Акерон: другие произведения.

Пророчество. Часть I. Главы 1-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:

  ... и настанет день, когда наступит закат Мира.
  И будет день, когда в сиянии восходящего солнца восстанет Новый Мир, воскресший и обновленный...
  
  
  Пророчество Этрика Безумного.
  Позднейшие пересказ и толкование.
  
  
  Тем, кто стоит на Страже, посвящается.
  
  Часть 1. В путь.
  Глава 1. Великий Магистр.
  - Тебя ждет Великий Магистр Маруф. - Закутанная в черный плащ фигура остановилась в дверном проеме. - Поторопись, Салвор, дело весьма срочное.
  - Что могло потребоваться Великому Магистру от меня? - Салвор встал из-за стола, отложил увесистый древний фолиант. Ткань мантии зашелестела по каменному полу комнаты.
  - Придешь - узнаешь. - Посланец уже исчез из виду.
  Было очень странно, что верховный маг Алмарота пожелал видеть столь молодого и слабого колдуна, каким был Салвор - только недавно он наконец-то смог достичь звания мага, и его колдовские способности были пока ещё очень далеки от совершенства. Тем более странным было требование. Что могло потребоваться архимагу, одному из самых могущественных чародеев империи от него, простого колдуна, вчерашнего ученика, едва ставшего магом? И зачем ему было отправлять посланника, тем более мага, а не колдовского вестника?
  Обуреваемый дурными предчувствиями, Салвор спустился по ступеням башни правого крыла Школы Мудрости. До резиденции главы магов империи было довольно далеко, но никто не собирался идти эти лиги пешком - когда тебя вызывает на ковёр архимаг, открываются иные пути. Салвор вышел во двор Школы, поднял руки и нарисовал в воздухе замысловатый узор призыва наведённого на него портала, на мгновение проступивший сияющей дымкой. Поднялся ветер, черная фигура мага начала мерцать и растворилась в вихрящемся стационарном портале, едва заметном в утреннем тумане...
  
  Главная резиденция верховного мага, магистра Маруфа Соар Альмос Нуфи, располагалась, в Башне Магов на южной окраине Умона - столицы империи Алмарот - самого старого из всех людских городов материка, да, наверное, и всего мира.
  Стольный город занимал почти всю выходящую к морю северной своей частью широкую долину, образованную северными отрогами небольшого горного хребта, известного как Саритские горы. Через всю долину протекала полноводная, но весьма бурная река Мор, разбивающаяся при впадении в море на множество рукавов между скалистыми островами. Именно с этих островов и начал когда-то расти город Умон, раскинувшийся сейчас на многие лиги вширь и вглубь Умонской долины.
  Башня антрацитовым копьем вонзалась в синеву небес в южной, гористой части города. Облицованные обсидианом и черным мрамором стены цитадели магов сверкали на солнце, словно отполированный клинок.
  Не очень далеко от Башни, черневшей на фоне голубого неба, сияли белизной шпили собора Виноса Светозарного - главного храма империи. В противовес Башне обитель жрецов величественно возносила над городом два сверкающих ослепительной белизной высоких шпиля, располагавшихся по бокам центрального входа. В этом соборе находилась резиденция верховного иерофанта Алмарота - Норлина мор Каор`а. Это был почтенный старец, но вряд ли кто-либо осмелился бы поставить под сомнение его власть или тем более бросить вызов. Могущество главного жреца империи было столь велико, что даже мертвые возвращались к жизни от его молитв и заговоров, и это были не простые голодные мертвецы, которых во множестве плодили некоторые особо сильные маги или враждебные империи некроманты Пустыни Смерти, создававшие свои орды для защиты собственных владений и жестоко каравшие любых нарушителей своих границ. Норлин мор Каор восстанавливал полноценную жизнь.
  Конечно, многие высшие жрецы Виноса тоже могли изредка воскрешать мертвых, но им было еще далеко до своего предводителя, владевшего магией Души в совершенстве.
  Сравнительно недалеко от Башни и Собора была расположена еще одна святыня - Виэл'мавид, главное святилище друидов, находившееся в самом сердце рощи древних дубов и платанов в обширном естественном гроте. Роща эта широкой полосой разрослась по всему северному склону невысоких гор, замыкающих долину с запада, востока и юга, окружив все три оплота волшебства в империи живым кольцом. Снаружи святилище друидов напоминало заросшую мхом и плющом скалу.
  С давних времен друиды Алмарота обращались за помощью и покровительством к Ахросу - богу равновесия и природной гармонии, благосклонно опекавшему этих извечных ревнителей равновесия природы, одному из великой троицы богов, управлявших этим миром.
  В Войне магов, произошедшей семьсот лет назад, друидам удалось склонить враждовавших между собой жрецов и магов к взаимному сотрудничеству. После долгих переговоров враги сначала согласились на перемирие, а потом заключили между собой мир. Это случилось в 891 году от воцарения династии Диогратов на троне тогда еще небольшого северного королевства Алмарот, спустя сто пятьдесят лет разрушительных и кровавых столкновений. Тот год стал годом установления нового порядка, ибо отныне чародейская братия - маги, жрецы и друиды стали жить между собой в мире, и их единение не единожды помогло избавить молодую империю от грозных опасностей.
  В Виэл'мавиде находилась резиденция Малио Лон Мас Деми, архонта круга высших друидов империи.
  * * *
  
  Солнце заливало покои великого магистра. На дорогой иссиня-черной обивке стен поблескивали вышитые серебром звезды, черная убывающая луна, нарисованная на потолке, казалось, излучала призрачный голубоватый свет. Магистр Маруф сидел в резном кресле около высокого стрельчатого окна. Салвор появился из портала, возникшего по воле сильнейшего архимага прямо посередине комнаты.
  − Да благословит тебя Темная Луна, Магистр! - Маг поклонился.
  − Будь благословен, маг! - Маруф встал, черно-синий бархат мантии слегка зашуршал по мягкому бордовому ковру. Великий Магистр внешне выглядел довольно молодо, лет на сорок, хотя немногие посвященные знали, что архимагу было уже более двухсот лет. - Я ждал тебя... не удивляйся, - сказал Маруф, заметив озадаченный взгляд Салвора.
  − Великий Магистр, я не знаю, что и подумать... Вряд ли вам могла потребоваться от меня какая-то помощь...
  − Вообще-то, как раз твоя помощь мне и требуется, маг. Однако не стоит так сильно беспокоиться, - Магистр улыбнулся. - Ничего плохого и ужасного тебе не грозит, по крайней мере, на сегодняшний день... Вызвал же я тебя вот по какому поводу... Сегодня ночью я говорил с Богиней. Мне было предложено найти тебя и доставить на праздник Стихий в Пирамиду Трех Лун... Мой мальчик, - добавил он после некоторого молчания, - тебе повезло - мало кому выпадала подобная огромная честь: в столь молодом возрасте попасть на церемонию в Пирамиду Трех Лун. Богиня сказала, что остальное ты узнаешь от Нее.
  − Магистр Маруф, это, конечно, великая честь для меня... Но при чём тут богиня Тьмы? Я думал, боги не очень жалуют магов, и тем более не удостаивают аудиенции начинающих вроде меня. И как вообще я туда попаду? Это место еще более зачаровано, чем все башни магов империи вместе взятые.
  − Об этом не беспокойся, - Великий Магистр улыбнулся. - Думаю, моего могущества более чем достаточно. До наступления праздника осталось три дня, поэтому никуда не отправляйся из Умона. До встречи! Мой портал доставит тебя обратно! - Маруф Соар Альмос Нуфи повернулся к окну и исчез.
  Посреди чертога вспыхнул и засиял бледно-голубым светом овал портала.
  − До встречи, магистр! - Салвор подошел к окну.
  
  Внизу расстилалась залитая солнцем столица. Восточный и западный берега реки Мор отстояли друг от друга почти на половину лиги, их пологие склоны были достаточно густо заселенны.
  Острова и противоположные берега соединялись мостами, которые при необходимости могли быть подняты.
  С восточного берега в море далеко выдавался скалистый мыс, изгибавшийся в сторону материка словно гигантский коготь. Мыс так и назывался - Мыс Когтя. Образуемая мысом просторная бухта была прекрасным убежищем для военных и торговых кораблей. При входе в бухту - на крайней оконечности мыса Когтя и на противоположной стороне, на скалах западного берега, находились две башни, увенчанные огромными голубоватыми кристаллами. Одно из мощнейших оборонительных сооружений Умона - Солнечные башни. Всего их было пять. Три защищали столицу с юга и располагались уже в невысоких горах со стороны ведущего в город Умонского тракта, и две - со стороны моря. Башни были созданы при помощи жрецов Алмарота. Голубые кристаллы в случае опасности испускали незримый огонь, который в мгновение ока испепелял галеру. По слухам, эти кристаллы были благословлены самим Виносом Светозарным. Говорили, что божество наделило их частью своей мощи, обратив силу солнца в чудовищной силы оружие. Так это или нет, жрецы хранили свои тайны ревностно, но мощь башен за те несколько веков, что они стояли на страже покоя сердца империи, не единожды была проверена в деле. И даже ночью Солнечные башни были смертельно опасной и практически непреодолимой преградой для любого врага...
  Ветер вяло шевелил полы черного плаща мага. Внизу расстилался Умон. Высились на островах старинные дворцы, причудливые храмы трёх высших и целого сонма младших богов, капища великих духов многочисленных населяющих империю народов; на берегах располагались кварталы, заселенные ремесленниками, купцами, городскими бедняками; далеко на востоке на склоне Волчьей горы виднелись три небольшие башенки Школы Мудрости - места, где маги, друиды и жрецы со всех краев древней империи могли пройти испытания, приобрести новые навыки и подняться в ранге.
  Салвор молча постоял, глядя на сияющие воды реки Мор, текущей прямо посреди города. Там на самом большом из островов посреди бурного течения высился и сиял белизной обработанного камня дворец-крепость короля Родерика, потомка древней династии Диогратов, правившей вот уже полтора тысячелетия сначала Умонским княжеством, потом северным королевством Алмарот, а потом, после трехсот лет междоусобиц, и зародившейся в горниле междоусобной войны империей.
  
  
  Глава 2. Человек в синем.
  − Это лучшие лошади? - грозно, как ему казалось, спросил молодой воин полного пожилого торговца.
  − Да! Да! Разумеется, милорд! Самые лучшие в Афоре и во всем заливе Забвения. - Продавец прямо подпрыгивал от некоторой, явно наигранной, боязни перед молодым человеком в покрытой пластинами кольчуге и от вполне понятного желания сорвать солидный куш в этого напыщенного простака за свой хороший, но все-таки не самый лучший товар.
  − Тогда я возьму этого красавца, - воитель нежно похлопал статного гнедого жеребца. - Сколько хочешь за него?
  − Две тысячи серебряных цехинов, господин! - стоило только услышать о деньгах, торговец буквально преобразился...
  − Сколько?! - Покупатель нахмурился. - За такие деньги можно купить дюжину лошадей.
  − Только для вас, сударь, я уступлю этого прекрасного коня, пойманного в диких степях Маргирда, за ... тысячу. - Тихо, словно заговорщик, прогнусавил торговец. - Берите! Не прогадаете!
  − За пятьсот, не более!
  − Что вы, милорд! Помилосердствуйте! Не гневите Богов!.. Восемьсот!..
  − Пятьсот пятьдесят, иначе я ухожу. - Молодой человек развернулся, оглядывая окрестности. - Здесь недалеко я видел другого торговца, думаю, он будет более покладист, чем ты, кровопийца.
  − Сударь, давайте не будем оскорблять друг друга, - возмутился торговец. - Семьсот, согласны?
  − Шестьсот, иначе точно уйду к другому купцу.
  − Ладно, ладно! Уговорили, - толстяк скорчил гримасу, стараясь показать, что ему причинили прямо-таки непоправимый ущерб, от которого он и его семья весь год будут питаться только черствыми корками и водой, - так уж и быть продам я вам его за шестьсот.
  − Прекрасно! - Молодой человек взял коня за уздечку.
  − Итак, с вас шестьсот двадцать...
  − Шестьсот, не забыли?
  − Ах, да! Действительно, шестьсот! - Купец ловко поймал брошенный ему туго набитый кошель и довольно позвенел им. - Что ж, он ваш!
  − Благодарю! - Воитель ласково погладил приобретённую лошадь. - Кстати, где у вас здесь можно купить хорошее оружие и переночевать?
  − Оружие продает кузнец Палтар, он живет на северной окраине, у него иногда даже встречаются клинки гномьей работы - только боги ведают, где он их берёт. Переночевать же вы можете в таверне "Глаз Пирата", что на побережье, недалеко от пристани. Всего хорошего, сударь.
  Рыцарь удалился, ведя за собой новоприобретенного коня. Торговец довольно похлопал по туго набитому кошельку и самодовольно ухмыльнулся - молодой незнакомец заплатил за коня в три раза больше, чем можно было бы ожидать...
  "Да, эти вояки совершенно не разбираются в жизни... Всё бы им железяки да драки только. Зато прибыток на них делать - одно удовольствие... А малец-то, похоже, из благородных будет... поди оруженосец, а то и рыцарь - вон как нос задирал".
  
  Тьма наползала с востока. Первые звезды появились на небосклоне. Волны залива неспешно набегали на песчаную полосу пляжа.
  В таверне, на вывеске которой красовался ярко намалеванный глаз, было много посетителей. В основном это были местные жители, зашедшие посидеть с друзьями за кружкой хорошего вина из мармы и жаркого из мкарцук - близкого родича диких уток, только нелетающего и довольно крупного.
  На улице уже совсем стемнело. Дрова в огромном камине общей залы таверны весело потрескивали, языки пламени взвивались и опадали.
  Постепенно посетители разошлись, кто домой, кто в предоставленные одноглазым хозяином таверны комнаты. Молодой воин все еще сидел за столиком и задумчиво смотрел на огонь. На столе стояла недопитая кружка эля и недоеденный ужин.
  Языки пламени отражались в его карих глазах. На вид ему нельзя было дать больше двадцати пяти. Темно-каштановые волосы были неровно и коротко острижены. Правую щеку молодого человека пересекал небольшой шрам, а его ладони были мозолистыми - доказательство того, что этот парень знал с какого конца браться за меч.
  Воитель напряженно размышлял. Что за непонятные обстоятельства вынудили графа Воломи дать ему это донельзя странное задание? Ему, рыцарю, входящему в личную гвардию правителя провинции Тарсор, отправиться в Умон без своего личного привычного как рука оружия, коня и даже фамильных доспехов, пересечь под видом крестьянина половину империи, чтобы только здесь, в Афоре, в нескольких неделях пути до столицы Империи, наконец, стать самим собой. Странно это все и не слишком хорошо пахнет...
  
  Около полуночи в таверне появился еще один посетитель. Невозможно было определить кто это - незнакомец был полностью закутан в синий шерстяной дорожный плащ, а надвинутый капюшон надежно скрывал его лицо. Посетитель сел за столик и что-то тихо сказал подошедшему хозяину таверны, тот кивнул в ответ. Через несколько минут хозяин таверны принес ключи от комнаты. Незнакомец устало кивнул. Рыцарь молча смотрел на посетителя. Казалось, что тот едва держится на ногах от изнеможения.
  Внезапно за дверью таверны послышался шум. Незнакомец в плаще резко вскочил, сделал несколько шагов и в явном изнеможении рухнул на пол.
  В этот момент в зал буквально ворвались люди в серых плащах с накинутыми на голову капюшонами. Они были вооружены длинными тонкими, видимо эльфийской работы, кинжалами. Не обращая внимания ни на кого более, они быстро прошествовали к тщетно пытавшейся бежать фигуре в синем.
  Рыцарь поднялся со своего места и, преисполнившись решимости и праведного гнева, подстёгиваемого ещё и недовольством от порученного ему задания, бросился на помощь безоружному таинственному незнакомцу. Задание или нет, но он не мог терпеть подобное бесчестье, и не хотел. Один взмах нового подобранного по руке меча отправил в небытие сразу двоих - семь лет обучения у мастера Дейвен дали хорошие результаты. Оставшиеся в живых переключили внимание на рыцаря. Стычка была яростной, но заняла несколько мгновений.
  В конце концов, остался лишь один враг... и тут... последний разбойник поднял руки перед собой и быстро проговорил нараспев: "Ernar ituk aksedar...".
  Земля стала уходить из-под ног рыцаря, неведомая тяжесть навалилась на его плечи, пригвождая к земле, невыносимая боль стала разрывать тело на части, в глазах померкло и поплыли цветные круги.
  "Проклятье! Колдовство!" - промелькнула мысль в угасающем разуме.
  Последнее, что расслышал рыцарь прежде, чем кануть в пустоту, был женский голос выкрикивающий какие-то замысловатые слова: "Konfa valedis sapravie donarh Vinosar...".
  * * *
  − Милорд!.. Милорд! - чей-то ласковый голос заставил вернуться из небытия. Рыцарь открыл глаза. Голова гудела словно набат, страшно хотелось пить. Во рту было сухо как в пустыне, но он почувствовал вкус крови на языке. Рыцарь попытался сделать глубокий вдох, но волна острой тошнотворной боли пронзила грудь. Он слабо застонал. Глаза почему-то перестали четко воспринимать мир - вокруг были видны только размытые цветные пятна, отдаленно напоминавшие предметы.
  − Где я? - с трудом прошелестел он.
  − Вам нужно лежать, - мягкий приятный голос лился откуда-то справа. Рыцарь медленно повернул голову в сторону источника, но сумел разглядеть только синее пятно, отдаленно напоминавшее человека. Если судить по тембру и высоте голоса, то это была женщина. - Милорд, вам уже лучше, но пока еще вы слишком слабы. Вам нужен полный покой. Заклятье коллапса, которое обрушил на вас враг, очень мощное и крайне тяжело переносится людьми, если они вообще выживают.
  − Кто вы?
  − Молчите! Вам нельзя напрягаться, - пятно отодвинулось и переместилось к другому серо-коричневому пятну, бывшему вероятно столом. - Я дам вам лекарство, которое поможет вам подняться на ноги, - с этими словами синее пятно вновь приблизилось. Рыцарь ощутил легкий аромат сирени. Что-то твердое коснулось его губ, затем теплая горькая жидкость заполнила пересохший рот. Глоток, еще один. Лекарство действительно возвращало силы, но при этом очень сильно захотелось спать.
  − Не уходите, - зевнул рыцарь. - Пожалуйста не ...
  
  Проснулся он на закате. Боль в груди прошла, зрение вновь вернулось. Только легкий шум в голове да разбитая губа напоминали о неудачной схватке с чародеем в сером плаще. Теперь он мог разглядеть помещение, где находился. Это была небольшая комната с одним застекленным окном, за которым солнце медленно погружалось в воды залива. Из мебели в комнате находились рассохшийся стол, скамья, кровать и два потертых кресла. В одном из них сидела девушка в синем льняном платье. Синий же плащ висел в углу на крюке. Девушка была красива - ее длинные цвета старого золота волосы крупными локонами ниспадали на хрупкие плечи, лицо ее, не смотря на лёгкий загар, было несколько бледным, что только подчеркивало рубины губ, но самыми чарующими были глаза - словно большие изумруды, вобравшие в себя всю жизненную силу весенних лесов, словно южное море в жаркий полдень, казалось, они светились той странной и непостижимой силой, которая есть Жизнь. В изящных руках она держала какую-то книгу в толстом кожаном переплете. Рыцарь вдруг сообразил, что тот незнакомец в синем и был этой самой девушкой.
  − Вы уже проснулись? - она взглянула на рыцаря, в ее глазах читалась столь бесконечная забота, что рыцарь буквально почувствовал исходящие от неё волны исцеляющего тепла. - Все в порядке?
  − Да! - Молодой человек с некоторым трудом поднялся и сел, обнаружив при этом, что кольчуга снята и заботливо сложена на другом кресле, там же лежал и новый меч. - Кто вы? Кто были те люди, что напали на вас?
  − Вы действительно хотите это знать? - девушка как-то грустно и несколько отстранённо взглянула на него, исцеляющее тепло рассеялось.
  − Да!..
  − Хорошо, только... - девушка слегка замялась, - то, что я вам расскажу, может оказаться опасным для вас...
  − Не беспокойтесь по этому поводу...
  − Хорошо. - Кивнула девушка. - Меня зовут Каитлин вар Мономар. Я родом из Плоноса, это на юге...
  − Да, я знаю, я сам с юга, из Тарсора... Кстати, забыл представиться. Меня зовут Одрик ван Сомал, можно просто Од, леди Каитлин... Вы чародейка? - рыцарь кивнул на висевший на шее собеседницы маленький золотой медальон с символом Виноса Светозарного - восьмилучевой солнечный диск.
  − Да, сэр Од, - Каитлин прикоснулась к священному символу, - Я - жрица, отправляю ритуалы в храме Виноса в Плоносе. До недавнего времени дела у нас шли прекрасно. Вообще Плонос - мирная провинция, населенная по большей части свободными крестьянами. Однако в наших краях появилась опасность. Возникла новая магическая община, называющая себя Церковь Аара. Они носят серые плащи, это они вчера пытались убить меня, - плечи Жрицы слегка вздрогнули. - Это очень опасные люди, в своем фанатичном стремлении насадить свою веру они не останавливаются ни перед чем...
  − Простите, - перебил ее Од, - но когда он применил ко мне заклинание коллапса, я же не смог убить его. Почему же мы остались в живых?
  − Вы дали мне время собраться с силами. Я смогла растопить его тело, он не смог блокировать мое заклинание, поскольку был занят вами. Потом вместе с хозяином таверны мы перенесли вас в мою комнату, где я все-таки смогла вернуть вас в мир живых, который вы едва не покинули... Трупы же разбойников увезла подоспевшая в таверну стража.
  − Леди Каитлин, кто такие эта Церковь Аара? - спросил Од после несколько затянувшегося молчания.
  − К сожалению, о них нам известно очень мало. Это скрытая организация чародеев, вероятнее всего жрецов, которая проповедует веру в единого бога - Аара, они отрицают истинных богов, заявляя, что это лишь слабые демоны - существа более низкого порядка, которые суть ничто, мошки надоедливые в сравнении с Единым... Ходят слухи, что в Верховном храме Аара находится статуя этого божества, которой приносят человеческие жертвы, как они это называют "по имя искупления грехов мира". Где находится этот храм, я не знаю. Говорят, что это место более защищено магией, чем все цитадели чародеев империи вместе взятые...
  − Неужели такое возможно?
  − Да, не исключено. Вы ведь знаете, что ритуалы магии смерти в Алмароте запрещены, кроме отдельных заклятий и особых случаев. Связано это с тем, что маги когда-то слишком уж многих отправили к праотцам, чтобы создать голодных мертвецов и прочую нежить, или же, что значительно страшнее, овладеть тайнами бессмертия. Так вот, ритуалы некромантии строятся на переходе жизненной силы магу, который затем ее использует...
  − А этот переход связан с убийством жертвы? - Од, кажется, начал понимать, что хотела объяснить Жрица.
  − Да. Поэтому я думаю, что с каждым жертвоприношением жрецы Аара обретают силу сравнимую с силой некромантов Ксеорота, наших самых злейших и опаснейших врагов. Что произойдет, когда они обретут достаточно сил, страшно даже предположить.
  − Не стоит отчаиваться, леди Каитлин, - мягко сказал рыцарь. - Возможно, у нас еще есть время, чтобы не допустить этого.
  − Может быть, - в голосе Жрицы были одновременно надежда и сомнение. - Именно поэтому я спешу в Умон. Я должна рассказать Верховному Жрецу Алмарота об этой Церкви.
  − Мне тоже нужно попасть в столицу и тоже к одному из глав чародеев - к Великому Владыке друидов. Граф Воломи, управляющий Тарсора, поручил мне доставить лично в руки Малио Лон Мас Деми одно письмо.
  − Что ж, сэр Од, судя по всему, нам по пути. Вы не против моего общества? - Леди Каитлин улыбнулась.
  
  Была уже полночь, когда в таверне все уснули. Почти полная луна взошла над горизонтом и отразилась в водах залива. Призрачная дорожка лунного света вела в небо, усыпанное звездами. Мало кто заметил, что в темных ночных небесах, словно крохотный кровавый зрачок, появилась новая звездочка. Что она несла? Об этом знали только Боги. А может, и они не знали...
  
  Глава 3. Лониари.
  Рассвет над Лониари - столицей анклава дружественно-нейтральных по отношению к империи Алмарот эльфов, - еще только разгорался. Темные вершины огромных старых осин, дубов, платанов и сосен постепенно окрашивались розовато-желтым. Внизу, под сенью исполинов, сливаясь с лесным ландшафтом, располагались дома горожан. В кронах вековых деревьев также прятались жилища лесного народа, соединяемые малоприметными, созданными из искусно перевитых меж собой живых ветвей мостиками.
  Эльфы, Перворожденные, были самой близкой к живой природе расой, населявшей просторы материка. Именно от лесов, лугов, рек и озер проистекала их мощь и уникальная магия, малую толику которой затем переняли у древних эльфийских Знающих, жрецов-шаманов, первые друиды. Магия Перворожденных была магией самой природы, изначальной жизни, текущей в их жилах...
  Было еще довольно рано, и сросшийся с лесом в единое целое город еще не проснулся для дневной суеты, когда на окраине города на одной из улиц, больше напоминавших лесные тропы, появились два эльфа. Узорчатые зеленовато-оливковые плащи с надетыми на голову капюшонами делали хозяев незаметными на фоне лесного пейзажа.
  − Ты точно видел Солнечного оленя? - Один из эльфов, чуть выше ростом, недоверчиво покосился на своего более приземистого спутника. - Ты ничего не придумываешь?.. Иначе смотри, Ларантанас, я лично добьюсь того, чтобы тебя заперли в пещеру Шепчущих Теней до следующего новолуния. Всё-таки я старше тебя, ты ещё не достиг моего цикла, а значит, моё слово перед советом старейшин будет весить больше.
  − Клянусь всеми богами и деревьями нашего леса! Он на самом деле был на источнике... К тому же до начала десятого цикла мне осталось всего-то пару лет, а ты свой цикл только-только начал - вряд ли старейшины будут учитывать столь незначительную разницу в возрасте...
  − Смотри уж у меня! - Старший с улыбкой погрозил кулаком. - Если ты меня обманываешь, скормлю дракону.
  − Как ты меня скормишь, Платиос? - Усмехнулся Ларантанас. - Для этого тебе самому потребуется стать закуской... Приятно, наверное, оказаться на блюдечке на обеденном столе какого-нибудь тысячелетнего дракона. А?! - Забияка весело подмигнул: юность есть юность даже если ты эльф и твой возраст отмеряется циклами по одиннадцать лет.
  − Ну и фантазия у тебя! Смотри, домечтаешься - случится это твое блюдечко... что тогда?
  − Храни нас дух леса от такого! - Ларантанас слегка притих.
  Солнце уже поднялось над горизонтом. Его лучи освещали вершины деревьев. Эльфийский город быстро пробуждался, но и это не нарушало утренней тишины, в которой тонули трели лесных птиц. Платиос и его спутник уже покинули пределы города и бесшумно продвигались на северо-запад, где лигах в четырех находился исток небольшой лесной речушки с кристально чистой водой. Об этом месте говорили, что там живут духи воды, способные благословлять оружие и наделять непобедимостью. Старейшины также говорили, что к этому истоку приходит на водопой Солнечный олень - дух Val"Ædin или, как называли его людские дикари, Афорского леса - исконной родины народа эльфов. Предания гласили, что увидеть этого чудесного зверя - великая честь и удача, а заговорить с ним - знак избранности, знак богов и великих духов.
  − Вот мы и пришли! - Ларантанас повернулся к своему спутнику. - Здесь я видел Солнечного оленя.
  Белый источник представлял собой небольшой почти идеально круглый пруд. В центре водоема бил мощный ключ. Вода в источнике всегда была холодной и чистой, а окружающие источник белые валуны были блестящими и гладкими, словно кто-то специально их чистил и полировал.
  − Солнце еще только взошло. Нужно подождать, - сказал Платиос. - Насколько я помню легенду, Олень не появится здесь, пока солнце не осветит источник. Надеюсь, ты никуда не торопишься?
  − Нет, но почему ты думаешь, что увидишь Оленя?
  − Не знаю... предчувствие, наверное.
  Тихо журчала вода, вытекавшая из естественного пруда-источника. Нежно щебетали птицы в кронах деревьев. Любопытная фонфу вылезла из своей норки и прислушалась к разговору двух эльфов. Они давно уже заметили этого маленького пушистого зверька, напоминавшего миниатюрную лисичку, но не хотели испугать ее, ни, тем более, причинить вред, как это часто делали люди...
  Солнце все выше и выше поднималось над горизонтом. Небо оставалось ясным, и день обещал быть теплым. Для четвертого месяца года, Frien"ætt, - или как его называли люди месяца жатвы, -, это было обычно. Подходило к концу время жаркой суши лета. Уже чувствовалось по утрам, когда солнце только-только поднималось над горизонтом, еще слабое и далекое, но неотвратимо приближающееся дыхание осени. Еще вовсю пылали радужными огнями цветы, но кусты Sāmn'ruien уже начали сменять синевато-зеленое летнее одеяние на осенний кровавый багрянец.
  Солнце показалось среди вершин деревьев, спустя еще некоторое время оно полностью осветило Белый источник.
  - Великие Духи! - Воскликнул Ларантанас. - Смотри!
  Оба эльфа замерли, глядя на поверхность водоема. Вода вдруг забурлила и поднялась волнами. Брызги взлетали ввысь, сияя на солнце словно самоцветы. В центре источника, там, где из-под земли бил ключ, бурлил невысокий фонтан. Его струи, утопавшие в солнечных лучах, были словно окутаны живым золотистым ореолом. Вихрь капель поднимался все выше и выше... Вдруг все успокоилось.
  − Omma'nās ānnos Val"Ædin! - Разом выдохнули оба эльфа.
  На берегу стоял большой ослепительно белый олень, золотистые рожки его блестели на солнце, темные глаза, казалось, сияли подобно небу в летний полдень. Животное склонилось к воде. Эльфы замерли, боясь пошевелиться и пытаясь понять, на самом ли деле это происходит или только снится.
  Олень утолил свою жажду и повернулся к двум оцепеневшим фигурам. Тихий словно шелест ветра в листве голос произнес: "Неужели я настолько кошмарен, что повергаю всех в состояние паралича?" - невероятно, Солнечный олень говорил с ними.
  − Т-ты... не видение?! - сумел выдавить из себя Платиос.
  − Нет, эльф. Я именно тот, кого ваш народ именует Солнечным оленем. Я - дух этого леса и вашего лесного народа, разумеется, тоже.
  Ларантанас ошарашено взирал на все происходящее, борясь с гаденьким желанием упасть в обморок. Сам дух леса говорил с ними, кому расскажешь - не поверят.
  Волшебное животное подошло поближе к оробевшим жителям Лониари.
  − Ты, Ларантанас из дома Лаэритиэн, - Олень повернулся к младшему из эльфов. - Возьми мой подарок - в свое время он поможет тебе спасти народ Лониари. Теперь ступай, возвращайся в город - тебя ждут родные. Ещё скажи главам дома Ваэрисиэ, что Платиос должен покинуть народ эльфов - такова наша воля, воля духов. Бери мой дар и поспеши!
  Прямо перед лицом растерянного эльфа солнечные лучи заклубились в сияющем хороводе и сгустились в простой бирюзовый в золотой оправе медальон. Ларантанас схватил его, развернулся и со всех ног кинулся бежать. Только пробежав почти полторы сотни шагов, он обернулся и крикнул: "Vas'ālān, Miræl"Fien! Aretān"suli! "
  − Ты сказал моему другу, - Платиос удивленно повернулся к волшебному животному, - что я покину народ Лониари. Почему?
  − Не бойся и не задавай пока никаких вопросов. Ты должен отправиться со мной в одно Место. Там ты узнаешь, почему ты должен покинуть свой народ. Твой лук с собой?.. Хорошо! Тогда садись мне на спину. Мы должны прибыть Туда к завтрашнему рассвету.
  Платиос вскочил на спину волшебного животного. Ветер засвистел и завыл, рассекаемый золотистыми рогами Солнечного оленя. Смотреть вокруг было трудно - воздух бил в лицо с силой крепостного тарана. Весь мир обратился в разноцветные полосы. Они неслись сквозь леса и степи, летели над болотами и озерами. Солнце уже завершало свой путь. С востока наползала синяя ночная тьма. Эльф и олень летели, оставляя под собой поля, реки, горы. Потом Платиос увидел темную гладь моря. Он изо всех сил вцепился в густую шерсть своего необычного скакуна - лесные жители не очень-то любили бескрайние морские просторы. К рассвету на горизонте замаячила темная черточка суши. Она постепенно росла и ширилась по мере их приближения.
  Солнце уже наполовину поднялось над горизонтом, когда Олень приземлился около пещеры в горе.
  − Вот мы и на Месте!
  − Где мы находимся, Дух?
  − Это остров Элиш. Здесь нет людей, эльфов, гномов, других рас. В этом месте живет в окружении духов и зверей только один... волшебник... по имени Халагар. Он не похож на колдунов Алмарота, ибо родился на свет, когда Древние Боги сотворили этот мир, и погибнет вместе с ним. Здесь вход в его жилище. Иди, Халагар ждет. - Солнечный олень поднялся на плоский камень. - До встречи, Платиос! - тонкий золотистый, словно пробившийся сквозь молодую листву, лучик - все, что осталось от волшебного скакуна, но и этот лучик быстро исчез.
  − Подожди! А что дальше? - Эльф удрученно повернулся к входу в пещеру.
  
  Глава 4. Странный шар.
  В основании почти лишенной растительности скалы зияла черная дыра - вход в загадочную пещеру, в которой, если верить духу Афорского леса, с незапамятных времен Сотворения обитал странный волшебник Халагар.
  Платиос вошел в темный проход. Увы, но в спешке он не взял с собой Quyorlæ, гриб-фонарь, который эльфы обычно использовали для освещения, поэтому сначала пришлось пробираться в темноте на ощупь. Да, эльфы видели в темноте гораздо лучше людей, но темнота подземелий была для них чуждой, и потому почти непроницаемой? - только живых существ могли увидеть они в кромешной подгорной тьме.
  Однако когда отблески дневного света вовсе перестали быть различимы, Платиос заметил, что пещера - длинный, уводящий вглубь земли коридор - слегка сияет слабым, непонятно откуда проникающим светом. Словно блики пламени свечи ложились на пол и стены, потолок же иногда вспыхивал, словно звездами, нечастыми и неяркими искрами оранжевого света и вновь растворялся в огненном полумраке.
  В пещере было прохладно, но сухо.
  Платиос не знал, сколько времени он спускался вглубь по таинственной дороге, пока не добрался до сияющего портала - магической двери. Эльф слышал о чем-то подобном. Его учитель - друид Салеонир рассказывал, что чародеи часто используют порталы как двери, соединяющие два места, находящиеся далеко друг от друга. Однако друид говорил, что порталы недолговечны, а здесь, похоже, портал заменял дверь и поставлен был давным-давно.
  "Насколько же могущественен этот колдун?" - неприятный холодок страха растекся по позвоночнику.
  Эльф шагнул в сияющий овал и оказался в каком-то просторном круглом зале, тускло освещенном висящими на стенах факелами. В центре зала на каменной подставке переливался и слегка сиял прозрачный шар около двух локтей в диаметре.
  Этот шар заинтересовал Платиоса. Эльф приблизился к нему и, сам не понимая зачем, стал всматриваться в прозрачную сияющую глубину. Сияние стало ритмично пульсировать, словно в глубине шара забилось незримое лучезарное сердце. Свет стал менять свои оттенки. В хрустальной толще заклубилась туманная дымка. Ритм пульсации света и вторящая ему смена цветов - все оттенки радуги - начали ускоряться, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Эльф не мог оторвать глаз от колышущегося внутри шара сияющего тумана, настойчиво притягивающего к себе, опутывающего сознание незримыми узами. Постепенно туман заполнил весь шар, он клубился, вспыхивал разноцветным огнем, словно глубоко в клубящейся мгле сверкали радужные молнии. Вдруг туман рассеялся, и появилось изображение.
  Платиос затаил дыхание - Val"Ædin, город Лониари - все, что было так дорого ему, поглощала темная пучина вод бескрайнего океана. Затем эльф увидел, как под натиском стихии гибнут его знакомые, друзья, соседи, как они барахтаются в тщетных попытках спастись, как, выбиваясь из сил, уходят под воду, чтобы не всплыть никогда...
  Шар замерцал, наполнился туманом. Когда мгла рассеялась, Платиос увидел... "Это же, Умон! Столица людской империи..." - вспомнил он гравюры в одной из прочитанных книг. Только теперь город ner"tear"tel-quessirrin в руинах. Зарева пожаров сияли над городом, различимые даже при дневном свете. На месте неприступных Солнечных башен зияли огромные воронки. Наверняка не обошлось без колдовства... Эльф, хоть и не испытывал к расе людей особой любви, был потрясен - Башня Волшебства, Собор, даже Каэрмавид являли собой груду дымящегося камня и дерева... потом над городом сгустились необычайно темные тучи. Хлынул проливной дождь, быстро погасивший пылающие развалины...
  Картины, которые являл шар, менялись с бешеной быстротой - города, села, мелкие деревушки - всюду зарева пожарищ, разрушенные дома, трупы людей, эльфов, гномов, кобольдов, орков, троллей и гоблинов; проливные дожди, словно вознамерившиеся залить истерзанную землю, и ... неотвратимая гигантская стена моря, проглатывающая поселения одно за другим.
  − Тебя очень ужасает увиденное, эльф? - Мягкий голос вернул Платиоса к жизни, слова были произнесены на чистом esalar'quessāl, языке эльфов. Шар больше не сиял и не показывал ничего, он был прозрачен и пуст.
  Эльф оглянулся - позади, опираясь на вытесанный из цельного кристалла водного камня посох, стоял древний старик в слегка поблескивающей желтой мантии. Серые глаза старца светились какой-то безграничной, неимоверной даже по эльфийским меркам мудростью и мягкой жалостью. Седая доходившая до середины груди борода и длинные густые белые словно снег волосы были тщательно расчесаны.
  − Ты Халагар?
  − Да. Скажи, эльф, ты видел в шаре, что случилось с материком Алмарот?
  − Да, я видел странные и ужасные картины в этом шаре. - Платиос указал в центр зала. - Что все это значит?
  − Мальчик мой, это - волшебник кивнул в сторону шара, - Глаз Судьбы. Он способен указать грядущее. Увы, то, что было явлено твоему взору должно в скором времени случиться.
  − Но почему? Что это за дурацкие видения? И почему судьбы моего народа вдруг оказываются связаны с судьбами ner"tear"tel-quessirrin, что это за глупые мороки такие?! - Платиос сам не заметил, как повысил голос. Эхо гневным окриком несколько раз отразилось от стен. Платиос невольно поежился. - Ведь можно что-нибудь изменить, старик, чтобы нас не коснулся этот кошмар?
  − Успокойся, Платиос из дома Ваэрисиэ! - Спокойный голос Халагара взволновавшегося эльфа. - Идем со мной. Я все тебе объясню. - Волшебник развернулся и пошел к стене, напротив входа-портала.
  Платиос последовал за стариком. Он был сбит с толку, разгорячен и сильно напуган всем происходящим. Люди в своих летописях, сказаниях и сказках всегда утверждали, что эльфы не испытывают страха ни перед чем. Отчасти это было правдой: почти бессмертный лесной народ, ведущий свой род сразу от трёх изначальных ветвей Перворожденных, никогда не бежал от смерти, сражаясь с гномами, людьми, кобольдами, орками, гоблинами. Старость же вообще не грозила эльфам. И даже живые мертвецы, наводившие смертельный ужас на все живое, не слишком преуспели в деле сокрушения духа эльфов. Однако страх гнездится даже в душах Перворожденных, и сейчас этот страх прорвался наружу...
  Волшебник привел гостя в просторную комнату, освещенную ярко сияющим голубым кристаллом, прикрепленным к потолку. Вдоль стен комнаты стояли стеллажи с древними темными фолиантами и коричневыми от старости свитками. Пол покрывал синий пушистый ковер.
  − Не желаешь ли чего-нибудь перекусить, выпить? - Старик ободряюще, но как-то хитровато покосился на эльфа.
  − Ну... гм... наверное немного... - Эльф виновато взглянул на волшебника. - Я с рассвета прошлого дня ничего не ел...
  − Нет проблем, - усмехнулся Халагар, из ниоткуда появилась ваза с фруктами и большая кружка подогретого эля, приправленного какими-то пряностями.
  Платиос быстро разделался с обедом. Настроение его понемногу улучшилось. Страх отступил, взамен появилось жгучее любопытство и стремление понять.
  − Выслушай меня, эльф! - Халагар говорил медленно и, Платиос мог поклясться, в голосе мага чувствовалась грусть и тревога. - То, что ты увидел в глазе Судьбы, есть картины будущего. Насколько отдаленного, я судить не могу, но скажу, что это может произойти в ближайшие десятилетия, не позже. В империи людей появилось нечто, что способно погубить весь ваш материк. Это Зло, не тьма, не наше всем привычное зло, с которым мы идем по жизненному пути, это Зло, несущее гибель всему, своего рода квинтэссенция вселенского Зла, частица извечного Хаоса. Даже боги начали волноваться - это очень дурной знак. Поэтому ты был избран мною, чтобы найти это Зло и попытаться остановить. - Волшебник поднял руку, опережая вопрос. - Я не могу участвовать в борьбе, Платиос. Я - только лишь Хранитель этого Мира, одного из множества ему подобных. Судьба этого мира - моя судьба, но изменить ее, вмешаться в ход событий я не могу, иначе мир будет обречен... Вы должны будете остановить это Зло, вырвать с корнем его ростки, иначе произойдет то, что ты видел... хотя велик шанс, что вы погибнете в процессе и предначертанное свершится...
  − Но что конкретно от меня требуется?
  − Боги знают, что это Зло зародилось и в первую очередь угрожает империи Диогратов. Там всё начнётся и там всё, так или иначе, закончится. Поэтому боги и духи наверняка подскажут вам как поступить, когда вы окажетесь в гуще событий.
  − Почему ты говоришь о "нас"? Кто это "мы"?
  − Вы - избранники. Те, кто избран богами для того, чтобы победить Зло или... умереть. Ты скоро встретишь и остальных - Судьба сведет вас воедино, чтобы... чтобы сделать героями или... уничтожить.
  − У меня, похоже, нет выбора?
  − Никакого, Платиос! Ты видел, что произойдет, вернее, может произойти... и только в ваших силах повернуть разрушение вспять, исправить грядущее. Вы - это ты, рыцарь из Тарсора, жрица из Плоноса и тёмный маг.
  − Н-да!.. Ну и компания собралась... Я в компании с людьми, да ещё и людскими колдунами! Да мы ж все передеремся, едва встретимся друг с другом... К тому же, где ж я их всех разыщу?
  − Рыцарь и жрица направляются сейчас в Умон. Завтра они прибудут в Кет. - Халагар нбрежно взмахнул рукой и в воздухе возникли мерцающие призрачные изображения двух молодых людей - мужчины и женщины. - В трактире Кета их встретишь ты. Дальше отправитесь вместе.
  − А маг?
  − Его вы встретите в столице. Зовут его Салвор Нум Сатор. Думаю, что Судьба сведет вас с ним, так или иначе, - не забывай, в игру включились могущественные силы.
  − И что же нам делать дальше?
  − Этого я, увы, - Волшебник развел руками, - не знаю. Думаю, что к тому времени для вас кое-что прояснится само по себе.
  − Ну а как же я доберусь до Кета? Похоже, что мы в двух тысячах лиг от него. - Эльф взглянул на собеседника с сомнением.
  − Мальчик, - Халагар криво усмехнулся. - Неужели ты считаешь, что моих сил недостаточно, чтобы отправить тебя не только в Кет, но и куда-нибудь подальше, в другой мир, скажем, ну в тот же Драгобар.
  − А разве он существует? - Платиос искренне удивился.
  − Еще как существует. Старые легенды - не просто глупые сказки людишек или еще там кого-нибудь. К ним нужно относиться очень внимательно, ибо каждая из этих легенд основана на давно забытых фактах... Впрочем, мы отвлеклись. - Волшебник извлек из воздуха туго набитый кошель. - Вот деньги на покупку коня, оружия и на прочие твои расходы. Что же Платиос из дома Ваэрисиэ, эльф из Sul"Lonierïn, - Платиос невольно отметил правильно произнесённое собеседником название его родного города, - настало время отправиться тебе в путь. Запомни, о том, что видел ты в Глазе Судьбы, ты расскажешь только тогда, когда вы соберетесь все вместе, вчетвером. Вы - надежда Алмарота и, наверное, всего этого источенного скрытым недугом мира... Прощай, эльф! Будь благословен!
  Голубое сияние окружило Платиоса. На мгновение земля ушла из-под ног. Затем мир вновь вернулся в свои очертания. Эльф огляделся. Он стоял на берегу огромного озера с сапфирового цвета водой. Дул зябкий бриз. Вода, холодная и кристально чистая, волнами набегала на прибрежную гальку. В ясном небе одиноко кружила скопа. На берегу озера раскинулся утопающий в зелени сгибающихся под тяжестью урожая яблонь и вековых сосен город. Невысокие краснокаменные дома с остроконечными крышами уютно располагались среди окружающих пышных садов, перемежаемых похожими на боры парками. Противоположный же берег озера, терявшийся на горизонте, занимали горы, вонзающие свои белоснежные пики в ледяную лазурь небес.
  "Это Кет, без сомнения", - подумал Платиос. Нужно было купить коня и какое-нибудь добротное оружие, как советовал Халагар - в конце концов, одним луком иногда не справиться. А потом... потом ждать...
  
  Глава 5. Встреча.
  Седой густой туман волнами накатывался на берег озера, постепенно затопляя безмолвной тягучей хмарью растущий на берегу лес, укрывая своим мглистым покровом спящий город. Над этой пеленой ярко и празднично сияли летние созведия. Над деревьями поднималась почти полная луна - завтра будет полнолуние.
  И завтра будет Праздник Жатвы, эльфийский Gifræn"linn, день, когда покидают свои убежища древние, полулегендарные, опасные и безобидные, агрессивные и дружелюбные существа, когда древние, полуслепые и полуразумные силы самого мира, плоть от плоти, кровь от крови его, пробуждаются дабы принять положенные подношения им за дары, щедро раздаваемые всякому живущему под их сенью...
  Тишина нарушалась лишь слабым плеском воды, да изредка шорохом спешащего по своим делам кобольда. На ветвях старых ив, в воздухе над озерной гладью весело мельтешили крошечные светящиеся феи - духи растений.
  Вот где-то рядом сильнее обычного всплеснула вода, и что-то грузное плюхнулось на низкий болотистый берег. Это старый многорукий хозяин Хрустального озера выбрался из своей ледяной вотчины погреться в лучах яркого месяца.
  В тумане над озером водили свои хороводы легкие русалки, чьи волосы подобны серебряным лучам луны, а глаза - глубоким лесным озерам. Немало людей сгинуло в пучинах холодного озера по милости этих призрачных созданий и их песен, но разве могли такие мелочи омрачить веселье этих духов.
  А высоко в небе, почти в зените, все сильнее разгоралась новая звезда. Ее красноватый свет еще слабо различался при луне, но день ото дня звезда эта словно набирала силу, становилась все ярче и ярче. Что означало ее появление, знамением каких бед была она? Об этом не знали, наверное, даже архимаги и равные им по силе чародеи.
  
  Одрик и Каитлин остановились на ночь в неглубокой пещере, в двенадцати лигах от Кета. Ничто потустороннее не могло нарушить их отдых под защитой магического круга. Лошади мирно паслись на берегу озера - чуткие животные обычно тоже несли своеобразную вахту, откликаясь беспокойным ржанием на возможную угрозу и не раз предупреждая своих хозяев о надвигающейся беде, но сейчас они были спокойны как никогда... Изредка в тишине раздавался резкий крик совы, и вновь все замирало.
  Было уже заполночь, когда внезапный шквал ледяного ветра ворвался в пещеру. Огонь горящего недалеко от входа костра мгновенно угас, только и осталось, что слегка тлеющие угли. В лунном свете на пороге пещеры появилась какая-то расплывчатая черная тень. Ни несший вахту рыцарь, ни жрица, мгновенно очнувшаяся ото сна, не могли различить ничего кроме зияющей черной пустоты и зеленых фосфоресцирующих круглых провалов глаз. Бестия медленно приближалась к черте круга и угрожающе шипела. Од готов был поклясться, что в злобном шипении слышались слова на чужом, неведомом языке. Во тьме пещеры были видны глаза твари - жуткие, мертвые, сияющие ядовито-зеленым светом щели, лишенные зрачков.
  Рыцарь дернулся было вперед, пытаясь заколоть тварь, но холодная твердая рука, рука Каитлин остановила его.
  − Нет, Од! - Лицо жрицы слабо сияло в темноте. - Ты ничего не сможешь сделать ему, ему вообще нельзя навредить... это существо можно лишь отпугнуть. - Каитлин прикоснулась к символу Виноса и повернулась к приближавшейся твари - даже магический круг не остановил незваного гостя.
  − Nostar sargos apprunaz, - тонкие пальцы чародейки быстро рисовали в воздухе замысловатый узор светящихся паутинок, - appravhe ellarsim khandat... - слепящий белый свет заполнил пещеру, бестия яростно зашипела, засвистела и... исчезла.
  − Что это за гадина такая?
  − Раз-з-зведи... ог-гонь, Од-д-д! - Каитлин, тяжело дыша и трясясь словно в сильном ознобе, опустилась на лежащий на полу пещеры теплый синий плащ. - Нужно как можно больше света.
  − Хорошо... - Рыцарь быстро и умело развел огонь в потухшем костре. - Так что же за существо к нам тут пожаловало на огонек?
  − Это был ошаэрт - один из самых сильных спутников Смерти. Легенды говорят, что эти духи живут в древнем заброшенном храме Смерти, что находится где-то на южном континенте, в Землях Тьмы. Они бессмертны, ибо почти бесплотны, и Смерть их Госпожа. Легенды гласят, что ошаэрты прислуживают самой Костяной Старухе, самой Владычице Сумрачного Края... Поэтому весьма странно то, что такая дрянь появилась в Алмароте. Истинно, сие есть дурное знамение.
  − А что это за свет такой был? Он ведь уничтожил этого ошаэрта?
  − Нет, Од. Уничтожить эту гадость мне не по силам. - Отрицательно и немного виновато покачала головой чародейка. - Я использовала заклятье "Свет Виноса". С его помощью мне удалось прогнать эту тварь обратно в Тень, но Свет не уничтожает, он только очищает то, что можно очистить. К сожалению, твари из Сумрачного Края или из Земель Тьмы не могут быть очищены, поэтому Свет только причиняет им боль, но не может убить. Увы, - жрица раздраженно пожала плечами, - должна признать, что чернокнижники, Темные маги, преуспели в этом гораздо лучше нас.
  − Каитлин, а эта бестия очень опасна?
  − Свитки гласят, что прикосновение ошаэрта лишает человека не только жизни телесной, но и жизни духа. Ты сам видел, что ошаэрт из себя представляет - абсолютную пустоту, способную поглотить все... Но когда солнце на небе, эти твари прячутся, ибо живут они в мире теней.
  − Что ж, - Од окинул внимательным взглядом пещеру. - Думаю, что стоит дождаться рассвета здесь, но нужно держать ушки на макушке...
  
  Тем не менее, остаток ночи прошел спокойно. Ошаэрт, видимо, или слишком сильно испугался, или был просто сильно ранен проклятым, ненавистным для него светом.
  Восток постепенно набухал кровавым багрянцем, вытесняя все дальше не запад синюю тьму летней ночи. Новый день, очередной в бесконечной спирали времени, рождался в алом пожаре зари.
  * * *
  Платиос пробудился, выйдя из заменявшего его расе сон трансового погружения вглубь себя, едва лишь первый солнечный луч коснулся обильно омытой росой земли. Приведя себя в порядок, и не забыв накинуть на голову капюшон, - в империи спокойно относились к эльфам, но сказывалась привычка не привлекать внимания и сливаться с местностью, - он спустился из гостевых комнат трактира вниз, в общий зал. Внутреннее чутьё подсказывало, что сегодня начнётся исполнение поручения, что дал ему Халагар.
  В столь ранний час в общем зале таверны было еще довольно мало посетителей: лишь за столиком около окна сидела какая-то развеселая компания семеро огромных, похожих на медведей, смуглых воинов в одежде из шкур неизвестных эльфу больших зверей.
  "Варвары, наверное, - подумал Платиос. - Возможно, из Малора... Впрочем, кто их знает? С этими варварскими трибами сами Боги запутаются..."
  Эльф жестом подозвал трактирщика и попросил подать легкий завтрак.
  Спустя некоторое время в трактир вошли двое: молодой сурового вида рыцарь и стройная золотоволосая женщина в темно-синем плаще. Они заняли небольшой столик неподалеку от варваров. Хозяин принес им жаркое и какое-то вино. Эльф внимательно наблюдал за происходящим, поэтому от него не укрылось, что странные варвары как-то внезапно и резко умолкли, стоило только посетителям сесть неподалеку от них.
  Платиос нутром ощутил что-то неладное. Словно собака, чувствующая приближающуюся Смерть и воющая от неизбывной тоски, навеваемой Костяной Владычицей и её слугами, эльф явно ощутил запах крови, крови, которая должна очень скоро алыми пятнами окрасить дощатый пол и тесаные стены трактира. Он внутренне напрягся и сосредоточился, положив руку на верный лук и готовясь в случае необходимости вмешаться в набухающую незримой грозой пляску смерти.
  "Только в случае необходимости!" - мысленно повторил эльф.
  Какое-то время ничего не происходило, потом один из варваров поднялся из-за столика и отошел в сторону, словно стараясь оказаться в стороне от набухающей словно гнойный пузырь потасовки. Остальные шестеро направились рыцарю и его спутнице.
  "Да, - Платиос чуть не заерзал на месте. - Заварушка будет интересная". Колчан со стрелами и лук лежали рядом, прикрытые плащом.
  * * *
  Одрик слишком поздно обратил внимание на шестерых громил - только тогда, когда они поднялись из-за столика. Мысленно обругав себя за потерю бдительности, рыцарь быстро шепнул Каитлин, чтобы та готовила свои самые быстрые и убийственные заклятия - так, мол, на всякий случай.
  − Человек, чьего имени я не знаю, - один из подошедших обратился к рыцарю. Говорил он с сильным акцентом жителя равнин Малора, - сия женщина преступила закон. Она - он кивнул в сторону замершей будто в нерешительности Каитлин, - виновна в распространении еретических учений и в богохульстве. Мы уполномочены Его Императорским Величеством, да осияет Великое Солнце его путь, сопроводить ее к Храму Виноса здесь в Кете, где она будет судима скоро и справедливо и понесет заслуженное наказание за свои злодеяния. Вот собственноручный приказ Императора... - с этими словами незнакомец протянул Оду пергаментный свиток.
  Рыцарь внимательно прочитал письмо - приказ, подписанный лично монархом, скрепленный его личной печатью. На первый взгляд, все в порядке. Однако, сам не осознавая почему, Од сильно сомневался в подлинности документа.
  "С чего бы это императору обращать своё внимание на слабосильную жрицу из заштатной провинции? Что-то не так! Может быть магия? - Од слышал, что иногда бывали случаи магической подделки писем и распоряжений владыки, но за это полагалась настолько страшная кара, что все самые жестокие опыты самых злобных магов, все они вместе взятые, казались милостью небесной. - Как же проверить это?.. Точно!" - отправляя гонца в столицу, лорд Воломи дал ему одну вещицу из своей личной сокровищницы. Невзрачного вида браслет из грубой чешуйчатой кожи с небольшой серебряной пластинкой в середине - трофей, доставшийся управляющему Тарсора после того, как он сумел разгромить логово некроманта, решившего обосноваться на западе провинции. Этот артефакт позволял владельцу распознать чужую магию - в стране, где магия встречалась на каждом шагу, а колдуны, хотя формально и подчиняющиеся короне, но в действительности пребывавшие за пределами досягаемости короны, могли творить всё, что им заблагорассудится, возможность почувствовать применение магии была отнюдь не лишней. Лорд Воломи это прекрасно понимал, отправляя своего гонца с особым поручением в столицу.
  Рыцарь как бы между делом опустил взгляд на руки - серебряная пластинка вместо положенного серебристо-белого цвета была грязно-красной. "Ясно! - Не без злорадства подумал Од. - Значит, шаманим помаленьку". Правда, шаманство как раз таки было немалое - сплести такое заклятье, не проходя долгой подготовки в Школе Мудрости, мог только очень талантливый и сильный волхователь.
  − Эта женщина находится под моей защитой, и никуда она без моего сопровождения не пойдет.
  − Одумайтесь, сэр. Вы связались с преступницей, опасной для государства и Храма. Если вы будете нам мешать, - варвар сделал выразительную паузу, - боюсь, мы должны будем принять соответствующие меры.
  − Вы нас убьете?
  − Да, если в том возникнет надобность?
  − Хорошо... - Одрик кивнул, словно соглашаясь с доводами громилы. - Попытайтесь! - Вырвавшийся из ножен меч рыцаря, сверкнув молнией, вонзился в ближайшего противника. Каитлин в это же мгновение обрушила на варвара с письмом Смерч Силы - тот закричал: внешне ничего не произошло, но те, кто обладал магическим, Истинным зрением могли бы увидеть, как вокруг обреченного закрутились яростные потоки синевато-сизой магической энергии, разрывающие тонкие нити, связывающие телесную оболочку с душой.
  * * *
  "А ведь неплохо, совсем неплохо дерутся эти люди!... - Платиос слегка улыбнулся. - Мои будущие спутники!"
  Рыцарь умело и довольно ловко орудовал длинным мечом, делая смертоносные выпады и отбивая сыплющиеся на него с трех сторон удары. Чародейка, явно жрица, пускала в ход что-то из арсенала божественной магии - амулет Виноса на её груди слабо светился. Вот из ее рук вылетел небольшой полупрозрачный шар красноватого цвета. Заклятье угодило в огромного бородатого детину с перекошенной от ярости рожей, тот как раз замахнулся булавой на девушку, но обрушить свой смертельный удар на голову чародейки не успел. Шар ударил в его руку, прошло меньше мгновения, здоровяк охнул, выпучил глаза, словно его кто-то душил, и рухнул бездыханным мешком на пол.
  Рыцарь тоже оказался опытным воякой - клинок его методично пробивал бреши в обороне врагов, рассекая живую плоть. Меж тем за спиной рыцаря и чародейки, поглощенных стычкой, возникла темная фигура - тот самый, который с самого начала отошел от них.
  "Nār'Zerainn! - мысленно ругнулся Платиос. - А я-то подумал, что он не хочет ввязываться и пошел за подмогой, - эльф только теперь осознал все коварство задуманного плана. - Ну уж нет! Я вам этого не позволю, варвары (или кто вы там такие)..." - Эльф одним едва уловимым движением вскинул лук, одновременно прицеливаясь. Стрела со свистом распорола пространство и вонзилась врагу прямо в переносицу. Варвар выронил короткую дубинку, которой только собрался размахнуться, и через секунду рухнул на пол.
  * * *
  Каитлин почувствовала, что какой-то предмет задел ее волосы, спустя какой-то миг до нее донесся запоздалый свист рассекаемого воздуха. Позади что-то грузно рухнуло на пол. Прикончив предпоследнего варвара, она обернулась - на полу лежал еще один чужак. Из переносицы его торчала оперенная, явно эльфийская, стрела.
  "Вот те раз! Меня тут, оказывается, едва не пришибли, словно муху на стекле. - Каитлин нахмурилась. - Как это я его не заметила?.. И что же за эльф спас мне жизнь?"
  − А ты разве не заметила? - Од выдернул меч из только что поверженного противника и посмотрел с легкой иронией на чародейку. - Вон тот эльф решил слегка нам подсобить.
  − Я что уже не замечаю, что вслух говорю, или, быть может, ты вдруг мысли читать научился? - Каитлин нервно улыбнулась. - Как бы там ни было. Нужно поблагодарить моего спасителя - воскрешать меня наверняка никто из наших не будет.
  Эльф тем временем поднялся из-за столика, на ходу закидывая колчан за плечо, и направился к ним. Он откинул скрывавший лицо капюшон плаща, чтобы его собеседники могли рассмотреть своего внезапного союзника. Длинные прямые черные с медным отливом волосы были собраны на затылке в тщательно закрученный хвост. Треугольное с тонкими аристократичными чертами лицо. Светло-бронзовая кожа, как и у любого другого эльфа, не имела изъянов и морщин. Ореховые с золотистыми искрами и напрочь отсутствующими белками раскосые глаза задорно поблёскивали. Весёлое настроение лучника выдавала и широкая улыбка, обнажающая ровные, без клыков, зубы цвета слоновой кости.
  − Вы неплохо сражались... гм... весьма неплохо... для людей.
  − Спасибо на добром слове. - Каитлин проигнорировала спрятанную колкость. - И еще спасибо тебе, эльф, за то, что спас мою жизнь.
  − Пустяки! - Эльф обратился к рыцарю. - Вы знаете кто это?
  − Понятия не имею. - Од склонился над пронзенным стрелой трупом. - Хотя... подождите, - рыцарь сорвал с шеи убитого черный амулет в виде головы быка. - Видите это? Подобные вещицы носят младшие командиры клана Черного Быка.
  − Никогда ни о чем подобном не слышала. - Каитлин внимательно посмотрела на амулет. - Похоже он магический... Правда, магия какая-то слабая...
  − А мне приходилось слышать о подобном клане... - Эльф спохватился. - Ой! Простите, забыл представиться! Меня зовут Платиос, я из... - лёгкая заминка. Он хотел было назвать свой город правильным именем, но вовремя вспомнил, что люди по своей природной глупости упростили название его родины, - Я из Лониари, из дома Ваэрсиэ..
  − Очень приятно, Платиос из дома Ваэрсиэ. Я - Каитлин вар Мономар, жрица Виноса Светозарного, настоятель храма в Плоносе, а этот рыцарь - сэр Одрик ван Сомал...
  − Можно просто Од, эльф.
  − Так что ты слышал о клане Черного Быка? - Продолжила Каитлин. - Пожалуйста, расскажи, что тебе известно?
  − Это некий хорошо сокрытый военный орден, - Платиос выразительно взглянул на рыцаря. - Сэр Одрик, полагаю, вам гораздо больше меня известно об этой организации, поэтому поправьте, если я ошибусь... Этот Клан представляет собой весьма опасную общину, поклоняющуюся каким-то скверным божкам... кое-кто говорит, что самому Хаосу... Эти фанатики утверждают, что все, кто не примкнул к ним - отступники, которых нужно нещадно вырезать и уничтожать подобно плесени. Они не делают различий между людьми, эльфами, гномами, кобольдами, орками, ограми - все становятся жертвами этих опасных безумцев. Увы, но выследить членов этого ордена не удавалось еще никому... самое же главное, что выделяет этих убийц, это жестокая ненависть к чародеям...
  − Клан Черного Быка... - рыцарь задумчиво покрутил черный медальон. - Это в какой-то мере объясняет, почему они попытались "арестовать" именно тебя, Каитлин. Думаю, пойди мы у них на поводу, твой труп нашли бы очень и очень нескоро... Платиос правильно сказал, что они поклоняются другим богам, чуждым нормальным людям, и не только людям. Чародеи, особенно жрецы, для них являются самыми заклятыми врагами. Не знаю почему!.. Эти люди не обладают какой-то особой магической силой - так, есть кое-какие способности, позволяющие им, например, чувствовать присутствие колдунов, но не более... Тогда, - Од задумался, - кто мог так хорошо подделать императорский приказ?
  − Ты говоришь о той бумаге, которую тебе показал тот варвар? - Каитлин вопросительно взглянула на рыцаря.
  − Да! Письмо, которое показал мне тот незнакомец, - Од кивнул в сторону, распластавшегося на полу трупа, - оказалось подделкой, созданной при помощи магии... скорее всего, каким-нибудь шаманом. Однако тот, кто это сделал, должен был обладать весьма выдающимися способностями - фальсификацию нельзя обнаружить без помощи магии.
  − Тогда почему я ничего не почувствовала?
  − Не знаю! Возможно, создатель той подделки учел, что она может попасть в руки чародеев, и каким-то образом сумел спрятать след колдовства.
  − Но как тогда тебе удалось раскрыть обман? - Каитлин была в полной растерянности. Она, волшебница, полноправная жрица, не смогла уловить следы магии, а какой-то рыцарь, не могущий даже воспользоваться магическим зрением, распознал колдовскую подделку... Самолюбие ее было уязвлено.
  − Увы, я не имею права раскрыть, как у меня это получилось. Скажу лишь, что Силой я не владею...
  "Так, господин таинственность! Значит, не владеешь Силой... - чародейка внезапно ощутила подступающую ядовитую волну гнева. - Спокойствие, Каитлин! Допустим, он говорит правду. Тогда... что-то помогло ему. Но что? Интуиция? Вряд ли, мужчины обычно ею не обладают. Особенно те из них, кто связан с ратным делом, а не с тонкими материями инобытия. Голос извне? Тоже нет, я ни разу не замечала за Одриком никаких отклонений. Может какой-нибудь артефакт?.. - Жрица закрыла глаза, сосредотачиваясь. Серая мгла постепенно отступила, окружающий мир предстал в ином своем обличье: стало видно исходящее от предметов сияние - сероватое от обычных, белое, зеленоватое, алое, желтое, синее или черное от заколдованных, вокруг людей и животных появилась радужная дымка. - Так! Посмотрим... - Каитлин окинула магическим взором рыцаря. На левой руке испускал мощное черное сияние какой-то предмет. Жрицу окатило исходящей от предмета силой злобы, ненависти и страданий. - Некроманты?!"
  − Каитлин, что случилось? - голос Ода вырвал ее из полузабытья. - Какие еще некроманты? Где?
  − Эта штука, - чародейка повернула голову, обнаруживая, что лежит на полу, над ней склонились рыцарь и эльф - лица обоих необычайно озабочены - похоже, она потеряла сознание на какое-то время. Каитлин поднялась, отряхивая платье. - Эта вещица у тебя на левой руке. Одрик, откуда она?
  − Так ты все-таки вычислила, с помощью чего я распознал подделку? - Рыцарь усмехнулся. - Да, верно! Вот этот браслет, - Од показал кожаный, ничем не примечательный браслет с металлической пластинкой в центре, - позволяет определить наличие какой-либо магии. Трофей из логова некроманта. Правда, не мой - лорд Воломи дал на время моего... задания.
  − Ясно.
  − Во всем происходящем, - эльф задумчиво посмотрел на убитых, которых проворные слуги, волокли прочь из трактира - хозяин, очевидно, был человеком привычным к кровавым бойням, - есть одна странность - обычно члены клана не используют никаких предлогов для убийств. Их много, они сильны, потому они просто убивают. Зачем было использовать фальшивый императорский приказ, да еще и созданный с использованием мощной магии?
  − Честно, не знаю!.. - Од повернулся к эльфу. - Кстати, Платиос, куда ты держишь путь? Если я не ошибаюсь, эльфы очень не любят покидать свои лесные пределы, и практически не селятся в людских городах, предпочитая свою Лесную Столицу...
  − Я направляюсь в Умон, сэр Одрик. Причины, заставившие меня покинуть Лониари, оказались весьма вескими, а обстоятельства, при которых это произошло - не слишком радужными.
  − Быть может, - Од несколько замялся, - ты не будешь против присоединиться к нам? Мы тоже держим путь в имперскую столицу, а втроем путешествовать все-таки безопаснее.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"