Цой Анна-Мария: другие произведения.

Жена вождя выходит на охоту. Эпилог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

Жена вождя выходит на охоту


  Эпилог
  
  
  Несмотря на то, что стрелки настенных часов приблизились к одиннадцати, прислуга не убрала со стола еду и посуду, видимо, ожидая меня, засоню, к завтраку. Не успела я открыть рот для приветствия, как неопределённого возраста мужчина в голубой униформе спросил на хорошем английском:
  - Мадам желает чай или кофе?
  - Кофе, пожалуйста. Да, доброе утро!
  - Доброе утро, мадам!
  - А где все? - спросила, подразумевая Джонатана с детьми.
  - Они ушли на пляж. Обещали вернуться к обеду, - мужчина ещё раз улыбнулся, обнажив белые как снег зубы, резко выделяющиеся на угольно-чёрном лице.
  Вдохнув неземной аромат кенийского кофе, по которому скучала всё это время, я наконец-то расслабилась и с чашкой в руках пошла бродить по вилле. Огромный дом очаровал меня с первого взгляда своим восточным стилем. Выходить из такой пещерки не хотелось, поэтому я, взяв полную тарелку фруктов, поднялась на второй этаж. С широкого балкона хорошо проглядывался пляж и окружавший виллу очаровательный сад. Лениво полулёжа в глубоком кресле, я подумала, что могла бы, наверное, навсегда остаться на берегу Индийского океана, проводя жаркие дни на террасе или балконе дома, а вечера на пляже у изумрудной воды. Но ровно через две недели нужно возвращаться в зимний и серый Мюнхен, где нас с Джонатаном ждёт работа, а Мими и Томи - школа. Но это ещё через долгие четырнадцать дней. А пока можно было расплыться на мягкой ткани кресла и позволить себе ни о чём серьёзном не думать. Свежий бриз обвевал моё уставшее от долгого перелёта тело, а душа наслаждалась непривычным покоем и тишиной. Неуёмные мои мысли не скакали галопом, а размеренно плыли, затем начали путаться и, в конце концов, я, кажется, задремала.
  Разбудил меня Джонатан, кричавший откуда-то снизу:
  - Детка, дорогая, спускайся! Обед уже на столе!
  - Минуточку, - нехотя ответила я, не делая даже попытки шевельнуться.
  - Мама, идём вниз, - хором повторили дети.
  - Уже иду, - пропела я и лениво поднялась из уютного кресла.
  Сладко потянувшись и окончательно проснувшись, я не спеша спустилась по каменной лестнице и сразу же оказалась в объятиях Джонатана, поджидавшего меня внизу. Схватив не сопротивлявшуюся добычу в охапку, он потащил меня к столу, вокруг которого бегали Мими и Томи, выбирая места поудобнее, хотя все стулья были одинаковые. Увидев шикарно накрытый стол, я непроизвольно сглотнуля голодную слюну и плюхнулась на ближайший стул.
  - Ольга, познакомься с Эвансом. Эванс, знакомьтесь, - моя супруга Ольга.
  Я повернула голову и увидела в дверях кенийца среднего возраста. Торопливо поправив сползающие с плеч бретельки сарафана, встала и кивнула:
  - Приятно познакомиться, Эванс.
  - Взаимно.
  Джонатан пригласил нового знакомого к столу и продолжил разговор:
  - Представляешь, какое совпадение, детка? Первый человек, встретившийся нам на пляже, оказался сотрудником полиции. И не просто полиции, а того самого отдела полиции Найроби, где ты в прошлом году проходила стажировку.
  - Да уж, - неопределенно протянула я, внимательно разглядывая Эванса.
  Высокий и ладно сложенный, мужчина не был похож ни на одного из известных мне коллег Питера. Аккуратно раскладывая накрахмаленную салфетку на коленях, он украдкой бросил любопытный взгляд на меня, но, увидев, что я тоже наблюдаю за ним, смутился и торопливо опустил глаза.
  - А вы работали с Питером? - спросила я его, чтобы сгладить неловкую ситуацию.
  - Да, да. Немного. Он ушёл на пенсию через пару месяцев после моего прихода. Мы общались совсем немного.
  - Жаль, что его отправили на пенсию так рано. Таких сыщиков днём с огнём не найти. Зря дядя Виктор разбрасывается такими людьми, - я говорила про дядю, а сама следила за реакцией собеседника.
  - Вы имеете в виду Виктора Одинга? - брови Эванса взлетели вверх.
  - Эванс, не удивляйтесь ничему. Я вам не сказал моё полное имя. Джонатан Одинга. Ну и всё такое... - Джонатан неопределённо развёл руками.
  - Вау! - восхищённо воскликнул Эванс. - Так вы и есть тот самый сын Барасы Одинга, который бросил нефтяной бизнес в Кении и живёт сейчас в Германии с семьёй? Не ожидал встретить вас. Ничего себе!
  - Хм, - лицо Джонатана приняло озадаченный вид. - Бросил бизнес? Это так газетчики пишут? Или сплетни городские?
  - Все знают об этом. А разве вы не.., - словно споткнувшись, Эванс замолчал и перевёл взгляд с Джонатана на меня.
  - Приятного аппетита! - подытожила я, заметив входящего с полным подносом повара.
  
  Мы не стали терять время на светские беседы и к концу обеда почти все блюда опустели. Попивая ледяное пиво после рыбы и жареного картофеля, принялись за разговоры о погоде. Но погода стояла прекрасная, так что после пары фраз говорить о ней уже не было никакого смысла, поэтому я спросила Эванса о его работе:
  - Вы уже ведёте свои дела или в помощниках?
  - Пока я на подхвате у Гарри. Но он обещал мне дать стоящее дело в ближайшем будущем.
  - Я так понимаю, Гарри стал начальником отдела?
  - Сразу же, как ушёл Питер.
  - Это хорошо. Гарри прекрасный следак и добрый парень. Передавайте ему привет от меня.
  - Окей, Ольга. Долго вы пробудете здесь? Когда в Найроби?
  - Боюсь, мы в Найроби не полетим, - Джонатан непроизвольно поморщился, словно проглотил дольку лемона. - Нам и здесь хорошо. Правда, дети?
  Лежавшие на диване с айпадами Мими и Томи ничего не ответили. Мне кажется, они не слышали вопроса Джонатана, погружённые в свои дела. Говорить больше было не о чём, и Эванс, попрощавшись, ушёл в свой отель. Джонатан начал клевать носом и был отправлен вместе с детьми на послеобеденный сон. Я снова поднялась на крышу виллы и прилегла на горячую тахту. За те две недели произошло столько всего, самым неприятным образом коснувшегося нашей семьи, что любое воспоминание отдавалось болью. Я негромко сказала себе самой: "Да, Ольга Аброровна, не влезь ты тогда по глупости и самонадеянности в расследование смерти посла Паргвая Эльсеке, ничего бы и не случилось. Жила бы ты сейчас в Найроби и в ус не дула, тратя деньги направо и налево, даже не задумываясь, как они попадают на твой банковский счёт".
  
  Жизнь в немецкой Баварии сильно отличалась от кенийской. Несмотря на мой опыт в ыживания в штатах и мою молодость, проведённую в Ташкенте, я долго и трудно привыкала к европейской действительности. И дело даже не в том, что я уже не могла транжирить деньги как раньше. А дело было в том, что я каждый вечер уставала как ломовая лошадь, пытаясь переделать все домашние дела после работы в офисе. Я нуждалась в Джейн, в садовнике, в водителе Барасы и во многих людях, окружавших нашу семью в Найроби незаметной на первый взгляд заботой. Только в Мюнхене я поняла, как сложно управиться с двумя маленькими детьми и не привыкшим убирать за собой Джонатаном. Скандалы, слёзы и обиды тянулись чуть ли не полгода, пока, наконец, я не вошла в русло и не научилась заново всё делать самостоятельно. Тяжело вздохнув, я повернулась на спину и подставила лицо жаркому солнцу, по которому отчаянно скучала весь год.
  
  ...Как только арестовали секретаря парагвайского посольства Герая и адвоката Гитонга, обвинённых в причастности к смерти Эльсеке, с нами прекратила общение и Синтия, узнавшая, наконец, от своего неудавшегося жениха о моей прямой причастности к расследованию. Несмотря на то, что именно мы помогли организовывать похороны её отца, на саму церемонию она нам запретила являться, как, впрочем, и родителям Джонатана. После ареста Гитонги и его заявлении о том, что бывший министр Келвин Мугуди возглавлял преступный синдикат, занимавшийся торговлей наркотиков, Синтия ежедневно устраивала скандалы и истерики, от которых мы порядком устали, поэтому, когда она нам заявила, чтобы мы убирались из её дома, у нас с мужем словно гора упала с плеч.
  Вернувшись с побережья, Бараса и Жанет пытались наладить с нами прежние отношения, но Джонатана словно подменили. Он не желал даже встречаться с ними, я уж не говорю о том, чтобы сесть за стол и поговорить по душам с родителями. Жёстко отчитав мать за то, что она без нашего разрешения увезла больных Мими и Томи на океан, он запретил ей приезжать к нам домой. Попало и мне за то, что я хотела смягчить ситуацию и совалась со своими советами, видя слёзы Жанет. В конце концов, Джонатан устроился менеджером в одну из немецко-кенийский компаний, воспользовавшись своими старыми связями, и мы поспешно покинули Кению, сдав дом в аренду немецкому посольству. Говорят, там поселился посол Германии с семьёй и теперь это дипломатическая резиденция, но я не хотела ничего об этом знать, тяжело переживая разлуку с любимым домом. Казалось, Джонатан не скучал ни по Кении, ни по матери с отцом, ни по друзьям, только иногда звоня тёте Люси и справляясь о её здоровье. Женщина перебралась в деревню и уединённо жила в доме, заблаговременно построенным старым Барасой. Мой нежный и добрый вождь в один день превратился в сурового воина, заботящегося только о своей семье и не желавшего иметь ничего общего с прошлой жизнью. Поначалу я старалась разбудить в нём прежнего Джонатана, однако мои попытки не увенчались успехом, разбиваясь о стальную броню нового человека, и я прекратила свои усилия, поняв, наконец, что придётся мириться с любить нового Джонатана. Всё это произошло год назад, а мне казалось, что с тех пор прошли по меньшей мере десятилетия.
  
  В Мюнхене я устроилась на работу в международный аэропорт. Работу мне предложили на бирже труда после нескольких месяцев языковых курсов и ожидания. Знание русского и английского языков и базовый немецкий язык были неплохим билетом в новую профессию в таможенной службе аэропорта. Там я встретила несколько выходцев из Кении и подружилась с ними, время от времени встречаясь с новыми коллегами в Английском саду, чтобы пропустить пару кружек баварского пива, к которому неожиданно для себя пристрастилась. Джонатан редко ходил на такие встречи, отговариваясь всеми правдами и неправдами, да я и не настаивала, прекрасно понимая его нежелание общаться с земляками в Германии. На одну из посиделок моя коллега Роуз пришла с приятелем Ральфом. Немец Ральф не отличался большим тактом или манерами, но был добрый и весёлый малый, поэтому мы часто пропускали его слова мимо ушей, понимая, что спорить с ним бесполезно. Уж такие баварцы упрямцы, что проще промолчать, если не хочешь увязнуть в многочасовом разговоре ни о чём. Помню, однажды зашёл разговор о преступности в Африке, в котором Ральф принимал активное участие, продемонстрировав кое-какие знания нашей кенийской жизни. Он оказался страстным почитателем детективных историй и, услышав от Роуз про убийство парагвайского посла в Кении, перелопатил Интернет и даже построил свою гипотезу, которой страстно делился с нами:
  - Роуз, расскажи всем ту историю про парагвайского посла, - наседал он на подругу, отпивая из кружки тёмное пиво. - Ведь убийцу так и не нашли, правда? Те парни из посольства были просто подставой. Роуз, помнишь, как мы обсуждали это дело и что я тебе тогда говорил? Ты мне вешала лапшу про каких-то там плохих парней и наркоту. Фигня всё это! Как можно протащить через полмира дурь из Южной Америки в Кению, а? Нереально! А вот любовник - именно то самое.
  - Ральф, прекрати! - засмеялась Роуз. - Не слушайте его, ребята. Я прочитала в новостях из Кении про то убийство и мы просто строили разные гипотезы. Потом я забыла ту историю, а вот Ральф никак не может успокоиться. Ему кажется, что причина убийства - это неразборчивость в связях той женщины-посла.
  - Но ты же работаешь в аэропорту и сама знаешь, что просто так, даже дипломатической почтой дурь не провезёшь, - настаивал Ральф. - Остаются личные мотивы. А что может быть личным, кроме секса? Ну, ещё бабки могут быть замешаны в деле, но это не важно. Главное - её хахаль.
  - Ральф, не сравнивай Кению и Германию, - заметила я безразлично, стараясь скрыть свой интерес к истории, которую, оказывается, обсуждали даже здесь. - Кения - это Кения. Там всё возможно.
  Но Ральф не успокоился и предложил ни много ни мало разгадать тайну убийства посла Парагвая сидящим за столом. В его интерпретации история убийство Эльсеке, знакомая мне до мельчайших деталей, выглядела совсем по иному.
  - Я вам дам подсказку. Эта послиха любила молоденьких и свеженьких. Ну, есть идеи? - Ральф самодовольно оглядел нас, видимо, не ожидая никаких версий, которые могли бы побить его собственную.
  - Откуда тебе известно о её вкусах? - мне было смешно участвовать в этом разговоре, но и промолчать не было сил.
  - Ольга, так я же следил за ходом расследования! - воскликнул Ральф. - Все статьи прочитал об этом деле. Я могу описать спальную комнату той бабы парагвайской. У неё была большая комната, обставленная помпезно. Необъятных размеров белая кровать с позолотой смахивала на сексодром, а не на постель немолодой тётки, и была скрыта от любопытных глаз балдахином из белой москитной сетки, обшитой по краям розовым шёлком. По сторонам от кровати стояли белые тумбочки с кокетливыми розовыми лампами на них, на полу лежал круглый розово-белый толстый пушистый ковёр, у раскрытого окна на круглом столике стояла початая бутылка дорогого рома "Navy", а рядом два пузатых бокала - один был наполовину полный, во втором коричневой жидкости оставалось на самом дне. Приколись, да?! Розовые рюшечки всё такое. Я вам говорю, только любовник! Но вот кто он? Угадайте.
  - Ты серьёзно? - я чуть не поперхнулась пивом и расхохоталась. - Журналисты именно так и описали комнату посла? Ничего не придумываешь случайно?
  - Всё правда, - вступилась за приятеля Роуз. - Я сама смеялась до слёз. Если действительно описанное правда, то и мотивы убийства могут лежать на поверхности.
  - А если всё это враньё? - вставил другой коллега Майкл.
  Мне не нужно было вспоминать спальную Эльсеке и я знала, что журналисты наврали с три короба, понапридумывав чёрт знает что. Никаких балдахинов и розовых ковров не было и в помине. Тем более белой кровати. Но я решила не спорить и выслушать Ральфа и остальных до конца. Просто ради интереса. А Ральф продолжал пересказывать сказки кенийских борзописцев, дополняя историю всё новыми подробностями. Я еле сдерживалась, чтобы снова не рассмеяться, и не проговориться.
  Оказывается, буквально на следующий день после убийства начались аресты. Сначала были задержаны двое охранников посольства, которых обвинили в ненадлежащем выполнении своих служебных обязанностей. За ними за решётку сели и горничные. Ральф откровенно потешался над глупыми женщинами, - они сами подвели себя под арест благодаря длинным языкам и желанием покрасоваться перед камерой. В вечер убийства все национальные телеканалы повторяли интервью из новостей месячной давности, где горничные из парагвайского посольства со слезами в голосах рассказывали о том, как престарелый посол-ловелас домогался их. Вслед за старыми записями шло новое интервью, взятое в день убийства нового посла, и снова с теми же работницами посольства, которые теперь уже жаловались на мёртвую Хельгу Эльсеке. По версии журналистов получалось, что нового посла могли убить и горничные, обиженные её решением об увольнении. Однако недалёкая прислуга, видимо, и не догадывалась, что сама себе роет могилу, расписывая телевизионщикам перед камерой свои несчастья. Затем полицейские задержали Эдварда Герая, которому неожиданно для всех предъявили официальные обвинения в организации убийства Хельги Эльсеке. При этом мотив убийства полиция официально не называла. Но Ральф, внимательно следящей за публикациями, понял, что в парагвайском посольстве шла жёсткая борьба за власть, в которой первый секретарь играл главную роль. Он откровенно метил на место посла, однако убийцей быть не мог никак. Как только из Асунсьона прибыла Хельга Эльсеке и взяла власть в свои руки, Герая попал в немилость. Испуганные горничные после смерти посла, проведя жуткую ночь в изоляторе, утром сами попросились к следователю и рассказали, что именно первый секретарь организовал кампанию против старого посла, а затем настраивал их против новой начальницы, обещая всех облагодетельствовать. Полиция, получив в руки такой важный компромат на Герая, не сомневалась больше и минуты в его виновности. Однако, первый секретарь отрицал слова горничных. В ходе следствия выяснилось, что у него было железное алиби: в момент убийства, которое произошло между десятью и одиннадцатью часов ночи, он с двумя охранниками резиденции пытался завести свою машину, у которой сел аккумулятор. Оказывается, первый секретарь допоздна работал с госпожой послом, а когда собрался на свою квартиру, то у него случился казус с машиной. Уехал он на глазах охранников около одиннадцати часов.
  Слушая тогда в саду нашего баварского рассказчика, я отмечала для себя места, где история была правдой, а где откровенный вымысел, и не переставала удивляться богатой фантазии журналистов. Помнится, как Питер и его ребята старались сохранить все детали и улики в тайне, а я бегала по городу в мужском костюме и парике. Не получив ничего от следователей, кенийские писаки сами напридумывали множество интересных деталей, которыми кормили читателей изо дня в день, пока шло это запутанное расследование. И что самое интересное, никто не связал имени Кельвина Мугуди с этим убийством и тем более его убийство с убийством Эльсеке.
  Ральф сомневался, что молодой, целеустремлённый и амбициозный дипломат Герая мог опуститься до грязных и преступных приёмов в борьбе за власть. Неизвестно по каким причинам, но кенийская полиция посчитала причастным к громкому убийству и юриста посольства, который, по мнению Ральфа, не имел к делу никакого отношения. И вот, оказывается, следствие закончилось, так толком и не начавшись. Суд прошёл за закрытыми дверями, даже журналистов не допустили в зал, ограничившись коротенькой и туманной пресс-конференцией перед зданием.
  - Вот и вся история, - хитро прищурился Ральф. - Догадались, наконец, кто убийца? Чёрт, всё же ясно!
  - Горничные могли удушить бабусю-посла, - высказался Майкл. - В Кении оказаться без работы равносильно смерти. Им терять было нечего.
  - Нет! - горячо воскликнул Ральф. - Ну, есть ещё версии?
  Ральф выдержал театральную паузу, сверля нас взглядом, и выдал негромко, но чётко:
  - Господа, посла Парагвая никто не убивал!
  - Но...как же так? Ты же сам говорил только что про любовника, - запротестовал Майкл.
  - Супер! Она сама себя задушила, - я уже не пыталась остановить смех.
  - Если подойти к расследованию логически, приняв во внимание не только посольские интриги, но и стечение обстоятельств, - снова заговорил наш детектив-любитель, - то можно увидеть, что кенийские лапти-следователи упустили много интересных фактов. Итак, в маленьком посольстве шла война за власть. Она началась с приездом в Найроби первого секретаря Герая. Молодой, амбициозный дипломат из богатой парагвайской семьи надеялся после университета получить должность посла в европейской стране, однако даже влияния семьи не хватило на высокий пост, и молодой мужчина назначается всего лишь секретарем в африканскую страну. Оскорблённый, он поначалу отказывается, но благоразумие берет верх над гордостью, и он летит в Африку. Здесь его ждёт скучная, но необременительная служба. Посол, пожилой, страдающей простатой человек, не любит приёмы и банкеты, поэтому везде отправляет первого секретаря вместо себя. Между Герая и юристом Гитонга завязывается дружба. Я бы предположил, что между ними была любовная связь, однако у меня нет неопровержимых доказательств, одни догадки. Именно Гитонга помогает Герая состряпать кампанию против посла, используя такие старые методы и современные возможности, как шантаж и Интернет. От имени горничных, через электронную почту приятели или, возможно, любовники рассылают обращение и заваривают кашу. Скучающие журналисты сразу же хватаются за откровенно грязную новость и раздувают скандал до такой степени, что официальный Асунсьон отзывает посла, оставив Герая за главного. Дипломат празднует победу, но тут прибывает Эльсеке. Женщина настроена враждебно к сотрудникам посольства. Накануне смерти, едва устроившись в новой спальне, оборудованной по её извращённому вкусу, Хельга приглашает первого секретаря на свою половину, чтобы отпраздновать новоселье, и заводит беседу о его переводе. При этом она рисует перед ним радужную картину его будущего в европейской цивилизованной стране в должности посла. За всё это она хочет от молодого мужчины всего ничего - ублажать себя, старую жабу ради карьеры. Взвесив все за и против, молодой карьерист Герая, не обремененный серьёзными моральными принципами, решил ответить на предложение увядающей дамы согласием, именно поэтому суд, по требованию парагвайской стороны, проходил за закрытыми дверьми - экспертиза обнаружила следы сексуального контакта. Виллу он покинул около десяти часов ночи, громко попрощавшись с Хельгой перед дверью, - охранники подтвердили и это. Примерно в это же время в сад проникает мнимый убийца. Собак на территории резиденции нет, сигнализация почему-то не включена, окно спальни открыто, так что ему не составило труда взять лестницу, оставленную в саду, и взобраться по ней наверх. Дальше он действует как хирург в операционной - на обувь надевает бахилы, руки в перчатках, даже сверху одежды, уверена, на нем пластиковый халат.
  - С чего ты взял? - снова не выдержала я, с интересом слушая ахинею Ральфа.
  - Следователи обнаружили в спальне Эльсеке только её отпечатки пальцев и дневного охранника, который влез утром к ней по приказу Герая, - быстро ответил он. - Странно, да? Меня этот факт тоже удивил, особенно учитывая, что на столике стояли два бокала с ромом. На одном нашли отпечатки пальцев посла, а второй был девственно чист, хотя и почти пустой. Куда же делись отпечатки пальцев того, кто пил из бокала? А пил из него не кто иной, как Герая. Именно эта странность навела меня на простую мысль о том, что госпожа посол умерла не от удушения проволокой. А теперь слушайте очень внимательно! Вот как всё было на самом деле! Хельга умирает между восьмью и десятью часами вечера естественной смертью во время секса с Эдвардом. Полагаю, у нее не выдержало сердце или было кровоизлияние в мозг. Это и неудивительно, ведь госпожа посол была пожилой, очень полной дамой, ведущей сидячий образ жизни. Итак, Эдвард в панике и звонит приятелю, который сразу же приходит ему на помощь. Первый секретарь под его руководством по телефону вылизывает всё в спальне, чтобы стереть свои отпечатки пальцев, по ходу вытирает и свой бокал от рома, тем самым дав мне серьезную подсказку. Затем громко прощается с начальницей на английском - это вторая подсказка для меня - и отбывает. С какой стати земляки станут прощаться друг с другом на английском языке, если всё остальное время, по свидетельству коллег, они предпочитали говорить на испанском? И охранники на втором допросе вспомнили, что слышали только Герая, произносящего: "Good night madam! I wish you sweet dreams!". К сожалению, люди иногда просто домысливают ситуацию. Услышав, как прощался Герая, охранники решили, что слышали и голос Эльсеке. Дальше события развивались уже по плану. Герая не спеша заводит машину, а охранники услужливо открывают ворота, но машина неожиданно глохнет, затем ещё раз и ещё раз. Вместе с первым секретарем они открывают капот и пытаются оживить аккумулятор, даже толкают машину вместе, в результате чего она через какое-то время заводится, и Герая уезжает со двора. Как вы понимаете, это был трюк. Когда ворота открылись в первый раз, а машина не завелась, охрана побежала помогать боссу, оставив ворота окрытыми на какое-то время. Гитонге хватило секунды, чтобы проскользнуть внутрь и спрятаться за домом. Затем машина стала заводиться и глохнуть, создавая шум, в котором никто не услышал, как Гитонга приставил лестницу и забрался в спальню умершей Хельги, где обставил смерть посла как убийство. Он прекрасно справляется с задачей, обведя вокруг пальца экспертов, кто вскрывал тело. К тому же он действует очень оперативно, и интервал между естественной смертью и мнимым удушением совсем небольшой, поэтому-то никто ничего не заподозрил. Спокойно убрав лестницу от стены, он уходит тем же путём, как пришел, или, что тоже возможно, мог спрятаться в багажнике машины Герая. Думаю, что все то время, пока шел спектакль с незаводящимся мотором, сообщники общались с помощью сообщений или, поставив телефоны в тихий режим, сигналили друг другу. С современными технологиями можно и не такое провернуть. Вот и вся загадка смерти госпожи посла.
  Выдохнувшись от длинного монолога, Ральф припал к новой кружке с пивом. Вздохнув, я отставила почти полную кружку в сторону и собралась рассказать всё как было на самом деле, но передумала. Ошарашенные слушатели молчали, даже не пытаясь оспаривать версию смерти бедной Хельги Эльсеке, выданную нам Ральфом.
  
  Вспомнив сейчас о фантастической версии Ральфа, я улыбнулась. А ведь всё была намного прозаичнее и страшнее, но мне не хотелось больше думать о том деле. И Гитонга не сознался в том, что стрелял в Мугуди. И никогда уже не сознается. Говорят, он повесился в тюрьме. А Герая канул в Парагвае.
  
  - Ольга, детка, яхта ждёт. Спускайся вниз, - раздалось над самым ухом.
  Джонатан в соломеной шляпе, белой рубашке и белых же брюках выглядел не как африканский вождь, а как залётный турист-американец. Оглядев его с головы до ног, я хмыкнула и протянула руку к мужу. Ухватив его за запястье, я резко дёрнула его вниз и поцеловала в губы, прошептав: "Как же я тебя люблю, упрямец!".


  (C)Эльмира Алейникова.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Жарова "Я, ты и наша Тень" (Юмористическое фэнтези) | | Ш.Галина "Ad memorandum/ Чтобы не забыть." (Любовные романы) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Отчим" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Отчаянная помощница для смутьяна" (Современный любовный роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список