Цуркан Валерий: другие произведения.

1. Кузнец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Кузнец поднял молот и звонко ударил по заготовке, которую держал подмастерье.
  - Здорово у вас получается, дядь Мих! Эвон как плющите с одного удара!
  Миха, здоровенный мужик, грудная клетка которого по объему была никак не меньше кузнечных мехов, снова размахнулся молотом. Удар - искры посыпались в разные стороны, и заготовка приняла вид, чуть более похожий на казацкую шашку.
  Иллюстрация к рассказу
  - Тут, Витька, главное не сила, хотя куда кузнецу без нее? Надо знать какой сплав для чего лучше всего подходит. Из чего хорошая шашка выйдет, из того доброго меча может и не получится. А еще надо силу свою знать. Где-то посильней приложить, где-то нежно, будто женщину гладишь.
  Кузнечное дело - ремесло древнее и уже вроде не совсем нужное, но к Михаилу Стожарову люди ходили всегда. Кому-то подковки, кому-то крючки рыбальные, но славился он главным образом как производитель элитного холодного оружия. Шашки, сабли, турецкие ятаганы, палаши и даже многие виды древнего оружия ковал этот чудо-кузнец. Без заказов не оставался.
  Так и на этот раз, начальник порта передал ему рисунок, вырванный из книги, где был изображен французский мушкетер со шпагой, в огромной шляпе с торчащим из неё длиннющим пером. Миха как раз закончил работать над шашкой для командира казачьей сотни.
  - Господин желает такое же оружие, как у этого мусью. Они на днях книжку прочитали, им очень понравилось и хотят научиться фигтованию. Сможешь сделать?
  - Отчего не сделать? Я так думаю надо пару сделать?
  - Зачем пару? - не понял посыльный. - Господин ничего о количестве не говорил.
  - Для фехтования всегда пара нужна, если он не перед зеркалом будет, - пояснил Михаил. - А тем более для учебы напарник обязателен.
  Посыльный ушел, оставив рисунок и задаток за работу в объеме пяти рублей.
  Миха стал поучать Витьку, какова должна быть хорошая шпага. Не один день уйдет на ее изготовление. Надо несколько раз калить клинок по специальному рецепту, тайну которого знает только Михаил Стожаров. После этого шпагу можно будет завязать на узел, через неделю развязать - и она распрямится, не показав никаких признаков деформации.
   Раздув как следует огонь, Михаил дождался когда сплав станет жидким и велел Витьке слить его в желоб. Красная, пышущая жаром, тягучая жидкость потекла в форму. Когда металл стал застывать, Миха коротко кивнул и Витька, подхватив сформовавшуюся массу длинными щипцами, и поставил перед кузнецом.
  - Начали! - сказал Миха и легонько ударил маленьким молотком по еще мягкой, податливой стали.
  Та глухо отозвалась, без звона, она еще была вязкой. Он пристукнул еще раз и вдруг услышал очень громкий звук, слишком громкий для такого слабого удара. Стены кузницы пошатнулись и Миха даже подумал, что он не рассчитал силы, ударив чересчур мощно. Закачалась южная стена и вдруг рухнула, обсыпав пол битым кирпичом. Поднялась пыль, и сквозь пелену Миха увидел, как раскололся прочный кузнечный горн, из которого выплеснулись остатки расплавленного металла и едва не обожгли его и стоявшего рядом Витьку. Схватив помощника под локоть, кузнец отпрыгнул в сторону и отбросил молоток.
  - Что? Что это? - Витька испуганно смотрел на дымящуюся красную лужу застывающего металла.
  Из разрушенного горна продолжала вытекала струйка металла, поджигая рассыпаную ветошь.
  Миха сгреб растерявшегося Витьку в охапку и выбежал на улицу и только там понял, что произошло.
  Едва только они оказались под открытым небом, кузница задрожала и сложилась будто карточный домик. Булыжная мостовая под ногами взбугрилась и дышала словно живая, то поднимаясь, то опускаясь, отчаянно при этом охая.
  Землетрясение - частый гость в этих краях, но такого сильного Миха никогда не видел. Земля стонала и гудела, воздух был наполнен громкими звуками - скрежет падающих балок, буханье лопающихся стекол, крики перепуганных людей. Лошадь с запряженной в нее бричкой, дико выпучив глаза, со слетающей с губ пеной, пронеслась мимо кузнеца и умчалась в порт. Витька хотел было броситься за ней, но Михаил удержал его.
  - Сдурел что ли?
  - Ее же остановить надо было! Она же в море свалится!
  - Неча лошадь жалеть, когда люди гибнут.
  И тут они оба увидели как стена соседнего дома взорвалась осколками кирпича. Миха готов был поклясться, что это больше похоже на прямое попадание артиллерийского снаряда, коих он немало перевидал в русско-турецкую. Но сразу сообразил, что снаряд, выпущенный из корабельного орудия причинил бы куда больше разрушений, чем то, что они только что увидели. Разве что ядро на такое способно.
  Он бросил взгляд в море и вдруг увидел на рейде множество парусов. Такое количество парусных кораблей в одном порту он не встречал никогда. Это было похоже... Да, это было похоже на осаду Южной Пристани турками, только тогда порт обстреливали не парусники, а тяжелые броненосцы.
  Над одним из кораблей взвилось облачко белого порохового дыма. Несколько секунд спустя еще одно. Затем еще. Парусная эскадра обстреливала Южную Пристань. Но и это было далеко не все - землетрясение еще не закончилось, земля продолжала дрожать. А Миха прекрасно знал, как дрожит земля при землетрясении и как - во время артиллерийского обстрела. Сейчас было понятно, что на город навалились сразу обе напасти. Вот только неясно откуда бы взяться парусникам? Нет, сейчас, конечно их еще много, но любому понятно, что на такую эскадру и со всего мира не наскребешь.
  Рядом шарахнуло, крыша дома проломилась и из распахнутой двери на вспученную мостовую выкатилось тяжелое ядро. Миха посмотрел на вражескую эскадру и даже не попытался угадать каким кораблем оно было выпущено.
  Зачем-то подобрав оказавшуюся под ногами шашку, предназначенную для командира казачьей сотни, он схватил Витьку за руку и бросился вниз по улице. Туда, где недалеко от порта находилась батарея береговой охраны, которая, судя по редким и нестройным звукам, открыла ответный огонь.
  Люди реагировали на происходящее по разному. Кто-то истерически орал в продолжительном ступоре, кто-то бежал в горы, в которых надеялся укрыться от вражеских ядер, и лишь офицеры да солдаты короткими перебежками продвигались к порту. Михаил узнал среди них казаков, командиру которых он только что отковал шашку. Были среди них и матросы береговой охраны, свободные от смены. Они что-то кричали, но их голоса просто вливались в общий фон этой дьявольской какофонии.
  Вокруг рушились дома, сыпались с неба чугунные ядра, весь мир скрежетал зубами и этот скрежет, эти хлопки и крики врывались в сознание, и без того перевернутое произошедшим. Миха продолжал волочить за собой Витьку, в одной руке держа шашку и, боясь кого-нибудь задеть, размахивал ею над головой, как верховой казак в кавалерийской атаке. Он тоже кричал, но не слышал своего голоса, обычно такого громкого, что мог перекричать даже вестовую пушку, выпаливающую каждый полдень заряд пороха в сторону моря.
  Когда они добежали до порта, трясти перестало, но пушечная канонада продолжалась. Орудия береговой охраны, рассчитанные на бой с броненосцами, справлялись с парусными кораблями как с игрушками. Но ядра, несмотря на малую эффективность, все-таки принесли городу весьма ощутимый урон. Наибольший вред нанесло землетрясение - город был похож на картину, которую Миха видел в прихожей начальника порта, когда принес ему выкованный стилет. На той картине был изображен конец света - разрушенные дома, бегущие люди.
  Витька наконец пришел в себя и, приблизив губы к уху кузнеца, что было сил заорал.
  - Дядь Мих, что это такое?
  - Землетрясение, Вить, - так же прокричал Михаил, благо природа успокоилась и теперь можно было докричаться друг до друга сквозь шум морского сражения. - Правда, очень уж сильное.
  - Это я и сам понял. А парусники откуда?
  - Понятия не имею. Может мираж?
  На некоторое время установилось затишье и только сорванный голос Витьки прозвучал в неспокойном воздухе.
  - А ядра тоже мираж? - спросил он и тут же рядом шлепнулось тяжеленное ядро и наполовину впаялось в мостовую.
  - Твоя правда, Витя. Не знаю, откуда им взяться. Разве что турки снова на нас войной пошли.
  - У них тоже давно на паровые машины перешли, а некоторые корабли, говорят, новые двигатели используют, нефтяные.
  - моторы Дизеля, - уточнил Миха. - Нет сейчас таких кораблей у турков. К Тому же, знамена у них не турецкие. Французы это. Так ведь мы с ними уже два века морей не делили. И опять же, почему парусники? Ни черта не пойму! Пойдем, у солдат узнаем.
  Они подошли к группе солдат, столпившихся у развороченного пирса. Канонада утихла, обе стороны были будто удивлены внезапно возникшей перепалкой.
  Один из казаков показал рукой в море.
  - Глядите! - воскликнул он. - Что это там?
  В море, действительно, происходило что-то странное. Небо над неприятельской эскадрой озарилось мерцающим сполохом, переливающимся разными цветами. Паруса задрожали будто фантомы и стали медленно растворяться в воздухе. Набежавшие тучи заплакали дождем и корабли затерялись в его пелене. Михаил подобрал оброненный кем-то из офицеров бинокль с выдавленной правой линзой и поднес его к глазам. Свечение в небе резануло по зрачку и едва не ослепило - он сразу перевел бинокль на линию горизонта. Эскадра исчезла. На неспокойных волнах близ порта покачивались обломки мачт с остатками такелажа на уцелевших реях, обрывки парусов, бочки, доски. Среди плавучего хлама Михаил заметил чудом уцелевшую лодку с человеком, который отчаянными взмахами весел греб к берегу, словно пытался избежать соприкосновения с тем странным переливчатым свечением, которое теперь начинало опускаться к барашкам волн. Куда подевалась эскадра, никто и догадаться не пытался. Может быть, она была миражом, но разве миражи стреляют по портам чугунными ядрами? И это свечение, какова его природа? Михаил видел подобное явление, но в этих широтах его никогда не замечали, и при этом оно возникало лишь высоко в небе, оно рождалось выше туч и не опускалось так низко.
  Между тем с берега послали уцелевший паровой катер, чтобы схватить гребца и подробно расспросить его о том, что это за эскадра, откуда она взялась и куда делась. Михаил, воспользовавшись суматохой, пробился к командиру казачьей сотни, ведя мальчишку за собой на буксире.
  - Ваша шашка, господин есаул! - громко сказал он.
  - Что? - человек в порваном на спине мундире обернулся и непонимающе посмотрел на кузнеца.
  - Шашка ваша, готова, говорю!
  - А, кузнец? Вишь чего творится? - казачий капитан взял в руки шашку, повертел ее перед собой.
  - Ножны тоже были, - сказал Михаил. - Погребены под рухнувшими стенами кузницы. Жаль, хорошие ножны были. Хорошо хоть шашку спас.
  - Брось! - отмахнулся есаул. - Ты, как бывший военный человек, прекрасно понимаешь, что не до шашки сейчас.
  - Господин есаул, у меня к вам просьба. Примите меня в свою сотню. Кузницы моей уже нет, а город, я чувствую, надо будет оберегать от врагов.
  - От каких врагов, кузнец? От того матроса в лодочке? От своих же оберегаться будем, от тех, кто любит суматохой пользоваться, от мародеров.
  - Мальчонку надо оставить матросам для присмотра.
  - Присоединяйся к нам. На вот, тебе оружие, - есаул протянул ему шашку. - Но потом отдашь. Как порядок в городе наведем, новую кузницу справим, так и вернешь. В ножнах. Ну, мальчишку к матросам отведи и вертай назад. Если не все кони пропали, так и тебе какую клячонку подыщем.
  Кузнец вытащил из кармана картуз, расправил его, надел на голову, по-солдатски браво козырнул и побежал в порт. Когда Михаил с Витькой добрались до батареи береговой охраны, паровой катер уже вернулся с подобранным матросом. Кузнец, вместо того, чтобы вести мальчика в матросские казармы, подошел поближе к пирсу и увидел маленького человечка в странной одежде. Это был не матрос, но и на офицера он не был похож. Скорее всего, судовой врач, или кто-нибудь из исследователей, которых часто принимали на борт военные корабли, когда шли в далекие страны. Одет он был в устаревший камзол, каких сейчас не носят и старинную смешную шляпу с намокшим, и оттого отяжелевшим пером, повисшим, как ус погрустневшего гусара. При виде этой шляпы сразу вспомнился рисунок, по которому он должен был сделать шагу для начальника порта.
  Михаилу захотелось узнать, кто это такой и он пробился сквозь толпу солдат и матросов к катеру. Когда маленького человечка в странной одежде повели на допрос, оказалось, что допрашивать его негде - штаба уже не существовало, равно как и многих других построек. Решили отвести его в казарму, что кузнецу было только на руку - и об этом странном человеке узнает, и мальчишку пристроит. Михаил вошел в казарму, вталкивая перед собой Витьку. Большинство матросов и офицеров его прекрасно знали, он не раз справлял им и подковки и ножи да кортики и поэтому его никто не остановил.
  Человека с неизвестной эскадры, атаковавшей Южную Пристань, начали допрашивать на русском языке, но он не понял ни слова. Офицер перешел на французский и маленький человечек сразу ответил. Михаил неплохо знал этот язык, в молодости ему довелось побывать во Франции, когда он служил матросом на русском пароходе "Витязь".
  - Как вас зовут? - спросил офицер.
  - Никола. Никола Миньон.
  - Ваше подданство?
  - Парижское Королевство.
  - Франция?
  - Да, мсье. Но, боюсь, не та Франция, о которой вы говорите.
  - Как прикажете понимать ваши слова, господин Миньон?
  - Я и сам не знаю. Другая Франция, другой мир. Как-то так.
  - Изъясняйтесь понятно. Что значит другой мир?
  - То и значит. Я живу не в той Франции, о которой вы думаете. Наш флот шел войной не на ту Россию, в которой живете вы. Понимаю, что это звучит более, чем глупо, но это так.
  - Вы не ответили на мой вопрос.
  - Я ответил как мог и другого ответа бы не услышите.
  - Хорошо. Продолжим беседу. Ваш флот, состоящий из парусных военных кораблей, совершил атаку на Южную Пристань. Скажите, почему не использовали современные корабли?
  - Южная Пристань? Наши корабли начали обстрел Семигорска, а в итоге вышло, что это Южная Пристань. Забавно. А насчет современного оружия, могу сказать только то, что наше оружие самое совершенное - для нас. В вашем мире оно считается устаревшим. Понимаете, наш флот будто попал в будущее. И не просто в будущее, а в несколько другой мир. Такой, каким наш мир скорее всего, никогда не станет.
  - Не совсем понятно, ну да ладно. Какую должность вы занимали в вашем флоте?
  - Никакую. На корабле я был как частное лицо, а вообще я - географ.
  - И пока последний вопрос. Где вы живете?
  - Где я жил, вы хотели сказать? В Марселе. Но уверен, что в этом мире я - бездомный скиталец. Никола Миньон - бездомный скиталец.
  - Стало быть, Никола Миньон - Ни Кола Ни Двора, - с усмешкой сказал Михаил.
  Француз его услышал, но разобрал только свое имя.
  - Стожаров, ты откуда здесь взялся? - спросил его офицер.
  - Мальчишку я к вам привел. Оставьте его пока у себя, а я казачкам помогу порядок навести.
  Офицер распорядился принять Витьку и приказал кузнецу покинуть казарму. Михаил задержавшись у выхода, успел подслушать разговор со странным французом.
  - А куда, собственно, скрылся ваш флот, господин Миньон?
  - Этого я знать не могу. Мы приближались к осаждаемому нами Семигорску...
  - Нет такого порта на этом побережье, любезный, - перебил француза офицер.
  - Этот порт должен быть в Российском Триединстве.
  - Где?
  - Российское Триединство, государство, с которым конфронтирует Парижское королевство.
  - Ладно, вы Францию Парижским королевством называете. Но причем тут триединство?
  - Бог, Царь и Народ. Это не я придумал, ваше же правительство и объявило о переименовании государства. Но уточню уже в который раз два государства, ваша Россия и та, у которой идет война с моей родиной - находятся в разных мирах.
  - Как понять ваши слова?
  - Сейчас поясню. Когда мы подошли к порту Семигорска на пушечный выстрел, все было на своих местах. Мы открыли огонь по фортификационным укреплениям и в этот момент произошло нечто, что объяснить я не в силах. Море вдруг всколыхнулось, волной окатило корвет, на палубе которого я стоял и вдруг я увидел, что город уже разрушен. Понимаете, было произведено всего по несколько залпов с каждого корабля, а город уже пребывал в таком состоянии, будто мы долбили по нему целую неделю. Но я сразу понял, что тут что-то не так. Ведь я географ, первым делом я обращаю внимание именно на подобные вещи. Это был не тот порт, к которому мы подходили. Несмотря на то, что город был почти разрушен, я увидел, что башни укреплений расположены не так, как были. Остатки церкви находились в другом месте, где минуту назад она стояла, да и общие очертания береговой линии сильно изменились. В общем, я сделал вывод, что наш флот в результате какого-то явления перенесся в иной мир. Идея сумасшедшая, согласен, но другой придумать не могу. Возможно, виной тому это таинственное свечение, которое вы прекрасно видели. Но, скорее всего этот мерцающий свет - всего лишь побочный эффект землетрясения, которое у вас произошло. Верите мне, господа, или нет, но я сказал всю правду, так, как я ее вижу. В моем рассказе, кстати, и ответ на вопрос - куда исчез флот. Вероятно, его выбросило назад, в нашу реальность.
  Дальше слушать Михаилу не дали и вытолкали на улицу. Там он столкнулся с посыльным начальника порта, мундир на нем был измят и грязен.
  - Сделал? - вдруг спросил посыльный.
  - Что сделал? - опешил Михаил.
  - Шпагу. Шашка, вижу, уже готова.
  - Какая к бесу шпага? От кузницы только крыша и осталась. А где Семен Иваныч?
  - Я и сам его ищу.
  - Увидишь, передай, пусть в казармы матросские зайдет. Странные вещи творятся в нашем городе.
  Кузнец, переложил шашку в левую руку, пожал мягкую ладонь посыльного и ушел искать казаков.
  С высоты разрушенного города море казалось пшеничным полем, колосящимся на ветру. Михаил понимал, что произошло нечто, неподдающееся пониманию, что это выше его представления о мире. Он смутно понимал - в связи с землетрясением что-то произошло со временем, времена будто перетасовались. К тому же его мир соприкоснулся с другим миром, более справедливым - ему понравилось название его родины в другой вселенной, российское триединство. И понимал он так же то, что теперь все изменилось - мир съехал с накатанной колеи, город никогда не станет прежней Южной пристанью. Отныне здесь будут происходить странные, непонятные вещи, с которыми людям еще предстоит столкнуться.
  Михаил взглянул в небо, тучи рассеялись. Вдруг он увидел серебристую птицу, которая, широко расправив крылья, летела не размахивая ими и сверкая огнями. Мгновение - и она исчезла. Мираж это был, существо из другого мира или машина далекого будущего - он не знал.
  Оставалось только жить в этом новом мире, надеясь, что когда-нибудь все вернется на круги своя. Или привыкать к новому миру подобно колонизаторам. Потому что этот мир перестал быть прежним.
  Увидев впереди казаков, разбирающих завалы городской канцелярии, он поспешил к ним на помощь.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"