Чувакин Олег Анатольевич: другие произведения.

О Высшей Социологии и научном методе Григория Климова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa


Олег Чувакин


О Высшей Социологии
и научном методе Григория Климова


Согласно теории высшей социологии, или дегенерологии, Г. П. Климова1 (настоящее имя - Игорь Борисович Калмыков), дабы не ошибиться в выборе мужа или жены, требуется в каждом мужчине, в каждой женщине разглядывать "прожидь" или "четвертушки" еврейской крови2 (т. н. "гнилую кровь").

Основное в "социологических" построениях Климова - хорошо различимый призыв автора к обособлению людей без прожиди от тех, кто с прожидью (как это и делал сам Климов вторую половину своей долгой жизни), - очевидно, с тем, чтобы не только обезопасить себя от связыванья судьбы с "дегенератом" или "полудегенераткой", но, надо предположить, и с тем, чтобы евреи, вступая в брак только внутри нации, выродились совершенно на планете. Это своего рода утопизм, но не такой, как у Гитлера (четвертьеврея, по Г. Климову3), а особенный, призывающий дегенератов быть честными дегенератами (т. е. не плодить дегенератов), а недегенератов избегать браков с дегенератами. Фактически это проповедь националистического искусственного отбора: по Климову, "сумасшедших, помешанных и всяких психопатов среди евреев в среднем в 6 раз больше, чем среди других народов"4.

Как и многие его коллеги-утописты, г-н Климов миролюбием и терпимостью не отличается. Средства для противления дегенератам высший социолог предпочитает далеко не дружественные: "...в доброе старое время, в Средние века, их называли ведьмами и жгли на кострах. Но если я скажу: "Правильно делали!"..." (с. 220 "Семейного альбома", Краснодар: Пересвет, 2006); "Высшая социология говорит, что Маркс и Энгельс - два психически больных педераста. Психическая болезнь, которой они болели, в Германии называлась "Вельтфербессерунгсваан", то есть "мания по улучшению мира"5. В Советской России этой называлось "манией реформаторства". При Сталине таких людей расстреливали, при Хрущёве таких философов сажали в дурдома" (с. 245 указ. соч.); "Что это такое? Культурные люди, вроде философа Ивана Ильина, называют это "мировой закулисой". А люди попроще называют это "жидомасонской бандой" и распевают песни "К топору, Россия, к топору!" (с. 270); "Всё очень просто: Лиля - чёртова лесбиянка! Из тех ведьм, которых в Средние века жгли на кострах" (с. 277); "А в доброе старое время Инквизиция называла таких женщин ведьмами и жгла их на кострах!" (с. 301); "Недаром Фрейда запрещали не только Ватикан, но и Кремль" (с. 302); "...Сталин перестрелял 1 миллион человек и 12 миллионов загнал в Сибирь... Профессиональных революционеров Ленина и перманентных революционеров Троцкого уничтожали как бешеных собак, как чумных крыс, как тифозных вшей. В принципе, Сталин делал то, что нужно было бы делать Николаю Второму" (с. 322); "Один хороший человек привез мне из России хорошую книгу: Олег Платонов "Тайная история масонства 1731-1996", Москва, 1996, 702 стр. Автор - серьезный ученый-историк, которому открыли все архивы (вот фантастика-то: открыли все архивы! - О. Ч.) и который в них основательно порылся. Это том большого формата, роскошное издание. Но купить эту книгу довольно трудно - как и все, что касается мировой закулисы (этот том, как и всю платоновский глянцевый сериал, издающийся и переиздающийся большими тиражами, и благословлённый православной церковью, купить задешево можно едва не в любом российском книжном магазине, в самом что ни на есть провинциальном и захудалом. - О. Ч.). Но поскольку это материал очень интересный и безупречно точный (у Климова всё, что соотносится с его высшей социологией, безупречно точное. Ниже мы увидим, какова пресловутая климовская точность. - О. Ч.), я выписал самое существенное, что масоны больше всего прячут, опасаясь, что их сожгут на костре, как в Средние века, повесят или перестреляют..." (с. 322); "Философ Платон в своей книге "Государство" для построения коммунистического общества ставил такое обязательное условие: изгнать всех поэтов за границы этого государства (проф. Ломброзо "Гениальность и помешательство")" (с. 343). (Григорий Петрович, очевидно, не ощущает неловкости перед читателями, комментируя Платона устами Ломброзо. А уж это каково: "коммунистического общества"! Климов упокоился с миром, - но пусть редактор Климова, В. Л. Миронов, покажет мне, где у Платона встречается термин "коммунистический". - О. Ч.); "Здесь надо заметить, что всё это происходит в семьях. Поэтому в доброе старое время Инквизиция жгла ведьм целыми семьями. И товарищ Сталин не отставал от Инквизиции: во время Великой Чистки, в 1935-1938 годах, когда уничтожали троцкистов и ленинцев, мужей расстреливали, а жен и детей ссылали в Сибирь" (с. 387); "А вот что говорит карточка из моей картотеки с надписью: "Революционеры - психопаты": "Подхорунжий Подтелков был председателем Совета народных комиссаров Донской советской республики, а до этого сидел в клинике для душевнобольных... потом повешен". <...> В общем, Подтелкова нужно было сразу же пристрелить как бешеную собаку..." (с. 443-444).

Итак, жечь на кострах инквизиции (как в доброе старое время), звать "к топору", сажать в дурдома, расстреливать (или пристреливать как бешеную собаку) или вешать, запрещать и изгонять, - это неспроста часто поминает Климов, в своё время, кстати, бежавший от товарища Сталина. Автор склоняется к мысли, что жечь на кострах - скорее хорошо, чем плохо: "...в доброе старое время Инквизиция... жгла их на кострах? И тут спорный вопрос: хорошо это или плохо? Ведь Инквизиция состояла из самых строгих монашеских орденов - францисканцев и доминиканцев, - которые, чтобы избежать соблазнов, ходили босиком и подпоясывались верёвкой. (Душевное здоровье их Климовым сомнению не подвергается. - О. Ч.). И эти монахи знали психоанализ лучше доктора Фрейда" (с. 301-302 "Семейного альбома").

По душе Г. П. Климову и евгенические идеи, позволяющие будто бы устроить рай на земле:

"Говорит знаменитый швейцарский профессор-психиатр Август Форель, доктор медицины, доктор философии, доктор законоведения, долгие годы директор сумасшедшего дома в Цюрихе. Берем его книгу "Половой вопрос", научное, психологическое, гигиеническое и социологическое исследование, медицинское издательство, Нью-Йорк, 1924. <...> Всё дело в том, что Форель честный психиатр и пишет то, о чем другие психиатры помалкивают. Я внимательно проштудировал эту книгу и выписал самое существенное... <...> 19. Он за стерилизацию и кастрацию психбольных (391). Боже, какой здесь поднимется вой. Ведь это гитлеровские законы о чистоте расы. 20. Самое большое преступление - это брак дегенерата или дегенератки с нормальным партнером (404, 473). Опять будет дикий вой. 21. Он агитирует за уничтожение дегенеративных детей и делает это четыре раза (410, 423, 440, 465). И опять будет дикий вой до самых небес. 22. Стерилизация рентгеновскими лучами (423). Опять попахивает Гитлером. <...> 25. Дегенерат перед браком обязан предупредить об этом второго партнера (439). <...> 26. Автор очень честный доктор. У него на первом месте интересы общества, а на втором месте интересы отдельного человека (446, 458). И опять дегенераты будут выть насчет "прав человека". <...> 28. Генетический отбор наоборот (сейчас в США) (465). И это профессор Форель писал 100 лет тому назад! Потому его и замалчивают в Америке. Потому я и купил его книгу. 29. Селекционные законы Ликурга в Спарте (466). Это когда дефективных детей выбрасывали со скалы в море" (с. 307-309 "Семейного альбома").

"Заканчивая наш краткий обзор проблемы наследственности, будет полезно напомнить то, что говорилось на интернациональном конгрессе по вопросам евгеники, то есть науки об улучшении человеческой породы, который проходил в Нью-Йорке в 1932 году. Там один из ученых специалистов-евгеников прямо заявил: "Нет никакого сомнения, что если бы в Соединенных Штатах закон о стерилизации применялся бы в большей мере, то в результате меньше чем через сто лет мы ликвидировали бы по меньшей мере 90% преступлений, безумия, слабоумия, идиотизма и половых извращений, не говоря уже о многих других формах дефективности и дегенерации. Таким образом, в течение столетия наши сумасшедшие дома, тюрьмы и психиатрические клиники были бы почти очищены от жертв человеческого горя и страдания".

Это вы найдете в книге профессоров Данн и Добжанский (у высшего социолога, а за компанию и у его редактора - нелады с синтаксисом. - О. Ч.) "Наследственность, раса и общество", Нью-Йорк, 1957; стр. 86.

И после этого у нас будет почти рай земной. Видите, как это просто?" (с. 476 "Альбома").

Путь к установлению нового общественного порядка Г. П. Климов намечает в интервью "Суть проблемы", предваряющей его книгу "Ключи познания" (Краснодар: Пересвет, 2006), см. с. 40-41:

"Если дети подрастут и почувствуют себя ЯВНЫМИ дегенератами, т. е. патентованными педерастами, или педофилами, или тяжелыми садомазохистами, тогда им уже легче будет принять решение о целибате. Причем, если они выберут путь МЕРЗКИХ ДЕГЕНЕРАТОВ и начнут активно разлагать общественные структуры, то тогда и органы уже будут иметь полное право вмешаться и принудить их изменить свое поведение так, чтобы оно не наносило вреда окружающему обществу.

Короче говоря, если вы не уверены в степени своего вырождения, в степени своей вредности для общества, то вы можете предоставить это решение своим детям.

Если они окажутся ЯВНЫМИ вырожденцами, то ознакомление с ВЫСШЕЙ СОЦИОЛОГИЕЙ поможет им контролировать свое поведение и порой даже выйти в настоящие святые. Но, если они и после ознакомления с ВЫСШЕЙ СОЦИОЛОГИЕЙ будут пакостить и распространять всю эту дегенеративную мерзость, то органы, заранее оповещенные родителями о своих дегенеративных отпрысках, помогут тогда свести их вредоносную деятельность к минимуму".

Родители будут "стучать" на своих детей в "органы"!

Стоп. Какие люди, интересно, составят властные "органы", "сводящие к минимуму" вредоносную деятельность дегенератов? Ведь сам Климов утверждает (см. с. 25 "Сути проблемы", книга "Ключи познания", Краснодар: Пересвет, 2006): "Только человек с ненормально развитой жаждой власти (подавленный садистический гомо-маньяк) может победить в драке за власть. Это - аксиома дегенерологии". Климов не раз приводит слова Толстого (см. с. 237, 250 "Семейного альбома"): "Я серьёзно убеждён, что миром управляют совсем сумасшедшие. Несумасшедшие или воздерживаются, или не могут участвовать". Как ни странно, всё это не мешает Климову быть противником анархии и анархистов (см. "Семейный альбом", напр., с. 310, 313, 316, или "Дело N69"6, с. 520, 540, 541; на последней указанной странице между прочим сказано: "...нормальные люди всегда склонны подчиняться авторитету власти". Тут не лишним будет вспомнить ортодоксальные сентенции Савла-Павла: "Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению", Рим 13, 1-2).

Стало быть, высший социолог утверждает, что к власти идут одни властолюбивые, больные комплексом власти дегенераты, недегенераты не способны победить их, цепких и хитрых, в борьбе за власть, да и не стремятся бороться за неё. Климов, как уже было замечено выше, не одобряет жажду власти, "манию реформаторства": "Болезненную жажду власти в СССР называли "манией реформаторства", и таких реформаторов-диссидентов сажали в дурдома. А в Германии эту же психическую ненормальность называли "Вельтфербессерунгсваан", то есть "мания по улучшению мира", и тоже сажали в дурдома" (см. с. 239, 245 "Семейного альбома").

Беда всех мятежных теоретиков-реформаторов, что бы они ни проповедовали, в том, что ради успеха своей теории, претендующей на непогрешимую истинность, они готовы пожрать все другие теории - объявляемые ложными (или дегенеративными). Чем страдают Климов и прочие идеалисты-утописты, забывающие о том, что каждый человек будет приспосабливаться к жизни, нравится этом другим, мешает это другим, или нет, - как не "манией по улучшению мира", превращению юдоли печали в рай?

Так какие же люди составят эти властные "органы", что примутся сводить "к минимуму" вредоносную деятельность дегенератов? Похоже, круг замкнулся!

Как и любой идеалист, проповедующий рай земной, высший социолог Г. Климов верит в победу Добра7: "Я всегда считал ВЫСШУЮ СОЦИОЛОГИЮ жизнеутверждающей наукой, полной оптимизма и веры в победу Добра" (с. 33 "Ключей познания", раздел "Суть проблемы"). Закона единства и борьбы противоположностей, который он не раз поминает в своих книгах, Г. П. Климов попросту не понимает. "В марксистско-ленинской философии, - говорит высший социолог, - этот процесс называется законом о единстве и борьбе противоположностей - как двигателе исторического прогресса. За две тысячи лет до них римляне сформулировали этот закон так: SIMILIA SIMILIBUS CURANTUR, Т. Е. ПОДОБНОЕ ПОЗНАЕТСЯ ПОДОБНЫМ (ТОЧНЕЕ, ПОДОБНОЕ ИЗЛЕЧИВАЕТСЯ ПОДОБНЫМ)" (с. 25 "Сути проблемы", "Ключи познания"). Или: "Но ведь согласно опубликованным данным, товарищ Сталин сам был в молодости немножко педерастом, поэтому снова получается, что во время Великой Чистки товарищ Сталин уничтожал себе подобных. Опять - по первому закону марксизма о единстве и борьбе противоположностей" (с. 65 "Ключей познания").

Подобное и противоположное, по Г. Климову, - одно и то же. Рассуждения Климова немножко смахивают на ортодоксальную веру, подобную оруэлловскому двоемыслию: "Двоемыслие - это способность придерживаться одновременно двух взаимоисключающих убеждений и верить в оба. <...> Даже употребляя слово "двоемыслие", необходимо применять двоемыслие" ("1984"), а на климовский манер говоря, попахивают шизофренией.

На с. 131 "Ключей" Климов продолжает насильственно вгонять закон единства и борьбы противоположностей в прокрустово ложе своей теории:

"Если кто не верит ни в Бога, ни в дьявола, тому можно напомнить Карла Маркса и первый закон марксистской диалектики - насчет единства и борьбы противоположностей как двигателя истории.

А отец психоанализа папеле Фрейд по этому поводу бормочет насчет комплексов разрушения и саморазрушения, которые дополняют друг друга, как родные братья".

Разрушение и саморазрушение, по Климову, - противоположности! Нет, Григорий Петрович, они подобное; а противоположности - разрушение и созидание.

"Для... всех тех, - пишет Климов, - кто попытается упрекнуть меня в антисемитизме, я хочу напомнить, что у меня есть три хороших адвоката - не кто иные, как три кита сионизма.

Первый кит, идеолог сионизма номер один - Теодор Герцль, в своем дневнике писал, что он считает антисемитизм полезным.

Второй кит сионизма, В. Жаботинский, в 1905 году писал: "Как довод для сионистской агитации, антисемитизм, особенно "возведенный в принцип", конечно, весьма удобен и полезен".

Третий кит сионизма, премьер-министр Израиля Бен-Гурион, в свое время писал в еврейской газете "Кемпфер" в Нью-Йорке: "Если бы у меня была не только воля, но и власть, я бы подобрал группу сильных молодых людей... Задача этих молодых людей состояла бы в том, чтобы замаскироваться под неевреев и, действуя методами грубого антисемитизма, преследовать... евреев антисемитскими лозунгами. Я могу поручиться, что результаты с точки зрения значительного притока иммигрантов в Израиль из этих стран были бы в десять раз больше, чем результаты, которых добивались тысячи эмиссаров чтением бесплодных проповедей"" (Климов Г. П. Ключи познания. Краснодар: Пересвет, 2006. С. 10).

Вот где единство и борьба противоположностей выступают в явной связи, вот где разворачивается действие материалистического философского закона, а Климов этого не замечает.

Автор "Семейного альбома", много цитирующий из Нового Завета, в особенности из Иоанна, как бы забывает на момент цитирования, что христианская церковь даёт человечеству пример тотальной "Вельтфербессерунгсваан", продолжающейся уже без малого два тысячелетия. Вообще же о церковном комплексе власти Григорий Петрович знает и пишет: см. "Приложение" к его книге "Красная каббала" ("Краткая история папства как пример комплекса власти в католической церкви", "Краткая история раскола как пример комплекса власти в православной церкви" и др., Краснодар: Пересвет, 2005). Христиане - вот перманентные революционеры, - и уж куда до них какому-то Троцкому!..

В интервью, отвечая на вопрос: "А как у вас насчёт религии?"), Климов говорит: "Я - русский крещёный человек и, как большинство русских людей, считаю себя православным. Однако я не понимаю некоторые трудные места из иудейского Ветхого Завета..." (с. 28 "Сути проблемы"). В "Семейном альбоме" читаем: "...не очень верю в "святую воду" и прочие чудеса..." (с. 122). Таким образом, в вопросах о религии Климов темнит: он не говорит, что он верующий, но говорит, что считает себя православным; он не называет себя атеистом или агностиком, но говорит, что "религия - это тема сложная и противоречивая... в дискуссии на религиозные темы я стараюсь не вступать" (с. 30 "Сути проблемы") и приводит фрагменты из Ветхого и Нового Заветов, собранные им опять же не из Библии, а из вторичного источника (см. там же, с. 29-30). Климов темнит и увиливает, как те "дегенераты", которых он со смаком описывает. Автор "дегенерологических" книг, именующий себя профессором сатановедения, не может объявить себя во всеуслышание неверующим, прямо сознаться в неверии, потому как часто приводит в своих объёмистых трудах ссылки на божественное слово и применяет в качестве известных аргументов библейские цитаты8. Признайся он в неверии или агностицизме - и самый доверчивый читатель заподозрит его в двуличии. Потому-то "профессор" и ограничивается осторожным заявлением: он-де считает себя православным. Заметьте: не верующим, а православным (не говоря уж о "считает"), - а к православным по культуре относят себя многие русские агностики (большинство русских людей); ведь быть русским и избегнуть тысячелетней русской православной культуры так же невозможно, как жить в обществе и быть свободным от этого общества.

Дьявол склонен к самоуничтожению, - не раз замечает Г. Климов на страницах своих книг (напр., на с. 67, 244, 306 или 394 "Семейного альбома"). На практике это означает не то, что дегенераты пожирают сами себя (гоббсова "война всех против всех" - это обыкновенное приспособление людей к жизни, борьба за место под солнцем и за лучшую долю), а то, что всякая теория, будто бы не имеющая изъянов и претендующая потому на единственно жизненное учение, на поверку оказывается несостоятельной, - и на смену ей идут всё новые теории, с которыми происходит ровно то же, что произошло с предыдущими. Они, как климовский дьявол, самоуничтожаются.

Фактически Климов и есть уничтожитель собственной теории. Он сам показывает читателю свою ахиллесову пяту, даёт подсказку. Метод ведь Климов использует известный!

Всё, что прямо или косвенно подходит как доказательство к его теории, Григорий Петрович, не мудрствуя лукаво, переписывает из разных газеток, эксплуатирующих слухи и домыслы, в свою картотеку, комбинируя затем из картотеки целые тома. Его цель - цель доверчивого писателя - устроить скандальные разоблачения, поразить доверчивого читателя. Такие верующие в собственные теории, как Г. П. Климов, не нуждаются в проверке газетных спекулятивных "фактов". Проверка - дело для ортодоксального высшего социолога, как для любого истинно верующего, необязательное.

Климов сам излагает свой метод: "Заранее скажу, что я Тарсиса не читал. Зачем мне тратить время попусту? У меня другой метод. Я посмотрел на подписи под рецензиями, которые расхваливали Тарсиса, - и вижу, что всё это псишки, легионеры, о которых в Библии говорится, что имя им легион, потому что их много"9.

Будучи высшим социологом, за всю жизнь Г. Климов, надо полагать, прочёл лишь несколько психиатрических или околопсихиатрических книжек - и те вековой давности (Фореля, Вейнингера, Ломброзо, Нордау), подборку "демонологических" сочинений (о демонических печатях, дурном глазе и т. п., см., напр., с. 80-84, 118 книги "Ключи познания", Краснодар: Пересвет, 2006), а также пачку номеров эмигрантских газет, начиная с "Нового Русского Слова". Там, в этих газетках, он и почерпнул подтверждения своей теории "высшей социологии". Доверчивые писатели, происходящие обыкновенно из тех людей, что мало читают, обычно ориентируются на доверчивых читателей, не имеющих багажа знаний для недоверия, для разоблачения и опровержения шарлатанящего либо демонстрирующего дилетантизм автора (в советских учебных заведениях учителя в подобных случаях желчно усмехались: "Нахватался верхов").

Ведь любопытно, не правда ли, что человек, именующий себя создателем высшей социологии, т. е., видимо, полагающий себя учёным, судит о творчестве, об идеях И. Ильина или Н. Бердяева, явно не читав ни первого, ни второго (см. статью "Мировая закулиса" в книге "Семейный альбом, с. 303-332)? Все цитаты, все формулировки идей, приписываемые Бердяеву или Ильину, почерпнуты Климовым из кладезя бульварной прессы.

В статье "Мировая закулиса" Климов цитирует или приводит идеи, фрагменты из жизни многих известных людей, которых он подводит под свою теорию как "под монастырь". Этих людей в климовском толковании объединяет одно: нет, не то, что они признаны им "дегенератами", но то, что все они позаимствованы высшим социологом из однотипных вторичных источников - из так называемого вторсырья, которого настоящему учёному надо бы чураться. Иван Ильин цитируется Климовым по газетам "Новое Русское Слово" (НРС) и "Голос Родины" (с. 304); Бердяев - по тому же НРС (тут НРС используется даже как третичный источник, повторяющий повторённое), по книжке Голохвастова "Гибель Атлантиды", аргентинской газете "Наша страна", вновь НРС, затем ещё "Русской газете" из Буэнос-Айреса, вновь "Нашей стране", опять НРС, НРС, НРС... (с. 316-320). "Смысл творчества" Бердяева даётся Климовым по Голохвастову, "Русская идея" - по Михайле Михайлову из НРС... (Надо заметить, что при такой обильной жатве со страниц "НРС" и "Нашей страны", какую собрал Климов, высший социолог находит дегенератами редакторов как первой, так и второй газеты (см. с. 533 "Семейного альбома"): "Редактор "Нового русского слова" Андрей Седых, девичья фамилия Яков Моисеевич Цвибак. <...> ...Яков Моисеевич тоже "того". Печатать моего "Князя" он тоже отказался. <...> Монархическая газета "Наша страна" в Буэнос-Айресе. Казалось бы, монархисты - это кристально чистые люди, которые поют "Боже, царя храни!" И я даже симпатизирую монархистам. Но редактор "Нашей страны" М. В. Киреев почему-то начал шипеть против моего "Князя", а это плохая примета. Потом мои агенты, то есть мои читатели, живущие в Буэнос-Айресе, сообщают мне, что Киреев тоже, как теперь говорят, "голубой", то есть тоже 58-Ж".

(Таким образом, тот, кто отказывается печатать климовские тексты, немедленно заносится высшим социологом в список дегенератов. Это классический приём всех теоретиков-идеалистов: "Кто не со Мною, тот против Меня!")

"Для начала я решил выяснить, - пишет Климов, - кто такой этот Ильин, и заглянул в мою картотеку:

1. В сентябре 1922 года из СССР выслали философа Ивана Александровича Ильина (М. Коряков в "Новом русском слове" - 9.9.1976). (Кстати М. Коряков на с. 564 "Дела N69" обзывается Климовым литературным хамелеоном. - О. Ч.).

2. О нем упоминает также проф. Н. П. Полторацкий в НРС - 20.12.1938, что он был якобы одним из основных деятелей русского религиозно-философского ренессанса 20-го века.

3. В советском журнале "Голос Родины"(на с. 407 "Альбома" это издание Климов называет "газетой". - О. Ч.) расхваливают Ивана Александровича Ильина (1883-1954). Он якобы "один из ярчайших представителей русской религиозной философии. Он был выслан из СССР в 1922 году по указанию Троцкого. Потом, в 1934 году, он жил в Берлине. Гитлеровцы запретили все его выступления, устные и печатные". Затем он жил в Швейцарии, где и умер в 1954 году. Его главная книга "О сопротивлении злу силою" (Берлин, 1925), где он расхваливает советскую революцию и оправдывает ее (из "Голоса Родины" ? 47, ноябрь 1990 г., стр. 14). И мое примечание: "Если так, то он большая сука!"" (с. 304 "Семейного альбома").

Про это "Если так" надо заметить, что Климов не стесняется делать выводы из того, чего не было. Не имея на руках точно установленного и проверенного факта, Климов смело пользуется такими художественными инструментами, как домысел, догадка, полёт фантазии. Это не запрещено, любой писатель ими пользуется, и читатели наслаждаются воображением литераторов, - но одно дело художественная литература, и совсем иное - книги с претензией на научность, на социальную теорию, позволяющую подправить человечество. Литературные приёмы, тяготеющие к эпатажу читающей публики, излюбленные, кстати, разными модернистами, которых не жалует Климов10, в науке неуместны.

Сочинение И. А. Ильина "О сопротивлении злу силою", уважаемый Григорий Петрович, выполнено как антитеза непротивлению злу насилием Толстого, но отнюдь не как апофеоз советской власти. Высшему социологу ознакомиться бы с работой Ильина в первоисточнике, а не пытаться на чужом х... в рай проехать (любимое выражение Г. Климова). Зная не понаслышке труды Ильина, Г. Климов, несомненно, взял бы философа в свои сторонники: ибо Ильин, как и Климов, был ярым противником модернизма в искусстве, называл его "искусничаньем". В "Основах художества" Ильин писал: "И надо всем этим царит какая-то чувственная возбужденность, нервная развинченность и духовная пустота, - три свойства, все вместе определяющие атмосферу современного "модернизма" в искусстве11. Чтобы убедиться в болезненности и в бездуховности современного искусства, достаточно вслушаться чутким слухом и здоровым духом в то, о чем вопит или вскрикивает музыка Рихарда Штрауса, Скрябина и заразившихся от них "новаторов"; надо испытать и понять, куда она нас тянет, чем она нас заражает, какие медитации она нам навязывает. Надо верно уловить, о чем скрежещет, дребезжит и балаганит музыка Стравинского; надо духовно постигнуть, о чем вавилонски столпотворит, иногда сразу в различных тональностях, музыка Прокофьева. Какими судорогами, какими гримасами, какими химерами, детищами мрака и хаоса - населяет эта музыка художественные пространства нашей души. Необходимо дать себе отчет в том, в какую духовную смуту, в какие религиозные соблазны вели нас русские предреволюционные поэты, начиная от Александра Блока, Андрея Белого и Вячеслава Иванова и кончая Маяковским и Шершеневичем, писавшим в Москве на стенах Страстного монастыря кощунственный вздор: "Бог, отелися!" Надо вдуматься в то прогрессивное разложение живописного образа, которое началось лет пятьдесят тому назад во Франции и потом достигло своей вершины в рисунках кубистов и в бреде Пикассо...12 <...> Что это все - искусство или гниение? Что происходит в бессознательном у людей, которые этому предаются и этим наслаждаются? Каким духам они служат? Какие химеры они испускают из себя и впитывают в себя? Не духовный ли недуг? Не душевная ли болезнь?13 <...> Поистине большевистская революция осуществила в имущественных, государственных и общекультурных отношениях именно то самое упоение вседозволенностью, именно тот самый бред страстей и похоти, именно ту самую идеализацию греха, именно то самое разнуздание инстинкта, которое в искусстве осуществляло у нас это предреволюционное поколение "модернистов". И большевистское искусство, начиная от Мейерхольда и кончая Маяковским, - только довершило по-своему все это разложение и проявило этот кризис с вызывающим бесстыдством духовного "помешательства"14.

И это-то философ, который, в соответствии с климовской картотекой, расхваливает советскую революцию??

Далее Климов, по неизвестной причине бросив Ильина, переходит к Бердяеву (с. 316-317 "Семейного альбома"):

"Бердяев писал: "Анархизм есть..." (НРС - 3.7.1990).

<...> В своих статьях 1945-47 годов, а также в своей книге "Русская идея", Бердяев пытался... Это пишет проф. Полторацкий в своей книге "Бердяев и Россия", и это цитирует масонский подмастерье М. Коряков в НРС от 26.10.1967. <...>

А вот что Бердяев писал... (Н. Бердяев "Смысл творчества: опыт оправдания человека", Москва, 1916). Это все взято у Голохвастова "Гибель Атлантиды", Примечание, стр. 13. <...> (на с. 412 Климов повторяет эту цитату из Голохвастова, но указывает уже страницу не 13, а 18. - О. Ч.).

"Как сообщает покойный историк Н. Д. Тальберг, философ Бердяев еще в 1905 году участвовал в Петербурге на квартире философа-еврея Минского в "причащении" человеческой кровью. Кровь была взята от укола еврея-музыканта и какой-то еврейки, разболтана в стакане с вином и выпита всеми присутствующими" ("Наша страна", Буэнос-Айрес - 02 05.1978)". (Курсив везде мой. - О. Ч.).

Ничтоже сумняшеся суёт в свою книгу высший социолог всякое непроверенное, газетное, вплоть до кровавых причащений, лишь бы оно укрепляло его собственную веру в дегенерацию, закулисно управляющую миром!

Помимо Ильина и Бердяева, Климов цитирует и комментирует через неутомимых корреспондентов НРС тех поэтов и прозаиков, которые кажутся ему подходящими фигурами для подтверждения постулатов высшей социологии (статья "Гении и идиоты", см. с. 341-365 "Семейного альбома"): Маяковского ("Наша страна", Буэнос-Айрес, НРС, 12.10.90, НРС, 9.11.79, "Континент", ?29, 1981); Есенина (НРС, 3.3.63, НРС, 9.12.62, "Наша страна", Буэнос-Айрес, 18.6.74, НРС, 8.6.75, НРС, 8.10,78, НРС, 2.12.79 и подобное ниже, и даже источник такого рода: "из литературной критики. Источник точный", с. 344); приводит информацию о Дж. Джойсе ("О его знаменитом "Улиссе" знаменитый психиатр Юнг сказал коротко и ясно: "Шизофрения!" (монархическая "Наша страна" - 8.7.75)" (с. 356).

Читал ли Климов Юнга? Читал бы, так процитировал бы из первоисточника, и почерпнул бы немало для своей картотеки полезного (выраженного ясно, но отнюдь не коротко): "Мне бы никогда не пришло в голову классифицировать "Улисса" как продукт шизофрении. Более того, подобный ярлык вообще ничего не объясняет, а нас интересует, почему "Улисс" обладает столь мощным воздействием на аудиторию, независимо от того, является ли его автор шизофреником высокого или низкого уровня развития. "Улисс" заслуживает звания наиболее патологического явления во всем искусстве модернизма. Он "кубистичен" в самом глубоком смысле, поскольку лишает реальности наиболее сложную картину действительности, делая основным тоном произведения меланхолию абстрактной объективности. Кубизм - не заболевание, а тенденция представлять реальность определенным образом, который может быть либо гротескно реалистичным, либо гротескно абстрактным. Клиническая картина шизофрении в данном случае - чистая аналогия, основанная на том, что шизофреник представляет реальность, как если бы она была абсолютно чужда ему, или же наоборот, отчуждает себя от реальности. В случае клинического больного эта склонность не преследует определенной цели, но является симптомом, неизбежно сопровождающим распад личности на фрагментарные кусочки (являющиеся автономными комплексами). В современном искусстве это явление не представляет заболевание индивидуума, но является коллективной манифестацией нашего времени. Художник следует не личной цели, а скорее течению коллективного существования, произрастающего не столько из сознательной сферы, сколько из коллективного бессознательного современной психики. Вследствие того, что это коллективный феномен, он приводит к одинаковому результату в самых разных областях - в живописи, литературе, скульптуре, архитектуре. Очень примечательно, что один из духовных отцов модернистского движения - Ван Гог - в самом деле был шизофреником"15.

О Ван Гоге, кстати, Климов упоминает на с. 335 "Семейного альбома". А ещё Климов нашёл бы у Юнга кое-что о Пикассо16: "Как психиатр я чувствую себя почти виноватым перед читателями за то, что оказался вовлеченным в шумиху вокруг Пикассо. Если бы этого не потребовали от меня достаточно авторитетные люди, я никогда не взялся бы писать на такую тему. И не потому, что художник и его довольно странное искусство кажутся для меня слишком мелкой темой - тем более что я серьезно заинтересовался его литературным собратом, Джеймсом Джойсом"17. Небезынтересной могла бы стать для высшего социолога Климова и работа Юнга "Шизофрения".

Далее Климов высказывается чужими словами о Г. Успенском (опять-таки НРС, 5.8.75), о Блоке, Вяч. Иванове, Белом (НРС, 27.1.79), о Бальмонте, Олеше (15.5.79), Хлебникове (15.5.79), Зощенко (снова НРС, 18.2.68) (см. с. 360-362 "Семейного альбома"). И, словно нарочно подбирая материал для будущих своих критиков, пишет в конце этой же статьи о Горьком: "Или такой милый стишок:

Если к правде святой мир

Дороги найти не сумеет,

Честь безумцу, который

Навеет человечеству сон золотой".

М. Горький (НРС - 13.1.76)" (с. 362 "Семейного альбома").

Регулярное использование Климовым дешёвого вторсырья - это предупреждение тем его поклонникам, которое всё вышедшее из печати принимают за чистую монету. Мало кому не знакома строфа, принадлежащая не Горькому, но Беранже! Строфа, ритм которой, а заодно и рифма искажёны не то газетчиком из НРС, не то самим высшим социологом. (Со всей этой пёстрой компанией сел в лужу и редактор Климова - "кандидат фил. наук"18 В. Л. Миронов; надо сказать, что в 2006 г. "Семейный альбом" вышел вторым изданием). Вот оригинал стихотворного фрагмента, принадлежащий перу Беранже:

Господа! Если к правде святой

Мир дороги найти не умеет -

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой!

(Из стихотворения "Безумцы", см., напр., в кн.: Беранже П. Ж. Сочинения. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. С. 368-369).

Но Климов с упрямством литературоведа-параноика настаивает на авторстве Горького (см. с. 366 "Семейного альбома"):

"Советские историки писали, что матросы - это краса и гордость революции. А матросы с исторического крейсера "Аврора" так это почти ангелы или бриллианты чистой воды, о которых буревестник революции Максим Горький писал так:

Если к правде святой мир

Дороги найти не сумеет,

Честь безумцу, который

Навеет человечеству

Сон золотой".

Так это о матросах?.. Как говорится, слышал звон, да не знает, где он!

Ещё одно литературоведческое открытие Г. П. Климов совершает, изучая творчество Михаила Булгакова: "Булгаков писал "Мастера и Маргариту" 12 лет, с 1948-го по 50-е годы" (с. 407 "Семейного альбома").

"Мастер и Маргарита" писался автором с 1929 по 1940 годы (с перерывами), а в 1948 и в 50-х годах писался он только в фантазии Климова (одобряемой Мироновым), так как Булгаков умер в 1940-м.

Только доверчивый читатель примет за чистую монету всё это собрание нелепостей!

"А писанина Хемингуэя, - злобствует Климов, - сильно пованивает садизмом" (с. 512 "Дела N69"). Думаете, это авторский вывод? Климов прочёл "Прощай, оружие!", "По ком звонит колокол" и "Праздник, который всегда с тобой" - и сделал заключение? Нет, он списал про садизм из газеты "Нью-Йорк Таймс" за 4 марта 1962 года, из секции обзора книг (см. сноску Климова на с. 512).

Даже баснописца Крылова Климов не может не переврать: "Кукушка хвалит петуха, поскольку хвалит он кукушку", - цитирует он на с. 559 "Дела N69" и повторяет на с. 561. Климов ухитрился засадить канцелярское "поскольку" туда, где у классика было живое "за то, что": "За что же, не боясь греха, / Кукушка хвалит Петуха? / За то, что хвалит он Кукушку". Тоже, наверное, переписал из какой-нибудь газетки!

Научно-манипуляторский метод Климова, которым он вольно (и бравируя этой научной вольностью) обращается как с подопытными своих трактатов, так и с читателями, можно выразить несколькими словами: догадка, спустя несколько страниц или абзацев превращающаяся в факт. "Сама книжка написана каким-то чехословацким шмоком по имени Пётр Задека, по-русски это будет, наверно, Задник или Задников" (с. 526 "Дела N69"). На с. 528-533 Задека больше не встречается, поскольку Климов с уверенностью именует своего персонажа (иначе не скажешь) Задником-Задниковым... Или вот аналогичный пример из этой же книги. "Меня немножко заинтриговала фамилия Лидии - Галь. Фамилия среди русских немножко необычная, похожая на псевдоним. Поэтому я заглянул в книгу Флегона и Наумова "Русский антисемитизм и евреи", где есть списки новейших еврейских псевдонимов. На стр. 186 стоит: "Галь Нора = Гальперина Элеонора Яковлевна". Итак, очень возможно, что Лидия Галь когда-то была Гальпериной". Это мы читаем на с. 528. А на с. 529 и 532 Лидия без сомненья именуется Климовым уже Галь-Гальпериной. Или вот такая научная фантазия: "Кстати, если перевернуть псевдоним "Терц" наоборот, то получается "Црет". А дальше вы уж психоанализируйте сами, на что это похоже" (с. 564 "Дела N69").

Полжизни собирая небылицы о шизофрениках, Климов сам стал походить на последних - словно психические болезни оказались заразны. В конце 2003 г. он заявил: "...у меня совершенно нет переводов на иностранные языки - мешает князь тьмы" (с. 364 "Семейного альбома"). Заметьте, он пишет: совершенно нет. Но как же быть с этим: "...книга "Машина Террора" (другое название "Песни победителя". - О. Ч.) стала бестселлером, опубликованным на 12 языках в "Ридерс Дайджест" тиражом более 17-ти миллионов экземпляров. Три фильма по этой книге были сняты в Англии, Германии и Соединенных Штатах Америки в 1953-1954 годах. Немецкий кинофильм "Weg Ohne Umkehr", удостоился на международном кинофестивале в Берлине в 1954 году звания "Лучшего немецкого фильма года". Английский "The Road Of No Return" и американский "No Way Back" фильмы в течение долгого времени не сходили с экранов всего мира"?19 Пусть диагноз поставит себе сам Климов: "Но психиатры говорят, что такая путаница в голове - это уже лёгкая шизофрения, раздвоение личности. Или этот человек на грани шизофрении, своего рода "пограничник" ("Ключи познания", Краснодар: Пересвет, 2006, с. 196).

Может, и не было комплекса власти у Климова, - но славы Григорий Петрович отнюдь не чурался: "Судя по реакции читателей, я вижу, что мой труд не пропал даром, что мои книги делают доброе дело - и это согревает моё сердце. На этом я заканчиваю мою биографию" (с. 176 "Семейного альбома"). Или, более обстоятельно:

"Когда я начал работать над рукописью "Ключи познания", началось то, что доктор по мозгам называет "сглазом". Работа почему-то не клеилась. Хотя этот материал был мемуарным, что писать легче, чем романы, но получалось так, словно кто-то тормозит работу. Начал работать синдром хронической усталости. Я устраивал долгие перерывы, а потом вообще бросил работать над этой рукописью. Так и написал на обложке - "Неоконченный манускрипт". Нет сил - и точка!

Тем временем начали работать другие силы. Некоторые читатели очень трогательно благодарят меня за мои книги, которые помогли им в жизни. Одна очень милая дама прислала мне пластиковую бутылку "святой воды", освященной в русской церкви, и желает мне здоровья. Хотя я к "святой воде" отношусь так же, как к "сглазу", но... Ведь за этим стоят искренние добрые чувства очень религиозного человека - и я эту бутылку не вылил, а выпил. Потом пришла вторая такая же бутылка - вместе с бутылкой очень хорошего ликера. Разве это не трогательно?

А другие читатели из России шлют мне маленькие иконки - и у меня уже целая коллекция таких иконок. Люди звонят мне и говорят, что они молятся обо мне, желают долгих лет жизни. А у меня сердце не волчье - я вижу, что недаром писал я мои книжки, что некоторых они взяли за душу, что разбудил я в их душах добрые чувства. Вот они и молятся за мое здоровье.

Хотя сам я и не верю в "сглаз" и "сглазили", как не очень верю в "святую воду" и прочие чудеса, но у меня в результате этих молитв начались странные вещи, похожие на чудеса. Вот смотрите сами! Больше 10 лет мной хозяйничал синдром хронической усталости, который не давал мне писать. А потом незаметно этот странный синдром вдруг ушёл" (с. 122 "Семейного альбома").

Высший социолог чувствует себя цадиком (см. с. 272, 419 "Семейного альбома"): "А я опять оказываюсь как бы в роли цадика, еврейского мудреца и праведника".

Г. П. Климов обожает в своих книгах цитировать читательские телефонные звонки и особенно приводить письма читателей:

"На днях мне звонил читатель из Москвы. Говорит, что он защитил кандидатскую диссертацию. По криминалистике. На основании моих книг. А сейчас пишет докторскую диссертацию. По криминалистике. На основании моих книг" (с. 394 "Семейного альбома"); "Как слезу царя Соломона, получаю я грустное и трогательное письмо от одной из моих читательниц из Москвы. <...> ...Вы замечательный писатель-исследователь и... выдержки из Ваших книг непременно следует зачитывать школьникам и студентам" (с. 442); "...моя рецензия на Вашу книгу оказалась предельно краткой, из одного слова: гениальная..." (с. 550); "...надо бы наградить... Григория Климова - наивысшими литературными и социологическими премиями" (с. 555); "...узнав многие глубинные законы бытия, Вы стали богоравным..." (с. 557); "...через Климова Господь открывает тайны языком нашего времени" (с. 559). Наконец, редактор и издатель замечает в обращении к читателю на с. 562: "Наш читатель действительно самый дорогой, ибо он последний из думающих "могикан"... Все остальные - или окончательно зомбированные, или рабы без души и совести..." А на вклейке, над фотографией Климова, помещён следующий текст: "Русский писатель, всколыхнувший весь думающий мир".

Или вот "Письма читателей" из последнего издания книги Климова "Божий народ" (Краснодар: Пересвет, 2007, с. 306-316):

"Спасибо Вам за то, что Вы сделали для людей!"

"Я хочу выразить свое глубокое восхищение Вами и Вашими книгами".

"Я очень рад, что Ваши книги уже пошли в Россию. Они (Ваши книги) - самое замечательное из всего, что я прочитал. Ваши книги "Князь мира сего", "Имя мое легион", "Дело N69", "Крылья холопа" написаны прекрасным языком..." ("Крылья холопа" - ещё одно название романа "Песнь победителя". - О. Ч.)20.

"Хочу от души поблагодарить Григория Климова за его книги. Спасибо, что открыл нормальным людям глаза на происки дьявола... Я считаю, что такую высшую социологию люди должны знать и применять эти знания в повседневной жизни".

"Ваши уникальные, ни с чем не сравнимые книги учебники, раскрывающие глаза простым смертным, блуждающим в этом непростом мире. Гениальность Ваша (от Бога) неоспорима..."21 (Если б простые смертные прочли бы хоть что-нибудь, кроме гениальных книг Климова, а для начала первоисточники тех авторов, о каких Климов выискивает по газеткам всякие измышления, - они перестали бы блуждать. - О. Ч.).

"Каждый человек, который считает себя мыслящим, обязан прочитать всего Климова. Книги Климова - своеобразные учебники лечебники. На читателей они действуют, в самом деле, как лакмусовая бумажка". (О да, лакмусовая бумажка, индикатор, позволяющий отличить грамотного читателя от читателя доверчивого; мыслящего читателя от того, кто считает себя мыслящим. Каждый теоретик настойчиво суёт эту лакмусовую бумажку: "Кто не со Мною, тот против Меня!" - О. Ч.).

На странице 365 "Семейного альбома", оканчивая статью "Гении и идиоты", Г. П. Климов пишет: "Прошу читателей учитывать, что мне уже стукнуло 85 лет. И если что-нибудь не так, то простите меня великодушно. Ведь это своего рода исповедь". Но не за что прощать Григория Петровича, не за что судить его; ответчиками выступают "Новое Русское Слово", "Наша страна" и иже с ними.

В. Л. Миронов - редактор и издатель книг Климова - в аннотации к "Красной каббале" (Краснодар: Пересвет, 2005, издание седьмое, с. 4) пишет: "Красная каббала" является продолжением и дополнением к "Протоколам советских мудрецов" и результатом 35 лет серьёзной научно-исследовательской работы". Г. П. Климов в этой же книге сам подводит итог своей 35-летней научной деятельности:

"Евреи, как правило, мешаются в браках только с дегенератами из окружающей среды. Брак между нормальным человеком и евреем кончится плохо, и для этого есть все основания. Ведь дегенераты почти все половые извращенцы. Если среди американцев, по статистике доктора Кинси, которая признана и в Советском Союзе, 50-54 процента брачных пар занимаются ротовым сексом, что означает подавленную, или же латентную гомосексуальность, то есть первую стадию дегенерации, то у евреев, по Ломброзо, таких пар будет в 6 раз больше.

Поверим ему и подсчитаем: сколько же минетчиков тогда будет среди американских евреев? 50% умножим на 6 - получим 300%" (с. 10 "Красной каббалы").

Иными словами, если перейти на научный стиль изложения, в итоге 35 лет кропотливой исследовательской работы профессор сатановедения Г. П. Климов дедуктивно-арифметическим методом, т. е. перемножением процентов д-ра Кинси на разы д-ра Ломброзо, установил наличие среди еврейской нации 300% дегенератов. Впечатляющий результат научных исследований!

А чтобы критики не придирались к изгибам математики, применяемой в высшей социологии, Г. Климов объявляет свою науку... шуткой (с. 11 "Красной каббалы"):

"- Григорий Петрович, выходит, что у евреев извращенцев больше, чем самих евреев?

- Это я нарочно так делаю. В шутку. Парадоксы быстрее запоминаются. В ВЫСШЕЙ СОЦИОЛОГИИ все зависимости нелинейные, как кривая намагничивания трансформатора. Пока мы находимся в пределах до 60% - 80%, зависимость еще имеет характер, напоминающий линейный, но при выходе за 80% - процесс уже начинает приобретать ярко выраженный нелинейный характер. По секрету сообщу вам также, что эти цифры я привожу ещё и потому, что нормальный человек спокойно задаст вопрос, как вы, или же сам всё поймёт и, улыбнувшись, сделает бедным евреям скидку... А не совсем нормальный человек тут же за это зацепится и начнет кричать, что раз здесь неправильно, то и всё у них в ВЫСШЕЙ СОЦИОЛОГИИ неправильно. Это своеобразный тест-ловушка на выявление бионегатива".

Улавливаете смысл линейного мышления высшего социолога: "Кто не со Мною, тот против Меня"? Как видим, шутки Климов шутит грозные.

Впрочем, в 1987 году вольные манипуляции, производимые им со статистическими процентами, Григорий Петрович шуткой не считал:

"Но знаменитый еврейский профессор-психиатр Ломброзо в своей книге "Гениальность и помешательство" пишет следующее:

"Именно среди евреев встречается больше образованных и талантливых людей, но и сумасшедших среди евреев в 4-6 раз больше, чем среди окружающих. В Германии евреев-сумасшедших было в 8 раз больше, чем среди немцев".

- Среднее арифметическое из 4-6-8 будет 6. Теперь возьмем демократическую американскую статистику. Эта статистика говорит, что в США 18,5% населения более или менее душевнобольные. А сколько же это будет у евреев, если у них в 6 раз больше? 18,5 х 6 = 111%, то есть больше 100%" ("Дело N69", с. 514-515).

Такова Высшая Социология, она же дегенерология, она же сатановедение.


2008


1 Климов сам утверждает себя как высший социолог и дегенеролог. Он ведёт разговор с читателем не иначе как "на уровне высшей социологии (дегенерологии)" и добавляет, что в указанной области работает "свыше 50 лет" (Климов Г. П. Ключи познания. (Раздел "Суть проблемы"). Краснодар: Пересвет, 2006. С. 12.

2 См., напр.: Климов Г. П. Арабская сказка. В кн.: Климов Г. Семейный альбом. Краснодар: Пересвет, 2006. С. 103. "Вот и ходи по жизни, как по минному полю", - заключает Климов (с. 139 этой же книги, или см. с. 253).

3 См. с. 103 "Семейного альбома".

4 Там же, с. 103.

В статье "Честные люди" (на с. 258-259 "Семейного альбома) Климов даёт пример честной дегенератки: "Про Марину Федоровскую ходили легенды. Она была не только красавица, но к тому же еще и умница. Приехав в Америку, как и большинство русских ди-пи (депортированных. - О. Ч.), в начале 50-х годов, она вскоре открыла ресторан и ночной клуб, где она была не только хозяйкой, но и певицей. <...> у такой соблазнительной невесты женихов было масса. Но Марина распевала песни про любовь, однако замуж не выходила. <...> Шли годы, женихи разбежались, Марина продала свой ресторан и купила школу иностранных языков, где она сама преподавала русский язык. Деловая женщина, она спокойно объяснила мне свои проблемы, почему она не выходит замуж. Оказывается, у нее сестра сидит в сумасшедшем доме, пожизненно. Так называемый "хроник", то есть хронически больная".

Есть и ещё примеры честных дегенераток в климовской картотеке: "У внебрачной дочери Пикассо Паломы спрашивают: "У вас есть дети?" - "Нет, и не будет", - отвечает она коротко и ясно" (НРС - 25.3.81)" (статья "Гении и идиоты", с. 338 "Семейного альбома").

Всё это искусственный отбор: честная Марина или честная Палома не родят детей, потому как у них будут высоки шансы к дегенеративности, к сумасшествию. Да, это искусственный отбор, но, на первый взгляд, добровольный, как у Толстого его непротивление.

Но это лишь на первый взгляд.

5 Климову бы задуматься: разве его идеи не направлены в сторону того же Вельтфербессерунгсваан?

6 Климов Г. П. Дело N69. В кн.: Климов Г. П. Красная каббала. Лекции по высшей социологии. Изд. 7-е. Краснодар: Пересвет, 2005.

7 О воспевании Климовым доброго старого времени уже довольно сказано выше.

8 Высший социолог и дегенеролог Климов расшифровывает в соответствии со своей теорией даже "Апокалипсис" Иоанна (который, как известно, расшифровывается кем угодно, как угодно и когда угодно - подобно предсказаниям Нострадамуса). "Как и многое в Библии, - утверждает Климов (не знакомый, очевидно, с тем, что "666" - это сумма цифровых значений букв греческого алфавита, переводящаяся как "Нерон Цезарь". - О. Ч.), - эта штука зашифрована. А расшифровка этой шифровки такова: <...> число зверя - это число дегенератов, то есть шестьсот шестьдесят шесть... из тысячи". (Климов Г. Князь тьмы. В кн.: Семейный альбом. Краснодар: Пересвет, 2006. С. 150. Или см. с. 176).

И Ветхий Завет пригождается Климову: "А вот что говорит рядом Книга Премудрости Соломона:

Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет (3, 16).

Ибо ужасен конец неправедного рода (3, 19).

Лучше бездетность с добродетелью, ибо память о ней бессмертна... (4, 1).

А плодородное множество нечестивых не принесет пользы... (4, 3).

Здесь совершенно ясно говорится о дегенерации и дегенератах" (с. 429-430 "Семейного альбома").

Аргументы, понятно, не требуются, коли речь идёт о божественных откровениях или поучениях; тем-то и удобно всякому теоретику использование религиозных книг. В "высшей социологии" видна очередная попытка уложить идею в "прокрустово ложе": под аргументацию подгоняется всё, от Библии, ведьм, Ильина и Бердяева, щедро склоняемым по "социологическим" страницам, но едва ли прочтённых Климовым, - и до Клинтона с Моникой Левински.

9 Климов Г. П. Дело N69. В кн.: Климов Г. П. Красная каббала. Краснодар: Пересвет, 2005. С. 543.

10 См. главу "Гении и идиоты" и др. из "Семейного альбома".

11 Ср. у Климова: "Модернизм, или Дегенерация...", со стр. 333 и далее из "Семейного альбома": "фокусники, модернисты, футуристы и прочие "исты"; "модернизм - это дегенерация в искусстве"; "за фальшивой вывеской "модернизм" прячется просто дегенерация в искусстве" (с. 401, 461, 464, или с. 309 и др.). Или из "Ключей познания: "Специалистам давно известно, что "модернизм" в живописи - это мазня психбольных" (с. 188).

12 Ср. у Климова о Пикассо и др. на с. 334-340 "Семейного альбома".

13 Нет, напрасно Климов не читал Ильина; это готовый союзник, которого ему надо бы цитировать в разделах о художниках-модернистах и поэтах!

14 Ильин И. А. Собрание сочинений в 10 томах. Т. 6. Кн. 1. М.: Русская книга, 1996. С. 66-70.

15 Юнг К. Г. Монолог Улисса. В кн.: Юнг К. Г. Избранное. Минск: Попурри, 1998. С. 391-392.

16 См. о Пикассо с. 337-339 "Семейного альбома".

17 Юнг К. Г. Пикассо. В кн.: Юнг К. Г. Избранное. Минск: Попурри, 1998. С. 419.

18 См. с. 12 "Семейного альбома".

19 Материал с личной страницы Г. П. Климова в Интернете: http://www.klimov.kiev.ua; аналогичный материал приводится на с. 7 томика Климова "Ключи познания", в предисловии В. Л. Миронова (Краснодар: Пересвет, 2006).

20 Насчёт "прекрасного языка" позволено будет, равно как и насчёт всего прочего, усомниться. См. в "Песни победителя" (Ростов-на-Дону: Феникс, 1995): "...чужой солдатский сапог победителя" (с. 122), "официального документа, зачем я приехал" (с. 164), "проезжаю мимо любезного офиса" (с. 164), "...люди не проходят вслепую. Они молча наблюдают и делают в глубине души заключения" (с. 192), "затронув проблему атома, невольно бросается в глаза" (с. 291) (помните, у Антона Павловича: "Проезжая... с меня слетела шляпа"? - О. Ч.), "боролась между жизнью и смертью" (с. 355), "за все тридцать лет назад" (с. 358), "Как минимальная цифра около трёх миллионов умерло голодной смертью" (с. 502).

Увлекательно написаны книги, скандально написаны - да, не спорю, но... типун на этот прекрасный язык!

"Просто моя учительница не ошибалась, - хвастается Г. П. Климов, - когда ставила мне "отлично" (см. с. 112 "Ключей познания").

21 Из писем читателей, приложенных к "Красной каббале".


С. 362 С. 366


Добро пожаловать на сайт Олега Чувакина.


free counters

Популярное на LitNet.com Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"