Гаврилова Анна: другие произведения.

Языческие свадьбы славян

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Книга посвящена реконструкции языческого свадебного обряда в целом, а так же расшифровке ключевых элементов свадебного действа.
    Авторское название "Язычество славянской свадьбы"
    Тут представлен фрагмент, в авторской редакции.
    книга вышла 15 апреля, в издательстве ЯУЗА
    Купить в Лабиринте


Анна Гаврилова

Язычество

славянской свадьбы

  
  
   Аннотация:
  
   Считается, что до прихода христианства славяне не знали браков и жили "по-скотски". Что языческий свадебный обряд если и существовал когда-то, то давно и бесследно исчез. Что на протяжении веков, на Руси, единственным способом узаконить союз мужчины и женщины, было церковное венчание.
   Но если это так, тогда почему ещё в XIX веке, в народной среде, венчание в церкви было необязательным? Почему в отсутствие священника обряд мог совершить свадебный кум или колдун? Почему наряду с венчанием существовал целый комплекс обрядов, бесконечно далёких от церковного канона? И откуда он взялся, если до Крещения Руси славяне браков не заключали?
   При близком рассмотрении становится очевидным - славяне-язычники придавали вопросам брака огромное значение. Более того, они стремились не только узаконить союз, но и "создать" хорошую судьбу для молодых. Для этого применялся целый ряд "магических инструментов", многие из которых стали неотъемлемой частью современных свадебных традиций.
   Эта книга посвящена реконструкции языческого свадебного обряда в целом, а так же расшифровке ключевых элементов свадебного действа. Она будет интересна не только приверженцам древних традиций, но и всем, кто планирует однажды вступить в брак или устроить торжество для своих детей.
  

Введение

  
   Общество - это живой организм. Перед ним стоят две основные цели - выживание и развитие. Эти вопросы связаны не только с воспроизводством рода-племени, но и со способностью сохранить и передать потомкам свою культуру.
   Культура - краеугольный камень и, подобно самому обществу, неоднородна. Некоторые её элементы - временны и забываются легко, другие остаются незыблемы, что бы ни происходило. К таким элементам относятся ключевые обряды, знаменующие жизненный путь человека, одним из которых является Свадьба.
   В древности свадьба считалась едва ли ни самым важным событием в жизни, так как позволяла человеку войти в главный цикл общества - рождение и воспитание потомства. Неженатый юноша или незамужняя девица, как бы хороши ни были, полноценными людьми не считались.
   Для общества в целом, данный акт был доказательством собственной полноценности, способности правильно воспитать молодое поколение, "продолжиться" не только биологически, но и культурно. "Свадьба - это проверка основных ценностей, испытание не только вступающих в брак, их семей, но и всего общества в целом, так как новый брак изменяет структуру сообщества и подтверждает, сакрализирует новый порядок" (Кабакова, 2001, с. 160).
   Являясь одним из важнейших обрядов в жизни человека, свадебный обряд менялся очень неохотно. Даже в самой современной его интерпретации присутствуют черты древнейшей языческой мистерии. Выделенные и осмысленные они складываются в единую картину, которая лишний раз доказывает - язычники не были примитивными дикарями, а мы не так уж далеко ушли от своих предков.
   Задача данной книги - рассмотреть все основные элементы восточнославянского (и в частности русского) свадебного обряда, их значение и сакральный смысл, а также попытаться прояснить, что именно представлял собой свадебный обычай дохристианской эпохи.
  

Раздел I. Брак на Руси и у славян

  
   Первые упоминания элементов свадебного обряда встречаются в древнерусских летописях. Так, в начале своего повествования летописец сравнивает обычаи разных славянских племён, разумеется, отдавая дань традиции полян (будущих киевлян):
   "Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют; имеют и брачный обычай: не идет зять за невестой, но приводит ее накануне, а на следующий день приносят за нее - что дают" (ПВЛ).
   На момент составления первых списков летописи поляне уже давно крещены, а вот прочие племена, в первую очередь предшественники современных жителей Московской земли - вятичи, пребывают "в дикости", то есть живут по архаичным языческим законам:
   "А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывало, но умыкали девиц у воды. А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало, но устраивались игрища между селами, и сходились на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские песни, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены" (ПВЛ).
   Н.М. Гальковский, анализируя летописи, пишет: "По свидетельству нашей Начальной летописи у русских язычников существовали неодинаковые формы брака: у полян практиковался привод невесты вечером к жениху, а у древлян продолжала существовать древнейшая форма брака - умычка. Летописец отрицает существование брака у древлян, хотя сам здесь же сообщает, что молодежь на игрищах совещалась, после чего происходила умычка: очевидно, умыкалась та девушка, которая изъявила на то согласие. Конечно, у древлян, как и у полян, не было христианского брака, т.е. таинства. Но без сомнения существовал брак, как постоянная связь мужчины и женщины с обязательствами с обеих сторон" (Гальковский, 1916, с. 143). Он так же говорит об обычае многоженства, принятого у славян-язычников.
   Из летописей нам известно о том, что языческие правители имели подчас несколько жен одновременно, однако никаких оснований считать, что в дохристианские времена полигамные браки были вещью обычной и распространённой - нет.
   Кроме отсутствия достаточного количества документальных свидетельств, невозможность повсеместного многоженства обусловлена уровнем жизни.
   Современному человеку порой кажется, что людям прошлого жилось довольно легко. Их мир не знал экологических проблем, леса были чем-то вроде рога изобилия (множество грибов-ягод, зверья), реки полнились рыбой и т.д. Однако не стоит забывать, что при всём "неограниченном" природном ресурсе, люди находились на другом уровне технологического развития.
   Добывать зверя при помощи лука и рогатины гораздо сложнее, чем при помощи ружья, соха и плуг несопоставимы с трактором и т.д. Хранить продукты тоже практически невозможно - соль в древние времена была дефицитным и очень дорогим товаром, ледники - явление позднее и редкое, консервирования древние славяне не знали. С тем же успехом можно считать изобильным каменный век с его стадами мамонтов.
   Если смотреть на вещи объективно, в древности голод был главным бедствием.
   Мужчина являлся основным добытчиком пищи. Отсюда появление термина "кормилец". Во многом по этой же причине рождение сыновей до сих пор предпочтительней, нежели рождение дочерей.
   Трудовые качества женщины тоже ценились, но в сравнение с мужскими не шли. Женщина в большей степени обуза, нежели помощница. Содержание женщины (и "её" потомства) полностью лежит на мужчине и является задачей довольно трудной.
   В таких условиях иметь более одной жены практически невозможно.
   "В поучениях новгородского владыки Ильи-Иоанна (1165-1185 г.) заключается замечательный по полноте перечень форм заключения языческого брака: 1) привод невесты в дом жениха вечером, 2) умычка, 3) наложничество, 4) случайная связь. Одной из первых забот нового христианского государства была забота об устройстве семьи на христианских началах. В урегулировании брачного вопроса заинтересованы церковь и государство" (Гальковский, 1916, с. 143).
   Данное свидетельство столь же интересно, сколь сомнительно. На наш взгляд, здесь налицо намеренное уничижение язычества христианскими "наблюдателями", идеологическая борьба.
   Главным основанием для такого вывода служит комплекс свадебной обрядности. Он фактически един для всех славянских племён, что указывает на его древность (т.е. языческое происхождение) и состоит из элементов никак не связанных с христианской традицией.
   Второй важной причиной для сомнений является положение христианства.
   Не секрет, что христианство стало действительно массовой религией довольно поздно (примерно к XVIII веку), до этого момента, по большому счёту, существовало только в городах. В глухих деревнях, куда не могли добраться служители христианского культа, продолжали жить по заповедям предков-язычников.
   Ещё одним важным моментом является принцип изменения общества.
   Мы живём в стремительном мире, наше общество меняется очень быстро. Главная причина этой эволюции - технологический прогресс. Именно он дал нам возможность жить, а значит и мыслить, иначе.
   Древнее общество такого прогресса не знало, и менялось крайне медленно. С точки зрения современного человека, оно было законсервированным. Любое отступление от принятого, проверенного веками, порядка воспринималось очень тяжело.
   Если предположить, что брак у славян-язычников в XII веке был настолько примитивен, каким предстаёт в сообщении Ильи-Иоанна, то возникает вопрос - откуда взялся сложный, многогранный комплекс свадебной обрядности, существующий и по сей день? Судя по всему, Илья-Иоанн всё-таки слукавил.
  
   Основные брачные принципы русских, которые документированы свидетельствами (начиная с XVI века) таковы:
   "У них имеется правильный брак, и каждому разрешается иметь только одну жену. Если жена у него помрет, он имеет право жениться вторично и даже в третий раз, но в четвертый раз уже ему не дают разрешения. Если же священник повенчает таких людей [не имеющих права жениться], то он лишается права совершать служение. Их священники, служащие у алтаря, должны непременно уже находиться в браке, и если у такого священника жена помрет, он уже не смеет жениться вновь, разве только он откажется от своего священнического сана, снимет свой головной убор и займется торговлею или другим промыслом. При женитьбах они также принимают в расчет степень кровного родства и не вступают в брак с близкими родственниками по крови, охотно избегают и браков со всякими свойственниками и даже не желают допустить, чтобы два брата женились на двух сестрах или чтобы вступали в брак лица, бывшие восприемниками при крещении того же дитяти. Они венчаются в открытых церквах с особыми церемониями и во время брака соблюдают такого рода обычаи" (Олеарий, 2003, гл. XL).
   "В брак они (Авт. - русские) вступают таким образом, чтобы не сочетаться с родственником или свойственником четвертой степени. Они считают ересью, если родные братья женятся на родных же сестрах. Равным образом, никто не посмеет взять в жены сестру свояка. Весьма строго они соблюдают также, чтобы браком не соединялись те, между которыми существует духовное родство по крещению. Если же кто-нибудь женится на второй жене и таким образом становится двоебрачным, то это они хоть и допускают, но не считают законным браком. Жениться в третий раз они не позволяют без уважительной причины. Четвертой же жены они никому не разрешают, считая даже, что это не по-христиански. Развод они допускают и дают разводную грамоту; однако тщательно скрывают это, ибо знают, что это вопреки вере и уставам" (Герберштейн, 1988).
   Здесь мы сталкиваемся с рядом принципиальных запретов, которые стоит рассмотреть подробнее:
   Запрет на кровосмесительные браки, безусловно, является одним из древнейших запретов в человеческом обществе и связан с высокой вероятностью рождения в таком союзе неполноценных детей. К ним же относится и запрет на браки среди "духовных" родственников, так как в древнем обществе духовное родство было неотличимо от родства физического (обычного). И требовало соблюдения всех соответствующих предписаний.
   Запрет же на многоженство принято связывать с крещением славянских племён, что, как говорилось выше, представляется весьма сомнительным.
   Запрет на четвёртый брак, на наш взгляд, имеет языческие корни. Само число "три" в индоевропейской мифологии и культуре является священным и заключает в себе представление об устройства Вселенной. Четвёртая попытка не присуща мифологическому мышлению и противоречит законам Мироздания.
   Однако если верить уставу новгородского князя Всеволода Мстиславича (до 1136 г.), во времена язычества четвёртый брак был возможен. "В этом уставе есть статья о долях наследования имущества между детьми от первой, второй, третьей и четвертой жены. Языческая традиция и языческие формы брака ещё были столь живы в XII веке, что светская власть считала необходимым принимать во внимание народные традиции, и детям от третьей и четвертой жены выдавалась "прилюбодейная часть"" (Гальковский, 1916, с. 143-144). Но здесь стоит обратить внимание и на то, что третий и четвертый брак явно не одобрялся.
   Имеются также сообщения о семи и десяти браках (послание митрополита Ионы, около 1452 г.), однако это, судя по всему, исключения из правил.
   "Хотя последнее (Авт. - четвёртый брак) ныне так же запрещено Москвитянам, как в старину запрещалось уставом для греков, со всем тем Иван Васильевич нарушил это запрещение: этот Государь не только взял себе 4-ю жену, но, по несомненному уверению Одеборна и Поссевина, и 7-ю. Да и митрополит его не имел столько твердости духа, чтобы поразить его мечом проклятия, по примеру константинопольского Патриарха Николая, постоянно запрещавшего святые тайны Императору Льву VI, женатому на 4-й жене" (Майерберг, 1874).
   Сюда же можно отнести и негативное отношение к повторной женитьбе вдовых людей: в основе сценария свадьбы заклинание плодородия, а вдовство, смерть бывшего супруга, противоположно этой символике. Подробнее это явление будет рассмотрено отдельно.
  
   Наступление "свадебного возраста" зависело от периода полового созревания. Средний возраст наступления половой зрелости со временем изменялся. Свидетельство середины XVI в., например, таково: "Русские обыкновенно женят очень молодых сыновей, лет 16-18 дочерей 12-13 и моложе" (Известия англичан..., 1884). Такая разница в возрасте юношей и девушек связана с более ранним половым и психологическим взрослением девочек. Надо думать, с этим же связано и сохраняющееся по сей день стремление девушек обрести спутника старшего возраста.
   У древних славян старшинство невесты над женихом нередко скрывалось как позорное. Однако в некоторых славянских районах (в т.ч. в России) были распространены браки, когда невеста старше жениха (Славянские древности, т. 1., с. 246).
   Браки могли совершаться и между неполовозрелыми детьми, но это были браки детей из знатных родов, носившие политический либо экономический характер.
  
   Рассматривая далее основные элементы свадебного обряда, приметы и предписания, мы увидим, что многие из них берут начало в глубокой древности и при этом сохранили тот смысл, который вкладывали в них люди дохристианской эпохи.
   Однако свадьба, будучи обрядом комплексным, со временем претерпевала изменения. Подобные изменения объясняются изменениями в потребностях общества, нравах, культуре и вполне закономерны, так как, будучи социальным явлением, свадебный обряд подвержен тем же изменениям, что и общество в целом.
   Стоит всё же учитывать и то, что структура обрядовых действ, обладавших особой важностью (к которым, безусловно, относится и свадьба), менялась крайне неохотно, так как в представлениях древних, любое изменение такого обряда могло иметь далеко идущие отрицательные последствия. Именно благодаря этому консерватизму мы, современные люди, можем приобщиться к обычаям более чем десятивековой древности.
   Характер изменений свадебного обряда славян разнится в зависимости от региона. Д. Зеленин, рассматривая свадебные обычаи восточных славян, выделяет в них "напластования трёх эпох": языческой, христианской (влияние византийской культуры) и греческой (популярной среди знати в XVIII-XIX веках). Причём "греческая эпоха" соотносилась с религиозно-мистической частью свадебного обряда и являлась тем самым пластом, переосмысление и переработка которого народным сознанием привела к возникновению множества вариаций свадебного обряда у русских.
   О характере свадебных ритуалов начала ХХ века Зеленин пишет: "У украинцев и частично у белорусов эти напластования [языческой и христианской эпох. - А. Г.] как бы окаменели, и теперь обряды исполняются как омертвевшая традиция, с механической точностью. Отсюда и большая сохранность, и неизменность компонентов обряда, связанных с этими напластованиями (на Украине, например, при печении обрядового хлеба и т.д.). Напротив, русские и в этом случае оказываются новаторами и рационалистами. <...> При более глубоком анализе русского свадебного обряда нетрудно обнаружить в нём основные элементы, которые были не только унаследованы от экзогамного языческого брака, но и заимствованы у греков: свадебный каравай, украшенное деревце, омовение и др.; они лишь приобрели новый, более или менее самостоятельный характер" (Зеленин, 1991, с. 333).
   Что касается межплеменных различий славянской свадебной обрядности, то по их поводу однозначного мнения нет.
   Так, Н. Ф. Сумцов пишет: "Великорусской свадьбы как цельного и своеобразного проявления великорусского быта в действительности нет. Можно говорить о малорусской, о сербской, о польской свадьбе; но почти нельзя говорить о великорусской свадьбе. В научном смысле следует строго отличать русскую свадьбу, как она проявляется в средних и западных губерниях, от русской свадьбы в губерниях северных и северо-восточных. Между ними весьма мало общего. Среднерусская и западнорусская свадьба представляет очень много сходного со свадьбой малорусов, болгар и сербов, в особенности со свадьбой малорусов, так что естественно возникает мысль о происхождении малорусской и средневеликорусской свадьбы из одного и того же древнерусского, чисто славянского источника" (Сумцов, 2007, с. 48).
   Принципиальное отличие северорусских свадеб, по мнению Н. Ф. Сумцова, - их строгость и печаль. Однако Д. К. Зеленин считает такое мнение необоснованным. Мы со своей стороны, изучая описания различных свадебных обрядов, также не нашли концептуальных различий в свадебной обрядности русских, проживавших в различных областях страны. Естественно, каждый из них имеет свои особенности и отличительные черты, но, тем не менее, основа обряда и его главные элементы везде одинаковы.
  
   Свадебный обряд относился к самой важной группе - к обрядам перехода.
   Система переходных (инициатических) обрядов лежала в основе древнего общества, её главной целью была социализация индивидуума. Первый переходный обряд в жизни человека - рождение, последний - смерть. Свадьба же знаменовала начало полноценной, взрослой жизни.
   Бракосочетание "означало конец прежнего, достаточно вольного, житья и начало нового периода. В этом смысле общеизвестно сходство свадебной и погребальной обрядности. Обычно "хоронят" невесту, которая издревле покидала дом родителей и переходила в дом мужа. Новое положение полноправного члена общества сохраняется у человека на протяжении всего времени, пока он может иметь потомство" (Гаврилов, Ермаков, 2008, с. 128).
   Основные функции, которые выполнял свадебный обряд, были следующими:
   1. Изменение общественного положения невесты и жениха. Перевод их из состояния девушки и парня в состояние женщины и мужчины, что влекло за собой получение новых прав, качественно другой уровень возможностей и ответственности, признание их социальной полноценности.
   2. Рождение нового союза, который призван способствовать выполнению одной из главных общественных задач - выживания.
   Одновременно свадьба - и символическое объединение двух родов (рода жениха и невесты), то есть приобретение новых родственников для каждого из них. Это крайне важно, так как родство в традиционном обществе являлось основой построения социальных отношений.
   Самой важной целью совершения свадебного ритуала было изменение социального статуса жениха и невесты, переход их на другой уровень взаимоотношений друг с другом и окружающими. "Переход в новый статус был возможен только через сакральный свадебный ритуал, в основе которого лежало общее мировоззренческое правило: рождение в новом статусе невозможно без уничтожения старого статуса" (Русский эротический фольклор..., с. 152).
   Таким образом, центральная часть обряда это ритуальная смерть и совместное возрождение новобрачных. В модели мира древнего человека это два начала, две противоположные силы, которые, вступая в брак, начинают творить новую Вселенную.
  
   ===============================================================
  
   Содержание:
  
   Введение
  
   Раздел I. Брак на Руси и у славян
  
   Раздел II. В преддверии свадьбы
   Поощрение брака у славян
   Брачный выбор и сватовство
   Смотрины
   Приданое невесты
  
   Раздел III. Подготовка к свадебному обряду
   Предсвадебная подготовка невесты
   Нежелание выходить замуж
   Воля, красота и коса
   Слёзы невесты
   Предсвадебная баня
   Прощание с родными и подругами
   Предсвадебная подготовка жениха
   Символика свадебной одежды
   Свадебное деревце и свадебный каравай
  
   Раздел IV. Свадьба и после неё
   Свадебный поезд жениха
   Битва за невесту
   Свадебный поезд невесты
   Возвращение свадебного поезда
   Преображение невесты
   Первая брачная ночь
   Есть ли жизнь после свадьбы
   Звуковое выражение свадебного обряда
   Роль венчания в свадебном действе
   Развод и вдовство
  
   Раздел V. Языческий свадебный обряд
   Формы брака у славян-язычников
   Свадьба и судьба
   Языческие боги в свадебном обряде
   Модель языческого свадебного обряда
  
   Заключение
  
   Приложение 1. Календарь свадеб
   Приложение 2. Колодец как источник новой жизни
   Приложение 3. Свадебные приметы, запреты, суеверия
   Приложение 4. Свадебное слово
   Примеры свадебных заговоров
   Пословицы и поговорки о свадьбе
   Свадебные песни
  
   Литература
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
   Здесь и далее "Повесть временных лет" без особого упоминания приводится в пер. Д. С. Лихачёва.
   Есть так же исторические упоминания о многомужестве, но они встречаются очень редко.
   Здесь и далее стоит учитывать, что иностранцы (Олеарий, Герберштейн, Коллинс и проч.) описывают быт и нравы горожан, в основном знатного сословия. Данные обычаи, в сущности, совпадают с общенародными, но могут иметь некоторые отличительные черты.
   Мир в представлениях индоевропейцев состоит из трёх миров: "срединного" - мира людей, "верхнего" - мира, где живут "светлые" боги, "нижнего" - мира, где обитают хтонические существа и "тёмные" боги.
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"