет.
  - Все-то ты видишь, - генерал 'вздрогнул' залпом целый бокал. - Паспорта мне оставь. Через неделю будут готовы.
  Вика положила на стол документы, встала, обошла стол и поцеловала седого мужчину, в щеку.
  - Спасибо, Витя, - произнесла она на прощание и поспешила к своему единственному и любимому Валере.
  
  
  ***
  
  Все что происходило с Валерой после его задержания на аллее, он даже и в страшном сне не мог себе такого представить...
  По дороге в участок, в маленькое решетчатое окошко час от часу зыркали серые глаза иностранки и она с присвистом горячо обращалась к милиционерам:
  - Это, фор!
  Валера, изолированный от всех в железной будке, кричал в ответ:
  - Это провокация! Я требую адвоката!
  - А ну тихо парень в участке разберемся, - монотонно охлаждал пыл Валеры, прапорщик.
  В участке с него сняли наручники и заставили показать содержимое карманов. Первым лег на стол портмоне.
  - Твой? - усмехнулся прапорщик, кивая на женский кошелек.
  - Я его нашел под лавочкой, полчаса назад, на аллее, - честно ответил Валера.
  - Естественно, кто бы сомневался, - патрульный обратился к рядом стоящему сержанту - крепышу. - Водолей, а ну-ка позови иностранку.
  Буквально через минуту вошла старая знакомая, на ней были все те же: спортивная куртка, свитер под горло, бежевые кроссовки и штаны цвета хаки.
  - Гражданка, это ваш кошелек?
  - Я, я... Мой, - обрадовано закивала девушка и тут же вновь стала тыкать пальцем в сторону Валеры. - Это он, херр полицаян! Он меня ограбил!
  - Да это же Таня - сумасшедшая! Не верьте ей! - обращаясь по очереди взглядом, то к прапорщику, то к сержанту убеждал их Валера.- Я ей сто евро должен - за мебель!
  - А ну тихо! - прикрикнул человек с усами на парня и открыл бумажник, - с цветной фотографии на него смотрела пострадавшая.
  - Что у вас в кошельке?
  - Одна тысяча триста двадцать ойро, физа - карт, прафа и фосемьсот грифен.
  Милиционер выложил на стол содержимое, и пересчитал.
  - Все сходится, будем оформлять протокол задержания... Гражданка как вас?
  - Хельга Шламиг.
  - Какая это Хельга?! Кому вы верите?! - воскликнул Валера, порываясь встать со стула. Но сзади рука сержанта, тяжелой гирей легла ему на плечо.
  - Ты не мути тут артист... Таня.... Придумал же, - капитан заглянул в права немки, - тут написано - Хельга Слами... Или Шламиг?
  - Я! Я! Хельга Шламиг! - подтвердила девушка.
  - И так присаживайтесь фройлян - начнем.
  - Форошо, форошо - я уфажаю порьядок. Рехт фюр алле! - Закон для всех! (Немецкий яз.) - Выкрикнула немка, резко вытянув руку в сторону лица Валеры. Затем по военному развернулась, и печатным шагом направилась к стулу.
  - А его Водолей, - капитан кивнул на Валеру, - в коридор, торопиться этому артисту уже некуда, его театр теперь будет за колючей проволокой.
  
  Как только Хельга вышла из кабинета, Валера сразу же предстал перед прапорщиком.
  - Фамилия, имя, отчество, год рождения, - милиционер оторвал уставший взгляд от протокола.
  - Без адвоката, я отвечать на ваши вопросы не буду! Это все дешевая провокация!
  - Водолей, а где наш адвокат?
  За спиной Валеры раздался свист рассекаемого воздуха, и в ту же секунду жгучая боль охватила его поперек спины.
  - Ммм! - застонал парень.
  - Фамилия? Имя? Отчество? Год рождения?
  Но Валера, сжав зубы, - замолчал. 'Адвокат' еще пару раз 'похлопал' его по спине, но парень как в рот воды набрал.
  - Ну, хорошо - молчи, твое право. Снимай пояс, шнурки и давай их сюда.
  Валера послушно все снял и положил на стол.
  - Водолей, в камеру его. И смотри по дороге осторожнее с ним - если молчит, бывалый значит, кодекс соблюдает. Может он вор в законе.... Наручники надень на всякий случай, сбежит еще.
  - Слушаюсь, панэ прапорщик.
   Сержант доставил Валеру в камеру набитую людьми. 'Где ты сейчас любимая Вика?', - он с тоской посмотрел на тускло горящую лампу на потолке, и присел на край топчана, в отчаянии обхватив голову руками...
  
  ***
  
  А Вика, выйдя из резиденции генерала, до позднего вечера прождала любимого на лавочке. Мысли по поводу пропажи Валеры лезли в голову самые разные. 'Бандиты, милиция.... А если он меня просто бросил и уехал домой?', - последняя мысль с каждой минутой все больше доминировала над другими. К вечеру, она почти уже не сомневалась - что Валера сбежал домой, к жене. Ее даже не смутил тот факт, что у парня не было денег, ведь влюбленная женщина - слепа, и логика ей абсолютно чужда.
  
  На улице уже стемнело, мимо нее начали прогуливаться ярко накрашенные девицы и особи мужского пола с озабоченными взглядами. 'Он не придет...', - шепнула ей душа и слезы побежали ручейком по щекам. Вика достала платочек из сумочки.
  - У вас не занято? - сахарным голоском спросил поджарый старичок, пытаясь заглянуть в глаза девушки.
  - Свободно, - с трудом ответила Вика и встала с лавочки.
  Окинув прощальным взглядом аллею, она решительно выдохнула и поспешила в свой новый дом - теткину квартиру.
  Как только она переступила порог жилища, ей в нос ударил запах перегара и сигаретного дыма. Вика остановилась в коридоре и прислушалась.
  - А я из легиона ушел не прощаясь! Набил рожу немцу, за то, что стучал на меня капралу, - голос принадлежал брату и, судя по звуковым ямам, появившимся в его речи - выпил он немало...
  - Серега, а я пять лет по контракту отпахал. От звонка, до звонка. Из них три года в Кот Де Вуаре, среди дикарей - под пулями... Жутко вспомнить, сколько же я крови видел.. А учебка, думаешь лучше? Да это же просто ад! Прыжки с парашюта ночью - в горы, пески... Марш-броски по пятьдесят километров с оружием, стрельбы каждый день. Серега, поверь мне - убить человека это искусство, и штурмовик им должен владеть в совершенстве, - Игорь говорил ровно - но громко.
  - Давай за нас, дружище!
  После непродолжительного затишья из комнаты послышались пьяные завывания брата на французском языке, к нему присоединился Игорь, и Вика с ужасом поняла - братание войск достигло апогея, сообщество уже песни начало орать...
  Разъяренная девушка буквально ворвалась в комнату, закрывая уши руками. Завывания повисли в воздухе и Сережа с Игорем, не успев закрыть рты, с удивлением вытаращились на нежное создание.
  - Ты почему не стучала... Псс... - Сережа навел резкость на глаза, - А-а! Мимо... Ты же не немец - не стучишь.... Почему не звонила?!
  - М-да.... И куда ты Валериана подевала? - продолжил допрос, с посоловевшими глазами Игорь, пытаясь за ней разглядеть друга.
  Вика забрала руки от ушей:
  - Рот закрыли - оба!!
  В комнате повисла тишина. Первым очнулся Сережа:
  - Где ты была?! Жрать дома нечего, а она гуляет себе - прохлаждается!
  - Эй, Серега - заканчивай, - вступился за Вику, Игорь.
  - Игорь, ты ничего не понимаешь, я старший брат - и должен научить ее вежливости. На кухню и макароны сварила! Быстро!
  После этих слов Вика подошла к дивану, схватила костыли брата, вышла с ними на балкон и через мгновение зашла обратно - но уже с пустыми руками.
  - Ты че сделала?! - сразу протрезвел брат.
  - Это жестко, Вика, - поддержал его Игорь.
  - Сережа! Если ты еще раз откроешь на меня рот - ночью препарирую тебя как жабу и станешь моим пациентом - тихим и холодным, - глаза у Вики сверкали от ярости. - Ты меня понял?!
  - Вика, все будет хорошо... - Игорь встал между сестрой и братом.
  - Значит так - живо собрали это барахло, - она указала рукой на закуску и бутылки, - и марш на кухню. И что бы я оттуда слова вашего не слышала.... А то за костылями последуете... Оба.
  - Не, ну ты хоть понимаешь, что ты сейчас сделала?! - Сережино лицо напоминало лицо человека, у которого украли ноги.
  - На кухню... - зловеще тихо произнесла Вика.
  - Не спорь Серега, идем. Я тебе помогу, вставай.
  Через десять минут в комнате стало тихо, и лишь только затхлый запах напоминал о недавней пьянке. Вика открыла дверь на балкон - свежий, морской ветер ворвался в комнату, колыхая волнами шторы. Она села на диван, и в задумчивости просидела довольно-таки долго.
  - Вика, ты извини нас, - Игорь неслышно вошел и сел рядом с ней.
  На его мужественном лице, уже не было и следа от попойки.
  - Да ладно, - махнула она рукой.
  - Я схожу вниз за костылями, может, их еще не забрали?
  - Да на балконе они, в углу стоят, - тревожные мысли о Валере не покидали ее, ни на секунду. - Валера пропал...
  - Как?
  - Вот так - я вышла из офиса, а его нет. Может он домой к жене уехал?
  - К Ленке? Вряд ли.... Отвечаю - домой он, точно не уехал. Сама подумай - а чего ему было тогда сюда переться? Я же видел, как он на тебя глядел.
  - Ну, вот нагляделся - и к женушке, домой съехал...
  - Не знаю - вряд ли. Я завтра ему перезвоню на домашний - узнаю.
  - Да кстати, ты не пей больше, я тебя на работу вроде бы устроила. К десяти ты должен быть в приемной как штык.
  - В казино? - Усмехнулся Игорь.
  - Выше бери - к генералу, охранником.
  - Спасибо, конечно.... Ну могла бы у меня спросить сначала.
  - Так пыталась - ты меня с мамой путать начал.
  Игорь в задумчивости поднял глаза к потолку.
  - Игорян, ты где?! - раздался Сережин крик из кухни.
  - Иду! Костыли тебе принес, еле на клумбе их нашел! - Игорь встал и с благодарностью взглянул на девушку. - Вика, ты настоящий друг.... То есть подруга.
  - Иди.... И пакет из коридора прихвати - купила курицу в маркете. Целый день и крошки во рту не было.
  - Я разогрею?
  - Буду тебе благодарна...
  
  
  Глава 9
  
  Игорь, генерал, Юля.
  
  
  На следующий день, когда солнце взошло над крышами домов, и его лучи стали ласкать южную Пальмиру долгожданным теплом, Игорь отправился на прием к генералу. Следуя проложенным Викой маршрутом, он без труда нашел нужное здание. В пустынном холле, сидел молодой мужчина, с круглым лицом, весьма здорового цвета. Увидев вошедшего парня, он нехотя встал из-за стола:
  - Тебе чего?
  - Я к Виктору Степановичу, по поводу работы, - как можно дружелюбнее, улыбнулся ему Игорь.
  - Подожди снаружи, генерал скоро будет, - официальным тоном ответил охранник, собираясь проводить нежданного посетителя на выход.
  И тут на пороге появился генерал, собственной персоной. Угрюмое выражение на его волевом лице не предвещало ничего хорошего.
  - Здравие желаю, Виктор Степанович! Вот тут к вам, гражданин, по поводу работы пришел, - доложил охранник, вытянувшись по стойке смирно.
  - Ты от Вики?
  - Да.
  - Поднимайся наверх, и жди меня в приемной, - приказал грозный мужчина, свинцовым взглядом оценив парня с головы до ног.
  - Второй этаж, дверь направо, - подсказал охранник.
  - А ты бездельник, за мной! - рявкнул генерал на вахтера и снова вышел на улицу.
  Игорь поднялся наверх. Дверь в приемную была открыта, и он вальяжно развалился в удобном кресле для посетителей. Снизу из холла раздался приятный девичий голос:
  - Здравствуйте, Нина Семеновна!
  - Доброе утро, Юленька!
  Вскоре в коридоре послышался стук каблучков... И в приемную вошла пожилая женщина с ведром и шваброй. Она вместо приветствия взмахнула палкой для мытья полов и, ссутулившись, прошла в кабинет босса. Игорь проводил ее удивленным взглядом и помахал с удивлением вслед. Через мгновение на пороге появилась высокая и стройная девушка с платиновым цветом волос. У нее было выразительное лицо, с изумительными ложбинками над скулами и очаровательной ямочкой на подбородке. Лазурный цвет глаз и, слегка пухлые чувствительные губки, заставляли мужчин вздрагивать и непроизвольно сглатывать слюну при ее появлении. Она остановилась возле кресла и сверху вниз посмотрела на развалившегося нахала...
  - Здрасти... - серые глаза Игоря, расширились от восхищения.
  - Доброе утро, - как можно строже произнесла Юля и прошлась по парню оценивающим взглядом.
   ...Перед ней сидел симпатичный молодой человек, с независимым лицом, лет тридцати. Наглый взгляд его серых глаз, будто кидал ей вызов: - 'А ты ничего детка! Но, я видал и не таких'
  Сердечко девушки учащенно забилось и она, поправив челку, спадающую на левый глаз, приняла вызов: - 'Такую ты еще - не видал... Мальчик!'.
  - Сейчас я вам дверь открою, - небрежно проронила она Игорю и пошла на рабочее место.
  От порога до ее офисного кресла было не более десяти метров. Но, как же она шла эти десять метров! Игорь сразу обратил внимание на ее черные туфли на высоком каблуке. Они делали поступь Юли обворожительной, неторопливой и плавной - при этом слегка покачивающиеся шикарные бедра соблазнительно изгибали ее тонкий стан. В какой-то момент ему показалось, будто он присутствует на показе мод, а идущая девушка - модель, важно дефилирующая по подиуму. Когда она села, он встал, и смог наконец-то открыть рот:
  - Какую дверь?
  - В санузел... Вы же сантехник? - она наклонилась над бумагами и спрятала свою улыбку.
  - Здрасти... - Игорь сам не понял - то ли он снова поздоровался, то ли возразил против доходной профессии. - Я, к Виктору Степановичу, по поводу работы - охранником.
  - Ах, как жалко, что вы не сантехник - у нас бачок не работает... Садитесь, генерал сейчас будет.
  - Я бы кофе выпил, э...? - застенчиво спросил Игорь, невинно поглядывая на секретаршу.
  - Юлия Владимировна.... Вообще-то кофе у нас для сотрудников фирмы, или для клиентов. Вы кем из них будете? И кстати, как о вас доложить?
  - Игорь Орлов, можно просто Игорь, - ответил парень и полез в карман. - Если вам жалко я могу купить кофе, не вопрос.... Сколько стоит одна порция?
  Юля взяла калькулятор в руки:
  - Сейчас посчитаю.... Два грамма кофе, плюс свет, износ аппарата, мытье кружки, обслуживание умной и красивой девушкой - если без улыбки то гривен тридцать, никак не меньше...
  - А износ каблуков, ковра, крана - не входит в счет? Это же просто расточительство!
  - Есть альтернатива... Вы идете вон к той двери, - Юля указала ему на угол комнаты, - там включите аппарат и сделаете две порции, и тогда кофе будет для вас бесплатным. Кстати, я пью без сахара.
  - Как у вас здесь все непросто, - усмехнулся Игорь, раздумывая идти ему или нет.
  - Ты почему не подстрижен, рубашка грязная, туфли не чищены! - снизу раздался голос лютующего генерала.
  - Все по местам! - закричала Юля, раскладывая какие-то бумаги на столе.
  'Ого! Тиран, однако, этот дядя!'- настороженно подумал Игорь и взглянул на себя в зеркало, висевшее на стене в приемной. Оттуда на него смотрел смуглый молодой разгильдяй, с черными волосами, подстриженными Викой под горшок. Его одежда, как и внешний вид, так же не соответствовала офисному дресс-коду - потертые джинсы, кожаная куртка и под ней черная футболка с надписью 'Dream Theater'.
  Юля, опустив голову, что-то стала записывать в толстом журнале, а бабушка уборщица в спешном порядке покинула кабинет. На предприятии начинался рабочий день.
  Генерал вошел в приемную, и секретарша тут же встала, слегка поклонившись боссу.
  - Здравия желаю, Виктор Степанович!
  - Здравствуй, Юленька! Как тебе новый гвардеец? Сможет защитить наш офис?
  - Под вашим командованием, Виктор Степанович, сможет!
  Шеф одобрительно похлопал по плечу Игоря. Тот стоял по стойке смирно, стараясь не рассмеяться от бутафорной помпезности исходящей от хозяина фирмы.
  - Проходи солдат, будем знакомиться.
  Они зашли в его кабинет, больше напоминавший музей, или выставочный зал антиквариата. Огромный кабинет был завален всевозможными коллекциями. На стенах висели сабли, картины. В больших стеклянных шкафах стояли фигуры и часы, а весь пол возле стен был заставлен старинными горшками.
  - Игорь, ведь так тебя зовут? - задал свой вопрос хозяин кабинета, подойдя к сейфу.
  - Так точно!
  - Где служил, парень?
  - Легион, Парашютный полк, второй секцион! - четко отрапортовал легионер.
  - За врага кровь проливал? - генерал достал амулет и сел на свой трон - большое кожаное кресло. - И как же ты во Франции очутился? А?!
  Врать Виктору Степановичу было бесполезно. Как правило, рот собеседника открывался раньше, чем созревали его мысли, и Игорь был не исключением из правил. Он без утайки рассказал генералу, как судьба привела его во Французский легион: все как обычно - драка, милиция и срочный отъезд за границу.
  - А тебя там спецслужбы не завербовали часом? - генерал прожженным взглядом чекиста уставился на стоящего посреди кабинета Игоря. - Облегчи душу сынок.... Расскажи мне правду.
  - Мой генерал! Я солдат, а не крыса!
  - Мой генерал... - повторил задумчиво седой мужчина. - Вижу, что ты не шпик. Я их нутром чувствую, сразу вижу - глазки бегают, ручонки потеют.... А ну-ка подойди сюда!
  Игорь уверено подошел к столу.
  - Дай мне руку!
  Парень протянул правую и генерал ее крепко пожал.
  - Точно не шпик! - успокоился Виктор Степанович и достал из пиджака бумажник. - Значит так. Я дам тебе деньги - расценивай это как разовую помощь. Купишь себе костюм, туфли, рубашку, галстук и обязательно подстригись! Затем придешь к Юле - доложишь ей, она тебе скажет, что делать дальше надо. Все! Свободен!
  И он протянул ему четыре крупных купюры.
  - Спасибо, Виктор Степанович! Я вас не подведу!
  - Давай, ступай солдат - служи...
  
  Когда Игорь вышел из кабинета, генерал положил амулет на стол и некоторое время просто задумчиво созерцал его красоту.
  - Власть Аполлона, - задумчиво произнес он, вспоминая Лешины слова.
  После произнесенных слов, на его голову будто легли чьи-то невидимые руки и стали ее сжимать, сосредотачивая и направляя мысли через взгляд на хрустальный талисман. ' Вскоре перед напряженным взором Виктора появилась женщина с орлиным носом и зелеными глазами. Она впилась взглядом в его глаза... Затем образ женщины исчез, и он отчетливо увидел себя с пистолетом в руке... Что это? У него на глазах слезы?! Мгновение - и рука с оружием медленно поднимается к виску'. Виктор резко выпрямился, и пару минут просидел в кресле с закрытыми глазами. Затем он поднес руку к виску, отчетливо ощущая в этом месте острую боль. 'Странная штучка...', - Виктор с опаской положил его обратно в сейф и лишь только после этого вздохнул с облегчением.
  Затем он достал оттуда толстую папку с документами. Это была копия дела на Марата Фирзоева, или просто - Черепа. Торговля наркотиками, его криминальные связи, рэкет, подозрение в убийстве и еще целый букет преступлений находились в этой папке, которую сразу после визита Вики, принес из конторы его бывший подчиненный Олег. Теперь он в звании полковника возглавлял один из отделов в конторе, и по совместительству работал на генерала. Не было тут только убийства и ограбления антиквара Леши Степанкова, его лучшего товарища детства. Виктор с особой болью переживал смерть товарища и безвозвратно ушедших десяти тысяч долларов из сейфа. 'Это ведь Лешка привил мне страсть к коллекционированию и его заслуга в том, что я обладаю этими прекрасными коллекциями!', - генерал с трогательным выражением лица посмотрел на кучи никому ненужных горшков и ржавых сабель, висевших на стене вперемешку с европейской мазней - современной живописью. 'Череп - тебе не жить! Даю слово генерала!',- поклялся сам себе настоящий друг.
  Закрывая папку, Виктор прекрасно понимал, почему не трогает бандита контора, - 'Белая смерть! Наркотики.... Вот единственное объяснение его неприкасаемости. И кто-то из офицеров с ним в доле - и этот оборотень никак нерядовой чин. Буду готовить операцию самостоятельно. Никому нельзя доверять, никому.... А Игорь действительно хорош, права была Вика. Сообразительный, твердая рука.... Да и парашютистом служил в легионе пять лет - ему Черепа убрать, все равно, что Юльке губы накрасить.... А что идея! Приставлю я ее к нему. Пусть держит возле себя Игоря на коротком поводке, а я пока посмотрю, подумаю - как сполна рассчитаться с этим отморозком!',- генерал вспомнил лежащего Лешу в луже крови, и твердо решил довести это дело до конца. Любой ценой!
  Виктор немедленно вызвал по селектору секретаршу.
  - Звали, шеф? - через минуту на пороге появилась Юленька.
  - Как тебе новенький? - осторожно спросил генерал, наблюдая за реакцией девушки.
  - Мужчина, как мужчина, на вашем фоне теряется.
  'Железному' человеку нравилось, когда ему льстили, и он это ценил.
  - Ты присмотри за ним, в кино сходите, погуляйте, в свободное от работы время конечно, - Виктор остановил свой взгляд на талии секретарши, и она чем-то ему напомнила знак бесконечности.
  - Хорошо, Виктор Степанович, сделаю все лучшим образом, - Юля почувствовала, что просто так не уйдет из кабинета, и постепенно стала настраиваться на волну шефа.
  Виктор продолжал свое наблюдение за соблазнительной дивой, с удовольствием для себя отмечая: - 'Деловой костюм сидит на ней безупречно! Он совсем не скрывает ее сексуальной фигуры, а наоборот - тонко подчеркивает изящные формы'.
  - Я тут тебе премию выделил, красавица, - глаза мужчины разгорелись, а речь стала натянутой.
  Он достал из сейфа три зеленых бумажки и положил их на стол. Юля скосила взгляд на двери - генерал кивнул, и длинные пальцы девушки ловко защелкнули замком. Секретарша повернулась, и своей непревзойденной походкой стала приближаться к шефу, медленно расстегивая пуговицы на блузке. Подойдя к нему вплотную, она наклонилась и кончиком языка провела по своей верхней, пухленькой губе.
  - Балуешь ты меня, Витя... - прошептала Юля, касаясь его уха, волнующими устами. - Чего ты желаешь сегодня?
  - Называй меня - мой генерал, - расслабив мышцы шеи, не задумываясь, пожелал босс.
  
  ***
  
  Покинув офис, Игорь направился в ближайший магазин. Буквально через полчаса он вышел оттуда при полном параде - в черном костюме, туфлях такого же цвета, белой рубашке и сером галстуке в клеточку. 'Так, мне же еще и подстричься надо...', - перед ним промелькнул образ Вики с ножницами. Парень невольно поежился и, не раздумывая, перешел дорогу, по направлению к парикмахерской.
  - За что это вас так? - участливо поинтересовалась рыженькая девушка-модельер, с ужасом разглядывая волосы Игоря.
  - А вот представьте себе просто так.... По дружбе, - покраснел он.
  - Нельзя на друзьях экономить - вам же дороже будет, - подготовила клиента парикмахерша и включила машинку.
  - Одну минутку! - остановил Игорь девушку, и достал звонивший телефон из кармана. - Да, Вика. Валере домой звонил. Жена говорит, как ушел так больше и не появлялся. Где генерал? На роботе.... После обеда зайдешь? Ну, там и встретимся. Пока.... Итак, приступим, милая.
  И в туже минуту черные волосы полетели на пол.
  За полчаса до обеда Игорь вернулся в офис.
  - Тебя и не узнать! - дружелюбно обратился к нему охранник и протянул руку, - Василий.
  - Игорь, - ответил крепким пожатием легионер.
  - Я слышал, ты завтра с утра заступаешь?
  - Да? Не знал...
  - Приказ генерала, Юля передала.
  - А она у себя, в приемной?
  - Да куда ж ей деться.
  - Пойду - покажусь.
  - Возвращайся - инструктировать тебя буду.
  - Окэй.
  В приемной было пусто и тихо. Игорь постоял пару минут, разглядывая себя в зеркале, хотел было присесть в кресло, но вспомнив про инструктаж, отправился вниз на вахту.
  - Ну как понравился? - спросил Василий, пряча газету под стол.
  - Кому?
  - Юле.
  - Так там никого нет.
  - А-а... Понятно - на совещании она.
  Игорь с непонимающим видом уставился на охранника. Но тот посмотрел на часы и вздохнул:
  - Обед. Сейчас народ повалит. Перед женщинами и генералом - двери открывай.
  Василий встал и подошел к выходу:
  - Лица работников запоминай внимательно, а при входе первое время у всех пропуска требуй.
  И действительно буквально через пару минут на лестнице показались люди. Василий услужливо открывал перед дамами двери, а Игорь - заприметив среди толпы, Юлю, затаив дыхание, любовался 'платиновой' красавицей. 'Не идет, а пишет.... И неплохо же пишет!', - восхитился Игорь и, дождавшись, когда она минует последнюю ступеньку, с почтением к ней обратился:
  - Юлия Владимировна, готов приступить к своим обязанностям!
  - Игорь, не знаю как тебя там дальше, но обед у нас - это святое. О твоих правах и обязанностях поговорим после двух часов, - с небольшой хрипотцой в голосе, ответила ему девушка.
  - Дальше - Петрович... Игорь Петрович! А к обеду я отношусь с уважением, и с удовольствием бы составил вам компанию.
  - Ну что же, идемте, господин Дальше,- Юленька легко вычеркнула из памяти недавние страсти, и слегка прищурив свои красивые лазурные глаза, в упор расстреляла ими Игоря.
  Охранник Василий любезно открыл перед ними дверь, и они пошли в кафе, которое, находилось напротив.
  Генерал внимательно наблюдал из окна кабинета, за красивой парой, переходящей узенькую улочку. Игорь, что- то говорил Юле, и она безмятежно при этом смеялась.
  'Замуж ей пора, засиделась в девках!',- заботливо подумал шеф о своей обольстительной сотруднице и на всякий случай, мысленно стал перебирать кандидатуры на ее замену.
  В кафе, за обедом, Юля устроила парню настоящий допрос: Где живет? Кем работал? Есть ли семья? Внебрачные дети?
  А напоследок она спросила:
  - Как зовут твою любимую, Игорь? Это мне для анкеты надо, есть там такая графа: *Сердечные связи*.
  На все вопросы парень отвечал неохотно, а вот когда разговор зашел о девушке, тут Игорь решил отделаться шуткой:
  - Во время службы в легионе, нас послали в Африку, и там я получил ранение, прямо по мужскому месту. С тех пор меня вообще никто не волнует.
  Во время его трогательного рассказа о событиях в Африке, Юленька излучала магические сексуальные волны. Она нежно проводила кончиками пальцев по фужеру с соком, кокетливо поправляла локоны платиновых волос, и капризно, с неповторимым очарованием, надувала пухленькие губки.
  Все это было настоящей пыткой для Игоря. Ему казалось, что пройдет еще мгновение, и он с необузданной страстью накинется на эту гиперсексуальную, не в меру любопытную секретаршу.
  А Юле, задание шефа с каждой минутой нравилось все больше и больше. К концу обеда она уже была уверенна - что обязательно узнает правду о 'щепетильном' ранении Игоря. А после того как они вышли из кафе и легионер ей вежливо предложил руку - девушка вздрогнула и сделала глубокомысленный вывод: - 'Не принц конечно, но что-то от джентльмена в нем есть'.
  
  
  Ровно в два часа Игорь стоял в приемной и с удовольствием слушал помощницу генерала:
  - Так.... Сначала заполни вот эту анкету, - она положила перед ним бумажку с графами. - Потом отправишься в отдел кадров - на первый этаж, затем на инструктаж к начальнику охраны, кстати, его кабинет рядом, а ...
  Дверь в приемную распахнулась, и на пороге появилась Вика.
  - Хо-хо! Какие перемены! - не замечая свирепого взгляда секретарши, она с изумленным лицом принялась разглядывать Игоря со всех сторон. - Да, ты настоящий мачо, дружок. Уж не на привозе ли ты отоварился? Или на седьмой километр ездил?
  - А что плохо, да? - Игорь подергал за лацканы пиджак, желая, чтобы несуразные матерчатые плечи сели наперед.
  - Ну, если в нем лежать смирно - то от Кардена и не отличишь...
  - Уважаемая, а что вы здесь собственно забыли? - Юля вышла из-за стола, и подошла к незваной посетительнице.
  По росту она была чуть-чуть выше Виктории.- Генерал, о вас не предупреждал. А охранник за то, что пропускает посторонних, получит выговор, так ему и передай... как тебя там?
  Юля заглянула в анкету:
  - Гражданин Орлов!
  Затем злорадно посмотрела на Вику:
  - А вас гражданка попрошу на выход, вниз - за двери, на улицу - к людям.
  - Ага, сейчас, - Вика отстранила рукой препятствие и прямиком прошла в кабинет шефа:
  - Витя, беда!!
  - Что такое?! - подпрыгнул от неожиданности генерал, застуканный врасплох за любимым занятием - ковырянием мизинца в носу.
  - Суженный пропал...
  - Сбежал что ли? - вздохнул с облегчением шеф, пряча руки под стол.
  - Не знаю... Я вышла из офиса - а его нет.
  - Он женат?
  - Эту версию я уже отработала.
  - Местный?
  - Приезжий.
  - В морг звонила? В милицию обращалась? В больницах была?
  - Витя, ну ты же знаешь мою ситуацию, я из дома боюсь выйти - помоги, прошу.
  Генерал взял телефон.
  - Олежек, ты мне нужен... Хорошо, жду. - Виктор положил трубку. - Найдем твоего романтика - не переживай, Вика. Фото жениха есть?
  - Угу, сейчас.... На документы вчера сделали, - она открыла сумочку и принялась искать фотографию. - Вот.... Держи.
  - Слушай, Вика, а я вот думаю, надо ли тебе с ним вообще встречаться?
  - С кем?
  - С Олегом... Полковником. Он зараза насквозь человека видит. Как бы тебе лишнего ему не рассказать.
  - Так может я того, - Вика кивнула на дверь.
  - Вот, вот.... А я ему дам задание - будет искать.
  - Спасибо! Я побежала...
  - Беги, беги...
  Вика выскочила в приемную, и словно ветер пронеслась мимо Юли и Игоря:
  - Провожать меня не надо! Пока...
  Юля в недоумении посмотрела на хлопнувшие двери, осуждающе покачала своей очаровательной головкой и милым голоском обратилась к Игорю:
  - А к шести, зайдешь ко мне - доложишь, все ли сделал.
  - Уи, - шутливо ответил ей парень и поспешил на инструктаж.
  Незаметно наступило шесть. Рабочий день закончился. Генерал собрался домой. Уходя, он подмигнул Юле:
  - Помни о задании. Утром - жду новостей... В подробностях.
  - Да, мой генерал, - не вставая, помахала ручкой на прощание Юля.
  Как только Виктор Степанович вышел, она спрятала в стол папку с приказами, прикрывавшую толстую книгу, и продолжила чтение романа. Незаметно вошел Игорь и совсем близко подошел к девушке, витающей в облаках.
  - Юлия Владимировна! - от бодрого обращения, хрупкое создание вздрогнуло. - Все подписал, инструктаж прошел - готов завтра приступить к работе!
  - Хорошо, молодец - а зачем так громко? Я ведь не глухая....
  - Разрешите идти? - спросил Игорь, останавливая свой взор чуть выше сердца Юленьки. Он замер, не спуская глаз с двух дугообразных ложбинок на шелковистой коже, которые рисовали воображению чудную красоту девичьей груди, спрятанную от глаз белой, обтягивающей блузой.
  - Здрасте... - проронила осуждающе Юля, и рассеянным, неторопливым взглядом прошлась по столу, желая как можно дольше ощущать теплоту от его взгляда. - Куда, ты пойдешь? А приказ генерала?
  - Какой?
  - Шеф приказал быть тебе моим телохранителем. К твоему сведению, я домой несу очень важные документы, - и любительница романов помахала перед его носом пустой сумочкой.
  Затем она выдохнула, прогоняя от себя наваждение и начала спешно собираться. Оставив ключи от кабинета на вахте, Юля и Игорь вышли из офиса и неторопливо пошли к ее дому. Первое весеннее тепло слегка прогрело воздух, и люди не спешили уходить с улиц в поднадоевшие за зиму дома. Юля без приглашения взяла Игоря под руку, и ей вдруг показалось, что они знакомы, целую вечность. Она вздохнула, наслаждаясь морским воздухом и желанным спутником, без которого ей было так одиноко в жизни. Девушка без устали начала рассказывать немногословному кавалеру всякую чепуху, которой долгое время, ей не с кем было поделиться. Игорь же, рассеяно слушал Юлию. Парня больше интересовала ее блуза с маленькими пуговичками. Он шел и представлял себе - как ловко освобождает прекрасные, упругие перси, из плена белой материи. Его пальцы расстегивают - первую, вторую пуговицу... В кармане у Игоря, зазвонил телефон.
  - Да, Вика. У меня все в порядке. Зайду в магазин, и все куплю, скоро буду.
  - Это та особа, которая сегодня в офис ворвалась? - едким тоном спросила Юленька.
  - Да...
  - Так значит, ты живешь вместе с ней? А говорил что у тебя любимой нет...
  - Она мне как сестра, - неохотно ответил Игорь.
  - Ты ничего про сестру мне не рассказывал, - Юля подозрительно взглянула на своего скрытного спутника.
  - Бывают Юлия Владимировна исключительные случаи, о которых лучше и не рассказывать, - он поправил на себе галстук и после короткой паузы вздохнув, добавил. - А это как раз именно тот случай.
  'Надо будет разобраться, с этой сестричкой', - подумала с ревностью девушка.
  Вот и показался ее дом. Генерал выделил ей просторную служебную квартиру, которая находилась на седьмом этаже. По вечерам девушке нравилось с бокальчиком виски 'Джонни Уокер' любоваться ночной Одессой. Но наверняка она полюбила бы это занятие еще больше, если бы рядом с ней, находился этот крепкий и симпатичный легионер.
  - Ну, вот мы и пришли, твоя миссия выполнена. Иди к сестре и гляди на работу не опаздывай, - дала напутствие ему Юля и открыла дверь подъезда. Оглянулась. Игорь не уходил и провожал ее пристальным взглядом. Девушка в ответ мило помахала ручкой, и скрылась за железной дверью.
  Она поднялась в квартиру и, не раздеваясь, села в прихожей. 'Господи, спасибо тебе! Я чувствую - это он!', - голова у нее кружилась в преддверии счастья, 'Сильный, красивый, воспитанный - ох, сколько же лет я его ждала.... И за него Господи, я буду бороться! И никто не перейдет мне путь! Ни эта выскочка Вика, ни генерал со своими премиями! Теперь моя главная цель в жизни - это Игорь', - она открыла глаза и посмотрела на телефон, стоящий на трюмо. 'Действовать начну прямо сейчас, старым, испытанным методом...',- и Юля набрала номер своей подруги, которая недавно приворожила своего любимого, теперь уже мужа.
  - Лиза, привет. Мне срочно нужна твоя помощь, помнишь, ты говорила о колдунье? Зачем она мне? Не поверишь - жених появился! Какой генерал?! Юноша! Красавец, увидишь - ахнешь! Это для меня дорогая - архиважно... Я в долгу не останусь.... Дорого берет за свои услуги? Сколько?! Ну ладно, если результат стопроцентный, то ради такого дела и денег не жалко... Завтра жду звонка, пока, целую.
  Юля положила трубку и не спеша стала раздеваться. Ее лицо осветила таинственная, коварная улыбка:
  - Ну, что Игорек, готовься дорогой - на руках скоро носить меня будешь...
  
  
  
  ГЛАВА 10
  
  Череп и Света
  
  'Вот уже три дня прошло, а эти уроды, как в воду канули!', - размышляя о пропаже наркокурьеров Бороде и Лысом, Марат даже и не подозревал, что обладает даром ясновидения. Череп за них особо не переживал, его больше волновал пропавший героин на огромную сумму денег. 'Надо срочно их найти, иначе...', - о том, что будет 'иначе', Череп даже и думать боялся. 'Напрягу я Мазая, пусть срочно их ищет, а не изображает из себя Херувимчика невинного - мол, я тут не причем! Причем дружище, еще как причем...'. Череп набрал номер своего администратора.
  - Влад, срочно зайди ко мне! - Марат принял суровое выражение на лице, и для завершения имиджа беспощадного босса, снял висевший кинжал со стены, положив его перед собой на стол.
  Через пару минут вошел пожилой мужчина, с простым и добродушным лицом. В преступном мире, он был известен по кличке Мазай. Нет, он не любил зайцев, впрочем, как и людей. Зато он обожал после дельного словца сильно ударить кулаком по столу, или какому-нибудь другому воодушевленному предмету и громко заорать:
  - Есть такая маза!!!
  Преступные связи Мазая распространялись далеко за пределы Украины, и в этом была заслуга его прошлого. Пару раз он сидел, правда, недолго. Бывшие сокамерники не могли сказать о нем, что он 'крыса', как впрочем, и корешем своим назвать не могли. Мазай сам выбирал друзей. Делал он это тонко и ненавязчиво. Входил к кому нужно в доверие - чуть ли не раскрыв рот, слушал нужного собеседника, оказывал ему мелкие услуги и в результате получал друга. На свободе наведенные мосты за колючей проволокой, он использовал на всю 'катушку'. Благодаря приятелям он стал администратором казино, наладил канал поставки наркотиков из средней Азии, и заметим, не вложил ни в первое, ни во второе дело, а ни копеечки. Благодаря своему таланту Мазай быстро нашел и 'жертву' - кошелек, в лице угрюмого Черепа. За какую-то неделю он убедил Марата в мегаприбыльном предприятии от торговли 'белой смертью'. У Черепа после ярких примеров Мазая, в голове тысячи начали превращаться в миллионы, а здание казино выросло до размеров империи уровня Лас-Вегаса. Первоначальная сумма для проведения сделки нужна была немалая, и у Черепа таких денег не было. Но Марат решил идти в ва-банк и принялся терроризировать свою супругу Свету, дочку авторитета Миши 'Седого':
  - Светуля, тут выгорает дело на пару лимонов, срочно нужны бабки. Попроси папика, пусть позолотит ручку.
  - Маратушка, все твои миллионные дела развиваются по одному и тому же сценарию. 'Куда ты завел нас?', - спрашивают у тебя после полной 'задницы' растерянные вкладчики, а ты им так со знанием дела отвечаешь, - 'Туда, куда нужно!', и по-английски уходишь на месяц в подполье, то есть в загул, - и тут Света плавно перевела разговор на классиков. - Скажу тебе так любитель дебрей, если бы ты жил лет двести назад, то непременно был бы героем - Сусаниным. А так прости, время сейчас не то, герои не в почете, да и на ляха мой папа не похож.
  - О чем ты говоришь, что ты несешь! - Череп всерьез обиделся на новую кличку и мысленно ударил жену по голове. - Тут же лимон прибыли, Света!
  - Ой, Маратушка.... Твоя хваленая прибыль известна не только мне, или Мише 'Седому', но и всем уважаемым людям в Одессе! - она безнадежно махнула на него рукой и закурила сигарету. - Я к отцу с этим вопросом и близко не подойду - он от меня сразу отречется. Мне даже не интересно знать, куда ты собираешься всунуть деньги, которых нет - все равно результат будет один и тот же.
  - Тьфу, ты... - Разочарованно произнес Череп и ушел на поиски заветной суммы.
  После того как он оставил в покое свою супругу, настала очередь 'черного полковника', так называл про себя этого человека, Марат. Не откладывая дело в долгий ящик, Череп позвонил Олегу Наумовичу. С полковником Марата познакомил все тот же Миша 'Седой' и сделал он это исключительно ради Светы.
  - Олег Наумович, Марат Фирзоев вас беспокоит, есть дело на миллион, - смиренным голосом молвил Череп.
  Он опасался этого сыщика из конторы спецслужб. Полковник прикрывал их полулегальный бизнес, и Марат щедро платил ему, как деньгами, так и нужной информацией.
  - Деньги нужны, что ли? - полковник с полуслова догадался о сути звонка Марата.
  - И немалые господин полковник. Верну с процентами, - Череп хотел сказать - зуб даю! Но вовремя остановился, - Даю слово бизнесмена.
  - Не верю.... Смешно просишь...
  - В натуре Олег Наумович, верну все до копейки!
  - Ты определись по понятиям, кто ты? Бизнесмен или урка? Сколько тебе надо?
  - Лимон зеленых, - сказал Череп и замер.
  - Документы на казино готовь. Поедем к нотариусу - паспорт с собой возьми. Встречаемся через час в сквере - на нашем месте.
  Вскоре у Марата в кейсе оказалась нужная сумма, а у полковника в кармане расписка и документы на казино.
  - Через два месяца все отдам с процентами, - Череп хотел
  ударить себя в грудь, но вспомнил - что заложил только что казино и вместо этого тяжело вздохнул.
  - Я не спрашиваю, зачем тебе такая большая сумма нужна, - говоря эти слова, Олег смотрел куда-то вдаль. - Но сразу предупреждаю, - любой прокол и казино мое, вот так вот, Марат Фирзоев.
  Так Череп вошел в преступный синдикат по торговле наркотиками, и сейчас у него от этого мероприятия начинала усиленно болеть голова.
  
  ***
  
  Мазай догадывался, зачем вызывает его босс, и как только переступил порог кабинета, сразу перешел в контрнаступление.
  - Марат, я в том городишке, где эти гниды пропали, всех наших друзей поднял на уши! Они даже собак и кошек допросили - ноль, никто и ничего не видел! И какой же идиот, придумал дать порошок этим гоблинам?! - Мазай в негодовании продолжал говорить, краем глаза наблюдая за поведением босса. - И заложница с ними пропала, надо бы ее братца навестить, на костылях он далеко убежать не мог. Есть такая маза!
  Он хотел стукнуть кулаком об стол хозяина, но Череп сидел в руках с кинжалом и методично рассекал им воздух. Мазай ограничился потрясанием кулака и рассмеялся, припоминая инвалида Сережу.
  - Ты че, лыбу давишь?! - Черепа задело высказывание администратора насчет 'идиота' и он без промедления нанес ответный удар. - Если лимона зеленых у меня завтра не будет - завещай свой мотлох зайцам... Чтобы к вечеру ты нашел калеку - шутник, а еще лучше этих дуболомов с товаром.
  - Марат, я делаю все что могу! Сейчас навещу бывшую квартирку инвалида, адресок остался, может там скажут, где он обитает.
  - Пулей, Мазай, пулей!
  И администратор от греха подальше тут же покинул помещение.
  Через полчаса он уже поднимался в бывшую квартиру Вики и Сережи.
  Дверь ему приоткрыла полненькая женщина лет пятидесяти.
  - Вам кого, гражданин? - в дверную щелочку на Мазая глядели два подозрительных глаза.
  - Мне Сереженька нужен, деньги я ему должен отдать, - добродушное лицо уголовника усыпило бдительность хозяйки, и она вышла к нему на лестничную площадку.
  - Так он здесь больше не живет, продал он квартиру свою, - женщина поправила бигуди на голове и затем гордо добавила. - Мне продал!
  - Так как же мне его найти, ей Богу! - Мазай снял кепку с головы и хотел бросить ее на пол, но заметив, что пол в извести - передумал. - Ведь я ему большую сумму должен.
  - Не знаю даже, чем вам помочь... Ага, вспомнила! Два дня назад сестра его приходила за сумкой, он ей конверт какой-то оставил, наверное, с новым адресом.
  - Сестра, Вика? - с изумлением спросил Мазай.
  - Вика, - подтвердила женщина.
  - Ну, и дела... - покачал головой бандит и, не прощаясь, побежал вниз по лестнице.
  
  Буквально через двадцать минут, Мазай влетел в кабинет Черепа.
  - Марат! Где-то по городу гуляет сестра калеки - Вика. А это уже ниточка!
  - Ты считаешь, что эта ниточка могла скрутить шеи Лысому и Бороде и забрать товар? А после всего - по Одессе разгуливать?!
  - Не знаю.... Но ее надо срочно разыскать, и мы найдем ее босс!
  Череп встал с кресла и не торопясь подошел к администратору.
  - Как сладко ты поешь Влад.... Только тут тебе не опера! Покупатель твой кореш, как впрочем, и продавец, - Марат взял в кулак его одежду на груди и оторвал администратора от пола. - Иди и ищи товар лучше... Умник.... И включай мозги дружище, искать тебе осталась ровно один день.
  Не на шутку перепуганный управляющий, мигом вылетел из кабинета и забежал в свое помещение. В его шкафу пылились личные дела работников казино. 'Вот она, красавица!', - Мазай достал из папки две Викины фотографии на документы, - 'Надо одну фотку этому сумасшедшему дать, пусть немного успокоится' и он поспешил обратно на прием к боссу.
  
  ***
  
  Череп с неспокойной душой ехал домой, - 'Завтра надо отдавать деньги полковнику, а где же их взять? Даже если я и найду эту Вику, она мне что лимон долларов на стол положит? Вряд ли. Надо еще раз попробовать Светку разжалобить, расскажу ей всю правду, может тогда у папаши денег попросит - он ей точно не откажет', с этими мыслями он зашел в дом и ласково позвал жену:
  - Светуля, есть разговор!
  Супруга поднялась из потайной комнаты и села рядом с Маратом на диван:
  - Ну, рассказывай, что тебя так в жизни напрягло, если ты меня уже стал Светулей называть?
  Марат достал фотографию Вики и положил на стол.
  - Ты помнишь любимая, по чьему совету я послал вот эту телку, с Лысым и Бородой? - его ласковый тон таял как сахар в воде.
  - И что?
  - Так вот той ночью они пропали.... Как в воду канули.... А девка позавчера в городе всплыла, вернее - объявилась.
  - Грустная история, - Света посмотрела на супруга, как на Аль - де - Баранца, и взяла Викино фото в руку.
  - Но, это не все!
  - У нее выросла борода, и облезли волосы? - усмехнулась Света.
  - Шути, шути. Товар пропал на два лимона. Героин...
  Когда Света услышала про наркотики, она постучала пальцем по голове мужа и тихо произнесла:
  - Куда же ты влез, дурень.... Это ведь тебе не из доверчивых девчонок - шлюх делать. И не обобрать какого-то пьяного лоха, за карточным столом. Ведь это даже не мокруха, Череп.... И кто же тебе посоветовал этим заняться?
  - Мазай...
  - Все ясно. Забудь о товаре и бабках. Просто - забудь...
  - Че, ты мелешь?!
  - Ты что не понял, что он тебя подставил? Откуда деньги ты на товар взял?
  - У полковника, в залог под казино...
  - Еще одна хорошая новость.... Насчет порошка Мазаюшка ездил договариваться, верно?
  - Ну...
  - И я не удивлюсь, если и покупателя он тебе нашел.
  - Ну...
  - Че, ты нукаешь?! Казино, прощелкал, сидит и нукает - баран! Ты еще не понял, что Мазай все сливки уже собрал? Ты не задумался, откуда у него новенький джип месяц назад появился? А самое смешное Череп, что в придачу ко всему, он тебя и мусорам слил со всеми потрохами. На этот раз лохом оказался ты, Маратушка.... Какой же ты идиот, что ты наделал... - Света с презрением посмотрела на мужа.
  - Да ну... - Черепа, как заклинило.
  На столе зазвонил мобильный телефон Светы.
  - Слушаю вас, - она взяла трубку и внимательно принялась рассматривать фотографию Вики. - От Лизы? Помню такую. Да конечно, запросто. Будет он вам мужем верным. - Света взглянула, прищурившись, на 'потухшего' Черепа. - Мг... Мг... Конечно, приезжайте. Фотографию любимого, и деньги не забудьте взять с собой. Вы знаете расценки? Мг.... Как вас зовут? Хорошо. Буду ждать.... Записывайте адрес... Наберете меня, когда будете подъезжать.
  После того как Света закончила разговор, она положила в карман халата фотографию и решила разрядить обстановку:
  - Давай утром Марат еще подумаем.... Хотя толку...
  - Светка, может, попросишь у папы в долг, а?
  - Марат, я же сказала - нет.... Все! Иди спать.... А я пошла вниз, ко мне клиентка сейчас приедет, - и Света оставила Черепа наедине со своими невеселыми думами.
  Через полчаса Юленька входила в потайную комнату Светы.
  - Так вы хотите приворожить молодого человека? - Света с одобрением взглянула на привлекательную девушку, - 'С такой внешностью дорогая, ты и без моего зелья спокойно справишься'
  - Ой, Светлана Михайловна - это вопрос жизни и смерти, - ответила решительно Юленька.
   - Да, сейчас достойных молодых людей только приворотами и зельями под венец затащить можно. Хотят получить все, ничего при этом взамен не отдавая, - колдунья сосредоточила свой взгляд на Юлиной сумочке.
  Девушка незамедлительно открыла ее, и положила на стол фото, которое срезала с анкеты Игоря и деньги.
  Света зажгла свечи, поставила чашу с красной жидкостью посреди стола и достала из ящика стола бесценный фолиант - 'Магия. Книга Жизни'. Колдунья раскрыла талмуд, и стала читать заклинание на латыни, непрерывно вглядываясь в изображение Игоря.
  Потом сожгла фотографию над свечой. Рассыпала пепел над красной жидкостью и вылила воск в чашу.
  - Посмотри сюда внимательно, - Света поманила рукой девушку.
  Юле показалось, что она увидела в чаше девичий силуэт с длинными волосами.
  - Видишь ее? Она стоит между тобой и твоим любимым! - при тусклом свете свечей ее лицо напоминало зловещую маску.
  У Юли перед глазами возникло лицо Вики: - 'Я так и знала! Никакая она ему ни сестра!'. Колдунья поднялась из-за стола, достала фотографию Вики из кармана и положила ее на стол.
  - Случайно, не видела ее?
  - Так это она! - с изумлением узнала свою соперницу Юля, - это же Вика! Стоит между мной и Игорем...
  - Юля, а где она сейчас находится? - спросила Света, затаив дыхание.
  - Не знаю.... Вика заходила вчера на работу, к генералу, моему шефу, - девушка была поражена происходящим и в волнении спросила, - и что же мне теперь делать, Светлана Михайловна?
  Света подошла к большому шкафу и достала оттуда маленькую бутылочку.
  - Выльешь содержимое в напиток любимому, и он твой навеки, - она протянула флакончик Юле, - узнай, где живет эта Вика и позвони мне. И тогда счастье твое будет в полной безопасности, милая.
  - Постараюсь, Светлана Михайловна! И спасибо вам за все, - попрощалась с ней Юля и отправилась к себе домой, уже ни минуты, не сомневаясь - что в скором времени Игорь, будет ее собственностью.
  
  ***
  
  Света еще долго сидела, задумчиво вглядываясь в фотографию Вики. Она не могла себе объяснить, чем же эта девушка так ее притягивала и в тоже время неимоверно раздражала... Вечер незаметно подошел к концу, и вокруг воцарилась тишина. Вернее затишье - в эту знаменательную ночь ожидался парад планет, и построение звезд во вселенной благоприятствовало общению с духами. Света достала ритуальные предметы и надела браслет на руку. Как гром среди ясного неба, раздался голос старика:
  - Именем Аполлона... Готовься. Этой ночью наступит час Дорохемии.
  Света взглянула в полуподвальное окошко - там сияла полная луна. Спиной она почувствовала чье-то присутствие - посмотрела в зеркало - сзади у стены мелькнул блик. Резко обернулась - из дальних углов, исходил едва заметный фосфорящийся свет от скифских баб. С замиранием сердца надела диадему, плащ и поднялась с кресла - ни на секунду не отрывая взгляда от происходящего чуда. Тусклое свечение быстро разгоралось и вскоре достигло апогея - бледного огня. Со стороны алтаря раздался скребущий звук - по центру начала вращаться пенкталь, и тут же из древних идолов с диким свистом вырвалось пламя, в виде мутно-зеленых шаров. Хаотично летая по комнате, шары соединились вверху над алтарем. Света воздушным шагом подошла к священным камням и взяла ритуальный кинжал. Не осознавая, что делает - вонзила атэму в правую руку, сделала глубокий порез, и стала кропить кровью алтарь. Затем дрожащими руками раскрыла 'Книгу жизни' и начала читать первое попавшееся заклинание, медленно обходя алтарь против часовой стрелки.
  - Эго конюро эт конфирмо вос Ангели фортес...
  
  При этом она плавно раскачивалась из стороны в сторону. Зеленый шар с каждым произнесенным словом начал менять форму. Ее слова, шаги, качание становились все быстрее и быстрее. И шар, принявший в начале форму облака, трансформировался в проекцию ее силуэта, созданного свечами и изумрудным сиянием с верха. Вместо заклинания, она уже издавала бессвязные звуки. Свечи вспыхнули, словно на них вылили бензин - и силуэт вихрем вошел в левую половину Светиного тела.
  - Ксатра Аполлон! Ксатра Аполлон раксвооу раауука дазуррра! Ксатра Аполлон!... - Власть Аполлона! Власть Аполлона пронзает свет и дает силу! (Скифск. Яз.) - раздался чужой голос из супруги Черепа.
  Ее тело начало трястись, на губах выступила пена, а грозные слова, все вырывались и вырывались с хрипом из горла:
  - Агайя, маар дарана шпако! - Агайя, я убью тебя собака! (Скифск. Яз.)
  ...Внезапно в комнате воцарилась гробовая тишина... и Света без памяти повалилась на пол.
  Ближе к утру, она очнулась, слегка пошевелив пальцами на руке. Постепенно к ней возвращались силы, и через полчаса женщина с трудом поднялась на ноги. Под глазами у нее появились черные круги, и колдунья, словно приведение бесцельно стала бродить по большому дому....
  
  Наступило утро. Марат, долго лежал в постели с открытыми глазами: - 'Вот и все, сегодня встреча с полковником... Денег у меня нет - и придется ему отдать казино. Этот плюгавый не подарит, не даст отсрочки - воспользуется моментом.... Но, ничего - крови после этого прольется немало. Лысый, Борода, Мазай - висеть им всем на пере. А Светка молодец - сразу вычислила Мазая. Может она и в остальном права, не надо мне больше влазить в эти проекты миллионные? Лучше с Рыжей по мелочи промышлять...' Марат долго бы еще рассуждал под теплым одеялом, но нужда заставила его встать и спуститься вниз. В коридоре, спиной к нему стояла Света в черном одеянии. Он тихонечко подкрался:
  - Я чую запах паленого метеорита... О! Приветствую тебя женщина из космоса! Что тебя привело на нашу грешную землю?
  Света стояла, не шелохнувшись. Марат, не дождавшись ответа, поспешил, куда шел. 'Надо у этой марсианки еще раз денег попросить, может, наколдует? Или после галактического бодуна, разжалобится и у папы денег попросит...' Череп в отчаянии цеплялся за любой шанс. Когда он вышел из ванной, она все так же стояла на прежнем месте.
  - Светка! Ну, помоги бабла достать! Ради Альфы и Центавры...
  - Аттей забрал мое золото*... (Аттей* - скифский царь)
  - Какое золото?!! Какой Аттей?! Ну, что ты несешь! Если я сегодня не рассчитаюсь, плакало наше казино! Попроси у папы - отдам с процентами! Клянусь Марсом и Венерой!
  - Иди к Аттею...
  - Ну, тебя и звездануло... Да ты себе можешь представить, ясновидящая, что будет с нами, когда казино заберут? - усмехаясь, спросил Марат.
  - Рабом моим будешь, - монотонный голос Светы начал меняться - его наполнили властные ноты. Когда она обернулась, Череп вздрогнул от ужаса. Ее глаза заволокла темно-зеленая дымка. - На колени кагар*! Перед тобой шпако* - царица скифская!
  - Э! Хорош летать, царица борщей! Очнись - ты дома! - перекрестил Марат жену и сплюнул через плечо три раза.
  Света застыла, глядя в невидимую точку:
  - Бага Аполлон*, бага Аполлон...
  - Ни денег, ни казино, ни жены... Полный байд. - Покачал головой Марат и отправился на сборы к полковнику.
  
  
  Кагар* - Раб (Скифск. Яз.)
  Шпако* - Пес (Скифск. Яз.)
  Бага Аполлон* - Бог Аполлон (Скифск. Яз.)
  
  
  
  
  
  
  Череп и полковник
  
  
  Более чем странное поведение жены, не подняло настроение Марату, а звонок полковника, который встретил его при входе в спальню и вовсе поверг бандита в депрессивное состояние:
  - Жду тебя Череп через час в кафе 'Мандарин'.
  -Хорошо, буду, - безразличным тоном ответил Марат и принялся одеваться.
  Когда он подъехал к небольшому кафе, машина кредитора
  уже стояла на месте, и бандит поспешил пройти в зал.
  - Приветствую вас, Олег Наумович! - поздоровался Череп, со светлым мужчиной с лисьим лицом, одетого в черный костюм и такого же цвета гольф под горло.
  - Садись Череп. Что-то не вижу я знаменитого кейса, который был с тобой два месяца назад - когда ты деньги у меня брал... - полковник говорил тихо и внушительно. Собеседнику было необходимо напрягать свой слух, чтобы не пропустить чего-то важного, типа - за тобой 'хвост' приятель, или тебе конец дружок...
  - Э-э.... Понимаете, Олег Наумович...
  - Да брось ты эти условности, небось, баксы по карманам распихал? Доставай скромник - не стесняйся.
  - А нет, денег, - тупо констатировал смерть прибыльного дела Марат и состроил непрошибаемую рожу - он решил идти проверенной путем, тропой Сусанина.
  - Ты их потерял?! Или в новый проект Мавроди всунул? Подожди, подожди.... А может тебя кинули? А?! Твои же...
  - Возможно и так.... Ищем.... Не спим - ни днем, ни ночью.
  - Ага.... Очень интересно. И что же вы ищете? Или вернее кого? Может, я вам могу помочь? Марат ты мне только скажи.... Я ведь все понимаю - жизнь, всякое бывает. Рассказывай, дружок, не тяни...
  'А что? С его связями - он и иголку в стогу сена найдет.... Деньги-то его пропали, расскажу все правду - не сдаст своим, побоится!', - Череп вздохнул и выложил полный расклад пропажи Лысого и Бороды. Когда Марат в своем рассказе, дошел до личности Мазая, полковник сжал пальцы в замок и непроизвольно моргнул на оба глаза. Но Череп ничего не заметил и закончил свою длинную речь следующими словами:
  - А пару дней назад, объявилась в городе вот эта девица, которая с ними поехала, - и Марат показал фото Вики полковнику.
  Полковник взял в руки фотографию:
  - Красивая.
  - Ага, - согласился Марат и протянул руку за снимком.
  Полковник положил фото в карман, и посмотрел на Марата так, от чего тот застыл с протянутой рукой:
  - И ты считаешь, что найдя эту девчонку, ты решишь свою проблему?
  - Но их нет, а она есть... Машина с товаром пропала, - чувствуя какой-то надвигающийся подвох, промямлил Череп.
  - Я так понял товаром ты гребанный бизнесмен, наркоту называешь? - прошипел Олег, хватая Черепа за галстук. - Да ты подумал, у кого ты и на что деньги просил?! Смотри внимательно сюда, урод...
  И он достал телефон:
  - После моего звонка - у тебя ни то, что жизни не будет, у тебя и смерти уже не будет. Ты захочешь умереть. Ох, как ты захочешь умереть! Но не сможешь... Тебя без рук, без ног будут пичкать всякой дрянью, лишь бы ты еще подольше помучился...
  - Олег Наумович, я же не против - отдам казино, договор есть договор, - смиренно отвечал Марат, и правой рукой в это время достал из кармана выкидной нож. Нажал на кнопку - выскочило лезвие, и он ловко обрезал возле узла галстук:
  - Не надо меня пугать, мусор, - мгновенно сменил тон Марат, расправляя плечи. Его азиатские глаза сверкнули нехорошим блеском.- Забери залог полкан, и не неси пургу - пуганный я...
  - Ты меня не понял Череп... - Полковник швырнул остаток галстука в физию бандита. - Ты что думаешь у меня в кабинете, в моем сейфе - миллион баксов лежал? Я же тебе не судья какой-нибудь... Я офицер! А теперь подумай гнида, откуда эти деньги и чьи они?
  - Да какая разница мне, чьи они?! Нет дури и дела нет. Форс-мажор! Все пропало - бизнес.
  - Э-э нет, большая разница, Череп. А может твой порошок - уже по школам гуляет? Из детей инвалидов делает? Ты об этом подумал, ничтожество?! Залогом ты тут не отделаешься - всего лишишься, я тебе обещаю. Ты посмотри на него, пасть он раскрыл, - полковник испепелил взглядом собеседника и резко встал. - Завтра в одиннадцать будь готов - поедем к нотариусу, а после этого мой тебе совет - беги!
  - Олег Наумович, - Череп вслед за ним поднялся, - может, замнем это гнилое дело? Ну, влез я по дурости - виноват. Да и Мазай этот появился неизвестно откуда, мозги мне засрал...
  Полковник прекрасно знал, откуда появился администратор с обманчивой внешностью 'святого'. Мазай для Олега Наумовича был лестницей по продвижению по службе. Работал он на полковника давно, и сотрудничество их началось, когда еще Олег был капитаном. После внедрения Мазая, в чей-то нелегальный бизнес, как правило, следовало громкое раскрытие преступного дела - Олег получал звездочку и большой кусок пирога от разрушенной империи. Мазай же получал крохи и шаткую крышу. На деле Черепа полковник рассчитывал получить звезду генерала, миллион и в придачу одну умопомрачительную красавицу в жены - но об этом чуть позже.
  - Ладно, Марат садись... Жалко мне тебя.... Давай подумаем, как спасти твой дом и жизнь твою никчемную.
  Они снова присели, заказали по кофе.
  - Ты понимаешь, засветился ты с порошком по любому... - Олег уже знал что делать, комбинации в его голове рождались мгновенно. - Поэтому давай-ка сделаем следующее - ты мне все по этой истории с героином подробно напиши. Естественно, не упоминая кредит и мое светлое имя.
  - Я разве не понимаю, Олег...
  - Слушай меня дальше - сегодня назначишь новую встречу с поставщиками... Мол, продали товар - хотим еще.
  - Так это ведь Мазай с ними в контакте.... А я даже их имен не знаю.
  - Вот оно! Источник твоих бед - Мазай, и вполне возможно, что твой товар у него давно уже, или чего еще хуже - в отделе по борьбе с наркотиками. Так что строчи бумагу быстро, а я завтра тебе дам магнитик с передатчиком, подцепишь на авто админу. И будем ждать. А за казино Марат не волнуйся. Будешь там управляющим, и спи со своими телками - никто тебя трогать не будет.
  - Спасибо, Олег.
  - Рано еще благодарить. Бабочку - сними, - улыбнулся полковник.
  - А-а! - вспомнил Марат и сорвал огрызок галстука.
  - Череп, никому об этом ни слова. Вопрос ценой в твою жизнь.
  - Все сделаю, как надо, не беспокойтесь Олег Наумович.
  
  
  Глава 11
  
  
  Полковник, генерал и Юля
  
  
  Полковник вышел из кафе в прекрасном расположении:
  - Как хорошо быть генералом.... Как хорошо быть...
  Под веселую песню Олег сел в машину и прямиком отправился к воспеваемому чину.
  В холле генеральского особняка его встретил новенький охранник - Игорь. Полковнику сразу не понравился его ироничный взгляд, - 'Больно умный!', в мгновение ока определил чекист, и попытался быстрым шагом миновать внушительное препятствие в костюме.
  - Попрошу ваш пропуск, гражданин! - окликнул его Игорь и, сделав два шага, встал перед ним стеной.
  - А-а, так ты новенький - еще не в курсе.... Запиши себе в памяти - Олег Наумович - а это я, лучший друг генерала, вот так вот... А друзьям, пропуска не нужны, их всегда рады видеть. Запомни это - вохра! - снисходительно объяснил Олег охраннику, и вновь попытался его обойти.
  - Ничего не получится - или приказ шефа, или пропуск.
  - Ты меня не понял! И будешь за это наказан..., - заметно нервничая, полковник достал телефон. - Але, Виктор Степанович? Вы на месте? А я тут внизу стою - не пропускают, - пожаловался Олег. - Даю трубку. Держи, шлагбаум.
  - Игорь! Пропусти этого шпика.
  - Слушаюсь, Виктор Степанович!
  - Проходите, - невозмутимо сказал легионер и отдал полковнику телефон.
  
  Через минуту офицер секретной службы, заходил в приемную. Ему, собственно говоря, нужна была Юля, а генерал только как повод, что бы ее увидеть.
  - Приветствую изумительную жемчужину, озаряющую непревзойденной красотой - серое общество угрюмых рапанов, - с этими словами он достал коробочку с дорогими духами, и протянул их девушке. - Примите от истинного поклонника - этот маленький, убогий подарок.
  - Не надо, ну что вы, Олег Наумович, так неудобно... Честное слово! - запротестовала Юля и привычным движением спрятала коробочку в стол.
  - Юленька, у меня к вам дело... Государственной важности - на миллион.... С глазу на глаз, - лицо полковника стало серьезным, - вы обедаете в кафе напротив?
  - А вы, что следите за мной?
  - По долгу службы, так сказать, - улыбнулся Олег.
  - В час - я буду на месте, третий столик возле окна, - шепотом произнесла девушка, изображая из себя крутого агента.
  - Смотрите в оба, что б без хвоста, - подмигнул он ей и отправился на прием к генералу.
  - Виктор Степанович? - Олег замер на пороге.
  - Заходи, дорогой.
  - Я буквально на минутку. У меня есть информация насчет парня, которого вы мне поручили найти.
  - Оперативно работаешь!
  - Ваша школа, - Олег присел на стул. - Он что у вас украл что-нибудь?
  - С чего ты взял? - нахмурился генерал.
  - Да сидит он, в камере. За кражу его взяли - есть факты, свидетели. В общем, крепко он влип...
  - Вот так новость... Суженый - ряженый... - с изумлением покачал головой Виктор Степанович.
  - Да, а самое странное - молчит как рыба. Кто он? Ваш родственник?
  - Боже сохрани! Знакомая попросила разыскать - вот и нашли...
  Олег взглянул на часы - без пятнадцати:
  - Ну, ладно я пошел.... Да, кстати, а как материалы на Черепа, пригодились?
  - Изучаю.... Это же просто мега-злодей, и почему он на свободе?
  - Виктор Степанович, не хитрите.... Зачем он вам нужен? Череп редкий гад - полгорода врагов имеет. И хочу вас предупредить, так, на всякий случай - Марат Фирзоев сейчас находится в нашей разработке.... Так что попрошу вас, без вендетты... Договорились?
  - Олежек, да не волнуйся ты. Я и не собираюсь заниматься
  самоуправством. Меня просто попросил хороший друг - побольше разузнать о нем, бизнес у них там совместный какой-то...
  - Сочувствую я вашему другу, Виктор Степанович. Всех вам благ!
  - И тебе не болеть, Олежек.
  
  На этих словах они и расстались. Полковник прямиком направился в кафе, а генерал тут же позвонил Вике:
  - Есть новости, дорогая. Твоего жениха нашли - в камере он.
  - Как?! - у Вики из-под ног земля стала уходить. - Не может быть.... За что?
  - За воровство.
  - Это недоразумение! Какая-то глупая ошибка!
  - Вика, что узнал, то сказал.
  - Витя, помоги с ним встретиться, прошу, умоляю! - голос у Вики сорвался на крик.
  - Не волнуйся, сегодня посмотрю, что можно сделать. Все давай у меня люди, я тебе перезвоню.
  'Да, любовь - слепа!', - лишний раз убедился седой генерал.
  
  Наступило обеденное время, и Юля поспешила на назначенную встречу. Внизу на вахте Игорю давал наставления начальник охраны:
  - Требуй у всех пропуска. Хоть ты тысячу раз знаешь человека, но все равно требуй пропуск!
  Игорь увидел проходящую мимо 'платиновую' красавицу и открыл перед ней дверь:
  - Вот как у этой гражданки я могу потребовать пропуск?
  - Пожелал бы ты лучше девушке приятного аппетита, провел ее через дорогу, а то заладил - 'пропуск'! - и, махнув на него рукой, Юля поспешила на встречу.
  В кафе, в углу за столиком, сидел полковник и неторопливо попивал сок. В свои сорок два года Олег успел развестись дважды. Карьера поглощала всю его личную жизнь, и его бывшие жены не выдерживая одиночества и запаха чужих духов, покидали семейный очаг, как перелетные птицы гнезда по осени.
  - Еще раз, здравствуйте, мисс очарование! Я угощаю - заказывайте все, что вашей душе угодно!
  - Сто грамм икры красной, пятьдесят хорошего коньячка и
  лимончик, пожалуйста!
  - Просто, но со вкусом, - согласился с ее выбором Олег, усаживаясь напротив девушки.
  Полковник был ростом с Гитлера, и у него так же был развит комплекс 'коротышки'. Он всю свою жизнь стремился к вершинам власти и высоким грациозным дивам. Высокие чины ему давались нелегко, а вот у статных красавиц, как ни странно, Олег пользовался успехом. Осаждал он их как крепость - основательно. Правда не пушками и мушкетами, а вниманием, комплиментами, и подарками. Через месяц-другой цитадель открывала ему свои врата, и офицер водружал там свое эгоистическое знамя, на котором было начертано - *Тут был я!*. И лишь только Юленька крепко держала оборону. Она водила за нос пронырливого мужчину, предпочитая от жизни брать лучшее, не размениваясь по мелочам. Неудачи Олега Наумовича лишь подстегивали к новым, более изощренным попыткам уложить красавицу в постель. Растратив весь арсенал прожженного ловеласа, Олег Наумович приберег последний весомый козырь - джокер, то есть казино...
  Офицер безопасности, не теряя времени, приступил к деловому разговору:
  - Сразу заинтригую вас, Юленька. У меня есть одно заманчивое предложение и от вашего ответа может зависеть вся ваша дальнейшая жизнь.
  - Ой, не пугайте меня Олег Наумович, я всего лишь навсего безобидная девушка, - Юля свысока взглянула на собеседника и начала размышлять вслух, - это у ваших шпионов роковые судьбы, гробовые страсти! А какие же это перемены могут быть в моей жизни? Я каждый день прилежно хожу на работу, а по выходным читаю книги. И что же вы мне можете предложить такого рокового? Отравить генерала? Или взорвать офис? Мне действительно уже интересно, продолжайте, интриган.
  - Шутите Юленька, а зря. Вы действительно можете изменить свою жизнь и притом в гораздо лучшую сторону, - загадочно ответил полковник, поневоле заглядываясь на высокую и красивую собеседницу.
  - Тьфу ты, вы это о замужестве, что ли? - спросила разочарованно Юля и осторожно отодвинула от себя икру.
  - Что вы, Юленька... Разве так делают предложение настоящие мужчины? Они перед этим дарят цветы, шампанское, брильянты, устраивают фейерверки в честь любимой, - он перевел свой взгляд в сторону пожилой барменши, - нет Юля, все гораздо прозаичнее. Хочу предложить вам сделку.
  - Не тяните, Олег Наумович...
  - От вас нужно согласие на оформление кое-какой недвижимости - на ваше имя. Каждый месяц за это вы будете получать около восьмисот долларов.
  - Мне придется менять работу? Я не согласна.
  - Нет, что вы. Управление всем этим хозяйством мы возьмем на себя.
  - И что же это за недвижимость, если каждый месяц вы собираетесь мне платить такие деньги? - спросила Юля и сделала глоток коньяка.
  - Казино.
  - Вы его купили, что ли?
  - Считайте, что да...
  - Темните вы господин полковник. Как бы мне после этого без головы не остаться.
  - Не волнуйтесь Юля, с вашей прекрасной головки и волосок не упадет - за вами мы, Родина мать, так сказать.
  - В наше тяжелое время деньги всем нужны, - Юля ради Игоря, твердо решила отказаться от *генеральских премий*, и тут, пожалуйста, нате вам, на блюдечке с голубой каемочкой подносят лакомый кусочек. - И я не исключение. Вы знаете Олег, а я пожалуй соглашусь. Но! У меня есть условие - в мою личную жизнь никто своего носа совать не будет.
  Полковник развел руками и с согласием наклонил голову:
  - По рукам! Завтра, в одиннадцать, я за вами заеду. Да, госпожа Григоренко, не забудьте с собой паспорт взять.
  - Интересно... А что скажет мой шеф, когда узнает о сделке? Может ведь, и уволить... - задумалась Юля.
  - Да, что вы! Наоборот - он станет вас уважать, - настроение у Олега было на все сто.
  Девушка подозрительно посмотрела на собеседника, но тот продолжал сидеть с серьезным лицом.
  Обед подошел к концу, и они вышли на улицу.
  - Спасибо за угощение Олег, провожать меня не надо.
  - Приятно иметь дело с умной и красивой девушкой, - полковник ей галантно поклонился, и они разошлись в разные стороны.
  
  'С ума сойти... Я - хозяйка казино! Ох, как это неожиданно и приятно.... Хотя, Олег непростой кадр, просто так ничего не делает.... Наверное, меня хочет...', - она усмехнулась: - 'И притом сильно хочет'. Юля вошла в открытые Игорем двери, 'Кстати, о волшебном напитке', - вспомнила она и притормозила:
  - Кофе хочешь, или чаю? Угощаю.
  - Не откажусь, - Игорь показал на двери, - но как?
  - А я тебе принесу, я сегодня добренькая, - вкрадчиво промолвила девушка и пальчиком сбила с его пиджака невидимую ворсинку.
  - Я отработаю, - с благодарностью произнес легионер.
  - Я знаю. Сейчас... - в ее очаровательной головке все стало на свои места, - 'Игорь достанется мне, казино тоже мне, а у Светланы Михайловны, я закажу флакончик для неугомонного полковника, успокоительный напиток типа валериановых капель. Но это после подписания бумаг конечно'
  И она, звонко цокая каблучками, направилась осуществлять свой план.
  Игорь же, приоткрыв рот, принялся наблюдать за ее соблазнительным променадом, но его пылающий взор, остудил звонок телефона.
  - Але, Игорь? Валера в беде!
  - В смысле, Вика?
  Чуткий слух Юленьки, мгновенно уловил ненавистное имя, и она замерла на ступеньке.
  - Валера в тюрьме...
  - Как? - побелел парень. - За что?
  - Генерал говорит за воровство...
  - Фу-х, - выдохнул Игорь. - Ошибка - перепутали с кем-то. Не волнуйся. Что-нибудь придумаем.
  - Дай-то Бог.
  'И что она от него хочет?', - недовольно наморщила носик Юля и поспешила готовить кофе.
  
  
  Полковник и Череп
  
  
  Под конец работы полковнику позвонил Череп:
  - Олег Наумович, есть разговор, куда приехать?
  - Давай через полчаса, на Александровском, мне там пару книжек купить надо.
  В назначенное время Марат нервно прогуливался по скверу мимо детских качелей.
  - Эй, черная душа, звал зачем? - за его спиной внезапно раздался голос Олега.
  Череп обернулся.
  - Товар заказал, все что знал - написал, - сквозь зубы ответил Марат.
  - Пошли, вон на ту лавочку - разберемся с твоей писаниной.
  Полковник 'по-дружески' хлопнул его по плечу:
  - Да ты, улыбнись Марат. Чего такой мрачный как смерть? Не пугай детей.
  - Гэ-гэ, - оскалился Череп на мальчика, отчего тот чуть не упал с лошадки.
  - М-да... Я теперь понимаю, почему ты стал бандитом. - Полковник хихикнул, - учителем с такой рожей карьеру не сделаешь. Давай труды свои, писатель.
  Они присели на скамейку, и полковник стал внимательно изучать исписанные корявым почерком листы.
  - Так... Интересно. Угу. Все ясно. - Полковник положил бумаги в кейс, немного подумал и принял решение. - Отлично! Будем брать этих поддонков. Держи...
  И он протянул ему маленький магнит - передатчик.
  - Смотри только машины не перепутай...
  - Олег Наумович, тут такое дело - деньги нужны.
  - Гэ-гэ, - на этот раз оскалился полковник, но дети его не боялись - рожей не вышел.
  - Я без шуток. Как же я за новую партию рассчитаюсь?
  - Скажи мне честно Череп, на кого я больше похож, на Санта Клауса или идиота? - спросил насмешливо Олег и встал с лавочки,
  - На гнома, - ляпнул Марат, поднимаясь вслед за полковником, который был ему по плечо.
  Офицер испепелил взглядом бандита и протянул сто гривен:
  - Держи великан.
  - Что это?
  - Деньги.
  - Куда мне их засунуть?
  - Можешь и туда, а можешь на ксероксе сотку размножить. Сколько тебе надо - снова миллион?
  - Не смешно!
  - А мне?!! Короче - когда объявят встречу, ты не едешь. Напейся как свинья - и лежи себе тихонько. Пусть Мазай их встречает и везет в казино.
  - И что дальше?
  - Завтра в одиннадцать с бумагами у нотариуса, вот что дальше, - и полковник ушел, не прощаясь, выбирать книги.
  Он хотел купить их две: первую - о том, как покорить женщину, а вторую - про казино...
  Череп же, прислушиваясь к советам полковника, перешел дорогу, и зашел в маленькую типографию.
  - Что вам угодно? - спросил его худой юноша в очках.
  Череп выложил перед ним сотню баксов:
  - Вот таких - десять тысяч штук.
  - Извините, но мы таким не занимаемся, - отодвинул от себя подальше сотенную, юноша.
  В руке у Черепа мелькнул нож.
  - А так? - острое жало натянуло кожу на шее парня.
  - Если вам их надо нарезать и упаковать - то не раньше шести...
  
  ***
  
  Черный день для Черепа настал. 'Сегодня я отдаю казино', - с этой ужасающей мыслью, проснулся Марат. С этой же мыслью он встал, оделся и около часа бессмысленно просмотрел в окно. 'Теперь я никто - хуже Мазая', - вздохнул Череп и, прогоняя тоску, принялся искать паспорт. Он открывал тумбочки, шкафчики - но паспорта нигде не было. Затем пошел на кухню, открыл холодильник, съел кусок колбасы, сыра и перебрался в гостиную. Там Череп посмотрел криминальные новости, зачем-то заглянул под диван - но паспорт как в воду канул. 'Пойду я навещу ясновидящую, она все знает!', - и Череп открыл дверь в спальню жены. Света, изнеможенная ночными прогулками по астралу, крепко спала, скинув с себя одеяло. ' Что за хрень!', - от удивления глаза Черепа стали круглыми. Спина жены была вся в татуировках. Странные знаки, буквы. 'Какая же сволочь на ней этот бред написала? ', - возмутился Марат и присел на край кровати:
  - Света, проснись! Что за лоховские масти?!
  - Это тату жрицы... Болван.
  - Да ты же вся синяя... Кто это сделал с тобой?! Назови имя его!
  - Бага Аполлон.
  - О-о, родная! Да, тебе срочно врач нужен...
  Света повернулась на спину и мгновенно открыла глаза - в них была та же зеленая дымка:
  - Твой паспорт в серванте, третья полка снизу. Вместо колбасы, отбивные лучше взял бы...
  - А откуда...?
  - Оттуда, - и она вновь погрузилась в сон.
  
  Юля и Игорь
  
  
  Этим же утром. Юленька шла на работу и мечтала:
  'Я подъезжаю к своему казино на роскошной машине, а за рулем сидит Игорь. Он выходит, открывает мне дверь, и подает руку.... Кстати, интересно - подействовало зелье на него, или нет? Сейчас зайду, а он как наброситься на меня!...', - от такого поворота событий ей стало не по себе. 'Нет, нет - только не это! Маньяк, он и в облике красавца - маньяк. Так я не хочу...'
  Девушка, витая в облаках, не заметила, как тонкий каблучок ее туфельки попал в решетку для стока воды и незамедлительно после этого сломался. 'Вот блин, в такой-то день! Какая примета нехорошая!' До работы ей оставалось совсем немного, метров сто, и бедняжка хромая,
  продолжила свой путь, уже мечтая только об одном - быстрее бы добраться до кабинета. На улицу из офиса вышел Игорь и сразу увидел Юлю, ковыляющую на сломанной туфле. В мгновении ока, он оказался воле нее:
  - Мадам, вы в беде! Примите мои соболезнования.
  - И это все? - захлопала ресницами девушка.
  - Ах, да! Совсем забыл, я задолжал за вчерашний кофе, - и он ловко взял ее на руки. - Куда тебя отнести, Юля? Домой или на работу?
  - О-го! Уже просто, Юля? - она замерла от удовольствия, - 'Спасибо вам - Светлана Михайловна! Вы - настоящая ведьма...' - Домой путь неблизкий, юноша. А смог бы?
  Игорь отрицательно замотал головой, и развернулся к офису:
  - Если бы ты не такой горький кофе делала, думаю что да...
  - Вообще-то я люблю сладкое, но в исключительных случаях - обожаю полынь, - Юля прижалась к любимому и обвила крепкую шею тонкой рукой.
  Ее волосы щекотали ему лицо, и он непроизвольно дотрагивался кончиком носа ее красивой и упругой груди. Игорь хотел, что бы этот путь продолжался как можно дольше, но очень скоро показались нужные двери.
  - Спасибо тебе, Игорек. Кстати - я работаю до шести, - нежно промолвила девушка.
  - А у меня вахта заканчивается в восемь, - выдохнул Игорь. - Чувствую, генерал приближается - я побежал.
  - А ну-ка подойди сюда, - поманила пальчиком его Юля.
  Игорь приблизился и в тоже мгновение ощутил вкус малины на своих губах.
  - А вот теперь - беги. Встретимся позже... Герой.
  - Лечу! - зажглась искра в глазах Игоря, и он рванул вниз по лестнице.
  
  
  Глава 12
  
  
  Череп, полковник и Юля
  
  В одиннадцать, Марат сидел с паспортом в коридоре у нотариуса. Через пару минут подъехал и полковник с Юлей. Она была в светлом плаще, узенькой черной юбке и неизменной белой блузе. На ножках Юленьки, вместо вышедшей из строя официальной черной обуви, красовались красные туфельки - лодочки с бантами.
  - Юлия Владимировна, знакомьтесь - Марат Юсупович, ваш управляющий, - полковник взглянул на Марата - галстук тот обрезать не собирался и сидел весьма смирно.
  - А где же хозяин? - удивилась Юля, глядя на грозного, небритого мужчину, со шрамом на правой щеке.
  - Ах, да! Забыл представить, он же и бывший хозяин. - И улыбаясь, полковник, подмигнул девушке, - можете называть его просто - Череп.
  Юля непонимающе взглянула на Марата и присела рядом:
  - Череп, а почему вы решили продать казино?
  Бандит с ненавистью посмотрел на молодую, наглую особу. Затем перевел взгляд на ее веселые туфельки и закривлялся:
  - Бабуска, бабуска, а посему у тебя такие бо-осие зубы?!
  Юля вмиг отодвинулась - Череп сделал страшные глаза и прорычал:
  - Почему, почему - как дам по кочену!!
  И в подтверждении своей неадекватности - он щелкнул квадратной челюстью, отчего девушка мгновенно вскочила и очутилась рядом с полковником, который иронически усмехнулся:
  - Юленька, да вы не обращайте на него внимания - дурак одним словом.
  Дверь открылась и появилась голова женщины в очках:
  - Кто из вас оформляет продажу казино?
  - Они, - указал на двух таких разных людей Олег.
  - Все готово - прошу вас.
  Через несколько часов бумаги должным образом были подписаны, и они втроем вышли на улицу.
  - Поздравляю, босс! Какие будут приказания? Может вам девичник устроить? Девушки у нас в штате имеются...- предложил Череп, с издевкой поглядывая на Юлю.
  - Ты там лучше порядок наведи - полы, что ли помой, - полковник встал между высокими людьми, - и смотри у меня, за жизнь этой девушки - головой отвечаешь.
  - Олег Наумович, я думаю, мы с управляющим найдем общий язык. Правда, Череп?
  - Базар, детка, базар найдем, - безнадежно махнул рукой бандит и побрел к машине.
  - Я вижу, бывший владелец не слишком обрадован своей новой должностью, - Юлю от грубого голоса управляющего, охватила легкая дрожь.
  - Переживет он, Юленька. Ничего не бойтесь, помните - за вами Родина!
  - Ну, раз вы так считаете...
  - А еще я считаю, что вечером у нас должен быть банкет. И отказы не принимаются.
  - Я согласна.
  - Прекрасно! Давайте, на работу вас отвезу.
  
  ***
  
  Рабочий день у Юли пролетел как одна минута. Генерал целый день отсутствовал, и она крутилась как белка в колесе. Пару раз девушка спускалась вниз - приносила Игорю чай, с бутербродами. От такой заботы парень растрогался и от души предложил:
  - Юля, может вечером, сходим куда-нибудь?
  - Ой, Игорек, сегодня никак. Родственницу встретить надо - а вот завтра, пожалуйста.
  - Ну, завтра, так завтра...
  После работы секретарша поспешила домой, чтобы успеть к восьми часам, попасть на пир во всей красе и блеске. В назначенное время за ней заехал Олег, и они отправились в уютный ресторанчик на Французском бульваре. Олег, как опытный покоритель женских сердец, весь вечер держал дистанцию в разговоре с девушкой. Говорил он с ней о незначительных вещах, не затрагивая личную жизнь. Полковник чувствовал, что она где-то далеко от него, и не торопился форсировать события. 'Надо время, а оно теперь у меня есть!' - затаился мужчина, глядя на задумчивую красавицу. После десерта, девушка взглянула на часы.
  - Благодарю Олег за ужин, но, к сожалению, мне пора баиньки. Утром на работу, а суровый генерал не любит опозданий, у нас ведь дисциплина как в армии. - Юля встала из-за стола, за ней поднялся и Олег.
  - Да, Виктор Степанович еще тот узурпатор! - он вспомнил те годы, когда генерал был его начальником.
  На улице легкий ветерок приносил с моря свежий и соленый запах.
  - Олег, вы прекрасный собеседник и время за ужином пролетело незаметно. - Девушка покосилась на довольное от комплимента лицо полковника. 'Еще полчаса общения с тобой и смерть от скуки настигла бы меня в этом милом ресторанчике!', - эта мысль почему-то подняла ей настроение. Возможно потому, что ужин уже остался в прошлом.
  - Юленька, мы ведь договорились, на 'ты'! - Олег заглянул в глаза милой девушке, но кроме лукавых и озорных огоньков он там ничего не увидел.
  - Я воспитанная девушка и сказать мужчине 'ты', для меня непростая задача...
  К дому напротив, подъехало такси. Открылись двери машины, и она увидела Игоря, подающего руку ее сопернице. 'Вот она сучка! Ха! Так я и думала!', - до Юли донесся бархатный голос Вики.
  - Респект генералу! Если бы не он... Страшно подумать, что было бы с Валеркой. Какой он все-таки молодец, встречу устроил. А Валерка-то похудел.... И ты представляешь, все это время молчал.... Ни единого словечка. - Вика взяла Игоря под руку и неторопливо пошла с ним к подъезду
  Юля захотела ей закричать через дорогу, - 'Руку забери!', но вместо этого неожиданно в ответ взяла под руку полковника.
  Чекист сразу узнал в Вике девушку, которую разыскивает Череп. И более того его ум мгновенно сложил комбинацию - Валера, Вика, Игорь.
  'Эта троица и есть фактор пропажи порошка с бандитами', - он затаив дыхание, проводил взглядом парочку до подъезда. 'Явно сегодня мой день!', - улыбнулся Олег и, принимая жест Юли за намек на сближение, предложил:
  - У меня есть дома великолепное вино, фрукты, шоколад... Может, заедем ко мне на огонек?
  После того как захлопнулась дверь подъезда, Юля осторожно вытянула руку из-под локтя полковника, и сдерживая слезы сказала:
  - Олег Наумович, на ночь вино, да еще в чужой квартире?! Как вы могли мне такое предложить? Домой, только домой...
  Олег, не слишком огорчаясь отказу, покорно открыл дверь машины, - 'Сейчас главное - Вика. Не упустить ее - вот задача номер один!'
   Через десять минут они подъехали к Юлиному дому.
  - Спокойной ночи вам Олег, и спасибо за ужин, - быстро попрощалась Юля и направилась к подъезду.
  - Приятных снов, красавица, - помахал ей вслед рукой полковник и сел в машину, обдумывая очередной хитроумный план.
  Юля же, как только зашла в подъезд, незамедлительно достала телефон:
  - Светлана Михайловна, добрый вечер, извините, что так поздно. Для вас еще рано?! Вы только начинаете жить.... Ох, как интересно! Я узнала, где живет Вика, вот правда номер квартиры не скажу, не знаю. Да, записывайте...
  И она продиктовала ей номер дома и подъезд, куда зашли Игорь и Вика.
  
  ***
  
  'Ничего... Скоро займусь тобой вплотную красавица - и любить меня будешь, и стонать от наслаждения будешь... Я, тебе это обещаю...', - полковник проводил взглядом недоступную и желанную Юлю и включил зажигание. В эту же минуту тревожно мигая 'ожил' телефон.
  - Олег Наумович, только что позвонили - назначена встреча!
  - Где?
  - На старом месте, за городом. Что делать?
  - Езжай - все будет под контролем.
  - Череп пьяный в дым - спит. Деньги он достал, но мне их не дал. Не доверяет что ли?
  - Езжай без него на встречу, и вези абреков в казино. Там всех и возьмем.
  - А если они не захотят ехать?
  - Убеди! И не волнуйся, ты ведь в команде - прикроем если что.
  - Есть такая маза!
  - Давай, давай - действуй.
  'Хороший ты был Мазаюшка агент. Но, уж слишком ты много знаешь - извини, будем тебя стирать', - поставил полковник крест на информаторе, и на всей скорости помчался к своему хорошему знакомому капитану, старшему группы захвата. У него была одна маленькая просьба к спецназовцу - при задержании стрелять на поражение - живых не брать.
  Через сорок минут Олег Наумович, сидел на рабочем месте и руководил операцией *Белая смерть*. К месту предполагаемой встречи направилась группа из десяти человек - штурмовиков и снайперов. Встреча должна была произойти за городом, возле заброшенного склада. Для того чтобы добраться до цели незамеченными, отряду пришлось оставить машину за пару километров и продвигаться к указанному месту, бегом.
  Мазай ехал слишком быстро и люди в камуфляже не успевали занять позиции для стрельбы. Чтобы придержать приговоренного агента, заблокировали переезд. Мазая держали там до команды - 'Группа заняла позиции, можно начинать'
  Когда открылся шлагбаум, Мазай вытер пот со лба и поспешил на место встречи. Через пару минут появились огни приближающейся машины поставщиков. Агент сделал пару шагов навстречу - двери в машине открылись, и оттуда вышли четыре человека.
  - Мазай, бабло привез? - голос из темноты, принадлежал кавказцу.
  - Деньги у Черепа, в казино.
  Администратор, с плохим предчувствием, неуверенно стал подходить к горцам:
  - Ты что баклан, пургу несешь?!
  - В натуре! Есть такая маза!
  - Огонь! - приказал капитан, старший группы.
  Тут же послышались глухие хлопки и все пятеро, как подкошенные, рухнули на землю. Мазай получил сразу две пули, одну спереди от поставщиков, вторую сзади от рук людей, на которых работал. Так полковник избавился от ненужного информатора и опасного свидетеля о деле по наркотикам. Теперь Олег вплотную подобрался к заветному миллиону.
  
  ***
  
  Вика и полковник
  
  По завершению успешной операции, Олег прямиком поехал домой и позволил себе расслабиться - вызвал дорогую путану на ночь. Через пару часов его стало подташнивать от 'сладкого', и он выпроводил девушку, которая мешала ему сосредоточиться на главном. 'Осталось сделать последний шаг и вот тут мне главное не ошибиться...', - он сконцентрировал все внимание в одну точку и его глаза заслезились от напряжения. Он так долго просидел, раздумывая: - 'А что же делать завтра с этой троицей, которую возглавляет прекрасная Бонни?' Так Олег окрестил смуглую красавицу. 'Все будет зависеть от того получу ли я из их рук миллион', - пришел к такому выводу сыщик и чуть ли не впервые в жизни, лег спать без конкретного плана.
  Утром полковник заехал на работу, сделал необходимые дела и сразу отправился к дому, в который вчера, вечером вошли Игорь и Вика. Сыщику не составило особого труда разузнать фамилию брата и сестры, впрочем, как и найти нужную квартиру. Около одиннадцати он нажал на звонок.
  - Вы к кому? - встретил его хмурый парень.
  - Гончаров? Сергей? - Олег сунул парню в нос раскрытое удостоверение. - Служба Безопасности, полковник Ищенко.
  - И что из этого?! - отклонился Сережа, потрясая костылем. - Чем же я интересен вашей службе? Костылями?!
  - Вообще-то Сергей, меня интересует твоя сестра, - Олег волшебным образом зашел в коридор и тут же унюхал тонкий аромат духов, - и только не рассказывай мне, что ее нет дома, или, что вы уже год как не виделись.
  В коридоре появилась Вика, настороженно изучая незваного гостя.
  - Виктория, я ваш друг! - Олег попытался обойти Сережу, который загородил проход костылям.
  - Не припомню что-то я такого друга, - в ее голосе сквозила неприязнь.
  Вика одной ногой была на выходе, она спешила к Валере на свидание.
  - А я напомню - Лысый, Борода, Валера, Игорь... - жестко произносил полковник имена, не сводя глаз с девушки.
  - Прошу вас на кухню, господин полковник. Сережа, пропусти гостя.
  Брат нехотя забрал костыль.
  - Производственная травма? - поинтересовался Олег.
  - С балкона упал.
  - Бывает.... Слава Богу, что не со мной, - посочувствовал незваный гость и прошел за девушкой.
  Вика указала ему на стул:
  - Присаживайтесь.
  - Можете называть меня, Олег Наумович.
  Олег обернулся и вопросительно взглянул на стоявшего сзади инвалида.
  - Сережа иди в комнату, нам надо поговорить.
  - Если что - зови!
  - Вернее, пиши - усмехнулся полковник, не торопясь начинать свой допрос.
  Он прекрасно понимал, что после первого вопроса прекрасное лицо смуглянки может превратиться в злую гримасу, и тогда эстетическое наслаждение, которое он получал от созерцания красавиц, рассеется как мираж.
  - Господин полковник, если бы вы захотели, что бы мне сушили сухари, вы бы сюда бы пришли не один, я правильно вас поняла? - Вика первая пошла в лобовую.
  - Разумно...
  - Тогда давайте сразу перейдем к делу - что вы от меня хотите?
  - И не чая, и не кофе... - тихо произнес он и неожиданно резко выкинул руку в ее сторону, с вытянутым указательным пальцем. - Где *Мерседес* Черепа, Вика?
  - В воде.
  - Это уже интересно! - полковник очень редко встречал в своей жизни красоту наделенную умом, и тем более, обладающей железной выдержкой. Он захотел Вике зааплодировать, но воздержался, - скажу откровенно, я действительно только что стал вашим другом Вика...
  Сыщик сделал короткую паузу и продолжил:
  - Меня не интересуют отморозки Черепа.... Впрочем, как и сама машина. Мне нужно то, что лежало в багажнике, - Олег прожег ее взглядом, - куда вы дели товар?!
  - О чем вы говорите? - она с изумлением сделала большие глаза.
  - Понятно.... Тогда будем искать машину, - Олег встал, и на его лице заиграли желваки, - я надеюсь, ты место затопления помнишь?
  - Приблизительно, да, - смуглая красавица зачем - то посмотрела на свой маникюр, - но нырять я не буду. На меня можешь не рассчитывать, полковник.
  Олег достал телефон:
  - Але? Михаил? Ты в городе? Ну, тебе и повезло.... Подводное снаряжение для поиска есть? ...В машине?! Да ты - настоящий проффи, что тут скажешь. ...Зачем? Ты же меня знаешь, не ради любопытства. ...Ты срочно нужен. Запоминай адрес.... Жду.
  - Я вообще-то собиралась уходить... - сказала раздраженно Вика и встала.
  - Теперь ты будешь идти туда, куда я тебе скажу, - Олег наоборот - сел. - Чай пока сделай, бутербродом угости.... Если что, может и я разок, передачу тебе организую. Там плохо кормят, Вика.
  Она зло посмотрела на него, и включила чайник...
  
  Когда они вышли из подъезда их ожидал старенький джип, с сухощавым мужчиной за рулем.
  - Мишаня, заводи! - весело произнес полковник, после того как за Викой захлопнулась задняя дверь. - Далеко ехать, гражданка Гончарова?
  - На этом чайнике часов шесть, - ответила она и закрыла глаза.
  - Ты насчет чайника, осторожнее, - обиженно подал голос водитель, объезжая по тротуару образовавшуюся на дороге пробку, - вот выедем на трассу - тогда увидишь!
  - Конечно, увижу, куда же я денусь, - грустно произнесла девушка.
  - А какая там приблизительно глубина? - задал ей наболевший вопрос Миша.
  - Марианская впадина, по сравнению с этим страшным местом, просто лужа, - отрезала Вика и подумала о том, что все летит к черту.
  - А ты нырять умеешь, Мефодий? - сыщик недоверчиво скосил взгляд на водителя.
  - Да я все побережье под водой обшарил! - с возмущением ответил поисковик, и задумчиво добавил, - да и под землей нарыл немало. Олег, да ты ведь меня знаешь!
  - Конечно, знаю, - полковник не смог сдержать своей улыбки, - это твоих рук дело - яма посреди поля, возле села Виноградного? Позавчера трактор в нее провалился.
  - Это Витя Черный! Его почерк! - Миша выехал на трассу и отчаянно нажал на педаль газа, - я месяц, как из дома не выхожу, аллергия у меня появилась на землю...
  Ближе к вечеру они подъехали к печально знакомой заправке:
  - Вот тут помедленнее, сейчас будет поворот направо, - девушка старалась не поворачивать голову в противоположную сторону.
  Они свернули в лес, и знакомая дорожка привела их к карьеру.
  - Вот здесь, - и Вика рукой показала на место, откуда они столкнули машину.
  - Ну что Михаил, вперед, - Олег подошел к краю обрыва и осторожно взглянул вниз, до воды было не меньше десяти метров, - ты веревку взял или так прыгнешь?
  - Олег не задавай глупых вопросов, темнеет уже, - Миша натягивал на себя гидрокостюм, - не стойте деревьями! Тащите акваланг, прибор, веревку, две монтировки, фонарь и грузы!
  Когда все было готово к погружению, Миша пояснил им
  план действий:
  - Когда я дерну за веревку три раза, немедленно тяните меня наверх!
  - А если один? - поинтересовался полковник.
  - Это значит, что я просто дернул, - раздраженно ответил Миша. Затем как-то странно взглянул на Вику с Олегом, - а если я вообще не дерну и вы вытянете одну веревку... Прошу вас, называйте тогда меня просто - Ихтиандр!
  - Ты не фантазируй - человек-анфибия, найду тебя из-под земли и жабры вырву! - нехорошо ухмыльнулся полковник.
  - Да пошутил я просто, - обиделся Миша и начал медленно спускаться по отвесным гранитным стенам.
  Олег и Вика крепко держали веревку, по которой уходил в воду аквалангист.
  - Человек - легенда! Перед ним тысячелетние тайны открываются так же легко, как перед тобой двери на кухню, Виктория, - с восхищением о Мише рассказывал Олег.
  Вика, молча, слушала рассказы полковника и мечтала как бы ей быстрее выбраться из этого мрака и навестить любимого Валеру.
  - Слышишь? Три раза! - сказал полковник девушке, и они с трудом начали поднимать тяжелую ношу.
  Вскоре раздался звук бурлящей воды и из нее показался
  Михаил.
  - Мы его не поднимем! - запротестовала Вика, - он же со всем этим добром, килограмм двести весит. Да и веревка не выдержит.
  Миша тоже это понимал и привязал к веревке сначала грузы, акваланг, и предмет похожий на мешок.
  - Сначала тяните это, а потом меня! - закричал он из воды.
  Когда Мишу вытянули наверх, солнце уже спряталось за деревья и в лесу быстро начинало смеркаться.
  - Оно? - первый вопрос, который задал аквалангист.
  Олег дрожащими руками доставал из окаменелого мешка с сахаром, пакеты с белым порошком.
  - Оно, Мефодий! Оно! - полковник радовался пакетам как дети подаренным игрушкам.
  Олег аккуратно их складывал в большой целлофановый мешок.
  Миша в это время занялся сбором своего снаряжения в машину. А Вика с опаской глядела на обезумевшего от радости полковника. 'Господи! Лишь бы домой доехать...', - она сделала пару шагов в сторону леса и готова была в случае опасности, мигом раствориться дикой кошкой, в темной чаще.
  - Миша, что ты там видел? - спросил Олег, когда закончил слаживать порошок.
  - Я там даже своей руки не видел, Олег. Это же не море, а болото! Повезло, что машина рылом в дно уткнулась, и багажник вверху оказался. Очень крупно повезло, а так без крана не справились бы.
  - Ну что в обратный путь? - спросил Олег у присутствующих.
  Возражений не последовало, и Миша вскоре вырулил на трассу.
  Полковник обернулся к Вике и протянул ей паспорт:
  - О том, что ты видела - забудь.... Держи, внутри билет до Ганновера. И чтобы утром духу твоего здесь не было.
  - Не поняла... - она растерянно вглядывалась в темноте в странички. - А как вы смогли?
  - Дорогая, через мои руки и глаза многое проходит. А паспорта генерал попросил меня сделать. Правда со вторым проблема.... И кстати - не вздумай, ни на какие свидания ездить. И вообще в город свой носик не высовывай! Череп уже все знает - и ищет тебя. Поверь - найдет.
  - А Валера, как же Валера, - сквозь подступивший ком в горле, прошептала Вика.
  - Выпустят его. Через месяц - два. Не переживай, помогу. Он мне в тюрьме тоже не нужен. Во сне ляпнет еще что-нибудь .... И третьему - самому 'умному' передай - рот на замке, или тело в земле.
  - Олег Наумович, спасибо. Все поняла,- прошептала она и, откинувшись на спинку, заплакала - о жестокой судьбе, о безумной любви, подарившей ей миг счастья, ради которого она была готова без сомнений отправиться в бездну...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЭОРПАТА *СОЮЗ АПОЛЛОНА*
  
  КНИГА 2
  
  
  Я был и рай и ад,
  стрелой врагов разил,
  Я лучезарным Богом был,
   И человек мне верою служил,
  И благодать земную я нектаром пил,
  Но проведение, хаос, высших сил расчет,
  Дельфийский храм в руинах
  - и я миф, а не могучий Бог,
  я ангел бездны, обитаю в пустоте,
  среди холодных звезд мечтаю о земле...
  
  
  
  Глава 1
  После поднятия белого порошка из утопленного 'Мерседеса', Вика не стала испытывать судьбу в лице полковника и утром выехала в Германию. 'Так надо, так будет лучше для всех', - твердила себе всю дорогу девушка, абсолютно не задумываясь о том, что будет делать в *полосатой* стране "дойче орднунга". Не волновало Вику и то, что едет она вслепую, наудачу и никто не будет встречать ее в чужом городе. Правда, в этом была только ее вина. Подруга Лидочка, с которой Вика дружила еще со школы, давно приглашала одноклассницу в гости. Душа Виктории рвалась в путь, но работа и житейская суета, заставляли отлаживать поездку месяц за месяцем, пока не разразился гром, вызванный аферой брата в казино. Последовавшая за этим молния, принесла с собой в жизнь смуглой красавицы, - хаос, разруху и страдание, - все это перевернуло ее судьбу с ног на голову. И вот теперь туристическая поездка напоминала Вике стремительный побег в неизвестность. 'Какая же я безалаберная, - приглашение потеряла, номера телефона, и адреса Лидочки нет', - тяжело вздохнув, она неодобрительно покачала головой: - 'Ничего не знаю! В отличие от коротышки полковника, - Пинкертона из Приморского района. Интересно, а как же он узнал, что мне нужен билет до Ганновера?', - задумалась девушка, разглядывая, ухоженные домики бюргеров. 'Совпадение?', - сама у себя спросила путешественница, и саркастически улыбнулась: - 'Не удивлюсь, если эта ищейка знает, и с кем я дружила в детском садике'
   Безупречная дорога автобана, быстро пролетала под колесами автобуса.
  - Кому выходить в Ганновере, приготовьтесь! - объявил водитель.
  - Мне в центре, возле гостиницы остановите, - попросила Вика и, не впадая в панику, закончила размышления: - 'Я найду Лидочку, - не иголка в стогу сена'
  Через полчаса девушка вышла напротив высокого здания, на фасаде которого приветливо горела вывеска - 'Грандотель'. 'Шикану одну ночку!', - без сомнений решила она, взяла сумку и решительно направилась в сторону отеля.
  Как раз в эти дни в Ганновере проходила крупная международная выставка электроники. В город нахлынули бизнесмены со всего мира, и все номера по умеренным ценам были заняты. Но, о гостиничном буме туристка поневоле не слышала и, предвкушая блаженный отдых, уверенно вошла в просторный холл. Возле портье стоял громадный мужчина, и что-то ему с жаром объяснял. Вика заняла очередь, и принялась с нетерпением поглядывать на могучую спину, прислушиваясь к диалогу на английском.
  - Попрошу счет! Я выезжаю!
  - Мистер, вам что-то у нас не понравилось?
  - Все окей! Но только я не привык, когда заглядывают в окна на седьмом этаже.
  - Этого не может быть. Вам показалось.
  - Я не крейзи! Счет, пожалуйста. Я уе-зжа-ю. - Расчленил слово постоялец, и протянул платежную карту, вытирая пот со лба.
  Так через пару минут Вике чудесным образом достался прекрасный номер, с видом на мрачное старинное здание. Она зашла в апартамент, поставила сумку возле кресла, и в предвкушении сладкого сна посмотрела на шикарную кровать.
  - Хэлло... - раздался сзади шепот.
  - Хэлло... - с удивлением ответила девушка.
  Оглянулась - никого, только штора легонько колыхнулась. Подошла к окну.
  - Эй! Призрак, ты где? - потянула за тяжелую материю, распахнула раму, но кроме мерцающего огнями старинного собора, и сигнальных огней машин проезжающих по трассе, ничего больше не увидела. - Хелло-у!?
  Прислушалась - в ответ был слышен только шум машин. Любоваться готической красотой Вика не стала и, захлопнув окно, отправилась принимать ванну. Затем забралась под одеяло в мягкую кровать, и как только голова красавицы коснулась подушки - на счет три, ее плотной волной накрыл беспробудный сон. Проснулась Вика в прекрасном тонусе, умылась - прихорошилась, и спустилась на завтрак в уютный ресторанчик. В зале все столики были заняты, и взгляд карих очей остановился на седом мужчине с лихо закрученными усами. Он сидел в одиночестве за столом в углу и маленькими глоточками отпивал кофе из чашки, просматривая какие-то бумаги.
  - У вас не занято? - спросила Вика, заглядывая в разоворник.
  Увидев перед собой смуглую красавицу, мужчина привстал и, на мгновение зажмурился, словно от лучей солнца:
  - О! Прошу, вас!
  - Данке, - она присела и в смущении отвернула голову в сторону зала.
  - Битте, - с нескрываемым восхищением разглядывая красавицу, произнес немец. - Генрих фон Шнитке!
  Шнитке являлся владельцем этого огромного отеля. Его жена около года назад умерла, и вдовец, заглушая боль утраты, все свое время посвящал гостиничному делу. Рано утром он приезжал на работу, просматривал журнал регистрации, выбирал свободный номер и поднимался туда для поиска пыли, волос и прочих врагов гостиничнего дела. Как правило, он что-нибудь, да находил - тут же делал разгон администратору и, таким образом спустив пар, шел на кухню ресторана и заглядывал там в каждую кастрюлю. Слегка пожурив или похвалив (это зависело от вечерней выручки заведения) шеф-повара француза, Шнитке садился за столик и долго пил кофе, просматривая счета.
  - Виктория Гончарова, - сдержанно ответила девушка, взяла в руки меню и принялась искать в нем знакомые названия блюд.
  Счастье, впрочем, как и несчастье, шли рука об руку с ней по жизни.
  Великолепие одесситки не на шутку привлекло внимание вдовца. Очаровательная усмешка, лебединая шея на покатых, античных плечах, шикарные черные волосы - заплетенные в косу, произвели на него неотразимое впечатление. Он шепнул официанту, принимающему заказ у Вики - гарсон едва заметно кивнул и вернулся с бутылкой французского красного вина.
  - Завтрак и вино, прекрасная Виктория, за счет заведения, - хозяин как дирижер взмахнул руками, и официант тут же наполнил бокалы.
  Затем Генрих встал и произнес длинную, пламенную речь на родном языке. Он с вдохновением говорил о неземной красе девушки и о том, что как хозяин заведения благодарен ей за правильный выбор отеля. Девушка ничего из произнесенного монолога не поняла, но бокал подняла и вино выпила. Завтрак быстро подошел к концу и Вика, как истинная леди, не доев и не допив, встала, оборвав барабанную речь фон Шнитке.
  - Данке, Генрих.
  - Виктория, приглашаю вас отужинать со мной, - владелец отеля на всякий случай заговорил на английском, так что бы было наверняка - в десяточку. При этом он слегка покраснел, кидая томительный взор надежды на очаровательную смуглянку.
  Девушка скромно улыбнулась, у нее появились милые ямочки на щеках, а ее карие глаза в это время внимательно изучали подозрительно-щедрого человека: - 'Воспитанный герр, ничего не скажешь. И меру знает... Вот только взгляд у него весьма озабоченный...' Тонкая натура женщины, насторожилась: - 'Глядеть за ним надо, в оба! Немец все-таки, от него все что угодно можно ожидать...'
  - Прошу вас Вика, не откажите, примите приглашение! - Шнитке по-молодецки выпятил грудь.
  Тонкие брови красавицы слегка приподнялись и она невинным тоном спросила:
  - А как же ваша жена, херр Генрих? Она, что, по вечерам не ест?
  - Около года назад моя супруга представилась, - вдовец наклонил подбородок к груди и прищелкнул каблуками. - Я одинок в этом мире, фрау Вика.
  - Примите мои искренние соболезнования.
  - Данке. Так как насчет ужина?
  - Окей! Давайте, в семь на этом же месте.
  - Спасибо Виктория, я вас провожу, - пылко произнес растревоженный мужчина.
  - Не стоит, я девушка самостоятельная. Сама дойду. До вечера.
  Генрих подождал, пока не скроется из глаз прекрасная смуглянка, затем налил фужер до краев.
  - Эчтэ мармеладе!* - воскликнул немец и осушил бокал до дна.
  
  (Пальчики оближешь* Нем. Яз.)
  
  ***
  
  В распоряжении у Вики был целый день, и она в призрачной надежде отправилась на визуальный поиск подруги. В прекрасном настроении, девушка вышла из гостиницы, и на минуту замерла, раздумывая, куда же ей пойти. Впереди была оживленная трасса, а за ней красовался таинственный собор. 'Так, и где же мне перейти дорогу?', - Вика загорелась желанием поближе рассмотреть древнее здание. Она посмотрела направо - там молодые турки что-то шумно обсуждали, агрессивно размахивая руками. Взглянула налево - с западной стороны, взявшись за руки, неторопливо приближались чета пенсионеров. Вика уверенно повернула в их сторону и пошла на поиски перехода. Так она дошла до угла, спустилась по подземному тоннелю и, выйдя на свет, оказалась в уютном сквере. Ее взгляд сразу наткнулся на старуху, сидевшую на траве возле дерева. Женщина чем-то напомнила ей корягу - торчавшую из земли. Высохшая, смуглая до черноты. Если бы не пестрое одеяние, то и не отличишь от коряги. 'Странно', - мельком подумала Вика: - 'Рядом скамейки свободные, а она на земле сидит...'
  - Дорогая, подойди ко мне! Давай погадаю! - хриплый голос древней женщины, обращался к Вике.
  От неожиданности девушка вздрогнула, и даже не обратила внимания, на то, что гадалка говорит на русском языке. Старуха, в цыганском платке настойчиво тянула к ней руку. Вика непроизвольно подошла в ней и подала ладонь.
  - Не бойся, красавица, - цыганка впилась в девушку взглядом, мутно-зеленых очей. - Все будет хорошо. Да, хранит тебя, Аполлон.
  'Бага, Аполлон!', - екнуло сердечко у Вики - она сразу вспомнила отца и его странный рассказ о подводном гроте. Костлявые пальцы гадалки, словно щупальца, обвили нежную ладонь. Через мгновение легкое приятное покалывание охватило руку, пошло по плечам, - и быстро разошлось по всему телу. Ресницы у Вики медленно опустились, и девушка, доверившись рукам старухи, подняла голову к небу. Каждая клеточка ее тела расслабилась, в предчувствии нирваны.
  - Дар фарна! Дар ксатра!* - шептала без остановки старуха.
  (Возьми, небесную благодать! Возьми силу!* Скифский яз.)
  У Вики закружилась голова, и ей казалось, будто она вращается вокруг себя юлой. ...Еще мгновение, и она вот-вот оторвется от земли, но вихрь магического урагана внезапно стих и, слегка покачиваясь, Виктория с изумлением открыла глаза.
  - Оспати, Агайя*... - поклонилась гадалка, и быстро пошла прочь.
  (Госпожа, Агайя* Скифский яз.)
  'Вот так погуляла! Аж голова кругом пошла',- пошатнулась смуглая красавица и оперлась о дуб. Так она простояла довольно долго - пока не перестали плясать перед глазами кусты и деревья. Затем сложила пальцы в замок и потянулась всеми мышцами тела, прогоняя остатки наваждения. Взглянула на небо, наслаждаясь солнечными лучами, встряхнула головой и необычайно-легкой поступью направилась обратно в отель.
  
  Вика вошла в холл гостиницы и подошла к портье за ключом от номера. Кончиками пальцев она взяла протянутый ключ. Рука портье дернулась, словно через него прошел электрический ток, и его лицо исказилось от боли.
  - Шайсе! - непроизвольно выпалил немец.
  - Сорри, - рассеяно произнесла она.
  'Я - девушка генератор!', - с грустной иронией подумала Вика и поднялась наверх. В номере было тихо и спокойно. Красавица скинула с себя одежду, и мягко ступая по паласу, прошла в ванную. Она долго стояла под теплым душем и, закрыв глаза, наслаждалась разбивающейся водой об упругое тело. Тревожные мысли, связанные с происшествием в парке, остались где-то далеко, и только шум воды приятной и тихой музыкой звучал в ее сознании. После душа Вика легла на кровать и проспала почти до самого вечера. Взглянув на часы, она быстро поднялась и стала собираться на ужин с Генрихом.
  Когда смуглая красавица спустилась в ресторан, то поразила своим видом присутствующих мужчин и вызвала тихую зависть у женщин. Ее вечернее платье плотно облегало прекрасную фигуру, подчеркивая изумительную грацию девушки. Длинный разрез, доходящий почти до бедра, открывал красивые, стройные ноги.
  Генрих, завидев Вику, быстро встал из-за стола и кинулся ей навстречу, как будто боялся, что его опередит более резвый соперник.
  - Нет слов, я потрясен! Вы божественно прекрасны! Вы - Диана! - восторженно произнес хозяин отеля.
  - Да что вы Генрих, я плохо из лука стреляю, больше владею мечом, - пошутила скромница и ее лицо осветила белоснежная улыбка, гармонично оттенившая смуглую кожу.
  Немец в буквальном смысле понял слова о мече и озабоченно взглянул на Вику.
  - Кухонным мечом, Генрих - ножом! Я ведь простая девушка из Украины...
  Он рассмеялся, нежно взял ее под локоть, словно это был нежный цветок, и бодрой походкой повел смуглую красавицу к столику, снисходительно поглядывая на посетителей.
  - Гутен абенд! - направо и налево он громко приветствовал клиентов за столиками. - Гутен абенд!
  Вика не обращала внимания на чудачества пожилого кавалера, и с любопытством рассматривала интерьер ресторана.
  Зал был оформлен в ампирном стиле, стены украшали большие зеркала и дорогие картины.
  Возле столика их уже поджидал официант. Он услужливо отодвинул стул для дамы и почтительно спросил:
  - Что желаете, фрау?
  - Я, пожалуй, выберу... - украинская гостья задумалась, листая толстое 'меню'. - Лангустов, сыр Рокфор и... фруктовый торт.
  Немецкий аристократ поморщился, но из солидарности вежливо повторил заказ и пододвинул прекрасной спутнице карту вин.
  - Выбор за вами! - запротестовала девушка и растерянно развела руками, глядя на длинный перечень незнакомых ей марок вин.
  - Гут, либен Вика. Под лангустов, подойдет белое вино Божеле, а под сыр, красное Бургундское, - не задумываясь, немец сделал свой выбор.
  Официант поклонился и ушел выполнять заказ.
  - Прекрасная фрау, как вам первый день в Ганновере?
  - Красивый парк, чудесные дома, а больше я ничего и не увидела.
  'Кроме старухи в парке', - ее слегка передернуло от необычного 'сеанса гадания'
  - Я могу быть прекрасным гидом, в нашем городе более двадцати музеев. Пикассо, Малевич... и это далеко не весь перечень достойных художников, представленных в галереях.
  Вдовец Шнитке любил по выходным побродить залами, созерцая картины абстрактных фантазий и реалистических сюжетов прошлых веков.
  - М-м...
  - Но, если вас интересует более древнее время, - Битэ! Античный мир у ваших ног.
  - Я думаю, что приму ваше приглашение, любопытство девушки не имеет границ. - В свете последних событий, Вику волновал и притягивал древний мистический мир, - 'Аполлон, Агайя, Терес, хрустальный амулет...', она даже и не пыталась искать ответы на странные события, обрушившиеся на нее за последнюю неделю.
  
  Официант принес заказанную еду, и они принялись вкушать огромных раков, запивая их сухим вином.
  - Я бы с удовольствием походил по галереям, выставкам художников... - владелец отеля залюбовался большой картиной на стене, которую недавно приобрел на аукционе.
  - А меня больше волнует античный мир, - драмы, вулканы страстей.... Все это так вдохновляет, не то, что наше время - цинизма и рационализма, эра холодных эмоций.
  - Да либен Вика, вы сто раз правы! В древней эпохе остался огонь, - возрождающий и сокрушающий, - Генрих поднял бокал с вином, - за стихию!
  - За созидательную стихию, - поправила немца девушка и у нее как у дикой кошки блеснули глаза, а рука с фужером мягко опустилась на стол.
  - Вы мне только что напомнили Багиру, из сказки моего далекого детства, - Генрих с восхищением глядел на спутницу. - Разрешите, я так вас буду иногда называть.
  - Согласна.... Но, только при одном условии, - Вика очаровательно улыбнулась и лукавым взглядом стрельнула в пожилого немца с рыжими усами.
  - Для меня высокая честь исполнить ради вас любое условие, неотразимая Багира! - Генрих хотел встать, но выпитая ими бутылка Бургундского не располагала к резким движениям.
  - Отлично! Тогда я буду называть вас, Шерррр -хаан.... - она мило прорычала эту кличку, от чего у бедного вдовца чуть не остановилось от счастья сердце.
  ...Хотя если честно, он больше ей напоминал старого волка Акилу.
  К концу вечера Вика слегка опьянела и предложила новому знакомому мирно разойтись по домам. В зале квартет музыкантов виртуозно заиграл Венский вальс, и пожилые пары закружились под музыку Штрауса. Генрих галантно пригласил Вику на танец, и она, в благодарность за ужин, милостиво подала руку.
  - О, майн Готт! - вздрогнул немец, прикасаясь к шелковистой коже, и с небывалым приливом энергии, закружил Викторию по залу.
  Вскоре танцующие в зале пенсионеры прекратили вялое топтание, и с осуждением начали поглядывать на ровесника, бодро козлящего кругами в паре с очаровательной молодостью. Генрих парил по залу, уверенно увлекая за собой украинку. 'Мне двадцать!', - кричала его душа, и в тот момент ноги верили ей. Но, вот музыка стихла, и Вика с трудом остановила неугомонного немца.
  - Еще один танец! Либен Вика, - стал умолять ее, с загоревшимся взглядом Генрих.
  - Увы, мне пора, - отстранилась от партнера девушка.
  - Биттэ! - смешно подпрыгивая, протянул руку Шнитке.
  - Найн, Генрих, - голос у нее стал серьезным, взгляд карих глаз - сосредоточенным. - С утра меня ждут поиски подруги. Ради нее я сюда и приехала.... Вот только адреса и телефона ее нет.... Я такая рассеянная, сумочку или потеряла, или украли.... А в ней, вся моя жизнь. Так что, спасибо за ужин, но мне рано вставать.
  - Шейнэ* (Прекрасная* нем.яз) Вика, примите мою помощь - машина, связи. Чем смогу. Я ваш слуга! - с мальчишеским задором воскликнул владелец отеля.
  - Данке шон, Генрих. Помощь мне действительно будет нужна. Встретимся утром в холле, идет?
  - Натюрлих* (Конечно* нем.яз)
  - Бай, - улыбнулась на прощание Вика и решительно пошла на выход.
  - Бай, бай.... Все что угодно, май либен, - прошептал вдовец, пожирая глазами изящную спину красавицы.
  
  
  
  ***
  Прекрасная украинка не на шутку растревожила сердце Генриха. Рядом с ней он себя почувствовал сумасбродным юнцом. Рано утром, позабыв про кастрюли и счета, он подкрался к дверям заветного номера. Прислушался - тихо. По-воровски оглянулся. Легко нагнулся и положил у порога красную орхидею. Затем зачем-то поцеловал ручку двери и быстро удалился вниз. В холле седой 'юноша' уселся на кресло и, напустив на себя грозный вид, принялся наблюдать за портье. Прошло не менее часа томительного ожидания, - двери лифта в сотый раз распахнулись, голова Генриха привычно дернулась в сторону шума, и он наконец-то увидел Викторию. Немец вскочил с места, и в четыре гигантских шага предстал перед красавицей:
  - Гутен морген, либен Вика!
  - О! Это вы?! - ее большие глаза, стали огромными.
  - Я, я, - закивал головой Генрих, непроизвольно любуясь гибким станом девушки.
  - Кто-то мне подложил цветок возле двери, - Вика сунула ему орхидею под нос. - Не знаете, кто мог это сделать?
  - Найн, - покраснел немец.
  - Хорошо. А не подскажите ли Генрих, где здесь рядом полицейский участок?
  - Не надо полиции, фрау! Это сделал я, сюрприз так сказать.
  - Мне вообще-то подругу бы найти, - улыбнулась девушка.
  - П-ф! - выдохнул Генрих. - Пять минут езды, и мы в участке! Моя машина у входа.
  Он взял ее под локоть, и его непростые серые глаза, слегка прищурились:
  - Комиссар полиции, мой хороший друг. Идемте Вика, все будет - гут!
  - Ой, а я так волнуюсь, что не смогу найти ее, - закусила губку украинка и пошла с немцем на выход.
  - В Германии, найти целого человека не проблема, - успокоил ее спутник и открыл перед красавицей дверь спортивного кабриолета. - Дело времени и желания....
  
  Возле полицейского участка, было пустынно и тихо. Преобладание бело - зеленого цвета в интерьере огромного прямоугольного здания без выкрутасов, с одной стороны усыпляло бдительность входящего, а с другой и настораживало. 'Этот Дон Кихот часом не в дурдом меня привез?', - поежилась Вика, искоса наблюдая за взволновавшимся водителем: - 'Может он по суровости лет, забыл куда едем?'
  - Полис? - недоверчиво спросила девушка.
  - Я, я.
  Все внимание Генриха было поглощено белым линиям на пустой стоянке. Немец виртуозно на них не наезжал, тем самым отдаляясь от здания. Наконец припарковавшись в самом углу, он вытер платком руки, взглянул на себя в зеркало заднего вида и, шаря по карманам пиджака, строго произнес:
  - Аусвайс!
  - Мой? - вздрогнула Вика и достала паспорт.
  - И подруги, - кивнул Генрих и хлопнул себя по лбу. - А-а! Мы же ее ищем.... Имя и фамилия пропажи?
  Девушка написала данные на листке в блокноте:
  - Вот, держите Генрих.
  - Айн момент, либен Вика,- он аккуратно сложил бумажку, и с благоверным трепетом взглянул на здание. - Все будет - гут! Я пошел.
  
   Войдя в помещение, Генрих в нерешительности остановился возле окна дежурного.
  - Гутен так.
  - Гутен так. Что вам угодно? - спросил полицейский, цепким взглядом всматриваясь в респектабельного гражданина.
  - Я владелец *Грандотеля* - Генрих фон Шнитке.
  - Аусвайс, биттэ.
  - Прошу, - Шнитке протянул свой паспорт. - У меня к вам просьба.... Я хотел бы проверить одну постоялицу в своей гостинице.
  -Вы заметили за ней что-либо подозрительное? - насторожился полицейский, тщательно сверяя копию с оригиналом.
  - Она из Украины.
  - Ну.... Это еще не преступление, но вы правы, бдительность к таким персонам проявлять необходимо. А что собственно с ней не так - она проститутка?
  - Нет, что вы!
  - Наркотики, торговля краденым? - дежурный немец начал наливаться помидором. - Или может быть, украинка ворует?!
  - Да нет, ничего подобного. Просто она ищет девушку, проживающую тут, в Ганновере.
  - Ну, и что?!
  - Незаконным путем ее ищет, понимаете, херр полицаян? Приехала как туристка, а ищет человека - странно это.... Не по-нашему, цель визита - туманна.
  - Фамилии украинки и пропавшей девушки, имеются, херр Шнитке?
  - Я, я. - Генрих дрожащей рукой вынул паспорт Вики и бумажку. - Вот, прошу.
  - Подождите десять минут. Сейчас разберемся. - Блюститель порядка вышел в соседнюю комнату и его место тут же занял тощий коллега в очках.
  Через минут пятнадцать полицейский вернулся с документами под мышкой.
  - С вас семьдесят ойро. - Он протянул Генриху бумаги и паспорта. - Пропавшая девушка - Лида Шнайдер, молодая супруга архитектора Питера Шнайдера. Ее адрес указан в справке. А Питер между прочим, гордость нашего города. Так что можете не волноваться.... Да, и с вашей постоялицей все гут - виза у нее настоящая, интерпол не разыскивает, да и на Украине к ней претензий нет.
  - Данке шон!
  - Биттэ шон!
  
  - И чем же закончились поиски? - задала вопрос Вика, как только немец открыл дверь автомобиля.
  - Комиссар, обещал помочь, - уверенно произнес Генрих, и уставился вдаль. - Три дня - и все будет известно.
  - Подожду... - 'А куда же я денусь?!', - сникла девушка.
  - О, либен Вика, всего пару дней, не стоит грустить, - стал успокаивать ее Генрих. - Предлагаю отправиться в музей, и забыть на время о наших суетных делах.
  - Поехали, херр экскурсовод, - безразлично ответила любительница античной красоты, удобно расположившись в кожаном кресле престижного автомобиля.
  Первым они посетили музей Костнера. Любознательная пара не спеша ходила по залам, - древний Рим, Египет, Византия. Прошло более двух часов, а интерес красавицы к познанию античного мира только возрастал.
  Какая-то сила свыше вела ее вперед. Вот показался и зал древней Греции.
  'Аполлон!', - волнуясь, девушка подошла к большой бронзовой скульптуре. Замерла возле нее, безвольно опустив руки. И вновь, при воспоминании, имени этого античного бога, приятное покалывание прошлось по всему телу - вот только старухи рядом уже не было. Викина голова повернулась в правый, дальний угол - там находилась большая древнегреческая амфора. Она воздушным шагом направилась к ней, и внимательно стала разглядывать древний сосуд. 'Юноша с девушкой держат друг друга за руки. Возле них стоит женщина в черном плаще и ее рука с мечом занеслась над головой парня', - трагическая сцена, изображенная на вазе, унесла ее в далекое прошлое.
  - Прекрасная фройлен, вы уже целый час стоите возле этой амфоры, может, объясните, что вы там увидели?
  - Какая страшная картина на ней нарисована...
  Генрих подошел близко к вазе, надел очки и внимательно стал разглядывать обожженную глину. Он почти носом касался стекла, но видел перед собой только наполовину вытертый черный орнамент. 'Какая тут сцена? Что она видит?', - про себя подумал дотошный немец и, шутя, произнес:
  - О, прекрасная Багира, у вас прекрасное воображение!
  - Это не мои фантазии.
  - А чьи? - Немец легонько прикоснулся к ее оголенному плечу рукой, и вновь почувствовал небывалый прилив сил.
  Он захотел взять эту смуглую красавицу на руки и кружить, кружить ее по холодному, пустому залу..... Но, задумчивый взгляд Вики остановил его от этого безумства.
  - Предлагаю выйти на свежий воздух, милая фрау.
  - А может, полетаем, Генри? - пронзила его взглядом спутница.
  И в тот момент ему действительно показалось, что ноги отрываются от пола.
  - Шутка... - улыбнулась Вика и, оставив стоять немца в недоумении, пошла на выход.
  
  Незаметно пролетели три дня. С утра до вечера Вика и Генрих бродили по музеям, ездили на экскурсии и просто гуляли по городу. Немец от Вики не отставал ни на шаг. Рядом с ней он себя чувствовал юнцом. Генрих почти перестал пользоваться лифтом, и быстрым шагом поднимался на этажи, энергично осматривая свои владения. Правда, делал он это не так щепетильно как раньше, его взгляд был рассеянным, и мысли витали, около прекрасной смуглянки. На третий день вдовец даже представить себе не мог, как же он проживет без Вики дальше - его жизнь начала кипеть, бурлить и все вокруг для него засияло радужными цветами. И вот в конце третьего дня, новость, прозвучавшая из уст Вики, повергла немца в шок.
  - Генрих, спасибо тебе за внимание и потраченное на меня время. Плохо, что мы не нашли Лиду - но, видно не судьба...
  - Еще пару дней, либен Вика. Я разговаривал сегодня с комиссаром, найдут ее - не переживай!
  - Поздно Генри, поздно. Это мой последний ужин в Германии, а завтра я уезжаю. - Перед ее глазами всплыла зловещая рожа Черепа. - Возможно, уезжаю, на тот свет.
  - Как последний? Не может быть! - мир стремительно стал уходить у него из-под ног, - этого не может быть....
  От счастья он совсем забыл, что номер у нее забронирован - до завтра. Генрих оттянул галстук, словно тот стал петлей на шее.
  - Заканчивается моя виза, автобус придет по расписанию. Все идет по плану, без сюрпризов, - вздохнула Вика и печально развела руками.
  - Какая это нехорошая новость, - Генрих отодвинул от себя тарелку с едой. - Просто ужас....
  Ужин они закончили в тягостном молчании. Вдовец проводил красавицу до дверей номера и, опустив взгляд полный боли, тихо спросил:
  - Во сколько ты уезжаешь?
  - Утром, в восемь.
  - Как в восемь? А завтрак?!
  - Без меня.... Уже без меня.
  - О, май Готт! Как же так?
  - Такова жизнь, и ее дурацкие законы.
  Генрих сразу почувствовал себя глубоким, никому ненужным стариком. Его плечи опустились, в правом боку сильно закололо и он, боясь упасть, оперся о стену.
  - Не уезжай...
  - Не могу.
  - Май либен Вика... - немец робко протянул к ней руку, но девушка отстранилась.
  - Все - уходи... Мне пора собираться.
  - Можно я зайду утром попрощаться?
  - Конечно, Генрих. До завтра.
  Немец вяло кивнул и, пошатываясь, медленно пошел на выход. Вика закрыла дверь и подошла к окну. 'Вот и все, ауфидерзэйн Германия!', - она посмотрела на спокойную и размеренную жизнь, из которой ей завтра предстояло уехать. 'Череп, полковник, Лысый, эти люди превратят мою жизнь в сплошную каторгу', - с ужасом подумала беглянка, о своей колючей Родине. И лишь только любимый Валера вселял в ее сердце радость. 'Приеду и приложу все силы, что бы вытянуть его из тюрьмы...', - с этой мыслью Вика включила свет и закрыла шторы. Не успела она пройти и шага, как раздался вызов мобильного. 'Кто это еще?', - с удивлением подумала девушка и взяла трубку: - 'Сережа!'
  - Але...
  - Привет! Как ты там? Нашла подругу?
  - Не нашла. Домой завтра еду. Что у вас слышно?
  - Все в порядке. Полковник только что заходил. Просил тебе передать, что сдержал свое обещание: 'Валера на воле - уехал домой'
  На глазах у Вики появились слезы:
  - Ну, и прекрасно.... А как Игорь?
  - Он на работе, с секретаршей роман крутит.
  - Да.... У всех все нормально, одни мы с тобой Сережа по жизни идем как неприкаянные.
  - Не вешай носа. Когда будешь? Игорь тебя встретит.
  - В субботу вечером, в восемь - на автовокзале. Ладно, не наговаривай, скоро увидимся.
  - Ждем...
  'Вот так вот - домой уехал. Ха, а чего же ты хотела?', - сама у себя спросила Вика: - 'Ты в Германии прохлаждаешься, а он будет ждать тебя на лавочке возле вокзала?' Настроение у нее окончательно испортилось, и она с апатией принялась собирать сумку к отъезду.
  
  А в это время Генрих не сидел, сложа руки. Он делал все, что в его силах, и даже гораздо больше того - и в этом ему помогали деньги....
  Утром в двери украинской туристки настойчиво постучали. Она медленно открыла и увидела корзину с розами, стоявшую возле порога. Внутри была записка: 'Чарівна Віка, залишись, я буду сумувати за тобою!' Девушка бросила бумажку на пол и слезы навернулись на ее глаза. 'Нет! Только не это! Уж лучше домой - в руки Черепа', - капельки слез постепенно превращались в маленькие ручейки и вскоре глаза красавицы напоминали два озера, которые вышли из своих берегов.
  В двери опять постучали. Она не хотела их открывать, но по ту сторону не хотели и уходить. Виктория вытерла слезы и распахнула дверь. На пороге стоял Генрих с поникшей головой:
  - Либен Вика, я...
  - Найн! - срываясь, закричала девушка.
  На ней был белый махровый халат, и ее черные волосы, раскинувшись по нему, напоминали прогалины в марте среди последнего снега.
  - Послушай, прошу тебя! Если ты хочешь то можешь остаться просто так, без обязательств. Только об одном прошу тебя - будь рядом, - его слова напоминали молитву. Возможно, это и была молитва - о даровании давно забытых, юных лет.
  - То есть как - остаться просто так? - Вика недоверчиво взглянула на раскисшего немца.
  - Ты можешь стать моей фиктивной женой...
  - Э-э! Найн, херр Генрих! - возмутилась девушка.
  - Это все будет фикция - понимаешь? Соглашайся, скажи только да. Мы сейчас же уедем в Данию, там подадим заявление, и через пять дней, ты будешь спокойно жить в этой стране.
  - Не могу, - побледнела Вика
  - Прошу тебя, не уезжай. Когда захочешь вернуться домой, тогда и поедешь. Поверь мне, либен Вика... Умоляю....
  Она закусила нижнюю губу в раздумье, и хотела решительно ответить ему, - 'Нет!', но вместо этого, ее губы прошептали чужим голосом:
  - Черт с тобой, я согласна.
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА 2
  
  После согласия с привкусом горечи, у Виктории началась новая жизнь. Можно сказать - новая судьба. Ведь действительно, когда мы рождаемся, нам по слепому жребию достается судьба - от страны и родителей. Можно ли изменить судьбу? Генетических родителей поменять нельзя, а вот страну - это, пожалуйста.... И тогда слепой жребий становится осознанным, и о таких людях говорят - они изменили свою судьбу....
  Жить Вика осталась в гостинице. Переезжать к Генриху девушка наотрез отказалась и продолжала занимать номер на седьмом этаже. Незнание языка Вику угнетало, и первое чем она занялась - изучением немецкого. Через три месяца, усиленно штудируя язык Гете, она вполне сносно могла общаться с местным населением.
  Генрих же души не чаял в молодой девушке и с утра до вечера не отходил от нее ни на шаг. Шнитке впитывал необычайную энергетику, исходящую от смуглой красавицы, - его щеки порозовели, глаза загорелись бесовским огоньком, и он как солдат третьего рейха после перветина* спал не более четырех часов в сутки.
  Перветин* - изобрели в Германии, а 30-е годы 20 века, он лишал человека ощущения страха, голода и желания спать, добавлял сил, бодрости и заострял реакцию.
  Они вместе совершали ежедневные обходы, и Вика потихоньку втягивалась в гостиничный бизнес. Ее зоркий, женский глаз, подмечал мелочи, мимо которых проходил влюбленный Шнитке. Он с удовольствием прислушивался к ее замечаниям и незаметно для самого себя, начал советоваться с Викой по всем вопросам отельного бизнеса. В сумасшедшем деловом ритме, наполнившем жизнь Виктории - дом, неприятности, отошли на второй план. Раз в неделю она звонила Игорю, и они долго разговаривали по телефону. Для нее это была такая отдушина! Девушка все ждала, когда же он скажет: 'О тебе Валерка спрашивал...', но Игорь молчал.... И тогда грусть наполняла девичью душу, и она долго стояла у окна, устремив свой взор в небо, к холодным звездам.
  - Дар фарна. Дар ксатра,* - шептала она загадочные слова старухи, стараясь позабыть любимого. - Дар фарна, дар ксатра*... (Дай небесную благодать, дай силу. Скифский яз)
  И если закрыть глаза на этот душевный каприз, то жизнь в Германии ей улыбнулась по-крупному. Девушка имела неограниченную власть над подстарковатым Шнитке, а это был ключ к безбедной жизни. И все бы у Вики складывалось прекрасно, если бы не одно но....
  В начале осени, к ней по соседству в номер поселилась женщина, лет сорока. Ничего как бы странного в этом и не было, если учесть, что за последние три месяца, в номера на этаже где жила Вика, заселялись только женщины и супружеские пары. С виду новая соседка, ничем не отличалась от среднестатистической фрау - некрасивое лицо с губами - щелочками, поджарая девичья фигура, коротко стриженные рыжие волосы. Странно было другое, - как только Вика появлялась у дверей своего номера, тут же выходила и соседка. Через пару дней у девушки сложилось впечатление, что немка ее подкарауливает. Не выдержав, Вика посмотрела на нее в упор и привычно поздоровалась:
  - Гутен так.
  - Гутен так, - ответила женщина, избегая взгляда и быстрым шагом пошла в сторону лифта.
  Вика пожала плечами и зашла в номер. 'А если попробуем так?', - она через полминуты распахнула дверь и вышла в коридор, - дверь номера соседки вновь открылась и... из номера, как ни в чем не бывало, вышла та же немка.
  - Гутен... так, а как вы снова тут оказались? - растеряно произнесла девушка.
  - Гутен так, - поздоровался клон и, игнорируя вопрос, точно таким же темпом направился к выходу.
  Этот эксперимент Вика повторила трижды, и все время был один и тот же результат. Она уже и щипала себя и умывалась холодной водой - но, ничего не помогало. 'Попрошу Генриха, пусть зайдет в номер', - и она тут же вызвала его по телефону. Через пару минут, Шнитке постучал в дверь.
  - Ты ее видел?
  - Кого?
  - Соседку, - шепотом произнесла девушка.
  - Нет.
  - А ну выйди - и снова зайди.
  Генрих, ничего не понимая, пожал плечами и подчинился приказу.
  - Никого нет. Что случилось? - спросил он с беспокойством.
  - Не знаю.... Глюки наверное.
  - О, май либен! Ты много работаешь, может, съездим в горы на пару дней, отдохнем?
  - Да нет, я не устала вовсе. Идем в ресторан, меню будем составлять на ужин.
  До вечера Вика крутилась как белка в колесе, и дневное приключение почти не вспоминала. За ужином девушка, для храбрости хорошенько пригубила вина, и, распрощавшись с Генрихом, поднялась к себе на этаж. 'Если она выйдет - пойду за ней, хватит в кошки-мышки играть', - воинственно настроила себя Вика и подошла к номеру. К ее удивлению, немка не вышла, - 'Мне, что каждый вечер 'на рогах' приходить, что бы ты перестала куролесить?!', возмутилась украинка и постучала в дверь соседнего номера. Дверь приоткрылась - свет в помещении был выключен.
  - Хэллоу! - Вика, нащупала выключатель - щелкнула пару раз - безрезультатно.
  Она включила подсветку на мобильном, и осторожно ступила пару шагов по узенькому коридору.
  - Помогите..., - донесся из комнаты умоляющий голос женщины-клона.
  Девушка сделала еще шаг - сзади нее медленно закрылась дверь в номер.
  - Прошу... вас, по... мо... гите.... - голос женщины стал прерывистым.
  Вика взялась за ручку двери в спальню и попробовала ее открыть, но та не поддавалась.
  - Эй, фройлян, что с вами?! Вы тут?
  Она дернула сильнее - тот же результат. И тогда девушка изо всей силы рванула дверь на себя - что-то внутри комнаты грохнулось, и вверху, возле самого потолка, раздался ужасный хрип. Со стороны коридора послышался звонок остановки лифта. Украинка в тревоге завертела головой - 'Бежать!', вспыхнула красным ясная мысль - и она бросилась прочь в свой номер. Там Вика отдышалась и замерла за дверью - прислушиваясь к потустороннему шуму....
  По коридору раздались шаги.... Кто-то остановился рядом, - 'Может это к соседке?'
  - Фрау Шаттен, фрау Шаттен.... Вы просили вас разбудить в девять. Фрау Шаттен! - последовал настойчивый стук в соседнюю дверь.
  Вика сразу узнала голос горничной. Затем наступила молчаливая пауза....
  - О, Май Готт! - крик горничной, взорвал тишину в коридоре.
  Не в силах больше скрываться за дверью Вика вышла из номера.
  - Что случилось?! - спросила она, сталкиваясь, нос к носу с перепуганной работницей отеля.
  - Беда, фрау Шнитке! Беда! - показывая рукой на открытые двери соседнего номера, повторяла побелевшая как мел, горничная. - Постоялица, повесилась!
  Вика оперлась о стену, с трудом сдерживая дрожь.
  - Я мигом! Позвоню в службу спасения! - и консьержка бросилась к телефону в конце коридора.
  Вика, терзаямая нехорошим предчувствием, ступила в номер, достала мобильный и осветила комнату. На веревке висела загадочная немка - с безвольно болтавшихся худых ног слетели тапочки, голова несчастной завалилась на бок, а из посиневших губ щелочек, вывалился язык.
  - Боже мой, - прошептала девушка и посветила вниз.
  На полу лежала деревянная подставка под цветы и листок бумаги.
  - Жертва Аполлону, - прошептала Вика, перечитывая записку.
  Ее взгляд скользнул по веревке, привязанной к одной из опор деревянной треноги. В страшной догадке она повернула голову в другую сторону - другой конец был привязан к ручке двери. 'Так это же я ее убила!', - она опустилась на колени и закрыла лицо руками: - 'Что делать? О, Господи - сейчас полиция приедет... и посадят меня - дуру... Попробуй объясни им, чего я дверь в спальню рванула изо всей силы. А ведь с этой веревкой на двери - я буду подозреваемая номер один. Врать бесполезно - быстро меня вычеслят, узнают, что именно я заходила последней в этот номер. О-о, Боже! Только этого мне не хватало. Втянула ты меня соседушка в мрачную историю. Данке шон... Но, стоп! Веревку на шею ты ведь добровольно накинула, фрау Шаттен? Так? А зачем же ты к двери еще одну протянула? Хочешь не только свою жизнь погубить? И мою заодно?! Не выйдет загадочный клон - я и не из таких дебрей выбиралась...'. Руки Виктории нащупали веревку, по ней дошли до ручки двери - быстро сняли один конец, затем так же быстро сняли и второй с треноги: 'Прости дорогуша - сама ты спрыгнула с жизни... Сама'. Через минуту, когда вернулась горничная, Вика, как ни в чем не бывало, стояла в коридоре, сжимая в кармане джинсов моток веревки и скомканный листок....
  - Сейчас приедут! Боже мой, какой ужас! Бедняжка попросила разбудить ее в девять.... Надо было мне раньше прийти - может успела бы ее спасти, - сквозь слезы причитала горничная.
  - Сейчас Генриху позвоню, - опомнилась Вика и набрала супруга. - Генрих, срочно приезжай - беда!
  
  После непродолжительной беседы с полицейским Вика перебралась в другой номер. Напившись успокоительного, она отправила Генриха домой и, забравшись на кровать - с головой укрылась одеялом. Усталость за день сказывалась и через пару минут она заснула беспокойным, тревожным сном. Посреди ночи Вика почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. От ужаса ее голова вжалась в подушку - возле кровати стояла повесившаяся немка. На ее лице цвета снега, вместо глаз клубились темно-фиолетовые пятна.
  - Гутен так, - прохрипело привидение с вывалившимся языком и начало протягивать к ней посиневшие руки.
  - Дар фарна, дар ксатра, - зашептала Вика, вжимаясь в подушку.
  Ночной кошмар замер с протянутыми руками. Девушка долго твердила заклинание, и ее язык от усталости начал заплетаться.... Через какое-то время веки красавицы взметнулись от удушья.
  - Дар фарна... Бага Аполлон! - прохрипела Вика, сбрасывая с себя одеяло.
  Она включила свет и воспаленными глазами прошлась по комнате:
  - Это был сон? Или... и вправду фрау Шаттен ко мне с того света явилась?!
  От этого вывода, сердце красвицы забилось барабанной дробью. Вика встала, выпила воды и, боясь снова заснуть, оделась и спустилась вниз - к людям.
  Впервые, утром она встречала в холле Генриха. Едва взглянув на предмет обожания, тот ужаснулся:
  - Виктория, что с тобой?!
  - Все в порядке, идем пить кофе.
  - Да ты на себя не похожа! - привычно прикоснулся к ней Шнитке, но вместо заряда желанной энергии, с него как литру крови взяли. - Подожди... Я сейчас.
  - Может врача? - уже участливо спросила девушка, глядя на пошатнувшегося спутника.
  - Найн! Идем... но, только медленно....
  За столиком, выпив подряд две чашки кофе, Генрих понемногу стал приходить в себя.
  - Какая нехорошая молва пойдет о гостинице, - горестно произнес Генрих, наболевшую мысль за ночь.
  - Без радикальных действий тут не обойтись, - задумчиво сказала Вика, размышляя, а что же ей делать этой ночью: - 'Как мне заснуть теперь? Аполлона звать всю ночь? А если я не проснусь вовремя?'
  - Ты права май либен! Нужен радикальный шаг - это капитальный ремонт в отеле. Я давно уже собирался его начать. Но сам все никак не решался.... А теперь, мы вместе горы свернем!
  - Я придумала! Медитация, индийская йога! - воскликнула кареглазая красавица.
  - Ты хочешь в том ужасном номере, кабинет йоги открыть? - усы Шнитке приподнялись вверх.
  - Найн Генрих! Я буду ходить на йогу.
  - После ремонта, мы вместе...
  - Найн! Сегодня, - перебила его девушка, упрямо взмахнув косой.
  - О! Май либен... - с умилением произнес он. - Сиди. Я сейчас все разузнаю.
  И Генрих отправился к портье. Через десять минут немец узнал адрес группы занимающейся йогой, и они незамедлительно отправились на прием к индийскому гуру.
  Подвижник йоги, встретил их у входа низким поклоном. Вика в ответ почтительно приложила свою руку к сердцу и слегка поклонилась, а немецкий аристократ ограничился традиционным наклоном подбородка к груди и прищелкиванием туфель.
  - Генрих фон Шнитке? - догодался бородатый индус.
  - Я, я, - важно ответил немец.
   - Доктор философии Шри-Харше. Можете называть меня просто Харше.
  - Очень приятно господин Харше, познакомтесь моя супруга - Виктория фон Шнитке. Это она решила постичь индийскую мудрость.
  - Пройдемте ко мне в кабинет, там все и обсудим, - пропустил посетителей вперед Харше и они поднялись на второй этаж, по узенькой лестнице.
  В кабинете доктора дымились сандаловые палочки, на стенах висели гирлянды из желтых цветов, а в правом углу стояла большая каменная статуя многорукого Бога Вишну. Вообще эту комнату трудно было назвать кабинетом. Стены в ней были раскрашены в ярко-синие и бордовые цвета. На них были изображены огромные слоны, храмы и люди в национальных индийских одеждах. Из угла доносилось мерное постукивание бубна с колокольчиками и под этот монотонный, убаюкивающий звук - немыслимо тонкий женский голос, беспрерывно славил Кришну.
  Мебель в помещении отсутствовала, и весь пол был застелен циновками. Возле стен лежали горы книг, а на окне висела большая связка красного перца.
  Доктор на входе снял обувь с загнутыми острыми носками и рукой предложил гостям последовать его примеру. Харше прошел в угол помещения и сел в позу лотоса возле каменного изваяния Вишну. Гости, усаживаясь на жесткие циновки, так же перекрестили свои ноги, при этом Генрих долго пытался руками загнуть свою правую, с недовольством поглядывая на индуса.
  Проницательный гуру сразу прочувствовал враждебное настроение Генриха и незамедлительно приступил к длинному монологу, стараясь не смотреть в сторону немецкого аристократа.
  - Расскажите, пожалуйста, Виктория, что вас натолкнуло на мысль заняться йогой? - его губы при разговоре складывались трубочкой, и смешно выглядывали из черной бороды. - Дань моде? Мысли о здоровье? А может необходимость внутреннего самосозерцания? Ведь достижение нирваны - это слияние внутреннего мира с высшей божественной силой...
  Харше был истинный гуру, и остановить его практически было невозможно. Так как ответ Вики особо не интересовал мастера философии, он увлеченно продолжал говорить дальше: - Я хотел бы вкратце посвятить вас в таинство этого удивительного учения. После этого вы примите окончательное решение, заняться вам йогой или уйти из этого кабинета навсегда...
  - Многоуважаемый доктор Харше, - бесцеремонно перебил его Генрих. Немец быстро принял решение и с трудом поднялся из ненавистной позы, - я, пожалуй, внизу подожду свою супругу.
  - Виктория, ты не возражаешь? - он умоляюще поглядел на девушку, которая внимательно слушала индусского мудреца.
  Она, молча, кивнула и неусидчивый супруг, не оборачиваясь, пошел на выход, гордо подняв голову и сильно прихрамывая на правую ногу.
  Прошло около двух часов 'краткого посвящения в таинство' и Вика окончательно запуталась в сложных терминах, течениях, чакрах и прочих тонких вещах присущих йоге.
  Ей хотелось закрыть уши и бежать без оглядки, но страх перед ночным кошмаром приковал ее к циновке, и она лишь умоляюще поглядывала на доктора: - 'Может на сегодня хватит?'
  - И последнее,- Харше поднял палец к небу, - что же такое йога? Это Виктория, философия познания Бога через слияние с ним души и тела!
  - Спасибо, учитель! Когда следующий урок? - терпеливая ученица благодарно захлопала многословному гуру и выразительно посмотрела на часы.
  - Завтра в шесть буду ждать вас в кабинете, - Харше легко поднялся и достал из глубины своих белых широких штанов блокнот, - с вами будет заниматься еще одна девушка, так что будете вдвоем познавать Бога.
  Он взял с пола толстую книгу, затем опустил руку в карман своего черного кафтана и достал оттуда счет. Харше что-то быстро написал на листке.
  - Возьмите вот эту книгу, внимательно прочитайте ее на досуге, а вот эту квитанцию передайте своему мужу, - гуру поклонился Виктории, и она с облегчением поспешила к ожидающему в машине Генриху.
  А он, откинувшись на спинку сиденья, мирно спал. Вика села тихонько рядом и положила листок об оплате на панель перед рулем машины.
  'Йога-сутра', прочитала она название книги и принялась листать ее в надежде найти рецепт против ночного кошмара. 'Вот оно! Не двойственность - двойственности!', ученица Харше прочитала внимательно главу и отложила книгу в сторону. Девушка расслабилась и принялась медитировать. Она закрыла глаза, представляя свое тело мертвой паутиной, а свой дух и разум живым пауком. Потом Вика попыталась сконцентрировать свою энергетику и приложила кончики пальцев к вискам, - 'Я сижу в машине. А теперь...', она мысленно посмотрела на тротуар и вообразила себя стоящей рядом с машиной. 'Мне надо выйти из этой паутины!', - девушка резко дала себе команду и направила поток энергии на виртуальный образ на тротуаре.
  - Виктория, что это?! - Генрих проснулся и помахал ей бумажкой перед лицом, - этот индус счет в рупиях выписал, что ли?
  Медитирующая красавица сидела с закрытыми глазами и не обращала на него никакого внимания.
  - Вас ист дас?! Что это такое?! (нем.яз.) Виктория! Ты меня слышишь?! - Генрих в панике потряс ее за плечо.
  От крика и встряски, Викин образ на тротуаре мигом испарился, и ее мысли вернулись обратно в машину. Девушка осторожно взяла бумажку из рук Генриха.
  - Ну, ведь доктор Харше так долго говорил, - она перевернула квитанцию, на обратной стороне были написаны тарифы гуру. - Смотри, один час двести евро. А я пробыла там два с половиной часа, итого пятьсот.
  - Я как чувствовал, что мне надо выйти, - пробурчал экономный владелец отеля и завел машину. - Пятьсот евро сэкономил! Хари-Кришна, Хари - Рама!
  Эта мысль подняла его настроение, и он тихо запел себе под нос, какой - то веселый немецкий марш.
  В отель они приехали вечером. Генрих попрощался с Викой, и она поспешила подняться в номер, что бы продолжить эксперимент, начатый в машине.
  Вика стала посреди комнаты и мысленно создала образ, стоящий в углу:
  - Бага Аполлон! Дар фарна, дар ксатра...
  Она так простояла пару минут, но желаемого результата ей это не принесло, и тогда девушка вспомнила таинственную Агаю. Мысли девушки унеслись к звездам: - 'Я одета в античную одежду, и на мне сверкают браслет и диадема. Мое имя...'
  - Агайя! - прошептала она, и в ее голове возник четкий образ.
  Вика медленно подняла руки к небу, переплетая при этом пальцы в замок. Девушка мысленно направила свою энергетику к образу и через мгновение она с удивлением посмотрела на себя сверху. На ней были древние штаны шаровары и что-то на подобии кожаной жилетки, едва прикрывающую грудь, украшенную амулетом. Ноги были обуты в плетенные кожаные сандалии. На руке сверкал витой браслет, а волосы были обхвачены диадемой. Руки красавицы застыли поднятыми кверху и веки с длинными ресницами были опущены. Тело замерло, потянувшись на носочках к небу, и только грудь размеренно приподнималась при дыхании, слегка раздувая ноздри на маленьком носике...
  Когда Вика открыла глаза, за окном наступило утро....
  Она с удивлением осмотрелась вокруг себя. На полу была аккуратно сложена ее одежда, а сама она странным образом очутилась в постели.
  Взгляд пробудившейся смуглянки остановился на часах: - 'Полдевятого, а я еще не собрана!'. Она быстро поднялась и пошла, принимать душ. Ее голова была ясной и каждую клеточку тела переполняла энергия. 'Так хорошо, я себя еще никогда не чувствовала!', - с этим восхитительным ощущением, Вика сбросила халат и стала под ледяную воду.
  Генрих, приехавший в отель, с удивлением наблюдал за своей супругой. Она расцвела за ночь прекрасным цветком.
  - Я начинаю уважать этого странного человека! - с радостью в голосе произнес любезный немец и осторожно прикоснулся к своему *цветку жизни*, - тебе непременно надо продолжить занятия у индуса.
  - Спасибо тебе Генрих! Тьфу.... То, есть - данке шон!
  К шести часам вечера кареглазая красавица легким шагом зашла в кабинет гуру.
  Он сидел в своей излюбленной позе и читал толстую книгу.
  - Проходите Виктория, присаживайтесь на свое место, сейчас начнем, - индус отложил в сторону чтение и к чему- то прислушался.
  Через секунду двери распахнулись, и на пороге появилась девушка, спортивного телосложения. Взгляды Вики и голубоглазой блондинки пересеклись, и тут тишина кабинета наполнилась радостными голосами.
  - Вика?!
  - Лида!
  Девушки крепко обнялись и расцеловались.
  - Как ты здесь оказалась? - Лида с удивлением разглядывала подругу, - и почему ты мне не позвонила? Не сказала, что ты в Германии?
  - Прошу прощения, за то, что прерываю вашу увлекательную беседу, - Харше неодобрительно покачивая головой, произнес, - я так понимаю, что сегодня вы останетесь непросвещенными невеждами. Давайте перенесем занятие на завтрашний день, в это же время.
  - Доктор, спасибо! - Лида от радости поцеловала индуса в щеку, от чего тот засиял лучезарной улыбкой.
  Попрощавшись с гуру, подруги вышли из кабинета, оставив Харше вдыхать коктейль из запахов дорогой парфюмерии и дымящихся сандаловых палочек.
  - Где же ты пропадала подруга? На свадьбу не приехала, а ведь я тебя так ждала! Вызов тебе прислала, звонила, телефон не отвечает... Что с тобой произошло, дорогая?
  - Ой, Лидочка, я столько пережила за это время! Идем в 'Грандотель', тут недалеко, я тебе все расскажу по порядку, - и Вика взяла ее за руку.
  - Зачем нам идти, если мы стоим возле моей машины, - блондинка показала на стоявший рядом Порше 'Кайен'
  - Ух, ты! - восхищенная девушка подошла к автомобилю и провела по его крылу рукой, - настоящий красавец - жеребец!
  - Мне нравятся машины поменьше, но мой Питер настоял: - 'Безопасность, прежде всего!' И вот я езжу теперь на этом гробу по городу! - Лида с завистью проводила взглядом проезжающую мимо малолитражку и показала приятельнице на малютку рукой, - и припарковаться легко и в пробках всегда лазейку найдешь.
  - Лида, ты дура?! - кареглазой красавице был чужд язык дипломатии, - как такое чудо можно не любить?
  -А ты садись за руль - попробуй! Вот возьму себе жучка какого-нибудь, а этого 'аллигатора' поставлю в гараж, пусть до приезда Питера отдыхает,- с этими словами ворчащая блондинка вручила ей ключи и, поздно спохватившись, подозрительно спросила, - Вика, а права то у тебя есть?
  - Справочка у меня Лидочка есть, из дурдома, - ответила шутница, и они тронулись с места.
  Вика с первой секунды почувствовала, что 'Порш' создан для нее. Хозяйка авто с опасением поглядывала на девушку со справкой, которая молниеносно лавировала между машинами и прокладывала себе дорогу агрессивной ездой. Голубые глаза Лидочки периодически закрывались от страха, а руки накрепко вцепились в ремень безопасности. Она отчаянно нажимала на виртуальные педали и мысленно выворачивала руль. Пару раз белокурый 'ангел в юбке' просил прощения у Бога, и возможно, поэтому ничего особенного и не происходило - Вика проносилась в каких-то сантиметрах между машинами.
  - Все приехали - финиш! - перекрестившись, обрадовано воскликнула блондинка, увидев вывеску 'Грандотель'.
  Стоявший в холле Генрих, с возмущением посмотрел на наглеца с визгом остановившегося прямо у входа. Его удивление переросло в шок, когда дверь Порше открылась и оттуда вышла молодая супруга. Он почти бегом бросился к ней на встречу.
  - Генрих, знакомься, моя подруга - Лидочка! - Вика светилась от счастья и представила ему слегка перепуганную девушку.
  - Мое почтение, Генрих фон Шнитке, - представился аристократ, и вяло шаркнул ногами перед голубоглазой красавицей.
  - Лида Шнайдер, - она уверенно протянула ему руку и спросила с подвохом, - а вы херр, друг Виктории?
  - Супруг, многоуважаемая фройлян Лида, - гордо ответил Генрих и с укором посмотрел в сторону покрасневшей Вики, - она вам разве ничего не рассказала?
  - Виктория, очень скрытная девушка Генрих, - они говорили о ней, как будто ее рядом и вовсе не было,- на мою свадьбу не приехала, да и на свою не позвала.
  - Лида, ну перестань ты, я тебе потом все расскажу, - смуглянка умоляюще взяла за руку приятельницу, - у нас не было свадьбы, правда Генрих?
  Он печально кивнул головой, и предложил им пройти в ресторан, где они расположились за круглым столиком.
  - Как поживает ваш почтенный супруг?
  - О! Питер сейчас очень занят - ведь он известный архитектор.
  - Я, я.... Слышал о нем, - 'от полицейского', чуть не проговорился Шнитке.
  - Да, так вот в связи с разработкой нового проекта ему пришлось уехать на полгода в Австралию, - в голосе у Лиды зазвучали тоскливые нотки, - и мне так одиноко без него.
  - Генрих ты представляешь, я прихожу на йогу и встречаю там свою лучшую подругу! - Вике захотелось растормошить приунывшего супруга, - этот индус, наверное, на самом деле добрый волшебник.
  - Да, я тоже это заметил. Особенно у этого чародея волшебные счета, - немец никак не мог успокоиться, вспоминая как коварный Харше, без остановки проговорил два с половиной часа.
  - Генрих, у меня к вам огромная просьба, - Лида была девушка без комплексов и прямо шла к намеченной цели, - вы разрешите вашей супруге, пожить у меня недельку, другую? Мне так ее не хватало все это время!
  - Я Лидочка в отеле живу, а Генрих у себя дома, так мы решили.
  - Ну, тогда тем более, собирай чемоданы и живо ко мне! - решительно заявила напористая блондинка.
  Фиктивный супруг, молча, развел руками и про себя с горечью подумал: - 'Я так и знал! Она сейчас увезет мою Багиру, и больше я ее никогда не увижу!' Ему вдруг захотелось прогнать эту холеную красавицу, но, к сожалению это было не в его силах. Лида не оставляя сомнений в голове у подруги, продолжала приводить веские аргументы в пользу переезда:
  - У меня дома пустует пятьсот квадратных метров. Поехали, наговоримся с тобой за все годы разлуки!
  - Хорошо, поехали, - Вика погладила руку супруга, от чего тот заметно ожил, - не волнуйся, всего лишь на пару недель.
  - А как же отель? Я ведь без тебя не справлюсь!
  - Генрих, я, как и раньше, с утра до вечера буду в отеле, только ночевать буду у Лиды. Так что все останется по-старому.
  А в это время голубоглазая приятельница радостно делилась новостью по телефону со своим супругом:
  - Питер, ты почему так долго трубку не берешь? Ты там один?! Как сейчас два часа ночи? Ха! Забыла. А у нас только шесть вечера! Ах, ты уже спишь? Тебе рано вставать.... Ну, и как же нам с тобой общаться милый, если у вас там ночь, а у нас день? Так что просыпайся дорогой и радуйся, я Вику встретила! Какую? Подругу лучшую! Да я ведь про нее тебе столько рассказывала. Вспомнил? Ну, наконец- то! Я ее к нам забираю.... Але? Любимый ты согласен? Конечно у нее виза есть - не беспокойся. Может, поговоришь с ней? Ты считаешь, что это уже слишком? Ну, хорошо, спокойной ночи.... И я крепко целую тебя!
  - Собирайся подруга! Генрих поможет чемодан тебе вынести, он парень крепкий! - Лида перешла на русский, но любознательный немец эти полгода время зря не терял и славянский язык он уже слегка понимал.
  - Спасибо за комплимент госпожа Шнайдер, но у нас для этой цели гарсоны есть, - скромно ответил владелец отеля.
  Лиду это ничуть не смутило и скорее даже развеселило:
  - Вот это мужчина! Вижу первого немца понимающего по-русски.
  Вскоре девушки сели в машину и Виктория на прощание помахала супругу из окна рукой. Он печально смотрел вслед уносящемуся Порше и с грустью вспоминал то счастливое время, когда его Багира, под круглосуточным присмотром жила в апартаментах отеля.
  Лида обитала на окраине города, в зеленом, экологически чистом районе на берегу большого озера. Ее дом издалека выделялся своей индивидуальностью и с первого взгляда, можно было подумать, что он нелепо выглядит. Но внимательнее присмотревшись, взору открывалась продуманная и смелая линия архитектуры. Фантазия Шнайдера здесь потрудилась на славу! Дом был построен в стиле постмодернизма: древнеримские колонны, большая прекрасная терраса перед домом, строгие классические линии первого этажа плавно переходили в легкий, можно сказать даже воздушный второй этаж ультрамодного здания.
  Внутри дом казался больше чем снаружи. Первый этаж занимал огромный зал для приема гостей, на втором была кухня-студия, спальные комнаты и кабинет Питера.
  - Лида, твоя мечта быть лучшей материализовалось! - после часовой экскурсии по дому, гостья с удовольствием устроилась на диване в гостиной, - теперь тебе необходимо родить ребенка и желательно мальчика.
  - Ну, уж нет! Рано еще, я лучше так похожу, - она встала и обернулась вокруг себя, показывая подруге тело измученное тренажерами, - ты лучше о себе расскажи. Когда ты успела захомутать этого аристократа? И если честно - от кого я не ожидала замужества, так это от тебя.
  - Лида все далеко не так как ты думаешь! - и Вика рассказала ей о своих невеселых приключениях, о любви несчастной....
  - Прости меня, я тут совсем зажралась, - с чувством непонятной вины произнесла эти слова белокурая подруга и взглянула на нее с сочувствием.
  Они еще долго сидели на кухне, пили зеленый чай, вспоминали друзей и просто знакомых.
  Время на часах показало полночь, и девушки отправились спать. Лида выделила ей спальню рядом и, пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись по комнатам.
  Этой ночью к Вике снова возвратилась повешенная немка. Девушка с ужасом открыла глаза - привидение зловеще стояло возле окна. Вика мгновенно встала и подняла руки к небу,
  - Бага Аполлон! Дар фарна, дар ксатра! Я - Агайя!
   Страх тут же рассеялся, и на смену пришло удивительное спокойствие. Вика осторожно приоткрыла веки. Ей казалось, что она парит среди звезд, а вокруг абсолютная тишина. Девушка с изумлением взглянула вниз:
  Звезды тут же слились яркой линией, и маленький сине-зеленый шар впереди, вырос в огромную планету - тучи рассеялись в легкую дымку - появилось бело-красное пятнышко внизу, которое превратилось в большой город, еще мгновение и она увидела дом Лиды. Перед глазами у Вики возникла спальня, и.... Агайя, стоящая в античной одежде посреди комнаты. Вокруг нее кругами ходила немка, с вытянутыми руками и шипела:
  - Гутен так!
  Но вот рука Агайи резко направилась в сторону привидения, и ту, словно листок, падающий с дерева, стало кружить по комнате.
  - Дарана хамара! * (Уничтожить врага! *(скиф. яз)), - прозвенел в космо-тишине голос Агайи и немка, кувыркаясь вверх тормашками, вылетела в черную ночь.
  После этого девушка из прошлого с любопытством оглянулась по сторонам, подошла к Викиной одежде, лежащей на кресле, аккуратно разложила ее на полу и обратно встала на место....
  - Вставай соня, - Лида, сидя на краю кровати, будила свою подругу за плечо, - поднимайся, на работу опоздаешь!
  Вика открыла глаза, и ночные видения показались ей странным сном.
  - Ты всегда свою одежду на полу раскладываешь? - вопрос Лиды заставил девушку вскочить с постели и с удивлением взглянуть на пол.
  'Значит, это был не сон!', - от этой мысли холодок пробежался по ее телу, но она быстро взяла себя в руки.
  - Лида это не я, ночью ко мне приходила девушка из прошлого и решила похозяйничать, у них там так принято раздеваться, - она зевнула, с удовольствием потягиваясь.
  Блондинка вспомнила шутку своей подруги о справке и твердо для себя решила: - 'Ключи от машины ты у меня больше не получишь! И не проси...'
  После этой ночи ужасы оставили Вику в покое, и они с Лидой прекрасно проводили свободное время, посещая йогу и тренажерный зал. Везде их сопровождал преданный и верный Генрих.
  Время быстро бежало и незаметно наступило тридцать первое декабря.
  Лида с нетерпением ожидала приезда Питера и готовила праздничный стол. А владелец отеля со своей прекрасной помощницей с головой погрузились в предновогодние гостиничные хлопоты.
  'Надо бы Игорю и Сереже позвонить поздравить их с наступающим праздником', - вспомнила Вика о близких ей людях, и набрала брата - нет связи. 'Ох, Сережа, Сережа, опять навнерное ты в запой ушел - телефон отключаешь!', - с горечью подумала она и набрала Игоря:
  - Привет, с наступающим тебя!
  - Спасибо, Вика, тебе так же!
  - Звоню брату, а он отключился, пьет что ли?
  - Да не волнуйся, Сережа здоров и весел, - он не хотел огорчать Вику, ее брат уже как неделю был в конкретном запое, - может, аккумулятор у него сел.
  - Скажешь Сереже, что если я еще раз позвоню, и он трубку не возьмет, - голос у нее стал жестким и резким, - вместо того что бы евро высылать - немецкой щедрости ему вышлю из данке и биттэ. Не забудь ему это передать.
  - Не вопрос...
  - Ты с Валерой созванивался? - Вика не выдержала и все-таки спросила о любимом.
  - Пару раз пытался к нему дозвониться, но не получилось, - соврал Игорь.
  Не хотел он ворошить прошлое. Сразу после освобождения Валеры ему позвонила Лена, умоляла - оставить друга в покое. Да, Игорь и сам понимал - у Вики своя жизнь, у Валерки своя. 'Зря Серега ему тогда фото Вики дал', - вспомнил Игорь события полугодовой давности. После освобождения из милиции, он встретил друга на выходе. Они на часик заехали к Сереже на квартиру. Валера после КПЗ похудел как щепка, но глаза у него горели огнем:
  - Когда Вика приедет?
  - Валера, она надолго уехала, ты же знаешь, что ее здесь ждет.
  - Серега дай ее номер, - с мольбой в глазах, обратился к брату влюбленный.
  - Так нет у меня его... - нахмурился инвалид. Игорь уже с ним провел работу. - Она один раз звонила - номер не определился.
  - Ребята я вас прошу, возьмите ее номер. А я пока оформлю паспорт, и сразу к ней... Серега, а у тебя есть ее фото?
  - Да целый альбом, иди в спальню, из нижнего ящика в шкафу достань - выберешь любое.
  'Так до сих пор и не знает бедолага, что ты подруга уже не Гончарова, а фройлян Шнитке....', - вздохнул Игорь и спросил:
  - Ты хотела ему что-то передать?
  - Да нет.... Пустое. Поздравь его с Новым Годом и пожелай ему счастья в семейной жизни, - вздохнула Вика и перевела разговор на другую тему. - Ну а как твоя личная жизнь, невесту себе не нашел еще?
  - Ты что, какая невеста, умру холостым, - пошутил Игорь, не замечая, Юли стоявшей у него за спиной.
  
  
  
  Глава 3
  
  Юля, прекрасно слышала последние слова Игоря по телефону. Для того что бы поделиться шоколадкой с любимым, она тайком покинула кресло секретарши, спустилась к нему в холл на вахту и невольно подслушала циничную браваду. 'Ах ты уверен, что умрешь холостым?!', - в душе у девушки закипели страсти и ее глаза метнули в спину любимого молнию ревности. 'Я на тебя полгода угробила, а ты этой фрау в безбрачии клянешься?! Дорогой, да ровно через сутки ты на колени передо мной станешь!', - усмехнулась в душе Юля, вспомнив колдунью.
  - Игорек, хочу тебя попросить об одном одолжении, - лицо девушки мигом стало ангельским, правда сладкое она спрятала за спиной.
  Игорь от неожиданности вздрогнул и обернулся:
  - Юля, ты как приведение, честное слово, - не зло произнес он, утопая в ее лазурном взгляде.
  Вот уже полгода парня словно магнитом, тянуло к секретарше, и он почти каждый день провожал ее домой, но дальше дверей их отношения не развивались. Юленька была неприступной как скала. Когда они подходили к подъезду, она подставляла щечку для поцелуя, и с трепетом ощутив легкое прикосновение губ, влюбленная девушка тут же прощалась и исчезала за дверями. Она твердо решила ждать от своего 'жениха' предложения руки и сердца. Ее любовь с каждым днем возрастала, и желания возгорались в ней, словно пламя, но коварная обольстительница твердо шла к своей цели - сделать, во что бы это, ни стало, из Игоря своего мужа.
  - Давай после работы съездим к моей знакомой, мне ее очень нужно поздравить, - Юля умоляюще взглянула на любимого.
  - Может быть завтра? - Игорю вовсе не хотелось куда-то ехать, - а сегодня отдохнем пару часиков перед бессонной ночью.
  - Я тебя прошу, не отказывай мне, - она слегка наклонилась к нему, поправляя рукой локоны платинового цвета, и тихо прошептала, - может тогда, и я тебе не откажу....
  - В шесть я тебя жду внизу, - быстро согласился на неравный обмен Игорь, - и не забудь второй фразы, пожалуйста.
  - Ну как же можно, я ведь девушка честная, - ей вдруг захотелось почувствовать вкус его губ, но она ограничилась воздушным поцелуем, и тут же поспешила в приемную.
  Девушка зашла как раз вовремя, по селектору вещал грозный генерал:
  - Юля, два кофе!
  Виктор Степанович, в кабинете был не один. Его забежал поздравить с наступающим праздником, бывший подчиненный - полковник Олег Наумович.
  - Ну, спасибо, уважил старика, - генерал с удовольствием рассматривал дорогие часы на руке. - Может все-таки по коньячку, а Олежик?
  - Да я ведь на службе - только после работы.
  - Как знаешь, а я, пожалуй, выпью.
  - Как у вас дела обстоят с экспортом, Виктор Степанович?
  - А что это тебя вдруг мое производство заинтересовало? - генерал больше пяти лет работал с Германией и поставлял туда алюминиевый профиль.
  - Есть выгодное дело, - полковник сделал паузу и оглянулся, - миллион наличных, лично вам - гарантирую.
  - От миллиона не откажусь, - Виктор сразу насторожился, - 'Такие деньги просто так не предлагают, чувствую, сейчас будет большая бочка дегтя для этой маленькой ложки меда', - и генерал уже разочаровано взглянул на подарок.
  - Виктор Степанович, пообещайте, что этот разговор умрет между нами, - Олег нервно сжал ладони.
  - Обещаю. Не тяни, рассказывай, - на квадратном подбородке генерала начали играть желваки.
  Полковник не заметил плохого для себя знака и с жаром продолжил.
  - У меня есть большая партия белого порошка, - быстро произнес Олег, как будто боялся, что генерал его перебьет, - его надо срочно переправить в Германию. После доставки адресату, миллион у вас в кармане....
  'Железный' человек покраснел, сорвал с руки часы и навис грозной тучей над оборотнем в погонах.
  - Вон отсюда! - заорал генерал, швыряя подарок в лицо полковнику. - Вон отсюда подлец! И что бы духу твоего здесь не было!
  Олег вскочил как ошпаренный и, не прощаясь, вылетел из кабинета. По дороге он чуть не сбил Юлю с подносом, на котором дымились две чашечки ароматного кофе.
  - Что-то аппарат барахлит, Виктор Степанович, - она с удивлением проводила взглядом, 'летящего пулей' посетителя и тут же пожаловалась шефу, - четыре порции в раковину вылила, пока горячий не получился, такой как вы любите.
  Седой мужчина быстро взял себя в руки и сел в кресло. На его лице гнева как не бывало. Только сердце бешено стучало в груди. 'Надо бы поближе познакомиться с этим Черепом, не нравится мне вся эта история. Убийство Леши, амулет....То вдруг этот бандит казино переписывает на Олега, а вот теперь этот засранец предлагает мне! Боевому офицеру! Наркотиками заняться. Чувствую, связаны эти события между собой одной нитью...'- размышлял он, доставая папку и амулет из сейфа.
  - Юленька, это такие мелочи, горячий или холодный кофе. Ты мне лучше расскажи, как там у тебя дела обстоят в казино? Ты ведь там еще хозяйка? - генерал крепко сжал амулет в руках и его гневные мысли постепенно рассеялись. 'Я постоянно вижу себя в этой стекляшке с пистолетом у виска. А что если я дам его этой вертихвостке, интересно кого она в нем увидит?'
  - Угу - фиктивная. Да и какие там дела, - разочарованно сказала Юля, с любопытством заглядывая на украшение в руках шефа, - не казино - а зал игровых автоматов. Жалко Марата Юсуповича, он там такой грустный ходит. Его управляющим поставили, а для него это просто унизительно.
  - Так может, пригласим его на Новый Год? С супругой, разумеется. Пусть не скучает - у нас будет весело, - Виктор Степанович, пододвинул поближе амулет к Юле.
  Секретарша ничего не имела против приглашения Черепа с женой. 'Вот только приглашать людей надо хотя бы за неделю вперед, а не когда в твою железобетонную башку мысля, стрельнет!',- подумала она с недовольством, но вслух согласилась с генералом:
  - Я сейчас же ему позвоню и передам ваше приглашение.
   - А ну-ка Юленька взгляни внимательно, что ты там видишь? - и он указал ей рукой на амулет.
  - Ой, какая же красивая штучка! - девушка с восхищением заглянула в хрустальное украшение. Она непроизвольно сосредоточила свой взгляд, и ей на мгновение показалось, что она увидела в нем женщину очень похожую на Светлану Михайловну. Та цепким взором впилась в Юлины глаза и, мгновенно потеряв к ней всякий интерес, исчезла в астральной пустоте. Прошло еще немного времени, от напряжения у девушки на глазах навернулись слезы, но хрустальный талисман оставался прозрачен, словно родниковая вода.
   - Ничего не вижу, Виктор Степанович....
  - Ну, ступай к себе, - генерал раздраженно махнул рукой и положил амулет обратно в сейф. - Ко мне никого не пускай, хочу с бумагами посидеть в тишине.
  - Так точно, шеф!
  Выйдя из кабинета, девушка первым делом набрала нужный ей номер.
  - Светлана Михайловна, вас Юля беспокоит, помните такую?
  - Да... припоминаю, - Света сидела в потайной комнате и по своему готовилась к новогодней ночи, усиленно изучая магическую 'Книгу Жизни'.
  - У меня к вам срочное дело, мой жених, собрался умереть в этом статусе, - Юля правой рукой рисовала в это время старого деда и представляла его Игорем. - Мне нужна ваша помощь. Светлана Михайловна, прошу вас.
  - Приезжай после праздников - решим.
  - Сегодня, надо. Я заплачу по двойному тарифу.
  - Ну, что с тобой делать, приезжай вечером со своим женихом, будем из него мужа делать, - не очень довольным тоном ответила Света и начала искать в книге нужный рецепт колдовства.
  Решительная невеста, наоборот была крайне довольна тем, что все идет по ее хитроумному плану. Она удобно устроилась на стуле и мечтательно закрыла глаза: - 'Вот я лежу на кровати и кричу: - Игорь, кофе! Он заходит, а в руках у него...'
  В кабинете генерала раздались шаги, и резко открылась дверь.
  - Ну что звонила своему управляющему?
  - Один момент, босс! - Юля быстро взяла трубку и набрала Черепа. - Але? Марат Юсупович, вас беспокоит Юлия Владимировна. Какая?! Ха-ха, очень смешно - не та.... Тут мой шеф приглашает вас на встречу Нового Года. Так что если вдруг у вас елочки дома нет - милости просим, с супругой разумеется.
  - Респект шефу передай - буду, - не задумываясь, Марат с радостью согласился.
  Новогодний праздник у него намечался в кругу семьи, то есть жены-ведьмы и неуловимых троллей:
  - Правда не знаю, сможет ли жена прийти - болеет она, сильно.
  Дверь в кабинет генерала закрылась, и Юля решила вернуть шутку Черепу:
  - Марат Юсупович, так вы с собой можете взять любую даму из своего тайного штата.
  Юля представила Черепа, в сопровождении старой путаны Риты и улыбнулась. Марат, напротив, к этому варианту отнесся вполне серьезно.
  И набирая Свету, он держался за пуговицу пиджака, в надежде, что она откажется.
  - Косможенщина, ты в курсе, что на земле Новый Год наступает?
  По темному календарю мрачной супруги, сегодня луна набирала небывалую силу, и ожидался большой парад планет, предвещая ей энергетический прорыв в бесконечность. Настроение у нее по этому поводу праздничным не было, потому что такое чувство как радость она давно уже вычеркнула из своей жизни. А вот маленькое удовольствие ей этот день доставил - она перерезала горло пару курам, и окропила их кровью алтарь.
  - Ты хочешь принести домой зеленую гадость в иголках? Даже не вздумай! - раздраженно ответила Света, зажигая свечи.
  Марат ничего домой приносить не собирался, как впрочем, и выносить - и продолжил развивать коварную мысль:
  - Нас пригласили на праздник уважаемые люди... - Череп сделал паузу, прислушиваясь к тишине по ту сторону Светиной трубки, затем ловко 'достал из колоды джокер', - между прочим дорогая, это верующие люди! И фэйс контроль на входе будет проверять наличие крестов на шее. Тебе какой купить, золотой, серебряный, а может деревянный?
  - Это ты про тех людей, которые раньше в Ленина верили? Сначала они у нас казино отобрали - почтальона из тебя сделали, бегаешь придурком каждую неделю конвертики им носишь. А теперь хотят Деда Мороза из тебя слепить? А из меня Снегурочку? Передай им - это не мой цвет, - она закончила со свечами и, любуясь проделанной работой, завершила пустую болтовню, - я сегодня выхожу в астрал - так что не тревожь мой разум, Печкин!
  'Опять в доме вещи будут ездить, ничего потом не найдешь!'- расстроено подумал Череп и радостно прокричал в трубку из которой уже доносились длинные гудки:
  - Ну как знаешь, а я поеду!
  'Иного ответа я и не ожидал',- самодовольно подумал Марат и пошел разыскивать Рыжую Леночку: - 'Ей все равно кем быть, кураж и деньги - вот ее главное жизненное кредо!'.
  
  На фирме 'Спектр М' наступило обеденное время, и Юля как всегда отправилась через дорогу в кафе. Игорь был на дежурстве и к ее большому сожалению не смог составить компанию. Она села за любимый столик возле окна и принялась листать меню.
  - Разрешите присоединиться, пани Гончаренко, - возле нее внезапно возник полковник, и тут же без приглашения сел.
  Девушка возмущенно подняла тонкие брови и презрительно взглянула на зарвавшегося коротышку.
  - Юленька, буду краток, я по делу государственной важности,- не обращая внимания на ее молчаливый протест, произнес Олег.
  - Мы же договорились, никаких других дел и вторжения в мою личную жизнь!
  - Не все так просто дорогая. Родина мать зовет.
  - Какая мать?! - Юля собралась встать из-за стола.
  Полковник придержал ее за руку:
  - Тихо, тихо, тихо.... Смотри сюда внимательно - у меня для тебя есть два конвертика. Кстати - один из них, с твоей зарплатой за месяц.
   Олег придвинул к ней пухленький конверт с деньгами, которые выделял ей раз в месяц за фиктивное владение казино. Потом положил еще один конверт рядом:
   - А вот и другой. Догадайся красавица, что в нем?
  Юля с недоумением посмотрела на него... и покраснела.
  - Не знаешь? - ухмыльнулся Олег. - Фотографии твои Юленька, причем очень откровенные снимки. И сейчас при любом неправильном ответе - завтра ты станешь порнозвездой Ютуба. Андестент?
  Перед глазами 'платиновой' красавицы пронеслись интимные сцены из кабинета босса, - 'Откуда у него взялись фотографии? Откуда они вообще появились на свет? Генерал ведь порядочный мужчина и далеко не дурак, не мог же он сделать компромат на самого себя... ', в отчаянии подумала Юля. Она с презрением поглядела на шантажиста, и с трудом выдавливая из себя слова, спросила:
  - Что вы от меня хотите?
  - Если ты начала с нами сотрудничество, то его придется продолжить, в той или иной форме. И тут твое желание не причем! Я не хотел бы больше прибегать к подобным методам, у нас все должно происходить на добровольной, взаимовыгодной основе. - Он неторопливо разъяснял доверчивой 'лани', так ловко попавшей в искусно расставленные сети, ее истинный статус.
  Затем офицер достал из портфеля маленькое устройство, сделанное в виде таблетки, и положил его перед 'раздавленной' девушкой.
  - А теперь, ближе к делу. Вот эта штучка называется передатчиком, и ты ее приклеишь под стол генерала.
  Юля брезгливо взглянула на жучек и мысленно послала полковника куда подальше.
  - Это не лимон съесть Юленька, расслабься. Родина в тебя верит, доверяет - выше голову, шире улыбку! И ничего тут сложного нет - ручку под стол протянула, и крепко прижала этого маленького друга. И все! Твоя миссия выполнена, - он пододвигал к ней все ближе и ближе хитрую таблетку, - и мой тебе совет - не забудь дорогая это сделать, а то твоему Игорю может совершенно случайно попасться на глаза один из этих шикарных снимков. И запомни самое главное - просто так, деньги, никогда не дают, вот так вот, Юленька... Владимировна.
  Полковник поднялся из-за стола, забрал конверт, в котором лежали почтовые открытки, и положил его обратно в кейс: - 'Не хотела стать моей женой? Предпочла меня, какому-то сопляку охраннику.... Будешь теперь сидеть в офисе и тупо стучать, как дятел на дереве! А в постель мою и так ляжешь - но чуть позже'
  - Кстати, к твоему сведению, фотографии дал мне твой шеф, - Олег нагло уставился на ее грудь, - а ты там, бесподобна.... Приятного аппетита, ухожу, дела!
  И отверженный всеми полковник уверенно пошел на выход, ликуя в душе: - 'Так значит, все-таки этот старый хрыч имел с ней секс! А ведь я так и думал! Я - гениальный комбинатор!'
  - Ну а как же мне приятно, что наконец-то ты ушел, свинья! - прошипела она в спину полковника, - 'Вот ведь сволочь какая! Надо срочно выходить замуж за Игоря, а там... если даже и узнает о моем прошлом - простит, никуда не денется. Хм, не зря я ведьме позвонила. Не зря...'
  Она вместо обеда заказала сок и со злостью подумала о своем шефе: - 'Какой же он негодяй, это же так мерзко... Мало того что фотографировал нас, так еще и этому подонку снимки отдал! Я ему этого не прощу!'
  Секретарша весь обед цедила сок из фужера, проклиная генерала и полковника в душе.
  
  Юле казалось, что этот предпраздничный день никогда не закончится и, она все время с нетерпением посматревала на часы. И вот последняя минута неимоверно медленно завершила свой круг: - 'Все, рабочий год закончился! Ура! Ура!! Ура!!!'
  - Юленька, закроешь тут все, - генерал как штык, ровно в шесть вышел из кабинета, - не забудь - к девяти часам, что бы ты уже была на месте. Я поеду, посплю пару часиков, что-то сердце совсем расшалилось.
  - Виктор Степанович, не волнуйтесь, все будет в порядке, - сухо сказала она, отводя в сторону взгляд от шефа.
  Девушка подождала, пока босс не исчезнет в дверях, и стала быстро одеваться, сильно переживая в душе, что бы любимый никуда не делся. Подойдя к лестнице, сердце красавицы успокоилось - суженный ждал внизу.
  - Поехали, Игорек, - нежно пропела Юля и крепко взяла под руку любимого. - Нам еще заехать в магазин надо, подарок выбрать.
  'Жених' безразлично мотнул головой, и они направились к ее новенькому Пежо, припаркованному в пятидесяти метрах от офиса.
  - А кто это женщина? Уж не твоя ли мама, Юля? - предчувствуя какой-то подвох со стороны девушки, настороженно спросил Игорь.
  - Да нет, что ты, я свою маму по телефону утром еще поздравила. Мы едем к моей очень хорошей знакомой, она для меня как добрая фея.- Юля долго искала в сумочке ключи от машины и, найдя их, облегченно вздохнула. - Фу-ух.. Я уж думала, что в придачу ко всем 'приятностям' и ключи потеряла.
  - Проблемы?
  - Да так - пустяк, ударил один фейсом об косяк.
  - Кто?!!
  - Человек в черном, Игорек. Мэн ин блэк!
  - Шутница... У меня предчувствие, что чудес сегодня будет предостаточно.
  - Все возможно, - улыбнулась любимая, останавливая авто возле магазина, - на то и ночь новогодняя, что бы чудеса случались. Ты только не спи милый - и я тебе их устрою.
  - Это угроза?
  - Да, нет - праздничное пожелание, - загадочно сверкнула глазами Юля.
  Она быстро купила недорогие духи и через полчаса они пробираясь сквозь предпраздничные пробки на дорогах, подъехали к Светиному дому.
  - Светлана Михайловна, с наступающим праздником вас! - девушка слегка обняла женщину, одетую в длинное черное платье.
  - Взаимно дорогая, проходи, - Света взяла подарок из рук гостьи и окликнула Игоря, в нерешительности стоявшего возле машины, - молодой человек, замерзните! Заходите в дом.
  Они прошли в гостиную, и Света жестом показала парню на диван.
  - Что вы предпочитаете, чай, кофе, а может чего-нибудь покрепче? - спросила хозяйка, внимательно всматриваясь в его глаза.
  - От коньячка не отказался бы, мадам, - именно так ее назвал Игорь, чувствуя в произнесенном слове тайную силу и мужское уважение к классической красоте.
  - С вашего разрешения я пару минут посплетничаю с Юленькой, - Света открыла бар и незаметно из перстня на руке высыпала порошок в большой бокал. Потом она наполовину заполнила его коньяком и поставила перед Игорем на столе. - Не скучайте, мы скоро.
  И они спустились в тайную комнату Светы, оставив его наслаждаться благородным напитком.
  - Вот это вам, - Юля протянула конверт с деньгами, которые дал ей полковник, и умоляюще сказала, - помогите Светлана Михайловна, на вас вся надежда.
  - Парень он видный, стоит того, - Света сразу увидела в Игоре, достойного мужчину, - дайка сюда свой пальчик красавица.
  Юля подала руку, и колдунья длинной иглой со стола сделала ей легкий укол. Алая кровь закапала с пальца девушки и Света стала собирать эти капельки в маленький флакон.
  - Вот так, хорошо, все будет хорошо, - женщина дала ей ватку, и стала колдовать над флакончиком, наливая туда разные зелья и что - то при этом приговаривая.
  Девушка зачарованно наблюдала за своей 'доброй' феей. Юле вдруг захотелось поделиться с ней женской тайной - рассказать про неожиданно нагрянувшую беду в ее рациональный и уютный девичий мир.
  Света закончила колдовской ритуал и, не оборачиваясь, спросила:
  - Что там у тебя еще, рассказывай, не томи душу.
  И девушка поведала про свои интимные отношения с генералом и о его подлом поступке. Она так же не умолчала и о шантаже со стороны полковника, а в конце рассказа Юля вдруг вспомнила про амулет из кабинета босса.
  - Светлана Михайловна, а я ведь вас сегодня видела, - Юленька достала платочек из сумочки и аккуратно вытерла слезинки, появившиеся на глазах, и дрожащим от слез голосом добавила, - ваше изображение было в хрустальном талисмане, мне его, зачем то подсунул этот подлец, генерал. Говорит, посмотри на него, что ты там видишь? Какая все таки он сволочь, взять и фотографии сделать!
  - Сатисара!!* Умница!!* (скифск. Яз.) - Вдруг отдаленным громом прокатился скрипучий голос по комнате.
  Юля вздрогнула плечами и испуганно оглянулась по сторонам. Света же зловеще улыбнулась и медленно повернула к ней голову.
  - Я все улажу, не беспокойся, - она взяла гостью за руку, - идем дорогая, жених заждался.
  После выпитого коньяка, Игорь прилег на диван и заснул, негромко похрапывая. Света смело подошла к нему, зажала пальцами нос, и вылила содержимое флакончика в рот. Потом она стала читать заклинание, и Юле показалось, что в комнате появились карликовые тени, снующие по углам.
  - Вот и все, - Света села в кресле и закурила сигарету, - буди жениха, скоро мужем станет.
  Юля с трудом растолкала Игоря:
  - Эй! Подъем! Скоро Новый Год!
  - А?! - вскочил парень, руками протирая глаза, - Где я?!
  Он уставился на женщину с сигаретой и вспомнил.
  - Извините мадам, сам не понимаю, как заснул! - извиняющимся тоном произнес заколдованный парень.
  - Ничего, бывает, - она встала с кресла, показывая тем самым, что прием окончен.
  
  Новогодняя ночь в административном здании предприятия 'Спектр-М', достигла своего апогея - с импровизированной сцены гремела живая музыка, шампанское лилось рекой и гости, позабыв о суровых реалиях жизни, плясали и веселились, словно малые дети. Стрелки часов приближались к двенадцати, а организатор грандиозного пиршества, на глаза так и не появлялся. Генерал приехал на праздник вместе с супругой, где-то к восьми, раньше гостей. Окинув внимательным взглядом роскошный стол, он одобрительно кивнул шеф-повару, и тут же поднялся наверх. После этого из кабинета он так и не выходил, и лишь только Юленька час от часу туда забегала с подносом.
  Стрелки отсчитывали уже секунды, гости наполнили бокалы - и застыли в ожидании новогоднего пожелания. И вот на втором этаже, появился Виктор Степанович. Он был в мундире, со всеми регалиями. Генерал оперся руками на перила и зычным голосом начал речь:
  - С Новым Годом, вас друзья! Желаю всем крепкого здоровья! Любви и счастья... Вам и вашим близким!
  Он непроизвольно прижал руку к сердцу, и его лицо перекосилось от боли:
  - И что бы в ваших семьях дорогие мои, в этом году царил мир и спокойствие! С Новым Годом, друзья!
  Куранты в огромном телевизоре пробили двенадцать, и генерал, махнув рукой на прощание, тут же удалился...
  Юля и Игорь были неразлучны весь вечер. Влюбленные с нетерпением посматривали на часы и ждали, когда же стрелки приблизятся к двум часам ночи. До этого времени на девушке лежала ответственность радушной хозяйки, которая должна была внимательно следить за тем, что бы гости были сыты и напоены.
  'Наконец- то! Два!!!', - распорядительница банкета вздохнула с облегчением и демонстративно повернулась спиной к даме, которая о чем-то настойчиво ее просила. Игорь любя, подтолкнул девушку и они стали пробираться на выход.
  
  Возле зеркала Юля остановилась - поправила локон, коснувшийся тонкой брови.... Игорь, нежно положил ей руки на хрупкие плечи, она обернулась... Пальцы Игоря скользнули вниз, трепетно касаясь тонкой талии - Юля приблизила к его лицу алые губы и жаждущие уста прекрасной пары соединились в жарком поцелуе...
  - О, Боже... - наслаждаясь безумным мгновением, прошептала девушка.
  - Я сейчас.... Стой здесь - перевел дух Игорь, и мигом растворился в толпе.
  Юля прислонилась к колонне, с закрытыми от счастья глазами.
  - С Новым Годом, босс!
  Девушку как током ударило. Она мигом открыла глаза и увидела перед собой управляющего, с серпантином на голове.
  Рядом с ним, словно шарик на привязи колыхалась Леночка Рыжая.
  - С Новым Годом! - улыбнулась Юля, с интересом рассматривая ветреную спутницу угрюмого мужчины.
  Платье Леночки, состоявшее из кусочка дорогой материи, волшебным образом держалось на ее изящном, бронзовом от загара теле. 'Интересно, а в ушах у нее настоящие брильянты или стекляшки?', - напрягла зрение любопытная секретарша, но этот вопрос так и остался для нее загадкой - Юля вспомнила приказ шефа:
  - Вы уже видели генерала, Марат Юсупович?
  - Ну, так, издалека. Сверху базарил чего-то...
  - Виктор Степанович плохо себя чувствует, и все время сидит с супругой в кабинете, на втором этаже. - Юля приподнялась на носочки, пытаясь среди пестрой толпы увидеть желанную макушку, - зайдите к нему, поздравьте старика с праздником.
  - Да, не вопрос, - ответил рассеяно Череп, дергая за руку Леночку, которая настойчиво пыталась подобраться к одиноко стоящему мужчине.
  - Куда тебя несет, Рыжая, - прошипел Марат, - очнись ты же не на работе.
  - А я девушка незамужняя! С кем хочу - с тем и кручу! - она прищурила изумрудные глаза и ехидно взглянула на Черепа, - не то, что некоторые, от жен под елочками прячутся...
  Юля, наконец-то завидав Игоря - подняла руку:
  - Эй, я здесь!
  - Лечу!
  - Лети быстрей.... Милый, - прошептала Юля, и в предчувствии грядущего счастья, вновь опустила веки.
  Потом было такси. Заднее сиденье в тесном салоне. Жаркие поцелуи, прикосновение тел. Дом. Подъезд. Лифт на седьмой этаж. Юлина квартира....
  - Заходи, у меня тут такой беспорядок,- она почему - то шепотом произнесла эти слова, словно боялась кого-то потревожить.
  Квартира секретарши напоминала уютный оазис, посреди шумного и холодного мегаполиса. Идеальная чистота и порядок не на шутку смутили Игоря, и он как по минному полю, осторожно прошел в комнату и присел на диван. Прямо перед ним на стене висел большой телевизор, рядом стоял огромный стеклянный шкаф заставленный книгами, а возле окна находился замысловатый комод в стекле, с фарфоровыми статуэтками и хрустальной бижутерией Сваровски. Рядом с диваном стояли два уютных, зеленых кресла, а между ними стильный журнальный столик из оникса.
  - Чай, кофе? - пропела с порога комнаты нимфа с платиновым цветом волос.
  - Тебя... - пересохшими губами, ответил парень, собираясь встать.
  - Сиди... Я сейчас.... Только не спи...
  Она приложила указательный пальчик к очаровательным губам, широко раскрыла глаза и послала влюбленному воздушный поцелуй:
  - Жди меня...
  От томительного ожидания у Игоря бешено застучало сердце, и он стал жадно ловить каждый шорох: - 'Вот! Хлопнула дверь в ванной, раздались легкие шаги по коридору...' Дверь в комнату медленно открылась и в полумраке, на пороге появилась обворожительная Юля. На ней был короткий и прозрачный пеньюар. Девушка оперлась одной рукой на косяк, а другой провела от сердца вниз...
  - Ну как я, тебе? - в ее голосе появились низкие сексуальные нотки.
  - О! Ты просто божественна.... - Игорь дрожащими руками начал снимать с себя пиджак и галстук. Он с силой расстегивал пуговицы на рубашке и не заметил, как оборвал одну из них.
  'Платиновая' красавица медленно подошла к нему и остановилась возле журнального столика.
  - Любимый, а ведь мы совсем забыли про одну вещь, - Юля протянула руку. На ладони у нее лежала коробочка. Взгляд ее стал абсолютно трезвым, а голос слегка повелевающим, - я хочу, что бы ты мне подарил это кольцо и сказал самые важные для меня слова...
  Она поставила изящную ножку на стол, и воздушный пеньюар обнажил великолепное тело брюнетки.
  Игорь, не отрывая взгляда, от волнующей картины взял коробочку, и открыл ее.
  - Это тебе, любимая, - смиренно прошептал он и протянул ей колечко с брильянтом.
  - Дальше, - ее голос стал тихим и повелительным. - Продолжай...
  - Я хочу, быть твоим мужем! - прорвало парня, - прости меня! Прости за то, что этот подарок приготовила ты, а не я. Я люблю тебя, и сердце мое принадлежит только тебе, любимая.
  И он встал перед Юлей на колени. И надел колечко ей на палец.
  - Ты согласна стать моей женой?
  - Конечно, Игорек согласна, - она опустилась рядом, мысленно поблагодарив свою 'добрую' фею и с нескрываемым обожанием заглянула в его серые глаза, - иди скорее в ванную любимый, а я буду с нетерпением ждать тебя в спальне....
  
  
  ***
  Ровно в двенадцать, Света зажгла свечи, надела браслет на руку и водрузила диадему на голову. Затем посмотрела в зеркало: - 'Интересно, какой же властью была наделена эта женщина, если ей принадлежали такие роскошные вещи? Немалой! Как же я хочу быть похожей на тебя, царица Дорохемия! Прошу, Аполлон верни мне ее силу!!' Света взяла ритуальный кинжал и стала читать символы на клинке, которые один в один совпадали с магическими знаками в 'Книге Жизни'
   'Начерти эти символы в большом круге по порядку', прочитала она и начертала на алтаре тринадцать символов мелом. Затем колдунья опустилась на колени и начала читать заклинание. Ее голос от внутреннего напряжения стал хрипеть, пламя от свечей заколыхалось, и тело ведьмы сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее начало вращаться против часовой стрелки. Из ее горла вместо заклинания уже вырывались леденящие душу звуки. На большом зеркале в комнате появилась трещина, и где-то в воздухе раздался звук хлопающих крыльев. Тело Светы замерло.... Звук вначале принял форму облака, а затем постепенно преобразовался в человеческий образ в черном капюшоне.
  - О-о, бага Аполлон! - в зкстазе захрипела ведьма и, откинув голову назад, забилась в конвульсиях.
   Призрак в капюшоне летал и летал над обезумевшей Светланой.
  - Ардар эорпата Дорохемия, сор маар од Агайя!* Я, царица амазонок Дорохемия, преследую душу Агайи! - Скифский язык) - загремело скрипучей телегой привидение и обволокло тело женщины...
  Супруга Черепа очнулась в абсолютной темноте. Она на ощупь добралась до стены и нащупала выключатель. В комнате стало светло и лишь только запах серы с треснувшим зеркалом напоминали ей о страшном таинстве, произошедшем пару минут назад. Света взглянула в зеркало и ужаснулась, - в нем она увидела не себя... Ее черные волосы покрылись сединой, зеленые глаза стали мутными, и излучали лютую ненависть.
  Света отшатнулась и тут скрипящий голос изнутри нее заговорил: - 'Ты должна срочно ехать к генералу на праздник, иди и собирайся!'.
  Жена Черепа покорно вышла из комнаты и с трудом стала подниматься по лестнице, хватаясь рукой за стену....
  
  Новогодний праздник в генеральском здании продолжался, хотя перевалило уже за два часа ночи. Разгулявшийся Череп с неудовольствием вытянул из кармана пиджака зазвонивший телефон:
  - Але, чего надо?!
  - Марат, я передумала, приезжай за мной, - голос Светы изменился до неузнаваемости и напоминал стонущее дерево от свирепего ветра,- поедем к генералу на елку.
  - А это кто говорит со мной - палка? - крепко выпивший Марат положил телефон обратно и быстро пошел за Леночкой, которая все-таки добралась до одиноко стоящего мужчины.
  - Молодой, интересный - потанцуем? - Леночка заплетающимся язычком, сделала предложение пенсионеру, ростом ей по плечо, - я вижу в вас прекрасного танцора! Вы, случайно не Чапкис?*
  (Григо́рий Никола́евич Ча́пкис (род. 24 февраля 1930, Кишинёв, Бессарабия) - украинский танцор и хореограф, лауреат трёх международных конкурсов, народный артист Украины)*
  Череп дернул за руку свою неугомонную спутницу и она, сделав головокружительное па, оказалась в его объятиях. В его кармане вновь раздалась траурная музыка.
  - Отпусти эту Рыжую вешалку и слушай меня внимательно, - Света не понимала, кто в ней говорит и безучастно смотрела на люстру в комнате, - что бы ты через десять минут был возле дома.
  Леночка сразу протрезвела и с испугом взглянула на телефон.
  - Ведьма на бал собирается? - тихо спросила она.
  - Сам не понимаю, что с ней происходит, - с досадой сказал Череп и сплюнул на пол, - пошли вешалка, домой отвезу тебя!
  Рыжая не сопротивлялась, и покорно пошла за Маратом. Шутки с его супругой, не входили в ее новогодние планы.
  Через десять минут Череп как штык остановился возле дверей своего дома. Дверь распахнулась и на пороге появилась жена. Света была одета в черный плащ с капюшоном и черные лакированные сапоги до колен. Женщина сделала неуверенный шаг вперед и, пошатываясь, пошла в направлении машины. Вначале ее походка напоминала полет комара, но с каждым последующим шагом поступь Светланы становилась все тверже и стремительней. Под конец она резко рванула дверь и упала на заднее сиденье.
  - Поехали! - приказала женщина с накинутым капюшоном на голову.
  Череп безразлично кивнул и пожал плечами. В машине заиграла старая грустная песня 'Лодка на реке', группы Стикс.
  Автомобиль Черепа и вправду в эту ночь напоминал легендарную лодку из песни. Машина, плавно покачиваясь на снегу, перевозила мрачную ведьму из долины смерти в веселящуюся на новогоднюю ночь толпу.
  В скором времени возле входа административного здания фирмы 'Спектр М', остановился большой черный Мерседес С класса. Женщина в черном одеянии легко вышла из машины и быстро направилась к входу. За ней едва поспевал супруг в дорогом, сером костюме, неуклюже скользя туфлями по снегу. Когда они зашли в холл, никто из присутствующих
  не обратил на них внимания. Вокруг взрывалось шампанское и хлопушки. Женщина уверенно шла впереди, прямиком в кабинет генерала, словно она когда - то была здесь и раньше.
  - Света, может, выпьем для начала чего-нибудь? - задыхаясь от быстрой ходьбы, спросил Марат.
  - Сейчас ты выпьешь, вот только закусить не успеешь! - не оборачиваясь, отрезала супруга и постучала в двери кабинета.
  - Заходите,- прозвучал оттуда уставший мужской голос.
  - С Новым годом вас, Виктор Степанович! Я Марат Фирзоев, управляющий казино 'Али-баба', - от сильного тумака сзади Марат вылетел на середину комнаты и ничего не понимая, указал рукой на стоящую сзади жену, - а это моя супруга, Светлана.
  Генерал, с женой смотрели телевизор. Перед диваном у них был накрыт богатый стол, и они грустили, вспоминая так быстро прошедшую молодость.
  - С Новым годом, гости дорогие, проходите, знакомьтесь - моя супруга Тамара Леонидовна, - генерал положил руку на плечо женщины, на гордом лице которой, сохранились следы былой красоты.
  - Тома, - произнесла супруга Виктора, с удивлением пытаясь разглядеть лицо женщины в капюшоне, - 'Почему она капюшон не снимает? Что за скотское поведение?! Неприятная особа - кухарка!', - она брезгливо поморщилась и обратилась к Марату, - присаживайтесь рядом, поухаживайте за дамой, а то Виктор совсем раскис.
  Виктор Степанович виновато показал рукой на сердце и обратился к Свете:
  - Тогда вы располагайтесь рядом со мной, и продолжим этот прекрасный праздник.
  Они присели за стол, выпили, и между Маратом и Томой завязался непринужденный разговор.
  - Как вам новый мэр, Тамара Леонидовна? - Марат с интересом рассматривал супругу генерала и представил ее лет пятнадцать назад: - 'Красивой ты бабой была Тома!'
  - Вы знаете Марат, а я больше военным доверяю! - она преданно взглянула на мужа, который в это время, вовсю глазел на Свету. Лицо Томы исказила презрительная гримаса, и она, пододвинувшись поближе к Марату стала увлеченно говорить, - мне новый мэр, конечно, тоже импонирует, свежая кровь и молодой разум, который еще не подвержен старческому маразму, а ведь это сейчас так необходимо для нашего общества...
  Она пригубила фужер с шампанским и как в былые времена слегка повела плечом. Марату эта игра слов понравилась, и они увлеченно стали обмениваться недвусмысленными любезностями.
  То, что осталось от жены Черепа в это время впилось мутным взглядом в генерала, запуская в его мозг, страшный психологический вирус. Его мысли, воля быстро переходили под контроль ведьмы. Он попытался отвести взгляд, но было уже поздно... Через силу Виктор произнес:
  - Светлана.... А как вас по отчеству?
  - Называй меня царица Дорохемия, - ведьма властно положила руку на стол, и из-под рукава плаща сверкнул золотой браслет. - Доставай вещи, за которыми я пришла!
  Виктор, пораженный неведомой силой, послушно достал из сейфа амулет и папку с делом на Черепа. Он положил эти вещи перед ведьмой. Чужим и покорным голосом Виктор произнес:
  - Взгляните Дорохемия, это они?
  Жена генерала, с интересом уставилась на украшение и, потянувшись, взяла его в руку.
  - Красотища-то, какая! Витя, а ты ничего не говорил мне про него, - обиженно воскликнула она и уже хотела надеть на шею, - мог бы на праздник и подарить!
  - Дай сюда его, Тома! - рявкнул генерал и, вырвав украшение из рук жены, положил обратно амулет на стол перед Дорохемией.
  - Какой же ты нервный стал, Витя, - процедила сквозь зубы Тамара.
  Супруга окончательно обиделась на мужа и, повернувшись к нему спиной, сосредоточила все внимание на Марате.
  Ведьма взяла амулет в руки, надела его на шею и подобие улыбки промелькнуло на ее злой маске. Затем Дорохемия протянула руку к Виктору, и медленно стала внушать свою волю:
  - Когда появится эта собака Агайя, - девка, которая принесла амулет, ты мне позвони! И об этих вещах забудь!
  Ведьма указала пальцем на вещи из сейфа, поднялась с кресла и, не прощаясь, быстро пошла к выходу. Возле двери позвала Черепа:
  - Поднимайся бездельник, домой едем! - ее голос мигом отрезвил Марата, и он быстрым шагом устремился на этот повелительный зов.
  Когда ведьма скрылась за дверью, генерал увидел на столе визитную карточку.
  - *Союз Аполлона*, - прочитал Виктор, и внезапно его лицо стало бело - желтого цвета, глаза наполнились тоскливым страхом, а рука, потянувшаяся вслед ушедшей хозяйки, резко упала на стол, словно срубленная ветка.
  - Врача, вызови мне врача! - прохрипел генерал жене.
  Одной рукой он держался за сердце, а второй протягивал к ней трубку.
  
  ГЛАВА 4
  
  
  По дороге домой, Марат пытался шутить со Светой, но в ответ она не проронила, ни единого словечка.
   В молчании супруги зашли в дом, Череп щелкнул выключатель, и коридор залился ярким светом. То, что он перед собой увидел, даже его каленую душу заставило ужаснуться. Вместо жены перед ним стояла зловещая старуха и безумным взглядом сканировала Марата.
  - Ты кто, ба?! - он в испуге прижался к стене, пытаясь вспомнить молитву, которой никогда и не знал.
  Череп стал чертить рукой кресты перед лицом незнакомки, одетой в Светкины вещи, но и это не помогало. Тогда Марат решил применить несвойственное ему оружие - вежливость, и интеллигентно так спросил:
  - Скажите, пожалуйста, добрая женщина, вы случайно не видели моей жены Светы?
  Ведьма приблизила к нему свирепое лицо и прошипела.
  - Не задавай тупых вопросов, - она положила ему руку на голову. - Упал на колени перед царицей, раб...
  Череп никак не мог понять - это что, новые приколы от жены? А на ее лице маска для Хэллоуина? Он попытался протянуть руку, чтобы сорвать с лица Светы эту гадость, но под властным взглядом ведьмы, руки Марата стали подниматься к небу и он медленно опустился на колени.
  - Запомни! Ты мой раб! И мои приказы будешь выполнять, молча и радостно! - властно вещала жрица свою волю.
  - Да госпожа, конечно...- промямлил Череп.
  Неожиданно ведьма изо всей силы ударила Марата кулачком по голове и добавила Светкиным голосом:
  - А это тебе за казино... Сусанин!
  Он по инерции кивнул головой, и с удивлением посмотрел на аномальное явление в одежде супруги.
  - Скажешь Рыжей, пусть сюда жить переедет! - снова заскрипела чертова баба и, усмехаясь, злорадно поглядела на Марата, - мне рабыня нужна.
  Этот приказ так понравился Черепу, что он, кивнув в знак согласия - сильно ударился головой об пол.
  Установив таким образом матриархат в доме, Дорохемия спустилась вниз, в потайную комнату и уселась на трон - кресло с высокой спинкой. Она сняла амулет и стала внимательно глядеть на хрусталь.
  - Где ты Агайя? Где ты?! - ведьма долго шептала эти слова, пока в хрустале не появилось изображение Вики.
  Девушка сидела за праздничным столом в окружении Лиды, Питера и Генриха. Глаза Дорохемии засветились фосфорным светом, и она руками впилась в стол. - Ненавижу тебя!!! Убью собаку!
  Ярость огромной силы наполнила комнату - лампочки и зеркало, не выдержали этого напряжения и разлетелись вдребезги.
  Ведьма в бессилии откинулась на спинку кресла, - 'Надо сказать рабу, чтобы новое принес!', блымнула очами Дорохемия и, погрузилась в беспросветную тьму.
  
  
  
  В эту новогоднюю ночь Вика сидела за праздничным столом в доме у подруги. Она рассеяно слушала Лидочку, не отрывая взгляда от хрустального фужера с шампанским. Внезапно она услышала голос:
  - Где ты Агайя? Где ты?!
  Вика испуганно оглянулась.
  - Где ты?! - голос Дорохемии стал кружить вокруг нее. - Где ты?!!
  Он становился все громче, и девушка приложила ладони к ушам, пытаясь спастись от неимоверного шума.... И тут ее пронзила гигантской занозой, острая боль с головы до пят.
  ...Перед глазами Вики, лица друзей начали превращаться в головы упырей, и у нее возникло ощущение - что ужасный голос вот-вот разорвет голову на мелкие части. Она с огромным усилием воли встала и попыталась создать образ Агайи, но ее уже плотно окутал черный мрак, сотканный из тысячи химер и грифонов. Эти исчадия ада шипели и рвали когтями нежное тело. Девушка в ужасе попыталась оторвать их от себя, хватаясь пальцами за одежду, но ее руки с каждой секундой немели, а голова безвольно опускалась...
  - Агайя, маар дарана, шпако!* Агайя, я убью тебя, собака! (Скифск. Яз.) - перед Викой возникло свирепое лицо ведьмы и, присутствующие с ужасом увидели, как девушка упала на пол и скорчилась от разрывающей боли.
  Генрих немедленно вызвал скорую помощь, а Питер с Лидой пытались в это время привести в чувство, беспомощно лежащую смуглянку.
  Так Виктория оказалась в новогоднюю ночь в клинике, на больничной койке. Глаза девушки были закрыты, и на ее лице застыла печать ужаса и страха.
  'Ей казалось, что она находится среди звезд и мимо нее пролетают со свистом огромные метеориты. Она растерянно взглянула вниз, но везде была сплошная звездная бездна...'
  
  Лида с трудом уговорила врача, что бы он разрешил проведать больную.
  - Состояние у нее тяжелое,- лечащий врач, беспомощно развел руками, - бредит, какие - то странные слова выкрикивает, и если этот приступ не прекратится в ближайшее время, то...
  - И что будет тогда? - Генрих с грозным видом подошел к врачу, - я вас спрашиваю, доктор, что дальше?!
  - Психиатрическая лечебница, - тяжело вздохнул пожилой человек в очках и опустил голову.
  Лида решительно запротестовала:
  - Никаких дурдомов! Генрих идите к главному врачу, уговаривайте его, пугайте в конце концов! Сделайте все, что бы Вику никуда отсюда не забирали, - она подошла к своей подруге и, глядя на нее, задумчиво произнесла, - а мы пока поищем экстрасенсов, магов, парапсихологов - кого-нибудь кто ей сможет оказать помощь.
  Генрих кивнул головой и отправился к главврачу больницы. А Лида с Питером принялись обзванивать магов и колдунов, договариваясь с ними о встрече.
  Прошло несколько дней, а поиски желаемого результата не принесли. Как только Лида показывала фотографию магу и рассказывала ему суть проблемы, он, мельком взглянув на изображение девушки, отказывался от дальнейшей помощи, ничего при этом не объясняя.
  И вот последним в их списке оказался доктор оккультных наук. Он, так же как и его коллеги отказался от помощи, но напоследок сказал:
  - Тут замешаны мощные энергетические силы, а я всего лишь простой человек!
  - Вы можете сказать, хоть кто-то ей может помочь в этой стране?!
  - Я попробую связаться с одной организацией, вполне возможно они смогут оказать помощь несчастной.
  - Через какое время вам перезвонить, доктор? - Лида хотела хоть какой-то определенности.
  - Они сами с вами свяжутся, фрау Шнайдер, - отрезал доктор и закрыл перед ее носом дверь.
  
  Дорохемия почти целые сутки сидела в кресле и неотрывно глядела на амулет. После ее энергетической атаки на Вику, хрустальный талисман был чист. И вот внезапно в амулете появлялось изображение деда в шапке ушанке со светлой бородой, 'Дед Мороз!', - усмехнулась Света, 'Хамара!* Враг* (скифск. Яз.)', - прогремел доминирующий голос Дорохемии, заставляя надолго замолчать жену Черепа.
  Дед стоял в просторной избе и его взгляд был устремлен на хрустальный шар, находившийся рядом с лежащей на кровати пожилой женщиной.
  Дорохемия отчетливо слышала его голос в астральном поле: 'Дух Агайи, помоги мне излечить несчастную женщину! Пошли мне - Кагану, свою светлую силу!'
  ' Лови!', - ухмыльнулась ведьма и послала мощный энергетический заряд, сбивший с шамана шапку и поваливший его на пол.
  Скрипучий смех Дорохемии заполнил весь дом и долетел до ушей Марата. От неожиданности тот вздрогнул и застыл как вкопанный.
  - Ко мне раб безмозглый! - позвала его черная жрица.
  Через минуту Марат стоял перед ведьмой и покорно внимал ее приказу.
  - Узнай, где живет шаман Каган, - Дорохемия чертила пальцем на зеркале какие-то знаки. - Ступай, чего стоишь?
  Череп тупо развернулся и пошел наверх. Через пару минут он уже звонил полковнику.
  - Олег Наумович, есть срочное дело, надо встретиться.
  - Что злодей, опять миллион нужен?
  - Да что вы! Я завязал!
  - Ну ладно баксоголик - заказывай мне хороший обед, и встретимся через час в 'Мандарине'
  - Как скажите, - и Марат роботом пошел к Светиной тумбочке - за деньгами.
  После путаных объяснений Черепа, зачем ему нужен шаман, полковник взял деньги, и в конце дня передал нужный адрес.
  - Хозяйка, все узнал, это поселок Солнечный - чел живет в Сибири, - Марат положил перед Дорохемией листок с адресом и отошел на два шага.
  - А ну подойди-ка ближе безмозглый кагар, - прошипела ведьма и сжала кулачек. - Нагнись, как положено!
  - За что, царица?
  - За казино - Сусанин! - вновь раздался голос Светы, и последовал глухой удар.
  - А теперь слушай внимательно, - на этот раз уже вещала Дорохемия. - Найдешь своего дружка Сашу Лба и скажешь, что я помогу решить его проблемы. И сюда тащи его!
  - Слушаюсь царица, - покорно ответил Череп.
  - Беги кагар, беги....
  
  Сашу Лба в последнее время преследовала полоса неудач. Сначала двое лучших друзей отправились на тот свет. Затем жена перерезала себе вены из-за нервного срыва. А вот теперь сын - его детская психика пострадала от переживаний из-за смерти матери, и он по ауттически замолчал.
  Вокруг Сани образовался вакуум смерти и молчания. И тут, так кстати появился Череп: - 'Саня, моя жена решит все твои проблемы, поехали не пожалеешь!'.
  'Ну если она вернет пацана к нормальной жизни, тогда денег точно не пожалею, отблагодарю!', - подумал Саша и недолго думая отправился вслед за Маратом в колдовское логово.
  
  - Проходи, братан! И ничего не бойся.
  - Ты кому это сейчас сказал? - пробасил верзила под два метра ростом.
  - Я, просто тебя предупредил, - не оборачиваясь, ответил Череп и открыл дверь в потайную комнату. - Заходи, гостем будешь.
  - А ты?
  - А я наверху тебя подожду, - и Череп, протиснувшись бочком, стал подниматься обратно по лестнице.
  Саня зашел в просторную комнату, кругом горели свечи, а по углам раздавались звуки, похожие на шепот.
  - Прости меня Светка, погорячился я тогда, - сразу извинился перед супругой Черепа, Саша Лоб.
  Около года назад, Лоб чуть не задушил хрупкую женщину, которая при братве обозвала его козлом.... И за что?! Ну, перебрал он лишнего на фуршете, перепутал ее с ночной феей, взял крепко за одно интересное место - а она по фэйсу, и козлом.... Да еще при всех!
  - Ко мне подойди! - от голоса женщины из потустороннего мира, даже у видавшего виды Сани, по спине побежали мурашки.
  Он послушно приблизился.
  - Посмотри мне в глаза!
  Саня опустил голову и, встретившись с безумным взглядом, так и застыл, словно кролик перед удавом.
  - Поедешь в Сибирь, найдешь поселок Солнечный. Разыщешь там шамана, Каганом зовут. Скрути ему шею, и у тебя все наладится. Держи - козел.
  И она протянула адрес Кагана.
  - Когда ехать?
  - Сейчас. Убей шамана! - прошептала Дорохемия и закрыла глаза. - Все, свободен. Иди отсюда.
  Когда Саша Лоб, вышел из дома Марата, он прямиком отправился в кассы, за билетом. В его голове настойчиво крутился приказ ведьмы: - Убей шамана! Убей шамана!
  И он внимательно вглядываясь в лица прохожих, искал деда в шапке - ушанке...
  На следующее утро Лоб налегке вылетел в Сибирь. Из самолета он пересел на автобус, и к вечеру добрался до нужного места. Он вышел из автобуса - на улице стоял трескучий мороз, но ему в легком пальтишке, без шапки было совсем не холодно. Первым делом Лоб зашел в хозяйственный магазин. Там он прикупил большой кухонный нож и как зомби, побрел по маленькому поселку, все ближе и ближе подбираясь к своей жертве.
  Задул ураганный северный ветер. Он поднимал снег и гонял его тучами по земле. Уши Лба посинели от холода, а брови и волосы покрылись корочкой льда. Навстречу ему из снежной завесы вынырнула пожилая женщина в пуховом платке и шубе.
  - Уважаемая! Где мне найти шамана, Каганом зовут?
  - Так он отсюда далеченько живет. В лесу,- сердце женщины сжалось от жалости, глядя на обледенелого великана. - Милок, а тебе не холодно?
  - Мне хорошо.... Так куда идти? Где шаман?!
  - Километров пять тебе топать. Ночь на дворе - заблудишься, замерзнешь.
  - Тогда пошли вместе - покажешь дорогу, - Зомби схватил ее за руку и потащил по скользкому льду.
  - Люди! Помогите!!!! - закричала женщина, но никто ее не слышал, снежная буря съедала звуки и заметала все следы....
  В этот вечер в избе у Кагана происходили странные вещи. Вначале пропал свет, затем - свечи стали гаснуть. Пес во дворе жалобно завыл в унисон вьюге. У старика вдруг ноги стали ватными, задрожали руки и во рту пересохло. Он снял ружье со стены, сел напротив двери, и принялся ждать.... Чего? Он и сам не знал, но чувствовал - к дому приближается зло. Его слух напрягся до предела.... Вот! Верный пес отчаянно заскулил.
  Дверь в дом резко распахнулась, оборвав массивный железный крючок, и на пороге появился Саня Лоб, в пуховом платке на голове и в шубе с рукавами по локоть.
  - Милок, а тебе не холодно? - голосом бедной женщины спросил зомби и в его окровавленном кулаке блеснул нож.
  - А ведь я тебя ждал, оборотень! - выкрикнул Каган и, не раздумывая, выстрелил в безумные глаза Сани.
  С разорванным лицом Лоб сделал два огромных шага, и по комнате прокатился громом боевой клич:
  - Дарана хамара*! Уничтожить врага!* -(Скифск. Яз.) - и стальное жало по рукоятку вошло в тело Кагана.
  
  
  Вот уже как третий день Вика без сознания лежала в больнице. 'Ей казалось, что она стоит среди звезд. Внезапно луч зеленого света прорезал мрак, и Вика увидела, как страшное огромное чудовище с окровавленным лицом, приближается с ножом к испуганному деду.
  - Дарана хамара!!
  Тело девушки неестественно изогнулось на больничной койке, и она зарыдала. Двери в палату тут же открылись, и вошел лечащий врач. Его сердце наполнилось состраданием, глядя на эту красивую и несчастную смуглянку. Он подошел к ней, взял за бесчувственную руку и так долго просидел возле нее.
  Утром врач вызвал Лиду и Генриха. Через полчаса они уже были в его кабинете.
  - Я уже и не знаю что делать! Опять ночью приступ, слезы, странные конвульсии! - доктор был напуган происходящим.
  У Лиды зазвонил телефон.
  - Здравствуйте! Меня зовут Карл Ваттигур. Мне сообщили, что ваша знакомая нуждается в квалифицированной помощи. Я жду вас у центрального входа в больницу.
  Лида ничего не успела ответить, как в трубке послышались короткие гудки.
  - Идемте, Генрих! Возможно, внизу находится Викино спасение! - Лида встала с кресла и с оптимизмом взглянула на расстроенного немца.
  - Я бы все отдал доктор, лишь бы спасти Вику! - на прощание в дверях произнес Генрих и поспешил за Лидой.
  Пожилой человек в халате снял очки и тоскливо посмотрел вслед уходящим посетителям. Его сын, после передозировки наркотиков, находился на лечении в психиатрической больнице. 'И я бы все отдал, тому, кто спасет моего сына!'- подумал врач, вытирая выступившие слезы на глаза.
  У входа к ним подошел человек древнего возраста со светлыми волосами в залысинах и тонкими хищными чертами лица. Он безразлично скользнул по Лиде водянисто - синими глазами и произнес голосом, лишенным всяких эмоций:
  - Магистр Карл Ваттигур.
  Старичок протянул ей костлявую руку, которая с виду была не младше руки Тутанхамона.
  - Лида Шнайдер, - девушка осторожно пожала ее кончиками пальцев, и у нее возникло ощущение, будто она только что прикоснулась ко льду.
  - Генрих фон Шнитке! Муж Виктории, девушки нуждающейся в помощи, - Генрих слегка наклонил голову и внимательно поглядел на Карла. Ему показалось до боли знакомым лицо Ваттигура.
  - С нами связался колдун и сообщил, что вы нуждаетесь в помощи. И вот собственно, я здесь.
  - Что значит 'с нами связался'? - с беспокойством спросил Генрих.
  - Действительно, вас много? - повторила вопрос Лида.
  - Вы слышали про организацию 'Союз Аполлона'? - спросил Карл, заглядывая между делом в головы любопытным.
  - Нет, впервые слышу! Это связанно с НАСА? - Генрих взялся правой рукой за подбородок и наморщил лоб, припоминая, где же он все-таки видел этого помощника....
  'Стереть у него память, что ли?', - Ваттигур снисходительно посмотрел на Генриха: - 'Рано. Пусть живет.... Пока':
  - Нет, нет. У нас благотворительная организация, Шнитке, и нас интересует земля, а не космос.
  - А вы сможете помочь больной девушке? - Лида с надеждой посмотрела на древнего старичка.
  - Помочь? Думаю, сможем. Все будет зависеть от того, готова ли она будет заплатить за свое спасение.
  - Назовите вашу цену, Карл, - Генрих побоялся повторить фразу, сказанную у врача - 'Любой ценной!', он чувствовал - этот человек может забрать все...
  - Лично для вас это будет бесплатно, Генрих фон Шнитке. Идемте спасать больную. Вопрос цены мы решаем с пациентом лично, - Карл, взглянул на Генриха и Лиду.- Возражений нет?
  Они стояли и молчали.
  - Ну что же, тогда вперед! - и он легко открыл массивные двери.
  Они поднялись на второй этаж, и зашли в палату. Карл присел рядом с девушкой на край постели.
  - Я всех попрошу выйти, это в целях вашей безопасности! - не оборачиваясь, приказал Карл.
  Генрих и Лида подхватили врача под руки, и без разговоров покинули помещение.
  Ваттигур внимательно изучал лежащую без сознания красавицу.
  - Ну, здравтвуй, царица скифская, - задумчиво произнес он и медленно провел ладонью по ее лицу. - Эорпата Агайя*.
  Карл положил на колени потрепанный желтый портфель, с которым он никогда не расставался и достал оттуда завернутый в черный бархат хрустальный череп. Ваттигур аккуратно поставил его рядом с Викой.
  
  - Какой ужасный тип! Может, пока не поздно, пойти и выгнать его в три шеи! - Генрих нервно расхаживал возле дверей палаты.
  - Успокойтесь Генрих. Хуже уже некуда, девочка в коме и лучшие врачи ей не могут помочь! - Лида прислонилась к двери и пыталась услышать, что же там происходит.
  
  Карл взял руку девушки и положил ее на хрустальный череп. Внутри этого чуда из кварца стали происходить странные процессы: он засветился изнутри разными цветами, в палате запахло полевой травой, и послышался топот лошадей. Цвета внутри черепа проецировались в ясное и четкое изображение амазонок, несущихся на лошадях. Впереди на вороном коне сидела девушка похожая на Вику, как две капли воды. Ее рука, державшая меч была обвита браслетом в виде змеи.
  - Спар спада*! - Вика рывком поднялась с кровати, обрывая на себе провода и датчики. С яростью в глазах она впилась взглядом в Карла, и повелительно спросила. - Нама кагар**?!
  - Ардар Агайя! Спантапата Абарис, бага Апполон***! - почтенно произнес старичок, и поклонился.
  Вика взялась руками за голову и тихо прошептала:
  - Боже, что со мной? Вы кто, врач? И где я, в дурдоме?
  - Нет фрау фон Шнитке, я ваш друг, который пришел вам помочь, - Карл накинул бархат на хрустальный череп и положил его обратно в портфель. - А вы, пока еще находитесь в нормальной больнице.
  - Прошу всех, заходите! - позвал он ожидающих за дверью.
  Лида и Генрих вошли в палату и увидели Вику, стоящую возле Карла.
  - О, чудо! Викуля, дорогая, как ты? - Лида крепко прижала к себе подругу.- Ну что же ты нас пугаешь?!
  Генрих скромно стоял в стороне и ждал своей очереди, для того что бы обнять прекрасную Багиру.
  
  * Войско вперед! - скиф
  ** Имя твое, раб?! - скиф
  *** Царица Агайя! Я, служитель бога Апполона, маг Абарис! Скиф.
  
  
  Дорохемия с удовольствием вглядывалась в зеркало - ее лицо стало моложе, а в черных шелковых волосах не осталось и следа от седины. Своим видом она осталась довольна, и все внимание направила на амулет, лежащий посреди стола. Он был кристально чистого цвета, и ведьма удобно устроившись на троне, решила заняться делами домашними.
  Наверху раздавались шаги Черепа, бродящего по кухне в поисках еды.
  - Кагар*, а ну поди сюда, - колдунья негромко произнесла это странное слово, но в ушах Марата оно прозвучало иерихонской трубой.
  Череп, услышав незнакомое имя, настороженно обернулся,
  внимательно оглядывая глазами комнату. Дорохемия, проклиная его глупость, покинула трон и поднялась наверх.
  - Кагар* * Раб - (Скифск. Яз.), - это ты, Череп! Запомни это до конца дней своих! А у тебя их немного осталось,- хихикнула ведьма и с презрением посмотрела на пустоголового раба, который грел 'чашу' с водой на огне.
  Рядом лежали 'длинные палочки' и этот глупец, зачем-то собирался бросить их в воду! Неодобрительно покачивая головой, Дорохемия взяла горсть макарон и стала с жадностью запихивать их в рот.
  Пока Марат колдовал над огнем, бросал соль в воду, жрица съела все палочки.
  Он обернулся, и увидел жующую ведьму и пустой стол. Ком обиды застрял у него в горле - ведь это было все, что он смог найти из съестного в доме.
  - Марат, может мне борща сварить? - прозвучал растерянный голос Светы. Она с удивлением разглядывала крошки от макарон на одежде.
  - Конечно, Светочка! Ты вернулась?! - проглатывая вместо еды - обиду, спросил Череп и его потухшие глаза засветились неподдельной радостью.
  Глаза жены внезапно опять превратились в омут, и раздался грубый и резкий смех, больше напоминающий кашель.
  - Где, Рыжая?! - строго спросила Дорохемия.
  - Сейчас привезу, ваше темнейшее сиятельство! - от испуга душа Марата спряталась в пятки, и за нее ответил голос раба.
  - Беги кагар, беги...
  По дороге в казино он заехал в ресторан, заказал кучу блюд и с жадностью накинулся на еду. Сытый и довольный, Марат, собрался навестить друзей и подруг, но тут лицо ведьмы встало у него перед глазами, и он незамедлительно отправился исполнять ее приказ. Черепу долго пришлось уговаривать Леночку, на переезд в бесовской дом. Никакие деньги не помогали.
  - Не поеду! Лучше я целый месяц на панели бесплатно работать буду!- кричала Леночка.
  - Тогда она тебя в крысу превратит, или отравит!- Череп привел аргумент, который наконец-то убедил Рыжую на переезд.
  - Крысой, не хочу быть, - прошептала Лена и пошла, собирать вещи.
  
  Когда они зашли в дом, в гостиной на диване сидела Дорохемия и метала ножи в дверь. Они мягко вонзались в дерево, с удивительной точностью вырисовывая контур женской головы.
  Ведьма с интересом взглянула на Леночку. Рыжая напоминала ей бывшую служанку, которая пару тысячелетий назад была у нее в рабстве. Правда, между ними было одно маленькое различие...
  - Подойди ко мне, Маиса* (Овечка* (скиф))!
  Лена смиренно подошла к причудливой женщине, в которой она с трудом узнавала жену Черепа.
  - Светлана Михайловна! Я больше не буду! - по-детски всхлипнула девушка, с опасением поглядывая на руку с ножом.
  - Нагнись ко мне, Маиса! Ты должна быть всегда веселой!
  Рыжая, дрожа всем телом, покорно исполнила приказ.
  - Я не люблю, когда грустят мои любимые рабы! - возвестила жрица, плохую для Леночки новость и, схватив за волосы рыжую красотку - молниеносно разрезала ей рот с обеих сторон.
  Затем ведьма вытерла окровавленный нож об диван и с подобревшим взглядом оценила свою работу:
  - Вот теперь - ты точно на нее похожа!
  Рыжая зажала окровавленный рот руками и от ужасной боли, опустилась на пол, теряя сознание. Марат, видавший беспредел не по фильмам, от такой выходки возмутился не на шутку:
  - Ну, ты в натуре! Ты че карга творишь?!
  Череп собрался вытащить ствол, но вспомнил - его волына давно и надежно захоронена где-то в комнате - он точно и не помнил в какой именно.
  Колдунья протянула к нему руку и прошипела:
  - На колени, раб!
  Его ноги подкосились, уголки губ дебиловато опустились вниз, а зрачки съехали к носу.
  - Если ты мне будешь перечить, душу из тебя выну, пустой ходить будешь! - грозно промолвила ведьма, пронизывая Черепа бесовским взглядом.
  Затем она подошла к лежащей в обмороке окровавленной Леночке и, проведя рукой по ее лицу, громко выкрикнула:
  - Ама Аполлон! Тава ксатра!* (Могучий Аполлон! Дай силу!* (скиф))
  Рыжая внезапно открыла глаза и с явным дефектом речи произнесла:
  - Гозпоза, прозтите меня! Я зазнула!
  Леночка посмотрела с удивлением на окровавленные руки.
  - Иди, умойся и приготовь мне воду, мыть меня сейчас будешь, - ласково произнесла Дорохемия, любуясь своей 'веселой' рабыней.
  Обезображенная красотка зашла в ванную, и от ужаса тихонько вскрикнула. На нее смотрела девушка с белоснежным оскалом, издалека напоминающим сияющую улыбку.
  Рыжая включила воду, умыла лицо и стала терпеливо ожидать свою мучительницу.
  В ванную величественно вошла Дорохемия и скинула одеяние. Она опустилась в горячую воду и разгоревшимися глазами взглянула на Леночку.
  - Наклонись ко мне, маду Маиса* (Медовая овечка* (скиф))
  Рыжая послушно наклонилась и с ужасом увидела приближающийся рот Дорохемии. Через мгновение, их уста слились в страшном поцелуе - порока и смерти.
  Марат так и остался стоять на коленях, не осознавая того, где он и кто он.
  
  
  
  
   Глава 5
  
  После чудесного исцеления Карлом Ваттигуром, Вика решительно заявила врачам - она покидает больницу. Генрих и Лида поддержали девушку и через полчаса уговоров они втроем вышли на улицу. Там Вику уже поджидал чародей, собственной персоной:
  - Вы считаете, что все уже позади?
  - Я на ногах, и это прекрасно! - Вика подняла голову, наслаждаясь небом в облаках.
  - Уважаемая фрау, опасность не только не исчезла, но она нависла над вами с новой, еще более страшной угрозой! И беда может нагрянуть в любую минуту, - Карл говорил неторопливо, чеканя каждое слово и у собеседника, как правило, не было сомнений в правдивости его слов. - Я хотел бы пообщаться с вами наедине.
  - К вашим услугам, Карл, - любезно согласилась Вика и обратилась к друзьям. - Подождите меня, я ненадолго.
  Они прошли по аллее, и подошли к лавочке, на которой сидела девушка, примерно одинакового возраста с Викой. Ее длинные светлые волосы были собраны в хвост, а невзрачное курносое лицо незнакомки было усеяно веснушками.
  - Знакомьтесь, - Хельга, мой ассистент,- представил Карл свою спутницу.
  - Виктория, - приветливо произнесла кареглазая смуглянка и присела рядом.
  - Для начала, объясню вам для чего здесь Хельга. Эта девушка находилась точно в такой же ситуации, как и вы, Виктория. Ее жизнь висела на волоске и после третьего приступа, как обозначили ее состояние врачи, бедняжку отправили в психбольницу. Собственно оттуда я, ее и забрал. Так, Хельга?
  - Истинную правду говорите учитель.
  - То есть вы хотите сказать, что у меня нет будущего? - нахмурилась Вика.
  - Все в ваших руках распрекрасная фрау. Поверьте, вашей беде - ни друзья, ни врачи не смогут помочь, и в скором будущем вас отправят проторенной дорожкой, подальше от общества. А в психбольнице во время очередного приступа, ваше агрессивное поведение и эмоциональные фразы на непонятном языке, вызовут у врачей ответную реакцию. Вам сделают пару уколов, и приступы прекратятся, как впрочем, и сама жизнь. Вы будете похожи на человека без ног, рук, да и без мозгов. Вы станете руиной Вика. Ровно через год вы без посторонней помощи и ходить не сможете.
  Карл прервал свой рассказ и повернул голову к своей ассистентке:
  - Хельга, как там в клинике?
  - Просто, ужас магистр!
  - У меня возникает такое ощущение Карл, что вы сгущаете краски, - с сомнением промолвила смуглянка.
  - Посмотрите сюда, фрау Вика, - Карл достал из портфеля хрустальный шар и поднес его к глазам девушки. - Смотрите!
  Вика устремила взор на сияющий шар в лучах солнца. Через мгновение внутри него появился образ ведьмы, рядом с ней на коленях стоял мужчина, как две капли воды похожий на Черепа.
  - Вот источник ваших несчастий Виктория и справиться с ним самостоятельно вы не в силах. Эта женщина вас уничтожит, рано или поздно, дело времени.
  - Чем же я ей так навредила?! - спросила взволнованно Вика, не раз видевшая ведьму в своих кошмарах.
  - Царица Агайя и вы, Виктория, для нее одно целое. - Карл усмехнулся, и на секунду ей показалось, что он ушел в воспоминания. - А царицу Агайю, она ненавидела.... Ох, как же она ее ненавидела!
  - Так что же делать? Какой у меня есть выход из этого замкнутого круга? - растерянно спросила Вика, засмотревшись на большого черного ворона, сидевшего на ветке.
  Маг взглянул в ту же сторону, - и птица, взмахнув крыльями, плавно приземлилась возле его ног.
  - Виктория, вы уникальная девушка, одна из миллиарда, а может вообще единственная в своем роде с точки зрения энергетических возможностей, - Карл слегка улыбнулся,- это не комплимент, это чистая правда.
  - Какая же я уникальная, если вы меня уже записали в психиатрическую клинику?
  - Виктория, вы идеальная копия царицы. Ее внешность, строптивый характер! - Ваттигур с восхищением посмотрел на сидящую рядом Вику,
  - А откуда вы знаете, скифскую царицу? - девушка подозрительно взглянула на старичка.
  - О, магистр все знает, - вмешалась Хельга.
  - Откуда я знаю? - задумчиво переспросил Карл.
  Ветер колыхнул ветки на деревьях, и на мгновение Вика увидела Ваттигура, в античной шерстяной накидке с золотой фибулой - застежкой.
  - Оттуда и знаю.... - эхом прокатился ответ в голове девушки.
  - Да... так вот Виктория, хоть вы и уникальная девушка, но без достойного учителя вы потенциальный клиент психбольницы. - Как ни в чем небывало продолжил Карл.
  - Или век лечись - или век учись? - горько усмехнулась идеальная копия.
  - Примерно так. Но, под моим чутким руководством, вы сможете побороть этот недуг и достичь совершенства - звезд! А затем и спасти этот погибающий мир!
  - Да уж, об этом я всю жизнь мечтала.... - саркастически ухмыльнулась девушка. - Интересно, а как же я его буду спасать, Карл?
  - Для начала вам необходимо вступить в нашу организацию *Союз Аполлона*.
  - И что там нужно делать - взносы платить?
  - Задача союза управлять невидимыми процессами, которые уничтожают хаос и на его месте созидают повиновение и порядок.
  - Повиновение вам?
  - За громкими лозунгами о спасении душ, человечество каждую секунду губит планету. Подумайте, Виктория - ведь ради кучки богатых снобов, их прихоти, опустошаются недра земли, вырубаются леса, гибнут миллионы живых существ. Еще сто лет и планета превратится в помойную яму. Надо остановить это безумие, пока не поздно. Природа уже отвечает взаимностью человечеству - дарит цунами, землетрясения, засухи, и это только начало. Лед начал таять - отсчет до конца света уже начался.
  - Так кто вы все-таки, Карл?
  - Постоянная величина в вашем мире. Наблюдатель из Вселенной. Так вам более понятно?
  - Это выше моего понимания. Тут себя не можешь понять, а вы мне про целую Галактику. Свет и тьма...
  - От того что, человек не видит во тьме - суть окружающих его вещей не меняется. Меняется он сам - у него появляется страх перед тьмой. Кстати, Виктория, а вы не думали, почему животные лучше человека видят в потемках?
  - Такими их Бог создал.
  - Ну, да... Другого ответа я и не ожидал. А две тысячи лет назад, человек лучше ночью видел?
  - Наверное.
  - То есть вы согласны, что для него не было особой грани между светом и тьмой? Или добром и злом?
  - Логично....
  - Человечество, прогрессируя, слепнет - скоро оно и при солнечных лучах ничего не увидит.
  - А в это я точно не поверю.
  - Не увидит, не увидит. Солнце конечно будет греть планету... Но уже без людей, как впрочем и без всего живого.
  - Грустная картина, - задумалась Вика. - Но, вы лжете, Карл - человечество спасет вера во Всевышнего.
  - Вы люди, возомнили о себе, что выше земного - и с каждым годом, часом - все быстрее и быстрее уничтожаете планету. Парадокс! Разум вас убивает. Вы не подумали об этом, Вика?
  - Это почему же, убивает?! Заповеди, дарованные Богом - несут только добро. Да и не все так плохо с нашим разумом - мы внедряем энергосберегающие технологии.... Про киотский протокол слыхали? Организацию Гринпис? Программу ЮНЕП? - улыбнулась Вика.
  - И что же ваши организации могут? Вы, земляне находитесь на низшей ступени цивилизации. 'Сизифов труд' был более эффективен, чем борьба ваших активистов по плану спасения Земли. А ваши новые технологии, это вообще песчинка во вселенной. Вы что смогли преодолеть притяжение земли? И вам для передвижения на расстояние нефть уже не нужна? Десять заповедей говорите, Вика... Да они должны были вам подарить гармонию с окружающим миром - а вы их использовали для своей комфортной жизни. А для земли, по которой ходите, живете на ней - что вы извлекли из этих десяти заповедей?
  - Если честно, об этом я никогда и не задумывалась...
  - Не задумывалась она... А многие ли из людей задумывались об этом? Задумывались ли о том, что все имеет свою цену? Каждый новый доллар - это ведь удар по земле. Вы развели поющих 'шершней' - и поклоняетесь им как идолам, одаривая певчие таланты - миллионами. А вызывающая роскошь богатых гордецов? Ох, как же это удовольствие дорого стоит земле! Я уже молчу о ваших гениальных открытиях - динамите, ядерном оружии, которые способны превратить планету в мертвую пустыню... Да и простой народ окружил себя тысячью ненужных вещей - а откуда произошел весь этот хлам? Из деревьев? Воды? Недр земных? Раньше, во времена Аполлона, люди чтили землю, воду и солнце. А теперь что? Говорите заповеди Божьи чтите? Души спасаете? Но поверьте, Вика, без воды и пищи вы вымрете, как динозавры. Спросите у любого из оставшихся в живых глизейцев*, и он вам расскажет - что значит потерять планету, цивилизацию.
  - Так вы один из них?
  - К счастью нет...- молвил Карл, раскрывая ладони к небу.
  Тут же у Вики перед глазами вспыхнули горы в алом цвете, такого же цвета равнина, на которой стояли необычайные сооружения - овальной формы, огромной высоты... Девушка приоткрыв от удивления рот, замерла.... Внезапно над горами выросла пламенная стена и хлынула на равнину.
  - Вернитесь на землю, дорогая, - Ваттигур щелкнул костлявыми пальцами перед глазами красавицы. - Вот вам и ответ дорогая Виктория, почему я здесь. Если вы сами не в состоянии подумать о планете Земля, то подумаем мы за вас. Гармония вселенной не должна быть нарушена. И к счастью не все еще потеряно! 'Союз Аполлона'...
  - Дайте-ка, я продолжу, Карл, - встряхнула головой девушка, окончательно освобождаясь от космо-чар, - 'Союз' заставит людей бегать в первобытном виде по земле с дубинками, зарабатывая таким образом себе на хлеб. Угадала?
  - Глупая девчонка... Хотя этот вариант был бы абсолютно приемлем для вселенной.
  - С вашей миссией все ясно. - Вика взмолилась: - 'Господи спаси меня, от этого безумца!'
  - Безумства, Вика, земного безумства.... А от вашего сумасшествия спасти смогу вас только я.
  *ПЛАНЕТА ГЛИЗЕ По недавним оценкам, сделанным на основе данных космического телескопа Кеплера, в нашем Млечном Пути может находится около 50 миллиардов экзопланет, 500 миллионов из которых могут быть в обитаемой зоне, вращаясь вокруг своей родной звезды. Позже было выдвинуто предположение, что в нашей галактике может быть даже 100 миллиардов экзопланет.
  Таким образом, хотя Глизе 581 молчит, имеется огромное количество других экзопланет, которые с помощью нового метода планируется исследовать на наличие разумной жизни.
  По одной из версии цивилизация на планете Глизе 581 была уничтожена.
  
  - Хорошо, я вас слушаю, - смиренным тоном ответила смуглянка и, закрыв глаза, начала вращать зеницами - закружив мысли хороводом.
  - Прекратите паясничать. Мне дорого время. Откройте глаза - они вам еще пригодятся.
  - Начинайте, - вздохнула девушка и положила руки на колени.
  - Так вот, поговорим о вас. Вика, вы жили себе спокойно, и тут на вас обрушивается энергетический ураган, способный лишить жизни не одного десятка нормальных людей. Но я уже говорил, что вы - избранная! И только поэтому остались живы. Энергия, которую расходует на вас эта темная женщина - расходуется в пустую, на ненависть к вам. Если ее направить в нужное место и в нужное время то, например, в каком-то маленьком городке можно заставить всех людей жить по самым необходимым потребностям. Замечу всех, без исключения. А если правильно направить ваш потенциал, то где-то можно создать прекрасную страну - где любовь о земле будет величайшей миссией этого народа! А через пару лет пойдет цепная реакция... и тогда изменится мир!
  - Вы, о феномене сотой обезьяны?*
  - Если для вас доступно такое примитивное понимание вещей, то пусть будет так.
  ____________________________________________________________________________
  *Согласно теории Уотсона, одна обезьяна учит другую мыть батат, потом та учит еще одну и вскоре все обезьяны на острове умеют мыть картофель на острове, где ни одна обезьяна никогда не мыла картофель раньше. Когда 'сотая' обезьяна научилась мыть картофель, внезапно и спонтанно и таинственно обезьяны на других островах, без физического контакта, начали мытье картофеля.
  
  - Карл, я честно скажу вам - я не в восторге от этого! - Вику серьезно насторожил Наблюдатель со своими галактически-революционными идеями.
  - Виктория вы пока не осознаете великой миссии, посланной вам свыше. Но, к сожалению для вас, и счастью для нас, у вас дорогая фрау нет другого выхода: или мы, или психбольница! - Ваттигур закончил речь и достал из портфеля, плоский хрустальный камень на серебряной цепочке.
  Маг протянул его Вике:
   - Держите и лучше его не снимайте. В следующий раз, когда я появлюсь, вы должны будете дать четкий ответ, вы с нами или с врачами.
  Вика взяла амулет и надела его на шею:
  - Мне надо подумать, пока я точно не готова к этой миссии.
  - Фрау Вика, времени может и не быть для раздумий, - сказал вкрадчиво Карл и протянул визитную карточку девушке.- Но, в любом случае выбор остается за вами.
  - Спасибо за помощь, Карл! - поблагодарила его смуглянка и обратилась к ассистентке.- До свидания, Хельга!
  - До скорого свидания, - поправила ее немка.
  Как только Вика отошла, маг с уверенностью сказал:
  - Она будет работать на нас, клянусь Аполлоном! Без нее моя миссия просто не мыслима!
  - Миссия - спасти Землю, магистр?
  - Выше бери - Вселенную, Хельга... Вселенную... - Карл задумчиво посмотрел вслед удаляющейся красавицы. - Виктория, Виктория... А с тобой надо еще работать и работать.
  - А если она откажется, магистр?
  - Это вряд ли. Все идет по намеченному плану, скифская царица активизирована, и Дорохемия служит прекрасным катализатором. Правда чудит немного, могильным экспромтом занимается, - маг натянул губы ниточкой.
  - Меньше народу, больше кислороду!
  - Хельга, ты в Одессе на привозе случайно не была? - ниточка сжалась в узелок. - То буденовку мне подарила, сшитую в Китае, а сейчас шутки у тебя базарные пошли...
  - Простите магистр.
  - Смотри у меня! Еще раз так пошутишь, память сотру.
  Хельга вздрогнула и застыла.
  - Я вижу лишних людей находящихся возле моего энергетического чуда..., - задумчиво произнес Карл и неприветливо взглянул в сторону Генриха и Лиды, - Ничего, решим и этот вопрос. И вскоре многие ощутят мощь и величие этой красавицы...
  
  - Ну что сказал тебе этот страшный человек? - спросила Лида, уставшая ожидать подругу.
  - Да всякие страхи нарисовал, уйдем отсюда скорее! - 'Пока санитары не пришли...', вспоминая страшилки Ваттигура, ответила Вика.
  - Как ты себя чувствуешь? - Генрих с беспокойством глядел на молодую супругу. - Голова не кружится?
   - Да нет, все в порядке.... Есть хочу... - надула губки Вика. - Как насчет праздничного обеда, Генрих фон Шнитке?
  - Все у твоих ног - прекрасная Багира! - воскликнул немец. - Тут рядом ресторан, буквально сто метров.
  - А что, в отеле уже плохо кормят?
  - О, май либен... Наш уютный уголок пока закрыт. Я там ремонт начал....
  - Мы же планировали закрыть отель через месяц, - в недоумении подняла брови красавица.
   - Бригада недорогих строителей подвернулась. И ты знаешь май либен, они сами меня нашли - просто чудо! Рекомендации у них отменные, только со временем у строителей туго. Через месяц их ждет заказ - вот я и согласился. Не меньше пяти тысяч сэкономим!
  - Так! О вашей гениальной экономии Шнитке потом расскажите. Вы что, не видите? Девушка голодная, а вы все про кирпичи да ойро, - вмешалась Лида. - Викуля, а поехали к нам?
  - Да, действительно, какой ресторан? Домой! - поддержал супругу Питер. - Полчаса - и шикарный обед на столе - я обещаю.
  - Наш дом - твой дом, подруга...
  И тут Вика задумалась - а собственно где же ее дом? Она решила не возвращаться к Лидочке. На это было несколько причин. Приехал Питер, супруг подруги. Этого обстоятельства уже хватало с головой, да еще в придачу и непредсказуемый приступ, который мог повториться в любую минуту. Виктория с удовольствием бы отправилась жить обратно в отель - так тут сюрприз Шнитке устроил... 'Ну да ладно среди строительного мусора поживу', - вздохнула красавица.
  - Ой, спасибо вам огромное друзья, но давайте лучше в ресторан сходим. А после обеда, я за вещами к вам заеду - отправлюсь обратно в гостиницу жить.
  - Да что ты выдумываешь? Зачем?! - Лида обиженно посмотрела на подругу, и толкнула супруга в бок. - Питер, ну скажи ей что-нибудь!
  - Виктория, мы всегда рады тебе... - неуверенно начал архитектор.
  - Май либен, - перебил его Генрих, - у тебя есть дом, и твоя комната давно уже готова!
  - Но, Генрих... Я в отель хочу...
  - Найн! Ты забыла? Там ремонт. А после больницы за тобой уход нужен дорогая. Так что никаких отговорок - домой, - поставил точку супруг.
  После обеда и недолгих сборов молодая супруга с вещами сидела в машине аристократа и направлялась к своему новому жилищу.
  
  Дом Генриха находился рядом с отелем. Красивый особняк занимал огромную площадь и был выстроен на уровне одного этажа. Перед домом распростерся парк с выложенными из разноцветного булыжника аллеями.
  - Виктория - вот и твой дом, - останавливаясь возле входа, произнес Генрих.
  Но, Вика его не слышала. Совсем рядом стоял черный Порше 'Кайен'. Она во все глаза залюбовалась красавцем. Немец с умилением посмотрел на молодую супругу:
  - Фрау фон Шнитке, обязан вам сообщить, что переступая порог этого дома, вы получаете во владение эту машину! Прошу Вика, прими этот подарок от старого Генриха...
  - У меня нет слов! - глаза Вики загорелись огнем, и она в порыве расцеловала его в обе щеки. - Генрих, твоя щедрость не имеет границ!
  'Лед понемногу начинает таять', - усмехнулся немец:
  - Прошу в дом. Он без хозяйки такой холодный.
  Внутри дома было просторно и светло. Генрих первым делом показал ее комнату. Эту спальню он приготовил сразу после того, как девушка согласилась стать его фиктивной супругой. Но тогда на все предложения немца она отвечала категорическим отказом.
  - Я буду жить в гостинице, мне так удобней!
  Этот аргумент она ему приводила всякий раз, когда он предлагал ей переехать в особняк. Потом появилась Лида, и Вика перебралась к ней. И вот, наконец- то теперь, она здесь, его милая Багира.
  Девушка села на кровать и закрыла глаза. 'Я в Одессе, иду по бульвару, а рядом со мной любимый Валера, он нежно глядит на меня и робко берет за руку.... Эх, где же ты, родной? Ну почему ты ни разу не дал о себе знать?'
  - Вика вставай, я тебе остальные комнаты покажу.
  - Идем, - вздохнула девушка и украдкой вытерла слезы.
  На стенах в гостиной висели старинные картины с портретами вельмож.
  - Мой дедушка Рудольф фон Шнитке, - Аристократ с гордостью указал на древнего родича. - Политиком не последней величины был во втором рейхе. При светлом князе Бисмарке служил.
  - Да? - открыла от удивления рот девушка.
  - А вот это мой дядя, известный меценат и коллекционер, - он на секунду запнулся и задумчиво произнес, - странной смертью умер дядя....
  При жизни родич Генриха входил в тайную организацию и занимал в ней высокий пост. Умер он от укуса африканской ядовитой змеи, неизвестно откуда появившейся в особняке. Сразу после его смерти из дома пропала целая коллекция старинных картин на огромную сумму...
  Вика остановилась возле портрета женщины с властным лицом и непроизвольно расправила плечи.
  - Прабабка, Елизабет фон Шнитке, основательница нашего отеля, - немец без радости вспомнил жестокую женщину, которая пережила двух своих мужей.
  Девушка впервые задумалась, кто же она теперь, - 'Виктория фон Шнитке! А звучит! Ох, как звучит!'
  Они продолжили экскурсию по комнатам. Кабинет Генриха, его спальня, спальня для гостей, детей, прислуги, спальня....
  - Генрих, может, на сегодня хватит? У меня уже голова кругом идет! Давай лучше обкатаем 'жеребца'?
  - Я так и знал! Ты в него влюбилась! Ну, что же, вперед Виктория фон Шнитке!
  За время гонки по городу на норовистом Порше, кареглазая красавица неоднократно превышала скорость, и экономный владелец отеля с ужасом представлял гору квитанций, которые ему придется оплатить после этой прогулки. После того, как расточительная девушка в очередной раз надавила на газ, и скорость резко возросла до ста сорока километров в час, Генрих не выдержал:
  - Вика, тут все видят камеры! Здесь ездить так нельзя! В тюрьму посадят!
  Она пожала плечами, сбавила скорость и повернула в направлении указателя, показывающего выезд на автомагистраль.
  - Не вопрос, поехали на автобан!
  Домой они возвратились поздним вечером. Молодая супруга от взыгравшего адреналина позабыла о недавних неприятностях, и ее румянец на лице свидетельствовал о возвращении девушки к нормальной жизни.
  - Генрих, как же я проголодалась!
  - Через час будет готов ужин, май либен. Я приготовлю фирменное блюдо, секрет приготовления которого, вот уж много веков хранится нашей семьей в тайне.
  - Я уже улавливаю удивительный вкус этого кулинарного шедевра, - повела носиком девушка и отправилась в ванную.
  Пожилой супруг принялся готовить фирменную рыбу, но мысли его были далеко от еды. Лицо Карла Ваттигура зловеще стояло у него перед глазами. Ужин прошел при свечах, но в молчании. У Вики от усталости закрывались глаза, а Генрих все свои думы обратил к загадочному спасителю. После ужина, он пошел в библиотеку и поднял старые газеты. Следопыт просидел, просматривая прессу до глубокой ночи, но ничего нужного так и не нашел. Он взглянул на часы - ужаснулся: - 'Завтра же рано вставать!' Подошел к Викиной спальне, постоял у двери - вздохнул, нагнулся, как всегда поцеловал ручку и отправился спать.
  На следующий день ремонт в отеле, отвлек его от поиска ответа на терзавший вопрос: - 'А где же я его видел?' А через пару дней Генрих и вовсе забыл о Карле Ваттигуре.
  Молодая супруга чувствовала себя прекрасно и целыми днями разъезжала на 'жеребце' по магазинам, заказывая ковры, мебель и прочие необходимые вещи для оформления интерьера отеля.
  С Лидой они стали встречаться реже, и виделись только по выходным. Они ходили в гости друг к другу, сидели в уютных кафе и просто гуляли по городу. Подходил к концу февраль, запахло весной и до открытия
  гостиницы оставался один день....
  
  
  
  ***
  После энергетической атаки на Вику, Дорохемия оставила свой трон в подвале и перебралась наверх, к людям. В амулет она заглядывала все реже, потому что кроме как своего отражения в хрустале она больше ничего и не видела. Жрица нашла себе новое занятие. Целые сутки напролет она смотрела телевизор, выискивая среди бесконечной вереницы людей - Агайю. Ведьма приставляла к телевизору амулет, и без устали колдовала перед 'голубым экраном', громко выкрикивая слова на тарабарском, то есть на скифском.... Как-то Леночка поинтересовалась:
  - Госпоза, а цто это вы говоите все вьямя?
  Ведьма недовольно оглянулась на любопытную, отчего у той удивительным образом пропала улыбка.... Правда, ненадолго.
  - Маиса! Ты темнее ночи и глупее ста баранов! Я царица скифская, силой, данной мне великим Аполлоном, охраняю наше жилище от нашествия этих карликов! Ты видишь, сколько их много?! У самого Атея лошадей было меньше!
  - Госпоза, а мозет я посто выклюцю этот ясчик? И калики сами уйдут.
  - Бездарная рабыня! Как же я найду тогда, эту собаку - Агайю! - ведьма сняла туфлю на высоком каблуке и швырнула ее в служанку.
  - Вы павы, госпоза, - чудом увернулась Леночка.
  - О, мата мах*! О, мать луна*!(скиф. Яз.) Смотри, как пялится на меня! - Дорохемия указала одной рукой на дикторшу, а другой изо всей силы швырнула в экран второй туфлей.
  Железная набойка на каблуке угодила по назначению - стекло треснуло, видимость умерла.
  - А я говоила - выклюцить его надо!
  - Пустоголового кагара позови, - пробурчала ведьма, сильно переживая, что пропустит Агайю. - И кумыса мне принеси, негодница.
  - Да, госпоза...
  Через минуту вошел Марат, точивший ножи на кухне.
  - Достань мне новый ящик, кагар.
  - Это был последний в доме, госпожа.
  - Как последний?! Я из тебя сейчас ящик сделаю! Пойди и найди!
  - Денег нет госпожа...
  - О, безмозглый кагар! - Ведьма, одетая в черную накидку с капюшоном на голове, поманила ритуальным кинжалом своего раба. - Подойди ближе.
  Череп сделал шаг, привычно нагнулся для получения тумака, но вместо этого Дорохемия срезала у него пуговицу на рубашке и обратилась к нему на скифском. Марат привычно закивал - чем сильно расстроил ведьму.
   Дорохемия на секунду задумалась, затем треснула его кулаком по голове и перевела:
  - Тащи ко мне жену генерала - с деньгами! Ты понял?!
  - Понятней - не бывает!
  - Беги кагар! Беги...
  
  По дороге к офису генерала, Череп набрал секретаршу:
  - Это Марат Фирзоев, мне необходимо встретиться с генералом.... По очень важному и прибыльному делу.
  - Сейчас свяжусь с боссом и сразу вас наберу, - поющим голосом ответила Юля.
  Секретарша приоткрыла дверь в кабинет и просунула голову:
  - Можно, шеф?
  - Входи дорогая, - без энтузиазма ответил Виктор Степанович.
  Генерал сидел за столом с серым лицом, и бессмысленно глядел на часы, как будто ожидал кого-то.
  - К вам на прием просится Марат Фирзоев, - Юля не узнавала 'железного' человека, он словно ее и не слышал. На всякий случай она повысила тон. - Говорит важное дело у него!
  'Какой такой, Фирзоев?', - Виктор не мог вспомнить этого имени. 'Выйди на встречу!', - раздался голос ведьмы, и генерал посмотрел на потолок. ' Встал и пошел вниз!', - прогремел приказ. Мужчина как голем* поднялся и быстрым шагом направился к выходу.
  Голем* - глиняный великан без воли, передвигающий под действием магии.
  - Так что ему передать?! - девушка отскочила от двери.
  - Передай, что я иду,- эхом донесся ответ из коридора.
  Через минуту генерал терпеливо ожидал на крыльце Черепа.
  - Привези свою жену с деньгами - или она умрет...
  Виктор даже не вздрогнул, вновь услышав скрипучий голос ведьмы. Он медленно обернулся и увидел Черепа.
  - Еще документы и вещи ее захвати, - на всякий случай добавил от себя Марат.
  - Куда ехать?
  Посланник Дорохемии бессмысленно взглянул в потухшие глаза генерала:
   - Строителей, восемь.
  Выполнив черную миссию, Марат тут же пошел к машине. Генерал также сел в джип и поспешил домой, за своей дражайшей половинкой.
  
  
  Виктор Степанович мчался не замечая перепуганных пешеходов, которые завершали путешествие по 'зебре' быстрым променадом. 'Томочку срочно надо доставить к Дорохемии! Она ее спасет...', - Виктору казалось, что эта задача для него была самой главной в жизни. Он вошел в дом и поднялся на второй этаж в ее комнату.
  Тамара Леонидовна сидела в кресле и читала книгу. Почувствовав на спине пристальный взгляд, она вздрогнула и обернулась. Генерал стоял в проходе и таинственно манил рукой. Женщина медленно поднялась с кресла и подошла.
  - Идем Тома, нас ждут, - глухим голосом, как из бочки произнес генерал.
  Он взял ее за руку и повел вниз по лестнице.
  - Кто, Витя? Ведь мы никуда не собирались, - растерянно произнесла супруга, следуя за ним. - Да я и не готова вовсе!
  Взгляд бедной женщины блуждал по стенам, дверям, люстре...
  Ее подсознание навсегда прощалось с родными стенами.
  - Нужные люди ждут, а мы с тобой опаздываем, нехорошо это, - слуга Дорохемии снял шубу с вешалки и накинул ей на плечи. - Нас там примут без нарядов всяких, по-домашнему.... Вот только я деньги сейчас возьму, а ты паспорт свой захвати.... И тапочки с халатом.
  - Витя, что это все значит?! - замерла в коридоре женщина.
  - Так надо...
  И супруга поверила ему, она не привыкла перечить генералу. Женщина без разговоров надела сапоги, взяла сумочку, вещи и вышла на улицу с тем, что осталось от мужа.
  Стоял ясный морозный день. Супруги, взявшись за руки, медленно брели к машине. Снег у них хрустел под ногами, а сосульки с крыш плакали на солнце, словно провожали их в последний совместный путь на земле.
  Виктор сразу нашел огромный дом Черепа, они вышли из машины и дружно подошли к порогу. Двери тут же распахнулись, и появилась Дорохемия, в своем черном наряде.
  - Заходи! - протянула руку ведьма в сторону Томы. Цепким взглядом она заглядывала ей в душу, стирая из ее головы, волю и здравый смысл.
  Супруга генерала стала покорно подниматься по ступенькам, оглядываясь на мужа. Но тот стоял мумией, и преданно смотрел на свою темную госпожу.
  - Где деньги?! - обратилась жрица к своему слуге.
  - А-а.... Сейчас, - Виктор дрожащей рукой полез в карман, вытянул пачку долларов, и поднес их ведьме.
  - Свободен! Позвонишь мне, если эта шпако* Агайя появится!
  Собака* (скиф. Яз.)
  Он безвольно опустил руки вдоль туловища, развернулся, и чуть ли не печатая шаг, отправился к машине.
  - А ты за мной! Не бойся, я сейчас тебе помогу, - и ведьма потянула за руку бедную женщину вниз, в свое логово.
  Дорохемия уселась на трон и пронзила Тому смертельным взглядом.
  - На колени перед царицей встань, кухарка!
  Ноги у супруги генерала подкосились, и она упала ниц. Ведьма протянула бутылочку со стола:
  - Держи. Выпьешь это лекарство, когда я прикажу.
   Супруга генерала взяла флакончик.
  - И вот еще, - Дорохемия достала фотографию Светы. - Каждый вечер и утро, будешь смотреть на меня! И внимательно слушай мой голос...
  - Да, госпожа, - голосом с того света прошептала генеральская жена.
  - Шпако*! Собака(скиф.яз), - ведьма погладила Тому по голове и позвала Черепа:
  - Иди сюда, безмозглый кагар!
  Марат мгновенно появился и застыл во внимании.
  - Уведи ее отсюда - пусть Агайю ищет.
  - Где госпожа?
  - Неважно, где-нибудь отсюда подальше.
  - Идем, Тома, - Череп протянул руку женщине и помог ей встать.
  Марат отвез ее на железнодорожный вокзал, купил первый попавшийся билет и, не прощаясь, поспешил домой. Через час Тамара сидела в плацкартном вагоне и отъезжала на Кишинев.
  Несчастная женщина приехала в город днем. Она долго бродила по широким улицам, оглядываясь по сторонам. Наконец Тамара остановилась возле большого ресторана с вывеской 'Кишинев'
  'Заходи! И спроси хозяина!'- вдруг стал вещать голос в ее голове. Через пару минут она стояла перед владельцем заведения и просила его, дать ей любую работу. 'Странная женщина! Руки холенные, разговор интеллигентный, да и шуба у нее не из кролика', - заметил директор ресторана. 'Такие женщины приходят в ресторан отдыхать, как посетители, а не уборщицами устраиваться.... Хотя прикольно - у меня светская дама кастрюли моет!'
  - Тебе повезло. Иди на кухню, сегодня посудомойка уволилась. Скажешь, хозяин приказал.
  Тома пошла на кухню, там ей показали рабочее место, и она сразу приступила к работе. Когда закончился трудовой день, уставшая женщина вышла из ресторана, и пошла по опустевшим улицам. Ноги Тамары повернули в одну из многочисленных арок, и она прошла во двор многоэтажного дома. На лавочке сидел беспросветный алкаш, от которого в ужасе были все соседи. Тома подошла и молча, остановилась рядом.
  Пьяница поднял голову и со страхом взглянул на пошатывающийся призрак с развевающимися косами.
  - Тебе чего, старая? Ты за мной пришла? - его руки задрожали, и он с большим сожалением подумал о заначке, заботливо спрятанной под матрасом.
  Тома сняла с себя украшения и протянула их на дрожащей от холода ладоне:
  - Мне жить негде. Не знаешь, где тут комнату найти можно?
  Он с облегчением вздохнул и сказал ей заплетающимся языком:
  - Пошли за мной, у меня жить будешь.
  И шатаясь, алкаш пошел к подъезду. В вонючей, однокомнатной квартире, он выделил ей место в коридоре и кинул грязный матрас на пол.
  - Тут спать будешь, старая, - и, не раздеваясь, хозяин завалился на скрипящую кровать. В комнате через секунду раздался громкий храп.
  Так Тома устроилась в этом городе. Целый день она была на каторжной работе, потом шла на ночлег и ютилась в коридоре калачиком на грязном матрасе. Но Тамара этого ужаса не замечала, по вечерам и утром она глядела на Светину фотографию и ждала команды...
  ***
  
  Вечер перед открытием отеля супруги решили провести в ресторане. Шнитке отпустил всех работников и занялся приготовлением ужина. Ему ассистировал Питер, супруг Лидочки. Вика с подругой в это время сидели за столиком и медленно потягивали красное вино из больших фужеров.
  - Ну и как тебе новый статус? - Лида с удовольствием разглядывала похорошевшую подругу.
  - К титулам привыкаешь быстро, - Вика сидела напротив большого стеклянного витража и рассеяно поглядывала на улицу.
   К витрине подошел мужчина, одетый в черный костюм, белую рубашку, повязанную галстуком серебряного цвета, Виктория с ужасом разглядела в нем - Карла Ваттигура. Жестом руки он показал ей на входные двери.
  - Подожди дорогая, я сейчас, - она встала и пошла навстречу незваному гостю.
  - Вообще - то о визите заранее договариваются по телефону, херр Ваттигур! - вместо приветствия произнесла девушка, нехотя впуская магистра в холл отеля.
  - А я не доверяю телефонам, фрау Шнитке. Люди могут не понять сути реальных вещей, происходящих вокруг них. Расстояние искажает действительность, - Карл подошел к креслу и сел в него без приглашения. - Человек может принять неправильное решение, а мне бы очень не хотелось, что бы кто-нибудь пострадал.
   Услышав разговор в холле, из кухни вышел Генрих.
  - Чем обязаны, херр Ваттигур? - сухо спросил аристократ, вытирая руки в муке об полотенце, перекинутое через плечо.
  - Не горячитесь Генрих! Я пришел для того что бы помочь вашей супруге, это же очевидно. - С легкой фамильярностью произнес Карл. - Ну не номер же я пришел снимать, в самом деле!
  Наблюдательный Шнитке сразу обратил внимание на галстук серебряного цвета и черный костюм Ваттигура... и этот цвет ему напомнил символ тайной организации, к которой когда-то принадлежал его дядя! Перед глазами всплыла старая фотография из альбома: - 'Как же я сразу не догадался заглянуть в альбом?! Приеду домой - все фотографии пересмотрю!'.
  'Неспокойная душа твоя фон Шнитке, точно такая же, как у дяди!', - Карл уже вынес приговор любознательному немцу.
  Вика присела в кресло:
  - Генрих, мне надо поговорить с господином Ваттигуром наедине. Прошу тебя, не волнуйся! Все будет хорошо.
  - Если что, зови дорогая, - Шнитке с презрением взглянул на нарушителя спокойствия и пошел на кухню.
  - Фрау Вика, я пришел предупредить, сегодня вас ожидает большая опасность. Решение быть или не быть с нами, надо принимать прямо сейчас.
  Вика взглянула на себя в зеркало, висевшее напротив. 'Красивая, полная сил.... Кем я буду после очередного приступа? И где окажусь после этого? В психбольнице?!'
  Карл достал из портфеля бумагу и протянул Вике.
  - Вам всего лишь необходимо подписать этот документ, уважаемая фрау Вика.
  Девушка осторожно взяла договор из древних рук. Она прочитала вверху документа надпись: 'Союз Аполлона', рядом отливала серебром молния.
  У нее в руках появилась ручка, и прозвучал голос Карла:
  - Подписывай!
  'И ходить за тобой, как Хельга? Тупо повторять: - Да учитель! Стать куклой в твоих костлявых руках? Толпы народа одурманивать ради шизофренических идей?! Продать свою судьбу за спокойствие?'
  - Да пошел ты! - вырвались из нее слова на русском, и она демонстративно сломала ручку.
  - Амулет, - излучая спокойствие, протянул Карл руку.
  Вика сняла с шеи хрустальный талисман на серебряной цепочке.
  - Биттэ, - и она кинула ему стекляшку на колени.
  - Ты пожалеешь об этом - я тебе это гарантирую, - не повышая голоса, сказал Ваттигур и удалился из отеля.
  Вика подошла к столику, за которым ее все ждали, и через силу улыбнулась:
  - Друзья, а где же праздничное настроение? Кого хороним?
  - Что он хотел от тебя? - с тревогой спросила Лида.
  - Да так, предлагал лечение бесплатное, - Вика не хотела говорить на эту тему и взяла фужер в руку, - Давайте лучше выпьем...
  ***
  Команда от Дорохемии пришла неожиданно, вечером. Тома, как проклятая работала на кухне, и тут раздался голос:
  - Ищи Агайю! Ищи ее!!!
  Перепуганная, измученная ведьмой женщина бросила кастрюлю на пол и, собрав все свои силы, взглянула на гору помытых хрустальных фужеров и горестно выдохнула:
  - Агайя, где же ты?! Агайя!!
  Этого эмоционального посыла хватило ведьме, что бы добраться до ненавистной Агайи. В амулете вновь появилась Вика с бокалом в руке...
  - Выпей лекарство, моя верная шпако! - дала последнее приказание Томе, черная жрица и, уставившись в амулет, направила всю свою ненависть на Викторию....
  ***
  
  У Вики все поплыло перед глазами. Бокал выскользнул из рук, и упал, разбившись вдребезги. Через секунду, сраженная энергетическим ударом смуглянка рухнула на пол вслед за фужером...
  
  И опять та же больница, та же палата и тот же врач.
  Генрих в отчаянии ходил возле дверей, - 'Вика, милая Вика, ну что же я могу сделать для тебя?', и тут он вспомнил о фотографии Ваттигура.
  - Лида, ты будешь здесь? Никуда не уйдешь?
  - Конечно, Генрих, пока есть силы, я буду с ней рядом, - с твердой уверенностью произнесла верная подруга.
  В этот момент и она вспомнила о Карле Ваттигуре: - 'Этот человек реально может помочь Вике. Но как его можно найти?'
  - Я на часик домой съезжу, хорошо? - внутреннее чутье подсказывало Генриху, что болезнь Вики и появление таинственного человека с желтым портфелем, связаны одной цепочкой.
  Дома, в кабинете он достал все старые альбомы и начал их тщательным образом просматривать. Прошло полчаса, и в его руках оказался искомый снимок.
  - Вот он! - воскликнул Генрих и с удивлением стал всматриваться в лицо на фотографии.
  На снимке стоял его дядя, вместе с Карлом Ваттигуром. В руках у Карла был тот же портфель, и с фото на него смотрели те же водянистые глаза! Генрих перевернул фотографию - 'Аненербе*' 1936 год.
  'Надо срочно сообщить в полицию..', - решил Шнитке и его рука потянулась к телефону. Он сидел спиной к двери и не видел, как в кабинет тихо вошла девушка, одетая во все черное. На ее голову был накинут капюшон. Она подкралась к креслу и ловко набросила удавку на шею Генриха. Через пару минут Шнитке уже не было в живых. Девушка забрала фотографию со стола и так же тихо удалилась.
  
  А в это время Вике было все хуже и хуже. Лида сидела возле палаты и горько плакала: - 'Не умирай, подруга! Слышишь меня, не умирай!' Так она просидела всю ночь, не смыкая глаз. Утром пришел Питер:
  - Лида, а где же Генрих?
  Она про него совсем забыла: - 'Действительно, а почему он не вернулся?'
  Блондинка сразу направилась из больницы в его особняк. На телефонные звонки Генрих не отвечал, и девушка поднялась по ступеням к входной двери в дом. Она долго держала палец на кнопке звонка, но в ответ была тишина. Тогда Лида взялась за бронзовое кольцо, висевшее на двери, и легонько потянула его на себя. Дверь открылась, и девушка зашла в холл.
  - Генрих! Вы дома, Генрих? - в ответ она услышала монотонный ход механизма часов, висевших на стене.
  'Погляжу в спальне, может заснул старый? Так... комната Вики. Ага! Кабинет Генриха...' Она заглянула внутрь - Шнитке сидел в кресле с опущенными руками, а его голова безвольно откинулась назад.
  Лида в ужасе выбежала на улицу и набрала номер полиции:
  - Срочно приезжайте! Труп в доме,- девушка назвала адрес, и устало ответила на вопрос полицейского. - С вами говорит Лида Шнайдер, конечно я буду вас ждать.
  Она села на крыльцо и обхватила голову руками: - 'Сколько
  же несчастий в одну ночь!'
  
  * Аненербе -'Наследие предков' герм. Тайная организация нацистов, связанная с оккультными науками. Символ - Черно-серебрянная эмблема в виде молнии, а так же две девушки с завязанными волосами в хвост.
  
  ***
  Прошло три дня. Вика так и не приходила в сознание. За это время похоронили Генриха. Лида преданно дежурила возле подруги.
  Врачи каждый день убеждали Лидочку о переводе больной в клинику. 'Там ей помогут! Не волнуйтесь...', - уговаривал ее главврач. И почти согласившись с ним, блондинка напоследок решила посмотреть содержимое сумочки подруги. 'Если ее увезут сегодня в психбольницу, тогда все, она там пропадет...', - грустно размышляла Лида и машинально в это же время перебирала находящиеся предметы в сумке. 'Помада, бумажник, косметичка, ключи...', - и тут ей на глаза попалась визитка черно-серебрянного цвета.
  - 'Союз Аполлона', Карл Ваттигур, - прочитала Лида и без сомнения набрала номер его телефона:
  - Карл, это Лида. У нас огромная беда! Вика в коме, Генриха убили! Мы в отчаянии, прошу вас, приезжайте, - с мольбой в голосе произнесла преданная подруга.
  - Виктория мне грубо нахамила и отказалась подписывать со мной договор. Видеть ее после этого, у меня нет никакого желания, - жестко ответил Карл.
  - Я обещаю вам - она подпишет этот клятый договор!
  - Хорошо, поверю на слово. Я скоро буду, - мгновенно изменил свое мнение Ваттигур и положил трубку.
  
  
  
  
  Глава 6
  
  Лысый - Аргипей*
  
  Лысый всю ночь брел по трассе в надежде встретить Валеру. Он вытягивал шею и, всматриваясь в темноту, кричал:
  - Гоблин, ты где?!
  Позади, бежала маленькая рыжая собачка и подхватывала его зов, звонко потявкивая на шорохи в кустах. Так они прошли добрый десяток километров....
  Светало. Из-за горизонта вынырнула золотая макушка солнца, кое-где запели птицы. Сзади послышался скрип железа и визг тормозов. Оставляя после себя облака пыли, метров за двадцать впереди, остановился старенький грузовик. Дверь пассажира распахнулась и оттуда выглянула голова пожилого шофера в кепке. Он, как последний из могикан, останавливался на дороге жизни, и предлагал посильную помощь путникам и бедолагам застрявшим в пути.
  -Эй! Тебе куда, браток?! - перекрикивая шум мотора, спросил бескорыстный водитель.
  Постоянный рев мотора и вредные газы, сделали его немного глухим и придурковатым. Это же можно было сказать и о Лысом - ему в этом 'помогли' бейсбольная бита Игоря и подводный мир затопленного карьера.
  - Я сейчас тебе сливу расквашу, старый! - прокричал в ответ Лысый, фразу, которая внезапно появилась в голове, из его прошлой, 'допотопной' жизни.
  - Куда, куда тебе ехать?!
  - Сливу расквашу! - выпучил глаза Лысый, быстро приближаясь к машине.
  - А-а... - наконец-то услышал его шофер. - Так до Слив еще километров пятнадцать будет, садись - подвезу!
  Лысый тут же успокоился и взялся за ручку двери:
  - Поехали, гоблин!
   Шофер недовольно посмотрел на собачонку, в нерешительности стоявшую позади, и строго добавил, слегка потряхивая головой:
   - Ты своего гоблина в кузов давай, в кабину не пущу!
  Лысый обернулся, схватил четвероного друга за холку, и забросил за борт.
  - Ау-уу! - раздался собачий протест из железной коробки.
  - Вот это другое дело! - хлопнул водитель по плечу неадекватного пассажира, и они тронулись в поселок Сливы.
  - Ты к кому едешь, мил человек? - начал разводить дорожную бодягу матерый водила.
  - Сливу расквашу!
  - Так ты едешь в Сливы - квасить? - Шофер с презрением взглянул на человека в тине, - к Коляну небось?
  Машина наехала на кочку и Лысый принудительно кивнул.
  - Алкаши...- пробурчал водитель и, сплюнув в открытое окно - замолчал.
  Через пару минут он напрочь забыл о спутнике и с головой погрузился в ежедневное ралли сельских дорог. Водила выворачивал баранку из стороны в сторону, мастерски объезжая огромные воронки.
  - Врешь! Не возьмешь!! - кричал он подлым ловушкам на дороге.
  Наконец-то показалась и деревня Сливы. Водитель остановился возле своего дома, резво выпрыгнул из кабины и, не оборачиваясь, быстро пошел в избу. На пороге появилась моложавая старушка с косынкой на голове. Она всплеснула руками и с упреком спросила у мужа:
  - Петь, а чего ж ты не сказал, что сегодня гости будут?
  Он с удивлением обернулся и увидел Лысого с рыжей собачонкой на руках.
  - Приехали! Конечная! - крикнул шофер и махнул рукой в сторону церкви, стоящей неподалеку, на возвышенности.- Тебе в конец села топать! Туда! Колян на окраине живет!
  Лысый роботом развернулся, вышел за изгородь и потопал в обратную сторону, подальше от креста. В конце улочки он встретил такого же лысого человека:
  - Идем гоблин, выпьем.
  - Наливаешь?
  Лысый достал 'мокрые' деньги.
  - Так... Магазин, магазин... - сельский житель закрутил пьяной головой. - А где же магазин?
  Человек в водорослях опустил собачонку на землю:
  - Гоблин, ищи!
  - Я - Колян, - поправил его заплетающимся языком сливянин.
  - А я - Лысый!
  Они ударили по рукам, и пошли зигзами за четвероногим другом, искать заветный гендэлык*.
  * Аргипеи - племя лысых людей, живших под плодовыми деревьями. Их земля граничила со скифскими племенами. Скифы их почитали, как священный народ. (Геродот - 'Мельпомена').
  Гендэлык* - небольшой бар, где продают спиртное и закуски. (Украинско-польское разг.выраж.)
  
  
  Дорохемия и Аргипей
  
  После очередного покушения на Вику-Агайю, Дорохемия истощила почти все свои силы. Она лежала на диване в гостиной, одним глазом наблюдая за происходящими событиями по ящику ТВ, а другим, заглядывая в амулет. Хрусталь загадочно вспыхнул, и в поле талисмана появился Лысый. Тот вовсе глаза смотрел на Коляна, который пил из горла стеклянной бутылки. Ведьма вскочила и упала на колени:
  - О, Великий Аргипей! Позволь мне узнать судьбу свою!
  Но, 'Великий Агрипей', взял бутылку в свои руки, и тут же исчез из астрального поля. 'Надо совершить паломничество в это святое место! Да поможет мне Арес и Гефеста!', - с фанатично горящими глазами решила ведьма, надела амулет на шею, и принялась толкать спящую в кресле Рыжую.
  - Поднимайся, бездельница!
  - Да, госпоза? - нехотя открыла глаза Леночка.
  - Принеси мне поесть. Мы выезжаем! - возвестила царица.
  - Куда?
  - В святые места. И оденься подобающим образом Маиса!
  - Слусаюсь госпоза...
  Вскоре в комнату вошла Леночка, одетая в скромное платье скифской девушки, сшитое из двух прямоугольных кусков белой материи, с дырками для шеи и рук. Царица лично пошила этот наряд для своей любимой рабыни!
  В руках Рыжая держала кувшин с пастеризованным молоком из пакета:
  - Кумыс, хозяйка!
  Ведьма осушила его до дна.
  - Еще раз, негодница, сливки из кумыса украдешь, зрения лишу, - привычно выразила свое неудовольствие Дорохемия. - Иди кагара буди, пора собираться в дорогу!
  Леночка поклонилась, и побежала будить Марата.
  - Поднимайся, ленивый аб! - статус любимой служанки, позволял именно так обращаться к Черепу, в чем она себе и не отказывала.
  Марат приоткрыл глаза, и увидел улыбающуюся Леночку.
  - Хозяйка зовет! - она сорвала с него одеяло и начала за руку стаскивать с постели.
  - Ты че Рыжая, нюх совсем потеряла?! - возмущению Черепа не было предела. - Я сейчас встану, и мы ляжем!
  Он собрался привести приговор в исполнение, но в дверях появилась женщина с того света.
  - Ты должен слушать Маису, кагар! - ее зеленые глаза с недобрым блеском уставились на Марата. - Собирайся живо, мы едем к Аргипею!
  'Куда, куда?!',- не понял Марат, но переспрашивать не стал и молодцевато ответил:
  - Уже собираюсь! - и начал поспешно одеваться.
  Через десять минут Череп сидел в машине и терпеливо ожидал ведьму.
  Двери отворились, и на пороге показалась странная пара. Две молодые женщины, - одна рыжая, как солнце, с постоянной улыбкой на лице, вторая наоборот, черная и мрачная как смерть.
  - Дорохемия Михайловна, а в каком районе находится этот Аргипей? В Приморском, что ли? - наморщил лоб Марат, уставившись в лобовое стекло.
  - Поехали, я покажу! - высокомерно отрезала скифская жрица.
  Они не раз заезжали во дворы, упирались в тупики, но ведьма невозмутимо подавала команды. Марат разворачивался, и странная троица снова продолжала свой путаный путь.
  'Навигатор у нее глючит - конкретно!', - с раздражением подумал Череп про амулет, висящий на шее у жрицы.
  - Перепроложить? - не выдержав очередного тупика, дебильным голосом произнес водитель и тут же сзади получил сильную затрещину.
  - Ты плохой наездник, кагар, - проворчала ведьма.
  - Истину вы говоите, госпоза, - Леночка заискивающе заглядывала ей в безумные очи. - На кухню его - позуду мыть, и пусь есе в доме убиает...
  - Маиса... любимая служанка моя... - по-человечески, нежно, молвила Дорохемия. - Хочешь, я из него чучело сделаю?
  - А кто позуду мыть будет?
  Ведьма сделав непонятный пасс руками, отвернулась, глядя на беспросветные тупики. Прошло около двух часов блуждания по городу, и они наконец-то выехали на трассу.
  - А теперь прямо лошадь гони! - приказала жрица, и завыла ветром, напевая тоскливую древнюю песню. - Аз така аспа, бану дарга пати*...
  Быстрая лошадь, целый день бежит по длинному пути*. Скифск яз.
  Они ехали довольно-таки долго по прямой, пока впереди не показался мост.
  - Сюда поворачивай! - указала направо Дорохемия.
  Череп беспрекословно вывернул руль, и 'Мерседес' съехал с автомагистрали. Дальше начиналась проселочная дорога и через пару часов тряски по ямам и кочкам, они подъехали к Богом забытой деревне Сливы.
  Машина медленно проехала через все село, вызывая восхищенное недоумение у местных жителей.
  - Вот здесь живет - великий и почтенный Аргипей! - ведьма указала рукой на покосившуюся избу без изгороди.
  Марат решил не оставлять машину посреди дороги в грязи, и начал сдавать задним ходом, плавно въезжая во владение загадочного незнакомца.
  Вдруг послышался глухой удар в заднее стекло автомобиля, оно выгнулось, покрываясь сотнями трещин.
  Ведьма даже не пошевелилась, она как неживая - уставилась в одну точку.
  - Сто это? - Леночка пригнула голову и испуганно посмотрела на трещины.
  - Я сейчас этому Аргипею, скручу шею! - Череп распахнул дверь и выскочил во двор.
  Он не мог поверить своим глазам.... В метрах двадцати от него стоял бомж с лицом Лысого. В руке у него была палка, которую он без промедления запустил в бывшего босса. Это у него получилось мастерски, и Марат, как цапля застыл на одной ноге.
  - Ты че делаешь сука Лысая! - На одной ноге запрыгал к нему Марат. - Где герыч, крыса?!
  - Ты на дерево наехал гоблин, - у Лысого в руках уже была новая палка. - Сливку мою сломал...
  Череп оглянулся, из-под багажника торчали веточки молодого деревца.
  - Великий аргипей, прости кагара моего безмозглого! Я тебе много слив подарю! - раздался голос Дорохемия, которая как тень выросла рядом с Черепом.
  Она поклонилась своему святому и подзатыльником усмирила раба.
  - Хорошо, вот это правильно... - Лысый успокоился и мгновенно уселся возле молодого деревца.
  Рядом, крепко спал его новый, лысый друг.
  - Лысые! К вам царица скифская пожаловала! - сияя ослепительной улыбкой, Леночка представила свою хозяйку.
  - Аргипеи Маиса, это - аргипеи, - с почтением в голосе, жрица поправила свою рабыню. - 'Святые' люди!
  ...Ведьма умела читать чужие мысли и могла даже управлять ими, но видеть свою судьбу, ей было не дано....
  Жрица еще раз низко поклонилась:
  - Разреши прочитать судьбу свою, почтенный ясновидец?
  Лысый важно кивнул, и она положила руки ему на голову.
  Перед ее взором пролетала черная, бесконечная бездна.... и все.
  - Аста бану, аста бану*, - бормотал Лысый, как заведенный, пока Дорохемия держала руки на его голове.
  * Восемь дней - скиф.
  
  Ведьма забрала руки и разочарованно отошла от него. И если бы он не был для нее святым человеком, она скорее всего задушила бы этого ясновидца.
  - Да хранит тебя Арес и Гефеста, почтенный, - тихо произнесла жрица и, пошатываясь, пошла с Леночкой к машине.
  Череп со злостью поглядел на контуженого и с опаской оглянувшись на хозяйку, пнул его из под тешка ногой.
  Тем и завершился визит к почтенному Аргипею. Когда они приехали домой, ведьма сразу спустилась в подвал и сосредоточила свой взор на амулете. Через некоторое время в хрустальном изображении появился Валера. Он сидел на кухне и мечтательно глядел в окно на звезды: - 'Агайя, я твой Терес, где же ты любимая сейчас?'....
  - Я тут, - проскрипела ведьма и уже не спускала глаз с амулета.
  
  Валера
  
  ...После освобождения из КПЗ, Валера сразу поехал домой. Вернулся он замкнутый и раздражительный. На вопросы жены, - 'Где же ты был все это время?', парень отвечал, что запил и тут же уходил курить на балкон. Образ Вики жил в его сердце, и чем больше проходило времени, тем больше он по ней тосковал. По приезду Валера сразу подал документы на открытие визы в Германию, но неожиданно там ему отказали. То ли в посольстве знали о недолгой отсидке просящего, то ли кто-то очень не хотел его видеть в стране образцового порядка. Но, разве могли влюбленного остановить границы? Парень решил в обход добираться до ненаглядной Вики. И вот вчера он забрал из консульства Польши свой паспорт с визой. 'Мы скоро встретимся любимая!', - твердо решил Валера, и тайком стал собираться в путь.
  Валера выехал рано утром. У него, как будто оковы с души сняли, и он как птица полетел к своей кареглазой мечте. Его машина мчалась на предельной скорости. 'Я знаю где ты, и найду тебя!', - он свято верил в их любовь, и гнал как сумасшедший. На узком участке трассы, Валера решил обогнать еле ползущую фуру.
  
  - Пора! - усмехнулась ведьма и приложилась к образу светловолосого парня.
  
  Мысли Валеры закружились, на глазах выступили слезы, и на правую ступню, будто кто-то надавил сверху - она впилась в газ до полика.... Парень услышал ревущий сигнал.... Затормозил изо всей силы.... И тут же сзади в его машину влетел огромный джип - от удара грудь Валеры вдавилась в руль, и от неимоверной боли слезы затмили взор. В последний миг он увидел наваливающуюся, ужасную стену, в виде огромного трейлера, который со скрежетом начал давить его маленькое авто....
  - Вика!!! Я люблю тебя, Вика!- прокричала его душа и этот отчаянный предсмертный зов, промчался через все видимые и невидимые границы и божественной энергией влетел в бесчувственно лежащее тело красавицы...
  
  ...Этим же утром, в это же время. Германия.
  
  Лида и Карл Ваттигур находились в больничной палате возле Виктории.
  - Так что от нее требуется, Карл? - Лида решила раз и навсегда избавить свою подругу от этой странной болезни.
  - Надо что бы она подписала вот эту, - Карл достал из портфеля бланк договора и передал Лиде, - ничего не значащую бумагу. Но это она должна сделать добровольно, без принуждения. Таковы наши странные условия.
  - Дайте ее сюда, Карл! - Лида решительно взяла документ и положила рядом с Викой.
  Маг протянул ей авторучку. Блондинка решительно вложила ее в беспомощные пальцы подруги.
  - Она согласна, Карл! Она подпишет,- как заклинание повторяла эти слова Лидочка. Затем взяла руку Виктории, и занесла ее над бумагой. - Подпиши, милая! Прошу, тебя... подпиши.
  ...Вике казалось, что она парит над дорогой. 'Огромный грузовик несется навстречу маленькой красной машине.... В ней Валера... Валерочка...'
  - Любимый, берегись... - приоткрыв губы, выдохнула Вика.
  ' Через мгновение, авто врезалось в огромный трейлер, и со скрежетом превратилось в кучу металла. - Вика!!! Я люблю, тебя, Вика!'
  Ее затылок обожгла горячая волна, мышцы на шее напряглись, и жгучее тепло прошлось по позвоночнику.
  - Валера! Любимый, что с тобой?! - закричала девушка, задыхаясь в истерике. Слезы рекой побежали по ее лицу.
  Викины пальцы разжались, роняя уже ненужную ручку на постель. Лида пыталась утешить плачущую подругу, но это не помогало. Тогда к ней подошел Карл, и поднес к голове хрустальный череп. Вика постепенно стала успокаиваться, а через несколько минут ее взгляд прояснился, и она, скинув прочь одеяло, встала с постели.
  - Что это?! - она указала рукой на договор, валявшийся на полу. - Карл, я вижу, вы уже и Лиду приобщили к подписанию этого злосчастного документа?
  - Вика милая, да я не знала что делать! Я была в отчаянии, ты больше трех дней была в коме! - начала оправдываться перед ней, раскрасневшаяся подруга.
  - А где Генрих, Лидочка? - Вика твердым шагом подошла к окну и задумчиво поглядела вдаль.
  - Вика, какое горе...
  - Он умер, не правда ли магистр Карл Ваттигур? - девушка резко обернулась, пронзая вечного старика взглядом, полным ненависти.
  - Такова воля Богов, - безразлично ответил чародей, собираясь уходить.
  - Воля ваших Богов, Карл. Ваших... кровавых Богов...
  Она попыталась найти свою одежду, но ее нигде не было. Вика обратилась к врачу, который с непонимающим видом уставился на постель:
  - А где мои вещи док?
  - Я не понимаю, что здесь происходит! Но вещи без главврача я не отдам! - человек в белом халате решительно встал на выходе из палаты.
  Вика подошла к двери, отодвинула в сторону медицину, словно тот был неодушевленный предмет.
  - Лида уходим! - позвала она свою подругу уже из коридора.
  Девушки беспрепятственно вышли из больницы и быстрым шагом направились к машине Лиды.
  - Едем сейчас ко мне домой, там я переоденусь, а оттуда сразу на кладбище, проведаю Генриха, - с грустью произнесла Вика и тут же решительно добавила. - А вечером я должна выехать на Украину!
  - А как же отель, дом? Ведь теперь это все на тебе! - Лида никак не могла понять, что же вдруг произошло с подругой? Ее решительность и молниеносное принятие решений начинали не на шутку пугать белокурую спутницу.
  - Лидочка, какой отель, дом?! С Валеркой беда! Генрих погиб! Необходимо остановить это безумие. Присмотри за отелем, выручи подруга, а я скоро вернусь.
  - Вика, может, ты все-таки торопишься?
  - Тороплюсь, говоришь? А кто будет следующий? - спросила она и в упор взглянула на притихшую Лиду.
  
  Девушки подъехали к особняку, Вика вошла в огромный, пустой дом и подошла к портрету Генриха.
  'Милый и добрый Генрих.... Моя память будет с благодарностью вспоминать все, что ты сделал для меня. Прощай мой друг! Я буду вечно помнить тебя...'
  Молодая вдова еще немного постояла, вспоминая ту заботу, которой окружил ее Шнитке. Тяжело вздохнула и зашла в его кабинет. Она положила руку на кресло, закрыла глаза... Постепенно ее воображение рисовало картину, той страшной ночи. 'Генрих рассматривает какую-то фотографию', - Вика сосредоточилась: - 'На фото виден только один человек - дядя Генриха, а рядом с ним светлое пятно...'
  Ей показалось, будто кто-то приближается сзади и она испуганно обернулась. 'Девушка, в черной одежде! Лица из- под капюшона невидно. Она подкрадывается, и накидывает Генриху проволоку на шею...',
  Вика в ужасе открыла глаза. Рядом никого не было: - 'Что это - моя фантазия? Или все так в действительности и было?!'
  В доме монотонно зазвучал бой часов. Вика вспомнила, что Лида ожидает ее в машине, и быстро стала собираться.
  - С тобой все в порядке? - заботливо спросила Лидочка, прождав подругу около получаса.
  - Смерть Генриха окутана мистической тайной, и мотив ее не связан с земными делами. - Вика не слышала вопроса Лиды, она была под впечатлением, пришедшего к ней видения. - Так что вряд ли полиция сможет найти убийцу.
  'Мистика, дорогая - это твое второе имя!', - подумала Лидочка:
  - Едем на кладбище?
  - Да, по дороге заскочим в цветочный магазин, я хочу розы купить Генриху.
  Они долго шли по большому кладбищу.
  - Вот здесь направо, еще немного и будем на месте. - Лида остановилась возле небольшого мраморного обелиска, с корзинами свежих цветов. - Вот и его могила.
  'Бедный Генрих, как же мне будет тебя не хватать!', - ей трудно было себе представить, что больше они уже никогда не увидятся, а его сентиментальность не будет согревать ей душу.
  - Прости меня милый, я не дала того тепла, которого так не хватало тебе. Я буду всегда помнить о тебе. Мой истинный рыцарь, ты был моим другом и не был мне мужем.... Прости и прощай - навсегда... мой верный Шерхан. - Вика со слезами на глазах, поклонилась праху и положила на могилу букет роз:
  - Вот и все. А теперь поехали в отель.
  В гостинице Вика собрала коллектив и произнесла короткую речь:
  - Друзья, нас всех постигло огромное горе.... Нас покинул человек, который был сердцем этого отеля.... Огромная утрата невосполнима - мы лишились отца, наставника и просто настоящего человека. Нашей скорби нет предела! Но, ради его светлого имени, мы должны взять себя в руки, ведь тут навсегда осталась его душа.... Добрая и заботливая. Душа романтика - вечно молодая, не знающая покоя и любящая уют и тепло. Господи! Будь милостив, к рабу твоему, Генриху фон Шнитке! О, как же нам будет не хватать твоей заботы, суровый и справедливый Генрих. Твоего безграничного терпения и мудрого, отеческого совета...
  Вика вытерла платочкам слезинки, предательски набежавшие на глаза:
  - Друзья мои.... Я прошу вас, умоляю - в память о Генрихе, подарите отелю тепло ваших сердец, душевную заботу, как это всю жизнь делал покойный Генрих. Это будет самая лучшая память о нем, мои дорогие коллеги!
  Затем Вика взяла за руку свою подругу и вывела вперед.
  - Знакомьтесь, Лида Шнайдер. В мое отсутствие она будет управлять отелем. Слушайтесь ее, как Генриха и меня, - кареглазая красавица, скинула с себя груз печали и в ее глазах уже сверкали молнии - грозные и решительные огни. - На этом все! За работу!
  - А теперь Лидочка, вези меня домой. Что бы я без тебя делала?
  - Вика, ты ураган! Ну, нельзя же быть такой стремительной! - блондинка сама была активной девушкой, но за ней она просто не успевала.
  Вскоре они подъехали к особняку. Лида грустно взглянула на подругу и на прощание сказала:
  - У тебя просто железные нервы. Столько всего пережить за один день и найти в себе силы вечером выехать на Украину? Я бы так точно не смогла...
  - Скоро все будет по-другому, Лидочка. Там я найду ключ к этим загадкам. Ну, все, мне пора, дорогая, - и с этими словами они расцеловались на прощание.
  - Звони, мы с Питером будем волноваться!
  Смуглая красавица растерянно кивнула, взяла сумку с вещами, стоявшую возле двери и пошла к своему 'вороному жеребцу', которому предстояло проехать много сотен километров, что бы доставить хозяйку в любимый город
  
  ***
  ...Карл Ваттигур прогуливался по аллее, размышляя о чувстве, которое считал человеческой слабостью, более того - вселенной глупостью: 'Презираю любовь! Абсолютно лишнее чувство, разрушающее логический ход событий.... Только на Земле, обитает эта наивно-розовая эмоция.... Какой примитивизм! Животный мир, да и только. Сколько же на этой планете из-за этой страсти произошло войн, убийств? Такое ощущение, что земляне только и живут ради любви. Возносят ее на пьедестал совершенства, сочиняют стихи, рисуют картины... Смех, да и только... Очнитесь, люди - недоразвитый разум, вот что такое ваша любовь... И не более того. Упрямое, глупое чувство - присущее слаборазвитой цивилизации. Признаюсь, с ним трудно бороться - и не страхом его не прогонишь, ни за деньги не купишь, да и верой не обуздаешь... Но, за пять тысяч лет я очень хорошо изучил землян - и их наивность просто поражает! Если добавить хитрости к любовной страсти, то очень возможно, что возродится ненависть... Синтез чувств. Любовь и ненависть. Получится прекрасная энергия, управлять которой, сплошное удовольствие... Виктория, Виктория - может, пришло время ненавидеть? На своей Родине ты достигнешь пика совершенства, ведь там ненавидеть так просто...'
  Ваттигур вздернул острый подбородок к правому плечу и угрожающе посмотрел на восток.
  
  
  
  
  Юля и Игорь
  
  Солнце медленно садилось за горизонт, подарив немного тепла городу на море. Неожиданно поднялся холодный ветер, он забирался под одежду и пронизывал прохожих ледяными иглами, а лазурное небо быстро заволакивали темно-лиловые тучи. Вскоре посыпал мокрый снег, который сразу таял на асфальте, превращаясь в противные лужи. Так часто бывает,
  когда наступает ранняя весна...
  Юля с Игорем шли по улице, взявшись за руки. Они не замечали плохой погоды и снисходительно смотрели на людей, спешащих в теплые и уютные дома - наверное, в тот момент влюбленные думали в унисон: - 'Не место греет человека, а чувства...'
  Юля с умилением взглянула на проходящую мимо молодую маму с ребенком.
  - Игорек, а как ты относишься к детям? - она остановилась и внимательно стала изучать его реакцию на лице.
  - Я им не доверяю! - не задумываясь, ответил Игорь и достал из кармана зазвонивший телефон.
  - Привет, подруга! - в мгновение лицо легионера стало серьезным. - Да. Да. Конечно. Я буду у Сережи. Наберешь меня за час до приезда.
  Учуяв приближение кареглазой беды, Юленька 'расстреляла' спутника ревнивым взглядом.
  - Это сестра Сережки - Вика.... - Игорь натянул улыбку, - Да... Так вот дорогая, о детях.
  - Что ей от тебя надо?
  Игорь пропустил вопрос мимо ушей и задумался: - 'Что-то с Викой не так. Последний раз я говорил с ней месяц назад, она никуда не собиралась ехать, все было нормально. А сейчас мчится домой как угорелая...'
  - Так я жду ответа - что она от тебя хочет? - Юля забрала руку.
  - Юленька, ее надо встретить, вот и все! Клянусь тебе, это правда! - Он нежно обнял любимую и поцеловал. - Все будет хорошо, вот увидишь...
  Сердце девушки было неспокойным - она чувствовала, на их тихое счастье неотвратимо надвигается беда...
  
  Утром следующего дня, Игорь зашел в приемную и официальным тоном обратился к своей супруге:
  - Юлия Владимировна, я к шефу!
  - И по какому такому вопросу, если не секрет конечно?
  - По личному делу.
  - Тогда тебе надо сначала ко мне обратиться, а не к генералу сразу лезть на рожон!
  Ее выражение лица не предвещало ничего хорошего.
  - Мне необходимо взять три дня отпуска.
  - Я так и знала! Ты же говорил только встретить ее! Эта Вика едет опять что-то разрушать, это ведь не женщина, это вселенская катастрофа! - Юлин голос перешел на крик.
  Двери кабинета открылись, и оттуда показался шеф.
  - Что-то случилось? - спросил он и рассеяно взглянул на Юлю и Игоря. - Тамара Леонидовна не звонила? Нет ее нигде...
  - Нет, Виктор Степанович, ваша супруга не звонила! Зато вот тут некоторые, проработав без году неделю, уже хотят в отпуск идти! - она с негодованием показала рукой на Игоря.
  - Виктор Степанович, мне надо три дня отпуска, всего три дня!
  - Ну, если надо - то отправляйся, Юле только бумагу оставь. И где же моя супруга подевалась? - шеф уже хотел зайти в кабинет, но повернув резко голову, спросил. - А зачем тебе отпуск понадобился, Игорь?
  - Вика приезжает, просила встретить. Она хочет съездить в очень важное для нее место. - Без утайки рассказал ему парень.
  - Помоги ей конечно, - промолвил генерал и быстро исчез за дубовой дверью.
  Через минуту Виктор Степанович звонил Дорохемии.
  - Приезжает Вика, завтра будет в городе. - Произнес он как робот и тут же положил трубку. Затем набрал домашний номер, - Тома, где же ты! У тебя ведь сегодня день рождения! Ответь мне, Тома...
  
  Дорохемия
  
  - Кагар, ты готов? - внезапно задала вопрос ведьма, Марату.
  Тот сидел на кухне и ел какую-то гадость приготовленную Леночкой.
  - К чему госпожа? - с полным ртом промямлил Череп.
  - Ответ неправильный! - жрица забрала у него тарелку из-под носа и выбросила в раковину. - Еще раз спрашиваю, ты готов?
  - В любое время дня и ночи. - Череп с возмущением взглянул на беспредельную ведьму, невольно сравнивая ее с женой Светой: - 'А ведь как похожи, а!'
  - Скоро тебе придется выполнить самую главную задачу в твоей никчемной жизни.
  - Стать богатым и независимым? - спросил Череп с надеждой в глазах и иронией в душе.
  - Глупый кагар! Разве счастье в деньгах? Власть - вот настоящее счастье... - мечтательно произнесла ведьма с ножом в руке. - А для этого не всегда нужны деньги.
  - Ну, да.... Например, можно с того света прийти, как это сделали вы госпожа, - промолвил Череп, пробираясь на всякий случай к выходу.
  - Для этого, нужно сначала туда... - она на мгновение запнулась и резко бросила нож, который воткнулся в дверной косяк, рядом с головой Марата, - попасть!
  - Вот когда вы туда обратно отправитесь, захватите с собой Маису, а я здесь на хозяйстве останусь. - Посоветовал он злой женщине, находясь уже за кухонными дверями.
  - Глупый и ленивый кагар! Раньше ты бы и одного солнца не прожил, - пробурчала Дорохемия собираясь спуститься в свое логово. - Готовься! Завтра твой день. Да благословит тебя Арес!
  В гостиной Марат наткнулся на Рыжую. Она сексуально изогнулась, старательно подметая пол.
  - Так я готов! - крикнул бандит, разглядывая аппетитный задок Леночки.
  ...Наступило утро. Череп решил заняться поиском надежно спрятанного пистолета в комнате. Он закончил искать его в шкафу и перешел к поиску в тумбочке. Сзади к нему незаметно подкралась Леночка. Он обернулся, чувствуя на себе чей-то взгляд. Его взору предстал короткий розовый халатик, слегка прикрывающий тело рыжей соблазнительницы.
  Марат, искушаемый словно Адам, протянул руку к 'золотому яблоку' - Леночка поманила его пальчиком и нежно прошептала:
  - Идем в коватку, мой глупый аб!
  - Без базара, детка...
  И они забыли о всевидящем оке ведьмы - им было абсолютно наплевать, кто там на них смотрит и что им за это будет!
  А Дорохемия сидела в соседней комнате, безумно вращая глазами - она прекрасно слышала исходящие стоны страсти, более того ведьма все видела...
  ' Пусть потешится кагар, сколько ему еще непутевому, дней осталось под солнцем пожить?'
  
  
  Глава 7
  
  Рассекая встречный ветер великолепной аэродинамической линией, по автобану в направлении Одессы, мчался Порше 'Кайен'. Водители на трассе вздрагивали, от появлявшегося призраком черного авто. Их взгляд натыкался на тонированные стекла, номер, который за считанные секунды превращался в белое пятнышко... еще пару мгновений и лишь только маленькая точка, горевшая красными огоньками на горизонте, напоминала о нарушителе уныло-сонной гармонии ползущих вереницей машин...
   'Скоро Одесса, надо бы позвонить Игорю, пусть с Сережей свяжется. Вот ведь Бог братцем наградил!',- раздраженно подумала Вика о брате, который, то трубку пьяным брал, а то вообще был не доступен для связи.
  - Игорек, привет! Ты где?
  Она промчалась мимо гаишника, который и палку не успел достать.
  - Я у Сережи, ждем тебя!
  У девушки отлегло от сердца:
  - Примерно через час буду.
  - О'К!
  Она посмотрела на часы, - 'Четыре...', и тут вспомнила, что едет домой с пустыми руками. 'Надо ребятам купить что-нибудь, а то приеду как истинная фрау!', - Вика улыбнулась: - 'Фрау Шнитке....'
  В городе красавица заехала в большой торговый центр. Подарки она покупала быстро, по принципу: 'Двум тварям - по одинаковой паре'
  Продукты наоборот, медленно, внимательно вчитываясь в бирки на упаковках: - 'Консерванты - яд, стабилизаторы - еще больший яд. Ха! Без ГМО везде пишут.... И можно им верить?!' Время стремительно летело, корзинка для продуктов оставалась пустой. Наконец она сделала свой выбор - бананы, апельсины и буханка хлеба с сыром.
  Прошел час, второй, ребята в томительном ожидании стояли возле подъезда. Но вот из-за угла показался черный Порш, и стал стремительно приближаться в их сторону. Игорь открыл рот, и его ноги чуть-чуть не превратились в ласты. Каких- то десять сантиметров, спасли парня. Машина резко остановилась. Открылась дверь и появилась, похудевшая, измученная дальней дорогой, смуглая красавица.
  - Вика! Ты как всегда сногсшибательна! - приветствовал ее Игорь, с опаской поглядывая, то на колеса, то на чудом уцелевшие ноги.
  - Сережка, Игорь! - радостно воскликнула Вика, обнимая ребят. - Как же я скучала по вас! А что это у тебя Сережа с телефоном, не могу никак дозвониться?
  Сестра внимательно посмотрела на непутевого брата. Он был уже без костылей - с палочкой.
  - Аккумулятор сел, надо новый купить, - неуверенно произнес он и отвел в сторону давно небритое лицо, с мешками под глазами.
  Когда они поднялись в квартиру, Вика внимательно окинула взглядом комнату. Ее опасения, о том, что Сережа может продать теткину мебель, не оправдались. В квартире все оставалось на своих местах. Девушка вздохнула с облегчением и поставила на стол сумку с подарками.
  - Это вам, делитесь - и не деритесь! - она мягко, как кошка, подтянулась на носочках. - А я пошла в ванную. Ой, всю дорогу мечтала об этом моменте...
  Игорь для приличия взял себе джинсы и футболку, а остальные вещи пододвинул Сереже.
  - Побоев на лицах не наблюдаю. Разобрались? - спросила Вика, вернувшись из душа.
  - Спрашиваешь... - ответил Сережа, довольно поглядывая на внушительную кучу вещей.
  Она присела на диван рядом с братом и неодобрительно взглянула на бутылку водки на столе. Разговор с ним назревал с каждой секундой:
  - Игорек, сделай кофейку для уставшей путницы, если тебе не сложно конечно.
  - Серега, кофе есть?
  - Закончился. На верхней полке чай есть, зеленый, в листьях!
  Вика укоризненно покачала головой:
  - Игорь, возьми большой пакет в коридоре, там и кофе, и чай нормальный.
  - Я пойду, помогу ему, - Сережа попытался встать.
  - Сиди! Рассказывай, чем ты тут занимаешься? Надеюсь, уже работаешь? -
  Вика взяла его за руку и усадила рядом с собой.
  - Обещали сторожем на стоянку взять.
  - Тебя жизнь ничему не учит! Ты что думаешь прожить жизнь - это ее пропить? - Вика гневно посмотрела на Сережу. - Вспомни, ведь ты мне когда-то обещал быть вместо матери и отца! А кто ты? И что ты творишь, Сережа?
  В комнату зашел Игорь с подносом, на нем стояли чашки с ароматно пахнущим напитком и большая тарелка с фруктами и сыром.
  - Родственники, не ссорьтесь! Взбодритесь лучше, - он поставил поднос на стол и умоляюще взглянул на девушку.
  Сережа покраснел от стыда, и его рука потянулась за сигаретой.
  - Бери пример с Игоря! Приятно взглянуть на него, подтянутый, лицо свежее, не то, что ты - алкаш! - она решительно спрятала под стол бутылку водки, и взяла в руку чашечку с кофе. - Все! Теперь у нас сухой закон. Выпьем за мой приезд, ребята.
  Посуда глухо звякнула, и за столом воцарилось прихлебывающее молчание.
  - Эта дорога так напрягает. Игорек, завтра рано утром надо поехать к Валере.
  - Во сколько быть у тебя? - он не задавал лишних вопросов. Друг готов был без сомнения выехать в любое время дня и ночи.
  - Я не поняла, а ты вообще, где живешь? - с удивлением спросила Вика.
  - Игорь вот уже как два месяца живет у Юли. Они уже супруги, между прочим, - подал голос непутевый брат.
  'Ты - муж этой курицы?!'- Вика с удивлением взглянула на Игоря. Новость ее ошеломила.
  - Ну что же ты молчал?! Бейсбольная твоя голова! Держи - Юле передашь, - девушка достала из сумки коробочку с духами и встала с дивана. - Всем пока. Я спать. Силы мои исчерпались. Игорь - в шесть у меня.
  - Хорошо. Я тоже пойду, - Игорь пожал Сереже руку и поспешил к молодой жене.
  Когда все разошлись, Сережа поставил бутылку на стол. Он долго смотрел на нее. Так он просидел около получаса, и, собрав все свои силы в кулак, спрятал это искушение обратно.
  
  Игорь вставил в замок ключ и осторожно начал его проворачивать. Он старался как можно тише открыть двери. Но, по закону подлости она противно скрипнула и в коридор вышла Юля.
  - Как поживает фрау Вика? - обаятельная супруга подозрительно глядела на крадущегося Игоря. - И что это у тебя в руках, дорогой?
  Он достал из пакета коробочку с духами.
  - Держи любимая, тебе Вика передала.
  Юля небрежно взяла подарок в руки.
  - Жан Поль Готье, 'Классика' - безразлично прочитала ревнивая супруга. - Спасибо, но я такими не пользуюсь!
  И она небрежно бросила духи на тумбочку. Когда-то ей полковник подарил точно такие, и они ей тогда очень понравились.
  - Так что там еще, Игорек? - Девушка продолжила допрос, пытаясь заглянуть в пакет. - Может мне госпожа свои туфли подарила, или кофту?
  - Там вещи Юля, мои вещи, у Сережи их забрал, - Игорь расстроено глядел на брошенные Юлей духи, которые валялись рядом с кремом для обуви.
  Она подошла к нему совсем близко.... Как же от нее приятно пахло розами! Этот нежный аромат так нравился Игорю. В свою очередь молодая супруга включила все свое природное обоняние, стараясь уловить несвойственные любимому запахи, но от него всего лишь пахло кофе!
  - Давай пакет, я брошу их в машинку, постираю, - она забрала у него ношу из рук и достала оттуда новые джинсы и футболку. - Это как же понимать? Тебя что, покупают?!
  Юля бросила вещи на пол, ее прекрасные глаза заблестели от появившихся слез.
  - Юля, Вика решила сделать подарок, ну как я мог отказаться? - он бережно поднял подарки с пола.
  - Завтра она захочет, что бы ты жизнь за нее отдал или что-нибудь другое! - Юля не в силах была сдержать своих эмоций, омрачающих влюбленную душу. - У нас ведь все так хорошо складывалось! Приезжает какая-то сучка и все летит кувырком!
  Игорь услышал, как его боевую подругу назвали позорным словом и тоже спустил 'тормоза'.
  - Ты выбирай слова, она ведь тебе ничего плохого не сделала! - он поглядел на Юлю с недобрым огоньком в глазах и его рука, державшая вещи взлетела вверх, возвещая о начале извечной битвы, за право быть главным в семье.
  - А что это ты так смотришь на меня и руками машешь? - Юля сделала большие глаза, приблизив к нему пылающее лицо, то ли от страсти, то ли от злости. - И что ты дорогой сделаешь со мной, если я и дальше буду называть ее 'сучкой'?!
  Вместо ответа он ее обнял и крепко поцеловал. Ссора зажгла в Игоре непреодолимое желание овладеть этой строптивой девушкой, и их захлестнула прекрасная волна любви, смывающая злость и ревность из их молодых и горячих сердец.
  
  ***
  Рано утром, в шесть, Игорь расхаживал возле черного 'Порше'. Через пять минут вышла Вика, в спортивном костюме. Ее шелковые волосы были заплетены в косу, а на лице отсутствовали следы косметики.
  - Держи, спортсмен! - Вика бросила ключи Игорю. - Меня от руля просто тошнит. Ты не забыл, где Валера живет?
  Он виртуозно остановил рукой ключи, летевшие в направление лица, и обиженно ответил:
  - Я вроде по голове себя ничем не бил, помню, конечно.
  - Ну, тогда поехали, - Вика устроилась на заднем сиденье. - Где газ, тормоз - знаешь?
  - Угу.
  - А сцепление где?!
  - Так его нет - это же автомат.
  - Ну, тогда точно - поехали, - улыбнулась Вика и прилегла на кожаное сиденье.
  Игорь плавно тронулся и медленно выехал на дорогу. 'Порш' мгновенно набрал скорость, и они полетели по пустым улицам спящего города.
  - Я сплю - музыку потише плис, - пересиливая дрем, давала наставления Вика, - и не гони... Шумахер, блин.
  - Что ты! Больше ста двадцати, ни в жизнь, - лукаво усмехнулся парень и вдавил ногу в акселератор.
  Через три часа они въехали в небольшой городок, в котором их свела судьба.
  - Вика! Скоро будем на месте, - Игорь остановился, чтобы пропустить старушку, стоящую посреди улицы на переходе.
  Бабуля уже там долго стояла - никак не могла выйти из 'заколдованного круга'. Машины с двух сторон ехали беспрерывной цепочкой, не замечая ее, будто на ней была шапка невидимка.
  Старая махала торбой, пытаясь проучить наглецов, но машины быстро проезжали мимо и торба нарезала бесполезные круги в воздухе... и тут вдруг - остановился шикарный 'Порш'! Бабуля изо всей силы грохнула торбой по капоту и заорала:
  - Что б ты сдох!
  - За что?!
  - Тьфу на тебя! - сплюнула в его сторону бабка и засеменила прочь из 'заколдованного круга'
   - Вика, ты видела?! Я спрашиваю - за что?? - Игорь проводил старушку обиженным взглядом.
  - За всех автохамов, дружок, - предположила Вика, перебираясь на переднее сиденье. Девушка подвела немного ресницы и подкрасила губы. - Ну, и как я выгляжу?
  - Такое ощущение, что ты состоишь из одних глаз! - не подумав, ляпнул Игорь.
  - Да, умеешь ты девушкам комплименты говорить, - смуглая красавица бросила косметичку на заднее сиденье. - Мне даже интересно, а что ты сказал Юле, когда в первый раз увидел ее?
  - Не помню....
  Они оба вдруг замолчали. Впереди возле дома стоял ритуальный автобус. Игорь заехал во двор и остановился. Мимо них пронесли венок с надписью: 'Любимому сыночку Валерочке от, вечно скорбящих, папы и мамы' Девушка побледнела, ее руки вцепились в панель автомобиля:
  - Игорь, что это?!
  Во дворе было много людей. Игорь сразу заметил жену Валеры, Лену - на ней было черное платье, а на голове черная косынка.
  - Вика, ты сиди, я сейчас, - прошептал он вдруг побелевшими губами и пошел к Валериной жене.
  - Валера, на кого же ты оставил меня! Валерочка!- кричала в истерике бедная женщина.
  Игорь взял Лену за руку, она взглянула на него красными от слез глазами:
  - Как хорошо, что ты пришел Игорь, он так часто о тебе вспоминал...
  И тут из подъезда вынесли гроб.
  Трубы взорвали гнетущую тишину, распугивая птиц с деревьев. Дущераздирающие звуки возвещали о последнем походе тела к своему постоянному месту обитания.
  Лена в сопровождении родных, пошла за медленно удаляющимся гробом.
  - Валера, не уходи!!! - голос обезумевшей женщины, эхом прокатился в душе Вики.
  - Не уходи от меня, любимый! Не уходи!!! - вырвался нечеловеческий стон у бледной, как смерть девушки. Она держалась за машину, что бы ни упасть и молила небо. - Господи, забери меня! Забери меня к нему, прошу тебя!
  Ее душа как будто угасла от внезапного горя. Холод и пустота - вот и все, что осталось на сердце у Вики.
  Игорь шел рядом с Леной и вспоминал лучшие годы, проведенные вместе с добрым, застенчивым и таким доверчивым товарищем.
  - Прощай друг... Ты был хорошим и верным другом. Прощай Валерка!
  Он достал из кармана все деньги, которые у него были, и передал их вдове:
  - Держи Лена, от чистого сердца. И прости меня за все...
  И он, как в тумане, побрел обратно к машине. За рулем уже
  сидела Вика.
  - Может, я поведу? - легионер заботливо положил ей руку на плечо.
  - Садись рядом, со мной все в порядке.
  - На кладбище поедем?- Игорь со слезами на глазах смотрел, как Лену под руки ведут к автобусу.
  - Я с Валерой уже попрощалась, теперь мы поедем домой.
  Она с грустью проводила взглядом отъезжающий автобус и твердо поняла одно, что так, как она любила Валеру, больше никого уже в жизни полюбить не сможет. Всю дорогу они молчали, и когда приехали в Одессу, Вика спросила:
  - Тебе куда?
  - Заскочу домой, а потом на работу. На Преображенской, возле собора, высадишь, - Игорь хотел найти какие-то нужные слова, чтобы утешить девушку, но кроме банального: '- Не плачь!', в голову больше ничего и не лезло. А она вовсе и не плакала...
  Они остановилась возле собора.
  - Крепись Вика, если что, я на телефоне.
  - Через пару дней я позвоню, возьмешь свою Юлю, посидим где-нибудь.
  - Я ей обязательно передам, - он вышел и вместо прощания добавил. - Как-то все по-глупому получилось.
  - По судьбе получилось Игорь, по судьбе...
  И Вика поехала домой, к Сереже.
  
  Дорохемия
  
  После того, как Дорохемии позвонил генерал, и сообщил, что в городе должна появиться Вика, силы с каждой минутой стали оставлять ведьму. Она неподвижно сидела в кресле, и причитала:
  - Аста бану, аста бану*... Восемь солнц, восемь солнц... (скиф. Яз)*
  'А ведь сегодня осталось предпоследнее солнце... ', - встрепенулась жрица:
  - Кагар, ко мне!
  - Да госпожа? - через мгновение, Череп осторожно открыл дверь в 'темное царство'
  - Слушай меня внимательно.... Найди эту девку - Вику. Жить она не должна...
  Марат нащупал ствол в кармане:
  - Слушаюсь, госпожа. А вы не беспокойтесь ни о чем - отдыхайте!
  - Беги кагар, беги...
  После пожелания Черепа: - 'Отдыхайте!', Дорохемия почувствовала сонливость, которая стала туманом обволакивать ее астрально-реальное тело. Мрачная голова жрицы стала безвольно опускаться, а ресницы свинцом легли на безумные очи.
  Перед ней лежал амулет, загадочно мерцая в полумраке. Он всегда предсказывал опасность, указывал на врагов, которых нужно убрать с дороги. Но, что это?! Хрусталь внезапно стал наполняться красно-мутным цветом...
  Дверь скрипнула и зашла Леночка.
  - Цаица... Цаица Доохемия, - она увидела спящую ведьму и, вытягивая длинную шею, постаралась заглянуть ей в лицо. - Маиса писла... и нисего не пьинесла...
  Леночка осторожно протянула руку, и взяла со стола амулет: - 'Ой! Какая красота!' Рыжая надела его на себя и тихонечко удалилась из комнаты.
  'Поеду в казино! Гипнотизировать Марата буду, пусть жениться на мне, а ведьму я в крысу превращу!',- она быстро надела шубу, выбежала во двор и прямиком отправилась в казино. По дороге она придумала заклинание и повторяла его все время:
  'Ведьма в крысу превратись, а Марат на мне женись!'
  
  Сережа
  
  Сережа проснулся поздно. Разговор с сестрой, оставил на его душе тяжелый осадок. Он себя чувствовал последним дерьмом.
  'Жизнь пропить! Да, что ты понимаешь в жизни - фрау!',- Сережа не вдавался в тонкости замужества Вики. Он достал бутылку водки, стоявшую под столом. Долго на нее смотрел, затем открыл и решительно налил себе полный стакан. Залпом выпил, закурив его сигаретой... 'А ведь это Череп во всем виноват! Сначала он меня пригласил в свою компанию. 'Приходи,- говорит.- У нас хороший коллектив по вечерам собирается, серьезные люди! Давай вечерком посидим, выпьем, в картишки перекинемся, просто так, по мелочи, чтобы время убить. Кстати, одна шикарная подруга в нашей компании без пары скучает. Надо срочно вас познакомить! Скажу ей, что вечером крутой мэн придет. Ты в ее вкусе, Серый - она будет твоя...''
  Сережа закурил еще одну сигарету, продолжая вспоминать тот роковой вечер.
  'Вечером я пришел по адресу, который дал мне Череп. Дверь открыла стройная, красивая рыжая девушка. Она очаровательным взглядом смерила меня с головы до ног.
  - Привет, я Сергей.
  - А я, Леночка! Составишь компанию?
  - С удовольствием, - я с восхищением залюбовался ее фигурой.
  - Ну, что ж, проходи Серж, - Леночка подмигнула мне и взяла под руку, - наконец-то шикарный мужчина появился в этой кунсткамере!
  Мы зашли в гостиную, посреди комнаты стоял большой стол, и за ним сидела компания из шести человек.
  - Кого я вижу! Серега! - Череп встал из-за стола, представляя своих друзей.
  - Знакомься - Борода.
  Человек с рыжей бородой угрюмо кивнул и огромной рукой взял большой кусок мяса из тарелки.
  - Его подруга, Риточка!
  Женщина с лицом блудницы и грудью Памелы Андерсен, весело помахала рукой.
  - Лысый. Большой специалист по финансам. И его девушка Женя...
  ...Самая странная пара, которую я видел в жизни, это - Лысый и Женя. Лысый позыркал на меня бегающими красными глазами. Затем поднял в знак приветствия стопку с водкой. Я так и не понял, кем была ему Женя, или кем был? Женя кокетливо усмехнулась, и сказала мужским голосом:
  - Садись рядом юноша, возле меня, - густые брови Жени приподнялись, и он указал мне на место справа, - поболтаем о любви... о жизни.
  Но, Лена потянула меня за руку, и мы сели напротив странной парочки. По левую сторону сидела красивая, ухоженная дама с зелеными глазами.
  - Света, жена Марата, - ее мягкий голос напоминал зов сирены, заманивавший корабли на погибель. - Давай я за тобой поухаживаю, Сережа.
  Через два часа, у меня все поплыло перед глазами. Я обнимал Леночку, но почему-то все время смотрел на Свету.
  - Какая же вы красивая, Светлана! Вам охрана случайно не нужна?
  - Охрана твоей девушке нужна. Посмотри - сидит, скучает, - она налила мне еще водки.
  Рыжая подняла бокал с вином и шепнула на ухо:
  - За меня милый, до дна!
  Я одним глотком выпил стопку. Но, не успел закусить, как Лена протянула мне едва пригубленный фужер с вином.
  - А теперь, за нас милый...
  С этого момента я уже смутно помнил, что было дальше...'
  Сережа выпил еще стакан и снова закурил...
  '...у Лены зазвонил телефон.
  - Я скоро буду, максимум через часик. - Шепнула мне Рыжая.
  - Я с тобой, - я попытался встать из-за стола, но ноги меня не слушались и я обратно повалился на место. - Один момент! Попытка номер два!
  - Серега, Ленке на работу надо! - остановил меня Череп и обратился к Лысому. - Сопроводи девушку.
  - Через часик я вернусь, никуда не уходи, - и она под столом пожала мне колено.
  ...Потом я отключился. Когда я очнулся, мою голову поливал водой из графина Лысый. Рядом валялись карты, и Череп совал мне под нос бумагу:
  - Ты когда долг отдашь, Сережа?
  В углу комнаты стояла с сигаретой Света.
  - Фраер, ты слышишь, или тебе в ушах отверткой поковырять?! - Борода взял меня за волосы и держал голову так, чтобы я опять не вырубился.
  Череп поднес расписку к моим глазам: 'Я такой то, проиграл Марату такому то - пятьдесят тысяч долларов, деньги обязуюсь вернуть в течение недели. Число и подпись. Внизу стояли подписи свидетелей'
  - Этого не может быть! - я сразу протрезвел. - Я ничего не помню!
  - Тогда зачем ты в карты садился играть? - спросила Света. - Марат, я домой - надоел этот цирк'
  ...Сережа выпил третий стакан и взглянул на искалеченную ногу.
  'А ведь это все Череп подстроил, пустил мою жизнь под откос. Вика, квартира!...', - и ярость переполнила до краев легионера.
  Он нашел лист бумаги и написал короткое, но очень важное для него письмо. 'Сестренка! Я низко пал в твоих глазах. Из-за меня ты вынесла столько горя! Сегодня я разберусь с этим поддонком, раз и навсегда. Прости! Целую, твой брат Сережа'
  Он встал из-за стола, пошел на кухню, взял большой кухонный нож. Поднес его к глазам и словно это был меч возмездия, прошептал:
  - Ты у меня заплатишь за все, Череп... За все!
  
  
  Вика
  
  После того, как Вика подвезла Игоря, она сразу поехала домой. Как только девушка открыла дверь, ей ударил в нос запах перегара. 'Эх, Сережа, Сережа!', - она стояла посреди комнаты и глядела на пустую бутылку на столе. 'Как же тебя вытянуть из этого болота?'- с болью подумала сестра. Ее взгляд, скользивший по комнате, остановился на листе бумаги, валявшейся на полу. Она его подняла. Глаза беспокойно забегали по строкам, - Вика не могла понять, о каком 'поддонке' идет речь. Затем вновь перечитала записку. И тут до нее дошло: 'Сережа ведь пошел к Черепу!!!' Ее руки задрожали, и записка словно лист, плавно опустилась на пол. Девушка стремительно выбежала из дома, села в машину и помчалась за братом - в казино. 'Лишь бы успеть, только бы не опоздать!', - перед ее глазами вспыхнули события десятилетней давности...
  
  Родной дядя Вики по отцу, давно приглашал всю семью приехать к нему в гости, во Львов.
  - Там хоть снег есть, и зима как зима! - убеждал отец Вики, маму, южную женщину, на дух не переносящую снег.
  - Да нужен мне твой снег, как собаке блохи! Лучше Новый Год дома встретим, с детьми побудем.
  - Я столько лет его не видел! - расстроено произнес отец.
  - Посмотри на него по телевизору и успокойся! - мама включила телевизор, там по новостям показывали снежные горы Карпат.
  - Да причем здесь снег! Я о брате говорю! - он наблюдал, как по горам несутся лыжники и ему пришла в голову идея.- А давай оттуда в Карпаты на недельку махнем?
  Мода на Карпаты, захлестнула все население страны и не поехать зимой в горы, стало позорным явлением и приравнивалось к отсутствию посудомоечной машины на кухне.
  - Я за! Детей с собой возьмем, пусть подышат горным воздухом. Сереже это будет полезно. - Мама не хотела оставлять брата без надзора дома, ведь от него можно было, чего угодно ожидать. - Сережа, слышишь?! Ты
  едешь с нами в Карпаты!
  Брат вышел из своей комнаты, под глазом у него красовался синяк, а наружная сторона рук была об кого-то сбита. Он подошел к маме и закашлял ей в лицо:
  - Что-то мне нездоровиться ма, я дома остаюсь!
  Про Вику забыли, и она решила о себе напомнить.
  - Мам, я поеду с вами! - вчера Вика поссорилась со своим парнем и хотела, как можно подальше уехать из города. 'Он позвонит, а я в горах!',- с веселым сумасшествием подумала девушка.
  Так она с родителями, поехала к дяде во Львов, встречать Новый Год. На дороге был сильный гололед, и они осторожно ползли в длинной веренице автомобилей. Мама нервничала:
  - Лучше бы дома сидели, погляди что делается!
  В кювете лежала очередная перевернутая машина.
  - Замолчи ты ради Бога! И так еле еду, а ты еще зудишь под руку! - отец изо всех сил старался удержать машину на ледяном повороте.
  Вика лежала на заднем сиденье, и ей было все равно, куда и кого там несет. В окне двери она увидела ворона, плавно парящего над машиной. 'Что ж ты вьешься над моею головой?', - Вика вспомнила строки из старинной песни: - 'Ты добычи не добьешься, черный ворон я не твой...' Перед ее глазами возник брошенный приятель: - 'Вот ведь придурок, а?! Ультиматум решил мне поставить: - 'Если ты со мной не пойдешь на вечеринку, то я даже не знаю, как будут развиваться наши отношения дальше...' - Да пошел, ты! К деду Морозу...'
  Девушка снова взглянула в окно - черная птица не улетала, она продолжала медленно кружить над машиной.
  Дорога стала немного лучше, закончились повороты и отец прибавил газу.
  Вика присела на сидении и подвинулась к окну. Она прижала ладонь к холодному стеклу: - 'Как приятно ощущать ледяное покалывание на пальцах!' С удивлением она увидела, что ворон снизился и летит совсем рядом. Она прижала тело к двери, а лицо к стеклу - их взгляды встретились. Ей на секунду показалось, что у ворона синие глаза человека!
  - Поворачивай в сторону!! - вдруг истошно заорала мать.
  - Не могу!!!
  Это были последние слова отца, перед смертью. Их подцепил 'Камаз', мчавшийся на встречу. Водитель грузовика потерял управление на скользкой дороге и раздавил беспомощный 'жигуленок' об вековую липу...
  Вика очнулась в больничной палате. Рядом стояли люди в белых халатах, и с сочувствием смотрели на нее. Пожилой врач говорил своим коллегам:
  - Девочка чудом уцелела, ни одной царапины! Родители насмерть, живого места на них нет, а ей хоть бы что. Если бы она сидела, хоть на десять сантиметров левее, то вечная инвалидность - был бы лучший исход для нее...
  У Вики ручьем потекли слезы, и она рыдала до тех пор, пока не приехал ее брат.
  Он взял девочку за руку:
  - Сестренка, я теперь тебе, как отец и мать! И никогда я тебя не оставлю.... Слышишь, никогда!
  
  ...Порше 'Кайен' с визгом остановился возле казино. Вика взяла в руки увесистый баллонный ключ и стремительно направилась в кабинет Черепа. 'Только бы успеть! Господи, только бы успеть!'
  
  Игорь и генерал.
  
  Дома Игорю не сиделось. Уничтожив котлеты, заботливо приготовленные супругой, он отправился на работу: - 'Доложу генералу, что завтра буду готов к труду и обороне. А сегодня все равно делать нечего, уж лучше рядом с Юлей побуду'
  Он зашел в приемную, молодая супруга взглянула на него недобрым оком.
  - Привет! - Игорь остановился возле двери босса.
  - Эх, ты! - покачала головой девушка, и презрительно скривив губки, махнула рукой.
  Он этот жест расценил как: - 'Заходи!', и смело открыл дверь в кабинет генерала.
  Виктор Степанович с бессмысленным видом сидел за дубовым столом. При виде появившегося 'татарином' Игоря, он вдруг неожиданно подумал:- 'Молодой, смелый и наглый! А ведь и я когда-то и таким был... Тридцать лет назад...'
  И тут генерал начал вспоминать!
  '...Вот он молодой капитан в Афганистане. Его друга также звали Игорь. Игорь Светлов. Они сопровождали машину с оружием. Узкая дорога серпантином тянулась вдоль отвесных скал. Игорь как всегда спорил с Виктором:
  - У нас самая лучшая авиация! А что у них - авианосцы?
  Неожиданно раздались глухие звуки от разрывов снарядов. Один из бойцов сидящий на броне, скатился с машины на раскаленные камни. Через минуту воздух наполнился звуками смерти - кругом раздавались выстрелы, и пули градом посыпались с гор. Водитель уткнулся в руль, и их БРДМ потеряв управление, чудом остановился на краю пропасти. В одно мгновение, все залегли за броней. На отвесных склонах появились духи. Солнце светило в глаза, и Виктор наугад начал стрелять по приближающимся врагам. Внезапно жгучая боль пронзила его руку, и пальцы разжались, отпуская курок. Рядом с ним был лучший друг:
  - В машину Витя, заводи! Прорвемся!
  Виктор, преодолевая сильную боль, попытался взобраться на машину, но свинцовый дождь безостановочно лил по металлу.
  - Я прикрою!!! - заорал герой и поднялся на колено, отвечая длинной очередью врагам...
  Через минуту рокот двигателя подал сигнал уцелевшим бойцам, и те ринулись к БРДМу, спасаясь от плена, который для них был хуже смерти. Игорь прикрывал всех до последнего момента. Он едва успел отдать команду:
  - Поехали!
  Как вражеская пуля сразила его насмерть. Виктор развернул машину и чудом вырвался из засады...'
  - Виктор Степанович! Генерал! - Игорь стоял рядом с шефом и тряс его за плечо.
  Генерал очнулся и все вспомнил! Он с ужасом вспомнил, как привез свою любимую Томочку к ведьме, как сообщил Дорохемии о приезде в город Вики. 'Железный человек' все вспомнил и низко опустил седую голову. Он сжал кулаки и прошептал:
  - Игорь, беги, - Вика в опасности. Ищи ее у Черепа в казино, у него дома, ты должен спасти ее...
  - Спасибо, Виктор Степанович! - выдохнул парень и выбежал из кабинета.
   Прозревший человек открыл дверь:
  - Ты прости меня, если что, Юля...
  - Да я и не в обиде на вас.
  - Ну, вот и хорошо. - Он закрыл дверь на ключ, подошел к сейфу, взял наградной пистолет и без сомнений выстрелил себе в висок...
  План генерала по ликвидации Черепа начал исполняться. Игорь стал орудием, которое выбрал Виктор Степанович для расправы с бандитом виновным в смерти его лучшего друга Леши Степанкова. Вот только сам генерал был уже вне игры...
  
  
  
  Глава 8
  
  Кабинет Черепа
  
  Череп приехал в свою бывшую империю игр и с грустью взглянул на когда-то людное, кипящее ночной жизнью заведение. Неоновый бигборд 'Казино Али Баба' давно сняли с фасада, и поменяли на скромную вывеску - 'Интернет - кафе' На стекле висела табличка - 'Сдам в аренду!'
  За стойкой бара сидела преданная сотрудница Рита. Марат вяло ей махнул рукой и прошел в кабинет. В последние дни у него возникло странное чувство к Леночке. Он стал замечать, что вместо ушедшей жены Светы его жизнь заполняется Рыжей. Марат сел за стол и уставился в потолок, - 'Жена превратилась в ведьму, а шлюха...'
  Дверь отворилась и на пороге появилась Леночка во всей красе:
  - А ну-ка посмотьи, сто у меня есть!
  Она расстегнула шубу. На груди у нее мерцал амулет.
  - Я пьиказываю тебе аб, стать моим музем! - Рыжая наморщила лобик и, не отрываясь, стала глядеть на объект колдовства.
  Марат сделал серьезную рожу:
  - Я согласен.... Но...
  Дверь резко распахнулась, и на пороге возник Серега с палочкой и ножом в руках:
  - Череп! Ты - труп!
  Леночка, увидела нож в руках инвалида:
  - Маат, беегись! У него ноз!
  В картавой, Серега сразу узнал красотку Лену, с которой когда-то сидел за одним столом, в гостях у Черепа.
  -Ты чего ржешь, Рыжая?! Я из-за тебя квартиру просрал, а ты стоишь тут и ржешь?!
  - А я не жжу, - попыталась рассказать ему девушка о своем горе.
  Но, нервы парня разжались пружиной - и он со всего маху ударил ее по голове, палкой. Леночка тут же упала. Череп дрожащими руками достал пистолет и рявкнул:
  - Брось нож, придурок! Быстро!!
  - Убью, гада! - обида и ненависть, вырвались наружу, и Сережа бесстрашно пошел на обидчика.
  Марат вытянул руку со стволом и нажал на курок. Сережа рухнул, как подкошенный, рядом с Леночкой.
  - Сто пятнадцатая - до пятнадцати, - вздохнул Череп и приоткрыл окно.
  Он вышел из-за стола и наклонился над Рыжей, щупая ее пульс под левой грудью: - 'Жива -дурилка!' Затем посмотрел на намертво застывшего Сережу: - 'В отличии от этого идиота! Ну и что мне теперь с ним делать?' Взгляд Марата зацепился за большой шкаф, - 'Засуну пока его туда, а вечером вывезу на мусорку', и недолго думая, он взял труп под мышки и потащил к деревянному ящику. Убийца долго запихивал несчастного - но, то рука вылезет у бедняги, то нога. Наконец, дверь со скрипом закрылась. Череп вытер пот со лба и подошел к лежащей без сознания Леночке. Cнял с нее амулет, сел за стол и начал внимательно рассматривать украшение. Первая мысль, которая посетила его многострадальные мозги, - 'Интересно, а чья это мумия на коне? ', вторая: - 'Сколько эта байда может стоить?' Третья не успела к нему прийти, - Марату показалось, что мумия на коне повернула голову и громко кричит:
  - Ты куда сволочь дел моего брата?!
   Он оторвался от созерцания античной красоты - на пороге стояла Вика с увесистым баллонным ключом в руке. Она увидела на полу палку Сережи и кухонный нож, которые валялись рядом с блаженно-улыбающейся Рыжей.
  - Я повторяю свой вопрос, где Сережа?!
  Вика подлетела к столу и изо всей силы вмазала железякой по дубовой столешнице.
  Череп испуганно вздрогнул и выпучил глаза:
  - А я знаю?!
  Дверь в шкафу скрипнула, и оттуда вывалилась рука, а затем и сам брат. Вика бросилась к родной кровинушке...
  - Сережа! Сереженька!!
  Сзади раздался глухой хлопок, тело Вики обмякло, и плавно опустилось возле брата.
  - А вот за это - уже пожизненно, - пробормотал рецидивист, подошел к двери, и повернул ключ на два оборота.
  С отвращением взглянул на пистолет, - 'Ну что же за день сегодня, а?', и с досадой зашвырнул ствол в угол комнаты...
  ...Игорь влетел в казино и сразу наткнулся на Риту, невозмутимо сидевшую за стойкой бара.
  - Где Череп?! - спросил он задыхающимся от бега голосом.
  - По коридору в конец и налево. А че он там раздает? - поинтересовалась барменша, неторопливо протирая фужеры.
  Но, Игоря уже и след простыл... Она грустно вздохнула, поправляя шикарный бюст: - 'Когда я была моложе, мимо меня они так быстро не пробегали!'
  Легионер подбежал к двери, повернул ручку, - закрыто! Сильным ударом ноги он выбил замок, и его взору предстала мрачная картина.
  Череп как раз наклонился над телом Вики, намереваясь ее поместить в шкаф вместе с братом. Штурмовик в два прыжка очутился возле убийцы и профессионально отработанным движением - одной рукой схватил его за подбородок, подтягивая к себе, а второй резко ударил по затылку - шейные позвонки хрустнули, и удивленные глаза Марата навечно застыли в немом вопросе: - 'А ты кто?!'
  Игорь опустился на колени рядом с подругой, приподнял ее голову, - 'Вроде дышит!', екнуло сердце от радости.
  - Бери ее на руки и бегом в больницу! Она здесь рядом, за углом!- внезапно за его спиной возникла Юля.
  - Спасибо, родная! - и он с благодарностью взглянул на супругу.
  
  ...После того как Игорь выбежал из кабинета, под крик генерала: - 'В казино ее ищи!' Юля, простив генерала за минуту до смерти, села в малютку 'Пежо' и отправилась вслед за суженным - в казино...
  
  Игорь взял на руки Вику и поспешил в больницу. Верный друг осторожно нес смуглую красавицу и умоляюще шептал:
  - Не умирай... Ты сильная, не умирай...
  Кровавое пятно в области сердца постепенно увеличивалось, ее глаза были закрыты, а руки как плети безвольно сползли вниз.
  Вот и больница! Он увидел медсестру, курившую на лавочке.
  - Девушка! Срочно нужна помощь!!
  Она встала и быстро оценила ситуацию:
  - За мной!
  Игорь влетел за ней в вестибюль больницы.
  - Идем, идем! - девушка в халате, рукой указала вдаль, и они почти бегом двинулись по коридору.
  Вот и приемная! Медсестра открыла дверь:
  - Срочно врача!
   Через мгновение вышел низенький мужчина, с орлиным носом и седыми кудряшками на голове.
  - Доктор! Помогите!
  - Молодой человек вы же не на футболе, что вы кричите, - привычно огрызнулся пожилой врач, прощупывая пульс у пострадавшей. - В реанимацию ее - живо!
  Тут же появилась женщина с каталкой и, громыхая колесами об кафельный пол, увезла Вику вглубь больницы.
  
  Оставшись одна в кабинете, Юля взялась за голову, с ужасом разглядывая трупы на полу: - 'Куда звонить? Что делать?'
  Вначале она хотела скорую и милицию вызвать, но вспомнила слова полковника: - За вами Юленька, Родина!
  И без промедления набрала чекиста:
  - Олег Наумович?
  - Он самый.
  - Тут в казино ЧП! Гора трупов!
  - В каком казино? Какие трупы? Куда вы звоните?!
  - Извините - ошиблась, - она с недоумением посмотрела на телефон: - 'Вот тебе и Родина...'
  Не прошло и минуты, как у нее раздался звонок, на дисплее высветилось - номер не определен.
  - Да.
  - Оставайся на месте, сейчас буду, - приказал ей незнакомый голос.
  'Ничего не понимаю, в этих шпионских играх!', - пожала плечами Юля. Она подошла к столу, и взяла амулет в руки:- 'Интересно... Я же его у генерала видела...' Немного полюбовавшись украшением, Юля положила его в сумочку и быстро вышла из кабинета.
  
  В вестибюле, на том же месте, за стойкой бара сидела Рита. Возле нее стоял фужер с бледно-голубым напитком.
  - Тебя не смущают трупы в кабинете управляющего? - Юля подошла к Рите, и заглянула ей в глаза, пытаясь вызвать чувство стыда у пожилой путаны.
  - Один из них уже ожил и радуется этому чуду! - Рита кивнула на выходящую из коридора Леночку.
  Рыжая, держась руками за голову подошла к ним:
  - Итка, наей стакансик беенькой, а то гоова азовется на мекие кусоськи.
  - Всем на пол! Руки за голову!!
  Раздался грозный крик у них за спиной, и в казино влетели омоновцы в масках. Леночка встала на колени, не опуская своих рук от больной головы. Рита и Юля мгновенно подчинились приказу и очутились на полу.
  Прошла пятиминутная пауза, в холл вошел рослый спецназовец:
  - Все в порядке! Дамы, можете встать!
  Когда женский коллектив казино поднялся, их взору предстали двое мужчин. Одному из них было около сорока лет. Он был одет в черный костюм и под ним был такого же цвета гольф. В руке мужчина держал желтый кейс, а его, немигающий взгляд, был прикован к Юлиной юбке, задравшейся до бедра.
  Вторым был высокий молодой человек, в форме капитана милиции, с большим блокнотом в руках.
  Юля с возмущением пронзила лазурным взглядом человека в штатском и гневно молвила, поправляя на себе взбунтовавшуюся юбку:
  - Какое варварство господин полковник, я генералу пожалуюсь!
  Олег развел руками, изобразив испуг на лице:
  - Прошу тебя, не делай этого! Пощади.... Все что угодно, но только не это!
  Молодой милиционер, сделал шаг вперед.
  - Капитан Свиридов, следователь,- его тонкий голос напоминал звуки скрипки в неопытных руках. Он сразу понял, кто из девушек 'ху' и обратился к Юле:
  - Как вас...?
  - Юлия Владимировна Орлова, хозяйка этого заведения.
  Леночка залпом выпила стакан водки, и с интересом взглянула на капитана.
  - Ваша фамилия? И что во мне смешного? - капитан что-то быстро записывал в блокнот.
  - Еена Покоповна, - она на секунду задумалась, теребя свои кудри. - Ыжая! И я не смеюсь, меня ведьма поезаа!
  - Фамилия, имя, отчество? - Капитан методично продолжал свой допрос. Его недоверчивые желтые глаза были направлены на барменшу Риту.
  - Доохемия Тьма Тааканова, - Леночка, не задумываясь, придумала фамилию и отчество ведьме.
  Следователь аккуратно записал ее показания.
  - Ты че там пишешь, мусор?! - с удовольствием растягивая слова, произнесла Рита и протянула свой паспорт.
  - Гражданка Тараканова, попрошу выражаться более корректно, иначе привлечем за хулиганство! - следователь начинал нервничать в обществе дам.
  Он взял ее паспорт и стал внимательно изучать листы.
  - Прошу прощения, был не прав! - чиркнул пальцами о фуражку капитан, и задумался: - 'А Рыжая что-то скрывает - темнит!'
  Он резко перевел свой взгляд на Лену, - 'Глаза в глаза! Только так я узнаю правду!':
   - Так кто такая гражданка Тараканова, и где она, а?!!
  Стакан выпитой водки не прошел для Леночки даром, она приняла пристальный взгляд молодого капитана за милицейский флирт, и подошла к нему, покачивая бедрами:
  - Она тебе надо? Идем лучше, выпьем. - И Леночка потянула его за руку к стойке бара.
  Полковник, стоявший все время в стороне, подошел к Юле:
  - Так что ты там видела?
  - К большому счастью, ничего не видела. А вот если бы увидела - то ничего бы уже не рассказала. Меня бы там или зарезали или застрелили.... Ну, а если бы повезло - дали палкой по голове. - Глаза Юли загорелись ненавистью, и она, передразнила полковника, - ни о чем не беспокойтесь, Юленька! Родина за вами!
  - Тише, тише, - Олег взял ее за руку и обратился к оперу. - Свиридов! Я забираю эту девушку.
  - Один вопрос, господин полковник, с вашего разрешения! - следователь махнул рукой на еле стоявшую на ногах Леночку и подошел к Юле.
  - Давай, - полковник посмотрел на часы, висевшие на стене. 'Рабочий день, уже закончился! А я опять торчу на работе!'
  - Гражданка Орлова, а что вы можете рассказать по поводу произошедшего? - Свиридов приготовился записывать показания.
  - Когда я зашла в кабинет, то увидела три трупа, один кстати ожил, - и она пальцем указала на Рыжую.
  - Что еще?
  - Своего мужа, выносящего на руках девушку по имени Вика, фамилии ее я не знаю! - она уставшим взглядом скользнула по замусоленному мундиру следователя. - Я могу, идти?
  Капитан, молча, кивнул головой и осторожно стал приближаться со своими вопросами к барменше Рите. Юля с полковником вышли из казино.
  - Генерал умер, - тихо сказал Олег.
  - Как?! Когда?!! Я же только как час назад его живым видела... - побледнела Юля.
  - Самоубийство - застрелился.... Ничего не хочешь рассказать по этому поводу?
  - Мало вам жучка под столом? После работы, я с ним не общалась.
  - О жучке забудь, снял я его уже. Нет человека - нет проблем, - грустно улыбнулся Олег.
  'Ты следующий...', - припоминая подлый шантаж, пожелала ему Юля:
  - Ну, и денек сегодня. Как теперь без генерала фирма будет жить? И жена его пропала, похоронить даже некому.
  - Виктор Степанович, человек заслуженный. Будет ему и салют и похороны.
  - Родина поможет? - усмехнулась Юля.
  - Она самая... - вздохнул Олег, и они разошлись по машинам.
  
  ***
  
  Дорохемия очнувшись от глубокого сна - безумно позыркала мутными очами, пошарила рукой по столу.... по груди.... Затем повела хищным носом:
  - Маиса, амулет сперла! Вот ведь дрянь!
  Взглянула в зеркало. На нем тут же появилась трещинка, и поползла по стеклу, - 'О! Слава Аполлону! Силы опять ко мне возвращаются!', на лице Дорохемии промелькнуло некое подобие радости.
  Раздался звонок входной двери. Дорохемия сотрясая воздух, призвала рабов исполнить их священный долг:
  - Маиса! Кагар! Двери откройте, бездельники!
  Но в ответ лишь только крысы попискивали по углам - но, двери они открывать не умели, а звонок все не умолкал.
  - Мусора! - издалека почуяла представителей власти, Света.
  - Од Ксварна!*Всего лишь две души!*(скиф. Яз) - усмехнулось ментальное тело ведьмы - улыбкой Светы, и эта гремучая смесь пошла, открывать дверь.
  На пороге топтались два милиционера. Один из них был в звании лейтенанта, другой пониже, молоденький сержант -брюнет с понуро-висящими усами.
  - Светлана Михайловна Фирзоева? - неуверенно спросил лейтенант и, пошатнувшись, непроизвольно отступил шаг назад.
  Ведьма глядела сквозь них, и видела будущее этих несчастных: - 'Один будет жить долго, но нудно! А второй умрет быстро и весело!':
  - Ну, и?!
  - Ваш муж умер и сейчас находится в морге, - без лишней дипломатии выпалил лейтенант, и заметно нервничая, указал на стоящий сзади грязный 'Уазик'. - Уважаемая! Вам необходимо проехать с нами на опознание.
  'О! Мата Мах*! Мой кагар умер! Значит он все-таки убил эту собаку Агайю! Вот почему мне так легко! Слава Аресу!', - ведьма схватила за руку лейтенанта и затащила в дом, а вслед за ними машинально зашел и сержант.
  Мата Мах* Мать Луна* скиф. Яз.
  - Заходите, гости дорогие, сейчас будем Ареса праздновать!
  Милиционеры нерешительно прошли в гостиную, оставляя грязные следы на дубовом паркете.
  - Странная она. Может, свихнулась от горя? Муж умер, а она праздник собирается устраивать! - тихо сказал лейтенант сержанту и затем громко добавил. - А кто такой Арес, гражданка Фирзоева?
  - Светлана Михайловна, надо бы нам в морг проехать сначала, - робко напомнил ей сержант, усаживаясь в рядом стоявшее кресло.
  Дорохемия появилась в гостиной с кувшином молока и поставила его на стол.
  - Пейте, кагары! Пейте! - в левой руке у нее были кухонные ножи. И тут же один из них она мастерски метнула - стальное жало со свистом впилось в дверь. - Слава Аресу!
  Лейтенант тайком полез в карман за телефоном: - 'Надо срочно позвонить в психбольницу, похоже, что для них есть клиент и, причем, весьма опасный!'
  - Кагары! Когда я славлю Ареса, вы должны пасть на колени! - ведьма бросила мутный взгляд на сержанта.
  Тот медленно поднялся с кресла и пал ниц.
  - Слава Аресу! - писклявым голосом покорно закричал милиционер, и его усы стали медленно подниматься вверх, закручиваясь, как цибуля - колечками.
  Лейтенант даром времени не терял и вызывал дежурную бригаду из психбольницы.
  - Уважаемый, диктую адрес: Улица Строителей, дом восемь. Срочно приезжайте, тут сумасшедшая, - тихо в трубку говорил лейтенант, - весьма агрессивная особа, будьте с ней осторожны... Какого-то Ареса славит... и ножами кидается.
  Скифская жрица подошла к офицеру, и нависла над ним черной тучей - ее глаза излучали мощный поток энергии.
  - Иди отсюда! - и она властно указала рукой в сторону спальни.- Оденься там достойно! И ступай вон! На крыльцо! Там будешь Ареса славить!
  Через полчаса подъехала 'скорая' из психиатрической больницы. Дежурный врач сразу заметил 'своего' пациента.
  На крыльце стояла женщина на коленях, одетая в скромное платье скифской девушки.
  - Слава Аресу! - непрерывно басила странно одетая особа на всю улицу.
  Санитары осторожно подошли к ней с обеих сторон, и крепко взяли под руки.
  - В машину, - дал санитарам короткую команду врач и позвонил в двери.
  Внутри дома послышалось топтание, дверь медленно приоткрылась, и на пороге возник сержант.
  - Это вы звонили? - поинтересовался врач, пытаясь заглянуть внутрь.
  - Так точно! - сержант прикрыл грудью проем и хотел еще что-то добавить, но поперхнулся.
  - Фамилию, этого странного мужчины, назовите, - попросил доктор, приготовившись записывать имя пациента.
  - Марат Юсупович Фирзоев!
  - Сообщите родным, что он у нас, - врач дал в руки сержанта бланк с адресом больницы и пошел к машине.
  - Так точно! - прокричал сержант, порываясь пойти вслед за ними.
  Но, костлявые пальцы ведьмы схватили его за шиворот и затащили в дом.
  Когда машина из психбольницы покинула двор, дверь распахнулась и на порог вышла сама Дорохемия. Она мрачно взглянула на отъезжающее авто из дурдома: - 'Вот этот будет жить долго, но нудно...'
  - Эй! Поехали, кагар! - ведьма пошла к милицейской машине, а за ней спотыкаясь, последовал несчастный человек с закрученными усами.
  В морге Дорохемия почувствовала себя уютно, совсем как дома.
  - Посмотрите внимательно, это ваш муж? - врач показал ей покойного Марата.
  - О, мой славный кагар! - ведьма простерла над его лицом руку - глаза Черепа заморгали, он защелкал челюстью, издавая леденящие душу звуки:
  - Я выполнил твою волю царица. Агайя мертва.
  Она убрала руку:
  - Забирай его отсюда, кагар!
  Сержант положил на плечо труп Черепа и понес в машину.
  Доктор всего этого не видел, он находился в глубоком обмороке.
  В доме, сержант положил покойного на столе в гостиной, и замер в ожидании приказа.
  - Я отпускаю тебя - будь свободным!
  - Слушаюсь госпожа...
  - Ступай, - Дорохемия протянула ему бутылочку с красной жидкостью. - Когда взойдет луна, выпей за мое здоровье и тебе станет хорошо.
  Сержант сжал в руке яд и нетвердой походкой пошел к машине. А ведьма стала ходить кругами возле покойного Марата, напевая грустную песню:
  - Сати од кагар, арга ардар*!( Радуйся раб, твою душу господин благословляет! Скиф)
  ...Приближалась ночь.
  Черная жрица удалилась в тайную комнату, для того что бы приготовиться к таинственному ритуалу - этой ночью она должна была получить энергетическую силу поверженной Агайи и построение звезд обещало ей в этом помочь...
  ***
  Бестолковое поведение Дорохемии, начало раздражать Карла Ваттигура, - 'Глупая ведьма! Дальше своей руки ты никогда не видела. Бесцельное зло - это путь в бездну забвения. Там тебе и место, Дорохемия!', маг взглянул на звезды и отправился в Одессу по тайному астральному пути.
  ***
  Юля приехала в больницу поздно вечером. Игорь сидя задремал, возле операционной.
  - Ну что там? - девушка растолкала супруга. - Как она?
  - Плохо, очень плохо, врачи за ее жизнь не ручаются. - Игорь взглянул на часы. - Уже, одиннадцать.
  Из палаты вышел доктор Штильман.
  - Молодые люди, если она до утра доживет, значит, будет жить! Вот и все чем я могу вас обрадовать. - Он беспомощно развел руками и пошел отдыхать.
  В это время к больнице подошел человек в черном костюме, и галстуке серебряного цвета с желтым потрепанным портфелем в руках.
  
  
  
  Глава 9
  
  Примерно 2400 лет тому назад...
  После подлого выстрела Черепа, проекция Викиной души пролетела сквозь торсионные поля, и очутилась в жестокой и прекрасной эре античности.
  С одной стороны, это была суровая эпоха - век человека не стоил и жизни коня, с другой - это было хрустально чистое время, в котором обитала непорочная любовь и лебединая верность...
  ***
  В те далекие, неспокойные годы, в Причерноморских степях проживало много разных племен, но большую часть территории занимали скифы.
  В низовьях Днестра обитало небольшое племя эллинских скифов. Ими правил мудрый и справедливый царь Орик. На восток от владений эллинов, простиралась огромная территория владений царских скифов. Царствовал над ними молодой, и воинственный Атей. С юных лет он стал объединять скифские племена в одну могучую и непобедимую Скифию. Одни племена Атей присоединял к своему царству уговором и подкупом, других - несговорчивых, убеждал мечом и полным истреблением.
  Соседями племени с запада были истрийцы. Их просвещенный образ жизни и гуманное правление были по душе царю Орику. Жена его Иорита была истрянкой и приходилась родной сестрой истрийскому царю Амадоку....
  
  Седовласый, умудренный жизнью правитель Орик, провел больше половины жизни в седле, с акинаком в руке, да луком за плечами. Границы его владений постоянно 'жалили' многочисленные враги. То варвары с севера с набегом нагрянут, то с востока царские скифы забредут - покой царю лишь только снился. 'Дипломатия меча' была весомым аргументом в спорах с оппонентами и жестко останавливала врага на границе. Небольшое войско Тиры владело языком античной дипломатии в совершенстве, что спасало гордых и независимых эллинских скифов, от грабежей и полного уничтожения. С запада же царь Орик ощущал дружескую поддержку истрийцев. Ни разу со стороны захода солнца не прилетела в его владения стрела, ни разу из его огромного табуна - лошадь 'случайно' не переплыла быстрые воды Истра. Их дружеским отношениям завидовали самые искушенные правители - они так и 'окрестили' дружбу двух царей - эллино-истрийский союз.
  Варвары, бич того времени, не только доставляли беспокойство жителям Тиры - они были вездесущи. Постоянные нашествия необузданных дикарей, давно стало головной болью и Амадока - многие поселения Истрии разграбили и спалили орды варваров дотла. И вот в конце июля 400 года д.н.э. истрийский царь обратился за помощью к своему другу. Орик почти сразу откликнулся на просьбу и стал собирать войско на помощь истрянам...
  
  Перед походом, Орик вместе со своей любимой и единственной дочерью Агайей, решили устроить охоту на оленей.
  Детей у него больше не было, и всю свою отеческую любовь он подарил дочери. Царь научил ее метко стрелять из лука, бесшабашно скакать по бескрайним степям на лошади, и еще многим военным премудростям. Недавно ей исполнилось пятнадцать, и она, желая во всем быть похожей на отца, до кровавых мозолей на девичьих ладошках с утра до вечера постигала военную науку выживания.
  Как только солнце первыми лучами коснулось шатра, Агайя открыла глаза и принялась будить отца:
  - Отец, вставай! Пора на охоту!
  Царь осторожно убрал руку из-под головы супруги и, стараясь не шуметь, стал одеваться.
  - Эй! Охотники - без добычи не возвращайтесь, - чутко проснулась Иорита.
  Красивая, смуглая женщина, с тонкими чертами лица, приподняла голову и сладко зевнула.
  - Мама, ты не спишь?! - Агайя попыталась стянуть шкуру медведя, под которой лежала Иорита. - Поехали с нами!
  Но царица крепко держала шкуру в руках:
  - Не женское это дело, по кустам за зайцами бегать. Отец твой из тебя воина делает, а ты ведь девушка. Лучше бы с дочкой жрицы училась всяким женским премудростям. Когда вырастешь, хорошей женой была бы, а так... - проворчала Иорита.- На охоту без меня езжайте, я лучше еще посплю.
  - Агайя будет прекрасной царицей, - бронзовое от солнца, мужественное лицо Орика имело растерянный вид - он никак не мог найти своей обуви. - Иорита, ты не видела моего сапога?
  - Разуваться надо при входе в шатер, а не по дороге в постель! - из-под шкуры донесся сонный голос царицы.
  Агайя в это время достала свой лук и акинак*- короткий скифский меч*:
  - Я готова отец, идем?
  - Вперед! И пусть стрела найдет свою добычу! - Орик наконец-то нашел свою пропажу, и они отправились на охоту.
  
  Недавно царь подарил Агайе прекрасного вороного жеребца, самого быстрого в их огромном табуне. Когда девочка впервые подошла к вороному, он отпрянул от нее и встал на дыбы. Девочка протянула руку и ласково произнесла:
  - Арна*, хороший мой, теперь мы всегда будем вместе, ты и я...
  Жеребец замер и недоверчиво наклонил голову.
  - Арна... - прошептала Агайя, и смело шагнул к вороному.
   Затем ласково потрепала его за гриву, шепнула что-то на ухо, и ловко оседлала красавца.
  - Арна, вперед! - крикнула принцесса и понеслась в сторону гор - и долго еще в тишине степей был слышен ее звонкий голос. - Арна, быстрее!!
  Орик наблюдал за любимой дочерью, и гордость переполняла скифского царя. Ведь далеко не всякому опытному воину удается так быстро приручить степную лошадь.
  * Арна - дикий - скифск.
  
  На охоту они выехали небольшим отрядом. Позади царя с дочкой скакали верные охранники, в шлемах с бронзовыми накладками в виде грифонов. Воины в любую секунду были готовы устранить любого, кто посмеет приблизиться к высокопоставленным особам...
  - Девочка моя, я завтра должен отправиться в поход, - Орик достал кожаный мешочек, который был привязан к поясу и вынул оттуда амулет из хрусталя в золотой оправе. - Я стал слишком стар и хочу успеть выполнить просьбу своей матери и твоей бабки, Опийи.
  Он передал ей амулет:
  - Это тебе, Агайя.
  - Мне?! - ее глаза загорелись от радости.
  Она с восторгом взглянула на изображение скачущей всадницы с мечом:
   - А кто это, отец?
  - Кода-то давно, за оказанную нашим родом помощь, в знак искренней дружбы его подарила сама Ипполита, царица амазонок,- и Орик рассказал древнее придание юной принцессе.
  На ее груди, переливаясь на солнце, сиял амулет и царь, с трудом отрывая взгляд от этой красоты, строго произнес:
   - Никогда его не снимай! Слышишь?! Он не раз спасал жизни женщинам нашего племени, и будет так же охранять и тебя на твоем жизненном пути.
  - А почему моя мать его не носит? Ведь она, тоже женщина.
  - Потому что твоя бабка велела передать его тебе! - строго отрезал Орик и, подстегнув коня, умчался вперед.
  - Я догоню тебя! - легкая Агайя на быстром и молодом жеребце, стремительно понеслась вслед за отцом.
  Незаметно они приблизились к оленьей тропе, ведущей на водопой. Орик рукой указал ей на дерево - принцесса молча пришпорила лошадь. Когда Арни достиг могучих крон, Агайя натянула вожжи, подтянулась на ветке и тихо дала команду:
  - Бад, Арна.* * Лежать Арна! - скиф.
  Жеребец, сделав пару шагов в сторону, послушно залег в кустах и как охотничья собака принялся терпеливо ждать.
  Царь занял позицию на соседнем дереве, а охрана на почтительном расстоянии залегла вместе с конями в траву. Вокруг стояла тишина и только птицы в лесу разговаривали на своем языке, да ветер ласково покачивал высокую траву на бескрайних лугах.
  Агайя сидя на большой ветке, не могла оторвать взгляда от подарка, - 'Какой же он красивый! Теперь меня ни одна стрела не возьмет!', - с твердой уверенностью подумала юная скифянка.
  Вдалеке послышался топот оленей. Принцесса быстро достала из горита* лук и вставила в него стрелу.
  Топот был слышен все ближе и ближе, вот послышался шум ломаемых веток. Она изо всех сил натянула тетиву и приготовилась спустить острую как игла, стрелу. Внизу под ней показался огромный олень. Ей казалось, что если он поднимет голову, то рогами заденет ветку, на которой она сидит. Из ее ладошки начала сочится струйка крови, но она затаив дыхание, ждала, как учил отец: - 'Стрела должна войти чуть выше передних лопаток'
  - А вот теперь в самый раз, - прошептала Агайя и отпустила тетиву. Бронзовый наконечник мягко вонзился в оленя, и он затрубил свою прощальную песню. Стадо без вожака начало в панике метаться в разные стороны. Олень со стрелой прошел несколько метров и замертво рухнул на землю.
  И тут на животных со всех сторон посыпался шквал стрел. Лошади по команде поднялись из травы, всадники легко оседлали их, и началось азартное преследование обезумевших от страха животных...
  
  Вечером охотники возвращались в Тиру**, с хорошей добычей. Впереди ехал царь Орик с принцессой Агайей. Возле шатров стояли любопытные женщины и дети, при виде царя они низко склоняли головы и вокруг был слышен одобрительный гул.
  - Слава Орику, царю Тиры!
  
  * Футляр для лука - скиф
  ** Тира - поселение эллинских скифов, расположенное в устье Днестра
  
  К Агайе подбежала ее лучшая подруга, дочь жрицы, Дорохемия. Дора, так она ласково называла девочку с зелеными глазами.
  - Дора погляди, что мне отец подарил! - Агайя спрыгнула с лошади и показала подруге амулет. - Арни, домой!
  Она легонько хлопнула жеребца ладошкой по шее, и тот послушно поскакал к царскому шатру.
  Дора впилась взглядом в амулет, и не могла оторвать глаз от этой красоты.
  - Агайя, а можно я его одену? - дочь жрицы умоляюще взглянула на подругу.
  Ее рука крепко схватила хрустальный талисман, а сама Дора не могла оторваться от этого чуда. Сзади девочек незаметно появилась жрица Каина. Она увидела на груди принцессы амулет, про который ходили легенды. Ведьма слышала от мага Абариса, что этот талисман из самой
  Атлантиды. Затем он оказался у амазонок и вот теперь она его видит на груди у этой девчонки.
  - Дора, отец мне сказал, что бы я никогда его не снимала! - Агайя решительно забрала руку подруги с амулета. - А слово отца для меня - закон!
  У Дорохемии не было отца, и ей было трудно понять юную принцессу.
  Однажды ее мать Каина возвращалась из Гилеи*, где она приносила жертву Богине Гефесте. Внезапно ее окружили всадники, их было пятеро.
  'Царские скифы!', - в страхе подумала жрица. Она их узнала по множеству золотых украшений и коням в серебряной сбруе.
  Каина остановила лошадь и отдала свою судьбу во власть богини Артемиды. Один из всадников похотливо пожирая взглядом женщину, ловко накинул ей аркан на шею. Жрица вылетела из седла и упала на землю.
  Всадники спешились и по очереди стали насиловать ее. Когда все закончилось, несчастная осталась беспомощно валяться в пыли и еще долго слышала громкий смех удаляющихся всадников. Наступил вечер. Жрица с трудом поднялась и поплелась домой, посылая страшные проклятия своим насильникам. В разорванной одежде, пыли, синяках и ссадинах она под утро добралась в Тиру. Через девять месяцев у нее родилась дочь без отца. После этого случая Каина возненавидела мужчин и эту ненависть передавала своей дочери.
  * Гилея - святое место для скифов, откуда по легенде они начали свой род.
  
  Зеленые глаза Доры сузились - на них выступили слезы.
  - Мне для тебя ничего не жалко, а ты... - выпалила она, проглатывая обиду.
  Агайя пожала плечиками, развернулась и ушла искать отца, который был занят подготовкой к походу.
  Каина молча, наблюдала за ссорой подруг, и ее сердце разрывалось на части. 'Дора! Девочка моя... Я все сделаю в этой жизни, что бы ни видеть твоих слез', - и она дала в этот момент себе клятву, сделать Дорохемию счастливой.... Любым путем.
  На небе появились звезды, возле шатров зажгли костры и вокруг стоял ароматный запах жареного мяса. Перед походом воины сидели со своими семьями и попивали алуз*, закусывая его сочной олениной.
  *пиво. - скиф.
  
  Возле костра Орика было грустно.
  - Иорита, не успеют наступить холода, как мы возвратимся обратно в Тиру. - Пламя от костра освещало его мужественное лицо с бородой. - Агайе я привезу настоящее истрийское платье.
  - Отец, лучше щит мне привези, точно такой как у тебя! - девочка взяла в руки царский доспех, он был легок и прочен.
  - Агайя! Ну, нельзя же так, ведь ты будущая царица, - Иорита с возмущением взглянула на дочку. - Взгляни на себя, во что ты одета!
  На принцессе были скифские штаны - шаровары и кожаные сапоги, которые носят воины.
  - У всех девочки как девочки, а у меня... - И царица безнадежно махнула на нее рукой.
  - Ну, перестань, не будем ссориться перед долгой разлукой. - Царь нежно обнял Иориту. - Скажи мне лучше, что брату твоему передать.
  - Передай ему, пусть молодую рабыню пришлет для Агайи. - Сердце царицы мгновенно растаяло. - Что бы она толковая была, шить умела и обязательно разговорила на греческом! Будущая царица не только из лука должна хорошо стрелять.
  
  Рано утром огромный отряд воинов, конным шагом покинул Тиру. У провожающих скифянок слез не было, они давно привыкли к постоянным походам своих мужчин. Когда войско скрылось из виду, все разошлись по шатрам, и только Агайя осталась стоять на высоком холме. Она провожала отца печальным взглядом, со слезами на глазах. Ее маленькое сердце предчувствовало - разлука будет долгой...
  - Идем домой Агайя! - Дора уже спустилась с холма и с нетерпением ожидала подругу. - Все давно уже ушли, только ты там стоишь!
  Принцесса нехотя спустилась.
  - У меня такое чувство, что я очень долго не увижу его. - Она показала амулет Дорохемии. - Видишь? Что-то нехорошее должно произойти!
  Кристально чистый амулет приобрел странный розовый оттенок.
  - Ты хочешь стать жрицей? - Дорохемия с завистью глядела на амулет. - Тогда иди к ритуальному столбу и скажи всем, - народ, беда надвигается!
  - Ты ничего глупая не поняла, это не я, это амулет беду чувствует.
  
  Этой ночью в шатре у жрицы Каины происходили странные события. Ближе к полуночи шкура шатра приоткрылась, и внутрь проскользнул человек в черном плаще с капюшоном на голове. Из-под капюшона на спящую Каину мрачно уставились водянисто- синие глаза. Острые черты лица и отсутствие бороды, говорили о том, что этот мужчина не скиф.
  - Каина, - негромко позвал ее ночной гость.
  Жрица мигом проснулась и встала перед ним на колени.
  - Маг Абарис! Прости глупую жрицу! Уснула я.
  Маг не снимал капюшона и внимательно поглядел на свой посох, увенчанный серебряной головой Аполлона:
   - Одевайся живо, тебя ждет важное дело! Отправишься к царю Атею и скажешь, что Орик с войском пошел к истрийскому царю, для того что бы оттуда возвратиться могучей армией и разбить его!
  Каина стала спешно одеваться.
  - А затем скажешь, что сможешь выманить предателя со своим войском обратно из Истрии. Спросит, зачем тебе это надо? Ответишь, царицей хочешь быть....
  - Маг Абарис! - позвала его жрица. Но его уже и след простыл...
  
  Атей задумчиво сидел в огромном шатре усыпанным золотом. Возле его ног спала прекрасная рабыня. Она была нема, как и все остальные слуги царя. В шатер тихо вошел его друг по оружию, Лик.
  - Атей к тебе жрица из Тиры. Говорит очень важные новости у нее.
  - Зови ее Лик, послушаем ведьму, хотя и не верю я им! - Атей ногой разбудил рабыню. - Ступай красавица, я буду занят.
  В шатер в сопровождении Лика, зашла Каина. Ее голова была низко опущена и, войдя в шатер, она тот час упала на колени.
  - Орик хочет напасть на тебя, великий царь Атей! - запричитала Каина, оставаясь стоять на коленях, с опущенной головой.
  Шатер наполнился громоподобным смехом. Атей от души смеялся над этой темной женщиной.
  - Великий Атей, позволь я ей отрублю голову! - воскликнул Лик и начал доставать меч из ножен.
  Каина замолчала и с ужасом ожидала свой приговор.
  - Глупая! У него десять тысяч изнеженных, как женщины, воинов! А у меня сто тысяч отборных скифских героев! Мой один воин заставит бежать десять эллинцев до самых Афин! - Атей подошел к жрице и поставил на нее ногу. - Говори, ведьма, кто тебя подослал?!
  - Великий владыка, Орик ушел со своим отрядом в Истрию, а обратно вернется с войском истрийского царя Амадока! - Жрица говорила взахлеб, вцепившись ногтями в шкуры. - Я подслушала его разговор с женой Иоритой. Орик с ее братом хотят ударить по тебе, пока ты еще не в силах выступить против него и истрян!
  - Я не в силах?! Этот предатель Орик еще узнает мою мощь! - глаза Атея сверкали от ярости. - Лик собирай войско, будем палить Тиру!
  Лик пошел к выходу из шатра, собираясь выполнить волю царя.
  - Великий Атей, позволь молвить рабе твоей, - жрица боялась поднять голову и не видела грозного царя. - Я могу выманить Орика обратно из Истрии. Когда он будет возвращаться в Тиру, ты встретишь его на переправе у берегов Тираса*. Там ты и расправишься над предателем.
  * Тирас - Днестр (скифск).
  
  - А зачем тебе все это надо, ведьма? - Атей забрал свой сапог у нее со спины и намотал на руку ее черные, длинные волосы. Голова Каины поднялась, и она впервые увидела великого царя - высокий лоб, прямой приплюснутый нос и тонкие губы, вокруг которых росла редкая черная борода. Умный и пронзительный взгляд заставлял трепетать жертву от страха, но ведьма была под покровительством самого Абариса и продолжала вести свою игру.
  - Я скифская женщина и мне чужды фракийско-истрийские нежности*! Рабы должны быть рабами, а не вкушать с одного стола с господами! - Каина продолжила свою речь, оставаясь с 'высоко' поднятой головой. - Я хочу быть царицей Тиры! И прошу тебя владыка, не жги город, я убью Иориту и в знак полного повиновения привезу тебе ее голову!
  Атей про себя насмешливо подумал, - 'Недолго же ты будешь царицей Тиры!' Он отпустил ее волосы, и голова жрицы безвольно упала вниз.
  - Хорошо ведьма, утром я выступлю к переправе и буду там ждать Орика! - Атей резко выхватил меч и поднес его к горлу Каины. - Только не хитри со мной! Найду и голову твою собакам отдам.
  Когда жрица вышла из шатра, Атей задумчиво посмотрел на свой меч. 'Я дойду до Египта, и фараоны падут возле моих ног, осыпая мой народ золотом! И родится тогда Великая Скифия! И будут все народы трепетать перед гордым именем - Скиф!'
  - Слава Аресу! - его клич был слышен далеко за шатром.
  - Слава Аресу!!! - тут же подхватили десятки тысяч воинов.
  Каина поспешно покинула это негостеприимное место и ее лошадь понеслась галопом в направлении Тиры.
  Фракийско-истрийские нежности * Старший брат Орика, Скил, поплатился головой за неприятие скифских обычаев, и за то, что большую часть времени проводил у фракийцев, тем самым показывая, что ему ближе фракийский просвещенный дух.
  
  Утро в Тире начиналось спокойно. Мужчин в лагере не было и женщины, пользуясь отсутствием сильной половины, не спешили открывать глаза и уютно спали, укутавшись в шкуры.
  Дозорный на высокой башне, построенной из бревен, заметил со стороны владений царя Атея приближающегося всадника. Он запалил смоляной факел, что означало, к поселению приближается чужой.
  Вокруг лагеря Орик оставил в дозоре небольшой отряд. В 'чужом' воины быстро разглядели жрицу Каину, скачущую на взмыленной лошади. Она была вся в пыли, и от долгой езды еле держалась на ногах.
  - Беда! Буди царицу, беда! - Каина повторяла и повторяла эту фразу начальнику охраны.
  Статный скиф с бородой бегом кинулся к шатру Иориты.
  - Царица, прискакала Каина, беда говорит!
  Иорита открыла глаза, рядом с ней спокойным сном спала Агайя. Царица поднялась, накинула на себя теплый плащ из овечьей шерсти и вышла из шатра.
  - Какая беда, пустоголовый воин? Жрице опять приснилась черная туча? - в последний раз Каина пугала племя страшной тучей, и женщины Тиры носили ей порции жареного оленя, что бы задобрить богиню Гефесту. После этого ее дочь три дня пролежала с больным животом в шатре.
  Незаметно подошла, шатаясь от усталости Каина.
  - Иорита, этой ночью я встречалась со жрецом царя Атея. - Она избегала взгляда прозорливой царицы. - Он узнал, что Орик ушел в поход и идет сюда со своим огромным войском, для того что бы захватить Тиру!
  - Каина, а может жрец слукавил и хочет нас столкнуть лбами с Атеем?
  - Клянусь Аресом, это святая правда! - и жрица ритуальным кинжалом порезала себе руку.
  - Это так похоже на их подлый и хитрый род, - Иорита подозвала свою верную телохранительницу. - Карсу скачи в Истрию и скажи Орику, пусть срочно возвращается. На Тиру идет с войском Атей! Не жалей лошадей, скажи ему - мы в опасности!
  Когда телохранительница оседлала коня и хотела уже отъехать, к ней подошла Иорита и тихо сказала:
  - Будешь следовать за Ориком как тень.... К нему не приближайся, - сердце женщины интуитивно приняло меры предосторожности.
  - Слушаюсь, госпожа, - покорно ответила Карсу и низко поклонилась царице.
  Агайя проснулась от непонятного гула и вышла из шатра. На площади возле ритуального столба собрались все женщины поселения. Ее мать стояла на деревянном помосте и обращалась с тревожной речью к своему народу.
  - Подлый Атей идет на нас со своим огромным войском, с целью уничтожить нас и наш город. Скоро должен подойти доблестный Орик и мы должны во что бы то ни стало продержаться до его прихода! - Иорита из ласковой и нежной матери, превратилась в грозную царицу. - Я объявляю в городе военное положение. Всем женщинам взять в руки оружие! Дозорные посты расставить за день быстрой езды до Тиры. Скифянки! Вы жены доблестных воинов и слава ждет нас в бою с врагом. Сегодня мы будем славить Ареса!
  - Слава Аресу! - Женщины тот час упали на колени и стали прославлять Бога войны, до первых звезд на небе.
  ***
  Карсу за долгую дорогу сменила двух лошадей и вскоре упала возле ног Орика.
  - Великий царь, над нами завис меч Атея! Царица просит тебя срочно вернуться в Тиру и защитить женщин и город!
  - Мальчишка! Да, как он посмел! - Царь был в гневе и тут же дал команду начальнику войска. - Собирай всех, срочно выступаем. Домой! На Тиру!
  - Ты хороший воин Карсу, - Орик снял с пальца золотой перстень и дал его женщине. - Отдыхай и набирайся сил. Скоро они нам пригодятся.
  Орик рассказал своему другу Амадоку о беде, нависшей над его народом.
  На границы Истрийского царства с севера постоянно совершали набеги геты и другие варвары. Амадок рассчитывал, что Орик со своим войском поможет ему поддержать мир на границе, но услышав про надвигающуюся над Тирой угрозу, он снял с пояса свой меч и передал другу.
  - Возьми, пусть он с доблестью послужит тебе друг!
  Истрийский царь, любил сестру Иориту и с Ориком они были хорошие друзья. Но выступать против огромной армии Атея, ради дружбы и любви он не мог. В первую очередь он должен был думать о своем народе.
  - Да хранит твое племя Артемида! - Амадок обнял друга и позвал свою рабыню. - Приведи Уолиту и платье для Агайи возьми!
  К Орику подвели юную девушку, в руках она держала платье.
  - Выполняю просьбу своей сестры. Хоть и не время сейчас выполнять женские капризы. - Амадок взглянул на перепуганную девушку, которая увидев многотысячное войско, закрыла глаза рукой. - Может позже подарок передать?
  Рядом с Ориком стояла Карсу, и царь не хотел огорчать любимую жену и дочь.
  - Забери ее и отправляйся с ней в лагерь, за жизнь этой рабыни отвечаешь головой!
  Карсу низко поклонилась и отправилась вместе с рабыней в сторону Тиры.
  Вскоре войско эллинских скифов выступило из Истрии на помощь женщинам. Под вечер они подошли к бурным водам Тираса. Орик задумчиво смотрел, как его воины с лошадьми ловко переправляются через бурную реку. Царь рассчитывал прийти в город под утро, и поспешил со своим отрядом телохранителей завершить переправу.
  Их путь лежал через равнину, окруженную со всех сторон горами. Гул от топота лошадей эхом разносился по всей долине.
  Вдруг вокруг зажглись тысячи факелов и со всех сторон к отряду Орика стали быстро приближаться воины Атея. Они на ходу пускали горящие стрелы и те с ужасным свистом рассекали воздух. От неожиданности эллинцы оборачивались в сторону смертельного свиста и стрелы вонзались в их сердца и лица. В спешном порядке уцелевшие воины окружили царя Орика. В этой неравной схватке они храбро сражались до последнего вздоха...
  Атей в числе первых всадников атаковал отряд противника. Он зорко искал глазами царя Тиры, для того что бы лично отрубить ему голову.
  'Вот и охрана Орика!', - Атей увернулся от боевого топора, пронесшегося возле головы, и всадил меч всаднику с бронзовой накладкой грифона.
  'А вот и сам Орик!', - молодой Атей в яростном азарте не замечал, что его правое плечо было в крови и, рассекая мечом голову очередного эллинца, приблизился вплотную к царю Тиры.
  Орик увидев молодого Атея забыл об осторожности и закричал:
  - Я здесь Атей! Давай в честном поединке, как подобает царям, сразимся один на один! Ты и я!
  Это были последние слова царя Тиры. Острый как бритва меч отсек его голову и она, истекая кровью, упала на землю, моргая глазами. Сзади на взмыленном коне с окровавленным оружием был Лик, соратник по оружию Атея. Он ловко нагнулся и поднял голову Орика:
  - Царь взгляни - какая прекрасная чаша для питья!
  - Лик! Теперь ты правишь Тирой! Такова воля Ареса! - Атей оглянулся вокруг, его воины добивали последних эллинцев.
  - До утра, отдых! Утром выступаем на Тиру! - и молодой царь, пришпорив вороного, поскакал в сопровождении охраны в небольшую рощу находившуюся рядом. - Поставьте тут шатер и жарьте много мяса! Сегодня у нас будет большой праздник!
  
  Карсу, с юной рабыней, издалека наблюдала за этой кровавой бойней. У скифянки не было ни слез, ни страха.... У нее было только одно желание,- быть рядом, плечо об плечо биться за своего царя. Но у нее также был и строгий наказ Иориты, - близко не подходить!.. А воля царицы для Карсу, была выше желаний. И она вместе с рабыней Уолитой поспешила к царице сообщить о надвигающейся опасности и большем горе, постигшем эллинское племя.
  
  С первыми лучами солнца Карсу стояла перед своей царицей. На шум, поднятый телохранительницей, вышла и жрица Каина. Она была с мечом под плащом и стала наготове позади Иориты.
  - Царица, Орика убили и с ним все его войско! - Карсу упала на колени и зарыдала. - Атей движется на Тиру и хочет ее сжечь дотла!
  'Атей, сын собаки!',- жрица, проклинала хитрого царя. Вместо обещанного ей места царицы, тот собирался превратить всех жителей Тиры, в пепел.
  - Каина! Созывай народ, живо! - приказала Иорита и пошла, будить Агайю.
  Ее лицо было сурово и только две маленькие слезинки в уголках глаз, выдавали истинное состояние души овдовевшей женщины.
  - Его убил Атей? - услышав печальное известие, Агайя растеряно переспросила у матери, имя убийцы отца.
  Иорита печально кивнула головой. Девочка встала и решительно направилась за оружием.
  - Я убью его, клянусь Аресом!
  Глаза Агайи сверкали, и она стала надевать на себя пояс с мечом.
  - Глупая девочка.... Ты не подойдешь к нему и ближе полета стрелы, как твоя душа отправиться вслед за отцом! - Иорита прижала к себе принцессу. - Нам надо собираться и срочно уходить в горы, вверх по течению Тираса. Агайя я надеюсь, что в память об отце ты будешь хорошей и послушной дочерью?
  - Не волнуйся, мама. Теперь я тебя буду защищать! - юная девочка гордо стала в руке с мечом, и напомнила Иорите, покойного Орика.
  - Какое же горе у нас, дочка... - Сжав зубы, что-бы не расплакаться, произнесла царица.
  За стенами был слышен гул возмущенных женщин.
  - Ну, мне пора! - Иорита вышла из шатра, возле него стояла рабыня, покинутая Карсу.
  В руках у нее был какой-то сверток. Девушка испуганно смотрела на грозных вооруженных женщин, говоривших на резком и непонятном для нее языке.
  - Ты кто такая? - спросила Иорита, позабыв о своей просьбе прислать рабыню Агайе.
  - Что, госпожа? - на истрийском заговорила девушка.
  - Ты кто?! - на ее родном языке повторила вопрос царица.
  - Я истрийская наложница. Царь Амадок послал меня в подарок принцессе Агайе. - Девушка была одного возраста с Агайей.- А это платье для принцессы!
  - О, богиня Гефеста! - Иорита опять зашла в шатер, вместе с юной рабыней и зарыдала...
  Так умеют рыдать только женщины, от всего сердца, всей душой и иногда кажется, что во время их безумного плача они навсегда покинут этот мир!
  Настала очередь Агайи успокаивать плачущую мать, но когда она увидела в руках рабыни платье, она тутже присоединилась к матери.
  - Иорита! Царица Тиры! - За шатром раздался голос Каины. - Твой народ ждет тебя!
  Иорита взяла за руку дочь.
  - Идем, Агайя, мы должны думать об этих несчастных женщинах, - сказала она, тяжело вздохнув, и затем обратилась к Уолите, - собирай вещи, я сейчас старшую рабыню пришлю.
  Царица с дочкой вышла на большую площадь, посреди которой возвышался помост с ритуальным столбом. Кругом стоял невообразимый плач - женщины безумно скорбели о своих мужьях. Иорита взошла на помост и обратилась к народу Тиры.
  - Женщины Тиры! У нас у всех большое горе! Нет с нами больше наших верных мужей. Никто о нас больше не будет заботиться. Мы должны стать одной большой и дружной семьей! - она пламенным взором смотрела на свой народ и видела, женщины пойдут за ней, горе всех их объединило. - Мы уйдем вверх по течению Тираса и в память о наших мужьях создадим там новый и доблестный город. Атей уже идет сюда и времени у нас осталось мало, необходимо как можно быстрее выступить из Тиры. Да поможет нам Гефеста и Арес! Собирайтесь, в дорогу! Брать самое необходимое, остальное все сжечь вместе с шатрами!
  В скором времени на месте оживленного города, запылало огромное пожарище, а вереница навьюченных вещами лошадей и женщин растянулась на многие километры. Они спешили уйти в безопасное место и начать там новую жизнь, жизнь амазонок. На скифском языке это звучало более грозно, - Эорпата*!
  * Амазонка.(скиф)
  
  
  
  
  Глава 10
  
  Три дня огромный отряд скифянок пробирался через колючие кустарники, дремучие леса и коварные горы. Опасаясь преследования Атея, они шли без остановок и многие из женщин падали от усталости на землю, но их поднимали верные подруги и они через силу продолжали нелегкий путь. И вот июльским Утром, на четвертый день, их взору открылась широкая равнина, окруженная с трех сторон горами. Четвертая сторона с запада, заканчивалась огромным плато, отвесно нависающим над бурной рекой.
  В долине горели костры, от которых исходил ароматный запах мяса. Возле них сидели люди в одеждах из шкуры, а рядом - на холмистых лугах паслись табуном кони.
  Царица взмахнула рукой, приказывая старшим: - Тихо! Остановиться!
  Старшие тут же передали команду остальному племени, и через мгновение вокруг была абсолютная тишина.
  Длинная вереница измученных и обозленных женщин замерла черной тучей, над безмятежной долиной.
  ... При выходе из Тиры, Иорита последовала примеру Орика, она разбила все племя на винсати* и назначила над ними старших. Винсати соединялись в четыре внушительных расма.**
  * Винсати - двадцать (скиф).
  ** Расма - большой отряд (скиф)
  
  - Тут будет наша земля!- в этот момент лицо Иориты было словно высечено из камня. - Приготовится к атаке!
  Рядом с ней находились четыре всадницы, вооруженные акинаками и горитами с короткими копьями. Эти женщины возглавляли расмы.
  - Зачем Иорита? - Карсу зорко оглядывала горную местность. - Зачем нам лишнюю кровь проливать? Мы не готовы к открытому бою. А если их окружить со всех сторон и внезапно напасть?
  Иорита задумалась и посмотрела на измученных дорогой женщин: - 'Да, Карсу права. Какие из них сейчас воины? От мечей гетов* больше половины скифянок тут поляжет....'
  Геты* - племена, обитающие между в 4 в.до н.э. между Дунаем и Днестром.
  - Хорошо! Пусть будет так! Два отряда остаются со мной, а два расму пойдут в обход - в горы... - Иорита посмотрела на Карсу. - Ты пойдешь с ними и выпустишь при готовности горящую стрелу. После этого мы сразу наступаем, в живых никого не оставлять! Слава Аресу!
  - Слава Аресу... - Шепотом подхватили отряды.
  Агаайя подошла к матери, глаза ее горели, голос от возбуждения звенел.
  - Возьми меня в отряд, я готова к бою ма! - она резко взмахнула мечом и срубила небольшое деревце.
  - Агайя, девочка моя, вон погляди на дочку жрицы, - бери с нее пример.
  Дора лежала под деревом и крепко спала. Агайя обиженно отошла от матери: - 'А отец взял бы меня с собой!'. И тут ее взгляд наткнулся на Карсу, собирающеюся идти с отрядом в дальний обход.
  - Карсу, я с тобой! - принцесса любила эту суровую женщину со шрамом на губе, которая многому ее научила, пока отец пропадал в походах.
  - Хорошо - но тихо, что бы мать твоя не видела.... Видишь два холма, за которыми лес начинается?
  Агайя, закрывая ладонью глаза от солнца, посмотрела в направлении руки Карсу:
  - Да.
  - Жди меня там. - Шепнула ей суровая женщина и отправилась готовить отряд к выступлению.
  Агайя тут же пришпорила жеребца и понеслась к двум холмам. Ее вороной резво скакал по высокой траве в росе. Глаза Агайи в предчувствии желанной битвы, разгорелись как у дикой кошки, и она, прильнув к гриве, подгоняла коня:
  - Вперед, Арни!
  Внезапно конь замер как вкопанный:
  - Ну, Арни... - прошептала девушка и прислушалась...
  Из лесной чащи послышался треск ломаемых веток, - она сняла лук и вставила стрелу. Через мгновение между могучими дубами, показался всадник, поперек лошади у него лежала убитая косуля. Одет охотник был в шкуру, и его черные длинные волосы были подвязаны в хвост. Увидев молодую скифянку с направленной на него стрелой, он молниеносно поднял руку с копьем и устремился ей навстречу.
  Агайя отпустила тетиву, и в тот же момент охотник бросил копье. Девочка как ее учил отец, моментально пригнулась и спряталась за шею коня. Копье пролетело точно в том месте, где пару мгновений назад была ее голова. Охотник же, как зачарованный, не мог оторвать своих глаз от летящей в его сторону стрелы, которая со свистом рассекала воздух. Она вошла ему между глаз и, издав дикий гортанный звук, гет завалился на спину. Лошадь с мертвым всадником испуганно заржала и понеслась в сторону долины. Но, не проскакала она и ста метров, как захрипела и, упав на передние ноги, завалилась на бок.
  Агайя с удивлением повернула голову и увидела Карсу, скачущую в сторону поверженного врага. Женщина ловко вытянула стрелы из лошади и всадника и, вытирая пот со лба, крикнула:
  - Девочка, езжай обратно к маме! И прошу тебя всеми Богами, молчи о том, что здесь произошло!
  Агайя после случившегося спорить не стала и молча, отправилась к Иорите.
  ....Прошло совсем немного времени, и в небе появилась горящая стрела.
  - Вперед! - Подала команду Иорита. - Слава Аресу!!
  И тысячи женщин устремились со всех сторон на ничего неподозревающих жителей долины. Скифянки окружили плотным кольцом гетов и безжалостно пронзали копьями, рубили мечами - детей, женщин, мужчин - всех живых, кто попадался им под руку. Под вечер от поселения остались только пустые землянки, да плененные кони...
  Иорита сидела возле костра, лицо и руки ее были в чужой крови. Она с голодной злостью отрывала куски мяса от жареной косули и глотала их большими кусками. От нежной жены и матери не осталось и следа. Сзади тенью появилась жрица Каина.
  - Иорита, а что мы будем делать с мальчиками и оставшимися воинами нашего племени? - Каина присела с ней рядом и заглянула царице в глаза.
  - Да ничего с ними не будем делать, пусть себе живут!
  - Вон погляди! - она указала мечом на громадного охранника из винсати, которому возле большого костра, пытались угодить вдовы. Одна ему подносила мясо, другая его обняла сзади и что-то говорила. - Через аста бану*, нам с тобой просто отрубят головы, а наши дочки будут рабынями у этих пустоголовых воинов.
  * Восемь дней (скиф.)
  
  - Ну и что ты предлагаешь? - Иорита в душе была согласна с жрицей, заговора с присутствием мужчин в лагере, не миновать.
  - Я запугаю женщин, и они сами захотят избавиться от мужчин! - Жрица с ненавистью пронзала взглядом охранника.
  - А продолжение рода, Каина? Или после нас и трава не взойди?
  - Иорита, мужчина для этого дела всегда найдется, вот только в племени нашем ему не место. Или, ты хочешь предать клятву верности Орику?! И подтолкнуть к этому тысячи женщин, которые клялись и в загробной жизни быть вместе с мужьями!
  - Действуй жрица, - вздохнула Иорита и подозвала Карсу.
  - Собери всех надежных женщин, и стойте рядом с мужчинами. - Царица жестко резала слова. - По моей команде, всех мужчин убить!
  Карсу опытный и проверенный воин, поднесла к губам перстень Орика и поцеловала его.
  - Твоя воля для меня закон Иорита! - Карсу смело взглянула царице в глаза. - Вот только Орик, не одобрил бы этого!
  И она с высоко поднятой головой, ушла исполнять волю царицы. На большом лугу собралось все племя. Иорита и жрица взобрались на импровизированный помост из телег.
  - Скифянки! Мы стоим на нашей новой земле! Отсюда нам дальше дороги нет, и здесь мы умрем, защищая свою новую землю! - глаза Иориты горели, и она в этот момент свято верила в то, что делает. Царица подняла руку, подавая знак Карсу.
  После этого, Карсу и тридцать верных ей женщин - воинов мгновенно вонзили свои кинжалы в спины мужчин.
  - Воля Богов священна для нас! Мне сегодня было видение! От мальчиков племени у нас будет большая беда! Мы должны их принести в жертву Апполону! - Жрица яростно метала свой взгляд в толпу возбужденных кровью женщин. - Такова воля Богов!
  Она спрыгнула с помоста и перерезала горло рядом стоявшему мальчику.
  - Слава Апполону!
  С этим кличем, обезумевшая толпа начала отбирать сыновей у рыдающих матерей и убивать их на глазах несчастных женщин. Кругом стоял детский крик, и вопли обезумевших от горя матерей.
  - Мы - Эорпаты! - Кричала с помоста Иорита. - И пусть наши враги, только от одного нашего имени, будут вздрагивать, и бежать как трусливые зайцы!
  Агайя стояла в стороне и с ужасом глядела на это безумие. Она не узнавала свою мать, и все что происходило на лугу, ей было глубоко противно. Рядом с ней как тень находилась юная рабыня Уолита и повторяла одну и ту же фразу.
  - Сколько крови, сколько крови, - плача, как малое дитя.
  Агайя взглянула на нее сухими глазами и сказала на истрийском:
  - Это не кровь Уолита! Это святая вода очищающая память нашего народа. Произнеся эти слова, Агайя поверила в сказанное и получила от этого небольшое облегчение.
  ***
  Так началась новая жизнь племени амазонок. Агайя и Дорохемия были неразлучны и проводили целые дни вместе. Они охотились на дичь, которая в обилии водилась в лесах, обучались у Карсу военному искусству, устраивали соревнования на конях, целовались между собой по-девичьи, на полшага останавливаясь от клокочущей горячей страсти юных лет.
  Относительно спокойное время продолжалось около пяти лет. За это время девушки выросли и стали безжалостными и сильными амазонками.
  Царь Атей был занят созданием Великой Скифии и проблемы на Боспоре и в Ольвии занимали все его время. Маленький отряд Иориты абсолютно не беспокоил великого владыку, тем более что земля, на которой проживали эорпаты, была для него не интересна...
  
  Поседевшая царица Иорита, чувствуя, что силы покидают ее, подозвала к себе Агайю.
  - Девочка моя, ты многому научилась и можешь уже сменить меня на престоле. Сегодня ночью мне снился нехороший сон, чувствую, опасность надвигается на нас. Я стара и медлительна, а ты расцвела, стала хорошим воином и можешь принимать решения достойные царицы, - Иорита сняла с себя браслет в виде змеи и диадему с головы и передала дочке. - Одевай их Агайя - пришло твое время!
  - Ты же не собираешься умирать? - Агайя не решалась надеть на себя эти атрибуты власти.
  - Все во власти Гефесты.... Одевай глупая девочка, а то Дорохемие отдам! - после этих слов Иориты, Агайя быстро надела браслет и диадему.
  - Карсу! - Иорита позвала верную помощницу.
  В шатер вошла грозная эорпата.
  - Собирай народ, будем Агайю царицей провозглашать!
  - Слушаюсь госпожа, - по суровому лицу амазонки пробежала легкая улыбка.
  Летнее солнце с жаром припекало головы амазонок, и даже ветер в такую знойную пору решил поспать. Иорита стояла возле ритуального столба, рядом с ней находилась Агайя. Слова царицы разносились далеко за пределы лагеря.
  - Эорпаты! Наступил день, когда я, ваша царица Иорита, передаю всю власть, в руки моей дочери Агайи! - Иорита сделала шаг назад. - Слушайтесь ее, любите ее и да пребудет со всеми нами Гефеста!
  - Царица Агайя!!! - громыхнули амазонки, поднимая вверх мечи и копья. - Слава царице Агайе!
  Рев пятитысячной толпы прокатился до берегов Тираса. Одна Дорохемия стояла и молчала. 'У этой выскочки есть все! И власть, и золото и красота! Как же я ее ненавижу!', - вдруг она поняла свои истинные чувства к подруге. Дора прибежала домой, забилась под шкуры и громко зарыдала.
  В шатер вошла ее мать. Душа у Каины разрывалась на кусочки, когда она слышала плач дочери.
  - Не плачь Дора, я передам тебе свою силу, и она будет намного сильнее власти Агайи. Скоро ты станешь царицей, и я готова для этого отдать все! - жрица подняла руки к небу. - Услышь меня Апполон! Услышь меня маг Абарис!
  Этой же ночью когда Дорохемия спала, в шатер тенью проскользнул маг Абарис. На этот раз Каина его ожидала.
  - Ты звала меня глупая жрица. - Он стоял посреди шатра и задумчиво глядел на спящую Дорохемию. - Я слышал твою просьбу, и через две луны ты придешь со своей дочкой на Черную гору. Я дам тебе то, чего ты просишь, но только не ропщи на свою судьбу Каина!
  И он исчез так же внезапно, как и появился.
  В эту звездную ночь не спалось и молодой царице. Агайя сидела возле костра, рядом спала рабыня Уолита, а сзади нее о чем-то тихо переговаривалась охрана.
  Юная царица думала об отце. 'Как бы он мной гордился, если бы сейчас увидел меня!', - она протянула руку, любуясь браслетом. Рядом с ней внезапно вырос огромный волк. Он приблизился к ней, и стал совсем рядом.
  - Отец? Это ты?!
  Волк подошел совсем близко. Юная царица ласково погладила его. Он лизнул ее руку и заглянул в глаза.
  - Смотри, а я уже царица... мама тебя любит и очень скучает по тебе...
  На секунду ей показалось, что у хищника заблестели слезы на глазах. А может это просто отсвет пламени блеснул в коричнево-зеленых зрачках? Рядом хрустнула ветка под чьей-то ногой, волк насторожился.... И растворился в ночной мгле.
  Царица еще долго сидела, устремив свой взор в темноту, и задавала отцу вопросы: - 'Как мне стать достойной царицей? Как спасти мой народ от бед и войн? Как мне быть такой же мудрой и справедливой, каким был ты? Как же мне тебя не хватает... Отец'.
  ***
  Прошли две луны и Каина с Дорохемией отправились на Черную гору. Полная луна освещала едва заметную, извилистую тропинку, которая круто поднималась на вершину скалы. Где-то совсем рядом львами зарычали волки, раздирая свою добычу. Над женщинами низко пролетел черный ворон, приглашая их следовать за собой. К полуночи дочь и мать добрались до вершины, где их ожидал великий маг Абарис.
  - Каина! Ты принесла с собой жертву Богам? - его голос эхом пролетел над ущельями.
  - Великий маг! В нашем племени одни девочки! - Жрица упала в ноги Абарису. - Прости меня.... Прости глупую жрицу!
  - Тогда жертвой будешь ты, Каина! Ради Апполона, отдай ему жизнь, и тогда твоя дочь получит все!
  Каина медленно поднялась с земли, ее плечи были низко опущены, а на лице царила полная отрешенность и смирение. Женщина в последний раз взглянула на любимую дочь.
  - Ради тебя доченька... что бы ты была счастлива... Дитя мое! - слова вылетали из нее печальным криком.
  Каина на секунду замерла и изо всей силы вонзила себе ритуальный нож в сердце.
  Ни один мускул не дрогнул на лице Дорохемии. Ни одна слезинка, не покатилась по щеке. Дочка готовилась занять почетный пост жрицы, и жертва матери была для нее всего лишь частью обряда.
  В это время маг начал читать заклинание. В звездном небе появилась стая ворон, которые плавно летали над их головами, не издавая ни единого звука. Это беспрерывное кружение напоминало страшную карусель смерти. Абарис взял чашу, висевшую у него на поясе, и подошел к мертвой Каине. Он наклонился над ней и набрал кровь, сочившуюся из раны. Маг поднес напиток будущей ведьме.
  - Испей эту чашу до дна, и тогда ты станешь вечной царицей!
  Дорохемия взяла сосуд из рук и выполнила приказ. Абарис поднял руки к небу:
  - Маста Санта Бага!*
  * Священна воля Богов! - скиф.
  
  После этих слов, вороны с яростью накинулись на труп Каины.
  - Смотри Дорохемия!!! Не отводи глаз твоих! - Абарис снова начал читать заклинание, а в это время черные птицы с яростью рвали на куски тело покойной Каины...
  - Иди и принеси хвороста! Много хвороста! - прокричал маг, новой жрице.
  Вскоре над телом матери возвысился курган из веток.
  - Встречай Аполлона, ведьма! На колени!! - приказал Абарис, и яркая молния зажгла хворост.
  В скором времени от Каины остался только пепел.
  - Теперь - ты жрица эорпат! И это место на Черной горе - святое для тебя. И именно тут, ты очень скоро станешь вечной царицей! - Абарис расправил свой плащ, словно крылья. - Не забывай приносить жертвы, Дорохемия! Слава Апполону!!
  И он тут же растворился в черном мраке...
  Жрица Дорохемия подняла ритуальный кинжал, который лежал рядом с костром. На его клинке она прочитала появившуюся после страшного ритуала надпись: 'Дорохемия - царица скифская'
  ***
  Минуло три года. Царица Агайя с помощью Карсу превратила племя в настоящее войско способное не только отражать нападение врага, но и наносить быстрые и сокрушающие атаки. Правила она по справедливости и старые женщины сравнивали ее с царем Ориком. Мать Агайи, Иорита сильно сдала за последние годы, видно жизнь без любимого мужа, была ей не в радость.
  Дорохемия стала жрицей племени, и большая часть женщин опасалась эту черную ведьму.
  - Мать ушла поклониться богине Гефесте и больше я ее не видела! - так она объяснила пропажу своей матери, царице Агайе.
  Та страшная ночь почти все время стояла перед глазами Дорохемии, - 'Каина, ты принесла жертву?!', в ушах у нее гремел грозный голос Абариса. И ведьма, повинуясь адскому зову, ввела праздник Апполона, который каждый восьмой день устраивала на Черной Горе. В честь этого праздника, племя должно было принести в жертву мужчину или мальчика. Ведьма настолько сильно могла влиять на женщин, что когда Агайя выступила против этого кровавого новшества, в племени начало расти недовольство и царица скрипя сердцем, дала согласие на этот безумный ритуал.
  О жестокости Дорохемии в племени ходили легенды и поговаривали, что ее плащ пошит из человеческой кожи. Своей служанке Маисе, жрица разрезала рот, а женщине из племени отрезала ухо, лишь только за то, что та отказалась убить плененного мальчика, которого собирались принести в жертву.
  Не пришло и тридцати лун, как сердце Агайи не выдержало этого жестокого безумства, и она при поддержке Карсу, решила отменить кровавый праздник.
  Царица подозвала к себе, ведьму:
  - Дора идем прогуляемся, есть разговор.
  И они пошли, неспеша к речке. Сзади от них на почтительном расстоянии шли рабыни, Уолита и Маиса.
  - После того как пропала твоя мать, ты очень сильно изменилась. Ты стала другой! Люди тебя бояться, в племени процветает страх. Эти жестокие, бессмысленные жертвоприношения! Ты оглянись - рядом с нами живут истряне, образованный и просвещенный народ, а мы стали хуже варваров! Подруга, что с тобой случилось?! - Агайя взяла Дорохемию за руку и заглянула ей в глаза.
  Жрица с ненавистью выдернула руку и вытаращилась на Агайю.
  - Ты хочешь отменить праздник Аполлона? Ну что же, твоя воля! - Дорохемия подняла руки. - Только смотри Агайя, когда начнутся несчастья, вспомни о своем запрете! Видят Боги, я все сделала для этого племени!
  Жрица развернулась и пошла прочь от своей бывшей подруги. 'Ты еще пожалеешь об этом... царица! Ох, как пожалеешь!', - в голове у ведьмы еще раньше созрел коварный план, и этого разговора она ожидала, вернее выжидала.
  Дорохемия собрала в своем шатре фанатично преданных женщин.
  - Эорпаты, наша царица отвернулась от бога Аполлона и отменила его празднование! - она подбросила горсть конопляных семян на тлеющие дрова в очаге. - Я сегодня говорила с Богами! Беда придет на наши головы, и священный огонь спустится с небес, сжигая дотла наши жилища!
  Женщины с тревогой поглядывали на жрицу.
  - Дорохемия! Скажи, что нам сделать, что бы избежать гнева богов? - спросила амазонка Амага, которая была правой рукой жрицы в исполнении черных ритуалов.
  - Мы должны пойти на север и принести в жертву Аполлону много мужчин и мальчиков! - ведьма закрыла глаза и, раскачиваясь, стала взывать к небу. - Санта бага Аполлон! Благослови нас на жертвы!
  Женщины подхватили ее слова и, взявшись за руки стали погружаться в безумный транс.
  Рано утром, когда в лагере все крепко спали, Дорохемия и двадцать ей преданных эорпат покинули поселение и направились на север...
  Карсу объезжала в это время дозоры, расставленные вокруг лагеря. Она с удивлением увидела, как Дорохемия покидает поселение с маленьким отрядом.
  - Куда путь держишь жрица? - строго спросила ее Карсу.
  - Идем поклониться Аргипеям и узнать у них нашу судьбу! - отрезала Дора, и они продолжили свой путь.
  Карсу задумчиво провожала их взглядом, - 'А зачем же вам столько стрел в колчанах?', эта мысль не давала ей покоя и она послала вслед за ними двух молодых и отчаянных амазонок, которым дала строгий наказ:
   - Проследить и доложить!
  
  ***
  Ведьма со своим отрядом ехала не один день, они с трудом пробирались через горы и небольшие, но быстрые речки. И наконец, удача повернулась к ним лицом. Эорпаты затаились в лесу и принялись наблюдать за поселением, раскинувшимся на берегу Тираса. Мужчины на лошадях, вооруженные короткими копьями выгоняли из землянок жителей. Дорохемия внимательнее приглядевшись, увидела, что поселение со всех сторон окружено вооруженными всадниками. Воины сгоняли жителей на большую поляну. Впереди толпы стоял седой старик, по всему было видно, что он вождь. К нему подъехал на коне воин с золотой бляхой на груди и что-то спросил. Старик развел руками и тут же получил плеткой удар по лицу. Воин поднял руку и громко дал команду стоявшему за его спиной отряду.
  Через мгновение захватчики с факелами стали поджигать землянки, а из согнанных людей на поляне, воины насильно выволакивали молодых девушек и привязывали к лошадям за руки....
  И тут из глубины леса послышался детский крик. Дорохемия внимательно прислушалась - крик повторился.
  - И кто это там кричит? - зловеще улыбнулась жрица, - за мной, эорпаты!
  И женщины тут же устремились в сторону плача.
  В глубоком лесном рву, они увидели в кучу сбившихся детей. Неожиданно на другой стороне рва из-за деревьев показались головы варваров. Повис миг молчания.... Из ямы повторился детский крик - девочку укусила змея и она, не сдержавшись от боли вновь закричала.
  Через секунду шквал стрел закрыл небо надо рвом.
  - Уходим, Дора! - прокричала Амага. - Смотри их сколько!
  С противоположной стороны из чащи, с каждым мгновением показывались десятки голов коней с их бородатыми всадниками.
  - Эорпаты, отходим! - крикнула Дорохемия и амазонки стремительно стали отступать.
  Две наблюдательницы, отправленные Карсу, поспешили сделать тоже самое. Они были быстры как ветер и ускакали далеко вперед.
  Варвары разгневанные самонадеянным вторжением, решили преследовать амазонок и стали собирать огромное войско. Золото и женщины, - эти слова распаляли алчные сердца варваров, и они незамедлительно выступили в поход.
  
  После удачной охоты, Агайя решила навестить мать и зашла в ее шатер. Иорита была слаба... Ее лицо, сильно осунулось за последнее время и всем своим видом давало понять,- немного еще дней осталось прожить на этой земле. При виде дочери она с трудом приподнялась с постели из шкур.
  - Как ты мама? - Агайя подошла и поцеловала ее.
  - По Орику скучаю, девочка моя. - Ее глаза были красны от слез, и в голосе была слышна глубокая печаль.
  - Мама я тоже так по нему скучаю, - Агайя, глядя на увядающую мать, и сама готова была расплакаться, но пересилила себя и рассказала ей о невеселых делах в племени. - Зреет заговор. Карсу доложила, что Дорохемия сеет среди эорпат возмущение против моей отмены праздника Аполлону. И самой жрицы нет уже в лагере семь дней, не к добру это...
  - Агайя, ты хоть и молодая, но мудрая царица и примешь правильное решение. Помни только об одном,- ты должна любить и заботиться о своем народе, так как это делал Орик.
  - Я пришла к тебе за советом, мама. Мечта нашего отца - видеть просвещенным и свободным свой народ. И главная цель его жизни была, - братский союз с Истрией. Я тоже хотела бы видеть каждую женщину племени счастливую, а не озлобленную жизнью как Дорохемия. Может мне отправиться к истрийскому царю и начать с ним переговоры о нашем союзе?
  - Я давно мечтала об этом, но ждала, пока ты сама не дорастешь до этой мысли. - Лицо Иориты посветлело. - Только я сама поеду к своему брату, он должен сначала услышать меня.
  - Царица Агайя! - Возле шатра послышался грубый голос боевой скифянки.
  - Заходи Карсу, у меня нет секретов от матери.
  - Только что приехали две наблюдательницы, - Карсу стояла посреди шатра и мускулы сорокалетней женщины играли в предвкушение будущих баталий. - На нас идет огромное войско варваров и будет через три, максимум четыре дня.
  - Собирай войско, мы выйдем из лагеря и ударим по варварам первыми! - Глаза Агайи загорелись, а рука легла на меч.
  Карсу спрятала появившуюся улыбку и не спешила выполнять приказ царицы.
  - Агайя, орда варваров сметет наше маленькое войско и не заметит, что это было. Варвары очень хорошие воины, они всю жизнь грабят и служат наемниками за награду. Без помощи истрийского царя нам не справиться, - Иорита встала и принялась собираться в дальнюю дорогу. - И поеду за помощью я, пусть Амадок только попробует отказать сестре!
  - Ты как всегда права, - Агайя почувствовала стыд, за свой поспешный приказ.
  - Амадок не сможет отказать мне в помощи, так что помощь придет с юга, через четыре, я думаю, самое большее пять дней.
  - А если он откажет?
  - Агайя, я хорошо знаю своего брата. Он всегда страдал от набегов варваров - а тут такая возможность.... Да и то, что случилось с нашими мужчинами, поверь - ему покоя не дает. Так что не переживай - будет помощь, - Иорита уже собиралась выйти из шатра, как к ней подошла Агайя и обняла ее.
  - Я тебя прошу, береги себя, - она положила голову на родное плечо. - Как я буду скучать по тебе, мама!
  - Ну, хватит, ты ведь царица, а не маленькая девочка, - Иорита с трудом сдерживала слезы. - Все! Пора!
  Карсу отдала команду, и с Иоритой отправился отряд для сопровождения к истрийскому царю.
  Проводив бывшую царицу, Карсу и Агайя уединились в шатре и начали думать, как им быть дальше.
  
  ...Дорохемия со своим маленьким отрядом не спешила возвращаться в лагерь. Они оторвались от преследования варваров, и переправились на противоположную сторону Тираса. С высокой горы ведьма наблюдала, как огромная орда варваров катится, словно лавина в направлении их селения.
  'Теперь Агайя к тебе прийдет расплата! И ты мне ответишь за все!', - со злорадным ехидством, жрица представила, как варвары возьмут царицу в рабство.
  'Когда варвары закончат резню в лагере и уйдут в поисках новых жертв, появлюсь я, соберу уцелевшие остатки народа и стану им править без помех во славу Аполлону!', - решила ведьма, и с кучкой амазонок начала продвигаться по противоположному берегу в сторону лагеря.
  
  Карсу и Агайя решили не рисковать и покинуть лагерь. В битву с варварами они решили не ввязываться, и подруга по оружию предложила царице выставить далеко на юг цепочку дозорных, которые смогли бы быстро предупредить амазонок о подходящей помощи. Истрийцы должны были начать наступление с юга, а амазонки с севера и востока.
  Агайя собрала женщин и объявила о наступающей войне.
  - Эорпаты на нас идет огромная орда варваров, и мы временно должны покинуть наш лагерь. Но мы вернемся! Вернемся как победители! Слава Аресу!
  Амазонки подхватили боевой клич и разошлись по шатрам готовиться к походу. Утром эорпаты покинули лагерь. Все что они не смогли взять с собой, они сожгли, и еще вчера большое и людное поселение превратилось в сплошное пожарище.
  
  
  
  Глава 11
  
  Через два дня Иорита, в сопровождении небольшого отряда вошла в Истрию. Навстречу по мраморной лестнице, спустился родной брат Амадок, с распростертыми объятиями:
  - Иорита, любимая сестра моя! Как я рад!
  Его величественный вид увядал - пропала гордая осанка: плечи царя опустились, спина сгорбилась.
  - А как же я счастлива мой суровый брат, что под конец жизни успела увидеть тебя.
  - Иорита.... Да брось ты! Поживем еще назло врагам... - Царь с нежностью посмотрел на осунувшееся лицо бывшей красавицы.
  - Чувствую недолго мне осталось ходить под солнцем, - вздохнула эорпата и непроизвольно положила руку на сердце.
  Перед жилищем из белого камня, в тени дубов, стоял стол, накрытый множеством яств.
  - Давай, сестра не будем о грустном. Садись - отдыхай, отведай скромной истрийской пищи. Может рабынь позвать? Под песню и беседа будет задушевнее.
  - Не до песен мне, Амадок. Мое племя в опасности.
  - Опять Атей? - нахмурился истрийский царь.
  - Да нет. Кучка варваров к нам приближается. А мы ведь одинокие женщины, и некому за нас заступится.
  - Бедные вы, несчастные, - усмехнулся Амадок. - О твоих эорпатах легенды ходят. Говорят, что вы из лука бьете не хуже искусного скифа.
  - Если ты забыл - мы и есть скифянки.
  - Да уж.... Не забыл... - Амадок вспомнил последний визит Орика и его трагическую погибель. - Я так понял сестра цель твоего неожиданного визита - просьба о помощи.
  - Ты мудрый правитель брат, далеко видишь. Нам нужны твои воины. Поверь, очень нужны.
  - Позовите Тереса! - крикнул царь охране, стоявшей за спиной.
  Амадок давно хотел наказать грабителей, и Орик в тот роковой последний поход пришел с войском в Истрию именно с этой миссией, помочь устрашить зарвавшихся разбойников.
  Вскоре к столу подошел статный юноша, с золотистыми кудрями.
  - Мой сын - Терес! Ты наверное его бы и не узнала, ведь в последний раз мы виделись... - Амадок задумался.
  - Долго мы не виделись брат, долго! Я Тереса помню совсем маленьким, а с Агайей они и вовсе не знакомы. - Иорита почувствовала страшную усталость и, собрав последние силы, рассказала где ожидают помощь амазонки.
  - Только быстрее, не останавливайтесь.... - молвила женщина и в бессилии закрыла глаза.
  
  Варвары спешили настичь убегающих амазонок и безостановочно шли вниз по течению Тираса. И буквально под вечер того же дня, когда царица Агайя и ее эорпаты покинули лагерь, в него ворвались грабители. Но вместо многолюдного поселения они увидели большое пожарище. Сил на поиски пропавших амазонок у них не осталось, и разбойники решили отдохнуть пару дней, разбив на большой поляне, временную стоянку.
  
  После глупого набега, Дорохемия с уцелевшими женщинами остановилась на противоположенном берегу от поселения. Измученные дальним походом эорпаты буквально повалились на землю и тут же крепко заснули.
  Только жрице не спалось. Она в одиночестве стояла на высокой горе и пыталась услышать крики, звон мечей - любое свидетельство о приходе варваров в лагерь. Но, слышала только шум быстрой реки Тирас, которая пробегала в ущелье. Напротив, через речку возвышалась Черная гора.
  'Что же происходит в лагере? Надо бы перебираться на ту сторону, и тогда я все прекрасно увижу!', - Дорохемия почувствовала на себе взгляд и обернулась.
  - Маг Абарис! - воскликнула она и упала на колени.
  - Ты правильно думаешь, жрица. Ступай на Черную гору! Там твое место! Оттуда ты сойдешь царицей эорпат! - Абарис держал голову прямо и чеканил каждое слово. - Ты со своими женщинами укроешься в густой роще возле родника и будешь ждать сигнала. Как только ты увидишь белого ворона, вы отправитесь на святое место, туда, где я обещал тебя сделать царицей. И не забудь о жертвах! Да поможет тебе Аполлон!
  ...И Абарис слился с воздухом - канув в пустоту...
  
  Прошло два дня, после того как Агайя со своим войском покинула лагерь. Женщины жили в горах и ждали сигнала о начале битвы. Костры они не палили, опасаясь предательского дыма и ели вяленое мясо, запивая его родниковой водой. Агай сидела, закутавшись в шкуру, и думала о Дорохемии: - 'Вот ведь глупая! Обиделась на меня! Ушла. И куда?! В пасть варварам. Нет уже в живых ее наверное.... А ведь это была моя лучшая подруга...'
  Послышался вой волка. Агайя прислушалась. Вой повторился еще раз и еще раз, - 'Это сигнал, рядом истрийцы!'
  Царица взглянула на восток - солнце поднималось из-за гор, - 'С нами Бог! Своими лучами он закроет глаза варварам! В атаку!', и она решительно встала, набирая воздуха в грудь:
  - Эорпаты, дарана хамара*!!!
  * Амазонки, сокрушим врага! (скиф).
  Ее голос грозным кличем прокатился по горам и стаи разбуженных птиц поднялись из ущелья в небо. Не прошло и часа, как амазонки в зловещей тишине начали спускаться с гор.
  Лагерь варваров хорошо охранялся, но охрана не видела и не слышала приближающегося врага в женском обличье. Копыта лошадей амазонок были перемотаны кожей, и всадницы тенью подбирались к спящим варварам.
  В сторону лагеря полетела горящая стрела, за ней тут же последовали тысячи. Стрелы со свистом впивались в коней варваров. Предсмертное ржание лошадей, мигом пробуждало хозяев. Те выскакивали из шатров на помощь обезумевшим от боли 'четвероногим друзьям', и сами падали сраженные стрелами диких всадниц. В лагере началась паника.
  С южной стороны послышался воинственный рев - истрийцы стройными рядами пошли в наступление. Огромная орда варваров начала откатываться в бегстве на север - к своей земле. Агайя встала у них на пути и ее амазонки приняли весь удар на себя. Рядом с ней плечо об плечо билась Карсу. Ее острый меч не раз спасал жизнь царицы в этот день.
  Истрийцы с тыла рассекали толпу врага и в скором времени, варвары попали в окружение. И уже амазонки и истрийские воины бились плеч о плеч. Рядом с царицей оказался златокудрый юноша, отчаянно махавший мечом направо и налево. 'Когда-то я у отца просила привести точно такой же щит...', - Агайя мельком заметила легкие доспехи на воине, украшенные золотыми накладками...
  Внезапно конь под истрийцем рухнул и возле него оказался варвар с боевым топором. Он занес страшное орудие над поверженным, и юношу отделяли считанные секунды от вечного похода к праотцам.... Агайя изо всей силы бросила в бородача меч, и тот острием вошел в грудь грабителю.
  - Утгар!!! - прохрипел варвар и рухнул на землю.
  - Боже!!! (варварский яз.)
  Спиной царица почувствовала дыхание лошади - ловко пригнувшись, оказалась под крупом своего вороного. Снизу она увидела рассекающий воздух меч, пролетевший чуть выше головы коня. Не растерявшись, Агайя набросила на ногу нападавшего аркан и выдохнула:
  - Вперед, Арни!
  Ее конь рванул и от неожиданности варвар выпал из седла, теряя меч на землю...
  - Вперед, Арни! Вперед! - кричала с сумасшедшей веселостью девушка, направляя коня в сторону высокой крапивы и колючих кустов.
  ...Битва заканчивалась, уцелевшие варвары бежали в разные стороны и амазонки из луков метко посылали им вдогонку стрелы.
  Незаметно наступил вечер. По всей огромной поляне запылали костры. Воинов погибших в бою снесли в один большой курган и со всеми почестями спалили. Варваров палили как собак и не славили над ними Бога Ареса....
  
  **
  Возле царского костра удобно расположились Агайя и Карсу. Карсу могла гордиться своей ученицей - эорпата применила с доблестью военные хитрости в этой битве. Амазонки пили сана* привезенное истрийцами и ели жареного судака.
  * Сана - Вино (скиф)
  - За победу Карсу! - Агайя подняла серебряный кубок.
  - За победу царица! - грозная эорпата залпом выпила большую чашу вина и удобно улеглась на шкуре.
  - Прекрасные амазонки разрешите погреться возле вашего костра? - Агайя обернулась - сзади стоял златокудрый истриец, упавший с коня.
  - Где твой костер, воин?! - от выпитого вина у Карсу пылали щеки.
  - Не будь к нему такой строгой, ведь сегодня праздник, - Агайя жестом пригласила сесть незнакомца и подвинулась, освобождая место. - Грейся, если тебе возле твоего костра холодно.
  - Терес, истрийский принц, - представился юноша.
  - Агайя, царица эорпат, - ответила дрогнувшим голосом девушка, - а это Карсу - соратница по оружию.
  Карсу налила чашу вина и поднесла Тересу.
  - Прости принц глупую эорпату, в темноте цари и слуги, все одинаковы!
  - Я видел тебя в бою царица и восхищен тобой! - Терес взял чашу с вином. - Так биться как ты, немногие истрийские воины умеют! Ты целована Аресом!
  - Я простая скифская девушка, - Агайя смущенно улыбнулась. Она также видела принца в бою.... Падающего с коня.
  Терес во все глаза глядел на безумно красивую девушку. Пылающие ветки освещали нежные черты лица амазонки. Ее черные длинные волосы, загадочным блеском переливались в непостоянном свете костра.
  - Пойду, посмотрю, как там раненные, - Карсу почувствовала себя лишней и решила оставить их вдвоем.
  - А где же моя Уолита? - забеспокоилась Агайя.
  Девушка от жгучего взгляда Тереса вспыхнула как сухая трава от искры и страстное желание быть с ним рядом, все глубже и глубже проникало в ее чистую, как родниковая вода, душу:
   - Уолита!
  Возле соседнего костра послышался смех истрийского воина и веселый голос Уолиты:
  - Царица, я здесь!
  Рабыня мигом очутилась за спиной госпожи.
  - Беги за вином - живо! И будь рядом за мной, а не где-то там, в кустах... - не зло молвила царица.
  - Слушаюсь и повинуюсь... - вытягивая траву из волос, смиренно отвечала Уолита.
  Терес улыбнулся, и подбросил хвороста.
  Агайя привстала, облокотившись на руку увитую браслетом, ее кожаная накидка сползла с плеча и глазам Тереса приоткрылась красивая девичья грудь.
  - Наш народ выражает искреннюю благодарность истрийским воинам и царю Истрии за оказанную помощь! - Агайя подняла чашу. - Слава Аресу!
  Воины у костров подхватили призыв, и поляна оживленно загудела прославлением скифского Бога.
  - Какое у тебя прекрасное тело.... - прошептал зачарованно Терес.
  Агайя скинула накидку:
  - Смотри Терес, к нему еще не один воин не прикасался, - она смело заглянула в его большие, по-детски доверчивые глаза.
  - Агайя... как же ты прекрасна... твой лик - Богини неземной, а поступь лани грациозной и взгляд очей, как солнце... золотой... - промолвил с жаром Терес и обнял смуглую красавицу.
  И они слились в страстном поцелуе, и никто в мире не мог им помешать любить друг друга, до конца, до последнего вздоха...
  Наступило утро. Костры дымились, но не горели. Дозорные вяло перекликались по цепочке, и если случалось что в этой цепочке чей-то голос не откликнется, как правило, заснувший уже больше не просыпался никогда.
  Агайя и Терес лежали, укрывшись большой шкурой. Царица с нежностью глядела на золотистые кудри любимого и ласково гладила их рукой.
  - Терес... пора вставать.
  Он открыл глаза, и ослепленный лучами солнца, прикрыл их ладонью.
  - Иди ко мне царица, дай-ка я тебя поцелую! - и он крепко обнял свою Агайю.
  - Госпожа, Карсу приближается! - за спиной у них неожиданно появилась Уолита.
  Влюбленные быстро поднялись.
  - Добро пожаловать к нам с визитом в Истрию! - Терес учтиво поклонился раскрасневшейся царице.
  - Сочту за честь! Сегодня мы туда и отправимся. - Агайя с удовольствием приняла приглашение, тем более ей надо было забрать Иориту домой. - Карсу! Готовь отряд лучших эорпат, мы после трапезы выступаем в Истрию, с дружеским визитом.... А ты, моя верная соратница, остаешься за меня.
  - Слушаюсь, царица Агайя, - польщенная доверием Карсу, невольно улыбнулась.
  После трапезы отряды истрян и амазанок выступили в сторону Истрии.
  Агайя и Терес всю дорогу ехали рядом и говорили обо всем и ни о чем. Когда вдалеке замелькали шатры Истрии, Терес остановил коня. Рядом остановилась и Агайя. Юноша спешился и подошел к царице.
  - Иди ко мне, любимая, - он протянул к ней руки, и она оказалась в объятиях.
  Юноша словно пушинку, легко понес свою прекрасную амазонку к большому дубу. Там снял плащ и раскинул его перед царицей, возле дремучего дерева. Девушка села, а Терес стал перед ней на колени и достал кинжал. Не говоря ни слова, отрезал у себя кусочек локона волос и передал его Агайе:
  - Единственная, пусть эта память будет вечно с тобой!
  Девушка своим кинжалом сделала тоже самое.
  - Мой Терес, да будет так, как ты сказал! - Агайя сняла свой амулет, он переливался бледно-красным цветом, тревожными лучиками играя на солнце. Сердце у нее забилось чаще, и она дрожащими руками привязала к нему локон златокудрого принца.- Терес, нас ждет беда!
  - Не волнуйся. Теперь мы вместе, - юноша нежно поцеловал девушку и поднял голову к небу. - Артемида и Гефеста! Я клянусь, что буду любить Агайю до конца своих дней!
  - Клянусь любить тебя Терес, до последнего своего вздоха! Всеми Богами клянусь! - и она заплакала от счастья, простого женского счастья, любить и быть любимой...
  
  ...В это же время в Истрии, во дворце у царя Амадока.
  - Великий царь, к тебе маг гиперборийский, Абарис! - докладывал Амадоку, начальник охраны.
  - Пусти!
  Через мгновение вошел человек в черном плаще.
  - Великий царь, меня к тебе привело неотложное дело. - Абарис разглядывал серебряную голову Аполлона на посохе. - Я так думаю, что союз с Фракией укрепил бы твое шаткое положение против могучего скифского царя Атея.
  - О, да! Великий маг - ты прав, - Амадок напрягся, - 'Чего он хочет? С чем пришел?'
  - Сделка выгодная - не переживай, - усмехнулся Абарис. - Времени у меня мало и я буду краток. Твой сын Терес должен взять в жены молодую фракийскую невесту. Фракийский царь ждет тебя и Тереса в ближайшие дни.
  Амадок вздохнул с облегчением: - 'Великолепный союз! Да и невеста говорят хороша!':
  - Я согласен, завтра же отправимся во Фракию!
  - Смотри Амадок, не передумай! Аполлон свидетель, - Абарис развернулся и вышел прочь....
  
  
  
  В полдень, в Истрию вошли амазонки и отборные силы истрийцев.
  - Агай давай сразу к отцу пойдем. Он так обрадуется прекрасной невестке! - Терес взял за руку ненаглядную.
  - Сначала я мать навещу, потом визит к твоему отцу сделаю, не забывай, ведь я царица. - Агайя с любовью взглянула на загрустившего Тереса. - А после этого мы сразу отправимся к Амадоку.
  - Хорошо любимая. Я буду ждать тебя на террасе.
  - Это где? - спросила девушка, наморщив лобик.
  - Видишь белый шатер из камня?
  - На скалу похож...
  - Да! Столбы стоят как деревья - видишь?
  В ответ Агайя громко рассмеялась:
  - Какой же ты наивный.... И про дворцы я слышала, и муз слушала.... Ты, что думаешь, я дикарка?
  Терес покраснел:
  - Прости, любимая.
  - Прощу Гефесты ради. Жди - я скоро.
  Агайя, в сопровождении Уолиты, отправилась к матери. Амадок выделил сестре большой и уютный шатер. Иорита лежала в удобном ложе с закрытыми глазами.
  - Мама, ну как ты, родная? - Агайя присела на край постели и взяла ее за руку.
  - Ничего, уже лучше, вот только усталость какая-то, почти не хожу. - Иорита подняла веки и через силу улыбнулась. - Успели воины? Как там дела?
  - Разбили варваров и рассеяли их прах в поле, - с гордостью сообщила новость Агайя.
  - Девочка моя.... Как жалко, что тебе не видит Орик, - на глазах у матери появились слезы.
  - Мам.... Ну, перестань. У меня есть одна хорошая новость, но я тебе о ней расскажу попозже.
  - Ох, ты лиса.... Влюбилась, наверное....
  - А что - нельзя? - затаив дыхание спросила Агайя.
  - Ты же сама знаешь ответ на свой вопрос. Но, ничего скоро все изменится. Я говорила с Амадоком о союзе, и он очень заинтересован в нем! - взгляд Иориты оживился. - Так что готовься к разговору с царем истрийским. А там глядишь, и эорпаты простыми женщинами станут.... Отцы у детей появятся...
  
  ***
  Терес не теряя времени, поспешил к царю.
  - Отец мы разбили варваров, и теперь ты можешь спать спокойно! - принц перевел дух и сообщил самую важную новость. - Я беру в жены Агайю, царицу эорпат!
  - Сынок! Такие решения молодому царю не следует поспешно принимать. - Амадок с боью в душе посмотрел на горящие от любви глаза сына.
  - Я так решил! - предчувствуя какой-то подвох со стороны отца, упрямо повторил Терес. - И не отговаривай меня!
   - Ты еще фракийскую невесту не видел, говорят она такая красавица.
  - Отец! Или Агайя, - Терес достал кинжал и поднес к своему горлу. - Или смерть!
  На лбу Амадока выступили капли пота. Он поднял левую руку - и за спиной у сына выросли двое телохранителей. Воины схватили принца за руки, и кинжал молодого царя со звоном упал на пол.
  - Прости сынок! Для Истрии этот союз очень важен.
  - Я тебя ненавижу... - прошептал юноша, тщетно пытаясь вырваться из плена. - Будь ты проклят, вместе со своей страной....
   - Уведите сына в его покои и смотрите аккуратно с ним. - Царь опустил голову и тихо сказал. - Ничего, утро вечера мудренее.... Остынешь - все пройдет.
   'Что же это за жизнь царская?! Всю свою жизнь прожил ради Истрии', - с горечью подумал Амадок. Он вспомнил Орика, как бросил его на произвол судьбы, на мечи Атея, - 'А теперь вот сын...', и ему стало стыдно и противно на душе.
  - Господин, к тебе царица скифская!
  - Проси! - угрюмо произнес царь.
  Вошла амазонка, сияющая от счастья.
  'Высокая, красивая, - какая была бы прекрасная пара!', - невесело подметил Амадок.
  - Великий царь Истрии, мой народ и я лично, выражаем тебе свою благодарность за оказанную помощь в трудную минуту! - Агайя обернулась в сторону охраны. - Свое признание мы хотим подкрепить дарами. Эорпаты заходите!
  В зал вошли две амазонки. Они несли огромный золотой сосуд, наполненный золотом.
  - Прими дары от нас, Великий и мудрый Амадок! - Агайя слегка поклонилась ему.
  - Принимаю и склоняю голову перед молодой царицей! - Амадок встал и поклонился ей в ответ. - Пусть твои амазонки отдохнут как следует. Вино, еда, развлечения - Истрия у ваших ног!
  Он дал понять - прием окончен. Агайя молча кивнула, и с недоумением взглянула на старика с золотой пекторалью на груди: - 'Странно про союз ни слова не сказал! Какой-то настороженный весь...'
  Царица слегка пожала плечами и пошла на террасу к Тересу.
  Наступил вечер, а любимого все не было. Дворец словно вымер. Не зная, что делать дальше Агайя направилась в свой шатер. Прошла ночь, девушка не сомкнула глаз. Ее сердце, ее душу окутала тоска, - 'Терес пропал!'
  Когда наступило утро, царица прямиком отправилась к Амадоку.
  Охрана царя попыталась ее остановить, но эорпата тараном ворвалась в покои истрийского владыки:
  - Где Терес?!
  - Он еще вчера уехал к фракийской невесте, - Царь поднял правую руку - охранники спрятали мечи занесшие над головой эорпаты.
  Агайя, ни слова не сказав, повернулась и вышла из царских покоев. Рядом с ней была ее верная Уолита.
  - Беги и скажи нашим, пусть собираются, мы уходим домой!
  Уолита бегом направилась к амазонкам, которые весело общались с истрийскими воинами.
  - Царица приказала собираться! Мы покидаем Истрию!
  Ропот недовольства прокатился в рядах амазонок, но приказу они подчинились и в скором времени выступили в направлении своего лагеря.
  Агайя забрала Иориту и мать, не понимая в чем дело, всю дорогу допытывала дочь.
  - Что произошло у Амадока? Не молчи, скажи что-нибудь!
  Но Агайя не отвечала на ее вопросы. Она сжала зубы, спасаясь от предательских слез.
  Вот и бурный Тирас. Отряд переправился через брод и конь царицы последним ступил в прохладную воду. Агайя подняла голову - над ней нависла Черная гора. Вверху она увидела человека в белом плаще, и светлыми волосами, - 'Терес?!', у нее екнуло сердечко: - ' Он мне машет рукой! Да! Это - Терес!' И царица на крыльях любви начала подниматься в гору подстегивая вороного Арни...
  
  Утро Терес встретил в своих покоях со связанными руками и ногами.
  - Я хочу, есть! - он громко закричал и тут же зашел охранник с подносом еды.
  - Развяжи руки, я никуда не убегу!
  Охранник молча, перерезал веревку на руках. Терес взял тяжелый серебряный поднос и коротким, резким махом ударил им в область виска телохранителя. У того подкосились колени и он завалился рядом с царским ложем.
  Затем принц развязал веревки на ногах и выбежал прочь из дворца. Оглянулся - а вокруг тишина. Не слышно скифской речи женщин. Терес увидел начальника отряда, который седлал лошадь.
  - Эй, Драгон! А где эорпаты?
  - Они ушли, мой принц.
  - Когда?! - юноша подошел к воину с седыми волосами.
  - Как солнце встало над кроной дуба, - он кивнул на рядом стоящее дерево.
  Терес схватил за вожжи коня.
  - Куда ушли? - принц ловко оседлал лошадь.
  - Домой. Лети хозяин! Догонишь! - и Драгон прихлопнул по крупу коня.
  - Вперед! Вперед! Быстрее! - Словно ветер помчался Терес за своим счастьем.
  ***
  Агайя поднялась на гору, спрыгнула с коня и стала искать Тереса. Но его нигде не было! Она подошла к краю скалы и в отчаянии села возле молодого деревца.
  'Господи я не хочу жить! Забери мою жизнь, прошу тебя! Забери!', - царица сняла с себя амулет, к нему был привязан светлый локон волос Тереса. Девушка прощально взглянула на него и швырнула его в сторону. Слезы ручьем покатились по ее прекрасному лицу, и безнадежная грусть окутала душу.
  Терес остановился перед переправой и посмотрел на вершину Черной горы. Там сидела очень знакомая девушка. Его сердце стало бешено стучать в груди.
  - Агайя!!! - Закричал во весь голос Терес. - Агайя, я иду к тебе!
  Но, шумные воды Тираса, пожирали звуки, и царица ничего не слышала.
  Юноша оставил коня внизу и стал быстро подниматься на гору. Вот и вершина. Он бегом устремился к своей милой царице.
  - Агайя! Любимая моя, не плачь!
  Она обернулась, и счастье вновь вернулось к ней.
  - Терес! Мой любимый Терес... а ведь я без тебя и жить не хотела...
  - Глупая моя царица, я ведь дал тебе клятву, - и они обнялись, и время для них остановилось навсегда...
  
  Дорхемия ожидала сигнала в роще, как ей и приказал маг Абарис. Над амазонками закружил белый ворон.
  - Пора эорпаты, вперед!
  Озлобленные и голодные женщины вышли из рощи на плато. Перед ними стояла царица и обнимала незнакомого белокурого воина. Дорохемия достала меч и пошла в их сторону:
  - Ну что, шпако*?! Предала ты нас всех!
  * Шпако - Собака (скиф.)
  Засвистел меч ведьмы, рассекая воздух. Удар - и голова Тереса покатилась по земле.
  У Агайи все померкло в глазах, и вмиг подкосились ноги.
  - Лучше убей меня ведьма, лучше убей... - прошептала с побелевшим лицом царица.
  Девять озлобленных женщин, окруживших сзади Агайю, начали всаживать в нее мечи и громко кричать:
  - Слава царице Дорохемии! Слава Аполлону!
  Так сбылось предсказание мага Абариса, и Дорохемия ушла с Черной горы, царицей эорпат...
  Когда она вошла в лагерь, в ее руках была окровавленная голова Тереса, и ведьма громко проклинала Агайю, обвиняя ее в предательстве и позорном бегстве с мужчиной из племени. На голове у ведьмы красовалась диадема, ее рука была обвита браслетом в виде змеи, а на груди висел амулет, который жрица подобрала в траве.
  Женщины в страхе взирали на безумную Дорохемию с головой в руках и не смели ей перечить. Одна Карсу подошла к ней с мечом.
  - Ты что городишь, ведьма?!
  Тут же сзади ее настиг предательский удар меча Амаги, правой руки ведьмы.
  Иорита умерла в тот самый момент, когда жрица расправлялась с ее дочкой, и она успела выдохнуть:
  - Вот я и Орика увижу наконец-то!
  И с блаженной улыбкой закрыла навсегда глаза...
  Верная Уолита все видела. Она последовала за госпожой наверх и спряталась в кустах возле родника. Когда Дорохемия и ее безумные женщины ушли, она долго плакала над окровавленным телом своей царицы.
  Рядом носился конь Арни, не понимая, что же с его хозяйкой случилось?
  Уолита подняла тело Агайи и сбросила его в пропасть, туда, где текут быстрые воды Тираса. Конь Арни стремительно разогнался и совершил свой последний отчаянный прыжок вслед за госпожой. То же самое Уолита сделала и с обезглавленным телом Тереса.
  Похоронив, таким образом, свою госпожу, она протянула руки к небу, и прокричал прощальные слова:
  - Прими мое тело богиня Гефеста!
  И не раздумывая, бросилась со скалы...
  
  У эорпат под предводительством Дорохемии началась новая - черная история.
  Когда Амадок узнал, как поступили с его сыном, он в тот же час отправил войско для уничтожения эорпат. С другой стороны, Атей так же решил покончить с отрядом неконтролируемых амазонок.
  Эорпаты окруженные с двух сторон, стали отходить на безлюдные территории. Там их ждали голод и скитание. Они занимались грабежом небольших поселений. В болотистой местности их тела покрылись язвами, и среди них начался мор.
  И в один из холодных ноябрьских дней, терпение у эорпат закончилось, и ночью они перерезали спящей Дорохемии горло. Женщины связали ей ноги и зарыли ведьму в кургане вместе с проклятыми украшениями.
  Пять тысяч эорпат окружили курган и прокляли черные деяния Дорохемии.
  Потом они встали на колени и просили прощения перед царицей Агайей. Трое суток они взывали о помиловании и обессиленные падали на землю.
  Маг Абарис с удовольствием наблюдал, за проделанной работой -
  тысячи несчастных женщин посылали энергетический посыл в ноосферу, навеки сохраняя мощь духа эорпат.
   - Слава Аполлону! - прогремел Абарис, маг гиперборейский.
  
  
  
  Глава 12
  
  
  В больнице стало необыкновенно тихо. За окном взошла полная луна. Коридоры опустели, и каждый звук раздавался эхом. Было отчетливо слышно, как дежурная медсестра разговаривает с подругой по телефону, в конце коридора, у входа в отделение.
  Молодая супружеская пара сидела возле операционной, и ждала приговор, который вынесет судьба Вике. Впрочем, из этой пары, девушку с платиновым цветом волос волнения обходили стороной. Юля положила свою голову на колени супругу и сладко спала. Игорь же теребил рукой ее волосы и ждал приговора врачей. Незаметно возле него присел человек в черном костюме с потрепанным портфелем в руке.
  - Молодой человек, как самочувствие больной? - лицо незнакомца не выражало эмоций и его водянистые глаза смотрели куда-то вдаль.
  - Извините, а вы собственно кто? - от неожиданности Игорь вздрогнул, и голова Юли подпрыгнула на его коленях как футбольный мячик.
  - Человек, который хочет и может помочь Виктории - Карл Ваттигур, - он слегка наклонил голову и взглянул на парня. - А вы - Игорь?
  - Откуда вы меня знаете? - c удивлением спросил легионер.
  - В вашем паспорте так написано, - Карл протянул Игорю его документ. - Наверное выпал из вашего кармана.
  Игорь хорошо помнил, что паспорт с собой не брал, и он лежал у него в шкафу, дома: - 'Но с этим дурдомом можно ведь и голову потерять, не то что паспорт!'
  По коридору раздались быстрые шаги, и из-за угла показалась дежурная бригада врачей, во главе с доктором Штильманом.
  - Доктор, что-то случилось? - Игорь внутренне напрягся.
  Штильман не ответил и зашел в операционную. Карл с интересом наблюдал за монологом парня.
  - Молодой человек, не задавайте глупых вопросов. - Ваттигур взглянул на спящую Юлю. - Берите пример с вашей жены, крепкий сон - залог здоровья.
  - Так чем же вы можете помочь Вике?
  Но Карл промолчал. Он был далеко: - 'Рядом за стеной лежит ключ от энергетического урагана 'Эорпата', и имя ему - Виктория. Сохраненная энергия одного человека из далекого прошлого, может подчинять себе волю сотен людей, живущих в реальном времени. Эти люди стали слабы и беспомощны. Прогресс убивает человека.... Хочешь быть сильным - сделай других слабыми и стань повелителем!', - размышлял про себя магистр, искоса поглядывая на двери палаты.
  Тишина повисла в коридоре на долгих полчаса. Но, вот из операционной стали выходить врачи. Последним вышел доктор Штильман.
  - Молодой человек, мы сделали все что смогли, идите, прощайтесь, - грустно произнес он и опустил голову. - К большому сожалению, медицина тут бессильна...
  - Доктор! - Игорь вскочил с кресла и неожиданно разбудил Юлю. Она испуганно уставилась на Карла и не понимала, откуда появился этот необычный старичок. - Как же так, доктор...
  Карл мгновенно активизировался и уже стоял рядом с Игорем.
  - А вот теперь молодой человек нельзя терять ни секунды!
  Двери палаты были открыты, и Игорь увидел смертельно бледную Вику, лежавшую на операционном столе.
  - Говорите, что надо делать! - в этот момент Игорь готов был на все, лишь бы спасти подругу.
  Ваттигур открыл портфель и достал оттуда коварный договор.
  - Это очень важно, юноша! - он протянул ему бумагу и ручку. - Идите в палату и подпишите ее рукой вот эту бумагу... Быстрее!
  Игорь машинально взял документ и подошел к Вике. Ее рука была безвольной и холодной. Он вставил ей в руку ручку и положил рядом бумагу.
  Медсестра, убиравшая инструменты после операции, с интересом посмотрела на суетливых посетителей.
  'Наверное, этот молодой - риэлтор, а дед, скорее всего - нотариус!', - она внимательно посмотрела на Карла: - 'В черном костюме, с портфелем в руке. Ну, точно нотариус! Квартиру хотят заграбастать! Человек представился.... А у них совести нет, денег хочется... Бизнесмены дешевые...'
  Игорь пытался рукой Вики, вывести невообразимую закарлюку на бумаге.
  - Подпиши! Я прошу тебя, подпиши... - он стоял на коленях и умоляюще просил ее.
  Стоявший сзади Карл, достал из портфеля предмет, накрытый черным бархатом, и приложил его к голове Вики. Ее рука вздрогнула и вывела размашистую подпись на бумаге. Игорь очарованный этим чудом, передал договор Ваттигуру. Тот положил аккуратно хрустальный череп и бесценную бумагу в портфель.
  - Вот и все молодой человек, - с явным облегчением произнес магистр, и направился к выходу.
  - Я не понял, а ты куда, дедушка?! - Игорь отпустил Викину руку и мгновенно преградил дорогу чародею. - Ты отсюда не выйдешь, пока она не откроет глаза!
  - Позовите свою жену, - Карл был в хорошем расположении духа и не стал превращать его в насекомое.
  Супруг растормошил вновь заснувшую Юлю и зашел с ней в палату.
  - Откройте сумочку. Открывайте, же... - Карл тихо внушал девушке свою волю.
  - Я что, на таможне? А вы кто? Таможенный пенсионер? - дерзила Юля, догадываясь, чего от нее хочет старичок.
  - Юля!! - шикнул Игорь, выпучив глаза.
  Она глубоко вздохнула и нехотя открыла ридикюль. Игорь сразу увидел амулет. Он уже собрался достать его, но голос магистра остановил парня.
  - Не стоит брать его в руки, обычно мужчины после этого долго не живут! - Карл достал амулет из Юлиной сумочки и ответил на немой вопрос Игоря.
  - Мне можно, я давно смерть ищу.
  Затем Ваттигур подошел к Вике и надел талисман ей на шею.
   ***
  В это же время Дорохемия в тайном подвале, застыла на коленях с поднятыми к небу руками. Она читала древнею молитву, которой ее когда-то научил великий маг Абарис:
  - Спанта Бага Апполон! Арга ксантра од нама Дорохемия!*
  Священный Бог Апполон! Благослови силу души Дорохемии!* (скиф. Яз.)
  По комнате закружил ветер, волосы ведьмы заколыхались в разные стороны, и поток энергии темно-густого цвета вырвался из нее прочь. После этого тело рухнуло на пол и не подавало никаких признаков жизни.
  ***
  В больничной палате так же стали происходить странные события. Амулет, лежащий на груди у Вики, начал менять цвет. В нем появилась радуга на кроваво-свинцовом фоне. Постепенно этот мрак рассеивался, и в скором времени хрусталь стал прозрачен как воздух. В палате внезапно засиял столб солнечного света, который окутал тело Вики и медленно вошел в нее. Девушка открыла глаза, приподнялась. Игорь, с восхищением глядевший на это чудо, встретился с ее взглядом, и от мощного излучения, исходившего из глаз воскресшей подруги, на некоторое время ослеп.
  Медсестра поняла, что это никакие ни риэлторы, и стала с особым интересом наблюдать за воскресшим дивом. Вика повернула к ней голову и властно вытянула в направлении медсестры руку.
  - Тарс марбинк, Дорохемия! Агайя маста спанта!** - величественно молвила воскресшая красавица с больничной койки.
  Убью как муху, Дорохемия! Агайя в святой ярости! (скиф).
  
  Женщина в белом халате рухнула в обморок, а Вика, закрыв глаза, медленно опустилась на подушку.
  - Юноша! Бегите за врачом, мне здесь больше делать нечего, - Карл достал из портфеля букет черных роз. - И поставьте эти прекрасные цветы, возле вашей подруги.
  И в тот же час чародей вышел из палаты.
  Через минуту вбежали врачи и включили искусственное вентилирование легких.
  - Всех посторонних прошу покинуть помещение! - противным голосом заскрипел доктор Штильман. - Кто эту цацку повесил на шею больной?! Снимите немедленно!
  - Я тебе сейчас сниму! - Игорь от возмущения покраснел. - Это ее жизнь!
  -Молодой человек, ну что вы все время нервничаете?! - Штильман с удивлением поглядел на наивного Игоря. - Не забывайте, вы же в Одессе - тут вещи имеют ноги...
  - Спокойно док, - Игорь почувствовал навалившуюся на него усталость. - Я позабочусь, что бы амулет остался на груди у этой прекрасной девушки. Это очень для нее важно!
  Штильман развел руками и принялся прослушивать пульс Вики.
  'Свет в конце тоннеля!'- Парень с радостью посмотрел на ожившую Вику и подошел медсестре.
  - Держи, - он протянул ей сотенную.
  - За что? - шепотом спросила девушка.
  - Смотри за ней в оба.
  - Все будет хорошо, - успокоила его медсестра, и Игорь вышел из палаты с огромным облегчением.
  - Юля! Может, продадим квартиру и будем в больничном коридоре спать?
  Он присел рядом с вновь задремавшей женой и нежно пощекотал ее под ребра.
  - Давай лучше коридор продадим, вместе с больницей - и тогда спать будем в большом доме, - сквозь сон пробормотала Юля и обняла супруга.
  - Я предлагаю отправиться в родные стены и провести остаток ночи в уютной постели, - Игорь решительно встал и поднял Юлю за руку. - А утром я сюда вернусь!
  Последние слова он произнес громко, приоткрыв дверь операционной палаты, и они специально предназначались для ушей доктора Штильмана.
  ***
  - Света! Открой! - Родственница Марата вот уже полчаса звонила и стучала в закрытые двери.
  Света с трудом поднялась с пола и, пошатываясь, пошла наверх.
  - Да что же это такое! - бушевала за дверью родственница.
  Но, наконец, дверь открылась и на пороге появилась древнего вида старуха.
  - Заходи, Тома.
  - Извините, а вы кто? Бабушка Светы? А где хозяйка? - Тома осторожно прошла в коридор.
  Света мельком взглянула на себя в зеркало и с ужасом отпрянула. 'Кто это?!', - она резко кинула взгляд в 'кривое' зеркало, но из него по-прежнему на нее глядела древняя баба.
  - Так, где же Света?! И где лежит Марат, бабушка?
  - Тома! Да это же я, Света.... - затрясла головой старуха. - И я не знаю где Марат!
  'Бедная Светочка! Как же она его любила, если за одну ночь в старуху превратилась и разум потеряла', - Тома взяла ее за руку:
  - Ну, идем, не плачь Светочка.
  Они вошли в гостиную. Там им открылось жуткое зрелище. Марат лежал на столе крючком, а рядом с ним валялись ножи.
  - А где гроб? - родственница подозрительно покосилась на древнюю руину.
  - В магазине? - предположила Света и глупо моргнула глазами.
  - Ты что Света? Опомнись! У тебя муж умер!! - встряхнула ее Тома.
  - Господи! Мой Марат умер.... - дошло до вдовы.
  Она опустилась на пол и зарыдала...
  - Ох, какой же ужас. Мрачный дом, - вздохнула Тома и набрала супруга. - Виктор, срочно приезжай к Марату. Хоронить его будем....
  ***
  Утром Юля сидела в приемной и голова у нее после бессонной ночи просто раскалывалась. Вокруг нее вихрем носились люди. Генерал после смерти сразу всем понадобился. На ее столе зазвонил телефон.
  - Мне нужна Юля - секретарша, - в трубке послышался, уверенный женский голос.
  - Я вас слушаю, - Юля одной рукой держала трубку, а другой разминала виски.
  - Я Алиса, дочь генерала. Офис на том же месте?
  - М-да мадам, - у Юли перед глазами встала рыжая девица, с наглым выражением лица.
  - Скоро буду! - отрезала дочка и в трубке раздались короткие гудки.
  В кабинете генерала временно обосновался его заместитель Аристарх Петрович. Человеком он был мягким и привык слепо исполнять волю железного генерала. Власть, свалившуюся на голову манной небесной, интеллигент использовал своеобразно - выступая добрым волшебником. Поэтому посетители, которые заходили в кабинет, обратно выходили довольные, с улыбкой на лице.
  'Разорит ведь предприятие, добродетель за чужой счет!',- Юля с ужасом наблюдала за толпой находящейся в приемной.
  - Куда очередь?! - послышались железные нотки генерала в женском исполнении. - Если вы пришли проститься с вашим хозяином, то его тело находиться в доме, а не в кабинете! Тут вам не мавзолей!
  Перед Юлей выросла молодая женщина, лет тридцати. Она была одета в строгий деловой костюм, в руках у нее был плащ и деловой кейс. Ее каштановые волосы были коротко подстрижены, а волевой подбородок делал Алису похожую на отца.
  - Юля? - она вопросительно взглянула на секретаршу.
  Та утвердительно кивнула головой.
  - Я, Алиса. Сделай так, что бы здесь никого не было! - голос у нее был резкий и громкий, ну точно как у генерала.
  - Уважаемые! Прием окончен! - закричала секретарша, стараясь заглушить ропот толпы. - Все на выход!
  - Но, позвольте! Аристарх Петрович сказал, что всех примет! - запротестовал долговязый мужчина в очках и потертом пиджаке.
  - Примет, непременно примет, - жестко ответила Алиса и указала рукой в окно. - На улице он вас всех и примет.... Возле пивного ларька.
  Приемная мигом опустела. Из кабинета с улыбкой на лице вышла пожилая женщина из отдела снабжения.
  - Вот это человек! - сказала она с восхищением, оглядываясь назад.
  Работница держала в руках, подписанную Аристарх Петровичем какую-то бумагу.
  - Гражданка, а ну-ка дайте сюда документ! - Алиса протянула руку к бумаге.
  Женщина застыла на месте.
   - Давайте, давайте - секретарша печать поставит.
  - Ах, да, конечно, совсем забыла! - и она послушно передала бумагу.
  - Прошу оказать материальную помощь в сумме три тысячи гривен, в связи... Ну, дальше читать неинтересно, - Алиса порвала на мелкие клочки бумагу и, вошла в кабинет отца, игнорируя взгляд разгневанной женщины.
  За столом развалившись в кресле, сидел Аристарх.
  - Вон отсюда! - дочка генерала указала ему на дверь.
  - А вы собственно кто? - С удивлением посмотрел на нее заместитель и снял зачем-то очки.
  - Это дочка генерала, Алиса Викторовна, - произнесла учтиво Юля.
  - Очень приятно! - заместитель встал с кресла, вышел из-за стола и протянул руку. - Аристарх Петрович - зам. Вашего отца.... Царствие ему небесное, святой человек был.
  Алиса презрительно взглянула на потный лоб зама и заняла директорское кресло:
  - Повторяю! Мужчина! Из кабинета, пожалуйста.... Брысь!
  Заместитель пожал плечами и пошел на выход, за ним бочком направилась и Юля.
  - А ты дорогая, куда собралась? - она остановила секретаршу на пороге. Скорбящая дочь удобно устроилась в папином кресле и закурила.
  - Может чашечку кофе, Алиса Викторовна? - предложила Юля.
  - Алиса, называй меня просто, Алиса, - дочка генерала, прищурившись, разглядывала секретаршу сквозь сигаретный дым. - А у тебя хорошая фигура, дорогая!
  - Спасибо.... Так как насчет, кофе?
  - Да ну его! Давай по коньячку, - Алиса подняла трубку зазвонившего телефона. - Нет его уже нельзя! Он умер и это не шутка.
  Дочь генерала встала с кресла, сняла с себя деловой пиджак и осталась в блузке без рукавов. На ее правом плече Юля увидела татуировку розы с шипами.
  - Тащи коньяк, Юля. Пить будем за отца моего!
  Девушка вышла из кабинета и с облегчением вздохнула. 'Странная она! Ей Богу, странная!', - подумала секретарша.
  ...Через час в кабинете висел дым столбом, и Алиса обнимала за плечи осоловевшую Юлю:
  - Ты хочешь быть тут главной?
   - Ну.... Я не против, - секретарша повела плечом, пытаясь освободится от жаркой ладони.
  - Поцелуй меня... - наследница приблизила к ней лицо.
  - По-дружески?
  Вместо ответа к Юле приблизились алые губы, она отпрянула и вскочила с кресла:
  - Спасибочки, я лучше секретаршей буду.
  - У бомжей, - Алиса налила себе полный фужер. - Свободна... Дура!
  ***
  
  - Доктор, а куда вы дели Викторию Гончарову?!
  Игорь с первыми лучами солнца прибежал в больницу и после того как не обнаружил своей подруги в операционной ворвался в кабинет Штильмана.
  Доктор вздрогнул:
  - Мы ее перевели в общую палату, состояние у девушки стабильное. Чудеса, да и только!
  - И много людей лежит в палате?
  - Душ двадцать, не меньше.
  - А как же амулет?! - Одесса, Игоря пугала.
  - Молодой человек, что вы мне морочите голову? Причем здесь амулет?! - Штильман взял портфель, чем- то напоминающий портфель Карла, возможно возрастом и встал из-за стола.
  - Простите док.... Но, ночью вы говорили о возможности кражи украшения.
  - Я и сейчас это утверждаю! - Штильман быстро направился к выходу.
  - Хорошо доктор! Как мне ее можно забрать?
  - Просто! Снимите цацку с шеи - скажите я разрешил. - Врач шел по коридору и думал, что совершает утренний обход, а сзади него идет его ассистент.
  - Тьфу ты! Да, я про Вику говорю! - 'Кучерявая твоя башка!', - Игорь перегнал человека в белом халате и стал перед ним стеной.
  - Кем вы приходитесь больной? - маленький доктор затормозил, и поглядел снизу вверх на высокого посетителя.
  - Я друг!
  - Так вот что друг! Идите за ее мамой, папой или приведите хоть кого-нибудь хоть капельку похожего на ее родственника и тогда пусть он напишет бумагу, что ответственность за ее дальнейшую жизнь он берет на себя! - Штильман говоря эту длинную фразу, обошел преграду в виде Игоря и устремился на выход.
  - Так нет у нее никого! - Игорь в отчаянии догнал в очередной раз беглеца.
  - Тогда пусть она сама и напишет! - 'Господи сделай этого юношу невидимым!', - и с этой молитвой Штильман вышел из больницы и отправился на заслуженный отдых.
  Игорь зашел в тринадцатую палату и сразу увидел лежащую возле двери Вику.
  - Привет, красавица,- преданный друг сел рядом.
  - Игорь, Сережку похоронить надо, - вместо здрасти произнесла Вика.
  - Сначала с тобой вопрос решить надо, тебе здесь оставаться нельзя!
  - Да ничего - переживу.
   - У Черепа друзья были?
  Вика утвердительно кивнула головой.
  - Амулет ночью могут снять, - шепотом произнес Игорь, подозрительно поглядывая на бабушку воровского вида, которая лежала рядом, возле стены.
  Вика тоже заметила старушку с перевязанным как у Флинта глазом и натянула до подбородка одеяло.
  - Я сейчас принесу бумагу и ручку, и ты напишешь врачам расписку. Потом найду медсестру, и мы поедем к нам домой, там ты и будешь поправляться. Хорошо?
  Вика с благодарностью пожала Игорю руку.
  - А сразу после этого, я займусь похоронами Сережи. Все. Я побежал за бумагой и ручкой!
  - Спасибо... - прошептала она вдогонку.
  В кармане у Игоря раздался рингтон супруги:
  - Да Юля, я у Вики.
  Игорь шел по коридору и искал глазами кабинет главврача.
  - Самочувствие у нее нормальное. На работе буду после обеда, не раньше...
  - У нас здесь такое творится! Приехала из Киева Алиса, дочь генерала и разогнала всю фирму! И меня тоже уволила.... Идиотка полная.
  - Юля! Одну минутку ты можешь меня послушать? - Игорь перебил пламенную речь супруги. - Вику надо к нам домой забрать, в больнице ей оставаться опасно.
  'А дома ей оставаться не опасно?! А для жизни жильцов эта мисс Катастрофа не опасна?!'- возмутилась про себя Юля, но... любовь творит чудеса:
  - Если ты так решил, дорогой, значит, так тому и быть.
  - Ты прелесть, я тебя люблю!
  - А ну покажи как?
  Игорь вздохнул и чмокнул трубку...
  
  
  Света
  
  Наступил день похорон.
  Генерала, Черепа и Сережу хоронили на одном и том же кладбище. В этот скорбный день, много народу собралось проводить в дальний путь умерших. Друзья, сослуживцы и просто родственники, все те, кому покойные были небезразличны при жизни. Где-то салютовали, где-то просто тихо стояло несколько друзей и соседей, а где-то собрался уголовный цвет города.
  Игорь с Юлей скромно похоронили Сережу и, неспеша, шли по аллее назад.
  - Казино придется принимать в управление, а там работают такие кадры, - Юля вспомнила Риту и Леночку и мысленно перекрестилась.
  - А как же я? Кого охранять буду?
  Юля прижалась к Игорю.
  - А я тебя к себе в казино заберу, - Юля влюблено заглянула супругу в глаза.
  Сзади них шла старушка и внимательно прислушивалась к каждому произнесенному слову.
  - За Викой уход нужен, с сиделкой я договорился, так что может все и образуется, - Игорь обнял молодую жену. - Поживем пару недель в тесноте, как ты считаешь?
  - Ой, что изменится от того, как я считаю.... Смотри дорогой, постель ночью не перепутай. - Присутствие Вики в доме, было явно не по душе молодой супруге.
  - Опять ты за свое! - в сердцах выпалил Игорь. - Я ей вместо брата, понимаешь?!
  - Скажу тебе честно Игорек, не понимаю, - вздохнула Юля, и они всю обратную дорогу до машины шли молча.
  'Так вот где находится эта девка! Она всю мою жизнь под откос пустила! Убить, ее мало!', - старуха не отставала от влюбленной пары ни на шаг.
  До самого дома за Юлей с Игорем ехал элегантный Мерседес, Светы, вдовы Черепа. Она шла за ними до подъезда...
  - Здравствуйте, - Света обратилась к полной женщине, сидевшей на лавочке.
  - Добрый день, уважаемая.
  - Подскажите, пожалуйста... - вдова впилась взглядом в женщину, собирая в себе последние крохи, оставшиеся от былого магического могущества. - Племянницу хочу проведать, вчера ее в этот дом привезли. Номер дома помню, а квартиру забыла! Может вы видели? Вроде на Скорой ее привезли.
  - Так хозяева квартиры только что в подъезд зашли. Юленька и Игорь. Они такие замечательные ребята, - соседка не могла нарадоваться супружеской паре, которая всегда была готова прийти к ней на помощь, - надо мной живут, квартира 115.
  - Спасибо вам добрая женщина! - поблагодарила ее Света и пошла к подъезду.
  - Код двери 3444!
  Света зашла в подъезд и поднялась на второй этаж. Там она простояла около часа.
  Но, вот раздался шум лифта, и на площадке послышался беззаботный голос Юли:
  - Поцелуй меня быстренько, а то теперь у нас в квартире госпиталь, больше о таблетках думаешь, чем о любви.
  - Иди ко мне, вредина...
  Пару минут повисло молчание, и лишь только в Юлиной сумочке позвякивали ключи. Затем раздались торопливые шаги, хлопнула дверь - и в подъезде наступила привычная тишина. Света подождала еще минут десять и вышла. Она сразу направилась к другу отца, медвежатнику Хромому.
  
  
  ***
  
  Сеня Хромой сквозь сон услышал звонок. 'Кого же в такую рань нелегкая принесла?!',- чертыхаясь он встал, и в скверном расположении духа пошел открывать дверь.
  - Тебе чего старая? - Хромой не мог понять, какой волной занесло к нему эту бабку.
  - Я Света, дочь Миши Седого!
  - Если ты его дочь - тогда я его сын, - он мрачно улыбнулся и оттолкнул вступившую на порог женщину. - Давай вали отсюда! Я спать хочу, а не смеяться.
  - Хромой ты помнишь, что мне подарил в день свадьбы? - Света со слезами на глазах взглянула на Сеню. - Ты хотя бы на похороны Марата пришел...
  - Светка! - с изумлением Хромой наконец-то узнал дочку Миши. - Не скажу, что ты хорошо выглядишь. Что с тобой?
  - Долго рассказывать Сеня. Мне нужна твоя помощь!
  - Старая, ты наверное слышала, Сеня Хромой в завязке. Я пивка попить, рыбку половить.
  - Ради памяти отца, прошу тебя, ради меня, покойного Марата! - Света хотела встать перед ним на колени, но Хромой не дал ей этого сделать.
  - Что надо расколоть? - его взгляд стал ясным, от сутулости ни осталось и следа.
  - Дверь в квартиру! Получишь денег и иди себе с удочкой, пиво пить.
  - Лады! Пять минут и я на выходе. - Сказал Сеня и пошел за инструментом.
  
  Света и Вика
  
  Света заехала с Хромым к себе домой, дала ему денег и облачилась в ритуальный наряд. Сеня нервно поглядывал на этот ужас в черном балдахине, - 'Если она сейчас достанет из шкафа метлу - свалю по-тихому'
  - Вперед, - резанула его взглядом вдова и пошла на выход.
  Сеня успокоился и, соблюдая дистанцию, двинулся вслед за ней.
  
  Сиделка, на которую Игорь оставил подругу, была женщиной занятой и основная работа ее была в больнице. По телефону медсестру срочно вызвали, и она к своему большому счастью оставила на пару часиков спящую красавицу в одиночестве.
  Света с Хромым поднялись на седьмой этаж и оказались перед квартирой с номером 115.
  - Открывай... - В руке черная вдова тайком сжимала ритуальный кинжал и готова была перерезать горло любому, кто помешает ей отомстить этой девке.
  Хромой тихонько повернул замок, и дверь с легким скрипом открылась.
  - Уходи Хромой... - прошептала вдова и тихо проникла внутрь квартиры.
  Вика спала на диване. Света подошла к ненавистной противнице и занесла над ней острый как игла, кинжал.
  ...Солнце пробилось сквозь тучи, и луч врезался в хрустальный амулет, лежавший на груди у спящей красавицы. Ослепленная Света, резко ударила в направлении Викиного сердца. Но стальное лезвие коснулось хрусталя и отскочило - слегка поцарапав смуглую кожу красавицы.
  Вика мигом проснулась и увидела перед собой полный ненависти взгляд зеленых глаз.
  Черной вдове показалось, что солнце спустилось с небес, и выжигает ее глаза. Вдова занесла свою руку еще раз и наугад ударила изо всей силы. Вика перехватила запястье ведьмы, вывернула его - и кинжал по самую рукоятку вошел в Светино сердце.
  - Будь ты проклята, Агайя! - прохрипела вдова, со смертельной раной опускаясь на пол.
  Вика вскочила с постели, сорвала с руки ведьмы браслет, и с головы диадему. Она надела на себя эти символы власти и сияющим взглядом гордо оглянулась вокруг.
  Затем ослепительная смуглянка поставила ногу на горло мертвой противницы, и победный клич наполнил квартиру:
  - Дарана хамара!*
  - Смерть врагу!* (скиф.яз.)
  В это время молодая супружеская пара зашла в комнату с лекарствами для больной девушки. Вика протянула в их сторону руку в браслете.
  - Арга кагар ардар Агайя!
  - На колени рабы, перед царицей Агаей!* (скиф. Яз.)
  Молодожены стояли и не знали, что им делать. Радоваться ли столь чудесному исцелению Вики, не смотря на убитую ей старушку? Или вставать на колени и благословлять эту ожившую скифскую царицу?
  
  
  
  
  
  Глава 13
  
  Особняк Карла Ваттигура в Германии
  
  К старинному замку 'Вольфгесс', который величественно уединился среди скал, подъехал роскошный 'Бентли'. Огромные кованые ворота открылись, пропуская серебристый лимузин. Машина проехала по аллее, которая петляла между вековыми деревьями и остановилась возле огромной мраморной скульптуры Аполлону. Из авто вышел респектабельный господин и тяжело ступая по лестнице подошел к входной двери. Тут же навстречу ему вышла Хельга и пригласила гостя жестом следовать за ней.
  Карл Ваттигур сидел в огромном кабинете и с интересом наблюдал за событиями, происходящими в хрустальном черепе. На глазах у него простая девушка перевоплотилась в скифскую царицу Агайю.
  - Магистр, приехал господин Смирнов, - тихо произнесла помощница, стараясь не потревожить мысли Ваттигура.
  - Иду, сейчас, иду. - Он накрыл бархатом череп и прошел в зал для гостей.
  Смирнов присел на неудобный узкий деревянный стул с высокой спинкой. 'Стул инквизиции!', - как называл его Карл, стоял в одиночестве перед огромным дубовым столом, сделанным в виде молнии. Господин Смирнов волновался перед встречей с великим магом, потные ладони были тому свидетелями. Ему посоветовали обратиться к этому таинственному немцу, который мог все.... Ну почти все. А их огромной корпорации сейчас так нужна была всемогущая помощь!
  - Здравствуйте господин Смирнов, - Карл сел в удобное кожаное кресло, стоявшее на другом конце стола. - Что привело вас в наше Богом забытое место?
  Ваттигур говорил тихим голосом, и господину Смирнову требовалось усиленно напрягать слух, что бы ни пропустить чего-то важного, исходящего из уст великого мага.
  Смирнов был человеком дела. Он достал из внутреннего кармана продолговатый футляр. Позади него, как тень выросла Хельга. Она взяла коробочку из рук гостя, открыла ее и подошла к магистру. Карл мимолетом взглянул на лежащие в ней брильянты: - 'Прекрасной чистоты, и от трех карат каждый!'.
  Камушки произвели на него благоприятное впечатление, и он благожелательно взглянул на просителя.
  - Это аванс, господин Ваттигур!
  - Так чего же вы хотите? - Карл провел рукой по столу, и Хельга закрыв коробочку, положила ее перед своим хозяином.
  Смирнов встал с ненавистного стула и достал из кейса карту Африки. Затем подошел к магистру и разложил ее перед ним.
  - Вот эти алмазные копи, должны принадлежать нашему концерну.
  - Смело!
  - Господин Ваттигур, правительство страны, где находится это месторождение, - неожиданно передало их во владение американцам. И это несмотря на то, что наши специалисты нашли эти залежи и уже начали там разработку.
  Карл, взглянул на маленькую африканскую страну и улыбнулся: - с этой задачей и Хельга могла бы справиться!
  - Тридцать процентов акций моих, и через месяц копи ваши! - Магистр встал из кресла и направился к выходу.
  - Согласен, господин Ваттигур! С вами приятно иметь дело!
  Ваттигур остановился возле двери:
  - Еще одна маленькая деталь, господин Смирнов! Договор. Совсем забыл про договор...
  При этих словах возле Смирнова, появилась Хельга. В руках у нее был бланк договора и ручка.
  - Для заключения нашей сделки вам необходимо подписать вот это соглашение, сущая формальность! - Карл уже открыл двери и на прощание сказал. - Всего наилучшего! Хельга займись документами. А я ухожу - дела, дела...
  Смирнов последних слов мага не слышал, в это время он внимательно изучал текст документа, - 'Какая-то моральная чепуха! Так, так, так.... Ни слова о деньгах! Это хорошо... Ага, вот про душу написано: *Собственность Аполлона*.... Пф! Бред полнейший...', бизнесмен усмехнулся и решительно поставил размашистую подпись под договором.
  
  
  Вика и Юля.
  
  Войдя в родные стены, молодожены застыли и не знали как им вести себя дальше.
  - Да ладно ребята, расслабьтесь, это же я, Вика! - она подошла и обняла их. - Спасибо вам за все....
  Юля освободилась из жарких объятий и с ужасом посмотрела на мертвую старушку.
  - Это как понимать?!- Юля была в гневе. - Там где появляешься ты, появляются и трупы!
  - Юля! Но ведь эта женщина сам пришла в наш дом! - Игорь стал на защиту своей подруги. - Я сейчас сбегаю за сумкой и все приберу...
  Верный друг знал, что надо делать дальше....
  - Недолго ты Марата пережила, - сзади них раздался хриплый голос Хромого.
  Они втроем вздрогнули и обернулись. Пожилой мужчина снял клетчатую кепку, и хромая на одну ногу подошел к мертвой Свете:
  - Это жена Черепа, Светка.
  Сеня посмотрел на ее руку, сжимавшую кинжал с головой грифона, который вошел в сердце по самую рукоятку. Затем Хромой перевел взгляд на Вику, блиставшую золотыми украшениями.
  - Видно понравился ей твой прикид, вот ведь маруха, - он закрыл глаза мертвой. - Давай парень беги за сумкой, домой повезем ее.
  Игорь быстро вернулся и они с Хромым упаковали Свету.
  - Похороню я ее, ведь больше то и некому, все уже на том свете, - грустно вздохнул Сеня, и они втроем направились на выход.
  Юля, с опасением поглядывая в сторону Вики, начала отмывать место кровавой баталии.
  Кареглазая красавица, чувствуя мощный прилив энергии, непрерывно ходила по комнате.
  - В тебе столько сил! - с возмущением заметила молодая супруга с тряпкой в руках. - Помогла бы лучше, чем тут круги нарезать! А я пока посуду помыла бы.
  - Юленька, если я возьму тряпку в руки, то заболею и умру, - просто ответила ей коронованная особа и принялась снимать браслет с руки.
  - Хороший подход к жизни! - в негодовании произнесла хозяйка квартиры и продолжила ожесточенно чистить ковер.
  - Сережа! А Сережу похоронили уже?! - Вика понемногу спускалась с небес. - И где моя машина, вещи?
  - Все в порядке, ваше сиятельство! - Юля дочистила ковер и направилась мыть посуду. - Ваш верный раб Игорь обо всем позаботился, а сумка с вещами лежит на кресле рядом с диваном.
  Вика, не обращая на Юлин сарказм внимания, достала телефон из сумочки: 'Куча пропущенных, и все от Лидочки!':
  - Але, Лидочка! Привет!
  - Господи! Ну, куда же ты опять пропала? Мы с Питером уже собирались ехать в Одессу и там тебя разыскивать. С тобой все в порядке?
  - Лучше не бывает!
  - А как вопрос, по которому ты поехала?
  - Все уладила. Скоро буду.
  - Вика может кофейку с бутербродами сделать? - в комнате неожиданно появилась Юлина голова.
  - Не откажусь, дорогая, - Вика отвлеклась на секунду. - Целую тебя Лидочка. Питеру огромный привет передавай.
  Юля замурлыкала под нос *Марш Славянки* и удалилась резать хлеб.
  - Игорек, ты где? - донесся до ушей молодой супруги, голос гостьи. - Моя машина в порядке? Хорошо.... Утром нам предстоит съездить в очень важное для меня место.
  'Да ты никак не угомонишься, фройлян Шнитке!', - психанула Юля и в сердцах плюнула ей в чашечку кофе.
  - Я все слышала и завтра утром еду с вами. Угощайся, дорогая!
  Юля поставила поднос на стол и краем глаза принялась наблюдать, за нарушительницей спокойствия.
  - Не вопрос Юленька, поедем втроем, - Вика взяла бутерброд с сыром.
  - Пей кофе, пока не остыл.
  - Сахар бросала?
  - Конечно.
  - Извини, но я сладкий не пью...
  
  
  
  Карл
  
  Вечером того же дня к Карлу Ваттигуру явился странный посетитель. Глядя на него можно было предположить, что он прямиком пожаловал из африканского континента. Его танцующая походка и пестрое одеяние, с тюрбаном на голове, были тому свидетельством. Хельга без слов впустила африканца, и они сразу прошли в кабинет Карла.
  Посреди зала находился большой хрустальный глобус планеты Земля, с семью рубинами, которые находились на разных континентах. Седьмой самый большой находился посреди Атлантического океана - он покоился на бледно-голубой хрустальной равнине, символизирующую воду.
  Карл был занят своим любимым хобби. Принесенные Смирновым алмазы он прикреплял в специальные ячейки. Фиолетовый свет отделял игру алмазов от хрусталя, а большие рубины придавили мистический красно-кровавый цвет этому прекрасному и незабываемому зрелищу.
  - Великий Магистр, - африканский гость с почтением обратился к Карлу, вставляющему очередной камушек в ячейку - Одесса. - Я в вашем распоряжении.
  - Хара Кенояма! - На лице у Ваттигура проскользнуло подобие улыбки. - Давай присядем за стол, есть срочное дело.
  Карл достал желтый, потрепанный портфель. Потом он положил на стол большой красный рубин и все это придвинул Кенояме.
  - Этот рубин твой. В портфеле деньги, много денег. - Количество денег Ваттигур и сам не знал, они его не интересовали.
  Хельга в это время принесла карту Африки.
  - Вот в этой стране, необходимо в быстрые сроки сменить правительство. - Магистр ткнул пальцем на островок в Индийском океане. - Твоя задача - купить средства массовой информации. Пусть трубят о национальной независимости, демократии. Кричат во весь голос: бандитам - тюрьмы, народу - копи, впрочем, в портфеле бумага, в ней все написано Кенояма. Соберешь возле себя пару тысяч отморозков, подготовишь послушного диктатора и будешь ждать моего сигнала. Да поможет тебе Аполлон!
  Африканский шаман поклонился.
  - И доллар....
  У Кеноямы округлились глаза.
  - Шутка, - усмехнулся Карл. - Не скупись, будь щедр со всеми.
  Ваттигур поднялся, показывая африканскому гостю, что прием окончен.
  - А как же народ, великий магистр? В этом государстве люди любят своего президента, - спросил Кенояма, забирая портфель.
  - Как раз этот вопрос, пусть тебя и не волнует, достойный шаман, - сказал на прощание Ваттигур и пошел к своему детищу.
  
  
  
  
  Черная гора
  
  Рано утром Вика и ее преданный друг отправились в путь, который был известен только смуглой красавице. Квартиру они покинули тихо - стараясь не разбудить Юлю. Девушка уверенно вела машину и на назойливый вопрос Игоря:
   - Так куда же мы едем?
  Виктория включала громче музыку и ему отвечали песни. Так они проехали пару часов. У Игоря 'ожил' мобильный. Он посмотрел на дисплей, - 'Юля!', и обреченно вздохнув, взял трубку. Вика сделала музыку тише и с интересом стала слушать диалог молодоженов.
  - Да, Юленька! Ты уже проснулась, солнышко?
  Молодая супруга приняла душ и неторопливо пила кофе:
  - Вы за машиной пошли? Так, когда мы едем? - она мысленно перебирала свой гардероб и думала, что же ей лучше одеть в дорогу.
  - Юля, меня сейчас больше волнует вопрос, куда мы едем? - супруг озабоченно глядел на грунтовую дорогу.
  - Юля, привет! - крикнула Вика, объезжая огромную яму посреди дороги.
  - Свиньи! - 'окрестила' путешественников Юля и бросила трубку.
  Через час езды с препятствиями, они оказались в горах.
  - Еще немного и мы на месте, - уверенно произнесла девушка.
  ...Вот и конец дороги. Перед ними раскинулось большое горное плато, края которого уходили пропастью к берегам быстрой и широкой речки. Вика выключила зажигание, и они вышли из машины. Недалеко от них пасся табун лошадей. Девушка взяла с заднего сиденья браслет с диадемой и пошла по направлению к табуну. У Игоря было такое ощущение, что про него забыли, и он пошел к краю пропасти, любоваться суровой красотой отвесных скал.
  Красавица остановилась, подняла с наслаждением голову к небу. Неожиданно от табуна отделился черный жеребец и понесся к ней навстречу. Вика протянула руку, и жеребец застыл как вкопанный, метрах в пяти от нее.
  - Арни, иди ко мне...
  Жеребец замотал головой и подошел, склонив гриву.
  Игорь, с восхищением глядел на эту прекрасную картину. Смуглая, высокая и прекрасная амазонка с развивающимися волосами на ветру, обнимает вороного красавца, бьющего копытом о землю.
  Тучи над небом начали сгущаться, в воздухе запахло дождем.
  - Арни, домой!
  Она хлопнула жеребца по крупу, и тот поскакал обратно, оставляя после себя маленькие облачка пыли.
  Вика подошла к краю обрыва, Игорь непроизвольно встал рядом с ней. 'Что она задумала?', - не на шутку взволновался парень. Вверху над ними закружил черный ворон и сел рядом на дерево.
  Прекрасная амазонка долго стояла на краю пропасти.
  - Агайя! Это по праву должно принадлежать тебе... - произнеся эти слова, она выбросила браслет и диадему в пропасть.
  После этого Вика стала снимать амулет с шеи.
  - На вашем месте я бы не стал этого делать! - у них за спиной раздался до боли знакомый вкрадчивый голос.
  Вика и Игорь обернулись и увидели перед собой Карла Ваттигура в черном костюме, с неизменным портфелем в руке.
  - Карл, а вы не пробовали когда-нибудь сменить свой имидж, или на худой конец портфель? - поинтересовалась Вика, оставив амулет в покое.
  - Уважаемая Виктория, мой имидж стабилен как солнце, а вот вам придется свое амплуа скоро поменять.
  - Вы мне дадите метлу Карл и научите на ней летать? - она с интересом поглядела на мага.
  Ваттигур достал из своего заветного портфеля злополучный договор.
  - Прочитайте! Внимательно прочитайте - внизу ваша подпись! - Магистр протянул ей договор. - Можете смело его рвать, у меня есть достаточное количество экземпляров.
  Вика стала внимательно изучать адскую бумагу, и ужас стал охватывать ее разум.
  - Что там, Вика? - настороженно поинтересовался Игорь.
  - И как же я такое могла подписать? - Вика разорвала договор. - Дайте мне еще один экземпляр, Карл.
  - Свидетель рядом! - маг указал рукой на стоявшего друга.
  - Ты?! Да как ты мог?! - Вика обернулась к Игорю и готова была вместе с ним кинуться в пропасть. - Как же ты мог!!
  - Вика у тебя не было шансов, ни единого, - Игорь покраснел и твердил одно и то же. - Ни единого, Вика...
  - Я отказываюсь от этого договора Карл! - Вика смело взглянула в глаза Ваттигуру. - С подлецами я дела иметь не желаю...
  - Не все так просто. - Магистр спокойно наблюдал за разъяренной девушкой. - Вы добровольно отдали душу Аполлону. Помните я говорил вам или дурдом или мы? Мне кажется, вам лучше быть с нами.
  Карл закончил свою просветительную речь и обратился к Игорю.
  - Юноша, идите и успокойте по телефону свою молодую супругу, - Карл весело поглядел на него. - Я не хотел бы, что бы вся эта история повторилась вновь.
  - Так вот Виктория, а теперь к делу! - Карл неторопливо расхаживал возле мечущей молнии красавицы. - Через три дня я жду вас в Ганновере. Скоро вас ожидают великие дела фрау Шнитке, и не задерживайтесь с выездом!
  - Да...., - но она не смогла ему сказать, - 'Пошел ты!', более того ее воля и не сопротивлялась приказу...
  - Вот и ладненько.... Провожать меня необязательно... - сказал на прощание маг и сделал шаг в пропасть.
  Вика стояла на краю скалы, и ее гнев сменили слезы отчаяния: - 'Черная гора! Какая же ты коварная!'
   Стало быстро смеркаться, и совсем рядом послышался вой волка. Не раздумывая, Вика пошла в направлении этого зова. Вот показались и глаза хищника светящиеся в темноте желтым светом. Он не уходил и стоял с ней почти рядом. И вдруг волк громко и тоскливо завыл, будто это он обрел страшного хозяина. Леденящий звук душу, пронзил Вику с головы до ног, и в этот момент она с удовольствием бы поменялась с ним местами. Но это было, увы, невозможно...
  Обратно машину вел Игорь. Вика откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.
  - Скоро будем! Ну не волнуйся, мы просто едем и все! - ему опять звонила Юля.
  Игорь положил телефон и озабоченно вздохнул.
  - Что Юлька жизни не дает? - Вика взглянула на несчастного друга. - Я поговорю с ней, предоставь это мне.
  Молодой супруг недоверчиво взглянул на миротворца в юбке, но, в очередной раз слепо доверившись подруге, он согласно закивал головой.
  Они добрались домой за полночь. Игорь открыл дверь, и путешественники тихонько прошли в коридор. В комнате был потушен свет и работал телевизор. Супруг нажал на выключатель, гостиная озарилась ярким светом и лежащая на диване Юля проснулась. На столе красовалось полбутылки виски Джонни Уолкер, рядом лежали шоколадные конфеты, а на полу валялись их свадебные фотографии.
  - Какие люди! Извините, пожалуйста, я фильм досмотрю и сразу освобожу вам место. - Выпившая Юля была непредсказуемо коварна. - Вдвоем здесь очень удобно, помнишь Игорек?
  - Юля ну прекрати, ты! - он начал уставать от ревности жены.
  - Сходи пока на кухню, мне с Юлей поговорить надо, - Вика спокойно наблюдала за разыгрывающейся сценой между молодыми супругами.
  - А мисс Катастрофа! И о чем это мы будем разговаривать? - Юля приняла сидячее положение и налила себе полстакана виски.
  - Иди Игорь, иди - Вика села на диван рядом и подняла с пола одну из свадебных фотографий. - А с генералом у тебя случайно фото не осталось?
  Ревнивица сразу протрезвела и с опаской повернула голову в сторону кухни - Игорь гремел крышками от кастрюль и ничего не слышал.
  Вика в это время выпила налитый стакан. В голове у молодой супруги была сплошная каша, - 'Господи кто это? Голос как у полковника, но ведь это же Вика!'
  - Не волнуйся.... Будь хорошей девочкой и все будет хорошо. - Вика и сама не знала, что стоит за этой фразой и откуда она взялась в ее голове.
  - Ты... - только и смогла сказать Юля.
  - Расслабься, не об этом будет речь. У меня к тебе деловое предложение. - Кареглазая смуглянка налила себе еще чуть виски и продолжила. - Я предлагаю реконструировать казино и сделать из него хороший отель. Деньги на реконструкцию я найду, но тридцать процентов акций моих.
  - Вика, ты это серьезно?! - глаза молодой супруги загорелись от радости, и она обняла будущего партнера.
  Юлины влажные губы скользнули по щеке Вики, и смуглянка ощутила странное волнение от исходящего тепла этой ревнивицы.
  Игорь в это время зашел в комнату и увидел свою жену, обнимающую Вику.
  'Женщины!!!', - он вздрогнул и незаметно удалился обратно - пить кофе.
  
  Вика, Юля и полковник.
  
  На следующий день, утром, две прекрасные дамы проснулись одновременно. Юля в привычно-сумасшедшем темпе принялась собираться на работу. Вика вальяжно направилась в ванну, вспоминая какие дела ей надо успеть сделать перед отъездом в Германию.
  - Вика! Я на работу опаздываю! - Юля подошла к двери и продублировала крик - стуком.
  Через пару минут дверь ванной открылась, и оттуда во всей красе вышла Виктория.
  - Мне в девять надо быть в казино! - проскочила мимо нее Юля.
  - Я с тобой поеду.
  - Это было бы здорово! - Юля скинула халат и включила воду.
  - Да уж, здоровее некуда... - Викин взгляд скользнул по идеальной фигуре молодой супруги. - Не торопись, Родина подождет.
  Юля, обернулась - золотисто-карие глаза Вики притягивали к себе и завораживали.... Молодая супруга застыла и указательным пальцем прикоснулась груди.
  'Что за наваждение?!', - опомнилась Вика, закрыла дверь и отправилась на кухню...
  Олег Наумович был человеком пунктуальным - ровно в девять он был в казино. Полковник расхаживал по вестибюлю здания и с отвращением поглядывал на охранника, одетого в помятый костюм.
  'Ну, вот наконец-то и она!', - при виде Юли, Олег демонстративно посмотрел на часы.
  За ней вошла очень знакомая красотка, полковник даже от неожиданности растерялся и уставился в потолок: - 'Гончарова?! Какого лешего?!'
  На Вике был ультрамодный плащ синего цвета и замшевые сапоги на высоком каблуке. В руке смуглая красавица держала деловой кейс.
  - Опоздала - каюсь, - Юля склонила голову набок и сложила пальцы в замок.
  - Юлия Владимировна слово каюсь, в бизнесе не проходит. Лишу премии, понижу в должности... - Олег на секунду замолчал. - Вот те слова, которые следуют за нарушением договора.... Но! Ради вашей прекрасной подруги - я вас прощаю.
  - Это Олег Наумович, узурпатор и фактический владелец этого заведения, - оставшись без комплимента, обиженно произнесла Юля.
  Полковник слегка поклонился смуглой красавице.
   - Виктория фон Шнитке. Потенциальный инвестор из Германии. - Последние слова Юля произнесла ехидно - свысока поглядывая на босса. - Виктория предлагает нам это здание реконструировать, и сделать из него отель.
  'Инвестор?! Во, девка дает! За год и инвестор.... Хорошо, что я тогда ее из этого болота живой отпустил', - Олег приосанился - он был почти счастлив.
  - Дамы, предлагаю пройти в кабинет Юлии Владимировны! Прошу вас, Виктория.
  При воспоминании о бывшем кабинете Черепа, в голове у Вики возник труп Сережи вываливающегося из шкафа: - 'Забыла о нем! Даже на кладбище еще не была! А ведь сегодня мне надо уезжать'
  На пороге кабинета их встретила Рыжая Леночка с ведром и шваброй:
  - Походите. Вытеайте ноги.
  Леночка собралась уходить, но тут из темного коридора в помещение вошла Вика. Рыжая во все глаза уставилась на нее, - 'Да это же Агайя! Шпако...', она вспомнила перекошенное от ярости лицо Дорохемии.
  - Лена! Принеси три кофе! - Юлин голосок приобретал властные нотки.
  - Бегу...
  Как только закрылась за Рыжей дверь, Вика перешла сразу к делу:
  - Мои условия просты. Здание мы сносим и на его месте строим отель. Документы, разрешения, и все головные боли - ваши. Деньги на строительство, мои. Дело буду иметь только с этой барышней.
  Вика взглянула на Юлю:
  - Когда начнется строительство, вызову тебя на стажировку в Германию.
  - Прошу прощения, Виктория! - полковник встал с дивана. - Я не могу принять самостоятельно такое решение. Мне надо время на согласование этого вопроса.
  Зашла Леночка с кофе на подносе.
  - Пять минут, пока я пью кофе. - Вика взяла чашечку и сделала маленький глоток.
  - Не знаю, не знаю, что за пару минут можно успеть. И к вашему сведению, у нас есть предложение от американцев - так что не думаю, что вы сейчас получите ответ.
  - Ваши новые друзья из Германии, будут очень недовольны отрицательным ответом, - вырвалась из уст Виктории фраза, смысл которой ей был абсолютно не понятен.
  Олег затравленно взглянул на нее и быстро вышел в коридор. 'Откуда ей известно о Германии? Откуда она знает, что я туда переправил героин?', - в панике начал размышлять полковник. Чекист простоял пару минут в коридоре, взял себя в руки и зашел обратно в кабинет.
  - Мы согласны, Виктория! - Олег старался не смотреть ей в глаза, будто боялся, что эта непредсказуемая девушка сможет из его души вытянуть еще много страшных тайн.
  Вика поставила чашку на стол и собралась на выход.
  - Все мне пора, - Она прощально помахала рукой Юле и Олегу.
  - Подожди, я тебя провожу. - Юля встала из кресла и пошла за ней.
  - Ты прости, если я где-то погорячилась... - Молодая супруга подошла к ней совсем близко. - Ну что обнимемся на прощание?
  И Юля снова обняла ее. Вика ответным порывом слегка прижалась к ней, ее голова немного закружилась, но пересилив себя, девушка отстранилась и с облегчением выдохнула появляющееся в ней странное влечение.
  - Все я поехала! Надо Игоря еще разбудить и заехать на полчасика на кладбище к Сереже.
  - Звони, не забывай! - Юля глядела в след уходящей Вике и думала о неожиданных, противоречивых чувствах, которые стала вызывать в ней недавняя соперница. 'Катастрофа, одним словом', - вздохнула она и пошла обратно в кабинет.
  Вика вышла в холл - там ее поджидала Леночка.
  - Госпоза! Цаица Агайя! - Рыжая схватила ее за руку. - Я узнала вас!
  Рита, сидевшая за стойкой бара, улыбнулась, - 'Опять Рыжая с утра напилась! И чудит...'
  Леночка показала рукой на свой рот.
  - Это со мной Доохемия сделала. Возьми меня с собой, я буду пьеданно слузить тебе...
  Вика задумалась: - 'В большом доме одной с ума сойти можно!'
  - Передай Юле копию паспорта, - она пожала руку Рыжей и устремилась на выход, великодушно прощая ей прежние шалости.
  По дороге кареглазая красавица позвонила Игорю:
  - Через десять минут будь внизу! И сумку мою захвати.
  Игорь и Вика заехали на кладбище. У нее не было слез, их слишком много пролилось за последнее время. Была горечь утраты родного и очень близкого человека. Сестра молча, стояла над могилой Сережи и вспоминала когда-то большую и дружную семью. И вот осталась она одна - сильная, умная, красивая и в то же время такая одинокая! 'У меня из души забрали любовь, а что мне вместо этого дали?', - с этой мыслью Вика направилась к машине, и за ней следом, как верный пес шел Игорь. Он готов был без раздумий отдать за нее свою жизнь. Игорь не был ей братом, любимым или каким-нибудь там родственником. Он был ей просто надежным и преданным другом, чувствовавшим, что предназначение прекрасной девушки в этом мире предопределено высшими силами. И он волею судьбы, оказался рядом с этой мистической амазонкой. Легионер считал своим долгом идти с ней до самого конца, финал которого знал один Господь Бог...
  Вика отвезла Игоря домой и там они стали прощаться.
  - Я буду скучать по тебе, мой верный друг, - она положила ему голову на плечо. - Ты приедешь? Обещай мне, что приедешь!
  Он молча, кивал в ответ - в такой важный момент у него не было слов.
  - Ну, что же ты молчишь?
  Игорь стоял, и готов был заплакать словно малое дитя:
  - Смотри осторожней на дороге. Не гони!
  - Да иди ты... - она села в машину и взглянула на ссутулившегося Игоря. - И не дай Бог, не приедешь!
  На прощание Вика погрозила ему кулачком и рванула с места, разрывая тишину во дворе сигналом автомобиля.
  
  
  
  Финал
  
  В Ганновер Вика приехала ровно через три дня, как и приказал ей Ваттигур на Черной горе.
  Подъезжая к дому, Виктория увидела стаю ворон, сидящих на большом дубе. В последнее время она с неприязнью относилась к этим мистическим птицам, видя в каждой из них одиозную личность Карла Ваттигура. 'Не к добру это!', - подметила красавица и поднялась по ступенькам. Пустой особняк ее встретил мрачным молчанием. На душе у девушки было тревожно, она чувствовала - сейчас должно что-то произойти. Не включая свет, Вика подошла к окну и стала ждать. Не прошло и получаса, как возле входа остановилась черный 'Мерседес' s-класса. Из него вышли Хельга и магистр собственной персоной. 'Так я и знала!',- обреченно вздохнула молодая вдова, и ей захотелось, как маленькому ребенку спрятаться подальше от этой опасной парочки. Но понимая бессмысленность поступка, она пошла, встречать незваных гостей.
  В руках у Хельги была дорожная сумка, а у Карла неизменный желтый портфель.
  - Как доехали, Виктория? - Карл прошел в гостиную и без приглашения сел в кресло.
  Возле него тенью встала Хельга.
  - Как видите - жива и здорова, - с раздражением ответила Вика: - ' Ни помыться, ни поспать!'
  Ваттигур достал листок бумаги из портфеля и протянул его Вике.
  - Это вам надо выучить наизусть. - Карл с интересом взглянул на портрет дяди Генриха, висевший в гостиной. - Учить эти фразы начинайте прямо сейчас!
  - Может, я сначала душ приму, а потом хоть немного посплю? - еле сдерживая свой гнев, произнесла девушка.
  Но, Ваттигур словно ее не слышал.
  - Хильга, дай Виктории сумку!
  Ассистентка Карла поставила перед ней на стол баул из кожи.
  - Идите и переоденьтесь! - приказал маг, вращая головой против часовой стрелки. - Времени у нас очень мало, так что попрошу вас быстрее собираться, нам скоро выезжать.
  Уставшая путешественница зашла в ванную и открыла загадочный саквояж. Ее изумлению не было предела - в нем лежали браслет и диадема!
  'Я же их выбросила в пропасть...', - она с изумлением глядела на мерцавшие в тусклом свете украшения. Затем Вика достала остальные вещи. Ничего, не понимая, смуглянка растерянно перебирала их: штаны-шаровары, сапоги без каблуков с кожаными шнурками и кожаная жилетка. 'Сколько им тысячелетий?! И вот это я должна надеть?!', - она рванула дверь, собираясь выбросить этот хлам в коридор. На пороге стеной выросла Хельга:
  - Так надо Вика! - на лице немки не было эмоций. - Спорить об этом бесполезно!
  Вика захлопнула дверь и стала под душ. 'Что же он задумал? Зачем этот наряд? И куда так срочно надо ехать?', - эти вопросы она хотела задать Карлу, но прекрасно понимая, что ответа на них не получит, смирилась и стала надевать странный наряд. Переодевшись, она присела на край ванной, взяла бумагу и прочитала первую фразу:
  -Ама Багу! Дабану фарма!*
  * Могучий Бог! Сотвори небесную благодать! (скиф. яз)
  После этих слов, девушка почувствовала, как неведомая сила заполняет тело, и оно становится невесомым как воздух.
  -Ама Багу! Разод адари тану!**
  ** Могучий Бог! Направь душу к телу! (скиф. яз.)
  После второй фразы вместо необыкновенной легкости, вновь вернулась сонливая усталость.
  Эти слова накрепко врезались в ее память, и Виктория разорвала лист с уже ненужным текстом. Когда она зашла обратно в гостиную, ее встретил Карл аплодисментами.
  - Царица скифская, сошла на землю! - эхо от его хлопков разлеталось по огромной гостиной как удар кнута. - Браво, Виктория! Браво!
  Лицо Ваттигура стало серьезным, и он обратился к ней с небольшой речью:
  - Постараюсь ответить на некоторые волнующие вас вопросы. Виктория помните, я говорил о вашей уникальности?
  Девушка утвердительно кивнула головой.
  - Да, так вот. Ваш голос полностью идентичен голосу царицы скифской. Фразы, которые были написаны на листке это своего рода код, для входа и выхода в волшебное энергетическое царство. Теперь по поводу одежды. В задаче, которая поставлена перед вами, нет мелочей. Каждая деталь имеет значение, и истинный образ царицы является важной ступенью этой 'лестницы в небо' И последнее. Пожалуй, самое важное. Теперь вы Виктория, являетесь неотъемлемой частью могущественного 'Союза Аполлона'
  У вас будет много привилегий, но и обязательств будет не меньше. Мой вам совет - не пытайтесь нарушить договор, это повлечет за собой не только смерть телесную, но и полную погибель души. На этом все. По приезду представлю вас Вселенному сенату союза. Выходим. Слава Аполлону!
  - Слава Аполлону! - подхватила Хельга.
  - Слава Аполлону.... - роботом вторила Вика.
  
  По дороге к машине Ваттигур давал последние инструкции:
   - Запомните! Первую фразу вы будете повторять до тех пор, пока окружающий мир вокруг вас не изменится. Вторую фразу вы скажите, как только увидите меня. Говорить я там не смогу! Поэтому внимательно все запоминайте.... Увидите меня и сразу произносите второе предложение. Это очень важно!!
  - А что произойдет с вашим голосом, Карл? - наивно спросила Виктория.
  - У меня нет там голоса, - как-то печально ответил ей маг.
  На улице стояла глубокая полночь. Звезды безразлично мерцали в небе, показывая всем своим видом, насколько ничтожны и суетны земные дела.
  Хельга села за руль автомобиля, Карл погрузился в свои думы, а Вика закрыла глаза и сразу заснула.
  Они ехали довольно долго по автобану, потом по какой-то второстепенной дороге, внезапно Хельга резко свернула под знак *Хальт!* и через десять минут авто въехало на военный аэродром.
  На пропускном пункте открылись ворота и машину беспрепятственно пропустили на объект. Хельга подъехала к небольшому самолету, экипаж которого уже сидел в кабине и ожидал пассажиров.
  Трое путешественников поднялись на борт самолета, и прогревающиеся турбины тут же взвыли, набирая обороты. Легкий воздушный лайнер вырулил на взлетную полосу и через пару минут оторвался от земли, плавно взлетая в воздух.
  
  Весь полет Вика проспала. Ее разбудил глухой удар шасси при посадке лайнера на землю. За бортом самолета было утро. Девушка безразлично посмотрела на высокие пальмы и пески, простирающиеся до горизонта. 'Африка!', - пейзаж у Вики не вызвал сомнений.
  - Пифии*! Прошу на выход! - Карл поднялся и устремился в открытые двери вниз по трапу.
  Пифия* - Служительница Аполлона (греч. Яз.)
  Когда Вика вышла из самолета, ее захлестнул горячий ветер с песком, и она с трудом могла разглядеть подошедшего к ним человека. Он был одет в пестрый халат, а на голове его был тюрбан.
  - Великий магистр, все готово! Через полчаса начинаем! - шаман учтиво поклонился и показал рукой на рядом стоявший вертолет. - Вот ваш транспорт!
  - Канояма, отпусти пилота, мы полетим сами, - Карл показал рукой Хельге на летательный аппарат, и она устремилась к нему.
  - Виктория смелее! Вперед к звездам! - настроение у магистра было прекрасным, чего не скажешь о его подопечной.
  В вертолете Ваттигур достал из портфеля холщовую сумку, внутри которой лежал хрустальный череп.
  - Будете держать его все время над головой! - он передал Вике сумку. - Осторожнее с ним! Особенно при посадке.
  Вскоре они подлетели к высокой горе, верхушка которой спряталась в облаках. Вертолет завис над вершиной и стал постепенно снижаться. Карл выкинул веревочную лестницу и крикнул Вике.
  - Пора! Виктория спускайтесь! - его водянистые глаза сверкали от предвкушения грандиозного энергетического шоу.
  Вика беспрекословно подчинилась и спустилась по лестнице. 'Вот и земля!', - она спрыгнула и мягко приземлилась на вершину горы. Девушка взглянула вверх, Карл помахал ей рукой и машина, наклонившись на бок, быстро исчезла в облаках.
  Вика достала хрустальный череп из сумки и подняла его над головой.
  -Аму багу! Дабану фарма! - она громко стала произносить эту фразу.
  Произнеся ее в третий раз, Вика почувствовала, как она отрывается от земли и плавно поднимается ввысь. Земля оставалась далеко внизу, и ее полет становился все медленнее и медленнее. Наконец он совсем прекратился, и она с изумлением оглянулась вокруг. Вика находилась в светящемся облаке, мощный фиолетовый свет из которого, словно шлейф тянулся к земле.
  Рядом с ней, в клубящемся темно-лиловом тумане находились вооруженные женщины в античных одеяниях. В руках у них были мечи, копья, луки. Вика находилась в центре этого скопления, и исходящий от нее необычайно-яркий свет притягивал их взоры. Женщины постоянно были в движении, но оставались при этом на месте. Они не замечали друг друга и их руки были направлены к ней. Совсем рядом она заметила ведьму Дорохемию, которая, так же как и все с мольбой тянула к ней руки. Викин взгляд устремился вдаль.... И она увидела огромное бескрайнее облако. Разноцветные лучи из него беспрерывно исходили на землю...
  
  В это время внизу, на земле.
  В маленькой африканской стране телевидение и радио, газеты и машины с громкоговорителями наверху, начали массированную атаку на законного президента. Они рассказывали о земном рае, который ожидает народ, если к власти придет новый диктатор.
  - Все на улицы! Мы требуем демократии! - кричали масс-медиа в один голос.
  С высокой горы быстро расходился невидимый энергетический туман. Его лучи мгновенно проходили сквозь стены, проникали в головы людей, делали их безвольными, заставляя их слепо верить призывам вещающих средств информации. Они выходили на улицы и к ним присоединялись вооруженные люди. Вся эта толпа, пораженная свирепым энергетическим вирусом эорпат, направлялась к дворцу правящего президента:
  - Долой президента! Копи - народу!
  
  ...Среди звездного неба стали происходить странные события. Перед Викой появился Карл. Девушка прощально взглянула на огромное светящееся облако, которое было совсем рядом. И тут она увидела лицо Валеры! Все находящиеся рядом с ним люди были разбиты по парам, и счастливо глядели друг на друга. Только он один стоял и растерянно озирался по сторонам...
  'Валера...', - улыбнулась смуглая красавица, и вместо второй фразы - кода, прокричала изо всех сил данных ей Богом:
  - Валера!!! Я иду к тебе!
  И она в отчаянии протянула руки к своему любимому. Ее маленькое облачко стало медленно приближаться в направлении этого бескрайнего, энергетического океана любви. Она ощутила горячие и пронзающие лучи и ее рука соединилась с рукой любимого. Он посмотрел на нее и счастливо улыбнулся.
  - Вика, моя милая Вика! Как мне здесь было холодно без тебя.... Любимая ты моя и единственная...
  - Валерка, как же хорошо быть рядом с тобой... - Влюбленные обнялись и застыли в этой счастливой позе на века...
  Карл с ненавистью глядел на непобедимую силу любви, но ничего уже не мог сделать.
  
  ...Люди, идущие к дворцу президента, почувствовали вместо ярости и злости - любовь в своих сердцах! И мужчины стали обнимать своих женщин, объясняясь им в любви. Люди с автоматами стреляли в воздух, прославляя нынешнего правителя. В этот день население маленькой страны было самым счастливым в мире, и они решили отмечать произошедшее с ними чудо, как национальный праздник и назвали его очень просто - День Любви!
  
  Карл пронизывал ледяным взглядом из кружащего вертолета вокруг горы, стоящую Вику с поднятым черепом над головой - девушка засветилась от мощнейшего потока энергии и засияла, синим пламенем...
  
  - Ненавижу любовь! - прошипел Ваттигур, и со злостью сказал Хельге. - Летим отсюда! Здесь нам больше делать нечего!
  В кабине вертолета вдруг появился дым. Карл осмотрелся и увидел, что дым клубится из портфеля. 'Договора! Горят мои договора!', - магистр в отчаянии взирал, как языки пламени охватывают желтую ношу.
  - Будь ты проклята любовь! - с этими словами он вышвырнул портфель из вертолета.
  
  ...Игорь и Юля шли по воскресному городу, взявшись за руки. Мимо них проходили люди, спешащие по своим делам. Одни торопились на митинг, посвященный очередному кандидату, другие на рекламные супер акции, а третьи шли просто в молитвенные дома.
  - Куда пойдем, Игорек? - Юля ласково заглянула в глаза любимому.
  Игорь посмотрел в сторону спешащей толпы, и ему показалось, что он увидел там старичка в черном костюме, с желтым портфелем в руках.
  Он передернул плечами и взглянул на небо. По нему неторопливо проплывало два маленьких облачка, чем- то напоминающие головы юноши и девушки. Подул теплый ветер с моря и эти облачка слились воедино и на голову закапал небольшой весенний дождик. Игорь мечтательно засмотрелся на вывеску, висевшую над маленьким магазинчиком - 'Французские вина и сыры'
  - Уютная квартира, бутылочка хорошего красного вина и немного сыра, - молодой супруг, не раздумывая, повернул Юленьку, и они вошли в магазин.
  - Естественно, в компании с любимой... - Добавил он, нежно обнимая ее за талию.
  - Я тебя обожаю, - глаза Юли засветились от счастья.
  И вся остальная суета, происходящая вокруг них, уже не имела для них абсолютно никакого значения!
  
  24.07.2013
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"