Норбэк Гута: другие произведения.

Проходите мимо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.59*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...Время не пощадило рукопись... Больше половины страниц было безнадежно испорчено. Но я уже мог обращать на это внимание: стройная, прекрасная, полная, пугающая своим величием картина, рисовалась перед моим внутренним взором. Ответы, ответы, ответы... Они сыпались на меня. С каждым перевернутым листом великая тайна обнажала свое лицо, то прекрасное неземной красотой, то безобразное как вся грязь мира... Углубившись в чтение я забыл обо всем...

   Проходите мимо
  
   Обычно этот отрезок улицы становится людным дважды в день, по будням. Первый раз утром, когда заторможенные, полусонные жители района быстрым шагом стекаются к метро, стараясь не особенно отвлекаться по сторонам, чтобы вовремя попасть на работу. Второй - вечером, когда уже знакомые лица, закованные в утомленные озабоченные выражения, спресовавшиеся из эмоций, пластами накладывавшихся одна на другую на протяжении дня, возвращаются с работы домой.
   Если идти по направлению к метро, то по правую руку - небольшая полоса травы и сразу за ней - трасса, а по левую сначала - новое здание почты, потом лужайка, на которой стоит киоск с хлебом, а дальше - глухой забор. Вот на этой-то стороне...
  
   Вот на этой-то стороне я обычно и видел его: странный тип - тощий, очень высокого роста, сутулый. Посеревшая обветренная кожа, отечное лицо. Возраст определить сложно, но никак не меньше сорока: в сбившихся, заметно поредевших светло-рыжих волосах пробивается седина. Одет неопрятно: брюки короче чем нужно сантиметров на десять и болтаются на белых с синими полосами подтяжках. Засаленная рубаха неопределенного цвета без пуговиц. Когда похолоднее - коричневое драповое пальто. На ногах - видавшие виды школьные ботинки. Шапка-ушанка: в теплые дни она лежит на земле - в нее кидают милостыню. А в холодные деньги складывают в погнутый пластиковый стаканчик. Шапка же водружается на голову.
   Почти всегда этот тип был на виду. Порой он сидел на земле, подобрав под себя длинные неуклюжие ноги с огромными ступнями и уставившись на дорогу. Взгляд его мог показаться отсутствующим и безразличным, но я замечал, что он довольно внимательно наблюдает за прохожими. Я уверен, многих он узнавал. И меня в том числе.
   Частенько я замечал его с бутылкой водки в руке. Он никогда не прятал ее и в своем пьянстве был полностью искренен. Никогда не дебоширил, а напившись засыпал где сидел и валялся спящим где-нибудь вдоль дороги. Нищенствовал. Но подавали ему редко: он совершенно не внушал жалости. Иногда пытался продать какие-то овощи: капусту или кукурузу, скроее всего ворованные. Я не думаю, чтобы кто-то покупал у него. А однажды поставил перед собой ящик, на который поместил несколько пар туфель: хорошо отмытых, изрядно поношенных. Такие не производят уже лет пятнадцать, не меньше. Тогда я посмеялся: "Туфли в ассортименте". Не сомневаюсь, что этот тип нашел их на одной из помоек... Самое странное, что при всей нелепости своих поступков он не был слабоумным. Ни капельки. Оборванец, пьяница, но не идиот.
   Когда он появился? Трудно сказать. Довольно давно. Помню, вначале я думал, что через какое-то время он исчезнет. И бывало он действительно пропадал. Но затем снова появлялся. И все шло по-старому. Для многих он стал неотъемлемым элементом пейзажа, на который никто привычно не обращает внимания. Для многих и для меня в том числе. Но только я бы не сказал, что вовсе не замечал его. Торопясь куда-нибудь по своим делам, я мимоходом улавливал его присутствие, удивлялся, если "его" территория пустовала. Каждый раз, когда мой взгляд натыкался на него, я невольно задавался вопросом: Кто же он такой? Обыкновенный бомж? Нет. Местный сумасшедший? Не сказал бы. Он был вполне в своем уме. Как будто... Да, как будто что-то неуловимое все время ускользало. Я чуял, чувствовал это... Хотя подобные вопросы занимали меня лишь когда я видел его. Исчезая из моего поля зрения он исчезал и из моих мыслей.
  
   Не знаю, что заставило меня подойти к нему. Помню, тогда был обычный день. Погода хорошая - ранняя осень. Я шел с работы, никуда не торопясь, немного захмелевнший, - мы с сотрудником по дороге домой зашли в "наливайку" и пропустили по стакану портвейна за беседой о жизни. Настроение, сами понимаете, у меня было приподнятое. Я любовался небом, на западе покрытым багрово-сиреневым отсветом заката. Ветер приятно холодил мне лицо...
   Этот тип валялся на пожелтевшей траве у забора. Проходя мимо я обратил внимание на то, что поза, в которой он лежал, была неестественной - голова откинута назад, ноги чуть согнуты в коленях, длинные руки вытянуты вдоль тела. Мне показалось, что он не дышит. Я подошел ближе, присмотрелся. Ничего. И вдруг он немного приподнял голову и не открывая глаз негромко, но отчетливо, произнес: "В девять за магазином". Это было так неожиданно, что хмель полностью выветрился. Удивление и испуг мешали мне соображать. "К-каким магазином?" - только и спросил я... Ответа не последовало. Я осторожно наклонился поближе к нему: дыхание его было слабым и ровным - он спал. Постояв немного в ожидании неизвестно чего я пожал плечами и продолжил свой путь.
  
   Дома я был около восьми. Включил радио, разогрел ужин. Бог знает почему, слова этого типа не шли у меня из головы: я все время возвращался к ним, вертел их так и сяк. Что это было? Сонный бред? Как он узнал, что кто-то рядом, если лежал все это время без движения и даже произнося свою странную фразу не открыл глаз? Чем больше я думал об этом, тем меньше понимал. Быть может, тайна, связанная с этим человеком, которую я чуял нутром уже давно, решила приоткрыть мне свою завесу? Но почему мне? Я не знал ответа. А вопросы громоздились один на другой, пирамида росла, готовая рухнуть в любую минуту и погрести меня под своими обломками... И я решился на компромисс, который, как я тогда думал, ни к чему меня не обязывает. "Схожу туда", - рассуждал я. - "Схожу и скорее всего никого не встречу. А если встречу, сориентируюсь по обстановке." Наивно... Сейчас-то я понимаю, что тогдашнее мое решение "пойти посмотреть", и оказалось ключевым. В череде дальнейших событий прослеживалась только роковая связь...
  
   Набросив легкую куртку я вышел на улицу. На темном небе появились первые звезды. Полупрозрачная вуаль из тонких облаков, гонимых ветром, трепетала, то пряча, то приоткрывая желтый глаз Луны. Передо мной, как перед былинным богатырем, лежали три дороги. Я в задумчивости остановился, не зная, какую из них выбрать. Дело в том, что в нашем районе три магазина: один - маленькая булочная напротив автобусной остановки ("Булочная не в счет", - сразу решил я.) Оставались вечно ремонтирующийся гастроном на окраине жилого массива и супермаркет, недавно построенный, а вернее сказать - переделанный из универсама районного значения. Как по мне, гастроном, находящийся на отшибе, в слабо освещенном и немноголюдном месте был более подходящ для таинственных встреч. Усмехаясь про себя, я выкинул из списка супермаркет, вышел на дорогу, кольцом огибающую район и не спеша, прогулочным шагом, отправился к гастроному.
   Дошел я довольно быстро. Гастроном уже был закрыт. Вокруг темно - хоть глаз выколи. Ни одного фонаря кругом. Только над дверью горела маленькая красная лампочка сигнализации. Достав из заднего кармана брюк зажигалку я переложил ее на всякий случай поближе, в карман куртки. В первый раз обойдя гастроном я никого не обнаружил. "... за магазином". Что ж, проверю еще раз. Зайдя с тыльной стороны я вновь очутился в темном узком проходе, образованном задней стеной магазина и глухим высоким забором, и пошел вдоль него, машинально ведя рукой по прохладной шероховатой поверхности. Забор был кирпичный, крашеный светлой краской, которая кое-где облупилась, обнажив подмокшие, поросшие мохом кирпичи. Вдруг моя рука, потеряв опору, провалилась в пустоту. От неожиданности я на секунду потерял равновесие. Невольно вздрогнул. Остановился, перевел дух. С опаской посмотрел на стену. И с удивлением обнаружил, что забор не был сплошным. В том месте, куда провалилась моя рука, он прерывался. Узкий, примерно метр в ширину и полтора в высоту проем, вел в небольшую нишу. Стена в глубине нее по виду ничем не отличались от основной стены забора: такой же неровный обшарпанный кирпич, так что визуально нишу можно было заметить только при хорошем освещении с небольшого расстояния. Хм-м, неплохо придумано... Странная находка заворожила меня.
   Заинтригованный, я шагнул вглубь - для этого мне пришлось немного пригнуться. В нос ударил резкий гнилостный запах с примесью еще чего-то. Чего - я определить не смог. Справа от меня была стена, а слева - малюсенькая продолговатая комнатка, от силы шагов пять в длину и шага полтора в ширину. Внутри было бы темно, если б не светлая, слабо мерцающая во тьме краска стен, которая давала возможность разглядеть земляной пол ниши, потолок, черный от гари, - видимо, в холодное время тут частенько жги костры. Об этом свидетельствовала и кучка остывших углей в дальнем углу. У стены в глубине валялась куча тряпья вперемежку с отсыревшими желтыми газетами.
   Любопытство владело мной. На всякий случай я засунул руку в карман куртки, нащупал там зажигалку и зажал ее в кулаке. Прошел к дальней стене комнаты, по дороге носком ботинка поворушил кучу тряпья и газет. Мой носок ощутил что-то твредое. Или показалось? Да нет. Полуистлевший хлам - ничего интересного... У стены на полу валялся погнутый пластиковый стаканчик. Неглубокая, округлой формы яма, засыпанная углями и пеплом - импровизированный очаг, рядом - немного сухих досок из-под ящиков, - очевидно, дрова. К стене прислонился большой темный камень. Я наклонился, не спеша, думая о чем-то своем, провел рукой по сухой неровной поверхности... Что-то необычное, какое-то мерцание привлекло мое внимание, заставило насторожиться. Я присел на корточки, присмотрелся: из-под камня выглядывал обтрепанный уголок бумаги. Это он слабо поблескивал в полутемной комнате, отбрасывая неверный свет, многократно отраженный от неровной поверхности стен. С трудом сдвинув камень, - он был довольно тяжелым, я нашел под ним пачку бумаги, аккуратно завернутую в дырявый полиэтиленовый пакет. Поспешно сорвав его и отбросив в сторону, я, осторожно придерживая тяжелые от влаги листки, бегло просмотрел их. Каждая страница с одной стороны была исписана крупным размашистым почерком. Писали, по-видимому давно: чернила выцвели и поблекли... Я попытался вчитаться в наугад выбранный абзац, но не сумел ничего разобрать: слишком темно. На первой странице в правом нижнем углу был причудливый вензель - изящно спелетенные прописные буквы "А" и "Z"...
   Странное ощущение владело мной: качазось, будто рукопись эта предназначена специально для меня. Я отложил титульную страницу и, не выпуская листки из рук, достал из кармана зажигалку. Щелчок - неровные тени заплясали по стенам комнаты. Я осветил первую страницу. Эпиграф. Некоторые буквы затерлись безнадежно - не разобрать. С трудом прочел: "AUDITOR ET ALTERA PARS". Что-то знакомое. Латынь. Мертвый язык. Кажется, означает что-то вроде "да будет выслушана другая сторона". Зажигалка нестерпимо нагрелась в руке. Щелчок кремня. Темнота.
   Мне показалось, что прошла целая вечность - с трудом дождался я, пока глаза снова привыкнут к темноте. Чтобы продолжить читать мне необходим был источник света посерьезнее, чем зажигалка. "Попытаюсь разжечь костер", - решил я. Подошел к куче золы в углу, взял обломок деревяшки, пошевелил угли. Доски от ящиков были хорошо просушены. Я наломал горстку щепок на растопку... Вскоре костер разгорелся. Дров мало, надо торопиться. Я присел на корточки у костра и в неверном мерцающем свете погрузился в чтение...
  
   Первые несколько страниц я пролистнул: текст показался мне скучным и напыщеным. Написан на старославянском, витьеватые обороты, трудно произносимые имена, странные названия... Тем более что чернила изрядно пострадали от влаги. То и дело встерчались слова и даже предложения, прочесть которые оказывалось невозможно. Только-только появлявшаяся связь пропадала... Но вскоре я понемногу стал привыкать. Содержимое этих листков начало в буквальном смысле слова затягивать меня. Я перелистнул еще несколько страниц. Да, сомнений не оставалось: у меня в руках было жизнеописание человека, жившего давно, возможно в прошлом веке, может даже несколько веков назад... Приводить его здесь полностью не имеет смысла: автор грешил подробностями, которые для постороннего человека не имеют абсолютно никакой ценности. Вкратце же суть истории была такова. Автор строк, имени его я так и не узнал, - повествование велось от первого лица, - был эрудированным, успешным человеком. Его жизнь устраивалась сама, без особых усилий с его стороны. Чего бы еще желать? Но меланхолия, необъяснимая тоска стали посещать его вначале изредка, а потом все чаще. В поисках разрешения тяготящих душу сомнений он обратился к оккультным наукам. Пользуясь преимуществами, которыми несомненно обладает всякий образованный, богатый человек, коими являются связи и средства, он, не жалея сил и времени, доставал редкие манускрипты, ездил на встречу с признанными в то время мастерами, просиживал неделями в библиотеках, изучал иностранные языки, латынь, чтобы откровения великих прошлого оказались доступны его пониманию. Прошло немало лет. Замечу, что время это было потрачено не зря: автор достиг определенных успехов. Теперь уже его мнения спрашивали адепты. Хотя немало тайн еще оставались сокрытыми от него...
   Однажды, как обычно зайдя в книжную лавку на предмет новинок и ничего особенного не встретив, автор на выходе, в дверях, столкнулся с нищим - грязным сгорбленным стариком. Поспешно принеся извинения, он хотел продолжить свой путь, но высохшие, тонкие и на удивление сильные пальцы старика кольцом сомкнулись на его руке повыше локтя. Автор с брезгливостью удивленно посмотрел на нищего. Спросил: "Что вам нужно?" Старик псмотрел на него, выпучив глаза, после чего задрожал, сотрясаемый шелестящим смехом.. "Не-ет", - проскрипел он, - "это вам нужно то, что есть у меня..." "Кг-м, что же это?", - спросил, раздражаясь автор, думая, что тот сейчас старик предложит купить какую-нибудь безделушку, найденную или украденную. Нищий, продолжая смеяться, вынул из-за пазухи свиток, аккуратно обернутый грязной тряпкой. Он ослабил шнурки, стягивающие свиток, и развернул его. Показался потемневший от времени пергамент. Старик выдержал паузу, достойную подмосток знаменитых театров и изрек: "Тут - все", - он таинственно подмигнул, протягивая свиток. Автор, остолбеневший, взял его. Осторожно развернул, просмотрел. Перед ним был манускрипт по оккультизму, довольно древний. Ценность его была очевидно очень высока. "Сколько?", - спросил он у старика, отвязывая от пояса мешочек с деньгами. Но тот рукой сделал предостерегающий жест, как бы отказываясь от предложенной платы, хитро усмехнулся : "Постигая что-нибудь, ты меняешься в соответствии тем, что узнал. Знания, скрытые здесь, сами возьмут причитающуюся за них плату. " "Но...", -начал было автор. Но ни кого уже не было рядом. Старик, казалось испарился. Автор стоял у дверей книжной лавки со свитком в руках. Люди, проходящие мимо уже начали с удивлением посматривать на него... Что ж... Автору ничего не оставалось делать, как спрятать за пазуху свиток и поспешить домой. Дома он положил свиток на стол, решив под вечер вернуться и внимательно просмотреть манускрипт, после чего занялся повседневными делами.
   Наступил вечер, зажглись свечи. Дневные заботы постепенно уступали место вечерней задумчивости. Автор зашел в свой кабинет. Стены, заставленные книжными стеллажами, широкий стол, обтянутый плотным темно-зеленым бархатом, серебрянные подсвечники. На столе слабо мерцает хрустальный шар. Рядом темнеет свиток сморщенного пергамента. Автор сел в удобное мягкое кресло, накинул на ноги плед - не смотря на то, что было только начало осени, дни стояли довольно прохладные. Взял в руки свиток, повертел. Что-то мешало. Он встал, поплотнее задернул тяжелые шторы. Снова сел, развернул свиток. Начал читать...
   Какие тайные знания хранил манускрипт? Я запомнил почти точь в точь слова автора: "... Время не пощадило рукопись... Больше половины страниц было безнадежно испорчено. Но я уже не мог обращать на это внимание: стройная, прекрасная, полная, пугающая своим величием картина, рисовалась перед моим внутренним взором. Ответы, ответы, ответы... Они сыпались на меня. С каждым перевернутым листом великая тайна обнажала свое лицо, то прекрасное неземной красотой, то безобразное как вся грязь мира... Углубившись в чтение я забыл обо всем... "
   Прочтя последнюю страницу и отложив рукопись, автор обнаружил, что прошло довольно много времени. Была глубокая ночь. Все свечи, кроме одной, истекли воском, погасли. В дверях библиотеки вырисовывался темный силуэт. Как давно он здесь? Автор взрогнул. Знакомый старик, оборванный, грязный, но уже не сутулый и сгорбленный, а с горделивой осанкой, будто высеченный в горе, выступал из темноты дверного проема. Лицо его, изборожденное морщинами, было спокойным и умиротворенным. В глазах плясало пламя догорающей свечи. Заметив, что автор смотрит на него, старик кивнул едва заметно, вздохнул - или так только показалось в неверной игре света и тени, и исчез...
   О том, что было дальше автор пишет сухо и коротко. Витьеватая манера уже не находит для себя места на последних страницах его необычной истории. Я так и не взял в толк, что случилось. Понял лишь: произошло нечто странное. Какие-то перемены...
   "... Я вынужден уйти. Не ищу оправданий: несчастье мое говорит само за себя. Никого не виню: я сам выбрал этот путь. Знания никогда не достаются бесплатно: берут свою цену, которая порой гораздо выше, чем мы в силах заплатить. Но у меня остается слабый огонек надежды: знания вечны. Все остальное имеет предел. Верю, настанет время и счета будут оплачены сполна. Ничего не кончено для того, кто жив..."
   На этом рукопись обрывалась...
   Я сидел, пытаясь собраться с мыслями. Покурил. Встал, походил по комнатке. Случайно задел ногой кучу тряпья у стены. Нога вновь натолкнулась на что-то твердое. Подталкиваемый неясным предчувствием, я носком ботинка раздвинул полусгнившие лохмотья, и обнаружил продолговатый сверток, обернутый зеленым сукном. Поднял его, повертел в руках. Странная догадка посетила меня. Не отдавая себе отчета, подгоняемый любопытством, я развязал тесемки. Пергамент... Поспешив к догорающему костру, я развернул его: несколько страниц текста на старославянском... Убористый шрифт, затейливо сплетенные буквы... Неужели?.. Листки дрожали у меня в руках. Не уйду до тех пор, пока не прочту его, чего бы мне это не стоило... И я ступил на эту шатающуюся доску над пропастью.
   "Изначально есмь ..." Тайна. Прекрасная, пугающая, она стояла ко мне лицом, подныв вуаль. Образы, обнажающие суть вещей и сами пугающиеся ее неумолимой правды,красивой и жуткой одновременно, пробирали меня насквозь. Ответы... Как подобрать слова?
   "... Время не пощадило рукопись... Больше половины страниц было безнадежно испорчено. Но я уже мог обращать на это внимание: стройная, прекрасная, полная, пугающая своим величием картина, рисовалась перед моим внутренним взором. Ответы, ответы, ответы... Они сыпались на меня. С каждым перевернутым листом великая тайна обнажала свое лицо, то прекрасное неземной красотой, то безобразное как вся грязь мира... Углубившись в чтение я забыл обо всем..."
   Наконец я отложил последнюю страницу. Вспомнилось почему-то: "Ничто не кончено для того, кто жив." Костер почти догорел. Мысли мои были в беспорядке. Голова шла кругом. Из невероятных глубин скрытого и незримого я возвращался в реальность, кажущуюся теперь слишком простой, понятной и отчего-то до боли близкой... Странное ощущение, будто за мной кто-то наблюдает заставило меня поднять голову и взглянуть туда, где ночной темнотой зиял проход. Не знаю, сколько времени от стоял вот так. Темный силует на фоне бледной стены. За спиной - кусочек темного ночного неба, прояснившегося, усыпанного мелкой россыпью звезд. Худой, высокий, в нелепой одежде, размера на три меньше, чем нужно. Но в этот раз он не сутулился. В позе его было какое-то величие. Он затуманенным взором смотрел на комнатушку,на меня, согнувшегося в три погибели над манускриптом. В глазах его сверкали отблески пламени гаснущего костра. Встретившись со мной взглядом он какое-то время пристально смотрел на меня. Легкий кивок головы. Вздох... Или мне показалось? Потом он исчез. Бесшумно, будто испарился. А я подумал, что пора идти домой. Время позднее.
  
   Выходя, мне пришлось довольно сильно согнуться, чуть ли не пополам... Я прислонился спиной к прохладной поверхности забора и постоял пару минут с закрытыми глазами. Потом открыл их. Что-то было не так. Я огляделся: никого. Случайно мой взгляд упал на ноги: большие школьные ботинки, грязные брюки, из-под которых сантиметров на 10 выглядывают тонкие голые ноги. Нет! Я поднес руки к глазам: большие, лопатистые. Грубая обветренная темная кожа. "Только не это, нет!" Страшная догадка пронзила мой мозг, холодом расползлась по всему телу. Хотелось кричать - что-то сковало горло. В ужасе я побежал не разбирая дороги...
   Как ненормальный, я бессильно метался по району. Выл на Луну. Мне казалось, что надо куда-то бежать, что-то предпринимать... Наивно... Сделанного не воротишь. Никто не в силах повернуть вспять ушедшее время. Окончательно вымотавшись, запыхавшийся, я присел на какую-то скамейку. Обхватил голову руками. Посидел какое-то время. Отдышался. Осознание свершившегося холодной змеей обвило мое тело, сковывало мозг. Прошло довольно много времени. Постепенно мысли мои перестали метаться. Я начал успокаиваться и в какой-то момент с ледяной ясностью, так, будто это касалось какого-то другого человека, понял, в какую ситуацию попал. Вот тогда странное спокойствие и умиротворенность охватили меня. Я сдался. Смирился. Посидел еще немного на скамейке...
   Мне ничего не оставалось, кроме как вернуться в комнатку за гастрономом, - у дальней стены я ощупью нашел ворох тряпья и старых газет, кое как разложил их и, дрожа, улегся спать, с головой укрывшись дырявым драповым пальто...
  
   Теперь я пью. Не хмелею. Но пьянею с удовольствием. Я вообще живу с удовольствием. И не имеет значения, улыбнется ли судьба, оскалится или скривит рот, потому что я знаю кое-что и эти знания оплачены сполна. Каждый должен занимать свое место. Всякое место должно быть занято. И все мы стремимся, вольно или невольно, осознанно или по наитию, чтобы это всегда выполнялось. Всегда, хотим мы этого или нет. Слышите?
   07-10.2001
Оценка: 6.59*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"